Уайльд Оскар
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Дом блудницы
    Стихотворения в прозе:
    Художник
    Творящий благо
    Поклонник
    Учитель
    Чертог Суда
    Учитель мудрости
    Перевод Ф. Сологуба.

  
  
  
  

  
  

Переводы из Оскара Уальда

  
   Оригинал находится здесь: "Федор Сологуб"
  
  
  
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
  
  
  
  
  
   В 1912 году крупное изд-во А. Ф. Маркса предприняло 4-томное издание
  Оскара Уайльда (1854-1900), редактором которого был К. Чуковский. По его
  предложению Фёдор Сологуб перевёл стихи в прозе и стихотворение "Дом
  блудницы". Обращение к переводу Уайльда не было таким случайным для
  Сологуба. Его интересовали личность и творчество английского эстета. В
  15-тую годовщину со дня смерти Уайльда Сологуб подготовил доклад, в котором
  выразил своё понимание гения Уайльда (художник как жертва).
   Все приведённые переводы печатаются по указанному выше Собранию
  сочинений Уайльда.
  
  
  

Дом блудницы

   Шум пляски слушая ночной,
   Стоим под ясною луной, -
   Блудницы перед нами дом.
   "Das treue liebe Herz" гремит.
   Оркестр игрою заглушит
   Порою грохот и содом.
   Гротески странные скользят,
   Как дивных арабесок ряд, -
   Вдоль штор бежит за тенью тень.
   Мелькают пары плясунов
   Под звуки скрипки и рогов,
   Как листьев рой в ненастный день.
   И пляшет каждый силуэт,
   Как автомат или скелет,
   Кадриль медлительную там.
   И гордо сарабанду вдруг
   Начнут, сцепясь руками в круг,
   И резкий смех их слышен там.
   Запеть хотят они порой.
   Порою фантом заводной
   Обнимет нежно плясуна.
   Марионетка из дверей
   Бежит, покурит поскорей,
   Вся как живая, но страшна.
   И я возлюбленной сказал:
   "Пришли покойники на бал,
   И пыль там вихри завила".
   Но звуки скрипки были ей
   Понятнее моих речей;
   Любовь в дом похоти вошла.
   Тогда фальшивым стал мотив,
   Стих вальс, танцоров утомив,
   Исчезла цепь теней ночных.
   Как дева робкая, заря,
   Росой сандалии сребря
   Вдоль улиц крадетъся пустых.
  
  
  
  
  

Стихотворения в прозе

  
  

Художник

   Был вечер, и вот в душу его желание вошло| создать изображение
  Радости, пребывающей одно| мгновение. И он в мир пошел присмотреть бронзу.
  Только о бронзе мог он думать.
   Но вся бронза во всем мире исчезла, и вот во всем мире не было
  литейной бронзы, кроме только бронзы в изваянии Печали, длящейся вовеки.
   Это же изваяние он сам своими руками создал и поставил его на могиле
  той, кого он любил. На могиґле усопшей, которую любил он больше всех,
  постаґвил он ато изваяние своей работы, чтобы оно слуґжило знаком любви,
  которая не умирает, и символом печали, которая длится вовеки. И вот во всем
  мире не было иной бронзы, кроме бронзы этого изваяния.
   И взял он изваяние, которое он создал, и ввергнул его в большую печь,
  и пламени предал его.
   И вот из бронзы в изваянии Печали, длящейся воґвеки, он создал
  изваяние Радости, пребывающей одно мгновение.
  
  
  
  

Творящий благо

   Была ночь и Он был одинок.
   И Он увидал издалека город, обнесенный стенами, и пошел Он к тому
  городу.
   И, когда Он подошел близко, Он услышал в гороґде топот радостных ног,
  и смех веселящихся уст, и громкий рокот бесчисленных лютен. И Он
  постучалґся в ворота, и некто из привратников впустил Его.
   И Он увидел дом, построенный из мрамора, и впеґреди его прекрасные
  мраморные столпы. Были столґпы увиты цветочными вязями, и внутри дома и
  перед ним горели факелы из кедра. И Он вошел в дом.
   И, когда Он прошел через палату из халцедона и Через палату из яшмы, и
  вступил в палату пиршеств, И он увидел возлежащего на ложе из морского
  пурпура, и волосы возлежащего были увенчаны алыми роґзами, и уста его рдели
  от. вина.
   И Он подошел к нему, и коснулся его плеча и спросил:
   - Зачем так проводишь ты время?
   И юноша обратился к нему, и узнал Его отвечая, сказал:
   - Я был прокаженным и. Ты исцелив меня. Что же мне делать ныне?
   И Он вышел из дома и шел по улицам.
   И вскоре увидел Он женщину, у которой лицо и одежды были ярко
  раскрашены и обувь была в жемчугах. И за нею поодаль шел, как за охотником
  пес, юноша в двухцветном плаще. Лицо женщины было подобно прекрасному лицу
  кумира, и глаза юноши пылали страстью.
   И Он поспешил за, ними, и коснулся руки этого юноши, и спросил его:
   - Зачем ты смотришь так на эту женщину?
   И юноша обратился к нему, назвал Его, и сказал:
   - Я был слепым, и Ты даровал мне зрение. На что же мне еще смотреть?
   И Он поспешил вперед, и коснулся ярко раскрашенных одежд этой женщины,
  и сказал ей:
   - Или нет перед тобою иных путей чтобы ходить за ним, кроме пути
  греха?
   И женщина обратилась к Нему, узнала, Его, и засмеялась, и сказала:
   - Но Ты отпустил мне грехи мои, и путь мой - путь радости.
   И Он вышел из города.
   И, когда Он выходил из города, ,0н увидел, сидящего у дороги юношу,
  который плакал.
   И Он приблизился к нему, и, коснулся его длинных кудрей, и спросил
  его:
   - О чем ты плачешь?
   И юноша поднял взоры и узнал Его,, и, отвечая, сказал:
   Я был мертв и Ты воскресил меня! Что же я могу делать, как не плакать!
  
  
  
  

Поклонник

   Когда умер Нарцисс, разлившийся ручей его радости превратился из чаши
  сладких вод в чашу солёных слез, и Ореады пришли, плача, из лесов, чтобы
  петь над ручьем и тем подать ему отраду.
   И, когда они увидели, что ручей превратился из чаши сладких вод в чашу
  соленых слез, они распустили свои зеленые косы, и восклицали над ручьем, и
  говорили:
   - Мы не дивимся твоей печали о Нарциссе, - так прекрасен был он.
   - Разве был Нарцисс прекрасен? - спросил ручей.
   - Кто может знать это лучше тебя? - отвечали Ореады. - Он проходил
  мимо нас, к тебе же стремился, и лежал на твоих берегах, и смотрел на тебя,
  ив зеркале твоих вод видел зеркало своей красоты.
   И ручей отвечал:
   - Нарцисс любим был мною за то, что он лежал на моих берегах, и
  смотрел на меня, и зеркало его очей было всегда зеркалом моей красоты.
  
  
  
  

Учитель

   Когда тьма покрыла землю, Иосиф Аримафейский держа в руке сосновый
  факел, сошел с холма в долину. Он шел к себе домой.
   И увидел он коленопреклоненного на жестких камґнях Долины Отчаяния
  юношу, который был наг и плакал. Цвет его волос был подобен меду, и его
  тело было, как белый цветок, но он изранил свое тело шипами и, вместо
  короны, покрыл свои волосы пеплом.
   И тот, у кого было большое имение, сказал юноше, который был наг и
  плакал:
   - Я не дивлюсь, что печаль твоя так велика, ибо, истинно, он был
  праведник. И юноша отвечал:
   - Это не о нем проливаю я слезы, но о себе самом. И я претворял воду в
  вино, и я исцелял прокаженных, и я возвращал зрение слепым. Я ходил по
  водам и из живущих в пещерах я изгонял бесов. И я насыщал голодных в
  пустыне, где не было пищи, и я воздвигал мертвых из их тесных обителей, и
  по моему повелению на глазах у великого множества людей иссохла бесплодная
  смоковница. Все, что творил этот человек, творил и я. И все же меня не
  распяли.
  
  
  
  

Чертог Суда

   И вот было молчание в Чертоге Суда, и Человек наг предстал перед
  Богом.
   И Бог открыл Книгу Жизни этого Человека.
   И Бог сказал Человеку:
   - Твоя жизнь лежала во зле, и ты был жестоким к тому, кто нуждался в
  помощи, и к беззащитным был ты жестокосерден и груб. Бедные приходили к
  тебе, и ты им не внимал, и твои уши были закрыты к воплям Моих опечаленных.
  Наследие сирот брал ты себе, и ты впускал лисиц в виноградник ближнего
  твоего. Ты отнимал хлеб от детей и бросал его псам, и Моих прокаженных,
  которые жили в болотах, и пребывали в мире, и славили Меня, ты на дороги
  гнал, и на землю Мою, из которой Я создал тебя, ты проливал невинную кровь.
   И Человек, отвечая, сказал:
   - Все это я делал.
   И опять Бог открыл Книгу Жизни этого Человека.
   И Бог сказал Человеку:
   - Твоя жизнь лежала во зле, и Красоту являл Я, а ты осквернял ее, и
  Благо таил Я, а ты проходил; мимо. Стены твоей комнаты были расписаны
  картинами, и от ложа твоих непотребств ты вставал под звуки флейт. Ты
  воздвиг семь алтарей грехам, за которые Я страдал, и ты употреблял в пищу
  то, чего не должно есть, и на пурпуре твоей одежды вышиты были три знака
  посрамления. Кумиры твои были не из золота и не из серебра, которые
  пребывают, но из плоти, которая умирает. Ты возливал на их волосы ароматы и
  в руки их вложил гранатовые яблоки. Ты выкрасил их ноги шафраном и постлал
  ковры перед ними. Сурьмою выкрасил ты их ресницы и тела их ты вымазал
  миррою. Ты сам повергался перед ними, и престолы кумиров твоих были явлены
  солнцу. Ты показывал солнцу твой позор и луне - твое безумие.
   И Человек, отвечая, сказал:
   - Все это я делал.
   И в третий раз Бог открыл Книгу Жизни этого Человека.
   И Бог сказал Человеку:
   Во зле жизнь твоя лежала, и злом воздавал ты за добро и обидами за
  благость. Руки, носившие тебя, ты покрыл ранами и грудь, вскормившую тебя
  своим молоком, ты возненавидел. Те, кто шли к тебе c водою, уходили
  жаждущими, а изгнанников, которые приняли тебя в своих шалашах ночью, ты
  поспешил! предать на рассвете. Твоего врага, который пощадил тебя, ты
  заманивал в засаду, и друга, который шел с тобою, ты продал за плату, и
  тем, которые дарили тебе любовь, ты всегда отвечал только похотью.
   И Человек, отвечая, сказал:
   - Все это я делал.
   И Бог закрыл Книгу Жизни этого Человека и сказал:
   - Истинно говорю тебе, Я пошлю тебя в ад. В ад, Я пошлю тебя.
   И Человек воскликнул:
   - Этого Ты не можешь! И Бог сказал Человеку:
   - Почему не могу Я послать тебя в ад, скажи Мне, почему?
   - Потому что в аду жил я всегда, - отвечал Человек.
   И вот было молчание в Чертоге Суда..
   И, немного замедлив, говорил Бог, и сказал Человеку:
   - Если Я не могу послать тебя в ад, истинно говорю тебе, Я пошлю тебя
  в Рай. В Рай пошлю. Я тебя.
   И Человек воскликнул:
   - Этого Ты не можешь!
   И Бог сказал Человеку:
   - Почему не могу Я послав, тебя в Рай, сказали Мне, почему?
   - Потому, что никогда, нигде не мог я вообразить Рая, - отвечал
  Человек.
   И вот было молчание Чертоге Суда.
  
  
  
  

Учитель Мудрости

   От своего детства он обладал совершенным познанием Бога, и когда он
  стал юношею, то многие святые, а также благочестивые женщины, которые
  обитали в свободном городе, где он родился, весьма дивились великой
  мудрости его ответов.
   И когда его родители дали ему одежду и кольцо взрослого, он поцеловал
  их, и оставил их, и пошел в мир, чтобы говорить миру о Боге. Ибо были в то
  время многие в мире, которые совсем не знали Бога, или же имели
  несовершенное познание о Нем, или же поклонялись ложным богам, которые
  обитали в лесах и не заботились о своих поклонниках.
   И он обратился лицом к солнцу и пошел в путь, идя без сандалий, ибо он
  видел, что так ходят святые, и висела на его поясе сумка и маленький сосуд
  из обожженной глины.
   И, когда он шел по дороге, он был полон радости, которая происходит от
  совершенного познания Бога, и он пел хвалы Богу неустанно; и через
  некоторое время он пришел в неведомую страну, и было в ней много городов.
   И он прошел через одиннадцать городов, И одни из этих городов стояли а
  долинах, и другие были на берегах больших рек, и иные были на холмах. И в
  каждом городе он находил ученика, который возлюбит его и последует за ним,
  и также великое множество народа следовало за ним из каждого города, и
  познание Бога распространилось по всей стране, и многие из правителей были
  обращены, и жрецы тех храмов, где были идолы, увидели, что вот половина их
  доходов исчезла, и уже теперь, когда они в полдень били в свои барабаны,
  только немногие приходили к ним и приносили им павлинов и жертвенное мясо,
  по обычаю, соблюдавшемуся в той стране до его прихода.
   Но, когда много народа следовало за ним и увеличивалось число его
  учеников, возрастала и его печаль. И он не знал, отчего печаль его так
  велика. Ибо он всегда говорил о Боге, и говорил от полноты того
  совершенного познания Бога, которое Бог сам даровал ему.
   И вот вечером вышел он из одиннадцатого города, который был городом в
  Армении, и его ученики и великое множество народа следовали за ним; и он
  взошел на гору, и его ученики окружили его, и множество людей склонило
  колени в долине.
   И он склонил голову на руки, и заплакал, и сказал своей Душе:
   - Почему я исполнен печалью и страхом, и каждый из моих учеников
  подобен врагу, приходящему в полдень?
   И его Душа, отвечай, сказала ему:
   - Бог исполнил тебя совершенным познанием Его, и ты отдал свое
  познание другим. Жемчужину великой цены ты раздробил и хитон из несшитой
  ткани ты? разорвал на части. Кто отдает мудрость другим, тот обкрадывает
  себя самого. Он подобен тому, кто отдает свое сокровище разбойнику. Или Бог
  не мудрее; тебя? Кто ты, делящийся с другими тайною, которую Бог поведал
  тебе? Я была некогда богата, и та сделал меня нищею. Некогда я видела Бога,
  и ныне ты сокрыл Его от меня.
   И он опять заплакал, ибо он знал:, что его Душа. говорит ему верно, и
  что он отдал другим совершенное познание Бога, и что он стал подобен тому,
  кто ухватился за край Божией ризы, и что вера его остаґвляла его, ибо
  умножилось число уверовавших в него.
   И он сказал самому себе:
   - Я не буду более говорить о Боге. Кто другим отдает мудрость, тот
  обкрадывает самого себя.
   И вот, когда прошло несколько часов, ученики его приступили к нему, и
  склонились до земли, и сказали:
   - Учитель, говори нам о Боге, ибо ты имеешь coвершенное познание Бога,
  и нет человека, подобного тебе в этом познании.
   И он отвечал им и сказал:
   - Я буду говорить вам обо всем, что есть на небе и на земле, но о Боге
  я не хочу говорить вам. Отныне и вовек не стану я говорить вам о Боге,
   И они гневались на него и говорили ему так:
   - Ты завел нас в пустыню, чтобы внимали мы слову твоему. Или алчущими
  отпустишь ты нас и великое множество людей, которым ты повелел следовать за
  тобою?
   И он отвечал им и сказал:
   - Я не буду говорить вам о Боге.
   И все множество людей роптали и говорили:
   - Ты завел нас в пустыню и не дал нам пищи. Говори нам о Боге, и этого
  нам будет довольно.
   Но он не ответил им ничего. Ибо он знал, что отдаст им сокровище свое,
  если заговорит с ними о Боге.
   И опечалились ученики его, и отошли, и множество народа вернулось в
  дома свои. И многие умерли в пути.
   И, когда он остался один, он встал, и обратил лицо свое к месяцу, и
  шел семь месяцев, не говоря ни с кем и никому не отвечая. И когда седьмой
  месяц был на ущербе, он достиг пустыни, и то была пустыни Великой Реки. И,
  отыскавши пещеру, в которой некогда обитал Кентавр, он устроил в ней свое
  жилище, и сплел себе циновку из тростника и стал пустынником. И каждый час
  Пустынник славил Бога за то, что Он позволил ему сохранить некоторые
  познания; о Нем и об Его дивном величии.
   Вечером, когда Пустынник сидел перед пещерою, в которой он устроил
  свое жилище, он увидел юношу, прекрасного лицом, но злого, который шел мимо
  в грубой одежде и с пустыми руками. И вот каждый: вечер с пустыми руками
  проходил тот юноша, и каждое утро он возвращался с руками, полными пурпура
  и жемчугов. Ибо он был разбойник и грабил обозы купцов.
   И Пустынник смотрел на него и жалел его. Но не говорил ничего. Ибо он
  знал, что тот, кто скажет слово, лишит себя веры.
   И вот было утро, и юноша возвращался с руками, полными пурпура и
  жемчуга, и он остановился, и нахмурился, и топнул ногою о песок, и сказал
  Пустыннику:
   - Что ты на меня так смотришь, когда я прохожу?
   И что есть то, что я вижу в твоих глазах? Ибо доныне так не смотрел на
  меня ни один человек. Как терние и как смятение это мне.
   И Пустынник, отвечая ему, сказал:
   - В моих глазах ты видишь сожаление. Сожалениґем называется то, что
  смотрит на тебя из моих глаз, И юноша засмеялся с презрением, и закричал на
  Пустынника жестким голосом, и сказал ему:
   - В моих руках пурпур и жемчуги, у тебя же только тростниковая
  циновка, на которой ты лежишь. Какое же сожаление может быть у тебя ко мне?
  И поґчему ты меня сожалеешь?
   - Я жалею тебя, - сказал Пустынник, - за то, что у тебя нет познания
  Бога.
   - А это познание Бога разве так драгоценно? - спросил юноша и подошел
  близко ко входу в пещеру.
   - Оно драгоценнее, чем весь пурпур и все жемчуги в мире, - отвечал
  Пустынник.
   - А у тебя оно есть? - спросил юный разбойник и подошел совсем близко.
   - Некогда, истинно, - отвечал Пустынник: - я обладал совершенным
  познанием Бога. Но в моем безумии я отверг его и разделил его с другими. И
  все же то, что осталось от моего познания, для меня дороже, чем пурпур и
  жемчуга.
   И, когда юный разбойник услышал это, он бросил пурпур и жемчуга,
  которые он нес в своих руках, обнажил острый меч из гнутой стали, и сказал
  Пустыннику:
   - Отдай мне тотчас же это познание Бога, которым ты обладаешь, или я
  тебя убью. Почему не мог я убить того, кто имеет сокровище большее, чем мое
  сокровище?
   И Пустынник протянул свои руки и сказал:
   - Разве не лучше мне будет идти к далеким чертогам Божиим и славить
  Его, чем жить в этом мире, не иметь познания о Нем? Убей меня, если хочешь,
  Но я не отдам моего познания Бога.
   И юный разбойник склонил колени и просил его но Пустынник не хотел
  говорить с ним о Боге, не отдал ему своего сокровища, и молодой разбойник
  встал и сказал Пустыннику:
   - Да будет, как ты хочешь. А пойду в Город Семи Грехов, который
  находится в трех днях пути отсюда, и за мой пурпур мне дадут наслаждениями
  за мои жемчуга мне продадут радости.
   И он поднял пурпур и жемчуга и поспешно пошел прочь.
   И Пустынник закричал громко, и последовал за ним, и умолял его. Все
  три дня он следовал за юным разбойником по его пути и просил его вернуться
  и не Входить в Город Семи Грехов.
   Порою оглядывался юный разбойник на Пустынника, и звал его, и говорил:
   - Ты отдашь мне твое познание Бога, которое драгоценнее, чем пурпур и
  жемчуга? Если ты дашь мне это, я не войду в город.
   И всегда отвечал Пустынник:
   - Все, что у меня есть, я тебе отдам, кроме только этого. Это же
  отдать не следует.
   - И в конце третьего дня они подошли; к большим червленым вратам
  Города. Семи Грехов. И вот из города слышны были звуки громкого смеха. И
  юный разбойник засмеялся в ответ и хотел постучаться в ворота. И, когда он
  хотел его сделать, Пустынник поспешил вперед, и схватил долы его одежды, и
  сказал ему:
   - Протяни свои руки, и своими руками обними мою шею, и своим ухом
  закрой мои уста, и я отдам тебе то, что осталось мне от моего познания
  Бога.
   И юный разбойник остановился.
   И, когда Пустынник отдал свое познание Бога, он упал на землю и
  плакал, и великая тьма закрыла от него город и юного разбойника, так, что
  он не видел их более.
   И вот, когда он лежал, плача, Некто стал около него; и Тот, Кто стоял
  около него, имел ноги из меди и волосы, подобные тонкой пряже. И Он поднял
  Пустынника и сказал ему:
   - Доныне ты имел совершенное познание Бога. Теперь же ты имеешь
  совершенную любовь о Боге. О чем же тебе плакать?
   И Он поцеловал Пустынника.
  
   1894
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru