Тынянов Юрий Николаевич
Восковая персона

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 3.72*172  Ваша оценка:


Юрий Тынянов

Восковая персона

   По изданию "Кюхля. Рассказы", Л., Худ. лит-ра, 1973.
   OCR - Александр Продан?, alexpro@enteh.com, 2004 г.

Глава первая

Доктор вернейший, потщись мя лечити,
Болезненну рану от мя отлучити.
Акт о Калеандре

1

   Еще в четверг было пито. И как пито было! А теперь он кричал день и ночь и осип, теперь он умирал.
   А как было пито в четверг! Но теперь архиятр Блументрост подавал мало надежды. Якова Тургенева гузном тогда сажали в лохань, а в лохани были яйца.
   Но веселья тогда не было и было трудно. Тургенев был старый мужик, клекотал курицей и потом плакал - это трудно ему пришлось.
   Каналы не были доделаны, бечевник невский разорен, неисполнение приказа. И неужели так, посреди трудов недоконченных, приходилось теперь взаправду умирать?
   От сестры был гоним: она была хитра и зла. Монахине несносен: она была глупа. Сын ненавидел: был упрям. Любимец, миньон, Данилович - вор. И открылась цедула от Вилима Ивановича к хозяйке, с составом питья, такого питьеца, не про кого другого, про самого хозяина.
   Он забился всем телом на кровати до самого парусинного потолка, кровать заходила, как корабль. Это были судороги от болезни, но он еще бился и сам, нарочно.
   Екатерина наклонилась над ним тем, чем брала его за душу, за мясо, -
   И он подчинился.
   Которые целовал еще два месяца назад господин камергер Монс, Вилим Иванович. Он затих.
   В соседней комнате итальянский лекарь Лацаритти, черный и маленький, весь щуплый, грел красные ручки, а тот аглицкий, Горн, точил длинный и острый ножик - резать его.
   Монсову голову настояли в спирту, и она в склянке теперь стояла в куншткаморе, для науки.
   На кого оставлять ту великую науку, все то устройство, государство и, наконец, немалое искусство художества?
   О Катя, Катя, матка! Грубейшая!

2

   Данилыч, герцог Ижорский, теперь вовсе не раздевался. Он сидел в своей спальной комнате и подремывал: не идут ли?
   Он уж так давно приучился посиживать и сидя дремать: ждал гибели за монастырское пограбление, почепское межевание и великие дачи, которые ему давали: кто по сту тысячей, а кто по пятьдесят ефимков; от городов и от мужиков; от иностранцев разных состояний и от королевского двора; а потом - при подрядах на чужое имя, обшивке войска, изготовлении негодных портищ - и прямо из казны. У него был нос вострый, пламенный, и сухие руки. Он любил, чтоб все огнем горело в руках, чтоб всего было много и все было самое наилучшее, чтобы все было стройно и бережно.
   По вечерам он считал свои убытки:
   - Васильевский остров был мне подаренный, а потом в одночасье отобран.
   В последнем жалованье по войскам обнесен. И только одно для меня великое утешение будет, если город Батурин подарят.
   Светлейший князь Данилыч обыкновенно призывал своего министра Волкова и спрашивал у него отчета, сколько маетностей числится у него по сей час.
   Потом запирался, вспоминал последнюю цифру, пятьдесят две тысячи подданных душ, или вспоминал об убойном и сальном промысле, что был у него в архангельском Городе, - и чувствовал некоторую потаенную сладость у самых губ, сладость от маетностей, что много всего имеет, больше всех, и что все у него растет. Водил войска, строил быстро и рачительно, был прилежный и охотный господин, но миновались походы и кончались канальные строения, а рука была все сухая, горячая, ей работа была нужна, или нужна была баба, или дача?
   Данилыч, князь Римский, полюбил дачу.
   Он уже не мог обнять глазом всех своих маетностей, сколько ему принадлежало городов, селений и душ, - и сам себе иногда удивлялся:
   - Чем боле володею, тем боле рука горит.
   Он иногда просыпался по ночам, в своей глубокой алькове, смотрел на Михайловну, герцогиню ижорскую, и вздыхал:
   - Ох, дура, дура!
   Потом, оборотясь пламенным глазом к окну, к тем азиятским цветным стеклышкам, или уставясь в кожаные расписные потолки, исчислял, сколько будет у него от казны интересу; чтоб показать в счетах менее, а на самом деле получить более хлеба. И выходило не то тысяч на пятьсот ефимков, не то на все шестьсот пятьдесят. И он чувствовал уязвление. Потом опять долго смотрел на Михайловну:
   - Губастая!
   И тут вертко и быстро вдевал ступни в татарские туфли и шел на другую половину, к свояченице Варваре. Та его понимала лучше, с той он разговаривал и так и сяк, аж до самого утра. И это его услаждало. Старые дурни говорили: нельзя, грех. А комната рядом, и можно. От этого он чувствовал государственную смелость.
   Но полюбил притом мелкую дачу и так иногда говорил свояченице Варваре или той же Михайловне, Почепской графине:
   - Что мне за радость от маетностей, когда я их не могу всех зараз видеть или даже взять в понятие? Видал я десять тысяч человек в строях или таборах, и то - тьма, а у меня на сей час по ведомости господина министра Волкова их пятьдесят две тысячи душ, кроме еще нищих и старых гулящих. Это нельзя понять. А дача, она у меня в руке, в пяти пальцах зажата, как живая.
   И теперь, по прошествии многих мелких и крупных дач и грабительств и ссылке всех неистовых врагов: барона Шафирки, еврея, и многих других, он сидел и ждал суда и казни, а сам все думал, сжав зубы:
   "Отдам половину, отшучусь".
   А выпив ренского, представлял уже некоторый сладостный город, свой собственный, и прибавлял:
   - Но уж Батурин - мне.
   А потом пошло все хуже и хуже; и легко было понять, что может быть выем обеих ноздрей - каторга.
   Оставалась одна надежда в этом упадке: было переведено много денег на Лондон и Амстердам, и впоследствии пригодятся.
   Но кто родился под планетой Венерой - Брюс говорил про того: исполнение желаний и избавление из тесных мест. Вот сам и заболел.
   Теперь Данилыч сидел и ждал: когда позовут? Михайловна все молилась, чтоб уж поскорей.
   И две ночи он уже так сидел в параде, во всей форме.
   И вот, когда он так сидел и ждал, под вечер вошел к нему слуга и сказал:
   - Граф Растреллий, по особому делу.
   - Что ж его черти принесли? - удивился герцог. - И графство его негодное.
   Но вот уже входил сам граф Растреллий. Его графство было не настоящее, а папежское: папа за что-то дал ему графство, или он это графство купил у папы, а сам он был не кто иной, как художник искусства.

3

   Его пропустили с подмастерьем, господином Лежандром. Господин Лежандр шел по улицам с фонарем и освещал дорогу Растреллию, а потом внизу доложил, что просит пропустить к герцогу и его, подмастерья, господина Лежандра, потому что бойчей знает говорить по-немецки.
   Их допустили.
   По лестнице граф Растреллий всходил бодро и щупал рукой перилы, как будто то был набалдашник его собственной трости. У него были руки круглые, красные, малого размера. Ни на что кругом он не смотрел, потому что дом строил немец Шедель, а что немец мог построить, то было неинтересно Растреллию. А в кабинетной - стоял гордо и скромно. Рост его был мал, живот велик, щеки толстые, ноги малые, как женские, и руки круглые. Он опирался на трость и сильно сопел носом, потому что запыхался. Нос его был бугровый, бугристый, цвета бурдо, как губка или голландский туф, которым обделан фонтан. Нос был как у тритона, потому что от водки и от большого искусства граф Растреллий сильно дышал. Он любил круглоту и если изображал Нептуна, то именно брадатого, и чтоб вокруг плескались морские девки. Так накруглил он по Неве до ста бронзовых штук, и все забавные, на Езоповы басни: против самого Меньшикова дома стоял, например, бронзовый портрет лягушки, которая дулась так, что под конец лопнула. Эта лягушка была как живая, глаза у ней вылезли. Такого человека, если б кто переманил, то мало бы дать миллион: у него в одном пальце было больше радости и художества, чем у всех немцев. Он в один свой проезд от Парижа до Петерсбурка издержал десять тысяч французской монетой. Этого Меньшиков до сих пор не мог позабыть. И даже уважал за это. Сколько искусств он один мог производить? Меньшиков с удивлением смотрел на его толстые икры. Уж больно толстые икры, видно, что крепкий человек. Но, конечно, Данилыч, как герцог, сидел в креслах и слушал, а Растреллий стоял и говорил.
   Что он говорил по-итальянски и французски, господин подмастерье Лежандр говорил по-немецки, а министр Волков понимал и уж тогда докладывал герцогу Ижорскому по-русски.
   Граф Растреллий поклонился и произнес, что дук д'Ижора - изящный господин и великолепный покровитель искусств, отец их, и что он только для того и пришел.
   - Ваша алтесса - отец всех искусств, - так передал это господин подмастерье Лежандр, но сказал вместо "искусств": "штук", потому что знал польское слово - штука, обозначающее: искусство.
   Тут министр господин Волков подумал, что дело идет о грудных и бронзовых штуках, но Данилович, сам герцог, это отверг: ночью в такое время - и о штуках.
   Он ждал.
   Но тут граф Растреллий принес жалобу на господина де Каравакка.
   Каравакк был художник для малых вещей, писал персоны небольшим размером и приехал одновременно с графом. Но дук явил свою патронскую милость и начал употреблять его как исторического мастера и именно ему отдал подряд изобразить Полтавскую битву. А теперь до графа дошел слух, что готовится со стороны господина де Каравакка такое дело, что он пришел просить дука в это дело вмешаться.
   Слово "Каравакк" Растреллий картавил, грозно, с презрением, как бы каркал. Слюна брызгала у него изо рта.
   Тут Данилыч нацелился глазом: зрелище художника стало ему приятно.
   - Пусть говорит о деле, - сказал он, - для чего у них стала ссора с Коровяком. Коровяк вострый маляр и берет дешевле. - Ему была приятна ссора Растреллия с Каравакком, и если б не такое время, он что бы сделал? Он созвал бы гостей, да позвал бы того Растреллия и Коровяка, и стравил бы их, аж до драки. Как петухов, этого толстого с тем, с чернявым.
   Тут Растреллий сказал, а господин Лежандр пояснил:
   - Дошло до его слуха, что когда император помрет, то господин де Каравакк хочет делать с него маску, и господин де Каравакк не умеет делать масок, а маски с мертвых умеет делать он, Растреллий.
   Но тут Меньшиков легонько вытянулся в креслах, воздушно соскочил с них и подбежал к двери. Заглянул за дверь и потом долго глядел в окошко; он смотрел, нет ли где изыскателей и доносителей.
   Потом он приступил к Растреллию и сказал так:
   - Ты что бредишь непотребные слова, относящиеся к самой персоне? Император жив и нынче получил облегчение.
   Но тут граф Растреллий сильно махнул головой с отрицанием.
   - Император, конечно, умрет в четыре дня, - сказал он, - так говорил мне господин врач Лацаритти.
   И тут же, поясняя речь, ткнул двумя толстыми и малыми пальцами вниз, в пол, - что именно в четыре дня император, конечно, пойдет уже в землю.
   И тут Данилыч почувствовал легкий озноб и потрясение, потому что никто еще из посторонних так явно не говорил о царской смерти. Он почувствовал восторг, что как бы восторгают его над полом и он как бы возносится в воздухе над своим состоянием. Все переменилось в нем. И уже за столом и в креслах сидел спокойный человек, отец искусств, который более не интересовался мелкой дачей.
   Тут Растреллий сказал, а господин подмастерье Лежандр и министр Волков перевели, каждый по-своему:
   - Он, Растреллий, это хочет для того сделать, что той любопытной маской он надеется приобрести большое внимание при иностранных дворах, и у Цесаря, равно как и во Франции. А зато обещается он, Растреллий, сделать маску и с самого герцога, когда тот умрет, и согласен сделать ему портрет, медный, небольшой, с герцогской дочери.
   - Ты ему скажи - я сам с него маску спущу, - сказал Данилыч, - а с дочки пусть сделает середней величины. Дурак.
   И Растреллий обещался.
   Но потом, потоптавшись, побулькав толстыми губами, он вытянул вдруг правую ручку - на правой ручке горели рубины и карбункулы - и стал говорить до того быстро, что Лежандр и Волков, открыв рты, стояли и ничего не переводили. Его речь была как пузырьки, которые всплывают на воде вокруг купающегося человека и так же быстро лопаются. Пузырьки всплывали и лопались- и наконец купающийся человек нырнул: граф Растреллий захлебнулся.
   Потом герцогу доложили: есть искусство изящное и самое верное, так что нельзя портрет отличить от того человека, с которого портрет делан. Ни медь, ни бронза, ни самый мягкий свинец, ни левкос не идут против того вещества, из которого делают портреты художники этого искусства. Искусство это самое древнее и дольше всего держится, еще со времен даже римских императоров. И вещество само лезет в руку, так оно лепко, и малейший выем или выпуклость, оно все передает, стоит надавить, или выпятить ладошкой, или влепить пальцем, или вколупнуть стилем, а потом лицевать, гладить, обладить, обровнять, - и получается: великолепие.
   Меньшиков с беспокойством следил за пальцами Растреллия. Маленькие пальцы, кривые от холода и водки, красные, морщинистые, мяли воздушную глину. И наконец, оказалось еще следующее: лет двести назад нашли в итальянской земле девушку, девушка была как живая, и все было как живое и сверху и сзади. То была, одни говорили, статуя работы известного мастера Рафаила, а другие говорили, что Андрея Верокия или Орсиния.
   И тут Растреллий захохотал, как смеется растущее дитя: его глаза скрылись, нос сморщился, и он крикнул, торопясь:
   - Но то была Юлия, дочь известного Цицерона, живая, то есть не живая, но сама природа сделала со временем ее тем веществом. - И Растреллий захлебнулся. - И то вещество - воск.
   - Сколько за тую девку просят? - спросил герцог.
   - Она непродажна, - сказал Лежандр.
   - Она непродажна, - сказал Волков.
   - То и говорить не стоит, - сказал герцог.
   Но тут Растреллий поднял вверх малую, толстую руку.
   - Скажите дуку Ижорскому, - приказал он, - что со всех великих государей, когда умирают, непременно делают по точной мерке такие восковые портреты. И есть портрет покойного короля Луи Четырнадцатого, и его делал славный мастер Антон Бенуа - мой учитель и наставник в этом деле, и теперь во всех европейских землях, больших и малых, остался для этого дела один мастер: и тот мастер - я.
   И пальцем ткнул себя в грудь и поклонился широко и пышно дуку Ижорскому, Данилычу.
   Спокойно сидел Данилыч и спросил у мастера:
   - А ростом портрет велик ли? Растреллий ответил:
   - Портрет мелок, как сам покойный французский государь был мал; рот у него женский; нос как у орла клюв; но нижняя губа сильна и знатный подбородок. Одет он в кружева, и есть способ, чтоб он вскакивал и показывал рукой благоволение посетителям, потому что он стоит в музее.
   Тут руки у Данилыча задвигались: он был малознающ в устройствах, но роскошен и любил вещи. Он не любил художества, а любил досужество. Но по привычке спросил, как бы из любознания:
   - А махина внутри или приделана снаружи, и из стали или железная - или какая?
   Но тут же махнул рукой и сказал:
   - А обычай тот глуп, чтоб персоне вскакивать и всякому бездельнику оказывать честь, да и не время мне сейчас.
   Но после краткого перевода Растреллий поймал воздух в кулак и так поднес герцогу:
   - Фортуна, - сказал он, - кто нечаянно ногой наступит - перед тем персона встанет, все то есть испытание фортуны.
   И тут наступило полное молчание. Тогда герцог Ижорский вынул из глубокого кармана серебряный футляр, достал из него зубочистку и почистил ею в зубах. - А воск от литья, от фурмов пушечных что остался, - на тот портрет годится? - спросил он потом.
   Растреллий дал гордый ответ, что нет, не годится, нужен самый белый воск, но тут вошла Михайловна.
   - Зовут, - сказала она.
   И Данилыч, светлейший князь, встал, распоряжаться готовый.

4

   По Неве дуло два встречных ветра: сиверик - от шведов и мокряк - с мокрого места, и когда они встретились, тогда получился третий ветер: чухонский поперечень.
   Сиверик был прямой и курчавый, мокряк - косой, с загибом. Получился чухонский поперечень, поперек всего. Он ходил кругами по Неве, очищая малое место, подымал седую бороду дыбом и потом вставал против мест и покрывал их.
   Тогда два молодых волка отстали от большой стаи в лесу за Петровским островом. Два волка бежали по притоку Невы, перебежали его, постояли и посмотрели. Они побежали по Васильевскому острову, по линейной дороге, и опять остановились. Они увидели шалаш и деревянную рогатку. В шалаше спал живой человек, укрывшись. Тут они обошли рогатку; они ровно побежали по узкой тропе, шедшей вдоль дороги. Миновали две мазанки и у самого Меньшикова дома спустились на Неву.
   Они осторожно спускались: были навалены камни, запорошены снегом, а кой-где и голые; они, волки, ставили нежно свои лапы. И побежали к жидкому лесу, который видели вдалеке.
   В одной избе загорелся свет, или он горел уже раньше, но только стал теперь ярче, потом в сумерках выскочил человек с мордастыми собаками, потом спустил их, и тут же закричал, и вскоре выстрелил из длинного ружья. Ганс Юрген был повар, а теперь береговой начальник, и это он выскочил из своей избы и выстрелил. Мордастые собаки были его доги. У него их было двенадцать собак.
   Волки прижались тогда задами ко льду, и вся их сила ушла в передние лапы. Передние лапы делались все круче, все сильней, волки все более забирали пространства. И они ушли от собак.
   Потом выбежали на берег и мимо Летнего сада добежали до Ерика, Фонтанной речки. Тут они пересекли большую Невскую перспективную дорогу, которая на Новгород, мощеную, на ней лежали поперек доски. Потом, перепрыгивая по болотным кочкам, они скрылись в роще по Фонтанной речке.
   А от выстрела он проснулся.

5

   Всю ночь он трудился во сне, ему снились трудные сны.
   А для кого трудился? - Для отечества.
   Рукам его снилась ноша. Он эту ношу таскал с одного беспокойного места в другое, а ноги уставали, становились все тоньше и стали под конец совсем тонкие.
   Ему снилось, что та, которую все звали Катериной Алексеевной, а он Катеринушкой, а прежде звали драгунской женой, Катериной Василевской, и Скавронской, и Мартой, и как еще там, - вот она уехала. Он вошел в палаты, и захотелось бежать- так все пусто было без нее, а по палатам бродила медведица. На цепи, чернявая волосом и большие лапы, тихий зверь. И зверь был к нему ласков. А Катерина уехала и сказалась неизвестной. И тут солдат и солдатское лицо, надутое, как пузырь, и в мелких морщинах, как рябь по воде.
   И он составил ношу и поколол солдата шпагой; тут у него заболело внизу живота, потянуло аж в самую землю, но потом отпустило, хоть и не все.
   Все-таки он солдата сволок под мышки и слабыми руками стал разыскивать: расклал на полу и прошел горячим веником по спине. А тот лежит смирно, а кругом хозяйство и многие вещи. Как стал водить веником по солдатской спине, так самого пожгло по спине и сам ослабел и изменился. Стало холодно и боязно, и он заходил ногами как бы не по полу. И солдат высоким голосом все кричал, его голосом, Петровым. Тут стали стрелять издалека шведы, и оп проснулся, понял, что это не он пытал, а его пытали, и сказал, как будто все ото писал письмо Катерине:
   - Приезжай посмотреть, как я живу раненый, на мое хозяйство.
   Проснулся еще раз и очутился в сумерках, как в утробе, было душно, натопили с вечера. И он полежал без мыслей.
   Он переменился даже в величине, у него были слабые ноги и живот пустынный, каменный и трудный.
   Он решил не вносить ночные сны в кабинетный журнал, как обычно делал: сны были нелюбопытны, и он их побаивался. Он боялся того солдата и морщин, и неизвестно было, что солдат означает. Но нужно было и с ним справиться.
   Потом в комнате несколько рассвело, как будто повар помешал ложкой эту кашу.
   Начинался день, и хоть он больше не ходил по делам, но как просыпался, дела словно бродили по нем. Пошел словно в токарню - доточить штуку из кости - остался недоточенный досканец.
   Потом словно бы пора ехать на смотрение в разные места - сегодня авторник, не церемониальный день, дожидаются коляски, наряд на все дороги.
   Калмыцкую овчину на голову - ив Сенат.
   Сенату дать такой указ: на виске не тянуть более разу и веником не жечь, потому что если более и жечь веником, то человек меняется в себе и может себя потерять.
   Но дела его быстро оставили, не доходя до конца, и даже до начала, как тень.
   Он совсем проснулся.
   Печь была натоплена с вечера так, что глазурь калилась и как на глазах лопалась, как будто потрескивала. Комната была малая, сухая, самый воздух лопался, как глазурь, от жары.
   Ах, если б малую, сухую голову проняла бы фонтанная прохлада!
   Чтобы фонтан напружился и переметнул свою струю - вот тогда разорвало бы болезнь.
   А когда все тело проснулось, оно поняло: Петру Михайлову приходит конец, самый конечный и скорый. Самое большее оставалась ему неделя. На меньшее он не соглашался, о меньшем он думать боялся. А Петром Михайловым он звал себя, когда любил или жалел.
   И тогда глаза стали смотреть на синие голландские кафли, которые он выписал из Голландии, и здесь пробовал такие кафли завести, да не удалось, на эту печь, которая долго после него простоит, добрая печь.
   Отчего те кафли не завелись? Он не вспомнил и смотрел на кафли, и смотрение было самое детское, безо всего.
   Мельница ветряная, и павильон с мостом, и корабли трехмачтовые.
   И море.
   Человек в круглой шляпе пумпует из круглой пумпы, и три цветка, столь толстых, как бы человеческие члены. Садовник.
   Прохожий человек, кафтан в талью, обнимает толстую женку, которой приятно. Дорожная забава.
   Лошадь с головой как у собаки.
   Дерево, кудрявое, похожее на китайское, коляска, в ней человек, а с той стороны башня, и флаг, и птицы летят.
   Шалаш, и рядом девка большая, и сомнительно, может ли войти в шалаш, потому что не сделана пропорция.
   Голландский монах, плешивый, под колючим деревом читает книгу. На нем толстая дерюга и сидит, оборотясь задом.
   И море.
   Голубятня, простая, с колонками, а колонки толстые, как колена. И статуи и горшки. Собака позади, с женским лицом, лает. Птица сбоку делает на краул крылом.
   Китайская пагода прохладная.
   Два толстых человека на мосту, а мост на сваях, как на книжных переплетах. Голландское обыкновение.
   Еще мост, подъемный, на цепях, а выем круглый.
   Башня, сверху опущен крюк, на крюке веревка, а на веревке мотается кладь. Тащат. А внизу, в канале, лодка и три гребца, на них круглые шляпы, и они везут в лодке корову. И корова с большой головой и ряба, крапленая.
   Пастух гонит рогатое стадо, а на горе деревья, колючие, шершавые, как собаки. Летний жар.
   Замок, квадратный, старого образца, утки перед замком в заливе, и дерево накренилось. Норд-ост.
   И море.
   Разоренное строение или руины, и конное войско едет по песку, а стволы голые, и шатры рогатые.
   И корабль трехмачтовый и море.
   И прощай, море, и прощай, печь.
   Прощайте, прекрасные палаты, более не ходить по вас!
   Прощай, верея, верейка! На тебе не отправляться к Сенату!
   Не дожидайся! Команду распустить, жалованье выдать!
   Прощайте, кортик с портупеей! Кафтан! Туфли!
   Прощай, море! Сердитое!
   Паруса тоже, прощайте!
   Канаты просмоленные!
   Морской ветер, устерсы!
   Парусное дело, фабрические дворы, прощайте!
   Дело навигацкое и ружейное!
   И ты тоже прощай, шерстобитное дело и валяное дело!
   И дело мундира!
   Еще прощай, рудный розыск, горы, глубокие, с духотой!
   В мыльню сходить, испариться!
   Малвазии выпить доктора запрещают!
   Еще прощай, адмиральский час, австерия, и вольный дом, и неистовые дома, и охотные бабы, и белые ноги, и домашняя забава! Та приятная работа!
   Петергофский огород, прощай! Великолуцкие грабины, липы амстердамские!
   Прощайте, господа иностранные государства! Лев Свейский, Змей Китайский!
   И ты тоже прощай, немалый корабль!
   И неизвестно, на кого тебя оставлять!
   Сыны и малые дочки, потроха, потрошонки, все перемерли, а старшего злодея сам прибрал! В пустоту приведут!
   Прощай, Питер-Бас, господин капитан бомбардирской роты Петр Михайлов!
   От злой и внутренней секретной болезни умираю!
   И неизвестно, на кого отечество, и хозяйство, и художества оставляю!
   Он плакал без голоса в одеяло, а одеяло было лоскутное, из многих лоскутьев, бархатных, шелковых и бумазейных, как у деревенских детей, теплое. И оно промокло с нижнего краю. Колпак сполз с его широкой головы; голова была стриженая, солдатская, бритый лоб.
   Камзол висел на вешалке, давно строен, сроки прошли, и обветшал. К службе более не годится.
   А через час придет Катерина, и он знал, что умирает из-за того, что ее не казнил и даже допускает в комнату. А нужно было ее казнить, и тогда бы кровь получила облегчение, он бы выздоровел. А теперь кровь пошла на низ, и задержало, и держит, и не отпускает.
   А запечного друга, Данилыча, тоже не казнил и тоже не получил облегчения.
   А человек рядом, в каморке, замолчал, не скрыпит пером, на счетах не брякает. И не успеть ему на тот гнилой корень топор наложить. Прогнали уже, видно, того человечка из каморы, некому боле его докладов слушать.
   Миновал ему срок, продали его, умирает солдатский сын Петр Михайлов!
   Губы у него задрожали, и голова стала на подушке запрометываться. Она лежала, смуглая и не горазд большая, с косыми бровями, как лежала семь лет назад голова того, широкоплечего, тоже солдатского сына, голова Алексея, сына Петрова.
   А гнева настоящего не было, гнев не приходил, только дрожь. Вот если б рассердиться; он бы рассердился, пощекотала б тогда ему темя хозяйка - он бы поспал и тогда бы выздоровел.
   И тут на башню того замка, на которой моталась кладь на веревке, на ту синюю кафлю - вылез запечный таракан. Вылез, остановился и посмотрел.
   В жизни было три боязни и все три большие: первая боязнь - вода, вторая - кровь.
   Он в детстве боялся воды, у него от этой мути, от надутия больших вод подступало к горлу. И он за то полюбил ботик, что ботик - были стены, была защита от полой воды. И потом привык и полюбил.
   Крови он боялся, но малое время. Он видел, ребенком, дядю, которого убили, и дядя был до того красный и освежеванный, как туша в мясном ряду, но дядино лицо бледное, и на лице, как будто налепил маляр, была кровь вместо глаза. И он тогда имел страх и тряску, но было и некоторое любопытство. И любопытство превозмогло, и он стал любопытен к крови.
   И третья боязнь была - тот гад, хрущатый таракан. Эта боязнь осталась.
   А что в нем было такого, в таракане, чтоб его бояться? - Ничего.
   Он появился лет с пятьдесят назад, пришел из Турции в большом числе, в турецкую несчастную кампанию. Он водился в австериях, и в мокрой месте, и в сухом: любил печь. Может, он его боялся оттого, что гад с Туречины? Или что он защельный, тайно прятался в щели, что все время присутствовал, жил, скрывался - и нечаянно выползал? Или его китайских усов?
   Он похож был на Федор Юрьича, кесарь-папу, на князь Ромодановского, своими китайскими усами.
   Или что он пустой, и, когда его раздавишь, звук от него - хруп, как от пустого места или же от рыбьего пузыря? Или даже что он, мертвая тварь, весь плоский, как плюсна?
   И когда нужно было ехать куда - то ехали вперед рассыльщики и курьеры, и они осматривали домы: где пристать, есть ли гад? А без того не приставал.
   Против гада не было изводчика, ни защиты.
   А теперь он, Петр, плакал, в его глазах стояли слезы, и он не видел таракана. А когда одеялом утер глаза - тогда увидел.
   Таракан стоял, шевелил усами, посматривал, и на нем был черный туск, как на маслине. Куда пойдут те ноги, сорок сороков? Куда они зашуршат? И соскочит на постель и пойдет писать по одеялу. Тогда стало томно его ножным пальцам, он задрожал, натянул одеяло на нос, а потом опростал руку из-под одеяла, чтобы дотянуться рукой до сапога и бросить сапогом в гада, пока тот стоит и не прячется. Но сапог не было, туфля была легкая и не убьет. Он потянулся и за нею, да не мог достать и, повывая, пополз на руках. Какие слабые! Не держат! А грудь - как тюфяк, набитый трухой. Он так полежал, отдохнул. Потом руками дополз до кресел. Кресла были дубовые, точеные, и вместо ручек - женские руки. Он последний раз подержался за дубовые тонкие пальцы, и рука, как в воду, - съехала в воздух - все за туфлей. А туфли нет, и дна нет, и рука поплыла. Тут зубы забили дробь, потому что таракан стоял без его надзора и ждал его или, может, уже двинулся или сорвался куда.
   И вдруг таракан в самом деле упал, как неживой, стукнул и был таков. И оба были таковы: Петр Алексеевич лежал без памяти и безо всего, как пьяный.
   Его сила вышла. Но он был терпелив и все старался очнуться и скоро очнулся.
   Он обернулся, выкатив глаза, на все стороны - куда ушел гад? - посмотрел плохим взглядом поверх лаковых тынков и увидел незнакомое лицо.
   Человек сидел налево от кровати, у двери, на скамеечке. Он был молодой, и глаза его были выкачены на него, на Петра, а зубы ляскали и голова тряслась.
   Он был как сумасбродный или же как дурак, или ему было холодно. Рядом сидел еще один, старик, и спал. Лицом он был похож как бы на Мусина-Пушкина, из Сената. Молодой же по лицу был немец, из голштейнских.
   Тогда Петр посмотрел еще и увидел, что у молодого ляскают зубы, а губы видимо трясутся, но что он не дурак, и сказал слабо:
   - Ei, dat is nit permittert [Это не разрешается (голл.)].
   Ему было стыдно, что его таким видит голштейнский, что он забрался в спальную комнату. Но вместе поменьшел и страх.
   А когда взглянул на печь, таракана не было, и он обманул себя, что почудилось, не могло того статься, откуда здесь быть таракану? Стал слаб на некоторое время и забылся, а когда раскрыл глаза, увидел троих людей - все трое не спали, а молодой, которого он посчитал за голштейнского, был тоже сенатор, Долгорукий.
   Он сказал:
   - Кто?
   Тогда старик и все встали, и старик сказал, вытянувши руки по швам:
   - Наряжены беречь здравие вашего величества. Он закрыл глаза и подремал.
   Он не знал, что с этой ночи назначены по трое сенаторов стеречь в спальной. Потом, не смотря, махнул рукой:
   - После.
   И все трое вышли.

6

   А в ту еще ночь в каморе, что рядом со спальной комнатой, - сидел за столом небольшой человек, рябоват, широколиц, невиден. Шелестел бумагами.
   Все бумаги были разложены по порядку, чтоб в любое время предстать в спальную комнату и рапортовать. Человек возился ночью с бумагами. Он был генерал-фискал и готовил доклад. Имя было ему: Алексей, фамилия Мякинин, не из застарелых фамилий. Бумаги он копил через фискалов; и самый тихий из них был купецкий фискал, Бусаревский. И писывал, как дело не стоит, как оно не идет, что дано, и что взято, и что утаено в необыкновенных местах. На дачу он имел нюх тонкий, на взятку - верхний, на утайку - нижний.
   И когда настала болезнь, позвали того невидного человека, и ему сказано: будь рядом, в каморке, со спальною моей комнатою, сбоку, потому что не могу более ходить в твои места. А ты сиди и пиши и мне докладывай. А обед тебе туда в каморку будут подавать. А сиди и таись. Таись и пиши.
   И после того ежедневно в каморке скрып-бряк - человек кидал на счеты огульные числа. И утром второго дня человек прошел в спальную комнату тайком и рапортовал. После этого рапорта стало дергать губу, и показалась пена.
   Человечек стоял и ждал. Он был терпеливый, пережидал, а голову держал набок.
   Невидный человек. Потом, когда губодерга поменьшела, человечек поднял лоб, лоб был морщеный - и заметнул взгляд до самой персоны, даже до самых глаз, - и взгляд был простой, ресницы рыжи, этот взгляд бывалый. Тогда человек спросил, потише, как спрашивают о здоровье у хворого человека или у погорелого о доме:
   - А как скажешь, сечь ли мне одни только сучья?
   Но рот был неподвижен, не дергался более и не отвечал ничего. А глаза были закрыты, и, верно, начиналось внутреннее секретное грызение. Тогда рябой подумал, что тот не расслышал, и спросил еще потише:
   - А и скажешь ли наложить топор на весь корень? А тот молчал, и этот все стоял со своими бумагами.
   Человек рябой, невидный. Мякинин Алексей. Тогда глаза раскрылись, и тонкий голос, с трещиною, сказал Алексею Мякинину:
   - Тли дотла.
   А глаз закосил со страхом на Мякинина - показалось, что Мякинин жалеет. Но тот стоял - рыжий, пестрина шла у него по лицу, небольшой человек, спокойный, - служба.
   И теперь человек все прикидывал и пришивал толстою иглою, а утром докладывал - лоб на лоб. Бумаги у него были уже толстые. Приходил к нему Бусаревский, купецкий фискал, - был приказ этого человека пропускать во всякое время.
   И когда купецкий фискал ушел, Мякинин разом вспотел и потел долго, вытирал лоб рукой, но и руки вспотели. А потом сел, кинул раза два всего на счетах и заскрыпел. Дело первое было светлейшего князя, герцога Ижорского. И как отскрыпел, пришил к нему начало. А начало уже и раньше было - о знатных суммах, которые его светлость переправил в амстердамские и лионские кредиты.
   Но это начало так и осталось началом, а он пришил еще другое, самое первое начало - тоже о знатных суммах, которые его светлость положил в Амстердаме и Лионе. Знатнейших суммах. А вспотел он оттого, что те немалые деньги переслала через его светлость в голландский Амстердам и к француженам в Лион не кто иной, как ее самодержавие. Он весь вспотел. А потом заодно пришил ведомость еще неизвестных и тайных дач через Вилима Ивановича, тоже данных ее величеству.
   Он особенного дела не завел, а прямо пришил к первому. Он потому и вспотел, что не знал, как тут быть: затевать особенное дело или нет. И после того как пришил, заботливым оком посмотрел на листы. И отщелкнул на счетах, и кости показали сразу многие тысячи. Тьмы. И скостил, ничего на счетах не было.
   Тогда, толстоватым пальцем вороша по многу листов и слюня этот палец, сделал адицию, прикинул, и всего вышло девяносто два. Долго смотрел и делал изумление лбом и глазами. И потом быстро вдруг - одну кость вверх - сделал супстракцию, осталось: девяносто один. И так он брался, и даже тремя перстами, за эту последнюю кость, и так он на ней обжигался, и наконец не шибко ее приволок назад.
   Тогда взялся за свои короткие волосы, сгреб их и начал чесаться. И разом составил счеты на пол.
   Залег спать.
   А девяносто две кости были - девяносто две головы. И утром пришел к докладу: тот еще спал. Он постоял на месте.
   Потом глаз открыт, и тем дан знак, что слушает. И тихим голосом, даже не голосом, а как бы внутренним воркотаньем, у самого уха, доложено. Но глаз опять закрыт, и Мякинин думал, что лежит без памяти, и стоял, сомневаясь. Но тут покатилась слеза - и той слезой дан знак, что внял. А пальцами другой знак, и его не понял Мякинин: не то - уходить, не то, что нечего делать, нужно дальше следовать, не то как бы: мол, брось; теперь, мол, все равно.
   Он так и не понял, а ушед в каморку, больше не скрыпел и счеты тихонько задвинул ногой. И ему забыли в тот день принести обед. Так он сидел голодный и спать не ложился. Потом услышал: что-то неладно, ходят там и шуршат, как на сеновале, а потом тихо - и все не то. Под утро он вырвал тихонько все, что пришил, разорвал на клоки и, осмотрясь, вложил в сапог. А числа цифирью записал в необыкновенном месте, на тот раз, что если придется, то можно все сызнова составить и доложить.
   Через час толкнули дверь, и вошла Катерина, ее величество. Тогда Мякинин Алексей встал во фрунт. И пальцем ее величество показала - уходить.
   Он было взялся за листы, но тут она положила на них свою руку. И посмотрела.
   И Мякинин Алексей, слова не сказав, пошел вон. Дома пожег в печке все, что сунул в сапог. А цифирь осталась, только в непоказанном месте, и никто не поймет.
   И немало дел осталось в каморке.
   Про великие утайки от кораблей и от судов, что строил, - это про генерал-адмирала господина Апраксина. И почти про всех господ из Сената, кто сколько и за что. Но только с поминовением великих взятков и утаек, а про малые писать места нет. Как купцы прибытки прячут, про купцов Шустовых, которые даже до многих тысячей налоги не платят, а сами в нетях, бродят неведомо где под нищим образом. Как господа дворянство прячут хлеб и выжидают, чтоб более денег нажить, когда голод настанет, их имена и многое другое. Осталось и куда делось - об этом Мякинин не думал.
   Он был рыжий, широколобый, не верховный господин. Если б не Павел Иванович Ягужинский, он бы век не сидел, может, в той каморке, и его бы оттуда не гнала сама Екатерина.
   К утру три сенатора пошли в Сенат, и Сенат собрался и издал указ: выпустить многих колодников, которые сосланы на каторги, и освободить, чтоб молили о многолетнем здоровье величества.
   Начались большие дела: хозяин еще говорил, но более не мог гневаться.
   Ночью было послано за Данилычем, герцогом Ижорским. А он, уж из большого дворца, посылал к себе за своим военным секретарем Вюстом и сказал удвоить караулы в городе враз. Вюст враз удвоил. И тогда все узнали, что скоро умрет.

7

   А про это знали еще много раньше в одном месте, где все знают, - именно в кабаке, в фортине, что была на юру.
   Фортина стояла при Адмиралтействе. Она была строена для мастеровых, которым скучно; мастеровые скучали по родным местам, где они родились, или по жене, по детям, которых дома били, а то по разной рухляди или же по какой-нибудь даже одной домашней вещи, которая осталась дома, - они по этому сильно скучали в новом, пропастном месте.
   Там, в кабаке, было пиво, вино, покружечно и в бадьях, и многие приходили, поодиночке и партиями, выпивали над бадьей из ковша, утирались и ухали:
   - Ух.
   Все шли в многонародное место - в кабак.
   Над фортиною на крыше стояла на шесте государственная птица, орел. Она была жестяная с рисунком. И погнулась от ветра, заржавела, ее стали звать: петух. Но по птице фортину было видно на громадное пространство, даже с большого болота и с березовой рощи вокруг Невской перспективной дороги. Все говорили: пойдем к питуху. Потому что петух - это птица, а питух - пьяница. И тут многие знали друг друга, так же как при встрече на улицах; в Петерсбурке все люди были на счету. А были и безыменные: бурлаки петербургские. Они были горькие пьяницы.
   Горькие пьяницы стояли в сенях над бадьей, пропивали онучи и тут же разувались и честно вешали онучи на бадью. От этого стоял бальзамовый дух.
   Они пили пиво, брагу, и что текло по усам назад в бадью, то другие за ними черпали и пили. И здесь было тихо, только был слышен крехт и еще:
   - Ух.
   А в первой палате были всякие пьяницы, шумницы, и они пили со смехом и хохотаньем, им было все равно. Они были гулявые. Здесь кричали по углам:
   - Вини!
   - Жлуди!
   Потому что здесь шла картежная игра, зернь и другие похабства. Иногда являлись и драки.
   А дальше, в малой палате, в одно окно, были люди средние, разночинцы светской команды, подьячие средней статьи, мастеровые, шведы, французы и голландцы. А также солдатские женки и драгунские вдовы, охотные бабы.
   И здесь пили молча, не шалили. И только немногие пели. Здесь были люди, которым всего скучнее.
   В сенях была речь русская и шведская, а во второй - многие наречия. Из второй палаты речь шла в первую, а потом в сени - и уходила гулять до мазанок и до самого болота.
   И хоть речь была разная: шведская, немецкая, турецкая, французская и русская, но пили все по-русски и ругались по-русски. На том кабацкое дело стояло.
   У французов был такой разговор: они вспоминали вино, и кто больше винных сортов мог вспомнить, тому было больше уважения, потому что у него был опыт в виноградном питье и знание жизни у себя на родине.
   Господин Лежандр, подмастерье, говорил:
   - Я бы теперь взял бутылку пантаку, потом еще полбутылки бастру, потом небольшой стакан фронтиниаку и разве еще малый стакан мушкателю. Меня в Париже всегда так угощали.
   Но господин Лебланк, столяр, послушав, говорил ему:
   - Нет, я не люблю фронтиниака. Я пью только санкт-лоран, алкай, португал и сект-кенаршо. А больше всего я люблю эремитаж. Я в Париже угощал, и все хвалили.
   Пораженный таким грубым ответом Лебланка, столяра, подмастерье, господин Лежандр, выпил кружку водки.
   - А вы не любите арака? - спросил он потом Лебланка и любопытно взглянул на него.
   - Нет, я не люблю арака, и я совсем не пью горячего вина, - ответил Лебланк.
   - Э, - сказал тогда господин Лежандр, подмастерье, совсем уж тонким голосом, - а вчера господин мастер Пино меня угощал араком, шеколатом, и мы курили с ним виргинский табак.
   И выпил кружку пива.
   Но тут господин Лебланк стал свирепеть. Он смотрел во все глаза на Лежандра, свирепел, а усы у него стали как у моржа, во все стороны.
   - Пино? - сказал он. - Пино такой же мастер, как я, а я такой же, как Пино. Только он режет рокайли и гротеск, а я режу все. И еще точу для твоего патрона вещи, которые я сам не понимаю, для чего они нужны, тысяча мать, - и последнее слово господин Лебланк, столяр, сказал по-русски.
   Господин Лежандр был доволен такими словами столяра, что художественный столяр рассердился.
   - А достали ли вы, господин Лебланк, тот дуб - для нас с графом, помните ли вы? - тот отрезок лучшего дуба, чтобы его долбить - как мы с графом вам сказали, - не правда ли?
   - Я не достал, - сказал Лебланк, - потому что я не гробовщик, а резчик архитектуры, а здесь только гробы долбят из дуба, и это запрещено законом, и никто не продает, тысяча мать, - и последнее слово он сказал по-русски.
   Пива он не пил, а все водку, и тут стал шумен и схватил за грудь господина подмастерья Лежандра и стал трясти.
   - Если ты не скажешь мне, зачем твой граф скупает воск, а я должен искать этот дуб, - я иду в приказ и, тысяча мать, скажу, что ты помогаешь делать штемпели для запрещенных денег, и не хочешь ли тогда supplice des batogues или du grand knout? [Наказание батогами или кнутовая казнь (фр.)]
   Тогда господин подмастерье Лежандр стал смирен и сказал так:
   - Воск для рук и ног, а дуб для торса.
   И они помолчали, а Лебланк стал думать и смотреть на Лежандра, и долго думал, а подумав:
   - Э, - сказал он тогда спокойно, - значит, наверху в самом деле собираются отправиться к родителям? Но беспокойся, я уже делал один такой торс.
   Потом он утер усы и сказал:
   - Меня все это не касается, я прямой человек и не люблю людей, когда они кривят. Я тебе дам бутылку флорентинского и пачку табаку брезиль, он лучше виргинского. Меня это не касается. Я заработаю еще тысячи три франков, и я уезжаю из этой страны. Пино такой же мастер, как я. Только он режет рокайли, а я все. И я режу на камне, что ты мог бы знать, если бы интересовался, а он только на дереве. А дуб такой действительно трудно найти.
   Тут подмастерье, господин Лежандр, стал насвистывать и запел тонким голосом французскую песню, что он - ран-рон - нашел в лесу девицу и стал ее щекотать, все дальше и больше, а потом ее и совсем ран-рон, а господин Лебланк говорил о дереве сесафрас, которого в России нет, потом заплакал и произнес из оды Филиппа Депорта на прощанье с Польшей:
   Adieu, pays d'un e'ternel adieu! [Прощай, страна вечного прощания! (фр.)]
   потому что в мыслях своих увидел, как заработал свои тысячи франков (и не три, а все пятнадцать) и как он уезжает в город Париж из этого болота. А что Польша, что Россия - было ему все равно.
   И тут во второй палате появился Иванко Зуб, он же Иванко Жузла, или Труба, или Иван Жмакин. Он прошелся легкой поступочкой по второй палате, посмотрел что и как и прошел мимо, но его остановил один портной мастер и сказал ему:
   - Стой! Твой лик мне знакомый! Ты не из портных ли мастеров?
   - Угадал, - сказал Иванко, - я и есть портных дел мастер, а чего ото немец поет? - и кивнул головой на Лежандра, и мигнул знакомому ямщику, который хлебал квас, и опять выплыл из палаты своей легкой поступочкой.
   А за вторым столом действительно сидел немец и пел немецкую песню.
   Это был господин аптекарский гезель Балтазар Шталь. Он сюда пришел из Кикиных палат, из куншткаморы, и он был до того худ и высок, веснушки по всему лицу, что все его знали в Петерсбурке. Но он не часто бывал в фортине.
   Он состоял при куншткаморе для перемены винного духа в натуралиях. В год уходило на эти натуралии до ста ведер вина, из которого сидели винный дух. И потому что он переменял этот винный дух, он, гезель, весь пропах этим духом.
   А теперь сидел в фортине, и против него сидел другой гезель, от славного аптекаря Липгольда, из врачевской аптеки, с Царицына Луга, и тот был старый немец, то есть почти русский. Уже его отец родился в Немецкой слободе на Москве, и поэтому его звание было: старый немец. Он был еще молодой.
   Господин Балтазар спел песню, что он то стоит, то ходит, и сам не знает куда, - и объяснил наконец своему товарищу, старому немцу, что он для того пришел в фортину, что уроды выпили весь винный дух. Он ругал их. Уродов было всего четыре человека, и главный урод был Яков, самый из них умный, и Балтазар поставил его поэтому командиром над всеми уродами, которые дураки.
   Никогда этого не случалось с ним, чтобы он так брутализи-ровал или показывал дурные тентамина, вплоть до вчерашнего великого гезауфа, когда он, Балтазар Шталь, нашел к утру всех уродов почти больными от гнусного пьянства, и еще должен был ухаживать за ними, потому что они натуралии.
   Старый немец сказал тогда:
   - Тссс! - и так выразил, что он понимает такое трудное положение Балтазара и порицает уродов.
   Сегодня же, сказал Балтазар, ввиду того что господин Шумахер за границей и он, Балтазар, теперь заменяет этого великого ученого (а дело это великой государственной важности, но лучше об этом не говорить, потому что в двух банках стоят у него особо такие две человеческие головы, о которых ни слова, и если эти натуралии испортятся, тогда начнется такое, что лучше об этом не думать), - он пошел на квартиру господина архиятера Блументроста - для того чтобы рапортовать и просить нового винного духа, так как старый уроды выпили до капли.
   Старый немец сказал тут: "О!" - и так выразил одновременно, что уважает таких знаменитых лиц и сожалеет, что все они принуждены утруждать себя из-за уродов, но что он не желает подробностей о каких-то государственных головах.
   - Что же сделал секретарь господина архияктера? - спросил его внезапно господин Балтазар. - Он затолкал мои доклады под чернильницу, закричал и затопал на меня, что когда царь болен, то об уродах нечего беспокоиться, и - рраус, рраус, вытолкал меня в дверь. Так разыгралась эта трагедия.
   - Ссс, - сказал старый немец и потряс головой, показывая этим, что хоть считает Балтазара правым, но судьей между крупными людьми быть не может.
   Потом он сказал, переводя разговор в сторону от таких обидных воспоминаний:
   - Да, действительно, конечно, хотя там наверху в самом деле, кажется, очень больны, и господин Липгольд сказал мне, что уже послан от господина архиятера человек в Голландию спросить consilium medicum [Врачебного совета (лат.)] y господина Боергава, потому что здешние доктора не знают такого лекарства.
   Тогда, совсем успокоившись, господин Балтазар Шталь поднял палец и сказал негромко:
   - Любопытно, какой интеррегнум произойти здесь может! Но лучше не говорить! Господин Меншенкопф, вот кто будет править - клянусь! Но об этом ни слова.
   Но когда он взглянул на старого немца, - никого не было напротив.
   Старый немец был таков; испугавшись неприличного разговора, он уж был в первой каморе.
   А в первой каморе сидел рыбак и пил, и в это время проходил Иванко, и рыбак вдруг остановил его и, вглядевшись, сказал:
   - Стой! Будто я тебя знаю, твой вид мне знакомый. Ты не рыбачил ли на Волге?
   - Угадал! - сказал Иванко и сощурил глаза, - рыбачил, на Волге, я самый.
   И потом прошел легкой поступочкой в угол и сел к столу, а под столом натаяла лужа от всех ног, и за столом сидели разные люди.
   - Вот меня в смех взяло, - сказал Иванко негромко, - вижу, все здесь люди млявые.
   И почти все люди, завидя Иванку, разбрелись кто куда, а осталось трое.
   Троим Иванко сказал:
   - Ну, теперь будет потеха. Помирать коту не в лето, не в осень, не в авторник, не в середу, а в серый пяток. Уже в Ямской слободе лошадей побрали, с почтового двора поскакали - в Немечину смерть отвозить. Меня в смех взяло - вижу, бродят все люди млявые. А завтра всех выпускать будут!
   И трое спросили: кого?
   - А будут выпускать, - ответил Иванко Жузла, - портных мастеров, которые дубовой иглой шьют, и еще отпускать будут на все четыре стороны волжских рыболовов, тех, что рыбку ловят по хлевам и по клетям. Их завтра отпускать будут - тут торг, тут яма, стой прямо! А вы млявые! Меня в смех взяло!
   И тогда один из троих, с длинными волосьями, верно расстрига, пустил над столом хрип:
   - Днесь умирает от пипки табацкия!
   В скором времени в фортину взошел господин полицейский капитан, а за ним двое рогаточных караульщиков с трещотками - и капитан прочел указ: закрывать фортину, для многолетнего императорского здоровья. Он выпил над бадьей, караульщики тоже. И ушли все люди, которые уже раньше все знали, все мастеровые, которым скучно, и немцы, и шхиперы, и ямщики, разные люди.
  

Глава вторая

Не лучше ли жить, чем умереть?
Выменей, король самоедский

1

   В куншткаморе было немалое хозяйство. Она началась в Москве, и была сначала каморкой, а потом была в Летнем дворце, в Петерсбурке; тут было две каморки. Потом стала куншткамора, каменный дом. Он был отделен от других, на Смольном дворе; тут было все вместе, и живое и мертвое, а у сторожей своя мазанка при доме. Сторожей было трое. Один имел смотрение за теми, что в банках, другой за чучелами, обметал их, третий - чистил палаты. Потом, когда по важному делу Алексей Петровича казнили, всю куншткамору поголовно, все неестественное и неизвестное перевели в Литейную часть - в Кикины палаты. Так натуралии перевозили из дома в дом. Но это было далеко, все стали заезжать и заходить не так охотно и прилежно. Тогда начали строить кунштхаузы на главной площади, так чтоб со всех сторон было главное: с одной стороны - здание всех коллегий, с другой стороны - крепость, с третьей - кунштхаузы и с четвертой - Нева. Но пока что в Кикины палаты мало ходило людей, у них не было такой прилежности. Тогда придумано, чтобы каждый получал при смотрении куншткаморы свой интерес: кто туда заходил, того угощали либо чашкой кофе, либо рюмкой водки или венгерского вина. А на закуску давали цукерброд. Ягужинский, генерал-прокурор, предложил, чтобы всякий, кто захочет смотреть редкости, пусть платит по рублю за вход, из чего можно бы собрать сумму на содержание уродов. Но это не принято, и даже стали выдавать водку и цукерброды без платы. Тогда стало заметно больше людей заходить в куншткамору. А двое подьячих - один средней статьи, другой старый - заходили и по два раза на дню, но им уж водку редко давали, а цукербродов никогда. Давали сайку или крендель, а то калач, а то и ничего не давали. Подьячие жили поблизости, в мазанках. А водил их по кунштка-море, чтобы они чего не попортили или не унесли с собой, - господин суббиблиотекарь или же сторож. Или главный урод, Яков. Яков был еще и истопник, топил печи. В Кикиных палатах было тепло.

2

   Золотые от жира младенцы, лимонные, плавали ручками в спирту, а ножками отталкивались, как лягвы в воде. А рядом - головки, тоже в склянках. И глаза у них были открыты. Все годовалые или двулетние. И детские головы смотрели живыми глазами: голубыми, цвета василька, темными; человеческие глаза. И где отрезана была голова - можно было подумать, что сейчас брызнет кровь, - так все сохранялось в хлебном вине!

Пуерискапут No 70

   Смугловата. Глаза как бы с неудовольствием скошены - и брови раскосые.
   Нос краток, лоб широк, подбородок востер. И желтая цветом, важная, эта голова - и малого ребенка и как будто монгольского князька. На ней спокойствие и губы без улыбки, отяжелели. Был доставлен мальчик из Петропавловской крепости, неизвестно, из какой каморы и от какой женки. Из женок там сидели в то время трое, третья была пленная финская девка, по прозванью Ефросинья Федорова. Она сидела по делу Алексей Петровича, царевича, Петрова сына, и была его любовница, она его и выдала. Она в крепости родила. Тяжелыми веками смотрит голова на все, недовольно, важно, как монгольский князек, - как будто жмурится от солнца.
   Палата была большая, солнце в ней долго стояло. Дождь за окнами был не страшен. Было тепло. И по разным местам был разбросан.

Господин буржуа

   Он был великан, французской породы, из города Кале; гайдук и пьяница.
   Взят за рост. Сажень и три вершка. И долго искали для него жену побольше ростом, чтоб посмотреть, что выйдет из этого? Может быть, произойдет высокая порода? Ничего не вышло. Был высок, пьяница - и больше пользы от него не было. Родил сына и двух дочерей: обыкновенные люди. Но когда от злой Венеры он умер, с него сняли шкуру. Для Рюйша. Иноземец Еншау взялся ее выделать, много хвастал и уже с год держал ее, все не отдавал, а только просил денег и шумствовал. Самого же Буржуа потрошили. Желудок взят в хлебное вино - и размером был как у быка. Он стоял в банке, в шкапу. А кроме того, стоял скелет господина Буржуа. Велик и, что любопытнее всего, изъеден Венерой, как червем. Так господин Буржуа был в трех видах: шкура (что за мастером Еншау), желудок (в банке), скелет на свободе.
   А в третьей палате стояли звери.
   И всякий, кто заходил и смотрел, думал: вот какой блестящий, жирный зверь в чужой земле!
   Звери стояли темные, блестящие, с острыми и тупыми мордами, и морды были как сумерки и смотрели в стеклянные стенки. Сходцы со всей земли, жирная шерсть, западники!
   Обезьяна в банке сидела смирная, морда у ней была лиловая, строгая, она была как католический святой.
   Лежали на столах минералы, сверкали земляными блесками. И окаменелый хлеб из Копенгагена.
   И всякий, кто заходил, смотрел на шкапы и долго дивился: вот какие натуралии! А потом наталкивался на тех зверей, которые стояли без шкапов.
   Без шкапов, на свободе, стояли русские звери или такие, которые здесь, в русской земле, умерли.
   Белый соболь сибирский, ящерицы.

Слон

   Он стоял у белого дома, а кругом люди кричали, как обезьяны, хором:
   - Шахиншах! - и падали на колени.
   Потом он стал взбираться по лестнице. Уши тяжелые от золота, бока крыты малыми солнцами, кругом воздух, внизу ступени широкие, серые, теплые. И когда взобрался, крикнули вожаки ему слоновье слово, и он тогда поклонился и стал на колени перед кем-то.
   - Шахиншах! Хуссейн!
   Потом была тростниковая солома под ногами, была вода в губах и обыкновенная еда.
   А потом за ним пришли персиянин, араб и армяне в богатых одеждах, и тогда уж время стало шумное, валкое.
   Он не знал, что Персида шлет подарок и что подарок это он. Он не мог знать, что Оттоман, Хуссейн Персидский и Петр Московский спорят из-за Кавказа, что Кабарда, Кумыцкие ханы и Кубанская орда - кто за кого, и один от другого все пропадают. Он плыл, стоя на досках, и вода пахла, и так он достиг города Астрахань. Опять стало много людей, и верблюдов, и крика. А когда его повели по улице, - а он шел медленно, - люди бросались на колени перед ним и мели головами пыль. А он шел медленно, как бог.
   Потом уходили из города Астрахань, и много людей с узлами пошли за ним, как идут богомольцы. Теперь уж время стало холодное - воды много, ни тростниковой соломы, ни муки, пустое время, и уж многое пропало. Уже вступил в неизвестную страну.
   И привели его в город не в город, не то дома, не то корабли, не то небо, не то нет. Подвели его к деревянному дому и крикнули слоновье слово, и опять он стал перед кем-то на колени.
   Тогда по воде вдруг загудело, и прогудело много раз.
   А он шел медленно, как бог, но никто перед ним не падал. И там, где он спал, пахло чужим горьким деревом, было серое время, водка на губах, рис во рту и не было тростника под ногами. Больше слонов он не видал, а видел только не-слонов. Потом время стало трескучее. Ветер мычал поверх деревьев, сиповатый, чужой. Он не знал - не мог знать, - что это называется: норд.
   От этого был немалый холод, и слон дрожал.
   Тогда слон перестал скучать по слонам и стал тосковать по не-слонам, потому что и те пропали.
   А потеплело - его вывели с Зверового двора. И многие не-слоны стали бросать в него палками и камнями. Тогда слон оробел и побежал, как младенец, а кругом свистали, и топали, и смеялись над ним.
   Ночью слон не спал; с вечера его напоили сторожа водкой. И вот в каморе рядом сделалось глухое дыханье и вздыхательный рев, ровный. Он послушал: львиное дыханье. И он не мог знать, что это тоже шаховы подарки - рядом, а именно: лев и львица; он был пьяный, встал, сорвал цепь и вышел в сад. А сад был ненастоящий, в нем не было деревьев, а только один забор. Тогда он поломал забор и пошел на Васильевский остров. Там он стрекнул по дороге, как неразумный младенец, за ним побежали, а он все набавлял шагу. В него метали щебень, щепье, камни, доски. И когда ему стало больно, глаза у него застлало кровью, он поднял хобот и пошел вперед, как в строю, как будто рядом было много слонов. Он поломал чухонскую деревню, и тут его поймали и ударили ногой в бок. Его опять свели на Зверовой двор.
   Не-слонов становилось все меньше, их глаза являлись все реже, и последний не-слон часто шатался, кричал, как обезьяна, и ударял ногой в слоновье брюхо. А хобот повис, как ветер, и лень его поднять, чтобы отогнать ту последнюю обезьяну.
   Тогда слона стали мало кормить, он стал опадать с тела от бедной еды и лежал сморщенный, серая кожа была на нем как ситец на старухе, глаз красный и дымный и более не похож на глаз. Он ходил под себя, его недра тряслись. Такие просторные! И весь обмяк, стал как грязная пьяница, только дыханье ходило в боках.
   Тогда он умер, шкуру сняли и набили, и он стал чучело. Различные минералы великой земли лежали на столах. Неподалеку стоял африканский осел - зебра, как калмыцкий халат. Морж.

Лапландский олень, Джигитей

   Великая самоядь послала гонцов в Петерсбурк, и самоеды шли на оленях и стали на Петровом острову. Много деревьев и довольно моху. Один раз зажгли большой огонь, плясали, били в ладоши и пели. Джигитей не мог знать, что умер король самоедский и нет более, он только нюхал дым. Потом пришли к Джигитею.
   - Джигитей-ей-ей!
   Ветер был во рту, и олень ел его вместо моха, пока не стало больно, потому что досыта наелся. А его все кололи в бок, вожжи все пели, он ел и ел ветер и больше не мог.
   И когда доскакал до некоего места, кругом кричали:
   - Король самоедский, - ас него сняли лямку, и человек гладил его иршаной рукавицей, а он упал.
   Оп упал, потому что объелся ветром, и умер, и шкуру сняли, набили - и он стал чучело.
  
   Лежали минералы на столах.
   Стояли болваны, которых ископал Гагарин, сибирский провинциал. Хотел достать из земли минералов, а ископал в Самарканде медные фигуры: портреты минотавроса, гуся, старика и толстой девки. Руки у девки как копыта, глаза толстые, губы смеются, а в копытах своих держит светильник, что когда-то горел, а теперь не горит. А у гуся в морде сделана дудка. И это боги, а дудка сделана, чтоб говорить за бога, за того гуся. И это обман. Надписи на всех как иголки, и никто в Академии прочесть не может.
   Жеребец Лизета, самого хозяина. Бурой шерсти. Носил героя в Полтавской баталии, был ранен. Хвост не более десяти вершков длиною, седло обыкновенной величины. Стремена железные, на полфута от земли.
   Два пса - один кобель, другой сучка. Самого хозяина. Первый - датской породы, Тиран, шерсть бурая, шея белая. Вторая - Лента - аглицкой породы.
   Обыкновенный пес. Потом щенята: Пироис, Эоис, Аетон и Флегон.
   А в подвале человеческие вещи: две головы, в склянках, в хлебном вине.
   Первая называлась Вилим Иванович Монс, и хоть стояла на колу с месяц и снег и дождь ее обижали, но можно еще было распознать, что рот гордый и приятный, а брови печальны. А он такой и был, и даже в самой большой силе, когда со всех сторон были ему большие дачи, когда он с хозяйкой леживал, - он всегда был печальный. Это сразу было можно по бровям признать.
   Ах, что есть свет, и в свете, ах, все противное,
   Не могу жить, ни умерти, сердце тоскливое.
   Может, он хозяйку и не любил? А только для больших дач и для будущей фортуны с нею лежал? И в это время сам ужасался своим газартом и ждал беды?
   А вторая голова была Гамильтон - Марья Даниловна Хаментова. Та голова, на которой было столь ясно строение жилок, где какая жилка проходит, - что сам хозяин, на помосте, сперва эту голову поцеловал, потом объяснил тут же стоящим, как много жил проходит от головы к шее и обратно. И велел голову в хлебное вино и в куншткамору. А раньше с Марьей леживал. И она имела много нарядов, соболей, каталась в аглицкой карете.
   А теперь за ними двумя ходил живой урод сверху и привык к ним. Но посетителям до времени их не показывали. Потому что хотя были ясны все жилки в головах, но это было домашнее дело, нельзя было каждому - и даже большим персонам - выказывать свою домашность.
   А в малой комнате были еще птицы - белые, красные, голубые и желтые.
   Сама голубая, хвост черный, клюв белый. Кто ее такую поймал?

3

   Указ о монстрах или уродах. Чтобы в каждом городе приносили или приводили к коменданту всех человечьих, скотских, звериных и птичьих уродов.
   Обещан платеж, по смотрении. Но мало приводили. Драгунская вдова принесла двух младенцев, у каждого по две головы, а спинами срослись. Сделан ли платеж малый или что другое, - но в таком великом государстве более уродов не оказывалось.
   И тогда генерал-прокурор, господин Ягужинский, присоветовал ввести на уродов тарифу, чтоб платеж был справедливый.
   Плата такая: за человечьего урода по десять рублей, за скотского и звериного по пять, за птичьего по три. Это за мертвых.
   А за живых - за человечьего по сту рублей, за скотского и звериного по пятнадцать, за птичьего урода по семь. Чтоб не слушали нашептов, что уроды от ведовства и от порчи. Чтоб доставляли в куншткамору. Для науки. Если же кто будет обличен в недоставлении - с того штраф вдесятеро против платежа. А если урод умрет, класть его в спирты. Нет спиртов - класть в двойное вино, а то ив простое и затянуть говяжьим пузырем. Чтоб не портился.

4

   Многие стали косо смотреть: нет ли где монстра или урода? Потому что за человечьего урода платили по сту рублей. Стали косо смотреть друг на друга.
   Особенно смотрели коменданты и губернаторы.
   Встречались монстры. Князь Козловский прислал барашка, восемь ног; другого барашка, три глаза, шесть ног. Он ехал по дороге, видит - пасется баран, а у него ног не то шесть, не то осмь, в глазах рябит. Думал, что от водки, и проехал мимо - потом велел имать; привели барана - осмь ног.
   Приказано искать хозяина. Пошли в дом; там не найдено никого - хозяин в нетях и скорей всего схоронился в овсы. Велено барана взять. Получено благоволение и тридцать рублей денег. Тогда узнал про это уфимский комендант Бахметьев и высмотрел такого теленка, у которого были две монструозные ноги.
   Но за эти ноги дано десять рублей. Нежинский комендант прислал человечьего урода: один младенец, глаза под носом, уши под шеей, а сам нос невесть где.
   Тогда пушкарская вдова из Москвы, с Тверской улицы, представила младенца, у которого рыбий хвост. А губернатор, князь Козловский, все смотрел, нет ли человечьего монстра, потому что сто рублей и пятнадцать рублей - оказывало большую разницу. Но не было. Тогда послал двух собачек. Собачки были обыкновенные, но дело в том, что они родились от девки шестидесяти лет. И хотел получить двести рублей, как за человечьих уродов. Все-таки дано двадцать, потому что собачки были не скоты и даже не уроды. И он дал наказ всем комендантам - смотреть востро, и тогда получат часть. И послана в куншткамору свинья с человеческим лицом - если смотреть сбоку, - чело у нее, у свиньи, похоже на людское.
   Человеческий фронт. Но одним это казалось, а другим нет. Дано десять рублей.
   Живых уродов было трое: Яков, Фома и Степан. Фома и Степан были редкие монстры, но дураки. Они были двупалые: на руках и на ногах у них было всего по два пальца, как клешни. Но обходились и двумя. Если им подавали руку и говорили:
   - Здравствуй, пожалуй! - то монстр Фома или монстр Степан жали руки и кланялись. Оба были молодые, одному семнадцать, другому пятнадцать лет. Их привел рогаточный караульщик, а они не могли себя назвать, кто такие, потому что были дураки. Караульщику дали три рубля. Потом явился черепаховых дел мастер и сказал, что дураки - ему племянники, и тоже потребовал платежа. Но сказано, чтоб убирался, потому что за недонесение должен был еще сам выплатить штрафу тысячу рублей.
   Сторож был старый солдат и часто бывал шумен. Он приходил в вечернее время, когда не было посетителей, и кричал:
   - Двупалые! Стройся в кучки!
   И двупалые строились. На Якова он не кричал. Яков был шестипалый. Он был умный, и его продал брат.

5

   Он был шестипалый и умный и крестьянствовал. Земля была изношенная, переношенная, вымотанная вся, но было бортное ухожье, и еще отец поставил пасеки. Поставил, умер и перестал крестьянствовать, вышел из тягла. Тогда в тягло вошли мать и Яков, шестипалый. Брат же его, Михалко, был в солдатах, его взяли еще перед Нарвским походом, когда Якова не было еще в тягле, он еще не родился. Он был моложе брата на пятнадцать лет. И вдруг теперь, через двадцать два года, пришла на погост какая-то команда, стала постоем, а к Якову явился старый солдат и сказался Михалкою. Мать его признала.
   Он смотрел строго. Как садились за стол, он смотрел в рот Якову, сколько ест, чтоб не слишком много ел. Что-то у него было на уме. Он посвистывал. Ходил на полковой двор, уезжал, бывало. Он не любил разговаривать. Его на улице так окликали:
   - Эй, война!
   А тягло тянул Яков.
   Мать стала сохнуть, в лице зелень, жадные глаза. Она тоже стала посматривать в рты, кто сколько ест. А иногда говаривала:
   - Хоть бы он шумел или разодрался. Другие шумствуют.
   Другие, верно, шумствовали. Мундирчики у многих истратились, стали являться зипуны. Пять человек оказались в нетях, перестали ходить на полковой двор. Многие поженились, пристроились ко дворам, к дымам. Потом стали охаживать двор, огород. И в малое время команда расползлась и ударила во все стороны; хоть чинила обиды и часто являлось солдатское воровство, но все-таки с шумными людьми можно жить. А потом полковой двор опустел. Уехал куда-то господин капрал, и выросла во дворе жирная трава. Там остался один фелтвебол, и он стал держать торг зольный и винный. И не слыхать было ни о Балка полке, ни о самом господине Балке, командире.
   А Михалко слагал какое-то прошение. Он знал грамоте. И вот однажды поехал и приехал. Мундир издержался, он построил себе из дерюги кафтан, а обшлага и отвороты нашил на дерюгу. Шестипалый ходил и скучал под этим братним взглядом. Он не знал своего брата; пока он тягло справлял, пота и ухожье его, и пчелы его, и мед, и воск. А война ест хлеб. Яков знал белить воск под луной, его научили, а солдат все приведет в пустоту. Раз как-то он задумался, вышел на двор, посмотрел на ухожье, ухожье было темное, и сказал тихо:
   - Не наямишься на этот рот.
   Взошел в избу и дал денег солдату на вино. Солдат взял у него по счету, строго. Деньги у Якова были спрятаны в таком месте, что и мать не знала. В двух местах. В одном мало, в другом поболее. Он из малого места доставал для солдата.
   Михалко же составлял челобитную о характере. И он ее писал два года, по слову в день, а уезжал в город, и там подьячий ему ту челобитную правил.
   Всемилостивейший царь и государь.
   Служу я всенижайший в господина Балка полку с году... со всяким прилежанием. Пулей бит в нарфском деле в спину. От ран имел желтую болезнь и получил облегчение на марцыальных водах по приказу вашего самодержавия. Ныне пришел в конечный упадок в деревне Сивачи. Мундир ветхий и в дырьях, чего для ото всех осмеян. Характеру и трактаменту никакого не имею. И ныне всемилостивейшим вашего величества указом даются чины и характеры. Того ради, всемилостивейший государь, прошу твоего самодержавия, дабы, по милосердию вашему, удостоен я был характером, готов в поход, готов в баталию, или в караул, рогаточным и трещотным караульщиком, или в приказ, чем бы я мог пропитание иметь. Вашего величества нижайший раб господина Балка полка солдат.
   А подписывать все не торопился. И год, с которого был взят, - не помнил. Носил полгода листок под рубахой и по ночам шелестил. И листок стал ветхий, как мундир. Просыпалась мать, поднимала худую голову и качала ею, как на шестке: шелестит. Хоть бы шумствовал.
   Но однажды просиял. Ходил на зельный двор, пришел домой, стал чистить ремень, косачом оголил бороду - и лик его просиял.
   Мать ахнула.
   Потом подступил к Якову и сказал:
   - Собираться, по указу его самодержавия, по приказу господина Балка полка. Давать подводу для отвоза арештованных в Санктпетерсбурк. По делу калечества.
   И посмотрел кругом. И взгляд этот был как звезда: он не обращен был ни на мать, ни на брата. Он растекался по сторонам. И тогда мать и брат поняли, что дом не дом, а пчелы залетные, и воск будут другие топить. Что нужно ехать.
   И они поехали, ехали день и ночь и молчали. И приехали в Санктпетерсбурк, и солдат продал своего брата в куншткамору и получил пятьдесят рублей. По указу его величества. Солдат господина Балка полка. И он вернулся домой. А Яков стал монстр, потому что у него было по шести пальцев на обеих руках и на обеих ногах. И стал ковылять по Кикиным палатам и получил характер: истопник. И Яков посматривал на товарищей. Товарищи были заморские, без движения. Большие лягушки, которых звали: лягвы. Прилипало, который липнет к кораблям и может топить их. И Яков уважал Прилипало, или иначе держиладие, за то, что тот может топить корабли. Спрашивал сторожей, сторожа стали называть ему: змей, морской пес, гнюсь. И Яков стал водить по камере посетителей. Он водил их по комнате, показывал шестым пальцем и говорил кратко:
   - Лягва. Вино простое. Или так:
   - Мальчонок. Двойное вино.
   Он получал в месяц два рубля, а на дураков выдавали по рублю.
   Раз подьячий средней статьи, которому не дали калача, ухватил слона за хобот, что было настрого запрещено, потому что один, другой хватится за хобот, потом могут и вовсе его оторвать. А потом стал хватать его, Якова, за пальцы, чтоб лучше рассмотреть, какой он шестипалый. Тогда Яков, не говоря ни слова, показал подьячему кулак, и тот сразу осел. А потом запросил пардону и стал его уважать. И Яков жил в свое удовольствие. Перед отъездом пошел он в одно неизвестное место, отрыл деньги, завязал в пояс, и тот пояс был теперь на нем. И двупалые его боялись, а сторожа уважали. Он звал двупалых: неумы. Он их водил в мыльню париться. А когда стал ходить за теми двумя головами, внизу, он долго смотрел Марье Даниловне в глаза - а глаза были открыты, как будто она кого-то увидала, кого не ждала, и урод смотрел строение жилок.
   И когда подсмотрел, какие жилки где находятся, тогда он понял, что такое человек.
   Но все дни ему было скучно, и ему казалось, что его скука от слона, что он такой серый, большой, с хоботом. И было положение: они будут жить в каморе до самой смерти, а потом их положат в спирты, и они станут натуралии.

6

   А брат Михалко вернулся без характера: он раздумал подавать челобитную, он решил ждать времени. Безо времени нельзя подавать. И застал дома большую перемену. Мать хозяйствовала и стала разговорчива. И так же начала посматривать на него, как Яков раньше смотрел. Но воска белить не могла, как Яков, и Михалко тоже не мог. Братские деньги, как пришел, он увязал в тряпицу и сунул в опечье, между камнями. Место сухое.
   И воск стал не тот: с пергой, темный, ломался. Может, дело в огне, как его топить? Или пчела переменилась? Откуда тот способ добыл Яков? И мать все теперь говорила о воске. И уж думать забыла о Якове, а о воске все помнила, какой он был. Проходили разные люди через повост. Кто они - богомольцы или беглые, никто не знал.
   И вдруг вечером мать сказала:
   - В воске вся сила. Теперь воск как хлеб. И дань вощаная. Потому что у царевой немки пестрина пошла по носу; чтоб ее избыть, она воск ест. А воск на еду идет белый.
   И тогда солдат подавился хлебом и ощутил челобитную на груди, и челобитная зашелестила, он ударил по столу кулаком и крикнул, побелев от великого страха и гордости:
   - Слово и дело!

7

   Караульщики-профосы и гноеопрятатели всех вывели на большую перспективную дорогу, довели до последней заставы, до рогатки, и сказали:
   - Прочь. Теперь не ворочайтесь.
   Тогда каторга зашевелилась по дорогам, как вошь. Таял снег, и она шла и осклизалась, потому что отвыкла ходить по земле, только ходила собирать милостыню на пропитание. Но тогда она ходила скованная, а теперь ноги у всех были свободны и осклизались. Были здесь люди испытанные, их пытали. Те ходили плохо. Пройдут - сядут. Где снегу меньше. А к ночи слынивали - в леса и в деревни. И затопило деревни, как будто каторга Нева вышла из берегов, пошла по дорогам и вошла в деревенские улицы. Деревни запирались.
   Там бродили люди и били в колотушки.
   - Тк-тк-тк.
   И собаки лаяли с сердцем, с злостью, крутили хвосты и ставили уши дозором.
   И здесь были солдат и солдатская мать, среди испытанных. Их сказки во всем разошлись, и их пытали.
   Вправили профосы мать в хомут, и мать сказала:
   - Тех речей о воске не помню. А говорила я не о царице, а о немке, что у царя взята. А кто такова, не знаю.
   А когда ее спросили, откуда она те речи взяла, и дали два кнута, она показала:
   - Рыжий, высокий, волосья стоят во все стороны, и знатно, что из попов или сын попов, кто его знает. Проходил повоет и спросил воды напиться. И говорил те слова. А кто таков, не знаю. Может быть, не русский, из немцев.
   И дали матери пять кнутьев, а больше не давали, потому что здоровье стало меньшеть.
   Солдату руки выворотили, и он сказал:
   - Говорено про персону, что у ней по носу пестрина. И персона в скаредных словах назвата немкой. И если не то сказал, велите меня смертию казнить. А я солдат господина Балка полка.
   Дано ему десять кнутьев.
   - Дурак, - сказали ему, - никакого Балка полка теперь вовсе нет.
   И оба говорили свои пыточные речи, а потом посмотрели кто надо и увидели, что речи не так уж много расходятся и что ни мать, ни сын своих речей не меняют. А того рыжего, с волосьями, весьма затруднительно теперь догнать по дальности времени.
   Но тут пошла большая перемена, велено всех гнать за многолетнее царское здоровье, и выгнали мать с сыном. Вывели прохвосты их за заставу и сказали:
   - Прочь!
   А сын сжевал свое прошение о характере, все съел, чтоб не нашли и чего похуже не вышло, и ту челобитную не подал и так ушел из города Санктпетерсбурка, как пришел, - без характера. Но сын с матерью не встретились. Они шли разными дорогами и слабели. Нищее дело стояло на чем?
   На покорстве, и чтоб ничего не спускать с глаз. Нищее дело было похоже на торговое дело, все равно как воск продавать на сторону. Только теперь был уже не воск, а покорство, и гладкое слово молодым, и плохая речь старикам, - чтобы показать, что они такие смирные, что даже говорить хорошо не могут.
   Они продавали по дворам нищий товар, и им за него подешеву давали. А глаза были потуплены, и глаза были испытанные и видели все насквозь, что за забором. И руки были вывернутые и клали в суму, что смотрел глаз. Так они пришли, каждый своей дорогой, к своему повосту, и у повоста встретились, и, не глядя друг на друга, пошли к дому.
   А у дома встретила их гладкая черная собака и стала лаять и скалиться, аж зубами скрыпеть. Тогда из их избы вышел Старостин сын, отер рот и спросил:
   - Чего надобно? И махнул рукой:
   - А вы подите, подите.
   И тогда мать присела у дерева и больше не встала.
   А солдат господина Балка полка взглянул вокруг себя и не узнал ни избы, ни людей, ни ухожья, ни матери. И он ушел военным шагом туда, откуда пришел.

8

   Урод поманил шестым пальцем подьячего средней статьи и сказал ему:
   - Подь сюда.
   За слоном, у самого мальчишки без черепа, они сговорились. И подьячий назавтра принес Якову челобитную, длинную, написанную старым манером, - о небытии. Подьячий был застарелый, он еще при Никоне терся.
   Всенижайший раб Яков, Шумилин сын, просил призреть худобу его и, понеже готов не токмо шестых своих перстов лишиться, а инно и всех худых рук и ног и даже самого живота, - повелеть ему не быть в анатомии, кушнткаморою называемой. Уже стало ему, горькому, вся дни тошно провождать посреди лягв, и младенцев утоплых, и слонов, и ныне он, нижайший, стал как зверь средь зверей, а большой науки от него нет, потому что нет у него ни носа аки хобота, или же подо ртом нос, но токмо имеет шестые персты. И за то свое небытие дает он впятеро больше противу своей цены и будет по вся дни высматривать бараны осминогие и где теля двуглавое, или конь рогат, или змий крылат - он все то винен в анатомию привезти и без платы, и подвода своя.
  

Глава третья

Сидела ли у трудной постелюшки,
Была ли у душевного расставаньица?
Песнь

1

   В полшеста часа зазвонило жидко и тонко: караульный солдат на мануфактуре Апраксина забил в колокол, чтоб все шли на работу. Ударили в било на пороховых, на Березовом, Петербургском острове и в доску - на восковых на Выборгской. И старухи встали на работу в Прядильном дому.
   В полшеста часа было ни темно, ни светло, шел серый снег. Фурманщики задували уже фитили в фонарях.
   В полшеста часа забил колоколец у него в горле, и он умер.
  

Глава четвертая

И не токмо в кавалерии воюет,
Но и в инфантерии храбро марширует.
Пастушок Михаил Валдайский

Сердце мое пылает, не могу терпети.
Хочу с тобой ныне амур возымети.
Комедиальный акт

У нее кроме Нестера есть шестеро.
Поговорка

1

   Весь день, всю ночь он был на ногах. Глаз его смотрел востро, две морщины были на лбу, как будто их сделала шпага, и шпага была при нем, и ордена на нем, и отвороты мундирные топорщились. Он ходил как часы:
   - Тик-так.
   Его шаг был точный.
   Он стал легкий, жира в нем не было, осталось одно мясо. Он был как птица или же как шпага: лететь так лететь, колоть так колоть.
   И это было все равно как на войне, когда нападал на шведов: тот же сквозной лес, и те же невидные враги, и тайные команды.
   Он сказал Катерине дать денег, и та без слова - только посмотрела ему в лицо - открыла весь государственный ящик - бери. Из тех денег ничего себе не оставил, разве какая мелочь прилипла, - все получили господа гвардия. И его министры скакали день и ночь. И господин министр Волков вернулся раз - стал желт, поскакал в другой, вернулся - стал бел. И господин Вюст где-то все похаживал, и одежа прилипла к его телу от пота.
   А в нужное время отворил герцог Ижорский своей ручкой окно, чтоб впустить легкий ветер во дворец. Кто там лежал в боковой палате? Мертвый?
   Живой? Не в нем дело. Дело в том - кому быть? - И он впустил ветер. И ветер вошел не ветром, а барабанным стуком: забили на дворе в барабаны господа гвардия, лейб-Меньшиков полк. И господа Сенат, которые сидели во дворце, перестали спорить, кому быть, и тогда все поняли: да, точно так, быть бабьему царству.
   Виват, полковница!
   Это было в третьем часу пополуночи.
   И тогда, когда он понял: есть! все есть! - в руках птица! - тогда его отпустило немного, а он подумал, что совсем отпустило, - и пошел бродить.
   Он стал бродить по дворцу и руки заложил за спину, и его еще немного отпустило противу прежнего - приустал.
   А в пол шеста часа, когда взошел в боковую, а тот еще лежал неприбранный, - отпустило совсем.
   И вспомнил Данилыч, от кого получал свою государственную силу, с кем целовался, с кем колокола на пушки лил, с кем посуду серебряную плавил на деньги - сколько добра извел, - кого обманывал.
   И вот он стал на единый момент словно опять Алексашка, который спал на одной постели с хозяином, его глаза покраснели, стали волчьи, злые от грусти.
   И тогда - Екатерина возрыдала.
   Кто в первый раз услыхал этот рев, тот испугался, тот почуял - есть хозяйка. И нужно реветь. И весь дом заревел и казался с улицы разнообразно ревущим.
   И ни господа гвардия, которые бродили по дворцу, как стадные конюхи по полю, господа гвардия - дворянская косточка, ни мышастые старички - господа Сенат, и никто из слуг не заметили, что в дом вошел господин граф Растреллий.

2

   А он шел, опираясь на трость, и сильно дышал, он спешил, чтоб не опоздать, в руке у него был купецкий аршин, каким меряют перинные тюки или бархаты на платье. А впереди семенил господин Лежандр, подмастерье, с ведром, в котором был белый левкос, как будто он шел белить стены.
   И, вошед в боковую, художник отдернул занавес с алькова и посмотрел на Петра.
   - Не хватит, - сказал он хрипло и кратко, оборотясь к Лежандру. - Придется докупать, а где теперь достать?
   Потом еще отступил и посмотрел издали.
   - Я говорил вам, господин Лежандр, - прокаркал он недовольно, - чтоб вы менее таскались по остериям и более обращали внимания на дело. Но ты прикупил мало, и теперь мы останемся без ног.
   И тут обратился к вошедшей Екатерине наклонением всего корпуса.
   - О мать! - произнес он. - Императрикс! Высокая! Мы снимаем подобие с полубога!
   И он вдруг подавился, надулся весь, и слезы горохом поскакали у него из глаз. Он засучил рукава.
   И через полчаса он вышел в залу и вынес на блюде подобие. Оно только что застыло, и мастер поднял ввысь малый толстый палец, предупреждая: чтобы не касались, не лезли целовать.
   Но никто не лез.
   Гипсовый портрет смотрел на всех яйцами надутых глаз, две морщины были на лбу, и губа была дернута влево, а скулы набрякли матернею и гневом.
   Тогда художник увидал: в зале среди господ Сената и господ гвардии толкался и застревал малый чернявый человек, он стремился, а его не пускали.
   И мастер надул губы от важности и довольства, и лицо его стало как у лягушки, потому что тот чернявый был господин Луи де Каравакк, и этот вострый художник запоздал.
   Дук Ижорский дернул мастера за рукав и мотнул головой: уходить. И мастер оставил гипсовое подобие и ушел. Он унес с собою в простом холстяном мешке второе личное подобие - восковое, ноги из левкоса и ступни и ладони из воска.
   И гипсовое подобие на всех смотрело.
   Тогда Екатерина возрыдала.

3

   Он не заехал домой, а поехал с Лежандром прямо в Формовальный анбар. Он жил в Литейной части, напротив Литейного двора, а работал рядом со Двором - в анбаре. Он любил этот анбар.
   Анбар был крепкий, бревенчатый, большая печь топилась в нем, было тепло, а кругом снег и снег, потому что впереди была Нева.
   Раздували мех работники, и он пробежал мимо мастерских малыми шагами и пророптал: - Ррапота!
   Он знал всего одно это слово по-русски, а с толмачом дело у него не пошло, он брызгал слюной, и толмач не мог переводить, не поспевал. Он прогнал толмача. И он словом да еще руками - обходился. Его понимали.
   Он любил красный, каленый свет из печи и полутьму, потому что в Формовальном анбаре белый свет шел сверху, из башенки, и был бедный. А стены были глухие, круглые и блестели от тепла. Тут лежали пушки, фурмы для литья, его работы, восковые, гоубицы, маленькие пушечки и пушечные части - дело артиллерии.
   Он пробежал в свою камору, боковую, полутемную, - малое окошко сверху, - где стоял некрашеный стол и скамья и тоже топилась печь, меньшая, а на полицах лежали винты и трубки бомбенные и гранатные и стояла большая плоская фляга с ромом. В углу лежала больная пушка, чтобы всем показывать ее неверность. Ее лили еще по Виниуса манеру.
   Он составил в угол холстину, где лежали голова и формы, скинул парадное платье, повесил на гвоздь и сел за работу. Он разложил на столе клочки, которые вынул из кармана, и начал с них писать большие листы. Вывел заглавие медленно, со скрыпом и любуясь толстым письмом с тонким росчерком, который был вроде поклона.
   И на листах он написал великое количество нескладицы, сумбура, недописи - заметки - и ясных чисел, то малых, то больших, кудрявых, - обмер.
   Почерк его руки был как пляс карлов или же как если бы вдруг на бумаге вырос кустарник: с полетами, со свиными хвостиками, с крючками; внезапный, грубый нажим, тонкий свист и клякса. Такие это были заметки, и только он один их мог понимать. А рядом с цифрами он чертил палец, и вокруг пальца собирались цифры, как рыба на корм, и шел объем и волна - это был мускул, и била толстая фонтанная струя - и это была вытянутая нога, и озеро с водоворотом был живот. Он любил треск воды, и мускулы были для него как трещащие струи.
   Потом всхлипнул пером на всю страницу и кончил.
   И, отодвинув лист, посмотрел на него, принахмурясь и тревожно. Так в тревоге посидел. Покосился с суеверием в угол, где стоял холстинный мешок с восковым лицом и частями из левкоса и воска. Вздохнув, оборотясь к господину Лежандру, он сказал, как будто жалел себя самого:
   - Теплой воды.
   Подмастерье лил воду на короткие пальцы и смотрел на них так, как если бы в них было все дело.
   - Завтра утром вы запряжете мой фаэтон и поедете на восковые заводы. Вы возьмете белый, только белый. В лавке, dans Le Gostiny Riad [В Гостином ряду (фр.)], вы опять будете искать самые глубокие краски. Змеиную кровь. И вы заплатите за них все, что я вам дам, и ни одна монета не залежится в вашем кармане. И ни одна траттория не увидит вашего лица.
   И с долгой печалью смотрел он на Лежандра и все искал, к чему бы придраться еще и чего бы наговорить ему такого, чтоб его проняло, господина подмастерья, чтоб он, господин Лежандр, сказал ему нужное слово.
   - И вы проедете по Васильевскому острову, и мимо дома господина де Каравакка вы проедете с шумом. Вы можете шуметь, погоняя лошадь, чтобы господин де Каравакк посмотрел из окна собственного дома, кто едет. Вы можете ему поклониться.
   Тут господин Лежандр ухмыльнулся на эти слова графа Растреллия.
   - Что вы смеетесь? - спросил Растреллий и стал раздувать ноздри. - Что вы смеетесь? - закричал он и тогда уже пыхнул. - Я спрашиваю вас! Сьер Лежандр! Я знаю вас! Вы все смеетесь! Мять глину!
   Вот тут он и ошибся словом, потому что нужно было греть воск и делать пустую форму, а не мять глину, - и вот это-то и было нужное слово. И тут же сразу мастер стал греть воск у печи и щупать его, потом взял для чего-то кусочек на язык, жевнул, воск ему не показался на вкус, и он заворчал:
   - Это воск не корсиканский, не самшитовый. Тьфу!
   Печь была теплая, и он тихо дышал, а грудь была открыта, и на ней вился волос.
   Он выплюнул воск, вытер руки и закричал с радостью и картаво:
   - Гипс! Дать форму! Правая рука! Начинаем!
   И уже мелкой скороговоркой сказал Лежандру и не успел договорить:
   - Змеиную кровь! Змеиную кровь в лавке завтра. Дайте мне лак для обмазки, ну, что ж вы стоите? Гипс!
   И малые руки пошли в ход.

4

   Первый сон был такой: приятный и большой огород, как бы Летний сад, и курчавые деревья, и господа министры. И кто-то ее легко толкает в спину к тому, к Левенвольду, или к этому, к Сапеге, - а тот-этот молодой, у него усики немецкие, стрелками, и шпага на боку тоненькая, смешная.
   Второй сон был гораздо глубок, она покорная опустилась на дно, и дно оказалось молодостью и двором; по двору шла Марта. Латгальский месяц стоял, светил на ее голые ноги, навоз под ногами был жирный, рыжий. Она шла в хлев доить коров. В хлеву была раскрыта дверь, коровы ждали ее и жевали. Посреди двора стоял фонарь и светил красным светом на ее ноги. Марта не дошла до хлева и остановилась у фонаря, а кругом березы, белые и толстые, ветки дрожат, их ветер качает. Перед пустым хлевом стояли девки в ряд - оборотясь к ней спиною, и ветер поднял самары им на головы, они стали как белые флаги.
   Девки пели.
   Третий сон был простой: корова мычала во сне, потом вышла из сна и стала мычать на лугу, а Марта беспокоилась: ушла из дому; пора... что пора - того она не могла вспомнить. Девки тихо пели.
   И Марта проснулась. Девки еще пели. Она замурлыкала, провожая их.
   Откуда взялась эта песня и кто ее пел, она не вспомнила; лежала одна и мурлыкала. Она не помнила песни и тихонько ее пела.
   Она ничего не понимала.
   Она была слабая от своей силы и пела песню, которой не помнила.
   Тогда в страхе она свесила ноги, потому что проснулась Мартой, а не Екатериной, и приложила руки к груди. Она заблудилась в языках, потому что одни старалась позабыть, а другим была быстро изучена. И эта песня и этот язык были у ней до пятнадцати лет, и оттуда взялись и там остались. У дома рос зеленый овес и ива, которая валилась в воду и все не могла упасть; ива лежала над водой, а дети на ней плясали и купали ее; у нее ноги были сильнее, чем у всех. Она ничего не боялась и прыгала. Потом она вспомнила, как пищали сосцы; она доила коров. Вдруг ей захотелось подоить коров. Но теперь она была императрица, и даже думать об этом - позор. И этот язык был латгальский и детский и назывался: деревня Вишки. И эта деревня потерялась, ее имя забыто. И тяжелая женщина, у ней волосы как войлок, нос угреват и красен и высокая белая грудь - она говорила на этом языке, ее приемная мать. И серый латыш, который был в седой сермяге, и курил мох, и молчал, как мох, - приемный отец, - говорил с матерью по ночам, а она слушала. И этот язык был непонятный латгальский язык: скрып и качанье. Она смотрела из темного угла и слушала. Потом ее взяли в город, и город был большой, в деревне его звали Алуксне, а по крепости он звался город Марьенбурх, черепичные кровли; полы в пасторском доме, которые она мыла, ползала на четвереньках, были чистые. А раз стал ее учить немецкому языку пасторский сынок, беленький, и обучил ее совсем другому. И тот, другой язык Марта поняла и стала так говорить по-немецки, что пасторскому сыну стало невмоготу, и ее стали гнать из судомоек. К шестнадцати годам город стал военный от шведов, от полковой музыки, от мундиров, мандерунков, которые сильно тянули ее; ее коже приятно было, что жесткие, что с круглыми кантами.
   Ее возили по озеру в лодке соседские парии кататься, а на островах росла жирная трава и липы, а на одном острове стоял замок, комтурный, семибашенный. Сторожила тот замок шведская стража и не подпускала лодок, а парни все были покорные. И подъемный мост был поднят, как дорога, по которой можно добраться до неба. Окна светились по ночам, а кто там жег огонь? И этот замок был для нее как целое царство, и когда говорили, по вечерам: "шведы", или если кто-нибудь говорил: "Каролус", - она видела все семь глав башенных перед собою. И она вышла замуж за соседского сына, за латышского мальчика, Яниса Крузе, и стала фру Крузе, потому что Янис был шведский капрал, в мандерунке. Фру Крузе, драгунская жена. Этот молоденький учил ее говорить по-шведски, а сам не знал. И она догадывалась, какой это шведский язык, какой он хороший. А тут ее заметил этот высокий, с белыми густыми усами, тонкий, курносый, его мандерунк был как картина, как лист живописный, и сразу научил ее говорить по-шведски, и она заговорила во всех мелочах, потому что он был главный, ученый лейтенант. Его имя она понимала потом на всех языках, и, когда Вилим Иванович уже был с нею, она иногда нарочно ошибалась и вдруг говорила ему:
   - Эй, Ландстрем!
   А потом смеялась и махала рукой с большой добротою: Монс. И раз Ландстрем поехал с нею кататься по озеру, они близко подъехали к тому комтурному замку, и она увидела часовых, увидела их лица. Тогда часовые отдали им салют, и она покраснела от гордости. И когда на улице увидел ее комендант всего города, самый сухой, самый прямой человек во всем городе, а он был старик, и его имени боялся ее муж, его имя было как выстрел: Пхилау фон Пильхау, - он понял, кто идет по улице, потому что она легко дышала и шла как на бой, - и она была у него в ту же ночь, и он научил ее шведским учтивствам, хитрым ответам, - потому что он был уже стар. Теперь, когда она ходила по улицам, - все замолкали, а дети подбегали к окнам, и матери их били, чтоб они на нее не смотрели, - потому что по улицам шла Крузе, потому что ей стал тесен город, как пояс, и еще стали низки красные трубы, и старушечий язык стал чужой. А старухи говорили, когда она проходила, по-шведски, и по-латышски, и по-немецки одно малое женское слово. И Ландстрем был любезный кавалир, он уезжал из города и уговаривал бежать; она соглашалась, но тогда город обложили русские, и стал стрелять Бутурлин, шведского языка не стало, город взяли, замок разрушили, а она попала в полон, и солдаты русские ее начали сильно учить говорить по-своему, а она была в одной рубахе; и Шереметьев потом учил, потом сам Данилыч, герцог Ижорский, учил ее говорить по-своему, потом хозяин. И он оставил ей в первую ночь за хороший разговор круглый золотой дукат - два рубли, - потому что разговор был хороший, охотный. И она не говорила, она пела. И все разговоры всех наречий услыхала она и говорила на всех, ловко перенимала, а все чтоб ходить вокруг хозяина. Она их всех чуяла по глазам или по голосу, она по голосу знала, каков будет человек в разговоре. И она не понимала слов, она только притворялась, что понимает, - это начиналось у ней дыханием в груди и доходило до рта - ответом, и ответ бывал всегда ловким, она попадала прямо в цель. А понимала она только один человеческий язык, и тот язык был как дитя растущее, или листья, или сено, или девки на молодом дворе, что пели песнь.
   И она соберется туда, в Крышборх и Марьенбурх. Сколько раз она у старика просила, чтоб отдал ей балтские земли, но не отдавал. А теперь поедет в золотом полукаретье или цугом в восемь лошадей кататься, господа гвардия на соловых лошадках вокруг нее как птенцы - и чтобы все жители вышли кланяться ей за околицу. Ксендз, и корчмарь, у которого брат служил в корчме, и пастор, и курлянчики - все выйдут встречать. И потом она кого-нибудь осчастливит и переночует. Будут хлопотать все, чтоб услужить!
   Но все они уже умерли, и незачем туда ехать. Фу! Марьенбурх! Что ж туда ехать, в деревню? Свиней смотреть! И замок разрушен.
   Была пора, была самая пора идти, а она не понимала, что от нее еще нужно, что ей сегодня такое делать. Она будет плакать, потом она даст праздник господам гвардии и сама им будет разливать вино. Она засучит рукава, ну и бог с ними, и выпьет сама. Но все-таки лучше после похорон. Они любят ее: matuska polkownica. Вот она так сидит, просторная, толстая, открытая. Тут она остереглась: не слишком ли много воли? То все - ходи вокруг хозяина, а теперь сама себе хозяйка и сидит здесь совсем открытая.
   Все моря кругом, сквозной лес и мало домов - и она отовсюду видна, и все иностранные государства на нее теперь глядят. А у ней ноги белые, им еще ходить хочется. Она не понимает того государственного языка: не выдать ли Лизавету замуж во Францию? Но Франция медлит, а замедление ради политики и для того, что Лизавета, Лизенка - байстручка, потом уже при-венчана. Дела, дела, ох! Как там, в Сенате? Все Alexander, все он один, но он такой фальшивый, что нельзя верить. "Пойдем, мать" или "сядем, мать". Этого не было раньше. Какая она ему мать? Она ему укажет его место. Так нельзя, не можно. А что было двадцать лет назад, - на это у нее памяти нет, у нее много всего было за двадцать лет. И как он стар! Сухой и старый, как... полено. Фу! Старик! И она уж по-русски сказала то слово, которое переняла и любила:
   - Уж я надселася.
   Тут пошел канареечный щебет в клетках: тех канареек хозяин отнял у Вилима Ивановича, когда его казнил, и повесил клетки ей в комнату, чтобы она помнила. Она сунула большие и красные ступни в войлошные туфли и пошла канарейкам задавать корм. И тут она почувствовала, что ноги-то ветерком относит, что она еще со вчерашнего вечера пьяная. А отчего? Оттого, что Масленая неделя стоит, более ни от чего. Он умер, и спустя два дня - настала Масленица. И для ней Масленая в полмасленые, а вчера пришлось.
   Потому что считается за праздник. А Елизавет - Лизенка много выпила, и она даже не ожидала, как эта Madel [Девушка (нем.)] крепка на ногах. А Голстейнского рвало как из ведра. Какой слабый! Фу!
   Был бы Вилим Иванович, этот любезный и истинно любезный кавалир с нею!
   Вот он бы сказал ей: Mein Verderben, mein Tod, mein Lieb und Lust! [Мое проклятие, моя погибель, моя любовь и радость! (нем.)] Он знал, о! как хорошо он все знал! Куда нужно ехать, и кого принять, и что пить, и что можно сказать, und alle Lustigkeiten - jeden Tag. [И всякие удовольствия - каждый день (нем.)]
   Клетки висели над столиком, а на столике лежали его вещи, она их теперь велела принести к себе. И вещи были истинно щеголеватые, вещи красивого кавалира, и они еще пахли. Трубка в оправе пряденой, золотой - она пахла приятным и легким табаком, золотный кошелек - она возьмет его себе и будет носить при себе. Струсовое перо и табакерка с порошком, чтобы чистить зубы.
   Те белые зубы, со смехами! Часы с ее портретом на крышке, который делал майстер Коровяк, которые она сама ему подарила. И у нее здесь белая грудь и голова набок. Нос только чрезмерный нарисован. Она стерла пыль с часов - совсем новые часы, красивая вещь! И жемчуга, сколько жемчугов она ему дарила! А пуговицы можно нашить на новое платье. И струсовое перо к опахалу приладить. Да, он был нарядный, все любил напоказ. И золотой пуппхен с малой шпагой - это бог воины. О! Ведь он был такой ученый и истинно ловкий господин и писал ей такие песни! - "Welt, ade" [Мир, прощай (нем.)] - и дальше не вспомнила. И умер как вор, а теперь бы она его всего убрала в золото! Он за ней бы ходил! И не дождался всего два месяца. И чуть она через него сама не погибла. Фу! Пропал как дурак, сам виноват, он был неосторожный, все хвастал. А теперь бы ходил за нею одетый как кукла!
   Она положила послать в куншткамору бога войны, как истинную редкость, все поставила на место и на сей день забыла Вилима Ивановича.
   И тут сквозь приятный канареечный щебет сказал за ее спиной голос хозяина:
   - Пойдем в Персию!
   Тот голос охрип, от табаку сел, и то был его голос, старика. И она обмерла, а хозяин хохотнул:
   - Кампа! Артикул метать! Хо! Хо!
   И то был не хозяин, а то был хозяйский гвинейский попугай, которого, когда тот болел, к ней перенесли и который все время молчал, а теперь заговорил. Свернуть бы ему шею! За что такую птицу многие люди любят и платят за них немалые деньги! И положила тоже послать в куншткамору, как околеет, а чтоб скорей околел - не кормить.
   Была пора, была самая пора, и времени она не стала терять, зазвонила в колоколец. Тотчас вошли фрейлины, и она стала производить умыванье и притиранье.
   Подавали ей расписной кувшин в расписной мисе, и то была великая новость, как во Франции имеют моду: и кувшин и миса из толстой бумаги, проклеенной, и воду держат лучше фарфора. А в кувшине вода, и она стала плескаться и плеснула датской водой на грудь.
   Датскую воду составлял аптекарь Липгольд из нюфаровой воды, бобовой, огурешной, лимонной, из брионии и лилейных цветов. Для нее имали семь белых голубей, их аптекарский гезель щипал, рубил им головы и папортки долой; мелко толок - и в воду. И перегонял. И эту датскую личную воду она любила.
   Она ей плескалась и подавала рукой на грудь.
   А венецианскую воду, производящую на смуглой коже белизну, она вылила на фрейлину в гневе. Та вода была майское молоко от черной коровы, и ей была не нужна, о том она уже раз фрейлине сказала. Она не была смуглая, у ней была своя, натуральная белость, и она закричала толстым голосом и вылила на фрейлину эту воду.
   Потом уж было недолго: притерлась помадой бараньих ног и лилей - для мягкости и блеска, а воском для чего-то притерла ноги. И, двинув ушами, нарисовала на виске три синие жилки, елочкой - для обозначения головной боли.
   Горчичным маслом она натерла правую руку.
   На нее накинули черные агажанты.
   Она терпеливо стояла.
   Ей насунули на голову фонтанж, черный и белый, и облачили в черную мантию.
   И тогда, обутая, одетая, толстая, белая, в черном и белом, понесла Марта свои груди вперед - в парадную залу.
   И поднесла левую свою руку, умытую ангельскою водою, к лицу - закрыла слегка лицо - как бы в скорби - из залы шел дух.
   А когда вошла в залу - опять увидала всех господ иностранных министров. Господа иностранные государства собирались сюда, чтоб смотреть, как она плачет с десяти пополуночи до двух часов пополудня. И она увидела Левенвольдика, молодого, со стрелками, с усиками - и поняла, что приблизит.
   Потом посмотрела вбок и увидела Сапегу, жениха племянницына, еще совсем ребенка, и поняла, что приблизит.
   Марта поднесла свою правую руку к лицу. В гробу там было...
   И слезы потекли, как крупный дождь.
   Екатерина возрыдала.

5

   Характера не получил. Знаки на теле приобрел подозрительные. Артикул метать более не годен. Апшита, или отпускного письма, не имеет. Таким он пробрался назад, в город Петерсбурк. Отбылый из службы солдат Балка полка.
   На окраине стояла харчевня, перед ней веки и крошни, и с них торговали три маркитанта-мужика калачами и водкой. В той харчевне он сел высматривать себе дело. Деньги у него были, нищие, что по дороге выпросил. Медными деньгами пять пятикопеешников, и все новые деньги, с государственными птицами, под птицами пять точек. А старые денежки и копейки, где ездок с копьем и гуртики глубокие, те никто не давал: те прятали. Те деньги считались за хорошие. И были еще три денежки, которые солдат пробовал на зуб, и о них у него было мнение, не воровские ли, потому что бока были гладкие, без рубежков.
   Воровские деньги были тоже хорошие, но медные воровские шли много дешевле, чем старые. Это был убыток.
   Так он пробовал на зуб денежки, и в это время вошли в харчевню цугом три слепые старика: один - толстый, рыжий, в дерюге, другой - средний человек и третий тоже, а вел их дурак, который запрометывал головой. Он ввел их, усадил за стол рядом и тогда перестал трясти головой, а старцы раскрыли свои глаза, и все оказались зрячие. Взяли калачей, стали пить чай и попросили вестовского сахару. Пили они громко, хлюпали, а потом стали говорить и говорили тихо. О каких-то лентах, о позументах, другой о воске, а третий молчал. Опять поговорили, и солдат услыхал: "магистрат", "бурмистр", - только и всего, больше не слышал, они, очень тихо говорили. В харчевню вошел какой-то молодец, поклонился трем старцам, а они сказали дураку идти вон, и молодец к ним присел, но поодаль. Тогда солдат вышел в сени; там стоял дурак, запрометнув голову, и лил прямо в глотку вино. Солдат дал ему закусить калача и спросил: чей будешь? Тот ответил:
   - Я у купцов в дураках живу. А ты откуда?
   - Я отбылый солдат Балка полка.
   После того солдат дал дураку две денежки, чтоб тот дал ему раз глотнуть. После этого разговорились. Дурак рассказал, что он ходит в притворстве, а чей, давно позабыл и помнить не хочет, закрылся ото всего беспамятством и перед купцами молчит. Купцы богатые, а он их водит для притворства - просит милостыню. А первый, рыжий и толстый, щепетильный гостиный купец, второй - тоже гостиный, его зять, а третий состоит фабрическим интересентом на восковом либо на позументном заводе, и он состоять более не хочет и для того потерял себя. Что они видят лучше хоть бы его или солдата, аходят так, чтоб избыть налог, которого на них много наложено. Так цугом и ходят, сказаны у себя в нетях, сами записаны на богадельню, а всюду у них понасажены малые люди. А он у них в дураках и получает харч, порты и деньгами все, что соберут. Он и есть прямой нищий.
   Что так стало в самое последнее время, - он от старцев слышал, - когда сам стал вдаваться в бабью власть и подаваться в боярскую толщу, а ранее был купецкий магистрат и те купцы не ходили в нетях.
   Тут солдат Балка полка хотел крикнуть: "слово и дело!" и уже посмотрел на дурака изумленным взглядом, но дурак спросил его:
   - Тебе Балк не говорил, что в лесу растет?
   Солдат наморщил лоб, чтоб подумать, к чему дураку теперь нужен лес, и вспомнить, что Балк говорил, но дурак ему сам ответил:
   - Растут в лесу батоги.
   Тогда солдат отменил свое решение и так и не крикнул ни слова, ни дела.
   - Вы, солдаты, известны, - сказал ему дурак, - железные носы, самохвалы.
   И солдат Балка полка от этих слов развел руками, смирился и ответил, нельзя ли ему на службу, потому что он теперь почитай что и не солдат. Сам Балк, командир, куда-то подевался. Характер потерян.
   - Денег давай, - сказал дурак и пояснил: солдат даст ему все, что у него есть, а он его пристроит. Деньги солдат отдал не все, а оставил два пятикопеешника. И дурак научил подойти к молодцу, который у старцев, и проситься в фабрические.
   - Там, слыхал я, нынче щипать, сучить набирают, а ты ему поклонись получше. А я пойду.
   И взошел в харчевню.
   Там старцы отдыхали от чаю и от докладов, что делал им молодец, и пар шел у них из уст.
   - Он изумленный, - с полным удовольствием сказал молодцу старец о дураке. - Сумасбродный. Но на еду востер и жаден и на шаг тверд. Так и ходим.
   Тут вошел в харчевню солдат, и дурак запрометнул было голову, но старцы сказали:
   - Ну полно, хлебай свое, что ты, как конь дикий, головой запрометываешь?
   Он отхлебнул, поклонился и сказал старцам:
   - Аминь.
   И старцы построились и пошли, а дурак шел впереди.
   Молодец же остался, и солдат подошел к нему и поклонился получше, и молодец его завербовал щипать-сучить, а потом послушал военную речь и увидал, что солдат крепкий, и руки у него тяжелые, и он как есть без хитростен, - и определил: быть ему сторожем, сторожить работных людей на восковом дворе, бить в било по утрам, ходить с собаками. А сторожевой команды всего четыре человека. Пашпорта ни апшита он не спросил и только сказал:
   - Как что - кошками.
   Солдат Балка полка посмотрел на него, а он ему объяснил:
   - Тебе. Драть. Морскими кошками. А коли не так, так тебя. И они вышли на улицу.
   Уже перед мостом была поднята рогатка, и десятский караульщик пошел домой спать. Старцы шли цугом, а впереди дурак. Старцы пели:
  
   Сим молитву деет.
   Хам пшеницу сеет.
   Фет власть имеет.
   Смерть всем владеет.
   А дурак распевал громче всех.
  

6

   - Без всякого сомнения, сьер Лежандр, он был способный человек. Но посмотрите, какие ноги! Такие ноги должны ходить, ходить и бегать. Стоять они не могут: они упадут, ибо опоры в них нет никакой. Не ищите в них мускулов развитых, мускулов толстых и гладких, как у величавых людей. Это одни сухожилия. Это две лошадиные ноги.
   Он был недоволен ногами, потому что ноги были тонкие и в них не было никакой радости для его рук. И он ходил вокруг да около, огорчался, мял воск руками; к ваялу он не прикасался. Потом взглянул на воск в руке, мнул еще разок, и в глазах явилась игра. Замесил в кулак змеиной крови и опять глянул, сощурился. Погрел у открытой печки. Ткнул ваялом и потом сделал черту на комке, как бы человеческую линию. Яблоко лежало у него в руке. Взяв в толстые пальцы кисточку, обмакнул то яблоко сандараком, и оно засветилось как изнутри, якобы только что сорванное. И у мастера выпятились брыла, как у ребенка, который тянется за грудью, или как будто он губами, а не пальцами сделал яблоко.
   - Главное, чтобы были жилки, - говорил он важно и вертел яблоко. - Чтобы не было... сухожилий. Чтобы все было полно и никто не мог подумать ни на минуту, что внутри пустота. Дайте мне проволоку.
   Он прикрепил листки.
   Тут глаза стали постреливать, губы - жевать, и он сделал: длинную сливину, тусклую, с синей пенкой на щеке, с чисто женским завоем, апельсин, в пупырышках, которые натыкал иголкою, цитрон, чрезмерно желтый, и виноград, тяжелый, слепой, гроздь темного испанского винограда, который сам лез в рот.
   Он разложил все на больной пушке и после того обратился к господину Лежандру, как человек ленивый и не желающий более работать:
   - Вы никогда не слыхали, сьер Лежандр, об императоре Элиогабале?
   - Кажется, испанский, - сказал сьер Лежандр.
   - Нет. Римский. Вы не должны хвастать своей ученостью, сьер Лежандр.
   Тут Лежандр принял вид любопытного и любознательного и, не переставая пригонять шов на ступне, в том месте, где она должна была соединиться с бабкой, спросил, в котором же это веке жил столь знаменитый император?
   - В котором? В пятом веке, - спокойно ответил мастер. - Не все ли вам равно, когда он жил, если вы не знаете, кто он такой? Совсем не в этом дело. Я просто хотел сообщить вам, что этот император любил такие фрукты и поощрял. И все должны были их есть и запивать водой, как была мода.
   Тут он мотнул головой, оставшись доволен удивлением господина Лежандра. И Лежандр сказал:
   - Гм. Гм.
   - Воск помогает против дижестии, - сказал мастер бегло. - И эти придворные господа жрали этот воск. И, по всей вероятности, хвалили его вкус. А сам он ел, конечно, натуральные. Этот римский император.
   И он ткнул пальцем в плоды, не глядя на них и холодно.
   - Таково развращение среди придворных, - сказал он Лежандру значительно, - suum cuique [Каждому свое (лат.)].
   Сьер Лежандр приладил ступню, и теперь все почти: руки, и ноги, и большое коромысло - плечи лежали на столе, и изо всех частей торчали в разные стороны железные прутья.
   - Membra disjecta [Разъединенные члены (лат.)], - сказал мастер, - ноги! - и вдался в латынь. И это означало, что мастер скоро вдастся в фурию. Он пофыркивал. И господин Лежандр молчал, а мастер говорил:
   - Вы, кажется, думаете, сьер Лежандр, - сказал он, - что другие выгадали более меня? Может быть, повторяю, другие мастера выполняют более почетную и выгодную работу? Вам ведь так это представляется?
   Сьер Лежандр покрутил носом - ни да, ни нет, а вкруговую.
   - Ну, что же, - сказал, попыхивая, Растреллий, - вы можете в таком случае идти к Каравакку помогать ему разводить сажу для картинок. Или лучше всего идите-ка вы к господину Конраду Оснеру, в большой сарай. Он вас научит изображать Симона Волхва в виде пьяницы, летящего вниз головой. А кругом чтобы кувыркались черти. Но только не проситесь обратно ко мне. Вы у меня полетите вниз головой, как Симон Волхв.
   Потом он несколько поуспокоился и сказал с горечью:
   - Вы еще не понимаете вещей, монсьер Лежандр. Столь неохотно повысил он его в монсьеры.
   - Вы, конечно, знаете, и, без сомнения, вы слыхали об этом, несмотря на свой рассеянный характер, - вы не могли об этом не узнать, - что похороны будут большие. Карнизы, и архитравы, и фестоны, и троны. Над карнизами будет висеть пояс, а на нем блестками будут вышиты слезы. Вы могли бы, сьер Лежандр, выдумать что-нибудь глупее? Балдахины, и кисти, и бахрома, и Hollande, и Брабант!
   Нос у него раздулся, как раковина, в которую дует тритон.
   - Пирамиды, подсвечники, мертвые головы! Вкус господина маршала Брюса и господина генерала Бока! Которые понимают только маршировать. Господа военные рыгуны! И наш знакомый граф Егушинский, этот дебошан всех борделей! Он, кажется, главный распорядитель. Он привык к борделям и думает, что там лучший вкус, - и он устраивает этот похоронный зал! Вы слыхали, сьер Лежандр, о статуях, кои там льются, как ложки? О! Вы не слыхали? Плачущая Россия с носовым платком. Марс, который блюет от печали, Геркулес, который потерял свою палку, как дурак! Подождите, не мешайте мне! Урна, которую держат ревущие гении! Урыльник! Двенадцать гениев держат урыльник! Их столько никогда не бывало! Мраморные скелеты, какие-то занавесы! Вы не видели этого прожекта! Милосердие с огромным задом. Храбрость с задранным подолом и Согласие с толстым пупом! Это он в каком-то борделе видел! И мертвые серебряные головы на крыльях. И они еще увиты лаврами, эти морды. И я вас спрашиваю, и я предлагаю вам немедленно ответить: где вы видели, чтобы головы летали на крыльях и были притом увенчаны лаврами? Где?
   Он бросил кусок воска в печь, и воск зашипел, брызнул и заплакал.
   - Вот, - сказал Растреллий. - Это дрянь. Выбросьте сейчас же целый пласт! А после похорон господа министры разберут эти все справедливости по домам, на память, эти дикари, и их детишки будут писать на толстых бедрах разные гнусные надписи, как это здесь принято на всех домах и заборах. И они развалятся через две недели. "Подобие мрамора"! И в таком случае я приношу свою благодарность. Я не желаю делать эти болваны из поддельных составов. Да мне и не предлагали.
   Я лью пушки и делаю сады, но я не хочу этих мраморов. И я буду делать другое.
   Тут он скользнул мимо Лежандра взглядом в окно.
   - Всадник на коне. И я сделаю для этого города вещь, которая будет стоять сто лет и двести. В тысяча восемьсот двадцать пятом году еще будет стоять.
   Он схватил виноград с пушки.
   - Вот такой будет грива, и конская морда, и глаза у человека! Это я нашел глаза! Вы болван; вы ничего не понимаете!
   Он побежал в угол и цепкими пальцами вытащил из холстинного мешка восковую маску.
   И все, что говорил он ранее, - весь беспричинный некоторый гнев, и великая ругня, и фукование, что все это означало? Это означало - суеверие, означало лень перед главной работой. Он еще не касался лица, он ходил вокруг да около того холстинного мешка, этот хитрый, вострый и быстрый художник искусства.
   И только теперь он осмотрел прилежно маску - и издал как бы глухой, хрипящий вздох:
   - Левая щека!
   Левая щека была вдавлена.
   Оттого ли, что он ранее снимал подобие из левкоса и нечувствительно придавил мертвую щеку, в которой уже не было живой гибкости? Или оттого, что воск попался худой? И он стал давить чуть-чуть у рта и наконец успокоился.
   Лицо приняло выражение, выжидательность, и впалая щека была не так заметна.
   И так стал он отскакивать и присматриваться, а потом налетал и правил.
   И он прошелся теплым пальцем у крайнего рубезка и стер губодергу, рот стал как при жизни, гордый - рот, который означает в лице мысль и ученье, и губы, означающие духовную хвалу. Он потер окатистый лоб, погладил височную мышцу, как гладят у живого человека, унимая головную боль, и немного сгладил толстую жилу, которая стала от гнева. Но лоб не выражал любви, а только упорство и стояние на своем. И широкий краткий нос он выгнул еще более, и нос стал чуткий, чующий постиженье добра. Узловатые уши он поострил, и уши, прилегающие плотно к височной кости, стали выражать хотение и тяжесть.
   И он вдавил слепой глаз - и глаз стал нехорош - яма, как от пули.
   После того они замесили воск змеиной кровью, растопили и влили в маску - и голова стала тяжелая, как будто влили не топленый воск, а мысли.
   - Никакого гнева, - сказал мастер, - ни радости, ни улыбки. Как будто изнутри его давит кровь, и он прислушивается.
   И, взяв ту голову в обе руки, редко поглаживал ее.
   Лежандр смотрел на мастера и учился. Но он более смотрел на мастерово лицо, чем на восковое. И он вспомнил то лицо, на которое стало походить лицо мастера: то лицо было Силеново, на фонтанах, работы Растреллия же.
   Это лицо из бронзы было спокойное, равнодушное, и сквозь открытый рот лилась бесперестанно вода, - так изобразил граф Растреллий крайнее сладострастие Силена.
   И теперь точно так же рот мастера был открыт, слюна текла по углам губ, и глаза его застлало крайним равнодушием и как бы непомерной гордостью.
   И он поднял восковую голову, посмотрел на нее. И вдруг нижняя губа у него шлепнула, он поцеловал ту голову в бледные еще губы и заплакал.
   Вскоре господин Лебланк принес болванку, она была пустая внутри. И господин механикус в чине поручика, Ботом, принес махину, вроде стенных часов, только без циферблата, там были колесики, цепочки, и гирьки, и шестеренки, и он долго это вделывал в болванку.
   Господин Лежандр приладил все швы, и портрет вчерне был готов. Господин Растреллий натер крахмалом, чтобы не прожухло и не растрескалось и чтоб не было потом мертвой пыльцы.
   Так его посадили в кресла, и он сел. Но швы выглядели тяжелыми ранами, и корпус был выгнут назад, как бы в мучении, и ямы глаз чернели.
   И потому, что был похож и не похож и так было нехорошо, господин Растреллий накинул зеленую холстину, и снял фартук, и вымыл руки.
   Вскоре заехал господин Ягужинский, немного уже грузный. Ягужинский увидел на пушке фрукты, и ему захотелось иностранных фруктов, он закусил яблоко и, сейчас же выплюнул и изумился.
   Потом все долго хохотали над этим куриозным случаем.
   Уходя, господин Ягужинский сделал распоряжение - завтра, когда вставят глаза, послать восковой портрет во дворец - одевать. И заказал графу Растреллию сделать за немалые деньги серебряные головы с крыльями, аки бы летящие, и в лавровых венцах, а также Справедливость и Милосердие в женских образах.
   И граф согласился.
   - Я давно не работал на серебре, - сказал он Лежандру. - Это благородный материал.

7

   Ее со многими сравнивали. Ее сравнивали с Семирамидой Вавилонской, Александрой Маккавейской, Палмирской Зиновией, Римской Ириной, с царицей Савской, Кандакией Ефиопской, двумя Египетскими Клеопатрами, с Аравийской Муавией, с Дидоной Карфагенской, Миласвятой Гишпанской, из Славянского рода, и с новейшей Кастеллянской Елисавет, с Марией Венгерской, Вендой Польской, Маргаритой Датской, с Марией и Елисавет Английскими, и Анной Почтенной, с Шведской Христиной, и Елеонорой, и с Темирой Российской, что Кира, царя Персидского, не токмо победила, но и обезглавила, и с самодержицей Ольгой.
   А потом выходили в другую комнату и говорили:
   - Хороша баба, да на уторы слаба! И она не дождалась.
   Масленица была уж очень обжорная, сытная в этом году, все его поминали, и все пили и ели, и она всех дарила и кормила, чтоб были довольны. Прислали ей из Киева кабана, козулей и оленя. Кабан был злой, она его подарила. И еще сделала подарки: золотых табакерок четыре, из пряденого серебра пять. Хоть и был какой-то запрет носить пряденое серебро, да другихне было, пускай уж носят. И старалась все делать по вкусу: Толстой любил золото, Ягужинский картинки и парсунки и женскую красоту, игровых девушек, Репнины - поесть, и она все им предоставляла. И подносила, и сводила, и пить заставляла. И она так много дарила, и ела столько блинов, и столько вина пила, и столько рыдала, что растолстела, опухла, ее как на дрожжах подняло за эту неделю. И она не дождалась.
   Еще там, в малой палате, стояло это все, и еще по комнатам шел этот самый дух и попы ревели, а она уж не выдержала, она почувствовала, что плечи свободные, а в груди стеснение и что осовела, что губы стали дуреть и ноги нагнело.
   Тогда, ночью, она оделась темно, укутала голову и пошла, куда нужно.
   Она прошла мимо часовых и пошла по берегу, а снег таял, было ни темно, ни светло, а на углу ее дожидался тот, этот, молодой, Сапега.
   Они пошли куда-то, ноги у ней шли сильно, и она знала, что все сойдет хорошо, ей это было приятно, и она была сама не своя, и земля под ногами в малых льдинках, и она совсем уж не такая старая и совсем не такая пьяная, она крепко ходит.
   Дошли они до избушки, и он стал, тот, молодой, возиться с дверью, а тут не стало время, и земля уж не была такая очень холодная, он подстелил ей свой плащ.
   Тогда она сказала:
   - Ох, ето страм.

8

   И наконец его обвопили, и уложили, и все дело покончили. И в палатах открыли окна, ветер гулял в палатах и все очистил. А потом разобрали все, что там было, - сняли пояс со слезами, прибрали Справедливость и гениев с урной и отослали в Оружейную канцелярию, при которой быть Академии для правильного рисования.
   И тогда уж все пошло свободней и свободней, и сдох попугай гвинейский.
   Сразу же послан и с клеткою в куншткамору. И вместе с ним - Марс золотой, из вещей Вилима Ивановича.
   И тут она стала погуливать по палатам хозяйкою и тихонько напевала.
   И ей не мог быть приятен вид, открывавшийся в палате: на возвышенных креслах, под балдахином, сидело восковое подобие. И хоть она велела тот балдахин с креслами, для величия, огородить золочеными пнями, а между пнями пустить зеленые с золотом веревки, - но все от него было холодно и не хозяйственно, как в склепе или где еще. Он был парсуна, или же портрет, но неизвестно было, как с ним обращаться, и многое такое даже нестать было говорить при нем. Хоть он был и в самом деле портрет, но во всем похож и являлся подобием. Он был одет в парадные одежды, и она сама их выбирала, не без мысли: те самые одежды, в которых был при ее коронации. Чтоб все помнили именно про ту коронацию. Кресла поставили ему лучшие, березовые, те, что с легкими распорками, с точеными балясинами, - на вкус его великолепия. И он сидел на подушке и, положа свободно руки на локотники, держал ладони полурастворенными, как бы ощупывая мизинцем позументики.
   Камзол голубой, цифрованный. Галстук дала батистовый, верхние чулки выбрала пунцовые со стрелками. И подвязки - его, позументные, новые, он еще ни разу их не повязывал. И ведь главное было то, что на нем, как на живом человеке, было не только все верхнее, как положено, но и нижнее: исподница, сорочка выбивается кружевными маншетками.
   И смотреть с ног вовсе не могла, потому что уговорили ее обуть его в старые штиблеты, для того чтоб все видели, как он заботился об отечестве, что был бережлив и не роскошен. И эти штиблеты, если на них смотреть прилежно, - изношенные, носы загнуты, скоро подметку менять - и сейчас топнут. И она не могла смотреть слишком высоко, потому что голова закинута с выжиданием, а на голове его собственный, жестковатый волос. Его парик.
   Смотреть же на пояс и на портупею тоже не хотелось. Он кортика не вынет, назад не задвинет - и вот каждый раз об этом приходить в мнение и опять отходить.
   А в ножнах кармашек, в нем его золотой нож с вилкою:
   к обеду.
   Хуже всего было, что это двигалось на тайных пружинах, как кому пожелается. Сначала она не хотела принимать, а сказала прямо отдать художнику и денег не платить, из-за этих пружин, что они сделаны. Но потом ей объяснили, что на то было светлейшее согласие. Тогда она велела его огородить и веревками обтянуть, не столько ради величия, а чтоб хоть не вставал. И опасалась близко подходить.
   И не было приличного места, где его содержать: в доме от него неприятно, мало какие могут быть дела, а он голову закинул, выжидает. Сидит день и ночь, и когда светло и в темноте. Сидит один, и неизвестно, для чего он нужен. От него несмелость, глотать за обедом он мешает. В присутственные места посылать его никак невозможно, потому что сначала будет помешательство делам, а потом, когда привыкнут, не слишком бы осмелели. И хоть оно восковое, а все в императорском звании. В Оружейную канцелярию, где быть Академии рисования, - тоже нельзя: первое, что еще нет Академии, а только будет; другое - что это не только художество, но и важный и любопытный государственный предмет.
   И так он сидел, ото всех покинутый. Но малая зала уже очистилась и нужна была. А тут подох попугай и послан сразу в куншткамору. И туда же - государственные медали с эмблемами и боями. И вещи, которые он точил, - паникадило, доска-нец и другие, из слоновой кости. Это тоже важные государственные памяти.
   Тогда стало ясно: да, быть ему в куншткаморе, как предмету особенному, замысловатому и весьма редкому и по художеству и по государству.
   Там ему место.

9

   У Растреллия остался немалый запас белого воска. Он лежал в углу кучей, бледный, ноздреватый, постылый. Наконец он надоел. Мастер откромсал изрядный шмат кривым ножом, а часть, будучи скуп, оставил про запас. Он стал делать модель монумента, какой желал себе представить посреди обширной площади, и, делая его с лестью и гордостью, иногда во время работы приосанивался и льстиво улыбался. Всадник был всего с поларшина, а ехал гордо. На челе у всадника были острые лепестки - славный лавровый венец. На пузастом постаменте, по бочкам, мастер налепил амуров с открытыми ртами и ямками на пупках, какие бывают на щеках у девок, когда они смеются. Среди амуров разместил он большие раковины и остался доволен.
   Все в природе встречало героя с радостью и готовностью. Наслаждаясь одержанными победами, герой неспешно ехал в лавровом веночке на толстой и прекрасной лошади, и было видно по ее мослакам, что может ехать долго. На деле весь всадник был с пол-аршина, из воска, но все это была модель для будущего большого памятника. Впрочем, неизвестно было, как понравится, удастся ли уговорить, дадут ли заказ и сколько заплатят. Мастер сказал господину Лежандру, подмастерью, разнежась и хвастая:
   - Здесь вскоре, вероятно, будут ставить памятник, монсьер Лежандр. Будут большие заказы, большие деньги и много разговоров. И если б мне пришлось прежде отливки героя скончаться среди моих неконченных трудов на радость господину Каравакку - который, однако же, сдохнет гораздо раньше меня, не правда ли? - если бы я умер, говорю я, от отягощения пузыря или был отравлен подосланным от господ Каравакка и Оснера мерзавцем, - я подозреваю, что мой повар подкуплен, - в таком случае, монсьер Лежандр, вы закончите отливку, как я вам укажу, поставите памятник прилично и похороните меня великолепно и пышно, ничего не жалея, с печалью, как графа и учителя. Все, что останется из денег моих, можете взять себе. И всем этим вы прославитесь. Ни в каком случае не бросайте этого начатого мною предприятия! А я боюсь, что скончаюсь от отягчения моего пузыря: он дает себя чувствовать. Если ж я останусь жив, я, по всей вероятности, прибавлю вам жалованья. И таким образом вы будете получать в три раза более того, что получают эти бедные дьяволы-ученики у Каравакка и пьяницы Оснера.
   И размягчась, мастер выпил стакан элбира и выслал вон господина Лежандра. Он позевал, осмотрел еще раз малого гордого всадника, покрыл все полотном и позвал жившую у него в услужении девку, чтобы она погасила свечу и веселила его.
  

Глава пятая

Ей, худо будет; спокаесься после,
Неутешно плакати будешь опосле.
Акт

Хоть пойду в сады или в винограды,
Не имею в сердце ни малой отрады.
Егор Столетов

1

   Он был белозуб, большерот, хохотлив, нос баклушей. Дом у него был большой, и он долго его строил, и дом хотел быть квадратом, а выходил покоем и вышел в беспорядке. Если б квадратом, он зашел бы за линию, а это запрещалось.
   И во дворе он поставил весьма изящный истукан: Флёра, несущая в мисе цветы и улыбающаяся. А бабы-поварихи бросали в ту мису объедки. Дом был дворец, а около дома, летом, пас коров пастух, с луговой стороны, к Галерной. Он с ним не мог управиться. Был генерал-прокурор, многих знатных воров изловил, а пастуха гнал и не мог согнать- пастух играл в рожок, и коровы мычали. И он махнул рукой.
   Он шумствовал и плел голос толстый, как канат, и был гневлив до затмения и до животного мычания. Он был площадной человек. И вот он был недоволен. Павел Иванович Ягужинский.
   Данилыч, герцог Ижорский, называл его так: язва. Он ругал его шпигом и говорил о нем, о его должности: шпигование имеет над делами. Он называл его: горлопан, плясало, неспустиха, язва, шумница, что он пакости делает людям, что он архи-обер-скосырь, что не по силе борца сыскал, что он ветреница, дебошан.
   Он называл дом его: Ягужинский кабак, потому что там жили разные люди.
   И еще: Пашкина люстра, как если б это был распутный дом, или берлога, где звери лежат, или же бабий двор.
   Он намекал о нем заочно: женка у него, у Пашки, была зазорная, подол задравши бегала по домам, и он, Пашка, ее в монастырь сунул, а сам ушманал другую, да такую, что вместе с ним в один вой воет. Щербатый черт, а не дама. Что он всех, как бешеный скот, забодает; что отец его пастух, в сопелку дул, а он, Пашка, горазд плясать. Он пистолет-миновет пляшет и на господ из Сената покрикивает. Смехотворец, Протокопай. Называл его: Господин Фарсон и еще: Арцух фон Поплей - это в том отношении, что Павел Иванович был любезник и любил чувство и музыку, что он знался с девками актерскими, и актеров набирал, и любил драматическое действо. А Господин Фарсон и Арцух фон Поплей были новейшие драматические названия. И, может, еще оттого, что он был остер говорить на чужих языках и этим перед многими гордился: Фарсон.
   Или что он хотел достать герцогского звания, а был только что граф, и этих бар полон анбар: Арцух фон Поплей. Что он лезет носом, что он шпиг. Это он давал намек на должность. Ягужинский был и полковник и генерал-маеор, но, во-первых, был он "государевым оком".
   Это око смотрело, и нос лез во все, и весьма нюхал, я ревизовал. Ничего не боясь. Потому что он был дебошан и горлодер.
   Он был площадной человек, никому не похлебствовал, лез, высматривал. Его не одолели. Нет, - он не свалился. Пил только он теперь чрезмерно - настой, вино, английское пиво элбир - теперь он жадно все это тянул. Без вина он плакал теперь. Потому что один остался. И вот - как что - подойдет, опрокинет - и готов к действию. Чинить надзор, смотрение, чтобы дело стояло и чтобы оно шло, и кого надлежит бить по рукам. И если кто его тронет, тогда ягужинская глотка раскроется, и глаза выкатят, и толстый рев:
   - Го-го-го-го!
   Этого угрожательного рева боялись, и от него стекла дрожали. И он уцелел. Но он был недоволен.
   Он говорил ранее о Данилыче, господине Ораниенбаумском:
   - Menschenkot! Загреба! Хунцват! Сердце коронованное в гербе имеет, а внутреннее сердце мышь съела! Сухостой! Пакость делает нижним людям, а вверху наружно льстит! Ему все равно, хотя бы наклад в государстве! Только бы в боярскую толщу пролезть, принц Кушимен! Он, Данилыч, себе в карман все российские Европы прикарманит. Поперек въезжает, зная и не зная. Скаредный, адский советник Ахитофел! Прегордый Голиаф!
   И тут же делал намек на ночные разговоры Александра Данилыча со свояченицей:
   - И что ему в Варваре, когда у него все в кармане!
   А Данилыч, узнав об этих широкошумящих ругательствах, отзывался о Ягужинском кратко: зюзя.
   Но теперь, когда герцога метнуло уж очень высоко, Ягужинский не слетел, не сослан - он по вечерам запирался. И сидел один. Теперь жена его к нему редко показывалась. Она была у него умная и щербатая от оспы - и так, как будто у ней по лицу куры гуляли. Он не любил смотреть ей в лицо, он любил ее вид с боков или же сзади, так, чтобы лица вовсе не было видно. А теперь перестал смотреть и с боков. Он теперь думал.
   Он считал по пальцам: Остерман - потатуй, молчан-собака, неизвестно кого за ногу хватит. Апраксин - человек обжорный и нежелатель дела. Вор. Господин Брюс - ни яман, ни якши, человек средней руки. Потом господа гвардия, нахлебнички, война без бою, а потом кто? - Потом боярская толща. Голицыны, Долгоруковы, татарское мыло, боярская спесь. Выходило: теперь он один, Паша, Павел Иванович. И он не испугался, он только очень себя жалел, до слез. Он крякнул и выпил элбиру. Потом велел звать пленного шведского господина Густафсона, что жил у него в доме для разных домашних дел, а для каких?
   Для музыки. Он ему играл по вечерам, во время шумства, на пи-кульке, и пикулькин звук был сладкий и мутительный, он тянул слезы из глаз, он его канатом вязал. Так он себя терзал, потому что у него было чувство и любезность, а не только толстый рев и дебошанство, как о нем говорили некоторые. Господин Густафсон играл ему, Павел Иванович тянул настой и смотрел поверх себя - на потолки, а они были штукатурены, по немецкой моде, а по самой середине мастер Пильман вывел ему голую девку, стоящую посреди цветов, и для смеха Павел Иванович ему заказал правильно нарисовать фигуру знакомой актерки, и вышла похожа.
   Павел Иванович смотрел теперь на ее живот, потом на стены с индийскими выбойками, а выбойки были уже кое-где и початы, забрызганы и прострелены, для шутки.
   Он ел много, еда была дареная, от разных дворов: от венского двора метвурст и оливки, а от датского анчовисы и копченые сельди из бочонка; как он много пил теперь вина, то ел без всякого разбору, и венское и датское, а кости бросал под стол и слушал музыку.
   Звук пикульки был такой тонкий и круглый, как бы голос какой девицы, человеческий голос, который все изображал разные чувства, юлил, плакал, вертелся, как завойное шило, тоньшел даже до свиста, а там опять толстел, и потом даже стал как бы другой человек в этой комнате, другой, не шведский господин Густафсон. И после того как швед сыграл свою мутительную, до слез, музыку, - Павел Иванович вдруг остановил шведа и выслал его вон. Он вдруг подумал, что, эх, хорошо было бы, если б именно он сейчас был главным советником, а не Данилыч. Вот это было бы хорошо. А потом опять стал считать: Апраксин - обжора, вор, и другие - и вдруг - от музыки и от настою он вошел во мнение: что ведь и Данилыч на своем Васильевском острове теперь сидит и тоже считает. А кого он другого может насчитать? Все те же, и еще он сам, Павел Иванович, на придачу. И на ком тогда станет? Потому что стать-то нужно на ком-нибудь. И пойдет в боярскую толщу. А если пойдет, так вернет из Сибири Шафирова, Шаюшкина сына; он на Долгорукой женат и всех ему бояр перетянет. А вернет Шаюшкина сына, отымут у Пашеньки Мишин остров, который был от того взят и ему подарен. Три мазанки! Море! Роща березовая!
   А не бывать Шаюшкину сыну с Алексашкою в царях! А не возьмут площадного человека!
   А были бы купцы, магистрацкие люди, да мастеровые, да чернь!
   Го-го-го-го!
   Вот тут и началось настоящее шумство.

2

   Его свезли в куншткамору ночью, чтобы не было лишних мыслей и речей.
   Уставили ящик со всею снастью в крошни, закидали соломой и отвезли в Кикины палаты. Едут солдаты во тьме, везут что-то. Может быть, фураж, и никому нет дела.
   Несли все сторожа, да и двупалые помогали. Они были сонные, еще не рассвело, и помощь от них была какая? Они светили. Держали в клешнях своих самые большие свечи, которые были в Кикиных палатах, и старались, чтоб ветер не задул.
   А в палатах очистили большой угол, передвинули оленя да перенесли три шафа. Два дня вешали там завесы, набивали ступени; обили их алым сукном с позументами. И одели все красной камкою, для предохранения от пыли. Уставили работы господина Лебланка навес с лавровым суком и с пальмовым. На куполе была подушка деревянная, взбитая, со складками, как будто ее сейчас с постели взяли, - так ее сделал господин Лебланк, - на подушке царская корона с пупышками, а над короною стоит на одной ноге государственная птица, орел, как бы к морозу или собирается лететь. Во рту лавровый сук, в когтях - литеры Пе и Пе.
   Когда уставляли, поломали лавровый сук и одно крыло. Лебланк чинил, замазывал и получил за починку особо. Он за этот навес и за болванку получил немалые деньги и теперь собрался уезжать.
   Поднимали даже полы, и господин механикус Ботом пустил там разные железные прутики и пружины, подпольную снасть.
   И усадили. Смотрел он в окно. А по бокам уставили шафы с разным платьем, тоже его собственным, подвесили к окну гвинейского попугая.
   Поставили в углу собачек: Тиран, Эоис и Лизет Даниловна.
   Так он ее называл, эта Лизет была как будто бы родная сестра Данилычу.
   Это он так говорил в шутку и в смех. А она была собака, рыжая, аглицкой породы.
   А в углу - лошадь, тоже Лизета, - но она облезла, и ее покрыли попоной, а на попоне тоже литеры Пе и Пе.
   Но потом пришли в сомнение. Собаки еще ничего, собак в палаты не только допускают, особенно немецкие люди, но еще и кости им бросают, как прилично образованным людям, и если собаки ученые, они носят поноску, выказывают свой ум и так радуют гостей. Но лошадей в палаты пускал разве только Калигула, император римский и такой, что лучше его не поминать. Нельзя преобращать важное зрелище в конское стойло. Хоть и любимый конь и участвовал в Полтавском бою, но облез, и от него пойдет тля. И вскоре лошадь Лизету убрали вон и с попоною.
   А пока таскали, переносили некоторые натуралии, уставляли - уплыло из склянок несколько винного духу.
   И ночью шестипалый прошел в портретную палату (теперь ее так стали звать).
   Темно было. Сторожа спали, их свалил винный дух. Видны были собаки Тиран, Лизет и Эоис, и мертвая шерсть стояла на них дыбом.
   И, закинув голову, в голубом, и опершись руками о подлокотники, протянув удобно вперед длинные ноги, - сидела персона.
   Издали смотрел на нее шестипалый.
   Так вот какой он был!
   Большой, звезда на нем серебряная!
   И все то - воск.
   Воск он всю жизнь собирал по ухожью и в ульях, воск он тапливал, резал, в руках мял, случалось, делал из него свечки, воск его пальцы помнили лучше, чем хлеб, который он сегодня утром ел, - и сделали из того воска человека!
   А для чего? Для кого? Зачем тот человек сделан, и вокруг собаки стоят, птица висит? И тот человек смотрит в окно? Одетый, обутый, глаза открыты.
   Где столько воска набрали?
   И тут он подвинулся поближе и увидел голову.
   Волос как шерсть.
   И ему захотелось пощупать воск рукой. Он еще подошел. Тогда чуть зазвенело, звякнуло, и тот стал подыматься. Шестипалый стоял, как стояли в углу натуралии, - он не дышал.
   И еще звякнуло, зашипело, как в часах перед боем, - и, мало дрогнув, встав во весь рост, повернувшись, - воск сделал рукой мановение - как будто сказал шестипалому:
   - Здравствуй.

3

   В тот месяц много ездили друг к другу в гости и стали больше пить вина.
   Когда человек встречался с другими людьми, ему было уж не так страшно, что кругом болота и что воздух неверный. Этот страх тогда проходил. Человек тут обтесывался, как камень в воде, и становился неспособен к упорству и мнению.
   И сани, разные пошевни, а когда снег сошел - и коляски, полукаретья - скрыпели тогда по городу. И больше ездили в полукаретьях, чтоб не брать с собою провожатых холопей, а только двух лакеев, чтобы не было лишнего шпигования.
   Павел Иванович за сегодняшний день побывал у Остермана и еще у некоторых. А вечером к нему приходили малые люди - из купецких людей, потом из бывших магистрацких, и долго сидел у него в комнате, где на потолке был правильно нарисован актеркин живот, - Мякинин, Алексей.
   Потом все ушли, а он подошел к окошку и увидел: на той стороне Невы огоньки в Меньшиковых мазанках. Все спокойно, и ничего не случается, ни большого пожара, ни наводнения. Все на месте, а где самый Меньшиков дом - отсюда не видно. Он стал шататься от зеркала к зеркалу, и все зеркала показывали одно и то же: губы набрякли, голубой глаз в пленке, от настою, ноздри раздул. И все время он бормотал, сквозь белые зубы - с придушьем и свистом, а потом - губы чмок - и толстый голос, до зубовного скрежета и даже до животного мычания. И в конце - фукование и - как бы горький смех.
   Все вместе - как будто учил и репетовал комедию, новую и неслыханную.
   Подплыл к зеркалу, что у двери, оно отражало правое окно во двор - и шепотом:
   - Дракон Магометов!
   Посмотрел кругом себя, со знанием и свирепостью в глазах, и не увидел ничего, кроме мебелей и серебра, тогда развел руками, как бы в полном и последнем непонимании или как будто он все сделал, что мог, и более ни за что ручаться не может:
   - Голеаф!
   И передохнув, походив, он посмотрел в окно и увидел фонарь и фонарный свет, который падал стекловидно, как круглый фонтан, на землю. Сам от себя ставил, и с чугунным столбом, для примера прочим.
   - Фонарные деньги? - угрожательно сказал он. И тут он сощурился.
   - А для чего, господа Сенат, - хотя бы и фонарные деньги, - то для чего с Адмиралтейского острова по Мьюреку по копейке тех денег собирают? А в Санктпетерсбуркском по деньге?
   - А не для того ли, - и протянул перст, как римский оратор, - не для того ли, что там Меньшиков зять проживает?
   Горько посмеялся.
   - И не светят фонари, - сказал он единым хрипом, - и уже не светят фонари, для того что побраны лишние поборы - деньги квадратные, хлебные, банные, сенные, дровяные, и прорубные, и повалечные, и хомутные! И горькие деньги!
   И схватился рукой за лацкан, как бы издав рыдание:
   - Для шпигования живу, а не для управления! И прошу и именно указую, а ответ тяжелый!
   И, отдышавшись, стал перечислять кратко и быстро:
   - Беглые, и умершие, и взятые в солдаты из подушной не выключенные. И бегущие в башкиры...
   Тут поскоблил пальцем над правой бровью, потому что позабыл. Походил и спохватился. И указал в окно, прямо на Флеру, несущую цветы.
   Вошла щербатая.
   И щербатая села и стала слушать, а он сказал ей, вместо Флеры:
   - Вот я, Анна, тебе говорю и объявляю, что после расположения полков на квартеры в душах явился ущерб! Двинули в Казанское царство - и убыло тринадцать тыщей человеческих душ! Ето бездельство!
   А щербатая, склонив глаза, слушала и стучала ресницами. Она была умная.
   - Ведь я вправду говорю, - сказал он щербатой, хоть та и не возражала.
   - Ведь небезужасно слышать, что одна баба от голоду дочь свою, кинув в воду, утопила.
   А щербатая ждала от него еще слов, и ей дела не было до бабы, да и тому тоже. Тогда он рассердился на нее за такое бесчувствие и стукнул по столу:
   - С господ офицеров положить половинную сбавку! Потому что мирное время! И пускай идут из Петерсбурка, а шпаги свои положат на время в футляр! Или уж воевать - так не с бабами!
   Тут он налил и выпил элбиру, а щербатая сказала:
   - И персидские дела.
   Не допив, махнул на нее рукой и спросил:
   - А для чего канальное строение от солдатов перервал? И каналы в запустение придут. Для чего? И Петерсбурк-колонна, конечно, перестанет.
   И, со злобой и с надмением откинув назад голову, сделал хальную улыбку:
   - А ревизии нынче не будет, господа Сенат! Не будет ничего ревизовано, потому что сей пронзительный княжеский ум ревизию не пускает. И так все видит!
   И развел ладонями, как веерами, перед самыми глазами, с насмешкою, и плеснул элбиром. И тут бросил стакан наземь, со звоном и хрустом.
   - Генеральный фундамент на всем свете земля и коммерция. А он за новые тарифы себе дачу в карман положил. Не без страсти! И теперь в изумлении купецкие люди: ли коммерцию в архангельский Город переведут, ли в Кронштадт, или вовсе изведут! И быть ли Санктпетерсбурку или Городу? Дайте мне ответ, господа высокий Сенат, - сказал он щербатой, - потому что это есть немалое проблема! И Петерсбурк уже неверный!
   - Датские дела, - сказала тихонько щербатая и тряхнула головою, с большой тревогой и страхом, но одобряя.
   - И с немалым ужасием и страхом смотрю я, - и он схватил ее тонкую руку в свою, красную и большую, - как светлейшая машина слепа! И в датских делах ожестечение! Оружие на землю валится! И уже офицеры холопами его стали! Насильством добывают!
   Выбежав на середину комнаты и рванув кафтан на груди, он заревел, вертя головою:
   - И всякий приходит и просит, чтоб была справедливость! Такова сила в житье моем! Ни потешения, ни отрады! И кровь путь покажет!
   И щербатая быстро-быстро махала ресницами.
   А он все вертел головою во все стороны, как будто искал какого предмета или же прибавления к словам, и вдруг, неожиданно для себя самого, возопил:
   - Голеаф!
   Тут он упал в кресла и посмотрел кругом: свечи горят, играют на серебре, на стене пятно, палата большая и могла быть меньше. В креслах сидит жена, щербатая, умная, а могла бы сидеть другая, не такая умная, да не щербатая. И все не идет с места, а кругом город сделался неверный и может запустеть к лету. Задрожит и поползет. Такой город! Тридцать тысячей человеческих душ! Оползает - уже напротив мазанка заколочена, где жил портных дел мастер, немец Михайло Григорьев. А куда ушел? В нетях.
   Разбредутся прочь от работного места и скажут, что место болотное. А начнет же он завтра его тревожить, как палкою пса.
   На сегодня было довольно.
   Он сказал, помолчав и совсем другим голосом, как бы со скукою и с жалостью сердца:
   - Толстой обещался, и Остерман молчать будет. И на завтра, Аннушка, ленту мне приготовь. А элбиру уже на сегодня довольно. Бардеуса пришлите. И кликните мне, пожалуйте, балбера-цырульника, и он мне кровь пустит.

4

   С детства была камора низкая, и деревянные стены были копченые, бревна пахли дымом. На всю камору была печь; в печи - дрова.
   Посередине стоял огромный деревянный обрубок, как будто в комнате рос дуб, его срубили, и это пень.
   Отец был толстый, красный, с него капал пот на тестяные листы. Он выворачивал обеими руками большую сковороду на обрубок, громко считал, а когда говорил:
   - Сорок сороков! - переставал считать, отирал пястью пот со лба, а руки о фартук, и больше не пек.
   Фартук был румяный, поджарый, и стоял колом.
   Востроносая мать ворочала так тонко пальцами на обрубке, точно белошвея, и чинила тесто луком и бараньим сердцем.
   А он, Александр Данилыч, все нюхал тонко и длинно: дымок, конопельное масло. А отец был молчалив, уходил из дому и приходил шумный, без речи и без портов. А мать была вострая и считала деньги в углу. И когда много лет спустя плавал в море и уже был адмиралом - нюхнул: смола. Матросы смолили гальюн, и дым был сладкий, бревна просластились дымом. Тогда на малое время как бы опять все у него явилось в его памяти через этот запах: камора, и тот пень, и отец, красный затылок, и печь, и:
   - Сорок сороков!
   В последние годы он раза три так вспоминал себя. А больше не вспоминал.
   Потому что он теперь не помнил, он жил без памяти. И все ясно видели со стороны, как менялся. Он несколько раз в жизни менялся - то был тонкий и быстрый, и весьма красив, и проказлив, потасклив и жаден. И видно было, что дальнего стремления у него не было никакого, а просто было большое движение, газард и смех. Потом лет пять ходил и ездил, плотный, и осмотрительный, и чинный, и взыскательный к людям, и жадный. Потом - опять его унесло. Стал востер, отвращаться от людей, лицом безобразен, по вострому носу пошли красные жилки. И тогда стал отделяться от своего начала, забыл о том, кем был, и появились дальные мысли, прицел глаза, беспокойство, и люди стали для него все одинаковы, остались только свои сыновья и дочки - он о них еще думал и понимал, что своя кровь.
   Он вознесся.
   Он сидел и смотрел на превосходные свои печи, осматривал палаты, сколь тонка резьба, - и все было ему как чужое, холодное. Может - строить новый дворец или куда-нибудь ехать? Возьмет в руки табакерку, вознесет в нос табацкий понюх, - и раньше было так: пальцы эту табакерку понимали, что своя табакерка, что в ней край недаром обтерся, что это - время, и его вещь, и его добро. И нос прочищался, и появлялась ясная память. Что нужно сегодня сказать, и какое смешное происшествие было вчера: что дура повара в зад укусила, и что завтра не без дел, и что день кончен.
   А теперь день не кончался. В просторных и дальных мыслях брал он в руки табакерку и заправлял табак в нос, а что держит в руках, забывал. Пальцы брали табак как с воздуха. И ему все равно было, потому что он разлюбил вещи. Стало много новых табакерок, пряденого золота, одна с жемчугом, другая с бриллиантом, и он их терял. И вещи стали плоше, много принцметальных в доме, дороги и новая мода, но желты, как медь.
   И когда говорил с Варварою, стал косить, потому что не мог всего сказать, а раньше о главных делах она знала. Ее спальная комната была рядом.
   Когда ночью просыпался, он сам дивился, что стал весь жильный, вытянутый, как струна.
   И дела и убытки. Город Батурин, что когда-то штурмом брал и, конечно, разрушил, вечное владение, надо управить тысяча триста дворов, а всего под ним более ста тысячей и пятисот человеческих душ, кроме волостей Почепских и Польских. Да за убыток по Ингерманландии отдано сорок пять тысячей душ да деньгами невступно шестнадцать тысячей. И мало просил. Можно бы тридцать. И это убыток.
   А что теперь его звание? Принц, или хоть герцог Ижорский, или князь Римский? С теми перышками струсовыми в гербе и с княжеской шапкой? А он хочет быть как принц Артоис королевский, во Франции. И притом против цесарского обычая и завсегда так бывает: чтоб зваться генералиссимусом, а коли не хотят, так: генерал-поручик России.
   Днем он много дел делал и такие слова говорил, которые уже двадцать лет как позабыл. С Катериной.
   Он понимал, как день за днем ее привораживать. Он сначала ей сказал, указуя на гроб:
   - Мать! Осударыня!
   А потом, в другой палате:
   - А не поговоришь ли мало, мать, о делах? И ту "мать" уже не так сказал.
   И потом, день за днем, опять приучился ее подталкивать, за руки брать, близиться.
   А как убрали и зарыли, - он и привалился.
   Он мог жестоко действовать в этих разговорах - и вот тогда, в то время как ничего не думал, но ее, Катерину, всю видел, - вот тогда начало в голове вертеться как бы колесо даже со свистом, и он не мог того колеса остановить:
   - Хочу быть формальным регентом, чтоб мне, мне, именно мне - править.
   И так подряд: мне, мне, именно мне.
   А он совсем не хотел быть регентом, а хотел быть разве генералиссимусом. Но он вознесся, он действовал, и она была вся как есть видна - ив нем это завертелось.
   И он все это забывал, он даже не мог остановиться и подумать, что для этого нужно делать, и не думал - а назавтра делал.
   И безо всяких мыслей - опять когда был с Катериной и смотрел на нее вострым глазом, - а у нее глаза были закрытые, - опять явилось это самое колесо, и уже другое:
   - Принцессу за сына, а тогда именно, именно, именно буду регентом.
   А потом забывал и днем распоряжался. А вещей становилось все меньше или не меньше (вещей стало больше) - но все кругом оголело. Как на корабле, когда выходят уже в открытое море, - на нем вещи меняются. И посуда та же - порцелинная или глинная, - и скамья, а все чужое. И когда приедут, - те вещи опять переменятся. Они на время.
   Другие вещи будут. И он стал понимать себя, какой он со стороны, - худой. И стал понимать, что его голос сухой и без внутренней мякоти, как бывало.
   И раз, когда был вознесен, а она, Катерина, распахнута, он понял, что она устарела, и не подумал, а так, просто, будто сказал:
   - Как избыть человека? Как ее, как ее избыть?
   И он даже бормотнул это, потому что в ту минуту он был не без страсти к ней, к Марте. А избывать ее теперь и вовсе и никак не хотел.
   И тут стала еще одна перемена: он стал осторожен к людям, и хоть был гневлив и памятозлобен, но после гнева, если тот кланялся низко и со смирением, он ему отдавал поклон. Он стал даже забывать обиды, потому что не брал людей в живой счет. И перестал насмехаться, а раньше ему люди казались весьма забавны. Такова ему пришлась власть.
   Он вызвал из Сибири Шафирова, своего неприятеля. И он осматривал своих министров, господина Волкова и господина Вюста, и думал строго:
   - Ох, воруют!
   Он стал бояться больших дач, которые ему предлагали, потому что дачи теперь ему были все малы, а другие, верно, тоже берут, и не слишком ли много уходит денежного капитала? По его лейб-гвардии непорядки. Вюст не без подозрения - краснорож, всегда брал, взятчик. А теперь такие конюшни себе построил, и тонкий дух от него пошел - маеран! Ох, берет! А сколько интереса? Вот что небезлюбопытно!
   И решил, что после, когда уж станет формально, он Вюста прогонит. Даст ему диплом обнадеживательный, и пусть идет.
   И он смотрел на дочек опытным глазом, на белость их кожи, на грудь, какова она будет, он заботливо на них смотрел и предназначал, выбирал.
   Выбрал Марью. И иногда ею любовался. А жену перестал видеть, как будто она приблудная или прямо так, от стада отбилась да в дом забрела.
   И перед тем как поехать в Сенат, - почувствовал беспокойство: нужно делать людям облегчение. Он позвал своего министра Волкова. После той ночи, когда трон менялся, Волков стал хиреть- пожелтел и дышал глубоко. И он был сердит на Волкова: были хлопоты, скакал там ночью, захворал, - пусть, - но так хиреть, как бы назло, и смотреть жалко в глаза - это скучно становится.
   Дано ж ему, Волкову, денег и маетностей - все за ту ночь. Зачем же хворает?
   Герцог Ижорский сказал министру:
   - О полегчании по табацким делам указ заготовил ли? И о ноздрях?
   Тут Волков сунул ему в руки два листа, и те листы герцог взял осторожно в обе руки и далеким взглядом поглядел в них.
   Печатанные новою азбукою листы он понимал, как держать, потому что начинались они всегда с больших литеров. Бывали и другие приметы: внизу линии литерсетерсы, чтоб не ошибиться, ставили слово, которое потом шло первым на другую страницу, и по тому бесстрочному словечку тоже легко было заметить, где в странице голова, где ноги.
   А тут дал рукописание, и до того ровное, без титлов и хвостиков, как горох с мякиной. И министр, господин Алексей Волков, жалостно смотрел: светлейший глаз постреливал осторожно по бумагам, с одного листа на другой, а руки держали те бумаги вниз головами.
   - Пестрит, - сказал герцог, - ты мне скажи поскорее, меня в Сенат ждут.
   Волков указал перстом на бумагу, с испода:
   - Екстракт табацким делам и указам, прежде бывшим, в бывое царствование. И бывым делам по ноздревому вынятию.
   Встал принц Александр и посмотрел в желтое лицо, скучное даже до зевоты.
   - Ты мне мертвых листов не носи, - сказал он. - Полно тебе. Указ ноздревой чтоб сегодня был. Чтобы ноздри вынимать не до кости. И по табацким делам. Простой табак, и витой, и крошеной - пусть все без страха продают.
   Читать с барабанным боем после обеда по всему городу и по Мьереке. И по слободам.

5

   А город стоял, и вдруг снег стаял. И люди ходили по улицам, а улицы сильно потели, потому что были немощеные. Их еще ногами не так гладко притоптали, только тропки вдоль улиц были притоптаны, являлись в улочных концах и кочки. Вокруг Невской перспективной дороги болото сильно потело.
   Утром был такой туман, как дым, как будто все сгорело; а пожаров не было.
   Люди тогда много в Петерсбурке говорили об этом: отчего так земля потеет? И что легче с дровами, потому что стало теплеть. Стало больше людей в Татарском таборе, на вечернем толчке. Они шли на теплоту.
   В гостином ряду была большая гостиная торговля, денная, а в Татарском таборе, на горелом месте - и вечерняя. Тут происходило толкучее волнение. И торговля любила место. У самого кронверка двадцать лет назад построили лавки, и там торговля была скучная, лавки новые; висит узда, новая, или торговое платье - строгий товар. Мало крику, и не заводилась грязь. Тогда ряды сгорели. И как они сгорели, это дело зашевелилось, оно пошло. Явились шалаши горелые, из горелых досок, пришли татары - ветошные люди, армянин с армянского торгу, захудалый, и доставил в закоулке лавку полпьяный мастеровой человек, чтобы зубы выламывать. Он был шведский или немецкий человек, и все его уже знали в Петерсбурке. И вокруг был крик и тишина, и потом: "ох!" - и зуб выломан. Он продавал и апо-течные товары, тут же на земле расставил фляжки. Ходил и на дом, если кто попросит, - руду метать или спускать волоски, потому что был еще и рудомет. Он был цырульник. И там было много народу. Сделались щели торговые и закоулки, разные купецкие дыры и ямины. Развалы стали. Явился крик, клятва и ротьба. Воровство завязалось.
   Уже васильковый кафтан за кем-то гнался и снимал фузею, а ему кричали: струна барабанная! Воздух стал густой, человеческий.
   И началась грязь, дело стало обрастать. Под ногами, и по прилавкам, и на руках. Грязь была разная: калмыцкая, сухая заваль - от конских приборов, и татарский лоск от ветоши, а потом жирная и мясная грязь, тут же и потрохи и мертвечинка. И это было указом генерального полицмейстера вовсе запрещено.
   Нельзя продавать битое мясо необряженное, мертвечину должно убирать, а торговцам битым ходить всем в белых мундирах- для великой чистоты. И за мертвечину три рубля штрафных, а за остальное тоже штрафы, и кошками бить, и на каторгу. Но не исполняли. И тут же, за площадкой, был еще ряд, его звали: душной ряд. От него дух шел. Весы тут были неорленые, посуда немеряная, и живой товар - весь мертвый. И тут из рук в руки тащили друг у друга убоину и кричали:
   - Гей!
   - Товара не ломай!
   Тут у бадьи стоял купец и продавал всем квас, пустой товар. Пирожники кричали, а пироги были обмотаны тряпьем, как грудные дети. Тряпье было ношеное, и в нем была теплота, она тоже стоила денежку: холодные пироги были дешевле. А рядом - финский мужик из деревни, что за островом, и у него в кадушках сало, богатый мужик. И кто хотел купить, тот пальцем это сало умазывал и клал палец в рот. И тогда на него смотрели. Он пробовал товар. И глаза у него тогда раскрывались беспокойно, как будто человек в первый раз увидел такое небо, и такой город, и толкучие ряды, тот Татарский табор. И еще раз, и глубже совал палец в бадью, и опять клал его в рот. И все глядели, как покупающий человек смотрит товар. И медленно двигал он языком, и что-то там делалось у него во рту, и он останавливался. Он тряс головой:
   - Негоже!
   И его нет. Он толчется, он сбрую приторговывает. И вдруг продает старые порты.
   И люди были разные. Торговые и мелочные люди. Они не любили василькового цвета, не любили площади, и меры не любили, а любили щель, были защельные; они были толкучие люди. И были такие торговые люди, что торговали ветром. Они устали из портов, из карманов удить, они с голов шапки тащили.
   Тогда человек, который толокся, - вдруг понимал, что его голове холодно, что у него волос от ветра шевелится, и хватался обеими руками за шапку.
   И нет шапки.
   Тогда он кричал:
   - Воры!
   И все начинали кричать:
   - Воры!
   И медленно являлся тогда васильковый кафтан, зеленый камзол. Картуз был на нем васильковый, и епанечка васильковая, а шпага с медным ефесом. Он являлся ловить воров. И тут же ловил вора, если он попадался, и тогда все глядели, что будет, - и если приходили на помощь другие васильковые кафтаны, вора тут же и клали, носом вниз, руки ему заворачивали и били его морскими кошками по спине.
   Но сами они были нескоры, штаны васильковые, васильковые картузы, они тех воров догнать не торопились, чтобы скоро идти на помощь, на секурс, у них не было такого духу. Как Агролим говорит в комедиальном акте: "Не мешкаю, шествую, предъявлю, конечно", а сам стоит на месте.
   А теперь грязь теплая, и мяса в мясном и мездреном ряду стали темнеть, томиться - наступила весна. Мастеровые люди посматривали, и потому что было тепло, они высматривали вещи не самые нужные, а вещи тонкие и которые давно уже собирались купить, а потом все забывали; торговались долго, а покупали внезапно, и потом жалели, что купили. Они ходили больше по железным, игольным, юхвенным делам.
   А нетчиков было мало в новом городе, они туда не шли, им мешало, что в Петерсбурке земля потеет и пускает туманы. Большие нетчики сидели в Москве.
   Но как стал легкий дух, ходили малыми стайками и здесь, по Татарскому табору, малые нетчики. Кто при дяде или тете состоял, или приезжал временно из вотчины, или здесь в Петерсбурке таился. Зимой сидели крепко, а к весне вышли. Они пересыпали с утра, потом вставали, пересемывали, и время их щемило, что много времени: час, другой - и никого, и ничего, и далеко еще до едова. От этого у них была меланхолия. Тогда они враз бросались на Татарский табор смотреть разные вещи и прицениваться или ломать себе зуб у мастерового зубных дел, если зуб болел. Подышать тем весенним духом в душном ряду или в вандышевом, поплескаться у манатейных дел, у шапошных или золотых.
   Слепые старцы проходили. Им давали по луковке. Нищета слезилась и пела вдоль по стенкам. И легкой поступочкой тут прошел Иванко Жузла, или Иван Жмакин, он никого не задел, не толкнул, ничего не сказал. Он только глядел на всех, и его взгляд был не верхний и не нижний - он был средний - на руки и на то, что в руках. И только потом смотрел в лицо. Так он увидел руки в полумундирных рукавах: дерюга, а поверх дерюги форменные красные обшлага, и усмехнулся. А в руках был вощаной круг - и Иванко сделал тут шаг и в сторону кивморг, одному своему человечку.
   Потом он приценился к воску, помял, колупнул - круг был крепкий, не поддался - и посмотрел в лицо отбылому солдату Балка полка. Спросил про то, про се, потом отвел в сторону. Он назвал солдата гранодиром, и солдат Балка полка выпятил грудь вперед. Потом он свел солдата в фортину, запить продажу, и прошел у самого носу, мимо каптенармуса генерал-полицмейстерской команды, василькового картуза, и даже ему мигнул.
   Там солдат Балка полка долго с ним глотал, и восторгнулся, и стал рассказывать про музыку и про шквадронцы, как он в кавалериях воевал, как он не пошел в бомбардирскую науку и почему, а теперь сторожит, а с ним еще трое и пес шведской, и он никого не боится, что хоть бы завтра он один сторожит, а те трое пойдут гулять со двора, что он солдат Балка полка, вот он кто.
   - Пес шведской? - спросил Иванко, - вот меня в смех взяло. А скажи, гранодир, как того пса шведского звать? Хозяин собачий, швед, под Полтавой он, видно, швед, пропал?
   - Звать пса Хунцват, а где Полтава, того не знаю, - сказал солдат Балка полка, - не слыхал.
   Но тут Иванко скучно взглянул на солдата, отдал ему в руки его вощаной круг и сказал, что на фурмы воск этот не идет и для того он купить его не хочет, и поплыл с ножки на ножку.

6

   Когда случился тот неслыханный скандал, тот крик, и брань, и бушевание, те язвительные и зазорные взаимные обзывы: хунцват, вор, шумница и другие, и явилась драка, ручная и ножная, между первыми людьми государства, с подножками, а потом с обнажением шпаг, и конец драки: разъем от господ Сената, - в то время была теплая погода.
   И когда он ехал домой, он вначале не мог отдышаться, в ушах был звон, дыхание в ноздрях, а не в груди, и губная дрожь. И он велел себя возить.
   Тогда мало-помалу он почувствовал облегчение и заметил, что по Неве идет сквозной дым, как нагар на сливе, воздух потонел, потом сказал свернуть к Летнему огороду. Проехал вдоль по Невскому перспективному болоту - там несоженые березы уже пустили клей. Понял, что они через месяц станут раскидываться. От этого голова остыла, и когда приехал домой, не стал метать руду, не позвал господина Густафсона дуть в пикульку, но заснул внезапно и не успел заметить, что устал и правая рука болит.
   Назавтра поехал кататься, еще не заходя ни к кому, - и повстречал Апраксина, хотел его поздравствовать, а тот свой нос отвернул. Апраксин был обжора, он был вор, но от этого отворота, от этого Апраксина носа он потемнел и ни к кому не заехал.
   И все его оставили.
   В ту же ночь он начал шумствовать, с раздираньем платьев и с созывом всего дома, с пикулькиными собачьими свистами, с большими пениями, с пальбою по тапетам и в потолок, в самый плафон, где была нарисована актерка в своем виде. Актеркин живот прострелен и все другое.
   И назавтра вышла из ягужинского дома, из той ягужинской люстры, команда не команда, свита не свита - вышли люди с ружьями, со свистами, с пением, человек даже до двадцати.
   И впереди всех шел Павел Иванович, господин Ягужинский, при звезде, при ленте и со шпагою. Он качался на ногах.
   С великим ужасом бежали от них прочь прохожие люди, и сворачивали лошадей люди проезжие, и от них бежали десятские, и рогаточные караульщики, а полицмейстерской команды сержанты и каптенармусы смотрели разиня рот, руки по швам.
   В той свите господина Ягужинского был шумный шведский господин Густафсон, и он дул с аффектом, во всю силу - в пикульку.
   А другие, пройдя по Невской перспективной дороге, стреляли в птиц, потому что уже прилетели болотные утки, и это было запрещено указом. И набито много дикой птицы, а две пули попали в мазанку. И тут же господа из свиты пускали струи на землю и кричали разные слова.
   И эта свита с господином прошла по улицам, как наводнение или же ураган, называемый смерчем.
   Явилось по пути нестройное пение. Люди эти пели все вместе, хором; и только с трудом можно было расслышать слова:
  
   Любовь, любовь приносили,
   Жар и фимиан!
  
   А потом один хриплым голосом возносил:
  
   Престань ты прельщати
   И вовсе блазнити;
   Ты бо мя Ничем утешаешь!
  
   И потом, хором, ревом:
  
   Любовь, любовь приносили,
   Жар и фимиан!
  
   И хотя песня была любовная, но при пикулькиных отчаянных свистах и беспрестанных ревах и вздохах это пение было грозное для слуха.
   И никто не успел опомниться, как прокатилась вся свита, или, иначе, команда или компания, до реки и перебралась за реку, и ее донесло до самых Кикиных палат.
   А впереди всех шел скоро, и ветер его подталкивал сзади, при звезде, кавалерии и шпаге, и в руке на отвесе тяжелая тросточка или же дубинка, - сам господин генеральный прокурор, и у него было тяжелое лицо.
   И так не успели ничего понять ни сторож, старый солдат, ни другой - и в анатомию, в куншткамору ввалилась вся компания, вся команда. Но, ввалившись, ослабела. Потому что спокойно глядели на них утоплые младенцы и лягвы и улыбался мальчик, у которого было видно устройство мозга и черепа.
   Это была наука. И они отстали в передней комнате, и там же стояли сторожа и глядели и тряслись, чтоб не было покражи натуралий или ломки и порчи, чтоб никто не унес в кармане склянки или какой-нибудь птицы. И тут же стояли двупалые и смотрели на шумных людей человеческими глазами. Но они были дураки, и тоже тихие. Балтазар Шталь выступил вперед и сказал голосом ослабевшим и хрипким:
   - Я как апотекарь...
   Но, не глядя на него, господин генеральный прокурор прошел далее. И с ним только двое двинулись из его свиты, шведский господин Густафсон и еще один. И за ними пошел шестипалый Яков. Он шел за господином Ягужинским, вытянув голову, как идет охотничья собака, нюхнувшая дикую птицу, покорно и затаясь в себе. Потому что живая птица влетела в куншткамору, дикая, площадная, толстая, в голубом шелку, и со звездою, и при шпаге, и это был человек, и он не шел, он летел. В палате, где стояли разные сибирские боги, с обманными дудками, - застрял еще один человек. И в портретную палату влетела та толстая птица со слепыми мутными голубыми глазами и вошли два человека: шведский господин Густафсон и Яков, шестипалый, урод.
   И, влетев в портретную, Ягужинский остановился, шатнулся и вдруг пожелтел. И, сняв шляпу, он стал подходить.
   Тогда зашипело и заурчало, как в часах перед боем, и, сотрясшись, воск встал, мало склонив голову, и сделал ему благоволение рукой, как будто сказал:
   - Здравствуй.
   Этого генеральный прокурор не ожидал. И, отступя, он растерялся, поклонился нетвердо и зашел влево. И воск повернулся тогда на длинных и слабых ногах, которые сидели столько времени и отерпли, - голова откинулась, а рука протянулась и указала на дверь:
   - Вон.
   Гнев он понял - он был его денщик и умел утишать гнев - это он первый узнал, что его гнев проходит от прекрасного женского лица, но тут не было женщин, а был олень и другие скучни. И, сделав движение, которое тот любил - руку к груди, - он стал его уговаривать: что больше не к кому идти ему, Павлу Ягужинскому, Пашке, и что он для того пришел к персоне, хоть тихо и мало поговорить или хоть поглядеть, и чтобы он его не гнал, что он сейчас в шумстве, уже два дни и не по своей вине, - и так он мелким шагом дополз до середины, и тогда воск склонил голову, а рука упала.
   И Павел Ягужинский стал говорить, и он стал жаловаться, а шведский господин Густафсон стоял важный и пьяный и не понимал, а урод слушал и все понимал. А тот все толще говорил и под конец уже кричал, а воск стоял, склонив голову.
   - Истинно не я, а именно он! Первый заводчик всем блядовствам, и его мастерство в том, чтобы всех до последнего обмануть и заграбить, Корону роняет, ей руки выцелует: - осударыня! - а сам и женит и разводит, на королевства сажает, а у других отнимает и Короне приказывает! И уже все вдвоем, и день и ночь! Боярскую толщу вызвал, вор! Листы твои мертвыми зовет! Сказал мне арест, шпагу вынув. Чего отроду над собою не видал!
   И он заплакал, из голубых глаз поползли слезы, как смола, и, утерши нос и над собою рыдая, весь покривясь от жалости к себе, он крикнул во всю ягужинскую глотку:
   - А кто адского сына натуральный отец? - Конюх!
   И воск, склонив голову в жестких Петровых волосах, слушал Ягужинского. И Ягужинский отступил. Тогда воск упал на кресла со стуком, голова откинулась и руки повисли. Подошел Яков, шестипалый, и сложил эти слабые руки на локотники.
   И тогда, сделав усилие, с дикостью посмотрел вокруг пьяный и грузный человек, который сюда птицею влетел, - и увидел шведского господина Густафсона и пришел в удивление. Обернулся вбок и увидел собачку Эоис.
   И все еще не соображая происшествия, он протянул руку, встал и погладил собаку. И так ушел, ослабев.

7

   Прошел верховой слух.
   Из средних людей мало кто понял: были заняты своим делом, и до них еще не дошло. Низового слуха вовсе не было или был, но малый. При кавалерии и ленте, шумный - это все видано не раз и слыхано. Шведский господин Густафсон не понимал по-русски, да и не весьма был затронут всем, потому что ко всему привык, и его занятие было - музыкальная игра. За игру он получал в ягужинском доме сервиз - уксус, дрова, свечи и постель. Сторожа в куншткаморе смотрели за вещами, как бы кто не уронил какого младенца или обезьяны в склянке, и для них это было верховое шумство, по весеннему делу.
   Они в портретную не входили. И оставался Яков, шестипалый. В нем теперь сидел низовой слух, как запечатанное вино. Он видел и слышал, он сложил те руки на локотниках.
   Когда князь римский, после обнажения шпаги, - приехал домой, румяный от озлобления крови, - он не знал: как ему быть. Был бы жив сам, он тотчас бы к нему поехал, упал бы на колени и пустил бы взгляд, тот вялый и косой, против которого тот не мог стоять даже до конца. И положил бы его, Пашку, на плаху, а потом, может быть, и простил бы. А теперь? Теперь полная свобода класть его со всеми потрохами на плаху, и дом бы его прибрать, кабацкого шумилки. Но слишком свободно, и что-то не хочется. Когда слишком просторно, это неверное дело. Он еще с баталий это знал. Не к Марте же ехать, не к Катерине. И он поехал домой.
   Он был зябкий, кровь его становилась скучная, он уклонялся в старость и все не снимал зимней шубы и прятал в ворот нос.
   А потом, когда министр господин Волков доложил о куншткаморе, он поехал в куншткамору.
   В загривчатых своих лисах, ворот пластинчатый, соболий, упрятав нос, поскакал он туда. И когда выглянул этот нос, вострый, как тесак, из лис, - стало тихо так, что показалось: только олень еще мало дышит да, может, обезьяна в банке, а люди давно перестали.
   И тут выступил господин Балтазар Шталь, гезель, и сказал без голосу:
   - Алтесса, я как апотекарь...
   Но не смотрел на него и ничего не сказал немцу.
   И, обратив свой нос к двупалым, увидел, что дураки.
   Стал средним голосом спрашивать сторожей. А сторожа отвечали и слышали, как стучит сердце у оленя.
   Тогда, послушав сторожей, он высунул длинную руку, взял легко и привычно за шиворот Якова, шестипалого, и Яков почувствовал, что идет легко, как по воздуху, а идет туда, куда указуют.
   И ввел во вторую палату. И там ослабил руку, державшую за шивороток, и шестипалый остановился, как маятник, и понял, что спущен с виски.
   И, не глядя, средним голосом спросила его толстая шуба. Тогда Яков в одно мгновенье стал хитрый и решил, что будет говорить совсем не то, что слышал, а что скажет, что ничего не слышал, - и сразу решил говорить мало и выдумывать, и в то же мгновенье лисья шуба посмотрела на него человеческими глазами, а глаза были скучные, как уголье, когда оно гаснет. И шестипалый услышал, что он рассказывает все, что слышал и видел, и удивился, что помнит даже такое, о чем не думал.
   Тогда лисья шуба подобралась, и скучные глаза еще раз посмотрели на голову Якова, на его глаза, на шестипалые руки, на младенца косоглазого, что стоял тут же в банке, - и быстро двинулась, прошумела - в портретную. А дверь закрылась за шубой.
   И тогда Яков, стоя на месте, где стоял, присунул быстро голову к двери и поглядел в замочную скважину. Шуба стояла как черное поле, и потом поле качнулось и медленно пошло: на воск, на подобие.
   И тогда шестипалый увидел колебание, что встает воск, и увидел сбоку перст, который указывал: вон. Яков успел отшатнуться: прямо на него, в дверь, выбежал человек в кармазинном, как огненном, кафтане. И он был худой.
   А толстая лисья шуба волочилась за ним, как живой зверь. Он наткнулся на Якова, на шестипалого.
   Тут взглянули два человека в глаза друг другу.
   Лисья шуба прошла, соболий ворот встал, и нос спрятался.
   Он задел по дороге китайского бога или же сибирского болвана, и тот покатился, сторожа бросились поднимать. Не обернулся.
   А потом - цугами, цугами проехал он куда-то. И все складывали шапки и останавливались.

8

   Какая ночь была потом! Серая.
   Погода вдруг изменилась- встал ветер, и все наоборот. То шло к весне, мелкая погода, а теперь приходилось ждать либо холода, либо большой воды. И на небе не было обыкновенных звезд или луны, а была одна белая дорога, которая кишит малыми звездами. На небе молочная дорога, а земля черная, и ветер и лед; было хуже видно, чем во тьме. Эта ночь была скучная в Петерсбурке. Это кораблям на адмиралтейском дворе было тяжко; они качались на цепях и урчали.
   В ягужинском доме теперь было тихо, потому что дом притаился и все полегли спать; либо полуспали, либо уж спали до дна, до черноты. Ягужинский дом был теперь как остров в басне, который назывался: гора любезных, до которой не доходят ведомости, и она окружена тихой водой. Потому что неизвестно, что теперь будет и куда ушлют. А что ушлют, все думали так.
   Пропал, пролетел, ветреница!
   А ветреница - сидел теперь тих, похмелье с него спало, и пристало мнение. Он все не мог вспомнить, что он такое позабыл. Фонарь за окном качался, как утоплый. Потом он читал свой гороскоп, который ему в Вене за немалые деньги составил астролог по лобовым линиям. И находил неверное утешение.
   По гороскопу, по латитудинам планет, он был горяч и мокротен, и любовь была ему от народа простого, а не от больших и властных персон. Март знаменовал трудность в его делах, ради ненавистных гонений от политичных и придворных врагов на его интересы, прибыли и характер. Март как раз и был теперь, он самый; а на Васильевском острове - враги, и придворные и политичные - все верно. И, однако, Аригон-звездарь тут же подтверждал, что вышеупомянутые враги не могут учинить никакого действа, и он останется сверху, вышний над ними, и победит все противности.
   И вспомнил он опять безо всякой данной ему гороскопом причины венскую шляхтянку, от которой был счастлив, потому что не только был ее любитель, но и любим ею. Была гладкая, чернобровая, неверные глаза и губы надуты. И та гладкая, та чванная шляхтянка - она в Вене, а он в Санктпетерсбурке, и их обоих, как веревочкой, тянет друг к другу, по всей географии - и это есть государственный союз с Веною, всем нужный и полезный. Он без нее жить не может. И того не понимают. Да что уж! Полно. И тому не быть.
   А в этом году, говорил звездарь, Сатурн обретается при конце Меркурия. Смертная ненависть министра и его лукавство. Немилость вышних. Замешание. И победа. И жизнь будет расширяться, в добром счастье, до пятидесяти лет и более.
   И все то - обман, и даром плачены деньги.
   А венская шляхтянка далеко, и что она теперь делает? Она в приятных беседах или лежит больная. А вот что с ним завтра будет - этого гороскоп не знает. Он подошел к окну, увидел: олово, ветки, грязь, дымный воздух, и как будто кто там копошится внизу.
   И ему показалось: опять его первая жена, изумленная, дура, - она опять вырвалась, убежала из монастыря и, задрав подол, бегает вокруг дома и срамит его.
   Тогда еще раз всмотрелся и увидел: ветки, грязь, тряпье старое, грязная Флёра, несущая в мисе нечто. Махнул рукою и отошел от окна.
   На Выборгских восковых тоже была ночь, ночь фабрическая.
   Анбар стоял замкнут, все мазанки тоже, и мазанка, где казна, и сарай с печью. На дворе две телеги порожние. Солдат Балка полка бродил за сараем - и вот он услышал тонкие голоса и тогда позвал шведскую собачку:
   - Хунцват.
   Но собака не лаяла, солдат Балка полка сел на лавку и закрыл глаза, подремал. Потом опять позвал собаку, и та не явилась. Он пошел к мазанке, где была казна, - и услышал нечто: возня, железный скрып. А когда окликнул, никто не отозвался. И вдруг легкий бег, и кто-то огрел его по голове и сказал:
   - Эй, гранодир! - и тогда он посклизнулся. Проснулся, увидел: олово, ветки, ночь фабрическая, и дверь в мазанке открыта. Тогда ударил в трещотки и понял, что грабеж.
   А на Васильевском острове был Меньшиков дом и Меньшикова ночь. В большой теплоте сидел он там и грел свои ноги в чулках-валенках у камеля, который был кафельный, синий, строен в одно время с Петровым. Он смотрел в уголье, оно томилось, и на свой штучный пол, по которому уголье играло, как котята. Он курил длинную свою трубочку и пускал клочьями дым. Он думал, что устал за этот год, но не уклонился в старость, а это в ногах опять явилась старая болезнь, скоробудика, которую лечил дважды доктор Быдло, да не вылечил. И что летом поедет в Ранбов отдыхать и дом управить. Будет редить большой огород, сделает какой-нибудь грот с брызганием и водотечением, или в саду наставит чуланов мраморных со статуями и горшками, на крыльце уставит новую игру, такую, чтоб шарики в окошечки молотами гонять, - малибанк, - голубятню художник искусства распишет. А игра эта весьма забавна и задирчива и вводит в газард.
   Он отдохнет. Пусть будет в Ранбове роскошество, и возьмет себе потешную охрану из мальчишков, - как у Салтана, послы говорили. Он усмехнулся и пыхнул трубкою. И цветы сажать. Он любил цветы. Он их в руке разминал и нюхал. И ему ничего не нужно. Только избыть великие убытки и несносные обиды, которые должен до времени сносить. И от кого! От ротозея, площадного человека! Он будет отдыхать в Ранбове, а саму зазвать, и она пущай играет в ту игру, в малибанк. И сватать Марью за царенка. Только тогда он на ноги встанет. Тогда он и Пашке споет: "Ай, сват-люли!" Полно ему, Пашке, врать про него: рыба-лещ, минуща вещь. Попоет он, Пашка, про леща. На помосте! А теперь разве его к самоедам послать в Сибирь. Пущай только сама в Ранбов едет. Пьет она вино до дрожания и до валяния и много шалит и дурует, а здоровье все большое, не избыть того здоровья! А у него здоровье хужеет. Эх ты, Быдло, Быдло!
   Тут послал кликнуть Волкова и так ему сказал:
   - О куншткаморном деле урода, шестипалого. Держать того урода в анатомии негоже. Он востер и будет сягужинского лая говорить. Брать его в приказ сумневаюсь, для того что натуралия, и о нем все иностранные государства известны. Переменных речей от него не чаю. И класть того шестипалого в склянку с двойным вином; класть его в спирты; а для того что такой скляницы большой на стекольных нету, - положить в две скляницы руки его и ноги. В двойное вино. Или в спирты, как найдется. Но чтоб тихо. И завтра поедешь и поднесешь ему от меня вина. И для того тихого вина бери ты апотечную коробочку.
   И улыбнулся:
   - Для сласти.
  

Глава шестая

Я хочу елей во огнь возлияти
И охотное остроумие твое еще более возбуждати.
Пастор Глюк

1

   Эта ночь кончилась, на небе явилась краска, румянец, еще никто не вставал, и мазанки, и магазейны, и фабрические дворы, и дворцы, и каналы были как неживые.
   Тогда дрогнули в мазанках и во дворцах полы от гуда, и затряслись мелким дребезгом стекла.
   И это был первый залф, как будто воркнула собака такого размера, как река Нева, но еще не лает. Кто спал, - те во сне пошевелились, и первый залф не всех разбудил.
   А по реке, по болотам и по рощам - пыхнул второй залф. И уж это был лай.
   Тогда все проснулись.
   Полуодетые, еще в исподницах, выбегали девки на дворы и смотрели дальным взглядом: что?
   Большие люди хлопали в ладоши, и дворня щетинилась в нижних жильях: кто?
   Тогда был еще залф, протяжный.
   И тогда город поднялся на ноги.
   Подскочил герцог Ижорский к окну, стал смотреть строгим взглядом, и когда от пятого залфа затряслась земля, он уже переменил три решения. Первое решение было сонное: что шведы. Но отменено, потому что где там шведам теперь нападать, когда Каролус в могиле, а со Швецией трактамен. И это решение сонное.
   Второе решение было: Пашка, Ягужинский. Он колобродит, он из пушек палит. Еще скорее отменено. Первое, что пушек достать не может, а другое, что не пойдет.
   Третье решение было: большая вода. Море пошло на город и конечно затопит и со всем добром.
   Но тут проскакали мимо окна телеги, а на них солдаты его лейб-гвардии полка. И лошади были как полоумные, чуть не на карачках ползли, солдаты били их в три кнута, а с телег во все стороны торчали холсты, в холсты по углам бил ветер, и эти холсты были паруса.
   Тогда он открыл окно и опытной рукой остановил, крикнул:
   - Куда?
   Но те остановиться не могли, потому что лошади летели прямо, свои окорока по земле расстилали, и сделалось сильное воздушное стремление.
   Корабли тоже сразу не остановишь. С телег дан мимолетом ответ:
   - На Выборгские...
   И понял, что великий пожар. Посмотрел на небо - небо было красное.
   И зашевелилось и побежало. Лопались ворота в полковых дворах, и вылетали солдаты и волокли, как змиев, великие заливательные трубы. И набатчик тащил свой набат. Вытащил и ударил в набат. Крюки с цепями несли, и от того стоял звон цепной, застеночный, и те крюки - на телеги.
   И дьячок, что сидел крепко в своей мазанке три года, и дал обет не стричься, и все только урчал низким голосом, - он выскочил теперь, и под дерюгой у него был белый голубь. Потому что настало время сделать чудо - бросить того голубя в огонь, - и огонь ляжет. Он того голубя уже два года припасал. И он шел, гордый, на голове колтун, без шапки, и голубь когтил ему грудь.
   Великие войлочные щиты и большие паруса поднял Литейный двор, где бомбенные припасы. И если взлетят на воздух, - придет старое царство, потому что новое, новый город, и все коллегии, и бани, и монументы, конечно, взлетят.
   И проявился Иванко Жмакин. Он бежал в легкую припрыжечку, на огонь. Он эту ночь всю как есть не ложился. И теперь бежал на огонь. И огневщики бежали - тащить, что придется, - одежу, золото или, может, попадутся честные камни или холсты.
   И верхом на коне выехал Ягужинский, генеральный прокурор, и толстым голосом кричал: - Гей! Куда?
   И было неизвестно, где огонь. Если огонь на Васильевском острове, нужно тащить непременно и без отлагания - и время как смерть- трубы заливательные в пруды, потому что на Васильевском острове собственно для заливания и утушения накопаны пруды.
   А если на Адмиралтейском острове, то, покрыв щитами корабельный двор и огородив парусами ветер, - крючьями растаскивать все горящее, что бы ни горело, потому что государственный флот в опасности.
   Но огня там не было. И, стало быть, - где был огонь? И огонь был в Литейной части. А артиллерия главный апартамент государства, и лопнет артиллерия - гибель городу, и конечная гибель.
   Тогда все телеги поскакали в Литейную часть.
   И огонь уже подбирается к Литейному двору, и уже мазанки выгорели. Уж к бомбенному сараю огонь идет.
   Так кричали друг другу. И храбрые скакали вперед, а трусы ударялись назад. И было много и тех и других.
   Появились на улицах кареты, но без гербов и литеров: убегали из города иностранные господа, потому что думали, что пришли калмыки, калмыцкий хан взял город. Они тихо ехали, спрятав носы в шубы российских медведей, и смотрели кругом с иностранной гордостью и боязнью. Деньги у них были в шкатулках.
   И нетчики, мелкие, бежали за город в колымагах, те бежали безо всего, спасая единственно свою жизнь.
   Господин граф Растреллий проснулся после того, как девять раз обернул свой стакан, и под конец его разбил - схватил свою последнюю работу и выбежал на улицу без шляпы. А работа его была не баталии и не медный какой-нибудь благородный портрет, а просто он отлил из бронзы малого арапчонка. Арапчонок пузастый, со смехом на щеках, а пуп большой. Отлил он его для пробы, чтобы испробовать бронзу, а вчера сказал Ле-жандру перетащить из формовального анбара и, осмотрев, решил: прилепит к бронзовому же портрету какой-нибудь благородной женской особы, у ног, потому что женские особы любят здесь арапчат, а малая фигурка даст знак, что под платьем голое, и еще даст смех.
   И теперь утром он сунул ее под мышку и выскочил.
   А малый восковой всадник, модель, сделанная для отлития из бронзы и бессмертной славы, остался дома и мог во время такого пожара быть украден, или растоптан, или даже мог растаять.
   Кругом был истинный ад, но не тот, уже надтреснувший, с людьми, которые были обвязаны змеями, какой нарисовал в капелле Михаил Анжело, а другой, чужой, русский ад, составленный из конских морд, детей, солдат и морских парусов на суше.
   В Литейной части остановились телеги. Подняли ветхие заплатанные паруса перед Литейным двором, для того чтобы огородить ветер, и они надулись. Как будто другой флот собрался убегать от новых шведов. Телеги сгрудились и далее не могли идти, но скрыпели от напруги. А жеребцы заголосили, кобылы стали лягаться.
   Растреллий прокаркал нечто, но на него никто не обратил внимания... И тут его кто-то сзади сильно обхватил, и это был трепещущий господин Лежандр, подмастерье. Господин подмастерье был потерянный человек, он плакал, требовал проходу и кричал, что они иностранные художники искусства, но на него никто не смотрел. А куда идти - сам Лежандр не знал нипочем.
   Господин граф Растреллий несколько потемнел. Он был пришлец, перегрин, первой родины не помнил, во второе отечество возвращаться не желал.
   Приходили странные времена к варварам, и неизвестно, что за паруса и для чего они нужны именно на суше. Может быть, это такой бунт?
   Тут конь наехал на него. И мастер вдруг окрысился и двинул сильно кулаком в ту морду. И конь забился, стал косить, в морде явились боязнь и понимание, сильно обозначились жилы, грива запуталась, это был битюжок полковой - и вот тогда мастер увидел, что такие жилы и такие ноздри он сделает на памятнике, где будет представлен всадник.
   - Что вы кричите? - сказал он вдруг Лежандру. - Что вы плачете? Вы болван. Это просто военные репетиции. Вы видите паруса? Это военные и морские репетиции.
   И он вернулся в свой дом, и с арапчонком.
   В куншткаморе было разорение. Балтазар Шталь, гезель, схватился за голову обеими руками и стоял в палате, как китайский идол. Двупалый тащил оленя на двор. Сторожа, вытащив щиты, помавали. И другой двупалый, зароптав и пророкотав невнятное слово, снял с полки скляницу с младенцем и бросил в окно. Младенец летел на улицу. И наконец, услыхав, что Литейный двор горит, бросились все, ища спасения, вон.
   Яков только успел обуться и завязать пояс, денежный, и тоже выскочил.
   Он пробрался вслед за сторожами, потом отстал. Осмотрелся - кругом солдаты, кони, вилы и крючья. И Яков быстро ухватил с телеги чьи-то голицы и напялил на руки, а солдаты стояли на телеге, задом к нему, и кричали:
   - Тащи!
   Это они кричали про трубы заливательные.
   Теперь он был в голицах, и теперь он был не шестипалый, а был как пятипалый, то есть как все люди. И он засмеялся и стал тащить какую-то трубу.
   А огня не было видно нигде, дома стояли. И вдруг в него, в Якова, попала вода, и жеребцу рядом залепило всю морду водой, он скалил зубы и кричал, будто хотел свою голову отвертеть и бросить.
   Все побежали.
   И когда Яков много отбежал, он увидел, что паруса опущены, и услышал, как поют телеги: пел деготь от тихого хода. И телеги уплыли.
   Он посмотрел на ноги - обуты. На руки - в голицах. И пояс при нем.
   Тогда он зашагал к харчевне, потому что был голоден, и спросил у маркитанта саек и калачей, потом купил печенки гусачьей, рыбьей головизны, теши виноградной - и стал есть, Он медленно ел и жамкал, и так он ел час и два часа. И потом съел еще сычуг телячий, а больше не мог. И когда ел, не снимал голиц, и голицы стали как натертые ворванью. Вытер руки о порты и понял, что брюхо полно едой, а руки свободные. Потом ушел.
   Набаты замолчали, и только малые барабаны сыпали военный горох. А в городе смеялась одна женщина, до упаду и до задиранья ног. И переставала, а потом опять будто кто хватал ее за бока, и она опять падала без голосу. И та женщина была сама Екатерина Алексеевна, ее самодержавие.
   Потому что сегодня было первое апреля, и это она подшутила, чтоб все ехали и бежали кто куда и не знали, куда им идти и ехать и для чего.
   Это она всех обманула, как был обычай во всех иностранных государствах, у знатных особ, первого апреля подшучивать.
   Уже два месяца прошло с тех пор, как хозяин умер, да и зарыли уже его с две недели. И траур был снят.
   И ее смех был так захватчив, что ее водой отпаивали и давали ей нюхать уксус четырех разбойников. А кругом все фрейлины лежали вповалку, изображая, до чего прилипчив ее смех. И все были неодетые, а и почти голые, груди наружу, потому что лень было с утра одеваться, а до вечера далеко. Многие даже тихо дрыгали ногами, а одна все морщила брови, и ее лицо становилось все в морщинах, как будто ей больно, - до того ее смех забрал. И смеха такого большого у этой фрейлины не было, потому что она сама вначале испугалась. Она и не смеялась, а только говорила:
   - Ох, я надселася.

2

   А Яков ходил по Петерсбурку, и от каналов у него голова кружилась: он никогда не видел таких ровных и длинных канав.
   На свинцовые штуки по Неве не посмотрел, уже довольно насмотрелся в куншткаморе. Ходил из повоста в повост - и Адмиралтейский остров, и Васильевский, и Выборгскую - он все их считал за повосты, за деревни, - а между повостами были реки, рощи, болота.
   У Мьи-реки пробился к мясному ряду, увяз и испугался, не того, что увязнет, а что подошва отстанет, и тогда увидят, что шестипалый.
   Он долго ходил. Деньги были при нем. В манатейном ряду на Васильевском острове он купил себе всю новую одежду, чистую. Цырульник-немец чисто его выбрил. И Яков стал похож на немца, на немецкого мастерового человека средней руки. В иршаных рукавицах, бритый - видно, что из немцев. И сперва он ходил окраинами, а теперь стал гулять всюду. И одни дома были крыты лещадью, другие гонтом. На окраине, на большой Невской перспективной дороге - там и дерном и берестой. Скота было мало. Только у большого Летнего острова, на лугу паслись коровы молочные, да за манатейным рядом у Мьн-реки плакали бараны. Ни бортьев, ни пасек, и негде им быть.
   Он еще не знал, куда себя поместить и чем жить будет. И так он пошел на главный, Петерсбуркский остров, увидел церковь Петра и Павла и крепость.
   На церкви кроме креста еще были три спицы, а на спицах мотались полотна, узкие, крашеные, до того длинные, как змеиные языки; знатная церковь.
   А у дома, широкого, в одно жилье, - площадка, и туда смотрел народ, и оттуда шел человеческий голос. И Якову сказали, что это плясовая площадка. И он долго не мог понять, какова площадка. И Якову все пальцем туда показывал какой-то человек и, не глядя на него, дергал за рукав и говорил: "Во-во-во! вот он! закрутился!" А понимающие люди, из канцеллистов, смотрели смирно и строго, со знанием.
   Там плясал человек.
   На площадке стояло деревянное лошадиное подобие. Шея длинная, бока толстые, ноги и морда малые. А спина острая, и было видно на воздухе, какая она тонкая - как нож; над ней самый воздух был тонкий. И вокруг этой монструозной лошади были вбиты в землю колья, ровные, тесаные, с острыми концами, и густые, как сплошник, как сосновый лес. А на них плясал человек.
   Человек был разутый, босой, на нем только рубашка, и он ходил по кольям, по бодцам, и корчился, припадал, потом опять вскакивал. А вокруг частокола стояли солдаты с фузеями, и человек подбежал к краю и пал на колени - на те острия, - а потом с великим визжанием и воем вскочил на ноги и о чем-то просил солдата. Но тот взял фузею наперевес, и человек снова пошел плясать.
   И Яков подвинулся поближе. Сосед сказал ему, что этот пляс военный и сторожевой, для винных солдатов. Тогда шестипалый подошел еще ближе и видел, как сняли солдаты того человека с кольев - осторожно, неловко, как берут на руки детей, - и так посадили на лошадь. И видел, как держится человек руками за ту длинную деревянную шею, как те руки слабеют.
   И как слабеют руки - опускается человек на острую спину и воет и лает дробно. И так, сказал Якову канцеллист, он должен сидеть полчаса, тот винный солдат. А баба-калашница ходила и продавала калачи, она сказала, что солдат провинился, украл или у него украли, и вот пляшет, - и она улыбнулась, калашница, еще молодая. И когда те голые руки обнимали шею, - было видно, как устроена человеческая рука, какие на ней ямины. Он сидел на остром хребте и прыгал вверх, а кругом мальчишки похохатывали. Оттого площадка и звалась плясовая. А раньше площадка называлась: пляц, пляцовая площадка, и только когда на ней начали так плясать, стала зваться: плясовая. Мать подняла ребенка, и он смотрел на солдата и пружился и тпрукал.
   - А за что ему такое большое битье? - спрашивал Яков.
   - Это не битье, это учение, - сказал канцеллист.
   И другой подтакнул:
   - Так дураков и учат, из фуфали в шелупину передергивают.
   А когда сняли солдата и положили его на рогожку, Яков подошел совсем близко и увидел: лежал и смотрел на него Михалко, его брат. Отбылый из службы солдат Балка полка. Сторожевой команды. А лицо его было худое, глаза переменились в цвете. И те глаза были умные.
   И Яков прошел мимо брата, как и все проходит, как проходит время, или как проходят огонь и воду, как свет проходит сквозь стекло, как пес проходит мимо раненого пса - он тогда притворяется, что не видел, не заметил того пса, что он сторонний и идет по своему делу.
   И пошел в харчевню, в многонародное место, где пар, где люди, где еда.

3

   Он сидел перед большими зеркалами, потому что сегодня был высокий день рождения и потому что уже публично и обще снят траур, и он хотел одеться на вкус своего великолепия.
   Он сегодня хотел быть особенно хорошо одетым. Он сидел тихо и посматривал в зеркала взглядом пронзительным, истинно женским, без пощады к себе, но и с исследованием достоинств. Не было красоты, но сановитость и широкость в поклоне и здравствовании. Он разделся весь, и двое слуг натерли его спиритусом из фляжки. Посмотрел в зеркала - и кожа была еще молода.
   Накинули сорочку тонкого полотна с рукавами полными, сложены мелкими складками, а к ним кружевные манжеты на два вершка, и руки в них потонули.
   Потом натянули чулки зеленого персидского шелка и стали, возясь на коленках, управлять золотые пряжки на башмаках.
   А когда надели камзол, он слуг выслал и оставил одного барбира. Он сам продернул кружева в галстук в три сгиба и пришпилил запонкой, с хрустальным узелком. Сам наладил под мышками новый кафтан. Сам опоясался золотым поверх кафтана поясом. Тут барбир надел ему на голову парик взбитый, лучших французских волос. И тогда принял, смотрясь в зеркало, лицо: выжидание с усмешкою.
   Надел перстни.
   На нем был красный кафтан на зеленой подкладке, зеленый камзол и штаны и чулки зеленые.
   И взял в одну руку денежные мешочки, шитые золотом, - для музыкантов, а в другую - муфту перяную, алого цвета.
   Это были его цвета, по тем цветам его издали признавали иностранные государства. И кто хотел показать ему, что любит его или держит его сторону, партию, тот надевал красное и зеленое. И почти все были так одеты, на одну моду.
   И он поехал во дворец и почувствовал: как от тельного спи-ритуса и роскошества он помолодел и у него смех на губах играет, только еще не над кем шутить.
   Сначала - разговор тайный, чтоб ягужинское дело разом кончить, - а потом веселье с насмешками и с венгерским горячим. А Пашке он на дом тут же пошлет сказать арешт и с высылкой.
   А и ветерок повевает в лицо, ай-сват-люли!
   Избудет дела, тогда в Ранбове сделает каскады пирамидные.
   Так, с высоким духом и с радостью, приехал он во дворец и прошел с той перяною муфтою, как птицею, в руках - по залам, а ему все кланялись в пояс, и он видел, у кого хоть мало шелк на спине или в боках истерся, - это он нес свой поклон ее самодержавию.
   Но когда донес уж свой поклон, увидал, что возле нее стоит Ягужинский, Пашка.
   И тут герцога Ижорского несколько отшатнуло. А Пашка нашептывал, а Екатерина смеялась, и госпожа Лизавет хваталась за живот, такие жарты он им говорил.
   Но отшатнулся герцог Ижорский всего на одну минуту - он был роскошник и никогда не терял своей гордости, он усмехнулся и подошел.
   Тут встала Екатерина и взяла его за руку, а госпожа Лизавет взяла Пашку, и, подведя друг к другу, заставили целоваться.
   Пашкин поцелуй был прохладный, а герцог в воздух громко чмок и только нюхнул носом Пашкину шею.
   Когда обошел?
   И тут же быстро, как он умел, потому что был роскошник и быстрый действователь, - бросил думать, чтобы сослать Пашку именно к самоедам или в Сибирь, - а можно его с почетом и не без пользы - послом в Датскую землю или куда-нибудь, может, и поплоше, но только подальше.
   И сделал герцог Ижорский музыкантам ручкой и бросил им денежный мешочек.
   Тут фагот заворчал, как живот, заскрыпели скрыпицы, и вступила в дело пикулька.
   И герцог Ижорский, Данилыч, засмеялся и прошел по зале той птичьей, хорохорной, свободной поступочкой, за которую его жена любила.
   Он закрыл до половины свои глаза, заволок их, от гордости и от уязвления. И глаза были с ленью, с обидой, как будто он сегодня уклонился в старость, морные глаза.
   Он все бросал музыкантам свои перстни, и ему не было жалко.
   А потом сел играть в короли с Левенвольдом, с Сапегою и с стерманом, взял сразу все семь взятков и стал королем.
   Остерман сказал ему вежливо - снять, а он посмотрел на него с надмением и усмехнулся, ему стало смешно. Он знал, что не нужно снимать, а нужно сказать: "Хлопцы есть". Но на него нашла гордость, смех, ему ничего не было жалко, и он снял.
   Тут все засмеялись, и он все, что взял, - отдал другим. И Остерман смеялся так, что смеха не слышно было: замер. А ему было смешно и все равно, и он сделал это от гордости.
   А Ягужинский, Пашка, тоже был весел. За него запросили, его отмолили, он знал это дело, мог рассказывать веселые штуки. Рассказывал Елизавете про Англию, что она остров, а госпожа Елизавет не верила и думала, что он над ней смеется. Потом стал рассказывать про папежских монахов, какие они смешные грехи между собою имеют, и все со смеху мерли. Он пошел плясать. И тоже бросил музыкантам кошель.
   Он плясал.
   А победы не было, он плясал и это понял.
   Придет он домой и ляжет спать. Жена его умная, она его помирила. Она щербатая.
   А поедет он, Пашка, в город Вену, и там метресса, та, гладкая.
   Ну и приедет к нему и ляжет с ним, и все не то.
   Он понимал, что выиграл, все выиграл, и вот нет победы. А отчего так - не понимал.
   Он плясал кеттентанц. Пистолет-миновет, что сам хозяин любил, больше не плясали. А плясали с поцелуями, связавшись носовыми платками, по парам, и дамы до того впивались, что рушили все танцевальные фигуры и их с великим смехом отдирали. А многие так, с платком вместе - и валились в соседнюю камору; там было темно и тепло.
   И плясал Ягужинский.
   Делал каприоли.
   Он свою даму давно бросил, и глаза у него были в пленке, и он ими не глядел, а все плясал.
   Он плясал, потому что не понимал, почему это нет победы? Отчего это так, что он выиграл и опять, может, войдет в силу, а нет победы?
   И увидит опять шляхтянку из Вены, глаза неверные, губы надутые, и ляжет с нею - и все не то? И это совсем другое дело.
   Это морготь, олово, ветки - и старая жена убежала опять из монастыря, дура, и, задравши подол, пляшет там вокруг дома. Эй, сват-люли!
   И гости надселися от смеха и все казали пальцами, как пляшет Ягужинский. Кружится, вертится, сбил мундкоха с ног, всем женщинам на шлепы наступает, выпятил губы - так вдался Ягужинский в пляс.
   А он вдался в пляс и плясал, и потом кончился этот вечер, апреля 2-го числа 1725 года.

4

   В куншткаморе выбыли две натуралии: капут пуери N0 70, в склянке, ее двупалый выбросил в окошко, и с пуером, в день обмана первого апреля, так, с дурацких глаз, взял да и выбросил. Он видел, что другие тащат оленя и сибирских болванов, вот он и пустил младенца в окно.
   Выбыл монстр шестипалый, курьозите, живой.
   Две большие скляницы со спиртами, что привезли к вечеру 2-го дня в куншткамору из Выборгских стекольных, по светлейшему повелению, стояли праздны.
   А двупалые выпили из одной склянки спиритус - размешали его пополам с водою, на это ума у них хватило. Они были в великом веселье, и ходили, толклись, смеялись, хмыкали, а потом стали плясать перед восковым подобием, и так неловко, что оно встало и указало им: вон.
   И неумы ушли к себе, гуськом, смирно. Им было весело и все равно.
   А воск стоял, откинув голову, и указывал на дверь.
   Кругом было его хозяйство, Петрово, - собака Тиран, и собака Лизета, и щенок Эоис. У Эоиса шерстка стояла.
   Лошадка Лизета, что носила героя в Полтавском сражении, с попоною.
   Стояли в подвале две головы, знакомые, домашние: Марья Даниловна и Вилим Иванович. А у Марьи Даниловны была вздернута правая бровь.
   Висел попугай гвинейский, набитый, вместо глаз два темных стеклышка.
   Только не было внучка, его выбросил в банке неум, в окно, того важного, золотистого.
   Лежало на столах великое хозяйство минеральное.
   И все было спокойно, потому что это была великая наука.
   А у Марьи Даниловны все еще была вздернута бровь.
   Стоял в Кикиных палатах, в казенном доме воск работы знаменитого, всем известного мастера, господина графа Растреллия, который теперь невдалеке, тоже по Литейной части, спал.
   А важная натуралия, монструм рарум, шестипалый - выбыл; это был убыток, и его велено ловить.
   Шестипалый стоял теперь в одном доме, у полицейской жены Агафьи, где был тайный шинок, возле тайных торговых бань; и бани и шинок были для одних закрыты, а для других открыты.
   И в это время шестипалый сидел и рассказывал, а напротив него сидел Иванко Жузла, или Иванко Труба, или Иван Жмакин, и оба были трезвые.
   - Наука там большая, - говорил шестипалый, - большая наука. И конь там крылат, и змей рогат. И наука вся как есть уставлена по шафам; те шафы немецкого дела и деланы в самом Стекольном городе. Камни честные - те в шафах замкнуты, чтобы не покрали, их не видать. А другая наука - та вся в скляницах, винных. И вино там всякое: есть простое вино, есть двойное вострое.
   И Иван ему завидовал.
   - Привозили из немцев, - говорил он, - корабль голландский - я помню.
   - А главная наука - в погребе, в склянице, двойное вино, и это девка, и у ней правая бровь дернута. И никто в анатомиях не знает, для чего та бровь дернута.
   И Иван сомневался:
   - Для чего правая?
   А потом собрались, и шестипалый расплатился с хозяйкой. А когда они уходили, к ним пристал один кутилка кабацкий и сказал, чтоб стереглись рогаточных и трещотцых людей, потому что они близко, и чтоб лучше домой шли.
   Тут Иванко сощурил глаз, схватил кабацкого человека за шивороток и усмехнулся.
   - А была бы, - сказал Иванко, сощурившись, - по кабакам зернь, да была бы по городам чернь, а теперь мы пойдем подаваться на Низ, к башкирам, на ничьи земли.
   И ушли.
  

Комментарии

   Впервые - "Звезда", 1931, NoNo 1, 2.
   В числе документальных источников, которыми пользовался Ю. Тынянов, работая над этой повестью, следует назвать книги: Осип Беляев, Кабинет Петра Великого, СПб. 1793 (2-е изд. - СПб. 1800); "Опись предметам, сохраняющимся при Императорской Академии наук (в здании Кунсткамеры), в отделении, называемом: Кабинет Петра Великого, приведенном в новое устройство в 1837 году", СПб. 1837 (2-е изд. - СПб. 1844); П. Пекарский, Наука и литература при Петре Великом, СПб. 1862; В. Андреев, Представители власти в России после Петра I, СПб., 1871; Д. Ровинский, Русские народные картинки, СПб. 1881; М. И. Семевский, Царица Екатерина Алексеевна, Анна и Вилим Монс, СПб. 1884.
  
   Стр. 360. Акт о Калеандре. - В начале XVIII в. словом "акт" обозначалась не часть драмы или спектакля, а все драматическое действие в целом. "Акт о Калеандре и Неонильде" - инсценировка переводного романа (итальянского происхождения). Главная тема этой огромной пьесы (она занимает четыреста страниц печатного текста большого формата) - библейская тема "Песни песней": любовь сильнее смерти.
   Блументрост Иван Лаврентьевич (1676--1756) - полковой врач, а с 1722 г. архиятр (то есть главный придворный медик), начальник медицинской канцелярии и придворной аптеки.
   Яков Тургенев - один из шутов Петра I.
   Бечевник (бичевник) - береговая полоса вдоль судоходных рек, дорога для бурлаков и лошадей, тянущих суда бечевой; место для причала судов, где их конопатят и смолят, или для жилья работников.
   От сестры был гоним... - Имеется в виду старшая сестра Петра I Софья (1657--1704), бывшая с 1682 до 1689 г. фактической правительницей России. Она боролась с Петром за власть и, потерпев неудачу, была заточена в монастырь.
   Монахине несносен... - Первая жена Петра Евдокия Федоровна (1669--1731) была пострижена в монахини в 1698 г. Вместе со своим сыном царевичем Алексеем была центром партии, враждебной Петру и его преобразованиям.
   Сын ненавидел... - Алексей Петрович (1690--1718) отрицательно относился к реформам Петра. Скончался под пытками.
   Миньон (франц.) - милый.
   ...Данилович - вор. - Речь идет о Меншикове (Меньшикове) Александре Даниловиче (1673--1729), любимце Петра. Обычно он за свои весьма крупные злоупотребления отделывался денежными штрафами. Но ставшие в 1722--1723 гг. известными Петру преступления Меншикова - захват частной и казенной собственности, взяточничество, превышение власти - были столь велики, что он уже не мог надеяться вернуть себе доверие царя. Петр сместил Меншикова с поста президента военной коллегии, о его преступлениях велось следствие, прекращенное после смерти Петра.
   ...цедула от Вилима Ивановича... - Имеется в виду Вилим Монс (1688--1724), личный адъютант царя, а затем камер-юнкер, управляющий делами царицы. В 1724 г., вскоре после того, как Монс по случаю коронации императрицы был возведен в камергеры, он был схвачен и казнен за взяточничество. Но имеются данные, что это был лишь официальный предлог, а причиной казни явилась связь Монса с Екатериной, ставшая известной Петру. До Петра дошел и донос о том, что в одной из записок (цедулок) Екатерины к Монсу содержался рецепт отравленного питья, предназначавшегося для царя. Сохранилось свидетельство, что Петр из мести возил Екатерину смотреть на отрубленную голову Монса.
   Стр. 361. Герцог Ижорский. - В 1707 г. Петр пожаловал Меншикову княжеский титул, выдав ему грамоту "на княжение Российское и Ижорское". Герцогу Ижорскому и светлейшему князю Российскому были подарены "во владение вечное" города Копорье и Ямбург. В 1708 г. в Москву было отослано повеление Петра соединить все ингерманландские (см. прим., стр. 551) канцелярии в одну, назвав ее Ижорской, под командою Меншикова.
   ...монастырское пограбление... - В России монастыри владели вотчинами (то есть имениями, населенными крепостными крестьянами) и получали огромные доходы. Петр решительно ограничил церковное землевладение. Часть монастырских доходов шла на нужды государства. У монастырей отбирались накопленные ими деньги и драгоценности. По многое при этом попадало не в казну, а в руки сановников и чиновников.
   ...почепское межевание... - За Полтавское сражение Меншиков был пожалован в фельдмаршалы и сверх того получил города Почеп и Ямполь. Уже впоследствии, не добившись от Петра города Батурина (см. ниже), Меншиков задумал иным способом расширить свои владения в Малороссии: он прибирал к Почепу земли и людей, к этому городу не относившиеся. Гетман подал жалобу на Меншикова, началось дело о размежевании земель "почепских", в котором против злоупотреблений Меншикова выступал Шафиров (см. ниже). Меншиков в начале 1723 г. был вынужден признать свою вину и просить у Петра "милостивого прощения".
   Дача - здесь: плата, жалованье, взятка.
   ...по пятьдесят ефимков... - Ефимок - русское название талера, австрийской серебряной монеты, обращавшейся в России в первой половине XVIII в.; приравнивался к одному рублю.
   Город Батурин - столица малороссийского гетмана Мазепы. Был взят приступом Меншиковым в 1708 г. После Ништадтского мира (1721) Меншиков настойчиво выпрашивал у Петра "город Батурин с предместьем и с уездом... и с хуторами, и с мельницами, и с землями, и с жителями". Но просьба не была исполнена. Меншиков получил город Батурин от Екатерины I в 1726 г.
   Маетность - собственность, владение.
   Стр. 362. Князь Римский... - В 1707 г. за победу под Калишем австрийский двор ("император Римский") присвоил Меншикову титул князя Римского. В дипломе за князем утверждалось его происхождение от благородной литовской фамилии. Это утверждение перешло затем и в русскую грамоту 1707 г., которой Петр возводил Меншикова в русские князья.
   Стр. 363. ...барона Шафирки... - Имеется в виду Шафиров Петр Павлович (1669--1739), дипломат, управлявший "посольским приказом", вице-канцлер. Его дед был крещеным евреем. В 1723 г. Шафиров вел борьбу против злоупотреблений Меншикова, но противная партия уличила его самого в злоупотреблениях по службе. Приговоренный к смертной казни, Шафиров уже с плахи был отправлен в ссылку. Екатерина I вернула Шафирова к государственной деятельности.
   Брюс Яков Вилимович (1670--1735) - генерал-фельдцехмейстер (руководитель артиллерийского ведомства), а затем генерал-фельдмаршал, составитель первого, появившегося в печати в 1709 г. календаря. В 1714 г. был обвинен в хищении казенных денег, но избег гнева Петра. Надеясь на свою счастливую звезду, Меншиков вспоминает о Брюсе, сумевшем в свое время остаться безнаказанным за преступления, подобные тем, которые совершены им.
   Растреллий - Растрелли Карло Бартоломео (1670--1744), литейщик и скульптор. Итальянец по происхождению, он купил себе во Франции графский титул. В 1716 г. был нанят в Париже, а затем в Кенигсберге представлен Петру, который, "приметив в нем остроту ума и другие редкие природные дарования", отправил его в Петербург к Меншикову. Здесь Растрелли занимался литьем пушек и украшением города. Выполненные им бронзовые фигуры на мотивы басен Эзопа (в петровское время переведенных и изданных) были установлены на левом берегу Невы. Конная статуя Петра работы Растрелли находится в Ленинграде, на площади перед Инженерным замком.
   Стр. 364. Дук - французское "дюк", от латинского dux; значило: князь, воевода, также и - герцог. (Прим. автора.)
   Ваша алтесса... - Алтесса - титул, примерно: "светлость". Говорили и писали: "ваше алтесса" и "ваша алтесса". (Прим. автора.)
   Каравакк Луи (ум. 1754) - французский живописец. Был отправлен из Парижа в Петербург в 1716 г., в одно время с Растрелли.
   Стр. 366. ...у Цесаря... - Цесарем в Московской Руси именовали германского императора (главу так называемой Священной римской империи).
   Левкос - мел с клеем особого состава.
   Рафаил - Рафаэль Санти (1483--1520), великий итальянский художник.
   Андрей Верокий - Вероккио Андреа (1435--1488), итальянский скульптор и живописец.
   Стр. 367. Луи Четырнадцатый - Людовик XIV (1643--1715), король Франции.
   Стр. 368. ...от фурмов пушечных... - Фурм, фурма (лат. forma) - чугунная труба для плавки. (Прим. автора.)
   Стр. 369. ...до Ерика, Фонтанной речки. - Река Фонтанка была глухим, непроточным рукавом (ериком) Невы.
   ...которую все звали Катериной Алексеевной, а он Катеринушкой, а прежде звали драгунской женой, Катериной Василевской, и Скавронской, и Мартой... - Будущую императрицу Екатерину до принятия ею православия в 1705 г. звали Мартой. Она была приемышем одного из священников Мариенбургского округа, а после того, как вся его семья вымерла от чумы, она попала в дом пастора Глюка (см. прим., стр. 552). Здесь она вышла замуж за шведского драгуна. После занятия Мариенбурга войсками Петра Марта попала к Шереметьеву (см. прим., стр. 549), затем - к Меншикову, из дома которого перешла к Петру. Марта происходила из семьи литовского выходца в Ливонию Самойлы Скавронского (Сковорощенки). Петр звал Екатерину Василевскою потому, что в детстве она жила на воспитании у тетки Марьи Василевской. В сохранившихся письмах Петра к ней он в первые годы их связи называет ее "маткой", а затем "Катеринушкой".
   Стр. 370. Досканец - ящичек, ларец.
   Стр. 372. Верея, верейка - небольшая лодка с парусом, шлюпка, ялик.
   Адмиральский час - 11 часов, перед обедом. В этот час кончались присутствия всех коллегий, в том числе и адмиралтейской; члены (и Петр) заходили в австерию (см.) выпить водки. (Прим. автора.)
   Австерия (итал. osteria) - гостиница, кабак.
   Лев Свейский, Змей Китайский. - Речь идет о гербах шведском и китайском.
   Питер-Бас - голландское слово baas - заведующий работами, смотритель, мастер. Цеховое звание. Петр получил его в Саардаме. Курс от корабельного подмастерья до баса он прошел всего в два дня. Явный парад. (Прим. автора.)
   ...господин капитан бомбардирской роты Петр Михайлов. - В начале Азовского похода (1696) Петр числился бомбардиром, в конце его получил чин капитана, а за границу отправился в качестве "волонтера Петра Михайлова".
   Стр. 373. ...дядю, которого убили... - Во время стрелецкого бунта 1682 г. сторонниками царевны Софьи был убит один из братьев Натальи Кирилловны (матери Петра I) - Иван Кириллович Нарышкин.
   Стр. 374. Ромодановский Федор Юрьевич (ум. 1717) пользовался неограниченным доверием Петра, который назначил его главным начальником Москвы, присвоил ему при этом "титло Князя Кесаря и Величества" и облек особыми полномочиями. Ромодановский с необычайной жестокостью производил "розыски" и казня врагов Петра I.
   Стр. 375. ...на Мусина-Пушкина, из Сената. - Речь идет об Иване Алексеевиче Мусине-Пушкине, участнике походов Петра (назначен сенатором в 1711 г.).
   Долгорукий Григорий Федорович (1656--1723) в сенате принадлежал к партии родовитых людей, враждовавших с Меншиковым и его сторонниками.
   Стр. 376. Он был генерал-фискал и готовил доклад. - В 1711 г. одновременно с учреждением сената было учреждено и фискальство, то есть система "надсмотрения" за правильностью действий государственного аппарата. В основном задача генерал-фискала (то есть главного надзирателя) и подчиненных ему фискалов заключалась в выявлении фактов казнокрадства. По частным делам Петр допускал взяточничество (так как государство не могло полностью обеспечить служащих жалованьем), однако жестоко преследовал взяточничество, вредившее государственным доходам. Фискалы доносили о многих случаях казнокрадства. Но наиболее усердный из них, обер-фискал Нестеров, уличенный сам в преступлениях, был в 1722 г. казнен.
   Стр. 377. Адиция (лат.) - сложение.
   Супстракция (лат.) - вычитание.
   Стр. 378. Апраксин Федор Матвеевич (1661--1728) - один из самых знаменитых сподвижников Петра; в 1717 г. был назначен президентом адмиралтейств-коллегий со званиями генерал-адмирала и сенатора.
   Ягужинский Павел Иванович (1683--1736) был любим Петром I, считался его "правым глазом". В 1722 г. при учреждении в сенате должности генерал-прокурора был назначен на этот пост.
   Стр. 379. Вини, вины - старое картежное слово: масть пики. В XVI--XVII вв. эта масть изображалась на немецких картах как виноградный лист или плод с острой верхушкой и черенком. Слово "вино" означало не только вино, которое пьют, но и виноград. (Прим. автора.)
   Стр. 380. Жлуди (собственно - желуди) - старое картежное слово, означает масть трефы, или крести. На старых немецких картах было изображение желудей. (Прим. автора.)
   Зернь - кости или зерна, которые употреблялись в мошеннической игре на деньги, в чет и нечет.
   Арак - ост-индская водка.
   Стр. 381. Рокайли - раковины.
   Стр. 382. Филипп Депорт - французский поэт XVI в. "Поэт легкого нрава, придворный куртизан. Увязался в Польшу за герцогом Анжуйским, которого в Польше выбрали королем. Польша ему не понравилась, и он, уезжая, написал эти стихи. Лебланк, видно, школяром где-то читал или слышал этот стих". (Прим. автора.)
   Гезель (искаж. нем.) - товарищ, помощник.
   ...для перемены винного духа... - Винный дух - старое обозначение спирта (буквальный перевод латинских слов "спиритус вини").
   Стр. 383. Брутализировать - вести себя грубо, по-скотски (от франц. brutal - грубый, скотский).
   Тентамина (лат.) - поползновение.
   Гезауф (нем. Gesauf) - попойка.
   Шумахер Иоганн (Иван Данилович, 1690--1761) - немецкий ученый, прибыл в Петербург в 1714 г. При Петре I был библиотекарем и смотрителем кунсткамеры. В 1721 г. был отправлен за границу с научными целями.
   ...рраус, рраус... - собственно немецкое heraus! heraus! - вон! вон! (Прим. автора.)
   Стр. 384. Интеррегнум (лат.) - междуцарствие.
   Помирать коту не в лето... - "Котом" в народе называли Петра I (усы придавали его лицу нечто кошачье). Сохранился ряд лубочных картинок, где в связи со смертью Петра своеобразно трактован традиционный сюжет народного лубка "Как мыши кота хоронят".
   Стр. 385. Днесь умирает от пипки табацкия - то есть: умирает от курительной трубки.
   Выменей, король самоедский. - При дворе Петра среди прочих шутов был шут, родом поляк, носивший этот титул. Петр устроил ему шутовскую коронацию, для которой были специально вызваны двадцать четыре самоеда с множеством оленей, присягавшие ему в верности. В бумагах Петра сохранилось начало перевода пьесы Мольера "Les prйcieuses ridicules" ("Смешные жеманницы"), сделанного королем самоедским, - "Драгыя смеянныя".
   Она началась в Москве... была в Летнем дворце... Потом стала куншткамора... - Еще когда столицей была Москва, Петр передал в ведение главной аптеки приобретенные им за границей коллекция "рыб, птиц и гадов, сохраняемых в склянках". Там же находились и анатомические препараты, главным образом "уроды", или "монстры" (под страхом смертной казни указом от 28 января 1704 г. было запрещено убивать или таить "младенцев, рожденных уродами", что ранее широко практиковалось в России). В 1714 г, коллекции Петра и его библиотека были перевезены в Петербург и размещены в Летнем дворце. До 1718 г. все это считалось личным собранием царя и называлось "Императорский кабинет". Но в указанном году было отдано распоряжение перевезти коллекции в Куншт Камору (немецкие слова, означающие: "палата искусств", или "палата редкостей"), в дом Александра Кикина, в так называемые Кикины палаты. С начала 1719 г. кунсткамера стала доступной для довольно широкого круга посетителей. "Я хочу, чтобы люди смотрели и учились", - сказал Петр. С 1724 г. кунсткамере отпускались специальные средства для угощения посетителей, дабы возбудить к ней интерес. Рядом указов предписывалось собирать для кунсткамеры разнообразные экспонаты.
   Цукерброд (нем. Zuckerbrot) - дословно: сахарный хлебец, печенье.
   Стр. 386. Пуерискапут (лат.) - мальчикова голова.
   Стр. 391. ...иршаной рукавицей - рукавицей из кожи, выделанной под замшу.
   Гагарин, сибирский провинциал. - Матвей Петрович Гагарин при образовании губерний был назначен сибирским губернатором ("провинциалом"). Творил огромные злоупотребления (при пособничестве Меншикова), за что в 1721 г. был повешен.
   Стр. 392. Ах, что есть свет... - Обыкновенные русские стихи или песня, сочинения Вилима Ивановича Монса. Он писал русские слова немецким (или латинским) письмом. Такое письмо называлось "слободским языком" - по "Немецкой слободе" в Москве. (Прим. автора.)
   Газард - риск, опасность; по объяснению самого Петра - "страхом чинимое дело". (Прим. автора.)
   Гамильтон (ум. 1719) - по русским документам Мария Даниловна Хаментова, камер-фрейлина; была любовницей Петра I, а затем любовницей царского денщика И. М. Орлова. Была казнена, а ее голова хранилась в кунсткамере.
   Указ о монстрах или уродах. - В 1718 г. был издан указ о "соблюдении всякого человеческого или скотского урода"; были назначены цены, которые надлежало выплачивать "приносящим оных уродов" (100 р. за живого, 15 р. за мертвого человеческого, 10 р. и 3 р. за "скотского урода"), а в 1720--1721 гг. были даны указания о покупке для кунсткамеры "обретаемых в сибирских могилах драгоценностей и всяких вообще любопытных вещей".
   Стр. 394. ...монстр Фома... - Он был доставлен в кунсткамеру в 1720 г.; Петр приказал ему находиться здесь в качестве истопника, а по его смерти "сделать из кожи его чучелу, поставить ее навсегда в кунсткамеру".
   Бортное ухожъе... - пчельник, пасека.
   ...вышел из тягла. - Под "тяглом" понималась вся совокупность государственных повинностей, возлагаемых на крестьянство. Выйти из тягла, по существу, было невозможно, от него освобождала только военная служба.
   ...перед Нарвским походом... - Б 1700 г. русская армия потерпела под Нарвой поражение, а в 1704 г. Петр снова осадил Нарву, которая была самым важным пунктом Ингерманландии, и взял ее штурмом.
   Стр. 396. Характер - чин, должность.
   Трактамент (лат.) - здесь: договор, контракт.
   ...зелъный двор - зелейный, то есть пороховой двор.
   Стр. 398. Слово и дело! - В царствование Петра словесное оскорбление царя, неодобрительный отзыв о его действиях считались государственным преступлением, караемым смертью. Эти преступления назывались "Слово и дело государево". Под страхом казни вменялось "сказывать слово и дело государево", то есть доносить о подобного рода преступлениях. Такое "оказывание" приобрело огромное распространение, так как все опасались обвинения в недонесении.
   Караульщики-профосы... - Профос (немецкое Profoss) - старший над арестантами, тюремный староста. Смотрел за чистотой, чинил казни по уставу. Произносилось и так: профост. Отсюда уже легко и просто: прохвост - известное ныне как бранное слово. (Прим. автора.)
   Гноеопрятатели - уборщики.
   Стр. 399. Их сказки во всем разошлись... - В данном случае речь идет о показаниях, ответах на предъявленные обвинения.
   Повост - испорченное погост: деревня, волость.
   Стр. 400. Никон (1605--1681) - патриарх московский и всея Руси.
   Стр. 401. Фурманщики - извозчики.
   Пастушок Михаил Валдайский. - Валдайский священник Михаил написал несколько панегирических стихотворений, посвященных Петру I. Тыняновым взяты в качестве эпиграфа строки из стихотворения, написанного в 1718 г. Не только валдайский Михаил именовал себя пастушком, - епископ Стефан Яворский в письмах к Петру подписывался: "Стефан - пастушок рязанский".
   Комедиалъный акт - пьеса.
   Стр. 404. Виниус Андрей Денисович (ум. ок. 1652) - голландский купец, жил в России при деде Петра. Занимался хлебной торговлей, а потом литейным делом и поставлял в казну пушки. (Прим. автора.)
   Стр. 406. Левенволъд Рейнальд-Густав (1693--1758). - Был камер-юнкером Екатерины, которая, став императрицей, произвела его в камергеры. Пользовался ее особым расположением; в 1726 г. вместе со своими братьями получил графский титул.
   Сапега Петр (1701--1771) жил в доме Меншикова в качестве жениха его дочери Марии, но понравился Екатерине, которая приблизила его к себе; в 1726 г. он был пожалован в камергеры. Екатерина женила его на своей племяннице Софье Скавронской. Полученные в приданое огромные поместья Сапега распродал, выручив за них около двух миллионов, и вернулся на родину, в Литву, так как не считал свое положение в России достаточно прочным.
   Стр. 408. Комтурный - от "комтурство" - область, которая передавалась светским лицам - членам духовных орденов на откуп для управления и "кормления". (Прим. автора.)
   Стр. 409. Бутурлин Александр Борисович (1694--1767) - денщик Петра I, впоследствии генерал и фельдмаршал: участвовал в нескольких походах Петра, в частности против шведов.
   Шереметьев Борис Петрович (1652--1719) - сподвижник Петра I, фельдмаршал.
   Стр. 410. ...Лизенка... потом уже привенчана. - Привенчанный - прижитый до брака, а потом усыновленный, такие дети стояли у венца вместе с родителями. (Прим. автора.)
   Голстейнский - голштейн-готторпский герцог Карл-Фридрих (1700--1739), женившийся в 1725 г. на дочери Петра Анне; их сын Карл-Петр-Ульрих стал впоследствии императором России под именем Петра III.
   Стр. 411. ...золотой пуппхен (нем.) - золотая куколка.
   "Welt, ade". -
   Welt, ade! ich bin dein mьde, Ich will nach dem Himmel zu.
   Немецкие стихи Вилима Ивановича Монса:
   Свет, прощай, я утомлен тобой, Я хочу отойти к небесам.
   В XIX веке это назвали бы элегией. (Прим. автора.)
   Артикул - здесь: ружейный прием.
   Стр. 412. Фонтанж - головное украшение, названное так по имени любовницы Людовика XIV госпожи Фонтанж. (Прим. автора.)
   Стр. 413. Екатерина возрыдала - цитата из оды Державина "Водопад" (1791). Екатерина сорок дней держала тело умершего Петра непогребенным и ежедневно утром и вечером по получасу плакала над ним. Придворные дивились такому обилию слез, а два англичанина нарочно ходили ко гробу Петра, чтобы смотреть на эту диковину.
   ...веки и крошни... - Веко - лубочная коробка; место для продажи мелочных товаров, ларь; крошня - плетенная из прутьев корзина.
   Стр. 414. ...щепетильный гостиный купец - то есть торговец галантереей.
   ...состоит интересентом - то есть компаньоном.
   ...когда сам стал вдаваться в бабью власть и подаваться в боярскую толщу... - Речь идет о Петре, якобы поддавшемся власти Екатерины и начавшем покровительствовать не купечеству, а старому боярству.
   Стр. 415. Сим молитву деет... - надпись к лубочной картинке "Зерцало грешного", имевшей широкое хождение в XVIII в. Здесь изображалась жизнь человека со дня рождения и до смерти, беспощадной ко всем без разбора. Ей подвластны изображенные тут же сыновья библейского Ноя - Сим (он символизирует духовенство), Хам (символизирует крепостное крестьянство) и, в виде царя на престоле, Фет (Яфет).
   Стр. 416. Сандарак - лак, изготовляемый из смолы африканского хвойного растения.
   Элиогабал (Гелиогабал) - римский император (III в.).
   Стр. 417. Симон Волхв считается родоначальником церковных ересей; выдавал себя за высшее божество. Существует легенда о его "неудачной попытке" вознестись на небо.
   Стр. 420. Силен - в греческой мифологии воспитатель и наставник Диониса, покровителя виноделия.
   Стр. 421. Толстой Петр Андреевич (1649--1729) - дипломат; склонил царевича Алексея Петровича к возвращению из Неаполя в Россию, а затем участвовал в суде над ним. За это был богато награжден Петром и поставлен во главе Тайной канцелярии.
   Парсунки - портреты.
   Репнины - Аникита Иванович (1668--1726), сподвижник Петра, фельдмаршал, с 1724 г. - президент военной коллегии; его сын, Василий Аникитич, с юных лет участвовавший в военных походах под командой отца.
   Стр. 425. Столетов Егор Михайлович - секретарь и чиновник особых поручений у Монса, "канцелярист коррешпонденции ее величества", был, подобно самому Монсу, наглым взяточником. Как и Монс, сочинял чувствительные песни.
   Стр. 426. Ушманать - уговорить, улестить. (Прим. автора.)
   Пистолет-миновет - введенный Петром танец менуэт.
   А господин Фарсон и Арцух фон Поплей были новейшие драматические названия. - Имеются в виду две пьесы петровского времени: "Комедия о графе Фарсоне" с острой любовно-драматической фабулой и "Честный изменник, или Фридерико фон Поплей и Алоизия, супруга его" - трагедия на тему супружеской чести, поруганной и отомщенной. Арцух - герцог.
   Стр. 427. Menschenkot (нем.) - Так враги обыгрывали фамилию Меншикова (по-немецки означает: человеческий кал).
   Хунцват (испорченное немецкое Hundsfott) - брань: сукин сын. (Прим. автора.)
   ...принц Кушимен - французский пасквиль на Меньшикова - "Prince Kouchimen". Анаграмма фамилии Men-chi-kou = Kou-chi-men. (Прим. автора.)
   Ахитофел - по библейскому мифу, советник царя Давида; стал на сторону царского сына Авессалома, а когда убедился, что победил Давид, повесился. "Если вспомнить, что Авессаломом называл Феофан Прокопович Алексея Петровича, то окажется, что намек Ягужинского ядовитый. Всего скорее - намек на планы Меньшикова насчет сына Алексея Петровича, будущего Петра II. (Прим. автора.)
   ...Остерман Андрей Иванович (1686--1747). - В Россию прибыл в 1704 г., выучился русскому языку и быстро сделал карьеру на дипломатическом поприще, достигнув звания вице-президента коллегии иностранных дел. При Екатерине I еще более возвысился, став вице-канцлером и членом верховного тайного совета. Кончил жизнь в сибирской ссылке.
   Стр. 428. ...ни яман, ни якши... - от поговорки: "ни яман, ни якши, а середня рука" (яман по-татарски - худо, якши - хорошо).
   Голицыны, Долгоруковы, татарское мыло, боярская спесь. - Имеются в виду представители древних боярских фамилий, враждебно относившиеся к выдвинувшимся при Петре I людям незнатного происхождения.
   Пикулъка - флейта-пикколо. (Прим. автора.)
   Метвурст - итальянская колбаса.
   Стр. 429. Его свезли в куншткамору ночью... - Восковая статуя была принята в кунсткамеру Академии в 1732 г. (через семь лет после кончины Петра). "Лице, руки и ноги вощаные, протчей же корпус весь из дерева, которой имеет движение, как кому пожелается"; но при переноске в кунсткамеру "все способствовавшие к движению ея пружины были разрушены", и она более уже не поднималась (О. Беляев, Кабинет Петра Великого, т. I, СПб. 1800, стр. 21--24).
   ...три шафа. - Шаф (от немецкого schaffen - делать, создавать) - шкап. (Прим. автора.)
   Стр. 430. Калигула Гай (12--41) - римский император. Прославился жестокостью и самодурством; выстроил своей любимой лошади роскошный дворец и собирался присвоить ей звание консула.
   Стр. 432. Мъя-река - река Мойка.
   Стр. 433. А для чего канальное строение от солдатов перервал? - Меншиков отказался дать необходимое количество солдат для окончания Ладожского канала, строительство которого было начато при Петре.
   ...княжеский ум ревизию не пускает. - Ягужинский настаивал на необходимости произвести по всей стране ревизию доходов и расходов; пересмотреть налоговую систему, дабы удержать крестьян от побегов; изменить торговую политику. Но во всем этом он встречал противодействие со стороны Меншикова и сената.
   Стр. 436. Ингерманландия. - Так назывались земли по берегам Невы и побережью Финского залива, которые в 1702--1704 гг. были завоеваны Петром.
   ...чтоб зваться генералиссимусом... - После смерти Петра I Меншиков настойчиво добивался у Екатерины I звания генералиссимуса, но добился он этого лишь при Петре II, незадолго до того, как был сослан в Сибирь.
   Стр. 437. Порцелинная - фарфоровая.
   Стр. 438. Маеран (майоран) - душистая трава.
   Выбрал Марью. - Свою старшую дочь Марию Меншиков первоначально собирался выдать за сына польского фельдмаршала Сапегу, затем - за двенадцатилетнего императора Петра II. Состоялся сговор, но до брака дело не дошло, так как Меншиков был сослан в Сибирь, куда отправилась и его дочь.
   Литерсетерсы - наборщики.
   Стр. 440. - руду метать - пускать кровь.
   Фузея - кремневое ружье.
   Весы тут были неорленые... - то есть без казенного клейма С изображением государственного герба, двуглавого орла.
   Стр. 441. Нетчики - беглые.
   Стр. 442. ...в душном ряду или в вандышевом... - Вандыш - общее название мелкой рыбы: корюшки, снетка и пр.
   Он назвал солдата гранодиром... - Гренодир, гренадер - "пехотный солдат, который мечет из рук ядра". К этому объяснению Петр прибавил: "и гранаты". В гренадеры приказано было брать "больших мужиков". (Прим. автора.)
   Стр. 443. Когда случился тот неслыханный скандал... - В основе описанного здесь эпизода лежит следующий реальный факт. 31 марта 1725 г. Ягужинский в споре о внешней политике наговорил много оскорбительных слов Меншикову и Апраксину, после чего отправился ко всенощной в Петропавловский собор и там, обращаясь к гробу Петра, громко жаловался на Меншикова. Этот учиненный Ягужинским скандал вызвал сильный гнев Екатерины.
   Стр. 451. Скоробудика - скорбут, цинга.
   Быдло - здесь: Бидло, Бидлоо Николай - врач-голландец, сначала лейб-медик Петра, потом первый директор первой медицинской школы. "Быдло", кроме того, по-польски, а оттуда и по-русски - "скот". Так непочтительно осмысляли фамилию лейб-медика. (Прим. автора.)
   Ранбов - Ораниенбаум, принадлежавший Меншикову.
   Стр. 452. Глюк Эрнест (1652--1705) - пастор, а затем пробст (старший пастор) в Лифляндии. После взятия Петром Мариенбурга в 1703 г. Глюк вместе с семейством был отвезен в Москву, где, по указанию царя, открыл "первоначальную гимназию для разночинцев". Глюку принадлежит ряд стихотворных произведений. Сохранилась рукопись составленной им краткой географии с посвящением царевичу Алексею Петровичу. Из этого посвящения Тынянов взял цитируемые им стихотворные строки.
   Стр. 453. Залф - салют, залп.
   Стр. 455. ...ад... какой нарисовал в капелле Михаил Анжело... - Имеется в виду одна из фресок работы великого итальянского художника и скульптора Микеланджело Буонаротти (1475--1564) в Сикстинской капелле в Ватикане.
   Перегрин (лат.) - чужестранный человек, пришелец; отсюда - пилигрим. (Прим. автора.)
   Стр. 458. Лещадь - плитняк, тесаный, слоистый; тонкие кирпичики, черепица. (Прим. автора.)
   Гонт - дощечки, дранки.
   Канцеллист - канцелярист.
   Стр. 459. ...из фуфали в шелупину передергивают - то есть ничтожество превращают в ничтожество (фуфаля - фуфлыга, ничтожество, бродяга; шелупина - шелуха).
   Стр. 460. Барбир - парикмахер.
   Стр. 461. Жарты (польск.) - шутки.
   Стр. 462. Метресса, метреска (с польского, итальянского, французского) - наложница, любовница. (Прим. автора.)
   Кеттентанц (немецкое Kette - цепь) - "цепной" танец; изобретен и введен Петром. (Прим. автора.)
   Каприоль - козлиный прыжок. (Прим. автора.)
   Стр. 463. Мундкох - главный повар.
   Стр. 464. Монструм рарум (лат.) - редкий урод.
   ...в самом Стекольном городе. - Стекольный город, Стекольна - Стокгольм. (Прим. автора.)
  
  
  
  

Оценка: 3.72*172  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru