Лондон Джек
Ночь в Гобото

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.89*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    A Goboto Night (1911)
    Перевод Марии Коваленской.


Джек Лондон

Ночь в Гобото

Из сборника "Сын солнца"

A Goboto Night (1911)

Перевод Марии Коваленской

   Лондон Д. Собрание повестей и рассказов (1911--1916). М., "Престиж Бук", 2011.
  

I

   Все купцы, приплывающие на своих шхунах, и все плантаторы, прибывающие с далеких диких берегов, все до единого надевают в Гобото башмаки, белые парусиновые штаны и вообще все, что полагается носить цивилизованному человеку.
   В Гобото получается почта, производятся финансовые операции и газеты приходят не позже чем через пять недель после их выхода. Суть в том, что остров, опоясанный коралловыми рифами, со своей удобной гаванью считается хорошим портом для судов и служит распределительным пунктом для всей широко разбросанной группы островов.
   Кипучая, нездоровая и мрачная жизнь Гобото предрасполагает к алкоголизму, который здесь свирепствует более, чем в каком-либо ином месте земного шара. Правда, жители Гувуту, одного из самых диких Соломоновых островов, утверждают, что у них пьют даже в промежутках между двумя выпивками. Гобото этого не отрицает. Гобото только указывает на то обстоятельство, что в его летописях такие промежутки неизвестны. Вместе с тем из данных импортной статистики следует, что на каждую голову в Гобото приходится большее количество потребляемых спиртных напитков, чем в Гувуту. В Гувуту объясняют это тем, что на Гобото сильно развита деловая жизнь и что поэтому там много приезжих. Гобото возражает, что население его меньше, а приезжие обладают большой жаждой. И эти споры продолжаются без конца, главным образом оттого, что спорщики умирают раньше, чем доходят до какого-нибудь решения.
   Остров Гобото невелик -- у него в диаметре всего четверть мили. Там находятся угольные склады адмиралтейства (в которых уже около двадцати лет лежит неприкосновенный запас угля в несколько тонн); бараки немногочисленных чернокожих рабочих; большой амбар и склад товаров за железными щитами; бунгало, в котором живет управляющий со своими двумя помощниками. Эти трое составляют белое население острова. Один из них непременно болен лихорадкой. Работа на Гобото очень тяжелая. Компания придерживалась той политики, что следует хорошенько угощать клиентов. Управляющий и его помощники должны были заниматься этим делом. В течение всего года прибывали на остров купцы и вербовщики из далеких, "сухих" плаваний и плантаторы из дальних и "сухих" мест, привозя с собой неутолимую жажду. Гобото -- это Мекка для весельчаков, и, хорошенько покутив, они снова уходят на своих шхунах или отправляются на плантации.
   Наименее выносливые, отдыхая от попоек, приезжают вновь не раньше как через шесть месяцев. Но для управляющего и его помощников не бывает таких промежутков. Каждую неделю муссоны и юго-западные ветры приносят к стоянке шхуны, нагруженные копрой, кокосовыми орехами, перламутровыми раковинами, морскими черепахами, с людьми, томимыми жаждой.
   Работа на Гобото чрезвычайно тяжела, поэтому там платят вдвое больше, чем на других станциях, и Компания выбирает служащих для этого острова крепких и неустрашимых. Они живут здесь год или около того, а потом, превратившись в полных инвалидов, уезжают в Австралию, или останки их зарывают в песок с той стороны островка, где свирепствует ветер. Джонни Бэссет, почти легендарный герой Гобото, побил рекорд. Он обладал замечательным по крепости организмом и выдержал семь лет. Его предсмертная воля была в точности исполнена помощниками: они замариновали тело его в бочке с ромом, купленной ими на собственные деньги, и отослали к родственникам в Англию.
   Несмотря на все это, служащие в Гобото старались быть джентльменами. Если и можно было подметить у них некоторые изъяны, все же они были и оставались джентльменами. Вот почему существовал здесь великий неписаный закон, который требовал, чтобы приезжие облекались в брюки и башмаки. Трусики, лава-лава и голые ноги совершенно не допускались. Когда капитан Йенсен, самый необузданный из ловцов негров, хотя он происходил из старинной нью-йоркской семьи, создавшей торговлю купальными костюмами, явился на остров в нижней рубашке и набедренной повязке, с двумя револьверами и ножом за поясом, его задержали на берегу. Это было во времена Джонни Бэссета, строго следившего за исполнением этикета. Капитан Йенсен, стоя на корме своего вельбота, заявил, что на его шхуне нет штанов, и в то же время продолжал настаивать на своем желании выйти на берег. В Гобото его вылечили от огнестрельной раны в плечо и учтиво извинились перед ним, так как на его шхуне действительно не нашлось штанов. Однако в первый же день, когда он поднялся с постели, Джонни Бэссет вежливо, но непреклонно облек гостя в собственные брюки. Это было важным прецедентом. Во все последующие годы обычай никогда не нарушался. Белые люди и штаны составляли неделимое целое. Только негры бегали нагишом. Панталоны определяли касту.
  

II

   В эту ночь все было, как обыкновенно, за исключением одного обстоятельства. Семь человек с очень блестящими глазами, но еще твердо державшиеся на ногах, увенчавшие головокружительным коктейлем день, посвященный шотландскому виски, сели обедать. На них были куртки, штаны и башмаки. В числе этих семерых находился управляющий Джерри Мак-Мёртрей, два его приказчика -- Эдди Литл и Джек Эндрюз, капитан Стейплер с кеча "Мари", вербовавшего рабочих, плантатор из Тито-Ито -- Дарби Шрайлтон, Питер Джи, полукитаец, скупщик жемчуга в районе от Цейлона до Паумоту, и Альфред Дикон, прибывший с последним пароходом. Вначале чернокожие подавали вино, но вскоре все предпочли виски с содовой, запивая им пищу, прежде чем она оказывалась в их луженых, обожженных алкоголем желудках.
   Во время кофе они услышали грохот якорной цепи, что указывало на прибытие судна.
   -- Это Дэвид Гриф, -- заметил Питер Джи.
   -- Вы почем знаете? -- свирепым голосом спросил Дикон и продолжал язвительно: -- Такие парни, как вы, всегда стараются пустить пыль в глаза новичку. Я немало плавал по морям и скажу, что назвать судно, когда оно появляется вдали маленьким пятнышком, или угадать, кто им управляет, по грохоту якоря -- это просто возмутительное фанфаронство.
   Питер Джи закуривал папиросу и не отвечал.
   -- Негры иногда удивительно ловко угадывают, -- дипломатично вставил Мак-Мёртрей.
   Поведение гостя в высшей степени не нравилось управляющему и остальной компании. С того момента, как появился сегодня после обеда Питер Джи, Дикон всячески издевался над ним. Он придирался ко всем его словам и вообще вел себя грубо.
   -- Может быть, это оттого, что Питер отчасти китаец, -- предположил Эндрюз. -- Дикон -- австралиец, а вы знаете, что австралийцы очень чувствительны к цвету.
   -- Пожалуй, что так, -- согласился Мак-Мёртрей. -- Но все же нельзя сносить подобное обращение, особенно с таким человеком, как Питер Джи, который белее самого белого.
   Управляющий был совершенно прав. Питер Джи считался выдающейся личностью. Этот человек со смесью европейской и азиатской крови был добр и умен. Честная и настойчивая китайская кровь сдерживала в нем беспечность и распущенность, полученные с английской кровью его отца. Он был образованнее всех находящихся здесь, лучше всех говорил по-английски, равно как и на нескольких других языках, и более чем кто-либо старался не отступать от идеала джентльмена. В довершение всего у него была мягкая, благородная душа. Он ненавидел насилие, хотя в свое время ему приходилось убивать людей, питал отвращение к спорам и раздорам, боялся их, как чумы.
   Капитан Стейплер пытался поддержать Мак-Мёртрея:
   -- Я помню, когда я перешел на другую шхуну и отправился в Альтман, негры заранее угадали это. Меня совсем не ждали и ни в коем случае не могли предположить, что я буду на этом судне. А негры сказали агенту, что на шхуне капитаном я. Тот посмотрел в бинокль и не поверил им. Но они стояли на своем. Потом они говорили мне, что по всему облику шхуны знали, что именно я вел ее.
   Дикон не слушал его и опять начал придираться к скупщику жемчуга.
   -- Как могли вы узнать по звуку якорной цепи, что на судне тот самый... как вы там назвали его? -- язвил он.
   -- Признаков очень много, -- отвечал Питер Джи, -- очень трудно это объяснить. Для этого, пожалуй, понадобилось бы написать целое сочинение.
   -- Вот именно, -- насмехался Дикон. -- Немудрено дать такой ответ, который ничего не объясняет.
   -- Кто хочет играть в бридж? -- спросил Эдди Литл, второй приказчик, смотря вопросительно на присутствующих и собираясь тасовать карты. -- Хотите играть, Питер?
   -- Если он будет играть, значит, он хвастун, -- отрезал Дикон. -- Мне, наконец, надоело это фанфаронство. Мистер Джи, может быть, вы будете столь добры и расскажете, как вы узнали, кто бросил якорь? А после этого мы сыграем с вами в пикет.
   -- Я бы предпочел бридж, -- отвечал Питер. -- Что же касается до того, что вы спрашиваете, то извольте, кое-что скажу. По грохоту якоря можно узнать, что это маленькое судно. Не было слышно ни свистка, ни сирены -- опять признак маленького судна. Оно бросило якорь близко от берега, что опять говорит о маленьком судне, так как пароход и крупные шхуны должны бросать якорь, не доходя до середины мелкого места. Вход в бухту очень извилистый. Ни один капитан не решится войти сюда ночью ни на вербовочном судне, ни на торговом. Никто из чужестранцев, разумеется, не рискнет на это. Могут быть два исключения. Во-первых, Маргонвилл, но он казнен верховным судом на Фиджи. Значит, остается другой -- Дэвид Гриф. Он войдет в пролив днем или ночью, будь благоприятная погода или буря. Все это знают. Можно было бы еще допустить, что решился на это какой-нибудь молодой отчаянный мореплаватель, если бы появление Грифа было невозможно, если бы он находился где-нибудь вдали. Но, во-первых, о таком смельчаке не слышал ни я, ни вообще кто-либо; во-вторых, невдалеке крейсирует "Гунге", которая недавно покинула Каро-Каро. Я виделся с Грифом третьего дня в проливе Сэндфлай, он был на "Гунге". Он вез агента на новую плантацию и говорил, что сначала зайдет в Бабо, а затем отправится в Гобото. У него было достаточно времени дойти сюда. Я слышал грохот якоря. Кто же другой может быть здесь, кроме Дэвида Грифа? Шкипером на "Гунге" Доновен; его я знаю слишком хорошо, чтобы допустить, что он может один, без своего хозяина отважиться войти в бухту темной ночью. Через несколько минут Дэвид Гриф войдет в эту дверь и скажет: "В Гувуту пьют даже в промежутках между двумя выпивками". Я готов поставить пятьдесят фунтов, что в эту дверь сейчас войдет именно он и скажет эти самые слова: "В Гувуту пьют даже в промежутках между двумя выпивками".
   В первое мгновение Дикон почувствовал себя уничтоженным. Затем его лицо побагровело.
   -- Вот вам и ответ, -- рассмеялся Мак-Мёртрей. -- Я, пожалуй, тоже поставлю несколько соверенов.
   -- Бридж! Кто начинает? -- нетерпеливо крикнул Эдди Литл. -- Идите сюда, Питер.
   -- Играйте, -- сказал Дикон. -- А мы с ним сразимся в пикет.
   -- Я бы предпочел бридж, -- мягко сказал Питер Джи.
   -- А вы вообще играете в пикет?
   Торговец жемчугом кивнул.
   -- В таком случае, давайте. Может быть, я покажу вам, что в этом я понимаю больше, чем в якорях.
   -- О, обождите! -- начал Мак-Мёртрей.
   -- Играйте в бридж, -- оборвал Дикон. -- Мы предпочитаем в пикет.
   Таким образом, Питер Джи был вовлечен в игру, которая, как он предчувствовал, вызовет новые неприятности.
   -- Только один роббер, -- сказал он.
   -- Какая ставка? -- спросил Дикон.
   Питер Джи пожал плечами:
   -- Какая хотите.
   -- Сто очков -- пять фунтов партия. Идет?
   Питер Джи согласился.
   -- За двойную партию, конечно, десять.
   -- Хорошо, -- сказал Питер Джи.
   За другим столиком четверо углубились в бридж.
   Капитан Стейплер, не любивший карт, наблюдал за играющими и подливал виски в их большие стаканы, стоявшие у каждого по правую руку. Мак-Мёртрей с едва скрываемым беспокойством поглядывал на играющих в пикет. Его товарищи англичане также были смущены поведением австралийца и боялись какой-нибудь выходки с его стороны. Было ясно, что его враждебность к метису рано или поздно кончится взрывом.
   -- Надеюсь, что Питер проиграет, -- сказал тихим голосом Мак-Мёртрей.
   -- Не думаю. Разве только карта не будет идти, -- ответил Эндрюс. -- Он прекрасно играет в пикет. Знаю по собственному опыту.
   Питеру Джи несомненно везло, -- это было видно по тому раздражению, с каким Дикон беспрестанно наполнял свой стакан. Первую партию Дикон проиграл и, видимо, проигрывал и вторую, судя по его замечаниям, как вдруг дверь отворилась и вошел Дэвид Гриф.
   -- В Гувуту пьют даже в промежутках между двумя выпивками! -- заметил он небрежно, прежде чем протянул руку управляющему. -- Алло, Мак! Мой шкипер находится на вельботе. Он получил шелковую рубаху, галстук, туфли для тенниса -- словом, всю обмундировку и просит вас прислать ему брюки. Мои оказались малы, а ваши будут ему как раз впору. Здравствуйте, Эдди! Как дела с нгари-нгари? А вы как, Джек? Сегодня чудо: ни у кого нет лихорадки и никто не пьян до бесчувствия. -- Он вздохнул. -- Положим, ночь только начинается. Здравствуйте, Питер! Как вы выбрались из этого шквала, после того как мы с вами расстались? Нам пришлось бросить второй якорь.
   Пока Гриф знакомился с Диконом, Мак-Мёртрей послал на вельбот слугу с брюками, и вскоре за тем появился капитан Доновен, одетый, как приличествует белому, -- по крайней мере на Гобото.
   Дикон проиграл вторую партию, что сейчас же обнаружилось по его громким ругательствам. Питер Джи закурил папиросу, сохраняя полное спокойствие.
   -- Как? Вы хотите кончить игру, потому что вы выиграли? -- спросил Дикон.
   Гриф вопросительно поднят брови, смотря на Мак-Мёртрея, который едва скрывал свое возмущение.
   -- Роббер кончился, -- ответил Питер Джи.
   -- Роббер состоит из трех партий. Продолжаем. Мне сдавать.
   Питер Джи не протестовал. Они начали третью партию.
   -- Щенок. Ждет кнута, -- прошептал Мак-Мёртрей Грифу. -- Вот что, друзья, прекратим пока игру. Мне хочется последить за ним. Если он зайдет слишком далеко, я выброшу его на берег, не посмотрю ни на какие инструкции Компании.
   -- Кто он такой? -- спросил Гриф.
   -- Прибыл с последним пароходом. Компания рекомендует обращаться с ним любезнее. Он хочет вложить свои деньги в плантацию. У него аккредитив от Компании на десять тысяч фунтов. Он помешался на истинно белой Австралии. Он думает, что если у него белая кожа, а отец его был прокурором республики, так он может брехать, как собака. Вот почему он придирается к Питеру, а вы знаете, что Питер менее чем кто-либо склонен ссориться и затевать истории. Проклятая Компания! Я не брался нянчить ее детенышей с банковыми счетами. Доливайте ваш стакан, Гриф. Это человек вредный, вредный из вредных, вреднейший.
   -- Может быть, он попросту слишком молод, -- предположил Гриф.
   -- Не может управлять собой, когда выпьет, -- это несомненно, -- сказал управляющий с гневом и отвращением. -- Если он только поднимет руку на Питера, я вздую самолично этого балбеса.
   Скупщик жемчуга выдернул из доски колышки, по которым он вел счет, и отодвинулся. Он выиграл третью партию. Взглянув на Эдди Литла, он сказал:
   -- Теперь я готов играть в бридж.
   -- А я хочу отыграться, -- сердился Дикон.
   -- Право, я очень устал от этой игры, -- уверял его Питер Джи со своим обычным спокойствием.
   -- Ну, ладно, играйте, -- бушевал Дикон. -- Еще одну. Нельзя же таким образом отбирать мои деньги. Я продул пятнадцать фунтов. Пусть я проиграю вдвое или расквитаюсь...
   Мак-Мёртрей хотел вступить в разговор, но Гриф сделал ему знак глазами.
   -- Если эта партия на самом деле последняя, я сыграю, -- сказал Питер, собирая карты. -- Кажется, мне сдавать? Насколько я понял вас, ставка пятнадцать фунтов. Или вы будете должны тридцать, или мы будем квиты.
   -- Правильно, приятель, или квиты, или я плачу вам тридцать фунтов.
   -- Кажется, начинается жаркая схватка, -- заметил Гриф, пододвигая стул.
   Остальные стояли или сидели вокруг, и Дикону опять не везло. Он был хорошим игроком, несомненно. Но карта не шла. И было очевидно, что он не может равнодушно перенести свою неудачу. Он безобразно ругался и злился на невозмутимого метиса.
   В конце партии Питер Джи подсчитывал свой выигрыш, а у Дикона не было и пятидесяти очков. Он молча смотрел на своего противника.
   -- Пахнет проигрышем, -- сказал Гриф.
   -- Притом двойным, -- заметил Питер Джи.
   -- Нечего мне разъяснять, -- злился Дикон. -- Я учился арифметике. Я должен вам сорок пять фунтов. Вот, берите!
   То, как он швырнул девять пятифунтовых билетов, было уже оскорбительно. Но Питер Джи оставался спокойным и не показывал вида, что его оскорбили.
   -- Вам безумно везло, но вы не умеете играть в карты. Могу вас в этом уверить, -- продолжал Дикон. -- Я мог бы вас поучить, как надо по-настоящему играть.
   Метис улыбнулся и утвердительно кивнул, складывая карты.
   -- Существует одна незатейливая игра -- казино; очень удивительно, если вы никогда не слыхали о ней, -- детская игра.
   -- Я видел, как в нее играют, -- мягко заметил метис.
   -- Что такое? Может быть, вы думаете, что сумеете сыграть в нее?
   -- О нет, нисколько. Я опасаюсь, что у меня не хватит на это соображения.
   -- Это очень недурная игра. Она мне нравится, -- любезно заметил Гриф.
   Дикон не обратил на него никакого внимания.
   -- Я сыграю с вами по десяти фунтов партию -- в тридцать одно очко, -- продолжал он приставать к Питеру Джи, -- и я покажу вам, как мало вы смыслите в картах. Начинайте. Где новая колода?
   -- Нет, благодарю вас, -- отвечал метис, -- меня ждут играть в бридж.
   -- Да, да, идите! -- настойчиво просил Эдди Литл. -- Идите, Питер, сейчас начинаем.
   -- Испугались такой простенькой игры, как казино, -- злорадствовал Дикон. -- Может быть, ставка слишком высока? Если это так, давайте играть на пенсы и фартинги.
   Поведение этого человека, в конце концов, оскорбляло всех присутствующих, и Мак-Мёртрей не мог больше этого выносить.
   -- Достаточно, Дикон. Он сказал, что не хочет больше играть. Оставьте его в покое.
   Разъяренный Дикон обернулся к хозяину дома, но прежде чем успел выругаться, вступился Гриф.
   -- Я бы с удовольствием сыграл с вами в казино, -- сказал он.
   -- А много вы в этом смыслите?
   -- Не слишком. Но я хотел бы поучиться.
   -- Очень мне нужно учить из-за каких-то пенсов.
   -- О, это как вы хотите. Я согласен играть на какую угодно сумму. Понятно, в разумных пределах.
   Дикон думал покончить с ним сразу.
   -- Сто фунтов партия, если вас это устраивает.
   Гриф выразил полное удовольствие:
   -- Великолепно! Прекрасно! Начнем. Идут ли в счет суипсы?
   Дикон был потрясен. Он воображал, что гоботский купец перепугается назначенной ставки.
   -- Идут ли в счет суипсы? -- повторил Гриф.
   Эндрюз принес новую колоду карт, и Гриф выбросил из нее джокера.
   -- Конечно, нет, -- отвечал Дикон. -- Это детская игра.
   -- Прекрасно. Я тоже не люблю детской игры.
   -- Вот как? Ладно! Предлагаю играть по пятисот фунтов.
   И Дикон опять потерпел поражение.
   -- Согласен, -- сказал Гриф, начиная тасовать карты. -- На первом месте идут, конечно, козыри и пики, затем большое и малое казино, далее тузы в том же порядке, как в бридже. Правильно?
   -- Однако вы здесь препорядочные шутники! -- засмеялся Дикон, хотя смех его был не совсем естественным. -- Почем я знаю, есть ли у вас деньги!
   -- Так же, как я не знаю этого относительно вас. Мак, какой кредит окажет мне Компания?
   -- Какой хотите, -- отвечал управляющий.
   -- И вы лично гарантируете это? -- спросил Дикон.
   -- Понятно, -- сказал Мак-Мёртрей. -- Не сомневайтесь, Компания примет его расписку на сумму, превышающую ваш аккредитив.
   -- Младшая сдает, -- сказал Гриф, кладя колоду перед Диконом.
   Последний начал несколько колебаться и смотрел с тревожным недоброжелательством на присутствующих. Приказчик и капитан утвердительно кивнули.
   -- Я никого из вас не знаю, -- проговорил Дикон, -- как я могу быть уверен. Деньги на бумаге -- это еще далеко не всегда реальная вещь.
   Тогда Питер Джи вынул из кармана бумажник и взял у Мак-Мёртрея самопишущее перо.
   -- Я еще ничего не покупал, -- объяснил метис, -- так что вся сумма осталась нетронутой. Я сейчас переведу ее на вас, Гриф. Тут пятнадцать тысяч. Вот посмотрите.
   Дикон схватил чек, когда Джи передавал его через стол. Он медленно прочел его и посмотрел на Мак-Мёртрея.
   -- Тут все в порядке?
   -- Да, такая же бумажка, как и ваша собственная, и столь же действительна. Бумаги, принадлежащие Компании, всегда верны.
   Дикон снял колоду. Ему пришлось сдавать. Но несчастье продолжало преследовать его. Он проиграл.
   -- Еще партию, -- сказал он. -- Мы ведь не сговорились, сколько партий нам играть; вы не должны бросать игру, раз я проиграл. Я хочу продолжать.
   Гриф стасовал карты и передал их, чтобы он снял.
   -- Давайте играть по тысяче, -- сказал Дикон, когда проиграл во второй раз. А когда тысяча пролетела так же, как и две прежние ставки в пятьсот фунтов, он предложил поставить две тысячи.
   -- Ставки удваиваются на отыгрыш, -- предостерег Мак-Мёртрей. Его встретил злобный взгляд Дикона. Но управляющий не унимался: -- Вам нельзя соглашаться на такое повышение, Гриф, если вы только в здравом уме.
   -- Кто здесь играет в эту игру? -- закричал запальчиво Дикон. Затем обратился к Грифу: -- Я проиграл вам две тысячи. Хотите вы играть на две тысячи?
   Гриф кивнул. Началась четвертая партия, и Дикон выиграл. Непорядочность его поведения была для всех очевидна. Хотя он из четырех игр проиграл три, все же он вернул свои деньги. Этой детской манерой удваивать ставки он достигал того, что одним выигрышем возмещал все потерянное, сколько бы партий он ни проиграл.
   Несомненно, ему хотелось теперь прикончить игру, но он этого не высказал, и Гриф передал ему колоду для снимания.
   -- Как? -- воскликнул Дикон. -- Вы хотите еще играть?
   -- Ничего еще у нас не получилось, -- капризно произнес Гриф, сдавая. -- Ставка обычная, пятьсот фунтов. Не так ли?
   Дикону стало совестно, и он отвечал:
   -- Нет, по тысяче. Подождите, вот еще что. Тридцать одно очко тянутся слишком долго. Не лучше ли -- двадцать одно? Или это для вас слишком быстро?
   -- Превосходно. Недурная и быстрая игра, -- согласился Гриф.
   Повторилась прежняя история. Дикон проиграл две игры, удвоил ставку и отыгрался. Гриф не терял терпения, хотя та же хитрость повторялась несколько раз. Наконец случилось то, чего он ожидал. Дикон проиграл несколько раз подряд. Он хотел отыграть четыре тысячи и проиграл. Удвоил до восьми -- и снова проиграл. Затем он предложил пойти до шестнадцати тысяч. Гриф покачал головой:
   -- Вы не можете этого сделать, вы сами знаете. У вас аккредитив на десять тысяч.
   -- То есть это значит, что вы больше не желаете играть? -- спросил Дикон хриплым голосом. -- Вы хотите оставить у себя в кармане мои восемь тысяч?
   Гриф улыбнулся.
   -- Это просто грабеж, самый форменный грабеж, -- продолжал Дикон. -- Вы забираете мои деньги и не даете мне отыграться.
   -- Нет, вы ошибаетесь, я ничего не имею против того, чтобы вы отыгрались. У вас осталось две тысячи фунтов.
   -- Хорошо, хорошо, мы будем играть, -- согласился Дикон. -- Вам снимать.
   Игра продолжалась в полном молчании, иногда только прерываемом раздражительными замечаниями и ругательствами Дикона. Присутствующие молча наполняли стаканы и осушали их. Гриф не обращал внимания на ругань своего партнера, погрузившись в игру. Он играл в карты с полной серьезностью. В колоде было пятьдесят две карты, за ними надо было внимательно следить, и он следил старательно.
   Когда были сданы две трети колоды, он бросил карты.
   -- За мной, -- сказал он, -- у меня двадцать семь.
   -- А если вы ошиблись? -- побледнев, грозно спросил Дикон.
   -- Тогда я проиграл. Сосчитайте.
   Гриф передал ему карты, и Дикон дрожащими пальцами начал проверять. Он отодвинул свой стул от стола и осушил свой стакан. Посмотрел вокруг -- и увидел недоброжелательные взгляды присутствующих.
   -- Я думаю, что со следующим пароходом я отправлюсь в Сидней, -- сказал он спокойно и без обычного хвастовства.
   Гриф потом говорил: "Если бы он стал жаловаться или шуметь, я бы не предоставил ему этой возможности; но он принял свое лекарство как мужчина, и я должен был сделать это".
   Дикон взглянул на часы, притворно зевнул и приподнялся.
   -- Подождите, -- сказал Гриф. -- Не хотите ли еще сразиться?
   Дикон опустился на стул, хотел заговорить, но не смог, -- облизнул запекшиеся губы и утвердительно кивнул.
   -- Капитан Доновен отправляется на рассвете на "Гунге" в Каро-Каро, -- как будто без всякой связи с предыдущим начал Гриф. -- Каро-Каро представляет песчаное кольцо в море с несколькими тысячами пальм. Там растут также пандановые деревья; но ни сладкий картофель, ни таро не произрастает. Там около восьмисот туземцев, царек и два главных министра, и только эти трое носят одежду. Это Богом забытая трущоба, куда я раз в год посылаю шхуну с Гобото. Вода для питья солоноватая, но старый Том Батлер уже двенадцать лет пьет ее. Он там единственный белый. У него пять человек ребят из Санта-Круса; они убежали бы от него или убили бы его, если бы могли. К нему посылают провинившихся на плантациях. Миссионеров там нет. Два учителя, уроженцы Самоа, были убиты, когда они высадились на берег несколько лет назад. Вы, конечно, удивляетесь, почему я вам так подробно об этом рассказываю. Но имейте терпение. Капитан Доновен, как я уже сказал, отправляется туда завтра на рассвете. Том Батлер состарился и стал почти беспомощным. Я пытался переправить его в Австралию, но он говорит, что хочет остаться на Каро-Каро и там умереть, и это, наверное, скоро случится, через год или вроде того. Он старый чудак. Мне необходимо послать туда какого-нибудь белого, чтобы заменить Тома. Может быть, вам подойдет эта служба? Прожить там надо два года. Подождите, я еще не кончил. Сегодня вечером вы частенько упоминали о том, как следует по-настоящему действовать, а какая же деятельность в том, чтобы проигрывать то, чего вы никогда не зарабатывали. Те деньги, которые вы мне проиграли, вы получили в наследство от вашего отца или какого-нибудь другого родственника, трудившегося в поте лица. Но два года службы на Каро-Каро в роли агента будут уже кое-что значить. Я поставлю десять тысяч фунтов, которые вы мне проиграли, против двухлетней службы на Каро-Каро. Если вы выиграете, деньги будут ваши. Если проиграете, то вы должны взять службу на Каро-Каро и отплыть туда на рассвете. И это можно будет назвать настоящей деятельностью. Хотите?
   Дикон не мог говорить, у него пересохло в горле, и он только кивнул, взяв карты.
   -- Еще одно, -- сказал Гриф. -- Я могу сделать лучше. Если вы проиграете, два года вашей службы должны, конечно, принадлежать мне безвозмездно. Тем не менее я выплачу вам жалованье. Если ваша работа будет удовлетворительна, если вы будете выполнять аккуратно все инструкции и правила, я вам в течение двух лет буду платить по пяти тысяч фунтов в год. Эти деньги будут внесены на ваш счет в Компанию, и вы получите их с процентами, когда наступит срок. Вас это устраивает?
   -- Это слишком, -- пробормотал Дикон. -- Вы несправедливы к самому себе. Агент получает десять или пятнадцать фунтов в месяц.
   -- Пусть это будет в награду за вашу деятельность, -- сказал Гриф. -- Я заканчиваю разговор. Но прежде чем начать игру, я напишу несколько правил. Если вы проиграете, вам придется повторять их каждое утро вслух. Это послужит вам на пользу. Когда вы их повторите в продолжение семисот тридцати утр, проведенных в Каро-Каро, они, я убежден, крепко засядут в вас. Дайте-ка ваше перо, Мак!
   Он быстро и твердо набросал в несколько минут следующие строки, которые просил прочесть вслух.
  
   "Я должен неизменно помнить, что каждый человек так же хорош, как и всякий другой, если только он не считает себя лучше других.
   Как бы я ни был пьян, я не должен забывать, что я джентльмен. Джентльмен -- тот, кто благороден и мягок. Примечание. Лучше не напиваться вовсе.
   Когда я играю в мужскую игру с мужчинами, я должен играть как мужчина.
   Хорошее ругательство, сказанное кстати и изредка, весьма полезно, но постоянная ругань сама ослабляет себя. Примечание. Ругательство не может ни изменить ход игры, ни заставить дуть ветер.
   Никакой мужчина не имеет права унижать свое мужское достоинство. Десять тысяч фунтов не могут быть основанием для такой привилегии".
  
   В начале чтения Дикон побледнел от злости. Потом все лицо его стало покрываться краской, постепенно разливающейся от шеи до корней волос.
   -- Ну вот и все, -- сказал Гриф, складывая бумажку и кладя ее на середину стола. -- Ну, как же, вы не раздумали играть со мной?
   -- Так мне и надо, -- прерывающимся голосом пробормотал Дикон. -- Я был ослом. Мистер Джи, прежде чем выяснятся результаты моей игры, я желал бы попросить извинения. Может быть, этому было виною виски, не знаю, но я вел себя, как осел, подлец, идиот, вообще мерзко.
   Он протянул руку, и метис, просияв, пожал ее.
   -- Послушайте, Гриф, -- воскликнул Джи. -- Он славный малый. Бросим эту канитель, выпьем прощальный стакан и забудем обо всем.
   Гриф колебался, но Дикон крикнул:
   -- Нет, не желаю. Я еще не расплатился. Если Каро-Каро, пусть будет Каро-Каро. Ни больше ни меньше.
   -- Правильно, -- сказал Гриф, начиная сдавать. -- Если он окажется подходящим человеком для Каро-Каро, то Каро-Каро ему не повредит.
   Игра была сосредоточенной и серьезной. Они сыграли три партии, и три раза оба недобирали должного числа очков. В начале пятой, и последней сдачи у Дикона не хватило трех очков, а у Грифа четырех. Дикон внимательно следил за картами, соображал, высчитывал. Он больше не ворчал и не ругался и играл теперь лучше, чем прежде. Через его руки прошли два черных туза и туз червей.
   -- Я думаю, вы можете назвать карты, которые у меня на руках? -- спросил он при последней сдаче и потряс свои карты.
   Гриф утвердительно кивнул.
   -- Так назовите их.
   -- Валет пик, двойка пик, тройка червей и туз бубен, -- отвечал Гриф. Стоявшие позади Дикона зрители, смотревшие в его карты, не сделали никакого знака. И все же Гриф назвал карты правильно.
   -- Мне кажется, вы играете в казино лучше меня, -- заявил Дикон. -- Я могу назвать только три ваших карты: валет, туз и большое казино.
   -- Наверно. В колоде не пять тузов. Трех вы уже сбросили, четвертый у вас на руках.
   -- Честное слово, вы правы, -- проговорил Дикон. -- Я сбросил трех тузов, и "карты" останутся за мной. А это все, что мне нужно. Я предоставлю вам взять малое казино. -- Он смолк, погрузившись в расчеты. -- Да, также и туза, а затем у меня будут "карты", и я выйду с большим казино. Ходите.
   -- "Карты" ничьи. Я выиграл! -- воскликнул Дикон, когда игра была разыграна до конца. -- Я выхожу с малым казино и четырьмя тузами. Большое казино и пики составят вам только двадцать.
   Гриф потряс свою кучку карт.
   -- Боюсь, что вы ошиблись.
   -- Нет, -- решительно объявил Дикон. -- Я считал каждую карту. В этом-то уж я не сбился. У меня двадцать шесть, и у вас двадцать шесть.
   -- Пересчитайте, -- сказал Гриф.
   Старательно и медленно пересчитывал Дикон карты, пальцы его дрожали; у него было двадцать пять. Он пододвинулся к дальнему углу стола, взял бумагу, надписанную Грифом, сложил ее и положил в карман. Затем допил свой стакан и встал. Капитан Доновен взглянул на свои часы, зевнул и тоже поднялся.
   -- Вы на судно, капитан? -- спросил Дикон.
   -- Да, -- последовал ответ. -- Когда мне прислать за вами вельбот?
   -- Я отправлюсь с вами сейчас же. Мы захватим мой багаж с "Билли", когда пойдем мимо. Я собирался утром отправиться на нем в Бабо.
   Дикон пожал руки присутствующим. Все пожелали ему успеха на Каро-Каро.
   -- Том Батлер играет в карты? -- спросил он Грифа.
   -- В солитер.
   -- В таком случае я научу его двойному солитеру.
   Дикон повернулся к двери, у которой ждал его капитан Доновен, и проговорил со вздохом:
   -- Воображаю, как он облупит меня, если он играет так же, как вы, островитяне.
  
  
  
  

Оценка: 6.89*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru