Мольер Жан-Батист
Женитьба по принуждению

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Le Mariage forcé.
    Комедия в одном действии.
    Переводъ Ѳ. Устрялова (1884).


  

СОБРАНІЕ СОЧИНЕНІЙ МОЛЬЕРА

ИЗДАНІЕ О. И. БАКСТА
ВЪ ТРЕХЪ ТОМАХЪ.

ТОМЪ ПЕРВЫЙ.

С.-ПЕТЕРБУРГЪ.

Книжный магазинъ О. И. Бакста, Невскій, 28.
1884

ЖЕНИТЬБА ПО ПРИНУЖДЕНІЮ

(LE MARIAGE FORCÉ)

КОМЕДІЯ ВЪ ОДНОМЪ ДѢЙСТВІИ.

Представлена въ первый разъ въ Парижѣ, 15 февраля 1664 г.

Переводъ Ѳ. Устрялова

  

ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:

                                                                         Актеры:
   Сганарель                                                   Мольеръ.
   Жеронимъ, его другъ                                         Ла-Торилльеръ.
   Доримена, молодая кокетка, невѣста Сганареля           Г-жа Дю-Паркъ.
   Алкидъ, братъ Доримены.                              Ла-Гранжъ.
   Альканторъ, отецъ Доримены                               Бежаръ.
   Ликастъ, влюбленный въ Доримену                    * * *
   Панкратій, докторъ школы Аристотеля                    Брекуръ.
   Марфурій, докторъ школы Пиррона                    Дю-Круази.
   Первая цыганка                                                  Г-жа Бежаръ.
   Вторая цыганка                                                  Г-жа Де-Бри.

Дѣйствіе происходитъ на площади.

  

ЯВЛЕНІЕ I.-- СГАНАРЕЛЬ (выходя изъ дома и обращаясь къ своей прислугѣ).

   Я скоро вернусь. Чтобъ было все въ порядкѣ! Не оставляйте квартиры. Если принесутъ деньги, сейчасъ бѣгите за мной къ Жерониму; если станутъ требовать ихъ съ меня, скажите, что я ушелъ и цѣлый день не буду дома.
  

ЯВЛЕНІЕ II.-- СГАНАРЕЛЬ, ЖЕРОНИМЪ.

Жеронимъ (услышавъ Сганареля).

   Превосходная метода!
  

Сганарель.

   Ты пришелъ кстати! Я хотѣлъ идти къ тебѣ.
  

Жеронимъ.

   Зачѣмъ?
  

Сганарель.

   Думалъ объ одномъ дѣлѣ, и по поводу его хотѣлъ посовѣтоваться съ тобою.
  

Жеронимъ

   Готовъ дать совѣтъ съ большимъ удовольствіемъ. Очень радъ, что встрѣтился съ тобой; здѣсь мы можемъ говорить, не стѣсняясь.
  

Сганарель.

   Ну, слушай. Дѣло важное, и, разумѣется, прежде всего необходимо выслушать мнѣніе друзей.
  

Жеронимъ.

   Благодарю за честь. Приступимъ прямо къ дѣлу.
  

Сганарель.

   Прежде всего, прошу тебя, чтобы не было ни малѣйшей лести. Выскажи откровенно свое мнѣніе.
  

Жеронимъ.

   Если хочешь, я выскажусь вполнѣ.
  

Сганарель.

   Ничего нѣтъ хуже друга, который не высказывается откровенно.
  

Жеронимъ.

   Вѣрно!
  

Сганарель.

   А въ наше время искреннихъ друзей найдешь немного.
  

Жеронимъ.

   Правда!
  

Сганарель.

   Итакъ, обѣщайся, что ты выскажешься вполнѣ искренно.
  

Жеронимъ.

   Обѣщаюсь!
  

Сганарель.

   Поклянись!
  

Жеронимъ.

   Клянусь честью друга! Скажи только, въ чемъ дѣло?
  

Сганарель.

   Я хотѣлъ-бы знать, хорошо-ли я сдѣлаю, если женюсь?
  

Жеронимъ.

   Кто? ты?
  

Сганарель.

   Я самъ, своею собственною персоною. Какъ твое мнѣніе на этотъ счетъ?
  

Жеронимъ.

   Прежде всего, прошу тебя сказать мнѣ одну вещь.
  

Сганарель.

   Какую?
  

Жеронимъ.

   Сколько тебѣ лѣтъ?
  

Сганарель.

   Мнѣ?
  

Жеронимъ.

   Да.
  

Сганарель.

   Ей-Богу, не знаю. Я чувствую себя совершенно бодрымъ.
  

Жеронимъ.

   Какъ! ты не знаешь, сколько тебѣ лѣтъ?
  

Сганарель.

   Да, ну къ чорту! Кому какое дѣло!
  

Жеронимъ.

   Скажи, сколько времени прошло съ тѣхъ поръ, какъ мы познакомились?
  

Сганарель

   Гмъ, гмъ!.. Мнѣ было тогда лѣтъ двадцать.
  

Жеронимъ.

   Сколько времени пробыли мы вмѣстѣ въ Римѣ?
  

Сганарель.

   Восемь лѣтъ.
  

Жеронимъ.

   Въ Англіи ты прожилъ?..
  

Сганарель.

   Семь лѣтъ.
  

Жеронимъ.

   А въ Голландіи?
  

Сганарель.

   Пять съ половиной.
  

Жеронимъ.

   А сколько тому, какъ ты здѣсь?
  

Сганарель

   Я возвратился сюда въ пятьдесятъ-второмъ.
  

Жеронимъ.

   Теперь шестьдесятъ четвертый; итого -- двѣнадцать лѣтъ. Выходитъ: въ Голландіи пять лѣтъ -- семнадцать; семь лѣтъ въ Англіи -- двадцать-четыре; восемь лѣтъ житья въ Римѣ -- тридцать-два, да тѣ двадцать лѣтъ, когда мы познакомились,-- ровно пятьдесятъ два года. Итакъ, милѣйшій другъ, тебѣ, по твоему-же собственному исчисленію, около пятидесяти-двухъ -- пятидесяти-трехъ лѣтъ.
  

Сганарель.

   Мнѣ? Не можетъ быть!
  

Жеронимъ.

   Цифры вѣрны, и я скажу откровенно, какъ другъ, тѣмъ болѣе, что я далъ обѣщаніе: ты совсѣмъ не годишься въ мужья. Женитьба -- это такая штука, которую и молодые люди должны обсуждать серьёзно; а люди твоихъ лѣтъ даже не должны о ней и думать. Если, какъ говорятъ, женитьба -- одинъ изъ самыхъ безумныхъ поступковъ, то я полагаю, что ничего нѣтъ глупѣе, какъ совершить этотъ поступокъ въ томъ возрастѣ, когда мы должны быть благоразумными. Хочешь знать мое искреннее убѣжденіе? Я не совѣтую тебѣ жениться, и ничего смѣшнѣе не могъ-бы видѣть, какъ еслибы ты вздумалъ навалить на себя тяжелыя оковы брака, проживъ до сей поры совершенно свободнымъ.
  

Сганарель.

   А я скажу, что порѣшилъ жениться, и совсѣмъ не буду смѣшонъ, взявъ дѣвушку, въ которую влюбился.
  

Жеронимъ.

   Дѣло другое! Ты мнѣ этого не говорилъ.
  

Сганарель.

   Эта дѣвушка мнѣ нравится, и я люблю ее отъ всей души.
  

Жеронимъ.

   Любишь отъ души?
  

Сганарель.

   Да, и сдѣлалъ предложеніе отцу.
  

Жеронимъ.

   Сдѣлалъ предложеніе?!
  

Сганарель.

   Дѣло будетъ рѣшено сегодня вечеромъ. Я далъ слово.
  

Жеронимъ.

   Женись, женись! Послѣ этого нечего и говорить.
  

Сганарель.

   Ты сейчасъ-же совѣтовалъ мнѣ отказаться! По вашему мнѣнію, милостивый государь мой, я какъ будто даже и думать не могу о женщинахъ! Не стоитъ говорить о моихъ лѣтахъ,-- вникнемъ въ сущность вещей. Выглядитъ ли тридцатилѣтній мужчина бодрѣе и свѣжѣе меня? Движенія моего тѣла естественны и нормальны. Не думаешь-ли, что меня нужно возить въ каретѣ, или носить въ креслахъ?.. Ха, ха, ха!.. Всякій видитъ, что и зубы у меня цѣлы... (Показываетъ зубы). Я ѣмъ четыре раза въ день, и желудокъ работаетъ исправно... (Кашляетъ) Кхи, кхи, кхи!.. Ну, что скажешь?
  

Жеронимъ.

   Правда, правда! Виноватъ! Прекрасно сдѣлаешь, если женишься.
  

Сганарель.

   Прежде я былъ противъ брачной жизни, но теперь прозрѣлъ... Кромѣ того, что буду обладать прелестною женщиной, которая станетъ меня ублажать, натирать всякими снадобьями,-- если, напримѣръ, у меня заболитъ спина,-- главная вещь въ томъ, что родъ Сганарелей не погибнетъ; я буду жить въ моихъ дѣтяхъ, буду счастливъ, видя вокругъ себя маленькія существа, какъ двѣ капли воды похожія на меня,-- эти малюсенькія фигурки, которыя станутъ возиться и шалить у меня въ кабинетѣ, будутъ звать меня папой, выбѣгутъ мнѣ на встрѣчу, когда я приду домой, и наговорятъ мнѣ кучу прелестнѣйшаго вздора!.. Мнѣ уже и теперь кажется, будто около меня цѣлая поддюжина ребятишекъ...
  

Жеронимъ.

   Не спорю, это очень пріятно... Совѣтую жениться, какъ можно скорѣе.
  

Сганарель.

   Отъ искренняго сердца?
  

Жеронимъ.

   Да, ничего лучше и придумать нельзя.
  

Сганарель.

   Я въ восторгѣ! Ты мнѣ истинный другъ!
  

Жеронимъ.

   Скажи, однако, кто-же эта особа, на которой ты хочешь жениться?
  

Сганарель.

   Доримена.
  

Жеронимъ.

   Какъ!.. Эта вострушка и кокетка?
  

Сганарель.

   Да.
  

Жеронимъ.

   Дочь Алькантора?
  

Сганарель.

   Именно.
  

Жеронимъ.

   И сестра нѣкоего Алкида, который все возится со своею шпагою?
  

Сганарель.

   Совершенно вѣрно.
  

Жеронимъ.

   Ахъ, чортъ возьми!
  

Сганарель.

   А что?
  

Жеронимъ.

   Отличная невѣста! Бери ее скорѣй!
  

Сганарель.

   Развѣ это неправда?
  

Жеронимъ.

   Правда, правда! Партія превосходная! Не теряй времени!
  

Сганарель

   Благодарю тысячу разъ за добрый совѣтъ и прошу тебя сегодня-же вечеромъ на свадьбу.
  

Жеронимъ.

   Непремѣнно; только я надѣну маску: въ ней будетъ интереснѣе.
  

Сганарель.

   Итакъ, до свиданія!
  

Жеронимъ (въ сторону).

   Молодая Доримена, дочь Алькантора, за мужемъ за Сганарелемъ, пятидесяти-трехъ-лѣтнимъ молодцомъ! Ха, ха, ха! Великолѣпный бракъ! Великолѣпная партія! Ха, ха, ха! (Уходя, повторяетъ послѣднія слова нѣсколько разъ).
  

ЯВЛЕНІЕ III.-- СГАНАРЕЛЬ (одинъ).

   Никакого нѣтъ сомнѣнія, что я буду счастливъ. Всѣ мои знакомые радуются и смѣются, лишь услышатъ о коемъ намѣреніи. Положительно, я счастливѣйшій изъ смертныхъ!
  

ЯВЛЕНІЕ IV.-- ДОРИМЕНА, СГАНАРЕЛЬ.

  

Доримена (въ глубинѣ къ маленькому лакею).

   Держи хорошенько шлейфъ и не зѣвай по сторонамъ!
  

Сганарель (въ сторону, увидѣвъ Доримену).

   Вотъ и она, моя прелесть! Волшебница! Что за личико, что за талія!... Есть-ли на свѣтѣ человѣкъ, который, при видѣ ея, не почувствовалъ-бы вожделѣнія сейчасъ жениться! (Дорименѣ) Куда идете вы, прелестнѣйшее созданіе, будущая милѣйшая супруга вашего будущаго супруга?
  

Доримена.

   За покупками.
  

Сганарель.

   Наконецъ-то мы будемъ теперь оба счастливы,-- счастливы оба! Вы уже не будете имѣть права въ чемъ-либо мнѣ отказать, и я могу дѣлать съ вами все, что захочу,-- никто не найдетъ этого неприличнымъ. Вы будете принадлежать мнѣ съ головы до ногъ; я сдѣлаюсь полнымъ обладателемъ всего,-- и вашихъ востренькихъ глазенокъ, и вашего плутишки носика, и вашихъ аппетитныхъ губокъ, и вашихъ прелестныхъ ушей, и вашего нѣжнаго подбородочка, и вашихъ кругленькихъ плечиковъ, и вашихъ... Словомъ, вся ваша особа будетъ въ моей власти, и я могу васъ ласкать, сколько душѣ угодно. Очаровательная Доримена, вы тоже довольны тѣмъ, что выходите за-мужъ?
  

Доримена.

   Довольна, довольна, клянусь вамъ! Отецъ мой до того строгъ, что я все время жила въ самой отвратительной зависимости. Я бѣшусь съ досады,-- такъ мало даетъ онъ мнѣ свободы. Чтобъ вырваться изъ этого положенія, я сто разъ придумывала, какъ-бы выйти за-мужъ и имѣть возможность дѣлать все, что захочу. Слава Богу, вы подоспѣли во-время! Теперь-то я надѣюсь повеселиться отъ души и наверстать потерянное время! Вы -- человѣкъ съ тактомъ и умѣете жить,-- васъ будетъ отличная парочка! Вы не изъ числа такихъ мужей, которые хотятъ, чтобы ихъ жены жили затворницами. Признаюсь, я не перенесла-бы этого, и одиночество привело-бы меня въ отчаяніе. Я люблю играть въ карты, люблю визиты, вечера, подарки и гулянья,-- словомъ, все, что доставляетъ удовольствіе, и вы должны считать себя счастливымъ, что у вашей жены такой веселый характеръ. Ссориться мы никогда не будемъ: противорѣчить вамъ я не стану, а вы, надѣюсь, предоставите мнѣ полную свободу. Взаимныя уступки необходимы;-- не для того-же люди женятся, чтобы бѣсить другъ друга! Послѣ свадьбы мы заживемъ, какъ настоящіе свѣтскіе люди; намъ, разумѣется, не придетъ и въ голову ревновать другъ друга; довольно и того, что вы не сомнѣваетесь въ моей вѣрности, а я -- въ вашей. Однако, что съ вами?-- вы вдругъ измѣнились въ лицѣ.
  

Сганарель.

   Должно быть, кровь ударила въ голову.
  

Доримена.

   Это случается нынче со многими. Послѣ свадьбы все пройдетъ. Пойду закажу себѣ хоть нѣсколько порядочныхъ платьевъ, чтобы сбросить эти тряпки. Закуплю, что нужно, а со счетами пришлю къ вамъ.
  

ЯВЛЕНІЕ V.-- ЖЕРОНИМЪ, СГАНАРЕЛЬ.

  

Жеронимъ.

   Какъ я радъ, что еще засталъ тебя здѣсь! Я встрѣтился съ однимъ ювелиромъ, который слышалъ, что ты хочешь подарить своей будущей женѣ кольцо съ большимъ брилліантомъ, и просилъ меня порекомендовать его тебѣ. У него есть такое кольцо, и онъ готовъ его уступить.
  

Сганарель

   Можетъ подождать! Торопиться не къ чему.
  

Жеронимъ.

   Это что значитъ? Ты самъ нѣсколько минутъ назадъ торопился, точно угорѣлый.
  

Сганарель.

   Прежде торопился, а теперь кое о чемъ пораздумалъ. Не забѣгая слишкомъ далеко впередъ, я хотѣлъ бы обсудить этотъ предметъ со всѣхъ сторонъ,-- такъ сказать, проникнуть въ самую глубь. Мнѣ желательно, чтобы кто нибудь объяснилъ мнѣ сонъ, который приснился мнѣ прошлою ночью и о которомъ я какъ-то нечаянно теперь вспомнилъ. Знаешь,-- иные сны похожи на зеркало, гдѣ отражается иногда все то, что должно съ нами случиться. Мнѣ приснилось, будто я ѣхалъ на кораблѣ, среди волнъ бушующаго моря и...
  

Жеронимъ.

   Любезный другъ, я долженъ идти по дѣлу и выслушаю; твой разсказъ въ слѣдующій разъ. Къ тому-же, я не мастеръ отгадывать сны. А если ты хочешь узнать что-нибудь по поводу брака,-- то ничего нѣтъ лучше: подлѣ тебя живутъ двое ученыхъ, которые навѣрное съ умѣютъ все объяснить, какъ слѣдуетъ. Они принадлежатъ къ различнымъ школамъ, и тебѣ будетъ очень кстати услышать разныя сужденія объ одномъ и томъ-же предметѣ. А я ограничусь лишь тѣмъ, что уже сказалъ. И такъ, до свиданія.
  

Сганарель (одинъ).

   Онъ правъ: въ такой неизвѣстности, положительно слѣдуетъ посовѣтоваться съ учеными мудрецами.
  

ЯВЛЕНІЕ VI.-- ПАНКРАТІЙ, СГАНАРЕЛЬ.

  

Панкратій (оборачиваясь сторону, откуда онъ вышелъ, и не замѣчая Сганареля).

   Любезнѣйшій, ты нахалъ и невѣжда, не знающій порядочнаго обращенія! Тебя просто слѣдуетъ вытурить по шеѣ изъ литературнаго кружка!
  

Сганарель.

   Отлично! одинъ изъ нихъ подоспѣлъ какъ разъ кстати.
  

Панкратій (не замѣчая Сганареля).

   Я докажу тебѣ неоспоримыми фактами на основаніи мнѣнія Аристотеля,-- этого философа изъ философовъ,-- что ты ничего не знаешь, не понимаешь, не разсуждаешь, не смѣняешь, а просто врешь безъ всякой мѣры!
  

Сганарель (въ сторону).

   Ссорится съ кѣмъ-то! (Панкратію) Милостивый государь!..
  

Панкратій (по прежнему).

   Ты лѣзешь тоже разсуждать, а не понимаешь начальныхъ правилъ умозаключенія!
  

Сганарель (въ сторону).

   Отъ злости онъ не видитъ меня! (Панкратію) Милостивый государь!..
  

Панкратій (по прежнему).

   Это кощунство въ области философіи!
  

Сганарель (въ сторону).

   Видно, его сильно разозлили! (Панкратію). Я...
  

Панкратій (по прежнему).

   Toto coelo, tota via aberras.
  

Сганарель.

   Позвольте мнѣ...
  

Панкратій.

   Что прикажете?
  

Сганарель.

   Нельзя ли...
  

Панкратій (оборачиваясь въ сторону, откуда вышелъ).

   Главная часть твоего предложенія -- нелѣпо вводная -- безсмысленна, а все цѣлое -- смѣшно.
  

Сганарель.

   Я...
  

Панкратій (по прежнему).

   Скорѣе издохну, чѣмъ соглашусь съ тобой! Буду отстаивать свое мнѣніе до послѣдней капли чернилъ!
  

Сганарель.

   Могу ли я...
  

Панкратій.

   Всегда стану защищать свои убѣжденія,-- pugnis et calcibus, unguibus et rostro!
  

Сганарель.

   Господинъ Аристотель, нельзя ли узнать, что такъ разсердило васъ?
  

Панкратій.

   Меня разозлила вещь, справедливѣе которой нѣтъ ничего на свѣтѣ.
  

Сганарель.

   Въ чемъ дѣло?
  

Панкратій.

   Одинъ дуракъ защищаетъ мнѣніе самое нелѣпое, возмутительное, отвратительное и наибезобразнѣйшее.
  

Сганарель.

   А именно?
  

Панкратій.

   Судите сами, господинъ Сганарель. Нынче все перевернулось вверхъ дномъ! Нашъ міръ впалъ въ бездну разврата, всюду царитъ распущенность, и правительственныя лица, на которыхъ возложено поддержаніе порядка, должны бы умереть со стыда при видѣ того невыразимаго скандала, о которомъ я хочу вамъ повѣдать!
  

Сганарель.

   Да въ чемъ дѣло?
  

Панкратій.

   Сознайтесь: развѣ не возмутительно, не омерзительно, не отвратительно слышать и молчать, когда говорятъ публично: форма шляпы?
  

Сганарель.

   Что такое?
  

Панкратій.

   Я утверждаю, что слѣдуетъ говорить фигура, а не форма шляпы; между выраженіями форма и фигура существуетъ то различіе, что форма есть внѣшнее изображеніе предметовъ одушевленныхъ, а фигура -- внѣшнее изображеніе предметовъ неодушевленныхъ; и такъ какъ шляпа есть предметъ неодушевленный, то и слѣдуетъ говорить: фигура шляпы, а не форма шляпы. (Снова обращаясь въ ту сторону, откуда вышелъ) Да, невѣжда, вотъ какъ должно говорить. Аристотель прямо утверждаетъ это въ своей главѣ "о качествѣ".
  

Сганарель (въ сторону).

   А я думалъ, Богъ знаетъ что случилось. (Панкратію). Господинъ докторъ, стоитъ ли такъ тревожиться! Я...
  

Панкратій.

   Я такъ взбѣшенъ, что не помню себя!..
  

Сганарель.

   Оставьте въ покоѣ и форму, и шляпу. Мнѣ необходимо кое что сообщить вамъ. Я...
  

Панкратій.

   Наглецъ!
  

Сганарель.

   Умоляю васъ, успокойтесь! Я...
  

Панкратій.

   Невѣжда!
  

Сганарель.

   О, Боже мой! Я...
  

Панкратій.

   И онъ смѣетъ требовать, чтобы я уступилъ!...
  

Сганарель.

   Онъ виноватъ! Я...
  

Панкратій.

   Чтобы я призналъ мнѣніе, осужденное Аристотелемъ!...
  

Сганарель.

   Вполнѣ вѣрно. Я...
  

Панкратій.

   Самымъ категорическимъ образомъ!
  

Сганарель.

   Вы совершенно правы! (Обращаясь въ ту сторону, откуда вышелъ Панкратій). Словомъ, ты дуракъ и нахалъ! Какъ ты смѣешь спорить съ ученымъ мужемъ, который умѣетъ и читать и писать!... Ну, дѣло кончено! Теперь прошу васъ выслушать, наконецъ, меня. Обстоятельство довольно сложное, и я желалъ бы знать ваше мнѣніе. Я хочу жениться на дѣвушкѣ, которая могла бы быть мнѣ женой и, вмѣстѣ съ тѣмъ, хозяйкой въ домѣ. Эта особа очень красива и прекрасно сложена. Она мнѣ очень нравится, да и сама въ восторгѣ, что выходитъ замужъ; я уже получилъ согласіе ея отца. Но я боюсь одного, докторъ... именно того, о чемъ вы догадываетесь, боюсь той бѣды, которая ни въ комъ не возбуждаетъ сочувствія... Я попросилъ бы васъ, какъ философа, высказать мнѣ откровенно вашъ взглядъ. Ну, что вы объ этомъ думаете?
  

Панкратій.

   Я готовъ скорѣе согласиться, что datur vacuum in rerum natura, готовъ скорѣе признать себя чистѣйшимъ болваномъ, чѣмъ допустить выраженіе: форма шляпы!
  

Сганарель (въ сторону).

   Чортъ бы его побралъ! (Панкратію). Господинъ докторъ, выслушайте же, наконецъ, и другихъ! Съ вами говорятъ битый часъ, а вы хоть бы слово!..
  

Панкратій.

   Простите великодушно! Справедливый гнѣвъ затемняетъ мнѣ умъ.
  

Сганарель.

   Оставьте все это и потрудитесь меня выслушать.
  

Панкратій.

   Извольте. Что вамъ угодно?
  

Сганарель.

   Я хочу вамъ кое что сказать.
  

Панкратій.

   А какимъ языкомъ желаете выражаться?
  

Сганарель.

   Какимъ языкомъ?
  

Панкратій.

   Да.
  

Сганарель.

   Чортъ возьми! моимъ собственнымъ языкомъ, который у меня во рту! Не стану же я занимать его у сосѣда!
  

Паннратій.

   Я васъ спрашиваю, на какомъ нарѣчіи вы будете изъясняться?
  

Сганарель.

   А, это дѣло иное!
  

Панкратій.

   Хотите ли вы говорить со мною по итальянски?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По испански?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По нѣмецки?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По англійски?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По латыни?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По гречески?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По еврейски?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По сирійски?
  

Сганарель.

   Нѣтъ.
  

Панкратій.

   По турецки?
  

Сганарель.

   Нѣтъ, нѣтъ! По французски, по французски, по французски!
  

Панкратій.

   А! по французски...
  

Сганарель.

   Да.
  

Панкратій.

   Въ такомъ случаѣ, перейдите на другую сторону. Это ухо назначено для древнихъ и иностранныхъ языковъ, а другое -- для просторѣчія и отечественнаго языка.
  

Сганарель (въ сторону).

   Боже мой! Сколько церемоній у этихъ ученыхъ!
  

Панкратій.

   И такъ, что вамъ нужно?
  

Сганарель.

   Мнѣ нужно посовѣтоваться съ вами насчетъ одного затруднительною обстоятельства.
  

Панкратій.

   Ага! безъ сомнѣнія, по предмету философіи?
  

Сганарель.

   Ничуть. Я...
  

Панкратій.

   Можетъ быть, вамъ интересно знать, представляютъ и, по отношенію къ существу, субстанція и акциденція одинаковыя или различныя выраженія?
  

Сганарель.

   Нисколько. Я...
  

Панкратій.

   Слѣдуетъ ли логику принимать въ смыслѣ искусства или науки?
  

Сганарель.

   Совсѣмъ не то. Я...
  

Панкратій.

   Имѣетъ ли она предметомъ три отправленія мыслительной способности, или ограничивается только послѣднимъ?
  

Сганарель.

   Нѣтъ. Я...
  

Панкратій.

   Существуетъ ли десять категорій, или всего одна?
  

Сганарель.

   Позвольте. Я...
  

Панкратій.

   Представляетъ ли заключеніе эссенцію силлогизма?
  

Сганарель.

   Да нѣтъ же! Я...
  

Панкратій.

   Принимается ли понятіе о добрѣ въ смыслѣ абстрактномъ, или конкретномъ?
  

Сганарель.

   Боже мой! Я...
  

Панкратій.

   Относится ли добро ко злу, какъ начало къ концу?
  

Сганарель.

   Нѣтъ! Я...
  

Панкратій.

   Можетъ ли конецъ воздѣйствовать на насъ посредствомъ сущности положительной, или же сущности преднамѣренной?
  

Сганарель.

   Нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ, нѣтъ, клянусь всѣми чертями, нѣтъ!
  

Панкратій.

   Въ такомъ случаѣ, объясните вашу мысль, я не могу отгадать.
  

Сганарель.

   Объясниться-то я и хочу, только слушайте какъ слѣдуетъ. Дѣло, о которомъ я желаю съ вами переговорить, заключается въ томъ, что я имѣю намѣреніе жениться на молодой и красивой дѣвушкѣ. Я ее очень люблю и уже сдѣлалъ предложеніе ея отцу. Но такъ какъ я нѣсколько опасаюсь...
  

Панкратій (не слушая Сганареля).

   Слово дано человѣку для выраженія его мыслей, и подобно тому, какъ мысли представляютъ выраженіе вещей, точно такъ-же и слова являются выраженіемъ нашихъ мыслей. (Сганарель, въ нетерпѣніи, нѣсколько разъ закрываетъ ротъ Панкратію рукою, тотъ старается отстранить руку и продолжаетъ говорить). Но эти выраженія отличаются отъ другихъ выраженій тѣмъ, что другія выраженія всегда различествуютъ въ сравненіи съ ихъ подлинникомъ, а слово заключаетъ въ себѣ свой собственный смыслъ, такъ какъ оно есть ничто иное, какъ мысль, выраженная посредствомъ внѣшняго знака. Вотъ почему и происходитъ то явленіе, что тѣ, которые думаютъ здраво,-- и говорятъ наилучшимъ образомъ. И такъ, объясните вашу мысль посредствомъ слова, наиболѣе понятнаго изъ внѣшнихъ знаковъ.
  

Сганарель (вталкиваетъ Панкратія въ его домъ и затворяетъ за нимъ не давая ему выйти).

   Это чума, а не человѣкъ!
  

Панкратій (извнутри дома).

   Да, слово есть animi index et speculum. Это проводникъ сердца, изображеніе души... (Высовывается въ окно и продолжаетъ). Это зеркало, невольно представляющее всѣ тайныя пружины нашей собственной личности; а такъ какъ вы обладаете способностью и разсуждать, и говорить въ одно и то-же время,-- то почему-же вы не воспользуетесь даромъ слова для выраженія вашихъ мыслей?
  

Сганарель.

   Да я это и дѣлаю; вы сами не даете мнѣ выговорить ни слова.
  

Панкратій.

   Хорошо, я васъ слушаю, говорите.
  

Сганарель.

   Итакъ, я скажу вамъ, господинъ докторъ, что...
  

Панкратій.

   Главное, покороче.
  

Сганарель.

   Хорошо.
  

Панкратій.

   Избѣгайте многословія.
  

Сганарель.

   Однако, послуш...
  

Панкратій.

   Раздѣляйте рѣчь апоѳегмой, какъ слѣдуетъ лаконически.
  

Сганарель.

   Я васъ...
  

Панкратій.

   Не вдавайтесь въ излишнія подробности.

Сганарель, съ досады, беретъ камни съ мостовой, съ цѣлью швырнуть ими въ Панкратія.

  

Панкратій.

   Что я вижу? Вы сердитесь, вмѣсто того, чтобъ объясниться какъ слѣдуетъ! Подите, вы еще нахальнѣе того молодца, который хотѣлъ заставить меня согласиться, что слѣдуетъ говорить "форма шляпы!" При первой-же встрѣчѣ, я докажу вамъ, на основаніи самыхъ убѣдительныхъ и осязательныхъ доводовъ, аргументами in Barbara, что вы есть и будете не что иное какъ глупая скотина, и что я есмь и останусь всегда in utroque jure, докторомъ Панкратіемъ...
  

Сганарель.

   Эка молотитъ языкомъ!
  

Панкратій (выходя опять на сцену).

   Человѣкомъ интеллигентнымъ, образованнымъ...
  

Сганарель.

   Опять понесъ чушь!
  

Панкратій.

   Человѣкомъ самостоятельнымъ, человѣкомъ способнымъ; (уходя) человѣкомъ изучившимъ всѣ науки,-- естественныя, нравственныя и политическія; (возвращаясь) человѣкомъ ученымъ, ученѣйшимъ per omnes modos et casus; (уходя) человѣкомъ, который знаетъ, superlative, преданія, миѳологію и исторію, (возвращаясь) грамматику, поэзію, риторику, діалектику и софистику, (уходя) математику, ариѳметику, оптику, физику и метафизику, (возвращаясь) космометрію, геометрію, архитектуру и спектроманію, (уходя) медицину, астрономію, астрологію, физіономистику, метопоскопію, хиромантію, геомантію... (Уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ VII.-- СГАНАРЕЛЬ (одинъ).

   Провалиться-бы сквозь землю этимъ ученымъ, которые не хотятъ и выслушать другихъ! Правду говорятъ, что мудрецъ Аристотель былъ просто болтунъ. Пойти поискать другого. Можетъ быть, тотъ посолиднѣе и поразумнѣе. Эй!
  

ЯВЛЕНІЕ VIII.-- МАРФУРІЙ, СГАНАРЕЛЬ.

  

Марфурій.

   Что вамъ угодно, господинъ Сганарель?
  

Сганарель.

   Господинъ докторъ, я желалъ-бы посовѣтоваться съ вами по поводу одного обстоятельства, и нарочно сюда затѣмъ пришелъ. (Въ сторону) Кажется, дѣло идетъ на ладъ. По крайней мѣрѣ, этотъ хоть слушаетъ спокойно.
  

Марфурій.

   Прежде всего, господинъ Сганарель, прошу васъ, измѣните вашу манеру выражаться. Философская система требуетъ, чтобы не было высказываемо вполнѣ рѣшительныхъ предложеній, чтобы обо всемъ говорилось съ нѣкоторымъ сомнѣніемъ, и чтобы вообще сужденія отличались осторожностью и даже колебаніемъ. Такъ, напр., вы не должны были говорить: я пришелъ сюда, а сказать:-- кажется, что я пришелъ.
  

Сганарель.

   Кажется?
  

Марфурій.

   Да.
  

Сганарель.

   Чортъ возьми! Чего тутъ казаться, коли я дѣйствительно здѣсь!
  

Марфурій.

   Это не вытекаетъ одно изъ другого; вамъ можетъ казаться и безъ того, что фактъ существовалъ на самомъ дѣлѣ.
  

Сганарель.

   Какъ! по вашему, не существуетъ того, что я сюда пришелъ?
  

Марфурій.

   Это еще вопросъ,-- и мы должны во всемъ сомнѣваться.
  

Сганарель.

   Значитъ, меня здѣсь нѣтъ, и вы со мной не говорите?
  

Марфурій.

   Мнѣ кажется, что вы здѣсь и что я съ вами говорю, но я не вполнѣ въ этомъ увѣренъ.
  

Сганарель.

   Это чортъ знаетъ что такое! Я здѣсь и вы точно также здѣсь. Нечего говорить: кажется или не кажется. Но оставимъ этотъ вздоръ и поговоримъ о дѣлѣ. Я пришелъ вамъ сказать, что хочу жениться.
  

Марфурій.

   Ничего не знаю.
  

Сганарель.

   Но я вамъ говорю.
  

Марфурій.

   Можетъ быть.
  

Сганарель.

   Дѣвушка, на которой я женюсь, молода и красива собой.
  

Марфурій.

   Ничего нѣтъ невозможнаго.
  

Сганарель.

   Хорошо-ли я сдѣлаю или дурно, женившись на ней?
  

Марфурій.

   Одно изъ двухъ.
  

Сганарель (въ сторону).

   Ага! новая пѣсня началась! (Марфурію) Я спрашиваю васъ: хорошо-ли я сдѣлаю, если женюсь на этой дѣвушкѣ?
  

Марфурій.

   Смотря по обстоятельствамъ.
  

Сганарель.

   Или я сдѣлаю дурно?
  

Марфурій.

   Зависитъ отъ многаго.
  

Сганарель.

   Прошу васъ честью, отвѣчайте толкомъ!
  

Марфурій.

   Таково мое намѣреніе.
  

Сганарель.

   Мнѣ очень нравится эта дѣвушка....
  

Марфурій.

   Очень можетъ быть.
  

Сганарель.

   Отецъ далъ согласіе.
  

Марфурій.

   И это возможно.
  

Сганарель.

   Но, женясь на ней, я боюсь, какъ бы не быть съ рогами.
  

Марфурій.

   Случается.
  

Сганарель.

   Какъ вы объ этомъ думаете?
  

Марфурій.

   Нѣтъ ничего невозможнаго.
  

Сганарель.

   Что же сдѣлали бы вы на моемъ мѣстѣ?
  

Марфурій.

   Не знаю.
  

Сганарель.

   Какъ совѣтуете вы мнѣ поступить?
  

Марфурій.

   Какъ вамъ заблагоразсудится.
  

Сганарель.

   Я, наконецъ, начинаю бѣситься!
  

Марфурій.

   Умываю себѣ руки.
  

Сганарель.

   Чортъ бы побралъ стараго сумасброда!
  

Марфурій.

   Что будетъ, то будетъ.
  

Сганарель.

   Вотъ-то чума! Подожди, ты запоешь у меня иначе, ученый скотъ! (Бьетъ Марфурія палкой).
  

Марфурій.

   Ой, ой, ой!
  

Сганарель.

   Вотъ тебѣ за твою галиматью! Теперь я отвелъ душу.
  

Марфурій.

   Какова дерзость! Такъ нагло меня оскорбить! Осмѣлиться прибить такого философа, какъ я!
  

Сганарель.

   Сдѣлайте одолженіе, измѣните вашу манеру выражаться. Необходимо ко всему относиться съ сомнѣніемъ, и вы не должны говорить, что я васъ прибилъ, а что вамъ кажется, что я васъ прибилъ.
  

Марфурій.

   Ну, ужъ извините, я сейчасъ иду жаловаться коммисару.
  

Сганарель.

   Умываю себѣ руки.
  

Марфурій.

   У меня синяки на тѣлѣ!
  

Сганарель.

   Очень можетъ быть.
  

Марфурій.

   Вѣдь это ты меня такъ отдѣлалъ!
  

Сганарель.

   Нѣтъ ничего невозможнаго.
  

Марфурій.

   Ну, сидѣть тебѣ въ тюрьмѣ!
  

Сганарель.

   Ничего не знаю.
  

Марфурій.

   Судъ приговоритъ тебя къ наказанію...
  

Сганарель.

   Что будетъ, то будетъ.
  

Марфурій.

   Подожди, любезный!... (Уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ IX.-- СГАНАРЕЛЬ (одинъ).

   Такъ-таки и отъ этого скота не пришлось добиться толку! Я остался съ тѣмъ, что зналъ и прежде. Какъ-же мнѣ избавиться отъ неизвѣстности? Что дѣлать? А, вотъ цыганки: попрошу ихъ погадать мнѣ на счастье.
  

ЯВЛЕНІЕ X.-- ДВѢ ЦЫГАНКИ, СГАНАРЕЛЬ.

(Обѣ цыганки съ тамбуринами, входя, поютъ и пляшутъ).

  

Сганарель.

   Онѣ превеселыя! Послушайте, эй, вы! Можете вы мнѣ погадать?
  

1-я цыганка.

   Какъ-же, какъ-же, добрый господинъ! Мы обѣ тебѣ погадаемъ.
  

2-я цыганка.

   Протяни намъ ручку съ денежкой на ладони,-- мы скажемъ тебѣ всю правду и посулимъ счастье.
  

Сганарель.

   Ну, вотъ вамъ обѣ руки -- и съ тѣмъ, что нужно.
  

1-я цыганка.

   Ты очень красивъ, очень красивъ изъ себя.
  

2-я цыганка.

   Да, очень красивъ; придетъ время,-- и ты получишь многое.
  

1-я цыганка.

   Ты женишься очень скоро, мой добрый господинъ, ты женишься очень скоро.
  

2-я цыганка.

   Ты женишься на красивой женщинѣ, на очень красивой женщинѣ.
  

1-я цыганка.

   Да, на женщинѣ, которую всѣ будутъ любить и ласкать.
  

2-я цыганка.

   Она пріобрѣтетъ тебѣ много друзей, мой добрый господинъ, много друзей.
  

1-я цыганка.

   Она доставитъ тебѣ много денегъ.
  

2-я цыганка.

   Она будетъ тебя любить, мой добрый господинъ, будетъ любить.
  

Сганарель.

   Все это прекрасно. Но скажите мнѣ, не буду-ли я носитъ рога?
  

2-я цыганка.

   Рога?
  

Сганарель.

   Да.
  

1-я цыганка.

   Рога?
  

Сганарель.

   Да, не подвергаюсь-ли я опасности носить рога?

(Обѣ цыганки пляшутъ и поютъ).

  

Сганарель.

   Что за чортъ! это не отвѣтъ. Подите сюда! Я спрашиваю васъ обѣихъ: не буду-ли я носить рога?

2-я цыганка.

   Рога? ты?
  

Сганарель.

   Да, рога.
  

1-я цыганка.

   Ты, рога?
  

Сганарель.

   Да, буду-ли я съ рогами, или нѣтъ?

(Обѣ цыганки уходятъ съ пѣснями и пляской).

  

ЯВЛЕНІЕ XI.-- СГАНАРЕЛЬ (одинъ).

   Чоргь-бы побралъ эти черномазыя рожи! И отъ нихъ никакого толку не добился! Однако, долженъ-же я знать, что ожидаетъ меня послѣ свадьбы. Отправлюсь я лучше всего къ знаменитому чародѣю, о которомъ такъ много говорятъ и который силою своего удивительнаго искусства покажетъ все, что хочешь. А впрочемъ, кажется не зачѣмъ идти къ нему. Вотъ гдѣ я узнаю, что нужно.
  

ЯВЛЕНІЕ XII.-- ДОРИМЕНА, ЛИКАСТЪ; СГАНАРЕЛЬ (въ углу, не замѣчаемый остальными)

  

Ликастъ.

   Возможно-ли это, прелестная Доримена? Вы говорите не шутя?
  

Доримена.

   Нисколько не шутя.
  

Ликастъ.

   Вы, въ самомъ дѣлѣ, выходите за-мужъ?
  

Доримена.

   Въ самомъ дѣлѣ.
  

Ликастъ.

   Ваша свадьба назначена сегодня вечеромъ?
  

Доримена.

   Да.
  

Ликастъ.

   И вы могли забыть всю мою любовь, всѣ тѣ клятвы и обѣщанія, которыя я отъ васъ слышалъ?
  

Доримена.

   Забыть ихъ? никогда! Мои чувства не измѣнились, и мой бракъ не долженъ васъ тревожить. Я иду за-мужъ совсѣмъ не по любви; одно богатство моего будущаго мужа заставило меня принять его предложеніе. Денегъ у меня нѣтъ, да и у васъ тоже. А вы сами знаете, что безъ нихъ плохо живется на свѣтѣ. Во что-бы то ни стало надо имѣть состояніе. Я воспользовалась случаемъ, въ надеждѣ, что скоро освобожусь отъ моего будущаго сиволапаго муженька. Онъ навѣрное скоро отправится на тотъ свѣтъ,-- пожалуй, и полгода не протянетъ. Мнѣ не долго придется просить Бога, чтобы поскорѣе сдѣлаться вдовой. (Увидѣвъ Сганареля). Ахъ! мы говорили о васъ; я не могла удержаться отъ изліянія тѣхъ чувствъ, которыми преисполнено мое сердце.
  

Ликастъ.

   Это вашъ будущій мужъ?
  

Доримена.

   Да, это тотъ человѣкъ, который назоветъ меня своею женой.
  

Ликастъ.

   Позвольте мнѣ, милостивый государь, поздравить васъ съ предстоящимъ бракомъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, быть вашимъ всепокорнѣйшимъ слугою. Смѣю увѣрить, что вы женитесь на прелестнѣйшей дѣвушкѣ. А за васъ, сударыня, я могу только радоваться, что вы сдѣлали такой счастливый выборъ: лучше и найти было нельзя. У вашего жениха такая физіономія, что онъ будетъ, навѣрное, отличнѣйшимъ мужемъ. Да, милостивый государь, я желаю быть вашимъ лучшимъ другомъ, буду навѣщать васъ каждый день и раздѣлять съ вами всѣ удовольствія.
  

Доримена.

   Слишкомъ много чести намъ обоимъ! Но время не терпитъ, и мы еще успѣемъ наговориться. (Уходятъ оба).
  

ЯВЛЕНІЕ XIII.-- СГАНАРЕЛЬ (одинъ).

   Однако, эта женитьба мнѣ положительно не понутру. Мнѣ даже кажется, что я сдѣлаю очень умно, если сейчасъ-же откажусь... Положимъ, я порядкомъ порастратилъ свой кошелекъ; но лучше поплатиться за глупость, чѣмъ подвергнуться худшему. Надо только поискуснѣе развязаться съ этимъ дѣломъ. Эй! (Стучится въ дверь къ Алькантору).
  

ЯВЛЕНІЕ XIV.-- АЛЬКАНТОРЪ, СГАНАРЕЛЬ.

  

Альканторъ.

   Добро пожаловать, зятекъ!
  

Сганарель.

   Вашъ слуга!
  

Альканторъ.

   Сегодня ваша свадьба.
  

Сганарель.

   Извините, я...
  

Альканторъ.

   Повѣрьте, этого дня я ждалъ съ такимъ-же нетерпѣніемъ, какъ и вы.
  

Сганарель.

   Я пришелъ по другому дѣлу.
  

Альканторъ.

   Я уже распорядился какъ слѣдуетъ для праздника.
  

Сганарель.

   Вопросъ совсѣмъ не въ томъ.
  

Альканторъ.

   Нанялъ цѣлый оркестръ и заказалъ ужинъ, а дочка принарядилась и ждетъ васъ.
  

Сганарель.

   Я пришелъ не затѣмъ...
  

Альканторъ.

   Итакъ, вы достигли своей цѣли; теперь ужъ ничто не будетъ мѣшать исполненію вашихъ желаній...
  

Сганарель.

   Господи! Я совсѣмъ не о томъ говорю!
  

Альканторъ.

   Не угодно-ли пожаловать въ домъ, дорогой зятекъ?
  

Сганарель.

   Мнѣ нужно сказать вамъ два слова.
  

Альканторъ.

   Сдѣлайте одолженіе, будьте безъ церемоній. Милости просимъ.
  

Сганарель.

   Повторяю вамъ, что прежде я хочу съ вами переговорить.
  

Альканторъ.

   Вы хотите со мной переговорить?
  

Сганарель.

   Да.
  

Альканторъ.

   О чемъ именно?
  

Сганарель.

   Господинъ Альканторъ, я просилъ руки вашей дочери,-- это совершенно справедливо, и вы дали ваши согласіе. Но я считаю себя черезчуръ пожилымъ для нея, и полагаю, что не могу къ ней подходить.
  

Альканторъ.

   Помилуйте, моя дочь находитъ васъ совершенно подходящимъ, и я увѣренъ, что она будетъ вполнѣ довольна.
  

Сганарель.

   Совсѣмъ не будетъ довольна! У меня престранный и иногда преотвратительный характеръ. Она черезчуръ терпѣла-бы отъ моихъ причудъ.
  

Альканторъ.

   Моя дочь очень снисходительна, и вы увидите, что она скоро къ вамъ привыкнетъ.
  

Сганарель.

   У меня остались на тѣлѣ слѣды болѣзни, которые могутъ вселить ко мнѣ отвращеніе.
  

Альканторъ.

   Это ничего не значитъ. Честная женщина никогда не почувствуетъ отвращенія къ своему мужу.
  

Сганарель.

   Знаете-ли, наконецъ, что я вамъ скажу? Я не совѣтую вамъ отдавать ее за меня.
  

Альканторъ.

   Вы, вѣрно, шутите! Я скорѣе умру, чѣмъ измѣню своему слову.
  

Сганарель.

   Ахъ, Боже мой! я возвращаю вамъ ваше слово и....
  

Альканторъ.

   Но я не согласенъ. Я обѣщалъ выдать ее за васъ, и она будетъ ваша, что-бы ни говорили другіе.
  

Сганарель (въ сторону).

   Вотъ дубина-то!
  

Альканторъ.

   Видите-ли, дѣло въ томъ, что я васъ особенно люблю и уважаю, и скорѣе отказалъ-бы въ ея рукѣ какому-нибудь владѣтельному принцу, нежели вамъ....
  

Сганарель.

   Господинъ Альканторъ, я вамъ очень благодаренъ за оказанную честь, но объявляю, что не хочу жениться.
  

Альканторъ.

   Кто? вы?
  

Сганарель.

   Да, я.
  

Альканторъ.

   Почему?
  

Сганарель.

   Потому что не считаю себя способнымъ къ браку и желаю послѣдовать примѣру моего отца и всѣхъ моихъ предковъ, которые ни за что не хотѣли жениться.
  

Альканторъ.

   Вольному -- воля! Я такой человѣкъ, что никого принуждать не стану. Вы дали слово, что женитесь на моей дочери, и все уже готово для свадьбы. Но такъ какъ вы берете слово назадъ, то я пойду подумаю, какъ мнѣ поступить, а затѣмъ увѣдомлю васъ о своемъ рѣшеніи.
  

ЯВЛЕНІЕ XV.-- СГАНАРЕЛЬ

   Онъ, однако, разсудительнѣе, чѣмъ я ожидалъ; я думалъ, что будетъ гораздо труднѣе съ нимъ развязаться. А, право, я очень умно сдѣлалъ, что отказался отъ шага, за который, можетъ быть, долго пришлось бы мнѣ проклинать свою жизнь. Но вотъ идетъ сынъ,-- онъ, вѣрно, передастъ отвѣтъ.
  

ЯВЛЕНІЕ XVI.-- АЛКИДЪ, СГАНАРЕЛЬ.

  

Алкидъ (добродушно).

   Имѣю честь кланяться, господинъ Сганарель.
  

Сганарель.

   Покорнѣйшій слуга!
  

Алкидъ (также).

   Батюшка сказалъ мнѣ, что вы отказываетесь отъ вашего слова.
  

Сганарель.

   Точно такъ, милостивый государь. Вѣрьте, что чувства глубокаго сожалѣнія...
  

Алкидъ.

   Помилуйте,-- тутъ нѣтъ ничего дурного.
  

Сганарель.

   Увѣряю васъ, мнѣ весьма прискорбно, и я желалъ-бы....
  

Алкидъ.

   Повторяю, это ничего не значитъ. (Представляетъ Сганарелю двѣ шпаги). Милостивый государь, не угодно-ли взять на себя трудъ выбрать одну ихъ этихъ шпагъ?
  

Сганарель.

   Одну изъ этихъ шпагъ?
  

Алкидъ.

   Да, не угодно-ли?
  

Сганарель.

   Для чего, собственно?
  

Алкидь.

   Такъ какъ вы не желаете жениться на моей сестрѣ, послѣ даннаго вами обѣщанія, то я полагаю, что вы не откажетесь отъ небольшаго объясненія, которое я вамъ и предлагаю въ настоящую минуту.
  

Сганарель.

   Какъ такъ?
  

Алкидъ.

   Другіе стали-бы шумѣть и разозлились-бы на васъ до-нельзя, а мы люди тихіе, скромные. Съ полнымъ соблюденіемъ правилъ вѣжливости, я предлагаю вамъ, не найдете-ли вы справедливымъ, чтобы одинъ изъ насъ перерѣзалъ глотку другому?
  

Сганарель.

   Это объясненіе мнѣ совсѣмъ не по-нутру.
  

Алкидъ.

   Итакъ, милостивый государь, не угодно-ли вамъ выбрать?
  

Сганарель.

   Я совершенно въ вашимъ услугамъ, но отнюдь не желаю, чтобы вы перерѣзали мнѣ глотку. (Въ сторону). Что за непріятная манера выражаться!
  

Алкидъ.

   Я долженъ предупредить васъ, что это необходимо.
  

Сганарель.

   Милостивый государь, оставьте объясненіе при себѣ и шпагу въ ножнахъ.
  

Алкидъ.

   Не будемъ терять времени,-- у меня спѣшное дѣло.
  

Сганарель.

   Повторяю, я не согласенъ.
  

Алкидъ.

   Вы не хотите драться?
  

Сганарель.

   Нѣтъ, чортъ возьми!
  

Алкидъ.

   Положительно не хотите?
  

Сганарель.

   Не хочу.
  

Алкидъ (бьетъ его палкой).

   Въ такомъ случаѣ пеняйте на себя! Согласитесь, что я вполнѣ соблюлъ законы приличія. Вы измѣняете своему слову,-- я предлагаю вамъ дуэль; вы отказываетесь драться,-- я бью васъ палкой: все это совершенно правильно, и вы, какъ благородный человѣкъ, сами одобрите мой образъ дѣйствія.
  

Сганарель (въ сторону).

   Вотъ дьяволъ!
  

Алкидъ ( представляетъ ему шпаги).

   Итакъ, милостивый государь, поступите какъ истинно порядочный человѣкъ, безъ того, чтобы я снова прибѣгнулъ къ насилію.
  

Сганарель.

   Какъ? опять?
  

Алкидъ.

   Я никого не принуждаю, но вамъ приходится выбирать одно изъ двухъ: или драться со мною, или жениться на моей сестрѣ.
  

Сганарель.

   Клянусь вамъ, что я не сдѣлаю ни того, ни другого.
  

Алкидъ.

   И это вѣрно?
  

Сганарель.

   Вѣрно.
  

Алкидъ.

   Въ такомъ случаѣ,-- съ вашего позволенія (снова бьетъ его палкой).
  

Сганарель.

   Ой, ой, ой!
  

Алкидъ.

   Мнѣ очень прискорбно, что я принужденъ такъ обращаться съ вами, но я не перестану до тѣхъ поръ, пока вы не скажете мнѣ положительно, желаете-ли вы драться со мною, или жениться на моей сестрѣ (снова размахивается палкой).
  

Сганарель.

   Хорошо! Женюсь, женюсь!
  

Алкидъю

   Милостивый государь, ваша разсудительность приводить меня въ восторгъ. Я счастливъ, что дѣло окончилось безъ шума, тѣмъ болѣе, что чувствую къ вамъ искреннее уваженіе, и былъ-бы въ отчаяніи, еслибы мнѣ пришлось не совсѣмъ учтиво обращаться съ вами. Сейчасъ попрошу сюда моего отца и объявлю ему, что мы пришли къ обоюдному соглашенію. (Стучится въ дверь къ Алькантору).
  

ЯВЛЕНІЕ XVII.-- АЛЬКАНТОРЪ, ДОРИМЕНА, АЛКИДЪ, СГАНАРЕЛЬ.

  

Алкидъ.

   Батюшка, господинъ Сганарель поступилъ весьма благоразумно: онъ согласенъ съ моими доводами, и вы можете отдать за него мою сестру.
  

Альканторъ.

   Господинъ Сганарель, вотъ ея рука; вамъ остается только предложить свою. Да будетъ благословенно небо! Наконецъ-то я отдѣлался! Теперь уже вамъ придется отвѣчать за ея поведеніе. Станемъ веселиться и отпразднуемъ торжественно счастливый день вашей свадьбы.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru