Сенкевич Генрик
Потоп

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.58*5  Ваша оценка:


   Генрик Сенкевич

Потоп

Роман

  
   Сенкевич Генрик. Полное собрание исторических романов в двух томах. Том 2. / Пер. с польск.
   М.: "Издательство АЛЬФА-КНИГА", 2010.
   Перевод В. А. Высоцкого
   OCR Бычков М. Н.
  

ВСТУПЛЕНИЕ

   Был на Жмуди влиятельный род Биллевичей, происходивший от Миндовга, породнившийся со знатью и чтимый во всем Россиенском повете. Высоких чинов Биллевичи никогда не достигали -- самое большее, занимали должности в повете, но на поле брани они оказывали стране огромные услуги, за которые в разные времена их щедро награждали. Их родовое гнездо, существующее до сегодняшнего дня, тоже называлось Биллевичи, но кроме него они обладали еще многими другими поместьями не только в окрестностях Россией, но и дальше к Кракинову по берегам Ляуды, Шои и Невяжи, туда -- за Поневеж. Потом они распались на несколько родов, члены которых потеряли друг друга из виду. Они съезжались только тогда, когда в Россиенах, на "Равнине Сословий", происходили смотры жмудского посполитого рушения (Всеобщее ополчение.}. Порой они встречались под знаменами литовских войск и на сеймиках, а так как они были богаты и влиятельны, то с ними должны были считаться даже всемогущие на Литве и Жмуди Радзивиллы.
   В царствование Яна Казимира патриархом всех Биллевичей был Гераклий Биллевич, полковник легкой кавалерии, подкоморий упицкий. Он не жил в родном гнезде, так как им в то время владел Томаш, мечник россиенский; Гераклию принадлежали Водокты, Любич и Митруны, расположенные вблизи Ляуды и окруженные со всех сторон, точно морем, землями мелкопоместной шляхты.
   Кроме Биллевичей во всей округе было лишь несколько знатных домов: Соллогубы, Монтвиллы, Шиллинги, Корызны, Сицинские (хотя и мелкой шляхты с этими фамилиями было немало). Впрочем, на всем протяжении берега Ляуды были усеяны так называемыми "околицами" или "застенками" -- поселками, в которых жила славная в истории Жмуди ляуданская шляхта.
   В других местностях род получал название от "застенка" или "застенок" от рода, как бывало, например, на Полесье, но там, на берегах Ляуды, было иначе. В Морезах жили Стакьяны, которых поселил там Баторий в награду за мужество, выказанное под Псковом. В Волмонтовичах, на прекрасной земле Бутрымы, самые рослые во всей Ляуде, славившиеся неразговорчивостью и тяжеловесностью руки, которые во время сеймиков и войн шли вперед стеной, молча. Земли в Дрожейканах и Мозгах обрабатывали многочисленные Домашевичи, знаменитые охотники. Эти в Зеленой пуще хаживали за медведями до самого Вилкомира. Гаштофты жили в Пацунелях. Их девушки славились красотой, так что под конец всех хорошеньких девушек из окрестностей Кракинова, Поневежа и Упиты стали звать пацунельками. У маленьких Соллогубов были огромные стада лошадей и скота; Госцевичи же из Гошун гнали в лесах смолу и были прозваны "Черными" или "Дымными".
   Было еще много "застенков", много родов. Многие из них существуют и поныне, но большинство "застенков" расположены не там, где раньше, и люди в них называются другими именами. Приходили войны, несчастья и пожары, и они отстраивались, но не всегда на прежних местах, -- словом, многое изменилось. Но в былые годы старая Ляуда процветала в своем исконном быту и ляу-данская шляхта пользовалась известностью, ибо недавно еще под начальством Януша Радзивилла прославилась в войне с восставшим казачеством.
   Все ляуданцы служили под знаменем Гераклия Биллевича: богатые -- в качестве "панцирных товарищей", бедные -- в свитских.
   Вообще эта шляхта была воинственна и любила военное дело; зато в вопросах, которые обсуждались на сеймиках, она была менее сведуща. Знала, что в Варшаве есть король, Радзивилл, и пан Глебович -- староста на Жмуди, а Биллевич -- в Водоктах на Ляуде. Этого с них было довольно -- и на сеймикахони голосовали так, как их учил Биллевич, в полной уверенности, что он хочет того же, что и пан Глебович, а Глебович не пойдет против Радзивилла; Радзивилл -- правая рука короля на Литве и Жмуди, а король -- супруг Речи Посполитой и отец шляхты.
   Пан Биллевич был скорее приятелем, чем "клиентом" могущественных олигархов в Биржах, и они ценили его особенно потому, что по первому его зову он располагал тысячами голосов и тысячами ляуданских сабель, а сабли в руках Стакьянов, Бутрымов, Домашевичей или Гаштофтов по тем временам были делом не шуточным. Только потом все изменилось, особенно когда не стало пана Гераклия Биллевича.
   Не стало же его, отца и благодетеля ляуданской шляхты, в 1654 году. В то время разгорелась страшная война в восточной части Речи Посполитой. Пан Биллевич вследствие старости и глухоты уже не пошел на нее, но ляуданская шляхта пошла. И вот когда пришло известие, что Радзивилл разбит под Шкловом, а ляуданский полк после атаки почти весь вырезан наемной французской пехотой, со старым полковником сделался удар, и он отдал богу душу.
   Известие это привез некий пан Михал Володыевский, молодой, но славный воин, который в отсутствие пана Гераклия, по распоряжению Радзивилла, командовал ляуданским полком. Остатки этого полка, разбитые, голодные и искалеченные, вернулись вместе с ним в родные селения, сетуя на великого гетмана (Гетман -- командующий войском.} за то, что тот, слишком веря в страх своего имени, в свою славу победителя, решился идти с ничтожным отрядом против неприятеля, который был в десять раз сильнее его, и благодаря этому подверг опасности и войско, и всю страну.
   Но среди общих нареканий ни один голос не поднялся против молодого полковника пана Юрия-Михала Володыевского. Напротив, те, что уцелели от погрома, превозносили его до небес и рассказывали чудеса об его боевом опыте и подвигах, и единственным утешением уцелевших ляуданцев были воспоминания о победах, одержанных ими под предводительством Володыевского: как они пробились сквозь дым и ряды неприятельского войска, как потом, напавши на французских наемников, они разбили их в пух и прах, причем пан Володыевский собственноручно убил их начальника; как, наконец, окруженные с четырех сторон, они отчаянно отстреливались, покрывая своими трупами поле, и наконец сломили неприятеля.
   С грустью, но вместе с тем с гордостью слушали эти рассказы те из ляуданцев, которые, не служа в литовском войске, обязаны были принимать участие в посполитом рушении. Многие надеялись, что посполитое рушение, последняя защита государства, должно было быть вскоре созвано. Заранее было решено, что в таком случае пан Володыевский будет выбран ротмистром, несмотря на то что не принадлежит к местной шляхте, ибо не было никого ему равного. Рассказывали также, что он спас от окончательной гибели и самого гетмана. Поэтому вся Ляуда почти носила его на руках и нарасхват приглашала его к себе гостить. Из-за этого ссорились Бутрымы, Гаштофты и Домашевичи. А он так полюбил эту воинственную шляхту, что, когда остатки радзивилловских войск собрались в Биржах, он туда не поехал, а ездил из "застенка" в "застенок" и наконец поселился у пана Пакоша Гаштофта, который был первым в Пацунелях.
   Правду говоря, пан Володыевский и не мог бы никак ехать в Биржи, так как серьезно заболел горячкой, а потом, вследствие контузии, полученной под Цыбиховом, у него отнялась правая рука. Три дочери Гаштофта, славившиеся своей красотой, взяли его под свою нежную опеку и поклялись во что бы то ни стало поправить здоровье столь славного кавалера; вся же шляхта занялась похоронами своего прежнего вождя, пана Гераклия Биллевича.
   После похорон вскрыли завещание покойного, и оказалось, что старый полковник делал наследницей всего своего состояния, исключая Любича, внучку свою Александру Биллевич, дочь ловчего упицкого, а опеку над ней до ее замужества поручает всей ляуданской шляхте.
   "...ибо была она доброжелательна ко мне, -- говорилось в завещании, -- и платила любовью за любовь, пусть же такой будет она и в отношении к сироте моей, -- в эти времена испорченности и извращенности, когда никто не может считать себя в безопасности, -- и пусть охраняет ее от всех превратностей судьбы.
   Она должна следить за тем, чтобы внучка моя могла безо всякого посягательства со стороны других пользоваться всем своим имуществом, -- за исключением Любича, который я дарю молодому оршанскому хорунжему пану Кми-цицу. Если же кто станет удивляться такому расположению моему к пану Андрею Кмицицу и будет видеть в этом обиду внучке моей Александре, то он должен знать, что с молодых лет и до самой смерти я пользовался со стороны отца его дружбою и братнею любовью. Что во время войн он не раз спасал мне жизнь, а когда паны Сицинские из ненависти хотели оттягать у меня состояние, он и в этом мне помог. Потому я, Гераклий Биллевич, подкоморий упицкий и вместе с тем грешник негодный, стоящий перед страшным судом Божьим, четыре года тому назад отправился к Кмицицу-отцу, мечнику россиенскому, чтобы выразить ему чувства дружбы и благодарности. Там, с обоюдного согласия, решили мы, по старому шляхетскому и христианскому обычаю, что дети наши, а именно: сын его, Андрей, и внучка моя, Александра, должны вступить в брак и воспитать свое потомство во славу Божью и на пользу отчизны. Такова моя воля, и от исполнения ее внучку мою Александру освобождаю только в том случае, если -- храни Бог! -- Кмициц обесславит себя каким-нибудь неблагородным поступком. Если же он, вследствие какого-нибудь несчастья, лишится даже своего состояния, то это не должно служить помехой.
   Но если внучка моя пожелает вступить в монастырь, то в этом дается ей полная свобода, ибо слава Божья первее всех почестей и благ земных".
   Так распорядился состоянием и судьбой своей внучки Гераклий Биллевич, чему, впрочем, никто и не удивлялся. Сама она давно уже знала, что ее ждет, а шляхте также хорошо была известна дружба Биллевича с Кмицицем; кроме того, в то время, среди несчастий, выпавших на долю отчизне, все были поглощены другими мыслями, и о завещании вскоре перестали и говорить.
   Только в Водоктах говорили о Кмицицах, или, вернее, о молодом Кмицице, ибо старика тоже не было в живых. А молодой сначала сражался под Шкловом со своими волонтерами, а потом скрылся неизвестно куда, хотя никто не мог допустить мысли, что он погиб, ибо смерть такого славного рыцаря не могла бы пройти незамеченной. Кмицицы были в родстве со всеми влиятельными домами повета и обладали довольно значительными поместьями, но поместья эти были разорены во время последних войн. Целые поветы превратились тогда в глухие пустыни, а люди гибли один за другим. После разгрома радзивилловских войск не оставалось никого, кто мог бы дать отпор неприятелю. У гетмана Госевского было мало войска; коронные гетманы сражались с остатками войск на Украине и не могли прийти к нему на помощь, так же как и Речь По-сполитая, обессиленная постоянными войнами с казаками. Волны неприятелей заливали страну все более и более, кое-где лишь ударяясь о стены, но и эти стены падали одни за другими, как пал Смоленск. Жители Смоленского воеводства, где находились поместья Кмицица, считали его погибшим. Во время этого всеобщего хаоса и ужаса люди рассеялись, как листья, гонимые вихрем, и никто не знал, куда исчез молодой оршанский хорунжий.
   Но так как до староства Жмудского война еще не дошла, то шляхта понемногу успокоилась после Шкловского поражения и стала съезжаться для обсуждения как общественных, так и частных вопросов. Бутрымы говорили, что нужно ехать в Россиены на сбор всеобщего ополчения, потом к Госевскому, чтобы отомстить за шкловское поражение; Домашевичи пробирались через Роговскую пущу к неприятельскому лагерю и привозили оттуда разные известия; Госцевичи коптили мясо для предстоящего похода, -- но прежде всего решили выбрать опытных людей и отправить их на розыски Андрея Кмицица.
   Все эти совещания происходили под главенством двух местных патриархов: Пакоша Гаштофта и Касьяна Бутрыма; вся же шляхта, польщенная доверием покойного Биллевича, поклялась окружить его внучку отеческой заботливостью и попечением. В то время, когда в других местностях творились разные бесчинства и грабежи, на Ляуде было спокойно. Никто не врывался во владения молодой помещицы, не трогал ее амбаров, не вырубал лесов, не загонял скота на ее пастбища. Наоборот, каждый "застенок" старался услужить, чем мог, и без того состоятельной землевладелице: Стакьяны присылали ей соленую рыбу, Бутрымы -- крупу и муку, Домашевичи -- дичь, а Госцевичи -- смолу и деготь. В "застенках" называли ее не иначе как "наша панна", а красивые пацунельки ожидали Кмицица чуть ли не с таким же нетерпением, как и она сама.
   Между тем пришли тревожные вести, призывавшие шляхту к оружию, и Ляуда заволновалась. Все, от мала до велика, садились на коней и отправлялись к Гродне, куда прибыл король и где был назначен сбор войск. Первыми, молча, двинулись Бутрымы. Из других местностей шляхта явилась лишь в небольшом количестве, но богобоязненная Ляуда была вся налицо.
   Володыевский не мог еще владеть рукой и потому остался с женщинами. Околицы опустели, и по вечерам у каминов сидели только старики, дети да женщины. В Поневеже и в Упите было тихо; всюду ожидали новостей.
   Панна Александра также заперлась в Водоктах и никого, кроме своих опекунов и слуг, не видала.
  

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

  

I

   Наступил новый, 1652 год. Январь был морозный, но сухой; суровая зима покрыла всю Жмудь толстым, в аршин, белым саваном; ветви деревьев гнулись и ломались под тяжестью снега, -- днем, на солнце, он слепил глаза, ночью, при луне, его поверхность, стянутая морозом, сверкала призрачными искрами; звери подходили к человеческому жилью, а жалкие серые птицы стучались клювами в заиндевевшие стекла окон.
   Однажды вечером панна Александра сидела в людской вместе с дворовыми девушками. Это был старинный обычай Биллевичей -- когда гостей не было, проводить вечера с челядью, петь божественные песни и просвещать темный люд. Так делала и панна Александра, и делала тем охотнее, что среди ее дворовых девушек были почти одни шляхтянки, из бедных сирот. Они исполняли всякую, даже черную, работу и прислуживали панне, но зато учились манерам и были на другом положении, чем простые девки. Были среди дворовых девушек и крестьянки, которые отличались, главным образом, своей речью: многие из них даже не говорили по-польски.
   Панна Александра вместе с родственницей своей, панной Кульвец, сидела посредине, а девушки по сторонам, на скамьях; все они пряли. В огромном камине, под покатым навесом, горели толстые сосновые бревна, то угасая, то вспыхивая большим ярким пламенем и искрами, когда подросток, стоявший у камина, подбрасывал в огонь мелкого березняку и лучин. Когда пламя вспыхивало ярче -- оно освещало темные деревянные стены огромной горницы с очень низким бревенчатым потолком. У балок висели на нитках разноцветные звездочки, сделанные из облаток, и дрожали в нагретом воздухе, из-за балок выглядывали мотки чесаного льна и свешивались по сторонам, как турецкие бунчуки. Почти весь потолок был ими завален. На темных стенах сверкала, как звезды, оловянная посуда, расставленная на длинных дубовых полках.
   В глубине, у дверей, лохматый жмудин с шумом ворочал жерновами и бормотал под нос какую-то монотонную песню, панна Александра молча перебирала четки, девушки пряли, не разговаривая друг с дружкой.
   Свет огня падал на их молодые румяные лица, сами же они, подняв руки к прялкам, левыми пощипывали мягкий лен, а правыми вертели веретена и пряли усердно, точно вперегонки, под суровыми взглядами панны Кульвец. Порой они поглядывали украдкой то друг на друга, то на панну Александру, точно выжидая, скоро ли она велит жмудину бросить жернова и начнет петь божественные песни; но они не переставали работать и все пряли; нитки вились, веретена жужжали, спицы мелькали в руках панны Кульвец, а лохматый жмудин ворочал с шумом жернова.
   Порой он прерывал свою работу -- видно, что-то портилось в жерновах, -- и раздавалось его гневное восклицание:
   -- Падлас! {Подлый! (литов.)}
   Панна Александра поднимала голову, точно разбуженная тишиной, наступавшей после восклицаний жмудина; тогда пламя освещало ее лицо и глубокие голубые глаза, смотрящие из-под черных бровей.
   Это была красивая панна, со светлыми волосами, бледной кожей и нежными чертами лица. В красоте ее было что-то, напоминавшее красоту цветка. Траурное платье придавало ей строгую серьезность. Она сидела у камина, как бы во сне, погруженная в глубокие думы, -- быть может, она думала о своей судьбе, которая должна была скоро решиться.
   По завещанию, она должна была стать женой человека, с которым не виделась уже лет десять, а так как ей не было и двадцати, то у нее осталось лишь смутное детское воспоминание о каком-то мальчике-сорванце, который во время своего пребывания с отцом в Водоктах больше бегал по болотам с самопалом, чем смотрел на нее.
   "Где он и каков он теперь?" -- вот вопросы, которые теснились в голове задумчивой панны.
   Она знала его еще по рассказам покойного подкомория, который за четыре года до своей смерти предпринял далекое путешествие в Оршу. Судя по этим рассказам, это был "кавалер, способный на великие подвиги, да только больно горячий". После условия, заключенного между старым Биллевичем и Кмицицем-отцом относительно женитьбы их детей, молодой человек должен был приехать в Водокты, чтобы представиться невесте; в это самое время разгорелась война, и кавалер, вместо того чтобы навестить невесту, отправился на поле брани. Там он был ранен и лечился дома; потом ухаживал за больным отцом, потом опять вспыхнула война -- и так прошло четыре года. Теперь со смерти полковника прошло немало времени, а о Кмицице не было и слуху.
   Значит, было о чем призадуматься панне Александре; а может, она и тосковала по нему, еще его не зная. Ее чистое сердце жаждало любви именно потому, что еще любви не знало. Нужна была только искра, чтобы в нем загорелось пламя, спокойное, но ясное, ровное и неугасимое.
   Ее охватывало беспокойство, порою приятное, порою мучительное, в душе рождались вопросы, на которые ответа еще не было: он должен был прийти из далеких полей. Первый вопрос ее был: добровольно ли он идет на брак с нею и ответит ли готовностью на ее готовность? В те времена соглашения между родителями о браке детей были делом обыкновенным, а дети, даже после смерти родителей, связанные их благословением, не могли нарушить договора. В самом сватовстве своем она не видела ничего странного, но она знала, что желания не всегда идут рука об руку с долгом, и русую головку панны беспокоила мысль: будет ли он любить ее? Как стая птиц кружит над деревом, одиноко стоящим в поле, так вопросы кружились в ее голове один за другим.
   Кто ты? Каков теперь? Жив ли еще или тебя убили где-нибудь? Далеко ли ты или близко? Сердце панны, открытое навстречу милому гостю, невольно рвалось к далеким странам, лесам, снежным полям и кричало: "Приди, милый, потому что нет на свете ничего тяжелее ожидания".
   Вдруг, точно в ответ на ее призыв, снаружи, из этой снежной ночной дали донесся звук колокольчика.
   Девушка вздрогнула, но, очнувшись, вспомнила, что это, верно, из Пацунелей прислали за лекарством для молодого полковника, как присылали почти каждый вечер; мысль эту подтвердила и панна Кульвец, говоря:
   -- Это, верно, приехали от Гаштофтов за лекарством.
   Неровный звук колокольчика, привязанного к дышлу, доносился все яснее и яснее; наконец, он вдруг умолк, -- сани, очевидно, остановились перед домом.
   -- Посмотри, кто приехал, -- сказала панна Кульвец жмудину.
   Тот вышел из людской, но через минуту вернулся и, принимаясь опять за жернова, произнес флегматично:
   -- Панас Кмитас!
   -- Сбылось! -- воскликнула панна Кульвец.
   Девушки вскочили, прялки и веретена попадали на пол.
   Панна Александра тоже встала. Сердце ее билось, как молот, на лице выступил румянец, но она нарочно отвернулась от камина, чтобы никто не видел ее волнения.
   Вдруг в дверях показалась какая-то высокая фигура в шубе и меховой шапке. Молодой человек вошел в избу и, заметив, что он в людской, спросил звучным голосом, не снимая шапки:
   -- Гей, а где же ваша панна?
   -- Я здесь! -- ответила довольно твердым голосом панна Биллевич. Услышав ее ответ, гость сорвал шапку с головы, бросил ее на пол и, поклонившись, сказал:
   -- Я -- Андрей Кмициц.
   Глаза панны Александры на мгновенье остановились на лице гостя и опустились. Золотистые, как рожь, волосы, выстриженные в кружок, серые глаза с пристальным взглядом, темные усы и молодое, смуглое лицо с орлиным носом, веселое и удалое.
   А он, подбоченившись левой рукой, правой провел по усам и сказал:
   -- Я еще не был в Любиче, а несся птицей сюда, чтобы поклониться панне ловчанке. Ветер принес меня прямо из лагеря.
   -- Вы знали о смерти дедушки-подкомория? -- спросила панна.
   -- Нет, не знал, но я оплакал моего благодетеля горькими слезами, когда узнал это от шляхты, присланной отсюда ко мне. Это был искренний друг моего покойного отца, почти что брат. Ваць-панне известно, что он четыре года тому назад был у нас в Орше. Тогда-то он и обещал отдать мне панну и показал ваш портрет, над которым я вздыхал по ночам. Я бы раньше сюда приехал, но война -- не мать: людей только со смертью венчает.
   Панна смутилась его смелой речью и, чтобы переменить разговор, спросила:
   -- Значит, вы еще не видели своего Любича?
   -- Будет время! Здесь у меня самое важное дело -- здесь у меня самое драгоценное наследство, которое я прежде всего хотел бы получить. Только вы так отворачиваетесь от меня, что я до сих пор не мог заглянуть вам в глаза. Вот так! Повернитесь-ка, а я у камина стану... Вот так!
   С этими словами он схватил не ожидавшую такой смелости панну Александру за обе руки и быстро повернул ее к огню.
   Она смутилась еще больше и, опустив длинные ресницы, стояла, точно стыдясь собственной красоты и света. Наконец Кмициц выпустил ее руки и хлопнул себя по бедрам:
   -- Как Бог свят, редкость! Я прикажу отслужить сто заупокойных обеден за душу моего благодетеля. Когда же свадьба?
   -- Еще не скоро, я еще не ваша, -- ответила панна Александра.
   -- Но будешь моею, хоть бы мне пришлось для этого сжечь этот дом! Я думал, что на портрете тебя прикрасили, но теперь вижу, что художник высоко метил, да промахнулся; всыпать бы ему сто плетей и печки велеть красить, а не такую красоту писать, от которой я сейчас глаз не могу оторвать. Счастливец тот, кому такое наследство достается!
   -- Правду говорил дедушка покойный, что вы горячи не в меру!
   -- У нас в Смоленске все таковы, не то что ваши жмудины! Раз, два -- и должно быть так, как мы хотим, а не то смерть!
   Панна Александра улыбнулась и, взглянув на молодого человека, сказала уже спокойнее:
   -- Верно, там у вас татары живут.
   -- Это все равно! А вы все-таки моя, и по воле родителей, и по сердцу.
   -- По сердцу ли, этого я еще не знаю.
   -- А коли не по сердцу, так я руки на себя наложу!
   -- Шутки шутите, ваць-пане! Но что же мы до сих пор в людской стоим -- прошу в комнаты! С дороги, верно, и поужинать хорошо... Прошу!
   И она обратилась к панне Кульвец:
   -- Тетя, вы пойдете с нами?
   Молодой хорунжий быстро спросил:
   -- Тетя? Чья тетя?
   -- Моя тетя, панна Кульвец.
   -- Значит, и моя! -- ответил он, целуя ее руки. -- Да! У меня есть товарищ в полку по фамилии Кульвец-Гиппоцентавр, -- не родственник ли он вам?
   -- Да, это из нашего рода! -- ответила, приседая, старая дева.
   -- Славный парень, только такой же ветрогон, как и я, -- прибавил Кмициц.
   Между тем появился казачок со свечою в руке, и они перешли в сени, где Кмициц снял шубу, а затем в комнаты.
   По уходе господ девушки собрались в кружок и начали друг другу высказывать свои замечания. Стройный юноша очень им понравился, и они не жалели слов, расхваливая его изо всех сил.
   -- Так и горит весь! -- говорила одна. -- Когда он вошел, я думала, что это королевич какой!
   -- А глаза как у рыси -- так и пронизывают! -- ответила другая. -- Такому противиться нельзя!
   -- Хуже всего противиться, -- ответила третья.
   -- Нашу панну повернул, как веретено. Видно по всему, что она ему по нраву, да и кому же она может не нравиться?
   -- Ну и он не хуже, что и говорить. Если бы тебе такой достался, то ты бы пошла за ним и в Оршу, хотя это, говорят, на краю света.
   -- Счастливая наша панна.
   -- Богатым всегда лучше на свете. Золото, а не рыцарь!
   -- Пацунельки говорили, что и тот ротмистр, который гостит у старого Пакоша, тоже красавец!
   -- Я его видела, но далеко ему до пана Кмицица!
   -- Такого, верно, на свете больше нет.
   -- Падлас! -- воскликнул вдруг жмудин, у которого что-то не ладилось с жерновами.
   -- Да уйди ты наконец, лохмач, со своими жерновами! Перестань шуметь, ничего не слышно. Да, да, трудно сыскать на целом свете такого, как пан Кмициц! Верно, и в Кейданах такого нет.
   -- Такого-то и во сне будешь видеть.
   -- Ах, вот если б он мне приснился!
   Так разговаривали между собой шляхтянки в людской. А между тем в столовой накрывали на стол, в гостиной панна Александра осталась с Кмицицем наедине, так как тетушка пошла распоряжаться насчет ужина.
   Гость не отрывал горящих глаз от девушки и наконец сказал:
   -- Есть люди, которым милее всего богатство, другие гоняются за славою, иные любят лошадей, а я не променял бы ваць-панну ни на какие сокровища. Ей-богу, чем больше смотрю на вас, тем больше мне хочется жениться -- хоть завтра! А уж брови: вы, верно, подводите жженой пробкой?
   -- Я слышала, что иные так делают, но я не такая.
   -- А глаза как у ангела. Я так смущен, что у меня слов не хватает!
   -- Не видно что-то, чтоб вы были смущены. Я, глядя на вас, даже диву даюсь вашей смелости!
   -- Таков наш смоленский обычай: к женщине и в огонь надо идти смело! Ты, королева, должна к этому привыкнуть, потому что всегда так будет!
   -- Вы должны от этого отвыкнуть, потому что так быть не может!
   -- Пожалуй, и уступлю. Верьте не верьте, ваць-панна, для вас я на все готов! Ради вас, моя царица, я готов изменить свой обычай. Я знаю, что я простой солдат и чаще бывал в лагере, чем в дворцовых покоях...
   -- Это ничего, мой дедушка тоже был солдат, а за доброе желание спасибо, -- ответила Оленька и при этом так нежно взглянула на пана Андрея, что он совсем растаял и ответил:
   -- Вы будете меня на ниточке водить!
   -- Вы что-то непохожи на тех, которых на ниточке водят. Трудно иметь дело с такими непостоянными!
   Кмициц улыбнулся и показал белые, как у волка, зубы.
   -- Как, -- ответил он, -- разве мало на мне изломали розог родители и учителя в школе, для того чтобы я остепенился и запомнил все их прекрасные нравоучения и ими руководствовался в жизни!
   -- А какое же из них вы лучше всего запомнили?
   -- "Если любишь, падай к ногам" -- вот так!
   С этими словами пан Андрей стал на колени, а девушка вскрикнула и спрятала ноги под скамейку.
   -- Ради бога! Этому уж, верно, вас в школе не учили... Встаньте сейчас, или я рассержусь... и тетя сию минуту войдет!
   А он, стоя на коленях, поднял вверх голову и смотрел ей в глаза.
   -- Пусть приходит хоть целый полк теток -- для меня это все равно.
   -- Встаньте же, говорю вам!
   -- Встаю.
   -- Садитесь.
   -- Сижу.
   -- Вы предатель, вы Иуда.
   -- А вот и неправда, уж если я целую, так от всего сердца. Хотите убедиться?
   -- И думать не смейте!
   Панна Александра все же смеялась, а он весь сиял счастьем и весельем. Ноздри у него раздувались, как у молодого жеребца благородной крови.
   -- Ай, -- говорил он, -- какие глазки, какое личико! Спасите меня, святые угодники, я не выдержу!
   -- Зачем призывать святых? Целых четыре года вы сюда и не заглянули, так и сидите теперь!
   -- Да ведь я видел только портрет. Я прикажу этого художника выкупать в смоле, а потом обвалять в перьях и гонять его по всей Упите. Помилуешь меня или казнишь, а скажу тебе всю правду. Смотрел я на твой портрет и думал: хороша, что и говорить, но хорошеньких немало на свете -- будет еще время. Женитьба от меня не уйдет -- ведь девушки на войну не ходят. Бог свидетель, что я не противился воле отца, но прежде хотел испытать на себе, что такое война, что я и сделал. Только теперь я вижу, что был глуп и не понимал, какое наслаждение меня здесь ожидает; ведь на поле сражения я мог отправиться, и будучи женатым. Слава богу, что меня там не убили! Позвольте ручку поцеловать.
   -- Нет, не позволю.
   -- Тогда я и спрашивать не буду. У нас в Оршанском говорят: проси, а не дают, бери сам.
   Он схватил руку девушки и стал ее горячо целовать, чему она не очень противилась.
   В эту минуту вошла тетушка и, увидев, что здесь творится, остановилась в изумлении. Это ей не понравилось, но она не сделала замечания и пригласила их ужинать.
   Оба тотчас же встали и под руку пошли в столовую, где стол был уже накрыт, а на нем стояло множество различных блюд, особенно ветчины в разных видах, и бутылка превосходного старого вина. Им было хорошо друг с другом. Ужинал только Кмициц, а девушка села подле него и радовалась, глядя, с каким он аппетитом уничтожал все, что ему предлагали; когда он утолил голод, она опять стала его расспрашивать:
   -- Вы сейчас не из Орши приехали?
   -- Почем я знаю откуда? Я побывал во многих местах, подбирался к неприятелю, как волк к овцам, и что где можно было сорвать, то и рвал.
   -- Как же у вас хватило смелости идти против такой силы, перед которой сам гетман должен был уступить?
   -- Как хватило? Я на все готов, такая уж у меня натура.
   -- Это говорил и покойный дедушка... Счастье, что вас не убили.
   -- Эх, ловили они меня, как птицу в гнезде, но чуть подходили ко мне, я уходил у них из-под носа и кусал их в другом месте. Надоел я им так, что они оценили мою голову. Превосходное вино!
   -- Во имя Отца и Сына, -- воскликнула с непритворным испугом молодая девушка, глядя с восторгом на этого храбреца, который мог говорить о цене за свою голову и о вине в одно и то же время.
   -- У вас, верно, было много войска?
   -- Были у меня драгуны, правда, очень дельные и храбрые, но через месяц они все пали. Ходил я потом с волонтерами, которых собирал, где мог, без разбора. Хороши они на войне, но, в сущности, мошенник на мошеннике. Те, что не погибли еще, рано или поздно пойдут воронью на жаркое.
   При этих словах Кмициц рассмеялся, выпил залпом бокал вина и прибавил:
   -- Таких плутов вы еще не видели, черт их возьми! Офицеры -- все шляхта, достойные люди, именитые, но за каждым из них уголовщина в прошлом. Сидят теперь в Любиче, что же мне с ними осталось делать?
   -- Так вы со своим отрядом к нам приехали?
   -- Да, неприятель от холода заперся в городах. Мои люди обтрепались, как метлы от продолжительного употребления, поэтому князь-воевода назначил мне стоянку в Поневеже. Ей-богу, этого отдыха я вполне заслужил.
   -- Кушайте, пожалуйста!
   -- Для вас я готов и яд съесть. Часть своих оборванцев я оставил в Поневеже, часть в Упите, а самых достойных пригласил в Любич. Они скоро придут к вам с поклоном.
   -- А где же вас нашли ляуданцы?
   -- Я их встретил по дороге в Поневеж, но пришел бы сюда и без них.
   -- Выпейте еще вина!
   -- Для вас я готов и яду выпить.
   -- Но о смерти дедушки и о завещании вы узнали только от ляуданцев?
   -- Об его смерти? Да, от них, упокой, Господи, его душу! Значит, вы послали за мной этих людей?
   -- И не думайте! Все мои мысли о покойном дедушке и о молитве, больше ни о чем.
   -- Они мне то же самое сказали. Гордые какие эти сермяжники! Я хотел им заплатить за труды, а они окрысились за это на меня, сказали, что, может быть, это оршанская шляхта все делает за деньги, но не ляуданская. Вообще, немало наговорили они мне дерзостей. Выслушав все это, я подумал: не хотите денег, так я прикажу вам всыпать по сотне розог.
   При этих словах панна Александра схватилась за голову:
   -- Господи помилуй, и вы это сделали? Кмициц удивленно посмотрел на нее:
   -- Не беспокойтесь, я этого не сделал, но меня всегда возмущает, когда всякая мелюзга претендует на равенство с нами. Я думал, что они расскажут об этом вам, и вы будете меня считать каким-то варваром.
   -- Какое счастье, -- воскликнула панна Александра, -- если бы это случилось, вы не должны были бы мне и на глаза показываться.
   -- Почему?
   -- Это -- мелкая шляхта, но старинная и славная. Покойный дедушка очень любил ее и на войну с ней ходил. Всю жизнь они вместе служили, а в мирное время все были приняты у нас в доме. Это старинные друзья нашего дома, которых вы должны уважать. Я надеюсь, что вы поймете это и не захотите нарушить наших добрых отношений.
   -- Я об этом ничего не знал, но сознаюсь, что дружба с такой босоногой шляхтой как-то не укладывается у меня в голове. У нас кто мужик, так уж мужик, а шляхта вся более или менее состоятельна и не садится вдвоем на одну лошадь. Я не понимаю, что может быть общего между Кмицицами или Биллевичами и этой мелкой шляхтой. Одно дело щука, а другое пескарь!
   -- Дедушка находил, что состояние не имеет значения, важно лишь происхождение и честность, а они все в высшей степени честные люди, иначе дедушка не назначил бы их моими опекунами.
   Кмициц остолбенел и широко открыл глаза.
   -- Он их назначил вашими опекунами? Всю ляуданскую шляхту?
   -- Да. Вам нечего морщиться, воля покойного свята. Меня удивляет, что они об этом ничего вам не сказали.
   -- Я бы их... Впрочем, этого не может быть. Здесь их много, неужели у них у всех в отношении вас какие-то права, может быть, им захочется и мной распоряжаться, может быть, я им почему-либо не понравлюсь и... Перестаньте шутить, потому что это, наконец, начинает меня бесить.
   -- Я и не шучу, пан Андрей, это святая истина. Они не станут и вмешиваться в ваши дела; если же вы их не оттолкнете своей заносчивостью и гордостью, то не только они, но и я буду вам всю жизнь благодарна.
   Она говорила взволнованным, дрожащим голосом, а он не переставал хмуриться. Правда, он не разразился гневом, но минутами глаза его метали искры, и он проговорил надменно и гордо:
   -- Этого уж я никак не ожидал. Я уважаю волю вашего покойного дедушки, но думаю, что пан подкоморий мог бы этой мелюзге поручить опеку над вами только до моего приезда, а с минуты, как я здесь, никто, кроме меня, вашим опекуном не будет. Не только эта шляхта, но и сами Радзивиллы не имеют теперь никаких прав над вами.
   Панна Александра с минуту молчала, наконец ответила спокойным голосом:
   -- Вы напрасно увлеклись гордостью. Вы должны или вполне подчиниться воле дедушки, или отказаться от нее совсем. Они не станут вам ни надоедать, ни навязываться, этого вы не думайте. Если бы произошли какие-нибудь недоразумения, то они, конечно, не будут молчать, но надеюсь, что все будет мирно и спокойно, а в таком случае их опека не проявится ни в чем.
   Несколько минут длилось молчание, наконец он махнул рукой и сказал:
   -- Со свадьбой все это кончится. Тут нам не о чем спорить, пусть только они сидят спокойно и не трогают меня, не то я не ручаюсь за себя. Согласитесь только как можно скорее повенчаться, это будет лучше всего.
   -- Не годится говорить об этом во время траура.
   -- А долго мне придется ждать?
   -- В завещании сказано: не дольше, как через полгода.
   -- Но ведь до тех пор я высохну, как щепка. Но не будем ссориться. Вы уж и так смотрите на меня, как на какого-нибудь преступника. Королева моя, чем же я виноват, что у меня натура такая! Когда я рассержусь на кого-нибудь, то готов его разорвать, а когда гнев пройдет, то готов его сшить снова.
   -- Страшно жить с таким, -- ответила уже веселее панна Александра.
   -- Ваше здоровье! Превосходное вино, а для меня сабля и вино -- самое главное в жизни. Не думайте, что со мной страшно жить. Своими глазами вы сделаете из меня покорного раба, хотя я не признавал до сих пор над собой ничьей власти. Вот и теперь я предпочитал за собственный страх ходить на неприятеля с ничтожным отрядом, чем кланяться панам гетманам. Золотая моя, королева моя, если я что-нибудь делаю не так, прости, ибо приличиям я учился у пушек, а не в салонах. У нас теперь всюду неспокойно, так что саблю нельзя ни на минуту выпускать из рук. И вот, если за кем и есть какие-нибудь провинности, на это не обращают внимания, лишь бы человек на войне был храбр. Например, мои товарищи: в другом месте они давно бы сидели в тюрьме... но у них есть и хорошие стороны. У нас даже женщины ходят в сапогах и с саблями и командуют небольшими отрядами, как это делала двоюродная сестра моего поручика, пани Кокосинская, которую недавно убили, а племянник ее под моим начальством мстил за ее смерть, хотя при жизни и не любил ее. Где нам учиться светскому обхождению? Мы одно знаем: во время войны становиться в ряды и жертвовать жизнью, на сеймах шуметь и отстаивать права, а если слова не действуют, то браться и за сабли. Вот каков я, таким меня знал и покойный ваш дедушка и такого вам выбрал.
   -- Я всегда охотно исполняла дедушкину волю, -- ответила, опуская глаза, панна.
   -- Дай мне еще раз поцеловать твои ручки, мое сокровище. От любви к тебе я совсем потерял голову и не знаю, попаду ли в Любич, которого еще до сих пор не видел.
   -- Я вам дам проводника.
   -- Это совсем напрасно. Я уже привык шататься по ночам. У меня слуга из Поневежа, он, верно, знает дорогу. А там меня ждет Кокосинский с компанией. Кокосинские из старинного рода. Того, о ком идет речь, обвиняют в том, что он у Орпишевского сжег дом и увез панну, а людей перебил. Хороший товарищ! Дай же еще ручку. Однако, пора ехать...
   В это время на больших часах пробило двенадцать.
   -- Пора и честь знать. Скажи мне, моя дорогая, любишь ли ты меня хоть капельку?
   -- Скажу в другой раз. Ведь вы будете меня навещать?
   -- Каждый день, разве сквозь землю провалюсь.
   С этими словами Кмициц встал и с панной Александрой вышел в сени. Сани стояли у крыльца, поэтому он надел шубу, стал прощаться и убедительно просил ее вернуться в комнаты, так как она может здесь простудиться.
   -- Покойной ночи, королева моя, спи спокойно; а что до меня, то я и глаз не сомкну, все буду думать о тебе.
   -- Только не думайте ничего дурного. Я вам лучше проводника с фонарем дам, потому что в Волмонтовичах много волков.
   -- Разве я коза, чтобы мне волков бояться? Волк солдату друг, так как часто благодаря ему солдат находит себе пищу, притом я захватил пистолеты. Покойной ночи, дорогая моя, покойной ночи!
   -- С Богом!
   С этими словами девушка скрылась, а Кмициц направился было к крыльцу, но по дороге заметил в дверях людской несколько пар девичьих глаз. Девушки не ложились, чтобы еще раз взглянуть на него. Он, по обычаю военных, послал им воздушный поцелуй и вышел. Через минуту зазвенел колокольчик, сначала громко, потом слабее и, наконец, совершенно затих.
   Тишина, наступившая в Водоктах, удивила даже панну Александру; в ушах ее еще раздавались слова молодого человека; она слышала еще его искренний, веселый смех; перед глазами стояла его стройная фигура, и теперь, после этой бури слов и смеха, настало такое странное молчание. Она внимательно прислушивалась, не раздастся ли еще хоть звук колокольчика, но тщетно. Он звенел уже где-то около Волмонтовичей. Тоска овладела молодой девушкой, она никогда еще не чувствовала себя такой одинокой.
   Она взяла свечу, медленно направилась в спальню и стала молиться. Пять раз начинала она молитву, прежде чем смогла до конца прочесть ее. Но потом мысли ее опять понеслись, как на крыльях, к этим саням и к сидящему в них молодому человеку. С обеих сторон лес, а посредине широкая дорога, и он едет... В эту минуту ей показалось, будто она ясно видит его светлые волосы, серые глаза и улыбающиеся губы, из-за которых сияют белые, блестящие зубы. Она должна была сознаться, что ей очень понравился этот веселый молодой человек. Сначала он ее несколько напугал и встревожил, а затем привлек, главным образом, свободой обращения и искренностью. Ей даже понравилась его гордость, когда, узнав об опекунах, он надменно поднял голову, как турецкий жеребец, и сказал: "Даже сами Радзивиллы не имеют над вами никаких прав". "Это настоящий мужчина, -- говорила она про себя. -- Он, именно, такой, каких дедушка больше всего любил. Да и стоит их любить".
   Так думала молодая девушка, и ею овладевало то чувство невыразимого блаженства, то тревога, но и в этой тревоге была какая-то прелесть. Потом она стала раздеваться, вдруг дверь скрипнула, и вошла тетка со свечой в руках.
   -- Как вы долго сидели, -- сказала она. -- Я не хотела вам мешать, чтобы вы могли вдоволь наговориться. Кажется, очень обходительный кавалер. А тебе как он понравился?
   Панна Александра сначала ничего не ответила и только подбежала к тетке, обняла ее и, припав своей русой головой к ее груди, сказала ласковым голосом:
   -- Ах, тетя, тетя!
   -- Ого, -- пробормотала старая дева, поднимая вверх свечу и глаза.
  

II

   В любичском господском доме, когда к нему подъехал Кмициц, окна были освещены, и шумный говор был слышен даже на дворе. Прислуга, услыхав звонок, бросилась в сени встречать своего пана, так как знали, что он должен приехать. Все робко подходили к нему и целовали руки, а старый слуга Жникис стоял с хлебом-солью и низко кланялся, со страхом и любопытством разглядывая своего будущего хозяина. А он, бросив на поднос кошелек с деньгами, стал спрашивать о товарищах, удивляясь, что ни один из них не вышел к нему навстречу.
   Но они не могли выйти, так как уже три часа сидели за столом, опустошая бокал за бокалом, и, по всей вероятности, не слышали даже и звона колокольчиков за окном. Когда он вошел в комнату, со всех сторон раздался громкий крик: "Хозяин приехал!" -- и все, быстро вскочив, стали подходить к нему с бокалами в руках. Он стоял, подбоченившись, видя, что они сумели распорядиться, даже кутнуть до его приезда. Больше всего его потешало то, что, стараясь казаться трезвыми и идти прямо, они спотыкались и опрокидывали скамейки. Впереди шел громадный Яромир Кокосинский, известный кутила и забияка, с огромным шрамом на лбу и на щеке, с одним усом короче, а другим длиннее, поручик и приятель Кмицица, обвиняемый в насилии, убийстве и поджоге. Теперь его охраняла война и протекция Кмицица, с которым он был ровесник и сосед по имению. Шел он, держа в обеих руках кувшин, наполненный вином. За ним следовал Раницкий, герба Сухие Комнаты, родом из Мстиславского воеводства, из которого должен был бежать вследствие убийства двух землевладельцев. Одного он убил в поединке, а другого -- просто застрелил. Состояния у него не было, хотя после родителей он унаследовал имение мачехи. Война охраняла и его от наказания. Третьим был Рекуц Лелива, который пролил разве только неприятельскую кровь. Состояние свое он проиграл в кости и прокутил и года три уже жил на средства Кмицица. С ним шел Углик, тоже смолянин, приговоренный к казни за скандал, учиненный в суде. Кмициц его держал при себе за то, что он хорошо играл на чекане. Кроме них был еще Кульвец-Гиппоцентавр, такой же рослый, как Кокосинский, но еще сильнее, и Зенд, обладавший способностью подражать голосам птиц и животных, человек сомнительного происхождения, хотя он именовал себя курляндским дворянином; не имея никаких средств, он объезжал у Кмицица лошадей, за что получал жалованье.
   Все они окружили смеявшегося Кмицица и запели заздравную песню, причем Кокосинский передал Кмицицу кувшин с вином, а Зенд подал ему бокал.
   Выпей же с нами, наш хозяин милый, Дай Бог, чтоб с нами пил ты до могилы!..
   Кмициц поднял вверх кувшин и воскликнул:
   -- За здоровье моей возлюбленной!
   Товарищи ответили ему на это таким громким "виват", что стекла задрожали в свинцовых рамах.
   -- Виват! Пройдет время траура, будет свадьба. При этом посыпались со всех сторон вопросы:
   -- Какова она? Ендрек, очень она хороша? Такая ли, как ты себе представлял? Найдется ли другая такая же в Орше?
   -- В Орше, -- воскликнул Кмициц, -- наши девушки годятся только для того, чтобы ими трубы затыкать. Черт побери! Нет другой такой на свете.
   -- Такой мы тебе и желаем! -- ответил Раницкий. -- Когда же свадьба?
   -- Когда окончится траур.
   -- Глупости все это -- какой там траур. Дети ведь не черными рождаются, а белыми.
   -- Если будет свадьба, то не будет траура! Правда, Ендрек?
   -- Верно, Ендрек! -- закричали все.
   -- Верно, ваши будущие дети с нетерпением ждут своего появления на земле, -- воскликнул Кокосинский.
   -- Не заставляй их томиться, несчастных!
   -- Панове, -- пропищал Рекуц Лелива, -- выпьем на свадьбе на славу!
   -- Милые мои овечки, -- ответил Кмициц, -- оставьте меня в покое, или, проще говоря, убирайтесь к черту, дайте мне осмотреться в моем новом доме!
   -- Успеешь, -- ответил Углик, -- завтра сделаешь это, а теперь садись скорее за стол, -- там остались еще два полных ковша.
   -- Мы уже без тебя все здесь осмотрели. Твой Любич -- золотое дно, -- прибавил Раницкий.
   -- Лошади на конюшне прекрасные: есть пара гусарских, пара жмудских, пара калмыцких, -- словом, всего по паре, как глаз во лбу. Остальных мы увидим завтра.
   При этом Зенд заржал по-лошадиному, и все удивлялись его способности и смеялись.
   -- Значит, здесь все в порядке? -- спросил обрадованный Кмициц.
   -- И погреб не дурен, -- пропищал Рекуц, -- бочонки и заплесневелые бутылки стоят рядами, точно солдаты.
   -- Ну слава богу! Панове, садитесь за стол.
   -- За стол, за стол!
   Но едва они уселись и наполнили бокалы, как Раницкий опять вскочил:
   -- Здоровье подкомория Биллевича!
   -- Болван! -- возразил Кмициц. -- Кто же пьет за здоровье покойника?
   -- Болван, -- повторили другие, -- здоровье хозяина.
   -- Ваше здоровье!
   -- Дай Бог, чтобы нам жилось хорошо в этом доме.
   Кмициц окинул глазами столовую и на почерневшей от старости стене увидел ряд устремленных на него суровых глаз. Глаза эти смотрели со старых портретов, висевших всего на два аршина от пола, да и сама комната была очень низка. Над портретами висел целый ряд оленьих, лосьих и зубровых голов, украшенных могучими рогами. Некоторые уже почернели, по-видимому, от старости, другие сверкали белизной. Ими были украшены все четыре стены.
   -- Охота, верно, здесь превосходная, в звере нет недостатка, -- заметил Кмициц.
   -- Завтра или послезавтра поедем. Нужно только познакомиться с окрестностями, -- ответил Кокосинский. -- Счастлив ты, Ендрек, что у тебя такое пристанище.
   -- Не то что мы, -- сказал со вздохом Раницкий.
   -- Выпьем-ка с горя, -- сказал Рекуц.
   -- Нет, не с горя, -- возразил Кульвец-Гиппоцентавр, -- а за здоровье Ендрека, нашего милого ротмистра. Он, друзья мои, приютил нас в Любиче, нас, несчастных, бездомных.
   -- Верно говорит, -- воскликнуло сразу несколько голосов. -- Не так глуп Кульвец, как кажется.
   -- Тяжела наша доля, -- пищал Рекуц. -- На тебя одного вся наша надежда, что ты нас, несчастных сирот, за ворота не выгонишь!
   -- Будет вам, -- ответил Кмициц, -- что мое, то и ваше.
   При этих словах все вскочили со своих мест и бросились его обнимать. По этим суровым и пьяным лицам текли слезы.
   -- На тебя, Ендрек, вся наша надежда. Хоть в сарае позволь ночевать, только не гони.
   -- Перестаньте вздор болтать, -- ответил Кмициц.
   -- Не гони, и так нас выгнали, нас, шляхту, -- причитывал Углик.
   -- Кто ж вас гонит? Ешьте, пейте. Какого черта еще вам нужно?
   -- Не спорь, Ендрек, -- говорил Раницкий, на лице которого выступили пятна, как на шкуре рыси, -- не спорь: пропали мы пропадом!
   Вдруг он замолчал и, приставив палец ко лбу, что-то соображал; наконец, окинув всех своими бараньими глазами, произнес:
   -- Разве что в нашей жизни произойдут какие-нибудь перемены. На это все ответили хором:
   -- Почему бы им и не произойти?
   -- Мы вернем все!
   -- И состояние вернем!
   -- И честь!
   -- Бог поможет невинным!
   -- Ваше здоровье! -- воскликнул Кмициц.
   -- Святая правда в твоих словах, Ендрек, -- ответил Кокосинский, подставляя ему для поцелуя свои одутловатые щеки. -- Пошли нам, Господи, всего хорошего!
   Заздравные чаши следовали одна за другой, в головах шумело. Все говорили зараз, не слушая друг друга, исключая Рекуца, который опустил голову и дремал. Спустя немного Кокосинский начал петь, а Углик вынул из-за пазухи свой инструмент и стал ему аккомпанировать; Раницкий же, искусный фехтовальщик, фехтовал пустыми руками с невидимым противником, повторяя вполголоса:
   -- Ты так, я так, ты режешь, я мах, раз, два, три, -- трах.
   Кульвец-Гиппоцентавр вытаращил глаза и несколько минут пристально смотрел на Раницкого, наконец махнул рукой и сказал:
   -- Дурак! Как ни махай, а все ж тебе не справиться с Кмицицем.
   -- Потому что с ним никто не справится... Ну-ка, попробуй ты сам.
   -- А на пистолетах ты и со мной проиграешь.
   -- Давай об заклад, каждый выстрел по золотому.
   -- Давай, но где мы будем стрелять?
   Раницкий огляделся по сторонам и наконец крикнул, указывая на оленьи и лосьи головы:
   -- За каждый выстрел между рогов -- золотой.
   -- Куда? -- спросил Кмициц.
   -- Между рогов, два золотых, три, давайте пистолеты.
   -- Согласен, -- воскликнул Кмициц. -- Пусть будет три. Зенд, неси пистолеты.
   Все начали кричать и спорить. Между тем Зенд вышел в сени и через несколько минут вернулся с пистолетами, пулями и порохом. Раницкий схватил пистолет.
   -- Заряжен? -- спросил он.
   -- Заряжен.
   -- Три, четыре, пять золотых, -- кричал пьяный Кмициц.
   -- Тише, промахнешься, промахнешься.
   -- Не промахнусь. Смотрите... вот в эту голову между рогов... раз, два... Все подняли глаза на огромную лосиную голову, висевшую как раз против Раницкого; он стал прицеливаться. Пистолет прыгал в его руке.
   -- Три, -- крикнул Кмициц.
   Раздался выстрел, комната наполнилась дымом.
   -- Промахнулся, промахнулся, вот где дыра, -- кричал Кмициц, указывая на почерневшую стену, от которой пуля оторвала кусок дерева.
   -- До двух раз.
   -- Нет, давай мне, -- кричал Кульвец.
   В эту минуту вбежала испуганная выстрелами дворня.
   -- Прочь, прочь, -- заорал Кмициц. -- Раз, два, три! Снова раздался выстрел, и посыпались осколки костей.
   -- Давайте и нам пистолеты, -- закричали остальные.
   И, вскочив со своих мест, они начали бить кулаками в спину дворовых, чтобы те поскорее исполнили их приказание. Не прошло и четверти часа, как весь дом гремел от выстрелов. Дым заслонял свет свечей и лица стреляющих. К звуку выстрелов присоединялся голос Зенда, который то каркал вороной, то кричал соколом, то выл волком или рычал туром. Время от времени слышался свист пуль, со стен падали осколки рогов, куски рам от портретов, ибо пьяные, увлекшись спортом, стреляли уже в Биллевичей, а Раницкий начал с ожесточением рубить их саблей.
   Удивленная и перепуганная дворня стояла, как полоумная, и смотрела, вытаращив глаза, на эту забаву, похожую на татарский погром. Весь дом был на ногах. Собаки подняли страшный вой, девушки бежали к окнам и, прижимая свои лица к стеклам, смотрели на то, что творилось в доме.
   Увидев их, Зенд свистнул так пронзительно, что в ушах зазвенело, и крикнул:
   -- Панове, сикорки под окнами, сикорки!
   -- Сикорки, сикорки!
   -- Давайте плясать! -- кричали пьяные голоса.
   И вся пьяная компания выбежала на крыльцо. Мороз не отрезвил их. Девушки с отчаянным визгом разбежались во все стороны, они их догнали и потащили в комнаты. Через несколько минут началась пляска среди дыма, обломков, щепок вокруг стола, на котором пролитое вино образовало целые озера.
   Так забавлялся в Любиче Кмициц и его дикая компания.
  

III

   В течение нескольких следующих дней Кмициц ежедневно навещал свою невесту и каждый раз возвращался все более влюбленным. Он до небес превозносил свою милую перед товарищами, а в один прекрасный день сказал им:
   -- Мои милые овечки, сегодня я вас представлю своей возлюбленной, а оттуда мы с нею уговорились ехать вместе с вами в Митруны, чтобы осмотреть и это имение. Она примет нас очень любезно, но смотрите, ведите себя прилично, а если кто-нибудь подведет меня, я из него котлету сделаю.
   Все стали торопливо собираться, и вскоре четверо саней везли веселую молодежь в Водокты. Кмициц ехал в первых, очень красивых санях, сделанных наподобие серебристого медведя. Запряжены они были тройкой калмыцких лошадей, украшенных пестрою упряжью, лентами и павлиньими перьями, по смоленскому обычаю, который смоляне переняли от своих далеких соседей. Кучер помещался в медвежьей шее. Кмициц был одет в зеленый бархатный на соболях кафтан, с золотыми застежками, и в соболью шапку. Он был очень весел и обратился к сидевшему с ним Кокосинскому со следующими словами:
   -- Слушай, Кокошка! Мы чересчур уж шалили в эти два вечера, особенно в день моего приезда, когда и портретам досталось. Но хуже всего история с девушками. Всегда этот дьявол Зенд подобьет, а потом кто отвечает? Я боюсь, как бы люди не разболтали, ведь тут замешана моя репутация.
   -- Повесься же на своей репутации, она ни на что более не пригодна, так же как и наша.
   -- А кто в этом виноват, как не вы? Тебе ведь известно, что и в Оршанском меня считали благодаря вам каким-то мятежным духом и точили об меня языки, как бритвы об оселке.
   -- А кто пана Тумграта гнал привязанным к лошади по морозу? Кто зарубил того поляка, что спрашивал, ходят ли в Оршанском на двух ногах или на четырех? Кто истязал Вызинских -- отца и сына? Кто разогнал последний сеймик?
   -- Сеймик я разогнал в Оршанах, а не где-нибудь в другом месте, -- значит, это дело семейное. Тумграт простил меня, умирая; а что касается остального, то не упрекай меня в этом, так как и самый скромный человек может убить на поединке.
   -- Я всего и не пересчитал, я, например, умолчал о военных инквизициях, которые тебя ожидают в лагере.
   -- Не меня, а вас. Я виноват только в том, что разрешил вам грабить обывателей. Но не в этом дело. Держи язык за зубами, Кокошка, и не рассказывай панне Александре ни о чем, особенно о стрельбе в портреты и о девушках. Если же это откроется, то всю вину я свалю на вас. Дворню и девушек я уже предупредил, что если они обмолвятся хоть одним словом, то им несдобровать.
   -- Прикажи себя подковать, Ендрек, если ты так боишься девушки. Не таким ты был в Оршанском. Заранее тебе предсказываю, что ты будешь под башмаком, а это уж ни на что не похоже. Какой-то древний философ сказал: "Если не ты Касю, то Кася тебя". Поймала она тебя в ловушку.
   -- Дурак ты, Кокошка. А что до панны Александры, то будешь и ты прыгать перед ней, когда ее увидишь: другую такую обходительную и умную девушку трудно встретить. Заметит что-нибудь хорошее -- похвалит, а дурное -- тоже не промолчит и оценит по достоинству. Обо всем она рассуждает правильно и благородно, -- так уж ее воспитал покойный подкоморий. Захочешь перед ней похвастать своей удалью и скажешь, что нарушил закон, она и ответит, что это стыдно, что порядочный человек не должен так поступать, ибо этим он бесчестит свое отечество. Она только скажет, а тебе кажется, будто кто-нибудь тебе пощечину дал, и сам удивляешься, что до сих пор этого не понимал. Стыд, срам! Там мы безобразничали, а теперь стыдно ей в глаза смотреть. Хуже всего -- девушки...
   -- Они вовсе не дурны. Я слышал, что здешние шляхтянки -- просто кровь с молоком и не очень недоступны...
   -- Кто тебе говорил? -- спросил с живостью Кмициц.
   -- Кто говорил? Все тот же Зенд. Объезжая вчера жеребца, он доехал до Волмонтовичей и по дороге встретил девушек, возвращавшихся с вечерни. Я думал, говорит, что упаду с лошади, так все они хороши. Стоило ему на которую-нибудь посмотреть, как та уж скалила зубы. И не странно: вся ихняя молодежь ушла в Россиены, а им одним скучно.
   Кмициц толкнул локтем в бок своего товарища:
   -- Поедем, Кокошка, когда-нибудь вечером, будто случайно... А?
   -- А твоя репутация?
   -- К черту ее! Замолчи. Поезжайте одни в таком случае или лучше оставьте их в покое. Без ксендза не обойдешься, а со здешней шляхтой я должен жить в мире, так как покойный подкоморий назначил ее опекунами Оленьки.
   -- Ты уже говорил мне об этом, но мне не хотелось верить. Откуда такая дружба с этими сермяжниками?
   -- Он с ними на войну ходил. Да и сам я в Орше от него слыхал, что это все очень честные и благородные люди, ляуданцы. Правду говоря, и мне сначала казалось странным то, что он сделал их как будто моими сторожами.
   -- Ты должен им представиться и низко поклониться.
   -- Этого-то они не дождутся. Но лучше замолчи, я и без того зол. Они мне будут кланяться и служить. Коли нужно, это всегда готовый к услугам отряд.
   -- У них есть другой ротмистр. Зенд мне говорил, что у них гостит какой-то полковник, -- забыл его фамилию, кажется, Володыевский. Он командовал ими под Шкловом. Говорят, что храбро сражались, но многие погибли.
   -- Слышал я о каком-то славном воине Володыевском. Но вот уж видны Водокты.
   -- Хорошо в этой Жмуди людям живется. Везде образцовый порядок. Старик, должно быть, был прекрасным хозяином. И дом, кажется, не дурен. Здесь их редко жжет неприятель, потому они могут и строиться как следует.
   -- Думаю, что о наших проделках в Любиче она ничего еще не знает! -- пробормотал как бы про себя Кмициц.
   Потом обратился к товарищу:
   -- Милый Кокошка, я прошу тебя еще раз, скажи им, чтобы они держали себя прилично; если кто-нибудь из вас провинится, то, клянусь, изрублю его на куски.
   -- Ну и оседлали же тебя.
   -- Оседлали или не оседлали -- не твое дело.
   -- В самом деле, что об этом говорить, -- ответил флегматично Кокосинский.
   -- Щелкни-ка кнутом, -- крикнул кучеру Кмициц.
   Кучер, стоящий в шее медведя, щелкнул, другие последовали его примеру, и все шумно подъехали к крыльцу.
   Выйдя из саней, они прежде всего вошли в огромные, как амбар, небеленые сени, а оттуда Кмициц ввел их в столовую, украшенную, как и в Любиче, головами убитых на охоте зверей. Здесь они остановились и с любопытством поглядывали на дверь, ведущую в соседнюю комнату, откуда должна была выйти панна Александра. Помня предостережение Кмицица, они разговаривали между собой так тихо, как в церкви.
   -- Ты мастер говорить, -- шептал Углик Кокосинскому, -- и должен от нашего имени сказать ей приветственное слово.
   -- Я всю дорогу придумывал, -- ответил Кокосинский, -- но не знаю, как это выйдет, так как Ендрек не давал мне возможности сосредоточиться.
   -- Только не робей, и все пойдет хорошо. Она уже идет.
   И действительно, вошла панна Александра и остановилась на пороге, точно удивляясь такому многочисленному обществу; Кмициц же, положительно, остолбенел. Он видел ее только по вечерам, днем она показалась ему еще лучше. Глаза василькового цвета, над ними на белом, точно мраморном лбу резко выделялись черные брови, а золотистые волосы сверкали так, как корона на голове королевы. Она смотрела смело, не опуская глаз, как госпожа, принимающая у себя гостей, с ясным, приветливым лицом. На ней было черное, опушенное горностаем платье, и это усиливало белизну ее лица. Такой светской и представительной девушки эта молодежь, проведшая почти всю жизнь на поле брани, еще не встречала; они привыкли к другого рода женщинам, и потому все вытянулись в струнку, как на смотру, а потом стали шаркать ногами, отвешивая низкие поклоны. Кмициц выступил вперед и, поцеловав несколько раз ее руку, сказал;
   -- Я привез к тебе, мое сокровище, своих товарищей, с которыми ходил на последнюю войну.
   -- Я считаю высокой для себя честью принимать в своем доме столь достойных кавалеров, о доблестях и обходительности которых я уже много слышала от пана хорунжего.
   Сказав это, она чуть-чуть приподняла свое платье и отвесила глубокий поклон. Кмициц закусил губы, но вместе с тем и покраснел, услышав смелую речь своей невесты.
   Доблестные кавалеры, не переставая шаркать ногами, подталкивали Ко-косинского:
   -- Ну, начинай.
   Кокосинский выступил вперед, откашлялся и начал так:
   -- Ясновельможная панна подкоможанка.
   -- Ловчанка, -- поправил Кмициц.
   -- Ясновельможная панна ловчанка и наша милостивая благодетельница, -- повторил сконфуженный Яромир, -- простите, что я ошибся в вашем титуле.
   -- Это пустячная ошибка, -- ответила панна Александра, -- и она нисколько не умаляет вашего красноречия.
   -- Ясновельможная панна ловчанка и наша милостивая благодетельница. Не знаю, что мне от имени всех оршанцев прославлять более -- вашу ли несравненную красоту или счастье нашего ротмистра и товарища, пана Кмицица. Если бы я поднялся к самым облакам, если бы я достиг облаков... самых облаков, говорю...
   -- Да спустись ты наконец с этих облаков, -- крикнул нетерпеливо Кмициц. Услышав это, все разразились громким смехом, но, вспомнив предостережение Кмицица, вдруг замолкли и стали покручивать усы.
   Кокосинский окончательно растерялся и, покраснев, сказал:
   -- Говорите сами, черти, если меня конфузите. Панна опять взялась кончиками пальцев за платье.
   -- Я не могу соперничать с вами в красноречии, но знаю, что недостойна тех похвал, коими вы польстили мне от имени всех оршанцев.
   И снова сделала глубокий реверанс. Оршанские забияки чувствовали себя неловко в присутствии этой светской девушки. Они старались показать себя людьми воспитанными, но им это как-то не удавалось, и они стали покручивать усы, бормотать что-то невнятное, хвататься за сабли, пока Кми-циц не сказал:
   -- Мы приехали, чтобы, по вчерашнему уговору, взять вас и прокатиться вместе в Митруны. Дорога прекрасная, да и морозец изрядный.
   -- Я уже отправила тетю в Митруны, чтобы она позаботилась о закуске. А теперь попрошу вас обождать несколько минут, пока я оденусь.
   С этими словами она повернулась и вышла, а Кмициц подбежал к товарищам.
   -- Ну что, мои овечки, не княжна?.. А, что, Кокошка? Ты все смеялся, что она меня оседлала, а почему сам стоял перед ней, как школьник? Скажи мне по правде, видел ли ты такую?
   -- А зачем вы меня сконфузили? Хоть должен сознаться, что не рассчитывал говорить с такой особой.
   -- Покойный Биллевич всегда бывал с нею при дворе князя-воеводы или у Глебовичей, где она и переняла эти панские манеры. А красота какая? Вы и до сих пор не в состоянии промолвить слова.
   -- Нечего говорить, недурное мнение она себе о нас составила, -- сказал со злостью Раницкий. -- Но самым большим дураком должен был показаться ей Кокосинский.
   -- Ах ты, Иуда! Зачем же ты меня все подталкивал? Нужно было самому выступить с речью, послушали бы мы, что бы ты сказал своим суконным языком.
   -- Помиритесь, панове, -- сказал Кмициц. -- Я разрешаю вам восхищаться ее красотой и умом, но не ссориться.
   -- Я за нее готов в огонь, -- воскликнул Рекуц. -- Хоть убей меня, а я не откажусь от своих слов.
   Но Кмициц не думал на это сердиться, напротив, он самодовольно покручивал усы и победоносно смотрел на своих товарищей. Между тем вошла панна Александра, одетая в шубку и кунью шапочку. Все вышли на крыльцо.
   -- Мы в этих санях поедем? -- спросила молодая девушка, указывая на серебристого медведя. -- Я еще в жизни своей не видела таких красивых и диковинных саней.
   -- Кто прежде в них ездил, я не знаю, но теперь будем ездить мы. Они подходят мне тем более, что в моем гербе тоже есть девушка, сидящая на медведе. Есть еще другие Кмицицы, у тех в гербе знамя, но они происходят от Филона Кмиты Чернобыльского, и мы не принадлежим к их дому.
   -- А где же вы приобрели этого медвежонка?
   -- Недавно, во время последней войны. Мы, изгнанники, потерявшие все состояние, имеем только то, что нам дает война, а так как я этой пани служил верой и правдой, то она меня и наградила.
   -- Послал бы Господь более счастливую войну, ибо эта одного наградила, а всю нашу дорогую отчизну сделала несчастной.
   -- С Божьей и гетманской помощью все изменится к лучшему.
   Говоря это, Кмициц закутывал молодую девушку белой суконной, подбитой белыми волками полостью, потом сел сам, крикнул кучеру: "Трогай" -- и лошади понеслись.
   Холодный воздух пахнул им в лицо, они замолчали, и слышен был только скрип мерзлого снега под полозьями, фырканье лошадей, звук колокольчиков и крики кучера.
   Наконец Кмициц нагнулся к Оленьке и спросил ее:
   -- Хорошо тебе?
   -- Хорошо, -- ответила она, закрывая лицо муфтой.
   Сани мчались, как вихрь. День был ясный, морозный. Снег сверкал и искрился, с белых крыш подымался вверх розоватый дым. Стаи ворон летели впереди саней, среди голых деревьев, с громким карканьем. Отъехав версты две от Водокт, они выехали на широкую дорогу, в темный, безмолвный лес, что спал еще под толстым покровом снега. Деревья мелькали перед глазами и точно убегали куда-то за сани, а они неслись все быстрее и быстрее, точно на крыльях. От такой езды кружилась голова, и было в ней какое-то упоение... Откинувшись назад, панна Александра закрыла глаза и вдруг почувствовала приятную томность: ей казалось, что оршанский боярин схватил ее и мчится, как вихрь, а она не в силах ни сопротивляться, ни кричать. Они летят все быстрее и быстрее... Она чувствует, что ее обнимают чьи-то руки... чувствует на щеках что-то жгучее... но не может открыть глаз, точно во сне. Они мчатся и мчатся... Вдруг ее разбудил чей-то голос, который спрашивал:
   -- Любишь ли ты меня?
   -- Как собственную душу.
   -- А я -- на жизнь и на смерть.
   И снова соболья шапка Кмицица наклонилась к куньей шапке Оленьки. Она сама теперь не знала, что доставляет ей больше наслаждения: поцелуи или эта бешеная езда?
   Они мчались все дальше, все через лес. Деревья перед ними убегали, снег скрипел, лошади фыркали, и они были счастливы.
   -- Я хотел бы так ехать до скончания веков, -- воскликнул Кмициц.
   -- Да ведь то, что мы делаем, грешно, -- прошептала Оленька.
   -- Какой грех. Позволь еще грешить.
   -- Нельзя, Митруны близко.
   -- Близко, далеко, не все ли равно.
   И Кмициц встал, вытянул вверх руки и стал кричать, точно выплескивая из груди избыток счастья:
   -- Гей, га, гей!
   -- Гей, гоп, гоп! -- отозвались товарищи.
   -- Чего вы так кричите? -- спросила девушка.
   -- Так, от радости! Крикните и вы.
   -- Гей! -- раздался тонкий мелодичный голосок.
   -- Королева ты моя! Я готов сейчас упасть к твоим ногам.
   И ими овладело какое-то безумное веселье. Кмициц стал петь, а молодая девушка долго слушала его со вниманием и наконец спросила:
   -- Кто вас выучил таким прекрасным песням?
   -- Война, Оленька. Мы так пели от скуки.
   Дальнейший разговор прервали товарищи, кричавшие изо всех сил: "Стой, стой".
   Кмициц повернулся к ним, разозлившись и удивившись тому, что они осмелились его останавливать; вдруг на расстоянии нескольких десятков шагов он увидел мчавшегося к нему во весь опор верхового.
   -- Да ведь это мой вахмистр Сорока, -- должно быть, что-нибудь случилось! -- воскликнул Кмициц.
   В это время вахмистр подъехал и с такой силой осадил коня, что тот присел на задние ноги; затем он проговорил, задыхаясь:
   -- Пане ротмистр!
   -- Что случилось, Сорока?
   -- Упита горит; дерутся!
   -- Иезус, Мария! -- воскликнула Оленька.
   -- Не бойся, дорогая. Кто дерется?
   -- Солдаты с мещанами. На рынке пожар. Мещане послали за помощью в Поневеж, а я примчался к вашей милости. Все еще отдышаться не могу.
   Во время этого разговора подъехали задние сани, и Кокосинский, Раницкий, Кульвец, Углик, Рекуц и Зенд, выскочив на снег, окружили разговаривающих.
   -- Из-за чего это произошло? -- спросил Кмициц.
   -- Мещане не хотели давать без денег припасов ни людям, ни лошадям. Мы окружили бургомистра и всех, кто заперся в рынке; потом подожгли два дома; поднялась страшная суматоха, стали бить в колокол.
   Глаза Кмицица метали искры гнева.
   -- Значит, и нам нужно идти на помощь! -- крикнул Кокосинский.
   -- Лапотники войску сопротивляются! -- кричал Раницкий, и все его лицо покрылось белыми и багровыми пятнами. -- Шах, шах, Панове!
   Зенд засмеялся так громко, что лошади испугались, а Рекуц закатил глаза и пищал:
   -- Бей, кто в Бога верует! Поджечь этих лапотников!
   -- Молчать, -- крикнул Кмициц так, что лес дрогнул, а стоявший ближе других Зенд покачнулся, как пьяный. -- Вы там не нужны. Садитесь все в сани и поезжайте в Любич, а третьи оставьте мне. Там и ждите моих распоряжений.
   -- Как же так? -- возразил Раницкий.
   Но Кмициц положил ему руку на плечо, и глаза его еще больше засверкали.
   -- Ни слова! -- сказал он грозно.
   Все замолчали; его, видно, боялись, хотя обыкновенно обращались с ним очень фамильярно.
   -- Возвращайся, Оленька, в Водокты, -- сказал Кмициц, -- или поезжай за теткой в Митруны. Не удалось нам катание. Я знал, что они там не усидят спокойно. Но сейчас все успокоится, только несколько голов слетит. Будь здорова и покойна, я постараюсь вернуться как можно скорее.
   Сказав это, он поцеловал ей руку, окутал полостью, потом сел в другие сани и крикнул кучеру:
   -- В Упиту!
  

IV

   Прошло несколько дней, а Кмициц не возвращался, но зато в Водокты приехало трое из ляуданской шляхты, чтобы что-нибудь разузнать у своей панны о Кмицице. Приехал Пакош Гаштофт из Пацунелей, тот, у которого гостил пан Володыевский, -- славившийся своим богатством и шестью дочерьми, из которых три были замужем за тремя Бутрымами, и каждая получила в приданое по сто чеканных талеров кроме недвижимости. Другой был Касьян Бутрым, самый старший из ляуданцев, прекрасно помнивший Батория, а с ним Юзва Бутрым, зять Пакоша. Он хотя и был полон сил, так как ему было не более пятидесяти лет, но не пошел в Россиены, ибо во время войн с казачеством ему пулей оторвало ступню, почему его и прозвали Юзвой Безногим.
   Это был шляхтич необыкновенной силы и ума, но резкий и суровый. Его побаивались даже в столицах, ибо он не спускал ни себе, ни другим. В пьяном виде он был даже страшен, но это случалось с ним очень редко.
   Молодая девушка приняла их очень радушно и сразу догадалась о причине их приезда.
   -- Мы хотели к нему ехать, но говорят, он еще не вернулся из Упиты, -- говорил Пакош, -- мы и приехали к тебе узнать, когда он будет.
   -- Думаю, что он вернется очень скоро, -- ответила девушка. -- Он вам будет очень рад, так как слышал о вас много хорошего как от дедушки, так и от меня.
   -- Лишь бы только он не принял нас так, как Домашевичей, когда они приехали к нему с известием о смерти полковника, -- проворчал Юзва.
   -- Не упрекайте его в этом. Может быть, он и недостаточно любезно их принял, в чем и сознался предо мной, но нужно помнить, что он возвращался с войны, где ему пришлось испытать немало трудов и огорчений. Не нужно удивляться, если воин и прикрикнет на кого-нибудь: у них обращение такое же острое, как и их сабли.
   Пакош Гаштофт, который желал бы с целым миром жить в дружбе, махнул рукой и сказал:
   -- Мы и не удивились. Зверь на зверя огрызается, если увидит его вдруг, почему бы и человеку этого не сделать. Мы поедем в старый Любич поклониться пану Кмицицу и просить, чтобы он жил с нами и ходил на войну так же, как и покойный подкоморий.
   -- Скажи только нам, дорогая, понравился ли он тебе? -- спросил Касьян Бутрым. -- Ведь мы обязаны знать об этом.
   -- Да наградит вас Бог за ваши заботы обо мне. Он очень достойный кавалер, пан Кмициц, но хотя бы я и заметила в нем какие-нибудь недостатки, то не стала бы о них говорить.
   -- Но ты их не заметила, сокровище наше?
   -- Нет. Впрочем, никто здесь не имеет права судить его, а уж тем более выказывать недоверие. Нам следует Бога благодарить.
   -- Зачем раньше времени благодарить? Когда будет за что, то и поблагодарим, а пока не за что, -- ответил угрюмый Юзва, который, как истый жмудин, был очень осторожен и проницателен.
   -- А о свадьбе говорили вы? -- спросил опять Касьян. Панна опустила глаза.
   -- Пан Кмициц хочет как можно скорей.
   -- Вот как, еще бы ему не хотеть, -- пробормотал Юзва. -- Ведь не дурак он. Какой медведь от меду откажется! Но зачем спешить, лучше сначала узнать, что он за человек. Отец Касьян, скажи, что надо. Что ты дремлешь, как заяц в полдень?
   -- Я не дремлю. Я думаю, как бы это сказать, -- ответил старичок. -- Иисус Христос сказал: как Яков Богу, так и Бог Якову. Мы тоже пану Кмицицу дурного не желаем, пусть же и он к нам будет добр.
   -- Только бы он жил с нами в согласии, -- прибавил Юзва.
   Молодая девушка насупила свои соболиные брови и сказала с некоторой надменностью:
   -- Попомните, панове, что мы не слугу принимаем. Он здесь будет хозяин, и мы должны подчиняться его воле, а не он нашей. Ему вы должны уступить и опеку надо мной.
   -- Это значит, что мы не должны ни во что вмешиваться? -- спросил Юзва.
   -- Это значит, что вы должны быть его друзьями так же, как он хочет быть вам другом. Ведь он здесь оберегает свою собственность, которой каждый волен распоряжаться, как ему угодно. Не так ли, отец? -- обратилась она к Пакошу.
   -- Это -- святая истина, -- ответил миролюбивый старичок. А Юзва снова обратился к старому Бутрыму:
   -- Да проснись же ты, Касьян!
   -- Я не сплю, я думаю.
   -- Ну так скажи, что ты думаешь.
   -- Вот что я думаю: пан Кмициц -- настоящий пан, а мы -- лапотники; притом он знаменитый воин, он один решился идти против неприятеля тогда, когда все уже руки опустили. Дай Бог таких побольше. Но товарищей он выбрал себе плохих. Ведь ты сам слышал, сосед, от Домашевичей, что все они негодяи, каиновы дети, и у каждого на душе немало преступлений. Они жгли, грабили, насильничали. Если бы они только кого-нибудь зарубили или переехали, это бы еще туда-сюда, это со всяким может случиться, но они только и занимаются грабежом, и давно бы им сгнить в тюрьме, если бы не протекция пана Кмицица. Он их взял под свою защиту, а они пристали к нему, как овода к лошади. А теперь приехали сюда, и уже всем ведомо, кто они такие! В первый же день своего приезда в Любич они в портреты покойных Биллевичей из пистолетов стреляли! Пан Кмициц не должен был этого допускать, так как Биллевичи его благодетели.
   Оленька закрыла лицо руками.
   -- Этого быть не может, -- сказала Оленька, заткнув уши.
   -- Может, потому что было. В своих благодетелей и будущих родственников он стрелять позволил. А потом натащили в дом девок и развратничали. Тьфу, такого безобразия еще у нас не бывало! И все это в первый же день приезда.
   При этом старый Касьян до того рассердился, что начал стучать палкой об пол; на лице Оленьки выступили красные пятна, а Юзва прибавил:
   -- А войско пана Кмицица, оставшееся в Упите, разве лучше? Каковы офицеры, таковы и солдаты. У Соллогуба они увели скот; мейзагольских крестьян, везших смолу, избили. Соллогуб поехал к пану Глебовичу искать защиты, а теперь в Упите все вверх дном. У нас до сих пор все было спокойно, а теперь держи ружье наготове. А почему? Потому что пан Кмициц со своей компанией пожаловал.
   -- Не говорите так, отец Юзва, не говорите!
   -- Как же не говорить? Если пан Кмициц не виноват, то зачем же он держит таких людей и зачем с ними живет? Вы должны ему сказать, чтобы он их прогнал, иначе нам покоя не будет. Слыханная ли это вещь -- позволить стрелять в портреты и на глазах у людей развратничать? Ведь об этом говорят во всем околотке.
   -- Что же мне делать? -- спросила Оленька. -- Может быть, они и дурные люди, но ведь он с ними ходил на войну, и ради меня он их не прогонит.
   -- А если не прогонит, значит, и сам не лучше, -- проворчал Юзва.
   -- Впрочем, пусть будет по-вашему! -- сказала девушка, в которой все сильнее накипала злоба против этих развратников и забияк. -- Он должен их выгнать. Пусть выбирает меня или их. Если правда все, что вы говорите, то я им не прошу. Я сирота и беззащитна, но не побоюсь этой вооруженной шайки.
   -- Мы тебе поможем, -- промолвил Юзва.
   -- Пусть они делают что хотят, но не здесь, не в Любиче, -- воскликнула Оленька, волнуясь все более. -- За свои поступки они сами и будут отвечать, но пусть не подстрекают к разврату пана Кмицица... Ведь это стыд, позор... Я думала, что они только невоспитанны, но оказывается, что это негодяи, позорящие и себя, и его. Спасибо вам, отцы, что вы мне открыли глаза. Теперь я знаю, как мне поступить.
   -- Вот это я понимаю, -- ответил старый Касьян. -- Сама добродетель говорит твоими устами, и мы тебе поможем.
   Гнев все больше накипал в сердце Оленьки против товарищей Кмицица. Они заставили страдать ее самолюбие, они оскорбили ее святое чистое чувство. Ей стыдно было и за него, и за себя, и она искала виновных, на ком бы можно было выместить свой гнев.
   Шляхта, наоборот, радовалась, видя свою барышню такой грозной и готовой дать решительный отпор этим оршанским буянам.
   Она продолжала со сверкающими глазами:
   -- Они должны убраться не только из Любича, но и из его окрестностей.
   -- Мы и не виним пана Кмицица, сокровище наше, -- говорил старый Касьян. -- Мы знаем, что это они его подзадоривают. И нет у нас никакой злобы к нему, а недовольны мы тем, что он держит у себя таких негодяев. Он еще молод, ну и... глуп. И староста Глебович был смолоду глуп, а теперь нас еще наставляет.
   -- Вот, к примеру, собака, -- сказал взволнованным голосом миролюбивый пацунельский старичок, -- пойдешь с молодой в поле, она, глупая, вместо того чтобы зверя гонять, вертится около твоих ног да за полы дергает.
   Оленька хотела что-то сказать, но вдруг разрыдалась.
   -- Не плачь, -- сказала Юзва Бутрым.
   -- Не плачь, не плачь, -- повторяли оба старика.
   Они употребляли все усилия, чтобы утешить ее, но безуспешно. После их отъезда ею овладела тревога и невыразимая тоска, но больше всего страдала эта гордая девушка оттого, что принуждена была защищать и оправдывать Кмицица перед своими опекунами.
   А эта компания? И маленькие ручки молодой девушки сжались при одном воспоминании о ней. Перед ее глазами встали, как живые, лица Кокосинского, Углика, Зенда, Кульвеца и других; и вдруг она поняла и увидела то, чего не видела прежде. Разврат и преступление наложили на них свою печать. Чуждое ей до сих пор чувство ненависти начало овладевать ею все более и более.
   Но вместе с этим чувством возрастала и обида против Кмицица.
   -- Стыд, позор, -- шептала девушка побелевшими губами. -- Каждый вечер он возвращался от меня к дворовым девкам.
   И она почувствовала себя оскорбленной. Невыносимая тяжесть сдавливала ей грудь.
   На дворе уже стемнело, а панна Александра все ходила, волнуясь, по комнате, и в душе у нее бушевала целая буря. Она не принадлежала к тем натурам, которые могут только страдать, а защищаться не могут. В этой девушке текла рыцарская кровь. Она хоть сейчас же готова была вступить в борьбу с этими злыми духами. Но что ей остается? Только слезы и просьбы, чтобы Кмициц разогнал их на все четыре стороны? А если он не согласится?
   Если не согласится...
   И она не смела даже думать об этом.
   Мысли ее были прерваны появлением казачка, который внес охапку еловых поленьев и, положив их у камина, стал выгребать из-под пепла еще не погасшие уголья. В эту минуту у нее мелькнула вдруг новая мысль.
   -- Константин, -- окликнула она его, -- поезжай сейчас же верхом в Лю-бич. Если пан вернулся, то попроси его сейчас же ехать ко мне, а если его еще нет, то пусть вместе с тобою едет старый Жникис, только живо.
   Казачок бросил на угли смоляных щепок и можжевельника и скрылся за дверью.
   В камине загорелось яркое пламя. На душе у Оленьки стало как-то спокойнее.
   -- Может быть, Бог еще все переменит к лучшему, а может, это и не так было, как говорили опекуны.
   И через несколько минут она пошла в людскую, чтобы, по давнему обычаю, следить за работавшими там девушками и петь божественные песни. Спустя два часа вернулся продрогший казачок.
   -- Жникис ждет в сенях, -- сказал он. -- Пана нет в Любиче.
   Девушка быстро вскочила. Старый слуга поклонился ей до земли.
   -- Все ли в добром здоровье, благодетельница вы наша?
   Они перешли в столовую; Жникис остановился у дверей.
   -- Что слышно? -- спросила девушка.
   Мужик махнул только рукой и промолвил:
   -- Пана нет дома.
   -- Я знаю, что он в Упите. Но дома что?
   -- Эх...
   -- Слушай, Жникис, говори смело, тебе ничего за это не будет. Говорят, что пан добрый, только товарищи его повесы.
   -- Если бы только повесы...
   -- Говори всю правду.
   -- Мне нельзя говорить... Не велено, да и боюсь.
   -- Кто не велел?
   -- Пан.
   -- Верно? -- спросила молодая девушка.
   Наступила минута молчания. Она быстрыми шагами ходила по комнате, а он следил за нею глазами. Вдруг она остановилась.
   -- Чей ты?
   -- Биллевичей, но из Водокт, а не из Любича.
   -- Ты больше не вернешься в Любич, ты останешься здесь. Теперь приказываю тебе говорить все, что ты знаешь.
   Мужик бросился перед нею на колени.
   -- Панна, драгоценная, я не хочу туда возвращаться, там светопреставление. Это настоящие разбойники, там ни минуты нельзя быть спокойным.
   Девушка покачнулась, как бы пораженная стрелою, побледнела, но спросила спокойно:
   -- Правда ли, что они стреляли в портреты?
   -- И стреляли, и девок таскали в комнаты, да и до сих пор там то же самое. В деревне -- плач, в доме -- содом. Волов и баранов без счету режут. Людей истязают. Вчера избили конюха.
   -- Конюха избили?
   -- Да, а хуже всего девкам. Им уже мало дворовых, они по деревне за ними гоняются.
   Снова наступило молчание. Щеки девушки покрылись ярким румянцем.
   -- Когда ожидают пана?
   -- Они и сами не знают, да слышал я вчера, что они все завтра собираются в Упиту. Уж и лошадей велели приготовить. Верно, заедут и к вашей милости просить пороху и людей.
   -- Они заедут ко мне?.. Прекрасно. Ступай на кухню. Больше ты не вернешься в Любич.
   -- Пошли тебе Господи счастья и здоровья! Панна Александра решила, как ей нужно поступить.
   На другой день было воскресенье. Утром, прежде чем дамы из Водокт успели уехать в костел, явились паны: Кокосинский, Углик, Кульвец, Раницкий, Рекуц и Зенд, а за ними вооруженная любичская дворня, ибо вся компания собиралась идти на помощь Кмицицу в Упиту.
   Панна вышла к ним навстречу спокойная и гордая, совсем непохожая на ту, которая встречала их несколько дней тому назад; она едва кивнула головою в ответ на их низкие поклоны. Они подумали, что это с ее стороны осторожность, вызванная отсутствием Кмицица.
   Первым выступил Кокосинский, но на этот раз он был уже смелее и проговорил:
   -- Ясновельможная панна ловчанка. Мы заехали сюда по дороге в Упиту выразить вам свое почтение и попросить пороху и оружия. Прикажите ехать с нами и вашим людям. Мы возьмем штурмом Упиту, а всем этим лапотникам слегка пустим кровь.
   -- Дивлюсь я, -- ответила молодая девушка, -- что вы едете в Упиту. Я сама слышала, как пан Кмициц велел вам сидеть в Любиче, и думаю, что вы, как подчиненные, должны исполнять его приказания.
   Услышав эти слова, молодые люди переглянулись в изумлении. Зенд вытянул губы, точно собираясь свистнуть по-птичьи, а Кокосинский стал почесывать затылок.
   -- Право, можно подумать, что вы говорите с крепостными пана Кмицица. Правда, мы должны были сидеть дома, но вот уже четвертый день, как Ендрек уехал, и мы решили, что там что-то происходит, и наши сабли могут пригодиться.
   -- Пан Кмициц поехал не на войну, а усмирить и наказать солдат, что могло бы случиться и с вами, если бы вы его ослушались. Кроме того, с вашим появлением там прибавилось бы еще больше бесчинств и кровопролития.
   -- Трудно с вами спорить. Не откажите снабдить нас порохом и людьми.
   -- Ни людей, ни пороху я вам не дам, слышите?
   -- Так ли я понял? -- ответил Кокосинский. -- Неужто вы пожалеете таких пустяков даже ради спасения Кмицица, Ендрека? Неужто вы предпочитаете, чтобы с ним случилось какое-нибудь несчастье?
   -- Самое плохое, что может с ним случиться, -- это быть в вашей компании!
   При этих словах глаза молодой девушки метнули искры, и, гордо подняв голову, она направилась к буянам, а те с изумлением попятились назад.
   -- Бездельники, -- сказала она, -- это вы, как злые духи, подстрекаете его ко всему дурному. Я знаю вас, вашу развращенность и ваши бесчестные поступки. Закон преследует вас, люди от вас отворачиваются, а на кого это ложится пятном? Все на него.
   -- Вы слышите, товарищи? Слышите? Что это такое? Не сон ли это? -- крикнул Кокосинский.
   Девушка подошла еще ближе к ним и, указывая рукой на дверь, сказала:
   -- Вон отсюда!
   Все побледнели, но не ответили ни слова. Лишь зубы их заскрежетали, руки схватились за сабли, а глаза метали молнии. Но через минуту ими овладел страх. Ведь этот дом под опекой могущественного Кмицица, а эта надменная девушка его невеста. И они побороли свой гнев, а она стояла с блестящими глазами и указывала на дверь.
   Наконец Кокосинский заговорил прерывающимся от сдерживаемого бешенства голосом:
   -- После такого радушного приема... нам ничего не остается... как поклониться любезной хозяйке и... и... поблагодарить за гостеприимство...
   Сказав это, он с преувеличенной почтительностью поклонился до земли, а за ним поклонились остальные и все поочередно вышли из комнаты. Когда дверь затворилась за последним, Оленька в изнеможении упала в кресло.
   А они собрались у крыльца, чтобы посоветоваться, как им быть, но никто не решался заговорить первым.
   Наконец Кокосинский сказал:
   -- Ну что же, милые барашки?
   -- А что?
   -- Как вы себя чувствуете?
   -- А ты?
   -- Эх, если бы не Кмициц, -- сказал Раницкий, -- мы бы расправились по-своему с панной.
   -- Попробуй тронь только Кмицица, -- запищал Рекуц. Лицо Раницкого все покрылось багровыми пятнами.
   -- Не боюсь я Кмицица, а тебя тем более. Становись хоть сейчас!
   -- Прекрасно, -- ответил Рекуц.
   Оба схватились за сабли, но в эту минуту между ними очутился Кульвец-Гиппоцентавр.
   -- Видели вы это? -- сказал он, потрясая огромным кулачищем. -- Видели? Первому, кто поднимет саблю, я размозжу голову.
   Сказав это, он посмотрел сначала на одного, потом на другого, точно спрашивая, кто из них первый захочет отведать, но они сейчас же успокоились.
   -- Кульвец прав, -- заметил Кокосинский. -- Теперь, больше чем когда-либо, нам нужно согласие. Я советовал бы вам как можно скорее ехать к Кмицицу, чтобы она не успела вооружить его против нас. Хорошо, что мы сдержали себя, хотя, сознаюсь, у меня и язык, и руки чесались. Едемте к Кмицицу. Она будет на нас жаловаться, так мы тоже зевать не будем. Сохрани Бог, если он нас оставит. На нас сейчас же сделают облаву, как на волков.
   -- Пустяки, -- сказал Раницкий. -- Ничего с нами не сделают. Теперь война: мало ли таких же бесприютных, как мы, шатается по свету. Наберем себе товарищей, и тогда пусть нас ищут. Дай руку, Рекуц, я тебя прощаю.
   -- Я бы тебе уши обрезал, -- пропищал Рекуц, -- но так и быть, помиримся. Общая у нас обида!
   -- Указать на дверь таким кавалерам, как мы! -- воскликнул Кокосинский.
   -- И мне, в чьих жилах течет сенаторская кровь! -- прибавил Раницкий.
   -- Нам, доблестным людям и шляхте!
   -- Заслуженным солдатам!
   -- Беднякам!
   -- Невинным сиротам!
   -- Хоть я еще и не совсем без подметок, а ноги у меня начинают мерзнуть, -- сказал Кульвец. -- Что мы здесь будем стоять, как нищие? Нам пива не поднесут. Мы здесь не нужны. Сядемте и поедем, а людей лучше всего отправить назад, -- без оружия и пороху они для нас бесполезны.
   -- В Упиту?
   -- К Ендреку, нашему дорогому приятелю. Ему мы пожалуемся.
   -- Как бы только с ним не разъехаться.
   -- На коней, Панове, трогайте.
   Все сели на лошадей и отправились в путь, сдерживая свой гнев и стыд. За воротами Раницкий повернулся и погрозил кулаком по направлению к дому.
   -- Эх, крови мне, крови!..
   -- Если только мы когда-нибудь поссоримся с Кмицицем, мы еще вернемся сюда и расправимся как надо.
   -- Это возможно.
   -- Бог нам поможет, -- прибавил Углик.
   -- Иродова дочь, тетерька проклятая!
   Осыпая такими проклятиями молодую девушку, а порою браня и друг друга, они доехали до леса. Только миновали они несколько деревьев, как огромная стая ворон закружилась над их головами. Зенд начал пронзительно каркать, и тысячи голосов ответили ему сверху. Стая спустилась так низко, что лошади начали пугаться шума крыльев.
   -- Замолчи ты, -- крикнул на Зенда Раницкий. -- Еще накличешь какую-нибудь беду. Каркает над нами это воронье, точно над падалью.
   Но другие смеялись: Зенд не переставал каркать. Вороны опускались все ниже, и шум их крыльев смешивался с пронзительным карканьем. Глупые, они не поняли этого дурного предзнаменования.
   Проехав лес, они увидели Волмонтовичи и прибавили шагу; был сильный мороз, и они очень озябли; до Упиты было еще далеко. Но по деревне им пришлось ехать медленнее, так как вся дорога была запружена людьми, возвращавшимися из церкви. Шляхта поглядывала на незнакомцев, отчасти догадываясь, кто они и откуда. Молодые девушки, слышавшие обо всем, что творилось в Любиче, и о том, каких грешников привез с собой Кмициц, присматривались к ним с еще большим любопытством. А они ехали, гордо подняв головы, приняв воинственные позы, в бархатных кафтанах, в рысьих шапках и на прекрасных лошадях. Видно было, что это действительно храбрые солдаты. Они ехали в ряд, никому не уступая дороги, и лишь по временам покрикивая: "Прочь с дороги!" Некоторые из Бутрымов посматривали на них исподлобья, но уступали; а они говорили между собой о шляхте.
   -- Обратите внимание, Панове, -- говорил Кокосинский, -- какие здесь все рослые мужики -- настоящие зубры, и каждый волком смотрит.
   -- Если бы не рост и не эти громадные сабли, их можно было бы принять за мужиков, -- сказал Углик.
   -- А сабли-то какие, -- заметил Раницкий. -- Хотелось бы мне с кем-нибудь из них помериться.
   И он начал размахивать руками.
   -- Он бы так, а я так! Он так, а я так -- и шах.
   -- Тебе нетрудно доставить себе это удовольствие: с ними немного хлопот.
   -- А я предпочел бы иметь дело вот с этими девушками, -- сказал Зенд.
   -- Елки, а не девушки! -- воскликнул Рекуц.
   -- Не елки, а сосны. А щеки как расписные.
   -- Трудно усидеть на лошади, видя таких красавиц.
   Выехав из "застенка", они опять пустились рысью. Через полчаса подъехали к корчме, называемой "Долы", стоявшей на полдороге между Волмонтовичами и Митрунами. Бутрымы и их жены и дочери обычно останавливались здесь, чтобы отдохнуть и согреться во время морозов. Поэтому перед постоялым двором молодые люди увидели несколько саней и несколько верховых лошадей.
   -- Выпьем-ка водки, а то холодно, -- предложил Кокосинский.
   -- Не мешает, -- ответили все хором.
   Они сошли с лошадей и привязали их к столбам, а сами вошли в громадную темную корчму. В ней они застали множество людей. Шляхта, сидя на скамьях или стоя кучками у стойки, потягивала пиво или крупник, приготовленный из масла, меду, водки и кореньев. Здесь собрались почти одни мрачные, неразговорчивые Бутрымы, и в избе не было почти никакого шума. Все они были одеты в кафтаны из серого домашнего сукна на бараньем меху, в кожаные пояса с саблями в черных железных ножнах. Этот однообразный костюм делал их похожими на какое-то войско. По большей части это были старики лет шестидесяти или юноши, так как остальные отправились в Россиены.
   Увидев оршанских кавалеров, все отошли от стойки и с любопытством стали к ним присматриваться. Их выправка и молодецкий вид понравились воинственной шляхте; временами слышались вопросы: "Это из Любича?" -- "Да, это товарищи Кмицица". -- "Так это они?" -- "Как же".
   Молодые люди принялись за водку, но вдруг Кокосинский почувствовал заманчивый запах крупника и приказал подать себе. Когда на столе появился дымящийся котелок, они уселись и стали попивать, поглядывая прищуренными глазами на шляхту, так как в избе было почти совсем темно. Окна были занесены снегом, а большое отверстие в печи, где горел огонь, закрывали какие-то повернувшиеся спиной к присутствующим фигуры.
   Когда крупник стал расходиться по жилам молодых людей, разливая приятную теплоту, к ним вернулось веселое настроение, испорченное приемом в Водоктах, и Зенд начал каркать по-вороньему так искусно и неподражаемо, что все лица повернулись к нему.
   Товарищи смеялись, а развеселившаяся шляхта, особенно подростки, стали подходить ближе. Сидевшие у печки фигуры повернулись лицом к избе, и Рекуц первый заметил, что это были женщины.
   А Зенд закрыл глаза и продолжал каркать; вдруг он замолчал, и через минуту все услышали голос травленного собаками зайца; заяц пищал, как в агонии, все тише, все слабее, наконец, умолк навеки.
   Бутрымы стояли в изумлении и все еще прислушивались, хотя заяц умолк уже; в это время раздался пискливый голос Рекуца:
   -- У печи сидят девки.
   -- Правда, -- ответил Кокосинский, прикрывая глаза рукой.
   -- Верно, -- повторил Углик, -- но в избе так темно, что их нельзя рассмотреть.
   -- Любопытно, что они здесь делают?
   -- Может, для танцев пришли.
   -- Погодите, я сейчас спрошу, -- сказал Кокосинский. -- Что вы там делаете около печи, милые?
   -- Ноги греем, -- ответили тонкие голоса.
   Тогда молодые люди встали и подоши к огню. На длинной скамье сидело несколько молодых женщин, вытянувших ноги на лежавшее у огня бревно, а с другой стороны сушились их промокшие сапоги.
   -- Значит, ноги греете? -- спросил Кокосинский.
   -- Да, озябли.
   -- Хорошенькие ножки, -- запищал Рекуц, нагибаясь над бревном.
   -- Оставьте нас, ваць-пане! -- ответила одна из шляхтянок.
   -- Я бы охотнее пристал, чем отстал, тем более что я знаю лучшее средство согреть озябшие ножки, чем огонь; вам надо потанцевать, и вы мигом согреетесь.
   -- Потанцевать так потанцевать, -- сказал Углик. -- Нам не нужно ни скрипки, ни контрабаса, я вам сыграю на чекане.
   И, вынув из кожаного футляра свой неразлучный инструмент, он стал играть; молодые люди начали подходить к девушкам и стаскивать их со скамьи. Они будто и сопротивлялись, но более криком, чем руками, так как на самом деле они и сами были не прочь от этого. Может быть, и мужчины пустились бы в пляс, ведь ничего нельзя было иметь против танцев в воскресенье после обедни, особенно во время Масленицы, но репутация этой компании была слишком известна в Волмонтовичах, и потому старший, Юзва Бутрым, тот, у которого не было ступни, встал со скамьи и, подойдя к Кульвецу-Гиппоцентавру, схватил его за грудь и сказал:
   -- Если вы хотите танцевать, так не угодно ли со мной?
   Кульвец прищурил глаза и стал усиленно шевелить усами.
   -- Я предпочитаю с девушкой, а с вами уж потом.
   В это время подбежал Раницкий с лицом, покрытым пятнами, так как уже чуял скандал.
   -- Ты кто такой? -- спросил он, хватаясь за саблю.
   Углик перестал играть, а Кокосинский крикнул:
   -- Эй, товарищи, сюда, сюда!
   Но на помощь Юзве бросились все Бутрымы, старики и подростки; они подходили ворча, как медведи.
   -- Что вам нужно? Хотите отведать наших кулаков? -- спросил Кокосинский.
   -- Да что тут с вами разговаривать, пошли прочь! -- ответил флегматично Юзва.
   Раницкий, больше всего беспокоившийся, как бы не обошлось без драки, толкнул Юзву в грудь рукояткой сабли, так что эхо разнеслось по всей корчме, и крикнул:
   -- Бей!
   Заблестели, зазвенели сабли, раздался крик женщин, шум и замешательство. Вдруг Юзва вскочил, схватил стоявшую около стола огромную скамью и, подняв ее, как щепку, крикнул:
   -- Рум, рум!
   С полу поднялась страшная пыль, так что не видно было сражающихся, и лишь порою слышались стоны.
  

V

   В этот же день вечером в Водокты приехал Кмициц в сопровождении ста с лишним человек, которых он привел из Упиты, чтобы отправить их в Кей-даны к гетману, ибо сам убедился, что в таком маленьком местечке негде поместить такое большое количество людей, и от голода солдаты поневоле должны прибегать к насилию, особенно такие, которых только страх перед начальством мог удержать в повиновении. Стоило только взглянуть на волонтеров Кмицица, чтобы видеть, что худших людей трудно найти во всей Речи Посполитой. Но Кмицицу неоткуда было достать других. После поражения гетмана неприятель запрудил всю страну. Остатки регулярных литовских войск вернулись в Биржи и Кейданы. Смоленская, витебская, полоцкая, Мстиславская и минская шляхта или ушла за войском, или скрылась в не занятые неприятелем воеводства. Наиболее воинственная и храбрая шляхта съезжалась в Гродну к Госевскому, где назначен был сборный пункт, но, к несчастью, ее было немного, да и та, что последовала голосу своей совести, собиралась так неохотно и медленно, что неприятель безнаказанно наводнял страну, и никто не давал ему отпора, кроме Кмицица, который действовал самостоятельно, побуждаемый скорее рыцарским призванием, чем патриотизмом. Нетрудно понять, что, за недостатком войска, он набирал людей, каких только можно было найти, а именно: тех, которые не считали себя обязанными идти на помощь к гетману и которым нечего было терять. А потому отряд его состоял из бродяг, людей низкого происхождения, беглых солдат, мещан или преследуемых законом преступников, которые надеялись найти у Кмицица защиту да, кроме того, чем-нибудь и поживиться. В руках Кмицица они превратились в смелых, до безумия, солдат, и, если бы сам Кмициц был более степенным человеком, они могли бы оказать Речи Посполитой неоспоримые услуги. Но у него была неугомонная натура, душа его вечно жаждала приключений, да кроме того, ему неоткуда было брать лошадей и оружие, ибо, как волонтер, он не мог рассчитывать на помощь казны. И он брал насильно, не только у неприятеля, но часто и у своих. Сопротивления он не выносил и строго за него наказывал.
   В постоянных сражениях и стычках с неприятелем он одичал и привык к кровопролитию, хотя по природе у него было очень доброе сердце. Он полюбил этих бесшабашных, ни перед чем не останавливавшихся людей. Имя его вскоре прославилось. Мелкие неприятельские отряды не решались показываться там, где действовал страшный партизан. Но и разорившиеся во время войны местные помещики боялись его людей не меньше чем неприятеля, особенно если они были под командой не Кмицица, а его офицеров. Самым бесчеловечным из них был Раницкий. Где он ни появлялся, там, поневоле, являлось сомнение: враги ли это или защитники отечества. Кмициц иногда наказывал и своих людей нещадно, но это случалось довольно редко; чаще же всего он становился на их сторону, не обращая внимания ни на закон, ни на слезы, ни на человеческую жизнь.
   Подстрекаемый своими товарищами, кроме Рекуца, на котором не тяготела невинная кровь, он все более и более разнуздывал свои дикие наклонности.
   Теперь он собрал свой сброд, чтобы его отправить в Кейданы. Когда они остановились перед домом в Водоктах, панна Александра даже испугалась, увидев их в окно. Каждый из них был вооружен по-разному: одни -- в отнятых у неприятеля шлемах, другие -- в казацких шапках, иные в полинявших бархатных кафтанах, в тулупах, с ружьями, луками или бердышами, на лохматых лошадях в польской, московской и турецкой сбруе. Она успокоилась лишь тогда, когда в комнату вбежал веселый и оживленный, как всегда, Кмициц и стал целовать ее руки.
   Она хоть и решила встретить его холодно, но не могла скрыть своей радости. Может быть, в этом случае играла роль и женская хитрость. Она должна была рассказать Кмицицу о своем столкновении с его товарищами и потому хотела его задобрить. Впрочем, он приветствовал ее так искренне и с такой любовью, что если и осталась в ее сердце еще капля недовольства, то она должна была растаять, как снег на огне. "Он любит меня -- в этом нельзя сомневаться", -- подумала она.
   А он говорил:
   -- Я так по тебе стосковался, что готов был сжечь всю Упиту, лишь бы скорее вернуться к тебе. Пусть они пропадут, эти лапотники.
   -- Я тоже очень беспокоилась, как бы там не дошло до битвы. Слава богу, что вы приехали.
   -- Какая битва! Солдаты потрепали малость лапотников.
   -- Но вы их усмирили?
   -- Я сейчас тебе все расскажу, мое сокровище, как все было, дай мне только сесть, я очень устал. Как тепло, как хорошо в этих Водоктах, совсем как в раю. Я хотел бы здесь сидеть всю жизнь, глядеть в эти чудные глаза и... но не мешало бы выпить чего-нибудь теплого, на дворе изрядный мороз.
   -- Я велю согреть вам вина и сама принесу.
   -- Дай и моим висельникам бочонок водки и прикажи их пустить в сарай, пусть они обогреются хоть около скотины, а то они совсем окоченели.
   -- Я ничего для них не пожалею, ведь это ваши солдаты.
   Сказав это, она так улыбнулась, что у Кмицица сердце забилось от радости, и выскользнула, как кошечка, чтобы сделать нужные распоряжения.
   Кмициц ходил по комнате и, то поглаживая свои кудри, то покручивая усы, обдумывал, как ему рассказать о том, что произошло в Упите.
   -- Нужно сознаться во всем, -- пробормотал он, -- делать нечего. Пусть товарищи смеются, что я под башмаком.
   И он снова начал ходить по комнате и обдумывать, но наконец ему надоело так долго оставаться одному.
   В это время казачок внес свечи, поклонился в пояс и вышел, а следом за ним вошла и молодая хозяйка, с блестящим цинковым подносом в обеих руках, на котором стоял горшочек с дымящимся венгерским и резной хрустальный стакан с гербом Кмицицев. Старый Биллевич получил его когда-то от отца Андрея в память своего пребывания у него в гостях.
   Увидев хозяйку, Кмициц подбежал к ней с распростертыми объятиями.
   -- Ага, -- закричал он, -- обе ручки заняты, теперь ты не вырвешься у меня. И он нагнулся через поднос, а она отвернула свою русую головку, защищенную только паром, выходившим из горшочка.
   -- Да перестаньте же, я уроню поднос.
   Но он не испугался этой угрозы, а потому воскликнул:
   -- Клянусь Богом, можно с ума сойти от таких прелестей!
   -- Вы уж давно с него сошли. Ну садитесь, садитесь. Он повиновался, а она налила ему в стакан вина.
   -- Говорите теперь, как вы судили в Упите виновных?
   -- В Упите? Как Соломон.
   -- Ну и слава богу! Мне бы хотелось, чтобы все в окрестности считали вас человеком степенным и справедливым. Ну рассказывайте, как все было...
   Кмициц хлебнул вина и начал:
   -- Я должен рассказать все по порядку. Дело было так: мещане, во главе с бургомистром, требовали бумаги от великого гетмана или от пана подскарбия {Подскарбий -- государственный казначей.} на выдачу провианта. "Вы, -- обратились они к солдатам, -- волонтеры и не имеете права ничего требовать от нас даром. Квартиры мы вам даем из любезности, а провизии дадим тогда, когда будем знать, кто нам за нее заплатит".
   -- Они были правы или нет?
   -- По закону правы, но у солдат были сабли, а по старой пословице -- "у кого сабля, тот и прав". Поэтому они и ответили мещанам: "Мы сейчас же выпишем разрешение на вашей шкуре". С этого и началось. Бургомистр со своими лапотниками спрятались в одной из улиц, солдаты их осадили; не обошлось, конечно, без выстрелов. Для острастки солдаты зажгли несколько амбаров, а нескольких человек отправили на покой.
   -- Как на покой?
   -- Кто получит саблей по голове, тот и идет на покой.
   -- Господи боже! Да ведь это разбой.
   -- Поэтому я и поехал. Солдаты сейчас же явились ко мне с жалобами на голод и притеснения. "В брюхе у нас пусто, -- говорили они, -- что же нам делать?" Я велел позвать бургомистра. Он долго раздумывал, наконец пришел, а с ним еще трое и все стали плакаться: "Пусть бы уж денег не платили, но зачем убивать людей и жечь город? Есть и пить мы бы им дали, но они требовали сала, меду и всяких лакомств, а мы -- люди бедные, и у нас этого нет. Мы будем жаловаться, и вы перед судом ответите за ваших солдат".
   -- Господь вас не оставит, -- воскликнула панна, -- если вы над ними учинили суд праведный.
   -- Праведный?
   При этом Кмициц сделал виноватое лицо, как школьник, принужденный сознаться в своих шалостях.
   -- Королева моя, -- проговорил он наконец жалобным голосом, -- сокровище мое, не сердись на меня...
   -- Что же вы сделали? -- спросила Оленька тревожно.
   -- Я велел дать по сто плетей бургомистру и тем троим, -- выпалил торопливо Кмициц.
   Оленька ни слова не ответила, опустила лишь голову на грудь и погрузилась в молчание.
   -- Вели казнить меня, -- воскликнул Кмициц, -- но не сердись. Я еще не все сказал...
   -- Еще? -- простонала девушка.
   -- Они послали в Поневеж за помощью. Оттуда прислали сотню каких-то дураков под командой офицеров. Первых я усмирил раз навсегда, а офицеров... ради бога, не сердись... велел гнать голых по снегу, как сделал это с Тумгратом в Оршанском.
   Девушка подняла голову; ее суровые глаза пылали гневом, а щеки покрылись краской.
   -- У вас нет ни стыда ни совести! -- сказала она.
   Кмициц взглянул на нее с изумлением, помолчал с минуту и, наконец, спросил нетвердым голосом:
   -- Это правда или шутка?
   -- Я говорю без шуток, такой поступок достоин разбойника, но не честного офицера. Я говорю это потому, что мне дорога ваша репутация, что мне стыдно за вас; не успели вы приехать, как все соседи считают вас насильником и пальцами на вас указывают.
   -- Что мне ваши соседи! Одна собака десять дворов сторожит, и то ей нечего делать.
   -- Они бедны -- это правда, но над ними не тяготеет никаких преступлений, их имя ничем не запятнано. Никого кроме вас здесь не будет преследовать закон.
   -- Не беспокойся об этом. У нас всяк пан, кто может держать саблю в руках и собрать кое-какую партию. Что со мной могут сделать? Кого я боюсь?
   -- Если вы никого не боитесь, то знайте, что я боюсь гнева Божьего и... человеческих слез! А позора ни с кем делить я не хочу. Хоть я и слабая женщина, но честь имени, видно, дороже мне, чем тому, кто называет себя мужчиной и рыцарем.
   -- Ради бога, не угрожай мне отказом. Ты еще не знаешь меня...
   -- Верю, но, должно быть, и мой дед вас не знал.
   Глаза Кмицица метнули молнии, но и в ней заговорила кровь Биллевичей.
   -- Кидайтесь, скрежещите зубами, -- говорила она, -- я не испугаюсь, хоть я одна, а у вас целая шайка разбойников: на моей стороне правда. Вы думаете, я не знаю, что вы в Любиче стреляли в портреты и насиловали девушек?! Вы меня не знаете, если думаете, что я всегда буду покорно молчать. Я требую от вас честности, и этого меня не может лишить никакое завещание. Напротив, дед мой поставил непременным условием, чтобы я сделалась женой только честного человека.
   Кмицицу, видно, стало совестно за свои проделки в Любиче, потому что он опустил голову и спросил уже более тихим голосом:
   -- Кто вам рассказал об этом?
   -- Да вся шляхта говорит.
   -- Я рассчитаюсь с этими лапотниками, изменниками за их участие, -- ответил мрачно Кмициц. -- Все это произошло под пьяную руку, а в таких случаях солдаты не умеют себя сдержать. Что же касается девок, то я их не трогал.
   -- Я знаю, что это они, эти бесстыдники, эти разбойники, ко всему дурному вас подстрекают.
   -- Они не разбойники, а мои офицеры.
   -- Я этим вашим офицерам велела выйти вон из моего дома.
   Оленька ожидала с его стороны вспышки, но, к своему великому изумлению, она заметила, что известие об изгнания его товарищей не только не произвело никакого впечатления, но, наоборот, привело его в прекрасное расположение духа.
   -- Ты им велела выйти вон? -- спросил он.
   -- Да.
   -- И они ушли?
   -- Да.
   -- Ей-богу, ты смела и решительна, как рыцарь. С такими людьми шутить опасно. За это уж не один поплатился. Но они знают, что значит иметь дело с Кмицицем. Видишь, ушли покорно, как овечки. А почему? Потому что боятся меня!
   При этом Кмициц взглянул самодовольно на Оленьку и стал подкручивать усы; но эта перемена настроения и это неуместное самодовольство рассердило ее вконец, и она сказала решительным тоном:
   -- Вы должны выбрать или меня, или их -- иначе быть не может. Кмициц, казалось, не заметил ее решительного тона и ответил небрежно,
   почти шутливо:
   -- Зачем же мне выбирать, если и они, и ты принадлежите мне. Ты можешь делать себе в Водоктах все, что угодно... Но если мои компаньоны ничем тебя не оскорбили, то за что же мне их гнать? Ты не понимаешь, что значит -- вместе служить. Никакое родство так не связывает людей, как совместная служба. Знай, что они чуть не тысячу раз спасли мне жизнь; а если их преследует закон, то я им обязан дать приют. Все это -- шляхта и люди высокого происхождения за исключением Зенда. Но зато такого кавалериста, как он, нет во всей Речи Посполитой. Кроме того, если бы ты слышала, как он подражает голосам птиц и зверей, то он бы и тебе понравился.
   При этом Кмициц рассмеялся так, точно никакого недоразумения между ними не было, а она сжимала в отчаянии руки, видя, что все, что она говорила об общественном мнении, о необходимости исправиться, о бесчестии, пролетело мимо его ушей. Уснувшая совесть этого солдата не могла понять ее отвращения к каждой несправедливости, к каждому бесчестному поступку. Как говорить с ним, чтобы он наконец понял?
   -- Да будет воля Божья! -- сказала она наконец. -- Если вы от меня отказываетесь, то идите своей дорогой... Бог не оставит сироты.
   -- Я от тебя отказываюсь? -- спросил с изумлением Кмициц.
   -- Если не словами, то поступками; и если не вы, то я... Я не выйду за человека, на чьей совести лежат слезы и невинная кровь, на кого показывают пальцами и зовут разбойником и изменником.
   -- Как изменником? Не доводи меня до бешенства, не то сделаю что-нибудь такое, о чем потом буду жалеть! Пусть меня молния разразит, пусть черти возьмут мою душу, если я изменник, я, защищавший отчизну даже тогда, когда все уже опустили руки!
   -- Вы ее защищаете, а в то же время делаете то же самое, что и неприятель, -- вы ее бесчестите, вы истязаете людей, презрев законы Божеские и человеческие. Пусть у меня сердце разорвется от боли, но я не хочу иметь такого мужа, не хочу!
   -- Не говори мне об отказе -- я с ума сойду. Спасите меня, святые угодники! Не захочешь по доброй воле, я тебя силой возьму, хотя бы у тебя на страже стоял не только этот ляуданский сброд, но Радзивиллы и даже сам король, хотя бы для этого пришлось продать дьяволу свою душу...
   -- Не призывайте злого духа, не то он вас услышит, -- воскликнула Оленька, протягивая вперед руки.
   -- Чего ты от меня хочешь?
   -- Будьте честны.
   Оба замолчали, и наступила тишина. Слышны были только тяжелые вздохи Кмицица. Последние слова Оленьки прорвали кору, покрывавшую его совесть. Он чувствовал себя униженным, но не знал, что ей ответить, как защищаться. Начал быстрыми шагами ходить по горнице, а она сидела неподвижно. Над ними точно нависла черная туча. Им было тяжело друг с другом, и долгое молчание становилось все нестерпимее.
   -- Будь здорова, -- промолвил вдруг Кмициц.
   -- Уезжайте, -- ответила Оленька, -- и пусть Господь вас наставит на путь истинный!
   -- Я уеду. Горько было твое питье, горек твой хлеб. Желчью меня здесь напоили...
   -- А вы думаете, что мне сладко? -- ответила она голосом, в котором дрожали слезы. -- Будьте здоровы!
   -- Будь здорова!
   Кмициц направился было к дверям, но вдруг повернулся, подбежал к ней и, схватив ее за обе руки, сказал:
   -- Не отталкивай меня, ради Христа, неужто ты хочешь, чтобы я умер по дороге?!
   При этих словах девушка зарыдала, а он держал ее в своих объятиях и повторял сквозь стиснутые зубы:
   -- Бейте меня, кто в Бога верует, бейте! Наконец воскликнул:
   -- Не плачь, Оленька, ради бога, не плачь! Я сделаю все, что хочешь. Тех отправлю... в Упите все улажу... буду жить иначе... я люблю тебя... Ради бога не плачь, у меня сердце разрывается. Я сделаю все, только не плачь и люби меня.
   И он продолжал ее ласкать и успокаивать, а она, наплакавшись, сказала:
   -- Поезжайте! Господь водворит между нами мир и согласие. Я не сержусь на вас, мне только больно...
   Луна уже высоко поднялась над снежными полями, когда Кмициц возвращался в Любич, а за ним, растянувшись длинной цепью по широкой дороге, следовали его солдаты. Они ехали через Волмонтовичи, но более кратким путем, был сильный мороз, и можно было безопасно ехать через болота.
   К Кмицицу подъехал вахмистр Сорока.
   -- Пане ротмистр, -- спросил он, -- а где нам остановиться в Любиче?
   -- Иди прочь, -- ответил Кмициц.
   И он поехал вперед, ни с кем не разговаривая. Это была первая ночь в его жизни, когда в нем заговорила совесть, и он стал сводить с нею счеты, и счеты эти были для него тяжелее его панциря. Вот, например, он приехал сюда с запятнанной уже репутацией, а что он сделал, чтобы ее исправить? В первый же день позволил стрелять в портреты и развратничать, потом солгал, что сам не принимал в этом участия; потом позволял повторять это каждый день. Затем солдаты избили и обидели мешан, а он не только не наказал виновных, а бросился на поневежское войско, перебил солдат, офицеров погнал голыми по снегу. Они пожалуются на него, и он, конечно, будет присужден к лишению чести, состояния, а может быть, и жизни... Ведь нельзя же ему будет, как прежде, собрать шайку кое-как вооруженного сброда и смеяться над законом. Ведь он хочет жениться и поселиться в Водоктах. Ему придется служить под начальством гетмана, а там его легко могут найти и наказать по заслугам. Но даже если допустить, что все пройдет безнаказанно, то все-таки поступки останутся бесчестными, недостойными рыцаря, и воспоминание о них не изгладится ни в сердцах людей, ни в сердце Оленьки.
   И когда он вспомнил, что она его все-таки не оттолкнула, что, уезжая, он прочел в ее глазах прощение, она показалась ему доброй, как ангел. Ему захотелось вернуться не завтра, а сейчас же, упасть к ее ногам, молить о прощении и целовать эти чудные глаза, которые плакали сегодня из-за него.
   Он готов был разрыдаться и чувствовал, что так любит эту девушку, как никогда в жизни никого не любил. "Клянусь Пресвятой Богородицей, -- думал он, -- что сделаю все, чего она от меня потребует; награжу щедро моих товарищей и отправлю их на край света: действительно, они подстрекают меня ко всему дурному.
   Тут ему пришла в голову мысль, что, приехав в Любич, он, вероятно, застанет их пьяными или с девками, и им овладела такая злоба, что он готов был броситься на кого попало, хотя бы на этих солдат, и рубить их без милосердия.
   -- Задам я им! -- бормотал он, теребя свои усы. -- Они меня еще таким никогда не видели.
   И он начал с ожесточением вонзать свои шпоры в бока лошади, дергать за узду и хлестать ее, так что она взвилась на дыбы, а вахмистр Сорока сказал солдатам:
   -- Наш ротмистр взбесился. Не дай бог теперь попасться ему под руку.
   Кмициц действительно бесился. Кругом царила полнейшая тишина. Луна светила ярко, небо горело тысячами звезд, только в сердце рыцаря бушевала буря. Дорога в Любич казалась ему бесконечно длинной. И мрак, и лесная глубина, и поля, в зеленоватом свете луны, наполняли его сердце незнакомым до сих пор страхом. Наконец Кмициц почувствовал страшную усталость, что, впрочем, было и не странно, так как накануне он всю ночь кутил. Но быстрой ездой и утомлением он хотел стряхнуть с себя беспокойство и потому повернулся к солдатам и скомандовал:
   -- В галоп.
   И помчался, как стрела, а за ним помчался весь отряд. Они неслись по лесам и пустынным полям, как адский отряд рыцарей-крестоносцев, которые, по преданию жмудинов, появляются иногда в ясные лунные ночи и летят по воздуху, предвещая войну и несчастья; и лишь когда показались покрытые снегом любичские крыши, они убавили шагу.
   Ворота были раскрыты настежь. Кмицица удивляло, что, когда двор наполнился людьми и лошадьми, никто не вышел навстречу. Он рассчитывал увидеть освещенные окна, услышать звуки чекана, скрипок или громкие голоса своих товарищей, а между тем везде было темно, тихо, и лишь в окнах столовой мерцал слабый огонек. Вахмистр Сорока соскочил с лошади, чтобы поддержать ротмистру стремя.
   -- Ступай спать, -- сказал Кмициц. -- Часть поместится в людской, остальные в конюшнях. Лошадей тоже разместите, где можно, и принесите им сена.
   -- Слушаю, -- ответил вахмистр.
   Кмициц сошел с лошади, дверь в сени была открыта настежь.
   -- Эй, вы! Есть здесь кто-нибудь? Никто не откликался.
   -- Эй, вы! -- повторил он еще громче. Молчание.
   -- Перепились, -- пробормотал Кмициц. И он стиснул зубы от овладевшего им бешенства. Дорогой его охватывал неописанный гнев при мысли, что он застанет здесь пьянство и разврат, теперь эта тишина раздражала его еще больше.
   Он вошел в столовую. На огромном столе горела красноватым светом сальная свеча. Ворвавшийся из сеней воздух заколебал пламя, и в течение нескольких секунд Кмициц ничего не мог рассмотреть. Лишь когда свеча перестала мерцать, он заметил ряд фигур, лежавших рядом вдоль стены.
   -- Перепились насмерть, что ли? -- пробормотал он с беспокойством.
   С этими словами он быстро подошел к первой фигуре с краю. Лица ее нельзя было рассмотреть, так как оно лежало в тени, но по белому поясу он узнал Углика и стал толкать его ногой.
   -- Вставайте вы, такие-сякие, вставайте!
   Но Углик лежал неподвижно, с руками, вытянутыми вдоль туловища, а за ним и остальные; никто из них не зевнул, не дрогнул, не проснулся, не издал ни звука. Только теперь Кмициц заметил, что все они лежат на спине, в одинаковых позах, и сердце его сжалось от какого-то страшного предчувствия.
   Он подбежал к столу и, схватив дрожащей рукой свечу, поднес ее к лицам лежащих.
   Волосы дыбом встали у него на голове при виде страшной картины. Углика он узнал лишь по белому поясу, лицо и голова его представляли одну бесформенную, окровавленную массу, без глаз, носа и губ, и лишь огромные усы торчали в этой луже крови. Кмициц подошел к следующему: это лежал Зенд с оскаленными зубами и вышедшими из орбит глазами; в них отражался предсмертный ужас. Третьим был Раницкий; глаза у него были полузакрыты, а лицо покрыто белыми, кровавыми темными пятнами. Четвертый был Кокосинский, его любимец. Он, казалось, спокойно спал, и лишь сбоку на шее у него зияла большая рана, должно быть нанесенная кинжалом. За ним лежал громадный Кульвец-Гиппоцентавр с разорванным на груди кафтаном и с изрубленным сабельными ударами лицом. Кмициц снова поднес свечу ко всем лицам по очереди, и когда он подошел к Рекуцу, то ему показалось, что веки несчастного дрогнули.
   Он сейчас же поставил свечу на пол и стал его слегка шевелить.
   -- Рекуц, Рекуц, -- кричал он, -- я Кмициц.
   Лицо Рекуца дрогнуло, глаза и рот то открывались, то закрывались.
   -- Это я, -- повторил Кмициц.
   Глаза Рекуца открылись совсем, -- он узнал друга и простонал.
   -- Ендрек... ксендза...
   -- Кто вас перебил? -- кричал Кмициц, хватаясь за волосы.
   -- Бутрымы... -- послышался едва внятный голос.
   Затем Рекуц вытянулся, открытые глаза закатились, и он скончался.
   Кмициц молча подошел к столу, поставил на нем свечу, а сам сел в кресло и стал ощупывать себе лицо, как человек, который, проснувшись, еще не знает, проснулся ли он на самом деле или продолжает спать.
   Потом он снова взглянул на лежащие в полумраке тела. Холодный пот выступил у него на лбу, волосы поднялись дыбом, и он крикнул с такой страшной силой, что стекла задрожали:
   -- Все, кто жив, ко мне!
   Солдаты, разместившиеся в людской, первые услышали его голос и мигом сбежались в комнату. Кмициц указал им рукой на трупы.
   -- Убиты, убиты! -- повторял он хриплым голосом.
   Они бросились туда, куда он указывал, и остолбенели; но через несколько минут поднялся шум и суматоха. Прибежали и те, что спали в сараях. Дом наполнился светом и людьми, раздавались вопросы, восклицания, угрозы, и одни лишь убитые лежали тихо, равнодушные ко всему вокруг и, вопреки своей натуре, спокойные. Душа их улетела, а тел не могли разбудить уже ни призывы к битве, ни даже звон стаканов.
   Между тем среди этого шума и говора все чаще и чаще слышались крики угроз и бешенства. Кмициц, смотревший на все до сих пор блуждающими глазами, вдруг вскочил и крикнул:
   -- На лошадей!
   Все бросились к дверям. Не прошло и получаса, как сто с лишком человек мчалось во весь дух по широкой снежной дороге, а впереди летел, как безумный, Кмициц без шапки, с обнаженной саблей в руках. В ночной тишине раздавались от времени до времени восклицания:
   -- Бей, режь!
   Луна дошла уже до предела своего небесного пути, и ее свет смешался с розовым светом, выходившим точно из-под земли. Небо все больше алело, точно от утренней зари, и, наконец, кровавое зарево залило всю окрестность. Целое море огня бесновалось над огромным бутрымовским "застенком", а разъяренные солдаты среди дыма и огня резали без пощады растерявшееся и обезумевшее от страха население.
   Жители соседних "застенков" тоже поднялись. Госцевичи, Домашевичи, Гаштофты и Стакьяны, собравшись кучками около своих домов, указывали в сторону пожара и говорили: "Должно быть, ворвался неприятель и поджег Бутрымов, это не простой пожар".
   Звуки выстрелов, раздававшиеся по временам, подтверждали их предположения.
   -- Идемте на помощь, -- говорили более смелые, -- не дадим братьям погибнуть.
   Пока старики это говорили, молодежь, оставшаяся дома из-за молотьбы, садилась уже на лошадей. В Кракинове и Упите ударили в набат. В Водоктах тихий стук в дверь разбудил панну Александру.
   -- Оленька, встань, -- звала панна Кульвец.
   -- Войдите, тетя. Что случилось?
   -- Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Выстрелы даже здесь слышны, там битва. Господи, смилуйся над нами!
   Оленька вскрикнула, потом вскочила с постели и стала торопливо одеваться. Она вся дрожала, как в лихорадке: сразу догадалась, какой неприятель напал на несчастных Бутрымов.
   Несколько минут спустя в комнату прибежали все находящиеся в доме женщины, плача и рыдая. Оленька упала перед образом на колени, они последовали ее примеру, и все стали громко читать молитву за умирающих.
   Но не успели они прочесть молитву и до половины, как в сенях раздался сильный стук в двери. Женщины в испуге вскочили, и снова их рыдания огласили комнату.
   -- Не отпирайте! Не отпирайте!
   Стук повторился с еще большей силой. В это время в комнату вбежал казачок.
   -- Панна, -- кричал он, -- какой-то человек стучит, отпереть или нет?
   -- Он один?
   -- Один.
   -- Иди отопри.
   Казачок побежал исполнить приказание, и она со свечой пошла в столовую, а за нею пошла панна Кульвец и все девушки.
   Но едва она успела поставить свечу на стол, как в сенях послышался лязг железного засова, скрип отворяемых дверей, и перед женщинами предстал Кмициц; страшный, черный от дыма, окровавленный, задыхающийся, с помутневшими глазами.
   -- У меня близ леса лошадь пала, -- воскликнул он, -- меня преследуют. Панна Александра впилась в него глазами.
   -- Это вы сожгли Волмонтовичи? -Я... я...
   Он хотел еще сказать что-то, но вдруг со стороны дороги и леса послышались крики и топот лошадей, который приближался с невероятной быстротой.
   -- Это черти за моей душой... Хорошо!.. -- крикнул он точно в бреду. Панна Александра тотчас же бросилась к девушкам:
   -- Если будут спрашивать, сказать, что здесь никого нет, а теперь уходите в людскую.
   Затем она указала рукой на соседнюю комнату и сказала Кмицицу:
   -- Спрячьтесь там, -- и почти насильно втолкнула его в открытую дверь и тотчас ее заперла.
   Между тем двор наполнился вооруженными людьми, и в один миг Бутрымы, Госцевичи, Домашевичи и другие вбежали в дом. Увидев свою панну, они остановились в столовой. А она со свечой в руках загораживала дорогу в следующую дверь.
   -- Скажите, что это? Чего вы хотите? -- спрашивала она, не моргнув глазом перед их грозными взглядами и зловещим блеском обнаженных сабель.
   -- Кмициц сжег Волмонтовичи, -- крикнула хором шляхта, -- замучил мужчин, женщин и детей. Это Кмициц все сделал!
   -- Мы перерезали его людей, -- раздался голос Юзвы Бутрыма, -- а теперь ищем его самого!
   -- Крови его, крови! Растерзать его, разбойника!
   -- Ищите его! -- закричала девушка. -- Чего же вы здесь стоите, бегите за ним.
   -- Да разве он не здесь скрылся? Мы его лошадь нашли около леса.
   -- Здесь его нет. Дом был заперт. Ищите в конюшнях, сараях.
   -- Он убежал в лес! -- крикнул какой-то шляхтич. -- Айда за ним, братцы.
   -- Молчать! -- крикнул мощным голосом Юзва Бутрым. -- А вы не скрывайте его, -- обратился он к девушке. -- На нем Божье проклятие!
   Оленька подняла обе руки над головой.
   -- Проклинаю его, вместе с вами.
   -- Аминь! -- воскликнула шляхта. -- Скорее в лес. Отыщем его, живей, живей!
   -- Айда!
   Снова раздался звон сабель и топот шагов. Шляхта выбежала на крыльцо и стала торопливо садиться на лошадей. Несколько человек бросились к постройкам и стали искать в конюшнях, в амбарах, потом голоса их стали доноситься все слабее и, наконец, удалились в сторону леса.
   Панна Александра долго прислушивалась; когда все утихло, она постучала в дверь той комнаты, где скрылся Кмициц.
   -- Выходите, никого нет.
   Кмициц вышел, шатаясь как пьяный.
   -- Оленька! -- воскликнул он.
   Она встряхнула распущенными волосами, закрывавшими, как плащ, ее плечи и сказала:
   -- Я ни знать, ни видеть вас не хочу! Берите лошадь и уезжайте отсюда.
   -- Оленька! -- простонал Кмициц, протягивая к ней руки.
   -- Кровь на вас, как на Каине! -- воскликнула она, отшатнувшись от него, как от змеи. -- Прочь навеки!
  

VI

   Бледный день осветил в Волмонтовичах развалины домов и хозяйственных построек и обгорелые или разрубленные мечами трупы людей и лошадей. В пепле, среди догоравших угольев, кучки бледных, истомленных людей искали тел убитых родственников или остатков своего достояния. Это был страшный день для всей Ляуды. Правда, шляхта одержала победу над людьми Кмицица, но победа эта была не легкая и кровавая. Кроме Бутрымов, которых пало больше всего, не было деревни, где бы вдовы не оплакивали своих мужей, родители сыновей или дети отцов. Шляхте стоило больших усилий одолеть неприятеля, так как взрослые и самые сильные из мужчин отсутствовали, и в этой битве могли принимать участие только старики и юноши. Несмотря на это, никто из людей Кмицица не уцелел. Одни пали в Волмонтовичах, других поймали на следующий день в лесу и били без пощады. Но сам Кмициц как в воду канул. Все терялись в догадках, что с ним могло случиться. Некоторые утверждали, что он добрался до пущи Зеленки, а оттуда скрылся в Роговской пуще, где его могли найти разве Домашевичи. Многие утверждали, что он убежал к Хованскому и оттуда приведет неприятеля, но эти опасения были по меньшей мере преждевременны.
   Между тем те из Бутрымов, которые уцелели от побоища, направились к Водоктам и расположились там как бы лагерем. Дом был полон женщин и детей. Те, что не могли поместиться, ушли в Митруны, которые панна Александра отдала в распоряжение погорельцев. Кроме того, около ста вооруженных людей, сменившихся по очереди, стояли в Водоктах на страже: все ждали, что Кмициц не успокоится и со дня на день может явиться, чтобы силой взять панну. Наиболее значительные в округе дома, как Соллогубы, Шиллинги и другие, прислали на подмогу своих дворовых казаков и гайдуков. Водокты были похожи на укрепленный город, ожидавший осады. Среди этих вооруженных людей, шляхты и женщин ходила панна Александра, бледная, скорбная, слушала проклятия и жалобы на Кмицица, которые, как кинжалом, пронзали ее сердце, так как и она была косвенной причиной всех несчастий. Из-за нее прибыл сюда этот безумный человек, который нарушил здесь покой и оставил по себе кровавую память, попрал законы, перебил людей, а деревни истребил огнем и мечом. Трудно было поверить, чтобы один человек и в такое недолгое время мог причинить столько зла, тем более что он по натуре был вовсе не злой и не вконец испорченный. Это панна Александра знала лучше, чем кто-нибудь другой. Целая пропасть лежала между Кмицицем и его поступками. Но именно поэтому мысль, что человек, которого она полюбила со всем жаром молодого сердца, обладал качествами, которые могли бы его сделать образцом гражданина и рыцаря и возбудить вместо презрения любовь и уважение, а вместо проклятий вызвать благословение, убивала ее.
   Минутами ей казалось, что это какое-то роковое несчастье, какая-то нечистая сила толкала его на все преступления, совершенные им, и ей становилось невыразимо жаль этого несчастного, и неугасшая любовь вспыхивала с новой силой в ее сердце.
   Против него были возбуждены сотни жалоб, а староста Глебович послал людей в погоню за преступником.
   Закон его обвинит.
   Но от приговоров до их исполнения было далеко, так как волнения в Речи Посполитой усиливались все более и более. Стране угрожала страшная война, которая приближалась кровавыми шагами к Жмуди. Правда, могущественный биржанский Радзивилл мог дать отпор неприятелю, но он был занят всецело политикой, и более всего замыслами, касающимися его дома, и решил привести их в исполнение, хотя бы ценой общественного блага. Другие магнаты тоже больше думали о себе, нежели о Речи Посполитой.
   Богатая, населенная, славившаяся храбрыми рыцарями страна стала добычей неприятеля, а произвол и самоуправство безнаказанно попирали законы, чувствуя за собой силу.
   Единственную защиту угнетаемые могли найти лишь в саблях, и потому вся Ляуда не удовлетворилась жалобами на Кмицица и долго еще продолжала его выслеживать, чтобы лично учинить над ним суд и расправу.
   Но прошел уже месяц, а о Кмицице не было ни слуху ни духу. Все вздохнули свободнее. Более богатая шляхта отозвала дворовых, высланных на помощь в Водокты, а мелкая братия соскучилась по работам и понемногу тоже стала разъезжаться. Когда воинственный пыл постепенно стал слабеть, шляхта решила вознаградить себя за понесенные убытки судом. Правда, обвиняемый отсутствовал, но оставался Любич, большое и богатое имение, которое могло с избытком возместить их потери. Старшие из ляуданцев дважды приезжали к панне Александре за советом, и она поражала всех своими здравыми суждениями и недюжинным умом. Сначала ляуданцы хотели было самовольно занять Любич и отдать его Бутрымам, но девушка решительно отсоветовала им это делать.
   -- Не платите злом за зло, -- говорила она. -- Он человек богатый, со связями, и если вы дадите хоть малейший повод, то можете пострадать еще больше. Вы должны поступать так, что если бы суд состоял из родных его братьев, то чтобы и тогда он решил бы дело в вашу пользу. Убедите Бутрымов не брать из Любича ни скота, ни хлеба. Все, что им будет нужно, они получат из Митрун, а там всякого добра больше, чем было в Волмонтовичах. Если бы Кмициц вернулся, пусть они его не трогают и предоставят все решению суда. Помните, что, только пока он жив, вы можете надеяться на возмещение ваших убытков.
   Умная девушка говорила все это с умыслом, а они прославляли ее мудрость, не думая о том, что проволочка может принести пользу и Кмицицу или, по крайней мере, спасти ему жизнь. Но шляхта послушала ее, так как привыкла с давних пор беспрекословно повиноваться всякому слову Биллевичей, и Любич остался нетронутым; если бы и появился Кмициц, он мог бы спокойно жить в Любиче.
   Но он не появлялся. Лишь месяца через полтора к девушке пришел какой-то неизвестный человек и подал ей письмо. Оно было от Кмицица:
   "Дорогая моя, любимая, бесценная Оленька. Всякому созданию, а особенно человеку, свойственно желание отомстить за обиды, и Бог свидетель, что я перебил эту дерзкую шляхту не для удовлетворения своих зверских наклонностей, а единственно потому, что она, вопреки законам Божеским и человеческим, невзирая на молодость и высокое происхождение, подвергла товарищей моих такой позорной и жестокой смерти, какая не могла бы их встретить даже у татар или казаков. Не стану отрицать, что мной овладел нечеловеческий гнев, но кто бы мог устоять против гнева? Души Кокосинского, Раницкого, Углика, Рекуца, Кульвеца и Зенда, невинно убитых в расцвете лет и славы, вооружили мою руку именно тогда, когда -- клянусь Богом! -- я единственно и думал о согласии и дружбе со всей ляуданской шляхтой, решив последовать твоему доброму совету и совершенно изменить свою жизнь. Ты выслушиваешь их жалобы, выслушай и мое оправдание и суди по справедливости. Мне жаль теперь этих людей, ибо многие из них пострадали невинно, но солдат, мстя за братскую кровь, не может отличать невинных от виновных. О, если бы не случилось всего этого, что столь повредило мне в твоих глазах! За чужие грехи, за справедливый гнев я так жестоко наказан, ибо, утратив тебя, я сплю с отчаянием в сердце и просыпаюсь в отчаянии. Пусть суд меня приговорит к какому угодно наказанию, пусть меня заключат в тюрьму, пусть земля разверзнется у меня под ногами -- только бы ты не вычеркнула меня из своего сердца. Я сделаю все, что от меня потребуют, отдам Любич, отдам оршанские имения, отдам деньги, зарытые в лесах, -- лишь ты сдержи свое слово, как это тебе велел и покойный дедушка. Ты спасла мне жизнь, спаси же и мою душу, дай мне загладить все нанесенные людям обиды, изменить свою жизнь. Если ты меня оставишь, то меня оставит и Бог, и отчаяние толкнет меня к еще худшим поступкам".
   Кто отгадает, кто опишет, сколько голосов сострадания поднялось в душе Оленьки в защиту Кмицица. Любовь, как лесное семя, гонимое ветром, летит быстро, и если вырастет в сердце, то только с сердцем и можно ее вырвать. Панна Александра принадлежала именно к числу таких натур, любящих всем сердцем. Но не могла же она все забыть и все простить по первому слову. Раскаяние Кмицица было, конечно, искренне, но характер и дикие наклонности его не могли так скоро измениться, чтобы можно было думать о будущем без опасений. А главное, как могла она сказать человеку, который залил кровью всю округу и имени которого никто во всей Ляуде не произносит без проклятия: "Приди ко мне. За убийства, разорение, кровь и человеческие слезы я отдаю тебе свою любовь и свою руку".
   И она ответила ему:
   "Я вам уже сказала, что не хочу вас ни видеть, ни знать, и сдержу свое слово, хотя бы сердце мое разорвалось на части. Обид, которые вы причинили людям, нельзя загладить деньгами, ибо мертвые не воскреснут. Вы потеряли не имущество ваше, а честное имя. Пусть шляхта, которую вы замучили и сожгли, простит вас, тогда прощу и я; пусть она примет вас, тогда приму и я; пусть она вступится за вас, и я ее выслушаю и не откажу. Но так как этого никогда не будет, то ищите себе счастья где-нибудь в другом месте; а прощения вам прежде всего нужно вымолит у Бога".
   Окончив письмо, панна Александра запечатала его старинным перстнем Биллевичей и сама вынесла его посланному.
   -- Откуда ты? -- спросила она, разглядывая смешную фигуру полумужика-полуслуги.
   -- Из лесу, панночка.
   -- А где твой пан?
   -- Этого мне нельзя сказать. Но он отсюда далеко: я ехал пять дней.
   -- Вот тебе талер, -- сказала Оленька. -- А твой пан не болен?
   -- Здоров, как тур.
   -- А он ни в чем не нуждается?
   -- Он -- богатый пан.
   -- Ну, иди с Богом.
   -- Прощайте, панночка.
   -- Скажи... постой... скажи пану, что я желаю ему всякого счастья...
   Мужик ушел, и снова шли дни и недели, а о Кмицице не было ни слуху, зато известия о положении дел в Речи Посполитой приходили одни за другими, и все они были одно хуже другого. Московские войска Хованского все больше наводняли страну. Не считая Украины, в самом княжестве Литовском были заняты воеводства: Полоцкое, Смоленское, Витебское, Мстиславское, Минское и Новогрудское; лишь часть Виленского воеводства, Брест-Литовское, Трокское и староство Жмудское еще дышали свободно, да и то со дня на день ожидали гостей.
   Должно быть, Речь Посполитая дошла до последней степени бессилия, если не могла дать отпора тем силам, которым доселе не придавала никакого значения и которые всегда побеждала. Правда, эти силы поддерживал вечно возрождавшийся, как стоглавая гидра, бунт Хмельницкого; но, по словам опытных солдат, несмотря на бунт и истощенные предшествующими войнами силы, одно Великое княжество Литовское могло не только дать отпор, но и одержать блестящую победу. К несчастью, этой возможности мешали внутренние раздоры, которые парализовали усилия даже тех граждан, которые готовы были ради родины жертвовать имуществом и жизнью.
   Между тем в землях, еще не занятых, скрывались тысячи беглецов как из шляхты, так и из простонародья. Города, местечки и деревни на Жмуди были полны людей, доведенных войной до нищеты и самого отчаянного положения. Местные жители не могли ни поместить их, ни прокормить; поэтому они часто умирали от голоду или брали силой то, в чем им отказывали, стычки и разбои повторялись все чаще и чаще.
   Стояла необычно суровая зима. Наступил апрель, а поля и леса были еще покрыты толстым слоем снега. Прошлогодние запасы истощились, новых еще не было -- и голод, брат войны, стал свирепствовать все сильнее и сильнее. Выезжая из дому, приходилось постоянно натыкаться на лежавшие на дорогах и полях трупы людей, окоченевшие и обглоданные волками, которые так размножились, что целыми стаями подходили к деревням. Вой их смешивался со стонами бездомных. В лесах и на полях тут же, около деревень, ночью горели костры, около которых эти несчастные согревали свои иззябшие члены; а если кто-нибудь проезжал мимо, они бежали за ним, умоляя дать денег или хлеба, а в случае отказа проклинали и угрожали. Всеми овладел какой-то суеверный страх. Многие утверждали, что все эти неудачные войны и небывалые несчастья имеют связь с королевским именем. Объясняли, что буквы I. С. R., вырезанные на монетах, обозначают не только Ioannes Casimirus Rex {Ян Казимир, государь (лат.).}, но еще и Initium Calamitatis Regni {Начало гибели государства (лат.).}. Вся Речь Посполитая делилась на партии и находилась в положении человека при смерти. Предсказывали и внутренние, и внешние войны. И действительно, причин для них было достаточно. Все влиятельные дома Речи Посполитой охватил вихрь раздоров, и они посматривали друг на друга, точно неприятельские государства, а за ними делились на враждебные лагери и целые области и уезды. Так было и на Литве, где вражда великого гетмана Януша Радзивилла с Госевским, полевым гетманом и подскарбием Великого княжества Литовского, перешла в открытую войну. На стороне последнего были Сапеги, для которых уже с давних пор могущество радзивилловского дома было бельмом на глазу. Их сторонники упрекали великого гетмана в том, что он, думая лишь о личной славе, погубил войско под Шкловом, а страну отдал в жертву неприятелю, что он больше добивался права заседать в сеймах немецкого государства, чем счастья своей родины, что он даже мечтал об удельной короне и преследовал католиков.
   Между приверженцами обеих сторон дело не раз доходило до битв, якобы без ведома патронов; а патроны посылали друг на друга жалобы в Варшаву, и раздор их отражался и на сеймах; на месте же он усиливал волнение и обеспечивал безнаказанность. Поэтому такой человек, как Кмициц, мог быть вполне уверен в своей безопасности, если бы только он пожелал примкнуть к одной из этих партий.
   Между тем неприятель свободно подвигался вперед, натыкаясь лишь кое-где на укрепленные замки.
   При таком положении дел ляуданцы должны были быть постоянно настороже, особенно потому, что поблизости не было гетманов, оба сражались с неприятельскими войсками, и если не могли вытеснить их совсем, то, по крайней мере, не пускали их в не занятые еще воеводства. В отдельности и Павел Сапега давал им отпор и окружил свое имя славой, а Януш Радзивилл, знаменитый воин, чье имя до Шкловского поражения приводило в страх и трепет неприятеля, одержал даже несколько значительных побед. Госевский старался удержать напор неприятеля то стычками, то перемириями; оба вождя собирали войска с зимних квартир и вообще отовсюду, откуда было возможно, зная, что с началом весны война разгорится снова. Но войск было мало, казна была пуста, а на помощь занятых уже воеводств нельзя было рассчитывать, так как их удерживал неприятель. "Нужно было об этом подумать до шкловского сражения, -- говорили сторонники Госевского, -- а теперь поздно".
   И действительно, было поздно. Королевские войска тоже были отосланы на Украину против Хмельницкого, Шереметева и Бутурлина.
   И вот лишь слухи о геройских подвигах, о захваченных городах, о небывалых походах, доходившие из Украины, немного подкрепляли упавших духом ляуданцев. Прославились имена гетманов, а наряду с ними имя Стефана Чарнецкого повторялось все чаще и чаще, но слава не могла заменить недостатка в войске, и литовские гетманы понемногу отступали, не переставая по дороге ссориться друг с другом.
   Наконец вернулся Радзивилл, а вместе с ним на Ляуде настало и временное спокойствие. Лишь кальвинисты, пользуясь близостью своего покровителя, стали нападать на церкви и учинять много других бесчинств, но зато предводители различных волонтерских шаек бог весть чьих партий, разорявших страну, скрылись в леса, разбрелись, и люди вздохнули свободнее.
   А так как от сомнения к надежде всего один шаг, то и ляуданцы вдруг воспрянули духом. Панна Александра спокойно жила в Водоктах. Володыевский, живший еще в Пацунелях, говорил, что весной придет король с войском, и тогда война примет другой оборот. Успокоенная шляхта стала приниматься за полевые работы. Снега растаяли, и березы стали покрываться свежей листвой.
   Ляуда широко разлилась. Небо прояснилось. Ко всем вернулась обычная бодрость.
   Вдруг произошли события, которые снова нарушили тишину, оторвали людей от работ и не дали саблям покрыться ржавчиной.
  

VII

   Пан Володыевский, славный и опытный воин, хотя и молодой еще, жил пока в Пацунелях у Пакоша Гаштофта, пацунельского патриарха, пользовавшегося репутацией первого богача из всей ляуданской мелкой шляхты. Действительно, своим трем дочерям, вышедшим замуж за Бутрымов, он дал по сто талеров деньгами и столько серебра и всякого добра, что многие девушки, принадлежащие к значительным домам, не могли бы пожелать большего. Остальные три дочери были дома и ходили за Володыевским, здоровье которого то поправлялось, то ухудшалось. Вся шляхта очень беспокоилась о его руке, ибо видела ее в деле под Шкловом и Шепелевом и вывела заключение, что лучшую трудно найти во всей Литве. Поэтому молодой полковник пользовался необыкновенным уважением и любовью. Гаштофты, Домашевичи, Госцевичи, Стакьяны, а за ними и все другие то и дело посылали в Пацунели рыбу, грибы, дичь, сено для лошадей и деготь для экипажей, чтобы рыцарь и его люди ни в чем не нуждались. Когда ему становилось хуже, то все наперебой скакали в Поневеж за фельдшером, -- словом, все хотели оказать ему какую-нибудь услугу.
   Володыевскому было так хорошо, что хотя в Кейданах он мог бы пользоваться большими удобствами и лечиться у знаменитого врача, но он предпочитал жить у Гаштофта, чему тот был несказанно рад и чуть не сдувал с него каждую пылинку, ибо пребывание в его доме такого знаменитого гостя, который мог бы оказать честь и самому Радзивиллу, усиливало его значение на Ляуде.
   После изгнания Кмицица шляхта, очарованная Володыевским, решила его женить на панне Александре. "Зачем нам искать по свету мужа для нее, -- говорили старики на состоявшемся с этой целью совещании. -- Раз тот изменник опозорил себя такими бесчестными поступками, то и панна наша должна выбросить его из своего сердца, ибо об этом говорится и в завещании. Пусть на ней женится Володыевский. Как опекуны, мы можем разрешить ей такое замужество, ибо она приобретает достойного мужа, а мы -- вождя".
   Когда вопрос этот был решен, старики поехали сначала к Володыевскому; тот, недолго думая, согласился на все; потом они поехали к панне, которая, не раздумывая, решительно отказала. "Любичем, -- сказала она, -- мог распоряжаться только покойный дедушка, и имение это может быть отнято у Кмицица лишь по решению суда, а что касается моего замужества, то о нем и не говорите. У меня слишком тяжело на душе, чтобы думать о чем-нибудь подобном. От того я отказалась, а этого лучше не привозите, я к нему даже не выйду".
   Услышав такой решительный отказ, шляхта вернулась домой опечаленная; гораздо меньше огорчился сам Володыевский, а еще меньше молодые дочери Гаштофта: Тереза, Мария и София. Это были высокие, сильные, румяные девушки, с волосами как лен и глазами как незабудки. Вообще, пацунельки славились своей красотой; когда они шли вместе в церковь, их можно было сравнить с цветами на лугу. Старик Гаштофт ничего не пожалел для их образования. Органист из Митрун научил их читать, петь церковные песни, а старшую даже играть на лютне. Добрые по природе, они взяли под свою опеку больного Володыевского и прилагали все старания, чтобы облегчить его страдания. Говорили даже, что Мария влюбилась в молодого рыцаря, но этот слух был не совсем верен, ибо все три были в него по уши влюблены. Он их тоже очень любил, особенно Марию и Софию, так как Тереза постоянно упрекала мужчин в измене и непостоянстве.
   Бывало, в длинные зимние вечера старый Гаштофт, выпив лишний ковшик крупника, ляжет спать, а они сядут с Володыевским у камина: Тереза прядет, Марыня щиплет перья, а Зося наматывает нитки. Но только лишь Володыевский начинал рассказывать о войнах, в которых он принимал участие, или о диковинках, которые ему случалось видеть в разных магнатских домах, работа сейчас же прекращалась, и молодые девушки слушали, не спуская с него глаз, а по временам вскрикивали от удивления: "Ну, и чудеса же бывают на свете, милые вы мои!" А другая прибавит: "Всю ночь я глаз не сомкну".
   Володыевский чем больше выздоравливал, тем становился все веселее и все охотнее рассказывал о своих приключениях. Однажды вечером они, по обыкновению, сидели у камина, яркое пламя которого освещало темную комнату, но не прошло и минуты, как молодые люди начали спорить. Девушки хотели, чтобы он им что-нибудь рассказал, а он просил Терезу спеть.
   -- Вы сами спойте, ваша милость, -- ответила девушка, отталкивая инструмент, который ей принес Володыевский, -- у меня работа. Бывая в свете, вы должны были научиться всяким песням.
   -- Конечно, научился. Ну хорошо. Сперва спою я, а вы после меня. Работа не пропадет. Если бы вас просила какая-нибудь женщина, вы бы, наверно, не стали спорить.
   -- С вами так и надо.
   -- Разве вы и меня презираете?
   -- Вы -- другое дело. Да уж пойте, ваша милость.
   Володыевский состроил смешную гримасу и запел фальшивым голосом:
  
   В сих краях живу далеких
   Я, несчастлив и уныл...
   Ни одной из чернооких
   В сих краях не стал я мил...
  
   -- Это неправда! -- прервала Марыся, покраснев, как вишня.
   -- Это наша солдатская песенка; мы ее пели на зимних квартирах, чтоб тронуть чье-нибудь доброе сердце.
   -- Я бы первая сжалилась.
   -- Спасибо вам, ваць-панна! Если так, то нечего мне продолжать, а лучше передать инструмент в более достойные руки.
   Тереза на этот раз не оттолкнула инструмента, так как ее тронула песня Володыевского, в которой на самом деле было более хитрости, нежели правды; она тотчас же ударила по струнам и запела:
  
   Эй, панна, смотри не ходи на свиданье,
   Эй, панна, мужчине не верь до венчанья...
  
   Володыевский так развеселился, что хватился за бока и воскликнул:
   -- Неужели все мужчины изменники? А военные, ваць-панна?
   Тереза надула губки и запела с удвоенной энергией:
  
   Эти хуже всех, эти хуже всех.
  
   -- Не обращайте на Терезу внимания, она уж всегда такая, -- сказала Мария.
   -- Как же мне не обращать внимания, если панна Тереза оскорбила все воинское сословие, и я не знаю, куда деться от стыда.
   -- Вы просили, чтобы я пела, а теперь смеетесь надо мной, -- ответила Тереза обиженным тоном.
   -- Я не пения касаюсь, но смысла вашей песни, ибо в ней задета честь всех военных; что же касается вашего голоса, то лучшего я не слышал даже в Варшаве. Вас бы только одеть в панталончики, и вы могли бы с успехом петь в кафедральном костеле Святого Иоанна, где бывают их величества.
   -- А для чего же ей одевать панталончики? -- спросила с любопытством панна Зося.
   -- Там в хоре женщины не поют, а лишь мужчины и мальчики, одни поют такими грубыми голосами, как ни один бык не зарычит, а другие -- так тонко, точно скрипка. Я их не раз слышал, когда мы с незабвенным воеводой русским {Воеводой русским в 1646-1651 гг. был князь Иеремия Вишневенкий.} ездили на коронацию теперешнего нашего короля. Просто дух захватывает. Там музыкантов много, например: Форстер, Капула, Джан Батиста, Элерт, Марк и композитор Мельчевский. Как они запоют все вместе, то кажется, будто слышишь наяву хор серафимов.
   -- Это верно, клянусь Богом, -- воскликнула Марыся, всплеснув руками.
   -- А короля вы много раз видели? -- спросила Зося.
   -- Я разговаривал с ним так, как вот теперь с вами. После одного удачного сражения он меня обнял. Он так добр и милостив, что, увидев его однажды, нельзя его не полюбить.
   -- Мы и не видев любим его. А что, он всегда носит на голове корону?
   -- Нужно бы иметь железную голову, чтобы носить ее постоянно. Корона хранится в костеле, чем усиливается и значение ее, а его королевское величество носит черную шляпу с брильянтами, блеск коих точно озаряет весь замок...
   -- Говорят, что королевский замок лучше даже кейданского.
   -- Что кейданский? Его и сравнивать с кейданским нельзя. Это огромное здание, все из камня, дерева нигде и не увидишь. Кругом два ряда покоев, один другого лучше... Стены расписаны масляными красками; на них изображены сцены из различных войн и победы королей, как то: Сигизмунда Третьего и Владислава. Глаз оторвать нельзя: они -- точно сама действительность. Удивляешься, что все это не двигается и не говорит. Но этого не может представить даже самый лучший художник. Иные покои сплошь из золота; стулья и скамейки вышиты бисером или покрыты тафтой, столы из мрамора и алебастра... А зеркал, часов, показывающих время и днем, и ночью, -- всего и на воловьей шкуре не выписать. Вот король с королевой по этим комнатам ходят и радуются, глядя на свои богатства, а вечером для развлечения идут в театр.
   -- Что такое театр?
   -- Как это вам объяснить?.. Такое место, где танцуют разные итальянские танцы и представляют комедии. Комната так велика, как церковь, и вся украшена колоннами. С одной стороны зрители, а с другой расставлены размалеванные полотна. Одни поднимаются вверх, другие опускаются вниз; иные на винтах поворачиваются в разные стороны; перед собой вы видите тьму, тучи, то свет приятный, а наверху небо, и на нем солнце или звезды, внизу же страшный ад.
   -- О господи! -- воскликнули девушки.
   -- И с чертями. Иногда безмерное море, а на нем корабли и сирены. Одни фигуры спускаются с неба, другие выходят из земли.
   -- А вот я ад не хотела бы видеть, -- воскликнула Зося, -- и дивлюсь, какая охота людям смотреть на такие ужасы.
   -- Они не только смотрят, но еще и в ладоши плещут от удовольствия, -- продолжал Володыевский, -- ибо все это не настоящее и от креста не исчезает. Здесь не злые духи представляют, а люди. Кроме их величеств бывают там епископы и разные другие лица, которые потом вместе с королем садятся за стол.
   -- А утром и днем они что делают?
   -- Это зависит от их настроения. Утром они ходят в ванну. Это такая комната -- нет пола, а только блестящий, как серебро, цинковый ящик, а в нем вода.
   -- Вода в комнате... Да слыхано ли это?
   -- Да, вода. Ее можно, по желанию, прибавить или убавить; воду можно сделать горячей или холодной, ибо там проведены трубы с кранами. Вывернешь кран и наливай воды, какой хочешь и сколько хочешь. Можешь налить столько, что будешь плавать, как в озере. Ни у одного короля нет такого дворца, как у нашего, -- это говорят и послы заграничные. Кроме того, ни один король не царствует над таким красивым народом, ибо хоть на свете и много есть разных красивых наций, но нашу Господь, по милосердию своему, больше всех одарил красотой.
   -- Счастлив наш король, -- вздохнув, сказала Тереза.
   -- Конечно, он был бы счастлив, если бы не эти неудачные войны, которые губят Речь Посполитую за наши грехи и раздоры. За все отвечает король, и его же за наши грехи упрекают. А чем он виноват, если его не слушают? Тяжелые времена настали для нашей отчизны, столь тяжелые, каких еще никогда не бывало. Какой-нибудь ничтожный неприятель и тот смеет теперь идти против нас, которые до сих пор побеждали турецкого царя. Так-то Бог наказывает за гордость! Слава Ему, что моя рука уже действует, ибо пора, уже давно пора вступиться за дорогую отчизну. Грешно в такое время сидеть сложа руки.
   -- Вы только не вспоминайте о своем отъезде.
   -- Не может быть иначе. Хорошо мне здесь с вами, но в то же время и плохо. Пусть там умные на сеймах спорят, а солдату скучно, когда он не на войне. Поколе жив, он должен служить отчизне. А после смерти Бог, читающий в сердцах людей, больше всего наградит тех, кто не только ради одной славы служил отчизне... Но теперь уже таких мало, ибо настали для нас черные дни.
   На глазах у Марыси показались слезы и наконец потекли по румяным щекам.
   -- Вы уедете и забудете нас, а мы здесь высохнем с тоски. Кто же будет здесь защищать нас в случае опасности?
   -- Уеду, но сохраню в сердце благодарность. Не часто встречаются такие люди, как в Пацунелях. А вы все еще боитесь Кмицица?
   -- Конечно, боимся. Им матери детей пугают, точно упырем.
   -- Он уже не вернется больше, а если и вернется, то не с теми шалопаями, что, по словам всех, были гораздо хуже его. Жаль, что такой хороший солдат так опозорил себя и утратил честь и состояние.
   -- И невесту.
   -- И невесту. Много хорошего говорят о ней.
   -- Она, несчастная, по целым дням теперь все плачет и плачет.
   -- Да ведь не Кмицица же она оплакивает, -- возразил Володыевский.
   -- Кто знает? -- сказала Марыся.
   -- Тем хуже для нее, ибо он уже не вернется; часть ляуданцев гетман отправил домой, -- значит, и силы здесь есть. Они бы здесь и без суда с ним покончили. Он, верно, знает об их возвращении и носу сюда не покажет.
   -- Да, кажется, наши опять скоро уйдут, ибо их отпустили на очень короткий срок.
   -- Гетман их распустил потому, что у него денег нет, -- ответил Володыевский. -- Горе, да и только! В такое время, когда люди всего более нужны, их приходится вдруг отсылать... Ну, доброй ночи, ваць-панны, пора спать. Желаю вам увидеть во сне Кмицица с огненным мечом.
   Сказав это, Володыевский встал со скамейки и пошел было в спальню, но едва он сделал несколько шагов, как из сеней донесся отчаянный крик:
   -- Ради бога, отворите, скорее.
   Девушки перепугались, а Володыевский побежал за саблей, но не успел он еще вернуться, как в комнату вбежал незнакомый человек и бросился перед рыцарем на колени.
   -- Спасите, помогите, пане полковник... Нашу панну похитили...
   -- Какую панну?
   -- Из Водокт.
   -- Кмициц! -- воскликнул Володыевский.
   -- Кмициц! -- закричали девушки.
   -- Кмициц! -- повторил посланный.
   -- Кто же ты? -- спросил Володыевский.
   -- Слуга из Водокт.
   -- Мы его знаем, -- сказала Тереза, -- он привозил вам лекарство.
   В это время из-за печки вылез заспанный старик Гаштофт, а в дверях появилось двое слуг Володыевского, которые, услышав шум, прибежали в комнату...
   -- Лошадей, -- крикнул Володыевский. -- Один из вас пусть сейчас же бежит к Бутрымам, а другой пусть седлает мне лошадь.
   -- У Бутрымов я уже был, -- ответил старик, -- они ближе всего. Они меня к вашей милости и послали.
   -- Когда панну похитили? -- спросил Володыевский.
   -- Только что. Там теперь бьют дворовых... а я вскочил на лошадь...
   Старый Гаштофт спросил, очнувшись:
   -- Что? Панну похитили?
   -- Кмициц ее похитил, -- сказал Володыевский. -- Едемте на помощь.
   Сказав это, он обратился к посланному:
   -- Ступай к Домашевичам и скажи им взять оружие и ехать в Водокты.
   -- Ну же, вы, козы! -- вдруг крикнул Гаштофт дочерям. -- Бегите на деревню и будите шляхту, пусть берутся за сабли. Панну похитил Кмициц... А?.. Господи помилуй!.. Разбойник, злодей... А?..
   -- Давайте и мы будить, -- сказал Володыевский, -- это будет скорее... Идемте. Лошади, кажется, уже поданы.
   Через минуту они сели на лошадей, а с ними двое слуг: Огарек и Сыруц. Все поехали по дороге, между изб, стучали в двери, в окна и кричали что есть мочи:
   -- За сабли, за сабли! Панну похитили! Кмициц в Водоктах!
   Услышав крик, все выбегали из избы и, поняв, в чем дело, сами начинали кричать: "Кмициц в Водоктах! Панну похитили!" -- и с этим бежали седлать лошадь или в избу искать саблю. Все большее количество голосов повторяло: "Кмициц в Водоктах". Поднялась суматоха; в окнах замелькал свет, раздавался плач женщин, лай собак. Наконец шляхта тронулась в путь, кто на лошадях, кто пешком. Над массой человеческих голов в темноте блестели сабли, пики, рогатины и даже железные вилы.
   Пан Володыевский, окинув глазами весь этот отряд, сейчас же разослал несколько человек в разные стороны, а сам с остальными отправился вперед.
   Верховые ехали впереди, а за ними шли пешие. Все они направлялись к Волмонтовичам, чтобы присоединиться к Бутрымам. Те из шляхты, что вернулись от воеводы, сейчас же построились в ряды; другие, особенно пешие, шли не так исправно, шумели оружием, болтали, громко зевали и, наконец, ругали на чем свет стоит Кмицица, нарушившего их покой. Так они дошли до Волмонтовичей, где встретились с вооруженным отрядом.
   -- Стой! Кто едет? -- послышались оттуда голоса.
   -- Гаштофты.
   -- А мы Бутрымы. Домашевичи тоже здесь.
   -- Кто вами командует? -- спросил Володыевский.
   -- Юзва Безногий... К услугам вашей милости.
   -- Имеете известия?
   -- Он ее увез в Любич, куда проехал по болотам, чтобы миновать Во-лмонтовичи.
   -- В Любич? -- спросил с удивлением Володыевский. -- Неужели он там считает себя в безопасности? Ведь Любич не крепость.
   -- Вероятно, рассчитывает на свои силы. С ним двести человек. Верно, хочет увезти из Любича имущество, с ним много телег и лошадей. Нужно полагать, что он не знал о нашем возвращении, иначе не решился бы так смело действовать.
   -- Наше счастье! -- сказал Володыевский. -- Теперь он от нас не уйдет. Сколько у вас ружей?
   -- У нас, Бутрымов, ружей тридцать, а у Домашевичей вдвое больше.
   -- Хорошо. Возьмите пятьдесят человек и закройте проход к болотам. Только живее! Остальные пойдут со мной. Не забудьте захватить топоры.
   -- Все будет исполнено!
   Началось движение: маленький отряд под командой Юзвы Безногого пошел к болотам.
   В это время приехали и остальные Бутрымы, которых Володыевский послал созывать шляхту.
   -- Госцевичей не видно? -- спросил Володыевский.
   -- А, это вы, пане полковник? Слава богу! -- воскликнули Бутрымы. -- Госцевичи уже идут; они теперь должны быть в лесу. Вам ведомо, что он увез барышню в Любич?
   -- Да. Недалеко он уйдет.
   Действительно, Кмициц не предвидел одной опасности: он не знал о том, что большая часть шляхты вернулась, и думал, что вся округа пуста, как во время его первого приезда в Любич. Но оказалось, что, не считая Стакьянов, которые не могли подойти вовремя, Володыевский вел против него около трехсот опытных в военном деле людей.
   Шляхты в Волмонтовичи прибывало все больше и больше. Наконец пришли и Госцевичи, которых давно ждали. Володыевскому не стоило никакого труда привести их в надлежащий порядок, и это ему доставило большое удовольствие. С первого же взгляда в них можно было узнать настоящих солдат, а не обыкновенную беспорядочную шляхту. Это радовало Володыевского особенно потому, что ему вскоре предстояло идти с ними на серьезное дело.
   Они пошли к Любичу тем же лесом, через который проезжал Кмициц. Было уже далеко за полночь. Взошла луна и осветила лес, дорогу и отряд, шедший по ней, бросала свои бледные лучи на острия пик, отражалась на блестящих саблях. Шляхта переговаривалась потихоньку о необыкновенном событии, заставившем ее покинуть свои дома.
   -- Здесь шатались всякие люди, -- говорил один из Домашевичей, -- мы думали, что это беглые, а это, верно, были его разведчики.
   -- Конечно. Каждый день какие-то незнакомые нищие приходили в Водокты, будто за милостыней, -- прибавил другой.
   -- А что за люди у Кмицица?
   -- Дворовые из Водокт говорят, что казаки. Он, верно, снюхался с Хованским или Золотаренкой. До сих пор был только разбойником, а теперь стал изменником...
   -- Как же он мог привести сюда казаков?
   -- Первый попавшийся отряд мог их остановить.
   -- Во-первых, они могли идти лесом, а во-вторых, мало ли наших магнатов со своими казаками разъезжает... Кто их отличит от неприятеля?
   -- Он будет защищаться до крайности; это храбрый, решительный человек, но наш полковник сумеет с ним справиться.
   -- Бутрымы тоже поклялись, что он не уйдет отсюда живым, хоть бы для этого им пришлось всем лечь костьми.
   -- Если мы его убьем, то с кого требовать вознаграждения за убытки? Лучше поймать его живым и отдать в руки правосудия.
   -- Не время теперь о судах думать, когда все потеряли голову. Разве вы не слышали, что нам предстоит еще война со шведами?
   -- Господи, спаси и сохрани! Московская сила, Хмельницкий! Шведов только недоставало, тогда уж придут последние дни для Речи Посполитой.
   Вдруг Володыевский, ехавший впереди, повернулся к ним и сказал:
   -- Тише, Панове!
   Шляхта умолкла, вдали показался Любич. Через четверть часа они подъехали не дальше чем на полверсты. Все окна были освещены, а на дворе виднелась масса вооруженных людей и лошадей. Нигде не было стражи, не было принято никаких предосторожностей. По-видимому, Кмициц был слишком уверен в своей силе. Подъехав ближе, Володыевский сразу узнал казаков, с которыми ему пришлось не раз воевать, сначала при жизни великого Ере-мии, а потом под начальством Радзивилла, и пробормотал:
   -- Если это неприятельские казаки, то этот бездельник хватил уж через край.
   Он остановил свой отряд и стал присматриваться. На дворе была страшная суета. Одни казаки держали зажженные факелы, другие бегали во все стороны: то входили в дом, то опять выходили, выносили вещи, укладывали тюки на телеги; другие выводили лошадей из конюшен, скот из сараев; со всех сторон раздавались крики, приказания. Вся эта картина напоминала переезд арендатора в новое имение.
   Христофор, старший из Домашевичей, подъехал к Володыевскому.
   -- Пан полковник, -- сказал он, -- похоже на то, что они хотят весь Любич уложить на телеги.
   -- Не вывезут, -- ответил Володыевский, -- не только Любича, но и своей шкуры. Я совершенно не узнаю Кмицица: ведь он опытный солдат, а нигде не поставил стражи.
   -- Он уверен в своей силе; у него, должно быть, будет более трехсот человек. Если бы мы не вернулись, то он мог бы среди бела дня проехать с возами через все деревни.
   -- Хорошо! -- сказал Володыевский. -- А есть ли еще другая дорога к дому или только эта одна?
   -- Только эта, а дальше пруд и болота.
   -- Это хорошо! Сойдите с лошадей!
   Шляхта поспешила исполнить приказание; затем, образовав длинную цепь, она окружила дом со всех сторон.
   Володыевский с главным отрядом подошел к воротам.
   -- Ожидать команды! -- сказал он тихо. -- Не стрелять, пока не прикажу!
   Лишь несколько десятков шагов отделяли шляхту от ворот, когда их заметили со двора. Несколько человек сейчас же вскочили на забор и, перегнувшись через него, стали всматриваться в темноту, а грозные голоса спросили:
   -- Эй, что за люди?
   -- Стой! -- крикнул Володыевский. -- Огня!
   Из всех имевшихся у шляхты ружей грянули выстрелы, а вслед за ними снова раздался голос Володыевского:
   -- Бегом!
   -- Бей, режь! -- крикнули ляуданцы, бросившись вперед, как поток.
   Казаки тоже ответили выстрелами, но зарядить во второй раз уже не успели. Шляхта налегла на ворота, и под ее могучим напором они рухнули. Впереди стеной шли великаны Бутрымы, самые опасные в рукопашном бою. Шли, как стадо разъяренных буйволов, ломая, давя, уничтожая и рубя все на своем пути, а за ними следовали Домашевичи и Госцевичи.
   Солдаты Кмицица храбро защищались; из-за телег и тюков, из окон дома и с крыши раздались выстрелы, но редкие, потому что факелы погасли, и трудно было отличить своих от неприятелей. Несколько минут спустя казаков оттеснили к дому и к конюшням. Раздались крики о пощаде. Шляхта торжествовала.
   Но когда она осталась на дворе одна, во всех окнах показались дула ружей, и град пуль посыпался на двор. Большая часть казаков спряталась в доме.
   -- К дому, к дверям! -- крикнул Володыевский.
   Действительно, у стен выстрелы не могли им причинить никакого вреда. Но положение их было довольно тяжелое. О штурме окон нечего было и думать, так как их встретили бы выстрелами в упор, и Володыевский велел рубить двери.
   Но это было нелегко исполнить, так как двери были сделаны из толстых Дубовых крестовин, покрытых сплошь огромными гвоздями, от которых зазубривались топоры, прежде чем успевали вонзиться в дерево. Самые сильные мужики напирали время от времени, плечами, но напрасно. Двери с внутренней стороны были заперты железными болтами, да, кроме того, их подперли кольями. Но Бутрымы рубили бешено. Кухонную дверь штурмовали Домашевичи и Госцевичи.
   После часа тщетных усилий их сменили другие. Некоторые крестовины вывалились, но на их месте показались ружейные дула. Снова раздались выстрелы. Двое Бутрымов упали с простреленной грудью. Но остальные не растерялись и стали рубить с еще большим ожесточением.
   Образовавшиеся отверстия, по команде Володыевского, заткнули кафтанами. В это время со стороны дороги раздались голоса: это Стакьяны спешили на помощь своим братьям, а за ними вооруженные мужики из Водокт.
   Прибытие новых подкреплений, очевидно, встревожило осажденных -- из-за двери послышались голоса:
   -- Стой, не руби, слушай! Да постой же, черт... Поговорим.
   Володыевский велел прекратить работу и спросил:
   -- Кто говорит?
   -- Оршанский хорунжий Кмициц, -- послышался ответ. -- А вы кто?
   -- Полковник Михал-Юрий Володыевский.
   -- Челом вам, -- отозвался голос из-за дверей.
   -- Не время любезничать... Скажите, что нужно?
   -- Мне бы следовало вас об этом спросить. Вы не знаете меня, а я вас. С какой стати вы на меня нападаете?
   -- Изменник! -- крикнул Володыевский. -- Со мной вернувшиеся с войны ляуданцы, а у них с тобою счеты за разорение, за безвинно пролитую кровь и ту панну, которую ты сейчас похитил. Знаешь, что тебя ожидает? Ты не уйдешь отсюда живым.
   Наступило минутное молчание.
   -- Ты бы меня не назвал во второй раз изменником, -- заговорил опять Кмициц, -- если б не дверь, которая нас отделяет.
   -- Так отопри ее... я тебе не запрещаю.
   -- Не одна ляуданская собака ноги протянет, прежде чем вы возьмете меня живым.
   -- Так мы тебя мертвого за ноги вытащим. Нам все равно.
   -- Слушайте, ваць-пане, и запомните то, что я вам скажу. Если вы нас не оставите в покое, у меня наготове бочонок пороху: я взорву дом, а с ним и всех, кто здесь. Клянусь Богом, что я это сделаю. А теперь берите меня, если хотите.
   На этот раз воцарилось долгое молчание. Володыевский напрасно искал ответа. Шляхта с испугом переглядывалась. Столько было дикой энергии и решимости в словах Кмицица, что они ни на минуту не усомнились в их правдивости. Вся победа могла рухнуть от одной искры, а вместе с тем и панна будет потеряна навсегда.
   -- Что нам делать? -- пробормотал один из Бутрымов. -- Это сумасшедший человек. Он готов исполнить свою угрозу.
   Вдруг у Володыевского явилась счастливая, как ему казалось, мысль.
   -- Есть еще способ, -- воскликнул он. -- Выходи, изменник, на поединок со мной. Убьешь меня, -- уезжай себе с Богом, никто тебя не тронет.
   Некоторое время ответа не было. Сердца ляуданцев тревожно бились.
   -- На саблях? -- спросил наконец Кмициц. -- Можно!
   -- Можно, если ты не трусишь.
   -- И вы дадите честное слово, что я уеду свободно?
   -- Даю.
   -- Этого никак нельзя! -- крикнул Бутрым.
   -- Тише, черт вас дери! -- крикнул Володыевский. -- А если вы не хотите, то пусть он взрывает и себя, и вас.
   Бутрымы замолчали, а минуту спустя один из них сказал:
   -- Пусть будет по-вашему.
   -- А что, -- спросил насмешливо Кмициц, -- лапотники согласны?
   -- И поклянутся на мечах, если угодно.
   -- Пусть поклянутся.
   -- Ко мне, Панове, ко мне! -- крикнул Володыевский шляхте, стоявшей под стенами дома.
   Через несколько минут все собрались у входной двери, и весть, что Кмициц хочет взорвать дом, так их ошеломила, что они как будто окаменели и не могли произнести ни слова; вдруг среди этой гробовой тишины раздался голос Володыевского:
   -- Всех вас, панове, беру в свидетели, что я вызвал оршанского хорунжего пана Кмицица на поединок с условием, что если он одолеет меня, то может беспрепятственно уехать отсюда, в чем вы поклянетесь на рукоятках сабель всемогущим Богом и святым его Евангелием.
   -- Погодите, -- крикнул Кмициц, -- уеду беспрепятственно со всеми людьми и панной.
   -- Панна останется, а люди пойдут в плен к шляхте.
   -- На это я не согласен.
   -- Ну так взрывай дом! Панну мы уже оплакали, а что касается людей, то спросите их, что они предпочитают.
   Снова наступила тишина.
   -- Пусть и так будет, -- сказал наконец Кмициц. -- Не удалось похитить ее сегодня, удастся -- в другой раз. Вы ее даже и под землей от меня не скроете. Клянитесь!
   -- Клянитесь! -- повторил Володыевский.
   -- Клянемся всемогущим Богом и святым его Евангелием. Аминь.
   -- Выходите же наконец! -- сказал Володыевский.
   -- Вы торопитесь на тот свет?
   -- Хорошо, хорошо, только скорей.
   Лязгнули железные болты, подпиравшие двери изнутри.
   Пан Володыевский отодвинулся, а за ним и вся шляхта, чтобы очистить место. Дверь тотчас отворилась, и в ней показался пан Андрей высокий, стройный, как тополь. На дворе уже светало, и первые бледные лучи дня упали на его молодое, воинственное, гордое лицо. Остановившись в дверях, он смело взглянул на шляхту и сказал:
   -- Я верю вам, ваць-панове. Бог знает, хорошо ли я делаю, но не в этом дело. Который тут пан Володыевский?
   Маленький полковник выступил вперед.
   -- Я, -- ответил он.
   -- Хо-хо, а вы таки непохожи на великана, -- сказал Кмициц, намекая на рост рыцаря, -- я думал, что вы подороднее, а все ж видно, что вы опытный солдат.
   -- О вас я этого не скажу, ваць-пане: вы даже забыли расставить стражу. Если вы и деретесь так, то мне недолго придется трудиться.
   -- Где станем? -- быстро спросил Кмициц.
   -- Здесь... двор гладок, как стол.
   -- Согласен, приготовьтесь к смерти.
   -- Вы так уверены, ваць-пане?
   -- Видно, вы в Оршанском не бывали, если в этом сомневаетесь. Я не только уверен, но мне жаль даже вас, пане: о вас я наслышан как о славном солдате. Потому я в последний раз говорю: оставьте меня в покое. Мы не знаем друг друга, к чему нам друг другу мешать? Чего вы от меня хотите? Девушка принадлежит мне по завещанию, как и имение, и Бог свидетель, что я только отстаиваю свое право. Правда, что я изрубил шляхту в Волмонтовичах, но Бог рассудит, кто кого раньше обидел. Были мои офицеры сорванцами или не были, это все равно, довольно того, что они здесь никому не сделали зла, а их перерезали всех до одного, как собак, из-за того, что они хотели потанцевать в корчме с девушками. Пусть же будет кровь за кровь. Потом еще перебили солдат. Клянусь Богом, что я ехал сюда не с дурными намерениями, а как меня приняли? Но пусть же будет обида за обиду. А убытки я вознагражу, еще своего прибавлю... по-соседски... Лучше так, чем иначе...
   -- А что за люди пришли теперь с ваць-паном? Откуда вы взяли таких помощников? -- спросил Володыевский.
   -- Откуда взял, откуда взял! Я их привел не против отчизны, а ради своего личного дела.
   -- Так вот как? Ради личного дела вы соединились с неприятелем... А чем же заплатите за эту услугу, как не изменой? Нет, братец, я не мешал бы тебе поладить со шляхтой, но звать неприятеля на помощь -- это другое дело. Теперь пустяками не отделаешься. Становись-ка, становись, я знаю, что трусишь, хотя и выдаешь себя за оршанского рубаку.
   -- Ты сам хочешь, -- сказал Кмициц, становясь в позицию.
   Но пан Володыевский не спешил и, не вынимая еще сабли, посмотрел на небо. Уже светало. Золотисто-голубая лента опоясала восток, но на дворе было еще довольно темно, особенно перед домом, там царил совершенный мрак.
   -- Хорошо начинается день, -- сказал Володыевский, -- но солнце взойдет еще не скоро. Может быть, вы хотите, чтобы нам принесли огонь?
   -- Мне все равно.
   -- Мосци-панове, -- обратился Володыевский к шляхте, -- сбегайте-ка за лучинами и факелами, нам будет светлее плясать этот оршанский танец.
   Шляхта, которую очень ободрил шутливый тон полковника, живо побежала на кухню; некоторые стали собирать брошенные во время битвы факелы, и через несколько минут в бледном утреннем полумраке засверкало около пятидесяти огней. Пан Володыевский указал на них саблей Кмицицу.
   -- Смотрите, ваша милость, -- настоящие похороны. А Кмициц ответил сразу:
   -- Полковника хоронят, без почестей нельзя...
   -- Ишь как кусается!
   Между тем шляхта молча окружила рыцарей, все подняли вверх зажженные лучины, дальше разместились любопытные; посредине стали противники и смерили друг друга глазами. Наступила страшная тишина, и только угольки с обгорелых лучин падали с шипением на снег. Пан Володыевский был весел, как щегленок в погожее утро.
   -- Начинайте, -- сказал Кмициц.
   Первый звон сабель отозвался эхом в сердцах всех зрителей. Пан Володыевский взмахнул как бы нехотя. Кмициц отбил удар и тоже ударил. Володыевский снова отбил. Сухой лязг слышался все чаще. Все затаили дыхание. Кмициц нападал с бешенством, пан Володыевский заложил левую руку за спину и стоял спокойно, делая небрежные, почти незаметные движения рукой; казалось, что он хочет только защитить себя и вместе с тем щадит противника; порой он отступал на шаг, порою делал шаг вперед, -- он, видно, изучал искусство Кмицица. Тот волновался, этот был холоден, как учитель, который испытывает ученика, и становился все спокойнее; наконец, к величайшему изумлению шляхты, он заговорил:
   -- Поболтаем, чтобы не было скучно. Ага, это оршанские приемы; видно, вы там сами горох молотите, размахиваете саблей, как цепом. Ну и устанете вы. Неужели вы лучший рубака в Оршанском?.. Такой удар только у писарей в моде... Это курляндский... им хорошо от собак отмахиваться. Присматривайте за концом сабли. Не выгибайте так ладони, не то смотрите, что может случиться... Поднимите...
   Последние слова Володыевский произнес отчетливо, и в то же время, описав дугу, он притянул саблю к себе и прежде, чем присутствующие могли понять, что значит "поднимите", сабля Кмицица, как выдернутая из нитки игла, сверкнула над головою Володыевского и упала за его спиной, а он сказал:
   -- Это называется вышибать саблю!
   Кмициц стоял бледный, с блуждающими глазами, пораженный не менее ляуданской шляхты; а маленький полковник отошел в сторону и, указывая на лежащую на земле саблю, повторил:
   -- Поднимите!
   Была минута, когда казалось, что Кмициц бросится на него.
   Он уже готовился сделать прыжок, но Володыевский, прижав к груди рукоятку, вытянул вперед острие; Кмициц схватил саблю и бросился на страшного противника.
   Среди шляхты послышался громкий шепот, круг суживался все более и более, за ним образовался второй и третий. Казаки Кмицица просовывали головы между головами шляхты, точно жили с ними всегда в вечной дружбе. Невольные крики восторга и удивления срывались с уст зрителей; порой раздавался неудержимый взрыв нервного хохота, все узнали мастера своего дела.
   А тот играл со своим противником, как кот с мышью, и делал все более небрежные движения саблей; левую руку засунул в карман штанов. Кмициц метался, скрежетал зубами, наконец, сквозь стиснутые зубы у него вырвались хриплые слова:
   -- Кончайте... пане... Спасите от позора...
   -- Хорошо, -- ответил Володыевский.
   Послышался короткий, страшный свист, потом сдавленный крик... Кмициц распростер руки, сабля упала на землю... и он рухнул лицом вниз, к ногам полковника.
   -- Жив, -- сказал Володыевский, -- не на спину упал.
   Шляхта зашумела, и в этих криках все чаще слышалось:
   -- Добить изменника... Добить... Зарубить...
   И несколько Бутрымов бросились с обнаженными саблями. Вдруг произошло что-то необыкновенное; казалось, будто маленький полковник вырос на глазах, сабля одного из Бутрымов вылетела у него из рук, точно подхваченная ветром, а Володыевский крикнул со сверкающими глазами:
   -- Не трогать! Прочь!.. Теперь он мой, а не ваш... Прочь!..
   Все умолкли, боясь гнева этого человека, а он сказал:
   -- Я резни не допущу... Как шляхта, вы должны знать рыцарский обычай -- лежачего не бьют. Так не поступают даже с неприятелем, а тем более с противником, побежденным на поединке.
   -- Он -- изменник! -- пробормотал один из Бутрымов. -- Такого надо бить.
   -- Если он изменник, то должен быть отдан в руки пана гетмана и будет наказан по заслугам. Наконец, я вам сказал, он теперь мой, а не ваш. Если он останется жив, то вы можете требовать с него судом вознаграждения за убытки и обиды. Кто из вас умеет перевязывать раны?
   -- Христофор Домашевич. Он с давних пор всех лечит.
   -- Пусть он сейчас же сделает перевязку, потом вы перенесете его на постель, а я пойду успокоить несчастную панну.
   И Володыевский, сунув саблю в ножны, вошел через изрубленную дверь в дом. Шляхта начала ловить и вязать казаков, которые с сегодняшнего дня должны были пахать у них землю. Они даже не сопротивлялись; лишь несколько человек выскочили в противоположные окна дома, но и те попали в руки карауливших там Стакьянов. Вместе с тем шляхта принялась грабить нагруженные телеги, на которых было немало всякого добра, некоторые советовали разграбить и дом, но боялись Володыевского, а может быть, и присутствие панны Александры Биллевич заставило их отказаться от этой мысли. Своих убитых, среди которых было трое Бутрымов и двое Домашевичей, положили на возы, чтобы похоронить по христианскому обряду, а для казаков велели вырыть одну большую могилу за садом.
   Володыевский искал девушку по всему дому и наконец нашел ее в кладовой, куда вела маленькая дверь из спальни. Это была небольшая квадратная комната с узкими решетчатыми окнами и такими толстыми стенами, что если б Кмициц и взорвал дом, то эта комната, без сомнения, уцелела бы. Это заставило его быть лучшего мнения о Кмицице. Панна сидела на сундуке, недалеко от двери, опустив голову, с лицом, почти совсем закрытым волосами. Услышав шаги рыцаря, она не пошевельнулась, -- должно быть, думала, что это Кмициц или кто-нибудь из его людей. Володыевский остановился в дверях, снял шапку, откашлялся раз, другой, но, видя, что это не помогает, произнес:
   -- Вы свободны, ваць-панна!
   Тогда из-под волос на него взглянули синие глаза, а затем поднялось и чудное, хоть очень бледное и точно безумное, лицо. Володыевский ожидал благодарности и проявления радости, но вместо этого девушка оставалась неподвижной и смотрела на него блуждающими глазами, и рыцарь сказал снова:
   -- Опомнитесь, ваць-панна, Бог сжалился над вами! Вы свободны и можете возвращаться в Водокты.
   На этот раз взгляд панны Биллевич был более сознательным. Встав с сундука, она откинула назад волосы и спросила:
   -- Кто вы, ваць-пане?..
   -- Михал Володыевский, драгунский полковник виленского воеводы.
   -- Я слышала звуки битвы... выстрелы... Скажите...
   -- Да. Это мы пришли на помощь ваць-панне.
   Девушка совсем пришла в себя.
   -- Благодарю вас, -- ответила она тихим голосом, в котором слышалась тревога. -- А что с тем случилось?
   -- С Кмицицем? Не беспокойтесь, ваць-панна, лежит без дыхания на дворе... Это, не хвастаясь, сделал я.
   Володыевский произнес это с оттенком самодовольства, но если ожидал удивления, то сильно ошибся. Девушка не ответила ни слова, пошатнулась слегка и стала искать руками опоры, наконец, опустилась на тот же сундук, с которого только что поднялась. Рыцарь быстро подбежал к ней:
   -- Что с вами, ваць-панна?
   -- Ничего, ничего... Погодите... позвольте... Пан Кмициц убит?
   -- Что мне Кмициц! -- перебил ее Володыевский. -- Тут все дело в вас.
   Вдруг силы ее вернулись, она опять встала и, взглянув ему прямо в глаза, крикнула с гневом, нетерпением и отчаянием:
   -- Ради бога, отвечайте: он убит?
   -- Пан Кмициц ранен, -- ответил Володыевский с изумлением.
   -- Жив?
   -- Жив!
   -- Хорошо! Благодарю вас...
   И, все еще шатаясь, она пошла к дверям. Володыевский простоял с минуту, шевеля усиками и качая головой, наконец пробормотал:
   -- Благодарила ли она меня за то, что Кмициц ранен, или за то, что он жив? И пошел вслед за нею. Она стояла посреди спальни, как в оцепенении.
   В эту минуту четыре шляхтича внесли Кмицица. Двое передних, шедших боком, показались в дверях, а между их рук свешивалось бледное лицо пана Андрея с закрытыми глазами и с запекшейся черной кровью в волосах.
   -- Осторожнее, -- говорил шедший за ними Христофор Домашевич, -- осторожнее через порог! Пусть кто-нибудь поддержит голову. Осторожнее!
   -- А как же мы будем держать, если у нас руки заняты? -- ответили шедшие впереди.
   В эту минуту к ним подошла панна Александра, такая же бледная, как Кмициц, и положила обе руки под его безжизненную голову.
   -- Это паненка! -- сказал Домашевич.
   -- Я... осторожнее... -- ответила она чуть слышно.
   Пан Володыевский смотрел на нее и усиленно шевелил усиками. Между тем Кмицица уложили в постель. Домашевич стал обмывать ему голову водой и, приложив к ране приготовленный пластырь, сказал:
   -- Теперь пусть он только лежит спокойно. Эх, железная, должно быть, у него голова, если от такого удара не раскололась надвое! Может, и выздоровеет, молод! Ну и досталось ему!
   Потом обратился к Оленьке:
   -- Дайте, панна, я вам вымою руки. Вот вода! Доброе у вас сердце, если вы для такого человека не побоялись запачкать руки в крови.
   Он вытирал ей руки, а она так страшно побледнела, что Володыевский снова подбежал к ней:
   -- Вам здесь нечего более делать, ваць-панна. Вы проявили христианское милосердие к врагу, а теперь возвращайтесь домой.
   И он предложил ей руку; но она даже не взглянула на него, а, обратившись к Домашевичу, сказала:
   -- Пане Христофор, проводите меня!
   И они вышли, за ними пошел и Володыевский. На дворе шляхта стала восторженно ее приветствовать, а она шла бледная, шатаясь, со сжатыми губами и сверкающими глазами.
   -- Да здравствует наша панна, да здравствует наш полковник! -- раздавалось со всех сторон.
   Час спустя Володыевский, во главе ляуданцев, возвращался домой. Солнце уже взошло. Утро было радостное, настоящее весеннее утро. Ляуданцы в беспорядке рассыпались по дороге, болтая о событиях прошлой ночи и восхваляя до небес Володыевского, но он ехал задумчивый и молчаливый. Из головы у него не выходили эти глаза, глядевшие на него из-под спадавших на лоб волос, не выходила ее стройная и величавая, хоть и согбенная горем и страданием фигура.
   -- Чудо как хороша! -- бормотал он. -- Настоящая княжна! Гм... я спас ее честь, а может быть, и жизнь: ведь если б дом и уцелел, она могла бы умереть от одного страха. Она должна мне быть благодарна... Но кто поймет женщину... Смотрела на меня, как на слугу; не знаю, от гордости ли это или от смущения.
  

VIII

   Эти мысли не давали ему спать и всю следующую ночь. Прошло несколько дней, а он все не переставал думать о панне Александре и наконец понял, что она слишком глубоко запала ему в сердце. Ведь ляуданская шляхта хотела его женить на ней. Правда, она ему наотрез отказала, но ведь тогда она еще не видела его и не знала. Теперь другое дело. Он, как истый рыцарь, вырвал ее из рук насильника, подвергая опасности свою жизнь; просто взял ее с бою, как крепость. Кому же она принадлежит, как не ему? Может ли она в чем-нибудь отказать ему? Хотя бы даже в руке? А что, если попробовать? А что, если благодарность превратилась в другое чувство? Часто бывает, что спасенная девушка отдает руку и сердце своему спасителю. Если, наконец, она и не питает еще к нему такого чувства, ему тем более следует этого добиваться.
   "А если она не забыла еще того и любит?"
   -- Не может быть! -- повторял Володыевский. -- Если бы она его не прогнала от себя, зачем же было ее похищать?
   Правда, она проявила по отношению к нему необыкновенное сострадание, но женщины всегда жалеют раненых, даже врагов.
   Она молода, некому о ней позаботиться, да и замуж ей пора. В монастырь, видно, она не собирается, не то давно могла уйти. Времени было достаточно. Такую красивую панну всегда будут атаковать разные поклонники: одни ради ее богатства, другие из-за красоты или высокого происхождения. Ей приятно будет иметь защитника, которого она видела уже в деле!
   "Да и тебе пора остепениться, Михал! -- говорил про себя Володыевский. -- Ты еще молод, но годы идут. Богатства ты не наживешь, разве только получишь больше ран на шкуре. А всем шалостям пора положить конец".
   Тут перед глазами Володыевского встал целый ряд девушек, по которым он вздыхал в своей жизни. Были между ними и красивые, и высокого рода, но красивее и милее ее не было. Ведь эту девушку и ее род славят по всей окрестности. Дай Бог всякому такую жену.
   Володыевский чувствовал, что в руки к нему само идет счастье, какое в другой раз может и не встретиться, особенно раз он оказал девушке такую необыкновенную услугу.
   "Что тут откладывать? -- говорил он про себя. -- Чего я дождусь? Надо действовать!"
   Но ведь война на носу! Рука здорова. Стыдно рыцарю думать о любви, когда отчизна простирает руки и молит о спасении. Володыевский был честный солдат и, хотя чуть не с детских лет служил в военной службе и участвовал во всех тогдашних войнах, знал, чем он обязан родине, и об отдыхе не думал.
   Но именно потому, что он служил родине не из-за каких-нибудь расчетов или выгод, а из преданности, и в этом отношении у него была чистая совесть, он знал себе цену, и это ободряло его.
   "Другие бездельничали, а я дрался с врагами! -- думал он. -- Бог вознаградит солдата и поможет ему".
   Наконец он решил, что если теперь некогда ухаживать, то нужно спешить ехать, сделать предложение, а потом или обвенчаться, или остаться с носом.
   -- Я уж не раз оставался с носом, останусь и теперь! -- бормотал Володы -евский, шевеля желтыми усиками.
   Но была одна сторона в этом быстром решении, которая ему не совсем нравилась. Не будет ли его предложение, тотчас же после оказанной им услуги, похоже на назойливость кредитора, который хочет как можно скорее получить свой долг с процентами.
   "Может быть, это будет не по-рыцарски?"
   Но за что же тогда требовать благодарности, если не за услуги? А если такая поспешность будет ей не по сердцу, ей можно сказать: "Мосци-панна, я бы охотно целый год ездил к вам и смотрел бы в ваши чудные глаза, но я солдат, и долг мой зовет меня на войну!"
   "Непременно поеду!" -- говорил себе Володыевский.
   Но минуту спустя ему пришло в голову другое. А вдруг она скажет: "Ну так идите на войну, пан солдат, а когда она кончится -- ездите целый год и смотрите мне в глаза, потому что я незнакомому человеку не отдам ни души, ни тела".
   Тогда все пропало!
   Что все пропадет, Володыевский знал прекрасно, потому что, уж не говоря о девушке, которую за это время может у него отнять кто-нибудь другой, он не был уверен и в своем постоянстве. Совесть подсказывала ему, что чувство в нем загоралось так же быстро, как солома, но так же, как солома, оно и гасло.
   Тогда все пропало! Тогда уж скитайся опять, солдат, из лагеря в лагерь, из битвы в битву, без родного крова, без близкого человека!
   В конце концов он и сам не знал, на что решиться.
   Ему стало тесно и душно в пацунельском домике, он взял шапку и пошел подышать весенним солнечным воздухом. На пороге он наткнулся на одного из пленных казаков Кмицица, который по разделу достался Пакошу. Он сидел на пороге и бренчал на бандуре.
   -- Что здесь делаешь? -- спросил Володыевский.
   -- Граю, пане, -- ответил казак, поднимая исхудалое лицо.
   -- Откуда ты? -- продолжал спрашивать пан Михал, обрадовавшись, что может хоть на минуту прервать свои размышления.
   -- Издалека, пане, из-под Вягла.
   -- Отчего ж ты не убежал, как остальные твои товарищи? О, чертовы дети! Вам шляхта даровала жизнь в Любиче, думая, что вы будете на нее работать, а вы удрали, как только вас выпустили на свободу.
   -- Я не удеру! Я здесь издохну, как собака.
   -- Так тебе здесь понравилось?
   -- Кому в поле лучше, тот удрал, а мне тут лучше. У меня была нога прострелена, а тут шляхтянка, дочь старика, перевязала ее, да еще ласковое слово молвила. Такой красавицы я еще никогда не видывал. Зачем мне уходить?
   -- Которая тебе так приглянулась?
   -- Марыся.
   -- И ты тут останешься?
   -- Если издохну, так вынесут, а нет, так останусь.
   -- Надеешься выслужить у Пакоша дочь?
   -- Не знаю, пане.
   -- Скорее он такого голыша убьет, чем отдаст за него дочь.
   -- У меня червонцы зарыты в лесу, две горсти.
   -- Награбил?
   -- Награбил, пане.
   -- Будь у тебя хоть гарнец, все ж ты -- мужик, а Пакош -- шляхтич.
   -- Я из боярских детей.
   -- Если ты из боярских детей, так это еще хуже, ты, значит, изменник. Как же ты мог служить неприятелю?
   -- Я ему и не служил.
   -- А откуда вас Кмициц взял?
   -- С большой дороги. Я у гетмана польного служил, потом полк разбрелся, нечего было есть. Домой мне незачем было возвращаться, сожгли его. Люди пошли на большую дорогу грабить, и я с ними пошел.
   Пан Володыевский очень удивился -- до сих пор он думал, что Кмициц ворвался в Водокты с силами, взятыми у неприятеля.
   -- Значит, пан Кмициц взял вас не у Трубецкого?
   -- Было между нами много таких, что раньше служили у Трубецкого и у Хованского, но тоже сбежали от них на большую дорогу.
   -- А почему вы за паном Кмицицем пошли?
   -- Он славный атаман. Нам говорили, что кого он только кликнет, тот за ним и пойдет, точно он ему мешок золота насыпал. И мы пошли! Да не посчастливилось.
   Пан Володыевский покачал головой и подумал, что слишком уж очернили Кмицица: потом взглянул на исхудалого боярского сына и опять покачал головой.
   -- Так ты ее любишь?
   -- Да, пане.
   Володыевский отошел и подумал, уходя: "Вот решительный человек, он долго не раздумывает, полюбил и остается. Так всего лучше! Если он в самом деле из боярских детей, то это ведь то же самое, что шляхта. Как откопает свои червонцы, может, старик и отдаст ему дочь. А почему? Потому, что он решил добиться своего. Буду добиваться и я!"
   С такими мыслями Володыевский шел по дороге; порой он останавливался и то опускал глаза в землю, то смотрел на небо; вдруг увидел стаю диких уток и по ним стал гадать: ехать или не ехать? Вышло -- ехать!
   -- Поеду, не может иначе быть.
   Сказав это, он повернул к дому, но по дороге зашел в конюшню, перед которой два его конюха играли в кости.
   -- Сыруц, -- спросил Володыевский, -- заплетена грива у Басёра?
   -- Заплетена, пане полковник.
   Пан Володыевский вошел в конюшню; лошадь, услыхав его шаги, радостно заржала; он подошел к ней и похлопал ее по шее, а потом стал считать косички и опять загадал:
   -- Ехать... не ехать... ехать... Вышло опять -- ехать.
   -- Седлать лошадей и самим одеться получше! -- скомандовал Володыевский.
   Затем быстро пошел к дому и стал наряжаться. Надел высокие желтые сапоги с золочеными шпорами и новый красный мундир, а к поясу привесил рапиру в стальных ножнах, с золотым эфесом, верхнюю часть груди покрывал стальной полупанцирь; была у него и рысья шапка с пером, но она не подходила к остальному костюму, и он предпочел надеть шведский шлем и вышел на крыльцо.
   -- Куда это вы едете, ваша милость? -- спросил его старый Пакош, сидевший на завалинке.
   -- Куда еду? Да вот надо проведать вашу панну и о здоровье спросить ее, а то она меня невежей сочтет.
   -- Ваша милость так и горит! Нужно панне слепой быть, чтобы сразу не влюбиться.
   В это время подошли две младшие дочери Пакоша. Каждая из них держала в руках подойник с молоком; увидев Володыевского, они остановились как вкопанные.
   -- Король -- не король... -- сказала Зося.
   -- Вы нарядились как на свадьбу! -- прибавила Марыся.
   -- Может, и будет скоро свадьба, -- пошутил Пакош, -- пан полковник едет к нашей панне.
   Едва старик сказал это, как из рук Марыси выпал подойник, и молочный ручей побежал к ногам Володыевского.
   -- Смотри, что держишь! -- крикнул старик. -- Вот коза!
   Марыся ничего не ответила и, подняв подойник, тихо ушла.
   Пан Володыевский вскочил на лошадь, а за ним его двое слуг, и все втроем поехали в Водокты. День был прекрасный. Майское солнце весело играло на блестящем нагруднике и шлеме Володыевского, так что издали, из-за деревьев, казалось, будто по дороге движется другое солнце.
   -- Интересно знать, вернусь ли я с обручальным кольцом или с носом? -- пробормотал про себя рыцарь.
   -- Что прикажете, ваша милость? -- спросил Сыруц.
   -- Дурак!
   Слуга осадил лошадь, а Володыевский продолжал:
   -- Счастье, что для меня это не новость. Эта мысль ободрила его.
   Когда он приехал в Водокты, панна Александра сразу не узнала его, так что он должен был назвать себя. Тогда она приняла его очень любезно, но с некоторою принужденностью; он, почтительно поклонившись, положил руку на сердце и проговорил:
   -- Я приехал узнать о вашем здоровье, ваць-панна, что мне следовало сделать на другой же день после того происшествия, но я не осмелился вас беспокоить.
   -- Это очень любезно со стороны ваць-пана, что, избавив меня от столь великой опасности, вы все-таки не забыли меня. Садитесь, прошу, будьте Дорогим гостем.
   -- Мосци-панна, -- ответил Володыевский, -- если бы я вас забыл, то недостоин был бы великой милости, ниспосланной мне Богом, -- приветствовать столь прекрасную особу.
   -- Нет, это я должна прежде всего благодарить Бога, а потом -- вас.
   -- Если так, то возблагодарим его оба, ибо я ни о чем его более не прошу, как лишь о том, чтобы и на будущее время мог защищать вас всегда, когда в этом будет нужда.
   Сказав это, пан Володыевский пошевельнул от удовольствия своими нафабренными усиками. Он был доволен, что сразу выложил на стол свое чувство, а она сидела, смущенная и молчаливая, но прекрасная, как весенний день. Легкий румянец выступил у нее на щеках, а глаза были прикрыты длинными ресницами.
   "Это смущение -- хороший знак", -- подумал Володыевский и, откашлявшись, продолжал:
   -- Ваць-панне известно, что после смерти вашего дедушки я командовал ляуданской шляхтой?
   -- Я это знаю, -- ответила молодая девушка, -- покойный дедушка не мог сам участвовать в последней войне и был очень рад, узнав, кому князь, воевода виленский, передал команду. Он говорил, что знает вас как опытного и славного солдата.
   -- Он говорил так обо мне?
   -- Я сама слышала, как он превозносил вас до небес, то же делала и шляхта после похода.
   -- Я простой солдат и недостоин не только того, чтобы меня превозносили до небес, но даже ставили выше других. Но я очень рад, что не совсем неведом вам. Вы не подумаете теперь, что ваш гость прямо с неба свалился. Всегда приятнее знать, с кем имеешь дело. По свету шатается немало людей, которые причисляют себя к знатным родам, а на самом деле они бог весть кто, и часто даже не шляхтичи.
   Пан Володыевский умышленно перевел разговор на эту тему, чтобы иметь возможность сказать о своем происхождении, но Оленька перебила его:
   -- Ваць-пана в этом никто не может заподозрить, ибо и здесь, на Литве, есть шляхта того же племени.
   -- Но у них герб "Оссория", а я Корчак-Володыевский. Мы родом из Венгрии и ведем свое начало от некоего дворянина Атиллы, который, будучи преследуем неприятелем, дал обет Пресвятой Деве, что если благополучно уйдет от неприятеля, то примет католичество. Этот обет он и исполнил, переплыв через три реки, те самые, которые мы носим в нашем гербе.
   -- Значит, вы не здешний родом?
   -- Нет, мосци-панна, из Украины, из русских Володыевских, где и до сих пор у меня есть деревушка, которую теперь занял неприятель. Но я с молодых лет служу в войске и больше забочусь о достоянии отчизны, нежели о своем собственном. Я служил под знаменами русского воеводы, незабвенного князя Еремии, с коим участвовал во всех войнах. Был я и под Махновкой, и под Константиновом, и выдержал збаражский голод. Бог свидетель, что я приехал к вам не хвастать своими доблестями, но говорю это только для того, чтобы вы знали, ваць-панна, что я не лежебок какой-нибудь, щадящий свою кровь, но что вся жизнь моя прошла в честном служении отчизне, где я стяжал и кое-какую славу, не запятнав совести. Клянусь Богом, я не лгу! Об этом, впрочем, могут засвидетельствовать и другие.
   -- Если бы все были на вас похожи! -- сказала со вздохом молодая девушка.
   -- Ваць-панна, верно, вспомнила того насильника, который осмелился поднять на вас руку?
   Панна Александра опустила глаза и не ответила ни слова.
   -- Поделом ему! -- продолжал Володыевский. -- Хоть мне и говорили, что он выживет, но кары ему не миновать. Все честные люди его осудили, и даже слишком, ибо он и не сносился с неприятелем. Все, кто были с ним, взяты с большой дороги, а не от неприятеля.
   -- Откуда вы это знаете? -- спросила с живостью панна, поднимая на Володыевского свои чудные глаза.
   -- От его же людей. Странный человек этот Кмициц! Когда я перед поединком упрекнул его в измене, он не стал оправдываться, хотя я и упрекнул его несправедливо. Должно быть, у него чертовская гордость!
   -- И вы всем говорите, что он не изменник?
   -- Не говорил, потому что сам не знал, но теперь буду говорить. Ведь негоже взводить такое обвинение даже на врага.
   Глаза панны Александры во второй раз остановились на Володыевском с симпатией и благодарностью.
   -- Вы такой прекрасный человек, ваць-пане, как редко бывает!
   Володыевский от удовольствия зашевелил усиками. "Ну, к делу, пан Ми-хал!" -- мелькнуло у него в голове, и он продолжал:
   -- Скажу более! Я не хвалю способ Кмицица, но не удивляюсь, что он так добивался руки ваць-панны, ибо сама Венера едва достойна прислуживать вам! Это отчаяние толкнуло его на такой поступок и, несомненно, толкнет снова, если представится случай. Как же вы, при такой необычайной красоте, останетесь одна, без защитника? Ведь таких Кмипицев много на свете, и ваша добродетель может не раз подвергнуться опасности. Бог явил мне милость и позволил вас защитить, но вот уже меня зовут военные трубы. Кто же о вас будет заботиться? Мосци-панна, нас, военных, обвиняют в легкомыслии, но это несправедливо! И у меня сердце не из камня, и оно не могло остаться равнодушно к таким прелестям...
   И пан Володыевский упал перед нею на колени.
   -- Мосци-панна! Я наследовал полк вашего дедушки, позвольте мне унаследовать и его внучку! Поручите мне опеку над собою, дайте вкусить сладость взаимного чувства, позвольте мне быть вашим опекуном, и вы будете спокойны. Ибо, хотя я и уйду на войну, вас будет охранять одно мое имя.
   Панна вскочила со стула и с изумлением слушала Володыевского, который продолжал:
   -- Я бедный солдат, но шляхтич и честный человек. Клянусь вам, что ни на моем щите, ни на моей совести вы не найдете ни единого пятна. Быть может, я согрешил своей поспешностью, но поймите, что меня зовет отчизна, а от нее я не отрекусь даже ради вас. Неужели вы не утешите меня? Не ободрите? Не скажете доброго слова?
   -- Вы требуете от меня невозможного, ваць-пане! -- ответила со страхом Оленька. -- Это невозможно!
   -- Это зависит от вашей воли.
   -- Потому-то я вам прямо говорю: нет! Тут панна нахмурила брови.
   -- Мосци-пане, я многим вам обязана и готова вам отдать все, кроме руки.
   Пан Володыевский поднялся.
   -- Вы не хотите быть моею, ваць-панна?
   -- Не могу!
   -- И это ваше последнее слово?
   -- Последнее и неизменное!
   -- А может быть, вам не нравится только поспешность моя? Дайте мне хоть надежду!
   -- Не могу, не могу...
   -- Значит, мне нет счастья, как не было его нигде... Мосци-панна, не предлагайте мне уплаты за услугу, я не за ней приехал, а если я просил руки, то не как уплаты, а по доброй воле. Если бы вы сказали мне, что отдаете ее, потому что должны отдать, я бы ее не принял. Насильно мил не будешь! Вы пренебрегаете мной -- дай вам Бог найти лучшего. Я выхожу из этого дома, как и пришел, и только... Больше я не вернусь! Меня здесь считают ничем! Пусть будет так. Будьте же счастливы, хотя бы с этим самым Кмицицем. Если он лучше, то вы, конечно, не для меня.
   Оленька схватилась руками за голову и несколько раз повторила:
   -- Боже! Боже! Боже!
   Но ее страдание не смягчило пана Володыевского, и, раскланявшись, он вышел из комнаты злой и гневный, затем вскочил на лошадь и уехал.
   -- Ноги моей здесь больше не будет! -- произнес он громко.
   Сыруц, ехавший позади, подъехал и спросил:
   -- Что изволите говорить, ваша милость?
   -- Дурак! -- ответил пан Володыевский.
   -- Это вы мне уж изволили сказать, когда мы ехали в Водокты.
   Настало молчание, а затем пан Михал снова забормотал:
   -- Мне отплатили неблагодарностью. На чувство ответили презрением. Видно, придется умереть холостяком. Так уж на роду написано. Что ни попытка, то отказ... Нет на этом свете справедливости. Что она имеет против меня?
   Тут пан Володыевский нахмурился, потом вдруг хлопнул себя рукой по колену.
   -- Теперь знаю, -- крикнул он, -- она любит еще того, иначе и быть не может!
   Но это не обрадовало его.
   -- Тем хуже для меня, -- прибавил он после минутного молчания. -- Если она после всего, что произошло, любит его, то и не перестанет любить. Самое плохое, что он мог сделать, он уже сделал. Он пойдет на войну, прославится, исправит свою репутацию... И в этом ему нельзя мешать, а даже помочь надо, ибо это отчизне на пользу. Правда, он прекрасный солдат... Но чем он ее так взял? Кто угадает? Впрочем, бывают такие счастливцы, что как только взглянут на женщину, она уж готова за ними в огонь и воду. Если бы знать, как это делается, или достать какой-нибудь талисман, -- может быть, что-нибудь и вышло бы. Заслугами женщину не прельстишь. Правду сказал Заглоба, что женщина и гусеница самые неверные создания. Но жаль, что все пропало! А уж как она красива, притом и добродетельна, говорят... А и горда, должно быть, как дьявол! Кто знает, пойдет ли она за него, хотя и любит: слишком он ее оскорбил. Она готова совсем отказаться и от замужества, и от детей. Мне тяжело, да и ей, бедняжке, может быть, еще тяжелее.
   Тут пан Володыевский расчувствовался над долей Оленьки и закачал головой.
   -- Пусть Бог ей поможет! Я на нее не в обиде. Это ведь не первый отказ! Бедняжка едва дышит от забот, а я ее еще попрекнул этим Кмицицем. Этого не следовало делать, и нужно во что бы то ни стало это исправить. Я поступил, как грубиян! Напишу сначала письмо с извинением, а потом буду помогать, по мере сил.
   Дальнейшие размышления Володыевского прервал подъехавший к нему Сыруц.
   -- Ваша милость, там, на горе, пан Харламп едет, а с ним еще кто-то.
   -- Где?
   -- Да вон там.
   -- Правда, два всадника... но ведь пан Харламп остался при князе-воеводе виленском. А как ты его издали узнал?
   -- Я по его буланке. Ведь ее все войско знает.
   -- Действительно, и я буланку вижу!.. А может, это кто-нибудь другой.
   -- Я и ход ее знаю. Это, наверно, пан Харламп.
   Они пришпорили лошадей, ехавшие им навстречу сделали то же, и вскоре Володыевский убедился, что это был действительно пан Харламп, поручик пятигорского полка и старый знакомый Володыевского, прекрасный солдат. Когда-то они часто ссорились между собою, но, служа вместе, полюбили друг друга; Володыевский подъехал к нему с распростертыми объятиями и воскликнул:
   -- Как живешь, Носач? Откуда ты взялся?
   Товарищ, который благодаря своему огромному носу действительно заслуживал название Носача, бросился в объятия полковника и после радостных приветствий сказал:
   -- Я приехал к тебе нарочным, с поручением и деньгами.
   -- С поручением и деньгами? От кого же?
   -- От князя-воеводы виленского, нашего гетмана. Он прислал тебе письмо и приказ набирать полк; второе письмо пану Кмицицу, который находится где-то в этих краях.
   -- Пану Кмицицу? Как же мы вместе будем набирать в одной и той же местности?
   -- Он должен ехать в Троки, а ты останешься здесь.
   -- От кого ты узнал, где меня искать?
   -- Гетман сам расспрашивал о тебе, и ему здешние люди, которые у него еще служат, сказали, где тебя искать, и я ехал наверняка. Ты пользуешься большим расположением князя. Я сам слышал, как он сказал, что не рассчитывал получить от русского воеводы никакого наследства, между тем как получил лучшего рыцаря.
   -- Пусть Бог ему поможет унаследовать и военное счастье! Великая честь для меня -- такое поручение, и я тотчас же примусь за дело. В людях здесь не будет недостатка, были бы лишь средства их на ноги поставить. А денег много ты привез?
   -- Как приедешь к Пацунелям, так и сосчитаешь.
   -- Так ты и у Пацунелей побывал? Берегись, там красивых девушек -- что маку в огороде.
   -- Потому-то ты и гостишь здесь, но постой, у меня есть к тебе еще и частное письмо от гетмана.
   -- Давай.
   Поручик вынул из кармана письмо, с малой радзивилловской печатью, вскрыл его и начал читать.
  
   "Мосци-пане полковник Володыевский!
   "Зная искреннее желание ваше служить отчизне, посылаю вам это письмо и поручаю собрать войско, но не так, как это делается обычно, а с величайшей поспешностью, ибо медлить опасно. Если хотите нас порадовать, то пусть полк будет готов в июле, а самое позднее -- в половине августа. Нас больше всего беспокоит, откуда вы возьмете хороших лошадей, тем более что и денег мы посылаем мало, ибо по-прежнему нерасположенный к нам подскарбий не пожелал дать больше. Половину этих денег отдайте пану Кмицицу, которому пан Харламп тоже везет письмо. Надеемся, что и он нам поможет. Но так как до слуха нашего дошли вести об его шалостях в Упите, то лучше всего прочтите предназначенное ему письмо и сами решите, можно ли ему его отдать. Если вы найдете, что он совершил поступки, позорящие его, то не отдавайте ему письма; мы опасаемся, как бы враги наши, пан подскарбий и пан воевода витебский {Воевода витебский -- Павел Ян Сапега.}, не могли упрекнуть нас, что мы даем такие поручения недостойным людям. Если же вы ничего особенного не найдете, то пусть Кмициц постарается усердной службой искупить все провинности и не является ни в какие суды, ибо он всецело подлежит нашей гетманской инквизиции, и мы сами будем его судить по окончании войны. Поручение это примите в знак особого нашего к вам доверия, каковое мы питаем к вашему уму и верности.

Януш Радзивилл.

   Князь на Биржах и Дубинках, воевода виленский".
  
   -- Гетман сильно беспокоится насчет лошадей, -- сказал Харламп, когда маленький рыцарь окончил чтение письма.
   -- Да, на этот счет будет трудновато, -- ответил Володыевский. -- Шляхты явится много по первому же слову, но у них есть только жмудские лошади, а они не особенно годны для службы. Их бы непременно нужно заменить другими.
   -- Это хорошие лошади и, насколько я слышал, очень выносливые.
   -- Да, -- ответил Володыевский, -- но они слишком малы, а здешний народ рослый. Если его посадить на таких лошадей, то полки будут казаться сидящими на собаках. Но я возьмусь тотчас же за дело. Передай мне письмо к Кмицицу, как гетман приказывает, я сам ему отвезу. Письмо это как нельзя более кстати.
   -- Почему?
   -- Он тут по-татарски жить начал и девушек в полон брал. У него нет столько волос на голове, сколько тяготеет над ним обвинений. Несколько дней тому назад я дрался с ним на саблях.
   -- Ну раз на саблях дрались, -- сказал Харламп, -- значит, он теперь болен.
   -- Поправляется, через неделю, а много через две и совсем выздоровеет... Ну, что там слышно у вас?
   -- По-прежнему плохо. Пан подскарбий Госевский постоянно не в ладах с нашим князем, а где гетманы в ссоре, там не может быть порядка. Впрочем, теперь немного тверже стали на ноги, и если так и впредь будет, то авось мы и справимся с неприятелем. Всему виной пан подскарбий.
   -- А другие говорят, что именно гетман виноват.
   -- Это говорят изменники. Утверждает это и воевода витебский, который уже давно снюхался с подскарбием.
   -- Воевода витебский -- честный человек.
   -- Неужели и ты стоишь на стороне Сапеги против Радзивилла?
   -- Я стою на стороне отчизны, где и все должны стоять. То-то и плохо, что даже и солдаты делятся на партии, вместо того чтобы драться; а что Сапега честный человек, то это я скажу и самому князю, хотя и служу под его начальством.
   -- Пробовали добрые люди их помирить, -- продолжал Харламп, -- напрасно. Теперь послы от короля то и дело приезжают к нашему князю... Говорят, что там что-то новое затевается. Мы ожидали всеобщего ополчения во главе с королем, но оно не состоялось; говорят, что оно может понадобиться в другом месте.
   -- Разве только на Украине.
   -- Почем я знаю? Поручик Брохович рассказывал то, что слышал своими ушами. Тизенгауз приехал от короля, долго шептался с гетманом, запершись, а потом, когда они выходили, гетман сказал: "Из этого может возникнуть новая война". Все мы после этого терялись в догадках, что могли означать эти слова.
   -- Должно быть, ослышался. С кем бы теперь могла быть новая война. Император к нам расположен больше, чем к неприятелю, и, конечно, заступится за нас. Со шведом еще не кончился срок перемирия, татары нам помогают на Украине, чего бы, конечно, не сделали помимо желания Турции...
   -- Мы тоже не могли догадаться.
   -- Потому что ничего подобного и не было. Но слава богу, что у меня наконец есть дело. Я уже стосковался без войны.
   -- Так ты сам хочешь передать письмо Кмицицу?
   -- Да ведь я тебе говорил, что так приказывает гетман. По рыцарскому обычаю, мне следовало давно его навестить, теперь, кстати, есть предлог. Отдам ли я ему письмо, другое дело; об этом я еще подумаю, ибо это предоставлено на мое усмотрение.
   -- Это мне и на руку, я тороплюсь с третьим письмом к Станкевичу -- к нему тоже есть письмо; потом поеду в Кейданы, там нужно забрать пушки; а затем заверну в Биржи, чтобы посмотреть, все ли готово к обороне.
   -- И в Биржи?
   -- Да.
   -- Это меня удивляет. Никаких побед неприятель не одержал, -- значит, ему до Бирж, до курляндской границы, далеко. Но раз нам приказано сформировать полки, то думаю, что будет кому защищать и те местности, которые подпали под власть неприятеля. Ведь курляндцы не думают о войне с нами. Это прекрасные солдаты, но их так мало, что и Радзивилл мог бы их придушить одной рукой.
   -- И меня это удивляет, -- ответил Харламп, -- тем больше, что и мне приказали спешить и сказали, что если я найду беспорядки, то должен тотчас же донести князю Богуславу, который немедленно же пришлет инженера Петерсона.
   -- Что бы это могло значить? Как бы только из этого не вышло междоусобной войны. Боже, сохрани нас и помилуй от такого несчастья! Уж где только князь Богуслав вмешается, там черту будет чему радоваться!
   -- Не осуждай его. Это храбрый пан.
   -- Я не спорю, но он больше похож на француза или на немца, чем на поляка. До Речи Посполитой ему нет дела, он больше всего заботится о доме Радзивиллов -- возвысить его, а всех остальных унизить. Он-то, главным образом, и возбуждает князя -- воеводу виленского против Сапег и Госевского.
   -- Ты, вижу, большой политик; советую тебе, Михал, жениться скорее, чтобы такой ум не пропал даром.
   Володыевский пристально взглянул на товарища.
   -- Жениться?
   -- Конечно! А может быть, ты уж и сам об этом подумал. Ты нарядился точно на свадьбу.
   -- Оставь меня в покое.
   -- Ну, сознайся!
   -- Нечего тебе в чужие дела нос совать, к тому же не время думать о женитьбе, когда война на носу.
   -- А справишься ли ты к июлю?
   -- К концу июля я буду готов, хотя бы мне пришлось добывать лошадей из-под земли. Слава богу, что работа есть, а то бы меня меланхолия заела...
   Письма гетмана и предстоящее дело доставили большое облегчение Воло-дыевскому, и не успел он еще приехать в Пацунели, как уже совсем перестал думать о полученном отказе. Известие о наборе быстро облетело всю шляхту. Шляхта сейчас же явилась к Володыевскому, и он подтвердил известие. Все изъявили свое согласие, хотя не без колебаний: была самая страда. Пан Володыевский разослал гонцов и в другие местности -- в Упиту и по большим усадьбам. Вечером к нему приехали Бутрымы, Стакьяны и Домашевичи.
   Шляхта шумела, подбодряла друг друга, грозила неприятелю и кричала о будущих победах. Одни только Бутрымы молчали, но никто не ставил им этого в вину -- все знали, что они станут, как один человек.
   На следующее утро в "застенке" зашумело, словно в улье. Все забыли уже о Кмицице и о панне Александре; всюду только и слышались толки о предстоящем походе. Пан Володыевский от души простил Оленьке ее отказ, утешаясь мыслью, что не одна она на свете и что это не первый отказ. И в то же время думал, что делать с письмом Кмицицу.
  

IX

   Для пана Володыевского настало время тяжелого труда. На следующей же неделе он переехал в Упиту и принялся за дело. Шляхта съезжалась к нему со всех сторон, как к знаменитому полковнику, но среди нее было больше всего ляуданцев, поэтому нужно было позаботиться о лошадях. Володыевский суетился, и благодаря его энергии дело подвигалось очень быстро. В то же время он навестил и пана Кмицица, который значительно поправился, хотя еще не вставал с постели.
   По-видимому, поскольку у Володыевского была тяжелая сабля, постольку легка была рука. Кмициц тотчас же узнал Володыевского и при его появлении сильно побледнел; но, видя его улыбающимся, успокоился и протянул ему свою исхудалую руку.
   -- Благодарю за посещение. Ваш поступок достоин такого кавалера, как вы!
   -- Я приехал спросить, не сердитесь ли вы на меня? -- спросил пан Михал.
   -- Нет, не сержусь, потому что меня победил мастер, каких мало! Чуть богу душу не отдал...
   -- Ну а как ваше здоровье?
   -- Вы, вероятно, удивляетесь, что я вышел из ваших рук живым? Я и сам считаю это чудом. -- Кмициц улыбнулся. -- Но не отчаивайтесь, еще успеете покончить со мной.
   -- Я вовсе не затем приехал.
   -- Вам, верно, дьявол помогает! -- прервал Кмициц. -- Я далек от хвастовства, но до сих пор я считал себя если не первым, то, по крайней мере, одним из лучших рубак во всей Речи Посполитой; между тем -- неслыханная вещь! -- вы могли бы покончить со мной с первого же удара, если бы захотели. Скажите, где вы так выучились?
   -- Отчасти природные способности, -- ответил маленький рыцарь, -- затем отец, твердивший мне с детства: "Бог не одарил тебя ростом, и если люди не будут тебя бояться, то будешь посмешищем". Наконец, служа у русского воеводы, я завершил свои знания. У него было несколько человек, которые с успехом могли состязаться со мной.
   -- Разве могли быть такие?
   -- Не только могли, но и были. Был пан Подбипента, литовец, которого убили под Збаражем, -- упокой, Господи, его душу! Это был человек такой необычайной силы, что его удары невозможно было отражать; был еще Скшетуский, мой друг и приятель, о котором вы, без сомнения, слышали.
   -- Как же! Ведь это он из Збаража пробрался к королю сквозь неприятельские войска. Кто о нем не слышал! Так вы из их числа? Челом, челом! Постойте, я слышал о вас от воеводы виленского. Вас зовут Михалом?
   -- Собственно, я Юрий-Михал; но так как святой Михаил предводительствует всеми небесными силами и одержал столько побед над нечистыми духами, то я его и выбрал своим патроном.
   -- Конечно, Юрию не сравняться с Михаилом. Так вы тот Володыевский, который зарубил Богуна.
   -- Я!
   -- Ну от такого необидно и в лоб получить. Дай Бог, чтобы мы остались друзьями. Вы меня назвали изменником, но в этом вы ошиблись.
   При этом Кмициц поморщился, точно снова почувствовал боль в ране.
   -- Признаюсь -- ошибся, -- ответил Володыевский, -- об этом я узнал от ваших людей. Иначе я бы не приехал сюда, знайте, ваць-пане!
   -- Уж и точили на меня здесь зубы, -- сказал с горечью Кмициц. -- Но будь что будет! Не одно пятно лежит на моей душе, это правда, но и здешняя шляхта приняла меня далеко не любезно.
   -- Вы больше всего повредили себе сожжением Волмонтовичей и похищением девушки.
   -- Потому-то они меня и душат судом. Уже пришли повестки. Не дадут больному и выздороветь! Перед сожжением Волмонтовичей я дал обет жить со всеми в дружбе и любви, и что же я нашел, когда вернулся в Любич: все мои товарищи были зарезаны, как быки на бойне. Когда я узнал, что это сделали Бутрымы, в меня бес вселился, и я отомстил жестоко. А знаете ли вы, за что их зарезали?.. Я сам это узнал от одного из Бутрымов: за то, что они хотели потанцевать в корчме со шляхтянками. Кто бы тут не стал мстить?!
   -- Мосци-пане, -- ответил Володыевский, -- они поступили с вашими товарищами дурно, но виной всему их репутация: если бы на их месте были учтивые солдаты, то, наверно, шляхта не тронула бы их.
   -- Бедняги! -- продолжал Кмициц. -- Когда я теперь лежал в горячке, каждый вечер видел я их, они входили вот из той двери. Подходили к кровати синие, израненные и молили: "Ендрек, вели отслужить панихиду, ибо муки терпим". У меня просто волосы становились дыбом. Я уже заказал панихиду. Дай Бог, чтобы это облегчило их страдания.
   Несколько мгновений длилось молчание.
   -- А что касается похищения, -- продолжал Кмициц, -- то вы не знаете, и вам никто не мог сказать, что она спасла мне жизнь, когда шляхта гналась за мной, а затем выгнала меня и запретила показываться на глаза. Что же мне оставалось делать?
   -- Все-таки это татарский способ.
   -- Вы, вероятно, не знаете, что такое любовь и до какого отчаяния она может довести человека, когда он теряет то, что для него дороже всего на свете.
   -- Я не знаю, что такое любовь?! -- воскликнул Володыевский. -- С тех пор как я саблю ношу, я всегда был влюблен... Правда, предметы я менял часто, но это потому, что никогда еще не пользовался взаимностью.
   -- Ну какая это любовь, когда предметы менялись!
   -- Ну так я вам расскажу другое, что видел собственными глазами. В начале восстания Хмельницкого тот самый Богун, который теперь пользуется среди казаков необычайным уважением, похитил возлюбленную моего друга Скшетуского, княжну Курцевич. Вот это была любовь! Все войско плакало, видя его отчаяние: на двадцать пятом году жизни у него борода побелела, как у старика; и угадайте, что он сделал?
   -- Почем я знаю.
   -- Видя, что отчизна в опасности, что Хмельницкий торжествует, он так и не пошел разыскивать невесту. Принес свои муки в жертву Господу. Он бился во всех сражениях под командой князя Еремии и стяжал себе великую славу под Збаражем... Сравните теперь этот поступок со своим -- и вы поймете разницу.
   Кмициц молчал, закусив губу, а Володыевский продолжал:
   -- Господь наградил за это Скшетуского и возвратил ему невесту. По окончании войны они поженились, и в настоящее время у него уже трое детей; но он и до сих пор служит. А вы, бесчинствуя, этим самым служили неприятелю, не говоря о том, что могли навсегда потерять и невесту.
   -- Каким же образом? -- спросил Кмициц, садясь на постели. -- Что с нею было?
   -- Ничего с ней не случилось, только нашелся человек, который просил ее руки и хотел взять ее в жены.
   Кмициц побледнел, глаза его начали метать молнии. Он захотел приподняться, что ему удалось на минуту, и крикнул:
   -- Кто этот вражий сын?! Скажите, ради бога!
   -- Я, -- ответил Володыевский.
   -- Вы? Вы?! -- спрашивал изумленный Кмициц. -- Как так?
   -- Да, я! -- ответил Володыевский.
   -- Изменник! Это тебе не пройдет даром. А она? Говори уж все. Она приняла предложение?
   -- Отказала наотрез, не задумываясь.
   Наступило молчание. Кмициц впился глазами в Володыевского и тяжело дышал. А тот сказал:
   -- За что вы меня называете изменником? Разве я вам брат или сват? Разве я вам давал слово и не сдержал его? Ведь я победил вас в равном бою и мог делать с вами, что мне угодно.
   -- По старинному обычаю, один из нас должен был бы поплатиться кровью. Если я не убил бы вас саблей, то застрелил бы, и пусть бы меня потом черти взяли!
   -- Разве что застрелили бы, а то, если бы она приняла мое предложение, я не согласился бы на второй поединок. Зачем мне было бы драться? А знаете ли, почему она мне отказала?
   -- Почему? -- повторил, как эхо, Кмициц.
   -- Потому, что любит вас!
   Это было выше сил больного. Голова Кмииица упала на подушки, на лбу у него выступили крупные капли пота. Некоторое время он лежал молча.
   -- Я чувствую себя очень слабым. Откуда же вы знаете... что она меня любит?..
   -- Потому что у меня есть глаза и ум. Я все понял, когда она мне отказала. Прежде всего, когда я после поединка пришел ей сказать, что она свободна и что вы ранены, с ней сделалось дурно, и, вместо того чтобы благодарить, она как будто меня и не видела; во-вторых, когда Домашевичи вас несли, она поддерживала вашу голову, как мать; а в-третьих, когда я ей сделал предложение, то она меня приняла так, точно пощечину дала. Если этого для вас мало, то, вероятно, у вас голова еще плохо работает.
   -- Если бы это была правда... -- ответил слабым голосом Кмициц, -- тогда бы мне не нужны были никакие мази, ваши слова для меня как бальзам.
   -- И этот бальзам принес вам изменник?
   -- Простите меня, ваць-пане! Я не могу поверить, что она все еще хочет быть моей.
   -- Я говорил, что она вас любит, и не говорил, что хочет быть вашей. Это не одно и то же.
   -- Если она не согласится, то я разобью себе о стену голову. Иначе быть не может!
   -- Могло бы быть иначе, если бы только вы искренне желали искупить свою вину. Теперь война, вы можете оказать отчизне большие услуги, прославиться мужеством, исправить репутацию. Кто же не грешен? У кого совесть совсем чиста? У каждого есть что-нибудь... Но для покаяния и исправления всякому дорога открыта. Вы грешили против отчизны, спасайте ее; вы причиняли обиды людям, вознаградите их... Вот вам верный путь для достижения цели, а головой о стену биться нечего.
   Кмициц пристально смотрел на Володыевского и сказал:
   -- Вы говорите, как искренний друг.
   -- Я не друг вам, но, во всяком случае, и не враг, и мне более всего жаль этой панны, хотя она мне и отказала. Из-за ее отказа я не повешусь: для меня это не новость -- обид я долго помнить не умею; если же мне удастся навести вас на путь истины, то это будет до некоторой степени благодеянием для отчизны, ибо вы опытный и храбрый солдат.
   -- Неужели мне еще не поздно возвратиться на этот путь? Меня ждет правосудие. Ведь прямо с постели мне нужно идти в суд... Разве бежать? Нет, я этого не хочу. Столько процессов. И что ни процесс, то верное осуждение!
   -- У меня есть и против этого лекарство! -- сказал пан Володыевский, вынимая из кармана приказ гетмана.
   -- Приказ гетмана?! -- воскликнул Кмициц. -- Для кого?
   -- Для вас. И знайте, что вы свободны ото всяких судов, ибо принадлежите лишь гетманской инквизиции. Слушайте же, что пишет мне князь-воевода.
   И Володыевский прочел частное письмо Радзивилла, передохнул, шевельнул усиками и сказал:
   -- Как видите, от меня зависит, отдать вам письмо или нет. Неуверенность, тревога и надежда отразились на лице Кмицица.
   -- А что вы сделаете? -- спросил он тихо.
   -- А я отдам его вам, -- ответил Володыевский.
   Кмициц опустил голову на подушки и некоторое время молчал. Вдруг глаза его сделались влажны... и незнакомые ему доселе слезы повисли на его ресницах.
   -- Пусть меня четвертуют, -- воскликнул он наконец, -- пусть с меня кожу сдерут, если я когда-нибудь встречал человека благороднее, чем вы. Если вы из-за меня получили отказ, если Оленька любит меня еще, как вы говорите, то вы должны бы были тем более мне мстить; а вы протягиваете мне руку и точно из могилы меня спасаете!
   -- Ибо я личной обиде не хочу приносить в жертву отчизну, а ей большие услуги может оказать такой опытный солдат, как вы; но знайте, что если бы вы казаков взяли от Трубецкого или Хованского, то я ни за что не отдал бы этого письма. Ваше счастье, что вы этого не сделали.
   -- С вас надо брать пример другим! -- ответил Кмициц. -- Дайте же мне вашу руку. Буду молить Бога, чтобы он послал мне случай отплатить вам добром, потому что вам я обязан жизнью.
   -- Об этом поговорим потом. А теперь слушайте. Не являйтесь ни в какие суды, а принимайтесь за дело. Если вы услужите отчизне, то и шляхта простит вас, она очень отзывчива к людям, любящим отчизну. Вы можете не только искупить ваши грехи, восстановить репутацию, но и прославиться, и я знаю одну панну, которая придумает для вас награду.
   -- Да разве буду я в постели гнить, когда неприятель отчизну топчет! -- воскликнул Кмициц с воодушевлением. -- Эй! Кто там? Подать мне сапоги! Не хочу я больше валяться в постели, разрази меня гром!
   Володыевский весело улыбнулся и сказал:
   -- Видно, ваш дух сильнее тела.
   С этими словами он стал прощаться, а Кмициц удерживал его и предлагал выпить вина.
   И было уже к вечеру, когда маленький рыцарь выехал из Любича и направился в Водокты.
   -- Нельзя лучше вознаградить ее за резкие слова, как сказать, что Кмициц встал не только с постели, но и из мрака бесславия. Он еще не совсем испорченный человек, только страшно горяч. Я ее очень обрадую и думаю, что теперь она меня лучше примет, чем тогда, когда я ей предлагал свою особу...
   Тут пан Михал вздохнул и пробормотал:
   -- Интересно, есть ли на свете женщина, предназначенная и для меня?..
   Среди подобных размышлений Володыевский приехал в Водокты. Лохматый жмудин выбежал к воротам, но не торопился их открывать и сказал:
   -- Панны нет дома.
   -- Уехала?
   -- Уехала.
   -- Куда?
   -- Кто ее знает.
   -- А когда вернется?
   -- Кто ее знает.
   -- Да говори же по-человечески! Не сказала, когда вернется?
   -- Вернее, что совсем не вернется: с возами уехала и с тюками. Видно, уехала далеко и надолго.
   -- Так! -- пробормотал пан Михал. -- Вот что я наделал!
  

X

   Всегда бывает так, что лишь только теплые лучи солнца начинают выглядывать из-за зимних туч, лишь только на деревьях начинают появляться первые почки и зеленая травка покрывает поля, -- в сердцах людей возрождается надежда на лучшее. Но весна 1655 года не принесла с собой обычного утешения для угнетенной Речи Посполитой. Вся ее восточная граница, до самых Диких Полей, была опоясана как бы огненной лентой, и весенние дожди не могли погасить этого пожара, -- напротив, лента становилась все шире и занимала все большие и большие пространства. На небе появились зловещие знамения, предвещающие еще большие несчастья и бедствия. Тучи по временам принимали форму то бойниц, то высоких башен, которые проваливались с грохотом. Гром гремел уже тогда, когда поля были еще покрыты снегом; сосновые леса пожелтели, а ветви сосен свертывались в какие-то странные, болезненные формы; животные и птицы падали от какой-то неизвестной болезни. Наконец, и на солнце заметили какие-то необыкновенные пятна, в виде руки, держащей яблоко, в виде пронзенного сердца и креста. Умы волновались все больше -- ученые монахи тщетно пытались разгадать, что означали эти небесные явления. Всеми овладела какая-то странная тревога.
   Предсказывали новые войны, и вдруг, неизвестно откуда, разнеслась зловещая весть, что несчастья идут со стороны шведов. На вид ничто не подтверждало этих слухов, потому что срок перемирия истекал через шесть лет, а все же об опасности этой войны говорил и сам король на сейме, бывшем в Варшаве 19 мая.
   Больше всего беспокоились люди за Великую Польшу, на которую прежде всего могла налететь буря. Лещинский, воевода ленчицкий, и Нарушевич, полевой писарь литовский, выехали в качестве послов в Швецию; но их отъезд, вместо того чтобы успокоить, еще более встревожил умы.
   "Это посольство пахнет войной!" -- писал Януш Радзивилл.
   "Если бы опасность не грозила с этой стороны, то зачем бы и послов посылать? -- говорили другие. -- Давно ли вернулся из Стокгольма прежний посол Каназиль; но, видно, он ничего не мог сделать, если послали туда новых сенаторов".
   Но более благоразумные люди еще не верили в возможность войны.
   "Ведь Речь Посполитая не подала никакого повода к этому, -- говорили они, -- следовательно, перемирие должно оставаться в силе. Не может быть, чтобы шведы нарушили клятву и, как разбойники, напали на соседа. Кроме того, Швеция, верно, еще помнит раны, нанесенные ей польской саблей под Кирхгольмом. Ведь и Густав-Адольф, который во всей Европе не находил себе достойного соперника, был несколько раз побежден Конецпольским. Шведы не решатся рисковать своей славой, добытой с таким трудом в войне с противником, который их всегда побеждал. Правда, что Речь Посполитая теперь обессилена войнами, но одной Пруссии и Великопольши хватит, чтобы прогнать этот голодный народ за моря, до бесплодных скал. Не будет войны".
   На это более опасливые люди отвечали, что в Гродне, еще перед варшавским сеймом, советовали укрепить великопольские границы, что после этого налагались новые подати, вербовались солдаты, а этого бы, конечно, не Делали, если бы никакой опасности не было...
   Так колебались умы между опасением и надеждой, пока всему этому не положило конец воззвание Богуслава Лещинского, генерала великопольского, призывающее всеобщее ополчение шляхты Калишского и Познанского воеводств для защиты границ от шведского нашествия.
   Всякое сомнение исчезло. Слово "война" раздавалось по всей Великопольше и во всех землях Речи Посполитой.
   Это была не только война, это была новая война. Хмельницкий, поддерживаемый Бутурлиным, свирепствовал на юге и востоке; Хованский и Трубецкой -- на севере и востоке, а шведы приближались с запада. Огненная лента превращалась в огненное кольцо.
   Страна была похожа на осажденный лагерь.
   В самом лагере было тоже неблагополучно. Один изменник, Радзейовский, уже бежал из этого лагеря к неприятелю, указал врагам на слабые стороны польских войск и склонял пограничные отряды к измене. Кроме того, не было недостатка и в магнатах, которые из-за личной вражды и честолюбия, из недовольства королем готовы были принести в жертву даже отчизну; немало было диссидентов, готовых праздновать свою победу хоть на могиле отчизны, но больше всего было лентяев, бездельников, заботившихся только о своих удовольствиях и богатствах. Но все же богатая и не изнуренная войнами Великополmiа не жалела денег на защиту. Города и деревни доставили необходимое количество пехоты; за нею двинулась шляхта, за которой тянулись полки полевых войск во главе с полковниками, назначенными сеймиками, из числа людей опытных в военном деле.
   Познанскую пехоту вел пан Станислав Дембинский, костянскую -- Владислав Влостовский, а валецкой предводительствовал Гольц, славный солдат и инженер; калишскими крестьянами командовал ротмистр -- пан Станислав Скшетуский, двоюродный брат Яна Скшетуского, збаражского героя. Пан Каспер Жихлинский вел конинских мельников и сотских. Из-под Пыздров шел пан Станислав Ярачевский, из Кцыни -- пан Петр Скорашевский и Кослецкий -- из Накла. Но опытнее всех в военном деле был Владислав Скорашевский; его советов слушали даже генералы и воеводы.
   Заняв позицию в трех местах под Пилой, Устьем и Велюнем, ротмистры начали поджидать шляхту -- ополченцев. В ожидании конницы пехота с утра до вечера возводила окопы и шанцы.
   Между тем приехал первый из сановников, пан Андрей Грудзинский, воевода калишский, и остановился в доме бургомистра, с многочисленной свитой, одетой в голубые и белые цвета. Он рассчитывал, что его сейчас же окружит калишская шляхта, но так как никто не являлся, то он послал за ротмистром Станиславом Скшетуским, занятым устройством шанцев над рекой.
   -- А где же мои люди? -- спросил он после первых же приветствий у ротмистра, которого знал еще с детства.
   -- Какие люди? -- спросил пан Скшетуский.
   -- А всеобщее ополчение калишское?
   Полупрезрительная-полускорбная улыбка показалась на смуглом лице ротмистра.
   -- Ясновельможный воевода, -- ответил он, -- ведь теперь идет стрижка овец, а плохо вымытую шерсть в Гданьске не покупают. Все они теперь на прудах за промывкой руна, справедливо полагая, что шведы не убегут.
   -- Как же это? -- воскликнул смущенный воевода. -- Неужели никого еще нет?
   -- Ни единой души, кроме полевой пехоты. А там и жатва близка... Хороший хозяин не уезжает из дому в такую пору.
   -- Что вы мне говорите?
   -- Шведы не убегут, а подойдут к нам еще ближе, -- повторил ротмистр.
   Рябое лицо воеводы побагровело.
   -- Что мне шведы? Мне будет стыдно перед другими, если я останусь один как перст!
   Скшетуский снова улыбнулся.
   -- Позвольте сказать вашей милости, -- возразил он, -- что главное все же -- шведы, а стыд -- это уж не так важно. Впрочем, стыдиться вам не придется, нет не только калишской, но и никакой другой шляхты.
   -- Да они с ума сошли! -- воскликнул Грудзинский.
   -- Нет, они только уверены, что если сами не пойдут на шведов, то шведы пойдут на них.
   -- Погодите, -- сказал воевода.
   И, позвав слугу, он велел принести перо и бумагу, а затем сел и стал что-то писать.
   Спустя полчаса он посыпал письмо песком и, хлопнув по бумаге рукой, сказал:
   -- Посылаю второе воззвание -- собраться не позднее двадцать седьмого, и надеюсь, что на этот раз они явятся к сроку на помощь отчизне. А теперь скажите, есть какие-нибудь известия о неприятеле.
   -- Есть. Виттенберг обучает свои войска под Дамой.
   -- Много их?
   -- Одни говорят, что семнадцать тысяч, другие -- что больше.
   -- Гм! Нас столько не будет. Как вы думаете, справимся мы с ними?
   -- Если шляхта не явится, то не о чем и говорить.
   -- Конечно, явится. Ополченцы всегда мешкают! А со шляхтой мы, без сомнения, справимся.
   -- Нет, -- ответил Скшетуский, -- ясновельможный пан воевода, у нас совсем нет солдат.
   -- Как нет солдат?
   -- Вашей милости, как и мне, известно, что все наши войска на Украине. Нам оттуда не прислали ни одного полка, хотя неизвестно, какая сила грознее.
   -- Но... пехота... всеобщее ополчение...
   -- Из двадцати мужиков едва ли один видел войну, а из десяти вряд ли один умеет держать ружье в руках. Что же касается ополченцев, то спросите, ваша милость, всякого, кто понимает военное дело, можно ли ополчение сравнивать с регулярными войсками, да еще такими, как шведские, -- с ветеранами, привыкшими к победам.
   -- Вот вы как превозносите шведские войска!
   -- Нисколько не превозношу, если бы у нас было хоть пятнадцать тысяч таких солдат, какие были под Збаражем, тогда бы я шведов не боялся, но с этими мы вряд ли что-нибудь сделаем.
   Воевода опустил руки на колени и пытливо посмотрел Скшетускому в глаза, точно желал прочесть в них какую-то скрытую мысль.
   -- Так зачем же мы сюда пришли? Уж не думаете ли вы, что лучше просто сдаться?
   На это Скшетуский, вспыхнув, ответил:
   -- Если бы у меня в голове зародилась такая мысль, я просил бы вас посадить меня на кол. На вопрос, верю ли я в победу, я отвечаю как солдат: "Не верю!" А зачем мы сюда пришли -- это другой вопрос, на который я отвечаю как гражданин: "Мы пришли сюда затем, чтобы хоть на время задержать неприятеля и дать время народу опомниться; мы пришли затем, чтобы удержать неприятеля, пока не падем все до последнего".
   -- Похвальное намерение, -- ответил холодно воевода, -- но вам, солдатам, легче говорить о смерти, нежели тем, на которых падет ответственность за напрасно пролитую шляхетскую кровь.
   -- На то и кровь у шляхты, чтобы ее проливать!
   -- Так-то так! Все мы готовы головы сложить, но это, впрочем, и легче всего. Но, во всяком случае, на нас, начальниках, лежит долг не только искать славы, но и приносить пользу. Война почти что начата, но ведь Карл-Густав родственник нашего государя, и я должен об этом помнить. А потому нам надо начать переговоры! Иногда словом можно сделать больше, чем оружием.
   -- Это меня не касается, -- ответил сухо пан Скшетуский.
   Воевода, очевидно, с этим согласился, потому что в знак прощания кивнул ротмистру.
   Но Скшетуский был прав лишь наполовину, говоря о медлительности шляхты, призванной в ополчение. Действительно, до окончания стрижки овец их явилось очень мало, но к сроку, назначенному во вторичном воззвании, ополченцы стали шумно съезжаться в большом количестве, со съестными припасами, с оружием, начиная с копий, ружей и сабель и кончая вышедшими из употребления молотками для разбивания доспехов.
   Странное войско представляли собой эти люди -- и начальники ладили с ними не легко. Приезжал, например, шляхтич с копьем в девятнадцать футов, с панцирем на груди и в соломенной шляпе "от жары". Одни из них во время учения жаловались на жару, зевали, другие звали слуг, третьи ели и пили и все считали возможным говорить в строю так громко, что не слышно было команды. И трудно было ввести в таком войске дисциплину: дисциплина оскорбляла шляхетское самолюбие. Правда, объявлены были правила, но их никто не соблюдал. Войско это до невероятности было обременено целым табором возов, запасных лошадей, скота, а главное, слуг, присматривавших за хозяйским добром и вечно поднимавших ссоры и драки.
   И против такого войска со стороны Штеттина шел Арвид Виттенберг, старый вождь, проведший свою молодость в Тридцатилетней войне, и вел с собой семнадцать тысяч ветеранов, привыкших к железной дисциплине.
   С одной стороны отряд стоял беспорядочный, шумный, похожий на ярмарочное скопише -- польский лагерь, где все ссорились, спорили, критиковали распоряжения начальников, выражали неудовольствие; лагерь, состоявший из простых крестьян, наскоро превращенных в пехоту, и из панов шляхты, оторванной прямо от стрижки овец; с другой -- грозные, молчаливые каре, превращавшиеся по мановению вождей в линии и полукруги; войско, состоявшее из солдат, вооруженных ружьями и копьями, настоящих мужей войны, холодных, спокойных, достигших в своем ремесле совершенства. Кто же из сведущих людей мог сомневаться относительно того, на чьей стороне будет победа?
   Между тем шляхты прибывало все больше, но еще раньше съехались сановники из Великопольши и других провинций, с отрядами войска и слуг. Вскоре после Грудзинского прибыл в Пилу могущественный познанский воевода, пан Криштоф Опалинский. Впереди его кареты шло триста гайдуков, одетых в желтые с красным наряды; толпа придворных и шляхты окружала его высокую особу; за ними в боевом порядке тянулись рейтары, одетые в мундиры тех же цветов, как и гайдуки; сам воевода ехал в карете со своим шутом Стахом Острожкой, на обязанности которого лежало развлекать в дороге своего мрачного пана.
   Въезд такого знаменитого сановника ободрил всех; и всем, кто с благоговением смотрел на его почти монаршее величие, на его величественное лицо, на его высокий лоб, из-под которого светились умные и суровые глаза, на его властную осанку, даже в голову не могло прийти, чтобы кто-нибудь устоял перед его могуществом.
   Людям, привыкшим к почитанию чинов и местничеству, казалось, что шведы даже не осмелятся поднять руку на особу такого магната. Трусы чувствовали себя под его крыльями в безопасности. И все приветствовали его с пламенной радостью; крики раздавались по всей улице, по которой шествие подвигалось к дому бургомистра. Все склоняли головы перед воеводой, видневшимся в окнах кареты; на эти поклоны вместе с ним отвечал Острожка с таким достоинством, как будто они предназначались исключительно ему.
   Едва улеглась пыль после приезда воеводы познанского, как прибежали гонцы с известием, что едет его двоюродный брат, воевода полесский -- Петр Опалинский со своим зятем, Яковом Роздражевским, воеводой иновроцлавским. Каждый из них привел с собой по сто пятьдесят вооруженных солдат кроме придворных и челяди. А потом дня не проходило, чтобы не приезжали новые сановники: Сендзивой Чарнковский, зять Опалинского, каштелян калишский, Максимилиан Мясковский и Павел Гембицкий. Город был так переполнен людьми, что не хватило домов для одних только придворных. Соседние луга пестрели палатками ополченцев.
   Всюду мелькали красный, зеленый, голубой, синий и белый цвета, ибо кроме шляхты и ополченцев, из которых все одевались по-разному, кроме слуг и сановников пехота каждого повета имела свои отдельные цвета.
   Приехали, наконец, и торговцы, построили шалаши поблизости от города и начали продавать оружие, одежду и напитки. Полевые кухни дымились днем и ночью. Перед шалашами толпилась шляхта, вооруженная не только саблями, но и ложками, ела, пила, рассуждала то о неприятеле, которого еще не было видно, то о приезжих магнатах.
   Между этими группами важно прохаживался Острожка, одетый в наряд из пестрых лоскутков, с жезлом в руке, увешанным колокольчиками. Где он ни появлялся, его тотчас же окружала толпа шляхты, а он подливал масла в огонь, острил насчет сановников и задавал такие язвительные загадки, от которых все покатывались со смеху.
   Однажды в полдень по базару проходил сам воевода познанский и, смешавшись со шляхтой, заговаривал милостиво то с тем, то с другим, жалуясь на короля, что, несмотря на нашествие такого многочисленного неприятеля, он не прислал им ни одного регулярного полка.
   -- Видно, о нас там не думают, мосци-панове, и без помощи оставляют! В Варшаве говорят, что на Украине и так войска мало и что гетманы не могут справиться с Хмельницким. Ничего не поделаешь! Видно, Украина милее Великопольши. Мы в немилости, мосци-панове! Нас прислали сюда на убой.
   -- А кто виноват? -- спросил пан Шлихтинг, веховский судья.
   -- Кто виноват во всех несчастьях Речи Посполитой? -- спросил воевода. -- Конечно, не мы, шляхта, защищающая ее грудью!
   Шляхте было очень лестно то, что "граф на Бнине и Опаленице" сравнивает себя с нею, поэтому пан Кошутский тотчас же ответил:
   -- Ясновельможный воевода! Если бы у короля было больше таких советников, как ваша милость, то, наверно, нас бы не пригнали сюда на убой... Но там, по-видимому, правят те, кто низко кланяется...
   -- Спасибо вам, Панове братья, за доброе слово! Виноват и тот, кто слушает таких советников. Им наша свобода костью в горле стала. Чем больше погибнет шляхты, тем легче им будет провести свое "absolutum dominium" {Абсолютную власть (лат.).}.
   -- Так неужели мы должны гибнуть только затем, чтобы наши дети были рабами?
   Воевода ничего не ответил, а шляхта стала с недоумением поглядывать друг на друга.
   -- Так вот как! -- кричали многочисленные голоса. -- Вот зачем нас сюда призвали! Уж давно говорят об этом "absolutum dominium". Но если на то пошло, то и мы сумеем постоять за себя...
   -- И за наших детей!
   -- И за наше достояние, которое неприятель будет уничтожать огнем и мечом!
   Воевода молчал. Странное средство избрал он для подбодрения солдат!
   -- Король во всем виноват! -- кричала шляхта.
   -- А помните ли вы, Панове, деяния Яна Ольбрахта? -- спросил воевода.
   -- При короле Ольбрахте погибла шляхта! Измена, Панове, измена!
   -- Король, король изменник! -- раздался чей-то голос. Воевода молчал.
   Вдруг Острожка, стоявший близ воеводы, захлопал в ладоши и закричал петухом так пронзительно, что глаза всех обратились на него.
   -- Панове, -- крикнул он, -- братцы родные, послушайте мою загадку!
   С истинной изменчивостью весенней погоды возмущение ополченцев сменилось любопытством и желанием услышать от шута какую-нибудь новую остроту.
   -- Слушаем, слушаем, -- отозвалось несколько голосов.
   Шут заморгал глазами, как обезьяна, и продекламировал пискливо:
  
   Подканцлера прогнав, известен тем стране,
   Что сам подканцлер он -- лишь при чужой жене.
  
   -- Король, король! Как есть Ян Казимир! -- раздалось со всех сторон.
   И смех, как гром, прокатился в толпе.
   -- Черт его возьми, как он это ловко сочинил! -- кричала шляхта.
   Воевода смеялся вместе с другими, а когда все стихли, сказал серьезно:
   -- И за это мы должны отвечать своей кровью! Вот до чего дошло... А ты, шут, получай червонец за хорошую загадку, -- обратился он к шуту.
   И оба удалились.
   Воевода отправился на военный совет и занял на нем председательское место. Это был совсем особенный совет. В нем принимали участие только те сановники, которые не имели никакого понятия о войне. Великопольские магнаты и не могли следовать примеру литовских и украинских "королевичей", которые всю жизнь проводили в постоянных войнах. Там -- канцлер ли, воевода ли, -- все были рыцари, у которых на груди не сходили рубцы от погнутого панциря, вся молодость которых проходила в степи, в лесах, среди засад, стычек, битв... Здесь собрались сановники, знавшие войну только в теории, и хотя они, в случае нужды, становились в ряды всеобщего ополчения, но никогда во время войны не занимали ответственных должностей. Глубокое спокойствие в стране усыпило воинственный дух этих потомков рыцарей, перед железной силой которых не могли устоять некогда ряды крестоносцев: они превратились в дипломатов, ученых и литераторов. И только суровая шведская школа научила их потом тому, что они забыли.
   Между тем собравшиеся сановники посматривали друг на друга, никто не решался заговорить первым, все ждали, что скажет "Агамемнон", воевода познанский.
   "Агамемнон" же попросту не имел ни малейшего понятия о военном деле и начал свою речь упреками королю за то, что тот, не задумываясь, послал их на убой. Но зато как он был красноречив! Как напоминал римского сенатора: голова была высоко поднята, черные глаза метали молнии, уста -- громы, а седеющая борода дрожала от волнения, когда он рисовал будущие несчастья отчизны.
   -- Если страдают дети отчизны, то страдает и она сама... а мы прежде всех пострадаем! По нашей земле, по нашим имениям, добытым заслугами и кровью наших предков, пройдет прежде всего нога того неприятеля, который теперь приближается, подобно буре, с моря. И за что мы страдаем? За что захватят наши стада, вытопчут наши поля, сожгут деревни, приобретенные нашими трудами? Разве мы виноваты, что невинно осужденный и преследуемый, как преступник, Радзейовский должен был искать защиты у чужих? Разве мы настаиваем на том, чтобы пустой титул короля шведского, который стоил уже столько крови, был присоединен к подписи нашего Яна Казимира? Две войны уже охватили пожаром наши границы, зачем же нам еще третья? Кто виноват в этом, пусть его Бог судит, а мы умываем руки, ибо мы неповинны в той крови, которая будет несправедливо пролита.
   Воевода продолжал свою громовую речь, но когда пришлось коснуться дела, то не мог дать никакого совета.
   Поэтому решили послать за ротмистрами полевой пехоты, а главным образом, за паном Владиславом Скорашевским, славным и несравненным рыцарем, знающим военное искусство как свои пять пальцев. Его советов слушались даже и опытные полководцы, тем необходимее они были теперь.
   Пан Скорашевский советовал разделить войско на три отряда и расставить их под Пилой, Велюнем и Устьем неподалеку друг от друга, чтобы, в случае нападения, они могли соединиться, советовал построить окопы и траншеи вдоль всего побережья и занять главные переправы.
   -- Когда мы узнаем, где неприятель намерен устроить переправу, мы двинем туда все три отряда, -- говорил Скорашевский, -- и дадим ему сильный отпор. Тем временем я, с вашего разрешения, пройду с небольшим отрядом к Чаплинке, чтобы оттуда следить за неприятелем.
   Было начало июля: дни были погожие и жаркие. Солнце пекло так сильно, что шляхта попряталась в лесах; там под тенью деревьев разбивали шатры и задавали шумные пиры. Еще больше шумела прислуга, сгонявшая три раза в день по нескольку тысяч лошадей на водопой к Нотеце и Брде и затевавшая там драки за лучшие места у берега.
   Воинственный дух, несмотря на то что воевода познанский своими действиями только ослаблял его, не падал. Если бы Виттенберг подошел в первых числах июля, то, несомненно, встретил бы сильный отпор, который во время битвы превратился бы в неодолимую ярость, как тому бывали примеры и раньше. Ведь в жилах этих людей, хоть и отвыкших от войны, все же текла рыцарская кровь. Кто знает, не нашелся ли бы второй Еремия Вишневецкий, который превратил бы Устье в другой Збараж и покрыл бы себя славой. Но, к несчастью, воевода познанский умел только владеть пером.
   Виттенберг, знавший не только военное дело, но и людей, может быть, нарочно не спешил. Долголетний опыт научил его, что солдат из новобранцев опаснее всего в первую минуту и что часто у него недостает не храбрости, а военной выдержки, которую вырабатывает практика. Он может, как ураган, налететь на самые опытные полки и пройти по их трупам. Это то же, что железо, которое дрожит, живет и сыплет искрами и жжет до тех пор, пока оно красно, а когда остынет, то превратится в мертвую глыбу.
   И когда прошла неделя, другая, стала проходить и третья, продолжительная бездеятельность начала уже тяготить ополченцев. Жара все усиливалась. Шляхта отказывалась ходить на учение, оправдываясь тем, что "лошади от укусов оводов не могут устоять на месте и в этой болотистой местности нет никакого спасения от комаров".
   Слуги стали еще больше ссориться из-за тенистых мест, отчего и среди панов дело нередко доходило до поединков. Случалось, что некоторые, свернув вечером к реке, уезжали из лагеря с тем, чтобы более не возвращаться. Не было недостатка в дурных примерах и свыше.
   Пан Скорашевский только что дал знать, что шведы уже близко; в это же время на военном совете решено было отпустить домой пана Зигмунта Грудзинского, старосту средзинского, о чем хлопотал его дядя, воевода калишский.
   -- Если я сложу здесь голову, -- сказал он, -- то пусть хоть племянник мой наследует после меня славу и память, чтобы мои заслуги не пропали даром.
   Тут он стал говорить о молодости, о добродетелях племянника, о его щедрости, с которой он предоставил в распоряжение Речи Посполитой сто человек прекрасной пехоты. Военный совет согласился удовлетворить просьбу дяди.
   Утром шестнадцатого июля, накануне осады и битвы, пан староста в сопровождении нескольких слуг открыто уезжал из лагеря. Толпа шляхты провожала его насмешками за лагерь, во главе ее шел Острожка и кричал ему вслед:
   -- Мосци-пане староста, я милостиво присоединяю к вашему гербу и фамилии прозвище "Deest" {Отсутствует; здесь: дезертир (лат.).}.
   -- Да здравствует Deest-Грудзинский! -- кричала шляхта.
   -- Да не оплакивай дядю, -- продолжал кричать Острожка, -- он так же не любит шведов, как и ты, и пусть только шведы покажутся, он, наверно, тотчас покажет им спину.
   У молодого магната кровь бросилась к лицу, но он сделал вид, что не слышит оскорблений, и лишь пришпорил лошадь, чтобы поскорее очутиться вне лагеря и освободиться от своих преследователей, которые в конце концов, не обращая внимания на происхождение и сан отъезжающего, стали бросать в него комьями земли и кричать: "Ату его! Ату!"
   Поднялась такая свалка, что воевода познанский прибежал с несколькими ротмистрами успокаивать шляхту, уверяя, что староста взял отпуск только на неделю по очень важным делам.
   Но дурной пример подействовал; и в тот же день нашлось несколько сот человек шляхты, которые не захотели быть хуже старосты, хотя и удирали с меньшей свитой и тайком. Пан Станислав Скшетуский, ротмистр калишский, рвал на себе волосы, так как и его пехота, следуя примеру товарищей, стала удирать из лагеря. Опять собрали совет, в котором толпы шляхты обязательно хотели принять участие. Настала бурная ночь, полная криков и споров. Все подозревали друг друга в намерении сбежать. Восклицания: "Все или никто!" -- переходили из уст в уста.
   Поминутно возникали слухи о намерении воевод бежать, и в лагере поднялось такое волнение, что воеводы принуждены были несколько раз показываться вооруженной толпе. Наутро несколько тысяч человек сидело на конях, а между ними ездил воевода познанский с открытой головой, похожий на римского сенатора, и повторял торжественным тоном:
   -- С вами, мосци-панове, жить и умирать!
   В некоторых местах его встречали радостными криками, в других -- насмешками; он, едва успокоив толпу, возвратился на совет, уставший, охрипший, упоенный собственными словами и уверенный, что в эту ночь он оказал отечеству огромные услуги.
   Но на совете он не находил слов, а в отчаянии хватался за голову и кричал:
   -- Советуйте, Панове, если умеете... а я умываю руки, потому что с такими солдатами невозможно защищаться!
   -- Ясновельможный воевода, -- ответил пан Станислав Скшетуский, -- сам неприятель усмирит эти волнения. Пусть только запоют пушки, пусть только начнется осада -- каждый в интересах собственной жизни будет стоять на валах, а не безобразничать в лагере. Так уж не раз было!
   -- Да чем защищаться? У нас нет пушек, кроме двух "виватувок", из которых можно стрелять во время пиров.
   -- У Хмельницкого под Збаражем было семьдесят орудий, а у князя Еремии только несколько октав да гранатников.
   -- Но у него было войско, а не ополченцы; известные во всем мире полки, а не то что их милости, шляхта, которая только и умеет, что баранов стричь.
   -- Послать за паном Владиславом Скорашевским, -- сказал познанский каштелян, пан Сендзивой Чарнковский, -- и назначить его обозным. Он пользуется расположением шляхты и сумеет ее сдержать.
   -- Послать за Скорашевским! -- повторил Андрей Грудзинский, воевода калишский. -- Чего ему сидеть в Чаплинке!
   И послали гонца за Скорашевским.
   Других постановлений на совете сделано не было, зато все жаловались и сетовали на короля, на королеву, на недостаток в войске. Следующее утро принесло мало утешительного. Кто-то вдруг пустил слух, что иноверцы, а именно кальвинисты, сочувствуют шведам и при первом удобном случае намерены перейти на их сторону. Но главное, ни Шлихтинг, ни Курнатовские, Эдмунд и Яцек, которые были кальвинистами, не старались опровергнуть этого слуха, хотя были преданы отчизне. Напротив, они подтверждали, что иноверцы составили особый кружок под председательством пана Рея, который некогда служил в немецком войске и был другом шведов. Едва распространилась эта весть, как несколько тысяч человек обнажили сабли, и началась настоящая буря.
   -- Мы кормим изменников! Мы кормим змей, которые готовы жалить лоно матери! -- кричала шляхта.
   -- Давайте их сюда!
   -- Вырезать их до одного! Измена заразительна, мосци-панове! Вырвать зло с корнем, иначе все мы погибнем!
   Воеводам и ротмистрам пришлось снова успокаивать толпу, но это было еще труднее, чем вчера. Сами они были убеждены, что Рей может открыто изменить отчизне, так как это был иностранец, в котором, кроме речи, не было ничего польского. Решено было выслать его из лагеря, что сразу несколько успокоило взволнованную толпу. Но долго еще раздавались крики:
   -- Давайте его сюда! Измена! Измена!
   Странное настроение воцарилось под конец в лагере. Одни пали духом и погрузились в печаль, другие молча ходили вдоль валов, бросая тревожные взгляды на равнины, где должен был показаться неприятель, или шепотом передавали друг другу все худшие новости. Некоторыми овладевало бешеное веселье и готовность умереть, и они устраивали пиры, чтобы весело провести остаток дней. Некоторые думали о спасении души и ночи проводили в молитвах. Никто не рассчитывал на победу, несмотря на то что силы неприятеля ничуть не превышали сил поляков; у них только было больше орудий, дисциплинированные солдаты и полководец, знавший толк в войне.
   Пока польский лагерь шумел, волновался, пировал, бурлил и успокаивался, как море под ветром, пока посполитое рушенье совещалось, точно перед выборами короля, по отлогим зеленым лугам спокойно подвигались полчища шведов.
   Впереди всех шла бригада королевской гвардии; вел ее Бенедикт Горн, имя которого немцы произносили со страхом. Рослые, здоровые солдаты его были одеты в гребенчатые шлемы, в желтые кожаные кафтаны и вооружены рапирами и мушкетами.
   Немец Карл Шеддинг вел следующую, вестготландскую, бригаду, состоявшую из двух полков пехоты и одного полка тяжелых рейтар, одетых в панцири без наплечников; у половины пехоты были мушкеты, а у другой -- копья. В начале битвы мушкетеры выступали вперед, а в случае атаки их заменяли копейщики, которые, укрепив один конец копья в землю, другой подставляли навстречу коннице. Во времена Сигизмунда III под Тжцянной один полк гусар разнес саблями и лошадиными копытами эту самую вестготландскую бригаду, в которой служили, главным образом, немцы.
   Две смаландские бригады вел Ирвин, прозванный Безруким, так как потерял правую руку, защищая знамя, зато в левой у него была такая сила, что одним взмахом он мог отрубить лошади голову. Это был мрачный солдат, любящий войну и кровопролитие, суровый как к себе, так и к солдатам. В то время как другие капитаны благодаря частым войнам превратились в ремесленников, он оставался фанатиком и убивал людей, распевая священные псалмы.
   Вестмаландская бригада шла под командой Дракенборга, а гельсингерская, состоявшая из известнейших в мире стрелков, -- под командой Густава Оксенстьерна, родственника известного канцлера, еще молодого воина, подающего большие надежды. Во главе эстготландской бригады стоял полковник Ферзен, а нерикскую и вермландскую вел сам Виттенберг, который вместе с тем был главнокомандующим всей армии.
   Семьдесят два орудия взрывали борозды по сырым лугам; всего войска было семнадцать тысяч солдат, с которыми могла сравниться разве лишь французская королевская гвардия.
   Лес копий торчал над массой голов, шлемов и шляп, а среди них над этим лесом развевались белые знамена с голубыми крестами посредине.
   С каждым днем уменьшалось расстояние, разделявшее два войска.
   Наконец двадцать седьмого июля в лесу, близ деревушки Гейнрихсдорф, шведы увидели польский пограничный столб. При виде его раздался восторженный крик; загремели трубы, загудели котлы и барабаны, развернулись все знамена; Виттенберг, окруженный великолепным штабом, выехал вперед; перед ним проходили полки, отдавая честь. Был полдень, дивная погода. Лесной воздух пахнул смолой.
   Серая, залитая солнечными лучами дорога, по которой проходили шведские полки, выходя из гейнрихсдорфского леса, терялась в отдалении. Когда войска миновали лес, глазам их представились желтеющие поля, группы деревьев, зеленые луга. Там, где на лугах просвечивала вода, важно расхаживали аисты.
   Какая-то тишина и сладость были разлиты по этой стране, текущей млеком и медом. Казалось, что она широко раскрывает свои объятия навстречу дорогим гостям, а не врагам.
   При виде этой картины новый крик вырвался из груди этих солдат, особенно природных шведов, привыкших к дикой, бедной природе родного края. В сердцах этого хищного, бедного народа вспыхнула жажда обладания этими богатствами, которые открывались перед их глазами.
   Но солдаты, закаленные в боях Тридцатилетней войны, знали, что им этого нелегко достигнуть, ибо эту благодатную страну населял храбрый народ, который умел ее защищать. Шведы еще не забыли страшного разгрома под Кирхгольмом, где три тысячи гусар под командой Ходкевича уничтожили дотла восемнадцать тысяч лучшего шведского войска. В деревнях Вестготланда, Смаланда и Далекарлии рассказывали об этих крылатых рыцарях, как о великанах из саги... Свежо еще было воспоминание о войнах Густава-Адольфа, ибо не вымерли еще люди, принимавшие в них участие. Скандинавский орел дважды поломал свои когти о войска Конецпольского.
   Поэтому к радости примешивалась в шведских сердцах и некоторая доля страха, которого не был чужд и сам вождь, Виттенберг. Он смотрел на проходившие полки пехоты, как пастырь на своих овец, затем обратился к толстому человеку в шляпе с пером и в светлом парике, локоны которого спадали ему на плечи...
   -- Вы уверены, сударь, -- сказал он, -- что с этими силами можно победить войска, стоящие под Устьем?
   Человек в светлом парике улыбнулся:
   -- Ваша милость может быть вполне спокойна. Если бы под Устьем были регулярные войска и кто-нибудь из гетманов, я первый бы посоветовал подождать, пока его королевское величество не подоспеет с армией, но против ополченцев и этих панов войска нашего более чем достаточно.
   -- А не пришлют ли им какого-нибудь подкрепления?
   -- Не пришлют по двум причинам: во-первых, потому, что все войска, которых вообще немного, заняты в Литве и на Украине; во-вторых, потому, что в Варшаве ни король Ян Казимир, ни его канцлеры, ни сенат не хотят до сих пор верить, что его королевское величество, король Карл-Густав, несмотря на перемирие и последнее посольство, начнет войну. Они надеются заключить мир, хотя бы в последнюю минуту.
   Толстяк, сняв шляпу, вытер пот с красного лица, а затем прибавил:
   -- Трубецкой и Долгорукий на Литве, Хмельницкий на Украине, а мы входим в Великопольшу... Вот к чему привело правление Яна Казимира!
   Виттенберг посмотрел на него странным взглядом и, помолчав, спросил:
   -- А вас это радует?
   -- А меня радует, что будут отомщены мои обиды и мое невинное осуждение; кроме того, я вижу как на ладони, что сабля вашей милости и мои советы возденут эту прекраснейшую в мире корону на голову Карла-Густава.
   Виттенберг окинул взглядом леса, поля и луга и сказал, помолчав:
   -- Да, это плодородная и прекрасная страна. Вы можете быть уверены, что по окончании войны его величество никому другому не доверит управления этой страной.
   Толстяк снова снял шляпу.
   -- И я не желаю служить другому государю! -- прибавил он, подняв глаза к небу...
   Небо бьио чисто и прозрачно; ни одна молния не грянула на голову изменника, который предавал свою отчизну, обремененную и без того двумя войнами, в руки неприятеля. Человек, разговаривавший с Виттенбергом, был не кто иной, как Радзейовский, бывший подканштер коронный, продавшийся шведам.
   Некоторое время оба молчали; между тем две последние бригады, нерикская и вермландская, прошли границу, за ними прошла артиллерия; звуки труб, гул котлов и барабанов заглушали шаги солдат и наполняли лес зловещим эхо. Наконец проехал штаб. Радзейовский ехал рядом с Виттенбергом...
   -- Оксенстьерна не видно, -- сказал Виттенберг. -- Не случилось ли с ним какого-нибудь несчастья... Хорошо ли я сделал, послав его с письмами в Устье?
   -- Хорошо, -- ответил Радзейовский, -- по крайней мере, он узнает положение войск, увидит воевод, выведает их образ мыслей, а с такими поручениями нельзя было послать кого-нибудь.
   -- А если его узнают?
   -- Один Рей его знает, а он -- наш; впрочем, если бы его и узнали, то ничего не сделают, даже наградят. Я знаю поляков, они готовы на все, лишь бы только в глазах других прослыть обходительным народом; поэтому вы можете быть за Оксенстьерна покойны, ни один волос не спадет у него с головы. А не вернулся он до сих пор, потому что не успел.
   -- А как вы думаете, принесут ли наши письма какую-нибудь пользу? Радзейовский расхохотался:
   -- Если вы, ваша милость, позволите мне быть пророком, то я предскажу все, что случится. Воевода познанский -- прекрасный дипломат и ученый, поэтому ответит нам любезно. Но так как он любит разыгрывать роль римлянина, то и ответ его будет полон римского величия; во-первых, он ответит, что предпочитает пролить последнюю каплю крови, чем сдаться, что смерть лучше бесславия и что любовь к отчизне повелевает ему лечь костьми на ее границе.
   Радзейовский рассмеялся громче прежнего, а мрачное лицо Виттенберга прояснилось.
   -- А вы не думаете, что он готов сделать так, как пишет? -- спросил Виттенберг.
   -- Он? -- ответил Радзейовский. -- Правда, он любит отчизну, но любовь эта более тоща, чем его шут, который помогает ему писать стихи. Я уверен, что вслед за римским ответом последуют всякие пожелания, уверения в любви и преданности и, наконец, покорнейшая просьба, чтобы мы пощадили имения его и его родных, за что он, вместе со своими родственниками, будет вечно нам благодарен.
   -- А каков же будет результат наших писем?
   -- Тот, что они окончательно упадут духом, а паны сенаторы вступят с нами в переговоры; и затем, после нескольких выстрелов на воздух, мы займем Великопольшу.
   -- Дай Бог, чтобы вы были правдивым пророком.
   -- Я уверен, что так будет, ибо знаю этих людей. У меня есть там много сторонников и друзей, и я знаю, как приняться за дело. Я ничего не забуду, порукой в этом -- оскорбление, нанесенное мне Яном Казимиром, и любовь к Карлу-Густаву. Наши больше интересуются своими поместьями, чем благом родины. Все эти земли, по которым мы будем проходить, все это поместья Опалинских, Чарнковских и Грудзинских, а они-то и стоят под Устьем и поэтому будут при переговорах покладисты, а что касается шляхты, то она, понятно, пойдет за панами воеводами.
   -- Своим знанием страны и ее жителей вы, ваша милость, оказываете его королевскому величеству такие услуги, которые не могут остаться без соответственной награды. Из всего вами сказанного я прихожу к заключению, что эта страна уже наша.
   -- Вполне можете! Вполне! Вполне! -- повторил несколько раз Радзейовский.
   -- А в таком случае я занимаю ее именем его королевского величества Карла-Густава, -- произнес серьезно Виттенберг.
   Раньше чем шведские войска за Гейнрихсдорфом вступили в великопольскую землю, восемнадцатого июля в Устье прибыл шведский трубач с письмами от Радзейовского и Виттенберга.
   Пан Владислав Скорашевский сам повел трубача к воеводе познанскому, а шляхта из ополченцев с удивлением присматривалась к "первому шведу", восхищаясь его выправкой, мужественным лицом и истинно панской осанкой. Толпа провожала его до самого воеводы, знакомые подзывали друг друга, указывая на него пальцами, смеялись над его сапогами с длинными и широкими голенищами и над длинной рапирой (которую прозвали "рожном"), висевшей на расшитом серебром поясе. Швед тоже бросал любопытные взгляды из-под широкой шляпы, как бы стараясь рассмотреть и пересчитать силы поляков, то разглядывал ополченцев, восточные наряды которых были для него новинкой.
   Наконец его ввели к воеводе, где находились и все сановники, бывшие в лагере.
   После прочтения писем началось совещание; воевода же поручил своим придворным угостить трубача по-солдатски, потом его перехватила шляхта и стала с ним пьянствовать; Скорашевский пристально всматривался в трубача и заподозрил в нем переодетого офицера, вечером он и высказал это подозрение воеводе, но тот все-таки не позволил его арестовать.
   -- Будь это сам Виттенберг, -- сказал он, -- все же это посол и должен уехать неприкосновенным. Я прикажу еще дать ему десять червонцев на дорогу.
   Трубач между тем болтал на ломаном немецком языке со шляхтой, знавшей этот язык благодаря сношениям с прусскими городами, рассказывал о победах Виттенберга в различных краях, о численности войск, стоящих под Устьем, а особенно о необыкновенных орудиях. Все эти рассказы быстро облетели весь лагерь и взволновали шляхту.
   В эту ночь никто почти не спал; во-первых, в полночь пришли отряды, стоящие под Пилой и Велюнем, затем сенаторы до утра совещались о том, как ответить Виттенбергу, а шляхта провела ночь в рассказах о шведском могуществе.
   Она с лихорадочным любопытством расспрашивала трубача о шведских начальниках, о вооружении, о состоянии шведских войск. Близость неприятеля возбуждала необыкновенный интерес даже к каждой подробности, и все, что они услышали, не могло их особенно ободрить.
   На рассвете приехал пан Станислав Скорашевский с известием, что шведы уже под Валчем и через день могут быть здесь. Шляхта засуетилась; почти все лошади были на пастбище, пришлось за ними посылать. Полки сели наконец на лошадей. Настала самая страшная минута для этих людей, не привыкших к войне: минута перед битвой. Ротмистрам стоило немало труда водворить хоть некоторый порядок. Не было слышно ни слов команды, ни труб, только слышались со всех сторон голоса: "Ян!", "Петр!", "Онуфрий!", "Где ты?", "Давай лошадь!" Если бы в эту минуту раздался хоть один пушечный выстрел, то он вызвал бы полную панику.
   Но понемногу полки выстраивались; врожденная наклонность шляхты к войне возместила ее неопытность, и к полудню ополчение приняло вполне боевой вид. Пехота стояла на валах, своими разноцветными одеждами напоминая цветы, а за валами, под защитой орудий, равнина запестрела полками поветовой конницы: ржание лошадей отдавалось эхом в прилегавших лесах и волновало сердца воинов.
   Между тем воевода познанский, наградив шведского трубача, отпустил его с ответными письмами, более или менее оправдавшими предсказания Радзейовского; потом он приказал послать отряд на западный берег Нотеци для разведок.
   Петр Опалинский, воевода полесский, двинулся во главе отряда драгун под Устье; кроме того, ротмистрам Скорашевскому и Скшетускому приказано было выбрать охотников из шляхты и послать их поближе посмотреть в глаза неприятелю.
   Оба ротмистра, объезжая ряды войск, вызывали охотников познакомиться со шведами, но объехали уже большую половину, а никто еще не выходил. Все посматривали друг на друга, как бы говоря: "Если ты пойдешь, то и я".
   Ротмистры уже начали выходить из терпения, как вдруг, подъехав к шляхте Гнезненского уезда, они заметили какого-то человека, одетого в пестрый костюм, который выдвинулся вперед и крикнул:
   -- Панове ополченцы, я иду в охотники, а вы -- в шуты!
   -- Острожка! Острожка! -- закричала шляхта.
   -- Я такой же шляхтич, как и вы! -- ответил шут.
   -- Тьфу, черт! Довольно шутить! -- воскликнул судья Росинский. -- Я иду!
   -- И я, и я! -- отозвались многочисленные голоса.
   -- Раз родиться, раз и умереть!
   -- Найдутся еще кроме вас.
   -- Никому не запрещено. Нечего перед другими нос задирать!
   И как прежде охотников не находилось, так теперь они являлись со всех сторон. В несколько минут из рядов выехало пятьсот охотников-кавалеристов, а новые все выезжали и выезжали. Скорашевский, видя это, рассмеялся своим искренним, добродушным смехом:
   -- Довольно, довольно, панове! Мы все идти не можем.
   Потом он со Скшетуским привел людей в надлежащий порядок, и отряд тронулся.
   Воевода полесский тоже присоединился к ним, и вскоре они переправились через Нотец, а затем скрылись на повороте.
   Через полчаса воевода познанский велел людям разойтись по палаткам, так как немыслимо было держать их в строю даже теперь, когда неприятель был еще на расстоянии целого дня пути от лагеря. Но на всякий случай была расставлена многочисленная стража; запрещено было выгонять лошадей на пастбище и приказано садиться на коней по первому сигналу трубы.
   Кончилось, наконец, ожидание, кончились и ссоры; близость неприятеля, как и предсказывал Скшетуский, вызвала подъем духа. Первое удачное сражение могло бы поднять его очень высоко; вечером произошел случай, предвещавший счастливый исход войны.
   Солнце уже садилось, заливая последним ослепительным блеском Нотец и занотецкие леса, как вдруг на другом берегу реки поднялось облако пыли, и среди него задвигались какие-то люди. Все вышли на валы и с нетерпением стали всматриваться в даль. Спустя некоторое время от Грудзинского прибежал гонец с известием, что отряд его возвращается назад.
   -- Возвращаются назад. Не съели их шведы, -- раздались голоса.
   Между тем отряд подходил все ближе и, наконец, переправился через Нотец.
   Шляхта присматривалась к нему, держа руки над глазами, так как блеск солнца становился все сильнее, и казалось, что весь воздух пропитан пурпуром и золотом.
   -- Э, да отряд, кажется, увеличился, -- воскликнул Шлихтинг.
   -- Верно, пленных ведут! -- крикнул какой-то шляхтич, должно быть трус, не веря своим глазам.
   -- Пленных ведут, пленных ведут! -- прогремело по валам.
   Наконец отряд приблизился настолько, что можно было различить лица. Впереди ехал пан Скорашевский, кивая, по обыкновению, головой и весело болтая со Скшетуским; за ними шла конница, окружавшая несколько десятков пехотинцев в круглых шляпах. Это действительно были шведы, взятые в плен. При виде их шляхта побежала навстречу отряду с криком:
   -- Виват Скорашевский! Виват Скшетуский!
   Толпа тотчас же окружила отряд. Одни с любопытством смотрели на пленных, другие расспрашивали солдат, каким образом их захватили, третьи насмехались над шведами.
   -- А что? Так вам и надо, собачьи дети! С поляками захотелось воевать? Вот вам поляки!
   -- Давайте их нам! В сабли их! Изрубить!
   -- Ну что, нехристи, попробовали вы польских сабель?
   -- Мосци-панове, не кричите, как мальчишки, не то пленные подумают, что война для вас новинка! -- сказал Скорашевский. -- Это самая обыкновенная вещь, на войне ведь всегда берут в плен!
   Охотники, участвовавшие в экспедиции, с гордостью посматривали на шляхту, которая забрасывала их вопросами.
   -- Ну как? Легко они дались вам или пришлось-таки потрудиться?.. Хорошо дерутся?
   -- Молодцы, -- ответил пан Росинский, -- защищались хорошо, но, видно, и они не из железа... Поддались наконец, не выдержали напора.
   -- Слышите, мосци-панове, не выдержали напора! А что? Напор -- первое дело!
   -- Напор -- лучшее средство против шведа! Помните!
   Если бы этой шляхте приказали в эту минуту броситься на неприятеля, у нее хватило бы сил и для напора, но неприятеля не было видно, а вместо него около полуночи перед форпостом раздался новый звук трубы. Приехал другой шведский трубач с письмом от Виттенберга, который предлагал шляхте сдаться. Узнав об этом, толпа хотела зарубить посла, но воеводы решили обсудить письмо, хотя содержание его было попросту наглым.
   Шведский генерал объявлял, что Карл-Густав посылает войска своему родственнику Яну Казимиру на помощь против казаков, и поэтому великополяки должны сдаться без сопротивления. Грудзинский, читая это письмо, не мог удержаться и стукнул в ярости кулаком по столу, но воевода познанский успокоил его вопросом:
   -- Вы верите, ваша милость, в победу? Сколько дней мы можем защищаться? Возьмете ли вы на себя ответственность за шляхетскую кровь, которая может завтра пролиться?
   После продолжительного совещания воеводы решили не отвечать Виттенбергу, а ждать, что будет дальше. Но ждать пришлось недолго. 24 июля стража дала знать, что шведские войска уже перед Пилой. В лагере зашумело, как в улье.
   Шляхта садилась на коней, воеводы проезжали вдоль рядов, отдавая противоречивые приказания; наконец, Скшетуский привел все в порядок и выехал во главе нескольких сот охотников, чтобы затеять стычку с неприятелем. Конница пошла за ним довольно охотно, так как первые стычки состояли обычно из ряда отдельных столкновений и даже поединков, и шляхта, умевшая фехтовать, таких стычек не боялась. Вышли за реку и остановились в виду неприятеля, который подходил все ближе и чернел на горизонте длинной линией. Развертывались пешие и конные полки, занимая все большее пространство. Шляхта думала, что рейтары, увидев поляков, сейчас же бросятся на них, но ошиблась. На возвышенностях, находившихся от них в нескольких сотнях шагов, показались небольшие группы всадников, стоявших на месте; увидев их, Скорашевский скомандовал:
   -- Налево кругом!
   Но не успела прозвучать его команда, как на возвышенности показались белые облака дыма, и пули, словно стая птиц, прожужжали над головами шляхты; послышались крики и стоны раненых.
   -- Стой! -- крикнул пан Скорашевский.
   Пули прожужжали во второй и в третий раз, и снова послышались стоны раненых. Шляхта не слушала команды начальника и быстро отступала, крича и взывая о помощи. Скорашевский ругался, но это не помогало.
   Прогнав с такой легкостью передовой отряд, Виттенберг подвигался дальше и наконец остановился у Устья, прямо против шанцев, защищаемых калишской шляхтой. Поляки начали стрелять из пушек, но шведы не отвечали. Дым тянулся длинными полосами в прозрачном воздухе, а в промежутках виднелись полки шведской пехоты и конницы, развертывавшиеся с таким спокойствием, точно они были уверены в победе.
   Шведы стали устанавливать на возвышенностях пушки, возводить окопы, словом, укрепляться, не обращая никакого внимания на град пуль, которые только взрывали землю перед окопами.
   Станислав Скшетуский вывел из окопов два полка калишан, рассчитывая смелой атакой смять шведов; но шляхта шла неохотно, отряд растянулся в бесформенную массу -- смельчаки мчались вперед, трусы сдерживали своих лошадей. Виттенберг послал против них два полка рейтар, которые после непродолжительной борьбы прогнали шляхту к лагерю.
   Между тем наступили сумерки и закончили бескровный бой.
   Но выстрелы из пушек не прекращались до поздней ночи; в польском лагере поднялся такой шум, что его слышно было на другом берегу Нотеци. Вызван он был тем, что несколько сот ополченцев, воспользовавшись темнотой, попытались скрыться из лагеря. Заметив это, шляхта их не пустила. Схватились за сабли. Слова: "Или все, или никто" -- снова переходили из уст в уста. Но с каждой минутой становилось вероятнее, что уйдут все. Шляхта выражала свое неудовольствие против вождей. "Нас выслали против пушек с голыми руками", -- кричали ополченцы.
   Это была страшная ночь: беспорядок и суматоха росли с каждой минутой, никто не слушал приказаний. Воеводы потеряли головы и не пробовали даже водворять порядок. Беспомощность их, как и беспомощность войска, сказывалась во всем. Виттенберг мог бы в эту ночь овладеть лагерем почти без боя.
   Рассвело. Бледное утро осветило это хаотическое сборище упавших духом людей, частью пьяных, готовых скорее на позор, чем на борьбу. К довершению всего шведы переправились ночью под Дзембовом на другую сторону Нотеци и окружили польский лагерь.
   С этой стороны не было почти никаких окопов, и нельзя было защищаться; следовало немедленно же возвести окопы, о чем и заботились более всего Скорашевский и Скшетуский, но их никто не хотел слушать. У вождей и у шляхты на устах было только одно: "Послать парламентеров!" В ответ на предложение поляков в лагерь прибыл великолепный отряд, во главе которого были генерал Виртц и Радзейовский, оба с зелеными ветвями в руках.
   Ехали к дому воеводы познанского. По дороге Радзейовский остановился среди толпы шляхты и, сняв шляпу, здоровался со знакомыми, улыбался и наконец произнес громким голосом:
   -- Мосци-панове, дорогие мои братья! Не тревожьтесь! Мы приехали сюда не как враги. От вас самих зависит прекратить кровопролитие. Если хотите, вместо тирана, посягающего на вашу свободу, мечтающего об absolutum dominium и приведшего отечество к гибели, если хотите -- повторяю -- иметь государя доброго, великодушного, воина столь славного, что при одном его имени разбегутся все враги Речи Посполитой, то отдайтесь под покровительство его величества, короля Карла-Густава... Мосци-панове, я везу вам обеспечение вашей свободы и религии, от вас самих зависит ваше спасение. Его величество король Карл обещает успокоить казаков и прекратить литовскую войну {Т.е. войну Речи Посполитой с Русским государством.}, и он один сумеет это сделать. Сжальтесь же над несчастной отчизной, если не хотите сжалиться над собою...
   Голос изменника дрогнул, точно от слез. Шляхта слушала его с изумлением. Кое-где раздавались голоса: "Виват Радзейовский, наш подканцлер!" Между тем он ехал далее, снова раскланивался со шляхтой, и все раздавался его громкий голос. Наконец оба они с Виртцем и всей свитой скрылись в доме воеводы познанского.
   Шляхта столпилась перед домом так тесно, что по головам можно было проехать. Она чувствовала и понимала, что там решается участь не только ее, но и всей отчизны. Вдруг вышли слуги воеводы и стали приглашать более знатных лиц в комнаты; за ними пробралось и несколько человек мелкой шляхты, остальные ожидали у крыльца, теснились к окнам, прикладывали Уши даже к стенам.
   Царило глубокое молчание. Стоявшие ближе к окнам слышали порою шум громких голосов; но час проходил за часом, а совещание все еще не кончалось.
   Вдруг дверь с треском открылась, и на крыльцо выбежал пан Владислав Скорашевский.
   Шляхта попятилась в ужасе.
   Человек этот, всегда такой спокойный и ласковый, о котором говорили, что под его рукой заживают раны, был теперь страшен. Глаза его были красны, взгляд безумен, платье расстегнуто на груди; обеими руками он держался за голову и, ворвавшись, как ураган, в толпу шляхты, кричал отчаянным голосом:
   -- Измена! Позор! Мы уже больше не поляки, а шведы!
   И он стал рыдать страшным голосом и рвать на себе волосы, как человек, потерявший рассудок. Гробовое молчание царило вокруг. Всеми овладело какое-то страшное предчувствие. Скорашевский вскочил вдруг и опять начал бегать среди шляхты и кричать голосом, полным отчаяния:
   -- К оружию, к оружию! Кто в Бога верует!
   Тогда в толпе послышался какой-то прерывистый шепот, точно первый порыв ветра перед бурей; люди колебались, а в это время трагический голос не переставал повторять:
   -- К оружию! К оружию!
   Вскоре к нему присоединились и два другие: Скшетуского и ротмистра познанского полка, Клодзинского.
   Их окружила толпа шляхты. Поднялся грозный ропот; лица вспыхнули огнем, глаза разгорелись, и некоторые хватались за сабли. Наконец Скорашевский овладел собой и, указывая на дом, в котором происходили переговоры, произнес:
   -- Слышите, мосци-панове. Они там, как Иуды, предают и позорят отчизну. Знайте, что нет уж Польши... Им мало отдать в руки неприятеля вас всех, войско, орудия, весь лагерь. Они еще подписали от нашего имени, что мы отказываемся от связи с отчизной, отрекаемся от государя, что вся страна, все города и крепости на вечные времена принадлежат Швеции. Что сдается войско -- это часто бывает; но кто имеет право отрекаться от своей отчизны, государя?! Кто может присоединять отчизну к чужому народу, отрекаться от родной матери?! Ведь это измена, позор, Панове братья! Кто шляхтич, спасайте отчизну. Пожертвуем своей жизнью, прольем кровь до последней капли, но не будем шведами, нет! Пусть бы лучше не родился тот, кто теперь жалеет свою кровь. Спасем мать-отчизну!
   -- Измена! -- крикнуло несколько голосов. -- Измена! Руби их!
   -- Кто чести не потерял, за мной! -- кричал Скшетуский.
   -- На шведа, на смерть! -- прибавил Клодзинский.
   И они пошли дальше по лагерю с криком: "За нами, за нами! Измена!" -- а за ними пошло несколько сот человек шляхты с обнаженными саблями.
   Но большинство осталось на месте, да и те, что пошли, как только заметили, что их мало, начали приостанавливаться и оглядываться на других.
   В это время дверь дома открылась снова, и на пороге появился воевода познанский Кристофор Опалинский в сопровождении генерала Виртца и Радзейовского, за ними шли: Андрей Грудзинский, Максимилиан Мясковский, Павел Гембицкий и Андрей Слупский.
   Опалинский держал в руке сверток пергамента со свешивающимися печатями; голову он держал высоко, но лицо его было бледно, хотя он старался казаться веселым. Окинув взглядом толпу, среди которой царило мертвое молчание, он отчетливо, слегка хриповатым голосом произнес:
   -- Мосци-панове, с сегодняшнего дня мы отдаемся под покровительство его величества короля шведского. Да здравствует король Карл-Густав!
   Молчание было ему ответом; вдруг загремел чей-то голос:
   -- Veto! {Запрещаю! (лат.).}
   Воевода взглянул туда, откуда раздался голос, и ответил:
   -- Здесь не сеймик, veto неуместно. Кто хочет перечить, пусть идет под шведские пушки, которые через час превратят лагерь в развалины.
   После минутного молчания он спросил:
   -- Кто сказал "veto"?
   Никто не откликнулся.
   Воевода продолжал еще более отчетливым голосом:
   -- Свобода шляхты и духовенства будет сохранена; подати не будут увеличены и будут собираться в том же порядке, как и раньше. Теперь никто уже не будет терпеть ни обид, ни грабежей; войска его величества будут иметь право постоя в шляхетских имениях, но шляхта не обязана их содержать.
   Он замолчал и жадно слушал шум голосов в толпе, точно силясь понять его смысл. Потом опять поднял руку:
   -- Кроме того, мы заручились словом генерала Виттенберга, данным от имени короля, что если вся страна последует нашему примеру, то войска его пойдут на Литву и Украину и будут драться до тех пор, пока все замки не будут возвращены Речи Посполитой. Да здравствует король Карл-Густав!
   -- Да здравствует король Карл-Густав! -- пронеслось по всему лагерю.
   Тут, на глазах у всех, воевода стал обниматься с Радзейовском и Виртцем, а затем его примеру последовали другие. Радостные крики огласили воздух. Но воевода познанский просил еще слова:
   -- Мосци-панове, генерал Виттенберг приглашает нас к себе на пир, чтобы за бокалами вина скрепить братский союз с мужественным народом.
   -- Да здравствует Виттенберг! Виват! Виват!
   -- А затем, мосци-панове, мы разойдемся по домам и с Божьей помощью примемся за жатву, с той мыслью, что спасли сегодня нашу отчизну от гибели.
   -- История воздаст вам должное! -- сказал Радзейовский.
   -- Аминь! -- закончил воевода познанский.
   Вдруг он заметил, что глаза всех устремлены на что-то над его головой. Обернувшись, он увидел, что его шут, поднявшись на цыпочки и одной рукой держась за дверь, пишет на стене углем: "Мане -- Текел -- Фарес" {Сочтено -- взвешено -- измерено (халдейск.).}. Небо было покрыто тучами; собиралась буря.
  

XI

   В деревне Буржец, расположенной на границе Полесского воеводства и принадлежавшей в то время Скшетуским, в саду, между домом и прудом, сидел на скамейке старик, а у его ног играли два мальчика, четырех и пяти лет, загорелые и черные, как цыганята, здоровые и румяные. У старика тоже был бодрый вид. Время не согнуло его широких плеч, по взгляду его глаз, или, вернее, одного глаза, так как другой был покрыт бельмом, было видно, что он пользуется цветущим здоровьем и хорошим расположением духа; у него была седая борода, лицо красное, а на лбу широкий рубец, под которым виднелась кость черепа.
   Оба мальчика, схватившись за уши голенищ его сапог, тащили их в разные стороны, а он между тем смотрел на освещенный солнечными лучами пруд, где весело прыгали рыбки, зыбля гладкую поверхность воды.
   -- Рыбы пляшут, -- пробормотал он про себя. -- Погодите, не так вы запляшете на столе, когда вас кухарка ножом будет чистить.
   Потом он обратился к мальчикам:
   -- Да отвяжитесь наконец, сорванцы; если кто-нибудь из вас оторвет мне ухо от голенища, я ему тоже уши оборву. Что за несносные жуки! Идите и кувыркайтесь на траве, а меня оставьте в покое; я не удивляюсь Лонгину -- он маленький, но ты должен уже быть умнее, Еремка. Вот схвачу вас да и брошу в пруд.
   Но эта угроза, видимо, не особенно испугала их; напротив, старший, Еремка, стал еще сильнее теребить голенище, топоча ножками и повторяя:
   -- Если бы ты, дедушка, был Богуном и схватил Лонгина.
   -- Говорю тебе, отвяжись от меня, жук ты этакий.
   -- Если бы ты был Богуном...
   -- Я тебе задам Богуна... Вот сейчас мать позову.
   Еремка взглянул на дверь, ведущую из дома в сад, но, не видя нигде матери, еще раз повторил, вытягивая губы:
   -- Если бы ты был Богуном...
   -- Замучат меня эти бесенята... Ну хорошо, я буду Богуном, но только один раз. Наказание Божье с ними. Помни, чтобы это было в последний раз!
   С этими словами старик со вздохом поднялся со скамьи, схватил маленького Лонгина и, издав дикий крик, понес его по направлению к пруду.
   Но у Лонгина был надежный защитник в лице Еремки, который в таких случаях назывался не Еремкой, а драгунским ротмистром паном Володыевским.
   Пан Михал, вооружившись липовым прутом, заменявшим в данном случае саблю, пустился в погоню за толстым Богуном, догнал его наконец и стал немилосердно хлестать его по ногам.
   Лонгинек, играющий в эту минуту роль матери, кричал, Богун кричал, Еремка -- Володыевский тоже кричал; наконец мужество одержало верх, и Богун, выпустив свою жертву, начал удирать назад под липу, затем сел на скамью и, запыхавшись, сказал:
   -- Ах вы, басурманы! Чудо будет, если я не задохнусь...
   Но этим не кончились его мучения, через минуту перед ним опять стоял Ерема с разрумянившимся лицом, растрепанными волосами, раздувающимся ноздрями и похожий на маленького ястреба и еще настойчивее повторял:
   -- Если бы ты, дедушка, был Богуном...
   Затем, после усиленных просьб и торжественного обещания, что это в последний раз, опять повторилась та же история, потом они сели на скамью, и Еремка стал спрашивать:
   -- Дедушка, скажи, пожалуйста, кто из нас самый храбрый.
   -- Ты, ты, -- ответил старик.
   -- И когда вырасту, я буду рыцарем?
   -- Еще бы... В тебе настоящая рыцарская кровь. Дай Бог, чтобы ты был похож на отца; тогда ты будешь не только храбр, но и не так надоедлив... Понимаешь?
   -- Скажи, сколько человек папа убил?
   -- Да я уже сто раз говорил. Скорее можно было бы сосчитать листья на этой липе, чем всех тех врагов, которых мы убили с твоим отцом. Если бы у меня было столько волос на голове, сколько я их сам уложил, то цирюльники давно бы нажили состояние. Будь я шельма, если я солг...
   Тут Заглоба -- это был он -- вспомнил, что ему не годится в присутствии детей ни ругаться, ни божиться, и он, хотя и любил, за недостатком других слушателей, рассказывать о своих подвигах детям, умолк, тем более что в эту минуту рыбы в пруде начали прыгать и гоняться друг за другом еще сильнее.
   -- Нужно сказать садовнику, -- произнес он, -- на ночь поставить верши; много рыбы у самого берега.
   Вдруг дверь дома отворилась, и в ней появилась молодая женщина, прелестная, как южное солнце, высокая, стройная, черноволосая, с ярким румянцем на щеках и с глазами как бархат. Трехлетний мальчик, такой же черный, как она, держался за ее платье, а она, прикрыв рукой глаза от солнца, стала смотреть по направлению к липе.
   Это была Елена Скшетуская, урожденная княжна Булыга-Курцевич.
   Увидев пана Заглобу с Еремкой и Лонгином, она подошла к канаве, наполненной водой, и крикнула:
   -- Дети, сюда. Вы там, верно, надоедаете дедушке.
   -- Зачем надоедают. Очень прилично себя ведут, -- ответил пан Заглоба.
   Мальчики подбежали к матери, а она спросила:
   -- Отец, что вы сегодня будете пить: дубнячок или мед?
   -- На обед была свинина, так мед будет соответственнее.
   -- Сейчас пришлю. Но вы, отец, не спите в саду, а то ведь лихорадку схватите.
   -- Сегодня тепло и не ветрено. А где же Ян, доченька?
   -- Пошел в ригу.
   Пани Скшетуская называла Заглобу отцом, а он ее дочерью, хотя они вовсе не были родными. Ее родня жила в Заднепровье, в прежнем княжестве Вишневецком, а что касается его, то один Бог знал, откуда он был родом, ибо сам разно об этом говорил. Но в то время, когда она еще была девушкой, Заглоба оказал ей немало услуг, не раз спасал от страшных опасностей, и оба они с мужем чтили его, как родного отца. Впрочем, он пользовался огромным уважением всех окрестных жителей благодаря необыкновенному уму и необыкновенному мужеству, выказанному им во время войны с казаками.
   Имя его гремело по всей Речи Посполитой; сам король восхищался его остротами, и вообще о нем говорили больше, чем о Скшетуском, хотя он некогда пробрался из осажденного Збаража сквозь все казачьи войска.
   Несколько минут спустя после ухода пани Скшетуской казачок принес под липу ковш меду. Пан Заглоба налил, затем закрыл глаза и, хлебнув глоток, стал смаковать.
   -- Знал Господь, для чего создал пчел, -- пробормотал он. И стал попивать маленькими глотками, тяжело вздыхая и поглядывая на пруд, на лес вдали, синевший на том берегу.
   Было два часа пополудни, на небе ни облачка. Липовый цвет падал без шелеста на землю, а на липе, между листьями, пел целый хор пчел, которые садились на край стакана и стали собирать своими косматыми ножками сладкий напиток.
   Над огромным прудом, с отдаленных тростников, поднимались время от времени стаи диких уток и гусей и реяли в прозрачно-голубой выси. Иногда чернела в вышине стая журавлей, оглашая воздух громким криком.
   Глаза старика то поднимались к небу, то устремлялись вдаль; наконец, по мере того как убывал мед из кувшина, веки его стали тяжелеть, а пчелы продолжали петь свою песню, точно убаюкивая его.
   -- Да, Бог дал дивную погоду для жатвы, -- пробормотал пан Заглоба. -- Сено уже убрали, да и с жатвой скоро покончат... Да...
   Он закрыл глаза, потом опять открыл их, пробормотал: "Замучили меня ребятишки" -- и уснул...
   Заглоба спал долго. Его разбудил прохладный ветерок и разговор двух мужчин, приближавшихся к липе. Один из них был пан Ян Скшетуский, збаражский герой, оставшийся дома лечиться от упорной лихорадки; второго пан Заглоба не знал, хотя он был очень похож на Яна.
   -- Позвольте вам, отец, представить моего двоюродного брата, -- сказал Ян, -- калишского ротмистра Станислава Скшетуского.
   -- Вы так похожи на Яна, -- произнес Заглоба, протирая глаза, -- что где бы я вас ни встретил, непременно бы сказал: "Скшетуский". Вы -- дорогой гость.
   -- Мне очень приятно познакомиться с ваць-паном, -- ответил Станислав, -- ибо имя ваше повторяет с благоговением вся Речь Посполитая.
   -- Не хвастая, скажу: делал я что мог, пока чувствовал себя сильным. Я и теперь не отказался бы от войны, потому что привычка -- вторая натура. Но скажите, Панове, чем вы оба так опечалены? Ян даже побледнел.
   -- Станислав привез ужасные вести, -- ответил Ян. -- Шведы вошли в Великопольшу и заняли ее целиком своими войсками.
   Пан Заглоба так быстро вскочил со скамьи, точно у него с плеч свалилось сорок лет; потом широко раскрыл глаза и невольно стал ощупывать левый бок, словно искал саблю.
   -- Как?! -- воскликнул он. -- Неужели они в самом деле ее заняли?!
   -- Потому что воевода познанский и другие сами отдали ее в руки неприятеля под Устьем, -- ответил Станислав.
   -- Ради бога... Что вы говорите?! Неужто они сдались?
   -- Не только сдались, но и подписали договор, в котором отреклись от короля и Речи Посполитой. Отныне там уже будет Швеция, а не Польша.
   -- Боже милосердный... Видно, уж конец света! Что я слышу... Мы еще вчера с Яном говорили об этом. Мы слышали, что они идут, но были уверены, что все кончится ничем, а в крайнем случае тем, что наш король откажется от шведского титула.
   -- А между тем началось с потери провинции, а кончится бог знает чем.
   -- Не говорите, ваць-пане, со мной удар сделается. Как же это? И вы были под Устьем? И вы видели это собственными глазами? Да ведь это была измена, страшная, не слыханная ни в одной истории...
   -- Да, я был и видел все собственными глазами, а была ли это измена -- вы скажете, когда я вам расскажу все. Все мы вместе с ополчением стояли под Устьем, и было нас около пятнадцати тысяч. Правда, войска было мало, а вы, как человек сведущий, знаете лучше других, что ополченцы, в особенности великопольские, где шляхта совсем отвыкла от войны, не могут его заменить. И все же если бы нашелся настоящий вождь, можно было бы, по крайней мере, задержать неприятеля до тех пор, пока не подоспела бы помощь. Но только лишь показался Виттенберг, как уже начались переговоры. Потом приехал Радзейовский и своими доводами склонил всех сделать все то, о чем я уже говорил, то есть пойти на неслыханный позор.
   -- Как так? И никто не протестовал? Никто не назвал их изменниками? Все согласились на измену королю и отчизне?
   -- Гибнет добродетель, а с нею и Речь Посполитая... Почти все согласились. Я, двое Скорашевских, Цисвицкий и Клодзинский употребляли все усилия, чтобы воодушевить шляхту; мы бегали по лагерю от полка к полку и умоляли их не губить отчизны. Но это не помогло: большинство предпочло лучше ехать с ложками на пир к Виттенбергу, кто по домам, кто в Варшаву, уведомить обо всем короля, а я приехал к брату, надеясь, что, быть может, мы вместе пойдем против неприятеля. Какое счастье, что я вас застал дома.
   -- Так вы прямо из-под Устья?
   -- Да. Я ехал сюда почти без отдыха, одна лошадь даже пала от усталости. Шведы теперь, вероятно, в Познани и скоро наводнят всю страну.
   Все умолкли. Ян сидел, закрыв лицо руками, Станислав вздыхал, Заглоба смотрел то на одного, то на другого.
   -- Это дурное предзнаменование, -- сказал, наконец, Ян. -- Прежде на десять побед приходилось одно несчастье, и мы удивляли весь мир своим мужеством! Теперь же кроме поражений случилась еще и измена, и не единичных лиц, а целых провинций. Боже, смилуйся над отчизной!
   -- Боже... Много я видел на свете, но и то ушам своим не верю, -- сказал Заглоба.
   -- Ну а ты, как решил? -- спросил Станислав.
   -- Конечно, дома не останусь, хотя меня еще трясет лихорадка. Жену и детей нужно будет услать куда-нибудь в безопасное место. Мой родственник, королевский ловчий, пан Стабровский, живет в Беловеже. Если даже вся Речь Посполитая будет в руках шведов, то все-таки они туда не доберутся. Завтра же я отошлю жену и детей.
   -- Эта предосторожность не будет излишней, -- ответил Станислав. -- Правда, что отсюда до Великопольши далеко, но кто может поручиться, что пламя войны не охватит и наших краев.
   -- Нужно будет дать знать шляхте, -- сказал Ян, -- чтобы она позаботилась о защите, здесь никто еще ни о чем не знает.
   Затем он обратился к Заглобе:
   -- Ну а вы, отец, пойдете с нами или останетесь с Еленой?
   -- Я? -- сказал Заглоба. -- Пойду ли? Если бы мои ноги вросли в землю, то я бы и тогда постарался их вырвать. Мне так хочется снова попробовать шведского мяса, как волку -- баранины. Черти! Нехристи! Должно быть, их блохи одолели, вот ноги и чешутся, не сидится им на месте, лезут в чужие края. Знаю я их хорошо, собачьих детей. Я воевал против них с Конецпольским, и если хотите знать, кто взял в плен Густава-Адольфа, -- спросите хоть покойного пана Конецпольского, я больше ничего не скажу. Знаю я их, но и они меня знают. Не иначе как узнали, шельмы, что Заглоба состарился... Погодите, вы еще его увидите! Господи милосердный, зачем ты так разгородил эту несчастную Речь Посполитую, что все соседние свиньи в нее лезут; вот и теперь три лучшие провинции изрыли. Вот что. А кто этому виной, как не изменники?! Не знала зараза, кого брать, и честных людей забрала, а изменников оставила. Пошли ее, Боже, на воеводу познанского и воеводу калишского, а прежде всего на Радзейовского со всей его семьей. А если хочешь население ада увеличить, то пошли туда всех, кто под Устьем подписал капитуляцию. Состарился Заглоба? Вы увидите, как состарился. Ян, решай скорее, что нам делать, а то мне уж на коня хочется.
   -- Конечно, нужно решить. На Украину к гетманам трудно пробраться, неприятель отрезал их от Речи Посполитой; остается свободной только дорога в Крым. Счастье, что татары на нашей стороне. По-моему, лучше всего нам ехать в Варшаву, защищать нашего дорогого государя.
   -- Как бы нам только не опоздать, -- ответил Станислав. -- Его величество теперь наспех собирает полки против неприятеля и, может, уже выступил против него.
   -- И это может быть.
   -- Значит, едем в Варшаву, только поскорее, -- сказал Заглоба. -- Послушайте, панове. Хотя наши имена и страшны для неприятеля, но втроем мы сделаем не много, и я посоветовал бы кликнуть охотников и собрать хоть небольшой отряд в подмогу королю. Я думаю, что их легко будет уговорить, так как им все равно придется идти в ополчение. С большей силой можно больше и сделать, да и нас примут с распростертыми объятиями.
   -- Не удивляйтесь моим словам, -- сказал Станислав, -- но после того, что я видел, я питаю такое отвращение к ополченцам, что предпочитаю идти лучше один, чем с толпой людей, несведущих в военном деле.
   -- Вы не знаете здешней шляхты. Здесь вы ни одного человека не найдете, который бы не служил в военной службе. Все они прекрасные и опытные солдаты.
   -- Разве что так.
   -- Да как же может быть иначе? Но погодите. Ян уже знает, что если моя голова начнет работать, то что-нибудь придумает. Поэтому я жил в такой дружбе с русским воеводой, князем Еремией. Ян может подтвердить, сколько раз этот первый в мире воин слушался моих советов и никогда об этом не жалел.
   -- Говорите скорее, отец, что вы хотели, а то время дорого, -- сказал Ян.
   -- Что я хотел сказать? А вот что: я хотел сказать, что не тот защищает отчизну и короля, кто держится за его полы, но тот, кто бьет неприятеля; а бьет тот, кто служит под начальством великого полководца. Зачем идти в Варшаву, когда король уже, быть может, выехал в Краков, в Львов или на Литву? Я советую отправиться без промедления под знамена великого гетмана, князя Януша Радзивилла. Хотя его и упрекают в честолюбии, но он, конечно, не пойдет на капитуляцию со шведами. Это, по крайней мере, настоящий вождь И гетман. Правда, тесновато нам тут будет, придется иметь дело с двумя врагами, но зато мы увидим пана Михала Володыевского и по-прежнему станем служить вместе. Если мой совет не хорош, то пусть меня первый швед проткнет шпагой.
   -- Кто знает, может быть, так будет лучше всего, -- ответил с живостью Ян. -- По дороге и Гальшку отвезем в пущу с детьми, ведь нам все равно ехать мимо.
   -- И будем служить в войске, а не с ополченцами, -- прибавил Станислав.
   -- И будем драться, а не спорить на сеймиках да кур и творог поедать в деревнях.
   -- Я вижу, что вы не только лучший воин, но и лучший советчик.
   -- А что? Правда?
   -- Действительно, -- заметил Ян, -- это самый лучший совет. Мы по-прежнему соберемся вместе, и ты, Станислав, узнаешь одного из лучших солдат Речи Посполитой, моего искреннего друга. А теперь пойдем к Елене и скажем, чтобы она готовилась в путь.
   -- А разве она уже знает о войне? -- спросил Заглоба.
   -- Знает. Станислав при ней рассказывал. Бедная, вся в слезах. Но когда я ей сказал, что нужно идти, то сейчас же ответила: "Иди".
   -- Хорошо бы завтра отправиться! -- воскликнул Заглоба.
   -- Мы отправимся завтра на рассвете, -- ответил Ян. -- Ты, Станислав, должно быть, устал с дороги, но до завтра немного отдохнешь. Я сегодня же вышлю лошадей в Белую, Лосицы, Дрогичин и Бельск, чтобы были свежие для перемены. А за Вельском недалеко и пуща. Возы с вещами тоже отправлю. Жаль мне оставлять милый угол, но на то воля Божья. Одно меня утешает: что жена и дети будут в безопасности; пуща -- самая лучшая крепость. Ну идемте, панове, домой -- время заняться сборами.
   Они пошли.
   Пан Станислав, измученный долгой дорогой, отправился отдохнуть, а Заглоба с Яном принялись за приготовления к дороге; так как в доме пана Яна был образцовый порядок, то к вечеру и возы, и люди были отправлены, а ночью за ними отправилась коляска, в которую Ян усадил жену с детьми. Сам он в сопровождении Станислава, Заглобы и пяти слуг выехал верхом и сопровождал коляску.
   Они ехали почти без остановок и на пятый день доехали до Вельска, а на шестой углубились в девственную пущу со стороны Гайновщины.
   Они погрузились в сумрак огромного леса, занимавшего несколько десятков квадратных миль и сливавшегося с одной стороны с пущами Зеленкой и Роговской, а с другой -- с прусскими лесами.
   Никогда еще неприятель не заходил в эти темные глубины, где так легко было заблудиться и сделаться жертвой хищных зверей. Неверные тропинки среди непроходимой пущи, среди болот и страшных сонных озер, проложенные не выходившими целые века из пущи, могли завести бог весть куда. В Беловеж вел только один широкий тракт, прорезываемый проселками, по которому короли ездили на охоту. По этой-то дороге и ехал Скшетуский со стороны Вельска и Гайновщины.
   Пан Стабровский, королевский ловчий, старый холостяк, сидел безвыездно в пуще, точно зубр; он принял Скшетуских с распростертыми объятиями, детей чуть не задушил поцелуями. Он был в одиночестве и не видел годами живой души. Узнав о причине их посещения и о войне, он сильно опечалился. Впрочем, часто случалось, что умирал король или разгоралась война, а в пуще об этом никто и не знал. Только тогда и узнавал он новости, когда возвращался от литовского подскарбия, после ежегодного доклада об охотничьем хозяйстве, которым заведовал.
   -- Скучно будет здесь, очень скучно, -- говорил Стабровский Елене, -- но зато безопасно как нигде. Ни один неприятель не проберется через эти стены, а если бы и попробовал, то ему несдобровать. Легче завоевать Речь Посполитую -- чего не приведи Бог! -- чем пущу. Я здесь живу двадцать лет, но и я не знаю ее хорошо; есть совершенно недоступные места, где живет только зверь, да, может, еще злые духи прячутся от церковного благовеста. Мы здесь живем набожно; в деревне у нас есть часовня, куда раз в год приезжает ксендз из Вельска. Вам будет здесь как у Христа за пазухой, если только не соскучитесь. Зато в дровах недостатка не будет.
   Пан Ян был рад, что нашел жене такое убежище, но напрасно Стабровский Убеждал его погостить. Только переночевав, он на следующее утро на рассвете отправился в путь в сопровождении проводников, которых дал ему ловчий.
  

XII

   Когда, после утомительного путешествия, пан Ян с братом и Заглобой прибыли в Упиту, пан Михал Володыевский чуть с ума не сошел от радости, тем более что уже давно не имел о них никаких известий и думал, что Ян на Украине с королевским полком. Он еще больше обрадовался, когда узнал, что они приехали в Упиту, чтобы поступить на службу к Радзивиллу.
   -- Слава богу, что мы опять собрались вместе! -- воскликнул он. -- С такими товарищами и служить веселее.
   -- Это была моя мысль, -- сказал пан Заглоба. -- Ведь они хотели ехать в Варшаву. Но я им сказал: а почему бы нам не вспомнить старые времена с паном Михалом. Если Господь нам поможет, как помогал с татарами и казаками, то не одна шведская душа будет у нас на совести.
   -- Господь вас вдохновил, -- сказал пан Михал.
   -- Но я удивляюсь, как это вы узнали об Устье и о войне, -- заметил Ян. -- Мы думали первые привезти вам это известие.
   -- Должно быть, это известие дошло через жидов, -- сказал Заглоба, -- это они всегда первые узнают все новости. Уж известно, что если кто-нибудь из них утром чихнет в Великопольше, то вечером на Жмуди и на Литве ему отвечают: "На здоровье".
   -- Не знаю, как это случилось, -- ответил пан Михал, -- но мы все знаем уже два дня -- и это нас просто убило. В первый день мы не поверили, но на другой день уже никто не сомневался. Скажу больше: еще войны не было, а казалось, что птицы о ней в воздухе пели, потому что все вдруг и без всякого повода заговорили о ней. Наш князь-воевода, должно быть, узнал что-то раньше других, потому что еще два месяца тому назад прилетел в Кейданы и приказал собирать войска. Собирал я, Станкевич и некто Кмициц, оршанский хорунжий, который, я слышал, со своим полком уже в Кейданах. Он справился скорее всех.
   -- Ты хорошо знаешь князя-воеводу, Михал? -- спросил Ян.
   -- Как же мне не знать, когда я под его начальством прослужил всю последнюю войну.
   -- Что же ты думаешь о нем? Надежный это человек?
   -- Это лучший воин, после князя Еремии, во всей Речи Посполитой. Правда, его разбили недавно, но у него было только шесть тысяч человек против восьмидесяти тысяч. Пан подскарбий и пан воевода витебский упрекают его за это и говорят, что он потому пошел на неприятеля с такими ничтожными силами, что не хотел делиться славой с ними. Бог знает, как это было. Но я, видевший все собственными глазами, могу только сказать, что если бы у него было достаточно войска и денег, то неприятель лег бы костьми в этой стране. Я уверен также, что если он примется за шведов, то мы не станем здесь ожидать, но пойдем им навстречу в Инфляндию {Лифляндия (пол. Инфлянты -- территория современной северной части Латвии и южной части Эстонии).}.
   -- Из чего вы это заключаете?
   -- Во-первых, из того, что после цыбиховского поражения князь захочет восстановить свою репутацию, во-вторых, он любит войну.
   -- Правильно, -- сказал Заглоба, -- я его знаю -- мы вместе в школу ходили, и я за него сочинения писал. Он всегда любил войну и дружил со мной больше, чем с другими, потому что я и сам предпочитал лошадь латыни.
   -- Конечно, он не то что воевода познанский, -- заметил Станислав Скшетуский, -- это совсем другой человек!
   Володыевский начал расспрашивать его обо всем, что произошло под Устьем, и хватался за голову, а когда Скшетуский кончил, он воскликнул:
   -- Вы правы! Наш Радзивилл на это неспособен. Горд он как дьявол и думает, что во всем свете нет никого знатнее Радзивиллов. Он не выносит противоречий и сердит на Госевского, прекрасного человека, за то, что тот не пляшет под дудку Радзивиллов. На короля он тоже дуется за то, что ему довольно долго пришлось дожидаться литовского гетманства. Все это правда. Но я готов поклясться, что он скорее пролил бы до капли свою кровь, чем согласился бы подписать капитуляцию под Устьем. Нам, может быть, и тяжело придется, но зато у нас будет настоящий гетман.
   -- Этого и надо! -- воскликнул Заглоба. -- Нам нечего больше и желать. Опалинский писака и сейчас же показал, на что он способен. Это самый последний сорт людей. Кое-как владеет пером, а уж думает, что умнее всех. Я сам в молодости занимался стихотворством, желая покорить женские сердца, и давно бы Кохановского в бараний рог загнул, если б солдатская натура не помешала.
   -- Кроме того, я должен сказать и то, -- прибавил Володыевский, -- что если двинется здешняя шляхта, то народу соберется немало, лишь бы только денег хватило.
   -- Ради бога! -- воскликнул пан Станислав. -- Не нужно нам ополченцев! Ян и пан Заглоба знают, что я предпочитаю быть последним солдатом в регулярном войске, чем гетманом в ополчении.
   -- Здесь народ храбрый! -- возразил пан Володыевский. -- Примером может служить мой полк. Я уверен, что если бы я не сказал вам раньше, то не узнали бы, что это молодые солдаты. Каждый из них закален в огне, как старая подкова. С ними не так легко справятся шведы, как с вашими великополянами под Устьем.
   -- Будем надеяться, что Бог нам поможет, -- сказал Скшетуский. -- Говорят, что шведы хорошие солдаты. Мы били их всегда, даже тогда, когда они пришли к нам с лучшим полководцем, какой только у них был.
   -- Правду говоря, любопытно узнать, каковы они в деле, -- сказал пан Володыевский, -- и если бы не то, что у нас уже две войны, я бы этой радовался. Мы имели дело с турками, татарами, казаками и бог весть еще с кем, а теперь не мешает испробовать свои силы на шведах. Плохо только то, что гетманы и все войска заняты на Украине. Но здесь я знаю, что будет: князь-воевода сам займется шведами. Трудно нам будет, но авось Бог нас не оставит.
   -- В таком случае, едемте скорее в Кейданы, -- сказал Станислав Скшетуский.
   -- Я уже получил приказание держать полк наготове и не позже трех дней явиться туда. Я должен показать его вам, из него явствует, что воевода уже подумал о шведах.
   При этом Володыевский достал из шкатулки вдвое сложенную бумагу и начал читать:
  
   -- "Мосци-пане полковник Володыевский.
   Мы с большим удовольствием прочли ваш рапорт, что полк ваш уже на ногах и готов в поход. Держите его наготове, ибо настают тяжелые времена, каких еще не бывало, и спешите в Кейданы, где мы с нетерпением будем вас ожидать. Если до вас будут доходить какие-нибудь известия, то не верьте им, пока не услышите все из наших уст. Мы поступим так, как Бог и совесть нам предписывают, не обращая внимания на злобу наших врагов. Но мы радуемся, что скоро настанет время, когда выяснится, кто искренный друг Радзивиллов и кто готов служить им даже в несчастии. Кмициц, Невяровский и Станкевич привели уже свои полки. Ваш полк пусть станет в Упите, ибо он там может понадобиться, или же двинется под командой моего двоюродного брата, его сиятельства князя Богуслава, на Полесье. Обо всем вы узнаете от нас лично, а пока поручаем себя вашей преданности и готовности исполнить наши приказания и ждем вас в Кейданах.

Януш Радзивилл.

   Князь на Биржах и Дубинках, воевода виленский и великий гетман литовский".
  
   -- Да, по этому письму видно, что затевается новая война, -- заметил Заглоба.
   -- Но князь пишет, что поступит, как велит ему Бог и совесть, -- значит, он будет бить шведов, -- прибавил Станислав.
   -- Меня только удивляет, -- заметил Ян Скшетуский, -- что он пишет о верности Радзивиллам, а не об отчизне, которая гораздо больше нуждается в помощи.
   -- Да уж такая у них панская манера, -- возразил Володыевский, -- она мне самому не нравится, потому что я служу отчизне, а не Радзивиллам.
   -- А когда ты получил это письмо? -- спросил Ян.
   -- Сегодня утром, а в полдень хотел ехать. За это время здесь отдохнете, а я завтра вернусь, и затем мы вместе с полком пойдем, куда нам прикажут.
   -- Может быть, на Полесье? -- сказал Заглоба.
   -- К князю Богуславу? -- прибавил Станислав Скшетуский.
   -- Князь Богуслав сейчас тоже в Кейданах, -- возразил Володыевский. -- Это интересная личность; вы обратите внимание на него. Это великий воин и рыцарь, но ничуть не поляк. Одевается по-заморски и говорит или по-немецки, или по-французски, точно орехи грызет, слушай его хоть целый час -- ничего не поймешь. Те, что знают его ближе, не особенно хвалят, потому что он преклоняется перед французами и немцами, да и неудивительно, ибо мать его -- урожденная принцесса бранденбургская. Когда его покойный отец на ней женился, то не только не взял никакого приданого, но должен был еще кое-что приплатить. Но Радзивиллы из династических соображений заботятся о том, чтобы породниться с немецкими принцами. Мне рассказывал это старый слуга князя Богуслава, теперешний ошмянский староста, Сакович. Вместе с Невяровским он ездил с Богуславом по разным заморским краям и был свидетелем его бесчисленных поединков.
   -- Разве у него было так много поединков? -- спросил Заглоба.
   -- Столько же, сколько у него волос на голове. Сколько он переколол всяких французских и немецких графов и князей! Он очень вспыльчив и из-за малейшей безделицы вызывает на поединок.
   Скшетуский вышел из задумчивости:
   -- Я тоже кое-что слышал о нем. Он часто бывает у курфюрста, который живет неподалеку от нас. Помню, отец рассказывал, что когда его родитель женился на дочери курфюрста, то все ворчали, что такой знатный род вступает в родство с иностранцами; но это, пожалуй, к лучшему: как родственник Радзивилла, курфюрст должен сочувственно отнестись и к делам Речи Посполитой, а от него много зависит. То, что вы говорите, будто у них насчет денег туго, это не совсем верно. Правда, что, продав Радзивиллов, можно было бы купить курфюрста со всем его королевством, но нынешний курфюрст Фридрих-Вильгельм скопил немало и держит около двадцати тысяч отборного войска, которое могло бы помериться и со шведами; а это он обязан сделать, как ленник Речи Посполитой, в благодарность за все ее благодеяния.
   -- А сделает ли он это? -- спросил Ян.
   -- Если бы он поступил иначе, то это была бы с его стороны черная неблагодарность, -- ответил Станислав.
   -- Трудно рассчитывать на чужую благодарность, а особенно на благодарность еретика. Я помню еще мальчиком этого вашего курфюрста, -- сказал Заглоба. -- Он всегда был нелюдим и как будто прислушивался к тому, что ему черт на ухо нашептывает. Я ему сказал это в глаза, когда мы с покойным Конецпольским были в Пруссии. Он такой же лютеранин, как и шведский король. Дай Бог, чтобы они не соединились еще вместе против Речи Посполитой.
   -- Знаешь что, Михал, -- сказал вдруг Ян, -- я сегодня не буду отдыхать, а поеду с тобой в Кейданы. Теперь ночью лучше ехать, не так жарко, кроме того, мучит меня эта неизвестность. Будет еще время для отдыха, ведь не завтра же князь выступает.
   -- Тем более что полк он велел оставить в Упите, -- прибавил Володыевский.
   -- Вы дело говорите! -- воскликнул пан Заглоба. -- Поеду и я.
   -- Так поедем все вместе, -- прибавил пан Станислав.
   -- Завтра утром будем уже в Кейданах, -- сказал Володыевский -- а в дороге на седле можно прекрасно уснуть.
   Два часа спустя, закусив и выпив, рыцари тронулись в путь и еще до захода солнца были в Кракинове.
   Дорогой пан Михал рассказывал им о знаменитой ляуданской шляхте, о Кмицице и обо всем, что с ним произошло за последнее время, он признался в своей любви к панне Биллевич -- любви несчастной, как всегда.
   -- Все дело в том, что теперь война, -- говорил он, -- иначе я бы иссох от горя. Видно, таково уж мое счастье. Придется умереть холостяком.
   -- И холостяцкое дело не плохое, даже Богу угодное, -- сказал Заглоба. -- Еще недавно, когда мы с тобою были на выборах в Варшаве... на кого все панны оглядывались?.. На кого, как не на меня? А ты тогда жаловался, что на тебя ни одна не взглянет. Но не огорчайся, придет и твоя очередь. Искать не надо: когда искать не будешь, тогда и найдешь. Теперь время тревожное, и много молодежи погибнет. Тогда девушек будут дюжинами продавать по ярмаркам.
   -- Может быть, и мне погибнуть придется, -- сказал пан Михал. -- Довольно уже шататься по свету. Я не умею вам описать, Панове, как хороша эта панна Биллевич. Как бы я ее любил и лелеял! Да нет! Принесли же черти этого Кмицица. Он, верно, ее чем-нибудь приворожил, иначе и быть не может. Вот смотрите, там из-за горки виднеются как раз Водокты, но теперь там нет никого, она уехала неизвестно куда. Это было бы мое убежище -- там бы мне и умереть. У медведя и то есть своя берлога, а у меня нет ничего, кроме этой лошади и седла, на котором сижу.
   -- Видно, она у тебя засела в сердце, -- заметил пан Заглоба.
   -- Как вспомню я ее или как увижу, проезжая мимо, Водокты -- мне опять становится грустно. Я решил наконец клин клином выбить и поехать к Шиллингу, у которого есть красавица дочь. Я один раз ее издали видел в дороге, и она мне очень понравилась. Поехал я туда, и что же вы думаете? Отца не застал дома, а она меня приняла не за Володыевского, а за его слугу. После такого афронта я больше и не показывался к ней.
   Заглоба захохотал:
   -- А чтоб тебя, Михал! Все дело в том, что ты не находишь жены под стать твоему росту. А где теперь эта плутовка, на которой покойный пан Подбипента -- царство ему небесное! -- хотел жениться? Ростом она как раз тебе пара, сама -- ягодка... а глаза как горели!..
   -- Это Ануся Божобогатая-Красенская, -- сказал Ян Скшетуский. -- Мы все в свое время были в нее влюблены, и Михал тоже. Бог весть, где она теперь...
   -- Эх, найти бы ее и утешиться, -- сказал пан Михал. -- При одном воспоминании о ней у меня как будто теплее стало на сердце. Прекрасная была девушка! Дал бы Бог с нею встретиться! Хорошие были времена в Лубнах, но они уже никогда не вернутся. Не будет и такого вождя, как князь Еремия. Раньше мы всегда знали: что ни сражение, то победа. Радзивилл великий воин, но далеко ему до Вишневецкого. Кроме того, он и к подчиненным относится не так, как князь: тот был для нас отец, а этот держит себя как какой-нибудь монарх, хотя Вишневецкие ничуть не хуже Радзивиллов.
   -- Бог с ним, -- возразил Ян Скшетуский. -- Теперь в его руках судьба отчизны, а так как он готов для нее пожертвовать жизнью, то да благословит его Бог.
   Так разговаривали рыцари, ехавшие среди ночи, и то вспоминали прежние времена, то говорили о тяжелом настоящем, о трех войнах, которые обрушились на Речь Посполитую. Потом помолились и задремали, раскачиваясь в седлах.
   Ночь была тихая и теплая; миллионы звезд сверкали на небе, а они подвигались шагом, спали сладким сном до самого рассвета. Первым проснулся пан Михал.
   -- Панове, проснитесь, Кейданы уже видно! -- закричал он.
   -- Что? Кейданы? -- спросил Заглоба. -- Где?
   -- Да вон там. Видите башни?
   -- Прекрасный город, -- заметил Станислав Скшетуский.
   -- Очень красивый, -- ответил Володыевский, -- вы сами воочию убедитесь в этом.
   -- Ведь это собственность князя-воеводы?
   -- Да; прежде они принадлежали роду Кишко, и отец нынешнего князя получил их в приданое за Анной Кишко, дочерью воеводы витебского. Во всей Жмуди нет города лучше, ибо Радзивиллы не пускают туда жидов, разве с особого разрешения. Кейданы еще славятся медом.
   Заглоба открыл глаза.
   -- Значит, тут живут порядочные люди. А какое это здание виднеется на горе, такое огромное?
   -- Это новый замок, построенный Янушем.
   -- Крепость?
   -- Нет. Это резиденция. Его не укрепляли, потому что неприятель никогда сюда не заходил. А этот шпиц посредине города -- это костел. Он построен крестоносцами еще во время язычества, потом был отдан кальвинистам, но ксендз Кобылинский судился до тех пор, пока его опять не присудили католикам.
   -- И слава богу!
   Так, разговаривая, они доехали до предместья.
   Между тем уже рассвело, и начало всходить солнце. Рыцари с любопытством смотрели на незнакомый городок, а Володыевский рассказывал:
   -- Вот это жидовская улица, где живут те из жидов, которые имеют разрешение. Вот уж люди проснулись и начинают выходить из домов. Смотрите, сколько лошадей перед кузней, и слуги, судя по цветам, не Радзивиллов. Должно быть, какой-нибудь съезд. Сюда всегда съезжаются много шляхты и вельмож, порою даже из чужих краев, ибо Кейданы столица еретиков всей Жмуди, которые под защитой Радзивиллов могут открыто исповедовать свои заблуждения. А вот и рынок. Обратите внимание на часы, что на ратуше. Лучших, верно, и в Данциге нет. А это лютеранская церковь, где каждую неделю совершаются кощунственные богослужения. Вы думаете, что здешние мещане -- поляки или литвины? Вовсе нет. Здесь почти все немцы и шотландцы, шотландцев больше всего. У князя есть шотландский полк, из одних только охотников, мастеров драться топорами. А сколько там телег на рынке! Должно быть, съезд. Здесь нет заезжих домов, а все останавливаются у знакомых, а шляхта -- в замке, где для гостей построены громадные флигеля. Там всех принимают гостеприимно, хоть год живи, а есть такие, что всю жизнь там и живут.
   -- А это что за постройка? -- спросил Ян Скшетуский.
   -- Это бумажная фабрика, построенная князем, а это книгопечатня, где печатаются еретические книги.
   -- Тьфу, -- произнес Заглоба, -- пошли Боже заразу на этот город. Здесь только и дышишь еретическим воздухом. Тут с тем же правом, что и Радзивилл, мог бы царствовать Вельзевул.
   -- Мосци-пане, не оскорбляйте так Радзивилла, -- прервал его Володыевский, -- может быть, скоро отчизна будет обязана ему своим спасением.
   И они ехали дальше молча, рассматривая город и удивляясь, что все улицы были мощеные, что в те времена считалось редкостью.
   Проехав рынок и Замковую улицу, они очутились перед великолепным замком, построенным князем Янушем и размерами своими превосходившим все тогдашние замки и дворцы. По обеим сторонам главного корпуса пристроены были под прямым углом два крыла и образовывали огромный двор, отгороженный железной решеткой. В средней части решетки были устроены каменные ворота с гербами Радзивиллов и города Кейдан, на котором была изображена нога орла с черным крылом на золотом фоне, а у ноги подкова с тремя крестами. У ворот находилась гауптвахта, где всегда на часах стояли шотландские алебардщики.
   Было еще рано, но на дворе царило оживление: перед главным корпусом происходило учение драгунского полка, одетого в голубые колеты и шведские шлемы. Перед фронтом солдат, стоявших на месте с рапирами в руках, ездил офицер и что-то говорил солдатам. Около стен толпился народ, глазея на драгун и делясь наблюдениями и замечаниями.
   -- Боже! Смотрите, Панове! -- воскликнул пан Михал. -- Да ведь это Харламп учит солдат!
   -- Как? -- спросил Заглоба. -- Это тот, который дрался с вами на поединке во время выборов?
   -- Он самый. Но мы с тех пор с ним очень подружились.
   -- Верно, -- сказал Заглоба, -- я его узнаю по носу, который торчит у него из-под шлема. Хорошо, что теперь забрала вышли из моды, для него, верно, не нашлось бы подходящего; а он так нуждается в особом вооружении для своего носа.
   Между тем пан Харламп, заметив Володыевского, пустился к нему рысью.
   -- Как поживаешь, пан Михал? -- воскликнул он. -- Хорошо, что ты приехал!
   -- Еще лучше, что я встретил тебя первым. Рекомендую: это пан Заглоба, которого ты, кажется, уже встречал в Липкове, а это братья Скшетуские: Ян, ротмистр королевского гусарского полка, збаражский герой...
   -- Так я имею счастье видеть перед собой первого рыцаря в Польше? -- воскликнул Харламп. -- Челом! Челом!
   -- А это -- Станислав, ротмистр калишский, -- продолжал Володыевский, -- едет прямо из-под Устья.
   -- Из-под Устья? Значит, вы были очевидцем позора? Мы ведь обо всем уже знаем.
   -- Я поэтому сюда и приехал, рассчитывая, что здесь ничего подобного не случится.
   -- Вы можете быть в этом уверены. Радзивилл -- не Опалинский.
   -- То же самое вчера говорили и мы в Упите.
   -- Приветствую вас, Панове, от своего и княжеского имени. Князь будет вам очень рад, тем более что он в таких рыцарях нуждается. Пойдемте ко мне в цейхгауз. Вы, верно, захотите переодеться и закусить, и я вас провожу, учение я уже кончил.
   С этими словами Харламп опять подъехал к солдатам и скомандовал коротко и отчетливо:
   -- Налево кругом, марш!
   Лошадиные копыта застучали по мостовой. Солдаты выстроились по четыре в ряд и стали удаляться по направлению к цейхгаузу.
   -- Хорошие солдаты, -- сказал Скшетуский, окинув взглядом знатока мерные движения драгун.
   -- Сейчас видно, что не ополченцы, -- воскликнул Станислав.
   -- Но как же ими командует Харламп? -- спросил Заглоба. -- Если не ошибаюсь, он служил в пятигорском полку и носил серебряную петличку.
   -- Верно! -- подтвердил Володыевский. -- Но уже года два, как он командует драгунским полком. Это старый, опытный солдат.
   Между тем Харламп, отправив драгун, подъехал к рыцарям.
   -- Прошу вас, Панове! Цейхгауз там, за дворцом.
   Спустя полчаса рыцари сидели впятером за миской гретого пива, заправленного сметаной, и толковали о новой войне.
   -- Что у вас здесь слышно? -- спросил пан Володыевский.
   -- У нас что ни день, то новости, и все разные: люди теряются в догадках и потому выдумывают всякие новости, -- ответил Харламп. -- А правду знает один только князь. Он, должно быть, что-то затевает, и хотя на вид весел и любезен со всеми, как никогда, но очень задумчив. По ночам, говорят, не спит и все ходит по комнатам и сам с собой разговаривает, а днем по целым часам совещается о чем-то с Герасимовичем.
   -- Что это за Герасимович? -- спросил Володыевский.
   -- Заблудовский эконом из Полесья; птица невелика и выглядит так, точно у него черт за пазухой сидит, но князь ему очень доверяет, и он знает все его тайны. По-моему, последствием этих совещаний будет мстительная и страшная война со шведами, по которой мы так вздыхаем. Каждый день приходят сюда письма то от курляндского князя, то от Хованского, то от курфюрста. Одни говорят, что князь ведет переговоры с Москвой, чтобы втянуть ее в союз против шведов; другие -- что наоборот; но, кажется, никакого союза не будет. Войск прибывает все больше и больше. Но, панове, с кем бы ни была война, нам придется по локоть обагрить руки в крови. Радзивилл уж если выйдет в поле, то не затем, чтобы вести переговоры.
   -- Вот, вот! -- воскликнул Заглоба, потирая руки. -- Немало шведской крови прилипло к моим рукам, немало и еще прилипнет. Немного осталось старых солдат, которые меня помнят под Пуцком, но те, что живут, никогда не забудут.
   -- А князь Богуслав здесь? -- спросил Володыевский.
   -- Здесь. Кроме того, сегодня мы ожидаем каких-то знатных гостей, потому что приготовляют верхние апартаменты, а вечером будет бал. Сомневаюсь, Михал, чтобы ты сегодня мог видеться с князем.
   -- Да ведь он сам меня вызвал.
   -- Это ничего, он страшно занят. Кроме того... не знаю, могу ли я вам все сказать... Впрочем, через час все об этом будут знать. Здесь происходит что-то необыкновенное...
   -- Что же именно, что? -- спросил Заглоба.
   -- Нужно вам сказать, Панове, что дня два тому назад сюда приехал некий пан Юдицкий, кавалер Мальтийского ордена, вы, должно быть, слышали о нем.
   -- Как же, -- ответил Ян, -- это знаменитый рыцарь.
   -- Вслед за ним приехал и гетман Госевский. Мы все очень удивились, ведь все знают, в каких они ужасных отношениях с князем. Некоторые даже радовались и говорили, что это шведская война примирила этих панов. Я тоже так думал; между тем вчера они позакрывали все двери и заперлись втроем, чтобы никто не мог слышать, о чем они говорят; но пан Крепштуль, стоявший на часах у двери, говорил, что они очень громко о чем-то спорили, а особенно Госевский. Потом сам князь проводил их в спальни, а ночью велел приставить к каждой двери по часовому, со строжайшим приказанием: не впускать и не выпускать никого.
   Пан Володыевский даже вскочил с места.
   -- Не может быть!
   -- Но это так. У дверей стоят шотландцы с ружьями, и им приказано никого не пропускать.
   Рыцари посмотрели друг на друга в недоумении, а Харламп смотрел на них, вытаращив глаза, точно ожидая от них разъяснения загадки.
   -- Это значит, что пан подскарбий арестован, -- сказал Заглоба, -- великий гетман арестовал гетмана польного, что же это такое?
   -- Почем я знаю. И Юдицкий, такой славный рыцарь...
   -- Ведь должны же были офицеры князя разговаривать об этом? Вы ничего не слышали?
   -- Вчера ночью я спрашивал Герасимовича.
   -- И что же он вам сказал? -- спросил Заглоба.
   -- Ничего не хотел сказать, а потом, приложив палец к губам, произнес: "Это изменники".
   -- Как изменники?.. Как изменники?.. -- кричал, хватаясь за голову, Володыевский. -- Ни подскарбий Госевский, ни пан Юдицкий не изменники. Их знает вся Речь Поспсшитая как честных людей, любящих отчизну...
   -- Теперь никому нельзя верить, -- заметил мрачно Станислав. -- Разве Опалинский не выдавал себя за Катона? Разве не обвинял он других в недостатке гражданских чувств и в преступлениях? А потом первый изменил отчизне и увлек за собой целую провинцию.
   -- Но за Госевского и Юдицкого я головой ручаюсь! -- воскликнул Володыевский.
   -- Не ручайся, Михал, ни за кого! -- воскликнул Заглоба. -- Конечно, их не без основания арестовали. Должно быть, какие-нибудь интриги. Не стал бы он, готовясь к войне, лишать себя их помощи. Кого же он арестовал, как не тех, кто мешает ему вести войну?! Если все это правда, что о них говорят, то это прекрасно... Их нужно в подземелье засадить. А, шельмы! В такую минуту сноситься с неприятелем, стоять на дороге у величайшего воина! Мать Пресвятая Богородица! Им еще мало этого!
   -- Такие чудеса, что они и в голове не могут уместиться, -- сказал Харламп. -- Таких сановников арестовали без суда, без сейма, без воли Речи Посполитой. Этого и сам король не может сделать.
   -- Видно, князь хочет завести у нас римские обычаи и стать диктатором на время войны.
   -- А пусть будет и диктатором, лишь бы шведов бил, -- ответил Заглоба. -- Я тогда первый подаю голос за то, чтобы ему была доверена диктатура.
   Ян Скшетуский задумался и потом заметил:
   -- Только бы он не захотел быть протектором, как тот англичанин Кромвель, который, не задумываясь, поднял святотатственную руку на своего государя.
   -- Ну, Кромвель! Кромвель -- еретик! -- воскликнул Заглоба.
   -- А князь-воевода? -- спросил серьезно Ян Скшетуский.
   Вдруг все умолкли и со страхом смотрели в темное будущее, только Харламп рассердился и сказал:
   -- Я служу у князя-воеводы с молодых лет и знаю его лучше, чем вы, а вместе с тем люблю и уважаю и потому прошу вас не сравнивать его с Кромвелем, иначе мне придется сказать вам нечто такое, чего бы, как хозяин, я говорить не хотел.
   При этом Харламп зашевелил усами и искоса посмотрел на Яна Скшетуского, а Володыевский, видя это, окинул Харлампа холодным взглядом, как бы говоря: "Посмей только!"
   Усач тотчас спохватился. Он очень любил пана Михала и знал, что с ним опасно ссориться, и поэтому продолжал более спокойным тоном:
   -- Князь -- кальвинист, но ведь он не изменил нашей вере, а родился кальвинистом. Никогда он не будет ни Кромвелем, ни Радзейовским, ни Опалинским, хотя бы Кейданы в землю провалились. Не такая это кровь! Не такой это род!
   -- Если он дьявол и если у него рога на голове, -- сказал Заглоба, -- то тем лучше, по крайней мере, у него будет чем бодать шведов.
   -- Но все-таки пан Госевский и Юдицкий арестованы! -- говорил, качая головой, Володыевский. -- Не особенно любезен князь со своими гостями.
   -- Что ты говоришь, Михал? -- возразил Харламп. -- Так любезен и милостив, как никогда. Это настоящий отец для солдат. Прежде к нему страшнее было подойти, чем к королю, а теперь он сам к каждому подходит, расспрашивает о семье, о детях, называет каждого по имени, спрашивает, доволен ли он службой. Он, который до сих пор не хотел знать себе равного среди панов, вчера прогуливался под руку с молодым Кмицицем. Мы просто глазам своим не верили. Правда, Кмициц из знатного рода, но ведь он почти мальчик, да, кроме того, над ним несколько приговоров тяготеет, о чем ты, Михал, знаешь лучше всех.
   -- Знаю, знаю! -- ответил Володыевский. -- Кмициц давно здесь?
   -- Сейчас его нет. Он вчера уехал в Чейкишки за полком пехоты. Кмициц теперь в такой милости у князя, как никто. Когда он уезжал, князь посмотрел ему вслед и, помолчав с минуту, сказал: "Этот человек готов самого черта за хвост схватить, если я ему прикажу". Мы сами это слышали, собственными ушами. Правда, что Кмициц привел такой полк, какого в целом войске не найти. Люди и кони -- как драконы.
   -- Нечего и говорить. Дельный солдат и действительно готов на все! -- ответил Володыевский.
   -- Он, говорят, просто чудеса делал во время последней войны! За его голову была назначена награда, когда он командовал отрядом охотников.
   Дальнейший разговор был прерван приходом нового лица.
   Это был шляхтич лет сорока, маленький, худенький, юркий, с маленьким лицом, тонкими губами, жиденькими усами и немного раскосыми глазами. Одет он был в жупан с длинными рукавами, спускавшимися ниже кисти. Войдя в комнату, он согнулся вдвое, потом вдруг выпрямился, как на пружинах, затем опять поклонился, мотнул головою и быстро заговорил голосом, напоминавшим скрип заржавленного флюгера:
   -- Челом, пане Харламп! Челом, пане полковник! Ваш нижайший слуга!
   -- Челом, пане Герасимович! Чем могу вам служить?
   -- Бог послал нам дорогих гостей. Я пришел им предложить услуги и познакомиться.
   -- А разве они к вам приехали, пане Герасимович?
   -- Конечно, не ко мне, я этого недостоин. Но так как я заменяю отсутствующего маршала, то и пришел им поклониться, низко поклониться.
   -- Далеко вам до маршала. Маршал -- это персона, а вы всего -- заблудовский подстароста, простите за выражение.
   -- Слуга радзивилловских слуг. Верно, пане Харламп. Я от этого не отрекаюсь. Боже сохрани! Но князь, узнав о прибытии гостей, прислал меня узнать, кто они, и вы ответите, пане Харламп, ответите, хотя бы я был не подстаростой, а гайдуком.
   -- Я бы ответил и обезьяне, если бы она явилась от имени князя с приказанием, -- сказал Носач. -- В таком случае, слушайте и зарубите себе на носу, если головы не хватит запомнить: это пан Скшетуский, збаражский герой, а это его двоюродный брат, Станислав.
   -- Великий Боже! Что я слышу! -- воскликнул Герасимович.
   -- Это пан Заглоба.
   -- Великий Боже! Что я слышу!
   -- Если вы так смутились, услышав мое имя, то поймите, как смущен будет неприятель, увидев меня на поле брани, -- заметил Заглоба.
   -- А это пан полковник Володыевский, -- докончил Харламп.
   -- И это знаменитая сабля, притом радзивилловская, -- сказал с поклоном Герасимович. -- Хотя князь и завален делами, но для таких гостей найдет свободную минуту. А пока чем могу служить вам, Панове? Весь замок к вашим услугам и погреба также.
   -- Слышали мы о славном кейданском меде, -- поспешно сказал Заглоба.
   -- О да! -- ответил Герасимович. -- Прекрасный мед в Кейданах, прекрасный! Я сейчас пришлю вам на выбор. Надеюсь, что вы здесь пробудете еще долго...
   -- Мы с тем и приехали, чтобы не покидать князя! -- ответил Станислав Скшетуский.
   -- Прекрасное намерение, особенно прекрасное в нынешние тяжелые времена!
   Сказав это, Герасимович съежился так, что стал меньше на целый аршин.
   -- Что слышно? -- спросил пан Харламп. -- Есть какие-нибудь новости?
   -- Князь всю ночь глаз не смыкал, потому что приехали два посла. Плохо, очень плохо! Карл-Густав уже вошел вслед за Виттенбергом в Речь Посполитую. Познань занята, Великопольша занята; шведы уже в Ловиче, под Варшавой. Наш король бежал и оставил Варшаву без защиты. Не сегодня завтра в нее войдут шведы. Говорят, что король потерпел поражение и хочет бежать в Краков, а оттуда -- в чужие края просить помощи. Плохо, Панове! Есть, правда, и такие, которые говорят, что это хорошо, потому что шведы свято держат свое слово, не обременяют податями, не притесняют. Вот почему все так охотно принимают Карла-Густава. Провинился, провинился наш король. Для него теперь все пропало. Как ни жаль, а все пропало!
   -- Чего это вы, пане, так извиваетесь, как вьюн, которого кладут в горшок с кипятком, -- крикнул Заглоба. -- Говорите о несчастьях так, будто это вас радует.
   Герасимович притворился, что не слышит, и, подняв глаза к небу, повторил несколько раз:
   -- Все пропало, навеки пропало! С тремя войнами не сладить Речи Посполитой. Но воля Божья! Один наш князь может спасти Литву.
   Зловещие слова Герасимовича еще не отзвучали, как он уже исчез за дверью, точно в землю провалился, а рыцари сидели молча, придавленные бременем страшных мыслей.
   -- От всего этого можно с ума сойти! -- крикнул наконец Володыевский.
   -- Это вы верно говорите! -- произнес Станислав Скшетуский. -- Дал бы Бог скорее войну, по крайней мере, тогда человек не теряется в догадках, не отчаивается, а дерется!
   -- Придется пожалеть о временах восстания Хмельницкого: тогда были несчастья, но, по крайней мере, изменников не было.
   -- Три такие войны, когда и на одну не хватит сил! -- сказал Станислав Скшетуский.
   -- Не сил не хватает, а подъема. Из-за негодяев гибнет отчизна. Дай Бог дождаться лучших времен! -- возразил мрачно Ян Скшетуский.
   -- Я только в поле вздохну свободно, -- сказал Станислав.
   -- Хоть бы уж поскорее увидеться с князем! -- воскликнул Заглоба. Желание его очень скоро исполнилось, так как час спустя снова явился
   Герасимович и с униженными поклонами оповестил рыцарей, что князь желает их немедленно видеть.
   Все вскочили. Герасимович повел их из цейхгауза во двор, где была масса шляхты и военных. В некоторых местах слышался шумный разговор о тех новостях, которые Герасимович сообщил рыцарям. На лицах у всех была тревога. Отдельные группы офицеров и шляхты окружили в разных местах ораторов. Порою раздавались крики: "Вильна горит! Вильна сожжена дотла!", "Варшава взята!", "Нет, еще не взята!", "Шведы в Малопольше", "Измена!", "Несчастье!", "О господи, господи!"
   На главной лестнице, уставленной померанцевыми деревьями, было еще теснее, чем на дворе. Здесь уже шла речь об аресте Госевского и Юдицкого. Толпа народа, запрудившего лестницу, надеялась узнать истину из уст самого князя, который в это время принимал своих полковников и наиболее родовитых шляхтичей.
   Наконец блеснули голубые своды аудиенц-залы, и наши рыцари вошли. В глубине зала было возвышение, занятое вельможами и рыцарями в разноцветных одеждах. Впереди возвышения, под балдахином, стояло пустое кресло, с высокой спинкой, оканчивающейся золотой княжеской короной, из-под которой свешивался малиновый бархат, опушенный горностаем.
   Князя еще не было в зале, но Герасимович, протискавшись вместе с нашими рыцарями сквозь собравшуюся шляхту, остановился у маленькой двери, находившейся в стене, рядом с возвышением; там он попросил их подождать, а сам скрылся за дверью.
   Через несколько минут он возвратился и доложил, что князь их просит.
   Двое Скшетуских, Володыевский и Заглоба вошли в небольшую комнату, обитую кожей, с вытисненными по ней золотыми букетами цветов. Рыцари остановились, видя, что в глубине комнаты за столом, заваленным бумагами, сидели два человека и о чем-то оживленно разговаривали. Один из них, молодой, одетый в иностранный костюм, в парике с длинными локонами, шептал что-то на ухо старшему, который слушал его, наморщив лоб, и утвердительно кивал головой. Он так был занят разговором, что не заметил вошедших. Это был человек лет сорока, огромного роста, одетый в пунцовый польский кунтуш, застегнутый у шеи дорогими застежками. В крупных чертах его лица была гордость, величие, мощь. Это было гневное, львиное лицо воина и властелина. Длинные, свесившиеся усы придавали ему угрюмость, и во всем лице была какая-то каменная мощь. Во всей его фигуре было что-то величественное, и комната, в которую вошли рыцари, показалась им слишком тесной для него. В нем с первого взгляда можно было узнать Януша Радзивилла, князя на Биржах и Дубинке, воеводу виленского и великого гетмана литовского, человека, столь мощного, гордого и властолюбивого, что ему было тесно не только в его огромных имениях, но даже на Жмуди и на Литве.
   Младший его товарищ, в длинном парике, был его двоюродный брат, князь Богуслав, конюший Великого княжества Литовского.
   Они шептались еще о чем-то с минуту, не замечая вошедших; наконец Богуслав громко сказал:
   -- Я оставляю свою подпись на документе и уезжаю.
   -- Если это нужно, то уезжайте, ваше сиятельство, -- сказал Януш, -- хотя я бы предпочел, чтобы вы остались. Ведь неизвестно, что может случиться.
   -- Вы все обдумали, ваше сиятельство, а там важные дела...
   -- Да хранит тебя Бог, и да хранит он наш дом!
   -- Adieu, mon frère {Прощай, брат (фр.).}.
   -- Adieu.
   Князья пожали друг другу руки, и конюший поспешно вышел; гетман обратился к приезжим:
   -- Извините, панове, что я заставил вас ждать, -- сказал он медленно низким голосом, -- но теперь и время, и внимание разрываются на части. Я уже слышал ваше мнение и душевно обрадовался, что Бог посылает ко мне в столь тяжелую минуту таких рыцарей. Садитесь, дорогие гости. Кто из вас -- Ян Скшетуский?
   -- К услугам вашего сиятельства, -- ответил Ян.
   -- Так это вы староста... забыл...
   -- Я не староста, -- ответил Ян.
   -- Как? -- воскликнул князь, насупив мощные брови. -- Да разве вам не дали староства за то, что вы сделали под Збаражем?
   -- Я никогда не хлопотал об этом.
   -- Они обязаны были это сделать! Как? Что вы говорите? Ничем не наградили? Забыли? Это меня удивляет. Впрочем, чему удивляться? Теперь ведь награждают только тех, кто умеет низко кланяться. Слава богу, что вы приехали сюда, у нас память не так коротка, чтобы забыть чьи-нибудь заслуги, в том числе и ваши, пан полковник Володыевский!
   -- Но я еще не заслужил...
   -- Предоставьте это знать мне, а пока возьмите вот этот документ, явленный в Россиенах, коим мы предоставляем вам в пожизненное владение имение Дыдкемы. Это недурной кусок земли: ее каждую весну вспахивают сто плугов. Возьмите хоть это, ибо я не могу дать больше, и скажите пану Скшетускому, что Радзивилл не забывает ни своих друзей, ни тех, кто под его знаменем служит отчизне.
   -- Ваша светлость... -- пробормотал смутившийся Володыевский.
   -- Не говорите ничего и простите, что так мало. Скажите только их милостям, панам, что ни один из них не пропадет, соединив свою судьбу с радзи-вилловской. Я не король, но если бы был им, то, Бог свидетель, я никогда бы не забыл ни такого воина, как Ян Скшетуский, ни такого, как пан Заглоба.
   -- Я! -- выходя вперед, отозвался Заглоба, начинавший уже выходить из терпения, что о нем до сих пор не упоминают.
   -- Я догадался, мне говорили, что вы человек пожилой.
   -- Я имел честь ходить в школу с достойным родителем вашей светлости. А так как в нем и тогда уже заметны бы рыцарские наклонности, то он проявлял ко мне дружелюбные чувства, ибо и я предпочитал копье латыни!
   Станислав Скшетуский, мало знавший Заглобу, удивился, услышав это, так как вчера в Упите Заглоба говорил, что ходил в школу не с покойным князем, а с Янушем, чему, конечно, трудно было поверить, потому что князь был гораздо моложе его.
   -- Скажите пожалуйста! Так, значит, вы из Литвы?
   -- Из Литвы! -- ответил без запинки Заглоба.
   -- Я угадываю, что и вы не получили награды, ибо мы, литвины, уже привыкли к тому, что нам платят неблагодарностью. Если бы я дал вам то, что вы заслужили, то мне самому ничего бы не осталось! Но такова уж судьба! Мы жертвуем жизнью, состоянием, а нам за это никто даже головою не кивнет. Но что посеют, то и пожнут. Так велит Бог и справедливость... Ведь это вы зарубили Бурлая и отрубили сразу три головы под Збаражем?
   -- Бурлая я зарубил, ваша светлость, ибо все говорили, что с ним никто не может мериться силами, и я хотел показать молодежи, что мужество еще не совсем угасло в Речи Посполитой, а что касается трех голов, то это и могло случиться в какой-нибудь битве, но под Збаражем это сделал другой. Князь на минуту замолчал, а потом спросил:
   -- Неужели вам не обидно, что вас так презрительно обошли?
   -- Что делать, ваша светлость, -- ответил Заглоба.
   -- Утешьтесь, все это скоро изменится. Я считаю себя вашим должником уже за то, что вы сюда приехали, и хотя я не король, но я не ограничусь обещаниями.
   -- Ваша светлость! -- возразил живо и не без гордости Скшетуский. -- Мы сюда не за наградой приехали. Неприятель вторгся в отчизну, и мы хотим идти ей на помощь под знаменами столь славного вождя. Брат мой, Станислав, собственными глазами видел под Устьем измену, предательство и торжество неприятеля. Здесь мы будем служить под предводительством верного защитника престола и отчизны. Здесь неприятеля ждут несчастье и смерть, а не торжество и победа. Вот почему мы пришли предложить вашей светлости свои услуги. Мы -- солдаты, хотим биться и рвемся в бой...
   -- Если таково ваше желание, то, надеюсь, вы скоро будете удовлетворены, -- ответил князь. -- Ждать вам придется недолго, хотя мы сначала выступим против другого неприятеля. Не сегодня, так завтра мы выступим в поход и сторицей отомстим за обиды. Не задерживаю вас, Панове: вам нужно отдохнуть, да и меня ждут дела. А вечером пожалуйте ко мне: не мешает перед походом повеселиться. К нам в Кейданы съехалось перед войной много дам... Мосци-полковник Володыевский, принимайте дорогих гостей, как в собственном доме, все, что мое, то и ваше. Пан Герасимович, скажите там в зале, что я не могу выйти, а сегодня вечером они узнают все, что хотят знать. Прощайте, Панове, и будьте друзьями Радзивилла, ибо теперь это для нас много значит.
   И с этими словами гордый и могущественный пан стал по очереди пожимать руки Заглобе, Скшетуским, Володыевскому и Харлампу, как равным. Угрюмое его лицо осветилось ласковой улыбкой, и неприступность, окружающая его, как темная туча, исчезла совершенно.
   -- Вот это вождь, это воин, -- говорил Станислав, пробираясь сквозь толпу шляхты, собравшейся в зале.
   -- Я в огонь за него пойду! -- воскликнул Заглоба. -- Вы заметили, что он все мои подвиги наизусть знает. Туго придется шведам, когда этот лев зарычит, а я ему завторю. Нет ему равного в Речи Посполитой, а из прежних разве только князь Еремия да Конецпольский-отец могут с ним сравниться. Это не каштелян какой-нибудь, который первый в роду на сенаторское кресло сел и еще не успел даже одной пары штанов просидеть, как уж нос задирает, шляхту младшей братией зовет и велит писать свой портрет, чтобы даже во время еды видеть свое сенаторское достоинство. Вот и ты, пан Ми-хал, добился состояния. Видно, что кто только потрется около Радзивилла, так сейчас же и озолотит свой потертый кафтан. Здесь, вижу, легче получить награду, чем у нас кварту гнилых груш. Засунешь руку в воду и уж держишь щуку. Поздравляю тебя, пан Михал. Ты смутился, как девушка после венца, но это ничего. Как называется твое имение? Дудков, что ли? И поганые же названия в этом крае. Но если хорошее имение, то не жаль и язык коверкать.
   -- Действительно, я очень смутился, -- ответил Володыевский, -- но то, что вы сказали о наградах, это не совсем верно. Я не раз встречал старых солдат, которые жаловались на его скупость, а теперь начинают сыпаться неожиданные милости одна за другой.
   -- Спрячь этот документ за пояс -- сделай это для меня. И если кто-нибудь в твоем присутствии станет обвинять князя в неблагодарности, ты вытащи документ и дай лжецу по морде. Это будет самый красноречивый аргумент.
   -- Одно только ясно вижу: что князь подбирает себе людей, -- сказал Ян Скшетуский, -- должно быть, у него есть какие-то планы, для осуществления которых ему нужна помощь.
   -- Да разве ты не слышал об этих планах? -- ответил Заглоба. -- Разве он не сказал, что мы должны сначала отомстить за сожжение Вильны? Про него ведь говорили, что он ограбил Вильну, а он хочет доказать, что ему не только чужого не надо, но и свое еще готов отдать. Вот это самолюбие, Ян! Дай Бог побольше таких сенаторов!
   Разговаривая так, они снова очутились на дворе, куда каждую минуту въезжали то отряды конницы, то толпы вооруженной шляхты, то экипажи сановников из окрестностей, с женами и детьми. Заметив это, пан Михал повел всех к воротам, чтобы посмотреть на приезжающих.
   -- Кто знает, пан Михал, сегодня твой счастливый день, -- сказал Заглоба. -- Может быть, между этими шляхтянками едет твоя жена... Смотрите, вон едет какая-то панна в белом в открытой коляске.
   -- Это не панна, а тот, кто может меня с нею обвенчать, -- ответил дальнозоркий Володыевский. -- Я уже издали вижу, что это епископ Парчевский с архидиаконом виленским Белозором.
   -- А разве наше духовенство посещает князя, раз он кальвинист?
   -- В интересах страны они должны поддерживать хорошие отношения.
   -- Эх и людно же здесь, и шумно! -- воскликнул Заглоба. -- Я заржавел в деревне, как старый ключ в замке. Но здесь мы вспомним лучшие времена, и назовите меня шельмой, если я сегодня же не приволокнусь за какой-нибудь девчонкой.
   Дальнейшие слова Заглобы прервали солдаты, стоящие в воротах на страже. Увидев подъезжающего епископа, они выбежали из гауптвахты и построились в две шеренги; он проехал мимо них, благословляя солдат и собравшийся народ.
   -- И какой учтивый пан этот князь, -- заметил Заглоба. -- Сам не признает духовной власти, а между тем принимает епископа с таким почетом... Но почему это шотландцы еще стоят? Вероятно, приедет еще какая-нибудь особа.
   Вдали показался отряд вооруженных людей.
   -- Это драгуны Гангофа, -- сказал Володыевский, -- но какие это кареты едут посредине?
   Вдруг забили барабаны.
   -- Ого, видно, это кто-нибудь поважнее епископа жмудского, -- воскликнул Заглоба.
   -- Подождите, сейчас увидим.
   -- Посредине две кареты.
   -- Верно. В первой Корф, воевода венденский.
   -- Неужели? -- воскликнул Ян. -- Мы с ним знакомы со Збаража. Воевода тоже узнал их, и прежде всего Володыевского, которого видел
   чаще; высунувшись из экипажа, он крикнул:
   -- Привет вам, старые товарищи! Вот гостей везем.
   В другой карете, с гербами князя Януша, запряженной четверкой белых лошадей, сидело двое вельмож, одетых по-иностранному, в шляпах с широкими полями, из-под которых на плечи спускались светлые локоны париков, падавшие на большие кружевные воротники.
   У одного из них, очень полного, была остроконечная бородка, усы, распушенные на концах и поднятые вверх; другой, молодой, одетый во все черное, был не столь представителен, но, по-видимому, еще знатнее, так как на шее у него висела золотая цепь с каким-то орденом. Оба, по-видимому, были иностранцы, так как с любопытством смотрели на замок, людей и их костюмы.
   -- Это что за черти? -- спрашивал Заглоба.
   -- Не знаю; никогда не видел, -- ответил Володыевский.
   В это время карета проехала мимо них и, сделав полукруг по двору, подъехала к подъезду, а драгуны остались у ворот.
   Володыевский узнал командовавшего ими офицера.
   -- Токаревич! -- воскликнул он. -- Здравствуйте.
   -- Челом вам, мосци-полковник.
   -- Каких это вы чучел привезли сюда?
   -- Это шведы.
   -- Шведы?
   -- Да, и очень высокопоставленные... Этот толстяк -- граф Левенгаупт, а потоньше -- Бенедикт Шитте, барон фон Дудергоф.
   -- Дудергоф? -- переспросил Заглоба.
   -- А чего им здесь надо? -- спросил пан Володыевский.
   -- Бог их знает, -- ответил офицер. -- Мы их эскортируем от Бирж. Верно, приехали для переговоров с нашим князем, так как в Биржах разнесся слух, что Радзивилл собирает войска и хочет выступить в Инфляндию.
   -- А, шельмы, струсили! -- воскликнул Заглоба. -- Наводнили Великопольшу, выжили короля, а теперь приходите кланяться Радзивиллу, чтобы он вас не погнал в Инфляндию. Погодите, так удирать будете в свои Дудергофы, что и чулки растеряете. Да здравствует Радзивилл!
   -- Да здравствует! -- повторила стоявшая у ворот шляхта.
   -- Defensor patriae! {Защитник родины! (лат.).} Наш защитник! На шведа, мосци-панове! На шведа!
   На дворе собиралось все больше шляхты; видя это, Заглоба вскочил на выдавшийся цоколь ворот и крикнул:
   -- Мосци-панове, слушайте. Кто меня не знает, тому я скажу, что я старый збаражец, который вот этой старческой рукой зарубил Бурлая, величайшего гетмана после Хмельницкого; кто не слышал о Заглобе, тот, верно, во время первой войны с казаками горох лущил, кур щупал или телят пас, что, впрочем, трудно предположить насчет столь блестящих кавалеров.
   -- О, это великий рыцарь! -- отозвались многочисленные голоса. -- Нет в Речи Посполитой ему равного! Слушайте.
   -- Слушайте, мосци-панове. Старым костям пора бы на покой; лучше было бы на печи валяться, творог со сметаной есть, по садам гулять, яблоки собирать, засунув руки в карманы, следить за косарями или девок по спине хлопать. Неприятель, конечно, был бы этому очень рад, ибо и шведы, и казаки прекрасно знают, какова у меня рука.
   -- А что это за петух там поет? -- спросил кто-то из толпы.
   -- Не прерывай! Молчать! -- закричали остальные.
   Но Заглоба услышал:
   -- Простите, панове, этого петушка: он еще не знает, с которой стороны хвост, а с которой голова.
   Шляхта разразилась громким смехом, а смущенный шляхтич старался поскорее скрыться, чтобы избавиться от насмешек, сыпавшихся со всех сторон на его голову.
   -- Возвращаюсь к делу, -- продолжал Заглоба. -- Повторяю, что мне пора бы отдохнуть; но, видя, что отечество в опасности, что неприятель вторгся в него, я, мосци-панове, здесь, чтобы вместе с вами биться во имя той матери, что нас всех вспоила и вскормила. Кто не пойдет ей на помощь, тот не сын, а пасынок, тот недостоин ее любви. Я, старик, иду, да будет воля Божья! А если придется погибнуть, то и умирая я не перестану взывать: на шведа, Панове братья, на шведа! Поклянемся, что не выпустим сабли из рук, пока не прогоним неприятеля из отчизны.
   -- Мы и без клятв готовы! -- кричала шляхта. -- Пойдем всюду, куда нас гетман поведет!
   -- Мосци-панове, вы видели этих двух нехристей, что приехали сюда в золоченой карете? Они знают, что с Радзивиллом шутки плохи; вот и будут за ним по комнатам бегать да руки целовать, чтобы он оставил их в покое. Но князь, мосци-панове, от которого я возвращаюсь с совещания, уверил меня от имени всей Литвы, что не пойдет ни на какие уступки, а что будет война и война.
   -- Война, война! -- как эхо, повторили слушатели.
   -- Но и вождь, -- продолжал Заглоба, -- действует тем смелее, чем больше он уверен в своих солдатах, а потому проявим, мосци-панове, наши чувства. Подойдем к окнам и будем кричать: "На шведа!" За мной, панове!
   С этими словами он соскочил с цоколя и пошел вперед, а толпа за ним; шляхта шумела, и наконец голоса слились в один крик:
   -- На шведа! На шведа!
   В ту же минуту в сени выбежал пан Корф, воевода венденский, в необычайном смущении, а за ним Гангоф, полковник княжеских рейтар, и оба начали успокаивать шляхту и просить ее разойтись.
   -- Ради бога, ведь там наверху стекла дрожат, -- сказал Корф. -- Можно ли так оскорблять послов и являть пример непослушания. Кто вам подал эту мысль?
   -- Я, -- ответил Заглоба. -- Скажите пану князю от нашего имени, чтобы он был тверд, ибо мы готовы за него пролить свою последнюю каплю крови.
   -- Благодарю вас, панове, от имени гетмана, благодарю, но советую разойтись, иначе вы можете окончательно погубить отчизну. Медвежью услугу оказывает тот, кто оскорбляет ее послов.
   -- Какое нам дело до послов! Мы хотим драться, а не переговоры вести!
   -- Мне очень приятно видеть воинственный дух ваш, панове. Ваше желание исполнится, и, может быть, очень скоро. Теперь же пока отдохните перед походом. Пора выпить и закусить. Пустой желудок -- последнее дело.
   -- Что верно, то верно! -- первый воскликнул Заглоба.
   -- Верно. Если князь знает наши чувства, то нам нечего здесь больше делать.
   И толпа стала расходиться. Большинство направилось во флигель, где были уже накрыты столы. Пан Заглоба шел впереди. Пан Корф вместе с полковником Гангофом отправился к князю, который советовался со шведскими послами, с епископом Парчевским, Белозором, паном Комаровским и Межеевским, придворным короля Яна Казимира, часто гостившим в Кейданах.
   -- Кто был виновником этого беспорядка? -- спросил князь.
   -- Только что прибывший шляхтич, славный пан Заглоба, -- ответил Корф.
   -- Это храбрый рыцарь, но он что-то слишком рано начинает тут распоряжаться...
   Сказав это, князь кивнул головой полковнику Гангофу и стал что-то шептать ему на ухо.
   Между тем пан Заглоба, довольный собою, шел торжественными шагами в нижние залы и говорил сопровождавшим его Скшетуским и Володыевскому:
   -- А что, друзья, едва я появился, как успел уже возбудить в этой шляхте любовь к отчизне. Теперь князю легче будет ни с чем отправить послов, ему достаточно будет указано то, что мы его защитники. Думаю, это не останется без награды, хотя для меня главное -- честь. Чего ж ты стоишь, как окаменевший, пан Михал, и смотришь на эту коляску у ворот?
   -- Это она, -- сказал маленький рыцарь, шевеля усиками, -- клянусь Богом, она!
   -- Кто такая?
   -- Панна Биллевич.
   -- Та, что тебе отказала?
   -- Да. Смотрите, панове, смотрите. Ну как же не умереть от скорби по такой красавице.
   -- Постойте-ка, -- сказал Заглоба, -- надо посмотреть.
   В это время коляска поравнялась с разговаривающими. В ней сидел видный шляхтич с седыми волосами, а рядом с ним панна Александра, прекрасная, как всегда, спокойная и величавая.
   Пан Михал впился в нее скорбными глазами и низко поклонился ей, но она не заметила его в толпе. Заглоба же, глядя на ее нежные, благородные черты, заметил:
   -- Это панский ребенок, пан Михал, она слишком хрупка для солдата. Красива, спору нет, да только я предпочитаю таких, чтоб сразу нельзя было разобрать -- женщина это или пушка!
   -- Не знаете, ваць-пане, кто сейчас приехал? -- спросил Володыевский какого-то шляхтича, стоявшего рядом.
   -- Как не знать, -- ответил шляхтич. -- Это пан Томаш Биллевич, россиенский мечник. Его здесь все знают, он старый радзивилловский слуга и друг.
  

XIII

   Князь не показывался в этот день шляхте до самого вечера; он обедал с послами и несколькими сановниками, с которыми утром совещался. Однако полковники получили приказ, чтобы придворные радзивилловские полки, находившиеся под командой иностранных офицеров, были наготове. В воздухе пахло войной. Замок, хотя и не было осады, был окружен со всех сторон войском, точно под его стенами должна была разыграться битва. Все ждали похода не позже как на следующий день. И это предположение подтверждалось тем, что несметная княжеская челядь укладывала на возы оружие, ценные вещи и княжескую казну.
   Герасимович рассказывал шляхте, что вещи отправляют в Тыкоцин, на Полесье, ибо было опасно оставлять их в неукрепленном замке.
   Разнесся слух, что польный гетман Госевский арестован за то, что не хотел примкнуть к Радзивиллу и этим подвергал отечество величайшей опасности. Но вскоре движение войск, грохот пушек и вся эта суетня, которая всегда предшествует всяким сборам, отвлекли общее внимание и заставили на минуту забыть о Госевском и Юдицком.
   Обедавшая в нижних залах шляхта только и говорила что о войне, о пожаре Вильны, продолжавшемся десять дней, о коварстве шведов, нарушивших договор, и т. д. Но все эти известия не только не беспокоили, но, наоборот, возбуждали мужество и готовность вступить в бой с неприятелем. Все это объяснялось тем, что все уже знали причину торжества шведов. Они до сих пор ни разу еще не сталкивались ни с настоящим войском, ни с настоящим вождем. А в военных дарованиях Радзивилла все были уверены, тем более что их в этом поддерживали и полковники.
   -- Я помню прежние войны, -- говорил Станкевич, старый и бывалый воин. -- Прежде шведы никогда не бились в открытом поле, а всегда из-за траншей или из укрепленных замков, а если, рассчитывая на свои силы, они и решались выступить в поле, то им жестоко влетало за храбрость. Не победа отдала в их руки Великопольшу, а измена и беспомощность ополченцев.
   -- Конечно! -- воскликнул Заглоба. -- Это слабый народ, у них земля никуда не годится. У них даже хлеба нет, вместо муки они мелют сосновые шишки и пекут из нее лепешки. Другие плавают по морю и жрут то, что выбросят волны, да еще дерутся из-за этих лакомых кусочков. Потому-то они так и жадны!
   Потом он обратился к Станкевичу и спросил:
   -- А вы где познакомились со шведами?
   -- Когда служил у покойного князя, отца теперешнего гетмана.
   -- А я служил у Конецпольского, отца нынешнего хорунжего. Ну и пощипали же мы тогда Густава-Адольфа в Пруссии. Конецпольский ведь знал их прекрасно и умел их всегда обойти. Немало посмеялась тогда наша молодежь над ними! Нужно вам сказать, что шведы прекрасные водолазы, вот мы и заставили их нырять. Бросишь, бывало, кого-нибудь из этих мерзавцев в прорубь, а он сейчас же вынырнет в другую, да еще живую селедку в зубах держит.
   -- Да ну? Что вы говорите?
   -- Вы не верите? Провались я на этом месте, если я этого собственными глазами не видел! Помню я и то, как они откормились на прусских хлебах. Они не хотели домой возвращаться! Правду говорит пан Станкевич, что солдаты они неважные. Пехота еще туда-сюда, но конница никуда не годится; у них на родине лошадей нет, и они не могут смолоду приучаться к езде.
   -- Говорят, что мы сначала пойдем не против них, -- заметил пан Щит, -- прежде надо отомстить за Вильну.
   -- Ясное дело! Я сам так советовал князю, когда он спросил моего мнения в этом деле. Но покончим с одними, пойдем и на других. Шведские послы, верно, потеют теперь у князя!
   -- Их очень учтиво принимают, -- заметил пан Заленский, -- но на большее они могут не рассчитывать: лучшее доказательство -- приказ, отданный войскам.
   -- Иначе и быть не может! -- сказал Станкевич. -- Будет с нас -- натерпелись! Немало было всяких невзгод! Надеясь на короля и на посполитое рушение, мы дошли до края пропасти -- либо перескочим через нее, либо погибнем.
   -- Бог нам поможет! Довольно нам ждать!
   -- Мы их проучим! Не будет у нас Устья, как Бог свят!
   И чем больше осушалось кубков и бокалов, тем больше оживлялись разговоры и принимали все более воинственный характер. Все умы, все сердца были заняты Радзивиллом; все уста повторяли его грозное имя, которое до сих пор всегда было окружено ореолом побед. От него зависело собрать и пробудить уснувшие силы страны, достаточные для усмирения двух врагов.
   После обеда князь поочередно призывал к себе полковников; старые солдаты удивлялись, что он совещается с ними поодиночке, но все выяснилось очень скоро: каждый уходил от него с какой-нибудь наградой, с каким-нибудь явным доказательством его расположения, взамен чего князь просил лишь доверия и преданности. Он спросил, не приехал ли Кмициц, и велел уведомить его, как только тот приедет.
   Кмициц вернулся лишь поздно вечером, когда все залы были освещены и гости начали уже собираться на бал. Пройдя прямо в цейхгауз, чтобы переодеться, он встретился там с Володыевским и остальной компанией.
   -- Как я рад, что вижу вас здесь! -- сказал Кмициц, пожимая руку маленького рыцаря. -- Точно родного брата увидел. Верьте, я говорю искренне, кривить душой я не умею. Правда, вы наградили меня ловким ударом сабли, но вы же вернули мне и жизнь, и я этого до смерти не забуду. Не будь вас, я уже давно сидел бы за железной решеткой.
   -- Ну что говорить об этом, все это пустяки!
   -- За вас я готов в огонь и в воду! Клянусь Богом, я не вру! Выходите вперед, кто не верит?
   И пан Андрей окинул взглядом всех; но никто не думал оспаривать его расположения к пану Михалу, так как все его любили и уважали.
   -- Это порох, а не солдат, -- заметил Заглоба. -- Чувствую, что полюблю вас за это расположение к пану Михалу. Вы только меня спросите, чего он стоит.
   -- Больше всех нас! -- воскликнул Кмициц с обычной горячностью. Затем, взглянув на Скшетуских, на Заглобу, он прибавил:
   -- Простите, Панове, я не хочу никого оскорбить, тем более что знаю о вашей доблести и военных заслугах. Не сердитесь на меня, я от души желал бы заслужить вашу дружбу.
   -- Пустяки! -- ответил Ян Скшетуский. -- Что на уме, то и на языке.
   -- Позвольте мне вас расцеловать! -- воскликнул Заглоба.
   -- О, я не заставлю просить себя об этом дважды! И они бросились друг другу в объятия.
   -- Мы сегодня обязательно должны выпить!
   -- О, я не заставлю просить себя об этом дважды! -- повторил, как эхо, Заглоба.
   -- Надо будет пораньше ускользнуть в цейхгауз, а о напитках я уж сам позабочусь.
   "Вряд ли тебе захочется ускользнуть из замка, когда ты увидишь, кто будет на балу", -- подумал Володыевский и хотел было уже сказать ему, что мечник россиенский и панна Александра приехали в Кейданы, но что-то сжало его сердце, и он переменил разговор.
   -- А где ваш полк? -- спросил он.
   -- Здесь! Готов! У меня был Герасимович и передал княжеский приказ, чтобы в полночь все были уже на конях. Я спросил его, все ли войска идут, он отвечал, что не все. Не понимаю, что это все значит. Одним такой приказ отдан, другим -- нет, зато вся иностранная пехота без исключения получила такое же приказание.
   -- Может быть, часть войск уйдет сегодня, а остальные завтра?.. -- сказал Скшетуский.
   -- Ну, во всяком случае, кутнуть мы успеем, а я догоню свой полк. В эту минуту в цейхгауз вбежал Герасимович.
   -- Ясновельможный пане хорунжий оршанский! -- крикнул он, кланяясь у дверей.
   -- Что? Горит? Я здесь! -- сказал Кмициц.
   -- Князь просит вас! Князь просит!
   -- Сейчас! Только переоденусь. Эй, кто там: кунтуш и пояс, живо! Казачок мигом принес все нужное, и минуту спустя Кмициц, разодетый как
   на свадьбу, пошел к князю. Все, взглянув на него, пришли в невольное восхищение. На нем был жупан из серебристой ткани, шитый золотом, застегнутый у ворота огромным сапфиром. Поверх него голубой бархатный кунтуш и белый пояс, необыкновенно дорогой и такой тонкой работы, что его можно было просунуть сквозь кольцо. У пояса висела серебряная, усеянная сапфирами сабля, а за поясом был заткнут ротмистровский буздыган. Этот наряд необыкновенно шел молодому рыцарю, и казалось, трудно было найти другого подобного ему во всей этой громадной толпе, собравшейся в Кейданах.
   Пан Володыевский вздохнул, глядя на него, а когда Кмициц скрылся за дверью, сказал Заглобе:
   -- С таким, как он, трудно соперничать!
   -- Сбрось с моих плеч только тридцать лет! -- сказал Заглоба.
   Князь был уже одет, когда вошел Кмициц. Камердинер в сопровождении двух негров выходил из его комнаты. Они остались вдвоем.
   -- Спасибо, что ты поторопился, -- сказал князь.
   -- Я всегда к услугам вашего сиятельства.
   -- А как твой полк?
   -- Готов, по приказанию.
   -- А люди надежные?
   -- Готовы в огонь и в воду!
   -- Это хорошо. Такие люди мне нужны... И такие, как ты! Я на тебя рассчитываю больше всего.
   -- Мои заслуги, ваше сиятельство, не ровня заслугам старых солдат, но если мы пойдем на врагов нашей дорогой отчизны, то, Бог мне свидетель, я не отстану от других.
   -- Я их заслуг не отрицаю, но могут настать такие тяжелые времена, что даже самые верные будут колебаться.
   -- Проклятие тому, кто ваше сиятельство покинет в тяжелую минуту!
   -- А ты... не покинешь?
   Кмициц вспыхнул:
   -- Ваше сиятельство!..
   -- Что ты хочешь сказать?
   -- Я покаялся перед вами во всех своих грехах, а их было так много, что только родительское сердце могло их простить. Но в числе моих грехов нет одного: неблагодарности.
   -- И предательства... Ты покаялся передо мной, как перед отцом, а я не только простил тебя, как отец, но полюбил, как сына, которым Бог не наградил меня. Будь же мне другом!
   С этими словами князь дружески протянул ему руку, которую Кмициц без колебания поцеловал.
   С минуту оба молчали; потом князь пристально взглянул на Кмицица и сказал:
   -- Панна Александра Биллевич здесь!
   Кмициц побледнел и что-то забормотал.
   -- Я нарочно послал за нею, чтобы вы могли объясниться. Сейчас ты ее увидишь. Несмотря на массу спешных дел, я сегодня говорил с мечником.
   Кмициц схватился за голову:
   -- Чем мне отблагодарить вас, ваше сиятельство?
   -- Я ясно дал понять мечнику, что лично желаю, чтобы вы скорее повенчались, и он ничего не имеет против. Вместе с тем я велел ему подготовить к этому панну. Времени у нас довольно. Все зависит от тебя, а я буду счастлив, если эту награду ты получишь из моих рук, как и множество других, тебя достойных. Ты грешил, потому что молод, но ты и прославился, так что все молодые люди готовы всюду идти за тобой. Ты должен подняться высоко. Сан хорунжего тебе не по плечу. Известно ли тебе, что ты родственник Кишко, из коих я происхожу по матери? Бери же эту девушку, если она тебе по сердцу, и помни, кто тебе ее дал.
   -- Я с ума сойду от счастья! Вся моя жизнь принадлежит вам. Что мне сделать, чтобы отблагодарить вас?! Приказывайте сами, ваше сиятельство!
   -- Добром отплатить за добро. Верь, что если я что-нибудь сделаю, то для общего блага. Не покидай меня, когда увидишь, что другие изменят мне, и когда меня...
   Вдруг князь замолчал.
   -- Клянусь до последнего издыхания не покидать вас, моего вождя, отца и благодетеля! -- с горячностью воскликнул Кмициц, глядя на князя глазами, полными искренности. Заметив, что лицо его вдруг налилось кровью, жилы надулись и крупные капли пота выступили на высоком лбу, рыцарь тревожно спросил:
   -- Что с вами, ваше сиятельство?
   -- Ничего, ничего!
   Радзивилл быстро поднялся и, подойдя к аналою, взял лежавшее на нем распятие.
   -- Поклянись мне вот перед этим распятием, что не оставишь меня до смерти.
   Несмотря на готовность и горячность, Кмициц взглянул на князя изумленными глазами.
   -- Поклянись мне именем мук Христовых, -- настаивал князь.
   -- Клянусь! -- торжественно произнес Кмициц, положив руку на распятие.
   -- Аминь! -- прибавил князь торжественно.
   Эхо высокой комнаты повторило это "Аминь", и затем наступила глубокая тишина. Слышалось только дыхание мощной радзивилловской груди. Кмициц не сводил с него изумленных глаз.
   -- Ну теперь ты мой, -- сказал наконец князь.
   -- Я всегда принадлежал вам, ваше сиятельство! -- ответил молодой рыцарь. -- Но скажите, ваше сиятельство, что дало вам повод сомневаться во мне? Не грозит ли вашему сиятельству какая-нибудь опасность? Не открыта ли измена или что-нибудь в этом роде?
   -- Близок час испытания, -- ответил угрюмо князь, -- а что касается врагов, то ты знаешь, что Госевский, Юдицкий и воевода витебский рады погубить меня. Враги мои грозят мне изменой. Потому я и говорю, что близок час испытания.
   Кмициц молчал, но мрак, окружавший его, не рассеялся. Что могло грозить могущественному Радзивиллу? Ведь теперь он сильнее, чем когда-либо. В Кейданах и его окрестностях столько войск, что, будь у князя такие силы под Шкловом, война приняла бы совсем другой оборот.
   Правда, Госевский и Юдицкий недолюбливали его, но оба они арестованы, а что касается витебского воеводы, то он слишком хороший гражданин, чтобы накануне войны мешать князю.
   -- Клянусь Богом, я ничего не понимаю! -- воскликнул Кмициц, не умевший скрывать свои мысли.
   -- Сегодня ты поймешь все, -- ответил Радзивилл. -- А теперь идем в зал. -- И, взяв под руку молодого рыцаря, он направился к двери.
   Они прошли ряд комнат. Из большой залы неслись звуки оркестра, которым управлял француз, нарочно выписанный из-за границы князем Богуславом. Играли менуэт, который в то время танцевали при французском дворе. Мягкие звуки его сливались с шумом и говором гостей.
   -- Дай Бог, чтобы все гости, которых я принимаю сегодня под своим кровом, не стали завтра моими врагами, -- сказал князь после минутного молчания.
   -- Надеюсь, что между нами нет сторонников Швеции, -- возразил Кмициц. Радзивилл вздрогнул и остановился.
   -- Что ты хочешь этим сказать?
   -- Лишь то, что там честные люди!
   -- Пойдем... Время покажет, и рассудит Бог, кто честен.
   У самых дверей стояло двенадцать пажей, прелестных мальчиков, одетых в бархат и перья. Увидев гетмана, они построились в два ряда.
   -- Ее сиятельство уже в зале? -- спросил князь.
   -- Точно так, ваше сиятельство, -- ответили пажи.
   -- А Панове послы?
   -- Тоже здесь.
   -- Откройте дверь!
   Обе половинки дверей распахнулись настежь, и поток ослепительного света залил мощную фигуру гетмана, который в сопровождении пажей и Кмицица взошел на возвышение, где были приготовлены кресла для наиболее почетных гостей.
   В зале поднялось движение и раздались крики:
   -- Да здравствует Радзивилл! Да здравствует наш гетман!
   Князь раскланялся на все стороны, а затем приветствовал гостей, собравшихся на эстраде, которые при его появлении поднялись. В числе почетных лиц кроме княгини были шведские послы, посол московский, воевода венденский, епископ Парчевский, архидиакон Белозор, пан Коморовский, Межеевский, жмудский староста Глебович, зять гетмана Пац, Гангоф, полковник Мирский, курляндский посол Вейсенгоф и несколько дам из свиты княгини.
   Гетман, как учтивый хозяин, приветствовал сначала послов, потом остальных и лишь тогда сел в кресло, стоявшее под горностаевым балдахином; посмотрел на залу, в которой еще раздавались крики:
   -- Да здравствует гетман!
   Между тем Кмициц, скрывшись за балдахином, обегал глазами всю залу, надеясь увидеть черты той, которая в эту минуту наполняла его душу и сердце, стучавшее, как молот.
   "Она здесь!.. Через минуту я увижу ее, буду говорить с ней..." -- повторял он мысленно. И искал, искал ее все с большим нетерпением, все с большей тревогой. Но что это? Там из-за перьев веера выглядывают чьи-то черные брови, белый лоб и светлые волосы. Это она!
   Кмициц затаил дыхание, точно из страха, что видение исчезнет, но в эту минуту лицо открывается... "Нет, это не она, не Оленька, моя милая, драгоценная..." Глаза его несутся дальше, скользят по хорошеньким лицам, перьям, атласу, и каждую минуту он разочаровывается. Ее нет! Наконец в глубине оконной ниши мелькнуло что-то белое; у рыцаря потемнело в глазах. Это она, дорогая, милая Оленька.
   Снова раздаются звуки оркестра, пары кружатся, мелькают, а Кмициц ничего не видит, кроме нее, своей возлюбленной. В громадной зале она кажется как бы меньше, а личико как у ребенка. Вот взять бы ее на руки и прижать к груди! Но это она; те же нежные черты, те же коралловые губы, те же длинные ресницы и мраморный лоб. Ему вспомнилась людская в Водоктах, где он ее в первый раз увидел, уютные комнаты, где они проводили вечера, катанье, поцелуи, которыми он иногда ее осыпал. А потом... их разлучили люди!
   "Вот чем я обладал и что я утратил теперь навсегда! -- воскликнул Кмициц в душе. -- Как она была близка и как далека теперь! Сидит, как чужая, и не подозревает, что я здесь".
   Не раз уже Кмициц проклинал себя за свои поступки, но никогда он не чувствовал такого гнева на себя, как теперь, когда после долгой разлуки он снова увидел ее, еще прекраснее, чем всегда, прекраснее, чем он мог представить ее себе в своем воображении! Он готов был казнить себя, кричать, но, вспомнив про присутствие князя и других особ, он лишь стиснул зубы и мысленно повторял: "Поделом тебе, дурак! Поделом!"
   Вдруг звуки музыки смолкли, и над ухом его раздался голос гетмана:
   -- Иди за мной!
   Кмициц очнулся и последовал за князем, который, сойдя с возвышения, смешался с толпой. Блуждавшая на его лице ласковая, добродушная улыбка, казалось, усиливала его величие. Это был тот вельможа, который, принимая У себя королеву Марию-Людвику, поражал и затмевал французских придворных не только роскошью обстановки, но и изысканностью манер; тот, о котором с таким восторгом отзывался Жан Лабурер в своих "Путешествиях". Теперь он то и дело останавливался перед более пожилыми дамами, знатной шляхтой и полковниками, находя для каждого какое-нибудь ласковое слово, поражая своей памятью и привлекая к себе все сердца. Присутствовавшие следили глазами за каждым его движением, а он подошел к мечнику россиенскому Биллевичу и сказал:
   -- Благодарю тебя, старый друг, за то, что ты пожаловал ко мне. Биллевичи от Кейдан не за сто миль, а все же ты такой редкий гость!
   -- Отнимая от вашего сиятельства драгоценное время, я бы обидел отчизну, -- ответил мечник с низким поклоном.
   -- А я уже хотел отомстить и навестить тебя в Биллевичах; надеюсь, что ты принял бы своего старого товарища по оружию.
   Мечник, услышав это, даже вспыхнул от счастья, а князь продолжал:
   -- Я вот все времени не выберу свободного; но уж когда будешь выдавать замуж внучку покойного Гераклия, то на свадьбу приеду непременно, ибо я у вас обоих в долгу.
   -- Дай Бог, чтобы это было как можно скорее! -- воскликнул мечник.
   -- А пока позволь представить тебе оршанского хорунжего, пана Кмицица, из тех, что в родстве с Кишко, а через них и с Радзивиллами. Ты, верно, слышал эту фамилию от Гераклия Биллевича, он их любил, как родных братьев.
   -- Челом вам! -- произнес мечник, удивленный высоким происхождением молодого рыцаря, о котором впервые услышал из уст Радзивилла.
   -- Бью челом вам, пане мечник, и поручаю себя вашей дружбе, -- смело и не без гордости ответил Кмициц. -- Полковник Гераклий был для меня вторым отцом и благодетелем, и, хотя потом между нами произошло недоразумение, я все же не переставал любить Биллевичей, как самых близких родных.
   -- А особенно, -- сказал князь, дружески положив руку на плечо молодого человека, -- не переставал любить одну из Биллевичей, в чем мне давно сознался.
   -- И каждому повторю это в глаза! -- горячо произнес Кмициц.
   -- Тише, тише, -- остановил его князь. -- Мосци-мечник, этот кавалер -- из серы и огня, за что он уже порядком поплатился; но теперь он под моим особым покровительством, и надеюсь, что если мы вдвоем умолим нашего прелестного судью, то удостоимся милостивого снятия опалы.
   -- Делайте, ваше, сиятельство, все, что вам угодно, -- ответил мечник. -- Несчастная панна должна теперь воскликнуть, как некая жрица перед Александром Македонским: "Кто устоит перед тобою!"
   -- А мы, как сей македонянин, удовлетворимся этим, -- ответил со смехом князь. -- Ну веди же нас к своей родственнице, я буду очень рад ее видеть.
   -- Готов к услугам вашего сиятельства. Она сидит с пани Войниллович, нашей родственницей. Простите, ради бога, если она смутится, ибо я не успел ее предупредить.
   Предчувствие мечника оправдалось. К счастью, Оленька увидела его раньше и потому успела немного оправиться, но в первую минуту она чуть не лишилась чувств. Она смотрела на молодого рыцаря, как на призрак, и долго не могла поверить своим глазам. Ведь она думала, что этот несчастный скитается теперь где-нибудь по лесам, гонимый, как дикий зверь, правосудием, или с отчаянием смотрит сквозь решетку на веселый Божий мир. Сколько слез пролила она по нему, одному Богу ведомо! А между тем он в Кейданах, под покровительством гетмана, гордый, в бархате и парче, с полковничьим буздыганом за поясом, с поднятой головой, с надменным выражением лица, и сам великий гетман, сам Радзивилл дружески кладет ему руку на плечо. Странные и противоречивые чувства наполнили сердце девушки. Она то чувствовала облегчение, точно кто-нибудь снял с ее плеч тяжелое бремя, то сожаление о даром пролитых слезах и то с восторгом, то с каким-то страхом смотрела на рыцаря, который сумел спастись из пропасти.
   А князь, мечник и Кмициц, окончив разговор, направились к ней. Девушка опустила ресницы и подняла руки, как птица поднимает крылья, когда хочет спрятать между них голову. Она чувствовала, что они приближаются, и заранее знала, что они подойдут к ней. Когда они остановились, она, не поднимая глаз, вдруг встала и низко поклонилась князю.
   -- Господи! -- воскликнул князь. -- Как этот цветок чудесно расцвел! Привет вам, милая панна! Привет внучке незабвенного Биллевича! Узнаете ли вы меня?
   -- Узнаю, ваше сиятельство! -- ответила девушка.
   -- А я бы вас не узнал, в последний раз я видел вас почти ребенком. Поднимите же эти завесы с ваших глаз. Счастлив будет тот, кто получит этакую жемчужину, и несчастен тот, кто имел ее и потерял. Вот и теперь перед вами стоит такой несчастный в лице этого молодого кавалера! А вы его узнаете?
   -- Узнаю, -- прошептала девушка, не поднимая глаз.
   -- Он великий грешник, и я привел его каяться перед вами. Наложите на него какую угодно епитимью, но не отказывайте в прощении грехов, ибо отчаяние приведет его к еще худшим поступкам.
   Затем князь обратился к мечнику и пани Войниллович:
   -- Оставимте, Панове, молодых людей наедине, при исповеди не полагается присутствовать, и моя религия это запрещает.
   Молодые люди остались с глазу на глаз. Сердце молодой девушки билось, как сердце голубя, когда его готовится схватить ястреб. Он тоже был взволнован. Обычная его смелость и порывистость оставили его. Некоторое время оба молчали. Наконец Кмициц спросил едва слышным голосом:
   -- Ты не думала меня здесь встретить, Оленька?
   -- Нет, -- прошептала девушка.
   -- Ради бога, успокойся! Если бы перед тобой встал вдруг татарин, ты и тогда, верно, испугалась бы меньше. Не бойся! Смотри, сколько здесь людей. Я тебя ничем не обижу! Но если бы даже мы были совсем одни, то и тогда тебе нечего было бы бояться, ведь я поклялся уважать тебя. Верь мне!
   -- Как же могу я верить? -- ответила она, поднимая на него глаза.
   -- Правда, я грешил, но теперь это прошло и больше не вернется. Когда после поединка с Володыевским я лежал на смертном одре, я сказал себе: "Ты не будешь больше брать ее силой, саблей, огнем, ты заслужишь ее добрыми делами и вымолишь у нее прощение. Ведь у нее сердце не каменное, ее гнев пройдет; она увидит, что ты исправился, и простит". Я поклялся исправиться и сдержу свое слово. Бог услышал мои молитвы: приехал пан Володыевский и привез мне гетманский приказ. Он мог его не передать, но передал. Добрая душа! С этих пор я был избавлен от суда покровительством гетмана. Я признался князю, как отцу, во всех своих грехах, и он не только простил меня, но даже обещал защитить от врагов. Да благословит его Бог! Я больше не буду злодеем, сойдусь с хорошими людьми, верну добрую славу, послужу отчизне, заглажу все мои проступки... Оленька, а ты что скажешь на это? Скажи мне хоть одно ласковое слово!
   И он смотрел на нее, сложив с мольбою руки, точно молился на нее.
   -- Могу ли я поверить всему этому? -- ответила девушка.
   -- Не только можешь, но и должна! -- ответил Кмициц. -- Ты видишь, все поверили: и князь-гетман, и пан Володыевский. Ведь они знают все мои проступки, а поверили... Почему же ты одна только не веришь?
   -- Я видела слезы, пролитые из-за вас... Я видела могилы, еше не поросшие травою.
   -- Могилы зарастут, а слезы я сам вытру.
   -- Так сделайте же это раньше, ваць-пане!
   -- Только дай мне надежду, что если я сделаю это, то ты вернешься ко мне. Хорошо тебе говорить: "Прежде сделай это". Ну а что будет, если ты за это время выйдешь за другого? Не приведи этого Бог, я с ума сойду от отчаяния. Заклинаю тебя, Оленька, дай мне уверенность, что я не потеряю тебя, прежде чем помирюсь с вашей шляхтой! Успокой меня! Ведь ты сама мне это писала, а я это письмо сохранил и в тяжелые минуты перечитываю. Я тебя ни о чем больше не прошу, только повтори мне еще раз, что ты будешь ждать меня и не выйдешь за другого.
   -- Вы знаете, ваць-пане, что я не могу этого сделать, по смыслу завещания. Я могу только поступить в монастырь.
   -- Вот бы ты мне удружила! Ради бога, оставь в покое монастырь: при одной мысли о нем у меня мороз проходит по коже! Не думай об этом, не то я тут же, при всех, упаду к твоим ногам и буду молить, чтобы ты этого не делала. Пану Володыевскому ты отказала, знаю, он мне сам говорил об этом. Он и уговорил меня заслужить тебя добрыми делами. Но к чему все это, если бы ты захотела идти в монастырь? Ты скажешь, что нужно делать добро для добра; а я тебе скажу, что люблю тебя до отчаяния и больше ничего знать не хочу. Когда ты уехала из Водокт, едва я поднялся с постели, как опять начал тебя искать. Я ставил полк на ноги, у меня не было времени ни поесть, ни выспаться, но и тогда я не переставал тебя искать. Такова уж, знать, моя доля, что без тебя мне нет ни жизни, ни покоя! Точно заноза в сердце. Только одними воздыханиями и жил я! Наконец я узнал, что ты у пана мечника в Биллевичах. И вот, говорю тебе, боролся я с мыслями, как с медведем. Наконец я сказал себе: я не сделал еще ничего хорошего -- не поеду. Но вот князь, отец родной, сжалился надо мной и пригласил вас в Кейданы, чтобы я мог хоть насмотреться на тебя... Ведь мы на войну идем... Я не прошу, чтобы ты завтра же выходила за меня. Но дай услышать хоть одно слово от тебя, дай надежду -- и мне станет легче. Я не хочу погибнуть, но на войне это с каждым может случиться, ведь я не стану прятаться за других... и ты должна простить мне, как прощают умирающему.
   -- Да хранит вас Бог и вернет невредимым! -- ответила девушка мягким голосом, по которому Кмициц сразу угадал, что его слова произвели впечатление.
   -- Золото мое! Спасибо тебе и за это! Так ты не пойдешь в монастырь?
   -- Пока нет.
   -- Да благословит тебя Бог!
   И как весной тают снега, так таяло их недоверие -- и они опять становились близки друг другу. На душе у них стало легче, глаза повеселели. А ведь она ничего не обещала, да и он был настолько умен, что ничего сразу не требовал. Но она сама чувствовала, что ей нельзя, что она не имеет права закрывать перед ним дорогу к исправлению, о котором он говорил так искренне. В его искренности она не сомневалась ни минуты, это был не такой человек, который мог бы притворяться. Но главная причина, благодаря которой она его не оттолкнула и оставила ему надежду, была та, что в глубине души она еще его любила. Любовь эту на время придавила гора горечи, разочарования и боли, но она жила, готовая верить и прощать без конца.
   "Он лучше, чем его поступки, -- думала девушка, -- и нет уж тех, кто толкал его на дурные дела. С отчаяния он мог бы решиться на что-нибудь еще худшее, так пусть же он не отчаивается!"
   И ее доброе сердце обрадовалось тому, что простило. На щеках Оленьки выступил румянец, как свежие розы на росе. Глаза нежно и живо блестели и точно наполняли своим светом залу. Проходившие мимо любовались этой прелестной парой -- и действительно, трудно было найти другую такую же во всей зале, хотя в ней собрался цвет всей шляхты.
   Притом оба, точно сговорившись, были одинаково одеты. На ней тоже было платье из серебристой парчи, застегнутое сапфиром, и голубой из венецианского бархата контуш. "Должно быть, брат и сестра?" -- спрашивали те, кто их не знал. Но другие замечали: "Не может быть, у него слишком блестят глаза, когда он на нее смотрит".
   Между тем маршал дал знать, что пора садиться за стол, и в зале поднялось необыкновенное движение. Граф Левенгаупт, весь в кружевах, шел впереди под руку с княгиней, шлейф которой несли два пажа; за ним барон Шитте вел пани Глебович, тут же шли ксендз-епископ Парчевский с ксендзом Белозором; оба были чем-то опечалены. Князь Януш, который в шествии уступал дорогу гостям, но за столом сидел рядом с княгиней на первом месте, вел баронессу Корф, которая уже неделю гостила в Кейданах, Кмициц вел Оленьку, которая слегка опиралась рукой на его руку, а он смотрел сбоку на ее нежное лицо, счастливый, сияющий, чувствующий себя богаче всех собравшихся здесь магнатов, ибо был близок к обладанию величайшим сокровищем. И так шли пары одна за другой, как стоцветный змей, отливавший чешуей.
   Гости мерными шагами, при звуках оркестра, вошли в огромную столовую, где столы, в виде подковы, были сервированы на триста персон и гнулись под тяжестью серебра и золота. Князь Януш, родственник стольких королей и сам носивший в себе как бы часть королевского величия, сел рядом с княгиней на первое место, а гости, проходя мимо, кланялись ему низко, а затем садились сообразно сану и званию.
   Но, по-видимому, князь (так казалось присутствующим) помнил, что это последний пир перед страшной войной, в которой решится участь огромных государств, так как в лице его не было спокойствия. Он притворялся веселым и улыбающимся, но вид у него был такой, точно его мучит лихорадка. Порой его грозное чело точно заволакивалось тучей, и сидевшие ближе могли заметить, что оно было покрыто крупными каплями пота; порою взор его быстро пробегал по лицам присутствующих и останавливался испытующе на полковниках; то вдруг князь морщил львиные брови, точно от боли или точно чье-либо лицо вдруг возбуждало в нем гнев. И странно: все сановники, сидевшие поблизости от князя, как то: послы, ксендз-епископ Парчевский, ксендз Белозор, пан Коморовский, пан Межеевский, пан Глебович, пан воевода венденский и другие, были так же рассеяны и неспокойны. На двух противоположных концах огромной подковы слышался уже веселый разговор, обычный на пирах, а середина ее угрюмо молчала или шептала что-то изредка или, наконец, обменивалась рассеянными и тревожными взглядами.
   Но в этом не было ничего странного, так как ниже сидели полковники и рыцари, которым близость войны угрожала, самое большее, смертью. Легче умереть на войне, чем нести на своих плечах бремя ответственности за нее. Не омрачится душа солдата, когда, искупив кровью грехи свои, отлетает она с поля на небо; только тот тяжко клонит голову и отдает отчет Богу и совести, кто накануне решительного дня не знает, какую чашу даст он испить отчизне.
   Так и говорили на нижних концах.
   -- Он всегда такой: перед каждой войной с душой своей беседует, -- говорил старый полковник Станкевич пану Заглобе, -- но чем он мрачнее, тем хуже для неприятеля, ибо в день битвы он наверное будет весел.
   -- Ведь и лев перед битвой рычит, -- ответил пан Заглоба, -- чтобы возбудить этим в себе еще большую ненависть к врагу. Что же касается великих полководцев, то у каждого из них свой обычай. Аннибал, говорят, играл в кости, Сципион африканский сочинял вирши, пан Конештольский-отец всегда о женщинах разговаривал, а я охотно люблю поспать часик-другой, хоть и от выпивки с хорошими людьми не сторонюсь.
   -- Посмотрите, ваць-панове, епископ Парчевский бледен, как бумага, -- сказал Станислав Скшетуский.
   -- Потому что сидит за кальвинистским столом и мог съесть что-нибудь нечистое, -- вполголоса объяснил Заглоба. -- К напиткам, говорят старые люди, нечистый не имеет доступа, и их можно пить везде, а кушаний, особенно супов, нужно остерегаться. Так было и в Крыму, когда я там был в плену. Татарские муллы -- священники, значит, -- умели так приготовлять баранину с чесноком, что кто раз пробовал, тот готов был сейчас же отречься от своей веры и признать ихнего вруна-пророка.
   Тут Заглоба понизил голос еще больше:
   -- Не в обиду князю-пану будь сказано, но советую ваць-панам перекрестить кушанье: береженого и Бог бережет.
   -- Что вы говорите, ваць-пане! Кто перед едой перекрестится, с тем уж нечего не случится! У нас в Великопольше лютеран и кальвинистов тьма-тьмущая, но я не слышал, чтобы они колдовали на кухне.
   -- У вас в Великопольше лютеран тьма-тьмущая, потому они и снюхались со шведами, -- ответил пан Заглоба. -- Я бы на месте князя этих послов собаками затравил, а не набивал бы им брюхо всякими сластями. Посмотрите только на этого Левенгаупта. Жрет, точно его через месяц на убой поведут. Он еще в карманы припрячет всякие лакомства для жены и детей. Забыл, как зовут эту вторую заморскую птицу. Как его?
   -- Спросите, отец, у Михала, -- ответил Ян Скшетуский.
   Но пан Михал, хотя сидел недалеко, ничего не видел и не слышал: он сидел между двумя паннами; по левую руку сидела панна Эльжбета Селявская, девушка лет около сорока, а по правую Оленька Биллевич, за которой сидел Кмициц. Панна Эльжбета трясла головою, украшенной перьями, перед маленьким рыцарем и рассказывала что-то оживленно, а он, поглядывая на нее время от времени осоловелыми глазами, отвечал: "Так, мосци-панна! Совершенно верно!" -- но не понимал ни слова, ибо все его внимание было поглощено другой соседкой. Он ловил каждое слово Оленьки и так шевелил усами, точно хотел этим испугать панну Эльжбету.
   "Что за чудная девушка! -- думал он. -- Ну и красавица! Господи, воззри на мое горе: нет никого на свете сиротливее меня! Душа так и пищит во мне от тоски по суженой, а на кого я ни взгляну, все уже заняты. Куда же мне деться, несчастному скитальцу?"
   -- А после войны что ваць-пан думает делать? -- вдруг спросила его панна Эльжбета, сложив губки бантиком и обмахиваясь веером.
   -- В монастырь идти! -- раздраженно ответил маленький рыцарь.
   -- А кто это на балу говорит о монастыре? -- весело спросил Кмициц, перегибаясь через Оленьку. -- Это вы, пане Володыевский?
   -- У ваць-пана не то на уме? Верю!
   Но вот в его ушах зазвенел сладкий голос Оленьки:
   -- Ваць-пану не нужно об этом думать. Бог пошлет вам жену любимую и столь же достойную, как и ваць-пан!
   Добрый пан Михал расчувствовался.
   -- Если бы кто-нибудь заиграл мне на флейте, мне не было бы приятнее слушать!
   Все усиливавшийся шум за столом прервал дальнейший разговор. Дошла очередь и до рюмок. Беседа оживлялась. Полковники спорили о будущей войне, морща брови и бросая огненные взгляды.
   Пан Заглоба рассказывал об осаде Збаража, у слушателей кровь бросалась к лицу, а в сердце росло мужество... Казалось, дух бессмертного "Еремы" витал в зале и геройским одушевлением наполнял сердца солдат.
   -- Вот это был вождь, -- воскликнул знаменитый полковник Мирский, командовавший радзивилловскими гусарами. -- Я один раз его видел, но и умирая буду его помнить.
   -- Юпитер с перунами в деснице! -- воскликнул старик Станкевич. -- Не дошло бы до того, что теперь, будь он жив!
   -- Ба, ведь это он за Ромнами велел рубить леса, чтобы открыть дорогу к неприятелю!
   -- Не будь его, мы бы не одержали победы под Берестечком!
   -- И Бог отнял его у нас в самую тяжелую минуту...
   -- Бог его отнял, -- сказал, возвысив голос, пан Станкевич, -- но после него осталось завещание для будущих вождей, сановников и всей Речи Посполитой: ни с одним неприятелем не вести переговоров, а всех бить!
   -- Бить, бить! -- повторило несколько сильных голосов.
   В столовой стояла страшная жара и возбуждала кровь в воинах -- и вот взгляды их стали как молнии, а лица грозны.
   -- Наш пан гетман будет исполнителем этого завещания! -- сказал Мирский.
   Вдруг громадные часы, помещавшиеся у потолка залы, пробили полночь, и в ту же минуту задрожали стены, жалобно зазвенели стекла и грохот салютных выстрелов раскатился по двору. Разговоры умолкли. Настала глубокая тишина. Вдруг в верхней части стола раздался крик:
   -- Епископу Парчевскому дурно! Воды!
   Произошло замешательство. Многие вскочили со своих мест, чтобы посмотреть, что случилось. Епископ не упал в обморок, а лишь очень ослаб, и маршал поддерживал его, пока жена венденского воеводы прыскала ему в лицо водой.
   В эту минуту раздался второй выстрел -- дрогнули стекла; за ним третий, четвертый...
   -- Виват Речь Посполитая! Да погибнут враги ее! -- крикнул пан Заглоба. Но дальнейшие выстрелы заглушили его слова.
   Шляхта стала считать:
   -- Десять, одиннадцать, двенадцать.
   Стекла каждый раз отвечали жалобным стоном. Пламя свечей колебалось от сотрясения.
   -- Тринадцать, четырнадцать! Ксендз-епископ не привык к такому грохоту. Он испортил своим испугом веселье. И князь обеспокоился. Посмотрите, мосци-панове, какой он мрачный... Пятнадцать, шестнадцать... Ого, палят как на войне! Девятнадцать, двадцать!
   -- Тише там! Князь хочет говорить! -- раздалось со всех концов стола. Все вдруг смолкло, и глаза всех устремились на Радзивилла, который с бокалом в руке был похож на великана. Но что за зрелище предстало их глазам!
   Лицо князя было в эту минуту просто страшно. Оно было не бледное, а синее, искривлено судорожной улыбкой, которую князь старался вызвать на губах. Дыхание его, всегда короткое, стало еще короче, а глаза были полузакрыты ресницами. В его мощном лице было что-то страшное и холодное, как в лице покойника.
   -- Что с князем? Что с ним? -- тревожно шептали вокруг.
   И зловещее предчувствие охватило всех: тревожное ожидание отразилось на липах.
   А он заговорил прерывающимся от астмы голосом:
   -- Моспи-панове! Многих из вас... удивит... или просто испугает этот тост... но... кто мне верит... кто поистине желает добра отчизне... кто верный друг моего дома... тот его примет... и повторит: "Да здравствует король Карл-Густав... отныне всемилостивейше царствующий над нами!"
   -- Да здравствует! -- повторили два посла, Левенгаупт и Шитте, и несколько иностранных офицеров.
   Но в зале воцарилось глухое молчание. Полковники и шляхта в ужасе переглядывались, точно спрашивая друг друга: не сошел ли князь с ума. Несколько голосов раздалось в разных концах стола:
   -- Не ослышались ли мы? Что это? Потом снова наступила тишина.
   Невыразимый ужас, соединенный с изумлением, отразился на лицах, и глаза всех снова обратились на Радзивилла -- он все еще стоял, тяжело дыша, точно сбросил с себя страшную тяжесть. Потом он обратился к пану Коморовскому и сказал:
   -- Пора прочесть договор, который мы сегодня подписали, чтобы их милости, паны, знали чего держаться. Читайте, ваць-пане!
   Коморовский встал, развернул лежавший перед ним пергамент и стал читать страшный договор, начинающийся словами:
   "Не имея возможности лучше и выгоднее поступить в настоящую минуту бедствий и потеряв всякую надежду на помощь его величества короля, мы, сановники и шляхта Великого княжества Литовского, вынужденные необходимостью, отдаемся под покровительство его величества короля шведского на следующих условиях:
   1) Вместе воевать против неприятеля, исключая короля и коронных войск.
   2) Великое княжество Литовское не будет присоединено к Швеции, а соединится с нею на таких же условиях, как доныне с королевством Польским, то есть чтобы народ народу, сенат сенату и рыцарство рыцарству были во всем равны.
   3) Свобода голоса на сеймах никому не должна быть возбраняема.
   4) Свобода религии должна быть неприкосновенна..."
   И так далее читал пан Коморовский среди тишины и ужаса, пока не дошел до следующего места: "Акт сей, скрепленный подписями нашими, как мы, так и потомки наши обязуемся хранить нерушимо".
   По залу пробежал ропот, точно первое дуновенье бури всколыхнуло лес. Но не успела она еще разразиться, как седой как лунь пан Станкевич обратился к князю с речью и мольбой:
   -- Мосци-князь, мы не верим собственным ушам! Во имя Господа! Неужели должно погибнуть дело рук Владислава и Сигизмунда-Августа? Неужели можно, неужели достойно отрекаться от своих братьев и заключать унию с неприятелем? Мосци-князь! Вспомните о том имени, которое вы носите, и о принесенных на алтарь отчизны заслугах, о незапятнанной славе вашего рода и порвите, растопчите этот позорный документ! Я знаю, что молю вас об этом от имени всей шляхты и войск. Ведь и мы властны решать нашу судьбу! Мосци-князь, не делайте этого! Еще время! Сжальтесь над собой, над нами, сжальтесь над Речью Посполитой!
   -- Не делайте этого! Сжальтесь! Сжальтесь! -- отозвались сотни голосов.
   И все полковники вскочили со своих мест и стали подходить к нему, а маститый Станкевич упал на колени посреди залы, и все громче раздавалось вокруг:
   -- Не делайте этого! Сжальтесь над нами!
   Радзивилл поднял свою мощную голову, и глаза его метнули молнии. Вдруг он обрушился:
   -- Вам ли, мосци-панове, первым давать пример неповиновения? Прилично ли солдатам отступать от вождя и гетмана и протестовать? Вы хотите учить меня, как нужно поступать для блага отчизны? Здесь не сеймик, вас сюда не голосовать позвали. Я перед Богом беру ответственность на себя!
   И он ударил себя рукой по широкой груди, глядя пылающими глазами на рыцарей, и наконец крикнул:
   -- Кто не со мной, тот против меня! Я знал вас, знал, что будет! Но знайте же и вы, что меч висит над вашими головами!
   -- Мосци-гетман, гетман наш, -- молил старик Станкевич, -- сжалься над собой и над нами.
   Но его слова прервал Станислав Скшетуский. Он, схватившись обеими руками за волосы, закричал с отчаянием:
   -- Не просите его! Напрасный труд! Он эту змею давно лелеял в своем сердце! Горе тебе, Речь Посполитая! Горе нам всем!
   -- Два сановника на двух концах Речи Посполитой продают отчизну! -- воскликнул пан Ян. -- Проклятие этому дому, позор и гнев Божий!
   Услышав это, Заглоба очнулся от изумления и гаркнул:
   -- Спросите его, сколько он отступного получил от шведов? Сколько заплатили, сколько еще обещали? Мосци-панове, это Иуда Искариотский! Чтоб ты издох в отчаянии! Чтоб род твой погиб! Чтоб дьявол душу из тебя вырвал! Изменник! Изменник! Трижды изменник!
   Вдруг Станкевич, в порыве отчаяния, выхватил полковницкую булаву из-за пояса и с грохотом бросил ее к ногам князя; вторым бросил Мирский, за ним Юзефович, Гощиц, Оскерко и бледный, как труп, Володыевский. И катились по полу булавы, и в логове льва, льву в глаза все громче повторялось страшное слово: "Изменник!", "Изменник!"
   Вся кровь бросилась в голову гордого магната; он посинел и, казалось, вот-вот свалится под стол мертвым.
   -- Гангоф и Кмициц, ко мне! -- крикнул он страшным голосом.
   В ту же минуту четверо дверей, ведущих в залу, раскрылись настежь, и отряды шотландской пехоты вошли, грозные, молчаливые, с мушкетами в руках. Из главных дверей их вел Гангоф.
   -- Стой! -- крикнул князь. Потом обратился к полковникам:
   -- Кто со мной, пусть перейдет направо.
   -- Я солдат, гетману служу! Пусть Бог меня судит! -- сказал Харламп, переходя на правую сторону.
   -- И я! -- прибавил Мелешко. -- Не мой грех!
   -- Я протестовал как гражданин, но как солдат должен повиноваться! -- сказал Невяровский, который хотя и бросил булаву, но теперь, по-видимому, испугался Радзивилла.
   За ними перешло еще несколько человек и часть шляхты, но Мирский, человек наиболее заслуженный среди всех, Станкевич, Гощиц, Володыевский, Оскерко, двое Скшетуских, Заглоба и огромное большинство как офицеров разных хоругвей, так и шляхты остались на месте.
   Шотландская пехота окружила их стеной.
   Кмициц, с первой же минуты, как князь провозгласил тост в честь Карла-Густава, вскочил с места с другими и стоял окаменелый, с неподвижными глазами и повторял побледневшими губами:
   -- Боже! Боже! Что я наделал?!
   И вот тихий, но явственный шепот раздался близ него:
   -- Пане Андрей...
   Он схватился руками за голову и простонал:
   -- Проклят я навеки! Пусть земля меня поглотит!..
   На лице панны Биллевич выступил яркий румянец; глаза, горящие, как звезды, смотрели на Кмицица.
   -- Позор тем, кто станет на сторону гетмана! Выбирайте! Господи всемогущий!.. Что вы делаете?! Выбирайте!..
   -- Боже! Боже! -- крикнул Кмициц.
   Между тем зала огласилась криками; другие бросали булавы под ноги князю, но Кмициц не присоединился к ним. Не тронулся и тогда, когда князь крикнул: "Гангоф и Кмициц, ко мне!" -- и когда шотландская пехота вошла в зал... Стоял, терзаемый мукой и отчаянием, с обезумевшими глазами и посиневшими губами.
   Вдруг он повернулся к панне Александре и протянул руки:
   -- Оленька! Оленька! -- повторял он с жалобным стоном, как обиженный ребенок.
   -- Прочь, изменник! -- отчетливо ответила она.
   В эту минуту Гангоф скомандовал: "вперед", и отряд шотландцев, окружавший арестованных, направился к дверям.
   Кмициц пошел за ними, ничего не сознавая и не зная, куда и зачем он идет. Пир кончился.
  

XIV

   В эту ночь князь долго еще совещался с паном Корфом, воеводой венденским и шведскими послами. Результат обнародования договора обманул его ожидания и открыл перед ним грозное будущее. Он нарочно сделал так, что обнародование совершилось в тот момент, когда люди немного подвыпили и, можно было рассчитывать, станут податливее. Он ожидал протеста, но рассчитывал и на сторонников, между тем энергия протеста превзошла его ожидания. Кроме незначительной горсти шляхтичей-кальвинистов и иностранных офицеров, которые, как иностранцы, не имели права голоса в этом деле, все восстали против договора с Карлом-Густавом, или, вернее, с его фельдмаршалом и зятем, де ла Гарди. Правда, князь велел арестовать войсковых старшин, но что же из этого? Что скажут на это войска? Не заступятся ли они за своих полковников? Не взбунтуются ли и не захотят ли силой освободить их? Но в таком случае что же останется у гордого гетмана, кроме нескольких полков драгун и иностранной пехоты? Кроме этого останется еще вся страна, вся вооруженная шляхта и Сапега, воевода витебский, грозный противник радзивилловского дома, который во имя родины готов на войну со всем миром. Все эти полковники, которым нельзя ведь срубить головы, перейдут к нему, и Сапега станет во главе страны, а князь Радзивилл останется без сторонников, без войска, без значения... Что же тогда?
   Вопрос этот был страшен, как и само положение князя. Князь хорошо понимал, что тогда и договор, над которым ему пришлось втайне столько поработать, потеряет всякое значение, и шведы будут пренебрежительно относиться к нему, Радзивиллу, или даже мстить за обман. Ведь он отдал им свои Биржи в залог верности и этим еще больше ослабил себя.
   Карл-Густав готов был обеими руками осыпать могущественного Радзивилла наградами, но слабым и покинутым он пренебрежет. А если вдруг превратность судьбы пошлет победу Яну Казимиру -- тогда настанет час последней гибели для пана, который еще сегодня утром не имел себе равного во всей Речи Посполитой.
   После отъезда послов и венденского воеводы князь схватил обеими руками обремененную заботами голову и стал быстрыми шагами ходить по комнате. Снаружи доносились голоса шотландской стражи и грохот отъезжающих экипажей. Шляхта уезжала так быстро, с такой поспешностью, точно зараза посетила великолепный кейданский дом. Радзивиллом овладело страшное беспокойство.
   Ему минутами казалось, что кто-то в комнате ходит за ним и шепчет: "Одиночество... нищета... и позор!" Его, великого гетмана и воеводу виленского, унизили и оскорбили! Кто бы мог вчера подумать, что найдется во всей Короне и Литве -- мало того, во всем мире! -- хоть один человек, который осмелился бы крикнуть ему в глаза: "Изменник!" А ведь он выслушал это и жив еще, как живы и те, что произнесли это слово. Если он войдет в зал, где происходил пир, он услышит еще под сводами эхо: "Изменник, изменник!"
   И бешеный, безумный гнев разрывал порою грудь мощного олигарха. Ноздри его раздувались, глаза метали молнии, а на лбу выступили жилы. Кто смеет противиться его воле? И обезумевшая фантазия рисовала перед его глазами картины казней и мук бунтовщиков, которые осмелились не последовать за ним, как псы за господином. Он уже видел кровь, стекающую с топоров палачей, слышал треск костей на колесе и любовался, и наслаждался этими кровавыми видениями.
   Но когда трезвая мысль напомнила ему, что за этими бунтовщиками стоит войско, что нельзя безнаказанно свернуть им головы, -- страшное, невыносимое, адское беспокойство возвращалось в душу, и снова кто-то шептал на ухо: "Одиночество, нищета, суд и позор!"
   Как? Значит, даже Радзивилл не имеет права решать участь страны? Не может оставить ее Яну Казимиру или передать Карлу-Густаву? Передать, подарить, кому он хочет? Магнат с недоумением смотрел в пространство.
   Кто же, в таком случае, Радзивиллы? Чем они были вчера? Что говорили о них на Литве? Неужели это был мираж? Неужели на сторону великого гетмана не станет князь Богуслав со своими поляками, за ним его дядя, электор Бранденбургский, а за ними тремя -- Карл-Густав, король шведский, со своими победоносными войсками, перед которыми так недавно еще дрожала неметчина во всю ширь и даль. Да и сама Речь Посполитая протягивает к новому властелину руки и содрогается при одной мысли о приближении этого полнощного льва. Кто устоит против этой неодолимой силы?
   С одной стороны, король шведский, электор Бранденбургский, Радзивиллы, в случае нужды, и Хмельницкий со всеми своими силами, и валашский господарь, и Ракочи семиградский {Ракоци -- князья Семиградья (Трансильвании).}, чуть не пол-Европы, с другой -- воевода витебский с паном Мирским и Станкевичем с этой троицей шляхты, прибывшей из-под Лукова, и несколько взбунтовавшихся полков! Что же? Шутки? Комедия?
   И князь громко рассмеялся.
   -- Клянусь Люцифером и всем адским сеймом, я с ума сошел, что ли? Пусть они все идут к воеводе витебскому!
   Но через несколько минут лицо его снова омрачилось.
   -- Сильные принимают в компанию только сильных. Радзивилл, повергающий к шведским ногам Литву, будет всегда желанным... Радзивилл же, взывающий о помощи против Литвы, будет отвергнут.
   Что же делать?
   Иностранные офицеры останутся при нем, но их недостаточно, и если польские полки перейдут к воеводе витебскому, то судьба края будет в его руках. Впрочем, каждый из этих офицеров хотя и будет исполнять его Приказания, но не отдастся делу Радзивиллов всей душой не только как солдат, но и как сторонник.
   Нужны, во что бы то ни стало нужны, не иностранцы, а свои, которые могли бы привлечь на свою сторону именем, мужеством, славой, готовностью на все. Нужно иметь сторонников в стране, хотя бы для вида.
   Кто же из своих остался при князе? Харламп, старый, бывалый солдат, служака и ничего больше; Невяровский, не любимый солдатами и не влиятельный, затем еще несколько человек, ничего не значащих... Никого, никого из таких, за кем пошло бы войско, кто умел бы вести пропаганду дела.
   Оставался один Кмициц, смелый, предприимчивый, прославившийся рыцарь, носящий знаменитое имя, стоящий во главе прекрасного полка, сформированного на собственные средства; человек, точно созданный быть вождем всех беспокойных душ на Литве, притом полный пыла. Если бы он взялся за дело Радзивиллов, он взялся бы с верою, которую дает молодость, слепо шел бы за своим гетманом. Он был бы апостолом гетмана, а такой апостол значит больше, чем полки и отряды иноземцев. Свою веру он привьет рыцарству, потянет его за собой и этим пополнит радзивилловский лагерь.
   Но и он, видимо, колеблется. Правда, он не бросил своей булавы к ногам гетмана, но и не стал на его сторону в первую минуту.
   "Ни на кого нельзя рассчитывать, ни в ком нельзя быть уверенным, -- мрачно подумал князь. -- Все они перейдут к воеводе витебскому, и никто не захочет разделить со мной..."
   "Позора!" -- прошептала совесть.
   "Литвы!" -- ответило тщеславие.
   В комнате потемнело, на свечах образовался нагар; лишь в окна лился серебристый свет луны. Радзивилл всматривался в этот свет и глубоко задумался.
   Понемногу в этом лунном свете стали появляться какие-то фигуры, их становилось все больше, наконец князь ясно увидел войско, которое шло по широкой дороге лунного света. Идут полки панцирные, гусарские, легкие пятигорские, за ними лес знамен, а во главе едет кто-то без шлема на голове, должно быть, триумфатор, возвращающийся после победы. Вокруг тишина, а князь ясно слышит голоса войска и народа: "Да здравствует защитник отечества!" Войска подходят все ближе, уже можно различить лицо вождя. Он держит в руке булаву; по числу бунчуков можно узнать, что это -- великий гетман.
   -- Во имя Отца и Сына! Это Сапега, это воевода витебский! А где же я? Что мне предназначено?
   "Позор!" -- шепчет совесть.
   "Литва!" -- отвечает тщеславие.
   Князь хлопнул в ладоши; дежуривший с соседней комнате Герасимович тотчас же появился в дверях и согнулся в три погибели.
   -- Огня! -- сказал князь.
   Герасимович снял нагар со свечей и ушел, но сейчас же вернулся с подсвечником в руках.
   -- Ваше сиятельство, пора отдохнуть! Уже вторые петухи пропели.
   -- Не хочу! -- сказал князь. -- Я вздремнул, и кошмар меня душил. Что нового?
   -- Какой-то шляхтич привез из Несвижа письмо от князя-кравчего, но я не смел войти без зова.
   -- Давай скорее письмо!
   Герасимович подал запечатанный пакет, князь вскрыл его и начал читать:
  
   "Пусть Бог хранит и удержит ваше сиятельство от таких замыслов, которые могут принести всему нашему дому позор и гибель. При одной мысли об этом надо не о власти думать, а надеть власяницу! Я тоже забочусь о величии нашего дома: лучшее доказательство -- мои хлопоты в Вене, чтобы нам получить право решающего голоса на сеймах. Но ни отечеству, ни своему королю я не изменю ни за какие награды и блага мира, чтобы за такой посев не собрать позора при жизни и вечных мук -- после смерти. Вспомните, ваше сиятельство, заслуги предков, их незапятнанную славу и опомнитесь, пока не поздно. Неприятель осаждает меня в Несвиже, и не знаю, дойдет ли письмо до рук вашего сиятельства; хотя мне каждую минуту угрожает опасность, я не о спасении молю Бога, но о том, чтобы Он удержал ваше сиятельство от этих намерений и наставил на путь добродетели. Если и случилось что дурное, еще можно отступить и скорым исправлением загладить грехи. От меня не ждите помощи, ибо предупреждаю, что я, не глядя на узы крови, соединю свои силы с подкоморием и воеводой витебским и, стократ скорее, оружие мое обращу против вашего сиятельства, чем добровольно приложу руку к этой позорной измене. Поручаю Богу ваше сиятельство.

Михаил-Казимир Радзивилл.

   Князь на Несвиже и Олыке, кравчий Великого княжества Литовского".
  
   Гетман, прочитав письмо, опустил его на колени и начал качать головой с болезненной улыбкой на губах.
   "И этот оставляет меня; родная кровь отрекается от меня за то, что я хочу украсить дом наш невиданным доселе блеском... Нечего делать! Остается Богуслав, и он меня не оставит. С нами электор и Карл-Густав, а кто не хочет сеять, тот и собирать не будет..."
   "Позора!" -- шепнула совесть.
   -- Ваше сиятельство, изволите дать ответ? -- спросил Герасимович.
   -- Ответа не будет.
   -- Мне можно уйти и прислать спальников?
   -- Постой... Стража расставлена везде?
   -- Точно так.
   -- Приказы по полкам разосланы?
   -- Точно так.
   -- Что делает Кмициц?
   -- Бился головой об стену и кричал о вечном проклятии. Извивался как вьюн. Хотел бежать за Биллевичами, но стража его не пустила. Схватился за саблю, его пришлось связать. Теперь лежит спокойно.
   -- Мечник россиенский уехал?
   -- Не было приказа его удержать.
   -- Забыл! -- сказал князь. -- Отвори окна, меня астма душит... Скажи Харлампу ехать в Упиту за полком и сейчас же привести его сюда. Дай ему денег, пусть уплатит людям за первую четверть и позволит им погулять. Скажи ему, что я ему даю Дыдкемы Володыевского в пожизненное владение. Астма меня душит... Постой!
   -- Что прикажете, ваше сиятельство?
   -- Что делает Кмициц?
   -- Я уже докладывал вашему сиятельству: лежит спокойно.
   -- Правда, ты говорил. Пришли его сюда. Мне нужно с ним поговорить. Прикажи развязать его!
   -- Ваше сиятельство, это сумасшедший человек...
   -- Не бойся, ступай!
   Герасимович вышел; князь вынул из венецианского стола ящик с пистолетами, открыл его и, поставив около себя, сел в кресло.
   Спустя четверть часа вошел Кмициц в сопровождении четырех шотландских драбантов. Князь велел солдатам уйти. Они остались вдвоем.
   На лице Кмицица, казалось, не было ни кровинки. Только глаза горели лихорадочным огнем, но, несмотря на это, он казался спокойным, хотя и погруженным в безграничное отчаяние.
   Некоторое время оба молчали. Князь заговорил первый:
   -- Ты поклялся распятием, что не оставишь меня.
   -- Я проклят, если сдержу свою клятву, проклят, если не сдержу! Все равно! -- ответил Кмициц.
   -- Ты не будешь отвечать, если даже я веду тебя к злу!
   -- Месяц тому назад мне грозил суд и наказание за убийство... Теперь мне кажется, что тогда я был невинен, как дитя!
   -- Прежде чем ты выйдешь из этой комнаты, ты будешь чувствовать себя разрешенным от всех грехов, -- сказал князь.
   Вдруг, переменив тон, он спросил с оттенком дружеского добродушия:
   -- Как ты думаешь, что я должен был сделать, находясь посреди двух неприятелей, во стократ сильнейших, чем я, против которых я не мог защитить страну?
   -- Погибнуть! -- резко ответил Кмициц.
   -- Позавидуешь вам, солдатам: вы так легко можете сбросить с себя гнетущее бремя. Погибнуть! Кто смотрел смерти в глаза и не боится ее, для того нет ничего проще на свете. Вам и в голову не придет, что если бы я теперь поднял войну и умер, не заключив договора, то в стране не осталось бы камня на камне... Не дай бог, чтобы это случилось, ибо и в небе моя душа не нашла бы покоя. О, счастливы, стократ счастливы те, что могут погибнуть! Неужели ты думаешь, что и мне жизнь не в тягость, что я не жажду вечного сна и покоя? Но нужно чашу желчи и горечи выпить до дна. Нужно спасать этот несчастный край и для его спасения согнуться под новой тяжестью. Пусть завистники обвиняют меня в тщеславии, пусть говорят, что я изменяю отчизне, чтобы самому возвыситься. Бог свидетель, хочу ли я этого и не отказался ли бы я от всего, если бы был другой выход. Найдите же его вы, которые отрекаетесь от меня и называете изменником, и я еще сегодня порву этот документ, подниму на ноги все полки и пойду на неприятеля. Кмициц молчал.
   -- Ну, что же ты молчишь? -- воскликнул, возвысив голос, Радзивилл. -- Я ставлю тебя на свое место, на место великого гетмана и воеводы виленского, а ты не умирай -- ведь это не штука! -- а спасай страну, защити занятые воеводства, отомсти за сожжение Вильны, защити Жмудь от нашествия шведов, -- ха! -- защити всю Речь Посполитую, выгони всех неприятелей из ее пределов... Разорвись на тысячу частей, но не умирай... Не умирай, потому что не имеешь права, а спасай страну!
   -- Я не гетман и не воевода виленский, -- ответил Кмициц, -- и что меня не касается, то не моего ума дело. Но если надо разорваться на тысячи частей, я разорвусь!
   -- Слушай, солдат! Если не твоего ума дело спасать страну, то предоставь все мне и верь!
   -- Не могу! -- ответил Кмициц, стиснув зубы.
   Радзивилл мотнул головой.
   -- Я не рассчитывал на тех -- я ожидал того, что случилось, но в тебе я ошибся. Не прерывай меня, слушай. Я поставил тебя на ноги, освободил от суда и наказания, прижал к сердцу, как сына. И знаешь ли почему? Я думал, что ты смелая душа, способная на великие дела. Не скрою, мне нужны были такие люди. Около меня не было никого, кто решился бы смело взглянуть на солнце. Все были люди малодушные -- им нельзя указать иного пути, как тот, по которому ходили их отцы. Иначе они закаркают, что ты ведешь их по беспутице. А куда же, как не к пропасти, пришли мы этими старыми путями? Что стало с той Речью Посполитой, которая когда-то была грозой всего мира?
   И князь схватился руками за голову и трижды воскликнул:
   -- Боже! Боже! Боже! Затем он продолжал:
   -- Настал час гнева Божьего, година таких бедствий и такого упадка, что обыкновенным способом нам не подняться, а когда я хочу избрать новый путь, единственный, могущий привести к спасению, то меня покидают даже те, на чью готовность я рассчитывал, которые должны были верить мне, которые мне в этом поклялись перед распятием. Скажи мне, Богом заклинаю тебя, неужели ты думаешь, что я навсегда отдаю себя под покровительство Карла-Густава? Что я действительно думаю присоединить эту страну к Швеции, что договор, за который вы меня прозвали изменником, будет продолжаться более года? Что ты смотришь на меня изумленными глазами? Ты еще более изумишься, когда выслушаешь все... Ты даже испугаешься! Здесь произойдет то, о чем никто не предполагает, чего обыкновенный ум объять не может... Но, говорю тебе, не бойся, ибо в этом спасение нашей страны. Не отступай, ибо, если я ни в ком не найду помощи, я погибну, но со мной погибнет и Речь Посполитая, и вы все навеки. Я один ее могу спасти, но для этого должен уничтожить и растоптать все преграды. Горе тому, кто будет мне противиться, будь то воевода витебский, или пан подскарбий Госевский, или шляхта. Я хочу спасти отчизну, а для этого все средства хороши... В минуту опасности Рим назначал диктаторов. Такой -- нет, еще большей! -- власти мне нужно... Не гордость тянет меня к ней! Кто чувствует себя сильнее, пусть берет ее! Но если нет никого -- возьму я, пусть даже хоть эти стены обрушатся на мою голову!
   С этими словами князь поднял вверх обе руки, точно на самом деле хотел поддержать падающие на него своды, и в нем было столько величия, что Кмициц широко раскрыл глаза и смотрел на него так, точно никогда раньше не видел его. Наконец спросил изменившимся голосом:
   -- К чему вы стремитесь, ваше сиятельство? Чего хотите?
   -- Хочу... короны! -- крикнул Радзивилл.
   -- Иезус, Мария!
   Настала минута полной тишины, только филин на башне пронзительно смеялся.
   -- Слушай, -- сказал князь. -- Пора сказать все. Речь Посполитая погибнет и должна погибнуть. Нет для нее спасения на земле. Прежде всего нужно спасти наш край; наше ближайшее отечество, Литву, от разгрома... а потом возродить все из пепла. Я это сделаю! Бремя короны возложу на голову, чтобы на этой великой могиле возродить новую жизнь... Не дрожи: земля не разверзается под тобою, все стоит на своем прежнем месте, лишь времена новые настают... Я отдал этот край шведам, чтобы их оружием удержать другого врага, выгнать его из наших границ, вернуть то, что потеряно, и в его же столице мечом вынудить трактат. Слышишь ты меня? В этой скалистой голодной Швеции не хватит людей, не хватит сил, чтобы забрать в свои руки всю Речь По-сполитую. Они могут нас победить раз, другой, но удержать нас в повиновении они не в силах. Если бы к каждому десятку здешних людей приставить по стражнику-шведу, то для многих десятков стражников не хватит. И Карл-Густав сам знает это, он не хочет и не может захватить всю Речь Посполитую, он займет Пруссию и часть Великопольши -- и довольно... Но чтобы владеть ими в будущем, он должен будет поневоле разорвать союз Литвы с Польшей, иначе ему не усидеть в тех провинциях. Что тогда будет с этой страной? Кому ее отдадут? Если я откажусь от короны, которую Бог и судьба посылают мне на голову, -- страну эту отдадут тому, кто действительно в данное время ею владеет. Но Карл-Густав не сделает этого, чтобы не дать слишком усилиться соседям и не создать себе грозного врага. Вот если я отвергну корону, тогда так и будет. Но есть ли у меня право отвергнуть ее? Могу ли я допустить, чтобы случилось то, что грозит последней гибелью? В сотый раз я спрашиваю: где другой путь спасения? Да будет воля Божья! Я принимаю это бремя на свои плечи. Освобожу край от войны! Победами и расширением границ начну свое царствование. Везде зацветет спокойствие и благополучие, огонь не будет жечь села и города. Так будет и так должно быть! Да поможет мне Бог и святой крест, -- я чувствую силу, данную мне свыше, я хочу счастья этой стране, ибо и на этом не кончаются мои замыслы. Клянусь светилами небесными, клянусь этими дрожащими звездами, что отстрою рухнувшее здание и сделаю его сильнее, нежели оно было когда-нибудь!
   Глаза его пылали огнем, и всю его фигуру точно окружал какой-то необыкновенный блеск.
   -- Ваше сиятельство! -- воскликнул Кмициц. -- Ум мой не может постичь всего этого! Глазам больно смотреть вперед!
   -- Потом, -- продолжал Радзивилл, точно следуя за потоком своих мыслей, -- потом... Яна Казимира шведы не лишат ни престола, ни власти, но оставят его на Мазовии и в Малопольше. Бог ему не дал потомства. Настанут выборы. Кого же выберут на престол, если захотят продолжать союз с Литвой? Когда польская Корона добилась такого могущества, что раздавила мощь крестоносцев? Когда на престол вступил Владислав Ягелло! И теперь так будет. Поляки могут выбрать на трон только того, кто здесь будет царствовать. Они не могут и не сделают иначе, не то они задохнутся между немцами и турками, ведь и без того уже рак казачества подтачивает им грудь. Слеп тот, кто этого не видит; глуп, кто не понимает! Тогда обе страны снова сольются воедино. Тогда посмотрим, устоят ли эти скандинавские царьки на своих прусских и великопольских завоеваниях. Тогда я скажу им: "Quos ego!" {"Я вас!" -- грозный окрик Нептуна, обращенный к ветрам (лат.) (Вергилий. "Энеида").} -- и этой самой ногой придавлю им исхудалые ребра и создам такую силу, какой свет еще не видал, о какой не писала история. Быть может, и в Константинополь понесем крест, меч и огонь и будем грозить неприятелю, спокойные в своей стране! Великий Боже, помоги мне спасти этот несчастный край во славу твою и всего христианства! Дай мне людей, которые поняли бы мою мысль и захотели бы приложить руки свои к спасению... Вот -- весь я! Тут князь распростер руки и поднял глаза к небу.
   -- Ты меня видишь! Ты меня видишь!
   -- Ваше сиятельство! -- воскликнул Кмициц.
   -- Иди! Покинь меня! Брось мне буздыган под ноги! Нарушь клятву! Назови изменником! Пусть в этом терновом венце, который мне возложили на голову, будут все шипы! Погубите край, столкните его в пропасть, оттолкните руку, которая может его спасти, и идите на суд Божий. Там пусть нас рассудят...
   Кмициц бросился на колени перед Радзивиллом:
   -- Мосци-князь! Я ваш до смерти! Отец отчизны! Спаситель!
   Радзивилл положил ему обе руки на голову, и снова наступила минута молчания, только филин на башне не переставал смеяться.
   -- Все получишь, что ты хотел и чего жаждал, -- произнес торжественно князь. -- Ни в чем не будешь обойден, получишь больше, чем то, о чем мечтали для тебя отец и мать. Встань, будущий великий гетман и виленский воевода!
   На небе начало светать.
  

XV

   У пана Заглобы уже сильно шумело в голове, когда он трижды крикнул в глаза страшному гетману слово: "Изменник". Час спустя, когда винные пары несколько испарились и когда он очутился с двумя Скшетускими и паном Михалом в кейданском подземелье, он понял задним умом, какой опасности подвергал себя и своих товарищей, и, очень опечалился.
   -- Что теперь будет? -- спрашивал он, посматривая осовевшими глазами на маленького рыцаря, на которого в тяжелые минуты возлагал все надежды.
   -- Черт возьми жизнь! Мне все равно! -- ответил Володыевский.
   -- Мы доживем до таких времен и до такого позора, каких свет не видывал! -- сказал пан Скшетуский.
   -- Хорошо, если доживем, -- ответил Заглоба, -- по крайней мере, мы могли бы хорошим примером направлять других на путь истины. Но доживем ли? Вот в чем дело!
   -- Это странная, неслыханная вещь! -- сказал Станислав Скшетуский. -- Ну где было что-нибудь подобное? Спасите меня, мосци-панове, -- я чувствую, что у меня в голове мутится... Две войны... третья казацкая... А в довершение всего измена, словно зараза какая: Радзейовский, Опалинский, Грудзинский, Радзивилл!.. Видно, настает конец света и день Страшного суда. Пусть уж земля расступится под нашими ногами! Клянусь Богом, я с ума схожу!
   И, заложив руки за голову, он стал ходить по подземелью, точно дикий зверь в клетке.
   -- Помолиться, что ли? -- сказал он наконец. -- Господи милосердный, спаси!
   -- Успокойтесь, -- сказал Заглоба, -- не время теперь приходить в отчаяние. Станислав вдруг стиснул зубы, им овладело бешенство.
   -- Чтоб вас разорвало! -- крикнул он Заглобе. -- Это ваша выдумка: ехать к этому изменнику. Чтоб вас обоих разорвало!
   -- Опомнись, Станислав! -- сурово сказал Ян. -- Того, что случилось, никто не мог предвидеть... Терпи -- ведь ты не один терпишь -- и знай, что наше место здесь и нигде больше!.. Боже милосердный, смилуйся не над нами, но над нашей несчастной отчизной!
   Станислав ничего не ответил и лишь заламывал руки так, что в суставах трещало.
   Все молчали. Только пан Михал свистел, не переставая, и казался равнодушным ко всему, что делалось вокруг, хотя в действительности страдал вдвойне: во-первых, за свою несчастную отчизну, во-вторых, из-за того, что отказал в повиновении своему гетману. Для этого солдата, с ног до головы, это была ужасная вещь. Он предпочел бы тысячу раз погибнуть.
   -- Не свисти, пан Михал! -- сказал ему Заглоба.
   -- Мне все равно!
   -- Как же так? Никто из вас не подумает о каком-нибудь средстве к спасению? А ведь стоит из-за этого пошевелить мозгами! Неужели мы будем гнить в этом погребе, когда отчизне нужна каждая лишняя рука, когда один честный человек приходится на десять изменников?
   -- Отец прав! -- сказал Ян Скшетуский.
   -- Ты один не одурел от горя... Как полагаешь, что с нами хочет сделать этот изменник? Ведь не казнит же он нас?
   Володыевский вдруг разразился каким-то нервным смехом:
   -- А почему, интересно знать? Разве не при нем инквизиция? Разве не при нем меч? Вы, верно, не знаете Радзивилла!
   -- Что ты говоришь! Какое он имеет право?
   -- Надо мной -- право гетмана, а над вами -- право сильного.
   -- За которое ему придется отвечать!
   -- Перед кем? Перед шведским королем?
   -- Ну и утешил, нечего сказать!
   -- Я и не думаю вас утешать.
   Они замолчали, и слышны были только шаги солдат за дверью подземелья.
   -- Нечего делать, -- сказал Заглоба, -- тут надо прибегнуть к фортелю.
   Никто ему не ответил, а он спустя немного начал опять:
   -- Мне не верится, чтобы вас казнили. Если бы за каждое слово, сказанное сгоряча и по пьяному делу, рубили головы, то во всей Речи Посполитой не было бы ни одного шляхтича с головой. Это вздор!
   -- Лучший пример -- вы и мы! -- сказал Станислав Скшетуский.
   -- Все это произошло сгоряча, но я уверен, что князь одумается. Мы люди посторонние и ни в коем случае не подлежим его юрисдикции. Он должен считаться с общественным мнением и не может начинать с насилия, чтобы не возбудить против себя шляхты. Нас слишком много, чтобы можно было всем рубить головы. Над офицерами он имеет право, этого я отрицать не могу, но и то думаю, что ему придется иметь в виду и войско, ибо оно будет отстаивать своих... А где твой полк, пан Михал?
   -- В Упите.
   -- Скажи мне только, ты уверен в своих людях?
   -- Почем я знаю? Они меня любят, но знаю также, что надо мной гетман. Заглоба на минуту задумался.
   -- Напиши им приказ, чтобы они во всем слушались меня, если я появлюсь между ними.
   -- Да вы, ваць-пане, воображаете, что вы уже свободны.
   -- Это не помешает! Бывали мы и не в таких переделках, и то Бог спасал. Дайте приказ мне и обоим панам Скшетуским. Кому первому удастся удрать, тот сейчас же отправится за полком и придет на помощь остальным.
   -- Что вы за глупости говорите! Стоит ли попусту терять слова? Как же отсюда удрать? Да и на чем приказ писать? Есть у вас чернила и бумага? Вы голову потеряли.
   -- Несчастье прямо! -- ответил Заглоба. -- Дайте хоть свой перстень.
   -- Берите и оставьте меня в покое! -- сказал пан Михал.
   Заглоба взял перстень, надел его на мизинец и стал ходить по подземелью.
   Тем временем огонь погас, и они очутились в совершенной темноте; лишь через решетку окна проглядывало звездное небо. Заглоба не отрывал глаз от этой решетки.
   -- Будь жив покойный Подбипента, -- пробормотал он, -- живо он выломал бы решетку, и через час мы были бы уже за Кейданами.
   -- А вы подсадите меня к окну? -- спросил вдруг Ян Скшетуский.
   Заглоба со Станиславом стали у стены, Ян взобрался к ним на плечи.
   -- Трещит! Ей-богу, трещит! -- крикнул Заглоба.
   -- Что вы говорите, отец! -- ответил Ян. -- Я еще и не пробовал ломать.
   -- Влезайте вы вдвоем с братом, авось я вас как-нибудь удержу. Я всегда жалел, что Володыевский такой маленький, теперь жалею, отчего он еще не меньше, он бы мог проскользнуть как змея.
   В эту минуту Ян соскочил с плеч.
   -- Шотландцы стоят с той стороны.
   -- Чтоб они превратились в соляные столбы, как Лотова жена! -- пробормотал Заглоба. -- Ну и темно здесь, хоть глаз выколи. Скоро, кажется, начнет светать. Нам, верно, принесут чего-нибудь закусить, ведь и у лютеран нет обычая морить узников голодом. А может быть, Бог даст, и гетман одумается. Часто случается, что ночью в человеке просыпается совесть, и черти начинают грешника беспокоить. Не может быть, чтобы из этого погреба был только один выход. Днем посмотрим. Сейчас у меня голова что-то тяжела, ничего не выдумаю, авось завтра Бог вразумит; а теперь, Панове, помолимся Богу и Пресвятой Деве, чтобы она приняла нас под свою защиту.
   И узники громко стали читать молитвы; вскоре Володыевский и оба Скшетуские замолчали, и один Заглоба продолжал бормотать вполголоса.
   -- Наверняка будет так, что завтра нам скажут: или-или! -- перейдете на сторону Радзивилла, и я вам все прощу! Посмотрим, кто кого проведет! Вы сажаете шляхту, невзирая на лета и заслуги, в тюрьму! Хорошо! Я пообещаю вам, чего хотите, но того, что сдержу из обещанного, вам и на починку сапог не хватит. Если вы отчизне изменяете, то честен тот, кто вам изменит. Должно быть, пришел последний час Речи Посполитой, если первые сановники соединяются с неприятелем. Этого еще на свете не бывало. Просто с ума сойти! Для таких предателей в аду, верно, еще и мук не придумали. Чего не хватало этому Радзивиллу? Мало для него делала его отчизна? А он, как Иуда, продал ее в самую тяжелую минуту, в годину трех войн. Справедлив гнев твой, Господи! Пошли им скорее наказание! Только бы мне вырваться на свободу, я тебе наготовлю столько партизан, мосци-гетман, что не обрадуешься! Узнаешь, каковы плоды измены! Ты будешь считать меня своим другом, но если у тебя нет лучших, то не ходи на медведя, коли тебе жизнь мила.
   Так рассуждал сам с собой пан Заглоба. Между тем прошел час, другой, и наконец начало светать. Сероватый отблеск наступающего утра стал прокрадываться сквозь решетку окна и осветил мрачные фигуры сидевших у стен рыцарей. Володыевский и оба Скшетуских дремали.
   Когда рассвело совсем и со двора послышались шаги солдат, звон оружия, топот копыт и звук труб, рыцари быстро вскочили.
   -- Не слишком счастливо начинается день, -- проговорил Ян Скшетуский.
   -- Дай Бог, чтобы он кончился счастливее! -- ответил Заглоба. -- Знаете ли, Панове, что я ночью придумал? Радзивилл нам, верно, предложит прощение с условием остаться у него на службе. Мы должны на это согласиться, а потом, воспользовавшись свободой, встать на защиту отчизны.
   -- Боже меня сохрани! -- воскликнул Ян Скшетуский. -- К измене я руки не приложу. Ведь если бы я потом и оставил его, все же мое имя останется навсегда опозоренным. Я лучше умру, но не сделаю этого!
   -- Я тоже! -- прибавил Станислав.
   -- А я заранее предупреждаю, что сделаю. На фортель фортелем отвечу, а там -- что Бог даст. Никто меня не заподозрит, что я это сделал по доброй воле. Черт его побери, этого проклятого Радзивилла! Увидим еще, чья возьмет.
   Разговор был прерван криками, доносившимися со двора. Слышались зловещие возгласы гнева, отдельные голоса команды, топот массы ног и тяжелый грохот передвигаемых орудий.
   -- Что там такое? -- спросил Заглоба. -- Уж не помощь ли подоспела?
   -- Да, это не обыкновенный шум, -- заметил Володыевский. -- Подсадите-ка меня к окну, я сейчас узнаю, в чем дело.
   Ян Скшетуский взял его под мышки и поднял вверх, как ребенка, а Володыевский, ухватившись за решетку, стал смотреть на двор.
   -- Что-то происходит! -- сказал он. -- Я вижу полк венгерской пехоты, которым командовал Оскерко; его очень любили, а он тоже арестован; верно, требуют его выдачи. Все построены в боевом порядке, с ними поручик Стахович, друг Оскерки.
   Вдруг крики усилились.
   -- Гангоф подъехал к Стаховичу и о чем-то с ним говорит... Но как кричат!.. Стахович с двумя офицерами куда-то идут, -- верно, к гетману в качестве депутатов. Ей-богу, войска взбунтовались! Пушки направлены на венгерцев; шотландцы тоже в боевом порядке... Отряды польских войск присоединяются к венгерцам; без них они бы не посмели: в пехоте страшная дисциплина.
   -- Господа, -- воскликнул Заглоба, -- в этом наше спасение! Пан Михал, много там польского войска? Что они взбунтуются, это как пить дать.
   -- Гусарский полк Станкевича и панцирный -- Мирского стоят в двух днях от Кейдан, -- ответил Володыевский. -- Если бы они были здесь, то их не посмели бы арестовать. Погодите... Вон драгуны Харлампа... полк Мелешки; те за князя... Невяровский тоже на его стороне, но его полк далеко. Два шотландских полка...
   -- Значит, на стороне князя четыре полка?
   -- И артиллерия под командой Корфа...
   -- Ой, что-то много.
   -- Полк Кмицица, прекрасно вооруженный, в шестьсот человек.
   -- А он на чьей стороне?
   -- Не знаю.
   -- Вы не заметили? Бросил он вчера булаву или не бросил?
   -- Не знаем.
   -- Какие же полки против князя?
   -- Прежде всего, должно быть, венгры. Там их человек двести. Потом масса вольных людей Мирского и Станкевича, немного шляхты и Кмициц, но тот не надежен.
   -- А, чтоб его! Господи боже! Мало, мало!
   -- Венгры сойдут за два полка. Это старые, опытные солдаты. Ого... артиллеристы зажигают фитили, -- кажется, быть битве...
   Скшетуские молчали, а Заглоба метался как в лихорадке.
   -- Бейте их, изменников! Бейте чертовых детей! Эх, Кмициц! Кмициц! Все от него зависит. Это смелый солдат?
   -- Как дьявол... Готов на все!
   -- Не может быть иначе, он на нашей стороне.
   -- В войске бунт! Вот до чего довел гетман! -- воскликнул Володыевский.
   -- Кто тут бунтовщик? Войско или гетман, который бунтует против своего короля? -- спросил Заглоба.
   -- Бог это рассудит! Погодите! Там опять какое-то движение. Часть драгун Харлампа стала на сторону венгров. В этом полку служит лучшая шляхта. Слышите, кричат?
   -- Полковников, полковников! -- кричали грозные голоса на дворе.
   -- Пан Михал! Христа ради, крикни им послать за твоим полком, за гусарами и панцирными.
   -- Тише, вы!
   Заглоба снова закричал:
   -- Послать скорее за другими польскими полками и перерезать изменников!
   -- Тише, вы!
   Вдруг не на дворе, а позади замка послышался короткий залп мушкетов.
   -- Иезус, Мария! -- вскрикнул Володыевский.
   -- Пан Михал, что это?
   -- Верно, расстреляли Стаховича и двух офицеров, которые пошли депутатами к гетману, -- ответил лихорадочно Володыевский. -- Это так, нет сомнения.
   -- Святые угодники, значит, и нам нечего ждать пощады!
   Грохот выстрелов прервал их разговор. Пан Михал схватился судорожно за решетку и прижался к ней головой, но сразу ничего не мог рассмотреть, кроме ног шотландцев, стоявших тут же за окном. Залпы из мушкетов становились все чаще, наконец загрохотали и пушки. Сухие удары пуль о стены были прекрасно слышны, точно падал град. Замок весь дрожал.
   -- Михал, слезай с окна, погибнешь! -- закричал Ян Скшетуский.
   -- Ни за что! Пули летят выше, а пушки направлены в другую сторону. Ни за что не слезу!
   И пан Володыевский, ухватившись еще крепче за решетку, вполз на подоконник, где он больше не нуждался в поддержке Скшетуского. В погребе, правда, стало совсем темно, так как окно было очень маленькое, и пан Ми-хал, несмотря на то что был мал, заслонил его совершенно, но зато товарищи, оставшиеся внизу, получали каждую минуту свежие новости с поля битвы.
   -- Вижу теперь! -- крикнул Володыевский. -- Венгры стали у стены и оттуда стреляют... Я боялся, чтобы они не забились в угол: пушки бы их вмиг уничтожили. Превосходные солдаты! И без офицеров знают, что делать. Снова дым! Ничего не вижу...
   Выстрелы начали ослабевать.
   -- Боже милосердный, не откладывай кары! -- воскликнул Заглоба.
   -- Ну что, Михал? -- спросил Скшетуский.
   -- Шотландцы идут в атаку.
   -- Черт бы побрал, а мы должны тут сидеть! -- крикнул с отчаянием Станислав.
   -- Вот они! Алебардщики! Венгры принимают их в сабли, боже, и вы не можете их видеть! Что за солдаты!
   -- И дерутся со своими, а не с неприятелем.
   -- Венгры побеждают... Шотландцы с левого фланга отступают, клянусь Богом! Драгуны Мелешки переходят на их сторону. Шотландцы между двух огней. Корф не может пустить в ход пушек, иначе перебьет и шотландцев. Вижу и мундиры Гангофа между венграми. Атакуют ворота. Хотят вырваться отсюда. Идут, как буря! Все ломают!
   -- Что? Как? А разве они не будут брать замок? -- крикнул Заглоба.
   -- Это ничего! Завтра они вернутся с полками Мирского и Станкевича... Что это?.. Харламп пал? Нет, только ранен, встает. Вот они уже у ворот... Но что это? Неужто и шотландцы к ним присоединяются? Открывают ворота. Столбы пыли оттуда. А! Кмициц, Кмициц с драгунами въезжает в ворота!
   -- На чьей он стороне? На чьей он стороне? -- кричал Заглоба.
   С минуту пан Михал не отвечал; шум, лязг и звон оружия, между тем снова послышался с удвоенной силой.
   -- Они погибли! -- пронзительно крикнул Володыевский.
   -- Кто? Кто?
   -- Венгры! Конница их разбила, топчет, рубит! Они в руках Кмицица! Конец! Конец, конец!!
   С этими словами пан Михал соскользнул с подоконника и упал на руки Яна Скшетуского.
   -- Бейте меня, -- кричал он, -- бейте! Я этого человека держал под саблей и выпустил живым. Я отвез ему приказ князя! Благодаря мне он собрал этот полк, с которым он будет теперь воевать против отчизны! Знал, кого брать: мошенников, висельников, разбойников, грабителей, как он сам! Пусть только попадется мне в руки! Боже милосердный, продли мою жизнь на погибель этому изменнику, и, клянусь, он больше не уйдет из моих рук!
   Между тем крики, топот копыт, выстрелы слышались с прежнею силой, но постепенно стали ослабевать; час спустя в кейданском замке воцарилась глубокая тишина, нарушаемая лишь мерными шагами шотландских патрулей и голосами команды.
   -- Пан Михал, выгляни-ка еще раз, что там случилось? -- умолял Заглоба.
   -- Зачем? -- спросил маленький рыцарь. -- Всякий военный угадает, что случилось. Впрочем, я видел, что они разбиты, Кмициц торжествует.
   -- Чтоб его четвертовали, мерзавца, висельника! Чтоб ему евнухом быть при татарском гареме!
  

XVI

   Пан Михал был прав: Кмициц торжествовал. Венгры и часть драгун Мелешки, а также Харлампа, которые примкнули к ним, устлали трупами двор кейданского замка. Лишь десятка два-три бежало и рассеялось по окрестностям, где их ловили драгуны. Часть их была поймана, а остальные, должно быть, бежали к Сапеге, воеводе витебскому, и первые принесли ему страшную весть об измене великого гетмана, о переходе его на сторону шведов, об аресте полковников.
   Между тем Кмициц, весь в крови и пыли, с венгерским знаменем в руках, явился к Радзивиллу, который встретил его с распростертыми объятиями. Но победа не опьянила пана Андрея. Наоборот, он был мрачен и зол, точно поступил против совести.
   -- Ваше сиятельство, я не хочу слушать похвал, -- сказал он, -- и стократ предпочел бы драться с неприятелем отчизны, чем с солдатами, которые могли бы ей пригодиться. У меня такое чувство, точно я сам себе пустил кровь!
   -- А кто же виноват, как не эти бунтовщики? -- возразил князь. -- И я бы предпочел вести их под Вильну, как предполагал сделать. Они предпочли восстать против власти. Что случилось, того не вернуть. Надо было, и надо будет пример дать другим.
   -- А что вы, ваше сиятельство, намерены сделать с узниками?
   -- По жребию -- десятому пулю в лоб. Остальных смешать с другими полками. Сегодня поедешь к полкам Мирского и Станкевича и отвезешь им мой приказ готовиться в поход. Я отдаю под твою команду эти два полка и третий Володыевского. Наместники будут тебе во всем повиноваться. Сначала я хотел в этот полк назначить Харлампа, но он не годится, и я раздумал.
   -- А если будет сопротивление, что делать? Ведь все эти люди Володыевского меня ненавидят.
   -- Ты им объявишь, что Мирский, Станкевич и Володыевский будут немедленно расстреляны.
   -- Тогда они пойдут на Кейданы и силою потребуют их выдачи. У Мирского в полку -- все знатная шляхта.
   -- Тогда возьми с собой шотландский полк и полк немецкой пехоты, окружи их сначала, а потом и объяви.
   -- Как вашему сиятельству угодно. Радзивилл опустил руки на колени и задумался.
   -- Мирского и Станкевича я расстрелял бы с удовольствием, если бы не то, что они пользуются влиянием и уважением не только в своих полках, а во всем войске и во всей стране. Боюсь шума и открытого бунта, пример коего мы сейчас видели. К счастью, ты так их проучил, что теперь каждый сначала крепко призадумается, прежде чем пойдет против нас.
   -- Вы говорите только о Мирском и Станкевиче, а о Володыевском и Оскерке не упомянули.
   -- Оскерку я тоже должен пощадить, у этого человека большие связи, но Володыевский чужой. Он прекрасный солдат, не отрицаю. Я даже рассчитывал на него, но он обманул мои надежды. Если бы черти не принесли этих бродяг, его товарищей, то он, может быть, поступил бы иначе, но после того, что случилось, его ждет пуля в лоб, как и обоих Скшетуских и того быка, что первый начал кричать: "Изменник, изменник!"
   Кмициц вскочил, точно его прижгли раскаленным железом.
   -- Ваше сиятельство! Солдаты рассказывали, что Володыевский спас вам жизнь под Цыбиховом.
   -- Он исполнил свой долг, и за это я хотел ему отдать в пожизненное владение Дыдкемы. Теперь он мне изменил, и я прикажу его расстрелять!
   Глаза Кмицица разгорелись, а ноздри широко раздулись.
   -- Этого быть не может! -- воскликнул Кмициц.
   -- Как не может? -- спросил Радзивилл, сдвигая брови.
   -- Молю вас, ваше сиятельство! -- говорил взволнованным голосом Кмициц. -- С головы Володыевского не должен упасть ни один волос. Ведь он мог не передать мне вашего приказа, а передал. Вырвал меня из пропасти. Благодаря ему я попал под покровительство вашего сиятельства. Он даже не задумался спасти меня, несмотря на то что любил ту же девушку, что и я! Я обязан ему жизнью и поклялся отблагодарить его. Вы сделаете это для меня: и он, и его друзья останутся живы и невредимы! Волос не спадет с их головы, пока я жив! Молю вас, ваше сиятельство!
   Кмициц просил, но в его словах невольно звучал гнев и угроза. Необузданная натура взяла верх. Он стоял против Радзивилла с лицом, напоминавшим разъяренную хищную птицу, со сверкавшими от еле сдерживаемого гнева глазами. У гетмана в душе тоже клокотала буря. Перед его железной волей, перед его деспотизмом до сих пор гнулось все на Литве и на Руси. Никто никогда не смел ему сопротивляться, никто не смел просить о помиловании осужденных, а теперь Кмициц просил, и то лишь для виду, на самом же деле требовал! Но гетман был теперь в таком положении, что почти не мог отказать.
   Деспот этот сразу понял, что ему не раз придется уступать деспотизму людей и обстоятельств, что он будет зависеть от собственных сторонников, что Кмициц, которого он думал превратить в верного пса, будет скорее прирученным волком, который в бешенстве готов кусать собственного господина.
   Все это возмутило гордость Радзивилла. Он решился сопротивляться, к этому его толкала и врожденная мстительность.
   -- Володыевский и его товарищи будут казнены! -- сказал князь, возвысив голос.
   Но этим он лишь подлил масла в огонь.
   -- Не разбей я венгров, они бы не погибли! -- воскликнул Кмициц.
   -- Что же это? Ты уже попрекаешь меня своими услугами?
   -- Нет, ваше сиятельство, -- горячо воскликнул Кмициц, -- я не попрекаю! Я прошу, молю! Но этого не будет! Эти люди известны всей Речи Посполитой! Этого быть не может! Я не буду Иудой для Володыевского! Я пойду за вас в огонь и в воду, но не отказывайте мне в этой милости!
   -- А если я откажу?
   -- Тогда велите расстрелять и меня! Я не хочу после этого жить. Пусть на меня обрушатся все громы небесные! Пусть черти меня живым тащат в ад!
   -- Опомнись, несчастный, с кем ты говоришь?
   -- Ваше сиятельство, не доводите меня до отчаяния!
   -- Просьбу я мог выслушать, но на угрозы не обращу внимания.
   -- Я прошу... умоляю...
   И Кмициц бросился перед ним на колени.
   -- Ваше сиятельство, позвольте мне служить вам всей душой, а не по принуждению, не то я с ума сойду!
   Радзивилл молчал. Кмициц все еще стоял на коленях; он то бледнел, то краснел, и глаза его метали молнии. Видно было, что еще минута, и он вспыхнет страшным гневом.
   -- Встань! -- сказал князь. Кмициц встал.
   -- Ты умеешь защищать друзей, -- сказал гетман, -- в этом я только что убедился, и надеюсь, что сумеешь постоять и за меня, в случае нужды. Жаль лишь, что ты создан не из мяса, а из селитры и того и гляди вспыхнешь. Я ни в чем не могу тебе отказать. Слушай: Станкевича, Мирского и Оскерку я хочу отослать в Биржи; ну так пусть с ними едут Володыевский и оба Скшетуские. Голов им там не срубят, но если они во время войны посидят там посмирнее, то это будет для них же лучше!
   -- Благодарю вас, ваше сиятельство! -- воскликнул с горячностью Кмициц.
   -- Постой... -- сказал князь. -- Я исполнил твою просьбу, теперь исполни ты мою. Того старого шляхтича, я забыл, как его зовут, того рычащего черта, который приехал сюда со Скшетускими, я обрек на смерть. Он первый назвал меня изменником, он заподозрил меня в продажности, восстановил против меня других! Может быть, и не было бы такого бунта, если бы не его наглость! -- И князь ударил кулаком по столу. -- Я ждал скорее смерти, скорее светопреставления, чем того, что кто-нибудь мне, Радзивиллу, посмеет крикнуть в глаза: "Изменник!" В глаза, в присутствии других! Нет такой смерти, нет таких мук, которых было бы достаточно за такое преступление. За него ты не проси, это напрасный труд!
   Но Кмициц не так скоро отказывался от того, на что раз решился. Но теперь он не сердился, не угрожал; напротив, схватив руку гетмана, он стал осыпать ее поцелуями и просить так искренне и задушевно, как он один умел это делать:
   -- Никаким канатом, никакой цепью вы не привяжете так моего сердца, как этой милостью. Не оказывайте ее наполовину. То, что вчера сказал этот шляхтич, думали все, среди них и я, пока вы мне не открыли глаз. Чем виноват человек, что он глуп! Он думал, что этим оказывает услугу отчизне, а за привязанность к ней нельзя наказывать. Кроме того, он был пьян и болтал, что ему взбрело на ум. Он знал, что подвергает себя опасности, и все-таки сказал. Мне совершенно все равно, будет ли он жив или нет, но Володыевский любит его, как отца родного, и его это очень огорчит. Уж такая у меня натура, что если полюблю кого-нибудь, то душу за него отдам! Будь проклят тот, кто пощадит меня и убьет моего друга! Ваше сиятельство, отец, благодетель, сделайте для меня эту милость, даруйте жизнь этому шляхтичу, за это я отдам вам свою жизнь -- хоть завтра, хоть сегодня, хоть сейчас!
   Радзивилл закусил губы.
   -- Вчера я в душе приговорил его к смерти.
   -- Приговор гетмана и воеводы виленского отменит великий князь литовский, а с Божьей помощью и будущий король польский, как милостивый монарх!
   Кмициц говорил без задней мысли, говорил то, что чувствовал, но, будь он самым ловким дипломатом, он и тогда не мог бы найти более сильного довода в защиту своих друзей. Гордое лицо вельможи прояснилось, он закрыл глаза, точно наслаждаясь звуком этого титула, которым он еще не обладал.
   -- Ты так умеешь просить, что отказать тебе ни в чем нельзя. Хорошо, пусть все они едут в Биржи и каются там в своих грехах, а когда исполнится то, что ты сейчас сказал, ты можешь просить новых милостей для своих друзей.
   -- И наверное буду просить! -- воскликнул Кмициц. -- Дай только Бог, чтобы это случилось как можно скорее!
   -- Ну иди и сообши им приятную новость!
   -- Новость эта приятна для меня, но не для них; они, верно, но примут ее с благодарностью, ибо не ожидали того, что могло с ними произойти. Я не пойду к ним, ваше сиятельство, они могут принять это за хвастовство с моей стороны!
   -- Делай как хочешь. Но если так, то не теряй даром времени и отправляйся за полками Мирского и Станкевича; вслед за этим тебя ожидает еще одно поручение, от которого ты, наверно, не откажешься.
   -- Какое, ваше сиятельство?
   -- Ты поедешь к мечнику россиенскому Биллевичу и пригласишь его от моего имени переселиться на время в кейданский замок.
   -- Он на это не согласится! -- ответил Кмициц. -- Он уехал из Кейдан в страшном негодовании.
   -- Надеюсь, что теперь он успокоился; но, на всякий случай, возьми с собой людей, и, если они не захотят этого сделать добровольно, ты усадишь их в экипаж, окружишь драгунами и привезешь сюда. Шляхтич был мягок как воск в то время, когда я с ним разговаривал; краснел, как девушка, и кланялся до земли; он лишь испугался шведского имени, как черт креста, и уехал. Мне он нужен как для себя, так и для тебя. Я уверен, что из этого воска я сумею сделать свечу и зажгу ее, перед кем мне будет угодно. А если это не удастся, он будет моим заложником. Биллевичи имеют большое влияние на Жмуди, они в родстве почти со всей знатнейшей шляхтой. Если один из них, старший в роде, будет в моих руках, то они не решатся идти против меня. Ведь за ними и за твоей возлюбленной целый ляуданский муравейник, и если он перейдет на сторону воеводы витебского, то он, конечно, их примет с распростертыми объятиями. Это очень важно, и я думаю, не начать ли нам с Биллевичей.
   -- В полку у Володыевского служит исключительно, ляуданская шляхта.
   -- Опекуны твоей невесты. А если так, начнем с нее! Мечника я берусь уговорить сам, а с панной ты уж поступай как знаешь. Если она согласится, мы сейчас же вас и обвенчаем, а не согласится -- бери ее силой. С женщинами -- это лучшее средство. Когда ее будут вести под венец, она поплачет, на другой день подумает, что не так страшен черт, как его малюют, а на третий -- будет даже рада! Как же вы вчера расстались?
   -- Она точно пощечину мне дала!
   -- Что же она тебе сказала?
   -- Назвала меня изменником. Я чуть не умер на месте!
   -- Когда ты будешь ее мужем, скажи ей, что женщине больше к лицу прялка, чем политика, и держи ее в руках.
   -- Вы ее не знаете, ваше сиятельство. У нее на первом плане честь; а уму ее многие могли бы позавидовать. Не успеешь и глазом моргнуть, как она тебя насквозь разгадает!
   -- Ну и полонила же она твое сердце! Постарайся сделать то же.
   -- Если б Бог дал, ваше сиятельство! Я уж раз пробовал ее взять силой, но поклялся больше этого не делать. Силой я ее под венец не поведу. Вся моя надежда на вас, ваше сиятельство. Если вы убедите мечника, что мы совсем не изменники, а, наоборот, желаем спасти нашу родину, если и он ее убедит, тогда она будет совсем иначе ко мне относиться. Теперь я поеду к Биллевичу и привезу ее сюда; я боюсь, как бы она не пошла в монастырь. Но сознаюсь вашему сиятельству, что хотя великое для меня счастье смотреть в глаза этой девушке, но лучше бы мне идти одному на все шведское войско! Она ведь не знает моих побуждений и считает меня изменником!
   -- Если хочешь, я пошлю за ними Харлампа или Мелешку.
   -- Нет! Лучше я отправлюсь сам; к тому же Харламп ранен.
   -- Тем лучше. Вчера я хотел послать Харлампа за полком Володыевского, но там, верно, пришлось бы употребить силу, а он на это и неспособен и, как оказалось, не может справиться даже со своими людьми. Итак, поезжай прежде всего к мечнику, а затем за этими полками. В крайнем случае, не щади себя. Нужно показать шведам, что мы сильны и не боимся бунта. Полковников я отправлю под конвоем; их проводит Мелешко. Тяжело идет дело сначала, ох как тяжело! Чуть не половина Литвы, вижу, восстанет против меня.
   -- Это ничего, ваше сиятельство. У кого совесть чиста, тому нечего бояться!
   -- Я думал, что все Радзивиллы, по крайней мере, будут на моей стороне; а между тем смотри, что мне пишет князь-кравчий из Несвижа.
   И гетман подал Кмицицу письмо князя Казимира-Михаила, которое тот быстро пробежал глазами.
   -- Если бы мне не были известны побуждения вашего сиятельства, я бы думал, что он прав и что это честнейший человек в мире. Я говорю то, что думаю!
   -- Ну поезжай скорее! -- сказал гетман с оттенком раздражения.
  

XVII

   Но Кмициц не выехал ни в этот, ни на следующий день; каждую минуту в Кейданы приходили все более грозные известия. Под вечер прискакал гонец с известием, что полки Мирского и Станкевича идут к гетманской резиденции, чтобы вооруженной силой требовать выдачи своих полковников, что среди них страшное волнение и что высланы депутации во все полки поблизости Кейдан, на Полесье и вплоть до Заблудова с извещением об измене Радзивилла и с призывом соединиться всем для защиты отчизны. Легко можно было предвидеть, что вся шляхта примкнет к взбунтовавшимся полкам и составит силу, против которой трудно будет устоять в неукрепленных Кейданах, тем более что Радзивилл не был уверен во всех бывших у него под рукой полках.
   Это изменило все планы гетмана, но, вместо того чтобы ослабить в нем энергию, это, казалось, еще более ее укрепило. Он решил самолично выступить против бунтовщиков во главе верных шотландцев, рейтар и артиллерии и потушить огонь в самом начале. Он знал, что солдаты без командиров -- не более чем беспорядочная толпа, которая рассеется при одном его имени.
   И он решил не щадить крови и навести страх на все войско, на всю шлях-ТУ, на всю Литву, чтобы они и вздохнуть не смели под его железной рукой. Его замыслы должны исполниться и исполнятся.
   В этот же день несколько иностранных офицеров поехало в Пруссию с Целью набрать новые полки, а Кейданы кишели вооруженными людьми. Шотландские полки, рейтары, драгуны Харлампа и Мелешки, артиллерия Корфа готовились к походу. Княжеские гайдуки, челядь и местные мещане должны были пополнить, в случае надобности, его силы. Отдан был приказ поспешить с отправкой полковников в Биржи, где держать их было безопаснее, чем в неукрепленных Кейданах. Князь рассчитывал, что ссылка их в такую далекую крепость, где, по договору, должен был быть уже шведский гарнизон, уничтожит надежду на их освобождение и лишит самый бунт всякого основания.
   Заглоба, Скшетуские и Володыевский должны были разделить участь остальных.
   Был уж вечер, когда в их подземелье вошел офицер с фонарем и сказал:
   -- Пожалуйте, Панове, за мной!
   -- Куда? -- спросил с беспокойством Заглоба.
   -- Там будет видно... Скорее, скорее!
   -- Идем!
   Все вышли. В коридоре их окружили солдаты, вооруженные мушкетами. Заглоба волновался все более.
   -- Надо думать, что нас не повели бы на казнь без покаяния, -- шепнул он на ухо Володыевскому, а потом обратился к офицеру: -- Позвольте узнать, как ваша фамилия?
   -- А вам зачем?
   -- У меня на Литве много родственников, да, кроме того, всегда приятнее знать, с кем имеешь дело.
   -- Не время теперь представляться, впрочем, только дурак стыдится своего имени. Я -- Рох Ковальский, если угодно!
   -- Достойные люди Ковальские. Мужчины все храбрые солдаты, а женщины добродетельны. Моя бабушка была тоже Ковальская, но, к несчастью, умерла еще до моего рождения. А вы из каких Ковальских? Из "Верушей" или из "Кораблей"?
   -- Что вы тут ночью ко мне пристаете с расспросами?
   -- Да ведь вы непременно мой родственник; мы с вами и сложены одинаково. У вас такие же широкие плечи, как и у меня, а я это унаследовал от бабушки.
   -- Об этом мы в дороге поговорим... Времени еще много.
   -- В дороге, -- повторил Заглоба, и точно камень свалился у него с души. Он вздохнул свободнее и сразу ободрился. -- Пан Михал! -- шепнул он. -- Ну что? Разве не говорил я вам, что с нами ничего не сделают?
   Между тем они вышли на двор. Была туманная ночь. Кое-где багровело лишь красное пламя факелов или виднелся тусклый свет фонариков, бросавших неверный свет на группы конных и пеших солдат. Весь двор был запружен войсками. То здесь, то там мелькали копья и дула ружей; слышался топот лошадиных копыт; какие-то всадники переезжали от группы к группе; по-видимому, это были офицеры, отдававшие приказания.
   Ковальский остановился с конвоем и узниками перед громадной телегой, запряженной четверкой лошадей, и сказал:
   -- Садитесь, Панове!
   -- Здесь уж кто-то сидит, -- заметил Заглоба, взбираясь на телегу. -- А вещи наши где?
   -- Вещи под соломой! -- ответил Ковальский. -- Скорей, скорей!
   -- А кто здесь? -- спросил Заглоба, всматриваясь в темные фигуры, лежащие на соломе.
   -- Мирский, Станкевич, Оскерко, -- отозвались голоса.
   -- Володыевский, Ян Скшетуский, Станислав Скшетуский, Заглоба, -- ответили рыцари.
   -- Челом, челом!
   -- Челом! В хорошем обществе мы поедем. А не знаете ли, Панове, куда нас везут?
   -- Вы едете в Биржи, -- ответил Ковальский.
   И с этими словами он скомандовал, и пятьдесят драгун окружили телегу, и затем все двинулись в путь.
   Узники стали потихоньку разговаривать.
   -- Нас выдадут шведам! -- сказал Мирский. -- Этого и нужно было ждать.
   -- Я предпочитаю сидеть между шведами, чем между изменниками! -- ответил Станкевич.
   -- А я предпочел бы пулю в лоб, -- воскликнул Володыевский, -- чем сидеть во время этой несчастной войны!
   -- Ну я с этим не согласен, -- возразил Заглоба, -- с телеги и из Бирж можно удрать при случае, а с пулей во лбу далеко не уйдешь. Я знал заранее, что на это этот изменник не решится!
   -- Радзивилл не решится? -- сказал Мирский. -- Вы, видно, приехали издалека. Если он задумал кому отомстить, то того уж можно хоронить: я не помню случая, чтобы он когда-нибудь простил малейшую вину.
   -- А все-таки он не посмел поднять на меня свою руку, -- ответил Заглоба. -- Кто знает, не мне ли вы обязаны своим спасением?
   -- А это почему?
   -- Крымский хан очень меня полюбил за то, что я, будучи у него в плену, открыл заговор, посягавший на его жизнь. Наш милостивый король, Ян Казимир, меня тоже очень любит. Потому и понятно, что этот чертов сын, Радзивилл, побоялся меня тронуть, чтобы не вооружить их против себя. Они бы его нашли и на Литве.
   -- Что за глупости! Он ненавидит короля, как черт святую воду, и если бы только знал, что вы его любимец, вам бы несдобровать, -- возразил Станкевич.
   -- А я думаю, -- сказал Оскерко, -- что гетман сам не хотел пятнать рук нашей кровью, боясь еще большего мятежа, но уверен, что этот офицер везет шведам приказ, чтобы нас тотчас же расстреляли.
   -- Ой! -- воскликнул Заглоба.
   Все на минуту умолкли. Между тем телега с пленными и с конвоем въехала на кейданский рынок. Город уже спал, в нем уже не было огней, лишь собаки злобно лаяли на проезжавших и проходивших путников.
   -- Все равно, -- наконец отозвался Заглоба. -- Мы хоть выиграли время, а там... может быть, какая-нибудь счастливая мысль и осенит нас.
   Тут он обратился к старым полковникам:
   -- Вы, панове, еще меня не знаете, но спросите моих товарищей; они вам скажут, что, в каких бы переделках я ни бывал, мне всегда удавалось выпутаться из беды. Скажите, что это за офицер конвоирует нас? Нельзя ли его убедить оставить изменника и перейти на нашу сторону?
   -- Это Рох Ковальский, -- ответил Оскерко. -- Я его знаю. Вы с таким же Успехом могли бы убеждать его лошадь; я даже не знаю, кто из них глупее.
   -- Как же он попал в офицеры?
   -- Он был у Мелешки знаменщиком, а для этого большого ума не надо.
   В офицеры он попал потому, что понравился князю за необыкновенную силу. Он легко ломает подковы и борется с медведем.
   -- Он такой силач?
   -- Мало того что силач; он, если ему начальник прикажет разбить лбом стену, не задумываясь, бросится исполнять приказание. Ему велено отвезти нас в Биржи, и он отвезет, хоть бы земля должна была расступиться под его ногами.
   -- Скажите на милость! -- воскликнул Заглоба. -- Ну и решительный малый!
   -- Решительность его равна его глупости! Кроме того, в свободное время он если не ест, то спит. Раз он проспал в цейхгаузе сорок восемь часов, а когда его разбудили, то зевал так, точно провел без сна несколько суток.
   -- Мне страшно нравится этот офицер, -- ответил Заглоба. -- Я всегда люблю знать, с кем имею дело!
   А потом, обратившись к Ковальскому, он сказал покровительственным тоном:
   -- Подойдите ко мне, мосци-пане!
   -- Зачем? -- спросил Ковальский, поворачивая лошадь.
   -- Нет ли у вас горилки?
   -- Есть.
   -- Так давайте сюда.
   -- Как так -- давайте?
   -- Видите ли, мосци-Ковальский, если бы это было запрещено, то вам было бы приказано не давать, а так как вам ничего не сказали, значит, давайте!
   -- Гм... -- проворчал изумленный пан Рох. -- Вы, кажется, хотите меня принудить?..
   -- Я вас не принуждаю, но если дозволено, то почему бы не помочь родственнику, а тем более старшему; ведь, женись я на вашей матери, я бы мог быть вашим отцом.
   -- Какой вы мне родственник?
   -- Есть два рода Ковальских. У одних Ковальских в гербе козел с поднятой задней ногой, и они называются "Верушами", у других корабль, на котором их предок приехал из Англии в Польшу, и они называются "Кораблями", к ним принадлежу и я со стороны бабушки.
   -- Неужели? Значит, вы на самом деле мой родственник?
   -- А разве вы "Корабль"?
   -- "Корабль".
   -- Моя кровь, клянусь Богом! -- воскликнул Заглоба. -- Как я рад, что мы встретились, ведь я, собственно, приехал сюда, на Литву, к Ковальским, и хоть я под арестом, а ты на лошади и на свободе, но я с удовольствием прижал бы тебя к своей груди: родная кровь, ничего не поделаешь!
   -- К несчастью, я вам ничем помочь не могу. Мне велено отвезти вас в Биржи, и я должен вас отвезти. Родство родством, а служба службой.
   -- Называй меня дядей, -- сказал Заглоба.
   -- Вот вам, дядя, горилка! -- сказал Рох. -- Это дозволено.
   Заглоба взял манерку и с наслаждением выпил. Минуту спустя приятная теплота распространилась по его телу, он повеселел и стал как будто лучше соображать.
   -- Слезай-ка ты с лошади, -- сказал он Роху, -- и садись ко мне в телегу: поболтаем немного. Мне хочется узнать кое-что о моих родственниках. Я почитаю дисциплину, но ведь это тебе не запрещено.
   Ковальский подумал с минуту.
   -- Мне этого не запретили, -- сказал он наконец.
   И вскоре он сидел или, вернее, лежал рядом с Заглобой, который сердечно его обнимал.
   -- Как же твой старик поживает? Как, бишь, его зовут?.. Совсем забыл...
   -- Тоже Рох.
   -- Верно! Рох родил Роха! Это по Писанию. Ты должен своего сына также назвать Рохом, чтобы не изменить семейным традициям. Ты женат?
   -- Конечно, женат! Я Ковальский, а это -- пани Ковальская, и другой не хочу.
   С этими словами он поднес к самому лицу Заглобы тяжелую драгунскую саблю и повторил:
   -- Другой не хочу!
   -- Правильно! -- воскликнул Заглоба. -- Ты мне очень нравишься, Рох, сын Роха. Настоящий солдат тот, у которого такая жена, как у тебя; притом скорее она овдовеет, чем ты! Жаль, что у тебя от нее не будет маленьких Рохов; по всему вижу, что ты парень с мозгами, и было бы очень прискорбно, если бы такой род вымер.
   -- Ну вот еще! -- ответил Ковальский. -- Нас шесть братьев.
   -- И все Рохи?
   -- Вы угадали, дядюшка: у каждого из нас если не первое, то второе имя Рох, ведь это наш патрон.
   -- Ну тогда выпьем еще!
   -- Я не прочь!
   Заглоба пригубил из манерки, но не выпил всего, а передал ее офицеру и прибавил:
   -- До дна, до дна! Жаль, что я не могу тебя разглядеть! -- продолжал он. -- Ночь такая темная, нельзя собственных пальцев узнать. Послушай, Рох, куда это собираются войска из Кейдан!
   -- На бунтовщиков.
   -- Один Бог может знать, кто бунтовщик: ты или они?
   -- Я бунтовщик? А это как же так? Что гетман мне приказывает, то я и делаю.
   -- Но гетман не делает того, что ему приказывает король; ведь король, наверно, не приказывал ему соединяться со шведами. Я думаю, что и ты предпочел бы драться со шведами, чем отдавать в их руки меня, своего родственника?
   -- Пожалуй, что так, но служба прежде всего!
   -- И пани Ковальская тоже бы это предпочла! Я ее хорошо знаю. Между нами говоря, гетман изменил королю и отчизне. Ты этого никому не говори, но это так! И те, кто служит ему, тоже бунтовщики.
   -- Мне и слушать этого не годится. У гетмана свое начальство, а у меня свое, и Бог накажет меня, если я его ослушаюсь. Это была бы неслыханная вещь!
   -- Правильно. Но послушай: если бы, к примеру, ты попал в руки этих бунтовщиков, то и я был бы свободен, и ты не виноват: ведь "один в поле не воин"! Жаль только, что я не знаю, где они стоят, но ты, верно, знаешь... И если бы ты захотел... мы могли бы поехать в ту сторону.
   -- Что такое?
   -- Да просто поехать к ним! Ты не был бы виноват, если бы они нас отбили. Уж во всяком случае твоя совесть была бы чиста в отношении своего родственника, а ты и сам, вероятно, знаешь, что иметь родственника на совести -- это большой грех.
   -- Не говорите мне больше об этом! Не то я сейчас сойду с телеги и сяду на коня! Не я буду отвечать перед Богом, а гетман. Пока я жив, ничего из этого не выйдет!
   -- Ну, делать нечего! -- сказал Заглоба. -- Спасибо за откровенность, хотя я раньше был твоим дядей, чем Радзивилл твоим гетманом. А понимаешь ты, что значит дядя?
   -- Дядя, значит, дядя.
   -- Ответ твой очень остроумен, но знаешь ли ты, что если у кого-нибудь нет отца, то, по Писанию, он должен слушаться дяди. Тогда его власть равняется родительской, коей грех не повиноваться. В дяде течет та же кровь, что и в матери. Я, правда, не брат твоей матери, но, должно быть, моя бабушка была тетушкой твоей бабушки; во мне совмещается власть нескольких поколений. Все люди смертны, а потому власть от одних переходит к другим, и ни гетман, ни король не могут заставить ей противиться. Может ли, например, великий или полевой гетман заставить не только шляхтича, но даже простого мужика поднять руку на отца, мать, на деда или на старую слепую бабушку? Ответь мне на этот вопрос, Рох!
   -- Что? -- спросил сонным голосом Ковальский.
   -- На старую слепую бабушку? -- повторил Заглоба. -- Кто бы в таком случае хотел жениться, иметь детей и дождаться внуков?
   -- Я Ковальский, а это пани Ковальская! -- бормотал сквозь сон офицер.
   -- Если хочешь, пусть так и будет, -- ответил Заглоба. -- Пожалуй, и лучше, что у тебя не будет детей, меньше дурней будет на свете! Как думаешь, Рох?
   Заглоба приложил к нему ухо, но не услышал уже никакого ответа.
   -- Рох, Рох! -- окликнул его тихо Заглоба. Рох спал как убитый.
   -- Спишь?.. -- пробормотал Заглоба. -- Ну, подожди... Я вот сниму с тебя этот железный горшок, а то тебе неудобно, и расстегну плащ, чтобы с тобой не приключилось удара. Я был бы плохим родственником, если бы не заботился о тебе.
   И руки Заглобы стали шарить около головы и шеи Ковальского. На возу все спали глубоким сном; солдаты тоже качались на седлах, ехавшие впереди слегка напевали, всматриваясь в дорогу, так как ночь была темная.
   Вдруг солдат, ехавший позади телеги, увидел плащ и блестящий шлем своего офицера. Ковальский, не останавливая телеги, кивнул, чтобы ему подали лошадь.
   Спустя минуту он уже был на лошади.
   -- Мосци-комендант, а где мы будем кормить лошадей? -- спросил вахмистр, подъехав к нему.
   Рох не ответил ни слова и, миновав конвойных, исчез во мраке. Вскоре быстрый топот лошадиных копыт донесся до слуха драгун.
   -- Куда это наш комендант поскакал? -- спрашивали друг друга солдаты.
   -- Должно быть, хочет посмотреть, нет ли поблизости корчмы. Время бы дать отдых лошадям.
   Между тем прошло полчаса, прошел час, два, а Ковальский не возвращался. Лошади совсем устали и едва тащились.
   -- Поезжайте-ка догоните коменданта и скажите, что лошади еле ноги волочат.
   Один из солдат поехал исполнить приказание, но через час вернулся один.
   -- Коменданта и след простыл, -- сказал он. -- Должно быть, уехал куда-нибудь далеко!
   -- Ему хорошо, -- ворчали с недовольством солдаты, -- он целый день спал, да и теперь выспался на возу, а ты тащись всю ночь без отдыха.
   -- Отсюда в двух шагах корчма, -- ворчал посланный, -- я думал, что найду его там, а там его нет! Куда его черти понесли?
   -- Остановимся и без него, коли так, -- сказал вахмистр. -- Нужно отдохнуть.
   И они остановились перед корчмой. Солдаты сошли с лошадей, одни из них пошли стучаться в двери, другие стали отвязывать вязанки сена, чтобы хоть с рук покормить лошадей.
   Узники, услышав шум, тоже проснулись.
   -- Куда это мы приехали? -- спросил Станкевич.
   -- Впотьмах трудно разобрать, -- ответил Володыевский, -- тем более что мы не к Упите едем.
   -- Но ведь из Кейдан в Биржу надо ехать через Упиту? -- спросил Ян Скшетуский.
   -- Конечно. Но там мой полк, и князь велел ехать по другой дороге. Сейчас же за Кейданами мы свернули на Данов и Кроков, а оттуда, верно, поедем на Бейсаголу и Шавли. Это немного не по дороге, но зато Упита и Поневеж останутся в стороне.
   -- А пан Заглоба спит себе сном праведника, -- заметил Станислав Скшетуский, -- вместо того чтобы придумать какой-нибудь выход, как обещал.
   -- Пусть спит... Должно быть, его утомил разговор с этим болваном комендантом. Видно, ни к чему не привели его красноречивые уверения в родстве между ними. Кто для отчизны не изменил Радзивиллу, тот ему не изменит и ради дальнего родственника.
   -- А разве они в самом деле родственники? -- спросил Оскерко.
   -- Такие же, как и мы с вами, -- ответил Володыевский. -- Но где же пан Ковальский?
   -- Должно быть, в корчме.
   -- Я хотел у него просить разрешения пересесть на какую-нибудь лошадь: у меня ноги затекли, -- сказал Мирский.
   -- Он, наверное, на это не согласится, -- возразил Станкевич, -- в темноте легко улизнуть незаметно. А как догнать?
   -- Я дам ему рыцарское слово, что не удеру, а кроме того, скоро и светать начнет.
   -- Послушай, где ваш комендант? -- спросил Володыевский у стоящего вблизи драгуна.
   -- А кто его знает.
   -- Как так: кто знает? Если я тебе приказываю его позвать, так зови.
   -- Мы, пане полковник, сами не знаем, где он, -- ответил драгун, -- как Уехал ночью, так и до сих пор не возвращался.
   -- Скажи ему, когда он вернется, что мы хотим с ним говорить.
   -- Слушаюсь! -- ответил солдат.
   Пленные замолчали.
   Время от времени слышалось только их громкое позевывание; рядом лошади жевали сено. Солдаты, сторожившие телегу, дремали, другие болтали между собой или закусывали, чем бог послал, так как корчма оказалась необитаемой.
   Вскоре и ночь стала бледнеть; на востоке появилась светлая полоса, звезды понемногу стали меркнуть, а затем крыша корчмы и деревья перед корчмою словно покрылись серебром. Немного погодя можно было уже различить лица, желтые плащи и блестящие шлемы.
   Володыевский зевнул наконец, открыл глаза и взглянул на спящего Заглобу; вдруг он вскочил и вскрикнул:
   -- А чтоб его! Панове! Панове! Посмотрите, ради бога!
   -- Что случилось? -- спросили полковники, открывая глаза.
   -- Посмотрите, посмотрите! -- кричал Володыевский.
   Пленники взглянули, куда указывал Володыевский, и остолбенели: под буркой в шапке Заглобы спал сном праведным Рох Ковальский. Заглобы в телеге не было.
   -- Удрал! Ей-богу, удрал! -- воскликнул Мирский, оглядываясь по сторонам, точно не веря собственным глазам.
   -- Снял шлем и плащ с этого дурака и удрал на его же лошади!
   -- Ну и хитер! Чтоб его разорвало! -- сказал Станкевич.
   -- Как в воду канул.
   -- Он исполнил свое обещание, что придумает что-нибудь!
   -- Только его и видели!
   -- Панове, -- сказал Володыевский, -- вы его не знаете, но я готов поклясться, что он и нам придет на помощь. Я не знаю как, но уверен в этом.
   -- Ей-богу, собственным глазам не верю! -- сказал Станислав Скшетуский.
   Но вот и солдаты узнали, в чем дело, и подняли страшную суматоху. Все подбегали к телеге и таращили глаза на своего спящего коменданта, одетого в бурку из верблюжьего сукна и в рысью шапку.
   Вахмистр начал его трясти без всякой церемонии:
   -- Мосци-пане комендант! Мосци-пане комендант!
   -- Я Ковальский, а это пани Ковальская! -- бормотал Рох.
   -- Мосци-комендант, пленный удрал! Ковальский вскочил и открыл глаза.
   -- Чего тебе?
   -- Удрал тот толстый шляхтич, с которым вы разговаривали.
   -- Не может быть! -- крикнул испуганным голосом Ковальский. -- Как это? Как удрал?
   -- В вашем шлеме и плаще: ночь была темная, солдаты его не узнали.
   -- Где моя лошадь? -- крикнул Ковальский.
   -- Нету... шляхтич на ней-то и уехал.
   -- На моей лошади?
   -- Да.
   Ковальский схватился за голову и воскликнул:
   -- Господи Иисусе! Затем прибавил:
   -- Давайте мне сюда этого подлеца, который ему дал лошадь.
   -- Мосци-комендант, солдат не виноват. Ночь была темная, хоть глаз выколи, а на нем был ваш плащ и шлем. Он проехал мимо меня, и я его тоже не узнал. Не садись вы на телегу, ничего такого и не могло бы случиться!
   -- Бей меня! Бей меня! -- кричал несчастный офицер.
   -- Что прикажете делать, мосци-комендант?
   -- Ловите его!
   -- Это невозможно! Он ведь на вашей лошади уехал, а это одна из лучших. Наши лошади страшно устали, кроме того, он удрал уже давно. Мы его не можем догнать.
   -- Ищи ветра в поле! -- сказал Станкевич.
   Тогда Ковальский накинулся на пленных:
   -- Это вы помогли ему удрать! Я вас!..
   И он сжал кулаки и стал приближаться к ним. Вдруг Мирский сказал грозно:
   -- Не кричите и помните, что говорите со старшими!
   Ковальский вздрогнул и машинально вытянулся в струнку; его значение, в сравнении с значением Мирского, равнялось нулю, да и остальные пленные стояли выше его как по чинам, так и по происхождению.
   -- Куда вам приказали нас везти, туда и везите, но голоса не возвышайте, ибо завтра же можете попасть под нашу команду! -- прибавил Станкевич.
   Рох вытаращил глаза и молчал.
   -- Ну и оболванились же вы, пане Рох, -- сказал Оскерко. -- А что касается того, будто мы помогли ему удрать, то это глупость, каждый из нас прежде всего помог бы самому себе! Никто тут не виноват, кроме вас. Слыханная ли вещь, чтобы комендант позволил удрать своему пленному в своем плаще, в своем шлеме и на своей лошади.
   -- Старая лиса провела молодую! -- сказал Мирский.
   -- Иезус, Мария, у меня и сабли нет! -- крикнул Ковальский.
   -- А вы думали, что ему сабля не нужна? -- сказал, улыбаясь, Станкевич. -- Справедливо заметил пан Оскерко, что вы оболванились... У вас, верно, были и пистолеты?
   -- Были... -- точно не сознавая того, что происходит, ответил Ковальский. Вдруг он схватился обеими руками за голову и крикнул страшным голосом:
   -- И письмо князя-гетмана к биржанскому коменданту. Что я теперь, несчастный, буду делать? Я пропал навек! Остается только пуля в лоб!
   -- Это вас не минует! -- возразил Мирский. -- Как же вы теперь повезете нас в Биржи? Что будет, если вы скажете, что привезли нас как пленных, а мы, как старшие вас чинами, скажем, что арестовать нужно вас! Кому комендант скорее поверит? Неужели вы думаете, что шведский комендант задержит нас только потому, что пан Ковальский его об этом попросит?
   -- Пропал я! Пропал! -- стонал Ковальский.
   -- Пустяки! -- утешал его Володыевский.
   -- Что нам делать, мосци-комендант? -- спрашивал вахмистр.
   -- Убирайся ко всем чертям! -- крикнул Ковальский. -- Разве я знаю, что делать и куда ехать?
   -- Ехать в Биржи! -- посоветовал Мирский.
   -- Поворачивай в Кейданы! -- крикнул Ковальский.
   -- Не будь я Оскерко, если вас там сейчас же не расстреляют! Как же вы покажетесь на глаза князю? Ведь вас ждет там позор и пуля в лоб!
   -- Я большего и не стою! -- воскликнул несчастный офицер.
   -- Глупости, пане Рох! Мы одни можем вас спасти, -- сказал Оскерко. -- Вы знаете, что мы за князя готовы были идти в огонь и в воду. За нами было немало и других заслуг. Мы не раз проливали кровь за отчизну и никогда от этого не откажемся; но гетман изменил отчизне, изменил королю, коему мы поклялись в верности. Неужто вы думаете, что нам легко было идти против гетмана и против дисциплины? Но кто на стороне гетмана, тот против короля и Речи Посполитой. Поэтому мы бросили ему под ноги булавы. И кто это сделал? Не я один, но лучшие и умнейшие люди! Кто при нем остался? Негодяи! Вы хотите опозорить свое имя? Хотите быть изменником? Спросите собственную совесть, что надо делать: остаться на стороне изменника Радзивилла или идти с теми, кто готов пожертвовать ради отчизны последней каплей крови?
   Слова эти, казалось, произвели сильное впечатление на Ковальского. Он вытаращил глаза, открыл рот и, после некоторого молчания, сказал:
   -- Чего вы, Панове, от меня хотите?
   -- Чтобы вы вместе с нами шли к воеводе витебскому, который стоит на стороне отчизны.
   -- Да ведь мне велено отвезти вас в Биржи.
   -- Вот и разговаривай с ним после этого! -- воскликнул с нетерпением Мирский.
   -- Мы хотим, чтобы вы нарушили приказ и шли с нами, понимаете ли вы наконец? -- крикнул Оскерко, потеряв терпение.
   -- Вы можете говорить что угодно, но из этого ничего не выйдет. Я солдат и должен повиноваться гетману. Если он грешит, то он ответит перед Богом, а не я! Я человек простой, чего рукой не сделаю, того и голова не рассудит! Знаю одно: что я должен во всем его слушаться.
   -- Делайте как знаете! -- крикнул, махнув рукой, Мирский.
   -- Я уж и теперь нарушил приказ, ибо велел возвращаться в Кейданы, вместо того чтобы везти вас в Биржи; но меня одурачил этот шляхтич. И это называется родственник! У него совести нет! Из-за него я должен лишиться не только княжеской милости, но и жизни! Но будь что будет, а вы должны ехать в Биржи.
   -- Нечего терять попусту время! -- сказал Володыевский.
   -- Поворачивать в Биржи, черти! -- крикнул Ковальский драгунам.
   И они повернули.
   Комендант приказал одному из солдат сесть в телегу, а сам взял его лошадь и поехал рядом с пленными, не переставая бормотать:
   -- Родственник -- и так меня подвел!
   Узники, хоть и озабоченные своей судьбой, не могли все же удержаться от смеха, и Володыевский наконец сказал:
   -- Утешьтесь, пане Ковальский, не такие, как вы, но даже и сам Хмельницкий не раз попадался ему на удочку. В этом отношении равных ему нет!
   Ковальский ничего не ответил, он лишь поотстал немного от телеги, чтобы избежать насмешек. Впрочем, ему было стыдно и перед собственными солдатами, и он был так убит, что на него жаль было смотреть.
   Между тем полковники говорили о Заглобе и его волшебном исчезновении.
   -- Странная вещь, право, -- говорил Володыевский, -- нет такого затруднительного положения, из которого этот человек не сумел бы выкарабкаться. Где нельзя взять силой и храбростью, он берет хитростью. Другие теряются, когда у них смерть висит над головою, а у него в это время голова работает, как никогда. В случае нужды, он храбр как Ахиллес, но предпочитает идти по стопам Улисса.
   -- Не хотел бы я его караулить, будь он даже закован в кандалы, -- сказал Станкевич. -- Было бы еще полбеды, если бы только удрал, но ведь он, кроме того, Ковальского на смех подымет.
   -- Еще бы, -- сказал Володыевский, -- он теперь до смерти не забудет Ковальского. А уж не дай Бог попасться ему на язык, острее языка нет, вероятно, во всей Речи Посполитой. При этом он обычно не щадит красок в своих повествованиях, и слушатели просто помирают со смеху.
   -- Но в случае нужды, вы говорите, он и саблей умеет работать? -- спросил Станкевич.
   -- Как же! Ведь он на глазах всего войска зарубил Бурлая под Збаражем.
   -- Клянусь Богом, -- воскликнул Станкевич, -- я таких еще не видывал!
   -- Теперь он тоже оказал немалую услугу тем, что увез письмо князя; кто знает, что там было написано. Сомневаюсь, чтобы шведский комендант поверил нам, а не Ковальскому! Мы едем как пленные, а он командует конвоем. Но во всяком случае, там не будут знать, что с нами делать. И мы останемся живы, а это главное.
   -- Я ведь просто пошутил, чтобы еще более сконфузить Ковальского, -- сказал Мирский. -- Но нам нечего особенно радоваться, если даже пощадят нашу жизнь! Все складывается так ужасно, что лучше умереть. Зачем мне, старику, смотреть на все эти ужасы!
   -- Или мне, человеку, который помнит другие времена? -- прибавил Станкевич.
   -- Вы не должны так говорить: милосердие Божье сильнее злобы людей; Господь может послать нам свою помощь, когда мы меньше всего ее ждем.
   -- Святая истина говорит вашими устами! -- сказал Ян Скшетуский. -- Конечно, нам, служившим под начальством князя Еремии, тяжело теперь жить, мы привыкли к победам. Но если Бог пошлет нам настоящего вождя, на которого можно было бы положиться, то мы еще послужим родине.
   -- Каждый из нас готов будет сражаться день и ночь! -- воскликнул Володыевский.
   -- В том-то все несчастье! -- сказал Мирский. -- Каждый ходит во мраке и не знает, что делать. Меня так мучит то, что я не мог не бросить князю под ноги булаву и стал зачинщиком бунта. Когда я вспомню об этом, у меня остатки волос дыбом встают на голове. Но что же было делать ввиду явной измены? Счастлив тот, кому не пришлось искать в душе ответов на все эти страшные вопросы!
   -- Господи милосердный, пошли нам истинного вождя! -- воскликнул Станкевич, подняв глаза к небу.
   -- Говорят, что воевода витебский честнейший человек, -- заметил Станислав Скшетуский.
   -- Это верно, -- ответил Мирский, -- но он не гетман, и, пока ему король не пожалует этого титула, он может вести военные действия только на собственный страх. Я уверен, что он не перейдет ни к шведам, ни к кому бы то ни было!
   -- А Госевский, гетман польный, в плену у Радзивилла!
   -- Вот тоже прекрасный человек, -- воскликнул Оскерко. -- Когда я узнал об его аресте, то меня точно кольнуло какое-то недоброе предчувствие.
   Пан Михал на минуту задумался, а потом стал рассказывать:
   -- Когда я после сражения под Берестечком удостоился чести быть приглашенным на обед нашим милостивым королем, я познакомился там с паном Чарнецким, в честь коего и устроено было торжество. Король, выпив слегка, стал обнимать Чарнецкого и наконец сказал: "Я уверен, что если даже все меня покинут, то и тогда ты останешься со мной!" Я собственными ушами слышал эти его пророческие слова. Чарнецкий от волнения почти не мог говорить и все повторял: "До последнего издыхания!" И король заплакал.
   -- Кто знает, не сбылись ли его предсказания? -- вздохнув, сказал Мирский.
   -- Должно быть, нет человека во всей Речи Посполитой, который бы не произносил имени Чарнецкого!
   -- Говорят, что татары, которые сражаются вместе с Потоцким против Хмельницкого, так его любят, что без него не хотят никуда идти.
   -- Это верно, -- подтвердил Оскерко. -- Я слышал это еще в Кейданах -- у князя; все мы тогда расхваливали Чарнецкого до небес, но князю, по-видимому, это не нравилось: он поморщился и наконец сказал: "Это королевский обозный, но с таким же успехом он мог бы быть у меня в Тыкоцине подстаростой".
   -- Должно быть, его зависть мучила!
   -- Известное дело, преступление не выносит света добродетели!
   Так разговаривали друг с другом пленные; затем разговор их снова перешел на Заглобу. Володыевский уверял всех, что они могут быть уверены в его помоши: этот человек неспособен покинуть друзей в несчастии.
   -- Я уверен, -- сказал он, -- что он уехал в Упиту, найдет там моих людей, если только их не разбили или насильно не увели в Кейданы, возьмет их с собой и будет спешить к нам на помощь; вот разве только они не послушают, но этого я от них не ожидаю: в моем полку почти исключительно ляу-данцы, а они меня любят.
   -- Но ведь это давние радзивилловские друзья, -- заметил пан Мирский.
   -- Правда, но лишь только они узнают об измене гетмана, об аресте пана Госевского, Юдицкого и всех нас, то, наверное, переменят о нем свое мнение. Это все честная шляхта, а Заглоба передаст им все это так, как не сумеет никто другой.
   -- Ну а нам-то что?! -- воскликнул Станислав Скшетуский. -- Ведь мы тогда будем в Биржах.
   -- Ни в коем случае. Чтобы миновать Упиту, мы делаем крюк, а из Упиты туда прямая дорога. Если бы даже мы выехали двумя днями раньше, то и тогда они бы нас опередили. Теперь мы едем на Шавли и лишь оттуда свернем к Биржам, а надо вам знать, что оттуда в Биржи ближе, чем из Шавель.
   -- Конечно, ближе, -- согласился Мирский, -- и дорога лучше.
   -- Вот видите! А нам еще до Шавель далеко.
   И действительно, только под вечер они увидели гору, известную под названием "Салтувес калнас", под которой расположены были Шавли. По дороге они заметили, что во всех деревнях и местечках чуялась какая-то тревога. По-видимому, известие о переходе гетмана на сторону шведов разнеслось по всей Жмуди... Кое-где расспрашивали солдат, правда ли, что край вскоре будет занят шведами? Местами им встречались массы крестьян, покидавших свои пепелища и уезжавших со своими женами и детьми в глушь лесов. У иных из них был очень воинственный и грозный вид, так как они принимали драгун за неприятелей. В шляхетских "застенках" прямо спрашивали, кто они и куда едут; а когда Ковальский вместо ответа кричал: "Давать дорогу", то не обходилось без криков и угроз, и лишь ружья, взятые наперевес, открывали дорогу.
   Большая дорога, ведущая из Ковны на Шавли и Митаву, была запружена крестьянскими телегами и шляхетскими возами, в которых шляхта ехала семьями, желая скрыться от неприятеля в курляндских владениях. В самых Шавлях войска не было, но зато в них пленные полковники в первый раз увидели шведский отряд, из двадцати пяти рейтар, высланный на разведки. За ними бежали толпы евреев и мещан; с неменьшим любопытством осматривали их и полковники, особенно Володыевский, не видавший их ни разу в жизни; он смотрел на них так, как волк смотрит на стадо овец, и шевелил усиками.
   Ковальский подъехал к шведскому офицеру, сказал, кто он, куда едет, кого везет, и просил соединиться с ним для безопасности. Но офицер ответил, что им велено разузнать о состоянии края, а следовательно, он не может терять времени и ехать назад; кроме того, он уверил Ковальского, что дорога совершенно безопасна, ибо всюду можно встретить небольшие отряды шведов, и что некоторые из них вызваны в Кейданы. Отдохнув до полуночи и покормив лошадей, Рох должен был без посторонней помощи отправиться дальше. Из Шавель он повернул на восток, через Югавишкели и Посволь, чтобы выбраться на проезжую дорогу, ведущую из Упиты в Поневеж.
   -- Если Заглоба придет нам на помощь, -- сказал на рассвете Володыевский, -- то, всего вернее, мы встретим его на этой дороге.
   -- Может быть, он где-нибудь нас уже поджидает, -- заметил Станислав Скшетуский.
   -- И я так думал, пока не увидел шведов, -- прибавил Станкевич, -- но теперь ясно, что для нас спасения нет.
   -- На то он и Заглоба, чтобы обойти их или провести, и он это сделает.
   -- Но он не знает местности.
   -- Но ляуданцы знают, они по этой дороге возят в Ригу пеньку и деготь.
   -- Шведы, должно быть, уже заняли все местечки около Бирж.
   -- А какие прекрасные солдаты те, которых мы видели в Шавлях, нужно отдать им справедливость! -- сказал маленький рыцарь. -- Все как на подбор... А вы заметили, какие у них прекрасные лошади?
   -- Это очень сильные лошади, инфляндские, -- прибавил Мирский. -- Наши гусары и панцирные товарищи всегда покупают таких, наши очень мелки!
   -- Вы лучше скажите, что у них превосходная пехота, а конница совсем уж не так хороша, как кажется. Не раз, бывало, один полк нашей конницы разносил в пух и прах этих самых рейтар.
   -- Вы все уже имели с ними дело, -- вздохнув, сказал Володыевский, -- а я могу лишь слюнки глотать! Вы не поверите: когда я увидел их желтые, как лен, бороды, то у меня руки зачесались. Эх, и рада бы душа в рай, да грехи не пускают!
   Полковники замолчали, но, видно, не один Володыевский питал такие дружеские чувства к шведам; вскоре до ушей пленных донесся разговор драгун...
   -- Видели вы этих нехристей? -- говорил один из солдат. -- А мы с ними не драться будем, а чистить у них лошадей!
   -- Чтоб их черт побрал! -- проворчал другой.
   -- Тише ты, шведы научат тебя слушаться метлой по лбу!
   -- Или я их!
   -- Дурак ты! И те, что почище тебя, ничего не могли с ними поделать.
   -- Самых что ни на есть первейших рыцарей отвозим мы в пасть этим собакам. Будут над ними жидовские их морды издеваться.
   -- Без жида с этими чучелами и не разговоришься. Ведь и комендант в Шавлях должен был сейчас за жидом послать.
   -- Будь они прокляты!
   Тут первый солдат, понизив голос, сказал:
   -- Говорят, все лучшие солдаты отказались идти с ними против своего короля.
   -- Вот, к примеру, венгерский полк! А теперь гетман пошел с своим войском на тех, что взбунтовались! Бог весть, чем это кончится. На сторону венгров перешла большая часть наших драгун, их, верно, всех расстреляют!
   -- Вот награда за верную службу!
   -- Стой! -- вдруг раздался голос ехавшего впереди Роха.
   -- Чтоб тебе голову размозжило! -- пробормотал один из солдат.
   -- Что там такое? -- спрашивали драгуны друг друга.
   -- Стой! -- повторил комендант.
   Телега остановилась. Всадники задержали лошадей. Погода была великолепная. Солнце уже взошло и осветило вдали столб пыли, точно там шло стадо или войско.
   Вскоре среди облаков пыли засверкало что-то блестящее, точно кто-нибудь сыпал искры, и чем ближе, тем этот свет полыхал все ярче и ярче.
   -- Копья блестят! -- воскликнул Володыевский.
   -- Войско идет!
   -- Должно быть, какой-нибудь шведский отряд.
   -- У них ведь только пехота вооружена копьями. Это наша конница!
   -- Наши, наши! -- закричали драгуны.
   -- Стройся! -- послышался голос Ковальского.
   Драгуны окружили пленных, у Володыевского загорелись глаза.
   -- Это мои ляуданцы с Заглобой! Не может быть иначе!
   Уж не больше версты отделяло приближавшийся отряд от телеги, и расстояние это с каждой минутой все уменьшалось: отряд шел рысью. Наконец можно было ясно рассмотреть мчавшихся, точно в атаку, драгун, во главе какого-то великана с булавой в руке и под бунчуком. Володыевский, увидев его, воскликнул:
   -- Да это пан Заглоба! Клянусь Богом, Заглоба!
   Лицо Яна Скшетуского прояснилось.
   -- Не кто другой, как он! -- сказал он. -- И под бунчуком! Он себя уж в гетманы пожаловал! Я бы его всюду узнал! Он таким родился, таким и умрет!
   -- Да продлит ему Господь здоровье и жизнь! -- сказал Оскерко.
   Затем стал кричать:
   -- Мосци-Ковальский! Смотрите, да ведь это ваш родственник едет.
   Но пан Рох не слышал. Он отдавал приказания своим драгунам. И нужно ему отдать справедливость, что хотя у него была лишь горсть людей, а против него шел целый полк, он нисколько не растерялся. Построил своих солдат в два ряда перед телегой; приближавшийся отряд между тем раздвигался в стороны, по татарской манере, полумесяцем. Но отряд, очевидно, хотел сначала вступить в переговоры, так как издали там стали махать знаменем и кричать:
   -- Стой, стой!
   -- Рысью вперед! -- крикнул Ковальский.
   -- Сдайся! -- кричали с дороги.
   -- Огня! -- скомандовал, вместо ответа, Ковальский.
   Настала могильная тишина: ни один драгун не выстрелил.
   Пан Рох на минуту опешил, а затем бросился, как бешеный, на своих солдат.
   -- Огня, чертовы дети! -- крикнул он отчаянным голосом и одним ударом кулака свалил с лошади ближайшего солдата, а остальные рассыпались в разные стороны, как стая испуганных куропаток.
   -- Таких солдат я велел бы расстрелять! -- пробормотал Мирский.
   Между тем Ковальский, видя, что солдаты бросили его, повернул свою лошадь в сторону атакующих.
   -- Там мне смерть! -- крикнул он и понесся к ним, как ураган.
   Но не успел он проехать и половины расстояния, как навстречу раздался выстрел; лошадь Ковальского повалилась, придавив собой всадника.
   В эту самую минуту какой-то солдат из полка Володыевского бросился вперед и схватил за шиворот офицера, пытавшегося подняться.
   -- Это Юзва Бутрым! -- воскликнул Володыевский. -- Юзва Безногий. Пан Рох схватил Юзву за полу, и она осталась у него в руке; потом они
   стали бороться, как два коршуна, ибо оба обладали нечеловеческой силой.
   У Бутрыма лопнуло стремя, и он свалился на землю, но не выпустил Ковальского, и оба сплелись в какую-то массу, катавшуюся по большой дороге.
   К нему на помощь прибежали и другие. Ковальского сразу схватило рук двадцать, но он рвался и метался, как медведь в западне; он отшвыривал людей, как мячики, падал, вставал, но не сдавался. Он искал смерти, а между тем кругом раздавались десятки голосов: "Живым, живым его брать!"
   Наконец он лишился сил и потерял сознание.
   Заглоба уже взобрался на телегу и, обнимаясь со Скшетускими, Володыевским и Оскеркой, восклицал, запыхавшись:
   -- Ну что? Пригодился-таки Заглоба! Зададим мы теперь перцу Радзивиллу! Мы на свободе и у нас люди! Пойдем теперь разорять его имения. Ну что, удалась выдумка? Так или иначе, а я бы вас освободил. На Радзивилла, Панове, на Радзивилла! Вы еще не знаете всех его проделок.
   Дальнейший разговор был прерван ляуданцами, которые бросились приветствовать своего полковника. Бутрымы, Госцевичи, Стакьяны, Домашевичи, Гаштофты толпились кругом телеги и кричали во все горло:
   -- Да здравствует наш полковник!
   -- Панове, -- сказал маленький рыцарь, когда крики немного утихли, -- товарищи дорогие, благодарю вас от всего сердца за ваше ко мне расположение. Тяжело отказывать в повиновении гетману и поднимать на него руку, но он изменник, и мы не можем поступить иначе. Не оставим же отчизны и нашего милостивого короля. Да здравствует король Ян Казимир!
   -- Да здравствует! -- повторило триста голосов.
   -- Ну а теперь в имение Радзивилла почистить у него погреба! -- кричал Заглоба.
   -- Лошадей нам! -- скомандовал маленький рыцарь.
   Солдаты бросились исполнить приказание. Между тем Заглоба обратился к Володыевскому:
   -- Пан Михал! Я командовал твоими людьми в твое отсутствие и признаюсь, что делал это с удовольствием, они храбрые солдаты, но теперь ты свободен, и я передаю власть в твои руки.
   -- Пусть примет над ними команду пан Мирский, он здесь старше всех нас! -- сказал пан Михал.
   -- И не думаю, -- возразил старый полковник, -- зачем мне это?
   -- Ну так пан Станкевич.
   -- У меня есть свой полк, мне чужого не надо. Останьтесь вы на своем месте; к чему все эти церемонии? Вы знаете своих людей, они знают вас, и всем им будет гораздо приятнее оставаться с вами!
   -- Сделай так, Михал, как тебе советуют, -- заметил Ян Скшетуский.
   -- Ну, пусть будет так, -- сказал Володыевский и, взяв из рук Заглобы булаву, привел в порядок свой полк и тронулся с остальными товарищами в путь.
   -- Куда же мы едем? -- спросил его Заглоба.
   -- Правду говоря, я и сам не знаю, не успел еще подумать.
   -- Надо посоветоваться и решить, что делать, -- вмешался Мирский. -- Только прежде позвольте выразить пану Заглобе нашу общую благодарность за спасение.
   -- А что? -- ответил с гордостью Заглоба, поднимая вверх голову и покручивая усы. -- Без меня вы попали бы в Биржи. Справедливость требует признать, что когда никто не может ничего придумать, то придумает Заглоба! Мы бывали и не в таких переделках. Помните, как я вас спас, когда мы с Еленой удирали от татар? -- сказал он, обращаясь к маленькому рыцарю.
   Пан Михал, правду говоря, мог ему ответить, что в тот раз было наоборот, но он промолчал и лишь шевельнул усиками... Старик продолжал:
   -- Мне благодарности не надо! Сегодня я услужил вам, завтра вы мне тем же ответите. Я так рад, что вижу вас на свободе, точно я одержал какую-нибудь большую победу. Оказывается, что у меня еще не устарели ни голова, ни руки.
   -- Значит, вы в Упиту отправились? -- спросил его Володыевский.
   -- А куда же мне было ехать, уж не в Кейданы ли? Можете быть уверены, что я не жалел лошади, а славная была кляча! Вчера утром я был в Упите, в полдень мы уже отправились в Биржи по той дороге, где я думал вас встретить.
   -- И мои люди вам сразу поверили? -- спросил Володыевский. -- Ведь они вас не знали и видели вас у меня всего два-три раза.
   -- Ну с этим у меня не было больших затруднений; во-первых, я показал им ваш перстень, во-вторых, они уже знали об измене Радзивилла. Я застал там нарочных от людей полковника Мирского и Станкевича, которые звали общими силами соединиться против изменника-гетмана. Когда я им сказал, что вас везут в Биржи, то точно сунул палку в муравейник. Лошади были на пастбище, за ними сейчас же сбегали, и в полдень мы уже тронулись в путь. Вы видите, что я принял команду по праву?
   -- А откуда, отец, вы взяли бунчук? -- спросил Ян Скшетуский. -- Мы вас издали приняли за гетмана.
   -- А разве я плохо выглядел? Вы спрашиваете, откуда я взял бунчук? Вместе с депутациями от гетмана приехал полковник Щит с приказом ляуданцам отправляться в Кейданы, его, для пущей важности, снабдили бунчуком. Я велел его арестовать, а бунчук носить над собою, на случай встречи со шведами.
   -- Как вы все остроумно придумали! -- воскликнул Оскерко.
   -- Как Соломон! -- прибавил Станкевич.
   Заглоба сиял от восторга.
   -- Ну теперь решим, что нам делать, -- сказал он. -- Если вы хотите послушать меня, то вот что я вам посоветую. С Радзивиллом, по-моему, нам связываться нечего, потому что мы, попросту говоря, окуни, а он щука! Для нас выгоднее поворачиваться хвостом, а не головою. От души желаю ему поскорее попасть к черту на рога! Кроме того, если бы мы попались к нему в лапы, то нам бы несдобровать. Прочтите, панове, письмо, которое Ковальский вез шведскому коменданту в Биржи, и вы узнаете воеводу виленского, если до сих пор его не знали.
   Сказав это, он вынул из кармана письмо и подал его Мирскому.
   -- По-немецки или по-шведски? -- спросил старый полковник. -- Кто из вас может прочесть?
   Оказалось, что лишь один Станислав Скшетуский знал немецкий язык, но мог читать только по-печатному.
   -- Ну так я расскажу вам содержание письма, -- сказал Заглоба. -- Пока в Упите солдаты послали за лошадьми, я велел привести за пейсы жида и заставил его прочесть письмо. Оказалось, что гетман велел биржанскому коменданту прежде всего отправить обратно конвой, а потом всех вас расстрелять, но так, чтобы об этом никто не знал.
   Полковники даже руками всплеснули, а Мирский, покачав головою, сказал:
   -- Я ведь хорошо его знаю, и меня очень удивило, что он живыми везет нас в Биржи. Должно быть, у него были причины не казнить нас сейчас же.
   -- Он, верно, боялся возмущения?
   -- Может быть!
   -- Но что за мстительный человек, -- сказал маленький рыцарь. -- Я ведь недавно вместе с Гангофом спас ему жизнь!
   -- А я служу Радзивиллам тридцать пять лет, -- сказал Станкевич.
   -- Страшный человек! -- прибавил Станислав Скшетуский.
   -- Вот поэтому его и нужно избегать! -- сказал Заглоба. -- Черт его побери! Избегать встречи с ним мы будем, но погреба его по дороге почистить не мешает. Поедем-ка теперь к воеводе витебскому, чтобы иметь какую-нибудь защиту, а по дороге захватим, что можно. Если найдутся деньги, и от них отказываться нечего. Чем с большими средствами мы придем, тем лучше нас примут.
   -- Воевода и так примет нас радушно, -- ответил Оскерко. -- Конечно, к нему, лучшего не выдумаешь!
   -- Все с этим согласятся, -- прибавил Станкевич.
   -- Пусть он будет тем вождем, о коем мы просили Господа.
   -- Аминь! -- сказали остальные.
   И некоторое время они молчали; вдруг Володыевский завертелся на седле и сказал:
   -- А недурно бы теперь встретить по дороге шведов.
   -- Я бы тоже не прочь, -- заметил Станкевич. -- Верно, Радзивилл убедил шведов, что вся Литва у него в руках, так они вот убедятся, что это ложь.
   -- Конечно, -- сказал Мирский, -- если попадется нам какой-нибудь отряд, не мешает дать ему потасовку, но Радзивилла надо избегать, с ним мы не справимся. А все же я посоветовал бы повертеться несколько дней около Кейдан.
   -- Чтобы разорить его имения?
   -- Нисколько. Чтобы собрать побольше людей! Мой полк и полк Станкевича присоединятся к нам, если только они не разбиты; шляхты соберется тоже немало. Тогда мы приведем воеводе витебскому больше войска, а это сейчас значит немало.
   Расчет был верен, примером этому могли послужить драгуны Ковальского, которые без всякого колебания перешли к Володыевскому. Таких могло набраться в радзивилловских войсках немало. Но, главное, можно было предполагать, что первая победа, одержанная над шведами, вызовет общее восстание.
   И Володыевский решил отправиться в сторону Поневежа, собрать как можно больше ляуданской шляхты, а оттуда идти в Роговскую пущу, где он надеялся встретить остатки разбитых полков. На отдых он остановился возле реки Лавечи.
   Там они стояли до ночи, поглядывая из лесной чащи на большую дорогу. Ехали все больше крестьяне, убегавшие в леса перед нашествием неприятеля.
   Солдаты, которых высылали на дорогу, приводили время от времени мужиков, от которых полковники хотели что-нибудь узнать о шведах; но добиться ничего не могли.
   Крестьяне, под влиянием слышанных ими ужасов, твердили, будто шведы уже совсем близко, но сказать больше не могли ничего.
   Когда стемнело, Володыевский велел людям собираться в путь. Вдруг ясно послышался звон колоколов.
   -- Что это? -- спросил Заглоба. -- На молитву ведь слишком поздно! Володыевский несколько времени прислушивался, затем сказал:
   -- Это набат!
   Потом он обратился к солдатам и спросил:
   -- Не знает ли кто-нибудь, что это за деревня или местечко в той стороне?
   -- Это Клеваны, мосци-полковник, мы по этой дороге поташ возили.
   -- Вы слышите звон?
   -- Слышим. Должно быть, случилось что-нибудь.
   Володыевский дал знак трубачу, и тихий звук трубы зазвенел в темноте. Отряд двинулся вперед.
   Глаза всех были направлены туда, откуда слышался тревожный звон; наконец на горизонте показался красный свет, который увеличивался с каждой минутой.
   -- Зарево! -- раздалось среди солдат.
   -- Шведы! -- сказал Володыевский Скшетускому.
   -- Попробуем! -- ответил пан Ян.
   -- Но зачем они жгут?
   -- Должно быть, шляхта или крестьяне оказали сопротивление.
   -- Посмотрим! -- ответил Володыевский. Вдруг к нему подъехал Заглоба и спросил:
   -- Я уж вижу, что вы почуяли запах шведского мяса. Ну что, быть битве, как вы думаете?
   -- Как Бог даст.
   -- А кто будет сторожить пленного?
   -- Какого пленного?
   -- Уж конечно, не меня, а пана Ковальского. Видишь, пан Михал, нам очень важно, чтобы он не убежал! Помни, что гетман не знает ничего о том, что случилось, и ни от кого не узнает, если ему не донесет Ковальский. Надо велеть каким-нибудь надежным людям его стеречь, так как во время битвы легко улизнуть, тем более что он и на хитрости пуститься может!
   -- Он так же хитер, как эта телега, на которой вы сидите. Вы хотите присмотреть за ним?
   -- Гм... Мне битву жаль пропускать!.. Правда, что ночью при огне я ничего не вижу. Если бы нам пришлось биться днем, ты бы меня никогда не уговорил стеречь Ковальского... Но если это в общих интересах, то пусть и так будет.
   -- Ладно. Я оставлю вам человек пять в подмогу, и, если он захочет удирать, пустить ему пулю в лоб...
   -- Я его в пальцах разомну, как воск! Но пожар все растет! Где мне быть с Ковальским?
   -- Где хотите. Теперь времени нет! -- сказал пан Михал. И поехал вперед.
   Пожар разливался все шире. Ветер подул с пожарища и вместе с колокольным звоном донес отголоски выстрелов.
   -- Рысью! -- скомандовал Володыевский.
  

XVIII

   Когда стали подъезжать к ближайшей деревне, они убавили шагу и увидели улицу, настолько ярко освещенную пламенем, что можно было найти булавку. По обеим сторонам горело несколько изб, другие начинали загораться, так как сильный ветер разносил искры, даже целые снопы их, которые перелетали, точно огненные птицы, на соседние крыши. На улицах пламя освещало большие и маленькие толпы людей, которые метались в разные стороны. Крики людей смешивались со звоном колоколов в церкви, скрытой за деревьями, с ревом скота, лаем собак и выстрелами.
   Подъехав ближе, солдаты пана Володыевского увидели небольшой отряд рейтар, одетых в круглые шляпы. Некоторые из них дрались с толпою крестьян, вооруженных вилами и цепами, стреляли в них из пистолетов, другие выгоняли скот на дорогу или ловили домашнюю птицу. Несколько человек держали лошадей тех товарищей, которые были заняты грабежом в избах.
   Дорога в деревню спускалась несколько вниз и вела через березовый лесок, так что ляуданцы в то время, как никто не мог их видеть, видели как бы картину, изображающую нашествие неприятеля на деревню, освещенную пожаром; в пламени можно было ясно различать иноземных солдат, а местами -- крестьян и женщин, защищавшихся беспорядочными толпами. Все это двигалось с криками, бранью, рыданиями и плачем.
   Пан Володыевский, подъехав с полком к открытым воротам, велел убавить шагу. Он мог нагрянуть на шведов врасплох и одним взмахом уничтожить неприятеля, не ожидавшего нападения; но ему хотелось "попробовать шведов", помериться с ними силой в открытом бою, и он нарочно ехал медленно, чтобы его успели заметить.
   И действительно, несколько рейтар, стоявших поблизости, увидев приближавшееся войско, бросились к офицеру и стали ему что-то говорить, указывая рукой в ту сторону, откуда ехал Володыевский. Офицер прикрыл глаза рукой, посмотрел с минуту, потом сделал знак рукой, и тотчас послышался звук трубы.
   Тут наши рыцари могли наглядеться на исправность шведских солдат: чуть раздались первые звуки сигнала, как часть солдат стала выскакивать из домов, другие бросили награбленные вещи и кинулись к лошадям.
   В одну минуту отряд был в полном боевом порядке, при виде которого маленький рыцарь пришел в восторг. Все это был народ рослый, одетый в кафтаны с кожаными ремнями через плечо, в однообразные черные шляпы с приподнятыми слева полями; у всех были одинаковые гнедые лошади; они стали плотной стеной с рапирами в руках и спокойно смотрели в сторону дороги.
   Наконец из рядов вышел вперед офицер с трубачом и, по-видимому, хотел узнать, что за люди приближаются так медленно.
   Он, должно быть, предполагал, что это один из радзивилловских полков, со стороны которого не ожидал нападения, и потому принялся махать шляпой и рапирой; трубач продолжал трубить в знак того, что офицер желает говорить.
   -- Выстрели кто-нибудь им в ответ, -- сказал маленький рыцарь, -- они тогда поймут, чего им от нас нужно ждать.
   В ту же минуту раздался выстрел, но пуля не долетела -- было далеко. Офицер, по-видимому, продолжал еще думать, что это какое-нибудь недоразумение, и стал кричать еще громче и по-прежнему махал шляпой.
   -- Повтори еще раз! -- скомандовал Володыевский.
   После второго выстрела офицер повернулся к своим; те приближались к нему рысью.
   Первый ряд ляуданцев въезжал уже в ворота.
   Шведский офицер что-то прокричал; рапиры, до сих пор торчавшие остриями вверх, повисли на эфесах, солдаты тотчас вынули пистолеты и, оперев о луку седел, подняли дулами вверх.
   -- Прекрасные солдаты! -- пробормотал Володыевский, видя эту необыкновенную, почти механическую быстроту их движений.
   Он оглянулся на своих и, убедившись, что все в порядке, поправился на седле и крикнул:
   -- Вперед!
   Ляуданцы пригнулись к лошадиным шеям и помчались вихрем.
   Шведы подпустили их совсем близко, а потом дали залп из пистолетов, но залп этот не причинил большого вреда ляуданцам; лишь несколько человек выпустили из рук уздечки и откинулись назад, остальные были невредимы и грудью столкнулись с неприятелем.
   В то время вся литовская кавалерия пользовалась еще копьями, которые в коронных войсках были только у гусар, но Володыевский, рассчитывая на битву в тесноте, велел их оставить по дороге, в ход были пущены сабли.
   Первый напор не мог разбить шведов, он лишь оттолкнул их назад. Они отступали, рубя направо и налево рапирами, ляуданцы с ожесточением напирали. Улица стала все больше покрываться трупами. Лязг сабель напугал мужиков -- они бросились врассыпную. Жара от пожарища была нестерпимая, так как дома от дороги отделялись лишь садиками.
   Шведы, под натиском ляуданцев, отступали медленно и спокойно. Трудно было им, впрочем, рассеяться, так как с обеих сторон их сжимали высокие заборы. Временами они пробовали остановиться, но их усилия были напрасны.
   Эта была странная битва. Благодаря узости пространства сражались только первые ряды, а остальные могли лишь подталкивать стоящих впереди. Поэтому-то сражение скоро превратилось в настоящую резню.
   Володыевский, поручив старым полковникам надзор за солдатами во время атаки, работал вовсю в первом ряду. Каждую минуту какая-нибудь шведская шляпа исчезала в толпе, точно проваливалась сквозь землю; порой выбитая из рук рейтара рапира взлетала над головами всадников, и в ту же минуту раздавался отчаянный стон, и падала шляпа, другая, третья; сам Володыевский все подвигался вперед, его маленькие глазки горели, как две зловещие искры; он не горячился, но махал саблей, как цепом, направо и налево; иногда, когда прямо против него никого не было, он поворачивал лицо и клинок слегка правее или левее и сталкивал рейтара движением почти незаметным, но страшным, молниеносным, нечеловеческим.
   Как женщина, когда она рвет коноплю, нагнувшись, скрывается в ней, так и Володыевский то и дело исчезал в толпе рослых солдат, и там, где они падали, как колосья под серпом жнеца, непременно был он. Станислав Скшетуский и угрюмый Юзва Бутрым следовали за ним по пятам.
   Наконец задние ряды шведского отряда стали выходить на более просторное место перед церковью, и за ними двинулись и передние. Раздалась команда офицера, и продолговатый прямоугольник стремглав растянулся в длинную прямую линию.
   Но Ян Скшетуский, следивший за общим ходом сражения, не последовал примеру шведского капитана, он сплоченной колонной ринулся вперед, и колонна, натолкнувшись на слабую неприятельскую стену, тотчас ее прорвала и так же быстро устремилась к правой стороне церкви, овладев, таким образом, одной половиной шведов; а на другую бросился Мирский и Станкевич с частью ляуданцев и драгун Ковальского.
   Закипели две битвы, но продолжались недолго. Левое крыло, на которое нагрянул Скшетуский, не успело выстроиться и рассеялось прежде всего; правое держалось немного дольше, но так как было слишком растянуто, то, несмотря на отчаянное сопротивление, вскоре последовало примеру первого.
   Площадь была широкая, но, к несчастью, окружена со всех сторон высоким забором, а противоположные ворота были заперты.
   Рассеянные шведы метались по площади, ляуданцы гнались за ними. Кое-где сражались группами по нескольку человек; в других местах сражение было рядом поединков, рапиры скрещивались с саблями, порой раздавался пистолетный выстрел. То тут, то там швед или литвин вылезал из-под упавшей лошади и снова падал под ударом сабли.
   Посреди площади бегали обезумевшие лошади без всадников, с раздувающимися от страха ноздрями; некоторые грызлись, иные поворачивались задом к группам сражающихся и били их копытами.
   Володыевский косил, точно мимоходом, неприятельских солдат и искал глазами офицера; наконец он увидел его: тот защищался от двух Бутрымов. Пан Михал бросился к нему.
   -- Прочь! -- крикнул он Бутрымам. -- Прочь!
   Офицер, очевидно, хотел столкнуть противника с лошади рапирой, но Володыевский подставил рукоятку сабли, описал ею полукруг, и рапира выскользнула из рук офицера, он схватился за пистолет, но в эту минуту, раненный в щеку, он выпустил из левой руки уздечку.
   -- Брать живым! -- крикнул Володыевский.
   Ляуданцы подхватили шатающегося офицера, а маленький рыцарь поехал дальше, оставляя за собой ряд трупов.
   Шведы наконец поддались шляхте, более опытной в одиночной борьбе. Некоторые хватались за острия рапир и рукоятки поворачивали в сторону неприятеля, другие бросали под ноги оружие; все чаще и чаще слышалось слово "pardon". Но на это не обращали внимания, так как пан Михал отдал приказ пощадить только нескольких; видя это, остальные снова бросались в борьбу и умирали, обливаясь кровью.
   Час спустя крестьяне, высыпавшие целой толпой из деревни, стали хватать лошадей, добивать раненых и грабить убитых.
   Так кончилась первая встреча литвинов со шведами.
   Между тем Заглоба, карауля в березняке пана Роха, лежавшего на возу, должен был выслушивать его упреки в том, что поступил так неблагородно с родственником.
   -- Вы меня, дядюшка, совсем погубили! Меня ожидает в Кейданах не только пуля в лоб, но и вечный позор. С этих пор если кто захочет обозвать другого дураком, то будет говорить: Рох Ковальский.
   -- И все, верно, с этим будут согласны, -- ответил Заглоба, -- доказательства налицо: тебе странно, что я, игравший крымским ханом, как куклой, тебя провел? Неужели ты думаешь, что я позволил бы себя и своих товарищей, первых рыцарей и украшение всей Речи Посполитой, отвезти в Биржи шведам в пасть?
   -- Да ведь я не по собственной воле вас туда вез.
   -- Но ты был слугой палача, а это позор для шляхтича, который ты должен смыть, иначе я откажусь от тебя и от всех Ковальских. Быть изменником хуже, чем палачом, быть помощником палача -- это уж последнее дело.
   -- Я служил гетману!
   -- А гетман -- дьяволу. Понимаешь теперь? Ты глуп, а потому откажись раз и навсегда от всяких диспутов и держись за меня; знай, что я уж не одного вывел в люди.
   Дальнейший разговор был прерван грохотом выстрелов, потому что в эту минуту начинался бой. Потом выстрелы прекратились, но шум и крики доносились даже до их отдаленного убежища в березняке.
   -- Видно, что там пан Михал работает, -- сказал Заглоба. -- Он мал, но ядовит, как змея. Почистит он этих заморских дьяволов... Я тоже предпочел бы быть с ними, но ради тебя должен сидеть здесь. Вот какова твоя благодарность? Вот поступок, достойный родственника?
   -- А за что я должен быть вам благодарен?
   -- За то, что я тебя, изменник, не запряг в плуг вместо быка, хотя ты для этого более всего пригоден, потому что глуп и силен, понимаешь? Однако, там все жарче дерутся. Слышишь? Это, верно, шведы там мычат, как телята на пастбище...
   Заглоба замолчал, он уже начинал беспокоиться. Наконец, взглянув проницательно в глаза пану Роху, он спросил:
   -- Кому ты желаешь победы?
   -- Конечно, нашим.
   -- Вот видишь! А почему же не шведам?
   -- Потому, что сам не прочь с ними драться. Наши -- всегда наши!
   -- Наконец-то совесть заговорила! А как же ты хотел своих братьев отвезти шведам?
   -- Потому что мне было приказано.
   -- Но теперь уж такого приказания нету!
   -- Нету!
   -- Твой начальник теперь пан Володыевский, а не кто другой.
   -- Это... как будто и правда.
   -- Ты должен теперь делать только то, что он прикажет!
   -- Конечно, должен.
   -- Он тебе приказывает прежде всего отречься от Радзивилла и служить отчизне.
   -- Как же это? -- спросил Ковальский, почесывая затылок.
   -- Тебе приказывают! -- крикнул Заглоба.
   -- Слушаюсь! -- ответил пан Рох.
   -- Ну и прекрасно! При первом удобном случае будешь драться со шведами.
   -- Если приказывают, то это другое дело! -- ответил Ковальский и вздохнул свободнее, точно кто-нибудь снял у него тяжесть с груди.
   Заглоба был тоже очень доволен, так как у него были свои виды на пана Роха. Оба они стали прислушиваться к отголоскам выстрелов и слушали с час, пока все не утихло...
   Заглоба все более и более беспокоился.
   -- Неужто нашим не повезло?
   -- Как вы можете говорить подобные вещи? А еще старый военный! Если бы они были разбиты, то оставшиеся в живых прибежали бы к нам.
   -- Ты прав! Вижу, что и твой ум на что-нибудь годится.
   -- Слышите топот? Они возвращаются, и притом медленно: должно быть, вырезали шведов!
   -- Только -- наши ли? Поехать, что ли, им навстречу?
   Сказав это, Заглоба подвязал саблю, взял в руки пистолет и отправился. Вскоре он увидел двигавшуюся ему навстречу черную массу, и в ту же минуту до него донесся гул голосов.
   Впереди ехало несколько человек, оживленно о чем-то разговаривая, и тотчас до слуха Заглобы донесся знакомый ему голос Володыевского, который говорил:
   -- Хорошие солдаты! Не знаю, какова у них пехота, но конница великолепная!
   Заглоба пришпорил лошадь.
   -- Как поживаете, как поживаете? Я от нетерпения готов был лететь в огонь. Никто не ранен?
   -- Все, слава богу, здоровы, -- ответил пан Михал, -- но все-таки мы потеряли двадцать с лишком хороших солдат.
   -- А шведы?
   -- Все перебиты!
   -- Уж ты там погулял, пан Михал! А меня, старика, здесь оставили. Чуть душа у меня вон не вылетела -- так мне хотелось попробовать шведского мяса. Я готов их сырыми съесть!
   -- Можете получить и жареных, несколько человек сгорело.
   -- Пусть их собаки едят! А пленные есть?
   -- Есть: ротмистр и семь человек солдат.
   -- Что ты думаешь с ними делать?
   -- Я велел бы их повесить, потому что они, как разбойники, напали на беззащитную деревню и сожгли ее, но Скшетуский говорит, что это не годится.
   -- Послушайте меня, Панове! По-моему, их тоже не следует вешать, а отпустить сейчас же в Биржи.
   -- Зачем?
   -- Вы знаете меня как солдата, теперь узнайте как дипломата. Мы шведов отпустим, но не скажем, кто мы; что еще лучше -- назовемся радзивилловскими сторонниками и скажем, что мы на них напали по приказанию гетмана и не будем пропускать ни одного шведского отряда, если он нам попадется по дороге. Скажем, что гетман, мол, и не думал переходить на сторону шведов. Шведы будут за голову хвататься, а мы этим подорвем гетманский кредит. Если эта мысль не стоит больше вашей победы, то пусть у меня вырастет хвост, как у лошади. Пока все выяснится, они готовы будут подраться. Мы поссорим изменника с врагами, мосци-панове, а от этого выиграет Речь Посполитая.
   -- В самом деле, ваша мысль достойна победы! -- воскликнул Станкевич.
   -- У вас канцлерский ум! -- ответил Мирский. -- Это их собьет с толку!
   -- Так и нужно сделать, -- сказал пан Михал. -- Завтра я их отпущу, а теперь я не хочу ни о чем знать и думать, ибо страшно устал. Жара там была как в пекарне... Совсем рук не чувствую... Офицер тоже не может сегодня ехать, он ранен в щеку.
   -- Но как мы это им скажем? -- спросил Скшетуский.
   -- Я уж об этом позаботился, -- ответил Заглоба. -- Ковальский говорит, что среди его драгун есть двое прусаков. Пусть они им все это скажут по-немецки; должно быть, шведы их поймут, так как сколько лет с ними воевали. Вы знаете что? Ковальский теперь уже наш телом и душой.
   -- Ну вот и хорошо! -- сказал Володыевский. -- Прошу вас, займитесь ими, я уже и говорить не могу от усталости. Я объявил своим людям, что мы пробудем в лесу до утра. Есть нам принесут из деревни, а теперь спать. За стражей будет наблюдать мой поручик. Ей-богу, я уж вас почти не вижу: у меня слипаются глаза.
   -- Мосци-панове, -- сказал Заглоба, -- здесь недалеко от березняка стог сена, -- заберемся туда, а завтра в путь. Сюда мы уж не вернемся, разве что с паном Сапегой!
  

XIX

   На Литве вспыхнула междоусобная война, которая вместе с нашествием двух неприятелей в пределы Речи Посполитой переполнила чашу бедствий.
   Регулярные литовские войска были слишком ничтожны численно и поэтому не могли дать настоящего отпора неприятелю; кроме того, они разделились на два лагеря. Одни, особенно иностранные полки, стали на сторону Радзивилла; другие (а таких было большинство) объявили гетмана изменником, протестовали против соединения со Швецией; но и среди них не было ни единения, ни определенного плана действий, ни вождя. Вождем мог быть лишь воевода витебский, но он в то время был занят защитой Быхова и страшной борьбой внутри страны и не мог стать во главе движения, направленного против Радзивилла.
   Между тем неприятели, считая этот край своей собственностью, стали посылать один другому посольства с угрозами и предостережениями. Эти раздоры могли бы, пожалуй, спасти Речь Посполитую, но, прежде чем у них дошло до настоящей войны, на Литве наступил полный хаос. Радзивилл, обманувшись в своих расчетах на войско, решил принудить его силою к послушанию.
   Не успел Володыевский после клеванского сражения прийти в Поневеж, как до него дошло известие о том, что гетманом уничтожены полки Мирского и Станкевича. Часть их была силою присоединена к радзивилловским войскам, часть избита, часть разбрелась в разные стороны; остальные скрывались в деревнях и лесах и искали убежища от мести и погони...
   Каждый день к Володыевскому приходили беглецы, увеличивая тем самым его силы и привозя разные известия.
   Самое важное из них было известие о бунте регулярных войск на Полесье, около Белостока и Тыкоцина. После взятия Вильны московским войском они должны были охранять доступ к Речи Посполитой, но, узнав об измене князя, они образовали конфедерацию во главе с полковниками Горошкевичем и Яковом Кмицицем, двоюродным братом верного гетманского сторонника Андрея.
   Имя Андрея все честные солдаты произносили с ужасом. Он разбил полки Мирского и Станкевича, он расстреливал без милосердия своих товарищей. Гетман верил ему слепо и высылал его против полка Невяровского, который не пошел по следам своего полковника и отказал ему в повиновении. Володыевский слушал это последнее сообщение с большим вниманием, затем обратился к своим товарищам:
   -- Что вы скажете -- не пойти ли нам, Панове, вместо Быхова на Полесье к полкам, которые составили конфедерацию.
   -- Вы предвосхитили мою мысль! -- воскликнул Заглоба. -- Конечно, лучше всего идти туда, там мы все же будем между своими.
   -- Беглецы рассказывают также, -- сказал Ян Скшетуский, -- что король отдал приказ некоторым полкам вернуться из Украины и не дать шведам переправиться через Вислу. Если это верно, то мы в самом деле будем служить со старыми товарищами, вместо того чтобы бродить здесь из угла в угол.
   -- А кто будет командовать этими полками? Не знаете, панове?
   -- Говорят, пан коронный обозный, -- ответил Володыевский, -- но это, впрочем, ни на чем не основанные слухи.
   -- Что бы ни было, -- сказал Заглоба, -- я советую вам отправиться на Полесье. Мы присоединим к себе взбунтовавшиеся полки Радзивилла и пойдем вместе на помощь королю, а это, наверно, не останется без награды.
   -- Пусть и будет так! -- ответили Оскерко и Станкевич.
   -- Но на Полесье не так легко попасть, -- заметил маленький рыцарь, -- ведь надо будет пробираться перед самым носом гетмана. Однако попробуем. Если бы Бог дал встретиться с Кмицицем, я бы сказал ему на ухо пару слов, от которых он позеленеет.
   -- Он этого и стоит! -- сказал Мирский. -- Не странно, что старые солдаты, прослужившие с Радзивиллом всю жизнь, остаются на его стороне, но ведь этот головорез служит ради собственной выгоды и ради того наслаждения, которое он находит в измене.
   -- Значит, на Полесье? -- спросил Оскерко.
   -- На Полесье! На Полесье! -- закричали все хором.
   Но этот план было нелегко привести в исполнение, как и говорил Володыевский: нужно было проходить мимо Кейдан, то есть мимо самого львиного логова.
   Все дороги, местечки и деревни были в руках Радзивилла; в некотором расстоянии от Кейдан стоял Кмициц с драгунами, пехотой и артиллерией. Гетман уже знал о побеге пленных, о бунте в полку Володыевского, о клеванском сражении, и известие о последнем привело его в такую ярость, что опасались за его жизнь -- он чуть не задохся от страшного припадка астмы.
   И ему было от чего выходить из себя, даже отчаиваться: это сражение навлекло на его голову целую бурю. Прежде всего, вслед за этим сражением начались, одно за другим, разгромы небольших шведских отрядов. Это делали крестьяне и шляхта на свой риск, но шведы во всем винили только одного Радзивилла, тем более что офицер и солдаты, отосланные Володыевским в Биржи, заявили, что их разбили гетманские войска, по его же приказанию.
   Неделю спустя к князю пришло письмо от биржанского коменданта, а через десять дней от главнокомандующего шведскими войсками, самого Понтуса де ла Гарди.
   "Или вы, ваше сиятельство, не имеете никакого значения, -- писал последний, -- а в таком случае, не имели права заключать договор от имени всего края, или вы хотите умышленно погубить войска его величества, короля шведского. Если это так, то милость моего государя к вашему сиятельству сменится заслуженным гневом, вслед за коим немедленно последует наказание, если вы не выкажете своего раскаяния и верной службою не искупите своей вины..."
   Радзивилл сейчас же послал гонцов с объяснением, но письмо это как стрела вонзилось в его самолюбие. Он, чье одно слово приводило в страх и трепет всю страну; он, за половину состояния которого можно было купить всех шведских вельмож; он, считавший себя равным монархам, победами своими прославившийся на весь мир, должен был теперь выслушивать угрозы какого-то шведского генерала, должен был выслушивать уроки покорности и верности. Правда, этот генерал был зятем короля; но кто же был король, присваивающий себе корону Яна Казимира, принадлежащую ему по праву и крови?
   Но гнев его прежде всего обрушился на тех, кто были главными виновниками его унижения, и он поклялся, что не пощадит на этот раз Володыевского, ни его товарищей, ни весь ляуданский полк. С этой целью он выступил против них и, подобно охотникам, окружающим волков во время облавы, окружил их и гнал без отдыха.
   Но вот до него дошла весть, что Кмициц разбил полк Невяровского, часть солдат разогнал или перерезал, остальных присоединил к своему полку; поэтому князь велел ему тотчас прислать один отряд драгун на помощь.
   "Люди, жизнь коих ты так отстаивал, -- писал он, -- паче же всего Володыевский и тот старый бродяга, бежали по дороге в Биржи. Мы нарочно отправили с ними самого глупого офицера, которого они не могли бы уговорить перейти на их сторону, но он или изменил, или попался впросак; у Володыевского в руках теперь весь ляуданский полк и беглые солдаты из полков Мирского и Станкевича. Под Клеванами они вырезали шведский отряд в сто двадцать человек и пустили слух, что сделали это по нашему приказанию, и это привело к великим между нами и Понтусом недоразумениям. Эти предатели могут испортить все дело, и если б не твои просьбы, мы бы велели им срубить головы. Но надеюсь, что скоро их постигнет возмездие. До нас также дошли слухи, что в Биллевичах у мечника россиенского собирается шляхта и сговаривается идти против нас; нужно это предупредить. Драгун всех отправишь ко мне, а пехоту отошлешь в Кейданы караулить замок и город. Сам же возьми несколько десятков людей и отвези в Кейданы мечника вместе с его родственницей. Теперь это важно не только для тебя, но и для меня. Имея их в руках, мы будем иметь в руках всю шляхту, которая начинает восставать против нас во главе с Володыевским. Герасимовича мы выслали с инструкциями касательно конфедератов в Заблудов. Твой двоюродный брат Яков имеет на них большое влияние; напиши ему, если полагаешь, что письмом ты сможешь его убедить. Выражая тебе благоволение наше, поручаем тебя Божьей милости".
   Кмициц, прочитав письмо, был рад в душе, что полковникам удалось вырваться из рук шведов, и втайне желал им так же благополучно вырваться из радзивилловских рук; но все же он исполнил все приказания князя, отправил драгун, отослал пехоту в Кейданы и, кроме того, начал насыпать шанцы вокруг замка, решив в душе по окончании работ ехать в Биллевичи к мечнику.
   "К насилию я прибегать не стану, разве в крайнем случае, -- думал он. -- Во всяком случае, не буду принуждать Оленьку. Впрочем, это не моя воля, а княжеский приказ. Знаю, что она не любезно меня примет, но, Бог даст, со временем она узнает мои побуждения, убедится, что я служу отчизне, спасаю ее, а не Радзивилла!"
   С такими думами он усердно работал над укреплением будущей резиденции своей дорогой Оленьки.
   Между тем пан Володыевский уходил от гетмана, а гетман гнался за ним по пятам. Все же пану Михалу приходилось туго, ибо к югу от Бирж были отправлены большие отряды шведских войск, восточная часть страны была занята русскими, а по дороге в Кейданы его поджидал Радзивилл.
   Заглоба был очень недоволен таким положением вещей и то и дело приставал к Володыевскому с вопросами:
   -- Скажи, пан Михал, ради бога, пробьемся мы или нет?
   -- Тут нечего и думать о том, чтобы пробиться, -- отвечал маленький рыцарь. -- Вы хорошо знаете, что я не трус и не испугаюсь даже самого черта. Но с гетманом я не справлюсь -- не мне с ним равняться! Сами вы сказали, что мы окуни, а он щука. Я сделаю все, что могу, лишь бы как-нибудь улизнуть, но если дойдет до сражения, то заранее предупреждаю, что мы будем перебиты.
   -- А потом он велит нас расстрелять и отдать на съедение собакам? Уж лучше попасться в чьи угодно руки, только не в радзивилловские... А не вернуться ли нам к Сапеге?
   -- Теперь уж поздно, мы окружены со всех сторон шведскими и гетманскими войсками.
   -- Черт меня дернул посоветовать Скшетуским идти к Радзивиллу! -- ворчал Заглоба.
   Но пан Михал еще не терял надежды, тем более что шляхта и крестьяне предупреждали его обо всех действиях гетмана, ибо все уже отвернулись от Радзивилла. Изворачивался пан Михал, как умел, а умел он это делать превосходно, ибо чуть ли не с детства привык к войнам с татарами и казаками. Еще когда он служил в войске князя Еремии, он прославился своими проделками под самым носом у неприятеля: неожиданными нападениями, молниеносными поворотами, в которых он не имел соперников.
   Теперь, запертый между Упитой и Роговом, с одной стороны, и Невяжью -- с другой, он вертелся на пространстве нескольких миль, избегая битв, утомляя радзивилловские отряды и даже пощипывая их понемногу. Так волк, преследуемый гончими, когда собаки подойдут к нему слишком близко, сверкает своими белыми клыками.
   Но когда подоспели драгуны Кмицица, князь забил ими самые тесные проходы, а сам поехал присмотреть, чтобы концы сети, опутавшей Володы-евского, сошлись. Это было под Невяжью.
   Полки Мелешки и Гангофа и два полка драгун под командой князя образовали точно лук, тетивой которого была река. Пан Володыевский со своим полком находился в середине.
   Он мог только переправиться через болотистую реку, но на другом берегу стояли два полка шотландской пехоты, двести радзивилловских казаков и шесть полевых орудий, направленных так, что даже одному человеку невозможно бы было переправиться под их огнем на другую сторону.
   Лук стал суживаться. Центр его вел сам гетман.
   К счастью для пана Володыевского, ночь и буря с проливным дождем приостановили наступление, но зато у осажденных оставалось в распоряжении не более двух квадратных верст луга, поросшего ветлой, между полукругом радзивилловских войск и рекой, которую караулили с другого берега шотландцы.
   На следующий день, едва ранний рассвет залил беловатой мутью ветлы, полки двинулись вперед, дошли до реки и остановились в немом изумлении.
   Пан Володыевский сквозь землю провалился -- в чаще кустарника не было ни души.
   Онемел от изумления и гетман, и настоящие громы разразились над головами офицеров, карауливших переправу. И снова с князем случился такой сильный приступ астмы, что присутствующие опасались за его жизнь. Но гнев превозмог даже астму. Двух офицеров, которым поручен был надзор за переправой, приказано было расстрелять, но Гангоф упросил все-таки князя узнать прежде, каким образом зверь выбрался из западни.
   Оказалось, что Володыевский, пользуясь темнотой и дождем, переправил весь полк через реку и проскользнул около правого крыла радзивилловских войск. Несколько завязших в болоте лошадей указывали место, где он переправился на правый берег.
   По дальнейшим следам легко можно было догадаться, что он полным маршем направился в сторону Кейдан. Гетман тотчас же понял, что он хотел пробраться к Гороткевичу и Якову Кмицицу на Полесье.
   Но, проходя мимо Кейдан, не подожжет ли он город и не ограбит ли замок?
   Сердце князя сжалось от страшного беспокойства. Большая часть наличных его денег и драгоценностей хранилась в Кейданах. Кмициц, правда, должен был отправить пехоту для их защиты, но если он этого еще не сделал, то неукрепленный замок легко мог стать добычей дерзкого полковника. Радзивилл не сомневался, что у Володыевского хватит храбрости поднять руку даже на его резиденцию. Для этого у него и времени было достаточно, ибо, ускользнув в начале ночи, он оставил погоню, по крайней мере, в шести часах расстояния за собою.
   Во всяком случае, приходилось спешить на спасение Кейдан. Князь оставил пехоту и отправился со всей конницей.
   Прибыв в Кейданы, он не застал Кмицица, но все нашел в порядке, и мнение, составленное им об исполнительности молодого полковника, еще более укрепилось в нем при виде заново возведенных укреплений, на которых были расставлены полевые орудия. В тот же день он осматривал их вместе с Гангофом, а вечером сказал ему:
   -- Он сделал это по собственному соображению, без моего приказания, и сделал так хорошо, что можно будет защищаться даже против артиллерии. Если этот человек не свернет себе шеи, то он может пойти далеко.
   Был еще и другой человек, при воспоминании о котором князь не мог устоять против некоторого рода изумления, смешанного с бешенством, человек этот был пан Михал Володыевский.
   -- Я бы скоро справился с бунтом, -- сказал он Гангофу, -- будь у меня два таких слуги... Кмициц, может быть, показистее, но у него недостает опытности, а тот воспитывался в школе князя Еремии, за Днепром.
   -- Вы не прикажете его преследовать, ваше сиятельство? -- спросил Гангоф.
   -- Тебя он разобьет, а от меня удерет!
   Помолчав с минуту, он нахмурил брови и продолжал:
   -- Теперь здесь все спокойно, но нам вскоре нужно будет отправиться на Полесье, чтобы покончить с теми.
   -- Ваше сиятельство, -- ответил Гангоф, -- если мы отсюда уйдем, все сейчас же возьмутся за оружие против шведов.
   -- Кто это все?
   -- Шляхта и крестьяне. Кроме того, они не удовлетворятся шведами, а обратят оружие и против диссидентов, ибо они приписывают эту войну людям, исповедующим нашу религию; мы, мол, перешли на сторону неприятеля и даже привели его сюда.
   -- Меня больше всего беспокоит брат Богуслав. Справится ли он там с конфедератами?
   -- Надо и Литву удержать в повиновении нам и шведскому королю. Князь начал ходить по комнате и продолжал:
   -- Если бы как-нибудь удалось забрать в руки Гороткевича и Якова Кмицица. Они там сделают наезд на мои имения, разграбят, уничтожат все, камня на камне не оставят.
   -- Вот если бы войти в соглашение с генералом де ла Гарди, чтобы он на то время, пока мы будем на Полесье, прислал сюда побольше войск.
   -- С ним? Никогда! -- ответил Радзивилл; кровь ударила ему в голову. -- Если уж просить, то только самого короля. Мне нет нужды переговариваться со слугами, раз я могу говорить с самим господином. Если бы король приказал Понтию прислать мне на помощь тысячи две драгун, тогда другое дело. Нужно будет кого-нибудь послать к королю, пора начать с ним переговоры.
   Гангоф слегка покраснел, и глаза его загорелись от страстного желания:
   -- Если бы вы, ваше сиятельство, мне приказали!..
   -- Ты бы поехал, знаю; но доехал ли бы ты, это другой вопрос. Ты немец, а иностранцу опасно заходить в глубь взволнованной страны. Кто знает, где теперь король и где он будет недели через две или через месяц? Придется рыскать по всей стране. А главное... это невозможно... Ты не поедешь, туда надо послать своего человека, с влиянием, чтобы его величество король, мог убедиться, что еще не вся шляхта меня покинула.
   -- Неопытный человек может сильно повредить, -- несмело возразил Гангоф.
   -- Послу придется только отдать королю мои письма и привезти ответ. А сказать, что я не велел бить шведов под Клеванами, сумеет всякий.
   Гангоф молчал.
   Князь снова начал ходить беспокойными шагами по комнате, и лицо его выражало страшную борьбу мыслей. И действительно, со времени заключения договора со шведами он не знал ни минуты покоя. Его пожирало тщеславие, мучила совесть, терзало сопротивление войска, пугала неверность будущего и угроза разорения. Он терзался, метался, проводил бессонные ночи -- и здоровье его ухудшалось, Глаза ввалились, лицо, прежде румяное, стало каким-то синим, чуть не с каждым часом увеличивалось количество седых волос на голове и в усах. Словом, он жил в муках и гнулся под непосильным бременем.
   Гангоф следил за ним глазами; он не терял еще надежды, что князь раздумает и пошлет именно его. Но князь остановился, крикнул и ударил себя ладонью по лбу:
   -- Два полка драгун на коней сию минуту! Я сам их поведу!
   Гангоф посмотрел на него с удивлением.
   -- Экспедиция? -- невольно вырвалось у него.
   -- Отправляйся! -- сказал князь. -- Дай Бог, чтобы не было слишком поздно!
  

XX

   Кмициц, окончив возведение укреплений в Кейданах и укрепив их на случай внезапного нападения, не мог дольше откладывать свою поездку в Биллевичи за паном мечником россиенским и Оленькой, тем более что в приказе князя говорилось о том, чтобы привезти их в Кейданы. Но пану Андрею было как-то не по себе, и, лишь только он отправился во главе пятидесяти драгун, им овладело такое беспокойство, точно он ехал на верную смерть. Он чувствовал, что там его встретят более чем недружелюбно, и дрожал при мысли, что шляхтич, может быть, будет сопротивляться, и ему придется прибегнуть к вооруженной силе.
   Но он решил прежде уговаривать его и просить. С этой целью, чтобы его приезд никак не мог походить на вооруженное нападение, он приказал своим драгунам остаться в корчме, находившейся в полуверсте от деревни, а сам отправился только с вахмистром и слугой в дом, приказав заранее приготовленной коляске приехать немного погодя.
   Полдень уже миновал, и солнце клонилось к западу, но после дождливой и бурной ночи день был ясный, небо чисто и только кое-где на западе пестрели розовые облака, которые медленно уходили за горизонт, точно стада овец, возвращающиеся с поля. Кмициц ехал по деревне с таким тревожным чувством, как татарин, который, въезжая первым во главе чамбула в деревню, оглядывается по сторонам, нет ли где вооруженных людей, укрывшихся в засаде. Но три всадника не обратили на себя ничьего внимания; только крестьянские дети, завидев лошадей, удирали босиком с дороги; а крестьяне, видя красавца офицера, снимали шапки и кланялись ему в землю. Он ехал вперед и, миновав деревню, увидел перед собой усадьбу, старое гнездо Биллевичей, а за нею громадные сады до самых лугов.
   Кмициц еще убавил шагу и начал разговаривать сам с собою; он, по-видимому, заранее обдумывал ответы на вопросы и в то же время задумчиво посматривал на возвышающиеся перед ним постройки. Это не была резиденция магната, но с первого взгляда можно было угадать, что здесь живет шляхтич более чем среднего достатка. Самый дом, обращенный фасадом к большой дороге, был громадный, но деревянный. Сосновые бревна стен почернели от старости, так что стекла окон, в сравнении с ними, казались белыми. Над срубами стен возвышалась огромная крыша с четырьмя трубами посередине и двумя голубятнями по краям. Целые тучи белых голубей носились над крышей, то шумно срываясь вверх, то опускаясь на крышу подобно снежным хлопьям, то кружась вокруг столбов, поддерживавших крыльцо.
   Крыльцо это, украшенное щитом, на котором были изображены гербы Биллевичей, нарушало общую гармонию, так как стояло не посередине, а сбоку. По-видимому, дом когда-то был меньше и впоследствии его с одной стороны увеличили. Но и пристройка уже почернела и ничем не отличалась от старого здания. По обеим сторонам главного дома возвышались два флигеля, соединявшиеся с домом по бокам и образовывавшие точно два крыла.
   В них помещались комнаты для гостей, во время больших съездов, кухни, кладовые, каретные сараи, конюшни для выездных лошадей, помещения для приказчиков, экономов, дворни и казаков.
   Посредине огромного двора росли старые липы с гнездами аистов; ниже, среди деревьев, сидел ручной медведь. Два колодца с журавлями по краям двора и крест с распятием у въезда дополняли картину этой резиденции зажиточного шляхетского рода. С правой стороны дома, среди густых лип, поднимались соломенные крыши скотного двора, овчарня, амбары и риги.
   Кмициц въехал в открытые настежь ворота. Легавые собаки, бродившие по двору, дали сейчас же знать о прибытии чужого, и из флигеля выбежало двое слуг, чтобы подержать лошадь.
   В это время на крыльце главного дома показалась какая-то женская фигура, в которой Кмициц сейчас же узнал Оленьку. Сердце его забилось сильнее, и, бросив поводья слуге, он пошел к крыльцу с обнаженной головой, держа в одной руке саблю, в другой шапку.
   А она, постояв с минуту, как чудное видение, прикрыв рукой глаза от солнца, вдруг исчезла, точно испугавшись приближающегося гостя.
   "Плохо, -- подумал Кмициц, -- прячется от меня".
   Ему стало тяжело, тем более что несколько минут тому назад погожий закат солнца, вид усадьбы и спокойствие, разлитое вокруг, наполнили его сердце бодростью, хотя пан Андрей, может быть, сам не отдавал себе в этом отчета.
   Ему как будто казалось, что он едет к своей невесте, которая встретит его с блестящими от радости глазами и с румянцем на щеках.
   И самообман этот вдруг рассеялся. Лишь только она увидела его, как исчезла, точно завидев злого духа, и вместо нее на крыльце появился мечник с тревожным и хмурым лицом.
   Кмициц поклонился ему и сказал:
   -- Я давно собирался засвидетельствовать вам свое почтение, но раньше в столь тревожные времена не мог, хотя недостатка в искреннем желании у меня не было.
   -- Спасибо, ваша милость; прошу в комнаты! -- ответил мечник, поглаживая свой чуб, что он делал всегда, когда был смущен или не уверен в себе.
   И он отошел от дверей в сторону, чтобы пустить гостя вперед.
   Кмициц не хотел войти первым, и потому они кланялись друг другу у порога; наконец пан Андрей сделал шаг вперед, и через минуту оба очутились в комнате.
   Там они застали двух шляхтичей: один из них, в цвете сил, был Довгирд из Племборга, ближайший сосед Биллевичей; другой -- пан Худзынский, арендатор из Эйраголы. Кмициц заметил, что, как только они услышали его имя, лица у них изменились, и они ощетинились, как охотничьи собаки при виде волка; он взглянул на них вызывающе и потом решил делать вид, что их не замечает.
   Наступило неловкое молчание.
   Пан Андрей начинал терять терпение и кусал свои усы; гости посматривали на него исподлобья, а пан мечник поглаживал свой чуб.
   -- Не выпьете ли с нами, ваша милость, скромного шляхетского меду? -- спросил, наконец мечник, указывая на стоящие на столе ковш и чарки.
   -- С вами, мосци-пане, выпью с удовольствием! -- ответил довольно резко Кмициц.
   Пан Довгирд и Худзынский засопели, приняв такой ответ за пренебрежение к своей особе, но не хотели поднимать ссоры в доме своего друга, особенно с этим буяном, пользующимся страшной славой на всей Жмуди. Но их выводило из себя это пренебрежение.
   Между тем пан мечник хлопнул в ладоши и приказал слуге принести четвертую чарку и, наполнив ее, поднес к своим губам, а затем сказал:
   -- Здоровье вашей милости... Очень рад видеть вас у себя в доме.
   -- Я был бы очень рад, если б так и было.
   -- Гость -- всегда гость, -- ответил сентенциозно мечник.
   Затем, почувствовав обязанность хозяина поддерживать разговор, он спросил:
   -- А что слышно в Кейданах? Как здоровье пана гетмана?
   -- Неважно, пане мечник, -- ответил Кмициц, -- да в настоящее беспокойное время и не может быть иначе. Масса забот и неприятностей у князя.
   -- Охотно верим! -- ответил Худзынский.
   Кмициц посмотрел на него с минуту, потом обратился снова к мечнику и продолжал:
   -- Князь, заручившись обещанием его величества шведского короля прислать подкрепление, немедля отправится на Вильну, чтобы отомстить за ее сожжение. Вашим милостям, должно быть, ведомо, что теперь Вильну в Вильне надо искать, она семнадцать дней горела. Говорят, что среди развалин там чернеют лишь ямы погребов, которые до сих пор еще дымятся.
   -- Несчастье! -- сказал мечник.
   -- Поистине несчастье, за которое следует отомстить, превратив неприятельскую столицу в такие же развалины. И это было бы уже сделано, если бы не смутьяны, которые, заподозрив намерения лучшего из людей, объявили его изменником и оказывают ему вооруженное сопротивление, вместо того чтобы соединенными силами идти на врагов. И не диво, что здоровье гетмана начинает ему изменять, когда он, которого Бог создал для великих дел, видит, что людская злоба готовит ему каждый день новые козни, из-за которых может погибнуть все предприятие. Лучшие друзья обманули князя и перешли на сторону его врагов.
   -- Так и случилось! -- серьезно ответил мечник.
   -- И его это страшно огорчает, -- ответил Кмициц. -- Я сам слышал, как он говорил: "Знаю, что и самые достойные люди меня осуждают, но почему же они не приедут в Кейданы, почему они мне в глаза не скажут, что имеют против меня, почему не хотят выслушать моих оправданий?"
   -- Кого же князь имеет в виду? -- спросил пан мечник.
   -- Прежде всего вашу милость, ибо, питая к вам истинное уважение, он подозревает, что вы принадлежите к числу его врагов.
   Пан мечник стал быстро гладить чуб, видя, что разговор принимает нежелательный оборот, и хлопнул в ладоши. В дверях появился слуга.
   -- Разве ты не видишь, что темнеет? Свечей! -- крикнул пан мечник.
   -- Бог видит, -- продолжал Кмициц, -- что у меня самого было искреннее желание выразить вам свое почтение, но в настоящую минуту я прибыл, вместе с тем, и по приказанию князя, который и сам бы выбрался в Биллевичи, будь время другое.
   -- Велика честь! -- ответил мечник.
   -- Этого вы не говорите, ваша милость, дело обычное, что сосед навестит соседа, но у князя нет минуты свободной, и он сказал мне так: "Извинись за меня перед паном Биллевичем, что я сам к нему ехать не могу, но пусть он ко мне приедет вместе со своей родственницей и непременно сейчас, потому что я не знаю, где буду завтра или послезавтра". Вот ваша милость видите, я приехал с приглашением и рад, что вижу вас обоих в добром здоровье. Когда я подъезжал сюда, я видел панну Александру в дверях, но она исчезла, как туман на лугу.
   -- Это я ее послал посмотреть, кто приехал, -- сказал мечник.
   -- Жду ответа, мосци-пане, -- сказал Кмициц.
   В эту минуту слуга внес свечи и поставил их на стол. При их свете можно было разглядеть на лице мечника крайнее смущение.
   -- Честь для меня не малая, -- сказал он, -- но сейчас не могу, у меня гости... Извинитесь за меня перед князем...
   -- Ну это не помеха, пане мечник, я думаю, их милости князю уступят.
   -- У нас у самих есть языки, и мы можем за себя ответить, -- сказал пан Худзынский.
   -- Не дожидаясь, чтобы другой решал за нас! -- прибавил пан Довгирд из Племборга.
   -- Вот видите, мосци-пане мечник, -- ответил Кмициц, делая вид, что не понял ворчания шляхты, -- я знал, что эти паны -- люди учтивые. Впрочем, чтобы их не обидеть, прошу от имени князя и их в Кейданы.
   -- Велика честь! -- ответили оба. -- У нас есть другие дела.
   Кмициц взглянул на них пристально, а потом сказал, как будто обращаясь к кому-то четвертому:
   -- Когда князь просит, отказывать нельзя.
   Шляхтичи при этих словах поднялись с кресел.
   -- Так это насилие? -- сказал пан мечник.
   -- Пане мечник, благодетель мой! -- воскликнул горячо Кмициц. -- Их милости поедут, потому что мне так нравится, но в отношении к вам я не хочу прибегать к насилию, а только прошу исполнить желание князя. Я у него на службе и имею приказание привезти вас к нему; но пока не потеряю надежды, что добьюсь чего-нибудь просьбой, до тех пор я не перестану просить. Клянусь, что ни один волос не спадет с вашей головы. Князь просит вас, чтобы в это беспокойное время, когда даже мужики собираются в вооруженные шайки, вы жили в Кейданах. Вот и все. Вас встретят там с должным почтением, как гостя и друга, даю вам в этом рыцарское слово.
   -- Как шляхтич, я протестую, -- сказал пан мечник, -- и на моей стороне закон!
   -- И сабли! -- крикнули Худзынский и Довгирд.
   Кмициц рассмеялся и сказал:
   -- Спрячьте, мосци-панове, ваши сабли, не то велю поставить вас у сарая -- и пулю в лоб.
   Услышав это, оба струсили и стали со страхом посматривать друг на друга, а мечник воскликнул:
   -- Это бессовестное посягательство на шляхетскую свободу и привилегии.
   -- Не будет посягательства, если вы добровольно меня послушаетесь, -- ответил Кмициц. -- Лучшее доказательство -- то, что я оставил драгун в деревне. Я приехал просить вас как соседа. Не отказывайтесь, прошу вас, -- теперь времена такие, что трудно принять во внимание отказ. Сам князь за это извинится перед вами, и будьте уверены, что вас примут как соседа и друга... Поймите и то, если бы могло быть иначе, то я предпочел бы пулю в лоб, чем ехать сюда за вами. Волос не спадет с головы Биллевича, пока я жив. Подумайте, кто я, вспомните пана Гераклия, его завещание и рассудите: разве гетман выбрал бы меня ехать за вами, будь у него в отношении вас какие-нибудь дурные намерения?
   -- Но зачем же он насилует меня?.. Как могу я ему доверять, раз вся Литва только и говорит что о притеснениях лучших граждан в Кейданах.
   Кмициц вздохнул с облегчением: по тону и словам мечника он понял, что тот начинает колебаться.
   -- Благодетель мой! -- сказал он почти весело. -- Между соседями насилие часто бывает началом дружеских чувств. Ну а когда вы приказываете снять колеса с кареты милого гостя, разве это не насилие? А тут знайте, что если бы мне даже пришлось связать вас и везти в Кейданы с драгунами, то для вашего же блага. Подумайте только: повсюду бродят толпы взбунтовавшихся солдат и бесчинствуют, приближаются шведские войска, а вы думаете, что вам удастся уцелеть здесь, что не могут прийти одни или другие, ограбить вас, сжечь, разорить и покуситься на вашу жизнь? Разве Биллевичи -- крепость? Разве вы можете здесь быть вне опасности. Только в Кейданах вам ничто не угрожает; а здесь будет стоять княжеский отряд, который будет охранять ваше имущество как зеницу ока, и если у вас пропадут хотя бы вилы, то вы можете конфисковать все мои имения. Мечник начал ходить по комнате.
   -- Могу ли я верить вашей милости?
   -- Как самому себе! -- ответил Кмициц.
   В эту минуту в комнату вошла панна Александра. Кмициц подошел к ней порывисто, но вдруг он вспомнил, что произошло в Кейданах, и ее холодное лицо приковало его к месту. Он лишь молча поклонился.
   Мечник остановился перед нею.
   -- Мы должны ехать в Кейданы! -- сказал он.
   -- Это еще зачем? -- спросила она.
   -- Князь-гетман просит.
   -- Очень любезно... как сосед... -- прибавил Кмициц.
   -- Так любезно, что если мы не поедем, -- с горечью ответил мечник, -- то этому кавалеру приказано окружить нас драгунами и отвезти силой.
   -- Не дай же господи, чтобы до этого дошло! -- сказал Кмициц.
   -- Разве я вам не говорила, дядя, -- сказала панна Александра, -- что надо бежать как можно дальше, ибо нас тут не оставят в покое... Вот оно и вышло!..
   -- Что делать? Что делать? От насилия нету лекарства! -- воскликнул мечник.
   -- Да, -- сказала панна, -- но мы не должны по доброй воле ехать в этот опозоренный дом! Пусть же разбойники берут нас силой и везут! Не одних нас будут преследовать, не на одних нас обрушится месть изменников; но пусть они знают, что мы предпочитаем смерть позору!
   Тут она с выражением глубочайшего презрения обратилась к Кмицицу:
   -- Свяжите нас, пан офицер или пан палач, и велите привязать к лошадям, иначе мы не поедем!
   Кровь бросилась в голову Кмицицу; минуту казалось, что он разразится страшным гневом, но он поборол себя:
   -- Ах, мосци-панна! -- сказал он сдавленным от волнения голосом. -- Я в опале у вас, коли вы хотите сделать из меня изменника и насильника! Пусть Господь рассудит, кто из нас прав: я ли, служа гетману, или вы, помыкая мной, как собакой. Бог дат вам красоту, но дал и жестокое, неумолимое сердце! Вы сами готовы страдать, только бы доставить другому еще большие муки! Но вы переходите границы, -- клянусь Богом! -- переходите границы! И это ни к чему не приведет!
   -- Она дело говорит! -- воскликнул мечник, у которого вдруг прибавилось храбрости. -- Мы не поедем добровольно! Везите нас с драгунами!
   Но Кмициц был так взволнован, что не обратил на его слова никакого внимания.
   -- Вам доставляют наслаждение чужие страдания, -- продолжал он, -- вы назвали меня изменником без всякого суда, не позволив мне сказать ни слова в свое оправдание. Пусть будет так... Но в Кейданы вы поедете, неволей иль волей, все равно. Там обнаружатся все мои стремления, там вы узнаете, справедливо ли меня оскорбили; там совесть вам подскажет, кто из нас для кого был палачом. Другой мести мне не надо... Я ничего больше не хочу! Вы гнули лук, пока его не сломали... Под вашей красотой, как под цветком, скрывается змея. Но бог с вами! Бог с вами!
   -- Мы не поедем! -- повторил еще решительнее мечник.
   -- Не поедем! -- крикнули паны Худзынский из Эйраголы и Довгирд из Племборга.
   Тогда Кмициц, бледный, со стучащими от гнева зубами, крикнул им:
   -- Ну! Попробуйте еще раз сказать, что не поедете! Слышите топот? Мои драгуны едут. Скажите кто-нибудь, что не поедете.
   Действительно, за окном раздался топот лошадиных копыт. Все увидели, что спасения нет. Кмициц сказал:
   -- Панна! Через несколько минут вы должны быть уже в коляске, иначе дядюшке достанется пуля в лоб.
   Им, очевидно, все больше овладевал приступ бешеного гнева, он крикнул так, что стекла задрожали:
   -- В дорогу!
   Но в это время дверь в сени тихо отворилась, и чей-то незнакомый голос спросил:
   -- А куда это, мосци-кавалер?
   Все окаменели от удивления и посмотрели на дверь, в которой стоял какой-то маленький человек в панцире и с обнаженной саблей в руках. Кмициц отшатнулся, точно увидел привидение.
   -- Пан... Володыевский! -- вскрикнул Кмициц.
   -- К вашим услугам! -- ответил маленький человек.
   И он вошел в комнату; за ним вошли толпой Мирский, Заглоба, двое Скшетуских, Станкевич, Оскерко и Рох Ковальский.
   -- А, -- крикнул Заглоба, -- поймал казак татарина! А мечник обратился к вошедшим:
   -- Кто бы вы ни были, рыцари, спасите гражданина, коего, вопреки праву, происхождению и сану, хотят арестовать. Спасите, мосци-панове братья, шляхетскую свободу!
   -- Не бойтесь, ваць-пане! -- ответил Володыевский. -- Драгуны этого кавалера уже связаны, и теперь он больше нуждается в помощи, чем вы!
   -- А еще больше в священнике! -- прибавил Заглоба.
   -- Не везет вам, пан кавалер! Второй раз сводит нас судьба, и я опять у вас на дороге! -- сказал Володыевский, обращаясь к Кмицицу. -- Вы, верно, не ждали меня?
   -- Не ждал! -- ответил Кмициц. -- Я думал, что вы в руках князя.
   -- Бог дал мне вырваться из его рук, а вам ведомо, что здесь идет дорога на Полесье. Но не в том дело! Когда вы первый раз хотели похитить эту панну, я вызвал вас на поединок... Не правда ли?
   -- Да, -- ответил Кмициц, невольно прикасаясь к голове.
   -- Теперь дело другое! Тогда вы были забиякой, что часто встречается среди шляхты, и ничего в этом позорного нет; теперь же вы недостойны того, чтобы драться с честным человеком.
   -- Почему? -- спросил Кмициц, гордо подняв голову и глядя прямо в глаза Володыевскому.
   -- Ибо вы ренегат и изменник! -- ответил Володыевский. -- Ибо вы честных солдат, защищающих отчизну, резали, как палач, ибо благодаря вам наша несчастная страна стонет под новым бременем... Короче говоря, выбирайте смерть, пришел ваш последний час!
   -- По какому же это праву вы хотите меня судить и казнить? -- спросил Кмициц.
   -- Мосци-пане, -- ответил Заглоба, -- лучше молитесь, чем спрашивать нас о праве. Если вы можете сказать что-нибудь в свое оправдание, то говорите скорее: здесь не найдется ни одной души, которая бы за вас заступилась. Я слышал, что один раз эта панна добилась вашего освобождения из рук Володыевского, но после того, что вы сделали теперь, и она, верно, откажется просить за вас.
   Глаза всех присутствующих невольно обратились на молодую девушку, стоявшую неподвижно, точно в окаменении. Глаза ее были опущены, лицо мертвенно и холодно; но она даже шагу вперед не сделала и не сказала ни слова.
   Тишину нарушил голос Кмицица:
   -- Я не прошу у этой панны заступничества.
   Панна Александра молчала.
   -- Эй, сюда! -- крикнул Володыевский, подойдя к дверям.
   Послышались тяжелые шаги, которым завторил звон шпор, и в комнату вошло шесть солдат во главе с Юзвой Бутрымом.
   -- Берите его, -- скомандовал Володыевский, -- уведите за деревню и пулю в лоб!
   Тяжелая рука Бутрыма легла на плечо Кмицица; схватили его и остальные солдаты.
   -- Не позволяйте им тормошить меня, как собаку! -- сказал он Володыевскому. -- Я и сам пойду!
   Маленький рыцарь дал знак солдатам, и они отпустили его, но окружили со всех сторон; а он шел спокойно, никому не говоря ни слова и шепча про себя молитву.
   Панна Александра тоже вышла в противоположную дверь. Она прошла одну комнату, другую, вытягивая в темноте руки; наконец голова у нее закружилась, что-то сдавило ей грудь, и она упала без чувств.
   А среди оставшихся в первой комнате некоторое время царило молчание, наконец мечник спросил:
   -- Неужели нет для него пощады?
   -- Жаль мне его, -- ответил Заглоба, -- он так храбро шел на смерть.
   -- Он расстрелял несколько человек из моего полка, не считая тех, которых перебил во время битвы, -- сказал Мирский.
   -- И из моего тоже, -- прибавил Станкевич. -- А людей Невяровского он, говорят, перерезал всех до одного!
   -- Должно быть, ему Радзивилл приказал, -- сказал Заглоба.
   -- Мосци-панове, -- заметил мечник, -- вы этим накличете на мою голову месть гетмана!
   -- Вы должны бежать! Мы едем на Полесье, к восставшим полкам, собирайтесь и вы с нами. Иначе сделать нельзя! Можете скрыться в Беловеже у родственника пана Скшетуского. Там вас никто не найдет.
   -- Но они разорят мое имение!
   -- Речь Посполитая вас вознаградит.
   -- Пан Михал, -- сказал вдруг Заглоба, -- я побегу сейчас посмотреть, нет ли при этом несчастном каких-нибудь гетманских писем? Помните, что я нашел у Роха Ковальского?
   -- Ну так садитесь на коня! Не то запоздаете, и бумаги запачкаются кровью! Я нарочно велел вывести его за деревню, чтобы не испугать панну выстрелами, иные панны очень чувствительны...
   Заглоба вышел, и в ту же минуту раздался топот лошадиных копыт; Володыевский обратился к мечнику:
   -- А что делает ваша родственница?
   -- Должно быть, молится за того, кто сейчас предстанет перед Богом.
   -- Пусть Господь пошлет ему вечный покой! -- сказал Ян Скшетуский. -- Если бы он служил Радзивиллу не по доброй воле, я бы первый за него заступился, но если он не захотел стать на защиту отчизны, то он мог хоть не продавать своей души гетману.
   -- Верно! -- ответил Володыевский.
   -- Он виновен и заслуживает того, что с ним случилось! -- сказал Станислав Скшетуский. -- Но я предпочел бы все же, чтобы на его месте был Радзивилл или Опалинский... Ох, Опалинский!
   -- Насколько он виноват, -- вмешался Оскерко, -- вы можете судить из того, что эта панна, женихом которой он был, не нашла ни слова в его защиту! Я видел, как она мучилась, но молчала, -- как же можно заступаться за изменника?!
   -- А любила она его когда-то всей душой, знаю я это, -- сказал мечник. -- Позвольте мне, Панове, пойти посмотреть, что с нею; это для нее тяжкое испытание.
   -- И собирайтесь поскорее в дорогу, ваць-панове! -- сказал маленький рыцарь. -- Мы дадим лишь немного отдохнуть лошадям и едем дальше. Отсюда слишком близко до Кейдан, а Радзивилл должен был туда вернуться.
   -- Хорошо! -- сказал шляхтич. И вышел из комнаты.
   В ту же минуту раздался пронзительный крик. Рыцари бросились на крик, не понимая, что случилось; бежала прислуга со свечами, и все увидели мечника, поднимавшего молодую девушку, которую он нашел лежащей без чувств на полу.
   Володыевский подбежал к нему на помощь, и они положили ее без признаков жизни на диван. Прибежала старая ключница с разными лекарствами и стала приводить ее в чувство. Наконец панна открыла глаза.
   -- Вам не место здесь, Панове! -- сказала старая ключница. -- Мы и без вас обойдемся!
   Мечник вывел гостей.
   -- Я предпочел бы, чтобы всего этого не было, -- сказал он. -- Вы могли бы взять с собой этого несчастного и расправиться с ним по дороге, а не у меня! Как же теперь ехать, когда девушка еле жива? Ведь она может захворать!
   -- Свершилось, -- сказал Володыевский. -- Мы посадим панну в коляску. Бежать вам все-таки нужно, месть Радзивилла никого не щадит.
   -- А может быть, панна скоро оправится, -- заметил Ян Скшетуский.
   -- Коляска удобна и запряжена, Кмициц ее привез с собою, -- сказал Володыевский. -- Идите же, пан мечник, и скажите вашей панне, пусть она соберется с силами, поездки откладывать нельзя. Мы должны ехать сейчас, не то к утру, пожалуй, подоспеют радзивилловские войска.
   -- Правда! -- ответил мечник. -- Иду!
   Спустя некоторое время он вернулся со своей родственницей, которая не только оправилась, но была уже одета в дорогу. Лишь щеки ее горели и глаза блестели, как в лихорадке.
   -- Едемте, едемте! -- сказала она, войдя в комнату.
   Володыевский вышел на минуту в сени, чтобы распорядиться насчет коляски, и вскоре все стали собираться в путь.
   Не прошло и четверти часа, как за окнами раздался грохот подъезжающего экипажа и топот лошадиных копыт по камням, которыми была вымощена дорога перед крыльцом.
   -- Едемте! -- сказала Оленька.
   -- В дорогу! -- крикнули офицеры.
   Вдруг дверь с шумом раскрылась, и в комнату вбежал запыхавшийся Заглоба.
   -- Я приостановил казнь! -- крикнул он.
   Оленька в одну минуту побледнела как полотно; казалось, что она тут же лишится чувств, но никто на нее не обратил внимания, глаза всех были устремлены на Заглобу, который в это время дышал, как огромная рыба, ловя губами воздух...
   -- Вы приостановили казнь? -- спросил его Володыевский. -- Почему?
   -- Почему? Дайте отдышаться... Если б не этот Кмициц, мы все давно уже висели бы на кейданских деревьях... Уф! Мы хотели убить нашего благодетеля... Уф!..
   -- Как так? -- вскрикнули все разом.
   -- Как? Вот прочтите это письмо и узнаете.
   С этими словами Заглоба подал Володыевскому письмо, тот стал читать его, останавливаясь каждую минуту и посматривая на товарищей; это было письмо, в котором Радзивилл упрекал Кмицица, что благодаря его усиленным просьбам он освободил их от смерти в Кейданах.
   -- А что? -- говорил при каждой остановке Заглоба.
   Письмо кончалось, как известно, поручением привезти Биллевича и Оленьку в Кейданы. Кмициц, должно быть, захватил его с собою, чтобы, в крайнем случае, показать его мечнику, но не успел.
   Теперь уже не было никакого сомнения, что если бы не Кмициц, то оба Скшетуские, Володыевский и Заглоба были бы казнены тотчас же после подписания знаменитого договора с Понтусом де ла Гарди.
   -- Панове, -- сказал Заглоба, -- если теперь вы прикажете его расстрелять, клянусь Богом, я отрекаюсь от вас совсем...
   -- Об этом и речи быть не может! -- ответил Володыевский.
   -- Ах! Какое счастье, -- воскликнул Скшетуский, -- что вы, отец, прочли письмо прежде, чем везти его к нам.
   -- Ну и догадлив же! -- заметил Мирский.
   -- А что? -- воскликнул Заглоба. -- Другой на моем месте вернулся бы к вам прочесть письмо, а того бы уж в это время расстреляли. Как только мне принесли найденную при нем бумагу, меня точно что-то кольнуло -- ведь я от природы любопытен. Двое проводников с фонарями ушли вперед и были уже на лугу, но я велел их позвать. И когда начал читать, со мной чуть дурно не стало, точно меня обухом по голове хватили. "Скажите, ради бога, пан кавалер, -- говорю я Кмицицу, -- почему вы не показали этого письма?" -- "Потому что не хотел!" -- ответил он. Вот гордая бестия, даже в минуту смерти. Тут я схватил его и давай обнимать. "Благодетель наш! -- говорю я ему. -- Если бы не ты, то нас бы давно воронье клевало". И велел вести его назад, а сам во весь дух помчался к вам, чтобы сообщить обо всем, что произошло... Уф...
   -- Странный человек! -- заметил Скшетуский. -- В нем столько же хорошего, сколько и дурного! Если бы такой человек...
   Но не успел он договорить, как дверь отворилась, и солдаты ввели Кмицица.
   -- Вы свободны, пан кавалер, -- сказал ему Володыевский, -- и, пока мы живы, никто из нас вас не тронет. Скажите же, безумный человек, почему вы не показали сразу этого письма? Мы бы вас и беспокоить не стали.
   Тут он обратился к солдатам:
   -- Оставьте пана офицера и садитесь на лошадей!
   Солдаты ушли. Пан Андрей остался один посреди комнаты. Лицо его было спокойно, но мрачно, и он не без гордости смотрел на стоявших перед ним офицеров.
   -- Вы свободны! -- повторил Володыевский. -- Возвращайтесь куда хотите, хоть к Радзивиллу; но должен сказать, что больно видеть такого кавалера на службе у изменника -- против отчизны!
   -- Ну так лучше подумайте, -- ответил Кмициц, -- я заранее предупреждаю, что вернусь к Радзивиллу.
   -- Останьтесь с нами! Пусть черти возьмут кейданского тирана! -- воскликнул Заглоба. -- Вы будете нашим другом и желанным товарищем, а наша мать-отчизна, простит вам все ваши грехи.
   -- Ни за что! -- горячо воскликнул Кмициц. -- Бог рассудит, кто лучше служил отчизне, тот ли, кто поднимает междоусобную войну, или тот, кто служит человеку, который один лишь и может спасти несчастную Речь Посполитую. Вы пойдете своей дорогой, я своей! Поздно меня наставлять; одно скажу вам от чистого сердца: отчизну губите вы, а не я. Изменниками я вас не назову, ибо знаю чистоту ваших побуждений! Но отчизна гибнет, Радзивилл протягивает ей руку помощи, а вы раните саблями эту руку и называете изменниками тех, кто с ним.
   -- Ради бога! Если бы я не видел, как храбро шли вы на смерть, -- сказал Заглоба, -- я бы думал, что вы от страха рассудок потеряли. Кому вы присягали: Радзивиллу или Яну Казимиру? Швеции или Речи Посполитой? Да вы с ума сошли!
   -- Я знал, что мне не переубедить вас!.. Прощайте!
   -- Постойте, -- крикнул Заглоба, -- у меня есть к вам дело! Скажите, Радзивилл обещал вам пощадить нас, когда вы его об этом просили?
   -- Обещал! -- ответил Кмициц. -- Вы должны были пробыть в Биржах в течение всей войны!
   -- Ну так узнайте же своего Радзивилла, который изменяет не только отчизне и королю, но и собственным слугам. Вот письмо Радзивилла к биржанскому коменданту, которое я нашел у офицера, сопровождавшего нас в Биржи. Читайте!
   Сказав это, Заглоба подал ему письмо гетмана... Кмициц взял его в руки, начал пробегать его глазами, и краска стыда за гетмана все больше и больше покрывала его лицо. Наконец он смял письмо и швырнул его на пол.
   -- Прощайте! -- сказал он. -- Лучше мне было погибнуть от вашей пули! И вышел из комнаты.
   -- Мосци-панове, -- сказал после минутного молчания Скшетуский. -- Напрасно убеждать этого человека: он верит в своего Радзивилла, как турок в Магомета. Я, как и вы, думал сначала, что он служит из корысти, но теперь Убедился, что он не дурной человек, а только заблуждающийся.
   -- Если он до сих пор верил в своего Магомета, -- заметил Заглоба, -- то я сильно подорвал его веру. Вы видели, что с ним делалось, когда он читал письмо. Заварится у них там каша. Ведь этот человек готов не только на Радзивилла, а на самого черта броситься. Клянусь Богом, я больше рад тому, что избавил его от смерти, чем если бы кто-нибудь подарил мне стадо баранов.
   -- Правда, он вам обязан своей жизнью, -- сказал мечник. -- Никто этого не будет отрицать.
   -- Ну, бог с ним! -- сказал Володыевский. -- Давайте лучше решим, что нам делать?
   -- Как что? Садиться и ехать!.. Лошади уже отдохнули немного! -- ответил Заглоба.
   -- Конечно. Едемте как можно скорее. А вы поедете с нами? -- спросил Мирский мечника.
   -- Я-то тут не засижусь, мне тоже надо ехать. Но если вы сейчас же хотите ехать, то скажу вам прямо, что мне несподручно ехать с вами. Если тот кавалер уехал живым, то меня не сожгут сейчас, не убьют, а к такой дальней дороге надо приготовиться, захватить то и другое... Бог весть, когда я вернусь... Надо кое-чем распорядиться, спрятать кой-какие вещи, инвентарь отослать к соседям, уложить все нужное... Есть у меня и денег немного, которые надо взять с собой. Завтра к утру все будет готово, но так сразу ехать я не могу.
   -- Ну а мы ждать не можем, над нами меч висит, -- ответил Володыевский. -- Где же вы думаете скрыться?
   -- В пуще, как вы советуете... Девушку я оставлю там, а сам послужу отчизне: я еще не очень стар, может, и моя сабля пригодится отчизне и государю.
   -- Тогда -- прощайте, ваша милость... Дай Бог нам встретиться в лучшие времена!
   -- Да благословит вас Бог за помощь! Должно быть, встретимся на поле брани.
   -- Будьте здоровы!
   -- Счастливого пути!
   Попрощавшись друг с другом, они стали по очереди подходить к панне Александре.
   -- Поцелуйте, ваць-панна, от меня мою жену и мальчиков и цветите в добром здоровье, -- сказал Ян Скшетуский.
   -- И вспоминайте порой солдата, который хоть и не пользовался вашим расположением, но готов за вас в огонь и в воду! -- прибавил Володыевский.
   За ним подходили другие; наконец подошел и Заглоба.
   -- Примите, цветик нежный, и от меня, старика, пожелания счастливого пути! Обнимите от меня пани Скшетускую и моих маленьких сорванцов! Славные мальчуганы!
   Вместо ответа Оленька схватила его руку и молча поднесла к губам.
  

XXI

   В ту же ночь, часа через два после отъезда отряда Володыевского, в Биллевичи прибыл во главе драгун сам Радзивилл, который выехал навстречу Кмицицу, опасаясь, чтобы он не попал в руки Володыевского. Узнав о том, что случилось, он захватил мечника вместе с племянницей и, не отдохнув даже, повернул назад.
   Гетман был страшно взбешен, выслушав рассказ мечника, который передавал все со всеми подробностями, чтобы отвлечь этим от себя гнев грозного магната. Он, по той же причине, не стал протестовать против своего отъезда в Кейданы и радовался в душе, что буря так благополучно кончилась. У Радзивилла, хотя он и подозревал мечника в недоброжелательстве и заговоре, было столько других забот, что он о нем забыл.
   Исчезновение Володыевского могло сильно изменить положение дел на Полесье. Гороткевич и Яков Кмициц, стоявшие во главе взбунтовавшихся войск, были прекрасные солдаты, но не пользовались достаточным значением, а потому и затеянная ими конфедерация не пользовалась популярностью. Между тем с Володыевским бежали такие люди, как Мирский, Станкевич и Оскерко, не считая самого маленького рыцаря, -- все прекрасные офицеры, пользовавшиеся всеобщим уважением.
   Правда, на Полесье был и князь Богуслав, который мог дать им сильный отпор; но ведь он все ждал помощи от дяди электора, а дядя электор не спешил, очевидно выжидая хода событий; между тем силы бунтовщиков с каждым днем увеличивались.
   Гетман сначала хотел сам отправиться на Полесье и одним ударом разгромить бунтовщиков, но его удерживала мысль, что лишь только он выйдет за границы Жмуди, как сейчас же восстанет вся страна, и все радзивилловское значение упадет в глазах шведов до нуля. Он даже решил, что на Полесье придется махнуть рукой, а князя Богуслава вызвать на Жмудь.
   Это было очень важно, ибо до него доходили угрожающие известия о действиях воеводы витебского. Гетман пробовал войти с ним в соглашение и перетянуть его на свою сторону, но Сапега вернул письма без ответа; говорили зато, что он ликвидирует свое имущество, продает, что может, перечеканивает серебро в деньги, продает скот, закладывает у евреев драгоценности, отдает в аренду имения и собирает войска.
   Гетман, по натуре жадный и неспособный на денежные жертвы, сначала не хотел верить тому, чтобы кто-нибудь мог без колебания принести на алтарь отчизны все свое состояние, но время убедило его, что все это правда. К нему собирались со всех сторон беглецы, оседлая шляхта, патриоты, радзивилловские враги, даже хуже -- его прежние друзья, а что еще хуже -- даже его родственники, например, ловчий, князь Михаил. О нем сообщали, что доход со всех своих имений, не занятых неприятелем, он велел отдать в распоряжение воеводы витебского.
   Такие трещины давал фундамент того здания, которое было построено тщеславием Януша Радзивилла. Это здание должно было вместить всю Речь Посполитую, а между тем оказалось вскоре, что оно не может вместить и одной Жмуди.
   Положение становилось все больше похожим на заколдованный круг. Правда, он мог призвать на помощь против витебского воеводы шведские войска, но это значило открыто сознаться в своем бессилии. Наконец, отношения гетмана с главнокомандующим были поколеблены клеванским сражением и уловкой Заглобы, и теперь со стороны главнокомандующего к нему было лишь подозрение и раздражение.
   Гетман, отправляясь на помощь Кмицицу, надеялся, что ему, по крайней мере, удастся настигнуть и разбить Володыевского, но и эта надежда обманула его, и он возвращался в Кейданы мрачный и злой. Ему казалось странным, что по дороге в Биллевичи он не встретился с Кмицицем, а это случилось потому, что, возвращаясь, Кмициц предпочел ехать кратчайшим путем, через лес, оставляя в стороне Племборг и Эйраголу.
   На следующий день, в полдень, гетман был уже в Кейданах, и первый его вопрос был о Кмицице. Ему ответили, что он вернулся, но без солдат. Князь уже знал об этом, но хотел услышать подробности из уст самого Кмицица, и потому велел тотчас же позвать его к себе.
   -- И тебе не повезло так же, как и мне, -- сказал он, лишь только Кмициц вошел. -- Мечник уже рассказал мне, что ты попал в руки этого маленького черта.
   -- Точно так! -- ответил Кмициц.
   -- И тебя спасло мое письмо?
   -- О каком письме вы говорите, ваше сиятельство? Они, прочитав письмо, находившееся при мне, прочли мне в награду и другое -- к биржанскому коменданту.
   Мрачное лицо Радзивилла подернулось как бы кровавой тучей.
   -- Так ты знаешь?
   -- Знаю! -- резко ответил Кмициц. -- Как могли вы, ваше сиятельство, так поступить со мной? Простому шляхтичу стыдно не сдерживать слова, а что же сказать о князе и гетмане?
   -- Молчи! -- крикнул Радзивилл.
   -- Я не буду молчать, потому что должен был краснеть за вас перед этими людьми! Они уговаривали меня остаться с ними, я не согласился и ответил им: "Я служу Радзивиллу, ибо на его стороне справедливость и добродетель". И они показали мне ваше письмо и сказали: "Смотри, каков твой Радзивилл!" -- и я должен был смолчать.
   Губы гетмана задрожали от бешенства. Им овладело дикое желание свернуть шею этому дерзкому человеку, и он уже поднял руку, чтобы позвать слугу. Он задыхался от гнева, и, вероятно, дорого бы заплатил Кмициц за свою вспышку, если бы не внезапный припадок астмы. Лицо князя почернело, он вскочил со стула и стал ловить воздух руками, глаза его вышли из орбит, а из горла вырвалось хриплое рычание, из которого Кмициц едва разобрал одно слово:
   -- Задыхаюсь!..
   На крики сбежалась прислуга и придворные медики; все начали приводить в чувство князя, который тотчас потерял сознание. Его приводили в чувство с час, и когда наконец он стал подавать признаки жизни, Кмициц вышел из комнаты.
   В коридоре он столкнулся с Харлампом, который уже оправился от ран, полученных во время битвы с взбунтовавшимися венграми Оскерки.
   -- Что нового? -- спросил он.
   -- Очнулся! -- ответил Кмициц.
   -- А в другой раз он может и не очнуться. Плохи наши дела, пан полковник: если князь умрет, нам придется отвечать за все его провинности. Вся надежда на Володыевского: он не даст в обиду старых товарищей; и, говоря между нами, -- Харламп понизил голос, -- я очень рад, что ему удалось бежать.
   -- А ему туго приходилось?
   -- Это еще пустяки! Но представьте себе, что в той лощине, где мы его окружили, были волки, и те не могли прошмыгнуть, а он ускользнул. Кто знает, кто знает, не придется ли еще ему кланяться, а то у нас что-то ненадежно... Шляхта страшно вооружена против князя и говорит, что предпочитает ему настоящего врага, шведа, даже татарина, но только не ренегата! Вот как! А князь между тем велит каждый день ловить граждан и сажать их в подземелье, что, говоря по совести, делает вопреки праву и дарованной им свободе. Сегодня привезли россиенского мечника.
   -- Привезли?
   -- Как же, и даже с родственницей. Панна -- как маков цвет! Можно вас поздравить!
   -- Где же их поместили?
   -- В правом флигеле. Им дали прекрасное помещение, они жаловаться не могут, разве лишь на то, что у дверей стоит стража. Когда же свадьба, мосци-полковник?
   -- Еще оркестр на эту свадьбу не заказан! Будьте здоровы, ваць-пане! -- сказал Кмициц.
   И, распрощавшись с паном Харлампом, он пошел к себе. Бессонная ночь, бурные события вчерашнего дня и последнее столкновение с князем так его утомили, что он едва держался на ногах. А главное -- как малейшее прикосновение к больному телу причиняет боль, так и простой вопрос Харлампа: "Когда свадьба?" -- больно кольнул его. Перед ним, как живое, встало холодное лицо Оленьки и ее сжатые губы в то время, когда ее молчание утверждало произнесенный над ним смертный приговор. Другое дело, обратил ли бы Володыевский внимание на ее слова; ему было больно, что она не сказала этого слова. А ведь раньше она спасла его два раза. Неужели теперь образовалась между ними такая пропасть? Неужели любовь до такой степени угасла в ее сердце, и не любовь даже, а простое участие, которое следует иметь и к чужому человеку? Чем больше думал он об этом, тем бессердечнее казалась ему его Оленька. "Что же я сделал такого, чтобы помыкать мною, как человеком, преданным анафеме? Может быть, и дурно служить Радзивиллу, но я, служа ему, не знаю никакой вины и, положа руку на сердце, могу сказать, что служу не из-за хлеба, не из-за тщеславия, а потому, что вижу в этом пользу для отчизны. За что же меня осуждают?"
   -- Ну что ж? Пусть и так будет! Я не стану просить отпущения грехов! Не стану просить помилованья! -- повторял он тысячу раз.
   Но мучения его не унимались, а все возрастали. Когда он пришел в свою квартиру, он бросился на постель, пробовал заснуть, но не мог, несмотря на всю усталость. Наконец встал и начал ходить по комнате, хватаясь, время от времени за голову и повторяя:
   -- Бессердечная, и больше ничего... Этого я от тебя не ожидал, панна!.. Бог с тобою...
   В таких думах прошел час, два; наконец, окончательно утомленный, он начал дремать, сидя на постели, но не успел еще заснуть, как его разбудил княжеский придворный Шкиллондз и потребовал к князю.
   Радзивилл чувствовал себя лучше и дышал свободно, но на его свинцовом лице была заметна слабость. Он сидел в глубоком кресле, обитом кожей, и говорил с доктором, которого про появлении Кмицица тотчас же услал.
   -- Из-за тебя я чуть на тот свет не отправился! -- сказал он Кмицицу.
   -- Не моя в том вина, ваше сиятельство; я сказал, что думал!
   -- Ну так пусть этого больше не будет! Не прибавляй хоть ты тяжести к тому бремени, которое мне приходится нести на своих плечах; другому бы я этого не простил, но тебе прощаю!
   Кмициц молчал.
   -- Если я, -- произнес князь после минутного молчания, -- не сказал тебе, что велел казнить этих людей в Биржах, несмотря на твои просьбы, то не потому, что хотел обмануть тебя, но лишь для того, чтобы не причинять тебе излишних страданий. Я уступил тебе для виду, ибо питаю к тебе слабость! Их смерть была необходима. Разве я палач? Неужели ты думаешь, что я проливаю кровь только для того, чтобы упиваться ее алым цветом? Придет время, и ты поймешь необходимость жертв для достижения великих целей. Эти люди должны были погибнуть непременно здесь, в Кейданах. Посмотри, что случилось по твоей милости: упорство мятежников усиливается, добрые отношения со шведами нарушены и, благодаря дурному примеру, бунт растет как зараза. Мало того, я сам, своей особой, пошел за ними в погоню и должен был краснеть перед всем войском; ты сам чуть не погиб от их рук, а они отправились на Полесье и станут во главе бунта. Смотри и учись! Если бы я расстрелял их в Кейданах, ничего этого не было бы. Ты, прося за них, думал только о личных чувствах, а я приговаривал их к казни, потому что опытнее тебя и знаю, что, если кто-нибудь споткнется, когда бежит, хоть о маленький камешек, тот может легко упасть, а упав, может и не подняться, и это тем вернее, чем быстрее он бежит. Немало уже натворили бед эти люди.
   -- Но все же они не так сильны, чтобы помешать исполнению предприятия вашего сиятельства!
   -- Довольно того, что они поселили раздор между мной и шведским главнокомандующим, -- это могло бы быть непоправимо. Положим, теперь все уже выяснилось, но письмо Понтия ко мне осталось, и я этого ему никогда не прощу! Он зять короля, но вряд ли он мог бы стать моим зятем, не слишком ли это была бы большая честь для него!
   -- Вы можете переговорить об этом с самим королем, а не с его слугой!
   -- Так я и хочу сделать... и если только не умру от забот, то научу этого шведа вежливости... Я говорю: если не умру, а это может случиться, так как немало терний на моем пути. Ох, тяжко, тяжко! Кто бы поверил, что я тот самый Радзивилл, который сражался под Лоевом, под Речицей, под Мозырем, под Туровом, под Киевом и Берестечком? Вся Речь Посполитая смотрела на меня и Вишневецкого, как на два небесных светила... Все дрожало перед Хмельницким, а он дрожал передо мной. И те самые войска, кои благодаря мне прославились своими победами, теперь оставили меня и осмеливаются поднять на меня свою руку...
   -- Но ведь не все, -- горячо возразил Кмициц, -- есть люди, которые еще вам верят, ваше сиятельство!
   -- Еще верят... пока не перестанут? -- ответил с горечью Радзивилл. -- Действительно, велика милость!.. Дай Бог только не отравиться ею! Каждый из вас вонзает мне нож в сердце, хоть порой и невольно!
   -- Обращайте внимание, ваше сиятельство, не на слова, а на побуждения.
   -- Спасибо за совет!.. Постараюсь им воспользоваться и приложу все старания, чтобы угодить всем.
   -- Горьки ваши слова, ваше сиятельство!
   -- А жизнь сладка?.. Бог создал меня для великих дел, а между тем я принужден тратить силы на междоусобную войну. Я хотел помериться силами с монархами, а пал так низко, что должен ловить в собственных поместьях какого-то пана Володыевского. Вместо того чтобы поразить весь мир своей мощью, я удивляю его своим бессилием: вместо того чтобы за сожжение Вильны отплатить сожжением Москвы, я должен благодарить тебя, что ты укрепил Кейданы валами. Тесно мне!.. Душно мне!.. Это не астма... Бессилие меня убивает... Бездеятельность убивает!.. Тесно мне и тяжко... Понимаешь?..
   -- Я тоже думал, что дела пойдут иначе, -- угрюмо заметил Кмициц.
   Радзивилл начал тяжело дышать.
   -- Раньше чем надеть мне на голову корону, мне надели терновый венец! Я велел гадальщику Адерсу посмотреть на звезды, и он сказал, что видит дурные предзнаменования, но что это все скоро пройдет; а между тем я страшно мучаюсь... Ночью мне что-то не дает спать, кто-то ходит по комнате... Какие-то лица заглядывают в мою постель, а иногда вдруг веет холодом... Это значит, что смерть проходит около меня... Я страдаю! Я должен каждый день ждать новых измен; я знаю, что есть много таких, которые колеблются!
   -- Таких более нет! -- ответил Кмициц. -- Те, что не хотели остаться, ушли!
   -- Не обманывай меня. Ты знаешь сам, что польские полки уже начинают переглядываться...
   Кмициц вспомнил свой разговор с Харлампом и замолчал.
   -- Это ничего! -- сказал Радзивилл. -- Страшно, тяжело, но нужно все вынести. Не говори никому того, что я тебе сказал! Хорошо, что припадок кончился, он сегодня не повторится, а к вечеру мне надо собраться с силами и быть веселым, я даю пир, надо быть веселым и подбодрить людей! Ты тоже приободрись и не говори никому о том, что я тебе сказал. Я все это сказал лишь для того, чтобы ты меня больше не огорчал. Я сегодня погорячился... Смотри, пусть это больше не повторится, иначе я не ручаюсь за твою жизнь! Но я уже простил тебя. Ступай и позови ко мне Мелешку. Сегодня привели беглых из его полка, я велю их перевешать! Надо дать пример! Прощай... Сегодня в Кейданах должно быть весело!..
  

XXII

   Мечнику россиенскому пришлось долго убеждать панну Александру пойти на гетманский бал. Он должен был чуть не со слезами умолять стойкую и смелую девушку, доказывая, что они за это могут поплатиться жизнью, ибо не только военные, но и все окрестные помещики должны явиться к князю под страхом его гнева. Панна, чтобы не подвергать опасности своего дядю, наконец согласилась.
   И, действительно, в Кейданы съехалась чуть ли не вся окрестная шляхта с женами и дочерьми. Но военных было больше всего, особенно иностранцев, которые почти все без исключения стали на сторону князя. Сам он, прежде чем показаться гостям, постарался вызвать на свое лицо улыбку, точно ни одна забота не тяготила его; он хотел этим пиром не только поддержать бодрость духа в своих сторонниках, но и доказать, что большинство шляхты на его стороне, а только горсть каких-то своевольников протестует против соединения со Швецией; он хотел доказать, что страна радуется вместе с ним, и не жалел ни денег, ни хлопот, чтобы пир вышел на славу, был великолепен и чтобы слух о нем распространился по всему краю. Лишь только начало смеркаться, как сотни смоляных бочек запылали на дороге и на дворе, раздавалась пальба из орудий, а солдатам было приказано держать себя шумно и весело.
   Одна за другой подъезжали кареты, шарабаны и брички с местными сановниками и шляхтой. Двор наполнился экипажами, лошадьми и прислугой. Толпа, разодетая в шелк, в бархат, парчу и дорогие меха, наполняла так называемую "золотую залу", а когда в ней появился князь, сверкающий дорогими каменьями и с ласковой улыбкой на всегда угрюмом лице, к тому же изнуренном болезнью, офицеры воскликнули единогласно:
   -- Да здравствует наш гетман! Да здравствует воевода виленский!
   Радзивилл окинул взглядом собравшуюся шляхту, желая убедиться, присоединилась ли и она к приветствиям военных. Оказалось, что лишь несколько человек повторили приветствие, но князь кланялся и благодарил всех за искреннее и "единодушное" выражение преданности.
   -- С вами, Панове, -- говорил он, -- мы одолеем врагов отчизны, которые замышляют погубить ее! Спасибо!
   И он обходил всю залу, останавливаясь перед знакомыми, и не жалел ласковых слов: "дорогой брат", "милый сосед" -- и не одно угрюмое лицо прояснилось под магической мощью этих теплых лучей панской милости.
   -- Трудно думать, -- говорили недавние его недоброжелатели, -- чтобы такой вельможа и сенатор был врагом отчизны: или он не мог иначе поступить, или видит в этом пользу для Речи Посполитой.
   -- Дай Бог, чтобы все изменилось к лучшему.
   Но были и такие, что покачивали головами и точно говорили глазами: "Мы здесь потому, что нас к этому принудили".
   Но они молчали, между тем как более податливые говорили так, чтобы их мог слышать князь:
   -- Лучше переменить монарха, чем погубить Речь Посполитую.
   -- Пусть Речь Посполитая заботится о себе, а мы о себе.
   -- Кто же, впрочем, нам подал пример, как не Великопольша.
   -- Крайняя необходимость заставляет прибегать и к крайним средствам!
   -- Extrema necessitas'extremis nititur rationibus! {Исключительные обстоятельства требуют исключительных средств! (лат.).}
   -- Tentanda omnia! {Все надо испытать! (лат.).}
   -- Доверимся князю и предоставим все ему! Пусть он правит Литвой!
   -- Он достоин этого! Если он не спасет нас, то мы погибли. В нем вся наша надежда...
   -- Он нам ближе, чем Ян Казимир. Наша кровь!
   Радзивилл жадно ловил эти слова, подсказанные страхом или лестью, и не обращал внимания на то, что они выходили из уст людей безвольных, которые при первой опасности первые бы его и оставили, из уст людей, которых малейшее дуновение ветра колеблет, как волну. Он упивался этими словами и обманывал свою совесть, повторяя выражение, которое его больше всего оправдывало:
   -- Крайняя необходимость заставляет прибегать и к крайним средствам.
   Но когда, проходя мимо шляхты, он услышал из уст пана Южица: "Он нам ближе, чем Ян Казимир!" -- лицо его совсем прояснилось. Самое сравнение с королем льстило его самолюбию, он подошел к пану Южицу и сказал:
   -- Вы правы, что в Яне Казимире на гарнец крови только кварта литовской, а во мне нет другой. Ежели же до сих пор эта кварта повелевала гарнцем, то от вас зависит изменить это!
   -- Мы готовы гарнцем пить здоровье вашего сиятельства! -- ответил Южиц.
   -- Вот это дело! Веселитесь, Панове братья! Я рад бы всю Литву принять у себя.
   -- Для этого ее нужно было бы еще больше урезать, -- сказал Щанецкий, человек смелый и острый не язык.
   -- Что вы под этим подразумеваете? -- спросил князь, пристально глядя ему в глаза.
   -- Что сердце вашего сиятельства обширнее Кейдан.
   Радзивилл принужденно улыбнулся и прошел дальше.
   В эту минуту маршал доложил, что ужин подан. Толпа последовала за князем в ту самую залу, где недавно был заключен договор со шведами. Маршал рассаживал гостей по знатности и сану; но, по-видимому, относительно Кмицица были даны особые распоряжения, так как он очутился между мечником и панной Александрой.
   У обоих дрогнули сердца, когда они услышали свои имена, произнесенные одновременно, и оба решились не сразу; но, вероятно, им пришло на мысль, что отказаться -- значит обратить на себя внимание всех гостей, и они сели рядом.
   Кмициц решил быть равнодушным, точно около него сидела какая-нибудь незнакомая девушка. Но вскоре он понял, что ни он сам не может быть таким равнодушным, ни эта девушка не может быть для него настолько чужой, чтобы с нею можно было вести какой-нибудь незначительный разговор. Наоборот, оба поняли, что среди этой массы людей, среди чувств, страстей и желаний, они будут думать исключительно друг о друге. У них было прошлое, но не было будущего. Прежняя любовь и доверие были подорваны. Между ними не осталось более ничего общего, кроме чувства обиды и разочарования. Если бы и этот огонь погас совершенно, они чувствовали бы себя свободнее; но это могло сделать лишь время, а пока было еще рано.
   Кмициц страдал невыносимо, но ни за что на свете не уступил бы своего места. Он жадно ловил шелест ее платья, следил за каждым ее движением, чувствовал исходившую от нее теплоту, и все это вместе доставляло ему мучительное наслаждение.
   Он заметил, что и она следит за ним, хотя на вид не обращает на него никакого внимания. Им овладело неопреодолимое желание взглянуть на нее, и он стал искоса поглядывать в ее сторону, пока не увидел ее ясного лба, глаз, прикрытых темными ресницами, и белого, не подрумяненного, как у других дам, лица.
   В этом лице для него всегда было столько притягательной силы, что сердце бедного рыцаря сжалось от боли. "Неужели под ее ангельской наружностью может скрываться такое жестокое сердце?" -- подумал он. Но рана, нанесенная ею, была слишком глубока, и он мысленно прибавил: "Между нами все кончено, пусть тебя берет другой".
   И вдруг он почувствовал, что если бы этот "другой" попробовал воспользоваться его разрешением, то он размозжил бы ему голову. При одной мысли об этом его охватил страшный гнев. Он успокоился лишь тогда, когда вспомнил, что ведь он сам, а не кто-нибудь другой сидит возле нее.
   "Ну взгляну на нее еще раз, -- подумал он, -- а потом отвернусь в другую сторону".
   И снова стал искоса смотреть на нее, но в эту минуту она сделала то же самое, и оба смущенно опустили глаза, точно кто-нибудь их поймал на месте преступления.
   Панна Александра тоже боролась с собой. Из того, что произошло, из поступка Кмицица в Биллевичах, из слов Заглобы и Скшетуского ей стало ясно, что Кмициц заблуждается; он не был так виноват, не заслуживал такого презрения, такого безусловного осуждения, как она думала раньше. Ведь он спас тех честных рыцарей от смерти; ведь в нем было столько какой-то великолепной гордости, что, попав в их руки и имея письмо, которое могло его если не оправдать, то, по крайней мере, избавить от смерти, он не показал его, не сказал ни слова и пошел на смерть с гордо поднятой головой.
   Панна Александра, воспитанная старым солдатом, ставящим презрение к смерти выше всех добродетелей, преклонялась перед мужеством и не могла удержаться от восхищения перед этой рыцарской гордостью и самообладанием, которые у него можно было отнять разве лишь с жизнью.
   Она поняла и то, что если Кмициц служил Радзивиллу, то из хороших побуждений; поняла, как оскорблять должно было его подозрение в измене. А между тем она первая нанесла ему это оскорбление и не простила даже перед липом смерти.
   "Исправь свою ошибку! -- подсказывало ей сердце. -- Все между вами кончено, ты должна перед ним сознаться, что осудила его несправедливо. Ты в долгу перед собственной совестью!"
   Но панна была не менее горда и самолюбива, и ей вдруг пришло в голову, что этот кавалер теперь совсем не нуждается в ее извинениях, и щеки ее вспыхнули.
   "Если не нуждается, то и не надо!" -- сказала она в душе.
   Но совесть подсказала ей, что, нуждается ли оскорбленный в извинениях или не нуждается, все же надо исправить ошибку; с другой стороны, самолюбие приводило все новые и новые доказательства.
   "А если он не захочет выслушать меня, ведь тогда мне придется сгореть со стыда. А во-вторых, делает ли он это обдуманно или в заблуждении, он все равно на стороне изменников и врагов отчизны, помогает ее погубить! Для отчизны безразлично, чего у него не хватает: ума или честности. Его может простить Бог, а люди должны осудить и назвать изменником... Человек, у которого нет настолько ума, чтобы отличить дурное от хорошего, все же достоин презрения!"
   Тут ею овладел гнев, и щеки ее вспыхнули.
   "Буду молчать! -- сказала она про себя. -- Пусть он страдает по заслугам. Пока я не увижу раскаяния, до тех пор я имею право осуждать".
   Затем она взглянула на Кмицица, точно желая убедиться, не видно ли на его лице раскаяния, и тогда-то взгляды их встретились, и оба смутились.
   Раскаяния, может быть, в лице кавалера Оленька и не увидела, но увидела страдание и страшную усталость; лицо рыцаря было бледно, как после долгой болезни; ее охватила невыразимая жалость, на глазах навернулись слезы, и она нагнулась еще ниже над столом, чтобы скрыть свое волнение.
   А пир между тем постепенно оживлялся.
   Сначала, по-видимому, все находились под тяжелым впечатлением, но, когда стали подавать все новые бокалы, настроение поднялось. Шум усиливался.
   Наконец князь поднялся с кресла:
   -- Мосци-панове, прошу слова!
   -- Князь хочет говорить! Князь хочет говорить! -- раздалось со всех сторон.
   -- Первый тост я провозглашаю за его величество короля шведского, который пришел нам на помощь против врага и, временно завладев этой страной, вернет нам ее тогда, когда будет водворено в ней спокойствие. Встаньте, мосци-панове, за здоровье пьют стоя.
   Все гости, кроме женшин, встали и выпили наполненные бокалы, но без криков и воодушевления. Щанецкий что-то бормотал, обращаясь к своим соседям, и те закусили губы, чтобы не рассмеяться: он, видно, острил насчет шведского короля.
   И лишь когда князь провозгласил другой тост за здоровье "дорогих гостей", которые, несмотря на дальнее расстояние, не отказались выказать свое доверие к хозяину, ему ответили дружными восклицаниями:
   -- Благодарим! Благодарим от всего сердца!
   -- Здоровье князя!
   -- Нашего литовского Гектора!
   -- Да здравствует князь-гетман!
   Вдруг Южиц, немножко подвыпивший, крикнул изо всех сил:
   -- Да здравствует Януш Первый, великий князь литовский!
   Радзивилл покраснел, как девушка, но, видя, что присутствующие молчат и смотрят на него с недоумением, произнес:
   -- Все это зависит от вас, но слишком рано вы меня величаете, пане Южиц, слишком рано!
   -- Да здравствует Януш Первый, великий князь литовский! -- повторил с упрямством пьяного Южиц.
   Вслед за ним поднялся Щанецкий и, подняв бокал, произнес медленно и отчетливо:
   -- Великий князь литовский, король польский и государь немецкий! Снова наступило молчание; вдруг среди гостей раздался взрыв хохота.
   Глаза у всех выкатились, усы заходили на покрасневших лицах, тела вздрагивали от смеха, а эхо разносило этот смех по всей зале; так продолжалось до тех пор, пока, взглянув на князя, они не увидели его искаженного гневом лица. Но он сдержал свой гнев и сказал на вид спокойно:
   -- Шутки не к месту, пане Щанецкий!
   Шляхтич, ничуть не растерявшись, отвечал:
   -- В пожелании моем нет ничего невозможного. Если вы, как шляхтич, ваше сиятельство, можете быть польским королем, то, князь земли немецкой, вы можете стать императором. Вам так же далеко и так же близко до одного, как и до другого, и кто не желает этого -- пусть встанет, а мы уж с ним разделаемся с саблями в руках!
   Затем он обратился к присутствующим:
   -- Встаньте, кто не желает князю императорской короны.
   Никто не встал, конечно, но никто и не смеялся, ибо в голосе Щанецкого было столько наглого издевательства, что всеми овладевало страшное беспокойство.
   Но ничего не случилось, и только исчезло веселое настроение. Напрасно прислуга то и дело наполняла бокалы. Вино не могло разогнать мрачных мыслей в головах пирующих. Радзивилл с трудом скрывал свой гнев. Он чувствовал, что своим тостом Щанецкий уронил его достоинство в глазах собравшейся шляхты, и умышленно или невольно он привил шляхте убеждение, что ему так же далеко до великокняжеской короны, как и до короны немецкой. Правда, все было обращено в шутку, но ведь он единственно с той целью устроил пир, чтобы освоить всех с мыслью о будущем радзивилловском правлении. Его сильно беспокоило, как бы такое осмеяние его заветных надежд не отразилось на офицерах, посвященных в его тайну. И действительно, на их лицах он прочел глубокое разочарование.
   Гангоф пил бокал за бокалом, избегая глаз князя, а Кмициц не пил совсем, но сидел насупившись, как будто что-то обдумывал или вел внутреннюю борьбу. Радзивилл дрогнул при мысли, что в этой голове может вдруг просветлеть, и тогда истина откроется; этот офицер разорвет единственную связь остатков польских войск с Радзивиллом, если даже ему придется вместе с этим разорвать и собственное сердце. Гетман уже и так давно тяготится Кмицицем, и если бы не то огромное значение, которое придало ему странное стечение обстоятельств, Кмициц давно пал бы жертвой своей смелости и гетманского гнева. Но на этот раз князь ошибался, подозревая, что у него враждебные ему мысли: пан Андрей был всей душой занят Оленькой и их размолвкой.
   Минутами ему казалось, что он любит эту девушку больше всего в мире, то вдруг он чувствовал к ней такую ненависть, что готов был убить и ее, и себя.
   Жизнь его сложилась так путано, что стала ему в тягость. Он чувствовал то же, что чувствует зверь в сетях.
   Мрачное и тревожное настроение присутствующих раздражало его в высшей степени. Ему стало просто невыносимо тяжело.
   Вдруг в залу вошел новый гость. Князь, увидев его, воскликнул:
   -- Да это пан Суханец! Верно, с письмами от брата Богуслава.
   Вошедший низко поклонился:
   -- Вы угадали, ваше сиятельство... Я прямо с Полесья!
   -- Дайте же ваши письма, а сами садитесь за стол. Простите, Панове, что я прочту их за столом, но в них могут быть важные новости, которыми я хотел бы поделиться с вами. Позаботьтесь о дорогом госте, пане маршал.
   Сказав это, князь взял из рук Суханца пачку писем и, быстро ломая печати, стал их вскрывать по очереди.
   Гости устремили свои глаза на князя, чтобы по выражению его лица угадать содержание писем. Первое письмо, должно быть, не сообщало ничего приятного, так как лицо князя вдруг побагровело, а глаза сверкнули гневом.
   -- Панове братья, -- сказал он, -- князь Богуслав сообщает мне, что те, кто, вместо того чтобы идти отомстить неприятелю за Вильну, предпочли восстать против меня и теперь жгут на Полесье мои поместья. Конечно, легче воевать по деревням с бабами! Храбрые рыцари, нечего сказать! Ну да награда от них не уйдет...
   Затем он взял другое письмо, но лишь только пробежал его глазами, как лицо его прояснилось улыбкой торжества и радости.
   -- Серадзское воеводство сдалось шведам, -- воскликнул он, -- и вслед за Великопольшей приняло протекторат Карла-Густава. А вот еще новость! -- через минуту добавил он. -- Наша взяла! Мосци-панове, Ян Казимир разбит под Видавой и Жарновом! Войска покидают его. Сам он отступает на Краков. Шведы преследуют его. Брат пишет, что скоро и Краков будет взят.
   -- Радуйтесь, Панове! -- сказал каким-то странным голосом пан Щанецкий.
   -- Конечно, радоваться нужно! -- ответил гетман, не заметив тона, каким Щанецкий произнес свои слова.
   Он весь пылал от радости; лицо его точно помолодело, глаза блестели; он дрожащей от счастья рукой вскрыл последнее письмо и, сияя, как солнце, воскликнул:
   -- Варшава взята... Да здравствует Карл-Густав!
   И только тут он заметил, что его новости производят на присутствующих совсем обратное впечатление, чем на него. Все сидели молча и лишь обменивались несмелыми взглядами. Другие закрыли лица руками. Даже княжеские придворные, даже трусливые люди не смели изъявлять своей радости при известии о падении Варшавы и о неизбежном падении Кракова, при известии о том, что воеводства одно за другим отрекаются от своего короля и присоединяются к врагам. Князь понял, что надо сгладить впечатление, и сказал:
   -- Мосци-панове, я первый бы плакал вместе с вами, если бы дело шло о несчастии Речи Посполитой; но она от этого не пострадает, а лишь переменит правителя. Вместо неудачника Яна Казимира у ней королем будет великий и счастливый воин. Я вижу уже все войны оконченными и всех неприятелей разбитыми.
   -- Вы правы, ваше сиятельство! -- ответил Щанецкий. -- То же самое говорили Радзейовский и Опалинский под Устьем!.. Итак, возрадуемся, Панове! На погибель Яну Казимиру!
   Сказав это, Щанецкий с шумом оттолкнул стул и вышел из комнаты.
   -- Вин самых лучших, -- крикнул князь, -- какие только есть в погребах! Маршал побежал исполнять его приказания. В зале поднялся шум. Когда
   первое впечатление прошло, шляхта начала обсуждать полученные новости.
   Вдруг в залу вкатили бочки с вином и начали их вскрывать. Настроение поднялось и становилось все лучше.
   Все чаще слышались слова: "Свершилось!", "Может, и к лучшему!", "Нужно с этим мириться!", "Князь-гетман не даст нас в обиду!", "Нам лучше, чем другим...", "Да здравствует Януш Радзивилл, наш воевода, гетман и князь!"
   -- Великий князь литовский! -- снова воскликнул Южиц.
   Но на этот раз этот возглас не сопровождался ни молчанием, ни смехом, -- напротив, несколько десятков хриплых голосов закричали изо всей мочи:
   -- Мы от всего сердца этого желаем! Пусть он царствует над нами! Магнат встал с багрово-красным лицом.
   -- Благодарю вас, братья, -- спокойно ответил он. В зале стало невыносимо душно.
   Панна Александра нагнулась к мечнику и сказала:
   -- Мне дурно, пойдем отсюда!
   Лицо ее было бледно, на лбу выступили капли пота. Но мечник искоса поглядывал на гетмана, боясь, как бы его уход не вызвал его гнева. В поле он был храбрый солдат, но гетмана боялся как огня. К довершению же всего князь в эту минуту сказал:
   -- Враг мой тот, кто не выпьет со мной до дна всех тостов, -- я сегодня весел!
   -- Слышишь? -- сказал мечник.
   -- Но я не могу, мне дурно, дядя! -- сказала умоляющим голосом Оленька.
   -- Так уходи одна, -- отвечал мечник.
   Панна встала, стараясь пройти незамеченной, но вдруг почувствовала сильную слабость и схватилась за спинку стула. В эту минуту ее поддержали чьи-то сильные руки.
   -- Я провожу вас, ваць-панна! -- сказал пан Андрей.
   И, не дожидаясь разрешения, он обнял ее стан; но не успели они дойти до дверей, как она упала без чувств к нему на руки. Он взял ее на руки, как ребенка, и вынес из залы.
  

XXIII

   В тот же вечер, после бала, пан Андрей во что бы то ни стало хотел видеться с князем, но ему ответили, что князь занят разговором с Суханцем. Он пришел на следующее утро и был тотчас принят.
   -- Я к вашему сиятельству с просьбой, -- сказал он.
   -- В чем дело?
   -- Я не могу здесь дольше оставаться. Каждый день приносит мне все новые страдания. Мне здесь нечего делать. Выдумайте для меня какое-нибудь поручение; отправьте, куда хотите. Я слышал, что вы отправляете войска против Золотаренки; отправьте меня с ними.
   -- Золотаренко рад бы пощипать нас, да это ему не удастся, ибо мы под протекторатом шведов, а без шведов мы на него идти не можем... Граф Магнус слишком медлит, и я знаю почему. Он не доверяет мне. А разве тебе уж так плохо в Кейданах?
   -- Вы милостивы ко мне, ваше сиятельство, но все-таки мне так плохо, что я и сказать не сумею. Правду говоря, я думал, что все будет иначе. Я думал, что мы будем драться, жить постоянно в огне и в дыму, день и ночь на седле. Для такой жизни меня Бог и создал. А тут -- сиди и слушай диспуты, сиди сложа руки или бей своих... Я больше не могу. Лучше уж смерть!
   -- Я знаю причину этого отчаяния. Все это любовь, и больше ничего. Состаришься, так сам будешь смеяться над этими муками! Видел я вчера, как вы косились друг на друга.
   -- Что мне она и что я ей! Между нами все кончено!
   -- А что это, она вчера заболела?
   -- Да.
   Князь помолчал.
   -- Я уж говорил тебе и еще раз повторяю, -- сказал он, -- бери ее, если хочешь, волей или неволей. Я велю вас обвенчать. Поплачет немножко, покричит, но это ничего. После венца возьмешь ее к себе, и если она на другой день будет плакать, то ты...
   -- Я прошу ваше сиятельство дать мне какое-нибудь поручение, а не венчать меня! -- резко ответил Кмициц.
   -- Значит, ты ее не хочешь?
   -- Не хочу! Ни я ее, ни она меня. Пусть сердце у меня разорвется от боли, но не стану ее ни о чем просить. Я хотел бы уехать как можно дальше, чтобы обо всем забыть, иначе я с ума сойду! Здесь у меня нет никакого дела, а безделье хуже всего! Вспомните, мосци-князь, как вам вчера было тяжело, пока не пришли хорошие известия. Так и со мной. Что мне делать? Схватиться за голову и держать ее, чтобы она не лопнула от горьких мыслей? Чего мне сидеть? Бог знает, что это за время, что за война, которой я до сих пор не могу понять... И от этого мне еще тяжелей. Клянусь Богом, если вы, ваше сиятельство, меня куда-нибудь не отправите, то я сбегу, соберу ватагу и буду бить...
   -- Кого? -- спросил князь.
   -- Кого? Пойду под Вильну и буду там щипать, как щипал Хованского. Дайте мне мой полк, тогда и война начнется.
   -- Твой полк нужен мне против внутреннего врага.
   -- Да ведь это же мука сидеть в Кейданах сложа руки или гоняться за Володыевским, которому я предпочел бы быть товарищем.
   -- У меня есть для тебя дело, -- ответил князь. -- Под Вильну я тебя не пущу и войска тебе не дам. Если же ты поступишь вопреки моей воле и, собрав ватагу, уйдешь, то знай, что не будешь больше состоять на моей службе.
   -- Но буду служить отчизне!
   -- Отчизне служит тот, кто служит мне! Я уже раз убедил тебя в этом. Припомни также, что ты дал мне клятву! Наконец, как волонтер, ты выйдешь из-под моего покровительства, а тогда тебя ожидает суд с его приговорами. Для своего же блага ты не должен этого делать.
   -- Что суд для меня теперь?
   -- За Ковной ничего, но здесь, где еще спокойно, он не перестал действовать. Ты можешь не явиться, но приговоры будут приведены в исполнение, когда все успокоится; а ляуданская шляхта позаботится, чтобы о тебе не забыли.
   -- Говоря по совести, ваше сиятельство, я подчинюсь им беспрекословно. Раньше я готов был вести войну со всей Речью Посполитой и придавал такое же значение приговорам, как покойный Лащ, который велел ими подшить свою шубу... Но теперь у меня на совести какой-то нарыв, а душевное беспокойство его только бередит!
   -- Не думай об этом! Я уже сказал тебе, что если ты хочешь отсюда уехать, то у меня есть для тебя очень важное поручение. Гангофу очень хочется получить его, но он для этого не годится. Мне нужно послать туда человека влиятельного, с известным именем, и поляка, который бы сам по себе мог доказать, что не все еще меня покинули и что есть еще богатые граждане, которые на моей стороне. Ты для этого как раз годишься: ты и храбр, и предпочитаешь, чтобы тебе кланялись, чем кланяться самому!
   -- В чем же дело, ваше сиятельство?
   -- Нужно ехать очень далеко!
   -- Я сегодня же буду готов.
   -- И на свой счет, у меня сейчас денег мало. Одни поместья захватил неприятель, другие -- грабят свои; все войско, которое осталось со мной, содержится на мой счет; подскарбий же, который сидит у меня под замком, не дает ни гроша, и не потому, что не хочет, а потому, что вряд ли у него что-нибудь есть. Положим, я пользуюсь общественными деньгами, не спрашивая, но много ли их. От шведов можно получить все, кроме денег, у них у самих руки дрожат при виде монеты!
   -- Вы напрасно говорите об этом! Если я поеду, то не иначе как на свой счет.
   -- Но там нужно показать себя и денег не жалеть.
   -- Я ничего не пожалею!
   Лицо гетмана прояснилось, у него в самом деле не было наличных денег, хотя он недавно ограбил Вильну, да притом был большой скряга. Но действительно, его огромные имения, начиная от границ Инфляндии, до Киева, Смоленска и Мазовии, не давали дохода.
   -- Вот это хорошо! -- ответил он. -- Гангоф сейчас бы заглянул мне в карман, но ты другой человек. Вот в чем дело, слушай внимательно!
   -- Слушаю.
   -- Прежде всего ты поедешь на Полесье. Дорога опасная, там ты можешь всюду натолкнуться на конфедератов. Изворачивайся как знаешь! Яков Кмициц, может, тебя и пощадит, но берегись Гороткевича, Жиромского, а особенно Володыевского с его ляуданской компанией.
   -- Я уже был в их руках, и со мной ничего не случилось!
   -- И прекрасно. Заедешь в Заблудово к Герасимовичу. Вели ему собрать с моих имений как можно больше денег, подати и все прислать мне, только не сюда, а в Тыльцу, где мой обоз. Что возможно, пусть заложит или возьмет взаймы у жидов. Во-вторых, пусть подумает о конфедератах, как бы их извести. Но это уж не твоя забота, я дам ему особые инструкции. Ты ему передай письмо и тотчас отправляйся в Тыкоцин к князю Богуславу.
   Гетман замолчал и стал тяжело дышать, продолжительный разговор утомлял его. Кмициц так и пожирал его глазами -- душа рвалась к отъезду, он чувствовал, что это путешествие, полное неожиданных приключений, будет целебным бальзамом для его душевных страданий. Через минуту гетман продолжал:
   -- Я просто в ужасе, почему князь Богуслав сидит до сих пор на Полесье. Господи, он может этим погубить и себя, и меня! Запомни хорошенько, что я тебе говорю. Ты передашь ему мои письма, но кроме того, ты должен будешь ему лично объяснить все, чего нельзя написать. Знай, что вчерашние известия были вовсе не так хороши, как я сказал шляхте и как думал сам в первую минуту. Правда, что шведы берут верх, что они взяли Великопольшу, Мазовию и Варшаву, что они гонят Яна Казимира к Кракову, и осадят Краков -- вот помяни мое слово, -- Чарнецкий будет его защищать. Он новоиспеченный сенатор, но, должен признаться, прекрасный воин. Кто может предвидеть, что случится. Шведы, правда, умеют брать крепости, а Краков даже не успели еще укрепить. Во всяком случае, этот каштелян Чарнецкий может продержаться два-три месяца, ведь бывают же чудеса, сами мы помним, что было под Збаражем! Если он продержится, все может пойти к черту. Знай это! В Вене не очень дружелюбно смотрят на возрастающее могущество шведов и могут прислать подкрепление... Татары тоже, я знаю, готовы помочь Яну Казимиру и пойдут на казаков и на Москву, а тогда из Украины к нему подоспеет на помощь Потоцкий. Сегодня Яну Казимиру не везет, но завтра счастье может оказаться на его стороне.
   Тут князь опять должен был сделать передышку, а пан Андрей испытывал странное чувство, в котором сам не мог дать себе отчета. Он, сторонник Радзивилла и шведов, испытывал радость при мысли, что счастье может изменить шведам.
   -- Мне говорил Суханец, -- продолжал князь, -- что было под Видавой и Жарновом; наши передовые отряды... я хотел сказать польские, стерли шведов в порошок. Это не ополченцы!.. И шведы, говорят, чувствовали себя не очень весело.
   -- Но ведь победа была на их стороне и тут, и там?
   -- Да, потому что полки Яна Казимира взбунтовались, а шляхта объявила, что будет стоять в рядах, но драться не станет. Но во всяком случае оказалось, что в поле шведы ничуть не лучше наших регулярных войск. Одна, другая победа, и все может измениться. Пусть к Яну Казимиру придут денежные подкрепления, чтобы он мог заплатить солдатам жалованье, и они не будут бунтовать. У Потоцкого немного войск, но все это ученые и храбрые полки. Татары присоединятся к нему, а в довершение всего, на нашего курфюрста надежда плоха.
   -- Почему же?
   -- Мы рассчитывали с Богуславом, что он сейчас же присоединится к нам и к шведам, ибо мы знаем, что думать о его любви к Речи Посполитой. Но он слишком осторожен и думает только о себе. А пока он выжидает и заключает союз... но с прусскими городами, которые тоже на стороне Яна Казимира. Я думаю, что здесь кроется какая-нибудь измена, или он положительно перестал быть собой и не верит в силу шведов. Но пока это выяснится, союз против шведов останется союзом, и если только они в Малопольше поскользнутся, то сейчас же поднимется Великопольша, а за нею мазуры и пруссаки, и тогда может случиться такое...
   Тут князь вздрогнул, как бы ужаснувшись собственному предположению.
   -- Что же может случиться? -- спросил Кмициц.
   -- Что ни одному шведу не удастся уйти живым из Речи Посполитой! -- ответил угрюмо князь.
   Кмициц хмурил брови и молчал.
   -- Тогда, -- продолжал князь, понизив голос, -- и мы упадем настолько низко, насколько до сих пор стояли высоко...
   Пан Андрей вскочил с места и с пылающими глазами, с краской на щеках крикнул:
   -- Что это значит, ваше сиятельство? Почему же вы мне говорили недавно, что Речь Посполитая гибнет и только вы в союзе со шведами можете ее спасти? Чему мне верить? Тому ли, что вы мне говорили раньше, или тому, что я слышу сейчас? Если правда то, что вы сейчас говорите, то почему же мы держим сторону шведов, а не бьем их? Ведь душа к этому так и рвется!
   Радзивилл взглянул сурово на молодого человека и сказал:
   -- Ты слишком смел.
   Но Кмицица трудно было сдержать в его горячности.
   -- О том, каков я, -- после. А теперь дайте мне ответ на мой вопрос!
   -- Вот тебе ответ, -- сказал князь, отчеканивая каждое слово, -- если дела примут такой оборот, как я говорю, то мы шведов будем бить.
   Кмициц вдруг замолчал и, ударив себя рукой по лбу, воскликнул:
   -- Дурак я, дурак!
   -- Этого я не отрицаю, -- ответил князь, -- и скажу, что твоя дерзость переходит границы. Пойми, что я тебя затем и посылаю, чтобы ты узнал о положении вещей. Я хочу только блага отчизне, и больше ничего. Все, что я говорил, -- это только предположения, и они могут не оправдаться, и вернее всего не оправдаются. Но нужно быть осторожным! Кто не хочет утонуть, должен уметь плавать, а кто идет через лес, где нет дороги, тот должен время от времени останавливаться и соображать, куда идти... Понимаешь?
   -- Все, как на ладони!
   -- Отказаться от договора нам можно, если это будет нужно для блага отчизны, но нам нельзя будет этого сделать, если князь Богуслав будет сидеть на Полесье. Он с ума сошел, что ли? Сидя там, он должен присоединиться или к шведам, или к Яну Казимиру, а это было бы хуже всего.
   -- Глуп я, ваше сиятельство, потому что опять не понимаю.
   -- Полесье близко от Мазовья, и или шведы его захватят, или из Пруссии придет подкрепление против них. Тогда придется выбирать.
   -- А почему же князю Богуславу и не выбрать?
   -- Пока он будет выбирать, шведы будут наблюдать за нами, как и курфюрст! Если же придется порвать с ними договор и идти против них, то он будет посредником между мной и Яном Казимиром, чего не сможет сделать, если раньше примкнет к шведам. А так как, сидя на Полесье, он принужден что-нибудь выбрать, то пусть едет в Пруссию и там выжидает, что случится. Курфюрст сидит теперь в маркграфстве, поэтому князь Богуслав будет пользоваться там большим влиянием, он может прибрать пруссаков к рукам, увеличить число своих войск и стать во главе значительных сил. Тогда и те, и Другие сделают для нас что угодно, лишь бы привлечь нас на свою сторону, и Род наш не только не упадет, но возвысится, а это главное.
   -- Вы, ваше сиятельство, говорили, что главное -- благо отечества!
   -- Не придирайся к каждому слову; я уже тебе раз сказал, что это одно и то же... Я прекрасно знаю, что хотя князь Богуслав подписал наш договор со Шведами, но они его не считают своим сторонником. Пусть же он распустит слух, да и ты его распускай, что я его принудил подписать; этому легко поверят, так как часто случается, что родные братья принадлежат к разным партиям. Таким образом у него будет возможность войти в сношения с конфедератами и, пригласив начальников к себе, как будто для переговоров, потом схватить их и увезти в Пруссию. Это лучший способ, и благодетельный для отчизны, ибо иначе эти люди окончательно ее погубят.
   -- И это все, что я должен сделать? -- спросил с некоторым разочарованием Кмициц.
   -- Это только часть, и даже не самая главная. От князя Богуслава ты поедешь с моими письмами к самому Карлу-Густаву. Я здесь не могу ничего добиться от графа Магнуса со времени клеванской битвы. Он все косится на меня и думает, что если только у шведов нога поскользнется или татары пойдут на другого врага, то я пойду против шведов.
   -- Судя по тому, что вы раньше сказали, ваше сиятельство, его предположения справедливы!
   -- Справедливы или несправедливы, но я не хочу, чтобы так было и чтобы он заглядывал мне в карты... Впрочем, он и лично не расположен ко мне. Вероятно, он уж оговаривал меня перед королем, а в том, что назвал меня или слабым, или ненадежным, я уверен. Нужно это исправить! Ты передашь королю мои письма, и, если он будет расспрашивать тебя о клеванском сражении, расскажи все, как было. Ты можешь еще прибавить, что я этих людей приговорил к смерти, но что ты упросил помиловать. Тебе за это ничего не будет, наоборот, такая искренность может понравиться. Графа Магнуса прямо осуждать перед королем ты не должен, он его зять... Но если бы король, между прочим, спросил тебя об общем настроении, ты скажи ему, что все упрекают графа в неблагодарности гетману за его искреннюю дружбу к шведам, что самого князя это очень огорчает. Если он спросит, правда ли, что все меня оставили, скажи, что это неправда, и в доказательство сошлись на себя. Называй себя полковником, это на самом деле так! Скажи, что сторонники Госевского взбунтовали войска, и прибавь, что мы -- заклятые враги. Дай понять, что если бы граф Магнус прислал бы мне несколько орудий и конницу, я давно разгромил бы мятежников... что это общее мнение. Прислушивайся внимательно ко всему, что говорят при дворе, и сообщай все не мне, а князю Богу славу в Пруссию. Ты можешь это сделать и через людей графа, если представится случай. Ты ведь, кажется, говоришь по-немецки?
   -- У меня был товарищ курляндский дворянин, некий Зенд. От него я выучился недурно говорить по-немецки. В Лифляндии тоже приходилось бывать.
   -- Это хорошо.
   -- А где мне найти шведского короля? -- спросил Кмициц.
   -- Там, где он будет. Во время войны трудно это сказать. Если найдешь его около Кракова, тем лучше, у тебя будут письма и к другим лицам, которые сейчас в той местности.
   -- Значит, мне нужно будет ехать еще и к другим?
   -- Конечно. Тебе нужно обязательно видеться с маршалом коронным Любомирским, которого мне очень важно перетянуть на свою сторону. Это очень богатый человек и в Малополыие пользуется большим влиянием. Если он согласится перейти на сторону шведов, то Яну Казимиру нечего будет делать в Речи Посполитой. О том, что ты везешь к нему письма, а также и о цели своей поездки, ты не скрывай от короля... но не хвастай этим, а сделай вид, что проболтался случайно. Дай Бог, чтобы Любомирский не отказался. Сначала он, конечно, будет колебаться; но надеюсь, что мои письма произведут на него впечатление, особенно потому, что у него есть важная причина заботиться о моем к нему расположении. Впрочем, я тебе скажу, чтобы ты знал, как действовать. Он уже давно подъезжал ко мне, чтобы выпытать, не отдам ли я свою единственную дочь за его сына, Гераклия. Оба они еще дети, но можно будет заключить условие, а для него это очень важно, ибо другой такой невесты нет во всей Речи Посполитой; а если бы два таких состояния соединить в одно, то ему не было бы равного в мире. А если еще подать надежду, что его сын за моей дочерью унаследует и великокняжескую корону, о чем ты дашь понять ему, то он соблазнится, как Бог свят: уж очень он заботится о славе своего дома -- больше, чем о Речи Посполитой.
   -- Что же мне ему сказать?
   -- То, что мне неудобно писать... Но нужно подсунуть ему все это осторожно. Боже тебя сохрани сказать ему, что ты от меня слышал о моем желании добиться короны. Это слишком рано... Но скажи, что вся шляхта на Литве и Жмуди только и говорит об этом, что сами шведы говорят об этом, что ты и при дворе это слышал... Обрати внимание, кто ближе всего к нему стоит, и подай тому такую мысль: если Любомирский перейдет на сторону шведов и поможет князю получить великокняжескую корону, то он в награду сможет требовать для своего сына руки дочери Радзивилла и со временем унаследовать его корону; намекни ему также, что, получив ее, он может рассчитывать уже и на польский престол. Если они за эту мысль не ухватятся обеими руками, то тем самым покажут, что они мелкие люди! Кто боится великих планов, тот должен довольствоваться булавой, каштелянством, пусть выслуживается, гнет спину, через слуг добивается милости, ибо он ничего лучшего не стоит!.. Бог меня предназначил для другого, и я смело протягиваю руку ко всему, что в человеческой власти, -- я хочу дойти до тех пределов, какие сам Бог предоставил людям...
   И, сказав это, князь вытянул вперед руки, точно желая схватить какую-то невидимую корону, но вдруг от возбуждения стал задыхаться. Но скоро он успокоился и сказал прерывающимся голосом:
   -- В то время, когда душа стремится... точно к солнцу... болезнь твердит свое "Memento!"... {Помни! (лат.) Memento mori -- помни о смерти.} Будь что будет... но я предпочитаю, чтобы смерть застала меня в короне... а не в королевской приемной...
   -- Может, позвать доктора? -- спросил Кмициц.
   Радзивилл махнул рукой:
   -- Не надо... не надо... Мне уже лучше... Вот все, что я хотел тебе сказать... Кстати... следи за тем, что предпримут Потоцкий и его сторонники. Они держатся крепко и... и сильны... Конецпольский и Собеский тоже неизвестно, на чьей стороне... Смотри и учись... Вот, все прошло... Ты меня хорошо понял?
   -- Да. Если в чем-нибудь и ошибусь, то по собственной вине.
   -- Письма почти все написаны. Когда ты хочешь ехать?
   -- Сегодня, и как можно скорее!
   -- Ты ни о чем не хочешь меня попросить?
   -- Ваше сиятельство... -- начал Кмициц и запнулся.
   -- Говори смело, -- сказал князь.
   -- Прошу вас, -- сказал Кмициц, -- пусть мечнику и ей... не причинят никакой обиды...
   -- Можешь быть уверен. Но вижу, ты эту панну еще любишь.
   -- И сам не знаю! -- ответил Кмициц. -- Минутами люблю, минутами ненавижу. Все между нами кончено... осталось лишь одно страдание... Я не женюсь на ней, но не хочу также, чтобы она досталась другому. Не допускайте до этого, ваше сиятельство... Я сам не знаю, что говорю... и вы не обращайте на мои слова внимания... Мне нужно уехать, тогда Бог вернет мне рассудок.
   -- Будь покоен; я к ней никого не допущу, и отсюда они не уедут. Лучше всего бы отправить ее в Тауроги к княжне. Будь покоен, пан Андрей! Ступай, готовься к дороге, а потом приходи ко мне обедать...
   Кмициц поклонился и вышел, а князь вздохнул с облегчением. Он был рад отъезду Кмицица. При нем останется его полк и имя, как сторонника, а о нем самом он не заботился.
   Напротив, уехав, Кмициц мог оказать ему большую услугу; в Кейданах он давно стал ему в тягость. Гетман был в нем увереннее издали, чем вблизи; а его дикая горячность могла окончиться в Кейданах взрывом и опасным для них обоих разладом.
   -- Уезжай скорее, сущий дьявол! -- пробормотал князь, посматривая на дверь, за которой скрылся Кмициц.
   Потом он велел пажу позвать Гангофа.
   -- Кмициц тебе передает свой полк, он уезжает; кроме того, ты будешь командовать всей конницей.
   На холодном лице Гангофа мелькнуло что-то похожее на радость; он получил повышение.
   Он почтительно поклонился и произнес:
   -- Постараюсь верной службой отплатить вашему сиятельству за милость. Потом выпрямился и ждал, точно желая что-то сказать.
   -- Что еще? -- спросил князь.
   -- Сегодня утром из Вилькомира приехал шляхтич с донесением, что против вашего сиятельства идет Сапега с войсками.
   Радзивилл вздрогнул, но тотчас овладел собой и сказал Гангофу:
   -- Можешь идти!
   А потом глубоко задумался.
  

XXIV

   Кмициц ревностно занялся приготовлениями к отъезду и выбором людей, которые должны были его сопровождать; он решил ехать со свитой, во-первых, для безопасности, а во-вторых, для представительства, подобающего послу. Он торопился выехать в тот же день на ночь, а если дождь не пройдет, то на следующее утро. Наконец ему удалось найти шесть надежных солдат, служивших у него в лучшие времена и готовых идти за ним хоть на край света. Это была исключительно шляхта, остатки некогда сильной шайки, уничтоженной Бутрымами. В числе его свиты был и вахмистр Сорока, давнишний слуга Кмицица, опытный и бравый солдат, на душе которого тяготело немало преступлений.
   После обеда гетман передал Кмицицу письма и пропуск к шведским комендантам, потом распрощался с ним трогательно и советовал быть осторожным.
   К вечеру погода прояснилась, бледное осеннее солнце показалось над Кейданами и скрылось за багровыми тучами, покрывавшими небо на западе длинными полосами. Кмициц за чаркой меда прощался с офицерами, когда вошел Сорока и спросил:
   -- Скоро тронемся, мосци-комендант?
   -- Через час! -- ответил Кмициц.
   -- Все готовы и ждут на дворе.
   Вахмистр вышел, а офицеры принялись еще чаще чокаться, хотя Кмициц скорее делал вид, что пьет. Вино ему казалось противным и ничуть не улучшало его настроения, между тем как остальные были уже изрядно навеселе.
   -- Мосци-полковник! -- говорил Гангоф. -- Передайте от меня нижайший поклон князю Богуславу. Столь умного и храброго рыцаря нет во всей Речи Посполитой. Приехав к нему, вы подумаете, что попали во Францию. Другой язык, другие обычаи, и этикет такой, какого вы не встретите и при королевском дворе.
   -- Я помню князя Богуслава под Берестечком, -- сказал Харламп. -- У него был драгунский полк, вышколенный на французский лад и несший обязанности и пехоты, и конницы. Как офицеры, так и солдаты были почти сплошь французы и такие франты, что ото всех от них пахло всякими благовониями, как из аптеки. Благовоспитанность же и любезность они строго соблюдали даже во время битвы: проколов врага рапирой, каждый из них обязательно прибавлял: "Pardonnez moi!" {Извините! (фр.).} A князь Богуслав ездил среди них всегда улыбающийся, хоть бы во время самого горячего боя, ибо у французов в моде смеяться во время кровопролития. После сражения ему сейчас же приносили свежие воротнички, волосы он приглаживал горячими щипцами, делая из них локоны. Но несмотря на это, он все же очень храбр и всегда шел первым в огонь.
   -- Да, -- заметил Гангоф, -- интересные вещи ожидают вас там, вы увидите самого шведского короля, а это после нашего князя первый воин в мире.
   -- И Чарнецкого, -- прибавил Харламп, -- а об его храбрости тоже немало рассказывают.
   -- Чарнецкий на стороне Яна Казимира и он наш враг! -- ответил Гангоф.
   -- Странные вещи бывают на свете, -- заметил, точно про себя, пан Харламп. -- Если бы год тому назад кто-нибудь сказал мне, что сюда придут шведы, -- все мы, конечно, были бы уверены, что будем их бить, а между тем...
   -- Не мы одни, а вся Речь Посполитая приняла их с распростертыми объятиями! -- возразил Гангоф.
   -- Совершенно верно! -- ответил задумчиво Кмициц.
   -- Кроме Сапеги, Госевского, Чарнецкого и коронных гетманов! -- сказал Харламп.
   -- Лучше бросим об этом говорить, -- ответил Гангоф. -- Ну, мосци-полковник, возвращайтесь к нам в добром здоровье... вас здесь ожидают повышения...
   -- И панна Биллевич! -- прибавил Харламп.
   -- Вам до нее никакого дела нет! -- ответил резко Кмициц.
   -- Конечно, нет, я уж слишком стар. Последний раз... Постойте, Панове... Когда же это было?.. Да, во время коронации нашего милостивого короля Яна Казимира...
   -- Забудьте вы это имя! -- прервал Гангоф. -- В настоящее время над нами царствует Карл-Густав.
   -- Правда... Но привычка вторая натура... Ну так вот, последний раз, во время коронации Яна Казимира, бывшего нашего короля и великого князя литовского, я страшно влюбился в одну из фрейлин княжны Вишневецкой. Прехорошенькая была девушка. Но только я захочу подойти к ней, пан Володыевский тут как тут! Я с ним даже драться хотел, да в это время между нами затесался Богун, которого Володыевский выпотрошил, как зайца. Не случись он, вы бы меня живым не видели. Но тогда я готов был драться с самим чертом. Володыевский, впрочем, не подпускал меня к ней только из любви к другу, с которым она была помолвлена, еще большим забиякой... Я думал, что не переживу... Но когда князь послал меня к Смоленску, по дороге и любовь моя выветрилась. Доехав до Вильны, я и думать о ней перестал, и до сих пор остался холостяком. Нет лучшего лекарства от неудачной любви, чем путешествие!
   -- Так это правда? -- спросил Кмициц.
   -- Ей-богу! К черту всех красавиц! Мне они больше не нужны!
   -- И вы уехали, не попрощавшись.
   -- Нет, не прощался; бросил только за собой ее красную ленту, как мне посоветовала одна старая женщина, опытная в любовных делах.
   -- Ваше здоровье! -- воскликнул Гангоф, обращаясь к Кмицицу.
   -- Благодарю вас! -- ответил Кмициц.
   -- Вам ехать пора, -- заметил Гангоф, -- да и нас служба ждет. Счастливого пути!
   -- Прощайте, Панове!
   -- Не забудьте бросить за собой красную ленту, -- сказал Харламп, -- на первом ночлеге залейте огонь водой. Помните мой совет!
   -- Прощайте!
   -- Не скоро увидимся!
   -- А может быть, на поле битвы, -- прибавил Гангоф. -- Дай Бог, чтобы не пришлось воевать друг против друга.
   -- Этого и быть не может, -- ответил Кмициц. И офицеры вышли.
   На часах пробило семь. На дворе лошади били копытами о каменные плиты. Какая-то странная тревога овладела Кмицицем при мысли о предстоящем путешествии.
   "Нужно ехать скорей, а там -- будь что будет!" -- думал он.
   Но теперь, когда лошади уже фыркали за окном и наступил час отъезда, он почувствовал, что та жизнь будет для него чужда, а все, с чем он сжился, с чем невольно сросся душой и телом, останется здесь. Прежний Кмициц останется здесь, туда поедет другой человек, столь же чужой для всех, как и они, эти люди, для него. Ему придется там начать новую жизнь, а бог знает, хватит ли для этого желания.
   Кмициц страшно устал душой, а потому чувствовал себя перед поездкой в новые страны, к новым людям бессильным... Ему даже казалось, что он будет там так же страдать, как и здесь.
   "Ну, пора. Надо одеваться и ехать!"
   "Но неужели не простившись?"
   "Возможно ли, чтобы он, который был так близок с ней, стал так далек, что не может даже попрощаться перед дорогой? Вот до чего дошло! Но что же сказать ей?.. Разве лишь то, что все кончено, что "она может идти своей дорогой, а я своей". Но зачем говорить, когда это и без слов ясно. Ведь я уже больше ей не жених. Все прошло и никогда не вернется. К чему терять время, слова, к чему мучиться?"
   "Не пойду", -- сказал он.
   Но ведь их еще соединяет воля покойного. Нужно расстаться без гнева, нужно сказать: "Вы меня не хотите, я возвращаю вам слово. Забудем о завещании; и пусть каждый из нас ищет счастья, где может".
   Но она может ответить: "Я давно уже это сказала вам, к чему же повторять".
   "Не пойду", -- повторил Кмициц.
   И, надвинув шапку, он вышел в коридор. Хотел вскочить на лошадь и поскорее очутиться за воротами.
   Но вдруг точно кто схватил его за волосы.
   Им овладело такое страстное желание повидаться с нею, что он не рассуждал больше и не шел, а бежал с закрытыми глазами, точно хотел броситься в воду.
   У самой двери, около которой стояла стража, он наткнулся на слугу мечника.
   -- Пан мечник у себя? -- спросил он.
   -- Пан мечник в цейхгаузе.
   -- А панна?
   -- Панна у себя.
   -- Доложи ей, что пан Кмициц уезжает и хочет с нею проститься. Слуга пошел исполнить его приказание, но не успел он вернуться с ответом, как Кмициц взялся за ручку двери и вошел, не спрашивая разрешения.
   -- Я пришел с вами проститься, -- сказал он, -- бог весть, увидимся ли мы когда-нибудь. Я хотел ехать, не простившись, но не мог. Кто знает, вернусь ли я и когда вернусь. Лучше расстанемся без гнева, чтобы нас не постигла кара Божья. Мне многое хотелось бы сказать, но я не могу. Не было счастья, значит, не было воли Божьей, и теперь, хоть головой об стену бейся, ничто не поможет. Не осуждайте меня, и я вас судить не буду. Не будем обращать внимания на волю покойного, ибо она перед Божьей волей ничего не значит. Дай Бог вам счастья и спокойствия! Главное: простим друг другу. Не знаю, что меня там ожидает. Но дольше оставаться здесь я не могу... Нет для меня спасения... Я ничего здесь не могу делать, как только по целым дням думать о своем горе и ничего, в конце концов, не выдумать. Мне нужен этот отъезд, как рыбе вода, как птице воздух, иначе я с ума сойду!..
   -- Пошли вам Господь счастья! -- ответила панна Александра.
   Она стояла перед ним, точно оглушенная его словами. На лице ее отражалась тревога и замешательство, которые она напрасно старалась скрыть; она смотрела на молодого человека широко раскрытыми глазами и наконец сказала:
   -- Я не сержусь на вас.
   -- Дай Бог, чтоб так было, -- ответил Кмициц. -- Какой-то злой дух стал меж нас и разъединил нас, точно морем, и этого моря нам не переплыть. Мы шли не туда, куда нам хотелось, а туда, куда нас что-то толкало, и заблудились оба. Но теперь, когда нам надо расстаться, лучше крикнуть хоть издали друг другу: "Счастливый путь!" Я тоже не сержусь на вас и думаю только, что все же нам лучше объясниться. Вы меня считаете изменником, и это для меня больнее всего, ибо -- клянусь спасением души! -- я никогда им не был и не буду.
   -- Я теперь этого не думаю! -- ответила девушка.
   -- Как же вы могли думать это хоть один час?! Правда, я раньше мог, не задумываясь, поджечь кого-нибудь, застрелить, но изменить ради собственной выгоды, ради себя -- никогда! Вы женщина и не можете понять, в чем спасение отчизны, и не должны меня осуждать. Знайте же, что спасение в руках Радзивилла и шведов, и кто думает иначе, тот губит отчизну; я не изменник и никогда им не буду. Вы осудили меня несправедливо!.. Клянусь вам, я говорю это для того, чтобы вместе с тем сказать: я прощаю вас, но и вы меня простите.
   Панна Александра уже овладела собою.
   -- Я сознаюсь в своей вине и прошу у вас прощения...
   Голос ее дрогнул, и глаза наполнились слезами; Кмициц воскликнул взволнованным голосом:
   -- Прощаю, прощаю, я бы тебе и смерть свою простил!
   -- Пусть же Бог наставит вас на путь истины и не даст идти дальше по пути заблуждения!
   -- Замолчи, бога ради! -- воскликнул Кмициц. -- Как бы опять между нами не произошло недоразумения. На ложной ли я дороге или нет, но не говори об этом. Один Бог мне судья! Дай же мне руку на прощанье... Ни завтра, ни послезавтра, а может быть, и никогда уже я не увижу тебя, Оленька!.. Неужели мы с тобой уже не увидимся больше?..
   Крупные слезы, как жемчуг, стали падать на ее щеки.
   -- Пан Андрей... Оставьте этих изменников... и, может быть, все...
   -- Замолчи!.. Замолчи!.. -- ответил Кмициц прерывающимся голосом. -- Не могу!.. Лучше не говори... Если бы меня убили, я бы не страдал так! Боже милостивый, за что такая мука? Прощай... в последний раз... Пусть смерть потом закроет мне глаза! Зачем ты плачешь?.. Не плачь, я с ума сойду!!
   И, подбежав к ней, он прижал ее к груди и стал покрывать поцелуями ее глаза, губы, затем упал к ее ногам, наконец вскочил, как безумный, и, схватившись за голову, выбежал из комнаты, воскликнув:
   -- Тут и сам черт не поможет, не то что красная лента!
   Оленька видела через окно, как он сел на лошадь и в сопровождении шести всадников направился к воротам, где часовые отдали ему честь; ворота захлопнулись, и они скрылись в темноте. Настала ночь...
  

XXV

   Ковна и вся сторона на левом берегу Вилии, а также все дороги были заняты неприятелем, и так как Кмициц не мог ехать на Полесье большой дорогой, через Ковну и Гродну, то поехал боковыми дорогами, по берегу Невяжи до самого Немана, миновав который очутился в Трокском воеводстве.
   Всю эту, правда не очень большую, часть пути он проехал без приключений, ибо местность эта находилась еще в руках Радзивилла.
   Местечки, а кое-где и деревни, были заняты радзивилловскими войсками или небольшими шведскими отрядами, которые гетман умышленно выдвинул против Золотаренки, стоящего по другую сторону Вилии.
   Золотаренко был бы не прочь "потрепать" шведов, но те, чьим он был помощником, не хотели с ними войны или, по крайней мере, желали отложить ее на продолжительное время; поэтому Золотаренко получил строжайший приказ -- не переходить реки, а в случае, если бы сам Радзивилл вместе со шведами выступил против него, он должен был сейчас же отступить.
   Благодаря этому местность по правой стороне Вилии была спокойнее, но так как через реку посматривали друг на друга, с одной стороны, казацкие сторожевые отряды, а с другой -- шведские и радзивилловские, то один выстрел мог повлечь за собой страшную войну.
   В ожидании этого все попрятались в более безопасные места. Было спокойно, но и пусто. Повсюду Кмициц встречал безлюдные местечки и деревни.
   Поля тоже были пусты, в этом году их никто не засевал. Простой народ прятался в непроходимые леса, куда забирал и все свое достояние; шляхта бежала в соседнюю Пруссию, которой пока еще не грозила война. Только на дорогах было движение, ибо число бежавших увеличивали и те, которым удалось переправиться с левого берега Вилии, из-под гнета Золотаренки.
   Последних было много, особенно крестьян, -- шляхта была большей частью или взята в плен, или перерезана на порогах собственных домов.
   Кмициц то и дело встречал целые толпы крестьян с женами и детьми; они гнали перед собой стада рогатого скота, лошадей и овец. Эта часть Трокского воеводства была богата и плодородна, и у крестьян было что припрятать. Наступающая зима не пугала беглецов, и они предпочитали ожидать лучших дней среди лесных мхов, в шалашах, покрытых снегом, чем в своих родных деревнях умереть от рук неприятеля.
   Кмициц часто подъезжал к беглецам или к кострам, горевшим ночью в лесных зарослях, и всюду слышал страшные рассказы о зверствах Золотаренки и его приверженцев, которые резали людей, не глядя ни на возраст, ни на пол, жгли деревни, рубили в садах деревья, оставляя только землю и воду. Ни одно татарское нашествие не причиняло такого опустошения.
   Они не довольствовались обыкновенной смертью своих жертв и, прежде чем убить их, мучили страшными пытками. Многие из этих людей бежали, лишившись рассудка, и по ночам наполняли лес раздирающими душу криками; другие хоть и перешли уже на другую сторону Немана и Вилии, где их от Золотаренки отделяли леса и болота, но жили все время под страхом и протягивали руки к Кмицицу и его спутникам, умоляя о пощаде, точно перед ними стоял неприятель.
   Встречал он по пути и шляхетские кареты, в которых ехали старики, женщины и дети; а за ними шли телеги, нагруженные запасами живности, домашней утварью и другими вещами. Всюду был страшнейший переполох, скорбь...
   Кмициц порой утешал этих несчастных, говорил, что скоро придут шведы и прогонят того неприятеля, что за рекой. Тогда беглецы поднимали руки к небу и говорили:
   -- Пошли, Господи, здоровья и счастья нашему князю-воеводе за то, что он этих добрых людей привел для нашего спасения. Как только придут шведы, мы вернемся домой, на наши родные пепелища.
   Все с благоговением произносили имя князя. Из уст в уста передавалась весть, что он скоро придет во главе своих и шведских войск. Сперва прославляли "скромность" шведов и их человеческое обращение с местными жителями. Радзивилла называли литовским Гедеоном, Самсоном и спасителем. Люди, бежавшие из местностей, где дымились еще теплая кровь и пожарища, ожидали его, как спасения.
   А в Кмицице, когда он слышал эти благословения и пожелания, росла вера в Радзивилла, и он повторял в душе: "Вот какому человеку я служу! Я пойду за ним всюду с закрытыми глазами. Он бывает иногда страшен и загадочен, но он умнее других, и в нем одном спасение".
   У него стало легче на душе при этой мысли, и он продолжал путь, то тоскуя о Кейданах, то раздумывая о безвыходном положении отчизны.
   Тоска в нем все росла, но красной ленточки он не бросил, огня не залил, ибо заранее был убежден, что это не поможет.
   -- Ах, будь она здесь, если бы слышала она эти рыдания и стоны, то не молила бы Бога, чтобы он меня наставил, не говорила бы, что я заблуждаюсь, как те еретики, что изменили истинной вере. Но это ничего! Рано или поздно она увидит, кто ошибался. А тогда будет, что Бог даст! Может, мы еще увидимся.
   И вместе с тоской в нем росло убеждение, что он идет по верному пути, и это вернуло ему спокойствие, которого он давно лишился. С тех пор как он, после стычек с Хованским, возвращался в Любич, у него ни разу еще не было так весело на душе.
   Харламп был прав, говоря, что нет лучшего лекарства от душевных страданий, как путешествие. Здоровье у Кмицица было железное, и врожденная любовь к приключениям снова ожила в его душе. Он уже видел их перед собою, радовался им и гнал свой отряд без отдыха, делая лишь короткие остановки для ночлега.
   Перед глазами у него все стояла его дорогая Оленька, заплаканная, дрожащая в его объятиях, как птичка, и он говорил себе: "Вернусь!"
   Порою перед ним вставала фигура гетмана, мрачная, огромная, грозная. Но, может быть, именно потому что он от нее удалялся все больше, она становилась для него почти дорогой. До сих пор он ему подчинялся, теперь начинал любить. До сих пор Радзивилл захватывал его, как водоворот, который втягивает все, что находится вблизи него; теперь Кмициц чувствовал, что он сам добровольно хочет плыть за ним.
   И издали этот огромный воевода вырос в глазах молодого рыцаря почти до невероятных размеров. Не раз, закрыв глаза, он видел гетмана на троне, и трон этот был выше сосен. На голове его была корона, лицо было то же, как всегда, но мрачное, огромное, в руках меч и жезл, а у ног вся Речь Посполитая.
   И он склонялся в душе перед его величием.
   На третий день Кмициц со своими людьми оставили Неман далеко за собой и въехали в еще более лесистую местность. Беглецов он встречал на дорогах целыми толпами, а шляхта, которая не могла владеть оружием, почти вся уходила в Пруссию от набегов неприятеля, ибо, не задерживаемый в этой местности радзивилловскими и шведскими отрядами, он мог проходить к самым границам Пруссии. Главной его целью был грабеж.
   Часто это были шайки, якобы принадлежащие Золотаренке, а на деле не признававшие над собой никакого начальства -- просто разбойничьи шайки, так называемые "партии", предводительствуемые местными громилами. Они избегали встреч с войсками и даже с городскими жителями, предпочитая нападать на деревни, имения и на отдельных путников.
   Шляхта громила их при случае и украшала ими придорожные сосны, но, несмотря на это, всегда можно было наткнуться на большие их отряды, и Кмициц должен был соблюдать чрезвычайную осторожность.
   Несколько далее Кмициц застал жителей, сидящих спокойно в своих жилищах; мещане рассказывали ему, что дня два тому назад на староство напал отряд Золотаренки в пятьсот человек и вырезал бы всех, как всегда, а город поджег бы, если бы не неожиданная помощь, которая на них точно с неба свалилась.
   -- Уж мы готовились к смерти, -- рассказывал арендатор заезжего дома, где остановился Кмициц, -- как вдруг Господь послал нам на помощь какое-то войско. Мы сперва думали, что это новый неприятель, а оказалось -- свои. Они сейчас же бросились на этих негодяев и в час их всех с нашей помощью уложили.
   -- Чей же это был отряд? -- спросил Кмициц.
   -- Пусть Бог им даст здоровья... Они ничего не сказали, а мы и спрашивать не смели, кто они такие. Покормили лошадей, взяли сена, хлеба и уехали.
   -- А откуда они пришли и куда пошли?
   -- Пришли со стороны Козловой Руды, а пошли на юг. Мы хотели было раньше бежать в лес, но раздумали, остались, нам пан подстароста сказал, что после такой трепки разбойники сюда не скоро явятся.
   Кмицица сильно заинтересовало известие об этой битве, и он спросил снова:
   -- А вы не знаете, как зовут полковника?
   -- Не знаем, но полковника мы видели, он разговаривал с нами. Молодой он и маленький, как иголка. На вид совсем не такой воин, каков на самом деле.
   -- Володыевский! -- воскликнул Кмициц.
   -- Володыевский или другой кто, мы не знаем, но пусть Бог даст ему сделаться гетманом!
   Кмициц глубоко задумался. Очевидно, он шел по той же дороге, по которой несколько дней тому назад проходил Володыевский со своими ляуданцами. И это было вполне естественно, ибо оба они шли на Полесье. Ему пришло в голову, что если он будет торопиться, то может наткнуться на маленького рыцаря, а в таком случае все радзивилловские письма попадут в руки конфедератов. Подобное столкновение могло бы свести на нет всю его миссию и причинить бог знает какой вред радзивилловскому делу. Кмициц решил остановиться в Пильвишках дня на два, чтобы Володыевский за это время ушел как можно дальше.
   На следующий день он убедился, что поступил более чем благоразумно, ибо не успел еще одеться, как к нему явился хозяин постоялого двора.
   -- Я к вашей милости с новостью, -- сказал он.
   -- Хорошей?
   -- Ни дурной, ни хорошей, а только то, что у нас гости. Сегодня утром к нам съехался целый двор и остановился в доме старосты. Сколько войска, карет, прислуги. Мы думали сначала, что это сам король.
   -- Какой король?
   Корчмарь замялся и стал теребить в руках шапку.
   -- Правда, у нас теперь два короля, но ни один из них не приехал, а приехал князь-конюший.
   Кмициц вскочил.
   -- Что? Князь-конюший? Князь Богуслав?
   -- Точно так. Двоюродный брат князя-воеводы виленского.
   -- Вот приятная встреча! -- воскликнул Кмициц.
   Корчмарь, поняв, что Кмициц знаком с князем, поклонился ему ниже, чем накануне, и вышел из комнаты, а Кмициц стал торопливо одеваться и час спустя был уже у дома старосты.
   Все местечко было полно солдат. Пехота устанавливала в козлы ружья; Драгуны спешились и заняли соседние дома. Солдаты и придворные в самых разнообразных одеждах стояли перед домами или прогуливались по улицам. Всюду слышалась французская и немецкая речь. Нигде ни одного польского воина, ни одного польского мундира; пехота и драгуны были одеты в какие-то странные костюмы, совсем не похожие на те, которые Кмициц видел на иностранных солдатах в Кейданах. Солдаты были так красивы и видны, что каждого рядового можно было принять за офицера. Кмициц залюбовался ими. Все они с любопытством разглядывали молодого рыцаря, шедшего в дорогом праздничном наряде в сопровождении свиты.
   По двору бродили придворные, все одетые по-французски: пажи в беретах с перьями, берейторы в высоких шведских ботфортах.
   Видимо, князь не имел намерения останавливаться надолго в Пильвишках и заехал только накормить лошадей, так как экипажи стояли тут же, а лошадей кормили из жестяных сит, которые держали в руках.
   Кмициц подошел к офицеру, стоявшему на карауле перед домом, и сказал, кто он и зачем приехал; тот отправился сейчас же доложить о нем князю. Немного спустя он торопливо вернулся с уведомлением, что князь немедленно хочет видеть гетманского посланного, и, указывая Кмицицу дорогу, вошел вместе с ним в дом.
   Миновав сени, они в столовой застали нескольких придворных, сидевших с вытянутыми в креслах ногами и сладко дремавших. Перед дверью следующей комнаты офицер остановился и, поклонившись пану Андрею, сказал по-немецки:
   -- Князь там!
   Пан Андрей вошел и остановился у порога. Князь сидел перед зеркалом, поставленным в углу комнаты, и так пристально всматривался в свое лицо, только что покрытое румянами и белилами, что не обратил внимания на вошедшего. Двое слуг, стоя на коленях, застегивали пряжки высоких дорожных сапог, он же расчесывал медленно густую, ровно подрезанную надо лбом гривку золотистого парика или, может быть, собственных густых волос.
   Это был еще молодой человек, лет тридцати пяти, которому на вид можно было дать лет двадцать пять самое большое. Кмициц знал его, но смотрел на него с любопытством, во-первых, потому, что много слышал об его рыцарской славе и многочисленных поединках с разными заграничными вельможами, а также благодаря необыкновенной наружности его, которую, увидев раз, трудно было забыть. Князь был высок и прекрасно сложен, но над его плечами возвышалась такая маленькая голова, что, казалось, она была приставлена с другого туловища; черты лица были тоже необыкновенно мелки, почти как у юноши, но и в нем не было симметрии: большой римский нос и громадные глаза, необыкновенной красоты и блеска, с орлиной смелостью взгляда. Остальная часть лица, окаймленная вдобавок длинными, густыми локонами, исчезла почти совсем; над маленькими, чуть ли не детскими губами росли небольшие усики. Нежный цвет лица, подкрашенного белилами и румянами, делал его похожим на девушку, но в то же время смелость, гордость и самоуверенность его лица не позволяли забывать, что это тот знаменитый "chercheur de noises" {Искатель ссор, задира, забияка (фр.).}, как его называли при французском дворе, у которого острота так же легко вылетала из уст, как сабля из ножен.
   В Германии, в Голландии и Франции рассказывали чудеса об его военных подвигах, ссорах, приключениях и поединках. В Голландии он бросился в самый разгар битвы в толпу несравненной испанской пехоты и собственными руками отбивал орудия и знамена; во главе полков принца Оранского брал крепости, признанные опытными вождями неприступными; над Рейном, во главе французских мушкетеров, он разбивал полки тяжелой немецкой пехоты; ранил на поединке первого французского фехтовальщика, князя де Фремуйля; другой известный забияка, барон фон Гетц, на коленях умолял его даровать ему жизнь; он ранил барона Грота, за что должен был выслушивать от брата Януша горькие упреки в том, что унижает свое княжеское достоинство, выходя на поединок с людьми низшего происхождения; наконец, на балу в Лувре, в присутствии всего французского двора, он дал пощечину маркизу де Риэ за то, что тот ему сказал дерзость.
   Поединки, происходившие инкогнито по маленьким городам, гостиницам и постоялым дворам, не входили, конечно, в расчет. Все в нем было полно какой-то смеси женской изнеженности с необузданной отвагой. Во время редких кратковременных посещений родной страны он забавлялся ссорами с родом Сапег и охотой. Но тогда лесникам приходилось отыскивать для него медведиц с медвежатами, самых опасных и остервенелых, на которых он шел, вооружившись только рогатиной. Впрочем, он скучал на родине и приезжал домой нехотя, главным образом, во время войны; большими победами он прославился под Берестечком, Смоленском, Могилевом. Война была его стихией, хотя его быстрый и гибкий ум годился и для дипломатических интриг.
   В них он умел быть терпеливым и твердым, гораздо более постоянным, чем в своих "амурах", длинная вереница которых дополняла историю его жизни. Мужья, у которых были красивые жены, боялись его как огня. Должно быть, поэтому он сам до сих пор не женился, хотя высокое происхождение и несметные богатства делали его одним из завиднейших женихов в Европе. Его сватали французский король и королева Мария-Людвика польская, князь Оранский и дядя, принц Бранденбургский, но он предпочитал свободу.
   -- Приданого мне не надо, -- говорил он цинично, -- а в других радостях у меня нет недостатка.
   Так он дожил до тридцати пяти лет.
   Кмициц, стоя у порога, с любопытством присматривался к отражавшемуся в зеркале лицу, а князь задумчиво расчесывал волосы; пан Андрей наконец кашлянул раз, другой, тогда князь, не поворачивая головы, спросил:
   -- Кто там? Не посланный ли от князя-воеводы?
   -- Не посланный, но от князя-воеводы! -- ответил пан Андрей.
   Тогда князь повернул голову и, увидев перед собой блестящего молодого человека, понял, что имеет дело не с обыкновенным слугой.
   -- Простите, мосци-пане кавалер! -- сказал он любезно. -- Вижу, что я ошибся. Но лицо ваше мне знакомо, хотя фамилии не могу вспомнить. Вы не придворный князя-воеводы?
   -- Меня зовут Кмициц, -- ответил пан Андрей, -- я не придворный, а полковник, с того времени, как привел князю-гетману собственный полк.
   -- Кмициц! -- воскликнул князь. -- Тот самый, который во время последней войны делал выпады на Хованского... а потом недурно справлялся и на собственный страх... Я много о вас слышал!
   Сказав это, князь стал внимательнее и с некоторым удовольствием всматриваться в пана Андрея, в котором он, по рассказам, видел человека своего покроя.
   -- Садитесь, пане кавалер! -- сказал он. -- Я очень рад познакомиться поближе. А что слышно в Кейданах?
   -- Вот письмо от князя-гетмана, -- ответил Кмициц.
   Слуги, окончив застегивание сапог, вышли, князь сломал печать и стал читать, спустя минуту на его лице отразились скука и апатия. Он бросил письмо под зеркало и сказал:
   -- Ничего нового. Князь-воевода советует мне перебраться в Пруссию или Тауроги, что я и делаю, как видите. Ma foi! {Право же! (фр.).} Я не понимаю пана брата! Он пишет мне, что курфюрст в маркграфстве, что в Пруссию пробраться благодаря шведам он не может. Пишет, что у него волосы дыбом встают на голове: почему я молчу? А что же мне делать? Если курфюрст не может пробраться, то как же проберется мой посланный? Я сидел на Полесье потому, что ничего другого не оставалось делать. И скажу вам, мосци-кавалер, что скучал там, как черт на молебне. Медведей, что были близ Тыкоцина, я перебил всех, женщины тамошние пахнут овчиной, а этого запаха мой нос не выносит. Кстати, вы понимаете по-французски или по-немецки?
   -- По-немецки понимаю, -- ответил Кмициц.
   -- Ну слава богу... Буду говорить по-немецки: от вашего языка у меня губы пухнут.
   Сказав это, князь слегка вытянул нижнюю губу и прикоснулся к ней пальцами, как бы желая убедиться, не распухла ли она в самом деле, потом посмотрел в зеркало и продолжал:
   -- До меня дошли слухи, что около Лукова у какого-то шляхтича Скшетуского дивной красоты жена. Это далеко. Но я послал людей похитить ее и привезти сюда. И вот, вы не поверите, ее не нашли дома!
   -- Ваше счастье, -- ответил пан Андрей, -- потому что это жена знаменитого кавалера и рыцаря, который из Збаража пробрался через все войска Хмельницкого к королю.
   -- Мужа осаждали в Збараже, а я бы жену осадил в Тыкоцине. Вы думаете, что она защищалась бы с такой же яростью?
   -- Ваше сиятельство, при такой осаде вы не нуждались бы в моих советах, поэтому легко можете обойтись и без моего мнения! -- ответил резко Кмициц.
   -- Правда. Жаль терять время на такие разговоры, -- ответил князь. -- Возвращаюсь к делу: у вас есть еще какие-нибудь письма?
   -- Письмо вашему сиятельству я уже передал, есть еще к шведскому королю. Не можете ли вы мне сказать, где его искать?
   -- Ничего не знаю. И откуда мне знать? В Тыкоцине его нет, за это я ручаюсь, потому что если бы он хоть раз заглянул туда, то отказался бы от обладания всей Речью Посполитой. Варшава, как я уже вам писал, в шведских руках, но вы и там не найдете его королевского величества. Он, должно быть, около Кракова или в самом Кракове, если не ушел еще в королевскую Пруссию. В Варшаве вы все узнаете. По моему мнению, Карл-Густав должен подумать о прусских городах, так как не может оставить их за собою. Кто бы мог ожидать, что в то время, когда вся Речь Посполитая отказывается от своего короля, когда вся шляхта присоединяется к шведам и воеводства сдаются одно за другим, -- прусские города не хотят и слышать о шведах и готовятся дать отпор. Они хотят спасти Речь Посполитую и поддержать Яна Казимира. Задумывая наше дело, мы полагали, что все будет иначе, что они-то нам и помогут разрезать тот каравай, который вы зовете своей Речью Посполитой. А тут -- ни с места! Счастье, что курфюрст глаз с них не спускает. Он уже обещал им помощь против шведов, но жители Гданьска ему не доверяют и говорят, что у них довольно своих сил.
   -- Мы уже знали это в Кейданах, -- ответил Кмициц.
   -- Если у них недостаточно своих сил, то во всяком случае у них хорошее чутье, -- продолжал князь, -- графу столько же дела до Речи Посполитой, сколько мне или воеводе виленскому.
   -- Позвольте мне, ваше сиятельство, не согласиться с вами! -- воскликнул с жаром Кмициц. -- Князь-воевода только и заботится о Речи Посполитой и готов за нее пролить последнюю каплю крови.
   Князь Богуслав захохотал:
   -- Вы слишком молоды, кавалер, молоды! Дядя-курфюрст больше всего заботится о том, как бы сцапать королевскую Пруссию, и только поэтому и предлагает им свою помощь. Но как только она будет у него в руках, как только в городах будут стоять его гарнизоны, он на следующий же день заключит союз со шведами, турками, даже с дьяволами. Если бы еще шведы прибавили ему часть Великопольши, то он бы из кожи вылез, чтобы помочь им забрать остальное. В том-то и горе, что шведы сами точат зубы на Пруссию, и отсюда все недоразумения между ними.
   -- Я с недоумением слушаю слова вашего сиятельства, -- сказал Кмициц.
   -- Черт меня брал на Полесье, -- продолжал князь, -- что мне приходилось так долго сидеть сложа руки. Но что мне было делать? Мы условились с князем-воеводой, что, пока в Пруссии дело не выяснится, я не перейду открыто на сторону шведов. И это правильно, ибо этим путем всегда будет открыт тайный выход. Я послал даже тайно гонцов к Яну Казимиру, объявляя, что готов созвать на Полесье посполитое рушение, лишь бы мне прислали манифест. Короля, может быть, мне и удалось бы провести, но королева мне не верит и, должно быть, отсоветовала. Если бы не бабы, я бы уж сегодня стоял во главе всей полесской шляхты, а главное, во главе тех конфедератов, что разоряют теперь имения князя-воеводы: ведь им не оставалось бы ничего более, как пойти под мою команду. Я называл бы себя сторонником Яна Казимира, а на самом деле, имея в руках силу, торговался бы со шведами. Но эта баба слышит, как трава растет, и отгадывает самые сокровенные мысли. Она не королева, а настоящий король. У нее больше ума в одном мизинце, чем у Яна Казимира во всей голове.
   -- Князь-воевода... -- начал Кмициц.
   -- Князь-воевода, -- перебил с нетерпением Богуслав, -- вечно опаздывает со своими советами, он пишет мне в каждом письме "сделай то-то и то-то", а я это давно уже сделал. Князь-воевода, кроме того, голову потерял... Послушайте, пане кавалер, чего он от меня требует...
   И князь схватил письмо и стал читать вслух:
   -- "Сами вы, ваше сиятельство, будьте в дороге осторожны, а этих сорванцов конфедератов, которые шалят там, на Полесье, и взбунтовались против меня, постарайтесь разбить, чтобы они не могли пойти к королю. Они идут на Заблудов, а там крепкое пиво: как только перепьются, пусть их всех перережут, потому что они не стоят ничего лучшего. Когда будут перерезаны главари, остальные разбредутся".
   Богуслав с недовольством бросил письмо на стол.
   -- Ну посудите, как же я могу в одно и то же время ехать в Пруссию и Устраивать резню в Заблудове? Играть роль патриота и сторонника Яна Казимира и вместе с тем резать тех, кто не хочет изменять королю и отчизне. Есть ли здесь смысл? Разве одно другому не противоречит? Ma foi, князь-гетман теряет голову! Ведь я сейчас, по дороге в Пильвишки, встретил какой-то взбунтовавшийся полк, идущий на Полесье. Я бы с удовольствием его разгромил, хотя бы для того, чтобы доставить себе удовольствие; но пока я не стал открытым сторонником шведов, пока дядя-курфюрст хотя бы для виду на стороне прусских городов а, следовательно, и на стороне Яна Казимира, -- до тех пор я не могу доставлять себе подобные удовольствия, ей-богу, не могу... Единственно, что я мог сделать, -- это любезничать с этими бунтовщиками, как и они со мной любезничали, подозревая меня в сношениях с гетманом, но не имея явных доказательств.
   Тут князь уселся удобнее в кресло, вытянул ноги и, заложив небрежно руки под голову, начал повторять:
   -- Ну и галиматья в вашей Речи Посполитой! Ну и галиматья! Ничего подобного нельзя встретить во всем мире.
   Вдруг он замолчал; ему, видно, пришла в голову какая-то новая мысль, он хлопнул себя по парику и спросил:
   -- А вы не будете на Полесье, ваць-пане?
   -- Как же, -- ответил Кмициц, -- у меня есть письмо с инструкциями к Герасимовичу, подстаросте в Заблудове.
   -- Вот как? Но ведь Герасимович здесь, со мной, -- сказал князь. -- Он едет с гетманскими вещами в Пруссию; мы боялись, что они попадут в руки бунтовщиков. Погодите, я прикажу его позвать.
   Князь кликнул слугу и велел позвать подстаросту, а сам продолжал:
   -- Как все хорошо складывается. Вы избавите себя от лишних хлопот. Хотя... пожалуй, и жаль, что вы не едете на Полесье, там в числе конфедератских главарей есть и ваш однофамилец... Может быть, вам удалось бы его к нам завербовать.
   -- У меня не хватило бы времени, -- ответил Кмициц, -- мне нужно спешить к королю шведскому и пану Любомирскому.
   -- А! Значит, у вас есть письмо и к пану коронному маршалу? Догадываюсь, в чем дело... Когда-то Любомирский думал сосватать своего сына с дочерью Януша... Не хочет ли теперь гетман деликатным образом возобновить сватовство?
   -- В том-то и дело!
   -- Оба они еще совершенные дети... Гм, деликатная миссия! Ведь гетману неудобно напрашиваться первому. Притом... -- Князь наморщил брови. -- Притом из этого ничего не выйдет. Князь-гетман должен понимать, что его состояние должно остаться в руках Радзивиллов.
   Кмициц с удивлением посматривал на князя, который ходил быстрыми шагами по комнате. Вдруг он остановился перед Кмицицем и сказал:
   -- Дайте мне кавалерское слово, что ответите на мой вопрос искренне.
   -- Ваше сиятельство, -- сказал Кмициц, -- лгут только те, кто боится, а я никого не боюсь.
   -- Приказал ли вам князь-воевода сохранить передо мной в секрете сватовство с Любомирским?
   -- Если бы мне было дано такое приказание, то я бы и не упоминал о нем.
   -- Могли бы проговориться. Даете слово?
   -- Даю! -- ответил Кмициц, нахмурив брови.
   -- Вы сняли камень с моего сердца: я думал, что гетман и со мной ведет двойную игру.
   -- Не понимаю, ваше сиятельство.
   -- Я не женился во Франции на дочери Рогана, не считая еще с полусотни других княжон, которых мне сватали... знаете почему?
   -- Не знаю.
   -- Потому что мы заключили с князем-воеводой условие, что его дочь и его состояние растут для меня. Как верный слуга Радзивиллов, вы можете знать обо всем.
   -- Благодарю за доверие... Но вы несколько ошибаетесь, ваше сиятельство... Я не слуга Радзивиллов.
   Князь Богуслав широко открыл глаза.
   -- Кто же вы?
   -- Я гетманский, но не придворный полковник и, кроме того, родственник князя-воеводы.
   -- Родственник?
   -- Я в родстве с Кишками, а мать гетмана -- урожденная Кишко. Князь Богуслав с минуту смотрел на Кмицица, на щеках которого выступил легкий румянец. Вдруг он протянул руку и сказал:
   -- Прошу извинения, кузен, мне лестно такое родство.
   Последние слова были произнесены с какой-то небрежной, хотя изысканной любезностью, в которой было что-то оскорбительное для пана Андрея. Щеки его еще больше вспыхнули, и он уже открыл рот, чтобы что-то ответить, как вдруг дверь открылась и на пороге появился управляющий Герасимович.
   -- Вам письмо, -- сказал ему князь Богуслав.
   Герасимович поклонился князю, затем пану Андрею, который подал ему письмо.
   -- Читайте, пане, -- сказал ему князь Богуслав. Герасимович стал читать.
   -- "Пане Герасимович. Теперь время вам доказать преданность верного слуги своему господину. Деньги, которые вы можете собрать в Заблудове, а пан Пшинский в Орле..."
   -- Пана Пшинского зарубили конфедераты, -- прервал князь, -- поэтому пан Герасимович удирает.
   Подстароста поклонился и продолжал читать:
   -- "...а пан Пшинский в Орле -- подати, чинш и аренду..."
   -- Все уже забрали конфедераты, -- снова прервал князь Богуслав.
   -- "...присылайте мне все как можно скорее, -- продолжал читать Герасимович. -- Можете и деревни какие-нибудь заложить у соседей, взяв как можно больше. Лошадей, все вещи, а в Орле большой подсвечник, картины и утварь, а главное -- пушки, что стоят у крыльца, вышлите с моим братом-князем, ибо нужно ожидать грабежей".
   -- Опять запоздалый совет, пушки идут со мной! -- сказал князь.
   -- "...Пушки разобрать по частям и хорошенько прикрыть, чтобы нельзя было догадаться, что везете. Везите все это немедленно в Пруссию, особенно избегая по дороге тех изменников, которые, взбунтовав мои войска, разоряют мои староства..."
   -- Да, уж и разоряют! Скоро от них и камня на камне не останется, -- прервал князь.
   -- "...разоряют мои староства и собираются идти на Заблудов, а оттуда, должно быть, к королю. С ними биться трудно, ибо их много, но при встрече их можно подпоить, а ночью спящих перерезать (каждый хозяин может это сделать) или подсыпать чего-нибудь в крепкое пиво, а еще, может, собрать какую-нибудь шайку и устроить на них облаву..."
   -- Ничего нового! -- сказал князь Богуслав. -- Можете ехать со мной, пане Герасимович...
   -- Есть еще какая-то приписка, -- ответил подстароста. И начал читать снова.
   -- "...Если нельзя вывезти все вина, то сейчас же их продать за наличные..." Тут пан Герасимович схватился за голову:
   -- Господи боже! Вина ведь идут в полдне пути за нами и, верно, попали в руки того отряда мятежников, который проходил мимо нас. Потеря не меньше тысячи червонцев. Засвидетельствуйте, ваше сиятельство, что вы сами приказали мне ожидать, пока бочки не уложат на телеги.
   Страх пана Герасимовича еще бы усилился, если бы он знал пана Заглобу и то, что он в этом отряде. Князь Богуслав расхохотался и сказал:
   -- Пусть пьют на здоровье, читайте дальше.
   -- "...если же не найдется покупателя..."
   Князь Богуслав схватился за бока и сказал:
   -- Уже нашелся. Придется лишь в долг ему поверить.
   -- "...если же не найдется покупателя, -- читал жалобным голосом Герасимович, -- то зарыть их в землю, но незаметно, чтобы более двух человек об этом не знало. Две-три бочки оставить в Орле и Заблудове, непременно самого лучшего и сладкого, чтобы разлакомить, а потом всыпать туда яду, чтобы хоть старшины околели, а без них вся шайка сама разбредется. Ради бога, не откажите мне в ваших услугах и, главное, сохраните все в тайне; они или сами найдут и выпьют, или пригласите их и угостите".
   Подстароста, окончив чтение письма, стал пристально смотреть на князя Богуслава, как бы ожидая инструкций, а князь сказал:
   -- Вижу, что мой брат хорошего мнения о конфедератах, жаль лишь, что он опять запоздал... Додумайся он до этого недели две или хоть неделю назад, можно бы попробовать. А теперь идите с Богом, пане Герасимович, вы нам больше не нужны.
   Герасимович поклонился и вышел.
   Князь Богуслав остановился перед зеркалом и стал внимательно присматриваться к своей наружности, -- поворачивал голову то вправо, то влево, отходил от зеркала, подходил к нему, встряхивал своими кудрями, не обращая никакого внимания на Кмицица, который сидел в тени, спиной к окну.
   Но если бы князь хоть раз взглянул на молодого посла, то понял бы, что с ним творится что-то неладное: лицо Кмицица было бледно, лоб был весь в крупных каплях пота, руки судорожно дрожали. Он вскочил было со стула, но тотчас же сел снова, как человек, который борется с охватившим его бешенством или отчаянием. Наконец черты его лица точно онемели, очевидно, он напрягал всю силу воли, чтобы овладеть собою.
   -- Из того доверия, каким я пользуюсь у князя, вы можете заключить, что у него нет от меня тайн. Я душой и телом предан его делу; при таком состоянии, как у него и у вашего сиятельства, увеличится и мое, а потому я готов всюду следовать за вами... Я на все готов... и хотя я во все посвящен, но я не все понимаю толком...
   -- Чего же вы от меня хотите, очаровательный кузен? -- спросил князь.
   -- Я прошу вас, ваше сиятельство, научить меня уму-разуму, стыдно мне у таких знаменитых дипломатов ничему не научиться. Не знаю лишь, захотите ли вы мне искренне ответить?
   -- Это будет зависеть от вашего вопроса и от моего настроения, -- ответил князь Богуслав, не переставая смотреться в зеркало.
   Глаза Кмицица сверкнули, но он продолжал спокойно:
   -- Дело вот в чем: князь-воевода виленский все свои поступки прикрывает благом и спасением Речи Посполитой. Она у него с уст не сходит. Так будьте же так добры, скажите прямо: это маска или правда и действительно ли князь-гетман думает о Речи Посполитой?
   Князь окинул Кмицица проницательным взглядом и спросил:
   -- А если бы я вам сказал, что это маска, продолжали бы вы служить нам и впредь?
   Кмициц пожал плечами и ответил:
   -- Я уже вам сказал, что при вашем состоянии и мое увеличится. Мне только этого и нужно, а до остального мне нет никакого дела!
   -- Вы выйдете в люди! Попомните мои слова. Но отчего же брат никогда не говорил с вами искренне?
   -- Может быть, потому, что он скрытен, а может быть, к слову не пришлось.
   -- Вы очень сообразительны, мосци-кавалер! Он действительно скрытен и не очень любит показывать свою настоящую шкуру. Такая уж у него натура. Ведь он и в разговоре со мной, как только забудется, начинает расцвечивать свою речь любовью к отчизне, пока наконец я не рассмеюсь ему в лицо. Правда! Правда!
   -- Значит, это -- только маска? -- спросил Кмициц.
   Князь повернул стул, сел на нем верхом, как на лошади, и, облокотив руки на спинку, с минуту молчал, точно что-то обдумывая, а потом сказал:
   -- Послушайте, пан Кмициц. Если бы мы, Радзивиллы, жили во Франции, Испании или Швеции, где сын наследует престол после отца и где королевская власть от Бога, тогда, не принимая, конечно, во внимание каких-нибудь междоусобий, прекращения королевского рода, каких-нибудь необыкновенных событий, мы служили бы королю и отчизне, довольствуясь самым высшим положением, на какое дает нам право наше происхождение и богатство. Но здесь, в этой стране, где у короля власть не от Бога, где его шляхта выбирает, мы справедливо задали себе вопрос: почему должен царствовать Ваза, а не Радзивилл... Ваза еще ничего, он ведет свой род от королей, но кто может поручиться, что после него шляхте не придет в голову посадить на королевский и великокняжеский престол хотя бы пана Герасимовича или какого-нибудь Пегласевича из Песьей Воли. Тьфу! Да почем я знаю кого? А мы, князья Радзивиллы, должны будем, по древнему обычаю, целовать его королевскую песье-Вольскую руку... Тьфу, пора, мосци-кавалер, покончить с этим, черт дери!.. Посмотрите, что делается в Германии, сколько там удельных князей, которые по состоянию своему годились бы у нас только в подстаросты. А ведь у них есть свои уделы, они носят на голове короны и считаются выше нас, хотя им бы больше пристало носить шлейфы наших мантий. Пора с этим покончить, мосци-кавалер, пора привести в исполнение то, что задумал еще мой отец.
   Тут князь оживился, встал с кресла и начал ходить по комнате.
   -- Нелегко, конечно, это сделать, так как олыкские и несвижские Радзивиллы не хотят нам помочь. Князь Михал писал брату, что нам надо скорее думать о власянице, а не о королевской мантии. Пусть он сам о ней и думает, пусть постится, пусть посыплет пеплом главу, пусть ему иезуиты спину полосуют плетью. Если он довольствуется саном кравчего, то пусть за всю свою добродетельную жизнь он только режет каплунов. Обойдемся и без него и рук не опустим -- теперь самое время. Речь Посполитую черти берут! Она уж так бессильна, что никому не может сопротивляться. Всякий, кому не лень, лезет в ее границы. Того, что здесь произошло со шведами, не случалось еще нигде в мире. Мы с вами можем пропеть: "Те, Deum, laudamus" {Тебе, Бога, хвалим (лат.).}, а все же это неслыханная и небывалая вещь... Как? Враг, известный своим хищничеством, нападает на страну и не только не встречает сопротивления, но все, кто жив, оставляют своего прежнего короля и спешат к новому: магнаты, шляхта, войско, замки, города, все! Ни чести, ни славы, ни стыда!.. Другого такого примера в истории нет! Тьфу, пане кавалер! Канальи живут в этой стране! И такая страна не должна погибнуть? Она рассчитывает на милость шведов. Уж они им покажут милость! В Великопольше шведы силой суют шляхте мушкеты в руки. И не может быть иначе, такой народ должен погибнуть, должен быть презираем, должен идти в услужение к соседям!
   Кмициц становился все бледнее и еле сдерживал взрыв бешенства, но князь, увлеченный своей речью, упивался собственными словами, собственным умом и, не обращая внимания на слушателя, продолжал:
   -- Есть в этой стране обычай, мосци-кавалер, что когда кто-нибудь умирает, то родственники вытаскивают у него подушку из-под головы, чтобы он дольше не мучился. Я и князь-воевода решили оказать именно эту услугу Речи Посполитой. Но так как хищников много, и все рассчитывают на наследство, то мы всего захватить не сможем и хотим получить хоть часть, но, конечно, не какую-нибудь! Как родственники, мы имеем на это право. Если я не убедил вас моим сравнением насчет подушки, то объясню вам иначе. Речь Посполитая -- это кусок красного сукна, за который ухватились шведы, Хмельницкий, русские, татары, электор и другие соседи. А мы с князем решили, что нам из этого куска должно остаться столько, чтобы хватило на мантию; поэтому мы не только не мешаем тянуть другим, но и сами тянем. Пусть за Хмельницким останется Украина, за шведами и принцем Бранденбургским -- Пруссия и Великопольша, пусть Малопольшу берет Ракочи или кто другой, а Литва должна принадлежать князю Янушу, а потом, вместе с его дочерью, мне.
   Кмициц поднялся:
   -- Благодарю вас, ваше сиятельство: это все, что я хотел узнать!
   -- Вы уже уходите?
   -- Да!
   Князь внимательно взглянул на Кмицица и только теперь заметил его бледность и волнение.
   -- Что с вами, пане Кмициц? -- спросил он. -- Вы походите на выходца с того света.
   -- Я так устал, что валюсь с ног, и голова кружится! Прощайте, ваше сиятельство, перед отъездом я еще зайду.
   -- Только поспешите, после обеда я тоже уезжаю.
   -- Самое большее я буду через час!
   Сказав это, Кмициц поклонился и вышел.
   В следующей комнате слуги, увидев его, встали с своих мест, но он прошел, как пьяный, никого не видя. На пороге он схватился обеими руками за голову, повторяя чуть не со стоном:
   -- Иисусе Назарейский! Царь Иудейский! Господи! Господи!
   Он прошел, шатаясь, через двор, мимо стражи, состоявшей из шести человек, вооруженных алебардами. За воротами стояли его люди с вахмистром Сорокой во главе.
   -- За мной! -- крикнул Кмициц.
   И направился через город к постоялому двору.
   Сорока, старый слуга Кмицица, знал его прекрасно и тотчас заметил, что с молодым полковником творится что-то необыкновенное.
   -- Держи ухо востро! -- сказал он тихо своим людям. -- Горе тому, на кого обрушится его гнев!
   Солдаты молча следовали за ним, а Кмициц не шел, а почти бежал вперед, размахивая руками и повторяя бессвязные слова.
   До ушей Сороки доносились только отрывочные восклицания: "Отравители, клятвопреступники, изменники!.. Преступник и изменник!.. Оба одинаковы..."
   Потом Кмициц стал поминать имена прежних своих товарищей. Имена: Кокосинский, Кульвец, Раницкий, Рекуц и другие вылетали из его уст одно за другим. Несколько раз он упомянул Володыевского. Сорока слушал его с изумлением, тревожился все больше, а в душе думал:
   "Чья-нибудь кровь прольется, не может иначе быть!"
   Но вот они пришли на постоялый двор. Кмициц тотчас заперся в своей комнате и с час не подавал признаков жизни.
   А солдаты между тем без всякого приказа укладывали тюки и седлали лошадей. Сорока говорил им:
   -- Это не помешает, -- нужно быть ко всему готовым.
   -- Мы и готовы! -- отвечали старые забияки, шевеля усами. Оказалось, что Сорока хорошо знал своего господина: в сенях вдруг появился Кмициц, без шапки, в одной рубахе и шароварах.
   -- Седлать лошадей! -- крикнул он.
   -- Уже оседланы.
   -- Тюки укладывать!
   -- Уложены.
   -- По червонцу на брата! -- крикнул молодой полковник, который, несмотря на все свое волнение, заметил, что эти солдаты схватывают на лету каждую его мысль.
   -- Благодарим, пане комендант! -- крикнули все хором.
   -- Двое возьмут с собой вьючных лошадей и сию же минуту поедут из города в Дубовую. Через город ехать шагом, а за городом пустить лошадей вскачь и остановиться только в лесу.
   -- Слушаюсь!
   -- Четверым зарядить ружья, для меня оседлать двух лошадей.
   -- Я знал, что что-то будет! -- пробормотал Сорока.
   -- А теперь, вахмистр, за мной! -- крикнул Кмициц.
   И так, как был, в одних только шароварах и расстегнутой на груди рубахе, он вышел в сени, а Сорока пошел за ним; так они дошли до колодца. Здесь Кмициц остановился и, указывая на висящее у журавля ведро, сказал:
   -- Лей на голову воду.
   Вахмистр знал по опыту, как опасно было спрашивать два раза; схватил шест, опустив ведро в колодезь, вытащил его быстро и вылил всю воду на голову Кмицица; пан Андрей начал фыркать и похлопывать руками по мокрым волосам, затем крикнул:
   -- Еще!
   Сорока повторил это еще раз -- и лил воду так, точно хотел потушить пламя.
   -- Довольно! -- сказал наконец Кмициц. -- Ступай за мной; поможешь мне одеться!
   И оба вошли в дом.
   В воротах они встретили двоих людей, уезжающих с вьючными лошадьми.
   -- Через город шагом, а там вскачь! -- повторил вслед им Кмициц и вошел в комнату.
   Полчаса спустя он появился на дворе одетый в дорогу: на нем были высокие сапоги, лосиный кафтан, опоясанный кожаным поясом, за который был заткнут пистолет.
   Солдаты заметили, что из-под кафтана выглядывал край проволочной кольчуги, точно он собирался в битву. Сабля была тоже пристегнута высоко, чтобы легче было схватиться за рукоятку; лицо было спокойно, но сурово и грозно...
   Окинув взглядом солдат, готовы ли они и хорошо ли вооружены, он вскочил на лошадь и, бросив хозяину червонец, выехал из постоялого двора.
   Сорока ехал с ним рядом, а остальные трое сзади, ведя запасную лошадь. Вскоре они очутились на рынке, заполненном войсками князя Богуслава. Там царило необыкновенное движение. Должно быть, был получен приказ собираться. Драгуны подтягивали подпруги и взнуздывали лошадей, пехота разбирала мушкеты, установленные в козлы перед домами; лошадей запрягали в телеги.
   Кмициц очнулся от своей задумчивости.
   -- Слушай, старик, -- сказал он Сороке, -- ведь от усадьбы старосты дорога идет дальше и не нужно возвращаться через рынок?
   -- А куда мы поедем, пане полковник?
   -- В Дубовую.
   -- Тогда с рынка надо свернуть мимо усадьбы. Рынок останется за нами.
   -- Хорошо! -- сказал Кмициц.
   Спустя минуту он пробормотал точно про себя:
   -- Эх, если бы те жили теперь! Мало у меня людей для такого предприятия. Между тем они проехали рынок и стали сворачивать к дому старосты, который был в версте от дороги. Вдруг раздалась команда Кмицица:
   -- Стой!
   Солдаты остановились, а он повернулся к ним и спросил:
   -- Готовы вы к смерти?
   -- Готовы! -- ответили хором оршанские забияки.
   -- Мы лезли в горло Хованскому, и он нас не съел... Помните?
   -- Помним.
   -- Сегодня нужно нам решиться на большое дело... Удастся -- тогда милостивый наш король сделает из вас вельмож... Я в том порукой... Не удастся -- сидеть вам на колу.
   -- Почему не удастся! -- ответил Сорока, глаза которого сверкнули, как у старого волка.
   -- Удастся! -- повторили трое других, Белоус, Завратынский и Лубенец.
   -- Мы должны похитить князя-конюшего! -- сказал Кмициц.
   И замолчал, точно желая проверить, какое впечатление произведет на солдат эта безумная мысль. Они тоже молчали и не спускали с него глаз, только усы их шевелились и лица приняли грозное и разбойничье выражение.
   -- Кол близко, награда далеко! -- сказал наконец Кмициц.
   -- Мало нас, -- пробормотал Завратынский.
   -- Это хуже, чем с Хованским! -- прибавил Лубенец.
   -- Войска все на рынке, а в доме только стража и человек двадцать придворных, -- сказал Кмициц, -- которые ничего не ожидают и у которых нет даже сабель с собой.
   -- Ваша милость подставляете свою голову, почему бы и нам не подставить наши! -- ответил Сорока.
   -- Слушайте! -- сказал Кмициц. -- Если мы не возьмем его хитростью, то никак не возьмем... Слушайте. Я войду в комнату и вскоре выйду с князем... Если князь сядет на моего коня, я сяду на другого, и поедем... Как только мы отъедем сто или полтораста шагов от города, двое из вас подхватят его за руки и будут мчаться с ним во весь дух.
   -- Слушаю-с!
   -- Если же мы не выйдем, -- продолжал Кмициц, -- и вы услышите выстрел в комнате, пустите стражам пулю в лоб, а мне подавайте коня, как только я выбегу из двери.
   -- Слушаюсь! -- ответил Сорока.
   -- Вперед! -- скомандовал Кмициц.
   Все тронулись и четверть часа спустя очутились перед воротами старостиной усадьбы.
   У ворот по-прежнему стояло шесть часовых с алебардами, а двое стояли в сенях, у двери. На дворе, около кареты, возились слуги, за которыми присматривал какой-то придворный, судя по костюму и парику иностранец.
   Дальше, возле конюшни, гайдуки огромного роста укладывали на телеги тюки и другую поклажу, за ними следил какой-то человек, весь в черном, похожий по лицу на доктора или астролога.
   Кмициц доложил о своем приходе через дежурного офицера, который тотчас же вернулся и пригласил его к князю.
   -- Как поживаете, мосци-кавалер? -- сказал весело князь. -- По вашему уходу я предположил, что мои слова вызвали в вас ложные упреки совести, и не думал вас больше увидеть.
   -- Как же я мог перед отъездом не засвидетельствовать вам своего почтения? -- ответил Кмициц.
   -- Конечно, князь должен был знать, кому доверяет такое важное поручение. Я тоже не упущу случая воспользоваться вашими услугами и дам вам несколько писем к разным высокопоставленным лицам, а в том числе и к королю шведскому. Но зачем вы так вооружились?
   -- Еду в местности, занятые конфедератами, и не дальше как вчера мне рассказывали, что по этой дороге на днях проходил конфедератский полк. В Пильвишках они порядком потрепали людей Золотаренки; недаром ими командует знаменитый рыцарь.
   -- Кто же это?
   -- Пан Володыевский, а с ним Мирский, Оскерко и двое Скшетуских: один из них -- тот самый, жену которого вы хотели осаждать в Тыкоцине. Все они восстали против князя, а жаль -- это прекрасные солдаты. Что делать? Есть еще в этой Речи Посполитой такие дураки, которые не хотят тащить красное сукно вместе с казаками и шведами.
   -- В дураках нигде недохвата не бывает, особенно в этой стране! -- ответил князь. -- Вот вам письма, а кроме того, при свидании со шведским королем скажите ему по секрету, что я такой же его сторонник, как и гетман, и лишь до поры до времени должен играть комедию...
   -- Каждому приходится это делать, -- заметил Кмициц, -- особенно тем, кто хочет чего-нибудь добиться.
   -- Ну так устройте все хорошенько, молодой человек, а в награде я уж не дам себя перещеголять воеводе виленскому.
   -- Если вы так милостивы, то я попрошу награду вперед!
   -- Вот как. Гетман, верно, не очень щедро снабдил вас на дорогу!
   -- Сохрани меня бог просить денег; я не хотел их брать от гетмана, не возьму и от вас. До сих пор я довольствовался своим и никогда себе не изменю.
   Князь Богуслав взглянул с удивлением на молодого рыцаря.
   -- Я вижу, что Кмицицы не принадлежат к числу тех, которые любят заглядывать в чужой карман! Так в чем же дело, пан кавалер?
   -- Вот в чем, ваше сиятельство. Не подумав хорошенько, я с собой взял очень ценную лошадь, чтобы было чем похвастать перед шведами. Смело могу сказать, что лучшую трудно найти в кейданских конюшнях. А теперь я боюсь, как бы от таких долгих переездов она не испортилась или не попала в руки неприятеля, хотя бы того же Володыевского, который на меня очень зол. Поэтому я решился просить ваше сиятельство подержать ее у себя, пока мне не представится возможность взять ее обратно.
   -- Так лучше продайте ее мне!
   -- Для меня это было бы то же самое, что продать лучшего друга. Она не раз уже выносила меня из опасностей, ибо в числе других достоинств она имеет еще обыкновение кусать во время битвы врагов.
   -- Да не может быть? -- спросил заинтересованный этим рассказом князь.
   -- Если бы я был уверен, что вы не рассердитесь, то держал бы с вами пари, что такой вы не найдете и в ваших конюшнях!
   -- И я бы не отказался, не будь то, что теперь не время для спорта. С удовольствием ее сохраню, но все же предпочел бы купить. А где же это чудо находится?
   -- Там, около ворот. Вы изволили справедливо назвать эту лошадь чудом; сам султан может позавидовать ее обладателю.
   -- Пойдем посмотрим!
   -- К услугам вашего сиятельства. Князь взял шляпу, и они вышли.
   У ворот люди Кмицица держали двух оседланных лошадей, одна из них была действительно очень породистая, черная, как вороново крыло, с белой стрелкой на лбу и белым пятнышком на задней ноге, завидев своего хозяина, она заржала.
   -- Это она! Угадываю! -- сказал князь. -- Не знаю, такое ли она чудо, как вы говорили, но, во всяком случае, прекрасная лошадь.
   -- Проведите ее! -- крикнул Кмициц. -- Или нет! Лучше я сам сяду!
   Солдаты подвели лошадь, и Кмициц стал объезжать ее около ворот. Под умелым всадником лошадь показалась вдвое прекраснее. Грива ее развевалась, выпуклые глаза горели, а из ноздрей, казалось, вырывался огонь. Кмициц делал крутые повороты, изменял аллюр, наконец, подъехал к князю так близко, что ноздри лошади были не дальше, как на шаг расстояния от его лица, и крикнул по-немецки:
   -- Стой!
   Лошадь остановилась как вкопанная.
   -- Как это говорится: "Глаза и ноги оленя, ход волка, ноздри лося, а грудь девичья!" -- сказал Богуслав. -- В ней соединены все эти достоинства, да и немецкую команду она понимает.
   -- Ее объезжал Зенд, он был родом из Курляндии.
   -- А быстро бежит?
   -- Ветер ее не догонит. Татарин от нее не уйдет.
   -- Должно быть, этот немец был мастер своего дела, лошадь прекрасно выезжена.
   -- Она так выезжена, что во время галопа вы можете отпустить поводья, и она не выдвинется ни на вершок из строя. Если вы хотите попробовать и если она на расстоянии двух верст выдвинется хоть на полголовы, я ее даром вам отдам.
   -- Ну это было бы действительно чудо! -- заметил князь.
   -- И кроме того, большое удобство, так как обе руки свободны. Не раз, бывало, я в одной руке держал саблю, в другой пистолет, а лошадь шла сама.
   -- А если строй поворачивает?
   -- Тогда повернет и она, не выходя из строя.
   -- Не может быть! -- воскликнул князь. -- Этого не сделает ни одна лошадь. Во Франции я видел лошадей королевских мушкетеров. Они все прекрасно дрессированы, но и их нужно вести на уздечке.
   -- У этой лошади человеческая сметка... Не хотите ли убедиться?
   -- Пожалуй! -- сказал, подумав, князь.
   Сам Кмициц подержал лошадь, князь вскочил на седло и стал похлопывать рукой по блестящему крупу.
   -- Странная вещь, -- сказал он, -- самые лучшие лошади к осени в лохмах, а эта точно сейчас из воды вышла. А в какую сторону мы поедем?
   -- По-моему, лучше всего к лесу, около города нам могут помешать телеги.
   -- Пусть будет так!
   -- Ровно две версты. Пустите ее вскачь и не держите уздечки... Двое поедут с вами рядом, а я сзади.
   -- Становитесь! -- сказал князь.
   Солдаты стали по бокам, а князь между ними.
   -- Трогай! -- скомандовал он. -- С места вскачь... Марш!
   Строй помчался и через минуту несся уже, как вихрь. Туча пыли скрыла их от глаз придворных и берейторов, которые, собравшись у ворот, с любопытством смотрели на это состязание. Всадники проехали с той же скоростью уже более версты, а княжеский скакун действительно не выдвинулся ни на вершок вперед. Вдруг Кмициц повернулся и, не видя за собой ничего, кроме тучи пыли, крикнул страшным голосом:
   -- Брать его!
   В ту же минуту Белоус и громадный Завратынский схватили князя за обе РУки, так что кости захрустели, и пришпорили лошадей.
   Изумление, страх, ветер, хлеставший в лицо князя, в первую минуту отняли у него язык. Он пробовал было вырваться, но почувствовал такую невыносимую боль, что отказался от своего намерения.
   -- Как вы смеете? Мошенники!.. Разве вы не знаете, кто я!
   Вдруг Кмициц ударил его прикладом пистолета между лопаток и крикнул:
   -- При малейшем сопротивлении пуля в спину!
   -- Изменник! -- крикнул князь.
   -- А ты кто? -- спросил Кмициц. И они мчались дальше.
  

XXVI

   Мчались через лес так, что придорожные сосны, казалось, отскакивали назад от страха; по дороге попадались корчмы, избы лесников, смолокурни, порою нагруженные телеги, ехавшие в сторону Пильвишек. Время от времени князь нагибался к седлу, точно пробуя вырваться, но в ту же минуту железные руки Лубенца и Завратынского сжимали его как в тисках, а Кмициц приставлял к спине дуло пистолета, и они снова мчались, пока лошади не покрылись пеной.
   Пришлось придержать лошадей, так как и люди, и лошади задыхались; Пильвишки остались далеко позади, и возможность погони исчезла совершенно.
   Князь долго молчал, по-видимому, стараясь успокоиться, и наконец спросил:
   -- Куда вы меня везете?
   -- Потом узнаете, ваше сиятельство, -- ответил Кмициц.
   -- Прикажите этим хамам выпустить меня, они мне руки вывернут. Если они этого не сделают, быть им на виселице.
   -- Это не хамы, а шляхта! -- ответил Кмициц. -- А что до наказания, то бог знает еще, кого оно раньше постигнет!
   -- Знаете ли вы, на кого вы подняли руку? -- спросил князь, обращаясь к солдатам.
   -- Знаем! -- ответили те.
   -- Черти! Дьяволы! -- воскликнул князь. -- Да прикажите же наконец этим людям освободить меня!
   -- Я прикажу связать вашему сиятельству руки сзади, так будет удобнее всего.
   -- Но тогда они вконец вывихнут мне руки.
   -- Другого я освободил бы на слово, но вы не умеете сдерживать слова, -- ответил Кмициц.
   -- Я вам даю другое слово, -- ответил князь, -- что при первом случае не только вырвусь из ваших рук, но велю вас четвертовать, как только попадетесь в мои руки...
   -- Что Бог даст, то и будет! -- ответил Кмициц. -- Я все же предпочитаю искреннюю угрозу ложным обещаниям. Выпустите его руки, а сами ведите под уздцы его лошадь; а вы, -- обратился он к князю, -- смотрите сюда! Стоит мне потянуть за спуск, чтобы пустить вам пулю в лоб, а я никогда не промахнусь. Сидите же спокойно и не пробуйте вырваться.
   -- Меня это ничуть не беспокоит.
   Сказав это, он вытянул затекшие руки, а солдаты схватили с обеих сторон его лошадь за уздечку.
   Помолчав с минуту, князь сказал:
   -- А что вы прячетесь у меня за спиной? Совестно в глаза взглянуть?
   -- Нисколько, -- ответил Кмициц и, погнав лошадь, отстранил Завратынского и сам, схватив за повод княжеского скакуна, посмотрел прямо в глаза князю Богуславу.
   -- Ну что, какова моя лошадь? Приврал ли я хоть чуть-чуть?
   -- Хорошая лошадь! -- ответил князь. -- Хотите, я куплю ее?
   -- Спасибо. Она стоит лучшей участи, чем до смерти носить на себе изменника.
   -- Глуп ты, пан Кмициц!
   -- Потому что в Радзивиллов верил!
   И снова наступило молчание, которое прервал князь.
   -- Скажите мне, пан Кмициц, -- произнес он, -- в своем ли вы уме? Уж не рехнулись ли вы? Спросили ли вы себя, что вы делаете, безумный человек? Не пришло ли вам в голову, что лучше бы вам не родиться на свет? Что на такой дерзкий поступок не решился бы никто, не только в Речи Посполитой, но и во всей Европе?
   -- Ну, значит, не очень-то храбр народ в вашей Европе. А я вот вас схватил, держу и не пущу!
   -- Не иначе как с сумасшедшим имею дело! -- пробормотал точно про себя князь.
   -- Ваше сиятельство, -- ответил пан Андрей. -- Теперь уж вы в моих руках и должны с этим примириться. А даром слов не теряйте. Погони не будет, ваши люди до сих пор думают, что вы поехали с нами по доброй воле. Когда вас схватили мои люди под руки, никто этого не видел. Нас закрывала туча пыли, да и без того никто бы ничего не увидел -- слишком далеко. Часа два будут вас ожидать, на третий потеряют терпение, четвертый, пятый будут беспокоиться, на пятый или шестой вышлют за вами людей, а мы к тому времени будем уже за Мариамполем.
   -- Что же из этого?
   -- А то, что за нами не погонятся, а если бы и погнались, то не могли бы догнать, потому что ваши лошади только что с дороги, а наши отдохнули; наконец, если каким-нибудь чудом и догнали бы, то я сию же минуту пустил бы вашему сиятельству пулю в лоб... что и сделаю, если это будет необходимо! Вот как! У Радзивилла есть двор, войско, орудия, драгуны, а у Кмицица только шесть человек, и, несмотря на это, Кмициц схватил Радзивилла за шиворот...
   -- Что же дальше? -- спросил князь.
   -- Ничего! Поедем туда, куда мне заблагорассудится. Благодарите Бога, ваше сиятельство, что вы еще до сих пор живы; если б я не приказал вылить себе на голову ведер с десять воды, вы были бы уже на том свете, иначе говоря, в аду; во-первых, как изменник, а во-вторых, как кальвинист.
   -- И вы бы на это осмелились?
   -- Не хвастая скажу, что вы, ваше сиятельство, не найдете такого предприятия, на которое я бы не решился.
   Князь внимательно взглянул в лицо юноше и сказал:
   -- Сам дьявол, мосци-кавалер, написал на вашем лице, что вы на все готовы. И это справедливо. В доказательство -- я сам скажу, что вы даже меня удивили своей смелостью, а это не легко.
   -- Мне это все равно. Благодарите Бога, что вы до сих пор живы, ваше сиятельство, и баста!
   -- Нет, пан кавалер! Прежде всего вы должны благодарить Бога... Знайте, что если бы хоть один волос упал с моей головы, то Радзивиллы нашли бы вас и под землею. Если вы рассчитываете на то, что теперь между нами нелады и что олыкские и несвижские Радзивиллы не будут вас преследовать, то вы ошибаетесь. Кровь Радзивилла должна быть отомщена, страшный пример должен быть дан, иначе нам не жить в этой Речи Посполитой. За границей вы тоже не скроетесь. Германский император вас выдаст, ибо я из удельных немецких князей; курфюрст -- мой дядя, принц Оранский -- его зять, французский король и его министры -- мои друзья. Куда вы скроетесь? Турки и татары вас продадут, хотя бы нам пришлось отдать им половину нашего состояния. Нет такого уголка на земле, нет такой пустыни, нет такого народа, где бы вас не нашли...
   -- Мне странно, -- сказал Кмициц, -- что вы, ваше сиятельство, так беспокоитесь о моем здоровье. Радзивилл -- такая важная персона! А стоит мне только нажать курок...
   -- Этого я не отрицаю. Не раз уже бывало на свете, что великие люди погибали от рук простых людей. Ведь Помпея убил хам, и французские короли погибали от рук простых людей. Наконец, к чему далеко ходить за примерами: и с моим отцом приключилось то же. Я только спрашиваю вас: что же дальше?
   -- Ну что там! Я никогда особенно не заботился о том, что будет завтра. Если придется воевать со всеми Радзивиллами, то бог весть, чья еще возьмет! Уж давно меч висит над моей головой! Мало мне будет одного Радзивилла, я похищу и другого, и третьего!
   -- Клянусь Богом, кавалер, вы мне нравитесь. Повторяю, что во всей Европе вы одни могли бы решиться на что-нибудь подобное. Даже не подумает, бестия, о том, что завтра! Люблю смелых людей! К несчастью, их все меньше на свете... Вот схватил Радзивилла и держит его, как собственность. Кто вас таким воспитал? Откуда вы?
   -- Я оршанский хорунжий.
   -- Пане оршанский хорунжий, жаль, что Радзивиллы теряют такого человека, как вы, -- с такими людьми можно много сделать. Если бы не сегодняшнее приключение. Гм... я бы ничего не пожалел, чтобы перетянуть вас на свою сторону!
   -- Поздно! -- сказал Кмициц.
   -- Разумеется! -- ответил князь. -- Даже очень поздно. Но обещаю вам, что прикажу вас только расстрелять, так как вы достойны умереть солдатской смертью... Что за дьявол во плоти! Похитил меня в присутствии всех моих слуг!..
   Кмициц ничего ему на это не ответил; князь задумался на минуту, а потом воскликнул:
   -- Впрочем, черт с вами! Если вы меня сейчас отпустите, я не буду вам мстить. Дайте мне только слово, что никому не скажете о том, что между нами произошло.
   -- Этого не будет! -- ответил Кмициц.
   -- Хотите выкуп?
   -- Не хочу.
   -- Так зачем же вы меня схватили, черт возьми, не понимаю?
   -- Долго говорить об этом. Впрочем, узнаете со временем, ваше сиятельство.
   -- А что ж нам делать в дороге, как не говорить? Сознайтесь, что вы схватили меня в порыве отчаяния и бешенства, а теперь вы сами не знаете, что со мной делать.
   -- Это мое дело, -- ответил Кмициц, -- а знаю ли я, что делаю, вы скоро увидите.
   Нетерпение отразилось на лице князя Богуслава.
   -- Вы не очень разговорчивы, пане хорунжий оршанский, -- сказал он, -- но ответьте мне, по крайней мере, на один вопрос: ехали ли вы ко мне уже с готовым намерением совершать покушение на мою особу или это пришло вам в голову потом?
   -- Я могу вам искренне ответить, ваше сиятельство, мне самому давно хочется сказать, почему я покидаю вас и, пока жив, не вернусь... Князь-воевода виленский меня обманул и начал с того, что заставил меня поклясться перед распятием не покидать его до смерти...
   -- Недурно вы сдерживаете клятву!.. Нечего сказать...
   -- Да! -- воскликнул с жаром Кмициц. -- И если я погубил душу, если я теперь достоин вечного осуждения, то через вас... Но я предпочитаю гореть на вечном огне, чем сознательно грешить дольше, чем служить вам, зная, что служу греху и измене. Пусть же Бог смилуется надо мной... Предпочитаю гореть! Ведь я и так бы горел, останься я с вами. Нечего мне терять. Теперь я, по крайней мере, могу сказать на суде Божьем: "Я не знал, в чем клялся, а когда понял, что дал клятву губить отчизну и польское имя, тогда нарушил клятву... А теперь суди меня, Господи!"
   -- К делу, к делу! -- прервал его князь.
   Но пан Андрей тяжело дышал и ехал некоторое время в молчании, опустив голову, как человек, убитый горем.
   -- К делу! -- повторил князь.
   Кмициц очнулся, тряхнул головой и продолжал:
   -- Я верил гетману, как отцу родному. Помню день, когда он впервые сказал нам, что заключил союз со шведами. Сколько я выстрадал тогда, одному Богу известно. Другие, честные люди бросали ему под ноги булавы, а я стоял, как дурак, с булавой, со стыдом, с позором, со страшной мукой в сердце, ибо меня в глаза назвали изменником. И кто же?.. Ох, лучше не вспоминать, чтобы не забыться и не пустить вашему сиятельству пулю в лоб... Это вы, продажные души, довели меня до этого!
   И Кмициц бросал на князя взгляд, полный ненависти, что, как змея, выползла из своего убежища на свет дневной, но князя это не испугало; он, спокойно глядя ему в глаза, сказал:
   -- Это очень интересно, продолжайте.
   Кмициц выпустил из рук уздечку княжеской лошади и снял шапку, чтобы освежить свою разгоряченную голову.
   -- В ту же ночь, -- продолжал Кмициц, -- я пошел к князю-гетману и думал: откажусь от службы, нарушу присягу, задушу его вот этими руками, взорву Кейданы, а там будь что будет. Но он хорошо знал меня. Я видел, что он шарит руками в ящике, где лежали пистолеты. Пусть, думаю я, или он меня, или я его! Но он стал меня так уговаривать, рисовать передо мной такие заманчивые картины, выказал себя таким благодетелем отчизны, что знаете, чем кончилось?
   -- Он убедил простачка? -- ответил князь Богуслав.
   -- Я перед ним на колени упал, -- воскликнул Кмициц, -- я видел в нем единственное спасение отчизны; я отдался ему душой и телом, я готов был за него броситься с кейданской башни.
   -- Я догадывался, что тем и кончится! -- заметил князь Богуслав.
   -- Что я из-за этого потерял, говорить не буду, но ему я оказал важную услугу: прежде всего удержал в повиновении свой полк, который с ним теперь и остался, -- Бог дай, на погибель ему! -- тех, которые взбунтовались, я стер в порошок. Обагрил руки в крови братьев, думая, что этого требует благо моей родины. Не раз мое сердце сжималось от боли, когда приходилось поднимать руку на честных солдат. Но я думал: "Я глуп, он умен, -- значит, так надо". И только теперь из писем я узнал вас вполне! Разве это война? Вы хотите травить солдат? Разве гетманы так делают? Разве так делают Радзивиллы? Как же я могу отвозить подобные письма?..
   -- Вы ничего не смыслите в политике, пане хорунжий, -- прервал его князь Богуслав.
   -- Ну ее к черту, такую политику! Пусть ею занимаются лживые итальянцы, но не шляхта, кою Господь наградил благородной кровью и обязал воевать саблей, а не ядами и не позорить своего имени!
   -- Значит, письма подействовали на вас так, что вы решили покинуть Радзивиллов?
   -- Совсем не письма. Я бы их бросил к черту или сжег, ибо я для таких поручений не гожусь. Я бы отказался от этого поручения, но дела бы все-таки не оставил. Ну поступил бы хоть в драгуны или по-прежнему собрал бы шайку и пошел на Хованского. Но у меня тогда явилось подозрение: а что, если они хотят и отчизну отравить так же, как этих солдат?.. Слава богу, что я не проболтался, что опомнился и имел силу сказать себе: "Потяни его за язык, и ты узнаешь всю правду; но себя не выдавай, представься подлецом еще худшим, чем сами Радзивиллы, и тяни за язык".
   -- Кого? Меня?
   -- Да, вас! И с Божьей помощью мне, человеку бесхитростному, удалось провести такого искусного дипломата, как вы; считая меня подлецом, вы не сочли нужным скрывать от меня всех ваших подлостей, во всем сознались, все сказали. Волосы у меня вставали на голове дыбом, но я слушал и дослушал до конца... О, изменники, дьяволы, христопродавцы!.. Как это громы не разразились еще над вашей головой?! Как вас земля носит?! Значит, вы с Хмельницким, со шведами, с курфюрстом, с Ракочи и с самим дьяволом сговорились погубить Речь Посполитую? Значит, хотите выкроить себе из нее мантию? Продать? Разделить? Разорвать мать вашу? Так вот какова благодарность за все благодеяния, которыми она осыпала вас, за титулы, почести, привилегии, староства, за ваши богатства, которым завидуют даже иноземные короли?.. И вас не трогают ее слезы, страдания, унижения?.. Где же у вас совесть? Где Бог, где честь?.. Что за чудовища произвели вас на свет?..
   -- Довольно! -- холодно перебил его князь. -- Я в ваших руках, и вы можете меня убить, но не говорите таких скучных вещей!
   Оба замолчали.
   Но из слов Кмицица оказалось, что ему удалось выведать всю правду от дипломата и что князь сделал большую ошибку, выдав тайные замыслы и свои, и гетмана. Это задело его самолюбие, и, не скрывая своего неудовольствия, он сказал:
   -- Не приписывайте этого вашему уму, пане Кмициц. Говоря с вами откровенно, я думал, что князь-воевода лучше знает людей и пришлет человека, которому можно доверять.
   -- Князь-воевода прислал действительно человека, которому можно было довериться, -- ответил Кмициц, -- но теперь вы уж его потеряли. Отныне вам будут служить подлецы!
   -- А способ, каким вы меня похитили, не подл? -- спросил князь.
   -- Это хитрость. Я этому выучился в хорошей школе. Вы хотели узнать Кмицица, так вот он! Зато я поеду к нашему королю не с пустыми руками.
   -- И вы думаете, что Ян Казимир со мной что-нибудь сделает?
   -- Это дело судей, а не мое!
   Вдруг Кмициц остановил лошадь.
   -- Гей! -- крикнул он. -- А письмо князя-воеводы с вами?
   -- Будь оно даже со мной, я бы его вам не отдал! -- отвечал князь. -- Оно осталось в Пильвишках.
   -- Обыскать его! -- скомандовал Кмициц.
   Солдаты снова схватили князя за руки, а Сорока принялся шарить по карманам и наконец нашел.
   -- Вот еще документ против вас, -- сказал Кмициц. -- Из него узнает польский король о ваших намерениях, узнает о них и шведский король, хотя вы ему теперь служите, что гетман, в случае неудачи, не поколеблется идти против него. Откроются все ваши хитросплетения. Ведь у меня есть еще письма к шведскому королю, к Виттенбергу, Радзейовскому. Вы велики и могущественны, но не знаю, не будет ли вам тесно на родине, когда оба короля придумают для вас достойную ваших деяний награду...
   Глаза князя Богуслава зловеще сверкнули, но он овладел собой и сказал:
   -- Хорошо! Значит, между нами война на жизнь и на смерть! Мы еще встретимся... Это может нам обоим причинить много зла, но все-таки скажу: никто до сих пор в вашей стране не решился бы на что-нибудь подобное, и горе вам и вашим единомышленникам!
   -- У меня есть сабля для защиты, а своих у меня есть чем выкупить! -- ответил Кмициц.
   -- А, значит, я ваш заложник! -- воскликнул князь.
   И, несмотря на гнев, он вздохнул с облегчением, так как только теперь понял, что его жизни ничто не угрожает, и решил этим воспользоваться.
   Между тем они снова пустились рысью и через час увидели двух всадников, из которых каждый вел по паре вьючных лошадей. Это были люди Кмицица, высланные им раньше из Пильвишек.
   -- Ну, что у вас? -- спросил их Кмициц.
   -- Лошади наши страшно устали, ваша милость, мы до сих пор не отдыхали.
   -- Сейчас отдохнем.
   -- Там на повороте какая-то избушка, не корчма ли?
   -- Пусть вахмистр едет вперед корчму приготовить. Корчма не корчма, а нужно остановиться.
   -- Слушаюсь, пане комендант.
   Сорока пустил лошадь рысью, а они поехали за ним шагом. С одной стороны князя ехал Кмициц, а с другой Лубенец. Князь совершенно успокоился и не заводил больше разговора с паном Андреем. Он, казалось, устал от дороги или от того положения, в котором находился, -- слегка опустил голову на грудь и прикрыл глаза. Но иногда он искоса поглядывал то на Кмицица, то на Лубенца, -- которые держали поводья его коня, -- как бы соображая, которого из них легче будет опрокинуть, чтобы вырваться на свободу.
   Между тем они подъехали к строению, стоявшему у дороги, на полянке. Это была не корчма, а кузница и колесная мастерская, где обыкновенно останавливались проезжие, чтобы подковать лошадей или починить телегу. Между кузницей и дорогой был небольшой двор, изредка поросший вытоптанной травой; остатки телег и испорченные колеса были разбросаны то тут, то там по всему двору, но из проезжающих не было никого; только лошадь Сороки стояла, привязанная к столбу. Сам Сорока разговаривал у кузницы с кузнецом-татарином и его двумя помощниками.
   -- Вряд ли нам удастся хорошенько накормить лошадей и самим поесть, -- сказал князь, -- мы здесь ничего не найдем.
   -- У нас с собой съестные припасы и водка, -- сказал Кмициц.
   -- Это хорошо. Нам надо будет набрать сил.
   Между тем они остановились. Кмициц засунул за пояс пистолет, соскочил с седла и, отдав жеребца Сороке, снова схватился за уздечку княжеского скакуна, которого, впрочем, Лубенец не выпускал из рук.
   -- Соблаговолите, ваше сиятельство, сойти с лошади, -- сказал Кмициц.
   -- Это зачем? Я буду есть и пить с седла! -- сказал князь, нагибаясь к нему.
   -- Прошу на землю! -- грозно крикнул Кмициц.
   -- А ты в землю! -- страшным голосом крикнул князь и, с быстротой молнии вырвав из-за пояса Кмицица пистолет, выстрелил ему в лицо.
   -- Господи! -- крикнул Кмициц.
   В ту же минуту князь пришпорил лошадь, так что она взвилась на дыбы, как змея, изогнулся на седле и изо всей силы ударил Лубенца пистолетом в лоб.
   Лубенец отчаянно вскрикнул и свалился с лошади.
   Прежде чем остальные поняли, в чем дело, прежде чем они успели опомниться, князь, растолкав их, промчался, как вихрь, по направлению к Пильвишкам.
   -- Лови! Держи! Бей! -- раздались дикие голоса.
   Трое солдат, которые еще сидели на лошадях, погнались за ним, а Сорока схватил прислоненное к стене ружье и прицелился в беглеца, или, вернее, в его лошадь.
   Скакун вытянулся, как серна, и несся с быстротой стрелы. Раздался выстрел, Сорока бросился сквозь дым вперед, чтобы лучше разглядеть результат, но, постояв с минуту, воскликнул:
   -- Промах!
   В эту минуту князь исчез за поворотом, а за ним и его преследователи. Тогда вахмистр обратился к кузнецу и его помощникам, которые до сих пор смотрели с немым ужасом на все происходившее, и крикнул:
   -- Воды!
   Кузнечные подмастерья бросились к колодцу, а Сорока стал на колени перед лежащим без движения паном Андреем. Лицо его было покрыто сажей и каплями крови. Вахмистр стал сначала ощупывать его череп и наконец пробормотал:
   -- Голова цела...
   Но Кмициц не подавал признаков жизни, и потоки крови стекали по лицу. Между тем подмастерья принесли ведро воды и тряпки для перевязки. Сорока медленно и осторожно принялся обмывать лицо Кмицица.
   Наконец из-под крови и сажи показалась рана. Пуля разрезала Кмицицу левую щеку и оторвала конец уха. Сорока стал ощупывать, не раздроблена ли лицевая кость, но, убедившись, что нет, вздохнул с облегчением. Вместе с тем Кмициц, под влиянием холодной воды и боли, стал подавать признаки жизни. Лицо его начало вздрагивать, грудь стала подниматься.
   -- Жив! -- воскликнул с радостью Сорока.
   И слеза скатилась по разбойничьему лицу вахмистра.
   В это время на повороте дороги показался Белоус, один из солдат, который погнался за князем.
   -- Ну что? -- спросил Сорока. Солдат только махнул рукой.
   -- Ничего!
   -- А те скоро вернутся?
   -- Те не вернутся.
   Вахмистр дрожащими руками опустил голову Кмицица на порог кузницы и вскочил.
   -- Как так?
   -- Пан вахмистр, да ведь это колдун! Первым догнал его Завратынский, у него самая лучшая лошадь была -- и догнал! У нас на глазах он у Завратынского саблю из рук вырвал и проколол его насквозь. Мы и вскрикнуть не успели. Витковский был ближе всех и бросился к нему на помощь... Он его зарубил -- повалил, словно в него гром грянул... Ну а я уж своей очереди ждать не стал... Пан вахмистр, он, чего доброго, еще сюда вернется.
   -- Мешкать нельзя! -- крикнул Сорока. -- К лошадям!
   И он в ту же минуту принялся привязывать к лошадям носилки для пана Кмицица.
   Два солдата, по приказанию Сороки, стали с мушкетами в руках на дороге, на случай, если страшный князь вернется.
   Но князь Богуслав, будучи убежден, что Кмициц убит, спокойно возвращался в Пильвишки.
   В сумерки его встретил отряд рейтар, высланный Петерсоном, которого тревожило долгое отсутствие князя.
   Офицер, увидев князя, помчался к нему.
   -- Ваше сиятельство!.. Мы не знали...
   -- Это ничего, -- перебил князь. -- Я проезжал лошадь в компании того кавалера, у которого я ее купил.
   И, помолчав, прибавил:
   -- И хорошо заплатил!
  
  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  

I

   Верный Сорока вез своего полковника через дремучие леса, сам не зная, куда ехать, что делать, куда обратиться.
   Кмициц был не только ранен, но и оглушен выстрелом.
   Сорока время от времени смачивал тряпку в ведре, привязанном к седлу лошади, и вытирал ему лицо; останавливался у ручьев и озер, чтобы почерпнуть свежей воды, но ни вода, ни остановки, ни движения лошади не могли привести полковника в чувство. Он лежал, как мертвый, и солдаты, менее опытные, чем их вахмистр, в лечении ран, начинали уже тревожиться, жив ли он?
   -- Жив, -- отвечал Сорока, -- через три дня будет сидеть на коне, как и прежде!
   Не больше чем через час Кмициц открыл глаза и произнес только одно слово:
   -- Пить!
   Сорока приложил к его губам флягу с чистой водой, но оказалось, что раненый не мог раскрыть рта от страшной боли. Сознания он не потерял, ни о чем не спрашивал, точно ничего не помнил, смотрел широко раскрытыми глазами в лесную чащу, на спутников, на просинь неба между деревьями -- смотрел как человек, только что очнувшийся от сна или протрезвившийся после опьянения; позволял, не говоря ни слова, осматривать себя Сороке и не стонал при перевязке, даже, напротив, холодная вода, которой вахмистр обмывал ему раны, по-видимому, доставляла ему удовольствие, так как он иногда улыбался глазами.
   А Сорока утешал его:
   -- Завтра, пан полковник, все пройдет. Бог даст, мы найдем какое-нибудь убежище.
   И действительно, под вечер раненому стало легче. Перед заходом солнца Кмициц посмотрел вокруг себя более осмысленно и внезапно спросил:
   -- Что это за шум?
   -- Какой шум? Никакого шума нет! -- ответил вахмистр.
   Очевидно, шумело только в голове пана Андрея. Вечер был тихий, погожий. Заходящее солнце косыми лучами проникало в чащу, насыщало золотом лесной мрак и делало алыми стволы могучих сосен. Ветра не было, и только порой с берез и грабов падали на землю засохшие листья, или какой-нибудь зверь робко сворачивал в сторону, завидев всадников.
   Вечер был холодный, но у пана Андрея, должно быть, появилась горячка, и он повторил несколько раз:
   -- Ваше сиятельство! Меж нами война на жизнь и смерть!
   Наконец уже совсем стемнело, и Сорока стал подумывать о ночлеге, но они въехали в лес, и под копытами зашлепала грязь -- надо было добраться до более сухого места.
   Ехали уже час, другой, а все не могли выбраться из болота. Взошла луна, снова стало светлее. Вдруг Сорока, ехавший впереди, соскочил с седла и стал внимательно осматривать землю.
   -- По этой дороге лошади шли, -- проговорил он, -- след по грязи!
   -- Кто же тут мог проезжать, коли здесь и дороги нет? -- возразил один из солдат, поддерживавших пана Кмицица.
   -- А следы есть, и много! Вон там, между соснами, видно как на ладони.
   -- Может, скот проходил?
   -- Нет, лесные пастбища отошли. Ясно видны следы лошадиных подков. Здесь проезжали какие-то люди. Хорошо бы найти хоть шалаш какой.
   -- Ну, едем по следам.
   -- Едем!
   Сорока снова вскочил на коня, и они поехали дальше. Следы на торфянистой почве становились все яснее, и некоторые, по-видимому, были совершенно свежие. А между тем лошади вязли все глубже; всадники уже стали опасаться, не начнется ли дальше еще более глубокая топь, как вдруг до них донесся запах дыма и смолы.
   -- Должно быть, смолокурня, -- заметил вахмистр.
   -- Да, вон там искры видны! -- сказал один из солдат. Действительно, вдали показался красноватый дым, вокруг которого кружились искры от тлевшего под землею огня.
   Подъехав ближе, солдаты увидели избу, колодец и большой сарай, построенный из сосновых бревен. Усталые с дороги лошади заржали; им ответило ржание из сарая; в ту же минуту перед всадниками показался какой-то человек, одетый в полушубок, вывернутый овчиной наизнанку.
   -- А лошадей много? -- спросил человек в тулупе.
   -- Мужик, чья это смолокурня? -- спросил Сорока.
   -- Что вы за люди? Откуда взялись? -- продолжал расспрашивать смолокур голосом, в котором был страх и удивление.
   -- Не бойся, -- ответил Сорока, -- не разбойники.
   -- Проезжайте, здесь вам делать нечего.
   -- Замолчи и веди в хату, пока честью просим. Не видишь, хам, раненого везем?
   -- Да кто вы такие?
   -- Смотри, как бы я тебе из ружья не ответил. Получше тебя! Веди нас в избу, не то мы тебя в твоей же смоле сварим!
   -- Одному мне с вами не справиться, но скоро нас больше будет. Все вы тут головы сложите.
   -- Будет и нас больше, веди.
   -- Ну тогда идите, не мое дело.
   -- Дай чего-нибудь поесть и горилки. Мы везем пана, он заплатит.
   -- Если живым отсюда уедет...
   Разговаривая так, они вошли в избу, где топилась печь, и из горшков распространялся запах тушеного мяса. Горница была довольно просторная. Сорока заметил вдоль стен шесть настилок из овечьих шкур.
   -- Здесь живет какая-то компания! -- сказал он товарищам. -- Зарядить ружья и держать ухо востро. За этим хамом присматривать, чтобы не удрал. Компания пусть сегодня ночует на дворе. Мы избу не уступим.
   -- Паны сегодня не приедут, -- сказал смолокур.
   -- Это и лучше, не будем из-за избы спорить, завтра мы уедем, -- ответил Сорока. -- А теперь выкладывай мяса на миску, мы голодны. Да и коням подсыпь овса.
   -- А откуда мне достать овса? Тут ведь смолокурня, вельможный пане.
   -- Я слышал, кони ржали в сарае. Не смолой же ты их кормишь?
   -- Это не мои кони.
   -- Все равно, твои или нет, есть они должны, как и наши. Ну, живо, холоп! Живо, если тебе жизнь дорога!
   Смолокур ничего не ответил.
   Между тем солдаты положили пана Андрея на одну из настилок, потом сели ужинать и жадно ели тушеное мясо с капустой, которое взяли из печи.
   В чулане, рядом с горницей, Сорока нашел изрядный ковш горилки. Но сам он отпил лишь немного, а солдатам не дал вовсе, так как решил быть настороже всю ночь.
   Эта пустая изба, с настилками на шесть человек, сарай, где ржали лошади, показались ему очень подозрительными. Он думал, что это просто разбойничий притон, тем более что в чулане было много оружия, развешанного на стенах, пороху и других вещей, вероятно награбленных в шляхетских домах. В случае, если бы хозяева избы вернулись, от них едва ли можно было бы ждать не только гостеприимства, но и пощады; Сорока решил занять избу с оружием в руках и остаться в ней при помощи ли силы или мирных переговоров.
   Это было необходимо и ввиду болезни Кмицица, для которого переезд мог быть гибельным, и в целях общей безопасности. Сорока был солдат бывалый, которому было чуждо одно лишь чувство -- чувство страха; но теперь при одной мысли о князе Богуславе им овладела тревога. Уже много лет состоя на службе у Кмицица, он слепо верил не только в мужество, но и в счастье молодого полковника, не раз видел его смелые до безумия поступки, которые все же заканчивались благополучно и постоянно сходили ему с рук. Вместе с Кмицицем он участвовал во всех походах против Хованского, во всех драках, нападениях, наездах, похищениях и пришел к убеждению, что молодой пан все может, все умеет и каждого спасет в несчастье. Кмициц был для него воплощением величайшей силы и счастья, но вот теперь, очевидно, нашла коса на камень. Кмициц попал на такого, как и он, нет, даже на лучшего! Как? Человек, который был уже в руках Кмицица, безоружный, беззащитный, сумел вырваться у него из рук, ранить его самого, разгромить его солдат и навести на них такой страх, что они разбежались, боясь его возвращения... Это было чудо из чудес, и Сорока долго ломал голову, думая о случившемся; он всего мог ожидать на этом свете, только не того, что найдется человек, который сможет провести пана Кмицица.
   -- Неужто кончилось уж наше счастье? -- бормотал вахмистр, внимательно осматривая хату.
   Прежде, бывало, Сорока слепо шел за паном Кмицицем в лагерь Хованского, где стояла семидесятитысячная армия, а теперь, при одном воспоминании об этом длинноволосом князе с девичьими глазами и румяным лицом, его охватывал суеверный страх. Он сам не знал, как поступить. Его ужасала мысль, что завтра или послезавтра придется снова выехать на открытую дорогу, где их может встретить этот страшный князь или его погоня. Потому-то он и свернул с дороги в глухие леса и теперь хотел остаться в этой лесной хате, чтобы обмануть погоню.
   Но и это убежище по разным причинам казалось ненадежным, он хотел знать, с кем имеет дело. Поэтому велел солдатам сторожить у дверей и окон хаты, а сам обратился к смолокуру:
   -- Мужик, бери фонарь и иди за мной!
   -- Не посветить ли лучиной, вельможный пан? У меня фонаря нет.
   -- Свети хоть лучиной. Сожжешь сарай и лошадей, мне все равно. После этих слов в чулане нашелся и фонарь. Сорока приказал мужику
   идти вперед, а сам пошел за ним с пистолетом в руке.
   -- Кто здесь живет, в этой избе? -- спросил он дорогой.
   -- Паны живут.
   -- Как их зовут?
   -- Этого мне нельзя сказать.
   -- Вижу я, мужик, что быть тебе битым!
   -- Да что ж, сударь, -- ответил смолокур, -- ежели я вам и совру, почем вы узнаете?
   -- Это правда. А много их, панов-то?
   -- Один старый пан, двое молодых и двое слуг.
   -- Как так? Разве они шляхта?
   -- Должно, шляхта...
   -- И здесь живут?
   -- Когда здесь, когда бог знает где.
   -- А лошади откуда?
   -- Паны навели, не знаю откуда.
   -- Говори правду: не разбоем промышляют твои паны?
   -- Да нешто я знаю, сударь. Коней уводят, а у кого -- не мое дело.
   Они подошли к сараю, откуда слышалось ржанье лошадей, и вошли внутрь.
   -- Свети! -- приказал Сорока.
   Мужик поднял фонарь и стал освещать лошадей, стоявших в ряд у стены. Сорока осмотрел их глазами знатока, покачивал головой, прищелкивал языком и сказал:
   -- А с лошадьми что делают?
   -- Случается, приведут штук десять -- двенадцать и погонят, а куда -- тоже не знаю.
   -- Покойный пан Зенд остался бы доволен. Есть польские, московские, вот немецкая кобыла. Хорошие кони... А чем вы их кормите?
   -- Что ж, лгать не буду, весной я засеял овсом две полянки.
   -- Твои паны сами весной коней привели?
   -- Нет, прислали слугу!
   -- А ты чей, ихний?
   -- Был ихний, пока они на войну не ушли.
   -- На какую войну?
   -- Да нешто я знаю, сударь? Ушли далеко, еще в прошлом году, а вернулись летом.
   -- А теперь ты чей?
   -- Это леса королевские.
   -- Кто тебя посадил на смолокурне?
   -- Королевский лесничий, он моим панам родня. Он с ними и лошадей приводил, да только как-то раз уехал с ними и больше не вернулся.
   -- А гостей у панов тут не бывало?
   -- Сюда никто не попадет, болота вокруг, только один проход сюда и есть. Дивлюсь я, сударь, что вы сюда попали. Кто не попадет, того болото затянет.
   Сорока хотел было ответить, что и лес этот, и этот проход он хорошо знает, но после минутного раздумья решил промолчать и спросил вместо этого:
   -- А леса тут большие?
   Мужик не понял вопроса.
   -- Ась?
   -- Далеко ли идут леса?
   -- Ну разве их пройдешь? Один кончится, другой начнется. Бог весть, где им конец! Я там не был.
   -- Ладно, -- сказал Сорока.
   И велел мужику идти назад, а сам пошел к избе.
   По дороге он раздумывал, как ему поступить, и колебался. Ему хотелось воспользоваться отсутствием хозяев, взять лошадей и удрать. Добыча была ценная, и лошади пришлись по сердцу старому солдату, но через минуту он поборол искушение. Взять легко, но что потом делать?
   Вокруг болота, один проход только -- как попасть на него? Случай помог однажды, другой раз такого случая может и не быть. Идти по следу лошадиных копыт нет смысла, ведь у здешних хозяев могло хватить ума нарочно провести ложный след прямо к трясинам. Сорока хорошо знал обычаи людей, которые живут конокрадством и разбоем.
   Он долго раздумывал, наконец ударил себя ладонью в лоб.
   -- Что я за дурак! -- пробормотал он. -- Возьму мужика на веревку и велю ему вывести нас на дорогу.
   И тут же вздохнул от звука последнего слова.
   -- На дорогу? А там князь и погоня. Пятнадцать лошадей потерять! -- пробормотал старый пройдоха с такой грустью, точно он этих лошадей сам вырастил. -- Не иначе как кончилось наше счастье. Надо сидеть в избе, пока пан Кмициц не выздоровеет, сидеть, не глядя на то, позволят ли хозяева или нет... А что потом делать, над этим пусть уж сам полковник голову себе поломает.
   Раздумывая так, он вернулся в избу. Караульные стояли у дверей, и хотя видели издали фонарь, мигавший в темноте, тот самый, с которым вышел смолокур и Сорока, но, прежде чем впустить их в избу, заставили их откликнуться. Сорока отдал приказ, чтобы караульные сменились в полночь, а сам лег на настилку рядом с Кмицицем.
   В избе было тихо, только сверчки пели обычную песню, в соседней комнате скреблись мыши, больной по временам просыпался в лихорадочном бреду, и Сорока слышал тогда его бессвязные слова:
   -- Ваше величество, простите!.. Они изменники!.. Я раскрою все их тайны!.. Речь Посполитая -- красное сукно!.. Хорошо, князь, вы у меня в руках. Держи!! Ваше величество! Сюда! Там измена!!
   Сорока подымался со своей постели и слушал, но больной, вскрикнув раз, другой, засыпал снова и потом опять просыпался и кричал:
   -- Оленька! Оленька! Не сердись!
   Только около полуночи он заснул совершенно спокойно, и Сорока тоже начал дремать, но его разбудил вдруг стук в дверь. Солдат тотчас вскочил на ноги и выбежал из избы.
   -- Что такое? -- спросил он.
   -- Пан вахмистр, смолокур убежал.
   -- Сто чертей! Он сюда разбойников приведет! Кто смотрел за ним?
   -- Белоус!
   -- Я пошел с ним лошадей поить, -- говорил Белоус, оправдываясь, -- велел ему ведро вытаскивать, а сам лошадей держал.
   -- Ну, и в колодец прыгнул?
   -- Нет, пан вахмистр, он пропал не то между бревен, которых много у колодца, не то в ямах. Я бросил лошадей -- хоть и разбегутся там, так другие есть -- да за ним и попал в яму. Ночь, темнота... Этот черт местность знает, так и пропал. Чтоб его зараза!
   -- Приведет сюда этих чертей, приведет. Разрази его гром! Вахмистр помолчал и сказал потом:
   -- Ну, придется просидеть до утра, ложиться нельзя. Того и гляди, подъедут. И, в пример другим, он сел на пороге избы с мушкетом в руке, солдаты
   сели вокруг него, разговаривая друг с другом тихо или напевая вполголоса, и все время прислушивались, не раздастся ли среди ночных отголосков леса топот и фырканье лошадей.
   Ночь была погожая и лунная, но шумная. В глубинах леса кипела жизнь. Была пора течки, и пуща гремела вокруг грозным ревом оленей, и рев этот, короткий, хриплый, полный гнева и бешенства, отдавался во всех частях леса, в глубине и поблизости, иногда тут же, рядом, в нескольких десятках шагов от избы.
   -- Если они поедут, то будут тоже реветь по-оленьи, чтоб обмануть нас, -- сказал Белоус.
   -- Ну, нынче ночью еще не подъедут; пока мужик доберется до них, настанет утро, -- ответил другой солдат.
   -- А завтра, пан вахмистр, хорошо бы осмотреть хату и под стенами в земле порыться; раз тут разбойники живут, должен быть и клад.
   -- Лучший клад вон там, -- заметил Сорока, указывая на конюшню.
   -- Мы их возьмем с собою?
   -- Дурак! Здесь выхода нет -- кругом болото.
   -- Да ведь мы сюда приехали?
   -- Бог помог. Сюда никто не сможет попасть, и никто отсюда не выйдет, если дороги не найдет.
   -- Днем найдем.
   -- Не найдем, они нарочно ложные следы оставили. Не надо было мужика отпускать.
   -- Да ведь знаем мы, что до дороги отсюда день езды, -- сказал Белоус, -- и она вон в той стороне...
   Тут он указал рукой на восток.
   -- Будем ехать, пока не приедем, вот и все!
   -- А ты думаешь, что, на дорогу выехав, барином будешь? Нешто тебе больше разбойничья пуля нравится, чем виселица -- там?
   -- Как так, отец? -- спросил Белоус.
   -- Там уж нас, наверно, ищут.
   -- Кто, отец?
   -- Князь.
   Тут Сорока вдруг замолчал, за ним замолчали и другие, точно испугавшись чего-то.
   -- Ох! -- сказал наконец Белоус. -- Тут плохо и там плохо... Як нэ круты, нэ вэрты...
   -- Загнали нас, как сиромах, в силки; тут разбойники, а там князь! -- сказал другой солдат.
   -- Чтоб их громом разразило! Лучше дело с разбойниками иметь, чем с колдуном! -- ответил Белоус. -- А князь не простой человек, ох не простой. Завратынский ведь с медведем мог бороться, а он у него саблю из рук вырвал, как у ребенка. Не иначе как околдовал его князь -- я ведь и то видел, что когда он потом на Витковского бросился, то на глазах у меня как сосна вырос. Не будь это, я бы его живьем не выпустил.
   -- И так ты дурак, что на него не бросился!
   -- Что бы делать, пан вахмистр? Я думал так: сидел он на самом лучшем коне, значит, коли захочет, удерет, а если наедет, так я с ним не слажу -- колдуна ведь человеческой силе не одолеть. Из глаз пропадет или тучей накроется...
   -- Оно правда, -- сказал Сорока, -- когда я в него стрелял, его точно мглой подернуло -- вот и промахнулся... С коня всякий промахнуться может, когда конь под ним танцует, но так, с земли, этого со мной уж десять лет не случалось.
   -- Что говорить! -- сказал Белоус. -- Лучше сосчитать: Любенец, Витковский, Завратынский, наш полковник -- и всех их один человек уложил, безоружный. А ведь каждый из них с четырьмя мог сладить. Без чертовой помощи он бы этого сделать не мог.
   -- Одна надежда на Бога; раз князь колдун -- черт ему и сюда дорогу укажет!
   -- У него и без того руки длинны -- пан такой, каких мало.
   -- Тише! -- сказал вдруг Сорока. -- Что-то шелестит в лесу!..
   Солдаты замолчали и прислушались. Действительно, неподалеку слышались какие-то тяжелые шаги, под которыми явственно шелестели опавшие листья.
   -- Лошади -- ясно слышно! -- шепнул Сорока.
   Но шаги стали удаляться от избы, и вскоре раздался грозный и хриплый рев оленя.
   -- Это олени. Самец ланям голос подает, потому -- другого рогача почуял.
   -- По всему лесу рев, как у черта на свадьбе.
   Они снова замолчали и стали дремать, один только вахмистр поднимал порою голову и прислушивался, потом наконец ближайшие сосны из черных стали серыми, и верхушки их белели все больше, точно их кто-нибудь полил расплавленным серебром. Олений рев замолк, и в глубинах леса царила совершенная тишина. Понемногу рассветная муть стала редеть, белый бледный свет впитывал в себя золотой и розовый отблеск, наконец настал день и озарил утомленные лица солдат, спавших глубоким сном перед избой.
   Вдруг дверь избы открылась, и на пороге показался Кмициц.
   -- Сорока, ко мне! -- крикнул он. Все солдаты тотчас вскочили.
   -- Господи боже, ваша милость уж на ногах! -- воскликнул Сорока.
   -- А вы спали, как волы; можно было бы вам головы срубить и за забор выбросить, прежде чем кто-нибудь из вас проснулся бы.
   -- Мы сторожили до утра, пан полковник, и уснули только перед рассветом. Кмициц стал смотреть по сторонам.
   -- Где мы?
   -- В лесу, пан полковник.
   -- Да ведь вижу. Чья это изба?
   -- Мы сами не знаем.
   -- Иди за мной! -- сказал пан Андрей.
   Кмициц вошел в избу, Сорока последовал за ним.
   -- Слушай, -- сказал Кмициц, сев на настилку, -- это князь меня ранил?
   -- Так точно.
   -- А где же он сам?
   -- Убежал.
   Наступило минутное молчание.
   -- Это плохо, -- сказал Кмициц, -- очень плохо. Лучше было б его убить, чем отпускать живым.
   -- Мы так и хотели, но...
   -- Но что?
   Сорока рассказал в нескольких словах все, что случилось. Кмициц слушал его совершенно спокойно, только глаза его сверкали. Наконец он сказал:
   -- На этот раз он вырвался, но мы еще встретимся. Почему ты свернул с дороги?
   -- Боялся погони.
   -- И хорошо сделал. Погоня, наверное, и была. Нас слишком мало, чтобы с войском Богуслава встретиться, кроме того, он теперь уехал в Пруссию, туда мы гнаться за ним не можем, надо подождать.
   Сорока вздохнул с облегчением. Пан Кмициц, очевидно, не очень уж боялся князя Богуслава, если говорил о том, чтобы его преследовать. Это чувство сейчас же передалось старому солдату, привыкшему думать головою своего полковника и чувствовать его сердцем. Пан Андрей глубоко задумался и, очнувшись, стал чего-то искать на себе.
   -- А где мои письма? -- спросил он.
   -- Какие письма?
   -- Которые были при мне! Они были спрятаны в поясе! Где пояс?
   -- Пояс я сам снял с вашей милости, чтобы вам легче было дышать. Вот он лежит!
   -- Давай!
   И Сорока подал ему пояс с карманами, которые стягивались шнурками. Кмициц развязал их и быстро вынул бумаги.
   -- Это грамоты к шведским комендантам, а где же письма? -- спросил он встревоженным голосом.
   -- Какие письма? -- снова спросил Сорока.
   -- Тысяча чертей! Письма гетмана к королю шведскому, к пану Любо-мирскому, все те, которые у меня были?!
   -- Если их нет в поясе, значит, их нигде нет. Должно быть, потеряны в дороге.
   -- На коней и искать! -- крикнул не своим голосом Кмициц.
   Но прежде чем изумленный Сорока успел выйти из комнаты, Кмициц бросился на настилку, точно силы вдруг оставили его, и, схватившись за голову, повторял стонущим голосом:
   -- Письма мои, письма мои!
   Между тем солдаты уехали, кроме одного, которому Сорока велел караулить избу. Кмициц остался один и стал раздумывать о своем незавидном положении.
   Богуслав бежал. Над паном Андреем нависла страшная и неотвратимая месть могущественнейших Радзивиллов. И не только над ним, но над всеми, кого он любил -- короче говоря, над Оленькой. Кмициц знал, что князь Януш не задумается ранить его в самое больное место, то есть мстить ему на панне Биллевич. А ведь Оленька в Кейданах в полной зависимости от страшного магната, сердце которого не знало жалости. Чем больше раздумывал Кмициц над своим положением, тем больше убеждался, что оно было ужасно. После его попытки похитить Богуслава Радзивиллы будут считать его изменником; сторонники Яна Казимира, приверженцы Сапеги и конфедераты, восставшие на Полесье, считают его тоже изменником, запродавшимся Радзивиллу.
   Среди всех лагерей, партий, иностранных войск, занявших теперь Речь Посполитую, не было ни одного лагеря, ни одной партии, ни одного войска, которые не считали бы его своим величайшим и заклятым врагом. Ведь назначил же Хованский награду за его голову, а теперь ее назначат Радзивиллы, шведы -- и, кто знает, не назначили ли уже сторонники несчастного Яна Казимира. "Заварил кашу, а теперь приходится расхлебывать", -- думал Кмициц. Похищая князя Богуслава, он делал это для того, чтобы бросить его к ногам конфедератов, дать им несомненное доказательство того, что он порвал с Радзивиллом, стать в их ряды и приобрести себе право бороться за короля и за отчизну. С другой стороны, Богуслав был в его руках заложником безопасности Оленьки. Но теперь, когда Богуслав перехитрил Кмицица и бежал, исчезла не только безопасность Оленьки, исчезло и доказательство того, что пан Кмициц не притворно бросил службу у Радзивилла. Дорога к конфедератам открыта, но если он наткнется на отряд Володыевского и его приятелей -- полковников, они, может быть, даруют ему жизнь, но захотят ли они принять его, как товарища, поверят ли они ему, не подумают ли, что он приехал шпионить или перетягивать людей на сторону Радзивилла? Тут он вспомнил, что на нем тяготеет кровь конфедератов, вспомнил, что он первый перебил взбунтовавшихся венгров и драгун в Кейданах, что он рассеивал мятежные полки и принуждал их к сдаче, что он расстреливал непокорных офицеров и резал солдат, что он укрепил Кейданы валами и этим обеспечил могущество Радзивилла на Жмуди.
   "Как же мне идти туда, -- думал он, -- ведь для них чума более желанный гость, чем я! Будь у меня Богуслав на аркане, тогда бы можно, но теперь, с пустыми руками..."
   Будь у него хоть эти письма, то, если бы он и не купил ими доверия у конфедератов, он все же держал бы ими в руках князя Януша, так как эти письма могли подорвать кредит гетмана даже у шведов... Ценой этих писем можно было бы спасти Оленьку.
   Но злой дух сделал так, что письма пропали.
   Когда Кмициц передумал все это, он снова схватился за голову.
   "Я изменник в глазах Радзивилла, изменник в глазах Оленьки, изменник в глазах конфедератов, в глазах короля... Я погубил все: честь, себя, Оленьку".
   Рана на лице горела, но еще более мучительный огонь жег душу... К довершению всего страдало и его рыцарское самолюбие. Богуслав разбил его самым позорным образом. Что в сравнении с этим были сабельные удары Володыевского, которых он не сумел отразить в Любиче? Там его победил вооруженный рыцарь, которого он вызвал на поединок, здесь -- безоружный пленник, который был у него в руках!
   С каждой минутой Кмициц видел все отчетливее, в какое страшное, в какое позорное положение он попал. И чем больше присматривался он к нему, тем явственнее вставал перед ним весь его ужас... Он находил все новые темные стороны: позор, стыд, гибель его самого, гибель Оленьки, обида, нанесенная отчизне, -- и в конце концов его охватил страх и изумление.
   -- Неужели все это сделал я? -- спрашивал он самого себя. И волосы дыбом вставали у него на голове. -- Это невозможно. Меня, должно быть, еще лихорадка трясет! -- вскрикнул он. -- Матерь Божья, ведь это невозможно!..
   "Слепой, глупый сумасброд! -- сказала ему совесть. -- Разве не лучше было тебе стать на сторону короля и отчизны, не лучше было послушаться Оленьки?"
   И скорбь забушевала в нем вихрем. Эх! Если бы он мог себе сказать: "Шведы против отчизны -- я против них! Радзивилл против короля -- я против Радзивилла!" Как ясно, как чисто было бы тогда на душе. Он набрал бы тогда шайку забияк и головорезов и гулял бы с ними, как вихрь по полям, подкрадывался бы к шведам и проезжал по их трупам, с чистым сердцем, с чистой совестью... Как лучами солнца, залитый славой, он стал бы перед Оленькой и сказал:
   -- Я уже не разбойник, преследуемый законом, я защитник отчизны, -- люби же меня так, как я тебя люблю!
   А теперь что?
   Но гордая душа слишком привыкла делать себе поблажки, не хотела сразу во всем сознаться: это Радзивиллы опутали его, довели до гибели, покрыли позором, связали руки, лишили чести и любимой девушки.
   Пан Кмициц заскрежетал зубами, протянул руку в сторону Жмуди, где сидел князь Януш, гетман, как волк на трупе, и вскрикнул сдавленным от бешенства голосом:
   -- Мести! Мести!
   Вдруг, охваченный отчаянием, он бросился на колени среди горницы и проговорил:
   -- Даю обет тебе, Господи Иисусе Христе, изменников этих бить и избивать, огнем и мечом преследовать, до последнего издыхания и скончания живота! В том мне, Царю Назарейский, помоги! Аминь!
   Но какой-то внутренний голос сказал ему в эту минуту: "Отчизне служи, месть -- потом!"
   Глаза пана Андрея лихорадочно горели, губы ссохлись, он дрожал всем телом, как в горячке, размахивал руками и, разговаривая с самим собой, ходил или, вернее, бегал по горнице и наконец опять упал на колени:
   -- Вдохнови же меня, Господи, что мне делать, чтобы мне не сойти с ума!
   Вдруг он услышал гул выстрела -- лесное эхо отбрасывало его от сосны к сосне, пока не донесло до избы, словно раскат грома. Кмициц вскочил и, схватив саблю, выбежал в сени.
   -- Что там? -- спросил он солдата, стоявшего у порога.
   -- Выстрел, пан полковник!
   -- Где Сорока?
   -- Поехал письма искать.
   -- Где выстрелили?
   Солдат указал на восточную часть леса, поросшую густым кустарником:
   -- Там!
   В эту минуту послышался топот лошадей, которых еще не было видно.
   -- Слушать! -- крикнул Кмициц.
   Из зарослей показался Сорока, летевший во весь дух на коне, а за ним Другой солдат.
   Оба они подъехали к избе и, соскочив с лошадей, стали за ними, как за прикрытием, с мушкетами, обращенными к зарослям.
   -- Что там? -- спросил Кмициц.
   -- Шайка идет! -- ответил Сорока.
  

II

   Стало тихо, но вскоре в ближайших зарослях послышался шум, точно там проходило стадо кабанов. Но шум этот чем был ближе, тем становился все слабее, потом опять воцарилась тишина.
   -- Сколько их там? -- спросил Кмициц.
   -- Человек шесть будет или восемь, сосчитать не успел, -- ответил Сорока.
   -- Тогда наше дело верное. Они с нами не сладят.
   -- Не сладят, пан полковник, только нужно одного живьем взять и попытать, чтобы он нам дорогу указал...
   -- Успеем еще. Слушай!
   И едва Кмициц проговорил "слушай", как из зарослей показался белый дымок, и точно птицы прошуршали по траве в каких-нибудь тридцати шагах.
   -- Мелкими гвоздями стреляют из самопалов, -- проговорил Кмициц. -- Если у них мушкетов нет, они нам ничего не сделают, оттуда не донесет.
   Сорока, держа одной рукой мушкет, положенный на седло стоявшего перед ним коня, приложил другую к губам, сложил ладонь в трубку и закричал:
   -- А покажись-ка кто-нибудь из кустов, мигом кувыркнешься! Настала тишина, потом громкий голос спросил из зарослей:
   -- Кто вы такие?
   -- Лучше тех, что по проезжим дорогам грабят.
   -- По какому праву вы нашу избу заняли?
   -- Разбойник о праве спрашивает?! Палач научит вас праву -- к палачу и ступайте!
   -- Мы выкурим вас, как барсуков из норы.
   -- Ну выкуривай, только смотри, как бы самому тебе не задохнуться в этом дыму.
   Голос в зарослях умолк; вероятно, нападающие стали совещаться; между тем Сорока прошептал Кмицицу:
   -- Надо будет кого-нибудь заманить и связать, тогда у нас заложник и проводник будет.
   -- Нет! Если кто-нибудь из них придет, -- сказал Кмициц, -- то только на наше честное слово.
   -- С разбойниками можно и честного слова не держать.
   -- Тогда и давать не надо! -- возразил Кмициц.
   Но вот из зарослей послышался новый вопрос:
   -- Чего вы хотите?
   Отвечать стал сам Кмициц:
   -- Мы бы как приехали, так и уехали, если бы ты, болван, рыцарское обхождение знал и не начинал с самопала.
   -- Ты тут не загостишься, вечером наши приедут сто человек!
   -- А до вечера к нам двести драгун придет, и болота вас не защитят -- есть и такие, что дорогу знают, они же нам дорогу и показали.
   -- Значит, вы солдаты?
   -- Не разбойники, ясное дело.
   -- А из какого полка?
   -- А ты что за гетман? Не тебе нам отчет давать.
   -- Ну так съедят вас волки!
   -- А вас вороны заклюют!
   -- Говорите, чего хотите, черт вас дери! Зачем в нашу избу залезли?
   -- Иди-ка сюда ближе! Нечего горло драть из зарослей. Ближе!
   -- На слово?
   -- Слово рыцарям дают, а не разбойникам. Хочешь -- верь, хочешь -- не верь.
   -- А можно вдвоем?
   -- Можно.
   Немного погодя из зарослей, шагах в ста, вышло двое высоких и плечистых людей. Один из них шел немного сгорбившись: он был, должно быть, уже пожилой человек; другой же шел прямо и только с любопытством вытягивал шею по направлению к избе. Одеты они были в серые суконные полушубки, какие носила мелкая шляхта, в высокие кожаные сапоги и меховые шапки, надвинутые на глаза.
   -- Что за черт? -- пробормотал Кмициц, пристально разглядывая этих двух людей.
   -- Пан полковник, -- сказал Сорока, -- чудо какое-то! Ведь это наши люди!
   Те подошли еще на несколько шагов, но не могли разглядеть стоявших у избы, так как их закрывали лошади...
   Кмициц вышел к ним навстречу. Но они все еще не узнавали его, так как лицо полковника было обвязано платком; все же они остановились и стали рассматривать его с любопытством и тревогой.
   -- А где же твой другой сын, Кемлич? -- спросил пан Андрей, -- Уж не убит ли?
   -- Кто это? Как? Что? Кто говорит? -- спросил старик странным и как бы испуганным голосом. И застыл в неподвижности, широко открыв глаза и рот; вдруг сын, у которого были молодые и зоркие глаза, сорвал шапку с головы.
   -- Господи боже! Отец, да ведь это пан полковник! -- воскликнул он.
   -- Иисусе! Иисусе сладчайший! -- затараторил старик. -- Это пан Кмициц!
   -- Ах вы такие-сякие, -- сказал, улыбаясь, пан Андрей, -- так вот вы как меня встречаете!
   Старик подбежал к избе и закричал:
   -- Эй! Идите сюда все! Сюда!
   Из зарослей показалось еще несколько человек, между ними был второй сын старика и смолокур; все бежали сломя голову, так как не знали, что произошло...
   Старик снова крикнул:
   -- На колени, шельмы! На колени! Это пан Кмициц! Какой дурак из вас стрелял? Давайте его сюда!
   -- Да ты сам стрелял, отец! -- сказал молодой Кемлич.
   -- Врешь, врешь, как собака! Пан полковник, кто же мог знать, что это ваша милость в нашем жилье. Ей-богу, я глазам еще не верю!
   -- Я сам собственной персоной! -- сказал Кмициц, протягивая ему руку.
   -- Господи! -- отвечал старик. -- Такой гость в лесу! Глазам не верю. Чем же мы вашу милость принимать будем? Если б мы только догадаться могли, если б мы знали...
   И он обратился к сыновьям:
   -- Ну, живо, болваны, беги кто-нибудь в погреб, меду неси!
   -- Так дай ключ от колоды, отец! -- сказал один из сыновей.
   Старик стал искать за поясом и в то же время подозрительно посматривал на сына:
   -- Ключ от колоды? Знаю я тебя, мошенника! Сам выпьешь больше, чем принесешь. Что? Нет, уж лучше я сам пойду! Идите только бревна отвалите, а я открою и принесу сам.
   -- У тебя, значит, погреб под бревнами, пан Кемлич? -- спросил Кмициц.
   -- Да разве можно что-нибудь спрятать от таких разбойников? Они и отца родного готовы съесть! -- отвечал он, указывая на сыновей. -- А вы еще здесь? Идите бревна отвалить. Так вот вы как отца слушаете!
   Молодые люди опрометью бросились на двор, к кучам нарубленных дров.
   -- Вижу, ты по-старому с сыновьями воюешь, -- сказал Кмициц.
   -- Да кто же с ними поладит? Драться умеют, добычу брать умеют, а когда придется с отцом поделиться, я у них из горла должен свою часть вырывать... Вот какая мне, старику, от них радость!.. А парни как туры. Пожалуйте в избу, ваша милость, тут мороз пощипывает. Господи боже, такой гость, такой гость! Ведь мы под командой вашей милости больше добычи взяли, чем за весь этот год... Теперь -- хоть шаром покати. Нищие мы! Времена плохие, и все хуже... А старость не радость... В избу пожалуйте, челом бью. Господи! Кто мог тут вашу милость ожидать!..
   Старик Кемлич говорил как-то особенно быстро и жалостно и все время украдкой поглядывал по сторонам тревожными глазами. Это был костлявый старик, огромного роста, с вечно недовольным и сердитым лицом. Глаза у него косили, как и у обоих сыновей, брови нависли, под огромными усами торчала отвисшая нижняя губа, и, когда он говорил, она поднималась у него почти до самого носа, как у беззубых людей. Его дряхлость страшно не соответствовала крепости всей его фигуры, обнаруживавшей необычайную физическую силу и выносливость. Движения у него были быстрые, точно весь он был на заводных пружинах; он вечно поворачивал во все стороны голову, стараясь охватить глазами все, что его окружало: и людей, и веши. По отношению к Кмицицу он с каждой минутой становился все подобострастнее, по мере того как в нем оживала привычка слушаться прежнего начальника, страх перед ним, а может быть, преклонение или привязанность.
   Кмициц хорошо знал Кемличей, так как отец и оба сына служили под его начальствам в то время, как он в Белоруссии, на свой страх, вел войну с Хованским. Это были храбрые солдаты, столь же жестокие, сколь храбрые. Сын, Козьма, одно время был знаменщиком в отряде Кмицица, но вскоре он отказался от этой почетной должности, так как она ему мешала брать добычу. Среди игроков, гуляк и забубённых головушек, из которых состоял отряд Кмицица и которые днем пропивали и проигрывали то, что ночью кровавыми руками вырывали у неприятеля, Кемличи отличались необычайной жадностью. Они собирали добычу и прятали ее в лесах. Особенно жадны были они к лошадям, которых продавали потом по усадьбам и городам. Отец дрался не хуже сыновей-близнецов; после каждой битвы он вырывал у них самую лучшую часть добычи и слезно жаловался при этом, что сыновья его обижают, грозил им отцовским проклятием, стонал и причитал. Сыновья ворчали на него, но, будучи от природы глуповатыми, позволяли отцу тиранить себя. Несмотря на постоянные ссоры и драки, в битве они бешено заступались друг за друга, не жалея крови. Товарищи не любили их, но боялись: в столкновениях они были страшны. Даже офицеры избегали их задевать. Один только Кмициц возбуждал в них неописуемый ужас, да еще, пожалуй, пан Раницкий, перед которым они дрожали, когда лицо его от гнева покрывалось красными пятнами. В обоих они чтили их высокое происхождение, так как Кмицицы еще недавно были самым влиятельным родом в Оршанском повете, а в жилах Раницкого текла сенаторская кровь.
   В отряде говорили, что они собрали огромные сокровища, но никто не знал хорошенько, была ли в этом хоть доля правды. Однажды Кмициц отправил их увести табун лошадей, взятых в добычу, -- с тех пор они исчезли. Кмициц думал, что они погибли, солдаты говорили, что они удрали с лошадьми, так как слишком тут было велико для них искушение. Теперь, когда пан Андрей увидел их здравыми и невредимыми, когда из стойла подле избы слышалось ржанье каких-то лошадей, а радость и подобострастие старика перемешивалась с каким-то беспокойством, пан Андрей подумал, что солдаты были правы.
   И вот, когда они вошли в избу, он сел на подстилку из шкур и, подбоченившись, посмотрел старику прямо в глаза и потом спросил:
   -- Кемлич! А где мои кони?
   -- Иисусе! Иисусе сладчайший! -- застонал старик. -- Золотаренковы люди забрали, избили нас, изранили, больше ста верст за нами гнались, еле мы ноги унесли. Мать честная, Богородица! Мы не могли уж ни вашей милости, ни отряда найти. Загнали нас сюда, в эти леса, на голод и холод, в эту избу, в эти болота... Благодарение Богу, ваша милость живы-здоровы, хоть, вижу, ранены. Может, осмотреть рану, целебным отваром смочить? А сынки-то мои? Пошли бревна отваливать? Чего доброго, дверь выломают и к меду подберутся. Голод здесь, нищета, только грибами и пробавляемся. Но для вашей милости будет что и выпить и перекусить... Так вот, забрали они у нас коней, ограбили... Что уж говорить -- и службы у вашей милости нас лишили. Куска хлеба нет на старости лет, разве что вы, ваша милость, нас приютите и на службу опять примете...
   -- Может и так случиться, -- ответил Кмициц.
   В эту минуту в горницу вошли два сына старика: Козьма и Дамьян, близнецы, парни рослые, неуклюжие, с огромными головами, поросшими невероятно густыми и твердыми, как шетина, волосами, неровными, торчащими у ушей и на макушке какими-то фантастическими клочьями и чубами. Они остановились у дверей, так как не смели сесть в присутствии Кмицица. Дамьян сказал:
   -- Бревна отвалили!
   -- Ладно, -- сказал старик Кемлич, -- пойду принесу меду. Тут он многозначительно посмотрел на сыновей.
   -- А коней Золотаренковы люди забрали, -- сказал он с ударением.
   Кмициц взглянул на обоих парней, стоявших у дверей, похожих на два деревянных чурбана, грубо вытесанных топором, и спросил вдруг:
   -- Что вы тут делаете?
   -- Лошадей забираем! -- ответили они одновременно.
   -- У кого?
   -- У кого попало.
   -- А у кого всего больше?
   -- У Золотаренковых людей.
   -- Это хорошо, у неприятеля можно брать, но если вы у своих берете, так вы бездельники, а не шляхтичи. Что с лошадьми делаете?
   -- Отец продает в Пруссию.
   -- А у шведов случалось забирать? Ведь тут где-то недалеко шведские отряды. К шведам подбирались?
   -- Подбирались.
   -- Должно быть, к отставшим или к небольшим отрядам? А когда они не давались, что вы делали?
   -- Лупили.
   -- Ага! Лупили! Стало быть, у вас счеты и с Золотаренкой, и со шведами, и, верно, вам сухими из воды не выйти, если вы к ним в руки попадете?
   Козьма и Дамьян молчали.
   -- Опасную штуку вы затеяли, больше она бездельникам пристала, чем шляхте. Должно быть, и приговоры на вас тяготеют еще с прежних времен?
   -- Как не тяготеть... -- ответили Козьма и Дамьян.
   -- Так я и думал. Вы родом откуда?
   -- Мы здешние.
   -- Где отец жил раньше?
   -- В Боровичке.
   -- Деревня его была?
   -- В совладении с Копыстынским.
   -- А что с ним случилось?
   -- Зарубили его мы.
   -- И пришлось от суда скрываться? Дрянь ваше дело, Кемличи, придется вам на суку повисеть. С палачом познакомитесь, верное дело!
   Вдруг дверь в избу скрипнула, и вошел старик с ковшом меда и двумя чарками. Вошел, взглянул тревожно на сыновей и пана Кмицица и потом сказал:
   -- Идите погреб прикрыть!
   Близнецы тотчас вышли, отец налил меду в одну чарку, а другую оставил пустой, не зная, позволит ли ему Кмициц пить с ним.
   Но Кмициц и сам пить не мог, он даже говорил с трудом -- так болела рана. Видя это, старик сказал:
   -- Мед при ранах дело неподходящее. Разве что залить рану медом, чтобы ее прижгло хорошенько! Позвольте, ваша милость, осмотреть и перевязать, я не хуже цирюльника толк в ранах понимаю.
   Кмициц согласился, Кемлич снял перевязку и внимательно осмотрел рану.
   -- Кожа содрана, пустое дело. Пуля верхом прошла, вот только распухло...
   -- Оттого и болит.
   -- Ране и двух дней не будет. Матерь Божья! Кто-то, должно быть, выстрелил в вашу милость в двух шагах.
   -- А почему ты так думаешь?
   -- Потому что порох даже не весь сгореть успел, и зернышки, как веснушки, под кожей сидят. Это уж навсегда у вас останется, ваша милость. Теперь только хлеба с паутиной приложить надо. В двух шагах, должно, кто-то в вас выстрелил... Хорошо еще, не убил вашу милость.
   -- Значит, не то у меня на роду написано. Ну намни хлеба с паутиной, пан Кемлич, и приложи поскорее, мне нужно с тобой поговорить, а у меня скулы болят.
   Старик подозрительно взглянул на полковника, так как в сердце его зародилось опасение, как бы этот разговор не коснулся опять лошадей, которых якобы увели казаки. И он сейчас же засуетился. Размял сначала смоченный хлеб, и так как паутины в избе было сколько угодно, то он вскоре перевязал Кмицицу рану.
   -- Теперь хорошо, -- сказал пан Андрей. -- Садись, мосци-Кемлич.
   -- Слушаюсь, пан полковник, -- ответил старик, садясь на краю скамьи и вытягивая тревожно свою седую, щетинистую голову в сторону Кмицица.
   Но Кмициц, вместо того чтобы спрашивать или разговаривать, охватил руками голову и глубоко задумался. Потом он встал и начал ходить по горнице; порой он останавливался перед Кемличем и смотрел на него рассеянными глазами, -- по-видимому, обдумывая что-то, боролся с мыслями. Так прошло с полчаса, старик вертелся на месте все тревожнее.
   Вдруг Кмициц остановился перед ним.
   -- Мосци-Кемлич, -- сказал он, -- где тут ближе всего стоят те полки, что взбунтовались против князя-воеводы виленского?
   Старик подозрительно заморгал глазами.
   -- Ваша милость хочет к ним ехать?
   -- Я тебя не спрашивать прошу, а отвечать.
   -- Говорят, в Щучине постоем станет один полк, тот, что последний проходил этими местами со Жмуди.
   -- Кто говорил?
   -- Люди из полка.
   -- Кто ведет полк?
   -- Пан Володыевский.
   -- Хорошо. Зови сюда Сороку!
   Старик вышел и через минуту вернулся с вахмистром.
   -- А письма нашлись? -- спросил Кмициц.
   -- Нет, пан полковник! -- ответил вахмистр. Кмициц щелкнул пальцами.
   -- Вот беда, беда! Можешь идти, Сорока. За то, что вы письма потеряли, вас повесить надо. Можешь идти. Мосци-Кемлич, есть у тебя на чем писать?
   -- Пожалуй, найдется, -- ответил старик.
   -- Хоть два листика и перо.
   Старик исчез за дверью каморки, которая, по-видимому, была складом всякого рода вещей, и искал долго. Кмициц между тем ходил по комнате и разговаривал сам с собой.
   -- Есть ли письма или их нет, -- говорил он, -- гетман не знает, что они пропали, и будет бояться, как бы я их не опубликовал... Он у меня в руках... Хитрость за хитрость! Я пригрожу ему, что отошлю письма воеводе витебскому. Да, да! Даст Бог, он этого испугается.
   Дальнейшие его размышления прервал старик Кемлич, который вышел из каморки и сказал:
   -- Три листка нашел, но пера и чернил нет.
   -- Нет пера? А птиц разве нет в лесу? Пристрели-ка из ружья.
   -- Есть чучело ястреба над конюшней.
   -- Давай крыло, живо!
   Кемлич бросился опрометью, так как в голосе Кмицица слышалось лихорадочное нетерпение. Вскоре он вернулся с ястребиным крылом. Кмициц схватил его, вырвал перышко и стал чинить его своим ножом.
   -- Уходи! -- сказал он, глядя на свет. -- Легче людям головы резать, чем перо чинить. Теперь чернил надо!
   Сказав это, он засучил рукав, сделал сильный укол на руке и обмочил перо в крови.
   -- Отправляйся, мосци-Кемлич, -- сказал он, -- и оставь меня одного. Старик вышел из горницы, а пан Андрей сейчас же начал писать:
   "От службы вашему сиятельству отказываюсь, ибо изменникам и отступникам служить долее не хочу. От клятвы же моей, перед распятием данной, не оставлять ваше сиятельство по гроб жизни, Господь меня освободит, а если и осудит -- лучше мне гореть в геенне огненной за ошибку, чем за измену явную и умышленную отчизне моей и государю моему. Ваше сиятельство обманули меня, дабы был я в руках ваших как некий меч слепой, к пролитию братской крови готовый. И вот вызываю я на Божий суд ваше сиятельство -- рассудит Господь, в ком из нас была измена и в ком чистые намерения. Ежели встретимся, то, не глядя на могущество ваше и на то, что вы не только одного человека, но и всю Речь Посполитую укусить насмерть можете, а у меня только сабля в руках, -- я вашему сиятельству о себе напомню и в покое сиятельства вашего не оставлю, силы для сего черпая в скорби моей и муках моих. Вашему сиятельству и то известно, что из людей я, кои без полков придворных, без замков и пушек повредить могут. Поколе дней моих хватит, потоле месть моя над вами -- ни дня, ни часа не быть вам в покое от мести моей. Сие подтверждаю кровью моею, коей пишу. В руках моих письма вашего сиятельства, гибельные для вас не только перед королем польским, но и перед королем шведским, ибо в них измена явная Речи Посполитой, а также и то, что ваше сиятельство бросить шведов готовы, только лишь нога у них поскользнется. Ежели бы Радзивиллы и вдвое могущественнее были -- гибель ваша в моих руках, ибо подписям и печатям каждый верить должен. И вот объявляю вашему сиятельству: если хоть волос единый спадет с голов тех, кого люблю я и кто остался в Кейданах, письма ваши и документы отсылаю к пану Сапеге, а копии пропечатать велю и по всей стране разбросаю. У вашего сиятельства выбор: либо после войны, когда в Речи Посполитой спокойно будет, вы Биллевичей мне отдадите, а я верну вашему сиятельству письма, либо, буде услышу только какую недобрую весть, письма ваши пан Сапега покажет тотчас Понтию де ла Гарди. Вашему сиятельству короны захотелось, да только не знаю, будет ли ее на что надеть, когда голову срубит польский или шведский топор. Лучше, вижу, нам обменяться, ибо хоть мести я и потом не оставлю, но мы уж расправляться друг с другом будем как частные люди. Богу готов бы поручить я особу вашего сиятельства, ежели б не то, что сами дьявольскую помощь Господней предпочли. Кмициц.
   P. S. Конфедератов вы, ваше сиятельство не перетравите, найдутся люди, что, перейдя со службы дьяволовой на службу Господню, их предостерегут: чтоб пива ни в Орле, ни в Заблудове не пили..."
  
   Тут пан Кмициц вскочил и начал ходить по горнице. Лицо его горело, так как собственное письмо жгло его как огонь. Письмо это было чем-то вроде объявления войны Радзивиллам, но все же пан Кмициц чувствовал в себе какую-то необычайную силу и готов был хоть сейчас начать эту войну с могущественным родом, который потрясал всей страной. Он, простой шляхтич, простой рыцарь, он, преступник, преследуемый законом, он, ниоткуда не ждавший помощи, так насолил всем, что все его считали своим врагом; он, побежденный недавно, чувствовал в себе такую мощь, что как бы пророческим оком видел уже унижение князей Януша и Богуслава и свою победу. Как он будет вести войну, где он найдет союзников, как он победит -- он не знал, даже больше: он об этом не думал. Он лишь верил глубоко, что делает то, что должен, что правда и справедливость, а стало быть и Бог, на его стороне. Это придавало ему бодрости и веры безграничной. На душе у него стало гораздо легче. Перед ним открывались какие-то совсем новые миры. Сесть только на коня и ехать туда, и он доедет до славы, до чести, до Оленьки.
   -- Ни единый волос не спадет у нее с головы, -- повторял он про себя с какой-то лихорадочной радостью, -- письма ее защитят... Гетман будет беречь ее как зеницу ока... как я сам! Вот я и нашел выход! Я жалкий червь, но ведь и моего жала надо бояться!
   Вдруг у него мелькнула такая мысль: "А что, если и ей написать? Посыльный, который отвезет письмо гетману, может передать и ей тайком записку. Как же не уведомить ее, что я порвал с Радзивиллом и иду искать другой службы?"
   Эта мысль сначала пришлась ему очень по сердцу. Сделав снова надрез на руке, он смочил кровью перо и начал писать: "Оленька, я больше не служу Радзивиллам, ибо прозрел..." Но вдруг он бросил, подумал минуту и потом сказал про себя: "Пусть отныне дела мои, а не слова говорят обо мне... Не буду писать!"
   И он разорвал письмо.
   Зато он написал на третьем листке письмо к Володыевскому; оно было следующее:
  
   "Мосци-пане полковник! Нижеподписавшийся приятель ваш предупреждает, чтобы вы были настороже, как вельможный пан, так и другие полковники. Были письма гетмана к князю Богуславу и пану Герасимовичу, велено в них ваших милостей травить или резать, буде станете вы постоем у крестьян. Герасимовича нет, он с князем Богуславом в Пруссию уехал, в Тильзит, но приказания те же гетман мог отдать и другим экономам. Надлежит вашим милостям их остерегаться, ничего от них не принимать и по ночам без стражи не спать. Знаю верно, что пан гетман вскоре выступит против вас с войском, он ждет только кавалерию, -- де ла Гарди пришлет ему отряд в полторы тысячи. Блюдите, как бы он не напал на вас врасплох и не смял поодиночке. Лучше всего вам послать верных людей к пану воеводе витебскому, чтобы он собственной персоной приехал поскорее и принял начальство над всеми. Друг ваш советует вам -- верьте ему! А пока держитесь все вместе, выбирая квартиры неподалеку друг от друга, чтобы в нужде вы один другому помочь могли. У гетмана кавалерии мало, есть несколько десятков драгун и люди Кмицица, да на тех ему положиться нельзя. Кмицица самого нет, гетман придумал для него какое-то поручение, ибо, говорят, он больше ему не верит. Кмициц не изменник, как о нем говорят, но человек обманутый. Господу Богу вас поручаю. Бабинич".
  
   Пан Андрей не хотел под письмом подписывать свое имя, так как думал, что оно может вызвать отвращение или, во всяком случае, недоверие. "Если они думают, что им лучше скрываться от гетмана, чем, собравшись вместе, преградить ему путь, тогда, прочтя мое имя, они будут подозревать, что я нарочно хочу их собрать вместе и что тогда, мол, гетман одним ударом сможет с ними покончить; они подумают, что это какой-то новый подвох, и скорее послушаются предостережений какого-то неизвестного Бабинича".
   Пан Андрей назвал себя Бабиничем потому, что неподалеку от Орши лежал городок Бабиничи, который издавна принадлежал Кмицицам.
   Написав это письмо, в конце которого он поместил несколько робких слов в свою защиту, он снова обрадовался при мысли, что этим письмом он оказывает первую услугу не только пану Володыевскому и его друзьям, но и всем полковникам, которые не захотели бросить отчизну ради Радзивилла. Он чувствовал, что этим положит начало нитям постоянных сношений между ними. Положение, в которое он попал, было действительно тяжелым, почти отчаянным, но ведь вот -- нашелся же выход, какая-то узенькая тропинка, которая могла вывести его на широкую дорогу.
   Но теперь, когда, по всей видимости, Оленька была в безопасности от мести князя-воеводы, конфедераты -- от неожиданного нападения, пан Андрей задал себе вопрос, что же он будет делать сам?
   Он порвал с изменниками, сжег за собой все мосты, хотел теперь служить отчизне, принести ей в жертву свою силу, здоровье, жизнь, но как было это сделать? Как начать? К чему прежде всего приложить руку?
   И ему опять пришло в голову: "Идти к конфедератам..."
   Но если его не примут, если назовут его изменником и убьют или -- что еще хуже -- прогонят с позором?
   -- Лучше бы убили! -- вскрикнул пан Андрей и весь вспыхнул от стыда и чувства собственного унижения. -- Легче спасать Оленьку, спасать конфедератов, чем собственную славу.
   И только тут его положение предстало перед ним во всем его ужасе.
   И снова в его пылкой душе закипело.
   "Но разве я не могу действовать так, как я действовал против Хованского? -- сказал он про себя. -- Соберу шайку, буду подкрадываться к шведам, жечь, резать! Это для меня не новость! Никто против них устоять не смог, я устою, -- и придет минута, когда не Литва уже, как прежде, а вся Речь Посполитая спросит: "Кто тот молодец, что сам лазил в пасть льву?" Тогда я сниму шапку и скажу: "Смотрите, это я, Кмициц".
   И в нем проснулось такое страстное желание начать эту кровавую работу, что он готов был сейчас же выбежать из избы, велеть Кемличам, их челяди и своим солдатам садиться на лошадей и трогаться в путь.
   Но не успел он подойти к двери, как что-то словно толкнуло его в грудь и не подпустило к порогу. Он остановился среди горницы и смотрел изумленными глазами:
   -- Как? Неужели я и этим не искуплю своей вины? И началась борьба с совестью.
   "А где же раскаяние в том, что ты совершил? -- спросила совесть. -- Тут нужно что-то другое". -- "Что?" -- спросил Кмициц. "Чем же ты можешь искупить свою вину, как не некоей безмерно трудной службой, честной и чистой, как слеза... Разве это служба -- собрать шайку бездельников и гулять с ними, как ветер по полю? Уж не потому ли ты этого так хочешь, что тебя, забияку, манит молодецкая расправа? Ведь это потеха, а не служба, пирушка, а не война, разбой, а не защита отчизны! Ты так поступал, расправлялся с Хованским -- и чего же ты достиг? Разбойники, что пошаливают в лесах, тоже не прочь нападать на шведские отряды, а ты откуда возьмешь других людей? Шведов ты нарежешь вдоволь, но и мирных граждан подведешь, навлечешь на их головы шведскую месть, а чего добьешься? Нет, ты шутками отделаться хочешь от труда и раскаяния!.."
   Так говорила Кмицицу совесть, и пан Кмициц знал, что все это правда, и злился на свою совесть за то, что она говорила ему такую горькую правду.
   -- Что мне делать? -- сказал он наконец. -- Кто мне поможет, кто меня спасет?
   Ноги подогнулись под паном Андреем, и, наконец, он опустился на колени и стал молиться громко, от всей души, от всего сердца.
   -- Господи Иисусе Христе, -- молился он, -- как спас ты на кресте разбойника, так спаси и меня. Вот жажду я смыть вину мою, новую жизнь начать, честно отчизне служить, но не знаю как, ибо глуп я. Я служил тем изменникам, Господи, но не по злобе, а по глупости; просвети же меня, вдохнови меня, утешь в отчаянии моем и спаси, во имя милосердия твоего, ибо гибну...
   Тут голос пана Андрея дрогнул, он стал ударять себя кулаком в широкую грудь, так, что в избе загудело, и повторял:
   -- Буди милостив ко мне, грешному! Буди милостив ко мне, грешному! Буди милостив ко мне, грешному!
   Потом, протянув вверх руки, он продолжал:
   -- А ты, Пресвятая Дева, еретиками в отчизне моей отверженная, заступись за меня перед Сыном твоим, снизойди к спасению моему, не оставляя меня в несчастии моем и скорби моей, дабы мог я служить тебе и за то, что отвергли тебя, отомстить, дабы мог я в час смерти назвать тебя Заступницей несчастной души моей.
   И пока Кмициц молился, слезы, как горох, сыпались из его глаз. Наконец он опустил голову на настилку из шкур и застыл в молчании, точно ожидая результата своей горячей молитвы. В горнице было тихо, и только из лесу доносился могучий шум ближайших сосен. Вдруг за дверью что-то зашуршало, раздались тяжелые шаги, и послышались два голоса:
   -- А как ты думаешь, пан вахмистр, куда мы отсюда поедем?
   -- А я почем знаю? -- ответил Сорока. -- Поедем, вот и все. Может, туда, к королю, который стонет от шведских рук.
   -- Неужто правда, что его все покинули?
   -- Господь Бог его не покинул!
   Кмициц вдруг поднялся с колен, лицо его было ясно и спокойно; он подошел к двери, открыл ее и сказал солдатам:
   -- Лошадей готовить, в дорогу пора!
  

III

   Солдаты засуетились, они были рады уехать из лесу в далекий мир тем более, что боялись еще погони со стороны Богуслава Радзивилла. Старик Кемлич вошел в избу, думая, что он понадобится Кмицицу.
   -- Ваша милость ехать желаете? -- сказал он, входя.
   -- Да. Ты выведешь меня из лесу. Ты знаешь здесь все лазейки!
   -- Знаю, я здешний... А куда ваша милость ехать желаете?
   -- К его величеству, королю. Старик отступил в изумлении.
   -- Мать честная! -- вскрикнул он. -- К какому королю, ваша милость?
   -- Да уж ясно, не к шведскому.
   Кемлича это не только не успокоило, но он даже стал креститься.
   -- Стало быть, вы, ваша милость, не знаете, что люди говорят: будто король в Силезию бежал, потому все его оставили! Краков даже осажден.
   -- Поедем в Силезию!
   -- Да, но как вы через шведов проберетесь?
   -- Шляхтой ли одевшись или мужиками, на конях ли или пешком -- это все равно: только бы пробраться!
   -- На это и времени нужно много...
   -- Времени у нас довольно... Но хорошо бы поскорей!..
   Кемлич перестал удивляться. Старик был слишком хитер, чтобы не догадаться, что в этом предприятии пана Кмицица кроются какие-то особенные и таинственные причины, и тысячи предположений стали лезть ему в голову. Но так как солдаты Кмицица, которым пан Андрей велел молчать, не сказали ни старику, ни его сыновьям ни слова о похищении князя Богуслава, то ему казалось наиболее вероятным предположение, что князь-воевода посылает молодого полковника с каким то поручением к королю. В этом убеждении его укрепляло и то, что он считал Кмицица ярым сторонником гетмана и знал об услугах, которые он оказал Радзивиллу. Полки конфедератов разнесли весть об этих услугах по всему Полесскому воеводству, называя Кмицица палачом и изменником.
   "Гетман посылает доверенного к королю, -- подумал старик, -- это значит, что он, должно быть, хочет с ним помириться и бросить шведов. Надоело ему, верно, хозяйничанье шведов... Зачем бы он иначе посылал?"
   Старик Кемлич недолго думал над разрешением этого вопроса, его интересовало совсем другое, а именно то, какую пользу он может извлечь для себя из этого предприятия? Служа Кмицицу, он выслужится одновременно перед гетманом и перед королем, а это, конечно, не останется без награды. Милость таких панов пригодится и тогда, когда ему придется давать отчет и в прежних грехах. Притом, должно быть, будет война, вся страна вспыхнет, а тогда добыча сама лезет в руки. Все это очень улыбалось старику, который и без того привык слушаться Кмицица и продолжал его бояться, питая к нему вместе с тем нечто вроде слабости, которую пан Андрей умел вызвать во всех, кто находился под его начальством.
   -- Ваша милость, -- сказал он, -- надо вам будет проехать через всю Речь Посполитую, чтобы добраться до короля. Шведские отряды еще пустяки, города ведь можно миновать и ехать лесами... Хуже всего то, что леса, как и всегда в тревожное время, кишмя кишат разбойничьими шайками, которые нападают на проезжих, а у вашей милости мало людей...
   -- Если ты поедешь со мной, пан Кемлич, с сыновьями и с челядью, которая у тебя есть, то нас будет больше!
   -- Если вы велите, ваша милость, я поеду, но я человек бедный. Впроголодь живем, вот ей-ей! Как же мне оставить мой домик и скарб убогий?
   -- За все, что ты сделаешь, тебе заплатят, а вам лучше головы отсюда унести, пока они у вас на плечах!
   -- Святые угодники!.. Что вы говорите, ваша милость? Как? Что мне, невинному, грозит? Кому я жить мешаю?
   Пан Андрей ответил:
   -- Знают вас здесь, мошенники! У вас с Копыстынским имение было в совладении, и вы его зарубили, а потом убежали от суда и служили у меня; потом увели у меня табун лошадей!..
   -- Да вот, Богом клянусь! Царица Небесная! -- воскликнул старик.
   -- Молчи, дай говорить! Потом вы вернулись в старое логово и стали грабить по дорогам, как разбойники, захватывая деньги и лошадей. Не запирайся, я ведь не судья тебе, но ты сам лучше всего знаешь, что я правду говорю... Вы уводите коней у Золотаренковых людей, уводите у шведов, это хорошо! Когда они вас поймают и шкуру с вас драть начнут -- пускай дерут, это их дело.
   -- Мы только у неприятеля берем, а это дозволено, -- сказал старик.
   -- Неправда, вы и на своих нападаете, мне уж твои сыновья признались, а ведь это просто разбой и позор шляхетскому имени! Стыдитесь, бездельники! Мужиками вам быть, а не шляхтой!
   Старый плут покраснел и сказал:
   -- Ваша милость обижаете нас! Мы, помня о шляхетском достоинстве нашем, мужицкими делами не занимаемся. Другое дело -- в лугах стадо поймать. Это можно, и в этом нет позора шляхетскому имени в военное время. Но конь в конюшне святая вещь, и разве только цыган, жид или мужик его украдет, но не шляхтич, мы этого, ваша милость, не делаем! А уж раз война, значит, война.
   -- Будь не одна, а десять войн, добычу можно только в битве брать, а если ты ее на большой дороге ищешь, так ты разбойник!
   -- Бог свидетель, что в этом мы не повинны!
   -- А все-таки кашу вы тут заварили! Короче говоря, лучше вам отсюда уходить: рано ли, поздно ли, а виселицы вам не миновать! Поедем со мной; верной службой вы загладите свои вины и честь свою вернете. Я беру вас на службу, а там уж вам больше прибыли будет, чем от этих лошадей.
   -- Мы поедем с вашей милостью всюду, проведем вас через шведов и через разбойничьи шайки. Правду говоря, ваша милость, очень тут нас злые люди преследуют, а за что? За то, что мы бедны, только за это!.. Может, Господь сжалится над нами и поможет нам в несчастии.
   Тут старик Кемлич невольно потер руки и сверкнул глазами. "От таких дел, -- подумал он, -- в стране все закипит, как в котле, а тогда только дурак не попользуется!"
   Кмициц взглянул на него пристально.
   -- Только ты не попробуй мне изменять! -- сказал он грозно. -- Смотри! Тогда и Господь тебя из моих рук не спасет.
   -- Не таковские мы люди, -- мрачно ответил Кемлич, -- и пусть Господь меня осудит, если была у меня в голове хоть мысль об этом!
   -- Верю, -- сказал после короткого молчания Кмициц, -- измена хуже разбоя, и не всякий разбойник изменять станет!
   -- Что вы прикажете теперь, ваша милость? -- спросил Кемлич.
   -- Прежде всего есть два письма, которые нужно сейчас же отправить. Есть ли у тебя расторопные люди?
   -- Куда им ехать?
   -- Один поедет к князю-воеводе, но князя ему видеть не надо! Пусть просто передаст письмо, как только встретит первый попавшийся княжеский полк, и не ждет ответа.
   -- Смолокур поедет, это человек расторопный и бывалый.
   -- Хорошо; другое письмо надо отвезти на Полесье, -- спросить, где стоит ляуданский полк пана Володыевского, и отдать письмо самому полковнику в руки...
   Старик хитро заморгал и подумал:
   "О, значит, работа на все руки, если они уж и с конфедератами снюхались; ну и жарко будет!"
   Потом он сказал громко:
   -- Ваша милость! Если это письмо не спешное, можно бы, выехав из лесу, отдать кому-нибудь по дороге. Много шляхты здесь заодно с конфедератами, и каждый охотно отвезет, а у нас одним человеком больше останется.
   -- Это ты умно придумал, -- лучше, чтобы тот, кто отвезет письмо, не знал, от кого везет. А скоро мы выедем из лесу?
   -- Как вашей милости угодно. Можно выезжать из него и две недели, можно и завтра выехать.
   -- Об этом потом поговорим, а пока слушай меня внимательно, Кемлич!
   -- Слушаюсь, ваша милость.
   -- Во всей Речи Посполитой, -- сказал Кмициц, -- меня называют палачом, запродавшимся гетману или шведам. Если бы король знал, кто я, он мог бы мне не поверить и отвергнуть мои намерения, хотя видит Бог, что они чисты. Слушай, Кемлич!
   -- Слушаю ваша милость.
   -- Не называй меня Кмициц, а зови Бабинич, понимаешь? Никто не должен знать моего настоящего имени. Ни пикнуть мне! А будут спрашивать, откуда я, скажешь, что по дороге ко мне пристал и не знаешь, а если, мол, кому любопытно, то пусть у меня у самого спрашивает.
   -- Понимаю, ваша милость!
   -- Сыновьям это скажешь и людям. Если бы с них шкуру драли, пусть и тогда знают только, что я Бабинич! Вы мне за это головой ответите!
   -- Так и будет, ваша милость. Пойду скажу сыновьям -- этим шельмам надо все разжевать да в рот положить. Вот какая мне от них радость! Бог меня ими покарал за прежние грехи. Вы дозвольте, ваша милость, еще одно слово сказать?
   -- Говори смело!
   -- Вижу я, лучше будет, ежели мы не скажем ни солдатам, ни челяди, куда едем...
   -- Может и так быть!..
   -- Пусть знают только, что едет не пан Кмициц, а пан Бабинич. И вот еще: отправляясь в такую дорогу, лучше скрывать чин вашей милости.
   -- Почему?
   -- Потому что шведы дают пропускные грамоты только известным людям, а у кого грамоты нет, тех ведут к коменданту.
   -- У меня есть грамоты к шведским начальникам.
   Удивление блеснуло в хитрых глазах Кемлича, и, подумав минуту, он сказал:
   -- Вы позволите, ваша милость, сказать вам еще, что я думаю?
   -- Только советуй хорошенько и не мямли, ну, говори, я вижу, ты человек оборотистый.
   -- Если грамоты есть, это и лучше, можно при нужде показать, но ежели ваша милость на такую работу едете, которая должна в тайне остаться, лучше грамот не показывать. Я не знаю, даны ли они на имя Бабинича или пана Кмицица, но коли показывать их -- ведь след останется, и тогда погоню снарядить легче.
   -- Вот это не в бровь, а в глаз! -- быстро сказал Кмициц! -- Лучше грамоты спрятать на другое время, если только можно будет без них пробраться!
   -- Можно, ваша милость, но только надо будет мужиками переодеться или мелкой шляхтой. Это нетрудно, у меня есть кое-какая одежда, шапки и серые тулупы, какие мелкая шляхта носит. Возьмем табун лошадей и поедем с ними, будто на ярмарку, и будем пробираться все глубже, под самый Лович и Варшаву. Я уже это проделывал, ваша милость, не раз, в спокойные времена, и дорогу я хорошо знаю. Как раз об эту пору бывает ярмарка в Субботе, на нее съезжаются люди со всех сторон. В Субботе мы узнаем о других городах, когда в них бывает ярмарка, и -- только бы дальше, только бы дальше! Шведы тоже обращают меньше внимания на мелкую шляхту, ведь ими кишмя кишат все ярмарки. А ежели нас какой-нибудь комендант и будет допрашивать, так мы сумеем вывернуться, а если случится наткнуться на маленький отряд, можно будет, с Божьей помощью, и по трупам проехать!
   -- А если у нас лошадей отнимут? Ведь реквизиция в военное время вещь обыкновенная!
   -- Либо купят, либо отнимут! Если купят, тогда мы поедем в Субботу будто не продавать, а покупать лошадей; а если отнимут, тогда мы поднимем вой и будем ехать с жалобой в Варшаву или Краков!
   -- Ну и хитер же ты, -- сказал Кмициц, -- вижу, что ты мне пригодишься! А если шведы лошадей заберут, так найдется такой, кто за них заплатит!
   -- Мне и так нужно было ехать с ними в Эльк, в Пруссию, и все так хорошо сложилось -- нам как раз туда и дорога. Из Элька мы поедем вдоль границы, потом прямо к Остроленке, а оттуда пущей на Пултуск и Варшаву.
   -- Где же это Суббота?
   -- Неподалеку от Пятницы, ваша милость!
   -- Ты шутишь, Кемлич.
   -- Да нешто я смею! -- ответил старик, скрестив на груди руки и склонив голову. -- Уж так странно там города называются. Это за Ловичем, ваша милость, но еще подальше.
   -- И большая ярмарка бывает в этой Субботе?
   -- Не такая, как в Ловиче, но об эту пору как раз приходится большая ярмарка, на нее сгоняют лошадей из Пруссии и съезжается тьма народу. В этом году, должно быть, будет не хуже, потому там все спокойно. Везде шведы пануют, и по городам у них гарнизоны. Если там народ и захочет подняться, так не сможет.
   -- Тогда я принимаю твой совет... Мы поедем с лошадьми, за которых я тебе сразу заплачу, чтобы тебе убытка не было.
   -- Благодарю вас, ваша милость, за помощь.
   -- Приготовь-ка только тулупы, шапки и прямые сабли. Скажи сыновьям и челяди, кто я такой, как меня зовут, скажи, что я еду с лошадьми, а вас нанял в помощь. Ну, трогай!
   А когда старик повернулся к двери, пан Андрей сказал ему вдогонку:
   -- И пусть меня никто не называет ни начальником, ни полковником, а просто: ваша милость. А зовут меня Бабинич.
   Кемлич вышел, и через час все они сидели уже на лошадях, готовые двинуться в далекий путь.
   Пан Кмициц, одетый в серый тулуп мелкого шляхтича, в серую потертую барашковую шапку, с повязкой на лице, точно после какой-нибудь пьяной драки, был совершенно неузнаваем и походил как две капли воды на мелкого шляхтича, который бродит с ярмарки на ярмарку. Его окружали люди, одетые точно так же, как и он, вооруженные прямыми саблями, длинными бичами, чтобы погонять лошадей, и арканами, чтобы ловить их, когда они разбегутся.
   Солдаты с удивлением поглядывали на своего полковника и делились вполголоса своими замечаниями. Им было странно, что это уже пан Бабинич, а не пан Кмициц, что им нужно величать его "вашей милостью". Но больше всех пожимал плечами и поводил усами старый Сорока, который, не сводя глаз со своего полковника, бормотал, наклонившись к Белоусу:
   -- Никак я его не научусь величать по-новому. Пусть меня он убьет, а я по старине величать его буду, как надо!
   -- Коль приказ, так приказ, -- ответил Белоус. -- Но как пан полковник переменился страшно.
   Солдаты не знали, что и душа пана Андрея переменилась так же, как и его внешний вид.
   -- Трогай! -- крикнул вдруг пан Бабинич.
   Щелкнули бичи, всадники окружили стадо лошадей, которые сбились в кучу, и тронулись в путь.
  

IV

   Пробираясь вдоль границы между воеводством Трокским и Пруссией, они ехали бесконечными лесами по тропинкам, которые знал только Кемлич, и наконец достигли Луга, или, как его называл старый Кемлич, Элька, где почерпнули кое-какие новости из политической жизни от шляхты, которая собралась там, бежав от шведов под покровительство курфюрста, вместе с женами, детьми и имуществом.
   Луг был похож на лагерь. Можно было, пожалуй, сказать, что в нем происходит какой-то сеймик. Шляхта в кабачках распивала прусское пиво, рассуждала, то и дело кто-нибудь привозил новости. Ни о чем не спрашивая и только внимательно ко всему прислушиваясь, пан Бабинич узнал, что королевская Пруссия с ее значительными городами решительно стала на сторону Яна Казимира, заключила договор с курфюрстом, чтобы общими силами бороться с неприятелем. Говорили, однако, что, несмотря на договор, мещане наиболее значительных городов не хотели впустить гарнизоны курфюрста, боясь, как бы хитрый князь-избиратель, раз заняв их с оружием в руках, не захотел потом навсегда их присвоить или как бы он в решительную минуту не обманул поляков и не заключил союза со шведами, на что его делала способным его врожденная хитрость.
   Шляхта роптала на это недоверие мещан, но пан Андрей, зная о сношениях Радзивилла с курфюрстом, должен был раз навсегда прикусить язык, чтобы не разболтать всего, что ему было известно. К тому же от этого шага его удерживала мысль, что в Пруссии нельзя было говорить против курфюрста, а во-вторых, и то, что мелкому шляхтичу, который приехал с лошадьми на ярмарку, не пристало вдаваться в сложные политические вопросы, над которыми самые опытные политики тщетно ломали себе головы.
   Продав несколько лошадей и докупив новых, они поехали дальше вдоль прусской границы, но уже по той дороге, которая вела из Луга в Щучин, лежавший на краю Мазовецкого воеводства, между Пруссией и воеводством Полесским. В самый Щучин пан Андрей ехать не хотел, потому что ему сказали, будто в городе стоит полк конфедератов под командой пана Володыевского.
   По-видимому, пан Володыевский должен был ехать по той же дороге, по которой ехал теперь Кмициц, и задержался в Щучине, не то чтобы отдохнуть у самой полесской границы, не то чтобы занять временную квартиру в таком месте, где легче было доставать провиант, людей и лошадей, чем в полуопустошенном Полесье.
   Но пан Кмициц не хотел встречаться теперь с знаменитым полковником, так как думал, что, раз у него нет никаких других доказательств, кроме слов, он не сумеет убедить его в том, что бросил прежний путь и сделал это искренне. А потому в двух милях от Щучина он велел свернуть к западу, в сторону Вонсоши. Письмо, которое было у него к пану Володыевскому, он решил переслать с первой попавшейся оказией.
   Но, не доезжая Вонсоши, он остановился в корчме, по дороге, и расположился на ночлег, обещавший быть очень удобным, так как в корчме никого, кроме хозяина, не было.
   Но едва лишь Кмициц с тремя Кемличами и Сорокой сел ужинать, как на дворе послышался грохот колес и топот лошадей.
   Так как солнце еще не зашло, Кмициц вышел посмотреть, кто едет, -- он подумал, не шведы ли это, -- но вместо шведов увидел бричку, а за нею два воза, с вооруженными людьми по бокам.
   На первый взгляд можно было подумать, что это едет какая-нибудь влиятельная особа. Бричка была запряжена четверкой лошадей прусской породы, с толстыми костями и выгнутыми спинами; на одной из передних сидел форейтор и держал на привязи двух прекрасных собак; на козлах сидел кучер, а рядом с ним гайдучок, одетый по-венгерски, сзади сидел, подбоченившись, сам пан в шубе на волчьем меху, без рукавов, застегивавшейся на золоченые пуговицы.
   Сзади шли два воза, нагруженные доверху, за каждым возом шло четыре человека челяди, вооруженных саблями и пистолетами.
   Сам пан был человек еще молодой, лет двадцати с лишним. Лицо у него было одутловатое, красное, и по всему было заметно, что он любил поесть.
   Когда бричка остановилась, гайдучок подбежал ссадить пана, а пан, увидев Кмицица, стоявшего у порога, поманил его рукой в рукавице и крикнул:
   -- А поди-ка сюда, приятель.
   Кмициц, вместо того чтобы подойти, вернулся в корчму, так как вдруг разозлился. Он не привык еще к своему серому тулупу и к тому, чтобы его можно было манить рукой. Вернувшись, он сел за стол и снова принялся есть. Незнакомый пан пошел вслед за ним.
   Войдя, он прищурил глаза, так как в горнице было темно -- только в печи горел небольшой огонь.
   -- А почему это никто не выходит, когда я подъезжаю? -- спросил незнакомый пан.
   -- Корчмарь пошел в овин, -- ответил Кмициц, -- а мы проезжие, как и вы, пане.
   -- Какие такие проезжие?
   -- Я шляхтич, с лошадьми еду.
   -- А остальные тоже шляхта?
   -- Хоть и мелкая, а все же шляхта.
   -- Тогда челом вам, Панове! Куда бог несет?
   -- С ярмарки на ярмарку, только бы табун продать.
   -- Если вы тут ночуете, я завтра утром осмотрю, может, и выберу что-нибудь. А пока дозвольте, панове, сесть за стол.
   Незнакомый пан хотя и спросил, можно ли ему сесть, но спросил таким тоном, точно был в этом совершенно уверен, и он не ошибся, так как ему ответили вежливо:
   -- Милости просим, ваша милость, хоть и угощать нам нечем, кроме как гороховой колбасой.
   -- Есть у меня в мешках лакомства получше, -- ответил не без спеси молодой панок, -- да только глотка у меня солдатская, и гороховую колбасу, когда к ней подливка есть, я всему предпочту!
   Говоря это (а говорил он очень медленно, хотя взгляд у него был быстрый и далеко не глупый), сел на скамью, а когда Кмициц подвинулся, чтобы дать ему место, он прибавил милостиво:
   -- Прошу, прошу, не беспокойтесь, ваць-пане! В дороге я удобств не ищу, и, если вы меня локтем заденете, у меня корона с головы не свалится.
   Кмициц, который только что придвинул незнакомцу миску с гороховой колбасой и который, как было уже сказано, не привык еще к подобному обращению, наверное разбил бы эту миску о голову спесивого молодчика, если бы не то, что в его спеси было что-то такое, что забавляло пана Андрея, и он не только удержался от этого желания, но даже улыбнулся и сказал:
   -- Времена теперь такие, ваша милость, что и с коронованных голов короны спадают: вот пример -- король наш Ян Казимир должен по праву носить две короны, а теперь у него нет ни одной, разве лишь терновый венец...
   Незнакомец пристально взглянул на Кмицица, потом вздохнул и сказал:
   -- Времена теперь такие, что лучше о них не говорить, разве что с людьми, которым доверяешь.
   Немного помолчав, он прибавил:
   -- Но это вы метко сказали. Вы, должно быть, где-нибудь при дворе служили, среди обходительных людей, ибо, по разговору вашему судя, вы много ученее, чем мелкому шляхтичу пристало.
   -- Случалось людей видеть, случалось слышать то и се, только служить не случалось.
   -- А откуда вы родом, пане?
   -- Из "застенка", в Трокском воеводстве.
   -- Это пустяки... что из "застенка"! Быть бы только шляхтичем, это главное! А что там, на Литве, слышно?
   -- По-прежнему изменников не мало.
   -- Изменников, говорите, пане? А что это за изменники?
   -- Те, что короля и Речь Посполитую покинули.
   -- А как поживает князь-воевода виленский?
   -- Болен, говорят: удушье.
   -- Дай ему Бог здоровья, почтенный муж!
   -- Для шведов почтенный, он им ворота настежь открыл!
   -- Значит вы, пане, не из его партии?
   Кмициц заметил, что незнакомец, расспрашивая его с добродушной улыбкой, старается его выпытать.
   -- Ну какое мне дело, -- ответил он, -- пусть об этом другие думают... Я только одного боюсь: как бы у меня шведы лошадей не отняли.
   -- Надо их было на месте сбыть. Вот и на Полесье стоят, говорят, те полки, что против гетмана взбунтовались, а лошадей у них, верно, не очень уж много.
   -- Этого я не знаю, я их не видал, хоть какой-то проезжий и дал мне письмо к одному из полковников и просил передать при случае.
   -- Как же проезжий мог дать вам письмо, если вы на Полесье не едете?
   -- В Щучине стоит один полк конфедератов, и вот проезжий сказал мне так: или сам отдай, или оказию найди, когда мимо Щучина будешь проезжать.
   -- Вот как хорошо случилось, ведь я в Щучин и еду!
   -- А вы, ваша милость, тоже от шведов бежите?
   Незнакомец, вместо того чтобы ответить, посмотрел на Кмицица и спросил флегматично:
   -- Почему это вы говорите, ваць-пане: "тоже", коли сами не только не бежите, но даже к ним едете и лошадей им будете продавать, ежели они силой их у вас не отнимут.
   Кмициц пожал плечами.
   -- Я сказал: "тоже", потому что видел в Луге много шляхты, которая от них бежала, а что меня касается, хорошо бы было, если бы все им так служили, как я им служу... тогда, полагаю, они бы у нас долго не засиделись...
   -- И вы не боитесь это говорить? -- спросил незнакомец.
   -- Не боюсь потому, что я тоже не дурак, а к тому ж вы, ваша милость, в Щучин едете, а в той стороне все говорят вслух то, что думают. Дал бы только Бог поскорее от разговоров к делу перейти.
   -- Вижу, ваша милость, умнейший вы человек, не по званию, -- повторил незнакомец. -- Но если вы так шведов не любите, зачем вы уходите от тех полков, что взбунтовались против гетмана? Разве они взбунтовались потому, что им жалованья не заплатили, или просто чтоб побезобразничать? Нет: потому что они не хотели служить гетману и шведам. Лучше б было этим солдатикам несчастным под гетманской командой оставаться, а все же они пошли на то, чтобы их называли бунтовщиками, пошли на то, чтобы голодать и холодать, но не воевать против короля! Уж быть войне между ними и шведами, помяните мое слово! Она бы уж и была, если бы не то, что шведы в эти края еще не забрели... Подождите, забредут, найдут и сюда дорогу, а тогда вы увидите, ваша милость!
   -- Так и я думаю, что здесь прежде всего начнется война, -- сказал Кмициц.
   -- Ну а если вы так говорите и искренне не любите шведов (а я по глазам вижу, что вы правду говорите, меня не проведешь!), то почему вы не пристанете к этим честным солдатам? Разве не время, разве не нужны им люди и сабли? Там служит немало честных людей, что предпочли своего государя чужому, и их все больше будет. Вы едете, ваша милость, из тех краев, где шведов еще не знают, но те, что их узнали, горькими слезами заливаются. В Великопольше, хотя она сдалась им добровольно, шляхту насилуют, грабят и отнимают у нее все, что можно отнять... В тамошнем воеводстве это лучше всего видно. Генерал Стенбок издал манифест, чтобы все сидели спокойно по домам, тогда оставят неприкосновенными и их самих, и их добро. Но какое там! Генерал одно поет, а начальники маленьких отрядов другое, так что никто не знает, что ждет его завтра и будет ли у него завтра кусок хлеба. Ведь каждый хочет пользоваться тем, что ему принадлежит, каждый хочет жить спокойно и в довольстве. А тут придет первый попавшийся бродяга и говорит: "Давай!" Не дашь -- тебя обвинят в чем-нибудь, чтобы лишить тебя твоих имений, а то и без всякой вины голову срубят. Немало людей там горькими слезами плачут, прежнего государя вспоминаючи; и все они в притеснении, и все поглядывают на конфедератов, не придет ли от них помощь отчизне и гражданам...
   -- Ваша милость, -- сказал Кмициц, -- вижу, не больше добра шведам желаете, чем я!
   Незнакомец с некоторым беспокойством осмотрелся по сторонам, но вскоре успокоился и продолжал:
   -- Я желаю, чтоб их зараза передушила, и этого от вашей милости не скрываю, ибо вижу, что вы человек хороший, а если бы и не были таким, так вы меня все равно не свяжете и к шведам не отвезете, так как я не дамся, у меня вооруженная челядь и сабля у пояса!
   -- Можете быть спокойны, ваша милость, что я этого не сделаю; мне даже по сердцу ваши мысли. Нравится мне и то, что ваша милость не задумались оставить имение свое, на которое неприятель не замедлит излить свою месть. Такое радение об отчизне очень похвально.
   Кмициц невольно заговорил покровительственным тоном, как начальник с подчиненным, не подумав о том, как странно звучали такие слова в устах мелкого шляхтича, торгующего лошадьми. Но, по-видимому, и молодой панок не обратил на это внимания, так как он хитро подмигнул и ответил:
   -- Разве я дурак? У меня первое правило, чтобы мое не пропадало: что Господь дал, беречь надо. Я сидел тихо до самой жатвы и молотьбы. И только когда все зерно, весь инвентарь и весь скот в Пруссию продал, я подумал: пора в путь. Пусть же они теперь мстят мне, пусть забирают все, что им нравится.
   -- Но ведь оставили вы землю и постройки?
   -- Да ведь я староство Вонсоцкое арендовал у воеводы мазовецкого, и в этом году как раз у меня контракт кончился. Арендной платы я еще не платил и не заплачу: слышал я, что пан воевода мазовецкий со шведом заодно. Пусть пропадает его плата, а мне всегда готовый грош пригодится.
   Кмициц захохотал:
   -- А чтоб вас, пане! Вижу, что вы не только храбрый человек, но и расторопный.
   -- А то как же! -- ответил незнакомец. -- Расторопность первое дело, но я не о расторопности с ваць-паном говорил. Отчего вы, видя, как обижают отчизну и всемилостивейшего государя, не поедете к тем честным солдатам на Полесье и не поступите в какой-нибудь полк? И Богу послужите, и самому вам посчастливиться может, не раз уже случалось, что в военное время мелкий шляхтич в паны выходил. Видно по вас, ваша милость, что вы человек смелый и решительный, и, ежели вам происхождение не мешает, вы вскоре можете и разбогатеть, если Господь Бог даст добычу брать. Только бы не проматывать того, что тут и там попадет в руки, а тогда и кошелек разбухнет. Я не знаю, есть ли у вас какое именьице или нет, но тогда все возможно: с кошельком и аренды добиться нетрудно, а от арендатора, с Божьею помощью, недалеко и до помещика. Родившись мелким шляхтичем, вы можете умереть офицером или на какой-нибудь земской службе, если лениться не будете... Кто рано встает, тому Бог подает.
   Кмициц грыз усы: его разбирал смех; все лицо его вздрагивало и морщилось, так как минутами болела засохшая рана. Незнакомец продолжал:
   -- Принять они вас примут, там люди нужны, а впрочем, вы мне понравились, ваць-пане, я беру вас под свою опеку, и можете быть уверены, что я вас устрою.
   Тут молодчик не без гордости поднял одутловатое лицо, стал поглаживать усы и наконец сказал:
   -- Хотите быть моим подручным? Саблю будете за мной носить и за челядью наблюдать!
   Кмициц не выдержал и залился искренним, веселым смехом, обнажив свои белые зубы.
   -- Чего это вы смеетесь, ваць-пане? -- спросил незнакомец, наморщив брови.
   -- Это я от радости перед такой службой.
   Молодой панок обиделся и сказал:
   -- Дурак вас таким манерам учил, помните, с кем говорите, чтобы вежливостью моей не злоупотребить.
   -- Простите, ваша милость, -- весело сказал Кмициц, -- я вот как раз не знаю, с кем говорю.
   Молодой пан подбоченился.
   -- Я пан Жендзян из Вонсоши! -- сказал он гордо.
   Кмициц уже открыл было рот, чтобы назвать свое вымышленное имя, как вдруг в избу быстро вошел Белоус.
   -- Пан началь...
   И солдат не договорил, остановленный грозным взглядом Кмицица, смешался, запнулся и наконец проговорил с трудом:
   -- Ваша милость, какие-то люди едут!
   -- Откуда?
   -- Со стороны Щучина.
   Пан Кмициц немного смутился, но быстро поборол смущение и сказал:
   -- Быть наготове! Много людей идет?
   -- Человек десять будет!
   -- Пистолеты иметь наготове! Ступай!
   Потом, когда солдат ушел, он обратился к пану Жендзяну из Вонсоши и сказал:
   -- Уж не шведы ли это?
   -- Да ведь вы к ним и едете, ваша милость, -- ответил пан Жендзян, который с некоторого времени с удивлением поглядывал на молодого шляхтича, -- значит, рано или поздно придется с ними встретиться!
   -- Я бы предпочел, чтобы это были шведы, чем какие-нибудь бродяги, которых всюду тьма-тьмущая... Кто едет с лошадьми, тот должен вооруженным ехать и быть всегда настороже: лошади -- большая приманка!
   -- Если правда, что в Щучине стоит пан Володыевский, -- ответил Жендзян, -- то это, верно, его отряд. Прежде чем расположиться на квартирах, они, верно, хотят убедиться, все ли спокойно; под носом у шведов трудно быть спокойным.
   Услышав это, пан Андрей прошелся по горнице и сел в самом темном углу, где навес над печью бросал густую тень на край стола. Между тем со двора послышался топот и фырканье лошадей, и через минуту в избу вошло несколько человек.
   Впереди шел какой-то великан и постукивал деревянной ногой по дощатому полу горницы. Кмициц взглянул на него, и сердце забилось у него в груди. Это был Юзва Бутрым по прозванию Безногий.
   -- А где хозяин? -- спросил он, остановившись посредине горницы.
   -- Я хозяин, -- ответил корчмарь, -- к услугам вашей милости!
   -- Корму для лошадей.
   -- Нет у меня корма, вот, может, эти паны дадут?.. Сказав это, корчмарь указал на Жендзяна и остальных.
   -- Чьи это люди? -- спросил Жендзян.
   -- А кто вы сами, ваць-пане?
   -- Староста в Вонсоши.
   Люди Жендзяна обычно называли его старостой, как арендатора старосты, и сам он называл себя так в важные минуты.
   Юзва Бутрым смутился, видя, с какой высокой особой ему приходится иметь дело, снял шапку и ответил вежливо:
   -- Челом, вельможный пане!.. В потемках я не мог разглядеть сана...
   -- Чьи это люди? -- повторил Жендзян, подбочениваясь.
   -- Из ляуданского полка, прежде биллевичевского, под командой пана Володыевского.
   -- Ради бога! Стало быть, пан Володыевский в Щучине?
   -- Он сам собственной персоной, а с ними и другие полковники, которые пришли со Жмуди.
   -- Слава богу, слава богу! -- повторял обрадованный пан староста. -- А какие полковники с паном Володыевским?
   -- Был пан Мирский, -- сказал Бутрым, -- но с ним удар по дороге случился, остался пан Оскерко, пан Ковальский и два пана Скшетуские...
   -- Какие Скшетуские? -- воскликнул Жендзян. -- Уж не пан ли Скшетуский из Бурца?
   -- Я не знаю откуда, -- ответил Бутрым, -- знаю только, что один из них -- збаражский герой.
   -- Господи. Да ведь это мой пан!
   Тут Жендзян заметил, как странно звучит такое восклицание в устах пана старосты, и прибавил:
   -- Это мой кум, хотел я сказать.
   Сказав это, пан староста не врал, так как действительно крестил первого сына Скшетуского, Еремку.
   Между тем в голове Кмицица, который сидел в темном углу горницы, одна за другой теснились мысли. В первую минуту кровь вскипела в нем при виде грозного шляхтича, и рука невольно схватилась за саблю. Кмициц знал, что Юзва был главным виновником того, что перерезали его компаньонов, и поэтому был самым заклятым его врагом. Прежний пан Кмициц велел бы его сию же минуту схватить и четвертовать, но сегодняшний пан Бабинич поборол себя. Наоборот, его охватила тревога при мысли, что если шляхтич его узнает, то это может вызвать страшную опасность для дальнейшего путешествия и для всего предприятия. Он решил остаться неузнанным и все глубже отодвигался в тень; наконец оперся локтями о стол и, закрыв лицо руками, притворился, что дремлет.
   Но в ту же минуту он прошептал сидевшему рядом Сороке:
   -- Беги на конюшню, пусть лошади будут готовы. Едем ночью! Сорока встал и ушел.
   Кмициц продолжал притворяться, что дремлет. Всевозможные воспоминания теснились у него в голове. Люди эти напомнили ему Водокты и то короткое прошлое, которое миновало, как сон. Когда минуту назад Юзва сказал, что он принадлежит к прежнему биллевичевскому полку, у пана Андрея сердце забилось при одном этом имени. И ему пришло в голову, что был как раз такой же вечер, и точно так же горел в печи огонь, когда он, точно снег на голову, свалился в Водокты и впервые увидел в людской, среди сенных девушек, Оленьку.
   Из-за полузакрытых век он видел все это, как наяву: видел и панну, ясную и спокойную; вспоминал все, что произошло, как она хотела быть его ангелом-хранителем, укрепить его в добре, охранить от зла, указать ему прямую, честную дорогу. О, если бы он послушался ее, если бы он послушался ее! Ведь она знала, что делать, знала, на чью сторону надо стать; знала, где добродетель, честность и долг. Она просто взяла бы его за руку и повела, если бы он не захотел ее слушаться. И вот любовь под наплывом воспоминаний так наполнила сердце пана Андрея, что он был готов отдать последнюю каплю крови, чтобы упасть этой панне к ногам; в эту минуту он готов был расцеловать этого ляуданского медведя, который перерезал его компаньонов, -- только за то, что он был из тех краев, что он произнес имя Биллевичей, что он видел Оленьку!
   От задумчивости его заставило очнуться его же собственное имя, произнесенное несколько раз Юзвой Бутрымом. Арендатор из Вонсоши расспрашивал о знакомых, а Юзва рассказывал ему, что произошло в Кейданах со времени памятного соглашения гетмана со шведами: говорил о положении войска, об аресте полковников, о ссылке их в Биржи, о счастливом спасении. Имя Кмицица постоянно повторялось в этом рассказе, покрытое всем ужасом измены и жестокости. О том, что пан Володыевский, Скшетуский и Заглоба были обязаны жизнью Кмицицу, Юзва не знал. Теперь он рассказывал о том, что произошло в Биллевичах.
   -- Наш полковник поймал этого изменника в Биллевичах, как лису в норе, и велел тотчас вести на смерть; я сам вел его с великой радостью, что Божья десница поразила его, и то и дело светил ему фонарем в лицо, чтобы поглядеть, не будет ли в лице хоть капли раскаяния. Но нет! Он шел смело, не думая о том, что должен стать на Божий суд. Такая уж у него натура закоренелая. А когда я ему посоветовал, чтобы он хоть перекрестился, он мне ответил: "Заткни глотку, панок, не твое дело!" Мы поставили его за деревней, под грушей, и я уже стал командовать, как вдруг пан Заглоба, который шел за нами, велел его обыскать, нет ли у него каких-нибудь бумаг. И нашел письмо. Говорит пан Заглоба: "Посвети!" И тотчас принялся читать. Не успел прочесть нескольких слов, как вдруг схватился за голову: "С нами крестная сила, давай его назад, в усадьбу!" Сам он вскочил на коня и поехал, а мы проводили Кмицица, думая, что его еще будут пытать перед смертью, чтобы что-то от него выведать. Но нет! Отпустили изменника с миром. Не моей головы дело знать то, что они прочли, но я бы его не отпустил.
   -- Что в этих письмах было? -- спросил арендатор из Вонсоши.
   -- Не знаю что было; думаю только, что в руках князя-воеводы было еще несколько офицеров, которых бы он тотчас велел расстрелять, если бы мы расстреляли Кмицица. А может быть, наш пан полковник сжалился и над слезами панны Биллевич; говорят, она без памяти упала, едва ее в чувство привели... А все же не смею я говорить, но плохо все случилось, ведь этот человек так много зла наделал, что, верно, сам дьявол за него краснел. Вся Литва из-за него плачет, сколько вдов, сколько сирот, сколько бедных людей на него жалуются. Одному Богу известно! Кто его убьет, того Господь благословит и люди: его убить -- бешеного пса убить.
   Тут разговор снова перешел на пана Володыевского, на панов Скшетуских и на полки, стоявшие в Полесье.
   -- Провианту мало, -- говорил Бутрым, -- поместья князя-гетмана дотла опустошены, ни людям, ни лошадям в них есть нечего, а шляхта там сплошь бедняки, по "застенкам" сидит, как у нас на Жмуди. Решили полковники разделиться на мелкие отряды, человек по сто, и стоять друг от друга верстах в десяти. А когда зима настанет, я уж не знаю, что и делать.
   Кмициц, который все время, пока разговор шел о нем, слушал терпеливо, теперь вдруг шевельнулся и уже открыл было рот, чтобы сказать из своего темного угла: "Тогда гетман выудит вас по одиночке, как рыбу из проруби". Но в эту минуту дверь открылась, и в ней показался Сорока, которого Кмициц послал сказать, чтобы готовили лошадей. Свет из печи падал прямо на суровое лицо вахмистра; Юзва Бутрым взглянул на него, смотрел долго, потом обратился к Жендзяну и сказал:
   -- А это ваш человек, вельможный пане? Я его откуда-то знаю.
   -- Нет, -- ответил Жендзян, -- он со шляхтичами, которые с лошадьми на ярмарку едут.
   -- А куда вы едете? -- спросил Юзва.
   -- В Субботу, -- ответил старик Кемлич.
   -- Где это?
   -- Недалеко от Пятницы.
   Юзва, точно так же, как раньше Кмициц, понял это как неуместную шутку и сказал, наморщив брови:
   -- Отвечай, когда тебя спрашивают!
   -- А ты по какому праву спрашиваешь?
   -- Я тебе могу и так объяснить: меня на разведки выслали, посмотреть, нет ли в окрестности подозрительных людей. И вижу я, что есть, раз они не хотят говорить, куда едут.
   Кмициц, опасаясь, как бы из этого разговора не вышло какого-нибудь недоразумения, сказал, не выходя из своего темного угла:
   -- Не сердитесь, пане! Пятница и Суббота -- такие же города, как и другие, там осенью лошадиные ярмарки бываю. А коли не верите, то спросите пана старосту, он о них должен знать.
   -- Как же, как же! -- сказал Жендзян.
   На это Бутрым ответил:
   -- Если так, тогда другое дело. Но зачем вам в те города ехать? Вы можете и в Щучине лошадей продать, у нас большая нехватка, а те, которых мы в Павлишках захватили, никуда не годятся, заморены.
   -- Каждый едет туда, где ему лучше, а мы свою дорогу знаем, -- ответил Кмициц.
   -- Я не знаю, где ваць-пану лучше, но нам лучше не будет, если вы к шведам лошадей будете уводить!
   -- Странно мне что-то... -- сказал арендатор из Вонсоши. -- Эти люди шведов ругают, а уж что-то больно им нужно к ним пробраться.
   Тут он обратился к Кмицицу:
   -- Ваць-пан что-то тоже не очень на мелкого шляхтича похож, я вот на руке у вас драгоценный перстень видел, какого и вельможа не постыдится...
   -- Если он так вашей милости понравился, так купите его у меня, я за него две орты заплатил в Луге, -- ответил Кмициц.
   -- Две орты? Значит, он не настоящий или хорошо подделан... Покажите, ваша милость!
   -- Возьмите, пане, сами!
   -- А сами с места двинуться не можете? Стало быть, мне самому подойти?
   -- Устал я что-то!
   -- Эй, братец, можно подумать, что ты свое лицо боишься показать!
   Услышав это, Юзва, не сказав ни слова, подошел к печи, вынул горящую головню и, держа ее высоко над головой, подошел к Кмицицу и посветил ему прямо в лицо.
   Кмициц в одну минуту поднялся во весь рост, и некоторое время они смотрели друг другу прямо в глаза, -- вдруг головня выпала из рук Юзвы, рассыпавшись на тысячи искр.
   -- Иезус, Мария! -- вскрикнул Бутрым. -- Это Кмициц!
   -- Да, я! -- ответил пан Андрей, видя, что скрываться больше невозможно. Юзва закричал солдатам, которые остались перед избой:
   -- Сюда! Сюда! Держи!
   Потом он обратился к пану Андрею:
   -- Так это ты, чертово отродье, изменник? Так это ты, дьявол во плоти? Ты уже раз ушел из моих рук, а теперь к шведам переодетый перебираешься? Это ты, Иуда? Вот ты и попался!
   С этими словами он схватил пана Андрея за шею, а пан Андрей схватил его; но еще раньше два молодых Кемлича, Козьма и Дамьян, поднялись со скамьи, чуть не касаясь потолка всклокоченными головами, и Козьма спросил:
   -- Отец, лупить?
   -- Лупить! -- ответил старик Кемлич, обнажая саблю.
   Вдруг дверь распахнулась, и солдаты Юзвы ввалились в избу; тут же за ними, чуть не на шее у них, ворвалась челядь Кемличей.
   Юзва схватил пана Андрея левой рукой за шею, а в правой держал обнаженную саблю, образуя ею вокруг головы Кмицица целый вихрь молний. Но пан Андрей, хотя у него не было такой огромной силы, тоже схватил его за горло и сжал, как в клещах. У Юзвы глаза вылезли на лоб, рукояткой своей сабли он хотел ударить Кмицица в руку, но не успел, так как Кмициц первый ударил его саблей в темя. Пальцы Юзвы, которыми он вцепился в шею противника, тотчас ослабели, сам он пошатнулся и упал от удара. Кмициц толкнул его еще раз, чтобы иметь возможность размахнуться, и изо всей силы ударил его саблей по лицу, Юзва повалился, как дуб, ударившись головой об пол.
   -- Бей! -- крикнул Кмициц, в котором сразу проснулся прежний забияка.
   Но звать людей было излишним, так как в горнице все кипело, как в котле. Два молодых Кемлича рубили саблями, бодались головами, как два быка, и после каждого их удара люди валились на землю. Следом за ними шел старик, то и дело приседая почти до земли, щуря глаза и ежеминутно просовывая саблю из-под рук сыновей.
   Но Сорока, привыкший к битвам в корчмах и в тесноте, разил губительнее всех. Он подходил так близко к противникам, что они не могли владеть саблей, и, выстрелив из обоих пистолетов, молотил по головам рукояткой сабли, разбивал носы, вышибал зубы и глаза. Челядь Кемличей и два солдата Кмицица помогали панам.
   Вихрь борьбы теперь переместился от стола в другой конец горницы. Ляуданцы защищались с бешенством, но с той минуты, когда Кмициц свалил Юзву и бросился в самую гущу дерущихся, тут же уложив другого Бут-рыма, победа стала клониться на его сторону.
   Челядь Жендзяна тоже ворвалась в избу, с саблями и пистолетами, но хотя Жендзян и кричал: "Бей!" -- она не знала, что делать, так как не могла разобрать, кто с кем дерется: ляуданцы никаких мундиров не носили. И в общей неразберихе слугам старосты попало и от тех, и от других.
   Жендзян держался осторожно, вне борьбы, стараясь разглядеть Кмицица и указать, чтобы в него выстрелили, но при слабом свете лучин Кмициц то и дело исчезал у него из глаз; он то появлялся, как какой-то красный дьявол, то исчезал в темноте.
   Сопротивление ляуданцев слабело с каждой минутой: они пали духом, увидев, как свалился Юзва, и услышав страшное имя Кмицица. Но дрались они бешено. Между тем корчмарь тихонько проскользнул мимо дравшихся с ведром воды в руке и выплеснул воду в огонь. В горнице стало совершенно темно; дерущиеся сбились в такую тесную кучу, что могли биться только врукопашную. На минуту крики замолкли, слышалось только хриплое дыхание и беспорядочный топот ног. Вдруг в открытую дверь выбежали сначала люди Жендзяна, потом ляуданцы, за ними люди Кмицица.
   Началась погоня в сенях, в кустах перед сенями и по всему двору. Раздалось несколько выстрелов, потом крики и визг лошадей. Закипела битва у возов Жендзяна, под которыми скрылась его челядь; ляуданцы также искали под ними спасения, и тогда челядь, приняв их за нападающих, дала по ним несколько залпов.
   -- Сдавайтесь! -- крикнул старик Кемлич, просунув острие своей сабли под один из возов и тыча ею в спрятавшихся под ними людей.
   -- Стой, сдаемся! -- ответило несколько голосов.
   И тотчас челядь Жендзяна стала бросать из-под возов сабли и пистолеты, потом сыновья Кемлича стали вытаскивать за волосы людей из-под возов; наконец старик Кемлич крикнул:
   -- К возам! Брать все, что в руки попадет! Живо, к возам!
   Молодым Кемличам не нужно было повторять приказания, и они бросились снимать холщовину, которой были накрыты сокровища Жендзяна. Они уже выбрасывали на землю разные вещи, как вдруг раздался голос Кмицица.
   -- Стой!
   И Кмициц, чтобы придать больше весу своему приказанию, стал бить Кемличей рукояткой своей окровавленной сабли. Козьма и Дамьян бросились в сторону.
   -- Ваша милость... Нельзя? -- покорно спросил старик.
   -- Не трогать! -- крикнул Кмициц. -- Ступай искать старосту!
   Козьма и Дамьян, а за ними и отец бросились исполнять приказание, и через четверть часа они появились снова с Жендзяном, который, увидев Кмицица, низко поклонился и сказал:
   -- Простите, ваша милость, но меня тут обижают... Я ни с кем войны не искал, а если и еду проведать знакомых, так ведь это всякому можно.
   Кмициц, опершись на саблю, тяжело дышал и молчал; Жендзян продолжал:
   -- Я ни шведам, ни князю-гетману никакого вреда не сделал, я к пану Володыевскому ехал, он старый мой знакомый, мы с ним вместе на Руси воевали... Зачем мне драки искать?.. Я в Кейданах не был, и никакого мне дела нет до того, что там произошло... Я только о том забочусь, чтобы мне злые люди головы с плеч не сняли и чтобы не пропало то, что мне Господь Бог дал... Ведь я не украл, а в поте лица заработал... Никакого мне дела до всего, что тут произошло, нету. Позвольте мне, ваша милость, ехать...
   Кмициц тяжело дышал и продолжал смотреть на Жендзяна как бы рассеянными глазами.
   -- Прошу вас покорно, вельможный пане, -- снова начал староста. -- Вы изволили видеть, что я этих людей не знал и другом их не был! Они на вашу милость напали, за это им досталось, так за что же мне страдать, за что мое добро пропадать будет? В чем я провинился? Уж ежели нельзя иначе, так я солдатам вашей милости выкуп дам, хоть бедный я человек и многого дать не могу... По талеру им дам, чтоб их труды даром не пропадали... По два талера дам!.. Может, и ваша милость соблаговолите принять от меня...
   -- Накрыть возы! -- крикнул вдруг Кмициц. -- А вы забирайте раненых и убирайтесь к черту!
   -- Благодарю покорно, ваша милость! -- ответил арендатор из Вонсоши.
   Вдруг подошел старик Кемлич и, показывая остатки зубов над обвисшей нижней губой, произнес:
   -- Ваша милость... это наше!.. Зерцало справедливости... это наше!..
   Но Кмициц так взглянул на него, что старик сгорбился чуть не до земли и не посмел вымолвить ни слова.
   Челядь Жендзяна бросилась запрягать лошадей в возы. Кмициц снова обратился к пану старосте:
   -- Берите всех этих раненых и убитых, каких найдете, отвезите их пану Володыевскому и скажите ему от меня, что я ему не враг, а может быть, и друг, лучший, чем он думает... Я не хотел с ним встречаться, нам еще встречаться не время. Может быть, позднее придет время, и встретимся, но сегодня он бы мне не поверил, и мне бы нечем было его убедить. Может, потом... Слушайте, ваць-пане! Скажите ему, что эти люди на меня напали и что я должен был защищаться...
   -- По справедливости говоря, это так и было, -- ответил Жендзян.
   -- Подождите... Скажите еще пану Володыевскому, чтобы они держались все вместе, потому что Радзивилл, как только дождется присылки конницы от де ла Гарди, тотчас выступит против них. Может быть, он уже в дороге. Оба они сносятся с князем-конюшим и курфюрстом, и близко к границе стоять опасно. Но прежде всего пусть держатся вместе, иначе погибнут. Воевода витебский хочет пробраться на Полесье... Пусть они идут к нему навстречу, чтобы он, в случае чего, мог им помочь.
   -- Все скажу, ничего не забуду.
   -- Хоть это говорит Кмициц, хоть Кмициц предостерегает, но пусть они ему верят, пусть посоветуются с другими полковниками и обдумают, не лучше ли им будет держаться вместе. Повторяю, гетман уже в дороге, а я пану Володыевскому не враг!
   -- Если бы у меня был какой-нибудь знак от вашей милости, чтобы показать ему, было бы лучше, -- сказал Жендзян.
   -- Почему лучше?
   -- Потому что пан Володыевский скорее бы поверил в искренность слов вашей милости и подумал бы, что это не зря, если ваша милость со мной знак присылаете.
   -- Ну вот тебе перстень, -- ответил Кмициц, -- хоть знаков я немало оставил на лбах у этих людей, которых ты отвезешь пану Володыевскому.
   Сказав это, он снял с пальца перстень. Жендзян радостно его принял и сказал:
   -- Благодарю покорно, ваша милость!
   Час спустя Жендзян вместе со своими возами и челядью, слегка помятой в драке, спокойно ехал в сторону Щучина, отвозя трех убитых и несколько раненых, среди которых был Юзва Бутрым, с рассеченным лицом и разбитой головой. По дороге Жендзян то и дело поглядывал на перстень, на котором при луне чудесно сверкал драгоценный камень, и раздумывал об этом страшном человеке, который, сделав столько зла конфедератам и столько добра Радзивиллу и шведам, хотел теперь, по-видимому, спасти конфедератов от окончательной гибели.
   "То, что он советовал, он советовал искренне, -- думал Жендзян. -- Вместе всегда лучше держаться. Но почему он предостерегает? Должно быть, из благодарности к пану Володыевскому за то, что он в Биллевичах даровал ему жизнь. Должно быть, из благодарности. Да, но ведь от такой благодарности может не поздоровиться князю-гетману. Странный человек... Служит Радзивиллу и благоприятствует нашим... А едет к шведам... Этого я не понимаю..."
   Минуту спустя он прибавил про себя: "Щедрый пан... Только нельзя ему поперек дороги становиться!"
   Столь же усиленно и столь же безрезультатно ломал себе голову старик Кемлич, чтобы ответить на вопрос: кому служит пан Кмициц.
   "К королю едет, а конфедератов бьет, хотя они на стороне короля. Что это? И шведам не верит, потому что скрывается... Что с нами будет?"
   И, не находя никакого ответа, он со злостью обрушился на сыновей:
   -- Шельмы! Подохнете без моего благословения! Не могли вы разве хоть карманы у убитых пощупать?
   -- Боялись! -- ответили Козьма и Дамьян.
   Но один Сорока был доволен и весело трусил за своим полковником.
   "Теперь к нам опять счастье вернулось, -- думал он, -- если мы тех избили. А любопытно знать, кого мы теперь будем бить?"
   Это для него было совершенно безразлично, как и то, куда он теперь ехал.
   К Кмицицу никто не смел ни подъехать, ни спросить его о чем-нибудь, так как молодой полковник ехал мрачный, как ночь. Он терзался страшно: ему пришлось перебить тех людей, в ряды которых он хотел стать как можно скорее. Но если бы даже он сдался и позволил ляуданцам отвезти себя к пану Володыевскому, что бы подумал пан Володыевский, узнав, что его схватили, когда он, переодетый, пробирался к шведам с грамотами к шведским начальникам.
   "Старые грехи идут за мной по пятам и преследуют меня, -- говорил про себя Кмициц. -- Я уйду как можно дальше, и ты, Господи, веди меня!"
   И стал он горячо молиться и заглушать голос совести, которая повторяла ему: "Снова трупы за тобой, и не шведов трупы..."
   -- Боже, буди милостив ко мне!.. -- шептал Кмициц. -- Я еду к государю моему, и там начнется моя служба...
  

V

   У Жендзяна не было намерения оставаться на ночь в корчме, так как из Вонсоши до Щучина было не далеко -- он хотел только дать отдохнуть лошадям, особенно тем, которые тащили нагруженные возы. И когда Кмициц позволил ему ехать дальше, Жендзян не стал терять времени и час спустя, уже поздней ночью, въезжал в Щучин и, назвав себя страже, расположился на рынке, так как дома были заняты солдатами, для которых даже не хватало места. Щучин считался городом, хотя на самом деле городом не был: в нем не было еще крепостных валов, не было ратуши, не было суда, а монастырь пиаров возник в нем только во времена Яна III, домов было немного, все больше простые избы; город этот только потому назывался городом, что избы были построены правильными рядами, образуя улицы, кварталы и рынок, не менее болотистый, впрочем, чем дно пруда, над которым был расположен город.
   Выспавшись в теплой волчьей шубе, пан Жендзян дождался утра и сейчас же отправился к пану Володыевскому, который, не видев его с давних пор, принял его с радостью и сейчас же повел в квартиру панов Скшетуских и пана Заглобы. Жендзян даже расплакался, увидев своего прежнего пана, которому верно служил столько лет, с которым столько пережил вместе и с которым ему посчастливилось так разбогатеть. Не стыдясь того, что он прежде был слугой, он стал целовать пану Яну руки и повторять с волнением:
   -- Ваша милость... ваша милость... В какие времена мы с вами встречаемся!
   И все они принялись жаловаться на плохие времена, наконец пан Заглоба сказал:
   -- Но ты, Жендзян, всегда у Христа за пазухой сидишь и, вижу, теперь в паны вышел. Помнишь, я тебе предсказывал, что если тебя не повесят, то ты нас еще порадуешь... Что же ты теперь делаешь?
   -- Ваша милость, да за что же меня было вешать, коли я ни против Бога, ни против закона ничего дурного не сделал?.. Я служил верно, и если изменял кому, то только врагам, что за заслугу почитаю. И если случалось мне какого-нибудь мошенника за нос провести, как, к примеру сказать, мятежников или ту колдунью -- помните, ваша милость? -- так это не грех, а если и грех, так не мой, а вашей милости, так как ваша милость меня и научили людей за нос водить!
   -- Ну нет-с, этому не бывать!.. Вы только посмотрите на него! -- сказал Заглоба. -- Если ты хочешь, чтобы я после смерти за грехи твои отвечал, так отдай мне при жизни их плоды. Ведь сам ты пользуешься всеми теми богатствами, которые среди казаков собрал, за это тебя и будут жарить в пекле.
   -- Господь милостив, пане, и этого не будет!.. Я своими богатствами не пользовался, я с соседями прежде всего судом разделался. И родителей обеспечил -- они теперь спокойно в Жендзянах сидят, никакой нужды больше не знают, потому что Яворские по миру пошли, а я теперь только начал на собственную руку работать!
   -- Значит, ты больше не живешь в Жендзянах? -- спросил пан Ян Скшетуский.
   -- В Жендзянах по-прежнему живут родители мои, а я живу в Вонсоше и жаловаться не могу, Господь благословил! Но когда я услышал, что ваши милости в Щучине, я уж не мог усидеть на месте и подумал: видно, опять пора в путь. Если быть войне, так пусть будет!
   -- Признайся, -- сказал пан Заглоба, -- что ты шведов в Вонсоше испугался.
   -- Шведов еще в Видской земле нет, разве лишь маленькие отряды, да и те заходят осторожно, так как мужики больно на них озлились.
   -- Ты мне хорошую новость привез, -- сказал Володыевский, -- я вчера отряд на разведки выслал, чтобы узнать про шведов: я не знал, можно ли оставаться в Щучине безопасно. Ты, должно быть, с этим отрядом и приехал.
   -- С отрядом? Я? Я его сам сюда привел, а вернее, привез: от него ни одного человека не осталось, который бы мог без чужой помощи на коне усидеть!
   -- Как так? Что ты говоришь? Что случилось? -- спросил Володыевский.
   -- Их страшно побили, -- объяснил Жендзян.
   -- Кто их побил?
   -- Пан Кмициц.
   Скшетуские даже вскочили со скамьи, спросив одновременно:
   -- Пан Кмициц? Да что же он здесь делает? Неужели князь-гетман уже сюда подошел? Ну, говори скорее, что случилось?
   Но пан Володыевский уже выбежал из избы, чтобы собственными глазами увидеть размеры поражения и осмотреть людей; между тем Жендзян продолжал:
   -- Зачем мне говорить, подождем лучше, пока пан Володыевский вернется, это его больше всех касается, ни к чему два раза повторять одно и то же.
   -- Ты видел Кмицица собственными глазами? -- спросил пан Заглоба.
   -- Как вас вижу, ваша милость.
   -- И говорил с ним?
   -- Как же мне было не говорить, когда мы съехались с ним в корчме, недалеко отсюда; я остановился, чтобы дать лошадям отдохнуть, а он на ночлег. Мы больше часу говорили, потому что нечего было больше делать. Я ругал шведов, и он ругал шведов...
   -- Шведов? Он ругал шведов? -- спросил Скшетуский.
   -- Как чертей, хотя к ним ехал!
   -- Много с ним войска было?
   -- Никакого войска не было, челядь только, правда, вооруженная и с такими мордами, что уж верно те, которые младенцев резали при Ироде, были не страшнее их. Он сказал мне, что он мелкий шляхтич и едет на ярмарку с лошадьми. И хотя у него был табун, лошадей в двадцать, я ему не очень-то поверил, потому что и по виду он непохож на лошадника, и разговор у него не такой, и дорогой перстень я у него на руке видел... Вот этот самый.
   Тут Жендзян поднес к глазам слушателей сверкающий перстень, а пан Заглоба всплеснул руками и вскрикнул:
   -- Он уж и у него выклянчил! По одному этому я бы тебя узнал, Жендзян, на другом конце света.
   -- Простите, ваша милость, я не клянчил! Я шляхтич всякому равный, а не цыган, хотя пока арендаторством и занимаюсь, ибо Господь Бог мне собственной земли еще не дал. А этот перстень пан Кмициц дал мне в знак того, что то, что он говорил, -- правда. Я сейчас же вашим милостям его слова повторю, ибо вижу, что дело это такое, за которое мы собственными шкурами можем поплатиться.
   -- Как так? -- спросил Заглоба.
   В эту минуту вошел пан Володыевский, весь трясясь от гнева, бледный, бросил шапку на стол и воскликнул:
   -- Просто не верится! Трое убитых, Юзва ранен, едва дышит...
   -- Юзва Бутрым? Да ведь это человек медвежьей силы! -- сказал изумленный Заглоба.
   -- Его-то пан Кмициц и повалил, я сам видел! -- вставил Жендзян.
   -- Слышать я больше не хочу об этом пане Кмицице! -- возбужденно говорил Володыевский. -- Где только этот человек ни покажется, за ним трупы остаются, точно зараза прошла. Довольно этого! Теперь мы с ним квиты, и у нас с ним новые счеты, он мне столько народу перепортил, на лучших солдат напал!.. Я это ему попомню при первой же встрече...
   -- Правду говоря, не он на них напал, а они на него, он в самом темном углу сидел, чтобы они его не узнали, -- сказал Жендзян.
   -- А ты, вместо того чтобы моим людям помогать, еще за него заступаешься! -- с гневом сказал пан Володыевский.
   -- Я по справедливости... А что касается помощи, мои хотели помогать, да несподручно было, в суматохе они не знали, кого бить и за кого заступаться, за это им самим влетело. И если я сам ноги унес и возы увез, так это только по великодушию пана Кмицица. Вы послушайте Панове, как все это случилось. Жендзян стал подробно рассказывать про битву в корчме, ничего не пропуская, и, когда наконец рассказал то, что ему велел сказать пан Кмициц, офицеры страшно удивились.
   -- Он сам это говорил? -- спросил Заглоба.
   -- Сам, -- ответил Жендзян. -- "Я, говорит, пану Володыевскому и конфедератам не враг, хотя они думают иначе. Они потом увидят, а пока пусть держатся вместе, Богом заклинаю, иначе их воевода виленский разгромит поодиночке".
   -- И он сказал, что воевода уже в дороге? -- спросил пан Скшетуский.
   -- Он говорил только, что воевода ждет подкрепления от шведов и сейчас же тронется на Полесье.
   -- Что вы думаете об этом, Панове? -- спросил Володыевский, поглядывая на товарищей.
   -- Удивительное дело! -- ответил Заглоба. -- Или этот человек изменяет Радзивиллу, или нам готовит какой-нибудь подвох. Но какой? Он советует держаться вместе, чем же это может быть плохо?
   -- Тем, что мы от голода перемрем, -- ответил Володыевский. -- У меня есть известие, что Жиромский, Котовский и Липницкий разделят полки на мелкие отряды и расположатся по всему воеводству, так как вместе им невозможно прокормить лошадей.
   -- Но если Радзивилл действительно придет, -- спросил Станислав Скшетуский, -- кто тогда даст ему отпор?
   Никто не умел ответить на этот вопрос, так как было совершенно ясно, что если бы великий гетман литовский пришел и застал силы конфедератов разрозненными, он разбил бы их с необычайной легкостью.
   -- Удивительное дело! -- повторил Заглоба. И после минутного молчания он прибавил:
   -- Ведь Кмициц доказал уже, что он искренне желает нам добра. Я готов думать, что он оставил Радзивилла... Но в таком случае ему незачем было бы пробираться переодетым, и, главное, куда? -- к шведам!
   Тут он обратился к Жендзяну:
   -- Ведь он говорил тебе, что едет в Варшаву?
   -- Говорил! -- сказал Жендзян.
   -- Ну да, а там уже шведы!
   -- Да. И теперь он должен был уже встретить шведов, если ехал всю ночь, -- ответил Жендзян.
   -- Видели ли вы когда-нибудь такого человека? -- спросил Заглоба, поглядывая на товарищей.
   -- В нем зло перемешано с добром, как плевелы с зерном, это несомненно, -- ответил Ян Скшетуский, -- но что касается того, чтобы в том совете, который он нам сейчас дает, было бы какое-нибудь предательство, то я это категорически отрицаю. Я не знаю, куда он едет, почему он пробирается к шведам переодетый, да и напрасно было бы ломать себе над этим голову, ибо здесь какая-то тайна... Но он дает хороший совет, он искренне предостерегает, я в этом могу поклясться, как и в том, что единственное спасение Для нас -- послушаться этого совета. Кто знает, не будем ли мы снова обязаны ему жизнью и здоровьем.
   -- Господи боже! -- воскликнул Володыевский. -- Как же Радзивилл может сюда прийти, если у него на дороге стоят войска Золотаренки и пехота Хованского? Другое дело мы: отдельный полк может проскользнуть, да ведь и то в Павлишках мы должны были саблями расчищать себе дорогу. Другое дело Кмициц, который пробирался с несколькими людьми, но как же князь-гетман пройдет со всем своим войском? Ему придется раньше разбить тех... Пан Володыевский не успел докончить, как вдруг дверь открылась, и вошел слуга.
   -- Посыльный с письмом к пану полковнику, -- сказал он.
   -- Давай его сюда! -- ответил Володыевский.
   Слуга вышел и через минуту вернулся с письмом. Пан Михал быстро сорвал печать и стал читать.
   -- "Чего вчера недосказал арендатору из Вонсоши, то дописываю сегодня. У гетмана войска достаточно, чтобы расправиться с вами, но он нарочно подкрепления ждет от шведов, чтобы выступить против вас от имени шведского короля. Если бы тогда казаки его задели, им пришлось бы и на шведов ударить, а это было бы то же, что с королем шведским начать войну. Этого они не сделают, ибо им это запрещено, -- шведов они боятся и начинать с ними войну не будут. Они убедились и в том, что Радзивилл нарочно избегает подвергать шведов опасности; довольно было бы застрелить или изрубить одного, чтоб тотчас война возникла. Теперь казаки сами не знают, что делать, ибо Литва шведам сдалась; они стоят на месте, выжидая, что будет, и не смея воевать. Потому они Радзивилла не задержат и никакого вреда ему не причинят, -- он пойдет прямо на вас и будет вас разбивать поодиночке, если вы не соберетесь вместе. Богом заклинаю, сделайте так и скорее воеводу витебского к себе зовите, ибо и ему теперь легче добраться к вам, пока казаки стоят, не зная, что делать. Я хотел вас от чужого имени предупредить, чтобы вы скорее поверили, но так как теперь вы знаете, от кого это известие, то я подписываю свое собственное имя. Горе вам, если вы не поверите, ибо я уже не тот, что был раньше, и, даст Бог, вы услышите обо мне нечто другое. Кмициц".
   -- Ты хотел знать, как Радзивилл придет к нам, вот тебе и ответ! -- сказал Ян Скшетуский.
   -- Правда... Он дает хороший совет! -- отвечал Володыевский.
   -- Как так -- хороший? Святой совет! -- воскликнул Заглоба. -- Тут не может быть сомнений. Я первый разгадал этого человека, и, хоть нет проклятий, которых бы не посылали на его голову, я вам говорю, что мы еще будем его благословлять... С меня довольно посмотреть на человека, чтобы знать, чего он стоит. А помните, как он мне понравился в Кейданах? Сам он тоже нас любит, как истых рыцарей, а когда он в первый раз услышал мое имя, он от восторга чуть не задушил меня и благодаря мне всех вас спас.
   -- А вы, ваша милость, нисколько не изменились, -- заметил Женд-зян, -- отчего же пан Кмициц должен любить вашу милость больше моего пана или пана Володыевского?
   -- Дурак ты! -- ответил Заглоба. -- Я тебя тоже сразу разгадал, и если называю тебя арендатором, а не дурнем из Вонсоши, так только из вежливости.
   -- Так, может быть, он тоже из вежливости выражал вам свой восторг? -- ответил Жендзян.
   -- Ишь какой бодливый! Женись, пан арендатор, и ты еще бодливей станешь! Уж я ручаюсь!
   -- Все это хорошо, -- ответил пан Володыевский, -- но если он так желает нам добра, то почему он к нам не приехал, а прокрался мимо нас, как волк, и искусал наших людей?
   -- Не твоей головы это дело, -- ответил Заглоба. -- Что мы порешим, то ты и делай, и плохо тебе не будет! Если бы ты так же головой работал, как саблей, ты бы давно уже был великим гетманом вместо пана Потоцкого. Зачем Кмицицу было сюда приезжать? Не затем ли, чтобы ты ему так же не поверил, как и письму его не веришь, не затем ли, чтобы у вас до драки дошло, -- он ведь в обиду себя не даст? Допустим даже, что ты бы поверил, но что сказали бы другие полковники: Котовский, Жиромский, Липницкий? Что сказали бы твои ляуданцы, разве бы они его не зарубили, если б ты только хоть на минуту оставил его с ними?
   -- Отед прав, -- сказал Ян Скшетуский, -- он сюда не мог приехать.
   -- Так чего же он едет к шведам? -- упорно повторил пан Михал.
   -- Черт его знает еще, к шведам ли? И черт его знает, что пришло ему в его шальную голову? Нам до этого дела нет, а его советы для нас -- спасение, если мы только хотим ноги унести.
   -- Тут нечего и раздумывать, -- сказал Станислав Скшетуский.
   -- Надо поскорее известить Котовского, Жиромского, Липнипкого и другого Кмицица, -- сказал Ян Скшетуский. -- Дай им знать как можно скорее, пан Михал, но не пиши, кто их остерегает, ведь они ни за что не поверят.
   -- Мы одни будем знать, кто оказал нам услугу, и в свое время не замедлим за нее отблагодарить! -- крикнул Заглоба. -- Ну, живо, пан Михал!
   -- А сами мы отправимся под Белосток и назначим там сборный пункт. Дал бы Бог, чтобы как можно скорее подошел воевода витебский! -- сказал Ян.
   -- Из Белостока нужно будет выслать к нему депутацию от войска. Даст Бог, мы выйдем навстречу пану гетману литовскому с равными силами, а может, и с большими. Нам с ним не сладить, но когда соединимся с воеводой витебским, тогда другое дело. Это почтенный человек и добродетельный, нет такого другого в Речи Посполитой!
   -- А разве вы знаете пана Сапегу? -- спросил Станислав Скшетуский.
   -- Знаю ли? Я знал его еще мальчиком, когда он был не больше моей сабли. Но и тогда это был ангел.
   -- Ведь он теперь не только заложил имения свои, но серебро, золото и драгоценности в деньги переплавил, чтобы собрать как можно больше войска против неприятелей отчизны! -- сказал пан Володыевский.
   -- Слава богу, хоть один такой человек нашелся! -- сказал Станислав. -- Ведь вы помните, как мы некогда и Радзивиллу верили?
   -- Не кощунствуйте, ваша милость! -- вскрикнул Заглоба. -- Воевода витебский. Ого! Да здравствует воевода витебский! А ты, Михал, посылай скорей, посылай! Пусть тут, в этом щучинском пруду, одни мелкие рыбешки остаются, а мы поедем в Белосток, где, даст Бог, и крупных рыб увидим... Кстати говоря, там евреи в праздник замечательные булки пекут. Ну, по крайней мере, война начнется. А то я уж соскучился... А когда мы Радзивилла разобьем, тогда и за шведов возьмемся. Мы уж показали, что мы умеем. Ну, посылай, пан Михал, мешкать опасно.
   -- А я пойду подниму на ноги полк, -- сказал пан Ян.
   Час спустя несколько гонцов помчались во весь дух в сторону Полесья, а через некоторое время двинулся весь ляуданский полк. Офицеры ехали впереди, совещаясь и обсуждая дальнейшие действия, а солдат вел пан Рох Ковальский, наместник. Они шли на Осовец, по прямой дороге к Белостоку, где должны были ждать другие конфедератские полки.
  

VI

   Письма пана Володыевского, в которых он сообщал о выступлении Радзивилла, произвели сильное впечатление на полковников, рассеянных по всему Полесскому воеводству. Некоторые из них уже разделили свои полки на маленькие отряды, чтобы легче было перезимовать, другие позволили солдатам разъехаться по частным домам, так что на месте оставалось лишь по нескольку солдат да по нескольку десятков обозной челяди. Полковники поступили так отчасти из опасения перед голодом, отчасти потому, что трудно было держать в необходимой дисциплине полки, которые, раз ослушавшись установленных властей, склонны были теперь к ослушанию своим вождям при всяком удобном случае. Если бы нашелся вождь достаточно авторитетный и сразу повел их в бой против одного из неприятелей или хотя бы даже против Радзивилла, тогда бы можно было сохранить дисциплину; но праздная жизнь в Полесье, где время проходило в нападениях на маленькие радзивилловские замки, в разграблениях имений князя-воеводы и в переговорах с князем Богуславом, подорвала дисциплину. В этих условиях солдаты приучались только к своеволию и к насилиям над мирными жителями воеводства. Некоторые солдаты, особенно обозные и челядь, убежав из полков, образовали разбойничьи шайки и занимались грабежом на больших дорогах. И вот войско, которое еще ни разу не встречалось с неприятелем, единственная надежда короля и патриотов, разлагалось с каждым днем. Раздробление полков на мелкие отряды довершило процесс разложения. Правда, стоя всем на одном месте, трудно было прокормиться, но, может быть, голодная опасность и нарочито раздувалась: ведь была осень, урожай был хороший, неприятель не заходил еще в воеводство и не истреблял запасы грабежом и пожарами. Их истребляли скорее грабежи солдат-конфедератов, которых развращала бездеятельность.
   Обстоятельства сложились так странно, что неприятель оставлял в покое эти полки. Шведы, морем разлившиеся по стране с запада, направлялись к северу и не заходили на Полесье, лежавшее между воеводством Мазовецким и Литвой; с другой стороны полчища Хованского, Трубецкого и Серебряного стояли в занятых ими местностях в полнейшем бездействии, так как колебались, или, вернее, не знали, что им делать. На Руси действовали Бутурлин и Хмельницкий, и в последнее время они разбили под Гродной небольшую горсть войска, которой предводительствовал великий гетман коронный, пан Потоцкий. Но Литва была под протекторатом Швеции. Опустошать ее и занимать своими войсками значило (как верно заметил Кмициц в своем письме) то же самое, что объявить войну шведам, перед которыми дрожал весь мир. "Можно было немного передохнуть от казаков", и опытные люди предсказывали даже, что они вскоре станут союзниками Яна Казимира и Речи Посполитой против короля шведского, чье могущество, если бы он завладел Речью Посполитой, не имело бы себе равного во всей Европе.
   Поэтому Хованский не нападал ни на Полесье, ни на полки конфедератов, а они, без вождя, рассеянные по всему воеводству, не нападали и не были в состоянии напасть ни на кого, как не могли предпринять ничего более значительного, чем грабежи радзивилловских имений. И это их развращало. Письма пана Володыевского, предупреждающие о выступлении Радзивилла, пробудили полковников от спячки и бездеятельности. Они принялись приводить в порядок полки, рассылать повестки, сзывающие разошедшихся по домам солдат под знамена и грозящие наказаниями тем, кто не явится. Жиромский, наиболее заслуженный среди полковников, чей полк был в образцовом порядке, первым двинулся под Белосток, не медля; вслед за ним, неделю спустя, прибыл Яков Кмициц, правда, только со ста двадцатью людьми; потом стали собираться солдаты Котовского и Липницкого, то поодиночке, то небольшими кучками; сходились волонтеры из мелкой шляхты, прибыли даже волонтеры из Люблинского воеводства; порою появлялись и богатые шляхтичи с отрядами хорошо вооруженных слуг. От полков были высланы депутации с целью достать денег и провиант под расписку, -- словом, все пришло в движение, закипели военные приготовления, и, когда пан Володыевский подошел со своим ляуданским полком, под знаменами уже стояло несколько тысяч человек, у которых не хватало только вождя.
   Все это войско было довольно беспорядочной и неопытной массой, но не такой беспорядочной и не такой неопытной, как та великопольская шляхта, которая несколько месяцев тому назад под Устьем имела столкновение со шведами, при переправе их через реку. Все эти полешуки, люблинцы и литвины были людьми, привыкшими к войне, и среди них не было ни одного человека, кроме подростков, которым бы ни разу не приходилось нюхать порохового дыма. Все они в жизни своей воевали то с казаками, то с турками, то с татарами; были и такие, которые помнили еще и шведские войны. Всех их превосходил своим военным опытом и красноречием пан Заглоба, и он с удовольствием вращался среди этих солдат, которые так любили поболтать за полными чарками.
   Авторитетом своим он затмевал самых знаменитых полковников. Ляуданцы рассказывали, что если бы не он, тогда пан Володыевский, Скшетуский, Мирский и Оскерко погибли бы от рук Радзивилла, так как их везли уже на смертную казнь в Биржи. Он сам не скрывал своих заслуг и при всяком удобном случае воздавал себе должное, чтобы все знали, с кем они имеют дело.
   -- Я хвастать не люблю, -- говорил он, -- не люблю и рассказывать о том, чего не было, для меня важнее всего правда, это и мой племянник подтвердит!
   Тут он обращался к пану Роху Ковальскому, который тотчас выступал из-за пана Заглобы и говорил отчетливым, не допускающим возражения голосом:
   -- Дядя... не... лжет.
   И, засопев, он обводил глазами присутствующих, точно искал дерзкого, который посмел бы с ним не согласиться.
   Но такого дерзкого никогда не находилось, и пан Заглоба начинал рассказывать о своих прежних подвигах: как, еще при жизни пана Конецпольского, он дважды был главным виновником победы над Густавом-Адольфом, как потом он провел Хмельницкого, каким героем выказал он себя под Збаражем, как князь Еремия слушался во всем его совета, как он поручал ему руководить вылазками...
   -- А после каждой вылазки, -- говорил он, -- когда мы вырезали у Хмельницкого тысяч по пяти или по десяти его сброду, Хмельницкий от отчаяния головой об стену бился и повторял: "Никто, кроме этого черта Заглобы, не мог этого сделать". А при заключении Зборовского трактата хан сам разглядывал меня, как некое чудо, и просил дать ему мой портрет, чтобы послать его в подарок султану.
   -- Таких рыцарей нам надо теперь больше чем когда-нибудь! -- повторяли слушатели.
   А так как многие и без того слышали о необычайных подвигах пана Заглобы, ибо молва о них ходила по всей Речи Посполитой, равно как и о недавних происшествиях в Кейданах: об освобождении полковников, о клеванской битве со шведами, то слава его росла с каждым днем, и пан Заглоба ходил в лучах этой славы, затмевая всех других ее сиянием.
   -- Если бы в Речи Посполитой были тысячи таких, не случилось бы того, что теперь случилось, -- повторяли в лагере.
   -- Слава богу, что хоть один такой есть среди нас!
   -- Он первый назвал Радзивилла изменником!
   -- И вырвал из его рук лучших рыцарей и по дороге так разбил шведов под Клеванами, что никто живым не ушел.
   -- Он одержал первую победу!
   -- Даст Бог, и не последнюю!
   Полковники, вроде Жиромского, Котовского, Якова Кмицица и Липницкого, тоже относились к Заглобе с необычайным уважением. Его буквально вырывали друг у друга из рук, во всем спрашивая его совета и изумляясь его необычайному уму, равному его храбрости.
   Как раз в это время решали очень важный вопрос. Хотя была выслана депутация к воеводе витебскому с просьбой приехать и принять начальство над войском, но так как никто хорошенько не знал, где в эту минуту находится пан воевода, то депутаты уехали и словно в воду канули. Были вести, что их захватили отряды Золотаренки, которые доходили до Волковыска и грабили на собственный страх.
   Полковники, стоявшие под Белостоком, решили избрать временного вождя и вручить ему начальство над войском до приезда пана Сапеги.
   Излишним будет говорить, что, за исключением пана Володыевского, каждый из полковников имел в виду себя.
   Началась агитация и подбор голосов. Войско заявило, что оно желает принять участие в выборах не через уполномоченных, а на общем собрании, которое тотчас же и было назначено.
   Володыевский, посоветовавшись со своими товарищами, стал агитировать за пана Жиромского, человека добродетельного, уважаемого, который импонировал войску своей красотой и огромной "сенаторской" бородой до пояса. Притом это был храбрый и опытный солдат. Жиромский из благодарности советовал выбрать пана Володыевского, но Котовский, Липницкий и Яков Кмициц с этим не соглашались, утверждая, что нельзя выбрать вождем самого молодого полковника, так как вождь должен быть прежде всего человеком представительным...
   -- А кто здесь старше всех? -- спросили многочисленные голоса.
   -- Дядя старше всех! -- крикнул вдруг пан Рох Ковальский таким громовым голосом, что все повернули голову в его сторону.
   -- Жаль только, что у него полка нет, -- сказал пан Яхович, наместник пана Жиромского.
   Но другие закричали:
   -- Ну так что? Разве нам неволя обязательно полковника выбирать? Разве это не в нашей власти? Разве мы не свободны выбрать кого хотим? Любого шляхтича можно королем выбрать, а не только начальником...
   Вдруг пан Липницкий, который не любил Жиромского и ни в коем случае не хотел допустить, чтобы его выбрали, попросил голоса:
   -- А ведь и то правда, ваши милости могут голосовать как угодно! И ежели вы выберете не полковника, оно и лучше будет: никого не обидите, и никто никому завидовать не будет.
   Поднялся страшный шум. Раздались крики: "Собирать голоса! Собирать голоса!" Другие закричали: "Кто славнее пана Заглобы? Какой рыцарь знаменитее его, кто его опытнее? Пана Заглобу просим!.. Да здравствует пан Заглоба!"
   -- Да здравствует! Да здравствует! -- кричало все больше голосов.
   -- Кто не согласен, тех саблями разнесем! -- кричали буяны.
   -- Все согласны! -- в один голос ответила толпа.
   -- Да здравствует пан Заглоба! Он Густава-Адольфа разгромил! Он Хмельницкого вздул!
   -- Он наших полковников спас!
   -- И шведов под Клеванами разгромил!
   -- Виват! Виват Заглоба, вождь! Виват! Виват!
   Толпа стала бросать вверх шапки. Побежали искать пана Заглобу.
   Он в первую минуту изумился и смешался, так как и не думал о такой должности, -- он стоял за Скшетуского и никак не предвидел такого оборота дела.
   И вот, когда толпа в несколько тысяч человек стала выкрикивать его имя, он слова вымолвить не мог и покраснел как рак.
   Но солдаты окружили его; в минуту первого порыва они объясняли себе смущение пана Заглобы его скромностью и закричали:
   -- Смотрите, покраснел, как панна. Скромность его мужеству равняется. Да здравствует пан Заглоба, и да ведет нас к победе!
   Между тем подошли полковники, и им волей-неволей пришлось его поздравлять; некоторые из них, пожалуй, были довольны, что эта честь миновала других. Пан Володыевский что-то уж очень быстро поводил усами и был изумлен не менее пана Заглобы. Жендзян вытаращил глаза и, разинув рот, смотрел на пана Заглобу с недоверием, но вместе с тем и с почтением. Заглоба понемногу пришел в себя и минуту спустя стоял, уже подбоченившись и задрав голову вверх; поздравления он принимал с достоинством, вполне отвечавшим его высокой должности.
   Первым его поздравил Жиромский, от лица полковников, потом от лица войска очень красноречиво говорил офицер из полка Котовского, пан Жимирский, который цитировал изречения разных мудрецов.
   Заглоба слушал, кивал головой; наконец, когда оратор кончил, новоизбранный пан начальник обратился ко всем со следующими словами:
   -- Мосци-панове! Если бы кто-нибудь захотел истинную доблесть утопить в глубочайшем океане или сдавить ее огромными горами, все же она, имея свойства как бы масла, всегда выплывет наверх, из земли наружу выйдет, чтобы сказать прямо в глаза: "Вот я, не боящаяся света дневного, не боящаяся суда и ждущая награды". Но как драгоценный камень в золото, так доблесть должна быть в скромность оправлена, и потому я спрашиваю вас, мосци-панове, стоя перед вами: разве я не скрывал моих заслуг? Разве я хвастал перед вами? Разве я добивался той чести, коей вы меня удостоили? Вы сами Узрели доблести мои, ибо я и теперь еще готов их отрицать и сказать вам: есть тут рыцари лучше меня, -- вот пан Жиромский, пан Котовский, пан Липницкий, пан Кмициц, пан Оскерко, пан Скшетуский, пан Володыевский -- кавалеры столь доблестные, что древность могла бы ими гордиться... Но ведь вы меня, а не кого-нибудь из них избрали вождем? Еще есть время... Снимите с меня это достоинство и облеките в плащ его кого-нибудь другого, кто доблестнее меня!
   -- Не быть тому! Не быть тому! -- заревели сотни и тысячи голосов.
   -- Не быть тому! -- повторили и полковники, польщенные всенародной похвалой, желая вместе с тем доказать свою скромность перед войском.
   -- Вижу и я, что не может быть иначе, -- ответил Заглоба, -- пусть же исполнится ваша воля, панове! От всего сердца благодарю, Панове братья, и льщу себя надеждой, что, Бог даст, я не обману того доверия, коим вы меня облекли. Как вы мне, так и я вас клянусь не покидать, и принесут ли нам неисповедимые пути Господни победу или гибель -- сама смерть не разлучит нас, ибо мы и после смерти будем делиться славой.
   Необычайный пыл охватил всех собравшихся. Одни схватились за сабли, другие прослезились; у пана Заглобы капли пота выступили на лысине, но воодушевление его все росло.
   -- В защиту короля нашего, избранного по праву, в защиту милой отчизны нашей мы станем! -- крикнул он. -- Ради них жить, ради них умирать будем. Мосци-панове! С тех пор как существует отчизна наша, никогда еще не обрушивались на нее такие несчастья. Изменники открыли двери, и нет уже пяди земли, кроме этого воеводства, которая бы не была занята неприятелями. В вас надежда отчизны, а во мне надежда ваша, -- на вас и на меня вся Речь Посполитая смотрит! Докажем же ей, что она не тщетно протягивает руки. Как вы требуете от меня мужества и веры, так я требую от вас послушания, и когда мы, живя в полном согласии, примером нашим откроем глаза тем, которых обманул неприятель, тогда к нам сбежится пол Речи Посполитой. Кто Бога носит в сердце, тот встанет в наши ряды, силы небесные будут за нас, и кто тогда против нас устоит?!
   -- Так и будет! Богом клянемся, так будет! Сам Соломон говорит: бить, бить! -- гремели кругом голоса.
   Заглоба протянул руки к северу и стал кричать:
   -- Приходи же теперь, Радзивилл! Приходи, пан гетман, пан еретик, чертов воевода! Мы ждем тебя не вразброд, а все вместе, не в раздорах, а в согласии, не с бумагами, не с договорами, но с мечами в руках! Тебя ждет здесь благочестивое воинство и я, его начальник! Ну же, выходи! Померяйся с За-глобой! Вызови чертей на помощь, и мы поборемся!.. Выходи!
   Тут он снова обратился к войску и продолжал кричать так, что эхо отдавалось по всему лагерю:
   -- Богом клянусь, мосци-панове! Пророческий голос говорит во мне! Только в согласии жить, и мы разобьем этих шельм, этих нехристей, этих заморских франтов, этих рыбоедов, всю эту вшивую братию, что летом в шубах ходит и в санях ездит; мы зададим им перцу, так что они штаны растеряют! Бей же их, чертовых детей, кто в Бога верует, кому добродетель и отчизна дороги!
   В единый миг сверкнуло несколько тысяч сабель. Толпа окружила пана Заглобу, слившись в тесную кучу, и кричала:
   -- Веди! Веди!
   -- Завтра же поведу! Готовьтесь! -- крикнул сгоряча пан Заглоба.
   Выборы эти происходили утром, а после полудня состоялся смотр войскам. Полки стояли один возле другого в величайшем порядке, с полковниками и хорунжими во главе, а перед полками ездил начальник, под бунчуком, с золоченой булавой в руке и с пером цапли на шапке. Точь-в-точь прирожденный гетман! Он поочередно осматривал полки, как пастух осматривает свое стадо, и воодушевление росло в войске, когда оно смотрело на эту великолепную фигуру. Все полковники поочередно подъезжали к нему, он с каждым из них разговаривал, одно хвалил, другое бранил, и даже те полковники, которые в первую минуту были не рады его выбору, должны были признать в душе, что новый начальник очень сведущ в военном деле и командовать войском для него дело привычное.
   Один только пан Володыевский как-то странно поводил усиками, когда новый начальник после смотра похлопал его по плечу в присутствии других полковников и сказал:
   -- Пан Михал, я тобой доволен, так как твой полк в таком порядке, как никакой другой. Продолжай в том же духе и можешь быть уверен, что я тебя не забуду.
   -- Ей-богу, -- шепнул пан Володыевский Скшетускому, возвращаясь со смотра, -- разве настоящий гетман мог бы сказать что-нибудь другое?
   В тот же самый день пан Заглоба разослал разведочные отряды и туда, куда нужно, и туда, куда не нужно. Когда они вернулись утром на завтрашний день, он внимательно выслушал все сообщения, а потом отправился в квартиру пана Володыевского, который жил вместе со Скшетускими.
   -- В присутствии войска я должен вести себя как начальник, -- сказал он милостиво, -- но когда мы одни, мы можем разговаривать, как прежде, по простоте. Здесь я приятель, а не начальник. Вашими советами я тоже не пренебрегу, хоть у меня собственная голова на плечах, ибо знаю, что вы люди опытные и что таких солдат не много в Речи Посполитой.
   Они поздоровались по-прежнему, и вскоре в их беседе была уже "прежняя простота", один только Жендзян не смел разговаривать с паном Заглобой так просто, как раньше, и сидел на самом краю скамьи.
   -- Что ты думаешь делать, отец? -- спросил Ян Скшетуский.
   -- Прежде всего хочу поддерживать порядок и дисциплину в войске и занять солдат, чтобы они не бездействовали. Я прекрасно видел, пан Михал, как ты был недоволен, когда я разослал во все стороны разведочные отряды, но я должен был это сделать, чтобы приучить людей к службе и чтобы они на печи не залеживались. Это во-первых, а во-вторых, чего у нас не хватает? Не людей, их сюда лезет все больше и больше! Та шляхта, которая бежала от шведов из воеводства Мазовецкого, тоже придет сюда. В людях и в саблях недостатка не будет, но вот провианта мало, а без запасов никакое войско на свете драться не может! И вот я думаю отдать приказ разведочным отрядам, чтобы они свозили сюда все, что им попадется в руки: скот, овец, свиней, хлеб, сено -- и из этого воеводства, и из Видской земли, куда точно так же не заходил до сих пор неприятель и где всего вдоволь.
   -- Но ведь шляхта завопит благим матом, -- заметил Скшетуский, -- если мы у нее заберем весь урожай и весь скот!
   -- Войско больше значит, чем шляхта. Пусть вопит! Впрочем, мы даром брать не будем, я велю выдавать расписки, я их столько наготовил за ночь, что на них можно было бы купить пол Речи Посполитой. Денег у меня нет, но, когда кончится война и когда мы прогоним шведов, Речь Посполитая за все заплатит. Да и что вы говорите? Шляхте же будет хуже, когда ее станет грабить голодное войско. Я думаю также пошарить в лесах, мне доносят, что туда бежало много мужичья со своим добром. Пусть же войско Господа Бога благодарит, что он вдохновил его выбрать меня начальником, ибо никто Фугой так бы придумать не мог.
   -- У вашей милости сенаторская голова, это верно, -- сказал Жендзян.
   -- А? Что? -- сказал Заглоба, обрадованный тем, что ему польстили. -- И у тебя, шельма, мозги есть. Вот увидишь, что я тебя наместником назначу, как только вакансия откроется!
   -- Благодарю покорно вашу милость... -- ответил Жендзян.
   -- Вот моя мысль, -- сказал пан Заглоба. -- Прежде всего собрать столько провианту, чтобы мы могли выдержать осаду, потом устроить укрепленный лагерь, и пусть тогда приходит Радзивилл со шведами или с самими чертями. Я дурак буду, если здесь второго Збаража не устрою!
   -- А ведь ей-богу, это прекрасная мысль! -- воскликнул Володыевский. -- Только откуда мы пушек возьмем?
   -- У пана Котовского есть две небольшие пушки, у пана Кмицица есть пушка для салютов, в Белостоке есть четыре октавы, которые должны были быть отправлены в тыкоцинский замок; вы знаете, панове, что пан Веселовский завещал Белостоку содержать тыкоцинский замок, и эти пушки еще в прошлом году были закуплены из чиншевых денег, о чем мне говорил пан Стенпальский, здешний управляющий. Он говорил также, что и порох у него есть на сто выстрелов. Мы за себя сумеем постоять, мосци-панове, только поддерживайте меня в душе и о теле не забывайте, коему и выпить пора!
   Володыевский велел принести меду, и беседа продолжалась уже за чашами.
   -- Вы думали, что у вас будет кукольный начальник, -- говорил Заглоба, потягивая старый мед маленькими глотками. -- О нет! Я не просил этой чести, но если она мне оказана, то в войске должно быть послушание и порядок. Я знаю, что значит столь высокая должность, и вы увидите, дорос ли я до нее. Я тут второй Збараж устрою, не что иное, как второй Збараж! Подавится Радзивилл, подавятся шведы, прежде чем нас проглотить! Я хотел бы, чтобы и Хованский вышел против нас, я бы его так припрятал, что его бы и не нашли, когда пришлось бы его на Страшный суд вести. Он стоит недалеко, пусть приходит, пусть попробует. Меду, пан Михал!
   Володыевский налил, пан Заглоба выпил залпом, наморщил брови и, словно вспоминая что-то, сказал:
   -- О чем же я говорил? Что это я хотел? Ага, меду, пан Михал!
   Володыевский снова налил.
   -- Говорят, -- продолжал пан Заглоба, -- что и пан Сапега любит выпить в хорошей компании. Оно и не диво! Каждый порядочный человек любит. Одни изменники не пьют, потому что боятся, как бы не проболтаться в своей измене и в своих кознях. Радзивилл пьет березовый сок, а после смерти смолу будет пить, чего дай ему Боже! Я уже теперь вижу, что мы с паном Сапегой друг друга полюбим, потому что похожи один на другого как две капли воды или как пара сапог. К тому же он начальник и я начальник, и я уж так дело поведу, что, когда он приедет, все будет уже готово. Немало забот у меня на шее, но что же делать. Некому думать в отчизне, так думай ты, старый Заглоба, пока еще дышишь! Хуже всего то, что у меня канцелярии нет!
   -- А зачем тебе канцелярия, отец? -- спросил Скшетуский.
   -- А зачем королю канцлер? А зачем при войске всегда писарь войсковой бывает? Надо будет в город послать, чтобы мне печать сделали.
   -- Печать?.. -- повторил с восторгом Жендзян, все с большим уважением поглядывая на пана Заглобу.
   -- А на чем вы, ваць-пане, печать прикладывать будете? -- спросил Володыевский.
   -- В нашей компании ты можешь говорить мне "ваць-пане", пан Махал, как прежде. Не я буду прикладывать печати, а мой канцлер... Вы это хорошенько зарубите себе на носу!
   Тут Заглоба гордо и торжественно обвел присутствующих глазами, так что Жендзян даже привскочил со скамьи, а Скшетуский пробормотал:
   -- Honores mutant mores! {Почести меняют нравы! (лат.)}
   -- Зачем мне канцелярия? Вы послушайте только! -- продолжал пан Заглоба. -- Прежде всего знайте, что все эти несчастья, которые обрушились на нашу отчизну, по-моему, произошли от распущенности, от своеволия, от жизни, проводимой в увеселениях (меду, пан Михал), и это, как зараза, поразило всю нашу отчизну. Но, прежде всего, виной всему еретики, которые оскверняют истинную веру нашу, не почитая Пресвятой Девы, Заступницы нашей, и тем приводя ее в справедливую ярость...
   -- Вот это правда! -- хором отозвались рыцари. -- Диссиденты первые пристали к неприятелю, и кто знает, не сами ли они его сюда привели...
   -- Пример -- великий гетман литовский!
   -- Но так как и в этом воеводстве, где я состою начальником войска, тоже немало еретиков, к примеру сказать -- в Тыкоцине и других городах, поэтому, чтобы снискать Божье благословение для нашего предприятия, я издам универсал, чтобы все, кто живет в заблуждениях, в течение трех дней вернулись на путь истинный, а у тех, кто этого не сделает, имения будут конфискованы в пользу войска.
   Рыцари переглядывались изумленными глазами. Они знали, что велик ум пана Заглобы, но не предполагали, чтобы пан Заглоба был столь великим политиком и столь прекрасно умел рассуждать об общественных делах.
   -- И вы спрашиваете, -- с триумфом сказал Заглоба, -- откуда я возьму денег для войска? А конфискация имений? Ведь тем самым все имения Рад-зивилла перейдут в собственность войска!
   -- Но будет ли закон на нашей стороне? -- вставил Володыевский.
   -- Такие времена теперь, что у кого сабля в руках, у того и закон. По какому такому закону шведы и все неприятели грабят нашу отчизну?
   -- Это правда! -- убежденно ответил пан Михал.
   -- Но это еще не все! -- воскликнул пан Заглоба, воодушевляясь. -- Другой универсал я издам к шляхте воеводства Полесского и тех воеводств, которые еще не попали в руки неприятеля, и велю созывать посполитое рушение. Шляхта вооружит челядь, чтобы у нас не было недостатка в пехоте. Я знаю, что многие рады бы идти и только ждут какого-нибудь распоряжения правительства. Вот у них и будет правительство и распоряжение...
   -- У вас, ваць-пане, столько же ума, сколько у великого канцлера коронного! -- воскликнул пан Володыевский.
   -- Меду, пан Михал! Третий универсал я пошлю Хованскому, чтобы он убирался ко всем чертям, а если нет, так мы его выкурим из всех городов и замков. Правда, он стоит теперь в Литве спокойно и не воюет, но зато казаки Золотаренки собираются в шайки, тысячи по две, и грабят. Пусть же он их обуздает, иначе мы их сотрем с лица земли.
   -- Вот это можно бы сделать, -- сказал Ян Скшетуский, -- чтобы солдаты, кстати, не сидели сложа руки.
   -- Я уже думал об этом и как раз сегодня посылаю разведочные отряды под Волковыск, но есть еще и многое другое, чего не следует забывать... Четвертое письмо я пошлю к нашему королю, к нашему всемилостивейшему государю, чтобы порадовать его в печали известием, что есть еще такие, кто не покинул его, что есть сабли, готовые к битве по первому его знаку. Пусть же у него, нашего отца, нашего дорогого пана, нашего правого государя, на чужбине, где он должен скитаться, будет хоть то утешение, что... что...
   Тут пан Заглоба не смог говорить, и так как он был уже сильно под хмельком, то вдруг заревел навзрыд над горькой судьбой короля, и пан Михал зав-торил ему тоненьким голоском. Жендзян также всхлипывал, или делал вид, что всхлипывает, а Скшетуские сидели, подперев руками голову, и молчали.
   Некоторое время царила тишина, вдруг пан Заглоба впал в ярость.
   -- Плевать я хочу на курфюрста! -- крикнул он. -- Если он заключил союз с прусскими городами, так пусть же выходит против шведов, пусть не служит и нашим и вашим, пусть делает то, что должен сделать верный ленник, и пусть становится в защиту своего государя и благодетеля!
   -- А кто его знает, может быть, он еще станет на сторону шведов? -- сказал Станислав Скшетуский.
   -- Станет на сторону шведов? Я ему стану! Прусская граница недалеко, а у меня несколько тысяч сабель наготове! Заглобу не проведешь. Вот как вы меня здесь видите, как начальник я над честным войском, так обрушусь я на него с огнем и мечом! Провианта нет? Ладно! Мы найдем его вдоволь в прусских амбарах!
   -- Господи боже! -- воскликнул Жендзян в изумлении. -- Ваша вельможность уже коронованным особам грозится?
   -- Я сейчас же ему напишу: "Ваше высочество! Довольно нам в кошки-мышки играть. Довольно изворотов и проволочек! Выходите против шведов, а не хотите, так я вас в Пруссию приду проведать. Иначе быть не может..." Перо, чернил, бумаги!! Жендзян, ты поедешь с письмом!
   -- Слушаюсь! -- сказал арендатор из Вонсоши, обрадованный новой должностью.
   Но прежде чем пану Заглобе приготовили чернила, перо и бумагу, за окном послышались крики и на дворе зачернели толпы солдат. Одни кричали: "Виват!" -- другие по-татарски: "Алла!" Заглоба с товарищами вышел посмотреть, что там такое.
   Оказалось, что везут те октавы, о которых упоминал пан Заглоба и вид которых обрадовал теперь сердца солдат.
   Пан Стенпальский, белостокский управляющий, подошел к пану Заглобе и проговорил:
   -- Ясновельможный пан начальник! С тех пор как бессмертной памяти пан маршал Великого княжества Литовского завещал Белостоку содержать тыкоцинский замок, я, как управляющий городом, верно и честно обращал доходы города на содержание замка, что могу доказать и реестрами перед всей Речью Посполитой. Трудясь над этим более двадцати лет, я снабжал замок порохом, пушками и мортирами, считая священным долгом своим, чтобы на это шел каждый грош, ибо так завещал ясновельможный маршал Великого княжества Литовского. Но теперь, когда в превратностях войны тыкоцинский замок стал важнейшей подпорой неприятеля в нашем воеводстве, я спросил у Господа Бога и у совести своей, не должен ли я все эти военные припасы и чиншевые деньги, собранные за этот год, передать вашей вельможности...
   -- Должен!.. -- торжественно перебил его пан Заглоба.
   -- Я только об одном прошу: чтобы вы, ваша вельможность, соизволили посвидетельствовать перед всем войском и дать мне расписку в том, что я ничего из этих денег и припасов не обратил в собственную пользу и все отдал в руки Речи Посполитой, столь доблестно представленной здесь в лице вашей вельможности.
   Заглоба кивнул в знак согласия и тотчас стал просматривать реестры.
   Оказалось, что кроме октав на чердаках спрятаны еще триста немецких мушкетов, еще очень хороших, две сотни русских бердышей для пехоты, при защите стен и валов, и шесть тысяч злотых наличными деньгами.
   -- Деньги разделить между войском, -- сказал Заглоба, -- а что касается мушкетов и бердышей...
   Тут он огляделся по сторонам.
   -- Пан Оскерко, -- сказал он, -- возьмите и сформируйте пеший полк... Тут есть немного пехотинцев, бежавших от Радзивилла, а если не хватит, вы доберете!
   Потом он обратился ко всем присутствующим:
   -- Мосци-панове! Есть деньги, есть орудия, будет пехота и провиант... Вот первые плоды моего начальства!
   -- Виват! -- крикнули солдаты.
   -- А теперь, мосци-панове, бегите все по деревням, за кирками, лопатами и заступами, мы устроим здесь укрепленный лагерь. Второй Збараж! Ни солдаты, ни офицеры пусть не стыдятся взять в руки лопаты и работать!
   Сказав это, пан начальник удалился в свою квартиру, провожаемый радостным криком войска.
   -- Ей-богу же, у этого человека есть голова на плечах, -- говорил Ян Скшетуский Володыевскому, -- и все начинает идти лучше!
   -- Только бы Радзивилл не пришел слишком скоро, -- заметил Станислав Скшетуский, -- ведь это воин, каких нет в Речи Посполитой, а наш пан Заглоба годится только на то, чтобы снабжать войско провиантом, и не ему мериться с таким воином!
   -- Это правда! -- ответил Ян. -- Ну когда дело дойдет до столкновения, мы ему будем помогать советом, потому что он менее сведущ в военном деле. Впрочем, его роль будет кончена, как только приедет пан Сапега.
   -- А за это время он может сделать очень много хорошего, -- сказал пан Володыевский.
   И действительно, войско нуждалось в каком-нибудь начальнике, хотя бы даже таком, как пан Заглоба, так как со дня его выбора в лагере царил полный порядок. На следующий день с самого рассвета лагерь стали окружать валами. Пан Оскерко, который служил в иностранных войсках и знал искусство возводить укрепления, руководил всей работой.
   В три дня лагерь был уже окружен довольно высоким валом и действительно несколько напоминал Збараж, так как по бокам и сзади был защищен болотистыми прудами. Вид его придал бодрости солдатам; войско почувствовало, что у него теперь есть почва под ногами. Но еще больше ободрились солдаты при виде запасов провианта, которые свозились под охраной сильных отрядов. Ежедневно в лагерь сгоняли волов, овец, свиней, ежедневно въезжали возы с хлебом и сеном. Некоторые из них приходили даже из Чуковской земли, другие из Видской. Съезжалось все больше богатой и мелкой шляхты, так как всюду разнеслась весть, что опять есть настоящее войско и начальник, и это внушало людям больше доверия. Населению трудно было кормить "целую дивизию", но, во-первых, пан Заглоба об этом не спрашивал, а во-вторых, лучше было отдать половину войску и спокойно пользоваться другой половиной, чем рисковать ежеминутно потерять все от грабежей и нападений разбойничьих шаек, которые рыскали по всему воеводству, подобно татарам, и которые пан Заглоба велел преследовать и истреблять.
   -- Если он будет так же командовать, как он хозяйничает, -- говорили в лагере о новом начальнике, -- то Речь Посполитая и не знает даже, сколь великого мужа она имеет.
   Сам пан Заглоба с некоторым беспокойством думал о приходе Януша Радзивилла. Он вспоминал все победы Радзивилла, и тогда личность гетмана принимала в воображении нового начальника какие-то чудовищные размеры, и он говорил про себя: "Ох, кто же сможет устоять против такого дракона... Я говорил, что он мной подавится, но ведь он меня, как щука карася, проглотит".
   И он обещал себе не давать генерального сражения Радзивиллу.
   "Будет осада, -- думал он, -- а это всегда продолжается долго. Можно будет и переговоры вести, а к этому времени подойдет пан Сапега".
   В случае, если бы он не подошел, пан Заглоба решил слушаться во всем пана Яна Скшетуского, так как помнил, что князь Еремия очень ценил этого офицера и его военные таланты.
   -- Ты, пан Михал, -- говорил пан Заглоба Володыевскому, -- создан только для атаки, или для разведок, с отрядами даже очень значительными, ибо ты умеешь подкрадываться к неприятелю, как волк к овцам; но если бы тебе дали командовать целым войском, твое дело дрянь. Ведь ты своими мозгами торговать не можешь, у тебя их еле на себя хватает, а у Яна голова полководца, и, если бы меня не стало, он один мог бы меня заменить.
   Между тем приходили всевозможные противоречивые известия; то говорили, что Радзивилл уже идет через Пруссию, то, что, разбив войска Хованского, он занял Гродну и оттуда надвигается с огромным войском; но были и такие, которые утверждали, что это не Радзивилл, а Сапега разбил Хованского с помощью князя Михаила Радзивилла. Разведочные отряды не привезли никаких достоверных известий, кроме того разве, что под Волковыском остановился отряд казаков Золотаренки, численностью до двух тысяч человек, и угрожает городу. Вся окрестность была уже в огне.
   На следующий день начали стекаться и беглецы, которые подтвердили это известие, добавляя, что мещане отправили послов к Хованскому и Золотаренке с просьбой пощадить город, на что они получили ответ от Хованского, что город осаждает шайка всякого сброда, не имеющая ничего общего с его войском, что же касается Золотаренки, то он посоветовал мещанам дать выкуп, но у мещан, обедневших после недавнего пожара и непрерывных грабежей, ничего не было.
   И они молили о милосердии пана начальника, просили поспешить с помощью, пока идут переговоры относительно выкупа, ибо потом уже будет поздно. Пан Заглоба выбрал полторы тысячи лучших солдат, среди них и весь ляуданский полк, и, позвав пана Володыевского, сказал ему:
   -- Ну, пан Михал, пора показать, что ты умеешь. Ты пойдешь под Волковыск и разобьешь этих бездельников, что осадили незащищенный город. Не новое дело для тебя такая экспедиция. Я думаю, что ты за честь почитаешь, что я именно тебе ее доверяю.
   Тут он обратился к другим полковникам:
   -- Я сам должен в лагере остаться, ибо вся ответственность на мне, это во-первых, а во-вторых, достоинство мое не позволяет идти походом на разбойников. Вот пусть пан Радзивилл придет, тогда я покажу себя в большой войне, и все увидят, кто лучше: пан гетман или ваш начальник...
   Володыевский поехал охотно, так как он соскучился уже в лагере по кровавым делам. Полки, командированные в экспедицию, выходили не менее охотно и распевали песни, а начальник, на коне, благословлял их с вала в путь. Были такие, которые удивлялись, что пан Заглоба так торжественно отправлял отряд, но он помнил, что и Жолкевский, и другие гетманы имели обыкновение крестным знамением провожать войска, шедшие в битву; впрочем, он все любил делать торжественно, ибо это поднимало его авторитет в глазах войска.
   Едва лишь отряд исчез во мгле отдаления, как он стал о нем беспокоиться.
   -- Ян, -- сказал он, -- а может быть, послать Володыевскому еще небольшой отряд в подмогу?
   -- Оставь в покое, отец, -- отвечал Скшетуский. -- Володыевскому идти в такую экспедицию то же самое, что съесть миску яичницы. Ведь он всю свою жизнь только этим и занимался.
   -- Но если он натолкнется на более сильное войско?
   -- Ну разве можно сомневаться в таком солдате? Он сам все хорошенько обдумает, прежде чем ударить, и если там силы слишком велики, то он сделает, что возможно, и пришлет сюда за подкреплением. Ты, отец, можешь спать спокойно!
   -- Ну да, я ведь знал, кого посылаю, но должен тебе сказать, что этот пан Михал просто приворожил меня -- такая у меня к нему слабость; кроме покойного пана Подбипенты и тебя, я никого еще так не любил... Не иначе как приворожил он меня... этот франтик!
   В лагерь все еще продолжали свозить провиант, приходили и волонтеры, но о пане Михале не было ни слуху. Беспокойство Заглобы возрастало, и, несмотря на уверения Скшетуского, что Володыевский ни в коем случае не мог еще вернуться из-под Волковыска, пан Заглоба отправил сотню пятигорцев под командой пана Кмицица, чтобы узнать, в чем дело.
   Но отряд ушел, и опять прошло два дня в полнейшей неизвестности.
   И только на седьмой день, в серые туманные сумерки, мужики, отправленные за сеном в Боровники, очень быстро вернулись назад с сообщением, что видели какое-то войско, которое за Боровниками выходило из лесу.
   -- Это пан Михал! -- радостно вскрикнул Заглоба.
   Но мужики это отрицали. Они не поехали навстречу войску именно потому, что видели какие-то незнакомые мундиры, которых в войске пана Володыевского не было. Притом же войско было гораздо многочисленнее. Мужики не могли, конечно, точно сосчитать, но говорили, что видели тысячи три, пять, а то и больше.
   -- Я захвачу с собой двадцать человек и поеду навстречу, -- сказал пан ротмистр Липницкий.
   И он уехал.
   Прошел, час, другой, и наконец дали знать, что подходит не отряд, а целое войско.
   И неизвестно отчего в лагере вдруг раздались крики:
   -- Радзивилл идет!
   Известие это, как электрическая искра, привело в движение весь лагерь; солдаты высыпали на вал, на некоторых лицах отразился ужас; но полки не выстраивались, одна только пехота Оскерки заняла указанное ей место; зато среди волонтеров в первую минуту поднялась паника. Из уст в уста передавались всевозможные слухи. "Радзивилл наголову разбил Володыевского и отряд Кмицица", -- повторяли одни. "Ни одного человека живым не выпустил", -- говорили другие. "А вот теперь еще пан Липницкий точно сквозь землю провалился", "Где начальник?", "Где начальник?"
   Полковники принялись приводить войска в порядок, и так как, за исключением волонтеров, большинство войска в лагере были солдаты опытные, то полки тотчас выстроились, ожидая дальнейших приказаний.
   Пан Заглоба, услышав крики: "Радзивилл идет", ужасно смутился и в первую минуту не хотел верить. Что же случилось с Володыевским? Неужели он дал возможность Радзивиллу застать себя врасплох, так что не осталось ни одного человека, который мог бы их предупредить? А второй отряд? А пан Липницкий?
   -- Это невозможно! -- повторял пан Заглоба, вытирая лоб, на котором выступили крупные капли пота. -- Этот дракон, этот убийца, этот дьявол успел уже прийти сюда из Кейдан? Неужто пришел последний час?
   Между тем со всех сторон слышалось все громче: "Радзивилл!", "Радзивилл!" Пан Заглоба перестал сомневаться. Он опрометью бросился в квартиру Скшетуского.
   -- Ян, спасай! Теперь пора!
   -- Что случилось? -- спросил Скшетуский.
   -- Радзивилл идет! Я все передаю в твои руки, потому что князь Еремия говорил мне, что ты врожденный вождь. Я сам буду за всем смотреть, но ты советуй и всем руководи!
   -- Это не может быть Радзивилл, -- сказал Скшетуский. -- Откуда идет войско?
   -- Со стороны Волковыска. Говорят, что они окружили Володыевского, разбили его, разбили и другой отряд, который я недавно выслал.
   -- Володыевский позволил бы себя окружить? Ты его не знаешь, отец! Это он и возвращается, и никто другой.
   -- Но ведь говорят, что идет огромное войско.
   -- Слава богу! Значит, пан Сапега идет!
   -- Ради бога, что ты говоришь? Ведь они дали бы знать. Липницкий поехал навстречу...
   -- Вот это-то и доказывает, что идет не Радзивилл. Он узнал, кто соединился, и они возвращаются вместе. Идем! Идем!
   -- Ведь я же это и говорил! -- крикнул Заглоба. -- Все перепугались, а я говорил: это невозможно! Я сейчас же так и подумал. Ну идем скорей, Ян, идем! Как я их всех пристыжу... Ха-ха-ха!
   Оба они вышли торопливо, и, подойдя к валам, которые были уже запружены войском, они пошли вдоль лагеря; лицо Заглобы сияло, он то и дело останавливался и кричал так, чтобы все его слышали:
   -- Мосци-панове! К нам гость идет. Не падайте духом! Если это Радзивилл, я ему покажу дорогу назад в Кейданы.
   -- Покажем и мы! -- кричало войско.
   -- Развести костры на валах. Мы прятаться не будем. Пусть видят, что мы готовы. Развести костры!
   Тотчас принесли дров, и через четверть часа горел весь лагерь, так что небо алело, точно от вечерней зари. Солдаты, отворачиваясь от света, смотрели в темноту, в сторону Боровников. Некоторые кричали, что слышат уже фырканье и топот лошадей.
   Вдруг в темноте раздались выстрелы мушкетов. Пан Заглоба схватил Скшетуского за полу.
   -- Они стрелять начинают! -- сказал он тревожно.
   -- Это салют, -- ответил Скшетуский.
   Вслед за выстрелами раздались радостные крики. Нельзя было больше сомневаться; минуту спустя подскакало несколько всадников на взмыленных конях, и раздались крики:
   -- Пан Сапега! Пан воевода витебский!
   Едва это услышали солдаты, как они, словно река, хлынули с валов и побежали навстречу с таким криком, что если бы кто-нибудь услышал их со стороны, то подумал бы, что здесь идет какая-то страшная резня.
   Заглоба сел на коня и во главе полковников выехал навстречу войску, захватив с собой все знаки своего достоинства: бунчук и булаву -- и надев шапку с пером цапли.
   Минуту спустя пан воевода витебский въезжал уже в круг света, во главе своих офицеров, рядом с паном Володыевским. Это был человек почтенных лет, довольно дородный, с лицом некрасивым, но умным и добродушным. Волосы у него были седые, слегка подстриженные, и такая же бородка, что делало его похожим на иностранца, хотя он одевался по-польски. Несмотря на то что он был известен несколькими военными подвигами, но он скорее был похож на дипломата, чем на воина; те, кто знал его ближе, говорили также, что в душе пана воеводы Минерва сильнее Марса. Но кроме Минервы и Марса в его душе было еще более редкое в те времена достоинство: честность, которая отражалась в глазах, как свет солнца в воде. На первый же взгляд было видно, что это человек честный и справедливый.
   -- Мы как отца ждали! -- кричали солдаты.
   -- И вот пришел наш вождь! -- растроганно кричали другие.
   -- Виват, виват!
   Пан Заглоба подскакал к Сапеге во главе полковников, а он задержал коня и снял с головы рысью шапку.
   -- Ясновельможный пан воевода! -- начал свою речь Заглоба. -- Если бы я обладал красноречием римлян, хотя бы самого Цицерона или, отступая в древнейшие времена, славного афинянина Демосфена, я бы не сумел высказать той радости, которая взыграла в сердцах наших при виде досточтимой особы ясновельможного пана. Вся Речь Посполитая радуется в наших сердцах, встречая мудрейшего сенатора и лучшего сына родины, тем более что радость эта неожиданная. Мы стояли в этих окопах, готовые не встречать, а воевать... Не радостные крики слушать, а пушечный гром... Не слезы проливать, а кровь нашу... Когда же стоустая молва разнесла весть, что идет защитник отчизны, а не изменник, воевода витебский, а не великий гетман литовский, Сапега, а не Радзивилл...
   Пан Сапега, по-видимому, торопился ехать, так как махнул рукой с добродушной небрежностью магната и сказал:
   -- Идет и Радзивилл! Через два дня он будет здесь.
   Пан Заглоба смутился, во-первых, потому, что пан Сапега прервал нить его речи, а во-вторых, потому, что известие о Радзивилле произвело на него большое впечатление. Он постоял некоторое время, не зная, как продолжать; но вскоре он пришел в себя и, быстро вынув из-за пояса булаву, сказал торжественно, вспоминая, что было под Збаражем:
   -- Войско избрало меня своим вождем, но я передаю этот знак власти моей в достойнейшие руки, дабы дать пример младшим, как надлежит ради общественного блага отрекаться от самых великих почестей.
   Солдаты выражали знаки одобрения, но пан Сапега только улыбнулся и сказал:
   -- Как бы вас, пане-брате, Радзивилл не заподозрил, что вы от страха перед ним булаву мне отдаете! Он был бы рад!
   -- Он меня уже знает, -- ответил Заглоба, -- и в страхе не заподозрит, я первый назвал его как следует в Кейданах, подав пример и другим.
   -- Если так, то ведите меня в лагерь, -- сказал Сапега. -- Говорил мне по дороге Володыевский, что вы отменный хозяин и что у вас найдется что поесть, а мы устали и голодны!
   Сказав это, он пришпорил лошадь, за ним поехали другие, и вскоре все уже въезжали в лагерь, среди радостных криков. Пан Заглоба вспомнил, что говорили о пане Сапеге -- будто он очень любит пировать за чашей, -- и решил торжественно отпраздновать день его приезда. И он задал такой великолепный пир, какого еще не случалось в лагере. Все пили и ели. За чаркой пан Володыевский рассказывал, что произошло под Волковыском, как неожиданно для себя самого он был окружен большими силами, которые предатель Золотаренко выслал на помощь осаждавшим, как трудно ему приходилось и как внезапный приход пана Сапеги превратил отчаянную самооборону в великолепную победу.
   -- Мы им так всыпали, -- говорил он, -- что с этих пор они и носа не покажут.
   Потом разговор перешел на Радзивилла. У пана воеводы витебского были достоверные известия относительно всего, что произошло в Кейданах. Он рассказывал, что гетман литовский выслал некоего Кмицица с письмом к королю шведскому и убеждал его обрушиться на Полесье с двух сторон.
   -- Вот чудо из чудес! -- воскликнул Заглоба. -- Ведь если бы не этот Кмициц, мы бы до сих пор не могли собраться вместе, и Радзивилл, если бы он подошел, мог бы съесть нас поодиночке, живьем.
   -- Пан Володыевский рассказывал мне, -- ответил Сапега, -- из чего я заключаю, что он лично к вам питает добрые чувства. Жаль, что этих чувств у него нет по отношению к родине. Но такие люди, которые ничего не видят, кроме себя, никому хорошо служить не могут и каждому готовы изменить, как изменил в данном случае Кмициц Радзивиллу.
   -- Только между нами нет изменников, и все мы последнюю каплю крови готовы отдать по приказу вашему, ясновельможный пан воевода! -- сказал Жиромский.
   -- Я верю, что здесь только честные солдаты, -- ответил воевода, -- я даже не надеялся застать здесь такой порядок и достаток, за что должен благодарить его милость, пана Заглобу.
   Пан Заглоба даже покраснел от удовольствия, так как ему до сих пор казалось, что хотя воевода витебский обращается с ним ласково, но не столь почтительно, сколь этого хотел бывший начальник. И он стал рассказывать, что он делал, что предпринимал, какие запасы собрал, сколько пушек достал, сколь обширную корреспонденцию должен был вести и, наконец, заявил, что сформировал пехотный полк.
   Не без некоторого самохвальства упомянул он о письмах, отправленных к изгнанному королю, к Хованскому и к курфюрсту.
   -- После моего письма его высочество курфюрст должен ясно ответить, за кого же он, наконец: за нас или против нас.
   Но воевода витебский был человек веселый, а может быть, и подвыпил немного, поэтому он погладил ус, усмехнулся язвительно и сказал:
   -- Пане-брате, а к немецкому государю вы не писали?
   -- Нет! -- ответил с удивлением Заглоба.
   -- Вот это жаль, -- сказал воевода, -- равный писал бы к равному!
   Полковники разразились громким смехом, но пан Заглоба тотчас доказал, что если пан воевода хотел быть косой, то он, Заглоба, может быть и камнем...
   -- Ясновельможный пане воевода, -- сказал он, -- курфюрсту я могу писать, как могу писать и к королю, ибо, будучи шляхтичем, я имею право сам быть избранным королем и не так давно еще подавал голос за Яна Казимира.
   -- Вот это ловко! -- ответил воевода витебский.
   -- Но с такой персоной, как государь немецкий, я не переписываюсь, -- продолжал Заглоба, -- чтобы мне не сказали одну пословицу, какую я слышал на Литве...
   -- Какая же эта пословица?
   -- "Коли не очень умен, значит, из Витебска он..." -- ответил, не моргнув и глазом, Заглоба.
   Услышав это, полковники даже испугались, но воевода витебский так и покатился со смеху.
   -- Вот так отрезал! Давайте я вас расцелую... Когда мне бриться придется, я у вашей милости язык попрошу одолжить.
   Пир затянулся до поздней ночи; его прервал приезд нескольких шляхтичей из-под Тыкоцина, которые привезли известие, что отряды Радзивилла подошли уже к этому городу.
  

VII

   Радзивилл уже давно нагрянул бы на Полесье, если бы не то, что всевозможные дела задерживали его в Кейданах. Во-первых, он ждал шведских подкреплений, с которыми Понтус де ла Гарди умышленно медлил. Хотя шведского генерала связывали родственные узы с самим королем, но ни блеском своего рода, ни значением, ни обширными родственными связями он не мог равняться с этим литовским магнатом, а что касается богатства, то, хотя в эту минуту в казне Радзивилла не было наличных денег, все же и половины имений Радзивилла, если бы ее разделить между шведскими генералами, хватило бы на то, чтобы каждый из них мог считать себя богачом. И вот когда превратности судьбы привели к тому, что Радзивилл стал в зависимость от Понтуса, генерал не мог отказать себе в удовольствии дать почувствовать этому магнату всю тяжесть зависимости и собственное превосходство.
   Радзивилл нуждался в подкреплении не для того, чтобы разбить конфедератов, так как для этого у него было достаточно собственного войска, шведы были ему нужны именно по тем причинам, о которых упоминал Кмициц в письме к пану Володыевскому. Путь на Полесье Радзивиллу преграждали полчища Хованского, которые могли его туда не допустить; если бы Радзивилл выступил со шведскими войсками, от имени шведского короля, тогда выступление Хованского против Радзивилла могло бы считаться как вызов, брошенный Карлу-Густаву. Радзивилл хотел этого в душе и потому с нетерпением ожидал прибытия хотя бы одного шведского полка, и, жалуясь на Понтуса, он не раз говорил своим придворным:
   -- Несколько лет тому назад он бы за счастье почел, если бы получил от меня письмо, он бы его, как драгоценность, потомкам завещал, а теперь он говорит со мной, как высший.
   На что один шляхтич, остряк и сумасброд, известный во всей окрестности, осмелился ему ответить:
   -- Это по пословице, ваше сиятельство: "Как постелешь, так и поспишь".
   Радзивилл разразился гневом и велел запереть шляхтича в башню, но на другой день выпустил и подарил ему золотой перстень, так как о шляхтиче говорили, что у него много денег, и князь хотел у него взять денег под залог имений. Шляхтич перстень принял, но денег не дал.
   Наконец пришло подкрепление от шведов в размере восьмисот человек тяжелой конницы, трехсот пехотинцев и сотни легкой кавалерии. Понтус выслал их прямо в тыкоцинский замок, чтобы иметь в нем, на всякий случай, собственный гарнизон.
   Войска Хованского расступились перед этим отрядом, не причинив ему никакого вреда, и он благополучно прибыл в Тыкоцин, так как все это происходило еще тогда, когда конфедератские полки были рассеяны по всему Полесью и занимались только разграблением радзивилловских имений.
   Все думали, что князь, дождавшись желанного подкрепления, сейчас же двинется в поход, но он медлил. Причиной этому было известие из Полесья о беспорядках, царящих в этом воеводстве, о раздорах между конфедератами и о недоразумениях, которые возникли между Котовским, Липницким и Яковом Кмицицем.
   -- Надо дать им время, -- говорил князь, -- чтобы они успели передраться. Они загрызут друг друга, и силы эти исчезнут без войны, а мы тем временем ударим на Хованского.
   Но вдруг стали приходить известия совершенно обратного характера; полковники не только не передрались, но даже соединились вместе и остановились под Белостоком. Князь ломал себе голову, что могло быть причиной такой перемены. Наконец князь услышал имя Заглобы как главного начальника этого войска. Ему сообщили также о том, что под Белостоком построен укрепленный лагерь, что войско снабжается провиантом, что Заглоба выписал в Белосток пушки, что силы конфедератов растут и пополняются добровольцами, сходящимися со всех сторон. Князь Януш впал в такое бешенство, что Гангоф, неустрашимый солдат, не решался подойти к нему в течение целых суток.
   Наконец полкам отдан был приказ готовиться в поход. В один день дивизия была готова: полк немецкой пехоты, два полка датской пехоты и один полк литовской; пан Корф вел артиллерию; Гангоф командовал конницей. Кроме драгун Харлампа и шведских рейтар был еще легкоконный полк Невяровского и тяжелая конница самого князя, которой командовал Слизень. Это было значительное войско, состоявшее исключительно из ветеранов. В былые времена князь с таким же отрядом одержал ту блестящую победу над Хмельницким, которая покрыла его имя бессмертной славой; не с большими силами он разбил турок, разгромил наголову многотысячное войско Кшечовского, вырезал Мозырь, Туров, взял штурмом Киев и так прижал в степях Хмельницкого, что он должен был прибегнуть к переговорам, чтобы спасти себя.
   Но, по-видимому, счастливая звезда этого могучего полководца уже заходила, и самого его мучили дурные предчувствия. Он пытливо смотрел в будущее и не видел ничего ясного. Он пойдет на Полесье, разгромит бунтовщиков, велит содрать шкуру с ненавистного Заглобы, -- а что же дальше? Что дальше? Что изменится от этого? Он пойдет на Хованского, отомстит за цыбиховское поражение и украсит свою голову новыми лаврами. Хотя князь и говорил так, но он сомневался, так как появились слухи, что северные полчища Хованского, боясь возрастающего могущества шведов, перестали воевать и, может быть, даже заключат союз с Яном Казимиром. Сапега сталкивался с ними и громил, где мог, но и он уже вошел с ними в переговоры. Те же планы были и у Госевского.
   И вот если бы Хованский отступил, для Радзивилла было бы закрыто и это поле действий и исчезла бы последняя возможность доказать свое могущество; а если бы Яну Казимиру удалось заключить союз и толкнуть на шведов прежнего врага, тогда счастье могло бы перейти на его сторону и обратилось бы против шведов и тем самым против Радзивилла.
   Из Польши к князю приходили самые утешительные известия. Успех шведов превосходил всякие ожидания. Воеводства сдавались одно за другим; в Великопольше было уже шведское правительство, Варшавой управлял Радзейовский; Малопольша не сопротивлялась; Краков должен был пасть с минуты на минуту; король, покинутый войском и шляхтой, с разбитой верой в свой народ, бежал в Силезию, и сам Карл-Густав удивлялся той необычайной легкости, с которой он сломил ту мощную силу, которая всегда раньше побеждала шведов.
   Но именно в этой легкости Радзивилл видел опасность для себя, так как предчувствовал, что ослепленные успехом шведы не захотят с ним считаться, не будут обращать на него внимания, особенно потому, что он не оказался таким могущественным и властным на Литве, каким его считали все, не исключая и его самого.
   А в таком случае отдаст ли ему шведский король Литву или хотя бы Белую Русь? Не захочет ли он удовлетворить вечно голодного соседа какой-нибудь восточной окраиной Речи Посполитой, чтобы развязать себе руки в остальной Польше?
   Это были вопросы, которые вечно мучили душу князя Януша. Дни и ночи он проводил в тревоге. Он подозревал, что Понтус де ла Гарди не осмелился бы обращаться с ним так высокомерно, почти пренебрежительно, если бы не был уверен, что король одобрит такое обращение, или, что еще хуже, если бы у него не было уже готовой инструкции.
   "Пока я стою во главе нескольких тысяч войск, -- думал Радзивилл, -- до тех пор со мной будут считаться. Но когда у меня не хватит денег и наемные полки разбредутся, что будет тогда?"
   А тут как раз огромные имения князя не принесли в этом году никакого Дохода: огромная часть их, рассеянная по всей Литве, до самого Полесья, была разорена, полесские же имения разграбили конфедераты.
   Минутами князю казалось, что он валится в пропасть. Из всех его начинаний, из всех его планов для него могло остаться только одно: имя изменника, и больше ничего.
   Его пугал и другой призрак, призрак смерти; каждую ночь почти он появлялся за пологом его ложа и манил его к себе рукой, точно хотел сказать: "Пойдем со мной во мрак, по ту сторону неведомой реки..."
   Если бы он был на вершине славы, если бы он хоть на один день, хоть на один миг мог надеть на свою голову ту корону, которой он так страстно желал, он бы встретил этот страшный немой призрак не моргнув глазом. Но умереть и оставить после себя бесславие и презрение людей -- казалось этому магнату, гордому, как сам дьявол, адом еще при жизни.
   И не раз, когда он был один или со своим астрологом, которому он особенно доверял, он хватался за голову и повторял задыхающимся голосом:
   -- Горю! Горю! Горю!
   При таких обстоятельствах он собирался в поход на Полесье; вдруг накануне выступления ему дали знать, что князь Богуслав приехал в Тауроги.
   При одном известии об этом князь Януш, еще не видавший брата, точно ожил, так как этот Богуслав привозил с собой молодость и слепую веру в лучшее будущее. В нем должна была возродиться линия Радзивиллов, для него только и работал князь Януш.
   Узнав, что он едет, он во что бы то ни стало хотел выехать к нему навстречу, но, так как этикет не позволял встречать младшего, он послал ему навстречу золоченую карету и целый полк Невяровского; с укреплений, возведенных Кмицицем, и из самого замка он велел палить из пушек, точно встречал короля.
   Когда братья, после официальной встречи, остались наконец одни, Януш схватил Богуслава в объятия и стал повторять взволнованным голосом:
   -- Вот ко мне и молодость вернулась! Вот ко мне и здоровье вернулось! Но князь Богуслав посмотрел на него пристально и сказал:
   -- Что с вами, ваше сиятельство?
   -- К чему титулы, раз нас никто не слышит... Что со мной? Болезнь меня изводит, и я, наконец, свалюсь, как подгнившее дерево. Но это пустяки. Как моя жена и как Марыська?
   -- Обе уехали из Таурогов в Тильзит. Обе здоровы, а Мари -- как розовый бутон; она станет прелестной розой, когда расцветет! Ma foi! Более красивой ноги во всем свете нет, а волосы у нее до самой земли.
   -- Она показалась тебе такой красивой? Это и хорошо. Господь внушил тебе мысль сюда приехать! У меня лучше на душе, когда я тебя вижу... Ну, какие же вести ты мне привозишь? Что курфюрст?
   -- Ты знаешь, что он заключил союз с прусскими городами?
   -- Знаю.
   -- Но они ему не очень верят. Гданьск не хотел принять его гарнизона... У немцев есть чутье!
   -- И это знаю. А ты не писал к нему? Что он о нас думает?
   -- О нас? -- рассеянно повторил Богуслав.
   И стал разглядывать комнату, потом встал; князь Януш думал, что он чего-нибудь ищет, но он подбежал к зеркалу, стоявшему в углу, и, повернув его к свету, стал ощупывать лицо и наконец сказал:
   -- У меня кожа немного потрескалась с дороги, но это до завтра пройдет... что курфюрст думает о нас? Ничего... Он писал мне, что нас не забудет.
   -- То есть как это -- не забудет?
   -- У меня письмо с собой, я тебе его покажу... Он пишет, что, чтобы ни случилось, он нас не забудет... А я ему верю, так как это в его интересах. Курфюрсту столько же дела до Речи Посполитой, сколько мне до старого парика, и он охотно отдал бы ее Швеции, если бы мог зацапать Пруссию. Но могущество шведов начинает его беспокоить, и ему хочется на будущее время иметь готового союзника, и он у него будет, если ты сядешь на литовском троне.
   -- Дал бы Бог... Я не для себя хочу трона!
   -- Всей Литвы сначала выторговать не удастся, но для начала довольно было бы Белой Руси и Жмуди.
   -- А шведы?
   -- Шведы будут рады защититься нами с востока.
   -- Ты мне бальзам вливаешь в душу...
   -- Бальзам, ага... Какой-то чернокнижник в Таурогах хотел продать мне бальзам, о котором он говорил, что если им натереться, то можно не бояться ни сабли, ни шпаги, ни копья. Я велел натереть его самого и ударить его копьем; вообрази: копье прошло насквозь.
   Князь Богуслав захохотал, показывая при этом белые, как слоновая кость, зубы. Но Янушу не понравился этот разговор, и он опять заговорил о политике.
   -- Я послал письма к шведскому королю и ко многим нашим сановникам, -- сказал он. -- Ведь и ты должен был получить письмо через Кмицица.
   -- Постой! Ведь я, отчасти, по этому делу и приехал. Что ты думаешь о Кмицице?
   -- Это горячий, шальной человек, не выносящий узды, но один из тех редких людей, которые служат нам верно.
   -- Несомненно, -- ответил Богуслав, -- я по его милости чуть не попал в царство небесное.
   -- Как так? -- спросил с беспокойством Януш.
   -- Говорят, что, если тебе затронуть желчь, у тебя сейчас же бывает удушье. Обещай мне, что ты будешь слушать терпеливо и спокойно, а я расскажу тебе о твоем Кмицице нечто такое, что даст тебе возможность узнать его лучше, чем ты знал его до сих пор.
   -- Хорошо, я буду терпелив, но поскорее к делу.
   -- Я каким-то чудом вырвался из рук этого воплощенного дьявола, -- ответил князь Богуслав.
   И он начал рассказывать обо всем, что произошло в Павлишках.
   Каким-то чудом с князем Янушем не случилось припадка астмы, хотя вид его был такой, будто с ним вот-вот случится удар. Он весь дрожал, скрежетал зубами, закрывал рукой глаза, наконец воскликнул хриплым голосом:
   -- Так! Хорошо! Он забыл только, что его зазноба здесь в моих руках...
   -- Да подожди ты, ради бога, и слушай дальше, -- ответил Богуслав. -- Я расправился с ним по-рыцарски, и, если я этим приключением не буду хвастать, то только потому, что мне стыдно: как я мог дать провести себя этому наглецу. Я, про которого говорят, что в интригах и в хитрости я не имею себе равных при всем французском дворе! Но это неважно... Я думал раньше, что убил твоего Кмицица, между тем у меня теперь есть доказательства, что он жив.
   -- Это ничего. Мы его найдем. Мы его откопаем, хотя бы из-под земли. А пока я нанесу ему такой удар, который будет для него больнее, чем если бы с него живьем кожу содрали.
   -- Никакого удара ты ему не нанесешь, а только повредишь своему здоровью. Слушай! Когда я ехал сюда, я заметил какого-то человека, который ехал верхом и все время держался около моей коляски. Я заметил его потому, что лошадь у него была серая, в яблоках, и велел его наконец позвать: "Куда едешь?" -- "В Кейданы". -- "Что везешь?" -- "Письмо к пану воеводе". Я велел подать себе письмо, и так как секретов между нами нет, то я прочел. Вот оно!
   Сказав это, он подал князю Янушу письмо Кмицица, написанное в лесу в то время, когда он с Кемличами отправлялся в дорогу.
   Князь пробежал его глазами, скомкал в бешенстве и наконец воскликнул:
   -- Правда! Видит Бог, правда! У него мои письма, а в них такие вещи, которые не только наведут шведского короля на подозрение, но и оскорбят его смертельно...
   Тут с ним случился припадок икоты, а потом удушья. Рот его широко открылся, губы ловили воздух, руками он разрывал ворот; князь Богуслав, видя это, захлопал в ладоши, и, когда прибежали слуги, он им сказал:
   -- Спасайте князя-гетмана, а когда он опять придет в себя, попросите его прийти ко мне; я пока немного отдохну.
   И он вышел.
   Через два часа Януш, с глазами, налитыми кровью, с распухшими веками и посиневшим лицом, постучал в комнату Богуслава. Богуслав принял его, лежа на постели, с лицом, смоченным миндальным молоком, которое должно было придавать коже мягкость и блеск. Без парика, без грима, лишь с подрисованными бровями, он казался гораздо старше, но князь Януш не обратил на это внимания.
   -- Я пришел к тому заключению, что Кмициц не может опубликовать этих писем, так как, если бы он сделал это, он сам бы вынес смертный приговор этой девочке. Он это прекрасно понял, так как только этим способом он может держать меня в руках, но зато и я не могу ему отомстить, и это терзает меня так, точно у меня огонь в груди.
   -- Но эти письма надо будет во что бы то ни стало получить обратно.
   -- Но каким же образом?
   -- Ты должен послать к нему какого-нибудь ловкого человека; пусть он поедет, пусть подружится с ним и при первом удобном случае похитит письма, а его самого пырнет ножом. Надо будет только пообещать большую награду.
   -- Но кто же за это возьмется?
   -- Будь это в Париже или хотя бы в Пруссии, я нашел бы сотни охотников, но здесь даже этого добра нет.
   -- А нужно будет достать своего, так как иностранцев он будет остерегаться.
   -- Тогда предоставь это дело мне, может быть, я найду кого-нибудь в Пруссии.
   -- Эх, вот если бы его захватить живьем и отдать мне в руки. Я отплатил бы ему за все сразу. Говорю тебе, что дерзость этого человека переходит всякие границы. Я потому его и выслал, что он меня ни капли не боялся и чуть не с кулаками на меня лез из-за всякого пустяка, во всем навязывая свою волю. Чуть не сто раз я готов был отдать приказ расстрелять его, но... не мог, не мог.
   -- Скажи, пожалуйста, он действительно наш родственник?
   -- Он родственник Кишкам, а через них и нам.
   -- Во всяком случае это дьявол... И очень опасный противник!
   -- Он? Ты бы мог приказать ему ехать в Царьград, свергнуть с трона султана, оборвать бороду у шведского короля и привезти ее в Кейданы! Что он тут выделывал во время войны!
   -- Это и видно. А он поклялся нам мстить до последнего издыхания. Слава богу, я проучил его и показал, что с нами не так-то легко бороться. Согласись, что я с ним расправился по-радзивилловски, и, если бы какой-нибудь французский кавалер мог похвастать подобным происшествием, он бы лгал о нем по целым дням, делая маленькие передышки для обеда, сна и поцелуев; стоит французам сойтись, как они начинают лгать наперебой, так что солнцу стыдно светить...
   -- Правда, ты его проучил! Но я бы предпочитал, чтобы этого не случалось.
   -- А я бы предпочитал, чтобы ты выбирал себе лучших слуг, которые имели бы больше почтения к радзивилловским костям.
   -- Ах, письма, письма!
   Братья минуту помолчали, наконец Богуслав заговорил первый:
   -- Что это за девушка?
   -- Панна Биллевич.
   -- Биллевич или не Биллевич, это решительно все равно. Я не об имени спрашиваю, а о том, красива ли она?
   -- Я на это не обращаю внимания, но должен сказать, что и польская королева могла бы позавидовать такой красоте.
   -- Королева польская? Мария-Людвика? Во времена Сен-Марса {Анри-Куафье де Рюзэ, маркиз Cinq-Mars -- фаворит Людовика XIII (1620--1642). Примеч. переводчика.} она, может быть, и была красива, а теперь собаки при виде ее воют. Если твоя Биллевич тоже такая, то ты можешь ее спрятать. Но если она действительно красива, тогда дай мне ее в Тауроги, и я уж вместе с ней придумаю, как отомстить Кмицицу.
   Януш на минуту задумался.
   -- Я не дам тебе ее, -- сказал он наконец, -- потому что ты ее возьмешь силой, а Кмициц тогда опубликует письма.
   -- Я стану брать силой какую-нибудь вашу наседку?! Хвастать не хочу, но скажу только, что я и не с такими имел дело, а все же никогда не насиловал. Раз только это было во Фландрии... Она была уж очень глупа... Дочь ювелира... Потом подошли испанские солдаты, и она досталась им.
   -- Ну так ты этой девушки не знаешь... Она из хорошего дома, ходячая добродетель, можно подумать, монашенка!
   -- И с монашенками имел дело...
   -- Кроме того, эта девушка нас ненавидит, так как она большая патриотка. Это она так и настроила Кмицица. Таких немного среди наших девушек... У нее совсем мужской ум... И она горячая сторонница Яна Казимира...
   -- Тогда я постараюсь о том, чтобы размножить сторонников короля!
   -- Это невозможно, потому что Кмициц опубликует письма. Я должен ее беречь как зеницу ока до поры до времени. Потом я отдам ее тебе или твоим драгунам, это мне все равно.
   -- Я даю тебе рыцарское слово, что не буду по отношению к ней прибегать к насилию, а слова, которые я даю честным образом, я всегда сдерживаю. В политике -- другое дело! Мне было бы даже стыдно, если бы я ничего не мог поделать с ней добром!
   -- И не поделаешь!
   -- В худшем случае она меня ударит по лицу, а от женщины это не позорно... Ты едешь на Полесье, что же ты будешь с ней делать? С собой ее не возьмешь, здесь не оставишь, так как сюда придут шведы, а нужно, чтобы она всегда была у нас в руках. Разве не лучше будет, если я возьму ее в Тауроги... А к Кмицицу я пошлю не разбойника, а нарочного с письмом, в котором напишу: отдай мне письма, я тебе отдам девушку.
   -- Правда, -- сказал князь Януш, -- это способ хороший.
   -- Если же я, -- продолжал Богуслав, -- отдам ему ее не совсем такой, какой взял, то это и будет началом мести.
   -- Но ведь ты дал слово не прибегать к насилию?
   -- Дал и скажу еще раз, что я бы этого постыдился.
   -- Тогда тебе придется взять и ее дядю, мечника россиенского, который гостит с нею здесь.
   -- Не хочу! Здешняя шляхта в сапоги солому кладет, а я этого совершенно не выношу.
   -- Она одна не захочет ехать.
   -- Мы это еще увидим... Пригласи их сегодня к ужину, я ее посмотрю и тогда решу, стоит ли с ней возиться и как это сделать. Ради бога, не говори ей только о поступках Кмицица, так как это подняло бы его в ее глазах и укрепило бы ее верность ему. И за ужином ты не поправляй меня, что бы я ни говорил.
   Князь Януш махнул рукой и вышел, а князь Богуслав подложил руки под голову и погрузился в раздумье.
  

VIII

   К ужину кроме мечника россиенского и Оленьки были приглашены также наиболее заслуженные офицеры кейданских войск и несколько придворных князя Богуслава. Сам он появился таким разряженным и великолепным, что с него не сводили глаз. Его парик был искусно завит волнистыми буклями; лицо нежностью кожи напоминало молоко и розы. Усы были как шелковые, глаза горели, как звезды. Он был одет во все черное, кафтан был сшит из суконных и шелковых полос, рукава с разрезами застегивались вдоль руки. Вокруг шеи у него был широкий воротник из великолепных брабантских кружев, огромной стоимости, и такие же манжеты на руках. На груди свешивалась золотая цепь, а с правого плеча вдоль всего кафтана шел темляк из голландской кожи, так густо унизанный брильянтами, что был похож на поток искрящегося света. Брильянтами горела и рукоятка шпаги, в пряжках его туфель сверкало два огромных алмаза величиной с лесной орех. Вся фигура его была великолепна, необычайно благородна и прекрасна.
   В одной руке он держал кружевной платок, а другой поддерживал повешенную на рукоятку шпаги шляпу, украшенную черными страусовыми перьями необычайной длины.
   Все, не исключая князя Януша, смотрели на него с изумлением и восторгом. Князю-воеводе вспомнились его молодые годы, когда он точно так же затмевал всех при французском дворе красотой и богатством. Годы эти были уже далеко, но теперь гетману казалось что он воскрес в этом блестящем кавалере, который носил то же имя.
   Князь Януш повеселел и, проходя мимо, коснулся указательным пальцем груди брата.
   -- Ты весь горишь, как луна, -- сказал он, -- уж не для панны ли Биллевич ты так разрядился?
   -- Луне легко проникнуть куда угодно, -- находчиво ответил князь Богуслав.
   И стал разговаривать с Гангофом, к которому он нарочно подошел, чтобы выиграть рядом с ним, так как Гангоф был необычайно безобразен: у него было темное лицо, изрытое оспой, горбатый нос и торчащие кверху усы; он был похож на духа тьмы, а князь Богуслав на духа света.
   Но вот вошли дамы: пани Корф и Оленька. Богуслав окинул ее быстрым взглядом и, наскоро поклонившись пани Корф, приложили было, по тогдашней моде, пальцы руки к губам, послать панне Биллевич воздушный поцелуй, как вдруг разглядел ее изысканную, гордую и властную красоту и сейчас же изменил тактику. Он взял в правую руку шляпу и, сделав шаг по направлению к Оленьке, поклонился ей так низко, что согнулся почти вдвое, букли парика упали у него по обеим сторонам, шпага приняла горизонтальное положение, а он стоял, как нарочно проводя по земле шляпой и сметая пыль перьями с паркетного пола, в знак уважения к Оленьке. Более изысканного поклона он не мог отдать и королеве французской. Панна Биллевич, которая знала об его приезде, тотчас догадалась, кто стоит перед ней, и, взявшись кончиками пальцев за платье, сделала ему глубокий реверанс.
   Все изумились красоте и изысканности манер их обоих; они были редкостью в Кейданах, так как жена князя Януша, как валашка, больше любила восточную пышность, чем западный придворный этикет; а княжна была еще маленькой девочкой.
   Вдруг Богуслав поднял голову, стряхнул букли парика на плечи и, шаркая ногами, быстро подошел к Оленьке; бросив шляпу пажу, он подал ей руку.
   -- Глазам не верю! Должно быть, я во сне вижу то, что вижу, -- сказал он, подводя ее к столу, -- но скажи же мне, прелестная богиня, каким чудом ты спустилась с Олимпа в Кейданы?
   -- Хотя я простая шляхтянка, а не богиня, -- ответила Оленька, -- я все же не такая простушка, чтобы слова вашего сиятельства принять за что-нибудь другое, как не за придворный комплимент.
   -- Никакой комплимент не скажет вам большего, чем ваше зеркало!
   -- Ну, если и не так много, то зато искренне, -- ответила она, стягивая губы по тогдашней моде.
   -- Если бы в этой комнате было хоть одно зеркало, я бы тотчас подвел вас к нему... А пока посмотрите в мои глаза: не прочтете ли вы в них искреннего изумления.
   Тут Богуслав откинул голову, и перед Оленькой заблестели его большие, черные, как шелк, глаза -- нежные, пронизывающие и жгучие.
   Под этим огнем лицо девушки покрылось пурпурным румянцем, она опустила веки и отодвинулась немного, потому что почувствовала, что Богуслав слегка сжал ее руку своей рукой.
   Так они подошли к столу. Он сел рядом с нею, и видно было, что ее красота действительно произвела на него огромное впечатление. Он думал встретить шляхтянку прекрасную, как козочка, смеющуюся и крикливую, как сойка, красную, как маков цвет, а встретил гордую панну, в черных бровях которой было так много непоколебимой воли, в глазах столько ума, а во всем лице ясное детское спокойствие, фигура которой была так прелестна и гибка, что при любом королевском дворе эта панна могла бы стать предметом поклонения и воздыханий лучших кавалеров в стране.
   Ее невыразимая красота вызывала изумление и страсть, но в ней в то же время было какое-то такое величие, которое обуздывало людей, так что Богуслав невольно подумал: "Я слишком рано сжал ее руку, с такой, как она, надо исподволь, а не сразу". Но тем не менее он решил завладеть ее сердцем и испытывал дикую радость при мысли, что придет минута, когда это свое девичье величие и несказанную красоту она отдаст в его распоряжение. Грозное лицо Кмицица стояло на пути этих мечтаний, но для смелого юноши это была только новая приманка. Под влиянием этих чувств он весь просиял, кровь заиграла в нем, как в восточном жеребце, все его чувства необычайно оживились, и светом горело все его лицо, а глаза сверкали, как алмазы. Разговор за столом стал общим, или, вернее, превратился в общий хор похвал и лести князю Богуславу; блестящий кавалер слушал его с улыбкой, но без слишком явно выраженного удовольствия, как нечто такое, к чему он давно привык. Сначала говорили об его военных подвигах и поединках. Имена побежденных им князей, маркизов, баронов сыпались одно за другим. Сам он порою небрежно добавлял какое-нибудь имя. Слушатели изумлялись, князь Януш с довольным лицом гладил свои длинные усы, наконец Гангоф сказал:
   -- Если бы звание мое и происхождение позволили мне стать на дороге вашего сиятельства, я бы этого не сделал, и странно мне, что находятся еще такие смельчаки!
   -- Что ты говоришь, пан Гангоф! -- сказал князь. -- Есть люди с железным лицом и глазами тигра, один их вид пугает, но Бог мне этого не дал... Моего лица не испугается даже панна!
   -- Ночная бабочка тоже не боится огня, -- ответила кокетливо пани Корф, -- пока в нем не сгорит...
   Богуслав рассмеялся, а пани Корф продолжала с той же кокетливостью:
   -- Рыцарей больше интересуют ваши поединки, а мы, женщины, хотели бы услышать нечто о любовных приключениях вашего сиятельства, о которых даже сюда слухи доходят.
   -- Но неверные, сударыня, неверные... Все они выросли по дороге... Меня сватали, это правда... Ее величество королева французская была столь милостива...
   -- С принцессой де Роган, -- прервал его Януш.
   -- Нет, с другой, с де ля Форс, -- поправил его Богуслав, -- но так как сердцу и сам король не может велеть любить, а в деньгах я, слава богу, не нуждаюсь, поэтому я не счел нужным искать счастья во Франции, и из этого ничего не вышло... Это были девицы знатного рода и необычайно красивые, но ведь у нас есть и красивее... И мне не нужно даже выходить из этой комнаты, чтобы таких найти.
   И тут он остановился пристальным взглядом на Оленьке. А она, сделав вид, что не расслышала его, заговорила о чем-то с мечником россиенским. Снова заговорила пани Корф:
   -- Красивых и здесь немало, но нет таких, которые могли бы сравняться с вашим сиятельством знатностью рода и богатством.
   -- Позвольте мне не согласиться с этим, -- быстро ответил Богуслав, -- так как, во-первых, я не думаю, чтобы польская шляхтянка была чем-нибудь хуже каких-то Роган и де Форс, а во-вторых, Радзивиллам не новость жениться на шляхтянках, ибо история дает этому многочисленные примеры. Уверяю вас, сударыня, что та шляхтянка, которая станет женой Радзивилла, даже при французском дворе будет принята лучше тамошних принцесс.
   -- Обходительный кавалер!.. -- шепнул Оленьке мечник россиенский.
   -- Я всегда так думал, -- продолжал Богуслав, -- хотя мне не раз стыдно становится за польскую шляхту, когда я ее сравниваю с заграничной, ибо там никогда не случалось того, что случилось здесь: шляхта не только покинула своего государя, но даже готова покушаться на его жизнь. Французский шляхтич может сделать какую угодно подлость, но никогда не изменит своему государю.
   Гости переглянулись и с удивлением смотрели на князя Богуслава. Князь Януш наморщил брови и насторожился, а Оленька смотрела в лицо князя Богуслава с изумлением и благодарностью.
   -- Простите, ваше сиятельство, -- сказал Богуслав, обращаясь к Янушу, который еще не успел прийти в себя, -- я знаю, что вы не могли иначе поступить, так как вся Литва погибла бы, если бы вы последовали моему совету; но, уважая вас, как старшего, и любя вас, как брата, я никогда не перестану с вами спорить относительно Яна Казимира. Здесь только свои, и поэтому я могу говорить то, что думаю: это бесценный государь, добрый, милостивый, набожный и лично для меня вдвойне дорогой. Я первый из поляков провожал его, когда его выпустили из французской тюрьмы. Я тогда был почти ребенком, но все же никогда этого не забуду и теперь готов отдать последнюю каплю крови, чтобы защитить его хотя бы от тех, кто злоумышляет на его жизнь.
   Янушу, хотя он и понял уже игру Богуслава, она показалась слишком смелой и слишком азартной по сравнению с ее пустой целью, и, не скрывая неудовольствия, он спросил:
   -- Ради бога! О каких замыслах против особы нашего бывшего короля вы говорите, ваше сиятельство? Кто же в них повинен? Неужели такое чудовище могло найтись среди польского народа? Этого еще не случалось в Речи Посполитой от самого сотворения мира.
   Богуслав опустил голову.
   -- Не больше чем месяц тому назад, -- ответил с грустью в голосе Богуслав, -- ко мне, когда я ехал с Полесья в Пруссию, приехал один шляхтич знатного рода... Шляхтич этот, не зная, по-видимому, моих искренних чувств к нашему дорогому государю, думал, что я враг ему, как и другие. И вот за большую награду он обещал мне поехать в Силезию, схватить Яна Казимира и, живым или мертвым, отдать в руки шведов...
   Все онемели от ужаса.
   -- И когда я с гневом и презрением отверг такое предложение, -- закончил Богуслав, -- этот страшный человек ответил мне: "Я поеду к Радзейовскому, он купит у меня короля на вес золота..."
   -- Я не друг бывшему королю, -- сказал Януш, -- но, если бы мне сделали такое предложение, я велел бы его без суда поставить под стеной и расстрелять.
   -- В первую минуту и я хотел так сделать, -- ответил Богуслав, -- но разговор происходил с глазу на глаз, и я боялся, как бы потом не стали кричать, что Радзивиллы самовластные тираны. Я напугал его тем, что и Радзейовский, и король шведский, и даже сам Хмельницкий повесят его за такое предложение; одним словом, я довел этого преступника до того, что он отказался от своего замысла.
   -- Этого мало! Его нельзя было отпускать живым, его надо было на кол посадить! -- воскликнул Корф.
   Богуслав вдруг обратился к Янушу:
   -- Я надеюсь, что кара его не минет, и первый стою за то, чтобы он не погиб обыкновенной смертью. Вы, ваше сиятельство, одни можете его наказать, так как он ваш придворный и полковник ваших войск.
   -- Что ты говоришь? Мой придворный? Мой полковник? Кто же это? Кто?! Говорите, ваше сиятельство.
   -- Его зовут Кмициц! -- ответил Богуслав.
   -- Кмициц?! -- повторили все с ужасом.
   -- Это неправда!! -- крикнула вдруг панна Биллевич, вставая с кресла, с горящими глазами и часто вздымающейся грудью.
   Настало еще раз молчание. Одни не успели еще прийти в себя от страшной новости Богуслава, другие изумились дерзкому поступку панны, которая осмелилась упрекнуть молодого князя во лжи; мечник россиенский забормотал: "Оленька! Оленька!" -- но Богуслав сделал грустное лицо и ответил без гнева:
   -- Если это ваш родственник или жених, ваць-панна, то я скорблю о том, что сказал вам эту новость, но вы должны выбросить его из своего сердца, ибо он вас недостоин...
   Она продолжала стоять вся в огне страдания и ужаса; но понемногу лицо у нее остывало, стало холодным и бледным; она опять опустилась в кресло и сказала:
   -- Простите, ваше сиятельство! Я напрасно спорила... От этого человека всего можно ожидать...
   -- Да накажет меня Бог, если я чувствую к вам что-нибудь другое, кроме сострадания, -- ласково ответил князь Богуслав.
   -- Это был жених этой панны, -- сказал князь Януш, -- я сам их сватал. Человек он был молодой, горячая голова, накуролесил немало... Я спасал его от закона, так как он был хороший солдат. Я знал, что это сорвиголова и что он таким и останется... Но чтобы шляхтич был способен на подобную подлость, этого я от него не ожидал...
   -- Это был дурной человек, я давно знал! -- сказал Гангоф.
   -- И вы не предупредили меня! Почему? -- тоном упрека спросил Януш Гангофа.
   -- Я боялся, что вы, ваше сиятельство, заподозрите меня в зависти, так как вы во всем предпочитали его мне!
   -- Даже страшно слушать, -- сказал Корф.
   -- Мосци-панове, -- воскликнул Богуслав, -- оставим этот вопрос. Если вам тяжело это слушать, то каково панне Биллевич.
   -- Не обращайте на меня внимания, -- сказала Оленька, -- теперь я все уже могу слушать.
   Но ужин кончался, подали воду для мытья рук, потом Януш встал первый и подал руку пани Корф, а князь Богуслав -- Оленьке.
   -- Бог покарал уже изменника, -- сказал он ей, -- ибо кто потерял вас, тот потерял небо. Нет двух часов с тех пор, как я вас знаю, прелестная панна, и теперь я жажду видеть вас вечно, но не в скорби и слезах, а в радости и счастье!
   -- Благодарю вас, ваше сиятельство, -- ответила Оленька.
   Когда дамы разошлись, мужчины вернулись еще к столу искать радости в вине, которое лилось рекой. Князь Богуслав пил больше всех, так как он был доволен собой. Князь Януш разговаривал с мечником россиенским.
   -- Я завтра уезжаю с войском на Полесье, -- сказал он ему. -- В Кейданы придет шведский гарнизон. Бог знает, когда я вернусь... Вам нельзя оставаться здесь с девушкой, ибо ей не пристало оставаться среди солдат. Оба вы поедете с князем Богуславом в Тауроги, где девушка может быть причислена к свите моей жены.
   -- Ваше сиятельство! -- ответил мечник россиенский. -- Бог дал нам собственный угол, зачем же нам ездить в чужие края? Очень милостиво с вашей стороны, что вы, ваше сиятельство, о нас помните, но... я не хочу злоупотреблять вашими милостями и предпочел бы остаться под собственной кровлей! Князь не мог объяснить мечнику россиенскому всех действительных причин, которые заставляли его во что бы то ни стало не выпускать из рук Оленьки, но часть этих причин он ему открыл со всей грубостью магната.
   -- Если вы считаете это милостью, оно и лучше... Но я должен сказать вам, что это осторожность. Вы будете у меня заложником; вы ответите мне за всех Биллевичей, которые, я это хорошо знаю, не принадлежат к числу моих друзей и готовы поднять мятеж на Жмуди, когда я уеду... Поэтому дайте вы им благой совет сидеть спокойно и не задирать со шведами, так как вы ответите за это и собственной головой, и головой девушки.
   У мечника, очевидно, не хватило терпения, и он ответил быстро:
   -- Я бы тщетно стал упоминать о моих шляхетских правах. Сила на стороне вашего сиятельства, а мне все равно, где сидеть лишенным свободы; я даже предпочитаю здесь, чем там.
   -- Ну, довольно этого! -- грозно сказал князь.
   -- Если довольно, так довольно! -- ответил мечник. -- Бог даст, кончатся насилия и воцарится опять закон. Короче говоря, ваше сиятельство, можете мне не грозить, потому что я не боюсь!
   Богуслав, по-видимому, заметил молнии гнева в глазах Януша, потому что подошел быстро и спросил, остановившись между ними:
   -- В чем дело?
   -- Я сказал пану гетману, -- ответил с раздражением мечник, -- что предпочитаю тюрьму в Таурогах тюрьме в Кейданах.
   -- В Таурогах нет тюрьмы, там только дом мой, где вы, ваша милость, будете, как у себя. Я знаю, что гетман хочет видеть в вашей милости заложника, а я вижу только милого гостя.
   -- Благодарю вас, ваше сиятельство, -- ответил мечник.
   -- Я должен вас благодарить. Давайте чокнемтесь и выпьем: говорят, что Дружбу надо полить, когда она еще в зародыше, иначе завянет.
   Сказав это, князь Богуслав подвел мечника к столу, они стали чокаться и пить друг с другом чашу за чашей.
   Час спустя мечник возвращался нетвердыми шагами в свою горницу, повторяя вполголоса:
   -- Обходительный кавалер! Настоящий пан! Честнее его днем с огнем не сыскать... Я за него готов кровь пролить!
   Между тем братья остались наедине. Они должны были еще переговорить друг с другом, притом же пришли какие-то письма, за которыми к Ган-гофу был послан паж.
   -- Конечно, -- сказал Януш, -- в том, что ты говорил о Кмицице, нет ни слова правды?
   -- Конечно, -- ты сам это прекрасно знаешь. -- Ну что? Ведь ты согласишься, что Мазарини был прав? Одним ударом страшно отомстить врагу и сделать пролом в этой очаровательной крепости... Ну? Кто это сумеет сделать? Это называется интригой, достойной лучшего двора в мире. Ну и жемчужинка эта панна Биллевич! Как она прекрасна, как она величественна, точно принцесса! Я думал, что из кожи выскочу.
   -- Помни, что ты дал слово! Помни, что ты погубишь нас, если тот опубликует письма...
   -- Что за брови! Что за царственный взгляд, перед которым невольно преклоняешься. Откуда у простой девушки чуть не царственное величие? Однажды в Антверпене я видел Диану, очень искусно вышитую на гобелене, -- в ту минуту, когда она спустила собак на любопытного Актеона... Точь-в-точь она!
   -- Смотри, как бы Кмициц не опубликовал писем, тогда собаки загрызут нас насмерть.
   -- Неправда! Я Кмицица превращу в Актеона и затравлю насмерть. Дважды я его разбил наголову, но мы еще с ним встретимся.
   Дальнейший разговор прервало появление пажа с письмом.
   Воевода виленский взял письмо в руки и перекрестил его. Он всегда делал так, чтобы оградить себя от дурных новостей; затем, вместо того чтобы распечатать его, он стал его внимательно разглядывать.
   Вдруг он изменился в лице.
   -- Печать Сапеги! -- вскрикнул он. -- Это от воеводы витебского!
   -- Распечатай скорей, -- сказал Богуслав.
   Гетман распечатал и стал читать, то и дело выкрикивая вслух:
   -- Он идет на Полесье... спрашивает, нет ли у меня поручений в Тыкоцин... Издевается надо мной... даже хуже... Послушай, что он пишет:
   "Ваше сиятельство захотели междоусобной войны, захотели еще один меч погрузить в лоно матери? Тогда приезжайте на Полесье, я жду вас и верю, что Господь накажет вашу гордость моими руками... Но если у вас есть жалость к отчизне, если хоть что-нибудь дрогнуло в вашей совести, если вы, ваше сиятельство, сожалеете о прежних поступках и хотите исправить их, тогда перед вами открытая дорога. Вместо того чтобы начинать междоусобную войну, созовите посполитое рушение, поднимите крестьян и ударьте на шведов, пока де ла Гарди, в безопасности себя мнящий, ничего не ожидает, никаких мер предосторожности не принимает. Со стороны Хованского вашему сиятельству препятствий не будет, ибо до меня дошли слухи из Москвы, что они там подумывают о походе в Инфляндию, хотя держат это в тайне. Наконец, если бы Хованский захотел что-нибудь предпринять, я его обуздаю, и если только буду иметь уверенность в вашей искренности, я изо всех сил буду помогать вашему сиятельству. Все это единственно от вашего сиятельства зависит, ибо еще время вернуться на истинный путь и искупить грехи. Тогда окажется, что вы, ваше сиятельство, не в личных видах, но для отвращения последней гибели Литвы приняли протекторат шведов. Пусть же Господь вдохновит вас сделать так, о чем я Его каждодневно молю, хотя вы, ваше сиятельство, изволите подозревать меня в зависти.
   P. S. Я слышал, что осада Несвижа снята и что князь Михал хочет соединиться с нами, лишь только исправит повреждения. Вот пример вашему сиятельству, как поступают честные люди в вашем роду, подумайте над этим примером и во всяком случае помните, какой у вас выбор!"
   -- Слышал? -- сказал, окончив читать, князь Януш.
   -- Слышал... Ну и что? -- ответил Богуслав, пристально глядя на брата.
   -- Нам бы пришлось от всего отказаться, все бросить, собственную работу разбить своими же руками...
   -- Объявить войну мощному Карлу-Густаву, а у изгнанного Казимира валяться в ногах и просить, чтобы он помиловал и снова принял на службу?.. А у пана Сапеги -- заступничества?!
   Лицо Януша налилось кровью.
   -- Ты заметил, как он мне пишет: "Исправьтесь, и я прощу вас", -- как начальник к подчиненному.
   -- Он бы иначе писал, если бы у него на шее шесть тысяч сабель висело.
   -- А все же... -- Князь Януш мрачно задумался.
   -- Что -- все же?
   -- Поступить так, как советует Сапега, было бы спасением для отчизны.
   -- А для тебя? Для меня? Для Радзивиллов?
   Януш ничего не ответил, опустил голову на сложенные на столе руки и думал.
   -- Пусть и так будет! -- сказал он наконец. -- Пусть свершится...
   -- Что ты решил?
   -- Завтра иду на Полесье, а через неделю нападу на Сапегу.
   -- И ты поступишь, как Радзивилл! -- сказал Богуслав.
   И они подали друг другу руки.
   Через минуту Богуслав ушел спать. Януш остался один. Тяжелыми шагами он прошелся раз, другой по комнате, наконец захлопал в ладоши. В комнату вошел слуга.
   -- Пусть астролог придет ко мне через час с готовой фигурой, -- сказал он.
   Слуга вышел, а князь снова принялся ходить по комнате и читать молитвы. Потом он запел вполголоса псалом, часто прерывая пение, так как у него не хватало дыхания, и поглядывая временами в окно на сверкавшие в далеком небе звезды.
   Огни в замке гасли один за другим, но кроме астролога и князя еще одно существо проводило бессонную ночь в своей комнате: Оленька Биллевич.
   Опустившись на колени перед своей кроватью, она обеими руками держалась за голову и шептала с закрытыми глазами:
   -- Боже, буди милостив к нам...
   В первый раз, после того как Кмициц уехал, она не хотела, не могла молиться за него.
  

IX

   У пана Кмицица действительно были грамоты Радзивилла ко всем шведским капитанам, комендантам и губернаторам, -- с которыми он мог всюду ехать беспрепятственно; но он не решался пользоваться этими грамотами. Он полагал, что князь Богуслав сейчас же из Павлишек разослал во все стороны гонцов, чтобы предупредить шведов о том, что произошло, и с приказом поймать его. Поэтому-то пан Андрей переменил фамилию и даже переоделся. Минуя Ломжу и Остроленку, куда, по его расчетам, раньше всего могли Дойти предостережения, он мчался со своими товарищами в сторону Прасныша, откуда он думал пробраться в Варшаву через Пултуск.
   Но вместо того чтобы ехать прямо на Прасныш, он поехал окольным путем, вдоль прусской границы, через Вонсошу, Кольно и Мышинец, во-первых, потому, что Кемличи хорошо знали тамошние леса, все ходы и выходы, а кроме того, у них были "свояки" среди местных жителей, у которых, в случае чего, они могли найти защиту.
   Пограничные местности были по большей части уже заняты шведами, но шведы ограничивались только тем, что занимали наиболее значительные города и не решались заходить в дремучие, непроходимые леса, в которых жили вооруженные люди, промышлявшие охотой, никогда не выходившие из своих лесов и настолько еще дикие, что год тому назад королева Мария-Людвика велела построить в Мышинце монастырь и посадила в нем иезуитов, которые должны были научать вере этих лесных людей и смягчать их нравы.
   -- Чем дольше мы не будем встречать шведов, -- говорил старик Кемлич, -- тем лучше для нас.
   -- В конце концов мы должны же их встретить, -- отвечал пан Андрей.
   -- Когда встречаешь их у больших городов, они обижать боятся, в городах ведь всегда есть какие-нибудь власти, какой-нибудь старший начальник, которому можно жаловаться. Я уж об этом расспрашивал у людей и знаю, что есть приказы шведского короля, запрещающие грабежи и самовластие. Но мелкие отряды, вдали от начальнических глаз, не обращают никакого внимания на приказы и грабят мирных людей.
   И они подвигались лесами, нигде не встречая шведов и ночуя в смолокурнях и лесных хуторах. Среди местных жителей, хотя никто почти из них не видал еще шведов, ходили всевозможные вести об их нашествии. Говорили, что пришли из-за моря какие-то люди, не понимающие человеческого языка, не верящие ни в Иисуса Христа, ни в Пресвятую Деву, ни в святых, -- странные и хищные люди. Иные говорили о необычайной жадности неприятеля к скоту, шкурам, орехам, меду и сушеным грибам и о том, что если им их не давали, то они поджигали леса. Некоторые говорили, что это не люди, а упыри, которые особенно любят человеческое мясо и питаются главным образом мясом девушек.
   Под влиянием этих грозных вестей, которые залетели сюда, в самую глубь лесов, жители начали саукиваться и собираться кучками в лесах. Те, что выгоняли поташ и смолу, и те, что занимались собиранием хмеля, и дровосеки, и рыболовы, и охотники, и пчеловоды, и скорняки собирались теперь по большим хуторам, слушали рассказы, обменивались новостями и совещались о том, как прогнать неприятеля, если бы он показался в лесах.
   Кмициц со своим отрядом не раз встречал большие и маленькие кучки этих людей, одетых в льняные рубашки и в волчьи, лисьи или медвежьи шкуры. Не раз его останавливали и спрашивали:
   -- Кто ты? Не швед ли?
   -- Нет! -- отвечал пан Андрей.
   -- Да хранит тебя Бог!
   Пан Андрей с любопытством присматривался к этим людям, жившим в вечном сумраке лесов, лица которых никогда не обжигало открытое солнце; он удивлялся их росту, смелости взгляда, искренности речи и совсем не мужицкой предприимчивости.
   Кемличи, которые их знали, уверяли пана Андрея, что лучших стрелков нет во всей Речи Посполитой. Он сам заметил, что у всех у них были прекрасные немецкие ружья, которые они получали из Пруссии в обмен на меха. Он не раз видел, как искусно они стреляли, изумлялся и думал про себя: "Когда мне придется набирать партию, я приду сюда".
   В самом Мышинце он нашел большое сборище. Больше ста стрелков стояло на страже в монастыре, так как опасались, что шведы прежде всего покажутся здесь, тем более что староста остроленский велел прорубить в лесу дорогу, чтобы монахи имели "доступ в мир".
   Сборщики хмеля, которые доставляли свой товар в Прасныш, тамошним славным пивоварам, и поэтому считались людьми бывалыми, говорили, что Ломжа, Остроленка и Прасныш кишмя кишат шведами и что шведы хозяйничают там, как у себя дома, и собирают подати.
   Кмициц стал подговаривать весь этот лесной люд, чтобы он не дожидался шведов, нагрянул на Остроленку и начал войну. Он сам предлагал их вести. Нашлось много охотников, но два ксендза отговорили их от этого безумного предприятия и убеждали подождать, пока не поднимется вся страна; преждевременным выступлением они только навлекут на свои головы страшную месть неприятеля.
   Пан Андрей уехал и все же жалел, что упустил такой случай. У него осталось только то утешение, что в случае, если где-нибудь поднимется народ, то у Речи Посполитой и короля здесь недостатка в защитниках не будет.
   "Если так и в других местах, тогда можно начинать", -- подумал он.
   И его горячая натура рвалась к тому, чтобы начать сейчас же, но рассудок говорил: "С этими людьми тебе шведов не разбить... Ты пройдешь огромное пространство страны, увидишь все, присмотришься и будешь слушаться королевских приказов".
   И он ехал дальше. Выехав из лесных трущоб в места более населенные, он во всех деревнях заметил необычайное движение. Дороги были полны шляхты, которая ехала в бричках, колясках или верхом. Все спешили в ближайшие города и городки, чтобы принять присягу перед шведскими комендантами на верность новому государю. Им за это выдавали свидетельства, которые должны были доставлять им личную и имущественную безопасность. В главных городах староств и поветов провозгласили "капитуляцию", охранявшую свободу религии и привилегии шляхетского сословия.
   Эта торопливость с присягой объяснялась не столько добровольным желанием, сколько страхом, так как ослушникам грозили всевозможными наказаниями, а главное -- конфискацией имений и грабежами. Говорили, что шведы уже в некоторых местах стали приводить в исполнение свои угрозы. Повторяли со страхом, что наиболее богатую шляхту умышленно оставляли в подозрении, чтобы иметь возможность ее грабить.
   В силу всех этих обстоятельств оставаться в деревнях было опасно; более зажиточная шляхта спешила в города, чтобы, сидя под непосредственным наблюдением шведских комендантов, избежать подозрений в кознях против шведского короля.
   Пан Андрей внимательно прислушивался ко всему, что говорила шляхта, и хотя с ним не очень хотели разговаривать, как с птицей невысокого полета, но все же он понял, что даже близкие соседи, знакомые, даже друзья не говорили друг с другом искренне о шведах и их новом владычестве. Все вслух роптали на военные поборы, и действительно было на что роптать, так как в каждую деревню, в каждый город приходили письма комендантов с приказаниями доставить большое количество зерна, хлеба, соли, скота, денег, и часто это количество превосходило всякую возможность особенно потому, что, когда у шведов истощались одни запасы, они требовали других; к тем, кто не хотел платить, присылали карательные отряды, и они забирали втрое больше.
   Но прежние времена уже миновали. Каждый тянулся как мог, отдавал все, что было возможно, платил с жалобами и стонами, а все же думал в душе, что раньше было иначе. Пока все утешались тем, что, когда война кончится, окончатся и эти поборы. Это обещали и сами шведы, говоря, что, как только король завладеет всей страной, он тотчас начнет править как добрый отец.
   Шляхте, которая покинула прежнего монарха и отчизну на произвол судьбы, которая еще недавно называла тираном доброго Яна Казимира, подозревая, что он стремится к абсолютной монархии,-- которая сопротивлялась ему во всем, протестуя на сеймиках и сеймах, и в жажде новизны и перемены дошла до того, что почти без сопротивления признала своим государем Карла, лишь бы добиться какой-нибудь перемены, -- этой шляхте теперь стыдно было даже жаловаться. Ведь Карл-Густав освободил их от тирана, ведь они добровольно покинули своего законного монарха, ведь теперь и произошла та перемена, которой они так страстно желали...
   Вот почему даже наиболее близкие люди не говорили друг с другом откровенно о том, что они думают насчет этой перемены, охотно прислушиваясь к тем, кто утверждал, что наезды, поборы, грабежи и конфискации -- только временное и необходимое бремя, которое спадет с плеч, лишь только Карл-Густав утвердится на польском троне.
   -- Тяжко, пане-брате, тяжко, -- говорил порою шляхтич шляхтичу, -- но мы и так должны быть рады новому государю. Он государь могучий и воин великий; он усмирит казаков, удержит турок в их границах, и мы зацветем в союзе со шведами...
   -- Если бы мы теперь и не рады были, -- отвечал другой, -- то что же поделаешь с такой мощью? Плетью обуха не перешибешь.
   Часто ссылались и на недавно принятую присягу. Кмициц негодовал, слушая подобные разговоры, и однажды, когда какой-то шляхтич говорил в его присутствии о том, что надо оставаться верным тому, кому дана присяга, пан Андрей не удержался и крикнул:
   -- У вас, ваць-пане, должно быть, два языка: один для истинных, а другой для ложных присяг, ибо вы и Яну Казимиру присягали.
   Тут было много разной шляхты, так как это происходило в корчме недалеко от Прасныша. Услыхав слова Кмицица, все заволновались; на лице одних было изумление перед смелостью пана Андрея, другие покраснели; наконец какой то почтенный шляхтич ответил:
   -- Никто не нарушал присяги прежнему королю. Он сам освободил нас от нее, бежав из страны и не желая ее защищать.
   -- Чтоб вас громом разразило! -- крикнул Кмициц. -- А король Локетек сколько раз должен был из страны уходить, а ведь возвращался, ибо народ не покидал его, -- тогда еще люди Бога боялись. Не Ян Казимир бежал, а бежали от него предатели и теперь его же поносят, чтобы собственную вину от Бога и людей скрыть!
   -- Что-то ты больно смело говоришь, молодчик! Откуда ты, который хочешь нас учить, как нужно Бога бояться? Смотри, как бы тебя шведы не услышали...
   -- Коли вам любопытно, так я вам скажу, что я из королевской Пруссии и подданный курфюрста... Но в жилах моих сарматская кровь, сердце велит мне служить отчизне, и стыдно мне видеть, как зачерствело сердце у народа.
   Тут шляхта, забывая свой гнев, окружила его и стала жадно расспрашивать:
   -- Так вы, пане, из королевской Пруссии? Говорите скорее, что знаете? Как же курфюрст? Не думает ли он защитить нас от притеснений?
   -- От каких притеснений? Ведь вы довольны новым государем, так нечего о притеснениях и говорить! Как постелешь, так и поспишь.
   -- Довольны, потому что нельзя иначе. Они у нас за спиной с мечами стоят. А вы говорите так, как будто бы мы недовольны!
   -- Дайте ему чего-нибудь выпить, пусть у него язык развяжется. Говорите смело, изменников среди нас нет!
   -- Все вы изменники, -- крикнул пан Андрей, -- и я не хочу с вами говорить! Шведские прислужники!
   Сказав это, он вышел из горницы, хлопнул дверью, а они остались пристыженные и изумленные; никто не схватился за саблю, никто не бросился за Кмицицем, чтобы отомстить за оскорбление.
   А он направился прямо к Праснышу. В нескольких верстах от города его захватил шведский патруль и повел к коменданту. Патруль этот состоял из шести рейтар и одного офицера, Сорока и три Кемлича стали поглядывать на них жадными глазами, как волки на овец, а потом глазами спросили Кмицица, не прикажет ли он немножко позабавиться с ними. Пан Андрей также испытывал немалое искушение, особенно потому, что поблизости была река с берегами, поросшими камышом; но он поборол себя и позволил отвести себя к коменданту.
   Коменданту он назвал себя, сказал, что родом он из Пруссии и каждый год ездит в Субботу на конскую ярмарку. У Кемличей также были свидетельства, которыми они запаслись в Луге, городе хорошо им знакомом; комендант, бывший сам прусским немцем, во всем им поверил и только подробно расспрашивал, каких лошадей они ведут, и захотел их видеть.
   Когда челядь Кмицица, по его приказу, привела лошадей, он внимательно их осмотрел и сказал:
   -- Я их куплю! У другого я бы их так взял, но так как ты из Пруссии, то я тебя обижать не хочу.
   Кмициц немного смутился; если бы пришлось продать лошадей, то это лишило бы его возможности иметь наглядное доказательство, зачем он едет, и пришлось бы возвращаться в Пруссию. Он назначил такую высокую цену, что она вдвое превышала действительную стоимость лошадей. Но сверх ожидания офицер не только не возмутился, но даже не стал торговаться.
   -- Хорошо! -- сказал он. -- Ведите лошадей на конюшню, а я с вами сейчас расплачусь.
   Кемличи обрадовались в душе, но пан Андрей разозлился и стал ругаться. Но все же ничего не оставалось делать, как отдать лошадей. Иначе он мог вызвать подозрение, что торгует лошадьми только для виду.
   Между тем офицер вернулся и подал Кмицицу кусочек исписанной бумаги.
   -- Что это? -- спросил пан Андрей.
   -- Деньги, или то же самое, что деньги, -- расписка.
   -- А где мне по ней заплатят?
   -- В главной квартире.
   -- А где главная квартира?
   -- В Варшаве, -- ответил офицер, насмешливо улыбаясь.
   -- Мы только за наличные деньги продаем... Как же это? Как так? -- застонал старик Кемлич. -- Царица Небесная!
   Но Кмициц повернулся к нему и, грозно глядя ему в глаза, сказал:
   -- Для меня слово пана коменданта то же самое, что деньги, а в Варшаву я охотно поеду: там у армян можно разного товару достать, за который в Пруссии хорошо заплатят.
   Затем, когда офицер ушел, пан Андрей сказал, чтобы утешить Кемлича:
   -- Тише ты, шельма! Эта расписка лучше всяких грамот, мы с ней и в Краков можем идти, жалуясь, что нам не хотят платить. Легче из камня сыр выжать, чем деньги из шведов... Но это мне как раз на руку! Этот нехристь думает, что провел нас, а между тем не знает, какую услугу нам оказал... Тебе я из собственных денег за лошадей заплачу, чтобы тебе убытку не было!
   Старик вздохнул и уже только по старой привычке продолжал жаловаться:
   -- Обокрали! Ограбили! Вконец разорили!
   Но пан Андрей был в душе доволен, что перед ним открытая дорога: он заранее предвидел, что ни в Варшаве, ни в другом месте ему ничего не заплатят, -- и у него будет возможность ехать все дальше, якобы с жалобой на причиненную ему обиду, ехать хотя бы к самому шведскому королю, который стоял под Краковом, занятый осадой древней столицы.
   Между тем пан Андрей решил ночевать в Прасныше, дать отдохнуть лошадям и, не меняя своего вымышленного имени, переменить свою одежду мелкого шляхтича. Он заметил, что к бедному торговцу лошадьми все относятся пренебрежительно и, скорее всего, могут напасть, не опасаясь ответственности за обиду, причиненную какому-то незначительному человеку. Кроме того, ему трудно было в этой одежде проникнуть в среду более зажиточной шляхты и таким способом узнать образ ее мыслей.
   Поэтому пан Андрей оделся так, как одевались люди из знатного рода, и стал прислушиваться в корчмах к тому, что говорила шляхта. Но то, что он слышал, его не радовало. В корчмах и шинках шляхта пила здоровье шведского короля и чокалась со шведскими старшинами, смеялась над теми остротами и насмешками, которые позволяли себе офицеры по адресу короля Яна Казимира и Чарнецкого.
   Страх за собственную шкуру и имущество так оподлил людей, что они подлаживались к врагам, стараясь поддержать в них хорошее настроение. Но и эта подлость имела свои границы. Шляхта позволяла смеяться над собою, над королем, над гетманом, над паном Чарнецким, но только не над религией. И когда какой-то шведский капитан заявил, что лютеранская вера ничуть не хуже католической, то сидевший рядом с ним молодой пан Грабковский не мог вынести этого кощунства, ударил капитана рукояткой сабли в висок, а сам, воспользовавшись поднявшейся суматохой, выбежал из корчмы и исчез в толпе.
   За ним бросились в погоню, но пришли известия, которые направили внимание всех в другую сторону. Примчались курьеры с донесениями, что Краков сдался, что пан Чарнецкий в плену и последнее сопротивление шведскому владычеству сломлено.
   Шляхта в первую минуту онемела, но шведы начали веселиться и кричать: "Виват!" В костеле Св. Духа, в костеле бернардинцев и в костеле бер-нардинок, недавно отстроенном, велели ударить в колокола. Пехота и кавалерия в боевом порядке вышли на рынок и дали несколько залпов из пушек и мушкетов. Затем выкатили бочки с медом, водкой и пивом для войска и мещан, зажгли бочки со смолой и пировали до поздней ночи. Шведы вытащили из домов мещанок, заставляя их плясать с собой и веселиться. Среди толпы пировавшего войска бродили кучки шляхты, которая пила с солдатами и должна была притворяться обрадованной падением Кракова и поражением пана Чарнецкого.
   Кмицица охватило негодование, и он рано ушел к себе на квартиру в предместье, но спать не мог: его мучила лихорадка, в душе зародилось сомнение, не поздно ли он стал на честный путь, раз вся страна была уже в руках шведов. Ему пришло в голову, что все уже потеряно, что Речь Посполитая никогда не сможет подняться и стать на ноги.
   "Это уже не несчастная война, -- думал он, -- которая может кончиться потерей какой-нибудь провинции, это совершенная гибель. Вся Речь Посполитая становится шведской провинцией... Мы сами этому виной, и я больше всех".
   Эта мысль жгла его, упреки совести не давали ему покоя. Сон от него бежал... Сам он не знал, что ему делать: ехать ли дальше, оставаться ли на месте или возвращаться? Если бы он даже собрал партию и начал нападать на шведов, то его стали бы преследовать как разбойника, а не как солдата. Впрочем, он уже в чужой стороне, где его никто не знает. Кто примкнет к нему? На Литве вокруг него собирались бесстрашные люди, так как их звал к себе славный Кмициц, но здесь если кто-нибудь и слышал о Кмицице, то считал его изменником и другом шведов, а уж о Бабиниче, конечно, никто не слыхал.
   Не зачем ехать и к королю, так как уже поздно! Незачем ехать и на Полесье, так как конфедераты считают его изменником! Незачем возвращаться на Литву, так как там властвует Радзивилл! Незачем оставаться и здесь, так как тут нечего делать! Уж лучше умереть, чтобы не глядеть на этот мир и бежать от упреков совести... Но разве на том свете будет лучше тому, кто, согрешив, ничем не искупил своих грехов и станет на Страшном суде с его страшным бременем?
   Кмициц метался на своей постели, точно он лежал на одре пыток. Таких ужасных мучений он не испытывал даже тогда, когда сидел в избе Кемличей.
   Он чувствовал себя сильным, здоровым, предприимчивым, душа его рвалась к делу, к подвигам, а тут все пути были отрезаны, хоть головой о стену бейся, нет выхода, нет спасения, нет надежды! Промучившись всю ночь, он вскочил еще на рассвете, разбудил людей и поехал куда глаза глядят. Он ехал по направлению к Варшаве, но сам не знал, зачем и для чего? Он готов был в Сечь бежать от отчаяния, если бы не то, что времена переменились, и что Хмельницкий вместе с Бутурлиным как раз в это время прижал великого гетмана коронного под Гродной, истребляя огнем и мечом весь юго-восток Речи Посполитой и забредая со своими хищными полками под самый Люблин.
   По дороге в Пултуск пан Андрей всюду встречал шведские отряды, которые конвоировали возы со съестными припасами, зерном, хлебом, пивом и стада всевозможного скота. За стадами и возами толпами шли мужики или мелкая шляхта, с плачем и стонами, так как их заставляли идти за подводами по нескольку десятков верст. Счастье еще, если им позволяли вернуться домой, так как это случалось не всегда: после доставки провианта шведы гнали мужиков и шляхту на работу -- исправлять замки, строить конюшни и провиантские склады.
   Пан Кмициц видел также, что вблизи Пултуска шведы хуже обращались с людьми, чем в Прасныше, и не мог понять почему. Он расспрашивал об этом шляхту, которую встречал по дороге.
   -- Чем дальше вы будете подвигаться к Варшаве, тем больший гнет шведов вы там увидите. В тех местах, куда они зашли недавно и где они еще не обосновались, там они с людьми обращаются хорошо, исполняют королевские приказы, изданные против угнетателей, и сами их распространяют. Но где они чувствуют себя твердо и уверенно, где у них поблизости есть какие-нибудь крепости, там они тотчас нарушают все обещания, забывают всякую жалость, обижают, обдирают, грабят, поднимают руки на церкви, на духовных лиц и даже на монашенок. Тут еще ничего, но что делается в Великопольше, этого и словами не перескажешь!
   И шляхтич стал ему рассказывать, что происходило в Великопольше, как грабил там, насиловал и убивал жестокий неприятель, как он мучил там и пытал людей, чтобы выведать, где деньги... Рассказал, что в самой Познани Шведы убили ксендза Бронецкого, а над простым народом издевались так, что волосы на голове становились дыбом.
   -- Так везде будет, -- говорил шляхтич, -- кара Божья... Близок Страшный суд... Все идет хуже и хуже, а помощи нет ниоткуда...
   -- Странно мне, -- сказал Кмициц, -- я не здешний и нравов здешних не знаю, но как же вы можете переносить этот гнет, будучи шляхтичами и рыцарями?
   -- С чем же нам воевать? -- ответил шляхтич. -- С чем? В их руках замки, крепости, пушки, порох, мушкеты, а у нас даже детские ружья отобрали. Была еще надежда на пана Чарнецкого, но теперь, когда он в плену, а его величество король в Силезии, кто же может думать о сопротивлении?.. Руки есть, да только ничего в руках нет...
   -- И надежды нет!
   Тут они прервали разговор, так как наткнулись на шведский отряд, который вел возы с провиантом и мелкую шляхту.
   Это было странное зрелище. Усатые и бородатые рейтары сидели на огромных, жирных, как быки, лошадях; все они ехали, подбоченившись, в шляпах набекрень, с десятками гусей и кур, привязанных к седлам, а над ними клубился туман перьев и пуха. Глядя на их воинственные и гордые лица, легко было понять, как весело, как уверенно, как по-барски они себя чувствовали. А братья шляхта шла пешком за возами, многие босиком, с поникшими на грудь головами, забитые, запуганные... Шведы погоняли их бичами.
   У Кмицица, когда он это увидел, губы задрожали, как в лихорадке, и он стал повторять шляхтичу, с которым ехал:
   -- Ох, руки чешутся! Руки чешутся, руки чешутся!
   -- Тише, пане, ради бога! -- ответил шляхтич. -- Вы погубите себя, меня и моих детей.
   Но иногда пан Андрей встречал еще более странные зрелища. Порою вместе с отрядами рейтар он встречал большие или маленькие кучки польской шляхты; она ехала весело, с песнями, пьяная и браталась со шведами и немцами.
   -- Как же так, -- спросил Кмициц, -- иных шляхтичей они преследуют и угнетают, а с иными дружат? Должно быть, те шляхтичи, которых я вижу среди шведских солдат, -- последние предатели?
   -- Не только последние предатели, но даже хуже: еретики, -- ответил шляхтич. -- Для нас, католиков, они хуже шведов; они-то больше всего и грабят, сжигают усадьбы, похищают женщин. Весь край их боится, так как все им сходит с рук, и у шведских начальников легче добиться суда-расправы над шведом, чем над нашим еретиком. Каждый комендант точно по писаному тебе ответит: "У меня нет права его преследовать, он не мой человек, идите в ваши трибуналы". А какие же теперь трибуналы и какое правосудие, раз все в шведских руках? Куда швед сам не попадет, его еретики приведут, особенно они зуб имеют на костелы и духовенство. Они мстят матери-отчизне за то, что, когда в других христианских странах их справедливо преследуют за их злую ересь, она приютила их и дала им свободу исповедовать их кощунственную веру...
   Тут шляхтич замолчал и тревожно взглянул на Кмицица.
   -- Но ведь вы, говорили, из Пруссии, ваша милость, -- может, вы сами тоже лютеранин!
   -- Да сохранит меня от этого Господь! -- ответил пан Андрей. -- Я из Пруссии, но род наш искони католический, мы пришли в Пруссию с Литвы.
   -- Ну слава богу, а то я испугался... Что же Литвы касается, пане, то и там диссидентов немало, а во главе их могучий Радзивилл, который проявил себя таким страшным изменником, что с ним один только Радзейовский равняться может.
   -- Чтоб у него черти душу из горла вырвали, когда новый год настанет! -- яростно крикнул Кмициц.
   -- Аминь! -- ответил шляхтич. -- Того же я желаю и его слугам, его помощникам, его палачам, о которых даже сюда слухи дошли и без которых он не рискнул бы губить отчизну!
   Кмициц побледнел, но не ответил ни слова. Он не спрашивал и не смел расспрашивать, о каких помощниках, слугах и палачах говорит шляхтич.
   Медленно подвигаясь, доехали они вечером до Пултуска; там Кмицица вызвали в епископский дворец представиться коменданту.
   -- Я доставляю лошадей войскам его шведского величества, -- сказал пан Андрей, -- у меня расписки, с которыми я еду в Варшаву за деньгами.
   Полковник Израэль (так звали коменданта) улыбнулся в ус и сказал:
   -- О, спешите, спешите! Да захватите с собой воз, чтобы было на чем деньги везти.
   -- Спасибо за совет! -- ответил пан Андрей. -- Я так понимаю, что вы, ваша милость, шутите надо мной, но ведь я не за чужим, а за своим добром еду, и хоть к самому королю поеду.
   -- Поезжайте, не давайте себя в обиду, -- сказал швед, -- вам денег немало получать надо!
   -- Придет время, вы мне заплатите! -- сказал, выходя, Кмициц.
   В самом городе он опять наткнулся на пир, так как торжество по поводу взятия Кракова должно было продолжаться три дня. Но он здесь узнал, что в Прасныше умышленно преувеличивают известие о шведском триумфе: пан каштелян киевский1 вовсе не был в плену, а получил право уйти с войском. Говорили, что он отправился в Силезию. Это было не большое утешение, но все же утешение.
   В Пултуске стояли большие силы, которые под командой Израэля должны были отправиться к прусской границе, чтобы напугать курфюрста. Поэтому ни город, ни замок, хотя он был очень велик, не могли вместить солдат. Тут Кмициц впервые увидел войско, стоящее постоем в костеле. В великолепном готическом соборе, построенном двести лет тому назад епископом Гижицким, стояла наемная немецкая пехота. Внутренность храма вся была освещена, так как на каменном полу горели костры. Над кострами дымились котлы. Вокруг бочек с пивом толпились шведские солдаты, состоявшие главным образом из старых грабителей, которые опустошили всю католическую Пруссию и которым наверное уже не раз случалось ночевать в костелах. Изнутри доносился гул разговоров и крики. Хриплые голоса пели военные песни; слышался визг и смех женщин, которые в это время обычно сопровождали войска.
   Кмициц остановился в дверях; сквозь дым, в красном свете огня он увидел красные, разгоряченные вином, усатые лица солдат, сидевших на бочках и пивших пиво; иные из них играли в кости или в карты, иные продавали Церковную утварь, иные обнимали женщин, одетых в яркие платья. Шум, смех, звон чарок и лязг мушкетов отдавались под сводами и оглушили его. В голове у него закружилось, глаза не хотели верить тому, что видели, дыхание остановилось в груди; вид ада ужаснул бы его менее.
   Наконец он схватился за голову и убежал, повторяя как безумный:
   -- Боже, заступись! Боже, покарай! Боже, спаси!!
   Стефан Чарнецкий, оборонявший в это время Краков от шведов.
  

X

   В Варшаве уже давно хозяйничали шведы. Так как Виттенберг, начальник гарнизона, в ведении которого находился город, был в это время в Кракове, то его обязанности исполнял Радзейовский. В самом городе, окруженном валами, в местностях, прилегающих к валам и застроенных великолепными церковными и светскими зданиями, стояло не менее двух тысяч солдат. Ни замок, ни город разрушены не были, так как пан Вессель, староста маковский, сдал их без боя, а сам вместе с гарнизоном поспешно удалился, боясь мести своего личного недруга -- Радзейовского.
   Но когда пан Кмициц стал присматриваться ближе, он во многих домах заметил следы хищных рук. Это были дома тех жителей, которые бежали из города, не найдя в себе сил переносить владычества неприятеля, или которые оказали сопротивление в ту минуту, когда шведы взбирались на валы.
   Из магнатских дворцов прежнее великолепие сохранили только те, владельцы которых душой и телом были на стороне шведов. Во всем великолепии стоял дворец Казановских, так как его охранял Радзейовский; стоял его собственный дворец, дворец пана хорунжего Конецпольского и тот, который построил Владислав IV и который звали дворцом Казимира; но дворцы духовных лиц были значительно повреждены; дом Денгофа был наполовину разрушен, дворец канцлера, или так называемый "Оссолинский", на Реформатской улице, был разграблен совершенно. В окна выглядывали немецкие наемные солдаты, а та драгоценная мебель, которую покойный канцлер за безумные деньги выписывал из Италии, -- флорентийские кожи, голландские гобелены, столики с перламутровой инкрустацией, картины, бронзовые и мраморные статуи, венецианские и данцигские часы, великолепные зеркала, -- либо лежали в беспорядочных кучах на дворе, либо, запакованные в ящики, ждали того времени, когда их можно будет переправить по Висле в Швецию. Эти драгоценности охраняла стража, но все же они портились на ветру и на дожде.
   Во многих других местах можно было видеть то же самое, хотя столица сдалась без боя. На Висле стояло уже более тридцати шхун, которые должны были увезти добычу.
   Варшава походила на какой-то иностранный город. На улицах иноземная речь слышалась чаще польской; всюду можно было встретить шведских и немецких солдат, французских, английских и шотландских наемников, в самой разнообразной одежде, в шляпах, в шлемах с перьями, в кафтанах, в панцирях, в чулках или шведских сапогах с голенищами, как ведра. Всюду непривычная глазу пестрота -- чужие одежды, чужие лица, чужие песни. Даже лошади были каких-то непривычных пород.
   Съехалось сюда и множество армян, с темными лицами и черными волосами, покрытыми пестрыми ермолками; они съехались сюда скупать добычу.
   Но особенно удивляло неимоверное количество цыган, которые неизвестно зачем прибыли в столицу вместе со шведами. Шатры их были разбиты около Уяздовского дворца, и табор их был чем-то вроде холщового города среди каменных зданий столицы.
   В этой разноязычной толпе местных жителей почти не было заметно: ради безопасности они предпочитали сидеть по домам взаперти, редко показываясь на улицах. Порою только какая-нибудь панская карета, спешившая по Краковскому предместью к замку, окруженная гайдуками, пажами или солдатами, напоминала еще, что это польский город.
   Только по воскресеньям и по праздникам, когда колокольный звон сзывал людей в костелы, жители толпами выходили из своих домов, и столица принимала прежний вид, хотя и тогда перед костелами стеной стояли ряды иноземных солдат, которые присматривались к женщинам, трогали их за платье, когда они проходили с опушенными глазами, -- смеялись, а иногда пели непристойные песни перед костелами, особенно в те минуты, когда там шла обедня.
   Все это, как сон, промелькнуло перед изумленными глазами пана Андрея; он в Варшаве засиживаться не стал, так как не знал там никого, и ему не с кем было даже поговорить. Даже с той польской шляхтой, которая временно жила в городе и занимала общественные гостиницы, построенные еще во времена короля Зигмунта III на Долгой улице, пан Кмициц сблизиться не мог; он, правда, заговаривал то с тем, то с другим, чтобы узнать что-нибудь новенькое, но все это были ярые сторонники шведов, которые, ожидая возвращения Карла-Густава, чуть не в ногах валялись у Радзейовского и шведских офицеров в надежде получить староства и имения, конфискованные у частных лиц. Каждый из них стоил того, чтобы плюнуть ему в глаза, и пан Андрей даже не очень себя от этого удерживал.
   Пан Кмициц слышал, что одни лишь мещане сожалеют о прежних временах, о гибели отчизны и о прежнем короле. Шведы их жестоко преследовали, отнимали дома и выжимали всяческие поборы.
   Говорили также, что у цехов было припрятано оружие, особенно у скорняков, мясников и у мощного цеха сапожников; говорили, что они все ждут возвращения Яна Казимира, не теряя надежды, и, лишь только придет какая-нибудь помощь извне, готовы сейчас же ударить на шведов.
   Кмициц, слыша это, ушам своим не верил, и в голове у него никак не могло поместиться то, что люди низкого происхождения проявляли большую любовь к отчизне и большую верность законному государю, чем шляхта, которая с этими чувствами должна рождаться на свет.
   Но именно шляхта и магнаты были на стороне шведов, а жажда сопротивления была только у простого народа. Не раз случалось, что, когда шведы, с целью укрепить Варшаву, сгоняли простой народ на работу, этот простой народ предпочитал побои и тюрьму, даже смерть -- позорной необходимости приложить свои руки к утверждению шведского могущества.
   За Варшавой во всех местах кипело как в котле. Все дороги, города и городки были заняты солдатами, панской и шляхетской челядью и шляхтой, перешедшей на сторону шведов. Все уже было во власти шведов и имело такой вид, точно всегда было в шведских руках.
   Пан Андрей не встречал здесь других людей, кроме шведов, шведских сторонников или людей, впавших в полное отчаяние и равнодушие и убежденных в душе, что все уже пропало. Никто и не думал о сопротивлении, все быстро и безмолвно исполняли такие приказания, которые в прежние времена наверно вызвали бы оппозицию и протест. Страх перед шведами дошел До того, что даже те, кого обижали шведы, громко славили имя нового государя Речи Посполитой.
   Раньше нередко бывало, что шляхтич с ружьем в руке встречал депутатов от войска или гражданских властей, когда они приходили за незаконными поборами, -- теперь же шведы назначали такие налоги, какие им только вздумалось, и шляхта платила их с той же покорностью, с какой овцы дают стричь