Немецкая_литература
Песнь о Нибелунгах

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Das Nibelungenlied.
    С введением и примечаниями.
    Со средне-верхне-немецкого размером подлинника перевел М. И. Кудряшев (1889).


   

ПѢСНЬ О НИБЕЛУНГАХЪ.

СЪ ВВЕДЕНІЕМЪ И ПРИМѢЧАНІЯМИ.

СЪ СРЕДНЕ-ВЕРХНЕ-НѢМЕЦКАГО
РАЗМѢРОМЪ ПОДЛИННИКА
ПЕРЕВЕЛЪ М. И. Кудряшевъ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.
Типографія Н. А. Лебедева, Невскій просп., д. No 8.
1889.

Оглавленіе

   Отъ переводчика
   Введеніе:
   Глава I. Исторія текста
   II. Библіографія
   III. О задачѣ переводчика
   IV. Содержаніе поэмы
   V Другія версіи сказанія о Нибелунгахъ
   VI. Вопросъ о происхожденіи поэмы
   Карлъ Лахманнъ
   Плачъ
   Гольцманнъ
   Пфейфферъ и Барчъ
   VII. Историческій и миѳологическій элементы въ сагѣ о Нибелунгахъ
   VIII. Художественное значеніе Нибелунговъ
   Пѣснь о Нибелунгахъ.
   I авентюра. Кримхильда
   II " О Зигфридѣ
   III " Какъ Зигфридъ пріѣхалъ въ Вормсъ
   IV " Какъ онъ бился съ саксами
   V " Какъ Зигфридъ увидѣлъ въ первый разъ Кримхильду
   VI " Какъ Гунтеръ ѣздилъ въ Исландію за Брунхильдой
   VII " Какъ Гунтеръ добылъ Брунхильду
   VIII " Какъ ѣздилъ Зигфридъ за Нибелунгами, своими бойцами
   IX " Какъ Зигфридъ былъ посланъ въ Вормсъ
   X " Какъ Брунхильда была принята въ Вормсѣ
   XI " Какъ Зигфридъ прибылъ домой съ своею женою
   XII " Какъ Гунтеръ звалъ Зигфрида на пиръ
   XIII " Какъ они ѣхали на пиръ
   XIV авентюра. Какъ королевы побранились
   XV " Какъ Зигфридъ былъ преданъ
   XVI " Какъ Зигфридъ былъ убитъ
   XVII " Какъ плакала Кримхильда по своемъ мужѣ и какъ онъ былъ погребенъ
   XVIII, Какъ Сигемундъ поѣхалъ домой
   XIX " Какъ привезенъ былъ въ Вормсъ кладъ Нибелунговъ
   XX " Какъ король Этцель послалъ къ бургундамъ за Кримхильдой
   XXI " Какъ ѣхала Кримхильда къ гуннамъ
   XXII " Какъ Этцель повѣнчался съ Кримхильдой
   XXIII " Какъ Кримхильда задумала отомстить за свое горе
   XXIV " Какъ Вербель и Свеммелъ исполнили порученье
   XXV " Какъ всѣ господа ѣхали къ гуннамъ
   XXVI " Какъ Гельфратъ убитъ былъ Данквартомъ
   XXVII " Какъ они пришли въ Бехеларенъ
   XXVIII " Какъ прибыли бургунды въ Этцельнбургъ
   XXIX " Какъ онъ не всталъ передъ нею
   XXX " Какъ они ихъ сторожили
   XXXI " Какъ они шли къ собору
   XXXII " Какъ былъ убитъ Бледелинъ
   XXXIII " Какъ бились бургунды съ гуннами
   XXXIV " Какъ они выбрасывали убитыхъ
   XXXV " Какъ былъ убитъ Ирингъ
   XXXVI " Какъ царица велѣла поджечь залъ
   XXXVII " Какъ убитъ былъ маркграфъ Рюдигеръ
   ХXXVIII " Какъ бойцы господина Дитриха всѣ были убиты
   XXXIX " Какъ Гунтеръ и Гагенъ были убиты Кримхильдой
   

Отъ переводчика.

   Издавъ въ свѣтъ мой трудъ, считаю долгомъ выразить горячую признательность академику и профессору Имп. С.-Петербургскаго университета Александру Николаевичу Веселовскому, лекціи {Теорія поэтическихъ родовъ въ ихъ историческомъ развитіи. Часть 1-я: Исторія эпоса. Вып. 1. 2. Спб. 1881--86. Литогр. А. Н. Гробовой. (Библіограф. рѣдкость).} котораго послужили для меня наилучшимъ введеніемъ въ изученіе вопроса о "Нибелунгахъ", и приватъ-доценту Имп. ЕПб. университета по каѳедрѣ исторіи западно-европейскихъ литературъ, Ѳ. А. Брауну, взявшему на себя нелегкій трудъ сличенія моего перевода съ оригиналомъ. Приношу также искреннюю благодарность за теплое участіе и совѣты И. М. Болдакову, К. Г. Залеману, Ѳ. М. Истомину, А. Р. Крейсбергу, А. Н. Папину и Ф. П. Павлову-Хребтову.

М. Кудряшевъ.

   Спб. 1888 г. 1-го декабря.
   

ВВЕДЕНІЕ.

I.
Исторія текста.

   "Пѣснь о Нибелунгахъ" сохранилась въ 10 полныхъ рукописяхъ и 18 отрывкахъ. Изъ 10 полныхъ рукописей 3 принадлежатъ XIII вѣку и со временъ Лахманна означаются латинскими буквами А, И и Е; затѣмъ, одна рукопись, означаемая буквой D, принадлежитъ XIII или XIV вѣку; рукопись J -- XIVв.; 4 рукописи: а, b, h, к,-- XV вѣку; рукопись d -- XVIв. Изъ отрывковъ 6 принадлежатъ XIII вѣку (E, M, O, R, S, Т), 4 -- XIII или XIV вѣку (F, G, H, К); 4 -- XIV в. (L, N, Q, I); 3 -- XV в. (g, і, m или w, какъ означаетъ его Царнке). Сверхъ того, въ печатномъ сочиненіи В. Лаціуса: "О нѣкоторыхъ переселеніяхъ народовъ" [W. Lazius: "De gentium aliquot migrationibus], жившаго отъ 1514--1565 года, приведено нѣсколько строфъ изъ древней пергаментной рукописи этой поэмы. Послѣднюю рукопись принято называть буквою с. Не всѣ изъ этихъ рукописей имѣютъ одинаковое значеніе для рѣшенія вопроса о текстѣ поэмы: такъ, напр., отрывокъ Т есть не что иное, какъ переводъ поэмы на нидерландскій языкъ и въ то-же время единственный старый переводъ поэмы; затѣмъ, рукопись k (XV вѣка), хранившаяся въ библіотекѣ вѣнской коллегіи піаристовъ и нынѣ перешедшая въ собственность придворной библіотеки, представляетъ собою полнѣйшую переработку текста С. Рукопись k издана была недавно Адельбертомъ фонъ Келлеромъ въ извѣстной "Библіотекѣ литературнаго общества въ Штутгартѣ" (Bibliothek des literarischen Vereins in Stuttgart, томъ 142-й: Das Nibelungenlied nach der Piaristenhandschrift herausgegeben von Adelbert von Keller. Tübingen. 1879. 383 стр. 8о) и была у насъ подъ руками: она состоитъ изъ 2442 строфъ (= 2442 X 4 стиховъ), при чемъ вторая половина четвертаго стиха каждой строфы имѣетъ только 3 ударенія (Hebungen), а не 4, какъ это мы видимъ въ рукописяхъ A, B, C и т. д. Очевидно, автору обработки не нравился старый размѣръ, какъ не понравится онъ, вѣроятно, и многимъ изъ читателей нашего перевода. Съ этой цѣлью онъ удалилъ во 2-ой половинѣ четвертаго стиха одну стопу, а вслѣдствіе этого, ему пришлось произвести измѣненія и въ остальныхъ стихахъ. Вотъ для примѣра первая строфа по рук. к:
   
   Was man von wunder sagt, von sturmen und von streit,
   Und die da sein geschehen bei kunig Etzels zeit,
   Der nam ein schone frawen, als man noch hort sagn;
   Sie hub durch iren willen, grosz jamer unde clagn
   
   (т. e. Сколько разсказываютъ чудесъ о браняхъ и бояхъ, которые происходили во время короля Этцеля, который взялъ пригожую супругу, какъ еще говорятъ объ этомъ; она по своей волѣ причинила великую печаль и плачъ).
   По рук. С:
   
   Uns ist alten maeren wunders vil geseit
   Von heleden lobebären, von grözer arebeit:
   Von frèude und hochgeziten, von weinen unde klagen,
   Von küener recken strîten muget ir nu wunder hoeren sagen.
   
   (т. e. Много чудесъ разсказано въ старыхъ быляхъ о достославныхъ витязяхъ, о великой работѣ; о радости и пиршествахъ, о слезахъ и плачѣ, о спорахъ смѣлыхъ бойцевъ вы услышите теперь чудеса).
   Очевидно, авторъ передѣлки хотѣлъ не только устранить лишнюю и непріятную для него стопу, но и подновить языкъ, дабы сдѣлать поэму болѣе понятною для современныхъ ему читателей. Стало быть, эту рукопись слѣдуетъ считать скорѣе переводомъ поэмы на языкъ XV вѣка, чѣмъ особою редакціей.
   Всѣ эти рукописи дѣлятся на двѣ главныя группы:
   1) Группа, во главѣ которой стоитъ рукопись С. именуемая "Der Nibelunge liet" (т. е. Пѣснь о Нибелунгахъ). Этими словами заканчивается поэма въ рукописяхъ этой группы. Кромѣ рукописи C, самой тщательной по отдѣлкѣ и самой длинной по числу строфъ, сюда принадлежать рукописи и отрывки: E, F, G, К, а.
   2) Группа, обозначаемая буквою B и именуемая вульгатой. Рукописи этой группы оканчиваются словами der Nibelunge nôt (Горе Нибелунговъ), отчего и самая поэма въ этой редакціи зовется Nibelunge nôt. Эта группа распадается на три подгруппы. Первая подгруппа (H. J, К, О, Q, d, h, b приблизительно на 80 строфъ (320 стиховъ) короче группы C; вторая подгруппа (В, D, L, M, N, P, S, е, d, і, изъ нихъ D, N, P, S представляютъ смѣшеніе редакцій B и C) короче Е на 20 строфъ. Рукопись В, мало отличающаяся отъ остальныхъ рукописей второй группы, считается ихъ главной представительницей и "вульгатой", или "общимъ чтеніемъ", въ виду того, что группа эта обнимаетъ значительное число рукописей поэмы. Третья подгруппа состоитъ изъ единственной рукописи А, которая на 63 строфы короче В.
   Итакъ, существуютъ три главныя редакціи текста нашей поэмы: A, B, C. Изъ нихъ A была издана Лахманномь, B -- Барчемъ и C -- Царнке. Мы пользовались слѣдующими изданіями:
   А) Der Nibelunge Noth und die Klage. Nach der ältesten Überlieferung hrsg. von Karl Lachmann. Vierter Abdruck des Textes Berl. 1859. 295 стр.
   -- то-же..... mit Bezeichnung des unechten und mit den Abweichungen der gemeinen Lesart hrsg. v. K. Lachniann. 2. Ausg. Berl. 1841 8о 370 стр. Въ изданіи Лахманна поэма состоитъ изъ 2316 строфъ.
   B) Das Nibelungenlied, hrsg. у. Karl Bartsch Lpz. 1866. S. 456 стр. [составляетъ 3-й томъ коллекціи: Deutsche Classiker des Mittelalters mit Wort-und Sacherklärungen, hrsg. von Franz Pfeiffer] Съ этого изданія и сдѣланъ нами переводъ поэмы. Мы выбрали его потому, что текстъ поэмы изданъ здѣсь по редакціи В, которую принято считать вульгатой, а также и потому, что здѣсь текстъ снабженъ комментаріями не особенно щедрыми, но все-таки значительно облегчающими трудъ переводчика.
   -- Другое изданіе по той-же редакціи B: "Der Nibelunge Nôt mit den Abweichungen von der Nibelunge liet, den Lesarten sämmtlicher Handschriften und einem Wörterbuche, hrsg. von Karl Bartsch. Erster Theil: Text. Zweite Theil, erste Hälfte: Lesarten. Zweite Hälfte: Wörterbuch. Lpz. 1870. 76. 80. 8о. Это изданіе представляетъ то преимущество, что въ немъ приведены разночтенія по всѣмъ рукописямъ, а въ приложенномъ къ нему большомъ словарѣ указано, въ какомъ значеніи употреблено слово въ данномъ стихѣ, даже въ какомъ надежѣ, числѣ и т. д.-- Въ редакціи И всѣхъ строфъ -- 2379.
   С) Изданія по редакціи С:
   1) Das Nibelungenlied in der ältesten Gestalt mit den Veränderungen des gemeinen Textes, hrsg. und mit einem Wörterbuch versehen von Adolf Holtzmann. Stuttg. 1857. 424 стр. 8о.
   Das Nibelungenlied, hrsg. von Friedrich Zamcke. 4-te Aufl. Lpz. 1871. 445 стр. (карманнаго формата) и СХХ стр. предисловія, въ которомъ разсказана вся судьба поэмы и приведена обширная библіографія, еще болѣе пополненная въ 6-омъ изданіи, котораго мы, къ сожалѣнію, не имѣли въ рукахъ. Въ редакціи С -- 2440 строфъ.
   Обиліе рукописей показываетъ, что поэма въ XIII, XIV, XV и даже XVI вѣкахъ много читалась, но къ половинѣ XV вѣка любовь къ поэмѣ значительно уменьшилась, судя по тому, что, несмотря на изобрѣтеніе книгопечатанія, поэма не удостоилась печатнаго станка и продолжала ходить въ рукописяхъ; вскорѣ ее перестали и переписывать: императоръ Максимиліанъ I былъ послѣднимъ изъ тѣхъ, которые еще живо интересовались поэмой. По его порученію, нѣкій Іоганнъ Ридъ (Ried) переписалъ "Пѣснь о Нибелунгахъ" въ 1504-- 1515 годахъ и эта рукопись (d или Амбразская) является позднѣйшею изъ сохранившихся рукописей поэмы. Вмѣстѣ съ Максимиліаномъ I, этимъ "послѣднимъ рыцаремъ", какъ его обыкновенно называютъ, начинаетъ ослабѣвать интересъ къ нѣкогда любимой поэмѣ. Время отъ времени, о ней упоминаютъ историки XVI в., цитирующіе поэму, какъ историческій источникъ для событій X вѣка. Такъ Вольфгангъ Лаціусъ (1514--1565) приводитъ изъ утраченной рукописи (редакціи В) поэмы двѣ строфы; затѣмъ, Каспаръ Брушіусъ (1518-- 1559) въ сочиненіи "De Laureaco veteri et de Patavio Germanico" упоминаетъ о поэмѣ "gesta Avarorum et Hunorum", составленной, по просьбѣ Пильгрима, епископа Нассаускаго, а это, очевидно, намекъ на нашу поэму. Далѣе у Вигулеія Хунда (Wiguleius Hund, ум. около 1600) была въ рукахъ рукопись D, а у Эгидія Чуди въ Гларусѣ (Aegidius Tschudi. 1505--1572) была рукопись В. Въ 1557 году, знаменитый нюренбергскій мейстерзенгеръ Гансъ Саксъ написалъ трагедію: "Роговой Зигфридъ", и затѣмъ, память о Нибелунгахъ совершенно умираетъ, если не принимать въ счетъ народной книжки "О рогатомъ Зигфридѣ", выдержавшей не мало изданій и бойко расходившейся на ярмаркахъ. Мартинъ Опицъ (1597--1639) и Шоттель (1612--1676) знаютъ поэму только по невѣрнымъ указаніямъ Лаціуса. Гольдастъ (1576--1635) Моргофъ (1639--1691) и I. Ф. Реймманнъ (1668--1743) въ ихъ историко литературныхъ трудахъ совсѣмъ не знаютъ поэмы и даже Готтшедъ въ 1752 году зналъ сагу о Зигфридѣ только по такъ называемой "Книгѣ героевъ" (Heldenbuch) да по народной пѣснѣ о Зигфридѣ (Siegfriedslied). Только въ 1756 году, нѣкто Вохеръ обратилъ вниманіе извѣстнаго писателя Іоганна Якова Бодмера на хранившуюся въ Гоэнэмсѣ (Hohenems) рукопись (извѣстную нынѣ подъ буквою С), по которой Бодмеръ и издалъ въ 1757 году послѣднюю треть поэмы вмѣстѣ съ такъ называемымъ "Плачемъ" (die Klage) и нѣсколькими отрывками изъ первой части, подъ заглавіемъ: "Месть Кримхильды и Плачъ, двѣ героическія поэмы швабскаго періода". Изданіе было встрѣчено холодно отчасти потому, что языкъ поэмы былъ мало понятенъ читателямъ XVIII вѣка, а главное потому, что тогдашнее общество увлекалось только лирикою миннезингеровъ и не цѣнило эпическихъ произведеній среднихъ вѣковъ. Даже Мих. Губеръ (Huber), авторъ первой по времени "Исторіи нѣмецкой поэзіи", вышедшей въ 1766 году на французскомъ яз. и въ 1767 переведенной Эбелингомъ на нѣмецкій языкъ, ни словомъ не обмолвился объ изданіи Бодмера: о немъ упомянулъ, и то въ примѣчаніи, только его переводчикъ Эбелингъ. Но этотъ холодный пріемъ не помѣшалъ профессору К. Г. Мюллеру (Myller) приступить къ изданію всей поэмы, для чего необходимо было достать копію съ первой части ея. Но въ Гоэнэмсѣ рукописи валялись у графа Гарраха въ безпорядкѣ, а завѣдывавшій ими былъ "во всѣхъ наукахъ иностранцемъ", а потому Вохеръ, хотя, послѣ долгихъ исканій, и нашелъ тамъ рукопись поэмы, но уже не ту, по которой была издана послѣдняя треть, т. е. не С, а другую, означаемую нынѣ буквой А. Такимъ образомъ, новое изданіе Мюллера было сдѣлано по двумъ разнымъ рукописямъ: половина по А и половина по С (1782). Не надѣясь на хорошій сбытъ, Мюллеръ основалъ свое предпріятіе (изданіе нашей поэмы и другихъ нѣмецкихъ средневѣковыхъ поэмъ) на акціяхъ. Изъ опубликованнаго имъ 29 октября 1782 г. отчета видно, что на изданіе 24 пайщиками было внесено 258 тал. 4 гроша, изъ коихъ на напечатаніе 500 экземпляровъ пошло 189 талеровъ Наибольшій взносъ сдѣланъ былъ статсъ-министромъ фонъ-Шлиффеномъ (Schlieffen), а именно: 50 тал. золотомъ; ему, согласно съ его желаніемъ, было выдано только 6 экземпляровъ; принцъ прусскій внесъ 30 тал. зол., но большинство внесло только по 4 талера. Всего, при первомъ раздѣлѣ въ 1782 г., разослано было 158 экземпляровъ. Экземпляръ, приготовленный для короля Фридриха II, дозволившаго 15 декабря 1780 г. посвятить это изданіе ему, былъ препровожденъ 19 октября 1782 г., а 31 октября былъ полученъ милостивый отвѣтъ короля. Очевидно, это милостивое письмо далеко не вполнѣ выражало взглядъ короля на это изданіе и было дѣломъ его секретаря Эйхеля, такъ какъ вотъ что писалъ Фридрихъ II къ издателю Нибелунговъ 22 февраля 1784 года: "Высокоученый любезный вѣрноподданный! Вы слиткомъ высоко цѣните издаваемыя вами стихотворенія XII, XIII и XIV вѣковъ, считая ихъ полезными для обогащенія нѣмецкаго языка. По моему-же мнѣнію, они не стоятъ заряда пороха, и ихъ совсѣмъ не зачѣмъ извлекать изъ пыли забвенія. По крайней мѣрѣ, въ моей собственной библіотекѣ я не могу терпѣть такой дряни и выброшу ее. Присланный мнѣ экземпляръ можетъ дожидаться судьбы своей въ большой берлинской библіотекѣ; едва-ли его часто будутъ тревожить съ мѣста". Это письмо, хранящееся въ рамѣ подъ стекломъ въ цирюхской библіотекѣ, перепечатано Царнке въ его изданіи поэмы (стр. XXXI), а по-русски переведено г. Кирпичниковымъ (Всеобщая исторія литературы подъ ред. В. Ѳ. Корша, т. II, Спб. 1885, стр. 6).
   Не лучше отозвался о поэмахъ Іог. Хр. Аделунгъ: онъ называетъ ихъ въ своей статьѣ "безвкусными, многорѣчивыми, растянутыми, блѣдными, непоэтичными" и злится на тѣхъ, которые думали открыть въ нихъ поэтическія достоинства. Гете оставилъ присланный ему Мюллеромъ экземпляръ непрочитаннымъ. Только Іог. Гейнр. Фоссъ (Voss) встрѣтилъ наиболѣе сочувственно изданіе Мюллера и, вскорѣ послѣ появленія его въ свѣтъ, читалъ поэму по этому изданію со своими учениками въ эитинской гимназіи, директоромъ которой онъ былъ назначенъ въ 1782 году. Мало-по-малу, равнодушіе и презрѣніе къ поэмѣ смѣнялись болѣе теплымъ отношеніемъ къ этому памятнику, отношеніемъ, перешеннимъ въ школѣ романтиковъ въ безграничный энтузіазмъ (Muth, 1. с. р. 406). Зимою 1803 года Августъ Вильгельмъ Шлегель читалъ въ Берлинѣ свои знаменитыя лекціи. Въ числѣ слушателей былъ и Ф. Г. Фонъ-деръ-Гагенъ, незадолго передъ тѣмъ окончившій университетскій курсъ. Лекціи Шлегеля послужили для него толчкомъ для приготовленія новаго изданія поэмы. Шлегель восторженно отозвался о поэмѣ, сравнивалъ ее съ Иліадой и совѣтовалъ своимъ землякамъ, вмѣсто того, чтобы отыскивать сюжеты для драмъ во всѣхъ частяхъ свѣта, обратиться за ними къ средневѣковому германскому эпосу, слѣдуя примѣру греческихъ трагиковъ, почерпавшихъ свои сюжеты изъ пѣсенъ Гомера. Согласно гипотезѣ Вольфа о происхожденіи Иліады и Одиссеи, Шлегель раньше пресловутаго Лахманна перенесъ эту гипотезу на Нибелунговъ, такъ какъ эта поэма казалась ему "слишкомъ великою для одного человѣка" (R. Наущ. Die romantische Schule. Berl. 1870. p. 825--826, 904--907) Шлегелю принадлежитъ, такимъ образомъ, честь пробужденія общественнаго вниманія къ памятнику, которымъ нынѣ гордится нѣмецкій народъ. Особенно живо отозвался на лекціи Шлегеля вышеупомянутый фонъ-деръ-Гагенъ, поити полвѣка посвятившій Нибелунгамъ. Имъ были сдѣланы 5 изданій поэмы, `2 перевода, 1 комментарій, 2 монографіи и цѣлый рядъ статей и рецензій (1807--1854). Когда участіе къ этой важной старинѣ стало всеобщимъ, на нее обратилъ вниманіе и Гете, который въ 1807 и 1809 гг. въ избранномъ кругу дамъ читалъ импровизированный переводъ отрывковъ поэмы, а въ 1809 году Цах. Вернеръ читалъ въ Веймарѣ, по случаю дня рожденія герцогини Луизы (3 февраля), написанную имъ размѣромъ нашей поэмы "Пѣсню о трехъ благочестивыхъ короляхъ изъ Нибелунгенланда" (Zarncke, Nibelungenlied, 4. Aufl. 1871, стр. ХXXII). Въ 1812 году фонъ-деръ-Гагенъ началъ 6-го января въ бреславскомъ университетѣ чтеніе лекцій о нашей поэмѣ, а въ слѣдующемъ году такой-же курсъ открылъ въ Берлинѣ проф. Цейне (Zeune). Въ 1813 году о Нибелунгахъ читалъ проф. Шильденеръ въ грейфсвальдскомъ университетѣ. Въ 1816 году объ этой поэмѣ читались лекціи въ Берлинѣ, Бреславлѣ, Геттингенѣ, Грейфсвальдѣ и Гиссенѣ для студентовъ, а въ Гейдельбергѣ, Вормсѣ и Франкфуртѣ профессоромъ Цейне -- для многочисленной публики. Въ томъ-же году, Карлъ Лахманнъ (4 мая 1816) выступилъ въ Берлинѣ съ своею диссертаціей pro venia legendi (Habilitationsschrift): "О первоначальномъ видѣ Пѣсни о горѣ Нибелунговъ" (über die ursprüngliche Gestalt des Liedes von der Nibelunge Noth). Эта диссертація составила эпоху въ вопросѣ о нашей поэмѣ, раздѣлила нѣмецкихъ ученыхъ на нѣсколько лагерей и породила между ними ожесточенную вражду, не стихнувшую и донынѣ. Въ 1826 году появилось первое изданіе поэмы подъ ред. Лахманна, въ 1829 год)г его сочиненіе "Критика саги" и въ 1836 г. его "Примѣчанія" къ поэмѣ. Въ 1827 году вычіелъ переводъ Симрока, выдержавшій до сего дня 40 изданій. Говорить о дальнѣйшей судьбѣ поэмы мы не будемъ: масса изданій, переводовъ на всѣ европейскіе языки, масса монографій и журнальныхъ статей -- все свидѣтельствуетъ о томъ интересѣ, съ какимъ отнесся XIX вѣкъ къ памятнику, Остававшемуся такъ долго въ несправедливомъ забвеніи.
   Къ сожалѣнію, нѣмецкіе ученые до сихъ поръ не сдѣлали для своего памятника того, что они съ такимъ усердіемъ дѣлали и при томъ не разъ для Гомера: мы говоримъ о подробномъ комментаріи къ тексту поэмы. Такого, пока, не существуетъ: комментаріи Барча слишкомъ неполны и кратки, болѣе же обстоятельныя примѣчанія къ отдѣльнымъ пѣснямъ разбросаны въ разныхъ журналахъ, что значительно затрудняетъ чтеніе поэмы въ оригиналѣ. Этимъ, вѣроятно, и объясняется преобладаніе числа переводовъ надъ числомъ изданіи. Въ настоящее время, чтеніе избранныхъ мѣстъ изъ поэмы -- обязательный предметъ для учениковъ старшихъ классовъ среднеучебныхъ заведеній Германіи и Австріи и нѣмецкихъ церковныхъ школъ и нѣмецкихъ частныхъ гимназій и училищъ въ Россіи.
   Совѣтъ Шлегеля нѣмецкимъ писателямъ черпать сюжеты изъ средневѣковаго германскаго эпоса вообще и въ частности изъ "Пѣсни о Нибелунгахъ" не остался гласомъ вопіющаго въ пустынѣ. В. Іорданъ написалъ длиннѣйшую поэму "Нибелунги" въ 33,000-стиховъ. Мы не читали этого труда и знаемъ его только по характеристикѣ, сдѣланной Мутомъ (l. с. 416). Въ 1839 году Раупахъ выпустилъ-^ѣй "Кладъ Нибелунговъ", имѣвшій большой успѣхъ, несмотря на свою непоэтичность и сухость. Въ 1857 году появилась Гейбелева "Брунхильда". Мутъ (l. с. р. 417) упоминаетъ еще слѣдующія драмы, из вѣстныя ему только по названію: Ла Моттъ Фуке "Сигурдъ герой Сѣвера@ (1808 Сигурдъ умертвитель змѣя, 1810 Мщеніе за Сигурда); Фр. Германна, Нибелунги въ трехъ частяхъ, 1819; Э. В. Мюллера, Мщеніе Кримхильды въ 3 отдѣленіяхъ, 1822; Ф. Вахтлера, Брунхильда, 1822; К. Ф. Эйхгорна, Мщеніе Кримхильды, 1824; Іоах. Царнака, Смерть Зигфрида, 1826; Хр. Вурма, Нибелунги. Смерть Зигфрида. 1839; В. Остервалѣда, Рюдегеръ изъ Бехларена 1849; Р. Веймара, Мщеніе Кримхильды, 1853; Авг. Копиша, Кримхильда; В. Гозеуса (Hosaeus), Кримхильда 1866; Л. Шака, Маркграфъ Рюдегеръ, 1866; Л. Эттмюллера, Сигуфридъ 1870; Валѣдмюллера, Брунхильда; Феликса Дана (Dahn), Маркграфъ Рюдегеръ. Но всѣ эти драмы кажутся Муту (который, однако, самъ признается, что ихъ не читалъ!) пигмеями въ сравненіи съ трилогіями Геббеля (Hebbel) и Рихарда Вагнера (Кольцо Нибелунговъ). Съ музыкальною драмой послѣдняго петербуржцы, судя по газетнымъ извѣстіямъ, могутъ познакомиться великимъ постомъ 1889 года. Существуетъ еще большая опера "Нибебелунги" музыка Г. Дорна, слова Э. Гербера 1855 года. Въ русской литературѣ оригинальнымъ произведеніемъ, съ сюжетомъ изъ сказаній о Нифлунгахъ, является поэма А. Н. Майкова: "Бринхильда" (напечатанная въ журналѣ "Русскій Вѣстникъ" за 1888 годъ) {Извѣстное "каприччіо" Анастасія Грюна: Нибелунги во фракѣ (Nibelungen im Frack. Eine Capriccio von Anastasius Grün. 2. Anfl. Lpz. 1853. in 16о. 107 стр.) не имѣетъ ничего общаго съ содержаніемъ саги о Нибелунгахъ и названо такъ только потому, что написано строфою "Нибелунговъ".}.
   Въ области живописи можно указать на картоны Петра Корнеліуса въ Мюнхенѣ (1822), на фрески Ннэелунговыхъ залъ въ Мюнхенскомъ королевскомъ дворцѣ, исполненныя въ 1834 году Юліемъ Шнорромъ. Въ вѣнскомъ Бельведерѣ обращаетъ на себя вниманіе эффектная, полная дѣйствія и народа, картина Раля (Rahl): "Кримхильда у трупа Зигфрида". Тамъ же въ Вѣнѣ хранится бронзовая группа "Гагенъ погружаетъ сокровище Нибелунговъ". Слѣдуетъ упомянуть еще о картинахъ, изображающихъ эпизоды изъ сказаній о Нибелунгахъ и хранящихся въ берлинской національной галлереѣ. Въ 1876 г., зимою, въ Вѣнѣ была устроена спеціальная выставка картинъ съ сюжетами изъ тѣхъ-же сказаній. Изъ нихъ особенно замѣчательны проекты декорацій I. Гоффманна, картины и эскизы Альберта, Эхтера, Гаусэггера, Ф. Вагнера и большая картина Теодора Пиксиса (Pixis): "Вотанъ покидаетъ Брунхильду". (Muth, 1. с. 403--422).
   

II.
Библіографія.

   Перечислять всѣ сочиненія и статьи, писанныя о "Нибелунгахъ", мы не станемъ, такъ какъ почти всѣ онѣ указаны Фридрихомъ Царнке (Das Nibelungenlied. 5. Aufl. См. предисловіе), фонъ-Мутомъ (Einleitung in das Nibelungenlied von Richard von Muth. Paderborn. 1877. Xf425 стр.) и Германномъ Фишеромъ (Die Forschungen über das Nibelungenlied seit Karl Lachmann. Eine gekrönte Preisschrift von Dr. Hermann Fischer). Мы сообщимъ здѣсь, однако, заглавія нѣкоторыхъ сочиненій съ тою цѣлью, чтобы читатель изъ голаго перечня заглавій могъ видѣть, какіе вопросы возбуждены были содержаніемъ знаменитой эпопеи. Вотъ наиболѣе типичные заголовки:
   1752 года. Готтшедъ, О миѳическихъ временахъ тевтонскихъ поэтовъ. Лейпцигъ (Здѣсь рѣчь идетъ и о Зигфридѣ, но авторъ знаетъ его только по "Книгѣ героевъ", да по "Пѣснѣ о Зигфридѣ").-- 1757. Брейтингеръ (?). О "Мщеніи", старой героической поэмѣ. (Напечатано въ Откров. извѣстіяхъ о новыхъ книгахъ). О языкѣ въ поэмѣ "Мщеніе". О нѣкоторыхъ ошибкахъ въ поэмѣ "Мщеніе" (Rache).-- 1758. Николаи. Краткое указаніе на Бодмерово изданіе.-- 1783. Мюллеръ, Іог. Рецензія Мюллерова изданія "Пѣсни о Нибелунгахъ".-- 1784. (Бодмеръ). Догадки о личности автора "Кримхильды".-- 1795. Гизеке. О "Пѣснѣ о Нибелунгахъ".-- 1807. Троссъ. О географіи и исторіи Пѣсни о Ниб.-- Гриммъ, Як. О Пѣснѣ о Ниб.-- Пропускаемъ рядъ сочиненій, напечатанныхъ въ 1808, 1812--1815 и переходимъ сразу къ маленькой книжкѣ Карла Лахманна: О первоначальномъ видѣ поэмы "Горе Нибелунговъ". (К. Lachmann. Über die urspüngliche Gestalt des Gedichts von der Nibelungen Noth. Berl. 1816. 112 стр. 8о). Это сочиненіе 1816 года составило эпоху, начиная съ которой число статей о нашей поэмѣ все болѣе и болѣе возрастаетъ, и между учеными изслѣдователями возникаетъ вражда не на шутку. Въ томъ-же году появились статьи Геттлинга, В.: "Нибелунги и Гибелины"; Альвардта: Къ объясненію Пѣсни о Нибелунгахъ изъ нетронутаго до сихъ поръ источника (кельтскаго).-- 1817. Рецензія Лахманна на Гагеново изданіе поэмы.-- 1818. Моне. Введеніе въ П. о Ниб. для школъ и самообученія.-- Реденъ, Францъ, баронъ: Опытъ критическаго развитія исторіи рогового Зигфрида или Сигурда змѣесокрушителя и опредѣленія эпохи его, богатой дѣлами жизни и постыдной смерти, и гибели Гьюкунговъ -- Мюллеръ, Петръ Эразмъ: Библіотека сагъ съ примѣчаніями и введеніями. Томъ 2: Саги о Вельсунгахъ и Гьюкунгахъ.-- 1819. Фонъ-деръ Гагенъ: Нибелунги, ихъ значеніе для настоящаго и будущаго времени.-- 1820. Вахтеръ, Ферд. Диссертація (на лат. яз.) инавгуральная философская о томъ, что такое Зигфридъ съ его роговою кожей, кладомъ Нибелунговъ и тарикаппою (шапкой-невидимкой)... 1821. Вендель: Достоинство и значеніе П. о Ниб., главнымъ образомъ, по отношенію къ Гомеру и новѣйшему аллегорическому толкованію.-- 1829. К. Лахманнъ. Критика саги о Нибелунгахъ.-- 1830. Моне, О родинѣ Нибелунговъ.-- 1831. Эттмюллеръ, (на лат. яз.) Сага о Нибёлунгахъ7 освѣщаемая древними религіозными установленіями.-- 1832. Ланге, Г. Разысканія объ исторіи и отношеніи сѣверной и нѣмецкой героической саги.-- 1836. К. Лахманнъ. Къ Нибедунгамъ и Плачу (Klage).-- Рюккертъ, Эмиль: Оберонъ изъ Монса и Пипины изъ Нивеллы. Разысканія о происхожденіи саги о Нибелунгахъ.-- Цейне. О географич. элементѣ въ П. о Ниб.-- 1837. Гизебрехтъ. О происхожденіи саги о Зигфридѣ.-- Фонъ-деръ Гагенъ: Сага о Зигфридѣ въ Индіи.-- Буякъ: "Яростный олень въ Нибелунгахъ (schelch, вымершій видъ исполинскаго оленя, tragelaphus, см. строфу 937) {См. также Germania, 33, N. F. 21 Wien. 1888. р. 312: К. Haas, Der Scheich im Nibelungenliede.}.-- Цейне, Нибелунги или Нивеллы.-- Лео, Имя Нибелунговъ.-- 1840. Шпаунъ. Генрихъ изъ Офтердингена и Пѣснь о Ниб., попытка пріуроченія поэта и поэмы къ Австріи, съ приложеніемъ: образцы австр. народныхъ ладовъ въ размѣрѣ Пѣсни о Ниб.-- 1841. Мюллеръ, В. Опытъ миѳологическаго объясненія саги о Нибелунгахъ.-- Крюгеръ, А. Происхожденіе П. о Ниб. или сага о Вольсунгахъ и о Сигурдѣ, убійцѣ Фафнира.-- Цейне, А. Дѣйствительно ли Генрихъ изъ Офтердингена -- авторъ "Горя Нибелунговъ" (Nibelungen Noth)?-- 1843. Зоммеръ, Е. Сага о Ниб. въ томъ видѣ, какъ она изложена въ "Плачѣ" (Klage) съ отклоненіями отъ "Горя Нибелунговъ" и "Битерольфа".-- Целль, К. Объ Иліадѣ и Ниб.-- 1844. Мюлленгоффъ, К. О войнѣ Зигфрида съ саксами и датчанами.-- Миллеръ, В. Пѣсни о Ниб.-- Шмейссеръ. Объ уподобленіяхъ въ поэмѣ о Ниб. (на лат. яз.).-- 1850. Вагнеръ, Рих. Нибелунги.-- 1850--51. Мюнстеръ (Mynster). Ритмическія свойства стиха Пѣсни о Нибелунгахъ и особенно о томъ, какъ развился этотъ стихъ въ произведеніяхъ датской поэзіи (на датск. яз.).-- 1852. Фонъ-деръ Гагенъ 22-я рукопись (съ 1 снимкомъ).-- 1853. Беккеръ, Луи. Нибелунги, меровингская сага въ Нидерландахъ (по-франц.).-- Прессель. Книга риѳмъ къ Ниб.-- Лео. Древне-арійская основа П. о Ниб.-- Мартенъ, Анри. Таинственный столбъ въ криптѣ Фрейзингенскаго собора (по-франц.).-- 1854. Люббенъ. Словарь къ "Горю Нибелунговъ". 2-е изд.-- Гольцманнъ. Разыск.анія о П. о Ниб.-- Царнке. Къ вопросу о Ниб.-- Дюммлеръ. Пилигримъ Пассаускій и Лорхское архіепископство.-- 1855. Вильмаръ. Остатки аллитераціи въ П. о Ниб.-- Гольцмапъ. Борьба изъ-за клада Нибелунговъ съ послѣдователями Лахманна.-- Геррманнъ. Противорѣчія въ Лахманновои критикѣ Нибелунговь.-- Ноорденъ. Символы для сравненія ведійской миѳологіи съ германскою, особливо касающіеся борьбы лѣтняго бога съ дракономъ (на лат. яз.) -- 1856. Лиліенкронъ. Рукопись; С.-- 1857. Дрессель. О характерѣ Кримхильды въ Пѣснѣ о Ниб. и въ "Горѣ Нибелунговъ".-- Леманнъ. Этюды о языкѣ П. о Ниб.-- Делленъ. Строфа Нибелунговъ, какъ эпич. размѣръ ново-нѣм. языка.-- Гертнеръ. Прелатъ изъ Göttweih и II. о Ниб.-- 1857. Рассманнъ, А. Нѣмецкая героическая сага и ея родина. Томъ I: Сага о Вельсунгахъ и Нифлунгахъ въ Эддѣ и Вельсунга, сагѣ. T. II (1858): Саги о Вельсунгахъ и Нифлунгахъ, о Вилькинахъ и королѣ Тидрекѣ Бернскомъ въ тидрек-сагѣ. Капитальное сочиненіе, являющееся настольною книгою всякаго, кто занимается германскимъ эпосомъ.-- Вендтъ, Сонъ Кримхильды.-- 1858. Зимрокъ. Нибелунгова строфа и ея происхожденіе -- Генглеръ. Древности юридическія въ П. о Н.-- Шорнштейнъ. О П. о Ниб. по отношенію къ преподаванію въ высшихъ женскихъ школахъ.-- Реберъ (Heber). Христіанско историческая сторона Нибелунговъ и саги о Зигфридѣ. Съ приложеніемъ о Зигфридѣ Змѣесокрушителѣ -- 1859. Генр. Фишеръ. Пѣснь о Ниб. или Пѣсни о Ниб.?-- 1860. Вайцъ; Борьба между Бургундами и Гуннами.-- Геймеръ (Heusler): О Зигфридовомъ источникѣ въ Оденвальдѣ.-- 1861. Гольцманнъ: Имя прилагательное въ Ниб.-- Таузингъ, М. Нибелунги въ исторіи и поэзіи. Къ вопросу о времени происхожденія поэмы.-- 1862 Пфейфферъ: Авторъ П. о Ниб.-- 1863. Нашъ: Рукописи П. о Ниб. А и С.-- Нушъ: Къ сравненію П. о Ниб. съ Иліадой.-- Гастонъ Парисъ: Пѣсня о Роландѣ и Нибелунги (по-франц.).-- 1864. Мозлеръ, Карлъ и Никола. Горе Нибелунговъ. Героич., поэма 12-го вѣка. Этюды и избр. отрывки для возстановленія первоначальнаго вида поэмы. Фонъ Мутъ, приведя заглавіе этой книги, прибавляетъ, что она представляетъ собой только курьезъ.-- Олавскій: Прозодическое и метрич. измѣреніе строфы Нибелунговъ.-- 1865. Барчъ, К. Разысканія о П. о H. (Bartsch, К. Untersuchungen über das Nibelungen lied. Wien. XII + 385 стр. 1 gr. 8о).-- Мартинъ, Э. Грамматика и глоссарій къ "Горю Нибелунговъ" для школъ.-- Туцина (Tuzina): Происхожденіе П. о, Ниб.-- Ропе (Röpe): О драматизаціи саги о Нибелунгахъ въ Геббелевыхъ Нибелунгахъ и Гейбелевой Брунхильдѣ.-- Секретарь, Эд. (по-франц.): Преданіе о Ниб., его происхожденіе, его истор. значеніе съ присовокупленіемъ разъясненій о битвахъ при Мавріакѣ и Шалонѣ.-- 1867. Зандфоссъ: Миѳъ о Брунхильдѣ царицѣ-шиповникъ (Dornrösche).-- Цупитца: О попыткѣ Франца Пфейффера доказать, что Кюренбергъ -- авторъ Нибелунговъ.-- Керцеръ (Coerzer): О герояхъ Пѣсни о Ниб.-- 1869. Репе (Röpe): Объ эпическомъ возобновленіи саги о Ниб. въ поэмѣ Вильг. Іордана: "Нибелунги".-- Его-же: Новѣйшія обработки Нибелунговъ, особливо въ произведеніяхъ Гейбеля, Геббеля и Іордана. Вотъ наиболѣе типическія заглавія статей, приведенныхъ въ 4 изданіи "Nibelungenlied" Царнке (LV--LXV стр). Заглавія слѣдующихъ статей и книгъ мы беремъ изъ-книги фонъ-Мута, которая, вмѣстѣ съ введеніемъ Царнке и вышеупомянутой книгой Германа Фишера, является главной точкой отправленія для желающаго изучить Нибелунги въ совершенствѣ. Итакъ, вотъ еще нѣсколько заглавіи: Блуме, Л. Идеалъ героя и женщины у Гомера сравнительно съ нѣм. древностью. Вѣна. 1874.-- Ганке: Нибелунги. Трилогія Фридриха Геббеля и Пѣснь о Н. 1868.-- Геллеръ: Рюдигеръизъ Пехларна. Критич. попытка разъяснить это имя.-- Гофманъ (Hoffmann, Joh). О второй части Нибелунгіады (на лат. яз.). Галле. Диссеръ 1871.-- Гуссъ (Huss): Объ этической цѣнности П. о Ниб.-- Клаппъ: Этическая сторона въ П. о Н. 1873.-- Кнепфлеръ: Городъ Вѣна въ П. о Н.-- Мадіера: Зигфридъ и Ахиллъ. 1858--Мейеръ, К: Драмат. обработка саги о Ниб -- Мюллеръ, Вильгельмъ: Зигфридъ и Фрейръ (въ Гауптовомъ журналѣ нѣмецкой древности, т. III, стр. 43--53).-- Севе (Save): Къ сагѣ о Нибелунгахъ. Изображенія Зигфрида. 1870.-- Шереръ: Кюрибергеръ (Гауптовъ жури. нѣм. др. XVII, 561--581). Его-же: Еще о Кюрибергерѣ (тамъ-же, XVIII, 150--153).-- Шрейръ, К. Статуя Аттилы и Кримхильды (въ журналѣ Пфейффера "Германія", XVII, 459--461).-- Штейгеръ, К.: Различныя видоизмѣненія саги о Зигфридѣ въ германской литературѣ. 1873.-- Феттеръ, Ф.: Фрейръ и Бальдръ и нѣм. саги объ исчезающемъ и вновь возвращающемся богѣ (въ журналѣ "Германія", XIX, 196--211).-- Фолльмеллеръ: Кюренбергь и Нибелунги. Въ приложеніи: стихотворенія Кюренберга, изд. Симрокомъ, 1874.-- Вайцъ: Начатки австрійской марки и мнимый маркграфъ Рюдигеръ изъ Пехларна. 1863.-- Виттштокъ:Франц. слова въ Пѣснѣ о Н. (въ Герриговомъ "Архивѣ новѣйшихъ языковъ", LII, 448--457).-- Царнке: Фридрихъ Великій и П. о Н. (въ Сообщеніяхъ и Засѣданіяхъ Кор. Саке. Общ. Наукъ, 1870). Изъ сочиненій, вышедшихъ послѣ книги фонъ Мута, укажемъ на тѣ, которыя были у насъ въ рукахъ:
   1) Emil Kettner: Zur Kritik des Nibelungenliedes. I. Der Empfang der gäste. II. Die Hoffeste. III. Nibelungenlied und Biterolf. IV. Abreise und Abschied. V. Nibelungenlied und klage. VI. Rückblick. VII. Kleidung und bewafhung. Этотъ рядъ статей помѣщенъ въ Zeitschrift für deutsche Philologie, hrsg. v. Ernst Höpfner und Julius Zacher. Bd. 15, 16, 17, 19. 1883. 84. 85. 86 года.
   2) E. Matthias: Die Jagd im Nibelungenliede (тамъ-же, Bd. 15, 471--501),
   3) М. Schwarze. Die Frau in dem Nibelungenliede und der Kudrun (тамъ-же, Bd. 16, 384--470).

-----

   Русская литература слишкомъ бѣдна статьями о Нибелунгахъ. Пользуясь отчасти извѣстнымъ указателемъ г. Межова (1872), мы отыскали и прочли нижеслѣдующія статьи:
   1) Пѣснь о Нибелунгахъ. (Статья Карлейля, перев. В. К. въ журн. "Библіотека для чтенія", изд. подъ ред. А. В. Дружинина. Годъ 24-й. Томъ 141-й. Спб. 1857, отдѣлъ: Науки и художества. Стр. 213--254). Здѣсь, помимо пересказа поэмы и ея оцѣнки, приведены въ дословномъ прозаическомъ переводѣ строфы: 1, 2, 281, 282--286, 1514-1523, 1533, 1537, 1542--1543. Итого: 32 строфы.
   2) Нибелунги. Статья В. Водовозова. "Разсвѣтъ", журналъ наукъ, искусствъ и литер. для взрослыхъ дѣвицъ, изд. подъ ред. В. Кремпина. Томъ IX. Спб. 1861. 8о, стр. 1--40. Добросовѣстный полупересказъ, полупереводъ (прозаическій) всей поэмы по нѣм. переводу Симрока, вмѣстѣ съ краткимъ обзоромъ всѣхъ версій саги о Нибелунгахъ.
   3) Пѣсни древней Эдды о Зигурдѣ и Муромская легенда. Четыре лекціи изъ курса объ исторіи народной поэзіи Ѳ. И. Буслаева ("Атеней", жури. критики, современной исторіи и литературы, изд. подъ ред. Е. Корша. Часть 4-ая, іюль и августъ 1858 года. Москва. Стр. 191--229).
   4) Опытъ сравнительнаго обозрѣнія древнѣйшихъ памятниковъ народной поэзіи германской и славянской. Изслѣдованіе П. Полеваго, писанное на степень магистра русской словесности. Спб. 1864. 8о. Здѣсь пересказаны наша поэма и сѣв. саги о Вельсунгахъ и Нифлунгахъ, а также приведены по изданію Шенгута строфы 777--786, 2129--2139, по рукописи А (= Стр. 814 -- 843, 2192--2202 нашего перевода, сдѣланнаго по В) нѣмецкаго текста съ дословнымъ прозаическимъ переводомъ en regard. Авторъ сообщаетъ также свѣдѣнія о современномъ ему положеніи вопроса о Нибелунгахъ и заканчиваетъ главою объ эпическихъ пріемахъ и языкѣ.
   5) Исторія среднихъ вѣковъ въ ея писателяхъ и изслѣдованіяхъ новѣйшихъ ученыхъ. М. Стасюлевича. Томъ II. Періодъ II: отъ Карла В. до крестовыхъ походовъ. 771--1096 г. Стр. 274--285: Статья T. Н. Грановскаго. Пѣсни Эдды о Нифлунгахъ (въ 1851 г). = Сочиненія T. Н. Грановскаго. Москва. 1856 г. т. I, 479--497 стр.-- Тамъ-же стр. 288--309 пересказана 1 часть поэмы и переведены строфы 1143--1264 (= ХХ авентюрѣ), 1336-1379 (= ХХІІ ав.), 2135--2221, 1--2 (ав. XXXVII), 2362--2379 ( = XXXIX до конца) изъ второй части по изданію Браунфельса (Der Nibelunge Not. Urtext mit gegenüberstehender Uebersetzung nebst Einleitung und Wörterbuch, hrsg. von L. Braunfels. Frankfurt а. М. 1846. XX + 597 стр. 8о). Остальныя строфы пересказаны вкратцѣ. Переводу предпослано маленькое введеніе, гдѣ, между прочимъ, говорится, что "эта великая эпопея заимствовала основу своего содержанія въ древнихъ скандинавскихъ сагахъ, примѣненныхъ къ историческимъ преданіямъ германцевъ изъ эпохи великаго переселенія народовъ (V и VI вѣковъ)". Такое положеніе совсѣмъ невѣрно, какъ увидитъ читатель ниже.
   6) Нѣмецкіе поэты въ біографіяхъ и образцахъ, изд. подъ ред. H. В. Гербеля. Спб 1877. 8о. Стр. 7--14: Народный эпосъ. I. Нибелунги. Послѣ краткаго очерка исторіи вопроса о Нибелунгахъ и изложенія содержанія поэмы, слѣдуетъ переводъ "Изъ поэмы Пѣснь о Нибелунгахъ" Д. Минаева (стр. 10--14). Г. Минаевъ перевелъ стихами XVI авентюру (стр. 916--1001) и начало XVII-ой (строфы 1002--1003). Переводъ его является единственнымъ русскимъ стихотворнымъ переводомъ отрывка эпопеи, но по размѣру онъ далеко отступаетъ отъ оригинала. О степени его близости можно судить по слѣдующему отрывку:
   
   916. Съ злымъ умысломъ въ душѣ сошлись въ совѣщанье
   Подъ липой Гунтеръ злой и Гагенъ, въ ожиданьи
   Охоты, чтобъ на ней, таясь въ лѣсу густомъ,
   Медвѣдей и лосей разить своимъ копьемъ.
   
   917. Отправиться въ тотъ лѣсъ они должны съ Зигфридомъ,
   Который на конѣ, съ довольнымъ, смѣлымъ видомъ,
   Готовъ былъ ѣхать къ нимъ, не вѣдая о томъ,
   Что гибель ждетъ его въ лѣсу передъ ручьемъ,
   
   (?) Какъ Гунтера жена, Врунхильда, предсказала.
   Уже труба въ лѣсу охотниковъ сзывала,
   Чтобъ двинуться на Рейнъ, когда къ своей женѣ
   
   918. Зашолъ Зигфридъ, чтобъ съ ней проститься. Въ тишинѣ
   Уединенія Кримгильда изнывала.
   
   Въ оригиналѣ по редакціи С (по ней, по всей вѣроятности, сдѣланъ г. Минаевымъ его переводъ) стоитъ слѣдующее:
   
   924 (916) Gunther und Hâgene, die recken vil bait,
   lobten mit untriuwen ein pirsen in den walt:
   mit ir scharpfen gêren si wolden jagn swîn,
   pern unt wiseude. waz mohte küeners gesin?
   925 (947) Dä mite reit ouch Sivrit in vroelîchem site:
   herrenlîche spîse die fuorte man in mite,
   zeinem kalten brunnen nâmens im den lip:
   daz hêt gerâten Prünhilt, des künec Gunthers wip.
   926 Do gie der degen küene da er Krimhilde vaut.
   
   (Т.е. Гунтеръ и Гагенъ, проворные витязи, порѣшили (устроить) псовую охоту въ лѣсу: они хотѣли разить своими острыми копьями свиней, медвѣдей и буйволовъ. Что могло быть смѣлѣе? Съ ними ѣхалъ и Зигфридъ въ веселомъ духѣ: пышныхъ яствъ везли они съ собою. У холоднаго ключа отняли они у него жизнь: это посовѣтовала Врунхильда, супруга короля Гунтера. Тогда пошелъ смѣлый воитель туда, гдѣ онъ нашелъ Кримхильду).
   Прибавляя отъ себя многое тамъ, гдѣ-бы не слѣдовало (Уже труба въ лѣсу и т. д.), г. Минаевъ упускаетъ очень важныя мѣста: напр. 953 В (= 961 С, 894 А):
   
   Пантеры шкурою обтянутый кругомъ,
   Колчанъ охотника сверкаетъ галунами;
   
   въ подлинникѣ прибавлено, что колчанъ обтянутъ шкурою пантеры "ради ея сладкаго запаха" (durch rîcheite unt durch süeze). По словамъ Плинія (Естественная исторія), пантера привлекаетъ къ себѣ другихъ четвероногихъ своимъ пріятнымъ запахомъ, а злобною головою обращаетъ ихъ въ бѣгство. [См. статью: "Panther" von J. V. Zingerle въ Germania, ѴШ, 1863, стр. 58--59]. Вообще, переводъ г. Минаева страдаетъ стремленіемъ представить читателямъ "Пѣснь о Нибелунгахъ" въ подкрашенномъ видѣ.
   7) Всеобщая исторія литературы. Начата подъ ред. В. Ѳ. Корша, продолжается подъ ред. проф. А. Кирпичникова. Томъ второй: Исторія средневѣковой литературы. Спб. 1885. во. Средневѣковыя литературы западной Европы. А. И. Кирпичникова. Стр. 170--181 трактуютъ о Нибелунгахъ. Эта статья знакомитъ не только съ содержаніемъ поэмы и другихъ версій саги о Зигфридѣ, но и съ современнымъ положеніемъ вопроса о Нибелунгахъ; однако, читатель, незнакомый съ иностранными языками, все-таки и послѣ прочтенія этой прекрасной статьи, остается въ невѣдѣніи относительно типичности формы поэмы, такъ какъ г. Кирпичниковъ не приводитъ ни одной строфы нѣм. текста, хотя-бы съ дословнымъ прозаическимъ переводомъ en regard, какъ это сдѣлалъ г. Полевой или переводчикъ статьи Карлейля. И мы увѣрены, что читатели, знакомые съ поэмой только по русскимъ пересказамъ, имѣютъ совсѣмъ невѣрное представленіе о внѣшней формѣ поэмы, формѣ далеко не безукоризненной, съ точки зрѣнія современной метрики.
   

III.

   Обратимся къ нашему переводу. Мы имѣли цѣлью передать поэму на русскій языкъ возможно ближе, строчка въ строчку, ничего не прибавляя, не убавляя и не измѣняя размѣра оригинала, хотя и сами чувствуемъ, что вторая половина четвертаго стиха каждой строфы, имѣющая 4 подъема (Hebungen), вмѣсто 3 подъемовъ остальныхъ полустишій, звучитъ не особенно пріятно для уха читателя, избалованнаго изяществомъ формы стиха русскихъ поэтовъ. Позволимъ себѣ сдѣлать здѣсь выписку изъ рецензіи г. E. К. на переводъ драмъ Шекспира, сдѣланный H. X. Кетчеромъ (см. "Атеней", часть 4-я, 1858, стр. 160--162), такъ какъ эта выписка вполнѣ выражаетъ наши мысли объ обязанностяхъ переводчика: "Надо особенно благодарить его (т. е. Кетчера)", пишетъ г. E. К.: "за то, что онъ всего болѣе старался о возможно близкой и вѣрной передачѣ подлинника не только въ главныхъ его чертахъ, но и въ малѣйшихъ подробностяхъ, не заботясь при этомъ, всегда-ли такая вѣрность придетъ по вкусу современному читателю, часто не готовому къ тѣмъ неожиданностямъ, своевольствамъ и странностямъ выраженія, съ которыми встрѣтится онъ у Шекспира на каждомъ шагу. Переводчики имѣютъ привычку все это посмягчить, повыправить и пообдѣлать, представить чудный языкъ Шекспира какъ можно болѣе подходящимъ къ употребительному теперь въ обществѣ и въ кни-жкахъ лучшихъ нынѣшнихъ сочинителей (курсивъ подлинника). Этотъ пріемъ, которымъ болѣе или менѣе одержимы почти всѣ переводчики Шекспира, кажется намъ совершенно ложнымъ. Шекспиръ и для современнаго англичанина представляетъ бездну странностей въ выраженіи, не говоря ужъ объ устарѣлости языка. Что-жъ, если-бъ, на этомъ основаніи, какой-нибудь англійскій сочинителъ (курс. подлинника) вздумалъ въ наше время переиначивать Шекспира на новый ладъ? Вы просто назвали-бы его варваромъ?-- Ну, такими-же варварами кажутся намъ и переводчики, сглаживающіе въ послѣднемъ вкусѣ, au goût du jour, причуды и рѣзкости великаго подлинника. На такія вещи можно посягать, только не понимая его хорошенько. Пожалуй, не сбережешься грѣха, и слѣдуя по пятамъ за переводимымъ поэтомъ, но лучше ужъ грѣшить излишней близостью къ подлиннику, чѣмъ произвольнымъ переложеніемъ его особенностей на свой личный, въ этомъ случаѣ, ни для кого не интересный вкусъ главное все-таки языкъ и манера самого поэта, а не переводчика". Въ добавленіе къ этому, мы можемъ только выразить сожалѣніе, что при всемъ желаніи не могли достичь полной точности, связанные риѳмой и узкими рамками строфы. Главнымъ препятствіемъ служило для насъ обиліе въ оригиналѣ односложныхъ словъ, что и заставило насъ не брезговать подчасъ забытыми русскими словами, въ родѣ "чадъ" (kint), или" знать, молъ, чай, вишь, глядь" и т. д. Не мало трудностей представляли и техническіе термины.
   Что касается поэтическихъ вольностей, то мы не избѣжали нѣкоторыхъ изъ нихъ: 1) мы позволили себѣ называть героя поэмы то Зигфридомъ, то Зигфридомъ, также поступили мы и съ нѣкоторыми другими именами: Румольтъ и Румбльтъ, Синдбльтъ и Сйндольтъ и т. п. 2), мы иногда, опять-таки въ именахъ собственныхъ, пропускали звукъ е: Сиглинда вм. Сигелинда, Сигмундъ, вм. Сигемундъ, Ниблунги вм. Нибелунги: 3) мы вводили не разъ женскія риѳмы тамъ, гдѣ въ оригиналѣ стоятъ мужскія, напр. увидали, вскорѣ и т. д. Оправданіемъ можетъ служить, до извѣстной степени, то обстоятельство, что въ оригиналѣ встрѣчаются нерѣдко риѳмы въ родѣ dégen, gelegen, pflegen, genésen, gewesen и т. д., хотя нѣмцы считаютъ эти риѳмы мужскими, выговариваяdegn, gelegn, pflegn. Что касается собственныхъ именъ, то мы, по возможности, сохраняли правописаніе оригинала, передавая нѣмецкое русскимъ х, за исключеніемъ имени Гагена (Hagen), а s -- русскимъ с, за исключеніемъ имени Зигфрида, такъ какъ послѣднее правописаніе болѣе обычно въ русской литературѣ, хотя лучше было-бы называть его Сигфридомъ. Названія географическія мы не передѣлывали на современный ладь; поэтому у насъ Тенемарка не замѣнена Даніей, точно также мы писали всегда: Исландъ, Нидерландъ, Тронеге, Альцейе и т. д.
   

IV.
Содержаніе поэмы.

   Для полнаго пониманія одной изъ нижеслѣдующихъ главъ нашего введенія, трактующей о происхожденіи поэмы, необходимо знать содержаніе этого произведенія, съ чѣмъ мы и намѣрены теперь познакомить читателя. При этомъ мы перескажемъ содержаніе первыхъ 18 авентюръ по возможности короче, имѣя въ виду, что нашъ переводъ первой части поэмы появится въ печати почти одновременно съ введеніемъ, тогда какъ печатаніе второй части нельзя будетъ начать раньше второго полугодія 1889 года.
   I авентюра. "Гласятъ чудесъ не мало намъ саги лѣтъ былыхъ. Такъ начинаетъ авторъ свою поэму, обѣщая разсказать слушателямъ о достойныхъ витязяхъ, объ ихъ великихъ невзгодахъ, о радостяхъ и пирахъ, о слезахъ и плачѣ, о раздорахъ смѣлыхъ рыцарей.-- Въ Бургундіи цвѣла-росла пригожая дѣвушка Кримхильда, дочь короля Данкрата и Уты. По смерти отца, она осталась на попеченіи ея братьевъ: Гунтера, Гернота и Гизельхера, которымъ Данкратъ, умирая, передалъ королевскую власть. Въ рядахъ многочисленной дружины трехъ королей было не мало отмѣннѣйшихъ рыцарей; особенно выдавались изъ нихъ: Гагенъ изъ Тронеге, братъ его Данквартъ, племянникъ ихъ Ортвинъ изъ Метца, Синдольтъ, Гунольтъ, Румольтъ, маркграфы Гере и Эккевартъ и Фолькеръ изъ Альцейе. Въ великой чести жила Кримхильда въ королевскомъ бургѣ у Вормса, на Рейнѣ. Разъ ей приснился сонъ, будто она приручила красиваго сокола, котораго заклевали на ея глазахъ два орла. Въ страхѣ поспѣшила она разсказать этотъ сонъ своей матери Утѣ, и мать растолковала ей, что сонъ къ добру. "Соколъ, котораго ты ростила, это благородный мужъ, да сохранитъ его Господь, а то тебѣ скоро прійдется потерять его". Кримхильда не хотѣла и слышать о замужествѣ, такъ какъ видала не разъ, что любовь кончалась горемъ и бѣдою. Въ ея сердцѣ еще не зародилась любовь. Впослѣдствіи однако она стала супругою одного смѣлаго витязя. Это былъ тотъ самый соколъ, котораго она видѣла во снѣ и о которомъ толковала ей мать. Ужъ какъ же отомстила она своимъ ближайшимъ родственникамъ, которые потомъ убили его! Да, многихъ матерей дѣти умерли изъ-за его смерти!
   Образъ сокола, видѣнный Кримхильдою во снѣ, напоминаетъ намъ одну древнѣйшую нѣмецкую пѣсенку, приписываемую Кюренбергу, отличающуюся неточностью риѳмъ (признакъ древности) и написанную размѣромъ "Нибелунговъ". Приводимъ ее въ собственномъ переводѣ съ соблюденіемъ размѣра и только что названной неточности риѳмъ, на которой Барчъ строитъ свою гипотезу о первоначальномъ видѣ "Нибелунговъ" и о принадлежности поэмы означенному Кюренбергу:
   
   Я сокола растила по-болѣе, чѣмъ съ годъ.
   Какой ручной, послушный былъ ясный соколъ тотъ!
   Когда жъ я краснымъ златомъ ему обвила перья,
   Поднялся въ облака онъ          и вдаль умчался онъ отселѣ,

-----

   Я видѣла, мой соколъ, тебя опять: ты гордо
   Летѣлъ, еще носилъ ты тогда ремень изъ шелка
   И золото вкругъ перьевъ, но ты бѣжалъ меня.
   Пусть Богъ вернетъ скорѣе назадъ, мой милый другъ, тебя и т. д.
   
   Сонъ Кримхильды напоминаетъ налъ также сонъ донны Альды въ одномъ испанскомъ романсѣ, содержаніе котораго заимствовано изъ французскихъ пѣсенъ о Роландѣ:
   
   Разъ подъ звуки струнъ игривыхъ
             Донна Альда впала въ сонъ,
   И тогда ей сонъ приснился,--
             Страшенъ, горестенъ былъ онъ.
   Въ страхѣ Альда пробудилась,
             Стала дѣвушекъ скликать.
   Такъ звала она ихъ громко,
             Что весь городъ услыхалъ.
   Тутъ ей дѣвушки сказали,
             Слышь, что молвили онѣ:
   "Госпожа, что съ вами сталось,
             "Кто посмѣлъ обидѣть васъ?" --
   -- "Ахъ, дѣвицы, сонъ мнѣ снился,
             "Страшенъ, горестенъ онъ былъ.
   "Снилось мнѣ, что на горѣ я;
             "Никого не зрѣлось тамъ,--
   "Вдругъ, гляжу, съ вершины горной
             "Ястребъ долу полетѣлъ,
   "А за нимъ, что было мочи,
             "Гнался маленькій орелъ.
   "Тутъ въ нуждѣ великой ястребъ
             "Подъ мою одежду -- шмыгъ;
   "Но его досталъ оттуда
             "Въ гнѣвѣ яростномъ орелъ,
   "Ощипалъ его когтями,
             Клювомъ крѣпкимъ заклевалъ".--
   Тутъ ей дѣвушка сказала,
             Слышь, что молвила она:
   -- "Госпожа, я полагаю,
             "Сонъ добро вѣщаетъ вамъ:
   "Ястребъ -- вашъ женихъ, онъ моремъ
             Ѣдетъ къ вамъ издалека,
   А орелъ -- то вы: въ супруги
             Скоро ястребъ васъ возьметъ.
   А гора -- то церковь Божья,
             Гдѣ васъ будутъ обручать".--
   -- "Коли вѣрно то, дѣвица,
             "Жди награды отъ меня!"

-----

   На другое утро рано
   Письмецо ей принесли
   Все въ крови: внутри, снаружи,
   Кровью писано оно:
   На охотѣ въ Ронсевалѣ
   Сгибъ на вѣки твой Ролданъ *).
   *) Мы перевели этотъ романсъ съ нѣмецкаго перевода Лица, помѣщеннаго въ книгѣ Dohm, Н. Die spanische National-Litteratur in ihrer geschichtlichen Entwickelung. Nebst den Lebens-und Charakterbildern ihrer elassisehen Schriftsteller und ausgewählten Proben aus den Werken derselben in deutscher üebertragung. Berl. 1867 Verlag von G. Hempel, gr. 8о стр. 29). Сличи статью Якова Гримма: Пѣсня о доннѣ Альдѣ (Jacob Grimm. Kleinere Schriften, Bd. 4. Berl. 1869. стр. 422--427), и А. Веселовскій, Исторія эпоса, вып. 2, стр. 301 -- 303. Интересна статья Р. Ментца "О снахъ въ старо-французскихъ поэмахъ о Карлѣ и Артурѣ" (Richard Mentz, Die Träume in den altfranzösischen Karls -- und Artus-Epen. Marburg 1888--Ausgaben und Abhandlungen aus dem Gebiete der romanischen Philologie veröffentlicht von E. Stengel, LXXIII, 108 стр.). О соколѣ и соколиной охотѣ въ средніе вѣка см. въ книгѣ Альвина Шультца: Придворная жизнь во времена миннезингеровъ (Alwin Schultz, Das höfische Leben zur Zeit der Minnesinger. Bd. I. II. съ 247 рисунками, Lpz. 1879. 1880. 8о XVIII + 522 + 464 стр.).
   
   II авентюра. Въ то время, въ Нидерландахъ въ городѣ Ксантенѣ царствовалъ король Сигемундъ съ женою Сигелиндой. У нихъ былъ сынъ -- юный королевичъ Зигфридъ, совершившій уже въ ранніе годы не мало славныхъ подвиговъ. "Какъ дни его младые, дни красные текли, поразсказать не мало о томъ бы мы могли", замѣчаетъ поэтъ, очевидно, знающій все то, что разсказывается о юности Зигфрида въ пѣсняхъ Эдды и сагахъ о Вельсунгахъ и Дитрихѣ Берискомъ. Когда Зигфридъ возмужалъ, Сигемундъ устроилъ славный пиръ и возвелъ сына и 100 сверстниковъ его въ рыцарскій санъ, вручивъ всѣмъ имъ по мечу. Веселый пиръ и турниры продолжались до седьмого дня и закончились щедрой раздачей подарковъ, которыми Сигемундъ и Сигелинда надѣлили всѣхъ гостей и бродячихъ пѣвцовъ. Сигемундъ, согласно съ желаніемъ вассаловъ, хотѣлъ передать вѣнецъ сыну, но Зигфридъ не согласился носить его, пока живы его родители, не отказываясь, однако, охранять своимъ мечемъ землю отца отъ враговъ.
   III авентюра. Строфы 44--138 В (45--137 А; 44--139 С). Услыхавъ о красотѣ Кримхильды, Зигфридъ захотѣлъ, во что бы то ни стало, добиться ея руки."Напрасно отговаривалъ его отецъ, знавшій надменность бургундскихъ витязей и особенно боявшійся Гагена,-- Зигфридъ настаивалъ на своемъ. Наконецъ, отецъ и мать вынуждены были согласиться на его поѣздку въ Вормсъ и стали заготовлять одежды и все нужное для Зигфрида и его спутниковъ. Трогательно было прощаніе его съ родичами и придворными людьми, которые заранѣе чуяли, что не кончиться этой поѣздкѣ добромъ. На 7-ое утро Зигфридъ прибылъ въ Вормсъ самъ -- двѣнадцатый; Гагенъ, взглянувъ на него въ окно, сказалъ королю Гунтеру, что, по всей вѣроятности, это Зигфридъ, про котораго разсказывали не мало чудесъ. Тутъ Гагенъ передалъ молву о томъ, какъ Зигфридъ дѣлилъ несмѣтный кладъ между Шильбунгомъ и Нибелунгомъ, какъ получилъ отъ нихъ въ награду добрый Бальмунгъ, мечъ Нибелунга, какъ эти два королевича поссорились съ Зигфридомъ, и онъ изрубилъ и ихъ самихъ, и 12 подвластныхъ имъ великановъ, какъ отнялъ онъ затѣмъ у карлика Альбериха шапку-невидимку (tarnkappe) и, сдѣлавъ его хранителемъ клада, поѣхалъ обратно. Гагенъ разсказалъ еще, что разъ Зигфридъ убилъ дракона (lintrache) и искупавшись въ его крови, сталъ роговымъ (hurnîn) и неуязвимымъ Съ тѣхъ поръ, никакой мечъ не можетъ его пронзить. Когда Зигфридъ былъ раіушно принятъ Гунтеромъ, онъ гордо объявилъ, что желаетъ отнять у бургундскихъ королей силою ихъ земли и поэтому вызвалъ ихъ на бой. Бургундскіе витязи были въ высшей степени оскорблены этой заносчивостью и уже схватились за мечи, но Герни" о успокоилъ и ихъ, и Зигфрида, и дѣло уладилось миромъ: поломъ поднесли гостямъ вина и отвели для нихъ покои (herberge). Весело проводили время бойцы среди пировъ и турнировъ, только Зигфридъ томился желаніемъ увидѣть красавицу Кримхильду, которая нерѣдко любовалась и и", украдкой въ окно своей свѣтлицы. Какъ былъ бы онъ счастливъ, еслибъ узналъ, что на него глядитъ его милая. Такъ прожилъ Зигфридъ у короля Гунтера цѣлый годъ и ни разу еще не видѣлъ той, отъ которой пришлось ему испытать много радости да не мало и горя.
   IV авентюра. Строфы 139--264 B (138--263 А; 140-- 265 С). Между тѣмъ, датскій король Людегастъ и саксонскій король Людегеръ объявили Гунтеру, безъ всякой причины, "за какую-то старую обиду," войну. Зигфридъ, узнавъ объ этомъ, отправляется въ походъ съ 1000 мужей Гунтера и 12 витязями {Выше сказано, что Зигфридъ пріѣхалъ въ Вормсъ самъ -- двѣнадцатый; теперь же оказывается, что онъ пріѣхалъ самъ -- тринадцатый. Это одно изъ немногихъ противорѣчій, вполнѣ простительнымъ и возможныхъ въ любомъ произведеніи; между тѣмъ Лахманнъ выводитъ изъ этого заключеніе, что, очевидно, эта пѣсня принадлежитъ уже другому автору. См. ниже.} изъ Нидерландовъ. Въ походѣ приняли участіе Гагенъ, Ортвинъ, Данквартъ, Синдольтъ, Гунольтъ и Румольтъ, а также Гернотъ {Мы нарочно перечисляемъ имена героевъ, потому что Лахманнъ всѣ строфы первой части, гдѣ появляются они безъ особенной надобности, считаетъ позднѣйшею вставкой и печатаетъ эти строфы курсивомъ. См. ниже. Такъ упоминаніе Румольта и др. менѣе видныхъ дѣйствующихъ лицъ поэмы въ первой части кажется ему неумѣстнымъ.}; король Гунтеръ остался дома. Походъ былъ удаченъ: Зигфридъ разбилъ враговъ, взялъ многихъ въ плѣнъ и въ томъ числѣ Людегера и Людегаста. Немедленно отправленъ былъ въ Вормсъ гонецъ съ извѣстіемъ о побѣдѣ; Кримхильда призвала его тайкомъ къ себѣ и съ радостью услышала, что всѣхъ лучше бился ея милый Зигфридъ. Вскорѣ витязи съ плѣнными и ранеными вернулись въ Вормсъ. Король хорошо угостилъ здоровыхъ и позаботился о раненыхъ, поручивъ ихъ попеченіямъ тѣхъ, кто были свѣдущи во врачебномъ дѣлѣ (erzenîe). Отпустивъ всѣхъ мужей во-свояси, король рѣшилъ, по совѣту Гернота, созвать ихъ на пиръ черезъ шесть недѣль, въ надеждѣ, что къ этому времени раненые успѣютъ выздоровѣть. И Зигфридъ хотѣлъ было взять отпускъ, но остался ради Кримхильды, которая съ радостью услыхала о предстоящемъ пирѣ. Затѣмъ, начались приготовленія; много было хлопотъ тутъ милымъ дамамъ и Утѣ, приказавшей заготовить одежды для всей чади (Kinde).
   V авентюра. Стр. 265--324 B (264--323 A; строфъ 264--266 нѣтъ въ С, строфы же 268--324 B = 267--323 С). Въ Троицынъ день начался пиръ на славу, и въ этотъ день Зигфридъ впервые увидѣлъ Кримхильду. Въ знакъ особаго вниманія къ витязю изъ края Нибелунговъ, Гунтеръ позволилъ Кримхильдѣ поцѣловать Зигфрида. Двѣнадцать дней продолжался почестный пиръ. По совѣту Зигфрида, король отпустилъ Людегера и Людегаста, не взявъ съ нихъ никакого выкупа, а они поклялись не тревожить больше бургундовъ. Когда кончился пиръ и всѣ стали разъѣзжаться, Зигфридъ хотѣлъ тоже уѣхать, но просьбы Гизельхера и любовь къ Кримхильдѣ заставили его остаться въ Вормсѣ. Весело проходило тамъ время: только любовь къ милой причиняла горе Зигфриду, изъ-за нея то смѣлый погибъ потомъ такъ печально
   VI авентюра (стр. 325 -- 388 B; 324--376 А; 327-- 397 С). Король Гунтеръ задумалъ жениться. Въ это время жила за моремъ красавица, королева Брунхильда, соглашавшаяся выйти замужъ только за того, кто побѣдитъ ее въ 3-хъ трудныхъ состязаніяхъ. Гунтеръ задумалъ, несмотря на убѣжденія Зигфрида и родичей, посвататься къ этой неприступной дѣвушкѣ и обратился къ Кримхильдѣ съ просьбой приготовить одежды для него и трехъ его спутниковъ: Зигфрида, Гагена и Данкварта. Когда сборы были окончены, бойцы сѣли на корабль и поплыли внизъ по Рейну. Скоро прибыли они къ Исландіи, гдѣ жила Брунхильда въ прекрасномъ бургѣ Изенштейнъ. Зигфридъ, прежде чѣмъ выйти всѣмъ на берегъ, совѣтовалъ имъ сговориться заранѣе, чтобы потомъ не спутаться передъ Брунхильдой; онъ предложилъ имъ, чтобы всѣ они называли его вассаломъ Гунтера, а Гунтера своимъ господиномъ. Они обѣщали: отъ этого все обошлось хорошо, когда король Гунтеръ увидѣлъ пригожую Брунхильду. Авентюра оканчивается строфою (388 В):
   Не для тебя, конечно, теперь я хлопочу: Сестрѣ твоей пригожей я угодить хочу! Люблю ее, какъ тѣло, какъ душеньку свою, И только для пригожей готовь служить я королю.
   Эта строфа ничѣмъ не связана съ предъидущимъ, хотя и видно, что эти слова сказаны Зигфридомъ и, конечно, про себя. Пропущена ли передъ этимъ строфа, нѣсколько поясняющая эти слова, или авторъ нарочно прибѣгнулъ къ этой отрывочности и неожиданности, сказать трудно. Интересно, однако, что этой строфы нѣтъ въ рукописи А, тогда какъ редакторъ C, исправляющій все неладное и пополняющій недосказанное, оставляетъ эту строфу (397 С) безъ измѣненій и дополненій: онъ замѣнилъ только слова "сестрѣ твоей" словомъ "Кримхильда". Изъ этого можно заключить, что означенная строфа была въ оригиналѣ и выпущена редакторомъ А, не понявшимъ этого мѣста или признавшимъ его некрасивымъ.
   VII авентюра (стр. 389--481 B; 377--450 А; 398 -- 492 С). {Въ ред. C седьмая авентюра начинается нѣсколько раньте со строфы 391 C (383 В).} Узнавъ, что Гунтеръ ищетъ ея руки, Брунхильда предложила ему помѣряться. съ нею въ метаніи копья, въ бросаніи камня и въ прыганіи. Видя необычайно тяжелые доспѣхи воинственной дѣвушки, Гунтеръ считалъ себя уже погибшимъ, но его выручилъ Зигфридъ. Надѣвъ шапку-невидимку, придававшую ему силу 12 человѣкъ, онъ, незримый никѣмъ, металъ копье, кидалъ камень и прыгалъ за нимъ въ догонъ, увлекая за собою и Гунтера, который только жестами и тѣлодвиженіями показывалъ видъ, что это онъ самъ продѣлываетъ такія трудныя задачи. Въ результатѣ, Гунтеръ, благодаря хитрости Зигфрида, оказался побѣдителемъ, и Брунхильда должна была признать его сбоимъ господиномъ и ѣхать въ Вормсъ. Между тѣмъ, Зигфридъ поспѣшилъ въ страну Нибелунговъ, чтобы поскорѣе привезти оттуда 1000 Нибелунговыхъ мужей.
   VIII авентюра (стр. 482--528 B; 451--495 А; 493-- 536 С). Надѣвъ шапку-невидимку, Зигфридъ сѣлъ на корабль и поплылъ. Стоявшимъ на берегу казалось, что корабль гонитъ вѣтеръ, такъ какъ на немъ не было видно ни одной человѣческой души. Черезъ сутки, Зигфридъ прибылъ въ землю Нибелунговъ, гдѣ ему пришлось еще разъ вступить въ схватку съ великаномъ, охранявшимъ ворота бурга, а затѣмъ, съ карликомъ Альберихомъ, которые не узнали въ немъ своего повелителя. Связавъ обоихъ, онъ назвалъ себя по имени, и Альберихъ, прося прощенія, согласился исполнить все, что онъ прикажетъ. Зигфридъ велѣлъ ему созвать поспѣшно 1000 мужей Нибелунга и вскорѣ поплылъ съ ними обратно къ Изенштейну. Холодно встрѣтила его Брунхильда, но отчего -- авторъ поэмы не объясняетъ; можетъ быть, оттого, что Зигфридъ, какъ видно изъ пѣсенъ Эдды и саги о Вельсунгахъ, измѣнилъ Брунхильдѣ, которой раньше клялся въ любви. Авторъ поэмы, очевидно, знаетъ объ этомъ, такъ какъ сообщаетъ, что "Зигфриду одному извѣстна дорога къ Исландіи". И Брунхильда сразу называетъ Зигфрида по имени.-- Передъ отъѣздомъ, Брунхильда поручила Данкварту надѣлить золотомъ и серебромъ изъ ея казны всѣхъ гостей, но Данквартъ оказался слишкомъ щедрымъ казначеемъ, а потому раздача была поручена ея камераріямъ. Поручивъ управленіе страною одному изъ своихъ ближайшихъ родичей и взявъ съ собою 86 женщинъ и 100 дѣвушекъ, она собралась въ путь. Весело ѣхали они въ Вормсъ, но ни разу не ласкала Брунхильда Гунтера на пути, пока не пріѣхали въ Вормсъ.
   IX авентюра, стр. 529 -- 579 B; 496--537 А; 537 -- 584 С. На пути рѣшили они послать Зигфрида гонцемъ въ Вормсъ, гдѣ онъ, какъ "гонецъ на хлѣбъ", получилъ отъ Кримхильды 24 запястья, которыя онъ тутъ же роздалъ ея свитѣ. Затѣмъ, начались приготовленія къ пріему дорогихъ гостей.
   X авентюра. Брунхильда, наконецъ, пріѣхала въ Вормсъ съ Гунтеромъ и свитой и была радушно встрѣчена Кримхильдою. На всемъ пути до бурга бойцы тѣшили дамъ турнирами. Вечеромъ всѣ сѣли за столъ, и тутъ Зигфридъ напомнилъ Гунтеру объ обѣщаніи (данномъ ему передъ отъѣздомъ на Исландію) выдать за него Кримхильду. Гунтеръ тотчасъ же позвалъ Кримхильду и объявилъ ей, что обѣщалъ отдать ее за-мужъ за Зигфрида. Нѣжно поцѣловали тогда другъ друга влюбленные и сѣли рядкомъ на почетномъ мѣстѣ, насупротивъ короля. Увидѣвъ Кримхильду подлѣ Зигфрида, Брунхильда заплакала. Король спросилъ ее, о чемъ она плачетъ, и она отвѣтила ему: "Болитъ мое сердце изъ-за твоей сестры, которая, вижу я, сидитъ рядомъ съ твоимъ слугою; вѣчно буду я горевать, что такъ она унижена". Гунтеръ обѣщалъ ей разсказать въ другой разъ, почему онъ выдалъ Кримхильду за Зигфрида: она продолжала плакать, и онъ прибавилъ, что Зигфридъ -- богатый король: оттого онъ и выдалъ за него сестру. Послѣ стола рыцари начали бугурдъ (bûhurt) {Старофранц. behourd, среднелатинск. bagorda, behordare, bagordare -- конное состязаніе, при чемъ въ дѣло пускались и копья, и щиты, но оружіе выбиралось неопасное, такъ какъ рыцари участвовали въ бугурдѣ безъ латъ. См. Alwin Schnitz, Das höfische Leben, II. 95--96. Кромѣ этого, въ поэмѣ встрѣчаются еще слѣдующія Французскія слова: busûnen, pusûne, puneiz, bolter, covertiure, ferrans, vloite, pfelle, garzûn, môraz, schapel, samît, trunzûn, tjoste, matrazze, permint, phert (Pferd отъ лат. paraveredus, Франц. palefroi), aven tiure. См. Muth, Einleitung in das Nibelungenlied, 18Ï7, p. 330--331. Очевидно, эти слова могли проникнуть въ нѣмецкій языкъ гораздо раньте написанія поэмы, а потому на основаніи только ихъ нельзя еще говорить о времени сложенія "Пѣсни". Скорѣе по этимъ словамъ можно судить о возможности вліянія Французскихъ chansons de geste на автора поэмы, чего мы, однако, не утверждаемъ. Сличи о Франц. словахъ въ "Пѣснѣ" статьи Wittstock'а въ Herrig's Archiv LII, стр. 452 и О. Steiner'а въ German. Studien, hrsg. у. Bartsch, II, 254.}, прекращенный лишь по желанію короля, спѣшившаго на брачное ложе съ пригожей супругой. Король не предчувствовалъ, что гордая и неприступная красавица не отдастся ему безъ боя, но это случилось, и король былъ связанъ Брунхильдою и повѣшенъ на гвоздь. Только подъ утро сняла она его съ гвоздя, развязала и позволила лечь поодаль отъ себя, запретивъ касаться ея одежды. Когда разсвѣло, всѣ пошли молиться въ соборъ, причемъ Гунтеръ, Брунхильда, Зигфридъ и Кримхильда стояли въ вѣнцахъ. Послѣ обѣдни (messe), рыцари начали турниръ; всѣ были веселы, кромѣ Гунтера, который повѣдалъ о своей кручинѣ Зигфриду, и тотъ обѣщалъ помочь ему въ эту же ночь. Надѣвъ шапку-невидимку, онъ пришелъ въ опочивальню Брунхильды и задулъ свѣчи, а Гунтеръ спрятался за пологомъ. Началась борьба между неприступною дѣвой и Зигфридомъ, закончившаяся тѣмъ,что Зигфридъ связалъ ее и уложилъ на постель, при чемъ незамѣтно снялъ съ нея поясъ и кольцо съ пальца. Тогда Брунхильда, чувствуя себя побѣжденною и не зная обмана, объявила, что согласна признать Гунтера своимъ господиномъ. Зигфридъ незамѣтно удалился съ поясомъ и кольцомъ, которые и отдалъ потомъ Кримхильдѣ, а Гунтеръ вступилъ въ права супруга. Отъ его ласкъ лишилась она прежней великой силы и стала не сильнѣе любой изъ женщинъ. Веселый проснулся Гунтеръ на другое утро. Пиръ продолжался до 14-го дня и закончился щедрыми подарками, при чемъ не были забыты и бродячіе пѣвцы.
   XI авентюра, стр. 690--723 B; 637--666 А; 699--730 C. Вскорѣ и Зигфридъ рѣшился ѣхать въ Ксантенъ съ молодою супругой. Братья дали Кримхильдѣ 500 мужей, 32 дѣвушекъ и графа Эккеварта въ качествѣ свиты. Гагенъ и Ортвинъ не согласились ѣхать въ Нидерланды и пожелали остаться на службѣ у Гунтера. Радушно встрѣтили Сигемундъ и Сигелинда молодую чету въ Ксантенѣ. Король передалъ вѣнецъ Зигфриду, который и сталъ со славою править народомъ. Такъ счастливо прожилъ онъ 9 лѣтъ, и на десятый годъ Кримхильда родила сына, котораго назвали, въ честь его дяди, Гунтеромъ. Въ то же время умерла добрая Сигелинда, къ великой горести народа. Въ то же время и Брунхильда родила Гунтеру сына, котораго назвали Зигфридомъ. Богатъ былъ Зигфридъ: въ его власти была, кромѣ Нидерландовъ, земля Нибелунговъ и мужи Шильбунга, ему принадлежалъ и несмѣтный кладъ.
   XII авентюра, стр. 724--777 B; 667--720 А; 731--783 С. Брунхильда все время думала, отчего это Зигфридъ, вассалъ Гунтера, такъ долго не является на службу къ королю. Она просила Гунтера послать за нимъ и Кримхильдой. Гунтеръ отвѣчалъ, что онъ не смѣетъ приказывать Зигфриду. Наконецъ. уступая просьбамъ жены, онъ послалъ маркграфа Гере въ бургъ Нибелунга, въ Норвежскую марку, звать Зигфрида и Кримхильду на пиръ, который онъ рѣшилъ устроить въ день поворота солнца. Зигфридъ принялъ приглашеніе и обѣщалъ прибыть къ назначенному сроку. Когда Гере съ товарищами вернулся въ Вормсъ и они показали дружинѣ короля подарки, полученные отъ Зигфрида, Гагенъ замѣтилъ: "Еще бы, ему есть что раздавать; въ его рукахъ кладъ Нибелунговъ; ахъ, если-бъ онъ когда-нибудь перешелъ въ землю Бургундовъ!"
   XIII авентюра, стр. 778--813 B; 721--756 А; 785--820 С. Зигфридъ, Кримхильда и Сигемундъ отправились съ многочисленною свитою въ Вормсъ и были встрѣчены радушно Брунхильдою и Гунтеромъ. Начались игры, веселье, столованье. Такъ продолжалось до 11-аго дня.
   XIV авентюра, стр. 814--876 B; 757--819 А; 823--884 С. Разъ, передъ вечерней, рыцари устроили турниръ. Кримхильда и Брунхильда, сидя рядкомъ, смотрѣли въ окно на ловкость бойцевъ. Кримхильда, любуясь Зигфридомъ, сказала Брунхильдѣ, что Зигфриду, по справедливости, должна бы принадлежать вся бургундская земля. Брунхильда отвѣчала, что этого не можетъ быть, пока живъ Гунтеръ. Тогда Кримхильда стала доказывать, что Зигфридъ выше Гунтера. На это Брунхильда отвѣчала, что Зигфридъ простой вассалъ Гунтера, какъ онъ назвалъ себя самъ въ ту пору, когда Гунтеръ пріѣхалъ искать ея руки. Слово за слово, и королевы поссорились не на шутку. Когда всѣ подходили къ собору, Кримхильда рѣшила войти туда раньше Брунхильды, чтобъ доказать свое превосходство, но Брунхильда грубо велѣла дать сперва дорогу ей, женѣ короля, и назвала Кримхильду служанкой. Тогда разгнѣванная Кримхильда назвала ее наложницей вассала, любовницей Зигфрида, которому она отдалась въ свадебную ночь и, въ подтвержденіе, указала на перстень и поясъ, взятые Зигфридомъ у Брунхильды въ памятную для Гунтера ночь. Брунхильда горько заплакала и послала за Гунтеромъ. Узнавъ, въ чемъ дѣло, онъ послалъ за Зигфридомъ и потребовалъ отъ него объясненія. Зигфридъготовъ былъ поклясться, что онъ не разсказывалъ ничего подобнаго, и просилъ короля дать наставленіе Брунхильдѣ, чтобъ она не говорила впередъ такъ заносчиво, прибавивъ, что свою жену онъ за это проучитъ самъ.-- Видя слезы Брунхильды, Гагенъ рѣшился отомстить за свою госпожу Зигфриду, какъ главному виновнику. Съ тѣхъ поръ, онъ сталъ приставать къ Гунтеру, совѣтуя покончить съ Зигфридомъ, и предложилъ прибѣгнуть къ слѣдующей хитрости. "Мы", сказалъ онъ: "пришлемъ сюда такихъ гонцевъ, которыхъ здѣсь никто не знаетъ. Тогда вы скажете гостямъ, что вы и ваши мужи должны идти въ походъ; онъ (т. е. Зигфридъ) вызовется служить вамъ и сгубитъ свою жизнь: я же разузнаю кое-что отъ супруги смѣлаго витязя (т. е. въ какое мѣсто можно ранить Зигфрида)". Король себѣ на бѣду послушался Гагена. Да, много погибло витязей изъ-за ссоры двухъ женъ.
   XV авентюра, стр. 877--915 B; 820--858 А; 885 -- 923 С. На четвертое утро 32 гонца (мнимыхъ) явились будто бы отъ Людегера и Людегаста, чтобъ объявить войну бургундамъ. Узнавъ объ этомъ и не подозрѣвая обмана, Зигфридъ серьезно предложилъ свои услуги, и скоро дружина стала собираться въ походъ. Тогда Гагенъ явился къ Кримхильдѣ, предъ отправленіемъ въ путь, и притворно показалъ себя преданнымъ ей вассаломъ. Не подозрѣвая ничего худого, Кримхильда выразила откровенно свою боязнь за Зигфрида и сообщила Гагену подъ секретомъ, что хотя Зигфридъ и неуязвимъ, но есть одно мѣстечко на его тѣлѣ, въ которое его могутъ смертельно ранить. Дѣло въ томъ, что, когда Зигфридъ купался въ крови дракона, съ липы упалъ широкій листъ Зигфриду промежъ лопатокъ, и это мѣсто осталось непокрытымъ роговою оболочкой: въ это мѣсто и можно его ранить. Гагенъ предложилъ Кримхильдѣ нашить на одеждѣ Зигфрида противъ этого мѣста какой-нибудь значекъ, чтобъ онъ, Гагенъ, могъ въ бою прикрыть это мѣсто Зигфриду щитомъ, въ случаѣ опасности. Кримхильда обѣщала вышить шелкомъ маленькій крестикъ. Распростившись съ нею, Гагенъ веселый пошелъ къ королю. На другое утро Зигфридъ съ 1000 своихъ мужей двинулся въ походъ, Гагенъ слѣдовалъ близко за нимъ, чтобъ получше разглядѣть крестикъ на одеждѣ Зигфрида. Затѣмъ, снова подослалъ онъ двухъ гонцевъ якобы отъ Людегера, что бургунды могутъ быть спокойны, такъ какъ онъ де отказался отъ воины. Гунтеръ притворно благодарилъ Зигфрида за его усердіе и предложилъ всѣмъ ѣхать на охоту въ Васкенвальдъ {Такъ въ ред. B (стр. 911,--854 А). Въ другихъ рукописяхъ ред. B стоитъ wasethen (d), wasigen (Ob), waelschen (Ib) wald. Если допустить, что Васкенвальдъ -- Вогезы, то окажется изъ дальнѣйшаго разсказа поэмы, что Рейнъ лежитъ между Борисомъ и Вогезами, что противорѣчитъ дѣйствительности; отсюда дѣлается заключеніе, что авторъ редакціи И плохо зналъ мѣстность около Вормса. Въ редакціи Е (стр. 919) этотъ лѣсъ названъ Отенвальдомъ что болѣе правдоподобно, такъ какъ для того, чтобы попасть изъ Вормса въ Отенвальдъ, необходимо переправиться черезъ Рейнъ.

0x01 graphic

   } (Вогезы, какъ объясняетъ Барчъ). Зигфридъ пожелалъ принять участіе въ охотѣ и пошелъ проститься съ женой.
   XVI авентюра, стр. 916--1001 В, 859--942 А, 924-- 1012 С). Кримхильда предупреждаетъ Зигфрида о двухъ зловѣщихъ снахъ, видѣнныхъ ею "ночесь" (= hînaht, сравни "синочь" въ Словѣ о Полку Игоревѣ), не совѣтуетъ ѣхать, но Зигфридъ увѣрилъ ее, что у него нѣтъ враговъ, и, простившись съ нею, уѣхалъ на охоту. Онъ удачно гонялся за звѣрями, убилъ льва, кабана, затѣмъ, нѣсколько звѣрей, о названіяхъ которыхъ идетъ споръ среди ученыхъ (halpful, wisent, eich, ûr, schelch {См. напр. "Зубръ. Монографія, составленная С. Усовымъ". М. 1865 114 стр. in 8о, а также C, Matthias, l. с. и сочиненія, тамъ указанныя.}. Въ заключеніе, Зигфридъ привезъ къ привалу живого медвѣдя и, развязавъ, пустилъ его на свободу; медвѣдь забѣжалъ въ походную кухню, перепугалъ поварятъ, поопрокинулъ котлы и привелъ въ ярость псовъ. Потѣшившись перепугомъ, Зигфридъ убилъ медвѣдя, и всѣ усѣлись за столы. Чувствуя сильную жажду, Зигфридъ попросилъ вина, но Гагенъ заявилъ, что онъ послалъ вино туда, въ Спессартъ, полагая, что охота будетъ происходить тамъ. Взамѣнъ вина, Гагенъ вызвался указать Зигфриду источникъ съ ключевой водою и предложилъ бѣжать къ нему взапуски. Зигфридъ прибѣжалъ первымъ, но далъ сперва напиться королю, затѣмъ, нагнулся самъ и сталъ жадно пить, а Гагенъ воспользовался этимъ моментомъ и вонзилъ ему мечъ промежъ лопатокъ. Не долго боролся Зигфридъ со смертью: онъ умеръ, проклиная убійцъ. Тогда всѣ витязи рѣшили сказать дома, что Зигфридъ охотился отдѣльно и былъ убитъ въ лѣсу ворами.
   Но, во-первыхъ, въ ред. В. сказано: "я бы хотѣлъ охотиться въ Васкенвальдѣ"; это еще не значитъ, что они поѣхали охотиться именно туда; наоборотъ, изъ словъ Гагена (стр. 976 В): "я думалъ, что охота будетъ сегодня въ Спессартѣ и послалъ туда вино", видно, что король измѣнилъ намѣреніе. Очевидно, ред. Е не понялъ или не разобралъ названія Васкенвальдъ, которое и остальныя рукописи безбожно перевираютъ, и замѣнилъ его Оденвальдомъ, для чего пришлось прибавить: "туда за Рейнъ". Стало быть, упрекать ред. В. въ незнаніи географіи около Вормса преждевременно, тѣмъ болѣе, что названіе Васкенвальдъ напоминаетъ Васкенпітейнъ, упоминаемый и въ Нибелунгахъ (стр. 2344 В, 2281 А, 2403 С), и въ поэмѣ о Вальтаріи (X вѣка). Сличи, впрочемъ, Fr. Zarncke, Die jagd im Nibelungenliede въ Beiträge zur Gesch. d. deutsch. Sprache und Literatur, hrsg. v. H. Paul u. W. Braune, X. Bd. 1885, p. 384--402; E. Matthias, Die jagd im Nibelungenliede въ Zeitschr f. deutshe Philol., XV, 1883, 471--501.
   XVII авентюра, стр. 1002--107 В, 943--1011 А; 1014--1081 С. Поэтъ трогательно описываетъ горе Кримхильды и погребеніе ЗигфридаXVIII авентюра, стр. 1073--1100 В, 1013--1040 А; 1084--1111 С. Сигемундъ, похоронивъ сына, просилъ Кримхильду ѣхать домой, но ее уговорили братья остаться. Съ глубокой тоскою поѣхалъ бѣдный отецъ восвояси. Гизельхеръ далъ ему надежный гелейтъ и проводилъ его. Печаленъ былъ пріѣздъ короля въ Нидерланды. Не легко было и Кримхильдѣ: она непрестанно убивалась по миломъ Зигфридѣ и никто ее не могъ утѣшить, кромѣ Гизельхера. Брунхильдѣ же было мало горя до слезъ Кримхильды, за то и Кримхильда причинила ей потомъ великое горе.
   XIX авентюра. Когда Кримхильда овдовѣла, графъ Эккевартъ съ толпой своихъ мужей продолжалъ ей вѣрно служить и утѣшалъ ее въ горѣ. Въ Вормсѣ, близъ собора, для нея выстроили особыя хоромы, обширныя и роскошныя, гдѣ она и проводила безъ радости время со своею свитой. Она ходила почти каждый день съ глубокой печалью на могилу своего супруга и молила всеблагого Господа упокоить его душу. Часто, храня великую вѣрность, оплакивала она витязя. Ута и ея свита постоянно утѣшали ее, но такъ сильно было ранено ея сердце, что ничто не могло ее утѣшить. Едва-ли когда-нибудь горевала такъ другая жена по миломъ мужѣ. Изъ этого можно было видѣть ея добродѣтель. Она сѣтовала и плакала до конца своихъ дней. Ну, да и отмстила потомъ жена отважнаго Зигфрида! Такъ прожила она, по смерти супруга, три съ половиною года, и во все это время ни разу не говорила съ Гунтеромъ, ни разу не видѣла своего недруга Гагена. Тогда Гагенъ посовѣтовалъ Гунтеру помириться съ Кримхильдою, съ цѣлью перевезти оставшійся ей послѣ мужа кладъ Нибелунговъ въ Вормсъ. Призвавъ Ортвина, маркграфа Гере и своихъ братьевъ Гернота и Гизельхера, Гунтеръ поручилъ имъ помирить его съ сестрою. "Госпожа", сказалъ ей смѣлый Гернотъ: "король готовъ доказать предъ судомъ, что не онъ убилъ Зигфрида".-- "Да его никто и не винитъ въ этомъ", отвѣчала она: "его сразила рука Гагена. Онъ (Гагенъ) вывѣдалъ у меня, какъ можно убить Зигфрида. Могла ли я подумать, что онъ питалъ къ нему ненависть? Тогда бы я остереглась и не обмолвилась бы на счетъ его тѣла. Не пришлось бы мнѣ, бѣдной, лить теперь слезы. Никогда не примирюсь я съ тѣми, кто это сдѣлалъ!" Тогда сталъ упрашивать ее Гизельхеръ, статный мужъ, и она, наконецъ, простила всѣхъ, кромѣ Гагена, потому что никто бы не убилъ Зигфрида, если бъ не сдѣлалъ этого онъ. Спустя немного, они предложили ей перевезти изъ земли Нибелунга великій кладъ на Рейнъ. Этотъ кладъ принадлежалъ ей по праву, какъ утренній даръ (morgengâbe) Зигфрида на другой день послѣ свадьбы. Гизельхеръ и Гернотъ съ 80 сотнями мужей отправились за кладомъ. Увидя чужеземцевъ, Альберихъ, хранитель клада, не сталъ спорить о правахъ Кримхильды и пошелъ за ключами. Тогда вынесли "сокровища изъ горы. Ихъ было такъ много, что 12 телѣгъ, нагруженныхъ до-верху, возили ихъ отъ горы до берега, гдѣ стоялъ корабль, ровно 4 дня и 4 ночи, при чемъ каждому возу пришлось дѣлать ежедневно по три оборота. Кладъ состоялъ изъ золота и дорогихъ камней; онъ былъ такъ великъ, что еслибъ изъ него стали платить жалованье всему міру, то онъ и тогда не уменьшился бы ни на одну марку: не даромъ такъ зарился на него Гагенъ (1123, 4). Тамъ же былъ и волшебный золотой жезлъ; кто зналъ его свойство, тотъ могъ властвовать надъ каждымъ въ мірѣ. Многіе изъ родичей Гернота пошли оттуда съ Герпотомъ. Когда кладъ былъ привезенъ въ землю Гунтера, и королева приняла его, тогда всѣ кладовыя и башни были полнымъ-полны сокровищами. Но еслибъ ихъ было и въ тысячу разъ больше, Кримхильда предпочла бы остаться съ пустыми руками, лишь бы только Зигфридъ остался живъ и невредимъ. Ни у одного еще витязя не было болѣе вѣрной супруги. Ставъ обладательницей клада, она привлекла въ свой край много незнакомыхъ витязей; рука госпожи раздавала такъ, что никогда не видѣли больше столь великой щедрости. Такъ раздавала она бѣднымъ и богатымъ, что Гагенъ сталъ поговаривать, если де она долго будетъ жить такимъ образомъ, то много мужей возьметъ она къ себѣ въ службу, и плохо тогда придется имъ (Гагену и Гунтеру съ дружиной). Гагенъ совѣтовалъ королю отнять у Кримхильды сокровища. Сказалъ тогда король Гунтеръ: "я далъ ей клятву никогда ничѣмъ не огорчать ея впредь, и долженъ держаться слова: вѣдь она мнѣ сестра". Сказалъ тогда снова Гагенъ: "Позвольте мнѣ быть одному въ отвѣтѣ". Многіе изъ нихъ нарушили свою клятву, взяли они у вдовы ея несмѣтное сокровище. Гагенъ прибралъ къ своимъ рукамъ всѣ ключи. Это привело въ гнѣвъ ея брата Гернота, когда онъ узналъ всю правду. Тогда сказалъ господинъ Гизельхеръ: "Много горя надѣлалъ моей сестрѣ Гагенъ, я долженъ былъ бы помѣшать этому, и не будь онъ мой родичъ, поплатился бы онъ за это своей жизнью". Снова стала плакать тогда супруга Зигфрида. Тогда сказалъ господинъ Гернотъ: "Для того, чтобъ намъ не тревожиться вѣчно изъ за этого золота, намъ слѣдуетъ приказать погрузить его въ Рейнъ, чтобъ никогда никому оно не досталось". Съ великой жалобой предстала она передъ братомъ своимъ Гизельхеромъ. Она сказала: "Мой милый братъ, ты долженъ подумать обо мнѣ, ты долженъ быть защитникомъ (voget) и жизни моей, и моего добра". Тогда сказалъ онъ госпожѣ: "Это такъ и будетъ сдѣлано, когда мывер немся: теперь же мы собираемся въ отъѣздъ". Король и его родичи оставили тогда страну; среди нихъ были самые отмѣнные, какихъ гдѣ-либо видали: только одинъ Гагенъ остался тамъ изъ ненависти, которую онъ питалъ къ Кримхильдѣ, и сдѣлалъ это онъ куда какъ охотно. Прежде чѣмъ богатый король вернулся назадъ, тѣмъ временемъ взялъ Гагенъ великое сокровище. Весь кладъ погрузилъ онъ тамъ у Лоха (Лохгейма), въ Рейнъ. Онъ надѣялся еще воспользоваться имъ, но тому не пришлось сбыться. Князья вернулись назадъ, съ ними многомного мужей. Тогда стала Кримхильда плакаться на свою великую утрату, съ дѣвицами и дамами: то-то было имъ горько. Охотно доказалъ бы ей Гизельхеръ всякую вѣрность. Тогда сказали они сообща: "Нехорошо поступилъ онъ". Долгодолго укрывался онъ отъ гнѣва князей, пока не получилъ отъ нихъ прощенья: они оставили его невредимымъ, но никогда не питала Кримхильда къ нему большей вражды (чѣмъ теперь). Прежде, чѣмъ Гагенъ изъ Тронеге спряталъ такимъ образомъ сокровище, они подтвердили это самой сильною клятвою, чтобы оставалось тайнымъ отъ всѣхъ, пока хоть одинъ изъ нихъ будетъ живъ. И потомъ не пришлось имъ ни взять его себѣ, ни отдать кому-либо другому. Новымъ горемъ была удручена ея душа, вслѣдствіе кончины супруга, когда у нея отняли такъ цѣликомъ все добро. Тогда ея жалобы уже не смолкали болѣе никогда въ теченіе жизни до ея послѣдняго дня. По смерти Зигфрида, это совершенная правда, жила она въ великомъ горѣ тринадцать лѣтъ и не могла забыть о смерти бойца. Она была ему вѣрна: за это хвалилъ ее весь народъ.
   XX авентюра. Случилось нѣкогда, что госпожа Гельха (Helche) умерла, и король Этцель сталъ искать себѣ другую жену: тогда посовѣтовали ему его друзья посвататься въ Бургундской землѣ къ гордой вдовѣ, которая звалась госпожею Кримхильдой. Тогда сказалъ богатый король: "Какъ можетъ это статься, если я язычникъ и не воспринялъ крещенія? а госпожа-христіанка и изъ-за этого не согласится. Было бы чудомъ, если бъ это когда-нибудь сталось". Наконецъ, король сталъ сдаваться, онъ сказалъ: "кому изъ васъ извѣстна страна и люди на Рейнѣ?" Сказалъ тогда добрый Рюдигеръ изъ Бехе ларна: "я зналъ знатную славную королеву съ ея дѣтства. Гунтеръ и Гернотъ -- добрые, знатные рыцари, третій зовется Гизельхеромъ: каждый изъ нихъ дѣлаетъ, что можетъ ради великой чести и доблести: также поступали и ихъ дѣды, и прадѣды". Тогда снова сказалъ Этцель: "другъ, скажи мнѣ, пристойно ли ей носить вѣнецъ въ моей землѣ? и если ея тѣло такъ прекрасно, какъ мнѣ про то говорили, тогда моимъ лучшимъ друзьямъ никогда не придется объ этомъ тужить".-- "Въ красотѣ она сравнится съ моею богатѣйшею госпожей Гельхой. Да, ни у одного короля въ свѣтѣ не можетъ быть супруги болѣе красивой. Тотъ, кого она изберетъ своимъ другомъ, можетъ вполнѣ доставить этимъ утѣху своему тѣлу". Онъ Сказалъ: "Такъ сватай же, Рюдигеръ, коли я тебѣ милъ. И, если я когда-нибудь буду лежать подлѣ Кримхильды, я вознагражу тебя за это такъ, какъ только могу, потому что ты исполнишь тогда мою завѣтную мечту. Изъ моихъ камеръ прикажу я дать тебѣ, чтобы ты и твои товарищи могли жить въ радости, коней и одеждъ, всего, чего ты пожелаешь. Всего этого прикажу я заготовить для васъ вдоволь для этого посольства". Но Рюдигеръ взялся принять всѣ расходы на себя и употребить на это то, что получилъ раньше изъ рукъ Этцеля. Онъ обѣщался взять съ собою на Рейнъ 500 нарядныхъ мужей и снабдить ихъ наилучшимъ оружіемъ и одеждой, чтобъ не ударить въ грязь лицомъ у бургундовъ. "Король богатый", прибавилъ Рюдигеръ: "если только это не заставитъ тебя отказаться отъ твоего намѣренія, то я долженъ сказать тебѣ, что она была въ благородной любви съ Зигфридомъ, сыномъ Сигемунда: его ты видалъ здѣсь; по справедливости, слѣдуетъ воздать ему великую честь". Этцель отвѣтилъ, что ея любовь къ такому знатному князю не можетъ служить препятствіемъ. Сказалъ тогда маркграфъ: "Итакъ, мы поднимемся отсюда черезъ 24 дня. Сперва я оповѣщу Готелинду, мою милую супругу, что ѣду самъ гонцемъ къ Кримхильдѣ". Послалъ тогда Рюдигеръ въ Бехеларенъ (гонца). Услышавъ это, маркграфиня была и печальна, и весела: радовалась она, что мужъ ѣдетъ сватать королю невѣсту, но печалилась, вспомнивъ о прекрасной Гельхѣ. Черезъ 7 дней, поѣхалъ Рюдигеръ изъ Венгріи (Ungern), къ великой радости Этцеля. Въ городѣ (stat) Вѣнѣ (Wiene) для него уже готовили одежды, такъ что медлить отъѣздомъ было не къ чему. Въ Бехеларнѣ, межъ тѣмъ, его поджидала Готелинда и его юная дочь. Но прежде чѣмъ онъ выѣхалъ въ Бехеларенъ изъ Вѣны, ему и спутникамъ дали не мало сумныхъ коней (soumen), навьюченныхъ вдоволь одеждами. Обозъ былъ сопровождаемъ охраннымъ отрядомъ, такъ что разбойники врядъ-ли могли чѣмъ попользоваться. Въ Бехеларнѣ Рюдигеръ съ товарищами былъ ласково встрѣченъ маркграфиней и дочерью. Ночью, лежа подлѣ супруги, онъ разсказалъ ей, зачѣмъ шлетъ его Этцель, и просилъ ее надѣлить всѣмъ нужнымъ его славныхъ товарищей. "Что богатыхъ шелковыхъ тканей (pfellel) принесли тогда изъ ея кладовыхъ! ихъ было вдоволь для благородныхъ бойцовъ, тканей, старательно подбитыхъ (мѣхомъ) отъ шеи до шпоръ. Рюдигеръ выбралъ себѣ тѣ, которыя ему показались подходящими для этого (путешествія)". На седьмое утро выѣхалъ онъ изъ Бехеларна. Поѣхали они черезъ Баварскую землю (Beier laut). По дорогѣ рѣдко тревожили ихъ разбойники. Черезъ 12 дней прибыли они на Реинъ. Ихъ приняли и помѣстили въ городѣ на особомъ дворѣ (herberge, гостинница, постоялый дворъ). Никто не зналъ, откуда они. Когда гонцы прибыли ко двору короля, Гагенъ сразу узналъ, что это -- Рюдигеръ изъ гуннской земли, смѣлый и славный витязь. Гагенъ и Ортвинъ изъ Метца привѣтствовали дорогихъ гостей. Король велѣлъ подать гостямъ добраго меду и наилучшаго вина, какое можно было найти въ прирейнской сторонѣ. Пришли тогда Гунтеръ, Гернотъ и Гизельхеръ, Гере, Данквартъ и Фолькеръ; всѣ были рады гостямъ. Гунтеръ спросилъ, какъ поживаетъ Этцель и Гельха. Рюдигеръ сообщилъ ему о смерти послѣдней и о желаніи Этцеля предложить свою руку Кримхильдѣ. Гунтеръ попросилъ у Рюдигера три дня сроку, чтобъ поговорить объ этомъ съ сестрой. Гостямъ оказывали, межъ тѣмъ, всякія услуги, и Гагенъ охотно ухаживалъ за Рюдигеромъ, какъ нѣкогда этотъ послѣдній ухаживалъ за нимъ. Король сталъ совѣщаться съ родичами насчетъ предложенія Этцеля. Всѣ совѣтовали принять его, только одинъ Гагенъ возставалъ противъ этого брака. "Если-бъ вы знали Этцеля", говорилъ онъ: "такъ, какъ знаю его я! если она станетъ его женою, какъ я слышу это отъ васъ, тогда вамъ-же первымъ достанется много хлопотъ". Послали тогда за Герпотомъ и Гизельхеромъ. Сказалъ тогда Гизельхеръ, витязь бургундскій: "Другъ Гагенъ, вамъ-то слѣдуетъ позаботиться о вѣрности и вознаградить ее за то горе, которое вы ей причинили". Гагенъ отвѣчалъ, что много горя причинитъ она имъ, ставъ супругою Этцеля. Но Гагена не послушали и рѣшили принять предложеніе Этцеля, если только согласится на это Кримхильда. Гере вызвался поговорить объ этомъ съ нею. Она встрѣтила его ласково. "Вы должны меня", сказалъ онъ ей:-- "съ радостью привѣтствовать и дать какъ гонцу на хлѣбъ (botenbrot: гонцамъ давали на хлѣбъ, на прокормъ, какъ нынѣ на водку или на чай) {Въ переводѣ у г. Стасюлевича эта интересная подробность выпущена. (См. Христоматія, II, Спб. 1864, стр. 295).}: я хочу избавить васъ отъ вашей кручины". Тутъ онъ сказалъ ей, что къ ней сватается богатѣйшій король, но печальная просила его оставить такія насмѣшки надъ бѣдной вдовой. Пришли тогда Гернотъ и Гизельхеръ, но ихъ убѣжденія были также безуспѣшны. Тогда они просили ее согласиться по меньшей мѣрѣ на бесѣду съ Рюдигеромъ. "Въ этомъ я вамъ не откажу", отвѣчала она: "я рада видѣть Рюдигера (въ подлинникѣ: "тѣло Рюдигера", но это lîp, тѣло, очевидно, искусственно пригнано для риѳмы къ слову wîp предъидущаго стиха) ради его великихъ доблестей. Никакому другому гонцу я-бъ не открылась. Пусть прійдетъ онъ завтра въ мои покои, я охотно поговорю съ нимъ". На другое утро, послѣ ранней обѣдни, Рюдигеръ самъ двѣнадцатый явился къ ней и засталъ ее въ повседневной одеждѣ, между тѣмъ какъ ея свита была въ богатыхъ нарядахъ. При ней находились и два маркграфа Гере и Эккевартъ. Всѣ были печально настроены, а одежда Кримхильды на груди была мокра отъ горячихъ слезъ. Рюдигеръ передалъ ей порученіе Этцеля, но, потерявъ такого чуднаго мужа, она не соглашалась стать женою другого. Гонецъ рисовалъ ей блестящую перспективу: ей будутъ подвластны 12 богатыхъ коронъ и 30 княжествъ, завоеванныхъ рукою Этцеля, въ ея распоряженіи будетъ много славныхъ витязей. Тогда она просила ихъ подождать до слѣдующаго дня ея отвѣта и, по ихъ уходѣ, призвавъ Гизельхера и свою мать, сказала имъ, что ей пристойно только одно -- лить слезы. Гизельхеръ уговаривалъ ее выйти за Этцеля: "Онъ можетъ вознаградить тебя вполнѣ; отъ Роны (Roten, сличи Rhodanus, какъ называли ее римляне) до Рейна, отъ Эльбы до моря нѣтъ ни одного короля столь сильнаго". Она отвѣчала, что гдѣ ужъ ей думать о замужествѣ, когда отъ ея былой красоты и слѣда не осталось. Уговаривала ее и Ута послушаться братьевъ. Всю ночь продумала она объ этомъ зазорномъ бракѣ съ язычникомъ и всю ночь съ ея свѣтлыхъ очей не переставали катиться слезы. Утромъ братья вновь пришли къ ней, чтобъ добиться ея согласія и позвали мужей Этцеля. Рюдигеръ явился къ Кримхильдѣ и долго упрашивалъ ее, но все безуспѣшно. Наконецъ, онъ сказалъ ей тайкомъ, что готовъ помочь ей отмстить за причиненное ей зло, и это смягчило Кримхильду. "Дайте-же мнѣ клятву, что вы первый отомстите за мое горе, кто бы его ни причинилъ".-- "Госпожа, я готовъ", отвѣчалъ ей маркграфъ И онъ далъ ей клятву со своими мужами всегда служить ей вѣрой-правдой. А она, межъ тѣмъ, думала про себя: "Такъ какъ пріобрѣтаю столькихъ друзей, то пусть люди говорятъ, что имъ угодно, обо мнѣ, бѣдной. А что если еще удастся отмстить за моего любезнаго Супруга? У Этцеля много бойцовъ, они будутъ подвластны мнѣ, и я сдѣлаю все, что захочу. Къ тому же, онъ такъ богатъ, и я буду въ состояніи раздавать (подарки), а то злой Гагенъ отнялъ у меня мое добро". Она сказала Рюдигеру, что охотно пошла-бы за Этцеля, если бъ только онъ не былъ язычникомъ. На это возразилъ Рюдигеръ: "У Этцеля такъ много витязей христіанской вѣры, что вамъ у короля горевать не прійдется. Да и кромѣ того, вы можете заслужить то, что онъ согласится креститься". Братья тоже упрашивали ее, и, наконецъ, она согласилась ѣхать къ гуннамъ и стала сбираться въ путь со своими дѣвицами. У нея еще были остатки отъ Зигфридова клада: на ста коняхъ и то не увезти бы всего, а потому она захотѣла щедро наградить мужей Рюдигера, но Гагенъ, не желая, чтобъ золото Зигфрида послужило ему на гибель, попавъ въ руки его враговъ, велѣлъ сказать Кримхильдѣ, что онъ не отдастъ ей ея Сокровищъ. Тогда Гернотъ, съ согласія Гунтера, пошелъ къ сокровищницѣ и досталъ изъ казны Кримхильды 30.000 марокъ или болѣе того и роздалъ ихъ гостямъ, но Рюдигеръ отказался взять ихъ, потому что у него и безъ того было много денегъ. У Кримхильды оставалось еще 12 сундуковъ съ чистымъ золотомъ, ихъ она взяла съ собою, да 1000 марокъ роздала за упокой души Зигфрида. Вмѣстѣ съ Кримхильдой поѣхалъ и маркграфъ Эккевартъ съ 500 своихъ мужей, обѣщаясь служить ей по прежнему до самой смерти. На пятый день Кримхильда въ сопровожденіи 100 дѣвушекъ двинулась въ путь. Гернотъ, Гизельхеръ, Гере, Ортвинъ и Румольтъ съ 1000 мужей провожали ее до берега рѣки Дуная (unz an Tuonöuwe stat); Гунтеръ провожалъ только до города (Вормса). Прежде чѣмъ уѣхать съ Рейна, они послали гонцевъ въ землю гунновъ съ вѣстью объ успѣшномъ сватовствѣ Рюдигера.
   XXI авентюра. Гизельхеръ и Гернотъ проводили Кримхильду до Фергена на Дунаѣ (Vergen, нынѣ Пферингъ, близъ Ингольштадта). Распростившись съ ними и взявъ съ собою 104 богато разодѣтыхъ дѣвушекъ, Кримхильда поѣхала внизъ по Баварской землѣ (Peyer lant). Узнавъ о прибытіи гостей, епископъ города Пассау (при впаденіи р. Инна въ Дунай) Пильгримъ (Pilgerin) поспѣшилъ съ витязями на встрѣчу Кримхильдѣ, своей племянницѣ, и торжественно ввелъ ее въ Нассау, "гдѣ и доселѣ стоитъ монастырь". Узнавъ о пріѣздѣ Кримхильды (которая была "дочерью сестры" Пильгрима), горожане и купцы встрѣтили ее радушно. Пильгримъ думалъ, что племянница погоститъ у него, но она не осталась, торопясь въ землю Рюдигера, который приказалъ своей супругѣ Готелиндѣ выѣхать на встрѣчу Кримхильдѣ къ Энсу (zuo der Ense -- рѣка). Наконецъ, Кримхильда прибыла въ Эфердингенъ (нынѣ Efferding на Дунаѣ). "Многіе изъ Баварской земли, если-бъ они, по своему обыкновенію, задумали совершить грабежъ на дорогѣ, могли бы причинить гостямъ не мало горя, но маркграфъ принялъ противъ этого мѣры: онъ велъ тысячу или больше рыцарей; пришла и Готелинда и съ нею много славныхъ благородныхъ витязей. Когда гости перебрались черезъ Траунъ (Trùne, притокъ Дуная на западъ отъ Энса), они увидѣли у Энса на полѣ приготовленные для нихъ шатры для ночлега. При приближеніи къ гостямъ, рыцари принялись за рыцарскія потѣхи; Рюдигеръ поздоровался съ женою и велѣлъ ей слѣзть съ коня. Тогда и Кримхильда сошла съ лошади; ее повели подъ руки епископъ Пильгримъ и графъ Эккевартъ. Поэтъ подробно описываетъ встрѣчу Готелинды съ Кримхильдою, прибытіе гостей въ Бехеларенъ (нынѣ Пехларнъ, на Дунаѣ, при впаденіи р. Эрлафа) и радушный пріемъ, оказанный имъ Рюдигеромъ. Выѣхавъ изъ Пехларна, гости прибыли къ Медлику (Мелкъ въ Австріи), владѣтель котораго Астольдъ угостилъ ихъ виномъ и указалъ имъ дорогу въ Остерландъ (Австрія) на Мутаренъ (нынѣ Маутернъ, на Дунаѣ, къ зап. отъ Траизена). Тутъ разстался съ нею Пильгримъ, убѣждая ее не грустить. Затѣмъ, гости прибыли къ Трейзему (нынѣ рѣка Трайзенъ, притокъ Дуная). Тутъ король земли гунновъ имѣлъ очень богатый бургъ, хорошо извѣстный, Трейзенмуръ по имени (нынѣ Трайсмауеръ, при устьѣ Трайзена). Прежде сидѣла тамъ госпожа Гельха.
   XXII авентюра, стр. 1336: Въ Трейзенмурѣ была она до четвертаго дня; пыль на дорогѣ вздымалась межъ тѣмъ, словно дымъ на пожарѣ: то скакали по Австріи мужи короля Этцеля. Были тутъ люди всякихъ языковъ: и христіане, и язычники. Ѣхало много мужей изъ Русо въ (Riuzen) и Грековъ (Kriechen), Поляковъ (Poelân) и Влаховъ (Vlachen, Валахи), ѣхали многіе витязи изъ земли Кіевской (Kiewen) и дикіе Печенѣги (Pescenaere), искусные стрѣлки изъ луковъ. Лежитъ на Дунаѣ городъ Тульне (Тульнъ) въ Остерландѣ. Туда предъ Этцелемъ ѣхала свита, 24 богатыхъ и славныхъ князя. Ѣхалъ Рамунгъ, герцогъ изъ земли Влаховъ съ 700 мужей, ѣхалъ князь Гибихъ (Gribeche). Былъ тутъ и проворный Горибогенъ съ 1000 мужей (Hornboge), и Гавартъ изъ Тенемарка (Данія), и Ирингъ оттуда же, и Ирифридъ изъ Дюрингена (Тюрингіи) съ 12 сотнями мужей, которыхъ они вели съ собою. Пришелъ и господинъ Бледелинъ (историческій братъ Аттилы, Бледа) съ 3000 мужей, прибылъ и Этцель и Дитрихъ съ своими товарищами. Послѣ встрѣчи и пышныхъ рыцарскихъ потѣхъ, Этцель, переночевавъ въ Тульнѣ, отправился съ Кримхильдой и свитою въ городъ Вѣну (Wiene), гдѣ въ Троицынъ день была справлена свадьба. Пиръ свадебный длился 17 дней; Этцель, сынъ Ботелунга, справилъ его на славу, много роздалъ онъ тутъ сокровищъ. Королевскіе шпильманы Вербель (Wärbei) и Швеммелинъ получили каждый по 1000, а то и болѣе, марокъ. На 18-ое утро поѣхали всѣ въ Гуннскую землю. Ночь провели они въ старомъ Геймбургѣ. Въ Мизенбургѣ сѣли на суда и скоро въ Этцельнбургѣ узнали всѣ о скоромъ прибытіи гостей. Свита покойной Гельхи поджидала новую госпожу; начальница свиты, дѣвушка Герратъ, дочь Нентвейна, невѣста Дитриха, то-то радовалась. Наконецъ, Кримхильда прибыла въ столицу Этцеля и стала жить тамъ въ великой чести.
   XXIII авентюра. На седьмой годъ Кримхильда родила Этцелю сына, который, по ея настоянію, былъ окрещенъ и названъ Ортлибомъ (Ortliep). Въ большой чести жила она у гунновъ и заслужила своимъ обращеніемъ всеобщую любовь. Такъ жила она до тринадцатаго года. Она видѣла, что всѣ ей повинуются, что 12 королей всегда готовы къ ея услугамъ, и стала подумывать о мести за смерть Зигфрида. Она думала, какъ бы заманить Гагена въ Гуннскую землю. Не разъ снилось ей, что ея братъ Гизельхеръ на ея сторонѣ, и не разъ цѣловала она его въ сладкомъ снѣ: потомъ спознались они съ бѣдой. "Сдается мнѣ", говоритъ авторъ: "что злой дьяволъ побудилъ Кримхильду къ тому, что она порвала дружбу съ Гунтеромъ, котораго она цѣловала въ Бургундской землѣ въ знакъ примиренія. Тогда снова стала ея одежда мутной отъ горячихъ слезъ. Рано и поздно лежало у нея на сердцѣ одно: какъ это безъ всякой вины довели ее до того, что ей приходится любить язычника-мужа. Эту муку причинили ей Гагенъ и Гунтеръ". Разъ, ночью, лежа съ мужемъ, который нѣжно ее обнималъ, она сказала ему: "вамъ хорошо извѣстно, что у меня есть высокіе родичи; отъ этого мнѣ такъ больно, что такъ рѣдко изволятъ они меня навѣщать... Итакъ, пошлите гонцовъ своихъ въ Вормсъ, на Рейнъ: пусть пріидутъ къ намъ мои родичи". Этцель согласился и отправилъ въ Вормсъ гонцами своихъ скрипачей (videlaere, гудцовъ?), Вербеля и Швеммеля, звать бургундовъ на пиръ, который онъ рѣшилъ задать въ ближайшій поворотъ солнца. Призвавъ ихъ тайкомъ въ свою свѣтлицу, Кримхильда дала имъ наказъ отъ себя: мало добраго вышло изъ того многимъ бойцамъ. Она сказала гонцамъ: "смотрите, не говорите тамъ моимъ родичамъ, что видѣли когда-нибудь меня въ мрачномъ духѣ. Кланяйтесь отъ меня смѣлымъ и добрымъ витязямъ. Попросите ихъ исполнить просьбу короля и тѣмъ избавить меня отъ моей кручины, а то гунны подумаютъ, пожалуй, что я совсѣмъ безродная. Кабы я была рыцаремъ, то не разъ побывала-бы у нихъ. Да скажите Герноту, моему благородному брату, что никто въ мірѣ не можетъ быть къ нему благосклоннѣе; попросите его привести ко мнѣ въ эту страну съ собою нашихъ отмѣннѣйшихъ родичей, чтобъ это послужило къ нашей же чести. Скажите также и Гизельхеру, чтобъ онъ хорошенько подумалъ о томъ, что по его винѣ никогда не видала я горя: а потому, моимъ очамъ то-то пріятно будетъ увидѣть его здѣсь. Я рада видѣть его здѣсь за его великую вѣрность. Скажите также и моей матери про честь, въ какой я здѣсь живу. Если жъ Гагенъ захочетъ тамъ остаться, кто тогда будетъ указывать имъ дорогу черезъ эти земли. Ему вѣдь съ дѣтства хорошо извѣстны пути сюда, къ гуннамъ". Не знали ничуть гонцы, ради чего это было сдѣлано, чтобы не допустили они Гагена остаться на Рейнѣ. Стало имъ горько отъ этого потомъ. Вмѣстѣ съ нимъ, т. е. Гагеномъ, была объявлена война на смерть не одному витязю. Письма и наказы имъ были теперь даны, и гонцы поѣхали въ путь.
   XXIV авентюра. Когда гонцы выѣхали, Этцель сталъ сзывать отовсюду гостей на веселый пиръ: изъ-за того не одинъ накликалъ на себя смерть. По дорогѣ въ Бургундію заѣхали гонцы въ Бехеларенъ, гдѣ ихъ радушно приняли Рюдигеръ и Готелинда и просили ихъ передать отъ нихъ поклонъ Утѣ, ея сыновьямъ и госпожѣ Брунхильдѣ. Отпуская гонцевъ, маркграфиня просила Господа сохранить ихъ въ пути. Затѣмъ, заѣхали они къ доброму епископу (Пильгриму въ Пассау). "Что наказалъ онъ (прибавляетъ поэтъ) передать своимъ рейнскимъ родичамъ, мнѣ не извѣстно: только одно (знаю я, что) далъ онъ гонцамъ на память своего золота да такого краснаго и отпустилъ ихъ, прибавивъ, что пріятно будетъ ему увидѣть у себя сыновей своей сестры, такъ какъ самъ онъ рѣдко можетъ бывать у нихъ на Рейнѣ". Какими дорогами ѣхали гонцы на Рейнъ, поэтъ не знаетъ, онъ знаетъ только одно, что никто не отнялъ у нихъ ни золота, ни серебра: боялись гнѣва ихъ господина, ибо такъ могущественъ былъ знатный благородный король. Черезъ 12 дней пришли Швеммель и Вербель на Рейнъ къ Вормсу. Гагенъ сразу узналъ ихъ и понялъ, что ихъ прислала Кримхильда. Представъ предъ Гунтеромъ, гонцы передали ему, что Этцель зоветъ его къ себѣ въ гости. Гунтеръ обѣщалъ имъ дать отвѣтъ "черезъ семь ночей". Тогда попросили гонцы позволенья повидать госпожу Уту, и Гизельхеръ привелъ ихъ къ матери. Они передали ей отъ дочки поклонъ и просьбу пріѣхать къ ней въ землю гунновъ. Но Ута отвѣчала: "рада бы я почаще видать мою дочку милую, да одна бѣда: больно далеко отъ меня жена благороднаго короля. Да будетъ всегда благословеніе надъ нею и Этцелемъ". Между тѣмъ, король совѣтовался со своею роднею. Всѣ, кромѣ Гагена, совѣтовали ѣхать. Сказалъ Гагенъ потихоньку Гунтеру: "вы сами готовите Себѣ бѣду. Вѣдь вы знаете, что мы надѣлали. Мы всегда должны опасаться Кримхильды, разъ я убилъ на смерть ея мужа своею рукой. Какъ же осмѣлимся мы ѣхать въ землю Этцеля"? Гунтеръ возразилъ ему, что Кримхильда все имъ простила и, если не простила, то, можетъ быть, только одному ему, Гагеау. Но Гагенъ не совѣтовалъ королю полагаться на слова гонцовъ: онъ чувствуетъ, что Кримхильда давно помышляетъ о мести. Когда же Гизельхеръ сказалъ Гагену, что, если онъ боится за свою жизнь, то онъ можетъ оставаться, тогда витязь изъ Тронеге разгнѣвался и молвилъ:, "я покажу вамъ, что я не трусъ, если ужъ вы не хотите оставить это намѣреніе". Сказалъ тогда кюхенмейстеръ (стряпчій?) Румольтъ: "своихъ и чужихъ можете вы угощать на-славу, какъ вамъ любо: всего у васъ вдоволь. Да, я чай, и Гагенъ никогда еще васъ не выдалъ (vergîselet). Если же вы не хотите послушаться Гагена, то совѣтуетъ вамъ Румольтъ (ужъ я-то вамъ готовъ служить вѣрой-правдой), чтобы вы ради меня оставались здѣсь, и пусть король Этцель живетъ себѣ тамъ подлѣ Кримхильды. Ну, чего вамъ еще на этомъ свѣтѣ надо? Отъ враговъ вашихъ вы безопасны, тѣло свое можете разукрашать славной одеждой: пейте-ка лучше славное'-вино да любите красныхъ женъ. Къ тому же, вамъ подаютъ яства наилучшія, какія едва-ль когда ѣдалъ на свѣтѣ какой-нибудь другой король. Да, если-бъ и не это, все-жъ вамъ слѣдуетъ остаться для вашихъ милыхъ женъ, а не рисковать по-ребячьи своею жизнью. Потому-то, я и совѣтую остаться. Земли ваши богатыя: здѣсь дома легче выкупить залогъ (избыть бѣду), чѣмъ тамъ, у гунновъ. Кто знаетъ, какъ тамъ все обстоитъ? Да, господа, весь слѣдъ вамъ остаться: вотъ вамъ совѣтъ Румольда". Видя, что короли стоятъ на своемъ, Гагенъ предложилъ имъ по меньшей мѣрѣ созвать мужей и выбрать изъ нихъ 1000 славныхъ рыцарей: только тогда они могутъ не бояться Кримхильды. Король послушался и сталъ сзывать витязей. Явились тогда Данквартъ, братъ Гагена, съ 80 бойцами, Фолькеръ, благородный шпильманъ, съ 30-го изъ своихъ мужей. "Кто былъ этотъ Фолькеръ, про это я скажу вамъ (замѣчаетъ поэтъ отъ себя). Онъ былъ знатный господинъ: ему тоже подвластно было много добрыхъ бойцовъ въ землѣ бургундовъ. Назывался же онъ шпильманомъ (сличи древне русск. игрецъ) оттого, что умѣлъ "играть на скрипкѣ" (vîdelen). Гагенъ выбралъ 1,000 хорошо извѣстныхъ ему витязей, показавшихъ себя раньше въ жаркихъ сѣчахъ. Гонцы Этцеля боялись разгнѣвать его долгимъ отсутствіемъ, а Гагенъ нарочно задерживалъ ихъ, чтобъ отпустить ихъ никакъ не раньше, какъ за 7 дней до своего отъѣзда въ землю Этцеля. Въ такой короткій срокъ Кримхильда не успѣла бы собрать большую рать, а между тѣмъ, они, бургунды, пріѣдутъ туда съ отборнымъ отрядомъ. Наконецъ, гонцамъ позволено было ѣхать съ отвѣтомъ къ Этцелю; они пожелали напередъ повидать госпожу Брунхильду, но она, по словамъ Фолькера, въ тотъ день была не въ духѣ и не могла ихъ принять: Имъ неудалось повидать ее и на другой день. Получивъ богатые подарки отъ королей, которыхъ они сначала не хотѣли взять (такъ приказалъ Этцель), гонцы побывали у Уты и, получивъ отпускъ, двинулись въ путь. Весело ѣхали они до Швабской земли, никто ихъ не обидѣлъ, такъ какъ ихъ провожали до туда мужи Гернота, а тамъ ужъ они находились подъ покровительствомъ Этцеля, такъ что и тутъ никто ихъ не грабилъ. По дорогѣ они увѣдомили своихъ знакомыхъ о скоромъ прибытіи бургундовъ: узнати отъ нихъ объ этомъ Пильгримъ и Рюдигеръ. Быстро ѣхали гонцы и скоро прибыли къ Этцелю въ городъ Гранъ. Сказала имъ Кримхильда: "скажите мнѣ, Вербель и Швеммель, кто изъ моихъ родичей хотятъ быть на пиръ, изъ тѣхъ отмѣнныхъ, которыхъ мы приглашали сюда въ эту страну? скажите же, что говорилъ Гагенъ, когда узналъ про эту вѣсть?" Отвѣтилъ онъ (т. е. одинъ изъ гонцовъ): въ одно утро, рано, приходилъ онъ на разговоръ: мало хорошаго говорилъ онъ на счетъ этого (дѣла). Когда они обѣщались пріѣхать сюда въ землю гунновъ, гнѣвному Гагену казалось это не лучше смерти. Прибудутъ (же) къ вамъ ваши братья, всѣ три короля, въ отличномъ духѣ (in hêrlichem Muthe). Кто еще будетъ съ ними, про то окончательно я не могу знать; Обѣщался ѣхать съ ними (между прочимъ) Фолькеръ, смѣлый шпильманъ" -- сказала на это жена короля: "ну, безъ него-то я бы легко обошлась, если-бъ и никогда не увидѣла здѣсь тѣла Фолькера (Volkêres lip). Вотъ къ Гагену я расположена: онъ добрый витязь. И ужъ какъ-же мнѣ пріятно, что мы его здѣсь увидимъ".-- Затѣмъ, служилые люди короля стали приготовлять для пира все, что надо.
   XXV авентюра. "Фогтъ Рейнскій (т. е. Гунтеръ) снаряжалъ своихъ мужей, 1,060 (ихъ было), какъ я слышалъ, да 9,000 кнехтовъ, снаряжалъ ихъ на пиръ. Тѣ, что остались тамъ дома, потомъ оплакивали ихъ. Сказалъ епископъ Шпейерскій (von Spire) прекрасной Утѣ: "наши друзья собираются ѣхать на пиръ, да сохранитъ Господь ихъ честь". Сказала тогда своимъ дѣтямъ знатная Ута: "останьтесь-ка лучше здѣсь, добрые витязи. Ночесь (hlnte, сличи старин. синочь. См. Слово е Полку Игоревѣ, Историч. Христом. Ѳ. Буслаева, стр. 607) недоброе мнѣ приснилось, будто все птаство (gefügele) въ этой странѣ повымерло". Гагенъ совѣтовалъ ѣхать, однако, раскаялся въ этомъ потомъ. Онъ пожалуй бы и отговорилъ Гунтера, если-бъ не сталъ издѣваться надъ нимъ Гернотъ. Послѣдній напомнилъ ему о Зигфридѣ, мужѣ госпожи Кримхильды. Онъ сказалъ: "вотъ изъ-за чего хотѣлъ бы Гагенъ оставить эту большую поѣздку". Сказалъ тогда Гагенъ изъ Тронеге: "не страшусь я ничего и охотно поѣду въ землю Этцеля". Потомъ изрубленъ былъ имъ не одинъ шеломъ и не одинъ край (щита).-- Суда были уже готовы, всѣ хлопотали до вечера и наконецъ выѣхали изъ дому. Много шатровъ было раскинуто на травѣ обонполъ Рейна (anderthalp, по ту сторону). Просила короля еще побыть съ нею его пригожая супруга. Ночью еще разъ ласкала она его статное тѣло. Рано утромъ зазвучали трубы и флейты (pusûnen, floytieren), пора было ѣхать. Сказалъ тогда одинъ смѣлый и вѣрный мужъ королю потихоньку: "долженъ я печалиться, что вы предприняли эту поѣздку". Звался онъ Румольтомъ и былъ витязь (сильный) на руку (zer hant). Сказалъ онъ: "кому хотите вы оставить людей и землю, если ужъ никто не можетъ, бойцы, измѣнить ваше намѣреніе? Вѣсти же Кримхильды кажутся мнѣ недобрыми". Король поручилъ пещись обо всемъ ему и, взявъ съ собою 1,000 мужей Нибелунга, отправился въ путь къ Майну (Meune) черезъ восточную Франконію (Ostervranken), а оттуда къ Шванфельду (Swanevelde, Лебяжье поле). На 12-ое утро прибыли они къ Дунаю (Tuonouwe). Гагенъ, ѣхавшій впереди, слѣзъ съ коня и привязалъ его крѣпко къ дереву. Воды въ Дунаѣ вышли изъ береговъ, а ни одного судна не было видно. Задумались тогда Нибелунги, какъ имъ перебраться черезъ широкую рѣку\/переправляться вплавь безъ судовъ было опасно, и Гагенъ пошелъ искать перевозчика, который перевезъ бы ихъ въ землю Гельфрата (Gelpfrât). Пошелъ онъ искать и вдругъ услышалъ плескъ: сталъ онъ прислушиваться. Въ одномъ чудномъ ручьѣ производили это(тѣ плескъ) вѣщія жены: хотѣли онѣ тамъ освѣжиться и купали свое тѣло. Гагенъ подкрался къ нимъ, и онѣ, увидѣвъ его, убѣжали, а онъ взялъ ихъ одежды. Сказала тогда одна изъ этихъ морскихъ женъ (merewip), звали ее Гадебургой (Hadeburc): "благородный рыцарь Гагенъ, скажемъ мы здѣсь вамъ, если вы, витязь смѣлый, отдадите назадъ намъ одежду, какъ кончится для васъ эта поѣздка къ гуннамъ". Онъ обѣщалъ ей отдать одежду, и она сказала ему: "благополучно проѣдете вы землю Этцеля, клянусь вамъ въ томъ моей вѣрностью, что никогда лучше не ѣздили витязи ни въ какое царство за столь великою честью: вѣрьте, что это правда". Обрадовался Гагенъ и отдалъ одежды; когда же онѣ надѣли на себя свои чудныя одежды, сказали тогда онѣ ему правду про поѣздку въ землю Этцеля. Сказала другая морская жена, которая звалась Сигелиндой (Sigelint): "хочу я предостеречь тебя, Гагенъ, сынъ Альдріана, что сестрица моя двоюродная (muome) налгала тебѣ изъ-за одежды: и, если пойдешь ты къ гуннамъ, то увидишь, что тебя жестоко обманули. Надо тебѣ вернуться; пока, это еще не поздно, ибо для того и звали васъ, смѣлыхъ витязей, чтобы вы погибли тамъ, въ землѣ Этцеля. Кто поѣдетъ туда, тѣхъ смерть уже держитъ за руку". Далѣе сказала ему одна изъ женъ: "ни одинъ изъ васъ не останется тамъ цѣлымъ, кромѣ одного королевскаго капеллана (kapelân): это хорошо намъ извѣстно, только онъ одинъ вернется назадъ въ землю Гунтера". Отвѣчалъ ей Гагенъ: "трудно было бы сказать моимъ господамъ, что всѣ мы должны потерять жизнь у гунновъ. Покажи же ты, жена, изъ всѣхъ мудрѣйшая (какъ перебраться намъ), черезъ воду". Сказала она: "такъ какъ ты не хочешь отказаться отъ этой поѣздки, то (я скажу тебѣ:) тамъ у воды, повыше, стоитъ постоялый дворъ, въ немъ перевозчикъ и нигдѣ въ другомъ мѣстѣ (больше нѣтъ)". Не хотѣлъ онъ больше разспрашивать. Сказала тогда одна изъ нихъ: "подождите еще, господинъ Гагенъ, вы слишкомъ торопитесь. Лучше послушайте еще о томъ, какъ перейдете вы на песокъ (того берега). Господинъ той марки зовется Эльзе Else), а его братъ Гельфратомъ, онъ владыка Баварской земли. Много труда (пред)стоитъ вамъ, если хотите вы (ѣхать) черезъ его марку. Надо вамъ хорошенько беречься и съ перевозчикомъ слѣдуетъ вамъ обходиться куда какъ осторожно. Онъ такого гнѣвнаго духа (характера), что не выпуститъ васъ по-добру, по-здорову, если вы не будете обходиться съ витяземъ благоразумно: если хотите, чтобъ онъ васъ перевезъ, дайте ему плату (soit). Онъ стережетъ эту страну и благосклоненъ къ Гельфрату. Если онъ не прійдетъ сразу, то позовите его черезъ волны да скажите, что зоветесь Амельрихомъ. Это былъ одинъ добрый витязь, очистившій эту страну отъ враговъ. Прійдетъ къ вамъ перевозчикъ, если ему будетъ названо это имя". Поклонился Гагенъ женамъ и пошелъ туда, откуда увидѣлъ на другой сторонѣ дворъ перевозчика. Услышавъ, что его зоветъ мужъ, именующій себя Амельрихомъ, перевозчикъ тотчасъ же переѣхалъ къ Гагену, но, увидя, что передъ нимъ стоитъ не Амельрихъ, который былъ ему родной братъ, отказался перевезти ихъ, хотя Гагенъ и предлагалъ ему краснаго золота. Въ гнѣвѣ замахнулся перевозчикъ широкимъ и большимъ весломъ и такъ ударилъ имъ Гагена, что самъ не устоялъ на суднѣ и упалъ на колѣни. Потомъ еще разъ ударилъ перевозчикъ Гагена по головѣ такъ сильно, что переломилось весло. Тогда Гагенъ мечемъ отрубилъ ему голову и бросилъ ее на дно рѣки, а судно межъ тѣмъ поплыло внизъ по водѣ. На силу притянулъ его назадъ Гагенъ и, привязавъ тонкимъ щитовымъ ремнемъ, пошелъ искать господина. Вскорѣ онъ нашелъ его, и всѣ стали переправляться. Увидѣвъ на суднѣ кровь, Гунтеръ спросилъ, куда же дѣвался перевозчикъ, но Гагенъ отвѣтилъ, что въ такомъ видѣ нашелъ судно у берега и больше ничего не знаетъ. Онъ взялся самъ перевезти ихъ на ту сторону. Для большей быстроты они пустили коней вплавь, которые такъ хорошо плавали, что ни одинъ изъ нихъ не потонулъ, только нѣкоторыхъ, вслѣдствіе ихъ усталости, отнесло теченіемъ нѣсколько ниже. Сперва Гагенъ перевезъ 1,000 мужей, затѣмъ своихъ бойцовъ и наконецъ 9,000 кнехтовъ. Тогда вспомнилъ онъ о предсказаніи вѣщей жены на счетъ капеллана. Подойдя къ нему, стоявшему у священной утвари, Гагенъ сбросилъ его съ судна, но попъ, хотя и не умѣлъ плавать, все-таки, съ помощью Божіей, добрался до берега и вернулся въ землю Гунтера. Тогда понялъ Гагенъ, что вѣщая жена не солгала, что всѣ они обречены на смерть, и, разбивъ на куски судно, онъ побросалъ ихъ въ воду. "Что ты дѣлаешь, братъ"? сказалъ ему Данквартъ: "какъ же мы переправимся на обратномъ пути, когда поѣіемъ отъ гунновъ назадъ, на Рейнъ?" Отвѣчалъ Гагенъ: "я сдѣлалъ это для того, чтобы ни одинъ трусъ, если таковой найдется среди насъ, не вздумалъ убѣжать отъ страха. Такого должна постигнуть постыдная смерть въ этихъ волнахъ".
   XXVI авентюра. Когда всѣ перебрались на другой берегъ, Гагенъ разсказалъ имъ о пророчествѣ вѣщихъ женъ и о томъ, что онъ убилъ перевозчика; объяснилъ имъ и то, почему бросилъ въ рѣку капеллана. Сильно опечалились витязи, услышавъ, что имъ уже не вернуться въ Бургундскую землю. Гагенъ совѣтовалъ ѣхать потише, чтобъ не подумалъ кто-нибудь, что они бѣгутъ. Путеводителемъ избранъ былъ Фолькеръ, такъ какъ ему были хорошо извѣстны дороги и тропы, ему, отважному шпильману. Узнавъ о смерти перевозчика, Гельфратъ и Эльзе собрали 700 мужей и напали на тылъ бургундовъ. который охраняли Гагенъ и Данквартъ. Поэтъ подробно описываетъ разговоръ Гагена съ Гельфратомъ, его предложеніе уплатить пеню за убитаго и послѣдующую стычку, закончившуюся смертью Гельфрата отъ руки Данкварта и бѣгствомъ Эльзе. Эта ночная стычка происходила безъ вѣдома королей: она стоила жизни 100 баварцамъ и 4 бургундамъ. Утромъ Гунтеръ, увидѣвъ Гагена въ крови, спросилъ, что происходило ночью, и Гагенъ разсказалъ ему о стычкѣ. Наконецъ, прибыли они въ Нассау, къ дядѣ Гунтера, епископу Пильгриму. Пробывъ у него цѣлыя сутки, поѣхали они въ землю Рюдигера. На рубежѣ они увидѣли спящаго мужа, у котораго Гагенъ отнялъ его мечъ. Это былъ добрый витязь Эккевартъ. Сильно опечалился онъ, что у него отняли мечъ, но Гагенъ смиловался, возвратилъ ему мечъ и 6 красныхъ запястій на память, въ знакъ дружбы. Сказалъ тогда Эккевартъ: "Награди васъ, Боже, за ваши кольца, только смущаетъ меня ваша поѣздка къ гуннамъ. Вы убили Зигфрида: здѣсь васъ ненавидятъ. Совѣтую вамъ, какъ вѣрный другъ, быть на-сторожѣ". На вопросъ Гагена, гдѣ бы имъ переночевать, Эккевартъ взялся отвести ихъ къ Рюдигеру, "сердце его также производитъ всякія добродѣтели, какъ сладкій май дѣлаетъ это съ цвѣтами и травой".
   XXVII авентюра. Эккевартъ извѣстилъ Рюдигера о прибытіи бургундовъ, и маркграфъ сообщилъ объ этомъ женѣ. Женщины стали поскорѣй принаряжаться, но не одна изъ нихъ не прибѣгала къ бѣлиламъ или румянамъ (gevelschet frouwen varwe vil lützel man dâ vant, стр. 1654, 1. По изд. Лахманна 1594). Поэтъ подробно описываетъ радушный пріемъ, оказанный гостямъ хозяиномъ. Юная дочь его поцѣловала всѣхъ трехъ королей, отецъ приказалъ ей поцѣловать и Гагена, но онъ былъ такъ страшенъ, что она была бы рада не цѣловать грознаго витязя: только повинуясь отцу, поцѣловала она его, и при этомъ ее бросало то въ жаръ, то въ холодъ. Затѣмъ, поцѣловала она Данкварта и Фолькера и взяла за руку короля Гизельхера, а мать ея -- Гунтера. Послѣ привѣтствій началось столованье, гости пили и ѣли. Фолькеръ сказалъ, что, еслибъ онъ былъ княземъ, то непремѣнно женился бы на дочери Рюдигера. Но Гагенъ предложилъ обручить ее съ Гизельхеромъ, чему хозяинъ съ женою былъ то-то радъ. Онъ обѣщалъ дать за дочкой золота и серебра столько, сколько можно свезти на ста сумныхъ коняхъ (soumaere). Жениху и невѣстѣ приказали стать въ кругъ и спросили ее, согласна ли она идти за Гизельхера. Она застыдилась, и скоро женихъ уже обнималъ свою милую. Рюдигеръ обѣщалъ отдать свою дочку бургундамъ, когда они поѣдутъ обратно на Рейнъ. На четвертый день гости стали сбираться въ путь и получили отъ хозяина всѣ по подарку: Гунтеръ получилъ панцирь, Гернотъ -- добрый мечъ, отъ котораго потомъ долженъ былъ пасть Рюдигеръ; Гагенъ попросилъ у Готелинды подарить ему щитъ, висѣвшій на стѣнѣ. Заплакала она, вспомнивъ, что владѣлецъ этого щита (ея сынъ) Нудунгъ былъ сраженъ витяземъ Витеге. Она, все-таки, не отказала Гагену и, снявъ щитъ, подарила его тронежанину. Данквартъ получилъ отъ юной маркграфини богатыя одежды, а Фолькеръ, спѣвшій на прощанье пѣсню подъ сладкіе звуки своей скрипки, получилъ отъ Готелинды въ подарокъ 12 запястій. Рюдигеръ сопровождалъ гостей и послалъ къ Этцелю гонцовъ съ извѣстіемъ о скоромъ прибытіи бургундовъ. Кримхильда смотрѣла въ окно и, увидавъ многихъ мужей изъ отеческой земли, сказала: "Ну, вотъ теперь мнѣ радость, несутъ сюда мои родичи не мало новыхъ щитовъ и бѣлыхъ панцырей: кто хочетъ получить мое золото, пусть подумаетъ о моемъ горѣ, я же буду къ нему всегда благосклонна" (стр. 1717). Въ редакціи Е (см. о редакціяхъ ниже) эта авентюра оканчивается нѣсколько иначе (по изд. Гольцмана, стр. 1755--1757): "Когда королева услышала эту вѣсть, стала отъ нея убѣгать часть ея кручины; изъ ея отечества пришло къ ней много мужей, отъ нихъ король Этцель много горя принялъ потомъ. Она думала про себя: "устрою я такъ, что моя месть на этомъ пиру обрушится на коварное тѣло того, кто отнялъ у меня мое счастье: теперь я разочтусъ съ нимъ за это".
   XXVIII авентюра. Дитрихъ Бернскій, узнавъ отъ стараго Гильдебранда о прибытіи бургундовъ, ѣдетъ на-встрѣчу гостямъ со своими бойцами. Горе причиняла ему ихъ поѣздка; онъ думалъ, что Рюдигеръ уже ихъ предупредилъ (о томъ, что ихъ ждетъ). "Добро пожаловать", сказалъ онъ имъ: "господа Гунтеръ и Гизельхеръ, Гернотъ и Гагенъ, добро пожаловать, Фолькеръ и Данквартъ проворный. Развѣ вамъ это не извѣстно? Кримхильда еще оплакиваетъ витязя изъ земли Нибелунговъ". Сказалъ Гагенъ: "она можетъ плакать, сколько ей угодно: ужъ не одинъ годъ лежитъ онъ убитый на смерть. Теперь должна она любить короля гунновъ. Зигфридъ не вернется, давно ужъ онъ погребенъ".-- Сказалъ ему Дитрихъ, боецъ изъ земли Амелунговъ: "оставимъ раны Зигфрида: пока жива госпожа Кримхильда, бѣда еще можетъ произойти (для васъ). Утѣха Нибелунговъ! охрани себя отъ этого". Но бургунды не послушались и поѣхали ко двору Зтцеля. Тамъ всѣ любопытствовали взглянуть на Гагена, убійцу Зигфрида. Витязь былъ, правда, высокаго роста, съ широкою грудью, въ волосахъ его виднѣлась тамъ и сямъ сѣдина; ноги его были длинныя, взглядъ ледяной (eislich), выступалъ онъ важно. Кримхильда поцѣловала Гизельхера и взяла его за руку; увидѣлъ это Гагенъ и крѣпче подвязалъ шлемъ, предчувствуя опасность. Кримхильда спросила его, привезъ ли онъ съ собою кладъ Нибелунговъ. "Чорта привезъ я вамъ", отвѣчалъ онъ ей: "и то не мало пришлось мнѣ нести: принесъ я мой щитъ, мой панцырь и мой блестящій шеломъ да мечъ въ моей длани, его-то ужъ я не отдамъ вамъ". Тогда Кримхидьда потребовала, чтобы гости отдали ей свое оружье на храненіе. "Не желаю я такой чести, милостивая супруга князя, чтобы вы сами несли въ наше помѣщенье (herberge) мой щитъ и прочее мое оружье: вы королева. Этому не училъ меня мой отецъ: я самъ хочу быть камераріемъ (спальникъ). "Увы, горе мнѣ!" сказала Кримхильда: "почему это мой братъ и Гагенъ не хотятъ отдать свои щиты (чтобы) спрятать ихъ? вѣрно, ихъ предостерегли". Отвѣчалъ Дитрихъ: "это я предостерегъ знатныхъ богатыхъ князей и смѣлаго Гагена, мужа бургундовъ. Ну, чтожъ, чертовка, ты, конечно, не оставишь меня въ живыхъ?" Ничего не отвѣтила ему Кримхильда: она боялась Дитриха. Увидавъ, что Гагенъ бесѣдуетъ съ Дитрихомъ, Этцель спросилъ, кто это разговариваетъ съ героемъ изъ Берна и услышавъ, что это -- Гагенъ, сынъ Альдріана, сказалъ: "я хорошо зналъ Альдріана: онъ былъ въ числѣ моихъ мужей, я сдѣлалъ его рыцаремъ и далъ ему мое золото. Оттого-то я знаю и Гагена. Были у меня заложниками два славныхъ отрока -- онъ и Вальтеръ Испанскій: они здѣсь и возмужали, Гагена я отпустилъ назадъ, Вальтеръ убѣжалъ съ Гильдегундой.
   XXIX авентюра. Въ то время, какъ короли стояли еще на дворѣ, Гагенъ съ Фолькеромъ сѣли на скамью противъ залы. Увидѣвъ ихъ, Кримхильда направилась къ нимъ съ вооруженнымъ отрядомъ въ 400 человѣкъ съ короной на головѣ. Чувствуя бѣду, Гагенъ спросилъ у Фолькера, будетъ ли онъ помогать ему противъ этихъ враговъ, и Фолькеръ обѣщалъ не отходить отъ него ни на шагъ и предложилъ Гагену встать предъ королевой со скамьи, чтобъ оказать ей почетъ, какъ королевѣ. "Нѣтъ", отвѣчалъ Гагенъ: "ради меня (не вставай), а то, эти витязи подумаютъ, что я сдѣлалъ это изъ страха. Ни передъ кѣмъ изъ нихъ не встану я съ мѣста". Мало того, Гагенъ положилъ себѣ на ноги блестящій мечъ, въ яблоко котораго былъ вставленъ блестящій ясписъ (камень), зеленѣе травы. Узнала Кримхильда, что это мечъ Зигфрида, и горько заплакала. Фолькеръ придвинулъ поближе къ скамьѣ свой смычекъ, крѣпкій, большой и длинный, похожій видомъ на мечъ, преострый и широкій. Близко подошла къ нимъ королева и злобно привѣтствовала ихъ: "скажите мнѣ, Гагенъ, кто посылалъ за вами, что вы дерзнули пріѣхать сюда въ эту страну? вѣдь вы хорошо знаете, что вы мнѣ сдѣлали? Еслибъ вы были въ здравомъ умѣ, вамъ слѣдовало бы это (поѣздку) оставить".-- "Никто не посылалъ за мною", отвѣчалъ ей Гагенъ: "приглашали сюда въ страну трехъ витязей: они зовутся моими господами, значитъ я ихъ вассалъ (мужъ). Ни въ одной поѣздкѣ не оставался я позади ихъ". Сказала она: "скажите же мнѣ, что вы сдѣлали и чѣмъ заслужили вы, что я къ вамъ питаю ненависть? вы убили Зигфрида, моего милаго супруга, о которомъ я не наплачусь до смерти". Отвѣчалъ онъ: "чего еще больше? довольно этихъ рѣчей. Да, я тотъ самый Гагенъ, что убилъ Зигфрида, убилъ витязя своими руками. Какъ сильно поплатился онъ за то, что Госпожа Кримхильда ругала пригожую Брунхильду. Да, это не ложь, богатая королева, я виновенъ въ этомъ, одинъ я во всемъ, пусть мститъ за это, кто хочетъ, будь это мужчина иль женщина. Я не желаю вамъ лгать: да, это я причинилъ вамъ много горя". Переглянулись мужи Этцеля, но ни одинъ изъ нихъ не посмѣлъ вступить въ бой съ Гагеномъ и Фолькеромъ. Сказалъ одинъ изъ гунновъ: "знаю я Гагена съ его юныхъ дней, въ 22 сѣчахъ видалъ я его. Онъ да тотъ, что изъ Испаніи (т. е. Вальтеръ Испанскій, или Аквитанскій, какъ называется онъ въ другихъ поэмахъ), рубились здѣсь у Этцеля не въ одной сѣчѣ за честь короля: надо за это воздать почетъ Гагену. Былъ тогда витязь по годамъ своимъ еще отрокомъ только; тѣ, что были тогда еще малышами (tumben), какъ посѣдѣли они теперь! Теперь онъ пришелъ въ разумъ (сталъ опытенъ). Онъ гнѣвенъ и, къ тому же, носитъ Бальмунгъ (мечъ Зигфрида), который онъ пріобрѣлъ такъ худо". И гунны ушли въ страхѣ. Тогда Фолькеръ и Гагенъ пошли къ своимъ господамъ, что стояли еще на дворѣ. Взялъ тогда Дитрихъ за руку Гунтера, Инфридъ -- Гернота, а Рюдигеръ -- гизельхера. Фолькеръ не разлучался съ Гагеномъ ни на минуту, кромѣ одной битвы подъ конецъ ихъ жизни, той битвы, что заставила горько плакать благородныхъ дамъ. Пошли короли ко двору и съ ними 1,000 мужей, да тѣ 60 бойцовъ, которыхъ взялъ съ собой Гагенъ изъ своей земли. Шли туда же попарно Гавартъ и Ирингъ, Данквартъ и Вольфартъ, славные витязи. Этцель всталъ съ мѣста и радушно привѣтствовалъ гостей. Затѣмъ, гостей обнесли медомъ, виномъ и морацомъ (moraz, vinum moratum, вино изъ тутоваго сока) и пригласили ихъ откушать.
   XXX авентюра. Стало вечерѣть, приближалась ночь, и утомленные гости спѣшили откланяться хозяину и идти спать. На пути гунны тѣснились около гостей и загораживали дорогу, но Фолькеръ прикрикнулъ на нихъ и пригрозилъ своею могучею скрипкой. И Гагенъ совѣтовалъ гуннамъ разойтись по-добру по-здорову. Тогда ввели гостей въ обширную залу съ богатыми постелями, длинными и широкими, съ роскошными матрацами изъ Арраса (kolter von Arras, Арасъ въ сѣверной Франціи славился своими тканями) и богатыми одѣялами изъ арабскаго шелка съ каймою. Простыни поверхъ одѣялъ были изъ горностая и чернаго соболя. "Горе этотъ ночлегъ", сказалъ младъ (daz kint) Гизельхеръ: "горе моимъ друзьямъ, что пришли со мною; хоть и дружественно предложила намъ это моя сестра, боюсь, что придется намъ лечь мертвыми по ея винѣ". Гагенъ взялся караулить ихъ въ эту ночь до разсвѣта. Сказали они ему спасибо и пошли къ постелямъ. Фолькеръ предложилъ Гагену принять его въ товарищи по дозору. Они оба вооружились и вышли изъ дома. Снявъ съ руки щитъ, Фолькеръ приставилъ его къ стѣнѣ залы. Взялъ онъ свою скрипку, сѣлъ въ дверяхъ на камень и сладко заигралъ. Сладкими, нѣжными звуками усыпилъ онъ гостей, бывшихъ въ тревогѣ. Когда они уснули, вышелъ онъ изъ гадема (gademe -- зала) и сталъ передъ башней. Около полуночи увидѣлъ онъ, какъ во мракѣ блеснулъ вдали чей-то шлемъ: это мужи Кримхильды замышляли зло противъ гостей. Сказалъ Фолькеръ Гагену, что видитъ вдали вооруженныхъ людей. "Молчите", сказалъ ему Гагенъ: "пусть подойдутъ они сюда поближе. Прежде, чѣмъ они насъ замѣтятъ, наши руки поизрубятъ ихъ шлемы мечами". Одинъ изъ гунновъ увидѣлъ, что дверь охраняется Гагеномъ и фолькеромъ, и молвилъ товарищамъ: "не быть тому, что мы задумали: вонъ, стоитъ скрипачъ на стражѣ", и гунны проворно вернулись назадъ. Фолькеръ хотѣлъ идти за ними въ догонъ, чтобы спросить ихъ, что они замышляютъ, но Гагенъ не совѣтовалъ ему отходить отъ дверей. Тогда закричалъ Фолькеръ гуннамъ: "куда идете вы, проворные витязи, въ такомъ вооруженіи? не думаете ли вы идти на грабежъ, вы, мужи Кримхильды? возьмите же въ помощники меня и моего товарища". Никто ему не отвѣтилъ. "Пфи, негодные трусы", сказалъ онъ въ гнѣвѣ: "вѣрно, хотѣли вы убить насъ спящими?" Узнавъ о неудачѣ гунновъ, Кримхильда была раздосадована. Тогда распорядилась она иначе: куда какъ гнѣвна была она. Отъ этого пришлось скоро погибнуть смѣлымъ и добрымъ витязямъ.
   XXXI авентюра. Забрезжило утро, Гагенъ и Фолькеръ стали будить бойцовъ, спрашивая ихъ, не хотятъ-ли они идти въ церковь къ ранней обѣднѣ. По христіанскому обряду сильно стали звонить въ колокола. Нестройно было тамъ пѣніе: христіане и язычники не пѣли въ одинъ ладъ. Гагенъ посовѣтовалъ мужамъ Гунтера идти туда въ полномъ вооруженіи: "вмѣсто розъ", говорилъ онъ имъ: "возьмите-ка лучше въ руки мечи, вмѣсто шапокъ, усаженныхъ камнями, надѣньте добрые блестящіе шлемы, ибо хорошо намъ извѣстно коварство Кримхильды. Вмѣсто шелковыхъ рубашекъ, надѣньте панцыри, а вмѣсто пестрыхъ плащей, возьмите широкіе добрые щиты. Знайте, что смерть отъ насъ недалеко. Идите молить Бога Всемогущаго о вашемъ горѣ. Если не захочетъ Господь Небесный, никогда уже больше не слышать вамъ мессы". Пошли они къ собору, стали въ священной оградѣ вокругъ храма (ûf dem vrônen vrîthove). Увидѣвъ ихъ во всеоружіи, Этцель воскликнулъ: "какъ? я вижу друзей моихъ въ шлемахъ? Обидно мнѣ, клянусь моей вѣрностью, если кто имъ что-нибудь сдѣлалъ. Готовъ я вознаградить ихъ такъ, какъ имъ будетъ угодно, если кто-нибудь отягчилъ имъ сердце и душу. Чего-бы они ни потребовали, я готовъ для нихъ на все". Отвѣчалъ Гагенъ: "никто ничего намъ не сдѣлалъ. Таковъ ужъ обычай (въ странѣ) моихъ господъ, что вооруженные ходятъ они на всѣхъ пирахъ въ теченіе трехъ полныхъ дней". Злобно посмотрѣла Кримхильда на Гагена, но не выдала его, не сказала, правдали, что есть такой обычай въ странѣ ея братьевъ. Еслибы кто и сказалъ про эту правду, онъ помѣшалъ-бы ей въ томъ, что вскорѣ случилось. Не хотѣли отступить предъ королевой Фолькеръ и Гагенъ даже на двѣ ладони. Обидно это было гуннамъ, что имъ не даютъ дороги. Но, пока, все ограничилось одной тискотней. Послѣ обѣдни рыцари занялись турниромъ, во время котораго Фолькеръ убилъ одного знатнаго гунна. Родичи убитаго хотѣли тутъ-же раздѣлаться съ убійцей, но Этцель вырвалъ мечъ у одного изъ нихъ и гнѣвно крикнулъ на нихъ: "Какой позоръ мнѣ, если вы убьете у меня этого шпильмана. Я хорошо видѣлъ, какъ онъ пронзилъ гунна, но сдѣлалъ онъ это не нарочно, а по ошибкѣ". По окончаніи турнира, всѣ пошли къ столамъ, причемъ имъ принесли сперва воды, чтобъ умыть руки. Пока они усаживались, Кримхильда молила Дитриха помочь ей отмстить за Зигфрида, но онъ и его дядька Гильдебрандъ наотрѣзъ отказались. Тогда она обратилась съ тою-же просьбою къ Бледелю (брату Этцеля), обѣщая ему въ награду за помощь ту марку, на которой раньше сидѣлъ Нудувгъ, и невѣсту, жену покойнаго Нудунга. Бледель сначала колебался, боясь разгнѣвать Этцеля, но услышавъ о пригожей невѣстѣ, что ему посулили, захотѣлъ въ бою заслужить эту награду и изъ-за этого долженъ былъ сгубить свою жизнь. Онъ сказалъ королевѣ: "Идите въ залу. Поплатится Гагенъ за то, что онъ сдѣлалъ: связаннымъ вручу я вамъ мужа короля Гунтера". И онъ велѣлъ своимъ воинамъ вооружаться, чтобъ идти на враговъ въ покои, а она пошла къ столу. Чтобъ начать какъ-нибудь дѣло, ею задуманное, велѣла она принести за столъ Этцелева сына (Ортлиба). Могла-ли когда нибудь женщина поступить ужаснѣе изъ-за мести? Тотчасъ четверо изъ мужей Этцеля принесли Ортлиба, молодого короля, туда къ столу князей, гдѣ сидѣлъ и Гагенъ. Пришлось умереть ребенку изъ-за его убійственной злобы. Увидѣвъ своего сына, сказалъ добродушно король родичамъ своей супруги: "смотрите, друзья мои, это единственный сынъ мой и вашей сестры. Если пойдетъ онъ въ родню, будетъ смѣлымъ мужемъ, богатымъ и знатнымъ, сильнымъ и славнымъ. Коль доживу я до той поры, дамъ я ему 12 земель: тогда можетъ вамъ послужить рука юнаго Ортлиба. А потому прошу васъ усердно, любезные родичи, когда поѣдете обратно на Рейнъ, возьмите съ собою и сына вашей сестры, и будьте милостивы къ ребенку. Воспитывайте его съ честью, пока не станетъ онъ мужемъ. Если кто васъ обидитъ, онъ поможетъ вамъ отомстить, когда подростетъ его тѣло (sin lir)". "Конечно, эти витязи", сказалъ ему Гагенъ: "должны-бы питать къ нему довѣріе, когда онъ возмужаетъ, но юный король слишкомъ слабъ: рѣдко прійдется мнѣ ходить къ двору за Ортлибонъ (т. е. недолговѣченъ Ортлибъ)". Королю и всѣмъ князьямъ непріятна была такая рѣчь Гагена: не знали они еще того, что скоро надѣлалъ витязь (см. дальше XXXIII авентюру, стр. 1961; по изд. Лахм. 1898, по Гольц. 2014).
   ХXXII авентюра. Бледель съ 1000 мужей ворвался въ тѣ покои, гдѣ сидѣли за столами Данквартъ и кнехты. Маршалкъ Данквартъ спросилъ его, что это значитъ. Отвѣчалъ ему Бледель: "мой приходъ долженъ быть твоимъ концомъ, изъ-за Гагена, твоего брата, который убилъ Зигфрида, за это поплатишься у гунновъ и ты, и много другихъ витязей". "Нѣтъ, господинъ Бледель", отвѣчалъ ему Данквартъ: "иначе, пришлось-бы намъ раскаяться въ этой поѣздкѣ ко двору (Этцеля). Когда убили Зигфрида, былъ я тогда малымъ ребенкомъ (такъ переводитъ Барчъ слово kindel, но kindel могло означать и юношу, посвящаемаго въ рыцари, см. строфу 28, 2, какъ замѣтилъ Гольцманъ въ словарѣ къ его изданію). Не знаю я за собой ничего, въ чемъ обвиняетъ меня супруга короля Этцеля".-- "И я не знаю ничего больше про тебя", отвѣчалъ Бледель: "сдѣлали это твои родичи: Гунтеръ и Гагенъ. Защищайтесь-же, несчастные, не уйти вамъ отсюда цѣлыми. Прійдется вамъ смертью заплатить за горе Кримхильды". Началась тогда битва, въ которой Данквартъ сразилъ на смерть Бледеля. Тѣ, у которыхъ не было мечей, защищались скамейками и тяжелыми стульями. Уже 500 кнехтовъ было убито. Узнавъ о смерти Бледеля, двѣ тысячи гунновъ, безъ вѣдома Этцеля, поспѣшили на помощь своимъ и начали страшную рѣзню: всѣ 9000 кнехтовъ погибли отъ мечей гунновъ, да, сверхъ того, 12 рыцарей изъ мужей Данкварта. Только онъ остался въ живыхъ изъ бывшихъ въ томъ покоѣ бургундовъ. Усталый, обливаясь кровью, съ трудомъ пробился онъ сквозь все возроставшую толпу гунновъ, подъ градомъ копій и, наконецъ, вошелъ въ залу, гдѣ пировали князья.
   XXXIII авентюра. Когда Данквартъ объявилъ пирующимъ объ избіеніи кнехтовъ, произведенномъ гуннами, съ Бледелемъ во главѣ, тогда Гагенъ, приказавъ Данкварту стеречь двери, началъ "пить въ память убитыхъ и расплачиваться за вино Этцеля". Первымъ дѣломъ отрубилъ онъ голову младенцу Ортлибу, затѣмъ, гофмейстеру, ходившему за ребенкомъ. Увидѣвъ шпильмана Вербеля, онъ отсѣкъ ему правую руку, сказавъ: "вотъ тебѣ за твое посольство въ землю бургундовъ". Много мужей изрубилъ онъ у Этцеля въ домѣ. Фолькеръ тоже сталъ размахивать своимъ мощнымъ смычкомъ. Будучи не въ силахъ остановить расходившихся витязей, Гунтеръ, Гернотъ и Гизельхеръ сами слѣдуютъ ихъ примѣру, и начинается страшная сѣча въ чертогѣ. Данквартъ охранялъ дверь снаружи, а Фолькеръ извнутри. Кримхильда молила Дитриха Берискаго помочь ей уйти отъ разъяреннаго Гагена. Громко закричалъ Дитрихъ, словно буйволовъ рогі. (wisentes horn); увидя Дитриха на столѣ и слыша его громкій возгласъ, Гунтеръ просилъ прекратить бой и выслушать Дитриха. Бой прекратился. Тогда сталъ проситъ Дитрихъ выпустить его изъ залы съ его дружиною. Сказалъ ему Гунтеръ: "я согласенъ дозволить это вамъ, выведите изъ залы мало или много, только не моихъ недруговъ: они пусть останутся здѣсь. Много горя надѣлали они мнѣ у гунновъ". Услышавъ это, Дитрихъ взялъ подъ одну руку Кримхильду, подъ другую Этцеля и вышелъ изъ залы, а за нимъ послѣдовало 600 его мужей. Затѣмъ, выпустили бургунды и Рюдигера съ 500 мужей. Стали тогда гости жестоко мстить за обиду. Кровавый слѣдъ оставляли размахи Фолькерова смычка. Сколько ни было гуннскихъ витязей въ залѣ, ни одинъ изъ нихъ не уцѣлѣлъ. Утихъ шумъ, не кому было биться съ гостями: положили тогда мечи смѣлые витязи.
   XXXIV авентюра. Утомившись, сѣли они отдохнуть, а Гагенъ и Фолькеръ стали предъ залой, опершись о щиты. Тогда, по предложенію Гизельхера, выбросили они изъ залы за двери 7000 труповъ. То-то зарыдали родичи убитыхъ. Многіе раненые еще могли-бы выздоровѣть, но отъ паденія съ высоты и они умирали. Фолькеръ пустилъ въ плакавшихъ гунновъ копьемъ, и они отбѣжали подальше. Раздраженный упрекомъ Гагена въ трусости, Этцель, стоявшій предъ домомъ вдали, схватилъ щитъ; Кримхильда просила его не вступать лично въ бой, а "наполнить золотомъ щиты гунновъ" и тѣмъ побудить ихъ къ отмщенью. Но смѣлъ былъ король, не хотѣлъ онъ отойти назадъ, "что рѣдко нынѣ бываетъ съ столь богатыми князьями". Пришлось тащить его назадъ за щитовый ремень. Снова сталъ Гагенъ издѣваться надъ Этцелемъ. Сказала тогда Кримхильда: "кто принесетъ мнѣ голову Гагена, тому наполню я Этцелевъ щитъ краснымъ золотомъ и, сверхъ того, дамъ въ награду много земли и славныхъ бурговъ". Сталъ тогда издѣваться Фолькеръ надъ трусостью гунновъ: "даромъ ѣдятъ они хлѣбъ своего князя и оставляютъ его въ великой нуждѣ. Сколько трусовъ, я вижу, стоитъ здѣсь, а тоже хотятъ быть смѣлыми, вѣчно должны они стыдиться своего позора".
   XXXV авентюра. Тогда Ирингъ изъ Тенемарка (Даніи) вступаетъ одинъ безъ дружины въ бой съ Гагеномъ. Долго упрашивалъ Ирингъ мужей своего господина Гаварта (Hawart) дозволить ему вступить въ поединокъ съ Гагеномъ. Ему дозволили, и Ирингъ сталъ биться поочередно съ Гагеномъ, Фолькеромъ, Гунтеромъ и Герпотомъ. Не осиливъ ихъ, онъ вступилъ въ бой съ другими и убилъ 4 бургундовъ. Тогда младъ Гизельхеръ, пылая гнѣвомъ и желаніемъ отмстить за своихъ убитыхъ земляковъ, набросился на Иринга и страшнымъ ударомъ ошеломилъ его, но вскорѣ Ирингъ оправился и снова, какъ бѣшеный, выбѣжалъ изъ дома и нанесъ тамъ ударъ Гагену. Своимъ добрымъ мечемъ Васке (Waske) Ирингъ ранилъ Гагена черезъ шеломъ. Ирингъ ушелъ изъ боя невредимымъ и Кримхильда благодарила его за то, что наконецъ-то она видитъ доспѣхи Гагена въ крови. Услышавъ слова Кримхильды, Гагенъ просилъ ее не слишкомъ радоваться этимъ ничтожнымъ ранамъ и вызвалъ Иринга на новый поединокъ. Въ этомъ новомъ поединкѣ Гагенъ на смерть сразилъ храбраго витязя. Описаніе послѣднихъ минутъ его жизни сильно напоминаетъ такое же описаніе смерти Зигфрида (см. стр. 987 и 2069). Тюринги и Даны (Тепеи und die Dürenge) въ числѣ 1004 человѣкъ, съ Гавартомъ и Ирифридомъ во главѣ, ворвались въ домъ, чтобъ отмстить за Иринга, но всѣ они пали отъ рукъ бургундовъ. Снова усѣлись бургунды, хотѣлось имъ отдохнуть; положили они близъ себя щиты и мечи, а Фолькеръ все еще поджидалъ передъ домомъ, не прійдетъ ли кто биться съ ними.
   XXXVI авентюра. Сѣли они на трупы убитыхъ, отвязали шлемы, а Гагенъ и Фолькеръ охраняли входъ. Вечеромъ домъ окружилъ Этцель съ 20,000 гунновъ. Снова начался бой до ночи. Надоѣло бургундамъ такъ долго мучиться. Тогда вступили три короля въ переговоры съ Этцелемъ и Кримхильдой, но ихъ просьба о мирѣ отвергнута. Они просятъ по крайней мѣрѣ выпустить ихъ изъ дома на вольный воздухъ, чтобъ тамъ погибнуть честною смертью въ открытомъ бою. Кримхильда, уступая просьбамъ Гизельхера, соглашается выпустить ихъ, если только они дадутъ ей заложникомъ (ze gisele) одного Гагена. Бургунды отказываются выдать своего славнаго витязя. Воскликнула тогда Кримхильда, обращаясь къ гуннамъ: "не выпускайте же никого изъ залы, прикажу я поджечь ее съ четырехъ концовъ, тогда будетъ вполнѣ отмщено мое горе". Вскорѣ зала запылала, вѣтеръ еще болѣе раздувалъ огонь. Отъ жару несчастные бургунды чувствовали страшную жажду. Сказалъ имъ Гагенъ: "благородные рыцари, кого изъ васъ одолѣваетъ жажда, пусть пьетъ онъ здѣсь кровь. Въ такомъ жару она будетъ получше вина". Тогда одинъ изъ бойцовъ наклонился и сталъ пить кровь, струившуюся изъ ранъ одного изъ убитыхъ. Какъ ни былъ онъ къ тому непривыченъ, все же она показалась ему очень пріятною. "Да наградитъ васъ Богъ, господинъ Гагенъ!" сказалъ усталый мужъ, "за то, что я чрезъ ваше наставленіе такъ славно напился. Рѣдко, рѣдко подавали мнѣ вина лучше этого". Тогда и другіе стали пить кровь изъ ранъ убитыхъ. Отъ этого прибывала въ тѣлѣ каждаго сила. Огонь такъ и рвался на нихъ въ залу, такъ что имъ приходилось щитами отражать его отъ себя. Изнемогали они отъ дыма и жара. Сказалъ тогда Гагенъ изъ Тронеге: "станьте къ стѣнѣ залы, чтобъ не падали головни на ваши шеломы, станьте ногами поглубже въ кровь. Да, плохой пиръ задала намъ королева". Въ такихъ мученіяхъ провели они ночь. Сказалъ Фолькеръ Гагену: "пойдемъ лучше въ залу, пусть подумаютъ гунны, что всѣ мы умерли отъ мукъ, что устроили намъ". Уже свѣтало, подулъ свѣжій вѣтерокъ. Сказалъ тогда одинъ"я вижу, ужъ день, ничего лучшаго ждать намъ нельзя: вооружайтесь же, витязи, подумайте о своей жизни. Вѣдь скоро опять прійдетъ къ намъ жена короля Этцеля". Еще 600 смѣлыхъ мужей оставалось въ живыхъ. Лазутчики донесли объ этомъ Кримхильдѣ. Стали тогда гунны привѣтствовать гостей по утру градомъ копій. Старались гунны изъ-за краснаго золота, что сулила имъ госпожа. "Что еще сказать мнѣ?" замѣчаетъ поэтъ. 12 сотенъ мужей не разъ возобновляли свои нападенья (на гостей). Ранами освѣжали тогда гости свою душу. Много умерло витязей у богатыхъ королей. То-то плакали о нихъ ихъ родичи.
   XXVII авентюра. Супругъ Готелинды (Рюдигеръ) пошелъ ко двору. Видѣлъ онъ на обѣихъ сторонахъ великое горе, и плакалъ объ этомъ въ душѣ вѣрный Рюдигеръ. Увидѣлъ его плачущаго одинъ гуннскій витязь и сталъ упрекать Рюдигера въ томъ, что маркграфъ еще не нанесъ бургундамъ ни одного удара. Обиженный насмѣшкой, Рюдигеръ бросился на гунна и ударомъ кулака уложилъ его мертвымъ на мѣстѣ. Стали упрекать Рюдигера и Этцель, и Кримхильда и за это убійство, и за его бездѣйствіе. Сказала королева: "напоминаю вамъ о вашей клятвѣ, которую вы, рыцарь отборный, дали мнѣ, когда совѣтовали мнѣ (ѣхать) къ Этцелю, что будете служить до смерти одного изъ насъ".-- "Да, не отпираюсь", отвѣчалъ ей онъ: "я клялся вамъ, знатная жена, рисковать за васъ честью, но не клялся я вамъ терять свою душу (совѣсть). Вѣдь я привелъ князей благородныхъ на этотъ пиръ". Она сказала: "вспомни, Рюдигеръ, о великой твоей вѣрности, о твоемъ постоянствѣ и клятвѣ, что ты готовъ былъ всегда мстить за мое несчастье, за все мое горе". Стали упрашивать его и Этцель, и Кримхильда; кланялись въ ноги оба они удалому маркграфу. Печальный стоялъ Рюдигеръ: "увы мнѣ, Боже небесный! отчего не беретъ меня смерть?" Онъ боролся: совѣсть не позволяла ему биться съ гостями, которыхъ онъ самъ привелъ къ Этцелю, а долгъ повелѣвалъ не нарушать клятвы, данной господину вассаломъ. Сказалъ онъ королю: "господинъ король, возьмите назадъ все то, что я отъ васъ получилъ, землю и бурги; пусть ничего не остается у меня, я же на своихъ ногахъ пойду на чужбину (in das eilende)". Этцель предлагаетъ ему большіе подарки, только бы помогъ ему отмстить гостямъ.
   Отвѣчалъ Рюдигеръ: "какъ могу я взяться за это? я приглашалъ ихъ въ свой домъ, предлагалъ имъ напитки и яства радушно и давалъ имъ подарки: какъ же могу я готовить имъ смерть? Каюсь я, что завязалъ съ ними дружбу. За бойца Гизельхера выдалъ я мою дочь. Нельзя было бы пристроить ее лучше этого: никогда не видалъ я короля столь юнаго, столь доблестнаго душею". Сказала ему королева: "благородный Рюдигеръ, сжалься надъ нашимъ горемъ. Подумай о томъ, что никогда ни одному хозяину не приходилось встрѣчать такихъ худыхъ гостей". Отвѣчалъ Рюдигеръ: "да, сегодня же придется Рюдигеру поплатиться жизнью за то добро, что дѣлали мнѣ вы и король. За это долженъ я умереть. Не долго ужъ этого ждать. Знаю я хорошо, что сегодня же мои бурги и земля рукой кого-нибудь изъ нихъ будутъ вновь возвращены вамъ; поручаю вашей милости мою жену и мое чадо и всѣхъ, оставленныхъ мной въ Бехеларнѣ". Положилъ онъ тогда на вѣсы душу и тѣло и, печальный, пошелъ къ своимъ бойцамъ звать ихъ на бой съ бургу идами. Взялъ онъ 500 мужей да еще 12 бойцовъ на помощь и пошелъ на бургундовъ. Увидѣлъ Гизильхеръ своего свекра (sweher, вѣрнѣе: тестя) въ шлемѣ и подумалъ, что онъ идетъ къ нимъ на помощь, но Фолькеръ замѣтилъ ему, что нечего ждать добра отъ столькихъ воиновъ, идущихъ къ нимъ въ шлемахъ, крѣпко подвязанныхъ, съ мечами въ рукахъ. И, дѣйствительно, Рюдигеръ громко воззвалъ къ бойцамъ съ Рейна: "защищайтесь всѣ вы, смѣлые Нибелунги. Я былъ раньше съ вами въ дружбѣ, теперь я хочу быть свободенъ отъ вѣрности (вамъ). Я долженъ биться съ вами, такъ какъ я обѣщалъ это клятвой; защищайтесь же, смѣлые витязи, коли жизнь вамъ мила!" Долго уговаривали его бургунды не вступать съ ними въ бой, но Рюдигеръ не посмѣлъ нарушить клятву. Передъ боемъ Гагенъ сказалъ ему: "я въ великой заботѣ: щитъ, который дала мнѣ госпожа Готелинда, изрубили мнѣ гунны". Рюдигеръ далъ ему свой щитъ: это былъ послѣдній подарокъ, никого уже больше никогда не дарилъ Рюдигеръ изъ Бехеларна. Тронутый этимъ, Гагенъ обѣщалъ ему не касаться его въ бою, хотя бы Рюдигеръ перебилъ всѣхъ бургундовъ. Учтиво поклонился ему за это Рюдигеръ. На обѣихъ сторонахъ всѣ заплакали о томъ, что никто не можетъ отвратить этого сердечнаго горя; да, велико было это горе. Въ Рюдигерѣ умеръ "отецъ всяческой доблести" (2202, 4: vater aller lugende) Начался бой. Отчаянно дрались бургунды, и сначала Гизельхеръ избѣгалъ встрѣчи съ Рюдигеромъ, но, когда маркграфъ убилъ многихъ изъ витязей съ Рейна, Гернотъ не выдержалъ и вступилъ съ нимъ въ бой, закончившійся смертью обоихъ рыцарей. Теперь Гизельхеръ и Гагенъ не стали больше сдерживать себя: смерть искала старательно, стараясь увеличить здѣсь свою свиту. Гунтеръ, Гизельхеръ, Гагенъ, Данквартъ и Фолькеръ горько оплакивали Рюдигера и Гернота. Сказалъ младъ Гизельхеръ: "смерть сильно насъ грабитъ, оставьте вашъ плачъ, пойдемъ на вѣтеръ, остудимъ, мужи, усталые отъ битвы, наши панцыри". Всѣ мужи Рюдигера были перебиты. Тогда смолкла тревога, и бранный шумъ. Подумала Кримхильда, что Рюдигеръ ведетъ, съ ними въ залѣ переговоры, что онъ измѣнилъ ей. "Нѣтъ", сказалъ ей Фолькеръ: "вы дьявольски лжете на Рюдигера: онъ и его дружина полегли здѣсь костьми; до конца служилъ вамъ витязь Рюдигеръ". Тогда вынесли витязя, изрубленнаго, туда, гдѣ его увидѣлъ король. Когда они увидѣли, какъ несли мертваго маркграфа, ни одинъ писецъ (schrîbaére) не могъ бы ни описать, ни разсказать о великой печали, какую ощутили тогда въ сердцѣ мужъ и жена. Такъ велика была печаль Этцеля, что богатый король зарыдалъ громко-громко, Словно левъ рыкалъ. Плакала и жена его.
   XXXVIII авентюра. Услышавъ плачь, которымъ оглашался дворецъ (palas) и башни, одинъ изъ мужей Дитриха Берискаго сказалъ о томъ своему господину. Послалъ тогда Дитрихъ Гельпфриха (Helpfrich) разузнать обо всемъ у мужей Этцеля и у гостей. Узналъ Гельпфрихъ о смерти Рюдигера и всѣхъ его мужей и, обливаясь слезами, разсказалъ о томъ Дитриху. Послалъ Дитрихъ тогда стараго витязя Гильдебранда и своихъ воиновъ въ полномъ вооруженіи туда, гдѣ были бургунды. Спросилъ Гильдебрандъ у нихъ, за что убили они Рюдигера. Гагенъ сказалъ ему всю правду. Опечалились витязи Дитриха, горько оплакивали Рюдигера Сигестабъ, герцогъ изъ Берна, витязь Вольфвейнъ, Вольфгартъ, племянникъ Гильдебранда Вольфбрандъ, Гельфрихъ и Гельмнотъ. Стали они требовать выдать имъ трупъ Рюдигера, но Фолькеръ, раздраженный гнѣвною рѣчью Вольфгарта, сказалъ: "никто его вамъ не вынесетъ, возьмите его сами оттуда, гдѣ лежитъ витязь съ тяжкими ранами, упавшій въ кровь". Началась перебранка: Вольфгартъ грозилъ Фолькеру разстроить его струны, а тотъ обѣщалъ омрачить блескъ его шлема. Наконецъ, Вольфгартъ не выдержалъ и, словно левъ, ринулся на него, аза нимъ послѣдовали и другіе, и снова начался бой. Отличились въ немъ Гильдебрандъ, Вольфгартъ и Ричартъ (Ritschart), Гербартъ, Гельфрихъ, Вихартъ, Сигестабъ, Вольфирандъ и другіе мужи Дитриха. Въ этомъ бою Гильдебрандъ уложилъ на смерть Фолькера, Гельфрихъ -- Данкварта, Гизельхеръ сразилъ Вольфгарта и самъ погибъ отъ его меча. Поэтъ описываетъ трогательную сцену прощанія Гильдебранда съ его умирающимъ племянникомъ Вольфгартомъ. Бой кончился: остались въ живыхъ только Гунтеръ и Гагенъ изъ бургундовъ и Гильдебрандъ изъ мужей Дитриха. Обливаясь кровью отъ раны, нанесенной ему Гагеномъ, принесъ старый витязь злую вѣсть Дитриху. Сказалъ ему Дитрихъ: "горе мнѣ, горе! такъ правда, что Рюдигеръ убитъ? это печалитъ меня больше всѣхъ моихъ бѣдъ. Вѣдь благородная Готелинда дочь сестры моего отца (pasen kint). Горе бѣднымъ сиротамъ, что теперь въ Бехеларнѣ". И Дитрихъ горько заплакалъ. Потомъ онъ сказалъ Гильдебранду: "пусть же скорѣй вооружатся мои мужи; я хочу идти съ ними туда, да велите подать мнѣ мой блестящій военный доспѣхъ. Я самъ разспрошу у бойцовъ изъ Бургундской земли. Отвѣчалъ ему старый боецъ, что всѣ его мужи пали въ бою: остался въ живыхъ одинъ онъ Гильдебрандъ. Горько заплакалъ Дитрихъ о своихъ славныхъ соратникахъ.
   XXXIX авентюра (послѣдняя). Съ помощью Гильдебранда Дитрихъ надѣлъ на себя доспѣхи и поспѣшилъ въ страшномъ гнѣвѣ къ залѣ. Опустивъ щитъ къ ногамъ, онъ спрашивалъ Гунтера и Гагена, за что они избили его мужей. Гагенъ и Гунтеръ разсказали ему, какъ было дѣло. Тогда сталъ просить ихъ Дитрихъ сдаться ему заложниками (ze gîsel) и обѣщалъ за это защитить ихъ отъ гунновъ. Но Гагенъ наотрѣзъ отказался сдаться Дитриху и на увѣщанья Гильдебранда не брезговать этимъ предложеніемъ ядовито напомнилъ старому витязю, какъ онъ убѣжалъ отъ него въ послѣдней схгаткѣ. Отвѣчалъ ему Гильдебрандъ: "вамъ ли упрекать меня въ этомъ? а кто у Васкенштейна сидѣлъ на щитѣ въ ту пору, когда Вальтеръ Испанскій побилъ столько его родичей?" Но Дитрихъ просилъ ихъ оставить брань: "непристойно витязямъ переругиваться, подобно старымъ бабамъ", сказалъ онъ и вступилъ въ поединокъ съ Гагеномъ. Ранивъ и связавъ славнаго витязя, Дитрихъ отвелъ его къ королевѣ. То-то она обрадовалась. Она поблагодарила Дитриха, а онъ просилъ ее оставить Гагена въ живыхъ. Затѣмъ, онъ также ранилъ Гунтера и связаннаго привелъ къ Кримхильдѣ, прося ее не губить славныхъ заложниковъ. Когда онъ съ глазами, полными слезъ, удалился изъ ея покоя, она размѣстила Гунтера и Гагена въ разныхъ помѣщеньяхъ, чтобъ они не видали другъ друга. Тогда она сказала Гагену: "если вы отдадите назадъ то, что вы у меня взяли, тогда вы еще можете вернуться живымъ домой, къ бургундамъ". Отвѣчалъ гнѣвный Гагенъ: "не стоитъ даромъ тратить слова, благородная королева. Вѣдь я клялся въ томъ, что никогда не укажу клада; пока живъ хоть одинъ изъ моихъ господъ, никому я его не отдамъ". Тогда Кримхильда велѣла отрубить голову Гунтеру и, держа ее за волосы, показала Гагену. Сказалъ тогда витязь: "сама ты по собственной волѣ привела это къ концу; все такъ и вышло, какъ я задумалъ. Ну, теперь нѣтъ больше въ живыхъ ни благороднаго короля бургундовъ, ни юнаго Гизельхера, ни господина Гернота. Про сокровище никто теперь не знаетъ, кромѣ Бога да меня. Да, навсегда, чертовка, спрятано оно хорошо отъ тебя". Сказала она: "худо же вы расплатились со мною. Все таки, я удержу за собою мечъ Зигфрида, который носилъ мой милый супругъ, когда я видѣла его въ послѣдній разъ. Смерть ег"" по вашей винѣ причинила мнѣ сердечную боль". Она извлекла мечъ изъ ноженъ и отрубила Гагену голову, къ великому ужасу и печали Этцеля и Гильдебранда. Не вынесъ Гильдебрандъ ея жестокости и отмстилъ ей за смерть смѣлаго Тронежанина, изрубивъ ее своимъ мечемъ. "Лежали тамъ тѣла всѣхъ, кому суждено было пасть (veigen lip.); на куски была изрублена знатная жена. Стали плакать тогда Дитрихъ и Этцель: искренно оплакивали они и родичей, и дружину. Много полегло тамъ великой доблести, всѣ люди горевали и печалились; страданьемъ закончился пиръ короля, какъ и всегда радость смѣняется печалью. Не могу вамъ сказать я, что случилось тамъ послѣ: кромѣ того, что рыцарей и женъ видѣли тамъ, а также и знатныхъ кнехтовъ, оплакивающими смерть своихъ друзей. Здѣсь разсказу конецъ: таково -- горе Нибелунговъ.
   

V.
Другія версіи сказанія о Нибелунгахъ.

   Мы не имѣемъ возможности пересказать здѣсь всѣ памятники, въ которыхъ на разные лады разработываются сказанія о Нибелунгахъ, положенныя въ основу нашей поэмы. Для этого пришлось-бы написать нѣчто въ родѣ двухтомнаго сочиненія Рассманна (August Raszmann: Die deutsche Heldensage und ihre Heimat. Bd. 1--2. 2-te Ausg. Hannov. 1863) или, по меньшей мѣрѣ, что-нибудь въ родѣ диссертаціи Карла Штейгера "О различныхъ видоизмѣненіяхъ саги о Зигфридѣ въ германской литературѣ" (Die verschiedenen Gestaltungen der Siegfriedsage in der germanischen Litteratur. Diss. (Epz.). Hersfeld. 1873, 126 стр., in 8о). Мы ограничимся возможно краткимъ изложеніемъ этихъ многочисленныхъ отраженій саги о Нибелунгахъ.
   Сказанія эти, кромѣ нашей поэмы, сохранились въ слѣдующихъ памятникахъ:
   1) въ 11 пѣсняхъ и 2 прозаическихъ вставках.ъ старшей (стихотворной) Эдды (изданія: Люнинга, 1859:Бугге, 1867 Гильдебранда, 1876; Вигфуссона: Corpus poeticum boreale, 1883). Подробная библіографія приведена въ книгѣ Горна (Frederik Winkel Horn. Geschichte der Literatur des scandinavischen Nordens von den aeltesten Zeiten bis auf die Gegenwart. Lpz. 1880) и въ лекціяхъ А. Н. Веселовскаго: "Исторія эпоса", вып. 2. Спб. 1885 -- 86. 8о. lith., стр. 83, 85 и 88.
   2) въ младшей (прозаической) Эддѣ, приписываемой исландскому историку Снорри Стурласону (1178--1241 по P. X).
   3) въ прозаической Тидрексагѣ или Вилькина-сагѣ XIII вѣка. Изд. Унгера. См. Raszmann, l. с., Веселовскій, l. с., вып. 2.
   4) въ прозаической сагѣ о Вельсунгахъ. (Нѣмецкій переводъ фонъ-деръ-Гагена, вновь обработанный Эдзарди: Altnordeutscheund altnordische Heldensagen. Uebersetzt von Friedrich Heinrich von der Hagen. Bd. III. Volsungaund Ragnars-Saga nebst dei' Geschichte von Nornagest. 2. Aufl. Völlig umgearbeitet von Anton Edzardi. Stuttg. 1880. 8о, LXXX + 438 стр. Здѣсь приведена и библіографія предмета).
   5) въ Хвенской хроникѣ XVI вѣка, переносящей сагу о Нибелунгахъ на островъ Хвенъ. (См. Raszmann, Muth l. с.. р. 15).
   6) въ датскихъ эпическихъ пѣсняхъ. (См. Raszmann, l. с..
   7) въ фарейскихъ пѣсняхъ о Сигурдѣ (изданіе: Sjurdar Kvaedi. Die färöischen Lieder von Sigurd. Zum ersten mal mit Einleitungen, Anmerkungen und ausführlichen Glossar heraus gegeben von Max Vogler. I. Regin smidur. Paderborn. 1877. 8о, VIII + 108 стр. Сличи Raszmann, 1. c.).
   8) въ пѣснѣ о роговомъ Сейфридѣ (XV вѣка, судя по языку; напечатана впервые въ 1538 году. См. Raszmann, l. с.).
   9) въ народной книгѣ о рогатомъ Зигфридѣ.
   10) въ трагедіи Ганса Сакса "о роговомъ Зигфридѣ".
   11) въ сагѣ о Норнагестѣ. (См. выше переводъ Эдзарди).
   12) въ прозаическомъ прибавленіи къ "Книгѣ о герояхъ" (Heldenbuch).
   13) въ англо-саксонской пѣснѣ "Странникъ? (Видсидъ).
   14) въ поэмахъ "Вальтарій" Эккехарда (X в.) и "Битерольфъ".
   Авторъ "Пѣсни о Нибелунгахъ" знаетъ сказаніе въ его полномъ видѣ, но далеко не все сообщаетъ намъ съ достаточной полнотой, ограничиваясь полунамеками, такъ что многое въ поэмѣ останется непонятнымъ, если мы не прибѣгнемъ за разъясненіемъ полунамековъ къ сѣвернымъ пѣснямъ Эдды и къ сагѣ о Вельсунгахъ. Авторъ нашей поэмы самъ замѣчаетъ, что онъ могъ-бы сказать гораздо больше о юности Зигфрида, но, очевидно, это не входило въ предметъ его задачи. Оттого онъ только мимоходомъ разсказываетъ о томъ, какъ Зигфридъ отнялъ у Шильбунга и Нибелунга ихъ кладъ, какъ получилъ отъ нихъ мечъ Бальмунгъ, какъ отнялъ онъ у карлика Альбериха шапку-невидимку (вѣрнѣе: плащъ-невидимку), какъ онъ убилъ змѣя и, искупавшись въ его крови, сдѣлался роговымъ и неуязвимымъ. Авторъ замѣчаетъ вскользь, что Зигфридъ знаетъ дорогу въ Изенштейнъ, гдѣ жила Брунхильда, но ничего не говоритъ о ея прежнихъ отношеніяхъ къ Зигфриду. Вотъ что разсказывается въ пѣсняхъ Эдды и въ Вельсунга-сагѣ о Нибелунгахъ.
   Отъ Одинова потомка Вельсунга произошли Сигмундъ, девять братьевъ его и сестра ихъ Сигни. Мужъ ея, Сиггеиръ, убилъ Вельсунга, а десятерыхъ сыновей его бросилъ связанными въ лѣсу, набивъ имъ на ноги колодку. Ночью пришла къ нимъ старая волчица и съѣла одного изъ нихъ. То-же повторялось до тѣхъ поръ, пока не остался въ живыхъ одинъ Сигмундъ, который съ помощью сестры спасся отъ смерти и убилъ волчицу. Говорятъ, что эта волчица была матерью Сиггейра и съ помощью волшебства приняла видъ волчицы. Затѣмъ, Сигмундъ поселился въ лѣсу и убилъ двухъ сыновей Сиггейра, присланныхъ къ нему его сестрою. Разъ Сигни, перемѣнивъ свой образъ съ помощью колдуньи, пошла въ лѣсъ къ Сигмунду и просила его пустить ее переночевать, говоря, что будто-бы заблудилась Онъ впустилъ ее и три ночи проспалъ съ нею на одномъ ложѣ. Отъ этого сожитія Сигни родила Синфьетли (Sinfiötli). Когда мальчику было около 10 зимъ (у скандинавовъ счетъ велся по зимамъ, сличи латинское bimus -- bis + hiems = двухзимній = у Горація двухлѣтній), Сигни послала его въ лѣсъ къ Сигмунду, который и сталъ готовить изъ Синфьетли мстителя за своего отца и братьевъ. Когда Синфьетли подросъ, Сигмундъ вмѣстѣ съ нимъ и съ помощью Сигни отмстилъ, наконецъ, Сиггейру: они убили его сыновей и подожгли палаты Сиггейра, въ которыхъ сгорѣлъ и самъ Сиггейръ, и вся его челядь. Сигни, отмстивъ мужу за смерть братьевъ, все-таки, какъ вѣрная жена, не согласилась пережить его и бросилась въ огонь. Сигмундъ женился на Боргхильдѣ и имѣлъ отъ нея двухъ сыновей: Хельги и Хамунда. Синфьетли и братъ Боргхильды, Гуннаръ, сразились другъ съ другомъ изъ-за дѣвушки, любви которой оба искали, и Синфьетли убилъ Гуннара, за что Боргхильда отравила въ свою очередь Синфьетли, а Сигмундъ, мстя за сына, пронзилъ мечемъ Боргхильду и снова женился на Хьёрдисъ, дочери короля Эйлими (Eylimi) Раньше ея руки искалъ Линги, сынъ Хундинга, и, отвергнутый ею, вступилъ съ Сигмундомъ въ горячій бой, закончившійся смертью Сигмунда и Эйлими. Ночью Хьердисъ, скрывавшаяся съ имуществомъ въ лѣсу, пришла на поле битвы къ умирающему Сигмунду, который, умирая, сказалъ ей: "не мнѣ отмстить за твоего отца. Это предназначено моему сыну, котораго ты носишь, береги-же его хорошенько. Сохрани и куски моего меча: изъ нихъ будетъ выкованъ потомъ добрый мечъ Грамъ, нашъ сынъ свершитъ имъ много славныхъ подвиговъ, которыхъ никогда не забудутъ, пока стоитъ этотъ міръ".
   Вскорѣ на страну Сигмунда напалъ Альфъ, сынъ Хіальпрека, короля датскаго, завладѣлъ сокровищами и взялъ въ плѣнъ Хьердисъ, которая переодѣлась служанкой. Въ плѣну она родила сына, который "при обливаніи водой" былъ названъ Сигурдомъ (= Зигфридъ). Тогда Альфъ женился на Хьердисъ, которая открыла ему, наконецъ, свое происхожденіе. Сигурдъ подросталъ, всѣми любимый. Его воспитателемъ былъ Регинъ, искусный кузнецъ, сынъ Хреидмара, карликъ ростомъ, но мудрый и искусный чародѣй. По, его совѣту, Сигурдъ выпросилъ у короля Хіальпрека чуднаго коня Грани. Онъ-же подговорилъ Сигурда убить змѣя Фафнира, и на вопросъ Сигурда о причинѣ его злобы къ Фафниру, Регинъ разсказалъ слѣдующее:
   "Моего отца звали Хрейдмаромъ, одного изъ его сыновей звали Фафниромъ, а другого -- Стромъ (выдра), я-же былъ третьимъ. Отръ въ образѣ рѣчной выдры постоянно былъ въ рѣкѣ и ловилъ тамъ ртомъ рыбу. Былъ карликъ (цвергъ) Андвари, онъ жилъ всегда въ водопадѣ въ образѣ щуки и ловилъ тамъ рыбу. Три Аза обходили однажды міръ: Одинъ, Локи и Хениръ. Подойдя къ водопаду, они увидали выдру, поймавшую тамъ лосося. Локи пустилъ въ выдру камнемъ и сразу убилъ ее. Взявъ выдру и лосося, боги пошли къ дому Хреидмара, прося у него ночлега. Увидѣвъ у нихъ убитую выдру (это былъ Отръ, Сынъ Хрейдмара), Хрейдмаръ созвалъ своихъ сыновей, прося ихъ отмстить Азамъ за брата. Азы предложили Хрейдмару за сына столько золота, сколько назначитъ онъ самъ. Хрейдмаръ предложилъ имъ наполнить шкуру выдры до верху краснымъ золотомъ и имъ-же обложить ее снаружи. Взявъ неводъ у богини Ранъ, Локи закинулъ его въ водопадъ и вытащилъ карлика Андвари, плававшаго тамъ въ образѣ щуки. Локи согласился отпустить его, если только онъ отдастъ имъ все свое золото. Карликъ вынесъ имъ все золото, но спряталъ подъ ладонью маленькое золотое кольцо (отсюда названіе тетралогіи Рихарда Вагнера: "Кольцо Нибелунга"), обладавшее свойствомъ увеличивать богатства владѣльца. Но Локи замѣтилъ это и отнялъ у Андвари кольцо. Тогда карликъ, уходя въ камень, сказалъ: "приведетъ это золото къ убійству двухъ братьевъ и послужитъ гибелью для восьми эделинговъ, никто не воспользуется моимъ золотомъ". Одинъ взялъ себѣ кольцо, а золото отдалъ Хрейдмару, наполнивъ имъ всю шкуру и окруживъ имъ всю ее снаружи. Остался не прикрытымъ лишь одинъ волосокъ, который Одинъ долженъ былъ прикрыть кольцомъ, при чемъ Локи повторилъ Хрейдмару проклятіе карлика, что это золото погубить его владѣльцевъ. Сыновья Хрейдмара, не получивъ отъ него ничего, убили отца, и Фафниръ одинъ завладѣлъ золотомъ Андвари, а Регинъ, страшась брата, убѣжалъ изъ отчаго дома... Фафниръ-же, принявъ образъ змѣя, залегъ на Гнитахейде, на своемъ золотѣ". Выслушавъ разсказъ Регина. Сигурдъ захотѣлъ убить Фафнира и просилъ Регина сковать ему для этого добрый мечъ. Регинъ сковалъ ему мечъ Грамъ изъ кусковъ Сигмундова между хранившихся у Хьердисъ. Мечъ былъ такъ остеръ, что Сигурдъ разсѣкъ имъ на двое волосокъ овечьей шерсти, брошенный имъ въ рѣку. Получивъ мечъ, Сигурдъ отправился къ своему дядѣ Грипиру (брату его матери Хьердисъ), хорошо знавшему будущую судьбу. Послѣ долгихъ упрашиваній, Грипдръ съ стѣсненнымъ сердцемъ повѣдалъ Сигурду, что его славная жизнь закончится печальною смертью. Предсказанія Грипира, излагающія всю послѣдующую судьбу Сигурда, являются какъ-бы программою для дальнѣйшаго хода разсказа. Отпросившись у королей Альфа и Хіальпрека, Сигурдъ поѣхалъ мстить за своего отца и отца своей матери. Въ горячемъ бою онъ убилъ короля Линги и всѣхъ сыновей Хундинга. Съ богатой добычей и славой вернулся онъ домой, и Регинъ напомнилъ ему объ обѣщаніи убить Фафнира. Вскорѣ Регинъ и Сигурдъ отправились вмѣстѣ къ той дорогѣ, по которой Фафниръ ходилъ обыкновенно къ водѣ. Сигурдъ выкопалъ нѣсколько ямъ, спрятался въ одну изъ нихъ и удачно пронзилъ змѣя мечемъ. Умирающій змѣй предсказалъ Сигурду гибель отъ его золота и совѣтовалъ беречься Регина. Тогда пришелъ Регинъ, вырѣзалъ у Фафнира сердце и сталъ пить кровь изъ его раны. Затѣмъ, онъ велѣлъ Сигурду держать сердце Фафнира на огнѣ. Когда сердце изжарилось, Сигурдъ дотронулся до него, ожегъ себѣ палецъ и поскорѣе положилъ его въ ротъ, при чемъ на кончикъ его языка попала кровь изъ сердца Фафнира, и Сигурдъ сталъ вдругъ понимать языкъ птицъ. Семь орлицъ вели на деревьяхъ между собою бесѣду, говорили онѣ, что Регинъ замышляетъ убить Сигурда и совѣтовали послѣднему покончить съ Региномъ. Тогда Сигурдъ отрубилъ голову Регину, отвѣдалъ сердца Фафнира и пилъ кровь изъ ранъ обоихъ братьевъ. А орлицы на вѣтвяхъ говорили ему, чтобы онъ шелъ по зеленымъ дорогамъ въ землю короля Гьюки и посватался тамъ къ его дочери; затѣмъ, совѣтовали онѣ ему освободить отъ волшебнаго сна валькирію Бринхильду (Brynhild). Сигурдъ поѣхалъ по слѣдамъ Фафнира къ его дому и, овладѣвъ его золотомъ, шлемомъ Эгира (Oegir), золотымъ панциремъ и мечемъ Хротти, взвалилъ все это на коня Грани и поѣхалъ назадъ.
   Добывъ кладъ, онъ отправился къ Хиндарфіаллу и повернулъ на югъ къ Франкенланду. На одной горѣ увидѣлъ онъ большой свѣтъ, какъ будто пылало пламя, взвиваясь до небесъ. На горѣ стоялъ замокъ, а на немъ развѣвалось знамя. Сигурдъ вошелъ въ замокъ и увидѣлъ тамъ воина, спавшаго въ полномъ вооруженіи. Онъ снялъ у него съ головы шлемъ и увидѣлъ, что это была женщина. Сигурдъ разсѣкъ своимъ мечемъ Грамомъ ея броню, какъ бы приросшую къ ея тѣлу, и только что снялъ ее съ дѣвушки, какъ она вдругъ проснулась и, узнавъ, что ее пробудилъ отъ долгаго сна Сигурдъ, разсказала ему, какъ наказалъ ее Одинъ за ослушанье, уколовъ ее соннымъ шипомъ и погрузивъ ее этимъ въ долгій сонъ. Ея замокъ Одинъ окружилъ пламенемъ, черезъ которое позволилъ проѣхать только тому витязю, который привезетъ туда съ собою золото Фафнира. Сигурдъ просилъ красавицу научить его мудрымъ рунамъ, и Сигурдрифа (такъ назвала она себя Сигурду) передала ему 11 мудрыхъ правилъ; тогда они поклялись любить другъ друга. Сигурдъ разстался съ нею и поѣхалъ къ Хеймиру, женатому на Бекхильдѣ, сестрѣ Бринхильды. Здѣсь случайно онъ вновь увидѣлся съ Бринхильдой и вновь поклялись они тутъ любить другъ друга. (Объ этомъ второмъ обрученьи Сигурда разсказываетъ Вельсунга-сага; см. этотъ разсказъ у Полеваго, l. с. 22, 26). Гьюки (= Данквартъ нашей поэмы; Giûki = древнесакс. Gifuka, др. верхненѣм. Gibika) звался король (готовъ, какъ говорится въ пѣсняхъ Эдды). имѣвшій царство на югѣ у Рейна. У него было три сына: Гуннаръ (== Гунтеръ нашей поэмы), Хегни (= Тагенъ, Hagen), и Гуттормъ (= Гернотъ). Гудруной (= Кримхильда) звалась его дочь. Гьюки былъ женатъ на Гримхильдѣ (= Ута), знавшей чары. Будли звался король, который былъ сильнѣе, чѣмъ Гыоки, и приходился отцомъ Бринхильдѣ (= Брунхильда), братъ которой звался Атли (= Этцель, сынъ Ботелунга, въ нашей поэмѣ; очевидно, Будли = Ботелунгъ). Разъ Гудрунѣ приснился сонъ: казалось ей, что на ея рукѣ сидѣлъ красивый ястребъ съ золотистыми перьями. За разъясненіемъ отправилась она къ Бринхильдѣ въ замокъ, стоявшій на горѣ. Тамъ она разсказала Бринхильдѣ другой свой сонъ, будто она поймала большого прекраснаго златошерстаго оленя и будто Бринхильда застрѣлила его и дала ей, Гудрунѣ, молодого волченка, который обагрилъ ее кровью ея братьевъ. Отвѣчала Бринхильда: "къ вамъ прійдетъ Сигурдъ, котораго я избрала себѣ въ мужья; Гримхильда дастъ ему смѣшаннаго съ обманомъ меду, который намъ всѣмъ послужитъ къ большому раздору; ты будешь владѣть имъ и скоро его потеряешь".
   Вскорѣ сонъ сбылся: Сигурдъ съ золотомъ Фафнира пріѣхалъ къ Гьюки на конѣ Грани и былъ принятъ съ честью. Знала Гримхильда, мать Гудруны, что Сигурдъ любитъ и помнить Бринхильду, и желая, чтобъ онъ женился на ея дочери, дала ему разъ выпить меду изъ рога. Онъ выпилъ (это было забудущее зѣлье) и сразу забылъ Бринхильду, а Гримхильда вскорѣ, позарившись на его сокровище, устроила его свадьбу съ Гудруной. Сигурдъ далъ своей молодѣй супругѣ отвѣдать Фафнирова сердца, и тогда она стала гнѣвнѣе и мудрѣе, чѣмъ прежде. Ихъ сынъ былъ названъ Сигмундомъ.
   Разъ Гримхильда посовѣтовала Гуннару посвататься къ Брингильдѣ, дочери короля Будли. Гунтеръ поѣхалъ къ кор лЮ Будли, который сказалъ, что все зависитъ отъ дочери, но что она слишкомъ горда и спѣсива Гунтеръ со спутниками грозилъ опустошить и сжечь землю Будли, если не получитъ Бринхильды.
   Будли спросилъ у дочери, кого выберетъ она изъ пришедшихъ, и грозилъ лишить ее части изъ своего наслѣдства, если она не пойдетъ замужъ за того, за кого хочетъ онъ ее выдать. Она объявила, что выйдетъ за того, кто пріѣдетъ на конѣ Грани съ наслѣдьемъ Фафнира и перепрыгнетъ черезъ пламя. Узнавъ волю Бринхильды, спутники вернулись домой, гдѣ Гримхильда упросила Сигурда помочь Гунтеру и посовѣтовала имъ для лучшаго успѣха помѣняться образами. Сигурдъ, принявъ образъ Гунтера, успѣшно пробрался черезъ пламя и, увидѣвъ Брнихильду, назвалъ себя Гуннаромъ. Онъ просилъ ея руки, и она приняла предложенье мнимаго Гуннара. Тамъ пробылъ онъ три ночи, и они лежали на одномъ ложѣ. Онъ взялъ мечъ Грамъ и положилъ его между Бринхильдой и собою, сказавъ ей, что такъ долженъ онъ справить свое обрученье, иначе грозитъ ему смерть. Онъ снялъ у нея съ руки кольцо Андвари, которое раньше далъ ей самъ, и вручилъ ей другое кольцо изъ наслѣдья Фафнира. Затѣмъ, поѣхалъ онъ къ товарищамъ, и они опять помѣнялись видомъ и поѣхали въ Лимдалиръ и сказали, какъ все обошлось. Въ тотъ же день Бринхильда пришла къ своему опекуну Хеймиру, сказала, что къ ней приходилъ Гуннаръ, и оставила свою дочь Аслаугъ, прижитую раньше съ Сигурдомъ на попеченіи Хеймира (Пѣсни Эдды ничего не знаютъ объ этой Аслаугъ, вплетенной въ сагу, по всей вѣроятности, для того, чтобъ связать датскаго короля Рагнара Лодброка съ Одиномъ, отъ котораго происходитъ и Сигурдъ въ той же Вельсунга-сагѣ). Короли поѣхали домой, а Бринхильда пошла въ домъ отца. Вскорѣ король Будли съ своей дочерью и сыномъ Атли прибылъ къ Гьюкунгамъ. Торжественно отпраздновали тамъ свадьбу Гуннара съ Бринхильдой, и Сигурдъ, хотя и вспомнилъ клятвы, данныя имъ Бринхильдѣ, все-таки оставался спокоенъ.
   Разъ Гудруна и Бринхильда, двѣ королевы, пошли купаться въ рѣкѣ (варьянтъ: въ Рейнѣ), при чемъ Бринхильда вошла въ рѣку дальше Гудруны. Изъ-за этого между королевами зашелъ споръ, кто изъ нихъ выше, при чемъ Бринхильда назвала Сигурда слугой короля Хіальпрека. Гудруна въ гнѣвѣ отвѣчала: "была бы ты благоразумнѣе, если-бъ помолчала, чѣмъ пороча моего мужа, ибо онъ твой первый мужъ, онъ же убилъ Фафнира и проѣхалъ черезъ пламя, а ты приняла его за короля Гуннара, и онъ лежалъ подлѣ тебя и взялъ у тебя съ руки кольцо Андвари (Андваранаутъ) и Гудруна показала Бринхильдѣ кольцо, при видѣ котораго послѣдняя поблѣднѣла, словно мертвая, пошла домой и ни слова не сказала вечеромъ. (Старшая Эдда ничего не знаетъ о ссорѣ королевъ, младшая же разсказываетъ приблизительно то же, что и Вельсунгасага). Когда Сигурдъ легъ на ложе, Гудруна спросила, отчего Бринхильда такая невеселая? "Она богата, счастлива и имѣетъ мужа, котораго сама пожелала. Завтра я спрошу ее, кого ей хотѣлось больше всего имѣть своимъ мужемъ". Сигурдъ совѣтовалъ Гудрунѣ не задавать такого вопроса.
   Утромъ Гудруна спросила Бринхильду: "что имѣете вы противъ насъ? Мы, кажется, васъ ничѣмъ не обидѣли!" Бринхильда отвѣчала: "ты должна поплатиться за то, что владѣешь Сигурдомъ; не желаю я, чтобъ ты наслаждалась имъ и пользовалась его золотомъ... Вы обманули меня, и за это я отомщу".
   Бринхильда слегла въ постель, и Гуннаръ спросилъ, что съ нею, но она не отвѣчала и лежала, какъ мертвая. Потомъ она осыпала Гуннара упреками и хотѣла убить его за обманъ, но Хегни опуталъ ее цѣпями. Громко, на весь бургъ, зарыдала Бринхильда отъ тоски и гнѣва. Ни Гуннаръ, ни Хегни не могли ее утѣшить; тогда пошелъ къ ней Сигурдъ и, думая, что она спитъ, сказалъ: "проснись, Бринхильда! солнце уже взошло надъ бургомъ, и ты такъ долго спала, брось тоску и развеселись!" Она грозила омочить мечъ въ его крови. Отвѣчалъ ей Сигурдъ: "ты не можешь пожелать себѣ ничего горше этого, ибо ты не переживешь меня и не долги будутъ дни нашей жизни отнынѣ". "Не мила мнѣ жизнь", отвѣчала она. Сказалъ онъ: "Живи, люби короля Гуннара и меня, а я готовъ отдать тебѣ все мое добро за то, чтобъ ты не умирала. Я люблю тебя больше, чѣмъ себя, и только перемогалъ себя доселѣ. Я былъ счастливъ, что мы находились всѣ вмѣстѣ. Или приходитъ исполненіе пророчества? Желалъ бы я, чтобы оба мы всходили на одно ложе, и ты была бы моей женой". Бринхильда отвѣчала: "не смѣй говорить этого, не могу я имѣть двухъ королей въ одной залѣ и скорѣе оставлю я жизнь, чѣмъ обману Гуннара", и вспомнила она о томъ, какъ встрѣтились они на горѣ и клялись другу другу: "но теперь все кончено, и я не хочу жить".-- "Я не помнилъ твоего имени", сказалъ Сигурдъ, и не узнавалъ тебя, пока ты не обручилась, и въ этомъ-то вся бѣда". Сказала Бринхильда: "я поклялась, что выйду за того, кто переѣдетъ черезъ мое пламя, и хочу сдержать клятву или, иначе, умереть".-- "Лучше, чѣмъ тебѣ умирать, я возьму тебя и оставлю Гудруну", сказалъ Сигурдъ; и такъ вздулись его бока, что кольца брони раздались. "Не хочу я тебя", сказала Бринхильда: "и никого другого". "Сигурдъ ушелъ, такъ говорится въ пѣсни о Сигурдѣ (эта пѣснь не сохранилась). Тогда пошелъ Гуннаръ къ Бринхильдѣ и спросилъ, чего она хочетъ. И она отвѣчала: "не хочу я имѣть двухъ мужей въ одно время въ одной залѣ, долженъ умереть или Сигурдъ, или ты, или я, ибо онъ разсказалъ все это Гудрунѣ, и она меня осрамила".
   Долго думалъ Гуннаръ, какъ убить Сигурда, какъ обойти клятвы, данныя ему при побратимствѣ, и спросилъ совѣта у Хегни. Отговаривалъ Хегни брата отъ этого злого замысла, не совѣтовалъ убивать "тунскаго" вождя (Зигфрида). Отвѣчалъ Гуннаръ: "вотъ моя мысль: мы подучимъ Гуторма на убійство, его, младшаго брата, болѣе неопытнаго, онъ не связанъ данными клятвами, обѣщанной вѣрностью. Сигурдъ долженъ умереть: иначе умру я". Бринхильда сказала, чтобы онъ не всходилъ къ ней на ложе, пока не исполнитъ этого. Гуннаръ рѣшилъ, что Сигурдъ заслуживаетъ смерти, ибо лишилъ Бринхильду дѣвства. Они позвали Гуторма и предложили ему заслужить этимъ золото и большое царство. Взяли они червя и волчьяго мяса и, сваривъ все это, дали ему поѣсть, какъ пѣлъ скальдъ. И пришелъ онъ въ ярость и любостяжаніе и обѣщалъ исполнить это.
   На слѣдующее утро Гуттормъ пришелъ къ Сигурду, когда онъ лежалъ на ложѣ, и, когда онъ взглянулъ на него, Гуттормъ испугался и убѣжалъ. То же повторилось и въ другой разъ. Наконецъ, въ третій разъ Гуттормъ засталъ Сигурда спящимъ и пронзилъ его мечемъ. Раненый Сигурдъ пустилъ въ убѣгающаго Гутторма мечемъ и разрубилъ его пополамъ. Беззаботно спала Гудруна подлѣ Сигурда и проснулась, лишенная радости, плавая въ крови друга Фреира (другъ бога Фреира -- витязь, герой). Такъ взвыла бѣдная, что гуси закричали на дворѣ.
   Улыбалась Бринхильда, дочь Будли, слыша вопли дочери Гьюки. Никто не могъ утѣшить Гудруну, горе которой было безмѣрно, но и Бринхильда не пережила Сигурда: она сожгла себя на кострѣ, гдѣ лежало тѣло Сигурда.
   Братъ, Бринхильды, Атли, желая завладѣть золотомъ Сигурда, пошелъ войною на Гуннара; война закончилась миромъ, при чемъ Гудруна была выдана замужъ за Атли. Однако, онъ все еще не покинулъ мысли овладѣть кладомъ Фафнира и пригласилъ Гьюкунговъ къ себѣ на пиръ съ цѣлью умертвить ихъ. Несмотря на предупрежденье сестры Гудруны, уже давно примирившейся съ братьями, Гуннаръ и Хегни прибыли на пиръ и были тамъ убиты. Ни одинъ изъ нихъ не сказалъ, гдѣ скрыто сокровище, которое они погрузили въ Рейнъ. Въ отмщеніе, Гудруна убила своихъ дѣтей, прижитыхъ отъ Атли, убила и его самого, отягченнаго виномъ и безоружнаго, съ помощью Нифлунга, сына Хегни. Затѣмъ, она подожгла палату, въ которой и сгорѣли всѣ бывшіе тамъ. (Raszmann, l. с. I, рр. 51--261).
   Мы не имѣемъ возможности передать здѣсь содержанія другихъ памятниковъ, разработавшихъ сказаніе о Нибелунгахъ съ большими или меньшими отклоненіями; не станемъ останавливаться на нихъ, тѣмъ болѣе, что пересказъ всѣхъ этихъ поэтическихъ легендъ былъ-бы умѣстенъ только въ томъ случаѣ, если-бъ мы имѣли въ виду, путемъ сравненія всѣхъ версій сказанія о Сигурдѣ и Нифлунгахъ, возстановить его первоначальный видъ, но мы чувствуемъ, что это едва-ли возможно, въ виду того, что всѣ эти версіи принадлежатъ болѣе позднему времени, и источники ихъ не извѣстны. Есть, сверхъ того, подозрѣніе, что авторъ Тидрексаги пользовался и пѣснью о Нибелунгахъ, и сагою о Вельсунгахъ; что касается пѣсни о роговомъ Зигфридѣ, то она дошла до насъ въ редакціи, принадлежащей, судя по языку, XV вѣку.
   Предоставляемъ читателямъ ознакомиться самимъ по указаннымъ сочиненіямъ съ. этимъ міромъ поэтическихъ легендъ, съ чудными пѣснями Эдды, прелестными своею сумрачною отрывочностью, загадочною туманностью изложенія, манящими къ себѣ, какъ развалины таинственнаго замка.
   Сказанія о Нифлунгахъ отразились и въ цѣломъ рядѣ мѣстныхъ легендъ. Въ Спессартскомъ лѣсномъ округѣ у Гразелленбаха существуетъ, по словамъ Кнаппа (Zamcke, 4 Ausgabe, LXXXVIII), "Зигфридовъ ручеекъ". Легенда, подслушанная Кнаппомъ и гласящая, что тутъ былъ убитъ "рогатый Зигфридъ", показываетъ, что она возникла подъ вліяніемъ извѣстной народной книжки о рогатомъ Зигфридѣ, авторъ которой, не понявъ слова "humin" (роговой), превратилъ его въ "gehörnte" (рогатый), вслѣдствіе чего на картинкѣ, приложенной къ этой книжкѣ, Зигфридъ изображался всегда съ рогами. Кнаппъ слишкомъ довѣрился легендѣ и поставилъ у этого ручейка камень на память объ убіеніи героя (Zamcke, ib.). Очевидно, ко всѣмъ этимъ легендамъ нужно относиться осторожно, такъ какъ онѣ могли возникнуть прямо изъ литературныхъ источниковъ. Эти легенды могутъ быть присоединены къ дѣлу, когда будетъ доказана ихъ древность и независимость отъ литературнаго воздѣйствія. Интересно также, что сага о Сигурдѣ Змѣеборцѣ изображена на одномъ шведскомъ руническомъ камнѣ, а двѣ древнія статуи (XII вѣка) въ Геймбургѣ изображаютъ будто-бы Аттилу и Кримхильду {См. J. Mestorf. Zu den Siegfriedsbildern (Germania, hrsg. v. Bartsch. Bd. XVII. N. Folge V, 1872, p. 211--214); К. C. Schröer. Standbilder Attilas und Kriemhildens (?) in Germania, ib., p. 459--461.}. Интересенъ и разсказъ амстердамскаго еврея Jephta Jospe, приводимый В. Гриммомъ {См. K. Steiger. Die verschied. Gestaltungen der Siegfriedsage. Diss (Lpz.). Hersfeld. 1873, pp. 24--25.}, о происхожденіи названія города Вормса отъ слова wurm (=червь, змѣй). Но этотъ разсказъ ничего не доказываетъ и принадлежитъ, безъ сомнѣнія, къ области "народной этимологіи": имя Вормсъ напомнило wurm, и вотъ къ Вормсу пристала бродячая легенда о змѣѣ, пожирающемъ поочередно населеніе города, и т. д.
   

VI.
Вопросъ о происхожденіи поэмы.

   Пѣснь о Нибелунгахъ дошла до насъ безъ имени автора и безъ всякихъ хронологическихъ указаній на время ея составленія. Въ виду такого положенія дѣла, вопросъ о ея происхожденіи приходится рѣшать на основаніи ея текста: языкъ, размѣръ, риѳмы, намеки на тѣ или другія историческія событія, нравы и обычаи, изображаемые въ поэмѣ -- все это, взятое вмѣстѣ, можетъ привести насъ къ болѣе или менѣе точному опредѣленію вѣка, въ которомъ жилъ ея авторъ. Стало быть, текстъ поэмы долженъ служить для насъ путеводною нитью въ поискахъ, но, къ сожалѣнію, поэма сохранилась въ трехъ главныхъ обработкахъ, между которыми замѣчается существенная разница не въ содержаніи, а въ тѣхъ мелочахъ, которыя въ данномъ случаѣ играютъ важную роль. Дѣло въ томъ, что одна изъ трехъ редакцій C, главною представительницей которой является рукопись C, представляетъ текстъ въ наиболѣе исправномъ видѣ, между тѣмъ какъ въ редакціяхъ А и B текстъ не отличается такимъ совершенствомъ въ отношеніи языка и поэтической формы Очевидно, для того, чтобы судить о возрастѣ поэмы, необходимо опредѣлить напередъ, которая изъ трехъ редакцій передаетъ текстъ въ его первоначальномъ видѣ, т. е. которая изъ нихъ древнѣе: та-ли. которая отличается неточностью риѳмъ и другими несовершенствами, или-же та, которая Лишена этихъ недостатковъ. Изъ опыта можно видѣть, что безукоризненная рукопись въ рукахъ плохихъ переписчиковъ можетъ превратиться въ нѣчто ужасное, и, наоборотъ, плохое сочиненіе, записанное самимъ авторомъ и переправляемое послѣдующими болѣе талантливыми переписчиками, можетъ превратиться въ безукоризненный шедевръ. По отношенію къ пѣсни о Нибелунгахъ, вопросъ осложняется еще и тѣмъ, что самою древнею изъ рукописей является рукопись Е, которую нѣкоторые относятъ даже къ концу XII вѣка или, по меньшей мѣрѣ, къ началу XIII вѣка. Это обстоятельство побудило сторонниковъ редакціи C къ признанію ея текста наиболѣе близкимъ къ оригиналу. Но противъ этого, помимо другихъ доводовъ, можно сказать, во-первыхъ, то, что древнѣйшая рукопись можетъ передавать текстъ въ болѣе измѣненномъ видѣ, чѣмъ рукопись болѣе поздняя. Представьте себѣ, что съ оригинала X въ одно время сдѣланы двѣ копіи: одна а, болѣе исправная, другая b, съ большими измѣненіями. Затѣмъ, съ рукописи а сдѣлана была гораздо позже новая копія с. Положимъ, что рукопись а пропала и осталась b (древнѣйшая) и c (новѣйшая). Спрашивается, которая изъ нихъ передаетъ текстъ оригинала точнѣе: древнѣйшая или новѣйшая? Очевидно, е, т. е. новѣйшая. Что касается "Пѣсни о Нибелунгахъ", то очевидно, что всѣ три рукописи A, B и C списаны съ болѣе древнихъ рукописей, нынѣ утраченныхъ, и-очень возможно допустить, что ихъ оригиналы были одновременны и, стало быть, B можетъ передавать текстъ въ болѣе первоначальномъ видѣ, чѣмъ C, хотя послѣдняя и передаетъ его въ болѣе изящномъ видѣ. При такомъ положеніи дѣла, вмѣсто того, чтобы строить гипотезы, которыя, подобно карточнымъ домикамъ, разлетаются при малѣйшемъ дуновеніи вѣтерка въ образѣ строгой, безпристрастной критики, лучше отказаться отъ рѣшенія того, что при существующихъ данныхъ является неразрѣшимымъ. Гораздо благоразумнѣе подождать новыхъ рукописныхъ находокъ, надѣяться на которыя есть возможность. По крайней мѣрѣ, еще не такъ давно найденъ новый отрывокъ рукописи, названный ея издателемъ Куллемъ U (см. Ferdinand Khali: Nibelungenhandschrift U въ Zeitschrift f. deutsches Alterthum, 1881. Bd. 25. Neue Folge XIII, pp. 77--79). Въ настоящее время этотъ отрывокъ (всего одинъ пергаментный листъ XIII вѣка) составляетъ собственность купца Плонера въ тирольскомъ городѣ Инспрукѣ (Innsbruck). Плонеръ нашелъ его совершенно случайно позади одной картины. Этотъ листъ, судя по пяти проколамъ, сдѣлайтымъ нѣкогда иглою переплетчика, вырванъ изъ рукописи и вмѣстѣ съ картиною былъ прибитъ гвоздями къ стѣнѣ, на что указываютъ четыре прокола по угламъ, окруженные пятнами отъ ржавчины. Рукопись обнимаетъ строфы 1212,3--1226, (изд. Лахманна = 1295--1309 изд. Гольцманна, 1272--1286 изд. Барча) и приближается по тексту къ редакціи C, но, къ сожалѣнію, 14 строфъ (56 стиховъ) слишкомъ недостаточное число, чтобъ судить о характерѣ всей этой, такъ печально погибшей, рукописи. Интересно, что въ этой рукописи каждая строка содержитъ цѣлый стихъ, при чемъ каждая строка начинается болѣе крупною, красною буквой, а начало строфы отмѣчается краснымъ иниціаломъ. На "Пѣснь о Нибелунгахъ" обратили вниманіе слишкомъ поздно, а рукописи, какъ видите, хранились не лучше, чѣмъ у насъ въ глуши провинціи, гдѣ, еще не такъ давно, пекли на рукописяхъ пироги.
   Очень возможно, что и теперь гдѣ-нибудь, въ глухихъ уголкахъ Германіи или въ ея отдаленныхъ колоніяхъ, хранится рукопись, которая разъяснитъ вопросъ о происхожденіи поэмы. Пока-же -- остается или отказаться отъ рѣшенія вопроса, или строить гипотезы на очень шаткихъ основаніяхъ. Такихъ гипотезъ нѣмецкими учеными было высказано не мало, но мы остановимся только на гипотезахъ Лахманна, Гольцманна и Барча.
   

Карлъ Лахманнъ.

   Въ своихъ работахъ о происхожденіи поэмы Лахманнъ исходилъ изъ гипотезы Фридриха Вольфа о происхожденіи Иліады и Одиссеи изъ отдѣльныхъ пѣсенъ. Фридрихъ Августъ Вольфъ въ своемъ сочиненіи "Prolegomena ad Homerum" (Halle, 1795) высказалъ ту главную мысль, что "Иліада и Одиссея не цѣлыя поэмы, созданныя однимъ поэтомъ по извѣстному плану, но собраніе небольшихъ отдѣльныхъ пѣсенъ разныхъ авторовъ, приведенное въ настоящій порядокъ и записанное не ранѣе VI вѣка до P. X., не ранѣе времени Писистрата, тиранна Аѳинскаго" (Ѳ. Ѳ. Соколовъ, Гомеровскій вопросъ, въ Журн. Мин. Нар. Просв. Часть CXL, 1868 г., ноябрь, декабрь). Сочиненіе Вольфа составило эпоху и положило начало "гомеровскому" вопросу, съ исторіей котораго обстоятельно знакомитъ насъ Ѳ. Ѳ. Соколовъ въ своей превосходной статьѣ, разбивающей взгляды сторонниковъ Вольфа {Болѣе подробно исторія гомеровскаго вопроса изложена въ сочиненіи Richard'а Volkmann'а: Geschichte und Kritik der Wolfschen Prolegomena zn Homer. Ein Beitrag zur Geschichte der Homerischen Frage. Lpz. 1874. XIX + 364 стр. in 8о. Вѣскія возраженія противъ "теоріи пѣсенъ" высказаны А. Н. Веселовскимъ (Исторія эпоса l. c.).}. Лахманнъ увлекся гипотезой Вольфа до того, что задумалъ примѣнить ее и къ нашей поэмѣ, несмотря на то, что исторія "Пѣсни о Нибелунгахъ" едва-ли можетъ быть признана тождественною съ исторіей Иліады и Одиссеи. Гипотеза Вольфа основана главнымъ образомъ на томъ убѣжденіи, что при Гомерѣ въ Греціи не было письменности, а созданіе такихъ большихъ поэмъ безъ помощи письма казалось Вольфу невозможнымъ. По отношенію къ нашей поэмѣ споръ о письменности не имѣетъ значенія, такъ какъ "Пѣснь" несомнѣнно сложена въ грамотное время, въ XII или XIII вѣкѣ, какъ думаютъ нѣкоторые. Стало быть, для примѣненія гипотезы Вольфа къ "Пѣсни" необходимо прибѣгнуть къ анализу текста поэмы, что и сдѣлалъ Лахманнъ въ своей первой работѣ (1816 г.): "О первоначальномъ видѣ "Горя Нибелунговъ" (üeber die ursprüngliche Gestalt des Gedichts von der Nibelungen Noth. Berl. Dümmler. 1816). Эта монографія давно распродана, что и побудило покойнаго Карла Мюлленгоффа перепечатать ее вновь въ 1-мъ томѣ "Мелкихъ сочиненій Лахманна" (Kleinere Schriften von Karl Lachniann. Band. I. Kleinere Schriften zur deutschen Philologie von K. L., hrsg. v. K. Müllenhoff. Berl. 1876, стр. I--VI, 1--80). Въ этой первой работѣ Лахманнъ еще не касался вопроса о рукописяхъ: онъ ограничился только тщательнымъ разборомъ текста по изданію фонъ-деръ-Гагена (1816 г.) и началъ этотъ разборъ со второй части поэмы (XX--XXXIX авентюры). Здѣсь, прежде всего, онъ нашелъ ненужными всѣ строфы, гдѣ говорится объ епископѣ Пильгримѣ, на томъ основаніи, что Пильгримъ (умершій въ 991 г.) упоминается въ поэмѣ слишкомъ рѣдко и не играетъ никакой важной роли, хотя и названъ братомъ королевы Уты. Далѣе, во второй части поэмы, большую роль играетъ "шпильманъ" Фолькеръ, который въ первой части упоминается всего два раза въ I авентюрѣ въ перечнѣ бургундскихъ вассаловъ (стр. 9 АВ, 8 С): "Фолькеръ изъ Альцейя", и въ IV авентюрѣ въ описаніи похода на саксовъ; затѣмъ, въ XXIV авентюрѣ (стр. 1476 В, 1416 А, 1509 С) Фолькеръ выводится, какъ совершенно новое лицо и при томъ названъ здѣсь шпильманомъ, а объ Альцейѣ ничего не сказано. Въ виду столь рѣдкаго упоминанія Фолькера въ первой части, Лахманнъ признаетъ его позднѣйшею вставкой стр. 9, 172 и т. д.
   Очевидно, такіе доводы совсѣмъ не убѣдительны, субъективны и ни на чемъ не основаны. Фолькеръ упоминается рѣдко въ первой части просто потому, что ему нечего тамъ дѣлать, а во второй части выводится, какъ новое лицо, именно потому, что читатель могъ уже забыть о немъ, да и самъ поэтъ могъ забыть, что онъ уже назвалъ его раньше, такъ какъ, по всей вѣроятности, поэтъ написалъ такую большую поэму не въ одинъ присѣстъ, а, можетъ быть, въ теченіе года, по меньшей мѣрѣ, если только не больше. Затѣмъ, Лахманнъ считаетъ нужнымъ вычеркнутъ тѣ строфы, гдѣ упоминается Вѣна, на томъ основаніи, что Вѣна построена лишь въ 1162 году. Но этотъ доводъ имѣлъ-бы значеніе лишь въ томъ случаѣ, еслибъ было доказано, что поэма въ ея первоначальномъ видѣ принадлежитъ ко времени раньше 1162 года. Да и кромѣ того, еще нельзя считать доказаннымъ, что Вѣна была основана лишь въ 1162 году, какъ это видно изъ замѣтки Алоиса Кнепфлера: "Городъ Вѣна въ Пѣсни о Нибелунгахъ" (въ журн. Germania hrsg. у. Bartsch, XIX Neue Folge VII. Wien, 1874, pp. 343--346).
   Изучая далѣе текстъ поэмы, Лахманнъ (Klein. Schriften. I, 16--19) Замѣчаетъ, что нѣкоторыя авентюры своимъ зачаломъ напоминаютъ народныя пѣсни. Такъ, напр., XX авентюра начинается безъ всякой зависимости отъ предъидущей, она представляетъ собою нѣчто самостоятельное, а потому Лахманну кажется, что она и дѣйствительно есть отдѣльная народная пѣсня, включенная собирателемъ въ общій сводъ. И это положеніе опять-таки слишкомъ субъективно и не убѣдительно. У всякаго писателя каждая новая глава (въ данномъ случаѣ вторая часть поэмы) можетъ выйти безъ рѣзкой зависимости отъ предъидущей. Возьмите, напр., извѣстный романъ г. Лейкина: "Стукинъ и Хрустальниковъ", печатавшійся ежедневно въ "Петербургской Газетѣ". Несмотря на то, что это произведеніе принадлежитъ безспорно одному автору и отличается единствомъ плана, стиля и т. д., тѣмъ не менѣе каждая его глава представляетъ собою нѣчто цѣльное и можетъ быть понята сама изъ себя.
   Наконецъ, Лахманнъ останавливается на тѣхъ противорѣчіяхъ, которыя онъ нашелъ въ нѣкоторыхъ мѣстахъ поэмы. Что касается противорѣчій, то они могутъ встрѣчаться и въ произведеніяхъ, принадлежащихъ одному автору. Въ статьѣ Ѳ. Ѳ. Соколова (l. с. Ж. М. Н. Пр. 1868, ч. CXL, декабрь стр. 862--864) приведенъ цѣлый рядъ противорѣчій, замѣченныхъ въ сочиненіяхъ Эдгара По ("Приключенія Артура Гордона Пима"), графа Льва Толстаго ("Война и миръ", т. III, гл. XIV), Шиллера ("Донъ-Карлосъ", актъ II, сцена 4, 5). Въ книгѣ Фолькманна (l. с. 160, 159) указаны такія же противорѣчія у Данте и Виргилія, и наконецъ Герм. Фишеръ въ соч. "Nibelungenlied oder Nibelungenlieder (1859) указалъ на одно противорѣчіе въ романѣ Сервантеса "Донъ-Кихотъ", гдѣ (глава XI), между прочимъ, говорится, что Санчо ѣдетъ на своемъ ослѣ, между тѣмъ какъ раньше сказано, что онъ своего осла потерялъ (Muth, l. с. 277, примѣч.). Противорѣчія и несообразности возможны, стало быть, у всякаго автора, особенно, когда онъ не пишетъ съ натуры, а творитъ съ помощью фантазіи. У одного романиста, напр., солнце восходитъ два раза въ одинъ день, у Лермонтова львица является съ гривой ("И Терекъ, прыгая, какъ львица съ косматой гривой на хребтѣ"...), у г. Случевскаго роса поднимается къ небу и т. д. Лахманнъ въ письмѣ къ Лерсу пишетъ, въ подтвержденіе своего взгляда на противорѣчія (у Гомера):
   "Эшенбахъ не умѣлъ ни читать, ни писать; его поэма "Парцифаль" состоитъ изъ 24,810 стиховъ; но можнj назначить премію тому, кто нашелъ бы въ ней малѣйшее противорѣчіе". (Соколовъ, l. с. декабрь, 844--845). Но противъ этого справедливо возражаютъ {Volkmann l. с. р. 161.}, что Вольфрамъ фонъ Эшенбахъ не создавалъ нѣчто новое, а только обработалъ два французскихъ оригинала и, стало быть, менѣе рисковалъ впасть въ противорѣчіе съ самимъ собою. Романисту же, который создаетъ нѣчто новое, только что сложившееся въ его головѣ и не списанное съ натуры, впасть въ противорѣчіе легче. Не даромъ же Понсонъ-дю-Террайль, при писаніи своего Рокамболя, боясь вывести на сцену какое-нибудь лицо, уже убитое въ одной изъ предъидущихъ главъ, держалъ у себя на столѣ рядъ манекеновъ, изъ которыхъ каждый носилъ имя одного изъ дѣйствующихъ лицъ.
   Стало быть, даже, если бы въ нашей поэмѣ и оказались противорѣчія, то они не могутъ еще служить доказательствомъ того, что поэма есть сводъ пѣсенъ, принадлежащихъ различнымъ авторамъ. Но на самомъ дѣлѣ эти противорѣчія въ поэмѣ сводятся почти къ нулю. Такъ, напр., въ стр. 1354--1359 А (1414--1419 B: 1442--1447 С) Кримхильда, отправляя Вермеля и Швеммеля въ Вормсъ, приказываетъ имъ пригласить къ себѣ ея братьевъ и ея мать Уту и прибавляетъ: "а если Гагенъ изъ Тронеге останется дома, кто тогда укажетъ имъ сюда дорогу"? Изъ этихъ словъ видно, что она желаетъ заманить къ себѣ Гагена подъ благовиднымъ предлогомъ. Поэтому вполнѣ понятно, что когда Гагенъ является къ ней, она встрѣчаетъ его злобнымъ вопросомъ,: "кто посылалъ за вами, что вы дерзнули пріѣхать сюда?" (стр. 1725 А, 1787 ИB1828 С). И Гагенъ совершенно вѣрно отвѣчаетъ ей, что за нимъ никто не посылалъ, такъ какъ въ сущности Кримхильда не поручала Вербелю и Швеммелю пригласить Гагена, а только выразила опасеніе, что Гагенъ, пожалуй, останется дома. Тутъ, по нашему мнѣнію, никакого противорѣчія нѣтъ. Лахманнъ указываетъ далѣе на стр. 1439--1442 А (1499 -- 1502 B; 1532--1535 С). Здѣсь Кримхильда спрашиваетъ Вербеля и Швеммеля, что говорилъ Гагенъ на счетъ ея приглашенья, и гонецъ отвѣчаетъ: "разъ поутру рано пришелъ онъ на совѣщанье: мало хорошаго говорилъ онъ на счетъ этого". Лахманнъ считаетъ это противорѣчіемъ съ тѣмъ, что сказано раньше о пріѣздѣ гонцовъ въ Вормсъ. По его мнѣнію, гонцы не могли слышать, что говорилъ Гагенъ на этомъ совѣщаніи, такъ какъ они находились въ это время на постояломъ дворѣ. Совершенно вѣрно, но развѣ не могли они узнать объ этомъ отъ кого-нибудь изъ придворныхъ. Мутъ, ярый поклонникъ теоріи Лахманна, приводитъ еще нѣсколько противорѣчій (l. с. 269--277). Такъ въ стр. 1860, 2 (ред. А = 1923 В, 1975 С) Бледель говоритъ Данкварту: "мой приходъ долженъ быть твоимъ концомъ изъ-за твоего брата Гагена, который убилъ Зигфрида; за это поплатишься у гунновъ и ты, и многіе другіе витязи". Сказалъ тогда Данквартъ: "я былъ малымъ кшйеГемъ, когда Зигфридъ потерялъ свою жизнь". Какъ понимать слово kindel? Если оно значитъ "ребенокъ", "отрокъ", тогда, конечно, это мѣсто противорѣчитъ первой части поэмы, гдѣ Данквартъ не разъ названъ "славнымъ витяземъ, мужемъ, маршалкомъ". По мнѣнію Царнке (Literar. Centralblatt, 1855, стр. 117, cf. Muth, l. с. 269), Данквартъ могъ участвовать въ походѣ на саксовъ въ качествѣ "молодого знатнаго офицера", а слово kindel (замѣненное въ редакціи Е словомъ "кнехтъ") можетъ означать "оруженосца" (сличи наше "отрокъ"). Но можно объяснить это противорѣчіе и тѣмъ, что Данквартъ просто хочетъ назвать себя человѣкомъ подневольнымъ и, стало быть, невиновнымъ въ смерти Зигфрида. Наконецъ, ужъ если это противорѣчіе (признаваемое и сторонникомъ теоріи единаго автора, Барчемъ) не устранимо, его можно объяснить или забвеніемъ автора, такъ какъ вторая часть поэмы могла быть написана гораздо позже первой, или тѣмъ, что авторъ пользовался двумя противорѣчивыми сказаніями, или просто желаніемъ Данкварта избѣжать кровопролитія. Герои поэмы, при всей ихъ храбрости, далеко не идеально-прямодушны: они не разъ поступаютъ вѣроломно, не разъ лгутъ самымъ наглымъ образомъ: лжетъ даже Зигфридъ, самая свѣтлая личность въ поэмѣ: отчего же не допустить, что и Данквартъ въ данномъ случаѣ немножко прилгнулъ. Поэтому, заключеніе Мута, что авторъ этой пѣсни, очевидно, не зналъ тѣхъ пѣсенъ первой части, гдѣ Данквартъ названъ маршалкомъ, и, стало быть, тѣ пѣсни принадлежатъ другому автору, ни на чемъ не основано. Затѣмъ, Мутъ, слѣдуя Вильгельму Гримму (Die deutsche Heldensage, 2, 67), вычисляетъ возрастъ Кримхильды, при рожденіи ею Ортлиба: если предположить, что Кримхильда вышла за-мужъ за Зигфрида 20 лѣтъ отъ роду, тогда окажется, что она родила Ортлиба, будучи 50лѣтнею женщиною, такъ какъ десять лѣтъ прожила она съ Зигфридомъ, 13 вдовою и 7 лѣтъ съ Этцелемъ. Но, во-первыхъ, нѣтъ ничего страннаго, что у женщины въ 50 лѣтъ рождается сынъ, а, во-вторыхъ, Кримхильда могла выйти замужъ и 15 лѣтъ и, стало быть, могла родить Ортлиба 45 лѣтъ, что бываетъ сплошь и рядомъ и нынѣ. Наконецъ, авторъ могъ не обратить вниманія на цифры, и, если онъ 50-ти лѣтнюю Кримхильду зоветъ, по-прежнему, "пригожей" (schöne) {Впрочемъ, въ редакціи C замѣтно стремленіе устранять подобныя обмолвки: напр., Ута (стр. 1541 C, 1508 В) названа тамъ "старою", тогда какъ въ B она остается schoene.}, то это обычная въ эпосѣ несмѣняемость эпитета: въ эпосѣ, напр., рука всегда "бѣлая" даже у мавра, какъ это мы видимъ въ эпосѣ сербскомъ (А. Веселовскій, Исторія эпоса). Авторъ нашей поэмы зоветъ, напр., Гизельхера даже въ концѣ поэмы "Гизельхеръ дитя" (Giselher daz kint 2226 В), когда ему было, по меньшей мѣрѣ, 40 лѣтъ. (Мы переводили это выраженіе всегда словами: младъ Гизельхеръ). И новѣйшіе авторы могутъ дѣлать подобныя обмолвки. Напр. у графа В. А. Сологуба ("Тарантасъ", цитов. въ соч. Плетнева, изд. Я. Грота, II, 1885, стр. 146) попадается фраза: "длинные зимніе дни".
   Кромѣ противорѣчій, Лахманнъ усматриваетъ еще одно повтореніе (Klein. Schrift., I 20--21), а именно: Гернотъ дважды издѣвается надъ Гагеномъ, совѣтуя ему не ѣхать къ гуннамъ, если ужъ онъ такъ боится Кримхильды (стр. 1403, 1404, 1452 А = 1462, 63, 1512 В). Что же тутъ страннаго? Онъ могъ и десять разъ издѣваться надъ Гагеномъ, всякій разъ, какъ представлялся случай. Болѣе заслуживаетъ вниманія указаніе Лахманна на стр. 1448 А (1508 В. 1541 С), гдѣ какой-то епископъ шпейерскій выводится только для того, чтобъ сказать одну ничтожную фразу: "да сохранитъ Господь ихъ честь", и, затѣмъ, исчезаетъ изъ поэмы навсегда. Это мѣсто тѣмъ болѣе странно, что слѣдующая за нимъ строфа (1449 А, 1509 В), въ которой Ута разсказываетъ свой вѣщій сонъ, мало или почти ничѣмъ не связана съ словами епископа. Конечно, это нѣсколько странно, но мало ли бываетъ случаевъ, когда у поэта содержаніе второй строки зависитъ отъ риѳмы первой: въ данномъ случаѣ первый стихъ оканчивается словомъ hof, какую риѳму прибрать къ нему? Поэту подвернулась риѳма bischof. Какой же bischof? Можно бы опять Пильгрима пустить въ ходъ, да онъ далеко, въ Пассау; не лучше ли замѣнить его епископомъ шпейерскимъ, благо Шпейеръ отъ Вормса не далеко. Но что же дѣлать епископу? Очевидно, говорить благочестивыя вещи, что онъ и исполняетъ въ двухъ слѣдующихъ строкахъ. Слѣдующая строфа уже предоставляетъ рѣчь Утѣ. Что ей сказать? Мать всегда боится за своихъ дѣтей, ей могутъ сниться и зловѣщіе сны, такой сонъ видѣла и Ута, отчего же ей не разсказать его вслѣдъ за рѣчью епископа? Скажутъ: мало связи, но развѣ въ простой бесѣдѣ заботятся о логической послѣдовательности, развѣ думаютъ о томъ, что ихъ разговоръ будутъ разбирать потомъ гг. Лахманны, мѣряя все на свой критическій аршинъ. Лахманнъ слишкомъ много требуетъ отъ автора поэмы, далеко не идеальнаго поэта, сплошь и рядомъ гоняющагося за риѳмой и ради риѳмы мало заботящагося о содержательности стиха. Лахманнъ придирается даже къ самымъ мелочамъ: напр. 1498 А (1558 В) перевозчикъ тре буетъ, чтобы Гагенъ сошелъ на берегъ, стало быть, Гагенъ уже вскочилъ къ нему на судно, а между тѣмъ раньше объ этомъ не сказано. По мнѣнію Лахманна, словоохотливый эпическій пѣвецъ долженъ былъ разсказать объ этомъ обстоятельно, и слѣдовательно, тутъ есть пропускъ. Далѣе, въ стр. 1502 А, (1562 В) Гагенъ бросаетъ въ рѣку голову перевозчика, а въ стр. 1507 (1566) оказывается, что онъ бросилъ въ рѣку не только голову, но и туловище, о чемъ, однако, поэтъ раньше не говоритъ. Насколько смѣшна эта придирчивость, предоставляемъ судить читателямъ.
   Наконецъ, Лахманнъ обращается къ послѣднему средству: онъ сравниваетъ поэму съ "Плачемъ".
   

"Плачъ" (Die Klage).

   Поэма "Плачъ" сохранилась въ тѣхъ самыхъ рукописяхъ, въ которыхъ сохранилась и поэма о Ниб. Только въ нѣкоторыхъ отрывкахъ "Пѣсни" нѣтъ "Плача". "Плачъ" слѣдуетъ всегда за "Пѣснью". Всѣ рукописи, въ которыхъ онъ сохранился, дѣлятся натри группы: В, Е, D. Группа B обнимаетъ рукописи ABjdg, группа С -- рукописи CGa, и D -- рукописи DPb. (См. предисловіе Edzardi къ изд. Die Klage, 1875). Вопросъ о происхожденіи его и о взаимномъ отношеніи рукописей столь же запутанъ, какъ и вопросъ о происхожденіи "Пѣсни", такъ что мы, по крайней мѣрѣ, отказываемся отъ "то разрѣшенія. Поэма "Плачъ" написана совсѣмъ инымъ размѣромъ, чѣмъ "Пѣснь", какъ это можно видѣть изъ слѣдующаго отрывка:
   
   1. Hic hebet sich ein innere,
   daz waere vil redebaere
   unt waere ouch guot ze sagene,
   niwati daz ez ze klagene
   5. den linten allen gezimt.
   swer ez rehte vernimt, и т. д. (Edzardi, стр. 91).
   
   Авторъ поэмы излагаетъ вначалѣ, въ самомъ сжатомъ видѣ, всю исторію Зигфрида до его смерти въ 74 строкахъ. Болѣе подробно разсказываетъ онъ событія отъ смерти Зигфрида до катастрофы, сгубившей всѣхъ бургундовъ въ землѣ гунновъ. Главное же вниманіе отдано имъ описанію всѣхъ перипетій трагической борьбы бургундовъ съ гуннами. Пѣснь о Нибелунгахъ не говоритъ о томъ, что было дальше послѣ того, какъ пали всѣ бургунды и Гильдебрандъ отрубилъ голову Кримхильдѣ. Поэма "Плачъ", напротивъ, говоритъ объ этомъ очень обстоятельно. Поэтъ разсказываетъ, какъ оставшіеся въ живыхъ оплакивали павшихъ, какъ положили ихъ въ роскошные гробы, отпѣли по-христіански и похоронили. Похоронивъ убитыхъ, Этцель оповѣстилъ родичей павшихъ бойцовъ о печальномъ событіи. На Рейнъ посланъ былъ скрипачъ Швеммель вмѣстѣ съ кнехтами Рюдигера. Отправляя послѣднихъ въ Бехеларенъ, Дитрихъ наказалъ имъ не говорить Готелиндѣ и ея дочери Дитлиндѣ о смерти Рюдигера. По дорогѣ они заѣхали въ Вѣну и отдохнули у герцогини Изальды, которая, узнавъ о катастрофѣ, предалась страшной печали. Между тѣмъ, Готелинда и Дитлинда, еще до прихода гонцовъ, видятъ нехорошіе сны, такъ что, при появленіи гонцовъ, онѣ обѣ испугались. Гонцы сказали имъ, что король послалъ Рюдигера куда-то далеко по дѣлу, такъ что онъ можетъ явиться въ Бехеларенъ не раньше, какъ черезъ годъ, но что черезъ 12 дней къ нимъ прибудетъ господинъ Дитрихъ. Женщины повѣрили гонцамъ и стали разспрашивать о томъ, какъ приняла Кримхильда братьевъ и Гагена, а Дитлинда спросила о здоровьи своего жениха Гизельхера. Швеммель, разумѣется, разсказалъ, что все обошлось хорошо, что Гизельхеръ здоровъ и скоро прибудетъ къ нимъ. Одинъ изъ гонцовъ, слушая эту ложь, не выдержалъ и заплакалъ, заплакали тогда и другіе. Женщины сразу поняли, что случилась бѣда, и заставили Швеммеля разсказать всю правду. Обѣ онѣ упали безъ чувствъ, при роковой вѣсти, и скоро весь Бехеларенъ огласился воплями женъ и мужей. Печальные поѣхали гонцы изъ Бехеларна на Рейнъ и предварительно заѣхали къ епископу Пильгриму въ Пассау. Узнавъ печальную вѣсть, онъ отслужилъ торжественно заупокойную обѣдню и отпустилъ гонцовъ на Рейнъ, прося ихъ передать Утѣ его поклонъ и совѣтъ не слишкомъ убиваться о павшихъ, такъ какъ отъ смерти никто не убѣжитъ. Онъ просилъ гонцовъ заѣхать къ нему на обратномъ пути. "Я хочу", сказалъ онъ: "записать все это: битвы и гибель бойцовъ и какъ они всѣ умерли. Все, что вы изъ того видѣли, должны вы мнѣ потомъ разсказать. Для этого я пошлю гонца къ гуннамъ, чтобъ разузнать все хорошенько. Это величайшая исторія, какая когда-либо была на этомъ свѣтѣ". (Edzardi, стран. 215, стих. 3773--3791). Проѣзжая черезъ Баварію, гонцы извѣстили о гибели бургундовъ господина Эльзе, братъ котораго былъ убитъ въ Стычкѣ съ Гагеномъ, послѣ переправы бургундовъ черезъ Дунай. Эльзе былъ радъ, что Богъ наказалъ убійцъ за смерть его брата. Когда гонцы прибыли въ Йормсъ и разсказали Брунхильдѣ о катастрофѣ, она была поражена этой вѣстью, какъ громомъ. Ута жила въ это время въ Лоршскомъ монастырѣ, проводя время въ молитвѣ и чтеніи псалтири. Тяжело, было и ей услышать о гибели Гунтера, Гернота и Гизельхера: она умерла на седьмой день отъ великаго горя и была погребена въ Лери: окомъ аббатствѣ. Вѣнецъ Гунтера былъ врученъ его молодому сыну, которому вассалы торжественно обязались служить, какъ своему королю. Когда Швеммель вернулся въ Этцелю, Дитрихъ поѣхалъ въ Бехеларенъ и узналъ тамъ отъ Дитлинды, что ея мать умерла отъ горя, будучи не въ силахъ пережить Рюдигера. Епископъ Пильгримъ велѣлъ записать всю исторію о гибели бургундовъ "латинскими буквами" (стих. 4679, Эдзарди, р. 245). Тогда его писецъ мейстеръ Конрадъ (schribaere meister Kuonrât) сталъ записывать эту повѣсть. Потомъ часто слагали (getichtet dicke) ее на нѣмецкомъ языкѣ: старые и молодые знаютъ хорошо эту повѣсть. Нечего мнѣ больше сказать объ ихъ радости и объ ихъ печали. Эта пѣсня зовется "Плачъ".
   Таково содержаніе поэмы "Плачъ", о времени написанія которой нельзя сказать ничего положительнаго. Неизвѣстно также и то, кто былъ ея авторомъ.

-----

   Лахманнъ сличилъ ея содержаніе съ содержаніемъ "Пѣсни" и пришелъ къ выводамъ, съ которыми въ настоящее время соглашаются только самые ярые приверженцы Лахманна, въ родѣ Мута, для котораго великимъ истолкователемъ поэмы въ области критики является Карлъ Лахманнъ (l. с. 422). Сличая обѣ поэмы, Лахманнъ замѣчаетъ между ними во многомъ разительное сходство и въ то же время несходство въ нѣкоторыхъ мелочахъ. Сверхъ того, авторъ "Плача" не знаетъ (такъ думаетъ Лахманнъ, но вѣрнѣе будетъ сказать: "не говоритъ") многаго, что разсказывается въ поэмѣ о Нибелунгахъ, и, наоборотъ, онъ сообщаетъ многое такое, чего "не знаетъ" или, вѣрнѣе, не разсказываетъ авторъ "Пѣсни". Изъ этого Лахманнъ заключаетъ, что тѣ мѣста "Пѣсни", которыхъ авторъ "Плача" не знаетъ, должно считать позднѣйшею вставкой или особыми пѣснями, которыя автору "Плача" были неизвѣстны. Безпристрастный изслѣдователь, которому нѣтъ надобности доказывать, во что бы то ни стало, ту или другую предвзятую теорію, можетъ объяснить все это дѣло гораздо проще. Въ самомъ дѣлѣ, мы видѣли, что авторъ "Плача" разсказываетъ содержаніе первыхъ 19 авентюръ "Пѣсни" до выхода Кримхилѣды замужъ за Этцеля крайне сжато. Видно, что онъ этою частью не интересуется, у него другая цѣль: описать, какъ были оплаканы павшіе, отсюда и названіе его труда. Первую часть онъ пересказываетъ только по необходимости, для большей ясности. Должно замѣтить, однако, что онъ въ этомъ пересказѣ ни однимъ словомъ не противорѣчитъ "Пѣсни". Въ дальнѣйшемъ ходѣ изложенія онъ становится болѣе словоохотливымъ и опять-таки и здѣсь его разсказъ почти всегда совпадаетъ съ текстомъ "Пѣсни". Отчего бы не допустить предположенія, что оба автора заимствовали содержаніе именно изъ той книги, которую написалъ писецъ Конрадъ, по приказанію епископа Пильгрима, или, если не изъ нея непосредственно, то изъ позднѣйшей нѣмецкой стихотворной обработки, на которую указываетъ авторъ "Плача"? Отчего не допустить, что авторъ "Пѣсни" заинтересовался больше судьбою Зигфрида и мщеніемъ Кримхильды, а авторъ "Плача" исключительно однимъ мщеніемъ и плачемъ живыхъ объ убитыхъ? Наконецъ, отчего не допустить, что оба автора не слѣдовали рабски своему источнику, а позволяли себѣ нѣкоторыя вольности. Только одно говоритъ, повидимому, въ пользу Лахманна, а именно: авторъ "Плача" категорически заявляетъ, что онъ не знаетъ ничего о томъ, какъ пріѣхали бургунды къ Этцелю (85--89 В). Но, во первыхъ, этого стиха (86: jäne weiz ich niht der таете) нѣтъ въ рукописи А, и всего этого куска нѣтъ въ рукописи Е, а во-вторыхъ, изъ дальнѣйшаго оказывается, что авторъ "Плача", вопреки собственному увѣренію, знаетъ многое изъ того, что говорится въ "Пѣсни" о путешествіи бургундовъ къ Этцелю: онъ знаетъ, что Гагенъ убилъ Гельфрата, брата Эльзе, знаетъ совѣтъ Румольта, знаетъ объ обрученіи Гизельхера съ Дитлиндой въ Бехеларнѣ, знаетъ, что Швеммель былъ посланъ пригласить бургундовъ къ Этцелю. Зачѣмъ же онъ ссылается ложно на свое незнаніе? Да, можетъ быть, просто ради риѳмы, за которой онъ гоняется на каждомъ шагу, вслѣдствіе чего страшно размазываетъ то, что можно бы выразить гораздо проще. Этой погоней за риѳмой объясняется, по всей вѣроятности, и то, что авторъ выпускалъ подчасъ нѣкоторыя подробности, имѣющіяся въ "Пѣсни", или видоизмѣнялъ ихъ исключительно потому, что онѣ не укладывались въ стихъ. То же можно сказать и объ авторѣ "Пѣсня". Стало быть, предполагать, что "Пѣснь о Нибелунгахъ" есть собраніе пѣсенъ, изъ которыхъ автору "Плача" были извѣстны только нѣкоторыя и, притомъ, изъ другого сборника, нѣтъ никакого основанія. Лахманнъ указываетъ еще на заключительныя строфы "Пѣсни", въ которыхъ авторъ говоритъ (2316 А 2379 В, 2439, 2440 С):
   
   Jne kan in niht bescheiden, waz sider da geschach:
   wan ritter unde vrouwen weinen man dä sach.
   
   (т. e. я не могу разъяснить вамъ, т. е. сказать, описать обстоятельно, что было потомъ; только (одно могу сказать), что видѣли тогда плачущими рыцарей и дамъ). Послѣдняя строфа редакціи C (2440, ея нѣтъ въ А и В) прибавляетъ: "я не скажу вамъ больше ничего объ этомъ великомъ горѣ" (jne sage iu nu niht mère von der grôzen nôt). Предоставляемъ судить читателямъ, можно ли отсюда вывести заключеніе, что авторъ "Пѣсни" не зналъ, что было дальше. Не лучше ли объяснить дѣло проще, допустивъ, что авторъ просто "не въ силахъ описать тѣхъ слезъ и рыданій, которыя послѣдовали за катастрофой?" Стало быть, оба автора могли пользоваться однимъ и тѣмъ же источникомъ, чѣмъ и объясняется ихъ согласіе даже въ отдѣльныхъ фразахъ (напр. Рюдигеръ въ обѣихъ поэмахъ зовется "отцемъ всякой доблести". См. цѣлый рядъ примѣровъ у Holtzmann, Adolf: Untersuchungen über das Nibelungenlied. Stuttg. 1854. стр. 97--119). Гибель бургундовъ, если вѣрить словамъ автора "Плача" (а не вѣрить ему мы не имѣемъ причины), была описана "писцемъ" Конрадомъ, по приказанію епископа Пильгрима, по-латини и затѣмъ воспѣвалась и по-нѣмецки. Слѣдовательно, предполагать, что Пѣснь о Нибелунгахъ есть сводъ народныхъ пѣсенъ, спаянныхъ рукою собирателя (діаскеваста), возможно только на основаніи какихъ-нибудь иныхъ данныхъ, во всякомъ случаѣ не на основаніи сличенія "Пѣсни" съ "Плачемъ". Это сличеніе доказываетъ только одно, что "Плачъ" не можетъ быть выведенъ изъ "Пѣсни" въ ея нынѣшнемъ видѣ, точно также и "Пѣснь" не есть переработка "Плача", ибо конецъ "Плача" сообщаетъ многое такое, чего нѣтъ въ концѣ "Пѣсни" и, наоборотъ, начало "Пѣсни" гораздо подробнѣе начала "Плача". Сходство же можетъ быть объяснено только единствомъ источника, а такъ какъ авторъ "Плача" не разъ называетъ своимъ источникомъ "Книгу", то значитъ, общимъ источникомъ обѣихъ поэмъ была "Книга" и, по всей вѣроятности, на нѣмецкомъ языкѣ, такъ какъ иначе трудно объяснить сходство обѣихъ поэмъ въ отдѣльныхъ фразахъ.
   Покончивъ со второю частью "Пѣсни", Лахманнъ, чувствуя себя побѣдителемъ, переходитъ къ первой и подвергаетъ ее самому краткому разбору (Kl. Sehr. I, 51--61), рѣшивъ бездоказательно, что рукопись А вѣрнѣе передаетъ работу перваго собирателя-діаскеваста, чѣмъ B (Сангалленская), въ которой текстъ первоначальной редакціи, по его мнѣнію, подвергся добавленіямъ, исправленіямъ и подчасъ сокращеніямъ. Тому обстоятельству, что въ рукописи И нѣтъ первой строфы ("Гласятъ чудесъ не мало намъ саги лѣтъ былыхъ"), Лахманнъ не придаетъ особаго значенія потому, что эта строфа имѣется во всѣхъ другихъ рукописяхъ; первыя 12 строфъ (ред. В), выводящія на сцену цѣлый рядъ лицъ, которымъ предстоитъ дѣйствовать лишь впослѣдствіи въ другихъ пѣсняхъ, Лахманнъ считаетъ введеніемъ, присочиненнымъ только тогда, когда приступлено было къ сшиванію отдѣльныхъ пѣсенъ. Первая строфа, въ которой съ такою замѣчательною краткостью поэтъ резюмируетъ все содержаніе поэмы, кажется Лахманну тѣмъ болѣе подозрительной, что въ ней встрѣчаются "внутреннія" риѳмы, т. е. риѳмуются даже полустишія:
   
   Uns ist alten maœren wanders vil geseit,
   von heleden lobebaeren, von grâzer kuonheit *),
   von frouden hôchgezîten, von weinen und von klagen,
   von küeuer recken striien muget ir nu wunder hoeren sagen.
   *) Такъ въ рук. А; Е имѣетъ von grôzer arebeit.
   
   и, сверхъ того, вторая половина четвертаго стиха повторяетъ то же, что сказано уже въ первомъ стихѣ. Эти внутреннія риѳмы кажутся Лахманну невозможными для народныхъ пѣсенъ, а потому онъ и считаетъ такія строфы дѣломъ діаскеваста. Руководясь подобными критеріями, Лахманнъ пробуетъ ихъ примѣненіе и старается выдѣлить изъ поэмы тѣ народныя пѣсни, изъ которыхъ она составилась. Въ подтвержденіе своей гипотезы о происхожденіи поэмы, Лахманнъ ссылается на двухъ средневѣковыхъ нѣмецкихъ поэтовъ Марнера и Гуго фонъ-Тримберга, дѣйствительно, упоминающихъ, что имъ были извѣстны пѣсни о предательствѣ Кримхильды, о смерти Кримхильды, объ убіеніи Зигфрида и о кладѣ Нибелунговъ! Оба они принадлежатъ ко второй половинѣ XIII вѣка, и, слѣдовательно, они, можетъ быть, имѣютъ въ виду отдѣльныя авентюры нашей поэмы. Марнеръ (бродячій пѣвецъ по профессіи) говоритъ, что онъ "поетъ людямъ свои пѣсни", которыхъ онъ насчитываетъ семь, при чемъ нѣкоторыя дѣйствующія лица этихъ пѣсенъ не имѣются въ нашей поэмѣ, а только въ другихъ поэмахъ о Дитрихѣ Берискомъ, собранныхъ въ извѣстной "Книгѣ героевъ" (Heldenbuch). Бродячій пѣвецъ могъ пѣть, конечно, и отдѣльныя авентюры изъ Пѣсни о Нибелунгахъ, такъ какъ каждая изъ нихъ представляетъ собою нѣчто цѣлое. Стало быть, ссылка на Марнера ничего не доказываетъ, точно такъ-же, какъ и ссылка на Гуго фонъ-Тримберга, въ произведеніи котораго, носящемъ заглавіе "Kenner" (конца XIII вѣка, см. Muth, l. с. 267), перечисляется 10 пѣсенъ и въ томъ числѣ 3 о Нибелунгахъ. Лахманнъ ссылается, затѣмъ (l. с. 62--63), на тюрингскую хронику Іог. Роте (Joh. Kothe, жилъ въ половинѣ 15 вѣка), изъ словъ котораго видно, что въ его время пѣлись пѣсни о сильномъ Зигфридѣ, о Гагинѣ и Кунехильдѣ. Наконецъ, въ "Парцифалѣ" Вольфрама фонъ-Эшенбаха, относящемся къ первымъ годамъ XIII вѣка, встрѣчается упоминаніе о знаменитомъ совѣтѣ Румольта, а въ поэмѣ о Равеннской битвѣ (Rabenschlacht) попадается цѣлый рядъ фразъ, буквально схожихъ съ нѣкоторыми фразами нашей поэмы (напр. von alten meren wunder hören sagen, von recken lobeberen, von grozer arebeit, weinen und klagen). Эти ссылки имѣли бы значеніе лишь въ томъ случаѣ, если бы хронологія всѣхъ этихъ памятниковъ была точно опредѣлена. Конечно, уесли "Нарцираль" Вольфрама написанъ раньше поэмы, тогда необходимо допусгить заимствованіе со стор ты автора поэмы, хотя можно допустить и то, что оба они могли заимствовать свѣдѣнія изъ одного источника. Сходство отдѣльныхъ фразъ "Равенской битвы" съ фразами поэмы можно объяснять также на разные лады.-- Этимъ мы заканчиваемъ разборъ перваго труда Лахманна, приходя къ заключенію, что здѣсь ег" гипотеза остается недоказанною. Что отдѣльныя пѣсни о Нибелунгахъ могли существовать, въ этомъ сомнѣнія быть не можетъ, тѣмъ болѣе, что и самъ авторъ поэмы ссылается на "саги лѣтъ былыхъ" (впрочемъ, этой строфы нѣтъ въ рукописи В), но это еще не даетъ намъ права думать, что и наша поэма есть евдъ такихъ пѣсенъ, снабженныхъ введеніемъ и исправленныхъ собирателемъ.
   Въ 1826 году Лахманнъ выпустилъ въ свѣтъ свое изданіе "Горя Нибелунговъ и Плача" (мы пользовались вторымъ изданіемъ 1811 года), въ которомъ коснулся подробнѣе вопроса о рукописяхъ поэмы, которыя онъ впервые назвалъ латинскими буквами (причемъ прописными буквами названы пергаментныя рукописи XIII и XIV вв.) ABCDEFGHJKabcdefghi. Въ предисловіи (изд. 2, стр. IX) онъ не придаетъ особаго значенія вопросу о томъ, которая изъ рукописей (АВС) древнѣе, съ чѣмъ нельзя не согласиться. Изъ нихъ А, по его мнѣнію, не смотря на всѣ свои промахи, вѣрнѣе передаетъ первоначальную редакцію поэмы, чѣмъостальныя, уже переработавшія этотъ первоначальный текстъ. Почему текстъ рукописи А показался Лахманну древнѣйшимъ, этого онъ не разъясняетъ въ предисловіи; онъ замѣчаетъ только, что этому тексту чужды тѣ измѣненія, которыя общи всѣмъ остальнымъ рукописямъ. Въ этомъ изданіи Лахманнъ напечаталъ курсивомъ всѣ тѣ строфы, которыя, по его мнѣнію, вставлены въ пѣсни или ихъ собирателемъ, при составленіи свода, или же, до составленія, отдѣльными пѣвцами.
   Всего напечатано курсивомъ или въ скобкахъ [] 745 строфъ, т. е. почти 1/3 всей поэмы (въ ред. А=2316 Строфъ). Признанныя подлинными 1571 строфу Лахманнъ раздѣлилъ не на 39 авентюръ, какъ дѣлится поэма въ рукописяхъ, а на 20 пѣсенъ.
   Интересно, что число строфъ каждой пѣсни дѣлится у Лахманна на 7, а именно:
   
   I пѣсня = 56 (7X8) строфъ.
   II " = 77 (7 X 11) "
   III ". = 56 (7 X 8)
   IV " = 42 (7 X 6) "
   IV (продолженіе) = 70 (7 Х 10) "
   V " = 42 (7 X 6) "
   VI " = 126 (7 X 18) "
   VII " = 49 (7 X 7) "
   VIII " = 56 (7 X 8) "
   IX = 49 (7 X 7) "
   X = 42 (7 X 6)
   XI " = 91 (7 X 13) "
   XII " = 37 за вычетомъ 2 строфъ, заподозрѣнныхъ Лахманномъ, остается 35 = (7 Х 5)
   XIII " = 56 (7 X 8) Строфъ.
   XIV " = 63 (7 X 9) "
   XV " = 63 (7 X 9) "
   XVI " = 14 (7 X 2) "
   XVI "           = 56 (7 X 8) "
   XVII " = 56 (7 X 8) "
   XVII (продолженіе) = 56 (7 X 8) "
   XVIII " = 56 (7 X 8) "
   XVIII = 63 (7 X 9) "
   XIV = 287 (7 X 41) "
   
   Мы, пока, умолчимъ о значеніи этой дѣлимости на семь и перейдемъ къ разсмотрѣнію третьяго труда Лахманна, его примѣчаній къ Горю Нибелунговъ и къ Плачу (1836 года) {Zu den Nibelungen und zur Klage. Anmerkungen von Karl Lachmann. Wörterbuch von Wilhelm Wackernagel. Berl; Rewner, 1836, 8о, 349 стр. [Словарь не появился и доселѣ].}; здѣсь Лахманнъ приводитъ разночтенія изъ другихъ рукописей, а вмѣстѣ съ тѣмъ приводитъ доказательства, почему онъ атетировалъ (выбрасывалъ, т. е. печаталъ курсивомъ) заподозрѣнныя имъ строфы. Къ сожалѣнію, критеріи, которыми онъ руководился, разсѣяны въ примѣчаніяхъ и были сведены лишь впослѣдствіи Мюлленгоффомъ (см. Muth, l. с. 280, Hermann Fischer, l. с. 197--198). Эти критеріи слѣдующіе:
   1) двусложный ауфтактъ, т. е. когда одно удареніе приходится на два слога, напр. 164,4 (А = 165В, 166С):
   mir'n zerinne miner vriwende, приходится читать: mir'n zrînne, или выбросить, по совѣту Лахманна, miner, которое онъ и печатаетъ курсивомъ (Anm. l. с. р. 28). По его мнѣнію, такого ауфтакта нѣтъ въ строфахъ, подлинность которыхъ подтверждается и другими соображеніями;
   2) риѳмованныя цезуры, или внутреннія риѳмы, примѣры которыхъ мы видѣли въ первой строфѣ;
   3) конструкція, забѣгающая изъ конца одной строфы въ слѣдующую, т. е. когда конецъ предложенія не совпадаетъ съ концемъ строфы, напр. 1191, 4 (А = 1251 В): 1191,4 ze hove kom dö Rüedigêr, die helde reiten wider in, 1192,1 Daz man rehte erfüere etc. Въ примѣчаніи къ этой строфѣ (Anm. 157), Лахманнъ говоритъ: "я думаю, никто не станетъ защищать эти связанныя строфы", а потому и печатаетъ ихъ курсивомъ. Вопросъ сводится къ тому, возможенъ ли такой переносъ въ народной строфической поэзіи и представляетъ ли поэма сводъ нѣмецкихъ народныхъ строфическихъ пѣсенъ. Ни то, ни другое Лахманномъ не выяснено, а потому и этотъ критерій не имѣетъ цѣны.
   4) Сбивчивость въ употребленіи "ты" и "вы". Лахманнъ не допускаетъ и мысли, что поэту позволяется простое "вы" замѣнить, обмолвясь, сердечнымъ "ты".
   5) Ничтожность заключительныхъ стиховъ строфы. Это совершенно справедливо: нѣкоторыя строфы заканчиваются самыми банальными и безсодержательными стихами; но, во-первыхъ, такія безцвѣтныя фразы въ родѣ "какъ мы про то Слыхали" и т. д., попадаются не только въ концѣ строфъ, но и въ началѣ, и въ серединѣ, а во-вторыхъ, нельзя же требовать отъ автора поэмы того совершенства техники, которымъ онъ не обладаетъ, и не лучше ли простить ему эти банальные стихи, продуктъ видимой погони за риѳмой.
   6) жалкое подбираніе выраженій изъ строфъ предъидущихъ или послѣдущихъ, напр. 48 строфа, дѣйствительно, повторяетъ то, что говорится дальше, и вообще легко можно обойтись безъ нея, какъ и безъ цѣлаго ряда другихъ ничтожныхъ по содержанію строфъ. Но это еще не значитъ, что эти строфы вставлены въ подлинныя пѣсни собирателемъ или писцами и читателями. Что у Лахманна есть вкусъ, что все плохое въ поэмѣ онъ хорошо чувствуетъ, въ этомъ нѣтъ сомнѣнія, но предъявлять къ автору поэмы такія требованія -- нѣтъ никакого основанія.
   7) Праздное упоминаніе бургундскихъ героевъ тамъ, гдѣ упоминать о нихъ нѣтъ никакой нужды. Для чего это дѣлается въ поэмѣ? Для того ли, чтобъ читатель не забылъ дѣйствующихъ лицъ или просто съ цѣлью наполнить чѣмъ-нибудь стихъ, не дававшійся автору,-- рѣшить трудно.
   8) Совершенно лишнее описаніе одеждъ и пировъ.
   Къ этимъ восьми критеріямъ, не выдерживающимъ критики, надо присоединить еще одинъ, который былъ открытъ Яковомъ Гриммомъ (H. Fischer, Forschungen, l. с. 202): это такъ называемая "теорія гептадъ" (теорія семерокъ), о которой самъ Лахманнъ нигдѣ не говорить. Яковъ Гриммъ замѣтилъ, что во всѣхъ 20 пѣсняхъ, на которыя Лахманнъ раздѣлилъ поэму, число подлинныхъ строфъ, за вычетомъ напечатанныхъ курсивомъ, дѣлится на 7. Тру.дно допустить, чтобъ это было дѣломъ случая, какъ объясняетъ это фонъ Мутъ (Muth, l. с. р. 285: Sondern das eben ganz zufälliges Erg ebn:s war). Разъ это не случайность, а преднамѣренная теорія, въ такомъ случаѣ у всякаго является подозрѣніе, не руководился ли Лахманнъ этою дѣлимостью на 7 въ своихъ атетезахъ (т. е. выкидываніяхъ яко-бы неподлинныхъ строфъ). Подозрѣніе подтверждается отчасти и тѣмъ, что самъ Лахманнъ въ своихъ примѣчаніяхъ (Anm. zu 1235--1239, р 162--163) высказалъ ту мысль, что средневѣковыя нѣмецкія поэмы дѣлятся на части въ 30, 31, 32 стиха, при чемъ каждый такой отрывокъ начинался прописною буквой; въ поэмѣ "Плачъ" послѣдній отрывокъ состоитъ изъ 28 короткихъ стиховъ; затѣмъ, пробѣжавъ 28 строкъ назадъ, мы въ рукописи А встрѣчаемъ снова большую начальную букву (2089 А). Если вычеркнуть изъ "Пѣсни" 52 строки (=13 строфъ), въ которыхъ идетъ рѣчь о Пильгримѣ, и 32 короткихъ стиха (1747--1762 А; 16 длинныхъ стиховъ = 32 короткихъ стиха) въ "Плачѣ", гдѣ говорится о радости маркграфа Эльзе по поводу гибели бургундовъ (по мнѣнію Лахманна, это сообщеніе стоитъ не на своемъ мѣстѣ и совершенно безполезно), тогда получится въ Пѣсни и Плачѣ всего 13496 стиховъ, т. е. 28 X 482. Стало быть, когда собиратель задумалъ соединить Пѣснь съ Плачемъ, во всемъ собраніи было всего 482 отрывка, каждый въ 28 стиховъ, начинавшійся прописною буквою. Къ нимъ собиратель прибавилъ 32 + 52 стиха = 84 = 28 X 3, т. е. три отрывка въ 28 стиховъ. Конечно, все это построеніе держится только на числѣ строфъ въ рукописи А и не приложимо къ другимъ рукописямъ, но и, кромѣ того. Лахманнъ сдѣлалъ ошибку. Онъ насчиталъ въ "Плачѣ" 2158 длинныхъ стиховъ (= 4316 короткихъ), тогда какъ ихъ на самомъ дѣлѣ въ ред. А 2160 (= 4320), какъ указалъ Фолльмбллеръ (Fischer, l. с. р. 203) и какъ это можно видѣть въ 4 изд. Лахманна (Der Nibelunge Noth und die Klage. Nach der ältesten Überlieferung hrsg. von Karl Lachniann. 4. Abdruck des Textes, Berl. 1859, стр. 295). Вслѣдствіе этого, дѣлимость на 28 улетучилась и Лахманнъ принужденъ былъ раздѣлить "Плачъ" на 144 отрывка въ 30 стиховъ каждый (144 X 30 = 4320) и тѣмъ разрушить всю свою гипотезу, построенную на пескѣ. Эта погоня Лахманна за дѣлимостью на 28 внушаетъ сильное подозрѣніе къ мистической роли, которую играетъ у Лахманна число 7, тѣмъ болѣе, что изъ 20 лахманновскихъ пѣсенъ I, III, VIII, XIII, XVI, XVII, XVII продоли. и XVIII, дѣлятся не только на 7, но и на 28 (28X2 = 56), такъ какъ число строфъ въ каждой изъ нихъ = 56. Можно, конечно, предположить, что народныя пѣсни состояли изъ отдѣльныхъ частей каждая въ 7 строфъ (= 28 стиховъ), причемъ 2 строфы соотвѣтствовали бы Στροφη, 2 -- ἀντιστροφη и 3 -- ἐπῳδός въ хорахъ греческой трагедіи, но, къ сожалѣнію, такихъ стихотвореній нѣмецкіе ученые еще не открыли, и вся теорія гептадъ (или, какъ справедливо называетъ ее Фишеръ, гептадный вздоръ, Heptadengrille) зиждется только на томъ, что въ "Плачѣ" въ рукописи А отрывокъ въ 28 стиховъ начинается большою буквою, безъ всякой видимой причины. Послѣ всего этого, сомнѣваться въ томъ, что Лахманнъ, выкидывая строфы, имѣлъ въ виду эту дѣлимость числа строфъ на 7 и числа стиховъ на 28, нельзя, и остается удивляться, что добросовѣстный нѣмецкій ученый орудовалъ этимъ критеріемъ молча. Этимъ мы заканчиваемъ обзоръ гипотезы Лахманна, всѣ критеріи котораго не выдерживаютъ критики. Напротивъ, единство плана, единство дѣйствующихъ лицъ, единство языка, слога и поэтической техники -- все указываетъ на то, что авторъ "Пѣсни" -- одинъ; что онъ могъ пользоваться народными пѣснями, сказаніями или письменными источниками, противъ этого никто не будетъ возражать: самъ Лахманнъ сознается, что по всей поэмѣ прошлась рука собирателя -- поэта. Какъ же выдѣлить то, что принадлежитъ ему, и то, что принадлежитъ народной пѣснѣ? Неужели ему можетъ принадлежать только все плохое, слабое, а народной пѣснѣ все наиболѣе совершенное? Помимо всего прочаго, гипотеза Лахманна грѣшитъ и тѣмъ, что она построена на признаніи рукописи А, въ виду ея краткости, испорченности и безъискусственности, наиболѣе вѣрною оригиналу. Это приводитъ насъ къ вопросу о рукописяхъ, которому и посвятилъ свое особенное вниманіе Адольфъ Гольцманнъ. Онъ первый, но, къ сожалѣнію, лишь по смерти Лахманна (ф 1851), выступилъ съ обстоятельнымъ разборомъ Лахманновской гипотезы въ своихъ Untersuchungen liber das Nibelungenlied (Stuttg. 1854, VIII + 216 стр.).
   

Гольцманнъ (Holtzmann).

   Лахманнъ полагалъ, что редакція А, самая краткая, безъискусственная и во многомъ неисправная, давала этимъ самымъ поводъ позднѣйшимъ переписчикамъ дѣлать всякаго рода измѣненія, исправленія и дополненія, и что рукописи И и Е представляютъ собою именно обработку текста А, те. И списана съ А, J съ B и C съ J:

0x01 graphic

   Лахманнъ полагалъ при этомъ, что редакція А явилась на свѣтъ около 1210 года, а B около 1225. При жизни Лахманна никто не рѣшался говорить слишкомъ громко противъ его гипотезъ, боясь попасть подъ его ехидное перо. Только Гольцманнъ рѣшился, наконецъ, выступить противъ гипотезы знаменитаго покойника и доказалъ, что въ рукописи А не достаетъ многихъ строфъ, имѣющихся въ B и C, именно вслѣдствіе небрежности писца, который часто вмѣсто слѣдующей строфы переписывалъ стоящую дальше, вслѣдствіе того, что обѣ строфы начинались или кончались одинаковою фразой, напр. писцу приходилось переписывать строфу, начинавшуюся словами: "Король ему сказалъ", а между тѣмъ, одна изъ стоящихъ послѣ нея строфъ начиналась точно такою же фразой, и вотъ писецъ нечаянно пропускалъ нѣсколько строфъ. Уже одного этого обстоятельства достаточно, чтобъ вся теорія Лахманна рухнула, но, кромѣ этого, въ рукописи А замѣтно преднамѣренное выкидываніе нѣкоторыхъ строфъ, вслѣдствіе чего въ ней сравнительно съ B не достаетъ 65 строфъ. Стало быть, оригиналъ, съ котораго списана А, могъ заключать гораздо болѣе строфъ, чѣмъ находится въ А. Сверхъ того, А моложе И и страдаетъ рядомъ безсмысленныхъ описокъ. Указавъ всѣ недостатки А, Гольцманнъ ударился, однако, въ другую крайность: онъ призналъ, что самою близкою къ оригиналу является редакція C, такъ какъ рукопись С -- самая полная и наиболѣе совершенная, исходя изъ убѣжденія, что чѣмъ объемистѣе рукопись и чѣмъ лучше она передаетъ текстъ, тѣмъ больше заслуживаетъ она довѣрія. Мы уже указали выше всю гипотетичность и несостоятельность этого взгляда, а потому этотъ взглядъ Гольцманна должно признать не выдерживающимъ критики. Ни одна изъ трехъ редакцій не можетъ претендовать на то предпочтеніе, какое оказали Лахманнъ редакціи А, Гольцманнъ Е и Барчъ В. Въ виду этого, схема Гольцманна

0x01 graphic

   должна быть признана недоказанною. Что редакція Е лучше всѣхъ остальныхъ, что въ ней нѣтъ промаховъ и тѣхъ несовершенствъ поэтической техники, которыми страдаютъ А и В, въ этомъ согласны всѣ ученые, и Гётцингеръ совершенно правъ, рекомендуя текстъ Е, т. е. изданія Гольцманна и Царнке, тѣмъ, кто хочетъ прочесть "Нибелунги" въ наиболѣе исправномъ видѣ (Götzinger, Reallexicon d. deutsch. Altertümer. Lpz 1882, p. 521).
   Отвергнувъ и опровергнувъ гипотезу Лахманна о 20 пѣсняхъ, Гольцманнъ призналъ поэму произведеніемъ одного автора. Кто же этотъ авторъ? Во времена Лахманна и раньше его нѣкоторые считали авторомъ поэмы то Конрада Вюрцбургскаго (ум. 1287), то Гейнриха изъ Офтердингена (выведеннаго въ поэмѣ "Состязаніе пѣвцевъ въ Вартбургѣ", Wartburgkrieg, давшей сюжетъ для Вагнеровской оперы "Тангейзеръ", и едва ли существовавшаго въ дѣйствительности, хотя А. Фонъ-Шпаунъ пробовалъ въ 1840 году написать даже его біографію, см. Muth, l. с. 227). Гольцманнъ, опираясь на слова поэмы "Плачъ", пришелъ къ заключенію, что авторомъ поэмы "Пѣснь" былъ Конрадъ, писецъ епископа Пильгрима, но это мнѣніе не выдерживаетъ критики уже потому, что въ поэмѣ "Плачъ" ясно сказано, что Конрадъ описалъ гибель бургундовъ "латинскими буквами", т. е. по-латини. Мы не останавливаемся подробнѣе на предположеніяхъ Гольцманна о Конрадѣ, но останавливаемся и на его мнѣніи, что авторомъ "Плача" былъ Рудольфъ изъ Гоэнемса (Hohenems), которому другой нѣмецкій ченый К. Ротъ (Roth) приписывалъ "Пѣснь о Нибелунгахъ" тогда какъ фонъ-деръ-Гагенъ считалъ авторомъ послѣдней Вальтера фонъ-деръ-Фогельвейде (у котораго встрѣчаются строфы, похожія размѣромъ на строфу нашей поэмы). Уже одно это разнообразіе мнѣній показываетъ, что вопросъ объ авторѣ поэты врядъ ли можетъ быть рѣшенъ при нынѣшнихъ данныхъ. Болѣе обоснована гипотеза, высказанная впервые Пфейфферомъ и разработанная впослѣдствіи покойнымъ Карломъ Барчемъ.
   

Пфейфферъ и Барчъ.

   "Это было въ полуденный часъ душнаго лѣтняго дня 1862 года, когда Францъ Пфейфферъ своимъ мощнымъ голосомъ въ торжественномъ засѣданіи императорской (вѣнской) академіи (наукъ) объявилъ изумленнымъ современникамъ, что авторъ Пѣсни о Нибелунгахъ открытъ! Авторъ "Пѣсни о Нибелунгахъ" -- съ такимъ же правомъ можно было бы говорить: архитекторъ пирамидъ. И никому другому не суждено было стать этимъ чуднымъ мужемъ, никому, кромѣ фонъ-Кюренберга, браваго рыцаря, подъ именемъ котораго рукописи пѣсенъ сохранили намъ 15 строфъ и отрывковъ строфъ, написанныхъ размѣромъ "Нибелунговъ" и котораго въ означенной рѣчи славили, какъ перваго нѣмецкаго лирика, перваго нѣмецкаго эпика, эманципатора сословія пѣвцовъ, эпическаго въ своей лирикѣ, лирическаго въ своей эпикѣ, какъ автора "Пѣсни о Нибелунгахъ" и, случайно, не совсѣмъ ладной поэмы, носящей заглавіе "Смерть Альфарта". Его родовой замокъ высился повыше Линца на Дунаѣ". Такъ начинаетъ Мутъ (l. с. 241-- 242) свой разборъ гипотезы Пфейффера, въ злобномъ безсиліи отстоять воззрѣнія Лахманна и увѣренный, что
   
   Храмъ оставленный все -- храмъ,
   Кумиръ поверженный все -- богъ.
   
   Гипотеза Пфейффера основывается на сходствѣ строфы "Нибелунговъ" съ размѣромъ нѣсколькихъ лирическихъ стихотвореній, приписываемыхъ Кюренбергу на томъ основаніи, что въ одной изъ этихъ строфъ одна дама разсказываетъ, что она разъ стояла на забралѣ (an einer zinnen) и слушала, какъ нѣкій рыйарь, ея милый, пѣлъ напѣвомъ Кюренберга. Вотъ эта строфа:
   
   Jeli stuont mir nehtint späte an einer zinnen
   dâ hort ich einen ritter vil wol singen
   in Kürenberges wîse al üz der menegîn.
   er muoz mir diu lant rürnen, aid ich geniete mich sîn!
   
   Гипотеза Пфейффера была подкрѣплена и развита въ разысканіяхъ Барча, результаты которыхъ извѣстны намъ изъ книгъ Фишера (Fischer, Forschungen, l. с. 235--236) и Мута (l. с. 241--265). Барчъ исходитъ изъ разбора рукописей и приходитъ къ заключенію, что ни одна изъ 3 главныхъ редакцій не представляетъ собою оригинала въ его первоначалъ немъ видѣ. Признавъ А одною изъ плохихъ рукописей редакціи Б, Барчъ старался доказать, что редакціи И и Е суть двѣ обработки утраченнаго оригинала. Сличая обѣ редакціи, онъ замѣ чаетъ, что онѣ отклоняются другъ отъ друга въ конечныхърномахъ, и, между тѣмъ, и въ той и другой риѳмы очень точныКъ чему понадобились эти перемѣны? Барчъ полагаетъ, что въ оригиналѣ были неточныя риѳмы, которыя оба редактора старались устранить каждый по своему, напр.:
   
   ред. В. An den küenen Sahsen, der man vil wunder sach
   hei waz dâliehter ringe der küene Dancwart zebrach!
   ред. C. An den küenen Sahsen, die dolten un gemach
   hei waz da и т. д.
   
   Барчъ полагаетъ, что въ оригиналѣ это мѣсто читалось такъ:
   
   An den küenen Sahsen, swie vil der was;
   hei waz dâ liehter ringe der küene Dancwart zebrach!
   
   T. e. въ оригиналѣ были неточныя риѳмы was zebrach: (т. e. ассонанцъ, созвучіе однихъ ударяемыхъ гласныхъ), которыя оба редактора замѣнили по своему точными. Въ данномъ случаѣ, имъ пришлось измѣнить только риѳму перваго стиха, но иногда имъ приходилось измѣнять обѣ риѳмы. Итакъ, въ оригиналѣ были неточныя риѳмы, а строфы Кюренберга стра іаютъ именно неточностью риѳмъ. Возможно, стало быть, по мнѣнію Барча, что авторомъ оригинала "Пѣсни" былъ Кюренбергъ. Что касается до возраста обѣихъ обработокъ, то вторая изъ нихъ, Е, не можетъ быть отнесена позже 1200 года по той причинѣ, что въ "Парцифалѣ" Вольфрама фонъ-Эшенбаха, написанномъ около 1205, есть намекъ на одну строфу этой редакціи, не имѣющуюся въ редакціи B (А). Что касается редакціи В, то опредѣлить ея возрастъ довольно трудно, за отсутствіемъ данныхъ; во всякомъ случаѣ, судя по языку и метрикѣ, она врядъ ли моложе, чѣмъ С. (Bartsch, Nibelunge Nôt, Th. 1: Text. Lpz. 1870 pp. XXIV--XXV).
   Вотъ схема Баріа, объясняющая его взглядъ на происхоягденіе поэмы и отношеніе рукописей:

0x01 graphic

   Если допустить, что авторомъ строфъ, приписываемыхъ Кюренбергу, былъ дѣйствительно Кюренбергъ, и, если правда, что въ 12-мъ вѣкѣ заимствованіе размѣра однимъ поэтомъ у другого считалось дѣломъ зазорнымъ, какъ литературное воровство, тогда предположеніе, что Кюренбергъ -- авторъ "Пѣсни о Нибелунгахъ", становится вѣроятнымъ, въ виду того, что строфа "Нибелунговъ" является у него впервые и у него же встрѣчается образъ дѣвушки, приручившей сокола, который скоро у нея улетѣлъ. Спрашивается, кто былъ этотъ Кюренбергъ и когда и гдѣ онъ жилъ? Въ грамотѣ нассаускаго епископа Регипмара (1121--1138) упоминается Магенесъ изъ Кюренберга, который жилъ въ окруженіи епископа и могъ видѣть въ Пассау книгу писца Конрада; Морицъ Таузингъ (Фишеръ, l. с. 234) указалъ также на другого Кюренберга, а именно, Конрада, упоминаемаго въ 1140--47 годахъ. Такимъ образомъ, "Нибелунги" могли быть написаны между 1120--1150, а, можетъ быть (какъ прибавляетъ Фшперъ), и между 1160--1170) годами въ Австріи, въ Австріи же сдѣлана и первая редакція B (не раньше 1185 года, ибо требованіе точности риѳмъ возведено было въ принципъ не раньше этого года), такъ какъ ея авторъ хорошо знакомъ съ мѣстностью отъ Пассау до Вѣны, тогда какъ авторъ редакціи С знаетъ хорошо и окрестности Вормса, (напр. лѣсъ Оденвальдъ, въ которомъ убитъ Зигфридъ, между тѣмъ какъ въ редакціи В этотъ лѣсъ названъ неправильно Васкенвальдомъ). Въ концѣ концовъ теорія Барча зиждется на рядѣ возможностей, и не даромъ самъ Барчъ считалъ ее только "вѣроятной", но не доказанной.
   Гипотеза, развитая Барчемъ (К. Bartsch, Untersuchungen über das Nibelungenlied, Wien, 1865), была сочувственно встрѣчена въ Австріи и Германіи, особенно же въ Австріи, такъ какъ австрійцамъ было пріятно считать себя земляками автора знаменитой эпопеи. Какъ нѣкогда гипотеза Лахманна, такъ теперь гипотеза Барча была принята и изложена, какъ наиболѣе вѣроятная, въ извѣстныхъ "Исторіяхъ нѣмецкой литературы" Гервинуса и Коберштейна. Въ увлеченіи новою гипотезою нѣкоторые нѣмецкіе ученые дошли до смѣшного, а лахманньянцы пришли, при видѣ ея успѣха, въ злобное бѣшенство, какъ видно изъ слѣдующей тирады фонъ-Мута: "Эта гипотеза уже произвела невѣроятную путаницу понятій, какъ это показываютъ выдержки изъ писаній ея сторонниковъ. Ложный патріотизмъ и та пошлая, безсмысленная довѣрчивость, которая чуждается всякой критической оцѣнки, сдѣлали ее популярной. То обстоятельство, что она съ потѣшною эмфазой преподается въ средней школѣ научными поденщиками, считаю я величайшимъ несчастіемъ Въ подтвержденіе путаницы понятій, уже дважды вмѣненной мною въ вину Барчевской школѣ, я приведу слѣдующія доказательства: Германъ Зандеръ (Der Streit über das NL, S. 18) говоритъ: "Поэтъ еще не опредѣленъ съ полною достовѣрностью. Но, если это былъ одинъ изъ извѣстныхъ намъ средневерхненѣмецкихъ поэтовъ, въ такомъ случаѣ, я съ полнымъ убѣжденіемъ, вмѣстѣ съ Пфейфферомъ. за Кюренберга"!... Это напоминаетъ другого партизана Георга Мецгера, который въ публичной лекціи о Ниб., произнесенной въ 1865 г. въ Меммингенѣ (Mezger), заявилъ, что онъ собственно за Кюренберга, но не можетъ стоять за него, пока такой человѣкъ, какъ Вильгельмъ Вакернагель, держится Лахманновскихъ воззрѣніи!" Мутъ называетъ это увлеченіе сціентифичнымъ катценъ-яммеромъ (научнымъ похмѣльемъ) и заканчиваетъ свою тираду воинственнымъ возгласомъ въ родѣ Пушкинскаго: "иль малонасъ?" "Кто не вѣруетъ", говоритъ онъ: "въ эту гипотезу, того зовутъ чистымъ лахманньянцемъ. Да, мы лахманньянцы и останемся ими, дабы не было недостатка въ борцахъ за истину съ рыцарями печальнаго образа". Мутъ (l. с. 264) слишкомъ рѣзокъ въ своей полемикѣ, но въ данномъ случаѣ онъ правъ: всѣ эти Зандеры и Мецгеры оказались plus royalistes que le roi и сами расписались въ своемъ безсмысленномъ увлеченіи.
   Серьезной критикѣ гипотеза Барча подверглась впервые въ статьѣ Германна Пауля (Hermann Paul, Zur Nibelungen-frage) въ издаваемомъ имъ журналѣ: "Beiträge zur Geschichte der deutschen Sprache und Literatur, hrsg. von H. Paul und Wilhelm Braune, III Bd. Halle а. S. 1876, стр. 373--490). Ученикъ проф. Царнке, онъ, какъ и его учитель, чуждъ всякаго пристрастія и безумнаго преклоненія предъ научными авторитетами: jurare in verba magistri (клясться словами учителя) не принадлежитъ къ числу его недостатковъ. Пауль впервые примѣнилъ къ критикѣ текста "Нибелунговъ" математическую теорію вѣроятности и доказалъ несостоятельность теоріи Барча. Примѣненіемъ къ дѣлу математической теоріи вѣроятности онъ навлекъ на себя обвиненіе въ "механизированіи метода", высказанное Шереромъ, и въ своей отповѣди (Nibelungenfrage und philologische Methode, въ Beiträge, V 1878, 428--447) выразилъ справедливую мысль о необходи мости отказаться отъ слишкомъ поспѣшныхъ заключеній и лучше говорить: "не знаю" тамъ, гдѣ нѣтъ данныхъ для рѣшенія вопроса. "Перескакиваніе за предѣлы методическаго познаванія служитъ только личному честолюбію и партійнымъ интересамъ. Для науки оно не только безполезно, но и въ высшей степени вредно. Правда, и этого никто не станетъ отрицать, что и недодѣланныя (unfertige) и даже ложныя гипотезы могутъ стать плодотворными тѣмъ, что вызываютъ стремленіе къ изслѣдованію. Но, въ такомъ случаѣ, всякій, кто ими подталкивается впередъ, считаетъ ихъ всегда за то, что онѣ есть, т. е. за нѣчто проблематичное. Не лучше ли было бы, еслибъ авторъ такой гипотезы не выдавалъ ея ни за что другое, если-бъ онъ не замалчивалъ ни тѣхъ трудностей, которыя еще не рѣшены, ни иныхъ возможностей? Развѣ утратилась бы отъ этого хотя малая доля той будящей силы, которая свойственна гипотезѣ? Наоборотъ, должно опасаться, что возбужденіе, исходящее отъ него (автора), сведется къ успокоенію на его гипотезахъ и къ дальнѣйшимъ построеніямъ, основаннымъ на нихъ, безъ всякой провѣрки.... Что касается меня, то я, благодаря Бога, стараюсь всегда открывать каждому глаза во всѣ стороны на все, что еще не закончено". Только такимъ образомъ можно положить конецъ тѣмъ спорамъ, кликамъ и той разрозненности, которые, вотъ уже нѣсколько десятилѣтій, какъ раковая язва, разъѣдаютъ нѣмецкую филологію". Недоказанныя гипотезы Лахманна прилагаются и къ другимъ памятникамъ нѣмецкаго эпоса, а "Борьба изъ-за клада Нибелунговъ", какъ озаглавилъ въ 1855 году Гольцманнъ свою полемическую брошюру противъ приверженцевъ Лахманна (Adolf Holtzmann, Kampf um der Nibelunge Hort gegen Lachmanns Nachtreter. Stuttg. 1855, 76 стр. 8о) продолжается и по-днесь, и прекрасныя слова Пауля: "Условія мира, предъявляемыя оттуда и отвергаемыя мною, суть подчиненіе господству клики, т. е. смерть истинной науки", -- остаются vox clamantis in deserto (гласомъ вопіющаго въ пустынѣ).
   Разбитые въ пухъ и прахъ, сторонники Лахманна не унимаются. Они все еще продолжаютъ говорить о 20 пѣсняхъ Лахманна только съ нѣкоторыми измѣненіями. Таковы работы Вилльманса. Редигера и Геннинга:
   1) W. Wilmanns, Beiträge zur Erklärung und Geschichte des Nibelungenliedes. Halle. 1877. Вилльмансъ предполагаетъ, что существовали поэмы или, вѣрнѣе, былины объ отдѣльныхъ герояхъ "Пѣсни", напр. о Рюдигерѣ, о Данквартѣ, изъ которыхъ затѣмъ былъ сдѣланъ, такъ сказать, спай. Это -- теорія контаминаціи, прилагавшаяся также и къ пѣснямъ Гомера и не выдерживающая критики, ибо руководится тѣми же критеріями, что и теорія Лахманна. Въ своей маленькой книжкѣ (90 стр.) Вильманисъ то и дѣло выбрасываетъ строфы, а слова: "можетъ быть, вѣроятно" и т. д. слишкомъ часто попадаются на глаза. Что могли быть сводныя былины объ отдѣльныхъ витязяхъ, противъ этого никто не будетъ спорить, но доказать что авторъ поэмы составилъ ее изъ такихъ сводныхъ былинъ -- нельзя.
   2) Max Roediger, Kritische Bemerkungen zu den Nibelungen. Berl. 1884. 94 стр. 8о. Образчикомъ этой книжки можетъ служить любая фраза въ родѣ слѣдующей: "стр. 86 не подвигаетъ дѣйствія впередъ, а потому я считаю ее неподлинной". Коротко, ясно и недоказательно. Такимъ образомъ авторъ разбираетъ всю поэму, обращаясь изрѣдка къ пѣснямъ Эдды и Тидрексагѣ. Посвященіе книги Вильгельму Шереру въ знакъ дружбы и благодарности показываетъ сразу, что мы имѣемъ дѣло съ лахманньянцемъ, желающимъ вычеркнуть изъ текста поэмы еще нѣсколько строфъ, неподлинности которыхъ не замѣтилъ "самъ" (ipse).
   3) Rudolf Henning, Nibelungenstudien (въ періодическомъ изданіи Quellen und Forschungen zur Sprach -- und Culturgeschichte der germanischer Völker, hrsg. von B. Ten Brink. E. Martin, W. Scherer, Heft XXXI, Strassb. 1883, 330 стр.). Геннингъ, ученикъ Шерера,-- сторонникъ теоріи такъ-называемыхъ Liederbuch'овъ, теоріи, являющейся дальнѣйшимъ развитіемъ теоріи Лахманна. (Основана она на предположеніи, что бродячіе пѣвцы, распѣвавшіе пѣсни о Нибелунгахъ, записывали ихъ въ пѣсенники, и вотъ поднимается новый споръ, сколько было такихъ пѣсенниковъ и какія пѣсни находились въ каждомъ изъ нихъ. Мюлленгоффъ дошелъ даже до того заключенія, что отвергъ гипотезу объ единомъ послѣднемъ собирателѣ или редакторѣ. "Въ дѣйствительности", говоритъ онъ (Henning, l. с. р. 95): "Нибелунги, по старому выраженію (Вильгельма Гримма), сложились сами собой, т. е. цѣлое было уже готово, когда возникли отдѣльные пѣсенники, которые мало-по-малу соединялись разными руками. Что касается второй части поэмы, то не можетъ быть сомнѣнія, что вся двадцатая пѣсня (по Лахманну) была записана съ самаго начала и соединена съ древнѣйшею XIX-ю..." Все это было-бы хорошо, но гдѣ-же эти пѣсенники? гдѣ? въ какой библіотекѣ они хранятся? Ихъ нѣтъ, они не найдены, а потому мы и оставляемъ ихъ въ покоѣ.
   4) Gustav Kettner, Zur Kritik des Nibelungenliedes (въ жури. Zeitschr. f. deutsche Philologie, Bd. 15, 16, 17, 19, 1883--1886). Кеттнеръ задался цѣлью сличить всѣ встрѣчающіяся въ поэмѣ описанія пріема гостей, пировъ, отъѣздовъ и отпусковъ, одежды и вооруженія, сличилъ все это съ поэмами "Плачъ" и "Битерольфъ" и пришелъ къ заключенію, что надъ "Пѣснью" работали 3 поэта. Древнѣйшая "Пѣснь", можетъ быть, представляла собраніе отдѣльныхъ пѣсенъ; около 1200 года рыцарскій поэтъ, жившій при вѣнскомъ дворѣ ("средній" поэтъ, какъ называетъ его Кеттнеръ), переработалъ старую "Пѣснь", обративъ особенное вниманіе на описаніе придворной жизни во вкусѣ своего времени; ему-же принадлежатъ и нѣкоторыя пѣсни цѣликомъ. Трудъ этого "средняго" пѣвца попалъ въ руки шпильмановъ, которые дѣлали вставки сообразно съ своими вкусами и модой. Это развитіе продолжалось до тѣхъ поръ, пока "Нибелунги" находили себѣ публику. И первою стадіей этого развитія была редакція А, второю -- И и третьею С. Авторъ основываетъ свою гипотезу на томъ предположеніи, что поэтъ XII вѣка долженъ былъ описывать пиры, одеждыр т. д. всегда одинаково; между тѣмъ, въ "Пѣсни" эти описанія иногда очень кратки, иногда слишкомъ размазаны и притомъ выражены не одними и тѣми-же общими мѣстами, Авторъ, въ подтвержденіе своей мысли, ссылается даже на новѣйшихъ геніальныхъ поэтовъ, которые, при всемъ своемъ разнообразіи, въ сходныхъ положеніяхъ употребляютъ одни и тѣ-же общія мѣста. Напр. у Шиллера:
   
   Марія Стюартъ I, 2: Schliesst eure rechnung mit dem himmel ab.
   Телль, монологъ: Mach deine rechnung mit dem himmel, voht.
   Ивиковы журавли, 5, 56: Und munter fördert er die schritte.
   Колоколъ, 274: Munter fördert seine schritte.
   и т. д.
   
   Конечно, каждый поэтъ можетъ повторить себя, но требовать, чтобы онъ всегда повторялъ себя дословно, едва-ли кто станетъ. Кажется, наоборотъ, поэтъ долженъ избѣгать этихъ повтореній, за которыя его скорѣе упрекнуть, чѣмъ похвалятъ. Сверхъ того, авторъ "Пѣсни" могъ избѣгать этихъ общихъ мѣстъ просто потому, что они не укладывались въ стихъ, или по инымъ соображеніямъ и причинамъ. Во всякомъ случаѣ, строить гипотезу на такихъ шаткихъ основаніяхъ нельзя, тѣмъ болѣе, что мы не знаемъ, каковъ былъ оригиналъ; Пѣсни", такъ какъ рукописи А, В, Е, очевидно, списаны ъ другихъ, доселѣ не найденныхъ.
   Въ концѣ концовъ, мы должны сказать, что намъ не извѣстенъ ни авторъ "-Пѣсни", ни ея первоначальный витъ Въ я нынѣшнемъ видѣ она представляетъ много страннаго, непонятнаго, много нескладнаго, много намековъ на другія саги, но разъяснить эти темные вопросы пока не удалось. Въ виду этого, остается ждать новыхъ рукописныхъ находокъ, которыя, быть можетъ, прольютъ свѣтъ на происхожденіе поэмы, открывъ и имя ея автора, и время ея написанья, и ея родину. Пока-же, сводя къ одному всѣ мнѣнія, можно сказать, что поэма сформировалась въ періодъ времени отъ 1120 до 1210 въ Австріи или Тиролѣ (какъ думаетъ Царнке, на томъ основаніи, что рукописи поэмы найдены большею частью въ Тиролѣ или около Боденскаго озера).
   

XIV.
Историческій и ми
ѳологическій элементы въ сагѣ о Нибелунгахъ.

   Какъ въ вопросѣ о рукописяхъ и о происхожденіи поэмы, такъ и въ этомъ вопросѣ объ отношеніи саги къ исторіи и миѳу, въ средѣ нѣмецкихъ ученыхъ царитъ великое разногласіе. Шапка-невидимка, волшебный жезлъ, неуязвимость Зигфрида, валькирія Бринхильда, уколотая шипомъ и погруженная въ волшебный сонъ, борьба съ змѣемъ, роговая оболочка Зигфрида, карлики и великаны,-- все это даетъ поводъ къ миѳологической экзегезѣ. Въ "Пѣсни" этого, якобы миѳологическаго, элемента сохранилось немного, его гораздо больше въ пѣсняхъ Эдды и сѣверныхъ сагахъ о Вельсунгахъ и Тидрекѣ Берискомъ Въ виду того, что шапка-невидимка встрѣчается уже въ арабскихъ сказкахъ "Тысяча и одна ночь", что волшебный перстень или жезлъ такъ популяренъ на востокѣ, что борьба со змѣемъ входитъ въ составъ цѣлой массы легендъ о св. Георгіи, св. Романѣ, св. Викторѣ и т. д., что неуязвимость Зигфрида напоминаетъ неуязвимость Ахилла,-- въ виду всего этого, миѳологическая экзегеза становится крайне трудной. Сравненіе саги о смерти Зигфрида съ миѳомъ о свѣтломъ божествѣ Бальдрѣ, убитомъ своимъ слѣпымъ братомъ Хедромъ, по наущенію злого бога Локи, ничего не доказываетъ, тѣмъ болѣе, что въ настоящее время въ этомъ миѳѣ нѣкоторые ученые видятъ передѣлку евангельскаго (апокрифическаго) разсказа о крестной смерти Спасителя. Другіе видятъ въ пѣсняхъ Эдды слѣды вліянія грекоримскихъ миѳовъ. Насколько правы тѣ и другіе, покажетъ будущее, но, что вліяніе христіанскихъ апокрифовъ сильно сказывается въ Эддѣ, это чувствуетъ всякія, кто знакомъ съ этимъ вопросомъ. (Смотри подробный разборъ этихъ гипотезъ у А. Н. Веселовскаго, Исторія эпоса, вып. 2, стр. 129--163). Стало быть, сравненіе съ Бальдромъ, или Фрейромъ, съ Ахилломъ и св. Георгіемъ или св. Викторомъ одинаково имѣетъ право на существованіе и одинаково не доказано. Время сложенія саги о Зигфридѣ и ея перенесенія не можетъ быть опредѣлено, точно такъ-же, какъ и древность пѣсенъ Эдды, а потому и рѣшить вопросъ о вліяніи христіанскихъ легендъ на эту сагу, пока, не возможно.
   Альбертъ Ревилль (Réville, L'épopée des Nibelungen. Étude sur son caractère et ses origines d'après les derniers travaux въ "Revue des deux mondes", 1866, t. 66, 16 Décembre, p. 898, прим.) сообщаетъ, между прочимъ, интересный фактъ, что въ Ксантенѣ, родинѣ Зигфрида, древней столицѣ франковъ салическихъ (нынѣ это маленькій городокъ въ Прирейнской Пруссіи, между Клеве и Кёльномъ), есть великолѣпный готическій соборъ. На стѣнахъ его развѣшаны древнія картины, на которыхъ, по словамъ Ревилля, ѣздившаго въ Ксантенъ въ 1868 году, католическая легенда перемѣшана съ легендой о Нибелунгахъ. Тамъ нахо дится также статуя св. Виктора (= Побѣдителя; Зигфридъ = Sige -- побѣда(Friede=Mnpi), попирающаго ногами дракона. Другой интересный фактъ мы находимъ въ "Разысканіяхъ въ области русскихъ духовныхъ стиховъ" А. Н. Веселовскаго (Прилож. къ XXXVII т. Запис. Я. Акад. Наукъ, No 3, 1880 стр. 114--117). который приводитъ одну румынскую сказку о Георгіи-витязѣ, убившемъ змѣя. Когда онъ разсѣкъ его попо ламъ, красивая птичка, благодаря его за избавленіе ея отъ чудовища, пожиравшаго ея птенцовъ, велитъ ему искупаться въ крови змѣя: "тогда ничто злое къ тебѣ не пристанетъ, никакой страхъ не будетъ тебѣ вѣдомъ, кромѣ страха Божьяго". Георгій купается въ крови, только одно мѣсто осталось не смоченнымъ, тамъ, гдѣ ему на спину упалъ древесный листъ. Птичка предупреждаетъ его о томъ: пусть бережется. "Ясно;, прибавляетъ пр. Веселовскій: "что это мотивъ Сигфридовои саги, оставшійся далѣе неразвитымъ". Интересно, что сабли Георгія названа далѣе Бальмутомъ (сличи мечъ Сигфрида Бальмунгъ). Возможно, что румынская сказка заимствовала этотъ эпизодъ изъ германскаго эпоса черезъ посредство устной илк письменной передачи, но странно, что имя Зигфрида замѣнено здѣсь именемъ Георіія (св. Георгій является въ легендахъ тоже змѣеборцемъ). Мы не вдаемся въ дальнѣйшее сближеніе легендъ о св. Георгіи съ легендой о Зигфридѣ, змѣеборцѣ и освободителѣ красавицы (Брунхильды въ сѣв. сагахъ и Кримхильды въ "Пѣсни о роговомъ Зигфридѣ" XV вѣка) отъ похитившаго ее змѣя. Мы не будемъ останавливаться и на сличеніяхъ съ легендами объ Ахиллѣ, Персеѣ, Беллерофонтѣ или съ индійскимъ сказаніемъ о Карнѣ, въ виду того, что одного сравненія слишкомъ мало: необходимо доказать и тотъ путь, ко торымъ христіанская легенда или греческій миѳъ и восточное сказаніе зашли на германскую почву и создали смѣшанную легенду о Зигфридѣ. Высказывать предположенія легко, но доказать ихъ трудно. По отношенію къ сагѣ о Нибелунгахъ ученые не скупились на гипотезы, а одинъ нѣмецъ изъ Митавы. г. Траутфеттеръ, дошелъ до того, что всю поэму о Нибхунтахъ считалъ чуть ли не поэтическимъ трактатомъ о химіи. У него Этцель представляетъ собой олицетвореніе извести, Гунтеръ -- углеродъ, Зигфридъ -- мышьяковистая кислота (aciduni muriaficum), Брунхильда угольная кислота (СО2, acidum car bonicum), а Кримхильда -- le noir brillant du charbon. Убіеніе Зигфрида это -- усредненіе (нейтрализація--химическій терминъ значитъ: дѣлать что-нибудь среднимъ, т. е. ни кислымъ, ни щелочнымъ) мышьяковистой кислоты. Эту курьезную гипотезу приводитъ Цёйне въ предисловіи къ своему изданію "Нибелунговъ" (1815) и серьозно прибавляетъ, что она не имѣетъ подъ собой никакого надежнаго основанія (Réville, l. с. р. 913, прим.).
   Оставляя въ сторонѣ толкованія миѳологовъ и химиковъ, мы перейдемъ къ другой крайности, къ такъ называемымъ безпримѣснымъ евемеристамъ (Евемеръ, извѣстный своимъ толкованіемъ миѳовъ, видѣлъ во всѣхъ сказаніяхъ о богахъ воспоминанія о земныхъ царяхъ и герояхъ). Къ числу ихъ принадлежитъ, между прочимъ, Гизебрехтъ, желавшій отыскать въ Зигфридѣ извѣстнаго германскаго національнаго героя Арминія или Германа, конецъ котораго, омраченный измѣною его родичей, представляетъ сходство съ судьбою Зигфрида. Карликъ Альберихъ это -- вестготскій король Аларихъ, побѣжденный Хлодвигомъ: Гагенъ -- злой демонъ пораженнаго проклятіемъ франкскаго королевскаго дома; имена Вельсунговъ и Нибелунговъ происходятъ отъ рѣкъ Vahalis и Nabalia, на которыхъ бился Клавдій Цивилисъ; драконъ, убитый Зигфридомъ, это -- римское войско, закованное въ броню, кравшееся по горнымъ ущельямъ и говорившее чужимъ языкомъ; роговая оболочка Зигфрида -- римское вооруженіе, которое носилъ Арминій, а пониманіе птичьяго языка есть намокъ на то. что Арминій зналъ латинскій языкъ, и т. д. (Фишеръ, l. с. р. 100, прим. 2). Эта сага объ Арминіи слилась, по мнѣнію Гизебрехта, впослѣдствіи съ сагой о Хродихильдѣ, супругѣ Хлодвига. Она была дочерью Гильпериха Бургундскаго, котораго вмѣстѣ съ женою и дѣтьми убилъ его родной братъ Гундобальдъ. Хродихильда была выдана Гунюбальдомъ насильно замужъ за язычника Хлодвига, несмотря на предостереженія нѣкоего Ацидія (= Гагенъ, не совѣтовавшій выдавать Кримхильду за язычника Этцеля). Впослѣдствіи Хлодвигъ потребовалъ у Гундобальда его сокровища (какъ Этцель)Когда сынъ Гундобальда, Сигмундъ, убилъ своего сына Сигериха, Хродихильда побудила своихъ сыновей начать вфину, закончившуюся въ 538 уничтоженіемъ бургундскаго дома. Впослѣдствіи сага перепутала Хлодвига съ Аттилой, который тоже въ 438 нанесъ пораженіе бургундамъ. Трагическій конецъ австразійскаго Зигеберта (ум. 575) освѣжилъ память объ этой сагѣ, тогда на сцену явился и Гагенъ изъ Тронеге, взамѣнъ двухъ "отроковъ тараконскихъ" (т. е. изъ Торнаха), которымъ Фредегунда поручила убить Зигеберта, та самая Фредегунда, о раздорѣ которой съ Брунхильдой извѣстно каждому изъ учебниковъ (Fischer, l. с. 100--101). Эта гипотеза, какъ видите, очень остроумна и объясняеть многое. Не такъ давно одну часть этой гипотезы, а именно, что Зигфридъ есть Арминій, старался доказать заново исландскій ученый Вигфуссонъ (Grimm Centenary. Sigfred -- Arminius and other papers by Gudbrand Vigfusson, Jsl. and F. York Powell, Brit. Oxford Clarendon Press, 1880, 95 стр. in 8о. См. рецензію въ Bevue Critique d'histoire et de littérature, 1886, 1. février No 5, pp. 96--98. и А. H. Веселовскій, Исторія эпоса, вып. 2, стр. 362--364). Вигфуссонъ начинаетъ съ того, что главные герои германскаго эпоса представляются намъ въ двухъ видахъ и въ двухъ родахъ документовъ, историческихъ и легендарныхъ: такъ Эрманрихъ -- историческое лицо у Амміана Марцеллина и легендарный герой у Іордана, Саксона и въ Эддѣ; Аттила -- историческое лицо у Іордана, легендарное въ Эддѣ; Гигелакъ (Hygelac) -- историческое у Григорія Турскаго (chochilaicus) и легендарное въ Беовульфѣ. Теодорихъ -- историческое въ Excerpta Valesiana я легендарное въ Эддѣ; наконецъ, Карлъ Великій -- историческое у Эгингарда и легендарное въ chansons de geste. Но самый главный герой стихотворной Эдды, Зигфридъ, не упоминается въ исторіи, а самый гіавный герой Германіи, Арминій? забытъ въ германской эпопеѣ, которая все-таки воспѣвала его уже во времена Тацитѣ (caniturque adhuc barbaras apud gentes). Нельзя ли будетъ объяснить это противорѣчіе предположеніемъ, что Зигфридъ и есть Арминій? Въ самомъ дѣлѣ: Арминій -- римское gentilitium, настоящее же его имя, но германской манерѣ давать имена, должно было бы состоять изъ Сеги да еще что-нибудь, потому что его отца звали Сегиморъ, а у германцевъ имена давались по принципу аллитераціи, т. е. въ началѣ именъ дѣда, отца и внука повторялись одни и тѣ же звуки, напр. Сигехеръ, Сшмундъ, Сигурдъ. Итакъ, имя Арминія должно было начинатся съ Сеги. Отчего же не допустить, что его звали Segi-fredus, спрашиваетъ Вигфуссонъ, а отчего же не допустить, спросимъ мы его въ свой чередъ, что Арминія звали Сегимундомъ? Уже эта гипотетичность основанія, на которомъ Вигфуссонъ строитъ свою теорію, лишаетъ ее значенія, тѣмъ больше, что сходства между Арминіемь, національнымъ героемъ германцевъ, и сказочнымъ витяземъ Зигфридомъ нѣтъ никакого (А. Веселовскій l. с. р. 363--364). Гипотеза Гизебрехта, при всей своей неудовлетворительности, объясняетъ дѣло гораздо лучше.
   Что исторія лѣтописная и исторія въ народной пѣснѣ не могутъ быть тождественными, это не подлежитъ спору. Нельзя поэтому требовать, чтобы народная пѣсня или поэма, на ней построенная, передавала всѣ событія съ дипломатической точностью. Очень возможно, что и Зигфридъ змѣеборецъ есть историческое лицо, превращенное народомъ въ чисто сказочнаго витязя. Какъ легко историческій герой можетъ превратиться въ змѣеборца, показываетъ одно мѣсто въ романѣ г. Мордовцева ("1812 годъ"). Баринъ въ разговорѣ съ пріятелемъ употребилъ выраженіе: "Наполеонъ раздавилъ эту гидру; (революцію). Слуга, подслушавшій разговоръ, передавалъ потомъ уже своимъ друзьямъ, что "Наполеонъ этотъ самый раздавилъ змѣю". И вотъ Наполеонъ уже змѣеборецъ. Въ дальнѣйшемъ шествіи эта легенда, обязанная своимъ происхожденіемъ метафорѣ, можетъ обставиться подробностями, взятыми изъ другихъ легендъ о змѣеборцахъ. Стоитъ только прибавить, что Наполеонъ, раздавивъ эту змѣю, избавилъ свою "милую Францію" (слова Лермонтова) отъ ужасовъ этой змѣи, и легенда передастъ, что витязь Наполеонъ спасъ дѣвушку Францію отъ полонившаго ее змѣя. Извѣстная метафора, выраженная художникомъ въ прекрасномъ памятникѣ Петру Великому (противъ сената), толкуется въ народѣ буквально, кто Петръ раздавилъ змѣю и хотѣлъ перепрыгнуть черезъ Неву. Очень возможно поэтому, что Зигфридъ есть историческій Сигебертъ, превращенный въ змѣеборца уже потомъ. Сигебертъ, какъ и Зигфридъ, одержалъ верхъ надъ саксами и данами (см. W. Göttling, Übeidas geschichtliche im Nibelungenliede. Rudolstadt, 1814, 71 стр. 8о. Цитов. и у Jacob Grimm'а, Kleinere Schriften, Bd. IV Recension en, Berl. 1869, стр. 87) и, какъ онъ. былъ измѣннически убитъ. Возможно допустить, что и Брунхильда есть историческая Брунхильда, извѣстная своею ожесточенной враждой съ Фредегундой, но уже обставленная новыми подробностями, превратившими ее въ сказочную спящую царевну. Если вычесть изъ саги о Зигфридѣ его неуязвимость-и змѣеборство, его шапку-невидимку, кольцо Нибелунговъ, карликовъ и великановъ, какъ несомнѣнно бродячій сюжетъ (можетъ быть, внушенный или поддержанный библейскимъ пророчествомъ, что сѣмя жены нѣкогда сотретъ главу змѣя и, стало быть, избавитъ ее отъ власти діавола-змѣя), общій и сказанію о Зигфридѣ, и Муромской легендѣ о князѣ Петрѣ и супругѣ его Февроніи {См. интересную статью Ѳ. И. Буслаева: "Пѣсни древней Эдды о Зигурдѣ и Муромская легенда", въ журн. "Атеней", 1858, іюль и августъ, ч. 4, стр. 191--229.}, и цѣлому ряду католическихъ легендъ о св. Романѣ, св. Клементѣ, St. Bienheuré, St. André-les-Villiers, св. Бертрандѣ изъ Коммэнжа (Comminges) (см. Adolf Seelisch, Zur Sagenund Legenden-Litteratur въ Zeitschr. f. deutsche Philologie, 1886, Bd. 19, p. 117--119); если вычесть, затѣмъ, такой же бродячій сюжетъ о спящей царевнѣ (слич. и наши сказки о Русланѣ и Людмилѣ), тогда останется Зигфридъ, убитый по волѣ Брунхильды и жестоко отмщенный Кримхильдой.
   Гизебрехтъ производилъ имя "Нибелунги" отъ рѣки Набаліи; это мнѣніе подтверждается тѣмъ, что франки назывались по имени рѣкъ, на которыхъ жили (сличи названіе рейнскіе франки), но вопросъ затрудняется тѣмъ, что Гунтеръ и его братья въ сказаніи не франки, а бургунды. Въ документахъ встрѣчается и названіе Franci Nebulones. Францъ Моне {Franz Joseph Mone, Untersuchungen zur Geschichte der teutschen Heldensage. Quedlinburg u. Leipz. 1836. XII -- 292, стр. in 8о.} приводитъ цѣлый рядъ источниковъ, въ которыхъ встрѣчается имя "Нибелунгъ". Такъ, у франковъ салическихъ Nibelungus comes упоминается раньше 762 года, Nevelongus около 805; у франковъ рипуарскихъ: Невелонгусъ (9 в.), Нибилунгъ (9 в.); у рейнскихъ франковъ: Nebulunc (9 в.), Nibilunc vicedominus въ Вормсѣ (1131 г.); у швабовъ въ Эльзасѣ: Нибилунгъ (1186) и т. д.; въ Брейсгау: Нибелунгъ (1139) и т. д.; въ Баваріи: Нипулунгъ {Въ баварскомъ діалектѣ есть звукъ средній между р и b, который невозможно передать русскими буквами, напр., нѣм. bin баварцы выговариваютъ въ родѣ pin. Стало быть, Nibelung можетъ быть -- Nipelung.} (802) и т. д. Списокъ, приведенный у Моне, пополненъ не такъ давно Рохгольцемъ {Rochholz, Nibelungen in oberdeutschen Urkunden въ Z. f. d. Ph. IV. 1873 p. 349--350.}. Изъ всего этого видно, что для объясненія имени "Нибелунги" едва ли нужно прибѣгать къ скандинавской миѳологіи съ ея таинственнымъ Нифльгеймомъ (нѣчто въ родѣ преисподней). Въ виду этого, и сближеніе Нибелунговъ съ Гибеллинами, сдѣланное Гёттлингомъ (J. Grimm l. с. 88), является и напраснымъ, и слишкомъ натянутымъ {Сближеніе Нибелунговъ съ Гибеллинами поддерживалъ также Альбертъ Шоттъ (Albert Schott, Welfen und Gibelinge. Ein Beitrag zur Geschichte des deutschen Reiches und der deutschen Heldensage, въ журналѣ "All gemeine Zeitschrift für Geschichte, hrsg. von W. Adolf Schmidt", Bd. V, 1846, 317--369, См. тамъ же возраженіе Якова Гримма, рр. 435--460, начинающееся словами: "въ нашей литературѣ среди бѣла дня бродятъ привидѣнія, которыя изгоняются и вновь пытаются ворваться".}.
   Другія имена въ сагѣ о Нибелунгахъ: Гунтеръ, Гернотъ, Гизельхеръ, Этцель, Дитрихъ,-- безспорно, историческія.
   Въ извѣстномъ законѣ Бургундовъ (Lex Burgundionum, III) король Гундобадъ перечисляетъ нѣкоторыхъ своихъ ближайшихъ предшественниковъ: Гибиха {Въ "Нибелунгахъ" = Данкратъ. въ сѣв. сагахъ = Гьюки, въ памятникахъ нѣмецкихъ = Гибихъ.}, Годомара (сѣв. Гутормъ) Гизлахарія (Гизельхеръ), Гундахарія (Гунтеръ). Павелъ діаконъ разсказываетъ, что Атилла, при вторженіи въ Галлію, прежде всего разбилъ бургундскаго короля Гундикарія (= Гунтеръ). Хроникеръ Просперъ подъ 435 годомъ сообщаетъ о пораженіи, нанесенномъ бургундскому королю Гундикарію Аэціемъ, который, уступая просьбѣ короля, заключилъ съ нимъ миръ "коимъ Гундикарій пользовался недолго, ибо его вмѣстѣ съ его народомъ и родомъ (stirps) уничтожили гунны {G. Waitz, Der Kampf der Burgunder und Hünen, въ изданіи Forschungen, zur deutschen Geschichte, Bd. I, Gotting. 1862, pp. 1--10.}. Въ сагѣ о Нибелунгахъ Этцель (= Аттила) тоже истребляетъ родъ бургундовъ по волѣ Кримхильды. Когда сложилась эта сага объ измѣнѣ Кримхильды, сказать трудно, во всякомъ случаѣ раньше 1131 года, такъ какъ Саксонъ Грамматикъ подъ 1131 годомъ разсказываетъ, что какой-то саксонскій пѣвецъ, желая предупредить герцога Шлезвигскаго Кнута Лаварда о козняхъ датчанина Магнуса, декламировалъ ему стихи объ измѣнѣ Кримхильды противъ братьевъ: speciosissimi carminis contextu notissimam Grimildae erga fratres perfidiam de industria adorsus famosae fraudis exemplo similiumei metum ingenerare studebat {Fischer, Forschungen, 1. c. 165.}. Откуда взялась эта сага, которая противорѣчитъ, повидимому, исторіи? Въ сѣверной Вельсунга-сагѣ {См. о ней Untersuchungen über die sogenannte Völsuga-saga von B. Symons въ Beiträge von Paul u. Braune, III, 1876, 199--330.} Гудруна (= Кримхильда) не только не мститъ братьямъ, но наоборотъ мститъ сама за нихъ и убиваетъ своего мужа Атли (Аттпла). Это послѣднее событіе подтверждается разсказомъ Іорнанда о томъ, что Аттила умеръ отъ кровоизліянія изъ носа въ свадебную ночь, которую, отягченный виномъ и сномъ, проводилъ съ молодою женой Ильдико) = Ildico = Hildico = Хильда, т. е. вторая часть имени Кримхильды). Этотъ разсказъ Іорнандъ заимствуетъ у Ириска. Здѣсь еще не говорится, что Аттилла былъ ею убитъ. Другой хроникеръ Comes Marcellinus, писавшій въ одно время съ Іорнандомъ, говоритъ, что Аттилу убила ночью кинжаломъ женщина (или жена, mulieris manu cultroque) {ibid. p. 260. Пересказъ всевозможныхъ легендъ объ Аттиллѣ см. въ соч. Амедея Тьерри (Amédée Thierry, Histoire d'Attila et de ses successeurs jusqu'à l'établissement des Hongrois en Europe suivie des légendes et traditions, t. 1. 2, Par. 1856. 8о Легенды пересказаны во 2 томѣ, pp. 227--563.}. Если эти разсказы справедливы, то прійдется признать, что сѣверная редакція сказанія о смерти Атли вѣрнѣе передаетъ историческое преданіе, чѣмъ "Пѣснь о Нибелунгахъ". Нѣмецкій историкъ поэтъ Саксонъ (Poeta Saxo) и кведлинбургскія лѣтописи говорятъ единогласно, что эта дѣвушка была убійцею Аттила, при чемъ первый прибавляетъ, что она мстила за убіеніе своего отца, а вторыя, что она мстила за то, что Аттила похитилъ ее, умертвивъ напередъ ея отца {Въ числѣ источниковъ, которыми орудовалъ авторъ или авторы этой саги, представляющей собою компиляцію изъ всевозможныхъ сказаній, была, по всей вѣроятности, и "Пѣснь о Нибелунгахъ", какъ это старался доказать В. Döring: Die Quellen der Niflunga-saga in der Darstellung der Thidrekssage und den von dieser abhängigen, въ Zeitsch. f. d. Ph. II, 1879, 1--79; 265--292.}. Все это подтверждаетъ сѣверную сагу, сохранившую разсказъ въ болѣе древнемъ видѣ. Это не даетъ, однако, намъ права утверждать, что Вельсунга-сага и пѣсни Эдды отличаются большою древностью или что весь историческій элементъ переданъ въ нихъ ближе къ истинѣ. Намъ остается сказать еще нѣсколько словъ о другихъ историческихъ герояхъ сказанія о Нибелунгахъ и, прежде всего, о Дитрихѣ Бернскомъ. Это, какъ всѣми признано,-- знаменитый Теодорихъ Остготскій (ум. 526), главный герой Тидрексаги {Raszmann, Heldensage, l. с. I, 2. Ausg. 1863 pp. 258--259.}, названный Бернскимъ потому, что его резиденціей была Верона.
   Труднѣе всего отыскать историческаго Гагена. Лахманнъ отожествлялъ его съ Хёдромъ скандинавской миѳологіи только на томъ основаніи, что Хёдръ, слѣпой братъ Бальдра, убилъ что свѣтлое божество совершенно безсознательно, такъ какъ его стрѣла была направлена богомъ Локи, а Гагенъ (въ латинской поэмѣ Х-го вѣка "Вальтарій", написанной сан-галленскимъ монахомъ Эккехардомъ {См. объ этой поэмѣ у Л. Ю. Шепелевича: Нѣмецкая повѣсть на славянской почвѣ. (Valbharius manufortis и Walterz wdaly. Харьковъ. 1885. 34 стр. in 8о. Остальная литература приведена у А. Н. Веселовскаго, Исторія эпоса, вып. 2 рр. 6--56. Это тотъ самый Вальтеръ Аквитанскій, о которомъ упоминаетъ въ нашей поэмѣ Этцель и затѣмъ Гильдебрандъ, упрекая Гагена въ трусости.} является одноглазымъ и убиваетъ Зигфрида сознательно. Не правда ли, какъ много сходства!
   Моне {Mone, Unters, z. Gesch. d. t. Heldensage, p. 62.} сличаетъ Гагена съ героемъ старофранцузской поэмы о гарэнѣ Лотарингскомъ {Li Romans de Garin le Loherain, publ. par P. Paris 2 vol. Par. 1833--1835, Edélestand du Méril. La mort de Garin le Loherain. 1816. Сл. Henning, Nibelungenstudien, 1883, pp. 25 и слѣд.}, Гагенономъ (Haguenons), который названъ измѣнникомъ, совѣтующимъ Фромондэну напасть на Герберта съ тылу и убить его. Родина Гагена, Тронеге, есть дѣйствительная, а не вымышленная мѣстность. Если мнѣніе Моне и ничего не доказываетъ, такъ какъ Гагенонъ все-таки только герой романа, а не историческое лицо, то во всякомъ случаѣ оно лучше миѳологическихъ бредней тѣхъ ученыхъ, которые видятъ миѳологическое существо даже въ маркграфѣ Рюдигерѣ {Muth, Einleitung in das Nib. 1877 p. 77--78.}. Отчего бы ужъ не причислить къ сонму германскихъ боговъ и блаженной памяти епископа Пильгрима!
   Мы не отрицаемъ миѳологіи, но видѣть ее всюду, видѣть тамъ, гдѣ ея нѣтъ, предоставляемъ фанатикамъ теоріи солнечно-лунно-звѣздно-облачно-грозовыхъ и т. д. миѳовъ. Не даромъ такъ зло подшутилъ надъ ними одинъ англичанинъ, доказавъ по всѣмъ правиламъ, что знаменитый миѳологъ Максъ Мюллеръ не есть реальный профессоръ оксфордскаго университета, а божество солнца; что отецъ его Вильгельмъ Мюллеръ не почтенный нѣмецкій бюргеръ, а чуть ли не знаменитый шлемъ Эгира, головной покровъ бога Одина, и что переселеніе его въ Англію съ востока (изъ Германіи) не есть простое путешествіе на пароходѣ или на перекладныхъ, а движеніе въ небесной выси; а его лекціи въ оксфордскомъ университетѣ есть озареніе земли благодатнымъ свѣтомъ солнца и т. д. Эти заядлые миѳологи не хотятъ понять, что прежде, чѣмъ человѣкъ сталъ говорить о небесныхъ явленіяхъ, какъ о явленіяхъ дѣйствительной земной жизни, онъ долженъ былъ интересоваться сперва этими послѣдними. Прежде, чѣмъ говорить о грозѣ, какъ о битвѣ кого-то съ кѣмъ-то, онъ долженъ былъ видѣть настоящія земныя битвы; прежде, чѣмъ сравнить смѣну дня и ночи съ преслѣдованіемъ красавицы мачихою или влюбленнымъ въ нее отцемъ, человѣкъ долженъ былъ видѣть все. это на землѣ. Видѣть поэтому во всякой сказкѣ о такой красавицѣ солнечный миѳъ болѣе, чѣмъ странно. Послѣ этого, всякій романъ изъ современнаго быта можно считать тоже изображеніемъ грозовыхъ и облачныхъ явленій, а всякое старинное поэтическое описаніе распрей въ какомъ-нибудь королевскомъ домѣ есть непремѣнно миѳъ о борьбѣ солнца съ мракомъ, если только описаніе не подтверждается дословно лѣтописью. Объ Ахиллѣ и Одиссеѣ лѣтописи ничего не говорятъ: значитъ, они и не существовали, вопреки мудрымъ словамъ поэта:
   
   Герои были до Атрида,
   Но древность скрыла ихъ отъ насъ.
   
   Болѣе заслуживаетъ вниманія новѣйшая школа миѳологовъ, представителемъ которой является Андрью Лангъ, авторъ книги "Миѳъ и обычай" (Myth and Custom by Andrew Lang) и сотрудникъ журнала "Melusine", ратующаго противъ поборниковъ солнечно-лунныхъ и т. объясненій. По его мнѣнію, наши предки могли интересоваться не одними небесами и не одними грозами и затменіями: ихъ могли интересовать и простыя будничныя исторіи, и мелкія житейскія заботы о скотѣ, о добываніи огня и т. д. Какъ современные люди больше пробавляются сплетнями и пересудами о своихъ ближнихъ, такъ могли интересоваться этимъ и они; могли они воспѣвать и свои битвы съ врагами, свои побѣды и пораженія. Намъ скажутъ, пожалуй: какъ же могли, напр., интересоваться какими-то чудовищными драконами, которыхъ теперь нѣтъ? Мы отвѣтимъ на это: загляните, господа, въ палеонтологію, посмотрите на всѣхъ этихъ плесіосавровъ, мастодонтовъ и другихъ вымершихъ животныхъ, и вы поймете, что образъ дракона не есть что-нибудь, никогда не существовавшее, а только, можетъ быть, нѣсколько преувеличенное. Трудно допустить, чтобъ человѣческая фантазія создала что-нибудь, никогда невиданное, никогда неслыханное: она можетъ дѣлать новыя комбинаціи, новыя сочетанія, но изъ образовъ реальныхъ.
   Разумѣется, мы не станемъ утверждать, напр., что въ сказаніи о Нибелунгахъ все отъ слова до слова взято прямо изъ жизни. Нѣтъ, потому что мы не знаемъ этого сказанія въ его первоначальномъ видѣ: первоначальное ядро покрылось вѣковыми наслоеніями, и только нѣкоторыя изъ нихъ мы можемъ снять съ него: это -- разказы о змѣеборствѣ, о спящей красавицѣ, о шапкѣ-невидимкѣ и проч., потому что все это принадлежитъ къ числу бродячихъ элементовъ, пристающихъ къ другимъ реальнымъ событіямъ и лицамъ. Но и эти бродячіе элементы, навѣрно, выхвачены, изъ жизни, только не извѣстно, когда и гдѣ. Мы знаемъ сказаніе о Нибелунгахъ изъ литературныхъ источниковъ, которые могли находиться подъ воздѣйствіемъ другихъ литературныхъ произведеній, но произвести этотъ литературно-химическій анализъ мы не беремся за неимѣніемъ реактивовъ.
   Но и безъ этого анализа мы можемъ любоваться прекраснымъ цвѣткомъ, какой представляетъ собою "Пѣснь о Нибелунгахъ".
   

VII.
Художественное значеніе Нибелунговъ.

   "Кто бы ни былъ авторъ этой поэмы, говоритъ Карлейль {Пѣснь о Нибелунгахъ. (Статья Карлейля). Пер. В. К(остомарова?), въ Библ. для Чтенія, 1857, т. 141, отд. II, стр. 213--254.}, мы все-таки обязаны ему благодарностью. Разставаясь съ Нибелунгами, съ ихъ "празднествами, турнирами, горемъ и слезами", мы не можемъ не повторить, что въ этомъ изумительно-искусномъ разсказѣ открывается цѣлый міръ своеобразныхъ красотъ, составляющихъ главное достоинство всякаго эпическаго произведенія. Не только, какъ одно изъ древнѣйшихъ преданіи новой Европы, она заслуживаетъ внимательнаго изученія, но и какъ поэтическое произведеніе, которое своими высокими достоинствами пріобрѣтаетъ одно изъ первыхъ мѣстъ въ ряду эпическихъ произведеній средневѣковой Европы. Нѣмецкая критика назвала "Нибелунги" сѣверной Иліадой. Но что общаго между этими двумя поэмами? Только то, что обѣ носятъ характеръ разсказа и повѣствуютъ объ истребленіи цѣ лаго поколѣнія. Пѣвецъ Нибелунговъ во многомъ отличается отъ Гомера и во многомъ ему уступаетъ. Въ немъ нѣтъ ни пылкаго воображенія, ни несокрушимой энергіи, которыя составляютъ характеристику Гомера... Германскій пѣвецъ сравнительно слишкомъ простъ, не углубляется въ жизнь, не вступаетъ въ борьбу съ страшными тайнами; онъ довѣрчиво смотритъ на окружающій міръ и рисуетъ его такимъ, какимъ онъ представляется его взору, останавливаясь на внѣшней сторонѣ вещей. Въ немъ незамѣтно большой способности очерчивать характеры; дѣйствующія лица его поэмы знакомы намъ поверхностно, между ними нѣтъ даже родовыхъ различій; но, какъ портреты, они выполнены превосходно. Воображеніе его также небогато. Два, три сравненія, но нѣсколько разъ повторяемыя, не доказываютъ большого развитія этой способности... Германскому пѣвцу недостаетъ ни роскошнаго, симпатичнаго стиха, ни богатой, неистощимой фантазіи. Но за то духъ его обладаетъ другими свойствами, безъ которыхъ нѣтъ поэзіи,-- благородствомъ и глубокимъ поэтическимъ чувствомъ. Онъ одушевляется духомъ рыцарства, любовью и героизмомъ; печаль разлуки, томленіе безотвѣтной любви, нѣжное чувство женщины, отважное предпріятіе героя -- все это находитъ мелодическій отголосокъ въ его благородномъ сердцѣ. Все, что было смертно въ его натурѣ, прошло съ нимъ вмѣстѣ; онъ мелькнулъ, какъ поэтическое явленіе, оставивъ за собою мелодическую пѣсню; звукъ этой пѣсни еще до сихъ поръ оглашаетъ воздухъ и долго еще будетъ слышаться среди отдаленнаго потомства. Германцы Съ удивленіемъ и любовью смотрятъ на Пѣснь о Нибелунгахъ; если они болѣе восхваляли ее, нежели изучали, то ошибку эту легко объяснить благороднымъ патріотическимъ чувствомъ. Для насъ она драгоцѣнна, какъ памятникъ, свидѣтельствующій о жизни человѣчества въ давно минувшія времена... Независимо отъ достоинствъ древности, эта пѣснь удивляетъ изслѣдователя, какъ отдѣльное сочиненіе, и какъ высокій памятникъ древняго германскаго искусства. Современный намъ читатель, безъ всякаго предварительнаго приготовленія, можетъ найти въ ней глубокій интересъ. Единство содержанія, внутренняя связь событій и полнота ставятъ Пѣснь о Нибелунгахъ на столько выше Книги Героевъ (Heldenbuch), насколько Шекспиръ возвышается надъ своими послѣдователями и предшественниками. Хотя неизвѣстнаго пѣвца Нибелунговъ нельзя поставить на ряду съ Шекспиромъ, однако-жъ, нельзя и не признать въ немъ глубокаго поэтическаго чувства. Эта поэма имѣетъ то, чего недостаетъ многимъ древнимъ и новымъ произведеніямъ этого рода: въ ней есть свое основаніе, свое органическое цѣлое, есть начало, середина и конецъ; нельзя не отличить въ ней главной идеи, существенности, если хотите, вокругъ которой группируются въ живое цѣлое множество разнообразныхъ частей и мелкихъ подробностей... Древнее нарѣчіе Нибелунговъ ясно и выразительно; его правильная версификація жива, и даже читатель девятнадцатаго вѣка найдетъ гармонію въ ея ритмѣ. Правда, языкъ Нибелунговъ часто растянутъ; но это многословье соединяется съ неподдѣльной задушевностью и ритмомъ не только въ словахъ, но и въ мысляхъ. Простота, даже безпрестанное повтореніе эпитетовъ и риѳмъ никогда не поражаетъ уха и не кажется глупостью; такъ, напримѣръ: два слова lib (тѣло, жизнь -- leib) и wip (женщина, жена = weib) постоянно слѣдуютъ одно за другимъ; но они служатъ выраженіемъ дѣтской невинности. Въ старинномъ строѣ этой пѣсни есть своя неподражаемая прелесть: въ веселой плясовой мелодіи вамъ слышатся иногда суровые звуки, и нерѣдко глубокіе потоки скорби и гнѣва, шумные, какъ море въ непогоду, вливаются въ ея свѣтлое, спокойное теченіе. Это кроткая, спокойная улыбка; но въ ея задумчивомъ спокойствіи Скрыта безпредѣльная твердость, страстная любовь и героическая сила. Такое сочетаніе веселой наружности и серьезнаго содержанія встрѣчаемъ и у другихъ поэтовъ. Неизвѣстный пѣвецъ сѣвера напоминаетъ намъ Тасса, хотя различіе между ними слишкомъ явно. Оба они одѣваютъ суровые, темные образы въ свѣтлую одежду: высокій подвигъ, дерзость, доходящая до самозабвенія, и самая смерть облечены у нихъ въ кроткій, весело, игриво волнующійся стихъ. И Нибелунги, и Освобожденный Іерусалимъ -- мы выскажемъ наше личное мнѣніе -- въ одномъ отношеніи приводятъ насъ къ одинаковымъ результатамъ: и въ той, и въ другой поэмѣ дѣйствующія лица и ихъ исторія ярко рисуются передъ вами, но вдали, такъ, какъ будто ба вы смотрѣли на сцену въ обращенный телескопъ: все уходитъ въ даль, живыя лица превращаются въ свѣтлыя, блестящія миніатюры, цвѣта становятся опредѣлительнѣе и ярче, тѣни исчезаютъ. Эта особенность, по нашимъ понятіямъ, составляетъ отличительную черту лирической поэмы. Роскошная мелодія Тасса до сихъ поръ живетъ въ устахъ итальянцевъ; Nibelungen также не даромъ носятъ названіе пѣсни. Не менѣе замѣчательно и содержаніе поэмы, поражающее своими высокими достоинствами. Во всемъ этомъ вымыслѣ подобраны самыя эстетическія черты {Только одинъ разъ, пересказывая содержаніе поэмы, Карлейль затруднился "передать читателю на нашемъ новомъ, испорченномъ, двусмысленномъ языкѣ хоть тѣнь старой, чистосердечной простоты, съ которой поэтъ разсказываетъ о дѣлахъ и вещахъ, отвергнутыхъ поэзіей и прозой". Но, вообще, "пѣвецъ Нибелунговъ, на перекоръ обыкновенію автора Roderick Random, не любитъ излишнихъ вмѣшательствъ въ тайны гименея" (Карлейль, l. с. 237).} и устранено все, что своей грубостью могло бы нарушить ихъ гармонію. Читателю не приходится жалѣть о гигантахъ, карликахъ и т. д., все это устранилъ или отодвинулъ въ тѣнь пѣвецъ Нибелунговъ и вывелъ на очищенную сцену другого рода героевъ. И въ Нибелунгахъ есть свои чудеса и здѣсь дѣйствительный міръ окруженъ сверхъестественнымъ; но чудеса его обнаруживаются рѣдко: нужно удивляться искусству, съ какимъ этотъ простой, безхитростный поэтъ вводитъ элементъ чудеснаго въ свое произведеніе. Принимая его безъ критики, онъ всегда находитъ предѣлъ, за которымъ чудесное становится безобразнымъ. Въ этомъ отношеніи, онъ можетъ сравниться съ Гомеромъ. Таинственная исторія Нибелунговъ развивается подъ невидимымъ стороннимъ вліяніемъ; немногія чудеса, введенныя въ поэму, совершаются вдали: о карликахъ, великанахъ, плащахъ-невидимкахъ, несмѣтныхъ сокровищахъ и о пещерѣ, гдѣ скрыты они, идутъ слухи изъ дальней, неизвѣстной страны.
   "Пѣснь о Нибелунгахъ" обыкновенно называютъ сѣвернымъ эпосомъ; но въ ней преобладаетъ характеръ драмы. Эти тридцать девять Aventiuren (приключеній {Нынѣшнее нѣмецкое Abenteuer, франц. aventure, отъ латинскаго adventura (ad + venio). Въ редакціи Е такихъ авентюръ 38, ибо передъ стр. 1951 B (2003 C, 1888 А) нѣтъ особаго заглавія для авентюры, такъ что вся поэма распадается на двѣ части, по 19 авентюръ въ каждой.}), составляющія поэму, могутъ быть названы тридцатью девятью сценами трагедіи. Съ самаго начала читатель темно предчувствуетъ будущую катастрофу, и, чѣмъ далѣе онъ углубляется въ поэму, тѣмъ яснѣе представляется его глазамъ эта катастрофа. Тѣнь судьбы возстаетъ изъ прекрасной земли Нибелунговъ, и слышится ея глухой, суровый голосъ; малая искра зла -- раздоръ двухъ женщинъ -- мало-по-малу раздувается въ страшное преступленіе, истребительнымъ пламенемъ разливается по всей странѣ, опустошаетъ ее и истребляетъ цѣлое поколѣніе". (Карлейль l. с. 226--229; 253--254).
   Таковъ взглядъ знаменитаго англійскаго писателя; но Карлейль англичанинъ, германецъ: его сочувственное отношеніе къ германской поэмѣ, можетъ быть, нѣсколько пристрастно. Другое дѣло -- мнѣніе французовъ, исконныхъ враговъ всего нѣмецкаго. Интересно послушать, что говорятъ они о великой поэмѣ, считаютъ-ли они ее сѣверною "Иліадой". Вотъ, что пишетъ г. Ревилль въ своей статьѣ о Нибелунгахъ въ журналѣ "Revue des deux mondes" (1866, t. 66, 15 Décembre, p. 887 и слѣд.): "Во Франціи нерѣдко приходится слышать толки о Нибелунгахъ, но тѣ, которые говорятъ о нихъ, въ большинствѣ случаевъ заставляютъ подозрѣвать, что они знаютъ поэму только по названію и не сомнѣваются въ тѣхъ интересныхъ проблемахъ, которыя связаны съ древней германской эпопеей. Впрочемъ, писатели, болѣе или менѣе авторитетные, не разъ затрогивали этотъ сюжетъ, скорѣе разжигая, чѣмъ удовлетворяя наше національное любопытство. Романтизмъ съ его предрасположеніемъ (prédilection) къ средневѣковью, встрѣтилъ немного недовѣрчиво длинную германскую lied (пѣсню)... Шатобріанъ, не знавшій ея основательно, воздалъ ей, однако, великую похвалу въ своихъ Историческихъ этюдахъ. Ж. Ж. Амперъ разобралъ поэму цѣликомъ въ своемъ курсѣ, читанномъ въ 1832 году въ парижскомъ словесномъ факультетѣ. Г. Сенъ-Маркъ Жирарденъ, по возвращеніи изъ Германіи, перевелъ, немного спустя, изъ нея нѣсколько отрывковъ. Въ 1839 г. Ріо (Riaux), профессоръ философіи въ Реннѣ (Rennes), издалъ полный переводъ поэмы, обязанный своимъ происхожденіемъ перу женщины, госпожи Моро де ла Мельтьёръ (Moreau de la Meltière), и предпослалъ ему введеніе, слишкомъ ученое для того времени. Къ несчастью, переводъ оказывался очень часто неточнымъ и слишкомъ жертвовалъ грубоватымъ, но первобытнымъ, блестящимъ, удивительно могучимъ колоритомъ оригинала въ пользу элегантности и нашихъ новѣйшихъ вкусовъ. Затѣмъ, прекрасные дни романтизма стали проходить, а дни исторической критики только что зачинались". Только тогда, когда историческая критика отвоевала себѣ мѣсто, въ наукѣ, на Нибелунговъ обратили вниманіе, а г. Лавелэ (de Laveleye) издалъ свой "вѣрный и блестящій" переводъ поэмы {I. Les Nibelungen, traduction nouvelle par М. E. de Laveleye, 2. éditon. II. La saga des Nibelungen dans les Eddas et dans le Nord Scandinave, eroæe. Paris. 1866. 8о.}, которымъ и вызвана статья г. Ревилля, по мнѣнію котораго, патріотизмъ ослѣпилъ за-рейнскихъ критиковъ, когда они рѣшились утверждать, что поэма "Нибелунги" превосходитъ всѣ другія и даже Иліаду эпическимъ величіемъ и красотою. "Нѣмецкой поэмѣ недостаетъ того, что было врожденнымъ даромъ греческаго генія, т. е. мѣры, инстинктивнаго чувства пропорціи и, стало-быть, граціи". Г. Ревилль находитъ вполнѣ справедливой юмористическую характеристику "Нибелунговъ", сдѣланную Гейнрихомъ Гейне въ одномъ изъ его писемъ. "Это произведеніе", писалъ великій поэтъ {Заимствуемъ переводъ этого мѣста изъ книги II. Гербеля, Нѣмецкіе поэты. Спб. 1877, стр. 9.}, "исполнено великой громадной силы. Языкъ, на которомъ оно написано,-- чисто каменный, и стихи представляются мнѣ какъ-бы сриѳмованными плитами. Мѣстами пробиваются сквозь щели красные цвѣты, точно капли крови, или вытягивается длинный плющъ, словно зеленыя слезы... Хотите-ли вы составить себѣ идею объ этой поэмѣ и о тѣхъ гигантскихъ страстяхъ, которыя въ ней развернулись? Прекрасно! Представьте-же себѣ свѣтлую лѣтнюю ночь, въ которую звѣзды, блѣдныя, какъ серебро, но крупныя, какъ солнца, собрались на голубомъ небѣ, и всѣ готическіе соборы: Европы назначили другъ другу свиданіе въ необъятной равнинѣ. И вотъ, спокойно сходятся сюда страсбургскій соборъ, кельнскій, руанскій, флорентинская колокольня и т. п., и всѣ они любезно ухаживаютъ за церковью Парижской Богоматери (Notre Dame). Правда, что ихъ движенія довольно неловки, что нѣкоторые изъ нихъ даже очень неуклюжи и что ихъ ухаживанье можетъ вызвать невольную улыбку. Но вы перестали-бы улыбаться, увидѣвъ, какъ они мало-по-малу приходятъ въ бѣшенство и начинаютъ душить другъ друга, какъ Notre Dame de Paris въ отчаяніи воздѣваетъ обѣ каменныя руки свои къ небу, послѣ чего схватываетъ мечъ и срубаетъ голову самому громадному изъ всѣхъ этихъ соборовъ. Однако -- нѣтъ: даже и это зрѣлище не далобы вамъ никакого понятія о главныхъ дѣйствующихъ лицахъ "Пѣсни о Нибелунгахъ", такъ какъ не существуетъ на свѣтѣ башни столь высокой и камня столь жесткаго, какъ суровъ Гагенъ и мстительна Кримгильда". "Эта юмористическая замѣтка", говоритъ Ревилль: "остается и нынѣ вѣрною. Героямъ греческой эпопеи, конечно, по плечу помѣриться съ героями эпопеи германской, но насколько легче ихъ походка, насколько свободнѣе ихъ движенія! Въ храбрости мужей и въ красотѣ женъ нѣмецкой поэмы замѣчается отсутствіе чувства мѣры. Сравните съ Парѳенономъ не одинъ изъ этихъ готическихъ соборовъ, гдѣ согласіе частностей съ общимъ планомъ приводитъ къ безспорной гармоніи и единству впечатлѣнія, напр. соборъ Амьенскій или Кельнскій, но одинъ изъ этихъ внушительныхъ и дисгармоничныхъ эшафотажей, гдѣ преобладаетъ фантазія, гдѣ перепутываются стили, гдѣ здравый смыслъ не можетъ ничего разглядѣть, которые подавляютъ, однако, зрителя своею массою, своею вышиною, своими капризными voussures, своими смѣлыми проекціями, и вы получите то-же отношеніе, какое существуетъ между эпопеями греческой и германской. Даже допустивъ, что поэтическая мощь, въ собственномъ смыслѣ этого слова, одинакова и тамъ, и тутъ -- согласиться съ чѣмъ было-бы много -- все-таки пришлось-бы признать, что превосходство, съ точки зрѣнія искусства, рѣшительно на сторонѣ грековъ". Къ томуже выводу пришелъ и другой французскій ученый Гастонъ Парисъ въ статьѣ: "Пѣсня о Роландѣ и Нибелунги" {Gaston Paris, La chanson de Roland et les Nibelungen въ "Revue germanique et franèaise". T. 25. 1863, 1 Avril, No 2, pp. 292--302.}, заканчивающій ее повтореніемъ словъ Стація: "не пытайся достигнуть божественной Иліады".
   Какъ отозвались о Нибелунгахъ ученые другихъ странъ, мы не знаемъ, но переводы поэмы на всѣ европейскіе языки {Они перечислены въ предисловіи Царнке къ его изданію текста. Списокъ этотъ, вѣроятно, пополненъ въ послѣднемъ, 6-мъ, изданіи Царнке, которое мы еще не успѣли достать.} свидѣтельствуютъ о томъ, что она нашла всюду радушный пріемъ. Но, разумѣется, увлеченіе поэмой проявилось всего сильнѣе на ея родинѣ. Вотъ, что пишетъ о ней одинъ нѣмецкій критикъ, увлеченный колоссальностью сюжета "Нибелунговъ". "Здѣсь", говоритъ онъ {Заимствуемъ эти строки изъ книги Н. Гербеля"Нѣмецкіе поэты", l. с., р. 9.}: "на сценѣ не жизнь и судьбы отдѣльныхъ лицъ, не любовь, но колоссальныя страсти и усложненія, громадные планы и дѣйствія, при которыхъ паденіе одной личности увлекаетъ за собою, какъ въ вихрѣ, цѣлыя королевскія династіи, поколѣнія героевъ и народы, и оканчивается взаимнымъ кровопролитнымъ истребленіемъ ихъ. Переселеніе народовъ выступаетъ тутъ во всемъ богатствѣ легендарнаго украшенія. Историческая жизнь является въ поэтической переработкѣ. Тихо выходя изъ различныхъ источниковъ, волны поэзіи текутъ, чистыя и прозрачныя, но мало-по-малу къ нимъ присоединяются все новые и новые ручьи, берега становятся шире, прелестныя рѣки устремляются въ цѣнящуюся бездну и, наконецъ, вся эта масса поэтическихъ легендъ и сказаній ввергается во всепоглощающее море. Такъ ростетъ и усиливается дѣйствіе въ "Пѣсни о Нибелунгахъ". Естественно и послѣдовательно развиваются характеры, не стѣсняемые никакими условными, традиціонными мѣрками. Несмотря на потрясающія, ужасающія подробности, которыми наполнена вторая часть поэмы, сколько задушевности и глубокаго чувства во всемъ этомъ произведеніи! Семейныя узы между родителями и дѣтьми, братьями и сестрами, супругами, преданность слугъ господамъ и отеческія отношенія этихъ послѣднихъ къ первымъ не изображены ни у одного изъ придворныхъ эпическихъ поэтовъ того времени и послѣдующаго въ такой простотѣ, чистотѣ и задушевности, въ какой все это является передъ нами въ "Пѣсни о Нибелунгахъ". Такую любящую чету, какъ Зигфридъ и Кримхильда, напрасно стали бы мы искать въ остальныхъ произведеніяхъ средневѣковой поэзіи".
   Таковы взгляды ученыхъ на достоинства и недостатки "Пѣсни о Нибелунгахъ". Насколько вѣрно воспроизвели мы въ нашемъ переводѣ слабыя и сильныя стороны этой поэмы, предоставляемъ судить читателямъ.
   
   

Пѣснь о Нибелунгахъ.

I авентюра.
Кримхильда.

             1. Гласятъ чудесъ не мало намъ саги лѣтъ былыхъ.
             О витязяхъ достойныхъ, объ ихъ невзгодахъ злыхъ,
             О празднествахъ веселыхъ, объ ихъ слезахъ и горѣ,
             Объ ихъ раздорахъ много чудесъ услышите вы вскорѣ.
             2. Въ Бургундіи дѣвица презнатная росла,
             Едва ли гдѣ другая красивѣй быть могла;
             Ее Кримхильдой звали: нельзя милѣе быть.
             За то пришлося многимъ бойцамъ животъ свой положить
             3. Любить красу такую за честь любой считалъ.
             Ужъ не одинъ отважный боецъ по ней вздыхалъ.
             Всѣмъ нравилась дѣвица, и станъ же былъ у ней!
             Затмить изъ женъ любую могла она красой своей.
             4. Три короля дѣвицу хранили отъ невзгодъ:
             Достойный витязь Гунтеръ и удалой Гернотъ,
             И самый младшій Гизельхеръ, отборный витязь тоже,
             Князья пеклись всѣ трое объ ихъ сестрѣ родной пригожей.
             5. Они всѣмъ взяли: родомъ и щедростью своей,
             И слыли за отважныхъ, отмѣннѣйшихъ мужей;
             Бургундами владѣли; у Этцеля потомъ
             Не мало натворили они чудесъ своимъ мечемъ.
             6. На Рейнѣ въ Вормсѣ жили съ дружиной короли,
             И съ честью имъ служили вассалы ихъ земли
             До самой смерти; были бойцы всё на отборъ,
             Но ихъ потомъ печально сгубилъ двухъ знатныхъ женъ раздоръ.
             7. Ихъ мать звалася Утой; Данкратъ ихъ былъ отецъ.
             Онъ сыновьямъ въ наслѣдство, когда пришелъ конецъ,
             Свои оставилъ земли. Ужъ то-то витязь былъ!
             Онъ въ годы молодые не мало славныхъ дѣлъ свершилъ.
             8. Три короля, какъ выше сказалъ ужъ я о томъ,
             Большой владѣли силой: служила имъ мечемъ
             Толпа бойцовъ отмѣнныхъ, какъ мы про то слыхали;
             Ни разу въ сѣчѣ жаркой сердца бойцовъ не трепетали·
             9. То былъ изъ Тронете Гагенъ и братъ его Данквартъ
             Проворный; два маркграфа: Гёре и Эккевартъ;
             Ортвинъ изъ Метца; Фблькеръ, изъ Альцейя вассалъ,
             Служилъ имъ тоже -- силой немалой витязь обладалъ.
             10. Румольтъ, ихъ стряпчій славный, отборный изъ мужей,
             Синдольтъ и Гунольтъ, мужи трехъ знатныхъ королей,
             Заботились о чести двора господъ своихъ.
             Еще бойцы тамъ были: мнѣ всѣхъ не перечислить ихъ
             11. Данквартъ былъ ихъ маршалкомъ, былъ стольникомъ Ортвинъ,
             Его племянникъ славный и Метца господинъ;
             Синдольтъ, ихъ чашникъ, витязь отборный, и съ нимъ вмѣстѣ
             Гунольтъ, ихъ спальникъ, всѣ-то пеклись о королевской чести.
             12. О тѣхъ мужахъ придворныхъ, о рѣдкой силѣ ихъ,
             О ихъ великой мощи и подвигахъ лихихъ,
             Что витязи съ любовью всю жизнь свою свершали,
             Ни отъ кого подробно всего бы вы не услыхали.
             13. Въ такой чести высокой Кримхильдѣ снился сонъ:
             Былъ будто ею соколъ пригожій прирученъ,
             И два орла клевали его, казалось ей;
             Смотрѣть на это было всего на свѣтѣ ей больнѣй.
             14. И Утѣ поспѣшила она про сонъ сказать,
             И лучше не съумѣла ей мать растолковать:
             "Твой соколъ -- знатный витязь; пусть Богъ его хранитъ:
             Изъ рукъ твоихъ твой соколъ на вѣки скоро улетитъ!"
             15.-- "Что мнѣ вы говорите про мужа, мать моя?
             Безъ рыцарской любови на вѣкъ останусь я.
             Ужъ въ дѣвушкахъ мнѣ лучше до самой смерти быть,
             Чѣмъ лишнихъ бѣдъ и горя чрезъ ту любовь себѣ нажить".
             16.-- "Постой, не зарекайся", ей отвѣчала мать:
             "Какой еще на свѣтѣ и радости бывать,
             Какъ не любовь мужская? знай, быть тебѣ женой,
             Ужъ если Богомъ посланъ тебѣ тотъ витязь удалой".
             17. Она сказала: "Полно, не говорите мнѣ!
             Не разъ ужъ я видала не на одной женѣ,
             Какъ за любовь платились всѣ подъ конецъ бѣдой.
             Останусь я въ дѣвицахъ -- меня минуетъ жребій злой".
             18. Еще не зародилась любовь въ груди у ней.
             Съ тѣхъ поръ она не мало жила счастливыхъ дней.
             И все того, кто былъ бы ей милъ, она не знала.
             Потомъ бойца лихого она супругой съ честью стала.
             19. То былъ тотъ самый соколъ, что снился ей во снѣ,
             Какъ мать ей толковала. Ужъ то-то всей роднѣ
             За убіенье мужа она потомъ отмстила!
             Да, не одна мать сына тогда на-вѣки схоронила.
   

II авентюра.
О Зигфрид
ѣ.

             20. Въ то время въ Нидерландахъ король Сигмундъ съ женой,
             Сиглиндой, правилъ; съ ними росъ сынъ ихъ молодой.
             Онъ въ Сантенѣ богатомъ на нижнемъ Рейнѣ жилъ.
             Такъ звался этотъ городъ, далеко слухъ о немъ ходилъ.
             21. Зигфридъ (такъ звался витязь тотъ добрый и удалый)
             Земель объѣхалъ много съ отвагою немалой
             И всюду, гдѣ бывалъ онъ, всю мощь свою являлъ.
             Ахъ, сколько у бургундовъ бойцовъ онъ смѣлыхъ увидалъ!
             22. Какъ дни его младые, дни красные, текли,
             Поразсказать не мало о томъ бы мы могли:
             Какъ онъ себя прославилъ, какъ былъ пригожъ лицомъ,
             И сколькимъ дамамъ милымъ пришлось потомъ вздыхать о немъ.
             23. Усердно воспитали его, какъ подобало,
             И отъ природы было въ немъ доблестей немало.
             За то потомъ отцовской земли красой онъ сталъ,
             И находили люди, что всѣмъ то витязь добрый взялъ.
             24. Когда подросъ, явился къ двору онъ; были тамъ
             Его всѣ рады видѣть: ахъ, сколько дѣвъ и дамъ
             Желали, чтобъ почаще онъ ихъ тамъ навѣщалъ.
             Онъ былъ имъ любъ, и витязь прекрасно это замѣчалъ.
             25. Не часто безъ присмотра Зигфрида отпускали;
             Сигмундъ съ Сиглиндой сына богато одѣвали.
             Его учили дядьки въ чести себя держать.
             За то могъ онъ со славой потомъ землею обладать.
             26. Ужъ вотъ носить доспѣхи вполнѣ былъ въ силахъ онъ:
             Для этого всѣмъ нужнымъ былъ витязь надѣленъ.
             Засматриваться началъ на дамъ воитель статный:
             Любить бойца такого имъ было лестно и пріятно.
             27. Сигмундъ, отецъ Зигфрида, своихъ мужей сзывалъ,
             Онъ съ милыми друзьями попировать желалъ.
             Въ другія королевства помчалась вѣсть о томъ;
             Своихъ и иноземныхъ дарилъ онъ платьемъ и конемъ.
             28. И всякаго, кто право стать рыцаремъ имѣлъ
             По своему рожденью, Сигмундъ сзывать велѣлъ
             Къ себѣ на пиръ веселый. Всѣхъ юношей потомъ
             И съ ними вмѣстѣ сына король пожаловалъ мечемъ.
             29. Не мало было-бъ можно про пиръ поразсказать:
             Сигмундъ и Сигелинда съумѣли пиръ задать
             На славу; надѣляли всѣхъ щедрою рукой:
             За то гостей не мало примчалось къ нимъ на пиръ честной.
             30. Съ Зигфридомъ предстояло одежды получить
             Всѣмъ новичкамъ (ихъ было четыреста): тутъ шить
             Съ любовью принялися дѣвицы молодыя;
             Вставлять пришлось имъ много каменьевъ въ гнѣзда золотыя
             31. И пришивать потомъ ихъ къ одеждѣ дорогой
             Для молодцевъ удалыхъ: обычай былъ такой.
             Къ дню поворота солнца хозяинъ приказалъ
             Скамьи поставить: Зигфридъ въ тотъ день санъ рыцаря пріялъ.
             32. Толпа оруженосцевъ и рыцарей лихихъ
             Пошла въ соборъ. Кто были постарше тутъ изъ нихъ,
             Тѣ молодымъ служили, какъ было въ оны дни
             И съ ними; день въ забавахъ провесть надѣялись они.
             33. Въ честь Господа обѣдня въ соборѣ началась,
             Неслыханная давка при этомъ поднялась:
             Вѣдь въ рыцари по чину ихъ будутъ посвящать,
             И торжество такое вдругорядь врядъ-ли увидать!
             34. Они къ конямъ бѣжали, осѣдланнымъ, гурьбой.
             Тамъ, на дворѣ Сигмунда, былъ данъ турниръ большой,
             Отъ топота хоромы дрожали и тряслись:
             Такъ витязи лихіе забавой шумной увлеклись.
             35. Со старыми бойцами встрѣчались новички;
             Ломались съ сильнымъ трескомъ у копій ихъ древки;
             Жужжа, обломки копій летали вдоль дворца
             Изъ рукъ бойцевъ: усердью ихъ, право, не было конца.
             36. Король просилъ окончить и лошадей убрать.
             Что тутъ щитовъ разбитыхъ пришлося увидать!
             Что на траву каменьевъ упало той порой
             Изъ привязей блестящихъ щитовъ отъ стычки жаркой той!
             37. Тутъ разсадить изволилъ Сигмундъ гостей своихъ;
             Отъ вкусныхъ яствъ исчезла вся вмигъ усталость ихъ,
             Да и виномъ отмѣннымъ изрядно ихъ поили.
             Своихъ и иноземныхъ тутъ всѣхъ на славу угостили.
             38. День цѣлый пировали и тѣшились бойцы;
             Лишь отдыха не знали бродячіе пѣвцы,
             За службу щедро были они награждены.
             Стяжалъ тѣмъ пиромъ славу Сигмундъ для всей своей страны.
             39. Землей и городами Зигфрида надѣлилъ
             Король Сигмундъ: заранѣ онъ сдѣлать то рѣшилъ.
             Всѣ сверстники Зигфрида подарки получили:
             Ужъ какъ за то поѣздкой своей они довольны были!
             40. Тянулся пиръ веселый вплоть до седьмого дня.
             Старинные Сиглинда обычаи храня,
             Всѣхъ золотомъ дарила: такъ былъ ей Зигфридъ милъ.
             Не даромъ всѣхъ такъ сильно боецъ къ себѣ расположилъ.
             41. Изъ шпильмановъ едва-ли ушелъ кто бѣднякомъ:
             И лошади, и платья имъ сыпались дождемъ,
             Какъ будто день послѣдній бойцы тутъ доживали.
             Сдается мнѣ, ни разу они такъ щедры не бывали.
             42. И вотъ, съ великой честью былъ конченъ пиръ честной.
             Богатые вассалы сказали той порой,
             Что имъ имѣть пріятно Зигфрида королемъ,
             Но не хотѣлъ и слышать удалый молодецъ о томъ:
             43. Покуда живъ былъ Сигмундъ и Сигелинда тоже,
             Вѣнецъ не соглашался носить ихъ сынъ пригожій,
             Но, королемъ не числясь, былъ охранять готовъ
             Отважный, добрый витязь свой край родной отъ злыхъ враговъ
   

III авентюра.
Какъ Зигфридъ прі
ѣхалъ въ Вормсъ.

             44. Жилъ такъ-то витязь смѣлый безъ горя и заботъ.
             Онъ слышалъ, что дѣвица въ Бургундіи живетъ,
             И такъ мила, что больше нельзя и пожелать.
             За то былъ долженъ много утѣхъ и бѣдъ онъ испытать.
             45. Прославилась далеко она своей красой;
             И добрый нравъ, и сердце въ дѣвицѣ молодой
             Нашли бойцы лихіе, вздыхавшіе по ней:
             И къ Гунтеру не даромъ такъ много ѣхало гостей.
             46. Ея любви искало не мало жениховъ,
             Но выбрать не хотѣла Кримхильда изъ бойцовъ
             Ни одного: покуда еще былъ незнакомъ
             Ей тотъ, кому досталась въ удѣлъ ея любовь потомъ.
             47. Любовь дѣвицы знатной хотѣлъ Зигфридъ стяжать;
             Легко надъ женихами верхъ могъ онъ одержать
             И овладѣть по праву красавицей такой.
             Да, сталъ потомъ супругомъ Кримхильды витязь удалой.
             48. Его мечта о вѣрной любви не покидала.
             Тогда родня съ дружиной ему совѣтъ давала,
             Чтобъ онъ себѣ невѣсту приличную избралъ.
             -- "Хочу я взять Кримхильду", имъ смѣлый Зигфридъ отвѣчалъ.
             49. "Живетъ дѣвица эта въ Бургундской сторонѣ,
             Красы необычайной, и знаю я вполнѣ,
             Что кесарь самый сильный и тотъ бы не считалъ
             За стыдъ любить Кримхильду, когда-бъ жениться пожелалъ".
             50. И самъ Сигмундъ богатый наслышался о ней;
             Ему извѣстно стадо черезъ его людей
             Желаніе Зигфрида: о томъ онъ заскорбѣлъ,
             Что свататься къ дѣвицѣ, столь знатной, сынъ его хотѣлъ.
             51. Узнала и Сиглинда, жена его, о томъ
             И сильно затужила о сынѣ молодомъ:
             Ей Гунтеръ и дружина его извѣстны были.
             Отъ сватовства Зигфрида тутъ всѣ отговорить рѣшили.
             52.-- "Отецъ мой милый", витязь такъ началъ говорить:
             "Ужъ лучше никого мнѣ на свѣтѣ не любить,
             Коль свататься не смѣю я къ той, кого люблю.
             Что мнѣ ни говорите, ни въ чемъ я вамъ не уступлю".
             53.-- "Ты уступить не хочешь", сказалъ король ему:--
             "Я радуюсь безмѣрно желанью твоему
             Іпервый въ этомъ дѣлѣ помочь тебѣ готовъ,
             Но Гунтеръ гордыхъ много имѣетъ при себѣ бойцовъ.
             54. Не будь другихъ, все-жъ Гагенъ тамъ при дворѣ живетъ:
             Съ такимъ высокомѣрьемъ онъ честь двора блюдетъ,
             Что я боюсь, не вышло-бъ для насъ бѣды какой,
             Коль свататься мы станемъ съ тобой къ дѣвицѣ молодой".
             55.-- "Намъ это не помѣха", сказалъ Зигфридъ ему:
             "Коль я отъ нихъ по дружбѣ невѣсты не возьму,
             То силою добудетъ ее рука моя,
             И всѣхъ людей и землю отнять у нихъ съумѣю я".
             56.-- Сказалъ Сигмундъ: "Тѣ рѣчи прискорбно слышать мнѣ;
             Коли о нихъ узнаютъ въ Бургундской сторонѣ,
             То къ нимъ забыть дорогу тебѣ весь будетъ слѣдъ:
             Вѣдь мнѣ Гернотъ и Гунтеръ извѣстны съ очень давнихъ лѣтъ.
             57. Да и никто не можетъ невѣсту силой брать",
             Сказалъ Сигмундъ: "такъ вотъ, что хотѣлось мнѣ сказать.
             А, впрочемъ, если хочешь съ дружиной ѣхать къ нимъ,
             Съ тобою ѣхать вмѣстѣ я дамъ приказъ друзьямъ моимъ".
             58.-- "Мнѣ, право, не по сердцу", сказалъ Зигфридъ лихой:
             "Что цѣлая дружина пойдетъ на Рейнъ за мной,
             Какъ на войну, и будетъ мнѣ больно, если я
             Лишь страхомъ ихъ заставлю принять меня въ свои зятья.
             59. Нѣтъ, я ее добуду одинъ своей рукой,
             Одиннадцать всего лишь возьму бойцовъ съ собой,
             И вы, отецъ мой Сигмундъ, мнѣ въ этомъ помогите".
             Тутъ для одеждъ двуцвѣтныхъ мѣховъ его всей дали свитѣ.
             60. И мать его, Сиглинда, услышавши о томъ,
             Ужъ какъ загоревала о дитяткѣ родномъ:
             А вдругъ да онъ погибнетъ отъ Гунтера мужей.
             У королевы слезы ручьемъ лилися изъ очей.
             61. Вотъ королевичъ Зигфридъ въ покои къ ней пошелъ
             И съ матерью такую рѣчь ласково повелъ:
             "Что плачете напрасно вы, матушка моя?
             Безъ страха тамъ предъ всею толпой бойцовъ предстану я.
             62. Меня прошу скорѣе къ Бургундамъ снарядить
             И самой наилучшей одеждой насъ снабдить,
             Чтобъ было въ чемъ достойнымъ бойцамъ пощеголять:
             Великое спасибо я вамъ готовъ за то сказать".
             63. Она сказала: "Если стоишь ты на своемъ,
             Я, такъ и быть, готова помочь тебѣ во всемъ:
             Одеждъ я вамъ не мало дамъ самыхъ дорогихъ.
             Изъ рыцарей доселѣ никто не нашивалъ такихъ".
             64. За то ей поклонился воитель молодой,
             Сказалъ онъ: "лишь двѣнадцать товарищей съ собой
             Хочу я взять, и надо имъ всѣмъ одежды дать.
             Ахъ, какъ бы мнѣ хотѣлось скорѣй Кримхильду увидать!"
             65. Засѣли за работу дѣвицы, ни одна
             Изъ милыхъ дѣвъ не знала ни отдыха, ни сна,
             Чтобъ поскорѣй одежду Зигфриду смастерить:
             Никакъ не соглашался Зигфридъ поѣздку отложить.
             66. Отецъ ему получше нарядъ убрать велѣлъ:
             Онъ тѣмъ свои владѣнья прославить захотѣлъ.
             И панцирей блестящихъ, и шлемовъ, и щитовъ
             Широкихъ заготовилъ онъ вдоволь для лихихъ бойцовъ.
             67. Вотъ имъ приспѣло время къ бургундамъ отъѣзжать;
             Тутъ принялися дамы и мужи горевать:
             Вернуться ль имъ обратно домой. Бойцы скорѣй
             Доспѣхи и одежды укласть велѣли на коней.
             68. Прекрасны были кони въ ихъ сбруѣ золотой.
             Со спутниками Зигфридъ гордиться могъ собой:,.
             На то онъ права больше, чѣмъ кто-нибудь имѣлъ.
             Съ Сигмундомъ и Сиглиндой проститься Зигфридъ захотѣлъ·
             69. Съ печалью отпускали его отецъ и мать;
             Онъ ласково принялся обоихъ утѣшать,
             Сказалъ онъ: "Не тревожьтесь, не плачьте обо мнѣ!
             На счетъ меня спокойны всегда должны вы быть вполнѣ".
             70. Бойцы взгрустнули, много дѣвицъ тутъ зарыдало:
             Сдается мнѣ, имъ сердце заранѣе сказало,
             Что на чужбинѣ много погибнетъ ихъ друзей:
             Не безъ причины слезы у нихъ струились изъ очей.
             71. Вотъ, на седьмое утро всѣ витязи верхомъ
             Скакали къ Вормсу лихо въ убранствѣ золотомъ.
             Ахъ, что была за сбруя на ихъ коняхъ ретивыхъ!
             Несли послушно кони бойцовъ лихихъ и горделивыхъ.
             72. У каждаго былъ новый, широкій, свѣтлый щитъ
             И добрый шлемъ въ то время, когда лихой Зигфридъ
             Туда къ двору бургундовъ въ край Гунтера скакалъ.
             Бойцовъ въ столь пышномъ платьѣ никто доселѣ не видалъ.
             73. До самыхъ шпоръ висѣли у нихъ мечей концы,
             Въ рукахъ держали копья преострыя бойцы
             Съ двѣ пяди шириною; изъ копій тѣхъ одно
             Держалъ Зигфридъ -- ужъ какъ же краями рѣзало оно!
             74. Уздечки золотыя бойцы въ рукахъ держали,
             И въ шелковыхъ поперсьяхъ ихъ лошади бѣжали.
             Повсюду собирался на нихъ глазѣть народъ,
             И Гунтеровы мужи бѣжали встрѣчу имъ впередъ.
             75. Тутъ всѣ оруженосцы и рыцари скорѣй,
             Обычай соблюдая, пошли встрѣчать гостей:
             Изъ рукъ щиты ихъ взяли, коней прочь отвели
             И витязей отмѣнныхъ въ страну своихъ господъ ввели.
             76. Ужъ отвести хотѣли коней ихъ на покой,
             Какъ вдругъ сказалъ имъ Зигфридъ, воитель удалой:
             -- "Коней не уводите! пусть здѣсь стоятъ покуда:
             Съ товарищами вскорѣ хочу уѣхать я отсюда.
             77. Кому изъ васъ извѣстно, пусть тотъ мнѣ и укажетъ,
             Гдѣ короля найду я; пусть онъ мнѣ это скажетъ,
             Гдѣ Гунтеръ тутъ бургундскій?" На это тотъ, кто зналъ,
             Гдѣ былъ въ ту пору Гунтеръ, бойцу, не медля, отвѣчалъ:
             78. "Найти его не трудно, коль надобенъ онъ вамъ:
             Его въ большой той залѣ сейчасъ я видѣлъ самъ
             Среди его дружины. Идите поскорѣй:
             Увидите вы много при немъ достойнѣйшихъ мужей".
             79. Межъ тѣмъ, про нихъ извѣстье до короля дошло,
             Что рыцарей отборныхъ не мало тамъ пришло:
             Всѣ въ панцыряхъ блестящихъ, въ одеждахъ дорогихъ.
             Какъ есть никто въ Бургундской землѣ не зналъ бойцовъ лихихъ.
             80. И самъ король дивился: изъ чьей бы то земли
             Бойцы въ одеждѣ дивной къ нему прійти могли,
             Съ широкими щитами и новыми? Никто
             Не могъ о нихъ повѣдать: король въ досадѣ былъ на то.
             81. И королю промолвилъ въ отвѣтъ тогда одинъ
             Могучій и отважный изъ Метца Ортевинъ:
             "Коль ихъ никто не знаетъ, пошлите поскорѣй
             За Гагеномъ: пусть дядя прійдетъ и взглянетъ на гостей.
             82. Ему всѣ королевства, и земли, и князья
             Извѣстны: онъ узнаетъ и ихъ, увѣренъ я!"
             За нимъ и за дружиной его король послалъ,
             И вотъ, съ бойцами важно пришелъ къ нему его вассалъ.
             83.-- "Что королю угодно?" былъ Гагена вопросъ.
             -- "Бойцовъ, мнѣ неизвѣстныхъ въ мой домъ Господь занесъ.
             Никто ихъ здѣсь не знаетъ; я васъ прошу сказать:
             Быть можетъ, приходилось вамъ ихъ когда-нибудь видать?"
             84.-- "Извольте", молвилъ Гагенъ; къ окну онъ подошелъ
             И быстро на пріѣзжихъ гостей глаза навелъ:
             Понравились ему ихъ доспѣхи и уборъ,
             Но въ области Бургундской не видѣлъ ихъ онъ до сихъ поръ.
             85. Сказалъ онъ, что, откуда бъ къ нимъ ни пришли бойцы,
             Они князья, быть можетъ, или князей гонцы:
             У нихъ на славу кони, нарядъ прекрасенъ ихъ;
             Кто бъ ни были, ихъ всякій признаетъ за бойцовъ лихихъ
             86.-- "Сдается мнѣ, однако", такъ Гагенъ продолжалъ,
             "Хоть Зигфрида доселѣ нигдѣ я не видалъ,
             Что этотъ рыцарь статный никто иной, какъ онъ;
             Да, по всему я вижу, что не былъ я въ обманъ введенъ·
             87. Онъ новостей не мало везетъ сюда съ собой:
             Онъ смѣлыхъ Нибелунговъ сразилъ своей рукой;
             Шильбунга и Ниблунга, богатыхъ двухъ князей.
             Чудесъ надѣлалъ много онъ силой мощною своей.
             88. Какъ есть одинъ, безъ свиты, онъ ѣхалъ на конѣ
             И предъ одной горою, такъ говорили мнѣ,
             При кладѣ Нибелунговъ толпу мужей засталъ,
             Отважный, незнакомыхъ: впервые тутъ онъ ихъ узналъ.
             89. Былъ вынесенъ изъ полой горы Ниблунговъ кладъ.
             Послушайте, что дальше объ этомъ говорятъ:
             Кладѣ мужи Нибелунговъ дѣлить вдругъ пожелали
             И витязя Зигфрида не мало этимъ удивляли.
             90. Онъ къ нимъ подъѣхалъ ближе, ихъ ясно увидалъ.
             Одинъ изъ нихъ, примѣтивъ Зигфрида, тутъ сказалъ:
             "Воитель Нидерландскій, Зигфридъ, пріѣхалъ къ намъ".
             Да, рѣдкостное дѣло узналъ отважный витязь тамъ.
             91. Шильбунгомъи Ниблунгомъ былъ съ честью принятъ онъ
             И, съ общаго совѣта, былъ витязь приглашенъ
             Князьями молодыми тотъ кладъ имъ раздѣлить.
             Пришлось Зигфриду просьбамъ князей усерднымъ уступить.
             92. Тьму тамъ камней узрѣлъ онъ (про то намъ говорили):
             На ста возахъ, пожалуй, всего-бъ не умѣстили,
             А золота тамъ было и болѣе того:
             Таковъ былъ кладъ. Межъ ними пришлось бойцу дѣлить его.
             93. Ему въ награду дали Ниблунговъ мечъ они,
             И не вдомекъ имъ было, что горести одни
             Зигфридъ своей услугой имъ только причинитъ.
             Взялъ гнѣвъ ихъ, что не въ силахъ дѣлежъ окончить былъ Зигфридъ.
             94. Двѣнадцать великановъ могучихъ, удалыхъ
             Въ числѣ друзей ихъ было, да мало пользы въ нихъ:
             Ихъ въ гнѣвѣ Зигфридъ смѣлый избилъ своей рукой
             Да витязей Ниблунгскихъ семь сотъ сразилъ боецъ лихой,
             95. Сразилъ своимъ Бальмунгомъ (такъ звался добрый мечъ).
             Тогда не мало юныхъ бойцовъ, чтобъ жизнь сберечь
             Отъ витязя лихого и смерти избѣжать,
             Скорѣй спѣшили землю и бурги всѣ ему отдать.
             96. Къ тому жъ, князей богатыхъ обоихъ онъ убилъ,
             Отъ Альбриха большую бѣду себѣ нажилъ:
             Альбрихъ отмстить задумалъ Зигфриду за господъ,
             Но Зигфридову силу узнать былъ долженъ въ свой чередъ.
             97. Не могъ въ борьбѣ съ Зигфридомъ карлъ сильный совладать;
             Какъ львы, они пустились вдвоемъ къ горѣ бѣжать,
             И тамъ плащъ-невидимку у Альбриха отнялъ
             И господиномъ клада Зигфридъ, воитель грозный, сталъ.
             98. Кто биться съ нимъ посмѣли, всѣ мертвые лежали.
             Кладъ перенесть обратно туда, откуда взяли
             Его Ниблунга мужи, воитель приказалъ,
             Хранителемъ же клада тогда могучій Альбрйхъ сталъ.
             99. Онъ клятву далъ Зигфриду быть впредь его слугой
             И дѣлать все, что скажетъ воитель удалой".--
             Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "Такъ вотъ Зигфридъ каковъ!
             Никто силенъ такъ не былъ еще доселѣ изъ бойцовъ.
             100. Еще о немъ не мало я слышалъ отъ людей,
             Какъ смѣлый витязь змѣя сразилъ рукой своей.
             Въ крови его купаясь, сталъ Зигфридъ роговымъ:
             Съ тѣхъ поръ не разъ видали, что онъ въ бою неуязвимъ.
             101. Съ тѣмъ большей честью должно намъ витязя принять,
             Чтобы потомъ отъ гнѣва его не пострадать:
             Поласковѣе надо намъ быть съ такимъ бойцомъ,
             И безъ того не мало чудесъ надѣлалъ онъ мечомъ".--
             102. Король богатый молвилъ: "Сказалъ ты правду намъ:
             Вишь, словно въ бой готовясь ступить, стоитъ онъ тамъ,
             И витязи всѣ, будто начать желаютъ сѣчу.
             Да, вижу: намъ прійдется идти бойцу лихому встрѣчу."
             103.-- "И вамъ", отвѣтилъ Гагенъ: "позора нѣту въ томъ:
             Ему король богатый приходится отцомъ.
             Христосъ то больше знаетъ, но, кажется мнѣ, къ намъ
             Сюда-бы не пріѣхалъ, конечно, онъ по пустякамъ."
             104.-- "Пусть будетъ нашимъ гостемъ", король страны сказалъ:
             "Онъ знатенъ и отваженъ, какъ я сейчасъ узналъ.
             Пусть будетъ и въ Бургундской землѣ ему почетъ".--
             Тутъ Гунтеръ, князь богатый, пошелъ встрѣчать гостей впередъ.
             105. Хозяинъ гостя принялъ съ учтивостью такой,
             Что врядъ-ли быть учтивѣй могъ кто-нибудь другой.
             Хозяина поклономъ боецъ благодарилъ
             За то, что онъ пріемомъ его столь ласковымъ почтилъ.
             106. Сказалъ король богатый: "Зигфридъ, дивлюся я,
             Что побудило ѣхать васъ въ здѣшніе края,
             И что на Рейнѣ въ Вормсѣ хотите вы съискать?"
             Тутъ королю гость молвилъ: "Отъ васъ не буду я скрывать.
             107. Въ землѣ отца нерѣдко я отъ другихъ слыхалъ,
             Что есть у васъ (ахъ, какъ бы узнать я ихъ желалъ!)
             Отважнѣйшіе мужи: какой король такихъ
             Имѣть не пожелалъ бы! Я прибылъ, чтобъ взглянуть на нихъ.
             108. Да и про вашу храбрость слыхалъ не мало я,
             Что будто нѣтъ на свѣтѣ отважнѣй короля:
             Окрестъ владѣній вашихъ твердитъ о томъ народъ,
             А въ этомъ убѣдиться и я желалъ бы, въ свой чередъ.
             109. Я -- витязь тожъ, прійдется и мнѣ вѣнецъ носить,
             Но мнѣ-бъ его хотѣлось на дѣлѣ заслужить:
             Пусть скажутъ, что по праву землей владѣю я.
             Порукой въ томъ пусть будетъ и честь, и голова моя!
             110. Коль вправду вы такъ смѣлы, какъ я слыхалъ не разъ,
             То, любо ль вамъ иль нѣту, жалѣть не стану васъ:
             Да, знайте, что намѣренъ я все у васъ отнять:
             Страну и бурги ваши должны вы мнѣ во власть отдать".
             111. Король съ своей дружиной былъ крайне удивленъ,
             Какъ только отъ лихого бойца услышалъ онъ,
             Что у него всю землю отнять задумалъ тотъ.
             Разгнѣвалась не мало и вся дружина въ свой чередъ.
             112. Тутъ молвилъ Гунтеръ: "Чѣмъ же я это заслужилъ,
             Чтобъ силой иноземецъ меня того лишилъ,
             Чѣмъ съ честью и такъ долго отецъ мой обладалъ:
             Вамъ рыцаремъ плохимъ бы тогда себя я показалъ".
             113. А витязь смѣлый молвилъ: "Стою я на своемъ:
             Коль землю не съумѣешь ты оберечь мечомъ,
             Владѣть я ею буду; когда жъ землей моей
             Ты силой овладѣешь, тогда ты будешь править ей.
             114. Пусть земли наши будутъ наградой намъ служить:
             И кто изъ насъ другого съумѣетъ побѣдить,
             Пусть тотъ людей и земли во власть свою возьметъ".
             Тутъ рѣчь его прервали отважный Гагенъ и Гернотъ.
             115.-- "Такой и мысли нѣту у насъ", Гернотъ сказалъ:
             "Чтобъ у другого землю отнять, да чтобы палъ
             Изъ нашихъ кто: богаты землей мы безъ того.
             На землю ту правъ больше, чѣмъ наши, нѣтъ ни у кого".
             216. Взялъ гнѣвъ друзей Гернота; тогда изъ нихъ одинъ,
             (То былъ боецъ изъ Метца, достойный Ортевинъ)
             Промолвилъ: "Миролюбье такое мнѣ претитъ:
             Вѣдь безъ причины всякой звалъ васъ на бой сейчасъ Зигфридъ.
             117. Коль силъ у васъ и братьевъ на то не достаетъ,
             Коль полкъ весь королевскій сюда онъ приведетъ,
             То я съ удалымъ мужемъ готовъ въ тотъ бой вступить:
             Надѣюсь, что съумѣю я спесь съ бойца лихого сбить·.
             118. Взялъ гнѣвъ бойца Зигфрида, сказалъ онъ въ свой чередъ:
             "Твоя рука со мною рубиться не дерзнетъ:
             Вѣдь я -- король богатый, а ты -- вассалъ простой;
             Такихъ, какъ ты, двѣнадцать ни въ жизнь не справятся со мной".
             119. Велѣлъ боецъ изъ Метца извлечь мечи (Ортвинъ
             Былъ Гагену изъ Тронеге племянникъ, сестринъ сынъ).
             Молчалъ все время Гагенъ, король о томъ скорбѣлъ.
             Тогда Гернотъ отважный вмѣшаться въ ихъ раздоръ посмѣлъ.
             120. Ортвину онъ промолвилъ: "Не слѣдъ сердиться вамъ.
             Вѣдь ничего, покамѣстъ, Зигфридъ не сдѣлалъ намъ:
             По мнѣ, такъ лучше дѣло уладить намъ добромъ,
             Да и пристойнѣй будетъ впередъ имѣть намъ друга въ немъ".
             121. Тутъ молвилъ сильный Гагенъ: "Намъ, витязямъ твоимъ.
             Прискорбно, что на Рейнъ къ намъ онъ съ умысломъ лихимъ
             Пріѣхалъ; пусть же замыслъ теперь оставитъ онъ!
             Моими господами ничѣмъ онъ не былъ оскорбленъ".
             122. Зигфридъ, воитель сильный, на это отвѣчалъ:
             -- "Коль не любо вамъ, Гагенъ, все то, что я сказалъ,
             То скоро вамъ придется на дѣлѣ увидать,
             Какъ по землѣ Бургундской начнетъ мой добрый мечъ гулять".
             123.-- "Тому я помѣшаю", отвѣтствовалъ Гернотъ
             И наказалъ при этомъ бойцамъ своимъ впередъ
             Не говорить такъ гордо, чтобъ гостя не сердить.
             Зигфридъ, о дѣвѣ вспомнивъ, готовъ былъ тоже уступить.
             124. Сказалъ Гернотъ: "Прилично-ль вступать намъ съ вами въ бой?"
             Вѣдь сколько-бъ ни погибло бойцовъ въ борьбѣ такой,--
             Намъ чести въ томъ немного, вамъ пользы мало въ томъ".
             Сказалъ Зигфридъ рожденный на свѣтъ Сигмундомъ королемъ:
             125.-- "Зачѣмъ такъ медлитъ Гагенъ? Ортвинъ изъ-за чего
             Сразиться не желаетъ? вѣдь много у него
             Друзей въ землѣ Бургундской, чего-жъ еще онъ ждетъ?"
             Ни слова не сказали они: такъ имъ велѣлъ Гернотъ.
             126. Сынъ Уты молвилъ: "Будьте-жъ вы гостемъ дорогимъ
             И тѣ, кто къ намъ явились на Рейнъ съ бойцомъ лихимъ.
             И я, и братья будемъ служить усердно вамъ".
             Тутъ Гунтерова Гернотъ вина велѣлъ подать гостямъ.
             127. Сказалъ страны хозяинъ: "Что только есть у насъ,
             "Лишь честью попросите, готово все для васъ.
             "Тогда за васъ готовы мы даже кровь пролить".
             Въ душѣ бойца Зигфрида сталъ гнѣвъ немного проходить.
             128. Гостей тутъ попросили съ себя одежды снять,
             Покои имъ получше спѣшили отыскать:
             Всѣхъ спутниковъ Зигфрида пріятный отдыхъ ждалъ.
             Съ тѣхъ поръ среди бургундовъ Зигфридъ желаннымъ гостемъ сталъ.
             129. Всѣхъ почестей, какія пришлось ему встрѣчать,
             И тысячной я доли не въ силахъ описать.
             Повѣрьте мнѣ, лишь мощью онъ это заслужилъ:
             Такихъ встрѣчалось мало, кому-бы витязь не былъ милъ.
             130. Три короля въ потѣхахъ съ нимъ коротали дни.
             Во всемъ былъ Зигфридъ первымъ, что только ни начни:
             Метали-ли каменья, пускали-ль въ цѣль копьёмъ,
             Какъ есть никто сравниться не могъ съ такимъ лихимъ бойцомъ.
             131. Когда-жъ бойцы лихіе въ кругу пригожихъ дамъ
             Учтивой забавлялись бесѣдою, и тамъ.
             Воитель Нидерландскій всѣмъ радость доставлялъ.
             Всѣмъ сердцемъ о высокой любви онъ только и мечталъ.
             132. И что ни начинали, на все готовъ онъ. былъ.
             Онъ мысль о милой дѣвѣ въ душѣ своей носилъ,
             И та, которой Зигфридъ не видѣлъ до сихъ поръ,
             Въ душѣ своей нерѣдко вела съ нимъ нѣжный разговоръ.
             133. Лишь молодежь, бывало, на дворъ играть пойдетъ,
             И рыцари и кнехты, а ужъ къ окну влечетъ
             Кримхильду королеву. На нихъ глядитъ она,
             И всякая другая забава ей ужъ не нужна.
             134. Знай онъ, что дама сердца тамъ на него глядитъ,
             Обрадовался-бъ то-то тогда лихой Зигфридъ:
             Вѣдь ничего, я знаю, не могъ онъ такъ желать,
             Какъ если-бъ удалося ему дѣвицу увидать.
             135. Когда же на дворѣ онъ стоялъ, и всѣ они
             Рѣзвились (такъ бываетъ еще и въ наши дни),
             Сынъ Сигелинды смѣлый былъ такъ хорошъ собой,
             Что въ немъ души не чаялъ дѣвицъ пригожихъ цѣлый рой.
             136. Не разъ о томъ онъ думалъ: "Когда жъ прійдется мнѣ
             "Красавицу увидѣть глазами, не во снѣ.
             "Давно ужъ всей душею люблю дѣвицу я
             "И не видалъ ни разу ея: печалитъ то меня".
             137. Когда жъ въ свои владѣнья три брата отлучались,
             Всѣ витязи за ними въ путь тоже отправлялись,
             И Зигфридъ съ ними: то-то прискорбно было ей,
             И витязь самъ не мало страдалъ изъ-за любви своей.
             138. Вотъ какъ (все это правда) жилъ при дворѣ господъ
             У Гунтера отважный воитель цѣлый годъ,
             И все еще ни разу пригожей не видалъ,
             Изъ-за кого такъ много утѣхъ и бѣдъ потомъ узналъ.
   

IV авентюра.
Какъ онъ бился съ саксами.

             139. Вотъ въ Гунтерову землю издалека гонцы
             Лихую вѣсть примчали; ихъ выслали бойцы
             Невѣдомые, злобу въ душѣ питая къ нимъ.
             Какъ больно было это услышать королямъ лихимъ.
             140. Бойцовъ вамъ назову я: то князь богатый былъ,
             Людгеромъ прозывался, надъ саксами княжилъ;
             Другой былъ Тенемарки король Людгастъ лихой.
             Бойцовъ не мало статныхъ они въ походъ вели съ собой.
             141. И въ Гунтерову землю гонцы примчались ихъ
             Съ недоброй, злою вѣстью отъ вороговъ лихихъ.
             Спросили незнакомыхъ мужей, зачѣмъ пришли,
             И къ королю, не медля, гонцовъ въ палаты отвели.
             142. Гонцамъ король учтиво: "Пожалуйте!" сказалъ:
             "Кто васъ прислалъ, откуда, еще я не слыхалъ.
             "Отвѣтьте мнѣ на это", сказалъ король гостямъ.
             Былъ такъ разгнѣванъ Гунтеръ. что стало страшно тутъ гонцамъ.
             143.-- "Теперь, король, позвольте ту вѣсть вамъ передать,
             "Съ которой насъ послали: не смѣемъ мы молчать;
             "Мы назовемъ вамъ тотчасъ пославшихъ насъ господъ
             "То Людегастъ и Людегеръ на васъ задумали походъ.
             144. "Вы гнѣвъ ихъ заслужили. Вполнѣ извѣстно намъ,
             "Что господа большую питаютъ злобу къ вамъ.
             "Да, къ Вормсу, что на Рейнѣ, они идти хотятъ,
             "И многіе, повѣрьте вы мнѣ, бойцы за нихъ стоятъ.
             145. "Недѣль черезъ двѣнадцать пойдутъ они на васъ,
             "И вы друзей всѣхъ добрыхъ сберите-ка тотчасъ:
             "Пусть защитить помогутъ вамъ бурги отъ враговъ,
             "Не мало поизрубятъ они здѣсь шлемовъ и щитовъ.
             146. "Не то, пошлите къ нимъ вы гонцовъ потолковать:
             "Тогда вамъ не прійдется съ врагами воевать,
             "Отъ нихъ ужъ вамъ не будетъ ни горя, ни заботъ;
             "А то вѣдь сколько славныхъ бойцовъ въ войнѣ той пропадетъ".
             147.-- "Немного погодите", сказалъ король лихой:
             "Подумаю, и тотчасъ скажу отвѣтъ вамъ мой.
             Есть вѣрные мнѣ люди, отъ нихъ не скрою я:
             Пускай про вѣсть лихую узнаютъ всѣ мои друзья".
             148. Король богатый Гунтеръ былъ сильно огорченъ,
             Вѣсть врѣзалася въ сердце, не зналъ покоя онъ.
             Тутъ Гагена и прочихъ позвать онъ приказалъ
             И Гернота, не медля, прійти къ нему въ палаты звалъ.
             149. Отмѣнные пришли тутъ, что ихъ нашлося тамъ.
             Сказалъ онъ: "Собираться изволятъ въ землю къ намъ
             "Враги съ великой ратью: вотъ будетъ вамъ бѣда".
             И Гернотъ, рыцарь смѣлый, сказалъ ему въ отвѣтъ тогда:
             150.-- Мы ту бѣду избудемъ мечомъ", сказалъ Гернотъ:
             "Кому пасть суждено тамъ, что-жъ, пусть ихъ смерть возьметъ.
             "Изъ-за того нельзя-же мнѣ честь свою забыть
             "И вороговъ приходу въ нашъ край должны мы рады быть"·
             151. Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "Добра нельзя намъ ждать:
             "Людгастъ и Людгеръ въ гнѣвѣ идутъ къ намъ воевать;
             "Немного дней осталось: когда жъ мы рать оберемъ?"
             Сказалъ онъ: "Не мѣшало-бъ вамъ Зигфриду сказать о томъ".
             152. Гонцамъ отвесть покои князь въ городѣ велѣлъ,
             Сказалъ, чтобы никто ихъ обидѣть не посмѣлъ,
             Хоть и враги то были, и дѣльно поступилъ:
             Онъ напередъ готовность друзей своихъ узнать рѣшилъ.
             153. Былъ больно грустенъ Гунтеръ среди заботъ своихъ.
             Въ печали витязь статный засталъ его въ тотъ мигъ.
             Не зналъ онъ, что вдругъ сталось съ богатымъ королемъ?
             И Гунтера просилъ онъ ему повѣдать обо всемъ.
             154.-- "Ума не приложу я", сказалъ ему Зигфридъ:
             "Куда же вдругъ дѣвался у васъ веселый видъ?
             "Веселымъ васъ привыкли мы видѣть повсегда".
             Воитель славный, Гунтеръ, сказалъ ему въ отвѣтъ тогда:
             155.-- "Отъ всѣхъ людей я долженъ тоску свою таить,
             "Что буду въ сердцѣ, молча, отъ всѣхъ тайкомъ носить.
             "Нѣтъ, лучше пусть со мною горюютъ и друзья!"
             Въ лицѣ перемѣнился Зигфридъ, внявъ рѣчи короля.
             156. Сказалъ онъ: "Вамъ доселѣ готовъ я былъ служить
             "И радъ во всякомъ горѣ всегда вамъ пособить.
             "Коль вѣрный другъ вамъ нуженъ, я радъ имъ быть; повѣрьте,
             "Что съ честью вѣрой-правдой готовъ служить я вамъ до смерти"·
             157.-- "Богъ награди васъ, Зигфридъ. мнѣ ваша рѣчь мила;
             "И еслибъ-бъ ваша сила помочь мнѣ не могла,
             "Все-жъ мнѣ пріятна, ваша. готовность помогать.
             "За то, коль живъ я буду, добромъ съумѣю вамъ воздать.
             158. "Скажу я вамъ, съ чего такъ я вдругъ печаленъ сталъ:
             "Я отъ гонцовъ враждебныхъ лихую вѣсть узналъ.
             "Что недруги походомъ на насъ идутъ сюда:
             "Никто на эту землю не шелъ войною никогда".
             159.-- "Не бойтесь", молвилъ Зигфридъ на это королю:
             "Душой спокойны будьте и дайте, васъ молю,
             "Мнѣ сослужить вамъ службу во славу, въ пользу вамъ.
             "Велите тожъ на помощь явиться всѣмъ своимъ бойцамъ.
             160. "Коль тысячъ тридцать будетъ на сторонѣ враговъ,
             "Ихъ одолѣть я могъ бы и съ тысячью бойцовъ.
             "Ужъ въ этомъ положитесь, король, вы на меня".
             -- "За то", промолвилъ Гунтеръ; "ужъ я вознагражу тебя".
             161.-- "Итакъ, мнѣ дать извольте вы тысячу мужей
             "(Здѣсь лишь бойцовъ двѣнадцать изъ рати всей моей
             "Имѣю при себѣ я): съ врагомъ вступлю я въ бой.
             " Всегда служить вамъ вѣрно готовъ Зигфридъ своей рукой.
             162. "Въ томъ намъ поможетъ Гагенъ и Ортвинъ изъ твоихъ
             "Бойцовъ, Данквартъ и Сёндольтъ, два витязя лихихъ·
             "Фолькера удалого съ собою я возьму,
             "Нести предъ нами знамя охотно далъ бы я ему.
             163. "Домой скакать обратно велите вы гонцамъ,
             "Скажите, что насъ скоро они увидятъ тамъ,
             "И что молъ наши бурги въ покоѣ могутъ быть".
             И родичей съ дружиной король къ себѣ велѣлъ просить.
             164. Къ дворцу гонцы Людгера явились той порой,
             Ужъ больно рады были пуститься въ путь домой.
             Король радушный, Гунтеръ, ихъ щедро одарилъ,
             Далъ имъ свою охрану, чѣмъ очень имъ онъ угодилъ.
             165.-- "Скажите", молвилъ Гунтеръ: "вы недругамъ моимъ:
             "Пусть дома остаются съ походомъ тѣмъ своимъ.
             "А, если ужъ охота имъ край мой посѣтить,--
             "Коль мнѣ друзья помогутъ, прійдется горя имъ испить"
             166. Гонцамъ даровъ богатыхъ тутъ принесли не мало:
             Ихъ вдоволь для раздачи у Гунтера лежало;
             Ихъ мужи Людегера отвергнуть не рѣшились
             И, отпускъ взявъ, обратно, домой, въ путь весело пусти лись
             167. Когда же въ Тенемарку пришли они опять.
             И Людегастъ, король ихъ, былъ долженъ услыхать,
             Съ чѣмъ воротились съ Рейна гонцы его домой,--
             Отвѣтъ надменный слыша, разгнѣванъ былъ король лихой.
             168. Узналъ онъ, что не мало тамъ витязей лихихъ.
             Гонцы ему сказали, что видѣли средь нихъ
             Бойца изъ Нидерланда: Зигфридомъ звать его.
             Ужъ какъ досадно было Людгасту слышать про него!
             169. Когда же тенемаркцы про это услыхали,
             Дружинниковъ тѣмъ болѣ сзывать къ походу стали,
             Пока у Людегіста не набралось бойцовъ
             Отважныхъ двадцать тысячъ, идти готовыхъ на враговъ.
             170. И Людгеръ, князь Саксонскій, сбиралъ людей своихъ;
             Всѣхъ слишкомъ сорокъ тысячъ сошлось бойцовъ у нихъ,
             Отправиться готовыхъ въ Бургундію въ походъ.
             Тѣмъ временемъ и Гунтеръ, король, сбирался въ свой чередъ.
             171. Съ своей родней и съ братьевъ дружиной удалой.
             Сбирались всѣ на саксовъ идти скорѣй войной
             И Гагеновы люди: нужда ихъ заставляла.
             Разстаться съ жизнью многимъ бойцамъ въ бою тамъ предстояло.
             172. Къ походу снарядиться воители спѣшили,
             Нести въ край вражій знамя Фолькеру поручили.
             За Рейнъ идти изъ Вормса желанье было ихъ,
             И Гагенъ былъ назначенъ шармейстеромъ бойцовъ лихихъ.
             173. Синдбльтъ и Гунольтъ тоже шли съ войскомъ воевать.
             Имъ золота не даромъ потомъ могъ Гунтеръ дать.
             И Гагеновъ братъ Данквартъ и Ортвинъ съ ними шли,
             Они въ походѣ съ честью большой участвовать могли.
             174.-- "Король, вы здѣсь останьтесь ", сказалъ Зигфридъ лихой:
             "И, такъ какъ въ путь тотъ ваши бойцы идутъ со мной.
             "То можете спокойно средь милыхъ дамъ вы жить:
             "И честь и землю вашу ужъ я надѣюсь защитить.
             175. "Хотѣлось имъ на Рейнѣ васъ въ Вормсѣ посѣтить,
             "Но я не допущу ихъ, и въ Вормсѣ имъ не быть:
             "Въ ихъ землю къ нимъ такъ близко зайдемъ мы въ свой чередъ,
             "Что имъ надменность эта одно лишь горе принесетъ".
             176. Вотъ съ Рейна черезъ Гессенъ въ походъ они пустились
             Къ предѣламъ саксовъ, тамъ-то они потомъ побились:
             Пожгли, поразорили ту землю грабежомъ:
             Князьямъ обоимъ было не весело узнать о томъ.
             177. Пришли къ границѣ мужи и отроки. Тутъ сталъ
             Ихъ спрашивать мужъ сильный Зигфридъ и такъ сказалъ:
             "Надъ челядью кто будетъ изъ насъ здѣсь наблюдать?" --
             Пришлось впервые саксамъ набѣгъ столь буйный испытать.
             178. Отвѣтили: "Данкварта поставьте надъ юнцами;
             "Данквартъ боецъ проворный, мужъ смѣлый межъ бойцами,
             "Тѣмъ меньше отъ Людгера мы можемъ пострадать,
             "Пускай-же онъ съ Ортвиномъ здѣсь тылъ нашъ будетъ охранять".
             179.-- "А я въ дозоръ поѣду", сказалъ Зигфридъ бойцамъ:
             "Противъ враговъ на стражѣ желалъ бы быть я самъ,
             "Чтобъ разузнать порядкомъ, гдѣ ворогъ нашъ лихой".
             Надѣлъ доспѣхи мигомъ сынъ Сигелинды удалой.
             180. Въ дорогу снарядившись, онъ Гагену велѣлъ,
             Чтобъ съ Гёрпотомъ отважнымъ за ратью онъ смотрѣлъ.
             Одинъ онъ въ землю саксовъ помчался тутъ къ врагамъ.
             За то, ужъ сколько шлемовъ въ тотъ день поизрубилъ онъ тамъ.
             181. Большую рать увидѣлъ враговъ онъ въ чистомъ полѣ.
             Противъ его всей рати куда ихъ было болѣ:
             Ихъ было тысячъ сорокъ иль больше, но душой
             Возрадовался Зигфридъ, при видѣ рати той большой.
             182. Тамъ тоже витязь нѣкій тогда въ дозоръ скакалъ
             Противъ враговъ: онъ въ полномъ доспѣхѣ путь держалъ.
             Его увидѣлъ Зигфридъ, тотъ -- тоже; тутъ слѣдить
             Они прилежно стали и глазъ другъ съ друга не сводить.
             183. Скажу я вамъ, кто вражьимъ дозорщикомъ тѣмъ былъ:
             Щитъ золотой, блестящій онъ на рукѣ носилъ,
             То самѣкороль былъ Людегастъ: свой полкъ онъ охранялъ.
             Какъ важно конь ретивый подъ знатнымъ сѣдокамъ скакалъ!
             184. Тутъ Людегастъ враждебно взглянулъ на смѣльчака.
             Коней, не медля, оба пришпорили въ бока.
             Они склонили копья, въ щиты другъ другу ихъ
             Направили: ужъ то-то король встревоженъ былъ въ тотъ мигъ.
             185. Послѣ удара, кони двухъ знатныхъ сѣдоковъ
             Промчались, словно вѣтеръ гналъ сильныхъ скакуновъ.
             Бойцы коней сдержали, вернулися опять;
             Рѣшились въ гнѣвѣ счастья они мечами допытать.
             186. Тутъ Зигфридъ такъ ударилъ, что дрогнули поля,
             Посыпалися искры изъ шлема короля,
             Какъ отъ костра, такъ сильно Зигфридъ мечомъ разилъ;
             Нашла коса на камень: другъ другу каждый ровней былъ.
             187. И Людгастъ много гнѣвныхъ ударовъ наносилъ.
             На щитъ врага тутъ каждый всѣ силы устремилъ.
             Увидѣли бой тридцать Людгастовыхъ мужей,
             Но, прежде чѣмъ примчались къ Людгасту съ помощью своей,
             188. Три сильныхъ раны Зигфридъ Людгасту причинилъ
             Сквозь панцырь, какъ ни крѣпокъ тотъ панцырь бѣлый былъ.
             Вслѣдъ за мечомъ изъ раны кровь хлынула рѣкой:
             Встревоженъ, опечаленъ былъ Людегастъ въ бѣдѣ такой.
             189. Жизнь пощадить молилъ онъ; далъ слово, что отдастъ
             Страну свою; открылся, что онъ -- король Людгастъ.
             Его бойцы пришли тутъ, замѣтили они,
             Какъ витязи въ дозорѣ рубились тамъ вдвоемъ одни.
             190. Уѣхать съ нимъ хотѣлъ онъ, но тридцать тутъ бойцовъ
             Напали; защищался онъ лихо отъ враговъ
             И плѣнника Людгаста изъ рукъ не упустилъ;
             Еще имъ больше горя воитель статный причинилъ:
             191. Лихихъ рубакъ всѣхъ тридцать сразилъ Зигфридъ мечомъ.
             Лишь одного оставилъ въ живыхъ; домой верхомъ
             Помчался уцѣлѣвшій о боѣ разсказать:
             Шеломъ багряный, видя въ чемъ дѣло, всякій могъ понять.
             192. Ужъ то-то тенемаркцевъ онъ вѣстью той смутилъ:
             Что взятъ король въ полонъ ихъ, такъ онъ оповѣстилъ.
             Про то сказали брату его, разсвирѣпѣлъ
             Отъ гнѣва тотъ, что срамъ вдругъ и стыдъ такой онъ претерпѣлъ.
             193. Былъ Людегастъ воитель Зигфридомъ увезенъ.
             Въ станъ съ плѣнникомъ богатымъ къ своимъ вернулся онъ
             И Гагену онъ отдалъ добычу и сказалъ,
             Что это Людгастъ: слыша ту вѣсть, никто тужить не сталъ.
             194. Велѣли тутъ бургундамъ взвить знамя. "Такъ, въ походу!"
             Промолвилъ Зигфридъ: "дѣло насъ всѣхъ большое ждетъ:
             "Сегодня-жъ, если только мнѣ суждено дожить,
             "Прійдется многимъ славнымъ саксонскимъ женамъ слезы лить
             195. "Бойцы лихіе съ Рейна, смотрите на меня:
             "На рать Людгера прямо вести могу васъ я.
             "Увидите, какъ добрыхъ бойцовъ рука начнетъ
             "Рубить шеломы: много сегодня будетъ имъ хлопотъ!" --
             196. Къ конямъ съ людьми своими пошелъ скорѣй Гернотъ.
             Фолькёръ, могучій шпильманъ, взялъ знамя и впередъ
             Пустился въ путь проворно: онъ впереди скакалъ.
             Вполнѣ готовый къ бою полкъ въ путь-дорогу выступалъ.
             197. Всѣхъ тысяча ихъ было, не болѣе, числомъ
             Да витязей двѣнадцать. Вздымалась пыль столбомъ
             Подъ ними по дорогѣ: такъ мчалась рать бойцовъ.
             Блистали яркимъ свѣтомъ края прекрасныхъ ихъ щитовъ.
             198. Спѣшили тожъ и саксы съ толпой бойцовъ своихъ,
             Остры мечи ихъ были, какъ я слыхалъ о нихъ,
             Остры въ рукахъ отважныхъ: да, не хотѣлось имъ
             Страну свою и бурги отдать своимъ гостямъ лихимъ.
             199. Шармейстеры полкъ саксовъ вели туда на бой,
             Пришелъ и Зигфридъ, велъ онъ своихъ мужей съ собой
             (На Рейнъ изъ Нидерланда пришли они съ бойцомъ),
             Что рукъ покрылось кровью въ тотъ деньна полѣ боевомъ!
             200. Синдольтъ боецъ и Гунольтъ и славный мужъ Гернотъ
             Сразили въ битвѣ многихъ, не давъ имъ напередъ
             Всю смѣлость и отвагу свою вполнѣ узнать.
             Да, многимъ славнымъ женамъ пришлось о павшихъ порыдать.
             201. Фолькеръ пѣвецъ и Гагенъ и витязь Ортевинъ
             Заставили потускнуть отъ крови не одинъ
             Шеломъ блестящій, то-то изъ нихъ былъ каждый смѣлъ!
             Надѣлалъ тожъ и Данквартъ въ бою не мало чудныхъ дѣлъ.
             202. И тенемаркцы тоже себя тамъ показали,
             И въ стычкѣ жаркой звонко края щитовъ звучали;
             И лязгъ мечей былъ слышенъ въ бою горячемъ томъ.
             Лихіе саксы много тамъ бѣдъ надѣлали мечомъ.
             208. Какъ ринулись бургунды въ бой жаркій сгоряча,
             Что тяжкихъ ранъ пришлося принять отъ ихъ меча
             Врагамъ ихъ, кровь по сѣдламъ катилася рѣкой:
             Зачесть свою сражались бойцы. Да, жарокъ былъ т отъ бой
             204. И слышали, какъ громко въ рукахъ бойцовъ звучали,
             Преострые мечи ихъ, когда вдругъ поскакали
             Дружинники Зигфрида за нимъ въ густую рать:
             Да, тамъ себя съ Зигфридомъ они съумѣли показать.
             205. Изъ рейнцевъ не видали съ нимъ тутъ ни одного.
             Рубился Зигфридъ лихо: кровь отъ меча его
             Сквозь свѣтлые шеломы лилася, какъ ручей,
             Пока онъ не увидѣлъ Людгера средь его мужей.
             206. Три раза пролетѣлъ онъ тутъ изъ конца въ конецъ
             Сквозь рать; пришелъ и Гагенъ, помогъ лихой боецъ
             Зигфриду жажду брани въ бою томъ утолить.
             Бойцамъ отваленымъ многимъ пришлось животъ тутъ положить.
             207. Когда Людгеръ могучій Зигфрида повстрѣчалъ
             И увидалъ, что Зигфридъ въ рукѣ своей держалъ
             Высоко добрый Бальмунгъ и многихъ имъ сразилъ,
             Гнѣвъ взялъ Людгера: въ ярость все больше властелинъ входилъ.
             208. Тутъ свалка началася. былъ страшенъ лязгъ мечей
             Тамъ, гдѣ сошлись для сѣчи толпы лихихъ мужей;
             Тѣмъ болѣе всѣ силы бойцы тутъ напрягали;
             Сталъ отступать строй саксовъ: ужъ очень гнѣвомъ всѣ пылали.
             209. Зналъ фогтъ земли Саксонской, что Людгастъ взятъ въ полонъ:
             Ему про то сказали, былъ тѣмъ онъ огорченъ.
             Зналъ онъ, что сынъ Сиглинды съ Людгастомъ ускакалъ.
             Винили въ томъ Гернота, но скоро правду онъ узналъ.
             210. Съ такою страшной силой Людгеръ рубилъ мечомъ,
             Что конь Зигфрида сильный споткнулся подъ сѣдломъ;
             Когда же конь могучій оправился, въ бою
             Явилъ удалый Зигфридъ всю ярость буйную свою.
             211. Ему помогъ въ томъ Гагенъ и Гернотъ; пособили
             Данквартъ и Фолькеръ: многихъ они тутъ уложили;
             Помогъ Синдольтъ и Гунольтъ и витязь Ортевизъ:
             Отъ ихъ мечей въ той битвѣ погибъ изъ саксовъ не одинъ
             212. Князья не разлучались. Что копій въ сѣчѣ той
             Они въ враговъ пустили могучею рукой
             Сквозь свѣтлые щиты ихъ, сквозь шлемы! У враговъ
             На кровь похожи стали края прекрасныхъ ихъ щитовъ.
             213. Бойцы въ бою горячемъ съ коней тутъ повскакали,--
             И, вотъ, другъ противъ друга рванулись, побѣжали
             Король Людгеръ и Зигфридъ, воитель удалой.
             Ахъ, сколько острыхъ копій въ бою летало той порой!
             214. И разлетались пряжки щитовъ: такъ онъ разилъ!
             И витязь Нидерландскій вполнѣ осилить мнилъ
             Отважныхъ саксовъ; много ихъ ранено тутъ было.
             Ахъ, что кольчугъ блестящихъ рука Данкварта сокрушила.
             215. Тутъ на щитѣ корону Людгеръ вдругъ увидалъ,
             Тотъ щитъ Зигфридъ отважный передъ собой держалъ;
             Король тутъ понялъ сразу, что это -- Зигфридъ самъ,
             И съ рѣчью обратился король Людгеръ къ своимъ бойцамъ:
             216. "Дружинники, оставить борьбу прошу я васъ:
             "Здѣсь Сигмундова сына увидѣлъ я сейчасъ,
             "Могучаго Зигфрида, я здѣсь его узналъ:
             "Знать, дьяволъ злой на саксовъ его сюда на бой послалъ".
             217. Король скорѣй знамена бойцамъ спустить велѣлъ:
             На миръ съ нимъ согласились, какъ онъ того хотѣлъ.
             За то, былъ долженъ ѣхать онъ къ Гунтеру въ полонъ,
             Къ тому рукой могучей Зигфрида былъ онъ принужденъ
             218. Бой съ общаго совѣта они остановили;
             Щитовъ широкихъ, шлемовъ пробитыхъ тутъ сложили
             Бойцы изъ рукъ не мало, и, сколько было ихъ,
             Всѣ слѣдъ носили крови отъ рукъ бургундовъ удалыхъ.
             219. Брать въ плѣнъ теперь любого они имѣли власть;
             Велѣли на носилки всѣхъ раненыхъ тутъ класть
             Гернотъ и Гагенъ смѣлый; съ собой въ плѣнъ повели
             На Рейнъ пятьсотъ отважныхъ бойцовъ изъ вражеской земли.
             220. Бойцы изъ Тенемарка поѣхали домой;
             Не ихъ была побѣда, не удался имъ бой:
             Не ждать похвалъ, обидно то было удальцамъ,
             И сильно горевали друзья по павшимъ землякамъ.
             221. Оружье приказали укласть: на Рейнъ опять
             Бойцы сбирались. Да, ужъ съумѣлъ тутъ не сплошать
             Зигфридъ съ своими; былъ онъ гораздъ мечомъ рубить,
             Всѣ Гунтеровы мужи могли-бы это подтвердить.
             222. Гонцовъ скорѣе къ Вормсу отправилъ князь Гернотъ,
             Чтобъ всѣ друзья въ землѣ ихъ узнали про походъ,
             Что бой ему и рати окончить довелось,
             Что съ честью сдѣлать дѣло бойцамъ отважнымъ удалось.
             223. Тутъ отроки помчались, исполнили приказъ,
             И тѣ, что тамъ скорбѣли, услышавъ вѣсть, тотчасъ
             Возликовали: было имъ любо все узнать;
             На дамъ разспросы много пришлось гонцамъ тѣмъ отвѣчать.
             224. Про Гунтера дружину, про смѣлыхъ удальцовъ.
             Былъ позванъ и къ Кримхильдѣ одинъ изъ тѣхъ гонцовъ
             Тайкомъ; она открыто призвать его не смѣла:
             Она о другѣ миломъ своемъ узнать скорѣй хотѣла.
             225. Вошелъ гонецъ въ свѣтлицу, Кримхильда увидала
             И ласково тотчасъ-же она ему сказала:
             -- "Дамъ золота тебѣ я, лишь мнѣ все разскажи;
             "Въ долгу я не останусь, коль скажешь мнѣ безъ всякой лжи.
             226. "Скажи мнѣ про Гернота, про брата моего,
             "Всѣ живы-ль? не убили-ль изъ нашихъ тамъ кого?
             "И кто всѣхъ бился лучше? отвѣтствуй мнѣ сейчасъ!"
             Гонецъ проворный молвилъ: "Да, трусовъ не было средь насъ.
             227. "Но кто всѣхъ лучше бился, сказать я вамъ могу,
             "Вамъ, знатная царевна: повѣрьте мнѣ, не лгу,
             "То гость изъ Нидерланда, воитель удалой:
             "Чудесъ надѣлалъ много Зигфридъ въ бою своей рукой.
             228. "Что въ томъ бою свершили лихіе удальцы,
             "Данквартъ и Гагенъ смѣлый, и прочіе бойцы,
             "Хоть тоже съ честью бились, то вѣтеръ лишь одинъ
             "Въ сравненьи съ тѣмъ, что сдѣлалъ Зигфридъ лихой·Сигмундовъ сынъ.
             229. "Они бойцовъ не мало сразили въ свой чередъ,
             "Но всѣхъ чудесъ, навѣрно, никто не перечтетъ,
             "Что Зигфридъ понадѣлалъ, какъ въ бой помчался онъ.
             "Да, о родныхъ поплакать заставилъ витязь многихъ-женъ:
             230. "Не у одной тамъ дамы другъ милый въ полѣ палъ;
             "Такъ сильно по шеломамъ мечомъ онъ ударялъ,
             "Что кровь изъ ранъ струилась изъ-подъ меча ручьемъ.
             "Ужъ, подлинно, всѣмъ взялъ онъ: и смѣлъ и лихъ рубить мечомъ.
             231. "Ортвинъ изъ Метца тоже другимъ не уступалъ.
             "(Кого мечомъ могучимъ онъ только доставалъ,
             "Всѣхъ ранилъ онъ, а больше разилъ на смерть мечомъ);
             "Не мало бѣдъ надѣлалъ вашъ братъ въ бою горячемъ томъ.
             232. "Едва-ль уронъ подобный бывалъ въ бояхъ другихъ.
             "Да, ужь признаться должно про витязей лихихъ:
             "Надменные бургунды такъ билися въ бою,
             "Что охранить съумѣли вполнѣ отъ срама честь свою.
             233. "Отъ рукъ ихъ много сѣделъ саксонскихъ опустѣло,
             "Отъ ихъ мечей блестящихъ все поле тамъ гудѣло,
             "Бойцы лихіе съ Рейна такъ мчались, что врагамъ
             "На встрѣчу страшно было попасться удалымъ бойцамъ.
             234. "Бойцы изъ Тронеге тоже себя тамъ дали знать,
             "Какъ на враговъ помчалась вся удалая рать:
             " На смерть тамъ Гагенъ многихъ сразилъ своимъ мечомъ
             "Да, будетъ, что въ Бургундской землѣ поразсказать о томъ.
             235. "Синдольтъ боецъ и Гунольтъ изъ Гернота мужей
             "И Румольтъ отличились такъ силою своей,
             "Что Людгеръ будетъ вѣчно не мало горевать,
             "Что родичамъ рѣшился твоимъ на Рейнъ онъ вызовъ слать.
             236. "Но бой, какой доселѣ едва-ли гдѣ бывалъ,
             "Какого не увидитъ никто и не видалъ,
             "Былъ бой Зигфрида: много везетъ боецъ лихой
             "Къ намъ въ Гунтерову землю богатыхъ плѣнниковъ съ собой.
             237. "Мужъ статный силой мощной въ бою ихъ одолѣлъ,
             "И Людегастъ, король ихъ, въ бою томъ претерпѣлъ,
             "И Людегеръ Саксонскій, Людгастовъ братъ. Я вамъ
             "Скажу все, королева, о томъ, какъ было дѣло тамъ.
             238. "Взялъ въ плѣнъ обоихъ Зигфридъ. Да, столько къ намъ сюда
             "Не приводили плѣнныхъ доселѣ никогда,
             " Столь много, какъ онъ нынѣ на Рейнъ ведетъ съ собой".--
             Ужъ какъ же былъ по сердцу разсказъ Кримхильдѣ молодой.
             239.-- "Ведутъ пятьсотъ здоровыхъ иль больше, да такихъ?
             "Что ранены смертельно, несутъ сюда., ну, ихъ
             "Десятковъ восемь. Кровью всѣ залиты носилки.
             "Ихъ всѣхъ почти рукою своей сразилъ воитель пылкій.
             240. "Они высокомѣрно на Рейнъ свой вызовъ слали
             "И къ Гунтеру за это въ полонъ теперь попали;
             "Ведутъ ихъ въ эту землю къ намъ съ радостью большой".--
             Ужъ то то просіяло ея лицо отъ вѣсти той.
             241. Отъ радости, что роза, она зардѣлась вдругъ,
             Что такъ счастливо вышелъ изъ боя милый другъ,
             Мужъ юный, Зигфридъ статный; пріятно было ей
             Вѣсть добрую услышать, конечно, и про всѣхъ друзей.
             242. Красавица сказала: "За твой разсказъ въ подарокъ
             "Богатую одежду тебѣ и десять марокъ
             "Дать золота велю я сейчасъ".-- Что говорить!
             Не дурно знатнымъ дамамъ такія вѣсти приносить!
             243. И золото и платье ему тутъ принесли.
             Пригожія дѣвицы всѣ къ окнамъ подошли
             И стали на дорогу глядѣть и увидали
             Онѣ, какъ важно въ землю бургундовъ витязи въѣзжали.
             244. Шли тѣ, что уцѣлѣли, шли раненые тамъ:
             Не стыдно было слышать привѣтствія бойцамъ,
             И весело хозяинъ встрѣчать гостей верхомъ
             Скакалъ: тоска лихая на радость тутъ смѣнилась въ немъ.
             245. И такъ-же чужеземныхъ онъ встрѣтилъ, какъ своихъ"
             И, подлинно, богатый король бойцовъ лихихъ
             Благодарить былъ долженъ, когда они явились,
             За то, что въ сѣчѣ съ честью они побѣды тамъ добились.
             246. Велѣлъ повѣдать Гунтеръ ему про всю дружину,
             Кто въ томъ походѣ въ битвѣ обрѣлъ свою кончину:
             Лишь шестьдесятъ, не больше, онъ потерялъ своихъ.
             Гдѣ-жъ тутъ о павшихъ плакать? пришлось потомъ оплакать ихъ.
             247. Здоровые не мало разрубленныхъ щитовъ
             И шлемовъ, разсѣченныхъ мечами ихъ враговъ,
             Несли; предъ королевской палатой слѣзла рать
             Съ коней; веселыхъ криковъ пришлось тутъ много услыхать.
             248. И въ городѣ покои король отвелъ бойцамъ,
             Велѣлъ почетъ и ласку оказывать гостямъ,
             И раненыхъ велѣлъ онъ держать въ покоѣ, въ холѣ:
             На что къ врагамъ, и то онъ былъ ласковъ, какъ нельзя быть болѣ.
             249. Сказалъ онъ Людегйсту: "Примите мой привѣтъ!
             "Мнѣ, признаюсь, не малый вы причинили вредъ;
             "Теперь мой верхъ: разсчесться со мной вамъ предстоитъ.
             "Моихъ друзей за вѣрность ко мнѣ Господь да наградитъ!" --
             250. Сказалъ Людгеръ: "Да, стоитъ ихъ наградить за то!
             "Такихъ особъ высокихъ не бралъ въ полонъ никто.
             "Ужъ мы дадимъ не мало добра вамъ за пріемъ,
             "Чтобъ только обошлися вы ласково съ своимъ врагомъ".
             251. Сказалъ онъ: "Вамъ обоимъ свободу я даю,
             "Но съ тѣмъ, чтобъ оставались вы здѣсь въ моемъ краю;
             "Мнѣ дать прошу васъ слово не уѣзжать отъ насъ
             "Безъ дозволенья".-- Руку далъ Людегеръ ему тотчасъ.
             252. Имъ отдохнуть съ дороги покои указали,
             Для раненыхъ постели заботливо постлали,
             Вино и медъ здоровымъ былъ принесенъ тогда.
             Такъ весела дружина была въ тотъ день, какъ никогда.
             253. Попрятали не мало разрубленныхъ щитовъ,
             Не мало было сѣделъ въ крови отъ сѣдоковъ:
             Ихъ спрятать приказали, чтобъ жены слезъ не лили.
             Утомлены порядкомъ воители походомъ были.
             254. Всѣмъ угодить старался король своимъ гостямъ.
             Своихъ и чужеземныхъ не мало было тамъ.
             О раненыхъ опасно онъ хлопоталъ не мало;
             Ихъ спесь исчезла мигомъ: ея какъ будто не бывало!
             225. И лѣкарямъ искуснымъ онъ щедро заплатилъ;
             Ихъ серебромъ безъ вѣса и золотомъ дарилъ,
             Чтобъ вылѣчили только отъ тяжкихъ ранъ мужей.
             Богатыми дарами почтилъ король своихъ гостей.
             256. Кого домой тянуло уѣхать поскорѣй,
             Тѣхъ погостить подольше просили, какъ друзей.
             Совѣтоваться началъ король, какъ наградить
             Своихъ мужей: да, съ честью они съ умѣли послужить.
             257. Промолвилъ витязь Гернотъ: "Теперь ихъ отпустите,
             "Чрезъ шесть недѣль вернуться сюда имъ прикажите:
             "Пускай они всѣ вмѣстѣ попировать прійдутъ,
             "Изъ раненыхъ у многихъ тогда ужъ раны заживутъ".--
             258. Зигфридъ изъ Нидерланда уѣхать тожъ желалъ.
             Король богатый Гунтеръ, когда о томъ узналъ,
             Просилъ его любезно отъ нихъ не уѣзжать:
             Не будь сестры,-- конечно, ему-бъ бойца не удержать.
             259. Былъ онъ богатъ: за плату не сталъ бы онъ служить,
             И безъ того былъ долженъ его благодарить
             Король съ своей роднею: они видали сами,
             Какъ лихо бился Зигфридъ въ бою горячемъ со врагами.
             260. И только для пригожей онъ тамъ еще остался,
             Хотѣлъ ее увидѣть и этого дождался;
             Исполнилось желанье: ее онъ увидалъ
             И въ Сйгмундову землю потомъ счастливый поскакалъ.
             261. Тамъ въ рыцарскихъ забавахъ все время проходило,
             Бойцовъ не мало юныхъ забавамъ радо было.
             На берегу предъ Вормсомъ хозяинъ приказалъ
             Мѣста устроить также для тѣхъ, кого къ себѣ онъ ждалъ.
             262. Въ тѣ дни, когда ужъ время сбираться имъ приспѣло.
             И до Кримхильды милой извѣстье долетѣло,
             Что хочетъ пиръ устроить король своимъ друзьямъ.
             Да, выпало не мало тогда хлопотъ для милыхъ дамъ.
             263. О лентахъ и нарядахъ имъ хлопотать пришлось.
             И Утѣ королевѣ услышать довелось,
             Что ждутъ на пиръ веселый надменныхъ удальцовъ,
             Тутъ вынули не мало одеждъ богатыхъ изъ ларцовъ
             264. Для чади всей одежды она заготовляла:
             Дѣвицъ и дамъ не мало потомъ въ нихъ щеголяло;
             Для молодыхъ бургундскихъ бойцовъ и для чужихъ
             Нашить она велѣла одеждъ побольше дорогихъ.
   

V авентюра.
Какъ Зигфридъ увид
ѣлъ въ первый разъ Кримхильду.

             265. Видали ежедневно, какъ въ Вормсъ на Рейнъ стремились
             Всѣ, кто на пиръ веселый явиться торопились.
             Кто къ королю изъ дружбы на праздникъ пріѣзжалъ,
             Тотъ отъ него въ подарокъ коня и платье получалъ.
             266. Для всѣхъ уже готовы скамейки были тамъ:
             Для тридцати двухъ славныхъ, какъ говорили намъ.
             Князей, высокихъ саномъ, изволившихъ прибыть.
             Старались больно дамы подругъ нарядами затмить.
             267. И Гизельхеръ тутъ юный былъ въ хлопотахъ большихъ;
             Радушно принимали гостей и всѣхъ своихъ
             Онъ и Гернотъ отважный съ толпой своихъ мужей.
             Да, съ честью ужъ встрѣчали они въ тѣ дни своихъ гостей.
             268. Что сѣделъ золоченыхъ понавезли съ собой,
             Щитовъ, одеждъ нарядныхъ на Рейнъ на пиръ честной
             Пріѣхавшіе гости. Тогда развеселились
             И тѣ, что отъ тяжелыхъ ранъ все еще не излѣчились.
             269. И, кто, отъ ранъ страдая, съ постели не вставалъ,
             Про смертный часъ тяжелый невольно забывалъ;
             О раненыхъ и хворыхъ ужъ больше не рыдали:
             Всѣ съ радостью великой прихода дней веселыхъ ждали.
             270. Ужъ какъ же имъ хотѣлось быть тамъ въ числѣ гостей!
             И сколько было всякихъ тамъ при дворѣ людей,
             Всѣхъ ихъ восторгъ безмѣрный и радость наполняли,
             И въ Гунтеровомъ краѣ всѣ люди вдосталь ликовали.
             271. Въ день Троицынъ по утру увидѣли бойцовъ,
             Богато разодѣтыхъ; всѣхъ смѣлыхъ удальцовъ
             Пять тысячъ или болѣ на праздникъ собралось.
             На всѣхъ концахъ большое тогда веселье началось.
             272. Разуменъ былъ хозяинъ: чудесно видѣлъ онъ,
             Что витязь нидерландскій въ сестру его влюбленъ,
             Хоть никогда не видѣлъ дѣвицы молодой,
             Что всѣхъ дѣвицъ могла бы затмить отмѣнной красотой.
             273. Тутъ королю промолвилъ воитель Ортевинъ:
             "Коль пиръ задать на славу вамъ любо, господинъ.
             "То показать должны вы дѣвицъ пригожихъ тѣхъ,
             "Что здѣсь въ землѣ бургундовъ живутъ въ большой чести у всѣхъ.
             274. "Какая радость мужу, какъ будетъ веселъ онъ,
             "Коль вмѣстѣ съ нимъ не будетъ дѣвицъ и милыхъ женъ?
             "Итакъ, позвольте вашей сестрѣ прійти къ гостямъ".
             Ужъ то-то рѣчь по сердцу пришлася удалымъ бойцамъ.
             275. Сказалъ король: "Охотно совѣтъ исполню я".
             Всѣ рады были слову такому короля.
             Онъ Утѣ съ дочкой милой, не медля, далъ приказъ
             Съ дѣвицами своими на пиръ къ гостямъ прійти тотчасъ.
             276. Изъ скрыней принялись тутъ одежды доставать.
             Изъ обогнушекъ стали наряды вынимать;
             Съ каймой запястьевъ много лежало тамъ для нихъ.
             Усердно наряжалось дѣвицъ не мало молодыхъ.
             277. Тутъ не одинъ изъ юныхъ бойцовъ мечталъ о томъ.
             Чтобъ приглянуться дамамъ, понравиться лицомъ:
             За это королевства и то бы онъ не взялъ,
             И каждый радъ былъ видѣть тѣхъ дѣвъ, кого досель не зналъ.
             278. Король велѣлъ съ сестрою своею приходить
             Ста витязямъ, ей были должны они служить.
             Всё родичи дѣвицы. въ рукахъ мечи носили,
             Они придворной чадью въ Бургундской сторонѣ служили.
             279. Съ ней Ута королева богатая пришла,
             Съ собою дамъ красивы она туда взяла,
             Пожалуй, сто иль болѣ въ одеждахъ дорогихъ;
             За дочерью шло тоже дѣвицъ не мало молодыхъ.
             280. Вотъ, изъ одной свѣтлицы всѣ двинулись онѣ:
             Ужъ какъ· же затѣснились бойцы въ той сторонѣ!
             Надежду всѣ питали, что вдругъ имъ какъ-нибудь
             Удастся на дѣвицу пригожую теперь взглянуть.
             281. Красавица явилась, какъ по-утру встаетъ
             Заря изъ тучъ печальныхъ Забылъ все горе тотъ,
             Кто такъ давно ужъ сердцемъ по милой изнывалъ:
             Теперь передъ собою ее въ красѣ онъ увидалъ.
             282. Каменья на одеждѣ блистали дорогой.
             Румяная, что роза, цвѣла она красой:
             До красоты охотникъ навѣрно бы сказалъ,
             Что дѣвушки красивѣй нигдѣ онъ въ свѣтѣ не видалъ.
             283. Что мѣсяцъ ясный въ небѣ средь звѣздочекъ ночныхъ.
             Что ярко такъ сіяетъ намъ изъ-за тучъ сѣдыхъ,
             Выла она въ сравненьи съ толпой пригожихъ дамъ.
             Ахъ, какъ же было сладко стоять предъ ней лихимъ бойцамъ!
             284. Рядъ спальниковъ богатыхъ шелъ тамъ предъ госпожой,
             А витязи лихіе тѣснилися толпой:
             Красавицу увидѣть тянуло ихъ туда.
             То веселъ, то печаленъ былъ господинъ Зигфридъ тогда.
             285. Такъ про себя онъ думалъ: "какъ смѣю я любить
             "Тебя? Мечта пустая! Тому во вѣкъ не быть.
             "А прочь уйти! нѣтъ, лучше пусть смерть меня сразитъ!"
             То блѣденъ становился отъ думъ, то красенъ вновь Зигфридъ.
             286. Сынъ Сигмунда былъ очень тогда пригожъ собой,
             Какъ будто на картинкѣ пергамента рукой
             Искусной нарисованъ; о немъ всѣ повторяли,
             Что молодца красивѣй они ни разу не видали.
             287. И тѣ, что шли съ дѣвицей, просили уступать
             Дорогу: гости просьбу спѣшили исполнять,
             И билось сердце сладко отъ радости у нихъ:
             Что дамъ прелестныхъ чинныхъ они узрѣли въ этотъ мигъ!
             288. Повелъ тутъ рѣчь бургундовъ князь, удалой Гернотъ:
             "Тому, кто такъ охотно служилъ вамъ, въ свой чередъ,
             "Вы, Гунтеръ, братъ мой милый, должны за все воздать
             "Предъ всѣми; за совѣтъ свой не стану на себя пеняй,.
             289. "Пусть подойдетъ къ сестрицѣ Зигфридъ, и пусть его
             "Привѣтствуетъ дѣвица: быть счастью отъ того.
             "Ея привѣтомъ не былъ никто еще почтенъ,
             "Пускай онъ будетъ первый, тогда намъ другомъ будетъ онъ".
             290. Хозяина родные тутъ къ витязю пошли;
             Бойца изъ Нидерландовъ найдя, рѣчь повели.
             "Король къ себѣ васъ проситъ, его сестрица тамъ
             "Привѣтствовать васъ будетъ: тѣмъ честь воздать желаютъ вамъ".
             291. Ужъ какъ же витязь статный тогда повеселѣлъ!
             Забилось сладко сердце: онъ больше не скорбѣлъ,
             Пригожую дочь Уты радъ былъ увидѣть онъ.
             Да, былъ ея привѣтомъ учтивымъ онъ потомъ почтенъ.
             292. Предъ нею добрый витязь предсталъ. Какъ увидала
             Она его, вся вспыхнувъ, красавица сказала:
             "Привѣтѣ вамъ, добрый витязь, Зигфридъ, привѣтъ вамъ мой!"
             Вдругъ словно ожилъ Зигфридъ отъ словъ дѣвицы молодой.
             293. Онъ низко поклонился; тутъ за руку взяла
             Она его; всѣхъ краше та парочка была.
             И вотъ, другъ другу въ очи любовно и привѣтно
             Они взглянули оба тайкомъ, для прочихъ незамѣтно.
             294. И бѣлую тутъ руку пожалъ-ли крѣпко кто
             Отъ всей души, отъ сердца, не знаю я про то:
             Не вѣрится мнѣ только, чтобъ не было того.
             Любовь свою недолго она скрывала отъ него.
             295. Въ дни лѣтніе, въ дни мая доселѣ никогда
             Не ощущалъ онъ въ сердцѣ такъ сильно, какъ тогда,
             Той радости высокой, какую тутъ узналъ,
             Идя бокъ-о-бокъ съ тою, кого своей назвать желалъ.
             296. И не одинъ тутъ думалъ: "Ахъ, если-бъ, въ свой чередъ,
             "Могъ съ ней идти я рядомъ, вотъ такъ, какъ онъ идетъ,
             "Иль съ ней лежать! Ужъ какъ-бы тогда я счастливъ былъ!"
             За то и королевамъ никто усерднѣй не служилъ.
             297. Всѣ гости, что тутъ были изъ разныхъ областей,
             Съ той пары не сводили на мигъ своихъ очей.
             Позволено ей было бойца поцѣловать:
             Не приходилось счастья ему такого испытать.
             298. Тутъ молвилъ Тенемарка могучій властелинъ:
             -- "Отъ этого привѣта сталъ боленъ не одинъ:
             "Ихъ ранилъ, вижу ясно, Зигфридъ своей рукой!
             "Не дай Господь, чтобъ въ землю мою пришелъ боецъ лихой!"
             299. На всемъ пути дорогу очистить приказали
             Передъ Кримхильдой милой; ее сопровождали
             Бойцы лихіе чинно; къ собору шла. она.
             Тутъ съ витяземъ пригожимъ была она разлучена.
             300. Къ собору шла Кримхильда, за ней шло много дамъ.
             Въ такомъ нарядѣ дивномъ шла королева тамъ,
             Что разлетѣлись прахомъ мечты бойцовъ лихихъ.
             На то, знать, и родилась она, чтобъ нѣжить очи ихъ.
             301. Пока тамъ пѣли, Зигфридъ все ждалъ нетерпѣливо.
             Благодарить всегда онъ могъ жребій свой счастливый,
             Что видѣлъ благосклонность онъ той, кого любилъ.
             Да, и не даромъ въ сердцѣ своемъ ее боецъ носилъ.
             302. Она изъ церкви вышла, ужъ раньше вышелъ онъ.
             Къ ней подойти тутъ снова былъ витязь приглашенъ,
             И въ первый разъ спасибо за то онъ услыхалъ
             Отъ дѣвы, что на славу себя въ той сѣчѣ показалъ.
             303. Красавица сказала: "Господь да наградитъ
             "За все васъ! заслужили вы, господинъ Зигфридъ,
             "Отъ витязей отважныхъ спасибо и любовь".
             На госпожу Кримхильду боецъ взглянулъ тутъ нѣжно вновь.
             304. Сказалъ ей витязь: "Буду служить всегда вамъ я,
             "И праздною не будетъ вѣкъ голова моя;
             "Пока я живъ, готовъ я для васъ все исполнять,
             "Чтобъ, госпожа Кримхильда, могъ милость вашу я стяжать",--
             305. Двѣнадцать дней видали рядкомъ съ лихимъ бойцомъ
             Тамъ всякій день дѣвицу, пригожую лицомъ,
             Когда она являлась къ двору, къ роднѣ своей.
             Да, изъ любви вниманьемъ почтить бойца хотѣлось ей.
             306. И каждый день веселье тамъ шумное стояло:
             Ужъ то-то забавлялись предъ Гунтеровой залой
             И въ ней самой лихіе бойцы, мужей краса!
             Въ тѣ дни Ортвинъ и Гагенъ творили просто чудеса.
             307. На все. что приходило кому нибудь на умъ,
             Бойцы готовы были тотчасъ, безъ дальнихъ думъ.
             Бойцовъ узнали гости доподлинно въ тѣ дни:
             Всю Гунтерову землю могли прославить тутъ они.
             308. И раненые вышли, что до сихъ поръ лежали:
             Они принять участье въ забавахъ пожелали;
             Щитами прикрываться, древко копья метать.
             Ихъ приняли, и силу свою они тутъ дали знать.
             309. На пиршествѣ хозяинъ имъ подавать велѣлъ
             Отборнѣйшія яства. Онъ избѣжать хотѣлъ
             Какихъ-либо упрековъ, для короля зазорныхъ,
             И запросто, радушно, онъ потчивалъ бойцовъ отборныхъ.
             310. Сказалъ онъ: "До отъѣзда прошу я васъ принять
             "Мой даръ, бойцы лихіе. Привыкъ я награждать
             "За службу. Не гнушайтесь, бойцы, добромъ моимъ:
             "Я подѣлиться съ вами желалъ-бы всей душою имъ".
             311. Сказали тенемаркцы тутъ: "прежде, чѣмъ обратно
             Доѣдемъ мы, намъ съ вами здѣсь было бы пріятно
             "Миръ заключить надежный: онъ намъ необходимъ.
             "Друзей не мало нашихъ сразили вы мечомъ своимъ".--
             312. У Ліодегаста раны позажили, здоровъ
             Билъ фогтъ саксонскій нынѣ и ѣхать былъ готовъ.
             Оставили не мало они убитыхъ тамъ.
             Пошелъ къ бойцу Зигфриду король могучій, Гунтеръ, самъ.
             313. Онъ витязю такъ молвилъ: "скажи, какъ мнѣ тутъ быть?
             "Сбираются обратно саксонцы уходить
             "И заключить надежный миръ напередъ хотятъ.
             "Я, Зигфридъ мой, совѣтъ твой услышать очень былъ бы радъ.
             313. "Вотъ, просьба ихъ: охотно дать золота могли-бъ
             "Они мнѣ столько, сколько пятьсотъ коней свезли-бъ,
             "Коль я имъ позволенье домой уѣхать дамъ".--
             Сказалъ тутъ сильный Зигфридъ: "не къ чести это было-бъ вамъ!
             315. "Позвольте имъ отсюда къ себѣ домой летѣть,
             "Но съ тѣмъ, чтобъ не посмѣли на вашу землю впредь
             "Идти они враждебно, должны вы взять съ нихъ слово,
             "И пусть дадутъ вамъ руку, что васъ они не тронутъ снова".--
             316. "Послѣдую совѣту".-- Они пошли вдвоемъ.
             Объявлено тутъ было ихъ ворогамъ о томъ,
             Что золота, что прежде они имъ предлагали,
             Никто не хочетъ.-- То-то друзья ихъ дома тосковали!
             317. И съ золотомъ не мало тутъ принесли щитовъ,
             Безъ вѣсу надѣлялъ имъ король своихъ бойцовъ:
             До 500 иль болѣ онъ марокъ раздѣлилъ.
             Такъ Гунтеру отважный братъ Гернотъ сдѣлать предложилъ.
             318. Всѣ отпускъ получили: тянуло ихъ домой;
             Пошли, затѣмъ, всѣ гости къ Кримхильдѣ молодой
             И къ Утѣ королевѣ. Пожалуй, никогда
             Бойцовъ не отпускали съ почетомъ большимъ, чѣмъ тогда.
             319. Покои опустѣли, когда не стало ихъ.
             Одинъ король остался среди своихъ родныхъ,
             Ихъ было тамъ не мало; ходилъ король богатый
             Къ Кримхильдѣ ежедневно съ своей родней въ ея палаты,
             320. Зигфридъ взять отпускъ тоже у короля хотѣлъ:.
             Онъ на любовь пригожей надѣяться не смѣлъ.
             Король про то услышалъ, что хочетъ ѣхать онъ;
             Былъ Гизельхеромъ юнымъ не ѣхать онъ уговоренъ.
             321.-- "Куда. Зигфридъ, хотите уѣхать вы отъ насъ?
             "Останьтесь здѣсь съ бойцами еще, прошу я васъ,
             "При Гунтерѣ богатомъ съ его дружиной ратной!
             "Здѣсь дамъ прихожихъ много: имъ то-то видѣть васъ пріятно",
             322.-- "Такъ пусть же кони", молвилъ Зигфридъ: "въ хлѣвахъ стоятъ:
             "Хотѣлъ я ѣхать, нынѣ беру слова назадъ.
             "Щиты ужъ спрячьте тоже: домой сбирался я,
             "Да Гизельхеръ отважный не ѣхать упросилъ меня".--
             323. Друзьямъ въ угоду, смѣлый остался тамъ опять:
             Нигдѣ на бѣломъ свѣтѣ не могъ бы ощущать
             Онъ счастія такого, какое здѣсь узналъ:
             Пригожую Кримхильду теперь онъ каждый день видалъ.
             324. Изъ-за ея безмѣрной красы онъ тамъ гостилъ.
             Въ забавахъ и потѣхахъ день каждый проходилъ.
             Одна бѣда: томился любовью къ ней Зигфридъ:
             Изъ-за нея-то смѣлый печально былъ потомъ убитъ.
   

VI авентюра.
Какъ Гунтеръ
ѣздилъ въ Исландію за Брунхильдой.

             325. Вѣсть новая промчалась по рейнскимъ берегамъ:
             Твердили, что не мало дѣвицъ пригожихъ тамъ,
             И будто Гунтеръ славный одну изъ нихъ избрать
             Въ супруги хочетъ: то-то сталъ добрый витязь ликовать.
             326. Сидѣла королева тамъ, за моремъ одна,
             -- Такой нигдѣ не знали, чтобъ ей была равна;
             Красой она безмѣрной и силой обладала,
             Съ бойцами лихо копья она изъ-за любви метала;
             327. Метала камень лихо и прыгала въ догонъ.
             Любви кто добивался ея, былъ долженъ онъ
             Въ трехъ состязаньяхъ трудныхъ надъ ней верхъ о держать
             А далъ въ одномъ хоть промахъ, былъ долженъ голову терять.
             328. И такъ-то долго дѣва та за моремъ жила,
             И рыцарь нѣкій съ Рейна узналъ про тѣ дѣла.
             Все къ дѣвушкѣ пригожей туда влекло его:
             Пришлось разстаться съ жизнью потомъ бойцамъ изъ-за того,
             329. Сказалъ фогтъ рейнскій: "тянетъ внизъ на море меня
             "Къ Брунхильдѣ; будь, что будетъ, хоть пусть погибну я,
             "Я для любви къ пригожей хочу рискнуть собой:
             "Иль сгину тамъ, иль станетъ тогда она моей женой".--
             330. Сказалъ Зигфридъ: "не ѣздить совѣтъ мой, господинъ!
             "У королевы страшный обычай есть одинъ:
             "Ужъ слишкомъ много стоитъ ея любви искать,
             "И вамъ такой поѣздки совсѣмъ не слѣдъ предпринимать".
             331.-- "Ужъ если такъ", промолвилъ тутъ Гагенъ: "то весь слѣдъ
             "Вамъ пригласить Зигфрида съ собой (то -- мой совѣтъ);
             "Онъ въ этомъ трудномъ дѣлѣ помочь съумѣетъ вамъ:
             "На счетъ Брунхильды знаетъ онъ все, что дѣлается тамъ".
             332. Сказалъ онъ {Т. е. Гунтеръ.}: "благородный Зигфридъ, мнѣ пособить
             "Согласенъ-ли ты дѣву пригожую добыть?
             "Исполнишь просьбу -- станетъ она женой моей,
             "Я для тебя и честью рискну и головой своей".--
             333. Зигфридъ, сынъ Сигемунда, отвѣтилъ королю:
             "Согласенъ я, коль мнѣ ты отдашь сестру свою,
             "Пригожую Кримхильду: награды никакой
             "Другой я не желаю тогда за трудъ усердный мой".--
             334. Отвѣтилъ Гунтеръ: "Зигфридъ, на! вотъ рука моя:
             "Съ Брунхильдою какъ только сюда вернуся я,
             "Сестру свою дать въ жены тебѣ даю обѣтъ,
             И будешь ты съ пригожей тогда жить въ радости, безъ бѣдъ".
             335. Бойцы лихіе оба другъ другу клятву дали;
             Да, ихъ труды большіе въ поѣздкѣ ожидали,
             Пока на Рейнъ ту дѣву они не привезли.
             Отважные не мало потомъ невзгодъ перенесли.
             336. Зигфридъ съ собой былъ долженъ тотъ плащъ въ дорогу взять,
             Который удалося ему съ трудомъ отнять
             У карлика Альбриха (такъ карликъ звался тотъ).
             Готовились лихіе бойцы въ опасный свой походъ.
             337. Когда плащъ-невидимку воитель надѣвалъ,
             Двѣнадцати мужей онъ вдругъ силу ощущалъ
             Тогда въ могучемъ тѣлѣ: былъ то-то онъ силенъ.
             Да, хитростью большою добылъ потомъ ту дѣву онъ!
             338. Плащъ съ шапкой-невидимкой такого рода былъ,
             Что могъ свободно дѣлать тотъ, кто его носилъ,
             Все, что хотѣлъ, но видѣть никто не могъ его.
             Такъ онъ добылъ Брунхильду и горе принялъ отъ того.
             339.-- "Скажи мнѣ, Зигфридъ, прежде, чѣмъ двинемся въ походъ,
             "Чтобъ съ честью плытьнамъ въморе, не нужноль напередъ
             "Въ страну Брунхильды милой бойцовъ съ собою взять?
             "Такъ съ тридцать тысячъ могъ бы ихъ здѣсь проворно я набрать".
             340. Но Зигфридъ молвилъ: "сколько-бъ ни взяли мы съ собой,
             "Имѣетъ королева ужасный нравъ такой,
             "Что всѣ они погибнутъ отъ дѣвы своенравной.
             "Нѣтъ, вамъ совѣтъ другой я дамъ лучше, Гунтеръ, витязь славный!
             341. "По Рейну внизъ поѣдемъ, какъ рыцари; назвать
             "Готовъ я тѣхъ, которыхъ должны съ собой мы взять:
             "Итакъ, поѣдемъ въ море съ тобою вчетверомъ
             "И тамъ добудемъ дѣву, что-бъ съ нами ни было потомъ.
             342. "Товарищами будутъ: я первый, ты второй,
             "Пусть третьимъ будетъ Гагенъ (онъ витязь удалой),
             "Четвертымъ будетъ Данквартъ, онъ смѣлостью владѣетъ:
             "Насъ тысяча тогда ужъ враговъ ни въ жизнь не одолѣетъ".
             343.-- "Хотѣлъ бы знать о томъ я", сказалъ король ему:
             "До нашего отъѣзда (ужъ какъ я радъ тому!),
             "Какія мы одежды должны съ собою взять,
             "Чтобъ намъ не осрамиться, должны вы Гунтеру сказать".
             344.-- "Въ одеждахъ самыхъ пышныхъ, какія могутъ быть,
             "Привыкли у Брунхильды тамъ завсегда ходить:
             "Да, слѣдуетъ одеждой намъ запастись впередъ:
             "Не то про насъ худая потомъ вездѣ молва пойдетъ".
             345. Сказалъ тутъ витязь добрый: "пойду-ка я скорѣй
             "Самъ къ матушкѣ родимой, не любо-ль будетъ ей
             "Велѣть дѣвицамъ милымъ намъ платья смастерить,
             "Чтобъ въ нихъ предъ дѣвой пышной не стыдно было намъ ходить".--
             346. Сказалъ тутъ важно Гагенъ изъ Трбнеге удалой:
             "Къ чему её тревожить вамъ просьбою такой!
             "Вы лучше разскажите сестрѣ своей о томъ:
             "Поможетъ въ лучшемъ видѣ она тогда ужъ вамъ во всемъ".--
             347. Велѣлъ сказать сестрѣ онъ, что самъ онъ къ ней придетъ
             Съ бойцомъ Зигфридомъ вмѣстѣ. Скорѣе до господъ
             Пригожая одѣлась, какъ любо было ей:
             Не очень то противенъ ей былъ приходъ лихихъ мужей.
             348. Какъ подобало, свита ея одѣлась тоже.
             Пришли тутъ оба князя къ красавицѣ пригожей.
             Кримхильда съ мѣста встала, пошла учтиво къ нимъ
             Встрѣчать радушно брата съ отважнымъ гостемъ дорогимъ.
             349.-- "Съ товарищемъ примите привѣтъ мой, братъ! ахъ, какъ
             "Мнѣ было-бъ знать пріятно", она сказала такъ:
             "Что господамъ угодно? что значить вашъ приходъ?
             "Въ чемъ дѣло, я-бъ хотѣла услышать отъ моихъ господъ".--
             350.-- "Вамъ, госпожа, скажу я", отвѣтилъ Гунтеръ тутъ:
             "То -- правда: насъ большія теперь заботы ждутъ.
             "Ухаживать мы ѣдемъ туда, въ края чужіе,
             "Намъ для такой поѣздки нужны одежды дорогія".--
             351.-- "Присядьте, братъ мой милый", она сказала вновь:
             "Скажите толкомъ, кто же тѣ дамы, чью любовь
             "Снискать хотите оба вы въ тѣхъ краяхъ чужихъ?"
             И за руку Кримхильда взяла двухъ витязей лихихъ.
             352. И съ ними, гдѣ сидѣла предъ тѣмъ, она опять
             Пошла къ скамьѣ богатой (какъ мнѣ про то не знать!
             На ней была матерья въ узорахъ золотыхъ).
             Сидѣть пріятно было съ дѣвицей для бойцовъ лихихъ.
             353. Могли переглянуться они теперь не разъ
             И не сводить другъ съ друга влюбленныхъ, томныхъ глазъ.
             О ней онъ больше думалъ, чѣмъ о себѣ самомъ.
             И сдѣлалась Кримхильда супругой Зигфрида потомъ.
             354. Сказалъ король: "сестрица любезная моя,
             "Нужна въ томъ дѣлѣ нашемъ, знай, помощь намъ твоя.
             "Хотимъ въ страну Брунхильды мы путь теперь держать,
             "И надо намъ богатыхъ одеждъ туда съ собою взять".--
             355. Сказала тутъ дѣвица: "мой братецъ дорогой,
             "Все, чѣмъ помочь могла-бы я вамъ въ поѣздкѣ той,
             "Все сдѣлать я готова, и, если-бы вамъ кто
             "Въ чемъ отказалъ, ахъ, какъ-бы Кримхильдѣ было больно то!
             356. "Вамъ, рыцарь благородный, упрашивать не надо:
             "Я вашимъ приказаньямъ повиноваться рада.
             "Какой угодно дайте мнѣ, витязь, вы приказъ",
             Такъ молвила дѣвица: "исполню я его тотчасъ".--
             357.-- "Любезная сестрица, нужны одежды намъ.
             "Я васъ прошу: нельзя-ли распорядиться вамъ
             "Велѣть дѣвицамъ вашимъ одеждъ намъ понашить?
             "Хотимъ мы поскорѣе въ страну Брунхильды милой плыть".--
             358.-- "Послушайте", сказала дѣвица имъ тогда:
             "Довольно есть здѣсь шелку, лишь на щитахъ сюда
             "Пришлите вы каменьевъ: одеждъ мы вамъ нашьемъ".
             Не стали спорить съ нею ни Гунтеръ, ни Зигфридъ о томъ.
             359. Сказала королева: "скажите-жъ, сколько всѣхъ
             "Въ далекій путь поѣдетъ въ одеждахъ пышныхъ тѣхъ?" --
             -- "Я ѣду самъ -- четвертый", отвѣтилъ онъ: "со мной
             "Два витязя, поѣдутъ: Данквартъ и Гагенъ удалой.
             360. "Замѣтьте вы, что въ каждый изъ четырехъ дней намъ
             "Смѣнять придется трижды свои одежды тамъ
             "Всѣмъ четверымъ, да надо одежды намъ отборной,
             "Чтобъ изъ земли Брунхильды намъ ѣхать не было зазорно".--
             361. Учтиво распрощались и вышли господа.
             Дѣвицъ пригожихъ тридцать изъ горницы тогда
             Кримхильда королева скорѣе позвала.
             Изъ нихъ въ такихъ работахъ искусна каждая была.
             362. Арабскимъ шелкомъ бѣлымъ, какъ снѣгъ (онъ приходилъ
             Изъ Цацаманка; зеленъ тотъ шелкъ, какъ клеверъ былъ),
             Каменья нашивали. Одежда выходила
             На славу; тѣ одежды пригожая самая кроила.
             363. Была подбоемъ кожа рыбъ изъ земель чужихъ.
             Дивилися подкладкѣ одеждъ бойцовъ лихихъ
             Всѣ тѣ, кто шелкомъ эту подкладку крыли тамъ.
             Чудесъ про тѣ одежды скажу я здѣсь не мало вамъ.
             364. Шелкъ изъ земли Мароккской и изъ Ливійской тоже
             Былъ самый наилучшій у дѣвушки пригожей:
             Едва-ли шелкъ подобный былъ у другихъ князей.
             Ужъ то-то постаралась Кримхильда для своихъ гостей!
             365. Казался для поѣздки такой бойцамъ лихимъ
             Мѣхъ горностаевъ слишкомъ дешевымъ и простымъ:
             Что уголь, черной тканью изъ шелка для бойцовъ
             Одежды покрывали, какъ надо для большихъ пировъ
             366. На златѣ аравійскомъ что тамъ камней сверкало!
             Да, было всѣмъ дѣвицамъ тогда хлопотъ не мало:
             Лишь въ семь недѣль оконченъ былъ трудъ усердный тотъ.
             Тутъ кстати и оружье готово было для господъ.
             367. Когда готовы были бойцы, на Рейнѣ имъ
             Корабликъ былъ сколоченъ съ стараніемъ большимъ,
             На немъ-то собирались плыть внизъ по Рейну въ море.
             Дѣвицамъ славнымъ было не мало тутъ хлопотъ и горя
             368. Бойцевъ оповѣстили, что могутъ получить
             Одежды тѣ, что будутъ въ чужой землѣ носить,
             Какъ имъ то было любо: пышны нельзя быть болѣ!
             На Рейнѣ оставаться теперь имъ не хотѣлось долѣ.
             369. Гонецъ былъ къ тѣмъ отправленъ, что собирались въ путь:
             Не любо-ль на одежды имъ новыя взглянуть?
             Не коротки-ль имъ будутъ одежды, не длинны-ли?
             Все было впору: то-то бойцы дѣвицъ благодарили.
             370. Признаться могъ-бы всякій, кто видѣлъ ихъ тогда,
             Что онъ одежды лучше не видѣлъ никогда:
             Бойцамъ не стыдно было въ ней при дворѣ бывать;
             И были-ль гдѣ одежды получше, что-то не слыхать.
             371. Великое спасибо бойцы за то сказали.
             Тутъ смѣлые проститься со всѣми пожелали,
             И витязи учтиво, по-рыцарски, простились,
             И свѣтлыя у многихъ отъ слезъ тутъ очи омрачились.
             372. Она сказала: "братъ мой, совѣтую я вамъ
             "Остаться здѣсь и выбрать одну изъ милыхъ дамъ,
             "И рисковать вамъ жизнью тогда-бы не пришлось:
             "По близости не мало-бъ дамъ знатныхъ здѣсь для васъ нашлось".--
             373. Знать, сердце ей сказало, какой бѣды ей ждать.
             Всѣ плакали: никто ихъ не могъ ужъ тутъ унять.
             И золото потускло вдругъ на груди у нихъ
             Отъ слезъ: лилось ихъ много изъ глазъ на землю въ этотъ мигъ.
             374. Она сказала: "Зигфридъ, позвольте поручить
             "Вамъ братца дорогого, прошу его хранить.
             "Чтобы въ землѣ Брунхильды мой братъ не пострадалъ".--
             И госпожѣ Кримхильдѣ далъ руку онъ и обѣщалъ.
             375. Сказалъ могучій витязь: "пока живъ буду я,
             "Объ немъ ужъ не тревожьтесь вы, госпожа моя!
             "На Рейнъ сюда здоровымъ со мной вернется онъ,
             "Повѣрьте мнѣ".-- Дѣвица ему тутъ отдала поклонъ.
             376. На берегъ золочёныхъ тутъ принесли щитовъ
             И пышныя одежды для удалыхъ бойцовъ;
             Подать коней велѣли и ѣхать собрались.
             Ужъ то-то горько плакать по нимъ всѣ дамы принялись.
             377. И дѣвушекъ у оконъ рой цѣлый тамъ стоялъ.
             Ужъ парусъ корабельный вѣтръ буйный надувалъ.
             Всѣ спутники усѣлись тогда на кораблѣ.
             Сказалъ тутъ Гунтеръ: "кто же намъ путь укажетъ къ той землѣ?"
             378.-- "Согласенъя", промолвилъ Зигфридъ: "васъ по волнамъ
             "Я довезу въ ту землю: какъ вѣдомо то вамъ,
             "Туда путь водный вѣрный извѣстенъ мнѣ вполнѣ".--
             Плыть весело имъ было къ чужой далекой той странѣ.
             379. Багоръ взялъ въ руки Зигфридъ, воитель удалой, "
             Корабль отчалилъ витязь могучею рукой;
             И взялся за кормило отважный Гунтеръ самъ:
             Изъ области Бургундской бойцы помчались по волнамъ.
             380. Съ собой везли не мало яствъ дорогихъ и винъ,
             Какія могъ на Рейнѣ достать ихъ господинъ.
             Красивые ихъ кони въ большой тамъ холѣ были.
             Корабль шелъ ровно, гладко; бойцы на немъ спокойно плыли.
             381. Канаты отъ натуги у паруса трещали:
             Да, до ночи миль двадцать они ужъ отмахали
             Внизъ по рѣкѣ: попутный гналъ вѣтеръ къ морю ихъ.
             Жалѣть потомъ пришлося бойцамъ о тѣхъ трудахъ большихъ!
             382. Въ двѣнадцатый день утромъ, какъ то извѣстно намъ,
             Бойцовъ далеко вѣтры умчали по волнамъ,
             Несли ихъ къ Изенштейну, къ землѣ Брунхильды той.
             Изъ витязей лишь Зигфридъ одинъ знакомъ былъ съ той страной.
             383. Когда-жъ такъ много бурговъ тамъ Гунтеръ увидалъ
             И областей обширныхъ, тотчасъ-же онъ сказалъ;
             "Вамъ Зигфридъ то извѣстно, узнать хотѣлъ-бы я,
             "Чьи бурги тамъ я вижу, чья эта славная земля?" --
             384.-- "Мнѣ то вполнѣ извѣстно", сказалъ въ отвѣтъ Зигфридъ:
             "Брунхильдѣ королевѣ земля принадлежитъ,
             "И Изенштейнъ -- та крѣпость, могу я вамъ сказать.
             "Прійдется вамъ сегодня-жъ дѣвъ милыхъ много увидать.
             385. "И нужно, чтобъ согласно вы говорили тамъ,
             "Всѣ вы одно и то-же; вотъ -- мой совѣтъ бойцамъ.
             "Сегодня-жъ предъ Брунхильдой прійдется намъ предстать,
             " О томъ подумать надо, чтобъ намъ предъ нею не сплошать.
             386. "Когда её увидимъ со свитою пригожей,
             "Всѣ говорить должны вы, бойцы, одно и то-же, *
             "Что Гунтеръ -- господинъ мой, что я его вассалъ:
             "Тогда ужъ намъ удастся все то, чего онъ такъ желалъ".
             387. Его слова исполнить они готовы были,
             Всю гордость, всю надменность они тутъ позабыли:
             За то, благополучно у нихъ все обошлось,
             Когда предъ Брунхильдой пригожей имъ предстать пришлось.
             388.-- "Не для тебя, конечно, теперь я хлопочу:
             -- "Сестрѣ твоей пригожей я угодить хочу.
             "Люблю ее, какъ тѣло, какъ душеньку свою!
             "И только изъ-за милой готовъ служить я королю".
   

VII авентюра.
Какъ Гунтеръ добылъ Брунхильду.

             389. Тѣмъ временемъ корабль ихъ ужъ къ бургу подплывалъ
             Все ближе. Въ бургѣ, въ окнахъ, король тутъ увидалъ
             Вверху дѣвицъ пригожихъ, ихъ было тамъ не мало.
             Совсѣмъ не зналъ ихъ Гунтеръ, на то ему досадно стадо.
             390. Спросилъ онъ у Зигфрида, что съ нимъ собрался въ путь:
             "Извѣстно ль вамъ объ этихъ дѣвицахъ что-нибудь,
             "Что на корабль нашъ, въ море такъ пристально глядятъ?
             "Какъ звать ихъ господина? гляди, какъ пышенъ ихъ нарядъ!"
             391. Сказалъ воитель Зигфридъ: "повысмотрѣть тайкомъ
             "Изъ тѣхъ дѣвицъ должны вы и мнѣ сказать о томъ,
             "Которую бъ вы взяли, коль въ силахъ были бъ взять?"
             Отвѣтилъ Гунтеръ смѣлый: "могу я это вамъ сказать!
             392.-- "Вонъ, въ томъ окнѣ я вижу стоитъ изъ нихъ одна
             "Въ одеждѣ бѣлоснѣжной: такъ чудно сложена.
             "Она пригожимъ тѣломъ взоръ приковала мой.
             "Будь въ силахъ я, моею она должна бы стать женой".
             393.-- "Да, вѣрно указали глаза твои тебѣ:
             "Ты знатную Брунхильду избралъ, король, себѣ,
             "Къ которой ты стремишься и сердцемъ и душой".
             Плѣненъ былъ Гунтеръ дѣвы осанкой и ея красой.
             394.-- Велѣла королева всѣмъ дѣвушкамъ своимъ
             Прочь отойти отъ оконъ: не слѣдъ изъ оконъ имъ
             Глядѣть на иноземцевъ. Исполненъ былъ приказъ.
             Что жены стали дѣлать, о томъ есть свѣдѣнья у насъ.
             395. Для незнакомцевъ дамы наряды надѣвали
             (Ужъ искони на свѣтѣ такъ жены поступали),
             Потомъ къ окошкамъ узкимъ спѣшили подходить,
             Чтобъ на бойцовъ украдкой свой взоръ пытливый устремить.
             396. Лишь вчетверомъ въ страну ихъ тѣ прибыли бойцы.
             Коня на брегъ песчаный велъ Зигфридъ подъ уздцы.
             Увидѣли то въ окна дѣвицы; въ тотъ же мигъ
             Отъ этого и Гунтеръ вдругъ выросъ самъ въ глазахъ своихъ.
             397. Тотъ подъ уздцы ему, вѣдь, держалъ коня (хорошъ
             Былъ добрый конь, былъ крѣпокъ, высокъ онъ и пригожъ)·
             Держалъ, покуда Гунтеръ не сѣлъ въ сѣдло свое.
             Служилъ ему такъ Зигфридъ: забылъ потомъ король про все.
             398. И своего коня онъ на брегъ свелъ тоже самъ:
             Не несъ досель онъ службы нигдѣ такой, какъ тамъ,
             Ничье доселѣ стремя не сталъ бы онъ держать.
             Пришлось все это въ окна дѣвицамъ милымъ увидать.
             399. У всѣхъ бойцовъ отважныхъ какъ будто на подборъ.
             Что снѣгъ, бѣлѣли кони и рыцарскій уборъ
             У всѣхъ равно, и были щиты прекрасны ихъ:
             Они блистали ярко въ рукахъ тѣхъ витязей лихихъ.
             400. Въ каменьяхъ были сѣдла, а паперсти узки.
             Къ Брунхильдѣ мчались важно лихіе сѣдоки;
             Бубенчики у сѣделъ изъ золота висѣли.
             И, съ силой сообразно своей, они туда летѣли.
             401. Концы ихъ копій были отточены недавно,
             До шпоръ мечи висѣли, отдѣланные славно;
             Остры мечи тѣ были, съ широкимъ лезвеемъ.
             Замѣтила все это Брунхильда во дворцѣ своемъ.
             402. Туда пришелъ съ нимъ Данквартъ и Гагенъ; говорятъ,
             И мы про то слыхали, что былъ на нихъ нарядъ
             Вороночерный, славный; прекрасны, велики
             Щиты бойцовъ тѣхъ были, крѣпки, прочны и широки.
             403. Каменья изъ Индійской земли на нихъ искрились,
             Они на ихъ одеждѣ такъ чудно шевелились.
             Корабль свой безъ присмотра оставили бойцы,
             Помчались къ бургу лихо верхомъ проворно удальцы.
             404. И восемьдесятъ шесть всѣхъ предстало башенъ тамъ
             Да три большихъ палаты и зала ихъ глазамъ
             Изъ мраморныхъ зеленыхъ, что травушка, камней.
             Сама Брунхильда съ свитой своею находилась въ ней.
             405. Былъ бургъ открытъ, ворота раскрыты были въ немъ.
             Брунхильдины тутъ мужи пустилися бѣгомъ
             Встрѣчать гостей, пришедшихъ къ ихъ госпожѣ; коней
             Взять поскорѣй велѣли и съ рукъ щиты у тѣхъ гостей.
             406. Сказалъ имъ камерарій: "мечи отдайте намъ
             "И свѣтлые шеломы".-- "Нѣтъ, не дадимъ ихъ вамъ",
             Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "хотимъ мы ихъ носить"·
             Ему спѣшилъ тутъ Зигфридъ, какъ слѣдъ, все дѣло разъяснить:
             407.-- "Ужъ здѣсь такой обычай, я долженъ вамъ сказать,
             Что въ бургъ гостей съ оружьемъ не велѣно пускать:
             Отдайте-жъ имъ мечъ съ шлемомъ, такъ лучше будетъ намъ".
             Не очень-то охотно внялъ Гагенъ Зигфрида словамъ.
             408. Виномъ ихъ угостили и отвели покой.
             Бойцовъ не мало статныхъ спѣшило той порой,
             Всё въ княжеской одеждѣ, къ двору и тамъ и сямъ,
             Но всѣ дивились больше въ ту пору удалымъ гостямъ.
             409. Тутъ госпожу Брунхильду тотчасъ оповѣстили,
             Что витязи чужіе въ ея края приплыли,
             Приплыли къ ней по морю въ одеждахъ дорогихъ.
             Пригожая дѣвица тутъ стала спрашивать о нихъ.
             410. Сказала королева: должны вы мнѣ сказать,
             "Кто тѣ бойцы чужіе, прошу васъ разузнать,
             "Что такъ стоятъ тамъ важно средь бурга моего?
             Хочу я знать, откуда они пришли и для чего?" --
             411. Тутъ ей одинъ изъ свиты сказалъ: "васъ увѣряю,
             "Что никого изъ этихъ бойцовъ чужихъ не знаю:
             "Вотъ, только на Зигфрида похожъ одинъ. Какъ слѣдъ,
             "Принять его должны вы, даю вамъ добрый мой совѣтъ,
             412. "Другой изъ нихъ такъ важенъ, что, еслибъ власть имѣлъ.
             "Онъ правитъ королевствомъ богатымъ бы съумѣлъ,
             "Когда-бъ землей обширной былъ витязь надѣленъ:
             "Смотрите-ка, какъ важно стоитъ съ другимъ тамъ рядомъ онъ.
             413. "Изъ спутниковъ тѣхъ третій, хоть гнѣвенъ и сердитъ,
             "Но все же, королева, красивъ и онъ на видъ.
             "Онъ часто исподлобья кидаетъ страшный взглядъ:
             "Мнѣ кажется, что гнѣвомъ великимъ духъ его объятъ.
             414. "И тотъ, что всѣхъ моложе,-- достойный витязь тожъ:
             "Стоитъ тамъ витязь важный, какъ дѣвушка, пригожъ,
             "Стоитъ такъ чинно, тихо, что красная дѣвица,
             "А всежъ опасно, если обидѣть кто его рѣшится
             415. "Хоть и красивъ и веселъ, хотя и вѣжливъ онъ,
             "Всежъ онъ заставить можетъ всплакнуть не мало женъ,
             "Когда начнетъ сердиться. А видъ его таковъ,
             "Что, кажется, всѣмъ взялъ онъ и, вѣрно, изъ лихихъ бойцовъ.
             416. Сказала королева: "неси жъ одежду мнѣ!
              "И, если сильный Зигфридъ здѣсь, въ этой сторонѣ
             "Моей любови ищетъ, то сгубитъ онъ себя.
             "Не такъ онъ страшенъ, чтобы ему женою стала я!
             417. Пригожая Брунхильда проворно разодѣлась.
             При ней дѣвицъ пригожихъ толпа тогда виднѣлась:
             Ихъ было сто иль болѣ въ нарядахъ дорогихъ.
             Взглянуть наряднымъ дамамъ хотѣлось на гостей своихъ.
             418. Шли съ ними изъ Исланда воители, держа
             Въ рукахъ мечи (Брунхильда была ихъ госпожа),
             Пять сотъ иль болѣ: было прискорбно то гостямъ.
             Пришлось тутъ съ мѣстъ подняться отважнымъ, статнымъ удальцамъ.
             419. Когда же королева Зигфрида увидала,
             Послушайте, какъ дѣва ему тогда сказала:
             "Привѣтъ, примите, Зигфридъ, привѣтъ въ странѣ моей!
             "Пріѣздъ вашъ, что онъ значитъ? мнѣ знать хотѣлось бы скорѣй".
             420.-- "Вы такъ добры, Брунхильда, вы, госпожа моя,
             "Что перваго, царевна, почтили вдругъ меня
             "Привѣтомъ передъ этимъ бойцомъ, что предо мной.
             "То -- господинъ мой: лучше бъ мнѣ обойтись безъ чести той.
             421. "Онъ уроженецъ съ Рейна, что мнѣ еще сказать?
             "Лишь для тебя рѣшились мы путь сюда держать:
             "Твоей любви онъ ищетъ, чтобъ ни случилось съ нимъ.
             "Подумай же: онъ твердо рѣшился мужемъ быть твоимъ.
             422. "Онъ Гунтеромъ зовется, могучимъ королемъ,
             "Нуждается въ любви онъ твоей, ни въ чемъ другомъ.
             "Мнѣ витязь славный ѣхать сюда съ нимъ приказалъ:
             "Когда бъ я могъ, конечно, я въ томъ ему бы отказалъ".
             423.-- "Коль онъ король", сказала она: "а ты вассалъ,
             "Игру я предлагаю, чтобъ онъ мнѣ показалъ
             "Себя: коль побѣдитъ онъ, мнѣ быть его женой;
             "Но сгибнуть вамъ прійдется, когда въ игрѣ верхъ будетъ мой".
             424. Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "васъ, госпожа, назвать
             "Прошу я эти игры. Коль можетъ въ нихъ сплошать
             "Мой повелитель Гунтеръ, чай, не легки онѣ:
             "Вѣдь, раздобыть дѣвицу король надѣется вполнѣ".--
             425.-- "Метать онъ долженъ камень и прыгать вслѣдъ въ Догонъ,
             "Со мной на копьяхъ биться. Подумаетъ пусть онъ:
             "Вы можете и жизнью и честью поплатиться",
             Пригожая сказала ему: "не слѣдъ вамъ торопиться",--
             426. И къ королю отважный тутъ Зигфридъ приступилъ,
             Его не падать духомъ боецъ лихой просилъ
             Предъ королевой: долженъ король безъ страха быть:
             "Васъ хитростью берусь я отъ всякихъ бѣдъ предохранить".
             427. Сказалъ король тутъ Гунтеръ: "извольте-жъ выбрать сами
             "Тѣ игры, королева! я, въ чемъ угодно, съ вами
             "Помѣряться желаю: изъ-за красы такой
             "Иль сгибну, иль моею вы станете тогда женой" --
             428. Когда же королева тѣ рѣчи услыхала,
             Приняться поскорѣе за игры пожелала.
             Для боя приказала достать доспѣхи ей:
             Златой червленый панцырь и крѣпкій добрый щитъ скорѣй.
             429. Тутъ шелковый подлатникъ надѣла дѣва, мечъ
             Ни чей не могъ доселѣ подлатникъ тотъ разсѣчь;
             Изъ шелковой Ливійской былъ ткани онъ скроенъ,
             Блестящею и свѣтлой работой былъ украшенъ онъ.
             430. Межъ тѣмъ она надменно грозила удальцамъ:
             Данквартъ и Гагенъ то-то печальны были тамъ,
             Они въ тревогѣ были, что будетъ съ королемъ,
             И думали: поѣздку не кончить намъ -- бойцамъ добромъ!"
             431. А Зигфридъ той порою, воитель удалой,
             Шелъ къ кораблю украдкой отъ всѣхъ на брегъ морской,
             Плащъ-невидимку тотчасъ онъ съ корабля досталъ,
             Надѣлъ его проворно и сразу невидимкой сталъ.
             432. Онъ поспѣшилъ обратно, засталъ бойцовъ тамъ въ сборѣ,
             Хотѣла королева начать тѣ игры вскорѣ.
             Пошелъ онъ невидимкой изъ хитрости къ бойцамъ,
             Такъ что его увидѣть не могъ никто изъ бывшихъ тамъ.
             433. Для игръ былъ кругъ очерченъ передъ бойцовъ толпою.
             Обязаны всѣ были слѣдить за той игрою.
             Ихъ больше семи сотенъ въ доспѣхахъ тамъ стояло.
             Рѣшить, за кѣмъ побѣда, бойцамъ отважнымъ надлежало.
             434. Пришла тутъ и Брунхильда; она вооружилась,
             Какъ будто ей за царство съ кѣмъ биться приходилось:
             Златою канителью былъ шелкъ на ней расшитъ,
             Еще милѣй, пригожѣй теперь была она на видъ.
             435. Пришли и челядинцы, несли они ей щитъ:
             Былъ золотомъ чериленымъ тотъ добрый щитъ обитъ;
             Что сталь, застежки были широкія; щитомъ
             Хотѣла прикрываться она въ тѣхъ играхъ съ королемъ.
             436. И привязь золотая была не дешева,
             Вся въ дорогихъ каменьяхъ, зеленыхъ, что трава;
             И въ златѣ отражался камней блескъ переливный.
             Да, только смѣлый могъ бы ея любви добиться дивной.
             437. Щитъ подъ пыжемъ {Возвышеніе на срединѣ щита.} (намъ слышать объ этомъ довелось)
             Вылъ толщиной съ три пяди, и ей держать пришлось
             Его; въ немъ было много и золота и стали:
             Четыре камергера царицы щитъ съ трудомъ держали.
             438. Когда увидѣлъ Гагенъ, какъ щитъ тотъ былъ несенъ,
             Сказалъ боецъ изъ Тронеге, былъ то-то въ гнѣвѣ онъ:
             "Король мой Гунтеръ, видно, мы сгибнуть здѣсь должны:
             "Вѣдь, вы любовь хотите снискать у дьявола жены".
             439. О дѣвушки доспѣхахъ послушайте: она
             Поверхъ брони надѣла рубаху (соткана
             Изъ шелка Ацагуга была она); на ней
             Сверкало много разныхъ блестящихъ, дорогихъ камней.
             440. Тяжелое, большое ей принесли тогда
             Копье (его метала Брунхильда завсегда),
             Преострое, не малой длины и ширины,
             Ужъ то-то были грани того копья заострены!
             441. Чудесъ про вѣсъ копья вы услышите не мало:
             Три съ половиной мѣры ушло въ него металла!
             Изъ слугъ Брунхильды трое несли его съ трудомъ:
             Встревоженъ озадаченъ былъ знатный Гунтеръ тѣмъ копьемъ.
             442. Такъ про себя онъ думалъ: "что мнѣ здѣсь предстоитъ?
             "Самъ дьяволъ отъ дѣвицы живымъ не убѣжитъ!
             "Будь я теперь, какъ прежде, въ Бургундіи своей,
             "Была-бъ она надолго свободна отъ любви моей!" --
             443. Тутъ Гагеновъ братъ, Данквартъ отважный, такъ сказалъ:
             "Да, всей душой я каюсь, что путь сюда держалъ:
             "Мы -- витязи, тѣмъ больше позора будетъ намъ,
             "Коль намъ да вдругъ прійдется погибнуть здѣсь отъ этихъ дамъ.
             444. "Ужъ какъ же мнѣ досадно, что я сюда приплылъ!
             "Когда бъ мой братецъ Гагенъ здѣсь при оружьѣ былъ
             "И я бы тожъ,-- конечно, тогда пришлось бы здѣсь
             "Мужамъ Брунхильды, гордымъ бойцамъ, свою умѣрить спесь:
             445. "Они бъ тогда, навѣрно, бояться стали насъ.
             "И, хоть бы миръ блюсти имъ клялся я тысячу разъ,
             "Все жъ, прежде, чѣмъ погибъ бы мой господинъ въ бою,
             "Пригожая сперва бы сама сгубила жизнь свою."
             446.-- "Не быть въ плѣну, а съ честью вернуться мы должны",
             Его братъ Гагенъ молвилъ: "будь мы всѣмъ снабжены,
             "Всѣмъ, что для боя нужно, и добрыми мечами,
             "Умѣрила тогда бы дѣвица спесь свою предъ нами!
             447. И знатная дѣвица, внявъ витязя словамъ,
             Черезъ плечо взглянула; улыбка по устамъ
             Скользнула: "коль такъ смѣлъ онъ, имъ всѣмъ вы принесите
             "Доспѣхи, поскорѣе мечи имъ острые вручите."
             448. Вотъ, принесли мечи имъ (былъ то ея приказъ):
             Отъ радости весь вспыхнулъ Данквартъ лихой тотчасъ:
             -- "Теперь, во что хотите, играйте!" молвилъ онъ:
             "Коль здѣсь при насъ оружье, не будетъ Гунтеръ побѣжденъ!"
             449. Брунхильды милой сила казалась пребольшою.
             Тяжелый принесенъ былъ ей камень тутъ для бою,
             Большой и грубый, крѣпокъ и круглъ тотъ камень былъ:
             Неся его, двѣнадцать мужей повыбились изъ силъ.
             450. Послѣ копья метала она его всегда.
             Бургунды были то-то встревожены тогда.
             -- "Эхъ, горе!" вскрикнулъ Гагенъ: "въ кого король влюбленъ?
             " Да, только дьяволъ адскій быть-можетъ съ нею обрученъ!"
             451. И рукава проворно она тутъ засучила
             И бѣлою рукою тяжелый щитъ схватила,
             Поднявъ копье высоко: часъ боя наступилъ,
             И Гунтера съ Зигфридомъ гнѣвъ дѣвы то-то устрашилъ.
             452. И, не явись на помощь ему лихой Зигфридъ,
             Навѣрно, былъ бы ею король тогда убитъ.
             Зигфридъ его украдкой взялъ за руку; не зналъ
             Король его обмана: въ большой тревогѣ онъ стоялъ:
             453.-- "Кто до меня коснулся?" подумалъ мужъ лихой,
             Но никого не видѣлъ воитель предъ собой.
             Промолвилъ голосъ: "это -- я, Зигфридъ, другъ твой милый;
             "Стой передъ ней безъ страха, не бойся за свои ты силы.
             454. "Мнѣ щитъ отдай свой, Гунтеръ: владѣть я буду имъ,
             "Внимательнѣе будь ты теперь къ словамъ моимъ:
             "Ты дѣлай все для виду, впрямь биться мнѣ позволь." --
             Узналъ Зигфрида Гунтеръ: былъ то-то радъ ему король.
             455.-- "Прошу тебя обманъ мой отъ всѣхъ людей скрывать,
             "И королевѣ, вѣрь мнѣ, той славы не стяжать
             "Въ бою съ тобой, которой она добиться мнитъ:
             "Смотри, какъ беззаботно она. передъ тобой стоитъ." --
             456. Пригожая метнула тутъ мощною рукой
             Копье свое въ щитъ новый, широкій и большой,
             Который сынъ Сиглинды въ своей рукѣ держалъ:
             Посыпалися искры отъ стали, словно вѣтръ ихъ гналъ.
             457. Копье насквозь пронзило щитъ острымъ лезвеемъ,
             И даже панцырь крѣпкій былъ озаренъ огнемъ.
             Заставилъ пошатнуться ударъ бойцовъ лихихъ;
             Когда бъ не плащъ волшебный, копье на смерть сразило бъ ихъ.
             458. Изъ устъ бойца Зигфрида кровь хлынула струей,
             Назадъ проворно прыгнулъ и взялъ боецъ лихой
             Копье, что королева метнула черезъ щитъ.
             Его въ нее обратно пустилъ тогда боецъ Зигфридъ.
             459. Онъ думалъ: "не хочу я пронзить ее копьемъ",
             И повернулъ копье онъ впередъ тупымъ концомъ.
             Древко копья метнулъ онъ въ нее съ такою силой,
             Что зазвучалъ прегромко вдругъ весь уборъ дѣвицы милой.
             460. Огонь взвился изъ колецъ, какъ будто вѣтръ подулъ:
             Такъ сильно сынъ Сигмунда копье въ нее метнулъ.
             Да, устоять на мѣстѣ ей не хватило силъ:
             Конечно, Гунтеръ смѣлый ни въ жизнь того бы не свершилъ.
             461. Пригожая Брунхильда, какъ поднялась проворно!
             -- "Спасибо за ударъ вашъ вамъ, витязь мой отборный!" --
             Ей мнилося что это онъ самъ копье металъ:
             Нѣтъ, мужъ куда сильнѣйшій ему украдкой помогалъ.
             462. Пошла она проворно съ душою, полной гнѣва,
             И подняла тутъ камень съ земли высоко дѣва.
             Такъ сильно бросивъ камень, какъ силы позволяли,
             Она въ догонъ прыгнула такъ, что доспѣхи зазвучали.
             463. Въ двѣнадцати саженяхъ на землю камень палъ,
             Она жъ прыгнула дальше, чѣмъ камень тотъ лежалъ.
             Вотъ, къ камню витязь Зигфридъ проворно подскочилъ:
             Лишь дотронулся Гунтеръ, а Зигфридъ въ даль его пустилъ.
             464. Былъ Зигфридъ смѣлый витязь, былъ рослъ онъ и силенъ:
             Метнулъ онъ камень дальше и дальше прыгнулъ онъ:
             Чрезъ волшебство онъ силы достаточно имѣлъ,
             Настолько, что и Гунтеръ король съ нимъ тоже полетѣлъ.
             465. Когда жъ прыжокъ былъ конченъ, и камень ужъ лежалъ,
             Всѣ видѣли, что Гунтеръ одинъ лишь тамъ стоялъ.
             Пригожая отъ гнѣва вся вспыхнула тотчасъ.
             Да, Гунтера отъ смерти тогда Зигфридъ отважный спасъ.
             466. Сказала громко свитѣ Брунхильда, увидавъ,
             Что на концѣ арены стоитъ онъ живъ и здравъ:
             "Вы, родичи, вы, мужи, приблизьтесь всѣ сюда!
             "Король могучій Гунтеръ -- впредь вашъ владыка навсегда!"
             467. Тутъ смѣлые оружье изъ рукъ своихъ сложили,
             Предъ Гунтеромъ Бургундскимъ, могучимъ, преклонили
             Они свои колѣни; казалось смѣльчакамъ,
             Что одержалъ побѣду въ бою надъ дѣвой Гунтеръ самъ.
             468. Привѣтствовалъ любезно ее король учтивый;
             Взятъ за руку былъ витязь дѣвицею красивой.
             Она свои владѣнья дала во власть ему,
             И Гагенъ. мужъ отважный, былъ всей душою радъ тому.
             469. Былъ рыцарь благородный дѣвицей приглашенъ
             Идти въ палату. Всѣми тогда, былъ признанъ онъ:
             Теперь бойцамъ охотнѣй услуживать всѣ стали.
             Бойцы Данквартъ и Гагенъ охотно это допускали.
             470. Зигфридъ, проворный витязь, на славу былъ уменъ:
             Плащъ-невидимку спрятать скорѣй пустился онъ.
             Когда же вновь вернулся и женъ тамъ увидалъ,
             Онъ королю такъ молвилъ и какъ умно онъ тутъ сказалъ:
             471.-- "Что-жъ. господинъ, вы игры такъ медлите начать,
             "Въ которыхъ предложили участье вамъ принять?
             "Позвольте-жъ поглядѣть намъ на ходъ ихъ".-- Показалъ
             Видъ Зигфридъ, витязь хитрый, что будто ничего незналъ.
             472. Сказала королева тогда: "что за причина,
             "Что не видали, Зигфридъ, вы боя господина,
             "Тѣхъ игръ, въ которыхъ Гунтеръ меня здѣсь превзошелъ?" --
             Тутъ Гагенъ изъ Бургундской земли такую рѣчь повелъ:
             473.-- "Намъ, госпожа", сказалъ онъ: "прискорбно, какъ и вамъ,
             "Что витязь славный Зигфридъ у корабля былъ тамъ
             "Въ ту пору, какъ фогтъ рейнскій въ бой съ вами здѣсь вступилъ,
             "И ничего не знаетъ о томъ", такъ Гагенъ говорилъ.
             474.-- "Мнѣ эта вѣсть пріятна", сказалъ Зигфридъ, боецъ:
             "Что вашей нынѣ спеси здѣсь положенъ конецъ!
             "Что есть здѣсь мужъ, что можетъ владыкой быть надъ вами.
             "Да, знатная дѣвица, на Рейнъ должны вы ѣхать съ нами".
             475. Пригожая сказала: "нѣтъ, надо подождать;
             "Сперва родня и мужи мои должны узнать.
             "Не такъ легко могу я покинуть край родной:
             "Сперва должна послать я за ближнею моей родней".--
             476. Во всѣ концы послала она своихъ гонцовъ
             Сзывать друзей ближайшихъ, родню и всѣхъ бойцовъ:
             Просила въ Изенштейнъ ихъ немедленно спѣшить.
             Богатою одеждой ихъ всѣхъ велѣла наградить.
             477. И въ поздній часъ, и въ ранній толпы лихихъ бойцовъ
             Скакали ежедневно въ Брунхильдинъ бургъ на зовъ.
             -- "Ну, вотъ", промолвилъ Гагенъ: "надѣлали мы дѣлъ!
             "Ждетъ отъ мужей Брунхильды всѣхъ насъ здѣсь нынѣ злой удѣлъ.
             478. "А что, какъ соберуются толпы ея мужей?
             "(Вѣдь, мы еще не знаемъ, что на умѣ у ней:
             "Еще, пожалуй, въ гнѣвѣ всѣхъ сгубитъ насъ она).
             "Сдается мнѣ, что дѣва намъ всѣмъ на горе рождена".--
             479. Промолвилъ сильный Зигфридъ: "нѣтъ, я не допущу!
             "И все, что такъ тревожитъ васъ, я предотвращу:
             "Я приведу на помощь бойцовъ такихъ сюда,
             "Отборнѣйшихъ, какихъ вы еще не знали никогда.
             480. "Не спрашивайте, ѣду сейчасъ же я отсюда,
             "А честь и славу вашу Богъ да хранитъ покуда!
             "Вернусь назадъ я скоро къ вамъ съ тысячью мужей:
             "Еще такихъ доселѣ не видѣлъ я богатырей!" --
             481. Сказалъ король: "лишь долго не оставайтесь тамъ.
             "Конечно, ваша помощь пріятна будетъ намъ.
             Отвѣтилъ онъ: "вернусь я, немного дней спустя;
             "Скажите же Брунхильдѣ, король, что посланъ вами я".--
   

VIII авентюра.
Какъ
ѣздилъ Зигфридъ за Нибелунгами, своими бойцами.

             482. На брегъ песчаный Зигфридъ къ воротамъ тутъ пошелъ
             Въ плащѣ волшебномъ; тамъ онъ корабликъ свой нашелъ,
             И на него незримый сынъ Сигмунда вступалъ.
             Корабль понесся быстро: его какъ будто вѣтеръ гналъ.
             483. Гребца не видно было, корабликъ же летѣлъ
             Отъ рукъ Зигфрида: силой такою онъ владѣлъ.
             Всѣ думали, что это вѣтръ такъ корабликъ мчитъ:
             Нѣтъ, то работалъ милой Сиглинды сынъ, лихой Зигфридъ.
             484. Въ тотъ день да въ ночь одну лишь онъ съ силою такой
             Успѣлъ добраться быстро. тогда къ странѣ одной:
             Сто длинныхъ миль и болѣ, навѣрно, онъ проплылъ
             До Нибелунговъ края! тамъ кладъ большой имъ спрятанъ былъ.
             485. На островокъ широкій поплылъ боецъ лихой
             И привязалъ проворно тамъ онъ корабликъ свой;
             Пошелъ къ горѣ высокой, на, ней тамъ бургъ стоялъ:
             Какъ дѣлается нынѣ, уставъ, пріюта онъ искалъ.
             486. Вотъ, онъ пришелъ къ воротамъ, но заперты они:
             Они честь охраняли, какъ люди въ наши дни.
             Тутъ витязь неизвѣстный стучать въ ворота сталъ;
             Ихъ стерегли такъ зорко: за ними тамъ стоялъ
             487. Мужъ -- исполинъ: о бургѣ имѣлъ онъ попеченье,
             Всегда лежало рядомъ его вооруженье,
             Сказалъ онъ: "кто стучится такъ сильно въ ворота"?--
             И смѣлый Зигфридъ голосъ перемѣнилъ тутъ не спроста.
             488. Отвѣтилъ онъ: "я -- рыцарь; скорѣй впусти меня:
             "Разгнѣваю, встревожу сегодня многихъ я
             "Изъ тѣхъ, кому пріятнѣй въ своихъ покояхъ спать".--
             Привратнику досадно тутъ стало тѣмъ словамъ внимать.
             489. Вотъ, исполинъ отважный свое оружье взялъ.
             Шеломъ надѣлъ проворно на голову; поднялъ
             Мужъ сильный щитъ и сразу ворота растворилъ.
             Какъ яростно внезапно на Зигфрида онъ наскочилъ!
             490. Какъ онъ посмѣлъ тревожить отважныхъ столь мужей?
             Сталъ наносить удары онъ тутъ рукой своей.
             Гость началъ прикрываться; такъ витязи дрались,
             Что у щита Зигфрида застежки всѣ вдругъ порвались
             491. Отъ палицы желѣзной; пришла бойцу бѣда:
             Побаиваться смерти ужъ сталъ Зигфридъ, когда
             Удары съ страшной силой привратникъ наносилъ!
             Его владыка, Зигфридъ, за то ему ужъ отплатилъ.
             492. Они такъ сильно бились, что стѣны задрожали,
             И вотъ въ Ниблунга залѣ всё это услыхали.
             Привратника осиливъ, Зигфридъ его связалъ:
             По всей землѣ Ниблунговъ слухъ всѣмъ о томъ извѣстенъ сталъ.
             493. Бой яростный услышалъ издалека чрезъ гору
             Альбрихъ, отважный карликъ: проворно въ ту-же пору
             Онъ весь вооружился и, прибѣжавъ, засталъ
             Въ тотъ мигъ лихого гостя, когда онъ силача вязалъ.
             494. Альбрихъ былъ тѣмъ разгнѣванъ, къ тому жъ онъ былъ силенъ:
             Шеломъ и панцырь крѣпкій носилъ на тѣлѣ онъ
             И золотой тяжелый бичъ онъ въ рукѣ держалъ,
             Онъ тотчасъ же проворно къ бойцу Зигфриду подбѣжалъ.
             495. Семь пуговокъ тяжелыхъ на кончикѣ кнута
             Висѣло; удалому бойцу въ пупокъ щита
             Ударилъ ими карликъ: разбился добрый щитъ.
             За жизнь свою страшиться тутъ сталъ отважный гость Зигфридъ.
             496. Разбитый щитъ онъ сбросилъ тогда съ руки своей
             И мечъ вложилъ свой длинный въ ножны онъ поскорѣй:
             Не думалъ онъ покончить съ камраріемъ своимъ,
             И, хоть и былъ онъ въ гнѣвѣ, но былъ тотъ гнѣвъ подавленъ имъ.
             497. Съ могучими руками онъ къ Альбриху бѣжалъ,
             За бороду, сѣдую отъ лѣтъ, его онъ взялъ
             И потянулъ такъ сильно, что громко вскрикнулъ малый;
             Тянулъ такъ юный витязь, что больно Альберйху стало.
             498. Воскликнулъ громко смѣлый: "прошу васъ пощадить
             "Меня; когда бъ другому я могъ еще служить,
             "Кромѣ того, кому я подвластнымъ быть клялся",
             Сказалъ хитрецъ: "предъ смертью призналъ бы васъ владыкой я".
             499. Какъ великана раньше, связалъ Альбриха онъ,
             И стало карлѣ больно: такъ Зигфридъ былъ силенъ.
             Сталъ спрашивать тутъ карликъ: "скажите, какъ васъ звать?" --
             Отвѣтилъ тотъ: "Зигфридомъ. Меня, кажись, должны-бъ вы знать"·--
             500.-- "Мнѣ слышать то пріятно", отвѣтилъ Альберйхъ:
             "Теперь я вижу ясно изъ вашихъ дѣлъ лихихъ,
             "Что можете по праву владыкой быть въ странѣ.
             "Я, что угодно, сдѣлать готовъ, лишь жизнь отдайте мнѣ."
             501. Промолвилъ витязь Зигфридъ: "сберите вы сейчасъ
             Бойцовъ отборныхъ самыхъ изъ тѣхъ, что есть у васъ.
             Мнѣ тысячу Ниблунговъ: пусть явятся сюда".--
             Зачѣмъ того желалъ онъ, про то онъ умолчалъ тогда·
             502. Ему и великану онъ руки развязалъ,
             Альбрихъ туда помчался, гдѣ онъ бойцовъ засталъ.
             Будить онъ сталъ тревожно Ниблунговыхъ мужей;
             Сказалъ онъ: "поднимайтесь, идите къ Зигфриду скорѣй!" --
             503. Съ постелей повскакали они; всякъ былъ готовъ
             Изъ тысячи на славу одѣтыхъ удальцовъ.
             Туда, гдѣ Зигфридъ ждалъ ихъ, они всѣ поспѣшили
             И тутъ бойцы поклономъ учтивымъ витязя почтили.
             504. Зажгли тутъ свѣчъ не мало и браги принесли.
             Сказалъ онъ имъ спасибо. что скоро такъ пришли;
             Онъ молвилъ: "надо ѣхать вамъ за море со мной".--
             Бойцы лихіе были на то готовы всей душой.
             505. Бойцовъ всѣхъ тридцать сотенъ собралось тамъ лихихъ.
             Онъ тысячу лишь выбралъ отборнѣйшихъ изъ нихъ.
             Велѣлъ онъ имъ ихъ шлемы, уборъ весь принести,
             Хотѣлъ въ страну Брунхильды Зигфридъ бойцовъ съ собой везти.
             506. Сказалъ онъ: "удалые бойцы, замѣчу вамъ,
             "Что при дворѣ въ богатыхъ одеждахъ надо тамъ
             "Вамъ быть; на насъ тамъ будетъ не мало дамъ глядѣть:
             "Такъ надо вамъ одежды получше на себѣ имѣть".--
             507. По утру рано-рано въ путь поднялись они.
             Что витязей проворныхъ набралъ Зигфридъ въ тѣ дни!
             Добры ихъ были кони; нарядъ ихъ былъ отличный:
             Пришли въ страну Брунхильды они какъ рыцарямъ прилично.
             508. Пригожія дѣвицы стояли на зубцахъ.
             Сказала королева: "кто знаетъ о бойцахъ,
             "Что по морю тамъ ѣдутъ вдали отъ береговъ?
             "Бѣлѣе снѣга будетъ цвѣтъ ихъ богатыхъ парусовъ".
             509. Сказалъ король тутъ рейнскій: "то -- все бойцы мои:
             "Въ пути я ихъ оставилъ немного позади,
             "Потомъ послалъ за ними, и вотъ, они плывутъ".
             Разсматривать отважныхъ гостей всѣ принялися тутъ
             510. Увидѣли Зигфрида на суднѣ впереди,
             Наряднаго; другіе стояли позади.
             Сказала королева: "король, прошу сказать,
             "Должна-ль гостей принять я иль имъ въ привѣтѣ отказать?"
             511. Сказалъ онъ: "имъ на встрѣчу вы встаньте предъ дворцомъ:
             "Пріятно-ль вамъ ихъ видѣть, поймутъ они съ бойцомъ",--
             И такъ, какъ онъ сказалъ ей, Брунхильда поступила,
             Но холоднѣй, чѣмъ прочихъ, привѣтомъ;3йгфридапочтила.
             512. Имъ отвели покои, доспѣхи сняли съ нихъ.
             Пришло въ страну такъ много тогда гостей лихихъ,
             Что всюду стало тѣсно отъ множества мужей:
             И смѣлые рѣшили къ бургундамъ ѣхать поскорѣй.
             513. Она сказала: "то-то меня бъ разодолжилъ,
             "Кто-бъ серебромъ и златомъ моимъ здѣсь надѣлилъ
             "Гостей моихъ и княжьихъ: всѣмъ хватитъ у меня!" --
             На то отвѣтилъ Данквартъ, мужъ Гизельхера короля:.
             514.-- "Прошу васъ, королева, ключи мнѣ поручить",
             Сказалъ боецъ отважный: "берусь я раздѣлить.
             "Коль что не такъ, ужъ буду одинъ я виноватъ".--
             И показалъ тутъ взглядомъ боецъ, что будетъ тароватъ.
             515. И Гагеновъ братъ смѣлый ключи тутъ получилъ:
             Что онъ даровъ богатыхъ въ тотъ день пораздѣлилъ!
             Кому бы только марку, а онъ спѣшилъ давать
             Такъ много, что могъ каждый бѣднякъ счастливо поживать.
             516. Давалъ по сотнѣ фунтовъ безчисленнымъ гостямъ;
             Въ одеждѣ пребогатой шли тѣ предъ залой тамъ,
             Кто не носили раньше одежды столь завидной.
             Узнала королева про то, и стало ей обидно.
             517. Сказала королева: "король, меня смущаетъ,
             "Что спальникъ вашъ одеждъ мнѣ оставить не желаетъ;
             "И золото намѣренъ онъ все мое раздать:
             "Сказала бъ я спасибо тому, кто бъ могъ его сдержать.
             518 "Онъ слишкомъ щедръ: иль мнитъ онъ, быть можетъ, что сбираюсь
             "Я умирать? Напрасно! я жить намѣреваюсь.
             "Сама бъ отца наслѣдье растратить я могла!" --
             Впервые казначея такого тутъ она нашла.
             519. Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "сказать я долженъ вамъ,
             "Что золота и платья король намъ рейнскій самъ
             "Раздать не мало можетъ, и нѣтъ нужды намъ въ путь
             "Брать изъ одеждъ Брунхильды теперь съ собой хоть что-нибудь".--
             520. Сказала королева: "нѣтъ! нѣтъ! хоть для меня
             "Позвольте: ужъ хоть двадцать ларцовъ дорожныхъ я
             "Въ путь съ золотомъ и шелкомъ возьму, чтобъ раздарить
             "Потомъ, когда прійдется намъ въ землю Гунтера прибыть".--
             521. Камнями дорогими ларцы ей нагрузили,
             Ужъ спальники Брунхильды, не Данквартъ ихъ дѣлили:
             Да, мужу Гизельхёра уже не довѣрялись.
             При этомъ Гунтеръ славный и Гагенъ оба засмѣялись.
             522.-- "Кому жъ мой край оставлю?" сказала такъ она:
             "Моя рука и ваша устроить то должна".
             Сказалъ король ей знатный: "назначьте вы того,
             "Кто нравится вамъ: фогтомъ оставимъ мы тогда его".
             523. Ближайшаго изъ присныхъ она тутъ увидала:
             Онъ матери Брунхильды былъ братомъ. Такъ сказала
             Она ему: "извольте страной вы управлять,
             "Покане станетъ Гунтеръ здѣсь самъ потомъ повелѣвать".
             524. Бойцовъ тутъ двадцать сотенъ она взяла своихъ:
             Въ Бургундію съ собою везти хотѣла ихъ,
             Сверхъ тысячи ниблунгскихъ мужей. Къ поѣздкѣ той
             Сготовясь, поскакали они на низкій брегъ морской.
             525. И восемьдесятъ шесть тутъ они дамъ взяли въ путь
             Да сто дѣвицъ; красою могли онѣ блеснуть!
             Не стали медлить долѣ, хотѣли уходить,
             А тѣ, что тамъ остались, ужъ то-то стали слезы лить!
             526. Съ достоинствомъ и чинно она край покидала:
             Всѣхъ родичей ближайшихъ она поцѣловала;
             Какъ слѣдъ, простившись, въ море всѣ двинулись тогда.
             Въ край отчій не являлась она потомъ ужъ никогда.
             527. Не мало затѣвали игръ на дути они;
             Они въ забавахъ разныхъ тѣ коротали дни.
             И ихъ поѣздкѣ вѣтеръ попутный помогалъ.
             Да, съ радостью великой оттуда всякій уѣзжалъ.
             528. Но не хотѣла дѣва ласкать въ пути бойца
             И сберегала ласки до самаго вѣнца,
             До свадьбы въ Вормскомъ бургѣ съ могучимъ королемъ,
             Куда они съ бойцами явились съ радостью потомъ..
   

IX авентюра.
Какъ Зигфридъ былъ посланъ въ Вормсъ.

             529. Они дней цѣлыхъ девять ужъ плыли по волнамъ,
             Сказалъ имъ Гагенъ съ Тронеге: "вотъ, что скажу я вамъ:
             " Что-жъ медлимъ мы извѣстье на Рейнъ въ Вормсъ отослать?
             "Быть у бургундовъ слѣдъ-бы гонцамъ теперь и дать тамъ знать".
             530.-- "Вы правду говорите", сказалъ король тотчасъ:
             "И на поѣздку эту всѣхъ больше правъ у васъ:
             "Другъ Гагенъ, поѣзжайте-жъ теперь въ мои владѣнья!
             "Имъ лучше не разскажетъ никто про наши приключенья".--
             531. На то отвѣтилъ Гагенъ: "въ гонцы я не гожусь.
             "Беречь добро позвольте мнѣ лучше: я берусь
             "Быть на морѣ при дамахъ, наряды сторожить.
             "Пока не доведется намъ всѣмъ въ бургундовъ край прибыть.
             532. "3игфрида-жъ попросите доставить вѣсть туда:
             "Онъ можетъ эту просьбу исполнить безъ труда.
             "Коль просьбу онъ отринетъ, просите вы добромъ,
             " Хоть для сестрицы вашей, его не отказать вамъ въ томъ".
             533. Тутъ за бойцомъ послалъ онъ и тотъ къ нему пришелъ,
             "Мой край ужъ недалеко", такъ рѣчь король повелъ:
             "И мнѣ гонца-бы надо къ сестрѣ моей послать
             "И къ матери, что къ Рейну мы близимся теперь, сказать
             534. "Я васъ послать хотѣлъ-бы, Зигфридъ, коль любо вамъ",
             Сказалъ воитель добрый: "я вамъ за то воздамъ".--
             Но Зигфридъ, витязь смѣлый, ему въ томъ отказалъ.
             И умолять усердно король его объ этомъ сталъ.
             535. Сказалъ онъ: "поѣзжайте туда вы для меня
             "И для Кримхильды милой, и васъ сестра моя
             "Пригожая со мною за то вознаградитъ".--
             Ту рѣчь услышавъ, ѣхать готовъ былъ въ путь лихой Зигфридъ.
             536. "Велите, что угодно: я вамъ не откажу
             "И для пригожей эту вамъ службу сослужу:
             "Какъ отказать той дѣвѣ, что въ сердцѣ у меня!
             "Что для нея велите, все то готовъ вамъ сдѣлать я".--
             537.-- Коль такъ, скажите Утѣ вы, матушкѣ моей,
             "Что мы счастливо ѣдемъ теперь обратно къ ней;
             "Скажите также братьямъ, что дѣлали мы тамъ.
             "И сообщите также про все и всѣмъ моимъ друзьямъ]
             538. "Да передайте также вы и сестрѣ моей,
             "Что я съ Брунхильдой милой поклонъ шлю съ вами ей;
             "Дружину извѣстите и всѣхъ мужей моихъ,
             "Что все, чего я раньше желалъ, того вполнѣ достигъ.
             539. "Племяннику Ортвину скажите, чтобъ скорѣй
             "Распорядился въ Вормсѣ онъ самъ на счетъ скамей,
             "И родичамъ всѣмъ прочимъ, кому то должно знать,
             "Что я съ Брунхильдой свадьбу хочу на славу тамъ справлять.
             540. "Еще сестрѣ скажите: какъ только станетъ ей
             "Извѣстно, что я прибылъ туда съ толпой гостей,
             "Чтобъ приняла радушно она любовь мою:
             "За то служить Кримхильдѣ во вѣки я обѣтъ даю",--
             541. Зигфридъ воитель отдалъ, не мѣшкая ни мало,
             Поклонъ Брунхильдѣ (сдѣлалъ онъ то, какъ подобало)
             И всей ея дружинѣ и къ Рейну поспѣшилъ:
             Едваль гонецъ проворнѣй когда на этомъ свѣтѣ былъ!
             542. Бойцовъ двадцать четыре съ нимъ вмѣстѣ въ Вормсъ скакали.
             Когда-жъ тамъ, что съ Зигфридомъ нѣтъ короля, сказали.
             Ужъ то-то затужила дружина вся о томъ:
             Боялись, что, быть можетъ, король ихъ сгибъ въ краю чужомъ.
             543. Съ коней они спрыгнули, отважные душой;
             Пришелъ король тутъ Гизельхеръ къ нимъ, добрый, молодой,
             Съ Гернотомъ милымъ братомъ; какъ быстро онъ сказалъ,
             Увидя, что тамъ Зигфридъ одинъ безъ Гунтера стоялъ:
             544.-- "Съ пріѣздомъ Зигфридъ! будьте добры, скажите мнѣ,
             "Гдѣ братецъ мой остался? въ какой король странѣ?
             "Знать, силою Брунхильды въ бою онъ тамъ сраженъ.
             "Коль такъ, любовь къ надменной большой намъ принесла уронъ".--
             545.-- "Оставьте ваши страхи вы со своей родней!
             "Мой спутникъ по поѣздкѣ шлетъ вамъ поклонъ большой.
             "Живымъ онъ тамъ остался и къ вамъ меня послалъ,
             "Чтобъ я сюда явился гонцомъ и вамъ все разсказалъ?
             546. "Итакъ, нельзя-ль вамъ будетъ скорѣй возможность дать
             "Мнѣ королеву съ вашей сестрицей повидать?
             "Имъ передать я долженъ, что поручили мнѣ
             "И Гунтеръ и Брунхильда: у нихъ все хорошо вполнѣ".
             547. Сказалъ тутъ юный Гизельхеръ: "идите-жъ къ ней скорѣй!
             "Пріятно будетъ слышать про то сестрѣ моей,
             "А то, она о братѣ горюетъ каждый часъ;
             "Ручаюсь вамъ, что будетъ пріятно ей увидѣть-васъ".--
             548. Тутъ витязь Зигфридъ молвилъ: "все, чѣмъ могу служить,
             "Все для нея всѣмъ сердцемъ готовъ я совершить;
             "Но кто-же скажетъ дамамъ, что къ нимъ сбираюсь я?"
             Тутъ Гизельхеръ, мужъ статный, о немъ ихъ извѣстить взялся,
             549. И Гизельхеръ проворный такъ матери сказалъ
             Да и сестрѣ пригожей, когда ихъ увидалъ:
             -- "Боецъ изъ Нидерланды Зигфридъ пришелъ гонцомъ
             "Его на Рейнъ братъ Гунтеръ прислалъ сказать намъ обо всемъ.
             550. "Онъ намъ несетъ извѣстье, какъ было дѣло тамъ.
             "Итакъ, ему позвольте къ двору явиться къ вамъ!
             "Вамъ объ Исландѣ вѣсти онъ вѣрныя несетъ".--
             И знатныхъ дамъ не мало встревожилъ витязя приходъ.
             551. Доставъ скорѣй наряды, ихъ на себя надѣли;
             Призвать къ двору Зигфрида онѣ, затѣмъ, велѣли.
             Онъ сдѣлалъ то охотно: былъ радъ онъ съ нею встрѣчѣ;
             Услышалъ отъ Кримхильды тамъ витязь ласковыя рѣчи:
             552.-- "Съ пріѣздомъ, сударь Зигфридъ, мой рыцарь удалой!
             "А гдѣ-жъ король нашъ знатный? гдѣ Гунтеръ, братецъ мой?
             "Знать, силою Брунхильды сраженъ онъ въ той странѣ?
             "Увы мнѣ, бѣдной дѣвѣ! ужъ лучшебъ не родиться мнѣ!"
             553. Сказалъ мужъ смѣлый: "надо меня вамъ наградить.
             "Прелестнѣйшая въ мірѣ, не слѣдъ вамъ слезы лить:
             "Такъ знайте-жъ, что здоровымъ его оставилъ я!
             "Къ обѣимъ вамъ съ той вѣстью они отправили меня.
             554. "Вамъ онъ съ своею милой прислалъ большой поклонъ,
             "Вамъ, королевѣ знатной, свою любовь шлетъ онъ:
             "Оставьте-жъ слезы: скоро сюда онъ будетъ съ ней".--
             Давно ужъ не слыхала она столь радостныхъ вѣстей.
             555 Подоломъ бѣлоснѣжнымъ съ своихъ прекрасныхъ глазъ
             Она отерла слезы и принялась тотчасъ
             Благодарить посланца за вѣсть, что онъ принесъ.
             Грусть унялась, Кримхильда не лила больше горькихъ слезъ.
             556. Бойца она просила присѣсть; сѣлъ витязь статный.
             Пригожая сказала: "мнѣ было бы пріятно
             "Васъ золотомъ за вѣсти такія наградить,
             "Но вы богаты: вѣчно я буду васъ благодарить!" --
             557.-- "Хотя-бъ имѣлъ я тридцать земель", сказалъ онъ вдругъ:
             "Все-жъ принялъ-бы охотно я даръ изъ вашихъ рукъ".
             -- "Такъ пусть-же такъ и будетъ", тутъ славная сказала
             И спальника награду гонцу принесть она послала.
             558. Двѣ дюжины запястьевъ дала она гонцу
             Съ камнями дорогими, въ награду удальцу,
             Но онъ ихъ не оставилъ себѣ и роздалъ все
             Ея ближайшей свитѣ, что въ горницѣ была ея.
             559. Его благодарила и королева мать.
             Тутъ молвилъ онъ: "да, надо мнѣ вамъ о томъ сказать,
             "Чего король желаетъ къ пріѣзду своему:
             "Признателенъ онъ будетъ, коль угодите вы ему.
             560. "Онъ хочетъ, чтобъ на славу, такъ говорилъ онъ мнѣ,
             "Вы приняли богатыхъ-гостей въ его странѣ;
             "Чтобъ на берегъ предъ Вормсомъ вы вышли ихъ встрѣчать:
             "Король усердно проситъ васъ въ томъ ему не отказать".--
             561. Пригожая сказала: "вполнѣ готова я!
             "Что я могу, отказу въ томъ нѣту отъ меня:
             "Все для него по дружбѣ исполнить я должна".--
             Отъ радости великой зардѣлась пуще тутъ она.
             562. Гонцамъ досель пріема такого не бывало:
             Она, коль можно-бъ было, его-бъ поцѣловала.
             Какъ нѣжно распростился съ ней витязь удалой!
             Все сдѣлали бургунды, какъ имъ сказалъ Зигфридъ лихой.
             563. Синдольтъ, Гунбльтъ и Румольтъ, всѣ принялись они
             За дѣло, то-то было хлопотъ имъ въ эти дни!
             На берегу предъ Вормсомъ устроили сидѣнья..
             Дворецкому не мало работы было и мученья.
             564. Ортвинъ и Гере тоже не мало хлопотали:
             Дружинниковъ повсюду они къ двору сзывали
             И слали имъ извѣстье, что свадьбѣ скоро быть;
             Старались и дѣвицы тогда себя принарядить.
             565. Палату разубрали и стѣны для гостей,
             Для множества пріѣзжихъ изъ-за моря мужей.
             Готовили на славу всё, въ Гунтеровой залѣ.
             Да, важный этотъ праздникъ они превесело справляли.
             566. Скакали отовсюду по той страны путямъ
             Трехъ королей родные, которыхъ звали тамъ,
             Затѣмъ, чтобъ дожидаться изъ-за моря бойцовъ.
             Повынули тутъ много одеждъ богатыхъ изъ ларцовъ.
             567. И вотъ, вѣсть разнеслася, что видѣли уже
             Дружинниковъ Брунхильды: засуетились всѣ;
             Отъ множества народа. стоялъ тамъ шумъ и гамъ.
             Ухъ, что съ сторонъ обѣихъ бойцовъ отважныхъ было тамъ!
             568. Сказала тутъ Кримхильда: "изъ дѣвушекъ моихъ,
             "Коль кто со мною хочетъ встрѣчать гостей лихихъ,
             "Пусть вынутъ побогаче одежды изъ ларцовъ,
             Чтобъ похвалу могли мы услышать отъ чужихъ бойцовъ".
             569. Пришли тогда и мужи, велѣвъ нести слугамъ
             Не мало сѣделъ дивныхъ изъ золота для дамъ,
             Чтобъ можно было дамамъ затѣмъ на Рейнъ скакать.
             Да, конской сбруи лучше, чѣмъ та, нигдѣ ужъ не сыскать.
             570. Какъ золото сверкало въ ту пору на коняхъ! *"
             Уздечки были тоже всѣ въ дорогихъ камняхъ.
             На свѣтлый мѣхъ добротный подножекъ золотыхъ
             Поставили тутъ дамамъ. Что было радости для нихъ!
             571. А на дворѣ рядъ дамскихъ коней уже стоялъ
             Для дѣвушекъ тѣхъ знатныхъ, какъ я ужъ вамъ сказалъ.
             И узкія поперсья коней тѣхъ украшали
             Изъ шелка; шелкъ первѣйшій, какой едваль вы гдѣ видали.
             572. И восемьдесять шесть тутъ дамъ вышло въ головныхъ
             Повязкахъ и къ Кримхильдѣ въ нарядахъ дорогихъ
             Приблизилися дамы, блистая красотой;
             За ними шелъ нарядныхъ Дѣвицъ пригожихъ цѣлый рой.
             573. Всѣхъ пятьдесятъ четыре изъ Гунтера земли,
             Едва ли гдѣ такія красавицы цвѣли:
             Ихъ волосъ свѣтло-русый межъ яркихъ лентъ блисталъ.
             Исполнили усердно все то, чего король желалъ.
             574. Онѣ всѣ были въ тканяхъ изъ дорогихъ шелковъ
             И въ самыхъ наилучшихъ -- все для чужихъ бойцовъ.
             И какъ же къ красотѣ ихъ нарядъ тотъ подходилъ
             И былъ бы глупъ тотъ витязь, кто-бъ дѣвъ такихъ не полюбилъ.
             575. Пошло тутъ горностая и соболя не мало,
             А сколько украшеній на ихъ рукахъ сверкало!
             Поверхъ шелковъ браслеты ихъ руки украшали,--
             Всего и не разскажешь, какъ всѣ въ ту пору хлопотали.
             576. И много было длинныхъ богатыхъ поясовъ
             Вокругъ блестящихъ платьевъ изъ дорогихъ шелковъ:
             Изъ ткани аравійской и изъ феррана тоже.
             Что радости тутъ было для каждой дѣвушки пригожей!
             577. И на груди застёжки себѣ зашнуровали
             Всѣ дѣвушки премило. Онѣ бы горевали,
             Когда бъ не спорилъ съ блескомъ одеждъ румянецъ ихъ.
             Едва ли королева имѣла гдѣ дѣвицъ такихъ.
             578. Когда жъ свои наряды пригожія надѣли
             Сопровождать ихъ къ Рейну какъ разъ тутъ подоспѣли
             Бойцы; не мало было могучихъ удальцовъ
             Съ ясневыми древками въ рукахъ и съ множествомъ щитовъ.
   

X авентюра.
Какъ Брунхильда была принята въ Вормс
ѣ.

             579. Увидѣли, какъ скачетъ за Рейномъ тамъ съ толпой
             Король лихой съ гостями, спѣша на брегъ рѣчной.
             Дѣвицъ тамъ было много; вели бойцы коней.
             Вполнѣ готовы были, кому пришлось встрѣчать гостей.
             580. На корабли садились тѣ, что съ Исланда были,
             И Нибелунги тоже, что съ Зигфридомъ приплыли;
             И, къ сушѣ направляясь, безъ устали гребли;
             На берегу тамъ въ сборѣ дружину короля нашли.
             581. Послушайте еще вы разсказъ теперь о томъ,
             Какъ королева Ута, богатая, верхомъ
             Поѣхала изъ бурга, взявъ дѣвушекъ съ собой.
             Съ бойцами дѣвы ближе свели знакомство той порой.
             582 И герцогъ Гере лошадь Кримхильды въ свой чередъ
             Велъ подъ уздцы, но только до бурговыхъ воротъ:
             Смѣнилъ его тамъ Зигфридъ; былъ радъ онъ ей служить:
             Потомъ ему за это она съумѣла отплатить.
             583. А лошадь знатной Уты Ортвинъ велъ подъ узДцы;
             И парами скакали съ дѣвицами бойцы.
             При столь большомъ пріемѣ, признаться должно намъ,
             Ни разу не видали еще такъ много милыхъ дамъ.
             584. Не разъ тутъ начинали бугурды {О Бугурдъ См. введеніе, стр. 34, прим.} межъ собой
             Всѣ рыцари лихіе (обычай былъ такой)
             Передъ Кримхйльдой милой до самыхъ кораблей.
             Тутъ многимъ дамамъ славнымъ слѣзть помогли бойцы съ коней.
             585. Перебрался король къ нимъ со многими гостями.
             Что прочныхъ копій было тутъ сломано бойцами!
             И сталкивались въ сшибкѣ щиты лихихъ бойцовъ,
             Средь тѣсноты звенѣли пупки богатые щитовъ.
             586. Пригожія дѣвицы ужъ къ гавани {Habe -- Hafen.} пришли,
             И Гунтеръ и всѣ гости тутъ съ кораблей сошли.
             Взявъ за руку Брунхильду, ее велъ Гунтеръ самъ.
             Не уступали въ блескѣ одежды дорогимъ камнямъ.
             587. Съ учтивостью на встрѣчу Кримхильда къ нимъ пошла
             И госпожу Брунхильду со свитой приняла,
             И, бѣлыми руками отдвинувши съ чела
             Вѣнки, расцѣловались онѣ: учтивость то была.
             588. Учтивая дѣвица Кримхильда тутъ сказала:
             "Насъ радуетъ пріѣздъ вашъ сюда въ нашъ край не мало,
             "Насъ съ матушкой моею и нашихъ всѣхъ друзей." --
             И на привѣтъ Кримхильды Брунхильда поклонилась ей.
             589. И задушевно дамы обнялися тогда,
             Едваль такая встрѣча была еще когда,
             Какую госпожи тутъ невѣстѣ оказали.
             Мать съ дочкой крѣпко-крѣпко въ уста Брунхильду цѣловали.
             590. Вотъ, и Брунхильды дамы сошли на брегъ за ней;
             И за руки учтиво съ любовью поскорѣй
             Бойцы лихіе взяли ея прелестныхъ дамъ.
             Стояло предъ Брунхильдой не мало дѣвъ пригожихъ тамъ.
             591. Да, надо было долго конца привѣтамъ ждать
             Что розовыхъ {Rôsenvarwer, или: что алыхъ устъ пришлося тогда...} пришлося тутъ устъ расцѣловать!
             И обѣ королевны рядкомъ стояли тамъ.
             Ужъ то-то было любо глядѣть на нихъ лихимъ бойцамъ!
             592. Воочью убѣдился, кто раньше лишь слыхалъ,
             Что никогда красавицъ такихъ онъ не видалъ,
             Какъ обѣ эти дамы: признали всѣ тотчасъ.
             Всякъ видѣлъ, что на лицахъ дѣвицъ нѣтъ никакихъ прикрасъ.
             593. Кто въ красотѣ толкъ знали и вѣрно дамъ цѣнили,
             Тѣ Гунтера невѣсту за красоту хвалили;
             Кто жъ опытенъ былъ въ этомъ и толкъ побольше зналъ,
             Тотъ говорилъ, что онъ-бы Кримхильдѣ предпочтенье далъ,
             594. Не мало подошло тутъ другъ къ другу дѣвъ и дамъ.
             Ахъ, сколько разодѣтыхъ красавицъ было тамъ!
             Что шелковыхъ палатокъ.стояло дорогихъ!.
             Все поле передъ Вормсомъ было полнымъ полно въ тотъ мигъ.
             595. Вотъ, короля родные впередъ тѣсниться стали;
             Брунхильдѣ и Кримхильдѣ пригожей приказали {Hiez man.}
             Идти, гдѣ тѣнь ложилась. Всѣ дамы въ путь пошли,
             Бойцы, все изъ бургундской земли, пригожихъ дамъ вели;
             596. И гости тоже сѣли на лошадей. Потомъ
             Бой {Tjoste -- Франц. jouste, бой на копьяхъ.} начали на копьяхъ, разя въ щиты. Столбомъ
             Взвилася пыль на полѣ, какъ будто вдругъ объялъ
             Все поле дымъ пожара: себя тутъ всякій показалъ.
             597. Не мало дѣвъ глядѣло на бой лихихъ бойцовъ;
             Сдается мнѣ, что Зигфридъ съ толпою удальцовъ
             Промчались предъ шатрами не разъ впередъ и взадъ.
             Изъ Нибелунговъ смѣлыхъ при немъ былъ тысячный отрядъ.
             598. Явился Гагенъ съ Тронеге (его король просилъ)
             И вѣжливо бугурду конецъ онъ положилъ,
             Чтобъ дѣвушекъ избавить отъ пыли поскорѣй.
             Исполнила учтиво совѣтъ его толпа гостей.
             599. Сказалъ король тутъ Гернотъ: "Коней не убирать,
             "Пока свѣжо не станетъ; намъ надо провожать
             "Къ обширной королевской палатѣ милыхъ дамъ.
             "Когда король поѣдетъ, быть на готовѣ надо вамъ".
             600. Бугурдъ повсюду въ полѣ былъ конченъ удальцами.
             Тутъ начались бесѣды подъ многими шатрами:
             Бойцы явились къ дамамъ, чтобъ радость тамъ вкусить;
             Такъ до отъѣзда время они старались проводить.
             601. А къ вечеру, когда ужъ къ закату дѣло шло,
             Да и прохладно стало, желанье всѣмъ пришло:
             И витязямъ и дамамъ, въ бургъ мчаться поскорѣй.
             Все время не сводили бойцы съ пригожихъ дамъ очей.
             602. Одеждъ поразорвали {Въ состязаньяхъ.} не мало той порой
             Воители (обычай въ странѣ ужъ былъ такой),
             Пока передъ палатой король не слѣзъ съ коня.
             Служить тутъ стали дамамъ бойцы, обычаи храня.
             603. И обѣ королевны тогда разстались тоже.
             Мать Ута съ дочкой милой, Кримхильдою пригожей,
             И съ свитою въ обширный отправились покой {Gadém.}·
             Что радости, что шуму тамъ было всюду той порой!
             604. Скамьи готовы были; король за столъ желалъ
             Идти съ гостями, рядомъ съ Брунхильдой онъ стоялъ,
             Пригожею; въ коронѣ была тогда она.
             Еще бъ! она довольно была богата и знатна.
             605. Накрыто было много столовъ широкихъ тутъ.
             Какъ мы слыхали, было тамъ много славныхъ блюдъ:
             Тамъ было все, что надо; избытокъ былъ во всемъ,
             А сколько было славныхъ гостей за пиромъ съ королемъ!
             606. Тутъ спальники съ водою тазы имъ принесли,
             Червоннозолотые, и всѣхъ ихъ обошли.
             Напрасно увѣрялъ бы насъ кто, чтобы князья
             Справляли свадьбу лучше, ему бы не повѣрилъ я.
             607. И прежде, чѣмъ фогтъ рейнскій {Т. е. Гунтеръ: vogt von Rîne.} мыть руки сталъ водой,
             Предъ нимъ предсталъ учтиво Зигфридъ боецъ лихой.
             Онъ королю напомнилъ о томъ, что обѣщалъ
             Онъ прежде, чѣмъ Брунхильду тамъ на Исландѣ увидалъ.
             608. "Припомните", сказалъ онъ: "вы руку дали мнѣ,
             "Что, лишь Брунхильда въ этой очутится странѣ,
             "Сестру свою согласны вы за меня отдать.
             "Что жъ {Т. е. исполните ли вы клятву?} съ клятвой? Вѣдь, не мало пришлось въ пути мнѣ хлопотать".
             609. Сказалъ король тутъ гостю: "Вы правы, витязь мой:
             "Конечно, не нарушу ни въ жизнь я клятвы той
             "И, чѣмъ могу, готовъ я помочь вамъ въ этомъ дѣлѣ".
             Тутъ къ королю въ палату идти Кримхильдѣ повелѣли.
             610. Пошла она, и много дѣвъ милыхъ шло за ней.
             Тутъ Гизельхеръ спустился по лѣстницѣ скорѣй:
             "Дѣвицамъ прикажите къ себѣ назадъ идти,
             " Одна сестра моя лишь должна сюда въ чертогъ прійти".--
             611. И вотъ, туда Кримхильду, гдѣ былъ король, ввели.
             Тамъ рыцари стояли не изъ одной земли.
             Стоять потише въ залѣ тутъ попросили ихъ.
             Брунхильда нарядившись, къ столу шла тоже въ этотъ мигъ,
             612. Сказалъ король тутъ Гунтеръ: "любезная сестра,
             "Избавь меня отъ клятвы одной, будь такъ добра!
             "Клялся бойцу тебя я отдать, и, ставъ женой
             "Его, исполнишь то лишь, чего хочу я всей душей".--
             613.-- "Мой милый братъ", сказала пригожая тогда:
             "Просить меня не слѣдъ вамъ; готова я всегда
             "Такъ жить, какъ вамъ угодно; вполнѣ согласна я:
             "И за того пойду я, кого дадите мнѣ въ мужья".
             614. Взглядъ милыхъ глазъ заставилъ Зигфрида вспыхнуть вдругъ,
             И предложилъ Кримхильдѣ себя онъ для услугъ.
             Велѣли имъ обоимъ въ кругу рядочкомъ стать.
             Ее спросили: любо-ль ей мужемъ витязя назвать?
             615. По дѣвичьи немного она тутъ застыдилась,
             Но къ витязю Зигфриду такъ счастье и катилось:
             Ему не отказала она въ рукѣ своей,
             И знатный Нидерландскій король клялся стать мужемъ ей.
             616. Когда-жъ другъ другу оба они въ томъ поклялись,
             Тотчасъ же крѣпко-крѣпко они тутъ обнялись.
             Онъ чудную дѣвицу въ объятьяхъ нѣжно сжалъ.
             И королевну сладко при всѣхъ бойцахъ поцѣловалъ.
             617. Тутъ свита раздѣлилась, и всѣ тогда узрѣли,
             Что Зигфридъ и Кримхильда рядкомъ напротивъ {Т. е. напротивъ короля, почетное мѣсто.} сѣли
             За столъ; служилъ Зигфриду тутъ витязь не одинъ:
             Шли Нибелунги тоже туда, гдѣ былъ ихъ господинъ.
             618. За столъ король садился съ Брунхильдою своей,
             Увидѣла {См. введеніе, стр. 75, намекъ на прежнія отношенія Бр. и Зигфрида, о которыхъ говорятъ сѣверныя саги.} Кримхильду (какъ больно было ей!)
             Она рядкомъ съ Зигфридомъ и горько плакать стала:
             Скатилось на ланиты у ней горячихъ слезъ не мало.
             619. "Ахъ, госпожа, что съ вами?" сказалъ король тотчасъ:
             "Изъ-за чего мрачите блескъ вашихъ ясныхъ глазъ?.
             "Васъ радость ждетъ: ужъ скоро васъ госпожей своей
             "Признаютъ край мой, бурги и много удалыхъ мужей".
             620. Какъ мнѣ не плакать!" дѣва сказала королю:
             "Я о твоей сестрицѣ отъ всей души скорблю,
             "Что вонъ она съ слугою твоимъ сидѣть должна!
             "Всегда я плакать буду, что такъ унижена она".
             621. Сказалъ король тутъ Гунтеръ: "молчать прошу я васъ
             "Объ этомъ; разскажу вамъ про то въ другой ужъ разъ,
             "Зачѣмъ мою сестрицу Зигфриду отдалъ я.
             "Съ бойцомъ жить въ счастьѣ будетъ, въ ладу весь вѣкъ сестра моя".
             622. "Ея красы и чести мнѣ жаль", она {т. е. Брунхильда.} сказала:
             "Знай я, куда бѣжать мнѣ, охотно бъ убѣжала,
             "Чтобъ никогда здѣсь съ вами въ супружествѣ не жить!
             "Зачѣмъ должна Кримхильда Зигфриду вдругъ невѣстой быть?"
             623. Сказалъ король: "такъ, знайте-жъ, что витязь удалой
             "Имѣетъ много бурговъ, какъ я, и край большой;
             "Вы знать должны, что мощный король онъ. Потому,
             "Пригожую дѣвицу въ любовь и отдалъ я ему".
             624. Но, что ни говорилъ онъ, все было грустно ей.
             Изъ-за столовъ тутъ встала толпа лихихъ мужей.
             Бугурдъ ихъ былъ столь ярый, что бургъ весь задрожалъ.
             Но средь гостей хозяинъ {т. е. Гунтеръ.} томился только да скучалъ.
             625. Ему скорѣй хотѣлось лечь съ милою женой,
             Былъ умъ его весь занятъ одною лишь мечтой,
             Что отъ нея не мало утѣхъ онъ долженъ ждать:
             На госпожу Брунхильду умильно началъ онъ взирать.
             626. Гостей тутъ попросили потѣху прекратить:
             Король желалъ ужъ къ ложу съ супругой поспѣшить.
             Кримхильда и Брунхильда у лѣстницы сошлись.
             Раздоры между ними, пока еще, не начались.
             627. Тутъ подошла ихъ свита: всѣ торопиться стали,
             А спальники предъ ними дорогу освѣщали.
             Вотъ, раздѣлились мужи, бойцы двухъ королей;
             Пошло тутъ за Зигфридомъ не мало удалыхъ мужей.
             628. И оба господина пошли тутъ почивать;
             Хотѣлось имъ обоимъ побѣду одержать
             Надъ дѣвами любовью; духъ радовался ихъ;
             И Зигфриду на долю той ночью выпалъ сладкій мигъ.
             629. Когда Зигфридъ съ пригожей Кримхильдою лежалъ
             И дѣву съ благородной любовію ласкалъ,--
             Какъ собственное тѣло, боецъ любилъ её.
             И тысячи не взялъ-бы другихъ дѣвицъ онъ за нее.
             630. Я не скажу вамъ больше, какъ онъ жену ласкалъ;
             Послушайте, какъ Гунтеръ тамъ въ свой чередъ лежалъ.
             Съ пригожею Брунхильдой; воитель удалой
             Съ пріятностію большей лежалъ бы съ дамою {Prouve соотвѣтствуетъ франц. dame въ рыцарскомъ обиходѣ.} иной.
             631. Всѣ дамы разошлися и витязи, и вскорѣ
             Была опочивальня его {Гунтера.} ужъ на запорѣ:
             Пригожую дѣвицу хотѣлъ король ласкать,
             Но нѣтъ! еще не скоро онъ могъ ее женой назвать.
             632. Она въ сорочкѣ бѣлой, что лёнъ, взошла на ложе.
             Подумалъ рыцарь знатный о дѣвушкѣ пригожей:
             "Чего всѣ дни желалъ я, все то теперь мое!"
             Ужъ то-то очарованъ былъ рыцарь красотой ея.
             633. Король тутъ прятать началъ огни своей рукой,
             Потомъ воитель смѣлый къ дѣвицѣ молодой
             Подвинулся поближе, восторгомъ онъ пылалъ,
             Пригожую прекрѣпко въ своихъ объятьяхъ витязь сжалъ,
             634. И долго -- долго дѣву онъ могъ бы цѣловать,
             Позволь она лишь только бойцу себя ласкать.
             Взялъ страшный гнѣвъ дѣвицу; былъ тѣмъ онъ оскорбленъ,
             Что, гдѣ найти мнилъ радость, тамъ ненависть лишь встрѣтилъ онъ.
             635. Сказала: "рыцарь знатный, оставьте всё сейчасъ!
             "Тому не быть со мною, что на умѣ у васъ:
             "То знайте, что до тѣхъ поръ останусь дѣвой я,
             "Пока все знать не буду". Взялъ то-то гнѣвъ тутъ короля.
             636. Борьбой искалъ любви онъ и смялъ сорочку ей,
             Она схватила поясъ тогда рукой своей;
             Тотъ крѣпкій поясъ дѣва вокругъ чресла носила.
             Великую обиду бойцу она тутъ учинила.
             637. Связавъ съ руками ноги ему своей рукой,
             Повѣсила дѣвица его на гвоздь стѣнной;
             Онъ помѣшалъ уснуть ей, она жъ ему -- любить.
             Отъ силы дѣвы могъ онъ тогда и смерть себѣ нажить.
             638. Кто мнилъ быть господиномъ, тотъ началъ умолять:
             "Прошу васъ, королева, съ меня тѣ узы снять;
             "Васъ побѣдить не мню я, красавица моя,
             "И никогда такъ близко ложиться впредь не буду я".
             639. О немъ печалясь мало, спала она спокойно;
             Всю ночь до бѣла утра висѣлъ боецъ достойный,
             Пока въ окно свѣтъ утра въ чертогъ не ворвался;
             Коль и имѣлъ онъ силу, теперь она исчезла вся.
             640. "Скажите, Г унтеръ, больно-ль вамъ будетъ, коль найдутъ
             "Васъ спальники", сказала ему дѣвица тутъ:
             "Здѣсь связаннымъ рукою супруги молодой?"
             Сказалъ ей рыцарь: "вамъ тутъ не будетъ чести никакой.
             641. "И мнѣ не много чести", сказалъ мужъ быстрый ей:
             "Итакъ, ужъ мнѣ позвольте къ вамъ подойти скорѣй;
             "Коль вамъ ужъ такъ противна теперь моя любовь,
             "То я одежды вашей руками не коснуся вновь".
             642. Отъ путъ освобожденный, могъ на ноги онъ встать,
             На ложе къ милой дѣвѣ пошелъ король опять,
             Но легъ такъ далеко онъ, что хоть бы разъ какой
             Ея одеждъ коснулся: такъ ей хотѣлося самой.
             643. Имъ новыя одежды тутъ челядь принесла,
             На утро имъ одежда готова вся была;
             Какъ веселы всѣ были! лишь края господинъ.
             Хоть и въ тотъ день корону носилъ, печаленъ былъ одинъ.
             644. Обычай соблюдая, что завелся дотолѣ,
             Ни Гунтеръ, ни Брунхильда не стали медлить болѣ,
             Пошли они къ собору, тамъ месса {Обѣдня.} началась.
             Пришелъ туда и Зигфридъ: ужъ то-то давка поднялась.
             645. Ужъ все готово было, какъ сану подобало:
             Вѣнцы, ихъ одѣянья и все, что надлежало.
             Когда же тамъ въ соборѣ благословили ихъ,
             То радостныхъ узрѣли въ коронахъ всѣхъ ихъ четверыхъ.
             646. Шесть сотъ юнцовъ иль болѣ мечи пріяли тамъ
             Въ честь королей, да будетъ извѣстно это вамъ.
             Великое веселье въ Бургундіи настало;
             У меченосцевъ юныхъ что копій той порой звучало!
             647. Пригожія дѣвицы у оконъ тамъ сидѣли,
             Глядя, какъ передъ ними щиты бойцовъ блестѣли;
             Но отъ мужей особо король тогда стоялъ
             И, какъ ни забавлялись другіе, онъ одинъ скучалъ.
             648. Совсѣмъ не то, что Зигфридъ, онъ въ сердцѣ ощущалъ;
             Что было съ нимъ, прекрасно то рыцарь {Зигфридъ.} бодрый зналъ
             И къ королю пошелъ онъ, сказалъ: "нельзя-ль узнать
             "Отъ васъ, какъ довелось вамъ съ супругой этой ночью спать?"
             649. Сказалъ хозяинъ гостю: "я срамъ одинъ обрѣлъ;
             "Знать, дьявола лихого я въ домъ свой нынѣ ввелъ:
             "Я къ ней, было, съ любовью, она жъ меня рукой
             "Связала и высоко на гвоздь повѣсила стѣнной.
             650. "Всю ночь висѣлъ я въ страхѣ до свѣта недостойно,
             "Пока развязанъ не былъ; она жъ спала спокойно,
             "Я отъ тебя по дружбѣ того не утаю".
             Сказалъ тутъ сильный Зигфридъ: "о томъ я всей душой скорблю.
             651. "Коль вы на то согласны, готовъ я вамъ помочь:
             "Лежать такъ близко будетъ она къ вамъ въ эту ночь,
             "Что больше не откажетъ въ своей любови вамъ".
             Ужъ то-то, послѣ муки, былъ Гунтеръ радъ такимъ рѣчамъ.
             652. Сказалъ Зигфридъ: "оставитъ тогда печаль тебя,
             "Да, вижу, ночь провелъ ты совсѣмъ не такъ, какъ я!
             "Сестра твоя милѣе мнѣ, чѣмъ я самъ себѣ.
             "Сей ночью и Брунхильда должна женою стать тебѣ".
             653. Онъ {Зигфридъ.} молвилъ: "этой ночью войду я въ твой покой
             "Для прочихъ непримѣтно, надѣвъ плащъ дивный свой,
             "Чтобъ про мою уловку никто не могъ узнать,
             "И спальниковъ тогда ты изволь въ покой ихъ отослать.
             654. "У отроковъ въ рукахъ ихъ я свѣчи погашу
             "И знать тебѣ дамъ этимъ, что я уже спѣшу
             "Служить тебѣ: осилю я такъ жену твою,
             "Что ночью-жъ съ нею будешь въ любви, иль я себя сгублю".
             655. "Лишь ей не наслаждайся", сказалъ король ему
             "Моей супругой милой, а то я радъ тому;
             "Что хочешь, дѣлай съ нею, ну хоть убей, а я
             "Стерпѣть все долженъ: больно страшитъ меня жена моя".
             656. Такъ Зигфридъ молвилъ: "клятву тебѣ я въ томъ даю,
             "Что я ея не трону: сестру твою цѣню,
             "Пригожую, я выше всѣхъ женъ, что я видалъ".
             Вполнѣ повѣрилъ Гунтеръ тому, что онъ ему сказалъ.
             657. Потѣхамъ отдавались всѣ до упаду тамъ,
             И вотъ, велѣли кончить бугурдъ и шумъ бойцамъ,
             Когда ужъ дамы въ залу должны были идти.
             Всѣмъ спальники велѣли съ пути въ сторонку отойти.
             658. Съ двора исчезли кони и витязи тогда.
             При каждой королевѣ епископъ шелъ туда,
             Къ столу велъ каждый даму, гдѣ были короли.
             Мужей не мало статныхъ къ скамьямъ за ними слѣдомъ шли.
             659. Король съ надеждой доброй веселый засѣдалъ:
             Онъ все о томъ лишь думалъ, что Зигфридъ обѣщалъ;
             Тотъ день ему казался за тридцать долгихъ дней.
             Онъ думалъ только, какъ-бы стяжать любовь жены своей?
             660. Съ трудомъ король дождался минуты той, когда
             Изъ-за стола всѣ встали; отправились тогда
             Брунхильда и Кримхильда опять къ себѣ въ покой.
             Ахъ, что бойцовъ проворныхъ предъ ними зрѣлось той порой!
             661. Зигфридъ любовно съ милой супругою сидѣлъ;
             Не гнѣвъ, не злость, лишь радость онъ на душѣ имѣлъ.
             Рукою бѣлой руки она ему ласкала,
             Пока онъ вдругъ не скрылся изъ глазъ, когда? она не знала:
             662. Когда она шутила съ нимъ, вдругъ онъ сталъ незримъ.
             Сказала королева тогда людямъ своимъ:
             "Мнѣ это больно дивно: куда король пропалъ?
             "Кто изъ моихъ рукъ руки супруга такъ внезапно взялъ?"
             663. Она тутъ замолчала, а онъ туда пошелъ,
             Гдѣ со свѣчами столько онъ спальниковъ нашелъ.
             Въ рукахъ пажей ихъ свѣчи онъ живо погасилъ.
             Тутъ понялъ Гунтеръ сразу, что это Зигфридъ смѣлый былъ.
             664. Зналъ онъ, чего тотъ хочетъ, уйти велѣлъ онъ всѣмъ:
             И дѣвушкамъ и дамамъ, оттуда, и затѣмъ,
             Дверь затворилъ могучій король своей рукой,
             Два крѣпкіе засова задвинулъ онъ у двери той.
             665. За пологомъ спѣшилъ онъ скорѣе свѣчи скрыть,
             Играть сталъ (безъ того ужъ нельзя имъ было быть)
             Тогда съ пригожей дѣвой Зигфридъ, воитель статный,
             И королю то видѣть и горько было и пріятно..
             666. Легъ къ дѣвѣ Зигфридъ близко, она-жъ ему тотчасъ
             Сказала: "бросьте, Гунтеръ, коль не любо для васъ
             "Помучиться вновь также, какъ вамъ ужъ довелось!"
             Да, пострадать Зигфриду потомъ изъ-за нея пришлось.
             667. Не проронивъ ни слова, скрылъ витязь голосъ свой,
             И Гунтеръ, хоть не видѣлъ, могъ слышать той порой,
             Что не было межъ ними дѣлъ тайныхъ никакихъ.
             Спокойствія немного на дожѣ было промежъ нихъ.
             668. Какъ будто онъ -- самъ Гунтеръ, видъ Зигфридъ показалъ,
             Пригожую дѣвицу въ своихъ рукахъ онъ сжалъ,
             Но съ ложа на скамейку былъ сброшенъ онъ женой,
             И стукнулся презвонко о ту скамейку головой.
             669. Вновь съ силой витязь прыгнулъ на ложе поскорѣй,
             Хотѣлъ вновь попытаться верхъ одержать надъ ней.
             Отъ рукъ ея боль витязь большую ощущалъ:
             Кажись, никто отпора отъ дамъ такого не встрѣчалъ.
             670. Онъ не отсталъ: дѣвица, вскочивъ, ему опять
             Такъ молвила: "не смѣйте мою сорочку мять!
             "Вы слишкомъ грубы: плохо потомъ прійдется вамъ!"
             Такъ милая сказала: "ужъ какъ за то я вамъ задамъ!"
             671. Въ рукахъ бойца лихого она прекрѣпко сжала;
             Какъ Гунтера, Зигфрида связать она желала,
             Чтобъ на постели брачной одной спокойно спать:
             За то такъ мстила дѣва, что смѣлъ онъ ей одежду смять.
             672. Не помогла Зигфриду его большая сила:
             Дѣвица превосходство тутъ все свое явила.
             Вылъ витязь противъ воли дѣвицей отнесенъ,
             Затѣмъ, былъ межъ стѣною и шкапомъ грубо втиснутъ онъ.
             673.-- "Увы мнѣ!" думалъ рыцарь: "коль я погибну здѣсь
             "Отъ рукъ дѣвичьихъ нѣжныхъ, тогда большая спесь
             "Всѣхъ женъ вдругъ обуяетъ, и плохо будетъ впредь
             "Мужьямъ, чего доселѣ еще имъ не пришлось терпѣть".
             674. Король все слышалъ: въ страхѣ за витязя онъ былъ.
             Зигфриду было стыдно; онъ гнѣвъ тутъ ощутилъ:
             Со всею силой дѣвѣ онъ вдругъ противосталъ.
             Съ опасностью Брунхильду осилить удалецъ желалъ.
             675. И королю казалось, что нѣтъ борьбѣ конца.
             Она такъ сжала руки отважнаго бойца,
             Что кровь вдругъ показалась изъ-подъ его ногтей,
             Но, хоть и больно было ему, все жъ взялъ онъ верхъ надъ ней.
             676. Отъ прихоти заставилъ отречься онъ ее,
             Не проронивъ ни слова; но Гунтеръ слышалъ все:
             Такъ онъ {Зигфридъ.} сдавилъ Брунхильду, втащивъ ее на ложе.
             Что вскрикнула дѣвица: пришлося плохо тутъ пригожей.
             677. Тогда она за поясъ схватилась свой скорѣй,
             Его связать желая, но помѣшалъ онъ ей
             И сжалъ ее такъ крѣпко, что тѣло затрещало.
             Бой кончился: супругой она тутъ Гунтеровой стала.
             678. Она сказала: "знатный король, жизнь дай лишь мнѣ!
             "Что сдѣлала тебѣ я, то искуплю вполнѣ.
             "Тебѣ въ любви высокой не откажу я впредь;
             "Я вижу, что ты въ силахъ вполнѣ верхъ надо мной имѣть".--
             679. Онъ отошелъ, оставивъ ее одну лежать,
             Какъ будто бы хотѣлъ онъ съ себя одежду снять;
             Съ руки дѣвицы снялъ онъ тутъ перстень золотой:
             Она и не слыхала, какъ перстень взялъ боецъ лихой.
             680. Взялъ, сверхъ того, онъ поясъ: то славный поясъ былъ.
             Для хвастовства-ль, не знаю, его онъ утащилъ
             И далъ Кримхильдѣ. Сгибъ онъ изъ-за того потомъ.
             Съ пригожей дѣвой Гунтеръ на ложѣ брачномъ легъ рядкомъ.
             681. Какъ подобало, нѣжно ее король ласкалъ,
             У дѣвы поневолѣ и стыдъ, и гнѣвъ пропалъ;
             Отъ ласкъ его немного она блѣднѣе стала:
             Ахъ, сколько прежней силы у ней отъ этихъ ласкъ пропало!
             682. Тутъ стала не сильнѣе она любой изъ женъ.
             Супруги милой тѣло ласкалъ съ любовью онъ.
             Начать съ нимъ вновь бороться? что пользы въ этомъ ей?
             Все это сдѣлалъ съ нею король любовью тутъ своей.
             683. Какъ нѣжно пролежала съ нимъ ночь рядкомъ она
             Покорно до разсвѣта, любви къ нему полна!
             А Зигфридъ изъ покоя къ Кримхильдѣ поспѣшилъ,
             Супругою пригожей съ любовью тамъ онъ встрѣченъ былъ.
             684. Своей жены разспросамъ онъ ловко помѣшалъ
             И, что принесъ ей, долго онъ отъ нея скрывалъ,
             Пока не увѣнчалъ онъ ее въ своей странѣ;
             Но не укрылъ того онъ, что рокъ судилъ отдать женѣ.
             685. Куда какимъ веселымъ хозяинъ утромъ всталъ!
             Не то, что наканунѣ! И тѣ, кого созвалъ
             Онъ въ домъ свой, всѣ вассалы тогда въ восторгѣ были:
             Еще бы! услужить имъ во всемъ хозяева спѣшили.
             686. Четырнадцать дней длился пиръ свадебный честной;
             Стоялъ шумъ, не смолкая, въ палатахъ той порой.
             Отъ разныхъ игръ веселыхъ, что каждый затѣвалъ:
             Да, ужъ казны не мало король на пиръ тотъ издержалъ!
             687. Хозяинъ благородный велѣлъ роднѣ своей,
             Чтобы, ему во славу, они одеждъ, коней,
             И серебра, и злата пѣвцамъ бродячимъ дали:
             Съ восторгомъ уходили всѣ, кто подарковъ ожидали.
             688. Зигфридъ изъ Нидерланда и тысяча мужей
             Его тутъ всѣ одежды, что изъ земли своей
             На Рейнъ съ собою взяли, все роздали въ тѣ дни --
             И всѣхъ коней, и сѣдла: да, пышно жить могли они!
             689. И тѣмъ, кому хотѣлось къ себѣ домой скакать,
             Казалось слишкомъ долго конца подаркамъ ждать:
             Никто гостей щедрѣе досель не угощалъ.
             Тѣмъ пиръ честной былъ конченъ: такъ витязь Гунтеръ пожелалъ.
   

XI авентюра.
Какъ Зигфридъ прибылъ домой со своею женой.

             690. Разъѣхалися гости всѣ по своимъ домамъ.
             Тогда сынъ Сигемунда сказалъ своимъ мужамъ:
             "И намъ сбираться надо назадъ въ мой край родной".--
             Та вѣсть была пріятна его супругѣ молодой.
             691. Она сказала мужу: "когда-жъ намъ путь держать?
             "По моему, не слѣдъ намъ поспѣшно отъѣзжать:
             "Должны сперва мнѣ братья дать частьземливъ удѣлъ".--
             Зигфридъ, словаКримхильды услышавъ, то-то заскорбѣлъ.
             692. Князья къ нему пришли тутъ втроемъ, ему тогда
             Сказали: "Зигфридъ, знайте: мы вамъ должны всегда
             "До смерти вѣрой -- правдой съ готовностью служить".--
             За ласковыя рѣчи сталъ Зигфридъ ихъ благодарить.
             693. Младъ Гизельхеръ сказалъ тутъ: мы вамъ въ удѣлъ желаемъ
             "Дать часть земли и бурговъ, чѣмъ сами обладаемъ;
             "Изъ тѣхъ земель обширныхъ, что здѣсь подвластны намъ,
             "Часть добрую хотимъ мы отдать съ Кримхильдой вмѣстѣ вамъ".
             694. Князьямъ сынъ Сигемунда на это отвѣчалъ,
             Когда про ихъ желанье отъ нихъ онъ услыхалъ:
             "Пусть Богъ хранитъ во вѣки и землю и людей,
             "Что вамъ даны, въ наслѣдье! Женѣ же дорогой моей
             695. "Не нужно этой доли, что вы хотите дать:
             "Коль мнѣ дожить прійдется, а ей вѣнецъ пріять,
             "Тогда она богатствомъ своимъ всѣхъ превзойдетъ,
             "А я всѣмъ, чѣмъ хотите, служить готовъ вамъ и впередъ".--
             696. Сказала тутъ Кримхильда: "въ землѣ нужды вамъ нѣтъ,
             "Но витязей бургундскихъ вамъ отвергать не слѣдъ:
             "Въ страну свою охотно-бъ ввелъ ихъ король любой.
             "Итакъ, пусть братья ими теперь подѣлятся со мной!" --
             697.-- "Возьми, кого желаешь", сказалъ ей Гернотъ тутъ:
             "Вѣдь, многіе охотно въ путь за тобой пойдутъ.
             "Ихъ всѣхъ здѣсь тридцать сотенъ, ихъ тысячу мы дать
             "Тебѣ хотимъ въ дорогу".-- Приказъ дала она сказать
             698. И Гагену изъ Тронеге, и Ортвину скорѣй:
             Угодно-ль имъ Кримхильдѣ служить съ родней своей?
             Былъ тѣмъ разгнѣванъ Гагенъ, отвѣтилъ онъ тотчасъ:
             -- " Нѣтъ, ни кому на свѣтѣ отдать не можетъ Гунтерѣнасъ!
             699. "Другимъ бойцамъ велите въ путь слѣдовать за вами:
             "А тронежанъ въ чемъ служба, вы вѣдаете сами:
             "При короляхъ должны мы быть: мѣсто наше -- дворъ,
             "И впредь служить мы будемъ, какъ имъ служили до сихъ поръ".
             700. Оставивъ ихъ, за сборы принялись господа.
             Взяла дѣвицъ Кримхильда въ путь тридцать двухъ тогда
             Съ собой, да изъ дружины еще пятьсотъ мужей;
             Графъ Эккевартъ въ дорогу тогда послѣдовалъ за ней.
             701. Дѣвицы, дамы, кнехты и рыцари за симъ
             Откланялися чинно, такъ слѣдовало имъ;
             Расцѣловавшись живо, они, затѣмъ, разстались:
             Изъ Гунтера владѣній въ путь дальній весело помчались.
             702. Ее велѣли братья подальше проводить
             И всюду для ночевки мѣста имъ отводить,
             Гдѣ имъ угодно будетъ, въ владѣньяхъ королей,
             А напередъ къ Сигмунду гонцовъ послали поскорѣй --
             703. Дать знать ему объ этомъ и Сигелиндѣ тоже,
             Что съ дочкой знатной Уты, Кримхильдою пригожей.
             Изъ Вормса внизъ по Рейну сынъ милый ѣдетъ къ нимъ.
             Ужъ какъ же были рады король съ-женой вѣстямъ такимъ!
             704.-- "Вотъ радость!" молвилъ Сигмундъ: "я дожилъ, наконецъ,
             "До дня, когда Кримхильда надѣнетъ здѣсь вѣнецъ,
             "И моему наслѣдью цѣны она прибавитъ.
             "Пусть сынъ мой знатный Зигфридъ теперь моей землею правитъ!" --
             705. Сиглинда наградила гонцовъ тяжелымъ златомъ,
             И серебромъ блестящимъ, и бархатомъ червчатымъ.
             Она была такъ рада, услышавъ эту вѣсть;
             Тутъ разодѣлась свита ея, какъ требовала честь.
             706. Сказали тутъ, кто ѣдетъ съ нимъ вмѣстѣ къ нимъ; они
             Велѣли приготовить скорѣй для всѣхъ скамьи,
             Гдѣ-бъ могъ потомъ въ коронѣ съ родней онъ возсѣдать.
             Тутъ мужи Сигемунда его поѣхали встрѣчать.
             707. Не знаю, былъ-ли лучше кому-нибудь пріемъ,
             Чѣмъ витязямъ, прибывшимъ въ Сигмундовъ край съ бойцомъ?
             Сиглинда въ путь скакала, взявъ милыхъ дамъ не мало,
             Кримхильдѣ въ встрѣчу (много бойцовъ ее сопровождало)
             708. День цѣлый; увидали гостей тогда они.
             Что шуму натерпѣлись тутъ гости и свои,
             Пока не добралися до бурга наконецъ,
             Что Сантеномъ былъ названъ, гдѣ онъ {Зигфридъ.} потомъ носилъ вѣнецъ.
             709. Сигмунду и Сиглиндѣ былъ сладокъ встрѣчи часъ:
             Они поцѣловали Кримхильду много разъ
             И Зигфрида; ихъ горе смѣнила радость вмигъ.
             Оказанъ былъ радушный затѣмъ пріемъ всей свитѣ ихъ.
             710. И къ Сигмундовой залѣ всѣхъ повели гостей,
             А дѣвушекъ пригожихъ ссадили съ ихъ коней
             На землю мигомъ; много мужей тогда нашлось,
             Что тутъ прелестнымъ дамамъ служить съ усердьемъ принялось.
             711. Хоть и на Рейнѣ пышно пиръ свадебный справляли.
             Но здѣсь куда богаче бойцамъ одежды дали,
             Какихъ не приходилось нигдѣ имъ получать!
             Про ихъ богатство можно-бъ чудесъ не мало разсказать.
             712. Они сидѣли съ честью, въ довольствѣ; свита ихъ
             Ходила въ златоцвѣтныхъ одеждахъ дорогихъ.
             Что дорогихъ каменьевъ по золоту блестѣло!
             Все это Сигелинда о свитѣ такъ своей радѣла.
             713 Король Сигмундъ сказалъ тутъ дружинникамъ своимъ:
             "Я нынѣ возвѣщаю всѣмъ Зигфрида роднымъ,
             "Что долженъ предъ бойцами онъ мой вѣнецъ пріять",--
             И нидерландцамъ было пріятно это услыхать.
             714. Вѣнецъ, судъ, землю -- все онъ ему передавалъ:
             Сталъ господиномъ всѣхъ онъ, кто только подлежалъ
             Его суду и власти, и такъ онъ судъ чинилъ,
             Что мужъ Кримхильды милой не малый страхъ имъ всѣмъ внушилъ.
             715. Въ такой чести высокой онъ жилъ, судилъ народъ
             Въ вѣнцѣ (все это правда), и на десятый годъ
             Былъ сынъ рожденъ Зигфриду пригожею женой;
             Всѣ короля родные того желали всей душой.
             716. Его крестили вскорѣ: въ честь дяди своего
             Былъ Гунтеромъ онъ названъ, то было для него
             Почетно: вѣдь, не худо, коль онъ въ родню пойдетъ.
             Занимъ, какъ надлежало, вполнѣ былъ тщательный уходъ.
             717. Въ ту пору королева Сиглинда умерла,
             И къ дочкѣ Уты знатной вся власть тутъ перешла,
             Какъ госпожѣ могучей земель то подобало.
             И многіе тужили, что вдругъ ея {Сигелинды.} у нихъ не стало.
             718. Тогда же (мы слыхали) и тамъ на Рейнѣ тоже
             Король могучій Гунтеръ съ Брунхильдою пригожей
             Въ землѣ бургундовъ сына на свѣтъ произвели
             И, въ честь бойца лихого, его Зигфридомъ нарекли.
             719. Какъ тщательно велѣли воспитывать его!
             Назначилъ Гунтеръ дядекъ для сына своего
             Такихъ, что могъ онъ выйти потомъ лихимъ бойцомъ.
             Ахъ, сколькихъ изъ родни онъ въ несчастьи потерялъ потомъ.
             720. Не мало говорилось объ этомъ завсегда,
             Какъ хорошо достойнымъ бойцамъ жилось тогда
             Всѣ дни въ землѣ Сигмунда, какой имъ былъ почетъ!
             Такъ точно жилъ и Гунтеръ съ родней достойной въ свой чередъ.
             721. Землею Нибелунговъ владѣлъ Зигфридъ въ тѣ дни
             (Никто богаче не былъ изъ всей его родни),
             И Шильбунга мужами онъ также обладалъ
             И кладомъ ихъ обоихъ 1) тѣмъ выше витязь смѣлый сталъ.
             722. Тотъ кладъ, какого раньше никто не добывалъ,
             Окромѣ тѣхъ, кому онъ предъ тѣмъ принадлежалъ,
             Добылъ въ бою рукою мужъ смѣлый предъ горой.
             Изъ-за него немало мужей сразилъ онъ той порой.
             723. Былъ онъ въ почетѣ полномъ, да, и не будь того,
             Признать должны мы все же отмѣннѣйшимъ его
             Бойцомъ, какой едва ли сидѣлъ гдѣ на конѣ 2).
             Его страшились силы: тотъ страхъ понятенъ былъ вполнѣ.
   1) Кладомъ Шильбунга и Нибелунга, см. стр. 87 и слѣд. авент. III, въ подлинникѣ: und. и bêder goud, т. о. и добромъ ихъ обоихъ.
   2) Въ подл. буквально: der іе ûf ors gesas. Ors = ross = вонь.
   

XII авентюра.
Какъ Гунтеръ звалъ Зигфрида на пиръ.

             724. Всё Гунтера супруга о томъ лишь размышляла:
             "Что значитъ, что Кримхильда такою важной стала?
             "Вѣдь, мужъ Кримхильды Зигфридъ и нынѣ нашъ вассалъ",
             "Но что-то онъ давненько у насъ на службѣ не бывалъ?"
             725. Таила эту думу она въ душѣ своей,
             Скорбя о томъ, что долго они не ѣдутъ къ ней,
             Что отъ Зигфрида службы пришлось ей долго ждать;
             И, отчего все это, хотѣлось очень ей узнать.
             726. И королю рѣшилась она вопросъ задать:
             Возможно ль ей Кримхильду еще разъ повидать?
             Тайкомъ она ту думу ему передала;
             Не очень-то пріятна супруги рѣчь ему была.
             727. Сказалъ король могучій: "Ну, какъ ихъ въ этотъ край
             "Зазвать? легко ли это? сама ты знаешь, чай,
             "Не близко имъ: могу-ль я имъ это приказать?"
             Умно ему Брунхильда на то въ отвѣтъ нашлась сказать:
             728. "Будь королей дружинникъ и знатенъ и богатъ,
             "Всё-жъ онъ обязанъ дѣлать, что господа велятъ".
             Услышавъ рѣчь Брунхильды, смѣяться Гунтеръ сталъ:
             Онъ не считалъ то службой, что Зигфридъ у него бывалъ.
             729. Сказала: "Господинъ мой, любезный, для меня
             "Устрой мнѣ, чтобы Зигфридъ и съ нимъ сестра твоя
             "Пришли сюда: хочу я ихъ видѣть здѣсь въ странѣ.
             "Повѣрь, всего на свѣтѣ пріятнѣй это будетъ мнѣ.
             730. "Мнѣ о твоей учтивой воспитанной сестрѣ
             "Воспоминать такъ сладко, о милой той порѣ,
             "Какъ съ нею мы сидѣли, когда тебѣ женой
             "Я стала: можетъ съ честью любить её Зигфридъ лихой".
             731. Она просила долго, пока онъ не сказалъ:
             "Такъ знайте-жъ что и самъ я ихъ видѣть бы желалъ!
             "Вамъ упросить не трудно меня: гонцовъ пошлю
             "За ними, чтобъ позвать ихъ опять на Рейнъ въ страну мою".
             732. Сказала королева: "Скажите мнѣ скорѣй,
             "Когда ихъ позовете, и черезъ сколько дней
             "Къ намъ милые родные должны прибыть сюда?
             "Прошу сказать мнѣ также, кого пошлете вы туда?"
             733. "Извольте", князь отвѣтилъ: "Я тридцать изъ мужей
             "Пошлю туда".-- Велѣлъ онъ явиться имъ скорѣй,
             Чтобъ ихъ съ извѣстьемъ въ землю Зигфридову послать.
             Была Брунхильда рада имъ въ путь одеждъ богатыхъ дать.
             734. Король промолвилъ: "Должно, бойцы, вамъ отъ меня
             "Сказать тамъ слово въ слово, что прикажу вамъ я:
             "Могучему Зигфриду да и сестрѣ моей
             "Скажите, что на свѣтѣ никто не любитъ ихъ сильнѣй.
             735. "А также попросите вы ихъ на Рейнъ прибыть:
             "Я имъ за то съ женою готовъ всѣмъ отплатить.
             "До поворота солнца пускай съ дружиной онъ
             "Тѣхъ посѣтитъ на Рейнѣ, кѣмъ будетъ онъ съ женой почтенъ.
             736. "Сигмунду передайте вы также мой поклонъ,
             "Что я къ нему съ роднею всегда расположенъ;
             " Сестрицу попросите скорѣй сюда скакать:
             "Нигдѣ нейдетъ ей больше, чѣмъ съ нами здѣсь попировать".
             737. Брунхильда тутъ, и Ута, и дамы, что тамъ были,
             Всѣ передать поклоны свои гонцовъ просили
             Въ землѣ Зигфрида дамамъ и удалымъ мужамъ;
             И, съ родичей совѣта, король велѣлъ скакать бойцамъ.
             738. Они собрались; дали одеждъ имъ и коней.
             Гонцы спѣшили ѣхать въ путь изъ земли своей:
             Ужъ ихъ туда тянуло, куда имъ путь лежалъ.
             Имъ дать отрядъ охранный король въ дорогу приказалъ.
             739. И ровно три недѣли въ тотъ край они скакали
             И въ бургѣ Нибелунга, куда ихъ посылали,
             Бойца въ Норвежской маркѣ имъ удалось найти.
             Устали то-то кони гонцовъ отъ долгаго пути.
             740. Не медля, доложили о витязяхъ чужихъ
             Зигфриду и Кримхильдѣ: такой нарядъ на нихъ,
             Какой лишь у бургундовъ носить обычай есть.
             Она вскочила съ ложа тотчасъ, услышавъ эту вѣсть.
             741. И дѣвушкѣ въ окошко она взглянуть велѣла;
             Та Гере удалого тамъ на дворѣ узрѣла
             И тѣхъ, что съ нимъ примчались въ тотъ край издалека:
             У ней, при вѣсти милой, пропала сразу вся тоска.
             742. "Взгляните", такъ сказала она супругу тутъ:
             "Съ могучимъ Гере люди тамъ по двору идутъ,
             "Которыхъ братъ мой Гунтеръ по Рейну внизъ послалъ!"
             "Такъ, пусть гостями будутъ", ей сильный Зигфридъ отвѣчалъ.
             743. Вся свита побѣжала къ стоявшимъ тамъ гостямъ,
             И отъ себя тутъ каждый спѣшилъ сказать бойцамъ
             Поласковѣй словечко, какое кто умѣлъ;
             И Сигемундъ съ пріѣздомъ ихъ очень вдругъ повеселѣлъ.
             744. И Гере и мужамъ всѣмъ покои отвели;
             Коней въ хлѣва убрали; гонцы тогда пошли
             Туда., гдѣ витязь Зигфридъ съ Кримхильдой возсѣдалъ.
             Имъ Зигфридъ позволенье къ его двору явиться далъ.
             745. Съ супругою хозяинъ всталъ съ мѣста поскорѣй:
             Бойца бургундовъ Гере и съ нимъ всѣхъ тѣхъ мужей,
             Что Гунтеръ слалъ, пріемомъ радушнымъ тутъ почтили;
             Могучаго же Гере сѣсть на скамью они просили.
             746. "Нѣтъ, прежде, чѣмъ садиться, позвольте передать
             "Вамъ вѣсть: гостямъ удалымъ, намъ, дайте постоять,
             "Пока мы не разскажемъ, съ чѣмъ насъ послали къ вамъ
             " И Гунтеръ и Брунхильда, чья честь стоитъ высоко тамъ,
             747. "Что передать просила вамъ Ута, ваша мать,
             "Что Гизельхеръ, младъ витязь, и Гернотъ вамъ сказать
             "И ближніе всѣ ваши наказывали намъ:
             "Всѣ изъ земли Бургундской шлютъ отъ себя поклоны вамъ".
             748. "Богъ награди васъ", Зигфридъ сказалъ: "добра отъ нихъ
             "Да вѣрности лишь жду я, какъ отъ друзей своихъ,
             "А также и сестра ихъ; ну, какъ, скажите намъ,
             " Счастливо ли живется тамъ нашимъ дорогимъ друзьямъ?
             749. "Съ тѣхъ поръ, какъ мы разстались, не учинилъ ли кто
             "Зла своякамъ любезнымъ? скажите мнѣ про то,
             "Чтобъ оказать имъ помощь я могъ, какъ вѣрный другъ,
             "И чтобъ пришлося плохо врагамъ ихъ отъ моихъ услугъ!"
             750. Тутъ рыцарь добрый Гере, маркграфъ, сказалъ въ отвѣтъ:
             "Ихъ духъ вполнѣ спокоенъ: ни бѣдъ, ни горя нѣтъ;
             "На Рейнъ васъ приглашаютъ они на пиръ честной.
             "Не сомнѣвайтесь, видѣть они васъ рады всей душой".
             751. "И просятъ, чтобы съ вами и госпожа моя
             "Въ концѣ зимы явилась въ родные ей края:
             "До поворота солнца желательно имъ тамъ
             "Васъ видѣть". "Врядъ ли это", сказалъ Зигфридъ: "удастся намъ?"
             752. Тутъ Гере изъ Бургундской земли сказалъ опять:
             "Не отказать просила и Ута, ваша мать,
             "И Гизельхеръ, и Гернотъ: не мало жалобъ тамъ,
             "Что вы отъ нихъ далеко, я слышалъ ежедневно самъ.
             753. "И госпожа Брунхильда той вѣсти будетъ рада
             "И всѣмъ ея дѣвицамъ веселье и отрада,
             "Коль имъ вдругъ доведется васъ снова увидать".
             Ту вѣсть пріятно было Кримхильдѣ милой услыхать.
             754. Въ родствѣ былъ съ нею Гере: хозяинъ усадить
             Его велѣлъ и живо гостямъ вина налить:
             Не долго ждать пришлося. Тутъ Сигемундъ пришелъ;
             Гонцовъ увидя, рѣчь онъ къ бургундамъ дружески повелъ:
             755. "Вамъ, Гунтеровы мужи, привѣтъ мой!" онъ сказалъ:
             "Съ тѣхъ поръ, какъ Зигфридъ, сынъ мой, себѣ въ супруги взялъ
             "Кримхильду, не мѣшало бъ почаще заходить
             "Вамъ въ этотъ край, коль дружбу согласны съ нами вы водить!"
             756. Они за приглашенье его благодарили;
             Отъ радости усталость свою совсѣмъ забыли.
             Ихъ сѣсть тутъ попросили, яствъ принесли гонцамъ;
             Зигфридъ могучій вволю всего велѣлъ подать гостямъ.
             757. Пришлося имъ остаться тамъ ровно девять дней:
             Шли жалобы не даромъ отъ удалыхъ мужей,
             Что имъ нельзя обратно въ страну свою скакать.
             Король Зигфридъ велѣлъ тутъ своихъ друзей къ нему позвать.
             758. Спросилъ у нихъ совѣта, идти ль на Рейнъ? сказалъ:
             "Своякъ мой, Гунтеръ, нынѣ за мной гонцовъ прислалъ:
             "Онъ и его родные зовутъ попировать.
             "Поѣхалъ бы охотно, да больно долго къ нимъ скакать.
             759. "Да просятъ и Кримхильду везти туда съ собой.
             "Друзья, скажите: слѣдъ-ли ей въ путь идти со мной?
             "За три десять земель мнѣ придется, можетъ быть,
             "Для нихъ ходить и долженъ охотно Зигфридъ имъ служить".--
             760.-- "Коль вамъ охота ѣхать на пиръ", ему въ отвѣтъ
             Его бойцы сказали: "то вотъ, вамъ нашъ совѣтъ:
             "На Рейнъ съ собой вамъ надо взять тысячу мужей,
             "Чтобъ съ честью вы къ бургундамъ могли прибыть съ женой своей!" --
             761. И Сигмундъ, нидерландскій король, промолвилъ тутъ:
             "Коль вы хотите ѣхать, что-жъ знать мнѣ не дадутъ?
             "Коль вы не прочь, я съ вами хочу туда скакать;
             "Сто витязей возьму я и тѣмъ умножу вашу рать".--
             762.-- "Коль вамъ угодно ѣхать, отецъ любезный мой,
             "Я радъ всѣмъ сердцемъ", молвилъ такъ Зигфридъ удалой:
             "Мой край я оставляю черезъ двѣнадцать дней".--
             Всѣмъ, кто желали ѣхать, давали платье и коней.
             763. Когда-жъ король рѣшился поѣздку предпринять,
             Тогда гонцамъ проворнымъ велѣлъ назадъ скакать:
             Увѣдомить велѣлъ онъ на Рейнѣ свояковъ,
             Что къ нимъ на пиръ веселый прибыть онъ всей душой готовъ.
             764. И Зигфридъ и Кримхильда гонцамъ такъ много дали
             Что отвести ихъ кони, какъ мы про то слыхали,
             Домой не въ силахъ были: онъ очень былъ богатъ.
             Коней могучихъ сумныхъ 1) погнали {Т. е. гонцы.} весело назадъ.
   1) Soumaere = сумный, вьючный конь. См. П. Полевого, Очерки русской исторіи въ памятникахъ быта. Спб. 1880. 8о. Ч. II, стр. 63.
             765. Зигфридъ съ Сигмундомъ стали всю свиту одѣвать,
             Графъ Эккевардъ для женщинъ тутъ въ свой чередъ достать
             Велѣлъ одеждъ получше, какія тамъ найти
             Иль гдѣ-нибудь въ томъ краѣ они могли пріобрѣсти.
             766. Щиты и сѣдла стали для нихъ заготовлять;
             И рыцарямъ и дамамъ, что въ путь должны скакать,
             Давали все, что спросятъ, чтобъ было все у нихъ:
             Привезъ не мало пышныхъ гостей онъ въ край друзей своихъ.
             767. Гонцы же торопились домой придти скорѣй.
             Пришелъ къ бургундамъ Гере, отмѣнный изъ мужей;
             Былъ витязь славно принятъ, спрыгнули въ тотъ же мигъ
             Предъ Гунтеровой залой они съ коней, съ кобылъ своихъ {Въ подл.: von. rossen unt von moeren.}.
             768·. И старъ и младъ, какъ это ужъ водится всегда,
             Съ распросами пристали; сказалъ боецъ {Гере.} тогда:
             "Услышите, вотъ только я королю дамъ знать!" --
             Со спутниками витязь спѣшилъ предъ Гунтеромъ предстать.
             769. Король тутъ всталъ со стула, былъ радъ онъ имъ не мало;
             За скорость ихъ возврата спасибо имъ сказала
             Пригожая Брунхильда. Король гонцамъ сказалъ:
             -- "Ну, какъ живетъ тамъ Зигфридъ, что дружбой такъ меня взыскалъ?" --
             770. Отвѣтилъ Гере: "Былъ онъ такъ радъ, что покраснѣлъ {Въ подл.: dâ wart er vröuden rôt.}
             "Онъ и сестрица ваша. Едва ли кто велѣлъ
             "Когда-нибудь сердечно такъ кланяться друзьямъ,
             "Какъ кланяться велѣли Зигфридъ съ отцомъ Сигмундомъ вамъ.
             771. Спросила у маркграфа такъ короля жена:
             "Пріѣдетъ ли Кримхильда? Все такъ же ли она
             "Скромна и неспееива, какъ прежде, неизмѣнно?" --
             Сказалъ ей витязь Гере: "она къ вамъ будетъ непремѣнно".--
             772. Гонцовъ придти просила къ ней Ута поскорѣй,
             И по вопросу было легко понять, что ей
             Пріятно бъ было слышать, что дочь ея здорова.
             Онъ все сказалъ, прибавивъ, что скоро дочь къ ней будетъ снова.
             773. Про даръ Зигфрида также гонцы не умолчали,
             Подарки принесли тутъ, они все показали:
             И золото, и платье, трехъ королей мужамъ:
             За щедрость, столь большую, сказали всѣ спасибо тамъ!
             774.-- "Ну, что-жъ?" такъ молвилъ Гагенъ: "легко ему давать:
             "И въ цѣлый вѣкъ не сможетъ онъ все добро раздать.
             "Еще-бъ! кладъ Нибелунговъ пришлось ему замкнуть {Въ подл. букв.: beslozzen hat.}:
             "Эхъ, кабы въ край бургундскій попалъ тотъ кладъ когда-нибудь!" --
             775. Что радости-то было тутъ для всего двора,
             Что къ нимъ они прибудутъ! до вечера съ утра
             Порядкомъ хлопотали бойцы трехъ королей:
             Не мало принялися скамей готовить для гостей.
             776. Гунольтъ и Синольтъ, чашникъ и стольникъ королей,
             Покоя тутъ не знали. Имъ той порой скамей
             Пришлось поставить много. Ортвинъ имъ помогалъ
             Въ ихъ хлопотахъ: за то ужъ спасибо Гунтеръ имъ сказалъ.
             777. И Румольтъ стряпчій славный не мало хлопоталъ:
             Онъ слугъ ему подвластныхъ, что дѣлать, наставлялъ.
             Что сковородъ тамъ было, горшковъ, котловъ большихъ!
             Заготовлялись яства для тѣхъ, кто въ край прибудутъ ихъ.
   

XIII авентюра.
Какъ они
ѣхали на пиръ.

             778. Но мы теперь оставимъ труды, заботы ихъ,
             И скажемъ, какъ Кримхильда съ толпой дѣвицъ своихъ
             Изъ края Нибелунговъ на Рейнъ пустилась въ путь.
             Едва-ль уборъ столь пышный на коняхъ былъ когда-нибудь?
             779. Навьючили не мало ларцовъ на лошадей;
             Поѣхалъ витязь Зигфридъ съ толпой своихъ друзей
             И королева тоже; всѣ радостей тамъ ждали;
             Но всѣ они тамъ горе потомъ великое узнали.
             780. Оставили тамъ дома они Зигфрида чадо,
             Сынка Кримхильды милой, да такъ и было надо.
             Отъ ихъ поѣздки пышной случилася бѣда:
             Въ послѣдній разъ сынъ видѣлъ отца и мать свою тогда!
             781. Въ путь дальній вмѣстѣ съ ними и Сигмундъ поскакалъ;
             Когда-бъ, чѣмъ пиръ веселый закончится, онъ зналъ,--
             Ему бы это видѣть, конечно, не пришлось,
             И надъ его друзьями такой бѣды бы не стряслось.
             782. Гонцовъ они послали сказать про нихъ впередъ;
             Съ толпою пышной въ встрѣчу помчалось въ свой чередъ
             Друзей не мало Уты и Гунтера мужей.
             Сталъ хлопотать хозяинъ о встрѣчѣ дорогихъ гостей.
             783. Туда, гдѣ возсѣдала Брунхильда, онъ пошелъ.
             -- "Какъ приняла Кримхильда васъ здѣсь", онъ рѣчь повелъ:
             " Въ пріѣздъ вашъ, такъ-же точно принять ее вамъ надо"
             Она сказала: "Встрѣтить ее я всей душою рада".--
             784.-- "Къ намъ завтра рано будутъ они", сказалъ онъ ей:
             "Коль вы встрѣчать хотите, сбирайтесь поскорѣй!
             "Не здѣсь же ждать ихъ въ бургѣ. Доселѣ никогда
             "Не приходили гости ко мнѣ столь милые сюда".--
             785. Она своимъ дѣвицамъ и дамамъ всѣмъ тотчасъ
             Одеждъ, да самыхъ лучшихъ, достать дала приказъ,
             Въ которыхъ предъ гостями прійдется имъ ходить.
             Былъ имъ приказъ пріятенъ, про это что и говорить.
             786. И Гунтеровы мужи служить спѣшили имъ;
             Помчались всѣ бойцы тутъ съ хозяиномъ своимъ,
             И королева пышно поѣхала туда.
             Что выслушать привѣтовъ пришлось отъ нихъ гостямъ тогда!
             787. Какъ радостно встрѣчали гостей! Казалось имъ,
             Что никогда Кримхильда съ радушіемъ такимъ
             Досель въ землѣ бургундовъ Брунхильду не встрѣчала.
             Кто ихъ еще не видѣлъ, тѣмъ доблесть ихъ извѣстна стала.
             788. Пришелъ туда и Зигфридъ съ мужами. Увидали,
             Какъ по полю тамъ всюду воители сновали,
             Толпой большой и сильной взадъ и впередъ неслись.
             Отъ пыли и отъ давки никто тогда не могъ спастись.
             789. Когда страны хозяинъ Зигфрида увидалъ
             И Сигемунда тоже, онъ ласково сказалъ:
             "Примите отъ меня вы и отъ моихъ друзей
             "Привѣтъ: мы то-то рады пріѣзду дорогихъ гостей".
             790.-- "Богъ награди васъ!" Сигмундъ, почтенный мужъ, сказалъ:
             "Съ тѣхъ самыхъ поръ, какъ Зигфридъ, мой сынъ, вамъ другомъ сталъ,
             "Мнѣ сердце все твердило, чтобъ я поѣхалъ къ вамъ".--
             Отвѣтилъ Гунтеръ: "любо и мнѣ, что вы собрались къ намъ".--
             791. Зигфридъ съ великой честью былъ принятъ, какъ ему
             То подобало; не былъ не милъ онъ никому,
             Младъ Гизельхеръ и Гернотъ всё время хлопотали.
             Сдается мнѣ, нигдѣ такъ гостей радушно не встрѣчали.
             792. Двухъ королей супруги другъ къ дружкѣ подошли.
             Вмигъ сѣдла опустѣли. На травку помогли
             Бойцы пригожимъ дамамъ сойти. Кто имъ хотѣлъ
             Служить, тому, конечно, тогда не мало было дѣлъ.
             793. Пригожія тутъ жены другъ къ дружкѣ подошли.
             Всѣ рыцари въ немалый восторгъ тогда пришли,
             Что обѣ такъ любовно другъ дружку цѣловали.
             И съ дѣвушками рядомъ бойцовъ тутъ многихъ увидали.
             794. И за руки тутъ взяли бойцы дѣвицъ своихъ.
             Что было тамъ поклоновъ отвѣшено большихъ!
             Что сладкихъ поцѣлуевъ отъ милыхъ славныхъ дамъ!
             Какъ видѣть было любо все то двухъ королей мужамъ!
             795. Не стали медлить долѣ, пустились въ бургъ скакать.
             Велѣлъ гостямъ хозяинъ на дѣлѣ показать,
             Что имъ въ землѣ Бургундской всѣ рады. Въ удалой
             Пунейсъ 1) не разъ вступали бойцы предъ дѣвушекъ толпой.
   1) Puneiz, франц. poindre, poignéis. Эта, потѣха состояла въ томъ, что бойцы наѣзжали вплотную другъ на друга, стараясь выбить противника изъ сѣдла. См. Alwin Schultz, Das höfische Leben, II, 107--108.
             796. Боецъ изъ Тронеге Гагенъ и Ортвинъ показали
             Вполнѣ, какою силой и мощью обладали;
             Ихъ воли не исполнить никто не смѣлъ. Гостямъ
             Любезнымъ оказали они услугъ не мало тамъ.
             797. Ахъ, что щитовъ звучало у бурговыхъ воротъ
             Отъ тѣхъ ударовъ! Долго не двигался впередъ
             Хозяинъ съ дорогими гостями. Тамъ для нихъ
             Катились незамѣтно часы среди забавъ лихихъ.
             798. Всѣ съ радостью къ палатѣ богатой тутъ помчались.
             Какъ низко съ сѣделъ полы 1). роскошныя спускались
   1) Полы = конскій покровъ (coverture), обыкновенно изъ дорогой матеріи, въ данномъ случаѣ изъ pfenel'я (= франц. paile, родъ парчи), спереди на нихъ были вырѣзы, сквозные узоры (trenceüres), чтобъ можно было видѣть масть коня. (Adolf Kitze, Das Ross in den altfranzösischen Artus -- und Abenteuer-Romanen. Marburg. 1888. 8о ~ Ausgaben und Abhandl. aus d. Gebiete der roman. Philologie, hrsg. von E. Stengel, LXXV, стр. 26--27. Cp. Alwin Schultz, Das höfische Leben, I, 249 слл., II, 85--87),
             Съ сквознымъ узоромъ дивнымъ съ коней пригожихъ дамъ!
             Шли Гунтеровы мужи на встрѣчу дорогимъ гостямъ.
             799. Гостей ввести велѣли скорѣе въ ихъ покой,
             Всѣ видѣли, какъ взоры бросала той порой
             Брунхильда на Кримхильду, что такъ была мила,
             И съ краснымъ златомъ блескомъ она поспорить бы могла.
             800. Повсюду въ Вормсѣ, въ бургѣ и шумъ и гамъ стоялъ
             Отъ множества народу. Тутъ Гунтеръ приказалъ
             Данкварту, удалому маршалку, размѣстить
             Гостей. Онъ сталъ усердно гостямъ покои отводить.
             801. И въ бургѣ и снаружи ѣсть усадили ихъ.
             Да, не встрѣчали лучше нигдѣ гостей чужихъ:
             Гостямъ все подавалось, чего ни захотятъ,
             И не было отказу ни въ чемъ: такъ былъ король богатъ.
             802. Гостямъ безъ всякой злобы, подружески служили;
             За столъ садился съ ними хозяинъ. Попросили
             Зигфрида сѣсть, гдѣ прежде сидѣлъ онъ за столомъ.
             Пошло не мало статныхъ мужей къ скамьямъ вслѣдъ за бойцомъ.
             803. Бойцовъ двѣнадцать сотенъ сидѣло за столомъ
             Въ его кругу; Брунхильда все думала о томъ,
             Что нѣтъ сильнѣй вассала. Она еще была,
             Пока, такъ благосклонна къ нему, что не желала зла.
             804. Въ тотъ вечеръ такъ хозяинъ и гости пировали,
             Что отъ вина у многихъ мокры одежды стали,
             Какъ чашники явились съ хмѣльнымъ виномъ къ столамъ.
             Да, было угощенье на славу задано гостямъ.
             805. Какъ издавна водилось на праздникахъ, велѣли
             Для дамъ и дѣвъ пригожихъ получше стлать постели.
             Кто-бъ ни были, хозяинъ былъ благосклоненъ къ нимъ.
             Вполнѣ почетъ и ласку онъ оказалъ гостямъ своимъ.
             806. Когда-жъ ночь миновала, забрезжилъ день опять,--
             Одежды стали дамы въ ларцахъ перебирать.
             Что дорогихъ каменьевъ на платьяхъ засверкало!
             И тѣхъ одеждъ богатыхъ тутъ дамы вынули не мало.
             807. До полнаго разсвѣта пришла толпа бойцовъ
             И кнехтовъ къ залѣ: снова раздался звонъ щитовъ
             Предъ ранней мессой (слушать ее король ходилъ).
             Такъ витязи сразились, что ихъ король благодарилъ.
             808. Что флейтъ, что трубъ, тромбоновъ могучихъ той порой
             Вдругъ громко зазвучало! Подняли гулъ такой,
             Что Вормсъ весь огласился, а городъ былъ великъ.
             Тутъ на коней вскочили бойцы съ отвагой всюду вмигъ
             809. И началась забава не малая въ странѣ.
             Тамъ не одинъ отважный боецъ былъ на конѣ,
             Чье сердце молодое отвагою пылало;
             Щитами прикрывалось тамъ добрыхъ витязей не мало.
             810. Сидѣли у окошекъ супруги королей
             И много дѣвъ пригожихъ во всей красѣ своей
             Смотрѣли на потѣху мужей отважныхъ. Самъ
             Хозяинъ и съ нимъ вмѣстѣ его друзья скакали тамъ.
             811. Шло время незамѣтно: забава увлекла;
             Но чу! въ соборѣ стали звонить въ колокола.
             Коней тутъ привели имъ, и дамы поскакали.
             Двухъ королевъ высокихъ бойцы верхомъ сопровождали.
             812. Вотъ и соборъ, на травку сошли они предъ нимъ.
             Брунхильда благосклонна еще къ гостямъ своимъ
             Была, пока въ коронахъ пошли онѣ въ соборъ.
             Потомъ, и миръ, и радость унесъ на вѣки злой раздоръ.
             813. Прослушавъ мессу, снова поѣхали домой
             Онѣ съ великой честью; видали той порой
             Ихъ за столомъ веселыхъ. Такъ ровно десять дней
             Шелъ пиръ благополучно: былъ миръ и радость средь гостей.
   

XIV авентюра.
Какъ королевы побранились.

             814. Разъ предъ вечерней дворъ весь наполнилъ шумъ и гамъ:
             Куда какъ много славныхъ бойцовъ собралось тамъ,
             Чтобъ время незамѣтно убить среди лихихъ
             Забавъ. Сбѣжалось много мужей и женъ смотрѣть на нихъ.
             815. И рядомъ королевы сидѣли той порой,
             Бесѣдуя про славныхъ бойцовъ двухъ межъ собой.
             Сказала такъ Кримхильда: "Имѣю мужа я,
             "Которому должна быть подвластна эта вся земля".
             816. А ей въ отвѣтъ Брунхильда: "Какъ можетъ это быть?
             "Вотъ, если бъ вы съ супругомъ вдвоемъ остались жить,
             "Тогда всѣмъ королевствомъ онъ сталъ-бы обладать:
             "Покуда жъ живъ мой Гунтеръ, тому во вѣки не бывать".
             817. Вновь молвила Кримхильда: "Взгляни-ка на него,
             "Какъ онъ пригожъ! статнѣе здѣсь нѣтъ ни одного:
             "Другіе предъ Зигфридомъ, что звѣзды предъ луной,
             "И я тому, по праву, должна быть рада всей душой".
             818. Сказала ей Брунхильда: "Какъ мужъ твой ни пригожъ,
             "Какъ ни силенъ, ни честенъ, ни прямъ душой, а все-жъ
             "Совсѣмъ не то, что Гунтеръ, твой братъ, боецъ лихой:
             "Изъ королей на свѣтѣ, скажи, гдѣ есть другой такой?"
             819. А ей Кримхильда: "Зигфридъ достоинъ мой того,
             "Чтобъ я не безъ причины могла хвалить его:
             "Чѣмъ не чета, Брунхильда, онъ Гунтеру? вѣрь мнѣ:
             "Всѣмъ Зигфридъ взялъ, и рёвня ему твой мужъ во всемъ вполнѣ."
             820.-- "Кримхильда, не по злобѣ, не даромъ я сказала:
             "Отъ нихъ обоихъ это я той порой слыхала,
             "Когда они впервые увидѣлись со мной,
             "И, наконецъ, добился любви моей король лихой.
             821. "По-рыцарски тогда онъ любовь мою стяжалъ,
             "И Зигфридъ самъ сознался, что онъ его вассалъ.
             "Такимъ его считаю и я съ его же словъ".
             Воскликнула Кримхильда: "А мнѣ-то, мнѣ позоръ каковъ
             822. "Но нѣтъ! какъ смѣли-бъ братья со мной такъ поступить,
             "Чтобъ мнѣ пришлось женою ихъ подданнаго быть?
             "И я тебя, Брунхильда, по-дружески, безъ ссоръ,
             "Прошу добромъ оставить такія рѣчи съ этихъ поръ".
             823.-- "Нѣтъ", молвила Брунхильда: "я не оставлю ихъ:
             "Зачѣмъ мнѣ отрекаться отъ витязей такихъ,
             "Что намъ съ бойцомъ удалымъ обязаны служить?"
             Тутъ стала ей Кримхильда, пылая гнѣвомъ, говорить:
             824. "Ужъ отъ него-то, вѣрь мнѣ, должна отречься: вамъ
             "Ни въ жизнь мой мужъ не будетъ слугою. Вѣдь, онъ самъ
             "Всѣмъ выше, чѣмъ твой Гунтеръ, лихой боецъ, мой братъ;
             "И все, что мнѣ сказала сейчасъ, должна ты взять назадъ.
             825. "Дивлюсь тому я также: коль Зигфридъ ленникъ твой
             "И ты властна надъ нами: надъ нимъ и надо мной,
             "Зачѣмъ тебѣ такъ долго платить онъ медлилъ дань?
             "Итакъ, высокомѣрье оставь, кичиться перестань".
             826.-- "Не важничай", сказала Брунхильда въ свой чередъ;
             "Хотѣлось бы мнѣ видѣть, какъ чтитъ тебя народъ,
             "И такъ ли, какъ Брунхильду, встрѣчаетъ онъ тебя?"
             Тутъ обѣ королевы отъ гнѣва были внѣ себя.
             827.-- "Пусть будетъ такъ!" на это Кримхильда ей сказала:
             "Ты моего супруга слугою называла;
             "Такъ пусть же здѣсь всѣ мужи увидятъ, какъ въ соборъ
             "Я раньше королевы войду ужо тебѣ въ укоръ.
             828. "Увидишь, что я знатной считаюсь, не рабой,
             "И что супругъ мой милый славнѣй, чѣмъ Гунтеръ твой;
             "Дабы не упрекнули въ хвастливости меня,
             "Ужо сама увидишь, какъ ко двору раба твоя
             829. "Пойдетъ въ землѣ Бургундской, здѣсь во главѣ мужей
             "Всѣхъ впереди; сама я желаю быть славнѣй
             "Всѣхъ королевъ, носившихъ корону до сихъ поръ".
             Межъ женами впервые начался тутъ большой раздоръ
             830. Вновь молвила Брунхильда: "Не хочешь быть рабой,
             "Такъ съ дамали своими въ соборъ нейди со мной:
             "Отъ дамъ моихъ отдѣльно идти тебѣ весь слѣдъ".
             -- "Навѣрно такъ и будетъ", Кримхильда молвила въ отвѣтъ.
             631. "Ну, дѣвушки", сказала Зигфридова жена:
             "Сбирайтесь! я предъ нею срамиться не должна:
             "Вы показать должны ей, какъ вашъ нарядъ богатъ,
             "Тогда она невольно возьметъ свои слова назадъ".
             832. И доставать наряды онѣ всѣ принялись,
             И дамы и дѣвицы на славу убрались,
             А королева съ свитой къ собору ужъ пошла.
             Пригожая Кримхильда тогда наряднѣй всѣхъ была.
             833. Съ· ней сорокъ три дѣвицы пошли на Рейнъ; на нихъ
             Блестѣли ярко ткани нарядовъ дорогихъ,
             Аравіи издѣлье. Шли всѣ въ соборъ. Толпой
             Ее предъ домомъ ждали бойцы Зигфрида той порой.
             834. Давались диву люди: знать, что-нибудь стряслось,
             Что обѣ королевы идутъ къ собору врозь:
             Вѣдь, хаживали прежде всегда онѣ рядкомъ.
             Изъ-за того досталось бойцамъ не мало бѣдъ потомъ.
             835. А Гунтера супруга предъ храмомъ ужъ была;
             Пріятная бесѣда у дамъ пригожихъ шла
             Съ толпою кавалеровъ, что ихъ тамъ окружила.
             Туда же и Кримхильда съ блестящей свитой подходила.
             836. Какъ рыцарь знатный дочекъ своихъ ни наряжалъ,
             Но дѣвъ ея пригожихъ нарядъ все затмѣвалъ;
             А про нарядъ Кримхильды ужъ что и говорить!
             Имъ не одну, а тридцать царицъ могла-бъ она затмить.
             837. И всякій бы признался, хотя-бъ и не желалъ,
             Что отъ роду нарядовъ богаче не видалъ.
             Такъ разрядить богато пришло на умъ Кримхильдѣ
             Свою всю свиту только на зло, наперекоръ Брунхильдѣ.
             838. Ужъ вотъ передъ соборомъ онѣ стояли обѣ:
             Тогда хозяйка дома, въ своей безмѣрной злобѣ,
             Кримхильдѣ милой грубо велѣла подождать:
             "Служанка королевѣ должна сперва дорогу дать!"
             839. А ей на то, вся въ гнѣвѣ, Кримхильда отвѣнала:
             "Тебѣ же было бъ лучше, когда бъ ты помолчала.
             "Себя-жъ срамишь: какъ можетъ стать короля женой
             "Та, что была въ любови съ своимъ же подданнымъ, съ слугой? --
             840. Спросила та: "Блудницей кого ты назвала?" --
             -- "Тебя!" отвѣтъ Кримхильда на это ей дала:
             "Вѣдь, первый насладился тобой Зигфридъ; ему
             "Твое досталось дѣвство, отнюдь не брату моему.
             841. "Куда тогда дѣвался твой умъ? вѣдь, то была
             "Лишь хитрость. Какъ слугѣ ты отдаться вдругъ могла?
             "Не сѣтуй же напрасно: я ровно ни при чемъ!"
             Сказала та: "Такъ ладно-жъ! я Гунтеру скажу о томъ".--
             842.-- "Что жъ изъ того? за гордость свою ты пострадала:
             "Вѣдь, ты жъ меня служанкой давно-ли называла?
             "Сама понять ты можешь, легко ли мнѣ, снести:
             "Теперь я дружбѣ нашей должна сказать на вѣкъ прости".
             843. Заплакала Брунхильда, Кримхильда-жъ не ждала
             И раньше королевы въ соборъ она вошла
             Со свитой. Началася вражда у нихъ съ тѣхъ поръ.
             Изъ-за того у многихъ отъ слезъ сталъ мутенъ ясный взоръ.
             844. И служба безконечной Брунхильдѣ показалась.
             Не до молитвъ ей было; она вся изстрадалась,
             Изныла отъ обиды и тѣломъ и душой.
             Изъ-за того ждалъ многихъ бойцовъ отважныхъ жребій злой.
             845. Брунхильда, съ свитой выйдя, предъ храмомъ размышляла:
             "Пусть объяснитъ Кримхильда, за что меня ругала
             "Такъ громко? на слова-то куда она востра!
             "Коль ей нахвасталъ это Зигфридъ,-- не ждать ему добра!"
             846. Вотъ, вышла и Кримхильда съ толпой лихихъ мужей.
             "Постойте-ка", сказала тогда Брунхильда ей:
             "Любовницей, какъ смѣли меня вы называть?
             "Какъ мнѣ обидны ваши слова, должны вы сами знать",--
             847. Вновь молвила Кримхильда: "Дорогу дать прошу!
             "Докажетъ все вамъ перстень, что на рукѣ ношу:
             "Его мнѣ далъ мой милый, какъ съ вами ночь провелъ".--
             Ужъ то-то для Брунхильды былъ этотъ страшный день тяжелъ.
             848. Сказала ей: "Тотъ перстень украли у меня
             "И мнѣ во зло таили такъ долго. Нынѣ я
             "Вполнѣ ужъ убѣдилась, кѣмъ былъ украденъ онъ".--
             Гнѣвъ обуялъ великій тогда обѣихъ знатныхъ женъ.
             849. Кримхильда жъ ей: "Воровкой досель я не была,
             "И лучше бъ ты молчала, коль честь тебѣ мила!
             "Порукой, что не лгу я, пусть будетъ поясъ мой:
             "Взаправду, былъ супругомъ твоимъ мой Зигфридъ
             дорогой".
             850. Изъ шелка Ниневіи былъ поясъ тотъ спряденъ,
             Камнями дорогими былъ весь унизанъ онъ.
             Его увидѣвъ, плакать Брунхильда начала
             И Гунтеру объ этомъ и всѣмъ бургундамъ знать дала.
             851. Сказала королева: "Нельзя-ли будетъ вамъ
             "Послать за княземъ рейнскимъ? пусть онъ услышитъ самъ,
             "Какъ я. его сестрицей при всѣхъ осрамлена!
             "Она вслухъ говоритъ здѣсь, что я Зигфридовй женй!" --
             852. Пришелъ король съ бойцами, въ слезахъ онъ тамъ засталъ
             Любезную супругу и ласково сказалъ:
             "Скажите, госпожа мнѣ, кто смѣлъ васъ огорчить?" --
             И королю сказала она: "Мнѣ есть о чемъ тужить!
             853. "Твоя сестра всей чести хотѣла здѣсь меня
             "Лишить. Да вотъ, послушай, въ чемъ жалоба моя:
             "Она твердитъ, что. Зигфридъ со мной на ложѣ спалъ!" --
             -- "Да, подло поступила она", король ей отвѣчалъ.
             854.-- "Она здѣсь носитъ поясъ, что потеряла я,
             "И золотой мой перстень. Жалѣю что меня
             "Родили, коль не хочешь меня ты защитить,
             "Король, отъ срама; буду я вѣкъ за то тебѣ служить".
             855. Король, тутъ Гунтеръ молвилъ: "Пусть онъ сюда прійдетъ!
             "Коль самъ онъ тѣмъ хвалился, такъ пусть намъ дастъ отчетъ;
             "А нѣтъ, пусть нидерландскій боецъ отъ тѣхъ рѣчей
             "Откажется". Велѣли позвать Зигфрида поскорѣй.
             856. Боецъ Зигфридъ увидѣлъ ихъ въ гнѣвѣ, онъ не зналъ,
             Что тутъ такое было, и тотчасъ онъ сказалъ:
             "Что плачутъ эти жены? хотѣлось бы мнѣ знать,
             "И для чего за мною король изволилъ посылать?"
             857. Сказалъ король тутъ Гунтеръ: "Прискорбно то вполнѣ,
             "Что здѣсь моя Брунхильда поразсказала мнѣ:
             "Вишь, будто ты хвалился, что ты ея красой
             "Всѣхъ раньше насладился: такъ сказано твоей женой!"
             858. Сказалъ Зигфридъ: "Коль это она сказала, я
             "Ей не спущу, прійдется ей плохо отъ меня!
             "И клятвою великой я подтвердить готовъ
             "Предъ всей твоей дружиной, что ей не говорилъ тѣхъ словъ!" --
             859. Король такъ рейнскій молвилъ: "Да, видѣть должно намъ,
             "Чтобъ клятвою великой ты здѣсь поклялся самъ.
             "Отъ всѣхъ клеветъ тебя я очистить бы хотѣлъ!" --
             Бургундамъ горделивымъ король стать кругомъ повелѣлъ.
             860. Ужъ Зигфридъ смѣлый руку для клятвы подавалъ.
             "Мнѣ хорошо извѣстна", король ему сказалъ:
             "Невинность ваша. Чистымъ считаю нынѣ я
             "Васъ въ томъ, что захотѣла взвести на васъ сестра моя".
             861. Отвѣтилъ Зигфридъ: "Если-бъ была моя жена
             "Довольна, что Брунхильда до слезъ доведена;
             "То я о томъ скорбѣлъ бы безмѣрно, всей душой".--
             Дивясь, переглянулись бойцы лихіе межъ собой.
             862. Сказалъ воитель Зигфридъ: "Наставить надо ихъ
             "Рѣчей надменныхъ болѣ не говорить такихъ:
             "Скажи твоей супругѣ, совѣтъ своей я дамъ.
             "Изъ-за ея безчинства какой теперь мнѣ стыдъ и срамъ!"
             863. Съ тѣхъ поръ межъ женъ пригожихъ бесѣда не велась.
             Брунхильда-жъ столь великой печали предалась,
             Что Гунтеровы мужи всѣ сжалились надъ ней.
             ТогдаизъТронеге Гагенъ предсталъ предъгоспожейсвоей.
             864. Спросилъ ее, что съ нею, въ слезахъ ее засталъ.
             Она все разсказала, и онъ ей обѣщалъ
             Кримхильдину супругу за это отплатить,--
             А то, и самому то ему {Гагену.} впредь грустно будетъ жить.
             865. На эти рѣчи Ортвинъ и Гернотъ вдругъ пришли,
             Когда бойцы Зигфрида на смерть тамъ обрекли.
             И Гизельхеръ, сынъ Уты, пришелъ и услыхалъ
             Ихъ рѣчи; былъ онъ вѣренъ душой Зигфриду и сказалъ:
             866. "Вы, рыцари лихіе, къ чему вашъ замыслъ злой?
             "Ничѣмъ, вѣдь, Зигфридъ злобы не заслужилъ такой,
             "Изъ-за чего бы долженъ разстаться съ жизнью онъ:
             "Изъ-за бездѣлицъ часто заходитъ ссора промежъ женъ".
             867.-- "Не намъ ли худородныхъ ростить его дѣтей?"
             Сказалъ такъ Гагенъ: "мало въ томъ чести для мужей!
             "Надъ госпожей моею посмѣлъ онъ издѣваться:
             "За то иль самъ умру я, иль съ жизнью долженъ онъ разстаться!"
             868. И самъ король тутъ молвилъ: "Не сдѣлалъ ничего
             "Онъ намъ, кромѣ добра лишь; за что-жъ убьемъ его?
             "Какъ мнѣ къ бойцу такому вдругъ ненависть питать?
             "Онъ былъ всегда намъ вѣренъ и всѣмъ старался уго ждать".--
             369. На это витязь Ортвинъ изъ Метца молвилъ тутъ:
             "Всѣ доблести такія Зигфрида не спасутъ.
             "Раздѣлаться дозвольте мнѣ съ нимъ, мой господинъ".--
             И дружбу съ нимъ порвали бойцы на вѣки безъ причинъ.
             870. На томъ и дѣло стало, лишь Гагенъ королю,
             Бойцу лихому, пѣсню всечасно пѣлъ свою,
             Что, если-бъ Зигфридъ умеръ, то королевствъ не мало
             Ему-бъ досталось. Грустно съ тѣхъ поръ воителю {Т. е. Гунтеру.} вдругъ стало.
             871. Пока, оставивъ это, всѣ тѣшились игрой.
             И сколько-жъ крѣпкихъ копій предъ Зигфрида женой
             Отъ церкви вплоть до залы бойцы переломали!
             А Гунтеровы мужи тогда въ душѣ негодовали.
             872. Сказалъ король: "Оставьте вашъ ярый гнѣвъ. Вѣдь, онъ
             "На счастье, честь, на благо рожденъ намъ и силенъ
             "Такъ витязь дивно-смѣлый, что, если-бъ онъ смѣкнулъ
             "Про замыслъ, на него-бы никто напасть ужъ не дерзнулъ".--
             873.-- "Молчите только", Гагенъ сказалъ: "онъ не смѣкнетъ.
             "Надѣюсь я устроить тайкомъ, что въ свой чередъ
             "Онъ за Брунхильды слезы поплатится ужасно:
             "Отъ Гагена ждать долженъ онъ нынѣ всякихъ бѣдъ всечасно".--
             874.-- "Какъ можетъ это статься?" ему король сказалъ.
             -- "Извольте, разскажу вамъ", такъ Гагенъ отвѣчалъ:
             "Ни съ кѣмъ здѣсь незнакомымъ гонцамъ сюда въ страну
             "Скакать велимъ, чтобъ здѣсь намъ открыто объявить войну.
             875. "Затѣмъ, передъ гостями скажите, что въ походъ
             "И вы, и ваши мужи сбираетесь. И вотъ,
             "Дастъ слово онъ служить вамъ и сгибнетъ: вещь одну {Т. е. въ какое мѣсто можно ранить Зигфрида.}
             "Я выболтать заставлю бойца отважнаго жену" {Т. е. Кримхильду.}.
             876. И Гагена послушалъ король себѣ во вредъ.
             Задумали исполнить неправедный совѣтъ,
             Пока никто не вѣдалъ, бойцы, всѣ на отборъ.
             Да, витязей немало сгубилъ двухъ знатныхъ женъ раздоръ!
   

XV авентюра.
Какъ Зигфридъ былъ преданъ.

             877. Въ четвертый день по утру къ двору неслись верхомъ
             Гонцы лихіе; было ихъ тридцать два числомъ.
             Царю дать знали, будто хотятъ съ нимъ воевать,
             А изъ-за лжи что горя пришлося женамъ испытать!
             878. Гонцамъ къ двору явиться тутъ позволенье дали.
             Мужами Людегера они себя назвали,
             Того, кто былъ рукою Зигфрида побѣжденъ
             И въ Гунтерову землю бойцомъ, какъ плѣнникъ, отведенъ.
             879. Король радушно принялъ и сѣсть велѣлъ гонцамъ,
             Одинъ изъ нихъ промолвилъ: "Стоять позвольте намъ,
             "Пока мы не объявимъ, зачѣмъ послали насъ.
             "Такъ знайте-же, что много враговъ лихихъ теперьувасъ.
             880. "Людгастъ и Людгеръ нынѣ на васъ войной идутъ:
             "За старую обиду они вамъ вызовъ шлютъ;
             "Идти сюда къ вамъ съ войскомъ хотятъ они вдвоемъ".
             Король сердиться началъ, услышавъ отъ гонцовъ о томъ.
             881. Обманщикамъ велѣли отвесть скорѣй покой.
             Какъ могъ въ ту пору Зигфридъ иль самъ, иль кто другой,
             Тотъ замыслъ, что былъ ими задуманъ, отвратить?
             Самимъ имъ много горя пришлось потомъ за все испить.
             882. Король съ друзьми тайно совѣтъ не разъ держалъ,
             Ему изъ Тронеге Гагенъ покоя не давалъ.
             Еще бойцы могли-бы уладить все добромъ,
             Лишь Гагенъ не сдавался: одинъ стоялъ онъ на своемъ.
             883. Разъ Зигфридъ за совѣтомъ такимъ ихъ всѣхъ засталъ,
             Воитель нидерландскій разспрашивать ихъ сталъ:
             "О чемъ король съ дружиной изволитъ такъ тужить?
             "Коль кто его обидѣлъ, всегда готовъ я отомстить".--
             884. Сказалъ король тутъ Гунтеръ: "Какъ мнѣ не горевать?
             "Хотятъ Людгастъ и Людгеръ со мною воевать,
             "Въ мою страну открыто хотятъ вести войска".--
             Отвѣтилъ витязь смѣлый: "Коль такъ, Зигфридова рука
             885. "Стоять усердно будетъ за вашу жизнь и честь,
             "А имъ прійдется то-же, что прежде перенесть;
             "И прежде, чѣмъ отстану, ихъ бурги и земля
             "Въ пустыню обратятся: залогъ вамъ -- голова моя.
             886. "Вы дома здѣсь останьтесь съ дружиной удалой;
             "Меня же къ нимъ пустите съ моихъ бойцовъ толпой.
             "Увидите, что службу я вѣрно сослужу:
             "Ужъ какъ же, знайте, вашимъ врагамъ себя я покажу!"
             887.-- "Мнѣ эта рѣчь пріятна", король ему сказалъ,
             Какъ-будто онъ и вправду той помощи желалъ:
             Поклонъ отвѣсилъ низкій коварно онъ. Въ отвѣтъ
             Сказалъ воитель Зигфридъ: "Теперь ужъ вамъ заботы нѣтъ".--
             888. Вотъ съ кнехтами своими они собрались въ путь,
             Чтобъ Зигфрида и свиту его всю обмануть.
             Бойцамъ изъ Нидерландовъ тогда онъ приказалъ
             Сбираться. Боевые доспѣхи каждый тутъ досталъ.
             889. Сказалъ воитель Зигфридъ: "Сигмундъ, родитель мой,
             "Останьтесь здѣсь! вернемся мы всѣ живой рукой,
             "Коль дастъ Господь намъ счастье, сюда на Рейнъ опять;
             "А вамъ у короля здѣсь безъ насъ не слѣдуетъ скучать".--
             890. И впрямь, какъ предъ походомъ, знамена подвязали;
             Изъ Гунтера дружины не всѣ, однакожъ, знали,
             Изъ-за чего все это творилось, и толпой
             Не малой окруженъ былъ не даромъ Зигфридъ удалой.
             891. Ихъ панцыри и шлемы взвалили на коней.
             Бойцовъ не мало сильныхъ стремилось въ путь скорѣй.
             Тогда изъ Тронеге Гагенъ къ Кримхильдѣ поспѣшилъ,
             Сказать, что ѣдутъ: отпускъ {Geben urloup -- проститься, дать отпускъ.} ему дать витязь попросилъ.
             892. Кримхильда отвѣчала: "Я рада такъ, что мнѣ
             "Достался мужъ, способный помочь моей роднѣ,
             "Какъ помогаетъ Зигфридъ всѣмъ родичамъ моимъ".
             Сказала королева: "Ужъ какъ-же я довольна имъ!
             893. "Любезный другъ мой Гагенъ, вы помните, что зла
             "На васъ я не имѣла и вамъ служить была
             "Всегда готова; пусть-же супругъ мой дорогой
             "За то не пострадаетъ, что сдѣлано Брунхильдѣ мной".
             894. Сказала королева: "Я каюсь безъ того:
             "Ужъ сколько приняла я побоевъ отъ него
             "За то, что мной Брунхильда была оскорблена.
             "Чего жъ еще? отважный боецъ мнѣ отплатилъ сполна".
             895.-- "Съ ней, госпожа Кримхильда, навѣрное, опять
             "Помиритесь вы вскорѣ. Итакъ, прошу сказать,
             "Чѣмъ вашему супругу могу полезенъ быть?
             "Я, госпожа, всѣхъ больше ему хотѣлъ бы услужить".
             896. Тутъ знатная сказала: "Я не страшусь того,
             "Что кто-нибудь средь битвы сразитъ на смерть его;
             "Нѣтъ, если слишкомъ смѣло не ринется онъ въ бой,
             "То будетъ безопасенъ всегда воитель удалой".
             897.-- "Коль это васъ тревожитъ", такъ Гагенъ молвилъ ей:
             "Что можетъ быть онъ раненъ, скажите мнѣ скорѣй,
             "Чѣмъ, хитростью какою я-бъ могъ ему помочь:
             "Ужъ отъ него, повѣрьте, на шагъ не отойду я прочь".
             898. Она ему сказала: "Другъ другу мы родня,
             "А потому супруга тебѣ ввѣряю я,
             "Чтобъ ты его повсюду стерегъ".-- Тутъ кое-что
             Она сболтнула. Лучше-бъ ей было умолчать про то.
             899. Она сказала: "Мужъ мой отваженъ и силенъ.
             "Разъ у горы дракона сразилъ до смерти онъ;
             "Отважный искупался въ его крови, и вотъ,
             "Съ тѣхъ поръ ничье оружье его въ бою уже нейметъ.
             900. "Но всякій разъ, какъ въ битвѣ мой милый мужъ стоитъ,
             "И туча крѣпкихъ копій изъ рукъ бойцовъ летитъ,
             "Боюсь я, что утрачу супруга моего.
             "Ахъ, сколько разъ отъ страха дрожала я изъ-за него!
             901. "Тебѣ лишь, въ знакъ довѣрья, могу я, другъ, сказать,
             "Чтобъ могъ потомъ ты вѣрность свою мнѣ доказать,
             "Въ какое мѣсто можетъ быть раненъ Зигфридъ мой?
             "Ужъ такъ и быть, скажу я, тебѣ по дружбѣ лишь одной.
             902. "Когда изъ раны змѣя кровь хлынула, и сталъ
             "Боецъ въ крови купаться, то съ липы вдругъ упалъ
             "На спину, межъ лопатокъ, широкій листъ,-- и вотъ,
             "Въ то мѣсто могутъ ранить его, и страхъ меня беретъ".
             903. Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "Какой-нибудь значокъ
             "Нашейте на одежду ему, чтобъ знать я могъ,
             "Какое мѣсто должно въ бою прикрыть ему".
             Послушалась Кримхильда на гибель мужу своему.
             904. Сказала: "Тонкимъ шелкомъ я крестикъ небольшой
             "Нашью поверхъ одежды, а ты своей рукой
             "То мѣсто, витязь, долженъ усердно охранять,
             "Когда ему придется въ бою передъ врагами стать".
             905. "Все, госпожа, исполню", такъ Гагенъ молвилъ злой.
             Ей мнилось, будетъ польза ему отъ мѣры той,
             А этимъ-то Кримхильды супругъ и преданъ былъ.
             Тогда, взявъ {Urloup nam -- взялъ отпускъ, простился.} отпускъ, Гагенъ къ бойцамъ веселый поспѣшилъ.
             906. Выла въ веселомъ духѣ вся свита короля.
             Никто другой на свѣтѣ, какъ полагаю я,
             Такъ низко, вѣроломно. не могъ бы поступить,
             Какъ Гагенъ, чтобъ довѣрье къ себѣ въ Кримхильдѣ поселить.
             907. Вотъ, на другое утро, взявъ тысячу бойцовъ,
             Поѣхалъ витязь Зигфридъ, веселый, на враговъ:
             Имъ за друзей обиду онъ отомстить хотѣлъ.
             Такъ близко ѣхалъ Гагенъ, что всю одежду разглядѣлъ.
             908. Знакъ высмотрѣвъ, онъ тайно двоихъ мужей послалъ
             Къ бойцу съ иною вѣстью: сказать онъ приказалъ,
             Что Гунтеровы земли въ покоѣ могутъ быть,
             Что съ той де вѣстью Люд(е)геръ велѣлъ имъ къ королю спѣшить.
             909. Какъ неохотно Зигфридъ назадъ поворотилъ:
             Онъ за друзей обиду такъ имъ и не отмстилъ!
             Съ трудомъ бойцы Зигфрида могли отговорить.
             Вернулся витязь: то-то хозяинъ сталъ благодарить.
             910. "Взялись за порученье мое вы, другъ Зигфридъ,
             "Съ усердьемъ: пусть за это Господь васъ наградитъ!
             "И я считаю долгомъ служить во вѣки вамъ,
             "И довѣрять вамъ больше, чѣмъ всѣмъ моимъ друзьямъ.
             911. "Ну, вотъ, теперь свободны мы стали отъ враговъ:
             "Пойдемъ же на медвѣдей и дикихъ кабановъ
             "Въ лѣсъ Васкскій: тамъ всегда я охотиться люблю".
             Совѣтовалъ такъ сдѣлать коварный Гагенъ королю.
             912. "Пускай скорѣй объявятъ гостямъ моимъ, что въ путь
             "Съ зарей мы выѣзжаемъ; коль съ нами кто-нибудь
             "Поѣдетъ, пусть сберется; кто-жъ не товарищъ намъ,
             "Пускай (и то мнѣ любо) здѣсь будетъ тѣшить милыхъ дамъ".
             913. Услышавъ это, Зигфридъ съ учтивостью сказалъ:
             "Я бъ съ вами на охоту отъ всей души желалъ
             "Поѣхать вмѣстѣ. Только прошу ссудить меня
             "Ищейками {Bracken -- Spürhund -- ищейка (Барчъ).} да ловчимъ, и съ вами въ лѣсъ поѣду я".
             914. "Довольно-ль одного вамъ?" сказалъ король тотчасъ:
             "Хоть четырьмя, хотите, могу снабдить я васъ.
             "Они всѣ трбпы знаютъ, гдѣ ходитъ звѣрь. Туда,
             "Гдѣ мы привалъ устроимъ, они васъ приведутъ всегда".
             915. Къ своей супругѣ витязь отважный поспѣшилъ,
             И королю тутъ Гагенъ коварный сообщилъ,
             Какъ имъ съ бойцомъ примѣрнымъ на вѣки порѣшить.
             Никто такой измѣны не могъ доселѣ совершить.
   

XVI авентюра.
Какъ Зигфридъ былъ убитъ.

             916. Бойцы лихіе, Гунтеръ и Гагенъ, въ лѣсъ густой
             Собрѣлись на охоту, у нихъ былъ замыслъ злой.
             Разить они хотѣли бизоновъ и свиней {Swîn -- букв. свиней, вѣрнѣе: вепрей}
             И медвѣдей преострымъ копьемъ. Что можетъ быть смѣлѣй
             917. И Зигфридъ ѣхалъ съ ними въ лѣсъ съ радостью большою.
             Они не мало взяли различныхъ яствъ съ собою.
             У водъ ручья студеныхъ разстался съ жизнью онъ:
             Брунхильдой королевой на смерть былъ витязь обреченъ.
             918. Пошелъ боецъ отважный къ Кримхильдѣ поскорѣй.
             Охотничьи одежды его и свиты всей
             На лошадей взвалили: за Рейнъ хотѣлось имъ.
             Кримхильдѣ-жъ было больно прощаться съ Зигфридомъ своимъ.
             919. Онъ милую супругу въ уста поцѣловалъ.
             "Дай Богъ, чтобъ вновь здоровой тебя я увидалъ,
             "И ты меня такимъ-же. Отсюда нынѣ въ путь
             "Сбираюсь я: покуда, ты здѣсь съ родней твоей побудь".
             920. Тутъ вспомнила Кримхильда (не смѣя вслухъ сказать),
             Что Гагену сболтнула, и стала горевать
             Зигфридова супруга, что на свѣтъ родилась.
             Отъ горя королева слезами горько залилась.
             921. "Оставьте вы охоту", сказала такъ она:
             "Ночесь мнѣ сонъ приснился плохой: два кабана
             "Гнались за вами слѣдомъ по полю, въ тотъ-же мигъ
             "Цвѣты вдругъ покраснѣли. Вотъ, гдѣ причина слезъ моихъ.
             922. "Я чьей-нибудь измѣны страшуся всей душой:
             "Быть можетъ, кто обиженъ былъ вами или мной,
             "Одинъ изъ тѣхъ, что могутъ намъ сдѣлать много бѣдъ.
             "Мой господинъ, останьтесь со мной: вотъ добрый мой совѣтъ".
             923.-- "Я скоро, дорогая, вернусь", онъ ей сказалъ:
             "И никого не знаю, кто-бъ зло ко мнѣ питалъ.
             "Вѣдь, всѣ твои родные благоволятъ ко мнѣ,
             "И ничего худого не сдѣлалъ я твоей роднѣ".--
             924.-- "За жизнь твою не даромъ, Зигфридъ страшуся я:
             "Ночесь мнѣ худо снилось: вишь, будто на тебя
             "Вдругъ двѣ горы упали, ты скрылся навсегда,
             "И, если ты поѣдешь, съ тоски дѣваться мнѣ куда?"
             925. Онъ славную супругу руками обнималъ
             И нѣжно-нѣжно къ сердцу красотку прижималъ.
             Затѣмъ, простившись съ нею, ушелъ онъ поскорѣй.
             Его живымъ увидѣть ужъ больше не пришлося ей.
             926. Въ лѣсную чащу быстро помчали кони ихъ
             Охотой забавляться, и рыцарей лихихъ
             Поѣхало не мало за Гунтеромъ туда.
             Младъ Гизельхеръ и Гернотъ остались дома лишь тогда.
             927. Навьюченныхъ не мало коней они впередъ
             За Рейнъ послали; кони примчали для господъ
             Вина1), рыбъ, хлѣба, мяса и прочихъ яствъ не мало,
   1) Это, по мнѣнію г. Е Matthias (Die jagd in Nib. въ Z. f. d. Phil. Bd. 15, 1883. p. 473) противоречитъ строфамъ 964--968. Мы, однако, этого проворѣчія не видимъ. См. строфу 967, 3.
             Всего, чему быть въ домѣ князей богатыхъ надлежало.
             928. Предъ лѣсомъ на опушкѣ устроили привалъ,
             Гдѣ всякій звѣрь гонимый изъ лѣса выбѣгалъ.
             Охотиться рѣшили на островкѣ 2) большомъ,
   1) По мнѣнію Царике, мѣсто, не затопляемое водою во время разлива рѣки. Островомъ называется у насъ и лѣсъ, въ которомъ охотятся.
             И Зигфридъ тоже прибылъ: король былъ извѣщенъ о томъ.
             929. Разставить караульныхъ, какъ есть, по всѣмъ концамъ
             Охотники спѣшили. И молвилъ такъ бойцамъ
             Отважный витязь Зигфридъ: "Кто-жъ поведетъ изъ васъ,
             "Мужей отважныхъ, смѣлыхъ, на звѣря въ лѣсъ зеленый насъ?"
             930.-- "Ну, прежде, чѣмъ охоту начнемъ", сказалъ бойцамъ
             Такъ Гагенъ: "разойдемся по разнымъ сторонамъ
             "Дабы я съ господами своими могъ узнать,
             "Кого тутъ наилучшимъ изъ васъ охотникомъ считать.
             931. "Скорѣй людей раздѣлимъ и псовъ между собой,
             "И пусть, куда угодно идетъ изъ васъ любой.
             "Получитъ благодарность искуснѣйшій изъ васъ!"
             И расходиться стала толпа охотниковъ тотчасъ.
             932. Сказалъ тутъ витязь Зигфридъ: "Собакъ не нужно мнѣ.
             "Одну ищейку дайте такую, чтобъ вполнѣ
             "Отъискивать слѣдъ звѣря привыкла: съ ней пойдемъ",
             Сказалъ онъ: "въ лучшемъ видѣ въ лѣсу гоняться за звѣрьемъ".
             933. И добрую ищейку тутъ егерь старый взялъ
             И живо господину мѣстечко отыскалъ:
             Звѣрья тамъ было вдоволь. Коль подымался звѣрь,
             Они за нимъ гналися, какъ то бываетъ и теперь.
             934. Спугнулъ звѣрей не мало песъ, всѣхъ сразилъ рукой
             Ихъ Зигфридъ Нидерландскій, воитель удалой.
             Такъ конь его носился, что звѣрь не ускользалъ:
             За то, ужъ передъ всѣми боецъ хвалу себѣ стяжалъ.
             935. Ужъ то-то былъ отваженъ во всякомъ дѣлѣ онъ!
             И первый звѣрь, который былъ имъ на смерть сраженъ,
             Могучимъ оказался подросткомъ 1) кабаномъ:
             Затѣмъ, столкнулся скоро боецъ въ лѣсу съ огромнымъ львомъ.
   1) Въ оригиналѣ halpswûl(А), halp... (B); halpfowl (С), halphul (а), palpful (b), halpsul (D), и т. д. Рукописи колеблются въ орѳографіи это то слова; очевидно, переписчики его не понимали. И до сихъ поръ оно не разъяснено. Нѣкоторые переводятъ его словомъ кабанъ-подростокъ. См. Matthias, Die jagd im Nib. (Z. f. d. Phil., Bd. 15. 1883, p. 492--3).
             936. Собака льва вспугнула, лукъ натянулъ тугой
             Зигфридъ и ранилъ тяжко льва острою стрѣлой:
             Послѣ того могъ сдѣлать левъ три прыжка всего.
             Ужъ какъ благодарили Зигфрида спутники его!
             937. Потомъ сразилъ рукою бизона онъ да эдьха,
             Четырехъ сильныхъ уровъ и яростнаго піельха.
             Такъ конь его носился, что звѣрь не ускользалъ:
             Оленей и оленицъ и тѣхъ онъ всюду нагонялъ 1).
   1) См. Введеніе, стр. 16; 38 прим. По мнѣнію г. Haas'а ("Der Scheich im Nib." въ "Germania", Bd. 33/21, 1888, p. 312), шельхъ есть исполинскій олень, Megaceros hibernicus. (См. Claus, Zoologie, 2. Aufl. p. 821; Hörnes. Paläontologie, p. 540; Neumayr, Erdgeschichte, II, 610). По его же словамъ, уръ (bos primogehius) есть вымершій родоначальникъ нашего рогатаго скота. По старому мнѣнію Ф. Пфейффера (Germania, Bd. 6, 1861, p. 225--231), шельхъ есть нынѣ вымершее животное tragelaphus (hircocervus), изображеніе котораго помѣщено въ указанной статьѣ и напоминаетъ громаднаго лося съ исполинскими рогами. Эльхъ, по общему мнѣнію, есть лось (alsez). Подробности см. въ указанныхъ статьяхъ Маттіаса, Усова, Пфейффира. Сличи также Ernst Bormann, Die jagd in den altfranzösischen Artns-und Abenteuer-Romanen (Ausgaben und Abhandlungen, hrsg. von E. Stengel, No 68. Marburg. 1887).
             938. На слѣдъ большого вепря напалъ тутъ добрый песъ.
             Песъ на утекъ пустился, но быстро конь принесъ
             Туда того, кто въ этой охотѣ первымъ былъ.
             На витязя лихого вепрь въ страшномъ гнѣвѣ наскочилъ.
             939. Супругъ Кримхильды тотчасъ сразилъ его мечомъ;
             Никто-бы не покончилъ такъ скоро съ кабаномъ!
             Сраженъ былъ вепрь, ищейку тогда его поймали.
             Бургунды о богатой добычѣ скоро всѣ узнали.
             940. Охотники сказали: "Довольно, Зигфридъ, съ васъ!
             "Хоть часть звѣрей оставить должны-бы вы для насъ:
             "И то, ужъ опустѣли гора и лѣсъ густой".
             Услышавъ, улыбнулся при этомъ витязь удалой.
             941. И слышался въ ту пору немалый шумъ и гамъ,
             Промчался гулъ повсюду: по лѣсу, по горамъ,
             Отъ говора людского, отъ лая псовъ; всѣхъ своръ 1)
   1) ... своръ. Въ оригиналѣ: vier und zweinzec ruore die jegere hêten verlan. Слово ruore составляетъ предметъ спора. См. Zarncke, Beiträge zur Erklärung und zur Geschichte des Nibelungenliedes (въ Berichte üb. die Verband]. der Kngl. sächs. Gesellsch. d. Wiss. zu Lpz. Phil.-hist. Classe. Bd. 8. 1856. 8о pp. 161--166); его-же "Zum Nibelungenliede" (въ Germania, Bd. 4. 1859. 8о, pp. 421--427), Царике переводитъ слово "ruore" посредствомъ Spur, Fährte (слѣдъ), такъ что вся фраза будетъ означать: "охотники пустили (собакъ) по 24 слѣдамъ". Того-же мнѣнія держится и J. V. Zingerle (статья Zu Ruore въ Germania, Bd. 8. 1863. 8о pp. 55--58). По мнѣнію Лахманна, Мюлленгоффа, Барча и др., "ruore" значитъ: свора (свора -- ремень, на которомъ держатъ борзыхъ, а также и число борзыхъ, взятое на поле однимъ стремяннымъ. См. А. Вѣнцеславскій, Терминологія псовой охоты, въ "Журн. Коннозаводства и Охоты", 1849, май, стр. 506). Въ словарѣ древне-нѣмецкаго яз. О. Шаде (Oskar Schade, Altdeutsches Wörterbuch, Halle а. S. 1872 -- 1882. 8о p. 425--426, подъ словомъ hrôra) сказано, что ruore имѣетъ и то, и другое значеніе.
             Двѣ дюжины пустили охотники въ дремучій боръ.
             942. Имъ удалось не мало звѣрей тогда убить:
             Уже мечтали скоро награду получить
             Всѣ за свою удачу; былъ ихъ разсчетъ плохой,
             Какъ на конѣ подъѣхалъ къ костру Зигфридъ, боецъ лихой.
             943. Охота прекратилась на время; кто хотѣлъ,
             Коня къ костру направивъ, съ добычею летѣлъ.
             И сколько-жъ шкуръ звѣриныхъ и дичи той порой
             Для кухни королевской они понавезли съ собой.
             944. Дать знать бойцамъ отборнымъ король тутъ приказалѣ,
             Что онъ поѣсть хотѣлъ бы. Тутъ громко прозвучалъ
             Призывный рогъ; тотчасъ-же по этому узнали
             Они, что князь богатый ихъ поджидаетъ на привалѣ.
             945. Сказалъ Зигфрида егерь: "Я, господинъ, сейчасъ
             "Звукъ рога слышалъ: видно, туда сзываютъ насъ,
             "Къ привалу; я отвѣтить хочу на призывъ ихъ".
             И въ рогъ неоднократно сзывалъ онъ спутниковъ своихъ.
             946.-- "Поѣдемъ вонъ изъ лѣса!" такъ Зигфридъ рѣчь повелъ.
             Они за нимъ спѣшили; конь ровнымъ шагомъ шолъ.
             Ихъ топотомъ былъ поднятъ звѣрь яростный лѣсной:
             То былъ медвѣдь свирѣпый. Сказалъ имъ витязь удалой:
             947. "Хочу я распотѣшить товарищей, друзья.
             "Спустите-ка ищейку: медвѣдя вижу я.
             "Къ привалу вмѣстѣ съ нами поѣдетъ онъ сейчасъ,
             "Не убѣжалъ-бы только, а то онъ не уйдетъ отъ насъ".
             948. Спустили пса; въ припрыжку пустился звѣрь бѣжать;
             Верхомъ супругъ Кримхильды хотѣлъ его нагнать,
             Но буреломъ да камни ему прервали путь.
             Звѣрь сильный, было, думалъ тутъ отъ Зигфрида улизнуть.
             949. Съ коня слѣзъ рыцарь гордый и за медвѣдемъ вслѣдъ
             Бѣжать пустился.-- Звѣрю ужъ тутъ спасенья нѣтъ,
             Нельзя бѣды избѣгнуть: Зигфридъ его нагналъ
             И безъ пролитья крови, безъ ранъ живехонько связалъ.
             950. Къ сѣдлу привязанъ крѣпко, не могъ онъ укусить
             Бойца, ни оцарапать; помчался во всю прыть
             Проворный съ нимъ къ привалу; онъ везъ его туда
             Потѣхи ради; веселъ былъ витязь удалой тогда.
             951. Ужъ какъ же величаво къ привалу онъ скакалъ!
             Онъ доброе, большое, широкое держалъ
             Въ рукѣ копье; мечъ дивный до самыхъ шпоръ висѣлъ;
             Онъ на себѣ, вдобавокъ, рогъ чудный, золотой имѣлъ.
             952. Я не слыхалъ о лучшей одеждѣ никогда:
             Кафтанъ изъ шелку черный былъ на бойцѣ тогда;
             Былъ онъ въ собольей шапкѣ, богатой, дорогой;
             Его колчанъ украшенъ былъ весь богатою каймой.
             953. Онъ шкурою пантеры обтянутъ былъ; за то
             Благоухалъ {См. введеніе, стр. 22--23.} такъ сладко. Безъ ворота никто
             Не могъ бы сладить съ лукомъ Зигфридовымъ тугимъ,
             Никто не натянулъ бы: лишь онъ одинъ справлялся съ нимъ.
             354. Изъ цѣлой шкуры лудема 1) былъ плащъ его скроенъ
   1) Лудемъ -- неизвѣстное животное. Барчъ полагаетъ, что это -- рѣчная выдра (Fischotter, lutra). По мнѣнію Маттіаса (Die jagd im Nib. 1. с. p. 482), это невѣроятно, такъ какъ одной шкуры рѣчной выдры на цѣлый плащъ не хватитъ. Въ свою очередь, онъ дѣлаетъ предположеніе, что ludern соотвѣтствуетъ французскому lutin (домовой), а lutin есть латинское Neptunus, употреблявшееся въ значеніи: "водяной". Такимъ образомъ плащъ Зигфрида оказывается сшитымъ изъ "чертовой шкуры" или изъ шкуры "водяного", но едва-ликто согласится съ такимъ уже черезъ-чуръ остроумнымъ объясненіемъ.
             И до подола мѣхомъ инымъ весь испещренъ. 2)
   1) Плащъ былъ украшенъ нашивками, кусочками какого-нибудь другого иноцвѣтнаго мѣха.
             Сверкало канители 1) не мало золотой
   1) Канитель (zein) -- золотая. проволока.
             По сторонамъ обѣимъ изъ той покрышки мѣховой.
             955. Еще мечъ дивный, Вальмунгъ, онъ при себѣ носилъ,
             Столь острый и широкій, что завсегда рубилъ
             Безъ промаху шеломы могучимъ лезвеемъ.
             Охотникъ славный ѣхалъ веселый на конѣ своемъ.
             956. Еще одно, вдобавокъ, скажу вамъ подъ конецъ:
             Имѣлъ въ колчанѣ много чудесныхъ стрѣлъ боецъ
             Съ златыми тулеями 1), ихъ грань съ пядь шириной
   1) Тулея -- трубка для насаживанія копья на ратовище (длинное древко). См. Павла Савваитова "Описаніе старинныхъ царскихъ утварей" etc. Спб. 1865, 8о, стр. 201, подъ словомъ: Копье. Въ подлинникѣ буквально то-же: vil guoter strâle (стрѣлъ) vol, von guldînen tiillen.
             Была. Тотъ жилъ не долго, кто раненъ былъ такой стрѣлой.
             957. И рыцарь, какъ охотникъ, скакалъ туда стремглавъ.
             И Гунтеровы мужи, Зигфрида увидавъ,
             Бѣжали въ встрѣчу; взяли коня за удила:
             Висѣлъ медвѣдь огромный и сильный у его сѣдла.
             958. Съ коня спрыгнувъ проворно распуталъ звѣрю онъ
             Тотчасъ и ротъ и ноги. И вотъ, со всѣхъ сторонъ
             Псы залились, и страшный раздался лай и вой!
             Звѣрь, было, въ лѣсъ, но люди тогда шумъ подняли большой.
             959. Отъ шума въ перепугѣ, звѣрь въ кухню забѣжалъ:
             Что поварятъ отъ дѣла онъ сразу отогналъ.
             Всѣ головни разсыпалъ и сшибъ котловъ не мало:
             Ухъ, сколько яствъ отмѣнныхъ въ золу изъ-за него попало!
             960. И господа, и мужи вскочили съ мѣстъ тотчасъ.
             Медвѣдь остервенился: король тутъ далъ приказъ
             Всѣхъ псовъ спустить, что были на сворѣ. Только-бъ съ нимъ
             Покончить дѣло ладно, довольны были-бъ днемъ такимъ.
             961. Копье спѣшилъ взять каждый тотчасъ и лукъ тугой,
             И за медвѣдемъ слѣдомъ пустились всѣ гурьбой,
             Но псовъ тамъ было столько, что всѣ стрѣлять боялись {Чтобъ не попасть въ собакъ (прим. Барча).};
             За то, ужъ лай да крики въ горахъ повсюду отдавались.
             962. Медвѣдь, вдругъ испугавшись, отъ псовъ впередъ бѣжалъ;
             Никто, лишь мужъ Кримхильды одинъ его нагналъ:
             Взмахнувъ мечомъ проворно, сразилъ медвѣдя онъ;
             Затѣмъ, къ костру обратно былъ звѣрь убитый принесенъ.
             963. Кто видѣлъ, говорили, что сильный мужъ онъ былъ.
             Охотниковъ надменныхъ къ столу король просилъ:
             Тамъ, на лугу прекрасномъ, усѣлось много ихъ.
             Ухъ! сколько принесли тутъ имъ яствъ отмѣнныхъ, дорогихъ.
             964. Лишь что-то не спѣшили къ нимъ чашники съ виномъ,
             А то бы недостатка тамъ не было ни въ чемъ,
             И, если-бъ не таился въ душѣ ихъ замыслъ злой,
             Конечно, не постигъ бы потомъ ихъ стыдъ и срамъ такой.
             965.-- "Дивлюсь я", молвилъ Зигфридъ: "вотъ, люди подаютъ
             "Намъ съ кухни королевской не мало всякихъ блюдъ,
             " Что-жъ чашники такъ медлятъ? Коль здѣсь такой почетъ
             "Охотникамъ достойнымъ, я не товарищъ вамъ впередъ.
             966. "Признаться, обхожденья такого я не ждалъ".
             Изъ-за стола тутъ лживо король ему сказалъ:
             "Ужъ въ томъ виновенъ Гагенъ, что нечѣмъ намъ запить.
             "Чего здѣсь не хватаетъ, другимъ прійдется замѣнить".
             967. Тутъ молвилъ съ Тронеге Гагенъ: "Король, признаюсь вамъ;
             "Я думалъ, что сегодня охота будетъ тамъ,
             "Въ Спессартѣ, и отправилъ вино туда, и вотъ,
             "Запить ѣду намъ не чѣмъ: ужъ буду я умнѣй впередъ"
             968.-- "Спасибо не скажу вамъ за то", Зигфридъ сказалъ:
             "Кларета 1) съ медомъ соумовъ 2) хоть семь, я полагалъ
   1) Lutertranc--кларетъ, составлявшійся изъ вина, меду, сахару и пряностей. См. А. Schnitz, 1. с. I, 306.
   2) Soum -- мюйдъ, мѣра жидкостей. Отъ латинскаго sagma, вьюкъ. Сличи русск. сума, сумный (вьючный) конь.
             "Привезть вамъ было надо; когда-жъ его здѣсь нѣтъ,
             "Тогда-бъ поближе къ Рейну привалъ устроить былъ весь слѣдъ".
             969.-- "Вы, рыцари честные", такъ Гагенъ молвилъ злой:
             "Здѣсь есть вблизи источникъ. съ студеною водой.
             "Чтобъ вы не обижались, я васъ къ нему сведу",--
             Совѣтъ тотъ былъ предложенъ бойцамъ на горе и бѣду.
             970. Отъ жажды витязь Зигфридъ совсѣмъ изнемогалъ
             И кончить столованье скорѣе предлагалъ:
             Къ горамъ, къ ручью съ студеной водою онъ спѣшилъ
             Совѣтъ тотъ вѣроломно боецъ Зигфриду предложилъ.
             971. Тутъ на возахъ велѣли скорѣй везти домой
             Звѣрей, въ лѣсу убитыхъ Зигфридовой рукой.
             Кто это видѣлъ, всякій бойца тутъ похвалилъ.
             Нарушивъ вѣрность, дружбу, Зигфриду Гагенъ измѣнись,
             972. Ужъ вотъ къ широкой липѣ они идти рѣшили,
             Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ: "Не разъ мнѣ говорили,
             "Что никому супруга Кримхильды не догнать,
             "Коль онъ бѣжитъ. Пусть это онъ намъ изволитъ показать".
             973. Сказалъ тутъ нидерландскій воитель удалой:
             "Что-жъ? попытаться можно, коль взапуски со мной
             "Къ ключу бѣжать вамъ любо: кто первый добѣжитъ
             "На ихъ глазахъ, награда пускай тому принадлежитъ".
             974.-- "Попробуемъ", такъ Гогенъ на это отвѣчалъ.
             "Прекрасно", сильный Зигфридъ ему въ отвѣтъ сказалъ:
             "У вашихъ ногъ на травкѣ я сяду напередъ".
             Услышавъ это, Гунтеръ былъ радъ, что все на ладъ идетъ.
             975. Сказалъ тутъ смѣлый витязь: "Я долженъ вамъ сказать:
             "Что я въ доспѣхѣ полномъ хочу туда бѣжать:
             "Въ охотничьемъ нарядѣ съ копьемъ и со щитомъ".
             Тутъ онъ вооружился скорѣй колчаномъ и мечомъ.
             976. Вотъ Гагенъ злой и Гунтеръ съ себя одежды сняли,
             Лишь въ двухъ сорочкахъ бѣлыхъ они теперь стояли.
             Къ ключу, что двѣ пантеры, они, что было силъ,
             Пустились по полянѣ, но Зигфридъ ихъ опередилъ.
             977. Да, верхъ во всякомъ дѣлѣ надъ всѣми витязь бралъ.
             Мечъ добрый отвязалъ онъ, колчанъ проворно снялъ,
             Копье приставилъ къ липы стволу живой рукой
             И у ключа стоялъ ужъ и ждалъ гость славный, удалой.
             978. Ахъ, какъ учтивъ и вѣжливъ былъ удалой Зигфридъ!
             Тамъ, гдѣ ручей струился, онъ положилъ свой щитъ;
             Отъ жажды изнывая, сперва напиться далъ
             Онъ королю: плохое спасибо тотъ ему сказалъ.
             979. Студеный и прозрачный потокъ бѣжалъ, журча;
             -- И вотъ, нагнулся Гунтеръ лицомъ къ струѣ ключа.
             Воды напившись вволю, оставилъ онъ ручей.
             Ахъ, какъ хотѣлъ отважный Зигфридъ къ водѣ припасть скорѣй!
             980. Что-жъ Зигфридъ за учтивость въ награду получилъ?
             И лукъ, и мечъ,-- все Гагенъ подальше отложилъ.
             Скорѣй назадъ вернувшись, копье его онъ взялъ
             И знакъ креста на платьѣ бойца искать глазами сталъ.
             981. Ужъ Зигфридъ нидерландскій склонился надъ ключомъ,
             Какъ Гагенъ, въ крестъ намѣтясь, пустилъ въ него копьемъ.
             Кровь брызнула изъ сердца на Гагена тогда.
             Никто столь злого дѣла еще не дѣлалъ никогда!
             982. Копье вонзилъ онъ въ сердце могучею рукой;
             За то, ни разу въ жизни такъ быстро Гагенъ злой
             Не убѣгалъ, спасаясь, еще ни отъ кого.
             Почуялъ витязь Зигфридъ, что тяжко ранили его.
             983. Тогда онъ, какъ безумный, отпрыгнулъ отъ ручья;
             Засѣло межъ лопатокъ въ спинѣ древко копья.
             Ему найти хотѣлось свой мечъ иль лукъ тугой,
             Чтобъ могъ награду Гагенъ стяжать скорѣй за подвигъ свой.
             984. Онъ, раненный такъ сильно, не могъ найти меча,
             Лишь щитъ лежалъ на мѣстѣ у звонкаго ключа.
             Его поднявъ оттуда, пустился онъ бѣжать
             На Гагена; не могъ ужъ дружинникъ {Гагенъ.} Гунтера удрать.
             985. Хоть былъ онъ {Зигфридъ.} на смерть раненъ, но такъ пустилъ щитомъ,
             Что изъ него на землю посыпались дождемъ
             Каменья дорогія: разбился славный щитъ.
             Отмстить хотѣлъ всѣмъ сердцемъ гость пышный, удалой Зигфридъ.
             986. Щитомъ былъ сшибленъ Гагенъ: онъ на землю упалъ
             Отъ мощнаго удара весь островъ задрожалъ.
             Будь мечъ въ рукахъ Зигфрида, погибъ бы Гагенъ злой!
             Ужъ то-то разъяренъ былъ отъ боли витязь удалой.
             987. Въ лицѣ исчезла краска, не могъ Зигфридъ стоять;
             Ужъ силы понемногу въ немъ стали упадать,
             И смерти знакъ былъ виденъ на матовомъ лицѣ.
             Ахъ, сколько дамъ пригожихъ потомъ рыдали о бойцѣ.
             988. Вотъ, на цвѣты всѣмъ тѣломъ упалъ Зигфридъ лихой.
             Изъ раны кровь бѣжала безъ удержу рѣкой.
             Тутъ проклинать онъ началъ (терзала боль его)
             Тѣхъ, кто такъ вѣроломно убили гостя своего.
             989.-- "Вы, злые трусы", на смерть сраженный говорилъ:
             "Ужель за все лишь смерть я отъ васъ здѣсь заслужилъ?
             "Я вамъ всегда былъ вѣренъ, и вотъ, награда мнѣ!
             "Надѣлали вы этимъ не мало бѣдъ своей роднѣ.
             990"И всѣхъ потомковъ вашихъ позоръ, безчестье ждетъ:
             "За ваше злое дѣло ихъ всякій упрекнетъ.
             "Ну, вотъ, вы мнѣ отмстили, вашъ буйный гнѣвъ угасъ,
             "Но каждый честный рыцарь всегда чураться будетъ васъ".
             991. Тутъ всѣ бойцы сбѣжались туда, гдѣ онъ лежалъ.
             Да, день для нихъ печальный, нерадостный насталъ!
             Въ комъ честь еще осталась, тѣ плакали о немъ,
             И стоило лить слезы? былъ Зигфридъ удалымъ бойцомъ.
             992. Король бургундскій началъ надъ тѣломъ причитать,
             Но раненный промолвилъ: "Что пользы горевать
             "Тому, кто самъ виновенъ? Бѣды ужь не поправить!
             "Достоинъ онъ укора, и плачъ ему весь слѣдъ оставить".--
             993. Сказалъ тутъ гнѣвный Гагенъ: "И впрямь вамъ горя нѣтъ
             "Вѣдь, мы теперь свободны отъ всѣхъ заботъ и бѣдъ.
             "Такихъ уже немного, которые бы были
             "Противостать намъ въ силѣ, ужъ благо съ нимъ мы порѣшили".
             994.-- "Вамъ хвастаться не трудно", сталъ Зигфридъ говорить:
             "3най я, что вы убійство способны совершить,
             "Принять бы могъ я мѣры и тѣмъ спасти себя!
             "Лишь госпожу Кримхильду, жену мою, жалѣю я.
             995. "Да жаль еще мнѣ сына: Господь, не допусти!
             "Не то, ему прійдется упреки въ томъ нести,
             "Что кто-то былъ нечестно его родней убитъ.
             "Скорбѣлъ бы я объ этомъ, когда бы могъ", сказалъ Зигфридъ.
             996. Сказалъ печально витязь: "Коль въ вашемъ сердцѣ есть,
             "Король могучій, вѣрность къ кому-нибудь и честь,
             "Прошу я васъ усердно, не откажите ей, ·
             "Моей супругѣ милой, въ любви и милости своей.
             997. "Вы, какъ сестру родную, должны ее держать
             "И, какъ князьямъ прилично, къ ней вѣрность соблюдать.
             "Отцу и всей дружинѣ меня ужъ не дождаться.
             "Едваль-кому изъ женщинъ пришлось такъ съ милымъ разставаться!" --
             998. Цвѣты совсѣмъ промолкли отъ крови въ этотъ мигъ.
             Зигфридъ боролся съ смертью, былъ бой не дологъ ихъ:
             Да, смерти мечъ преострый сразилъ его въ конецъ,
             Ужъ говорить не въ силахъ былъ смѣлый и лихой боецъ.
             999. И всѣ тутъ увидали, что кончилъ жизнь Зигфридъ:
             На золотой червлёный былъ онъ уложенъ щитъ;
             Другъ съ другомъ совѣщались они о томъ, какъ быть,
             Чтобъ Гагеново дѣло отъ всѣхъ другихъ получше скрыть.
             1000. Тутъ многіе сказали: "Коль зло ужъ свершено,
             "Чтобъ скрыть его, вамъ надо твердить всѣмъ заодно,
             "Что онъ отъ насъ отдѣльно охотиться желалъ
             "И былъ убитъ ворами, когда по лѣсу проѣзжалъ".--
             1001. Сказалъ тутъ Гагенъ: "Тѣло я повезу домой.
             "Мнѣ все равно: пусть будетъ извѣстно это той,
             "Кѣмъ госпожа Брунхильда была оскорблена:
             "Мнѣ, право, горя мало, что будетъ слезы лить она".--
   

XVII авентюра.
Какъ плакала Кримхильда по своемъ муж
ѣ и какъ онъ былъ погребенъ.

             1002.3а Рейнъ, дождавшись ночи, они назадъ помчались,
             Ни разу такъ охотой бойцы не потѣшались.
             А звѣрь, убитый ими, заставилъ женъ рыдать,
             Бойцамъ отмѣннымъ многимъ пришлось за это пострадать.
             1003. О гордости безмѣрной, о мести ледяной,
             Послушать предстоитъ вамъ, о томъ, какъ Гагенъ злой
             Зигфрида, Нибелунгской земли бойца, тотчасъ
             Нести къ Кримхильдѣ бѣдной къ ея свѣтлицѣ далъ приказъ.
             1004. Тайкомъ велѣлъ онъ {Гагенъ.} тѣло оставить у дверей,
             Чтобы его замѣтить могла она скорѣй,
             Идя къ обѣднѣ ранней: съ зарей всегда вставала
             Кримхильда и ни разу она обѣдни не проспала.
             1005. Вотъ, начали въ соборѣ въ обычный часъ звонить,
             Кримхильда принялася дѣвицъ своихъ будить;
             Затѣмъ, огня и платье велѣла ей подать,
             Тутъ спальнику пришлося Зигфрида трупъ тамъ увидать.
             1006. Въ крови, въ промокшемъ платьѣ его онъ увидалъ
             И вовсе господина въ немъ спальникъ не узналъ;
             Огонь скорѣй въ свѣтлицу онъ поспѣшилъ отнесть,
             И отъ него Кримхильда узнала роковую вѣсть.
             1007. Она ужъ въ храмъ спѣшила со свитою своей.
             -- "Вамъ подождать прійдется", такъ спальникъ молвилъ ей:
             "На смерть сраженный рыцарь у двери тамъ лежитъ".--
             При тѣхъ словахъ, Кримхильда тотчасъ заплакала навзрыдъ.
             1008. Кто это былъ: супругъ ли, она еще не знала,
             Но ей пришло на память, что Гагену сказала
             Она, когда спросилъ онъ, какъ мужа охранять.
             Пришла бѣда! ужъ съ смертью его ей радости не знать.
             1009. Не вымолвивъ ни слова, упала вдругъ она
             Безъ чувствъ на землю, страшной тоской удручена.
             Пригожая Кримхильда очнулась, пробудилась
             И вскрикнула такъ громко, что вся свѣтлица огласилась.
             1010. Ей свита тутъ сказала: "А вдругъ да онъ чужой?"
             У ней изъ устъ отъ горя кровь хлынула рѣкой.
             Она сказала: "Это -- мой милый мужъ, Зигфридъ,
             "И Гагеномъ, по волѣ Брунхильды, нынѣ онъ убитъ".--
             1011. Къ нему она велѣла вести ее скорѣй;
             Головушку поднявши его рукой своей,
             Она узнала сразу его, хоть былъ онъ весь
             Въ крови. Да, Нибелунгскій боецъ лежалъ недвижно здѣсь.
             1012. Печально королева рыдала надъ бойцомъ:
             "О, горе мнѣ несчастной! твой добрый щитъ мечомъ,
             "Я вижу, не изрубленъ: злодѣйски ты убитъ.
             "Знай я, кто это сдѣлалъ, отъ мести тотъ не убѣжитъ".
             1013. Всѣ дамы и дѣвицы съ любезной госпожей
             О немъ тогда рыдали, скорбѣли всей душой
             О знатномъ господинѣ, что духъ свой испустилъ.
             Жестоко за Брунхильду Зигфриду Гагенъ отомстилъ!
             1014. Печальная сказала: "Идите, поскорѣй
             "И разбудите живо Зигфридовыхъ мужей.
             "Да кстати разскажите Сигмунду обо всемъ:
             "Пусть онъ со мною вмѣстѣ поплачетъ о бойцѣ лихомъ!" --
             1015. Гонецъ пустился бѣгомъ туда, гдѣ почивали
             Дружинники Зигфрида, не вѣдая печали;
             Онъ вѣстью роковою веселье ихъ смутилъ:
             Не вѣрилось дружинѣ, пока ихъ плачъ не убѣдилъ.
             1016. Гонецъ пошелъ въ покои, гдѣ Сигемундъ лежалъ;
             Сигмунду не спалося, очей онъ не смыкалъ:
             Знать, сердце говорило ему, что сталось съ нимъ,
             Что сына дорогого не узритъ онъ опять живымъ.
             1017.-- "Король Сигмундъ, проснитесь! меня послала къ вамъ
             "Кримхильда: съ ней такое случилось горе тамъ,
             "Что всѣхъ печалей больше и всякихъ бѣдъ сильнѣй,
             "И васъ оно коснулось: идите плакать вмѣстѣ съ ней".
             1018. Сигмундъ, поднявшись, молвилъ: "то за бѣда у васъ
             "Съ Кримхильдою случилась, что ты сказалъ сейчасъ?"
             -- "Нельзя молчать предъ вами", сказалъ въ слезахъ гонецъ:
             "Убитъ тамъ Нидерландскій Зигфридъ, отважнѣйшій боецъ!"
             1019. Король Сигмундъ промолвилъ: "Считаю шуткой я
             "Ту злую вѣсть; оставьте тревожить такъ меня!
             "Шутите надъ другими, что будто онъ убитъ.
             "До смерти я бы плакалъ, когдабъ и впрямь погибъ Зигфридъ",--
             1020.-- "Вы можете не вѣрить моимъ словамъ, но вотъ,
             "Послушайте, какъ съ свитой Кримхильда слезы льетъ
             "О томъ, что такъ ужасно сгибъ витязь удалой!" --
             И громко вскрикнулъ Сигмундъ: отъ горя былъ онъ самъ не свой.
             1021. Съ постели вставъ, онъ сотню дружинниковъ созвалъ
             Изъ нихъ проворно каждый мечъ острый, длинный
             Всѣ бросились на крики, да тысяча мужей
             Зигфридовыхъ туда-же спѣшили на призывъ скорѣй.
             1022. И многіе, услышавъ, что дамы тамъ рыдали,
             Одѣться поприличнѣй за нужное считали:
             Отъ горести великой затмился разумъ ихъ,
             И глубоко запала печаль въ сердца бойцовъ лихихъ.
             1023. Въ Кримхильдину свѣтлицу король Сигмундъ пришелъ
             И молвилъ: "Путь недобрый меня въ сей край привелъ.
             "Кто васъ лишилъ супруга? кѣмъ сына я лишенъ?
             "Кѣмъ онъ среди столь добрыхъ друзей злодѣйски умерщвленъ?"
             1024. "Знай я, кто онъ", Кримхильда Сигмунду отвѣчала:
             "Ужъ я бъ ему спасибо за это не сказала
             "И отплатить сумѣла-бъ, да и его друзья
             "Наплакались бы вволю и вѣчно-бъ помнили меня!"
             1025. Вотъ Сигмундъ князя ббнялъ, его друзья по немъ
             Печалились безмѣрно: и зала, и весь домъ --
             Все плачемъ оглашалось друзей и милыхъ женъ;
             По Вормсу всюду слышенъ былъ ихъ печальный плачъ и стонъ.
             1026.3игфридову супругу утѣшить не могли.
             И вотъ, съ бойца лихого одежды совлекли;
             Обмывши, на носилки Зигфрида положили,
             Дружинники, при этомъ въ тоскѣ, въ великомъ горѣ были.
             1027.Сказали Нибелунгской земли бойцы тогда:
             "Отмстить своей рукою готовы мы всегда.
             "Навѣрно, въ здѣшнемъ бургѣ живетъ убійца злой".
             Тутъ всѣ бойцы Зигфрида къ оружью бросились толпой.
             1028. Мужей отмѣнныхъ сотенъ одиннадцать числомъ
             Явилось со щитами во слѣдъ за королемъ
             Сигмундомъ. За Зигфрида хотѣлъ всѣмъ сердцемъ онъ
             Отмстить его убійцѣ. Вылъ Сигмундъ горемъ пораженъ.
             1029. Они, пока, не знали, съ кѣмъ должно въ бой вступить:
             Не Гунтеру-ль съ дружиной должны они отмстить?
             Вѣдь, съ ними вмѣстѣ Зигфридъ поѣхалъ на звѣрей.
             Испугана Кримхильда была, при видѣ ихъ мечей.
             1030. Какъ ни была печалью она удручена,--
             За Нибелунговъ смѣлыхъ страшась въ душѣ, она,
             Чтобъ не пришлось имъ плохо отъ братниныхъ мужей,
             Предостеречь хотѣла ихъ, какъ бываетъ средь друзей.
             1031. Печальная сказала: "Сигмундъ мой господинъ,
             "Что вы хотите дѣлать? Вѣдь, Гунтеръ не одинъ:
             "Мужей отважныхъ много онъ держитъ при себѣ.
             "Не слѣдъ вамъ съ ними биться; не то, погибнуть вамъ въ борьбѣ".
             1032. Поднявъ щиты, сразиться они рвались съ врагомъ.
             Упрашивала долго Кримхильда ихъ добромъ,
             Просила въ бой не рваться отмѣннѣйщихъ мужей;
             Они ей не внимали, и было больно это ей.
             1033. Она сказала: "Сигмундъ, вамъ надо погодить,
             "Когда удобный случай настанетъ; я отмстить
             "Всегда за мужа рада. Вотъ, только-бъ мнѣ узнать,
             "Кѣмъ лишена я мужа, убійцѣ ужъ не сдобровать.
             1034. "Бойцовъ надменныхъ много на Рейнѣ здѣсь живетъ
             "Вотъ, почему, покамѣстъ, вамъ биться не разсчетъ;
             "Вѣдь, тридцать ихъ прійдется на каждаго изъ васъ.
             "Пускай, по ихъ заслугамъ, Господь отплативъ имъ за на съ.
             1035"Вы здѣсь должны остаться со мной печаль дѣлить.
             "Бойцы! какъ день настанетъ, прошу васъ пособить
             "Въ гробъ положить Зигфрида, супруга моего!" --
             -- "Пусть будетъ такъ!" сказали тутъ всѣ бойцы до одного.
             1036. Ни изъ чьего разсказа вполнѣ вамъ не понять,
             Какъ витязи и жены тутъ стали причитать:
             По городу далеко ихъ вопли раздавались,
             И именитыхъ гражданъ толпы тогда на плачъ сбѣгались.
             1037.Отъ жалости съ гостями всѣ плакали навзрыдъ.
             Никто сказать не могъ имъ, изъ-за чего Зигфридъ
             Разстался съ жизнью милой, онъ, витязь удалой?
             И жены добрыхъ гражданъ рыдали съ чудныхъ дамъ толпой.
             1038. Тутъ кузнецамъ велѣли просторный гробъ скорѣй
             Изъ золота литого и серебра прочнѣй
             Сготовить и получше скрѣпить надежной сталью.
             У всѣхъ людей при этомъ сердца наполнились печалью.
             1039. Промчалась ночь, свѣтало; засуетился дворъ.
             Тутъ госпожа велѣла скорѣй нести въ соборъ
             Зигфрида, господина, супруга своего,
             Его друзья за гробомъ рыдали всѣ до одного.
             1040. Гробъ принесли къ собору, и тотчасъ загудѣли
             Колокола, и гимны священники запѣли.
             Пришелъ туда и Гунтеръ съ дружинниковъ толпой,
             Туда-жъ на звонъ призывный и плачъ явился Гагенъ злой.
             1041. "Сестрица", молвилъ Гунтеръ: "тебя мнѣ больно жаль!
             "И насъ теперь терзаетъ великая печаль.
             "Мы будемъ плакать вѣчно по витязѣ лихомъ!"
             Печальная сказала: "Вамъ плакать нечего по немъ!
             1042. "Когда-бъ вамъ было жалко, бѣдѣ бы не бывать!
             "Меня вы позабыли, могу я вамъ сказать,
             "Въ тотъ мигъ, когда супруга чрезъ васъ лишилась я.
             "Угодно было Богу наслать бѣду ту на меня!"
             1043. Они не повинились. Кримхильда въ свой чередъ
             Сказала: "Кто невиненъ, пусть тотчасъ подойдетъ
             "Къ носилкамъ 1) и докажетъ, что правъ и чистъ душой!
             "Всплыветъ наружу правда: объявится убійца злой!"
   1) Рѣчь идетъ о такъ называемомъ Bahrrecht (отъ словъ Bahre -- погребальныя носилки и Recht -- право), о которомъ любопытныя свѣдѣнія приведены Э. Мартиномъ въ статьѣ: zu den Nibelungen [Zeitsch. f. deutsch. Alter th. 1888. Bd. 32 Heft. 3. pp. 380--384] и въ статьѣ Вильды объ ордаліяхъ въ Энциклопедіи Эрша и Грубера. Лахманнъ считалъ эти строфы (981--987 по А = 1040--46 по В) интерполяціей на томъ основаніи, что убійца оказывается не открытымъ даже въ 9 пѣснѣ (= XVІІ ав. стр. 1033) и высказывалъ предположеніе, что стр. 1045 находится подъ вліяніемъ одного мѣста въ поэмѣ Гартманна фонъ Ауэ (нач. XIII в.): "Ивэйнъ, рыцарь Льва". Въ нѣмецкихъ памятникахъ раньше Нвэйна объ этомъ способѣ изобличенія убійцы не говорится ни слова. Ѳома изъ Шамире въ соч. Bonum universale de apibus приводитъ разсказъ, гласящій, что въ Германіи въ 1271 году одна старуха продала жидамъ дѣвочку -- сиротку 7 лѣтъ. Жиды выпустили у нея почти всю кровь, а ея трупъ бросили въ рѣку. Когда маркграфъ баденскій подошелъ къ трупу, онъ увидѣлъ, что рука дѣвочки обращена къ нему какъ-бы съ мольбой. Тогда привели жидовъ, на которыхъ сразу пало подозрѣніе, и всѣ раны тотчасъ открылись и "во свидѣтельство ужаснаго убійства пролили обильную кровь". О существованіи этого Bahrrecht во Франціи упоминанія восходятъ къ болѣе ранней порѣ, къ концу XII в. Но самымъ древнимъ является упоминаніе о существованіи этого обычая въ Шотландіи уже въ 972 году. Робертъ Питкайрнъ въ соч. "Уголовныя пытки въ Шотландіи съ 1488 по 1624" (Pitcairn, Criminal trials in Scotland from А. D. 1488 to 1624, vol. III, Edinb. 1833. 4о) описываетъ и церемонію, какою сопровождался этотъ обрядъ въ Шотландіи. Трупъ убитаго, покрытый чистымъ полотномъ, клали на носилки и ставили ихъ передъ алтаремъ. Вокругъ размѣщались священники, пѣвшіе при этомъ молитвы. Заподозрѣннаго подводили къ главному алтарю, гдѣ онъ произносилъ молитву. Затѣмъ, предъ нимъ открывали лицо убитаго, при чемъ заподозрѣнный долженъ былъ положить одну свою руку на смертельную рану убитаго, а другую (не всегда, впрочемъ) на ротъ трупа и въ такомъ видѣ призывать небо въ свидѣтели своей невиновности. Если при этомъ изо-рта, изъ носа или изъ раны начинала сочиться кровь, то это считалось доказательствомъ виновности заподозрѣннаго въ убійствѣ. Въ Германіи при случаѣ требовалось также класть руку на трупъ убитаго. Въ позднѣйшемъ уголовномъ судопроизводствѣ къ этой пыткѣ прибѣгали не съ цѣлью увидѣть чудо, а съ цѣлью заставить убійцу признаться подъ давленіемъ нравственной муки, какую онъ испытывалъ, кладя руку на рану своей жертвы. Что касается чуда, то, по словамъ Ѳомы изъ Шампре, оно совершалось нерѣдко. Сличи Jwein, 1355, 1356. Обыкновенно чудо совершалось только, когда убитыми являлись святые или невинные, какъ видно изъ легендъ. Въ данномъ случаѣ видно желаніе автора поэмы подчеркнуть невинность Зигфрида, и очень возможно допустить, что авторъ находился подъ сильнымъ вліяніемъ духовенства, какъ это можно судить и по тѣмъ строфамъ, въ которыхъ описывается спасеніе капеллана изъ водъ Дуная (стр. 1579 и слд. ав. XXV).
             1044. Вещь дивная понынѣ случается не разъ:
             Когда передъ убитымъ убійца глазъ на глазъ
             Предстанетъ, кровь изъ раны внезапно побѣжитъ.
             Такъ и теперь: узнали, что Зигфридъ Гагеномъ убитъ.
             1045.Кровь хлынула рѣкою изъ ранъ, какъ и вначалѣ;
             Кто плакали и раньше, тѣ пуще зарыдали.
             На это Гунтеръ молвилъ: "Тутъ Гагенъ ни при чемъ!
             "РазбойникамиЗигфридъ, неимъ.убитъвѣлѣсугустомъ!"
             1046. Она сказала: "Знаю разбойниковъ тѣхъ я;
             "Пусть имъ Господь отплатитъ и мужнины друзья!
             "Да, Гунтеръ! ты и Гагенъ свершили это сами"...
             Тутъ Зигфридовы мужи хотѣли въ бой вступить съ бойцами.
             1047.Она сказала: "Горе покуда мы снесемъ!"
             Тутъ подошли ко гробу убитаго вдвоемъ
             Младъ Гизельхеръ и Гернотъ, Кримхильды братъ лихой.
             Они нелицемѣрно рыдали заодно съ толпой.
             1048. И горькими слезами они мрачили взоръ.
             Пора было обѣдню начать: тутъ всѣ въ соборъ,
             И женщины и дѣти, пошли со всѣхъ сторонъ:
             И тѣ по немъ рыдали, кому и не былъ близокъ онъ.
             1049. И Гизельхеръ и Гернотъ сказали ей:-"Сестра,
             "Не плачь, смерть не воротишь, утѣшиться пора!
             "Тебя, пока мы живы, вознаградимъ за то".
             Утѣшить королеву въ ея бѣдѣ не могъ никто.
             1050. Былъ гробъ вполнѣ сготовленъ, какъ полдень ужъ насталъ.
             Бойца съ носилокъ сняли, на коихъ онъ лежалъ;
             А ей все не хотѣлось супруга хоронить.
             Труда не мало было тутъ всѣмъ ее уговорить.
             1051. Затѣмъ, обвили тканью богатою его;
             Ужъ то-то зарыдали тутъ всѣ до одного.
             Въ тоскѣ великой Ута и въ горѣ непритворномъ,
             Со свитою рыдала у гроба о бойцѣ отборномъ.
             1052. Какъ только услыхали, что служба ужъ идетъ,
             И Зигфридъ въ гробъ опущенъ, тѣсниться сталъ народъ.
             За упокой души тутъ, что денегъ нанесли!?
             Имѣлъ боецъ не мало друзей средь вражеской земли.
             1053. И спальникамъ Кримхильда тутъ, бѣдная, сказала:
             "Да, терпятъ безпокойства изъ-за меня не мало,
             "Всѣ, что меня такъ любятъ и мужа моего!
             "За Зигфридову душу намъ слѣдъ раздать казну его".
             1054. Ребенокъ каждый малый, чуть могъ онъ понимать,
             И тотъ былъ долженъ лепту за витязя подать.
             Мессъ больше ста пропѣли, еще до погребенья,
             Въ тотъ день. Друзей Зигфрида большое было тамъ стеченье.
             1055. Когда же смолкло пѣнье, народъ пошелъ домой
             И молвила Кримхильда: "Пусть кто-нибудь со мной
             "Останется, чтобъ тѣло бойца стеречь всю ночь!
             "Съ его кончиной вмѣстѣ моя умчалась радость прочь
             1056. "Три дня, три ночи буду смотрѣть я на него,
             "Пока не нагляжуся на мужа моего.
             "Ахъ, если-бъ поскорѣе меня Господь прибралъ,
             "Тогда-бъ конецъ желанный печалямъ всѣмъ моимъ насталъ!"
             1057. А люди городскіе подъ свой вернулись кровъ.
             Остаться попросила монаховъ и поповъ
             И свиту всю Кримхильда трупъ мужа охранять.
             Да! тяжело имъ было тѣ дни и ночи коротать.
             1058. И многіе, при этомъ, не пили и не ѣли,
             Хоть сказано тутъ было всѣмъ тѣмъ, кто ѣсть хотѣли,
             Что ѣсть дадутъ имъ вволю: такъ Сигмундъ праказалъ.
             Да, день для Нибелунговъ тогда нерадостный насталъ.
             1059. И въ эти трои сутки, какъ говорили намъ,
             Работы было много всѣмъ тѣмъ, кто пѣли тамъ.
             Что нанесли тутъ денегъ попамъ за упокой!
             Изъ нихъ бѣднѣйшій самый вернулся богачомъ домой
             1060. А бѣднякамъ, то были не въ силахъ денегъ дать,
             Имъ изъ казны Зигфрида велѣли выдавать
             Всѣмъ золота на это. Тутъ роздали всего
             Не мало тысячъ марокъ за упокой души его.
             1061. Монастыри и бѣдныхъ или больныхъ людей,
             Всѣхъ сколько ихъ нашлося, доходами съ полей
             Кримхильда надѣлила. Одеждой, серебромъ
             Всѣхъ нищихъ одарила, радѣя о бойцѣ лихомъ.
             1062. На третье утро мессы обычный часъ насталъ.
             Тогда погостъ обширный при храмѣ оглашалъ
             Плачъ поселянъ, такъ много ихъ собралося тамъ:
             Служили и по смерти ему, какъ слѣдуетъ друзьямъ.
             1063. Да, марокъ тысячъ тридцать иль болѣе того
             Въ четыре дня за душу супруга своего
             Дала Кримхильда бѣднымъ, какъ мы про то слыхали.
             Краса его большая и жизнь такъ, ни за что, пропали!
             1064. Окончилася служба, смолкъ въ церкви гимнъ святой;
             Съ трудомъ народъ боролся съ безмѣрной тоской.
             Велѣли тутъ изъ храма нести его къ могилѣ.
             Кому былъ витязь дорогъ, о немъ тѣ горько слезы лили.
             1065. Всѣ съ воплями за гробомъ пошли: хоть бы одинъ
             Былъ веселъ той порою изъ женщинъ иль мужчинъ.
             Предъ погребеньемъ, снова читать и пѣть пришлось.
             Что тутъ поповъ достойныхъ вокругъ могилы собралось!
             1066. Пока его супруга къ могилѣ приближалась,
             Душа ея на части отъ горя разрывалась:
             Не разъ ее пришлось тутъ опрыскивать водой.
             Печальная безмѣрной была измучена тоской.
             1067.11 дивно, какъ тогда же она не умерла.
             Съ ней свита вмѣстѣ слезы по витязѣ лила.
             Сказала королева дружинѣ удалой:
             "Вы, Зигфридовы мужи, прошу васъ, сжальтесь надо мной!
             1068. "Головушку супруга еще увидѣть разъ
             "Дозвольте мнѣ, объ этомъ молю я слезно васъ".
             Она молила долго и стала такъ рыдать,
             Что для нея гробъ крѣпкій пришло съ имъ снова разломать.
             1069?Ко гробу королева была подведена,
             Рукою бѣлоснѣжной приподняла она
             Головушку Зигфрида и долго цѣловала.
             Изъ свѣтлыхъ глазъ отъ горя не слезы, кровь у ней бѣжала.
             1070. Свершилось разставанье; пришлось ее нести
             Оттуда: ужъ не въ силахъ была она идти.
             Пригожая супруга совсѣмъ безъ чувствъ была,
             Разстаться съ милой жизнью тогда съ тоски она могла.
             1071. И вотъ, въ сырую землю былъ витязь схороненъ.
             Безмѣрною тоскою былъ каждый удрученъ
             Изъ Нибелунговъ смѣлыхъ, пришедшихъ съ нимъ мода
             Не видѣли Сигмунда съ тѣхъ поръ веселымъ никогда.
             1072. И многіе, въ теченье трехъ дней тѣхъ, ничего
             Не ѣли и не пили отъ горя своего;
             Но не могли же тѣло они терзать всѣ дни:
             Какъ съ многими бываетъ, потомъ поправились они.
   

XVIII авентюра.
Какъ Сигемундъ по
ѣхалъ домой.

             1073. Пошелъ Кримхильды свёкоръ тогда въ ея покой
             И молвилъ королевѣ: "Мы ѣдемъ въ край родной.
             "Не милые мы гости на Рейнѣ, мнится намъ!
             "Кримхильда дорогая, угодно-ль съ нами ѣхать вамъ?
             1074. "За то, что здѣсь измѣна похитила у насъ
             "Зигфрида удалого, лишивъ супруга васъ,
             "Съ васъ взыскивать не станутъ: я къ вамъ благоволить
             "Всегда готовъ для сына, сомнѣнья въ томъ не можетъ быть.
             1075. "Всю власть и мощь, какую вамъ передалъ Зигфридъ
             "Воитель смѣлый, нынѣ пріять вамъ предстоитъ:
             "Носите вы корону и правьте всей страной!
             "Всѣ Зигфридовы мужи служить вамъ рады всей душой".
             1076. И кнехтамъ тутъ сказали, что надо отъѣзжать,
             И кнехты поспѣшили коней приготовлять:
             Гостить имъ горько стало у вороговъ лихихъ,
             И дамамъ и дѣвицамъ достать велѣли платья ихъ.
             1077. Когда же славный Сигмундъ хотѣлъ домой скакать,
             Всѣ родичи Кримхильду вдругъ стали умолять
             При матери остаться, отъ нихъ не уходить.
             Сказала госпожа имъ: "Нѣтъ, трудно мнѣ здѣсь съ вами жить.
             1078. "Могу-ль всегда я видѣть того, кто столько бѣдъ
             "Здѣсь причинилъ мнѣ, бѣдной?" Младъ Гизельхеръ въ отвѣтъ
             Сказалъ тогда: "Сестрица любезная моя,
             "При матери остаться должна ты, вѣрность къ намъ храня.
             1079. "Кто сердце растерзали тебѣ, кто здѣсь твой духъ
             "Смутили, отъ такихъ ты не принимай услугъ.
             "Живи моимъ!" Сказала она: "Нѣтъ, братецъ мой!
             "Я отъ тоски умру здѣсь, коль Гагенъ будетъ предо мной".
             1080.-- "Ужъ я тебя, сестрица, избавлю отъ него.
             "Живи у Гизельхера, у брата твоего:
             "Тебя вознагражу я за мужа".-- Отвѣчала
             Такъ бѣдная: "Кримхильда того бы всей душой желала!"
             1081. Такъ юный говорилъ ей; тутъ стали въ свой чередъ
             Упрашивать Кримхильду и Ута, и Гернотъ,
             И вѣрные родные не уѣзжать отъ нихъ:
             Вѣдь, средь мужей Зигфрида не много будетъ ей родныхъ.
             1082.-- "Они вамъ всѣ чужіе", такъ говорилъ Гернотъ:
             "Будь ты силачъ великій, все-жъ смерть къ тебѣ прійдеть
             "Подумайте, сестрица! что пользы вамъ тужить?
             "Съ друзьями оставайтесь: не худо вамъ здѣсь будетъ жить!"
             1083. И слово Гизельхеру она остаться тамъ
             Дала. Подать спѣшили Сигмундовымъ мужамъ
             Коней: въ край Нибелунговъ отъѣхать былъ готовъ
             Сигмундъ; ужъ уложили одежды всѣхъ его бойцовъ.
             1084. Пошелъ тогда къКримхильдѣ Сигмундъ, властитель, самъ
             И госпожѣ такъ молвилъ: "Зигфрида мужи тамъ
             "Васъ ждутъ; готовы кони, пора намъ отъѣзжать;
             "Ужъ больно у бургундовъ мнѣ тошно долѣ пребывать".
             1085. Кримхильда отвѣчала: "Мнѣ вѣрные друзья
             "Совѣтуютъ остаться здѣсь съ ними: у меня
             "Тамъ, въ краѣ Нибелунговъ, родни нѣтъ никакой".
             Услышалъ рѣчь Кримхильды Сигмундъ съ глубокою тоской.
             1086. Коро ль Сигмундъ сказалъ ей: "Не слѣдъ вамъ слушать ихъ.
             "Носить вѣнецъ должны вы средь родичей моихъ
             "И такъ-же, какъ и прежде, тамъ управлять страной.
             Не бойтесь! съ васъ не взыщутъ за то, что сгибъ боецъ лихой.
             1087. "Для вашего же чада должны вы ѣхать къ намъ:
             "Не то, онъ сиротою остаться долженъ тамъ.
             "Какъ выростетъ, утѣшитъ онъ васъ вполнѣ тогда;
             "Ну, а пока, вамъ будетъ служить толпа бойцовъ всегда".
             1088. Она сказала: "Сигмундъ, нельзя мнѣ уѣзжать!
             "И, будь, что будетъ, надо мнѣ вѣкъ здѣсь доживать,
             "Въ кругу родныхъ: раздѣлятъ они печаль со мной". ·
             Не по сердцу пришелся мужамъ лихимъ отвѣтъ такой
             1089. Всѣ, какъ одинъ, сказали: "Да, мы могли бъ сказать,
             "Что здѣсь впервые горе пришлось намъ испытать,
             "Коль съ нашими врагами остались бы вы жить!
             "Нѣтъ, никому доселѣ такъ худо не пришлось гостить".
             1090.-- "Ступайте, да хранитъ васъ Господь! не бойтесь: вамъ
             "Дадутъ отрядъ охранный: я проводить васъ дамъ
             "Приказъ въ страну Сигмунда... Мой милый сынъ!.. его
             "Беречь я поручаю бойцамъ супруга моего".
             1091. Услышавъ, что не ѣдетъ Кримхильда къ нимъ, туда,
             Всѣ Сигмундовы мужи заплакали тогда;
             Съ какой тоской, печалью Кримхильду оставлялъ
             Король Сигмундъ. Что горя въ душѣ своей онъ ощущалъ!
             1092.-- "Ну, пиръ!" Сигмундъ промолвилъ: "Не пиръ, а горе! Впредь
             "Не доведется болѣ тё королю стерпѣть
             "Съ родней среди веселья, что намъ пришлося. Нѣтъ,
             "Здѣсь, въ области Бургундской, бывать намъ болѣе не слѣдъ".--
             1093. И вслухъ бойцы Зигфрида сказали: "Можетъ быть,
             "Вдругорядь въ край Бургундскій придется намъ прибыть.
             "Коль Зигфрида убійцу узнаемъ мы вполнѣ!" --
             Да, нажили смертельныхъ враговъ они 1) въ его 2) роднѣ.
   1) Братья Кримхильды и Гагенъ. 2) Въ Вормеѣ.
             1094. Поцѣловавъ Кримхильду, какъ горько онъ {Т. е. Зигфрида.} сказалъ,
             Когда ея желанье остаться увидалъ:
             "Безрадостно поскачемъ назадъ въ свои края!
             "Да, здѣсь вполнѣ впервые узналъ печаль и горе я".
             1095. Изъ Вормса безъ охраны они на Рейнъ скакали.
             Они спокойны были душой не трепетали:
             Что-жъ? если-бъ и напали враги, себя тогда
             Оборонить могла бы рать Нибелунговъ безъ труда.
             1096. Прощаться не ходили они ужъ ни къ кому;
             И Гизельхеръ, и Гернотъ тутъ подошли къ нему
             Съ любовью, тяжела имъ была его бѣда,
             И это доказали вполнѣ они ему тогда.
             1097.-- "Пусть видитъ Царь Небесный!" такъ князь Гернотъ сказалъ:
             "Я неповиненъ въ смерти Зигфрида; не слыхалъ
             "Ни отъ кого я также, чтобъ злобу на него
             "Имѣлъ кто здѣсь; всѣмъ сердцемъ скорблю о немъ я оттого".
             1098. Охраной ихъ надежной младъ Гизельхеръ снабдилъ,
             Заботливо изъ края обратно проводилъ
             Ихъ въ Нидерланды. Было Зигфридовой роднѣ
             Не весело ихъ встрѣтить опять въ родимой сторонѣ.
             1099. Я не могу сказать вамъ, что было съ ними далѣ.
             Кримхильды плачъ и стоны здѣсь {Т. е. Сигнувдъ.} всякій часъ слыхали:
             Никто бы не утѣшилъ ея, не будь при ней
             Братъ Гизельхеръ, достойный боецъ, вѣрнѣйшій изъ мужей.
             1100. Пригожая Брунхильда надменно тамъ сидѣла,
             До слезъ Кримхильды милой ей мало было дѣла,
             Къ ней вѣрности и дружбы она чужда была,
             И ей потомъ Кримхильда не мало причинила зла.
   

XIX авентюра.
Какъ привезенъ былъ въ Вормсъ кладъ Нибелунговъ.

             1101. Когда Кримхильдѣ знатной пришлось вдругъ стать вдовой,
             При ней въ странѣ остался графъ Эккевартъ съ толпой
             Своихъ мужей: служить онъ всѣ дни ей сталъ отнынѣ,
             Ей облегчалъ тоску онъ не разъ по миломъ господинѣ1).
   1) О Зигфридѣ; облегчалъ, въ подлинникѣ: помогалъ не разъ оплакивать своего господина.
             1102. Ей въ Вормсѣ у собора соорудили домъ,
             Большой, просторный, было всего-то вдоволь въ немъ,
             Но съ свитой тамъ сидѣла безъ радости она.
             родила въ храмъ охотно, къ нему любви всегда полна.
             1103. Какъ друга {Vriedel = Зигфридъ.} схоронили, и дня не пропустила
             Она, все на могилу его въ тоскѣ ходила,
             Спасти супруга душу у Господа она
             Просила и грустила безмѣрно вѣрная жена.
             1104. Дочь Ута съ свитой часто пыталась утѣшать,
             Такъ ранили ей сердце, такъ ей пришлось страдать,
             Что, какъ ни утѣшали, ничто не помогло:
             Со смертью друга горе вдругъ къ ней безмѣрное пришло.
             1105. Едва ли такъ по мужѣ тужила чья жена.
             Изъ этого ужъ видно, какой была она.
             Всю жизнь она рыдала, пока была жива.
             Ужъ какъ потомъ отмстила за Зигфрида его вдова!
             1106. Такъ, послѣ смерти мужа (тутъ правда лишь одна),
             Три года съ половиной жила въ тоскѣ она;
             И Гунтеру ни слова все время не сказала,
             И Гагена лихого ни разу больше не видала.
             1107. Разъ молвилъ съ Тронеге Гагенъ: "Нельзя-ль устроить вамъ,
             Чтобы сестрица ваша питала дружбу къ намъ?
             "Тогда-бъ кладъ Нибелунга попалъ сюда: не мало,
             "Будь къ намъ лишь благосклонна она, и вамъ-бы перепало.
             1108.-- "Попробуемъ", сказалъ онъ {Т. е. Гунтеръ.}: "мои братья привей:
             "Попросимъ ихъ, чтобъ съ нами жила она дружнѣй,
             "Чтобъ отъ нея согласье могли мы получить".--
             -- "Не вѣрится мнѣ", Гагенъ сказалъ: "тому едва-ли быть!"
             1109. Тутъ онъ {Гунтеръ.} велѣлъ Ортвина позвать къ двору тотчасъ
             И съ нимъ маркграфа Гере. Исполненъ былъ приказъ.
             Младъ Гизельхеръ былъ позванъ и Гернотъ; имъ потомъ
             Предъ госпожей Кримхильдой пришлося хлопотать о томъ
             1110.-- "Давно ужъ слезы льете вы, госпожа", сказалъ
             Ей витязь смѣлый Гернотъ: "съ тѣхъ поръ какъ Зигфридъ палъ.
             "Король сказать вамъ хочетъ, что не убійца онъ;
             "Всѣ слышатъ постоянно вашъ плачъ, и жалобы, и стонъ".--
             1111. Она сказала* "Кто-же въ томъ короля винитъ?
             "Убійца -- Гагенъ. Прежде, чѣмъ Зигфридъ былъ убитъ,
             "Все отъ меня узналъ онъ: могла-ль подумать я,
             "Что онъ вражду питаетъ къ нему?Сдержала-бъ я себя.
             1112. "Ему про тѣло мужа тогда-бъ я не сказала
             "И, бѣдная, я слезъ бы теперь не проливала.
             "Тому, кто это сдѣлалъ, я не могу простить!"
             Сталъ Гизельхеръ, мужъ статный, о томъ сестру свою молить.
             1113.-- "Привѣтствовать согласна я короля".-- Когда
             Она сказала это, предсталъ предъ ней тогда
             Король съ друзьями; Гагенъ не смѣлъ явиться къ ней:
             Зналъ онъ, что горя много ей причинилъ рукой своей.
             1114. Оставить гнѣвъ на брата она была готова,
             И цѣловать её онъ, конечно, могъ бы снова.
             Не будь, съ его совѣта, то зло учинено,
             Прійти къ Кримхильдѣ смѣло, безъ страха, могъ бы онъ давно.
             1115.Едва-ль при примиреньѣ когда среди друзей
             Такъ слезы проливали. Да, тяжко было ей!
             Изъ всѣхъ ихъ не простила она лишь одного:
             Еще-бъ! когда-бъ не Гагенъ, никто бы не убилъ его.
             1116. Затѣмъ, уже не долго пришлося убѣждать
             Имъ госпожу Кримхильду безмѣрный кладъ тотъ взять
             Изъ Нибелунговъ края на Рейнъ къ себѣ скорѣй:
             Какъ утренній подарокъ1), достаться долженъ былъ онъ ей
   1) Morgengâbe, такъ назывался прдарокъ, Моторый утромъ (morgen), послѣ брачной ночи, молодой супругъ вручалъ своей новобрачной въ знакъ любви (in signum amoris) за то, что она сохранила для него въ цѣлости свою красоту (in honore pulchritudinis) и дѣвственность (pretium virginitatis). Gotzinger, Reallexikon der deutsch. Alterthümer. Lpz. 1882, стр. 81 подъ словомъ Ehe (Бракъ). См. также Alwin Schultz, D. höfische Leben, I, 497, 519, 485, прим. 3. Много подробностей объ этомъ сообщено въ старой диссертаціи Генглера: "Объ утреннемъ подаркѣ по древнѣйшимъ германскимъ законамъ". (Heinricus Godofredus Gengler, De morgengaba secundum leges antiquissimas Germanorum. Diss, in Univ. Erlangen. 1843. Bambergae. 8о, 46 стр.). Генглеръ, послѣ тщательнаго изученія источниковъ, пришелъ къ слѣдующимъ заключеніямъ: 1) Morgengaba есть чисто германскій институтъ; 2) это былъ просто добровольный подарокъ, а не награда за сохраненіе дѣвственности и отнюдь не символическій обрядъ; 3) онъ предназначался на прокормленіе вдовы, такъ что, при жизни мужа, она владѣла этимъ подаркомъ лишь de jure. За то, по смерти мужа, права вдовы какъ бы просыпались это сна, при чемъ вдова не теряла этихъ правъ, даже выходя снова замужъ. Если же жена умирала раньше мужа, тогда подарокъ становился снова его собственностью. (Gengler, р. 46). Вотъ, почему Кримхильда имѣла полное право требовать кладъ Нибелунга и не утратила этого права, выйдя снова замужъ за Этцеля.
             1117. За нимъ поѣхалъ Гизельхеръ и вмѣстѣ съ нимъ Гернотъ
             Восьмидесяти сотнямъ мужей тутъ въ свой чередъ
             Кримхильда поручила тотъ кладъ оттуда взять,
             Что витязь Альбрихъ долженъ съ друзьями былъ оберегать.
             1118. Когда-жъ за кладомъ съ Рейна пришли они, Альбрихъ
             Отважный рѣчь повелъ такъ среди друзей своихъ:
             "Мы ей не выдать кладъ тотъ не смѣемъ: вѣдь, его
             "Взять хочетъ королева, какъ даръ супруга своего.
             1119. "Ни въ жизнь бы не случилось того", Альбрихъ сказалъ:
             "Когда-бъ въ ту пору Зигфридъ здѣсь силою не взялъ
             "Плащъ-невидимку добрый у насъ: его носилъ
             "Супругъ Кримхильды милой всегда, покуда живъ онъ былъ.
             1120. "И вотъ, пришлось Зигфриду такъ сильно пострадать
             "За то, что плащъ тотъ чудный посмѣлъ боецъ отнять
             "И край себѣ весь этотъ къ покорности привелъ".
             Пошелъ тутъ камерарій туда, гдѣ онъ ключи нашелъ.
             1121. Тогда Кримхильды мужи и часть ея родни
             Передъ горою стали; кладъ понесли они
             Оттуда прямо къ морю и на корабль взвалили,
             Вверхъ по теченью съ кладомъ они на Рейнъ назадъ поплыли,
             1122. Про кладъ чудесъ не мало услышать можно вамъ:
             Возить его пришлося двѣнадцати возамъ
             Четыре дня и ночи отъ той горы сюда,
             И три конца въ день сдѣлать былъ долженъ каждый возъ тогда.
             1123. Изъ злата да каменьевъ весь кладъ тотъ состоялъ,
             И, если-бъ кто міръ цѣлый имъ надѣлить желалъ,
             Не сталъ-бы и на марку онъ меньше отъ того.
             Да, зарился не даромъ давно ужъ Гагенъ на него.
             1124. И въ кладѣ томъ былъ прутикъ волшебный золотой
             И тотъ, кто зналъ бы это, стать могъ бы толовой
             Надъ каждымъ мужемъ въ свѣтѣ. Изъ Альбриха родни
             Ушло мужей не мало оттуда съ Гернотомъ въ тѣ дни.
             1125. Какъ въ Гунтеровъ край ими былъ кладъ тотъ привезенъ
             И королевѣ знатной сполна былъ отданъ онъ,
             И камеры и башни полны отъ клада стали.
             Такихъ чудесъ о кладахъ ни разу больше не слыхали:
             1126. Будь въ тысячу разъ больше тотъ кладъ, ея удѣлъ
             Все-жъ былъ бы лучше, если-бъ Зигфридъ остался цѣлъ.
             И съ голыми руками она бы съ нимъ жила.
             Да, врядъ-ли гдѣ вѣрнѣе жена когда-нибудь была!
             112 7. Когда кладъ былъ ей отданъ, въ страну издалека
             Мужей собралось много, и госпожи рука
             Дарила ихъ такъ щедро, какъ врядъ-ли гдѣ видали.
             За то, и добродѣтель ея всѣ мужи признавали.
             1128. И бѣднымъ и богатымъ она дарить такъ стала,
             Что далъ совѣтъ имъ {Гунтеру, его братьямъ и вообще всѣмъ бургундамъ.} Гагенъ: молъ витязей не мало
             Она къ себѣ на службу заманитъ, если жить
             Еще такъ будетъ: горе прійдется имъ тогда испить.
             1129. Промолвилъ Гунтеръ: "Кладъ тотъ принадлежитъ, вѣдь, ей;
             "Такъ какъ же помѣшаю я въ томъ сестрѣ моей?
             "И то, съ трудомъ добился я дружбы у нея.
             "Мнѣ дѣла нѣтъ: пусть дѣлитъ сребро и золото свое".
             1130.Сказалъ на это Гагенъ: "Мужъ умный ни одной
             "Изъ женъ не далъ бы въ руки, конечно, кладъ такой:
             "Она своей раздачей до дня насъ доведетъ
             "Такого, что бургундамъ потомъ не избѣжать хлопотъ".
             1131. Король тутъ Гунтеръ молвилъ: "Я клятву далъ, что впредь
             "Ей не прійдется горе черезъ меня терпѣть.
             "Хочу сдержать я слово: она сестра моя".
             Сказалъ тутъ Гагенъ: "Пусть же одинъ въ отвѣтѣ буду я".
             1132. Да не сдержалъ той клятвы изъ нихъ кой-кто и взятъ
             Былъ у вдовы бойцами ея несмѣтный кладъ:
             Ключи всѣ витязь Гагенъ къ своимъ рукамъ прибралъ.
             Былъ то-то въ гнѣвѣ Гернотъ, когда всю правду разузналъ
             1133. Князь Гизельхеръ промолвилъ: "И то сестрицѣ вволю
             "Зла Гагенъ понадѣлалъ: я больше не дозволю.
             "Не будь мнѣ онъ роднею, ему-бъ не сдобровать".
             Вдовѣ Зигфрида снова пришлось тутъ слезы проливать.
             1134. Сказалъ Гернотъ: "Чтобъ вѣчно не мучило всѣхъ насъ
             "То золото, намъ надо скорѣе дать приказъ
             "Въ Рейнъ погрузить все злато, чтобъ не владѣлъ отнынѣ
             "Никто имъ!" Къ Гизельхеру пришла она въ большой кручинѣ.
             1135. Сказала: "Братецъ милый, подумай о сестрѣ:
             "О мнѣ ты печься долженъ и о моемъ добрѣ".
             Онъ госпожѣ отвѣтилъ: "Всё будетъ такъ, повѣрь,
             "Какъ мы назадъ вернемся; хотимъ мы ѣхать въ путь теперь"
             1136. Король съ своей роднею покинулъ край родной,
             Взялъ онъ отмѣнныхъ, лучшихъ мужей тогда съ собой:
             Лишь Гагенъ изъ-за злобы, что онъ въ душѣ питалъ
             Въ Кримхильдѣ, не былъ съ ними: остаться дома онъ желалъ.
             1137. И прежде, чѣмъ богатый король прибылъ назадъ,
             Тѣмъ временемъ взялъ Гагенъ скорѣй несмѣтный кладъ
             И погрузилъ у Лоха въ Рейнъ весь: онъ мнилъ потомъ
             Воспользоваться кладомъ, но выйти не могло по немъ.
             1138. Князья вернулись, съ ними пришло мужей не мало.
             На тяжкую обиду имъ жаловаться стала
             Кримхильда, взявъ съ собою дѣвицъ и дамъ; князьямъ
             То было больно: тотчасъ отмстилъ бы Гизельхеръ врагамъ.
             1139.Они сказали вмѣстѣ: "Онъ подло поступилъ".
             Ихъ гнѣва избѣгалъ онъ, пока не заслужилъ
             Прощенья ихъ; былъ Гагенъ князьями пощаженъ:
             Ужъ какъ за то Кримхильдѣ съ тѣхъ поръ сталъ ненавистенъ онъ!
             1140. Предъ тѣмъ, какъ Гагенъ съ Тронеге сокрылъ такъ кладъ, они
             Другъ другу поклялися, что будутъ во всѣ дни
             Таить тотъ кладъ, покуда живъ хоть одинъ изъ нихъ:
             Ни сами взять не смѣли они, ни надѣлить другихъ.
             1141. Такъ, вновь душа Кримхильды была удручена
             И милаго кончиной, и тѣмъ, что вдругъ она
             Всего добра лишилась: забыть своей кручины
             Была она не въ силахъ съ тѣхъ поръ вплоть до своей кончины.
             1142. Послѣ Зигфрида смерти (то правда, лжи тутъ нѣтъ),
             Жила въ тоскѣ безмѣрной она тринадцать лѣтъ
             И не могла о смерти воителя забыть,
             И весь народъ за вѣрность не даромъ могъ ее хвалить.
   

XX авентюра.
Какъ король Этцель послалъ къ бургундамъ за Кримхильдой.

             1143.Когда скончалась Гельха, царь Этцель сталъ искать
             Себѣ жену другую. Его друзья послать
             Совѣтъ давали сватовъ въ бургундовъ край къ одной
             Вдовѣ надменной: звали ее Кримхильдой госпожей.
             1144. Когда прекрасной Гельхи не стало, то друзья
             Сказали: "Если любо сыскать вамъ для себя
             "Знатнѣйшую супругу и лучшую изъ женъ,
             "То слѣдъ взять ту вдову вамъ: былъ съ нею Зигфридъ обрученъ".
             1145. Сказалъ король богатый: "Она мнѣ не чета,
             "Вѣдь, я еще язычникъ и нѣтъ на мнѣ креста,
             "Она же христіанка и врядъ-ли согласится.
             "Да, то-то будетъ чудо, коль это вдругъ потомъ случится!" --
             1146. Вновь храбрые сказали: "Что-жъ, можетъ быть, она
             "И согласится; ваша несмѣтная казна
             "И знатное столь имя вполнѣ даютъ вамъ право
             "Попробовать: красой же она прійдется вамъ по нраву".--
             1147. Спросилъ король: "Кому же изъ васъ, мои друзья,
             "Извѣстенъ людъ прирейнскій и вся его земля?"
             Мужъ добрый изъ Бех(е)лар(е)на тутъ Рюдигеръ сказалъ:
             "Я знатную царевну еще ребенкомъ малымъ зналъ.
             1148. "Гунтеръ и Гернотъ изъ рыцарей лихихъ
             "И Гизельхеръ братъ третій, могу сказать про нихъ,
             "Что славятся своими дѣлами, всѣ они,
             "Какъ славились дѣлами и предки ихъ въ былые дни.
             1149. Спросилъ вновь Этцель: "Друже, сказать ты долженъ мнѣ,
             "Пристойно-ль ей корону носить въ моей странѣ?
             "И, если такъ прекрасна она, какъ слышалъ я,
             "Въ томъ каяться не будутъ мои достойные друзья".--
             1150.-- "Съ достойнѣйшею Гельхой, моею госпожей,
             "Она красою схожа; едва-ль король другой
             "Имѣлъ жену красивѣй; и, если изберетъ
             "Она кого супругомъ, утѣху тотъ въ ней обрѣтетъ".--
             1151. Сказалъ король: "Такъ, сватай мнѣ, Рюдигеръ, коль я
             "Тебѣ любъ вправду; если лежать подлѣ меня
             "Потомъ Кримхильда будетъ, ужъ какъ вознагражу
             "Тебя за то, что мнѣ ты досталъ такую госпожу.
             1152. "Велю тебѣ изъ камеръ моихъ всего я дать,
             "Чтобъ съ спутниками могъ ты въ весельѣ поживать:
             "Коней, одеждъ, ну словомъ, всего что хочешь самъ,
             "Велю все заготовить, что нужно для поѣздки вамъ".
             1153. Маркграфъ богатый Рюдигеръ на это отвѣчалъ:
             "Нѣтъ, не похвально, если-бъ твое добро я взялъ.
             "На Рейнъ гонцомъ поѣхать хотѣлъ-бы очень я
             "Съ моимъ добромъ, которымъ ты раньше надѣлилъ меня",--
             1154. Сказалъ король: "Когда же вы ѣдете туда
             "Къ пригожей? да хранитъ васъ Господь въ пути всегда
             "Во всей чести, а также и госпожу! Пусть счастье
             "Поможетъ мнѣ, чтобъ встрѣтить могли мы отъ нея участье." --
             1155. Вновь Рюдигеръ промолвилъ: "Предъ тѣмъ, какъ изъ страны
             "Мы выѣдемъ, оружьемъ и платьемъ мы должны
             "Здѣсь запастись, чтобъ съ честью предстать передъ князей.
             "На Рейнъ со мной поѣдетъ пять сотъ наряднѣйшихъ мужей.
             1156. "Пусть всѣ, что у бургундовъ меня увидятъ тамъ,
             "Тебѣ потомъ разскажутъ, дивясь моимъ мужамъ,
             "Что никогда столь многихъ мужей не посылалъ
             "Король въ доспѣхахъ лучшихъ, чѣмъ тѣ, что ты на Рейнъ намъ далъ.
             1157. "Еще одно, коль это тебя не отвратитъ:
             "Былъ ею благородно любимъ боецъ Зигфридъ,
             "Сынъ Сигемунда; видѣлъ его ты здѣсь въ странѣ 1).
   1) Намекъ на пребываніе Зигфрида у Этцеля, о чемъ молчатъ дошедшія до насъ саги. (Примѣч. Барча).
             "Сказать по правдѣ можно, достоинъ славы онъ вполнѣ".--
             1158.-- "Что-жъ? если", молвилъ Этцель: "была она женою
             "Бойца, который прожилъ со славою такою,
             "Не слѣдъ пренебрегать мнѣ столь чудною женой.
             "Понравилась мнѣ очень она великою красой!" --
             1159. Маркграфъ на то отвѣтилъ: "Такъ, слушайте-жъ меня!
             "Въ дорогу мы сберемся въ двадцать четыре дня;
             "Своей супругѣ милой, Гот(е)линдѣ дамъ я знать,
             "Что я посломъ къ Кримхильдѣ хочу отсюда самъ скакать".--
             1160. И въ Бехеларенъ Рюдигеръ послалъ къ женѣ скорѣй:
             И весело, и грустно то слышать было ей,
             Что ѣдетъ за невѣстой для короля супругъ;
             Но мысль о славной Гельхѣ ей радость омрачила вдругъ.
             1161. Когда про то посольство графиня услыхала,
             Ей плакать захотѣлось и такъ-то грустно стало:
             Такую-ли, какъ прежде, ей госпожу опять
             Дадутъ? Ей было больно о Гельхѣ милой вспоминать.
             1162. Изъ Венгріи поѣхалъ маркграфъ черезъ семь дней.
             Король могучій Этцель былъ радъ въ душѣ своей.
             Ужъ въ Вѣнѣ тамъ одежда для нихъ заготовлялась:
             Отъѣздомъ медлить долѣ ему причинъ не представлялось.
             1163. Въ Бех(е)лар(е)нѣ Готелинда и Рюдигера дщерь,
             Младая маркграфиня, ждала его теперь,
             Чтобъ поскорѣй увидѣть мужей и своего
             Отца: да, съ нетерпѣньемъ ждала красавица его.
             1164. И прежде, чѣмъ въ Бех(е)ларенъ изъ Вѣны поспѣшить
             Могъ Рюдигеръ, пришлося одеждой нагрузить
             Для нихъ немало сумныхъ коней; такъ охраняли
             Обозъ, что врядъ-ли воры у нихъ хоть что-нибудь украли.
             1165. Когда же въ Бехеларенъ весь поѣздъ тотъ прибылъ,
             Всѣмъ спутникамъ любезно покои предложилъ
             Хозяинъ, помѣщеніе имъ славное отвелъ.
             Готлинда то-то рада была, что Рюдигеръ пришелъ.
             1166. Младая маркграфиня, дочь милая его.
             Пріятнѣй этой встрѣчи не знала ничего:
             Ей было любо видѣть бойцовъ изъ гунновъ края,
             И молвила съ улыбкой тогда дѣвица молодая:
             1167. "Отцу и вамъ всѣмъ, мужи, отъ насъ большой привѣтъ".
             Учтивое спасибо сказали тутъ въ отвѣтъ
             Прелестной маркграфинѣ всѣ рыцари. Ужъ знала
             Прекрасно Готелинда, что мужу дѣлать предстояло.
             1168. Когда лежала ночью она подлѣ него,
             То ласково спросила супруга своего.
             Зачѣмъ его шлетъ гунновъ владыка и король.
             Сказалъ онъ: "Готелинда, я радъ сказать тебѣ, изволь.
             1169. "Я долженъ буду сватать царю невѣсту тамъ,
             "Взамѣнъ покойной Гельхи, и къ рейнскимъ берегамъ
             "Я долженъ за Кримхильдой со сватовствомъ скакать:
             " Должна она у гунновъ здѣсь сильной королевой стать".--
             1170. Сказала Готелинда: "Да будетъ воля Бога!
             "Слыхали о Кримхильдѣ хорошаго мы много.
             "Потомъ она замѣнитъ мнѣ Гельху, можетъ быть.
             "Намъ любо, чтобъ у гунновъ вѣнецъ могла она носить!" --
             1171.-- "Моя супруга!" молвилъ маркграфъ женѣ тогда:
             "Тѣхъ, что со мною ѣхать должны на Рейнъ туда,
             "Любезно надо будетъ вамъ надѣлить добромъ:
             "Бойцамъ путь веселѣе всегда въ убранствѣ дорогомъ".--
             1172. Она въ отвѣтъ: "Кто только даръ отъ меня возьметъ,
             "Дать всѣмъ я вамъ готова, что каждому идетъ;
             "Дамъ прежде, чѣмъ прійдется вамъ выѣхать туда".--
             -- "Мнѣ это будетъ любо", отвѣтилъ ей маркграфъ тогда.
             1173.Что принесли изъ камеръ тутъ пфеллей 1) дорогихъ!
   1) Pfeilеl = старофранц. paile, отъ латинск. pallium, парчевая ткань изъ золота и шелка. См. Alwin Schultz, D. höfische Leben, I. 249--267.
             Достаточно ихъ было для витязей лихихъ.
             До шпоръ отъ самой шеи они подбиты были {T. e. мѣхомъ. (Прим. Барча).},
             Изъ нихъ тѣ Рюдигеръ выбралъ, что для поѣздки подходили.
             1174. Вотъ, на седьмое утро, съ бойцами полетѣлъ
             Маркграфъ изъ Бехелар(е)на. Обозъ весь уцѣлѣлъ
             Съ доспѣхами и платьемъ въ землѣ базаръ лихихъ {Баварцы слыли разбойниками. (Барчъ).},
             И рѣдко нападали въ пути разбойники на нихъ.
             1175. На Рейнъ они примчались черезъ двѣнадцать дней.
             Замѣтили, конечно, всѣ тамъ пріѣздъ гостей
             И королю сказали и всѣмъ его мужамъ,
             Что прибыли тамъ гости. Сказалъ тогда король друзьямъ:
             1176. Кто знаетъ ихъ, пусть скажетъ ему про тѣхъ гостей.
             Увидѣли съ большою поклажей ихъ коней
             И поняли, что. гости богатые пришли.
             Имъ въ городѣ обширномъ тотчасъ покои отвели.
             1177. Когда жъ для незнакомцевъ былъ отведенъ постой,
             Про тѣхъ господъ всѣ стали судить промежъ собой,
             Дивясь, откуда гости пришли. Король скорѣй
             За Гогеномъ послалъ тутъ спросить: не знаетъ ли гостей?
             1178. Отвѣтилъ тронежанинъ: "Я ихъ не видѣлъ самъ;
             "Когда мы здѣсь посмотримъ на нихъ, скажу я вамъ,
             "Откуда въ край нашъ гости примчались. Изъ чужихъ
             "Далекихъ странъ, навѣрно, коль вдругъ я не узнаю ихъ".
             1179. Гостямъ покои были отведены тогда.
             Въ одеждѣ пребогатой пришелъ гонецъ {Т. е. Рюдигеръ.} туда
             Со свитою, помчались къ двору они потомъ;
             Они всѣ были въ чудно скроенномъ платьѣ дорогомъ.
             1180. Промолвилъ быстрый Гагенъ: "Могу я вамъ сказать,
             "Хоть мнѣ не приходилось давно его видать,
             "А все-жъ на то похоже, что это Рюдигеръ,
             "Боецъ лихой изъ гуннской земли и доблести примѣръ".
             1181.-- "Ну, какъ тому повѣрить", сказалъ король тотчасъ:
             "Чтобъ мужъ изъ Бехелар(е)на вдругъ посѣтилъ здѣсь насъ?" --
             Когда же это Гунтеръ, король, ему сказалъ,
             Тамъ славнаго Рюдигера отважный Гагенъ увидалъ.
             1182. И онъ, и всѣ друзья тутъ на встрѣчу побѣжали,
             Увидѣли: пять сётъ тамъ мужей съ коней слѣзали.
             Гонцамъ пріемъ радушный оказанъ былъ тогда.
             Одежды не носили гонцы столь пышной никогда.
             1183. Сказалъ изъ Тронеге Гагенъ прегромко тутъ гонцамъ;
             "А, сти дорогіе! привѣтъ нашъ всѣмъ бойцамъ:
             "И фогту изъБех(е)лар(е)на и всѣмъмужамъ лихимъ!" --
             Да, былъ пріемъ почетный оказанъ гуннамъ удалымъ.
             1184. Тутъ короля родные пришли къ нимъ, и одинъ
             Сказалъ такъ Рюдигеру, изъ Метца Ортевинъ:
             "И въ жизнь не приходилось охотнѣе встрѣчать
             "Намъ здѣсь гостей, чѣмъ нынѣ: могу по правдѣ я сказать"
             1185. Гонцы за эту встрѣчу бойцовъ благодарили
             И съ челядью своею въ ту залу поспѣшили,
             Гдѣ былъ король и много съ нимъ удалыхъ мужей.
             Король поднялся съ мѣста, почтить желая тѣмъ гостей.
             1186. И какъ же онъ учтиво пошелъ встрѣчать гонцовъ.
             Гернотъ и Гунтеръ оба и гостя, и бойцовъ.
             Какъ подобало, съ честью старалися принять,
             И за руку Рюд(и)гера спѣшилъ король богатый взять.
             1187. Привелъ его онъ къ креслу, гдѣ самъ предъ тѣмъ сидѣлъ.
             Гостямъ принесть скорѣе хозяинъ повелѣлъ
             Отмѣннѣйшаго меду и лучшаго вина,
             Произвести какіе могла прирейнская страна.
             1188. И Гизельхеръ и Гере пришли туда вдвоемъ,
             Данквартъ и Фолькеръ тоже о гостѣ дорогомъ
             Услышали, и радость вдругъ охватила ихъ,
             Предъ королемъ встрѣчали они тѣхъ рыцарей лихихъ.
             1189. Изъ Тронеге Гагенъ молвилъ хозяину тогда:
             "Должны здѣсь наши мужи служить за то всегда,
             "Что намъ въ угоду дѣлалъ 1) маркграфъ; за это надо
   1) Намекъ на дружественное обращеніе Рюдигера съ. Гагеномъ въ ту пору, когда Гагенъ находился при дворѣ Этцеля. (Прим. Варна).
             "Гот(е)линды милой мужа почтить теперь и намъ наградой".--
             1190. Сказалъ король тутъ Гунтеръ: "Хотѣлось бы мнѣ знать,
             "Какъ поживаютъ, васъ я прошу о томъ сказать,
             "Тамъ, въ краѣ гунновъ, Этцель и Гельха, какъ и что?"
             Сказалъ маркграфъ: "Охотно сказать я вамъ готовъ про то",--
             1191. И онъ и всѣ гонцы тутъ поднялись съ мѣстъ своихъ,
             Онъ королю промолвилъ: "Коль любо вамъ про нихъ
             "Узнать, король,-- извольте, не скрою я отъ васъ,
             "И вѣсть, съ какой я прибылъ, готовъ повѣдать вамъ сейчасъ".--
             1192. Король сказалъ: "Извѣстье, что поручили вамъ,
             "Я, безъ друзей совѣта. здѣсь позволяю намъ
             "Предъ мной и предъ моими мужами объявить.
             "Готовъ я всѣмъ, чѣмъ въ силахъ, здѣсь нынѣ васъ, маркграфъ, почтить.
             1193. Сказалъ гонецъ достойный: "Вамъ шлетъ поклонъ большой
             "По-дружески великій мой фогтъ {Царь, повелитель.} на Рейнъ со мной
             "И всѣмъ друзьямъ, какіе имѣются у васъ.
             "Да, съ вѣрностью великой сюда на Рейнъ послали насъ.
             1194. "Просилъ еще сказать онъ вамъ о бѣдѣ своей:
             "Народъ въ тоскѣ: не стало вдругъ госпожи моей,
             "Богатой Гельхи; царской супруги нѣтъ въ живыхъ,
             "Осиротѣло нынѣ дѣвицъ не мало молодыхъ! 1)
   1) Дѣвушки знатнѣйшихъ фамилій посылались ко двору Этцеля, чтобъ получить тамъ тонкое образованіе я воспитаніе. Ср. Weinhold, die deutschen Frauen in dem Mittelalter, стр. 87. Прим. K. Варча. См. также о воспитаніи знатныхъ дѣвицъ при дворѣ у А. Schultz'а: Das höf. Leben I, 133, 154.
             1195. "Все княжескія дочки, ростила ихъ она.
             "Отъ этого страна вся тоской удручена.
             "Нѣтъ никого, кто могъ-бы пещись о нихъ такъ вѣрно!
             "И долго не забудетъ, я чай, король тоски безмѣрной".
             1196.-- "Богъ награди", такъ Гунтеръ сказалъ: "его потомъ
             "За то, что онъ поклонъ намъ прислалъ съ своимъ гонцомъ.
             "Его привѣтъ намъ было пріятно слышать здѣсь:
             "За то, служить готовы ему и дворъ, и родъ мой весь".
             1197. Воитель изъ бургундовъ, Гернотъ, сказалъ тогда:
             "Тужить о славной Гельхѣ и вспоминать всегда
             "Ее за добродѣтель весь будетъ міръ людской!" --
             Тутъ подтвердилъ рѣчь эту и Гагенъ, витязь удалой.
             1198. Гонецъ достойный, Рюдигеръ, сказалъ тогда опять:
             "Король, еще дозвольте вамъ кое-что сказать.
             "Что господинъ мой милый вамъ передать велѣлъ:
             "Тоскуетъ онъ по Гельхѣ, и тяжекъ короля удѣлъ.
             1199. "Ему-жъ сказали, будто Кримхильда овдовѣла,
             "Что витязьЗигфридъ умеръ, и вотъ, теперь въ чемъ дѣло:
             "Коль любо вамъ, корону должна она носить
             "ПредъЭтцеля бойцами: такъ онъ велѣлъ вамъ сообщить".
             1200. Сказалъ король богатый (былъ онъ учтивъ) въ отвѣтъ;
             "Коль любо ей все это, я дамъ ей свой совѣтъ,
             "И вамъ, въ теченье этихъ трехъ дней, про то дамъ знать:
             "Ея не разспросивши, могу-ль ему {Т. е. Этцелю.} я отказать?"
             1201. Велѣли хорошенько гостямъ постели стлать;
             Услуживали такъ имъ, что Рюдигеръ признать
             Былъ долженъ, что всѣ дружбы къ нему полны они.
             Радъ былъ служить и Гагенъ, какъ тотъ ему въ былые дни {См. выше прим. къ строфѣ 1189, 3.}.
             1202. До третьяго дня Рюдигеръ межъ тѣмъ отвѣта ждалъ.
             Король (былъ онъ разуменъ) всѣхъ родичей созвалъ
             Спросить у нихъ совѣта: коль за-мужъ вдругъ пойдетъ
             За Этцеля Кримхильда, какъ мнѣнье ихъ на этотъ счетъ?
             1203. Совѣтовали мужи, лишь Гагенъ возставалъ,
             Мужъ смѣлый на совѣтѣ такъ Гунтеру сказалъ:
             "Коль вы въ умѣ, вамъ надо о томъ лишь хлопотать,
             "Хоть будь она согласна, чтобъ свадьбѣ этой не бывать".
             1204.-- "Зачѣмъ же", молвилъ Гунтеръ: "мнѣ впутывать себя?
             "Что королевѣ любо, того желать и я
             "Ей долженъ: вѣдь, она мнѣ сестра. Нѣтъ, самое
             "Спросить сперва должны мы, пріятно-ль это для нея",
             1205.-- "Оставьте эти рѣчи!" вновь Гагенъ тутъ сказалъ:
             "Коль Этцеля-бъ вы знали, какъ я его узналъ!
             "Да, если вдругъ полюбитъ она его потомъ,
             "Какъ слышу я,-- ну, дѣло не кончится для васъ добромъ!"
             1206.-- "Какъ такъ?" сказалъ тутъ Гунтеръ: "и то ему мѣшать
             "Боюсь я, чтобъ отъ злобы его не пострадать
             "Потомъ, коль станетъ мужемъ ея онъ".-- Гагенъ снова
             Сказалъ: "Нѣтъ, никогда бы совѣта не далъ я такого".
             1207.Затѣмъ, былъ позванъ Гернотъ и Гизельхеръ вмѣстѣ съ нимъ;
             Спросить господъ хотѣли, какъ, любо-ль будетъ имъ,
             Коль въ бракъ Кримхильда вступитъ съ богатымъ королемъ.
             Никто не прекословилъ, стоялъ лишь Гагенъ на своемъ.
             1208. Сталъ Гизельхеръ, бургундскій боецъ, тутъ говорить:
             "Другъ Гагенъ, вамъ бы надо ей съ вѣрностью служить;
             "За ваше зло должны вы добро ей оказать,
             "И, разъ ее ждетъ счастье, не слѣдъ вамъ въ этомъ ей мѣшать,
             1209. "Вы причинили горя сестрѣ моей не мало",
             Вновь Гизельхеръ промолвилъ: "когда-бъ она питала
             "Къ вамъ злобу, то была бы права: ни у одной
             "Изъ женъ не отнимали доселѣ радости такой".
             1210.-- "Я говорю, что знаю: ну, пусть она пойдетъ
             "За Этцеля, до часа того пусть доживетъ,--
             "За то, ужъ сколько горя она натворитъ намъ:
             "Къ ея услугамъ будетъ мужей отважныхъ много тамъ".
             1211. И Гагену на это сказалъ Гернётъ тогда:
             "До смерти ихъ обоихъ, навѣрно, никогда
             "Ни разу не прійдется намъ къ Этцелю скакать;
             "Для насъ же чести больше къ сестрицѣ вѣрность соблюдать".--
             1212. Вновь молвилъ Гагенъ. "Трудно меня разубѣдить!
             "И, разъ корону Гельхи должна она носить,
             "Всѣхъ бѣдъ, какія сможетъ, она натверитъ намъ".
             "Оставьте-жъ это: право, бойцы, такъ лучше будетъ вамъ".
             1213. Сказалъ тутъ съ гнѣвомъ Гизельхеръ, пригожей Уты чадо
             "Не всѣмъ же намъ такъ худо съ ней обращаться надо:
             "Коль ждетъ почетъ сестрицу, должны мы рады быть.
             "Что мнѣ ни говорите, я буду вѣрно ей служить".
             1214. Услышавъ это, Гагенъ разгнѣвался, и вотъ,
             Бойцы лихіе: Гизельхеръ, и братъ его Гернотъ,
             И Гунтеръ, порѣшили Кримхильдѣ не мѣшать,
             Коль ей угодно будетъ на то свое согласье дать.
             1215. Сказалъ князь Гере: "Съ нею ужъ я поговорю,
             "Чтобъ пробудить въ ней склонность къ могучему царю,
             "Ему со страхомъ служитъ тамъ множество мужей:
             "Вознаградитъ её онъ за зло, что причинили ей." --
             1216. Пошелъ къ ней мужъ проворный, Кримхильду увидалъ
             И, принятый радушно, какъ быстро онъ сказалъ:
             "Вамъ радоваться надо и, какъ гонцу, мнѣ дать
             "На хлѣбъ 1); отъ васъ хочу я все ваше горе отогнать.
   1) За радостную вѣсть гонцы получали "Botenbrat" (гонцовскій хлѣбъ), обыкновенно 10 и даже 100 марокъ (100 маронъ = 4000 нынѣшнихъ имперскихъ марокъ, т. е. 1 марка = 20 рубл.). См. выше строка 242. Ср. А. Schultz, 1. с. I, 138-139.
             1217. Ища любови вашей, къ вамъ, госпожа, сюда
             "Прислалъ царь самый славный, какого никогда
             "Доселѣ не бывало,-- онъ рыцарей прислалъ
             "Васъ сватать, передать вамъ вашъ братецъ это приказалъ".--
             1218. Печальная сказала: "Должны вы воспретить
             "Моей роднѣ, чтобъ больше не смѣли такъ шутить
             "Надъ бѣдною Кримхильдой! Мнѣ-ль за-мужъ вновь идти?
             "Да и какую радость со мной онъ можетъ обрѣсти?" --
             1219. Она не согласилась. Тутъ снова къ ней пошли
             Братъ Гернотъ и младъ Гизельхеръ и рѣчь съ ней повели.
             По-дружески просили её тоску забыть:
             Вѣдь, ей за королёмъ тѣмъ ужъ то-то славно будетъ жить.
             1220. Не въ силахъ былъ Кримхильду никто къ тому склонить,
             Чтобъ ей пришла охота кого-нибудь любить.
             "Пусть будетъ такъ", сказали бойцы: "коль это вамъ
             "Не любо, но дозвольте-же васъ видѣть лично тѣмъ гонцамъ!" --
             1221. Тутъ знатная сказала: "Не откажу я въ томъ,
             "И видѣть Рюдигера я рада: много въ немъ
             "Всѣхъ доблестей. Будь посланъ сюда гонцомъ другой,
             "Ни въ жизнь не допустила-бъ его я видѣться со мной",--
             1222. Она сказала: "Завтра велите вы придти
             "Ему въ мою свѣтлицу, чтобъ рѣчь о томъ вести:
             "Сама ему на это отвѣтъ хочу я дать".--
             И вновь безмѣрно стала она, какъ прежде, горевать.
             1223. А Рюдигеръ, конечно, того лишь и желалъ,
             Чтобъ повидать Кримхильду: онъ опытнымъ считалъ
             Себя настолько въ этомъ и могъ увѣренъ быть,
             Что, при свиданьи личномъ, ее съумѣетъ убѣдить.
             1224. На утро рано-рано, лишь месса отошла,
             Пошли гонцы; большая тутъ тискотня была:
             Мужей нарядныхъ, статныхъ, которымъ надлежало
             Идтикъ двору съ Рюдигеромъ, виднѣлось той поройне мало.
             1225. Кримхильда, убиваясь безмѣрно, безъ конца,
             Ждала ужъ Рюдигера, достойнаго бойца.
             Онъ въ будничной одеждѣ засталъ её въ тотъ мигъ,
             Межъ тѣмъ ея вся свита была въ нарядахъ дорогихъ.
             1226. Къ дверямъ ему навстрѣчу она тогда пошла
             И Этцелева мужа радушно приняла,
             Лишь самъ-двѣнадцать Рюдигеръ вошелъ въ ея покой,
             Былъ онъ почтенъ вниманьемъ, какъ никогда гонецъ другой.
             1227. Ему сѣсть приказали и всѣмъ его мужамъ.
             Предъ нею два маркграфа тогда стояли тамъ:
             Графъ Эккевартъ и Гере, бойцы, какъ на подборъ.
             Изъ-за тоски хозяйки въ тотъ день не веселъ былъ ихъ взоръ.
             1228. Предъ нею тамъ сидѣло не мало милыхъ женъ..
             Былъ духъ Кримхильды горемъ безмѣрнымъ удрученъ
             И на груди промокла одежда у нея
             Отъ слезъ горячихъ; знатный маркграфъ замѣтилъ это всё.
             1229.-- "Дочь короля", такъ славный гонецъ къ ней рѣчь повелъ.
             "И мнѣ, и тѣмъ, съ кѣмъ нынѣ я къ вамъ сюда пришелъ,
             "Позвольте встать предъ вами и вамъ здѣсь передать
             "Ту вѣсть, съ какой велѣли намъ къ вамъ на Рейнъ сюда скакать".
             1230. Сказала королева: "Вы можете вполнѣ
             "Всё говорить, что будетъ угодно вамъ, а мнѣ
             "Пріятно васъ послушать, васъ, славнаго посла".
             Иные догадались, что вѣсть ей будетъ не мила.
             1231. Князь Бехеларена Рюдигеръ на это ей сказалъ:
             "Большую дружбу -- вѣрность царь Этцель приказалъ
             "Вамъ предложить; желая любовь у васъ снискать,
             "Бойцовъ не мало славныхъ сюда изволилъ онъ послать.
             1232. "Онъ радость безъ печали готовъ вамъ предложить
             "Отъ всей души и въ дружбѣ во вѣки съ вами жить,
             "Какъ съ госпожою Гельхой: всѣмъ сердцемъ былъ онъ къ ней
             "Расположенъ и много въ тоскѣ по ней провелъ онъ дней".--
             1233. Сказала королева: "Маркграфъ Рюдгеръ, никто,
             "Знай онъ мое все горе, не далъ-бы ни за что
             "Совѣта мнѣ другого избрать въ свои мужья:
             "Да, лучшаго супруга изъ всѣхъ мужей лишилась я".--
             1234. Сказалъ онъ: "Что-же можетъ тоску намъ разогнать.
             "Что окромѣ любови, коль можетъ кто питать
             "Её въ душѣ, по сердцу избравъ себѣ дружка?
             "Нѣтъ лучше средства: съ сердца спадетъ живой рукой лоска.
             1235. "Коль моего владыку не прочь вы полюбить,
             "Двѣнадцати богатыхъ, коронъ царицей быть
             "Прійдется вамъ; дастъ земли онъ тридцати, князей,
             "Которыхъ покорилъ онъ рукой могучею своей.
             1236. "Служить вамъ будетъ много достойнѣйшихъ мужей,
             "Досель служившихъ Гельхѣ, владычицѣ моей,
             "И много дамъ, что были подвластны ей недавно,
             "Изъ княжескихъ высокихъ родовъ", сказалъ ей витязь славный.
             1237. "Дастъ вамъ мой повелитель, такъ онъ велѣлъ сказать,
             "Коль съ королемъ согласны вы подъ вѣнцомъ стоять,
             "Власть полную, какъ Гельхѣ; повѣрьте мнѣ, что тамъ
             "Всѣ Этцелевы мужи тогда подвластны будутъ вамъ".--
             1238. Сказала королева: "Мнѣ-ль думать вновь о томъ,
             "Чтобъ въ бракъ вступить вдругорядь съ какимъ-нибудь бойцомъ?
             "Смерть мужа столько горя мнѣ принесла, что впредь
             "Вплоть до моей кончины веселья больше мнѣ не зрѣть",--
             1239. Сказали вновь ей гунны:. "Вы, королева, тамъ
             "На славу заживете у Этцеля, и вамъ
             "Блаженствовать прійдется, взявъ Этцеля въ мужья.
             "Вѣдь, царь нашъ много славныхъ бойцовъ имѣетъ у себя.
             1240. "Дѣвицы Гельхи славной и ваши дѣвы чадь 1)
   1) Этимъ стариннымъ словомъ мы хотѣли передать стоящее въ оригиналѣ gesinde.
             "Придворную составятъ, да будетъ состоять
             "При васъ-же много славныхъ бойцовъ; вамъ предложить
             "Совѣтъ дозвольте: будетъ вамъ, вѣрьте, тамъ отлично жить"
             1241. Учтиво отвѣчала она: "Пообождите
             "Отвѣтомъ; завтра, рано, сюда вновь приходите,
             "Тогда я вамъ отвѣчу на вашу рѣчь". Бойцамъ
             Достойнымъ и отважнымъ пришлося внять ея словамъ,
             1242. Когда гонцы въ покои ушли къ себѣ, позвать
             Она скорѣй велѣла къ себѣ въ свѣтлицу мать
             И Гизельхера; прямо сказала имъ она,
             Что только вѣчно плакать о мужѣ впредь она должна.
             1243. Сказалъ ей такъ братъ Гизельхеръ: "Сестра, мнѣ такъ сказали,
             "И я готовъ повѣрить, что всѣ твои печали
             "Разсѣетъ Этцель, если ты за него пойдешь,
             "И, что ни говори тамъ, по мнѣ такой совѣтъ хорошъ".--
             1244. Вновь Гизельхеръ промолвилъ: "Ты съ нимъ забудешь горе!
             "Отъ Рётена 1) до Рейна, отъ Эльбы вплоть до моря
   2) Roten, нынѣ Рона (Rhone), сличи Rhodanus, какъ называли ее римляне.
             "Нѣтъ короля другого, столь сильнаго; судьбой
             "Должна ты быть довольна, коль станешь ты ему женой".--
             1245. "Мой милый братъ, какъ можешь, ты это говорить?
             "Прилично мнѣ лишь вѣчно грустить да слезы лить.
             "Какъ мнѣ къ двору являться предъ витязей толпой?
             "И капли не осталось во мнѣ отъ красоты былой".--
             1246.-- "Дитя мое", такъ Ута, сказала дочкѣ тутъ:
             "Все дѣлай такъ, какъ братья совѣтъ тебѣ даютъ;
             "Своихъ друзей послушай -- все къ лучшему пойдетъ,
             "А то, тебя я вижу въ тоскѣ, ужъ вотъ не первый годъ".--
             1247. Она просила Бога не разъ ей средства дать,
             Чтобы сребро и злато и платья раздавать
             Могла она, какъ прежде, при жизни мужа. Нѣтъ!
             Не довелось ей больше вернуть веселье прошлыхъ лѣтъ.
             1248. Она такъ разсуждала: "Коль нехристю себя
             "Отдать я соглашуся -- вѣдь, христіанка я --
             "Тогда меня до гроба ждетъ вѣчный стыдъ и срамъ.
             "Нѣтъ, пусть онъ дастъ всѣ царства, на бракъ согласья я не дамъ".--
             1249. Она такъ и рѣшила. Вплоть до утра лежала
             Она всю ночь и много объ этомъ размышляла;
             Глаза не высыхали ея вплоть до утра,
             Когда ей къ ранней мессѣ сбираться вновь пришла пора.
             1250. Къ обѣднѣ ранней также пришли и короли.
             Они съ сестрою снова о томъ рѣчь повели:
             Владыку края гунновъ любить совѣтъ давали,
             Но радости ни капли въ сестрѣ они не замѣчали.
             1251. И Этцеля мужей тутъ позвать былъ данъ приказъ.
             Они не прочь-бы были взять отпускъ хоть сейчасъ,
             Каковъ отвѣтъ-бы ни былъ: пусть будетъ "нѣтъ" иль "да".
             Къ двору пошелъ тутъ Рюдигеръ, и всѣ бойцы ему тогда
             1252. Сказали, что имъ надо мысль короля узнать:
             Они всѣ въ томъ согласны, что некогда имъ ждать:
             Не близко имъ обратно скакать. Вылъ приведенъ
             Рюдгеръ туда, гдѣ снова засталъ вдову Кримхильду онъ.
             1253. Усердно королеву упрашивать тутъ сталъ
             Боецъ: ея отвѣтъ онъ услышать бы желалъ,
             Что въ Этцелевомъ краѣ сказать, какой отвѣтъ?
             Сдается мнѣ, услышалъ онъ нея одно лишь "нѣтъ"·
             1254. Услышалъ, что не будетъ она любить другого.
             -- "Вы были-бы неправы", сказалъ маркграфъ ей снова:
             "Къ чему красу такую хотите вы сгубить?
             "Еще могли-бъ вы съ честью съ достойнымъ мужемъ въ счастьѣ жить".--
             1255. Не помогли ихъ просьбы, не тронули ея,
             Пока Рюдгеръ тихонько не молвилъ, что за всё
             Вознаградитъ её онъ, за всё, что съ нею было,
             И это, хоть немного, тоску и скорбь ея смягчило.
             1256. Сказалъ онъ королевѣ: "Ну, полно плакать вамъ!
             "Когда·бъ при васъ остался лишь я у гунновъ тамъ,
             "Да будь мои тамъ мужи и вѣрная родня,
             "Все-жъ тѣмъ, кто васъ обидѣлъ, съ лихвой за все воздалъ-бы я".
             1257. И на душѣ вдругъ стало ей легче. Тутъ ему
             Она сказала: "Дайте мнѣ клятву, что тому,
             "Кто причинилъ мнѣ горе, вы первый за меня
             "Отмстите". Отвѣчалъ ей маркграфъ: "На то согласенъ я".--
             1258. И мужи всѣ и Рюдигеръ ей поклялись тогда
             Служить всегда ей вѣрно и въ томъ, что никогда
             Бойцы ей ни откажутъ у Этцеля ни въ чемъ,
             Что честь спасти ей можетъ; рукой 1) Рюдгеръ увѣрилъ въ томъ.
   1) Т. е. ударивъ по рукамъ, какъ говорятъ у насъ, при заключеніи сдѣлокъ.
             1259. А вѣрной {Брунхильдѣ.} мысль такая пришла: "Разъ я друзей
             "Пріобрѣту такъ много, мнѣ до молвы людей
             "Нѣтъ дѣла: что угодно имъ могутъ говорить.
             "Что-жъ? пусть! разъ за супруга мнѣ можно будетъ отплатить.
             1260. "У Этцеля не мало бойцовъ; тамъ буду я
             "Ихъ госпожой: исполнятъ они все для меня.
             "Средствъ для раздачи будетъ не мало: царь богатъ,
             "А то, здѣсь мерзкій Гагенъ прибралъ къ своимъ рукамъ мой кладъ".
             1261. Сказала Рюдигеру она: "Когда-бъ я знала,
             "Что вашъ король не нехристь, къ нему-бъ я поскакала,
             "Куда ему угодно, въ мужья его избравъ".--
             -- "Оставьте ваши рѣчи", сказалъ на это ей маркграфъ:
             1262. "Бойцовъ христовой вѣры живетъ не мало тамъ.
             "Повѣрьте, не прійдется скорбѣть объ этомъ вамъ,
             "А что, какъ и его вдругъ удастся вамъ крестить?
             "Вотъ, почему весь слѣдъ вамъ въ тотъ бракъ съ моимъ царемъ вступить".
             1263. Сказали вновь ей братья: "Сестрица, согласитесь
             "И съ вашею кручиной на вѣки распроститесь!" --
             Упрашивали долго они, и, наконецъ,
             Предъ ними согласилась она идти съ нимъ подъ вѣнецъ.
             1264. Она сказала: "Васъ я послушаюсь; вдова
             "Несчастная, пойду я въ край гунновъ, но сперва
             "Друзей набрать мнѣнадо, чтобъ путь со мной пойдутъ".--
             И въ знакъ того всѣмъ руку Кримхильда протянула тутъ.
             1265. Сказалъ маркграфъ ей: "Только два витязя при васъ,
             "За то, при мнѣ ихъ много: такъ что-же? въ добрый часъ!
             "За Рейнъ доставимъ съ честью мы васъ, повѣрьте намъ.
             "Не слѣдъ здѣсь у бургундовъ, не слѣдъ здѣсь медлить долѣ вамъ.
             1266. "При мнѣ 500 мужей здѣсь и родичей; они
             "Обязаны служить вамъ и тамъ, и здѣсь всѣ дни
             "Во всемъ, что повелите. Самъ буду я служить
             "И помнить клятву, чтобы ничѣмъ себя не осрамить.
             1267. "Подать велите сбрую и конскій весь нарядъ!
             "Совѣты Рюдигера вамъ бѣдъ не причинятъ.
             "Да дѣвушкамъ скажите, которыхъ вы съ собой
             "Возьмете: не одинъ къ намъ примкнетъ въ пути боецъ лихой".
             1268. Еще кой-что изъ сбруи осталося у нихъ
             Отъ времени Зигфрида, и многихъ изъ своихъ
             Дѣвицъ могла съ собою она въ путь съ честью взять.
             Что добрыхъ сѣделъ дамамъ пригожимъ тутъ пришлось подать.
             1269. Нарядовъ самыхъ лучшихъ, "какіе только были,
             Онѣ теперь въ дорогу съ собою захватили:
             О королѣ не мало имъ слышать довелось,
             И вотъ, ларцы дѣвицамъ раскрыть завѣтные пришлось.
             1270. Да, полпята 1) дня дѣвы и рукъ-не покладали;
             Онѣ изъ обогнушекъ 2) наряды вынимали.
   1) Буквальный переводъ слова fünftehalben (= 4 1/2 дня).
   2) Vaiden = простыни, которыми обертываютъ дорогія одежды. Въ областномъ русскомъ языкѣ есть слово "обогцушки", употребляемое, напр., въ Ярославской губерніи, въ такомъ же смыслѣ, какъ нѣмецкое valden. Сличи объясненіе Барча: "valde=Tuch zum Einschlagen der guten Kleider".
             Кримхильда приказала ей камеры открыть:
             Всѣхъ витязей Рюдгера она хотѣла наградить.
             1271. Изъ злата Нибелунгской земли еще кой-что
             Осталось, ей хотѣлось раздать мужамъ и то
             У гунновъ, не свезти-бы всего и ста конямъ.
             Узналъ про то и Гагенъ, что вздумала Кримхильда тамъ.
             1272. Сказалъ онъ: "Никогда мнѣ Кримхильда не проститъ,
             "Такъ пусть Зигфридовъ кладъ здѣсь по прежнему лежитъ.
             "Могу-ль я столько злата отдать врагамъ моимъ?
             "Вѣдь, я чудесно знаю, что сдѣлаетъ Кримхильда съ нимъ,
             1273. "Разъ увезутъ отсюда его, увѣренъ я,
             "Его раздарятъ, чтобы науськать на меня.
             "Да и коней нѣтъ столько у нихъ, чтобъ кладъ тотъ взять.
             "Пускай Кримхильдѣ скажутъ, что кладъ онъ хочетъ удержать".
             1274. При вѣсти той досадно куда какъ стало ей.
             О томъ оповѣстили и всѣхъ трехъ королей.
             Имъ помѣшать хотѣлось, но Гагенъ настоялъ.
             И, радуясь не мало, ей знатный Рюдигеръ сказалъ:
             1275.-- "Зачѣмъ вамъ, королева, о золотѣ тужить?
             "Успѣлъ васъ царь мой Этцель такъ сильно полюбить,
             "Что, лишь онъ васъ увидитъ, готовъ я клятву дать,
             "Дастъ столько онъ вамъ злата, что въ вѣкъ всего не издержать".
             1276.-- "Рюдгеръ, нигдѣ царевна", она ему сказала:
             "Досель богатствомъ большимъ еще не обладала,
             "Чѣмъ то, какого Гагенъ лишилъ меня". И вотъ,
             Шагъ къ камерѣ направилъ скорѣе братъ ея Гернотъ.
             1277. И съ силой королевскимъ ключомъ онъ отперъ дверь,.
             И золота Кримхильдѣ доставили теперь,
             Такъ съ 30,000 марокъ 1), иль больше; приказалъ
   1) Т. е. около 600,000 рублей. См. выше примѣч. къ строфѣ 1216, 4.
             Брать это все гостямъ онъ: ужъ какъ-же веселъ Гунтеръ сталъ!
             1278. Сказалъ изъ Бехеларена мужъ Готелинды тутъ:
             "Пусть госпожѣ Кримхильдѣ хоть все то отдадутъ,
             "Что въ Вормсъ изъ Нибелунгской перевезли страны,
             "Всё-жъ, я и королева его касаться не должны.
             1279. "Велите-жъ спрятать злато, оно не нужно мнѣ:
             "Я своего взялъ столько съ собой въ своей странѣ,
             "Что обойтись мы можемъ въ дорогѣ безъ него;
             "Всѣмъ намъ на путь обратный вполнѣ достанетъ своего".--
             1280. Межъ тѣмъ отмѣннымъ златомъ, какое только быть
             Могло, уже успѣли дѣвицы нагрузить
             -- Двѣнадцать скрыней, взяли его онѣ туда
             Да украшеній дамскихъ, что были имъ нужны тогда.
             1281. Ей гнѣвный Гагенъ силой внушалъ не малый страхъ.
             Еще такъ съ тысячу марокъ {Т. е. около 20,000 рублей.} осталось на рукахъ
             У ней: за душу мужа ихъ раздала она.
             Могъ Рюдигеръ замѣтить тутъ, какъ была она вѣрна.
             1282. Печальная сказала: "Гдѣ-жъ тѣ мои друзья,
             "Что для меня въ чужіе не прочь скакать края?
             "Съ кѣмъ я поѣду къ гуннамъ? Пусть изъ казны моей
             "Берутъ они, что надо, и купятъ платья и коней".--
             1283. Маркграфъ тутъ Эккевартъ ей на это отвѣчалъ:
             "Придворнымъ человѣкомъ при васъ я первый сталъ {См. строфу 1101, 2.}
             "И вамъ служилъ усердно", сказалъ боецъ: "повѣрьте,
             "Что точно такъ-же буду служить я вамъ до самой смерти.
             1284. "Съ собою поведу я 500 мужей моихъ,
             "Слугъ вѣрныхъ и усердныхъ вы тамъ найдете въ нихъ,
             "И, если разлучитъ насъ, то развѣ смерть одна".--
             За тѣ слова поклономъ почтила витязя она.
             1285. Коней тутъ привели имъ, собрались отъѣзжать.
             Ахъ! какъ друзья ихъ стали лить слезы и рыдать!
             И Уты королевы, и милыхъ дѣвъ печаль
             Тутъ ясно показала, какъ имъ Кримхильду было жаль,
             1286. Съ ней сто дѣвицъ богатыхъ въ дорогу отъѣзжало,
             На славу разодѣтыхъ, какъ то имъ подобало..
             Изъ ясныхъ глазъ ихъ слезы текли; за то, онѣ
             Немало пережили утѣхъ потомъ въ чужой странѣ.
             1287. Пришелъ тутъ Гизельхеръ къ нимъ и Гернотъ вмѣстѣ съ нимъ,
             И съ ними ихъ дружина, какъ подобало имъ;
             Сестру свою хотѣли они сопровождать
             И тысячу отважныхъ мужей съ собой рѣшили взять.
             1288. Пришли проворный Гере, Ортвинъ и стряпчій ихъ
             Румёльтъ: имъ о привалахъ пришлось пещись ночныхъ
             Въ пути вплоть до Дуная. Не долго провожалъ
             Ихъ Гунтеръ: онъ близъ Вормса къ себѣ обратно поскакалъ
             1289. Передъ отъѣздомъ съ Рейна, въ край Этцеля гонцовъ
             Они впередъ послали, проворныхъ ходоковъ;
             Пусть скажутъ королю тамъ: молъ, Рюдигеръ жену
             Ему успѣлъ сосватать и ѣдетъ съ ней въ его страну.
   

XXI авентюра.
Какъ
ѣхала Кримхильда къ гуннамъ.

             1290. Но пусть посланцы скачутъ! Мы вамъ должны сказать,
             Какъ по странѣ пришлося Кримхильдѣ путь держать,
             Иль гдѣ Гернётъ и Гизельхеръ разстались съ ней. Они,
             Какъ повелѣвалъ имъ, служили вѣрно ей тѣ дни.
             1291. Они вплоть до Дуная, до Фёргена 1) скакали,
   1) Нынѣ Пфёрингъ (Pföring) на Дунаѣ, ниже Ингольштадта. (Прим. Варна).
             Дать отпускъ имъ Кримхильду они просить тутъ стали:
             Скакать теперь хотѣли назадъ на Рейнъ князья.
             Безъ слезъ не обошлися при этомъ добрые друзья.
             1292. Сказалъ проворный Гизельхеръ: "Коль, госпожа моя,
             "Когда-нибудь, быть можетъ, понадоблюся я
             "Тебѣ въ бѣдѣ -- напасти, не медля, знать мнѣ дай,
             "И поскачу я тотчасъ служить тебѣ въ далекій край".--
             1293. Всѣхъ родичей, она тутъ поцѣловала въ ротъ 1),
   1) Да простятъ намъ читатели этотъ непоэтическій, однако, буквально вѣрный переводъ стоящей въ оригиналѣ фразы: "die kuste san den mimt".
             Прощались задушевно, сердечно, въ свой чередъ
             Маркграфа Рюдигера бойцы; съ собою много
             Дѣвицъ своихъ пригожихъ взяла Кримхильда въ путь дорогу,
             1294. Сто четырехъ въ богатыхъ одеждахъ парчевыхъ,
             Расшитыхъ чудно; много виднѣлось подлѣ нихъ
             Щитовъ1), широкихъ, славныхъ, сопровождавшихъ дамъ.
   1) Синекдоха, вмѣсто: виднѣлось много витязей со щитами. Сличи простонародное восклицаніе: "эй, шляпа!" вмѣсто: "эй, господинъ въ шляпѣ!"
             Пришлось разстаться съ ними теперь достойнѣйшимъ бойцамъ.
             1295. Внизъ по странѣ баварской помчали кони ихъ.
             Дошла молва, что много пришло гостей чужихъ,
             Туда, гдѣ и доселѣ есть монастырь одинъ:
             Стоитъ онъ тамъ, гдѣ нынѣ въ рѣку Дунай впадаетъ Инъ.
             1296. Въ томъ городѣ Пассйу епископъ власть имѣлъ;
             Всѣ домы и владычій дворъ сразу опустѣлъ;
             Спѣшили въ край бавафскій всѣ въ встрѣчу пришлецамъ.
             Пригожую Кримхильду узрѣлъ Пильгримъ епископъ тамъ;
             1297. Бойцы земли Баварской, конечно, ужъ, при видѣ
             Ея дѣвицъ прелестныхъ, остались не въ обидѣ:
             Все рыцарскія дочки! ну, просто заглядѣнье!
             Тутъ отвели высокимъ гостямъ на славу помѣщенье.
             1298. Съ племянницей епископъ въ Нассау поскакалъ.
             Изъ горожанъ, конечно, ужъ каждый услыхалъ,
             Что прибыла Кримхильда, сестры владыки дщерь,
             И встрѣчу оказали на славу ей купцы теперь.
             1299. Епископъ мнилъ, что гости побудутъ у него,
             Но Эккевартъ промолвилъ: "Не можетъ быть того:
             "Въ край Рюдигера надо скорѣе намъ скакать,
             "Бойцовъ не мало ждетъ насъ: впередъ о томъ имъ дали знать".
             1300. И до Готлинды славной вѣсть тоже донеслась:
             Она съ своею дочкой сбираться принялась;
             Велѣлъ достойный Рюд(и)геръ ей, гостьѣ оказать
             Почетъ и королеву въ ея печали утѣшать;
             1301. Чтобъ ѣхала ей въ встрѣчу, взявъ всѣхъ мужей тотчасъ,
             Изъ Бехелйр(е)на къ Энеѣ. Исполненъ былъ приказъ:
             Вдругъ ожили дороги отъ множества людей,
             Пѣшкомъ или верхами спѣшили всѣ встрѣчать гостей.
             1302. Кримхильда въ Эфердингенъ пріѣхала; тогда
             Ваваръ нашлось-бы много такихъ, что, какъ всегда,
             Не прочь-бы на дорогѣ ограбить пришлецовъ,
             И причинить имъ горе не трудно-бъ было для воровъ.
             1303. Но помѣшалъ разбою достойнѣйшій маркграфъ,
             Сотъ десять или болѣ бойцовъ съ собою взявъ.
             Поѣхала Гот(е)линда, Рюдгерова жена,
             Не мало пышныхъ, знатныхъ мужей съ собой вела она.
             1304. Когда-жъ чрезъ Траунъ у Энсы они перебрались,
             Раскидывать палатки на полѣ принялись:
             Устроить надо было имъ здѣсь ночной привалъ,
             И ужиномъ ихъ тутъ-же достойны Рюд(и)геръ угощалъ·
             1405. Пригожая Гот(е)линда, оставивъ лагерь свой,
             Поѣхала; не мало скакало той порой
             Коней прекрасныхъ, лихо звенѣли удила.
             По сёрдцу Рюдигеру та встрѣча пышная была.
             1306. Вотъ, съ двухъ сторонъ примчалась толпа лихихъ мужей
             (Всё рыцари на славу) встрѣчать своихъ гостей.
             Дѣвицы любовались ихъ шумнымъ состязаньемъ;
             Выла и королева довольна рыцарей стараньемъ.
             1307. Когда бойцы Рюд(и)гера приблизились къ гостямъ,
             Что вверхъ обломковъ копій вдругъ полетѣло тамъ
             Изъ рукъ мужей (обычай ужъ рыцарскій таковъ).
             Предъ дамами на славу скакалъ тутъ цѣлый рой бойцовъ.
             1308. Затѣмъ, между бойцами привѣтствія пошли
             Отъ всей души. Не медля, Готлинду повели
             Туда, гдѣ маркграфиня Кримхильду увидала.
             Тѣмъ, кто служить могъ дамамъ, хлопотъ досталось тутъ не мало.
             1309. Фогтъ Бех(е)ларена тотчасъ къ супругѣ подлетѣлъ,
&nbs