Соловьев Сергей Михайлович
Сенека. Медея

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Отрывки)

  
  
  
  
  
  

  
  
   (Отрывки)
  
   Перевод Сергея Соловьева
  
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   Хрестоматия по античной литературе. В 2 томах.
   Для высших учебных заведений.
   Том 2. Н.Ф. Дератани, Н.А. Тимофеева. Римская литература.
   М., "Просвещение", 1965
   OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  ----------------------------------------------------------------------------
  
  

    ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  
   Медея. Вестник.
   Ясон. Хор корифян.
   Креонт. Солдаты и слуги
   Кормилица. Креонта.
  
   Место действия - город Коринф, перед домом Медеи.
  
  
  

    ДЕЙСТВИЕ I

  
   Медея
  
   О боги брачные и ты, Люпина {1},
   Супружеского ложа страж, и та {2},
   Кто научила Тифиса {3} построить
   Корабль, порабощающий пучину,
   И ты, морей свирепый властелин {4}
   И день распределяющий по миру,
   Титан лучистый, и священнодействам
   Безмолвным доставляющая свет
   Трехликая Геката {5}, и все боги,
   Которыми поклялся мне Ясон,
   И ты, кого Медее призывать
   Всего законней: вечной ночи хаос,
   Страну теней, противную богам,
   Владыку царства мрачного с царицей
   Подземною, похищенною им {6}, -
   Я голосом зловещим призываю.
   Теперь, теперь, богини отомщенья,
   Предстаньте со змеями в волосах
   И с факелом в руках окровавленных,
   Предстаньте, страшные, какими вы
   На мой явились брак, и новобрачной,
   И тестю, и всей царственной семье
   Несите смерть. А мужу моему
   О худшем я молю: пускай он нищим
   Блуждает по безвестным городам
   Изгнанником бездомным. Пусть тоскует
   Он обо мне, отверженной жене,
   Пусть те ж пороги дважды обивает.
   И - верх скорбей - ему желаю я
   Детей, отцу и матери подобных.
   Уж месть моя рождается на свет:
   Я - мать детей. Но в жалобах напрасных
   Я трачу время. Или не пойду
   Я на врагов, из рук не вырву факел
   И с кеба свет! И это видит солнце,
   Наш пращур {7}? И еще на колеснице
   Стремит свой путь по чистым небесам!
   И все ж не возвращается к восходу.
   Дай, дай мне мчаться в отчей колеснице,
   Дай мне, родитель, огненные вожжи,
   Чтоб править бегом солнечных коней.
   Коринф, разъединяющий два моря,
   Огнем сожженный, их соединит.
   Одно мне остается: брачный факел
   На празднике сама я понесу,
   И вслед священнодейственным молитвам
   На алтарях я жертвы заколю.
   По внутренностям средство к наказанью
   Ищи, душа, коль ты еще жива,
   Когда еще в тебе от прежней мощи
   Кой-что осталось; прочь твой женский страх!
   Исполнись всей жестокостью Кавказа!
   Несчастия, что зрели Понт {8} и Фасис {9},
   Увидит Истм {10}. Неведомое миру,
   Ужасное для неба и земли,
   Встает в уме: и раны, и убийства,
   И погребенье членов по частям {11}.
   О слишком легком я упомянула:
   Я это девой делала, ужасней
   60 Теперь мой гнев и большее злодейство
   Прилично мне как матери детей.
   Так препояшься гневом и на гибель
   Излей всю ярость. Как оставить мужа?
   Так, как за ним бежала! Ну, не медли ж!
   Приобретенный преступленьем дом
   Оставить должно через преступленье.
  
  

    ДЕЙСТВИЕ II

  
   Медея, Кормилица
  
   Медея
  
   Погибла я. Напевы Гименея
   Пронзили слух... едва-едва могу
   130 Беде поверить. Как ты мог, Ясон мой,
   Отняв отца, отчизну и престол,
   Меня одну покинуть на чужбине?
   Мои благодеянья он презрел:
   Забыл, что я моей волшебной силой
   Пред ним смиряла море и огонь.
   Иль верит он, что все мои злодейства
   Истощены? Как мечется мой ум
   Туда, сюда, ища дорогу к мести!
   О, если б брата он имел! Жена
   140 Есть у него... я на нее направлю
   Удар меча. Нет, это не довольно
   Для бед моих. Нет, преступленья все,
   И греческим и варварским народам
   Знакомые, должна я совершить.
   Пусть злодеянья прежние твои
   Тебя подвигнут: украшенье царства {12}
   Похищенное, малолетний спутник {13}
   Безбожной девы, закланный мечом,
   И прах его, развеянный по морю
   В глазах отца, и старца Пелия {14}
   150 В котле кипящем сваренные члены.
   Как часто кровь я проливала. Но
   Не из вражды: одной любви безумье
   Меня влекло... Но мог ли мой Ясон
   Противиться, подпав чужому праву?
   Нет, он скорей был должен встретить грудью
   Железо! Тише, тише, скорбь моя!
   Не свирепей! Когда возможно, пусть
   Ясон живет и будет мой, как прежде.
   160 Когда ж нельзя, пусть все-таки живет
   И, помня о моих благодеяньях,
   Щадит меня. Креонта вся вина,
   Который, властью злоупотребляя,
   Мой расторгает брак, берет детей
   У матери, преступно разрушает
   Союз любви, упроченный детьми.
   Пусть он один погибнет и потерпит
   Заслуженную кару: дом его
   Я в груду пепла обращу. Малея {15},
   170 Держащая в заливах корабли,
   Увидит столб колеблемого дыма.
  
   Кормилица
  
   Молчи, молчи и жалобы свои
   Глубоко затаи. Кто терпеливо
   В безмолвии выносит раны, тот
   За них воздаст. Сокрытый гнев опасен,
   Но он теряет, вырвавшись на свет,
   Возможность мести {16}.
  
   Медея
  
   О, та ничтожна скорбь,
   Которая рассудочность хранит
   И прячется. Не скрыть больших страданий;
   180 Хочу идти напротив.
  
   Кормилица
  
   Удержи
   Неистовый порыв, моя питомка:
   Ведь и покой едва тебя хранит.
  
   Медея
  
   Судьба боится храбрых, давит трусов.
  
   Кормилица
  
   Похвальна доблесть, но когда уместна.
  
   Медея
  
   Всегда уместна доблесть.
  
   Кормилица
  
   Никакой
   В твоих делах печальных нет надежды.
  
   Медея
  
   Кому надежды нет, ни в чем не будет
   Отчаиваться.
  
   Кормилица
  
   Далека Колхида,
   Супруг тебе неверен, ничего
   190 От всех богатств тебе не остается.
  
   Медея
  
   Медея остается: в ней ты видишь
   Огонь, железо, молнии богов.
  
   Кормилица
  
   Страшись царя.
  
   Медея
  
   Отец мой был царем.
  
   Кормилица
  
   Ты не боишься войска?
  
   Медея
  
   Нет, хотя бы
   Оно возникло из земли.
  
   Кормилица
  
   Умрешь.
  
   Медея
  
   Хочу...
  
   Кормилица
  
   Беги!
  
   Медея
  
   Раскаялась я в бегстве.
  
   Кормилица
  
   Медея...
  
   Медея
  
   Буду скоро таковой.
  
   Кормилица
  
   Ты - мать.
  
   Медея
  
   Ты видишь, от какого мужа.
  
   Кормилица
  
   Колеблешься бежать?
  
   Медея
  
   Я убегу,
   Но раньше отомщу.
  
   Кормилица
  
   Настигнет мститель.
  
   Медея
  
   Нет, я его сумею задержать.
  
   Кормилица
  
   Безумная, оставь свои угрозы,
   Смири свой дух мятежный: мы должны
   К тяжелым временам приспособляться.
  
   Медея
  
   Судьба у нас отнять богатство может,
   Отнять не может дух! Но дверь дворца
   Под чьей рукою скрипнула? То сам
   Креонт, надменный властелин пеласгов.
  
  
   Креонт, Медея, Кормилица, слуги
  
   Креонт
  
   Медея, дочь колхидского Эета
   210 Зловредная, из царства моего
   Еще не вышла? Что-нибудь она
   Замыслила, ее коварство знаю.
   Кого щадит она? Кто безопасен
   От этих козней? Раньше я хотел
   Железом уничтожить эту язву,
   Да зять меня мольбами победил.
   Дана ей жизнь: пускай освободит
   От страха край, пускай уходит с миром.
   Свирепая шагает мне навстречу,
   220 Грозя, поговорить ища со мной...
   Эй, слуги, удержите эту ведьму,
   Чтобы она ко мне не прикасалась!
   Велите замолчать! Пусть учится
   Переносить приказы государя.
   Скорее двигайся и утащи
   Чудовище свирепое отсюда!
  
   Медея
  
   Какое преступленье наказуешь
   Изгнанием?
  
   Креонт
  
   Невинная, не знает,
   За что ее я изгоняю.
  
   Медея
  
   Если
   230 Ты - судия, мое расследуй дело,
   А если царь, приказывай - и все.
  
   Креонт
  
   Приказ царя должна ты исполнять
   И справедливый и несправедливый.
  
   Медея
  
   Несправедливых власть недолговечна.
  
   Креонт
  
   Иди в Колхиду жаловаться.
  
   Медея
  
   Что же,
   Вернусь, но с тем, чтоб тот, кто из Колхиды
   Меня привез, увез меня назад.
  
   Креонт
  
   Обжалованью места нет, когда
   Декретом постановлено.
  
   Медея
  
   Решивший,
   240 Не выслушав одной из двух сторон,
   Хотя его решенье справедливо,
   Несправедлив.
  
   Креонт
  
   Тобой казненный Пелий
   Был выслушан? Но, впрочем, говори.
   Прекрасному дается место делу!
  
   Медея
  
   Как трудно гнев пылающий смирить!
   Сколь царственным считают скиптроносцы
   Идти упорно начатым путем {17},
   Сама я во дворце моем узнала.
   Хоть на меня обрушилась беда,
   250 Теснима отовсюду, но когда-то
   Прославленным отцом блистала я:
   Наш род идет от пламенного Солнца.
   Все страны, те, что Фасис орошает
   Струями мирными, те, что лежат
   За Скифским Понтом, где морские волны
   Послащены болотною водой,
   Где девственные рати амазонок
   Пугают Термодонтовы {18} брега, -
   260 Всем этим царством мой отец владеет, -
   Счастливая, я царственною честью
   Блистала, и руки моей искали
   Завидные для многих женихи.
   Внезапная, неверная судьба
   Меня из царства вырвала, изгнанье
   Судила мне. Как доверять престолу,
   Когда ничтожный случай разрушает
   Великое могущество?.. Одним
   Цари владеют благом драгоценным,
   270 Которое нельзя у них отнять:
   Несчастным помогать, давать защиту
   Просителям. И это я одно
   Из всех богатств Колхиды сохранила:
   Всей Греции красу и славный цвет,
   Оплот ахейцев, отрасли богов,
   Я, я спасла. Подарок мой - Орфей {19},
   Леса и камни двигающий пеньем,
   Божественные Кастор и Поллукс {20},
   Сыны Борея, скрытые за морем,
   280 И зорким глазом видящий Линкей {21},
   И все минийцы. Я молчу о том
   Вожде вождей... награды за него
   Я не ищу: всех прочих вам дарю я,
   А этого единого - себе.
   Теперь Меня суди за преступленья,
   Сознаюсь в них, виновна я в одном:
   В возврате и спасенье аргонавтов.
   Когда бы предпочла я стыд девичий,
   Любовь к отцу - пеласгов вся земля
   290 Разрушилась б с великими вождями
   И первым бы погиб твой зять от пасти
   Пылающей свирепого быка.
   И пусть мой жребий горек, - не жалею,
   Что стольких сохранила я царей.
   Награда всей моей вины великой
   В твоих руках. Коль хочешь, осуди
   Виновную, но грех мой возврати мне.
   Виновна я и, признаюсь, Креонт,
   Ты это знал, когда, прося защиты,
   300 К твоим коленям припадала я.
   Для бед моих прошу в твоих владеньях
   Безвестного, глухого уголка.
   Когда меня из города ты гонишь,
   В далеком месте царства дай приют.
  
   Креонт
  
   Я не из тех, кто правит беспощадно,
   Отталкиваю гордою пятой
   Несчастного, и это доказал я,
   Изгнанника приняв себе в зятья,
   Несчастного, дрожавшего от страха,
   310 Кого Акаст, Фессалии властитель,
   Для наказанья требовал себе.
   Ему в вину он ставит смерть отца,
   Дрожащего, расслабленного старца,
   И члены рассеченные его,
   Когда, твоим уловлены коварством,
   Дерзнули сестры на безбожный грех.
   От твоего отмежевавшись дела,
   Ясон оправдан может быть, его
   Не оскверняла кровь, и он - невинен,
   320 Не прикасался он к мечу и чист
   Стоял вдали от вашего собранья.
   Ты, ты - изобретательница зол:
   В тебе негодность бабы сочеталась
   С мужскою силой; дела нет тебе
   До доброй славы; уходи, очисти
   Мои владенья, унеси с собой
   Проклятые, губительные зелья,
   В другой земле тревожь святых богов.
  
   Медея
  
   Велишь бежать? Отдай же мне корабль
   330 И спутника отдай. Зачем велишь
   Бежать одной? Ведь не одна пришла я.
   Когда войны боишься, прогони
   Обоих нас из царства. Для чего
   Ты разлучаешь двух виновных? Пелий
   Не для тебя убит, а для него.
   Прибавь сюда побег, хищенье брата,
   Истерзанного, сирого отца
   И все, чему научена от мужа
   Супруга новобрачная. Все это -
   340 Не от меня. Я столько раз грешила,
   Но для себя - поверь мне - никогда.
  
   Креонт
  
   Тебе уйти давно уж подобало,
   В пустых речах оттягиваешь срок.
  
   Медея
  
   Последнюю к тебе имею просьбу:
   Чтоб матери вина не поразила
   Детей невинных.
  
   Креонт
  
   Уходи. Я их
   Согрею у моей отцовской груди.
  
   Медея
  
   Молю тебя. Счастливым этим браком
   В твоей семье, грядущею надеждой,
   350 Судьбою царств, подверженных судьбе,
   Тебя я умоляю: дай мне время,
   Мне, матери, последний поцелуй
   Запечатлеть на детях перед смертью.
  
   Креонт
  
   Для козней ты испрашиваешь срок.
  
   Медея
  
   Каких же ты бояться козней можешь
   В столь малый срок?
  
   Креонт
  
   Для злых, чтобы вредить,
   Не надо много времени.
  
   Медея
  
   Откажешь
   Одно мгновенье дать моим слезам?
  
   Креонт
  
   Вступивший страх велит отвергнуть просьбу,
   360 Но день один для сборов я даю.
  
   Медея
  
   Нет, это слишком, можно покороче:
   Спешу сама.
  
   Креонт
  
   Заплатишь головой,
   Коль не оставишь Истма прежде, чем
   Поднимет Феб над миром день грядущий.
   Меня ж зовет священнодейство брака,
   Зовет к мольбам священный Гименей.
  
   Хор
  
   Нет, слишком отважен, кто первый дерзнул
   Пускаться на ломком судне по волнам
   И, на землю родную взирая в тыл,
   370 Свою жизнь доверил неверным ветрам
   И, в опасном пути рассекая моря,
   Возлагая надежды на хрупкий сруб,
   Меж дорогами жизни и смерти поплыл.
   Отцы наши видели светлый век {22},
   Невинный, не видевший козней злых,
   И все, не касаясь чужих берегов
   И спокойно старея на отчих полях,
   Довольны немногим, не знали богатств,
   Кроме тех, что рождает родная земля.
   380 Никто не следил за течением звезд,
   Украшающих синий, глубокий эфир;
   Корабль не умел избегать по ночам
   Ни дождливых Гиад, ни Оленской Козы {23},
   Ни Медведицы Северной, коей вслед,
   Направляя ее, проплывает Боот {24}.
   Ни грозный Борей,
   Ни теплый Зефир не имели имен.
   Над ширью морскою Тифис дерзнул
   Развернуть паруса, и новый закон
   390 Предписать ветрам: то парус надуть,
   То к подножию, мачты его опустить,
   Чтобы встречные, южные ветры поймать,
   То реи спокойно держать посреди,
   То поднять их до самой вершины, когда
   Всей бури ветров желает моряк,
   И, высоко рдея багряной каймой,
   Дрожат паруса.
   Хорошо разделенные мира концы
   Воедино связал фессалийский корабль
   400 И морю удары терпеть приказал.
   И к прежним страхам прибавился страх
   Перед пучиной морской.
   Но кару понес нечестивый корабль:
   Средь ужасов долгих он путь совершал,
   Когда две горы {25}, затворы пучин,
   Ошибаясь друг с другом, далеко кругом
   Стонали, гремели как громы небес.
   До самых туч
   Стесненное море бросало волну.
   410 И Тифис отважный лицом побледнел
   И выпустил руль из слабеющих рук.
   И над лирой застывшей умолкнул Орфей,
   И Арго, певучий корабль {26}, онемел...
   Какая ж награда морского пути?
   Золотое руно
   И Медея, которая моря страшней, -
   Достойная мзда за первый корабль.
   Теперь уступило нам море и всем
   430 Подчинилось законам: не нужен теперь
   Нам Арго - постройка Палладиных рук, -
   Погоняемый веслами славных царей:
   Пучина доступна любому челну.
   Исчезли границы, на новой земле
   Построили стены свои города,
   Ничего не оставил на прежних местах
   Кочующий мир.
   Из Аракса холодного индус пьет,
   И черпают персы Эльбу и Рейн.
   440 Промчатся года, и чрез много веков
   Океан разрешит оковы вещей,
   И огромная явится взорам земля,
   И новый Тифис откроет моря,
   И Туле {27} не будет пределом земли.
  
  
  

    ДЕЙСТВИЕ III

  
   Кормилица, Медея
  
   Кормилица
  
   Куда бежишь таким поспешным шагом?
   Останови бушующий порыв!
   Как богом одержимая менада
   Беснуется и мчится по снегам
   Вершины Пинда {28}, по отрогам Нисы {29},
   450 Так и она туда, сюда блуждает,
   И признаки безумства на лице,
   Лицо в огне, глубоко дышит грудь,
   Кричит, глаза кропит слезой обильной,
   Смеется вдруг: все страсти в ней бушуют.
   Колеблется, куда оборотить
   Всю тяжесть духа, дышащего гневом.
   Грозит, бушует, жалуется, стонет...
   Где разобьется бешенства прилив,
   Разлившийся широкими волнами?
   460 Не легкое, обычное злодейство
   Замыслила она, но превзойдет
   Сама себя. Знакомы мне давно
   Приметы гнева яростной Медеи.
   Громадное злодейство предстоит,
   Свирепое, безбожное. Пусть боги
   Не оправдают страха моего.
  
   Медея
  
   Несчастная, когда ты знать желаешь
   Предел вражды, то подражай любви.
   Безмерно я любила, и теперь
   470 Мне царский брак терпеть неотомщенной?
   И этот день я праздно проведу,
   Которого упорно домогалась?
   Пока земля посередине прочно,
   Устойчиво стоит, приводит небо
   В порядке верном зиму и весну,
   Пока нельзя песчинки счесть морские,
   Сияет солнце днем, а звезды - ночью,
   Пока вращает мировая ось
   Созвездия сухие двух Медведиц,
   480 Пока стремятся реки в океан,
   Дотоле ярость мщенья не утихнет,
   Но будет возрастать в моей груди.
   Какой свирепый зверь, какая Сцилла
   С Харибдою {30}, глотающей моря,
   Иль Этна, подавившая титанов {31},
   Угрозами такими закипят?
   Ни быстрая река, ни бурный Понт,
   Бушующий под налетевшим Кором {32},
   Ни ветром раздуваемое пламя
   490 Не остановят гнева моего.
   Я все разворочу и опрокину...
   Но, может быть, боялся он Креонта,
   Войны с царем Фессалии? Нет, нет:
   Для истинной любви никто не страшен.
   Быть может, он пред силой уступил?
   Не мог прийти, поговорить с женою
   В последний раз. И этого - жестокий -
   Он побоялся. Мог у тестя он
   Добиться и отсрочки для изгнанья.
   500 Один мне день дарован для прощанья
   С двумя детьми. Но нет, я не ропщу
   На малый срок, и мне его довольно.
   Свершит, свершит единый этот день,
   О чем молчать уже никто не будет.
   Я вызову на бой богов - и все
   Я поколеблю!
  
   Кормилица
  
   Спокойствие взволнованному сердцу,
   Смягчись душой.
  
   Медея
  
   В одном лишь я могу
   Найти покой: разрушить все с собой.
   510 Пусть все со мной исчезнет. О, как сладко
   Тому, кто гибнет, увлекать других.
  
   Кормилица
  
   Как много страхов ждет тебя, подумай,
   Коль будешь ты упорствовать. Никто
   Не борется с царями безопасно.
  
   Ясон, Медея
  
   Ясон
  
   О Рок суровый, жребий мой жестокий
   И в ярости и в милости равно!
   Как часто бог оказывал мне помощь
   Ужаснее опасностей самих.
   Когда б хотел я верным быть супруге,
   520 Я смерти был бы обречен; теперь
   Имею жизнь, зато теряю верность.
   Не страх над нею восторжествовал,
   А лишь любовь: последовали б дети
   За мной во гроб. Святая Справедливость,
   О, если ты еще живешь на небе,
   Тебя зову в свидетели: отца
   Лишь дети победили. Полагаю,
   Что и сама она, хоть и жестока,
   Хоть и не любит гнуться под ярмом,
   530 Детей предпочитает ласкам мужа.
   Решился к ней я подступить с мольбой,
   Но вот она, едва меня завидя,
   Навстречу прыгнула: перед собой
   Несет вражду, и на лице написан
   Весь ярый гнев.
  
   Медея
  
   Бегу, бегу, Ясон!
   Менять места не ново для меня,
   Нова причина бегства: для тебя лишь
   Имела я привычку убегать.
   Я ухожу, раз ты повелеваешь
   540 Мне убежать из дома: но куда
   Меня ты посылаешь? Устремлюсь ли
   Я в Фасис и Колхиду - край отца,
   Где пажити омыты кровью брата?
   Каких земель искать повелеваешь?
   Какие указуешь мне моря?
   Не моря ли Понтийского пучины,
   Где я везла обратно рать царей,
   За милым следуя чрез Симплегады?
   В Иолк {33} ли малый мне бежать? В долины ль
   550 Фессалии? Я заперла себе
   Дороги все, которые открыла
   Перед тобой. Изгнаннице изгнанье
   Повелеваешь ты, но не даешь.
   Пойду, однако; царский зять велел -
   Отказа нет. Подвергни истязаньям,
   Я заслужила их. Пусть царский гнев
   Соперницу кровавым наказаньем
   Раздавит, руки в узы заключит,
   Запрет меня в пещере вечно темной.
   560 Я большего заслуживаю...
   Неблагодарный! Или ты не помнишь
   Средь ужаса товарищей твоих,
   На пажитях Эета броненосных,
   Огонь из пасти пламенных быков,
   Когда по приказанью моему
   Себя самих взаимно истребили
   Те воины, рожденные землей {34}.
   Прибавь сюда желанную добычу -
   Барана Фрикса, как я усыпила
   570 Бессонное чудовище - дракона,
   Как брата смерти предала, в одном
   Убийстве два убийства совершила,
   И дочерей заставила коварством
   Рассечь на части слабого отца.
   Во имя будущих твоих детей,
   Чудовищ побежденных, этих рук,
   Которых для тебя я не жалела,
   Прошедших страхов и небес, и волн,
   Свидетелей безмолвных брачной клятвы.
   580 О, сжалься и за все мое добро
   Воздай теперь, когда достиг ты счастья.
   Ища чужих, покинула я царство
   Моих отцов; из этих всех богатств,
   Которые нам скифы доставляют
   От опаленных Индии племен
   (И так как дом сокровищ не вмещает,
   Мы украшаем золотом леса),
   Я ничего с собой не захватила,
   А только члены брата, для тебя
   590 Растерзанные. Принесла я в жертву
   Тебе отца, отчизну, брата, стыд!
   С таким приданым вышла замуж я -
   Изгнаннице верни ее богатство.
  
   Ясон
  
   Когда Креонт хотел тебя казнить,
   Слезами я купил тебе изгнанье.
  
   Медея
  
   За наказанье я его считала,
   Но вижу, что оно - подарок.
  
   Ясон
  
   Прочь
   Беги от нас, пока еще возможно:
   Всегда тяжел бывает гнев царей.
  
   Медея
  
   600 Ты это мне советуешь, заботясь
   Лишь о Креусе; хочешь удалить
   Соперницу постылую с дороги.
  
   Ясон
  
   Меня в любви Медея упрекает?
  
   Медея
  
   И в кознях, и в убийстве.
  
   Ясон
  
   Наконец,
   В каком меня винишь ты преступленье?
  
   Медея
  
   Во всех, свершенных мною.
  
   Ясон
  
   Одного
   Недоставало: чтобы я виновен был
   Во всех твоих злодействах.
  
   Медея
  
   Да, твои,
   Твои они. Кому злодейство впрок,
   610 Тот и свершил его. Пусть все твою
   Бесславную супругу обвиняют, -
   Один лишь ты оправдывай ее.
   В твоих глазах невинной быть должна,
   Кто для тебя невинность потеряла.
  
   Ясон
  
   Противна жизнь, коль куплена она
   Ценой стыда.
  
   Медея
  
   А если жизни стыдно,
   Тогда зачем держаться за нее?
  
   Ясон
  
   Смири скорей разгневанное сердце
   И пожалей детей.
  
   Медея
  
   Нет, я от них
   620 Отказываюсь, отвергаю их. Креуса
   Им братьев даст.
  
   Ясон
  
   Могучая царица
   Приют окажет детям беглецов.
  
   Медея
  
   Пусть бедные не доживут до дня,
   Который отрасль Фебову смешает
   С негодными отродьями Сисифа! {35}
  
   Ясон
  
   Несчастная, с собою и меня
   В изгнанье тащишь? Уходи, прошу я.
  
   Медея
  
   Мои моленья выслушал Креонт.
  
   Ясон
  
   Но что могу я сделать? Говори!
  
   Медея
  
   630 Из-за меня? Хотя бы преступленье!
  
   Ясон
  
   Ведь с двух сторон меня теснят цари.
  
   Медея
  
   Медея их страшнее. Я готова
   Сражаться, чтоб Ясона получить.
  
   Ясон
  
   Я изнемог от бедствий... Иль забыла
   Ты ужасы, что мы перенесли?
  
   Медея
  
   Я над судьбой всегда торжествовала.
  
   Ясон
  
   Теснит Акаст {36}.
  
   Медея
  
   Страшнее враг Креонт,
   Беги от них обоих, не хочу я,
   Чтоб руку ты на тестя подымал,
   640 И осквернять себя родною кровью
   Тебе, поверь, Медея не велит.
   Беги со мной невинный.
  
   Ясон
  
   Устоим ли,
   Когда на нас нагрянут две войны,
   Когда Креонт соединит с Акастом
   Свои войска?
  
   Медея
  
   Прибавь колхидцев к ним,
   Вождя Эета, скифов и пеласгов
   Соедини - я потоплю их всех.
  
   Ясон
  
   Боюсь я скиптров царских.
  
   Медея
  
   Нет, скорее
   Ты жаждешь их.
  
   Ясон
  
   Беседу сократи,
   650 Чтоб не навлечь опасных подозрений.
  
   Медея
  
   Ну, если так... тогда греми, Юпитер,
   Простри десницу с вышины небес,
   Готовь огонь отмщенья, поколебай
   Весь мир, перуном тучи разорвав!
   Не разбирай, кого из нас разить -
   Меня или его: кто упадет,
   Тот и виновен!.. Молния твоя
   Непогрешима.
  
   Ясон
  
   Будь благоразумней,
   Спокойнее. Когда у тестя в доме
   660 Есть что-нибудь приятное тебе,
   Что облегчит изгнание, проси.
  
   Медея
  
   Ты знаешь, я умею презирать
   Богатства царские. Позволь одно;
   Детей мне взять в товарищи изгнанья,
   Чтоб иногда на их груди поплакать.
   Ты новыми утешишься детьми.
  
   Ясон
  
   Хотел бы я твою исполнить просьбу -
   Любовь мешает. Нет, к подобной жертве
   Ни царь, ни тесть меня не принудит.
   670 Они одни - моей причина жизни,
   Они одни - моей сожженной груди
   Утеха и отрада. Я б скорей
   Расстался с духом, телом, светом солнца!
  
   Медея
  
   Так любит он детей? Прекрасно. Он
   В моих сетях, открылось место ране.
   По крайней мере мне перед уходом
   Позволь оставить детям наставленье,
   Запечатлеть последний поцелуй.
   И это мне отрадно. Напоследок
   680 Прошу тебя: не помни о словах,
   Что вырвал у меня припадок скорби,
   Пусть остается память у тебя
   О наших лучших днях, а то, что в гневе
   Сказала я, об этом позабудь.
  
   Ясон
  
   Уж я забыл, и сам прошу тебя
   Кипящий дух смирить и успокоить.
   Покорность горе облегчает нам.
  
   Медея
  
   Он удалился. Как? Уходишь ты,
   Забыв меня, мои благодеянья?
   690 Я выпала из памяти твоей?
   Нет, никогда не выпаду! Все силы
   И все свое искусство призову.
   Тебе остался плод твоих злодейств:
   Чтоб ничего не почитать злодейством.
   Здесь места нет коварству: нас боятся.
   Там, где никто беды не ожидает,
   Я нападу. Дерзай же, начинай
   Все, что Медея может и не может.
   Ты, верная кормилица, подруга
   700 Моих скорбей и разных злоключений,
   Мне в замыслах печальных помогай.
   Есть у меня одежда, дар небесный,
   Престола украшение родного,
   Происхожденья вышнего залог,
   Дарованный Эету богом Солнца,
   И, жемчугом осыпанный обильно.
   Златой венец для царственных кудрей.
   Их я с детьми отправлю в дар невесте,
   Волшебным ядом раньше напоив.
   710 Гекату призовем! К священнодействам
   Приступим мрачным. Ставьте алтари,
   И пусть на них гудит и воет пламя.
  
   [Кормилица говорит о зловещих заклятиях Медеи, о приготовлении ею ужасного
   яда для своей соперницы.]
  
   Медея, Кормилица
  
   Медея
  
   Заклинаю тени мертвых и подземных всех богов,
   Темный дом глухого Дита {37} и тебя, слепой хаос,
   890 Смерти мрачные пещеры в преисподних берегах.
   Души! Казни позабывши, собирайтесь к нам на брак.
   Иксион, пади на землю! Стань недвижно, колесо!
   Пусть и Тантал беззаботно пьет Пиренскую струю.
   Пусть Сисиф свой камень скользкий катит вспять
   средь вечных скал...
   Также вы, кого терзает тщетный труд дырявых урн,
   Соберитесь, Данаиды {38}, здесь работа есть для вас.
   Пусть достанутся все казни тестю мужа моего.
   И на зев моих заклятий, ночи ясная звезда,
   Подымись в зловещем виде, ликом тройственным грозя {39}.
   900 Воззвав к тебе и кудри распустив,
   Вошла я в рощу тайную босая
   И вызвала струю из туч сухих,
   Понизила моря, и океан
   Вернулся вглубь, смирив свои приливы,
   Увидел мир в одно и то же время
   И солнце, и звезду; коснулись моря
   Создвездия Медведиц. Изменила
   Я ход времен: от пенья моего
   В исходе лета зацвела земля,
   910 И средь зимы Церера видит жатву,
   К своим истокам Фасис возвратился,
   И Гистр {40}, текущий множеством ручьев,
   Едва струит скудеющие воды,
   Взгремели волны, море взволновалось
   Без ветра, роща древняя стряхнула
   Листы по приказанью моему.
   На полпути остановился Феб,
   Гиады {41} падают с небес. Пора,
   Приди к твоим священнодействам, Феба!
   920 Рукой окровавленной венки плету,
   Их обвивают девять змей.
   А вот Тифея члены {42}, потрясавшего
   Юпитера могучий трон.
   Здесь Несса {43}, перевозчика коварного,
   Кладу отравленную кровь.
   Здесь пепел древний от Этейского костра,
   Испивши Геркулесов яд {44};
   Алфеи {45}, грешной матери, святой сестры,
   Здесь видишь мстительный огонь.
   А эти перья Гарпия оставила,
   Что Дзета убегала рук {46}.
   Прибавь к ним перья Стимфалиды, раненной
   Лернейской гибельной стрелой {47}.
   Гудит алтарь: я вижу, что треножник мой
   Богиня движет грозная.
   Колесница Гекаты, я вижу, плывет...
   Не такая, какую на небе ночном
   Она гонит, сияя полным лицом.
   Но как будто низринута с чистых небес
   940 Фессалийских колдуний заклятьем ночным,
   Приближает она к омраченной земле
   Свой ущербный, зловещий краснеющий серп.
   Так разлей же печальный и бледный твой луч,
   Устрани ты народы! На помощь тебе,
   О богиня сетей, пусть звенит и гремит
   Коринфский кимвал - драгоценная медь.
   Тебе приношу на кровавой траве
   Торжественный дар,
   Тебе зажигаю ночные огни,
   950 Похитивши светоч из самых могил.
   Тряся головой,
   Со склоненною выей тебя я зову.
   Для тебя повязала я кудри мои
   Погребальным венцом; для тебя потрясу
   Я печальную ветвь от стигийской волны.
   Для тебя поражу мои руки ножом,
   Обнажив, как менада, дрожащую грудь.
   Пускай моя кровь потечет на алтарь!
   Привыкайте, о руки, мечи обнажать,
   960 Привыкайте струить дорогую мне кровь!
   Каплет влага святая из раненых рук.
   А что слишком я часто тревожу тебя
   Мольбами и чарами, ты мне прости.
   Причина того, что так часто тебя
   Я зову, Персеида {48}, все та же всегда!
   Всегда Ясон.
   Окрась же одежду Креусы теперь,
   Чтоб, как только ее наденет она,
   Ползучее пламя прошло до костей.
   970 В сияющем золоте заперт огонь
   Потаенный и жгучий; его мне вручил
   Прометей, заплативший за кражу огня
   Терзанием вечным утробы своей,
   И искусству владеть тем огнем научил.
   И Мулькибер {49} тайные дал мне огни,
   Сокрывши их тонкою серой от глаз,
   И молнии жгучие я собрала
   От низверженных с неба останков твоих,
   980 Мой родной Фаэтон {50}; и Химеры {51} я имею огонь.
   Есть огонь у меня и из груди быка,
   Колхидского стража: смешала их все
   Я с желчью Медузы и тайное зло
   Велела хранить.
   Усиль мои яды, Геката, храни
   В дарах моих скрытое семя огня.
   Пусть обманут и зренье и руки они,
   Пусть жар проникает и в жилы, и в грудь;
   Пусть члены расслабятся, кости чадят;
   990 Пусть пламя в кудрях новобрачной жены
   Превосходит сиянье венчальных свечей!
   Заклятья услышаны; трижды вдали
   Геката пролаяла грозная: вот
   Она посылает святые огни.
   (К кормилице.)
   Обряд волшебный кончен. Позови
   Сюда детей; я через них пошлю
   Подарки драгоценные невесте {52}.
  
   Те же и дети Медеи
  
   Идите, дети матери несчастной,
   Умилостивьте даром и мольбами
   1000 Владычицу и мачеху свою.
   Идите и скорее возвращайтесь,
   Чтоб обняла я вас в последний раз.
  
  
  

    ДЕЙСТВИЕ IV

  
   Вестник, хор, Кормилица
  
   Вестник
  
   Погибло все, разрушен царский дом,
   Отец и дочь смешались в общем пепле.
  
   Хор
  
   Какая ж казнь сгубила их?
  
   Вестник
  
   Обычно
   Губящая царей: подарки.
  
   Хор
  
   В них
   Какое же коварство заключалось?
  
   Вестник
  
   Я сам дивлюсь, едва могу поверить.
  
   Хор
  
   Как бедствие случилось?
  
   Вестник
  
   1040 Жадный пламень,
   Как будто по приказу, весь дворец
   Охватывает, дом уже разрушен,
   За город опасаются.
  
   Хор
  
   Вода потушит пламя.
  
   Вестник
  
   Вот что дивно:
   Вода питает пламя, и чем больше
   Препятствий, тем сильней горит огонь;
   Он охватил сторожевые башни.
  
   Медея, дети
  
   Кормилица
  
   Скорей беги из Пелопова края {53},
   Ищи себе, Медея, стран других.
  
   Медея
  
   Чтоб я ушла? Нет, если бы я прежде
   1050 Бежала, возвратилась бы теперь;
   Вот предо мною новый брак. Что медлишь,
   Моя душа, осуществить порыв?
   О, велико ли это отомщенье?
   Безумная, должно быть, до сих пор
   Ясона любишь ты, когда довольно
   Тебе его безбрачия! Ищи
   Неведомой, необычайной кары.
   Исчезни стыд, исчезни весь закон!
   Ничтожна месть, когда невинны руки.
   1060 О, разожги твой задремавший гнев
   И ярости старинные порывы
   Со дна души смятенной зачерпни!
   Пускай все то, что я досель свершала,
   Покажется святым! Я то свершу,
   Что назову обычными, пустыми
   Мои злодейства прежние. Я в них
   Лишь упражняла гнев мой. Что могли
   Осуществить неопытные руки
   И девичье безумие? Теперь
   1070 Медея - я: мой ум созрел средь бедствий.
   Отрадно брата голову отсечь
   И члены разрубить его; отрадно
   Украсть отца священное руно
   И руки дочерей вооружить
   На гибель старца. Гнев, ищи добычи!
   Для всех злодейств годна моя рука!
   Какие стрелы, гнев мой, ты готовишь
   Коварному врагу? Не знаю, что
   Душа внутри решила, в чем не смеет
   1080 Сама себе признаться: слишком я
   Поторопилась, глупая. О, если б
   Он от твоей соперницы детей
   Уже имел! Но все равно: Креуса
   Твоих детей Ясону родила.
   Я избираю это наказанье
   И вижу в нем венец моих злодейств {54}.
   Душа, готовься! Дети, что моими
   Когда-то были, вы падете жертвой
   За преступленья вашего отца.
   1090 Но ужас сердце сжал, и холод - в членах,
   И дрожь - в груди. Ушел куда-то гнев,
   Вернулась мать, супругу прогоняя.
   Ужель пролью я кровь моих детей?
   О, нет! Придумай что-нибудь получше!
   Пускай уйдет подальше от меня
   Безбожное, неслыханное дело!
   За грех какой прольют бедняжки кровь?
   За то ль, что рождены они Ясоном
   И матерью Медеей? Пусть падут!
   1100 Ведь не мои они, пускай погибнут...
   Они мои, и нет на них вины,
   Они так непорочны... Это - правда...
   Но разве был виновен брат? Зачем
   Колеблешься, душа моя, и слезы
   Кропят лицо? Зачем любовь и гнев
   На части рвут взволнованную душу?
   Как яростные ветры бой ведут,
   Со всех сторон гоня морские волны,
   И мере неуверенно кипит,
   1110 Так и в моем забушевавшем сердце
   Любовь и гнев друг друга гонят прочь.
   Гнев, уступи любви! Сюда, о дети,
   Единая утеха для семьи
   Разрушенной, скорей сюда придите,
   Чтоб потонуть в объятиях моих.
   Пусть вас живых отец имеет, только б
   И матери иметь вас. Но гнетет
   Изгнание и бегство. Скоро, скоро
   От груди материнской оторвут
   1120 Их, плачущих, рыдающих. Пускай же
   Не тешатся лобзаньями отца,
   Когда они для матери погибли.
   Вновь гнев растет и ненависть кипит,
   Старинная Эринния невольно
   Толкает руку, следую за ней.
   О, если б вышла из моей утробы
   На свет толпа надменной Танталиды {55},
   И дважды семь я родила б детей!
   Была бесплодна я для наказаний.
   1130 Но двух детей я родила - довольно,
   Чтобы отомстить за брата и отца.
   Куда стремятся эти толпы фурий?
   Кому готовят пламенный удар?
   Кому грозят кровавыми огнями
   Отряды преисподней? Извиваясь,
   Огромный змей гремит своим бичом.
   Кому грозит ужасная Мегера {56}?
   А это чья растерзанная тень?
   А! Это - брат: он требует отмщенья,
   1140 И я отмщу. Погасни, свет любви!
   Терзай и жги, открыта грудь для фурий!
   О, брат, уйди, богиням отомщенья
   Сокрыться в преисподней прикажи
   И мне самой оставь меня. Вот этой
   Моей рукою, обнажившей меч,
   Воспользуйтесь, о брат, и этой жертвой
   Смирю я тень твою. (Убивает сына.) Но что за шум?
   Оружие готовят и изгнаньем
   Грозят мне. Чтоб убийство довершить,
   1150 На кровлю дома нашего взойду я!
   (Кормилице.)
   И ты, кормилка, шествуй вслед за мной.
   (К убитому сыну.)
   Твой этот труп с собою захвачу.
   Ну, ну, душа! Что втайне тратить доблесть!
   Яви ее перед народом всем.
   (Взбирается на крышу.)
  
   Те же, Ясон, воины
  
   Ясон
  
   Сбегайтесь все, кто верны, кто состраждет
   Несчастию царей, чтобы поймать
   Виновницу ужасного злодейства!
   Сюда, сюда, воинственная рать,
   Разрушьте дом до самых оснований!
  
   Медея
  
   1160 И скипетр мой, и брата, и отца
   Вернула я. Владеешь вновь, Колхида,
   Добычею барана золотого.
   Возвращено похищенное девство.
   О, наконец смягчились божества!
   О, этот день мой - праздничный и брачный!
   Но нет, не все отмщенье свершено,
   Так продолжай, пока послушны руки.
   Что медлишь и колеблешься, мой дух?
   Мой гнев упал, раскаяние, стыд
   1170 Владеют мной. О, что я совершила,
   Несчастная! Но пусть терзает стыд;
   Что сделано, то сделано. Невольно
   Огромное блаженство поднялось
   В моей душе, оно растет все выше.
   Недоставало только одного:
   Вот этого свидетеля. Доселе
   Я ничего не сделала. Без цели
   Злодейства все, что были без неге,
  
   Ясон
  
   Вот, вот она грозит с обрыва крыши.
   1180 Огней сюда скорее, чтоб она
   В своем погибла пламени!
  
   Медея
  
   Могилу,
   Могилу для детей готовь, Ясон,
   И холм надгробный. Я похоронила
   Твоих жену и тестя. Этот сын
   Уже погиб, второй погибнет также,
   Но на твоих глазах.
  
   Ясон
  
   Молю тебя
   Богами всеми, нашим общим бегством
   И верностью супружеской моей,
   О, пощади дитя! Коль кто виновен,
   Так я один: убей меня скорее,
   Рази мою преступную главу.
  
   Медея
  
   О нет! Там, где всего тебе больнее,
   Вонжу я меч. Иди теперь, гордец,
   И домогайся девичьих объятий,
   Бросая мать.
  
   Ясон
  
   Довольно одного!
  
   Медея
  
   Когда б одним насытиться убийством
   Могла моя рука, ни одного
   Она бы не свершила. Слишком мало
   И двух убийств для гнева моего.
   1200 Когда сейчас в утробе материнской
   Скрывается залог твоей любви,
   Его мечом я вырву из утробы.
  
   Ясон
  
   О, продолжай! Я больше не прошу,
   Но хоть отсрочку дай моим мученьям.
  
   Медея
  
   Нет, наслаждайся медленно, мой гнев!
   День этот мой, я пользуюсь отсрочкой.
  
   Ясон
  
   Меня, меня убей, ужасная.
  
   Медея
  
   Взываешь ты о жалости?
   (Убивает второго сына.)
   Готово.
   Окончено, и утолен мой гнев.
   1210 О, подыми, Ясон неблагодарный,
   Сюда глаза, опухшие от слез.
   Ты узнаешь жену? Ведь мне привычно
   Так убегать. Открылся в небо путь.
   Два змея мне чешуйчатые шеи
   Подставили. Отец, прими детей,
   А я помчусь в крылатой колеснице.
  
   Ясон
  
   Несясь в пространстве горного эфира,
   Свидетельствуй, что в нем уж нет богов!
  
  
   1 Люцина - Юнона, богиня родов.
   2 Т. е. Афина.
   3 Тифис - мифический кормчий корабля Арго, на котором аргонавты плыли в
  Колхиду за, золотым руном.
   4 Нептун.
   5 Богиня волшебства царившая на небе, на земле и под землей и носившая
  по трем своим функциям три имени: Луны, Дианы и Прозерпины.
   6 Плутон с похищенной им Прозерпиной.
   7 Дед Медеи - Эет, сын бога солнца.
   8 Понт - Черное море.
   9 Фасис - река в Колхиде (Рион).
   10 В этом монологе Медеи автор подчеркивает неукротимую ярость героини,
  ее желание сжечь Коринф, где должна была происходить свадьба Ясона, и
  уничтожить Истмийский перешеек, разъединяющий два моря - Эгейское и
  Ионийское. В силу своих стоических принципов Сенека старается изобразить
  Медею как рабу страстей, мстительную фурию.
   11 Имеется в виду убийство Медеей ее брата Апсирта, который был послан
  вслед за Ясоном, похитившим золотое руно.
   12 Золотое руно, похищенное Ясоном при помощи Медеи у ее отца.
   13 Малолетний спутник, закланный мечом, - брат Медеи Апсирт, убитый ею
  ради Ясона.
   14 Имеется в виду Пелий, дядя Ясона, царь Фессалии, которого Медея
  погубила, коварно предложив дочерям старика омолодить его; по ее предложению
  Пелий был изрублен и брошен в котел с кипятком.
   15 Малея - мыс на юге Пелопоннеса.
   16 Автор вкладывает в уста кормилицы типичную для стоиков мораль о
  необходимости смирения и подчинения страстей разуму.
   17 Сенека изображает Креонта тираном. В этом косвенный протест против
  деспотизма римских цезарей.
   18 Термодонт - река в пределах Скифии, впадающая в Черное море.
   19 Орфей - мифический певец, который был среди аргонавтов, спасенных
  Медеей.
   20 Кастор и Поллукс - сыновья Юпитера, спутники Ясона.
   21 Линкей - один из аргонавтов, он имел такое острое зрение, что мог
  видеть сквозь камни.
   22 Сенека идеализирует далекое прошлое, патриархальную старину, когда
  люди, по его мнению, не знали богатства, не ведали преступлений. Такая
  идеализация характерна для римских стоиков, которые, не видя перспективы
  впереди, считали необходимым вернуться к старине, когда, по их мнению, и
  нравы были чисты, и люди были счастливы.
   23 Созвездия северного неба.
   24 Боот - созвездие Волопаса.
   25 Имеются в виду Симплегады - две легендарные сталкивающиеся и вновь
  расходящиеся скалы у входа в Черное море.
   26 Певучий корабль Арго был построен при помощи Геры из пелионских
  сосен, причем в носовую часть судна Афина вложила кусок от додонского дуба,
  с которого раздавались (пелись) предсказания.
   27 Туле - остров, лежащий в далеком северном море, по представлению
  римлян, крайняя точка земной поверхности.
   28 Пинд - гора в Фессалии, где совершались оргии в честь Вакха.
   29 Ниса - одна из вершин Парнасских гор в Греции.
   30 Сцилла и Харибда - две скалы сицилийского мыса Пелора, замыкающего
  Мессинский пролив. В мифологии эти скалы представлялись чудовищами,
  проглатывающими корабли.
   31 По мифу, гора Этна придавила титана Энкелада,
   32 Кор - северо-западный ветер.
   33 Иолк - городок в Фессалии, родина Ясона.
   34 Медея напоминает Ясону, как он при ее помощи выполнил невероятно
  трудную задачу - вспахал поле на быках, извергающих пламя, и засеял борозды
  зубами дракона. Когда из этих зубов выросли воины, то, по совету Медеи, Ясон
  бросил в середину их камень, из-за которого воины вступили в битву и
  перебили друг друга.
   35 Отрасль Фебова - дети Медеи, так как сама Медея - дочь Эета, потомка
  Феба. Отродье Сисифа - невеста Ясона Креуса, которая, по мифу, была потомком
  Сисифа, мучающегося за свои преступления в подземном царстве.
   36 Акаст - сын Пелия, дядя Ясона. После смерти Пелия от руки Медеи
  Акаcт изгнал Ясона из Фессалии.
   37 Римское имя греческого Плутона.
   38 Данаиды - дочери Даная, должны были в подземном царстве лить воду в
  урны без дна.
   39 Трехликая Геката, отождествляемая с луной (см. ст. 9).
   40 Теперь Дунай.
   41 Созвездие.
   42 Тифей, или Тифон, - сын Геи и Тартара, чудовище с сотней змеиных
  голов. Он вел борьбу с Зевсом, но был побежден им и брошен в Тартар.
   43 Когда кентавр Несс переправлял через реку жена Геракла Деяниру и
  хотел в это время овладеть ею, он был поражен пропитанной ядом стрелой
  Геракла. Пролившаяся кровь Несса была отравлена желчью убитой Гераклом
  лернейской гидры.
   44 Жена Геракла Деянира, чтобы сильнее привязать к себе мужа, дарит ему
  прекрасную одежду, которую она получила от Несса. Оказывается, что одежда
  была пропитана ядом. Вследствие этого Геракл тяжко страдал; он решил сам
  окончить свои мучения: поднялся на гору, сложил костер, взошел на него, а
  когда костер запылал, то посыпались молнии, и Геракл на облаке поднялся на
  небо.
   45 Алфея погубила своего сына Мелеагра за то, что тот во время
  Калидонской охоты убил братьев Алфеи.
   46 Крылатые Гарпии мучили Финея, расхищая его пищу. Эет и Келаис,
  сыновья Борея, спутники Ясона, убили Гарпий, избавив Финея от его мучений.
   47 Стимфальские птицы - на озере Стимфале в Аркадии - имели медные
  когти и крылья и стреляли своими перьями, как стрелами. Геракл убил
  Стимфалид при помощи стрел, концы которых были намазаны ядовитой желчью
  убитой им лернейской гидры.
   48 Персеида - Геката, богиня волшебства.
   49 Мулькибер - одно из названий бога Вулкана.
   50 Фаэтон - сын бога солнца Феба, родственник Медеи, так как она по
  отцу внучка Феба. Фаэтон погиб, пытаясь проехать по небу на огненной
  колеснице своего отца Феба.
   51 Химера - чудовище, извергающее огонь, имевшее спереди вид льва,
  сзади - дракона и посередине - козы. Убита Химера Беллерофонтом при помощи
  крылатого коня Пегаса.
   52 Сенека изображает Медею волшебницей, которая варит ядовитые зелья,
  вызывает силы подземного царства, чтобы при помощи их осуществить свою
  страшную месть. Медея у Сенеки - преступница, внушающая читателю ужас своими
  злодеяниями. Автор этим как бы подчеркивает свою идею - что страсти,
  овладевая человеком, влекут его к нравственной гибели и толкают на
  преступления.
   53 Пелопов край - Пелопоннес; здесь - Греция вообще.
   54 Сенека усиливает ужас от совершенных в прошлом и совершаемых на
  сцене преступлений Медеи. Последняя сама признается: "Для всех злодейств
  годна моя рука". Еврипид делал акцент на изображении мучений этой героини, у
  которой чувство любви к детям борется с чувством мести, внушающим ей мысль
  об убийстве детей. Побеждает страсть, ревность, и Медея после мучительной
  душевной борьбы убивает детей. У Сенеки же Медея - фурия, охваченная
  страстью, преступница, с наслаждением мстящая своему мужу. Автор стремится
  внушить читателям отвращение к Медее. Он показывает, как гибельна власть
  страстей.
   55 Танталида - Ниоба, дочь Тантала, имевшая многочисленное потомство,
  которым она очень гордилась, ставя себя выше, богини Латоны, у которой было
  только двое детей - Аполлон и Артемида. За это Ниоба и была наказана богами.
   56 Мегера - Одна из Эринний, богинь мести, защитниц материнского права.
  
  
  
  

Оценка: 7.46*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru