Успенский Глеб Иванович
Из разговоров с приятелями

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    I. Без своей воли
    II. Мишаньки
    III. "Интеллигентный" человек
    IV. По поводу одной картинки
    V. Своим умом
    VI. Беспомощность


Г. И. Успенский

Из разговоров с приятелями

(На тему о "власти земли")

   Г. И. Успенский. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5
   Издание осуществляется под общей редакцией В. П. Друзина
   Подготовка текста Н. И. Пруцкова
   Комментарии Г. М. Фридлендера
   М., ГИХЛ, 1956
   OCR Бычков М. Н.
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   I. Без своей воли
   II. Мишаньки
   III. "Интеллигентный" человек
   IV. По поводу одной картинки
   V. Своим умом
   VI. Беспомощность
  
  

I. БЕЗ СВОЕЙ ВОЛИ

1

   ...Слава богу, зима стоит настоящая, снежная, морозная, с вьюгами и сугробами. Хорошо побыть, пройтись и проехаться на свежем, холодном воздухе, хорошо и дома посидеть во вьюгу и пургу, жарко растопив печку и взяв в руки хорошую книгу.
   В один из таких вьюжных вечеров, как-то на днях, я и один мой приятель мирно коротали время, попивая чай, читая, кто книгу, кто газету, и испытывая самое современнейшее из удовольствий, удовольствие нестеснительного молчания. В особенности с этим "удовольствием" освоился мой приятель, так как жизнь накопила у него на сердце немало горя, и всякий раз, когда он говорил, слово его было невеселое, очень часто желчное, а иногда почти истерически негодующее. По натуре это был человек добрый и мягкий, но судьбе угодно было заставить его жить в таких условиях, где эти качества, особливо мягкость, не требовались, и не только нэ требовались, но не доставляли ничего, кроме горя и душевной отравы. Он начал жить сердцем и умом в то время, когда отмена крепостного права налагала даже на самые заскорузлые натуры обязательства знать и видеть, что все это старое крепостное кончилось и что теперь ничего этого не будет. Приятель мой принадлежал не к заскорузлым натурам и не поневоле думал, что все это кончилось, а верил в это и знал это по сущей совести. Он начал жить, думая, что теперь все пойдет "по-хорошему", тихо, смирно и благородно; думая, что "тихо, смирно и благородно" и есть то новое, что началось и что устранило старое, не тихое, не смирное и не благородное. Однако "по-хорошему" не вышло, развилась ненасытная алчность и жестокость своекорыстия, и навстречу им пришла жестокость мести. Приятель мой, с своими тихими планами жизни "по-хорошему", с ассоциациями "хороших людей", с ссудными товариществами, со школами и чтением мужикам "Хоря и Калиныча", оказался совершенно ненужным в этой битве "на чистоту"; но оставаясь "между" господствовавшими течениями жизни, был измолот ими, как зерно между двумя жерновами, был, если можно так выразиться, не съеден жизнью, а изжеван, измят ею, но так измят, что в нем не оставалось буквально живого места ни в теле, ни в душе. Обилие всевозможного рода жестокостей, встреченных им в течение жизни при решении вопросов, иногда самых гуманных, жестокостей, иногда совершенно затмевавших цели, во имя которых пускались они в ход, доходивших до виртуозности в преследовании человека, так, зря, без разбору, испугало его. Он не то чтобы перестал верить в светлые и теплые дни, а отвык, боялся думать об этом, чтобы не получить какого-нибудь нового удара по незажившему, избитому месту. Не принадлежа к числу торжествовавших и не попав "в стан погибающих", он тем не менее много, ужасно много пережил мыслью и там и здесь, много видел и много думал о русской жизни и о русском народе, но "изжеванная" жизнь сделала то, что мысли его были несколько односторонни и, сколько можно судить, сосредоточивались на решении вопроса: "почему из всех благ, материальных и нравственных сокровищ, доставшихся русскому человеку даром, не выходит ничего, кроме взаимного мордобития?" Решение этого вопроса, а также боль тела и боль духа, подаренные ему неудачным опытом жизни, заставляли его с особенною внимательностью останавливаться на мрачных явлениях жизни, явлениях, режущих нервы. А так как это больно и неприятно, то Протасов -- такая была фамилия у моего приятеля -- предпочитал молчать; молча шагал по целым часам из угла в угол, молча курил, или, вернее, ел углом рта мундштук папиросы, и когда говорил, то речь его была неласкова, почему вместо Протасова его почти все знакомые называли Пигасовым, памятуя одно из действующих лиц тургеневского романа. В настоящее время Протасов ехал в Петербург хлопотать о каком-нибудь "местишке" в какой-нибудь железнодорожной конторе, так как небольшое именьице, доставшееся от матери, в котором Протасов проживал последние годы с женой и тремя детьми, плохо кормило его большую семью и, кажется, было накануне продажи. Проездом в Петербург он заехал ко мне, и вот уж два дня как мы занимаемся с ним самым успокоительным и самым дружеским молчанием. Вероятно, промолчав еще таким же приятным образом день или два, Пигасов (так называть его почему-то всем его знакомым кажется правильнее) взял бы шапку, надел галоши, пожал бы мне руку и молча как приехал, так и уехал бы в Питер; но неожиданно случилось обстоятельство, которое развязало ему язык, и развязало так, как, может быть, не случалось десятки лет.
   Обстоятельство это не заключает в себе ровно ничего чрезвычайного. Дело только в том, что наш молчаливый дуэт, обещавший окончиться мирным и молчаливым сном под шум метели, был нарушен появлением нового, но не молчаливого, а, напротив, весьма разговорчивого лица. Ничего особенного не представляет и это новое лицо, но сказать о нем два слова необходимо. Это был молодой малый, или, лучше сказать, "парень" лет двадцати, по фамилии Березников. Происхождения он был купеческого, и лет десять тому назад отец его торговал красным товаром в одном из окрестных тихих уездных городков и здесь же десять лет назад умер, оставив вдове и сыну небольшой деревянный дом и флигель с лавкой. Мать Березникова не продолжала торговли, лавку продала, дом подновила и отдала под помещение уездной управы, а сама стала жить с сыном во флигеле. На деньги, которые остались от продажи лавки и которые получались с управы, жили они не богато, но и не бедно; мать молодого Березникова занималась тем, что пила чай, плакала, ходила в церковь да баловала своего сына, а сын рос и ничего не делал. Но что-то помешало ему сделаться саврасом, шатуном, полюбить трактир, биллиард и кулацкую наживу; какая-то врожденная деликатность отталкивала его от этого, и хоть он ничего не делал, но хотел что-нибудь делать, и притом хорошее. В настоящую минуту это был дюжий, здоровый и сильный парень, который делал и думал то, что заставлял его делать случай, хотя случай этот, повторяю, никогда не отзывал его ни в кабацкую, ни в кулацкую компанию. Единственный сын у матери, он не подлежал воинской повинности, не нуждался в куске хлеба, был совершенно свободен, здоров и силен, но вопрос "что делать?" тем сильнее угнетал его в деревенской и уездной глуши, что "нажива", которою этот вопрос разрешается всего чаще, не прельщала его.
   -- Что мне делать? Скажите, пожалуйста! -- иногда как бы в изнеможении вопрошал этот здоровый и румяный юноша, неожиданно явившись из каких-нибудь странствований, которые он любил делать пешком и даже бегом!..
   -- Да вы что бы хотели делать?
   -- Да чорта мне хотеть? Кабы я хотел, я бы не спрашивал...
   -- Вы что знаете?
   -- Да ни чорта я не знаю!..
   -- Так какое же вам дело? Ничего не знаете и ничего не хотите.
   -- Так неужто мне пропадать?
   -- Ну, возьмите какое-нибудь место... на железной дороге... в управе.
   -- За каким же чортом?
   -- Ну все-таки будет занятие!
   -- Да за каким же чортом мне это занятие? Жрать? Так у меня и без него есть, что есть: пошел к матери, похлебал щей -- вот и все, а строчить там в конторе или в канцелярии всякую ерунду -- зачем это? Мне надо знать, что я пользу делаю кому-нибудь, тогда я согласен.
   -- Так подумайте хорошенько, может и выберете какое-нибудь дело...
   -- Уж я думал и вижу, что камень на шею да в воду -- одно! Впрочем, нет ли у вас книг каких-нибудь? Я хочу читать. Надо читать дозарезу, одно спасенье... Дайте мне книг, пожалуйста, сколько у вас есть...
   После таких разговоров Березников уходил домой, унося с собой целый ворох книг, связав их собственным кушаком (он ходил в русском платье). Книги были всегда самого разнообразного содержания и собранные кой-как: третья часть одного сочинения, вторая другого, тут и роман с иностранного, и брошюра об уходе за скотом, и толстый отчет земского собрания. Нахватав всею этого так, зря, без разбору и толку, и притом второпях, под давлением мысли о неотложнейшей необходимости читать "дозарезу", -- он немедленно же стремился удовлетворить этой необходимости, немедленно уходил домой "читать" и пропадал на неделю, на две. Чрез две недели он приносил ворох прочитанных книг и на вопрос: "Ну, что?" отвечал: "Прочитал всё... башка трещит, бог знает, до чего... Все хорошо и любопытно, -- а точно кирпичами голову заложило... чистая смерть! Уж я дрова сегодня рубил целый день -- никак в чувство не приду". Заходил разговор о систематическом чтении, о том, что так читать нельзя, что от такого безалаберного чтения может получиться отвращение к книге. Березников всегда соглашался, говорил: "да-да-да, верно", но прибавлял: "только уж после... теперь у меня башка ничего не примет... теперь я пойду проветриться... тут у меня есть знакомые охотники на тетеревов"... И уходил, пропадал опять неделю, две-три, принося потом целый ворох всевозможных, хотя и в высшей степени беспорядочных рассказов и наблюдений.
   -- Ну теперь опять давайте книг.
   Но систематическое чтение никогда не удавалось; препятствовали этому живые встречи с людьми. То, идя домой с книгами, Березников встретится с овчинниками и так заинтересуется их бытом, мастерством и разговором, что пристанет к ним и проживет, "протаскается" с ними до тех пор, пока не пропадет интерес, не станет скучно и опять не нападет унылая минута с неразрешимым вопросом "что делать?". То встретится с учителем и вздумает сам готовиться держать экзамен, натащит домой Ушинского, Корфа, Евтушевского, но какая-нибудь новая встреча с какими-нибудь голубятниками или столярами увлекала его к живому наблюдению, и начатое приготовление в учителя ничем не оканчивалось или во всяком случае откладывалось в долгий ящик.
   Несмотря на беспорядочность жизненного опыта, исполненного случайных встреч, мало-помалу кое-что из вычитанного им переходило в личные наблюдения и иногда объясняло даже то или другое знакомство, например с учителями, с мастеровыми. Хотя и крайне беспорядочно и безобразно, но голова Березникова работала, вычитанное переносила в жизнь, а виденным проверяла прочитанное. Но в конце концов в голове этой царствовал все-таки хаос и беспорядок, не приводивший его ни к чему определенному, кроме какой-то страсти переменять место, чтобы не скучать, не томиться бездельем. Знакомых и отцовских и своих много было у него и в городе и по деревням, между учителями, священниками, крестьянами и в особенности между крестьянами, занимавшимися каким-нибудь мастерством: портными, бондарями, дубильщиками, валяльщиками, и везде он не был чужой, потому что приходил "любопытствовать" и любил болтать сам. Корыстных целей в нем никто не видел, а побалагурить всякий был непрочь; да кроме того Березников и не надоедал своими посещениями и не всегда был праздным зрителем того, что делают люди: он всегда готов был подсобить, и не только в чем мог, а и в том, чего не мог.
   -- Ну-ка ты, парень, чего сидишь-то, лясы точишь, поди-ко принеси дров, видишь, хозяйка хворает, а нам недосуг!-- скажет ему какой-нибудь овчинник среди беседы о том, о сем, и Березников не только притащит охапку дров, но и наколет их еще на двое суток вперед.
   -- Добрый парень! -- вот что говорили про него знакомые, и мы скажем про него то же самое.
  

2

  
   Так вот этот-то Березников и явился неожиданным гостем в то время, когда мы с Пигасовым проводили время в дружеском молчании, попивая чай и шумя кто газетой, кто листом книги. Березников явился весь в снегу: снег был на шапке, на сапогах и на полушубке.
   -- Здравия желаю! -- сказал он весело и, сняв, шапку, просыпал с нее на пол клочья снегу. -- Вот и мы... незваные, непрошенные. Не хуже буду татарина? Можно ночлегу попросить?
   Как ни дружески молчали мы с Пигасовым, но появление нового лица, в котором притом же не было скуки для обоих нас, было весьма приятно.
   Через пять минут Березников уже разделся, снял полушубок и в одной красной русской рубахе сидел за стаканом чая, проглатывая огромные куски булки. Я познакомил его с Пигасовым, но Пигасов, который, по его же собственным словам, сторонился всего веселого, -- потому что отвык от него, -- не особенно обрадовался появлению нового гостя, от которого уж слишком веяло какой-то беспричинной радостью молодости и физической силы. Вежливо поздоровавшись с Березниковым, он отодвинулся немного от стола с газетой в руках, молча уткнулся в чтение и, как кажется, даже старался не слушать разговора, который начался у меня с Березниковым.
   -- Ну, -- сказал я, -- рассказывайте!
   С Березниковым всегда начинался разговор именно этой фразой, потому что всякий промежуток между нашими свиданиями ознаменовывался тем, что Березников, уходя от меня, попадал случайно в какую-нибудь совершенно новую среду, о которой и приходил рассказывать при следующем свидании. На этот раз Березников не сразу ответил на мой вопрос. Он ел и, занятый этим делом, только кивал головой, как бы говоря, что много есть о чем рассказать.
   Покуда в его руках была булка, никакого разговора между нами происходить не могло; но вот булка съедена, Березников отряхнул крошки с подола своей рубахи и сказал:
   -- Не знаю, с чего и начинать... столько всего видел? Две недели работал с рыбаками... вот народ-то!.. Лучше этого народа, кажется...
   Березников вдруг остановился, как бы что-то вспомнив важное, и торопливо сказал:
   -- Да! Что же я? Самого главного-то и не говорю... Ведь антихрист народился! В народе удостоверяют об этом самым положительным образом.
   -- Где же? у нас народился, в России? -- спросил я.
   -- Определенного на этот счет сказать не могу... Какое-то царство называют. Так вот в этом-то царстве есть князь, и живет у этого князя повар. Повар-то этот и есть корень всему делу... Во-первых, он постоянно работает в белых перчатках, а почему -- это после узнаете... А во-вторых, необыкновенно любезен, ласков и добр...
   Пигасов, как я уже сказал, старавшийся не слушать разговора, однакоже оставил газету, подвинулся к столу и стал слушать Березникова.
   -- Когда этот повар "в белых перчатках" нанялся служить на княжеской кухне, то немедленно же стал всячески угождать и делать добро прислуге. Есть у него деньги -- отдает, помогает, а княжеская прислуга разнесла о доброте повара весть в народе и довела до сведения самого князя. Князь узнал о доброте своего повара и полюбил его, а когда повар узнал, что князь его любит, то воспользовался этою любовью также на благо народа. Прислуга, как я сказал, разнесла о нем весть в народе; к повару стали приходить со своими нуждами истопники, конюхи, потом городские извозчики, дворники, чернорабочие и вообще масса черного народа -- мужиков; всякий рассказывал ему и плакал над своим горем, и повар всякому выхлопатывал по его желанию: кому землю, кому дом, кому скотину, кому деньги. Никто из мужиков не уходил от повара необлагодетельствованным. Так дело стоит в настоящую минуту; повар в белых перчатках служит у неведомого князя, и слава о его доброте, о его милости к мужичкам, к простому бедному человеку растет не по дням, а по часам... Но скоро, лет через двадцать, произойдет такой случай: князь, у которого живет повар в белых перчатках, созовет в гости к себе прочих всех китайских и ефиопских князей; повар, как любимец князя, будет служить гостям, стряпать и подавать кушанья, и вот тогда-то, в один из таких роскошных обедов, один из князей спросит: "Отчего это у вас повар постоянно носит белые перчатки?" -- "Ах, боже мой, ответит князь, я этого и не заметил!" И скажет повару: "Отчего, любезный, ты ходишь постоянно в белых перчатках?" Повар ничего не ответит на это, только в первый раз сделает недоброе лицо; тогда князья и разные султаны станут просить, чтобы он приказал повару снять белые перчатки... Князь исполнит желание гостей; он будет приказывать повару снять перчатки до трех раз: сначала лаской, а потом и с гневом. Два раза повар ослушается приказания, а третий раз, тоже со страшным гневом, исполнит; он сорвет с рук перчатки, и тогда все гости, все князья и султаны в ужасе увидят, что повар -- не повар, а антихрист: на одной руке у него окажется копыто, а на другой когти. Ужас блестящего общества будет так велик, что все гости немедленно уйдут из-за стола и немедленно же разъедутся; сам князь, у которого живет этот повар, также немедленно вслед за гостями соберет все свои сокровища и уйдет из своей стороны... Между тем народ, который уже наслышан о необыкновенной доброте повара, оставшись без главы и хозяина, не найдет никого более достойным заместить разгневанного владыку, как именно этого самого повара. И вот повар сделается главным лицом в царстве, но вместо милостей народу он с первого же дня начнет проявлять необузданную жестокость... И здесь вот что в высшей степени любопытно: вы ведь помните, что он в первый раз ожесточился и рассердился, когда у него потребовали снять перчатки и стали смотреть руки... Так вот и он тотчас после того, как сделается главою, -- издаст повеление "смотреть у всех руки". "Вы, мол, меня осрамили с моими когтями и копытами -- вы тайность мою раскрыли, так и я вам также..." И вот начнут у всех осматривать руки... и у кого руки эти окажутся чистыми, нежными, без мозолей, тем будет очень худо... Чтобы спастись от гибели, все белоручки начнут хвататься руками за землю, начнут рыть ее и все-таки будут гибнуть... А так как и у мужиков мозоли будут проходить (от хорошей жизни, которую антихрист устроил им, будучи поваром), то вслед за белоручками, уничтоженными по повелению антихриста, станут уничтожать и обелорученных мужиков... Ничего, кроме гибели!.. Затем начнется пожар земли, которая сначала превратится в медь, потом в серебро и, наконец, в золото. Тут воскресение мертвых и суд... Вот какая история! Итак, первое самое важное известие я сообщил... Теперь второе -- рыболовы...
   -- Позвольте одну минуту,-- перебил Березникова Пигасов. -- Эту легенду об антихристе я на своем веку слышал несчетное число раз; антихрист всегда является в ней в разных видах, но всегда решительно, во всякой из легенд он всегда ознаменовывает свое пришествие добрыми делами. Он всегда завоевывает симпатии народа, делая ему приятное, облегчая ему жизнь... Почему это -- зло, гибель, несчастие и вообще последние дни, кончину мира народ полагает после того, как жить будет необыкновенно легко, исполнятся все желания, снимутся все тяготы?.. И ведь это постоянно так,-- продолжал Пигасов.-- Антихрист постоянно начинает свою злодейскую карьеру тем, что благодетельствует и помогает бедняку, униженному и оскорбленному, а потом губит его именно этим облегчением жизни. Ведь еще на днях было напечатано в газетах сообщение о подлинном факте, как в Смоленске бедные люди стали считать какого-то доброго барина за антихриста, потому что он делал массу добрых дел: давал взаймы без отдачи, покупал корову вдове. Даже полиция встревожилась... Еще я помню, что Аракчеева народ стал считать антихристом и оказывал ему особенное упорство в тех случаях, когда он хотел действовать не палкой, а лаской. У одного мужика в той деревне, которую граф хотел обернуть в военные поселения, пропали деньги, кажется, рублей тысячу. Мужик был влиятельный, и граф, чтобы склонить его на свою сторону и чтобы засвидетельствовать пред всей деревней о своей доброте, выхлопотал у государя всю пропавшую сумму и при велеречивой бумаге препроводил в деревню для передачи чрез местное начальство обокраденному мужику. Но как только в деревне стала известна эта милость и доброта графа, так немедленно же он и прослыл за антихриста. "Ишь заманивает! Не бери этих денег, не касайся, боже сохрани!" Так и препроводили ему велеречивую бумагу с деньгами обратно!.. Что значит это? Отчего это облегчение жизни от бремени несчастия, горя и труда и одновременно с "облегчением" -- гибель неразрывны в понятиях крестьянина?.. Отчего самый настоящий, заправский крестьянин никогда не променяет своего "трудного" житья на легкое житье барина или купца?.. Вот это меня ужасно интересует.
   -- Так отчего же это? -- спросил Березников в раздумье и вдруг прибавил с неумеренным оживлением: -- Оплетают его, вот он и боится... Ему дадут рубль, а сдерут вдесятеро! Так он и пятится от филантропии-то...
   Пигасов призадумался.
   -- Оплетают-то оплетают, это так... Но ведь я говорю про такие явления в крестьянской жизни, которые, напротив, прямо облегчают жизнь и снимают с плеч тяготу явно, видимо для всех и безо всякого обдирания. Нет, мне кажется, что тут есть нечто иное!.. Ты (обратился Пигасов ко мне), помнится, что-то писал про власть над крестьянином -- и если помню, то и над его умом и волей -- труда земледельческого... Там у тебя много напутано всякого вздору -- уж извини по приятельству, -- но есть и доля правды... Действительно, мне кажется, что крестьянин живет, лишь подчиняясь воле своего труда... А так как этот труд весь в зависимости от разнообразных законов природы, то и жизнь его разнообразна, гармонична и полна, но без всякого с его стороны усилия, без всякой своей мысли... Вынуть из этой жизни гармонической, но подчиняющейся чужой воле, хоть капельку, хоть песчинку, и уже образуется пустота, которую надо заменять своей человеческой волей, своим человеческим умом... а ведь это как трудно! как мучительно!.. Возьмите вы человека своей воли, своей мысли -- скажем так: культурного человека -- сколько он мучился, сколько, страдал, а чего добился? Добился ли сотой доли того гармонического существования, которым пользуется так, не беспокоясь и не думая, крестьянин?.. Культурный человек -- это человек, выгнанный из рая неведения, из рая, где всякая тварь служила ему (как служит теперь нашему мужику) под условием не касаться древа знания... Его выгнали в пустыню, в голую, безжизненную степь, на полную волю. И в обиде на неправду, а также и в гордом сознании силы своего ума (ведь он вкусил от древа-то) он, вероятно, сказал, уходя из рая: "Так будет же у меня мой собственный рай, да еще лучше этого!"... И вот над созданием этого рая он и бьется несчетное число веков. Ему не служат твари -- он сделал своих: локомотив его бегает лучше лошади; он выдумал свой собственный свет, который будет светить и ночью; он переплывает океаны в своих, собственным умом выдуманных ихтиозаврах-кораблях; он хочет летать, как летает птица... И, вероятно, когда-нибудь в бесконечные веки он добьется своего... Будет у него свой собственный, выдуманный, взятый умом и волею рай. Но как еще ужасно-ужасно далеко это время! Когда-то еще его мертвое животное, локомотив, достигнет поворотливости любой деревенской кобыленки!.. Когда-то еще его упорное желание летать птицей осуществится хотя в приблизительных только размерах того совершенства, которым уже обладает галка, обладает так, без всяких усилий с своей стороны, а просто так... галка так галка и есть, взяла да и полетела! А Надары еще лет тысячи будут разбивать себе головы и тонуть в морях, прежде нежели добьются уменья произвольно перелетать с крыши на крышу... Вот точно так же и народная жизнь...
   -- Как так же? -- спросил в совершенном недоумении Березников. -- Народная жизнь подобна галке? Что-то больно хитро!
   -- То есть совершеннейшее подобие галки! Если вы дадите себе труд поймать эту галку...
   -- Поймаю трех! -- сказал Березников.
   -- И одной довольно... Если вы поймаете галку и рассмотрите всю ее организацию, то вы поразитесь, как она удивительно умно устроена, как много ума положено в ее организацию, как все соразмерно, пригнано одно к одному, нет нигде ни лишнего пера, ни угла, ни линии ненужной, негармоничной и не строго обдуманной. Не так ли?
   -- Надо быть ловко устроена. На то господь праведный...
   -- Удивительно ловко и умно устроена! Но ведь тогда любая галка -- гениальнейшее существо, необъятный ум?.. Вот у нас часто, изучая народную жизнь, иные в высшей степени гармонические явления народного быта приписывают народному уму, и тогда он кажется необъятным... А между тем эти гармонические явления, до которых умом человек непокорной воли дойдет только через тысячи веков, существуют и рождаются просто так, как галка, как жеребенок... Неисповедимыми путями предуказано, чтобы кобыленка по весне ходила по полю и махала хвостом. Она ходит и махает, потом ее начинает "пучить", и в конце концов получается прелестнейший жеребенок, в миллион раз умнее и лучше выдуманного человеком локомотива, но появляется без собственной воли, устраивается и принимает формы и строение без собственного ума, а так... И народная жизнь в огромном большинстве самых величественнейших явлений удивительна, стройна, гармонична, красива просто так.
   -- Ну, знаете, -- сказал, все более и более недоумевая, Березников: -- это вы... чорт знает, что такое!.. Как же так?.. Это... чорт его знает!.. Что же это такое?..
   Но Пигасов, по мере того как овладевал своею мыслью, возбуждался все более и более и, не слушая Березникова, продолжал:
   -- Народ -- это тот человек, который, по изгнании из рая непокорного собрата, предпочел остаться там... сказав себе: "ладно и так!"
   -- Отчего же об этом не писано? -- спросил Березников.
   -- Да кто же писать-то будет? Выгнанный человек, человек, сказавший: "сделаю свой рай еще лучше", тот выдумал печатный станок и записал свои страдания и мучения, свою душевную муку, а этот, оставшись в готовом раю, рассчитал, что лучше "повиноваться". Сказано: "не касайся древа знания!" -- он и не касается... И до сих пор не касается... И ничего! Живет! И все звери и птицы служат ему и покоряются; куры несут яйца, свиньи предоставляют поросят, кобыленки дарят готовыми локомотивами, бабочки приносят цветочную пыль, пчела переделывает ее в мед, черви вырабатывают чернозем. И в этом раю он только исполняет, что ему определено, довольствуясь готовым умом природы, и выходит в его жизни так же почти все стройно, хорошо, удивительно, как все удивительно хорошо в природе: как цветок, как галка, как пчела...
  

3

  
   Пока Пигасов говорил, Березников сидел с вытаращенными глазами и ничего не понимал, только бормотал негромко:
   -- Это... чорт его знает... -- галка!.. Чорт знает, что такое! Ничего нет! ни ума, ни воли! Ну, уж это...
   И вдруг столбняк, в котором он находился от этих речей Пигасова, оставил его, и он, рассердившись, произнес:
   -- Что вы тут говорите? Что это еще за безобразие? Как нет ума? Я слушаю, слушаю, думаю: что такое? Совсем было очумел... Да что вы? Как же так ума нет? что вы говорите?..
   -- Я не говорю -- "нет", я говорю: "своего" ума нет. Есть великолепный, удивительный ум, но чужой, божий ум природы... А как своим, человечьим приходится действовать -- увы!.. Так, не думая, "не сумлеваясь", -- покорим, разобьем и сами помрем сотнями тысяч; а человечьим умом начнем действовать -- не сладимся купить пожарную трубу для деревни!..
   -- Что вы говорите! -- возразил Березников. -- Господь с вами! Опомнитесь вы хоть немножечко-то!.. Да позвольте, я вам приведу пример. Вот я две с лишним недели прожил в рыбной артели на Ильмене, так неужели же я не знаю, сколько там ума, какая бездна удивительных мыслей, сколько благородства?.. Да позвольте вам рассказать все это подробно, и вы увидите...
   И Березников с жаром стал описывать рыболовную ильменскую артель. Организация ее была действительно совершенна, в полном смысле слова. Приводить здесь все подробности этой организации слишком бы затянуло рассказ о дальнейшей беседе Березникова с Пигасовым. Приведу для образчика одну только подробность, касающуюся невода. Невод плетут все члены артели по ровной части. Но так как к этому неводу, опуская его в воду, привязывают веревки и те места, к которым эти веревки привязываются, рвутся и портятся скорее тех частей невода, где нет привязей, то артельщики распределяют работу каждого так, чтобы у каждого приходилась часть плетения к узлу, где рвется, и часть труда там, где невод свободен от узла; словом, внимательность артельщиков друг к другу и к безобидному и совершенно ровному распределению этого труда -- доказывалась этим примером блистательно. По этому примеру можно судить и об остальной организации; вся она также организована на самых справедливейших отношениях к труду собрата. Об уме, вложенном артельщиками в их дело, Березников рассказал чудеса: они астрономы, и каждая звезда на небе у них называется по-своему; каждое направление ветра также изучено и названо собственным своим именем. Словом, как организация артели, так и распределение труда и заработка, все было удивительно стройно и удивительно справедливо и умно.
   -- Теперь позвольте спросить вас, -- горячась, сказал Березников:-- где же тут и в чем видится проповедуемая вами галка или ворона какая-то? Да не только галка, а и ваш культурный человек со всеми своими потрохами гроша медного не стоит против этих мужиков. Вот недавно я брал у попа книгу об Америке, о каких-то американских сектах... Описывается там, как какие-то культурные распутники заводят тоже какие-то общины. И весь культурный ум их не в силах сделать так, чтобы общины эти обходились без распутства. Какой-то Нойес -- чуть не бог, а ведь отсюда за пять тысяч верст видно, что он весь в грязи, что даже лысина-то у него совсем подлая... И об чем хлопочут! Не стеснять инстинкт, а чтобы детей не было. Чтобы инстинкт был -- это ничего, а дети -- это пролетариат, так вот и рекомендуют идти в аптеку... Из аптеки возьми на целковый лекарства против пролетариата, а инстинкт оставь! Ведь на это последний мужик плюнет, такая это ахинея и подлость... И где же тут ваш культурный ум? и чего он стоит в сравнении с нашим мужицким умом, с нашей чистой крестьянской семьей, с детьми, сколько бы их ни родилось, и без всяких паршивых рецептов?.. Что вы! Нет ума! Вы меня совсем одурачили вашими разговорами!
   Пигасов все время молчал и внимательно слушал. При последних словах Березникова он заговорил опять:
   -- Мне кажется, -- сказал он, обращаясь ко мне, -- что нет другого более несчастного человека на свете, как русский культурный человек. Ведь свою культурность-то, свою мысль он должен дрессировать по чужим образцам, по образцам умственной работы того человека, который, как я говорил, хочет завоевать рай своим умом. И, как я также говорил, завоевал он очень мало, почти ничего... Сравнительно же с нашим народным раем...
   -- Рай! нечего сказать! -- перебил Березников, но Пигасов, не слушая его, продолжал:
   -- Сравнительно же с нашим готовым раем и вовсе мало. А между тем русский культурный человек, живя среди миллионной массы некультурного народа, невольно чувствует вокруг себя какие-то такие совершенные и широкие формы жизни, которые далеко превосходят всю его европейскую культурность. Лакей, горничная, извозчик -- все одинаково дают ему чувствовать, что они выше его чем-то, что они самостоятельнее его, что они неуязвимее, чище, смелее и в миллион раз прочнее его на земле. Чувствуя это и ощущая ежеминутно, наш культурный человек в огромном большинстве случаев не знает, что делать? Все для него кажется, или по крайней мере он чует, что вся его культурность слаба, дрянна, бесплодна для этой сильной массы. И замечательно, что чем он искреннее, тем он нравственно слабее среди нашей массы. Да, в самом деле, представь себе, что он пережил, с книгой в руках, всю эпопею страдания культурного человека и дошел до последней точки, на которой этот измучившийся культурный человек стоит. Какая это точка? Это именно, вот как говорит господин Березников, какие-то паршивые отцы Нойесы, какие-то неудающиеся коммуны, неуклюжие фаланстеры и фамилистеры. И когда он доходит до этого предела, так тут у него совершенно опускаются руки, перед ним во всем блеске и совершенстве стоит наша община, наша артель, и он говорит: "Какого же чорта (вот совершенно так же, как господин Березников выражается) стоит вся эта культура!" Но тут происходит удивительная ошибка: переживая мысль культурного человека и дойдя вместе с этою мыслью до последнего ее проявления, мы, встретив потом нашу общину, вкладываем в нее продолжение нашей мысли и продолжаем смотреть на нее как на продукт нашей мысли, то есть объясняем ее нашею мыслью, и, разумеется, поставив рядом какой-нибудь Нью-Ленарк и нашу деревню, видим огромную разницу в пользу нашу и начинаем думать: "Вот каковы размеры нашей мысли, вот каковы мы... Что ж будет из нас, если те дотолкались до какой-то казармы, тогда как мы додумались до такой прелестнейшей вещи, как община?" И ошибаемся! До казармы люди в самом деле додумались и дострадались, а община родилась сама, как цветок, как галка. Хвалиться нашей общиной, артелью -- то же, что приписывать самому себе и своему уму гениальное устройство собственного своего тела, своей нервной и кровеносной системы, то же, что приписывать галке блестящий успех в умственном развитии, так как она удивительно сумела устроить самое себя и не только летает куда и когда ей угодно, но даже знает, что за пять верст отсюда мужик просыпал овес и что следует туда отправиться.
   -- Опять галка пошла в ход, -- иронически и сердито сказал Березников.
   -- Да, опять!.. Или вот еще, -- продолжал Пигасов, попрежнему обращаясь ко мне. -- Возьми ты теперь французского анархиста. Ведь сердце кровью обливается, глядя на них. Все они неизбежно должны погибнуть, должны, понимаешь ли? должны погибнуть!! потому что сию минуту они даже не могут приблизительно очертить того "будущего", к которому идут. Перед ними тьма. Из существующих на их глазах культурных отношений, как их ни поверни, ничего не может выйти такого, что бы сделало жизнь гармоническою; но существующие отношения тяжелы, и вот они говорят: "разрушить все, а потом видно будет". В самом деле, что могут они объявить и обещать обществу, которое будет их бить? Ничего! Ассоциацию трудящихся классов, сапожников с сапожниками, башмачников с башмачниками -- какая казарма и какая скука! и результат -- две копейки барыша против нынешних цен. И они знают, что это -- казарма и скука, знают, что и существующее несправедливо, и вот идут только разрушать... Вероятно, после морей крови и страданий они придут путем огромных усилий знания и воли к тому, что ассоциация-то должна быть в одном человеке, что в нем одном должны сосредоточиваться, если так можно выразиться, все знания, все науки, все ремесла, а союз таких всесторонне развитых людей будет община, общество. То есть придут к типу нашего мужика, который все сам, на все руки, все может, ни в ком не нуждается и, сосредоточивая в одном себе возможность всестороннейшего развития врожденных в нем физических и нравственных сил, представляет тип "полного человека", а не башмачника, сапожника, телеграфиста... Но зато, если культурный человек после всех усилий ума, воли и знания, после всех страданий, после морей крови придет к тому же типу, который в нашем крестьянине уже есть, существует во всей красе и силе -- не завоеванных им, а взятых даром, -- тогда уж и самостоятельность и независимость этого своей волей выбившегося из мрака и холода мук человека будет вековечная!.. Его не сокрушит случай, не сокрушит дуновение ветра, как сокрушает нашего теперешнего представителя этого типа, крестьянина. Как создание божие только, он превосходен; красив и совершенен, вот как это развесистое дерево, этот клен; но если маленький топор валит огромный дуб, который валится и падает без ропота, то и нашего крестьянина, который сейчас служил образцом человеческого совершенства и всестороннего развития, также валит всякая малость, которая бьет его по могучему и великолепно организованному телу... Рубль... свист машины... и глядишь -- "образчик будущего" развалился прахом!..
   Березников, слушая эту речь, сначала ходил взад и вперед в нетерпеливом волнении, потом замедлил шаг, наконец остановился против Пигасова, скрестил по-наполеоновски руки на широкой груди и молча стоял, ожидая окончания речи. Когда Пигасов кончил, Березников еще молчал некоторое время, наконец проговорил:
   -- Позвольте... галки... вороны -- это я уж слышал. А вот вы не изволили ответить на мой вопрос. Я рассказывал вам про рыбную артель... Так вот я желаю знать, как, по вашему мнению, откуда все это произошло и откуда взялись все альтруистические черты, которые мы замечаем в этой организации?.. Словом, кем или чем все это организовано? Народным умом или... ну, чем?
   Пигасов молча выслушал этот вопрос и как-то нехотя проговорил:
   -- Да там у вас какую рыбу ловят?
   -- У нас? У нас там ловят сигов... ни более, ни менее!
   -- Ну, так все это и произведено, -- спокойно отвечал Пигасов, -- не умом, а... сигом!
   И замолчал. Березников стоял против него в той же наполеоновской позе и молчал, не зная, что сказать, но смотрел на Пигасова иронически.
   -- Соблаговолите хотя бы краткое сделать разъяснение этой премудрой философии?
   -- Соблаговолю!
   -- Вечно буду благодарен!
   -- Извольте. Вы говорите -- как велик невод-то?
   Березников сказал.
   -- Отчего ж он так велик?
   -- Потому невод требуется для рыбы, а не для философии, а рыба сидит глубоко. Надобно ее достать, и вот почему его делают таким, а не другим.
   -- Ну вот, стало быть, невод делается по указанию сига!.. это раз!.. А звезды зачем вам знать?
   -- Звезды надобно знать потому-с, что ловля бывает ночью, и чтобы крикнуть лодке, куда она должна поворотить, надо назвать какой-нибудь признак... и вот говорят: "вороти на такую-то звезду"...
   -- Итак, звезды также для сига изучаются... Ну, а ветер?
   -- А ветер -- для темных, беззвездных ночей, "вороти на такой-то ветер".
   -- И ветер, как видите, для сига же... Теперь позвольте мне спросить вас в свою очередь, что было бы с вашей артелью, если бы сиги вдруг исчезли?..
   Березников сконфузился и молчал.
   -- Вероятно, -- продолжал Пигасов, -- не было бы и артели, не было бы ни вашей астрономии, ни ваших теорий ветра, ни ваших неводов, ни ваших альтруистических чувств... Вот я тоже живу в деревне. И в ней есть 9речка, только мелкая, в пол-аршина глубины, сигов там нет, а водятся пискари... И там поэтому нет ни астрономии, ни альтруизма, а есть грубый эгоизм: чтобы поймать пискаря, нужно засучить штаны и почти на четвереньках ползать по реке, поднимая на реке камни и выхватывая из-под них пискарей: и эгоистически и индивидуально... У вас сиги, крупная рыба -- ну, и альтруизм...
   Пигасов ехидно улыбался и кусал по своему обыкновению папиросу. Березников не изменял наполеоновской позы, покачивался, расставляя ноги, и бормотал:
   -- Так-с! Очень прекрасно!
   Пигасов молчал. Березников тоже молчал.
   -- А знаете, -- сказал он, наконец, Пигасову: -- я вас ведь опровергну.
   -- Пожалуйста.
   -- Ей-богу, опровергну... всего как есть с ног до головы...
   -- Сделайте милость, очень буду рад.
   -- Вы долго здесь пробудете?
   -- Дня два-три...
   -- Ну, так я непременно вас разобью на всех пунктах... Только дайте мне сообразиться... А то вы совсем меня запутали с вашим словоизвержением.
   -- Сообразитесь!
  

-----

  
   Такие разговоры на тему о "власти земли" почти целую зиму шли между моими деревенскими приятелями и мною. Всякий раз, когда нам приходилось встретиться, заедет кто-нибудь ко мне (преимущественно Протасов) или я случайно загляну к кому-нибудь из них, -- в конце концов у нас непременно произойдет разговор, касающийся деревни, народа, интеллигенции, словом, всего того, о чем в настоящее время приходится думать русским людям всякого звания. Кое-что из этих разговоров мне кажется нелишним сообщить читателю в видах уяснения вопроса о власти земли. Передавать все, что бывало говорено на пустопорожнем деревенском досуге, и долго и утомительно. Вот почему я и выбираю из этих разглагольствований только отдельные эпизоды и сокращаю все, что к делу не относится. Разговоры идут преимущественно между мною и Протасовым, причем из них взяты только известные факты народной жизни; обоюдные же наши рассуждения по поводу их значительно сокращены. Первый из этих разговоров ("Без своей воли") кончился ничем. Березников опровергать не явился. А второй состоял в следующем.
  

II. МИШАНЬКИ

  
   Однажды, теплым зимним вечером, обыкновенный наш с Пигасовым разговор принял образ такого невозможного толчения воды в ступе, что мы, наконец, по безмолвному согласию сочли нужным совершенно прекратить его. Благодаря обилию только что полученных с почты газет и журналов это облегчающее друг друга молчание удалось нам как нельзя лучше. Долгое время мы молчали поистине образцовым образом. Час-два в комнате стояла мертвая тишина -- только шуршали большие листы газет и периодически слышались резкие звуки разрываемой рукою Протасова (взять костяной ножик ему было лень) страницы нового журнала.
   И вдруг нам обоим, и притом сразу, опять смертельно захотелось говорить. Я прочитал в газете такой факт, что вдруг как бы одеревенел и сразу перестал понимать решительно все (есть такие факты, и притом попадаются они частенько), а Протасов, напротив, вдруг оживился до такой степени, что я, только что было собравшись с силами после изумления, хотел раскрыть рот, чтобы поведать Протасову об ошеломляющем факте, как он, не давая мне сказать слова, быстро подбежал ко мне с книгою в руках и, хлопая ладонью по открытой странице, почти вопиял с каким-то даже умоляющим выражением лица:
   -- Читай! Ради бога, читай вот это! вот! От "сих до сих".
   -- Позволь, -- сказал было я, -- я тут такой факт вычитал, что у меня даже дыхание прекратилось...
   -- Чи-тай! Читай, прошу тебя! -- вопиял Протасов и, не обращая внимания на то, что и мне тоже необходимо было освободиться от факта, захватившего мне дыхание, совал мне в руки книгу и, тыкая в страницу пальцем, умолял:
   -- Читай, я тебе говорю!.. Вот именно это место! Ты увидишь потом... Вот -- вот!
   Волей-неволей я должен был уступить Протасову и прочитал следующее:
  
   "...Культурное значение финиковой пальмы громадно... Только благодаря ей население Аравии могло сгуститься настолько, чтобы выделить ко всем концам света те полчища, которые так далеко распространили владычество ислама. Всемирно-историческая роль арабов прямо связана с этим их священным деревом: оно одно позволяет держаться и странствовать в пустыне, но оно не принуждает человека к постоянному труду и оседлости, позволяет ему оставаться кочевником и потому не ведет его выше умеренной степени культуры и позволяет застаиваться целые тысячелетия в тех же привычках, взглядах и потребностях. На всей необъятной полосе распространения финиковой пальмы мы видим те же бытовые порядки и ту же косность в вещественном и умственном строе жизни. Быть может, самый культ ислама, который до такой степени к этой жизни подходит, так быстро покорил себе всю эту область и царит в ней один, как выражение этого однообразия и того предела, который положила человеческому уму природа, осчастливившая эти страны финиковой пальмой". {"Вестник Европы", 1882, No 9.}
  
   -- Довольно! -- повелительно воскликнул Протасов, когда я дочитал до последнего слова, и взял из моих рук книгу. Очевидно те строки, которые он дал прочитать мне, сильно интересовали его, потому что все время, пока я читал, он, стоя сбоку меня и заглядывая в книгу, поминутно тыкал пальцем в те слова и строки, которые у меня подчеркнуты. Взяв из моих рук книгу, он не дал мне ни минуты на то, чтобы выразить свое изумление по поводу того, каким образом перечисленные достоинства финиковой пальмы так сильно могут волновать моего соотечественника, и заговорил, с особенной выразительностью отделяя каждое слово и на каждом слове останавливаясь:
   -- Видишь, -- заговорил он: -- "по-зво-ля-ет"!.. "не позволяет"!.. "препятствует"!.. "не мешает"!.. "кладет предел" -- кто? что?-- Дерево! Дерево оказывается настолько властным над человеком, что не только организует его бытовые порядки, но даже создает религиозный культ, позволяет или приказывает разнести его по воем концам света, формирует личный характер миллионов масс... И опять, кто же этот творец и зиждитель? Де-ре-во! Дерево! Понимаешь ли ты, что это такое? И как же у нас на Руси не идти на ржаное поле и не обращаться к колосу за ответом на вопросы о всех, решительно о всех особенностях, даже о мельчайших случайностях русской жизни?
   -- Ну, -- сказал я, -- а вот это, вот что я сейчас прочитал в газете, любопытно, объяснишь ли ты ржаным полем?
   -- Что такое ты прочитал?
   И я немедленно же стал рассказывать ему прочитанный факт, радуясь возможности избавиться от того впечатления, которым этот факт меня буквально ошеломил, и не заботясь о том, насколько он соответствует громадному значению финиковой пальмы, которым Протасов был поглощен.
   Факт этот состоял в следующем: несколько месяцев тому назад, в один осенний вечер, по Загородному проспекту в Петербурге ехал извозчик и вез седока. И седок и извозчик, повидимому, были оба мертвецки пьяны; оба они качались то взад, то вперед, то направо, то налево, что дальше, то больше, и наконец, на повороте в какой-то переулок, куда лошадь повернула сама, так как извозчик ею уж не правил, оба седока, то есть и извозчик и седок, свалились с пролетки, один в одну сторону, другой в другую. Лошадь ушла. Седоки лежат бездыханны. По обыкновению их взяли и свезли в часть, и здесь один из них -- извозчик -- умер, не приходя в сознание, а другой пришел в себя и оказался фельдшером Обуховской больницы; в кармане его найдена склянка, в которой оказался хлоралгидрат; по вскрытии тела извозчика оказалось, что он отравлен также хлоралгидратом, принятым в лошадиной пропорции. Фельдшер был арестован, и дело его не успело еще разъясниться, как в другом конце Петербурга произошло следующее: ночью сидит у ворот одного дома дворник и видит: два мужика несут за ноги и за голову третьего в бесчувственном состоянии. "Что такое? куда? кто?" -- спросил их дворник, когда они поровнялись с воротами дома и хотели пронести свою ношу. "Да тут, -- отвечал один из мужиков, -- братан... натрескался в кабаке... Из деревни приехал, нажрался с устатку-то... несем домой... в фатеру... Пусть проспится..." -- "Ну, несите!" -- разрешил дворник, и мужики понесли... Стуча сапогами и цепляя ими за камни мостовой двора, понесли они свою ношу, но не в "фатеру", а прямо, через весь двор, в дальний угол, где была разверста зловонная пасть помойной ямы, и, раскачав свою ношу -- "братана"-то, -- ввергли его в эту яму, как какое-нибудь полено. Ввергли и ушли в "фатеру". Долго ли, коротко ли, но братана этого разыскали в помойной яме; он был мертв и, как оказалось, был принесен уже мертвым. Братана вскрыли, и опять оказалось, что он отравлен хлоралгидратом. Эти два случая отравления одним и тем же ядом заставили следователя энергично приняться за дело, результатом чего и был судебный процесс. На процессе этом выяснилось, что жили-были в Петербурге "на фатере" мужик с бабой и надумали "этаким вот манером" деньги наживать... Достали сонных капель от фельдшера, растолковали двум Мишанькам, деревенским парням, как капли эти на водку "пущать" и как деньги вытаскивать из кармана, и отправили их на добычу. И вот Мишаньки принялись -- вероятно, за харчи (работы ноне мало... хошь с голоду помирай!) -- орудовать, но с непривычки (кабы знать, кака препорция!) стали бухать на водку извозчикам такое количество капель, что закатывали людей на смерть. Даже фельдшер, который сонные капли доставал, и тот чуть на тот свет не отправился. -- "Что вы, дуроломы, -- ругала их баба-хозяйка, отправляя на промысел и вручая пузырек с каплями:-- дуром лекарство-то изводите! Ведь оно дорогое! Ведь деньги за него плачены -- не щепки! Не жаль хозяйского добра-то... О-о-ох, господи батюшка! Грехи, грехи тяжкие! Бухаете по целому пузырьку -- не напасешься!.. О-о-ох, отче Макарие, праведные угодники печерские, помилуй нас грешных! Берегите лекарствие-то, безумные!.." Но Мишаньки не умели, не приобыкли и даже, может быть, со страху продолжали не жалеть хозяйского добра: угощая водкой последнюю жертву хозяйской выдумки, какого-то иззябшего на морозе извозчика (которого потом спустили в яму), один из Мишанек бухнул ему в стакан такую пропасть сонных капель, что извозчик умер в то же самое мгновение, как выпил стакан, умер сразу, не успев отереть усов, а только дохнул каким-то звуком, похожим на "у-ухх!", и грохнулся обземь, уже испустив дух. Результатом всей этой хозяйской выдумки, так беспрекословно, хотя и весьма топорно исполненной Мишаньками-работниками, было то, что, отправив на тот свет двоих человек, они выручили всего-навсего около четырех целковых, которые и предоставили хозяину "копейка в копейку". ("Мне чужого не надо!" -- говорит Мишанька по чистой совести, и как говорит, так действительно и делает.)
   Рассказав Протасову этот газетный факт, я не мог удержаться, чтобы тотчас же не высказать моего мнения об этом нелепейшем из нелепейших и глупейшем из глупейших злодейств. Именно глупость, полное отсутствие какого-нибудь смысла или расчета в поступках этик Мишанек, этого хозяина и хозяйки и ошеломили меня, едва я только впервые прочитал об этом факте, ошеломили до того, что я сразу как-то перестал понимать, что такое творится на белом свете. Судите сами: есть ли какой-нибудь человеческий смысл, поправлять свои дела, отравляя -- кого? извозчиков, у которых никогда не может быть более двух-трех рублей! Настоящий злодей, рискуя каторгой, в самом деле выдумывает что-нибудь такое, что можно выразить выражением "либо пан, либо пропал". Этот же, "по мужицкому своему званию", надумал морить и грабить своего брата, ночников-извозчиков, тогда как по пальцам мог бы сосчитать, что для того, чтобы "таким манером" заработать, положим, сто рублей, нужно усеять Петербург трупами и переполнить мертвецами все помойные ямы. Самый простой расчет, казалось, говорит этому выдумщику, что затея его нелепа. Из четырех целковых, вырученных беспрекословными Мишаньками, ведь надо отдать было за лекарствие фельдшеру, надо угостить его водкой, надо водкой поить извозчиков, надо с Мишаньками поделиться, потому что они ведь стараются, буквально "себя не жалеют", да, наконец, надо их кормить, ведь они едят по четыре фунта в день одного хлеба, да хлёбова все надо дать хоть раз-то в день, а ведь теперь все дорого ("способов нету!" -- говорит хозяйка). Какой же смысл и расчет? Ничего, кроме самой глупейшей глупости, увенчиваемой каторжными работами. Не отравляя и не рискуя каторгой и сознанием греха, все эти четыре человека на поденщине (если бы она случилась,) могли бы, считая по 70 копеек, заработать 2 рубля 80 копеек в суши и были бы на миллионноверстном расстоянии от убийства, от каторги, да и щи были бы у них с мясом. Но забралась в какую-то очевидно глупую голову мысль насчет сонных капель, мысль, вероятно почерпнутая от настоящих мазуриков, в каком-нибудь темном углу, и вот она осуществляется при помощи Мишанек, осуществляется совершенно "по-топорному", безобразно глупо, бесцельно, нелепо, словом, глупо до бесчувствия. Людей валят "дуром", коё место об мостовую, коё в помойную яму. Точно в самом деле это не люди, а дрова, и Мишаньки нанялись эти дрова валить туда, куда прикажут хозяева...
   -- Да! -- сказал Протасов: -- это документ! и документ, я тебе скажу, превосходнейший. То есть для меня и для того, о чем я теперь думаю... Отличнейший, отличнейший документ!
   -- То есть, отличнейший,-- переспросил я его, -- в пользу все того же ржаного поля?
   -- Конечно! Только то, что ты рассказал, надобно немного дополнить... Надобно сделать небольшую прибавочку, и тогда ты поймешь, что факт этот имеет глубочайшее значение и для ржаного поля.
   -- Чем же ты его дополнишь?
   -- А вот чем... Ты вот рассказал о глупом и жестоком поступке всех этих Мишанек. Глупы-глупы они, эти Мишаньки, и нелепы, а пришлось, случилось -- исполнили, что приказано, и исполнили, как видишь, без "сумления". Как-никак, а двух человек отправили на тот свет, хоть и по-топорному... Словом, ты сообщил такой факт, в котором Мишаньки являются со стороны своей глупости и безобразнейшей умственной нелепицы. Теперь я представлю тебе этих же самых Мишанек совершенно в другом виде... Разумеется, их приговорили к каторге, и вот тут-то мы их увидим совершенно в другом виде... Во-первых, они уж в артели -- это непременно, -- и здесь те самые люди, которые "без рассудку", "так, зря", спустили в помойную яму человека, бросили его так, как бросают полено, -- посмотри, как они ведут себя в этой артели острожной... Погляди, например, как они едят. Вот шесть человек таких же все Мишанек, и старых и молодых, сидят за чашкой щей... В чашке, положим, накрошено мясо (некто пожертвовал по случаю благополучной неотдачи денег в скопинский банк), так вот посмотри, как они едят и эти щи и это мясо... Во-первых, сначала, для того чтобы никому из артельщиков не было обиды,-- едят все шестеро одни только щи, мяса не трогают... Хлебают. И хлебают по порядку. Первый дожидается шестого, чтобы вновь опустить свою ложку. Так продолжается до тех пор, покуда в ком-нибудь из шестерым не созреет убеждение (а убеждение зреет в каждом, так как каждый наблюдает за собой и за всеми), что настал час приступить и к мясу. И вот, убедившись, что другие разделяют это мнение, артельщик стучит ложкой о край чашки. Только тогда, также по порядку, один за другим, начинают есть мясо, и точно так же, как прежде, шестой дает возможность первому вновь опустить ложку в чашку и взять кусок; кто-нибудь задумался и вместо щей с мясом взял ложкой одних щей -- напомнят, скажут: "ты что ж кусок-то пропустил?.." И куски все нарезаны точь-в-точь поровну; словом, на глоток, на каплю нет несправедливости к соседу, к щам, к мясу и к хлебу... Похожи ли, спрошу я тебя, -- эти Мишаньки, эти товарищи, внимательнейшие друг к другу, справедливейшие друг к другу, словом, Мишаньки, дающие тебе возможность чувствовать всю прелесть братских отношений между людьми, на тех Мишанек, которые валят братанов, и валят зря (вот что главное-то!), в помойные ямы? Похожи? Нет! Совсем не похожи. Но ведь это одни и те же Мишаньки -- вот что ужасно, вот что важно! вот почему факт, который ты сообщил, вместе с моим дополнением, которое я имею право сделать без малейшей тени сомнения в его справедливости, вот почему оба эти факта, слитые воедино (а они на Руси всегда слиты воедино), знаменательны; они дают русской жизни ту главную, преобладающую черту ненужного, излишнего "неблагообразия", которая делает ее в конце концов мучительной...
   -- Уж я не говорю, -- продолжал Протасов, -- собственно о деревенской жизни; здесь положительно на каждом шагу тебя то мороз дерет по коже, то душа растворяется в нежнейшем умилении. "Знаешь, говорит тебе, положим, сегодня утром какой-нибудь приятель, я был в деревне и не знаю... кажется, никогда в жизни не испытывал таких поистине благоговейных ощущений. Какая в них простота, доброта, какой светлый ум, сколько остроумия, какое терпение, какие удивительно широкие, просторные идеалы жизни!.. Я был недолго, это правда, но уж и того, что я видел, достаточно, чтоб сказать, что у нашего народа великая будущность -- великая!.. Мы со всеми нашими интеллигентными потрохами -- ноль... больше ничего, ничтожество!.." А вечером приходит другой приятель, также отведавший деревни, и вот что говорит: "Знаешь, на этих днях мне пришлось провести несколько времени в деревне, так я, ей-богу, до сих пор не могу опомниться, прийти в себя. Что я там только видел -- уму непостижимо! Понимаешь ли, до сих пор не могу еще опомниться, очувствоваться, прийти в себя, а я уж больше недели как воротился оттуда... Понимаешь ли... (рассказчик переводит дух) просто -- дерут друг с друга шкуру! Такого бесчеловечия, такого бессердечия я... да нет! это невозможно!" И как первый из посетителей деревни, приехавший оттуда в восхищении, заваливал тебя рассказами о самых привлекательнейших явлениях деревенской жизни, которые он видел "собственными своими глазами", так и второй преподносит факты, также виденные "собственными своими глазами", но уж потрясающие безобразием и бесчеловечностью. А сойдутся оба приятеля -- еще того хуже; тут начинаются такие разговоры, в которых ничего понять невозможно. "Я, с расстановкой и с явным желанием придать каждому слову непоколебимую тяжеловесность говорит один из приятелей: сам, собственными своими глазами видел, как на сходе здоровенный мужик, которого с первого взгляда можно было бы принять за разбойника, просил у общества и кланялся ему в ноги -- понимаете ли? -- в ноги кланялся и у-мо-ля-л отдать ему шестерых сирот, оставшихся без отца и матери. Я сам, своими собственными глазами это видел..." -- "Позвольте, возражает другой: очень может быть, что вы всё это видели... То есть, не только "может быть", а наверно; но поручитесь ли вы, что этот благодетель, похожий на разбойника, не взвалит сирот на телегу, не отвезет их в Москву, чтобы раздать по лавкам и кабакам, и на полученные по контрактам деньги не купит для своего хозяйства сивого мерина?.. Я говорю это потому, что я "сам, своими собственными глазами" видел, как (желание придать тяжеловесность каждому слову начинает невольно овладевать и этим наблюдателем) родная мать -- понимаете ли -- родная мать, не хотела -- слышите ли? -- не хотела лечить родного сына, который умирал и которого можно было вылечить! -- не хотела потому, что иначе старший ее сын, который ее кормил столярной работой, должен бы был пойти в солдаты! Она на моих глазах сорвала с ребенка компрессы, вылила в помойную яму лекарство и ему, живому, умоляющим голосом просившему испить: "мамынька, горит в нутре, ох, мамынька-мамынька"... совала в руки восковую свечку, как умирающему, а воды не давала... Вот что я видел собственными своими глазами!" -- "Не знаю! скажет другой, впрочем, мало ли на свете злодеев и уродов... Я не только не видал ничего подобного, но, напротив, видел такие удивительные, нежные отношения матерей и отцов к детям, выше которых нельзя ничего себе представить... Да вот я вам расскажу..." И рассказывает такой факт, от которого у первого приятеля, как говорится, язык прильпе к гортани и слова он не может вымолвить. Так блистателен и великолепен факт, преподнесенный в опровержение примера бессердечия и бесчеловечия... "Не знаю, в свою очередь говорит опровергнутый: очень может быть... впрочем, я мало знаю народную жизнь... Но мне случалось видеть... вот что..." И вновь преподносит какое-нибудь такое деревенское изобретение, что и восторженный поклонник деревни не находит возможным сказать что-нибудь, кроме того же: "не знаю... может быть, впрочем... я так мало знаю..."
   "Но это еще не все! Восторженный и ожесточенный опять едут в деревню и опять возвращаются оттуда с фактами и наблюдениями, но на этот раз с ними произошла значительная перемена... Осовел восторженный и поутих ожесточенный... "Да-а! -- растягивая слова, говорит восторженный, чувствуя в голове своей какой-то шум, точно после ошеломляющего удара:-- да-а... действительно, что-то там как будто не вполне..." и рассказывает такую историю: "Помните, я рассказывал, как мне там понравилось... Я попал на передел, и мне до того они все показались благородными и справедливыми, что я положительно пришел в восторг. Вот теперь был я во второй раз и говорю одному старику, который мне особенно понравился: "Что, говорю, ведь я хочу тут жить у вас, у вас славно, просто, хорошо". Обрадовался старик: "Живи, живи, мы хорошим людям рады..." И пошел мне расписывать, где и у кого купить дом, как починить сарай и так далее... Точно о малом ребенке заботится -- что я ему? Чужой человек, а он решительно каждый гвоздь предусмотрел и обдумал в том доме, который еще не куплен, и обдумал все до последнего гвоздя в мою пользу. "А баню, говорит, мы за двадцать пять целковых отхватим за мое почтение... Только ты не спеши, не торопись, не суй денег в руки, когда не надо, а погоди, повремени..." И стал он тут говорить не громко и даже как-то не губами говорил, а носом: верхнюю губу подтянул к носу и так сквозь щетину-то и стал пропускать носовые звуки такого содержания: "Успеется, главная причина -- спешить не надо, а пообгодить да пообождать... Вот по весне... так тут мы с тобой такую штуку укупим, которую ежели теперь торговать, так шестьдесят либо семьдесят рублей отдашь, а по весне-то мы за двадцать отломим... вот что я тебе скажу!.." -- "Почему же так?" -- "Да потому, что нужда, братец ты мой, нужда настигнет, а нужда ведь, братец ты мой, -- о-о-ох, как она нашего брата нажимает!.. Теперь вот у иного хлеба-то на месяц не осталось, а по весне-то и совсем негде взять... вот отчего, друг сердечный, и за двадцать отдадут, которая вещия шестьдесят, семьдесят стоит... Только уж ты слухай меня, я тебя не обману!.." Сказал он мне это наивно, добродушно, даже прямо жалел тех, кому по весне придется продавать "вещию" вместо восьмидесяти за двадцать -- и вполне, вполне искренно жалел... А нехорошо, неловко стало у меня на душе. И знаете, -- прибавляет ошеломленный этим фактом соболезнующего грабительства: -- я стал замечать, что у них два рода разговоров: то орут, так что за двадцать верст слышно, орут во всю глотку, на миру, а то как-то как будто совсем не говорят... сойдутся, пошевелят носами и усами, помычат что-то... а потом и разойдутся... Вот этот-то разговор ужасно неприятен, удручающ... Не все, стало быть, тут чисто и откровенно... Есть, стало быть, тут дела, которые понимаются почти только обнюхиванием друг друга. И если они обнюхивают по таким делам, как вот эта баня... так, право, нехорошо что-то... Впрочем, я не знаю, я так вообще мало знаком с народной жизнью, что... вообще не зааю! Мудрено!"
   "Так заключает свою речь восторженный поклонник деревни, чувствуя какую-то слабость н в голове и во всем теле и не имея возможности высвободиться из-под ошеломляющего впечатления только что рассказанного факта...
   "А вот является и другой наблюдатель, вчера еще ожесточенный несказанно и почти бесновавшийся, -- и он тоже как будто осовел и, раскланиваясь со своим недавним врагом собеседником, не только не сердито, а, напротив, в высшей степени умильно смотрит на него и с каким-то особенным чувством пожимает руку. Очевидно, они виноваты друг против друга. Погорячились, не зная дела. Один из них, как мы уже видели, покаялся, а скоро начинает, каяться и другой:
   "-- Да,-- начинает он, сконфуженно отирая потный (также от конфуза) лоб:--да... действительно?.. Тут, разумеется, играет главную роль незнание... Приедешь, поглядишь и позволяешь себе судить... Между тем как при более внимательном изучении... иногда просто поражаешься фактом у-д-ди-вительной душевной чистоты!..
   "-- Как? -- восклицаю я, посторонний слушатель. -- Да ты же сам вчера говорил, что там друг с друга чуть не сдирают кожу? Какая же это "душевная чистота"?
   "-- Я говорил и повторю... Потому что я сам видел! но я также могу привести и такой пример: у одного моего приятеля, земского врача, живет старик, одинокий, восьмидесяти лет. Этот старик двадцать восемь лет работал на одного купца, работал буквально как вол -- у него сзади на шее образовался даже твердый желвак от носки бочек с сахаром, кулей и так далее, нечто вроде лошадиной холки. Прослужил он двадцать восемь лет и должен был уйти куда глаза глядят, потому что купец как-то вдруг прогорел, стал пить и в конце концов наложил на себя руки. После него осталась большая семья в самом бедственном положении. Старику пришлось уйти, искать места, и ушел он буквально без копейки. Ни одежды, ни хлеба, ничего буквально у него не было, когда ему пришлось выйти из этого дома прямо на мостовую, на шоссе и искать себе хлеба. И решительно, как рассказывал мой приятель, никогда ни одного упрека не слыхал он от старика насчет своей горькой доли. "Бог с ними! сами они в нужде. Грех, и брать-то..." А ведь за двадцать восемь лет службы, считая по самой умеренной плате, и то бы пришлось старику не одну сотню получить... И вот эти-то сотни он терял без всякого сожаления... Шел слабыми ногами неведомо куда искать хлеба тогда, когда уж собирался перестать работать и, запасшись заработанными деньгами, обойти некоторые излюбленные святые места, а потом и умереть честно и праведно.... Ни малейшего сожаления об утраченных деньгах, о нищенской старости никогда мой приятель от старика не слыхал. Но вот на этих днях устроил мой приятель для своих и для деревенских детей елку... Набралось много народу, мужиков, баб, парней, мальчиков в девочек. И старик приплелся, стоит в передней, выставив бороду, и, как ребенок, радуется: "каково хорошо!" Стали раздавать подарки, коробочки, всякие пустяки, и старику дали... Держит, любуется, боится раздавить... А есть тут у этого же моего приятеля девушка, тоже крестьянка, в услужении. И уж невеста, и ей досталась коробка, но в коробке случайно оказалась конфетка, на которой был нарисован парень. Показала ода подругам -- те и засмеяли: "о парнях, мол, думает, так вот парень и достался". Сгорела она при всех от стыда. "Позвольте, говорит, обменять мне его на сахарную собаку". Ей не позволили, потому что было уж очень смешно ее смущение. Да и парни также возроптали. "Ишь ты! парня на собаку хочешь менять!" Вот она, чтобы отделаться от этого смеха, и пристала к старику -- променяться коробками. "На кой те ляд? Не отдам!" -- "Дедушка, родименький!" Не отдает, насупился, брови нахмурил. "Пошла, не приставай!" Облапил подарок обеими руками, ощетинился, но та не церемонилась с ним, подкараулив минуту, выхватила из его рук коробку, сунула туда свою с парнем и пустилась бежать, старик за ней, да ведь как зверь! ноги-то не ходят... догнать не может... схватил полено у печки, пустил вдогонку... Ну совершенные дети! Понравилась ему игрушка, и облапил как сокровище, а двадцать восемь лет труда пропали -- ничего: "бог с ними"... Чистые дети!.. Нет, вы (обращается к вчерашнему оппоненту) -- вы правы... Действительно, чистота души.
   "-- Нет, -- прерывает первый из покаявшихся: -- чистота, конечно... И я сам чистоту видел... но действительно иногда и шкуру, как вы говорите...
   "Так вот и идет! Чистота души... шкура... Любовь к ближнему, и "забил на смерть"... высшая справедливость... жестокая несправедливость -- и все это вместе, все рядом и все иногда в одном и том же лице... Поди вот разбирай, где они и когда сливаются, когда расходятся, что в них "в самом деле", а что -- нет... Поди вот разбери, где граница благообразия и начало неблагообразия? Чистое сердце и благообразие, чистое сердце и безобразие -- вот из беспрерывного соединения явлений того и другого рода вместе и выходит то положение вещей, взглянув в которое, можешь только содрогаться. "Ты, -- сказал покойный Некрасов, -- и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная..." Признаки верные, но чтоб эти признаки не были пустыми словами, надо же, наконец, хоть какой-нибудь определенный ответ: в чем именно могучая? в чем именно бессильная? в чем обильная и в чем убогая?.. Необходимо дать себе на эти вопросы хотя бы самый грубый, но самый общепонятный ответ, иначе всякий русский человек не отделается от страшной необходимости таить в своем сердце радужные, почти детские желания и чувствовать необходимость закалять свое сердце в ожесточении... Бесплодная тягота жизни, беспрерывное ощущение неблагообразия отношений, беспрестанная тоска ожидания чего-то обещающего не добро... Право, иной раз ночью проснешься покурить и испугаешься... Чего? Да так, всего!.. Тотчас при воспоминании дня что-то начинает давить грудь, и думаешь... Чего этот прошлый день хочет добиться? Из-за чего он так ужасно и так необычайно серьезен (даже "сурьезен") и так необычайно груб, глуп и нелеп?.. И кто же с такою упорною настойчивостью, что называется не покладаючи рук, воспроизводит этот грубый, глупый, серьезный, нелепый день, воспроизводит его без передышки целыми годами? "Ничего не выйдет!" -- вот мысль, которой оканчиваются мечты ночного пробуждения и ночного страха. Я хочу знать -- отчего "все это можно"? Что ж это, наконец, такое? Почему я могу "ненароком" сокрушить превосходного Мишаньку, а превосходный Мишанька может также "играючи" сокрушить меня? Как-нибудь да надо знать -- что у меня есть хорошего и худого? В чем я убог и в чем я могуч? И вот я рад этому писателю, который с своей финиковой пальмой дает мне капельку возможности разобраться в моих муках".
  

III. "ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ" ЧЕЛОВЕК

  
   -- ...И право, -- говорил Протасов как-то еще в другое наше свидание, -- поистине удивительно слышать иногда в нашем обществе такое краткое объяснение всего нашего положения, всех достоинств и недостатков: "Барин плох, говорят тебе, а мужик хорош, великолепен; все, что в полушубке, -- все это хорошо, а все, что не в полушубке, -- все это плохо!" Или еще хуже: "Народ хорош, а интеллигенция плоха!.." Интеллигенция! И слова-то этого множество разглагольствующего народа даже и не понимают путем; тогда как оно должно бы иметь самый определенный, глубокий смысл... я запомнил, не помню чье-то, превосходное определение этого слова -- вот оно: "Интеллигенцию надобно понимать вне званий и состояний, вне размеров благосостояния и общественного положения. Интеллигенция среди всяких положений, званий и состояний исполняет всегда одну и ту же задачу. Она всегда -- свет, и только то, что светит, или тот, кто светит, и будет исполнять интеллигентное дело, интеллигентную задачу. В поле -- светят сучья хвороста, в избе -- лучина, в богатом доме -- лампа. Но везде разными способами задача исполняется одна и та же: во тьму вносится свет..." Вот это определение, и такой интеллигентный человек всегда был и есть в деревне.
   "Расскажу тебе один небольшой пример по этому случаю. Как известно тебе, освобождение крестьян совершилось не вдруг; нужно было много усилий "лучших людей", чтобы крепостная неправда стала для общества настолько общедоступною, чтобы общество это решилось чем-нибудь пожертвовать для прекращения этой неправды. В высшем обществе работала литература и вообще люди гуманного образа мыслей, действуя такими средствами, которые в этом обществе оказывались возможными и наиболее достигающими цели; одни ходатайствовали, другие писали чувствительные драмы народных страданий, осторожно действуя на сердце и чувство читателей, состоявших из помещиков и помещиц. Так поступали интеллигентные люди, стараясь достигнуть известных целей в кругу образованного общества... Но и в деревне, и в курной избе, там, где вместо лампы горит лучина,-- и там были свои интеллигентные люди, добивавшиеся тех же самых целей, что и интеллигентные люди высшего общества, но по-своему... Жил неподалеку от нашей усадьбы, я помню, один помещик, кажется, по фамилии Строев, или Устроев -- хорошенько не помню, -- но помню, что никто не называл его настоящей фамилии, а именовали его "Сквозьстроевым", и именовали вследствие необузданной его жестокости к крестьянам. Он владел большой деревней на большой дороге, и неподалеку от нее был его господский дом. Это был в полном смысле слова тиран. Мало ему было барщины, оброков и т. д. -- всего, что надлежало получать помещику, -- ему еще надобно было тиранствовать, тешить свою "удаль молодецкую", не над зайцами и лисицами только в отъезжем поле, а и над людьми. Это был маленький, злой идиот и распутник. Беспрекословным, молчаливым и угрюмым исполнителем всех его злодейств и тиранств был дворовый мужик Тихон, он и кучером был у барина. Казалось, это был не человек, а машина, стенобитное орудие, одинаково молчаливое на сожаление, как и на ненависть. "Дери", -- прикажут ему, -- и он дерет, дерет молча, без передыху до тех пор, пока не скажут -- "будет", -- а не скажут этого слова, забудут -- забьет, да и по мертвому будет лупить опять же до тех пор, пока не скажут -- "будет!" "Холопства", то есть потакания и одобрения барских злодейств, в Тихоне не было ни капли, но не было и порицания. Что прикажут, то исполнял с точностию, а ни одобрений, ни порицаний не выражал. Самого его били и драли не раз, и тогда покорялся он этому истязанию так же беспрекословно и мрачно молчаливо, как и тогда, когда его исполнял сам. Но вот у него в один год от холеры померли жена, два сына и дочь -- словом, исчезло все семейство, и он остался один-одинешенек, как перст. Вероятно, тоска одиночества навела его на мысль о "божием наказании" -- припомнилось ему, как вопияли истязаемые им однодеревенцы, припомнились ему их возгласы: "кровопивец ты", "накажет тебя бог", "чтоб тебе не своею смертью помереть" и т. д. и т. д. И под влиянием этих мыслей и полного одиночества, -- молчаливый, железно равнодушный Тихон стал преображаться в глубочайшего ненавистника тирана-барина. Он стал все чаще и чаще, как говорится, "храпеть" на барские приказания, затем стал прямо резко и грубо отказываться исполнять их, а когда его самого за это стали бить и драть, то он уже не молчал, а клял все и вся, во всю глотку, и не стесняясь никакими выражениями... "Изведу я тебя!" -- орал он иногда при всем честном народе и грозился кулаком на усадьбу... "Дам ответ богу, -- а уже за все твои кровопивства -- воздам! Полностью воздам, злод-дей!" Стали его драть, стал он пьянствовать, орать, грозиться кулаками и все "надумывал" месть. И надумал... В один жгучий летний день, когда вся деревня была на работе, вспыхнул пожар. Загорелось почти мгновенно в одном, в другом, в третьем доме, потом, спустя незначительный промежуток, в другом конце деревни -- и чрез несколько минут над деревней бушевала буря огня... Завидев пожар, народ опрометью бежал с полей спасать свое имущество -- и тут-то ему представилось необыкновенное зрелище: погорельцы увидели Тихона, который с горящей головешкой, как безумный, метался по деревне и поджигал те строения, которых еще не коснулся пламень. "Погоди! -- вопиял он в исступлении: -- я тебе докажу права! Поплачешь и ты у меня! На! на! вот тебе гостинец!" -- орал он и совал головешку то в соломенную крышу, то в скирд хлеба, то в стог сена. Ожесточенные несчастием мужики, увидев, что творит Тихон, набросились на него, отняли головешку, связали, стали бить и по обыкновению куда-то "поволокли"... "Братцы! -- взывал Тихон, изнемогая под ожесточенными ударами односельчан, волочивших его по земле без всякого сострадания: -- это я за вас... за всех..." -- "Анафема ты этакая! Дьявол ты проклятый! Иудино ты отродье сатанинское! -- не переставая наносить удары чем попало, возражали ошеломленные горем односельчане... -- Зачем же ты, поганая твоя душа, нас-то, нас-то разорил на смерть? Ведь сироты мы голые остались! ведь укрыться нечем, треклятая твоя душа!" -- "Братцы! -- возопил Тихон, уже чувствовавший близкую смерть: -- это я за вас... чтоб вам лучше... Сожги я его усадьбу -- он вас заставит новую строить... Новую выстроит... А теперь... без вас он и в усадьбе должен помереть... Что с вас взять? У вас ничего нет... и у него нет... А вас бог приютит..." И умер. Мужики опустили кулаки, бросили камни и дубины и, тяжело дыша, стояли над Тихоном, испустившим дух... Кое-как после пожара они разместились по соседним деревням и долго бедствовали, но и господин Сквозьстроев также обнищал, отощал, запутался в долгах и погиб жертвою приказной кляузы, осетившей его со всех концов и поминутно поднимавшей против него тысячу дел.
   "Единомышленники интеллигентных целей рассеяны среди всех званий, состояний и положений и, несмотря на разные средства, обязательные для известного звания и положения, непременно стремятся к целям одинаковым и непременно к таким, которые бы имели результат: чтобы было лучше жить на свете. И сейчас есть в народной среде типы интеллигентные, преследующие те же цели, что и интеллигентные типы других слоев общества, но по-своему, на свой образец, хотя, к сожалению, благодаря полной беспомощности в умственном развитии, типы собственно народной интеллигенции не могут видеть свою задачу во всем объеме, толкутся в тьме пустяков и вздоров, и свету от них, "по нонишним временам", мало, а иногда и совсем не видно... Но мы пока оставим этих людей, так как у нас совсем другая задача. Нам нужно найти границу, где чистосердечное благообразие переходит в чистосердечное же неблагообразие. Исключив интеллигенцию, которую чистосердечно благообразный Мишанька то вдохновляет, то так же чистосердечно неблагообразно искореняет, искореняет и вдохновляет "зря", "ненароком", "играючи" или "по ошибке", -- мы будем иметь перед собою, так сказать, "оптовые" черты нашей жизни, жизни всей страны, и тут мы не минуем нашей финиковой пальмы, то есть нашего ржаного поля..."
  

IV. ПО ПОВОДУ ОДНОЙ КАРТИНКИ

  
   -- ...Поговорим в самом деле, наконец, и о благообразии русской жизни... (так говорил Протасов при следующей встрече). Расскажу я тебе сначала небольшой и на первый взгляд как бы не подходящий к делу эпизод. Эпизод этот состоит в следующем: как-то вот, с неделю тому назад, был я в Петербурге и, как тебе известно, искал места. Вот в это-то время, толкаясь там и сям в ожидании всяких благ, встречал я разных старых знакомых; толковали, "балакали", и один из этих старинных знакомых затащил меня как-то случайно в мастерскую одного молодого художника.
   "Поглядел я по обыкновению с каким-то деревянным благоговением на всю эту обыкновенную обстановку мастерской, дополненную по обыкновению обязательной для ничего не понимающих зрителей тишиной и молчанием, и вдруг ожил, очувствовался, возвратился в состояние здравого ума и полной памяти. Увидал я одну маленькую картинку -- и она-то вот сразу вывела меня из глубокомысленного столбняка и деревянного благоговения к вещам, совершенно непонимаемым. Картинка эта ничем особенным не замечательна. Вот она: девушка лет пятнадцати -- шестнадцати, гимназистка или юная студентка, бежит "с книжкой подмышкой" на курсы или на уроки...
   "Таких девушек "с книжкой подмышкой", в пледе и мужской круглой шапочке, всякий из нас видал и видит ежедневно и уж много лет подряд, и притом в огромном количестве. Одни из нас, "из публики", просто определяют это явление словами: "бегают на курсы"; другие через пень колоду присоединяют рассуждения "о женском вопросе"; иной почему-то произнесет слово "самостоятельность" и ехидно улыбнется. Словом, все мы, "публика", имеем понятие о том, что "бегают", что "идут против родителей", иногда "помирают не своей смертью", что, с другой стороны, самостоятельность "хорошо", что "пущай", что лучше всего "мать"; назначение женщины -- "мать", а не бегать на курсы, что мозг женщины мал, что ничего не выйдет и что опять-таки как будто "хорошо". Словом, обо всей этой современной беготне, книжках, мужских шапках, непочитании родителей, пледах, очках, самостоятельности, медицине, материнстве, малом объеме мозга мы, публика, толкуем, бормочем, судим, тараторим, говорим множество шаблонных умных вещей, множество глупостей и пошлостей и в существе не понимаем того главного, существенного, что таится в глубине всей этой толкотни, беготни, рассуждений о мозге, книжках, пледах, очках.
   "И вот художник, выбирая из всей этой толпы "бегущих с книжками" одну самую ординарную, обыкновенную фигуру, обставленную самыми ординарными аксесуарами простого платья, пледа, мужской шапочки, подстриженных волос, тонко подмечает и передает вам, "зрителю", "публике", самое главное, самое важное во всем том, что мы, "публика", изжевали своими разглагольствованиями; это главное: чисто женские, девичьи черты лица, проникнутые на картине, если можно так выразиться, присутствием юношеской, светлой мысли. Я знаю, что я говорю грубо, может быть совсем непонятно, но я хочу быть хоть приблизительно точным. Главное же, что особенно светло ложится на душу, это нечто прибавившееся к обыкновенному женскому типу -- опять-таки не знаю, как сказать, -- новая, мужская черта, черта светлой мысли вообще (результат всей этой беготни с книжками), не приклеенная, а органическая, что она уже в крови, что если прежде, например в тридцатых годах, какая-нибудь Марья Петровна должна была предварительно разойтись с тремя мужьями, чтобы задуматься о несчастном положении женщины, и только через посредство трех "очень развитых молодых людей" могла еле-еле добраться до мысли о необходимости самостоятельности, то здесь, в этом нарождающемся "новом типе", это даже и не вопросы, и думать-то о них нечего, так как они, повторяю, достались уже даром. Вот это-то изящнейшее, не выдуманное и притом реальнейшее слитие девичьих и юношеских черт в одном лице, в одной фигуре, осененной не женской и не мужской, а "человеческой" мыслью, сразу освещало, осмысливало и шапочку, и плед, и книжку и превращало в новый, народившийся, небывалый и светлый образ человеческий.
   "Сначала, взглянув на эту картинку в том состоянии деревянного благоговения, о котором я говорил, я было хотел уже перенести мой деревянно-благоговейный взгляд на другие предметы и сделал было уже шаг далее, как почувствовал, что не могу двинуться, словно кто ухватил меня за полу (или словно я зацепил карманом, как иногда бывает, за ручку двери). И точно, зацепился. Не пустила картинка. Я остановился и думал, а тем временем еще подошло два-три человека посетителей и тоже поглазели по сторонам, также зацепились карманом за ручку двери, как и я, дойдя до этой картинки, и все говорили: "Д-а-а-а-а!.. Отлично!.. Вот что так, то так!" И также начинали думать, а о чем все мы думали и что такое означали выражения: "вот что так, то так", которые срывались с уст решительно каждого из зрителей, -- это понемногу разъяснилось после, когда мы, выйдя из мастерской художника, где случайно перезнакомились, как-то случайно же сошлись за одним столом в соседнем трактире и стали есть.
   "Вот тут-то и начались разговоры, рассуждения и пересказ тех впечатлений, которые внушила картинка. И странное дело! О картинке никто уже не напоминал, и не говорил, и не хвалил, совсем об ней и разговору не было, а все толковали о женщинах, о семейной жизни, о современной жизни, рассказывали тысячи семейных нелепиц, и во всех этих разговорах -- не могу утаить -- женскому полу порядочно-таки доставалось. Но подробно рассказывать я этого не буду, хотя и здесь, как и в трактире, нет дам. Вообще, если бы я хотел привести в порядок все сетования, какие я там слышал, то немного бы ошибся, если б сказал, что все они сводились к одному: именно к отсутствию в современной семье (говорилось об "обществе"), между мужем и женой, между мужчиной и женщиной, такой нравственной -- заметь, нравственной! -- необходимости, которая бы делала союз мужа и жены действительно нравственно-неразрывным, и чтобы из этой духовно-нерасторжимой жизни выходило бы в самом деле одно гармоническое целое. Бывают "случаи", конечно, но редко. Высказывалось такое мнение, что в женщине ("общества") развито слишком много чисто женских черт, доведенных иногда до махровой красоты и махровой бесплодности, черт, нарушающих равновесие сожительства в пользу обременительной, хотя и красивой пустоты, досадной, пустой, зарождающей в душе человека семена холодного презрения. Не пощажены были, надо было также правду сказать, и специально мужские, тоже не в меру иногда разрастающиеся махровые свинства; но вообще найдено было, что такого нравственного единения, которое бы было необходимо, настоятельно нужно, неизбежно для "обеих сторон", чтобы из этого необходимого, настоятельно нужного нравственного единения выходила одна гармоническая во всех отношениях жизнь, -- нет, и неизвестно, когда оно еще будет!
   "Долго, очень долго шли разговоры на эту тему, но так как всему бывает предел, то, наконец, и разговоры эти кончились, и мы разошлись. Но вот что мне пришло в голову: когда-то еще в культурном обществе будет возможность выработать такой супружеский союз, где бы при полном нравственном единении мужа и жены не страдала индивидуальность каждого из них, а вот в крестьянской среде, живущей под охраною велений ржаного поля, он уже давным-давно существует и иногда в таком совершенстве, выше которого, право, нельзя себе ничего представить.
   "Ведь там, в деревне-то, мужик и баба делают действительно одно и то же дело, и в то же время у всякого есть "своя часть", но эта "своя часть" не носит на себе для каждого из них печати той исключительности, которая давала бы возможность сожительствующим сказать друг другу: "Это не твое дело", или: "Тут ты ничего не понимаешь", или: "Я в твоем деле ничего не понимаю, а ты не мешайся в мое", как это частенько-таки бывает в сожительствах немужицкого общества, где супруг с супругой в то же время, то есть не понимая дел друг друга и "не мешаясь" в дела друг друга, ознаменовывают прочность союза едва ли только не тем, что ходят друг с другом "под руку", чего, кстати сказать, я никогда не замечал у мужиков и баб. Всегда они идут рядом... Так и в жизни. (Я говорю о благоприятнейших условиях.) Они идут в жизни рядом, но каждый самостоятельно делает свое, хотя в общей сложности одно и то же дело. Это две руки, исполняющие одну и ту же пьесу. Мужик понимает все бабье дело и ценит бабу по этому делу: без этого бабьего дела не было бы и его дела, мужицкого; баба также понимает все дело своего мужа, да и ее дело ничего бы не значило без дела мужа. Здесь действительно полная, неразрывная связь мужа и жены в самых малейших движениях мысли; здесь нередко понимание "без разговоров", "по одному взгляду". Примеров подобного единения в так называемом "обществе" нет, потому что нет такой формы труда, организация которого, подобно организации, сделанной для человека особенными свойствами ржаного поля, давала бы возможность проявиться решительно всем -- и нравственным и физическим сторонам человеческого существа. Необходимо упомянуть здесь еще об одной, весьма важной стороне мужицкого сожительства, именно о детях и их воспитании: дети не являются здесь существами, которых необходимо сдать кому-то на руки, потому что родителю, служащему в департаменте "обиняков", решительно нет времени разговаривать с ребенком о птичке или рассказывать сказку тогда, когда голова его занята мыслями "посерьезнее", а мать хотя и переворачивает по временам листы какой-то книжки, но, сколько я могу заметить, даже это весьма непоследовательное переворачивание страниц большею частию "раздражает" нервную мать. Она не может быть беспристрастна к своему ребенку (всё резоны) и поэтому весьма скоро прекращает это занятие, вручая собственное дитя постороннему попечению. В той же гармонично живущей крестьянской семье воспитание детей составляет также "одно" с жизиию родителей, и так как труд, возложенный на них ржаным полем, составляет одновременно и самую жизнь (то и другое одно -- жизнь), то и воспитание детей не отделяется от общей жизни отца и матери, а составляет с этой жизнью -- "одно"...
   "Ничего более благородного, более отвечающего потребностям и духа и тела человеческого я не знаю другого, как то, что можно определить выражением "крестьянский труд"! Возьми ты хотя бы просто-напросто одну физическую сторону труда: ведь в нем действительно нужен весь человек, такой, каким создала его природа, а не только кусок человека, не мозг, не рука, не ноги только... а весь сполна! и если ты вникнешь во все подробности этого труда, то ты увидишь, что ни одного нерва, ни одного мускула без упражнения, в условиях этого труда, не остается, раз этот мускул существует... Все работает, и работает равномерно. Нет того, чтобы, атрофируя две трети своего организма, как несчастный чиновник или рабочий, стоящий у станка, человек скоплял бы силу атрофированных членов в двойном, в тройном усиливании проявления какой-нибудь человеческой способности или недостатка. Уравновешенность духовной и физической деятельности, встречающаяся, повторяю, в нашем крестьянстве, в счастливых случаях, в полной чистоте и совершенстве, делает его поистине образцом того, к чему должен стремиться так называемый прогресс. Эта уравновешенность до такой степени иногда поражала меня, что однажды, находясь под впечатлением знакомства с одним из таких полных гармонии крестьянских семейств, я был поражен, поистине поражен образом Манфреда, когда случайно взял в руки эту поэму, возвратясь после посещения любезной мне семьи. -- Что это такое? думалось мне: как так можно, чтобы весь человек превратился в одно страдание, не находил бы покоя и выл, как волк голодный, на весь свет (на Сен-Готард пробрался!): "Мне ску-у-учно! мне у-ужа-сно!.." Потом я опамятовался, но впечатление было сильное. Здесь же, в этом "образчике" гармонического существования ничто не замирает и ничто не разрастается до несоответственных с благообразием уродливых размеров. Все физические и духовные способности действуют в меру, не шибко, не поражают грандиозностью, но действуют все, и вот эта всесторонность в общем производит и грандиозное и грациозное впечатление. Всему, даже любви, здесь отведено место "по препорции". Хотелось бы мне оказать тебе очень много вот именно по этому последнему пункту, "о препорции в любви" -- вещь очень любопытная, но об этом будем разговаривать когда-нибудь.
   "Я не могу не вспомнить тех юношеских, но исполненных огромнейшего неведения минут, когда я, устраивая с одним приятелем в одной глухой, нетронутой цивилизациею деревне ссудное товарищество, основывал доказательства пользы, которую оно принесет, на том, что, мол, вам будет легче: "теперь у тебя баба сидит всю зиму, гнется над станком, чтобы выткать три аршина холста, а тогда (увы-увы-увы?) ты просто можешь купить двадцать аршин, и баба у тебя будет свободна. Теперь почему она у тебя спины не разгибает? Потому что у тебя не на что купить. Почему у тебя не на что купить? Потому что нужда тебя заставляет продать теленка за пять рублей, тогда как если бы ты имел время погодить, то теленок превратился бы в быка и стоил бы сорок целковых. Вот товарищество и даст тебе эти пять рублей, которые дадут тебе возможность погодить"... Словом, юношеская неопытность и незнание, какую огромную роль играет именно многосложность, именно обилие труда в сознании крестьянином нравственной полноты существования, правды его и устойчивости, делали то, что я на все лады проповедывал только какое-то огромное облегчение, необыкновенную легкость существования и представлял в ярких красках такие времена, когда никто ничего не будет делать, будет всем полная свобода; причем выходило, что при полном отдохновении будут получаться в то же время какие-то и откуда-то весьма значительные барыши... И никто из подлинных самых симпатичных мне крестьян не доверял мне, думая, что тут "подвох", что, как бы чего не вышло... и стали брать деньги прежде всех люди сомнительного положения, а потом и кулачки... И не развилось товарищество и не сплотило, а вот сектант, пробирающий нонешнее крестьянство за то, что оно отстает от работы, -- сплотит в единую трудящуюся семью целую массу народа, оторванного новыми влияниями от своего хозяйства, отведавшего прелести свободного житья на деньги и натерпевшегося горя и голодовок, перемежающихся с кабацким веселием... "Бог нас и сотворил для того, -- проповедует один из таких учителей, -- чтобы мы работали да от трудов своих и другим помогали. Оттого-то теперь и горе всюду, что никто работать не хочет. Одни на наследство надеются, другие хороших ярмарок ожидают, и работать все не хотят... Все стали норовить, чтобы не работая жить и хлеб есть... И дорого все стало оттого, что работающих людей мало стало: всё больше приказчики да торгаши". {"Как я стал духовным братом" (из Записок штундиста).} Да! в труде -- и правда и смысл народного существования; он для народа -- сама жизнь. Работать и жить, труд и человек -- до такой степени одно, как вот (Протасов искал сравнения) ты... и вес твоего тела... Ты не чувствуешь тяжести самого себя, между тем в тебе наверное пуда четыре есть... Эти четыре пуда ты носишь с собой везде и не замечаешь тяжести. Так и крестьянин не замечает тяжести своего огромного домашнего труда... Дай я тебе поднять на третий этаж полупудовую покупку -- ты скажешь "тяжело", и если не скажешь, то почувствуешь тяжесть... Сделай я крестьянина работником, приставь, положим, к одним коровам -- скучно ему и тяжко, пока нужда не приучит: а ведь, по-видимому, за одними коровами легче ходить, чем самому делать все?.. Вот что такое для крестьянина (не забывай только, случайно в настоящее время имеющего возможность сохранить в чистоте и соблюсти свои трудовые желания) -- этот для нас, ленивых и неправильно развитых людей, этот беспрерывный и, повидимому, каторжный труд. Это образчик правильнейшего существования и самого совершенного человеческого типа. Этот тип у нас есть... Но знаешь ли, о чем я думаю?"
  

V. СВОИМ УМОМ

  
   -- Я думаю о гоголевской слесарше, которая, помнишь, сама себя высекла? Нелепо и глупо, не правда ли? Разве возможно что-нибудь подобное? Человек взял да и высек сам себя? Однако Мишанька (Мишанька тип тоже всесословный, как и интеллигентный человек) и не такие вещи делает с самим собой. Припоминая подвиги Мишаньки за последние двадцать лет, я вижу, что он только и делал, что изводил этот благороднейший тип человека с лица русской земли. Что им руководило в этом бессмысленном злодеянии, решительно неизвестно. Неповоротливым, непривычным для выражения собственных своих мыслей языком он иногда в объяснение этого безобразия бормочет: "так в Европах... Железные законы... беспременно надо разориться вразор"... А хорошенько, право, не понимает, что такое творится в Европах... А в Европах (я тебя не буду мучить разглагольствованиями) творится между прочим вот что: близ Люттиха существует образцовый фамилистер, нечто вроде отеля для рабочих; этот отель именно за свою образцовость получил медаль на всемирной выставке в Париже 1873 года. И действительно, он стоит награды: "за 1 фр. 50 с. в день рабочий может иметь два завтрака, обед и ужин; у него есть помещение, отопление и стирка белья. В отеле есть ресторан, где он имеет зал для чтения, казино, где есть музыка и где он может проводить свои вечера. Он может иметь стол, какой пожелает, за отдельным столиком. Общих столов нет. Рабочий сохраняет таким образом свою полную независимость".
   "Понимаешь ли, так-таки слово в слово и пропечатано: "таким образом рабочий может сохранять полную независимость, не стесняясь казарменными формальностями". Полная независимость! Независимость, да еще полная -- это такая победа над роковыми трудностями жизни, что изобретателя этой независимости действительно следовало наградить медалью... Рабочий освобожден от казарменной формальности, преследующей его в этих многоэтажных казармах фабрик, в общих спальнях ночлежных домов и т. д., освобожден по крайней мере за обедом: ему, наконец, отвоеван отдельный столик... и полная независимость обедать за этим отдельным столиком! Что бы сказал наш мужик, любой, на выбор взятый, если бы я стал уверять его, какое огромное счастье рабочего человека составляет этот "отдельный столик" и "полная независимость" есть такую съестную дрянь, какую пожелаешь? А между тем какую ужасную родословную имеет эта победа в европейском рабочем мире, в этом мире неустанного труда, неугасимого огня и застилающих лучи солнца туч дыма!.. В этой же самой книжице, из которой я привел тебе цитату о "полной независимости" и отдельном столике, есть прекрасное стихотворение римского поэта (конца римской республики), современника изобретения водяной мельницы... "Рабы! -- писал он (я заучил это стихотворение наизусть): -- рабы, которым приказано вертеть жернова, дайте отдых вашим рукам и спите спокойно! Напрасно звонкий голос петуха возвещает утро -- спите! Теперь работа молодых девушек делается наядами, и вот они прыгают на вертящемся колесе, сверкающие и легкие... Они увлекают ось (мельничного колеса) своими лучами и приводят в движение тяжелый жернов, который вертится кругом... Будем жить счастливой жизнью и наслаждаться, не трудясь, благами, которыми осыпает нас богиня"... Вот как радо было чувствительное сердце поэта тому, что с плеч раба спадает забота, тягота труда, что ему будет легче, что он может спать спокойно... Вот когда судьба раба трогала и заботила чуткие к справедливости сердца! Чуткие сердца не дремали и, несмотря на страшные разочарования в своих надеждах, продолжали беспрестанно воевать во имя "справедливости". Так или иначе, но "отдельный столик" с "полною независимостью" -- завоеван!
   "Теперь обрати внимание, как мизерен этот "отдельный столик" с полною независимостью смотреть в стену и есть блюдо, состоящее из объедков (буквально), -- в сравнении с нашею крестьянскою семьей того случайно благообразного и благоустроенного вида, о каком я тебе так много говорил? Имея перед своими глазами такой тип человеческого существования, спрашиваю я тебя, какие такие утопии и теории могут быть для нас страшны, непозволительны и преступны? Ведь мы уже имеем образчик вполне независимого во всех отношениях существования, а не за отдельным только столиком, этим едва ли не последним словом практического осуществления забот о "меньшем брате"? Так именно всем нам, россиянам, кажется. Отдельный столик не представляется нам ничем, кроме подлости и бесчеловечия, тогда как у нас... И тут нам рисуется великолепный образчик крестьянской семьи, крестьянского благоустроенного дома, который во всем сам себе хозяин...
   "И, однако, мы решительно неправы, предаваясь необузданной гордости по поводу "образчиков", которыми владеем даром. Столик -- точно мизерность, но он -- победа; он -- завоевание, вершковое, но непременно завоевание в пользу справедливости... Сам по себе он -- ничтожество, но с ним действительно прибавляется в обществе мысль о полной независимости. В глубине всех этих мизерных опытов важна именно мысль о полной независимости человека. Опыт мал, но мысль велика, и мысль о независимости с каждым днем завоевывает себе большее и большее пространство и большее внимание. Мысль эта, развиваясь и укрепляясь, будет осуществляться практически, и все, что будет добыто ею, будет вековечно и прочно.
   "У нас, у нашего крестьянина, эта независимость, идеал ее самой высшей пробы и самой совершеннейшей степени, есть уже, но он создан ржаным полем, а не человеком. Весь строй, все обличье образцовой крестьянской семьи, образцового крестьянского дома, о котором я говорил, -- неизмеримо выше, красивей, полней, совершенней всего, что только можно себе представить по части завоеванной независимости, в виде ли она ищущей независимости женщины (с книжкой подмышкой), в виде ли столика с полной независимостью сидеть за ним отдельно и самостоятельно смотреть в стену; но эта величественность и стойкость семьи и дома, делающая их поистине образчиком того отдаленнейшего типа независимого существования, до которого еще бог знает когда добьется ищущий независимости человек, -- непрочна, неустойчива, потому что источник красоты находится не в сознании человека, а вне его, в поле, в колосьях ржи... Благообразие мысли, благообразие типа даны готовыми, и вот почему благообразный Мишанька может превратиться и в неблагообразного...
   "Вот тут-то, мне кажется, и кроется органическое бессилие русской интеллигентной мысли. Европейские порядки обличены европейской же мыслью во всем своем объеме. Тут уж нечего заимствовать для образца. Что такое этот "отдельный столик", это последнее слово завоеванной независимости? Сунься-ка я с ним к мужику -- он меня просмеет на смерть; тут нечего взять для нас; впечатление столика так мизерно, что благообразие крестьянского дома вырастает до размеров огромного значения. Итак, с одной стороны безобразие и мизерность, а с другой -- огромное благообразие; одно нам не нужно, другое слишком совершенно. Ну, интеллигентному человеку и остается убираться вон и не соваться, не мешаться и не портить... И действительно, ему придется убраться вон, если он будет только соваться, и портить, и мешать. А между тем есть у него огромное дело: ему надо только знать, что мы обладаем образцовейшими типами существования человеческого. Надо знать, что именно этот тип, который я тебе описал из пятого в десятое, именно и есть образцовейший. Надо всем своим существом убедиться в этом и делать все, чтобы он превратился в сознательно образцовейший и перестал быть образцовым бессознательно... Образчик этого образцового существования должен лечь в основание школы и овладеть умом и совестью всех имеющих право что-нибудь делать на общественном поприще".
  

VI. БЕСПОМОЩНОСТЬ

  
   Уезжал однажды Протасов от меня в С.-Петербург и разговорился.
   -- Поеду я теперь по Николаевской дороге... Сколько раз на своем веку я сделал этих поездок по ней в Петербург и из Петербурга в Москву?.. Езжу я, замечаю перемены в постройках, замечаю перемены в вагонах, замечаю, что вырубленные леса вырастают, а дремучие вырубаются; вспоминаю старое и вижу, как я много прожил, как я старею с каждой поездкой... А вот эти маленькие девочки, которые двадцать лет тому назад, когда я впервые ехал по этой дороге, пищали под окном вагона: "Дяденька, купи цветочков! Дяденька, купи малинки! Малина хороша!", точь-в-точь такие же и теперь, как двадцать лет, и как будто бы совершенно не стареются и такие же ростом, и лицом, и костюмом. Это, конечно, уже не те Марфутки и Лизутки... Те уж, может быть, вывезены на Преображенское кладбище по железной дороге, или разжились кулацким достатком, или пропадают где-нибудь в "заведении", а это -- другие Марфутки и Лизутки, но точь-в-точь такие же, как и те... Точь-в-точь такое же и ржаное поле, которое их растило, как и малина и цветочки -- всё те же... Да и самая деревня точь-в-точь такая же: вон Мишанька бежит с недоуздком и кошелкой, в которой насыпано немного овса, чтобы приманить им и обратать в поле сивую кобылу, и баба точь-в-точь такая же, как и двадцать и двести лет тому назад, поднимается с ведрами от речки, и старик Силантий греется на завалинке, и девчонки песни поют на той стороне за речкой. Все то же самое, но люди уж другие, хоть точь-в-точь такие же, как и те, которые давно померли, взяты в солдаты, проворовались и или ушли в Сибирь, или разбогатели. Ржаное поле поставляет все точь-в-точь таких же людей -- и дядей Силантьев, и теток Авдотий, несметные тысячи которых лежат в земле, по всем концам земли русской. А сколько они вынесли, как погибли, где и как пропали? и отчего? и как? это до ржаного поля не касается, этого не видно и не слышно и на деревенской улице... Ржаное поле имеет дело только с живым и сильным, а до мертвого, до слабого, до погибающего ему нет дела.
   "Можно поэтому любоваться и этой устойчивостью деревенских форм жизни и их красотою и широтою, но объяснять их прочность и широту обилием созидающего сознания невозможно... Я по крайней мере не мог бы этого сделать и взять грех на душу.
   "В какую бы сторону от этого благоустроенного ржаным полем типа человеческого существования, которым нельзя не восхищаться, ты ни пошел, везде ты не только наткнешься, а потонешь в фактах, которые докажут тебе, что, будь в глубине этих прекрасных форм жизни сознательная зиждительность, никогда ни под каким видом не могло бы быть тех наивных ужасов, которые, повторяю, немедленно начинаются, как только ты от этого главного благоустроенного типа уклонишься либо в сторону упадка, либо в сторону благосостояния.
   "Для человека же, отвоевавшего себе "полную независимость даже за отдельным столиком", невозможно утратить эту независимость, потому что право на это есть достояние его сознания, а сознание не горит в огне и не тонет в воде; оно не может отказаться от того, что приобретено, оно должно расти. Но можно все утратить там, где корень форм существования не в человеке, а вне его...
   "Вот славная крестьянская семья. Муж, жена, два мальчика и девушка... Трудненько справляться мужику, но у него есть подспорье -- отличная работящая жена и дочь на возрасте; ей уж шестнадцатый год. Справляются. Отец хочет взять мужа дочери во двор и подумывает об этом, подыскивает подходящих парней. Тогда бы дом был полный. Но вот отец зашиб ногу и слег: зашиб он ногу в самую жаркую рабочую пору, по весне. Соседи, люди, которых "господь не посетил" таким несчастием, люди, живущие благоустроенно, говорят, глядя ка несчастие семьи: "Эко горе какое! Ах ты, горе-то, горе какое стряслось в самую-то горячую пору... Теперича им беспременно надо двух телок продать, надо работника нанимать!.. Вот Марьюшквной свадьбе-то и не бывать!" И всё точно так и выходит: две телки, которые приберегались к продаже осенью, чтобы сыграть Марьюшкину свадьбу, продаются, и Марьюшкина свадьба делается уж невозможной: не на что ее сыграть! Кое-как работник сделал, что надо, а хозяин все лежит да лежит; лечит его лекарка, прикладывает на тряпке разные составы; а ноге все хуже да хуже. А тут косьба подошла, тут уж не на что работника нанять, тут большак перемогся, встал сам, кое-как отбил косу, пошел в поле, косил и натрудил ногу пуще прежнего. В самую косьбу -- большак отдал богу душу! "Ну теперь, говорят соседи, Марьюшке надо непременно в услужение идти, деньги матери присылать, теперь уж ее никто замуж не возьмет... Ах, горькие горькие!.." И точно; опять все точь-в-точь так и выходит. Теперь Марьюшку нельзя взять, ничего у нее нет -- это первое, а второе -- войти к ней в дом нельзя, куча народу: двое братьев малолетков, старуха, да свои дети пойдут -- как тут справиться одному? Нельзя. А нужны подати, нужна земля, без земли пропадай, нужен работник, и вот Марьюшка едет по машине... Она ничего не умеет городского, и ей нужно все в себе переделать, начиная с костюма; сколько лет она должна биться, чтобы выработать себе платье, в котором не стыдно было бы служить в порядочном доме, башмаки, которые при петербургских лестницах изнашиваются необычайно быстро, огнем горят... Теперь представь себе те бесчисленные случайности, как обольщение, рождение ребенка и возвращение с ним в деревню на вечный позор и посрамление; простое ничтожное обстоятельство вроде того, что господину, в семействе которого пришлось служить, отказали от места, и он три месяца не мог платить жалованья, так что Марьюшка ничего не могла выслать в самое нужное время. Уплаты податей и расчеты с работником делают то, что у старухи отбирают землю, а чтобы уплатить работнику -- продают корову. Что делать бабе, угнетенной горем, потрясенной нищетой, возрастающей с каждым днем? У нее на руках два ребенка, десяти и одиннадцати лет... они не работники... но им нечего есть... И вот они едут по машине к той же Марьюшке, и добрый человек, дворник, пристраивает их в трактирное заведение, в портерную... Осталась одна старуха. Ей скучно, она истомилась одна горем и нуждой... Она продает дом и идет куда глаза глядят; с котомкой за плечами, она идет к угоднику и молится там... И за мужа, и за мальчиков, чахнущих в трактире и портерной, и за Марьюшку, с которой неведомо что творится... "Эка болезная! Эка горькая!" говорят и жалеют соседи, провожая владетельницу разорившегося гнезда... А потом через недельку-другую приветствуют новых жильцов ее дома... В нем поселилась новая, молодая семья; муж здоровенный парень, жена молодчина и всего один ребенок... Закипело дело у них, любо смотреть. "Уж любо, любо, поглядеть-то любо!.." говорят соседи... А недавняя драма прошла... "Теперича ей надыть идтить побираться" -- констатировали соседи положение вдовы, когда она отослала в Питер обоих мальчиков и продала дом. И точно, она пошла побираться. И таких мгновенных гибелей, разорений бесконечное множество; они на каждом шагу, их так много, что при долгой жизни деревенеешь от их обилия и безрезультатности страдания, постоянно созерцаемого... И что же, если сознание народных благоустроенных форм жизни так велико, как кажется, так отчего ж оно не захватывает и этой области "случайностей деревенской жизни" -- случайностей, которые всякого, самого богатого из деревенских богачей, могут в одно мгновение превратить в нищего, в вора, в убийцу и т. д.
   "Не могу забыть одного дня, принесшего мне самое непереваримое по тяжести впечатление деревенской жизни... Дело было в деревне, в студеный осенний день... Рыжие поля, голые деревья, сухой шум сухих листьев, гонимых по земле сухим холодным ветром, режущим по лицу и шее тупым и грубым лезвием... Скучно, холодно, неприветливо... Было часов девять утра, и я стоял на дворе, глядя, как приехявший из соседней деревни крестьянин складывал у забора дрова... Не любил я этого мужика; какая-то беспредельная затаенная алчность -- казалось мне на основании многих фактов -- алчность неустрашимая, язвой точила его душу; и в то время как лицо всегда было благообразно и благопристойно, глаза только выдавали душевную тайну... Мрачные впечатления деревни, к несчастью долгие годы беспрерывно и без отдыху мной переживаемые, накопили и в моей душе что-то жестокое, неприветливое... Душа как-то закрылась, заперлась точно на замок и отвыкала с каждым днем все более и более от желания растворяться, раскрывать себя радостному явлению... Напротив, я стал замечать, что как только что-нибудь светлое или отрадное мелькает мне в этой холодной и темной атмосфере, так я инстинктивно отворачиваюсь, мне больней: не хочу я видеть этого и думать об этом потому, что меня сейчас что-нибудь придавит и мне втрое будет хуже... Так вот в таком-то мрачном душевном настроении, воспитанном во мне годами и не покидавшем меня в последние годы пребывания в деревне ни на минуту, стоял я на дворе в то памятное мне осеннее утро и смотрел на дюжую спину нелюбимого мужика... Мы переговаривались с мужиком по словечку чрезвычайно холодно, но вместе деликатно... А думалось мне почему-то одно: "убьет!.." Кого? когда? как? Не знаю!.. Просто как-то так стало выходить невольно, несознательно... Поглядишь на такое благообразное лицо, ответишь на благообразный поклон или благообразный вопрос, а сам в то же время почему-то думаешь: "а ведь разорвет, анафема, в клочья!" Вот и в это утро шевелились в моей мысли те же неприветные слова... Да и ветер меня мучил, царапая своим тупым лезвием по лицу, по шее и забираясь в рукава, да и поле -- уж мертвое, ободранное, облезлое, как облезлая шкура мертвого животного, -- гнело душу. Из-за забора с проезжей дороги ветер поднимал сухую холодную пыль... "Убьет..." -- опять мелькнуло у меня, и я хотел было уйти, как вдруг нечто совершенно неожиданное, с неба свалившееся, приковало меня к месту и приковало как раз на половине этого страшного слова "убьет"... Как раз в ту минуту, когда отравленная душа вымучила из себя эту страшную мысль о мужике, который клал дрова и спину которого я созерцал из-за забора, сначала как первая капля дождя, падающая в крышу, послышался какой-то ясный, светлый звук; за ним другой, третий, и вдруг эти странные звуки быстрым и резвым оборотом перешли как-то сразу в развеселый, разудалый, разухабистый вальс из какой-то оперетки... Шарманщик, пробираясь из столицы в губернский город, заслышал разговор за забором -- а забор-то был около усадьбы, повидимому не крестьянской,-- вот он и заиграл вальс. Грубый ветер грубыми толчками точно дрался с этими звуками, разнося их по пыльной улице, угоняя вверх, опрокидывая вниз... Когда-то я слышал эти звуки, и ничего в них не было, кроме опереточной "клубнички", но появление их здесь, в деревне, среди этих соломенных крыш, этих ободранных полей, рваных полушубков, ошеломило меня... Они нежданно-негаданно принеслись и поставили среди этой суровой деревенской обстановки образы довольства, веселья, праздности, роскошной, залитой золотом и упоенной "своим удовольствием". Они так превосходно нарисовали этот другой мир, а мое, истомленное однообразием деревенских впечатлений, воображение с такою яркостью отпечатлело его, что я не додумал даже до последней буквы страшного слова "убьет...", как уж и мужик, которого я только что ненавидел, и его черная с глубокими ямами шея, и его рваная шапка, словом, все, все в нем пробудило во мне взрыв, да, именно взрыв необычайной жалости. "Как я мог думать это... убьет?.." -- истерически билось у меня где-то не то в голове, не то в сердце... Истерические слезы как-то неудержимо стремились вылиться и оплакать одновременно и неустанные труды этих неустанных рук, и холод изб, и тьму ночей с бьющимся от страшного сна ребенком, и жестокость этого же мужика к родному брату, которого эти же руки ободрали, буквально ободрали, и воровство этими руками в темную ночь чужих дров, и эту неустрашимую алчность, не усыпающую в душе мужика, и черствый хлеб, и грязную соску во рту ребенка... Шарманщик играл, мужик клал холодными руками на холодном ветре холодные и грубые поленья, холодный ветер резал и толкал... а в глубине души разверзалось что-то горячее, как огонь, разливалось жаром рыданий..."
   Протасов долго ходил по комнате, не говоря ни слова, и, подолгу останавливаясь у окна, спиной ко мне, смотрел на улицу, также ни слова не произнося... Я не мешал ему овладеть собою...
   -- А ведь знаешь, -- заговорил он, отходя, наконец, от окна и стараясь казаться совершенно спокойным, даже слегка, хотя и напряженно улыбаясь: -- ведь действительно этот мужик-то содрал с брата шкуру, как говорится у нас по-деревенски... Нужда! Чем ее поправить? А вот насупротив живет братан, Алешка, братан нескладный; все у него незадача... Было у этого Алешки место лесника, семь рублей в месяц жалованья, -- отбил, потому Алешка пьет, а этот, Николай, капли в рот не берет... "Ему эти деньги все одно ни к чему". Надумал Алешка дрова возить куда-то по два с полтиной сажень -- Николай "вызнал" место, стал возить по два... отбил!.. "Вози, говорит, нешто я препятствую тебе?"... "Ну, констатируют соседи, таперича Алешка должон совсем подохнуть". Тут всё только констатируют... "должон теперича по миру пойтить...", "теперчи ён бы уж помирать должон..." Когда Николай отбил от Алешки место ("Николаю-то семь целковых дюже хорошо!.. констатировали соседи... теперича он должон шибко поправляться"), и когда отбил поставку дров, и когда потом отбил сенокос, который Алешка снимал у соседнего барина (всего-то пудов на шестьдесят), тогда соседи констатировали так: "Теперича, надо полагать, Алеха должон совсем порешиться, начисто пошел на разор..." И Алеха пошел на разор. Детей у него куча, всё маленькие, жена слабая, больная и, на несчастье, плодущая... Алешка начал разоряться и пьянствовать, стал жестоко колотить, жену, чтобы усмирить в ней эту плодовитость, уравновесить плодущую бабу с окружающим недостатком, но не уравновесил. Алешка стал пьянствовать, и я стал встречать его в самом растерзанном виде: раза два я видел его лежащим в грязи, в канаве, лицом вниз, бездыханным... "Должон Алеха, надо быть, покончиться с эстого с пьянства", констатировали объективные наблюдатели-миряне... Но Алеха не помер, а случилось с ним еще новое и огромное несчастье.
   "В один день разнеслась весть, что три девочки, дочери Алехи, оставшись дома без матери, которая ушла зачем-то к соседям, на руках девятилетнего парнишки (отца также не было дома -- "воровал дрова" в графском лесу), опрокинули на себя во время игры огромный, белым ключом кипевший самовар... и обварились с головы до ног. "Теперича уж, пожалуй, и помирать должны бы... вчерась обварились-то..." констатировали деревенские диагносты... "Должны помереть, -- подтверждали беспристрастные наблюдатели, -- коли ежели не отходят". "Коли отходят, в ту пору и живы должны остаться, ну а коль скоро не отходят, то само собой, окончательно сказать, должны покончиться..." "Беспременно покончатся, коли ежели каких способов не будет отходить..." "Да, теперича пожалуй что уж и померши, коли ежели..." А так как всем хорошо известно, что в деревне существует самый внимательный контроль друг над другом и над всем домашним бытом каждого дома, то к этому констатированию неизбежной для девочек смерти (ежели не отходят) присоединилось констатирование и другого факта. "А пожалуй, что Алеха-то теперь должен пойтить на поправку!.. Горе, горе, что говорить! Всякому свое жалко... А и так ежели сказать, божиим повелениям человек не указчик... Неизвестно, может господь-то премудро все это послал... А что Алехе все полегче станет -- это верно, потому как же? остался он в троих... куда с этакой оравой ребят выбиваться... А теперича, пожалуй что, и на поправку должон пойтить... Право, должон". Дети действительно умерли, и Алеха действительно пошел на поправку... Долго я не видал его после этого несчастья и не знаю, как он его пережил, но когда я его увидел наконец, он был и трезв и опрятен, и взор его был и чист, и светел, и умен... "Слава тебе, господи, кабысь немножечко дело мое поправляться стало... Дай бог здоровья (имя рек), место мне дал -- мост на железной дороге караулить, через день, рубль серебром, свои харчи, маленько поправляться стал... А то всего бы решился, чисто бы помер бессловесно!.. До весны как-нибудь промерзну в землянке-то, рублей под шестьдесят деньжонок накопится, опять возьмусь за хозяйство... Слава тебе, господи, землю-то кое-как у мужиков "отпоил" -- не отняли... А то бы начисто бы пришлось покончиться". О детях мы не говорили..."
   Так вот какие эпизоды иногда выручают человека из погибели!
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   -- Как бы я желал, -- говорил Протасов спустя некоторое время, -- если бы можно было свалить всю вину на знаменитую пословицу "только печкой не били". Когда приказывают, Мишанька не может ослушаться, он привык слушаться, ржаное поле приучило его. А вот о несчастье нет приказаний ржаного поля, и Мишанька только констатирует факты с точностью ученого исследователя и привык погибать, также исполняя с точностью собственную свою погибель, раз она этим ржаным полем ему предуказана.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Печатается по последнему прижизненному изданию; Сочинения Глеба Успенского в двух томах. Том второй. Третье издание Ф. Павленкова. СПБ., 1889.
   Впервые напечатано: первый очерк -- в журнале "Отечественные записки", 1882, XI, под названием: "Без своей воли (Из деревенского дневника)", остальные очерки -- там же, 1883, II, под названием "Из разговоров с приятелями. Очерки".
   Очерки "Из разговоров с приятелями" идейно и тематически непосредственно примыкают к циклу "Власть земли". Эту связь Успенский подчеркнул, снабдив во втором издании "Сочинений" цикл "Из разговоров с приятелями" подзаголовком ("На тему о "власти земли"). Еще раньше, в первом издании "Сочинений", Успенский в конце цикла "Власть земли" дал подстрочное примечание, отсылающее читателя к данному циклу как к рассказу "на ту же тему о власти земли".
   В очерках проводится параллель между идеалом трудовой крестьянской жизни и социалистическими идеалами, создающимися на почве рабочего движения. Как и в очерках "Власть земли", Успенский рассматривает крестьянина как прообраз гармонического, "полного" человека, который "всё сам, на все руки, всё может и ни в ком не нуждается". Но вместе с тем писатель подчеркивает, что гармоничность крестьянской жизни складывается под стихийным воздействием природы. Крестьянин живет "без своей воли", "как цветок, как галка, как пчела". Достаточно поэтому иногда простого "случая", чтобы сокрушить "гармонию" крестьянской жизни. Крестьянин не может противостоять разлагающим влияниям "рубля" и "машины", легко теряет (о чем свидетельствует тип "Мишанек") всякое нравственное "благообразие", превращается в маклака, кабатчика, купца. Поэтому Успенский признает, что социалистический идеал, возникающий под влиянием борьбы рабочего класса и отражающий его стремление к освобождению от капиталистического гнета, в силу своей сознательности выше, чем бессознательные "гармония" и "благообразие" трудовой крестьянской жизни. Как ни недостаточны еще практические завоевания западноевропейского рабочего, все же каждая -- даже скромная -- победа социалистического рабочего движения "незыблема" и "вековечна", ибо является выражением сознательного стремления к искоренению рабства -- стремления, которое уже никогда не сможет заглохнуть.
   И все же русская демократическая интеллигенция должна, по Успенскому, положить в основу своей социальной теории идеал русского крестьянина как "образцовейший тип существования человека". Эта народническая тенденция писателя вызвала резкую критику Плеханова в его статье об Успенском. Народнической вере Успенского в то, что человек будущего в России -- мужик, Плеханов противопоставил идеи научного социализма.
   Сохранившаяся наборная рукопись II--VI очерков цикла свидетельствует, что при прохождении в печать цикл подвергся значительной авторской правке как стилистического, так и цензурного порядка. В рукописи дана более отчетливая характеристика Протасова как одного из людей, "измолотых в порошок" реакцией 70-х и 80-х годов, более резко был охарактеризован помещик "Сквозьстроев" -- "маленький злой идиот и распутник", ярче обрисованы его "тиранства" и вызванное ими озлобление. В уста Протасова был вложен ряд обличительных высказываний, направленных против "командования сытых классов": "Командование сытых классов -- неудовлетворительно,-- писал, между прочим, Успенский,-- мы знаем, что и у нас прорвы и утробы есть ненасытны, которым желательно не давать воли;.. Положение классов, над которыми командуют, ужасно..." В начале VI очерка, рассказывая об отъезде Протасова, автор первоначально вкладывал в его уста следующее рассуждение, выброшенное цензурой: "Есть у мужиков,-- говорил он между прочим,-- такая пословица, резюмирующая, на мой взгляд, всю мужицкую историю: нас (то есть мужиков) только печкой не били. И действительно, если ты вникнешь в эту пословицу с должным беспристрастием, -- то невольно согласишься, как точно во всех отношениях это определение мужицкой истории. Кнут, палка, подворотня, оглобля, вожжи, даже ведро, лопата, лом -- словом, решительно все, что только можно взять в руки, чем только можно размахнуться, чем можно пустить, -- все перепробовал мужик на своей шкуре. Вот только печкой действительно не били, нельзя. Нет еще такого "облеченного доверием" лица, который бы в видах "государственной пользы" осилил огромную крестьянскую печь, и, взяв ее в свои могучие руки, мог бы ударить мужика "для его же собственной пользы". А однако мужик все тот же, как будто его ничем и не били..." В заключение Протасов говорил: "Боль, крик и стоны тех, кого били всем, чем ни-попадя, из-за которых где-то там за тридевять земель хлопочут и бьются люди совести и сердца, по временам завоевывая "независимость" и уж добившиеся какого-то мизерного для нас "отдельного столика", -- здесь в среде благоустроенных крестьянских семей и образцовых типов человеческого существования -- уж не имеют результата, который бы в миллионной доле поровнялся с этим столиком... Те, кто убиты или забиты,-- лежат в земле сырой, -- и деревенское сознание ничего не создало во имя этого неусыпающего битья... Не может!.."
   Предшествующее отъезду Протасова рассуждение его о "столике", завоеванном европейским рабочим (см. конец V очерка), в рукописи имеет также иную, более пространную редакцию: "Столик -- точно мизерность,-- но он победа против неправды. Он -- завоевание, вершковое, но все-таки завоевание в пользу меньшего брата, в пользу справедливости... Сам по себе он -- ничтожество и убожество и драма, -- но с ним в бедном и пожираемом железными законами рабе действительно пробивается мысль о полной независимости... В глубине всех этих мизерных опытов важна именно мысль о полной независимости человека. Опыт мал, но мысль велика, и мысль о независимости с каждым днем завоевывает себе большее и большее пространство и большее внимание. Она уже устыжает и устрашает сытые классы европейского общества настолько, что вопрос о положении современного раба, -- стал вопросом неотразимым; все партии общественные сознают, что так "как-нибудь" -- его нельзя разрешить. В тронной речи о нем говорит германский император, его хотят по очереди эксплуатировать правительства, буржуазия, духовенство... Конечно, они долго еще не дадут ничего, кроме столика или простого обещания, -- но вопрос о положении раба и о независимости его существования не может исчезнуть, заглохнуть, а будет расти и развиваться и идти по пути, несмотря на всевозможные преграды, к цели, то есть к полной независимости существования... И, судя по некоторым признакам, в этом направлении уже и сделано даже кое-что больше столика: так, в Германии уже существуют фабрики, на которых хозяева дают семейному рабочему в вечное владение на известных условиях полный дом и лоскутки земли. Это кабала, но и она роковым образом ведет к той же цели, то есть, чтобы не было на свете раба. Вообще же повторяю, как ни мизерны эти результаты, добытые во имя справедливости, но они незыблемы, вековечны в самом деле, потому что в глубине их лежит сознательная мысль о несправедливости существования раба, сознательная скорбь о нем..."
   В журнальной публикации цикл распадался на две самостоятельные части -- "Без своей воли" и "Из разговоров с приятелями". В таком же виде он был перепечатан (с некоторыми сокращениями и исправлениями) в первом издании "Сочинений" (т. VIII, СПБ., 1884). Подготовляя второе издание "Сочинений", Успенский объединил обе части цикла в единое целое и дал отдельным очеркам отсутствовавшие прежде заголовки. При этом очерки подверглись еще раз сокращению и стилистической правке. Из опущенных Успенским отрывков наибольший интерес представляют полемические замечания против идей Достоевского, выраженных в романе "Подросток". "Вопреки уверениям г. Достоевского, который в одном из своих романов сказал, что "благообразие" вообще встречается на Руси в привилегированном сословии, -- писал Успенский, -- я думаю как раз наоборот: оно все целиком сосредоточено в нашем крестьянстве..." Выброшены, повидимому по цензурным соображениям, были и некоторые политически острые формулировки. Так оказался снятым во втором издании вопрос: "отчего это отечество наше могло выдумать для верных сынов своих только массу затруднений и, повидимому, не только не обещает убавить их, а как будто грозится преувеличить?" Сняты были полностью и рассуждения Протасова по поводу крестьянской пословицы: "нас (то есть мужиков) только печкой не били", рукописная редакция которых приведена выше. Так как одновременно с цензурной правкой и сокращением очерков Успенский производил стилистическую правку, то восстановить в тексте очерков выброшенные автором отрывки в большинстве случаев невозможно. Поэтому в настоящем издании по наборной рукописи восстанавливается первоначальный авторский текст лишь одного -- особенно важного -- эпизода, подвергшегося в прижизненных печатных текстах цензурным искажениям,-- рассказа Протасова о помещике Сквозьстроеве в начале III очерка (см. стр. 238--240).
   Стр. 206...."в стан погибающих" -- цитата из поэмы Н. А. Некрасова "Рыцарь на час" (1860).
   -- Одно из действующих лиц тургеневского романа -- Пигасов, персонаж романа И. С. Тургенева "Рудин" (1856), отличавшийся желчным и раздражительным характером.
   Стр. 209. Корф, Н. А. (1834--1883)--педагог, автор учебников для школы "Малютка", "Наш друг" и др.
   Стр. 209. Евтушевский, В. А. (1836--1888) -- педагог-математик, автор широко распространенных в 80-х годах "Сборника арифметических задач" и "Методики арифметики".
   Стр. 215. Надар -- псевдоним французского воздухоплавателя, писателя и карикатуриста Ф. Турнашова (1820--1910).
   Стр. 218....книгу об Америке, о каких-то американских сектах... -- Повидимому, имеется в виду книга: J. H. Noyes. History of the american sociaisms, Philadelphia, 1870 (Дж. Нойес. История американского социализма, Филадельфия, 1870).
   -- Нойес, Джон Гемфри (1811--1886) -- американский священник, буржуазный социальный реформатор. В 1847 году создал общину из своих сторонников.
   Стр. 220. Фаланстер -- так в системе великого французского социалиста-утописта Ш. Фурье называлось собрание жилищ и общественных зданий социалистической общины (фаланги).
   -- Фамилистер -- так называлось общежитие для рабочих, устроенное французским буржуазным социальным филантропом Годен-Лемером. По его образцу был устроен "отель" для рабочих на угольных копях близ Лютиха, описание которого Успенский дает далее на стр. 249. Описание это Успенский заимствовал из книги Лавеле (см. примечание к стр. 249).
   -- Нью-Ленарк -- название бумагопрядильной фабрики (в Шотландии, на реке Клайд), которой в 1800--1817 годах управлял великий английский социалист-утопист Р. Оуэн, осуществивший на ней ряд социальных реформ. Успенский был знаком с деятельностью Оуэна по статье Н. А. Добролюбова "Р. Овэн и его попытки общественных реформ" (1859).
   Стр. 225. "Культурное значение финиковой пальмы громадно... -- цитата из статьи В. О. "Новейшие исследования американского материка" ("Вестник Европы", 1882, IX, стр. 130--131). Приводится с небольшими изменениями.
   Стр. 230....в скопинский банк... -- см. о крахе скопинского банка ниже, в примечаниях к очерку "Из деревенских заметок о волостном суде" (стр. 490).
   Стр. 236. "Ты, -- сказал покойный Некрасов, -- и убогая, ты и обильная..." -- из стихотворения Н. А. Некрасова "Русь", вошедшего в поэму "Кому на Руси жить хорошо" (глава "Пир на весь мир", 1876).
   Стр. 241. Увидал я одну маленькую картинку... -- Успенский имеет в виду картину Н. А. Ярошенко (1846--1898) "Курсистка".
   Стр. 246. ...поражен образом Манфреда. -- Манфред -- герой одноименной драматической поэмы Байрона (1817).
   Стр. 248, Я думаю о гоголевской слесарше, которая, помнишь, сама себя высекла? -- См. "Ревизор", д. IV, явл. XV. Успенский ошибся, спутав унтер-офицершу со слесаршей Пошлепкиной, вместе с которой она появляется на сцене.
   Стр. 249. В этой же самой книжице, из которой я привел тебе цитату... -- Успенский имеет в виду книгу бельгийского буржуазного экономиста и философа Эмиля де Лавеле "Современный социализм", перевод с французского М. Антоновича, СПБ., 1882 (первая цитата -- на стр. 98). Поэт конца римской республики -- Антипатр (II в. до н. э.). Лавеле приводит стихотворение Антипатра на стр. 135, заимствуя текст его из I тома "Капитала" К. Маркса ("Капитал", т, I, Госполитиздат, М., 1952, стр. 414).
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru