Немирович-Данченко Владимир Иванович
Тайна сценического обаяния Гоголя

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.93*6  Ваша оценка:


   Немирович-Данченко Вл. Тайна сценического обаяния Гоголя // Н. В. Гоголь в русской критике: Сб. ст. -- М.: Гос. издат. худож. лит. -- 1953. -- С. 595--600.
   http://feb-web.ru/feb/gogol/critics/grk/grk25952.htm
  

ТАЙНА СЦЕНИЧЕСКОГО ОБАЯНИЯ ГОГОЛЯ1

  
   В одном из своих писем Гоголь говорит:
   "Театр ничуть не безделица и вовсе не пустая вещь, если примешь в соображение то, что в нем может поместиться вдруг толпа из пяти, шести тысяч человек и что вся эта толпа, ни в чем не сходная между собою, может вдруг потрястись одним потрясением, зарыдать одними слезами и засмеяться одним всеобщим смехом".
   И затем прибавляет:
   "Это такая кафедра, с которой можно много сказать миру добра".2
   В этих строках вся сущность психологии театра. Какие бы течения ни увлекали драматическое творчество, в какие бы формы ни отливались сценические идеалы времени, -- для театра остается неизменным закон единого общего переживания.
   Всякое отдаление автора от этого закона угрожает ему равнодушием, а всякое приближение к нему дает автору огромную власть над театральной толпой.
   Достижения этой власти так же бесконечно разнообразны, как разнообразны приемы творчества. Существует заблуждение, что так называемая сценичность не относится к области творчества, а лишь к умному, внимательному и расчетливому использованию условий сцены. Золя, как известно, решительно утверждал, что всякий умный писатель может быть драматургом. Но если это неверно само по себе, то относительно Гоголя такой взгляд был бы тяжким грехом неблагодарности.
   Когда вдумываешься в психологию творчества такого произведения, как "Ревизор", тогда не знаешь, чему больше удивляться, какая из духовных сил, создавших эту комедию, возбуждает больше поклонения: та ли, которая вдохновляла поэта вылавливать из русской жизни ее самые типичные черты... та ли, которая углубляла его взор до самых мелких и острых рисунков быта и сообщала автору радость правдивого, чистого, заразительного смеха? Или же та, которая складывала все эти черты в гармоническую картину характеров и столкновений, разбитую на акты, сцены и диалоги, та духовная сила, которая вводила эти акты, сцены и диалоги в неразрывную связь с театральной залой и которая есть гениальное чувство сцены, вдохновенное чувство театра?
   Кто может уловить, где находится творческий первоисточник той или другой сцены "Ревизора"? Отлилась ли эта сцена в такую форму потому, что автор нашел ее наиболее соответствующей содержанию, или, наоборот, -- сама сценическая форма вызвала из памяти поэта бытовую черту и самый сценический эффект сообщил ей определенное освещение?..
   Тем, что я называю сейчас чувством театра, Гоголь обладал в величайшей степени.
   Чувством русского, реального театра.
   На протяжении всей огромной работы над "Ревизором" он не перестает жить этой неразрывной связью своего замысла с театральной залой. Вдохновенно проникая в эту связь, он дает ей беспрерывное тепло, жизнь, вносит в нее волны возбуждения и подъемов и сам постоянно загорается ею. Только разгоряченный чувством театра, он дает волю темпераменту, который и увлекает его фантазию до высших сценических эффектов -- эффектов новых, им самим создаваемых, а не заимствованных у французской драмы...
   С какой силой, с какой простотой, с какой гениальной экономией происходит завязка пьесы! Вы знаете, что по теории драмы первое действие посвящается завязке, второе -- развитию, третье доводит пьесу до кульминационного пункта, четвертое подготовляет развязку, которая заключается в пятом действии. Самые замечательные мастера театра не могли завязать пьесу иначе, как в нескольких первых сценах. В "Ревизоре" же -- одна фраза, одна первая фраза:
   "Я пригласил вас, господа, для того, чтобы сообщить вам пренеприятное известие: к нам едет ревизор".
   И пьеса уже начата. Дана фабула и дан главнейший ее импульс -- страх. Все, что могло бы соблазнить писателя для подготовки этого положения, или беспощадно отбрасывается, или найдет себе место в дальнейшем развитии фабулы. Как сценически крепко надо было овладеть замыслом комедии, чтобы так смело и в то же время так просто приступить к ней!
   Если бы вы взялись проследить шаг за шагом, сцену за сценой развитие этой не сложной, не загроможденной фабулы, проследить не с точки зрения заложенных в пьесу нравственных проблем и не со стороны того общественного значения, какое имеют для нас нарисованные в комедии нравы, а исключительно со стороны ее сценической формы, то вас ни на минуту не покидало бы то радостное изумление, какое посылает нашей душе истинное искусство.
   Нет возможности, даже в самых подробных догадках, охватить тот громадный, разбросанный, разорванный жизненный материал, который мелькал перед напряженным умственным взором поэта во все время его творчества. Встречи, -- постоянные и случайные, -- наблюдения, воспоминания, образы фантазии, размышления, мечты -- все, что питает дух великого человека, все это, мелькая, попадает в этот лучистый сноп внутреннего света, "второго зрения". Мелькает и исчезает с быстротой мысли. И только то задерживается, только то движение человеческой души, бытовая краска, жест, выражение лица, слово -- только то останавливает на себе упорное и едкое внимание поэта, что поражает, волнует и радует его близостью, родственностью с его замыслом. Происходит непрерывный контроль в выборе материала. И если вообще этот контроль устанавливается тем, что мы называем "художественной идеализацией" и принадлежит всякому роду изящной литературы, то в комедиях Гоголя, и в "Ревизоре" по преимуществу, этот контроль дважды, трижды, во сто раз усугубляется чувством сцены. Отсюда вся фабула, развивающаяся в такой простоте и последовательности, как будто бы это была сама жизнь, сами житейские будни, под напряженным напором чувства сцены получает сжатость, сочность и компактность. Когда следишь за сценическим рисунком комедии, то иногда положительно думаешь, что это чувство театра руководило всеми духовными силами поэта.
   Пока пьеса развивается еще в покое, чисто сценическое творчество еще не нуждается в особенном напряжении. В самом юморе Гоголя, в колорите, в красках, в миросозерцании, склонном всегда к обобщениям, -- во всем заложено то, что вызывает "чудо театра", то обаяние, которое заражает аудиторию.
   Как Пушкин одной своей сценой в корчме был провозвестником огромного цикла русских драм... как женские образы Тургенева вдохновляли русскую сцену, -- так Гоголь своими повествовательными сочинениями создавал сценический язык пьес, его остроту, меткость и красочность. Всякий драматург испытывал на себе обаяние сценичности гоголевского юмора.
   И чувство театра удовлетворяется в полной мере, когда, несмотря на отсутствие так называемого сценического движения, на некоторый застой в развитии фабулы, писатель с увлечением отдается подробностям, согревая их своим юмором. Чувство театра удовлетворяется, потому что юмор этот, освещая подробности светом истины, имеет беспредельную власть над толпой, которая может "смеяться одним всеобщим смехом".
   Но с развитием фабулы сцена требует учащенного темпа, ее температура, поднимается, пульс усиливается. Всеми своими нервами поэт чувствует, что для того, чтобы держать власть над театральной залой, нельзя уже оставлять действующих лиц в покое бытовых подробностей, смех может застояться, зал может остыть. Драматург с жестокостью хирурга отрезает все, что ему кажется лишним. (Охватить все далеко не так легко. Многое он заметит только гораздо позднее, когда комедия уже будет окончена.) Требуются сценические толчки...
   И вот тут-то с особенным блеском обнаруживается сценический гений Гоголя. Он находит эти толчки не в событиях, приходящих извне, -- прием всех драматургов мира, -- откуда эта бедная событиями жизнь небольшого русского городка может давать интересные внешние события -- Гоголь находит сценическое движение в неожиданностях, которые проявляются в самих характерах, в многогранности человеческой души, как бы примитивна она ни была. Только человеческая душа дает ему материал для сценического развития фабулы. Углубляясь в определенные характеры, поставленные в известные условия, великий комик находит в них такие неожиданности, и эти неожиданности так поражают и наполняют душу художника таким радостным волнением, что он с непоколебимой убежденностью пользуется ими для сценического движения комедии. Он как бы ведет зрителя по пути того самого углубления, какое пережил сам, стараясь сохранить свежесть своих непосредственных находок, -- и в этом самом пути полагает радостное удовлетворение чувства сцены. Тогда поэту уже нет надобности сдерживать свой темперамент в известных границах.
   До сих пор он не давал ему полной воли, потому что это могло внести поспешность там, где требовалось эпическое спокойствие, соответствующее эпическому застою русской жизни. Теперь же как бы ни разыгралась его фантазия, -- все ее источники покоятся в области найденной им правды. Никакие преувеличения, никакая сгущенность красок, никакая быстрота в смене настроений не изменят высшей, художественной правде. И если в четвертом действии этот кипучий искрящийся темперамент выливается в ряд быстрых и шаловливых сцен, то в последнем он весь сгущается для того, чтобы сосредоточиться на большом финале комедии. Этот финал представляет одно из самых замечательных явлений сценической лите ратуры. Вы его отлично знаете. Пользуясь теми же неожиданностями, которые гениальны по своей простоте и естественности, Гоголь выпускает сначала почтмейстера с известием, что чиновник, которого все принимали за ревизора, был не ревизор, потом, углубляясь в человеческие страсти, доводит драматическую ситуацию до высшего напряжения и в самый острый момент разгара страстей дает одним ударом такую развязку, равной которой нет ни в одной литературе. Как одной фразой городничего он завязал пьесу, так одной фразой жандарма он ее развязывает, -- фразой, производящей ошеломляющее впечатление опять-таки своей неожиданностью и в то же время совершенной необходимостью.
   Но было бы легкомыслием считать этот финал только эффектным "театральным ударом". Еще после того, как письмо Хлестакова прочтено, несмотря на беспрерывный гомерический хохот, вы чувствуете, как комедия быстро, неуклонно и с изумительной правдивостью начинает вздыматься до трагических высот. Мало того, вы чувствуете, как конкретный, бытовой случай переживания городничего и его окружающих, силою мощного темперамента и всеобъединяющей мысли поэта, вдруг освещается ярким, широким обобщением, которое в знаменитой "немой сцене" словно срывает внезапно все покровы быта и обнаруживает единую человеческую душу в ее огромном потрясении. Сколько раз вы ни смотрели "Ревизора", как ни были вы подготовлены, вы всегда бывали захвачены этим финалом, поразительным по красоте, по силе экспрессии, по необычайности и совершенной неожиданности формы, по вдохновенному сценическому расчету. Вспомните хорошенько, как ваши нервы доходили до высшего напряжения именно потому, что немая картина держится долго, очень долго. Вся аудитория так же застывает в немом лицезрении, как и действующие лица на сцене. Неразрывная связь сцены с театральной залой достигает здесь идеальной силы.
   Автор в своей ремарке требует, чтобы сцена держалась полторы минуты. Кто знает, -- быть может, много раз переживая эту сцену, стараясь испытать все впечатление, какое она должна произвести в театре, -- поэт почти точно вычислил длительность ее. Но, насколько мне известно, не было случая, чтоб она длилась более 52 секунд. И когда я спрашивал суфлера, который должен давать занавес, чем он руководствуется, то он ответил: "Я даю занавес, когда если бы еще секунда -- и мое сердце разорвалось бы".
   Великий драматург достиг того, что "толпа, ни в чем не сходная между собою", весь вечер "смеялась одним всеобщим смехом" и в конце "была потрясена одним потрясением".

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1 (Стр. 595) Из речи, прочитанной одним из основателей Московского Художественного театра Влад. Ив. Немировичем-Данченко (1858--1943) на заседании Общества любителей российской словесности в Москве 28 апреля 1909 г. Впервые напечатано в 1909 г. в "Ежегоднике императорских театров", вып. 2, стр. 28--35 (здесь печатается с сокращениями).
   В годы реакции Немирович-Данченко боролся за реалистический Художественный театр. Для него это был театр, хранивший важное идейно-творческое наследие русской классики -- Грибоедова и Гоголя, Островского и Чехова. В 1908--1909 гг. Немирович-Данченко вместе с К. С. Станиславским поставили в Художественном театре "Ревизора". В этой постановке они стремились к глубокому раскрытию обличительной сатиры Гоголя. Станиславский резко указывал участникам спектакля 2 февраля 1909 г., что "подчеркивание шаржа" -- оскорбительно для Гоголя (К. С. Станиславский. Статьи. Речи. Беседы. Письма. М., 1953, стр. 214). В защиту критического реализма Гоголя написана была и речь Немировича-Данченко. Впоследствии Станиславский и Немирович-Данченко говорили о величайшем значении Гоголя для русского театра. "Необычайно важно для нас, -- говорил Немирович, -- вдумчивое изучение Гоголя. Гоголевские типы требуют создания гомерического стиля спектакля, -- гомерического в смысле громадности, преувеличенности образов" (В. И. Немирович-Данченко. Театральное наследие, т. 1, 1952, М., стр. 225). В другом месте он указывал: "В русской драматургии, в которой, в сущности говоря, эпохи театров делали авторы, реализм на сцену просачивался медленно. Вот чуть-чуть в "Недоросле", вот "Горе от ума", пушкинский "Борис Годунов". Потом, как бы одним гигантским, мощным взмахом -- Гоголь" (там же, стр. 189).
   2 (Стр. 595) Цитата из статьи Гоголя "О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще о посредственности" ("Выбранные места из переписки с друзьями").
  

Оценка: 6.93*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru