Перро Шарль
Красавица, спящая в лесу

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 4.81*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    La Belle au bois dormant.
    Русский перевод 1868 г. (без указания переводчика).


Шарль Перро

Красавица, спящая в лесу

  
   Источник текста: Шарль Перро - Волшебные сказки. Издание второе.
   Тип. Мюллера, Санкт-Петербург, 1868 г.
   Переводчик: не указан.
   OCR, spell check и перевод в современную орфографию: Оскар Уайльд принц (Официальный сайт Оскара Уайльда).
  

 []

   Жили-были король и королева. Они очень сожалели о том, что у них нет детей. А для того, чтоб исполнилось их желание, они давали разные обеты, ездили на богомолье, помогали бедным, и делали весьма много добра; но, не смотря на всё это, желание их не исполнялось.
   Через несколько времени, однако Бог дал дочь королеве. Тогда родители сделали богатые крестины: избрали в крестные матери маленькой принцессы всех волшебниц, какие тогда были в королевстве (их было семь), -- для того, чтобы каждая волшебница дала принцессе дар (как это обыкновенно бывало в те времена у волшебниц). Таким образом, принцесса имела все желаемые совершенства.
   После обряда крестин все собрались во дворец короля, где был дан большой обед волшебницам.
   Пред каждою из них поставлен был великолепный прибор в золотом футляре, в котором были ложка, вилка и ножик из чистого золота, украшенные алмазами и рубинами.
   Но когда каждая волшебница заняла свое место за столом, то увидели, что туда пришла и старая волшебница, которую не звали, потому что она более пятидесяти лет не выходила, из своей башни, и ее считали умершею или заколдованною.
   Король велел подать прибор и этой волшебнице, но не могли дать ей золотого футляра, потому что было заказано только семь футляров для семи волшебниц.
   Старая волшебница подумала, что пренебрегают ею, и сквозь зубы проворчала некоторые угрозы.
   Одна из молодых волшебниц, сидевшая возле неё, услышала эти угрозы, и, опасаясь того, что старая волшебница может дать юной принцессе какой-нибудь злой дар, -- вышла из-за стола, и спряталась за занавесь для того, чтоб могла говорить последней, и иметь возможность сколько-нибудь исправить то зло, какое сделает старая волшебница.
   Между тем волшебницы стали давать свои дары принцессе. Самая младшая дала ей такой дар, что она будет первою красавицею в свете; вторая, что она будет необыкновенно умна; третья -- что она будет всё делать с необыкновенною грацией; четвертая -- что она будет прекрасно танцевать; пятая -- что она будет играть на всех музыкальных инструментах с полным совершенством; шестая что она будет петь, как соловей.
   Настала очередь старой волшебницы, и она, потряхивая головою, более от досады, нежели от старости, сказала, что принцесса уколет себе руку веретеном, и от этого умрет.
   Такой страшный дар заставил всех содрогнуться, и не было никого, кто бы не заплакал.

 []

   В эту минуту молодая волшебница выходит из-за занавеси, и громко произносит такие слова: Успокойтесь, король и королева; дочь ваша не умрет от этого. Правда, я не имею столько власти, чтоб совершенно изменить то, что сделала старая волшебница. Принцесса уколет себе руку веретеном, но от этого, вместо смерти, она только впадет в глубокий сон, который продолжится сто лет. По прошествии же этого времени сын короля придет разбудить ее.
   Король, стараясь избежать несчастья, предсказанного старою волшебницею, -- издал повеление, которым запретил всем в государстве прясть веретеном, и у себя иметь его под страхом смерти.
   По прошествии пятнадцати или шестнадцати лет, когда король и королева уехали в один из своих загородных дворцов, принцесса, ходя по дворцу, и поднимаясь из одного этажа в другой, взошла на верх одной башенки, в комнатку на чердаке, где сидела и пряла веретеном старушка. Она совсем не слыхала о запрещении короля прясть веретеном.
   -- Что ты делаешь, старушка? -- спросила принцесса?
   -- Пряду, милое дитятко, -- отвечала старушка, не зная, что это принцесса.
   -- Ах, как это мило! -- сказала принцесса.
   -- Как ты это делаешь? Дай мне посмотреть, умею ли я?
   И вот принцесса берет веретено. А как она была живого характера и немного ветрена, и как при том предсказание волшебницы осудило ее на несчастье от веретена, -- то принцесса лишь только взяла его, как вдруг уколола себе руку и упала без чувств.
   Старушка не знала, что делать, и стала звать других на помощь.
   Вот бегут со всех сторон, прыскают водою лицо принцессы, расшнуровывают ее, ударяют по её ладоням, трут ей виски водою венгерской -- королевы; но ничем не могут привести в чувство.
   Тогда король, пришедший туда на шум, вспомнил о предсказании волшебниц, и рассудил, что это должно было случиться, потому что было предсказано волшебницами.
   Король велел положить принцессу в самой лучшей комнате дворца на постель, вышитую золотом и серебром.
   Казалось, что это спит ангел: так прекрасна была тогда принцесса; потому что в этом волшебном сне нисколько не изменился живой цвет лица её: щеки были румяные, а губы -- коралловые; только глаза были закрыты, но слышно было её тихое дыхание, и это показывало, что принцесса жива.
   Король приказал оставить принцессу спокойно спать до тех пор, пока настанет час её пробуждения.
   Добрая волшебница, которая спасла жизнь принцессы, обрекая ее спать сто лет, была тогда в другом королевстве в двенадцати милях оттуда. Она тотчас узнала о том, что случилось с принцессою; ее уведомил карлик, который ходил в семимильных сапогах. В этих сапогах делают один шаг в семь миль.
   Волшебница немедленно отправилась в путь, и через час увидели, как она приехала на огненной колеснице, которую везли драконы.
   Король подал ей руку при выходе её из колесницы.
   Волшебница одобрила всё то, что сделал король. А как она была предусмотрительна, то подумала и о том, что когда принцесса проснется через сто лет, то придет в большое замешательство, видя себя одну в этом большом дворце. На этот случай вот что сделала волшебница.
   Она своим волшебным прутиком прикоснулась к гувернанткам, фрейлинам, горничным, камер-юнкерам, служителям, метрдотелям, поварам, поварятам, страже, швейцарам, пажам, лакеям; она прикоснулась так же ко всем лошадям, который были в конюшнях с конюхами, к большим дворовым собакам, и к маленькой собачке Бижу, которая была на постели возле принцессы.
   Волшебница лишь только прикоснулась к ним, как все они заснули, и должны были проснуться тогда, когда проснется их госпожа, ж быть готовыми служить ей, когда будет нужно.
   Даже вертела, которые были на огне с куропатками и Фазанами, заснули, и самый огонь заснул.
   Всё это сделалось в одну минуту. Волшебницы скоро делают дела.
   Тогда король и королева, поцеловав свою дочь, которая не проснулась, вышли из дворца.
   Король издал повеление, чтоб никто не смел приближаться к этому дворцу. Но такое запрещение было не нужно, потому что в четверть часа выросло вокруг парка, окружавшего дворец, такое множество больших и малых деревьев и терновых кустов, перепутавшихся между собою, что ни зверь, ни человек, не могли пройти сквозь них. Видны были только, одни башни на дворце, да и то издалека.
   Волшебница всё это сделала, конечно, для того, чтоб во время сна принцессы никто из любопытных не приходил во дворец, и не беспокоил ее.
   Спустя сто лет после этого, сын короля, который тогда царствовал в том государстве, и который происходил не из рода уснувшей принцессы, однажды был на охоте близ этого дворца. Он спрашивал, какие это башни, которые видны чрез большой и густой лес?

 []

   Всякий ему отвечал то, что слышал о них. Один говорил, что это старинный замок, где водятся духи; другой -- что колдуны этих мест имеют там свои шумные сходбища. Общее же мнение было то, что там живет людоед, который уносит туда всех пойманных им детей, чтоб спокойно есть их, и чтоб никто не мог преследовать его, потому что только он имеет силу пройти сквозь этот лес.

 []

   Принц не знал, что и думать о том, когда один старый крестьянин, вступив с ним в разговор, сказал ему: Принц, более пятнадцати лет тому назад слышал я от отца моего, что в этом замке есть принцесса красавица, какую только можно видеть на свете; что она там должна спать сто лет, и будет пробуждена от сна сыном короля, которому предназначена в супруги.
   Юный принц воспламенился от этих слов. Он, не колеблясь, стал думать о том, чтобы положить конец этому чудесному приключению.
   Подстрекаемый любовью к славе, принц тотчас решился узнать, правду ли ему сказали.
   Принц едва приблизился к лесу, как все большие и, малые деревья и терновые кусты разделились между собою, и дали дорогу.
   Он пошел к замку, который был виден в конце большой аллеи. Но принц немало был удивлен, когда увидел, что никто из его спутников не мог идти за ним, потому что все деревья, между которыми он проходил, опять соединялись за ним по-прежнему. Он, не переставая идти вперед, вступил на большой двор, где всё, что он увидел, могло сначала ужаснуть его: Там было страшное безмолвие, и везде представлялся образ смерти; там были только лежащие тела людей и животных, которые казались мертвыми.
   Однако принц узнал по угреватому носу и румяному лицу швейцаров, что они лежали только спящие, и что их стаканы, в которых еще было по нескольку капель вина, показывали, что швейцары уснули после пирушки.
   Принц проходит по большому двору, вымощенному мрамором, поднимается по лестнице, входит в залу, где стража стоит во Фронте с карабинами на плече, и сильно храпит.
   Принц проходит по многим комнатам, наполненным камер-юнкерами и дамами, которые все спят, кто стоя, кто сидя.
   Он вошел в вызолоченную комнату, и увидел на кровати, у которой занавеси со всех сторон были отдернуты, прелестное зрелище: принцессу лет шестнадцати в каком-то лучезарном свете.
   Принц с удивлением и трепетом подошел к ней, и стал на колени.
   В эту минуту настал конец очарованию: принцесса пробудилась, и, смотря на принца глазами более нежными, нежели сколько позволяет первая встреча, сказала ему: Вы ли это, принц? Вы заставили долго ожидать себя.
   Принц, плененный этими словами, а еще более приятностью, с которою они были произнесены, не знал, как объяснить принцессе свою радость и благодарность. Он уверял ее, что любит ее больше нежели самого своя.
   Он находился в большем затруднении, нежели она, и это неудивительно: она имела время обдумать то, что должна была сказать ему, потому что добрая волшебница, хотя история и ничего не говорить об этом, -- в продолжение столь долгого сна, вероятно, доставляла принцессе удовольствие приятными сновидениями.
   Потом более четырех часов принц и принцесса разговаривали между собою; но они не сказали и половины того, что желали сказать друг другу.

 []

   Между тем в одно время с принцессой пробудились все во дворце. Каждый исполнении своей должности, и все, впрочем, терпели голод.
   Статс-дама, томимая, как и все прочие голодом, решилась громко сказать принцессе, что кушанье на стол уже подано.
   Принц помог принцессе встать с постели. Она была совсем одета, и очень великолепно, но остерегалась сказать принцу, что она одета так, как его прабабушка. Однако принцесса и в таком старинном одеянии была не менее прелестна.
   Принц и принцесса пошли в зеркальную залу и там сели ужинать; а ужин подавали придворные особы и служители принцессы.
   Скрипки и гобои играли пьесы старинные, но очень хорошие, хотя прошло почти сто лет, как уже перестали играть их.
   После ужина, не теряя времени, обвенчали принца с принцессой в церкви дворца.
   Они ночью спали мало, принцесса же и не имела в том нужды.
   Поутру принц, оставив принцессу, возвратился в столицу, где король, отец его, должно быть очень беспокоился о нем.
   Принц сказал королю, что, будучи на охоте, он заблудился в лесу, и спал в шалаше дровосека, который накормил его черным хлебом и сыром.
   Король, отец принца, будучи прост, поверил ему, но мать его усомнилась в словах принца. Она видела, что он почти каждый день ездит на охоту, и что у него всегда есть предлог к извинению.
   Поэтому королева стала догадываться, что у принца есть какая-то тайна.
   Уже прошло два года, как принц был соединен узами брака с красавицей, спавшей в лесу.
   У них уже было двое детей: первое дитя -- дочь, называли Зарей, а второе дитя -- сын, названный Днем, потому что он казался красивее своей сестры.
   Королева несколько раз просила своего сына объясниться с нею о выборе невесты; но он никогда не осмеливался открыть ей свою тайну. Он боялся королевы, хотя и любил ее; потому что она была из рода людоедов.
   Король женился на ней только потому, что она была богата.
   Даже при дворе тихонько говорили, что у королевы есть склонности людоедов, и что, видя маленьких детей, проходящих мимо, она с большим трудом удерживается от того, чтобы не броситься на них. Потому принц никогда ничего не хотел говорить матери о своем браке.
   Но когда король умер, что случилось через два года после того; и когда принц сделался королем, то он публично объявил о своем браке, и с большой церемонией привез супругу и двух детей своих в столицу.
   Им был сделан великолепный прием.

 []

   Через несколько времени молодой король объявил войну императору Каталабюту, соседу своему. По этому случаю он поручил управление королевством королеве, матери своей, и просил ее о сбережении его супруги и детей. Королю надлежало быть на войне целое лето.
   Лишь только он уехал, то королева-мать послала свою невестку и детей её в загородный дворец.
   Однажды вечером она сказала своему метрдотелю: Завтра за обедом хочу есть маленькую Зарю.
   -- Ах, государыня! отвечал метрдотель.
   -- Хочу, сказала королева голосом людоедки, которая намерена есть сырое мясо, и хочу есть ее в соусе Робера.
   Бедный метрдотель, видя, что нельзя ослушаться людоедки, взял нож свой и пошел в комнату маленькой Зари. Ей было тогда четыре года. Она, прыгая и смеясь, подошла к метрдотелю, и кинулась ему на шею, прося у него конфет.
   Он заплакал и нож выпал из его рук; потом он пошел на задний двор, и заколол, вместо Зари, ягненка.
   Метрдотель сделал из него такой вкусный соус, что королева уверяла, что никогда не ела ничего столь вкусного.
   В это же время метрдотель унес из дворца маленькую Зарю, и отдал ее жене своей, чтоб она спрятала ее в своем жилище, в уединенном месте на заднем дворе.
   Через неделю людоедка опять сказала метрдотелю: Сегодня за ужином хочу есть маленького Дня.
   Метрдотель не возражал на это, надеясь опять обмануть людоедку.
   Он пошел за маленьким Днем, и застал его с небольшою рапирою, которою он фехтовал с большой обезьяной, хотя ему тогда было только три года. Метрдотель также унес его к своей жене, которая спрятала его с маленькой Зарей.
   Метрдотель за ужином вместо маленького Дня подал небольшого козленка, очень нежного, который людоедке также показался очень хорошим.
   После того всё шло благополучно. Но однажды вечером людоедка сказала метрдотелю: Хочу есть молодую королеву в таком же соусе, как детей её.
   Тогда бедный метрдотель пришел в отчаяние от того, что не может еще обмануть людоедку. Потому он решился для сохранения своей жизни исполнить приказание людоедки. Он, пришедши в ярость, вошел с кинжалом в руке в комнату молодой королевы.
   Однако он не хотел нечаянно напасть на нее, и с большим почтением объявил ей приказание людоедки.
   -- Исполняй, исполняй это приказание, сказала молодая королева; тогда опять увижусь с моими детьми, которых я так любила!
   Она считала детей своих умершими с тех пор, как унесли их, не сказав ей о том.
   -- Нет, нет, королева, отвечал с сожалением метрдотель; вы не умрете, но вы позволите отвести вас к вашим детям. Я спрятал их у себя, и еще раз обману людоедку, и вместо вас подам ей кушать молодую лань.
   Метрдотель тотчас повел в свое жилище молодую королеву, и там оставил ее ласкать детей её и плакать с ними, а сам пошел приготовлять лань, которую людоедка за своим ужином также ела с большим аппетитом.
   Она была очень довольна своею жестокостью, и хотела сказать королю, по его возвращении, что волки съели молодую королеву и двух детей её.
   Людоедка имела обыкновение ходить по дворам дворца, чтоб нюхать там какое-нибудь сырое мясо.
   На дворе однажды она услышала голос маленького Дня, который плакал, потому что молодая королева хотела высечь его за ослушание. Людоедка услышала и маленькую Варю, которая у матери просила прощения своему брату.
   Людоедка узнала по голосу молодую королеву и детей её, и будучи раздражена тем, что она обманута, на другой же день страшным голосом, который привел всех в трепет, -- приказала принести и поставить среди двора большой чан, наполнить его жабами, ехиднами, ужами и змеями, и бросить туда молодую королеву и детей её, а также метрдотеля, жену его и служанку их.
   Людоедка велела туда привести всех их со связанными за спиной руками. Вот все они: молодая королева с детьми, и метрдотель с женою и служанкою, уже были приведены на место казни, и палачи уже приготовлялись бросить их в чан, как вдруг король совсем неожиданно въехал верхом на лошади на двор.
   Увидя связанных и такое приготовление к мучению их, он с удивлением спросил:
   -- Что значит это ужасное зрелище?
   Никто не смел отвечать ему. Людоедка же, взбешенная тем, что король увидел её намерение погубить молодую королеву и детей её, сама бросилась вниз головою в чан, где она тотчас же была истерзана злыми гадами, которых она велела посадить туда.
   Король был очень опечален этим случаем, потому что людоедка была мать его.
   Но потом король утешился в своей печали, живя счастливо со своей супругой и детьми.

 []

  
  
  
  

Оценка: 4.81*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru