Байрон Джордж Гордон
Прометей

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод Василия Маркова.


  

Дж. Г. Байронъ

Прометей.
(Prometheus).

  
   Переводъ Василія Маркова.
   Байронъ. Библіотека великихъ писателей подъ ред. С. А. Венгерова. Т. 1, 1904, Т. 2, 1905
   OCR Бычков М. Н.
  
             Не съ равнодушіемъ, какъ боги,
             Титанъ безсмертный, ты глядѣлъ
             На человѣческій удѣлъ,
             Его напасти и тревоги.
             Ты насъ любилъ; но что жъ тебѣ
             Наградой было? Лишь страданья
             Въ упорной и нѣмой борьбѣ,
             Борьбѣ, не знавшей упованья --
             Оковы, коршунъ и скала...
             Всѣ скорби душъ непобѣдимыхъ
             Душа твоя пережила:
             Жестокость мукъ, никѣмъ незримыхъ,
             Весь гнетъ тоски, которой стонъ
             Въ груди страдальца подавлялся,
             Чтобъ Зевса вѣстникъ и шпіонъ
             Не услыхалъ... И ты боялся,
             Чтобъ даже эха легкій звукъ
             Не выдалъ небу тайныхъ мукъ.
             Борьбу страданія и воли,
             Титанъ, извѣдалъ ты до дна!
             На свѣтѣ нѣтъ мрачнѣе доли:
             Средь пытки въ гробъ ведетъ она.
             И вотъ -- царь неба непреклонный,
             Злой деспотизмъ судьбы глухой,
             Капризъ всевластной силы, склонной
             Творить существъ несчастныхъ рой,
             Тебѣ и въ смерти отказали --
             И въ этомъ благѣ,-- и вѣнцомъ
             Безсмертья жалкаго вѣнчали.
             Но ты не слабымъ былъ бойцомъ,
             И перенесъ свой жребій твердо.
             Все, что громометатель гордый
             Исторгнуть могъ изъ устъ нѣмыхъ,
             Была угроза -- голосъ рока,
             И съ ней весь ужасъ мукъ твоихъ
             Проникнулъ въ грудь его глубоко.
             Какъ ясно твой провидѣлъ взоръ
             Судьбу звѣзды его случайной;
             Но ты не подѣлился тайной,
             И будто смертный приговоръ
             Слова твои ему звучали!
             Раскаянье и блѣдный страхъ
             Имъ овладѣли... Задрожали
             Перуны въ трепетныхъ рукахъ.
             Твое святое преступленье --
             Въ томъ, что ты былъ добра пророкъ,
             Что ты, давъ людямъ наставленья,
             Изгнать часть бѣдствій имъ помогъ,
             И человѣка духъ унылый
             Довѣрьемъ къ разуму поднялъ;
             Но ты, при всѣхъ гоненьяхъ силы,
             Примѣръ намъ мощный завѣщалъ --
             Въ отпорѣ стойкомъ злобѣ дикой
             И въ твердости души великой,
             Сломить которой не могли
             Всѣ грозы неба и земли.
             Для смертнаго, въ твоей судьбинѣ --
             Вѣсть силъ и участи его:
             Какъ ты, онъ частью божество,
             Токъ ясныхъ водъ, бѣгущій въ тинѣ.
             И онъ способенъ жребій свой
             Предузнавать -- свои мученья,
             Напоръ бѣды и споръ съ бѣдой,
             Дни одинокаго томленья --
             Все, отъ чего ему оплотъ
             Духъ мощи собственный даетъ,
             Духъ равносильный всѣмъ страданьямъ.
             И въ немъ естъ воля, есть сознанье
             Высокихъ, вѣчныхъ правъ своихъ --
             То чувство, что и въ пыткахъ злыхъ
             Не остается безъ награды --
             Глубокой внутренней отрады --
             Всечасно крѣпнетъ средь обидъ,
             Въ бореньи доблестномъ мужаетъ
             И въ битву радостно спѣшитъ,
             И смерть въ побѣду претворяетъ.
  
   Написано въ Діодати, въ іюлѣ 1816 г., и напечатано вмѣстѣ съ "Шильонскимъ Узникомъ".
   Байронъ еще въ ранней юности былъ поклонникомъ Прометея. Его первымъ англійскимъ сочиненіемъ въ Гарроуской коллегіи было переложеніе одного хора изъ "Скованнаго Прометея" Эсхила. Кромѣ того, онъ участвовалъ и въ представленіи этой трагедіи на греческомъ яз., устроенномъ въ коллегіи. Въ письмѣ къ Муррею, отъ 12 окт. 1817, по поводу одной критической статьи о "Манфредѣ"", поэтъ говоритъ: "Прометей не входилъ въ мой планъ (при сочиненіи "Манфреда"), но онъ всегда такъ занималъ мои мысли, что я легко могу допустить, что его вліяніе отразилось на всемъ, мною написанномъ". Въ самомъ дѣлѣ, имя страдальца-титана часто вспоминается Байрономъ во многихъ произведеніяхъ; ср., напр., "Чайльдъ-Гарольдъ", IV, 163 (наст. изд. т. I, стр. 175), "На смерть Шеридана" (т. II, стр. 37), "Пророчество Данте", "Донъ-Жуанъ" I , 127 и II, 75 и др.
   Въ подлинникѣ стихотвореніе распадается на три отдѣла; второй отдѣлъ начинается стихами:
  
   Борьбу страданія и воли,
   Титанъ, извѣдалъ ты до дна!
  
   a третій -- стихами:
  
   Твое святое преступленье --
   Въ томъ, что ты былъ добра пророкъ.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru