Зелинский Фаддей Францевич
Первое светопреставление

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 9.42*6  Ваша оценка:



                                  Из жизни идей
								  
----------------------------------------------------------------------------
     Оригинал находится здесь: Старая книга на книжной полке 
----------------------------------------------------------------------------

      
      
     Досужей  голове  угодно  было  предсказать  нам кончину нашего бренного
мира  к  первым  числам  благополучно  истекшего  ныне  ноября.  Хотя  такие
прорицания  повторяются периодически и их исход неизменно один и тот же, тем
не  менее  праздная  выдумка,  о которой идет речь, не осталась без вредного
влияния:  благодаря  бессовестной  спекуляции,  не  постыдившейся обратить в
источник  наживы  беспросветную  тьму,  в  которой поныне пребывает пугливая
душа  нашего  народа, весть о предстоящем светопреставлении получила широкое
распространение   среди   деревенского   люда.   Угнетенные   повторяющимися
недородами  крестьяне  приняли  ее как нечто естественное; она шла навстречу
той  мрачной теодицее, на которую наводила их умы жестокость мачехи-земли за
последние  годы.  "Оттого-то,  -  покорно  говорили  они, - Бог и не дал нам
хлеба,  что  и  жить-то  осталось недолго". Но местами теория переходила и в
практику;  бывали  примеры,  что  люди  отказывались убирать урожай со своих
полей,   ссылаясь  на  то,  что  пользоваться  им  все  равно  не  придется.
Хватилась,  наконец,  кое-где  и  местная  администрация;  по  ее  настоянию
книгопродавцы   обязались   не  продавать  более  смущающих  народ  вздорных
брошюрок.  Теперь,  когда  страх  прошел, явилась возможность подвести итоги
совершившемуся. 
     
     Как-никак,  а  мысль  об  ожидавшейся  1  ноября  1899  г. кончине мира
представляет  собою  идею - нелепую, не спорю, но все-таки идею. Такие идеи,
полезные  и  вредные,  ежедневно  массами рождаются, массами уносятся ветром
общественного  мнения,  подобно  тому,  как  настоящий  ветер массами уносит
семена  ели  и омелы, земляники и крапивы; в обоих случаях природа чрезмерно
плодовита,   заранее  рассчитывая  на  гибель  99%  своих  детищ.  Требуется
совпадение  целого ряда благоприятных условий для того, чтобы этой гибели не
было,  чтобы семя полезной или сорной травы могло взойти и развиться; только
там,  где все эти условия налицо - только там это развитие будет полным. При
наличности  лишь  некоторых  условий  семя,  быть  может,  взойдет,  но даст
жалкую,  тщедушную былинку, неспособную к дальнейшему развитию; тем не менее
и  эта  былинка,  и  то крепкое, обильное благотворными или ядовитыми соками
дерево  -  одно и то же растение: ботаник не делает между ними существенного
различия,  хотя  бы  глаз  обыкновенного  человека  и затруднился признать в
первой  подобие  последнего.  У  нас  имелись  именно  только  некоторые  из
требовавшихся  условий,  вследствие  чего и результат получился, слава Богу,
довольно  жалкий.  Имелось,  во-первых,  основание  для ожидаемого события в
народной  вере; имелся, во-вторых, глубокий умственный мрак с его неизменным
спутником  -  суеверным  страхом; имелось, в-третьих, угнетенное настроение,
вызванное  повторяющимися неурожаями в нашей преимущественно земледельческой
стране;  имелось, наконец, в-четвертых, она сама, эта вздорная идея, как раз
тогда   пущенная   в   оборот   где-то   на   западе  и  жадно  подхваченная
беззастенчивыми  барышниками  у  нас.  Благодаря всему этому и получился тот
сравнительно  скромный  успех.  Но  представим  себе,  что  к  этим условиям
присоединились  бы  другие,  притом  не только наводнения, пожары, поветрия,
войны,  но  и  такие  события,  о  которых  и говорить страшно - и кто может
определить, какой результат получился бы тогда? 
     
     О  таком-то  случае  я  и хотел бы побеседовать с читателем в настоящем
очерке.  Я  озаглавил  его  "Первое  светопреставление" - действительно, тот
случай,   который  я  имею  в  виду,  является  первым,  о  котором  история
повествует.  О более ранних не имелось определенных сведений. Правда, ходили
слухи  о  том, что земля не раз и в прежнее время подвергалась периодическим
катастрофам,   всякий   раз  уничтожавшим  культуру  ее  жителей;  Платон  в
знаменитом  месте  своего  "Тимея"  объясняет сравнительную юность греческой
цивилизации  тем,  что благодаря этим катастрофам именно образованные жители
низменностей  уносились  в  море  разбушевавшимися  стихиями  и только дикие
обитатели  гор  оставались  в  живых. Но предание не сохранило памяти о них,
если  не считать одной - всемирного потопа Девкалиона и Пирры; да и тут одно
только   голое   событие   признавалось   историческим   фактом,  а  не  его
подробности,  всецело  потекшие  из  богатой  фантазии  даровитых поэтов. Та
эпоха,  напротив,  о которой говорю я, пришлась в ясный полдень исторической
жизни  человечества; оно не только пользовалось всеми благами культуры, но и
достигло  в  ней  такого  высокого  уровня,  какого  не знало впоследствии в
течение  многих  веков; его пытливая мысль сумела освободиться от всех оков,
которыми  вековая  традиция  сдерживала раньше свободу ее движений; и тем не
менее   совпадение   всех  вышеупомянутых  условий  было  так  чудесно,  так
подавляюще,  что  не  только слепая чернь, но и лучшие, просвещеннейшие люди
тогдашнего  времени подчинились его силе, уверовали в недалекий конец мира и
сделались  распространителями этой веры среди своих соотечественников. Эпоха
эта  -  та  (и  это  совпадение далеко не случайно), которая непосредственно
предшествовала началу нашей эры. 
     
	 
	 
 

     Первым  и важнейшим условием была и здесь религия и та опора, которую в
ней  находила вера в предстоящий конец мира. Это условие мало кому известно;
насколько  знамениты  мессианские  элементы  иудаизма  и  их  роль в истории
возникновения   и   распространения   христианской  веры,  настолько  забыты
аналогичные  явления  в  области  античного  язычества. Старинная церковь об
этом судила иначе: в третьем стихе своей заупокойной песни: 
     
     Dies irae, dies ilia 
     Solvet saeclum in favilla 
     Teste David cum Sibylla - 
     
     она  рядом  с  благочестивым царем Израиля называет вещую деву-язычницу
как  пророчицу  того  дня  гнева,  который  развеет  по  пространству  пепел
истребленного мироздания. 
     
     Образ  Сивиллы  вырос на почве религии Аполлона, которая в свою очередь
была  развитием  и  реформой  еще  более  древней и глубокомысленной религии
Зевса.  Последняя  исходила  из  представления  о  царившем некогда на земле
"золотом  веке",  когда  не  было  еще  ни  труда, ни войны, ни греха, когда
мать-Земля  с материнской нежностью заботилась о человеке, давая ему и пищу,
и  одежду,  и знание - да, и знание в той, к счастью, незначительной доле, в
которой  оно  было  ему  нужно  для блаженного, хотя и бесцельного бытия. Из
этого   состояния   вырвал  людей  Зевс;  возмутившись  против  Земли  и  ее
сил-Титанов  и  поборов  их,  он повел человечество по новому пути. Труд был
провозглашен  условием  и  знания,  и  жизни; но труд повел за собою частную
собственность;  частная  собственность  -  споры  из-за нее, насилие, войну;
насилие  с  войной  породили  неправду,  преступление, грех. Это постепенное
ухудшение  условий жизни и нравов человечества древние изображали картинно в
ряде  последовательных  "веков"  -  серебряного, медного и железного - имена
которых  были  подсказаны,  кроме  сравнительной  оценки  металлов,  также и
смутными  воспоминаниями  о  давнопрошедших доисторических эпохах. Важнейшим
"событием"   в   этом   постепенном  падении  человечества  было  последнее,
появление  среди  него  "неправды".  Уже  раньше легкоживущие боги почти все
оставили  многослезную  обитель  людей;  теперь  ее  покинула и последняя из
небожительниц,     божественная     Правда.    Оскорбленная    преступностью
человеческого  рода,  святая  дева  поднялась на небо, где и пребывает - как
позже  учили - поныне, витая среди небесных светил под видом созвездия Девы.
Что  же  касается  покинутого ею людского рода, то, раз отдав себя во власть
неправды,  он  этим  самым  обрек  себя  на  гибель;  так-то  предстоящее  в
отдаленном   будущем   истребление   человеческого  рода,  как  нравственная
необходимость,   подтвердило  метафизическую  необходимость  гибели  царства
Зевса,  и богов. Метафизическая же необходимость основывалась на неоспоримом
законе,  что  все  имевшее  начало  должно  иметь  и  конец;  царство Зевса,
основанное  на развалинах царства Земли путем победы над ее силами-Титанами,
погибнет  от  Земли  же  и  ее  сил-Гигантов;  несчастный исход боя Гигантов
должен  положить  конец  тому,  чему  положил  начало  счастливый  исход боя
Титанов. 
     
     Вот  в  общих  чертах  содержание  мрачной  религии  Зевса,  древнейшей
религии  не  только  греков,  но  и  германцев  и, вероятно, других арийских
племен,  включая  и  славянское. Правда, в отдаленной перспективе за гибелью
открывалась   возможность   нового   начала,  новой  чистой  жизни,  но  эта
перспектива  именно  вследствие  своей  отдаленности  вряд  ли могла служить
действительным  утешением.  Человечество  чем  дальше,  тем  страстнее стало
ждать  спасителя  и  искупителя, который бы отвратил тяготеющую над богами и
человечеством  гибель,  истребил семя греха, вернул деву-Правду с эмпирея на
землю.  Такое  ожидание  никогда  не  бывает  тщетным;  желанный спаситель и
искупитель   явился  наконец  в  образе  Аполлона.  Новая  религия  Аполлона
принесла  богам  мир  с  Землею  и обеспечение дальнейшего их царства. Зевс,
говорила  она,  уже  сразился  с Гигантами, покорил их и с тех пор царствует
безбоязненно  навеки;  людям  же  она  принесла очищение от грехов, устраняя
таким   образом  нравственную  необходимость  их  истребления.  Такова  была
реформа Зевсовой религии религией Аполлона. 
     
     Но  реформы  и  реформации  по самому существу элементов, с которыми им
приходится  считаться,  не бывают полными. Старые верования в той или другой
форме  продолжают  тлеть  под  золой,  изредка  вспыхивая зловещим пламенем;
компромиссы,  извращающие  в  теории  чистоту  нового учения, оказываются на
практике  необходимыми.  Пусть Аполлон принес людям очищение от греха; глядя
друг  на  друга и на себя, они без труда убеждались, что неправда продолжает
жить  среди  них,  что лучезарная дева по-прежнему пребывает в бесстрастном,
безгрешном  эфире.  Это  убеждение  не  могло  не  отразиться  и на догматах
Аполлоновой  религии; да, Аполлон принес людям очищение - в этом сомневаться
было  нечестиво,  -  но гибель человечества была им лишь отсрочена: хорошо и
то,  что  у старого змея не вырастает новых голов. Сам же он не сражен; тому
греху,   который   когда-то  запятнал  человечество  и  изгнал  деву-Правду,
искупления  нет.  Придет  время - и он поглотит род людской; но затем он сам
погибнет  от  светлоликого бога, вернется дева-Правда, вернемся золотой век.
Когда  же это будет? Не скоро... так, по истечении "великого года"; до этого
дня  ни  мы,  ни наши дети, ни внуки не доживут. Ну и отлично; значит, можно
быть спокойным. 
     
     Но  кто  же  были пророки и проповедники этой новой религии? В точности
мы  себе  не  можем  составить  представления  об организации ее пропаганды;
знаем,  однако,  что  не  последнюю  роль  играли  в  ней женщины-пророчицы.
Женщина  ближе  к  природе,  т. е. к Земле, чем мужчина; у нее эмоциональное
начало  более  подчиняет  себе  интеллект,  чем  у  него; ее преимущественно
фантазия  всех  народов  наделяет даром вещей мысли, исходящей от Земли. Вот
почему  мы  встречаем вещих дев постоянными спутницами религии Аполлона в ее
победоносном  шествии с востока на запад. Зовутся они Сивиллами - темное, не
поддающееся  объяснению  имя,  быть  может, даже не греческого, а восточного
происхождения.  Древнейшая  из  них  -  это  троянская  Сивилла,  она  же  и
Кассандра.  Предание,  предваряя  ее роль как пророчицы гибели человечества,
представляет   ее  вдохновенной  девой,  предсказавшей  Приаму  падение  его
царства.  Но  рассказ  о  троянской войне не совместим с представлением, что
троянцам  их  участь была известна заранее; видно, им было о ней сказано, но
они  пророчице  не  поверили.  Но почему же не поверили? И этому мифотворная
фантазия  греков  нашла  объяснение;  вот слова, в которых она сама у Эсхила
повествует  хору  аргосских  старцев о своем несчастии (Агам. 1198 сл., пер.
Майкова): 
     
     Хор. Мы дивимся, 
     Как ты пришла из-за моря - и знаешь, 
     Как будто видела все, что здесь было. 
     Касс. Мне дар всевиденья дан Аполлоном. 
     Хор. Он благосклонен был к тебе? Любил? 
     Касс. Доныне стыд мне был бы в том сознаться. 
     Хор. Достоинство храним мы в счастье строже! 
     Касс. Любил... и требовал моей любви. 
     Хор. И ты его порывам уступила? 
     Касс. Дала обет, но не сдержала слова. 
     Хор. Уж получив сперва дар прорицанья? 
     Касс. Уж гибель я предсказывала Трое. 
     Хор. И гнев его тебя не поразил? 
     Касс. Ужасный гнев: никто не стал мне верить! 
     
     Родственного  характера был миф, рассказываемый про самую знаменитую из
Сивилл  -  если  не считать дельфийской Пифии, которая, в сущности, была той
же  Сивиллой  -  про  эрифрейскую  (из  гор.  Erythrae  в Малой Азии). Когда
Аполлон  требовал  ее  любви,  она,  в  свою  очередь,  потребовала, чтоб он
даровал  ей  столько  лет  жизни,  сколько  песчинок на эрифрейском взморье.
Аполлон  исполнил  ее  желание, но под условием, чтобы она никогда не видела
более  родной  земли.  Тогда  она  поселилась  в  италийских Кумах, граждане
которых  окружили  ее  большим почетом, как пророчицу и любимицу их главного
бога.  Годы  проходили  за  годами,  поколения  умирали за поколениями, одна
только  Сивилла  не  знала  смерти; но, состарившись и одряхлев до последних
пределов,  она  сама  стала тосковать по ней; слишком поздно убедилась она в
своей  роковой  ошибке, что, прося бога о даровании долгой жизни, она забыла
попросить  его продолжить также ее молодость. Наконец, куманцы сжалились над
нею  и,  зная об условии, под которым ей дана была долговечность, послали ей
письмо,  запечатанное,  по старому обычаю, глиной. Глина была из эрифрейской
земли;  увидев ее, Сивилла испустила дух. Но ее вещий голос не умер вместе с
нею;  и  после  ее  смерти  он  продолжал  слышаться в пещерах вулканической
куманской  земли,  одна  из  которых  известна  и  поныне  под именем "грота
Сивиллы".  И  еще  в  поздние  времена  память  о  Сивилле  жила в несколько
странной  игре  куманских детей - если только это была игра, - о которой нам
рассказывает   современник  императора  Нерона,  Петроний.  Посреди  комнаты
(по-видимому)   свешивалась  бутылка;  дети,  окружая  бутылку,  спрашивали:
"Сивилла, чего хочешь?" - голос из бутылки отвечал: "Умереть хочу". 
     
     Эта  эрифрейско-куманская  Сивилла представляет для нас особый интерес:
благодаря  ей  вера  в  предстоящую,  через  определенное  число лет, гибель
человеческого  рода  была  перенесена  из  Греции  в Рим. Да, в Рим; об этом
существовало  особое,  небезызвестное  и  ныне  предание.  К  царю Тарквинию
Гордому  явилась  однажды  таинственная  старуха  и предложила ему купить за
очень  высокую  цену  девять  книг  загадочного содержания. Царь рассмеялся;
тогда  она бросила в горевший тут же огонь три книги из девяти и потребовала
за  остальные  шесть  ту  же цену. Тот же прием она повторила еще раз; тогда
озадаченный  царь  купил  у  нее  последние  три  книги за требуемую цену и,
сложив    их    в    подземелье    Капитолийской   горы,   назначил   особых
жрецов-толкователей  их  мудреного  содержания.  Таинственная  старуха  была
именно   куманская  Сивилла,  а  купленные  царем  три  книги  -  знаменитые
впоследствии   "Сивиллины   книги".   Смысл   всего   предания  заключается,
разумеется,  в  факте, что вещие книги Сивиллы были из Кум перенесены в Рим.
Перенесены  же они могли быть только вместе с культом того бога, который был
залогом  их  достоверности,  -  с  культом  Аполлона.  Таким образом религия
лучезарного  бога,  родиной  которой была давно разрушенная Троя, нашла себе
наконец  приют в Риме; на этом преемстве основывается, не говоря о прочем, и
столь знаменательное верование: "Рим - вторая Троя". 
     
     Сивиллины  книги  стали  скрижалями  судьбы Римского государства; к ним
обращались   в   тревожные   и   тяжелые   минуты,   чтобы   узнать,  какими
священнодействиями  можно умилостивить угрожающий Риму или уже разразившийся
над  ним  гнев  богов. Конечно, предсказания Сивиллы были даны в самой общей
форме,  без  имен;  делом жрецов было решать, какое прорицание соответствует
данному  случаю.  Нам теперь легко смеяться над этим способом предотвращения
катастроф:  в  Риме тоже наступила своя просветительная эпоха, когда над ним
стали  смеяться.  Но  смех-смехом,  а заведенные предками обряды должны были
быть  исполняемы;  на  этот счет даже между просвещеннейшими людьми сомнений
быть  не  могло.  Тот  самый  вельможа,  который в разговоре с Цицероном под
прохладной  сенью тускуланских чинар, променяв торжественную римскую тогу на
удобный  греческий  плащ,  вышучивал Сивиллу и ее причудливые пророчества, -
он,  как quindecimvir sacrorum, очень серьезно, развернув старинные книги, в
споре  со  своими  коллегами решал важный вопрос, сколько овец заклать Диане
по  поводу замеченного и доложенного арицийской бабой тревожного знамения, а
именно,  что  сидевшая  на  священном  дереве ворона заговорила человеческим
голосом.  И  в этом даже не было никакого лицемерия; любовь к родному городу
и  его  величию  естественно  переносилась  и на его верования и все прочее.
Сколько  Скавров,  Мессал, Пизонов, Марцеллов на этом самом стуле занималось
решением  тех  же  или  таких  же  вопросов! Итак, квириты, смейтесь сколько
угодно  в  Тускуле,  но  на Капитолии сохраняйте степенный и сосредоточенный
вид. 
     
     А впрочем... пришло время, когда и в Тускуле стало не до смеха. 
    
	
	
 	 
      
     Кончина  мира  была предсказана Сивиллой к исходу "великого года". Срок
этот  был  такой  отдаленный, что на первых порах никто им не интересовался.
Когда  же,  по  истечении  многих  столетий,  вопрос  о нем получил научный,
хронологический  интерес,  то  оказалось,  что  беспокоиться  о нем было уже
поздно.  Научный  интерес...  да; только наука, методы которой были пущены в
ход  при  решении  нашего  вопроса,  была  довольно своеобразна, представляя
собой  странную  смесь  метафизики  и  эмпирии,  мифологии  и  астрономии. А
именно:  было  решено,  что  "великий год" равен совокупности четырех веков,
золотого,   серебряного,   медного   и  железного.  Ближайшей  задачей  было
определить  продолжительность  такого  "века";  решили,  что  таковым должна
считаться  максимальная продолжительность человеческой жизни (на это решение
наводило  самое значение греческого слова, соответствующего русскому "век").
Итак,  спрашивалось,  какова  же максимальная продолжительность человеческой
жизни;  на  основании  довольно  недостаточной,  по-видимому,  статистики ее
определили  в  110  лет.  Таким  образом,  "великий год" оказался равным 440
годам;  астрономы  подтвердили этот результат указанием на то, что как раз в
этот  период  времени  все  планеты  возвращаются  к  своему первоначальному
положению.  Все  это  было  в  высшей степени утешительно. Ведь Сивилла была
современницей  троянской войны: ее жизнь, таким образом, совпадала с началом
XII  века  до  Р. Х.; к эпохе, о которой мы говорим, - эпохе александрийской
учености,  III  и  II векам до Р. Х., - назначенный ею 440-летний срок давно
уже истек. Стало быть, волноваться было нечего. 
     
     Таким-то  образом легкомысленная, жизнерадостная Греция освободилась от
кошмара,  которым  предсказание  Сивиллы ей угрожало; не так легко отнесся к
этому  делу  Рим. Происходило это, без сомнения, оттого, что Сивиллины книги
были  национальной  его  святыней,  а Троя, родина Сивиллы, считалась как бы
пра-Римом.   Непогрешимость   приписываемых   вещей   деве   оракулов   была
краеугольным   камнем  религиозной  жизни  римского  народа;  нет,  уж  если
кто-нибудь    ошибся,    то    не    она,    а,    скорее,   ее   хитроумные
толкователи-александрийцы.   Откуда  взяли  они,  что  под  "великим  годом"
следует  разуметь  четыре  века?  Из  Гесиода.  Прекрасно. Но Гесиод сам жил
приблизительно  четырьмя  веками  позже  троянской  войны и поэтому большего
числа  веков  знать  не  мог; как же можно было на него ссылаться? А уж если
"великий  год"  представлял  из  себя  круглую  сумму веков, то скорее всего
десять...  Мы  не  можем поручиться, что люди рассуждали именно так; но факт
тот,  что  римскими  жрецами-толкователями Сивиллиных книг "великий год" был
признан  равным  десяти  "векам", т. е. 1100 летам. А если так, то, принимая
во  внимание  время  жизни  Сивиллы,  следовало ждать кончины мира в течение
первого века до Р. Х. 
     
     И  действительно,  с этого времени пугало светопреставления нависло над
Римом.  Правда,  предсказания  Сивиллы хранились в тайне; только коллегия 15
толкователей  (квиндецимвиров)  имела доступ к ним, да и то только с особого
в  каждом  отдельном случае разрешения сената. Но этот оракул слишком близко
затрагивал  интересы  всех,  слишком сильно действовал на воображение людей,
видевших  тогда  в окружающем их мире гораздо более загадок, чем видим их мы
теперь.  Товарищам  ли  сенаторам, жене ли, верному ли отпущеннику разболтал
свою  тайну  неосторожный  жрец-квиндецимвир, мы не знаем; знаем только, что
около  середины  первого  века  до  Р.  Х.  семя  грозной идеи отделилось от
произведшего  его дерева и, гонимое ветром молвы, пошло летать по белу свету
в  поисках  удобной  к  его  восприятию  почвы. Успех был обеспечен заранее;
почва   была   восприимчива   уже   тогда   и  с  каждым  годом  становилась
восприимчивее,  и  наше  семя  не  преминуло  выказать ту свою замечательную
всхожесть, которая не оставила его и поныне. Что же это была за почва? 
     
	 
	 
 	 
      
     ... Так-то с течением дней и великие стены вселенной 
     Рухнут, и тлеющий прах их развалин наполнит пространство. 
     Пища обменом веществ обновляет живые созданья, 
     Пища им силу дает, их от гибели пища спасает. 
     Тщетное рвенье! Живительный сок в ослабевшие жилы 
     Уж не течет, уж его не вливает скупая Природа. 
     Да, ее старость настала; Земля, утомившись родами, 
     Лишь мелкоту создает - да, Земля, всего сущего матерь, 
     Та, что животных пород родила исполинские туши... 
     Как? иль ты думаешь, друг, что с поднебесья цепь золотая 
     Всех их, одну за другой, потихоньку на землю спустила? 
     Иль что на берег скалистый морские их вынесли волны? 
     Нет родила их все та же Земля, что и ныне питает, 
     Та, что и желтые нива, и сочные винные лозы 
     Собственной силой тогда создала нам, смертным, на пользу. 
     Их и ростим мы и холим, и что же? Весь труд свой влагая, 
     Даром изводим волов мы, крестьянскую силу изводим, 
     Даром наш плуг разъедает земля; уж не кормит нас поле; 
     Меньше становится жито, растет лишь лихая работа. 
     Чаще уж пахарь-старик, головою седою качая, 
     Стонет, что злая година весь труд его рук погубила; 
     Прошлые дни вспоминая, что некогда было, и ныне 
     Что наступило, - он славит отцов благодатные годы. 
     Стонет пред чахлой лозой виноградарь, и дни проклинает 
     Жизни своей, и в молитве напрасной богам досаждает: 
     "Да, - говорит, - в старину благочестия более было; 
     Так-то на мелких наделах привольнее жили крестьяне, 
     Нежели ныне, когда и земли, и скота стало больше". 
     
     Вот  - почва. Приведенные стихи принадлежат одному из самых талантливых
поэтов  республиканского  Рима  -  Лукрецию;  ими кончается вторая книга его
замечательной  поэмы "О природе". Мы видим, италийская земля истощена; надел
уже  не  в  состоянии  прокормить сидящей на нем семьи; набожный виноградарь
видит  в  повторяющихся  недородах  признаки гнева божия, вызванного упадком
благочестия  среди  людей,  -  видно,  голос Сивиллы до него еще не дошел. В
лице  Лукреция  наука  идет  его  поучать; скажет ли она ему слово утешения,
рассеет  нависшие тучи уныния, поднимет упавший дух? Нет. При миросозерцании
виноградаря  исход еще возможен: если боги гневаются на нас за наше нечестие
-  что  ж,  будем  опять  благочестивы,  будем  набожно  обходить праздники,
соблюдать  посты,  исправно  умилостивлять  Ларов  фимиамом, полбою и кровью
поросенка;  вы увидите, все дела пойдут лучше. Но наука безжалостно отрезала
этот исход. "Бедный", говорит Лукреций, 
     
     ... того он не знает, что все постепенно дряхлеет, 
     Все совершает свой путь - путь к тихой и мрачной могиле. 
     
     Научный  детерминизм  в  данном  случае  сходился  с религиозным. Мы не
можем  сказать,  знал  ли  Лукреций о предсказаниях Сивиллы, или нет: он был
последователем  эпикурейской  философии, которая хотя и признавала богов, но
не  допускала  никакого  вмешательства  с  их стороны в человеческие дела, а
стало  быть  -  и  предсказаний. Но важно было то, что эпикурейское учение о
предстоящем   разложении   мироздания   было   подтверждено   симптомами  из
земледельческой  жизни  тогдашней  Италии  и  что  оно  в  своем  результате
совершенно  сходилось  с  пророчеством  Сивиллы;  отныне уже не стыдно будет
поэтам,  воспитанным  в  тех  же  философских  традициях, как и Лукреций, но
менее  резким  и  прямолинейным,  чем  он,  преклониться  перед  авторитетом
мифической  троянской пророчицы и сделать свою поэзию носительницей ее идей.
Но  это  случилось  много позже, и Риму было суждено испытать немало ужасов,
прежде чем дело до этого дошло. 
     
     И  теперь, впрочем, - мы ведем свой рассказ с начала шестидесятых годов
-  признаки  были  довольно  тревожные.  Италийская земля туго награждала за
потраченный  на  нее  труд;  недороды  сделались периодическим явлением. Они
повели,  как  это  бывает  всегда,  к оскудению деревни; обнищалые крестьяне
стекались  в  город  Рим. Там они представляли из себя силу: не обладая даже
ничем  другим,  римский  гражданин  сохранял  за собою одно сокровище, из-за
которого  пред  ним должны были заискивать сильные того времени - свое право
голоса.  Только  такой  кандидат  мог  рассчитывать  на успех, который сумел
заручиться  поддержкой  этого голодного и полунагого крестьянина-пролетария.
И  действительно,  он  не  замедлил  постоять  за  себя: "помощь голодающим"
явилась  быстро  и  внушительно,  в виде так называемых хлебных законов. Эти
хлебные  законы  обязывали  годичных  магистратов  производить в хлебородных
провинциях  - Сардинии, Сицилии, Африке - закупки на казенный счет хлеба для
продажи  по  дешевой  цене,  а  то  и для даровой раздачи обедневшим римским
гражданам.  Но  эти  законы  было  легче  издать,  чем исполнить. Как свезти
закупленный  хлеб  в  Рим, когда моря кишели пиратами, когда даже италийские
гавани  и  побережья  страдали  от  их  нападений?  И  на какие средства его
закупать,  когда самые доходные провинции, весь благодатный Восток находился
в   руках   самого  опасного  врага  Рима,  царя  Митридата?  Так-то  законы
оставались  законами, а хлеб был дорог, и народ голодал. Он без труда понял,
что  требования  чести  римского  знамени  тождественны  с  его собственными
насущными  интересами  и  поэтому  всей  душой отдался человеку, которого он
счел  способным  позаботиться  и  о  тех,  и  о других; а этим человеком был
Помпеи.  Он  обещал народу освободить его и от пиратов, и от Митридата, если
его  облекут с этой целью сверхзаконными, исключительными полномочиями; он -
что  было  много  труднее  -  сумел  заставить народ поверить его обещаниям,
уверовать  в  него  и  его  счастье; он, наконец, - что было труднее всего -
исполнил  данное  народу  слово,  притом в столь короткий срок, что и друзья
его  были  удивлены, и враги ошеломлены. Обо всем этом говорится в известной
речи  Цицерона  "Об  избрании  Помпея  полководцем".  Многие  ее читали, но,
многие  ли  догадывались  о том, как она интересна, если ее рассматривать на
фоне всей римской жизни тех времен? 
     
     Слово  было  сдержано:  хлеб  разом  подешевел. Рим свободнее вздохнул;
можно  было пока не думать о пророчестве Сивиллы. Одно было тревожно во всем
этом   деле   -   само   условие   оказанной   Помпеем  помощи,  данные  ему
сверхзаконные,   исключительные   полномочия.   Благодаря   им   в   близкой
перспективе  показался  призрак единовластия; а этот призрак, подобно всему,
что  происходило  и  подготовлялось в жуткую эпоху пятидесятых годов, был на
руку Сивилле. 
     
	 
	 
 	 
      
     Сивилла  жила  (или  предполагалась жившей) в те времена, когда не было
другой  формы  правления,  кроме  царской;  неудивительно поэтому, что у нее
царь  как представитель общины встречался нередко. На первый взгляд могло бы
показаться,  что  это  одно  должно  было  повредить ей как первой пророчице
судеб  республиканского  Рима;  на  деле же неудобства были гораздо меньшие.
Обычные  прорицания  Сивиллы  касались  умилостивлений,  очищений  и т. д. и
требовали,  таким  образом,  от царя исполнения чисто религиозных обрядов; а
для  такого рода дел у римлян во все времена был свой "царь" - почтенный, но
совершенно  устраненный  от  политики  rex sacrificulus. Имя было сохранено,
сущность  изменена;  таков  был  благочестивый  обман,  совершенный  римским
народом  по отношению к своим богам, - в ожидании того времени, когда Август
пустил в ход ту же хитрость против самого римского народа. 
     
     Наличность  этого поминального "царя" позволяла римлянам в обыкновенное
время  приводить  в  исполнение  указания  Сивиллы безо всякой опасности для
республиканского  строя  государства;  но  ее предсказание о конце мира было
таково,   что   это   предохранительное  средство  оказалось  недостаточным.
Светопреставлению   должны   были  предшествовать  не  одни  только  грозные
знамения,   ниспосланные   богами,   но  и  тяжелые,  кровопролитные  войны;
пророчица  видела  свой  народ  в борьбе с разрушительным натиском вражеской
рати,  видела,  как он, то побеждая, то отступая, отбивался от варваров, - и
везде  царь  побеждал,  царь отступал, царь собирал вокруг себя своих верных
воинов,  чтобы  отсрочить  до  последней возможности печальное решение рока.
Что  было  делать  с  этим  предсказанием? Было более чем ясно, что оно было
совершенно   неприменимо   к   невоинственному   и  бессильному  царю-жрецу,
поставленному  предками, чтобы отвести глаза богам; нет, тот царь, о котором
говорила  Сивилла,  был настоящим царем, вождем и властителем своего народа.
Оставалось  одно:  скрывать  от  граждан  антиреспубликанский  образ  мыслей
Сивиллы.  Его  и скрывали; к счастью, заседания коллегии квиндецимвиров были
и  без  того  закрытыми.  Но  правда,  как  это  и  естественно,  то  и дело
просачивалась  через  искусственную плотину тайны. Итак, кончине мира должно
предшествовать  разрушение  республиканского  строя;  Рим  подпадет  сначала
власти  царя,  а затем, под его предводительством, пойдет навстречу войнам и
ужасам  последних  дней;  отныне у людей той эпохи имеется в более или менее
близкой  перспективе не одно только светопреставление, но, как подготовление
к нему, и своего рода "появление антихриста". 
     
     Кто же им будет? 
     
     Понятно,  что этот вопрос многих волновал; понятно также, что он должен
был  возбуждать очень противоречивые чувства. Большинство римлян содрогалось
при  одном  звуке  имени rex, причем наследственная политическая антипатия в
нашу  эпоху,  вероятно,  была  приправлена  и  большей  или меньшей примесью
суеверного  страха.  Но  не  забудем,  что  эта  эпоха  была в то же время и
просветительной  эпохой  в  римской  истории;  я  уже  сказал, что многие из
образованных  людей  были  склонны  смеяться  втихомолку  надо  всеми вообще
предсказаниями,  не  исключая  и  книги судеб Римского государства. Быть ли,
или  не  быть  светопреставлению  -  это вопрос, решение которого можно было
предоставить  будущему;  а  вот  вопрос  о царской власти - это дело другое.
Пускай  народ  узнает,  что  царь  намечен  роком;  это  скорее заставит его
примириться  с  фактом,  когда  он совершится. Можно быть очень просвещенным
человеком  и  все-таки  ради  высших  соображений охотно играть на суеверной
струнке  народной  души:  это проявление политической мудрости было известно
древним римлянам так же хорошо, как и нам. 
     
     Первым   замечтался   Помпей.   Он   был   уже  облечен  сверхзаконными
полномочиями;  усмиренный  Восток, повергнув свои сокровища к его ногам, уже
встречал  его  как  царя  над  царями;  в  его руках была очень внушительная
военная  сила,  между  тем  как безоружный Рим не имел другого оплота, кроме
чувства  законности  в  сердцах  его  граждан.  С трепетом ждала Италия, чем
кончится  борьба  в душе ее могущественного военачальника; но в конце концов
исход  борьбы  оказался  благополучным...  Помпей  распустил  свое  войско и
вернулся  в  Рим  частным человеком - вернулся для того, чтобы испытать одно
разочарование,  одно  унижение  за другим. Ему не простили того, что призрак
царского  венца  раз  показался  над  его  головой, окружая ее ярким, хотя и
непродолжительным блеском. 
     
     Пришлось  покорителю  Востока искать союзников для того, чтобы удержать
хоть  некоторое  значение  в  государстве;  и  тут  начинается  то  чудесное
совпадение  обстоятельств,  которое,  разрушая  плоды просветительной эпохи,
открыло  суеверию  доступ  в  умы  даже  таких  людей, которых школа Эпикура
должна  была,  кажется,  предохранить  от всякого страха перед таинственными
силами  и  сверхъестественными  явлениями.  Дело  в  том, что тот союзник, к
которому  поневоле  должен  был  обратиться  Помпей,  был  не  только  самым
способным  политиком  и  полководцем  тогдашнего  Рима  -  он  и  по  своему
происхождению  имел  все  данные  для  того,  чтобы  обратить  в свою пользу
предсказание  Сивиллы  о  римском  царе. Юлий Цезарь вел свой род от древних
троянских  царей,  потомков  Ила,  основателя Илиона; эта генеалогия, будучи
много  древнее  самого Цезаря, возбуждала в те времена так же мало сомнений,
как  и  этимология, на которую она отчасти опиралась; Ilus - lulus - Julius;
от  Ила  происходил  Эней,  отец  Аскания-Иула,  от  Иула  - Юлии Цезари. Мы
видели,   что   вера   в  троянское  происхождение  Рима  была  естественным
последствием  переселения  троянской  Сивиллы  в Рим; но в таком случае было
ясно,  что благословение Сивиллы могло быть дано только Энею, перешедшему из
Трои  в  Италию  и  перенесшему  туда троянских богов; а если так, то оно по
наследству  перешло к его потокам, к Юлиям. Если по слову Сивиллы Рим должен
был  иметь  царя,  то  кто  был  к этому сану более приспособлен, чем муж из
крови Иула, потомок Ромула, основателя царственного города, столицы мира? 
     
     Цезарь  предоставил  народной  молве  совершать  свою  тихую  и  верную
работу,  а  сам  стал  заботиться о том, чтобы в решающий момент в его руках
была  достаточная  фактическая  сила.  С  этой целью он отправился воевать в
Галлию;  но  война  затягивалась, срок управления этой провинцией близился к
концу,  надо  было добиться продолжения власти, а с этой целью расположить в
свою  пользу  как  можно  более  влиятельных  лиц.  И вот он для переговоров
приглашает  в Луку всех своих приверженцев; их оказалось столько, что друзья
республики   ужаснулись.   Их  голос  слышится  в  предостережении,  которое
вещатели  в эту самую минуту сочли полезным дать растерявшейся римской знати
по  поводу  одного  из  многочисленных знамений, кем-то где-то усмотренного.
"Есть  опасность,  -  говорили  они,  -  что  благодаря раздорам среди знати
руководители   государства   поплатятся   жизнью,   что   вследствие   этого
экономические  и  военные  силы  государства  достанутся  во  власть  одного
человека,  а затем последует... deminutio". Это последнее слово не одних нас
озадачивает;  древние  часто  пользовались  скромными,  мягкими  словами для
обозначения  страшного  предмета.  В  данном  случае вещатели избрали слово,
означавшее "убыль, утрата, уменьшение", но разумели, по-видимому, "конец". 
     
     В  первый  раз  предмет  всеобщей  боязни  получил  такое  ясное, можно
сказать,    официальное    наименование.    Цицерон,   которому   осложнения
государственных  дел  не  давали  высказывать  свое  мнение  вполне открыто,
ухватился,  однако,  за эту часть предсказания вещателей, призывая сенатскую
партию  к  единению  и  согласию. "Пусть эта взаимная вражда, - говорит он в
своей  речи  "Об  ответе вещателей", - исчезнет из нашего государства; тогда
исчезнут  и все эти страхи, которыми нас пугают. Тогда этот змей, который то
скрывается  здесь,  то,  взвившись, бросается туда, разбитый и раздавленный,
погибнет..." Что это за змей? - Увидим. 
     
     Напрасны  были  и  предостережения  вещателей,  и красноречивые призывы
оратора;  события  шли  своим путем, медленно, но неумолимо. Через несколько
лет  вся  Галлия  была  у  ног  Цезаря,  а  с  нею ему досталась и громадная
денежная  и  военная сила; вскоре затем его легионы перешли через Рубикон, и
поля   Фессалии,   Африки,  Испании  покрылись  костьми  защитников  Римской
республики.  Цезарь  стал  консулом,  стал  диктатором: он фактически имел в
своих  руках  всю силу царской власти; недоставало только ее имени и внешних
признаков. 
     
     С  давних  пор  стремился он и к ним. Более двадцати лет назад развивал
он  народу  по поводу смерти одной родственницы происхождение своего рода от
древних  троянских царей; основываясь на нем, он ходил подчас, из уважения к
старине,  в  красных  башмаках,  каковая  обувь считалась царской. После его
победы  над  врагами  его  статуя  была  поставлена  на  Капитолии  рядом со
статуями  царей.  Так-то  он мало-помалу приучал своих сограждан к той роли,
которую  он  рассчитывал  играть  среди  них;  но  они туго поддавались этой
науке,  и  когда  консул  Антоний  в  44 г. в праздник Луперкалий осмелился,
якобы  от  имени народа, предложить Цезарю царский венец, народ встретил это
предложение  ропотом  и  стонами,  и  лишь  торжественный  отказ чествуемого
вернул  ему  его  прежнее  благодушное  настроение.  Тогда решились испытать
крайнее   средство:   уговорили   квиндецимвиров  обнародовать  предсказание
Сивиллы  - конечно, в возможно благонамеренной форме, безо всякого намека на
предстоящую  после  избрания царя deminutio. "Рим нуждается в царе для того,
чтобы  восторжествовать над своим главным, вековым врагом - парфянами" - вот
форма,  в  которой  слово  Сивиллы  могло  быть  пущено в оборот безо всяких
вредных последствий. 
     
     Да,  над парфянами. Рим заблуждался относительно врагов, от которых ему
грозила   опасность:   не   придавая  важности  сильным  и  смелым  племенам
германцев,  вечно  враждовавшим  между собою и призывавшим друг против друга
римскую  власть, он с тревогой обращал свои взоры на Восток, преувеличивая в
своем   воображении   могущество   и   выносливость   соседнего  парфийского
государства.   Действительно,   смелые  наездники-стрелки  парфийского  царя
нанесли  Римской державе десять лет назад чувствительное поражение и все еще
не  были  за это наказаны: смерть полководца Красса оставалась неотомщенной,
взятые  в  плен  легионеры, поженившись на парфянках, возделывали чужие поля
на  далеком Евфрате, римские орлы украшали дворец парфийского царя. Мысль об
этом   глубоко   оскорбляла   национальную   гордость  Рима;  но  к  чувству
негодования  примешивался известного рода суеверный страх. Если Риму суждено
было  погибнуть, как это говорила Сивилла, то, очевидно, парфянам в том деле
была  предоставлена  не  последняя роль; очевидно, они-то представляли собой
ту   дикую,   варварскую   силу,  которой  предстояло  восторжествовать  над
обреченной  на  смерть тысячелетней культурой. Да, Рим погибнет, падут храмы
Капитолия   и   форума,   обрушатся   дворцы   Палатина  и  Карин,  и  дикий
наездник-парфянин  промчится  по  опустошенной  площади царственного города,
попирая  священный  прах Ромула звенящими копытами своего коня. Вот картина,
мерещившаяся  отныне  римлянам,  когда они, вспоминая о вещем слове Сивиллы,
старались  облечь  в  более  определенные формы образ предстоящего в близком
будущем разрушения. 
     
     При  этих  условиях  план  Цезаря был задуман недурно; пожалуй, римский
народ  не  отказал  бы  в  царском венце тому, кто освободил бы его от этого
кошмара.  И  тут  предполагалось соблюсти мудрую последовательность: сначала
властитель  Рима  хотел  выступить  царем  только  в провинциях, чтобы таким
образом  возвысить  обаяние  свое  и  своего  государства в глазах врагов; а
затем,  когда  царский венец перестанет резать глаза римскому солдату, можно
было   надеяться,  что  этот  солдат  и  в  гражданской  тоге  откажется  от
чрезмерной  чувствительности  - тем более, если первый римский царь принесет
своему городу в дар триумф над побежденным и покоренным Востоком. 
     
     Вот  какие мысли волновали диктатора и подвластный ему народ в весенние
месяцы  44  года;  будучи усердно распускаемы, они произвели довольно важное
действие,  подготовляя  метаморфозу,  имевшую  совершиться  лишь 10 - 12 лет
спустя.  Роль  "царя"  в  предстоящих  событиях раздвоилась: он был, с одной
стороны,   предвестником   ожидаемой   катастрофы,   антихристом  языческого
светопреставления,  но,  с  другой  стороны,  освободителем  своего  народа,
победителем  над  лютым  врагом.  Кто  знает,  быть  может,  ему  удастся, с
благословения  богов,  вывести  свой  народ  невредимым из бедствия, подобно
тому  как  его  родоначальник  Эней  вывел  доверившихся  ему  людей и богов
невредимыми из пламени горящей Трои?.. 
     
     Мартовские  иды  положили  конец  всем этим мечтаниям; призрак царского
венца  оказался  и  этот  раз  роковым  для  человека, чью голову он осенял.
Цезарь  пал  под  ударами  убийц:  не стало царя из рода Иула, но не стало и
намеченного роком освободителя римского народа. 
     
	 
	 
	 
 	 
      
     События,   наступившие  непосредственно  после  убийства  Цезаря,  были
таковы,   что  только  очень  крепкие  духом  люди  могли  побороть  в  себе
уверенность в близости предстоящей гибели мира. 
     
     "В  течение  всего  года, последовавшего за убийством Цезаря, - говорит
Плутарх,  -  солнце  было бледно и без лучей; тепло, от него исходящее, было
незначительно  и  бессильно, в воздухе чувствовалась какая-то мгла и тяжесть
вследствие  недостатка  очищающего теплорода; хлеб, отцветши, преждевременно
вял  и  гиб от холода окружающей среды". В древних рассказах о гигантомахиях
упоминалось  и  о  том,  что  солнце  должно  потухнуть  и исчезнуть в пасти
рокового  змея,  имеющего поглотить вселенную: народ это помнил и с тревогой
смотрел на небесный свод в ожидании новых страшных знамений. 
     
     Его  ожидания  не были обмануты. В мае месяце, когда наследники убитого
диктатора  давали  народу  завещанные  им  игры  в  честь  его  божественной
родоначальницы   Венеры,  с  наступлением  вечера  на  восточном  небосклоне
показалась  непривычная  "звезда-меч".  Тотчас по рядам зрителей прошел крик
"комета!";   тотчас   появились  вещатели,  напомнившие  народу  о  страшном
значении  этого знамения. "Дважды, - говорили они, - видел его Рим: в первый
раз  междоусобная  война  Мария  и  Суллы,  во  второй раз - Помпея и Цезаря
последовала  за  его  появлением.  Оба  раза  должны  мы  были  искупить его
потоками  римской  крови". Теперь комета появилась в третий раз, а число три
имеет  роковое  значение в ударах судьбы. К счастью, наследник имени и славы
убитого,  молодой  Цезарь  Октавиан,  не  растерялся:  обращая в свою пользу
общераспространенные  верования, касавшиеся небесных светил и так называемых
катастеризмов  (т.  е.  перехода  в  звезды  душ  обоготворяемых  людей), он
объявил  новоявленную  звезду  душою  самого Цезаря, который, таким образом,
оказывался  принятым  в  сонм небожителей. Это заявление несколько успокоило
народ,  и  он  мог  с  большим  спокойствием смотреть на загадочное светило,
продолжавшее  сиять  еще в течение шести дней; но разгоревшаяся вскоре затем
третья   междоусобная   война   подтвердила   правильность   первоначального
толкования смысла "звезды-меча". 
     
     Еще  тревожнее  было  приключившееся  в  том  же  году  опустошительное
наводнение  Тибра. Сильными западными ветрами воды славной римской реки были
задержаны  у  ее  устья,  лежавшего всего на 15 футов ниже ее уровня в Риме;
поднявшись,  она  пошла  затоплять  низменную  часть  своего  левого берега,
которая  была  в  то  же  время  самой  оживленной и населенной частью Рима.
Сначала  она  покрыла  своими  волнами  овощной  и мясной рынки, лежавшие на
самом  берегу;  затем,  вливаясь  через густо застроенную Тусскую улицу, что
между  Капитолийским  и  Палатинским  холмами, она наводнила форум, подмывая
его  храмы  и  базилики,  и остановилась не раньше, чем разрушила самый очаг
Рима,  храм  Весты.  Если  даже общественные здания не устояли против напора
воды,  то  легко  можно  себе  представить,  что  случилось  с многоэтажными
ветхими  домами  Тусской,  Новой и других улиц, по которым себе прокладывала
путь  разъяренная  стихия.  Несметная  толпа  народа осталась без крова; она
могла  на  досуге,  смотря  с  римских  холмов  на  водное пространство у их
подножия,   рассуждать   о   причинах   и  смысле  разразившегося  бедствия.
Установить  его  связь с убийством диктатора было не трудно; сама мифология,
преподносившаяся   народу   с   подмостков   сцены,   давала  все  требуемые
разъяснения.  Все  знали,  что  весталка  Илия,  она  же и Рея Сильвия, мать
Ромула  и  Рема,  была  в  то же время и родоначальницей Юлиев Цезарей; что,
будучи  впоследствии  брошена  в  Тибр, она стала супругой бога реки и с тех
пор  живет  бессмертной нимфой в его чертогах. Мудрено ли, что она воспылала
гневом  при убийстве своего славного потомка? Что Тибр, ее преданный супруг,
уступая  ее  настойчивым  просьбам, вызвался быть мстителем за убитого?.. Не
скоро  забыл римский народ это наводнение, которое мы - и по его причинам, и
по  силе, и по произведенной им панике - можем смело сравнить с тем, жертвою
которого  сделалась  наша столица в ноябре 1824 года; много лет спустя о нем
вспоминает Гораций, говоря: 
     
     Мы видели, как Тибр, оборотя теченье 
     С этрусских берегов, желтеющей волной 
     На памятник царя направил разрушенье, 
           На Весты храм святой. 
     Стенаньем Илии на мщенье ополченный, 
     Он левым берегом волнуяся потек, 
     Потек наперекор властителю вселенной, 
           Услужливый поток 1. 
     
     Эти  слова  стоят  у него в очень интересной для нас оде, имеющей своим
предметом  именно  ожидавшийся  в  те годы конец вселенной; наводнение Тибра
упоминается  наряду  с  другими  знамениями, заставлявшими опасаться второго
всемирного  потопа,  повторения  того,  который много веков назад истребил и
обновил людской род при Девкалионе и Пирре: 
     
     Довольно уж отец и градом и снегами 
     Всю землю покрывал, ничем не умолим; 
     Уж под его рукой, краснеющей громами, 
           Трепещет Древний Рим; 
     Трепещет и народ, чтоб Пиррину годину, 
     Исполненную чуд, опять не встретил взор, 
     Тот век, когда Протей погнал свою скотину 
           Смотреть вершины гор. 
     И рыба втерлась там в вязовые вершины, 
     Где горлице лесной была знакома сень, 
     И плавал посреди нахлынувшей пучины 
           Испуганный олень. 
     
     Темный   народ   допускал  возможность  этого  потопа,  основываясь  на
ниспосланных  ему  тревожных  знамениях;  люди  образованные  обращались  за
советом  к  науке.  Ответ  науки  нам  сохранен  в  очень  любопытном  месте
"исследований  о  природе"  Сенеки  (III  27).  "Зададим  себе вопрос, каким
образом,  когда  наступит  намеченный  роком день всемирного потопа, большая
часть  земли  будет  погребена  под волнами: действующими ли в океане силами
отделеннейшие  моря  будут  подняты на нас, - или пойдут непрерывные дожди и
упорная   зима,   раздавив   лето,  выльет  бесконечное  множество  воды  из
разорванных  туч,  -  или земля, открывая все новые источники, обнаружит все
большее  и  большее  число рек, - или, наконец, будет не одна только причина
зла,  а  все пути одновременно к нему поведут: вместе и дожди пойдут, и реки
станут  расти,  и  моря,  оставив свои места, надвинутся на сушу, и все силы
соединятся   для   уничтожения  рода  человеческого.  Справедливо  последнее
мнение;  нет  ничего  трудного  для  природы, особенно если она работает для
собственной  гибели. В начале жизни она бережет свои силы и проявляет себя в
медленном,  ускользающем  от  взора росте, но дело разрушения творит быстро,
напором  всей  своей мощи... Прежде всего будут лить непрекращающиеся дожди;
беспросветные  тучи  покроют  небо  унылой  пеленой, над землей будет стоять
вечный   туман   и  какая-то  густая,  влажная  мгла  вследствие  отсутствия
осушающих  ветров.  Отсюда  болезни  посевам; хлеб, выколосившись до налива,
сгниет  на  корню,  а  после  гибели  того,  что  посеяла рука человеческая,
болотные  травы  заполнят  все  поля.  Вскоре затем и более крепкие растения
уступают  злу:  ложатся деревья, корни которых размыло водой, не держатся ни
лозы,  ни  кусты  на  топкой  и размякшей почве. И вот не стало ни хлеба, ни
трав;  наступает голод, люди ищут своей первобытной пищи. Напрасно! Падают и
дубы  и  все  другие  деревья;  до  тех  пор их на высоких местах сдерживали
скалы,  в  расщелинах которых они росли, - теперь же и они уже размыты, да и
крыши,   насквозь   промокшие,  сползают  со  стропил,  фундаменты,  до  дна
пропитанные   водой,  оседают,  вся  почва  превращается  в  болото.  Тщетно
стараются   подпереть   шатающиеся   здания:   ведь  и  подпорки  приходится
прикреплять  к скользким местам, так как прочных не осталось в той грязи, из
которой  состоит почва. А тучи все гуще и гуще сплачиваются над землей, тает
снег  ледников,  наросший в течение столетий, - и вот бурный поток, стекая с
высоких   гор,   уносит   и  без  того  слабо  державшиеся  леса,  скатывает
расшатанные  в своих основаниях скалы, срывает хижины, а с ними и их хозяев,
сплавляет  стада;  он  уже  разрушил меньшие строения и унес то, что было на
его  пути, и теперь с удесятеренной силой устремляется на более значительные
преграды.  Он  опустошает города, топит заключенных в свои стены жителей, не
знающих,  на  что  им  жаловаться,  на  потоп  ли, или на разрушение - столь
одновременны  оба  бедствия, и то, которое их топит, и то, которое их давит.
А  затем,  приняв  в  себя  еще  несколько других потоков, он уже на далекое
пространство  заливает  равнину.  В  то  же  время  и реки, по природе своей
широкие,  задержанные  ливнями, выступают из своих берегов... А дожди, между
тем,  льют  и  льют,  небо  все  гуще заволакивает; прежде оно было облачно,
теперь  его  покрыла  сплошная  ночь, ночь тревожная и страшная, прерываемая
зловещими  огнями:  часто  сверкают молнии, бури бичуют море, теперь впервые
увеличенное  от  прилива  рек  и не находящее себе места. Оно надвигается на
берега;  потоки  пробуют воспрепятствовать его выступлению и погнать обратно
его  прилив,  но  в  большинстве  случаев  уступают  ему,  точно задержанные
неудобством  устья,  и  превращают поля в одно сплошное озеро. И вот уже все
пространство   залито   водой,   все  холмы  погребены  под  волнами,  всюду
неизмеримая  глубина, лишь самые высокие хребты гор представляют возможность
брода.  Туда-то и бежали несчастные, взяв с собой жен и детей и стада; нет у
них  средств  сноситься между собой, так как вода наполнила всю низменность;
лишь  к  вершинам  жмутся  остатки  рода человеческого, облегченного в своем
крайнем  положении  лишь  тем,  что  его  страх уже перешел в какое-то тупое
бесчувствие". 
     
     Вот  отзвуки наводнения, которое испытал Рим в 44 году, непосредственно
после  смерти  Цезаря.  Оно,  к  слову  сказать, не ограничилось Римом: если
Гораций,  римлянин по воспитанию и связям, вспоминает преимущественно о нем,
то  транспаданец  Виргилий  сообщает то же самое о своей родной реке По. Его
описание  тоже  интересно:  положим,  в  нем  много  баснословного,  но  для
занимающего  нас  вопроса и легенда имеет свое значение. Бог солнца, говорит
этот  поэт  в своей поэме "О земледелии", тоже бывает предвестником грядущих
бед: 
     
     Часто он нам предвещает глухие волненья в народе, 
     Скрытых злодеев обман и зародыши войн многокровных. 
     В год, когда Цезарь погиб, он из жалости к падшему Риму 
     Мглой непросветной покрыл свой божественный лик лучезарный; 
     И ужаснулось людей нечестивое племя, и вопли 
     Всюду средь них раздалися: "То вечная ночь наступает!" 
     
     Поэма  "О земледелии" была сочинена Виргилием много спустя, когда страх
уже  прошел; вот почему он дает другое, более безобидное толкование грозному
знамению,  о котором, как мы видели выше, свидетельствует и Плутарх. "Солнце
скорбит  о  смерти  Цезаря"  -  это  и  есть  то  позднейшее,  благочестивое
толкование;  но  непосредственное,  народное  толкование  было  другое - "то
вечная ночь наступает!" 
     
     Впрочем, в тот сумрачный год и земля, и морская пучина 
     Знаменья злые давали, и псы-духовидцы, и птицы. 
     Часто, разрушив Циклопов очаг, сотрясенная Этна 
     Жидкого реки огня и расплавленных камней потоки 
     С гулом глухим извергала; Германия бранному крику 
     С неба ночного внимала и шуму доспехов железных; 
     Землетрясение в Альпах народ напугало; повсюду 
     Голос послышался грозный из чащи лесов молчаливых; 
     Бледные тени блуждали во мраке ночном, и - о ужас! - 
     Голосом с нами людским бессловесная тварь говорила. 
     Мало того: разверзалась земля; прекращали теченье 
     Реки; в святынях кумиры богов обливались слезами; 
     Рек властелин Эридан, охватив разъяренной пучиной 
     Горные рощи, понес на поля их, срывая попутно 
     Стойла и скот хороня. И зловещие жилы являлись 
     В чреве закланных овец, и колодцев студеные воды 
     Кровь обагряла, и жалобный голос волков кровожадных 
     Все города оглашал в беспокойное время ночное. 
     
     Быстро   и   верно   исполнялась   программа   предсказанной   Сивиллой
катастрофы.  За  небесными  страхами  - наводнения; за наводнениями - голод.
Хлеб  не  уродился:  под влиянием упорного ненастья колосья сгнили на корню.
Надежды  на подвоз из хлебородных провинций не было и быть не могло; вначале
было  не  до  того,  а впоследствии стало поздно: моря были во власти Секста
Помпея,  сына бывшего триумвира, который, собрав флот и вооружив сицилийских
рабов,   воскресил   память   корсарских  и  невольнических  войн  минувшего
поколения.  Кое-как  провели  лето 44 г. и следующую зиму, а затем положение
стало  ухудшаться с каждым месяцем. Народ голодал и в деревнях, и в городах,
и  в  Риме;  но  только  в  Риме  он  мог оказывать давление на правителей и
требовать  улучшения  своей  участи.  Он  и  стекался  в Рим все в большем и
большем  числе,  ютясь где попало, питаясь чем кто мог; политические лозунги
были  забыты,  все  партийные требования слились в одном протяжном, зловещем
вопле,  который  отныне  преследовал правителей на каждом их шагу, - в вопле
"хлеба!".  Но  хлеба  взять  было  негде;  тем  временем голод и скученность
довершали  свое  дело;  и  вот  под возрастающим влиянием этих двух бедствий
появилось третье, еще более ужасное - чума. 
     
     Наводнения  -  голод - чума... теперь дело было за последним из великих
врагов  и  истребителей  рода  человеческого,  за  войной.  Но  и война была
недалеко,  и  притом  самая  разрушительная изо всех возможных войн, - война
междоусобная.  Царский венец убитого диктатора был разорван на мелкие части;
тот,  кто  хотел  им  владеть,  должен был его собрать по лоскутам, а каждый
лоскут  должен  был стоить жизни своему владельцу. Началась война в Италии -
началась  сравнительно  тихо и скромно и с надеждой на быстрое окончание; но
ее  результатом  был,  вместо  ожидавшегося  объединения, грозный и кровавый
триумвират.  Наступило время жестоких проскрипций: рознь между триумвирами и
"освободителями"  была  непримирима,  при  Филиппах  пали последние бойцы за
Римскую  республику.  Но  и  эта  жертва не дала желанного успокоения: уже в
ближайшие  после гибели Брута месяцы обнаружился в самой Италии разлад между
членами  триумвирата,  зародыш  долгих  смут  и  войн; а в то же время Секст
Помпей,  "сын  Нептуна",  как  он  себя называл, одновременно пускал в ход и
обаяние  своего действительного, и силы своего названного отца, чтобы морить
народ голодом и этим подрывать власть своих врагов-триумвиров. 
     
     Теперь  все бичи, когда-либо терзавшие людей, одновременно действовали;
не   могло   быть   сомнений,   что  именно  теперь  должна  была  наступить
предсказанная Сивиллой година гнева, теперь или - никогда. 
     
     
     
     --------- 
     
     1  Оды  I  2.  Выдержки  из Горация приводятся в (местами исправленном)
переводе Фета; выдержки из остальных поэтов - в моем. 
     
	 
	 
	 
 	 
      
     Мы  желали  бы  ввиду всех этих обстоятельств знать несколько подробнее
сущность  предсказания  Сивиллы.  К  сожалению,  наши  источники в отношении
этого  пункта  очень  немногословны;  все  же  путем комбинаций разрозненных
данных  можно составить себе представление о нем, быть может, не во всех его
частях  одинаково  неоспоримое,  но  в  совокупности  достаточно  близкое  к
истине. 
     
     Сивилла  предсказала  обновление  мира после истечения "великого года".
Мы  видели  уже,  что этот великий год иными определялся в четыре, другими в
десять  "веков",  в  110  лет  каждый.  Для  нашего светопреставления только
последнее  определение  имело  смысл,  но и первое не было вполне отброшено;
как-никак,  а  оно  должно  было быть довольно знаменательным моментом. Если
допустить   -   что   было   наиболее   естественным,   -   что  пророчество
Сивиллы-Кассандры  было  дано  в начале троянской войны, т. е. в 1193 г., то
конец  четвертого  "века"  приходился в 753 г.; приблизительно в это время -
как   это  доказывали  другие  хронологические  соображения  -  должно  было
прийтись  основание  Рима. И действительно, мы имеем повод предполагать, что
закрепление  основания  Рима  за  753  г.  -  так называемая Варронова эра -
состоялось  именно  под  влиянием  указанного  уравнения  1193  - 440 = 753.
Правда,  согласно  тому  же счету, конец десятого века должен был совпасть с
93  г.  - а между тем этот год давно уже прошел; и, разумеется, имей мы дело
с  научной  теорией  - это возражение было бы убийственным. Но, во-первых, в
деле  суеверия  человеческий  ум удивительно растяжим; вспомним, сколько раз
наши  раскольники  в  XVII  веке,  на  основании  каждый  раз "исправленных"
рассчетов,  отодвигали  срок  ожидаемого  ими  светопреставления. Во-вторых,
теория,  о которой мы говорим, не претендует не только на научность, но даже
и  на  единство: иные применяли ее так, другие иначе, народ же прислушивался
одинаково  ко  всем,  не  замечая  допускаемого  им  при  этом противоречия.
В-третьих,  Сивилла ведь не сказала, что гибель мира состоится в один день -
достаточно, если она началась с 93 г. 
     
     Второй  вопрос  имел  своим  предметом  тот  первородный  грех, которым
человечество  навлекло  на  себя  эту  страшную  кару.  В  легенде о четырех
поколениях,   легенде   умной   и  глубокомысленной,  этот  грех,  изгнавший
деву-Правду  из  нашей  юдоли  в заоблачные пространства, поименован не был;
понятно,  однако,  что  народная  фантазия  этим не удовольствовалась. Стали
размышлять;  в  греческой  мифологии  Сисиф рано прослыл за первого великого
грешника;  но  для  Рима  этот  мифологический персонаж никакого интереса не
представлял.  На  римской почве решение вопроса зависело от того, признавать
ли   четырехвековый   великий  год  и,  следовательно,  так  сказать,  малое
искупление  в год основания Рима, или нет. Если нет, то римская история была
прямым  продолжением  троянской;  тяготевшее  над Римом проклятие было то же
самое,  от  которого  некогда  погибла  Троя;  а  в  таком  случае дело было
совершенно  ясно...  Прошу  тут читателя отнестись снисходительно к странной
легенде,  которую  я  имею  сообщить, и помнить, что дело идет о первородном
грехе.  Троянские стены были воздвигнуты при Лаомедонте, отце Приама; по его
просьбе,  двое  богов, Нептун и Аполлон, взялись - за плату - их соорудить и
обеспечить,  таким  образом,  вечность защищенному ими городу. Но Лаомедонт,
воспользовавшись   услугами   богов,   не  пожелал  выдать  им  впоследствии
условленной  платы.  Вот  это  "клятвопреступление  Лаомедонта"  и сделалось
источником  проклятья;  оно  навлекло  гибель на Трою, а после ее разрушения
перешло  на  тот  город, который был ее продолжением - на Рим... Но возможно
ли  допустить,  чтобы  в образованную эпоху Виргилия и Горация люди серьезно
смущались  этим  мифическим  преступлением,  самая  грубость которого должна
была  казаться  не  совместимой с идеальными обликами тогдашних богов? В той
области,  о  которой  идет  речь,  все  противоречия  уживаются;  тот  самый
сенатор,   который   ставил   в   своей  божнице  прекрасную  статую  работы
Праксителя,  в  государственном  храме  воскурял  фимиам  перед  безобразным
чурбаном,  наследием  грубой  старины.  Не  кто иной, а сам Виргилий кончает
первую  книгу  своей поэмы "О земледелии" следующей молитвой, прося богов об
их покровительстве новому искупителю Рима - императору Августу. 
     
     Боги родные, ты, Ромул-отец, ты, древняя матерь 
     Веста, что Тибр наша блюдешь и священный хребет Палатина, 
     Гибнущий век наш спасти вы хоть этому юноше дайте! 
     Сжальтесь! Довольно в боях непрестанных мы пролили крови, 
     Лаомедонтовой Трои преступный обет искупая! 
     (Laomedonteae luimus perjuria Trojae). 
     
     Согласно   другой  теории,  признающей  четырехвековый  "великий  год",
троянский  грех  не  был перенесен на почву Рима; год основания города был в
то  же  время  и годом обновления имеющего признать его власть человечества.
Эту  теорию  впоследствии  развил Гораций в красивой фикции, которую мы даем
ниже   в  переводе  Фета  -  переводе,  к  сожалению,  не  везде  достаточно
правильном (оды III 3). 
     
     Речью приятною Гера промолвила 
     Сонму богов: "Илион, Илион святой 
     В прах обращен от судьи беззаконного, 
     Гибель навлекшего, и от жены чужой. 
     Троя с тех пор, как в уплате условленной 
     Лаомедонт отказал небожителям, 
     Проклята мной и Минервою чистою 
     С племенем всем и лукавым правителем... 
     Нашей враждою война продолженная 
     Отбушевала. И ныне смиренного 
     Марса прошу и душе ненавистного 
     Внука троянскою жрицей рожденного" - 
     
     т.  е.  Ромула,  сына  весталки  Реи Сильвии. Итак, Рим был чист в день
своего  основания,  в  тот  знаменательный  день,  когда  оба брата, питомцы
волчицы,  совершили  первые  "ауспиции"  на  месте, где позднее вырос Рим, -
славное  на  все  времена  augurium augustum. А если так, то это значит, что
первородный  грех  был  сотворен  там  же,  на  римской  почве. Относительно
дальнейшего   не   могло  быть  сомнения:  древнее  предание  шло  навстречу
встревоженной  фантазии  людей.  Когда  Ромул,  гордый благословением богов,
стал  сооружать  стену  нового  города,  его  обиженный брат в поруганье ему
перепрыгнул  через  нее;  тогда основатель, разгневавшись, убил его, сказав:
"Такова  да будет участь каждого, кто задумает перескочить через мои стены".
Легенда  эта  была, повторяю, старинная, и первоначальный ее смысл был ясен:
основатель  Рима  до  того  любил  свой  город,  что  не пожалел даже брата,
опорочившего  дурным  знамением его основание; он убил его точно так же, как
позднее  основатель республики Брут убил своих сыновей, злоумышлявших против
нее.  Так  думали  в  старину;  но  теперь,  с наступлением всех описанных в
предыдущей  главе  страхов,  и отношение угнетенных римлян к древней легенде
изменилось.  Как  его  ни объясняй, а поступок Ромула был братоубийством; не
следует  ли  допустить,  что  и  братоубийственная  война,  от  которой  Рим
погибал,   была  наказанием  за  него?  Тогда  древнейшая  стена  Рима  была
осквернена  пролитой  кровью  брата: можно ли ожидать искупления раньше, чем
не  будет  разрушена  она  сама, эта оскверненная и проклятая стена? Вот он,
значит,  этот  первородный  грех Рима; когда, после непродолжительного мира,
Октавиан  и  Помпей вторично обратили свое оружие друг против друга, Гораций
напутствовал их следующим стихотворением (эпод 7): 
     
     Куда, куда, преступные? 
     И для чего мечи свои 
           Вы из ножен хватаете? 
     Иль по земле и по морю 
     Латинской крови пролито 
           Все мало - вы считаете? 
     Не с тем, чтоб ненавистный нам 
     И гордый Карфаген предстал 
           Твердынею сожженою, 
     Не с тем, чтоб неподатливый 
     Британец, весь закованный, 
           Дорогой шел Священною. 
     Нет, - чтобы, как желательно 
     Парфянам, этот город наш 
           Погибнул сам от рук своих... 
     Слепое ли безумие 
     Влечет, иль сила мощная, 
           Иль грех вас? Отвечайте мне! - 
     Молчат, и бледность томная 
     На лицах появилася, 
           И мысли отнялись вполне. 
     Да, римлян гонят подлинно 
     Судьбы, и злодеянием 
           Их жизнь еще объятая, 
     Когда на землю канула 
     Кровь Рема неповинная, 
           Но правнукам заклятая. 
     
     Третий  вопрос касался самой катастрофы. Сивилла говорила собственно не
об  истреблении,  а  об  обновлении  рода  человеческого.  Десять  веков, из
которых  состоит  "великий  год", исчерпали его историю; по их истечении она
должна  начаться  вновь.  Каждый из этих веков - и здесь мы имеем, вероятно,
смешение  греческих  верований  с восточными - имел своего бога-покровителя:
так,  первый,  золотой  век  имел  своим  покровителем Сатурна; покровителем
десятого,  последнего,  был  Аполлон.  Делом  Аполлона  было, следовательно,
произвести   великий   переворот;   когда  он  убьет  великого  змея,  тогда
дева-Правда  вернется  к  людям  и  вновь  наступит  царство Сатурна. Но как
произойдет  этот  переворот?  Предполагает  ли обновление человеческого рода
его  предварительное  истребление,  или  нет? Должен ли великий змей сначала
поглотить  человечество, или же стрела далекоразящего бога убьет его прежде,
чем  он исполнит свое гибельное дело? Таковы были вопросы, и не мудрено, что
на  них отвечали различно, смотря по настроению времени. В пятидесятых годах
Цицерон,  как  мы видели выше (гл. IV), считал возможным благополучный исход
борьбы  с  великим змеем - которого он, разумеется, толковал аллегорически -
под  условием  согласия  в  правительствующей  партии; но междоусобная война
разрушила   эту   иллюзию.   С  установлением  единовластия  Цезаря  надежда
воскресла  вновь;  стали видеть в Цезаре избранника судьбы, искупителя Рима,
под  победоносным предводительством которого вечный город восторжествует над
парфянами  и  над  раздором  у  собственного  очага;  но  убийство диктатора
положило  конец и этим мечтаниям. Теперь все государство было объято войной;
мрак  был  чернее и гуще, чем когда-либо, и требовалась большая смелость для
того,   чтобы   при  всеобщем  разложении  надеяться  на  мирное  обновление
человеческого  рода,  встревоженного  и  небесными  знамениями,  и  ответами
науки,  страдающего  и  от голода, и от чумы, и от нескончаемой, безнадежной
войны. 
     
	 
	 
	 
 	 
      
     Время,  о  котором  идет  речь, т. е. главным образом тридцатые годы, с
прибавлением  к  ним  конца  сороковых,  было временем расцвета обоих лучших
поэтов,  которых  когда-либо имел Рим, - тех самых, к стихотворениям которых
мы  уже  не раз обращались в предыдущих главах. Они и в дальнейших останутся
нашими  главными  источниками.  К  нашему  крайнему  сожалению,  мы не имеем
других  современных  нашей  эпохе памятников; что же касается позднейших, то
вполне  понятно, что они не говорят более "о светопреставлении", страх перед
которым  уже  успел  пройти.  Пророчествами интересуются только тогда, когда
они  сбылись  или еще могут сбыться; что касается несбывшихся пророчеств, то
они  быстро  предаются  забвению,  согласно  любопытному  и  важному  закону
индивидуальной  и  народной  психологии - тому закону, без которого и вера в
пророчества никогда не могла бы возникнуть и удержаться среди людей. 
     
     В  этом  заключается также, к слову сказать, причина, почему изложенные
в  настоящей  статье  факты  так  мало известны историкам: раз имеешь дело с
поэтами,   является   невольно  некоторая  подозрительность  и  желание  все
затрудняющее  нас  сваливать  на  пресловутую  "пиитическую  вольность".  Но
исследования  новейших  времен  значительно  сузили область этой пиитической
вольности,  подводя  под  определенные  законы то, что раньше казалось делом
произвола,  и приучая нас считаться и с различным от нашего миросозерцанием;
что  же  касается  настоящей статьи, то я для того и постарался группировать
поэтические   свидетельства   с  прозаическими,  чтобы  показать  их  полную
гармонию и, стало быть, одинаковую достоверность. 
     
     Вернемся, однако, к нашим поэтам. 
     
     Обоих  родила  деревня;  на  обоих  наложила  свою  печать  природа,  в
ближайшем  общении с которой протекло их детство. Отсюда не только их любовь
к  природе,  сколь  художественно изображенной ими в их стихотворениях, но и
неизменная  спутница  деревни  и  деревенской жизни - известная мечтательная
религиозность,  скрывающаяся  глубоко  в  тайниках души, часто помимо и даже
против  нашей  воли.  Дальнейшее  воспитание  не особенно благоприятствовало
развитию  этой религиозности: оба поэта подпали влиянию школы Эпикура и даже
с  некоторым энтузиазмом примкнули к учению того героя мысли, устранившего в
своей   философии   всякое   вмешательство   богов  в  человеческие  дела  и
поставившего  закон  природы  на  место  свергнутого  божества.  Но  влияние
эпикуреизма  было неполным: религиозность, как окраска темперамента, не дала
себя  стереть  доводами  разума,  и  в  результате получилась лишь известная
двойственность.   Вполне   соглашаясь   с   Эпикуром,   Виргилий   воспевает
происхождение  мира  из атомов и пустоты; Гораций в обществе Мецената и того
же  Виргилия  весело  смеялся  над  благочестивыми  обывателями  захолустной
Гнатии, уверявшими его, что в их храме ладан сгорает без огня (сат. I 5): 
     
           еврей пусть верит Апелла, 
     А не я: я учился, что боги живут безмятежно, 
     И если диво какое проявит природа - не боги ж 
     В гневе с высокого неба его посылают на землю. 
     
     Но  тот  же  Гораций  наедине  с  величием грозной природы был способен
испытывать  совершенно  иные  чувства;  тогда  доводы разума умолкали, тогда
вновь  звучали  в  глубине  его  души  таинственные  аккорды, отголоски шума
дубовых  рощ  его  апулийской  родины.  Он  сам, чуткий к голосу своей души,
описал  нам  такое  обращение  в  интересной  оде  (I  34;  перевод здесь, к
сожалению, особенно неудовлетворителен): 
     
     Скудный богов почитатель и ветреный, 
     Мудростию заблужденный безумною, 
     Ныне задумал ветрила поставить я 
     Вспять и, расставшись с пучиною шумною, 
     Истинный путь отыскать; ведь Диеспитер, 
     Вечно огнем потрясавший над тучею, 
     С громом промчал по лазури безоблачной 
     Звучных коней, с колесницей летучею... 
     
     В   силу   этой   двойственности   своего  миросозерцания  Гораций  мог
совершенно  серьезно внимать тревожным голосам, предвещавшим близкую кончину
мира.  Для  этого  ему даже не нужно было изменять философии; мы видели уже,
что  эпикуреец  Лукреций  признавал  свою  эпоху  старостью матери-земли, за
которой  не замедлит последовать разложение; если же Гораций от эпикурейской
философии  обращался  к  стоицизму,  то  и тут он встречал "намеченный роком
день  всемирного  потопа",  описание  которого  мы дали выше словами Сенеки.
Трудно   было   при   таких   обстоятельствах  не  уверовать  в  предстоящее
светопреставление;  религия  его  предвещала,  наука  допускала.  А  тут еще
наступила смерть диктатора и все ужасы, которые были ее последствиями. 
     
     Гораций  находился  тогда  в  Афинах.  Как  римский  гражданин,  он был
зачислен   в   войско  Брута,  последний  оплот  свободной  республики.  Как
известно,  надежды,  возлагавшиеся  на  восстановление этой республики, были
жестоко   обмануты;  с  "подрезанными  крыльями",  как  он  выражается  сам,
вернулся  Гораций  в  Италию.  Пролитая  при Филиппах кровь не утолили жажды
гибельного  змея;  триумвиры, соединенные на время обязанностью отомстить за
Цезаря,  теперь обратили уж друг против друга братоубийственные мечи. Видно,
первородный  грех требует быстрого и полного искупления; кровь убитого Рема,
взывающего  о  мщения,  не  успокоится,  пока будут стоять стены Рима и пока
прах его убийцы, Ромула, не будет развеян по всем ветрам. 
     
     Таково  было  настроение, под влиянием которого поэт написал свое самое
замечательное из входящих в нашу область стихотворений - шестнадцатый эпод. 
     
     Вот второй уже век потрясают гражданские войны, 
           И разрушается Рим собственной силой своей... 
     
     Тот Рим, которого никакие внешние враги не могли победить, его мы, 
     
     Племя той проклятой крови, своими руками погубим 
           И зверями опять будет земля занята. 
     Варвар, увы, победитель на пепел наступит и в Риме, 
           Громким копытом стуча, всадник промчится чужой, 
     Ромула царственный прах, защищенный от ветра и солнца, - 
           Не доведись увидать! - дерзкой развеет рукой. 
     
     Это  точное  толкование слова Сивиллы; если Цезарь был намеченный роком
спаситель  Рима  от  парфян,  то  теперь  победа парфян над Римом - решенное
дело;  они  будут  орудием  божией воли, исполнителями суда над оскверненным
братской кровью городом. 
     
     Итак,  на  спасение  Рима  рассчитывать  нельзя; остается для отважного
человека  одно - порвать узы, связывающие его с проклятым городом. План этот
тогда  далеко  не  казался таким фантастическим, каким он представляется нам
ныне;   совпадение   целого   ряда   условий   заставляло   верить   в   его
осуществимость. 
     
     На  первом  плане  стоит  и тут религия, в которой сохранилась память о
каком-то   земном  рае  -  "Елисейских  полях",  или  "островах  Блаженных",
находящихся где-то далеко, за океаном. О первых повествует Гомер: 
     
     Ты ж, Менелай, не умрешь: на окраине мира земного 
     Боги тебя поселят, в Елисейской блаженной долине. 
     Сладостно жизнь тут течет, как нигде, для людей земнородных; 
     Не изнуряет их зной, ни порывы Борея, ни ливень, 
     Нет: Океана там волны прохладою вечною дышат, 
     Вечно там с шепотом нежным ласкает зефир человека. 
     
     Об  островах  же  Блаженных свидетельствует Гесиод, говоря об избранных
богатырях мифических войн: 
     
     Им многославный Зевес на окраине мира земного 
     Чудную землю назначил, вдали от обители смертных, 
     Но и вдали от богов, и под власть их Сатурнову отдал. 
     На островах там Блаженных живут с беззаботной душою 
     В счастии вечном герои у вод океана глубоких, 
     Трижды в году пожиная дары благодатной природы. 
     
     Схожесть  -  очень  естественная  - этих описаний с ходячими описаниями
золотого  века  породила мнение, что Елисейские поля (или острова Блаженных)
-  та  же  земная обитель, но не тронутая гневом Земли и первородным грехом,
изгнавшим  деву-Правду  из  среды  людей. Здесь продолжается поэтому золотой
век; сюда иногда Юпитер, за их заслуги, переселяет доблестных людей. 
     
     Таков   первый   фактор;   вторым   была   локализация   фантастических
гомеровских  местностей,  которой  деятельно  занимались греческие географы.
Так  баснословная земля Феаков была отождествлена с Коркирой, земля циклопов
-  с  Сицилией  и  т. д.; что касается реки-океана, то ее естественнее всего
было признать в великом море, омывающем западные берега Европы и Африки. 
     
     Третьим   фактором   были  рассказы  путешественников  о  замечательном
плодородии  нынешних  Канарских  островов.  Карфагеняне,  гласило  предание,
знали  их  местоположение,  но  никого  к  ним  не допускали - во-первых, из
боязни,  как  бы  весь их народ туда не переселился, а во-вторых, чтоб иметь
убежище  на  случай,  если  бы  их владычеству наступил конец. За Канарскими
островами  это  имя  -  острова  Блаженных - и осталось; под этим именем они
были известны древним географам. 
     
     Четвертым  фактором были известия об общинах, бросавших под неотразимым
натиском  врага  свои  города  и  переселявшихся в другие, более благодатные
края.  Самым славным был подвиг граждан малоазиатской Фокеи: спасаясь от ига
персов,  торжественно  отщепенцев  из своей среды, сели на корабли; выехав в
открытое  море,  они бросили в пучину громадную железную гирю и дали клятву,
что  тогда  только  вернутся  в  родную  Фокею,  когда  эта гиря всплывет на
поверхность.  Затем  они  отправились  на  запад  и после многих приключений
основали  город  Массилию  (ныне Марсель). Так точно и после разгрома Италии
Аннибалом  часть  римской  молодежи  помышляла  о переселении в другие края.
Тогда  Сципион  воспрепятствовал  осуществлению  этого  плана;  но  в  эпоху
террора  Суллы  его  осуществил вождь римской эмиграции Серторий. Он основал
новый  Рим  в  Испании;  но  Испания, как часть Римского государства, его не
удовлетворяла,  и он мечтал о том, чтоб отвести колонию за океан, на острова
Блаженных. 
     
     Теперь  вновь  настали тяжелые времена, много тяжелее тех, что были при
Сулле;  теперь  мысль  Сертория  была  уместнее,  чем  когда-либо раньше. Ее
проповедником  и  сделался  Гораций; подражая примеру старых певцов, песнями
вдохновлявших  своих  сограждан  на трудные подвиги, он всю свою поэтическую
силу,  весь  свой  молодой  пыл  вложил  в  святое - как ему казалось - дело
спасения лучшей части Рима от тяготеющего над городом проклятия: 
     
     Может быть, спросите вы - сообща или лучшие люди - 
           Чем бы на помощь прийти Риму в тот гибельный час? 
     Лучшего нет вам совета; как некогда, молвят, фокейцы, 
           Давши великий зарок, все уплыли на судах, 
     Нивы оставив и храмы и хижин прохладные сени 
           На житие кабанам, да кровожадным волкам - 
     Так отправляться и нам, куда ноги помчат, иль куда нас 
           Нот понесет по волнам, или же Африк лихой... 
     Но поклянемся мы в том: лишь тогда, когда камней громады 
           С дна на поверхность всплывут, не возбранен нам возврат... 
     
     В  целом  ряде  эффектных вариаций проводится эта мысль - навсегда безо
всякой  надежды  на возвращение оставить обреченный на гибель город. Но куда
идти?..  До  сих  пор  поэт выражался неопределенно - "куда умчат ноги, куда
понесут  ветры"  - желая исподволь подготовить слушателей к своему чудесному
замыслу;  теперь  он обнаруживает свое намерение. Русский читатель без труда
признает  в  нем  популярный  у  нас  мотив:  "там  за  далью  непогоды есть
блаженная страна" - этот вечный мотив тоски и желания. 
     
     Нас кругосветный ждет океан; там прибьемся мы к нивам 
           Благословенным, найдем пышные там острова, 
     Где возвращает посев ежегодный без пахоты поле, 
           И без подчистки лоза продолжает цвести, 
     Где никогда без плодовых ветвей не бывает олива, 
           И на родимом дичке фиг дозревает краса. 
     Мед там течет из дупла дубового, там с горных утесов 
           Легкий стремится поток тихо журчащей струёй... 
     
     И  так  далее;  все  яснее  и  яснее  вырисовывается  перед слушателями
картина  золотого века. Золотой век! Да, он сужден, по вещему слову Сивиллы,
тому  поколению,  которое  вновь  населит  искупленную землю; но возможно ли
увидеть  его  уже  теперь?  Возможно; те острова не испытали скверны - пусть
только  те,  кто  собирается  их занять, будут чисты и стойки душой, подобно
тем героям, которых боги там поселили. 
     
     Зевс берега те назначил лишь благочестивому люду, 
           В день, как испортить решил медью он век золотой; 
     Медью за ней и железом века закалил он; от них-то, 
           Благочестивые, вам мною указан уход. 
     
	 
	 
	 
 	 
      
     Нашла  ли пылкая проповедь поэта отголосок в сердцах его современников?
У  нас  нет  об  этом никаких известий. Гораций не был единственным солдатом
Брута,  вернувшимся  в  Италию  после  поражения при Филиппах; не ему одному
подвластная  триумвирам  Италия  была  мачехой.  Но  время  не ждало; вскоре
назрели  другие  вопросы,  другие конфликты: сон о римской республике быстро
отошел в прошлое. 
     
     Положение   дел   продолжало  быть  очень  неустойчивым;  триумвиры  то
соединялись  для  общих  действий против Секста Помпея и его рабов-корсаров,
то  враждовали  между  собой;  но  во  всех  перипетиях  этой двойной борьбы
выделялась  все  ярче  и  ярче  личность  молодого  Цезаря  Октавиана. Своей
умелостью,  равно  как  и  своей  воздержностью  и  милосердием, он заставил
римлян  простить  себе  и  участие  в  проскрипциях 43 года, и жестокое дело
мести  за убитого диктатора; о его планах ничего не было известно, а уж если
выбирать  между ним и Антонием или между ним и Секстом Помпеем, то выбор для
республиканца  не  мог  быть  сомнительным.  Вскоре  мы  видим Горация в его
свите,  точнее  говоря,  в кружке его приближенного Мецената, к которому его
приобщил  Виргилий.  Победа над Секстом Помпеем в 35 году открыла заморскому
хлебу  доступ  в Италию; народ вздохнул свободнее, самое тяжелое время могло
считаться  прожитым.  Все с большей и большей любовью останавливался взор на
царственном  юноше,  сумевшем  влить  новую  надежду  в  сердца  отчаявшихся
римлян;  быть  может,  обновление  вселенной  состоится  мирным  путем,  без
истребления  рода  человеческого?  Быть  может,  молодой Цезарь окажется тем
искупителем  своего  народа,  которому  суждено отвратить тяготеющую над ним
гибель?  Действительно,  общественное  мнение  все  более склонялось к этому
взгляду   на  дело;  когда  вскоре  после  победы  над  С.  Помпеем  начался
окончательный  разлад  между  Цезарем  и Антонием и стала угрожать опасность
новой  гражданской  войны,  чувства  Горация  были уже другие. Он не требует
более   бегства   из  стен  обреченного  города,  он  желает  только,  чтобы
государственный  корабль  был спасен от надвигающейся грозной бури. "Недавно
еще,  -  говорит  он  в  своем  обращении к этому кораблю с явным намеком на
рассмотренный  в предыдущей главе эпод, - ты внушал мне чувство беспокойного
отвращения;  зато  теперь  ты  мне  внушаешь  одну  лишь тоску, одну тяжелую
заботу;  о,  не  вверяй  себя  полному  утесов  морю!"  (оды I 14). Но и это
воззвание  не  достигло  своей цели; корабль пошел навстречу грозной бури и,
управляемый своим искусным кормчим, благополучно ее поборол. 
     
     В  этой  новой  войне  симпатии  более  чем  когда-либо были на стороне
Цезаря:  Антоний, правитель Востока, не полагаясь на собственные силы, повел
против  своей  родины  иноземное,  египетское  войско.  Битва  была  дана  у
Актийского   мыса,  украшенного  храмом  Аполлона.  Это  обстоятельство  еще
увеличило  всеобщее  упоение.  Аполлон,  тот  самый  Аполлон,  которому,  по
прорицанию   Сивиллы,   следовало,  как  богу-покровителю  последнего  века,
обновить  вселенную  - он даровал победу Цезарю! Не ясно ли было, что именно
его  он  назначил  искупителем человечества? Другим и этого было мало. Время
было  страстное;  велики были невзгоды пережитых лет, велика и благодарность
тому,  кто сумел их превозмочь. Обновитель-бог, искупитель-человек... а что,
если  оба  они  были  тождественны?  А  что, если бог Аполлон принял на себя
образ  человека,  чтобы  искупить  грех  и  обновить  мир? И вот пронесся по
вселенной  радостный  крик  о совершившемся чуде... Это началось лет 20 - 30
до Рождества Христова. 
     
     Позволю  себе  по этому поводу маленькое отступление. Давно был замечен
разительный  контраст между настроением обеих лучших эпох римской литературы
-   эпохи   Цицерона,   как   ее  принято  называть,  и  века  Августа.  Там
вольнодумство,  смелая пытливость мысли, не признающей пределов себе и своей
силе,  все  решительно  делающей  предметом  своей  работы, - здесь какое-то
смиренное  преклонение  перед  высшей  волей,  какая-то  жажда пьедесталов и
кумиров,  и  особенно  -  неслыханный  дотоле  в  Риме,  столь неприятно нас
поражающий  апофеоз  человека.  Было  время,  когда  в  происшедшей перемене
винили  почти  исключительно  честолюбие  Августа  и  раболепие  его  свиты,
включая  туда  и  поэтов:  он, дескать, пожелал быть царем, но видя, что это
трудно,   решил   сделаться  богом,  что  было  гораздо  легче.  Ныне  такое
объяснение   одного   из   интереснейших   явлений   всемирной  истории  уже
невозможно;   изучение   надписей   доказало  повсеместность  того  упоения,
результатом  которого  был  апофеоз  императора,  а  при  слабой  в сущности
администрации  римского  государства  -  имевшей  какой  угодно характер, но
только  не полицейский - такая повсеместность не может быть выведена из воли
правителя.  Нет,  правителю ничего не оставалось, как регулировать движение,
которое  было  создано не им; создано же было оно самим народом под влиянием
неслыханных  бедствий  и  неожиданного,  прямо  чудесного избавления от них.
Предсказание  Сивиллы  играет во всем этом первенствующую роль; оно с самого
начала  придало  всему  происходящему  религиозный  характер, оно было виною
тому, что и благодарность избавителю выразилась в религиозной форме. 
     
     Что  касается  поэтов,  то  они  шли  не впереди движения, а медленно и
нехотя  уступали  ему.  Стоит  обратить  внимание,  как  осторожно и туманно
выражается  Гораций  в  той  оде,  которая  является  для нас первым вздохом
облегчения  после пережитых невзгод - именно только вздохом облегчения, а не
радостным  криком  освобождения. Описав ужасы минувших лет - мы привели выше
(с. 384) соответствующие строфы, - поэт продолжает: 
     
     Какое божество молить? И кто поможет 
     Народу изо всех в превратностях судьбы? 
     Какая песня жриц заставить Весту может 
           Девичьи внять мольбы? 
     Где очиститель нам Юпитером избранный? 
     Ты, наконец, приди, молением смягчен, 
     Увивши рамена одеждою туманной, 
           Вещатель Аполлон! 
     Сойди, блестящая улыбкой Эрицина (т. е. Венера); 
     Тебя Амур и Смех сопровождают в путь; 
     Иль удостой на чад возлюбленного сына (т. е. Ромула) 
           Ты, праотец, взглянуть (т. е. Марс)... 
     Склонись, сын Маи (т. е. Меркурий), стан с проворными крылами 
     На образ юноши земной переменить: 
     Мы будем признавать, что избран ты богами 
           За Цезаря отмстить. 
     Надолго осчастливь избранный град Квирина; 
     Да не смутит тебя граждан его порок! 
     И поздно уж от нас подымет властелина 
           Летучий ветерок. 
     Триумфы громкие и славное прозванье 
     Владыки и отца принять не откажи, 
     И мида (т. е. пароянина) конного строптивое восстанье 
           Ты, Цезарь, накажи! 
     
     Аполлон  приглашает  лишь присутствовать при деле искупления - очевидно
потому,  что от него исходит объявленное его пророчицей Сивиллой вещее слово
о  предстоящем обновлении вселенной; не даром он назван "вещателем" (augur).
Венера  и Марс приглашаются как боги-родоначальники - Венера, как мать Энея,
Марс,  как отец Ромула. Что касается императора, то он не отождествляется ни
с  Аполлоном, ни с Марсом: лишь вскользь высказывается предположение, что он
-  Меркурий,  принявший  на  себя  образ  юноши.  Он  сделал это уже раз, по
приглашению Зевса: 
     
           Тебе из богов наипаче приятно 
     С сыном земли сообщаться: ты внемлешь кому пожелаешь 1, 
     
     чтобы  безопасно  проводить  Приама в греческий стан: тогда он предстал
перед ним 
     
           благородному юноше видом подобный, 
     Первой брадой опушенный, коего младость прелестна. 
     
     Но  Меркурий  не принадлежит к великим богам; с ним сыны земли общались
скорее  запросто  -  а  у  молодого  императора был действительно прекрасный
царственный  стан  и  благородный  облик,  дышащий  одухотворенной отвагой и
силой.  Последняя  же  строфа  напоминает императору об условии, под которым
Рим,  повинуясь  Сивилле,  признает  его  своим  владыкой,  -  о  победе над
парфянами,  все  еще  не  искупившими  кровь  Красса  и  легионов,  все  еще
продолжающими угрожать едва окрепшему телу римского государства. 
     
     Император  не  отказывался  от этой задачи, но откладывал ее исполнение
до  более  удобного  времени;  а  пока он, уступая течению, старался извлечь
возможную  пользу  из обаяния, которым победа над Антонием у мыса Актийского
Аполлона  окружила  его  имя.  Был  основан  храм  в  честь  этого  бога  на
Палатинской  горе,  по  соседству  с  дворцом самого императора; но и помимо
того,  он  всячески  выставлял  себя  любимцем  светлого  бога,  покровителя
последнего  века  великого  года,  предоставляя народу и особенно провинциям
идти  в  этом  отношении много дальше его самого. Будучи фактически владыкою
объединенного  им  римского государства, он долго не решался остановиться на
определенной  внешней  формуле,  которая бы выражала эту фактическую власть;
колебался  также между двумя возможностями, либо удержать эту власть в своих
руках,  либо  сделать  сенат  правительствующим  органом,  передав ему часть
своих  полномочий.  Год  27-й  положил конец колебаниям. Император призвал к
власти  сенат,  предоставляя,  однако,  себе самому наиболее значительную ее
часть;  взамен  этого  он  считал  себя  вправе  требовать от сената титула,
который   бы   выражал   внешним  образом  его  исключительное  положение  в
государстве.  Приятнее  всего  был бы ему титул Ромула; в нем заключалось бы
ясное  указание  на  начало  новой  эры  для  Рима, на исполнение прорицания
Сивиллы.  Но  Ромул  был  царем,  а  царское  имя  продолжало  внушать  Риму
непреодолимое  отвращение;  император  должен был поэтому отказаться от этой
мысли  и  найти  другой  путь, ведущий к той же цели. Как было сказано выше,
началом   римского   государства  считался  религиозный  обряд,  посредством
которого  было  испрошено  благословение  богов  предстоящему акту основания
города.  Этот  обряд  (augurium),  как  положивший  начало городу, давно уже
назывался  "взрастившим"  Рим  (augurium  augustum,  от augere). Вот этот-то
эпитет  император и присвоил себе как титул; называя себя Augustus, он давал
понять,  что  его  правление  будет вторым основанием некогда оскверненного,
ныне же искупленного города. 
     
     Оставалось  торжественным  образом  совершить  акт  этого  искупления и
второго  основания  города;  но  тут  мы  касаемся  самого  больного места в
счастливой жизни императора Цезаря Августа. 
     
     
     
     --------- 
     
     1 Илиада (XXIV 334 сл. Пер. Н. И. Гнедича). 




      
      
     У  второго основателя римского государства не было сыновей; его брак со
Скрибонией,   свояченицей   Секста   Помпея,   заключенный  по  политическим
рассчетам,  сделал его отцом лишь одной дочери, легкомысленной Юлии. Братьев
у  него  тоже  не  было; самым близким ему лицом, после его дочери, была его
сестра  Октавия,  у  которой был сын от первого брака, молодой Марцелл. Этот
его  родной  племянник был, таким образом, единственным близким ему по крови
мужчиной;  прекрасный  собой,  даровитый  и  скромный,  он  был естественным
наследником  власти  императора,  который  и  отличал его всячески перед его
сверстниками.  Все  же  в  жилах  Марцелла текла не его кровь; благословение
богов,  дарованное  Августу,  не перешло бы на сына его сестры; продолжатель
династии  Цезарей  должен  был  происходить  по  крови  от  него. Август это
сознавал;  лишь  только  Марцелл достиг требуемого возраста, он женил его на
своей  родной  дочери,  Юлии. Теперь народ с нетерпеливой надеждой взирал на
этот  брак  Марцелла  и  Юлии:  имеющий  родиться  сын  обоих,  сын из крови
Цезарей,  истинный наследник осеняющего Августа божиего благословения, будет
несомненно  залогом  благоденствия  римского  народа;  со  дня  его рождения
потекут  счастливые  годы,  с  этим  днем будет всего естественнее связать и
торжество искупления и обновления вселенной. 
     
     До  сих  пор  счастье  сопутствовало  Августу  во  всех его начинаниях:
казалось  невозможным,  чтобы  оно  отказало  ему  в  исполнении  этого  его
пламенного  желания.  Сам  Август не слагал с себя консульства, желая в этом
сане  встретить рождение своего внука. Народ с волнением, да, но с волнением
радостным,   ждал   наступления   желанного   дня,  и  Виргилий  был  только
выразителем   всеобщего  настроения,  когда  он  напутствовал  молодую  чету
следующим  стихотворением  -  стихотворением  очень  замечательным, которому
суждено  было приобрести громкую, редкостную славу. Оно стоит в сборнике его
"пастушеских   стихотворений",   подражаний   сицилийскому  поэту  Феокриту;
согласно  этому  он  во  вступлении  обращается  к вдохновлявшей этого поэта
музе: 
     
           Муза земли Сицилийской, внуши мне иные напевы; 
     Всех не пленит мурава, да приземистый куст тамариска; 
     Уж если петь про леса - пусть леса будут консула славой. 
           Вот уж последнее время настало Сивиллиной песни, 
     Новое зиждя начало великой веков веренице; 
     Вскоре вернется и Дева, вернется Сатурново царство, 
     Вскоре с небесных высот снизойдет вожделенный младенец. 
           Ты лишь, рожениц отрада, пречистая дева Диана, 
     Тайной заботой взлелей нам сулимого роком малютку, 
     Он ведь положит конец ненавистному веку железа, 
     Он до пределов вселенной нам племя взрастит золотое; 
     Ты лишь лелей его, дева: ведь Феб уже властвует, брат твой. 
           Да, и родится он в Твой консулат, эта гордость столетья, 
     Года великого дни с Твоего потекут консулата! 
     Ты, о наш вождь, уничтожишь греха рокового остатки, 
     Отдых даруя земле от мучений гнетущего страха. 
           Время придет - и небесная жизнь его примет, и узрит 
     В сонме богов он героев и сам приобщится их лику, 
     Мир укрепляя вселенной, отцовскою доблестью данный. 
     Время придет; а пока, прислужиться желая малютке, 
     Плющем ползучим земля и душистым покроется нардом, 
     В лотоса пышный убор и в веселый аканф нарядится. 
     Козочки сами домой понесут отягченное вымя, 
     Станут на львов-исполинов без страха коровы дивиться; 
     Сами собою цветы окружат колыбельку малютки; 
     Сгинет предательский змий, ядовитое всякое зелье 
     Сгинет сирийский амом обновленную землю покроет. 
           Годы текут; уж читаешь ты, отрок, про славу героев, 
     Славу отца познаешь и великую доблести силу. 
     Колос меж тем золотистый унылую степь украшает, 
     Сочная гроздь винограда средь терний колючих алеет, 
     Меда янтарного влага с сурового дуба стекает. 
     Правда, воскреснет и сон первобытной вины незабытый: 
     В море помчится ладья; вокруг города вырастут стены; 
     Плуг бороздой оскорбит благодатной кормилицы лоно: 
     Новый корабль Аргонавтов, по нового кормчего мысли, 
     Горсть храбрецов увезет; вот и новые битвы настали, 
     Новый Ахилл-богатырь против новой отправился Трои. 
           Пылкая юность пройдет; возмужалости время наступит. 
     Бросит торговец ладью, перестанет обмену товаров 
     Судно служить; повсеместно сама их земля производит. 
     Почвы не режет соха, уже не режет лозы виноградарь; 
     Снял уж и пахарь ярмо с исстрадавшейся выи бычачьей; 
     Мягкая шерсть позабыла облыжной обманывать краской: 
     Нет, на лугу уж баран то приятною блещет порфирой, 
     То золотистым шафраном, то ярким огнем багряницы. 
           Столь благодатную песнь по несменному рока решенью, 
     Нити судеб выводя, затянули согласные Парки. 
           Ты ж, когда время придет, многославный венец свой приемли, 
     Милый потомок богов, вседержавным ниспосланный Зевсом! 
     Видишь? От тверди небесной до дна беспредельного моря 
     Сладкая дрожь пробежала по телу великому мира; 
     Видишь? Природа ликует, грядущее счастье почуя. 
           О, если б боги продлили мне жизнь и мой дух сохранили, 
     Чтоб о деяньях твоих мог я песню сложить для потомства! 
     Песнью бы той победил я тогда и оракийца Орфея, 
     И сладкозвучного Лина, хотя б вдохновляли их боги 
     (Мать Каллиона - Орфея, а Лина - отец сребролукий); 
     Даже и Пан, пред Аркадии суд мною вызванный смело - 
     Даже и Пан пред Аркадьи судом побежденный отступит. 
           Милый! Начни ж узнавать по улыбке лик матери ясный; 
     Мало ли мать настрадалась в томительный срок ожиданья! 
     Милый младенец, начни; кого мать не встречала улыбкой, 
     Бог с тем стола не делил, не делила и ложа богиня. 
     
     В  25  г. была отпразднована свадьба Марцелла и Юлии; на 24-й год ждали
рождения  младенца.  Тотчас  бы по всему подвластному Августу миру помчались
гонцы  приглашать  народы в Рим на великое, искупительное торжество, которое
состоялось  бы  в  следующем,  23  году.  И Гораций предполагал украсить это
торжество своей поэзией; ода I 21 
     
     Диану - нежные хвалите хором девы, 
     Хвалите, отроки, вы Цинтия с мольбой, и т. д. 
     
     была,  по  всей  вероятности,  написана в ожидании его. Так велика была
повсеместная  уверенность,  что  Фортуна  не  откажет  Цезарю  в  этом новом
драгоценном подарке. 
     
     И  все-таки  она  ему  в нем отказала. Двадцать четвертый год не принес
наследника  императорскому  дому,  а  следующий  унес  даже  надежду  на его
появление.  Марцелл  занемог;  отправленный  лечиться  в  знаменитые  своими
морскими  купаниями Баи, он там и скончался в один из последних месяцев того
года,  который  должен  был быть годом искупительного торжества. Велико было
горе,  причиненное  смертью  этого  светлого,  ласкового  юноши;  Август, не
оставлявший  надежды  до  последних  дней,  отказался  от  звания консула, в
котором  он  рассчитывал  встретить  зарю  золотого  века;  Проперций почтил
элегией  смерть  юноши  и  горе  его  семьи  (III  18);  но самый прекрасный
памятник  поставил ему все тот же Виргилий. Эней навестил своего отца Анхиса
в  преисподней;  тот  показывает  ему  души  тех, которым суждено с течением
времени  украсить  своими  именами  летопись  римской  истории, души, еще не
рожденные,  но  уже  чующие  радость  или  горечь  ожидающих их судеб. Среди
прочих  он  показывает  ему  героя Аннибаловой войны, того Марцелла, который
был прозван "мечом Рима"; рядом с ним Эней замечает юношу: 
     
     Весь красотой он сияет и блеском сверкающих лат, но 
     Грусть омрачает чело и потуплены ясные очи. 
     "Кто, мой отец, этот спутник идущего грозного мужа? 
     Сын ли его? Иль далекий великого рода потомок? 
     Как его шумно приветствуют все! И как сам он прекрасен! 
     Жаль лишь, что грустною мглой его мрачная ночь осеняет". 
           Тут прослезился Анхис и в печальной ответствовал речи: 
     "Сын мой, оставь под покровом твоих несказанное горе! 
     Рок лишь покажет народам его, но гостить средь народов 
     Долго не даст; чрезмерным, о боги! знать, блеском державу 
     Римскую он бы покрыл, кабы долее жил между нами. 
     Сколько, ах, жалобных стонов под городом Марса великим 
     Луг прибережный услышит! и, свежий курган огибая, 
     Сколь бесконечную встретишь, о Тибр! ты печальную свиту!.. 
     Отрок злосчастный! О, если бы мог ты жестокое рока 
     Слово нарушить! Ты будешь - Марцелл! О, лилией белой, 
     Алою розой мне дайте почтить омраченную душу 
     Внука; услугой напрасной хоть сердца печаль облегчу я!" 
     
     Таков  был  исход  тех светлых надежд, с которыми тот же народ два года
назад отпраздновал веселую свадьбу Марцелла и Юлии. 




      
      
     Марцелла  не стало; но народ продолжал жить, продолжал требовать, чтобы
его  правитель торжественным искупительным обрядом освободил его от "мучений
гнетущего  страха".  Печаль  императорского  дома могла отсрочить исполнение
этого требования, но не предать его забвению. 
     
     Правда,  если  относиться  к  делу строго, то отсрочка была равносильна
полному  отказу  от  торжества.  Оно  должно  было быть приурочено к моменту
истечения  десятого  века  и  нового  начала  "великой  вереницы  веков",  а
назначение   этого  момента  зависело,  понятно,  не  от  воли  правителя  -
последнему  оставалось  только  уловить  его,  рассчитав  его наступление по
непреложным   хронологическим   данным.  Но  мы  знаем  уже,  как  растяжима
хронология  суеверия;  в данном случае не было определенного начального года
для  счета  веков,  не  было и несомненного определения того, что такое век.
Относительно  этого  последнего  существовали  три  теории:  по  одним,  век
(saeculum)  равнялся  110  годам,  по  другим  -  100  (это - принятое у нас
определение),  по  третьим  -  век кончался тогда, когда умирал последний из
живших  или  родившихся  в  день  его начала людей, а так как знать это было
невозможно,  то  боги  разными  чудесными  знамениями  доводят  об  этом  до
всеобщего  сведения.  Наблюдение  таких  знамений  подало  некогда, в первую
пуническую  войну,  повод  к  учреждению  "вековых  игр"  (ludi saeculares).
Память  об  этом событии была очень жива; она была связана, можно сказать, с
возникновением самой римской литературы. 
     
     Учреждение   этих   игр   состоялось   по   непосредственному  внушению
Сивиллиных  книг.  В  Таренте  с давних пор праздновались трехдневные игры в
честь   Аполлона-Гиакинфа;   это   был   умилостивительный  и  искупительный
праздник.  Теперь,  около  250  г.  до  Р.  Х., толкователи Сивиллиных книг,
усматривая  во множестве тревожных знамений указание на приближающийся конец
века,  решили,  что  эти  "тарентинские игры" должны быть перенесены в Рим и
отпразднованы  как  "вековые", с тем чтобы повторяться к концу каждого века,
но  не чаще. Для этого нужно было пригласить в Рим образованного тарентинца,
который  хорошо  бы  знал  и обряды празднества, и латинский язык, и сделать
его  римским  гражданином, чтобы он "умилостивил богов по иноземному обряду,
но  с  римскою душою". Удобным для этого лицом оказался тарентинец Андроник;
получив  римское  гражданство под именем М. Ливия Андроника, он научил своих
новых   сограждан   обходить   по  уставу  празднество  "тарентинских  игр".
Оставшись  затем  в  Риме,  он  перевел  по-латыни  Одиссею,  насадил  путем
переводов  или  подражаний  греческим  образцам другие роды поэзии - все это
было,  разумеется,  очень  грубо  и  аляповато, но вызвало соревнование, и в
результате  вышло,  что  наш тарентинец, вызванный в Рим ради "вековых игр",
сделался  родоначальником  римской  литературы.  Услужливая  легенда  тотчас
явилась  на помощь Сивилле, вселяя в римлян убеждение, что их "вековые игры"
были  не  нововведением, а лишь возобновлением обряда, правившегося с самого
начала существования города к концу каждого "века". 
     
     Легко  себе  представить,  с какой готовностью Август взялся воскресить
этот  забытый  обряд.  "Тарентинские  игры"  имели  все требуемые данные для
того,  чтобы сделать из них то грандиозное искупительное торжество, которого
народ  требовал в видах избавления от кошмара угрожающего светопреставления:
они  сами  по  себе были искупительным торжеством, они были уже приурочены к
истечению  отдельных веков Сивиллиной песни, они правились, наконец, в честь
того  же  Аполлона,  который  был  покровителем  и  Августа,  и  истекающего
десятого  века.  Оставалось  определить в точности год истечения этого века;
толкователи  Сивиллиных  книг,  по неизвестным нам соображениям, решили, что
таковым  будет  23  год.  На этот год игры и были назначены; очень вероятно,
что  Август потому поторопил свадьбу Марцелла и Юлии - жениху было всего 17,
невесте  всего  14  лет,  -  чтобы, по развитым в предыдущей главе причинам,
приурочить  вековые игры ко времени рождения ожидаемого наследника. Когда же
эта  последняя надежда не оправдалась, когда вместо обещанной народу радости
последовала  болезнь  и  смерть  императорского зятя, мысль об искупительном
торжестве была оставлена. 
     
     Навсегда  или  только на время? На этот вопрос трудно дать определенный
ответ;   во  всяком  случае  несомненно,  что  через  несколько  лет  о  ней
заговорили   опять.   Юлия,   по  истечении  предписанного  обычаем  времени
вдовства,  была  выдана  императором за энергичного М. Агриппу, которому она
вскоре  -  в  19  г.  до  Р. Х. - родила сына; с другой стороны, парфяне без
войны  признали себя побежденными и выдали Августу орлов Крассовых легионов,
так   что  и  с  этой  точки  зрения  пророчество  Сивиллы  могло  считаться
исполнившимся.  Неприятно,  разумеется,  было  то, что срок вековых игр был,
собственно   говоря,   упущен;   но   этому   горю   можно   было  пособить.
Квиндецимвиры,  проверив  сложные  (м.  пр.  и  астрологические) расчеты, на
основании  которых  конец  десятого  века был приурочен к 23 г., нашли в них
ошибку;  по  исправлении этой ошибки оказалось, что началом новой эры должен
быть  признан  не 23, а 17 год. К этому году и стали готовить неслыханные по
своей пышности "вековые игры". 
     
     Об  этих  играх  мы  имеем  довольно  определенное представление: о них
упоминают  не  раз  позднейшие  авторы, к тому же в 1890 г., при регулировке
Тибра,   были  найдены  официальные  документы,  сюда  относящиеся,  -  указ
императора  квиндецимвирам и два постановления - с точным описанием ритуала.
Вестники  приглашали  народ  к  участию в торжестве, "которого никто никогда
еще  не  видел  и никто никогда более не увидит"; с 31 мая до 3 июня длились
празднества,  происходившие  непрерывно  днем  и  ночью, причем чередовались
жертвоприношения  различным  богам,  драматические  представления в театрах,
угощения,  процессии  под  звуки  торжественных славословий и т. д. Из богов
особое  почтение  было оказано Земле и Паркам, что объясняется искупительным
характером  праздника:  им  принадлежал запятнанный грехом род человеческий,
их  следовало  вознаградить  за  то,  что они милостиво отпустили его из-под
своей  власти;  но кроме того, были почтены боги-покровители римской державы
Юпитер  с  Юноной,  затем  покровитель  истекающего  века Аполлон с Дианой и
наконец   богини-заступницы   рожениц.   Можно  себе  представить,  с  какой
благодарностью   помолился   бы   народ  этим  богиням,  если  бы  торжество
состоялось в 23 г., после благополучного рождения "вожделенного младенца"! 
     
     С  особым  интересом  прочли  мы  в новонайденных документах слова: "По
окончании  жертвоприношения  двадцать  семь  отроков,  сыновья живых отцов и
матерей,  и  столько  же  дев исполнили кантату; кантату написал Кв. Гораций
Флакк".  Эта  кантата  нам сохранена; она издается в собраниях стихотворений
нашего  поэта  особо  под  заглавием  carmen  saeculare.  He  будучи  вполне
свободной  от  недостатков,  обыкновенно  присущих таким кантатам, эта песнь
тем  не  менее  производит приятное впечатление своим радостным, праздничным
настроением. Им дышит уже первый привет - привет солнцу: 
     
     Солнце-кормилец, что день с колесницей нам ясной 
     Кажешь и прячешь, иным возрождаясь и тем же, 
     Пусть ничего на пути ты не узришь могучей 
           Города Рима! 
     
     Оно  же  царит  во  всей  остальной  оде.  Всем богам праздника воздана
честь;  с  народа  сложена томящая обуза. Смелее смотрят участники торжества
навстречу грядущим временам: 
     
     "Боги!" - взывают они, - 
     
     Боги! возвысьте в понятливой юности нравы! 
     Боги! вы старость святой тишиной окружите! 
     Ромула внукам - потомства, богатства и славы 
           Громкой пошлите!.. 
     С древней стыдливостью, с Миром и Правдой дерзает. 
     Доблесть забытая вновь появляться меж нами; 
     Снова Довольство отрадное всем рассыпает 
           Рог свой с дарами... 
     
     Это,   хотя   и   в   более   сдержанных   выражениях,   то  же  чаяние
приближающегося  золотого  века,  как  и  в вышеприведенной эклоге Виргилия:
возвращается   Сатурново   царство   с   его   довольством,  возвращается  и
дева-Правда   со   свитою   своих   ясных   сестер.   Исполнилось   ли   это
предсказание?..  Было  бы странно и спрашивать об этом. Дева-Правда осталась
в   небесной   лазури,   где   она  пребывает  и  поныне;  что  же  касается
человечества,  то  хорошо  бы и то, что, благодаря радостному искупительному
торжеству,  оно  надолго  освободилось  от  того  пугала,  перед которым оно
трепетало до тех пор - от первого в летописях истории "светопреставления". 



Оценка: 9.42*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru