Лонгфелло Генри Уодсворт
Очарованный инок

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:

Генри Лонгфелло Очарованный инок
  
   Однажды утром,
   По вековому сумрачному лесу,
   Из древних, серых стен монастыря,
   С задумчиво поникшей головою
   И тихою молитвой на устах
   Шел инок Феликс.
  
   Был жаркий день.
   Был зноен летний воздух, и зеленый
   Тенистый лес
   Уподоблялся мирной
   Обители безгрешных. Золотые
   Лежали мхи среди деревьев, ветви
   Как бы творили знаменье креста,
   Качаясь и шепча свои молитвы,
   И разливался сладкий, нежный запах
   Лесных цветов и виноградных лоз,
   Тянувшихся из чащи к свету солнца.
   Исполнено все было красоты;
   Но инок Феликс
   Был погружен в глубокое раздумье:
   Его глаза
   Покоились на книге Августина,
   Где он прочел
   О дивном и незримом божьем граде
   В далекой и неведомой стране.
   "Всем сердцем верю
   В твои деянья, господи! - сказал он, -
   Но не могу постигнуть их". - И вдруг
   В лесу раздался голос, - дивный голос
   Какой-то птицы, райски белоснежной,
   Упавшей точно с неба и запевшей
   Столь сладостно, столь звучно, что казалось,
   Запели в небе струны золотые
   Несметных арф. И Феликс
   Забыл святую книгу
   И долго, долго
   Шел и внимал той птице, восхищенный,
   Доколе не увидел, как во сне,
   Небесного убежища блаженных,
   Доколе не узрел
   Сонм ангелов, ходящих в божьем граде
   По золотым, по звучным плитам улиц.
   Он искушен был дерзкой
   Мечтой поймать таинственную птицу,
   Но птица по холмам и по долам
   Все далее и далее летела -
   И Феликс, вместо сладостного пенья,
   Услышал наконец
   Далекий звон обители, зовущий
   К полуденной молитве, и поспешно
   В обитель возвратился. Что ж он видит?
   Он узнает знакомые места,
   Шпиц колокольни, пасмурные стены
   Из серого гранита, кельи, вышки,
   Но, вглядываясь в братию, не может
   Найти в толпе
   Ни одного знакомого! Повсюду
   Чужие, неприветливые лица,
   И новые для слуха голоса
   Поют псалмы под голоса органа!
   И всем чужой,
   Меж старыми дубовыми скамьями,
   Остановился Феликс, и монахи
   Рассматривали тоже с удивленьем
   Его лицо. "Я вот уж сорок лет
   Живу в святой обители, - промолвил
   Один из них, - но этого лица
   За сорок лет я никогда не видел".
   Похолодев от страха, Феликс робко
   Сказал в ответ: "Окончив Первый час.
   Я нынче утром вышел за ворота
   И долго шел, влекомый сладким пеньем
   Какой-то белоснежной дивной птицы.
   Пока вдали
   Не услыхал полуденного звона.
   Я был как бы во сне:
   Часы мне показались кратким мигом".
   "Часы!" - сказал монах,
   Сидевший за дубовой темной партой
   Под северной стеною. "Не часы,
   А целые года!" - сказал он. Это был
   Старейший между всеми. Он столетье
   Провел в лесу, в святом служенье богу,
   Он вспомнил голос Феликса, всмотрелся
   В его лицо и медленно промолвил:
   "Сто лет назад,
   Когда я был послушником, был в этой
   Обители, хранимой богом, инок.
   Весьма ему угодный и носивший
   Святое имя: Феликс. Это Феликс!"
  
   И вынесли на свет
   Из пыльного скрипториума книгу,
   Огромную, оправленную медью,
   И темной кожей дикого медведя,
   В которой отмечались имена
   Всех иноков, здесь живших и умерших.
   И там прочли
   Все сказанное старцем: что столетье
   Тому назад, в такой-то день и месяц,
   Ушел из врат обители брат Феликс
   И под ее благословенный кров
   Уж больше не вернулся - слыл умершим.
   И, прочитав,
   Признали, что ему,
   Плененному бессмертной райской песнью,
   Век показался истинно мгновеньем.
  
   1908

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru