Верлен Поль
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Две вариации перевода на одну и ту же тему стихотворения из книги "Сатурнианские стихи".
    Перевод из книги "Учтивые празднества"
    Перевод из книги. "Песни без слов"
    Перевод из книги "Мудрость"
    Переводы из книги "Когда-то и недавно"
    Переводы из книги "Любовь"
    Переводы из книги "Параллели"
    Перевод И. Ф. Анненского (1905)

  
  
   ПОЛЬ ВЕРЛЕН
  
   СОН, С КОТОРЫМ Я СРОДНИЛСЯ
  
   Сонет
  
   Мне душу странное измучило виденье,
   Мне снится женщина, безвестна и мила,
   Всегда одна и та ж и в вечном измененьи,
   О, как она меня глубоко поняла...
  
   Все, все открыто ей... Обманы, подозренья,
   И тайна сердца ей, лишь ей, увы! светла.
   Чтоб освежить слезой мне влажный жар чела,
   Она горячие рождает испаренья.
  
   Брюнетка? русая? Не знаю, а волос
   Я ль не ласкал ее? А имя? В нем слилось
   Со звучным нежное, цветущее с отцветшим;
  
   Взор, как у статуи, и нем, и углублен,
   И без вибрации, спокоен, утомлен.
   Такой бы голос шел к теням, от нас ушедшим...
  
  
   LE REVE FAMILIER {*}
   {* Привычный сон (франц.). - Ред.}
  
   Мы полюбили друг друга в минуты глубокого сна:
   Призрак томительно-сладкий и странный - она.
  
   Маски, и вечно иной, никогда предо мной не снимая,
   Любит она и меня понимает, немая...
  
   Так к изголовью приникнув, печальная нежная мать
   Сердцем загадки умеет одна понимать.
  
   Если же греза в морщинах горячую влагу рождает,
   Плача лицо мне слезами она прохлаждает...
  
   Цвета назвать не умею ланиты ласкавших волос,
   Имя?.. В нем звучное, помню я, с нежным слилось.
  
   Имя - из мира теней, что тоскуют в лазури сияний,
   Взоры - глубокие взоры немых изваяний.
  
   Голос - своею далекой, и нежной, и вечной мольбой,
   Напоминая умолкших, зовет за собой...
  
   1901
  
  
   COLLOQUE SENTIMENTAL {*}
   {* Чувствительная беседа (франц.). - Ред.}
  
   Забвенный мрак аллей обледенелых
   Сейчас прорезали две тени белых.
   Из мертвых губ, подъяв недвижный взор,
   Они вели беззвучный разговор;
   И в тишине аллей обледенелых
   Взывали к прошлому две тени белых:
   "Ты помнишь, тень, наш молодой экстаз?"
   - "Вам кажется, что он согрел бы нас?"
   - "Не правда ли, что ты и там все та же,
   Что снится, тень моя, тебе?" - "Миражи".
   - "Нет, первого нам не дано забыть
   Лобзанья жар... Не правда ль?" - "Может быть".
   - "Тот синий блеск небес, ту веру в силы?"
   - "Их черные оплаканы могилы".
   Вся в инее косматилась трава,
   И только ночь их слышала слова.
  
  
   x x x
  
   Начертания ветхой триоди
   Нежным шепотом будит аллея,
   И, над сердцем усталым алея,
   Загораются тени мелодий.
  
   Их волшебный полет ощутив,
   Сердце мечется в узах обмана,
   Но навстречу ему из тумана
   Выплывает банальный мотив.
  
   О, развеяться в шепоте елей...
   Или ждать, чтоб мечты и печали
   Это сердце совсем закачали
   И, заснувши... скатиться с качелей?
  
  
   ПЕСНЯ БЕЗ СЛОВ
  
   Сердце исходит слезами,
   Словно холодная туча...
   Сковано тяжкими снами,
   Сердце исходит слезами.
  
   Льются мелодией ноты
   Шелеста, шума, журчанья,
   В сердце под игом дремоты
   Льются дождливые ноты...
  
   Только не горем томимо
   Плачет, а жизнью наскуча,
   Ядом измен не язвимо,
   Мерным биеньем томимо.
  
   Разве не хуже мучений
   Эта тоска без названья?
   Жить без борьбы и влечений
   Разве не хуже мучений?
  
  
   x x x
  
   Я долго был безумен и печален
   От темных глаз ее, двух золотых миндалин.
  
   И все тоскую я, и все люблю,
   Хоть сердцу уж давно сказал: "Уйди, молю",
  
   Хотя от уз, от нежных уз печали
   И ум и сердце вдаль, покорные, бежали.
  
   Под игом дум, под игом новых дум,
   Волнуясь, изнемог нетерпеливый ум,
  
   И сердцу он сказал: "К чему ж разлука,
   Когда она все с нами, эта мука?"
  
   А сердце, плача, молвило ему:
   "Ты думаешь, я что-нибудь пойму?
  
   Не разберусь я даже в этой муке.
   Да и бывают ли и вместе, и в разлуке?"
  
  
   ПЕРВОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ СБОРНИКА "SAGESSE" {*}
   {* Мудрость (франц.) - Ред.}
  
   Мне под маскою рыцарь с коня не грозил,
   Молча старое сердце мне Черный пронзил,
  
   И пробрызнула кровь моя алым фонтаном,
   И в лучах по цветам разошлася туманом.
  
   Веки сжала мне тень, губы ужас разжал,
   И по сердцу последний испуг пробежал.
  
   Черный всадник на след свой немедля вернулся,
   Слез с коня и до трупа рукою коснулся.
  
   Он, железный свой перст в мою рану вложив,
   Жестким голосом так мне сказал: "Будешь жив".
  
   И под пальцем перчатки целителя твердым
   Пробуждается сердце и чистым и гордым.
  
   Дивным жаром объяло меня бытие,
   И забилось, как в юности, сердце мое.
  
   Я дрожал от восторга и чада сомнений,
   Как бывает с людьми перед чудом видений.
  
   А уж рыцарь поодаль стоял верховой;
   Уезжая, он сделал мне знак головой,
  
   И досель его голос в ушах остается:
   "Ну, смотри. Исцелить только раз удается".
  
  
   ТОМЛЕНИЕ
  
   Сонет
  
   Я - бледный римлянин эпохи Апостата.
   Покуда портик мой от гула бойни тих,
   Я стилем золотым слагаю акростих,
   Где умирает блеск пурпурного заката.
  
   Не медью тяжкою, а скукой грудь объята,
   И пусть кровавый стяг там веет на других,
   Я не люблю трубы, мне дики стоны их,
   И нестерпим венок, лишенный аромата.
  
   Но яд или ланцет мне дней не прекратят.
   Хоть кубки допиты, и паразит печальный
   Не прочь бы был почтить нас речью погребальной!
  
   Пускай в огонь стихи банальные летят:
   Я все же не один: со мною раб нахальный
   И скука желтая с усмешкой инфернальной.
  
  
   ПРЕСТУПЛЕНИЕ ЛЮБВИ
  
   Средь золотых шелков палаты Экбатанской,
   Сияя юностью, на пир они сошлись
   И всем семи грехам забвенно предались,
   Безумной музыке покорны мусульманской.
  
   То были демоны, и ласковых огней
   Всю ночь желания в их лицах не гасили,
   Соблазны гибкие с улыбками алмей
   Им пены розовой бокалы разносили.
  
   В их танцы нежные под ритм эпиталамы
   Смычок рыдание тягучее вливал,
   И хором пели там и юноши, и дамы,
   И, как волна, напев то падал, то вставал.
  
   И столько благости на лицах их светилось,
   С такою силою из глаз она лилась,
   Что поле розами далеко расцветилось
   И ночь алмазами вокруг разубралась.
  
   И был там юноша. Он шумному веселью,
   Увит левкоями, отдаться не хотел;
   Он руки белые скрестил по ожерелью,
   И взор задумчивый слезою пламенел.
  
   И все безумнее, все радостней сверкали
   Глаза, и золото, и розовый бокал,
   Но брат печального напрасно окликал,
   И сестры нежные напрасно увлекали.
  
   Он безучастен был к кошачьим ласкам их,
   Там черной бабочкой меж камней дорогих
   Тоска бессмертная чело ему одела
   И сердцем демона с тех пор она владела.
  
   "Оставьте!" - демонам и сестрам он сказал
   И, нежные вокруг напечатлев лобзанья,
   Освобождается и оставляет зал,
   Им благовонные покинув одеянья.
  
   И вот уж он один над замком, на столпе,
   И с неба факелом, пылающим в деснице,
   Грозит оставленной пирующей толпе,
   А людям кажется мерцанием денницы.
  
   Близ очарованной и трепетной луны
   Так нежен и глубок был голос сатаны,
   И треском пламени так дивно оттенялся:
   "Отныне с Богом я, - он говорил, - сравнялся.
  
   Между Добром и Злом исконная борьба
   Людей и нас давно измучила - довольно!
   И, если властвовать вся эта чернь слаба,
   Пусть жертвой падает она сегодня вольной.
  
   И пусть отныне же, по слову сатаны,
   Не станет более Ахавов и пророков,
   И не для ужасов уродливой войны
   Три добродетели воспримут семь пороков.
  
   Нет, зм_е_ю Иисус главы еще не стер:
   Не лавры праведным, он тернии дарует,
   А я - смотрите - ад, здесь целый ад пирует,
   И я кладу его, Любовь, на твой костер".
  
   Сказал - и факел свой пылающий роняет...
   Миг - и пожар завыл среди полнощной мглы:
   Задрались бешено багровые орлы,
   И стаи черных мух, играя, бес гоняет.
  
   Там реки золота, там камня гулкий треск,
   Костра бездонного там вой, и жар, и блеск;
   Там хлопьев шелковых, искряся и летая,
   Гурьба пчелиная кружится золотая.
  
   И, в пламени костра бесстрашно умирая,
   Веселым пением там величают смерть
   Те, чуждые Христа, не жаждущие рая,
   И, воя, пепел их с земли уходит в твердь.
  
   А он на вышине, скрестивши гордо руки,
   На дело гения взирает своего,
   И будто молится, но тихих слов его
   Расслышать не дают бесовских хоров звуки.
  
   И долго тихую он повторял мольбу,
   И языки огней он провожал глазами,
   Вдруг - громовой удар, и вмиг погасло пламя,
   И стало холодно и тихо, как в гробу.
  
   Но жертвы демонов принять не захотели:
   В ней зоркость Божьего всесильного суда
   Коварство адское открыло без труда,
   И думы гордые с Творцом их улетели.
  
   И тут страшнейшее случилось из чудес:
   Чтоб только тяжким сном вся эта ночь казалась,
   Чертог стобашенный из Мидии исчез,
   И камня черного на поле не осталось.
  
   Там ночь лазурная и звездная лежит
   Над обнаженною евангельской долиной,
   Там в нежном сумраке, колеблема маслиной,
   Лишь зелень бледная таинственно дрожит.
  
   Ручьи холодные струятся по каменьям,
   Неслышно филины туманами плывут,
   Так самый воздух полн и тайной, и забвеньем,
   И только искры волн - мгновенные - живут.
  
   Неуловимая, как первый сон любви,
   С холма немая тень вздымается вдали,
   А у седых корней туман осел уныло,
   Как будто тяжело ему пробиться было.
  
   Но, мнится, синяя уж тает тихо мгла,
   И, словно лилия, долина оживает:
   Раскрыла лепестки, и вся в экстаз ушла
   И к милосердию небесному взывает.
  
   1901
  
  
   ВЕЧЕРОМ
  
   Пусть бледная трава изгнанника покоит,
   Иль ель вся в инее серебряная кроет,
   Иль, как немая тень, исчадье тяжких снов,
   Тоскуя бродит он вдоль скифских берегов, -
   Пока средь стад своих, с лазурными очами
   Сарматы грубые орудуют бичами, -
   Свивая медленно с любовию печаль,
   Очами жадными поэт уходит в даль...
   В ту даль безбрежную, где волны заклубились;
   Редея, волосы седеющие сбились,
   И ветер, леденя открытое чело,
   Уносит из прорех последнее тепло.
   Тоскою бровь свело над оком ослабелым,
   И волосом щека подернулася белым,
   И повесть мрачную страстей и нищеты
   Рассказывают нам увядшие черты:
   О лжи и зависти они взывают к свету,
   И цезаря зовут, бесстрашные, к ответу.
   А он все Римом полн - и болен и гоним,
   Он славой призрачной венчает тот же Рим.
   На темный жребий мой я больше не в обиде:
   И наг, и немощен был некогда Овидий.
  
   1901
  
  
   x x x
  
   Я устал и бороться, и жить, и страдать,
   Как затравленный волк от тоски пропадать.
   Не изменят ли старые ноги,
   Донесут ли живым до берлоги?
   Мне бы в яму теперь завалиться и спать.
   А тут эти своры... Рога на лугу.
   Истерзан и зол, я по кочкам бегу.
   Далеко от людей схоронил я жилье,
   Но у этих собак золотое чутье,
   У Завистливой, Злой да Богатой.
   И в темных стенах каземата
   Длится месяцы, годы томленье мое.
   На ужин-то ужас, беда на обед,
   Постель-то на камне, а отдыха нет.
  
  
   Я - МАНИАК ЛЮБВИ
  
   Во мне живет любви безвольный маниак:
   Откуда б молния ни пронизала мрак,
   Навстречу ль красоте, иль доблести, иль силам,
   Взовьется и летит безумец с жадным пылом.
   Еще мечты полет в ушах не отшумит,
   Уж он любимую в объятьях истомит.
   Когда ж покорная подруга крылья сложит,
   Он удаляется печальный, - он не может
   Из сердца вырвать сна - часть самого себя
   Он оставляет в нем...
   Но вот опять любя
   Ладья его летит на острова Иллюзий
   За горьким грузом слез... Усладу в этом грузе
   В переживаньи мук находит он: свою
   Он мигом оснастил крылатую ладью
   И, дерзкий мореход, в безвестном океане,
   Плывет, как будто путь он изучил заране:
   Там берег _должен быть_ - обетованье грез!
   Пусть разобьет ладью в пути ему утес...
   С трамплина нового он землю различает,
   Он в волны прыгает, плывет и доплывает
   До мыса голого... Измучен, ночь и день
   Там жадно кружит он: растет и тает тень,
   Безумец все кружит средь дикости безвестной:
   Ни травки, ни куста, ни капли влаги пресной;
   Палящий жар в груди, часы голодных мук, -
   И жизни ни следа, и ни души вокруг,
   Ни сердца, как его... Ну, пусть бы не такого,
   Но чтобы билось здесь, реального, живого,
   Пусть даже низкого... но сердца... Никого...
   Он ждет, он долго ждет... Энергию его
   Двоят и жар, и страсть... И долго в отдаленья
   Безумцу грезится забытому спасенье.
   Все парус грезится... Но безответна твердь,
   И парус, может быть, увидит только смерть.
   Что ж? Он умрет, земли, пожалуй, не жалея...
   Лишь эта цепь потерь с годами тяжелее!
   О, эти мертвецы! И, сам едва живой,
   Души мятущейся природой огневой
   В могилах он живет. Усладу грусти нежной
   Лишь мертвые несут его душе мятежной.
   Как к изголовью, он к их призракам прильнет.
   Он с ними говорит, их видит и заснет
   Он с мыслию о них, чтоб, бредя, пробудиться...
   Я - маниак любви... Что ж делать?
   Покориться.
  
  
   IMPRESSION FAUSSE {*}
   {* Галлюцинация, ложное впечатление (франц.). - Ред.}
  
   (Из сборника "Parallelement" {*})
   {* Параллельно (франц.). - Ред.}
  
   Мышь... покатилася мышь
   В пыльном поле точкою чернильной...
   Мышь... покатилася мышь...
   По полям чернильным точкой пыльной.
  
   Звон... или чудится звон...
   Узникам моли покойной ночи.
   Звон... или чудится звон...
   А бессонным ночи покороче.
  
   Сны - невозможные сны,
   Если вас сердцам тревожным надо,
   Сны - невозможные сны,
   Хоть отравленной пойте нас усладой.
  
   Луч.... загорается луч...
   Кто-то ровно дышит на постели.
   Луч... загорается луч...
   Декорация... иль месяц в самом деле?
  
   Тень... надвигается тень...
   Чернота ночная нарастает.
   Тень... надвигается тень...
   Но зарею небо зацветает.
  
   Мышь... покатилася мышь,
   Но в лучах лазурных розовея.
   Мышь... покатилася мышь,
   Эй - вы, сони... к тачкам поживее!..
  
  
   КАПРИЗ
  
   Неуловимый маг в иллюзии тумана,
   Среди тобою, созданных фигур,
   Я не могу узнать тебя, авгур,
   Но я люблю тебя, правдивый друг обмана!
   Богач комедии и нищий из романа,
   То денди чопорный, то юркий балагур,
   Ты даже прозу бедную одежды
   От фрака строгого до "колеров надежды"
   Небрежным гением умеешь оживить:
   Здесь пуговицы нет, зато свободна нить,
   А там на рукаве в гармонии счастливой
   Смеется след чернил и плачет след подливы.
   За ярким натянул ты матовый сапог,
   А твой изящный бант развязан так красиво,
   Что, глядя на тебя, сказать бы я не мог,
   Неуловимый маг, и ложный, но не лживый,
   Гулять ли вышел ты на розовой заре
   Иль вешаться идешь на черном фонаре.
   Загадкою ты сердце мне тревожишь,
   Как вынутый блестящий нож,
   Но если вещий бред поэтов только ложь,
   Ты, не умея лгать, не лгать не можешь.
   Увив безумием свободное чело,
   Тверди ж им, что луна детей озябших греет,
   Что от нее сердцам покинутым тепло,
   Передавай им ложь про черное крыло,
   Что хлороформом смерти нежно веет,
   Покуда в сердце зуб больной не онемеет...
   Пой муки их, поэт. Но гордо _о своей_
   Молчи, - в ответ, увы! Эльвира засмеется.
   Пусть сердце ранено, пусть кровью обольется
   Незримая мишень завистливых друзей, -
   Ты сердца, что любовью к людям бьется,
   Им не показывай и терпеливо жди:
   Пусть смерть одна прочтет его в груди, -
   И белым ангелом в лазурь оно взовьется.
  
   Поль Верлен. (1844-1896)
  
   Французский поэт-символист.
   36-37. Две вариации перевода на одну и ту же тему стихотворения из
  книги "Сатурнианские стихи".
   38. Перевод из книги "Учтивые празднества".
   39-41. Перевод из книги. "Песни без слов".
   42. Перевод из книги "Мудрость".
   43-44. Переводы из книги "Когда-то и недавно".
   45-47. Переводы из книги "Любовь".
   48-49. Переводы из книги "Параллели".

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru