Верхарн Эмиль
Стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 9.53*7  Ваша оценка:

  
  
   Эмиль Верхарн
  
   Избранные стихотворения
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Перевод В. Брюсова
   Верхарн Э. Избранное: Сборник / Сост. М. А. Мыслякова.
   М., Радуга, 1984
   OCR Бычков М.Н.
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   Содержание
  
   Свиньи
   Часы
   Не знаю, где
   Человечество
   Лондон
   Молитвенно
   Роковой цветок
   Голова
   Мятеж
   Числа
   Мор
   Кузнец
   Февраль
   Декабрь
   К морю
   Трибун
   Банкир
   Мир
   Эско (Шельда)
   Той, что живет близ меня
   Герои Льежа
  
  
   Свиньи
  
   Стада больших свиней - и самки и самцы -
   Угрюмым хрюканьем переполняли поле;
   Толпились на дворе и бегали по воле,
   Тряся молочные, отвислые сосцы.
  
   И близ помойных ям, лучами озаренных,
   В навозной жижице барахтались, толпясь;
   Мочились, хвост завив, уставив ноги в грязь,
   И лоснился узор щетин их очервленных!
  
   Но подходил ноябрь. Их убивали. Ах,
   Какой был славный жир в их грузных животах!
   Из их больших задов само сочилось сало.
  
   И шкуру их скребли, потом палили их,
   И пламя тех костров, посмертных, гробовых,
   Всему селению веселье возвещало.
  
  
   Часы
  
   Ночью, в молчании черном, где тени бесшумные бродят, -
   Стук костыля, деревянной ноги.
   Это по лестнице времени всходят и сходят
   Часы, это их шаги!
  
   Вокруг устарелых эмблем и наивных узоров
   Цифр под стеклом утомительный ряд.
   О луны угрюмых, пустых коридоров:
   Часы и их взгляд!
  
   Деревянный киоск роковых откровений,
   Взвизги напилка, и стук молотков,
   И младенческий лепет мгновений, -
   Часы и их зов!
  
   Гроба, что повешены всюду на стены,
   Склепы цепей и скелетов стальных,
   Где кости стучат, возвещая нам числа и смены -
   Часы и весь ужас их!
  
   Часы!
   Неутомимы, бессонны,
   Вы стучите ногами служанок в больших башмаках,
   Вы скользите шагами больничных сиделок.
  
   Напрасно вас молит мой голос смущенный.
   Вы сдавили мой страх
   Циркулем ваших безжалостных стрелок.
  
  
   Не знаю, где
  
   Это где-то на севере, где, я не знаю,
   Это где-то на полюсе, в мире стальном,
   Там, где стужа когтями скребется по краю
   Селитренных скал, изукрашенных льдом.
  
   Это - холод великий, едва отраженный
   В серебряном зеркале мертвых озер;
   Это - иней, что точит, морочит - бессонный,
   Низкорослый, безлиственный бор.
  
   Это - полночь, огромный скелет обнаженный
   Над серебряным зеркалом мертвых озер,
   Это - полночь, что точит, морочит, хохочет,
   Но раздвинуть руками гигантскими хочет
   Холодный и звездный простор.
  
   В дали полуночной безвольной
   Это смолкнувший звон колокольный,
   Это убранный снегом и льдами собор.
   Это хор похоронный, с которым без слов я рыдаю,
   Литургия Великого Холода в мире стальном.
   Это где-то, - не в старом ли северном крае? - не знаю!
   Это где-то, - не в старом ли северном сердце? - в моем!
  
  
   Человечество
  
   Распятые в огне на небе вечера
   Струят живую кровь и скорбь свою в болота,
   Как в чаши алые литого серебра.
   Чтоб отражать внизу страданья ваши, кто-то
   Поставил зеркала пред вами, вечера!
  
   Христос, о пастырь душ, идущий по полянам
   Звать светлые стада на светлый водопой,
   Гляди: восходит смерть в тоске вечеровой,
   И кровь твоих овец течет ручьем багряным...
   Вновь вечером встают Голгофы пред тобой!
  
   Голгофы черные встают перед тобою!
   Взнесем же к ним наш стон и нашу скорбь! Пора!
   Прошли века надежд беспечных над землею!
   И никнут к черному от крови водопою
   Распятые во тьме на небе вечера!
  
  
   Лондон
  
   То - Лондон, о мечта! чугунный и железный,
   Где стонет яростно под молотом руда,
   Откуда корабли идут в свой путь беззвездный -
   К случайностям морей, кто ведает куда!
  
   Вокзалов едкий дым, где светится мерцаньем,
   Серебряным огнем, скорбь газовых рожков,
   Где чудища тоски ревут по расписаньям
   Под беспощадный бой Вестминстерских часов.
  
   Вдоль Темзы - фонари; не парок ли бессонных
   То сотни веретен вонзились в темь реки?
   И в лужах дождевых, огнями озаренных, -
   Как утонувшие матросов двойники.
  
   И голоса гуляк, и жесты девки пьяной,
   И надпись кабака, подобная Судьбе, -
   И вот, внезапно Смерть в толпе, как гость незваный...
   То - Лондон, о мечта, влачащийся в тебе!
  
  
   Молитвенно
  
   Ночь в небо зимнее свою возносит чашу.
  
   И душу я взношу, скорбящую, ночную,
   О, господи, к тебе, в твои ночные дали!
   Но нет в них ничего, о чем я здесь тоскую,
   И капля не падет с небес в мои печали.
   Я знаю: ты - мечта! И все ж во мраке ночи,
   Колени преклонив, тебе молюсь смиренно...
   Но твой не внемлет слух, твои не видят очи,
   Лишь о самом себе я грежу во вселенной.
   О, сжалься, господи, над бредом и страданьем,
   Я должен скорбь излить здесь, пред твоим молчаньем.
  
   Ночь в небо зимнее свою возносит чашу.
  
  
   Роковой цветок
  
   Бессмыслица растет, как роковой цветок
   На черноземе чувств, желаний, дум гниющих.
   Героев тщетно ждать, спасителей грядущих,
   И в разуме родном коснеть - наш горький рок!
  
   Иду к безумию, к его сияньям белым,
   К сияньям лунных солнц, так странных в полдень нам,
   К далеким отзвукам, в которых гул и гам,
   И лай багряных псов за призрачным пределом.
  
   Озера роз в снегу, и птицы в облаках,
   На перьях ветерка присевшие, летая;
   Пещеры вечера и жаба золотая,
   Задвинувшая даль, у входа на часах;
  
   Клюв цапли, в пустоту разинутый безмерно,
   В луче дрожащая недвижно мошкара;
   Бессильное тик-так, беспечная игра...
   Смерть сумасшедшего, - тебя я понял верно!
  
  
   Голова
  
   На черный эшафот ты голову взнесешь
   Под звон колоколов - и глянешь с пьедестала,
   И крикнут мускулы, и просверкает нож, -
   И это будет пир, пир крови и металла!
  
   И солнце рдяное и вечера пожар,
   Гася карбункулы в холодной влаге ночи,
   Узнают, увидав опущенный удар,
   Сумели ль умереть твое чело и очи!
  
   Зло величавое змеей в толпу вползет,
   В толпу, - свой океан вокруг помоста славы
   Смирившей, - и она твой гроб как мать возьмет,
   Баюкать будет труп, кровавый и безглавый.
  
   И ядовитее, чем сумрачный цветок,
   Где зреет ярче яд, чем молнии сверканье,
   Недвижней и острей, чем впившийся клинок,
   Властней останется в толпе воспоминанье.
  
   Под звон колоколов ты голову взнесешь
   На черный эшафот - и глянешь с пьедестала,
   И крикнут мускулы, и просверкает нож, -
   И это будет пир, пир крови и металла.
  
  
   Мятеж
  
   Туда, где над площадью - нож гильотины,
   Где рыщут мятеж и набат по домам!
   Мечты вдруг, безумные, - там!
  
   Бьют сбор барабаны былых оскорблений,
   Проклятий бессильных, раздавленных в прах,
   Бьют сбор барабаны в умах.
  
   Глядит циферблат колокольни старинной
   С угрюмого неба ночного, как глаз...
   Чу! Бьет предназначенный час!
  
   Над крышами вырвалось мстящее пламя,
   И ветер змеистые жала разнес,
   Как космы кровавых волос.
  
   Все те, для кого безнадежность - надежда,
   Кому вне отчаянья радости нет,
   Выходят из мрака на свет.
  
   Бессчетных шагов возрастающий топот
   Все громче и громче в зловещей тени,
   На дороге в грядущие дни.
  
   Протянуты руки к разорванным тучам,
   Где вдруг прогремел угрожающий гром,
   И молнии ловят излом.
  
   Безумцы! Кричите свои повеленья!
   Сегодня всему наступает пора,
   Что бредом казалось вчера.
  
   Зовут... приближаются... ломятся в двери...
   Удары прикладов качают окно, -
   Убивать - умереть - все равно!
  
   Зовут... и набат в мои ломится двери!
  
  
   Числа
  
   Я - обезумевший в лесу Предвечных Числ,
   Со лбом, в бореньях роковых
   Разбитым о недвижность их!
  
   На жесткой почве, с прямотой иглы,
   Глухого леса высятся стволы;
   Их ветки - молний изваянья;
   Вверху - квадратных скал углы -
   Громады страха и молчанья;
   И бесконечность в вышине
   Алмазных звезд, с небес ко мне
   Глядящих, - строги и суровы;
   И за покровами покровы
   Вкруг золотой Изиды, в вышине!
  
   Я - обезумевший в лесу Предвечных Числ!
  
   Как взоры пристальны их роковых проблем!
   Первичные, они - пред нами суть затем,
   Чтоб в вечности пребыть такими ж!
   От их всевластных рук вселенной не отымешь.
   Они лежат на дне и в сущности вещей,
   Нетленно проходя сквозь мириады дней.
  
   Я - обезумевший в лесу Предвечных Числ!
  
   Открою я глаза: их чудеса кругом!
   Закрою я глаза: они во мне самом!
   За кругом круг, в бессчетных сочетаньях,
   Они скользят в воспоминаньях.
   Я погибаю, я пропал,
   Разбив чело о камни скал,
   Сломав все пальцы об утесы...
   Как бред кошмара - их вопросы!
  
   Я - обезумевший в лесу Предвечных Числ!
  
   Вы тексты от каких затерянных страниц?
   Остатки от какой разрушенной вселенной?
   Ваш отвлеченный взор, взор глаза без ресниц, -
   Гвоздь, проходящий в сталь, меч, острый неизменно!
   От ваших пристаней кто вдаль не отплывал?
   Но гибли все ладьи о зубья тайных скал.
  
   Я - обезумевший в лесу Предвечных Числ!
  
   Мой ум измучен и поник
   На берегах спокойных книг,
   В слепящем, словно солнце, мраке;
   И предо мной во мгле теней
   Клубком переплетенных змей
   Взвиваются хмельные знаки.
   Я руки протянул во мгле:
   Но вашей тяжестью к земле
   Я наклонен в порыве смелом.
   Я изнемог, я изнемог -
   На переходах всех дорог
   Встречаться с вами, как с пределом!
  
   Я - обезумевший в лесу Предвечных Числ!
  
   Доколе ж длительная пытка
   Отравленного их напитка,
   Вливаемого в грудь с высот?
   Как знать, реальность или тени
   Они? но, холоден как лед,
   Их роковой закон гнетет
   Чудовищностью нарушений!
   Доколь бессчетность в вышине
   Алмазных звезд в их вечном сне,
   Взор устремляющих ко мне
   Неумолимо и сурово?
   О, вечно ль не сорвать покрова
   Вкруг золотой Изиды в вышине?
  
  
   Мор
  
   Смерть себе спросила крови
   Здесь, в трактире "Трех гробов".
  
   Смерть уходит, на прилавке
   Бросив черный золотой.
   Кто попросит о прибавке?
  
   "Вам на траур и на свечи!"
   Вышла, бросив золотой.
  
   Смерть пошла, качая свечи,
   Тихим шагом старика
   Поискать духовника.
  
   Вот кюре понес причастье,
   Рядом - мальчик со звонком
   - Слишком поздно! -
   В дом,
   Где уже царит несчастье,
   Где уже закрыты окна.
   Смерть себе спросила крови
   И теперь пьяна!
  
   "Матушка-Смерть! Пощади, пощади!
   Пей свой стакан не до дна!
   Матушка-Смерть! Погляди, погляди!
   Наша мольба на ладонке видна!
   Матери мы, деревенские тетки,
   Как бесконечные четки,
   Тянемся мы, без надежд бормоча,
   В рваных платках, костылями стуча.
   И отражаются в старческом взоре
   Годы и горе.
  
   Мы - снедь для могильных червей,
   Цель для косы твоей!"
  
   Полно вам, старухи!
   Смерть - пьяна.
   Капли крови, как вина,
   Ей забрызгали колет,
   Покрывающий скелет.
   Пьяные на просьбы глухи.
   Голова ее качается,
   На плечах как шар катается.
   Даром денег Смерть не бросит,
   Что-нибудь за деньги спросит
   Здесь, в трактире "Трех гробов",
   С бедняков.
  
   "Матушка-Смерть! Это мы, ветераны
   (Много нас, много! Болят наши раны!),
   Черные пни на просеке лесной,
   Где ты гуляла когда-то с войной!
   Знаем друг друга мы. В дыме и гуле
   Ты нам была и видна и слышна:
   Ты перед нами несла знамена,
   Ядра катала и сыпала пули.
   Гордая, строгая, виделась ты
   На кругозоре гудящей мечты,
   Быстро вставала на бой барабанов,
   Первая в битву бросалась вперед...
   Матушка-Смерть! Наша слава! Оплот!
   Выслушай нас, стариков ветеранов:
   Нас огляди, сыновей не губя, -
   Где малышам постоять за себя!"
  
   Полно вам болтать без толку!
   Разойдитесь втихомолку!
   Что ей старый ваш костыль!
   Смерть пьяна; сидит, качается,
   Голова ее катается,
   Как в дорожных рвах бутыль.
   Ей катать бы бочки крови
   По полям зеленой нови!
  
   Посидев у вас в трактире,
   Погулять желает в мире,
   Посреди людских племен,
   Под случайностью знамен!
  
   "Матушка-Смерть! Это я, богородица.
   Видишь, в короне своей золотой
   Я на коленях стою пред тобой.
   Я из часовни, с горы, богородица.
   Вышла тебя попросить за село.
   Тысячи лет уж прошло,
   Как в мою душу скорбящую,
   Перед крестом предстоящую,
   Горе, как меч беспощадный, вошло.
  
   Матушка-Смерть, это я, богородица.
   Жителям здешним дала я обет
   Их защищать в дни несчастья и бед...
   Вот и тебя умолять мне приходится..."
  
   Матерь божья! И на слове
   Благодарны мы тебе.
   Только Смерть - как не в себе,
   Снова хочет крови!
   В отуманенном сознанье
   У нее одно желанье...
   Смерть пьяна!
   Тихих просьб она не слышит!
   Надоели ей
   Руки матерей!
   Смерть пьяна и злобой дышит:
   Злость ее несется вскачь,
   Словно мяч,
   Через мост,
   Из деревни на погост.
  
   "Смерть! Это я - Иисус и твой царь!
   Создал я сам тебя, древнюю, встарь,
   Чтоб исполнялся закон
   Вещей и времен.
   Мои пригвожденные руки
   Благословили последние муки.
  
   Смерть! Я был мертв и воскрес,
   Я - манна с небес.
   На землю сошел я смиренно
   Вернуть заблудших овец.
   Я - твой царь и отец,
   Я - мир вселенной!"
  
   Череп к огню наклоня,
   Смерть сидит у огня,
   Пьет за стаканом стакан и качается,
   Полузакрыв глаза,
   Улыбается.
  
   У господа гром, а у Смерти коса!
  
   Хочет кто пить, так садись перед ней -
   Всех угостит из бутылки своей,
   Сколько вздумаешь, пей,
   Лишь не проси за детей, за внучат!
   Каждый пьет на свой лад.
  
   И Смерть пила, пила, пила;
   Христос ушел - она не встала,
   Подобной дерзостью немало
   Смущая жителей села.
   Но дни и дни, опять и вновь
   (Как будто позабыв о мире)
   Сидела Смерть у них в трактире
   И в долг пила без счета кровь.
  
   Потом, однажды утром, встала,
   Худую клячу оседлала;
   Ей на спину мешок взвалив,
   Поехала в раздолье нив.
  
   И к ней из каждой деревушки
   Спешили матери-старушки,
   Несли ей хлеба и вина,
   Чтоб здесь не зажилась она;
   Несли ей хлеба и свинины,
   Большие с грушами корзины,
   А дети роем - весь приход -
   Несли ей мед.
  
   Смерть странствовала много, много
   По всем дорогам,
   Уже без гнева и не строго
   Оглядывая всех: она
   Была пьяна.
  
   На ней был рыжий плащ убогий
   С блестящей пряжкой на отлет,
   И с перьями колпак двурогий,
   И сапоги, как для болот.
   Ее заезженная кляча,
   По грязным рытвинам маяча,
   Тащилась медленно вперед.
   И толпы шли за ней в тревоге,
   Следя, как медлит на дороге
   Хмельной и дремлющий костяк,
   Ведущий к далям без зазренья
   Свой темный ужас. Но не всяк
   Мог слышать терпкий запах тленья
   И видеть, как под платьем ей
   Впивался в сердце рой червей.
  
  
   Кузнец
  
   Где выезд в поле, где конец
   Жилых домов, седой кузнец,
   Старик угрюмый и громадный,
   С тех пор как, ярость затая,
   Легла руда под молот жадный,
   С тех пор, как дым взошел над горном,
   Кует и правит лезвия
   Терпенья над огнем упорным.
  
   И знают жители селенья,
   Те, что поблизости живут
   И в сжатых кулаках таят ожесточенье,
   Зачем он принял этот труд
   И что дает ему терпенье
   Сдавить свой гневный крик в зубах!
   А те, живущие в равнинах, на полях,
   Чьи тщетные слова - лай пред кустом без зверя,
   То увлекаясь, то не веря,
   Скрывают страх
   И с недоверчивым вниманьем
   Глядят в глаза, манящие молчаньем.
  
   Кузнец стучит, старик кует
   За днями день, за годом год.
  
   В свой горн он бросил крик проклятий
   И гнев глухой и вековой;
   Холодный вождь безвестных ратей,
   В свой горн горящий, золотой
   Он бросил ярость, горесть - злобы
   И мятежа гудящий рев,
   Чтоб дать им яркость молний, чтобы
   Им дать закал стальных клинков.
  
   Вот он,
   Сомненья чужд и чуждый страха,
   Склоненный над огнем, внезапно озарен,
   И пламя перед ним как ряд живых корон;
   Вот, молот бросивши с размаха,
   Его вздымает он, упрям и напряжен,
   Свой молот, вольный и блестящий,
   Свой молот, из руды творящий
   Оружие побед,
   Тех, что провидит он за далью лет!
  
   Пред ним все виды зол - бессчетных, всевозможных:
   Голодным беднякам - подарки слов пустых;
   Слепцы, ведущие уверенно других;
   Желчь отвердевшая - в речах пророков ложных;
   Над каждой мыслью - робости рога;
   Пред справедливостью - из текстов баррикады;
   Мощь рабских рук, не знающих награды
   Ни в шуме городском, ни там, где спят луга;
   Деревни, скошенные тенью,
   Что падает серпом от сумрачных церквей;
   И весь народ, привыкший к униженью,
   Упавший ниц пред нищетой своей,
   Не мучимый раскаяньем напрасным,
   Сжимающий клинок, что все же станет красным;
   И право жить и право быть собой -
   В тюрьме законности, толкуемой неверно;
   И пламя радости и нежности мужской;
   Погасшее в руках морали лицемерной;
   И отравляемый божественный родник,
   В котором жадно пьет сознанье человека;
   И после всяких клятв и после всех улик
   Все то же вновь и вновь, доныне и от века!
  
   Кузнец, в спокойствии немом,
   Не верит хартиям, в которых
   Вскрывают смысл иной потом.
   В дни действий гибель - договоры!
   И он молчит, давно молчит,
   Мужскую гордость сжав зубами воли,
   Неистовец из тех, кому две доли:
   Он мертв падет иль победит!
   Чего он хочет - хочет непреклонно,
   Круша своим хотением гранит,
   Сгибая им во тьме бездонной
   Кривые мировых орбит.
   И слушая, как снова, снова
   Струятся слезы всех сердец, -
   Невозмутимый и суровый
   Седой кузнец, -
   Он верит пламенно, что злобы неизменной,
   Глухих отчаяний безмерная волна,
   К единому стремлением сильна,
   Однажды повернет к иному времена
   И золотой рычаг вселенной!
  
   Что должно ждать с оружием в руках,
   Когда родится Миг в чернеющих ночах;
   Что нужно подавлять преступный крик разлада,
   Когда знамена ветер споров рвет;
   Что меньше надо слов, но лучше слушать надо,
   Чтоб Мига различить во мраке мерный ход;
   Что знаменьям не быть ни на земле, ни в небе,
   Что бог-спаситель к людям не сойдет.
   Но что безмолвные возьмут свой жребий!
  
   Он знает, что толпа, возвысив голос свой
   (О, сила страшная, чей яркий луч далеко
   Сверкает на челе торжественного Рока),
   Вдруг выхватит безжалостной рукой
   Какой-то новый мир из мрака и из крови.
   И счастье вырастет, как на полях цветы,
   И станет сущностью и жизни и мечты.
   Все будет радостью, все будет внове!
  
   И ясно пред собой он видит эти дни,
   Как если б, наконец, уже зажглись они:
   Когда содружества простейшие уроки
   Дадут народам - мир, а жизни - светлый строй;
   Не будут люди, злобны и жестоки,
   Как волки грызться меж собой;
   Сойдет любовь, чья благостная сила
   Еще неведома в последних глубинах,
   С надеждой к тем, кого судьба забыла;
   И брешь пробьет в пузатых сундуках
   (Где дремлет золото, хранимое напрасно)
   День справедливости, величественно властной;
  
   Подвалы, тюрьмы, банки и дворцы
   Исчезнут в дни, когда умрут гордыни;
   И люди, лишь себя величащие ныне,
   Себялюбивые слепцы,
   Всем братьям расточат свои живые миги;
   И будет жизнь людей проста, ясна;
   Слова (их угадать еще не могут книги)
   Все разъяснят, раскроют все до дна,
   Что кажется теперь запутанным и темным;
   Причастны целому, с своим уделом скромным
   Сроднятся слабые; и тайны вещества,
   Быть может, явят тайну божества...
  
   За днями день, за годом год
   Кузнец стучит, старик кует,
   За гранью города, в тиши,
   Как будто лезвия души.
   Над красным горном наклонен,
   Во глубь столетий смотрит он.
   Кует, их светом озарен,
   Предвидя сроков окончанье,
   Клинки терпенья и молчанья.
  
  
   Февраль
  
   Есть в мире скорбные сердца,
   Что плачут, плачут без конца;
   Как мрамор плит в лучах луны,
   Они бледны.
  
   Есть в мире много скорбных спин,
   Согбенных под ярмом годин,
   Как кровли нищенских домов
   У берегов.
  
   Есть в мире много скорбных рук,
   Иссохших от вседневных мук,
   Как листья желтые у ног
   В пыли дорог.
  
   Есть в мире много скорбных глаз,
   Глядящих с робостью на нас,
   Как овцы в час грозы ночной
   Глядят с тоской.
  
   Да, много скорбных есть людей,
   Усталых в кротости своей,
   Что, сгорблены, бегут вдали
   По всем путям большой земли.
  
  
   Декабрь
  
   Гости
  
   - Откройте, люди, откройте дверь мне!
   Стучусь в окно я, стучусь в косяк.
   Откройте, люди! Я - зимний ветер,
   Из мертвых листьев на мне наряд.
  
   - Входи свободно, холодный ветер,
   Живи всю зиму в печной трубе;
   Тебя мы знаем, тебе мы верим,
   Холодный ветер, привет тебе!
  
   - Откройте, люди! Я - неустанный,
   В неверно-серой одежде дождь.
   Я чуть заметен в дали туманной,
   На фоне неба и голых рощ.
  
   - Входи свободно, дождь неустанный,
   Входи, холодный, входи, глухой!
   Входите вольно, дождь и туманы,
   Есть много трещин в стене сырой.
  
   - Откройте, люди, дверные болты,
   Откройте, люди! Я - белый снег.
   Все листья, ветер, в полях размел ты,
   Плащом я скрою их всех, их всех.
  
   - Входи свободно под крики вьюги
   И лилий белых живой посев
   Разбрось щедрее по всей лачуге
   До самой печи, о белый снег!
  
   Входите смело, снег, дождь и ветер,
   Входите, дети седой зимы!
   Мы, люди, любим и вас и север
   За скорбь, что с вами познали мы!
  
  
   К морю
  
   На вечном трепетанье струй,
   Как вещи хрупкие, - вдали
   Спят золотые корабли.
  
   И ветер - нежный поцелуй -
   Чуть шепчет вслух,
   И пена волн,
   Лаская челн, -
   Как пух.
  
   На море праздник, воскресенье!
  
   Как женщины с богослуженья,
   Идут к земле и в небеса -
   Там облака, здесь паруса:
   На море праздник, воскресенье!
   Порой вдали сверкнет весло,
   Как ограненное стекло.
  
   Собой и часом просветленный
   И в перламутровый убор
   Вперяя взор свой ослепленный,
   Кричу я в блещущий простор:
  
   "О море! Ты, как царь, одето
   В атлас отливный, в шелк цветной!
   Ты мощь немеркнущего лета
   Сливаешь с ласковой весной!
  
   И ряд твоих зеркал качая,
   С волны сбегая на волну,
   Кочуют ветры, зажигая
   Их голубую глубину.
  
   Ты - пламенность; скользя по волнам,
   Хотели б гимны петь лучи, -
   Но молкнут в золоте безмолвном
   Твоей блистающей парчи!
  
   О море, общее наследство
   Простой, начальной красоты!
   Мое мечтательное детство,
   Мой юный возраст - это ты!
  
   Ты исступленный, благодатный
   Восторг давно прошедших дней!
   Ты полно негой невозвратной
   Безумной юности моей!
  
   Сегодня, в день твои просветленья,
   Прибоем пенистым маня,
   На новый бой, на достиженья
   Прими в прилив свой и меня!
  
   Я буду жить с душой освобожденной
   Под взорами глубоких, ясных лиц,
   Что вниз глядят с таинственных границ,
   Как рвемся мы к их высоте бездонной;
   Вещей живой водоворот
   Меня помчит и увлечет
   В поток единый превращений;
   Я буду грезой скал, я буду сном растений,
   В артерии мои вольется кровь богов,
   И, как стрелу, направлю в даль веков
   Я власть моих хотений!
  
   Во мне ложится тень. Как колея
   Обходит глубоко вкруг вспаханного поля,
   Обведена годами мощь моя,
   Уж не всегда, как меч, моя багряна воля,
   И гордость не всегда, как дерево, в цвету,
   И с меньшей страстностью своим лицом зеленым
   Хватает буйный ветер на лету -
   Тот, что в людских лесах проносится циклоном.
  
   О море! Чувствую, как сякнут родники
   В моей душе - равнине пожелтелой...
   Еще хоть раз огнями облеки
   Мое измученное тело,
   Пока последний час, отмеченный судьбе,
   Его не возвратит, уже навек, - тебе!
  
   Да! В неистомный вихрь зачатий и рождений,
   О море, примешь ты когда-нибудь мой прах!
   Ты будешь мчать его в бушующих волнах,
   Ты с красотой своей мои смешаешь тени;
   Гробницей будет мне безмерность сил твоих,
   Их тайные труды, их подвиг сокровенный,
   И существо мое в котле вселенной
   Исчезнет, растворясь среди естеств других, -
   Но возвратится вновь, чрез тысячи столетий,
   Вновь диким, девственным, как в мир приходят дети:
   Ничтожный ком земли, взглянувший в небеса,
   Мгновенье новое сознанья,
   Едва заметное сверканье,
   Недвижной вечности зажегшее глаза!"
  
   На тихом трепетанье струй,
   Как яркие гроба, - вдали
   Спят золотые корабли.
  
   Но ветер - нежный поцелуй -
   Чуть шепчет вслух,
   И пена волн,
   Лаская челн, -
   Как пух.
  
   На море праздник, воскресенье.
  
  
   Трибун
  
   Как мощных вязов грубые стволы,
   Что деды берегли на площади соборной,
   Стоит он между нас, надменный и упорный,
   В себе связав безвестных сил узлы.
  
   Ребенком вырос он на темных тротуарах
   Предместья темного, изъеденного злом,
   Где каждый, затаив проклятья, был рабом
   И жил, как под замком, в тюрьме укладов старых,
   В тяжелом воздухе мертвящего труда,
   Меж лбов нахмуренных и спин, согбенных долей,
   Где каждый день за стол садилась и нужда...
   Все это - с коих пор! и это все - доколе!
  
   И вдруг - его прыжок в шумящий мир борьбы,
   Когда народ, сломав преграды вековые
   И кулаки подняв на темный лик судьбы,
   Брал приступом фасады золотые,
   И, с гневом смешанный, шел дождь камней,
   Гася по окнам отблески огней
   И словно золотом усыпав мостовые!
  
   И речь его, похожая на кровь,
   На связку стрел, разрозненных нещадно,
   И гнев его, и ярость, и любовь,
   То вместе слитые, то вьющиеся жадно
   Вокруг его идей!
  
   И мысль его, неистово живая,
   Вся огневая,
   Вся слитая из воли и страстей!
   И жест его, подобный вихрю бури,
   В сердца бросающий мечты,
   Как сев кровавый с высоты,
   Как благодатный дождь с лазури!
  
   И стал он королем торжественных безумий.
   Всходил и всходит он все выше, все вперед,
   И мощь его растет, среди восторгов, в шуме,
   И сам забыл он, где ее исход!
   Весь мир как будто ждал, что встанет он; согласно
   Трепещут все сердца с его улыбкой властной;
   Он - ужас, гибель, злоба, смерть и кровь;
   Он - мир, порядок, сила и любовь!
   В нем тайна воли одинокой,
   Кующей молоты великих дел, -
   И, полон гордости, что знают дети рока,
   Он кровью вечности ее запечатлел.
  
   И вот он у столба распутья мирового,
   Где старые пути иным рассечены,
   Которым ринутся искатели иного
   К блистательной заре неведомой весны!
   Он тем уже велик, что отдается страсти,
   Не думая, всей девственной душой,
   Что сам не знает он своей последней власти
   И молний, вверенных ему судьбой!
   Да, он - загадка весь, с ненайденным решеньем,
   И с головы до ног он погружен в народ,
   Что, целен и упрям, живет его движеньем
   И с ним умрет.
  
   И пусть, свершив свой путь, пройдя, подобно грому,
   Исчезнет он с земли в день празднеств иль стыда,
   И пусть шумит за ним иль слава, иль вражда,
   Пусть новый час принадлежит другому!
   Не до конца его друзья пошли
   На пламенный призыв пророческого слова.
   И если он исчез, то чтоб вернуться снова!
   Его душа была в грядущем, там, вдали,
   В просторах моря золотого.
   Отлив, пришедший в свой черед,
   Ее на дне не погребет!
   Его былая мощь сверкает в океане,
   Как искр бессчетность на волнах,
   И в плоть и кровь вошел огонь его мечтаний,
   И истины его - теперь во всех сердцах!
  
  
   Банкир
  
   Он - в кресле выцветшем, угрюмый, неизменный,
   Немного сгорбленный; порывистым пером
   Он пишет за своим заваленным столом,
   Но мыслью он не здесь - там, на краю вселенной!
  
   Пред ним Батавия, Коломбо и Капштадт,
   Индийский океан и гавани Китая,
   Где корабли его, моря пересекая,
   То с бурей борются, то к пристани спешат.
  
   Пред ним те станции, что строил он в пустынях,
   Те иглы рельс стальных, что он в песках провел
   По странам золота и драгоценных смол,
   Где солнце властвует в просторах слишком синих;
  
   Пред ним покорный круг фонтанов нефтяных,
   И шахты темные его богатых копей,
   И звон его контор, знакомых всей Европе,
   Звон, что пьянит, зовет, живет в умах людских;
  
   Пред ним властители народов, побежденных
   Его влиянием: он может их рубеж
   Расширить, иль стеснить, иль бросить их в мятеж
   По прихоти своих расчетов потаенных;
  
   Пред ним и та война, что в городах земных
   Он, как король, ведет без выстрелов и дыма,
   Зубами мертвых цифр грызя неутомимо
   Кровавые узлы загадок роковых.
  
   И, в кресле выцветшем, угрюмый, неизменный,
   Порывисто чертя узоры беглых строк,
   Своим хотением он подчиняет рок, -
   И белый ужас в рог трубит по всей вселенной!
  
   О, золото, что он сбирает в разных странах, -
   И в городах, безумствующих, пьяных,
   И в селах, изнывающих в труде,
   И в свете солнечном, и в воздухе - везде!
  
   О, золото крылатое, о, золото парящее!
   О, золото несытое, жестокое и мстящее!
   О, золото лучистое, сквозь темный вихрь горящее!
   О, золото живое,
   Лукавое, глухое!
   О, золото, что порами нужды
   Бессонно пьет земля с Востока до Заката!
   О, злато древнее, краса земной руды,
   О вы, куски надежд и солнца! Злато! Злато!
  
   Чем он владеет, он не знает.
   Быть может, башни превышает
   Гора накопленных монет!
   Но, все холодный, одинокий,
   Он, как добычу долгих лет,
   С какой бы радостью глубокой
   Небес охране вековой
   Доверил самый шар земной!
  
   Толпа его клянет, и все ему покорны,
   Ему завидуя. Стоит он, как мечта.
   Всемирная алчба, сердец пожар упорный
   Сжигает души всех, его ж душа - пуста.
   И если он кого обманет, что за дело!
   Назавтра тот к нему стучится вновь несмело.
   Его могущество, как ток нагорных вод,
   С собой влечет в водоворот
   (Как камни, листья и растенья)
   Имущества, богатства, сбереженья
   И малые гроши,
   Которые в тиши
   Копили бедняки в поту изнеможенья.
   Так, подавляя все Ньягарами своей
   Растущей силы, он, сутулый и угрюмый,
   Над грудами счетов весь погружаясь в думы,
   Решает судьбы царств и участь королей.
  
  
   Мир
  
   Мир состоит из звезд и из людей.
  
   Там, в высоте,
   Спокон веков, таинственно далеких,
   Там, в высоте,
   В садах небес, роскошных и глубоких,
   Там в высоте,
   Вкруг солнц, бесчисленных и сходных
   С огнистым улеем, там, в высоте,
   В сверкании пространств холодных,
   Вращаются, впивая дивный свет,
   Рои трагических планет.
  
   Неведомо когда,
   Как рою пчел, им жизнь дала звезда,
   И вот они летят - пылинки мира -
   Среди цветов и лоз, в садах эфира;
   И каждая из них, свой вечный круг чертя,
   Сверкая в тьме ночной, а днем в лучах сокрыта,
   Уйдя далёко, вспять бежит своей орбитой
   И к солнцу-матери влечется, как дитя.
  
   Там, в белой немоте, есть строй неколебимый
   В движенье яростном тех золотых шаров
   Вокруг костра огня, вокруг звезды родимой, -
   В круговращении неистовом миров!
   Что за чудовищность бессчетных порождений!
   Листва из пламени, кустарник из огней,
   Растущий ввысь и ввысь, живущий в вечной смене,
   Смерть принимающий, чтоб вновь пылать ясней!
   Огни сплетаются и светят разом,
   Как бриллианты без конца
   На ожерелье вкруг незримого лица,
   И кажется земля чуть видимым алмазом,
   Скатившимся в веках с небесного лица.
  
   Под цепким холодом, под ветром тяжко влажным
   В ней медленно остыл пыл буйного огня;
   Там встали цепи гор, вершины леденя;
   Там ровный океан взвыл голосом протяжным;
   Вот дрогнули леса, глухи и высоки,
   От схватки яростной зверей, от их соитий;
   Вот буря катастроф, стихийный вихрь событий
   Преобразил материки;
   Где бились грозные циклоны,
   Мысы подставили свои зубцы и склоны;
   Чудовищ диких род исчез; за веком век
   Слабел размах борьбы - ударов и падений, -
   И после тысяч лет безумия и тени
   Явился в зеркале вселенной человек!
  
   Явился господином,
   Меж всех земных существ единым,
   Стоявшим прямо, к небу поднимавшим очи.
   Земля, ее и дни и ночи,
   Пред ним распростирала круг
   С востока к западу и с полночи на юг,
   И первые полеты первых мыслей
   Из глуби человеческой души
   Державной,
   Взнесясь в таинственной тиши,
   Незримыми гирляндами повисли.
  
   Мысли!
   Их яростный порыв, их пламень своенравный,
   Их ярость алая, аккорд багряный их!
   Как там, на высоте, меж облаков седых,
   Горели звезды, так они внизу сверкали;
   Как новые огни, неслись к безвестной дали,
   Всходя на выси гор, на зыбях рек горя,
   Бросая новое всемирное убранство
   На все моря
   И все пространство.
  
   Но чтоб установить и здесь согласный строй,
   В их золотом и буйственном смятенье,
   Как там, на высоте, да, как и там, вдали,
   Священной чередой,
   Как солнц небесных повторенье,
   Возникли гении меж расами земли.
  
   С сердцами из огня, с устами как из меда,
   Они вскрывали суть, глася в среде народа,
   И все случайные полеты разных дум,
   Как улей, собирал их озаренный ум,
   И тяготели к ним приливы и отливы
   Исканий пламенных, разгадок горделивых;
   И тень прислушалась, впивая их слова;
   Дрожь новая прошла по жилам вещества:
   Утесы, воды, лес почувствовали нежно,
   Как дует ветер с гор иль ветерок прибрежный;
   Прибой возжаждал плясок, листок обрел полет,
   И скалы дрогнули под поцелуем вод.
   Все изменилося до глубины заветной -
   Добро, зло, истина, любовь и красота;
   Живыми нитями единая мечта
   Соединила все в покров души всесветной,
   И мир, откуда встал невидимый магнит,
   Признал закон миров, что в небесах царит.
  
   Мир состоит из звезд и из людей.
  
  
   Эско (Шельда)
  
   Тот полноводный ток - то ал, то бел - несет
   В руках из мощных волн шар солнца или лед;
   Тот - в темных берегах сад некий образует,
   Где спорят свет и мрак, где лунный свет колдует;
   Тот - режет без конца пустынные пески,
   Чтоб в море броситься с лобзанием тоски;
   Тот, - чьи сверкания проходят сквозь туманы,
   Внезапным светом осиянный,
   Валгаллой кажется из злата и стекла,
   Где гномы стерегут богатства без числа;
   Тот - словно славы плащ простерт в Турени старой...
   Их имена? Урал, Нил, Одер, Рейн, Луара.
   Дела богов, слова героев, путь царей -
   Вы освятили их всей пышностью своей,
   И вашей гордостью их побережья славны;
   Там взносит к облакам свой шпиль дворец державный;
   Там все воинственно: жестокие венцы
   Отражены в воде, - высоких стен зубцы,
   Подобных савану; там башни, цитадели...
   Но есть еще одна река:
   Хотя кровавые века
   Над ней, как над другими, тяготели, -
   Она иным горда,
   Вобрав в могучие извивы,
   О Фландрия, твои большие города,
   Тот край, где собран твой народ трудолюбивый.
  
   То мирно-нежная, то возбуждая страх,
   Эско, ты бледный вал в зеленых берегах,
   Дорога солнца ты и ветра, цирк суровый,
   Где вихрей жеребцы встать на дыбы готовы,
   Где белая зима спит на недвижных льдах,
   Где лето золотом сверкает в зеркалах,
   Что нервною рукой ты разбиваешь вечно!
  
   Как я тебя любил в дни юности беспечной!
   Особенно, когда так запрещали мне
   С веслом иль парусом носиться по волне
   Иль меж баржей бродить, недвижных и безгласных!
   О, сколько помыслов прекрасных
   Тогда сжигало детский ум, -
   Не ты ль внушала мне восторги этих дум?
   Глубокий горизонт, восторг вольнолюбивый,
   И время, и его часов размерный ход
   (Твои приливы и отливы) -
   Все это я познал в величье строгих вод.
   Мой взор мог собирать в роскошные букеты
   Особо розовые светы
   На пышности твоих полей;
   Был рыжий твой туман, твои глухие тени
   Убежищем моих мучений, -
   Тех, к славе будущей готовивших, скорбей!
   Ты телу мощь дала, душе дала горенье,
   Движенье волн твоих - размер моим стихам;
   Твои огни, валы, и ветры, и теченья
   Проникли в кровь, прошли по жилам и костям.
   Я закален тобой, как сталь - могучим горном;
   Я - это ты, назвав тебя,
   Дрожу в волненье страстном я,
   И грудь моя полна восторгом непритворным.
  
   Эско, Эско!
   Прекрасная и дикая Эско!
   Ты юности моей неистовой пожары
   Смирила властной чарой,
   И в день,
   Когда и надо мной наляжет смерти тень,
   В твоей земле, на этих берегах
   Уснет мой прах,
   Чтоб все же чувствовать тебя и в смертных снах!
   Сурово ясную твою я знаю славу:
   Во дни, когда
   Волчица римская свои клыки по праву
   Вонзала в мир, надменна и горда, -
   Она, придя к тебе в поляны,
   Нашла лишь дождь да снег, лишь ветер да туманы;
   Здесь вольный, искренний народ
   Ее, на лодках стоя, встретил
   И знаком доблести отметил,
   В ее бедре оставив гибкий дрот.
   Но долго был твой рок скрыт в некой дымке серой:
   Гент, Брюгге, Ипр царили до Анвера,
   Но вот твой город встал, и моряков твоих
   Он славу разгласил до крайних стран земных!
  
   О мощная река! На набережных стройных
   Банкирские дома, дворцов торговых ряд,
   И флаги всех земель, повторены, дрожат,
   С гербами пышными, в твоих зыбях спокойных.
   Какой чудесный бой твои колокола
   Там, в воздухе, ведут с высокой колокольни,
   Своей Марии песнь поют над жизнью дольней, -
   Стройна, как мачта, песнь и, как свеча, светла!
  
   Наполнены пшеном и золотистым хлебом,
   Как закрома богатств, тяжелые суда;
   Из устья твоего, под солнцем и под небом,
   Они плывут кормить чужие города.
  
   Твой нежно-синий лен, зеленый конопляник
   Превращены в твоих селеньях в паруса;
   И льнет на всех морях к ним ветер, верный данник.
   На всех морях им нипочем гроза!
  
   Ты учишь мужеству; твои сыны, быть может,
   Неспешны, но сильны, угрюмы, но верны;
   Матрос иль земледел, но каждый - сын волны,
   И затруднение в них только силы множит.
   Растет, растет твой труд! Он золото в чану
   Гигантском месит, где оно вседневно бродит;
   Венеция сдалась, и целый мир возводит
   Глаза к твоим весам, взнесенным в вышину!
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Эско, Эско!
   Ты светлый жест,
   Что родиной моей свершен
   В великом споре,
   Чтоб к бесконечности пробиться через море!
   Со всех сторон,
   Из дальних и из ближних мест,
   Все реки Фландрии и все ее каналы
   Бегут к тебе, как к сердцу кровь течет.
   Тобою силен твой настойчивый народ,
   Упорный, яростный, вовеки не усталый,
   Что на пиру мирском быть жаждет в свой черед!
   Твой тихий, мощный ход, твой берег, в злак одетый, -
   Его упорности живучий образ! Ты
   В безмолвных заводях его таишь мечты,
   Его печали, замыслы, обеты!
   В твоих чертах свои мы узнаем черты!
   В днях грозных, в ярких днях, в днях беспредельных теней
   В Эско зимой, в Эско весной, в Эско осенней
   Все изменения свои мы признаем;
   В дни бедствий нас крепишь, хранишь нас в дни победы
   Мы веруем, как веровали деды,
   Что должно лишь тебя любить,
   Чтоб каждый раз, несчастья побеждая,
   Страна разбитая, стенящая, больная
   Могла опять восстать с желаньем жить и жить!
  
  
   Той, что живет близ меня
  
   Лобзанья мертвые годов минувших
   Оставили печать на дорогих чертах;
   Поблекло много роз и на твоих щеках
   Под строгим ветром лет мелькнувших;
  
   Твои уста и ясные глаза
   Не блещут больше молнией летучей,
   И над твоим челом не виснет тучей
   Твоя густая черная коса;
  
   И руки милые, с задумчивым мерцаньем
   На пальцах, никогда уже не льнут ко мне,
   Чтоб целовать мой лоб в минутном сне,
   Как утро мхи целует с трепетаньем;
  
   И тело юное, то тело, что мечтой
   Я украшал с волнением когда-то,
   Уже не дышит свежестью и мятой,
   И плечи не сравню я с ивой молодой.
  
   Все гибнет и - увы! - все блекнет миг за мигом,
   И даже голос твой как будто изменен.
   Как зрелый мак, твой стройный стан склонен,
   И юность поддалась невидимым веригам!
  
   И все ж моя душа, верна, твердит тебе:
   Что мне до бега лет, назначенных судьбе!
   Я знаю, что никто во всей вселенной
   Не изменит восторженной мечты,
   И для любви, глубокой, неизменной,
   Не значат ничего прикрасы красоты!
  
  
   Герои Льежа
  
   Клятвопреступная смертельная война
   Прошла вдоль наших нив и побережий,
   И не забудет ввек под солнцем ни одна
   Душа - о тех, кто чашу пил до дна
   Там, в Льеже.
  
   Была суровая пора.
   Как некая идущая гора,
   Все сокрушая глыбами обвала,
   Германия громадой наступала
   На нас...
  
   То был трагический и безнадежный час.
   Бежали все к безвестному в смятенье.
   И только Льеж был в этот час готов,
   Подставив грудь, сдержать движенье
   Людей, и пушек, и штыков.
  
   Он ведал,
   Что рок ему в то время предал
   Судьбу
   И всей Британии, и Франции прекрасной,
   Что должен до конца он продолжать борьбу
   И после страстных битв вновь жаждать битвы страстной,
   В сознанье, что победы ждать - напрасно!
  
   Пусть там была
   Лишь горсть людей в тот час глухой и темный,
   Пред силами империи огромной,
   Пред ратью без числа.
  
   Все ж днем и ночью, напролет все сутки,
   Герои пламенно противились врагу,
   Давая битвы в промежутке
   И убивая на бегу.
  
   Их каждый шаг был кровью обозначен,
   И падал за снарядами снаряд
   Вокруг, что град;
   Но полночью, когда, таинственен и мрачен,
   На дымных небесах являлся цеппелин,
   Об отступлении не думал ни один,
   Бросались дружно все в одном порыве яром
   Вперед,
   Чтоб тут же под безжалостным ударом
   Склониться долу в свой черед...
  
   Когда велись атаки на окопы,
   Борцы бесстрашные, тот авангард Европы,
   Сомкнув свои ряды, как плотную мишень
   Для быстрых, ровных молний пулемета,
   Стояли твердо целый день
   И снова падали без счета,
   И над телами их смыкалась мирно тень...
  
   Лонсен, Бонсель, Баршон и Шофонтен
   Стонали, мужество свое утроив;
   Века лежали на плечах героев,
   Но не было для павших смен!
   В траншеях, под открытым небом,
   Они вдыхали едкий дым;
   Когда же с пивом или хлебом
   Туда являлись дети к ним, -
   Они с веселостью солдатской неизменной
   Рассказывали, вспоминая бой,
   О подвигах, свершенных с простотой, -
   Но в душах пламя тлело сокровенно,
   Был каждый - гнев, гроза, вражда:
   И не бывало никогда
   Полков столь яростных и стойких во вселенной!
  
   Весь город словно опьянел,
   Привыкнув видеть смерть во взорах;
   Был воздух полон славных дел,
   И их вдыхали там, как порох;
   Светились каждые глаза
   Величьем нового сознанья,
   И возвышали чудеса
   Там каждое существованье,
   Всё чем-то сверхземным и дивным осеня...
  
   Вы, люди завтрашнего дня!
   Быть может, все сметет вдоль наших побережий
   Клятвопреступная смертельная война,
   Но не забудет ввек под солнцем ни одна
   Душа - о тех, кто чашу пил до дна
   Там, в Льеже!

Оценка: 9.53*7  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru