Вега Лопе Де
Сети Фенизы

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    El Anzuelo de Fenisa.
    Перевод А. Н. Бежецкого.
    Текст издания: "Вестник Иностранной Литературы", No 4, 1893


  

СѢТИ ФЕНИЗЫ

(EL ANZUELO DE-FENISA)

КОМЕДІЯ ВЪ ТРЕХЪ ДѢЙСТВІЯХЪ И ШЕСТИ КАРТИНАХЪ

ЛОПЕ-де-ВЕГА, переводъ А. H. Бѣжецкаго. *

  
   Представлена въ Императорской русской драмат. сценѣ, въ С.-Петербургѣ, въ 1893 г. Главныя роли исполнялись: Фенизы -- г-жей Савиной, Лусиндо -- г. Далматовымъ, Тристана -- г. Давыдовымъ, капитана -- г. Варламовымъ, Альбано -- г. Алполонскимъ, Селія -- г-жею Читау 2-й, Динарда -- г-жею Темировой.
  
   *) Комедія "El Anzuelo de Fenisa" (Рыболовный крючокъ Фенизы) написана въ началѣ девяностыхъ годовъ XVI-го столѣтія. Слѣдовательно, прошло уже три вѣка, какъ эта піеса появилась въ первый разъ на сценѣ мадридскаго придворнаго театра. О ней упоминаютъ въ своихъ сочиненіяхъ многіе изслѣдователи испанской литературы: Вьель-Кастель, Віардо, Тикноръ, Очоа и другіе, хотя не всѣ относятся къ ней одинаково. Такъ, Вьель-Кастель находитъ нѣкоторыя положенія ея грубыми, отдавая однако справедливость живости и остроумію сценъ. Віардо, напротивъ, восхищается блестящимъ остроуміемъ Лопе-де-Вега, его глубокой наблюдательностью и ставя его въ этомъ отношеніи даже выше Бомарше. Для Лопе-де-Вега такое сравненіе можетъ быть лестно только съ точки зрѣнія француза, потому что значеніе этого автора въ всемірной драматургіи гораздо важнѣе. Точно также и многіе испанскіе коментаторы знаменитаго драматурга хвалятъ "Сѣти Фенизы".
   Такъ или иначе комедія эта представляетъ очень интересную картину нравовъ XVI вѣка; въ частности рисуетъ бытъ испанцевъ въ Сициліи. Лопе-де-Вега имѣлъ возможность наблюдать ихъ во время пребыванія своего въ Италіи, въ концѣ восьмидесятыхъ годовъ и, быть можетъ, былъ свидѣтелемъ чего либо подобнаго тому, что разсказывается въ исторіи молодого купца, сначала обманутаго хитрой куртизанкой, а затѣмъ отомстившаго ей тою же монетою. Несмотря на отдаленныя времена и нѣкоторую наивность фабулы, комедія поражаетъ своею естественностью и искусствомъ въ очертаніи характеровъ. Условность видна только въ томъ, что авторъ вводитъ въ числѣ дѣйствующихъ лицъ женщину, переодѣтую мужчиной. Впрочемъ, романтическая любовь Альбано и Динарды, кажется, введена авторомъ для контраста, какъ бы для смягченія впечатлѣнія, производимаго чувственнымъ увлеченіемъ Луспидо и отталкивающимъ характеромъ Фенизы. Кромѣ указанныхъ достоинствъ, отмѣтимъ еще прекрасный стиль, ясный, плѣнительный колоритъ и большое пониманіе сцены, -- пониманіе, которое дается отъ природы, какъ композиторамъ умѣніе красиво инструментовать свои произведенія.
  

ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:

   Донъ Камило.
   Донъ Альбано.
   Фениза.
   Селія, ея служанка.
   Лусиндо, молодой купецъ.
   Трисганъ, его прикащикъ.
   Донья Динарда, дама.
   Бернардо.
   Фабіо.
   Капитанъ Осоріо.
   Кампусано, Требиньо, Ороско -- его друзья, испанскіе офицеры.
   Донъ Феликсъ.
   Двое слугъ.

ѣйствіе происходитъ въ Палермо, въ концѣ ХѴІ-го вѣка).

  

ДѢЙСТВІЕ ПЕРВОЕ.

КАРТИНА I.

(На берегу моря, близъ портовой таможви).

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

(Камило и Альбано).

   Камило. Пожалуйста, окончите мнѣ это кастильское стихотвореніе, которое вы начали мнѣ декламировать...
   Альбано. Вотъ этотъ конецъ: "Терзаемый ревнивымъ подозрѣньемъ,
   На землю глядя, я сказалъ съ волненьемъ:
   О ножки чудныя! О милые слѣды!
   Куда, куда меня ведете вы?!"
   Камило. Эти стихи, Альбано, вы можете легко примѣнить къ себѣ, потому что вы точно также бѣгаете по морскому песку и разыскиваете слѣды вашей Фенизы.
   Альбано. Да; и утѣшаюсь только тѣмъ, что цѣлую эти слѣды... Но, увы! Боюсь, что море скоро ихъ сотретъ...
   Камило. Это -- письма, которыя она вамъ написала своими ножками.
   Альбано. Вы правы; и въ этихъ письмахъ я перечитываю всю исторію моей любви и ревности и ни съ чѣмъ несравнимыхъ страданій. Нѣтъ такого Божескаго наказанія, которое могло бы сравниться съ моей тоской!
   Камило. Послушайте, Альбано! По моему, можно привязаться къ предмету достойному по своимъ внутреннимъ качествамъ ревности... это понятно и извинительно; кто любитъ, тотъ опасается, а опасеніе ведетъ къ недовѣрію, даже съ самому себѣ. Но если человѣкъ привязывается къ женщинѣ, извѣстной своимъ коварствомъ и своими приключеніями, которая кичится темъ, что никого не любитъ, -- этого я никогда не пойму, какъ бы ни была хороша собой эта женщина... Слишкомъ ужъ много тутъ измѣны, чтобы возбуждать ревность. Ревность только тогда можетъ имѣть мѣсто, когда она относится къ одному сопернику и только къ одному. Но ревновать женщину, у которой цѣлая армія обожателей, у которой одинъ поклонникъ съ правой стороны, а другой -- съ лѣвой, -- воля ваша, -- ревновать такую женщину, по моему, чистый срамъ. Вѣрьте, что я говорю правду: попридержите ваше сердце и вашъ кошелекъ подальше отъ такой женщины. Дѣйствовать иначе -- это безуміе.
   Альбано. Вамъ легко такъ говорить, Камило!.. Постороннему зрителю кажется легко побѣдить быка, а невѣждѣ сочинить хорошую книгу; солдату кажется ни почемъ построить великолѣпный дворецъ, а грубому мужику разговаривать съ королемъ; также точно не влюбленному кажется легко отказаться отъ любви... Но при глубокомъ увлеченіи забвеніе невозможно... Наконецъ любовь есть чувство самое естественное... Я понимаю, что если бы я былъ влюбленъ въ статую, картину, птицу или дерево, то вы были бы въ правѣ обвинять меня въ безуміи, такъ какъ я любилъ бы вещь совершенно противоположную моей природѣ... Но, если я люблю женщину, въ чемъ же вы можете меня упрекать?
   Камило. Вотъ отвѣтъ, достойный вашей любви!
   Альбано. Да вы то сами, скажите пожалуйста, какъ вы понимаете любовь? Платонъ съ своими наставленіями мнѣ всегда казался жалокъ. Я бы хотѣлъ посмотрѣть поближе его послѣдователей: они все твердятъ, что надо любить идеально, что надо любить душу, что любовь -- это чистый пламень, очищающій наши чувства; все это они только говорятъ, а сами потихоньку продѣлываютъ совсѣмъ другое. А по моему любовь есть прежде всего наслажденіе, и если это такъ, то моя любовь совершенно законна. Никто вамъ не запрещаетъ стремиться къ труднымъ побѣдамъ; а мнѣ ужь предоставьте искать только пріятныхъ.
   Камило. Повторяю вамъ, Альбано, что истинная любовь основывается только на прекрасныхъ качествахъ и на добродѣтели. Во всемъ Палермо вы не найдете коварнѣе и легкомысленнѣе женщины, какъ Фениза. Спросите любого изъ вашихъ общихъ знакомыхъ...
   Альбано. Вамъ не нравится ея легкомысліе, эта свободная жизнь? А меня она-то именно чаруетъ и привлекаетъ... Пусть другой обожаетъ женщину, въ которой все золото Перу не можетъ зародить мысль объ измѣнѣ. А что касается меня, то мнѣ нужны въ любви -- хитрость, капризы, измѣна!
   Камило. Ну, если вы такъ понимаете любовь, то любите, любите Фенизу.
   Альбано. Да, я такъ понимаю и не могу ее разлюбить.
  

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

(Те-же, Фениза и Селія въ плащахъ).

   Селія. Зачѣмъ мы сюда пришли, сеньора? Здѣсь совсѣмъ не мѣсто для прогулокъ...
   Фениза. Ты кажется забываешь наши условія -- не спрашивать у меня объясненій?
   Селія. Вѣдь вы не купецъ; что же вамъ здѣсь дѣлать въ таможнѣ?
   Фениза. Повѣрь, что я не пошла-бы сюда безъ цѣли.
   Селія. Что-же это за цѣль? Любовь?
   Фениза. Любовь?! Развѣ я могу влюбиться, да еще такъ скоро, я, которая кажется осталась-бы равнодушной къ обожаніямъ самого Нарциса. Съ тѣхъ поръ, какъ я полюбила первый разъ и была безсовѣстно покинута, я научилась болѣе не любить. Теперь я мщу въ лицѣ всѣхъ остальныхъ мужчинъ тому, кто такъ жестоко насмѣялся надъ моимъ чувствомъ.
   Селія. Но вѣдь у женщинъ бываютъ же капризы?
   Фениза. Конечно, подъ вліяніемъ каприза всякая женщина можетъ увлечься, но я всегда съумѣю во время избавиться отъ этого заблужденья и прошу тебя никогда не произносить при мнѣ слово -- "любовь"... Я съ удовольствіемъ принимаю ухаживанья только богатыхъ сеньоровъ, но считаю себя въ правѣ ихъ обманывать и никому не подчинять своей независимости.
   Камило (Альбано). Съ ней только одна Селія...
   Альбано. Это удивительно! Вотъ странная особа! Зачѣмъ ей пришла фантазія явиться сюда, къ таможнѣ?
   Камило. Я думаю, что она кого нибудь здѣсь разыскиваетъ...
   Альбаво. Кажется вы правы... Въ Палермскомъ портѣ всегда можно встрѣтить богатаго иностранца или купца...
   Камило. Настоящая Цирцея!.. Но она васъ замѣтила; предупреждаю васъ...
   Альбано. Въ такомъ случаѣ я къ ней подойду... (Оба подходятъ къ Фенизѣ). Куда вы идете, сеньора?
   Фениза. Я пришла полюбоваться на море...
   Альбано. Конечно, видъ моря долженъ вамъ нравиться; въ вашемъ вкусѣ все, что не чувствительно къ любви, вамъ должна нравиться эта безпрерывная борьба измѣнчивыхъ волнъ и ихъ холодный гнѣвъ... Но это не то, вы пришли сюда вовсе не любоваться моремъ, а просто плѣнить какого нибудь богатаго иностранца... Не правда-ли, я угадалъ? Ну, скажите: зачѣмъ вы пришли сюда, въ портъ?
   Фениза. Во всякомъ случаѣ не для того, чтобы увидѣть лишній разъ вашу милость.
   Альбано. А я такъ, наоборотъ, пришелъ исключительно для васъ.
   Фениза. Что-жь вы отъ меня хотите?
   Альбано. Только взглянуть на васъ; больше ничего; чтобы хоть этимъ смягчить свое горе... Ахъ, вы обрекли, меня на смерть!...
   Феніза. Скажите пожалуйста! И такъ я сдѣлалась вашей убійцей?
   Альбано. Конечно, съ тѣхъ поръ, какъ я съ вами знакомъ.
   Фениза. Пора вамъ наконецъ, Альбано, перестать жаловаться на пренебреженіе, которое я вамъ оказываю. Выслушайте меня пожалуйста внимательно.-- Я родилась подъ звѣздой, которая меня заставляетъ ловить рыбъ этого волнующагося моря, подобно охотникамъ, неутомимо преслѣдующимъ птицъ въ воздухѣ. Въ этомъ морѣ я раскидываю мои сѣти. Моя наружность и мои рѣчи служатъ приманкой для любви, которую я ловлю. При этомъ я поступаю, какъ всѣ хорошіе рыбаки: если пойманная любовь мнѣ кажется безполезной, то я безъ жалости выбрасываю ее обратно въ море. И такъ -- всегда. Если-бы мнѣ пришлось встрѣтить самую совершенную красоту; нѣчто необыкновенное, очаровательное и благородное, если-бы передо мной плакали и рыдали, обезсмертили-бы меня, какъ Лауру -- Петрарка или Беатриче -- Данте, то и тогда это ни къ чему-бы не послужило, если-бы не соотвѣтствовало разсчетамъ Фенизы.
   Камило (Альбано). Слышали вы ее?
   Альбано. Да; слышалъ!... Послушайте, Фениза!
   Фениза. Говорите.
   Альбано. Что-же вамъ надо, чтобы доказать мою любовь?
   Фениза. Вы ужасно недогадливы. Неужели вамъ все это надо объяснять?
   Альбано. Да; пожалуйста...
   Фениза. Такъ знайте же: за мной надо не только ухаживать, но и окружать меня роскошью... Поняли вы меня на этотъ разъ?
   Альбано. Кажется, понялъ.
   Фениза. Въ такомъ случаѣ, разъ вы знаете мои желанья, чего же вы еще ждете?
  

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

(Тѣ-же, Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо (Тристану). Заплатилъ-ли ты досмотрщикамъ?
   Тристанъ. Они вполнѣ довольны. На кораблѣ ничего больше не остается; я все выгрузилъ.
   Луснидо. О, Сицилія! Сицилія!
   Тристанъ (подозрительно). Чему это вы такъ обрадовались?
   Лусиндо. Мнѣ такъ надоѣло путешествіе по бурному морю!
   Тристанъ. Ужъ не обрадовались ли вы этимъ женщинамъ, что прогуливаются по набережной?
   Лусиндо. Плохо-же ты меня знаешь! Ты не смотри на то, что я молодъ; я не направлюсь въ это море удовольствій. Я знаю, что оно только по наружности обѣщаетъ тишину. Я отлично понимаю, что съ самой совершенной женщиной, я конечно не говорю о совершенствѣ добродѣтели, ни на что доброе разсчитывать нельзя. Ну ихъ въ чорту всѣхъ женщинъ и любовь вмѣстѣ съ ними!
   Тристанъ. Что вы, что вы?! Я, наоборотъ, благословляю любовь... Смотрите, какъ бы богъ любви не наказалъ васъ за ваши дерзкія слова.
   Лусиндо. Зачѣмъ же ты со мною объ этомъ говоришь? Вѣдь ты знаешь, что отецъ меня прислалъ сюда изъ Валенсіи продать наши товары и тѣ, что довѣрены другими купцами. На вырученныя деньги я долженъ привезти отсюда пшеницы. Зачѣмъ же ты мнѣ говоришь о женщинахъ? У негоціантовъ нѣтъ страшнѣе враговъ, какъ онѣ. Злоупотребленіе довѣріемъ, неуплаченные векселя, злостныя банкротства, морскія бури, -- всѣ эти роковыя вещи менѣе опасны для купца, тѣмъ женскія ласки. Иная красавица можетъ обобрать нашего брата почище самаго жаднаго пирата...
   Тристанъ. Вотъ мудрыя мысли! Дай-то Богъ, чтобы вы имъ слѣдовали на дѣлѣ!
   Альбано (Фенизѣ). Я постараюсь угодить вамъ; позвольте мнѣ зайти къ вамъ завтра?
   Фениза. Вы будете хорошо приняты, если я увижу, что вы меня поняли. Ну, а если нѣтъ...
   Альбано (Камило). Съ ней можно потерять терпѣніе.
   Камило. Я васъ вполнѣ понимаю. Откажитесь отъ нея...
   Альбано. Не могу, я, кажется, умру отъ этой любви...
   Камидо. Развѣ вы не убѣдились, что у нея во всемъ разсчетъ? Неужели и сегодняшній разговоръ не можетъ охладить васъ?
   Альбано. Увы! Нѣтъ! Меня тянетъ къ ней... Я долженъ ее побѣдить...

(Альбано и Камило уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

(Фениза, Селія, Лусиндо и Тристанъ).

   Фениза (Селіи, показывая на Лусиндо). Этотъ молодой человѣкъ, мнѣ кажется не дуренъ.
   Селія. Такъ что-жъ? Подойдите къ нему и заговорите.
   Фениза. А тѣ -- ушли уже?
   Селія. Я ихъ больше не вижу.
   Фениза. Мнѣ почему-то кажется, что этотъ иностранецъ окажется славной рыбкой.
   Селія. Подойдите къ нему и спросите, какъ его зовутъ.
   Фениза (проходя мимо Лусиндо, громко). Вотъ красавецъ-то! Клянусь жизнью, я первый разъ вижу такого красиваго мужчину. (Обращаясь къ Лусиндо). Здравствуйте, благородный сеньоръ!
   Лусиндо. Будьте здоровы, сеньора. Да хранитъ васъ небо! Желаю вамъ богатаго мужа, если вы еще свободны; а если вы уже замужемъ, то желаю вамъ всякаго благополучія, хотя и завидую счастью вашего супруга... Вамъ что нибудь угодно отъ меня?
   Фениза. Давно-ли вы сюда пріѣхали?
   Лусиндо. Сегодня утромъ, на зарѣ, я увидалъ землю, но солнце вижу только теперь, когда вы со мною заговорили.
   Фениза. Вы очень любезны, принимая меня за ваше солнце. Откуда вы родомъ?
   Лусиндо. Я испанецъ.
   Фениза. Изъ какихъ мѣстъ?
   Лусиндо. Изъ Валенсіи.
   Фениза. Какая досада; если бы вы были изъ Толедо, я бы вамъ предложила нѣсколько вопросовъ.
   Лусиндо. Я могу только отвѣчать на то, что касается Валенсіи.
   Тристанъ (въ сторону). Вѣдь какъ разлюбезничался! (Селіи). Разрѣшается-ли и мнѣ тоже съ вами заговорить?
   Селія. Да, если только будете со мною вѣжливы, то отчего-же...
   Тристанъ, Извольте, буду вѣжливъ. Начинаю: скажите, кто ваша госпожа?
   Селія. Дама.
   Тристанъ. Дама?
   Селія. Да.
   Тристанъ. А какого рода?
   Селія. Вотъ ужь этотъ вопросъ довольно дерзкій.
   Тристанъ. Что-жь тутъ дерзкаго, позвольте спросить?
   Селія. А что вы бы сказали, если бы я начала такимъ же образомъ разспрашивать о васъ?
   Тристанъ. Я бы вамъ отвѣтилъ, что я человѣкъ обыкновеннаго рода, составленный изъ четырехъ элементовъ; обладаю двумя высокими дарами Создателя: тѣломъ и душею и существенно отличаюсь отъ женщинъ бородою и храбростью. Вотъ что можно сказать обо мнѣ. Что же касается женщинъ, то онѣ тоже бываютъ разныхъ родовъ. Прежде всего существуютъ женщины вообще. Затѣмъ женщины дѣлятся на дѣвицъ и дамъ. Бываютъ такія дѣвицы, которыхъ называютъ дѣвицами, потому что онѣ не замужемъ; есть и настоящія дѣвицы, и есть и всякія другія дѣвицы. Также точно и дамы бываютъ разныхъ родовъ; и вотъ почему я васъ спрашиваю, къ какому роду принадлежить ваша госпожа?
   Селія. Она очень красивая дама, какъ вы видите; умная и, сверхъ сего, порядочная и честная дама.
   Тристанъ. Гмъ... Вотъ какъ? А что она здѣсь ищетъ въ портѣ?
   Селія. Она справляется о своемъ потерянномъ братѣ...
   Тристанъ. Гмъ... Вотъ какъ: о потерянномъ братѣ... И вамъ не страшно здѣсь ходить?
   Селія. Нисколько.
   Тристанъ. А однако вы очень рискуете.
   Селія. Чѣмъ же? Развѣ мы не находимся здѣсь, на землѣ, въ безопасности?
   Тристанъ. Да; вы такъ думаете? А между тѣмъ море можетъ каждое мгновеніе порвать предѣлы, положенные ему природой и искусствомъ, съ ревомъ броситься на васъ обѣихъ и унести васъ какъ бѣглую треску, и тогда вмѣстъ съ потеряннымъ братомъ пропадете и вы!
   Седія. Глупый мужикъ!
   Тристанъ. Я мужикъ?
   Седія. Молчите пожалуйста! Нечего разыгрывать со мною важнаго испанца.
   Фениза (Лусиндо). Увѣряю васъ, что вы сразу на меня произвели неотразимое впечатлѣніе...
   Лусиндо. Ваши увѣренія наполняютъ мое сердце радостью и гордостью.
   Фениза. Какъ васъ зовутъ?
   Лусиндо. Лусиндо.
   Фениза. Мнѣ очень нравится это имя.
   Лусиндо. Ахъ, сеньора! Если бы вы знали, какъ я желалъ бы вамъ вѣрить.
   Фениза. Какъ? Вы испанецъ -- и не имѣете къ себѣ довѣрія?
   Луснидо. По моему каждый иностранецъ долженъ быть скромнымъ.
   Фениза. Я не знаю, но лучше бы я не подходила сегодня въ морю; я рискую потерпѣть крушеніе.
   Лусиндо. Неужели я вамъ такъ понравился? Это какой-то исключительно счастливый случай...
   Фениза. Понимаете, я просто не знаю, какъ мнѣ только выразить свое восхищеніе... Отъ моихъ похвалъ могутъ подняться эти волны, которыя насъ слушаютъ... Но, что я говорю?.. Что я говорю!.. Въ самомъ дѣлѣ я, кажется, схожу съума... Удалитесь! Уйдите, прошу васъ! Господи! Господи! Вы кажется меня околдовали?
   Лусиндо. Это? Я, сеньора? Какъ! Уже?
   Фениза. Прощайте. Уходите; оставьте меня!.. Нѣтъ; подождите; куда вы идете?
   Лусиндо. Въ гостинницу.
   Фениза. Если бы меня не стѣсняла семья, благородный и великодушный испанецъ, я бы вамъ оказала гостепріимство въ моемъ домѣ, тѣмъ болѣе, что вы уже овладѣли моею душею... Но вы все-таки зайдите ко мнѣ подъ предлогомъ, что вы привезли мнѣ новости о моемъ братѣ...
   Тристанъ (въ сторону). О потерянномъ братѣ...
   Лусиндо. Вы думаете, что это не будетъ не ловко?
   Фениза. Я пойду впередъ, а вы приходите поскорѣе.
   Лусиндо. Дайте же мнѣ поцѣловать вашу ручку.
   Фениза. Подождите. Я скажу два слова Селіи; надо ее предупредить.
   Лусиндо. Хорошо, а я тѣмъ временемъ переговорю съ моимъ прикащикомъ.
   Фениза. Селія!
   Селія. Сеньора?
   Фениза. Ну, я кажется нашла то, что искала. Уже давно къ вамъ не пріѣзжалъ такой богатый иностранецъ. Ты знаешь, онъ пріѣхалъ сюда съ большимъ грузомъ сукна, атласу и разныхъ разностей...
   Седія. Онъ вамъ сказалъ, гдѣ онъ живетъ?
   Фениза. Я знаю его гостинницу.
   Селія. Ну что-жь, значитъ, мы не потратили попусту времени... Но что онъ за человѣкъ -- умный, скромный или напыщенный дуракъ?.. Какъ онъ вамъ показался -- щедрымъ или нѣтъ?
   Фениза. Я ему сказала три-четыре любезности и онъ въ нихъ попалъ -- какъ муха въ медъ... Бѣдный мальчикъ!
   Селія. А что вы намѣрены съ нимъ дѣлать?
   Фениза. А вотъ увидимъ... Пойдемъ!.. Онъ придетъ вслѣдъ за нами.

(Фениза и Селія уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 5-е.

(Лусиндо и Тристанъ).

   Тристанъ. Ну, вотъ вамъ и приключеніе!
   Лусиндо. Да.
   Тристанъ. Что это за женщина?
   Лусняло. Я самъ еще хорошенько не знаю.
   Тристанъ. Какъ бк она васъ не провела.
   Лусиндо. Ну, вотъ еще; она у меня ничего не взяла и ничего не просила.
   Тристанъ. Что-же изъ этого? Развѣ вы не знаете, что нѣжные взгляды и сладкія рѣчи своего рода вексель?
   Лусиндо. Въ данномъ случаѣ, Тристанъ, никто меня не неволитъ и никто не лѣзетъ ко мнѣ съ ножемъ къ горлу. Если я и обѣщалъ къ ней сейчасъ зайти, такъ только потому, что ея красота дѣйствительно привела меня въ восхищеніе. Наконецъ, весьма возможно, что она окажется какой нибудь знатной дамой.
   Тристанъ. О, что касается этого, такъ можете быть увѣрены, что не окажется.
   Лусиндо. Ну, а если это знатная дама, чѣмъ я рискую?
   Триатанъ. Знатная дама, здѣсь и одна съ своею служанкою?! Не можетъ этого быть.
   Лусиндо. Отчего-же? Она могла выйти посмотрѣть на море и подышать воздухомъ.
   Тристанъ. Оставьте пожалуйста ваши невинныя предположенія! Говорю вамъ, что она вышла сюда поживиться.
   Лусиндо. Да что-же ей отъ меня нужно?
   Тристанъ. Не знаю. Но боюсь ея хитраго лица.
   Лусиндо. Ужь не боишься-ли ты, что она возьметъ у меня деньги?
   Тристанъ. Очень можетъ быть; я не буду удивленъ.
   Лусиндо. Но у меня ихъ теперь нѣтъ. Вѣдь ты знаешь, что онѣ будутъ только тогда, когда я продамъ товаръ, а товаръ-то еще не проданъ.
   Тристанъ. Вотъ блистательное разсужденіе! Какъ будто нельзя ихъ отдать потомъ.
   Лусиндо. Потомъ? Но, когда я кончу продажу, я ее болѣе не увижу.
   Тристанъ. Ну, хорошо, пойдемте. Я только боюсь, какъ бы деньги, которыя теперь у васъ въ карманѣ, не попали ей въ руки.
   Лусиндо. Чтобъ тебя успокоить, на, возьми мой кошелекъ!
   Тристанъ. Вотъ это похвально... Но не вздумайте еще того болѣе -- подарить ей вашу цѣпь. Умоляю васъ, снимите ее сейчасъ-же.
   Лусиндо (снимая цѣпь). Ну, на, возьми ее и береги.
   Тристанъ. Не сердитесь пожалуйста, но ужь позвольте за одно и ваши кольца.
   Лусиндо. Ну, на, возьми и кольца.
   Тристанъ. Вы не сердитесь... Вѣдь камни-то драгоцѣнные, а есть такія женщины, которыя очень мило ихъ проглатываютъ, точно какіе-то крокодилы...
   Лусиндо. Подобныя вещи можно говорить только о влюбленныхъ дуракахъ или сумасшедшихъ...
   Тристанъ. Да; а говорятъ также и иначе, что ухаживать за подобными созданіями все равно, что бросать брилліанты на улицу.
   Лусиндо. Что касается меня, то я отправляюсь безъ брилліантовъ, безъ денегъ и безъ цѣпи.
   Триставъ. И не жалуйтесь; когда отправляешься въ такое опасное море, то лучше оставить сокровища на берегу... Ужь не окажетесь ли вы тѣмъ потеряннымъ братомъ, котораго она разыскиваетъ... Этотъ братъ мнѣ что то очень подозрителенъ.

(Оба уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 6-е.

(Входятъ донья Динарда, одѣтая въ мужское платье, Бернардо и Фабіо).

   Динарда. Удивительное приключеніе! Хорошо, что нашъ корабль затонулъ недалеко отъ берега и насъ успѣли спасти...
   Бернардо. Да, такой бури, какая была вчера, я никогда не видывалъ!..
   Фабіо. (Динардѣ). мнѣ кажется, сеньоръ Динардо, что море пощадило насъ благодаря вашей красотѣ.
   Динарда. Ну что говорить глупости... Рѣшимъ лучше, что намъ дѣлать? Насъ здѣсь трое и всѣ мы, благодаря бурѣ, остались почти безъ средствъ.
   Бернардо. Нечего дѣлать, надо наняться съ кому нибудь въ услуженіе...
   Динарда. Что касается меня, то я теперь иду къ одному капитану и черезъ него опредѣлюсь на воееную службу...
   Бернардо. А я не хочу быть солдатомъ.
   Фабіо. И мнѣ тоже военная служба не улыбается.
   Бернардо. Однако-же надо найти какое нибудь занятіе... Нѣтъ человѣка, который бы кому нибудь не служилъ. Но мнѣ бы не хотѣлось служить у иностранца.
   Динарда. Онъ правъ.
   Фабіо. По моему тоже. Тогда вотъ что мы сдѣлаемъ: давайте тянуть жребій, кому быть господиномъ. Желаете?
   Динарда. Хорошо.
   Бернардо. И я согласенъ.
   Фабіо. Того, кто выиграетъ, мы пожалуемъ въ сеньоры и будемъ обращаться съ нимъ крайне почтительно...
   Бернардо. Но у насъ очень мало денегъ...
   Фабіо. Нужды нѣтъ, за то у насъ вездѣ будетъ кредитъ. Конечно, если мы всѣ трое будемъ выдавать себя за господъ, то намъ нигдѣ не будетъ довѣрія, а если только одинъ будетъ сеньоромъ, а остальные его слугами, тогда дѣло другое. Кто знаетъ: можетъ быть нашъ избранникъ попадетъ въ милость къ вице-королю и женится въ Сициліи на самой важной дамѣ. Какъ вы думаете?
   Динарда. Вы совершенно правы... Такъ давайте бросать жребій...
   Фабіо. Прекрасно... Вотъ три различныхъ реала... Положимъ ихъ въ шляпу и кто вынетъ кастильскій реалъ, тотъ и будетъ нашимъ повелителемъ.
   Бернардо. Я начинаю (вынимаютъ монету изъ шляпы Фабіо). Монета изъ Наварры.
   Динарда. Вы проиграли. (Фабіо). Теперь вы!
   Фабіо (вынимаетъ монету). Увы! И я тоже проигралъ.
   Динарда. А я выигралъ!
   Бернардо. Въ добрый часъ! И такъ будьте-же нашимъ господиномъ.
   Фабіо. Я не жалуюсь на судьбу; я такъ радъ, какъ будто выигралъ я, а не вы.
   Динарда. Повѣрьте, что я постараюсь быть вамъ полезнымъ.
   Фабіо. Какой вы любезный!
   Бернардо. И красивый! Такому сеньору пріятно подчиняться.
   Динарда. Перестаньте льстить! Тепирь мнѣ надо выбрать себѣ какое-нибудь имя и фамилію... Хорошо; я выбралъ... Помните, что меня зовутъ донъ Жуанъ де-Лара.
   Фабіо. Чудесно! У васъ такой благородный видъ, что вы можете назваться кѣмъ хотите.
   Динарда. Съ этой минуты извольте ходить за мною... Слышите!...
   Бернардо. Съ удовольствіемъ.
   Динарда. Вотъ что значитъ испанская находчивость! И такъ: эй! пажи!
   Фабіо (почтительно). Сеньоръ?
   Динарда. Эй!
   Бернардо. Сеньоръ?
   Динарда (съ важностью). Ступайте за мной.
   Бернардо и Фабіо. Да здравствуетъ донъ Жуанъ-де-Лара! (Уходятъ).
  

КАРТИНА II.

(Богато убранная комната въ донѣ Фенизы.-- Входятъ Фениза, Лусиндо и Тристанъ).

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

   Фениза (Лусиндо). Присядьте; посидите немного, прошу васъ!
   Лусиндо. Уже поздно, моя дорогая сеньора!
   Фениза. Неужели вы не можете сдѣлать для меня изъ любезеости то, что я васъ прошу изъ любви.
   Лусивдо. Я совершенно очарованъ! Эта комната отдѣлана съ такимъ вкусомъ и изяществомъ, что не хочется даже садиться.
   Фениза. Возьмите все, что вамъ здѣсь понравится. Вы доставите мнѣ этимъ большое удовольствіе.
   Лусиндо. Конечно, я не воспользуюсь этимъ предложеніемъ!.. Какія у васъ чудесныя картины! (Подходитъ къ одной изъ нихъ). Это прекрасная Клеопатра?
   Фениза. Да, она прославилась тѣмъ, что лишила себя жизни изъ любви. Ахъ! Я бы сдѣлала для васъ тоже самое, что она для Антонія,
   Лусиндо (переходитъ къ другой картинѣ). А это очаровательный Нарцисъ.
   Фениза. Только не вздумайте влюбиться въ самого себя, смотря вотъ въ это зеркало. Вѣдь вы не будете такъ жестоки? Не правда-ли? Лучше ужь мы погибнемъ вмѣстѣ.
   Лусиндо. Вы слишкомъ любезны! Пощадите меня, умоляю васъ... А это, должно быть, Адонисъ и Венера?
   Фениза. Да. Я такимъ себѣ представляю васъ, когда вы возвращаетесь съ охоты.
   Лусиндо. О, нѣтъ! Но вотъ вы, вы дѣйствительно прекрасная Венера и въ слѣдахъ вашихъ ножекъ, также какъ и въ ея, навѣрно выростаютъ розы.
   Фениза. Это очень умно и мило!
   Лусиндо. Вотъ, если не ошибаюсь, знаненитая Елена?
   Фениза. Да. Но увидавъ васъ, она пренебрегла-бы Парисомъ.
   Лусиндо. Ни за что, ни за что! А вотъ Парисъ навѣрно отдалъ бы яблоко вамъ.
   Фениза. Какъ онъ мило возражаетъ!
   Лусиндо. Вообще вся эта обстановка замѣчательно изящна.
   Фениза. Да, она дѣйствительно не дурна... Да, что же это я? Совсѣмъ забыла предложить вамъ что нибудь!..
   Лусиндо. Пожалуйста не безпокойтесь!
   Фениза. Селія!
   Селія. Сеньора?
   Фениза (тихо). Вотъ дуракъ-то!
   Селія (тоже). Ну не очень-то дуракъ. Наоборотъ, по моему онъ очень не глупъ.
   Фениза. Почему?
   Селія. А вотъ посмотрите: видите онъ оставилъ свою цѣпь дома.
   Фениза. Я этого ещи не замѣтила. Какова недовѣрчивость? Придти безъ цѣпи!
   Селія. Берегитесь. Ничего вы съ него не возьмете...
   Фениза. Почему?
   Селія. Потому что онъ уже насторожѣ и принялъ мѣры.
   Фениза. Ну, посмотримъ. Для меня даже пріятнѣе бороться съ такимъ тонкимъ хитрецомъ, чѣмъ съ наивнымъ юношей... А, такъ онъ забылъ свою цѣпь! Хорошо же!
   Селія. Вамъ трудно будетъ его влюбить въ себя.
   Фениза. Посмотримъ.
   Лусиндо (тихо Тристану). Ты чего-то боишься?
   Тристанъ (тоже). Отъ нея можно ожидать всего... Держитесь твердо.
   Лусиндо. Да ты съ ума сошелъ! Отобралъ у меня все и чего-то еще боится.
   Фениза (въ сторону). Ну, Цирцея, вдохнови меня! Попробую забросить первую сѣть. (Громко). Подайте сюда завтракъ! (Лусиндо). Садитесь сюда, рядомъ со мною, мой милый сепьоръ!

(Селія уходитъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 2-е.

(Фениза, Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо (въ сторону). Ужь не скрывается-ли за всей этой предупредительностью и любезностью какая нибудь хитрость. Ну что-жь, однако, я потеряю черезъ то, что сяду. (Беретъ кресло).
   Тристанъ (тихо Лусиндо). Какъ, вы уже усаживаетесь?
   Лусиндо (тоже). Молчи ты, дуракъ! (Садится).
   Фениза. Скажите же мнѣ что нибудь, моя радость. Знайте, что однимъ словомъ вы можете меня обрадовать или огорчить.
   Лусиндо. Что-же вамъ сказать?
   Фениза. А вотъ что: будетъ-ли это правда или нѣтъ, все-таки скажите мнѣ: "я васъ люблю".
   Лусиндо. Да, конечно, я васъ люблю.
   Фениза. "Да, конечно!" Какъ это мило. Ахъ, какъ по этому "да, конечно" легко узнать испанца.
   Лусиндо. Да вѣдь я же и сказалъ вамъ, что я испанецъ.
   Фениза. Но это "да, конечно" еще не все. Ваше лицо еще лучше мнѣ свидѣтельствуетъ, что вы говорите правду. Я никогда еще не слышала испанца, который бы говорилъ такъ мило, какъ вы. Сейчасъ видно, что вы изъ Валенсіи.
   Лусиндо. Въ нашихъ краяхъ всѣ любезны и ласковы...
   Фениза. А въ сущности говоря, мнѣ не слѣдовало бы вамъ вѣрить... Въ самомъ дѣлѣ, я васъ хвалю, ласкаю, предоставляю въ ваше распоряженіе все, что вы здѣсь видите кругомъ; наконецъ, я сама бросаюсь къ вамъ на шею, какъ съумасшедшая, а вы, въ концѣ концовъ, отвѣчаете мнѣ вашимъ "да, конечно", исполненнымъ какой-то важности. Нѣтъ, благородный и великодушный испаяецъ, клянусь жизнью моихъ дорогихъ родителей, или я не имѣю счастья вамъ нравиться, или вы оставили тамъ другую, болѣе счастливую женщину, она вамъ милѣе и воспоминаніе о ней васъ преслѣдуетъ и здѣсь.
   Лусиндо. Увѣряю васъ, что вы ошибаетесь.
   Фениза. Нѣтъ, вы любите другую... Пусть будетъ такъ... Умоляю же васъ, заклинаю васъ глазами слѣпого амура, опишите мнѣ эту красавицу! Я такъ ей завидую! Какіе у ней глаза: черные, сѣрые, голубые? А волосы какого цвѣта? Она маленькая или большая? Ну, говорите-же! Какой у нея характеръ? Умна она или нѣтъ? Ахъ, ахъ! Ну, не правду-ли я говорила? Ваши мысли сейчасъ перенеслись въ Валенсію; вы уже прогуливаетесь по улицѣ, на которой она живетъ и думаете о ней? Не отнѣкивайтесь!.. Ну, что новаго въ Валенсіи, мой дорогой Лусиндо?
   Тристанъ (въ сторону). Вотъ дьявольская-то пройдоха!
   Лусиндо. Въ Валенсіи у меня дѣйствительно была слабость, но вашъ видъ изгналъ ее изъ моего сердца. Я былъ любимъ одною женщиною съ очень черными волосами и глазами и собирался даже на ней жениться. Мы довольно долго размѣнивались издали нѣжными взглядами и любовными записочками. Но, какъ-то разъ, я встрѣтился съ ней въ саду и вблизи она показалась мнѣ уже менѣе красивой; а когда я съ ней поговорилъ, то нашелъ ее совсѣмъ скучною. Вотъ почему я покинулъ ее безъ сожалѣнія и теперь, кромѣ моихъ родныхъ и друзей, никто мнѣ не дорогъ въ Валенсіи.
   Фениза. Увы! Этотъ человѣкъ, внушившій мнѣ мгновенно такую страсть, уже любилъ другую. Ахъ, какая ужасная измѣна! (Прижимаетъ къ глазамъ платокъ).
   Лусиндо. Послушайте!
   Фениза. Вы меня убили!
   Лусиндо. Вы плачете? Не плачьте.
   Фениза. Ахъ, Боже мой!
   Лусиндо. Отнимите вашъ платокъ.
   Тристанъ (въ сторону). Вотъ тонкое-то притворство.
   Фениза. Я убѣждена, что вы привезли съ собою разные сувениры этой женщины...
   Лусиндо. Моя дорогая! Не обвиняйте меня и не мучьте напрасно. Повѣрьте, что ваша печаль меня приводитъ въ отчаяніе.
   Фениза. Гдѣ ея подарки, скажите мнѣ, измѣнникъ вы этакій!
   Тристанъ (въ сторону). Чертъ возьми, черть возьми!
   Лусиндо. Прошу васъ, не плачьте!
   Фениза. Я не плачу безъ причины. Эта цѣпь, которую я видѣла на васъ сегодня, навѣрно ея подарокъ; вотъ почему вы ее и не носите при мнѣ.
   Тристанъ (въ сторону). Посмотримъ, какъ-то онъ вывернется.
   Лусиндо. А! Такъ эта цѣпь заставила васъ подозрѣвать меня?
   Тристанъ (въ сторону). Чтобы чума подрала эту цѣпь!
   Лусиндо. Жизнь моя, выслушайте меня и успокойтесь!
   Фениза. Что вы мнѣ можете сказать въ ваше оправданіе? Ничего...
   Лусиндо. Мнѣ нужны были деньги и я послалъ Тристана ее продать, вотъ и все.
   Тристанъ (въ сторону). Не дурно. (Громко). Дѣйствительно, я ее отнесъ къ одному сеньору.
   Фениза. А что онъ вамъ за нее далъ?
   Тристанъ. Гммъ... Его не было дома... Я оставилъ цѣпь, чтобы онъ ее посмотрѣлъ, когда вернется...
   Фениза (въ сторону). Этотъ плутъ кажется меня угадываетъ; но я ему отмщу впослѣдствіи. (Лусиндо). Ну, не будемъ больше говорить объ этомъ, мой милый... Селія!
   Селія. (За сценой). Иду!
   Фениза. Идите-же скорѣе! (Входитъ Селія. За нею двое слутъ съ салфетками на плечѣ вносятъ подносъ съ сладостями, винами и проч.).
  

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

(Тѣ-же, Селія и слуги).

   Фениза. Ну, теперь покушайте немножко, прошу васъ. А ты, Селія, принеси-ка мнѣ мою шкатулку. (Селія уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

(Фениза, Лусиндо, Тристанъ и слуги).

   Фениза. Скушайте что нибудь, властитель моей души! Пожалуйста не стѣсняйтесь; вы здѣсь у себя.
   Тристанъ (въ сторону). Какая у нея хорошая прислуга...
   Лусиндо. Тристанъ!
   Тристанъ. Сеньоръ?
   Лусиндо (тихо Тристану). Ты видишь, какъ ты грубо ошибался, не вѣря, что эта дама изъ высшаго общества.
   Тристанъ (тихо). Я теперь самъ вижу, что ошибся. Прошу меня извинить.
   Фениза. Что-же вы ничего не пьете?
   Лусиндо (слугамъ). Налейте мнѣ.
   Тристанъ (тихо Лусиндо). По моему и ѣсть-то здѣсь не осторожно; а вы еще хотите пить. Не пейте, умоляю васъ.
   Лусиндо (тоже). Да что-же можетъ быть въ винѣ?
   Тристанъ (тоже). Я боюсь всего.
   Фениза (въ сторону). Онъ ничего не ѣлъ. Это предосторожности, доходящія до дерзости...
   Лусиндо (слугамъ). Я не пью вина, дайте мнѣ воды.
   Фениза. Подайте воды сеньору (въ сторону). Онъ подозрѣваетъ какую-то хитрость. Прекрасно, тѣмъ легче мнѣ удастся его обмануть.

(Селія входитъ со шкатулкою)

  

ЯВЛЕНІЕ 5-е

(Тѣже и Селія).

   Селія. Вотъ шкатулка, сеньора. У васъ-ли ключъ?
   Фениза. Дай, дай сюда; онъ здѣсь, у меня въ рукавѣ.
   Лусиндо. Что у васъ въ этомъ ящикѣ.
   Фениза. Теперь онъ почти пустъ, а обыкновенно у меня здѣсь хранятся всякія бездѣлицы... Вотъ перчатки. Пожалуйста, примите отъ меня эти четыре пары.
   Лусиндо. Какъ онѣ раздушены!
   Фениза. Пожалуйста не отказывайтесь. А то, смотрите, я разсержусь.
   Лусиндо. Благодарю васъ тысячу разъ. Ужь не знаю чѣмъ вамъ отплатить за нихъ... (Тихо Тристану). Пропали мы съ тобою, Тристанъ!
   Тристанъ (тихо Лусиндо). Да, она васъ поставила въ неловкое положеніе.
   Фениза. Чтобы мнѣ еще вамъ подарить такое? Я ищу... У меня здѣсь всегда есть неаполитанскіе чулки.
   Лусиндо. Они очень славятся.
   Фениза. Тристанъ!
   Тристанъ. Сеньора?
   Фениза. Вотъ вамъ двѣ пары.
   Тристанъ. Благодарю васъ.
   Фениза. Вы видите: нашлось кое-что и для васъ; берите, берите!
   Лусиндо (тихо Тристану). Что это значитъ, Тристанъ?
   Тристанъ (тихо Лусиндо). Это сокровища Индіи, сокрытыя въ ящикѣ любви.
   Луснидо (тихо). Я совершенно смущенъ ея милостями...
   Фениза (Лусиндо). Возьмите пожалуйста этотъ кошелекъ.
   Лусиндо. Цѣлую ваши ручки... Но...
   Фениза. Но, что?
   Лусшло. По вѣсу и по звону мнѣ показалось, что это золото?
   Фениза. Да, здѣсь сто золотыхъ. Такъ какъ вы теперь не при деньгахъ, то если вамъ понадобится еще, то пожалуйста обратитесь ко мнѣ. Когда у васъ будутъ лишнія, то вы отдадите мнѣ эту маленькую сумму.
   Лусиндо. Я просто не знаю, что и думать о вашемъ великодушіи.
   1-й Слуга. Я убѣжденъ, что она вернетъ свои деньги назадъ. Это это?
   2-й Слуга. Купецъ изъ Валенсіи.
   1-й Слуга. Онъ теперь въ рукѣ -- выиграетъ.
   2-й Слуга. А въ концѣ концовъ -- проиграетъ.
   Селія. Если Фениза даетъ въ долгъ, значитъ капиталъ уже въ ея рукахъ.
   Лусиндо. Уже поздно, сеньора! Пора заняться и дѣлами.
   Фениза. До свиданья, мой другъ и не забывайте, что вы уносите съ собой мое сердце.
   Лусиндо. Если ваша красота не будетъ ежеминутно представляться передо мной, то во всякомъ случаѣ я никогда не забуду вашу рѣдкую любезность. Не знаю, какъ вамъ и выразить свою благодарность. Если-бъ мой корабль былъ изъ чистаго золота и драгоцѣнныхъ камней, то я счелъ бы за счастіе его вамъ предложить, а ужь свои сердце бросилъ-бы въ корабельную печь, чтобъ оно тамъ вѣчно горѣло передъ вами.
   Фениза. Да сохранитъ васъ Богъ для меня на тысячу лѣтъ. (Слугамъ). Проводите сеньора!
   Лусиндо (уходя, Тристану). Понимаешь ли ты хоть что нибудь во всемъ этомъ?
   Тристанъ. Тутъ что нибудь одно: или безпримѣрная любовь, или дьявольская хитрость.
   Лусиндо. Судя по всему, мнѣ кажется, что любовь...
   Тристанъ. Подождемъ -- увидимъ... Попозже я вамъ скажу свое мнѣніе; конецъ насъ научитъ.

(Лусиндо, Тристанъ и слуги уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 6-е.

   Селія. Однако вы играли смѣлую игру!
   Фениза. Да вѣдь это навѣрняка.
   Селіи. Можетъ быть.
   Фениза. Я въ этомъ не сомнѣваюсь. Ахъ, какъ весело проводить мужчинъ такимъ образомъ.

(Входятъ капитанъ Осоріо, Динарда, одѣтая въ мужской костюмъ, Бернардо и Фабіо въ костюмахъ пажей).

  

ЯВЛЕНІЕ 7-е.

(Тѣ-же, капитанъ Динардо, Фабіо и Бернардо).

   Капитанъ. Можно войти?
   Фениза. Конечно.
   Капитанъ. А я пришелъ къ вамъ ужинать, и привелъ съ собою гостя.
   Динарда; Къ услугамъ вашей милости!
   Фениза (Динардѣ). Добро пожаловать, сеньоръ. (Тихо капитану). Онъ изъ Испаніи?
   Капитанъ. Онъ только вчера оттуда пріѣхалъ.
   Фениза. Дворянинъ?
   Капитанъ. Это и такъ видно.
   Фениза. А его имя?
   Капитанъ. Донъ Жуанъ де-Лара.
   Фениза. Какой красивый.
   Капитанъ. Очаровательный!
   Динарда (Фенизѣ). Вотъ уже мѣсяцъ, какъ я покинулъ Испанію и прибылъ въ Сицилію въ самый счастливый день моей жизни, такъ какъ познакомился съ такой красавицей, какъ вы...
   Фениза. Благодарю васъ за комплиментъ. Съ какой цѣлью вы сюда пріѣхали?
   Динарда. Я хочу поступить на королевскую службу. Мои родители очень скупы и помогаютъ мнѣ очень мало.
   Фениза. Въ такомъ случаѣ да призоветъ ихъ Господь поскорѣе къ Себѣ!
   Динарда. Пажи! Что-же вы?
   Фабіо. Сеньоръ?
   Динарда. Отвѣчайте-же!
   Фабіо и Бернардо. Amen!
   Фениза (въ сторону). Какой милый мальчикъ!
   Динарда. Я случайно попалъ въ одно общество и тамъ встрѣтился съ капитаномъ; онъ мой землякъ и даже дальній родственникъ; онъ мнѣ уступилъ часть своей квартиры и къ довершенію благодѣянія -- привелъ меня къ вамъ.
   Фениза. Я ему за это очень обязана. Но чтобы попасть ко мнѣ, вамъ нѣтъ нужды въ капитанѣ. Ваша наружность лучше всякой рекомендаціи.
   Капитанъ. Что-же будемъ мы ужинать, Селія?
   Селія. Все готово.
   Бернардо (тихо). Фабіо!
   Фабіо (тоже). Что такое?
   Бернардо (тоже). Смотри вотъ особа, которая кажется любитъ испанцевъ.
   Фабіо (тоже). Она моя, я за ней пріударю.
   Бернардо (тоже). Нѣтъ моя, я объ этомъ думалъ, когда еще мы входили.
   Фабіо (тоже). Ну, успѣемъ еще поссориться...
   Капитанъ. Что-же это такое, Фениза? Клянусь моими прегрѣшеніями, вы, кажется уже начинаете возбуждать мою ревность. Ваши взоры впились въ него, какъ кинжалы.
   Фениза. Должна-же я быть вѣжливою съ вашимъ другомъ.
   Капитанъ. Ну, хорошо, я не буду жаловаться, если вы будете внимательны къ сеньору донъ-Жуану, потому что онъ мнѣ пришелся по душѣ.
   Фениза (тихо Селіи). Послушай, Селія. Что ты объ немъ скажешь?
   Селія (тихо). Онъ очарователенъ.
   Фениза (тихо). Ахъ! Лучше бы я его никогда не видѣла! Онъ говоритъ, что онъ изъ Севильи. Я никогда не видала такого красавца. Посмотри, какое милое лицо! Какая изящная талія! Какая нога! Какія руки!
   Селія. У васъ хорошій вкусъ.
   Капитанъ (Динардѣ). Ну, донъ Жуанъ, пойдемте ужинать.
   Динарда. Пажи!
   Фабіо. Сеньоръ.
   Динарда (тихо). Дѣло идетъ на ладъ.
   Фабіо (тихо). Теперь смѣлѣе впередъ.
   Бернардо (тихо). Побѣда за вами!
   (Занавѣсъ).
  

ДѢЙСТВІЕ ВТОРОЕ.

КАРТИНА I*).

(Берегъ моря **).

   *) Между 1 и 2-мъ дѣйствіями проходитъ мѣсяцъ.
   **) Можетъ быть декорація 1-й картины 1-го дѣйствія.
  

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

(Входятъ Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. Не стоитъ изъ-за этого волноваться, Тристанъ. Что намъ за дѣло до людей, которые къ ней ходятъ; должно быть, это ея родственники.
   Тристанъ. А по моему, кто-бы ни былъ этотъ капитанъ, я вижу только одно: такъ какъ въ теченіе всего мѣсяца она васъ осыпаетъ подарками и сама ничего отъ васъ не хочетъ брать, то вы въ правѣ были разубѣдиться въ ея хитрости; но что касается постоянства въ любви, такъ это дѣло другое. Кто ничего не даетъ, тотъ не можетъ ни жаловаться, ни ревновать. Только давая, вы пріобрѣтаете право надъ женщиной. Тогда неблагодарность уже есть измѣна. Кромѣ того, надо принять во вниманіе и то обстоятельство, что вы къ ней привязываетесь мало-по-малу. Я вполнѣ увѣренъ, что если вы теперь заподозрите, что она покидаетъ васъ изъ разсчета, то сдѣлаете все, чтобы ее сохранить для себя. Вы будете способны дать ей въ одинъ день то, чего не дали въ теченіе цѣлаго мѣсяца.
   Лусиндо. Я убѣжденъ, Тристанъ, что Фениза никогда меня не покинетъ для другого. Она не изъ тѣхъ, которыя любятъ изъ разсчета.
   Тристанъ. Берегитесь! Любовь, которая упорствуетъ противъ очевидности, тоже, что еретикъ, который топчетъ ногами самыя святыя истины. Кто довѣряется женщинѣ, тотъ рискуетъ многимъ.
   Лусиндо. Да, въ чемъ-же моя вина? Развѣ красота не обладаетъ своего рода могуществомъ, передъ которымъ всѣ живущіе должны преклоняться? Семь греческихъ мудрецовъ и тѣ не могли спастись отъ соблазна женщины. Кажется я довольно боролся и все мое сердце наконецъ сдалось, такъ потому, что я только убѣдился въ ея искренности.
   Тристанъ. Вы начинаете меня убѣждать.
   Лусиндо. Она разсѣяла мои сомнѣнія.
   Тристанъ. Я ошибся и въ этомъ сознаюсь.
   Лусиндо. Конечно, я отступилъ отъ своихъ правилъ, но...
   Тристанъ. Вы слишкомъ были близки къ огню и онъ васъ зажегъ.
   Лусиндо. Вдумайся въ это основательно и ты согласишься, что человѣкъ не можетъ съ легкимъ сердцемъ развязаться съ женщиной, которая отъ него ничего не спрашиваетъ, а даже сама его осыпаетъ подарками... Я не имѣю права упрекать Фенизу за то, что она принимаетъ у себя гостей, тѣмъ болѣе, что до сихъ поръ я ей даже булавки не подарилъ. Что ты объ этомъ скажешь?
   Тристанъ. Я боюсь, какъ бы ваше чувство къ ней не сдѣлалось слишкомъ глубокимъ.
   Лусиндо. Что-жь изъ этого? Развѣ я могу препятствовать любви? Прежде всего она такъ прекрасна! Ты знаешь, что красота въ женщинѣ, глупа она или умна -- все равно, уже сама по себѣ такая сила, которая чаруетъ и побѣждаетъ одинаково и господина, и мужика. Правда, -- при одной красотѣ страсть долго не длится; ею наслаждаются вполнѣ только первыя мгновенія, но когда къ внѣшнимъ прелестямъ прибавляются еще внутреннія, я подразумѣваю душу, тогда женщина способна внушить глубокую, долгую любовь. Меня именно покорила душа Фенизы! Вознаградить подобную преданность недовѣріемъ и подозрительностію было-бы съ моей стороны низостью. Да, я ее люблю потому, что не сомнѣваюсь въ ея искренности. По этому я ни капли не безпокоюсь, что капитанъ ее навѣщаетъ; пусть себѣ ходитъ на здоровье; кромѣ невинныхъ бесѣдъ, ничего дурного между ними быть не можетъ. Наконецъ, въ заключеніе я тебѣ могу сказать, что такъ какъ я теперь все продалъ, то свободно могу вернуться, когда мнѣ угодно, въ Валенсію, и въ отличномъ настроеніи духа. Тамъ я постараюсь ее забыть, а свой романъ буду разсказывать моимъ друзьямъ и знакомымъ дамамъ.
   Тристанъ. Вы совершенно правы, называя ваше приключеніе романомъ; настоящій романъ!
   Лусиндо. Кто это сюда идетъ?
   Тристанъ. Кажется, Селія...

(Входитъ Селія и слуга съ корзинкой, покрытой шелковой матеріей).

  

ЯВЛЕНІЕ 2-e.

(Тѣ-же, Селія и слуга).

   Селія. Здравствуйте, сеньоръ! Тамъ вы у насъ отнимаете сонъ, а у себя вы насъ забываете. Вы, кажется, рано встаете?
   Лусиндо. Мы, купцы, никогда не остаемся долго въ постелѣ, въ особенности, когда есть дѣла и заботы.
   Селія. Какія у васъ могутъ быть заботы, когда васъ такъ обожаютъ?
   Лусиндо. Я боюсь потерять драгоцѣнную для меня нѣжность Фенизы.
   Селія. Молчите вы, неблагодарный! Я ужасно хотѣла, чтобы подарокъ, который я вамъ несу, засталъ бы васъ еще въ постели; но этотъ старый дуракъ (показывая на слугу) поднялся въ полдень, воображая, что онъ всталъ на разсвѣтѣ.
   Слуга. Вы всегда сваливаете на меня вину.
   Лусиндо. Что же ты еще мнѣ принесла, милая Селія?
   Селія. Я вамъ принесла шесть рубашекъ самаго тонкаго голландскаго полотна. Посмотрите, какъ это хорошо. Шитье самое отчетливое; работали очень нѣжныя ручки!
   Лусиндо. Это видно по бѣлизнѣ бѣлья. А зачѣмъ здѣсь вышито сердце?
   Селія. Это сердце, которое давно уже вамъ отдано. Вы его пронзили въ большемъ числѣ мѣстъ, чѣмъ игла эту работу.
   Тристанъ (въ сторону). Какъ это трогательно!
   Селія. Она проситъ васъ примѣрить и передать вамъ, что очень сожалѣетъ, что не можетъ сама вамъ при этомъ прислуживать. Послѣднее порученіе -- поцѣловать васъ отъ ея имени.
   Лусиндо. Съ удовольствіемъ, Селія. (Цѣлуетъ ее). Скажи твоей обожаемой госпожѣ, что я не замедлю явиться и покрыть поцѣлуями ея ножки розовыя и нѣжныя, какъ ранняя заря... Сбѣгай скорѣе, Тристанъ, за кускомъ малиновой тафты для моей божественной Фенизы. Эта тафта ей будетъ очень къ лицу...
   Тристанъ. Сейчасъ. (Въ сторону). Охъ, какъ бы намъ соусъ не обошелся дороже зайца.
   Селія. Нѣтъ, Тристанъ, подождите. Если я осмѣлюсь хоть что нибудь принести отъ васъ, то меня убьютъ.
   Лусшло. Что за странность! Это не хорошо со стороны Фенизы. Всегда пріятно что нибудь подарить любимой женщинѣ.
   Селія. Что прикажете!... Это ея воля. Вы можете потомъ разбранить ее сколько вамъ угодно, а я должна повиноваться.
   Лусиндо. Ну, хорошо, надѣюсь, что ты по крайней мѣрѣ не откажешься принять отъ меня нѣсколько золотыхъ.
   Селія. Благодарю васъ! Мнѣ приказано ничего отъ васъ не брать.
   Лусиндо. Никто не узнаетъ. (Слугѣ). Ну, а ты возьмешь отъ меня?
   Слуга. Стѣны видятъ и слышатъ; онѣ передадутъ.
   Лусиндо. Какова женщина, Тристанъ!
   Тристанъ. Да, послѣ того, какъ я встрѣтилъ женщину, которая не любитъ денегъ, я кажется способенъ былъ-бы на все: написать картину на воздухѣ, построить замокъ на остріѣ иголки, возвести гору изъ пылинокъ, которыя носятся въ солнечныхъ лучахъ. Въ случаѣ крайности я бы повѣрилъ, что адвокатъ, докторъ или полицейскій отказались отъ денегъ... Но когда я вижу, что эта уважаемая дуэнья и этотъ почтенный слуга отказываются отъ настоящихъ золотыхъ монетъ, то это меня не только поражаетъ, а скажу болѣе, -- просто приводитъ въ ужасъ!
   Лусиндо. Вотъ какъ Фениза воспитала свою прислугу! Передай ей, Селія, что я непремѣнно зайду къ ней вечеромъ.
   Селія. Я сейчасъ-же побѣгу ее обрадовать!
   Лусиндо. До свиданья, Селія. Что ты на меня такъ странно смотришь?
   Селія. Моя госпожа мнѣ приказала хорошенько въ васъ вглядѣться. Но вы не похожи на измѣнника?.. Вы ей должны простить нѣкоторую подозрительность, она бѣдняжка такъ страдаетъ отъ любви и ревности.
   Лусиндо. Напрасно!.. Я знаю и чувствую, какъ я ей обязанъ. До свиданья!
   Селія. Прощайте, сеньоръ!

(Селія и Слуга уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 3-e.

(Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. Ну что, Тристанъ?
   Тристанъ. Честное слово, вы родились въ сорочкѣ!
   Лусиндо. Въ самомъ дѣлѣ я счастливѣйшій изъ смертныхъ.

(Оба уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

(Входятъ Камило и Альбано).

   Камило. Отчего у васъ такой печальный видъ, какъ будто васъ поразило что то необычайное?
   Альбано. Да какъ-же не поразиться! Это положительно ея фигура и ея лицо!... Это она!
   Камило. Какъ! Вы полагаете, что донъ Жуанъ не мужчина, а женщина?
   Альбано. Если онъ не женщина, то значитъ я сошелъ съ ума...
   Камило. Ну это еще небольшая потеря!
   Альбано. Напротивъ; больше ничего не остается терять, кромѣ разсудка.
   Камило. Что за сумасбродство принимать молодого человѣка за женщину!
   Альбано. На это у меня есть серьезныя причины... Правду говорятъ, что своей судьбы не избѣжишь. Я вамъ разскажу въ краткихъ словахъ, въ чемъ дѣло. Въ Севильѣ я увидалъ впервыя донью Динарду и съ перваго же взгляда въ нее влюбился. Послѣ этого я постоянно началъ гулять около ея дома. Потомъ, какъ это водится, сталъ посылать ей цвѣты и любовныя записки чрезъ одну услужливую старуху. Она долго не удостоивала меня вниманія; наконецъ отвѣтила, но только однимъ небольшимъ письмомъ. Она приняла благосклонно мои ухаживанья, но любовь наша ограничилась самыми чистыми отношеніями. Быть можетъ, это пошло бы и дальше и я сдѣлался бы счастливымъ супругомъ этой красавицы, если бы со мной не случилось неожиданное несчастіе. Надо вамъ сказать, что я довольно часто ходилъ въ залу герцога Медина-Сидонія, устроенную имъ для игры въ мячъ. Здѣсь я поссорился изъ-за совершенныхъ пустяковъ съ двумя молодыми людьми, изъ которыхъ одинъ, донъ Феликсъ, былъ братъ моей возлюбленной. Я не могъ удержаться и избилъ ихъ чуть не до полусмерти палкой, которой подбрасываютъ мячъ. Вы можете себѣ вообразить, что изъ этого вышло? Мои друзья и родные, чтобы спасти меня отъ суда и преслѣдованія, уговорили меня немедленно покинуть на извѣстное время родину. Меня прислали сюда съ отличными рекомендаціями къ здѣшнему вице-королю, герцогу де-Ферія. И вотъ я живу въ Палермо, и такъ какъ время и разлука все мѣняетъ, то я забылъ Динарду и увлекся Фенизой. Представьте же мое удивленіе, когда я узналъ въ этомъ испанцѣ, котораго мы сегодня встрѣтили, женщину, которую я такъ нѣжно любилъ; это живой ея портретъ. Вотъ моя исторія. Не правда ли, очень странно?
   Камило. Почти невѣроятно... Но, постойте. Вотъ они идутъ сюда оба.

(Входятъ Фениза, Динарда, Бернардо и Фабіо).

  

ЯВЛЕНІЕ 5-e.

(Тѣ-же, Фениза, Динарда, Бернардо и Фабіо).

   Фениза (Динардѣ). Какъ вы хотите, чтобы я не оскорблялась вашимъ пренебреженіемъ!
   Динарда. Конечно, вы не должны оскорбляться! Напротивъ, я желалъ-бы, чтобы вы оцѣнили ту порядочность, съ которой я себя держу относительно капитана.
   Фениза. Увы! Вы меня жестоко наказываете за мою суровость съ другими мужчинами. Но право, мнѣ кажется, что тутъ дѣло не въ порядочности; вы просто боитесь.
   Динарда. Да вѣдь онъ же меня съ вами познакомилъ. Могу-ли я заплатить ему за это такой черной измѣной? Другое дѣло, если бы я самъ съ вами познакомился... Какое было бы счастіе! Я бы тогда то и дѣло, что говорилъ бы вамъ о любви! Но судьба рѣшила иначе... Теперь я долженъ васъ обожать молча... Ахъ! я въ положеніи Тантала! Мнѣ остается только умереть.
   Фениза. Какое вы еще дитя! Развѣ нельзя любить потихоньку?
   Динарда. О, не требуйте этого отъ меня, сеньора! Мои чувства слишкомъ возвышенны... Капитанъ Озоріо меня вамъ представилъ, я ему многимъ обязанъ; наконецъ, я у него занялъ денегъ...
   Фениза. Я берусь заплатить ваши долги.
   Камило (Альбано). Въ самомъ дѣлѣ онъ похожъ на женщину...
   Альбано. Конечно.
   Камило. Я, кажется, помѣшаюсь за одно съ вами; развѣ могутъ двѣ женщины такъ разговаривать о любви; наконецъ, вы можете легко удостовѣриться, разспросивъ этихъ пажей.
   Альбапо. Подождите меня немножко. (Подходитъ къ пажамъ). Эй, вы, молодые люди!
   Фабіо. Говорите, сеньоръ.
   Альбано. Могу я поговорить съ вами откровенно?
   Фабіо. Parlate, я къ вашимъ услугамъ. Qae voleté?
   Альбано (въ сторону). О, прекрасная Динарда, это она, навѣрно она! (Громко). Кто этотъ молодой человѣкъ?
   Фабіо. Этотъ сеньоръ?
   Альбано. Да.
   Фабіо. Сеньоръ Руджеро...
   Альбано. Какъ! Его зовутъ Руджеро?
   Фабіо. Si, сеньоръ.
   Альбано. Откуда онъ?
   Фабіо. Изъ Венеціи.
   Альбано. Онъ не испанецъ?
   Фабіо. Нѣтъ, grazia а Dio... Это не эспаньоло. Всѣ эти эспаньоли sonno tutti traditori и убійцы per tre escadi.
   Альбано. Въ самомъ дѣлѣ, Камило, это иностранецъ; я жестоко ошибся!
   Фабіо. Подождите an росо, сеньоръ, я вамъ спою сицилійскую пѣсенку! (Поетъ).
  
   Se tutta la Chichilia
   Fosse macarone,
   El faro di Micina
   Vino moscateto,
   El monte Mongibelo
   Tormacho gratato,
   E tutto lo Espanola
   Tassino animacato,
   Come triumfana,
   Lo Chichiliano! *)
   *) Если бы вся Сицилія была изъ макаронъ, Мессинскій маякъ -- изъ мускатнаго вина, гора Жибель (Этна) -- изъ сыра и если бы всѣ испанцы были перебиты, -- вотъ то-то бы восторжествовалъ сициліецъ!
  
   Камило. Вы видите, что этотъ пажъ надъ вами смѣется.
   Альбано. Я его заставлю говорить правду.
   Фабіо (Бернардо). Я едва удерживаюсь отъ смѣха.
   Бернардо. Подурачь его еще немного.
   Альбано. Возьмите этотъ экю, мой другъ и скажите мнѣ...
   Фабіо. Qae voleté, сеньоръ?
   Альбано. Это особа не женщина?
   Фабіо. Como que! Diavolo! Мой сеньоръ -- женщина!
   Альбано. Я знаю, что она переодѣлась мужчиной.
   Фабіо. Отстаньте отъ меня, per amor de Dio! Вотъ странная фантазія!
   Бернардо. О Dio! Какой эспаньоло! (Фабіо и Бернардо смѣются).
   Альбано. Перестаньте, глупые мальчишки; я понимаю вашу хитрость!
   Камило. Пойдемте отсюда, мой другъ, а то они еще вамъ наговорятъ дерзостей... Повѣрьте мнѣ!
   Альбано. Я просто съума схожу.
   Камило. Поговорите потомъ съ Фенизой; она вамъ скажетъ правду.

(Альбано и Камило уходять).

  

ЯВЛЕНІЕ 6-e.

(Фениза, Динарда, Фабіо и Бирнардр).

   Фабіо. Если бы они не ушли, я бы кажется лопнулъ со смѣху..
   Бернардо. Только не я.
   Фабіо. Почему?
   Бернардо. Его вопросы возбудили во мнѣ очень странное подозрѣніе.
   Фабіо. Какое-же?
   Бернардо. А то, что нашъ другъ, Динардо, женщина.
   Фабіо. Представь себѣ, и мнѣ тоже самое казалось! Впрочемъ, если бы это было такъ, то Фениза въ него-бы не влюбилась.
   Бернардо. Положимъ; но съ другой стороны пренебреженіе, съ которымъ онъ къ ней относится, подтверждаетъ мое мнѣніе.
   Фабіо. Въ такомъ случаѣ уступчивость его по отношенію къ капитану не болѣе какъ лицемѣріе?
   Бернардо. Здѣсь всѣ притворяются; но мы не знаемъ причины, почему они такъ поступаютъ.
   Фабіо. Съ сегодняшняго же дня я постараюсь проникнуть эту тайну...
   Бернардо. И я тоже, чортъ возьми!
   Фабіо. И прекрасно,
   Фениза (Динардѣ). И такъ, донъ Жуанъ, вы не хотите внять моей любви?
   Динарда. Умоляю васъ, Фениза! Я уже открылъ вамъ мое сердце; не испытывайте-же меня болѣе. Если хотите, то сдѣлайте вотъ что: удалите капитана подъ какимъ нибудь предлогомъ изъ Палермо; вамъ это не трудно, а въ отсутствіе я вамъ обѣщаю заплатить за вашу любовь.
   Фениза. Съ радостью принимаю ваше условіе и во всемъ полагаюсь на васъ, мое сокровище!

(Входитъ Селія).

  

ЯВЛЕНІЕ 7-е.

(Тѣ-же и Селія).

   Селія (тихо Фенизѣ). Лусиндо идетъ сюда.
   Фениза. О комъ ты мнѣ говоришь?
   Селія. Да о купцѣ изъ Валенсіи.
   Фениза. Уйдемъ поскорѣе. (Динардѣ). Извините, мой другъ, я должна васъ оставить.
   Динарда. Прощайте, моя богиня!

(Фениза и Селія уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 8-e.

(Динарда, Фабіо и Бернардо).

   Динарда (въ сторону). Безумная мысль заставила меня порвать связи, пренебречь стыдомъ и честью и бѣжать сюда изъ Севильи. Въ моей любви мое извиненіе и мое осужденіе; но къ чему все это послужило? Я нашла Альбано только для того, чтобы мои ревнивыя подозрѣнія подтвердились. Онъ уже думаетъ о другой! Онъ ею увлеченъ и я должна перестать его любить. Довольно, безсовѣстный человѣкъ! Съ этихъ поръ все кончено между нами! Разочарованіе, рожденное отъ твоей измѣны, какъ цѣлительная трава излечитъ раны нанесенныя любовью.

(Входятъ Лусиндо и Тристань).

  

ЯВЛЕНІЕ 9-е.

(Тѣ-же, Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. Кажется, Селія не передала ей моего порученія?
   Тристанъ. Я думаю это оттого, что у Фенизы теперь много гостей.
   Лусиндо. Ея домъ въ самомъ дѣлѣ напоминаетъ троянскаго коня.
   Тристанъ. Чему же тутъ удивляться? Гостиная куртизанки напоминаетъ судейскую залу. Тамъ также есть свои часы для пріемовъ, суда и приговоровъ. Вы тамъ встрѣтите своего рода адвокатовъ, нотаріусовъ и истцовъ. Имъ посылаютъ дѣла, даютъ взятки. У нихъ есть свои инстанціи и аппелляціи. Однихъ они изгоняютъ изъ нее, другихъ слушаютъ въ зависимости оттого, имѣютъ ли они кредитъ и деньги...
   Лусиндо. А кто этотъ молодой человѣкъ, что такъ къ ней зачастилъ?
   Тристанъ. Я, думаю это другъ ея сердца.
   Лусиндо. А я то что-жъ такое по твоему?
   Тристанъ. А вы -- другой другъ.
   Лусиндо. Какой ты добрый! Фениза съ утра до вечера только и думаетъ, что обо мнѣ... Кого же послѣ этого она еще можетъ любить?
   Тристанъ. Да откуда вы явились? Развѣ вы не знаете, что есть сердца, которыя могутъ за разъ, безъ всякаго отягощенія, любить цѣлую сотню человѣкъ. Разъ вы встрѣчаете такую даму, которая одновременно пишетъ тридцати кавалерамъ, столько же принимаетъ у себя, которая у одного проситъ костюмъ, у другого карету, то смѣло можете сказать, что у нея въ сердцѣ, какъ въ монастырѣ, имѣются отдѣльныя кельи для каждаго.
   Лусиндо. Какой вздоръ! Я вотъ сейчасъ поговорю съ моимъ соперникомъ. (Подходитъ къ Динардѣ). Мнѣ хочется съ вами объясниться, сеньоръ!
   Динарда. Съ большимъ удовольствіемъ. Но если случайно дѣло идетъ о Фенизѣ, то я васъ прошу успокоиться на этотъ счетъ и не ревновать. Ручаюсь вамъ честью, что я ни какъ не думаю за ней ухаживать... Когда вы возвращаетесь въ Испанію?
   Лусиндо. Я думаю остаться здѣсь еще одинъ мѣсяцъ. Я покончилъ съ дѣлами и теперь только одна любовь меня и удерживаетъ.
   Динарда. Хотя я изъ Севильи, но до Валенсіи поѣду вмѣстѣ съ вами.
   Бернардо (Тристану). Скажите, сеньоръ лакей, вы тоже испанецъ?
   Тристанъ. А вы что за попугай?
   Фабіо. Nol altri, мы, сеньоръ, изъ Венеціи. Dite, di grazia! Какъ вы называетесь по испански?
   Тристанъ. Молчите вы, попугай!
   Фабіо. Охъ, какой сердитый!
   Лусиндо (Динардѣ). Я надѣюсь еще съ вами увидѣться?
   Динарда. Къ вашимъ услугамъ.
   Лусиндо. Я къ вамъ зайду.
   Фабіо (Тристану). Addio, сеньоръ лакей!
   Тристанъ. Говорятъ вамъ, что я кабальеро и сейчасъ вамъ это докажу четырьмя здоровыми пинками въ спину.
   Динарда. Эй, пажи!
   Бернардо и Фабіо. Сеньоръ?
   Динарда. Пойдемте во дворецъ!
   Фабіо. (тихо Бернарду). Ну что; ты все еще думаешь, что это женщина?
   Бернардо. Не знаю; мы непремѣнно должны проникнуть эту тайну...

(Динарда, Бернардо и Фабіо уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 10- е.

(Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. А мы пойдемъ къ Фенизѣ...
   Тристанъ. Что-жь пойдемте! Куда же намъ и ходить-то, какъ не къ ней!
  

КАРТИНА II.

(Садъ съ оградой, раздѣляющій сцену. Налѣво видѣнъ фасадъ дома Фенизы; направо улица. Лусиндо и Тристанъ черезъ дверь въ оградѣ входятъ въ садъ).

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

(Входятъ Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. Что это она сегодня заперлась? Это странно...
  

ЯВЛЕНІЕ 2-e.

(Тѣ-же и Селія).

   Селія. Моя госпожа извиняется, что не принимаетъ васъ немедленно; на это есть серьезныя причины.
   Лусиндо. Ахъ, Селія! Я всегда сомнѣвался въ ея постоянствѣ. Я знаю: теперь она влюблена въ этого красавца, донъ-Жуана де-Лара. Она меня оставляетъ, она мнѣ измѣнила послѣ того, какъ свела меня съума!
   Селія (сердито). Не говорите такъ о Фенизѣ, сеньоръ! Вы не правы, она только и думаетъ, что о васъ. Во всякомъ случаѣ я пойду ее предупредить и, какъ бы она ни была занята, она сама разубѣдитъ васъ въ вашемъ мнѣніи...

(Селія уходитъ въ домъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

(Лусиндо и Тристанъ).

   Тристанъ. Вѣдь какъ разсердилась-то!
   Лусиндо. Да что-же я ей сказалъ?
   Тристанъ. Вы обвиняли ея госпожу.
   Лусиндо. Ахъ, Тристанъ!
   Тристанъ. Успокойтесь!
   Лусиндо. Постой, я слышу шаги...

(Фениза и Селія выходятъ изъ дома).

  

ЯВЛЕНІЕ 4-e.

(Тѣ-же, Фениза и Селія. Фениза въ траурномъ платьѣ и держитъ въ рукахъ письмо).

   Лусиндо, Что значитъ этотъ мрачный костюмъ. Вы плачете?
   Фениза. Я не хотѣла съ вами видѣться сегодня, мой дорогой, чтобы не напугать васъ, но я все-таки вышла, чтобы защитить свою любовь, такъ несправедливо оскорбленную. Вы моя жизнь, моя радость, мое счастье! Вы -- глаза, которыми я смотрю; воздухъ, которымъ я дышу; ваша воля -- для меня законъ. Вы видите, что я нѣжна къ вамъ, несмотря даже на несчастье! Повѣрьте-же наконецъ, что мое сердечное чувство къ вамъ не есть пустой капризъ, а самая искренняя, пламенная любовь!
   Лусиндо. О, Фениза!... Но что-же съ вами, моя дорогая? Что такое случилось? Довѣрьтесь мнѣ, прошу васъ! Какое горе омрачило облаками слезъ блистающее солнце вашихъ очей.
   Фениза. Обожаемый испанецъ! Я забываю съ вами и мое горе, и мои непріятности! А между тѣмъ, если бы вы знали... (Плачетъ). Простите мнѣ, что я плачу!
   Лусиндо. Умоляю васъ, объяснитесь!
   Фениза. Это письмо вамъ объяснитъ все.
   Лусиндо. Дайте его скорѣе. (Читаетъ). "Сестра, послѣдній разъ я называю тебя этимъ именемъ, меня приговорили къ смерти и приговоръ скоро будетъ утвержденъ. По просьбѣ князя Бутера, противная сторона соглашается простить меня за двѣ тысячи дукатовъ, но я не имѣю никакой возможности достать эту сумму. Если ты въ состояніи найти эти деньги, то вспомни, что одна и та-же кровь течетъ въ нашихъ жилахъ и что мы родились отъ одной матери... Мессина. Антоніо Фениксъ".
   Фениза. Роковое и мрачное письмо (опускается на скамью).
   Селія. Ахъ! моей госпожѣ дурно.
   Лусиндо. О, моя дорогая Фениза!
   Тристанъ. Нѣтъ ли въ домѣ воды? Принесите поскорѣе!
   Лусиндо. Нѣтъ, Селія, останься! Мои слезы приведутъ ее въ чувство... Фениза! Придите въ себя, не огорчайтесь слишкомъ; мы найдемъ средства помочь вашему горю.
   Фениза. Ахъ, мой бѣдный братъ!
   Лусиндо. Она, кажется, заговорила?
   Трістанъ. Да, сеньоръ, она заговорила.
   Лусиндо. Придите въ себя, моя возлюбленная! Я готовъ на всѣ жертвы. Что я могу сдѣлать для васъ и для вашего несчастнаго брата?
   Феноза. Этого несчастья нельзя поправить.
   Лусиндо. Неправда; есть одно средство.
   Фениза. Да, есть, но только одно... Такъ какъ вы продали уже ваши товары, то, быть можетъ, вы согласитесь одолжить мнѣ двѣ тысячи дукатовъ, подъ залогъ моего имущества и моихъ драгоцѣнностей, и когда братъ будетъ спасенъ...
   Лусиндо. Не говорите мнѣ о залогѣ! Мнѣ достаточно вашей любви,
   Фениза. Вы хотите, чтобы я всю жизнь была бы вашей рабой, благородный и великодушный испанецъ?
   Лусиндо. Не забудьте только, душа моя, что купецъ безъ денегъ, все равно, что день безъ свѣта. Я пропалъ, если вы мнѣ не возвратите долгъ. Вы мнѣ скоро заплатите, неправда ли?
   Фениза. Какъ только мой братъ вернется, мы продадимъ два или три дома, которыми мы владѣемъ по близости отсюда, и я вамъ лично заплачу... Но прошу васъ, возьмите мои драгоцѣнности; вы меня очень обяжете.
   Лусиндо. Тристанъ! Ступай скорѣй въ гостинницу и возьми тамъ изъ сундука одинъ мѣшокъ изъ кошачьей кожи съ двумя тысячами золотыхъ! Вотъ ключъ.
   Селія. Какое великодушіе!
   Фениза. Онъ можетъ служить примѣромъ преданности для смертныхъ!
   Лусиндо. Я вамъ обязанъ гораздо большимъ.
   Фениза. Только одною любовью.
   Лусиндо (тихо Тристану). Ты не отправляешься?
   Тристанъ. Напротивъ, сеньоръ, остаюсь.
   Лусиндо. Чего же ты ждешь?
   Тристанъ. Въ умѣ ли вы?
   Лусиндо. Оставь меня! Я не хочу быть неблагодарнымъ по отношенію къ ней. Я знаю эту женщину; деньги не пропадутъ.
   Тристанъ. А все-таки возьмите драгоцѣнности въ залогъ.
   Лусиндо. Лишняя предосторожность, которая только ее оскорбитъ.
   Тристанъ. Иду, сеньоръ, но только скажу вамъ, что если-бы умъ отражался въ зеркалѣ, то вы бы своего въ немъ не увидали.

(Тристанъ уходитъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 5-e.

(Тѣ же безъ Тристана).

   Фениза. Что онъ вамъ говорилъ?
   Луснидо. Онъ совѣтовалъ взять съ васъ залогъ. Это честный малый, но у него купеческая осторожность.
   Фениза. Онъ правъ; возьмите.
   Луснидо. Нѣтъ, моя дорогая! Для меня довольно одного вашего волоса. Скажите мнѣ, развѣ души не имѣютъ никакой цѣнности?
   Фениза. Да; конечно.... Зачѣмъ вы это спрашиваете?
   Лусиндо. Прекрасно; если справедливо, какъ говорятъ, что любовь имѣетъ силу удержать тысячу душъ на самой тонкой нити, то какой-же другой залогъ можетъ равняться съ однимъ вашимъ волосомъ, въ которому приковано нѣсколько тысячъ душъ.
   Фениза. Ахъ, какъ это, хорошо сказано! Какъ это любезно! Какъ умно!
   Лусиндо. Я побѣгу самъ за Тристаномъ, чтобы поторопить его съ деньгами.
   Фениза. До свиданья, великодушный испанецъ! Жду васъ сегодня вечеромъ къ ужину.
   Лусиндо. Непремѣнно воспользуюсь вашимъ приглашеніемъ.
   Фениса. Желаю вамъ всевозможнаго счастья! Я больше не безпокоюсь; я счастлива и сегодня-же пошлю деньги въ Мессину.
   Лусиндо. Такъ до скораго свиданья!

(Лусиндо уходитъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 6-е.

(Фениза и Селія).

   Фениза. Ловко я его поддѣла.
   Селія. Говорите потише и не торопитесь торжествовать; день еще не кончился. И, пока онъ пробирается въ свою гостинницу, его вдругъ можетъ взять раскаяніе...
   Фениза. Ты лучше бы посмѣялась со мною, вмѣсто того, чтобы читать наставленія. Да, вотъ кого я ловко поймала! Вотъ кто не забудетъ сѣтей Февизы! Тише... Кажется идутъ... Селія; это деньги...

(Входитъ Тристанъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 7-е.

(Тѣ-же и Тристанъ).

   Тристанъ. Чтобы вамъ доказать мою преданность, я не медлилъ ни минуты; вотъ вамъ "котенокъ" съ деньгами...
   Фениза. Посмотримъ твоего "котенка"... (Беретъ кошелекъ). Вотъ тебѣ дублонъ, Тристанъ, и попроси своего уважаемаго господина пораньше придти ко мнѣ ужинать; я его буду ждать съ большимъ нетерпѣніемъ.... А теперь прощай; я занята.....
   Тристанъ (въ сторону). Тутъ что-то неладно, боюсь, чтобъ противъ принятаго обыкновенія эта мышь не загрызла нашего кота. (Уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ 8-е.

(Фениза и Селія).

   Селія. Онъ что-то проворчалъ, когда уходилъ.
   Фениза. Экая важность! Рѣки тоже журчатъ и ропщутъ, а это не мѣшаетъ все-таки ловить въ нихъ отличную рыбу.
   Селія. Да, но только не такую дорогую.
   Фениза. Вотъ онъ мой котеночекъ. Посмотри, Селія, какъ я его цѣлую.... Я его предпочитаю Лусиндо.
   Селія. Такую "золотую кошечку" можно и поцѣловать!
   Феніза. А я его отдамъ человѣку, котораго люблю.
   Селія. Что вы, что вы!
   Фениза. Да, я его и выпросила только для донъ Жуана.
   Селія. Ну, такъ назовите его донъ Жуаномъ и берегите лучше для себя... (Стучатъ въ дверь).
   Фениза. Кто-то опять идетъ! Спрячь поскорѣе эти деньги подальше, а я отопру...
   Селія. Бѣгу...
   Фениза. Это кажется шаги капитана.

(Селія уходитъ; входитъ капитанъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 9-e.

(Фениза и капитанъ).

   Капитанъ. Фениза! Что это съ вами такое сдѣлалось? Не хорошо!. Послѣднее время вы какъ-то совсѣмъ скрылись. Ни вечеромъ, ни утромъ никого не видишь у порога вашего дома; никто не собирается у васъ поболтать и поиграть въ кости, а я, вашъ вѣрный другъ, вашъ защитникъ и естественный покровитель, я, который игралъ роль великана на стражѣ вашихъ волшебныхъ чаръ, я обреченъ теперь видѣть васъ невинно дремлющею, подобно робкой курицѣ, подъ крылышкомъ вашего счастливаго возлюбленнаго!... Ну, объясните мнѣ, что значитъ этотъ трауръ? Въ честь кого, позвольте васъ спросить, вы облеклись въ эти погребальные наряды. Не ради-ли это купца изъ Валенсіи? Или, быть можетъ, для донъ Жуана де-Лара, который съумѣлъ смягчить даже ваше сердце, сердце твердое, какъ горный хрусталь? Разскажите же мнѣ все это; развѣ я вамъ не другъ.
   Фениза. Послѣ, послѣ, милѣйшій капитанъ! Достаточно пока, если я вамъ скажу, что я не забыла вашего дружескаго участія.
   Капитанъ. Вотъ это хорошо. Теперь я вамъ объявляю, что тамъ, за угломъ, ждутъ меня товарищи... Они хотятъ посидѣть у васъ послѣ обѣда... не совѣтую вамъ пренебрегать ихъ обществомъ...
   Фениза. Прекрасно; пусть войдутъ. Я всегда рада тѣмъ, кого вы рекомендуете.
   Капитанъ (кричитъ). Эй! Ого! Друзья! Идите сюда! (Фенизѣ). Они славные ребята, вы увидите!

(Входятъ Кампусано, Требиньо и Ороско).

  

ЯВЛЕНІЕ 10-е.

(Тѣ-же, Кампусано, Требиньо и Ороско).

   Кампусано. Цѣлую ваши ручки, очаровательная!
   Требиньо. И я тоже.
   Ороско. И я съ своей стороны.
   Фениза (въ сторону) Вотъ настоящіе испанцы.
   Капитанъ. Эй! Стульевъ намъ сюда!
  

ЯВЛЕНІЕ 11-е.

(Тѣже и Селія).

   Фениза (тихо Селіи). Ну, что?
   Селія. Деньги спрятаны въ надежное мѣсто...
   Фениза. Прекрасно; подай стульевъ!
   Селія. А что это за господа?
   Фениса. Военные, испанцы... Иначе говоря, шляпа съ перьями, платье въ галунахъ, шпоры, безчинство, шумъ, гамъ и самохвальство...
   Капитанъ. Ну, что-жь господа, давайте играть?
   Кампусано. Подать сюда кости!
   Требиньо. Кости!
   Капитанъ (Фенизѣ). Если испанцы привыкнутъ у васъ играть, вы будете иногда заработывать отъ игры хорошія деньги...

(Слуги вносятъ столъ для игры).
(Капитанъ, Кампусано, Требиньо и
Ороско садятся къ столу и начинаютъ играть).

  

ЯВЛЕНІЕ 12-е.

(Тѣ-же и Тристанъ).

   Фениза. Что вамъ угодно?
   Тристанъ. Мой хозяинъ желаетъ васъ видѣть.
   Фениза. Что ему надо?
   Тристанъ. Какія вы дамы странныя въ самомъ дѣлѣ! Онъ пришелъ ужинать; развѣ вы его не приглашали?
   Фениза. Я?
   Тристанъ. Ахъ, ужь вы забыли?
   Фениза. Развѣ уже время?
   Тристанъ. Даже болѣе, чѣмъ время.
   Фениза. Да это не можетъ быть...
   Тристанъ. Вотъ это прекрасно! Теперь вы уже получили нашего "золотого котенка"!
   Кампусано. Ставлю!
   Требиньо. Иду на все!
   Кампусано. Стучу и держу!
   Тристанъ. Ну, а я не стучу.
   Кампусано. Девять! десять и тринадцать.
   Капитанъ. Хорошо съиграно.
   Кампусано. И еще какъ живо?
   Тристанъ. Да если-бъ нашъ котъ былъ бы живъ еще, его бы снова не поймали...
   Фениза. Скажите вашему господину, Тристанъ, что вотъ эти господа военные пришли ко мнѣ безъ моего вѣдома и къ моему величайшему сожалѣнію. Передайте, что я очень извиняюсь и прошу зайти попозднѣе.
   Тристанъ. Да; а въ ожиданіи-то вашего ужина у насъ ничего дома не приготовлялось...
   Фениза. Объ этомъ позаботится небо...
   Тристанъ. Мы не въ монастырѣ живемъ, чтобъ объ насъ заботилось небо!..
   Фениза. Прощайте, Тристанъ!
   Тристанъ. О, неблагоразумная молодость!
   Фениза. Вы слышали, что я вамъ сказала?
   Трістанъ. Нѣтъ, не слышалъ.
   Фениза. Скажите, что я его жду вечеромъ и угощу его, какъ нельзя лучше.
   Тристанъ. Пусть самъ сатана ѣстъ ваше угощеніе! О, если бы онъ меня послушалъ!
   Фениза. Нельзя-ли выражаться посдержаннѣе, мой другъ!
   Капитанъ (Тристану). Что ты тамъ такое ворчишь?!
   Тристанъ. Ничего, сеньоръ капитанъ; я молчу...
   Капитанъ. И хорошо дѣлаешь, что молчишь... Въ закрытый ротъ мухи не попадутъ. (Всѣ смѣются).
   Тристанъ (уходя). Бѣдный молодой человѣкъ! Въ какія сѣти онъ попался. (Уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ 13-e.

(Тѣ-же, кромѣ Тристана).

   Требиньо. Я больше не играю.
   Фениза. Кого поздравлять господа? Кто выигралъ?
   Кампусано. Я, моя красавица... Вашъ домъ мнѣ счастье принесъ... (Селіи). Вотъ тебѣ подарокъ, моя миленькая!
   Селія. Очень вамъ благодарна, сеньоръ!
   Капитанъ. Нѣтъ ли у васъ чего нибудь закусить?
   Фениза. Найдется.
   Капитанъ. Эй, слуги! Принесите намъ четырехъ каплуновъ, шесть куропатокъ и трехъ зайцевъ.
   Кампусано. А вина-то?
   Капитанъ. Четыре мѣха!
   Кампусано. Ого! А фрукты?
   Капитанъ. Ну, принесите грушъ и дынь.
   Фениза (слугамъ). Вы слышали? Ступайте!
   Капитанъ. А вы, товарищи, не видѣли еще помѣщенія Фенизы?
   Ороско. Очень интересно взглянуть...
   Капитанъ. Клянусь моими прегрѣшеніями, вы ничего подобнаго не видывали.. Пойдемте, я вамъ покажу...
   Кампусано. Какая очаровательная женщина!
   Требиньо. Давно я ужь на нее заглядываюсь.
   Капитанъ. Ну, что-жь, поухаживайте, пострадайте!
   Селія (Фенизѣ). А что то сталось теперь съ Лусиндо?
   Фениза. Онъ, вѣроятно, теперь вздыхаетъ по лунѣ.
   (Всѣ уходять).
  

ЯВЛЕНІЕ 14-й.

(Лусиндо и Тристанъ подходятъ къ дверямъ со стороны улицы. Изъ дома Фенизы доносятся звуки музыки).

   Лусиндо. Я, кажется, способенъ проколоть тебѣ сердце кинжаломъ!
   Тристанъ. Развѣ я виноватъ, сеньоръ!.. Что я могъ сдѣлать въ присутствіи четырехъ солдатъ, вооруженныхъ съ ногъ до головы.
   Лусиндо. Вооруженныхъ -- ты говоришь?
   Тристанъ. Да еще какъ! На нихъ было больше желѣза, чѣмъ въ любой рѣшеткѣ женскаго монастыря. Да вотъ подойдите сами, позовите и спросите. Можетъ быть, нашъ котенокъ вамъ и отвѣтитъ изъ амбара.
   Лусиндо. Я, кажется, умираю! О, эта женщина! Я начинаю подозрѣвать, что ты меня обманывала.
   Тристанъ. Ужь какой тутъ обманъ, дорогой хозяинъ. Это чистое злодѣйство!
   Лусиндо (стучится). Эй! отоприте!
   Селія (отпирая окно). Ну, что тамъ еще такое?
   Лусиндо. Послушай, чертовка! Что значитъ поведеніе твоей госпожи?
   Селія. Что съ вами, мой другъ? Я чертовка! А-я-яй!
   Лусиндо. Позови мнѣ эту божественную красавицу! Меня терзаетъ безпокойство; ты должна это понять.
   Селія. Врядъ-ли она можетъ васъ принять сейчасъ... она обѣдаетъ.
   Лусиндо. Она смѣется надо мною, что-ли?.. Она меня пригласила...
  

ЯВЛЕНІЕ 15-e.

(Тѣ-же и Фениза).

   Фениза (показывается въ окнѣ; Селіи). Съ кѣмъ это ты разговариваешь? Кто это такой?
   Лусиндо. Вотъ она, моя дорогая!
   Фениза. Кто это?
   Лусиндо. Какъ! вы меня не узнаете?
   Фениза. Я немного близорука.
   Лусиндо. Неправда, у васъ превосходное зрѣніе! Оно проникаетъ самыя толстыя стѣны и находитъ кошельки, запертые въ крѣпкихъ сундукахъ! Наконецъ, вы меня можете узнать по голосу...
   Фениза. А, это вы Лусиндо? Приходите попозже, у меня гости... Ни могла же я имъ отказать? Вы обѣщали помочь мнѣ въ моемъ ужасномъ положеніи, а Тристанъ мнѣ ничего не принесъ.
   Лусиндо. Какъ, Тристанъ! Неужели ты способенъ...
   Тристанъ. Да развѣ вы не были дома, когда я вошелъ и вышелъ.
   Лусиндо. Увы, увы! Ахъ!
   Фениза. Что вы еще хотѣли мнѣ сказать?
   Луеиндо. Ничего, кромѣ развѣ того, что я вамъ далъ деньги.
   Фениза. Я не желаю съ вами спорить. Если вы ихъ мнѣ дали, то отлично сдѣлали...

(Фениза и Селія уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 16-e.

(Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. Скажи же ей, Тристанъ!
   Тристанъ. Она исчезла.
   Лусиндо. Что дѣлать?
   Тристанъ. Войдите къ ней; я васъ поддержу и эти господа, они тоже испанцы, вѣроятно, тоже насъ поддержатъ.
   Лусиндо. Я сейчасъ выломаю дверь.
   Тристанъ. Вы имѣете право.
   Луснидо (стуча). Эй, эй!
   Тристанъ. Эй, отоприте! (Выходятъ капитанъ, Ороско, Требиньо и Кампусано со шпагами въ рукахъ).
   Капитанъ. Что это за неучъ осмѣлился тамъ ломиться въ дверь порядочнаго дома, въ которомъ находятся благородные люди!? Чортъ возьми, я научу его приличію! Клянусь своими прегрѣшеніями!
   Лусиндо. Это не я, почтенные господа.
   Капитанъ. Кто-жъ въ такомъ случаѣ?
   Тристанъ. Я подозрѣваю, что это пажъ, который сейчасъ прошелъ съ пятью блюдами.
   Капитанъ. Съ пятью блюдами?
   Тристанъ. Да.
   Капитанъ. Для кого?
   Тристанъ. Вѣроятно, для какого нибудь дворянина. Ну, и когда онъ скрылся... (Въ сторону). Чертъ знаетъ, что я говорю...
   Капитанъ. Въ добрый часъ, а то бы мы ему задали. Ну, друзья, вернемтесь къ столу

(Капитанъ, Ороско, Кампусано и Требиньо уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 17-e.

(Лусиндо и Тристанъ).

   Лусиндо. Ловко же она меня поймала въ свои сѣти! Безумецъ! Я растрогался слезами крокодила и въ благодарность онъ меня сожралъ. Теперь я долженъ вернуться на родину съ разбитымъ сердцемъ и безъ денегъ... Всемогущее небо! Разсуди насъ! Отомсти за меня этой женщинѣ!
   Тристанъ. Ну, прощай, Сицилія! Прощай, разбойничій портъ! Прощай, денежки!

(Занавѣсъ).

  

ДѢЙСТВІЕ ТРЕТЬЕ.

КАРТИНА I.

(Комната въ домѣ капитана).

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

(Входитъ Динарда, одѣтая мужчиной и Бернардо).

   Динарда. Отчего ты, Бернардо, такой грустный?
   Бернардо. Я боленъ.
   Динарда. Что съ тобой?
   Бернардо. Не знаю.
   Динарда. Какъ не знаешь?
   Бернардо. Да такъ, не знаю, чѣмъ я боленъ.
   Динарда. Можетъ быть, здѣшній климатъ для тебя вреденъ?
   Бернардо. Нѣтъ, само небо меня испытываетъ. Ахъ, какое ужасное мученіе! Какой-то огонь сжигаетъ мою грудь! Я кажется умру. Пощупайте, пожалуйста, мой пульсъ.
   Динарда. Давай! (Беретъ его за руку).
   Бернардо. Если вы чувствуете ко мнѣ расположеніе, положите, пожалуйста, другую руку на мой лобъ.
   Динарда. Все пустяки. Твой пульсъ бьется совершенно ровно, а въ головѣ я не замѣчаю никакого жара.
   Бернардо. Погладьте меня немного по лицу!
   Динарда. Тоже самое: твое лицо вовсе не горитъ.
   Бернардо. Ахъ, какое мученіе! Какая ужасная боль!
   Динарда. Да гдѣ же?
   Бернардо. Въ сердцѣ. Оно трепещетъ каждую минуту.
   Динарда. Дѣйствительно, странный припадокъ.
   Бернардо. Да, и причина не менѣе странная. Умоляю васъ, прижмите вашу руку къ моему сердцу!
   Динарда. Изволь, если только боль отъ этого утихнетъ...
   Бернардо. Напротивъ; вы ее еще болѣе усиливаете. Развѣ вы не чувствуете, какъ сильно бьется?
   Динарда. Чувствую; но отчего это происходитъ?
   Бернардо. Какъ; вы не догадываетесь?
   Динарда. Нисколько.
   Бернардо. Это -- вы причина.
   Динарда. Какъ я?
   Бернардо. Да, вы...
   Динарда. Перестаньте, прошу васъ!
   Бернардо. Потише, не сердитесь!
   Динарда. Неужели я потерплю, чтобъ вы говорили со мною, какъ съ женщиною?
  

ЯВЛЕНІЕ 2-e.

(Входитъ Фабіо).

   Фабіо. Можетъ быть, я здѣсь не лишній.
   Бернардо. Представь, она не признается.
   Фабіо. Ну къ чему отказываться отъ того, что намъ обоимъ извѣстно?
   Динарда. Вы, кажется, сговорились между собою.
   Фабіо. Это правда...
   Динарда. Негодяи!!.
   Фабіо. Не увертывайтесь и не старайтесь насъ вводить въ заблужденіе.
   Бернардо. Съ первой же минуты какъ вы вошли на корабль, мы отлично видѣли, что вы женщина.
   Динарда. Я -- женщина! Какая дерзость!
   Бернардо. Да, вы.
   Динарда. Я!
   Бернардо. Фабіо отлично это видѣлъ,
   Динарда. Да что-жь вы видѣли, Фабіо?
   Фабіо. Я видѣлъ... Впрочемъ, я еще ничего не видѣлъ.
   Динарда. Дерзкій грубіянъ. Я сейчасъ выхвачу шпагу...
   Фабіо. Постойте, не бойтесь и не сердитесь!
   Динарда. Какъ же вы смѣете называть меня женщиной?
   Фабіо. Понятно почему, что вы такъ прекрасны, такъ скромны, такъ застѣнчивы... (Стучатъ въ дверь).
   Динарда. Ахъ, вотъ кстати кто-то сюда идетъ...
   Фабіо. Мы найдемъ еще случай поговорить съ вами...

(Входитъ Фениза).

  

ЯВЛЕНІЕ 3-e.

(Тѣ-же и Фениза).

   Фениса. А я давно уже собираюсь васъ навѣстить.
   Динарда. Вы настоящая заря моего сердца! Я никакъ не ожидалъ, чтобы вы осчастливили мое скромное убѣжище.
   Фениза. А гдѣ капитанъ?
   Динарда. Онъ вышелъ.
   Фениза. Я очень устала... Цѣлое утро я пробѣгала за покупками.
   Динарда. Не угодно-ли вамъ покушать чего нибудь и отдохнуть?
   Фениза. Мнѣ жарко... Я бы что нибудь выпила... Хотя истинная прохлада на вашихъ пунцовыхъ губкахъ!
   Динарда. Позвольте предложить вамъ отличнаго варенья; оно изъ Лиссабона...
   Фабіо (тихо Бернардо). Я очень доволенъ, что Фениза пришла; мы будемъ знать чего держаться.
   Бернардо. Помолчи пока?...
   Фениза (Динардѣ). Какой вы странный, донъ Жуанъ! Вы дѣйствуете совершенно иначе, чѣмъ другіе кавалеры; тѣ цѣлуютъ и ничего не предлагаютъ, а вы предлагаете и не цѣлуетесь.
   Динарда. Не упрекайте меня, Фениза! Для васъ я забываю все и даже начинаю отказываться отъ своей глупой гордости.
   Фениза. Покажите мнѣ вашъ домъ.
   Динарда. Охотно, но предупреждаю васъ, что нѣтъ здѣсь роскоши... Вы здѣсь найдете только искреннее, глубокое расположеніе къ вамъ...
   Фениза. Оно для меня дороже всѣхъ сокровищъ.
   Диварда. Пойдемте же, моя богиня.

(Фениза и Динарда уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 4-e.

(Фабіо и Бернардо).

   Фабіо. Это очень странно.
   Бернардо. Тутъ скрывается какая-то тайна. Ты видѣлъ, какъ они нѣжничали другъ съ другомъ.
   Фабіо. Приходится перемѣнить мнѣніе.
   Бернардо. А я перемѣню его только тогда, когда полюблю другую женщину.
  

ЯВЛЕНІЕ 5-е.

(Тѣ-же, Альбано и Камило).

   Альбано. Я самъ видѣлъ, какъ сюда вошла Фениза.
   Камило. Что же тутъ удивительнаго? Здѣсь живетъ капитанъ и товарищъ его, донъ Жуанъ. А вотъ и Селія.
  

ЯВЛЕНІЕ 6-e.

(Тѣ-же и Селія).

   Альбано (Селіи). Зачѣмъ вы сюда пришли съ вашей госпожей?
   Селія. Что жъ тутъ удивительнаго?
   Альбано. Я встрѣтилъ капитана чуть не на другомъ концѣ города; значитъ вы пришли не къ нему?
   Селія. Ну такъ что-жъ? Капитанъ привыкъ къ нашимъ странностямъ...
   Альбано. А кто этотъ молодой человѣкъ, который здѣсь живетъ?
   Селія; Сама красота, сама прелесть! Драгоцѣннѣйшая жемчужина, которая когда либо являлась сюда изъ Испаніи, однимъ словомъ это несравненный донъ Жуанъ де-Лара.
   Камило (Альбано). Ну что вы скажете?
   Альбано. Подождите еще минуту. Скажи пожалуйста, Селія, развѣ они любятъ другъ друга? А что же капитанъ?
   Селія. Да что намъ за дѣло до капитана. Фениза его никогда не любила, а отъ донъ Жуана она съума сходитъ.
   Альбано. Какъ? Развѣ они уже познакомились?
   Селія. Ну да; конечно познакомились...
   Альбано. Это ужасно!
   Камило. Ну, пойдемте Альбано! Сомнѣній больше нѣтъ; донъ Жуанъ не можетъ быть тою, которую вы ищете.
   Альбано. Вы правы. Глупо было бы упорствовать въ это мысли... Я теперь совершенно разувѣрился.
   Селія. Что еще прикажете, сеньоръ Альбано?
   Альбано. Ничего болѣе.
   Фепиза (за сценой). Селія!
   Динарда (за сценой). Эй, пажи!
   Селія. Меня зовутъ.
   Бернардо. И насъ также. Полюби насъ, Селія, и пойдемъ вмѣстѣ!
   Селія. Отстаньте вы, глупые мальчишки!

(Селія, Бернардо и Фабіо уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 7-e.

(Камило и Альбано).

   Камило. Я не сожалѣю, что мы сюда зашли: по крайней мѣрѣ, вы убѣдились въ вашей ошибкѣ.
   Альбано. А все-таки ошибка мнѣ принесла пользу. Этотъ живой портретъ Динарды взволновалъ мою душу и совершенно изгладилъ въ ней образъ Фенизы...
   Камило. И прекрасно!.. Какъ восходящее солнце изгоняетъ ночную тѣнь, такъ точно недостойная страсть погибаетъ при первыхъ проблескахъ чистой любви. Благодарите небо, мой другъ, за избавленіе васъ отъ большой опасности. Я очень боялся за васъ; Фениза одна изъ самыхъ коварныхъ и опасныхъ женщинъ.
   Альбано. Я самъ себя поздравляю съ избавленіемъ отъ ея сѣтей.

(Камило и Альбано уходятъ).

  

КАРТИНА II.

(Улица).

ЯВЛЕНІЕ 1-е.

(Входятъ Лусиндо, Тристанъ и донъ Фениксъ).

   Донъ Феликсъ. Любезный Лусиндо! Во время нашего продолжительнаго путешествія между нами установились такія добрыя отношенія, что я ни за что съ вами не разстанусь, не открывъ вамъ важный секретъ, который меня заставилъ сюда пріѣхать. Мнѣ очень хочется подѣлиться съ вами моей тайной, тѣмъ болѣе, что вы не скрыли отъ меня ваши приключенія...
   Лусиндо. Отойди, Тристанъ.
   Донъ Феликсъ. На кораблѣ меня нѣсколько разъ спрашивали -- зачѣмъ я сюда ѣду, но я не хотѣлъ удовлетворять празднаго любопытства; но вамъ я признаюсь во всемъ. Я пріѣхалъ въ Сицилію убить одного человѣка.
   Лусиндо. Благодарю васъ, донъ Феликсъ, за ваше довѣріе. Съ вашей стороны очень великодушно, что вы не гнушаетесь мною. Вы -- севильскій дворянинъ, а я -- просто купецъ... Вы не повѣрите, какъ я польщенъ вашимъ обращеніемъ...
   Донъ Феликсъ. Вы мнѣ понравились, иначе я не могъ съ вами обращаться.
   Лусиндо. А все-таки я глубоко тронутъ вашей благосклонностію, и за довѣріе вамъ заплачу довѣріемъ же. Вы говорите, что вы пріѣхали сюда кого-то убить.
   Донъ Феликсъ. Да, и имѣю на это право.
   Лусиндо. Я тоже считаю себя въ правѣ и вернулся отомстить Фенизѣ... Я уже разсказывалъ вамъ исторію моей любви къ ней, какъ она два мѣсяца тому назадъ насмѣялась надо мной и взяла мои деньги...
   Донъ Феликсъ. Ахъ, если-бъ мое несчастье заключалось только въ потере денегъ!...
   Лусиндо. Значитъ, дѣло касается чести?
   Донъ Феликсъ. Да...
   Лусиндо. Это, конечно, важно... Но, прошу васъ вѣрить, что потеря денегъ для насъ, купцовъ, влечетъ за собою потерю кредита, а вмѣстѣ съ кредитомъ и нашей чести.
  

ЯВЛЕНІЕ 2-e.

(Тѣ-же, Фениза и Селія).

   Селія. Разскажите-же мнѣ, что такое произошло?
   Фениза. Не мучь меня, пожалуйста! Я не хочу, чтобъ даже вспоминали при мнѣ имя донъ Жуана; другой разъ мои двери для него закрыты...
   Селія (съ испугомъ). Посмотрите: Лусиндо и Тристанъ!
   Фениза. Что ты?! Ахъ! Развѣ онъ не уѣхалъ?
   Селія. Вѣроятно, вернулся.
   Фениза. Зачѣмъ ему было возвращаться?
   Селія. Должно быть по торговымъ дѣламъ. Да онъ, вѣроятно, уже васъ забылъ.
   Фениза. Нѣтъ, Селія! Мужчины никогда не забываютъ обиды. Напротивъ того, они считаютъ своимъ долгомъ настаивать тамъ, гдѣ ими пренебрегаютъ... Если-бы я не была такъ раздражена сегодня, благодаря донъ Жуану, я бы объяснилась съ этимъ бѣднымъ молодымъ человѣкомъ.
   Селія. Да что такое, наконецъ, вы имѣете противъ донъ Жуана.
   Фениза. Молчи! Довольно объ этомъ!
   Селія. Они оба на васъ смотрятъ.
   Лусиндо (донъ Феликсу). Донъ Феликсъ! Вотъ виновница моего гнѣва...
   Фениза. Я непремѣнно хочу съ нимъ заговорить. (Подходитъ въ Лусиндо). Узнаете вы меня, сеньоръ Лусиндо? Что вы такъ пристально смотрите мнѣ въ глаза?
   Лусиндо. Я въ нихъ читаю непостоянство, легкомысліе и измѣну...
   Фениза. Когда пріѣзжаютъ съ добрымъ намѣреніемъ, то обыкновенно при встрѣчѣ обнимаютъ своихъ старыхъ друзей.
   Лусиндо. Такіе, какъ я, не могутъ быть для васъ желанными гостями. Вы это достаточно доказали, не довѣрившись моему великодушію. Богъ свидѣтель, Фениза, что не потеря денегъ оскорбила меня, но то, что вмѣсто искренняго чувства, я встрѣтилъ въ васъ одну ложь... Что-же касается остального, то семья моя настолько богата, что мнѣ не трудно было поправить дѣло. Я опять привезъ товаръ изъ Валенсіи, да еще на тридцать тысячъ дукатовъ.
   Фениза. Какой вы горячій! Развѣ вы не видѣли, что я хотѣла только васъ испытать? Что-же, я признаюсь, я дѣйствительно взяла у васъ деньги. Мнѣ страшно хотѣлось убѣдиться, до какой степени могутъ дойти жалобы неблагодарнаго человѣка, который даже не съумѣлъ меня угадать... Какъ разъ въ день вашего отъѣзда я послала за вами Селію, но вы были уже на кораблѣ. Ахъ, какую ночь вы меня заставили провести! Сколько слезъ, сколько горя вы мнѣ причинили! Вы не повѣрите, какъ я раскаивалась въ своей выдумкѣ!..
   Лусиндо (тихо дону Феликсу). Вотъ такимъ точно образомъ она меня уже разъ одурачила.
   Фениза. Трудно вамъ описать мое огорченіе! Только ваши деньги меня и утѣшали въ моемъ горѣ. Я ихъ все время держала при себѣ, какъ память о васъ; я ихъ цѣловала, говорила имъ всякія глупости, такъ что это трогало до глубины души всѣхъ присутствующихъ...
   Лусиндо. Неужели въ самомъ дѣлѣ мой отъѣздъ такъ васъ огорчилъ! Мнѣ теперь стыдно, я просто въ отчаяніи за свой сумасшедшій поступокъ! Кажется, если-бы я узналъ объ этомъ на морѣ, такъ бросился-бы вплавь васъ отыскивать!.. Но, дорогая моя, простите, я васъ, кажется, задерживаю на улицѣ?.. Отъ страсти я забываю все... И такъ, вы меня любите? Я счастливъ! Въ такомъ случаѣ пусть мой отецъ меня проститъ, но изъ денегъ, которыя я привезъ, ни одного экю не вернется въ Валенсію. Милая Фениза, вы можете убѣдиться въ таможнѣ, какое множество товаровъ я привезъ въ Палермо. Такъ будьте же увѣрены, что мое величайшее желаніе продать ихъ поскорѣе и всю выручку положить къ вашимъ ногамъ! Я только васъ прошу объ одномъ: позвольте мнѣ обожать васъ и любоваться вами.
   Фениза. Повѣрьте, благородный, великодушный испанецъ, что ваша нѣжность для меня дороже всѣхъ сокровищъ.
   Лусиндо. До свиданія-же, мой другъ! Сегодня я непремѣнно къ вамъ зайду. Теперь-же, къ сожалѣнію, я долженъ идти съ этимъ сеньоромъ къ одному негоціанту; онъ обѣщалъ ссудить мнѣ три тысячи дукатовъ, пока я не распродамъ товаръ.
   Фениза. Вотъ ужъ это и не хорошо, Лусиндо! Если-бы я васъ такъ не любила, то непремѣнно-бы разсердилась. Отчего вы не обратились прямо ко мнѣ?
   Лусиндо. Развѣ вы знаете кого нибудь, кто бы могъ ссудить мнѣ эти деньги?
   Фениза. Конечно... Въ ваше отсутствіе двѣ моихъ пріятельницы говорили одному капитану, тоже моему пріятелю, что у нихъ есть деньги, которыя лежатъ по пусту и не приносятъ никакого дохода. Я убѣждена, что онѣ охотно вамъ одолжатъ. На что вы ихъ предназначаете?
   Лусиндо. Для покупки хлѣба...
   Фениза. Я берусь это устроить... Повѣрьте, что я употреблю все стараніе, чтобы быть вамъ полезной...
   Лусиндо. Надо вамъ сказать, что нѣкоторые товары, которые я привезъ, еще имѣются здѣсь въ торговлѣ. Я мало выиграю, если продамъ ихъ немедленно. А если, на оборотъ, я выдержу мѣсяцъ, то могу заработать сто на сто... Вотъ почему я и хочу сдѣлать небольшой заемъ, даже на какіе угодно проценты; все равно я ихъ верну изъ барыша отъ продажи...
   Фениза. Все это вѣрно. Я вамъ найду деньги, будьте спокойны. Но только этимъ особамъ необходимо лично осмотрѣть ваши товары...
   Лусиндо. Я имъ отдамъ ключи отъ магазиновъ...
   Фениза. Этого будетъ достаточно...
   Лусиндо. Кромѣ того, чѣмъ менѣе я буду торопиться съ продажей, тѣмъ дольше я буду наслаждаться вашимъ обществомъ.
   Фениза. Мой милый другъ! Это будетъ для меня самой сладкой наградой.
   Лусиндо. О, нѣтъ! Когда я кончу дѣла, вы получите отъ меня болѣе достойный васъ подарокъ!
   Фениза. Только я васъ предупреждаю, что онѣ возьмутъ съ васъ тридцать процентовъ...
   Лусиндо. Тридцать процентовъ! вѣдь это невозможныя условія!
   Фениза. Тѣмъ не менѣе придется согласиться.
   Лусиндо. Но это неблагоразумно.
   Фениза. Но вѣдь за то вы получите хорошіе барыши?
   Лусиндо. Постарайтесь какъ нибудь устроить, чтобы онѣ согласились на двадцать процентовъ... Но однако довольно... Не хочу больше васъ безпокоить, душа моя! Вечеромъ я къ вамъ зайду. (Тристану). Что-же ты ничего не скажешь, сеньорѣ Фенизѣ? (Отходить въ сторону съ донъ Феликсомъ).
   Фениза. А, это вы Тристанъ? Какъ вы поправились!
   Тристанъ. Да хранитъ васъ небо, синьора!
   Фениза. Какъ церемонно! Ужь это не потому-ли, что вашъ хозяинъ разбогатѣлъ?
   Тристанъ. Вотъ еще не дурной случай для васъ; неправда-ли?
   Фениза. Я понимаю; вы меня опять подозрѣваете!
   Тристанъ. Дай Богъ, чтобы мое подозрѣніе оказалось ложнымъ!.. Будь проклято упрямство моего хозяина, который не хочетъ отказаться отъ васъ! Ужь вы его обманули одинъ разъ, а онъ все-таки возвращается къ вамъ точно сумасшедшій...
   Фениза. Бы слишкомъ строги ко мнѣ, Тристанъ.
   Тристанъ. Да, я просто въ бѣшенствѣ!.. Если-бъ вы только видѣли этого бѣднаго простофилю, когда мы были на морѣ; онъ то и дѣло, что хотѣлъ броситься въ воду, чтобы потушить пожиравшій его пламень! Если-бъ вы только посмотрѣли на него въ Валенсіи! Цѣлые ночи и дни онъ только и дѣлалъ, что стоналъ да плакалъ... Я уже началъ терять терпѣніе... Онъ успокоился лишь тогда, когда ему поручили новое дѣло...
   Фениза. ...А что эти новые товары дѣйствительно дорого стоятъ?
   Тристанъ. Да; достаточно... По крайней мѣрѣ, тридцать тысячъ дукатовъ...
   Фениза. Увѣряю васъ, что тогда я только хотѣла его испытать... Я ему сохранила его деньги...
   Тристанъ. Отлично, отлично!.. Пусть онъ опять къ вамъ вернется! Пускай расточаетъ состояніе своего отца, который такъ трудился надъ его воспитаніемъ! Конечно, этотъ почтенный старикъ умретъ съ горя... Но, что за бѣда!.. Что же касается меня, то я предвижу, что мнѣ больше не увидать моей дорогой родины... Да и мой безумный господинъ, вѣроятно, погибнетъ! Но для васъ это все равно... Не даромъ говоритъ пословица, что когда околѣваетъ оселъ -- волкъ ничего не теряетъ!
   Фениза. Вы ошибаетесь во мнѣ... Увѣряю васъ!
   Тристанъ. Нѣтъ, не ошибаюсь!.. Я отлично знаю сѣти, въ которыя попало наше золото.
   Фениза. Вы ничего не знаете... Вы даже не знаете, что какъ разъ въ моментъ вашего отъѣзда я хотѣла вамъ подарить чудесное, бархатное платье и даже съ золотыми позументами...
   Тристанъ. Бархатное платье! Мнѣ!? Что вы говорите?
   Фениза. Да, великолѣпное платье...
   Тристанъ. А, ну это другое дѣло!.. Въ такомъ случаѣ я буду молчать и отдамъ вамъ этого молодца съ руками и ногами!
   Фениза. Если вы мнѣ его приведете, то, кромѣ платья, я вамъ дамъ еще сто дукатовъ.
   Тристанъ. Цѣлую ваши ручки!
   Фениза (Лусиндо). Прощайте, Лусиндо!
   Лусиндо. До свиданія!
   Селія. Прощайте, Тристанъ!
   Тристанъ. До свиданія!
   Лусиндо (въ сторону). Мое мщеніе совершится скоро.
   Фениза. Не забывайте же, что я васъ жду съ нетерпѣніемъ!
   Лусиндо. Позаботьтесь же, моя милая, о деньгахъ.
   Фениза. Только помните: тридцать процентовъ!
   Лусиндо. Какъ хотите.

(Фениза и Селія удаляются).

   Селія (Фенизѣ). У кого вы разсчитываете достать деньги?
   Фениза. У себя самой. У меня уже есть двѣ тысячи, а третью я достану подъ мои драгоцѣнности. Тридцать на сто это такая прибыль, которой пренебрегать нельзя. Ну, а затѣмъ, когда онъ продастъ, я получу остальное...
   Селія. Берегитесь, сеньора! Мужчины иногда мстятъ очень искусно!
   Фениза. Женщина всегда перехитритъ самаго тонкаго мужчину. Пойдемъ въ таможню, я провѣрю сама реэстръ товаровъ и увижу, чего они стоятъ... Ты видишь, что я дѣйствую не кое-какъ...
   Седія. Я въ восхищеніи отъ вашей осторожности.

(Фениза и Селія уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 3-е.

(Лусиндо, Тристанъ, донъ-Феликсъ).

   Донъ Феликсъ. Однако, вы ей разставили ловкую западню.
   Лусиндо. Сомнѣваюсь, чтобы она изъ нея выскочила...
   Донъ Феликсъ. Она все-таки принимаетъ свои мѣры...
  

ЯВЛЕНІЕ 4-е.

(Тѣ-же, капитанъ и Динарда).

   Капитанъ (Динардѣ). Вамъ нѣтъ никакой нужды извиняться... Я васъ хорошо знаю... Вы честнѣйшій молодой человѣкъ!
   Лусиндо (дону Феликсу). Тутъ посторонніе... Не лучше-ли вамъ вернуться домой, пока я устрою свое денежное дѣло... Разъ вы сбираетесь убить вашего врага, то надо быть осторожнымъ и не компрометтировать себя прежде времени...
   Донъ Феликсъ. Да, я прежде всего желаю, чтобы мое мщеніе оставалось въ тайнѣ...

(Лусиндо, Тристанъ и Феликсъ уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 5-e.

(Капитанъ и Динарда).

   Динарда. Я не стану отвергать, капитанъ, что Фениза приходила въ нашъ домъ; но безъ всякаго сомнѣнія она приходила для васъ...
   Капитанъ. Вы меня не разубѣдите; я слишкомъ хорошо ее знаю. Гораздо легче поймать вѣтеръ или остановить облако, чѣмъ сохранить измѣнчивое сердце этой женщины; прибавьте еще къ этому благородную привычку выцѣживать всевозможными способами деньги у иностранцевъ. За ея хитрость я ручаюсь... Повѣрьте мнѣ, мой юный кабальеро, что она хитрѣе васъ! Поэтому хотя я о васъ и очень хорошаго мнѣнія, а все-таки въ концѣ концовъ, ваша добродѣтель падетъ передъ нею... Она безъ ума отъ васъ; я это знаю.
   Динарда. Допустимъ, что вы правы... Все таки вы должны признать, что я васъ ничѣмъ не оскорбилъ...
   Капитанъ. Я просто своимъ глазамъ не вѣрю, когда вижу, какъ эта женщина васъ преслѣдуетъ! Это какое-то чудо, отъ котораго даже камни должны содрогнуться!.. Это рѣдкое счастье имѣть возможность подсмѣиваться надъ женщиной, которая есть само плутовство, сама хитрость и разсчетъ... Но если вамъ неловко, что вы злоупотребили моимъ довѣріемъ, да кромѣ того подняли на смѣхъ всѣхъ тѣхъ, что за ней ухаживали, то въ видѣ удовлетворенія я отъ васъ потребую только одно: вы должны мнѣ помочь ей отомстить.
   Динарда. Если донъ Жуанъ можетъ быть вамъ въ чемъ нибудь полезенъ, то приказывайте! Моя рука, моя шпага, жизнь, все къ вашимъ услугамъ! Я желаю всѣми средствами разсѣять ваши несправедливыя подозрѣнія.
   Капитанъ.. Успокойтесь, мой юный пріятель! Въ вашей большой шпагѣ вѣроятно мнѣ не представится нужды... Но съ какимъ жаромъ вы защищаетесь!.. Неужели вы тутъ не при чемъ?
   Динарда. Скоро вы узнаете мою исторію и убѣдитесь въ вашей ошибкѣ...
   Капитанъ. Ну, ладно... Надо вамъ сказать, что женщины, подобныя Фенизѣ, страшно желаютъ выйти замужъ; и самое лучшее средство ихъ вышутить -- затронуть эту слабую струну. Ихъ независимая жизнь, удовольствія, наслажденія, все это имъ наконецъ надоѣдаетъ до отвращенія... Кромѣ того, онѣ боятся морщинъ, какъ огня; онѣ боятся въ одинъ прекрасный день очутиться въ одиночествѣ... Рано или поздно, онѣ начинаютъ чувствовать потребность въ законномъ покровителѣ и въ этихъ случаяхъ всегда является немало обманщиковъ, которые ихъ водятъ за носъ и говорятъ -- завтра, послѣзавтра, черезъ мѣсяцъ... Вы понимаете, съ чему я веду?..
   Динарда. Вы хотите, чтобы я притворялся, будто хочу на ней жениться?
   Капитанъ. Ужь предоставьте только мнѣ дѣйствовать и вы скоро поймете мой планъ.
   Динарда. А вотъ кстати Фениза выходитъ изъ своего дома...
   Капитанъ. Прекрасно; держитесь пока въ сторонѣ.
  

ЯВЛЕНІЕ 6-е.

(Тѣ-же, Фениза и Селія).

   Фениза (Селіи). Всѣ деньги у меня съ собою...
   Селія. Это новая приманка для вашихъ рыбъ...
   Фениза. Я теперь имѣю надлежащія свѣдѣнія и не боюсь бросить деньги на вѣтеръ... Позови-на ко мнѣ капитана!
   Селія. Да вотъ онъ самъ сюда идетъ.
   Фениза (Капитану). А я васъ искала.
   Капитанъ. Чѣмъ могу вамъ служить?
   Фениза. Видите-ли, въ чемъ дѣло; я хочу одолжить мои деньги одному человѣку подъ весьма хорошіе проценты; но... такъ какъ я предполагаю устроить еще... одно дѣло, то я бы и не хотѣла, чтобы онъ зналъ, что я даю свои деньги... Будьте любезны, скажите, что эти деньги дали вы и что онѣ принадлежатъ вашимъ знакомымъ дамамъ...
   Капитанъ. А вамъ даютъ какое нибудь обезпеченіе?
   Фениза. Конечно; по крайней мѣрѣ пятьдесятъ ящиковъ сукна и шелка, а кромѣ того сто боченковъ масла. Все это сложено въ таможнѣ... Ключи у меня и безъ меня никто ничего не посмѣетъ тронуть...
   Капитанъ. Чудесно! Хорошее дѣло...
   Фениза (донъ Жуану). Что-жь вы не подойдете, донъ Жуанъ?
   Капитанъ. Онъ очень застѣнчивъ... А, кромѣ того, ему надоѣли соперники.
   Фениза. Оставьте ваши обычныя шутки!
   Капитанъ. Какія шутки!.. Ну, нѣтъ; мы не шутимъ, чортъ возьми! Только что сейчасъ я едва удержался, чтобы не пронзить ему сердце кинжаломъ, когда узналъ, что вы къ нему заходили. Счастье его, что онъ успѣлъ попросить прощенія, а главное онъ меня смягчилъ признаніемъ, что если онъ и любезничалъ съ вами, такъ только съ цѣлію на васъ жениться... Это такой благопріятный для васъ случай, что я рѣшился ради вашего счастья отказаться отъ своихъ правъ. Онъ васъ, конечно, увезетъ въ Испанію, но я все-таки надѣюсь, что если мнѣ доведется какъ нибудь съ вами тамъ встрѣтиться, то вы не забудете о томъ, кому вы обязаны вашимъ положеніемъ.
   Фениза. Ахъ, капитанъ, вы меня, обманываете! Вы меня обманываете!
   Капитанъ. Никогда въ жизни я не обманулъ ни одной женщины.
   Фениза. Ахъ, я вѣрю въ вашу испанскую искренность! Если эта свадьба состоится, въ тотъ же день я вамъ подарю цѣпь въ тысячу дукатовъ.
   Капитанъ. Я сказалъ ему, что вы очень богаты.
   Фениза. И вы не солгали... Если говорить правду, то будь свадьба хоть сегодня вечеромъ, я сегодня же могу передать ему состояніе въ пятнадцать тысячъ дукатовъ...
  

ЯВЛЕНІЕ 7-е

(Тѣ-же и Тристанъ).

   Тристанъ (Фенизѣ). Хозяинъ ждетъ васъ въ таможнѣ...
   Фениза. Такъ пойдемте, капитанъ!
   Капитанъ. Позвольте только проститься съ донъ-Жуаномъ.
   Фениза. Скажите ему, что онъ душа моей жизни.
   Динарда (Капитану). Ну, что новаго?
   Капитанъ. Мы сейчасъ идемъ съ Фенизой по одному дѣлу. (Тихо). Она безъ ума отъ васъ... Оставайтесь здѣсь...
   Динарда. До свиданья!..
   Фениза. Пойдемте поскорѣе!
   Тристанъ (въ сторону). Теперь она попалась!

(Фениза, капитанъ, Селія и Тристанъ уходятъ).

  

ЯВЛЕНІЕ 8-e.

(Динарда одна).

   Динарда. Я напрасно страдаю и волнуюсь!.. Разлука все изглаживаетъ изъ памяти... Нельзя заставить любить себя насильно, а Альбано, кажется совсѣмъ перемѣнился и больше не думаетъ обо мнѣ! Я начинаю терять надежду...
  

ЯВЛЕНІЕ 9-e.

(Динарда и Альбано).

   Альбано. Я очень радъ васъ видѣть, сеньоръ!
   Динарда. И я тоже... Мнѣ кажется, мы оба имѣемъ все-что сказать другъ другу?..
   Альбано (въ сторону). Какъ бьется сердце! Сомнѣніе невозможно, это она...
   Динарда (въ сторону). Я дрожу отъ страха! Онъ кажется меня узналъ. Но я скорѣе умру, чѣмъ признаюсь. (Громко). Что вы хотѣли меня спросить?
   Альбано. Зачѣмъ вы познакомились съ Фенизой?
   Динарда. Это мой секретъ и я не обязанъ отдавать въ немъ отчетъ кому бы то ни было, а тѣмъ болѣе такому легкомысленному человѣку, какъ вы...
   Альбано (въ сторону). Это положительно она! (Громко). Я уже справлялся о васъ у вашей прислуги...
   Динарда. Прекрасно! Съ какою цѣлью, позвольте спросить?
   Альбано. Я хотѣлъ узнать ваше имя и откуда вы родомъ... Я ни капли васъ не ревную къ Фенизѣ и нисколько не въ претензіи, что такой прелестный сеньоръ у нея бываетъ... Но... я желалъ бы узнать, точно-ли вы мужчина... порядочный, такъ какъ ваше поведеніе относительно ея мнѣ показалось нѣсколько коварнымъ...
   Динарда. Коварнымъ! Какъ вы любезны! Вы вѣроятно по собственному опыту знаете, что такое коварство, если подозрѣваете его во мнѣ?
   Альбано. Въ такомъ случаѣ, зачѣмъ вы за ней ухаживаете?
   Динарда. А вы сами; зачѣмъ вы ее любите?
   Альбано. Я? Мнѣ въ этомъ не трудно признаться... просто для того, чтобы разсѣять свою печаль...
   Динарда. О комъ же вы печалитесь?
   Альбано. Одна непріятная исторія разлучила меня съ женщиной, которую я буду любить до смерти.
   Динарда. Какъ! Ее здѣсь нѣтъ, а вы ее любите?
   Альбано. Да, я ее люблю всѣмъ сердцемъ, она сама красота, само совершенство! Я мечтаю о ней одной... Въ ней мои мученія и мея надежда! И вы такъ на нее похожи, что, глядя на васъ, мнѣ кажется, что я вижу ее.
   Динарда. Очень жаль, что я съ ней незнакомъ, а то я бы ей написалъ кое-что!.. Я бы ее успокоилъ на вашъ счетъ и, если она васъ еще любитъ, то вѣроятно стала бы ненавидѣть. Въ самомъ дѣлѣ, развѣ не забавно, что вы, сохраняя къ ней такую глубокую любовь, въ тоже время ревнуете меня къ другой? Впрочемъ ваши старыя привязанности до меня не касаются... Я только васъ попрошу объ одномъ, сеньоръ Альбано; я желалъ бы, чтобы отнынѣ вы не переступали порога дома Фенизы, потому что она выходитъ замужъ.
   Альбано. За кого.
   Динарда. Вы это узнаете потомъ. Наконецъ, если вы любите другую, то что вамъ за дѣло, за кого она выходитъ? Развѣ вы не понимаете, что, интересуясь такъ Фенизой, вы оскорбляете ту, образъ которой вы храните въ вашей памяти?
   Альбано. Выслушайте меня!
   Динарда. Къ чему?
   Альбано. Скажите, скажите, прошу васъ! За кого выходитъ Фениза?
   Динарда. За меня...
   Альбано. За васъ?
   Динарда. Да, за меня... прощайте! (Уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ 10-е.

(Альбано одинъ).

   Альбано. Боже мой! Ну какъ же тутъ не сойти съ ума? Какое рѣдкое и жестокое сходство! И мнѣ такъ и не удалось поймать ее, если только это она. Иногда кажется, что нѣтъ сомнѣнія, а потомъ вдругъ опять кажется невозможнымъ, чтобы это была Динарда... Надо пойти посовѣтоваться опять съ Камило, что дѣлать. (Уходитъ).
  

ЯВЛЕНІЕ 11-e.

(Входитъ Лусиндо и Тристанъ).

   Тристанъ. Ну, на этотъ разъ она намъ попалась!
   Лусиндо. Деньги на кораблѣ?
   Тристанъ. Тамъ уже.
   Лусиндо. Ну значитъ можно и отправляться...
   Тристанъ. Тѣмъ болѣе, что у нея всегда къ услугамъ цѣлый десятокъ храбрецовъ со шпагами.
   Лусиндо. А все-таки любопытно было бы поглядѣть всю эту сцену!
   Тристанъ. Нѣтъ, ужъ лучше подальше. Поскорѣе бы только выйти въ открытое море.
   Лусиндо. Воображаю, какъ она будетъ кричать и плакать!
   Тристанъ. Ужъ и не говорите... Мнѣ кажется, что я все это вижу... Я торжествую!
   Лусиндо. Теперь бы только попутный вѣтеръ...
   Тристанъ. Поскорѣе бы на родину!... Тамъ мы разскажемъ, какъ мы перехитрили хитрѣйшую женщину и какъ я заработалъ свой кафтанъ и сотню экю!... Ну, теперь прощай охотница на кошельки! Прощай Цирцея! Прощай колдунья! Попомнишь ты Тристана! (Оба уходятъ).
  

ЯВЛЕНІЕ 12-e.

(Фениза и Селія).

   Фениза. Никогда я, кажется, такъ не радовалась, какъ теперь! Въ самомъ дѣлѣ: благодаря молодому купцу, мое состояніе значительно увеличилось и я смѣло могу теперь выйти замужъ за любимаго человѣка... Ахъ, Селія! Какъ я провела Лусиндо! Какую огромную прибыль я съ него получу! Право, мнѣ даже жаль его. Но они очень ужъ не хитры, эти испанцы!... Кстати, гдѣ же капитанъ?
   Селія. Онъ пошелъ къ донъ Жуану.
  

ЯВЛЕНІЕ 13-й.

(Тѣ-же; входятъ Бернардо и Фабіо).

   Бернардо. Сеньора! Позвольте вашему пажу поцѣловать вамъ руку!
   Фениза. Мой другъ!
   Бернардо. Желаю вамъ счастья съ донъ Жуаномъ, по крайней мѣрѣ на десять столѣтій. Amen!..
   Фениза. Возьмите это кольцо, Бернардо; я его дарю вамъ, отъ имени нашего общаго господина.
   Бернардо. Я его принимаю безъ церемоній.
   Фабіо. Цѣлую ножки вашей милости!
   Фениза. О, Фабіо!
   Фабіо. Да пошлетъ вамъ небо, моя прекрасная госпожа, самые счастливыя дни въ этомъ союзѣ!
   Фениза. Примите это кольцо, Фабіо!
   Фабіо. Благодарю васъ тысячу разъ, моя прекрасная госпожа!
  

ЯВЛЕНІЕ 14-е.

(Тѣ-же и капитанъ).

   Капитанъ. Донъ Жуанъ идетъ сюда...
   Фениза. Дорогой капитанъ! Вы дѣйствительно мой покровитель и отецъ. Вотъ возьмите; не откажите носить эту цѣпь въ воспоминаніе обо мнѣ.
   Капитанъ. Въ этомъ нѣтъ нужды... Я и такъ прикованъ къ вамъ своею преданностью... Но разъ вы настаиваете, то я обѣщаю, подобно невольнику, всегда носить эту цѣпь...
  

ЯВЛЕНІЕ 15-e.

(Тѣ-же и Динарда).

   Фениза. Какъ я рада васъ видѣть, мой милый!
   Динарда. Что можетъ сравниться со счастьемъ человѣка, котораго вы избрали въ мужья!
   Фениза. Чѣмъ я могу возблагодарить васъ за эти нѣжныя слова?
   Динарда. О, я надѣюсь скоро сорвать поцѣлуй съ вашихъ розовыхъ губокъ!
   Фениза. А въ ожиданіи, возьмите этотъ брилліантъ; такого вы не найдете въ Палермо...
   Динарда. Пока я отъ него отказываюсь; въ вашихъ глазахъ гораздо болѣе блеску и огня, чѣмъ въ этомъ камнѣ...
   Капитанъ (въ сторону). Она сразу раздастъ все, что собрала по частямъ.
  

ЯВЛЕНІЕ 16-e.

(Тѣ-же, Камило и Альбано).

   Альбано. Прежде всего, прекрасная Фениза, позвольте васъ поздравить, такъ какъ я слышалъ, что вы выходите замужъ... Затѣмъ я имѣю съ вамъ порученіе. Только что сейчасъ я встрѣтилъ у пристани двухъ купцовъ... Они оба были очень веселы и со смѣхомъ просили передать вамъ письмо... Когда я имъ обѣщалъ, то они прыгнули въ лодку и отправились немедленно на корабль, который вѣроятно уже теперь ушелъ далеко отъ берега. Вотъ письмо.
   Фениза (беретъ письмо). Мнѣ страшно распечатать... Я предчувствую несчастіе (отдаетъ письмо капитану). Распечатайте его!...
   Капитанъ. Вотъ что вамъ пишутъ. (Читаетъ). "Вы не забыли конечно, моя милая гарпія, какъ вы выловили у меня съ помощью траура и поддѣльныхъ слезъ двѣ тысячи дукатовъ..."
   Фениза. Ахъ! это Лусиндо?
   Капитанъ. Дайте мнѣ кончить. (Читаетъ). "Но противъ хитрости я употребилъ тоже хитрость. Я вернулъ деньги и отомстилъ за себя..."
   Фениса. Какъ!? Какимъ образомъ?
   Капитанъ. А вотъ увидимъ. (Читаетъ). "Знайте, мой прелестный врагъ, что мои товары такъ же поддѣльны, какъ ваши слезы и трауръ. Во всѣхъ ящикахъ вы найдете не болѣе десятка аршинъ сукна; бочки-же наполнены водою. Вы у меня выманили двѣ тысячи дукатовъ, а я у васъ беру три, принимая въ разсчетъ размѣнъ, коммиссію и расходы по перевозкѣ. Прощайте, очаровательный врагъ! Я вамъ плачу вашей же монетой -- обманъ за обманъ".
   Фениза. Подлый разбойникъ! Постойте: я сейчасъ побѣгу за нимъ.
   Альбано. Это безполезно; корабль уже по крайней мѣрѣ въ десяти миляхъ отъ берега.
   Фениза. Ахъ! Отчего у меня нѣтъ крыльевъ?!
   Камило. Успокойтесь, сеньора!
   Фениза. Господи, Господи! Всемогущій Богъ!
   Селія. Что это -- вы молитесь?
   Фениза. Я женщина и сразу чувствую обиду. Но... простите, донъ Жуанъ; мое состояніе не очень пострадаетъ отъ потери трехъ тысячъ дукатовъ...
   Динарда. Если вы не сожалѣете, то и мнѣ все равно...
  

ЯВЛЕНІЕ 17-е.

(Тѣ-же и донъ Феликсъ, закутанный въ плащѣ; съ нимъ двое военныхъ).

   Фениза. Что это еще за странный человѣкъ въ плащѣ?
   Донъ Феликсъ. Пожалуйста не безпокойтесь! Я не имѣю дурныхъ намѣреній...
   Капитанъ. Въ такомъ случаѣ откройте ваше лицо... Въ противномъ случаѣ, чортъ возьми, я васъ выпровожу отсюда скорѣе, чѣмъ вы пришли!
   Донъ Феликсъ (сбрасывая плащъ). Хотя ваши угрозы меня и не пугаютъ, но я не имѣю цѣли теперь скрываться... Я пріѣхалъ изъ Севильи, чтобы розыскать васъ, донъ Альбано.
   Альбано. Донъ Феликсъ!
   Донъ Феликсъ, Да, это я; и желаю немедленно же переговорить съ вами наединѣ.
   Альбано. Я никогда не отказываюсь и не откажусь отъ честнаго поединка; идите, я слѣдую за вами.
   Динарда. Постойте на минуту! Откройте мнѣ причину вашей дуэли и тогда я самъ готовъ быть вашимъ свидѣтелемъ.
   Альбано. Я ранилъ донъ Феликса въ Севильи на дуэли...
   Донъ Феликсъ. Ничего нѣтъ оскорбительнаго въ ранѣ, полученной въ бою. Ваша шпага меня кольнула также, какъ моя могла кольнуть васъ... Не въ этомъ дѣло и не за этимъ я сюда явился.
   Альбано. Чего же вы требуете въ такомъ случаѣ?
   Донъ Феликсъ. Мою сестру, которую вы похитили; я не вернусь безъ нее и не убивъ васъ!
   Динарда. Не стоитъ вамъ изъ-за этого драться... Если Альбано согласенъ жениться на сестрѣ дона Феликса, то я обѣщаюсь, что она сейчасъ же сюда явится... И такъ, помиритесь же! (Донъ Феликсъ и Альбано подаютъ другъ другу руки).
   Динарда. Прекрасно! Что же касается до сестры Феликса и невѣсты Альбано, то она передъ вами: это -- я сама.
   Фениза. Какъ вы? Донъ Жуанъ?
   Динарда. Я никогда не носила этого имени.
   Фениза. Какъ! вы не мужчина?!
   Динарда. Нѣтъ, потому что я женщина.
   Фениза. Небо! какъ я осмѣяна!... Въ такомъ случаѣ по справедливости мнѣ должны возвратить мои подарки... Капитанъ Озаріо, отдайте мнѣ цѣпь!
   Капитанъ. Нѣтъ, моя очаровательница. Подобно вашему невольнику я буду всегда ее носить и пусть кто-нибудь попробуетъ отнять ее у меня!
   Фениза. Отдайте же мнѣ мои кольца? Бернардо? Фабіо?
   Бернардо. Нѣтъ, сеньора! Ужъ я его сохраню; что дано, то дано.
   Фабіо. Я я тоже сохраню его на память.
   Фениза. О, небо! Всѣ меня надули! Всѣ надо мной насмѣялись??
   Капитанъ. И на этомъ, уважаемое общество, мы кончимъ приключеніе съ сѣтями Фенизы.

(Занавѣсъ).

"Вѣстникъ Иностранной Литературы", No 4, 1893

  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Виды фундамента.
Рейтинг@Mail.ru