Дойль Артур Конан
Берилловая корона

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Конанъ-Дойль

Берилловая корона.

   Конанъ-Дойль. Аристократъ-Холостякъ. (Изъ приключеній Шерлока Холмса).
   Переводъ съ англійскаго А. Рѣпиной.
   Изданіе Второе.
   Москва. Типографія Вильде, Малая Кущовка, соб. домъ, 1908.
   OCR Бычков М. Н.
  
   -- Холмсъ,-- проговорилъ я, стоя однажды утромъ у окна и смотря на улицу,-- вотъ бѣжитъ сумасшедшій. Какъ это родственники пускаютъ его одного!
   Мой пріятель лѣниво поднялся съ мѣста и, засунувъ руки въ карманы халата, заглянулъ черезъ мое плечо на улицу. Стояло свѣтлое, морозное февральское утро. Выпавшій наканунѣ снѣгъ покрывалъ землю плотнымъ слоемъ и сверкалъ при лучахъ зимняго солнца. По срединѣ улицы онъ почернѣлъ отъ ѣзды, но ближе къ тротуарамъ былъ точно только-что выпавшій. Тротуаръ былъ подметенъ и вычищенъ, но было очень скользко, такъ что прохожихъ было меньше, чѣмъ обыкновенно. Со стороны станціи метрополитэна никого не было видно, за исключеніемъ господина, привлекшаго мое вниманіе своимъ страннымъ видомъ.
   Это былъ человѣкъ около пятидесяти лѣтъ, высокій, плотный, внушительнаго вида съ рѣзко очерченными чертами лица. Онъ былъ скромно, но хорошо одѣтъ, На немъ былъ черный сюртукъ, блестящій цилиндръ, коричненыя гетры и отлично сшитыя сѣрыя брюки. Но поведеніе его странно противорѣчило его лицу и всему внѣшнему виду: онъ бѣжалъ изо всѣхъ силъ, по временамъ подскакивая, какъ человѣкъ, не привыкшій много ходить. На ходу онъ размахивалъ руками, качалъ головою и дѣлалъ какія-то необыкновенныя гримасы лицомъ.
   -- Что это съ нимъ? -- сказалъ я.-- Онъ смотритъ на номера домовъ,
   -- Я думаю, онъ идетъ сюда,-- сказалъ Холмсъ, потирая руки.
   -- Сюда?
   -- Да. Я думаю, онъ идетъ посовѣтоваться со мной. Мнѣ нѣсколько знакомы эти симптомы. Ага! Что я говорилъ вамъ?
   Незнакомецъ, задыхаясь, подбѣжалъ къ нашему подъѣзду и дернулъ колокольчикъ такъ сильно, что звонъ раздался по всему дому.
   Черезъ нѣсколько мгновеній онъ стоялъ уже передъ нами, все такъ же задыхаясь и размахивая руками, но во взглядѣ его глазъ было столько горя и отчаянія, что мы перестали улыбаться и съ ужасомъ и сожалѣніемъ смотрѣли на него. Сначала онъ не могъ выговорить ни слова и только раскачивался изъ стороны въ сторону и хваталъ себя за волосы, какъ человѣкъ, потерявшій разсудокъ; затѣмъ внезапно бросился къ стѣнки принялся биться о нее головой съ такой силой, что намъ, вдвоемъ, еле удалось оттащить его на средину комнаты. Шерлокъ Холмсъ усадилъ его въ кресло и сталъ говорить съ нимъ свойсгвеннымъ ему ласковымъ, ободряющимъ тономъ.
   -- Вы, вѣроятно, пришли разсказатъ мнѣ, что съ вами случилось, и просить совѣта, не правда ли? -- сказалъ онъ.-- Вы устали, потому что очень торопились. Пожалуйста, успокойтесь, а потомъ я буду очень радъ выслушать васъ.
   Незнакомецъ сидѣлъ нѣсколько времени молча, видимо, стараясь овладѣть собой. Грудь его тяжело вздымалась. Наконецъ, онъ провелъ платкомъ по лицу, крѣпко сжалъ губы и обернулся къ намъ.
   -- Вы, конечно, считаете меня сумасшедшимъ?-- споосилъ онъ,
   -- Я вижу, что вы силько взволнованы, что у васъ большое горе,-- отвѣтилъ Холмсъ.
   -- Да, горе! Страшное, неожиданное горе, отъ котораго можно съ ума сойти! Я могъ бы перенести позоръ, если бы это касалось моего положенія въ обществѣ, хотя я человѣкъ незапятнанной репутаціи. Въ частной жизни каждаго человѣка могутъ быть также огорченія, но то и другое вмѣстѣ... это потрясло мнѣ всю душу! Къ тому же пострадаю не я одинъ; если нельзя будетъ найти выхода изъ этого ужаснаго дѣла, пострадаютъ самыя высокопоставленныя личности страны.
   -- Пожалуйста, успокойтесь, сэръ,-- сказалъ Холисъ,-- и скажите мнѣ, кто вы и что случилось съ вами.
   -- Вамъ, вѣроятно, приходилось слышать мою фамилію,-- отвѣтилъ нашъ посѣтитель. -- Я -- Александръ Гольдеръ, одинъ изъ владѣльцевъ банкирскаго дома "Гольдеръ и Стивенсонъ" въ улицѣ Треднидль.
   Фамилія эта была, дѣйствительно, извѣстна намъ. Гольдеру и Стивенсону принадлежало второе по своимъ размѣрамъ частное банковское предпріятіе въ Сити. Что же могло случиться съ однимъ изъ самыхъ выдающихся гражданъ Лондона, что довело его до такого печальнаго состоянія? Мы съ нетерпѣніемъ ожидали его разсказа. Онъ сдѣлалъ надъ собой усиліе и заговорилъ:
   -- Я чувствую, что нельзя терять ни минуты,-- сказалъ онъ,-- поэтому-то я и бросился сюда, какъ только полицейскій инспекторъ посовѣтовалъ мнѣ обратиться къ вамъ. Я пріѣхалъ въ улицу Бэкеръ подземной дорогой и пошелъ пѣшкомъ, такъ какъ кэбы ѣздятъ по снѣгу очень медленно. Оттого-то я такъ запыхался, такъ какъ вообще не привыкъ много ходить. Теперь мнѣ лучше, и я разскажу вамъ все, насколько возможно коротко и ясно.
   "Конечно, вамъ хорошо извѣстно, что успѣшное веденіе банковыхъ операцій зависитъ не только отъ выгоднаго помѣщенія капиталовъ, но и отъ увеличенія числа вкладчиковъ. Одной изъ самыхъ выгодныхъ операцій является выдача ссудъ подъ вѣрное обезпеченіе. Въ послѣдніе годы эта отрасль нашего дѣла сильно развилась, и мы давали ссуды многимъ знатнымъ людямъ подъ залогъ картинъ, библіотекъ и серебра.
   "Вчера утромъ, когда я, по обыкновекію, сидѣлъ у себя въ конторѣ, клеркъ подалъ мнѣ визитную карточку. Я изумился, когда прочиталъ стоявшее на ней имя. Это былъ не кто иной какъ -- ну, пожалуй, даже вамъ не назову его, скажу только что это -- личность, извѣстная всему міру, представитель одной изъ извѣстнѣйшихъ, благороднѣйшихъ фамилій Англіи. Я былъ пораженъ оказанной мнѣ честью и хотѣлъ выразить это, когда вошелъ посѣтитель, но онъ сразу приступилъ къ дѣлу съ видомъ человѣка, желающаго поскорѣе отдѣлаться отъ непріятной обязанности.
   " -- Мистеръ Гольдеръ,-- сказалъ онъ,-- мнѣ сказали, что вы выдаете ссуды.
   "-- Подъ хорошее обезпеченіе,-- отвѣтилъ я.
   "Мнѣ необходимо немедленно имѣть пятъдесятъ тысячъ фунтовъ,-- сказалъ онъ.-- Конечно, я могъ бы занять такую пустяшную сумму у любобого изъ моихъ друзей, но я предпочитаю устроить дѣло самъ. Вы понимаетете, что въ моемъ положеніи не слѣдуетъ обязываться кому бы то ни было.
   "-- Позвольте узнать, на какой срокъ вамъ нужна эта сумма? -- спросилъ я.
   "-- Въ слѣдующій понедѣльникъ я долженъ получить большую сумму денегъ и тогда, конечно, отдамъ вамъ всю ссуду съ процентами, которые вы назначите. Но мнѣ необходимо получить эти деньги сейчасъ.
   "-- Я былъ бы счастливъ выдать вамъ, безъ дальнѣйшихъ разговоровъ, эти пятьдесятъ тысячъ фунтовъ изъ моихъ личныхъ денегъ,-- сказалъ я,-- если бы это не было нѣсколько затруднительно для меня. Если же сумма будетъ выдана отъ имени фирмы, то, даже по отношенію къ вамъ, я долженъ соблюсти всѣ установленныя у насъ правила.
   "-- Такъ, пожалуй, и лучше будетъ,-- проговорилъ онъ, подымая черный, кожаный футляръ со стула, куда онъ положилъ его при входѣ.-- Вамъ, нѣроятно, приходилось слышать о берилловой коронѣ?
   "-- Это одно изъ драгоцѣннѣйшихъ сокровищъ Англіи,-- сказалъ я.
   "-- Совершенно вѣрно.
   "Онъ открылъ футляръ. На мягкомъ, розоватомъ бархатѣ покоилась великолѣпная корона,
   "-- Тутъ тридцать девять громадныхъ берилловъ,-- продолжалъ онъ,-- а золотая оправа не имѣетъ цѣны, По самой дешевой оцѣнкѣ эта вещь стоитъ вдвое болѣе той суммы, которую я спрашиваю. Я готовъ оставить вамъ ее въ залогъ.
   "Я взялъ въ руки футляръ съ драгоцѣнной короной и, въ смущеніи, смотрѣлъ то на нее, то на моего знатнаго кліента.
   "-- Вы сомнѣваетесь въ ея стоимости? -- спросилъ онъ.
   "-- Нисколько. Я только сомнѣваюсь...
   "-- Въ томъ, могу ли я оставить ее вамъ. Можете успокоиться. Я бы и не подумалъ сдѣлать это, если бы не былъ вполнѣ увѣренъ, что могу взять ее обратно черезъ четыре дня. Это простая формальность. Итакъ, залогъ достаточенъ?
   "-- Съ избыткомъ.
   "-- Вы понимаете, мистеръ Гольдеръ, что я даю вамъ серьезное доказательство довѣрія, такъ какъ много слышалъ о васъ. Я надѣюсь, что вы не только не станете разсказывать объ этомъ дѣлѣ, но и возвратите корону въ полной сохранности. Мнѣ нечего говорить вамъ, какой выйдетъ скандалъ, если что-нибудь приключится съ этой вещью. Всякое поврежденіе имѣетъ почти то же значеніе, что пропажа, такъ какъ во всемъ мірѣ нѣтъ подобныхъ берилловъ и ихъ мельзя будетъ замѣнить. Но я спокойно оставляю вамъ корону и зайду за ней самъ въ понедѣльникъ утромъ.
   "Видя, что мой кліентъ очень торопится, я позвалъ кассира и велѣлъ ему выдать пятьдесятъ тысячъ фунтовъ стерлинговъ. Когда я остался одинъ и взглянулъ на лежавшій передо мной кожаный футляръ, меня охватило невольное чувство смущенія при мысли о принятой на себя отвѣтственности. Какъ бы то ни было, это достояніе націи, и въ случаѣ какого-либо несчастья произойдетъ страшный скандалъ. Я сожалѣлъ, что согласился принять такой залогъ. Однако дѣла нельзя уже было поправить, и потому я заперъ драгоцѣнный футляръ въ желѣзный шкафъ и принялся за работу.
   "Наступилъ вечеръ. Я подумалъ, что неблагоразумно оставлять въ конторѣ такую драгоцѣнную вещь. Въ банкахъ часто бываютъ кражи со взломомъ. А въ какомъ ужасномъ положеніи очутился бы я въ подобномъ случаѣ! Поэтому я рѣшилъ, что буду брать съ собой футляръ домой и привозить его обратно въ теченіе мѣсколькихъ дней такъ, чтобы онъ всегда былъ при мнѣ. Я позвалъ извозчика, поѣхалъ къ себѣ въ Стритгэмъ и вздохнулъ свободно только тогда, когда принесъ корону къ себѣ наверхъ и заперъ ее въ бюро.
   "Теперь разскажу вамъ о моихъ домашнихъ, мистеръ Холмсъ, для того, чтобы вы могли составить себѣ ясное понятіе о всѣхъ окружающихъ меня. Грумъ и лакей спятъ внѣ дома, такъ что о нихъ и говорить нечего. У меня три горничныя, которыя живутъ въ домѣ много лѣтъ; дѣвушки честныя, стоящія выше всякихъ подозрѣній. Люси Парръ поступила недавно, но у нея отличный аттестатъ, и я ею доволенъ. Она очень хороша собой, и у нея много поклонниковъ, которые торчатъ вокругъ дома. За исключеніемъ этого недостатка, мы считали ее очень хорошей дѣвушкой.
   "Такова моя прислуга. Семья же моя такая маленькая, что описать ее недолго. Я вдовецъ; у меня единственный сынъ, Артуръ. Онъ страшно огорчаетъ меня, мистеръ Холмсъ. Не сомнѣваюсь, что во всемъ виноватъ я самъ. Говорятъ, я избаловалъ его. Весьма вѣроятно, что это правда. Когда умерла моя дорогая жена, я перенесъ всю свою любовь на этого мальчика. Мнѣ хотѣлось, чтобы улыбка никогда не сходила съ его лица. Я исполнялъ всѣ его желанія. Можетъ-быть, для обоихъ насъ было бы лучше, если бы я строже относился къ нему, но во всякомъ случаѣ, я поступалъ такъ, желая ему добра.
   "Весьма естественно, что мнѣ хотѣлось, чтобъ онъ унаслѣдовалъ мое дѣло, но у него не было ни малѣйшаго желанія заниматься имъ. Онъ человѣкъ необузданный, упрямый, и, откровенно говоря, я не могу довѣрять ему большихъ денегъ. Онъ сдѣлался членомъ аристократическаго клуба. Благодаря своимъ очаровательнымъ манерамъ, онъ скоро близко сошелся съ богатыми людьми, привыкшими широко жить. Онъ сталъ вести азартную игру, тратить деньги на скачкахъ и часто приходилъ ко мнѣ просить денегъ въ счетъ получаемаго имъ отъ меня содержанія. Онъ много разъ пытался бросить эту опасную компанію, но всякій разъ вліяніе его друга, сэра Джорджа Бёривеля, удерживало его отъ этого намѣренія. Я нисколько не удивляюсь тому, что такой человѣкъ, какъ Джорджъ Бёрнвель, имѣетъ вліяніе на Артура. Сынъ часто приводилъ его къ намъ и я самъ не могъ устоять противъ его обаянія. Онъ старше Артура, вполнѣ свѣтскій человѣкъ, много путешествовавшій, много видѣвшій, блестящій собесѣдникъ и очень красивый мужчина. Когда я разбираю его хладнокровно, не поддаваясь чарамъ его присутствія, припоминаю его циническія рѣчи и выраженіе, появляющееся иногда въ его глазахъ, я чувствую, что этому человѣку нельзя довѣряться. То же самое думаетъ и моя маленькая Мэри, умѣющая опредѣлять характеры съ инстинктомъ женщины.
   "Теперь остается описать только ее. Она -- моя племянница, но пять лѣтъ тому назадъ, когда умеръ мой братъ, я удочерилъ ее. Это -- лучъ солнца въ моемъ домѣ.-- Милая, любящая, прекрасная, чудесная хозяйка, нѣжная спокойная дѣвушка. Она -- моя правая рука. Я не знаю, что бы я дѣлалъ безъ нея. Только въ одномъ она идетъ противъ моего желанія. Артуръ два раза дѣлалъ ей предложеніе, онъ горячо любитъ ее, и оба раза она отказала ему. Я думаю, она одна могла бы воротить его на путь истинный. Этотъ бракъ совершенно измѣнилъ бы его жизнь. Теперь это -- увы! -- уже слишкомъ поздно!
   "Итакъ, я разсказалъ вамъ про всѣхъ моихъ домашнихъ, мистеръ Холмсъ, и буду продолжать мою грустную исторію.
   "Вечеромъ, когда мы пили послѣ обѣда кофе, я разсказалъ Артуру и Мэри о странномъ случаѣ и драгоцѣнной коронѣ, которую привезъ домой. Я не назвалъ только имени моего знатнаго кліента. Я знаю, навѣрно, что Люси Парръ, подавъ кофе, ушла изъ комнаты, но не могу поручиться, была ли заперта дверь. Мой разсказъ очень заинтересовалъ Мэри и Артура. Имъ захотѣлось взглянуть на знаменитую корону, но я рѣшилъ лучше не трогать ея.
   "-- Куда вы ее положили? -- спросилъ Артуръ.
   " -- Въ бюро.
   "-- Надѣюсь, что воры не проберутся ночью въ домъ,-- сказалъ Артуръ.
   "-- Бюро заперто,-- отвѣтилъ я.
   "-- О, всякій старый ключъ подойдетъ къ этому замку. Когда я былъ маленькимъ, я открывалъ бюро ключомъ отъ буфета.
   "Онъ часто говорилъ всякій вздоръ, и потому я не обратилъ вниманія на его слова. Вечеромъ онъ вошелъ ко мнѣ въ комнату съ очень серьезнымъ лицомъ.
   "-- Папа,-- проговорилъ онъ, опуская глаза,-- не можешь ли ты дать мнѣ двѣсти фунтовъ?
   "-- Нѣтъ, не могу,-- рѣзко отвѣтилъ я.-- Я и то передовалъ тебѣ слишкомъ много денегъ.
   "-- Вы были очень добры ко мнѣ,-- сказалъ онъ,-- но мнѣ необходимы эти деньги. Иначе я не могу показаться въ клубъ.
   "-- И отлично! -- крикнулъ я.
   "-- Да, но не думаю, чтобы вамъ было пріятно, если я выйду оттуда обезчещеннымъ,-- сказалъ онъ.-- Я не вынесу позора. Мнѣ нужно достать эти деньги во что бы то ни стало. Не дадите вы, придется употребить другія среДства.
   "Я былъ страшно сердитъ: въ третій разъ въ этомъ мѣсяцѣ онъ обращался ко мнѣ за деньгами.
   "-- Не видать тебѣ отъ меня ни одного фартинга! -- крикнулъ я. Онъ поклонился и, молча, вышелъ изъ комнаты.
   "Когда онъ ушелъ, я открылъ бюро, убѣдился, что корона на мѣстѣ, и снова заперъ на замокъ. Потомъ я обошелъ весь домъ, чтобъ убѣдиться, всѣ ли двери заперты. Обыкновенно это дѣлаетъ Мэри, но въ эту ночь я рѣшилъ исполнить самъ эту обязанность. Спускаясь съ лѣстницы, я увидѣлъ Мэри у бокового окна передней. Когда я подошелъ къ ней, она закрыла ставни и окно.
   "-- Скажите, папа,-- проговорила она, нѣсколько смущенно,-- вы отпустили на сегодня Лгоси?
   "-- Конечно, нѣтъ.
   "-- Она только-что вернулась домой. Я не сомнѣвалась въ томъ, что она выходила только поболтать съ кѣмъ-нибудь за воротами, но, во всякомъ случаѣ, это не годится.
   "-- Поговори съ ней объ этомъ завтра утромъ, или я самъ поговорю, если желаешь. Ну, что, все вездѣ заперто?
   "-- Да, папа.
   "-- Спокойной ночи.
   "Я поцѣловалъ ее, пошелъ въ спальню и вскорѣ уснулъ,
   "Я стараюсь разсказать вамъ все, что имѣетъ отношеніе къ дѣлу. Пожалуйста, м-ръ Холмсъ, предлагайте мнѣ вопросы, если я говорю недостаточно ясно".
   -- Напротивъ, ваше показаніе отличается замѣчательною ясностью.
   -- Я перехожу къ той части моего разсказа, которая требуетъ особой точности. Я вообще сплю довольно чутко, а въ эту ночь мой сонъ былъ тревожнѣе обыкновеннаго. Около двухъ часовъ меня разбудилъ какой-то шумъ. Онъ затихъ раньше, чѣмъ я вполнѣ очнулся, но мнѣ показалось, будто гдѣ-то тихо закрылось окно. Я насторожилъ уши. Вдругъ я съ ужасомъ услышалъ въ сосѣдней комнатѣ чьи-то тихіе шаги. Я всталъ съ кровати, дрожа отъ страха, и заглянулъ въ свою уборную.
   "-- Артуръ! -- вскрикнулъ я,-- негодяй! воръ! Какъ смѣешь ты трогать эту корону.
   "При свѣтѣ газоваго рожка я увидѣлъ моего несчастнаго мальчика. Онъ былъ въ рубашкѣ и брюкахъ и держалъ въ рукѣ корону. Онъ, казалось, сгибалъ или выпрямлялъ ее изо всѣхъ силъ. При моемъ восклицаніи онъ уронилъ ее и поблѣднѣлъ, какъ смерть. Я поднялъ корону и осмотрѣлъ ее. Не хватало одного угла съ тремя бериллами.
   "-- Негодяй! -- кричалъ я внѣ себя отъ бѣіненства,-- Ты испортилъ ее! Ты опозорилъ- меня навѣки! гдѣ бериллы, которые ты укралъ?
   "-- Укралъ! -- вскрикнулъ онъ.
   "-- Да, укралъ! Воръ! -- продолжалъ кричать я, тряся его за плечи.
   "-- Камни всѣ тутъ. Не можетъ быть, чтобъ не хватало,-- возразилъ Артуръ.
   "-- Не хватаетъ трехъ, и ты знаешь, гдѣ они. Воръ и къ тому же лжецъ! Развѣ я не видѣлъ, какъ ты ломалъ корону.
   "-- Довольно ругани,-- проговорилъ онъ,-- я не намѣренъ долѣе терпѣть и не скажу ни слова. Утромъ я покину вашъ домъ и буду жить самостоятельно.
   "-- Я отдамъ тебя въ руки полиціи,-- кричалъ я, не помня себя отъ горя и бѣшенства.-- Я потребую, что бы это дѣло было разслѣдовано.
   "-- Вы ничего отъ меня не узнаете,-- отвѣчалъ онъ со страстью, которой я не ожидалъ отъ него.-- Если призовете полицію, пусть ищетъ!
   "Мой крикъ поднялъ на ноги всѣхъ въ дом.ѣ. Первой въ комнату вбѣжала Мэри. При видѣ лица Артура и короны у меня въ рукахъ, она сразу догадалась въ чемъ дѣло, громко вскрикнула и упала безъ чувствъ. Я послалъ за полиціей и объяснилъ все. Когда инспектора и констэбли вошли въ домъ, Артуръ, стоявшій съ упрямымъ видомъ, сложивъ на груди руки, спросилъ меня, намѣренъ ли я обвинять его въ кражѣ. Я отвѣтилъ ему, что теперь это уже не частное, а общественное дѣло, такъ какъ испорченная корона -- достояніе націи, и потому я предоставляю закону вступить въ свои права.
   "-- По крайней мѣрѣ, не допускайте, чтобы меня арестовали немедленно,-- сказалъ онъ. -- И вамъ, и мнѣ будетъ лучше, если бы я могъ на пять минутъ выйти изъ дома.
   "-- Чтобы убѣжать или спрятать украденное,-- возразилъ я.
   "Сознаніе ужаснаго положенія, въ которомъ я очутился, охватило меня съ новой силой. Я умолялъ его припомнить, что дѣло идетъ не только о моей чести, но и о чести личности, стоящей гораздо выше меня. Подобнаго рода скандалъ можетъ вызвать взрывъ народнаго негодованія. Но можно еще предупредить несчастіе, если только онъ сознается, куда дѣвались недостающіе три камня.
   "-- Все равно ты попался на мѣстѣ преступленія,-- говорилъ я.-- Признаніе не ухудшитъ дѣла. Если ты скажешь, гдѣ находятся бериллы, все будетъ прощено и забыто.
   "-- Прощайте тѣхъ, которые нуждаются въ прощеніи,-- отворачиваясь отъ меня, насмѣшливо отвѣтилъ Артуръ. Я увидѣлъ, что никакія слова не могутъ повліять на него. Дѣлать было нечего, я позвалъ полицейскаго и инспектора и велѣлъ арестовать моего сына. Немедленно обыскали и его самого, и его комнату, и всѣ мѣста въ домѣ, куда онъ могъ спрятать бериллы, но нигдѣ не оказалось и слѣда ихъ, а мой несчастный сынъ молчалъ въ отвѣтъ на всѣ наши уговариванія и угрозы. Сегодня утромъ его отвезли въ тгорьму, а я, выполнивъ всѣ формальности, бросился къ вамъ, чтобы молить васъ помочь раскрытіи тайны. Въ полиціи открыто сознаются, что ничего не понимаютъ въ этомъ дѣлѣ. Не стѣсняйтесь никакими расходами. Я уже объявилъ, что даю тысячу фунтовъ награды. Боже мой, что я буду дѣлать! Въ одну ночь я потерялъ честь, бериллы и сына. О, что дѣлать мнѣ?!"
   Онъ схватился обѣими руками за голову и началъ раскачиваться изъ стороны въ сторону, бормоча что-то, словно ребекокъ, горе котораго слишкомъ велико для того, чтобъ выразить его словами. Шерлокъ Холмсъ сидѣлъ молча, нахмуривъ брови и устремивъ глаза на огонь въ каминѣ.
   -- Бываетъ у васъ много гостей? -- спросилъ онъ.
   -- Никого, за исключеніемъ моего партнера и его семьи. Иногда заходитъ кто-нибудь изъ друзей Артура. Въ послѣднее время часто бывалъ сэръ Джорджъ Бёрнвель.
   -- А сами вы часто бываете въ обществѣ?
   -- Артуръ -- да. Мэри и я предпочитаемъ оставаться дома. Мы съ ней не любимъ выѣздовъ.
   -- Со стороны молодой дѣвушки это удивительно,
   -- Она очень тихаго нрава и къ тому же не очень молода. Ей двадцать четыре года.
   -- По вашимъ словамъ, это событіе страшно подѣйствовало на нее?
   -- Ужасно! Она разстроена даже сильнѣе меня.
   -- И никто изъ васъ не сомнѣвается въ виновности вашего сына?
   -- Какъ можемъ мы сомнѣваться, когда я собственными глазами видѣлъ корону въ его рукахъ.
   -- Я не считаю это достаточно убѣдительнымъ доказательствомъ. А вообще корона попорчена?
   -- Да, она помяга.
   -- А вы не думаете, что онъ хотѣлъ расправить ее?
   -- Да благословитъ васъ Богъ! Вы стараетесь сдѣлать все, что можно, для него и меня. Но это слишкомъ трудная задача. Зачѣмъ же корона была у него въ рукахъ? Если съ невинной цѣлью, то почему онъ не сказалъ этого?
   -- Вотъ именно. А если онъ виновенъ, то почему не выдумалъ какого-нибудь оправданія? Молчаніе его носитъ обоюдоострый характеръ. Вообще, въ этомъ дѣлѣ много страннаго. Что говорятъ въ полиціи насчетъ шума, отъ котораго вы проснулись?
   -- Тамъ думаютъ, что это Артуръ хлопнулъ дверью своей спальни, запирая ее.
   -- Удивительно правдоподобно! Неужели человѣкъ, идущій красть, хлопнетъ дверью такъ громко, что разбудитъ всѣхъ въ домѣ? А что же говорятъ о пропажѣ камней?
   -- Продолжаютъ еще обыскивать полъ, стѣны и мебель въ надеждѣ найти ихъ.
   -- А искали внѣ дома?
   -- Да. Поиски ведутся съ нсобычайной энергіей. Весь садъ тщательно обысканъ.
   -- Ну, сэръ,-- сказалъ Холмсъ,-- очевидно, что дѣло-то гораздо серьезнѣе, чѣмъ думаете и вы, и полиція. Вамъ оно кажется простымъ, мнѣ же чрезвычайно сложнымъ. Подумайте, что можно вывести изъ вашей гипотезы. Вы предполагаете, что вашъ сынъ всталъ съ постели, сильно рискуя попасться, вошелъ въ вашу уборную, открылъ бюро, вынулъ корону, отломалъ небольшую часть ея, пошелъ куда-то въ другое мѣсто, гдѣ спряталъ три берилла изъ общаго числа тридцати девяти такъ искусно, что ихъ не могутъ найти, потомъ вернулся съ остальными въ уборную, пренебрегая опасностью быть пойманнымъ. Скажите, пожалуйста, выдерживаетъ ли подобнаго рода гипотеза критику?
   -- А другая какая? -- крикнулъ банкиръ съ жестомъ отчаянія.-- Если онъ не виновенъ, то почему не объяснитъ намъ всего?
   -- Эта задача выпадаетъ на нашу долго,-- отвѣтилъ Холмсъ.-- М-ръ Гольдеръ, мы съ вами отправимся въ Стритгэмъ и займемся часокъ-другой изученіемъ нѣкоторыхъ подробностей.
   Холмсъ настаивалъ, чтобы я отправился съ ними. Я охотно согласился на его желаніе. Слышанная мной исторія возбудила во мнѣ сильное любопытство. Сознаюсь, что виновность сына банкира казалась мнѣ столько же очевидной, какъ и его несчастному отцу, но я настолько вѣрилъ въ ясность сужденій Холмса, что чувствовалъ, что не вся надежда потеряна, разъ онъ недоволенъ даннымъ ему объясненіемъ. Онъ не сказалъ ни слова, пока мы ѣхали въ южную часть Лондона, и сидѣлъ, опустивъ голову на грудь и надвинувъ шляпу на глаза, очевидно, весь погруженный въ свои мысли. Нашъ кліентъ, очевидно, нѣсколько ободрился отъ мелькнувшаго ему слабаго луча надежды и даже сталъ болтать со мной о своихъ дѣлахъ. Послѣ непродолжительной поѣздки по желѣзной дорогѣ и по шоссе, мы скоро очутились въ Форбанкѣ, скромномъ жилищѣ великаго финансиста.
   Форбанкъ, большой квадратный домъ изъ бѣлаго камня, стоялъ нѣсколько въ сторонѣ отъ дороги. Со стороны фасада двѣ широкихъ аллеи, покрытыхъ снѣгомъ, вели къ двумъ желѣзнымъ воротамъ. Справа маленькая деревянная калитка вела на узенькую дорожку между двумя хорошенькими изгородями, по которой ходили торговцы. Къ кухнѣ слѣва шла тропинка къ конюшнямъ, стоявшимъ на большой, но глухой проѣзжей дорогѣ. Холмсъ покинулъ насъ у подъѣзда, медленно обошелъ кругомъ всего дома, по дорожкѣ къ кухнѣ, по саду и вышелъ къ конгошнявдъ. Мистеръ Гольдеръ и я вошли въ столовуіо и сѣли у камина, ожидая его. Вдругъ дверь отворилась, и въ комнату безшумно вошла молодая барышня. Она была нѣсколько выше средняго роста, тонкая, съ темными волосами и глазами, казавшимися еще темнѣе отъ необыкновенной блѣдности ея лица. Мнѣ, кажется, никогда не приходилось видѣть такого смертельно блѣднаго женскаго лица. Губы были также совершенно безкровны, а глаза воспалены отъ слезъ. На меня она произвела впечатлѣніе женщины, сильно удрученной горемъ, страдающей даже болѣе отца предполагаемаго преступника.
   Это было тѣмъ удивительнѣе, что она казалась женщиной сильнаго характера, умѣющей замѣчательно владѣть собой. Не обративъ на меня ни малѣйшаго вниманія, она прямо подошла къ дядѣ и нѣжно погладила его по головѣ.
   -- Ты вѣдь распорядился, чтобы Артура выпустили изъ тюрьмы, не правда ли, папочка? -- спросила она.
   -- Нѣтъ, нѣтъ, дѣточка, надо довести дѣло до конца.
   -- Но я увѣрена, что онъ невиненъ. Вы знаете, что значитъ женскій инстинктъ, Я знаю, что онъ ничего не сдѣлалъ. Вы раскаетесь, что поступили такъ жестоко.
   -- Зачѣмъ же онъ молчитъ, если невиновенъ?
   -- Какъ знать? Можетъ-быть, оттого, что ваши подозрѣнія оскорбили его?
   -- Какъ же я могъ не заподозрѣть его, когда собственными глазами видѣлъ въ его рукахъ корону?
   -- О, онъ взялъ ее только для того, чтобъ посмотрѣть на нее. О, повѣрьте моему слову, повѣрьте, что онъ невиненъ. Замните это дѣло. Такъ тяжело думать, что нашъ милый Артуръ сидитъ въ тгорьмѣ.
   -- Я не брошу этого дѣла, пока не найдутся камни... ни за что, Мэри! Я не только не хочу замять этфго дѣла, но, напротивъ, пригласилъ сюда одного господина изъ Лондона, чтобы онъ хорошенько занялся имъ,
   -- Этого господина? -- спросила она, оборачиваясь ко мнѣ,
   -- Нѣтъ, его друга, который попросилъ насъ оставить его одного. Въ настоящее время онъ остался у конюшенъ.
   -- У кошошенъ? -- она съ удивленіемъ подняла свои черныя брови.-- Что же онъ надѣется найти тамъ? А! вѣроятно, это онъ. Надѣюсь, сэръ, вамъ удастся доказать невинность кузена Артура, въ которой я глубоко убѣждена.
   -- Вполнѣ раздѣляю ваше убѣжденіе и надѣюсь, что намъ удастся достичь нашей цѣли,-- отзѣтилъ Холмсъ, отряхивая снѣгъ съ сапогъ. -- Вѣроятно, я имѣю честь говорить съ миссъ Мэри Гольдеръ? Могу я предложить вамъ нѣсколько вопросовъ?
   -- Пожалуйста, сэръ, если это можетъ помочь разъясненію этого ужаснаго дѣла.
   -- Вы ничего не слышали прошлой ночью?
   -- Ничего. Я сошла внизъ только тогда, когда услышала громкій голосъ дяди.
   -- Вы запирали въ эту ночь окна и ставни. Заперли ли вы всѣ окна?
   -- Да.
   -- А утромъ всѣ окна были закрыты?
   -- Да.
   -- У вашей горничной есть возлюбленный? Насколько я помню, вы говорили вашему дядѣ, что она выходила на свиданіе съ нимъ,
   -- Да. Она могла слышать разсказъ дяди о коронѣ, когда прислуживала въ гостиной.
   -- Понимаю. Вы хотите сказать, что она могла передать эти свѣдѣнія своему возлюбленному, и потомъ, вдвоемъ, они составили планъ покражи.
   -- Ну, къ чему всѣ эти смутныя гипотезы,-- съ нетерпѣніемъ крикнулъ банкиръ,-- вѣдь я же сказалъ вамъ, что видѣлъ корону въ рукахъ Артура!
   -- Погодите немного, м-ръ Гольдеръ. Мы еще вернемся къ этому вопросу. Итакъ, миссъ Гольдеръ, вы, какъ я предполагаю, видѣли ее, когда она возвращалась домой въ кухонную дверь?
   -- Да, когда я пошла посмотрѣть, заперта ли дверь, я видѣла, какъ она проскользнула въ нее. Въ темнотѣ я замѣтила тоже и мужчину.
   -- Вы знаете его?
   -- О, да. Это зеленщикъ, который носитъ намъ провизію. Его зовутъ Фрэнсисъ Просперъ.
   -- Онъ стоялъ налѣво, на дорожкѣ, на такомъ разстояніи отъ двери, что не могъ войти въ домъ?-- сказалъ Холмсъ.
   -- Да.
   -- У него одна нога деревянная?
   Тѣнь испуга мелькнула въ выразительныхъ черныхъ глазахъ молодой дѣвушки.
   -- Да вы настоящій волшнебникъ!..-- проговорила она.-- Какъ вы это узнали?
   Она улыбнулась, но эта улыбка не нашла себѣ отвѣта на тонкомъ, умномъ лицѣ Холмса.
   -- Мнѣ бы хотѣлось подняться теперь наверхъ,-- сказалъ онъ,-- а потомъ надо будетъ опять обойти кругомъ всего дома. Впрочемъ, сначала я осмотрю окна внизу.
   Онъ быстро переходилъ отъ одного окна къ другому и остановился только у большого окна, изъ котораго были видны конюшни. Холмсъ открылъ его и тщательно осмотрѣлъ подоконникъ въ увеличительное стекло.
   -- Теперь пойдемъ наверхъ,-- наконецъ, проговорилъ онъ.
   Уборная банкира была маленькая комната, устланная сѣрымъ ковромъ, съ большимъ бюро и длиннымъ зеркаломъ. Холмсъ подошелъ прямо къ бюро и пристально оглядѣлъ замокъ.
   -- Какимъ ключомъ оно было отперто? -- спросилъ онъ.
   -- Тѣмъ, о которомъ говорилъ мой сынъ, ключомъ отъ буфета въ кладовой.
   -- Гдѣ онъ?
   -- Здѣсь на туалетномъ столѣ.
   Шерлокъ Холмсъ взялъ ключъ и отперъ бюро.
   -- Замокъ открывается безшумно,-- сказалъ онъ.-- Неудивительно, что вы не проснулись. Корона, вѣроятно, въ этомъ футлярѣ. Надо взглянуть на нее.
   Онъ открылъ футляръ, вынулъ оттуда діадему и положилъ ее на столъ. Это было рѣдкое произведеніе ювелирнаго искусства, а такихъ чудныхъ берилловъ мнѣ никогда не приходилось видѣть. Одинъ уголъ съ тремя камнями былъ отломанъ.
   -- Ну, м-ръ Гольдеръ,-- сказалъ Холмсъ,-- вотъ съ другой стороны совершенно такой же уголъ, какъ пропавшій. Не попробуете ли сломать его.
   Банкиръ въ ужасѣ отшатнулся.
   -- Ни за что на свѣтѣ! -- сказалъ онъ.
   -- Тогда а попробую,-- сказалъ Хслысъ и, пустивъ въ дѣло всю свою силу, попробовалъ отломлть уголъ, но безуспѣшно.
   -- Чувствую, что онъ подается немного, но, несмотря на то, что обладаю замѣчательной силой пальцевъ, я не въ состояніи сломать его; тѣмъ менѣе это можетъ дѣлать человѣкъ обыкновенной силы. А какъ вы думаете, м-ръ Годьдеръ, что бы случилось, если бы мнѣ удалось отломить этотъ кусокъ? Нѣчто въ родѣ выстрѣла. Могло ли это случиться въ нѣсколькихъ шагахъ отъ вашей постели, и вы бы ничего не слышали?
   -- Не знаю, что и думать. Все такъ туманно для меня.
   -- Можетъ-быть, постепенно, и выяснится. А вы какъ думаете, миссъ Гольдеръ?
   -- Сознаюсь, что раздѣляю недоумѣніе дяди.
   -- У вашего сына, когда вы увидѣли его, не было на ногахъ ни сапогъ ни туфель?
   -- Кромѣ брюкъ и сорочки на немъ ничего не было.
   -- Благодарю васъ. Въ этомъ дѣлѣ счастье замѣчательно благопріятствуетъ намъ и мы сами будемъ виноваты, если дѣло не выяснится. Если позволите, м-ръ Гольдеръ, я буду продолжать свои наблюденія внѣ дома.
   Онъ ушелъ одинъ, объяснивъ, что всѣ лишніе слѣды затруднятъ ему дѣло. Онъ вернулся черезъ часъ съ кучей снѣга на ногахъ. Лицо его носило все то же непроницаемое выраженіе.
   -- Кажется, я видѣлъ все, что слѣдуетъ, м-ръ Гольдеръ,-- сказалъ Холмсъ,-- и потому отправлюсь домой, гдѣ могу быть полезнѣе для васъ.
   -- А камни, м-ръ Холмсъ? Гдѣ они?
   -- Не могу сказать.
   Банкиръ заломилъ, въ отчаяніи, руки.
   -- Значитъ, мнѣ не видать ихъ больше! -- вскрикнулъ онъ. -- А сынъ мой... Вы можете дать мнѣ надежду?
   -- Мое мнѣніе остается неизмѣннымъ,
   -- Такъ скажите же, ради Бога, что за темное дѣло разыгралось вчера въ моемъ домѣ?
   -- Если вы загляните ко мнѣ завтра утромъ между девятью и десятью часами, я буду радъ выяснить его, насколько могу. Вѣдь вы даете мнѣ carte blanche, не правда ли? Вы желаете, чтобы я добылъ обратно камни во что бы то ни стало и даете мнѣ неограниченный кредитъ?
   -- Я готовъ отдать все свое состояніе, чтобы только получить ихъ обратно.
   -- Отлично. Я займусь этимъ дѣломъ. Прощайте; очень возможно, что я загляну еще сюда до вечера.
   Я видѣлъ, что мой другъ уже составилъ себѣ опредѣленное мнѣніе насчетъ этого происшествія, хотя я даже смутно не могъ себѣ представить, къ какимъ выводамъ онъ пришелъ. Я нѣсколько разъ, въ то время какъ мы ѣхали домой, пробовалъ вывѣдать у него что-нибудь, но онъ всякій разъ уклонялся отъ этого разговора, такъ что я бросилъ безполезныя попытки и молчалъ всю остальную дорогу. Еще не было трехъ часовъ, когда мы снова очутились въ нашей квартирѣ. Холмсъ поспѣшно прошелъ къ себѣ въ комнату и вскорѣ вышелъ оттуда въ одеждѣ самого обыкновеннаго бродяги. Въ оборванномъ пальто съ поднятымъ воротникомъ, въ красномъ галстухѣ, въ стоптанныхъ сапогахъ, онъ казался типичнымъ представителемъ этого класса людей,
   -- Кажется, ничего,-- проговорилъ онъ, смотрясь въ зеркало.-- Очень бы мнѣ хотѣлось, Ватсонъ, чтобы вы пошли со мною, но боюсь, что не слѣдуетъ этого дѣлать. Можетъ-быть, я и попалъ на слѣдъ, а можетъ-быть, все окажется вздоромъ. Во всякомъ случаѣ я скоро узнаю это и черезъ нѣсколько часовъ вернусь домой.
   Онъ отрѣзалъ кусокъ мяса, вложилъ его между двумя ломтиками хлѣба и, сунувъ бутербродъ въ карманъ, вышелъ изъ комнаты.
   Я только что кончилъ пить чай, какъ онъ вернулся, очевидно, въ превосходнѣйшемъ настроеніи духа, съ какимъ-то старымъ сапогомъ въ рукахъ. Онъ швырнулъ сапогъ въ уголъ и налилъ себѣ чашку чая.
   -- Я зашелъ только мимоходомъ и сейчасъ уйду опять,-- сказалъ онъ.
   -- Куда?
   -- О, въ сторону Вестъ-Энда. Пожалуйста, не дожидайтесь меня. Я, можетъ-быть, приду поздно.
   -- Ну, какъ идутъ дѣла?
   -- Ничего. Нельзя пожаловаться. Я побывалъ въ Стритгэмѣ съ тѣхъ поръ, что мы не видались съ вами, но не заходилъ въ домъ. Дѣло-то выходитъ славное, я ни за что не согласился бы упустить его. Однако нечего разсиживать тутъ и болтать; надо поскорѣе снять эти отвратительныя лохмотья и принять свойственный мнѣ приличный видъ.
   Я видѣлъ по всему, что онъ довольнѣе, чѣмъ можно было заключить по его словамъ, Глаза его горѣли, а на блѣдныхъ щекахъ появился легкій румянецъ. Онъ быстро поднялся наверхъ, а черезъ нѣсколько минутъ я услышалъ, какъ входная дверь захлопнулась за нимъ.
   Я ждалъ его до полуночи и, не дождавшись, ушелъ къ себѣ въ комнату. Случалось, что онъ пропадалъ цѣлыми днями и ночами, когда бывалъ занятъ какимъ-нибудь интереснымъ дѣломъ, и потому его отсутствіе нисколько не встревожило меня. Не знаю, когда онъ вернулся, но когда на слѣдующее утро я спустился въ столовую, онъ сидѣлъ за чашкой чая, съ газетой въ рукахъ, свѣжій и опрятный какъ всегда.
   -- Извините, что не дождался васъ, Вагсонъ,-- сказалъ онъ,-- но нашъ кліентъ долженъ прійти сюда рано утромъ.
   -- А теперь уже позже девяти,-- отвѣтилъ я.- Да вотъ и звонятъ. Вѣроятно, это онъ.
   Дѣйствительно, это былъ нашъ пріятель банкиръ. Я ужаснулся перемѣнѣ, которую увидѣлъ въ немъ. Его широкое лицо осунулось и поблѣднѣло, волосы посѣдѣли. Онъ вошелъ съ усталымъ, апатичнымъ видомъ, производившимъ еще болѣе печальное впечатлѣніе, чѣмъ волненіе предыдущаго утра, и тяжело опустился въ кресло, которое я подставилъ ему.
   -- Не знаю, за что судьба преслѣдуетъ меня такъ жестоко,-- проговорилъ онъ.-- Два дня тому назадъ я былъ счастливымъ, обезпеченнымъ человѣкомъ. Теперь меня ожидаетъ одинокая, опозоренная старость. Одна бѣда приходитъ за другой. Моя племянница Мэри покинула меня.
   -- Покинула васъ?
   -- Да. Сегодня утромъ ея постель оказалась нетронутой; спальня ея была пуста, а на столѣ въ передней лежала записка. Вчера вечеромъ въ порывѣ горя, но не гнѣва, я сказалъ ей, что ничего бы этого не было, если бы она вышла замужъ за моего мальчика. Можетъ-быть, мнѣ не слѣдовало говорить этого. Она намекаетъ на эти слова въ своей запискѣ. Вотъ она: "Дорогой дядя, я чувствую, что причинила вамъ горе, и знаю, что если бы я поступила иначе, не произошло бы этого ужаснаго несчастія. Я не могу быть счастлива подъ вашей кровлей съ этой ужасной мыслью и потому рѣшилась навѣки покинуть васъ. Не тревожьтесь о моей судьбѣ и, главное, не ищите меня, потому что это будетъ совершенно безполезно... Вѣчно васъ любящая Мэри". Что значатъ эти слова, мистеръ Холмсъ? Неужели она рѣшилась на самоубійство?
   -- О, нѣтъ, нѣтъ! Быть-можетъ, это наилучшее разрѣшеніе вопроса. Я думаю, мистеръ Гольдеръ, что ваши испытанія близятся къ концу.
   -- Что вы говорите, мистеръ Холмсъ. Вы слышали что-нибудь, узнали что-нибудь? Гдѣ камни?
   -- Вы согласны заплатить по тысячѣ фунтовъ за каждый камень? Это не покажется вамъ слишкомъ дорого?
   -- Я согласенъ заплатить десять.
   -- Это ужъ лишнее. Трехъ тысячъ достаточно. Ну, конечно, вознагражденіе. Съ вами есть чековая книжка? Вотъ перо. Пишите чекъ на четыре тысячи фунтовъ.
   Ошеломленный банкиръ написалъ чекъ. Холмсъ подошелъ къ письменному столу, вынулъ изъ ящика треугольный кусокъ золота съ тремя бериллами и бросилъ его на столъ.
   Банкиръ схватилъ его съ крикомъ радостиу
   -- Вы добыли камни! Я спасенъ, спасенъ! -- задыхаясь, проговорилъ онъ.
   Радость его выражалась такъ же бурно, какъ и rope. Страстнымъ движеніемъ онъ прижалъ камни къ груди.
   -- За вами еще одинъ долгъ, мистеръ Гольдеръ,-- сказалъ Холмсъ нѣсколько строгимъ голосомъ.
   -- Долгъ! -- онъ схватилъ перо.-- Назовите сумму, и я заплачу ее.
   -- Нѣтъ, это долгъ не мнѣ и совсѣмъ другого рода. Вы должны извиниться передъ благороднымъ юношей, вашимъ сыномъ. Если бы у меня былъ такой сынъ, я гордился бы имъ.
   -- Такъ Артуръ не бралъ камней?
   -- Я говорилъ вамъ это вчера и повторяю сегодня.
   -- Вы увѣрены въ этомъ? Такъ поѣдемте скорѣй къ нему и скажемъ ему, что истина открыта.
   -- Онъ уже знаетъ это. Когда я узналъ все, я увидѣлся съ нимъ. Видя, что онъ не хочетъ говорить мнѣ правды, я самъ разсказалъ ему всю исторію, такъ что онъ долженъ былъ признаться, что я правъ, и прибавилъ только нѣсколько подробностей, не вполнѣ ясныхъ для меня. Сегодняшняя новость можетъ развязать ему языкъ.
   -- Ради Бога, скажите, что это за тайна?
   -- Я разскажу вамъ все и разскажу вамъ, какимъ образомъ я дошелъ до объясненія тайны. И прежде всего скажу то, что мнѣ труднѣе всего говорить, а вамъ слышать. Сэръ Джоржъ Бёрнвель и ваша племянница сговорились бѣжать и исполнили свое намѣреніе.
   -- Моя МэриІ Это невозможно!
   -- Къ сожалѣнію, это совершенно вѣрно. Ни вы, ни вашъ сынъ не знали человѣка, котораго ввели въ свою семью. Это одинъ изъ опаснѣйшихъ людей въ Англіи -- разорившійся игрокъ, отчаянный негодяй, человѣкъ безъ сердца и совѣсти. Ваша племянница не имѣла понятія о людяхъ такого сорта. Когда онъ сталъ нашептывать ей слова любви, какъ это онъ дѣлалъ сотнямъ женщинъ, она вообразила, что только она одна заставила биться его сердце. Чортъ знаетъ, что онъ наговорилъ ей, только она превратилась въ игрушку въ его рукахъ и имѣла свиданія съ нимъ почти каждый вечеръ.
   -- Не вѣрю и никогда не повѣрю этому! -- крикнулъ банкиръ. Лицо его было смертельно блѣдно.
   -- Ну, такъ я разскажу, что случилось вчера вечеромъ у васъ въ домѣ. Когда вы ушли къ себѣ въ комнату, какъ думала ваша племянница, она сошла внизъ и разговарива;ла со своимъ возлюбленнымъ у окна, которое выходитъ къ конюшнямъ. Онъ, должно-быть, долго стоялъ на, снѣгу, такъ какъ слѣды его ногъ ясно отпечатались тамъ. Она разсказала ему про корону. Алчность проснулась въ немъ, и онъ подчинилъ миссъ Мэри своей волѣ. Не сомнѣваюсь, что она любитъ васъ, но, я думаю, она изъ тѣхъ женщинъ, въ которыхъ любовь къ любовнику заглушаетъ всѣ другія чувства. Едва она успѣла захлопнуть окно, когда увидѣла, что вы сходите съ лѣстницы, и принялась разсказывать вамъ о свиданіи одной изъ горничныхъ съ возлюбленнымъ на деревянной ногѣ, что дѣйствительно вѣрно.
   "Вашъ сынъ Артуръ, послѣ разговора съ вами, ушелъ къ себѣ въ спальню, но спалъ плохо, такъ какъ мысль о долгахъ въ клубѣ гревожила его. Въ полвочь онъ услышалъ чьи-то легкіе шаги около своей двери. Онъ всталъ и, выглянувъ въ коридоръ, съ изумленіемъ увидѣлъ свою кузину, которая тихо шла къ вашей уборной. Пораженный юноша надѣлъ брюки и ждалъ въ темнотѣ, чѣмъ окончится это странное дило. Наконецъ, она вышла изъ вашей комнаты и при свѣтѣ лампы, висящей въ коридорѣ, вашъ сынъ увидѣлъ у нея въ рукахъ берилловую корону. Она спустилась съ лѣстницы. Онъ, въ ужасѣ, сбѣжалъ за нею и спрятался за занавѣской у вашей двери, откуда могъ видѣть, что дѣлается въ передней. Онъ увидѣлъ, какъ миссъ Мэри осторожно открыла окно, передала кому-то корону, потомъ закрыла окно и быстро прошла мимо него къ себѣ въ комнату.
   "Пока она была тутъ, Артуръ не могъ ничего сдѣлать изъ опасенія выдать любимую женщину. Но какъ только она ушла, онъ сразу сообразилъ, какое ужасное несчастіе грозитъ вамъ и какъ важно предупредить его. Онъ бросился внизъ, какъ былъ, босикомъ, открылъ окно, выпрыгнулъ въ снѣгъ и побѣжалъ по дорожкѣ, гдѣ увидѣлъ темную фигуру, облитую луннымъ сіяніемъ. Сэръ Джоржъ Бёрнвель хотѣлъ бѣжать, но Артуръ нагналъ его, и между ними началась борьба. Вашъ сынъ старался вырвать корону изъ рукъ Бёривеля, причемъ ударилъ его въ глазъ. Вдругъ что-то треснуло, и корона осталась въ рукахъ Артура. Онъ бросился въ домъ, закрылъ окно, поднялся въ вашу уборную, замѣтилъ, что корона помята въ борьбѣ, и старался выпрямить ее, когда вы вошли въ комнату".
   -- Неужели все это правда? -- задыхаясь, прошепталъ банкиръ.
   -- Вы разсердили его тѣмъ, что стали осыпать его бранью какъ разъ въ то время, когда онъ чувствовалъ, что заслуживаетъ самой горячей благодарности. Онъ не могъ объяснить дѣла, не выдавая той, которая, конечно, не заслуживала его снисхожденія. Онъ поступилъ по-рыцарски и сохранилъ ея тайну.
   -- Такъ вотъ почему она вскрикнула и упала въ обморокъ, когда увидѣла корону,-- сказалъ мистеръ Гольдеръ.-- О, Боже мой! Какъ я былъ глупъ и слѣпъ! А онъ просилъ у меня позволенія выйти на пять минутъ! Бѣдный, дорогой мальчикъ хотѣлъ посмотрѣть, не найдется ли отломанный кусокъ на мѣстѣ борьбы. Какъ я былъ жестокъ и несправедливъ къ нему!
   -- Когда я пріѣхалъ къ вамъ,-- продолжалъ Холмсъ,-- я сразу тщательно осмотрѣлъ все вокругъ -- не найду ли какихъ-нибудь слѣдовъ на снѣгу. Я зналъ, что съ вечера не напало новаго снѣга, а морозъ былъ достаточно сильный для того, чтобъ сохранить отпечатки. Я прошелъ по дорожкѣ къ кухнѣ; она оказалась совершенно истоптанной. Но у входа кухни, очевидно, стояла женщина, разговаривая съ мужчиной; круглый слѣдъ указывалъ, что одна нога у него деревянная. Я могъ даже сказать, что разговору ихъ помѣшали, потому что женщина быстро побѣжала къ двери, что было видно по глубокому слѣду каблуковъ и мелкому носковъ, а человѣкъ съ деревянной ногой подождалъ немного и потомъ ушелъ. Я подумалъ, что это, должно-быть, была та горничная и ея возлюбленный, о которыхъ вы говорили мнѣ, и разспросы подтвердили мое предположеніе. Я обошелъ весь садъ и не видѣлъ ничего, кромѣ нѣсколькихъ случайныхъ слѣдовъ, очевидно, принадлежавшихъ полицейскимъ, но когда пришелъ на дорожку у конюшенъ, то прочелъ на снѣгу длинную, сложную исторію. Тутъ тянулся двойной рядъ слѣдовъ. Одинъ изъ нихъ принадлежалъ человѣку въ сапогахъ, другой, къ моему восторгу, босому. Судя по вашимъ словамъ, я сразу же вывелъ заключеніе, что послѣдній -- вашего сына. Первый шелъ къ дому и обратно, второй бѣжалъ за нимъ. Я пошелъ по этимъ слѣдамъ и увидѣлъ, что они вели къ окну передней, причемъ человѣкъ въ сапогахъ истопталъ весь снѣгъ, очевидно, въ ожиданіи кого-то. Тогда я пошелъ обратно къ другому концу, ярдахъ въ ста отъ окна. Я увидѣлъ мѣсто, гдѣ человѣкъ въ сапогахъ остановился; тамъ снѣгъ былъ разбросанъ, какъ-будто происходила борьба. Нѣсколько капель крови, замѣченныхъ мною на снѣгу, доказали мнѣ, что я не ошибся.
   "Затѣмъ "сапоги" побѣжали по переулку у конюшни, и новые слѣды крови показали мнѣ, что раненъ именно обладатель ихъ. Когда я вышелъ по его слѣдамъ на большую дорогу, то увидѣлъ, что мостовая подметена, такъ что итти дальше было безполезно.
   "Если припомните, войдя въ домъ, я разсматривалъ въ увеличительное стекло раму и подоконникъ окна. Я сразу убѣдился, что кто-то влѣзъ въ него. Я разглядѣлъ слѣдъ мокрой ноги и могъ составить себѣ нѣкоторое понятіе о томъ, что произошло. За окномъ стоялъ какой-то человѣкъ; кто-то принесъ ему корону; вашъ сынъ видѣлъ это, бросился за воромъ, боролся съ нимъ; они тянули корону каждый къ себѣ и сломали ее соединенными силами, чего никакъ бы не могъ достигнуть одинъ изъ нихъ. Вашъ сынъ вернулся съ драгоцѣнной короной, но часть ея осталась въ рукахъ его противника. До сихъ поръ все было ясно мнѣ. Теперь весь вопросъ заключался въ томъ, кто этотъ человѣкъ и кто принесъ ему корону?
   "Я издавна придерживаюсь одного правила: исключите все невозможное, и все, что останется, окажется истиной, несмотря на всю кажущуюся неправдоподобность. Я зналъ, что это не могли быть вы. Оставалась, значитъ, ваша племянница и горничныя. Если виновны горничныя, то почему вашъ сынъ позволяетъ, чтобъ его обвиняли вмѣсто нихъ? Очевидно, это предположеніе не выносило критики. Но Артуръ любилъ свою кузину, и это вполнѣ объясняетъ, почему онъ не хотѣлъ открыть ея тайны, тѣмъ болѣе такой позорной. Когда я припомнилъ, какъ вы говорили, что видѣли ее у окна, какъ разсказывали о томъ, что она улала въ обморокъ, увидя корону, мои предположенія подтвердились.
   "Но кто же ея сообщникъ? Очевидно, любовникъ. Кого иного она могла любить настолько, чтобы забыть чувство любви и благодарности къ вамъ? Я узналъ, что вы мало выѣзжаете, и кругъ вашихъ друзей очень ограниченъ. Но среди нихъ былъ сэръ Джорджъ Бёрнвель. Я еще раньше слышалъ объ его дурной репутаціи по отношенію къ женщинамъ. Должно-быть, онъ и былъ человѣкъ въ сапогахъ, и камни находятся у него. Если онъ и подозрѣваетъ, что Артуръ узналъ его, онъ все же могъ считать себя въ безопасности, такъ какъ молодой человѣкъ промолчитъ, чтобы не скомпрометировать своей семьи.
   "Ну, теперь вы сами можете предположить, какія мѣры я принялъ. Въ видѣ нищаго бродяги я отправился въ домъ сэра Джоржа, свелъ знакомство съ его лакеемъ, узналъ, что его баринъ разбилъ ночью голову и, наконецъ, купилъ за шесть шиллинговъ его старые сапоги, отправился съ ними въ Стритгэмъ и увидѣлъ, что они приходятся вполнѣ къ слѣдамъ".
   "-- Вчера вечеромъ я видѣлъ вблизи дома какого-то оборванца,-- замѣтилъ м-ръ Гольдеръ.
   "-- Это былъ я. Я убѣдился, что нашелъ виновнаго, и потому вернулся домой и переодѣлся. Мы предстояла очень трудная роль, такъ какъ нужно было избѣжать скандала, а я зналъ, что такой ловкій негодяй отлично понимаетъ, что у насъ связаны руки, Я отправился къ нему. Сначала онъ, конечно, отрекся отъ всякаго участія въ этомъ дѣлѣ. Но когда я разсказалъ ему всѣ подробности, онъ сталъ угрожать мнѣ и снялъ со стѣны револьверъ Я, однако; предвидѣлъ это и, прежде чѣмъ онъ успѣлъ оправиться, приставилъ ему къ головѣ дуло пистолета. Тогда онъ сталъ поблагоразумнѣе., Я сказалъ ему, что мы заплатимъ по тысячѣ фунтовъ за каждый камень. Тутъ, въ первый разъ, я подмѣтилъ въ немъ признаки горя. "Ахъ, чортъ возьми! -- проговорилъ онъ,-- а я-то продалъ всѣ три за шестьсотъ фунтовъ!" Я скоро узналъ отъ него адресъ покупателя, успокоивъ сэра Джоржа, что ему не угрожаетъ преслѣдованіе. Я отправился къ ювелиру, которому онъ продалъ камни, долго торговался и, наконецъ, купилъ камни по тысячѣ фунтовъ за штуку. Тогда я заглянулъ къ вашему сыну, сказалъ, что все окончилось благополучно, и въ два часа ночи легъ спать послѣ довольно-таки утомительнаго трудового дня.
   -- Дня, который избавилъ Англію отъ большого публичнаго гкандала, -- сказалъ банкиръ, вставая съ мѣста,-- и, сэръ, не няхожу словъ, чтобы поблагодари васъ, но вы увидите, что я человѣкъ благодарный. Ваше искусство, дѣйствительно, превосходитъ все, что я слышалъ о немъ. А теперь лечу къ моему дорогому мальчику, чтобъ извиниться передъ нимъ. То, что вы разсказали мнѣ о бѣдной Мэри, сильно огорчаетъ меня. Даже ваше искусство не можетъ помочь вамъ сказать мнѣ, гдѣ она?
   -- Я думаю, можно навѣрно сказать, что она тамъ, гдѣ сэръ Джоржъ Бёрнвель,-- отвѣтилъ Холмсъ.-- Вѣрно такъ же и то, что она скоро будетъ наказана за всѣ свои прегрѣшенія.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Большой выбор кейсов в компании ThunderPro.
Рейтинг@Mail.ru