Самаров Грегор
На пороге трона

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Auf den Stufen zum Thron).
    Исторический роман из жизни Екатерины Великой.


Грегор Самаров.
На пороге трона

Исторический роман из жизни Екатерины Великой.

I

   Наступила весна 1757 года.
   Окрестности Петербурга оделись свежей зеленью; дни всё быстрее и быстрее приближались к их наибольшей продолжительности, когда ночь как будто совсем теряет своё владычество на берегах Невы и лишь на короткое мгновение, между вечерней и утренней зарей, осмеливается поднять голову, чтобы тотчас снова исчезнуть, после того как ей едва удалось набросить на мир лёгкое и прозрачное покрывало.
   Однако весна, разбившая ледяные оковы рек и озёр, заставившая древесные почки распуститься, мотыльков выползать из их куколок, а вольных пташек оглашать воздух ликующими весенними песнями, принесла людям лишь тяжёлые заботы и тревогу, потому что кровавый призрак войны витал над Европой, стараясь увлечь за собою все народы. Прежние отношения и союзы европейских держав изменились в корне. Австрия оставила старые традиции своей политики. Князь Кауниц убедил гордую императрицу Марию-Терезию забыть войны, продолжавшиеся целыми столетиями, и протянуть так долго ненавидимой Франции руку для союза против прусского короля, которого императрица-королева ненавидела ещё сильнее, чем Людовика XV с его легкомысленным двором. Унизить и ниспровергнуть его сделалось её заветной целью, предметом пылких желаний и надежд последней венценосной дочери Габсбургского дома, из венца которого потомок бранденбургских вассалов осмелился выломить прекрасную силезскую жемчужину. Маркиза Помпадур охотно приняла руку австрийской императрицы, и Шуазель, угадавший в стремившейся к возвышению Пруссии элемент будущего единения Германии, предоставил французское оружие в распоряжение старого, исконного врага, чтобы помешать росту грозного противника. Англия начала воевать со своим давнишним французским соперником и заключила союз с прусским королём, которому предоставила в распоряжение ганноверские войска и щедрые денежные субсидии. Фридрих напал на Саксонию, разбил Австрию под Ловозицем и готовился выступить в новый поход. Решающие великие державы европейского материка стояли одна пред другой с оружием в руках и ожидали от кровавой резни, предстоящей весной и летом, богатой жатвы славы, земель, золота и удовлетворённой мести, не заботясь о том, сколько плодов тяжкого труда будет растоптано лошадиными копытами и раздавлено колёсами пушечных лафетов.
   Взоры всей Европы с величайшим напряжением были устремлены на Россию, которая оставалась среди всеобщей военной сумятицы в неприступном и как будто невозмутимом покое, грозная для всех воюющих сторон. Если бы этому обширному государству, обладавшему, несмотря на многократные внутренние потрясения, неистощимыми средствами, удалось сохранить свою накопленную силу, пока прочие державы изнурялись и изнемогали во взаимной борьбе, то петербургскому кабинету, без единого удара меча, без малейшей жертвы, выпала бы на долю роль верховного третейского судьи в Европе. Между тем такая перспектива представлялась всем остальным державам настолько же опасной, насколько горячо желала каждая из них в отдельности привлечь Россию на свою сторону. Таким образом усилия всей европейской дипломатии клонились к тому, чтобы втянуть в общую распрю русский двор к выгоде единичных воюющих держав или, по крайней мере, выведать в точности, какое направление примет русская политика и чего можно ожидать от молчащего северного колосса, чтобы строить на этом свои расчёты и распределять согласно тому свои оборонительные средства.
   Однако такая задача была не из лёгких, потому что своеобразные условия русского двора затрудняли всякое наблюдение и делали ненадёжным всякий расчёт. Англия заключила с русским правительством прочный договор, который на случай войны обязывал Россию выставить в Лифляндии армию в шестьдесят тысяч человек для совместных действий с Великобританией. Этот договор был заключён ещё в то время, когда прусский король был союзником Франции и противником Англии; тем не менее когда сент-джемский двор вступил в союз с Фридрихом Великим, то из Лондона потребовали, чтобы Россия, в силу этого трактата, оказала помощь теперешнему союзнику Англии и выслала свою армию на поддержку прусского короля против Австрии. Глубокое отвращение императрицы Елизаветы к прусскому королю хотя и не допускало подобной возможности, несмотря на английские субсидии, которые она получала на основании этого договора, однако, с другой стороны, до сих пор не удавалось склонить её и на поддержку Австрии; а для Фридриха была уже большая и существенная выгода в том, что ему не угрожало никакое нападение с достаточно открытой северо-восточной границы его королевства. Усердные старания Австрии добиться активного союза с Россией, кроме решительности, с какою Англия настаивала на исполнении своего договора, разбивались ещё о неудовольствие императрицы против Австрии и Франции.
   Императрица Мария-Терезия позволила себе некоторые замечания относительно образа жизни русской самодержицы, оскорбившие государыню, пожалуй, тем сильнее, чем основательнее были они. Людовик XV, в свою очередь, подал Елизавете Петровне повод к гневному недовольству, потому что хотя он лично признал русский императорский титул за Елизаветой Петровной, но сделал это таким образом, точно оказал ей милость, и при этом вдобавок твёрдо настаивал на преимуществе французского двора пред русским. В церемониале, предписанном им своему посланнику, он не захотел ничего изменить. Кроме того, французский посланник в Лондоне потребовал предпочтения себе пред представителем императрицы Елизаветы Петровны при лондонском дворе в такой резкой и надменной форме, что глубоко возмущённая русская императрица отозвала своего посланника из Парижа и отправила французскому посланнику в Петербурге его верительные грамоты, да мало того, почти насильно выслала его за пределы Русской империи. Таким образом, между Францией и Россией были прерваны всякие дипломатические сношения, и австрийская дипломатия оказалась в Петербурге изолированной, лишённой поддержки.
   Из главных и наиболее влиятельных лиц при русском дворе государственный канцлер Бестужев непоколебимо стоял за договор с Англией и старался склонить императрицу к прочному нейтралитету. Граф Иван Иванович Шувалов хотя был безусловно на стороне Франции и пускал в ход всё своё влияние, чтобы убедить императрицу Елизавету в необходимости вступиться за Австрию и Францию, однако ему приходилось действовать в этом отношении крайне осторожно. Здесь против него было самолюбие государыни, оскорблённое спорами о рангах, и вдобавок его двоюродный брат, фельдцейхмейстер граф Пётр Шувалов, абсолютно не хотел слышать ни о какой войне, считая нужным сохранить в неприкосновенности военную силу России для дальнейших решительных выступлений.
   Великий князь Пётр Фёдорович, со своей стороны, заявил, что стоит за сохранение английского союза, и рассказывал встречному и поперечному, что для России выгоднее всего заключить союз с прусским королём для ниспровержения всех его врагов и что если бы ему .предоставили руководство русской политикой, то все его войска немедленно выступили бы в поход, чтобы сражаться под предводительством Фридриха Великого с Австрией и Францией. Хотя голос наследника престола значил крайне мало при дворе, а императрица Елизавета Петровна противилась всякому вмешательству племянника в государственные дела, однако его резкие нападки на Людовика XV и французский двор находили невольный отклик в её сердце. Когда же она время от времени милостиво и благосклонно улыбалась при каком-нибудь хлёстком замечании великого князя, это сбивало с толка толпу придворных, и большинство из них при таком разногласии в высших сферах предпочитало старательно избегать всякого разговора о европейской политике. Поэтому, попадая в придворные круги Петербурга, можно было подумать, что вся Европа наслаждается ненарушимым миром и на свете нет иных интересов, кроме балов, охот, катания на лошадях и по воде, а также мелких интриг и анекдотов в обществе, занятом исключительно своими удовольствиями.
   Императрица, питавшая и без того непреодолимое отвращение к делам, к политике, особенно же к бесповоротным решениям, была вполне довольна, что в непосредственной близости никто не принуждал её брать сторону той или другой воюющей державы. Она тщательно избегала всяких подробных разговоров с иностранными посланниками, и таким образом Россия оставалась спокойной и хранила мир, хотя сильная армия постепенно стягивалась на западной границе. Генерал Апраксин, назначенный уже много месяцев тому назад её главнокомандующим, спокойно жил в Петербурге, и императрица ни разу не напомнила ему о том, чтобы он отправился к армии.
   С пробуждением весны двор покинул Петербург; императрица переехала в Петергоф с его дивными садами, спускающимися террасами к морю и разбитыми по образцу версальских. Здесь Елизавета Петровна большую часть времени проводила в строгом уединении, вращаясь лишь в кругу своих приближённых.
   Великий князь Пётр Фёдорович жил со своей супругой Екатериной Алексеевной в Ораниенбауме, в загородном замке, построенном князем Меншиковым. Этот замок, служащий теперь средоточием богатой и живописной дачной колонии, стоял в то время ещё уединённо среди своего великолепного, простиравшегося до морского берега парка, который со стороны суши примыкал к густым лесам. Пред дворцом, расположенным на отлогой возвышенности, располагался громадный двор, замыкавшийся высокой железной решёткой. От главного корпуса тянулись длинные боковые флигели, ограничивавшие этот двор с обеих сторон и в то же время выходившие одним фасадом в парк, пересечённый каналом до самого моря.
   Дворец был построен и меблирован с роскошью и вкусом, которые обнаруживал князь Меншиков во всех своих постройках, и служил в то время средоточием своеобразной кипучей жизни. С тех пор, как императрица Елизавета Петровна подарила его своему племяннику и наследнику престола для летнего пребывания, величавое и расточительное великолепие, служившее внешним атрибутом русского двора (правда, сам великий князь, благодаря своему безрассудному хозяйству и скудости императорской казны, часто не имел у себя лишнего рубля), соединилось здесь с дикими и причудливыми затеями, свойственными характеру наследника престола.
   Хотя всё голштинское приходилось не по душе императрице, однако великому князю было разрешено держать при себе батальон голштинских солдат. Это разрешение было исходатайствовано главным образом через графа Александра Шувалова, который надеялся отвлечь этим путём великого князя от всякой попытки заняться политикой. И действительно, Пётр Фёдорович не только почувствовал благодарность к графу Александру, который внушал ему раньше сильнейшее отвращение, но отдался занятиям со своим голштинским войском так усердно и так исключительно, что как будто выбросил из головы всё остальное.
   За ораниенбаумским парком он приказал соорудить маленькую крепость с окопами, рвами и башнями; по своим миниатюрным размерам она казалась красивой моделью тогдашней фортификации и заключала в себе гарнизон в сорок человек; командиром последнего великий князь назначил своего голштинского камергера фон Брокдорфа, которому пожаловал майорский чин в своём корпусе.
   Голштинские войска, состоявшие преимущественно из всякого сброда, под командой офицеров, которых великий князь навербовал среди забубённых голов из голштинского дворянства с примесью отставных унтер-офицеров прусской армии, располагались на зимние квартиры в боковых флигелях дворца, летом же, при первом наступлении тепла, Пётр Фёдорович приказывал своей так называемой голштинской гвардии разбивать лагерь из палаток и бараков против крепости и сам командовал различными военными упражнениями и манёврами, между прочим примерною осадою крепости.
   Кроме этих голштинских войск, на которые императрица смотрела, как на забаву, не придавая ей собственно никакого военного значения, в Ораниенбауме стояла также гвардейская рота преображенцев и измайловцев в виде почётной стражи наследника престола.
   Только эти русские гвардейцы держали главный караул у ворот и часовых у входа во дворец. Кроме того, императрица, также по совету графа Александра Шувалова, передала великому князю командование над корпусом пехотных кадет; под начальством Петра Фёдоровича, мало вникавшего в мелкие подробности службы, стоял полковник Александр Петрович Мельгунов, проживавший также в Ораниенбауме с отрядом из ста воспитанников во время пребывания там великого князя.
   Таким образом в этом загородном местечке с его дивным положением среди живописной природы, как будто созданном для тихого уединения, сосредоточивалась многосложная и пёстрая военная жизнь, в которую вносил много движения беспокойный и непостоянный нрав великого князя. Кроме того, сюда съехался придворный штат великой княгини, состоявший под начальством княгини Гагариной, и число фрейлин её высочества постепенно возрастало, так как императрица определяла на службу к супруге своего племянника всех молодых девушек знатных фамилий, которым она желала оказать свою благосклонность, но не имела возможности оставить их при себе. Если прибавить сюда массу камер-фрау, лакеев, шталмейстеров и крепостных слуг всякого сорта, то можно понять, что ораниенбаумский дворец во время пребывания там великокняжеской четы был набит битком от подвалов до чердаков и представлял собою интересный мирок, где теснились разнообразнейшие элементы. Они вели между собой войну с непримиримой ненавистью, ревностью и интригами, которые были тем ожесточённее, упорнее и зловреднее при дворе великого князя, чем меньше сам он был способен управиться с различными элементами окружавшей его среды и подчинить их своей власти.
   Было около полудня. Погода стояла ясная. Воздух был свеж; к нему примешивались струи почти зимнего холода, который долго даёт себя чувствовать после таяния снега, прежде чем весна окончательно вступит в свои права. Древесные ветви оделись светлой зеленью; небо сияло прозрачной лазурью; с моря доносился лёгкий рокот волн.
   Во дворе ораниенбаумского дворца выстроились кадеты с полковником Мельгуновым пред фронтом. В эту пору дня великий князь обыкновенно производил их смотр, но прошло уже полчаса, как они пришли, а его высочество и не думал показываться. Кадеты, сплошь красивые, стройные юноши от шестнадцати до восемнадцати лет, нетерпеливо переминались с ноги на ногу, слабо и небрежно держа свои маленькие, изящные ружья. Полковник Мельгунов, мужчина лет тридцати, с бледным и умным лицом человека "себе на уме", возбуждённо прохаживался взад и вперёд, точно не замечая, что воспитанники, с которых он обыкновенно взыскивал в строю за малейшее нерадение к службе, втихомолку болтали между собою, причём иногда произнесённое шёпотом слово сопровождалось весёлым, едва подавленным смехом. Сам Мельгунов угрюмо потупился и бормотал порою сквозь зубы крепкие словца.
   Пред караульной у ворот, на каменной скамье, опиравшейся на львиные головы, сидел, насмешливо поглядывая на кадет, офицер Преображенского полка, тогда как из окон караульного помещения с тем же насмешливым злорадством смотрело на кадетскую молодёжь, томившуюся в строю на солнцепёке, несколько солдат. Это ещё сильнее раздражало полковника Мельгунова, который время от времени топал ногой, словно стараясь воздержаться от вспышки гнева.
   В первом этаже одного из боковых флигелей, обращённых фасадом на парадный двор, показывались у окон молодые девушки, некоторые уже в полном туалете, другие в пудермантеле и папильотках. Притаившись за драпировкой, они выглядывали во двор, со смехом перешёптывались между собою, а иногда подавали тому или другому из выстроившихся кадет таинственный знак, понятный лишь тому, к кому он относился. Их лукавое кокетство ещё больше, чем скука и усталость, отвлекало внимание юношей от военной выправки.
   Всё насмешливее становилась мина гвардейского офицера у ворот; всё сильнее кипела досада полковника Мельгунова. Ещё немного, и он, пожалуй, сорвал бы гнев на кадетах, ряды которых почти расстроились, если бы часовой, стоявший снаружи у дворца, не крикнул громко караулу становиться под ружьё. Преображенцы высыпали на площадку, их офицер обнажил шашку и стал возле них. Барабанщики и флейтисты заиграли марш, кадеты поспешно сомкнули свои ряды и взяли ружьё на караул, как и солдаты на часах. Лакеи выбежали на парадное крыльцо, а придворные дамы отскочили прочь от окон. Лишь иногда из-за гардины высовывалась чья-нибудь любопытная голова.
   Вдали послышался топот лошадиных копыт, и через несколько мгновений с дороги, ведущей в парк, повернула во двор маленькая кавалькада. Впереди скакала на берберийской лошадке великая княгиня Екатерина Алексеевна.
   Но постороннему человеку едва ли удалось бы узнать супругу наследника престола, которая была сегодня в мужском костюме, сшитом по образцу национальной русской одежды. Чёрный бархатный кафтан, опушённый горностаем, ловко охватывал её тонкую стройную фигуру и был стянут кожаным кушаком с золотыми украшениями. Широкие красные шаровары спускались из-под него ниже колен на высокие сапожки из мягкой блестящей кожи, а серебряные шпоры придавали ещё больше изящества узкой ножке. Слегка напудренные локоны высокой причёски прикрывала шапочка, также опушённая горностаем. Тонкое, продолговатое и обыкновенно несколько бледное лицо великой княгини разрумянилось от движения на свежем воздухе; её тёмно-синие глаза сияли задорной жизнерадостностью, а полные губы полураскрылись, глубоко вдыхая чистый весенний воздух.
   Екатерина Алексеевна сидела в мужском седле и так ловко и уверенно управляла храпевшей лошадью, что её можно было принять скорее за бойкого, отважного пажа, чем за супругу наследника престола, мать будущего императора и первую даму в русском государстве после императрицы.
   Рядом с ней ехала верхом княгиня Гагарина на чудесной английской чистокровной лошади; она сидела в дамском седле, и на ней была синяя амазонка, затканная серебром. Её грациозная, но несколько полная фигура, гордое, надменное выражение красивого лица представляли удивительный контраст с внешностью великой княгини, которую можно было принять за любимого пажа этой важной дамы властного вида, на великолепном коне с твёрдой поступью.
   За этими особами скакал на сильном вороном коне шталмейстер и преподаватель верховой езды в кадетском корпусе, Циммерман, мужчина лет пятидесяти, поразительно худой и коренастый, с серьёзным, строгим лицом и ясными, проницательными глазами. На нём были военная форма, небольшая шляпа с галунами, и он следил юрким, испытующим взором за каждым движением лошади ехавшей впереди него великой княгини; двое конюхов сопровождали кавалькаду.
   Сильной, уверенной рукой Екатерина остановила свою лошадь пред фронтом кадет и поблагодарила за отданные ей воинские почести, грациозным движением подняв и опустив свой короткий хлыст; в то же время она с улыбкой потупила голову и обвела присутствующих взором с таким очаровательным и неотразимым кокетством, что не только полковник Мельгунов и караульный офицер, но даже и кадеты готовы были поклясться, что взгляд великой княгини был устремлён только на каждого из них.
   В эту минуту из парка, с той стороны, где находились крепость великого князя и лагерь голштинских войск, донеслись треск множества ружейных залпов, потом грохот нескольких пушечных выстрелов и в заключение громкий, дикий рёв сотен грубых и возбуждённых голосов. При этом внезапном шуме лошадь великой княгини навострила уши, а вслед за тем плотно прижала их к голове; её ноздри широко раздулись, после чего она взвилась на дыбы и с громким ржанием несколько раз повернулась на задних ногах. Крик ужаса раздался в рядах кадет и гвардейцев, шталмейстер Циммерман подскочил к испуганному животному, полковник Мельгунов и караульный офицер подбежали, чтобы схватить его под уздцы; фрейлины у окон забыли свою сдержанность и с тревогой высовывались из них. Между тем Екатерина улыбнулась с непринуждённой весёлостью, как будто её лошадь производила эволюции по команде в манеже. С повелительной миной подала она своим хлыстом шталмейстеру Циммерману знак, чтобы он удалился, и после того крепко и чувствительно ударила рукой между ушами лошади, вонзив ей в то же время шпоры в бока. Животное как будто с досадой мотнуло головой и опустилось на несколько мгновений на передние ноги.
   Тут издали донёсся новый залп ружейного огня вперемежку с пушечными выстрелами, а дикий рёв повторился громче прежнего. Снова взвилась лошадь на дыбы, но такой же твёрдой рукою принудила её Екатерина подчиниться своей воле. Беспокойно фыркая и ударяя о землю копытами, животное сделало несколько неправильных прыжков в разные стороны. Великая княгиня ни на одну секунду не покачнулась в седле; крепко сдавливая шпорами бока лошади, она вместе с тем ласково и успокоительно гладила её по шее, всё туже и туже натягивая при этом поводья. И через несколько мгновений лошадь была в её власти; когда же из крепости ещё раз донёсся трескучий залп, животное стояло, дрожа всем телом, но смирно и неподвижно, и лишь кончики его ушей, тревожно подёргиваясь туда и сюда, обнаруживали его внутреннее волнение. Великая княгиня заставила лошадь подниматься несколько раз, а когда она послушно исполнила все эти эволюции, то ловкая наездница проскакала один раз курцгалопом вокруг двора и вернулась опять к фронту кадет.
   Молодые люди, следившие за всей этой сценой сверкающими глазами, затаив дыхание, разразились громким "ура", которое тотчас было подхвачено караульными гвардейцами. Екатерина покраснела от удовольствия при этом знаке восхищения и ещё приветливее прежнего раскланялась во все стороны. Шталмейстер Циммерман спрыгнул с коня и приблизился к великой княгине, чтобы подержать ей стремя.
   -- Я восхищен, ваше императорское высочество, -- сказал он, пока Екатерина легко и грациозно спрыгивала с седла, -- и горжусь такою ученицей. Искусство верховой езды -- моё призвание, которому я посвятил свыше тридцати лет моей жизни, но я не мог бы укротить и успокоить лошадь лучше того, как это было сделано вашим императорским высочеством! У нас существует старинный обычай жаловать ученику, достигшему мастерства в верховой езде, пару шпор в виде почётного приза. Покорнейше прошу милостивого соизволения вашего императорского высочества поднести вам завтра шпоры по старинному уставу, потому что мне уже нечему больше учить вас.
   -- Боюсь, что вы польстили мне немного, любезный Циммерман, -- с улыбкой сказала Екатерина, -- я не сделала ровно ничего особенного; я знаю моего Баязида, и если он иногда пугается и робеет, то всё-таки слушается меня, как ягнёнок. Тем не менее я с благодарностью приму ваши почётные шпоры; они доставят мне столько же радости, сколько доставят со временем вот этим молодым господам, -- прибавила она, указывая на кадет, -- заслуженные ими эполеты. Пойдёмте, княгиня, -- продолжала Екатерина, обращаясь к своей спутнице, также сошедшей с седла. -- Нам надо переодеться. К сожалению, я должна прятать лавры, которыми наградил меня этот славный Циммерман. Её величеству государыне императрице не нравится, что я езжу верхом по-мужски, и, пожалуй, она права. По этой причине мы должны скрыть и сегодняшнее маленькое происшествие, чтобы не причинять досады её величеству; к сожалению, мне будет очень тяжело повиноваться ей в этом отношении, так как для меня нет большего удовольствия, как укротить дикую лошадь, и мне порою кажется, будто я рождена к тому, чтобы бороться, как мужчина, с дикими силами жизни... и побеждать их, -- тихонько прибавила она, поворачиваясь к парадному подъезду замка.

II

   Не успела великая княгиня сделать и несколько шагов, как с улицы снова донёсся возглас караульного солдата. Снова загрохотали барабаны, заиграли дудки; остановившаяся Екатерина повернулась к наружному выходу со двора, куда только что вступил великий князь Пётр Фёдорович в сопровождении многих офицеров.
   Великий князь, которому в то время было лет тридцать, обладал стройной и пропорциональной фигурой, лишённой, однако, всякой грации, благодаря вялой осанке, нетвёрдой поступи и угловатым, беспокойным движениям. Его лицо с красивыми от природы и правильными чертами было обезображено оспой, имело болезненно-одутловатый вид и производило почти тягостное впечатление непостоянным выражением глаз, взоры которых порою тупо и равнодушно блуждали вокруг, а потом вспыхивали и сверкали или устремлялись на кого-нибудь то с недоверчивой подозрительностью, то с коварным злорадством. На великом князе были голштинский мундир, соответствовавший во всех мелочах прусскому образцу, с шарфом и круглым воротником, красная с белыми каёмками орденская лента через плечо и звезда голштинского ордена святой Анны. Довольно большая треуголка с белым генеральским пером была низко надвинута на его лоб. Лицо наследника раскраснелось, и он тяжело опирался на палку, служившую в то время офицерским знаком отличия. За ним следовал барон фон Ландеров, командовавший голштинским корпусом, находившимся под главным начальством самого великого князя. Пётр пожаловал ему генеральский чин, и на его треуголке развевалось белое перо -- генеральский знак отличия.
   Генерал фон Ландеров, потомок знатного голштинского и мекленбургского рода, был высокий мужчина, лет сорока, почти тучный, перетягивавший узким мундиром свой расплывшийся стан. Его обрюзглое лицо, носившее отпечаток всех страстей, было почти багровым и возбуждало опасение, что барона ежеминутно может постичь апоплексический удар; глаза были прищурены; они озирались кругом с хитрой и зоркой наблюдательностью, тогда как длинный и смело изогнутый нос свидетельствовал как своим набухшим концом, так и медно-красным цветом, что генерал -- поклонник спиртных напитков и отдаёт предпочтение самым крепким и жгучим между ними.
   Рядом с генералом Ландеровом выступал майор фон Брокдорф, малорослый, приземистый человечек с длинной шеей, на которой сидела широкая голова с грубыми чертами и парою злобно сверкавших глаз. Маленькая шляпа, украшенная вместо белых перьев только галунами, прикрывала удивительный парик из медной проволоки, с которого слетела вся пудра, отчего он блестел на солнце наподобие каски. В манерах и выражении лица Брокдорфа сказывалось вызывающее нахальство, благодаря которому своеобразная и некрасивая внешность майора становилась ещё более отталкивающей.
   В нескольких шагах дальше следовали двое или трое офицеров низшего чина; если бы не военный мундир, этих господ можно было бы принять за лакеев или егерей.
   Беспокойный взгляд великого князя блуждал по различным группам во дворе; с надменным равнодушием махнул он рукой караулу и кадетам, после чего поспешно приблизился к великой княгине, слегка приподнял шляпу и грубым, немного хриплым голосом воскликнул:
   -- Ах, сударыня, весьма сожалею, что вы не поехали со мною в лагерь моей армии; вы пропустили великолепное зрелище! Мы осаждали крепость и наконец взяли её штурмом; гарнизон защищался превосходно, однако при третьей атаке мы были уже на крепостных валах, и защитникам пришлось сдаться. То было почётное поражение, и я похвалил майора фон Брокдорфа пред фронтом за его искусную защиту, -- прибавил Пётр, милостиво кивнув Брокдорфу, который гордо поднял свою широкую, угловатую голову и старался придать себе воинственную осанку.
   Полковник Мельгунов и караульный офицер насмешливо посматривали на превозносимого майора голштинского войска и коменданта крепости; гвардейцы нахмурились, угрюмо потупив взоры в землю, а по кадетским рядам пробежал своеобразный звук, похожий на хихиканье.
   Екатерина хранила полнейшую серьёзность.
   -- Весьма сожалею, -- сказала она, -- что я не могла присутствовать на интересном зрелище, но, как вам известно, пушечная пальба неприятно действует на мои нервы. Впрочем, меня удивляет, что крепость была завоёвана: ведь, насколько помнится, несколько дней тому назад вы объявили её неприступной.
   -- Такова она и есть, -- ответил Пётр, -- если знать секрет её защиты; но он известен мне одному; и всякий раз, когда защита происходила под моим начальством, крепость никто не мог взять... Не правда ли, Ландеров?
   -- Решительно никто, ваше императорское высочество, -- подтвердил генерал.
   -- Но сегодня, -- продолжал Пётр, -- я командовал осадным корпусом, а Брокдорф, хотя он и отличный комендант, не знает моего секрета, и я не открою его.
   -- Тогда господину фон Брокдорфу остаётся самому открыть эту тайну! -- подхватила Екатерина с тонкой улыбкой насмешливого презрения. -- Боюсь, что при его уме и военном таланте вы, ваше императорское высочество, вскоре увидите, как будет отбит штурм даже под вашею командой.
   Брокдорф бросил на великую княгиню взгляд, сверкавший злобой, после чего сказал, обратившись с поклоном к Петру:
   -- Ваше императорское высочество, вы -- мой учитель и господин; на вашей службе я надеюсь всегда с пользою употребить свой ум против всех ваших врагов -- явных и тайных, но против вас я буду вечно бессилен.
   Пётр ласково кивнул ему головой, а потом поклонился, подняв взор на окна замка, где снова появились некоторые придворные дамы.
   Брокдорф также снял шляпу и с изысканной почтительностью отвесил им поклон. Генерал фон Ландеров, в свою очередь, последовал примеру великого князя.
   Екатерина покраснела и с неудовольствием сжала губы, но она не взглянула на окна фрейлин и точно не заметила, что Пётр не раз посматривал туда, расточая улыбки.
   -- Поручик Пассек, -- воскликнул затем великий князь, обращаясь к караульному офицеру.
   Тот приблизился, салютуя шпагой.
   -- Мои голштинские войска измучены и страдают жаждой у себя в лагере, -- сказал Пётр. -- Я распорядился, чтобы им дали сто бутылок вина из моего погреба; келлермейстер выдаст их вам. Командируйте отряд из ваших людей, который отнёс бы вино в лагерь.
   Среди преображенцев, слышавших эти слова, поднялся глухой ропот.
   Поручик Пассек, молодой, стройный, изящный офицер с тонкими, интеллигентными чертами лица несколько славянского типа, не тронулся с места, продолжая неподвижно стоять перед великим князем.
   -- Ну, что же, вы поняли? -- нетерпеливо спросил тот. -- Поторопитесь! Мои бедные солдаты вполне заслужили хорошее угощение.
   -- Простите, -- ответил Пассек, -- я радуюсь, когда ваше императорское высочество награждаете своих слуг, и знаю, что хорошее угощение вином есть лучшая награда для добрых солдат. Однако я боюсь, что приказание вашего императорского высочества невозможно будет исполнить.
   -- Невозможно исполнить моё приказание? -- воскликнул Пётр, и его глаза вспыхнули зловещим огнём. -- Что это значит? Генерал фон Ландеров, слыхали ли вы когда-нибудь, чтобы было невозможно исполнить военный приказ?
   -- Военный приказ, -- начал Пассек спокойным и по-прежнему почтительным тоном, -- может быть отдан мне и моим людям только моим военным начальством или её величеством государыней императрицей. Вели ваше императорское высочество соизволите надеть русский военный мундир и повторить ваш приказ, то я буду обязан повиноваться, и тогда с меня снимется всякая ответственность. Я желаю этого ради спасения своей головы, так как если не соблюсти всех военных формальностей, то я боюсь, что её величество государыня императрица заставит жестоко поплатиться того офицера, который принудит солдат её гвардии нести службу лакеев у иностранных слуг вашего императорского высочества.
   Яркая краска гнева ударила в лицо Петра, тогда как при твёрдых, смелых словах поручика глухой ропот одобрения пробежал по рядам преображенцев и кадет.
   -- Слышите, генерал фон Ландеров? -- дрожащим голосом воскликнул цесаревич. -- Слышите? Вот какая дисциплина господствует в России!.. Ведь это -- бунт... бунт! -- повторял он, грозя кулаком караульному офицеру. -- Я не хочу больше таких солдат у себя во дворце! Пусть меня охраняет только моя армия.
   -- Прошу прощения у вашего императорского высочества, -- сказал Пассек, тогда как преображенцы зароптали громче прежнего, -- если я строго держусь предписаний службы её величества императрицы, а за этим господином, -- прибавил он, с полунасмешливым, с полуугрожающим видом оглянувшись на генерала Ландерова, -- за этим господином я не признаю права высказывать своё суждение о служебном долге русских солдат гвардии её величества.
   -- Постойте! -- воскликнул снова Пётр, весь дрожа от ярости. -- Вы узнаете, сударь, что значит противиться приказу наследника престола! Генерал фон Ландеров, возьмите у этого непослушного офицера его шпагу!..
   Пассек стоял неподвижно; он только приподнял, совсем незаметно, остриё своей шпаги, опущенной пред великим князем, так что оно, сверкая на солнце, направилось на генерала.
   Тот отступил немного назад, за спину цесаревича; сильнейшее смущение отразилось на его полном, красном лице; он боязливо осмотрелся и шепнул великому князю:
   -- Ваше императорское высочество изволили забыть, что я -- голштинский генерал и, следовательно, не принадлежу к числу начальников русского офицера.
   -- Ваша правда, -- подхватил Пётр с возрастающим раздражением, -- я позабыл, что соотечественники, а также офицеры герцога голштинского -- чужестранцы в этом краю! Но я положу конец этому бунту!.. Я иду надеть свой русский мундир... Погодите, сударь... вам предстоит сейчас увидеть пред собою русского великого князя, который числится подполковником Преображенского полка, -- прибавил он с язвительным смехом, -- и в качестве такового, по крайней мере, имеет право требовать от вас повиновения.
   Великий князь сделал пару шагов, направляясь ко дворцу, но пошатнулся от волнения, точно под ним подкашивались ноги, и схватил руку Брокдорфа. Он стоял, тяжело дыша, тогда как генерал Ландеров поглядывал испуганными глазами на великую княгиню.
   Екатерина подошла к своему супругу.
   -- Пока вы мешкаете, -- сказала она кротким, но твёрдым и положительным тоном, -- ваши бедные голштинские солдаты в лагере томятся жаждой, напрасно ожидая обещанного им подкрепления сил. По-моему, не годится, чтобы одни солдаты подносили вино другим \ солдатам. Я думаю, что угощение их герцога доставит 1 голштинцам больше удовольствия, если оно будет передано им через служанок их герцогини. Я прикажу, чтобы две мои камеристки сопровождали в лагерь придворных лакеев, и полагаю, что такое решение дела не только будет приятно солдатам в поле, но, -- прибавила цесаревна с особенным ударением, -- заслужит дали; одобрение её величества.
   Гнев великого князя, казалось, остыл. Он бросил почти благодарный взгляд на жену и сказал нетвёрдым голосом:
   -- Да, да, вы правы, это доставит больше удовольствия людям. Сделайте так.
   -- Но, -- продолжала Екатерина, посматривая на поручика Пассека с благосклонной улыбкой, -- здесь не должно быть никакого различия между русским великим князем и герцогом голштинским, как и между великой княгиней и герцогиней. Я прошу позволения вашего императорского высочества предложить от моего имени этим бравым преображенцам, исполняющим здесь свой долг на нашей службе, такое же угощение. Голштинцы там, в лагере, будут пить за здоровье русского великого князя, а вот эти храбрые русские солдаты за здоровье герцога голштинского. Не правда ли, ведь вы сделаете это от всего сердца? -- спросила она, подходя к преображенцам, которые всё ещё стояли, держа ружья на караул.
   -- Да здравствует герцог голштинский! -- громко воскликнул Пассек тоном служебной команды. -- И герцогиня! -- прибавил он потом с сияющими взорами и высоко поднимая шпагу.
   -- И герцогиня! -- подхватили гренадеры, мрачные лица которых прояснились при виде стоявшей перед ними великой княгини.
   Пётр как будто не заметил, что караульная команда подхватила лишь вторую половину приветственного клича своего офицера. Он в знак благодарности прикоснулся к своей шляпе и пошёл, по-прежнему опёрший на руку Брокдорфа, ко дворцу, не оборачиваясь назад.
   Екатерина собиралась последовать за ним, как вдруг к наружному двору замка подкатил четырёхместный экипаж.
   Екатерина узнала ливрею английского посланника и в изумлении остановилась. Лакей опустил подножку кареты, и сэр Чарльз Генбюри Уильямс, представитель его величества английского короля, вышел и торопливо направился к великой княгине. Посланник был стройный мужчина, лет за сорок, с резкими чертами лица типичного англичанина. За ним следовал молодой человек, не старше двадцати пяти лет, выдающейся красоты. Большие тёмно-синие глаза с тёмными ресницами светились точно звёзды и поражали своей мечтательной глубиной. Слегка напудренные локоны обрамляли античной формы голову. Если бы не придворный костюм тёмно-фиолетового бархата, богато расшитый золотом, молодой человек был бы прекрасной моделью для Адониса [Адонис -- сын красавицы Мирры, превращенной богами в мирровое дерево (дающее благовонную смолу мирру), отличался редчайшей красотой (Примеч. ред.)].
   Екатерина была в обществе княгини Гагариной Крупная, массивная фигура княгини совсем заслоняла стоявшую рядом Екатерину, которая в своей амазонке мужского покроя имела вид мальчика.
   Сэр Уильямс отвесил великой княгине глубокий поклон и произнёс:
   -- Счастливая случайность даёт мне возможность видеть ваше высочество при моём первом вступлении к вашему двору. Я приехал, чтобы доложить вашему высочеству, что ваша воля исполнена и быстрее, чем я мог надеяться. Вы, ваше высочество, выражали желание иметь ноты одной из опер Рамо. Я счастлив, что могу положить к стопам вашего высочества полную партитуру оперы "Кастор и Поллукс" Я написал о воле вашего высочества в Лондон, моему всемилостивейшему монарху, и его величество, считающий своим долгом сделать вам приятное, поручил одному из придворных двора его величества короля польского, графу Понятовскому, вручить вам лично эту партитуру. Граф Понятовский, ехавший в Россию по собственным делам, -- прекрасный музыкант между прочим, -- ещё дорогой сделал кое-какие поправки в опере, так что ваше высочество можете приступить немедленно к её репетиции. Прошу разрешения вашего высочества представить вам графа, который будет таким образом вознаграждён за свои труды по составлению партитур. Передача нот вам лично будет для графа Станислава Понятовского лучшей наградой.
   Молодой человек, стоявший в некотором отдалении от английского посланника, устремил при его последних словах свой взор на княгиню Гагарину, не обращая никакого внимания на стоявшего рядом пажа, как он думал. Взоры Екатерины с восхищением остановились на графе Понятовском; она любовалась им, как любуются художественным произведением: картиной или статуей.
   Посланник обернулся к графу, чтобы представить это великой княгине, но молодой человек уже приблизился к Гагариной, низко поклонился и произнёс своим прекрасным, звучным голосом:
   -- Я в восторге, что имею счастье быть представленным высокоталантливой принцессе, об уме и талантах которой не перестают говорить при всех дворах Европы. Моя незначительная услуга будет сторицей вознаграждена, если вы, ваше высочество, милостиво примете меня, иностранца, при своём дворе.
   С глубоким поклоном граф Понятовский протянул княгине Гагариной красный бархатный портфель с ногами.
   -- Вы ошибаетесь, граф! -- улыбаясь, ответила Гагарина. -- Я могу от вас принять ноты, но лишь для того, чтобы передать их моей милостивой повелительнице, -- прибавила она, беря портфель из рук графа. -- Что касается благодарности за вашу любезность, то, я думаю, вам приятнее будет услышать её непосредственно из уст её высочества.
   Княгиня сделала незаметный знак в сторону Екатерины и с почтительным реверансом отступила на задний план.
   В смущении и испуге граф Понятовский взглянул на маленькую фигурку великой княгини, на которую раньше не обратил внимания. Теперь только он заметил тонкие, благородные черты лица и прекрасные лучистые глаза, заставившие его покраснеть и опустить иски. Совершенно сконфуженный, он бормотал слова извинения, но его смущение было выразительнее всяких льстивых речей и произвело самое приятное впечатление на великую княгиню.
   Слегка взволнованная, Екатерина ответила трепещущим голосом:
   -- Благодарю вас, граф, за вашу любезность и чрезвычайно рада, что сэр Уильямс дал мне возможность поблагодарить вас лично. Он знает, что его друзья -- также и мои друзья. Если вы не боитесь нашего деревенского уединения, то пожертвуйте денёк и оставайтесь у нас. Сегодня же после обеда мы устроим репетицию. Полковник Мельгунов будет так любезен пригласить к нам несколько певцов. Вас, поручик Пассек, я тоже прошу прийти после своего дежурства. Я много слышала о вашем прекрасном голосе.
   Она всем поклонилась и, взглянув ещё раз на графа Понятовского, скрылась в подъезде дворца.
   -- Ура! Да здравствует великая княгиня! -- воскликнул Пассек.
   Сэр Уильямс повёл ошеломлённого и ослеплённого графа Понятовского во дворец.
   -- Ну, милый друг, как вам понравилась великая княгиня? -- спросил посланник графа. -- Не правда ли, я ничего не преувеличивал, рассказывая о ней?
   -- О, в ней соединились фея, богиня, Диана, Минерва и Афродита! -- в восторге воскликнул Понятовский.
   -- Я тоже знаю одного молодого человека, -- смеясь, заметил сэр Уильямс, -- который обладает всеми достоинствами Эндимиона, Телемака и Париса.
   Граф Понятовский задрожал и испуганно взглянул на посланника. Густая краска залила его щёки, и глаза затуманились. Он собирался что-то ответить, но в этот момент на пороге дверей показался гофмейстер, чтобы проводить гостей в предназначенные для них комнаты.

III

   Полную противоположность весёлой жизни великокняжеской четы в Ораниенбауме представляла жизнь императрицы Елизаветы Петровны в Петергофе. Она проводила время почти в полном уединении, в великолепном Петергофском дворце, обращавшем внимание иностранцев своей красотой. Огромные окна высоких комнат выходили прямо на море и доставляли много света и воздуха. Но лучше всего были парки, окружавшие дворец. Множество беседок, гротов и фонтанов придавало сказочный характер этому уголку. В нижнем парке помещались павильоны "Марли" и "Монплезир" -- две маленькие дачки во французском стиле. Их внутренняя отделка была ещё лучше, чем в большом дворце. В одном из этих зданий проводила лето императрица Елизавета Петровна.
   Широкая стеклянная дверь, выходившая на террасу, была открыта. Из этой комнаты видно было море, блестевшее под светом солнечных лучей. По другую сторону тянулся ряд деревьев; среди свежей весенней зелени сверкала струя воды фонтана, с лёгким шумом спадавшая в широкий мраморный бассейн. Полнейшая тишина царствовала вокруг. Только чириканье птиц и слабый плеск воды нарушали эту тишину; по временам этим звукам примешивалось бряцанье оружия часовых, стоявших не только у ворот парка, но и при повороте каждой аллеи. Вдоль берега моря то и дело выступала группа измайловцев, стороживших покой своей императрицы. Вход к Елизавете Петровне строго воспрещался всем посторонним лицам; для того чтобы проникнуть во дворец, требовалось специальное разрешение, подписанное самой императрицей.
   Около стеклянной двери на широкой шёлковой оттоманке лежала Елизавета Петровна. Хотя ей было в го время всего сорок восемь лет, но она казалась гораздо старше. Длинный шёлковый капот тёмно-синего циста, с высоким воротником, скрывал слишком расплывшееся, потерявшее красоту форм тело. Лицо императрицы было измято, сильно располнело и только правильный нос и гладкий белый лоб свидетельствовали о бывшей привлекательности императрицы. Потускневшие глаза были окружены широкими синими кругами, а отвислые губы обнажали ряд пожелтевших, искрошившихся зубов. Нездоровый румянец то приливал пятнами к щекам, то снова исчезал. Густые и мягкие волосы сильно поседели и были свёрнуты на затылке простым узлом.
   Императрица лежала на мягких подушках, беспомощно опустив руки на колени, и недовольным, почти враждебным взглядом смотрела на сверкавшее море, на молодую, свежую зелень. Возле оттоманки стоял маленький столик, сервированный для завтрака. Из золотых кастрюль доносился аппетитный запах тонких блюд. Хрустальный графин был наполнен дорогим венгерским вином, присланным русской императрице в подарок венгерской королевой. Но Елизавета Петровна не прикасалась к еде и только вино в графине постепенно уменьшалось. Императрица снова взяла в руки гранёный стаканчик, наполнила его густой золотистой жидкостью и залпом опорожнила. На одно мгновение её глаза оживились и затем снова померкли.
   -- Нет, нет, -- прошептала императрица глухим, несколько хрипловатым голосом, -- ничего не помогает. Меня уверяли, что блеск солнца -- ничто в сравнении с чудодейственной живительной силой этой влаги, что она возвращает молодость, волнует кровь, а на меня она действует так же, как вода. Моя кровь всё больше и больше леденеет под влиянием старости, и никакое вино не в состоянии согреть её. Да, да, -- мрачно продолжала императрица, -- эта неумолимая, жестокая змея, именуемая старостью, незаметно подкрадывается к человеку. Она обвивается вокруг него, поднимается всё выше и выше, пока её жало не нанесёт смертельной раны сильно бьющемуся сердцу, переполненному надеждой. Как прекрасен Божий мир! -- продолжала Елизавета Петровна, глядя из окна на расстилавшуюся пред ней картину. -- Как хорошо сознавать, что ты владеешь всем этим великолепием, можешь всем и всеми распоряжаться, а над тобой нет никого, -- ты выше всех.
   Императрица вспомнила, как мечтала об этом моменте, как жадно пользовалась преимуществом власти.
   -- Затем наступает старость, -- продолжала вслух свои думы Елизавета Петровна, -- самый злейший, беспощадный враг человека, и отнимает всё. Старость -- это бессилие, зависимость, унижение. А вы все, -- вдруг воскликнула она, с диким огнём в глазах, с гневной краской на лице, -- а вы все, пресмыкающиеся предо мной, следящие за мановением моей руки, вы видите, что могучая длань старости уже легла на голову вашей императрицы; вы знаете, что за старостью следует смерть, и уже считаете дни моей жизни. Заискивающими глазами вы смотрите на того, кто придёт мне на смену. Блеск моей благосклонности потускнел, вы даже избегаете её, так как моё расположение может повредить вам во мнении будущего властелина. Даже мой гнев с каждым днём теряет свою силу. Человеку, потерпевшему от него, ведь недолго придётся страдать; зато, благодаря моему гневу, он может заслужить особенную милость у моего наследника. Я, конечно, могла бы уничтожить наследника, -- с жестокой улыбкой продолжала думать Елизавета, -- одним мановением руки, я могла бы вернуть его на прежнюю низкую ступень, но к чему послужило бы это? Разве что-нибудь изменилось бы, если бы на его месте был другой? Низменная толпа также угодничала бы пред каждым новым наследником престола. О, как печальна судьба человека! -- с отчаянием воскликнула императрица, крепко сжимая руки. -- К чему трон, к чему корона, если самый могучий властелин бессилен против закона природы? Я могу возвысить стоящего на самой последней ступени, могу низвергнуть самое высокопоставленное лицо, но великий князь с каждым днём становится сильнее меня. А за спиной великого князя стоит Екатерина и толпа угодников уже возлагает на неё большие надежды. Я вижу её насквозь, эту Екатерину: она умна, коварна и у неё огромное преимущество, а именно то, что она -- мать. Если она будет императрицей, то будущий наследник -- её родной сын. Как тяжело стоять так лицом к лицу со старостью! -- продолжала думать Елизавета со слезами на глазах. -- И чувствовать себя пред ней такой же бессильной, как последний нищий. О, если бы мы могли сохранить, по крайней мере, иллюзию молодости, не дающую возможности думать о завтрашнем дне и видеть пропасть под своими ногами! Я отдала бы половину своего богатства и могущества тому, кто мог бы освободить меня от этой постепенно обвивающейся вокруг меня змеи-старости.
   Императрица снова налила стакан вина и выпила его, чтобы рассеять мрачные мысли, не покидавшие её.
   Гравий на дорожке заскрипел под чьими-то шагами. Елизавета Петровна приподняла голову и равнодушно посмотрела в окно.
   В аллее показался обер-камергер граф Иван Иванович Шувалов. Это был высокого роста господин, лет тридцати, с мужественными чертами лица и большими глазами, постоянно менявшими выражение, что придавало ему особенную привлекательность. На тонких губах блуждала такая высокомерная улыбка, точно граф вызывал на бой врагов и нисколько не нуждался в друзьях. По моде французского двора Шувалов был одет в светло-голубой шёлковый костюм, расшитый серебром, а на его груди красовался орден святого Андрея Первозванного на андреевской ленте.
   На одно мгновение лицо императрицы осветилось радостью, а затем оно стало ещё мрачнее.
   -- Как он красив! -- прошептала она дрожащими губами. -- Пред ним ещё вся будущность. Разве он может остаться верен мне? Ведь он должен тоже позаботиться о своей дальнейшей судьбе и заслужить милость наследника престола. Могу ли я положиться на него? Между ним и мною стоит страшный, угрожающий призрак старости.
   Граф Иван Иванович Шувалов быстро поднялся на ступеньки крыльца. Приблизившись к императрице, он опустился на одно колено и с рыцарской галантностью поднёс её руку к своим губам.
   -- Моя дорогая, обожаемая государыня! Простите меня, что я осмелился нарушить ваше уединение и потревожить ваши мысли, -- сказал он, -- но желание видеть мою повелительницу и радость, что я могу сообщить ей кое-что приятное, заставили меня поступить так.
   -- Ты мне не помешал, Иван Иванович, -- ответила императрица, не меняя мрачного выражения лица. -- Самое лучшее, что ты мог бы сказать мне, -- даже единственно для меня приятное, -- это если бы ты убедил меня в людской верности.
   -- Верность -- это редкий перл в житейском море, -- возразил граф, глядя на Елизавету проницательным взглядом, -- но в вашей короне, обожаемая повелительница, этот перл имеется. Разве вы можете в этом сомневаться, видя меня у своих ног?
   Императрица взглянула на Шувалова и невольно вздохнула, покачав головой.
   -- Возьми стул, Иван Иванович, и садись возле меня, -- проговорила она. -- Вот выпей вина! Знаешь, ты -- единственный человек, с которым я делю подарок венгерской королевы. Выпей, это вино заставит заиграть твою молодую кровь.
   Елизавета Петровна протянула свой стаканчик Шувалову, поместившемуся на стуле возле оттоманки.
   -- Мне не нужно вина, я и так пьянею от очарования, когда вижу глаза моей повелительницы! -- произнёс граф, беря вино из рук императрицы и залпом, осушая стакан.
   -- Да, у тебя и так горячая кровь, -- с горечью заметила Елизавета Петровна. -- А мне необходимо согреть свою, так как я чувствую холод и усталость от правительственных забот и многих разочарований, которые приходится переносить императрице, несмотря на её кажущееся всемогущество.
   -- Солнечный луч бледнеет, когда его затемняют облака, -- возразил Шувалов. -- Но он могуществен; он пронизывает насквозь облака и светит ещё ярче.
   -- О, если бы человеческое сердце обладало подобной же силой! -- с тоской воскликнула императрица. -- Но, к сожалению, в жизни бывает наоборот. В борьбе солнечного луча с облаком победителем всегда бывает облако.
   -- Следовательно, нужно найти средство, которое всегда согревало бы охладевшее сердце небесным солнечным лучом! -- заметил граф.
   -- Для того чтобы найти такое средство, нужно быть Самим Богом! -- с тяжёлым вздохом возразила Елизавета Петровна.
   -- Или проникнуть в законы человеческой природы, узнать, что поддерживает её! Может быть, в этом отношении, -- продолжал Шувалов, -- мне удастся снискать доверие и благодарность моей милостивой повелительницы. Я найду путь к отысканию средства, способного согреть охладевшее сердце и вернуть угасшие силы.
   -- Да разве это возможно? -- воскликнула императрица, приподняв голову и оживившимися глазами взглянув на графа.
   -- Я только прошу позволения у вашего величества представить вам двух иностранцев, приехавших в Петербург.
   Елизавета Петровна снова опустила голову на подушки.
   -- И ты думаешь развлечь меня этим, Иван Иванович? -- спросила она, пожимая плечами. -- Неужели ты воображаешь, что разговор с совершенно посторонними людьми, которые сообщат мне несколько безразличных новостей, может вернуть мне любовь к жизни и веру в людей и лучшее будущее? Действительно, ты придумал прекрасное средство! Кто же они такие, эти иностранцы? По-твоему, они должны оказать на меня большее влияние, чем мои старые друзья и даже ты сам. Назови их!
   -- Это -- шевалье Дуглас, -- ответил граф Иван Иванович Шувалов. -- Он прибыл из Парижа вместе с взятой им под свою защиту знатной молодой девушкой, пожелавшей видеть русский двор и государыню, о которой говорит весь мир. Молодую девицу зовут мадемуазель д'Эон де Бомон.
   -- И эти люди, -- произнесла императрица со слабой улыбкой, -- могут пролить в моё сердце свет и теплоту, заставить рассеяться душевную усталость? Нет, нет, друг мой, можешь представить мне своих протеже, когда я снова буду вынуждена начать большие приёмы. Я отнесусь к ним приветливо, так как ты этого желаешь, но здесь, среди вечно юной и всегда милой сердцу природы, не заставляй меня видеть новые человеческие фигуры, которые дадут мне ещё новое доказательство несовершенства человеческого рода.
   -- Тем не менее я повторю свою просьбу, -- сказал граф Иван Иванович. -- Шевалье Дуглас и мадемуазель де Бомон здесь, они могут через несколько минут предстать пред вашим величеством.
   -- Это уже слишком! -- воскликнула Елизавета, причём её глаза гневно сверкнули. -- Я запретила являться кому-либо в Петергоф без моего разрешения, а ты, единственный друг мой, -- добавила она смягчённым, но всё же укоризненным тоном, -- осмеливаешься идти против моих приказаний.
   -- Государыня, -- ответил Шувалов, -- я дерзнул на этот поступок, так как эти иностранцы возбудили во мне живейший интерес, и я убеждён, что вы, ваше величество, будете благодарить меня. Оба приехали из Парижа, где видели графа Сен-Жермена, с которым успели сблизиться.
   -- С графом Сен-Жерменом? -- спросила государыня. -- Тем авантюристом, который утверждает, что живёт тысячу лет?
   -- И также утверждает, -- продолжал Шувалов, -- что проживёт ещё тысячу лет и более, так как обладает тайной противодействовать разрушительному влиянию времени. Шевалье Дуглас убеждён и надеется доказать это вашему величеству, что граф Сен-Жермен -- не авантюрист. Он, безусловно, верит в чудодейственное средство и может представить доказательство.
   -- А ты также веришь этому? -- спросила императрица, приподымаясь и пытливо смотря на Шувалова.
   -- Шевалье Дуглас -- личность, заслуживающая полного доверия. Я убедился в этом после того, как испытал на себе привезённое им средство.
   -- А ты пробовал привезённое им средство? -- спросила Елизавета.
   -- Я выпил несколько капель эликсира, добытого им у графа Сен-Жермена.
   -- И что же ты почувствовал? -- спросила императрица, глаза которой всё больше оживлялись.
   -- Необычайный подъём жизненных сил, духовных и телесных, -- ответил граф. -- Мне казалось, словно я стал моложе на многие годы, а во всем теле ощущался чудесный прилив жизненной энергии.
   -- Странно... странно! -- заметила государыня, проводя рукой по лбу, словно хотела отогнать какую-то неприятную мысль. -- Странно! Неужели это возможно?
   -- Вашему величеству стоит только приказать и убедиться в истине моих слов.
   -- У шевалье Дугласа есть тот эликсир, о котором ты говоришь? -- спросила государыня.
   -- Он говорит, что снабжён им на долгое время, -- ответил Шувалов, -- для приёма достаточно ведь нескольких капель.
   -- И он здесь? -- продолжала Елизавета. -- Ты привёз его с собой?
   -- Дуглас и его эликсир к услугам вашего величества, -- сказал Шувалов.
   -- Приведи его сюда, приведи его сюда! -- воскликнула императрица. -- Ты прав, даже если он -- фокусник и шарлатан, он развлечёт меня, это будет мне забавой. Приведи его!..
   -- Я был уверен, -- сказал граф, целуя руку государыни, -- что вы, ваше величество, согласитесь на мою просьбу; я убеждён, что вы будете благодарить меня. Я буду счастлив, -- добавил он с лёгким укором, -- доказать моей государыне, что моё сердце предано ей и что моей единственной мыслью может быть только желание видеть главу возлюбленной монархини вечно озарённой лучами радости. Через несколько минут мои иностранцы будут здесь.
   Граф ещё раз склонился над рукой Елизаветы, а затем быстро удалился.
   "Неужели это возможно? -- подумала она. -- Заворожить духа молодости, заставить его победить старость, избавив от разрушительных уколов жала этой змеи? О, если бы существовала такая тайна, господство ныло бы за мной, настоящее господство и могущество. Так как будущее принадлежало бы мне! А Шувалов верит в это, он говорит так убеждённо, так уверенно!. Ему ведь надо верить; его будущее связано с моим, а восходящее солнце, на которое устремлено так много взоров, не шлёт ему приветливых лучей. А всё-таки, -- продолжала она думать, печально качая головой, -- может ли это быть? Возможно ли, чтобы Создатель дал возможность простому смертному существу проникнуть в Его тайны?"
   Она глубоко вздохнула, но в её оживлённом взоре светилась надежда, когда она, прислушиваясь, выжидательно устремила взор на тенистую дорогу.

IV

   Из золотистой зелени аллеи выступил граф Иван Иванович Шувалов под руку с дамой, причём по другую его сторону шёл господин с той уверенностью, которую даёт привычка бывать при дворе. При некоторой непринуждённости в нём проглядывало настроение высокой почтительности, выказываемой в присутствии высочайших особ. Дама, которую Шувалов вёл с рыцарскою изысканностью, представляла собой явление, которое всюду должно было привлечь на себя всеобщее внимание. Её изящная фигура была облечена в элегантное придворное платье из светло-зелёного шёлка, покрытого роскошными тонкими кружевами. Оно было сшито по последней парижской моде, только вырез не был так глубок, как было в обычае носить в то время. Тонкие и правильные черты лица отличались детской нежностью, хотя полные, красиво очерченные губы выражали энергию, а в больших, ясных и умных глазах светилось так много мужества и огня, что их гордый взор, казалось, скорее мог бы принадлежать молодому мужчине, чем нежной, миловидной девушке.
   Шевалье Дуглас, шедший по другую сторону Шувалова, был человек лет тридцати. Он был одет в тёмно-серый придворный костюм, отличавшийся изысканной простотой. Его лицо было узко и бледно и носило выражение сдержанного спокойствия светского человека; только маленькие, тёмные, живые глаза зорко и пытливо смотрели кругом.
   За несколько шагов до входа в беседку Монплезира граф Шувалов быстро отделился от своих спутников, встал у подножия оттоманки императрицы и представил ей обоих иностранцев, низко поклонившихся ей, ещё стоя на пороге. Всё это граф совершил так торжественно, словно присутствовавшие находились у трона, в большом зале для аудиенций, в Зимнем дворце.
   Несколько мгновений Елизавета с пытливостью внимательно смотрела сначала на Дугласа, а затем на его спутницу. Последняя стояла в робкой позе, слегка наклонившись, но её взор так настойчиво, так испытующе был устремлён на Елизавету, что государыня, удивлённая, почти смущённая, опустила веки.
   -- Вы -- англичанин? -- спросила императрица Дугласа.
   -- Моя фамилия шотландского происхождения, ваше величество, -- ответил он, -- но я -- француз и радуюсь, что имею счастье выразить чувства глубокого почтения и удивления, которые мой народ проявляет по отношению к великой русской государыне, и в то же время передать о той громадной симпатии, которую Франция питает к благородному русскому народу.
   -- До сих пор я видела мало доказательств этих высоких чувств, -- строго, с лёгким оттенком иронии заметила Елизавета. -- Дипломаты вашего двора не особенно старались обнаруживать эти симпатии по отношению к России.
   -- Ваше величество! Нельзя делать ответственными короля и французскую нацию за неловкость отдельных дипломатов, -- ответил Дуглас. -- Самые выдающиеся умы Франции с восхищением взирают на мощный молодой русский народ, успевший так быстро встать в ряды первых европейских держав, и, -- добавил он с почтительным поклоном, -- на повелительницу его, которая ведёт его на славный и великий путь. Господин Вольтер, от которого я имел честь передать письмо графу Шувалову, при нашем последнем свидании в восторженных выражениях высказал те же мысли.
   -- Аа! -- произнесла государыня, сдвинув брови. -- Господин Вольтер, поклонник прусского короля? Мне действительно кажется, -- продолжала она язвительным гоном, -- что вы особенно желали польстить мне, сообщив, что я разделяю его восхищение вместе с прусским королём.
   -- Господин Вольтер, -- сказал граф Шувалов, всё время нетерпеливо ждавший возможности дать разговору другой оборот, -- выказывает особенный интерес к академии, которую я основал по приказу вашего императорского величества, и пишет мне много любезностей но поводу этого события, хотя я только исполнил веления государыни.
   -- Это было вашей мыслью, граф Иван Иванович, -- сказала императрица, причём её лицо снова просветлело. -- По справедливости вы можете приписать славу и себе. -- Затем она обратилась к молодой девушке и сказала, глядя на неё с некоторой благосклонностью. -- А вы, что привело вас в мою северную столицу? Я не могу думать, что вы, подобно Вольтеру, интересуетесь моей академией.
   -- Я приехала, -- мягким, но звучным голосом ответила молодая девушка, -- чтобы посмотреть на женщину, которая управляет громадным государством, которая владычествует над мужчинами не посредством хитрости и лести, как это происходит и в других странах, а силой и непреклонной волей, которая победоносно заставляет забыть приговор о женской слабости и служит доказательством того, что дух сильнее плоти.
   При этих словах молодая девушка смотрела на государыню такими искрящимися глазами, словно из них исходили магнитные лучи.
   Снова могущественная повелительница опустила веки перед взором почтительно стоявшей около неё девушки, но слова последней самым ощутительным образом польстили её гордости, и она с милостивой улыбкой наклонила голову.
   -- Граф Иван Иванович сказал мне, что в Париже вы видели графа Сен-Жермена и были свидетелями его удивительных опытов, -- заметила она, обращаясь к Дугласу.
   -- Я имел это удовольствие, ваше величество, -- ответил Дуглас, -- точно так же, как и мадемуазель де Бомон, и должен признаться, что от критики перешёл к восхищению, от сомнения к вере.
   -- Граф утверждает, что он бессмертен? -- спросила императрица.
   -- Не бессмертен, ваше величество, -- возразил Дуглас. -- Бессмертие -- преимущество, которым наделяются божества во всех религиях. Граф Сен-Жермен не говорит, что он бессмертен, но он утверждает, что обладает средством останавливать разрушительный процесс возраста, приводящий к окончательному результату -- смерти. Он считает возможным продлить человеческую жизнь до бесконечных пределов, если препятствием не является какая-нибудь особенная разрушительная сила.
   -- Значит, граф Сен-Жермен обладает средством возвращать молодость? -- быстро спросила государыня, причём её пальцы нервно задвигались.
   -- Собственно не средством возвращать молодость, -- возразил Дуглас, -- а, что гораздо важнее, средством противодействовать разрушительному влиянию возраста или старости.
   -- И вы владеете этим средством? -- спросила государыня так нетерпеливо, так живо, что её тон показался резким.
   -- Граф Сен-Жермен, -- ответил Дуглас, -- питает особенное чувство почтения и восхищения к мадемуазель де Бомон. Он находит в ней необыкновенное сходство с испанской королевой Изабеллой, которую он признает идеалом красоты и изящества и которая пользовалась его рыцарским поклонением.
   Императрица внимательно посмотрела на лицо молодой девушки, которая на этот раз скромно опустила взор.
   -- Так, значит, вы обладаете чудодейственным средством графа Сен-Жермена? -- допытывалась она.
   -- С разрешения графа, -- ответила молодая девушка, -- я передала также шевалье Дугласу часть чудодейственной эссенции. И это было необычайной любезностью с его стороны, так как он очень редко кому доверяет своё средство. Я побожилась на распятии, что никому не передам этого средства и не открою секрета его применения.
   -- Применение его также составляет секрет? -- удивилась Елизавета.
   -- Да, тайну, -- ответил Дуглас, -- так как малейшая неосторожность может повлечь за собой опасность для жизни.
   -- А если бы я, -- спросила государыня, -- захотела испробовать это средство, которое, надеюсь, -- боязливо добавила она, -- не заключает в себе какого-нибудь богопротивного колдовства?
   -- Если вы, ваше величество, пожелаете испробовать это средство, мы готовы исполнить ваше приказание, -- ответил Дуглас. -- Что же касается вопроса о колдовстве, то вы, ваше величество, можете быть совершенно спокойны. Граф Сен-Жермен не верит ни в какое колдовство, его могущество -- в знаниях, которые он черпает в законах природы и которые скрыты от остальных людей.
   -- Хорошо, -- сказала государыня, -- это очень интересует меня. Даже если последствия не скажутся, то всё же это -- забавная игра. Можете вы тотчас же испробовать на мне чудодейственную силу вашего эликсира?
   -- Вашему величеству достаточно мне приказать, -- ответил Дуглас.
   -- Прекрасно! Начнём! -- нетерпеливо воскликнула Елизавета, покидая свою ленивую позу. -- Что мне делать?
   -- Вы, ваше величество, кушали сегодня что-нибудь?
   -- Нет, -- ответила Елизавета. -- Вы видите, до всего этого я не дотронулась; я выпила только немного токайского вина, любезно присланного мне венгерской королевой.
   -- Это ничего, -- заметил Дуглас. -- Благородный напиток будет лучшим проводником чудесного эликсира в кровь вашего величества. Могу я просить о разрешении прослушать пульс вашего величества?
   Императрица протянула ему руку. С минуту Дуглас внимательно слушал неровные и резкие удары её пульса, затем взял бокал, наполнил его до половины золотистым вином, почти с религиозным благоговением вынул из кармана хрустальный флакон и отошёл в сторону, чтобы незаметно для присутствующих влить в него несколько капель тёмно-красной жидкости.
   Елизавета с напряжённым вниманием следила за всеми его движениями. Своеобразный резкий запах распространился по всему помещению, хотя широко раскрытые двери давали полный доступ свежему воздуху.
   Тогда шевалье Дуглас приблизился к императрице и, почтительно кланяясь, подал ей бокал, содержимое которого приняло красновато-опаловую окраску.
   В глазах государыни мелькнул мрачный огонь.
   -- Подождите, -- сказала она, отстраняя бокал, -- если ваш напиток действительно оказывает такое чудесное действие, то в нашем обществе была бы нарушена гармония, если бы я одна испробовала его. Выпей это, Иван Иванович! -- приказала она почти грубым тоном, схватив бокал и протягивая его графу Шувалову.
   Граф поднёс бокал к своим губам.
   -- Остановитесь! -- боязливо воскликнул Дуглас. -- Граф Шувалов крепкого телосложения, для него доза была бы велика.
   -- В таком случае выпей половину, -- сказала Елизавета. -- Так будет хорошо?
   -- Но не больше, -- заметил Дуглас.
   Граф Шувалов быстро, не колеблясь, выпил приблизительно половину жидкости.
   -- Теперь вы, -- приказала Елизавета Дугласу.
   Тот взял бокал из рук графа и выпил остаток эликсира.
   -- А мадемуазель де Бомон? -- государыня обернулась к молодой девушке.
   Дуглас приготовил новую порцию и протянул её своей спутнице, которая тотчас выпила всё залпом.
   -- Теперь, -- приказала государыня, -- приготовьте порцию для меня!..
   Елизавета ни на минуту не отрывала взора от Дугласа, всё время державшего флакон в своей руке. Он взял салфетку, заботливо вытер бокал, снова наполнил его вином до половины и опять нацедил в него несколько капель эликсира.
   Государыня взяла бокал и быстро выпила его содержимое.
   -- Ах! -- воскликнула она. -- Это освежает; кажется, словно всё тело наполняется каким-то ароматом.
   -- Это -- жизненная сила, -- заметил Дуглас, -- в несколько мгновений она распространится до сердца, и оттуда разольётся по всем жилам в теле; тогда начнётся работа восстановления жизненной энергии.
   Елизавета Петровна откинулась на подушку и закрыла глаза, словно хотела сосредоточить всё своё внимание над наблюдениями за действием чудесного напитка. Через несколько минут с её лица исчезли красноватые пятна, уступив место ровному, естественному румянцу; поблёклые щёки словно наполнились и посвежели; губы слегка раскрылись для глубокого, здорового дыхания, выражение мрачной горечи в чертах сменилось счастливой улыбкой, она свободно двигала членами своего тела, даже руки казались полнее и приняли нежный вид вместо прежней сухости и желтизны. Елизавета медленно открыла глаза, и все увидели, что те изменились ещё поразительнее, чем лицо. Пропали окружавшие их синяки, провалившиеся глазные впадины приняли прежний вид, зрачки утратили свой беспокойный, лихорадочный блеск и радостно светились, словно в них отражались голубое небо и свежая весенняя зелень деревьев.
   -- Какое удивительное ощущение! -- восхищённо воскликнула государыня. -- Мне кажется, словно предо мной раскрылся новый мир, словно с каждым мгновением новая жизнь проникает во все атомы моего тела.
   -- Да, это так, ваше величество, -- сказал Дуглас, -- это -- квинтэссенция, возбуждающая все жизненные силы, извлечённая графом Сен-Жерменом из всех плодов природы, мельчайшие атомы которых соединены в этом эликсире.
   Елизавета Петровна встала, широко раскинула руки и сияющим взором окинула море.
   Граф Шувалов встал и выпрямился. В его очах горел огонь, его улыбающееся лицо блистало изумительной красотой. Такая же перемена произошла и с шевалье Дугласом -- всё в нём, казалось, стало более благородным, мужественным и идеальным; мадемуазель де Бомон казалась ещё более изменившейся; её глаза блистали так, как будто она, как царица Ипполита, хотела встать во главе войска амазонок, чтобы вести их в бой; нежные черты её лица, не теряя своей мягкости, получили выражение такой огненной силы, что императрица с полным изумлением смотрела на это удивительное лицо, на это удивительное существо, в котором было столько истинно женской мягкости и грации и вместе с тем просвечивали совершенно мужские сила и мужество.
   -- Вы были правы, шевалье, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- беру свои слова обратно; эликсир графа Сен-Жермена подтверждает всё, что вы о нём говорили.
   -- Я это знал, -- гордо и самоуверенно ответил Дуглас.
   -- И моя повелительница не доверяла этому! -- мягко укорил граф Шувалов, подходя очень близко к императрице. -- Вы могли бы вполне положиться на меня! -- шепнул он ей на ухо.
   Императрица вздрогнула, когда его горячее дыхание коснулось её щеки.
   -- Благодарю тебя, -- тихо сказала она и пожала ему руку, посмотрев быстрым, полным страсти взором в его пылающие глаза. -- Но, -- воскликнула она, -- этот весенний воздух заставил меня проголодаться. Я была недостаточно справедлива к этому завтраку -- в действительности же я должна похвалить моих поваров, они не заслужили невнимательного отношения к своим произведениям.
   Она разрезала золотым ножом огромный, величиною чуть ли не с кулак, трюфель и с величайшим наслаждением начала есть половину этого гриба. Вторую же половину она на кончике ножа протянула графу Шувалову. Он с благодарностью поцеловал руку императрицы и с восторгом принялся за трюфель.
   -- Кушайте, мадемуазель, -- сказала императрица, -- кушайте, шевалье! На вашей родине не найдётся трюфелей лучше этих.
   Затем она с большим аппетитом съела кусок стерляди.
   -- Но я забываю, -- воскликнула она, между тем как цвет её лица становился всё свежее и глаза ярко блестели, -- я совсем забыла, что здесь накрыто только для меня... Поторопись, Иван Иванович, распорядиться, чтобы сюда принесли всё, что только есть на моей кухне хорошего; нужно подать также и того токайского, которым я обыкновенно ни с кем не делюсь. Гости, которые принесли мне такое сокровище, заслуживают того, чтобы я угостила их самым лучшим, что только у меня есть.
   Граф Шувалов уже исчез. Выйдя из аллеи, он легко свистнул в маленький золотой свисток, висевший на цепочке у него на шее, и через секунду показалось несколько лакеев. Граф раздал им приказания, и не прошло и десяти минут, как под деревьями уже был накрыт маленький столик. На нём собраны все редкие съедобные вещи, которые могли доставить Европа и Азия. Посредине в хрустальных графинах сверкало на солнце токайское вино.
   Сок венгерских лоз заставил ещё ярче блистать все взоры, и разговор, поддерживаемый самой императрицей, делался всё оживлённее и непринуждённее. Дуглас был неистощим и рассказывал массу остроумных вещей и тонко льстил императрице. Мадемуазель де Бомон рассказывала анекдоты из жизни французского двора, которые едва ли были уместны в устах молодой девушки, особенно в присутствии императрицы. Но Елизавета Петровна смеялась и аплодировала тем громче, чем легкомысленнее были эти рассказы. Если бы кто-либо взглянул на этот маленький столик, то наверно был бы убеждён в том, что видит пред собой какой-либо увеселительный пикник вчетвером в Париже; конечно, подобному наблюдателю не пришло бы в голову, что он находится при дворе могущественной государыни, к каждому слову и намерению которой относительно мировых событий с трепетом прислушивались все европейские кабинеты.
   Веселье делалось всё непринуждённее; императрица была счастлива тем, что перестала чувствовать боль в теле, влиявшую и на её настроение. Она приказала графу Шувалову распорядиться, чтобы принесли замороженного шампанского. Когда снова скрылись лакеи, с необычайной быстротой исполнившие это приказание, она подняла свой бокал и воскликнула:
   -- Когда вы будете писать графу Сен-Жермену, шевалье Дуглас, то передайте ему, что русская императрица пила за его здоровье. Передайте ему также, что при моём дворе его ждёт такой приём, которого ещё не удостаивался ни один иностранец.
   -- Граф будет в восхищении от милости вашего величества, -- ответил Дуглас. -- И я не сомневаюсь, что он, как только ему будет возможно, с разрешения вашего величества, лично представится вам и милостивое внимание вашего величества дороже ему всех почестей, так как граф любит тишину и мрак, для того чтобы всё глубже погружаться в тайны природы.
   -- Он должен приехать... он должен приехать сюда... Он здесь найдёт всё, чего желает, -- воскликнула императрица, -- потому что, испробовав его искусство... -- она вдруг смолкла и её лицо омрачилось. -- Да, да! -- сказала она, смотря вокруг себя широко раскрытыми глазами. -- Ведь это -- только проба, а я уже чувствую победу над всесокрушающим временем! Как продолжительно действие этого средства? -- спросила она Дугласа.
   -- Его нужно употреблять ежедневно, ваше величество, -- ответил он, -- это средство должно каждый день восстанавливать те силы, которые пожрал огонь жизни.
   -- Итак, если у человека нет этого средства и он не может употреблять его ежедневно, -- спросила императрица, слегка вздрагивая, -- то он, после быстрого вознесения в область бессмертных, снова будет должен подпасть под власть времени, которое разбивает сердце и медленно отнимает жизнь? Какую цену хотите вы за ваш эликсир? -- быстро спросила она, порывисто дыша.
   -- Имею честь заметить вашему величеству, -- ответил Дуглас, -- что как я, так и мадемуазель де Бомон должны собственноручно давать эликсир, доверенный нам графом де Сен-Жерменом.
   -- Вы в России! -- воскликнула Елизавета Петровна, сверкая глазами. -- И я в своём государстве не привыкла считать что-либо невозможным, если я этого хочу или требую!
   Граф Шувалов испуганно обернулся к Дугласу, для того чтобы вступить в разговор, но шевалье, не проявляя ни малейшего испуга или тревоги, ответил:
   -- Мой эликсир, ваше величество, не имеет цены. На всём земном шаре, в недрах всей земли не найдётся достаточного количества золота, чтобы заплатить за одну каплю этой жизненной влаги, и нет такой силы, которая могла бы вырвать её у меня. Меня можно уничтожить, но до этого будет разбит и флакон с этой драгоценной жидкостью, -- продолжал он, в то время как императрица слушала его, склонив голову, с дрожащими губами и полуиспуганно, полуугрожающе посматривала на него. -- Насильственный захват эликсира не может принести пользы, так как без знания необходимой дозы приёма, которая меняется сообразно особенностям каждого человека, это лекарство может привести к смерти. Но, -- продолжал Дуглас, -- не нужно никакой другой силы, кроме воли вашего величества, для того чтобы сила моего эликсира была к вашим услугам. Моего запаса хватит надолго, но кроме того, я уверен, что граф Сен-Жермен возобновит его, как только это будет нужно. Но если я не осмеливаюсь предложить вашему величеству свои ежедневные услуги, то мадемуазель де Бомон беспрепятственно и не обращая на себя ничьего внимания может приближаться к вам во всякое время, для того чтобы поддерживать и возобновлять при посредстве верного употребления эликсира драгоценные для России и всей Европы силы великой государыни.
   -- Это так... это так, -- оживлённо воскликнула императрица. -- Но что вы на это скажете, мадемуазель? -- продолжала она, обращаясь к молодой девушке.
   -- Во Франции, ваше величество, -- ответила молодая девушка, -- моим главнейшим желанием было видеть великую государыню, которая как достойная дочь и наследница Петра Великого только благодаря своему уму и воле получила огромное русское государство и слово которой одинаково властно звучит как в Европе, так и в Азии. Моё желание исполнилось, и это исполнение превзошло все мои самые пылкие мечты и возбудило во мне страстное желание посвятить себя служению великой государыне.
   -- Добро пожаловать! -- воскликнула императрица, которая была совершенно счастлива. -- Я принимаю вас в число моих фрейлин, но вы будете мне ближе, чем другие; вы должны быть моею подругой.
   Мадемуазель де Бомон встала и поспешно подошла к императрице, чтобы, низко склонившись, поцеловать её руку; но Елизавета Петровна нежно обняла её, подняла и поцеловала в обе щеки.
   Когда её губы прикоснулись к нежному личику молодой девушки, глаза которой с каким-то странным огнём заглянули в глаза императрицы, казалось, что электрическая искра пробежала по телу Елизаветы Петровны; она вздрогнула, и её лоб и виски покрылись ярким румянцем. Она, как бы побуждаемая какой-то силой, поцеловала ещё раз девушку в губы и медленно выпустила её из своих объятий.
   -- Я сейчас же отдам приказание, -- сказала она слегка сдавленным голосом, -- чтобы готовили вам помещение рядом с моими комнатами... Вы туда переедете сегодня же... И вы никогда не раскаетесь в том, -- нежно добавила она, -- что вручили мне ваше счастье и будущность.
   Мадемуазель де Бомон высоко подняла полный бокал шампанского и воскликнула:
   -- А я прошу позволения осушить мой бокал за здоровье величайшей, могущественнейшей и добрейшей государыни... Да испытывает ваше сердце вечную юность!.. Вечно новая слава да окружит вашу главу и да поникнут у ваших ног все ваши враги, особенно те, которые, будучи мучимы завистью, хотят низменными шутками уменьшить ваше величие.
   -- Где эти враги? -- воскликнула Елизавета Петровна, гордо поднимая голову. -- В моём царстве для них нет места!..
   -- Самый свирепый и непримиримый враг вашего величия, государыня, -- ответила мадемуазель, прямо и пристально смотря на императрицу сверкающим взором, -- тот, кто в это же время принадлежит к врагам Франции и моего короля: король Пруссии, который своими недостойными шутками задевает всё святое и высокое и который, -- продолжала она, возвысив голос и с удивительной твёрдостью глядя в загоревшиеся гневом глаза императрицы, -- который и в вашем царстве ослепил и обманул души некоторых... Пусть будет он покорен и низвергнут к ногам вашего величества!
   Молодая девушка осушила бокал. Оба мужчины последовали её примеру, и граф Шувалов воскликнул с величайшим одушевлением:
   -- Это должно быть так, и недостойные эпиграммы, которые позволяет себе создавать этот маркграф бранденбургский относительно русского престола, должны молнией упасть на его голову!
   Императрица несколько времени сидела, серьёзно задумавшись, затем встала и, бросив гордый, властный взгляд на море, сказала:
   -- Туман окружал мою голову и затемнял мой дух и мою волю... Сегодня этот туман исчез... Прежняя сила оживляет моё сердце, и моя рука может взяться за меч и поднять знамя России... Благодарю вас за ваше пожелание, мадемуазель... Я о нём подумаю, и мы ещё поговорим... Теперь же поторопитесь: самые быстрые лошади должны отвезти вас в Петербург для того, чтобы вы ещё сегодня вернулись сюда и заняли ваши комнаты... Шевалье Дуглас, я всегда буду рада видеть вас при своём дворе!
   Она милостиво поклонилась и, взяв под руку графа Шувалова, рядом с ним направилась ко дворцу. Её упругий шаг в это время, казалось, приобрёл прежнюю юношескую силу и лёгкость.
   -- Довольна ли мной моя дорогая повелительница? -- спросил граф Шувалов. -- Позволит ли она мне победоносно направить солнечный луч против нависших туч?
   -- Благодарю тебя, -- сказала императрица, взглядывая на него и крепче прижимая к себе его руку, -- благодарю тебя! Я снова нашла две звезды, которые, казалось, уже скрылись было с моего горизонта... славу и любовь, -- тихо шепнула она ему.
   Граф поднёс её руку к своим губам и быстро пошёл вперёд, выводя её из-под тенистых деревьев и направляясь к дворцу. Дуглас и мадемуазель де Бомон следовали за ними на некотором расстоянии.
   -- Всё идёт хорошо, -- торжествовала молодая девушка, -- победа наша.
   -- Минутная победа, -- серьёзно ответил Дуглас, -- которая снова может быть отнята у нас.
   -- Её стоит удержать... и я её удержу, -- воскликнула девушка. -- Эликсир графа Сен-Жермена сделает нас надолго необходимыми для императрицы, да, кроме того, у меня ещё есть другое средство!.. Положитесь на меня... Наш король будет доволен, и, верьте, не пройдёт слишком много времени до тех пор, пока русские войска перейдут прусскую границу.
   -- Вы смелы! -- заметил Дуглас.
   -- Смелость города берёт! -- воскликнула молодая девушка, сверкая глазами.
   Она взяла под руку своего спутника и направилась с ним к дворцу.
   Их ждал камергер императрицы. Сейчас же вслед за этим к крыльцу была подана лёгкая карета, запряжённая четвёркой самых быстрых украинских лошадей -- редкая честь, которую оказывала императрица обоим чужеземцам.
   С быстротой ветра мчались Дуглас и его спутница в Петербург, для того чтобы получить вещи мадемуазель де Бомон, а уже через несколько часов она заняла, как фрейлина императрицы, целый ряд элегантных комнат, соединявшихся отдельной дверью с покоями самой императрицы.

V

   При выходе из парка, окружавшего дворец в Ораниенбауме, кипела совершенно особая, пёстрая жизнь. Здесь возвышалась в некотором отдалении от высоких деревьев парка небольшая крепость великого князя, с рвами, подъёмными мостами, заросшими зеленью валами, выдавшимися вперёд бойницами и прочими средствами защиты, какие только были придуманы техникой того времени и предназначались для защиты от нападения места, не имеющего никакой природной защиты. Над зубцами главного бастиона этого укрепления, размеры которого были слишком велики для игрушки и слишком малы для серьёзных военных целей, развевалось знамя с гербом Голштинии; пушки выставляли из амбразур свои жерла, по валам расхаживали часовые в голштинской форме, очень походившей на прусскую гренадерскую, с ружьём на руку; другие часовые стояли в главных воротах за поднятым мостом. Словом, всё тут носило на себе суровый отпечаток военного времени, как будто дело шло о встрече врага и как будто эта крепость должна была решить собой участь тяжёлого похода.
   Около этой крепости, рисовавшейся на розовом фоне озарённого заходящим солнцем неба, расстилалась равнина, которую с одной стороны окаймлял дворцовый парк. На опушке парка лежало небольшое озерко с пристанью, у которой были привязаны несколько гребных и парусных шлюпок; в некотором отдалении от берега стояли на якоре два небольших вполне снаряженных фрегата, миниатюрные размеры которых отвечали размерам крепости. Позади собственно укрепления находилось небольшое, с отлогим скатом углубление, так называемая "Долина мира", тоже окружённая шанцами и валами; в центре этой долины помещался простой каменный дом, предназначенный для личных нужд великого князя; позади дома бил фонтан, достигавший высоты крыши дома.
   Всё это место, начиная с внешних валов и вплоть до берегов озера, было окружено кольцом леса; здесь вздымались высокие, роскошные сосны, чередуясь с елями, опушёнными зелёными иглами. На этом огромном месте, отличавшемся известной романтической красотой благодаря деревьям, морю и укреплениям, был расположен небольшой пёстрый походный лагерь. Тут правильными рядами тянулись маленькие беленькие палатки с голштинскими флажками на верхушках, небольшие деревянные строения, украшенные еловыми ветвями, бараки с выложенными дёрном земляными с генами. Пересекающиеся улицы этого разбитого по всем правилам военного искусства лагеря пестрели группами голштинских гренадеров; местами пылали копры, на которых в котлах варился ужин, пахнувший мясом и овощами.
   Наибольшее оживление наблюдалось пред самой большой из палаток в центре лагеря, возле которой высилось охраняемой двумя часовыми голштинское знамя. Пред этой палаткой вокруг самодельного стола сидела на небольших скамейках и походных стульях группа офицеров, отличавшихся от солдат лишь формой одежды. Здесь виднелись все старые, обветренные лица, черты которых носили следы полной лишений жизни; тут были и молодые люди более крепкого Словения, с жизнерадостными взорами и смеющимися липами; но по их манерам было видно, что эти люди принадлежат к числу подчинённых; их стремление быть развязными и ловкими делало их смешными, и только.
   Недалеко от стола стояли телеги, запряжённые низенькими лошадками; эти телеги развозили вино, пожалованное войскам великим князем, и камеристки великой княгини в национальных русских костюмах занимались теперь разливанием вина в бутылки. Офицеры распределяли этот желанный напиток среди депутатов отдельных рот, которые и уносили затем бутылки по разным местам лагеря. Офицеры не забыли и своего стола; последний был покрыт солидной батареей бутылок, и ярко-красные лица офицеров показывали, что последние не упустили случая проверить на опыте добротность вина, предназначенного для их подчинённых. Некоторые из камеристок великой княгини не пренебрегли приглашением голштинских офицеров отведать с ними вина, а иные уселись даже за стол среди более молодых из офицеров и отворачивались теперь достаточно слабо от довольно-таки грубых ухаживаний своих кавалеров, которые восполняли трудность общения между русскими и немцами путём употребления некоторых общепонятных жестов и звуков.
   Огненное вино из погребов великого князя производило своё действие не только среди офицеров, но и среди солдат; на последних оно действовало ещё в большей степени. Спустя короткое время со всех сторон голоса начали раздаваться громче, всё чаще начал слышаться громкий смех и весёлые возгласы в честь герцога Петра, о котором в среде его солдат как нельзя более редко говорили как о великом князе Российской империи; даже часовые и те получили свою долю напитка, освежающего голову и сердце; они ходили теперь взад и вперёд с менее серьёзными и торжественными лицами, а иногда и отвечали на весёлый призыв или тост, раздававшийся в рядах их товарищей. Скоро то тут, то там послышались звуки разных музыкальных инструментов и песен, в которых солдаты во всю глотку восхваляли свою родину и герцога; все песни были немецкие; немецкий говор так и висел в воздухе, и тут, в самом центре России, тогда ещё более азиатской, чем европейской, можно было наткнуться на клочок чистокровной Германии.
   Между тем как весёлые клики становились всё громче, а песни заливались всё звонче, из тени парка вынырнул поручик Пассек, державший в эту ночь стражу у ворот дворца; он вышел на дорожку парка, шедшую по границе лагеря, вдоль берега озера, по направлению к противолежащему лесу. Он снял свой гренадерский воротник, шарф и шляпу и оставался теперь и обыкновенной форме Преображенского полка -- в тёмно-зелёном кафтане с красными отворотами, небольшой лёгкой шляпе с узким галуном, с узкой, но твёрдой и крепкой шпагой на боку и в белых, застёгнутых до колена гамашах. Высокий рост, сильное сложение, загорелое мужественное лицо, чёрные огненные глаза, ещё более яркие вследствие белизны напудренных волос, -- всё это делало истинно солдатски красивым его мужественное лицо; слегка славянский облик его лица, выражавшийся в выдающихся скулах и ширине рта, не портил его мужественной красоты. Быть может, этому лицу не хватало мягкости, но зато в глазах Пассека сверкала такая воля, на полных розовых губах лежало выражение такого смелого, полного дерзости и вызова мужества, что весь его вид способен был вызвать если и не симпатию, то во всяком случае уверенность, что обладатель этого лица сумеет покорить своей воле всякую более слабую натуру.
   Когда Пассек выступил из тени деревьев парка и увидел оживлённую картину лагеря, он на мгновение остановился, подпёрся левой рукой в бок, а правой схватился за усы.
   -- Да, тут весело! -- произнёс он, складывая губы в презрительную усмешку и придавая глазам выражение недовольства и высокомерия. -- Господа немцы, видно, наслаждаются вином своего герцога, за которое уплачиваются деньги русского великого князя; теперь они, поди, более, чем когда-либо, воображают себя хозяевами страны! Как противно русскому чувству видеть здесь чужое знамя и чужие формы одежды, а кроме того, слушать эти чужие песни! Правда, всё это -- игрушки, смешная забава, но тот, кто затеял эту игру, ведь -- будущий царь, и в тот момент, когда он наденет на голову русскую корону, эти игрушки превратятся в серьёзное дело, а последнее серьёзно и глубоко заденет жизнь русского народа. В самом деле, каждый русский будет думать и чувствовать, как я, и ненавидеть чужих и чужое; каковы же будут его чувства к императору, который окружает себя иноземцами и позволяет иноземной крови заражать собой русскую кровь? У нас, в старом здоровом теле русского народа, и так достаточно иноземной крови; Великий Пётр, который поколебал ради величия империи нашу косность, должен был призвать на помощь чуждый дух и чуждый России гений, для того чтобы принести на нашу почву зерно прогресса; но русская почва достаточно богата и плодородна для того, чтобы вырастить из свежих ростков своеобразное дерево, и нам вовсе нет надобности вводить в неё всё новые и новые иноземные семена. Другое дело -- французы, они несут к нам дух лёгкости, свежести и свободы, который до известной степени сродни нашему; а затем они либо уходят, либо становятся отличными русскими; то же самое можно сказать насчёт англичан; они обслуживают нашу торговлю, в которой мы ничего не смыслим, и никогда не мешают нам. Но совсем другое дело с немцами; они -- паразиты, они закладывают глубоко в нашу землю корни и всё-таки сохраняют все свои способности, так что они заполонят в свою власть весь народ, если только им позволить расселяться тут и впредь. Уже во время Великого Петра сказывалось это стремление немцев к господству; правда, тогда это не имело большого значения; сам царь-гигант мог работать с ними, мог держать их в узде и заставлять служить русскому делу, так как он был русским до мозга костей. Но что же выйдет, если сам император -- немец и чувствует себя немцем и всю свою гордость полагает в том, чтобы преобразовать государство по немецкому шаблону, точно так же, как и сам стремится подражать во всём прусскому королю! Тогда уже все эти искатели приключений и нищие будут вправе считать себя владыками России, и каждому порядочному русскому человеку не найдётся места, где бы можно было излить свой гнев и призвать кару Неба на этих чужеземцев.
   Пассек схватился за рукоять шпаги и порывистым движением выдернул её наполовину из ножен, шепча губами проклятия.
   -- Ну, -- произнёс он затем, глубоко переводя дыхание, -- гордый конь храпит в поводьях, когда искусный наездник покоряет его своей воле, но глупого и слабого, который попробует испытать его терпение, он сбрасывает на землю и топчет насмерть.
   Он со звоном вдвинул шпагу назад в ножны и пошёл дальше по дорожке, повернув к озеру, как бы не желая смотреть на лагерь, возбуждавший в нём такое негодование.
   Когда Пассек достиг противолежащего леса и вступил под тень его деревьев, навстречу ему вышел один из часовых, выставленных от лагеря, протянул ружьё и воскликнул:
   -- Стой! Кто идёт? Через лагерь нельзя проходить без пропуска или приказа герцога!
   Пассек остановился так близко от часового, что штык последнего едва не касался его груди; глаза поручика сверкнули, он выпрямился и крикнул грозным голосом, произнося довольно чисто немецкие слова:
   -- Дубина, что значит этот вопрос? Не видишь разве, с кем имеешь дело? Ты вчера, что ли, попал в Россию, что не отличаешь формы Преображенского гвардии его величества полка?
   Солдат стоял неподвижно, не опуская штыка, и возразил:
   -- Я знаю вашу форму, но не смею никого пропустить без пропуска, кто бы он ни был; в этом смысле отдан строгий приказ по службе самим его королевским высочеством герцогом.
   -- Я не знаю никакого приказа по службе, -- возразил Пассек, причём его побледневшее лицо исказилось от сдерживаемого гнева, -- который приказывал бы задерживать офицера императорской гвардии, командированного в караул к её высочеству великой княгине; такой приказ мог быть отдан не иначе как её величеством самой императрицей или её фельдмаршалом, а потому -- дорогу, или я прикажу свести тебя в караул и заковать на неделю в кандалы!
   Солдат не двигался; он бросил взгляд на лагерь и сказал наполовину испуганно:
   -- Мне приказано требовать пропуск, и без него я ничего не могу сделать. Но вот там мой командир, он может дать разрешение...
   Пассек не дал ему кончить.
   -- Нахал, -- злобно крикнул он, -- на свете, кроме её величества и её фельдмаршала Разумовского, нет иного командира, который мог бы разрешить или запретить что-либо офицеру Преображенского полка! Дорогу!.. Наказан будешь за дерзость после.
   Он схватился за ружьё пониже штыка и рванул его книзу с такой силой, что приклад оружия с треском ударился о кивер гренадера; кивер упал, а солдат, наполовину оглушённый, отступил несколько шагов назад.
   Пассек, не оглядываясь, двинулся дальше, пробормотав сквозь зубы ругательство; но несколько солдат, лежащих поблизости на траве, заметили происшедшее и теперь со всех ног бросились на помощь, оглашая воздух яростными криками:
   -- Стой, стой! Его надо арестовать, свести к командиру!.. Он оскорбил часового, нарушил приказ герцога!
   Пассек обернулся, в одно мгновение выхватил шпагу и описал ею сверкающий круг прямо пред глазами возбуждённых вином голштинцев.
   -- Идите, идите ближе сюда, грубое мужичьё! -- крикнул он. -- Посмейте тронуть офицера императорской гвардии, если хотите разбить себе черепа о мою шпагу!.. Ну, подходите, оскорбители императорского мундира!.. Тому из вас, кто уйдёт от моей шпаги, придётся почувствовать на себе в Сибири, что значит оскорблять на Русской земле мундир императорской гвардии.
   Он подступил к голштинцам ближе, размахивая шпагой над головой, и они невольно отступили, испуганные как его оружием, так и угрозой гнева императрицы.
   Но теперь происшедшее было замечено уже и в лагере; хотя вино и отуманило головы голштинских офицеров, но не настолько, чтобы они не могли понять опасность конфликта с офицером императорской гвардии; в лагере раздался сигнал горна; солдаты медленно потянулись назад, и Пассек вошёл в лес, хотя и кипя ещё внутренне гневом, но внешне совершенно спокойный, точно человек, разогнавший свору собак.
   -- А, -- пробормотал он, выпрямляя грудь, -- следует иногда прописывать нотации этому мужичью!.. Хотя я не вправе сердиться -- в настоящее время это -- пустяки, а позже... -- Он не кончил и прошёл несколько шагов, задумчиво смотря в землю. -- Прочь эти мысли! -- воскликнул он вдруг, и его губы снова сложились в беспечную, весёлую улыбку. -- У меня есть другое, лучшее занятие; надо разыскать след этого зверя, который я потерял вчера. А охота на него будет занятна.
   Он внимательно стал смотреть между деревьев, чтобы определить направление; от дорожки парка, по которой он шёл, отделялось несколько боковых тропинок, уходивших в лес. Через несколько мгновений Пассек успел уже ориентироваться опытным глазом охотника; он пустился по одной из тропинок, которая после большого числа поворотов вывела его к довольно большой поляне.
   -- Э-хе, -- произнёс молодой человек, и черты его лица прояснились, а глаза раскрылись широко, точно у хищной птицы, завидевшей свою жертву, -- вот она, моя лесная фея. Надо быть осторожным теперь, а то она опять улизнёт от меня.
   Он постоял минуту на месте, затем вошёл в кусты и двинулся вперёд, осторожно раздвигая ветви, как будто подкрадывался к редкому животному, имея целью поймать его живьём для зверинца.
   В одном месте, как раз у забора, стояла молодая девушка, лет семнадцати-восемнадцати, занимавшаяся кормлением кусочками хлеба оленей -- самца, самки и детёнышей, подошедших совсем близко к забору; она при этом просовывала сквозь доски забора руку и то ласкала, то отгоняла животных, когда те пытались захватить пищу не в очередь. Весь вид этой девушки на самом деле напоминал лесную фею, как назвал её Пассек. Фигура у неё была изящная, стройная и гибкая; молодые, мягкие очертания форм указывали на возраст, когда недостаток округлости членов восполняется их эластичностью. Одета она была в простенькое холстинное платье, достигавшее лишь щиколоток и перетянутое на талии широким поясом из коричневой шерсти; на плечи была накинута шаль из белой бумазеи; благородного овала лицо имело прекрасные, правильные черты, выражавшие прелестную смесь удовольствия с серьёзностью. В больших голубых глазах читалось выражение невинного мечтания, и взгляд этих глаз был так чист и прозрачен, что сквозь их зрачки можно было, казалось, видеть самые сокровенные тайники её души. Её пепельно-белокурые волосы были уложены в причёску без помощи щипцов и пудры и вились маленькими естественными локонами над чистым, белым лбом, между тем как на затылке свешивались длинными прядями; в шарфе, закрывавшем грудь, торчал букет свежесобранных цветов.
   Пассек проложил себе дорогу через кусты, находившиеся как раз позади молодой девушки, выскользнул из них и быстрыми, отчётливыми шагами начал приближаться к забору.
   Молодая девушка быстро обернулась, услыхав шаги, издала при виде офицера испуганный крик и сделала движение бежать, но либо потому, что офицер был уже слишком близко, либо потому, что он находился как раз там, куда ей надо было бежать, она снова обернулась к животным и сильно покраснев, принялась снова кормить их хлебом, однако теперь уже без соблюдения очереди; этой слабостью воспользовались детёныши, между тем как олень-самец остался в стороне и, склонив голову, довольно недоверчиво смотрел своими большими блестящими глазами на пришельца.
   -- Да благословит вас Бог и все Его святые, прекрасная лесная фея! -- сказал Пассек. -- Судьба благоприятнее ко мне сегодня, чем вчера, когда я только мельком увидел из-за деревьев ваше платье и не знал, кто такая предо мною -- сказочная ли волшебница или земная красавица?
   Молодая девушка обернулась и, более удивлённо, чем недовольно посмотрев на офицера, ответила ему по-немецки:
   -- Благодарю вас за ваше приветствие, но я не настолько ещё хорошо знаю местный язык, чтобы иметь возможность ответить вам по-русски.
   Затем пред горящим взором Пассека она опустила веки и, снова покраснев и слегка дрожа, сделала вид, что хочет удалиться.
   Пассек очень почтительно и вежливо, но тем не менее весьма решительно удержал её за руку и сказал про себя по-русски, причём лёгкая тень пробежала по его лицу:
   -- Значит, она -- тоже немка из колонии великого князя! Ну, если его императорское высочество будет пересаживать к нам такие роскошные цветы, то это мне очень нравится; но доброе дело будет взять их на русское попечение, потому что такая прелесть и красота вовсе не созданы для тех мужланов в форме, которые находятся в лагере! Я могу, -- продолжал он дальше по-немецки, -- говорить с вами на вашем родном языке, так как со времён Петра Великого мы привыкли здесь, при русском дворе, и к чужим обычаям, и к чужому языку. Итак, я благословляю свою счастливую судьбу, -- продолжал он, всё удерживая молодую девушку, -- которая столкнула меня сегодня с вами, тогда как вчера я видел вас только издали. Но всё же, -- прибавил он, и в его голосе послышалось тёплое чувство с оттенком лёгкой насмешки, -- но всё же со вчерашнего дня я носил в себе быстро промелькнувший образ и пришёл сегодня снова, чтобы найти его следы, и вы не отделаетесь от меня так дёшево.
   -- О, прошу вас! -- боязливо воскликнула девушка. -- Пожалуйста, отпустите меня!.. Дайте мне пройти!.. Мне нужно скорее домой!
   -- Кто попадётся солдату в плен, -- возразил Пассек, не отходя от неё, -- тот должен держать пред ним ответ и заплатить за себя выкуп. Итак, отвечайте мне, кто вы и как вы сюда попали, чтобы я мог знать, отдать ли вас под стражу или отпустить.
   -- О, господин, -- воскликнула недовольная и испуганная девушка, вскидывая на него взор широко открытых глаз, -- как вы можете думать, что я попала сюда, не имея на то права? Вон там, в лесу, совсем близко отсюда, находится дом моего отца, который служит нашему герцогу -- великому князю, -- добавила она, поясняя, -- и я пришла сюда, чтобы покормить здесь этих животных, как я это делаю каждый вечер.
   -- Так!.. Значит, ваш батюшка находится на службе у великого князя? -- спросил Пассек, всё не выпуская её. -- А как вас зовут? -- прибавил он с шутливой строгостью в голосе, как на служебном допросе.
   -- Меня зовут Мария Викман, -- ответила девушка, не зная, как понять его вопросы: серьёзно или в шутку.
   -- А какое положение занимает ваш батюшка у великого князя? -- продолжал Пассек тем же тоном.
   -- Он лесничий, -- ответила Мария, слегка запинаясь и опуская взор, -- ему поручен надзор за этим зверинцем.
   -- Офицер прикоснулся к фуражке, вежливо поклонился ей и сказал:
   -- Так как вы вполне откровенно ответили мне, позвольте и мне представиться вам: меня зовут Владимир Александрович Пассек, и я, как вы изволите видеть по моему мундиру, -- поручик лейб-гвардии Преображенского её величества полка и намерен, -- прибавил он, крутя усы, -- сделаться со временем фельдмаршалом и кавалером ордена святого Андрея Первозванного. Увенчает ли Небо успехом мои стремления, конечно, покрыто мраком неизвестности, но это непременно совершится, если такие прекрасные губки, как ваши, будут о том молить Его и если такие чудные глазки будут воодушевлять меня к такому гордому и мужественному поприщу!
   К молодому человеку так шли его смелость и решительность, а в его огненных глазах было столько изумления и рыцарского преклонения, что прекрасная Мария не могла скрыть мимолётную улыбку удовлетворённого тщеславия, в то время как, раскрасневшись, лёгким кивком головы она благодарила Пассека за его представление.
   -- Конечно, я от всего сердца желаю вам исполнения всех ваших надежд и желаний, -- сказала она более уверенным, чем до сих пор, голосом, -- но, я прошу вас, пустите меня! Отец ждёт меня, мне надо приготовить ему ужин.
   -- Вы сказали, кто вы, прекрасная Мария, -- промолвил Пассек, -- это верно; теперь дело только за выкупом.
   -- Какой же выкуп я могу дать вам? -- воскликнула Мария, улыбаясь и непринуждённо смотря на него. -- Я не ношу никаких украшений, и у меня ничего с собой нет, кроме этих полевых цветов, которые я только что собрала здесь, а для вас они, конечно, не имеют никакой цены, -- прибавила она с лёгким оттенком наивного кокетства.
   -- Конечно, -- ответил молодой офицер, -- я не стану отрицать, что цветок из ваших волос был бы для меня ценным подарком; но этого недостаточно, чтобы отпустить такую прекрасную пленницу... Ведь у вас есть выкуп дороже, чем всякие украшения, и я требую его, потому что только он настолько ценен, чтобы выкупить вас.
   -- Что же это такое? -- изумлённо спросила Мария.
   -- Поцелуй с ваших нежных губок, -- ответил Пассек, широко раскрывая руки, чтобы преградить ей путь, -- и этот выкуп я требую за вашу свободу.
   -- О, какая шутка! -- воскликнула густо покрасневшая девушка, отступая от него.
   -- Шутка? -- повторил Пассек, в то время как его горящие взоры, казалось, магнетизировали её. -- Нет, нет, это совершенно серьёзно, и дурак был бы тот солдат, который выпустил бы такую пленницу даром!
   Между тем как Мария, дрожа всем телом, прислонилась к забору, он быстро обнял, прижал её к груди и, прямо к себе повернув её голову, запечатлел долгий поцелуй на её свежих губках.
   Когда он выпустил её из своих объятий, она осталась стоять всё так же, тяжело дыша, бледная и дрожащая, и, несмотря на то что путь к лесу был теперь свободен, не делала попытки к бегству; казалось, что она была поражена молнией, онемела от ужаса и не могла отдать себе отчёт в совершенно новом и никогда доселе не испытанном ощущении, с неотразимой силой наполнившем её.
   -- О, господин, -- печально сказала она затем, между тем как искрящиеся взоры Пассека нежно и в то же время торжествующе покоились на ней, -- о, господин, что вы думаете обо мне, за кого вы меня принимаете, что вы так оскорбляете меня?
   -- За кого я вас принимаю? -- воскликнул он. -- За самую красивую, самую лучшую, самую добродетельную девушку на всём свете, и, если бы кто-нибудь осмелился непочтительно посмотреть на вас, тот принуждён был бы познакомиться с моей шпагой! Вы были моей пленницей, я взял с вас выкуп, теперь вы свободны; я не имею теперь на вас никаких прав и покорнейше прошу вас извинить мне, что я не мог отказаться от такого драгоценного выкупа, посланного мне счастливым случаем.
   Он опустился пред молодой девушкой на одно колено, схватил её руку и так почтительно и нежно прикоснулся к ней губами, точно преклонялся пред самой императрицей. Медленно поднимая свои ресницы, Мария взглянула на него; искренний и почтительный тон его слов, казалось, успокоил и обрадовал её; румянец снова окрасил её щёки и полусмущённая, полусчастливая улыбка открыла её уста.
   -- Но вы не должны больше делать это, -- сказана она, освобождая тихонько руку и нагибаясь, чтобы поднять корзинку с хлебом, выпавшую у неё из рук.
   -- В будущем такое сокровище, как поцелуй с ваших прелестных губок, -- поднимаясь, с лёгким ездоком произнёс Пассек, -- можно будет получить разве только по моей горячей просьбе, но, -- прибавил он, -- я не могу вам обещать, что не буду просить. Теперь же, -- быстро продолжал он, когда Мария испуганно отшатнулась от него, -- дайте мне цветок с вашей головы: как выкуп это было слишком мало, теперь же он будет мне служить сладким воспоминанием мимолётного, но незабвенного мгновения счастья.
   Она смотрела на него, словно его огненные взоры невольно притягивали к себе её светлые, ясные глазки, затем вынула из головы цветок и, густо покраснев и отвернувшись от него, подала ему. Пассек поцеловал ей руку и спрятал цветок на груди.
   -- Ну, а теперь, -- воскликнул он своим прежним весёлым голосом, -- вы не должны забывать своих питомцев; смотрите, как просительно они смотрят на вас! Вот старый олень строит дружеское лицо; теперь он видит, что вам не угрожает никакой опасности и что вы находитесь под защитой друга... Ведь не правда ли, вы позволите называть меня вашим другом?
   -- Раз вы так хотите называть себя, я не могу вам запретить это, -- улыбаясь, сказала Мария. -- Но ведь дружба должна дать доказательства, её надо испытать, и прежде всего, -- прибавила она шутливо, -- друг не смеет брать в плен друга!
   -- Он всегда будет вашим пленником, -- воскликнул Пассек, -- и ни за какие деньги не согласится отдать свои оковы! Идёмте, бедные животные ждут.
   Он подошёл вместе с Марией к загородке, взял из её рук корзину и попеременно с ней принялся кормить нетерпеливо столпившихся животных, причём болтал так непринуждённо и ловко брошенными кусками хлеба заставлял проделывать животных такие забавные прыжки и движения, что вскоре прекрасная Мария стала весело смеяться и так доверчиво шутила с ним, как будто они действительно были старыми знакомыми и друзьями.
   Когда запас в корзинке иссяк, Пассек сказал:
   -- Ну, мой прекрасный друг, я должен просить у вас позволения проводить вас домой, потому что должен убедиться на деле, что у вас действительно есть земное жилище и что вы не улетите, как лесная фея, и не скроетесь куда-нибудь в ствол.
   Мария задумчиво и вопросительно посмотрела на него и промолвила:
   -- Сегодня я увидела вас, милостивый государь, в первый раз; мой отец не знает вас.
   Она замолкла и покраснела, опустив взор.
   -- О, что касается этого, -- воскликнул Пассек, -- то я представлюсь вашему батюшке; мой мундир удостоверяет меня, и сама императрица не сочла бы унизительным, если бы её проводил офицер Преображенского полка.
   Он взял корзинку, подхватил под руку Марию, которая ничего не могла возразить ему, и, непринуждённо и весело болтая, оба скрылись в густом лесу.

VI

   В нескольких сотнях шагов от зверинца, на небольшой прогалине, обрамленной высокими деревьями, стоял небольшой, элегантный и со вкусом выстроенный дом на каменном фундаменте, крытый черепицей и украшенный резьбой; несколько ступенек вели на широкий балкон, с которого тяжёлые дубовые двери выходили в дом. Роскошные оленьи рога высились над раскрытыми настежь дверьми, через которые была видна большая комната, также украшенная оленьими рогами. Стены дома были густо обрамлены плющом, широкие окна с маленькими, круглыми, в свинцовой оправе стёклами виднелись сквозь его листву; пред домом были кокетливые клумбы, а позади него находилось небольшое здание с чистыми конюшнями. На клумбах цвели первые весенние цветы, дорожки были тщательно усыпаны песком, и всё было окружено зелёной деревянной решёткой с железной калиткой, также раскрытой. Пред балконом, на земле, лежало несколько прекрасных английских собак, а на балконе, в удобном кресле, сидел мужчина лет пятидесяти, погруженный в чтение большой книги, которая лежала пред ним на столе и из которой он время от времени делал заметки в маленькой тетради.
   Несмотря на то что не могло быть никакого сомнения в том, что это мирное убежище в лесу было домом лесничего великого князя, человек, сидевший на балконе, представлял собою известный контраст со всем окружающим. Правда, на нём был надет светло-зелёный сюртук с узким золотым галуном -- необходимою принадлежностью формы высших лесничих великого князя, -- его талию охватывал чёрный кожаный пояс с золотым великокняжеским гербом, но охотничий нож, для которого предназначался пояс, находился не с той стороны, с которой нужно, а под зелёным сюртуком у него были надеты чёрные шёлковые чулки и сапоги с чёрными пряжками, которые уже совсем не соответствовали его охотничьему костюму. Этот мужчина был худощав и держался сгорбившись, а его голова была в полном противоречии с теми обязанностями, какие он был призван нести в этом тихом домике. Сильно поседевшие, но ещё густые волосы обрамляли бледное, болезненное лицо с правильными чертами, на которых лежала дружелюбная, серьёзная мягкость; в голубых глазах, которые он иногда раздумчиво отрывал от книги, светились мечтательность и вместе с тем какая-то детская беззаботность, так что казалось совершенно невозможным представить себе этого человека в качестве руководителя княжеской охоты. По всему окружающему каждый принял бы толстую книгу, которую он читал с глубоким вниманием, за лесной журнал, из которого этот человек делал необходимые выписки о рубке или об охоте, но если бы кто-нибудь посмотрел через плечо Викмана на то, чем он был усердно занят, тот с удивлением увидел бы, что толстая книга была Библия, а маленькая тетрадочка содержала в себе толкования и пояснения к Священному Писанию, которые Викман вписывал туда мелким почерком.
   Тихо шевеля губами, старик снова прочитал одно место в книге, снова задумчиво несколько времени посмотрел на небо и затем принялся снова писать с прежним усердием. Вдруг до сих пор смирно лежавшие собаки подняли головы и с весёлым лаем пустились через калитку к лесу.
   -- А, это Мария возвращается домой, -- сказал старик, поднимая голову и следя взглядом за собаками, но глубокое изумление отразилось на его лице при виде девушки, выходящей из леса под руку с офицером.
   Собаки тоже были удивлены непонятным явлением, но не обнаруживали к незнакомцу особенной неприязни, кроме лёгкого рычания, так как умные животные, по-видимому, понимали, что, если с ним так доверчиво болтала их госпожа, он не мог иметь никаких дурных намерений.
   Молодой офицер погладил головы прекрасных животных; но они довольно холодно приняли его ласку и быстрыми прыжками пустились обратно к дому, словно желая предупредить хозяина о непонятном посещении.
   Старик медленно и, как казалось, с трудом поднялся с места и спустился с балкона, чтобы встретить гостя, которого привела к нему Мария. Когда они вошли во двор, Мария высвободила свою руку и с лёгким замешательством сказала:
   -- Я привожу тебе гостя, отец; этот господин встретился со мною около зверинца, когда я кормила оленей, -- прибавила она затем, робко взглядывая в сторону и опуская ресницы. -- Он говорит по-немецки и просил разрешения проводить меня, чтобы познакомиться с тобой и с нашим домом. Это -- поручик...
   Она в смущении остановилась, так как, несмотря на то что она высказала полное доверие к молодому человеку во время разговора, его имя вдруг ускользнуло у неё из памяти.
   -- Владимир Александрович Пассек, -- поспешил ей на помощь гость, в то же время с уверенностью светского человека вежливо приподнимая шляпу пред стариком. -- Владимир Александрович Пассек, поручик Преображенского полка, имевший честь познакомиться с пашей дочерью, благодаря нашей общей склонности к состраданию благородным животным, и естественно захотевший быть представленным также и её отцу. Я принадлежу, -- продолжал он после того, как старик ответил ему на его поклон, -- к дворцовой охране великого князя, и так как пребывание во дворце довольно скучно, то я очень рад случаю познакомиться со столь почтенным лесничим, как вы, чтобы иногда совместно ходить с вами в лес.
   Старик, по-видимому, был в высшей степени смущён; он вопросительно взглянул на свою дочь и отвесил мягким, но в то же время слабым и неуверенным голосом:
   -- Добро пожаловать! Хотя, я думаю, наше скромное гостеприимство не много может предложить вам; что же касается леса, то моё слабое здоровье редко позволяет мне бродить по нему, но если беседа со стариком вам не скучна, милости прошу остаться с нами поужинать чем Бог послал.
   -- Солдат, как и охотник, -- возразил Пассек, -- довольствуется малым, а ваша дочь могла бы достойно мостить и самого великого князя; поэтому я с благодарностью принимаю ваше приглашение и надеюсь, что это послужит к упрочению нашего знакомства и дружбы.
   Луч счастливой радости блеснул на лице Марии; она легко взбежала по лестнице веранды и поспешила в комнату, чтобы немедленно приступить к исполнению своих обязанностей.
   Между тем Пассек прохаживался с её старым отцом по усыпанной песком дорожке между цветочными клумбами. Думая доставить старику удовольствие, он перевёл разговор на его профессию, начав говорить о величине лесов Ораниенбаума, о дичи, собаках и различных охотах, которые в Северной России представляют массу разнообразия.
   Старик смотрел на него с большим удивлением, как будто предмет разговора был совершенно чужд ему, и нередко задавал совершенно неуместные, наивные вопросы, так что вскоре очередь удивляться настала для Пассека и он уже готов был признать в старом лесничем человека, потерявшего от старости рассудок, если бы последний иногда не склонялся над каким-нибудь цветком и не давал по поводу его строения объяснений столь ясных, что предположение о его слабоумии отпадало само собою.
   В продолжение ещё четверти часа вели они этот мучительный для обоих разговор, после чего к ним вышла Мария с раскрасневшимися от работы щеками и объявила, что ужин готов.
   В тот момент, когда все трое направились к дому, у ворот появился молодой человек, шедший быстрыми шагами и в удивлении остановившийся на месте при виде офицера. Новоприбывшему было на вид двадцать два или двадцать три года; на нём были форменная куртка лесничего великого князя, высокие сапоги и маленькая с золотым галуном шапка, но так же, как и старик, он казался совершенно не созданным для своего занятия. Он был высок ростом и строен, но не обладал мускулами, которые образуются от упражнений на чистом воздухе; наоборот, вся его фигура отличалась нежным и слабым телосложением; он держался несколько сгорбленно, и его походка была неуверенна. Его бледное лицо было правильно, а большие чёрные глаза были бы прекрасны, если бы не были покрыты тем лёгким флёром близорукости, который получается вследствие ночного усидчивого чтения. Его слегка напудренные волосы спускались локонами, а не были подстрижены, как того требовала военная форма; за поясом у него не виднелось большого охотничьего ножа, а прекрасное ружьё он держал так странно, что случайный выстрел мог бы подвергнуть опасности жизнь присутствующих.
   Молодой человек, держа в руке букет из незабудок и фиалок, несколько смущённо приблизился к старику и, поздоровавшись с ним, поклонился офицеру, который ответил ему коротким, высокомерным поклоном, окинув его при этом недружелюбным взглядом.
   -- Позвольте мне представить вам Бернгарда Вюрца, моего племянника, -- проговорил старый Викман, обращаясь к офицеру, -- наш милостивый герцог приставил его ко мне в качестве помощника на случай, если мои силы и здоровье не позволят мне справиться с моими обязанностями.
   Молодой помощник снова склонился пред офицером, а тот, в свою очередь, снова высокомерно кивнул ему головою.
   При этих вторичных поклонах ремень, на котором держалось ружьё Вюрца, сполз с его плеча и дуло ружья коснулось офицера.
   -- О, простите! -- испуганно воскликнул Бернгард. -- Я, право, нечаянно толкнул вас ружьём! -- И, быстро поднимая ружьё, он направил дуло прямо в грудь старику.
   -- Стойте, мой любезный, -- воскликнул Пасюк, -- если вы будете обращаться так странно с вашим ружьём, то кто-нибудь из нас наверное будет убит, прежде чем мы сядем за гостеприимный стол хозяина. Будьте любезны, держите дуло ружья кверху. По-видимому, вы очень смущены, -- прибавил он, взглядывая на красавицу Марию, -- но это всё-таки не даёт вам права обращаться так неосторожно с огнестрельным оружием.
   -- Будьте спокойны, -- улыбаясь, ответил Вюрц, -- ружьё не заряжено, и я сам никогда не согласился бы носить заряженное оружие.
   Пассек посмотрел на него с удивлением и, покачав головою, промолвил:
   -- Это -- во всяком случае не лишняя предосторожность; но зачем в таком случае носите вы с собою ружьё и как вы охотитесь на дичь в вашем округе?
   Старый Викман и его помощник обменялись смущёнными взглядами.
   -- Кузен Бернгард хотел сказать, -- быстро вмешалась Мария, -- что он никогда не возвращается из леса с заряженным ружьём.
   Пассек покачал ещё раз головою, а затем молча направился вместе с прочими к дому.
   -- Эти цветы, Мария, я принёс тебе, -- проговорил Вюрц, подавая девушке маленький букетик, -- они росли на чудном склоне у дюн, откуда открывается дивный вид на море; я долго сидел там, наслаждаясь красотою природы. Это -- фиалки и незабудки, -- продолжал он, оживляясь, -- тихи и скромны, подобно фиалкам, радости наслаждения природою, и незабвенны для души подобные мгновенья.
   Мария с некоторым колебанием взяла цветы и в смущении отвернулась, увидев насмешливую улыбку Пассека.
   По ступеням все поднялись на веранду и вошли в комнату, где был приготовлен простой ужин из крутых яиц, масла и холодного мяса. Два хрустальных стакана с цветами служили украшением стола, а для гостя рядом с пивною кружкою была поставлена запылённая бутылка рейнвейна.
   Пассек окинул стены пытливым взглядом, рассматривая несколько висевших там рогов, и занял место между стариком и девушкою. Он уже хотел было опуститься на стул, когда хозяин, положив на спинку своего стула руки, прочёл краткую молитву. Офицер с удивлением взглянул на лесничего, так как в первый раз встречал подобную набожность в охотнике.
   Вскоре рейнвейн развязал языки, и старый лесничий с тихою улыбкою слушал разные пикантные дворцовые истории, которые рассказывал молодой гвардейский офицер, хорошо знакомый с закулисною жизнью двора. Мария, сперва стесняясь, а затем оживившись, задавала ему вопросы о придворных балах и о дамах.
   Пассек рассказывал обо всем подробно и с таким юмором, что Мария нередко разражалась заразительным смехом, заставляя улыбаться даже старого отца.
   Молодой помощник лесничего всё время сидел молча, печально опустив взор; поручик, по-видимому, не обращал на него внимания, хотя Вюрц всё же заметил, как тот в пылу разговора схватил его букет и будто нечаянно расшвырял цветы. Лицо молодого человека стало ещё бледнее, а его глаза метали чуть заметные искорки, когда он поднимал их на победоносного офицера или на свою кузину.
   Солнце уже начало опускаться к горизонту; ужин окончен; бутылка рейнвейна выпита, и Мария старалась поймать взгляд отца, чтобы задать ему немой вопрос, не принести ли ещё одну бутылку этого благородного вина, предназначенного для высокоторжественных случаев, как вдруг из леса донеслись чьи-то крики.
   -- Что такое? -- воскликнула Мария. -- Что бы это могло быть?
   Все вскочили. Вюрц с испугом прислушивался, в то время как собаки с громким лаем прыгали на ворота.
   Снова послышался протяжный стон; на этот раз было ясно, что кричала женщина.
   -- Не понимаю, -- проговорил старик, -- кто мог напасть в такой близости от нашего дома.
   -- Животные могли сломать изгородь, -- воскликнула Мария, -- между ними есть злые...
   -- Всё равно, -- проговорил Пассек, схватившись за шляпу, -- там кто-то зовёт на помощь, значит, надо спешить.
   С этими словами он бросился по направлению к лесу.
   Мария поспешила вслед за ним, несмотря на предостерегающие возгласы её кузена, который, поддерживая старика, вышел к дверям дома и беспокойно смотрел в лес, откуда теперь слышались людские голоса, приближавшиеся к дому.

VII

   Когда Пассек и Мария Викман направились от зверинца к дому лесничего и скрылись за поворотом лесной дороги, к тому же месту приблизились двое мужчин, увлечённых оживлённым разговором.
   То был английский посол сэр Чарльз Генбюри Уильямс, который прогуливался по парку с графом Понятовским после обеда во дворце, быть может, ради моциона, быть может -- ради того, чтобы без помехи переговорить о важных вопросах.
   -- Итак, мой юный друг, -- проговорил посол, прогуливаясь взад и вперёд по аллее, -- сегодня вы впервые заглянули в этот своеобразный мир, называемый двором великого князя, где куётся будущность России, а отчасти и будущность. Европы. И хотя вы уже знакомы с дворами Лондона, Парижа и Дрездена, тем не менее, я думаю, вы благодарны мне, что я ввёл вас сюда.
   -- О, мой дорогой руководитель, -- воскликнул Понятовский, горячо пожимая руку послу. -- Я так благодарен вам за это!.. Здесь всё так странно, так сказочно фантастично, что я ещё до сих пор не могу разобраться в своих ощущениях. Великая княгиня, -- продолжал он, краснея, -- чудное существо, и я не видал женщины, подобной ей. До сих пор я не могу решить, что больше идёт к ней -- костюм ли пажа, в который она была одета утром, или то простое белое платье с весенними цветами, в котором она была за столом. Право, можно подумать, что она обладает поясом Афродиты, придающим вечную юность и очарование.
   -- Ваше восхищение вполне естественно, -- улыбаясь, ответил посол, -- и я это предвидел, так как лучезарные очи Екатерины чаруют каждое мужское сердце, и потому немудрено, если они затронули крайне чувствительное к женской красоте сердце графа Станислава Понятовского!
   -- О, моё восхищение вызвано не только её физической красотою, но также и её чисто царственным умом.
   -- Если бы вы этот ум узнали в той степени, в какой знаю его я, то согласились бы со мною, что дочь маленького князя Ангальт-Цербстского взойдёт когда-нибудь яркой звездой на европейском небосклоне, несмотря на все тучи и туманы. "По терниям к звёздам", -- гласит девиз моего государя; это в равной степени может быть девизом и юной принцессы. Если мы поможем ей во время её странствования по терниям, то она иначе будет относиться к нам, когда достигнет звёзд.
   -- Я готов, -- воскликнул Понятовский, -- пожертвовать даже своею жизнью для великой княгини!
   -- Очень хорошо, любезный граф, -- сказал сэр Уильямс, -- всею душою восхищайтесь великою княгинею, любите её всем сердцем, но не забывайте в то же время наблюдать, всё видеть, во всё проникать, так как этой принцессе, окружённой драконами зависти, ненависти и злобы, можно оказывать услуги только при помощи ума. Её врагов нельзя поразить копьём, для них нужна тонкая, хитросплетённая сеть.
   -- Клянусь Богом, -- воскликнул граф, -- я буду напрягать все силы моего ума. Но что могу я сделать? Что может сделать бедный чужестранец у этого двора азиатского богатства и деспотизма?
   -- Ум могущественнее деспотизма, -- возразил посол, -- и умный всегда может управлять по своему усмотрению деспотической властью. Я -- друг великой княгини и всегда готов служить ей, а также обезвреживать её врагов, с одной стороны, потому, что я восхищаюсь ею, с другой -- потому, что она вполне разделяет мои взгляды на необходимость прочного соглашения России с Англией. Я всегда готов помогать ей советами и всем, чем могу, стараясь вместе с нею разрушать козни, которые каждый день устраиваются ей мри дворе императрицы. Но и сам я, благодаря занимаемому месту, постоянно нахожусь под наблюдением; в каждом моём шаге усматривают политическое намерение, и вследствие подозрительности государыни я должен сильно ограничить свои посещения двора великого князя. Может быть, мне долго теперь не придётся увидеть великую княгиню. Вы же, мой друг, как лицо не официальное можете посещать этот двор сколько угодно. Вы можете участвовать в устраиваемых ею вечерах, можете кутить с великим князем...
   -- Это мне вовсе не по вкусу, -- возразил граф Понятовский.
   -- И тем не менее вам это необходимо, -- сказал юр Уильямс. -- Это -- жертва, при помощи которой вы можете купить вход в сады Гесперид, чтобы сорвать золотое яблочко. Вы будете с его высочеством пить, курить, иногда делать смотры его голштинским солдатам. За это вы можете восхищаться великой княгиней Екатериной, любить её и будете передавать мне то, что она попросит вас передать мне, а я, в свою очередь, буду пересылать через вас те советы и предупреждения, которые сочту нужным довести до её сведения. Таким образом вы можете убедиться, что услуги, требуемые мною от вас, не особенно трудны и заключают награду уже в самих себе.
   -- О, дорогой покровитель, -- воскликнул граф Понятовский, -- ваше доверие делает меня счастливым. Какая золотая будущность раскрывается предо мною! Будьте уверены, что я постараюсь оправдать ваше доверие и заслужу благодарность от великой княгини... Но, -- продолжал он после короткого молчания, -- мне трудно будет привыкнуть к обращению и свите великого князя; люди, которых я видел сегодня за столом, не производят приятного впечатления...
   -- Это -- авантюристы, -- проговорил сэр Уильямс, -- выскочки или пришедшие в упадок отпрыски благородных домов, что, пожалуй, ещё хуже. Но вам придётся переносить их и тем легче вам будет стать необходимым для великого князя; вам придётся принести эту жертву, так как для исполнения возложенного на вас поручения вам необходимо стать другом великого князя; эта дружба прикроет ваши отношения к великой княгине.
   Граф Понятовский опустил взор и серьёзно проговорил:
   -- Удастся ли мне приобрести влияние над великим князем? Я сильно сомневаюсь в этом, так как его высочество, по-видимому, больше всего любит тяжеловесные шутки своих голштинских офицеров. Я заметил, что к концу обеда наследник престола был очень разгорячён...
   -- Он напился, -- рассмеялся сэр Уильямс. -- Уверяю вас, тут нет ничего особенного и это -- вовсе не секрет.
   -- Ужасно! -- воскликнул граф.
   -- Что же!.. -- возразил посол. -- С этим приходится примириться, и если его высочество находит для себя приятным притуплять винными парами и без того не особенно большой и ясный ум, то нужно тем больше дорожить его супругой, которая по ясности взгляда на вещи, по рассудительности может соперничать с любым мужчиною.
   -- И которая, -- добавил граф, -- нередко во время обеда подвергалась беспричинным и грубым нападкам со стороны мужа, нападкам, получавшим каждый раз одобрение со стороны собутыльников великого князя, голштинских офицеров.
   -- Тем более, значит, великая княгиня нуждается в верном друге, который умел бы держать в почтительности печальных товарищей её мужа, мужа, с которым её ничто не связывает, кроме этого имени. Это, мне кажется, -- достойная задача для вашего рыцарского сердца.
   В течение этого разговора они подошли к тому месту, где обыкновенно кормила животных Мария, и самка-олень с детёнышами приблизились к загородке в надежде получить лакомый кусок.
   Граф Понятовский стоял в задумчивости, а посол дразнил животных своею тростью. Это, по-видимому, не нравилось старому оленю, стоявшему неподалёку, и, когда палка посла задела одного из детёнышей несколько сильнее и он испустил крик, олень с разбега ударил рогами в загородку. Сэра Уильямса эта злоба старого оленя забавляла, и он стал снова размахивать палкою по воздуху, на что олень, в свою очередь, ответил новым наскоком на изгородь.
   -- Смотрите, -- сказал Понятовский, -- животное может стать опасным, если рассердится, и наверное сломает изгородь.
   И действительно, от нового толчка оленя перекладины и столбики изгороди затрещали и зашатались.
   В этот момент послышался стук подков и из-за попорота дороги показался изящный кабриолет на двух высоких колёсах с одной лошадью, которою правила великая княгиня. Сзади, на маленьком сиденье сидел лакей.
   Посол и Понятовский повернулись при приближении экипажа, и у графа вырвалось невольное восклицание, в котором одновременно слышались и удивление, и восхищение. И в самом деле великая княгиня с ярким румянцем на щеках и блестящими глазами напоминала собою богиню, спустившуюся с Олимпа.
   В следующую же секунду экипаж уже поравнялся с изгородью. Оба мужчины приподняли свои шляпы; великая княгиня, отвечая на их приветствие, улыбаясь махнула бичом.
   В это мгновение олень с новою силою набросился мл забор, перекладины затрещали и один осколок угодил прямо в лошадь. Конь остановился, трясясь всем телом, а затем, когда послышался новый треск, поднялся на дыбы и стал крутиться на месте, таща за сомою кабриолет. Лакей, не предвидевший ничего подомного, был моментально сброшен наземь и остался делать у ствола дерева, взывая о помощи. Лошадь продолжала метаться из стороны в сторону. Екатерина испустила громкий крик; она побледнела, но продолжала крепко держать вожжи, лошадь же, напуганная видом разъярённого оленя, каждую минуту грозила своими прыжками опрокинуть кабриолет.
   Но граф Понятовский уже поспешил на помощь; ловко и осторожно обошёл он экипаж и, ухватив испуганную лошадь за узду, заставил её встать смирно.
   Несмотря на то что благородное животное протащило его несколько шагов, граф не выпустил узды и, отведя экипаж в сторону, успокоил лошадь.
   В это же время сэр Уильямс подал великой княгине руку и она соскочила на землю, ничем, кроме бледности, не выказав своего волнения.
   -- Я не знала, что мой Родней такой пугливый; мой конюший уверял меня, что это -- самая спокойная лошадь; он должен будет отучить её от этого.
   -- Какое счастье, что всё так хорошо кончилось! Бог знает, что произошло бы, если бы графу не удалось удержать коня! -- воскликнул сэр Уильямс.
   -- Ах, граф Понятовский, -- проговорила Екатерина, бросая на молодого человека взгляд, от которого у него вся кровь хлынула к лицу, -- вы с первого же дня нашего знакомства заставляете меня оказаться у вас в долгу. Принеся мне до обеда партитуру новой оперы Рамо, вы после обеда спасаете мне жизнь; это чересчур много, и мне потребуется много времени, чтобы отблагодарить вас. Но будьте уверены, что я постараюсь, чтобы вам не пришлось укорять меня в неблагодарности.
   Она сняла перчатку и протянула графу руку.
   Понятовский, не будучи в состоянии произнести ни слова, схватил эту гибкую, мягкую руку и прижал её к своим губам, в то время как его взоры с упоением покоились на прекрасных чертах Екатерины.
   Олень успокоился и вместе с самкою скрылся в конюшне.
   -- А что сталось с моим бедным лакеем? -- спросила великая княгиня, с трудом и как бы с сожалением отводя взор от Понятовского и направляясь к лежащему слуге. -- Можешь ты встать? -- участливо спросила она его.
   Выездной с трудом поднялся и прислонился к стволу.
   -- Скверно, ваше императорское высочество, тяжело! -- проговорил он слабым голосом. -- Я точно оглох, и вот тут болит очень, -- указал он на бедро.
   -- Ну, -- сказала великая княгиня, -- будем надеяться, что нет ничего серьёзного. Тебя осмотрит доктор Бергаве.
   Когда она возвратилась к экипажу, к ней приблизились Пассек и Мария. Поручик, отдав по уставу честь, предложил свои услуги.
   -- Боже мой! -- воскликнула Мария. -- Здесь её императорское высочество великая княгиня!.. Что случилось?
   Екатерина милостиво поклонилась молодой девушке, которой она до того времени не знала или просто не замечала, и в кратких словах рассказала о том, что произошло.
   -- Можно ли вам вернуться обратно на этой лошади? -- спросил сэр Уильямс.
   -- Животное вполне успокоилось, -- ответил граф Понятовский. -- Я без страха сел бы в кабриолет, но не знаю, можно ли всё же подвергнуть этому опыту драгоценную жизнь вашего высочества.
   -- Я не боюсь, -- возразила Екатерина, -- но так как я оказалась плохим кучером, то я просила бы графа Понятовского взять вожжи вместо меня. Места здесь хватит на двоих.
   -- Ваше императорское высочество, вы возлагаете на меня высокую ответственность, -- сияя, ответил граф, -- но, чтобы оправдать такую ответственность, я ютов был бы усмирить даже коней Феба.
   Он взял под уздцы и повернул лошадь, провёл её мимо забора, помог подняться в экипаж Екатерине, затем поместился рядом с нею сам.
   Пассек подал ему вожжи.
   -- Сэр Уильямс, -- сказала Екатерина, -- и вы, Владимир Александрович, поручаю вам моего слугу, отведите его к лесничему, я же сейчас пришлю экипаж и доктора Бергаве.
   Она кивнула головой Марии и обоим мужчинам, и Понятовский пустил рысью лошадь.
   Пассек подхватил выездного под руки и при помощи Марии повёл к дому лесничего. Сэр Уильямс с улыбкою смотрел вслед кабриолету, удалявшемуся по направлению ко дворцу.
   Великая княгиня и Понятовский сидели рядом на узком сиденье, и Екатерина, по-видимому, была напугана гораздо более, чем казалось до сих пор, так как боязливо прижималась к своему спутнику.
   -- Случай -- отличный союзник, -- сказал сэр Уильямс, когда исчез кабриолет, -- он соединяет скорее и прочнее, чем самый тонкий расчёт. Выкажем же себя благодарными этому покровителю дипломатии и позаботимся о бедной жертве, у которой, по-видимому, сломано ребро.
   Он последовал за Марией в дом лесничего, где был встречен старым Викманом и Вюрцем.
   По-видимому, старый лесничий и его помощник были гораздо лучше знакомы с уходом за больными, чем с лесом, и вскоре лакей уже был уложен в комнате. Сэр Уильямс подарил ему кошелёк с золотом, которое примирило пострадавшего с болью. Посол выпил стакан вина и оживлённо беседовал с добрыми хозяевами, пока не прибыла карета с хирургом, который сообщил, что скоро будет доктор Бергаве, за которым уже послано было в Петергоф. Затем сэр Уильямс и Пассек отправились в Ораниенбаум.
   Старый лесничий погрузился со своим помощником в серьёзный разговор о заметках, сделанных им в записной книге, а Мария делала разные приготовления по указаниям хирурга; при этом она была погружена в мечтательность и по временам вздрагивала, но, по-видимому, в её воображении вставали не какие-нибудь ужасные картины, так как глаза сияли мягким блеском, а губы складывались в улыбку.

VIII

   В гостиной великой княгини собралось её обычное вечернее общество; здесь пробовали некоторые арии из оперы Рамо "Кастор и Поллукс", привезённой графом Понятовским.
   Общество состояло из обер-гофмейстерины и фрейлин цесаревны, между которыми первое место занимали Екатерина Воронцова и прекрасная Наталия Гендрикова, родственница императрицы Елизаветы Петровны. Большинство этих молодых девушек отличалось прелестью и изяществом, хотя их манеры и мины напоминали отчасти институток, которые сдерживали свою бойкую шаловливость, только подчиняясь строгим правилам и порядку. Одна графиня Елизавета Воронцова была почти совершенно лишена привлекательности, свойственной женскому полу: её фигура была худа, немного угловата и неуклюжа; цвет кожи на лице, плечах и руках сильно впадал в желтизну, что вместе с приплюснутым носом, широким ртом и низким лбом придавало ей сходство с мулаткой. Этому способствовали также густые, чёрные, волнистые волосы, которые не слушались гребня. Её большие глаза лежали довольно глубоко, но они одни могли нравиться в ней, потому что, если не были полузакрыты или потуплены в землю, то сверкали диким, демоническим огнём, от которого становилось жутко, когда её взоры пытливо устремлялись на кого-нибудь.
   Мужское общество состояло из камергера Льва Нарышкина, молодого, красивого, элегантного мужчины, который занял бы выдающееся место даже среди кавалеров версальского двора не только по своему драгоценному костюму, полному вкуса, но и по изяществу осанки и манер, из поручика Пассека, прапорщика Григория Алексеевича Челищева и нескольких других молодых гвардейцев отряда, командированного на службу великого князя, из нескольких кадет, английского посланника сэра Уильямса и графа Понятовского. Великая княгиня сидела сама за хорошеньким фортепиано из розового дерева, стоявшим посреди комнаты, и, перелистывая партитуру, выбирала номера, которые приходились по голосу того или другого из присутствующих. Молодые офицеры и кадеты стояли за стульями дам, сидевших широким кругом, и порою нашёптывали им замечания, заставлявшие иное хорошенькое личико прятаться за веер, чтобы скрыть беглый румянец или невольный смех.
   Сэр Уильямс сидел возле княгини Гагариной и, казалось, интересовался только музыкой; а между тем взоры его зорких глаз были устремлены на великую княгиню и графа Понятовского, который стоял у фортепиано и давал объяснения насчёт отдельных номеров оперы, исполнение которой он видел в Париже. Возле великой княгини, немного позади, сидела на табурете юная графиня Екатерина Воронцова, сестра графини Елизаветы и племянница государственного вице-канцлера графа Михаила Илларионовича Воронцова.
   Графиня Екатерина была молоденькая девушка лет пятнадцати. Её тонкое, немного бледное и почти ещё детское личико благородной красоты не имело никакого сходства с чертами сестры, а только что развившаяся фигура отличалась мягкой грацией. Одни глаза по своей величине и почти электрическому блеску напоминали глаза графини Елизаветы, с тою только разницей, что они были чисты и ясны, смотрели открыто и ласково, и если в глазах старшей сестры проглядывал демон, то в глазах младшей таился добрый дух. Эта молодая, красивая девушка, не принадлежавшая официально к придворному штату, но пользовавшаяся особенным расположением великой княгини Екатерины Алексеевны, сидела на табурете, будучи одета в платье из белого шёлка, с живыми розами в густых волосах, и с такой любовью, преданностью и восхищением смотрела на цесаревну, точно видела в ней воплощение всех идеалов, которые наполняют юную душу, чтобы потом погибать поодиночке под неумолимой рукой действительности.
   Великая княгиня была несколько бледна, а её обыкновенно ясные глаза с уверенным, проницательным взором словно туманила задумчивость. Испуг и волнение при несчастном случае с пугливой лошадью, может быть, расстроили её нервы. Иногда её рука, дрожа, опускалась на листы нот, и молодая женщина как будто вопросительно и с недоумением посматривала на почтительно стоявшего пред нею графа Понятовского, который, встречаясь глазами с её взором, также внезапно приходил в замешательство, прерывая свои описания постановки, костюмов и игры артистов при исполнении оперы "Кастор и Поллукс" на парижской сцене. Но вдруг цесаревна принималась торопливо перелистывать партитуру дальше и задавала какой-нибудь безразличный вопрос, почти не имевший связи с предыдущим разговором. Она заставила фрейлин и кадет пропеть несколько номеров, аккомпанируя им слегка и часто с поразительной рассеянностью, лишь намечая аккомпанемент. Потом граф Понятовский исполнил арию не особенно сильным, но необычайно мягким голосом с выразительной модуляцией. Этот голос как будто заворожил великую княгиню; пока певец, слегка нагнувшись к партитуре исполнял лёгкую, дивно звучащую мелодию, бледные щёки Екатерины покрылись румянцем, её отуманенные взоры вспыхнули, и вместо того, чтобы только намечать аккомпанемент, как было до сих пор, она вложила в свою игру столько искренности и чувства, так тонко улавливала настроение певца, что пение и музыка действительно сливались в одну гармонию. Когда ария была кончена, великая княгиня опустила руки на колени, и, пока её грудь волновалась глубокими вздохами, её тоскливо устремлённые в пространство глаза как будто следили за умолкнувшими звуками. Только громкие аплодисменты, раздавшиеся в кружке слушателей, вывели её из задумчивости. Она также принялась хлопать в ладоши и с прелестной улыбкой обернулась к графу Понятовскому.
   -- Вы пели мастерски, -- проговорила цесаревна любезным тоном, горячность которого переступала границу обычного комплимента, -- я и не подозревала такого понимания музыки -- самого тонкого и невещественного искусства -- у человека, показавшего мне сегодня образчик своей силы, когда он укротил мою пугливую лошадь. Но правда, -- прибавила Екатерина, -- Аполлон, бог музыки, вместе с тем есть также возничий неукротимых коней Феба.
   Граф Понятовский поклонился в смущении.
   Фрейлины стали перешёптываться между собою, а Елизавета Воронцова посмотрела своими мрачно загоревшимися глазами на красивого польского магната, благородная фигура которого и озарённое радостной гордостью лицо оправдывали сравнение с богом солнца.
   Великая княгиня продолжала перелистывать партитуру и спросила графа, не найдётся ли там второй арии для его голоса. Однако сэр Уильямс, зорко следивший за каждой переменой в лице и каждым взглядом Понятовского, указал на одну арию для баритона и, подойдя к фортепиано, развернул на соответствующем месте нотную тетрадь.
   Екатерина посмотрела на него с недоумением и почти с досадой, но, когда их взгляды встретились, на её губах мелькнула тонкая, сочувственная улыбка, и она произнесла спокойным и непринуждённым тоном:
   -- Это для вас, Владимир Александрович, попробуйте!
   Пассек подошёл и прямо с листа, безошибочно и с большою уверенностью начал петь арию баритона. Хотя его звучный, красивый голос был гораздо сильнее голоса Понятовского и хотя он с не менее тонким пониманием схватывал все оттенки исполнения, однако его пение, по-видимому, не произвело такого глубокого впечатления на великую княгиню, как исполнение Понятовского, потому что она по-прежнему аккомпанировала лишь слегка и порою совсем прекращала игру, словно её мысли блуждали далеко, так что лишь после того, как певец делал паузу, она вздрагивала и продолжала аккомпанемент, почти удивлённо озираясь на окружающих.
   Ария была кончена. Пассека также наградили дружными аплодисментами, причём особенно усердствовал сэр Уильямс. Великая княгиня поблагодарила Пассека в лестных выражениях, но с такой равнодушной и рассеянной миной, что её похвалы отзывались простой светской любезностью. С тою же рассеянностью стала она перелистывать партитуру дальше, но не успела выбрать новый отрывок, как в прихожей послышались громкие голоса, топот ног, и в гостиную вошёл великий князь, окружённый своими голштинскими офицерами.
   На Петре снова был его голштинский мундир с анненской лентой и звездою. Он, как и прочие офицеры, отстегнул круглый воротник и шарф, принадлежности полной формы. Однако платье и высокие сапоги вошедших носили явные следы лагерной пыли. Лицо великого князя сильно раскраснелось, его походка была нетверда ещё более обыкновенного, а в глазах отражалось беспокойное волнение. С правой руки его сопровождал генерал фон Ландеров, с левой -- майор Брокдорф; всех остальных мужчин, следовавших сзади, по их осанке и манерам можно было принять за простых солдат и унтер-офицеров, если бы у них на погонах не было отличительных признаков их чина и если бы они не находились в свите великого князя.
   При входе Петра и его приближённых в комнате, наполненной ароматом цветов и тонких душистых эссенций, распространился своеобразный запах, представляющий смесь табачного дыма и винных паров и свойственный преимущественно только гостиницам и пивным заведениям. Почувствовав его, великая княгиня как будто невольно поднесла на минуту к своему лицу надушенный платок.
   Собравшееся общество поднялось и приветствовало великого князя низким поклоном; однако на всех лицах довольно ясно отразились досада и сожаление, которые были вызваны как перерывом музыки, так и помехою интимным беседам втихомолку.
   Великая княгиня сделала несколько шагов навстречу своему супругу. Тот приветствовал её коротким наклоном головы, тогда как голштинские офицеры старались, согласно этикету, отпускать комплименты, чем подавали повод молодым девицам к неудержимой весёлости, которую те скрывали под своими веерами.
   Великий князь обвёл взглядом комнату и обменялся коротким дружеским поклоном с графинею Елизаветою Воронцовой.
   -- Мы -- я и мои товарищи -- были в нашем погребке, -- сказал он после того, -- в настоящем погребке, который я велел устроить в саду; мы угощались там превосходным пивом, славным пуншем и курили табак, как подобает добрым солдатам после службы. Вот почему не пришли мы сюда слушать вашу музыку, сударыня. Но у нас была своя музыка... Мы распевали голштинские песни... Генерал Ландеров неистощим по части сочинения новых забавных стихов... О, мы славно повеселились! Не так ли, господа? -- воскликнул он с громким хохотом, обращаясь к голштинским офицерам.
   Те ответили возгласом шумного веселья, причём старались наглядно своими ужимками и движениями показать, как превосходно позабавились они в кабачке с го высочества.
   -- Да, да, -- продолжал Пётр, -- мы ничего здесь не потеряли, и, пожалуй, наша музыка была получше вашего французского треньканья; нам недоставало, конечно, только дамского общества, -- прибавил он с некоторой иронической любезностью, -- но об этом мы позаботимся на будущее время. Когда мы соберёмся снова, я приглашу свою супругу со всеми этими дамами и уверен, что они повеселятся на славу среди немецких солдат в немецком кабачке.
   Полуподавленный, как будто невольный возглас радостного сочувствия послышался в рядах придворных дам, и когда Пётр поспешно взглянул в ту сторону, то встретился с мрачным и страстным огнём устремлённых на него глаз графини Елизаветы Воронцовой. Вслед за тем она потупилась и как будто задрожала, словно испуганная взрывом своего чувства, который вдобавок ныл жестоким нарушением этикета и вызвал строгий взгляд княгини Гагариной.
   Между тем Екатерина холодно и спокойно сказала:
   -- Я слишком давно покинула Германию и слишком сроднилась с моим русским отечеством, чтобы понимать немецкие нравы и находить удовольствие в немецких развлечениях.
   Хотя шёпотом, но довольно внятно, русские кавалеры выразили своё одобрение этим словам великой княгини.
   Пётр покраснел с досады и заговорил с бессвязной поспешностью, как с ним бывало всегда в минуту гнева.
   -- Ну, если немецкая принцесса и владетельная голштинская герцогиня не любит немецких нравов, то, пожалуй, найдутся русские дамы, которым будет приятно общество соотечественников их великого князя и которые после того всегда будут для нас желанными гостьями. -- При этих словах его взоры снова встретились с глазами графини Елизаветы Воронцовой; потом он воскликнул: -- А теперь мы все чертовски проголодались. Итак, за стол!
   Он подал великой княгине руку и пошёл с нею через две смежные комнаты в столовую, на пороге которой стоял гофмейстер его двора; цесаревич шагал так быстро, что Екатерина едва поспевала за ним. Сэр Уильямс вёл княгиню Гагарину, граф Понятовский подал руку молоденькой графине Екатерине Воронцовой, а фрейлины так быстро составили пары с молодыми гвардейцами и кадетами, что голштинцам пришлось идти одним в хвосте прочих. Только одна графиня Елизавета Воронцова с любезной учтивостью взяла руку генерала фон Ландерова, и тот, осчастливленный таким отличием, пошёл во главе своих офицеров, гремя шпорами.
   -- Мы здесь на даче и должны играть роль хозяев на деревенский лад! -- воскликнул великий князь. -- Сэр Уильямс и граф Понятовский пусть сядут там, около моей супруги. Графиня Елизавета Романовна и её сестрица, учёное, остроумное дитя, пожалуйте сюда ко мне! Остальные могут размещаться, как желают.
   Присутствующие уселись по приказу великого князя пёстрым, быстро составившимся рядом вокруг украшенного цветами и богато сервированного стола, на котором в больших хрустальных графинах сверкали крепкие бордосские и бургундские вина. Цесаревич почти один вёл разговор, причём такого рода, что вызывал громкий хохот его голштинских офицеров, тогда как поручик Пассек и молодые гвардейцы покачивали головой и устремляли порою на великую княгиню вопросительный взгляд, в котором сквозило сожаление.
   Екатерина не поднимала взора от своей тарелки и делала вид, что ничего не слышит, как это случалось всякий раз, когда причуда заставляла великого князя забывать, что он находится в кругу своих будущих подданных и в обществе своей супруги; она не изменяла своей сдержанности даже в тех случаях, когда цесаревич почти нарочно поощрял своих приближённых нарушать уважение, подобавшее первой княгине в государстве. Екатерина время от времени обменивалась несколькими словами, не имевшими никакой связи с общим разговором, с графом Понятовским, который был совершенно осчастливлен эти отличием, устанавливавшим некоторую безмолвно признанную интимность между ним и великой княгиней. Он думал только о том, как бы в своих кратких ответах выразить всё своё обожание и восхищение, и вздрагивал в сладком упоении, когда Екатерина мельком кидала ему благодарный взгляд или когда его рука касалась кружевной ткани её нарукавника.
   Сэр Уильямс принимал участие в общем разговоре с такой непринуждённой весёлостью и спокойствием, точно полнейшая гармония царила в обществе. Он не смеялся грубым остротам великого князя, часто носившим оскорбительный характер, но и не противоречил ему, не желая приводить Петра Фёдоровича в более дурное расположение духа. Посланник с необыкновенной ловкостью умел обходить щекотливые темы и придать беседе безобидный вид.
   Ужин близился к концу. Старое, крепкое вино горячей волной переливалось по жилам гостей. Ниже склонились головы молодых офицеров к лицам фрейлин, откровеннее становились их взгляды. Кроме голштинских офицеров, никто не обращал внимания на великого князя, который чувствовал уже усталость и больше молчал, лишь время от времени наклоняясь к своей соседке графине Елизавете и что-то шепча ей на ухо. Графиня не спускала с Петра Фёдоровича взоров своих больших глаз, оказывавших магическое действие на великого князя. Не будучи в состоянии побороть своё чувство к ней, Пётр не выпускал её руки из своих рук, то поднося её к губам, то горячо сжимая. Казалось, что ни великая княгиня, ни присутствовавшие гости ничего не замечали.
   Подали десерт, и лакеи наполнили бокалы пенящимся шампанским. Великий князь задумчиво смотрел на шипящее вино и затем громко, так что его голос покрыл другие голоса, воскликнул:
   -- Что за глупый обычай пить вино из таких крошечных стаканчиков? Этот обычай ввели поджарые французы, которым пристало пить только воду. Подайте сюда приличные чаши! Я хочу, чтобы дамы и мужчины видели, как привыкли пить на моей родине.
   Лакеи подали большие гранёные хрустальные кружки и наполнили их до краёв вином.
   -- Вот смотрите теперь, как пьют немцы, -- произнёс Пётр Фёдорович, отпивая большой глоток из своей кружки.
   Его примеру последовали голштинские офицеры.
   -- Лейтенант Шридман, -- обратился великий князь к высокому, полному офицеру, -- покажите обществу, как пьют порядочные люди. Осушите свою кружку залпом.
   Шридман выпрямил грудь и передал свою кружку стоявшему за его стулом лакею, чтобы тот наполнил её, так как она уже была наполовину отпита. Затем, окинув всех присутствующих победоносным взглядом, он поднёс кружку к губам.
   -- Погоди одну минутку, -- остановил его Пётр. -- Ты должен выпить за здоровье самой прекрасной дамы, сидящей за столом. Мой выбор останавливается на графине Елизавете Воронцовой. Кто более, чем она, стоит этой чести?
   Ропот неодобрения пронёсся среди гостей. Одна Екатерина оставалась совершенно спокойной, точно не придавая значения словам мужа. Только дрожание губы и краска, появившаяся на мгновение на её лице, выдавали волнение великой княгини.
   Граф Понятовский гневно взглянул на Петра и лейтенанта Шридмана, с трудом удерживаясь от резких слов.
   -- Вашего отца ведь зовут Роман? -- спросил великий князь, наклоняясь к своей соседке. -- Вы, следовательно, Елизавета Романовна? Какое странное совпадение имён -- вашего отчества и нашей родовой фамилии!
   Графиня Елизавета Воронцова, как бы смутившись от милостивых слов великого князя, опустила на минуту голову, а затем окинула гордым и вызывающим взглядом присутствовавших гостей.
   -- Итак, лейтенант Шридман, осушите свой стакан за здоровье моего друга, Елизаветы Романовны! -- воскликнул Пётр.
   Могучий офицер залпом выпил вино, опрокинул кружку вверх дном в доказательство того, что она пуста, глубоко перевёл дыхание и с бессмысленной улыбкой на устах обвёл торжествующим взглядом собрание, как бы ожидая выражений восторга за свой необыкновенный поступок.
   Но полное ледяное молчание царило вокруг стола. Великая княгиня, откинувшись на спинку кресла, играна своим веером. Сэр Уильямс, встретившись взглядом с графом Понятовским, сделал ему глазами какой-то так; граф ответил, что понял его.
   -- Да, милостивые государыни, -- продолжал Пётр Фёдорович, -- только мои немецкие офицеры, которыми вы, кстати сказать, пренебрегаете, могут совершить такой подвиг в честь дамы. Пусть ваши франтики, нашёптывающие вам льстивые речи, попробуют сделать такую же штуку.
   -- Я, право, не вижу ничего особенного в поступке лейтенанта Шридмана, ваше высочество, -- вдруг заявил граф Понятовский, с насмешливой улыбкой глядя на огромного офицера.
   -- Вы не видите ничего особенного? -- удивился Негр Фёдорович, негодуя, что этот скромный, молчавший до сих пор молодой человек осмеливается противоречить ему. -- Однако каждый из присутствующих мог последовать примеру поручика Шридмана, но ничего не сделал этого.
   -- В моём отечестве никто не решился бы пить за здоровье дамы из такой маленькой кружечки, -- возразил Понятовский. -- Для этого у нас существуют стаканы, по крайней мере в три раза больше.
   -- В три раза больше? -- повторил великий князь. -- Я этому никогда не поверю, пока не увижу собственными глазами.
   -- В этом не трудно убедиться, ваше высочество, -- ответил Понятовский, -- вам стоит только приказать лакеям наполнить для меня три такие кружки.
   -- Сейчас, сейчас! -- воскликнул Пётр. -- Шридман, не посрами чести голштинского офицера! Докажи этому господину, что поляку далеко до немца.
   -- Это -- пустое для меня дело! -- проговорил Шридман, пренебрежительно пожимая плечами, но в тис его голоса слышалась некоторая неуверенность. -- Пусть и мне дадут три кружки; я во всяком случае, справлюсь с ними быстрее, чем польский граф.
   Екатерина Алексеевна сначала с удивлением взглянула на графа Понятовского, а затем невольно с неудовольствием покачала головой.
   -- Предоставьте ему свободу действия, ваше высочество, -- проговорил сэр Уильямс, наклоняясь к ней. -- Я ручаюсь за него. Настоящий рыцарь должен всяким оружием бороться за честь своей дамы.
   Когда пред графом Понятовским поставили три большие кружки, наполненные вином, он приподнялся и окинул всех сияющим взором.
   -- Я позволяю себе поднять свой стакан, -- начал он звучным громким голосом, -- за здоровье её императорского высочества великой княгини Екатерины Алексеевны -- не только первой дамы за этим столом, но и во всем мире.
   Граф почтительно поклонился великой княгине и поднёс к губам первый стакан.
   -- Не отставай, Шридман! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Поддержи честь своей дамы.
   Атлет тоже осушил свой стакан, и оба одновременно взялись за вторые кружки. Все присутствующие с напряжённым вниманием следили за ними. Шридман тяжело дышал. Отпив половину второй кружки, он должен был остановиться, чтобы перевести дыхание. А в это время граф Понятовский ставил уже на стол свою вторую кружку, совершенно пустую. Так же легко и быстро он выпил и третью и звучным, твёрдым голосом, свободно владея речью, воскликнул:
   -- Да здравствует её императорское высочество великая княгиня Екатерина Алексеевна!
   С большим трудом отпил Шридман несколько глотков из своей третьей кружки, затем его лицо побагровело и он закашлялся. Тяжело опустившись на стул, он с видом отвращения оттолкнул от себя недопитую кружку.
   Всё общество выражало одобрение графу Понятовскому, даже многие голштинские офицеры не могли скрыть восторг, несмотря на то что ненавидели супругу своего герцога.
   Екатерина Алексеевна наклонила голову в знак благодарности и, вынув из стоявшей пред ней вазы с цветами полураспустившуюся розу, протянула её графу.
   -- Несмотря на такой необыкновенный турнир, я считаю себя обязанной вознаградить своего рыцаря! -- проговорила она.
   Участники ужина вторично выразили одобрение, даже великий князь зааплодировал. Он был так поражён способностью графа пить, что забыл об обиде, нанесённой его даме голштинским офицером.
   Графиня Елизавета Воронцова гневно сжала губы и со злобой смотрела на Шридмана, который почти в бессознательном состоянии сидел на своём месте.
   -- Чёрт возьми, вот так штука! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Я вижу, граф Понятовский, что мы умеете не только распевать оперные арии, но кое-что и получше. С этого вечера я буду с большим уважением относиться к двору его величества короля польского. Оставайтесь у меня! Шридману не мешает поучиться у вас, а мне недостаёт такого рыцаря, как ты. Мы с вами прекрасно сойдёмся.
   -- Я буду бесконечно счастлив, ваше высочество, гели вы позволите мне остаться подольше при вашем дворе, и постараюсь заслужить благосклонность вашего высочества и вашей августейшей супруги, -- ответил граф.
   -- А я с удовольствием оставлю у ваших высочеств моего питомца, -- вмешался в разговор сэр Уильямс, -- так как убеждён, что он окажет мне честь своим поведением.
   -- В таком случае до свидания, граф, -- сказала великая княгиня, поднимаясь с места и протягивая ругу Понятовскому, которую тот страстно прижал к своим губам. -- Если мой муж ещё желает продолжать свою беседу, -- прибавила она, -- то ему придётся удовольствоваться мужским обществом, а мне и моим дамам пора отдохнуть.
   Великая княгиня в первый раз во весь вечер взглянула на графиню Елизавету Воронцову, и в её взгляде выразилось такое высокомерное презрение, что Елизавета Романовна растерялась. Повинуясь взгляду Петра Фёдоровича, она нерешительно поднималась со своего места, но властный взгляд цесаревны заставил её присоединиться к другим дамам. Великая княгиня сделала церемонный реверанс мужу и, взяв под руку юную Екатерину Воронцову, с негодованием во всё время ужина смотревшую на свою сестру, медленно удалилась из столовой.
   Сэр Уильямс попросил у великого князя позволения откланяться, так как он хотел ещё в тот же день умчать в Петербург. Прощаясь с графом Понятовским, он прошептал ему:
   -- Будьте тверды, граф! Первый шаг сделан, и теперь вполне зависит от вас растоптать весь этот хамский сброд. Думайте о розе и рвите смелой рукой её шипы.

IX

   Великий князь велел лакеям подать английское пиво и табак, а затем, радостно потирая руки, воскликнул:
   -- Итак, господа, теперь мы можем немного повеселиться. Бабы ушли, о чём мы нимало не жалеем. И английский посланник отлично сделал, что тоже удалился. Порой он бывает очень забавен, но в сущности все эти дипломаты -- только скрытые подглядыватели и шпионы. Они пишут своим дворам обо всём, что говорится и делается у нас, а там, в свою очередь, об этом узнают наши послы и докладывают всё моей августейшей тётке.
   Пётр Фёдорович наполнил голландским табаком короткую глиняную трубку, зажёг её о восковую нитку, поданную лакеем, и стал благодушно пускать вокруг себя клубы голубоватого дыма.
   Голштинские офицеры, а также и некоторые из русских гвардейцев последовали его примеру. Лакеи наполнили серебряные кубки золотисто-жёлтым, слегка пенистым английским элем.
   -- Сядьте возле меня, граф Понятовский, -- воскликнул Пётр. -- Кто может так спокойно осушить подряд три таких больших стопы, тот настоящий мужчина и может, конечно, рассказать об интересных приключениях. Вы не курите? -- спросил он, причём его лицо немного нахмурилось, когда граф, приняв приглашение сесть ближе, не взял ни одной из лежавших на столе трубок.
   -- Курю, ваше императорское высочество, -- ответил Понятовский, наполняя табаком и зажигая одну из трубок. -- Я научился этому искусству и охотно готов составить компанию вашему высочеству, так как придерживаюсь правила, что человек всегда должен следовать обычаям того общества, среди которого он находится.
   -- Отличное правило! -- заметил великий князь, удивлённо и радостно наблюдая за тем, как граф лёгкими движениями губ выпускал изо рта маленькие, равномерные, голубоватые кружки табачного дыма. -- Я восхищаюсь вашим умением курить, тем более что при дворе его величества польско-саксонского короля курение, как мне кажется, воспрещено.
   -- Я научился этому искусству в Потсдаме, где я имел честь провести много приятных вечеров в обществе офицеров батальона его величества прусского короля.
   -- Ах, вы были в Потсдаме? -- восхищённо воскликнул Пётр Фёдорович. -- Вы вели знакомство с офицерами его величества короля? Я тотчас заметил в вас знатока военного дела. Вы также видели упражнения прусских войск?
   -- Очень часто, ваше высочество, -- ответил Понятовский. -- Ежедневно пред потсдамским дворцом я имел счастье видеть его величество производящим пешком смотр своему батальону. Затем я два раза был на больших парадах всего гарнизона.
   -- О, какое счастье! -- воскликнул Пётр Фёдорович, схватив руку графа и крепко пожимая её. -- Слушайте же, господа, он видел самого великого короля во время его военных упражнений. Вы должны остаться здесь, у меня, в Ораниенбауме, пока вы будете в России, а это, я надеюсь, продлится долго. Завтра вы поедете со мной в лагерь. Вы должны посмотреть, как мы здесь упражняемся, и вы найдёте, я убеждён, что его величество король остался бы доволен нами, если бы мы имели честь промаршировать пред ним. Завтра вы будете третейским судьёй и выскажете своё мнение о наших манёврах.
   -- Для этого надо бы нечто большее, чем выпить три кубка на пустой желудок, когда другие сделали то же ещё раньше, -- проворчал Шридман, успевший уже оправиться.
   -- Шридман всё ещё сердится на своё поражение, -- смеясь, сказал Пётр Фёдорович. -- Зато завтра, милый граф, вы полюбуетесь им во время упражнений. Он оказал нам большие услуги и научил нас многим прусским приёмам. Он имел честь служить у его величества короля. Так ведь, Шридман, вы были юнкером в гвардейском батальоне в Потсдаме?
   -- Точно так, ваше императорское высочество, -- ответил офицер, вытягиваясь во фронт и стараясь под неподвижным, суровым взором солдата скрыть лёгкое смущение, на мгновение выступившее на его лице.
   -- Я не имел чести видеть этого молодого человека в Потсдаме, -- холодно заметил граф Понятовский, пристально всматриваясь в атлета-офицера. -- Его зачисление в состав офицеров батальона его величества было вызвано, несомненно, каким-нибудь необычайным отличием, так как король строго наблюдает, чтобы корпус офицеров пополнялся только молодыми людьми из лучших дворянских родов Пруссии.
   -- Это -- правда, это -- правда! -- быстро воскликнул Пётр Фёдорович. -- Но король открывает доступ в свою армию также за военные доблести и заслуги. Так было и со Шридманом, не правда ли, генерал Ландеров? Вы мне подробно рассказывали, как во время одного смотра король обратил на него внимание и командировал его в Потсдам; вы видели его бумаги.
   -- Точно так, ваше императорское высочество, -- ответил генерал Ландеров, -- всё было так, как я тогда имел честь докладывать вашему высочеству.
   -- Во времена короля Фридриха Вильгельма Первого это было бы менее поразительно, -- заметил граф Понятовский, причём его губы сложились в едва заметную ироническую улыбку. -- Лейтенант Шридман при своём достойном удивления росте занял бы почётное место в знаменитом королевском батальоне великанов. Но король Фридрих обращает более внимания на умственные способности и на характер своих офицеров, чем на размеры их роста.
   -- Но всё-таки, -- вмешался в разговор Пассек, -- говорят, что и ныне царствующий король имеет слабость к тамбурмажорам в шесть футов высоты.
   Это замечание вызвало у русских офицеров едва сдерживаемый смех.
   -- Это -- неправда! -- закричал Шридман, ударяя по столу своей красной, широкой рукой так сильно, что стаканы зазвенели. -- Это -- неправда!
   Он бросил вокруг злобный и вызывающий взгляд, словно собирался дать почувствовать силу своих тяжеловесных кулаков всякому, кто вздумал бы противоречить ему.
   Пассек презрительно пожал плечами, а граф Понятовский холодно заметил:
   -- Я могу подтвердить слова господина Пассека; я сам в Потсдаме видел одного тамбурмажора, который был точно такого же роста, как вот этот лейтенант.
   -- Это -- неправда! -- закричал Шридман, успевший в это время осушить ещё кубок английского пива. -- Я никогда не был барабанщиком, и кто утверждает это, тот лжёт.
   -- Я не утверждал этого, -- сказал Пассек, -- так как, -- добавил он с глубоким презрением, -- мне нет времени и охоты заниматься прошлым этого господина.
   -- Не спорьте, не спорьте! -- воскликнул великий князь. -- Вы слышите, Шридман, ничего не было сказано, что могло бы оскорбить вас. Значит, умерьте ваш пыл и успокойтесь.
   Шридман склонил пред великим князем свою голову с крепкой, мускулистой шеей и сделал вид, что только присутствие и приказание его герцога мешают ему потребовать удовлетворения за обидные слова.
   Последнее снова вызвало насмешливое настроение молодых русских офицеров.
   -- Итак, -- продолжал граф Понятовский прерванный разговор, -- я имел честь близко сойтись с прусскими офицерами в Потсдаме, и в их кругу я научился курить. Но курение перешло к ним как обычай со времени покойного государя, так как нынешний король никогда не курит и считает курение отвратительной, притупляющей, вредной привычкой, достойной разве только лакеев и простых солдат.
   Между голштинскими офицерами послышался ропот негодования. Одно мгновение Пётр Фёдорович пристально смотрел на Понятовского, но лицо последнего сохраняло такое простодушное, спокойно-весёлое выражение, а сам он так безмятежно дымил своей трубкой, что было решительно невозможно видеть в его словах нечто другое, чем случайное, безобидное замечание.
   -- В самом деле его величество сказал это? -- немного смущённо спросил великий князь.
   -- Это были его подлинные слова, я имел честь слышать их из его собственных уст, -- сказал граф Понятовский.
   Пётр Фёдорович молчал несколько минут, а затем, словно случайно, положил свою трубку на стол. Тотчас же граф Понятовский последовал его примеру и платком вытер рот, точно хотел устранить со своих губ табачный запах.
   -- Произошла очень интересная история, -- воскликнул Пётр Фёдорович, считавший нужным ввести в русло на время прерванный разговор, -- заставившая нашего Шридмана оставить прусскую службу, чем я и воспользовался, чтобы взять его в свою гвардию. Вы ведь рассказывали мне об этом, генерал Ландеров; это была история из-за женщины. Шридману очень везёт у женщин, -- добавил он, обращаясь к Понятовскому, а затем сказал Шридману: -- Расскажите нам всё, вам не к чему стесняться, мы здесь между своими.
   Гигант-офицер самодовольно выпятил свою широкую грудь, улыбнулся и сказал:
   -- Я подчинюсь этому, если ваше императорское высочество приказываете, хотя в сущности не разрешается говорить о приключениях с дамами, которые пережил...
   -- Ещё менее о тех, которые не пережил, -- заметил поручик Пассек с насмешливой улыбкой.
   -- Всё-таки расскажите, мы обещаем молчать, -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Очень интересно слушать подобные истории.
   -- Итак, слушайте, -- сказал Шридман, выпив ещё значительное количество пива из своей кружки. -- Дело было просто. В Потсдаме стоял генерал...
   -- Оставим имена, -- перебил его великий князь, -- имена компрометируют.
   -- Это был человек в возрасте от сорока до пятидесяти лет. Король очень дорожил им, но он имел глупость жениться на молодой, красивой женщине, которая нашла во мне более привлекательности, чем в своём старом и ворчливом муже. Я был в этом неповинен, -- добавил Шридман с победоносным видом, сообщившим его лицу страшно комическое выражение. -- Несомненно, по её настоянию генерал избрал меня своим адъютантом. Быть может, мне следовало проявить сдержанность, но, Бог мой, я был молод, женщина была красива... и соблазнительна, кто бы мог противиться такому обольщению? Но зависть не дремала. К несчастью, даже между товарищами существуют зависть и недоброжелательство. Генерал поймал нас, произошло столкновение. Оскорбление было смертельно... выбора не было... Я хотел пощадить соперника, так как, в сущности, вина была с моей стороны, но он напал на меня с такой яростью, что мне осталось только выбирать между его жизнью и моей... Каждый любит свою жизнь... я защищался... и я также озлобился... Моя шпага положила конец его жизни. История произвела много шума... Король не мог оставить меня на службе. Его величество прислал мне отставку через своего флигель-адъютанта и посоветовал мне тотчас же удалиться. Король милостиво выразил сожаление о моём уходе, сказав, что, быть может, впоследствии я мог бы вдвойне заменить ему убитого генерала, но теперь из-за скандала и по требованию семьи убитого он не мог поступить иначе. Тем не менее его величество выразил надежду, что, даже поступив на службу в другом государстве, я никогда не подниму оружия против него.
   -- Вот и отлично, что вы поступили ко мне на службу, -- воскликнул Пётр Фёдорович, в то время как среди офицеров послышался недоверчивый и насмешливый ропот. -- Здесь вам не угрожает опасность идти против великого короля. Не правда ли? -- обратился он к Понятовскому. -- Этот Шридман -- чертовски опасный человек, с ним надо избегать ссоры, -- добавил он, сбоку взглянув на поручика Пассека, который с насмешливым недоверием покачал головой.
   -- История действительно очень необычайна, -- согласился Понятовский, -- и всё же любовные похождения, которых мы в дни безрассудной юности не в силах избежать, очень часто ставят нас в необыкновенно критические положения. И я также пережил многое в этом роде...
   -- О, расскажите, расскажите! -- воскликнул великий князь, радостно потирая руки. -- Я предчувствовал, что у нас будут ещё интересные разговоры.
   -- Самое поразительное из всех моих приключений и которое, быть может, превзойдёт всё, что когда-либо случилось с лейтенантом Шридманом, -- сказал Понятовский с лёгкой иронией, заставившей насторожиться всех офицеров, -- произошло в Испании, в стране романтизма. В то время я любил одну знатную девушку, которая, по требованию своих четырёх братьев, должна была отдать свою руку другому, нелюбимому человеку. Внимая её настойчивой мольбе, я бежал с ней. Это было, может быть, легкомысленно и глупо, но кто может устоять против соблазна, как совершенно верно заметил господин Шридман? Четыре брата узнали о нашем бегстве. На первой станции от Мадрида старший из братьев нагнал нас. Он оскорбил меня, я должен был драться с ним. Хотя я так же, как лейтенант Шридман, желал пощадить противника, всё же опасность для жизни заставила меня прибегнуть к оружию; заколол этого брата любимой девушки и поехал с ней дальше. Но уже на следующей станции нас нагнал следующий брат; он также оскорбил меня, он также предложил мне выбор между его или моей жизнью. Я заколол его, и с удвоенной скоростью мы продолжали наш путь. То же случилось на третьей станции с третьим братом. Мы достигли четвёртой станции. Здесь нас нагнал четвёртый брат. Он также оскорбил меня, он также заставил меня взяться за оружие, чтобы яростно защищать мою жизнь и...
   -- И вы закололи последнего, -- со смехом воскликнул Шридман, -- история немного однообразна.
   -- Простите, лейтенант, -- произнёс Понятовский с иронической вежливостью. -- Вы были неправы, прервав меня. История не так проста, как вы думаете. Когда я стал драться с четвёртым братом, то сделал неловкое движение, так как моя рука была утомлена предыдущей борьбой, и он... заколол меня.
   Все русские офицеры разразились громким, радостным смехом.
   Великий князь некоторое время с удивлением смотрел на графа, затем он также стал смеяться до того, что слёзы выступили у него на глазах.
   -- Он заколол вас насмерть? -- воскликнул он. -- В самом деле, это -- самая оригинальная история из всех слышанных мною когда-либо!.. Шридман, видите ли, всё-таки граф пережил ещё более удивительные похождения. А что сталось с молодой девушкой? -- спросил он, продолжая смеяться.
   -- Я перевёз её через границу, -- ответил Понятовский, -- и женился на ней!.. К сожалению, она вскоре умерла после недолгого счастья.
   Всеобщая весёлость увеличивалась; наконец ею заразились даже голштинские офицеры.
   Шридман был вначале озадачен и молча смотрел на графа; казалось, ему нужно было несколько времени для размышления, чтобы понять всю сущность рассказа. Затем он вскочил как взбешённый и так ударил кулаком по столу, что зазвенели все бокалы. Наконец среди смеха всех присутствующих он в страшном гневе крикнул:
   -- Нет, это уже чересчур! Вы, кажется, насмехаетесь надо мной, рассказывая мне историю, в которой нет ни одного слова правды.
   Не теряя ни на секунду невозмутимости, Понятовский с холодным презрением ответил ему:
   -- Вы требовали от меня доверия к вашей истории, которая, по моему убеждению, ни в каком случае не могла произойти в Потсдаме при дворе великого короля; я её выслушал, не возразив ни слова, и мне странно, что вы не ответили любезностью на мою любезность и прямо называете мой рассказ неправдой...
   -- Я не позволю оскорблять себя и насмехаться надо мной, милостивый государь! -- воскликнул Шридман, угрожающе сжимая кулаки. -- Ваша история лжива, так как вы сумасшедший!
   Томительная тишина сменила весёлость; великий князь смущённо смотрел пред собой. Все остальные нетерпеливо ожидали ответа на эту грубую выходку.
   Понятовский по-прежнему холодно и спокойно произнёс:
   -- Присутствие его императорского высочества мешает мне ответить вам так, как этого заслуживает ваше поведение.
   -- Нет, нет! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Нет, моё присутствие не должно ни в чём стеснять вас. Мы здесь в своём непринуждённом кружке, в котором должен быть отброшен всякий этикет... Я -- не что иное и не хочу здесь быть ни кем иным, как обыкновенным же офицером...
   -- Но это не может нам помешать, -- сказал Понятовский, -- забыть о том, что имеем честь находиться в присутствии племянника и наследника её императорского величества.
   -- А я хочу, -- ещё горячее воскликнул Пётр Фёдорович, -- чтобы вы забыли это. Слышите ли, граф Понятовский? Я этого хочу и приказываю вам говорить так, как вы говорили бы, если бы меня здесь не было или если бы я был таким же офицером, как все вы.
   -- Ну, в таком случае, -- сказал Понятовский, приподнимаясь и бросая гневный взгляд на лейтенанта Шридмана, который всё ещё сжимал кулаки и бормотал какие-то ругательства, -- если ваше императорское высочество приказываете мне это, то этот господин должен при всех выслушать то, что я ему ответил бы, если бы меня не удержало присутствие великого князя. Я сказал бы, -- продолжал он, возвышая голос, -- что рассказ об убийстве генерала в Потсдаме и о прощании его величества короля прусского с юнкером Шридманом представляет собою сплошную нелепую и наглую ложь и что Шридман выказал изумительное начальство, позволив себе рассказывать подобные вещи в присутствии его императорского высочества и образованных кавалеров. Наконец, поведение этого господина относительно меня достойно не офицера, а грубого тамбурмажора и заслуживает примерного наказания.
   Шридман вскочил и сделал движение, как бы желая броситься на графа. Товарищи удержали его, в то время как он от бешенства сжимал кулаки.
   Русские офицеры столпились около Понятовского. Все взоры обратились на великого князя. Он был очень бледен и вытирал лоб носовым платком.
   -- Дело очень серьёзно, господа, -- сказал он наконец дрожащим голосом, которому он напрасно старался придать твёрдость и уверенность, -- здесь с обеих сторон были произнесены слова, требующие удовлетворения, если только они не будут взяты обратно.
   -- Но, ваше императорское величество, вы сами приказали мне говорить, -- возразил граф Понятовский, склоняясь пред великим князем, -- поэтому вы, конечно, найдёте вполне естественным, что я не могу взять свои слова обратно. Я не привык говорить что-либо необдуманно и всегда отвечаю за то, что сказал... Итак, я готов дать господину лейтенанту Шридману, если он, со своей стороны, не хочет взять свои слова обратно, то удовлетворение, которое может дать каждый порядочный человек, и если, -- насмешливо продолжал он, -- меня постигнет судьба того генерала в Потсдаме, то я прошу заранее ваше высочество о том, чтобы вы не исключали молодого человека со службы.
   -- Голштинский офицер не может взять свои слова обратно и просить прощения! -- воскликнул Пётр Фёдорович, лицо которого радостно засияло, как будто этот случай доставлял ему величайшее удовольствие и обещал интересный конец. -- Не правда ли, ведь извинение невозможно, генерал Ландеров?
   -- Совершенно невозможно, ваше императорское высочество, -- ответил генерал.
   Шридман, потерявший значительную часть своей уверенности и гнева и с некоторой боязнью смотревший на Понятовского, молчаливым кивком ответил на категорический ответ своего начальника.
   -- В таком случае хорошо же, -- горячо сказал великий князь, -- эти господа должны скрестить свои шпаги, а так как я в вашем обществе не хочу быть ничем иным, как простым офицером, то я сам буду свидетелем всего.
   -- Как прикажете, ваше императорское высочество, -- сказал граф Понятовский. -- Завтра рано утром я буду готов...
   -- Нет, не завтра рано утром! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Нельзя откладывать дело чести, мы можем устроить всё сейчас же.
   Его, казалось, охватило лихорадочное нетерпение, и он делался всё оживлённее по мере того, как Шридман становился всё тише и тише.
   -- Невозможно, -- сказал Понятовский, -- никогда я не обнажу шпаги в том дворце, который должен быть ограждён от звука оружия присутствием её императорского высочества великой княгини и её придворных дам.
   -- Ну, в таком случае! -- воскликнул великий князь, проявляя всё своё упрямство, которое не позволяло ему отказаться от раз овладевшего им желания. -- Ну, в таком случае пойдёмте в парк. Несколько времени тому назад я видел, что теперь на небе светит полная луна, а потому мы там беспрепятственно можем окончить дело, не потревожив сна наших дам.
   Граф Понятовский молча поклонился.
   -- Свет луны обманчив, -- произнёс Шридман сдавленным голосом.
   -- Шансы для обеих сторон будут одинаковы, -- воскликнул великий князь, -- ваш бой будет тем интереснее... Не правда ли, генерал фон Ландеров?
   -- Как прикажете, ваше императорское высочество! -- ответил генерал.
   -- В таком случае идёмте... идёмте скорее! -- приказал великий князь. -- О, это очень романтично, интересно!.. Но стойте! -- прервал он себя. -- Кто же будет секундантами?.. Господин майор Брокдорф, вы, но всей вероятности, сослужите эту службу вашему товарищу?
   Фон Брокдорф поклонился с немного смущённым и неуверенным видом.
   -- Я же со своей стороны, -- сказал граф Понятовский, -- позволю себе попросить господина Пассека сделать мне честь быть моим секундантом.
   Пассек подошёл к нему и тихо сказал:
   -- Невозможно, чтобы вы бились с подобным человеком, граф!.. Дворянин не должен драться с каким-то авантюристом.
   -- Я оскорбил его и должен дать ему удовлетворение, -- ответил граф, -- относительно же всего остального будьте покойны: я уверен в своём клинке. Кровь не будет пролита; уверяю вас, что развязка этого дела очень оживит и позабавит этот двор.
   -- Вперёд, вперёд! -- воскликнул Пётр Фёдорович, который велел лакею принести себе шляпу. -- Пойдёмте, всё общество должно сопровождать нас, так как все были свидетелями обмена оскорблениями, то все и должны присутствовать при дуэли, чтобы убедиться, что всё было правильно.
   Он быстро прошёл из передней в парк; непосредственно за ним следовал граф Понятовский; голштинские офицеры окружали Шридмана и поощряли его оставить неизгладимый знак на теле дерзкого иностранца. Но офицер-гигант шёл медленно с поникшей головой; его атлетическая фигура, казалось, потеряла всю свою силу, заносчивое выражение бесследно исчезло с его лица.
   Стоявшая высоко на небе луна ярко озаряла всё вокруг. Было светло, почти как днём. Свежий ночной воздух был пропитан весенним ароматом. Кроны высоких деревьев серебрились под светом луны и резко выделялись на тёмном фоне неба.
   Великий князь увлекал всех за собой через тёмную аллею, которая выходила на свободную, усыпанную белым песком площадку.
   -- Здесь! -- воскликнул он. -- Это -- самое удобное место для окончания дела: свет здесь распределён равномерно, до дворца не будет доноситься стук шпаг, и всем будет отлично видна рыцарская борьба.
   Он нетерпеливо расхаживал взад и вперёд, потирал руки и беспокоился, как будто дело шло только об интересном представлении. В это время Пассек и фон Брокдорф выбирали место для противников, для того чтобы каждый из них имел одинаковое освещение.
   -- Разве нет уже возможности уладить дело без поединка? -- тихо спросил Шридман стоявшего рядом с ним генерала фон Ландерова. -- Было бы чересчур жестоко убивать этого несчастного, -- неуверенно продолжал он.
   -- Будет достаточно, если вы, ранив его в руку, сделаете непригодным для дальнейшей борьбы, -- ответил генерал. -- Вы скоро справитесь с этим надушенным господином!
   -- Всё ли в порядке? -- спросил Пётр Фёдорович, дрожа от нетерпения.
   -- Совершенно, -- ответил Пассек.
   Оба противника заняли свои места и вытащили шпаги.
   -- Стойте! -- воскликнул Пассек. -- Оружие у противников не одинаково, клинок лейтенанта Шридмана значительно крепче и чуть ли не на три дюйма длиннее...
   -- Это всё равно, -- сказал граф Понятовский, становясь в позицию и скрещивая свою изящную шпагу со шпагой своего противника. -- Я знаю свой клинок, и он меня удовлетворяет.
   Картина была удивительно живописна. На залитой ярким лунным светом, обрамленной высокими деревьями площадке собралось всё общество в разнообразных мундирах, в блестящих, шитых золотом придворных костюмах; тонкие клинки сверкали как серебряные лучи. Граф Понятовский мог служить отличной моделью для картины. Красота её нарушалась только Шридманом, производившим слегка комическое впечатление: высокий офицер так низко пригибал колени, что казался на целую голову ниже, чем был на самом деле. Он далеко вытягивал руки и отклонял своё туловище, как бы желая как можно дальше отойти от острия шпаги противника.
   Несколько мгновений клинки лежали один на другом, затем Понятовский сделал быстрый выпад. Его противник ещё более подогнул колени и так далеко отклонился, что казалось, он опрокинется. Затем Понятовский повернулся и быстрым движением выбил шпагу из рук противника. Она высоко взлетела и упала, воткнувшись остриём в песок.
   -- Какая неловкость, какая неловкость! -- воскликнул Пётр Фёдорович, топая ногами. -- Оправьтесь, Шридман, у вас нет никакой твёрдости в руке! Но это не считается, -- продолжал он, -- это -- случайность. Дайте ему снова шпагу, Брокдорф!
   Граф Понятовский поклонился великому князю.
   Фон Брокдорф поднял с земли шпагу и протянул её Шридману, который с гневным выражением принял её и снова насколько возможно дальше вытянул её по направлению к графу. Понятовский на этот раз изменил свою тактику; его шпага сверкала как молния и почти прикасалась то к груди, то к лицу противника, не нанося ему, однако, никакого ранения. Шридман постарался сделать несколько выпадов, которые привели бы в изумление всякого знакомого с фехтованием; зачем он уже без всяких правил сильными ударами хотел выбить шпагу из рук графа, но всё было напрасно. Понятовский подступал к нему всё ближе, и всё чаще мелькал его клинок у лица и груди противника.
   Наконец лейтенант был более не в состоянии переносить блистание клинка, он с глухим стоном опустил шпагу и, полузакрыв глаза и склонив голову, начал отступать. Но граф следовал за ним, он уже более не пугал его клинком своей шпаги, но высоко поднял её и наносил её тупой стороной быстрые, звучные удары по спине и плечам противника. Гигант-офицер закричал от боли и, забыв о сопротивлении, побежал по кругу, преследуемый графом Понятовским, который по-прежнему всё сильнее и сильнее наносил ему удары по спине и, наконец, стал ударять его шпагой по голове.
   Кругом раздались громкие, негодующие крики.
   -- Негодяй, ничтожный трус! -- закричал вне себя Пассек. -- Оставьте его, граф! Он достоин только палочных ударов, да и то нанесённых лакеями.
   -- Черт возьми, Шридман! -- крикнул великий князь, покраснев от гнева. -- Да остановитесь же и обороняйтесь, иначе, клянусь Богом, я прикажу расстрелять вас.
   Но Шридман, казалось, не слышал этого крика; он старался уклониться от ударов. Однако в это время граф Понятовский нанёс тупой стороной своей шпаги такой удар по его голове, что лейтенант закричал от боли и от страха упал на колени. Он оглянулся назад и хотел ударить графа снизу, но Понятовский следил за каждым его движением и в тот же миг так сильно ударил его по руке, что офицер выронил своё оружие и умоляюще протянул свои руки. Граф дотронулся концом шпаги до лица коленопреклонённого противника и громко воскликнул:
   -- Твоя жизнь теперь в моих руках; я имею право отнять её, но я подарю её тебе, если ты сейчас же ответишь на мой вопрос. Но не думай лгать, так как ты умрёшь, если хоть одно слово лжи сойдёт с твоего языка.
   Великий князь быстро подошёл к ним, остальные тоже приблизились и с нетерпением ждали окончания этой сцены.
   -- Служил ли ты в гвардейском батальоне короля прусского в Потсдаме? -- спросил граф Понятовский, так быстро вертя около шеи Шридмана своею шпагой, что тот не мог схватить её руками.
   -- Да! -- воскликнул Шридман.
   -- В какой должности? -- снова спросил граф Понятовский.
   Шридман злобно посмотрел на него и схватил обеими руками шпагу графа, но тот быстрым, лёгким ударом уколол его в ладонь так, что атлет закричал от боли. Тогда он опустил голову на грудь и беззвучно сказал:
   -- Тамбурмажором.
   Голштинцы смущённо потупили взор, из уст русских гвардейских офицеров вырвался торжествующий крик.
   Великий князь был бледен, как смерть, и молчал. Понятовский склонился пред ним и промолвил:
   -- Я не замедлил дать удовлетворение за сказанные мною слова, обращённые к человеку, носящему форму нашего императорского высочества, но теперь вы, ваше высочество, должны дать мне удовлетворение за то, что мне пришлось скрестить свою шпагу с человеком, шоу потреблявшим этой благородной формой.
   -- Знали ли вы об этом, генерал фон Ландеров? -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Знали ли вы это?
   -- Ни единого слова, ваше императорское высочество; этот человек налгал мне... он дал мне фальшивые бумаги.
   -- Это -- неправда, -- завыл Шридман, -- генерал отлично знал о том, кто я такой; я служил атлетом в одной труппе, которая объезжала Голштинию, а он...
   -- Он лжёт... он лжёт... -- громко перебили его Голштинские офицеры, бросаясь к великому князю, -- он на всех нас налжёт.
   Громкими криками они заглушили разоблачения Шридмана, к которому быстро приблизился генерал. Нагнувшись к нему, он повелительно прошептал:
   -- Молчи, мерзавец, иначе ты будешь убит, -- на виселицу можешь рассчитывать.
   Это напоминание, казалось, произвело впечатление.
   Шридман замолчал и с злобным равнодушием посматривал вокруг, как будто был готов вынести всё, что на него обрушится.
   -- Вы должны получить удовлетворение, граф Понятовский, -- сказал Пётр, который, скрестив руки, с гневом, ненавистью и презрением смотрел на коленопреклонённую фигуру. -- Майор фон Брокдорф, -- громко приказал он, -- снимите с него мундир и сломайте его шпагу.
   Фон Брокдорф сорвал с Шридмана мундир и, взяв в руки его шпагу, ударом ноги переломил её пополам.
   -- Лейтенант Шмидт и лейтенант Иогансен, -- приказал великий князь, -- уведите его и посадите под строгий арест, а завтра он снова сделается тем, чем был, -- тамбурмажором, его нам как раз не хватает. Он должен будет размахивать палочкой пред барабанщиками, и если он это будет делать плохо, то получит шпицрутены.
   По лицу Шридмана пробежало выражение радости и полного удовлетворения; он мог ждать гораздо более строгого наказания; не говоря ни слова, он встал и последовал за двумя офицерами, обнажившими свои шпаги и поведшими его по направлению к лагерю.
   -- Довольны ли вы, граф Понятовский? -- спросил Пётр Фёдорович. -- Удовлетворены ли вы?
   -- Совершенно, ваше императорское высочество, -- ответил граф, пряча свою шпагу в ножны.
   Пассек выступил вперёд и с насмешливым видом покручивал свои усы.
   -- Мне остаётся теперь, -- сказал он, -- лишь спросить господина фон Брокдорфа, не нашёл ли он в моём поведении при всей этой истории чего-либо оскорбительного для себя; в таком случае я готов дать ему какое угодно удовлетворение.
   Фон Брокдорф стал быстро уверять, что всё было в полном порядке. Великий же князь обернулся к графу Понятовскому и сказал, крепко пожимая его руку:
   -- Я повторяю мою просьбу, чтобы вы считали мой дом в Ораниенбауме совершенно своим... Забудьте этот неприятный случай! Я точно так же, как и все мои соотечественники, очень благодарен вам за то, что вы избавили нас от негодяя, и теперь мы с вами будем добрыми товарищами.
   Затем великий князь повернулся и, слегка поклонившись всем, ушёл во дворец.
   Молча и со стыдом уходили голштинские офицеры с места поединка, все же остальные торжествующе окружили графа Понятовского, желали ему счастья и с триумфом повели его в его помещение, расположенное в одном из боковых флигелей дворца.

X

   В домике лесничего, стоявшем недалеко от зверинца и ораниенбаумском парке, было необычайное оживление, начавшееся с того вечера, когда здесь собралось такое разнообразное общество. Мария Викман на следующий день ходила бледная и печальная. На ней, очевидно, отразились пережитые ночью волнения и беспокойство. Но в то же время казалось, что девушка чего-то беспокойно ждёт, потому что она редко оставалась на одном месте, а ходила без определённой цели из комнаты в комнату и давала своему отцу и спрашивавшей её то об одном, то о другом служанке такие странные и неподходящие ответы, что старик с изумлением смотрел на дочь, а служанка принуждена была по нескольку раз задавать один и тот же вопрос.
   По мере приближения вечера беспокойство Марии псе увеличивалось. Она уже несколько раз подбегала к решётке, отделявшей двор, и сквозь слегка колеблющиеся кустарники посматривала на лесную дорогу, а затем снова быстро возвращалась домой с раскрасневшимся лицом. Она как будто хотела скрыть от всех своё беспокойство. Она принималась то за одну, то за другую работу, но её трудолюбивые ручки теперь бездействовали, и она, не сделав ничего, уходила в другой конец дома, чтобы там на минуту приняться за что-либо. Когда же наступил час, в который имела обыкновение ходить в зверинец для того, чтобы кормить своих любимцев, она взяла корзинку, наполненную кусками хлеба, и направилась по своей обычной дороге. Суетливость, владевшая ею в продолжение всего этого дня, казалось, теперь оставила Марию. Она как будто боялась чего-то и медлила на дворе, выйдя же на лесную дорогу, она то и дело останавливалась и прижимала руку к сильно бившемуся, несмотря на её медленные движения, сердцу. Казалось, Мария должна была собраться с силами, чтобы продолжать свой путь.
   На лесной просеке, пред зверинцем она вдруг остановилась. Волна крови залила её лицо. Она увидела Пассека, стоявшего недалеко от решётки. Он ходил взад и вперёд, в то время как животные наблюдали за ним, столпившись позади забора.
   Мария сделала движение, как бы желая скрыться, но молодой офицер уже заметил её, с радостным восклицанием бросился к ней и через несколько секунд уже стоял рядом с Марией.
   -- Я уже начал бояться, -- воскликнул он, страстно взглядывая своими блестящими глазами на её ещё похорошевшее от смущения личико, -- что вы сегодня не придёте, а это было бы очень несправедливо, так как я ждал снова мою прекрасную лесную фею с тем большим нетерпением, что она теперь стала моим добрым другом; я, по крайней мере, надеюсь, что вы позволите мне называть вас таким образом?
   -- Конечно, сударь, -- сказала Мария, бросая на него пленительный взгляд, -- отчего мне быть против этого, раз вы мне говорите, что вы -- мой друг?
   -- Разве вы в этом сомневаетесь? -- горячо спросил офицер. -- Но действительно, -- продолжал он, бросая на девушку полушутливый, полуумоляющий взор, -- я иногда даже готов был бы желать не быть вашим другом; я хотел бы даже иногда быть вашим врагом, чтобы взять в плен свою прелестную неприятельницу... и получить с неё сладкий выкуп.
   На лице Марии появилось выражение лёгкой досады.
   -- Не говорите так! -- сказала она. -- Иначе я принуждена буду сожалеть о том, что снова пришла сюда.
   Серьёзный тон, которым были сказаны эти слова, без сомнения, произвёл бы на Пассека глубокое впечатление, если бы не мимолётный, брошенный на него искоса взгляд, который, казалось, говорил ему о том, что молодая девушка не забыла вчерашней встречи и не в силах чересчур строго отнестись к нему.
   -- Нет, нет! -- воскликнул он, схватив её руку. -- Я хочу, чтобы вы лучше были моим другом, чем недругом, раз от этого зависят наши встречи, и я не могу, -- прошептал он, -- отрешиться от надежды, что вы исполните смиренную просьбу друга и дадите ему добровольно то, что вы дали бы в виде выкупа врагу.
   -- О, никогда, никогда!.. -- воскликнула Мария, выдёргивая свою руку.
   Но офицер крепко держал её и поднёс к своим губам.
   -- Вы не должны, -- сказал он, -- отказывать просящему в небольшом подаянии.
   Девушка, вся дрожа, стояла рядом с ним, Пассек же страстно и нежно целовал её тонкие пальчики и её изящную ладонь.
   -- А если я пожелаю ещё большего, -- тихо сказал он, -- то что вы скажете на это? Воспоминания чересчур живы для того, чтобы заставить утихнуть желание.
   Рука Марии вздрогнула в его руке, молодая девушка испуганно задрожала, но её трепещущие губы были не в состоянии произнести ни одного строгого, негодующего слова. Пассек быстро обвил её руками и горячим поцелуем прижался к её губам.
   -- О! -- воскликнула она, отталкивая его. -- Это гадко! Чем же тогда отличается друг от врага?
   -- Тем, -- ответил офицер, прижимая её руку к своему сердцу, -- что друг всегда бывает бесконечно благодарен за добровольный дар, поэтому-то цена подарка во сто крат выше цены украденной драгоценности.
   -- А если я не пойму подобной разницы, -- отвесила Мария, слегка улыбаясь, -- и не приду сюда больше?..
   -- Тогда эти бедные звери, -- сказал Пассек, показывая за решётку, -- будут напрасно ждать своего корма и -- что ещё хуже -- не будут лицезреть своей прелестной хозяйки. Посмотрите, как дружески они сегодня поглядывают на меня! Они уже чувствуют и тают, что я -- ваш друг. Ради них вы не должны уходить... Ради них вы должны возвращаться сюда. И пли они так ждут своей награды, то почему бы и я не имел права так же страстно ожидать вашего дара?
   Мария ничего не ответила, но её лицо осветилось счастьем и нежностью. Оба они подошли к решётке и стали распределять хлеб между доверчиво приближавшимися животными. Даже старый олень на этот раз осторожно подошёл к решётке и взял кусочек хлеба из рук молодого офицера.
   Когда корзинка опустела, Пассек пошёл провожать домой молодую девушку; она, казалось, ждала этого, так как ничто в её лице или обращении не показывало, что это неприятно ей.
   Придя домой, Мария снова стала весело хлопотать, накрывая ужин, и снова Пассек, весело беседуя, сидел в тесном кругу обитателей лесного домика.
   Не успели ещё все разместиться как следует, как во двор быстро въехал лёгкий кабриолет великой княгини. Екатерина Алексеевна вышла из него и участливо осведомилась о здоровье пострадавшего накануне слуги. Он чувствовал себя лучше, но в продолжение ещё некоторого времени должен был пролежать в постели. Екатерина Алексеевна сердечно поблагодарила Марию за её заботы и попросила старого Викмана продержать у себя больного до полного выздоровления.
   Казалось, что вчерашний вечер должен был повториться во всех подробностях, так как, когда великая княгиня всё ещё стояла на веранде и пристально глядела на дорогу, в лесу послышался топот мчавшейся лошади и на двор на английском скакуне, взятом из конюшни великого князя, влетел граф Понятовский. Перед воротами он соскочил с седла, набросил повод лошади на один из зубцов решётки и взбежал на веранду.
   С видом полного изумления он почтительно поклонился великой княгине, глаза которой при виде его радостно заблестели.
   -- Я сюда приехала, граф, -- простодушно сказала она, -- чтобы навестить моего слугу, который пострадал, может быть, отчасти и по моей вине.
   -- Меня сюда привела та же причина, -- ответил граф Понятовский, -- я тоже хотел осведомиться о здоровье того верного слуги, который имел счастье пострадать за ваше императорское высочество. Притом, -- продолжал он, бросая выразительный взгляд, но придерживаясь обыкновенного любезного тона, -- притом я хотел поблагодарить дриад [дриады -- у древних греков -- нимфы, покровительницы деревьев] за то, что они дали мне возможность оказать услугу вашему императорскому высочеству в момент опасности.
   -- Лесные дриады, -- промолвила Екатерина Алексеевна, -- как я слышала, были также свидетелями того, как мой рыцарь-спаситель мужественно встретил в тот же вечер и другую опасность.
   Граф Понятовский улыбнулся и сказал:
   -- Если вашему императорскому высочеству уже рассказали всю историю, то вы также должны знать, что в ней было гораздо более комического, чем трагического, и что она не достойна даже упоминания, а не только благодарности.
   -- Если она имела комический исход, -- сказал Пассек, -- то тем не менее нисколько не уменьшает заслуг графа, рыцарский клинок которого обладает волшебным даром обращать свирепого гиганта в смешного арлекина.
   -- Я действительно слышала, -- смеясь, сказала Екатерина Алексеевна, -- что разжалованный лейтенант Шридман сегодня был одет в платье тамбурмажора и исполнял свои обязанности, стоя пред голштинским батальоном, и так ревностно нёс свою службу, что великий князь отпраздновал это удивительное событие обедом в лагере...
   -- На котором я имел честь присутствовать, -- продолжил граф Понятовский, -- благодаря чему я и не мог до сих пор засвидетельствовать своё почтение нашему императорскому высочеству, что раньше всегда было моим долгом, так как теперь, по повелению великого князя, я принадлежу к числу кавалеров его двора.
   -- Ну, -- сказала Екатерина Алексеевна, -- случайность позволяет вам выполнить эту обязанность; я хочу помочь вам в этом; вечер так прекрасен, мне хочется сделать прогулку по лесу и вернуться во дворец пешком; мой кучер приведёт вашу лошадь, а вас я попрошу быть моим кавалером на обратном пути. Я видела здесь в зверинце прекрасных оленей; я люблю них благородных животных; наша молодая приятельница даст нам немного хлеба, и так как мы не можем принести жертвы лесным дриадам, то мы воздадим её нашим питомцам в виде благодарности за то, что они отвратили вчера грозившую мне опасность.
   Граф Понятовский поклонился и сказал:
   -- Ваше императорское высочество награждаете "лишком щедро мою незначительную услугу; я весь к нашим услугам и лишь просил бы позволения дать небольшой подарок нашему слуге, пострадавшему не по своей вине.
   Он вынул кошелёк, сквозь шёлковые петли которою сверкали золотые монеты, и подал его старому Викману с просьбой передать опрокинутому вчера рейткнехту.
   -- Вы устыдили меня, граф, -- сказала великая княгиня, -- так как отнеслись к моему слуге великодушней, чем я сама; я должна последовать вашему примеру; хотя, собственно говоря, я должна была бы поступить так первая.
   Она тоже отдала Викману кошелёк, затем благосклонно поклонилась низко склонившемуся пред ней обществу, приняла руку графа и пошла рядом с ним к лесу, между тем как кучер кабриолета пошёл позади, ведя в поводу лошадь графа.
   Они долго стояли у изгороди зверинца и поочерёдно кормили животных, встречаясь взглядами и руками. О чём они говорили -- это слышали лишь олени со светлыми, умными глазами да лесные дриады, которые жили в зелени деревьев, и тихо склонявшиеся друг к другу стройные ветви, как будто желая сообщить сладкую тайну. Кучер с лошадью стоял в почтительном отдалении и позволил идти вперёд благородному нетерпеливому коню лишь тогда, когда великая княгиня отошла от зверинца и вступила на тенистую лесную тропинку. Затем она поманила свой экипаж, граф Понятовский подсадил её, и, в то время как её рука опиралась на его руку, его голова склонилась как бы для почтительного поклона так низко, что его губы коснулись кончиков пальцев Екатерины Алексеевны; он вложил ей в руки вожжи, и так как он держал ещё их, то естественно, что её рука крепко охватила вместе с ними и его руку. Великая княгиня склонилась к нему ещё раз, слегка кланяясь и бросая прощальный взгляд, затем слегка прикоснулась хлыстом к лошади, и та помчала вперёд лёгкий экипаж. Граф Понятовский выпрямился в седле, и в то время как великая княгиня возвращалась мимо голштинского лагеря во дворец, он скакал к морскому берегу. Розовый блеск сверкающих под лучами вечерней зари волн моря отражался в его лучистых глазах; он гнал всё дальше и дальше своего скакуна по зыбучим пескам; его широко раскрытые губы жадно вдыхали дуновение лёгкого ветерка, тянувшего над волнами; и лишь после долгой бешеной скачки он вернулся во дворец на вспененной лошади.
   Пассек остался в избушке лесничего вплоть до ужина при дворе; он непринуждённо болтал со старым Викманом и умел, кроме того, рассказывая разные анекдоты, и весёлые истории, вставлять по временам замечания, давшие Марии понять, что при всем внимании к её отцу она одна являлась целью его стремлений, и заставлявшие её подчас краснеть, а подчас задумчиво и вопросительно взглядывать на него. Старый лесничий беседовал от души и, казалось, всё более привязывался к своему новому гостю, и лишь когда последний переводил разговор на лесное дело или охоту, старик переводил разговор на другое или, если не мог сделать это, давал ответы, заставлявшие собеседника удивлённо качать головой. Один Бернгард Вюрц сидел молча, серьёзный и грустный, и печальными глазами наблюдал за девушкой, которая, напротив, казалось, забыла о присутствии помощника старого лесничего.
   Когда Пассек простился, старик Викман пригласил его не забывать его, а взгляд и немое рукопожатие Марии подтвердили приглашение её отца в такой задорной форме, что молодой человек прижал её руку к губам в полном восторге и лишь затем потряс руку старика, заверяя, что только неизбежные обязанности службы могут помешать ему пользоваться этим любезным, приятным приглашением каждый день.
   Старый лесничий ещё долго говорил о весёлом госте, занесённом в его хижину счастливой судьбой, о милосердии к людям великой княгини и о красоте и щедрости польского магната. Мария, сидевшая в задумчивом молчании, скоро простилась, причём покраснела под проницательным, испытующим взглядом своего двоюродного брата и опустила взор, в то время как подавала ему руку, желая Бернгарду Вюрцу покойной ночи.
   Когда окна столовой дворца осветились и придворные собрались к ужину, одинокий домик лесничего был уже объят глубокой тишиной, и лишь в окнах комнаты старика мерцал огонёк маленькой лампы, при свете которой он, по обыкновению, читал свою Библию и записывал мысли, пробуждавшиеся в нём от слов Священного Писания.
   Содрогаясь самыми разнообразными чувствами -- скорбью, страданием, счастьем и надеждой, бились сердца разных людей, волей судьбы собравшихся в доме лесничего; но счастье среди них выпало на долю оленей и пострадавшего слуги великой княгини: первые получили двойную против обычной порцию хлеба, а лакей, о несчастье которого в обыкновенное время ничего и не подумал бы, получил теперь заботливый уход и был осыпан подарками, представлявшими для него целое состояние; о лучшем употреблении их он и думал теперь, ворочаясь на своём ложе и благодаря при этом Бога и всех святых за падение, ниспосланное ему ими.

XI

   При дворе императрицы в Петергофе произошла полная неожиданная метаморфоза. В Петербург ежедневно мчались курьеры, развозя всё более и более многочисленные приглашения лицам придворных сфер, которые до сих пор привыкли отводить взоры от резиденции больной императрицы к восходящей при дворе великого князя новой звезде. Обеды и ужины императрицы становились всё великолепнее; роскошные сады Петергофа освещались теперь каждый вечер тысячами разноцветных огней, отражавшихся на струях фонтанов и чарующим образом освещавших зелень деревьев. Дорога из Петербурга в летнюю резиденцию императрицы ежедневно покрывалась раззолоченными экипажами сановников, и целая масса лакеев, скороходов и форейторов живой волной заполняла дворы Петергофского дворца до позднего вечера. В тёплые звёздные ночи обитатели придорожных деревень видели, как все экипажи, везомые роскошными лошадьми, наполненные красивыми дамами и элегантными кавалерами, проносились мимо них к Петербургу, точно в волшебной сказке.
   Все решительно заметили на этих празднествах необыкновенную и поразительную перемену, происшедшую с императрицей; её фигура стала более гибка, взоры светились свежестью и жизнью; она двигалась среди гостей в течение целых часов лёгкой, упругой походкой, не выказывая ни следа усталости. И теперь придворные начали всё более и более недвусмысленно покидать двор великого князя, так что в скором времени общество ораниенбаумского дворца состояло только из лиц, находившихся в непосредственной близости к великому князю и княгине. Восходящее светило окуталось теперь тем более густыми тучами, чем более закатывающееся стремилось удержать за собой своё место. Императрица ни разу ещё, во всё время с момента своего возвращения к веселью, не приглашала на свои праздники великих князя и княгини; она либо молчала, либо переводила с равнодушной миной разговор на другое, лишь только в её присутствии заходил разговор о так называемом молодом дворе, несмотря на то что к ней каждое утро являлся камергер великой княгини для наведения справок о состоянии здоровья её величества и для передачи ей цветов и фруктов из оранжерей ораниенбаумского дворца. Подарки Елизавета принимала ещё с благодарностью, но никогда не выражала желания повидать великокняжескую чету в Петергофе, так что оба двора, находясь друг от друга в нескольких вёрстах расстояния, были настолько разъединены, точно это расстояние равнялось сотням миль.
   Мадемуазель де Бомон вступила в исполнение своих обязанностей придворной дамы императрицы. Елизавета Петровна выказывала совершенно особенное отношение к ней; молодая девушка должна была находиться постоянно при ней; её величество на прогулках постоянно опиралась на руку молодой француженки и лично так обворожительно-благосклонно осведомлялась о том, исполняются ли все желания её фрейлины, что никто не сомневался в той великой милости, которую так быстро снискала к себе чужестранка и причину которой никто не мог отгадать, как ни изощрены были в этом направлении придворные умы. Милость к новенькой возбудила было зависть прочих фрейлин и привлекла к себе внимание и любопытство всего двора; но так как новая звёздочка была очень обходительна и не принимала никакого участия в мелких ежедневных интригах, то благодаря этому все скоро привыкли к её превосходству, не имевшему, казалось, никаких причин. Никто не знал, кто она, откуда; было известно лишь, что она прибыла ко двору вместе с шевалье Дугласом, о котором знали ровно столько же, сколько о мадемуазель де Бомон, и который так же внезапно, как и она, стал в один прекрасный день интимным другом императрицы. Было известно лишь, что чужестранцы были представлены двору графом Иваном Ивановичем Шуваловым, которому, как он заявлял это всем спрашивавшим, они были рекомендованы одним парижским другом. А так как этот всемогущий сановник, подобно императрице, относился к этим чужеземцам с особенным расположением, то весь двор выражал им замечательно почтительную предупредительность. Особенно все толпились вокруг мадемуазель де Бомон в тех случаях, когда она не находилась в непосредственной близости к императрице; к ней обращались с самыми лестными комплиментами, особенно мужчины; да и понятно -- молодая девушка отличалась чрезвычайно пикантной, редкой красотой. Но на все эти прекрасные слова молодая любимица императрицы отвечала такими краткими, подчас саркастическими замечаниями, что у самых смелых язык прилипал иногда к гортани.
   В один прекрасный вечер, воздух которого, наполненный ароматами цветов, уже носил в себе зачатки летнего тепла, на дороге из Петербурга в Петергоф снова появился целый ряд экипажей. В одном из них, запряжённом четырьмя великолепными английскими лошадьми, с ликёрами и скороходами в раззолоченных ливреях, сидел человек лет под шестьдесят и необыкновенно могучего телосложения, которое придавало его высокой фигуре известную долю расплывчатости, не лишая её в то же время величавости. Одет он был в форму русского фельдмаршала, на его груди лежала бело-красная лента ордена святого Александра Невского; но эта одежда, несмотря на знаки высшего военного ранга, благодаря роскоши материи и кружев походила скорее на костюм придворного, чем на военный мундир; вместо сапог со шпорами, требуемых уставом, ноги этого человека были обуты в белые шёлковые чулки и изящные башмаки с бриллиантовыми пряжками; а его необыкновенно красивая маленькая шпага была бы под стать разве пятнадцатилетнему пажу. На белые руки фельдмаршала падали роскошные кружевные манжеты, а круглое розовое лицо было полно такого самодовольного покоя, что в его обладателе можно было угадать стремления к атаке скорее паштетов, чем вражеской батареи. Лишь в глазах этого сановника сверкало выдающееся мужество. Его вид, если не считать тучности, напоминал всякому, кто знал версальский двор, герцога Ришелье, эту столь проницательную и в то же время рыцарскую личность восемнадцатого столетия.
   Этот сановник был Степан Фёдорович Апраксин; он приходился племянником знаменитому генералу Петра Великого и командовал теперь армией, сосредоточенной у границ Лифляндии; но он, видно, мало думал о своих войсках, привлекавших к себе внимание всей Европы, так как то и дело взглядывал на ряд роз, лежавших на переднем сиденье экипажа, и заботился о том, чтобы эти произведения флоры сохранили свою свежесть, черпаемую ими из мха, в который были обвёрнуты их корни. Розовые губы Апраксина что-то шептали при этом с улыбкой, и он ритмично поднимал и опускал свои украшенные кольцами руки, как бы отбивая в уме такт четверостишия, в форму которых тогдашняя знать выливала как едкие эпиграммы, так и галантные комплименты.
   Экипаж Апраксина остановился у портала дворца.
   Поддерживаемый лакеями, он грузно вышел из экипажа и присоединился к собравшемуся уже в саду обществу. Розы он держал в руке и то и дело с любезными бонмо подносил по одной из них то одной, то другой из придворных дам. Его подарки вызывали почти всюду, если не считать насмешливых улыбок иных прелестных ротиков, горячую благодарность. Так как Апраксин давно снискал себе репутацию души общества, а кроме того, его боялись как друга графа Шувалова. Скоро он раздал весь свой запас и, оставшись в восторге от приёма, оказанного его экспромтом, придуманным в экипаже, начал переходить от одной группы к другой, говоря комплименты друзьям и эпиграммы -- врагам. Но вот он вдруг очутился на открытом, окружённом тополями и мраморными статуями месте, где находилась императрица. Она сидела здесь у фонтана, на соломенном позолоченном стуле и смотрела на широкую перспективу, где волновалось и двигалось море гостей.
   Позади императрицы стояли её фрейлины, рядом с её креслом мадемуазель де Бомон, державшая перчатки её величества; тут же находились обер-камергер граф Иван Иванович Шувалов и обер-фельдцейхмейстер граф Пётр Шувалов, фельдмаршал граф Александр Разумовский и брат последнего, граф Кирилл Разумовский, а также английский посланник сэр Уильямс и посланник королевы Марии-Терезии, граф Эстергази, в своей роскошной, усыпанной бриллиантами одежде венгерского магната. Тут же стоял и старый канцлер граф Бестужев, явившийся лишь по усиленному приглашению императрицы (он вообще уклонялся от каких бы то ни было празднеств); он стоял, опираясь на крепкую испанскую палку с золотым набалдашником; на его лице было написано выражение старческой немощности и полного равнодушия ко всему происходящему; он стоял тотчас за стулом императрицы, заботливо пресекая всякую попытку иностранных дипломатов приблизиться к императрице.
   -- А, Степан Фёдорович! -- воскликнула Елизавета Петровна, когда фельдмаршал с глубоким поклоном приблизился к её стулу. -- Хорошо, что вы явились; я уверена, дамы сгорают от желания видеть своего галантного рыцаря, всегда дарящего их цветами и комплиментами.
   -- Дамы получили уже свою дань, -- сказал граф Пиан Иванович Шувалов. -- Я видел, как наш Степан Фёдорович оделял их в аллее розами; он был похож, -- насмешливо-добродушно прибавил Шувалов, -- на утреннюю зарю, которая тоже рассыпает розы; но лёгкая тучка не смогла бы унести его с собой, как она делает это с зарей.
   Фельдмаршал улыбнулся слегка непринуждённо, так как тучность была его слабым местом и всякое напоминание о ней причиняло ему неприятность.
   -- В самом деле, -- сказал он, -- я думаю, что к прекрасному полу, высшее выражение которого мы имеем в нашей повелительнице, никогда нельзя подходить, не принося знаков своего восхищения и поклонения; цветы, которые я раздал отдельным дамам, как заметил это граф Иван Иванович, были символом преклонения пред всем прекрасным полом, и я жалею, что у меня нет больше роз, чтобы сложить их к ногам любезнейшей избранницы этого пола, которую я вижу здесь в лице мадемуазель де Бомон.
   Императрица благосклонно склонила голову при этом замечании ловкого придворного, но француженка смерила фельдмаршала острым, холодным взором и насмешливо сказала:
   -- Итак, надежды вашего величества, которые разделяла и я, обмануты. Мне кажется, -- повысила она голос, -- что удел фельдмаршала -- обманывать возлагаемые на него ожидания, в данном случае, правда, ожидания лишь такой скромной женщины, как я. Но, -- продолжала она, устремляя на графа уничтожающий взгляд, -- когда я несколько времени назад проезжала через границу Лифляндии, через стоянку вашей, ваше величество, храброй армии, я заметила, что её храбрые солдаты и жаждущие славы офицеры с нетерпением ожидают своего фельдмаршала; однако, кажется, эти ожидания будут долго обманываемы, так как у фельдмаршала, я вижу, масса дела по части бросания цветов дамам помимо его прямой работы на страх врагам его императрицы.
   Воцарилось глубокое молчание, слышно было лишь дыхание всех стоявших кругом императрицы, когда эта молодая женщина, получившая право жить при дворе лишь по капризу императрицы, так прямолинейно затронула самую чувствительную струну политики и бросила такой смелый вызов одному из первых сановников империи; императрица и та, казалось, удивилась и потупила взор.
   Фельдмаршал на одну минуту опешил от смелости француженки, но затем гордо выпрямился и заговорил с надменным лицом, не соответствовавшим вежливым словам его речи:
   -- Удовлетворять ожидания дам зависит всецело от меня, и, если я обманул их, я заслуживаю упрёка; но ожидания войск я должен представить решению нашей всемилостивейшей императрицы, которая одна имеет право разбирать желания своих солдат и определять обязанности фельдмаршала.
   Придворные, стоявшие поблизости, поспешили разойтись по боковым аллеям; никто из них не хотел оскорбить хотя бы взглядом или движением лица ни фельдмаршала, ни любимую фрейлину императрицы. Сановники и иностранные дипломаты погрузились в глубокое молчание. Все ждали ответа государыни, которая всё ещё задумчиво смотрела в землю. Наконец она устремила на Апраксина очень строгий и холодный взгляд.
   -- А я и не знала, Степан Фёдорович, что мой приказ мог помешать вам исполнить желания храбрых солдат моей лифляндской армии, которая, я полагаю, имеет право желать, чтобы её начальник стал во главе её.
   Апраксин побледнел и еле-еле стоял на ногах.
   -- Вы, ваше величество, -- заговорил он трепещущими губами, -- не отдавали ещё мне приказания ехать в армию, и я думал...
   -- Я назначила вас главнокомандующим моей армией, -- резко прервала императрица, -- и, мне кажется, для генерала не требуется приказа, чтобы отправиться к своему посту.
   -- Ваше величество! -- воскликнул фельдмаршал, уничтоженный неожиданным оборотом так легко и весело начавшегося разговора. -- Я никак не мог подозревать... моё присутствие здесь было известно вашему величеству...
   -- То было зимой, -- продолжала Елизавета Петровна тем же решительным тоном, -- а зимой никакие передвижения войск невозможны. Теперь уже весна, и мне кажется неприличествующим, чтобы такой храброй и важной для империи армией командовал генерал, находящийся в отлучке.
   -- Я не пропущу ни мгновения, ваше величество, -- воскликнул горячо Апраксин, -- я тотчас сделаю все приготовления и немедленно же отправлюсь к посту, который доверен мне милостью вашего величества и на котором я сочту священнейшим моим делом посвятить все свои силы и жизнь на пользу России и вашего величества.
   Он уже овладел собой, почтительно-уверенно поклонился и сделал движение уходить.
   -- Погодите-ка ещё, Степан Фёдорович, -- сказала Елизавета Петровна более милостивым тоном, но всё ещё с нотой твёрдой решительности в голосе, -- я не хочу лишать моих дам вашего любезного общества на сегодняшний вечер, но завтра вы сделаете хорошо, если сядете в походный экипаж, дабы не заставлять ваших войск ожидать своего генерала долее. Я знаю, -- прибавила она, милостиво кивая фельдмаршалу головой, -- что к лаврам, завоёванным вами в войне с турками, вы присоедините новые, которые завоюете в войне с любым другим врагом моей страны.
   Всё ещё никто из окружающих не смел прервать молчание; эта неожиданная сцена в высшей степени удивила всех; никто не знал, по соглашению ли с императрицей эта молодая особа, которой не придавали до того никакого значения, решилась затронуть важную политическую материю, о которой высшие сановники государства говорили с чрезвычайной осмотрительностью; во всяком случае столь ясно и громко выраженный приказ Апраксину тотчас ехать к армии указывал на то, что императрица решила выйти из своей инертности и повести активную политику в европейском концерте; но из этого приказа не было ясно, против кого именно направится вооружённая рука России. После соглашения с Англией это выступление России могло быть направлено в пользу прусского короля, но некоторые, близко знавшие императрицу, не считали возможным, чтобы русские войска были двинуты ради выгод давнишнего врага России.
   Внезапная молния, блеснувшая в этот вечер на политическом горизонте, ещё более сгустила тучи, и никто не дерзал высказать определённое суждение относительно туманного будущего. Замечательно было то, что как сэр Уильямс, так и граф Эстергази, питавшие огромный интерес к решениям императрицы относительно будущей политики России, состроили довольные лица, как будто оба они были уверены, что русские войска будут двинуты в поход ради выгод их кабинетов.
   Старый канцлер граф Бестужев, при первых же словах мадемуазель де Бомон, потихоньку выбрался из непосредственной близости к императрице и, тяжело опираясь на свою палку, направился к одной из золочёных корзин, стоявших между деревьями и наполненных дорогими цветами. Он склонился над ней и во всё время последующего разговора был, казалось, занят рассматриванием влажных цветов. Затем он сорвал роскошную жёлтую розу, и как раз в тот момент, когда императрица произнесла последние слова и все окружающие её стояли в глубоком молчании, он с самой невинной улыбкой подошёл к мадемуазель де Бомон.
   -- Такой старик, как я, -- произнёс он, -- не принадлежит уже к числу тех, которых дамы ждут с нетерпением, но так как Степан Фёдорович раздал все свои розы, то вы, мадемуазель, быть может, примете от меня эту розу; это -- олицетворение молодости, о которой я почти не могу уже вспомнить теперь, и красоты, ценить которую я ещё не разучился.
   Француженка с благодарностью приняла цветок, и канцлер поболтал с ней ещё несколько мгновений так весело-невинно, как будто он вовсе и понятия не имел о том, какая важная тайна высшей политики России самым недвусмысленным образом была затронута на этом вечере.

XII

   Императрице было доложено, что сейчас начнётся представление, которое, по её повелению, давалось на открытой сцене летнего театра в дворцовом парке. Имелось в виду поставить несколько отрывков из пьес Мольера, чтобы занять общество до ужина, для которого уже были накрыты столы в павильонах дворца. Уже миновал тот период лета, когда в вечерние часы ночные сумерки сливаются с рассветом, и мрак начал опускаться над парком. На деревьях, прорезая тёмные тени своими яркими огоньками, засветились разноцветные лампионы. Маленькая сцена и амфитеатром устроенные места для зрителей ярко осветились бесчисленным множеством свечей, защищённых белыми стеклянными колпаками. Под руку с обер-камергером императрица проследовала в летний театр. Высокопоставленные лица и дипломаты заняли места возле её позолоченного кресла, остальные разместились в амфитеатре. Граф Шувалов отправился за сцену, чтобы отдать там последние распоряжения, и непосредственно за этим началось представление из отдельных сцен мольеровской пьесы "Malade imaginaire", любимой комедии императрицы.
   Елизавета Петровна от души смеялась над прекрасно изображёнными комическими типами великого мирового художника, но она почти единственная слушала представление со вниманием, так как словоохотливые языки и чуткие уши придворного общества с молниеносной быстротой распространили новость о приказе фельдмаршалу Апраксину отправиться в пограничную армию. В партере, за креслом императрицы, все головы склонялись одна к другой, чтобы в тихом шёпоте обменяться мыслями и опасениями по поводу этого великого события.
   Мадемуазель де Бомон, подавшая повод к поразившей всех катастрофе, как бы желая избежать любопытных взоров, уселась в стороне, на одном из последних мест, где ряды соприкасались с рощицей, замыкавшей площадь, отведённую для театра. Пока молодая девушка, сидя позади по внешности спокойного, но внутренне возбуждённого общества, в раздумье смотрела на сцену, она почувствовала лёгкое прикосновение к своей руке. Она удивлённо взглянула и увидела за собой полускрытого зеленью графа Ивана Ивановича Шувалова, который знаками просил её следовать за ним. Без всякого колебания она бесшумно поднялась и скрылась за кустарником, откуда узкая дорожка вела к полукруглой тенистой беседке, расположенной поблизости театра и освещённой лишь одной тёмно-красной лампочкой.
   -- Я должен был воспользоваться этим случаем, чтобы поговорить с вами наедине, -- сказал граф, предлагая ей руку, чтобы довести её до беседки, -- очень трудно не быть подслушанным под взорами тысячи глаз, наблюдающих за каждым вашим действием. Прежде всего позвольте поздравить вас с сегодняшним успехом, да, именно успехом; иначе нельзя назвать то, что вы сделали сегодня, убедив государыню согласиться на решительный шаг. Я сам уже почти потерял на это всякую надежду. Выражаю вам моё восхищение за такое искусство, -- продолжал он с большим жаром, чем этого требовала бы простая любезность, прижимая к губам руку молодой девушки. -- Впрочем, мои друзья в Париже уже предупредили меня, что вы невозможное сделаете возможным. Теперь скажите мне, могу ли я каким-либо образом содействовать вам в этом деле? Мы должны наконец избавить русскую политику от гибельного английского влияния и сообща наказать прусского короля за ту зловредную игру, которую он позволяет себе при нашем и при вашем дворе.
   Граф подвёл молодую девушку к дерновой скамейке в слабо освещённой беседке, а сам остался стоять пред ней, страстным, восхищенным взором любуясь её фигурой, залитой красноватым светом.
   -- Предоставьте мне действовать одной, граф, -- спокойно сказала француженка. -- В настоящее время я не нуждаюсь в поддержке. Напротив, чем более государыня будет думать, что поступает, только сообразуясь со своей волей, со своими убеждениями, тем легче будет склонить её к решительному шагу. Так как её величество делает мне честь часто оставаться со мной без свидетелей, я воспользовалась этим обстоятельством, чтобы обострить её неприязнь к прусскому королю. В то же время я дала понять государыне, что граф Сен-Жермен, быть может, не захочет приехать в Петербург или даже пополнить мой запас его эликсира, если повелительница России будет сохранять такое положение, словно она состоит в союзе с врагами Франции. Настроение её величества было так подготовлено, что сегодня я отважилась на этот решительный шаг, когда появление Апраксина дало мне к этому повод. Вы видите, -- улыбаясь, добавила она, -- что мои расчёты оказались верными и что, несмотря на мой пол, я могла бы претендовать на место в рядах дипломатов.
   -- О, -- воскликнул граф, -- вы всюду займёте первое место, куда бы ни явились, а меня вы всегда найдёте в первом ряду ваших поклонников, -- добавил он, приблизясь к ней и устремляя на неё свой пламенный взор. -- Мы -- союзники, -- продолжал он более глухим голосом, наклоняясь к ней, -- ваш разум точно так же, как и мой, преследует одинаковую великую цель. Неужели вы найдёте неестественным, что моё сердце следует за моим разумом?
   Француженка посмотрела на него удивлёнными глазами; тонкая, ироническая улыбка играла на её губах, когда она промолвила:
   -- Сердце должно всегда быть в союзе с разумом, если хочешь совершить что-нибудь великое на этом свете.
   -- Какое счастье! -- воскликнул граф, схватив её руку. -- Вы понимаете меня, ваше сердце идёт навстречу моим чувствам, вы разрешите мне надежду разделить радость достижения великой цели с другом, который пожелал бы быть для меня более чем дипломатической союзницей?
   Он прижал её руку к своим губам и с мольбой вопросительно посмотрел ей в глаза.
   Фрейлина отрицательно покачала головой.
   -- В настоящее время, граф, -- серьёзно сказала она, -- я -- только дипломат. Не смею разбрасывать ни свои мысли, ни чувства, отвлекая их от единственной цели, в которую я должна вложить все мои силы. Никакое чувство, в особенности самое могучее и нежное из всех, не должно селиться в моём сердце, посвятившем себя одной высокой задаче. Вспомните Жанну д'Арк: её могущество пришло к концу, успех покинул её, как только она позволила другому чувству, кроме любви к родине, проникнуть в свою душу.
   Француженка произнесла эти слова с улыбкой на устах, но таким искренним и серьёзным тоном, что граф Шувалов печально отступил и, скрестив руки, потупил свой взор.
   -- Быть может, -- сказал он, -- чувство слишком глубоко проникло в мою грудь, так как я почти готов был бы пренебречь всеми политическими целями, если бы вы оттолкнули мою дружбу.
   Одно мгновение оба молчали. Затем с открытым, приветливым взором, протянув ему руку, молодая девушка сказал:
   -- Вашей дружбы я не отталкиваю; я знаю, что вы -- искренний друг Франции, и этого одного достаточно, чтобы я считала вас также и своим.
   -- О, благодарю вас, -- воскликнул граф, прижимая её руку к своей груди. -- Вы делаете меня бесконечно счастливым, вы возвращаете мне надежду...
   Мадемуазель де Бомон серьёзно покачала головой.
   -- Не будем смешивать дружбы с чувствами, которые явились бы невозможностью.
   -- Невозможностью? -- воскликнул граф. -- Но почему же? Неужели для вас было бы так немыслимо немного подогреть то чувство дружбы, которое вы питаете ко мне? Я же готов для вас на все; всё, что существует на свете прекрасного и драгоценного, я готов положить к вашим ногам.
   -- Не кладите ничего к моим ногам, граф, -- заметила молодая девушка, снова весело смеясь, -- предоставьте нам в благородном союзе достигнуть великой цели: дать возможность Франции и России сообща заставить всю Европу уважать нашу волю.
   -- А потом? -- спросил граф.
   -- Потом, -- вздохнув, произнесла молодая девушка, -- нет, всё-таки потом я обращусь к вам с просьбой, с серьёзной, убедительной просьбой. Мне хотелось бы ещё сегодня добиться от вас обещания, что вы без всякого колебания исполните её.
   -- Даю вам своё слово, -- сказал граф. -- Всё, что вы потребуете, будет исполнено. В России существует мало вещей, которые можно было бы тщетно требовать от графа Ивана Шувалова.
   -- Прекрасно, -- заметила француженка, -- вы дали мне слово, и я напомню вам об этом. А теперь вернёмтесь к остальному обществу; маленькое действие, вероятно, уже кончилось, и наше отсутствие будет замечено.
   Она направилась к выходу из беседки и пошла в сторону театра, граф медленно следовал за ней; но едва они сделали несколько шагов по дорожке, ведшей к освещённой площади вокруг открытой сцены, как увидели императрицу, в сопровождении графа Разумовского и ещё нескольких высокопоставленных лиц.
   -- Ах, граф Иван Иванович! -- воскликнула Елизавета Петровна, побледнев и сдвинув брови. -- Кажется, вы оставили все заботы о спектакле? А вы, мадемуазель де Бомон, неужели вас так мало интересуют произведения вашего соотечественника?
   -- Простите, ваше величество, -- ответил граф Шувалов, оправившийся от мгновенного замешательства. -- Я воспользовался случаем переговорить с мадемуазель де Бомон о том, как нам поступить относительно желательного приезда графа Сен-Жермена в Петербург. Нам обоим хотелось бы, чтобы вы, ваше величество, лично удостоверились в тех чудесных явлениях, которые связывают с именем этого необыкновенного человека. Сегодня ещё я хотел послать курьера, чтобы убедить графа, объявляющего себя современником Александра Великого и Цезаря, предпринять путешествие в Россию.
   -- Вот что? -- произнесла Елизавета Петровна, устремляя недоверчивый взгляд на графа Шувалова и его спутницу. -- Я очень благодарна вам за ваши заботы доставить мне интересное знакомство. Надеюсь, что ваши старания увенчаются успехом и знаменитый чародей приедет к нам.
   -- Я только что ответила графу, -- заметила молодая девушка, спокойно выдержав взгляд императрицы, -- что граф Сен-Жермен, принадлежавший в прежние времена всем странам, а теперь считающий себя прежде всего хорошим французом, согласится приехать лишь в то государство, которое он будет признавать дружественным Франции.
   Императрица снова посмотрела на свою собеседницу испытующим взглядом.
   -- Мы ещё поговорим об этом, -- коротко сказала она, -- второе действие сейчас начнётся, не будем заставлять ждать актёров. Я хотела немного посмотреть на освещение в аллеях, -- добавила она с горечью, -- и нашла более, чем ожидала найти.
   Она взяла под руку мадемуазель де Бомон и направилась обратно к театру.
   -- К чему эта таинственность? -- тихо сказала государыня молодой девушке, сильно прижимая её руку. -- Если вы только об этом говорили с графом, зачем вам было удаляться в темноту?
   -- Клянусь вашему величеству, -- так же тихо ответила француженка, -- что я не хочу иметь никакой тайны от вашего величества...
   -- Вы не должны ничего скрывать от меня, -- резко и горячо сказала государыня, ещё сильнее прижимая руку своей спутницы, -- оставайтесь всегда на моей стороне...
   Всё общество снова вернулось в театр. Императрица заняла своё место и сделала мадемуазель де Бомон знак сесть возле неё на табурете. Представление началось. Императрица, хотя её лицо выражало ещё некоторую озабоченность, беспрестанно аплодировала исполнителям, остальные зрители усердно и горячо поддерживали её. Сэру Уильямсу удалось приблизиться к государственному канцлеру графу Бестужеву.
   -- Благодарю ваше превосходительство, -- сказал посол, -- за увенчавшееся успехом усердие, с которым вы действовали в нашу пользу. Отправка вашего фельдмаршала в армию должна знаменовать собой начало похода против Австрии, а это развяжет руки прусскому государству в отношении Франции.
   -- Вы это думаете, милорд? -- с удивлением спросил граф Бестужев.
   -- Я в этом убеждён, -- ответил посланник. -- Решение её величества, очевидно, непоколебимо, иначе, конечно, не произошла бы столь необычайная отправка фельдмаршала в армию только ради слова, брошенного этой маленькой фрейлиной.
   -- Да? -- произнёс граф Бестужев. -- Вы хорошо знакомы с мадемуазель де Бомон? Вы знаете, кто она?
   -- Я знаю, -- небрежно ответил посланник, -- что она приехала с шевалье Дугласом. Оба рассказали императрице чудеса о графе Сен-Жермене и возбудили желание её величества познакомиться с этим авантюристом, с которым они, конечно, находятся в сношениях, так как он всюду имеет своих тайных агентов и единомышленников, облегчающих ему его фокусы. Тем не менее всё это мало интересует меня в настоящий момент, когда решаются такие важные события. Убедительно прошу ваше превосходительство содействовать скорейшему разрешению вопроса. Будьте уверены, что король -- мой повелитель -- в высшей мере сумеет оценить вашу поддержку.
   Тонкая, насмешливая улыбка скользнула по морщинистому лицу государственного канцлера.
   -- Мне известно великодушие вашего монарха, -- сказал он, -- и я знаю, как успешно вы убедили его в моей глубокой преданности. Это почти даёт мне смелость, -- продолжал он, причём внезапная мысль вдруг озарила его мозг: -- Сознаться вам в одной маленькой заботе, которая тяготит меня и отвлекает моё внимание от важных дел.
   -- Говорите, -- живо сказал посланник, -- вы знаете, что можете рассчитывать на мою скромность и на желание быть вам полезным.
   -- Дело идёт о жалком денежном затруднении, которое может причинить мне много хлопот, -- сказал граф Бестужев. -- Вопрос идёт о десяти тысячах; я должен их заплатить, а достать их не легко.
   -- Это уже моё дело, это моё дело, -- перебил его сэр Уильямс. -- Я уверен, что буду действовать только согласно желаниям моего повелителя-короля, если избавлю вас от этой заботы. К тому же я убеждён ещё и в том, что этим не ограничится благодарность его величества в отношении вас.
   -- Вы -- отличный друг, -- любезно ответил граф Бестужев. -- Однако, -- добавил он, -- неприятное обстоятельство, о котором я рассказал, доверяя вашей скромности, не терпит проволочки; я не решаюсь признаться в этом императрице, это могло бы быть неприятным ей...
   -- Ни слова больше, -- сказал посланник, -- завтра рано утром я буду у вас... Не думайте больше о вашем деле, вопрос решён.
   Граф Бестужев кивнул сэру Уильямсу головой, и при этом выражение его лица было так безразлично, словно они только что обменялись самыми незначительными словами. Затем, опираясь на палку, он приблизился к сцене и приложил руку к уху, делая вид, точно неясно слышит слова, произносимые исполнителями.
   "Как он слеп! -- думал про себя Бестужев, -- и как дурно обслуживается английское посольство в Париже, если он считает эту мадемуазель де Бомон за незначительную придворную даму! Правда, и я узнал слишком поздно, кто она, но всё-таки я попробую ещё одно средство, чтобы перессорить между собой соперников и таким образом достигнуть победы. Во всяком случае, -- добавил он улыбаясь, -- я позаботился о том, чтобы лично для себя использовать эти последние минуты нашего соглашения с Англией".
   Представление было окончено, императрица поднялась с места, чтобы идти ужинать; мадемуазель де Бомон должна была сопровождать её, а графу Шувалову было приказано передать актёрам благодарность её величества.
   Настроение графа казалось немного тревожным. Он быстро исполнил поручение императрицы и последовал за всем обществом ко дворцу. Сделав несколько шагов, он нагнал государственного канцлера, который, тяжело опираясь на палку, медленно двигался в некотором расстоянии от других. Услышав позади себя быстрые шаги Шувалова, граф Бестужев обернулся с естественным выражением удивления на лице.
   -- Какая странная случайность, -- сказал он, -- привела сюда, позади этого весёлого общества, одновременно и цветущую силу юноши, и старческую немощь?
   Не то ли творится и в свете, где бессмысленно теснятся вперёд и завистливое честолюбие, и наивное любопытство.
   -- Прошу ваше высокопревосходительство простить, -- сказал обер-камергер с едва скрываемым нетерпением, -- но обязанности моей службы не позволяют мне воспользоваться редким случаем и удовольствием побеседовать с вами. Я должен как можно скорей явиться к её величеству.
   С любезным поклоном он хотел пройти мимо канцлера, но последний положил руку на его плечо и сказал:
   -- Быть может, вы не правы, граф Иван Иванович, что не пользуетесь этим случаем. Каждый возраст имеет свои преимущества: быстроногий Ахилл имеет свою силу, престарелый Нестор может дать мудрый совет.
   -- Мог бы я надеяться на то, -- спросил граф Шувалов, -- что если бы я принял этот пример на свой счёт, то вы, ваше высокопревосходительство, пожелали бы быть для меня Нестором? Быть может, вы хотели бы дать мне мудрый совет?
   -- Что вы хотите, мой милый граф? -- сказал канцлер почти с детским простодушием, причём медленно подвигался вперёд, всё ещё задерживая молодого графа. -- Иногда люди имеют различные взгляды, каждый пытается проводить свои, иначе и быть не может на свете. Вот почему лично всё-таки можно быть друзьями. Я, по крайней мере, никогда не питаю злобы против тех, которые имеют другие политические воззрения. Можно также изменить прежние взгляды, и тогда бывшие противники становятся союзниками.
   Граф Шувалов сделался внимательнее и с меньшим нетерпением шёл возле канцлера, всё ещё еле двигавшегося и говорившего в тоне лёгкой беседы.
   -- Но если вы не думаете, что я в состоянии дать вам хороший совет, то всё же я, быть может, могу рассказать вам тот или другой пикантный анекдот. В весёлых кружках молодёжи это принято. Я знаю это по собственному опыту, так как и я когда-то был молод, правда, много-много времени тому назад.
   -- Я мало интересуюсь придворными анекдотами, -- высокомерно заметил граф, снова делая попытку отделаться от канцлера.
   -- Но между ними есть очень пикантные, -- возразил Бестужев, -- а такой старик, как я, сам далёкий от участия в интригах, имеет более зоркий глаз относительно всего происходящего вокруг. Вот, например, эта мадемуазель де Бомон, -- продолжал он, -- она возбуждает зависть всех дам и приводит в трепет сердца всех кавалеров...
   -- Ну, и что же? -- спросил граф Шувалов. -- Что произошло с этой молодой девушкой? Не она ли -- действующее лицо в анекдоте, который вы, ваше высокопревосходительство, желали рассказать мне? Если это так, -- добавил он строгим тоном, -- то я должен предупредить, что она принадлежит к моим друзьям, что я представил француженку её величеству и счастлив той благосклонностью, которую государыня дарит ей и которой она вполне достойна.
   -- Конечно, конечно, мой милый граф, -- ответил канцлер, -- я далёк от того, чтобы позволить себе суждение насчёт милостивого благоволения её величества, но всё же, -- продолжал он, тихо посмеиваясь, -- мой глаз зорок, он видит далеко за пределы этого царства и не допустит обмануть себя никакому документу, никакой ласке.
   -- О каком документе, о какой ласке говорите вы? -- спросил граф Шувалов, которого этот разговор начинал тревожить всё более и более.
   -- Ах, Господи! -- воскликнул граф Бестужев. -- Я нахожу, что дамы не правы, завидуя этой мадемуазель де Бомон, точно так же как и кавалеры, преследуя её своими ухаживаниями. Если бы взоры этого молодого общества были так же остры, как мои, то вскоре все поменялись бы ролями. Эта столь интересная личность стала бы завоёвывать сердца дам и возбуждать зависть кавалеров.
   -- Я не понимаю вас, ваше высокопревосходительство, -- сказал граф Шувалов, на самом деле недоумевавший, с какой целью старик задерживает его, и боявшийся какой-нибудь коварной выходки.
   -- Я вижу, -- продолжал граф Бестужев с намеренной медлительностью, -- что зоркость моего старческого глаза даёт мне возможность раскрыть вам в высшей степени пикантную и интересную тайну.
   -- Я не пытаюсь проникнуть в чужие тайны, -- сказал граф Шувалов, -- точно так же, как и окружать себя тайнами, -- гордо добавил он.
   -- Моя тайна, -- засмеялся Бестужев, -- невинна, но на самом деле чрезвычайно забавна. Подумайте, мой милый граф, какое выражение приняли бы лица всех этих дам и кавалеров, если бы они могли видеть, что я вижу, если бы они знали, что я знаю, а именно, что эта мадемуазель де Бомон...
   -- Что же? -- воскликнул граф Шувалов. -- Я с трудом поверил бы, что эта молодая девушка представляет такой интерес для вашего высокопревосходительства...
   -- Что эта девица де Бомон -- о, это на самом деле очень комично! -- не дама, а очень миловидный, очень элегантный и очень даровитый кавалер...
   -- Что вы говорите? -- воскликнул граф Шувалов, побледнев и уставив неподвижный взор на добродушно смеявшееся лицо канцлера. -- Кавалер! Какая нелепая сказка!..
   -- Мой глаз никогда не обманывает меня, -- сказал граф Бестужев, внезапно став серьёзным и резко подчёркивая свои слова.
   -- Может ли это быть? -- воскликнул граф Шувалов, мрачно смотря вперёд. -- Такой обман почти немыслим... Это была бы коварная, недостойная измена...
   Опираясь на свою палку, граф Бестужев посмотрел на обер-камергера острым, проницательным взором.
   -- Разве вы не моего мнения, мой милый граф, -- сказал он, -- что, если бы эта маскарадная игра была раскрыта, сердца всех дам полетели бы к этому очаровательному кавалеру, тогда как мужчины могли бы отнестись к нему враждебно из-за милостивого обращения с ним её величества?
   -- Вы сообщаете нечто буквально неслыханное! -- воскликнул граф Шувалов. -- Я должен пролить свет на эту историю. О, если это -- правда, то обман, которому я поддался так доверчиво, должен быть отмщён.
   -- Ну, мой милый граф, -- сказал Бестужев, -- я вижу, вы оценили мой анекдот. Вы убедились, что я -- ваш друг, и, быть может, впоследствии вы ещё примете от меня совет. Теперь же спешите, спешите! Я слишком долго задержал вас, государыня будет вас ждать.
   -- Да! -- воскликнул граф Шувалов. -- Да, я благодарю вас, ваше высокопревосходительство. Все силы моей души я сосредоточу в моих глазах. Это было бы двойным обманом... злобной, коварной игрой, если бы это было правдой...
   Быстрым шагом он удалился, чтобы догнать императрицу, которая уже поднималась по ступеням, ведшим к павильонам дворца. Граф Бестужев следовал за ним, уже не опираясь на свою палку и радостно улыбаясь про себя.

XIII

   Императрица уже ждала обер-камергера, когда тот появился наконец взволнованный и возбуждённый. С выражением лёгкого нетерпения Елизавета Петровна подозвала его и заявила, что пора садиться за стол. Мадемуазель де Бомон стояла рядом с императрицей, которая ласково обвила рукой её плечи. Молодая девушка с тонкой, насмешливой улыбкой встретила взгляд графа Ивана Ивановича; эта улыбка показалась ему вызывающей, и его щёки покраснели от гнева. Однако, несмотря на негодование, клокотавшее в его груди, граф Иван Иванович должен был сохранять спокойствие, и он с любезно-почтительным видом подошёл к императрице, опиравшейся на руку своей любимой фрейлины.
   В столовой стоял ряд отдельно накрытых столиков. Шувалов подвёл императрицу к самому центральному из них; француженка хотела скромно отойти, но Елизавета Петровна остановила её.
   -- Не уходите от меня, милая, -- проговорила она, -- вы мне будете потом нужны; лучше садитесь рядом со мной.
   Фрейлина молча повиновалась.
   Напротив императрицы поместился граф Шувалов; остальные места заняли чужеземные послы и другие высокопоставленные особы. Разговоры велись весело и оживлённо; с других столов доносились взрывы смеха. Только граф Шувалов, всегда старавшийся раньше привести государыню в весёлое расположение духа, на этот раз был молчалив и рассеян. Часто он не слышал предлагаемых ему вопросов и отвечал невпопад. Его взгляд не отрывался от миловидного личика фрейлины де Бомон, он пристально всматривался в её глаза, как бы желая через них проникнуть в её душу.
   По временам он будто сомневался в чём-то и невольно недоверчиво покачивал головой; то вдруг в его глазах мелькала ненависть и он вызывающе смотрел на девушку, сидевшую рядом с её величеством.
   Елизавета Петровна всё это видела, и её брови сильнее и сильнее хмурились. Её гордость возмущалась тем, что граф осмеливался в её присутствии так ярко выказывать свою любовь к другой; она ничем другим, кроме этого чувства, не могла объяснить пламенные взгляды и рассеянность своего фаворита. Помимо чувства оскорблённого самолюбия, императрица испытывала особенное неудовольствие, что выбор графа пал на фрейлину де Бомон, к которой она имела какую-то необыкновенную, ничем не объяснимую склонность. Ей настолько нравилась новая фрейлина, что её пугала мысль о том, что молодая девушка могла кого-нибудь полюбить; ей хотелось сохранить её исключительно для себя. Таким образом Елизавету Петровну мучило чувство как бы двойной ревности и она становилась всё мрачнее и мрачнее.
   Только сэр Уильямс и граф Разумовский поддерживали веселье за столом императрицы. Старый канцлер граф Бестужев, сидевший тут же, делал вид, что ничего не замечает; он осыпал любезностями фрейлину де Бомон и время от времени бросал насмешливые взгляды на обер-камергера, отчего волнение и гнев последнего только усиливались.
   Еле успели прикоснуться к десерту, как императрица встала и приказала зажечь фейерверк, который предназначался на этот вечер. Она снова взяла под руку француженку и вышла с ней на террасу. Опустившись в кресло, Елизавета Петровна усадила рядом с собой и любимую фрейлину, ни на одну минуту не выпуская её руки из своей.
   Императрица требовала, чтобы за одним номером фейерверка немедленно следовал другой; она видимо торопилась, и, как только взвилась последняя ракета, государыня поднялась и слегка поклонилась присутствовавшим.
   -- Я устала, -- проговорила она, -- день был утомительный, да нужно кое-что и назавтра оставить.
   -- Прошу ваше величество уделить минутку и выслушать меня! -- попросил граф Иван Иванович Шувалов, быстро подходя к императрице.
   Граф Бестужев как бы случайно приблизился к креслу Елизаветы Петровны и делал вид, что весь поглощён лицезрением публики и не слышит ни слова из того разговора, который происходил возле него.
   -- Завтра, -- ответила императрица недовольным тоном. -- Я устала и хочу уйти. Фрейлина де Бомон проводит меня, -- резко прибавила она, бросая на Шувалова уничтожающий взгляд, -- она мне почитает немного.
   -- Это невозможно, ваше величество, невозможно! Вы должны выслушать меня сегодня, -- настаивал граф Шувалов и в забывчивости протянул вперёд руку, как бы желая отдалить фрейлину от императрицы.
   -- Должна? -- гневно повторила Елизавета Петровна, бледнея от негодования. -- "Должна", граф Иван Иванович? Я до сих пор не знала, что это слово может быть применено к императрице всероссийской.
   Как ни был взволнован граф Иван Иванович, но он не мог не заметить ни того высокомерного тона, которым были сказаны эти слова, ни того взгляда ненависти и презрения, которым они сопровождались; он невольно вздрогнул и отступил.
   Елизавета Петровна повернулась и, опираясь на руку фрейлины де Бомон, направилась к выходу. Придворные проводили императрицу до её покоев, куда она скрылась со своей фрейлиной. Ошеломлённый граф Шувалов смотрел им вслед, не двигаясь с места.
   -- Что же вы скажете, граф? -- обратился к нему канцлер Бестужев. -- Не прав ли я был и не верны ли мои наблюдения?
   -- Если они и верны, то вы сообщили о них слишком поздно, -- ответил граф Шувалов, злобно кусая губы. -- Во всяком случае, измена должна быть наказана, -- прибавил он, стукнув своей палкой о пол.
   Затем, ни с кем не простившись, он ушёл в свои апартаменты.
   Канцлер смотрел на Шувалова с хитрой улыбкой.
   -- Мне кажется, -- проговорил он про себя, -- что нам придётся вынуть шпаги из ножен; в эту минуту французский король имеет лучшего представителя при русском дворе, чем великобританский. Мы что-то давно не слышали звона его гиней. Но нечего отчаиваться. Когда сабля фельдмаршала Апраксина начнёт рубить, найдутся средства, чтобы сделать её менее острой.
   Стараясь не встретиться с представителями других государств, которые, по-видимому, искали канцлера, граф Бестужев вышел через один из боковых выходов и, усевшись в ожидавшую его карету, уехал в Петербург.
   Императрица прошла в свою спальню, где камер-юнгферы сняли с неё тяжёлое, шитое золотом, платье и накинули ей на плечи нежную кружевную накидку Они расчесали её волосы и заплели их в косы. Пока Елизавета Петровна совершала свой ночной туалет, фрейлина де Бомон отошла в сторону и перелистывала роман, который должна была потом прочесть государыне.
   Наконец императрица отпустила своих камер-юнгфер и села в глубокое кресло, стоявшее недалеко от постели, полускрытой голубым балдахином.
   Спускавшаяся с потолка лампа мягким, нежным светом освещала всю комнату. При этом освещении Елизавета Петровна казалась лет на десять моложе, чем в тот яркий солнечный день, когда она страдала при мысли о надвигающейся старости. Её лицо было более оживлённо, чем обыкновенно, полузакрытые кружевами руки потеряли часть своей желтизны, а усталые глаза теперь возбуждённо горели.
   -- Подойдите сюда, милая! -- позвала императрица фрейлину де Бомон, и в тоне её голоса слышалась смесь ласки и недовольства.
   Когда молодая девушка подошла к ней с книгой, Елизавета Петровна крепко схватила её за руку и далеко отбросила книгу.
   -- Что он вам сказал? -- спросила она, сжимая руку фрейлины.
   -- Ничего особенного, ваше величество, -- улыбаясь, ответила француженка, -- разные комплименты, какие вообще говорят галантные кавалеры своим дамам. Граф Шувалов был со мной очень любезен, как с фрейлиной, которой оказывает особенную милость его государыня. Но все эти комплименты ничего общего не имеют с сердечным влечением; его сердце принадлежит исключительно одной императрице.
   -- Нет, нет, -- быстро возразила Елизавета Петровна, -- вы заблуждаетесь сами или хотите меня обмануть. Он любит вас; он не может не любить, если бы я была мужчиной, я тоже влюбилась бы в вас! -- прибавила императрица, и её глаза ещё сильнее засверкали.
   Она притянула к себе молодую девушку и охватила рукой её плечи.
   -- О, ваше величество, -- воскликнула француженка, стараясь освободиться из объятий государыни, -- этого нет и не может быть! И если бы даже граф действительно на время увлёкся мной, это ни к чему не повело бы... это невозможно, совершенно невозможно.
   -- И не должно быть возможно! -- резко заявила Елизавета Петровна. -- Я могу ему простить измену, маленькое увлечение, но не вами. Вас он не смеет любить. Вы должны принадлежать мне одной. Поклянитесь мне, что вы никогда не полюбите его, иначе я уничтожу его! -- прибавила она с дико блуждающими глазами.
   -- Клянусь вашему величеству, -- серьёзно ответила фрейлина, -- что не люблю графа Ивана Шувалова, никогда не полюблю его и не могу любить его.
   -- Значит, ваше сердце не свободно? -- продолжала допрашивать Елизавета Петровна, не выпуская руки девушки. -- Вы, может быть, любите кого-нибудь другого? Но я этого тоже не хочу. Вы никого не должны любить, никого, кроме меня. Может быть, это глупо, безумно, но вы будете моей, только моей! -- страстно воскликнула она и, притянув фрейлину ближе к себе, горячо поцеловала её в губы.
   Молодая девушка вскочила и вся дрожа остановилась пред императрицей.
   -- Прикажете начать чтение, ваше величество? -- спросила она.
   -- Да, да! -- тяжело дыша, ответила Елизавета Петровна. -- Начнём читать, это меня рассеет. Только подождите минутку. Вы, вероятно, так же устали, как и я. Снимите это тяжёлое парадное платье и возьмите мой кружевной пеньюар. Вы будете спать у меня на кушетке, я вас не отпущу от себя. Распустите тоже волосы, вам, должно быть, неудобно с этой причёской. Я хотела бы, чтобы вы чувствовали себя совершенно свободно, ведь вы находитесь у своего лучшего друга.
   Француженка испуганно отошла, но императрица подскочила к ней и начала собственноручно вытаскивать из её волос цветы и шпильки, украшенные бриллиантами. Молодая девушка сделала быстрое движение в сторону, чтобы уклониться от услуг государыни, но Елизавета Петровна запустила руку в её локоны и вдруг вскрикнула от неожиданности -- в её руках очутился парик. Фрейлина де Бомон стояла пред ней с коротко остриженными курчавыми волосами, и всё выражение лица молодой девушки внезапно изменилось: оно приобрело смелый, мужественный отпечаток.
   -- О, Боже! -- воскликнула француженка. -- Всё погибло, моя тайна открыта. Вы видите теперь, ваше величество, что я не могу любить графа Шувалова, что не могу дольше оставаться здесь. Позовите стражу и велите арестовать меня за мою дерзость.
   Императрица стояла, точно пригвождённая к месту, держа в дрожащих руках всё ещё украшенный цветами парик.
   -- Что открыто? -- спросила она наконец глухим голосом. -- Почему вы не можете здесь больше оставаться и что означают эти фальшивые волосы?
   Фрейлина де Бомон опустилась на колени пред императрицей и, скрестив на груди руки, произнесла:
   -- Теперь вы знаете, ваше величество, что я не то, за что вы меня принимали. Я отважился обмануть вас и предстать пред вами в женском платье для блага моей родины, короля, а также и для блага вашего величества, так как ваша слава и сила возрастут, когда вы вступите в союз с Францией и вместе с ней будете предписывать законы всей Европе. Вы видите теперь, что пред вами не женщина, а шевалье де Бомон. Я не мог проникнуть иначе к русской императрице, как переодевшись в женское платье. Ведь вы, ваше величество, отказались принять посланника моего короля. Я знаю, что поступил дерзко, взяв на себя смелость обмануть ваше величество, и достоин самой строгой кары. Казните меня, но пред смертью исполните мою последнюю просьбу: присоедините русское знамя к знамени Франции; эта война доставит столько лавров, что их хватит для украшения обеих корон.
   -- Вы -- шевалье де Бомон! -- пробормотала Елизавета Петровна, отбросив в сторону парик и проводя руками по коротким волосам коленопреклонённого пред нею юноши. -- Но это невозможно, такой обман...
   Её руки скользнули по его лицу и легли на плечи.
   -- Вы видите, ваше величество, -- продолжал шевалье, прямо глядя в глаза императрицы,-- что я не могу здесь оставаться ни минуты дольше. Я даю вам слово, что позволю себя арестовать вашей страже, но во избежание дурной огласки буду ждать в своей комнате вашего приговора.
   Он хотел приподняться, но Елизавета крепко нажала руками его плечи, не спуская взора с этого нежного и вместе с тем гордого и храброго лица.
   -- Вы посланы французским королём, чтобы просить меня о союзе? -- спросила она.
   -- Я просил своего короля дать мне это поручение, -- ответил шевалье, надеясь проникнуть к вам под видом женщины, что являлось для меня возможным из-за моего небольшого роста и нежного телосложения. Клянусь вашему величеству, что у меня не было другого намерения, как послужить вашей славе и передать вам эликсир графа Сен-Жермена, при помощи которого вы так же победите законы природы, как в союзе с Францией победите своих внешних врагов. Если мне удастся это, то, значит, я исполнил свою цель и буду счастлив. Даю вашему величеству слово солдата: если вы приговорите меня к смерти или сошлёте в снега Сибири, я с наслаждением перенесу всю тяжесть наказания в счастливой уверенности, что страдаю за родину и за славу великой государыни, которую после своего отечества я люблю и уважаю больше всего и всех на свете.
   Императрица взяла в свои руки руки юноши и с нежным удивлением смотрела на него.
   -- Вы исполнили свою миссию, мой друг, -- проговорила она. -- Даю вам слово, что буду верной союзницей Франции. Завтра я отдам приказ фельдмаршалу Апраксину выступить против врагов вашего короля. Надеюсь, вы довольны?
   -- Доволен ли я? -- переспросил шевалье. -- О, ваше величество, я горд и счастлив, что способствовал свершению этого великого дела. Я знаю, ваше величество, что вы со временем будете благодарить того, кого теперь принуждены наказать за его дерзкий обман.
   Шевалье покрыл руки императрицы пылкими поцелуями, а она не спускала с него нежного взгляда.
   -- А у вас есть полномочия? -- наконец спросила она. -- Когда ваш король дал вам столь опасное поручение, позаботился ли он, по крайней мере, о доверенности?
   -- О, да! -- воскликнул шевалье. -- Только доверенность написана на имя девицы де Бомон. Я надеялся, что мне удастся склонить ваше величество на этот союз, не открывая вам своей тайны. Но в сущности это безразлично, так как на доверенности имеется подпись короля, а это -- всё, что нужно.
   Шевалье достал из-под корсета белый шёлковый мешочек с бумагой, ещё согретой теплотой его тела, и передал верительный документ императрице.
   Елизавета Петровна бросила беглый взгляд на подпись короля, затем отложила бумагу в сторону и ласково провела рукой по волосам юноши.
   -- Завтра утром канцлер закрепит данное вам слово, и когда Петербург будет ещё спать крепким сном, договор уже будет подписан. А теперь что с вами делать? -- тихо прибавила она.
   -- Куда прикажете мне отправиться, ваше величество? -- спросил шевалье.
   -- Все спят во дворце, -- задумчиво ответила императрица. -- Мне не хотелось бы, чтобы мой двор узнал, что шевалье де Бомон занимал у меня место фрейлины. Да и, кроме того, полномочия французского короля даны девице де Бомон и ею вы должны быть представлены моему канцлеру. Как же быть?
   -- Ваше величество, -- воскликнул шевалье, низко склонив голову, -- ваш блестящий ум подскажет, что нужно сделать. Верьте в мою глубочайшую признательность. Каждый толчок моего сердца принадлежит великой союзнице Франции. Она имеет право лишить меня жизни, и если она дарит мне её, то смело может распоряжаться ею по своему усмотрению.

XIV

   Канцлер граф Бестужев ещё спал сладким сном, когда его адъютант рано утром передал ему приказание императрицы немедленно явиться к ней.
   -- Ага, видно, маленький шевалье быстро идёт вперёд и куёт железо, пока оно горячо, -- воскликнул канцлер, протирая глаза и зло посмеиваясь, -- да он и прав, что не зевает.
   Граф Бестужев быстро оделся, отказавшись на этот раз от своей ежедневной ванны и тысячи других туалетных приспособлений, которыми поддерживал бодрость духа и тела. Он принял только двойную дозу золотисто-жёлтых капель, открытых его братом, Михаилом Петровичем. Эти капли обладали свойством придавать блеск взгляду и приподнимать настроение. Захватив с собой нужные документы и завернувшись в шубу, несмотря на тёплую весеннюю погоду, граф Бестужев отправился в Петергоф.
   По приезде его ввели в маленький кабинет императрицы, помещавшийся рядом со спальней. Елизавета Петровна полулежала в кресле. Она имела утомлённый вид, но глаза горели счастьем. За маленьким столиком, сервированным для завтрака, сидела фрейлина де Бомон, в высокой причёске с цветами и бриллиантами в волосах. Граф сразу всё заметил своими маленькими острыми глазками. Он подошёл к императрице и низко поклонился ей.
   -- Мне очень жаль, граф Алексей Петрович, что я так рано потребовала вас, -- проговорила Елизавета Петровна, милостиво протягивая ему руку, -- я знаю, вы любите поспать, но дело такого рода, что не терпит отлагательства.
   -- Я всегда к вашим услугам, матушка государыня, -- ответил канцлер, -- для вашего величества я готов пожертвовать всеми своими друзьями, среди которых первое место занимает сон, так как во сне я иногда вижу свою юность. Я очень рад, что ваше величество позвали меня, так как я много передумал этой ночью и хотел доложить вам результат своих дум по поводу одного обстоятельства...
   Фрейлина де Бомон с некоторым беспокойством взглянула на канцлера, который по приглашению императрицы опустился на рядом стоящий стул и положил на свои колени портфель с бумагами.
   -- Мы после поговорим об этом, -- поспешно заявила Елизавета Петровна, -- вы мне сообщите свои мысли, вы знаете, как я их ценю, -- а прежде всего выслушайте, пожалуйста, мою волю; я отдала приказ фельдмаршалу отправиться к армии, так как мне кажется недостойным для России, чтобы её войска бездействовали на границе.
   Императрица взглянула на фрейлину, чтобы убедиться, что она довольна её словами. Де Бомон тихо наклонила голову, и канцлер сделал одобрительный жест, точно Елизавета Петровна говорила именно то, что он сам думал.
   -- Мои храбрые солдаты двинутся вперёд, -- продолжала государыня, -- и, конечно, не против кого другого, как против короля Пруссии, который надоел мне своими преследованиями. Я прекрасно знаю, что он только ждёт моей смерти, чтобы сделать из ослеплённого им великого князя своего вассала.
   Она остановилась в ожидании противоречия со стороны канцлера, но тот быстро кивнул несколько раз головой с видом полного сочувствия.
   -- У нас имеется с Англией договор, -- продолжала императрица, -- который...
   -- Который никоим образом не может служить препятствием для решения вашего величества, -- живо подхватил последнее слово канцлер, -- так как в нём предполагалось, что прусский король будет противником Англии, а между тем он является теперь первым союзником великобританского двора.
   -- Совершенно справедливо, совершенно справедливо, -- весело сказала Елизавета Петровна, хотя и была несколько удивлена лёгкостью, с которой канцлер пошёл навстречу её идеям, -- я, значит, вполне свободна протянуть руку тем державам, которые являются врагами моих врагов и стоят против прусского короля.
   -- Совершенно свободны, ваше величество, -- подтвердил граф Бестужев, -- в Лондоне перестанут выплачивать субсидии, предназначенные на этот предмет.
   -- Мой обожаемый повелитель, -- вставила мадемуазель де Бомон, -- вне всякого сомнения, будет готов принять участие в расходах на ведение войн, служащих взаимным интересам России и Франции.
   Граф Бестужев не выказал ни малейшего удивления смелости, с которой случайно попавшая ко двору молодая "дама" заговорила вдруг о намерениях короля Франции; он склонился пред ней с таким лицом, как будто стоял пред послом его всехристианнейшего величества.
   -- Нам, -- произнёс он деловым тоном, -- не представится затруднений уговориться относительно способа и размеров такого участия его величества в военных расходах; но прежде всего необходимо установить цели и границы таких совместных действий, на которые вы, ваше величество, решились.
   Императрица поддакивала ему с совершенно восхищенным видом; она была в восторге от готовности канцлера, от которого ждала противоречия.
   -- Сегодня создалось замечательное совпадение, -- промолвил граф Бестужев, открывая свой портфель. -- То самое дело, ради которого я имею счастье лицезреть мою милостивую повелительницу, есть как раз то, ради которого часом позже я должен был бы просить аудиенцию самолично. Когда я понял, что интересы России совпадают с интересами Франции, я тотчас же подумал, что вам, ваше величество, необходимо заключить с обеими державами крепкий формальный договор, в основании которого не лежало бы какого-либо ложного положения, как это было во время договора с Англией.
   -- Франция и Австрия, -- заметила мадемуазель де Бомон, -- заключили в мае прошлого года трактат в Версале, который, по моему мнению, содержит в себе всё, что касается способа и целей совместных военных действий; и теперь необходимо, пожалуй, лишь присоединение её величества императрицы к этому трактату; у меня есть с собой этот документ, и, с позволения её величества, я буду иметь честь сообщить его содержание господину канцлеру.
   -- Я знаком с Версальским трактатом, -- с тонкой улыбкой произнёс граф Бестужев, -- и так как у меня было намерение посоветовать вашему величеству как раз то, в чём ясный ум вашего величества отдал себе отчёт сам, то я принёс с собой дословную копию документа.
   Он открыл свой портфель, достал большой лист бумаги и медленно расправил его.
   -- Вам известен Версальский трактат? -- воскликнул поражённый шевалье. -- Но ведь это -- секретный документ...
   -- Я не очень полагаюсь на дипломатическую тайну, -- возразил граф Бестужев и передал бумагу молодой фрейлине: -- Не угодно ли вам удостовериться в верности копии.
   Мадемуазель де Бомон пробежала глазами написанное на бумаге.
   -- Верно, совершенно верно! -- воскликнула она, качая головой. -- Не понимаю, как удалось вам, граф, получить этот документ! И я позволю себе поздравить вас по поводу проявленной вами ловкости.
   Императрица была в восторге от этого успеха её дипломата.
   -- Благодарю вас, Алексей Петрович, -- произнесла она, милостиво подавая Бестужеву руку для поцелуя, -- я вижу, вы зорко стоите на страже наших интересов и от вас не ускользнёт ничто.
   -- Так как договор у нас имеется, -- заговорил граф Бестужев, в то время как мадемуазель де Бомон смотрела со слегка мрачным лицом на документ, который содержался в качестве секретного в архиве французского министерства и, несмотря на это, был представлен ей русским министром, как нечто давно и хорошо ему известное, -- так как договор у нас имеется, то, по-моему, не имеется никаких затруднений к тому, чтобы вы, ваше величество, присоединились к этому договору, возложив на меня его подписание, если тут только имеется лицо, уполномоченное его величеством королём Франции на помещение под трактатом своей подписи рядом с моей.
   -- Лицо, имеющее такие полномочия, находится теперь здесь, -- быстро промолвила императрица, -- мадемуазель де Бомон была почтена самым недвусмысленным доверием моего дорогого брата, короля французского.
   На лице графа Бестужева не выразилось опять-таки ни тени удивления. Француженка подала ему верительные грамоты короля Франции, и канцлер передал их обратно, после беглого взгляда на содержание и на подпись короля.
   -- Прикажете, ваше величество, -- произнёс он, -- прочесть документ вслух?
   -- Этого не нужно, -- поспешно произнесла Елизавета Петровна. -- Так как вы знакомы с ним и советуете мне присоединиться к нему, то мы можем покончить теперь с этим делом.
   Она указала на стоявший у стены письменный стол. Граф Бестужев поместил свою подпись, прибавив несколько строк, содержавших формулу присоединения России ко всем положениям трактата. Затем он подал перо мадемуазель де Бомон, и та подписала твёрдым почерком свою фамилию рядом с фамилией канцлера.
   -- Желаю вам счастья! -- проговорил граф Бестужев, подавая фрейлине руку с выражением лица, не содержавшим в себе ни на йоту обычной в тот век любезности по отношению к даме. -- Вы сослужили большую службу вашему королю, точно так же как, по моему мнению, и я оказал таковую же моей государыне подписанием этого договора. Теперь нужно только возобновить прерванные было дипломатические отношения, которые как-никак, а необходимы между союзными державами...
   -- В этом перерыве была не моя вина, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- маркиз де Лопиталь был очень любезным человеком, и я охотно принимала его при моём дворе, но граф дю Шатле оскорбил моего посланника в Лондоне, заспорив о старшинстве по чину, а мой посланник был старше его...
   -- Граф дю Шатле, -- поспешно произнёс шевалье де Бомон, -- не находится больше в Лондоне, король накажет его и поручит маркизу де Лопиталь известить об этом ваше величество, если только вы милостиво согласитесь снова принять маркиза.
   -- Я не могу иметь никаких претензий к Франции, -- сказала Елизавета Петровна с нежным взглядом по адресу своей "фрейлины", -- к стране, которую считает родиной мой лучший и любимый друг; а потому поспешите, граф Алексей Петрович, привести всё это в порядок! Я жду маркиза де Лопиталь, чтобы сообщить ему, что Франция имеет в моём лице лучшего друга и союзника.
   Граф Бестужев почтительно поклонился императрице и подал затем мадемуазель де Бомон руку, причём его взгляд так хитро испытующе остановился на её лице, что она улыбнулась и, отвечая на рукопожатие графа, произнесла:
   -- Здесь, при дворе, я узнала кое-что, что до сих пор было не известно мне, а именно: я научилась ценить всеведение канцлера России, который проникает все секреты; я уверена, что ум графа Бестужева окажется для моего повелителя столь же верным союзником, как и меч генерала Апраксина!
   -- И тот, и другой принадлежат императрице, -- ответил граф, -- и она потребует от обоих, чтобы они сбросили в бездну врагов Франции и России.
   Одна из доверенных камер-фрау императрицы доложила о приходе обер-камергера графа Ивана Ивановича Шувалова.
   Императрица сжалась и вопросительно посмотрела на француженку. Лицо графа Бестужева озарилось злобной радостью.
   -- А, -- произнёс он, -- мы и забыли об обер-камергере!.. Ведь вы, ваше величество, изволили приказать, чтобы он присутствовал при докладе о государственных делах; но так как вы, ваше величество, изволили весьма неожиданно вызвать меня, то я и не успел известить его.
   -- Впустите графа, ваше величество, -- просительно сказала мадемуазель де Бомон, -- он -- друг Франции и обрадуется решению вашего величества.
   Императрица кивнула головой остановившейся на пороге камер-фрау, и в комнату вошёл граф Иван Иванович Шувалов. Он был бледен, его лихорадочно сверкающие глаза свидетельствовали о бессонной ночи; на тёмный утренний костюм была небрежно наброшена голубая андреевская лента; он был без шпаги и звезды на груди. Он холодно склонился перед императрицей, беглым кивком головы приветствовал канцлера и смерил презрительным взглядом мадемуазель де Бомон.
   Императрица не стала ждать, чтобы он заговорил, и, протянув ему руку, поспешно начала:
   -- Я хотела послать за вами, граф Иван Иванович; канцлер подал мне совет, совпадающий с высказанными вами взглядами, а именно -- присоединиться к франко-австрийскому союзу и двинуть мои армии против прусского короля.
   Граф Иван Иванович удивлённо посмотрел на канцлера, и по его лицу скользнуло беглое выражение удовлетворения, но тотчас же черты его лица снова приняли прежнее мрачно-угрожающее выражение.
   -- Граф Иван Иванович убедится, -- сказал канцлер, -- что я не принадлежу к числу его противников, как он это, кажется, по временам думал, и что я расхожусь с ним во взглядах лишь о моменте, в который разумно приступать к действиям.
   Граф Шувалов слегка поклонился и произнёс:
   -- Я рад тому, что вы, ваше величество, приняли решение, которого я давно желал и просил; теперь необходимо возобновить сношения с Францией, чтобы выяснить содержание договора, заключённого в Версале двумя державами, а затем присоединиться к этому договору.
   -- Ваше величество! Вы изволите видеть, -- сказал Бестужев, -- насколько мы согласны с графом Иваном Ивановичем! Всё, что вы говорите, дорогой граф, я только что посоветовал государыне, и её величество изволила милостиво привести мои советы в исполнение.
   -- Привести в исполнение? -- насмешливо повторил граф Шувалов. -- Здесь, в этой комнате?
   Его взгляд, полный презрения, снова устремился на мадемуазель де Бомон.
   -- Именно, граф Иван Иванович, -- подхватила Елизавета Петровна, -- совет графа Алексея Петровича был приведён в исполнение; мадемуазель де Бомон, -- прибавила она чуть гневно, опуская взор, -- имеет все необходимые полномочия от его величества короля Франции, и моё присоединение к Версальскому договору... состоялось.
   Она взяла из рук молодой девушки документ и показала его графу, который, совсем сбитый с толка, взялся рукой за лоб.
   -- Полномочия от французского короля? -- промолвил он. -- И Версальский договор подписан здесь? Я не понимаю...
   -- Читайте! -- прервала его Елизавета Петровна.
   Граф Шувалов пробежал взором бумагу и подал её императрице.
   -- Верно, -- произнёс он. -- Поздравляю вас, ваше величество, по поводу принятого столь быстро решения; я должен был бы поздравить и его величество короля французского, имеющего таких ловких представителей, -- горько прибавил он по адресу француженки, -- но...
   Его прервал граф Бестужев, который тем временем закрывал свой портфель, не обращая внимания на разговаривающих:
   -- Я просил бы ваше величество милостиво разрешить мне удалиться; новый оборот политики задаст мне много работы, а мне нужно ещё утешить бедного сэра Чарльза Генбюри Уильямса, -- улыбаясь, прибавил он, -- которому и не снится о такой перетасовке политических карт Европы. Если удастся, мы сохраним мир с Англией...
   -- Я не боюсь этих надменных англичан! -- воскликнула Елизавета Петровна. -- Но идите, идите и соберите прежде всего кабинет; я не желаю, чтобы русская политика шла далее втёмную!
   Граф Бестужев низко поклонился, взглядом, полным злобной радости, смерил мадемуазель де Бомон и графа Шувалова и вышел из комнаты на улицу, где сел в коляску, потирая рука об руку и шепча еле слышно:
   -- То-то буря у них разыграется!.. Но мне всё равно; я-то услужил каждому из них, каждый будет немного благодарен мне, а я один буду держать в руках все нити.
   Когда канцлер вышел из императорского кабинета, там несколько мгновений царило неловкое молчание; его прервал наконец граф Шувалов, который сказал, мрачно глядя на Елизавету Петровну:
   -- Я пришёл не для того, чтобы беседовать с вашим величеством о политике, хотя я очень рад решению, принятому моей повелительницей. При всём моём уважении к одной особе, -- продолжал он с холодным и почти насмешливым поклоном в сторону мадемуазель де Бомон, -- которую король Франции почтил столь важными полномочиями, тем не менее в качестве вашего верного слуги, которого вы, ваше величество, почтили доверием и дружелюбием, я обязан доложить, что вы, ваше величество, были обмануты самым грубым и недостойным образом со стороны этой особы; и я должен прибавить, что король Франции либо сам был обманут, либо принимал участие в обмане, учинённом над вашим величеством.
   Императрица потупила взор и не отвечала.
   Мадемуазель де Бомон вскочила с места; в её глазах сверкала гневная угроза, а лицо приняло такое смелое, вызывающее и вместе с тем мужественное выражение, что в этот момент никто не стал бы сомневаться в принадлежности её к тому или иному полу, несмотря на одежду или причёску. Одно мгновение она и граф Шувалов стояли с грозным видом друг против друга, а затем черты лица шевалье стали снова насмешливы и спокойны; он сделал шаг к графу и произнёс:
   -- А в чём обманута её величество? В какой вине можете вы упрекнуть меня?
   Граф Шувалов презрительно повернулся спиной к шевалье и заговорил дрожащим голосом, обращаясь к императрице:
   -- Ваше величество! Вы были обмануты, так как особа, которой я не нахожу подходящего эпитета, обманула мою милостивую повелительницу насчёт своей принадлежности к женскому полу. Вы, ваше величество, не пожелали выслушать меня вчера вечером; а когда я хотел прийти позже к моей столь милостивой некогда государыне, чтобы предупредить её о грозящем ей оскорблении, то я нашёл двери запертыми для меня.
   Елизавета Петровна снова потупила взор, но её губы начали гневно вздрагивать, а брови -- сдвигаться в мрачные складки.
   -- Поэтому, -- продолжал граф Шувалов, -- я не мог уже вовремя предупредить ваше величество, я не мог уже сообщить вам, что ваша дама, которую вы в присутствии всего двора позвали к себе в спальню, -- на самом деле мужчина, мужчина, который обманул доверие вашего величества и выставит императрицу на посмешище всего двора, как только обман всплывёт наружу.
   Теперь императрица подняла взор; в нём сверкала страшная угроза.
   -- На посмешище всего двора? -- воскликнула она. -- Кто в России осмелится насмехаться над императрицей?
   -- Всякий, -- воскликнул граф Шувалов, дрожа весь от задора и забывая всякую осторожность, -- всякий, кто услышит о том, что какой-то иностранец-авантюрист провёл под маской женщины ночь у императрицы.
   Губы Елизаветы Петровны сложились в ледяную усмешку, пред которой дрожали от ужаса первейшие и могущественнейшие сановники её двора.
   -- Насмешки над императрицей, -- произнесла она тихим голосом, -- могут раздаваться в России лишь в глубинах Сибири, где их не слышит ни одно ухо человеческое, если только, -- прибавила она ещё тише и пронзительнее, -- если только языку, поносящему императрицу, будет оставлена после такой дерзости способность произнести хоть одно слово.
   Граф Шувалов скрестил руки на груди и посмотрел на императрицу взглядом, исполненным дикой решимости.
   -- Какого же наказания заслуживает обман, произведённый над вашим величеством вот этим... субъектом? -- спросил он.
   -- Уверены ли вы, граф Иван Иванович, что это был обман? -- возразила императрица. -- Уверены ли вы, что ваши слова представляют новость для меня? Неужели вы хотите помешать мне перенести на кавалера де Бомон те доверие и склонность, которые я питала к моей фрейлине, и перенести их в удвоенном размере?
   Граф Шувалов поглядел один момент на императрицу глазами, исполненными дикого ужаса, затем опустил голову на грудь, низко поклонился, не говоря ни слова, и повернул к выходу.
   Императрица не сделала движения удержать его, но шевалье де Бомон бросился к дверям и преградил дорогу графу.
   -- Э, так нельзя, граф! -- воскликнул он. -- Я пришёл сюда вовсе не для того, чтобы разлучать императрицу, которой принадлежит всё моё уважение, с её верными друзьями и протискиваться на места, занимаемые другими! Выслушайте меня!.. Повелительница России достаточно велика, чтобы чаровать собой более чем одно сердце; любовь к ней должна соединить нас вместо того, чтобы разлучить! Вы предлагали мне вашу дружбу, -- продолжал он, кладя свою руку в руку графа, -- в то время, когда считали меня за женщину; неужели вы хотите отнять её у меня теперь, потому что я оказался мужчиной, потому что у меня оказались мужество и силы стремиться заодно с вами к одной и той же великой цели и посвятить вместе с вами все мои силы на служение этой цели? Разве не растут рядышком тысячи деревьев в живительном свете солнца, не дерясь друг с другом из-за его лучей, дающих жизнь каждому из них? Не должны ли мы становиться более горды, сильны и мужественны под лучами милости, падающими на нас из глаз императрицы? Не должны ли мы стараться всё более посвятить себя всех на служение ей? О, я прошу ваше величество, -- произнёс он, протягивая к императрице руки, -- позовите его назад, удержите его, свяжите два преданных вам сердца узами дружбы, о которой я его умоляю!.. Клянусь, что у него не будет друга лучшего, чем я, и я счёл бы себя достойным смерти, если бы ваше величество лишились из-за меня такого слуги, как граф.
   Шевалье схватил за руки графа Шувалова, смотревшего на него с глубоким изумлением, и притянул его назад к императрице; лицо Елизаветы Петровны смягчилось нежностью; она смотрела на шевалье глазами, блистающими любовью и восхищением, и мягко произнесла:
   -- Вы слышите, граф Иван Иванович? Намерены ли вы отказать ему в этой просьбе? Желаете ли вы расстаться с вашей императрицей ради того только, что она подарила своё доверие такому сердцу?
   -- Возможно ли это? -- спросил граф Иван Иванович с выражением недоверчивости на лице.
   -- Но почему нет? -- воскликнул шевалье. -- Почему любовь к величайшей императрице должна непременно разделить вместо того, чтобы соединить, два благородных рыцарских сердца? О, я заклинаю вас, граф, поверьте мне, что во мне нет никаких задних мыслей против вас; испытайте меня, требуйте от меня всё, что могут требовать друг от друга друзья, точно так же, -- прибавил он, поражённый внезапной мыслью, -- как и я потребую от вас доказательство дружбы, которую вы мне предлагали вчера.
   -- Ну, а если бы теперь, -- заговорила Елизавета Петровна, -- императрица спросила, каким образом в сердце графа Ивана Ивановича могла ужиться преданность к ней наряду с нежной дружбой к её фрейлине, был ли бы разрешён ей такой вопрос?
   Граф Шувалов смущённо взглянул на шевалье, и в его взгляде читалась немая просьба молчать.
   -- Вот видите, -- улыбнулся шевалье, -- необходимо забыть всё, что было; мы можем думать лишь о будущем, в котором нам придётся ещё поспорить о том, кто из нас выкажет больше преданности и любви к великой дочери Великого Петра; это будет состязание между нами, в котором и побеждённый найдёт себе удовлетворение.
   Елизавета Петровна наклонилась вперёд и подала одну руку графу Шувалову, а другую -- шевалье де Бомон.
   -- Спасибо, -- произнесла она, -- спасибо вам обоим!.. Я никогда не забуду об этом часе, который так обогатил меня, сохранив мне старого друга и приобрев нового.
   Это была чудная картина: государыня, у которой утренний свет отнял большую часть её юного вида, освещавшего её вечером, сидела теперь, притягивая друг к другу высокую, крепкую фигуру графа и нежную, женственную фигурку шевалье с тонкими чертами лица и сверкающими гордыми глазами; можно было думать, что это мать благословляет двух влюблённых.
   Графа Шувалова, по-видимому, осенила та же мысль; он пожал тонкую, нежную и мягкую руку шевалье; но, когда он взглянул в его прекрасное молодое лицо, в его глазах снова сверкнул луч того огня, с которым он говорил в предыдущий вечер с "мадемуазель" де Бомон; он покачал головой и, казалось, вновь отдался своим сомнениям.
   Затем императрица сказала:
   -- Дружба заключена. Вы, шевалье, хотели просить у графа доказательства таковой; говорите, я уверена, что в такой момент он ни в чём не откажет вам.
   -- Говорите! -- воскликнул граф, сделав движение, как будто хотел поднести к губам руку шевалье. -- Вы победили меня, и к вашим услугам всё, что находится в моей власти!
   -- Я хочу просить немногого, -- серьёзно произнёс шевалье, -- в то же время многого, а именно: замолвить словечко у императрицы, чтобы она оказала мне милость, о которой я прошу.
   -- Разве для этого необходимы слова другого? -- спросила Елизавета Петровна, нежно пожимая руку шевалье.
   Тот вопросительно посмотрел на неё и сказал:
   -- После заключения договора, делающего Россию союзницей Франции, с новой силой возгорится война, от исхода которой будут зависеть наши честь и слава; я -- французский дворянин и не могу помириться с мыслью оставить во время войны мою шпагу в ножнах; войска России и Франции идут в поход, а я, готовый отдать жизнь за родину и императрицу Елизавету, должен бездействовать в этом чуждом моему полу платье, которое должно оказаться недостойным меня, как только будет достигнута цель этого переодевания; но этого не может желать моя государыня; её доверие я могу оправдать лишь на поле битвы, и поэтому я должен просить её, -- продолжал он, между тем как Елизавета Петровна смотрела на него в ужасе, всё крепче сжимая его руку, -- чтобы она отпустила меня туда, куда зовёт меня голос чести и долга; и граф Шувалов даст мне первое доказательство своей дружбы, если поддержит пред вами, ваше величество, мою просьбу.
   На лице графа Шувалова сверкнул луч радости, но затем, казалось, в нём снова усилились подозрения; он нерешительно смотрел на женственное лицо, просительно глядевшее на него.
   -- Вы хотите покинуть меня? -- мрачно произнесла императрица тоном упрёка.
   -- Покинуть? -- повторил шевалье, прижимая к губам руку императрицы. -- Разве идти сражаться за вас -- значит покинуть вас? Неужели великая Елизавета могла бы сохранить свою милость, свою дружбу ко мне, если бы я околачивался при её дворе в женском одеянии, в то время как знамёна России и Франции развеваются в походе!
   В его глазах сверкало гордое, вызывающее мужество, его вытянутая рука, казалось, искала меча, а полуоткрытые губы готовы были произнести боевой клич. Глаза императрицы тоже засветились при виде этой фигуры, напоминавшей Жанну д'Арк в то время как та вела войска Франции против победоносных полков Тальбота; но вот она сжалась и боязливо произнесла:
   -- А если неприятельский выстрел сразит это благородное сердце?..
   -- Ваше величество, -- воскликнул шевалье, -- будете лучше проливать слёзы по убитом, чем презирать живого.
   Елизавета Петровна потупила взор, и её грудь вздымалась в томительной борьбе.
   -- О, помогите мне, граф! -- воскликнул шевалье, обращаясь к Шувалову. -- Помогите мне умолить императрицу, чтобы она отпустила меня ехать туда, где только я и могу доказать ей мою преданность и оказаться достойным её милостей. Я -- офицер французской армии, я ношу шпагу, принадлежащую моему королю; если я не буду находиться на своём посту, вечный позор будет моим уделом.
   -- Шевалье прав, -- сказал граф Шувалов, почти нежно пожимая руку молодого человека, -- и я должен был бы просить ваше величество исполнить его просьбу, если бы не боялся быть заподозренным в желании удалить того, которого я ещё так недавно обвинял.
   -- Я оставлю здесь моего нового друга, -- воскликнул шевалье, -- который позаботится о том, чтобы вы, ваше величество, не забыли обо мне и милостиво приняли меня вновь, когда я вернусь, чтобы первым положить к вашим ногам лавровый венок победы.
   -- Да будет так! -- со вздохом произнесла Елизавета Петровна. -- Но, -- продолжала она с внезапным беспокойством, -- а эликсир? Как же с эликсиром?
   -- Мой друг Дуглас останется здесь, ваше величество, -- ответил шевалье, -- я оставлю в его руках всё, что имею относящееся к этому драгоценному средству; и обещаю также вашему величеству прислать сюда графа Сен-Жермена, как только приеду в Париж; я уверен, что он будет счастлив представиться возможно скорее вашему величеству; а мне, ваше величество, мне вы разрешите уехать вместе с генералом Апраксиным; я волью в него весь мой пыл к бою и всю уверенность в победе.
   -- Идите же, граф, -- произнесла императрица, -- надо тотчас же позвать фельдмаршала; я отдам ему лично мои последние приказания, и горе ему, если он не оправдает моих ожиданий.
   -- До свиданья, граф Шувалов! -- сердечно воскликнул шевалье. -- Обнимите вашего друга, воспоминание о котором вы будете поддерживать в памяти государыни.
   Он открыл объятия, и граф Иван Иванович с нежностью прижал к груди хрупкую, гибкую фигуру шевалье.
   -- И вы в самом деле -- мужчина? -- тихо прошептал он.
   -- Если бы я не был им, -- возразил шевалье так же тихо, -- я остался бы здесь, чтобы любить графа Шувалова; но теперь я еду, так как не осмеливаюсь оставаться с ним.
   Он освободился из объятий графа, который держал его так крепко, как будто не мог расстаться с ним, и вернулся к креслу императрицы.
   Граф Шувалов вышел исполнить приказание императрицы, а она продолжала задушевную беседу с прекрасной "мадемуазель" де Бомон.

XV

   Во дворце фельдмаршала Апраксина с самого утра уже царила лихорадочная деятельность; фельдмаршал после своего возвращения из Петергофа, против обыкновения, отдыхал очень недолго и затем сейчас же принялся за приготовления к отъезду, к великому удивлению своего камердинера, которому он коротко приказал подать ему вместо шёлкового халата мундир, и к не меньшему удивлению своих адъютантов и ординарцев, которых он велел разбудить и потребовал к себе в такой час, когда ещё весь знатный Петербург покоился глубоким сном. Пока графа причёсывали по-военному, с прямою косою и локонами, камердинер принёс ему парадный мундир, шёлковые чулки и башмаки с пряжками, предполагая, что фельдмаршал собирается на какое-нибудь чрезвычайное придворное празднество; однако Степан Фёдорович с сердцем отбросил всё в сторону и приказал подать походный мундир и высокие кожаные сапоги. Но так как с последнего смотра, на котором присутствовала императрица, прошло уже порядочно времени, то исполнение этого приказания представляло немалые трудности: сапоги сделались жёсткими и немилосердно жали отвыкшие от них ноги фельдмаршала; ещё хуже обстояло дело с найденным наконец мундиром, еле отчищенным от пыли: фельдмаршал сильно пополнел с тех пор, как надевал его в последний раз, и попытка застегнуть пуговицы оказалась неудачной.
   -- Сейчас же отнести этот проклятый мундир портному, -- закричал он, весь красный от гнева, нетерпеливо шагая взад и вперёд и стараясь размять сапоги, -- пусть он в один час переделает мне его и одновременно же примется шить ещё шесть штук сразу, с самым только необходимым шитьём; сапожник пусть засадит за работу всех своих мастеров и сошьёт мне сапоги, которые не жали бы мне ног, и пусть берегутся, если работа их никуда не будет годиться или продолжится слишком долго. Заставлю я их спины тогда отведать кнута! Куда, к чёрту, мне эту дурацкую иглу? -- закричал он ещё более сердито, кидая под ноги оробевшему камердинеру изящную шпагу, которая ещё только накануне была надета на нём. -- Принеси мне настоящий, какой следует, палаш! Убирайся и позови сюда конюшего!
   Явился конюший, изумлённый и испуганный не менее камердинера; фельдмаршал приказал ему приготовить походные экипажи, послать по дороге в Лифляндию, на коротких промежутках, подставы лошадей, а дома всех верховых держать наготове, под седлом.
   Пока исполнялись эти гневные приказы, камердинер принёс большой и тяжёлый палаш; его рукоятка была покрыта пятнами, а клинок -- ржавчиной; но граф нашёл его вполне подходящим, нацепил его сбоку и, стискивая зубы и изредка посылая вслух проклятия, продолжал осторожно прохаживаться по комнате, приучая ноги к тесным сапогам.
   Во время этой неприятной для него прогулки в дверях появился его адъютант, майор Милютин, в сопровождении целой свиты ординарцев, остолбеневших от удивления при виде фельдмаршала, неуверенно шагавшего в своих сапогах, без мундира, с прицепленной сбоку саблей, гневно бормочущего себе что-то под нос; весь вид его грузной фигуры производил гораздо более забавное, чем воинственное, впечатление.
   -- Скорее, господа, скорей! -- крикнул Степан Фёдорович, заметив офицеров. -- Скорей! Нельзя терять время. Делайте, как я! Извольте привести в порядок ваше вооружение!.. Мы ещё сегодня отправимся в действующую армию.
   -- Ещё сегодня? -- воскликнули изумлённые офицеры, но их глаза радостно заблестели. -- Вот счастливое поручение!
   -- Через два часа мы будем готовы, совсем готовы, -- воскликнул майор Милютин, с силой стуча своей саблей, -- вплоть до коней, -- добавил он вдруг, запинаясь, -- вот трудно будет только добыть лошадей...
   -- Пойдёмте со мною, -- промолвил фельдмаршал, со вздохом облегчения твёрдо ступая ногами: теплота его ног и непрестанное движение размягчили наконец кожу. -- Пойдёмте со мною! Все мои лошади на дворе -- выбирайте себе какую вздумается! Удивительно было бы, если бы вы не нашли себе ничего подходящего в моих конюшнях.
   -- Ура! -- закричал майор Милютин. -- Да здравствует фельдмаршал! Мы отблагодарим, смяв на его лошадях неприятельские ряды!
   Остальные офицеры подхватили его восклицание.
   Апраксин поблагодарил их, в его глазах вспыхнул тоже воинственный огонёк, а его лицо просветлело и стало дружелюбнее, так как сапоги уже почти совсем не жали его ног. Затем он повёл всех на широкий двор, где пред ними конюхи провели несколько десятков уже взнузданных и осёдланных благородных верховых лошадей.
   Вскоре каждый офицер нашёл для себя по паре великолепных животных, удовлетворявших даже самым капризным требованиям. Единственно только для фельдмаршала выбор представлялся затруднительным, так как стройные английские скакуны, дрожа, сгибались под его тяжестью, пока наконец конюший не вывел трёх могучих коней нормандской породы, которые были бы в состоянии снести на себе закованных в броню средневековых рыцарей. С помощью двух конюхов фельдмаршал вскочил на самого большого из этих великанов и проехал несколько раз кругом двора.
   В это мгновение в воротах появился ординарец императрицы; он с изумлением глядел на полуодетого фельдмаршала, галопировавшего на коне и окружённого офицерами. Узрев придворный мундир, граф остановил лошадь, закричав посланцу императрицы:
   -- Видите, государь мой, что исполнение приказания её величества приводится в действие незамедлительно; всё уже готово для того, чтобы я ещё сегодня мог отправиться в армию; можете передать её величеству, что заходящее солнце увидит меня по дороге в Лифляндию.
   -- Я убеждён, -- произнёс офицер, -- что это известие весьма обрадует государыню императрицу, но вы, ваше сиятельство, сами можете принести эту весть её императорскому величеству, так как я имею приказ передать вашему высокопревосходительству, что государыня императрица через час ждёт вас в Петергофе.
   -- Милостивый прощальный взор моей государыни только вернее принесёт победу этой шпаге! -- воскликнул фельдмаршал, стараясь изо всех сил вынуть заржавевший клинок из ножен, что ему наконец и удалось после больших усилий.
   Затем он слез с лошади, приказал конюшему немедленно приготовить походные экипажи, простился с адъютантом императрицы и закричал своим офицерам:
   -- Вы все, господа, должны сопровождать меня; пусть государыня императрица увидит, что и весь мой штаб также готов и что я не мог сделать лучший выбор, если бы даже хотел.
   Он простился с ними и, слегка утомлённый после непривычной верховой езды, отправился к себе в комнату. Здесь он нашёл записку от графа Бестужева, в которой канцлер просил посетить его.
   -- Ага, -- сказал Апраксин с довольной улыбкой, -- кажется, мы делаемся важной персоной! Несомненно, гораздо лучше быть настоящим генералом во главе армии, чем на придворном паркете ухаживать за дамами. Конечно, это очень поучительно и очень интересно, -- продолжал он с лёгким вздохом, -- только, -- прибавил он, смотрясь в зеркало, -- поход наверное спустит с меня малую толику моей проклятой толщины, а если я выиграю хоть одно сражение, то в глазах наших дам я буду казаться стройным, как Антиной, и юным, как Адонис. -- Вдруг он задумался и, казалось, совсем позабыл про свою фигуру. -- Выиграть сражение, -- задумчиво проговорил он, -- но против кого? Где же неприятель? Императрица ничего не говорила об этом, да и объявления войны до сих пор не последовало; я представляюсь себе адмиралом, которого отправляют в плавание во главе флота с запечатанными приказами, которые он должен вскрыть только в открытом море. Но всё равно, пойду ли я против пруссаков или против австрийцев, в обоих случаях шансы одинаково хороши: в союзе с теми или другими я буду непременно сильнее противника; послушаем, чего хочет старик Бестужев, здесь я, наверное, получу первые сведения относительно моего похода.
   Он ещё раз приказал камердинеру поторопить переделку мундира, оделся в обыкновенное утреннее платье и поехал к канцлеру.
   Граф Бестужев задумчивый вернулся от императрицы; его нервы были напряжены тем, что он принуждён был покинуть свою постель в необычно ранний час, а ясное положение вещей, созданное быстрым и энергичным решением императрицы, совсем не соответствовало склонности его характера, главной чертой которого были медлительная осторожность и привычка окутывать свою политику непроницаемым туманом и повсюду иметь для себя наготове всевозможные лазейки. Несмотря на это, он своим проницательным умом вполне ясно представил себе положение, в котором в данный момент ничего не мог изменить, а время, потребное для возвращения из Петергофа, было для него достаточно, чтобы оглядеться в новых обстоятельствах и стать хозяином положения. Он только недавно вернулся в свой кабинет, как ему доложили о приезде английского посланника; весёлый и улыбающийся вошёл к нему сэр Чарльз Генбюри Уильямс, не замечая серьёзного и торжественного выражения, с которым принял его канцлер.
   -- За крупными делами не следует забывать небольшие заботы дорогих друзей, -- сердечно пожимая руку графа, сказал посланник. -- Поэтому я так рано явился сюда, чтобы ни одной лишней минуты не заставлять вашего сиятельства отдаваться мучительным тревогам, о которых вы вчера почтили меня доверием. Позвольте мне, -- продолжал он, вынимая из кармана портфель, -- предложить вам десять тысяч рублей, которые ставят в такое затруднение ваше сиятельство, и я надеюсь, что этим будут согнаны все тучи, способные затуманить взоры великого государственного человека, безоблачная ясность которых так важна для судеб Европы.
   Надежда, выражавшаяся в последних словах английского дипломата, казалось, исполнилась вполне, так как глаза канцлера радостно и ярко заблестели, между тем как едва уловимая ироническая черта на одно мгновение скользнула вокруг его рта. Бестужев взял портфель, заботливо запер его в стол и сказал:
   -- Благодарю вас за новое доказательство не раз уже испытанной дружбы и только сожалею, -- печальным тоном, с лёгким вздохом прибавил он, -- что к благодарности я должен прибавить ещё одно известие, которое больно заденет вас, как посланника его величества великобританского короля.
   -- Что случилось? -- испуганно воскликнул сэр Уильямс. -- Выражение лица вашего сиятельства не предвещает мне ничего хорошего; быть может, императрица решила не посылать фельдмаршала Апраксина в свою армию? Быть может, она хочет ещё дольше оставаться в том неопределённом положении, которое так губительно отражается на судьбах Европы?
   -- Пожалуй, -- возразил Бестужев, -- такое решение её величества не так неприятно подействовало бы на вас, как то, которое я предполагаю сообщить вам. Нет, государь мой, наш фельдмаршал уедет сегодня, через три дня будет уже в армии и примет командование над нею, после того как пред отъездом лично от самой императрицы получит инструкции относительно похода.
   -- Ах, -- воскликнул сэр Уильямс, -- значит, поход всё-таки состоится, и дело только в том, чтобы победить? Ну, это -- уже лотерея войны. Мы должны надеяться и сделать всё, чтобы победить... Может быть, ещё не закончено вооружение армии? Не трудно будет увеличить субсидию...
   -- Армия вооружена, -- возразил Бестужев, -- но, -- после некоторого молчания добавил он, -- я боюсь, что вы предпочли бы поход наших войск в другом направлении. Фельдмаршал Апраксин поведёт войска её величества к прусской границе...
   -- Как к прусской границе?! -- воскликнул сэр Уильямс, чуть не падая от неожиданности этого известия. -- Это невозможно! -- трясущимися губами добавил он. -- Это противоречит нашему договору...
   -- Её величество судит не так, -- ответил канцлер, -- она заключила договор с его великобританским величеством, когда Англия была во вражде с Пруссией; между тем теперь государыня императрица объявила своё присоединение к Версальскому договору; она -- союзница французского короля и императрицы Марии-Терезии, и этот союз возлагает на неё обязанность объявить войну прусскому королю и направить свои войска совместно с австрийскими против Пруссии.
   Сэр Уильямс как подкошенный упал в кресло и несколько времени сидел, тяжело дыша, с опущенной на грудь головой, между тем как граф Бестужев холодно и спокойно наблюдал за ним.
   -- Это -- разрыв, -- страстно воскликнул затем посланник, -- разрыв во всей форме; объявление войны союзнику Англии ставит Россию в ряды наших врагов!
   -- Я посоветовал бы вам, -- возразил Бестужев, -- не так понимать это дело; я уверен, что разрыв с Англией вовсе не входит в намерения государыни императрицы; напротив, её величество повелела мне сохранить во всей неприкосновенности хорошие отношения с правительством вашего всемилостивейшего монарха.
   -- Как это можно? -- воскликнул сэр Уильямс, вскакивая и отирая со лба пот. -- Как это можно, когда ваша армия идёт против нашего союзника!
   -- Между походом и войной, -- с тонкой усмешкой возразил Бестужев, -- ещё дистанция большая. Вы знаете, что Апраксин довольно неповоротлив, а движения полководца управляют и движениями армии; к весу корпуса фельдмаршала, пожалуй, возможно будет прибавить ещё другой вес, который остановит быстроту его похода.
   Сэр Уильямс пристально посмотрел в хитрое лицо канцлера.
   -- Ах, -- сказал он, -- разве это возможно? Да нет, -- прибавил он, качая головой, -- пулю на лету нельзя ни задержать, ни направить в другую сторону, а армия, стоящая против неприятеля, подобна пуле. Что бы ни вышло из этой попытки, меня совсем не интересует, -- прибавил он. -- Как только роковое известие о присоединении её величества к Версальскому договору достигнет Лондона -- непосредственным и немедленным следствием будет моё отозвание.
   -- Как могли бы думать, -- спросил обеспокоенный и испуганный Бестужев, -- при вашем дворе о том, чтобы отозвать такого дипломата, который, как вы, постоянно и притом успешно действовал в интересах своей родины?
   -- Успешно! -- печально повторил сэр Уильямс. -- Успехом, которого от меня ожидали, были бы союз с Россией и удержание императрицы в этом союзе; я так уверенно и утвердительно сообщал об этом успехе в Лондон, что там не простят мне рокового крушения всех надежд. А ведь я все сообщения моему правительству постоянно основывал на уверениях вашего сиятельства, -- с упрёком прибавил он.
   -- Что же вы хотите? -- пожимая плечами, сказал Бестужев. -- Я -- министр самодержавной императрицы; у вас, в Англии, приходится считаться с большинством в парламенте, управлять которым можно или искусными речами, или запугиванием, или насмешками, или же подкупом, мне же приходится считаться с настроением, не поддающимся никакому учёту, с интригами, скрывающимися во мраке, с фаворитами, которых я не могу подкупить, так как слишком беден для этого. Как видите, у меня нет средств противостоять воле императрицы, и мне ничего не остаётся, как только постепенно, незаметно обессиливать и отклонять неукротимый, могучий поток этой воли.
   -- Всё это очень хорошо, -- сказал сэр Уильямс, -- очень может быть, что я был неправ, упрекая вас; может быть, мне надо винить только самого себя, что я не был внимателен и бдителен, но можете быть уверены, что в скором времени я не буду больше иметь честь быть представителем Англии при вашем дворе и поэтому не буду в состоянии, -- с ударением прибавил он, -- продолжать вести с вашим сиятельством те отношения, завязать которые повелел мне его величество по своему великодушию.
   -- Не будем больше говорить об этом, -- воскликнул Бестужев, с чувством пожимая руку английского посланника, -- для меня представляется гораздо большей потерей -- перестать лично видеться с таким достойным представителем глубокоуважаемой мною нации, как вы. Но я надеюсь, что ваши опасения в этом отношении окажутся неосновательными; в Лондоне должны будут увидеть, что не в вашей воле было изменить неожиданный поворот в настроении императрицы.
   -- Вот именно поэтому-то, -- возразил сэр Уильямс, -- мне никогда не простят, что я не предвидел подобного поворота. Всё-таки я должен просить ваше сиятельство, -- продолжал он, -- отпустить меня, так как моя обязанность -- ни одной минуты не оставлять моего правительства в неизвестности относительно того, что здесь произошло.
   Он церемоннее, чем обыкновенно, поклонился графу, слегка коснулся протянутой ему руки и вышел из комнаты.
   -- Он, пожалуй, прав, -- пробормотал граф Бестужев, задумчиво глядя ему вслед, -- в Лондоне с ума сойдут от злости, что их надежды рухнули, и в первую голову их гнев обрушится на него; но, -- прибавил он, с улыбкой потирая руки, -- если они были принуждены приносить жертвы, чтобы мы не мобилизовали армии, то, пожалуй, они должны быть готовы к ещё большим жертвам, чтобы наши войска не наступали слишком быстро и энергично, а позаботиться об этом -- уже моё дело.
   Графу доложили о приезде Апраксина, и он приказал просить фельдмаршала.
   -- Поторопился явиться на ваше приглашение, -- воскликнул весь красный от непривычного возбуждения Апраксин и, не ожидая приглашения, тяжело опустился в кресло. -- Но в действительности у меня слишком мало времени, так как через час меня уже ждёт государыня императрица, а к вечеру я должен быть на пути к армии.
   -- Я не буду долго задерживать вас, Степан Фёдорович, -- возразил Бестужев, садясь напротив тяжело дышавшего фельдмаршала, -- я просил вас заехать, потому что думал, что вам было бы приятно знать, против кого вы поведёте свою армию.
   -- Действительно, это было бы приятно мне, -- воскликнул Апраксин, -- потому что ведь на основании этих сведений я должен рассчитать все свои операции. Но всё равно, против какого бы неприятеля меня ни послала государыня императрица, я докажу ей, что её войска непобедимы.
   Граф Бестужев медленно покачал головой и проговорил:
   -- Я меньше всего сомневаюсь в этом, хотя история и учит нас, что сам Пётр Великий научился побеждать шведов только после проигранной битвы под Нарвой, а король Фридрих Второй кажется мне противником куда более серьёзным, чем Карл Двенадцатый.
   -- Так, значит, мне придётся действовать против Пруссии? -- уточнил Апраксин. -- Ну, мне было бы собственно приятнее видеть против себя австрийских генералов! Однако это не смущает меня, и государыня может быть уверена, что я приму все меры, чтобы нанести как можно больше вреда прусскому королю.
   Бестужев тихонько вертел в своих длинных, худых пальцах золотую табакерку.
   -- Всё это само собой понятно, дорогой Степан Фёдорович, но всё же я думаю, что раз вы глядите только вперёд, то моя обязанность как вашего друга напомнить вам, что умный полководец должен немного заботиться и о том, что происходит у него за спиной.
   -- За спиной? -- спросил Апраксин. -- Что может случиться у меня за спиной? Вы думаете, что неприятель может вторгнуться в Россию и ударить мне в тыл?
   -- Нет, конечно, нет, -- ответил Бестужев, -- но полководец, стоящий во главе великой армии, в то же время -- человек с громадным влиянием и поэтому должен думать и о политике будущего, а тем более, если он, как вы в данном случае, командует единственной и хорошо организованной армией.
   -- О политике будущего? -- насторожившись, переспросил Апраксин. -- Я не вполне понимаю вас...
   -- Так как мы здесь одни, -- продолжал Бестужев, -- то мы можем хорошенько разобраться в действительном положении вещей, которое известно каждому, но на которое, по-видимому, никто не хочет как следует обратить внимание. Я имею в виду следующее: императрица достигла уже того возраста, который даёт основания предположить о возможности перемены, как бы тяжело ни отозвалась такая перемена в сердцах всех верноподданных страны.
   -- Да, это -- правда, -- задумчиво проговорил Апраксин, -- это -- правда; но мне кажется, что в такой перемене менее всего может принять участие и подвергнуться опасности генерал, стоящий во главе действующей армии.
   -- Как раз наоборот, дорогой Степан Фёдорович, -- возразил канцлер. -- Будем говорить откровенно! Вам, конечно, известны наклонности великого князя; считаете ли вы возможным, чтобы человек с таким неустойчивым характером, с таким неуравновешенным рассудком мог взять или надолго удержать в своих руках бразды правления таким огромным государством?
   -- Действительно, вы правы, -- подтвердил Апраксин, -- трудно править русским народом принцу, который лучше желает быть герцогом голштинским, чем русским великим князем.
   -- Вот видите, -- продолжал с ещё большею откровенностью канцлер, -- я уже привык учитывать все обстоятельства в будущем; у великого князя много врагов, притом врагов могущественных; он ежедневно увеличивает их число ещё больше, его восшествие на престол повело бы к опасным и потрясающим катастрофам, последствия которых невозможно даже предвидеть.
   -- Но ведь он -- законный наследник, -- проговорил Апраксин, боязливо оглядываясь вокруг.
   -- Великий князь Павел, -- возразил Бестужев, -- имеет на русский престол такие же права, как и его отец.
   -- Но ведь он ещё -- неразумное дитя! -- воскликнул Апраксин.
   -- Совершенно верно, -- подтвердил канцлер, -- но у этого малолетнего, неразумного ребёнка есть умная мать; правда, она -- чужестранка, но если вокруг неё будет совет, который внушил бы доверие русскому народу, если бы в этом, так сказать, регентском совете, находился человек, стоящий во главе готовой к военным действиям армии, вполне преданной ему, то управление государством именем этого малолетнего, неразумного дитяти велось бы гораздо лучше, чем его слабоумным отцом.
   Апраксин с живостью схватил руку канцлера.
   -- Удивляюсь вашему уму, -- воскликнул он, -- вашему прозорливому взору... Да, вы совершенно правы; оно так и есть: мы обязаны думать об этом, и я не нахожу слов отблагодарить вас за то, что вы почтили меня своим доверием!
   -- Если те обстоятельства, которые я привожу, -- сказал канцлер, -- и которые я не желал бы пережить, -- со вздохом прибавил он, -- действительно осуществятся, то вы, дорогой Степан Фёдорович, станете тем лицом, в руках которого будет сосредоточено решение борьбы; ведь, находясь во главе армии, вы будете в состоянии бросить свой меч на чашу весов!
   Апраксин выпрямился; его взор блистал удовлетворённой гордостью.
   -- Но, -- продолжал Бестужев, -- для того чтобы сыграть столь значительную и благодетельную для всей России роль, вы должны действительно иметь власть в своих руках. Если вы ринетесь в серьёзное сражение, я желаю и надеюсь, что вы выйдете победителем, но военное счастье изменчиво, король Фридрих и его генералы -- опасные противники, может случиться, что вы будете разбиты, -- не сердитесь, я говорил, что сам Пётр Великий был также разбит, -- или, по меньшей мере, ваша армия может быть настолько ослаблена, что в самый важный момент вы не сможете сказать своё властное и решительное слово...
   -- Понимаю, понимаю, -- проговорил Апраксин, потирая себе лоб и беспокойно ёрзая на стуле.
   -- Вот, -- сказал канцлер, -- больше мне прибавить нечего, так как у меня было только намерение напомнить вам, что всякий генерал поступает благоразумно, глядя не только вперёд, но также и назад, и что у вас должны быть ещё большие основания следовать этому мудрому правилу. Но ваше время ограничено, -- уже другим тоном сказал Бестужев, -- не смею больше задерживать вас, вы не должны заставлять императрицу ожидать вас.
   -- Я тысячу раз благодарен вам, -- воскликнул Апраксин, -- и только буду просить вас, чтобы вы осветили мои на Петербург обращённые взоры светом вашего прозорливого ума!
   -- Будьте уверены, -- ответил Бестужев, провожая его до дверей и пожимая на прощанье руку, -- вы должны быть осведомлены обо всём, происходящем здесь, а если внезапно произойдёт какое-нибудь событие, то только от быстроты вашего возвращения сюда будет зависеть, чтобы вы взяли в свои руки решение судьбы русского государства, в котором такой старик, как я, не может уже принять участие.
   -- Ваш ум всегда останется юным, -- воскликнул Апраксин, крепко пожимая руку канцлера, -- с меня будет довольно только подать вашему уму руку.
   -- Ну, -- сказал Бестужев, проводив фельдмаршала, -- полагаю, что в Лондоне могут быть довольны; он будет так много озираться назад, что подвергнется опасности быть разбитым Фридрихом Великим.
   Он позвонил камердинеру и приказал приготовить себе ванну, так как ранний вызов его императрицей не дал ему возможности выкупаться.

XVI

   По возвращении домой Апраксин нашёл свой тяжёлый палаш тщательно отшлифованным, а громадные сапоги вычищенными до блеска; во дворе стоял лёгкий открытый экипаж, запряжённый шестёркой сильных лошадей, на козлах, вместо лакеев, поместились два солдата-ординарца; майор Милютин и офицеры, все в парадной форме, стояли около своих лошадей.
   Через несколько минут фельдмаршал переоделся, сел в экипаж и галопом помчался в Петергоф, эскортируемый офицерами. Этот военный кортеж фельдмаршала очень мало походил на его вечерний выезд, совершенный накануне: не было ни причёсанных скороходов, ни роз на заднем сиденье экипажа.
   Весёлые лица, громкие и оживлённые разговоры офицеров показывали, с какою радостью они готовы были променять однообразную гарнизонную службу на оживление и деятельную жизнь похода; во взорах же фельдмаршала, наоборот, не сверкало больше воинственного огня и беспокойного нетерпения, как утром. Он смотрел вперёд серьёзно и задумчиво и время от времени с лёгким вздохом откидывал в сторону палаш, съезжавший от тряски экипажа.
   Почтительнее и торжественнее, чем обыкновенно, отдал караул честь фельдмаршалу при его въезде в Петергоф; Апраксин оставил своих офицеров в приёмном зале, а сам был немедленно же проведён в кабинет к императрице.
   Мадемуазель де Бомон сидела на маленьком стулике рядом с креслом императрицы и при виде фельдмаршала встала со своего места.
   -- Я вижу, Степан Фёдорович, -- сказала Елизавета Петровна, с улыбкой оглядывая совершенно изменившуюся фигуру фельдмаршала, -- что вы поспешили исполнить мои приказания. Я пригласила вас, чтобы сообщить, что я объявила войну прусскому королю; вы знаете, стало быть, врага, против которого вам придётся вести мою армию и, -- строгим тоном добавила она, -- я жду от вас, что в скором времени вы известите меня о его поражении.
   Апраксин попытался было снова придать своему лицу выражение воинственного нетерпения и гордой уверенности в победе, которыми он был преисполнен ещё утром, но, несмотря на его усилия, какое-то пасмурное облако окутывало его чело. Однако тем убеждённее и высокопарнее звучали его слова, в которых он заверял императрицу, что покажет всей Европе, как могущественны воля и приказания её величества и что прусский король только потому слыл непобедимым, что ему не приходилось ещё до сих пор сразиться с русскими войсками.
   -- Прекрасно, -- сказала императрица, -- не забудьте же, что моя милость будет беспредельна к победителю, который возвестит мне об унижении этого дерзкого прусского короля, но что я никогда не прощу, -- угрожающе прибавила она, хмуря брови, -- если леность и неспособность приведут мои храбрые войска к поражению!
   Апраксин не смог подавить вырвавшийся у него вздох, но с удвоенной горячностью повторил свои уверения, что он или приведёт войска к победе, или умрёт.
   -- Пусть так! Если будет нужно, падите, -- сказала императрица, -- я сама возложу лавры на ваш гроб, и ваше имя во все времена будет первым в России!
   Фельдмаршал согнулся так низко, как только ему позволяла его грузная фигура, и несколько времени оставался в таком положении; казалось, он хотел скрыть от взоров государыни выражение своего лица, так как чувствовал, что оно мало соответствует воздаянию той чести, какое ему обещала императрица.
   Между тем Елизавета Петровна приняла этот глубокий поклон за новое доказательство его усердия и ответила на него милостивым наклонением головы.
   -- Кроме того, я дам вам ещё особое доказательство моего доверия, -- сказала она, бросая вопросительный взгляд на стоявшую около её кресла с опущенными вниз взорами фрейлину, -- поручая вам проводить мадемуазель де Бомон, которая желает вернуться во Францию, до действующей армии, а оттуда отправить её с заслуживающим доверия офицером и под надёжной охраной до польской границы; вы должны оказать ей полное содействие и уважение как другу вашей императрицы.
   -- Жизнь мадемуазель де Бомон будет для меня драгоценнее моей собственной жизни, -- с жаром воскликнул Апраксин, причём его взоры радостно заблистали по поводу такого интересного и привлекательного поручения.
   -- От всего сердца благодарю ваше величество за милостивые заботы обо мне, -- сказала девушка, -- и с тяжёлым сердцем прошу позволения разрешить мне проститься со всемилостивейшей повелительницей, чтобы приготовиться к отъезду и вовремя приехать во дворец господина фельдмаршала.
   -- А ваше решение неизменно? -- поинтересовалась императрица, вопросительно глядя на неё.
   -- Когда бы ваше величество могли пожелать, что я изменю его, -- возразила девушка, -- смогли бы вы сохранить ко мне ваше благоволение, если бы я презрела голос чести и долга, громко говорящий в моём сердце?
   -- Ступайте, -- со вздохом сказала Елизавета Петровна, -- и возвращайтесь скорее обратно, где с нетерпением ждут вас.
   -- Когда будут праздновать победу, -- воскликнула "фрейлина", -- моя возлюбленная и всемилостивейшая повелительница вновь увидит меня у своих ног!
   Она схватила руку императрицы и прижала её к своим губам; глаза Елизаветы Петровны наполнились слезами, в волнении она раскрыла объятия, привлекла к себе молодую девушку и долго обнимала её.
   -- Ступайте, -- произнесла она затем сдавленным голосом, -- ступайте, раз так нужно!
   Она отвернулась, в то время как девушка быстро удалилась из комнаты.
   Апраксин с удивлением наблюдал за этой сценой; такая привязанность императрицы к одной из её фрейлин была неслыханной при дворе; тем счастливее был он, что путешествие должно было дать ему возможность приобрести дружбу такой приближённой и притом прекрасной и восхитительной девушки.
   Императрица, стоявшая некоторое время погруженная в свои думы, подняла наконец голову и изумлённо взглянула на фельдмаршала, точно удивляясь, что он всё ещё был здесь.
   -- Прикажете мне, ваше величество, -- спросил, слегка запинаясь, Апраксин, -- откланяться их императорским высочествам великому князю и великой княгине?
   Императрица, нахмурив брови, немного подумала.
   -- Да, -- сказала она наконец, -- ваша обязанность проститься с наследником моего престола, как его обязанность, в свою очередь, проводить добрыми пожеланиями полководца, намеревающегося к вящей славе России обнажить свой палаш. Идите и помните, что увидеть вновь я хочу только победителя!
   -- Офицеры моего штаба собрались здесь, в приёмном зале, -- сказал Апраксин, -- и просят высокой милости взглянуть на ваше величество, чтобы с большим воодушевлением идти в бой.
   Елизавета Петровна быстро открыла дверь и с высоко поднятой головой, смело и гордо вошла в круг офицеров; она в сердечных, горячих словах убеждала их не забывать прошлой славы и вплести новые лавры в венок Полтавы.
   -- Да здравствует императрица! -- воскликнул майор Милютин.
   Громкими кликами офицеры присоединились к его восклицанию и, обнажив шпаги, как бы принесли клятву победить или умереть.
   Вслед за тем Елизавета Петровна удалилась к себе, приказав своей камер-фрау никого не пускать к ней.
   Апраксин таким же галопом, как приехал в Петергоф, помчался в Ораниенбаум.
   Ещё радостнее и громче ликовали офицеры, окружавшие его экипаж, но ещё серьёзнее, ещё задумчивее сидел фельдмаршал в нёсшемся как стрела экипаже. До Ораниенбаума также уже дошла весть о внезапном решении императрицы; громкими, радостными кликами кадет русского караула был встречен фельдмаршал при въезде во дворец, между тем как голштинские офицеры в приёмной холодно и сумрачно приветствовали его.
   Пётр Фёдорович и Екатерина Алексеевна приняли Апраксина в большом приёмном зале; великий князь был бледен и мрачно смотрел в землю; выражение горькой насмешки лежало на его лице.
   -- Едва ли я смогу пожелать вам счастья, ваше высокопревосходительство, в том походе, который вы предпринимаете, -- сказал он, -- трудно сражаться с прусским королём, ведь он непобедим.
   -- Никакого врага России я не считаю непобедимым, -- возразил фельдмаршал, держась за рукоятку своего палаша, но в тоне его голоса не было той уверенности, какую выражали его слова.
   Лицо великого князя покраснело от гнева, он враждебно взглянул на фельдмаршала и резко проговорил:
   -- Если бы я был императором, я не поставил бы славы России на такую карту; враги прусского короля были бы моими врагами и, -- ещё резче прибавил он, -- я жестоко отомстил бы тому, кто осмелился бы слишком близко подойти к этому великому государю!
   Апраксин побледнел и тщетно искал, что ему ответить, но к нему быстро приблизилась великая княгиня и, протягивая ему руку, сказала:
   -- Чем грознее и опаснее противник, тем славнее победа; я надеюсь и убеждена, что вы, Степан Фёдорович, оправдаете доверие императрицы. Повиновение воле императрицы -- порука будущности России; отечество несомненно будет вечно с благодарностью вспоминать ваши заслуги.
   -- Я не забуду милостивых слов вашего императорского высочества, -- возразил Апраксин, склоняясь к руке великой княгини, между тем как Пётр Фёдорович, пожимая плечами, отошёл в сторону и стал насвистывать сквозь зубы дессауский марш.
   Аудиенция была окончена, великий князь удалился так быстро, что фельдмаршал не успел и заикнуться о представлении своих офицеров; напротив, Екатерина Алексеевна с очаровательною любезностью приветствовала их и затем вышла ещё на открытый балкон дворца, чтобы оттуда ещё раз послать фельдмаршалу дружеский привет, когда его восторженными кликами напутствовал дворцовый караул.
   -- Хорошо, что кончились мои прощальные визиты, -- буркнул Апраксин, сумрачно откидываясь на спинку коляски, -- иначе я скорее согласился бы добровольно отправиться в Сибирь, чем принять это предательское командование. Пожалуй, не к чему было утруждать себя этими неудобными сапогами и тяжёлым палашом! -- вздохнул он. -- С одной стороны, старый хитрый Бестужев, советующий смотреть назад, с другой -- императрица, требующая быстрой и решительной победы и, -- с ужасом добавил он, -- желающая возложить лавровый венок на мой гроб, с третьей, наконец, -- великий князь, который грозит своей местью каждому врагу прусского короля. Да, генерал, командующий армией, действительно стоит у подножия Капитолия [Капитолий -- один из холмов, на которых был расположен Древний Рим. С древнейших времен Капитолий был центром религиозного культа; здесь находился капитолийский храм, в котором иногда происходили заседания сената, а на площади перед ним -- народные собрания. (Примеч. ред.)], но ведь рядом с последним находится грозная Тарпейская скала! [С юго-западного обрывистого склона Капитолия -- Тарпейской скалы -- сбрасывали преступников. (Примеч. ред.)]
   Всё мрачнее делались его взоры, всё ниже склонялась его голова, когда он, окружённый ликующими офицерами, проезжал по петербургским улицам, где все встречные почтительно кланялись ему и посылали громкие пожелания счастья русскому оружию. В его доме всё было готово: экипажи, фургоны, походные кухни были запряжены, верховые лошади осёдланы, и целая свита прислуги, которая должна была сопровождать фельдмаршала и представляла собой целую маленькую армию, ожидала только приказа к отъезду.
   Когда фельдмаршал вошёл в свой кабинет, где его уже ожидал лёгкий завтрак, к которому повар выбрал самое изысканное из своих запасов, пред тем как уложить их в дорогу, одетый уже по-дорожному камердинер доложил ему, что мадемуазель Нинет, мадемуазель Бланш, мадемуазель Доралин и мадемуазель Эме находятся в приёмной и непременно желают переговорить с "дорогим генералом".
   -- Бедные дурочки! -- пожимая плечами, вздохнул Апраксин, наполняя изящный стаканчик искрящимся аликанте. -- Они, значит, также уже слышали, что я уезжаю в армию, и пришли сказать мне своё последнее "прости". Да, -- продолжал он, -- они пожалеют меня, не скоро им найти такого щедрого друга... Впрочем, и я также буду жалеть их: они были прелестными бабочками, порхавшими вокруг моей главы и прогонявшими от меня все грустные мысли и заботы, и если они и не упускали случая собирать мёд, где бы они ни находили его, мне всё же доставлял удовольствие их радужный, прелестный, очаровательный вид. Бедные малютки будут плакать... Скажи им, -- приказал он лакею, -- что я приду потом проститься с ними, эти печальные прощальные сцены необходимо сделать возможно короче.
   В соседней комнате раздались звонкие голоса, и не успели ещё замолкнуть последние слова Апраксина, как быстро растворилась дверь и в кабинете появились четыре молодые женщины, в новомодных причёсках и в роскошных костюмах, которые не скрывали, а ещё более выделяли их прекрасные фигуры. Но на их лицах вовсе не было печали, в глазах не видно было слёз, которые предполагал у них фельдмаршал.
   -- Какая чудесная новость! -- воскликнула мадемуазель Нинет, молодая черноглазая дама, в ярко-красном вышитом золотом платье. -- Какая чудесная новость! Наш славный, стройный друг отправляется в поход и увенчает лаврами своё чело!.. Пью за успех его оружия!
   С этими словами она взяла стакан, который налил для себя фельдмаршал, и залпом выпила его.
   -- О, взгляните-ка на это оружие! -- с громким смехом воскликнула мадемуазель Бланш, нежная блондинка с голубыми глазами, томно глядевшими из-под длинных ресниц. -- Взгляните на этот палаш! Он так велик, что им можно было бы уложить какого-нибудь первобытного великана!.. Бьюсь об заклад, что вражеская армия так же не сможет устоять против этого меча-кладенца, как этот цыплёнок -- против моего ножа.
   И она схватила поджаристую, аппетитно пахнущую птичку, искусно разрезала и с аппетитом принялась уничтожать её.
   -- А я уверена, -- раздался звонкий голосок мадемуазель Доралин, хорошенькой, маленькой брюнетки с ярко-красными, задорно смеющимися губками, -- что наш знаменитый паладин этим мечом загонит всех своих врагов в самое море, чтобы обитатели солёной стихии с таким же аппетитом могли закусить ими, с каким я примусь за эту превосходную сою!
   И она так же уселась за маленький столик, выжала лимон на слегка поджаренную рыбу и так же успешно принялась уничтожать её, как Бланш -- цыплёнка...
   -- Как это хорошо, что он ещё не всё уложил и оставил нам чем подкрепиться! -- сказала мадемуазель Эме, молодая женщина с роскошными формами, большими, блестящими глазами и на удивление прекрасными жемчужными зубами.
   После этого она без лишних слов придвинула к себе все блюда, до каких она только могла дотянуться, и стала по очереди знакомиться с их содержимым, отправляя всё в свой рот.
   -- Но, милые дамы, -- полусмеясь, полусердито воскликнул фельдмаршал, -- если вы будете продолжать таким образом, то ведь мне ничего не останется! Я знаю ваш аппетит... Если бы я ожидал вас, я велел бы приготовить завтрак на восемь человек. Но кроме того, -- серьёзно продолжал он, -- с вашей стороны совсем нехорошо, что мысль о разлуке со мной у вас, неблагодарных, не только не вызывает сожаления, а, наоборот, веселит вас: я ожидал, по меньшей мере, что бы хоть немного будете опечалены и прольёте несколько слезинок обо мне... Но вы не знаете, что вы теряете: в Петербурге нет другого такого повара, который мог бы так готовить ужины, как мой...
   -- Терять! Разлука? -- спросила мадемуазель Нинет, снова наполняя свой стакан аликанте. -- Я ничего не понимаю здесь! Мы вовсе не намерены расставаться с нашим великодушным защитником, соединяющим в себе всю мифологию: лоб у него Юпитера, рот -- Аполлона, рука и меч -- Марса и живот -- Силена [Силен -- демон, сын Гермеса. Древние представляли его в виде постоянно пьяного, веселого, добродушного лысого старика, толстого, как бочка или винный мех, с которым он никогда не расставался. (Примеч. ред.)], -- поддразнивая, прибавила она, садясь на ручку кресла, в котором сидел Апраксин, и кладя розовые пальчики на его плечо.
   -- Ты -- злая ведьма! -- гневно воскликнул фельдмаршал, серьёзно рассердившись на её шутку. -- Ия запрещаю тебе делать сравнения, роняющие уважение к твоему благодетелю.
   Мадемуазель Нинет склонилась к фельдмаршалу, прикоснулась губами к его лицу и покорным тоном, но с лукавым взором ответила ему:
   -- Я прошу прощения, но ведь моему разгневанному Юпитеру известно, что на самых благоухающих розах бывают самые колючие шипы.
   -- Нинет права, -- воскликнула мадемуазель Доралин, переворачивая рыбу на другую сторону, -- мы вовсе не думаем расставаться с нашим великодушным другом и его прекрасными ужинами; действительно мы знаем разные кухни в Петербурге, но лучшей, чем у нашего покровителя, нет.
   -- Ах, вы не верите? -- качая головой, укорил фельдмаршал. -- Но я на этот раз действительно серьёзно отправляюсь в действующую армию, на войну.
   Он вздохнул, так как разнообразные разговоры это" го утра снова вспомнились ему; с затуманившимся взором он придвинул к себе блюдо, на котором лежали крохотные жаворонки, начиненные мелко нарубленными трюфелями и тушенные в мадере и масле; это блюдо было его собственным изобретением, и он тщательно охранял его от угрожающего аппетита своих дам.
   -- Мы охотно верим этому, -- щебетнула мадемуазель Доралин, отодвигая от себя тарелку с остатками рыбы и без стеснения накладывая себе два жаворонка, которых хотел спасти для себя фельдмаршал, -- мы охотно верим, так как весь Петербург говорит об этом, но мы также убеждены в том, что наш бесценный и любимый друг не уедет без своего достойного повара и там, в армии, у нас будут такие же прекрасные ужины, как здесь... Нет, нет, даже лучше, чем здесь, так как новость положения сообщит им очаровательную пикантность.
   Фельдмаршал с таким изумлением уставил на неё свой взор, что забыл про свою тарелку и этим дал мадемуазель Нинет возможность утащить ещё одного жаворонка.
   -- Мы будем ужинать в армии? -- переспросил он. -- Вы, мои маленькие куропатки, хотите ужинать в лагере? Вот так идея!..
   -- Конечно, -- Бланш состроила невинную рожицу и стыдливо опустила веки. -- Неужели наш дорогой покровитель мог предполагать, что мы отпустим его одного подвергаться опасностям войны? Я не могла бы спать ни одной ночи спокойно, думая об опасностях похода и не имея возможности разделить их!
   -- Да, да, -- ворковала мадемуазель Нинет, кладя свою белую, изящную ручку на плечо фельдмаршала, -- мы отправимся вместе на войну; мы не могли бы перенести разлуку с нашим дорогим покровителем...
   -- Мы станем плести венки, -- присовокупила мадемуазель Доралин, схватывая руку Апраксина, -- чтобы венчать победителя. О, как чудесно будет!.. Я ещё никогда не видала военного стана, ещё никогда не слыхала грома настоящих пушек... И все эти красавцы офицеры, окружающие нашего друга, как планеты солнце!.. Какое это будет новое, очаровательное наслаждение!
   -- А так как повар едет вместе, то всё в порядке, и я не вижу никаких препятствий, -- добавила мадемуазель Эме, продолжавшая придвигать к себе одно за другим блюда и с удивительной быстротой опустошавшая их.
   Фельдмаршал громко расхохотался.
   -- Вот безумная мысль! -- сказал он. -- Идти на войну со штабом из четырёх дам балета её величества!.. Но, пожалуй, это вовсе не так дурно; так как лавры, -- вполголоса прибавил он, -- по древнему сказанию, принимают на себя качества кислого винограда, то можно предохранить себя лёгкими розовыми лепестками, раз так опасно срывать ветви дерева серьёзной Минервы [Минерва -- она же Афина. Богиня неба, повелительница туч и молний, богиня плодородия, покровительница мирного труда, богиня мудрости. Изображалась в виде суровой и величественной девы. (Примеч. ред.)].
   -- Не правда ли, мы едем вместе! -- воскликнула мадемуазель Нинет. -- Да, да, мы едем вместе. Для этой цели мы выбрали прелестные костюмы: амазонки, высокие шляпы самого изысканного вкуса, а чего ещё не будет хватать, мы можем ещё достать.
   -- Мы едем вместе, мы едем вместе! -- хлопая в ладоши, закричали Бланш и Доралин, и лишь мадемуазель Эме, наклонив головку, спокойно трудилась над крылышком фазана.
   -- Нет, нет, -- внезапно воскликнул фельдмаршал, испуганно вскакивая с места и отстраняя смеющихся дам, -- нет, это невозможно!.. Поход -- серьёзное дело; вы мне не нужны там, вы должны оставаться здесь, -- сурово прибавил он.
   Апраксин вспомнил, что согласно приказу императрицы он должен был сопровождать фрейлину де Бомон, и ему казалось невозможным заставить друга императрицы совершить путешествие в обществе своих беззастенчивых питомиц кордебалета.
   -- Невозможно? -- капризно спросила мадемуазель Доралин. -- Невозможно, когда мы просим?
   -- А мы так горячо просим, -- сказала Нинет, в то время как Бланш целовала руку фельдмаршала, а Эме умоляюще сложила руки, не выпуская из них вилки.
   -- Нет, нет, -- решительно воскликнул фельдмаршал, -- это невозможно! Война -- не игра, вы остаётесь...
   Между тем как молодые дамы, испуганные решительным тоном этих слов, опустили взоры, не зная, что им сказать, в комнату явился камердинер и доложил о приезде мадемуазель де Бомон.
   Фельдмаршал быстро поднялся.
   -- В армию вам ехать нельзя; позже, может быть, а теперь убирайтесь! -- сердито закричал он.
   -- О, у него другая женщина! -- воскликнула Доралин. -- Поэтому он хочет оставить нас здесь! О, почему её нет здесь?! -- прибавила она, сверкнув глазами. -- Я слегка познакомила бы её лицо с моими ногтями!
   -- Убирайтесь же, говорю я вам! -- с бешенством взревел фельдмаршал. -- Или я позову солдат, чтобы выгнать вас отсюда.
   Пока он пытался вытолкнуть в боковую дверь прекрасных танцовщиц, не привыкших к такому обращению, в комнату вошла мадемуазель де Бомон. На её коротко зачёсанных волосах была надета небольшая шляпа с золотым шитьём, плюмажем из страусовых перьев и белой французской кокардой; тёмный, длинный плащ совершенно закутывал её фигуру.
   -- Я готов, сударыня! -- воскликнул фельдмаршал, с почтительною вежливостью направляясь к ней. -- Экипажи запряжены, и ничто не мешает нашему отъезду.
   -- Я крайне сожалею, что явилась слишком рано, -- с улыбкой проговорила де Бомон, -- и помешала вам завтракать в таком приятном обществе.
   -- Вы нисколько не помешали мне, сударыня, -- возразил фельдмаршал, кидая сердитый взгляд в сторону танцовщиц, вызывающе оглядывавших свою предполагаемую соперницу. -- Эти молодые дамы -- подруги моих офицеров, просившие у меня разрешения отправиться вместе в армию, разрешения, в котором я, естественно, должен был отказать.
   -- Мне кажется, что вы поступили неправильно, -- сказала де Бомон. -- Наше путешествие в обществе этих дам будет неизмеримо привлекательнее, а ваши офицеры несомненно будут сражаться храбрее, раз их сердца не будут стремиться сюда. Я, со своей стороны, точно так же прошу вас исполнить желание этих дам.
   -- Это невозможно, -- нерешительно проговорил Апраксин, -- вы не знаете их, мадемуазель! С этими маленькими чертенятами очень трудно справиться...
   -- А так как мадемуазель, -- язвительно вставила Нинет, -- несомненно, принадлежит к ангелам, то наше общество и будет действительно неподходящим для неё и мы предпочитаем ей одной предоставить фельдмаршала, чем ежедневно подвергаться увещеваниям и уговорам добродетельнее вести себя; правда, эти увещевания всё равно будут бесполезны, потому что, -- пожимая плечами, добавила она, -- у меня, по крайней мере, слишком крепко укоренился чертовский нрав!
   -- Да, да, при таких обстоятельствах мы предпочитаем лучше остаться здесь, -- подтвердили Бланш и Доралин, мрачными и неприятными взорами окидывая всё ещё закутанную девушку.
   -- Пожалуй, только разве ради повара, -- задумчиво заметила Эме.
   -- Вы не правы, опасаясь моего общества, -- воскликнула де Бомон. -- Ведь вы -- мои соотечественницы и, если я не ошибаюсь, чистокровные парижанки; для меня будет особенным удовольствием путешествовать в вашем обществе.
   Она сбросила с себя плащ, и пред изумлёнными зрителями появился элегантный французский драгун; светло-голубой мундир с белыми отворотами ловко облегал прекрасные формы стройной фигуры, блестящие до колен сапоги с серебряными шпорами показывали маленькую ногу, его рука опиралась на золотую рукоятку небольшой, но прекрасной шпаги.
   -- Ну, медам, -- воскликнул неожиданно появившийся драгунский офицер, галантно и вполне по-мужски подходя к танцовщицам и по очереди целуя у них руки, -- слыхали ли вы когда-нибудь, чтобы офицер его величества Людовика Возлюбленного стал читать добродетельные нравоучения таким прелестным дамам, даже если бы вы действительно были демонами пламенного царства Люцифера?
   -- Офицер!.. Драгун!.. -- с широко раскрытыми от изумления глазами воскликнул фельдмаршал. -- Вот это пикантно, это -- действительно такая неожиданность, какой я никогда не предполагал!
   -- Какой любезный кавалер! -- воскликнула Доралин, в восторге хлопая в ладоши.
   Бланш и Эме точно так же дружелюбно смотрели на красивого молодого человека, соединявшего в себе фигуру пажа с рыцарским достоинством настоящего воина и самоуверенностью светского кавалера.
   Но Нинет подозрительно спросила:
   -- А это -- не маскарад?
   -- Судите сами! -- воскликнул шевалье де Бомон, быстро обнимая рукой её стан и крепко целуя её в губы.
   -- Действительно, это -- мужчина, он должен быть мужчиной! -- сказала с загоревшимся взором Нинет.
   В следующее мгновение шевалье де Бомон дал возможность всем остальным пройти через такое же испытание, и все, казалось, были убеждены, что этот внезапно появившийся из оболочки их соперницы офицер действительно был мужчиной.
   -- О, это превосходно! -- захохотал Апраксин. -- Превосходно!.. И этот предприимчивый капитан был фрейлиной её величества?
   Шевалье повернулся к нему, серьёзное и угрожающее выражение появилось на его лице, затем он молча приложил палец к губам.
   Фельдмаршал испуганно потупил взор.
   -- А теперь, -- снова весело и громко воскликнул шевалье, -- так как мы познакомились, фельдмаршал разрешит нам оказать сперва честь остаткам превосходного завтрака и затем отправиться всем в весёлый поход к славным победам.
   Весело зазвенели стаканы, и все уселись за маленький столик, с которого быстро исчезла вся аппетитная снедь.
   -- Ну, а теперь вперёд! -- воскликнул шевалье, когда был осушен последний стакан. -- Вперёд, здесь стены имеют уши, а в Петербурге нет места для шевалье де Бомон.
   Он снова закутался в свой плащ, фельдмаршал приказал отдать один из походных экипажей в распоряжение четырёх молодых дам. Затем он почтительно и галантно свёл шевалье по лестнице во двор, где уже их ожидала запряжённая шестёркой карета. Офицеры штаба вскочили в сёдла, фельдмаршал подсадил шевалье в экипаж, сел рядом с ним и быстро помчался в путь; вслед за ним направились остальные экипажи и целая свита конюхов.
   Спустя час после того, как проехали последние дома Петербурга, шевалье попросил остановить экипаж.
   -- Драгун должен ехать на войну верхом, -- сказал он, бросая свой плащ. -- Я попросил бы, ваше сиятельство, познакомить меня с офицерами и освободить наших дам из кареты, так как я уверен, что они с большим удовольствием поедут верхом.
   -- Только держитесь всё-таки поблизости, -- с лёгким вздохом сказал фельдмаршал, окидывая взором свою отяжелевшую фигуру, -- так как мне надо беречь лошадей для будущих операций.
   Он подозвал своих офицеров и представил им шевалье; с изумлением и радостью приняли его все, подали лошадей, четыре француженки вышли из экипажа, где они успели надеть свои амазонки, и вся эта пёстрая, весёлая, смеющаяся и ликующая кавалькада понеслась рядом с каретой фельдмаршала, к великому изумлению жителей деревень, мимо которых проносился этот блестящий поезд.
   Апраксин положил свой большой, тяжёлый палаш на заднее сиденье экипажа и глубоко задумался. Ему вспомнились намёки канцлера, приказ императрицы и угрозы великого князя. Фельдмаршал то видел себя во всей силе величия, бок о бок с несовершеннолетним императором, то перед его выражением рисовалась безграничная сибирская тайга, куда его сошлёт Елизавета Петровна, если он будет побеждён прусским королём, и которой ему также не миновать, если русские войска одержат верх над прусскими и на престоле воцарится Пётр Фёдорович.

XVII

   В Петергофе праздник сменялся праздником; политические интересы приковывали всеобщее внимание ко двору императрицы, а великокняжеская чета жила почти в полном уединении в Ораниенбауме. Под влиянием уговоров графа Бестужева, доказывавшего, что во время осложнений внешней политики внутри государства должен быть полный мир, императрица пригласила на бал великого князя с супругой, но при этом была так холодна с обоими, что все придворные ещё сильнее убедились в немилости императрицы к наследнику и боялись даже подойти к нему, чтобы не вызвать на себя гнева государыни.
   С отъездом фрейлины де Бомон, поразившим, между прочим, всё общество, Елизавета Петровна ревностно начала заниматься политикой. Почти каждый день происходили тайные совещания во дворце и канцлер обязан был давать императрице полный отчёт о настроении и действиях европейских государств.
   В это время Пётр Фёдорович вёл себя крайне неосторожно. Он громко высказывал своё неудовольствие по поводу тактики императрицы и не упускал случая посмеяться над русскими войсками, которые, по его словам, прусский король не замедлит основательно разбить. Подобные выражения в устах русского, конечно, считались бы самой низкой изменой; поэтому придворные старались даже не слышать их и тщательно избегали встречи с великим князем. В конце концов ораниенбаумский двор совершенно опустел, довольствуясь лишь обществом тех, кто по своему положению не мог уехать из Ораниенбаума.
   Великий князь почти весь день проводил в лагере, где были расположены голштинские солдаты и офицеры. Он велел выстроить себе маленький домик возле крепости и здесь в кругу офицеров пил, курил, смеялся над фельдмаршалом Апраксиным и его армией. Возвращаясь вечером в Ораниенбаум, Пётр Фёдорович почти всегда находился в таком возбуждённом состоянии, что великая княгиня старалась как можно скорее уйти к себе.
   Поведение супруги ещё более раздражало Петра; он позволял себе оскорбительные выходки по адресу Екатерины Алексеевны и так бесцеремонно ухаживал за графиней Воронцовой, что вызывал всеобщий ропот.
   К Понятовскому великий князь продолжал относиться с прежней благосклонностью. Несколько раз польский граф сопровождал его в лагерь, высказывая даже иногда свои замечания по поводу военных экзерциций и манёвров. Он ссылался на свой опыт, так как ему приходилось видеть в Потсдаме, как прусский король лично командовал гвардией. Часто после таких замечаний Пётр сердился на офицеров и бранил их. Само собой разумеется, что это обстоятельство не могло вызвать со стороны голштинских офицеров особенную симпатию к Понятовскому, тем более что многие из них не могли простить Станиславу его победу над поручиком Шридманом. Тем не менее поведение Понятовского было так корректно, а благосклонность великого князя к поляку так ясна, что никто не решался открыто выказать графу Понятовскому свою неприязнь.
   Пётр Фёдорович не сердился даже тогда, когда Станислав намекал ему на его неприличное обращение с великой княгиней, причём приводил ему в пример прусского короля, всегда с рыцарской любезностью относившегося к своей супруге.
   Великий князь с мрачным видом возражал, что Екатерина считает себя более учёной, чем он, и на этом основании оскорбляет его.
   -- Вы не знаете великой княгини, -- прибавил он однажды, -- она страшно хитра, фальшива и только и мечтает о том, чтобы захватить в свои руки бразды правления.
   Несмотря на это возражение, слова графа Понятовского очевидно подействовали; по крайней мере, Пётр Фёдорович в течение нескольких дней был вежливее со своей женой, сопровождал её в прогулках и менее открыто ухаживал за Воронцовой.
   -- Образумьте мою супругу, милый граф, -- добродушным тоном сказал Пётр Фёдорович, обращаясь к Понятовскому. -- Объясните ей, что она -- ничто; если она может иметь какое-нибудь значение, то только как моя жена. Докажите ей, что очень глупо важничать предо мной. Впрочем, -- прибавил он, -- это ни к чему не поведёт; вы только убедитесь, как упряма и высокомерна великая княгиня. Она ни о ком и ни о чём не думает, помимо своей особы.
   Граф Понятовский высказал большую готовность исполнить поручение великого князя. Большую часть дня Станислав проводил в обществе Екатерины Алексеевны; благодаря своей ловкости ему удалось несколько примирить супругов, по крайней мере, с внешней стороны. Он убедил великую княгиню съездить в лагерь посмотреть на манёвры, чем Пётр Фёдорович остался очень доволен и в награду жене прослушал несколько музыкальных номеров в её гостиной, хотя при этом и выказывал величайшее нетерпение.
   Совершенно незаметно Понятовский занял очень влиятельную позицию, не возбуждая при этом зависти окружающих. Он был далёк от всяких интриг, не передавал сплетен и пользовался своим влиянием лишь для того, чтобы оказать каждому услугу.
   Он держал себя непринуждённо, был рыцарски вежлив, всегда весел и разговорчив. Благодаря этим качествам мужчины выказывали ему уважение и дружбу, а дамы признали его самым интересным кавалером. Он слегка ухаживал за всеми, не отдавая ни одной предпочтения.
   Одним словом, граф Понятовский вполне оправдал доверие сэра Уильямса. Он был личным желанным гостем великого князя и поддерживал прекрасные отношения с Екатериной Алексеевной, которая нужна была английскому дипломату для личных политических целей. Какую роль играло сердце польского графа в отношении великой княгини, никому не было известно; только Воронцова одна зорко следила за великой княгиней и Понятовским, когда они оба разбирали ноты у фортепиано или возвращались с прогулки с раскрасневшимися щеками и блестящими взорами.
   Сэр Уильямс не ошибся: тот же самый курьер, который сообщил в Лондоне о возникшем союзе между Россией, Францией и Австрией, вернулся с известием, что посланник отзывается обратно, а на его место назначается мистер Кейт, бывший раньше представителем английского двора в Вене.
   Сэр Уильямс, разочарованный в силе английских гиней, которыми до сих пор покупалась дружба графа Бестужева, с грустью покинул Петербург. Он не решился даже проститься с великокняжеской четой, чтобы не вызвать ещё большего неудовольствия Елизаветы Петровны.
   После отъезда сэра Уильямса ораниенбаумский двор оказался ещё более покинутым и почти отрезанным от внешнего политического мира. А между тем русская армия двигалась вперёд, на поля сражения.
   В домике старого лесничего Викмана внешне ничто не изменилось. Дни шли за днями так же тихо и однообразно, как и прежде, но внутренняя жизнь обитателей дома была полна тревоги; по крайней мере, жизнь Марии и Бернгарда Вюрца. Старик лесничий оставался всё тем же учёным, погруженным в свои книги и не замечавшим того, что происходит вокруг него. Вечером, когда все собирались за чайным столом, старик оживлялся и с видимым удовольствием слушал разговор молодёжи, в особенности слова поручика Пассека, ставшего почти ежедневным гостем в домике лесничего. Жизнерадостный, весёлый, вежливый и почтительный юноша чрезвычайно нравился старику.
   В последнее время Мария сильно изменилась; она очень похудела, побледнела, но черты её лица стали более осмысленными, благородными. Её блестящие глаза приняли мечтательное выражение, а мягкая детская фигурка как-то сразу вытянулась, приобрела горделивую осанку.
   Ещё больше изменился Бернгард Вюрц. Глубокая грусть залегла в его нежных, серьёзных чертах. Он низко опускал взоры своих глаз -- тех самых глаз, которые раньше с искренней любовью останавливались на каждом кустике, каждой травке. Лишь изредка он бросал почти враждебный взор на Пассека и Марию, когда те вели весёлый, непринуждённый разговор. С самого утра Бернгард уходил в лес, наполнив свою сумку книгами, и оставался там до вечера, если дождливая погода не загоняла его в его каморку. Он перестал носить своей двоюродной сестре букеты, как это делал раньше, и вообще, по-видимому, избегал встречаться с нею. Иногда он хотел приблизиться к ней, сказать ей то, что мучило его, но вдруг быстро менял своё решение и при виде молодой девушки поспешно уходил в лес или в свою комнату.
   Мария не замечала перемены в своём двоюродном брате, как не замечала ничего, что происходило вокруг неё. Её душа была полна особенной внутренней жизнью. Она даже отвечала невпопад на предлагаемые ей вопросы.
   Короткое северное лето было необыкновенно жарким, как бы желая себя вознаградить за кратковременность. Дни становились всё длиннее, и ночь ненадолго спускалась на землю. Как-то невольно час отдыха всё отодвигался дальше, не хотелось лечь, не хотелось расставаться с этой прекрасной бледной ночью. В домике лесничего к ужину и вечернему чаю начали собираться позже, и у Марии оставалось достаточно времени, чтобы снести вечером корм оленям. Когда солнце опускалось за верхушки деревьев, молодая девушка брала свою корзинку и отправлялась в путь. Она знала, что непременно встретит по дороге Пассека, который проводит её потом домой.
   Отношения молодой девушки к офицеру становились всё более доверчивыми, более дружественными. В его присутствии душа Марии как бы раскрывалась и наполнялась невыразимо сладостным чувством. Мария начинала весело и непринуждённо говорить о тысяче вещей, по существу незначительных, но полных смысла и значения для них обоих.
   Чем больше сближался Пассек с молодой девушкой, тем меньше и меньше проявлялась у него та самоуверенная развязность, которой он отличался раньше. Это молодое, чистое существо, наивно открывавшее пред ним свои чувства, казалось ему святыней, к которой он не осмеливался прикоснуться. Идя рядом с ней, он любовался игрой лучей солнца на зелёных листьях деревьев, радовался каждому цветку, распустившемуся за ночь бутону. Каждое слово маленькой спутницы казалось ему необыкновенно метким, остроумным, и скромнненькая дочь лесничего заставляла его забывать важных придворных дам и великолепие царских палат. Он с ужасом думал, что осмелился когда-то коснуться её губ, и, хотя она давно простила ему эту дерзость, он чувствовал, что никогда не в состоянии был бы повторить свой поступок. Он испытывал к ней какое-то особенно чистое, нежное чувство. Они оба походили на детей, сияющих от радости при виде цветка, бабочки, голубого неба, ещё ничего не знающих об осенних туманах и холодной зимней вьюге.
   Снова наступил вечер. Мария, по обыкновению, отправилась к своим оленям. На молодой девушке было лёгкое белое платье, а соломенная шляпа с широкими полями покрывала её роскошные волосы. Проходя мимо цветущего куста роз, Мария остановилась, чтобы сорвать розу и украсить ею свою шляпу. Она уже протянула руку, но вдруг отдёрнула её с лёгким криком, так как уколола себе палец, и маленькая капелька крови окрасила белую ткань платья.
   -- Нет, милый цветочек, я не сорву тебя, -- проговорила молодая девушка, слегка покачивая головой. -- Если правда, что в кустах и деревьях живут добрые духи, то дух розы остановил меня от преступления. Когда я чувствую такую боль от лёгкой царапины, как же должен страдать цветок, если его отрывают от стебля, источника жизни? Кто может с уверенностью сказать, что цветок не так же страдает, как человек? Цвети спокойно, мой цветочек, я тебя не трону. Может быть, Бог сохранит за это цветок моего счастья, не даст ему увянуть и поблекнуть. Эта ветка достаточно украсит мою шляпу, -- прибавила она, отрывая несколько дубовых листьев, -- зелёный цвет -- цвет надежды, он может прекрасно заменить тебя.
   Мария ещё раз взглянула на куст роз. Пронёсся ветерок, и пышная роза закивала прекрасной головкой, как бы благодаря молодую девушку за то, что та пощадила её. Счастливо улыбаясь, Мария лёгкой походкой направилась к ожидавшим её оленям. Давая корм животным, молодая девушка нетерпеливо поглядывала на дорогу, которая вела к дворцу, мимо голштинского лагеря. За забором, окружавшим дворик оленей, тянулась узкая тропинка, скрывавшаяся затем в густом кустарнике. Вдруг на тропинке показался Бернгард Вюрц; в руках он держал книгу; но видно было, что его мысли витали где-то далеко; он шёл прямо, не замечая дороги. Низко склонившаяся ветка дерева коснулась его лица и заставила поднять голову. Он увидал Марию, стоявшую спиной к забору и не замечавшую его приближения. Первым побуждением молодого человека было желание немедленно скрыться, но он вскоре изменил своё первоначальное намерение.
   "Нет, -- подумал он, -- нужно наконец выяснить этот вопрос; сомнение слишком мучительно. Она не может теперь уклониться от объяснения, как это всегда делает в последнее время".
   Быстрыми, твёрдыми шагами направился он к молодой девушке. Мария быстро обернулась и почти с неудовольствием взглянула на него.
   -- Каким образом ты здесь? -- спросила она. -- Я раньше никогда не встречала тебя в этом месте. Ах, ты испугаешь бедных животных; они ведь не знают тебя, -- тоном упрёка добавила она, указывая рукой на оленей.
   -- Я был в беседке, -- ответил Бернгард, -- помнишь, в той беседке, в которой мы часто раньше сидели и я читал тебе стихи или мы вспоминали вместе наше счастливое детство, в пасторском доме, под высокими липовыми деревьями, в Голштинии. Это время было очень давно, но я его никогда не забуду. Теперь я тоже часто вспоминаю о нём, когда одиноко сижу в беседке и читаю те стихи, которые ты когда-то любила слушать. Теперь ты, конечно, позабыла их, а ещё в прошлом году мы столько летних вечеров провели вместе в милой, тёмной беседке. Да, теперь всё изменилось, ах, как изменилось! -- мрачно произнёс он суровым голосом. -- Ты не только не желаешь слушать стихи, но избегаешь даже встреч со мной, отворачиваешься от меня.
   -- Я избегаю тебя? -- смущённо переспросила Мария. -- Ты ошибаешься. С какой стати я стала бы избегать тебя?
   -- Уж этого я не знаю! -- с глубоким вздохом ответил Бернгард. -- Я не знаю причины, но прекрасно вижу, что моё присутствие неприятно тебе, и это обстоятельство огорчает меня, глубоко огорчает, Мария. Давно уже, -- продолжал он дрожащим голосом, -- я хотел тебе сказать, как страдаю от твоего обращения со мной. Давно хотел спросить тебя, почему ты так изменилась ко мне, так изменилась, что я больше не в состоянии переносить свою сердечную муку?
   -- Я была нелюбезна с тобой? -- живо спросила Мария. -- В таком случае прости меня, я сделала это неумышленно! -- прибавила она, протягивая руку своему кузену.
   -- Нет, это я не могу сказать! -- возразил Бернгард, отрицательно покачивая головой. -- Этого нет, и тебе не в чем извиняться. Но ты всё-таки причиняешь мне невыразимое страдание. Видишь ли, Мария, -- продолжал он, крепко держа её руку и смотря на молодую девушку ласковым, грустным взглядом, -- видишь ли, я рос в детстве совершенно одиноко в доме своего дяди, твоего отца. У меня не было ни друзей, ни товарищей. Ещё будучи маленькой девочкой, ты была для меня единственной радостью в жизни. Все мои мысли и чувства принадлежали тебе. У меня не было большего счастья, как придумать для тебя интересную игру, рассказать какую-нибудь занимательную историю. Я был старше тебя, но всегда подчинялся твоим желаниям. Ты представляла собой как бы фею, а я -- бедного мальчика, которого ты могла, силой своего очарования, превратить в самого богатого, сияющего радостью принца. Помнишь ли ты это время? -- спросил Бернгард, и его глаза наполнились слезами.
   -- О да, я помню всё! -- воскликнула Мария, горячо пожимая руку двоюродного брата. -- Ты всегда был для меня самым верным, преданным другом и поверь, что я этого никогда, никогда не забуду.
   Светлая радость разлилась по лицу молодого человека от ласковых речей девушки, но быстро снова померкла, и он продолжал прежним грустным тоном:
   -- Когда я учился в университете, я был одинок, несмотря на то что меня окружали товарищи. Я был беден и не мог принимать участия в их пирушках, но я им не завидовал. Я был доволен своим одиночеством, так как мог думать всё время о тебе, мечтать о дне свидания. Мысли о тебе наполняли моё сердце надеждой, давали силы для работы. Когда я вернулся, я встретил тебя уже взрослой, но с теми же большими глазами, с тем же прелестным детским личиком, которые запечатлелись в моей душе. Я был очень рад, когда дядя сообщил, что мы едем в Россию по приглашению великого князя и вместе с тем нашего голштинского герцога. Меня радовала надежда, что нам не придётся больше расставаться и дружба, заключённая в детстве, сильнее окрепнет и перейдёт в серьёзное, сильное чувство, которое свяжет нас на всю жизнь.
   Мария опустила веки и отняла свою руку.
   -- Да, я надеялся на это счастье, -- грустно продолжал Бернгард, -- но злое сомнение уничтожило мою надежду. С некоторого времени ты так изменилась ко мне, так изменилась!
   -- Прости меня, если я в чём-нибудь провинилась перед тобой, -- повторила Мария, снова протягивая руку молодому человеку, -- но я, право, не замечаю в себе никакой перемены. Я не желала бы, чтобы наша детская дружба когда-нибудь прекратилась.
   -- Наша детская дружба не могла оставаться всё время в одном положении, -- возразил Бернгард, глубоко заглядывая в глаза девушки. -- Она должна была расти по мере нашего роста или же остановиться и заглохнуть. Что касается меня, то моя детская любовь выросла в огромное, сильное чувство, которое всецело поглотило меня. В этом чувстве источник моей радости и величайших страданий. Не мучь меня, Мария! Скажи прямо, откровенно, можешь ли ты отвечать мне таким же чувством, какое я питаю к тебе? Избавь меня от пытки сомнения!.. Я больше не в состоянии выносить эту муку.
   Молодая девушка стояла молча, с опущенными взорами. Глубокое сострадание виднелось на её лице. Рот был крепко сжат, точно она боялась проронить слово, боялась причинить двоюродному брату боль, так как её сердце оставалось для него чуждым; она не могла подать ему ни малейшей надежды.
   -- Говори, Мария, говори, -- умолял Бернгард, -- я готов выслушать самую горькую истину.
   Она всё ещё не решалась нанести удар любящему её человеку. Вдруг девушка насторожилась. Её щёки покраснели и взоры устремились на дорогу, которая вела к дворцу. Лёгкий радостный крик вырвался из её груди.
   Бернгард посмотрел тоже в ту сторону, куда был направлен её взгляд, и увидел Пассека. Подавив глубокий вздох страдания, Бернгард обернулся к молодой девушке и ласково, спокойно проговорил:
   -- Теперь мои сомнения рассеялись: я получил ответ, который не решались дать мне твои уста. Прошлое погребено, но на его могиле вырастет дружба. От души желаю тебе счастья, и помни, что всегда, во всех случаях жизни, у тебя есть верный друг и брат, всегда готовый прийти к тебе на помощь, если ты этого пожелаешь.
   Прежде чем глубоко растроганная Мария успела что-нибудь сказать своему другу детства, он быстро отошёл и скрылся в чаще леса, холодно поклонившись в ответ на любезное приветствие Пассека.
   -- Что с вами? -- испуганно спросил офицер, взяв руку молодой девушки. -- Вы взволнованы, ваши глаза полны слёз... Что случилось? Неужели тот господин осмелился обидеть вас?
   Пассек с угрожающим видом взглянул в ту сторону, куда скрылся Бернгард Вюрц.
   -- Он обидел? -- с горькой улыбкой переспросила Мария. -- О, нет, он на это неспособен. Он мухи не обидит; он обойдёт окольным путём, чтобы не потревожить жучка, если тот встретится на его дороге. Бернгард никого не может обидеть... Наоборот, это я причинила ему страдание, я, может быть, и не права, но не могла поступить иначе.
   -- Как, вы ему причинили страдание без всякой вины с его стороны? -- удивился Пассек, недоверчиво покачивая головой. -- Я этому никогда не поверил бы, если бы не слышал этого из ваших уст. Вы обидели своего двоюродного брата, друга детства и, может быть, человека, вам ещё более близкого? -- прибавил офицер, испытующим оком вглядываясь в лицо молодой девушки.
   -- О, если бы последнее было верно, -- воскликнула Мария со вздохом, -- он не ушёл бы от меня с таким убитым видом и мне не было бы грустно от сознания, что я причиняю ему боль.
   -- О, какое счастье! Значит, он для вас -- только товарищ детства? -- радостно воскликнул Пассек, горячо целуя руку молодой девушки.
   -- Конечно, -- смущённо ответила Мария, потупляя взор пред пламенным взглядом офицера. -- Раньше мне казалось иногда, что он может быть для меня более близким человеком, да!.. Но это было раньше, а теперь, теперь... это невозможно.
   -- Почему же теперь это невозможно? -- робко спросил офицер, ближе притягивая к себе девушку.
   -- Потому что... нет, нет, не спрашивайте меня! -- смущённо ответила Мария. -- Всё это пройдёт, и он снова будет весел и доволен.
   -- Но мне всё-таки хочется знать, почему он теперь не может быть для вас более близким человеком? Вы мне дали право считать себя вашим другом, вот в качестве друга я вам и предлагаю этот вопрос...
   Молодая девушка ничего не ответила, но взглянула на офицера таким красноречивым взглядом, что Пассек понял всё и, не помня себя от счастья, уже протянул руку, чтобы обнять Марию, как вдруг вблизи раздались чьи-то голоса и стук лошадиных копыт. Офицер невольно топнул ногой от досады.
   -- Сюда едут, -- раздражённо проговорил он.
   Как раз теперь, когда Пассек готовился услышать признание из любимых уст, какие-то придворные вздумали кататься. Офицеру не хотелось, чтобы эти люди, для которых не существовало ничего чистого и святого, видели его с молодой девушкой.
   А лошадиный топот слышался всё ближе; голоса раздавались яснее.
   -- Какая досада! Они нас увидят, так как мы не можем избежать встречи с ними! -- воскликнул Пассек.
   Мария сделала лёгкое движение рукой и взглянула на густой кустарник, за которым скрывалась любимая беседка Бернгарда.
   Офицер, следивший за её взглядом, радостно заметил:
   -- Да, да, спрячемся туда. Они нас там не увидят; лошади не могут пролезть в такую чащу.
   Он быстро обхватил рукой плечи Марии и повлёк её за собой.
   Как только за ними закрылись ветки деревьев, на дороге, которая вела к дворцу, показались верхом на лошадях великая княгиня и граф Понятовский. В некотором отдалении за ними следовал грум. Они проехали медленно к изгороди зверинца и скрылись за ней.

XVIII

   Посредине беседки стоял низкий каменный стол, а широкий ствол огромного дерева был окружён широкой скамьёй, покрытой мягким мхом. Это был поэтичный уединённый уголок, скрытый от всего света.
   -- Какая красота! -- воскликнул Пассек, окинув восхищенным взором поросшую зеленью беседку и остановив свой взгляд на Марии, так что, собственно, нельзя было разобрать, к кому относится это восклицание: к молодой ли девушке или к красивому пейзажу.
   Мария, вся дрожа, стояла пред молодым человеком. Какая-то непонятная робость и смущение овладели ею. Ещё так недавно она непринуждённо разговаривала с Пассеком, а теперь не в состоянии была проронить ни слова.
   -- Мы здесь защищены от враждебных, навязчивых взглядов, -- начал Пассек, обращаясь к Марии, -- ничьё нескромное ухо не подслушает нас. Скажи же мне теперь то слово, которое рвётся из твоего сердца. Скажи мне, почему ты не можешь дать то счастье своему двоюродному брату, о котором он мечтает?
   Молодая девушка робко взглянула на офицера и прошептала:
   -- Я ничего не могу сказать, потому что, кажется, сама не знаю, что происходит со мной.
   -- Нет, ты знаешь, -- воскликнул Пассек, ближе подходя к Марии. -- Если тебе трудно говорить, то отвечай лишь на мои вопросы. Хорошо?
   -- Спрашивайте! -- тихо ответила молодая девушка, потупляя взор.
   -- Если ты отказала Бернгарду Вюрцу, то, верно, твоё сердце принадлежит кому-нибудь другому? -- допрашивал офицер, сжимая руку Марии.
   Молодая девушка утвердительно кивнула головой.
   -- Если я тебе назову того, кто занял место в твоём сердце, ты не скроешь правды, ты поделишься со мной своей тайной? Да? -- прошептал Пассек.
   Мария ещё ниже опустила голову, но ничего не ответила.
   -- Кто тот, -- воскликнул Пассек, оглядывая её со счастливой улыбкой, -- кто тот, о котором ты думаешь, которого любишь? А если ты не знаешь, любишь ли его, то вообрази себе поживее, что он далеко, что он бросил тебя, должен был уехать навстречу грозным опасностям, что его жизни грозит оружие врага...
   -- О, нет, нет, -- воскликнула Мария, обнимая его обеими руками и устремляя на него взгляд, полный любви и боязни. -- Нет, нет, не говорите так! Я с ума сойду от горя и забот.
   Молодой человек опустился пред ней на колени и прижал её руки к губам.
   -- Мария, -- тихо произнёс он, склоняясь к её уху, -- вы не хотите назвать мне того, к кому вы стремитесь сердцем?
   -- Нет, -- сказала она еле слышно, -- нет; он должен знать это сам без моего признания, а если он не знает...
   Она запнулась и медленно подняла на него свой взгляд, сделав движение, как бы желая высвободиться из его объятий.
   -- Он знает это! Да, да, он знает! -- воскликнул Пассек, заключая её в свои объятия.
   На этот раз Мария не откидывалась назад, прижавшись к нему, вся трепеща под поцелуем, обжегшим её губы.
   -- Как это всё произошло? -- спросила она затем, медленно выпрямляясь и проводя рукой по лбу, как бы желая защититься от его пламенных взглядов. -- И что из всего этого выйдет? -- прибавила она тотчас же, боязливо содрогаясь всем телом.
   -- Как это произошло? -- повторил офицер, садясь рядом с ней и поглаживая её мягкую, нежную руку. -- А как происходит, что солнечный луч попадает на зерно, чтобы вызвать его к жизни, чтобы открыть к пахучему цветению его дремлющие почки? Мы не спрашиваем, как это произошло; мы лишь радуемся тому, что это случилось так и что наши сердца нашли друг друга, сердца, которые жили бы половинной жизнью без взаимной помощи. А что из этого выйдет? -- продолжал он, между тем как она с детской преданностью смотрела на него. -- Видишь ли, Мария, когда я увидел тебя в первый раз, я думал тогда лишь о мимолётной интрижке, которая даст жизни мимолётную сладость и оставит приятные воспоминания, но ничего больше.
   На чистый лоб Марии налетела тучка; она сделала движение, как бы желая высвободиться из рук Пассека.
   Но он притянул её к себе крепче и продолжал:
   -- Но это было во мне лишь одно мгновение, Мария, клянусь тебе, одно мгновение! Я тотчас же почувствовал, что моя любовь к тебе пустила свои корни в самые глубины моей души и что моя жизнь без тебя будет каким-то сном без сновидений.
   -- Правда ли это? -- спросила она, взглядывая на него со счастливой улыбкой.
   -- Это -- правда, -- воскликнул Пассек, -- и эта правда делается для меня с каждым днём всё яснее; с каждым днём я чувствую всё глубже и глубже, что никогда не буду в состоянии расстаться с тобой и что всё, двигавшее до сих пор мою жизнь, отпадает от меня и отходит в область воспоминаний. Раньше я, правда, думал, -- продолжал он, целуя глаза Марии, -- что солдат не должен носить никаких цепей, что всё, что привязывает его к жизни, не должно отягощать его, чтобы он никогда не терял свободы и был всегда готов играть высшую игру, рискуя собственной жизнью; но теперь, Мария, я чувствую, что есть цепи, которые дают их рабу полную гордость, смелость и свободу, так как они привязывают солдата к существу, стоящему выше всех прочих земных созданий, к ангелу, который возносит солдата к небу...
   Молодая девушка покачала головой, но всё-таки улыбнулась его воодушевлению.
   -- Сегодня же, -- воскликнул Пассек, крепче прижимая её к груди, -- сегодня же я сообщу твоему отцу тайну наших сердец; я не так уже беден: императрица была всегда милостива ко мне; скоро, очень скоро ты будешь принадлежать мне одному, и самые гордые придворные дамы побледнеют и стушуются, когда в их круг победоносно вступит моя лесная фея.
   -- О, нет, нет! -- испуганно воскликнула Мария. -- Отец не должен ничего знать; не так скоро, по крайней мере; это испугает его; я должна подготовить его; мне надо подумать, как сказать ему это...
   -- Подготовить? Подумать? -- воскликнул Пассек, и его взоры омрачились. -- Почему? Твой отец состоит на службе у великого князя, а я, -- гордо произнёс он, -- офицер гвардии её величества; какое же предубеждение он может иметь?..
   Мария потупила взор и тихо промолвила:
   -- Мой отец принадлежит к лютеранской церкви, и я тоже.
   -- А, -- горячо воскликнул он, -- вот что? Я -- верный сын православной церкви, но думаю, что Бог не ограничил пути, по которому должны обращаться к Нему души верующих; почему мы должны любить друг друга меньше только из-за того, что мы возносим наши молитвы в разной форме? Ведь для нас одинаково священен величайший и прекраснейший христианский знак -- Распятие?
   -- Нет, нет, -- дрожа, возразила молодая девушка, -- так внезапно и сразу сказать это отцу нельзя; он должен иметь время свыкнуться с этой мыслью... О, прошу тебя, дай время! Позволь мне самой устроить всё это, чтобы какой-нибудь необдуманный шаг не помешал нашей любви.
   Она была взволнована, а Пассек покачал головой и удивлённо глядел на неё.
   -- Граф Разумовский благоволит ко мне, -- заговорил он, -- он замолвит словечко за меня, и государыня императрица согласится на то, чтобы ты осталась верна твоему исповеданию...
   -- Императрица -- да, -- возразила Мария, -- но отец... отец, который...
   Она запнулась.
   -- Мария, -- мрачно промолвил он, -- что-то такое есть с твоим отцом; мне часто приходила мысль, что он в действительности -- не то, кем кажется, мне сдаётся, его окружает какая-то тайна...
   -- Это -- не моя тайна, -- тихо произнесла девушка.
   Одно мгновение Пассек испытующе смотрел на неё, но мрачное подозрение, показавшееся было на его лице, быстро исчезло пред выражением детской чистоты на её милом лице.
   -- Позволь мне обдумать это, -- попросила она, -- не спрашивай, не догадывайся; если я должна скрывать от тебя что-нибудь теперь, верь, что это что-нибудь -- тайна, не мне принадлежащая.
   -- Я не спрашиваю и не догадываюсь, -- воскликнул он, -- я вверяю наше будущее тебе; разве могу я не доверять тебе, освещающей меня лучами безумного счастья? Я буду жить ожиданием, сладкой надеждой, которая кивает мне из твоих глаз и улыбается мне с твоих губ.
   Он заключил Марию в свои объятия, их сердца забились одновременно; они забыли бы в объятиях друг друга о целом мире, если бы до них сквозь тихое шуршание листьев не донеслись звуки голосов, принадлежавших людям, двигавшимся по дороге.
   Пассек чутко насторожился.
   -- Даже и тут нам нет покоя, -- гневно воскликнул он, -- этот сплетнический свет не оставляет ни местечка для счастья любви! Нам некуда уйти; нас найдут здесь и своей надменной насмешкой унизят святые чувства, которыми полны наши сердца!..
   -- Нет, -- воскликнула Мария, прислушиваясь, в свою очередь, к голосам, раздававшимся всё ближе, -- нет, нас не найдут... Здесь есть другая дорога, известная лишь мне одной; сюда, вот сюда, за этим деревом; она ведёт вплоть до нашего дома.
   -- Тогда бежим, -- воскликнул Пассек, -- и живее!.. Они должны увидать мой роскошный цветок не раньше, чем я буду иметь возможность представить им его как мою собственность!
   Можно было уже слышать шорох шёлкового платья и шаги у самого входа в укромное местечко наших влюблённых. Мария отогнула сук дерева, мешавший им, и исчезла за толстым стволом дуба; Пассек последовал за ней. Едва они закрыли листвой открывшийся было за ними проход, как гуляющие, приближение которых они слышали, вошли в этот укромный уголок.
   Пассек спрятался за дубом, держа Марию за руку и всматриваясь сквозь листья; вдруг он сжал руку молодой девушки и испустил чуть слышный крик ужаса.
   -- Великий Боже! -- прошептал он. -- Великая княгиня и граф Понятовский... Прочь, скорее прочь отсюда! Есть тайны, причастность к которым -- всё равно что яд.
   Он потихоньку толкнул Марию вперёд, и оба они исчезли в узком проходе, приведшем их почти вплотную к стенам дома лесничего.
   Екатерина Алексеевна быстро пошла в эту естественную пещеру, между тем как граф Понятовский заботливо отстранял ветви, свисшие над её головой. Великая княгиня была одета в тёмно-зелёную с красными выпушками амазонку; на её голове была небольшая мужская шляпа военного покроя, в которую был воткнут пучок белых страусовых перьев. Она была чудесно хороша в этом полумужском наряде, выгодно оттенявшем её тонкое, благородное лицо с покрытыми нежным румянцем щеками и с блестящими глазами; когда граф Понятовский, слегка склонившись над ней своей высокой фигурой, одетой в простой серый верховой костюм, стоял рядом с великой княгиней, взирая на неё взглядами, полными удивления и восторга, трудно было найти лучшую картину; можно было подумать, что присутствуешь при сцене из той сказки, в которой говорится о фее, явившейся принцу в виде охотницы для того, чтобы залить в зачарованной пещере счастливого смертного потоками неземного блаженства.
   -- Как хорошо! -- произнесла великая княгиня, снимая с рук перчатки и отстраняя со лба непослушный локон своих чуть напудренных волос. -- Как приятна эта свежая, прохладная тень после адской жары сегодняшнего дня там, на дороге! Да будет благословенно любопытство, приведшее меня сюда! Здесь можно забыть на время все условности, налагаемые на нас светом, для того чтобы побыть человеком и хотя на мгновение упиться простым человеческим счастьем, к которому влечёт нас природа. Такие мгновения, -- со вздохом прибавила она, -- коротки и мимолётны, но счастьем сегодняшнего мгновения я постараюсь упиться настолько, чтобы оно оставило в моём сердце воспоминание. Я хочу немножко отдохнуть, -- продолжала она, садясь на моховую скамейку, на которой только что сидела прелестная Мария Викман, -- но я думаю, что вы, изнеженный сиянием счастья кавалер, -- прибавила она с насмешливой улыбочкой, обращаясь к своему спутнику, -- не перенесёте этой тени и темноты.
   Граф Понятовский стоял пред ней, весь сияя восторгом и восхищением.
   -- Моё солнце, -- пылко заговорил он, -- сияет здесь светлее, чем в сверкающем мире; здесь, где нас окружает настоящая, не прикрашенная природа, я могу забыть на минуту, путём каких непреодолимых преград искусная махинация, называемая светом, разъединяет людей и людские сердца.
   -- Это звучит почти упрёком по моему адресу, -- сказала Екатерина Алексеевна. -- Разве я когда-нибудь давала чувствовать вам эти преграды? Разве я не выказывала желания быть моему другу не чем иным, как настоящей приятельницей?
   -- Боже мой, ваше императорское высочество! -- воскликнул граф. -- Вы сказали -- упрёк? Как может сорваться с моих губ упрёк? Но если вы, ваше императорское высочество, изволите милостиво забывать о преградах, отделяющих вас от простого смертного, то я не могу забыть о них; и я счастлив в те моменты, когда уединение даёт мне возможность мечтать, что и к той, которая называет меня своим другом, я могу приблизиться с человеческими чувствами в душе. Я должен столько сказать вашему императорскому высочеству, столько, что моё сердце готово выскочить из груди, что я готов был уже не раз бежать прочь отсюда, и я бежал бы, если бы, -- прибавил он, весь дрожа, -- имел силы вырваться отсюда.
   -- Вы хотели бежать? -- произнесла Екатерина Алексеевна. -- Домой? Это было бы странной несправедливостью по отношению к вашим друзьям, к которым я имею смелость причислить и себя! Но почему? Это звучит так, будто вас давит сознание какой-то вины, а между тем вы, кажется, решительно всем здесь не оказывали ничего, кроме услуг.
   -- О, да, ваше императорское высочество, -- воскликнул граф, -- меня давит сознание одной вины -- вины против вас, которой я желал бы посвятить все силы мои и которую я всё-таки обманул!
   -- Обманули! Меня? -- испуганно произнесла Екатерина Алексеевна, и в её глазах сверкнул грозный, гневный огонь. -- Я не могу верить этому!.. Но говорите, в чём ваша вина.
   -- Да, я скажу, -- произнёс Понятовский, опускаясь на колени, -- я должен вымолить у вас прощение; а если я не получу его, я уеду далеко-далеко.
   Великая княгиня нервно мяла свою перчатку.
   -- Говорите! -- произнесла она подавленным голосом, отворачивая голову в сторону.
   -- Ваше императорское высочество! Вы знаете, -- глубоко вздыхая, произнёс Понятовский, как будто его слова стоили ему огромных усилий, -- что меня ввёл к вашему двору сэр Чарльз Генбюри Уильямс.
   -- Он был моим другом, -- сказала Екатерина Алексеевна, -- и я была уверена, что он привёл ко мне друга.
   -- Он прежде всего был дипломатом, -- воскликнул граф Понятовский, -- и его друзья были для него лишь орудиями для его планов, цифрой в вычислениях.
   -- Он просчитался, -- сказала великая княгиня. -- Но я всё ещё ничего не понимаю, -- нетерпеливо прибавила она.
   -- Вы, ваше императорское высочество, тотчас поймёте всё, -- совсем печально сказал граф Понятовский. -- Сэр Уильямс не мог часто появляться в Ораниенбауме...
   -- Да, да, ему заперли бы тогда, пожалуй, двери в Петергофе, -- с горькой улыбкой прервала Екатерина Алексеевна.
   -- А ему между тем было необходимо продолжать свои сношения с вашим императорским высочеством и знать, что говорится и делается в Ораниенбауме...
   -- Я знаю, -- промолвила великая княгиня, -- я была тоже цифрой в его вычислениях... я была, скажем проще, нулём.
   -- Да, нулём, ваше императорское высочество, но таким, который, будучи прибавлен к единице, даёт десять! -- горячо воскликнул Понятовский. -- Затем, -- продолжал он, -- ему был необходим посредник; его выбор пал на меня...
   -- А разве его выбор был плох? -- произнесла Екатерина Алексеевна, черты которой начали проясняться. -- Вы ведь часто доставляли мне сведения о нём и делали намёки на его поведение.
   -- Но я также, -- воскликнул граф, прижимая руку к сердцу и боязливо глядя на неё, -- и ему рассказывал всё, что видел и слышал, всё, что великий князь и вы, ваше высочество, говорили в моём присутствии, рассчитывая на мою преданность; а это было уж нечто больше того, что требуется от посредника; это, ваше высочество, было нарушением доверия, это было делом, достойным шпиона...
   -- Мне нечего скрывать, -- гордо произнесла великая княгиня, -- и я уверена, -- прибавила она с дружелюбной улыбкой, -- что вы не стали бы служить таким посредником никому, кроме как другу, кем и был для вас сэр Уильямс.
   -- О, благодарю вас за эти слова, ваше высочество! -- воскликнул Понятовский. -- Но мои признания ещё не окончены... Сэр Уильямс уехал и оставил мне поручение извещать его и далее обо всем слышанном и виденном мной; я обещал ему это, но, Бог -- свидетель, я твёрдо решил не иметь больше тайн от вашего императорского высочества. Однако я откладывал признание со дня на день. Сэр Уильямс дал мне поручения, но, клянусь, я не писал ему писем. Ваше императорское высочество! Вы можете теперь решить, угодно ли видеть вам во мне друга, или вы пожелаете прогнать меня с глаз долой, как шпиона, обманувшего ваше доверие.
   Екатерина Алексеевна с нежной благосклонностью смотрела на графа, прекрасные, прозрачные глаза которого наполнились слезами.
   -- Если бы вы были виноваты, -- нежно произнесла она, -- ваше признание уничтожило бы вашу вину, а если бы моё доверие к вам могло ещё возрасти, то это случилось бы теперь...
   -- Ваше высочество! Вы возвращаете мне жизнь! -- воскликнул граф Понятовский, пылко целуя её руку.
   -- А теперь, -- продолжала она, улыбаясь, -- мне надо показать вам и сэру Уильямсу, что и я кое-что смекаю по части дипломатии, что я умею вычислять и употреблять моих друзей в пользу этих вычислений. Вы говорили о поручении, данном вам сэром Уильямсом; пожалуй, нехорошо оставить это поручение неисполненным. Если вы не пренебрегаете моим советом...
   -- О, ваше высочество, -- воскликнул Понятовский, -- у меня от вас не должно быть более тайн; одной вам я буду служить, вы одни должны приказывать, что мне делать...
   -- Итак, ваше поручение? -- напряжённо спросила великая княгиня.
   -- Вашему высочеству известно, как неприятно сэру Уильямсу теперешнее направление русской политики.
   -- Да, я знаю его взгляды, -- произнесла Екатерина Алексеевна, -- и если я не разделяю его воззрений во всеуслышание, то лишь потому, что считаю это бесполезным. Кроме того, -- серьёзно прибавила она, -- я не считаю себя вправе говорить против решений императрицы. Но вы-то, граф? -- продолжала она слегка удивлённо. -- Ваш курфюрст и король принадлежат к противникам Англии и короля Пруссии.
   -- Я не жалею об этом, так как саксонцы и поляки должны, по моему мнению, стремиться к тесной дружбе между Пруссией и Россией и лично присоединиться к этому союзу; в противном случае оба государства -- и курфюршество, и королевство -- будут либо уничтожены, либо разделены между Россией и Пруссией.
   -- Это вполне совпадает с моими взглядами, -- оживлённо воскликнула Екатерина. -- Россия и Пруссия могут много повредить друг другу, но всегда лишь для выгоды других европейских держав. Россия не может терпеть у себя под боком враждебную ей Польшу, точно так же как и Пруссия -- Саксонию. Конечно, было бы лучше всего, если бы оба государства распались, -- воскликнула она со сверкающими глазами, -- и, если бы я была русской императрицей, я никогда не стала бы терпеть на польском троне саксонского курфюрста; в Польше королём должен быть поляк; и я позаботилась бы о том, чтобы во главе благородной, но мятежной нации стоял лучший и благородный человек, который был бы в то же время моим верным другом. -- Говоря так, она нежно смотрела на склонившегося пред ней человека, воплощавшего в себе все качества, о которых она упомянула, а затем продолжала с таким выражением лица, как будто в её руках уже находились скипетр и держава: -- Ему я гарантировала бы мою помощь, чтобы он мог быть истым королём в своей стране; блеск моей короны падал бы на его корону, и он имел бы за собой всю мощь России, всякий раз как поднимал бы голос в европейском концерте.
   Граф поцеловал её руку и воодушевлённо воскликнул:
   -- О, почему, почему этот волшебный сон должен остаться погребённым здесь, в этом тёмном лесном уголке?! Почему вы -- не императрица? Почему не корона Великого Петра украшает ваш высокий, чистый лоб, в котором скрываются такие великие, гордые и прекрасные мысли?
   -- И я, -- тихо и мечтательно промолвила Екатерина Алексеевна, -- не стала бы долго искать друга, которого я возвела бы на польский престол; имя графа Понятовского достаточно благородно, чтобы голова его обладателя сверкала короной Ягеллонов...
   Одно мгновение оба собеседника смотрели молча в глаза друг другу; листья тихо шелестели, и под этот шелест пред их взорами проносились картины заманчивого будущего.
   -- Но ваше поручение... -- произнесла наконец великая княгиня, -- вы видите, я любопытна и требую полного признания.
   -- Сэр Уильямс, -- сказал граф, -- боится, что граф Бестужев, так горячо поддерживавший до сего времени английские интересы, может стать опасным врагом их теперь, когда прекратятся некоторые одолжения, которые оказывались королём Англии и его министрами в целях направления русской политики...
   -- Знаю, знаю, -- слегка краснея, прервала Екатерина Алексеевна, -- очень печально, что это так, что у русского канцлера могут быть мотивы для его действий, имеющие целью не одно лишь могущество и благо России. Но, -- продолжала она, -- граф Бестужев думает тем не менее о благе империи; он должен был лишь исполнить желание императрицы...
   -- Я знаю это, -- сказал граф, -- но разве не может он пойти ещё дальше, чтобы угодить императрице? Она будет настаивать на решительном ударе, который уничтожит осаждённого со всех сторон прусского короля и усилит Австрию и Францию. Так как в данную минуту, при теперешнем настроении английских министров, невозможно действовать на канцлера путём обещаний, которые всё равно нельзя будет исполнить, то сэр Уильямс, ни на минуту не выпускающий из вида цели, в которой одной он видит благоденствие Европы, поручил мне действовать на графа Бестужева страхом, чтобы он помешал походу русских войск против Пруссии до тех пор, пока нам не удастся каким-нибудь образом изменить взгляды императрицы.
   Екатерина Алексеевна задумчиво наклонила голову.
   -- Да, да, -- произнесла она, -- это было бы выходом. Если Апраксин продвинется до самого сердца Пруссии, король Фридрих погибнет и могущество Австрии станет небезопасно для России. Бестужев -- как раз тот человек, который может предотвратить это несчастье, и, если у вас есть средство принудить его к этому, вы окажете России, даже целой Европе огромную услугу...
   -- Мне кажется, средство у меня есть, -- воскликнул граф Понятовский, -- сэр Уильямс...
   -- Постойте! -- сказала Екатерина Алексеевна, отворачиваясь. -- Я не хочу ничего знать, я не смею слушать! Русские армии находятся в походе, а я -- великая княгиня России. Я не согласна с решениями императрицы, но я не смею слушать; я не смею знать ничего такого, что придумано для того, чтобы затупить остриё русского меча. Делайте, граф, всё, что поручил вам сэр Уильямс, но мне не говорите ничего; я освобождаю вас от дальнейших признаний.
   -- И я рад этому, -- воскликнул Понятовский, -- княгиня, на которую я взирал, точно на звезду небесную, должна высоко парить над всем, что запачкано дыханием грешной земли. Если цель, к которой я стремлюсь, одобряется вашим высочеством, то позвольте мне идти путями, не всегда достаточно чистыми для ног принцессы, предназначенными для хождения по облакам небесным. Теперь я спокоен и счастлив, так как моё сердце освободилось от тайны, бывшей моим преступлением по отношению к моей высокой покровительнице.
   -- Это всё, что вы хотели сообщить мне? -- спросила Екатерина Алексеевна.
   Её глаза при этом естественном и обыденном вопросе сверкнули такой мягкой нежностью, что граф провёл по лбу дрожащей, как трепетный лист, рукой.
   -- Всё, -- произнёс он неверным голосом, -- всё, что я должен был... что я смел сказать.
   -- Разве друг не смеет сказать что бы то ни было другу? -- спросила великая княгиня. -- Разве он не смеет излить ему всё, что наполняет его сердце?
   -- Боже мой, -- воскликнул вне себя граф, -- он мог бы сделать это, если бы та, которая так милостиво называет себя его другом, не была великой княгиней, если бы она не была женой будущего императора.
   Он схватил руку Екатерины Алексеевны и склонился над ней с пылающим лицом.
   -- Женой будущего императора? -- воскликнула Екатерина Алексеевна голосом, полным гнева и презрения. -- Разве может стать императором он, не умеющий покорить себя самого своей воле? С какой стати я буду соблюдать обязанности по отношению к нему, раз он сам забывает всякую осмотрительность и позволяет оскорблениям сыпаться на меня целой рекой? О, вы не знаете, -- продолжала она, всё более разгорячаясь, -- сколько я боролась, чтобы исполнить обязанности по отношению к нему, чтобы вытащить его из тины пошлости; вы не знаете, что я растоптала и уничтожила в моём сердце! И всё напрасно; его удел -- опускаться всё ниже и глубже; удерживать его я не в силах, но я-то сама не погибну с ним в этой тине! Свою обязанность русскому трону я выполнила, я дала ему наследника; но я не смею быть даже матерью, -- горько прибавила она, -- императрица разрешает мне лишь раз в месяц получасовое свидание с сыном, ум и сердце которого остаются чужды настолько, точно мы отделены друг от друга безбрежным океаном! Должна ли я, -- с дикой страстностью воскликнула она, поднимая склонённую над её рукой голову графа и вперяя в его глаза сверкающий взгляд, -- должна ли я бросить всякие мечты о счастье? Разве у меня нет обязанностей по отношению к самой себе, к другу, приносящему мне всё, в чём отказывает другой, которого мир называет моим мужем? Будущее принадлежит Богу, а я верю в Бога и свою будущность; но она далеко впереди, эта будущность, а сердце моё рвётся к ней неудержимо, и она светится мне в фигуре моего друга...
   Екатерина Алексеевна охватила руками шею Понятовского; её глаза метали молнии. Граф дрожал, точно в лихорадке.
   -- Возможно ли? -- воскликнул он, опьянённый восторгом. -- Возможно ли, чтобы небо сошло на землю и чтобы завистливые боги пролили блаженство на смертного?
   -- Высшая радость богов, -- произнесла великая княгиня, крепче обнимая его, -- состоит в том, чтобы поднимать до себя смертных...
   -- Екатерина, -- крикнул Понятовский, -- я ваш, ваш навеки...
   Солнце опускалось всё глубже и глубже за горизонт; рейткнехт великой княгини стоял с лошадьми недалеко от ограды; по лесу медленно, мрачно опустив взор в землю, шёл бывший лейтенант Шридман в своём пёстром мундире, присвоенном новому роду занятий, порученному ему. Он был выгнан из общества офицеров; гордость удаляла его от солдат; полный горя и гнева, он искал уединения.
   Он увидел лошадей и, узнав ливрею великой княгини, быстро шагнул под сень деревьев и остановился там.
   Через некоторое время из беседки близ зверинца вышли великая княгиня и граф Понятовский. Лица обоих сияли неземным блаженством, они шли молча рядом, сели на лошадей и помчались к замку.
   -- А-га, -- сказал Шридман, с гадкой улыбкой глядя им вслед, -- тут нечего ходить ко двору, чтобы узнавать новости; оказывается, и лес тут имеет свои тайны! Как гордо скачет этот польский граф, так надменно смотревший на меня! Дайте срок, дайте срок, мой сиятельный мальчик, -- проговорил он, потрясая сжатыми кулаками, -- вы сделали меня тамбурмажором. Отлично! Превосходно! Восхитительно! Тамбурмажор исполнит свою обязанность и вовремя -- будьте покойны! -- вовремя поднимет тр-ревогу...

XIX

   С того момента как императрица решила объявить войну Пруссии, она начала проявлять гораздо больше интереса к политике, чем прежде, и канцлер должен был делать ей ежедневно в присутствии графа Ивана Ивановича Шувалова политические доклады, которые из-за решительного участия России в европейских делах много выиграли в количестве и богатстве содержания. Она выказывала живое участие к донесениям своих послов из разных европейских центров; особенно она требовала, чтобы ей докладывали всю тайную корреспонденцию с венским кабинетом, в которой подробно разрабатывались планы раздела Пруссии; при этом не был решён ещё вопрос, оставить или нет бранденбургское маркграфство королю Фридриху, которого обе императрицы сильно ненавидели. Чем больше её величество интересовалась этой корреспонденцией, чем чаще она с обычной живостью, присущей её характеру, смотрела на всю Восточную Пруссию как на будущую провинцию своей империи, тем горячее она следила за движением армии фельдмаршала Апраксина; но тем больше росли её нетерпение и недовольство, когда донесения Апраксина не говорили ничего о решительном ударе и русская армия подвигалась вперёд медленно, с осторожностью, необходимой во вражеской стране. Апраксин, не встретив серьёзного сопротивления, дошёл до Мемеля; здесь он расположил свою главную квартиру, не предпринимая решительного похода. Императрица ежедневно приказывала канцлеру торопить фельдмаршала, что последний и исполнял в настоятельных письмах, которые и читал пред отправкой императрице; русская армия вовсе не двигалась быстрее прежнего и только делала, что осторожненько выставляла форпосты на запад и восток.
   
Императрица сидела снова жарким летним днём в своём кабинете, высокие окна которого покрывала тень от деревьев; тут же находились граф Шувалов и канцлер граф Бестужев. Последний доложил венскую корреспонденцию, содержавшую положительные заверения, что после окончательного поражения прусского короля к России отойдут вся западная и восточная части Пруссии и даже часть Померании; поэтому Елизавета Петровна с большим неудовольствием выслушала донесение Апраксина о том, что необходимо отложить дальнейшее движение русской армии до тех пор, пока войска не оправятся от утомления долгим походом. Императрица приказала послать новый приказ Апраксину действовать энергично, и граф Бестужев снова обещал ей немедленно же послать нового курьера, причём в оправдание фельдмаршала заметил, что подготовка армии к бою необходима и во всяком случае предпочтительнее слишком поспешного марша, который может дать прусскому королю отличный случай нанести поражение утомлённым русским войскам. Подобный аргумент никогда не оставался без воздействия на Елизавету Петровну, потому что она ничего так не боялась, как того, что её войска могут быть разбиты столь ненавидимым ею противником.
   Когда канцлер окончил свой длинный доклад, который, по обыкновению, утомил государыню, граф Шувалов сказал:
   -- Не угодно ли вам будет послать к фельдмаршалу преданного и испытанного офицера? Дипломатические напоминания графа Бестужева, -- прибавил он с чуть заметной иронией, -- конечно, совсем не то, что приказ, идущий непосредственно от вашего величества; кроме того, ваше величество могли бы тогда из рассказа этого офицера заключить, действительно ли осторожность Степана Фёдоровича вызвана положением вещей на театре военных действий.
   -- Превосходная мысль, -- произнёс граф Бестужев, причём не изменилась ни одна чёрточка его умного лица, -- я тотчас же постараюсь найти такого офицера, годного для этой службы; ведь он должен обладать особыми способностями и быть вполне надёжным человеком, так как в его руках будет находиться участь командующего именем вашего величества фельдмаршала.
   -- Я не сомневаюсь, -- сказал граф Шувалов, бросая на государыню убедительный взгляд, -- что граф Разумовский найдёт в рядах гвардии офицера, как нельзя более подходящего для звания посланца её величества.
   -- Совершенно верно, -- воскликнула Елизавета Петровна, очевидно понявшая взгляд Шувалова. -- Алексей Григорьевич сделает это, я сама прикажу ему.
   Бестужев молча поклонился.
   -- Кроме того, -- продолжал граф Шувалов, -- время теперь серьёзное, на карте стоят величие империи и честь русского войска; поэтому необходимо не давать хода никаким интригам противника.
   -- Если бы в России были ходы, открывающиеся для таких изменнических целей, -- произнёс граф Бестужев, -- то необходимо было бы замуровать их гранитными плитами, хотя я не думаю...
   -- Ваше величество, -- горячо прервал граф Шувалов, -- известно ли вам достойное сожаления ослепление великого князя, считающего прусского короля чуть ли не богом?
   Лицо Елизаветы Петровны подёрнулось гневным румянцем.
   -- Ну? -- грозно спросила она. -- Неужели великий князь осмелится...
   -- Я уверен, -- возразил Шувалов, -- что великий князь никогда не позволит себе в силу личных своих чувств увлечься до забвения высших своих обязанностей, но именно вследствие этих чувств необходимо теперь более, чем когда-либо, обратить внимание на всё, что окружает его императорское высочество.
   -- Всё, что окружает его? -- повторила Елизавета Петровна. -- Там Нарышкин, твой брат Александр... Возможно ли, что эти голштинские офицеры, вербовку которых я разрешила...
   -- Это -- невинная игрушка, -- прервал Шувалов, -- это -- люди незначительные; но при дворе великого князя в Ораниенбауме находится молодой поляк, граф Станислав Понятовский...
   -- А, -- промолвила Елизавета Петровна, -- помню, помню! Этот маленький петиметр [петиметр -- молодой щёголь, франт со смешными манерами. (Примеч. ред.)], который, -- с насмешливой улыбкой прибавила она, -- ездит верхом с моей племянницей и помогает ей обучать моих кадет французским ариям...
   -- И который, -- докончил граф Шувалов, -- в то же время -- друг сэра Чарльза Генбюри Уильямса, разделяющий уважение великого князя к прусскому королю и долгое время любовавшийся в Потсдаме на упражнения прусской гвардии. В Париже известен этот польский интриган, отец которого предал Станислава Лещинского; там знают, что он создан как раз для того, чтобы под маской легкомысленного жуира плести политические интриги. Мадемуазель де Бомон писала мне о нём и просила обратить на него внимание вашего величества, так как ей кажется опасным оставлять при великокняжеском дворе на время войны эту личность, которая легко может войти в сношения с врагом.
   -- Мадемуазель де Бомон писала вам? -- воскликнула Елизавета Петровна. -- Где это письмо?
   -- Здесь, -- и граф открыл свой портфель и подал императрице бумагу, которая была исписана крупным почерком и на которую канцлер бросил быстрый, проницательный взгляд.
   -- Правда, -- произнесла Елизавета Петровна, пробегая глазами письмо, -- мадемуазель де Бомон предостерегает нас против графа Станислава Понятовского. Этого достаточно. Он должен быть удалён. Великий князь с супругой, -- насмешливо прибавила она, -- должны будут утешиться. Но не надо делать шума; Понятовский -- подданный дружественной России державы, и я не хочу, чтобы было употреблено насилие. -- Сказав это, она минуту подумала и, обращаясь к канцлеру, продолжала: -- Поручаю это вам, граф Алексей Петрович; вы можете посетить мою племянницу. Поговорите с графом лично, и если он в самом деле замешан в какие-либо интриги, то он тем охотнее уедет. Впрочем, предоставляю это дело вашей дипломатической ловкости. Если окажется нужным, пригрозите ему моим гневом.
   Граф Бестужев слушал молча, слегка склонив голову; но, несмотря на всё то искусство, с каким он управлял своим лицом, в его взорах мелькало нечто, похожее на насмешку, в то время как он, склонившись пред императрицей, говорил:
   -- Воля вашего величества будет исполнена; я беру на себя удалить графа Понятовского и уверен, что нам не составит затруднений возместить как князю, так и княгине потерю этого любезного кавалера.
   -- И вы, граф, живо убедитесь, -- сказал Шувалов, -- что этот авантюрист далеко не так невинен, как кажется. Ваше величество изволили желать потребовать у графа Разумовского надёжного офицера, которого можно было бы послать в штаб-квартиру фельдмаршала.
   -- Я тотчас же позову Разумовского, -- Елизавета Петровна встала, чтобы закончить совещание, сильно утомившее её.
   Бестужев бросил на Шувалова злобный, угрожающий взгляд.
   В тот момент, как мужчины собирались откланяться, доложили о прибытии великой княгини Екатерины Алексеевны.
   Лицо императрицы выразило удивление.
   -- Великая княгиня? -- произнесла она. -- Она приехала сюда, ко мне? Но я не звала её.
   -- Ваше величество, сегодня как раз день, -- заметил граф Шувалов, -- в который её императорское высочество приезжает согласно соизволения вашего величества, чтобы повидать своего сына.
   -- А, -- произнесла императрица, -- да, я вспоминаю. Я согласилась на то, чтобы она видела ребёнка каждый месяц. Быть может, это не следовало делать, но мать имеет свои права. Стали бы говорить о жестокости и прочем... Да будет так! Но она не должна видеть ребёнка наедине; мальчик должен быть истым русским, цельным, честным русским; он не должен быть осквернён даже дыханием, чуждым России! Я буду присутствовать при свидании. Пригласите её императорское высочество войти сюда, -- приказала она лакею, и он открыл половинку двери.
   Екатерина Алексеевна быстро подошла к императрице и почтительно, но с выражением сердечной преданности на лице поцеловала руку, холодно поданную ей Елизаветой Петровной. Между тем оба графа церемонно откланялись и вышли.
   -- Я пришла, -- произнесла Екатерина Алексеевна, придав лицу выражение детской почтительности, -- чтобы использовать милостивое разрешение вашего величества и повидать сына; я могу лишь глубочайше благодарить ваше величество за ту материнскую заботливость, с какой вы посвящаете свои силы воспитанию маленького Павла; к сожалению, -- прибавила она, с видимым усилием подавляя горечь в горле, -- к моим радости и благодарности примешивается печаль разлуки с сыном и редких свиданий с ним, но, -- быстро прибавила она, видя, что брови императрицы начинают сдвигаться, -- я отлично знаю, что так нужно для блага моего сына и что я никогда не могла бы выказать по отношению к моему сыну такие заботы, какими он пользуется у вашего величества. С вашего разрешения я отправлюсь теперь к мальчику и буду наслаждаться разрешённым мне часом счастья... счастья быть матерью.
   -- Я провожу вас, -- сказала Елизавета Петровна. -- Я ещё не была у мальчика и должна лично, как делаю ежедневно, убедиться, не упустили ли там чего-либо.
   Великая княгиня поклонилась ещё глубже прежнего и опустила голову на грудь, чтобы скрыть выражение горести, выступившее на её лице.
   -- Кстати, -- добавила императрица, останавливаясь на мгновение, -- при вашем дворе находится один молодой поляк, граф Понятовский...
   Екатерина Алексеевна покраснела и побледнела под испытующим взглядом императрицы, но её лицо выражало полное равнодушие.
   -- Он -- очень элегантный и разговорчивый кавалер, -- произнесла она спокойным, ровным голосом. -- Отлично понимает музыку и очень полезен мне в устройстве моих небольших концертов, на которые я часто и безуспешно приглашала ваше величество; я не понимаю, -- прибавила она с самым естественным удивлением, -- каким путём этот незначительный иностранец мог привлечь на себя внимание вашего величества?
   -- Да, да, знаю, -- кивнула императрица, в то время как великая княгиня артистически выносила испытующие взгляды тётки, -- я знаю, что этот граф Понятовский полезен вам; у вас немало таланта и вкуса к ломанию комедий, -- резко прибавила она, -- но... -- она на мгновение запнулась, а затем продолжала: Он поддерживает великого князя в известного рода развлечениях, которые не нравятся мне и которые я считаю недостойными наследника моего трона; он курит и пьёт вместе с великим князем и своим обществом затрудняет искоренение этих скверных привычек великого князя.
   -- Не знаю, -- возразила Екатерина Алексеевна, -- если даже и так, то граф делает то же самое, что Кирилл Разумовский и прочие.
   -- Всё равно, -- строго прервала Елизавета Петровна, -- я запрещу это и прочим. Те -- мои подданные, граф же Понятовский -- иностранец; будет лучше, если он не станет находиться в интимном кругу моего племянника. Я поручила Бестужеву высказать мою волю великому князю и настоять на удалении графа; я желаю, чтобы и вы употребили в этом смысле ваше влияние на мужа.
   -- Моё влияние, -- заговорила великая княгиня, -- как известно вашему величеству, мало значит в глазах моего мужа и вряд ли могло бы служить подкреплением приказанию вашего величества. Кроме того, великий князь, -- слегка запальчиво прибавила она, -- питает большую слабость к графу, и ему будет очень трудно исполнить приказание вашего величества...
   -- Он вовсе не должен повиноваться в данном случае моему приказанию, -- недовольно воскликнула Елизавета Петровна, -- я вовсе не желаю вмешиваться непосредственно в это дело; я вовсе не хочу изгонять из России дворянина польского короля; великий князь должен отпустить его сам; это ему ничего не будет стоить, -- насмешливо-презрительным тоном прибавила она: -- Ведь он так непостоянен в своих склонностях. Бестужев объяснит ему всё, от вас я требую поддержки канцлеру. Вам известна моя воля; она должна быть выполнена, чтобы мне не пришлось отдавать гласного приказа.
   Она повернулась и двинулась впереди княгини по узкому коридору.
   Екатерина Алексеевна шла за ней, и её лицо носило выражение задора, столь отличное от того выражения, с каким она только что смотрела на тётку.
   Они прошли через спальню императрицы и небольшую галерею, а затем вошли в большую комнату; её высокие, широкие окна выходили на небольшой садик, в который можно было выйти по железной лесенке. В одном углу комнаты стояла низенькая кровать с красными занавесками, над которыми высилась золотая византийская корона. Вся комната была уставлена миниатюрной мебелью, в камине вспыхивали последние искорки догорающих поленьев; температура в комнате благодаря жаркому дню да ещё этой печке была так высока, что немногим уступала температуре доброй бани. На полу комнаты валялись артистически сделанные куклы семи-восьми дюймов вышины, одетые в мундиры полков русской гвардии; тут же помещались фигуры животных. На небольшом креслице, у стола посредине комнаты, сидел четырёхлетний великий князь Павел, сын Петра и Екатерины и единственный наследник всей империи Петра Великого.
   На мальчике были мундир Преображенского полка, маленькая шляпа с золотым галуном и белым пером на завитых и напудренных по форме волосах, высокие сапожки до колен, миниатюрная шпага на боку, а на мундире -- андреевская звезда и голубая лента через плечо. Лицо Павла Петровича, с тонкими чертами и кроткими, задумчивыми, голубыми глазами, отличалось болезненно-нежной и прозрачной кожей, которая от чрезмерной теплоты в комнате покрылась почти лихорадочным румянцем. Во всей его фигуре, облечённой в форменное платье, было что-то неестественное и почти уродливое. Великий князь походил скорее на взрослого карлика, чем на ребёнка, тем более что полумеланхолическое, полукапризное и самоуверенное выражение его лица не имело ничего общего с весёлой беззаботностью, отличающей детей его возраста. В его руках была большая книга с прекрасно раскрашенными картинками, которые, по-видимому, объясняла ему камеристка императрицы, сидевшая на табурете.
   При входе Елизаветы Петровны с великой княгиней мальчик поднял голову, тогда как камеристка отступила несколько шагов назад. Ребёнок медленно, с какой-то торжественностью встал, снял шляпу и, выпрямившись по-военному, приблизился к обеим августейшим особам.
   Елизавета Петровна протянула ему руку, которую он почтительно поднёс к губам, а затем погладила его по лицу, с искренней нежностью любуясь им. Великая княгиня остановилась на пороге почти с испугом и воскликнула, качая головой, ошеломлённая:
   -- О, Боже мой, какая жара! Возможно ли жить в таком воздухе!
   Елизавета Петровна обернулась к ней со строгой миной и промолвила:
   -- Теплота -- это жизненный элемент детей. Сколько их гибнет из-за несоответствия температуры, от холодного воздуха, проникающего им в лёгкие! С ними бывает то же, что с растениями, которые требуют сильной теплоты для своего первоначального развития, пока они приобретут силу противостоять резкому воздуху.
   Екатерина Алексеевна потупилась и невольно провела носовым платком по лбу, на котором выступили крупные капли пота.
   -- Поздоровайся с твоею матерью, Павел Петрович, -- сказала императрица, -- она пришла узнать о твоём здоровье.
   Несколько боязливо и неуверенно ступая в своих высоких сапожках, малолетний великий князь размеренными шагами подошёл к матери, которую рассматривал вопросительными, слегка удивлёнными и робкими глазами. Он взял её руку и поцеловал так же торжественно и церемонно, как за минуту пред тем руку императрицы.
   Глаза Екатерины Алексеевны наполнились слезами, её грудь высоко поднималась; нагнувшись к маленькому сыну, она сжала его в объятиях и, рыдая, воскликнула:
   -- Сын мой, сын мой!
   -- Вы плачете? -- холодно и строго спросила Елизавета Петровна, грозно сдвигая брови. --• Вам не о чем плакать: ребёнок здоров, и вы должны гордиться, глядя на то, с каким достоинством и как прилично держит он себя. Маленький Павел, -- с ударением прибавила государыня, -- никогда не будет курить и пить пиво; он знает уже теперь, с детских лет, к чему, обязывает его положение великого князя и наследника русского престола.
   Ребёнок со страхом вырвался из материнских объятий и тотчас снова привёл в порядок свою орденскую ленту и локоны, примятые её порывистыми ласками.
   Екатерина Алексеевна насильно преодолела своё волнение.
   -- Пойдём, мой сын, -- воскликнула она, взяв мальчика за руку, -- пойдём! Её величество разрешает это... Покажи мне свои игры... Расскажи, что ты делал... У тебя тут славные штучки: вот звери, на которых ты будешь со временем охотиться в лесах, вот солдаты, -- продолжала она, указывая на кукол, -- из армии твоей августейшей бабушки; ты уже принадлежишь к ней и со временем поведёшь её к славе и победам.
   -- У меня тут картинки, -- возразил ребёнок, причём его робкое, непроницаемое лицо немного повеселело, -- прекрасные картинки; они лучше вот тех солдат, которые не могут маршировать, и зверей, которые не умеют бегать. Что же касается солдат, то мне нравятся больше маленькие мальчики, к которым я скоро сойду в сад, чтобы начать их учение. Они могут ходить сами собою, а мне остаётся только командовать ими, -- о, я отлично знаю команду! Тогда как этих кукол мне приходится таскать самому с места на место. Но вот тут в книге, -- с жаром продолжал ребёнок, подводя свою мать к столику и развёртывая книгу с картинками, -- у меня есть все великие императоры и короли. У каждого из них множество войска, а всё-таки все они значат меньше, чем моя всемилостивейшая бабушка, и меньше, чем буду значить я сам, когда сделаюсь русским императором. Вот, -- произнёс мальчик, раскрывая страницу в книге, на которой была представлена фигура в синей порфире, подбитой горностаем, с короной на голове и скипетром в руке, -- это -- король Франции, наш добрый друг, которому мы помогаем против вот этого злого английского короля, -- прибавил он, перевёртывая страницу. -- А тут немецкий император; здесь турецкий султан, которого мы выгоним со временем из Константинополя, принадлежащего нам. Но что всего прекраснее, -- воскликнул Павел, открывая новую страницу, -- так это мальтийский гроссмейстер... -- Он указал на изображение мужчины в орденской одежде иоаннитов, облечённого в чёрную мантию с белым крестом. -- Его подданные сплошь все рыцари, -- продолжал великий князь с разгоревшимися глазами, -- я хотел бы сделаться им со временем, и я стану до тех пор упрашивать мою всемилостивейшую бабушку, пока она не назначит меня мальтийским гроссмейстером.
   -- Что за мысль, дитя моё! -- воскликнула императрица, испуганно осеняя себя крестом. -- Что за мысль! Ведь это -- еретик, изувер, который повинуется папе! Надо удалить эту картинку, -- с досадой сказала Елизавета Петровна камеристке.
   Малолетний великий князь покачал головой, как будто напрасно стараясь понять слова государыни.
   -- Я не стану никому повиноваться, когда сделаюсь гроссмейстером, -- заметил он, восторженно любуясь картинкой, -- и моя всемилостивейшая бабушка призовёт рыцарей сюда. Как должно быть славно щеголять в такой мантии и командовать одними рыцарями!
   -- Этот портрет надо вырезать из книги, -- повторила императрица, шёпотом обращаясь к камеристке.
   Екатерина Алексеевна смотрела на сына с грустной нежностью, подвела его к группе солдат и предложила ему рассказать ей, какая на них форма. Хотя взоры ребёнка с нетерпением возвращались порою к портрету гроссмейстера мальтийских рыцарей, однако он безошибочно называл полки, в форму которых были одеты куколки. Великая княгиня села на табурет и обняла мальчика за талию; её лицо сияло счастьем; она говорила о войсках, которые изображали маленькие фигуры, о животных, которыми забавлялся её сын, и, по-видимому, забыла всё окружающее, тогда как императрица прохаживалась взад и вперёд по комнате с едва скрываемым нетерпением.
   Вдруг из сада послышалась дробь игрушечного барабана и малолетний великий князь насторожился.
   -- Ах! -- воскликнул он, не помня себя от радости. -- Моя маленькая рота в сборе! Я спущусь вниз и займусь её учением. Как там хорошо на свежем воздухе, как счастливы взрослые люди, которые могут быть всегда под зелёными деревьями, сколько душе угодно!
   -- Теперь мальчику следует немного подышать свежим воздухом, -- сказала императрица, облегчённо вздыхая, -- а нам пора удалиться.
   Екатерина Алексеевна поднялась с глубоким вздохом.
   -- Итак, мы снова должны расстаться, дитя моё... Опять на целые недели... Станешь ли ты думать о своей маме? -- спросила она, так крепко сжимая руку маленького Павла, что он боязливо отдёрнул её.
   -- Я всегда думаю о моей милостивой матушке, -- ответил он, прислушиваясь к барабанной дроби в саду, тогда как камеристка надевала на него шёлковый плащ, -- и я каждый вечер и каждое утро молюсь за неё там, пред иконой благоверного великого князя Александра Невского... Я молюсь за мою мать... и за моего отца. Почему отец никогда не приходит ко мне? -- спросил он, немного помолчав и вопросительно открывая голубые глаза.
   -- Он придёт, он придёт, дитя моё, -- нетерпеливо ответила императрица, -- а теперь ступай, ступай вниз к твоей роте: позднее, когда солнышко спрячется за вершинами деревьев, для тебя будет слишком свежо.
   Екатерина Алексеевна стояла, скрестив руки на груди: в ней, очевидно, происходила жестокая внутренняя борьба. Вдруг она бросилась к императрице, преклонила колено и обратила к ней с умоляющим видом лихорадочно разгоревшееся от невыносимой жары, залитое слезами лицо.
   -- О, ваше величество, -- воскликнула великая княгиня таким голосом, который как будто рвался из глубины души, -- выслушайте просьбу матери, которая согласна забыть всё на свете ради любви к своему ребёнку; требуйте от меня, чего вам угодно, требуйте, чтобы я отказалась от всякого счастья, от надежды в этой жизни, но отдайте мне моего сына!
   Елизавета Петровна смотрела на неё холодно, с насмешливым изумлением, тогда как Павел Петрович, испуганный таким пылким порывом, робко искал защиты у камеристки.
   -- Я не понимаю вас, -- сказала Елизавета Петровна. -- Что значит эта бурная сцена? Надеюсь, вы убедились, что ребёнка здесь берегут.
   -- О, я благодарю ваше величество, -- воскликнула Екатерина Алексеевна, -- за вашу заботливость и уход за ним. Но существует одно, что незаменимо, -- это биение сердца матери у груди ребёнка! О, прошу и заклинаю ваше величество всем, что свято на небе и на земле, заклинаю священной памятью вашей августейшей матери: отдайте мне моего сына... Я отрекусь от всего... от всего, ваше величество, чего может требовать от жизни горячее сердце, от всех мечтаний, от всех надежд... Все мои помыслы, все чувства будут сосредоточены на моём ребёнке... Я не хочу быть ничем, как только матерью. Доверьте лишь мне заботу о высочайшем и священнейшем даре Небес! Возвратите мне моего сына!
   Лицо императрицы становилось всё холоднее и строже.
   -- Мне кажется, -- ответила она, -- что у вас нет недостатка в занятиях и что вы никогда не становитесь в тупик относительно того, чем наполнить каждое местечко в вашем сердце. Задача дальнейшего воспитания великого князя, которому со временем предстоит продолжить и совершить то великое, что было начато его предками, и пожалуй, -- с едкой горечью прибавила Елизавета Петровна, -- исправить то, что было упущено и испорчено ими, должна находиться в руках только одной императрицы. Прошу вас, ни слова более!.. Вы знаете, я не люблю сцен!.. Моя воля неизменна.
   Екатерина Алексеевна встала; холодная, гордая улыбка появилась у неё на губах.
   -- Приказание вашего величества -- закон в России, -- промолвила она, -- и если даже этот закон противоречит вечным законам природы, то я должна подчиниться ему и только молить Бога, чтобы Он никогда не был так немилосерд к императрице, как была она ко мне.
   Сказав это, великая княгиня твёрдыми шагами подошла к сыну и протянула ему руку, которую тот робко и боязливо поднёс к губам. После того она низко поклонилась государыне и вышла вон.
   Проходя по галерее, она отирала свой влажный лоб и тихонько говорила про себя, между тем как её прекрасные черты застыли в суровой неподвижности:
   -- Теперь они не имеют больше прав на меня, а я не имею больше никакой обязанности к ним; они попрали сердце матери; зато сердце женщины возьмёт своё, оно воспользуется своим правом на счастье жизни и на её наслаждения.
   Дежурный камергер проводил великую княгиню до парадного крыльца. Когда она садилась здесь в свой экипаж, чтобы ехать обратно в Ораниенбаум, малолетний великий князь вытащил из ножен свою миниатюрную шпагу и, сопровождаемый камеристкой, вышел через потайную дверь за маленькую лестницу, которая вела в замкнутый сад. Здесь выстроилось во фронт около двадцати мальчиков, несколькими годами старше его высочества, одетых в форму Преображенского полка. При появлении царственного ребёнка барабанщик снова забил в барабан, мальчики взяли на караул и крикнули тонкими, звенящими голосами:
   -- Да здравствует наш батюшка, великий князь Павел Петрович!
   Маленький августейший командир снял шляпу и, откинув за плечи полы своего шёлкового плаща, зашагал по фронту с такою горделивой осанкой, точно был самым могущественным из европейских монархов и производил смотр избранной части своих войск.
   Императрица с улыбкой любовалась сверху из окна этой картиной и промолвила про себя:
   "Нет, нет, я не отдам его им! Они сделают из него немца, а он должен стать русским, потому что только император, русский душой и телом, как мой дед, способен управлять Россией и привести её к величию".
   Ещё некоторое время Елизавета Петровна, улыбаясь, следила за невинной забавой внука.
   -- Однако, -- воскликнула она потом, -- в заботах о будущем я не должна забывать настоящее, потому что и в настоящем они умышляют составить заговор с моими врагами и парализовать мою руку, чтобы Россия не могла нанести своим мечом сокрушительный удар. Но они увидят, что я пока ещё -- русская императрица; я хочу разбить кумир великого князя, чтобы он не мог впоследствии положить к его ногам, как жертву, гордое творение моего отца! Граф Шувалов говорит правду: мешкотность фельдмаршала непонятна и непростительна. Но горе ему! -- прибавила государыня, тогда как её глаза метали молнии гнева. -- Горе ему, если я замечу, что он вместо того чтобы смотреть в лицо врагу, оглядывается сюда назад, -- сюда, на восходящее солнце, которое я могу ещё в любую минуту швырнуть обратно за горизонт! Верность Разумовского мне и государству не подлежит никакому сомнению; пусть он изберёт надёжного гонца, который объявит войску мою волю. Я сейчас же поеду к нему; я знаю, -- прибавила Елизавета Петровна с мягкой и грустной улыбкой, -- где его найти. Я даже совсем забыла моего бедного Алексея... Надо... надо повидать его...
   Императрица вернулась обратно в свою комнату, приказала одеть себя и потребовала экипаж, чтобы, к изумлению двора, внезапно отправиться в Петербург, где она не была уже давно. Не меньше удивились и жители столицы при виде царской кареты, запряжённой шестёркой дивных коней, с эскортом конных гренадер, когда она появилась на набережной и, минуя Зимний дворец, повернула к небольшому дому, который служил жилищем юному князю Тараканову и его младшей сестре.
   Происхождение этих детей было окутано флёром тайны; большинство слухов сводилось к тому, что князь и княжна Таракановы -- родные дети императрицы Елизаветы Петровны от её морганатического брака с графом Алексеем Григорьевичем Разумовским. Однако никто ничего не мог сказать определённо относительно этого; одно лишь было всем точно известно, что государыня с особенной нежной заботливостью наблюдала за воспитанием этих детей и чрезвычайно -- совсем по-матерински -- любила их.

XX

   Парадное крыльцо небольшого дома, перед которым остановился блестящий кортеж императрицы, немедленно отворилось на повелительный стук придворных лакеев, соскочивших с запяток. В следующий момент на лестнице показались фельдмаршал граф Алексей Григорьевич Разумовский и молодой князь Тараканов, которые поспешили высадить государыню из кареты и ввести в дом.
   Граф Разумовский был мужчина лет пятидесяти, но его резко очерченное, красивое лицо с ясными, проницательными глазами сохраняло свежесть молодости, и только задумчивая, почти грустная серьёзность в этих привлекательных чертах, казалось, говорила, что легко воспламеняющийся юношеский огонь уже угас в его сердце. Он был в полуформенном фельдмаршальском мундире с андреевской звездой, но без ленты через плечо. Держа шляпу в одной руке, граф предложил другую государыне, тогда как его юный спутник почтительно поцеловал руку августейшей гостье.
   Князь Алексей Тараканов был юноша лет пятнадцати. Стройный и очень высокий, он сильно напоминал графа Разумовского своей фигурой и лицом, которое, однако, было благороднее, нежнее и сохранило ещё всю мягкость детского возраста; зато на его лбу и в больших тёмных глазах читалась вдумчивая серьёзность, ясно говорившая о том, что умственное развитие этого юноши опередило его годы. Незатейливый костюм из чёрного бархата особенно удачно оттенял красоту несколько бледного лица, и лишь на рукоятке изящной шпаги и на банте белого галстука сверкали крупные бриллианты необычайно чистой воды.
   Граф Разумовский провёл императрицу по широкой лестнице, украшенной античными мраморными статуями, в довольно большую гостиную, по стенам которой, обитым тёмными бархатными обоями, стояли на высоких постаментах бюсты Александра Македонского, Цезаря и Петра Великого. Там и сям на столах виднелись развёрнутые книги, географические карты, чучела животных, а главное -- большое количество заботливо рассортированных и разложенных камней и минеральных руд как в неотделанном виде, так и с тщательно отшлифованными углами и изломами. Одна из боковых стен сплошь была занята искусно сделанной моделью рудника, где подъёмные корзины, а также человеческие фигуры в шахтах, двигались с помощью механизма, приводимого в действие посредством коленчатой ручки. Граф Разумовский подвёл императрицу к дивану; она села и, осматриваясь кругом, заговорила, не выпуская руки молодого князя:
   -- Всё книги да книги! Право, эта комната больше похожа на келью учёного, чем на жилище молодого кавалера, который со временем должен занять место у моего трона между первейшими и самыми блестящими сановниками. Оружие, ещё недавно украшавшее стены, исчезло. А герои древности вон там, как и мой державный отец, вероятно, с удивлением смотрят на твою библиотеку. Уж не хочешь ли ты сделаться учёным или пойти в монастырь, Алексей Алексеевич?
   При всей нежности взгляда, устремлённого императрицей на молодого князя, её слова отзывались некоторой насмешливой досадой.
   -- Цезарь, -- возразил князь, поднимая свои выразительные глаза на мраморные бюсты, -- много читал в своей жизни и написал сочинения, которым мы дивимся ещё до сих пор; Александр Македонский хранил песни Гомера в золотом ларце, как величайшую драгоценность; а великий и благородный император Пётр объездил свет, чтобы познакомиться со всеми изобретениями человеческого ума и заимствовать лучшее из них для своего народа; если бы он не прославился далее блестящими победами, то всё же остался бы для потомства великим государем, могучим основателем российской мощи. На него хотелось бы мне походить более всех в моей ограниченной сфере деятельности, в его духе хотел бы я выслеживать источники богатства, чтобы изливать их плодотворным потоком на наш народ!
   -- Ребёнок говорит, как профессор, -- с усмешкой сказала Елизавета Петровна, тогда как Разумовский с гордостью посматривал на мальчика. -- Предоставь это другим, -- продолжала императрица, качая головой, -- ты рождён носить шпагу, чтобы идти во след твоим предкам и вот тем великим образцам древности.
   -- О, я умоляю мою всемилостивейшую императрицу, -- с живостью воскликнул молодой князь, -- предоставить мне идти своим путём! Может быть, я охотно выступил бы в поход на завоевание мира, если бы, подобно Александру Македонскому, был государем воинственного народа; может быть, я вместе с Цезарем простёр бы руку к владычеству над громадным государством, которое мог бы вырвать из-под власти лицемерных трусов; но я -- не царь Македонии, предо мною не простирается Римская мировая империя, как соблазнительная добыча наиболее смелого и храброго: я рождён для повиновения: я -- подданный...
   -- Подданный императрицы, -- перебила Елизавета Петровна, -- которая вместе с тем -- твой самый преданный друг... которая поднимет тебя так высоко, как только может мечтать человеческое честолюбие.
   -- И всё-таки я останусь подданным, -- возразил молодой князь, -- и да простит мне моя всемилостивейшая императрица -- пожалуй, с моей стороны это -- дерзость -- у меня нет охоты обнажать оружие, если моя рука должна повиноваться чужим приказаниям. Пожалуй, мне удалось бы совершить великое, -- продолжал юноша с загоревшимися глазами, -- если бы я мог поднять в своей руке меч царственного вождя. Но для того, чтобы рисковать собственной жизнью и ставить на карту тысячи других человеческих жизней, нужно быть царём, нужно по собственному решению и опираясь на свободную силу, стремиться всё выиграть или всё потерять. Да в тысячу раз охотнее пронзил бы я себе грудь, чем обнажать свою шпагу или сдерживать её по приказу других! Если бы сегодня, -- воскликнул юноша с гневно трясущимися губами, -- я был при армии моей всемилостивейшей государыни на прусской границе, то не стал бы слушаться фельдмаршала, не стоял бы в бездействии на одном месте и, будь у меня под командой хоть сотня людей, я бросился бы с этой сотней на неприятеля и предпочёл бы пасть со славою, чем вяло влачить жизнь в грустном подчинении. Между тем, -- продолжал Алексей Тараканов, склонив голову, -- мне пришлось бы повиноваться, если бы я был там, ведь с моей стороны было бы преступлением поступать иначе. Фельдмаршал Апраксин, может быть, тысячу раз прав в своей предусмотрительной сдержанности, но я не выдержал бы этого; а так как я не могу действовать мечом подобно Александру Македонскому и Цезарю, то и предпочитаю предоставить оружие тем, которые могут принудить себя повиноваться чужим приказаниям и спокойно и равнодушно соглашаются превращать свою шпагу в рабочий инструмент.
   -- Вы видите, ваше императорское величество, -- вполголоса заметил Разумовский, -- что кровь, текущая в его жилах, создана не для повиновения. Другие думают иначе, -- прибавил он со вздохом, -- другие проводят свою жизнь в недостойных забавах, а между тем они едва ли имеют более прав господствовать и повелевать, чем этот ребёнок.
   Некоторое время императрица задумчиво смотрела на молодого князя, стоявшего перед ней с потупленным взором, и не говорила ни слова.
   -- Я потолкую с тобою потом, Алексей Григорьевич, -- сказала она наконец отрывисто и повелительно, обращаясь к Разумовскому.
   Он со вздохом поклонился.
   -- Ну, что же ты хочешь делать? -- кротко и приветливо спросила Елизавета Петровна молодого князя. -- Что хочешь ты делать, странное дитя, если не желаешь действовать шпагой по приказанию других, даже по приказанию твоей императрицы, которая в то же время -- твой лучший друг?
   -- Я хочу трудиться, -- ответил князь, -- потому что труд приносит свободу и господство! Если я знаю и могу, чего не знают и не могут другие, то я становлюсь повелителем, и благодать и слава творчества принадлежат мне. Я учился и хочу учиться всё больше и больше, чтобы сделать богатой и могущественной страну великого императора Петра Алексеевича и моей милостивой, дорогой повелительницы. Великий царь научил русский народ возделывать своё поле и перевозить плоды земли с одного места на другое, тогда как раньше люди кочевали сами, отыскивая эти плоды. Но и под земной поверхностью лежат бесчисленные сокровища, которые должны принести России неисчерпаемые богатства: железо, которое нужно, чтобы пахать землю и отражать врагов, золото и серебро, на которые можно купить великолепие всех стран и знание целого мира, -- вот что хочу я добыть в государстве моей всемилостивейшей императрицы; я изучаю то, что лежит под полями, лугами и в недрах гор; изучаю наслоения земель и металлоносных руд, рассматриваю, как образуется река металлов в дивном сочетании, как можно соединять их и снова плавить и разлагать. Вот тут, -- сказал юноша, указывая на коллекции камней и образчиков руды, -- тут моё царство; в нём хочу я господствовать и открывать таинственные недра природы, чтобы золотить корону императрицы всё новым блеском.
   -- Он собирается делать золото? -- сказала Елизавета Петровна, почти с испугом. -- Дитя, дитя, -- продолжала она, грозя пальцем, -- это -- нехорошее дело; на этом пути уже не одна душа отвратилась от неба и подпала под власть сатаны.
   Государыня боязливо перекрестила голову юноши.
   -- Делать золото! -- повторил тот, качая головой. -- Нет, ваше императорское величество, я знаю, что это -- вздор, что это невозможно и что лишь безумие или обман пускаются на такие попытки. Я же хочу искать золото в недрах земли; хочу очищать его от грязной оболочки, в которой оно заключается, и всё, что погребено внутри русских гор, я хочу вызвать на свет Божий ради благоденствия страны! О, я прошу, ваше императорское величество, -- с живостью продолжал он, -- позволить мне привести сюда профессора Лемана, моего превосходного наставника. Он объяснит моей всемилостивейшей государыне вот это произведение искусства, выписанное им из Германии и представляющее правильно устроенный рудник, благодаря которому достают металлы из земных глубин, чтобы потом отделять их от шлаков.
   Императрица с любопытством посмотрела на модель, стоявшую у стены, и наклонила голову в знак согласия.
   Молодой князь поспешно вышел из комнаты. Он вскоре вернулся и подвёл за руку к императрице малорослого, болезненного мужчину лет пятидесяти, в простой одежде из чёрного сукна.
   Елизавета Петровна благосклонно рассматривала низко наклонившегося профессора, бледное, но оживлённое и умное лицо которого обнаруживало робкую боязливость. Он пытался освободиться от своего бойкого воспитанника, чтобы приветствовать императрицу напыщенным и несколько неловким комплиментом.
   -- Любезный профессор, -- приветливо сказала Елизавета Петровна, -- я весьма довольна, что этот ребёнок так сильно интересуется вашими лекциями. Объясните мне также немного вон то удивительное произведение, на которое он возлагает громадные надежды.
   Она подошла к модели. Профессор стал вертеть коленчатую ручку: корзины начали опускаться и подыматься в шахтах; крошечные рудокопы принялись действовать киркой и лопатой; вся деятельность рудника над землёю и под нею оказалась перед глазами императрицы. В увлечении своим предметом профессор забыл свою робость и ясно и понятно излагал различные работы автоматического прибора.
   -- Не правда ли, всемилостивейшая государыня, -- воскликнул молодой князь, когда лекция была кончена и механизм снова остановился, -- не правда ли, что это -- целое государство, которое я имею право завоевать? И если императрица владычествует над землёю, то она позволит мне господствовать там, в глубинах, водить мою армию в шахты на войну с завистливыми подземными духами и преподносить народу все отнятые у них сокровища.
   Елизавета Петровна ласково провела рукою по волосам мальчика, глаза которого сияли воодушевлением.
   -- Да, дитя моё, -- сказала она, -- эти недра земные должны принадлежать тебе, я дарю тебе то, что кроется под землёю: ты оживишь там дух великого императора Петра. Господь да благословит тебя! Благодарю вас, господин профессор, -- прибавила императрица. -- Подумайте хорошенько, какую милость желали бы вы получить от меня.
   Профессор Леман стоял перед нею ни жив ни мёртв. Но молодой князь воскликнул:
   -- Я помогу ему придумать, ваше императорское величество. Мы уже отыщем что-нибудь вдвоём, и я предупреждаю заранее, что буду просить для своего профессора чего-нибудь значительного! А теперь пойдёмте, пойдёмте, мой почтенный друг; если императрица разрешит, то мы сейчас же отправимся в нашу плавильню. Вы должны показать мне дальше, как происходит очистка благородного металла и как связуется кровь земных жил для употребления на пользу человека.
   Императрица заключила его в объятия и расцеловала в щёки, после чего он ушёл, увлекая за собою профессора.
   -- Моя всемилостивейшая императрица желает приказать мне что-то? -- спросил Разумовский, тогда как Елизавета Петровна с глубокой нежностью провожала взором мальчика.
   -- Да, -- воскликнула она, внезапно становясь серьёзной, -- я приехала сюда потолковать с тобою, но чуть не забыла обо всем из-за этого ребёнка! Что скажешь ты насчёт Апраксина? -- продолжала государыня. -- Ведь ты знаешь его и вверенные ему войска. По какой причине мешкает он в Мемеле? Отчего не подвигается вперёд? Отчего не вступает в бой?
   -- Трудно, -- возразил Разумовский, -- судить издалека о мероприятиях полководца в неприятельской земле; делать это даже опасно. Множество поражений австрийцев в последних войнах произошло не столько по вине генералов, сколько по оплошности придворного военного совета в Вене, который часто посылал им издали превратные и вечно опаздывавшие приказания. Апраксин -- не новичок в военном деле; он честолюбив, обладает личною храбростью; армия у него молодецкая и должна быть снабжена всем необходимым после занятия Мемеля.
   -- Тем не менее он не вступает в бой и не двигается вперёд, -- подхватила императрица, -- тогда как я погибаю от нетерпения услышать, что эти отчаянные и нахальные пруссаки разбиты. Ведь Апраксин знает, что каждая его победа принесёт ему щедрую награду от меня, как знает и то, -- прибавила она с мрачной угрозой, -- что я неумолимо покараю всякую вину и всякую оплошность!.. Какой может быть у него повод плохо служить мне? Неужели этот прусский король достаточно богат, чтобы перевесить мои награды?! -- с гневом и презрением воскликнула Елизавета Петровна. -- Или достаточно могуществен, чтобы защитить моих слуг от моего гнева?
   -- Я долго наблюдал за ходом событий на свете, -- ответил Разумовский, -- и нахожу, что не всегда следует искать причины явления там, где оно обнаруживается... Вашему императорскому величеству хорошо известно, что я не люблю вмешиваться в политику; с меня достаточно быть вашим другом и сгонять тучи с чела моей государыни, насколько хватает моего уменья; но, раз вы обращаетесь ко мне с вопросом, позвольте и мне просить вас, в свою очередь, доверяете ли вы Бестужеву?
   -- Бестужеву? -- повторила императрица, пожимая плечами. -- А что мог бы он сделать? Я держу его в своей власти и могу превратить в прах; он ненавидит прусского короля не меньше, чем я ненавижу его; Апраксину я показала высшую цель честолюбия, как мог бы Бестужев помешать ему стремиться к ней, если бы даже и хотел?
   -- Он был, -- ответил Разумовский, -- близким другом сэра Чарльза Генбюри Уильямса, который, как вам известно, не останавливался ни перед чем, чтобы воспрепятствовать нашему союзу с Австрией и Францией.
   -- Как же, знаю, -- сказала Елизавета Петровна. -- И немало английских гиней перешло в его карманы; это я тоже знаю; но что мне за дело, -- прибавила она с циничным равнодушием, -- если мой государственный канцлер, который постоянно нуждается в деньгах, открывает для себя новые источники доходов, вместо того чтобы докучать мне? Он может сожалеть о тех английских гинеях, как и я могу сознаться, что прекращение субсидий от моего брата в Лондоне немного чувствительно для меня. Но Бестужев знает мою волю: союз заключён, война объявлена, какая же выгода ему рисковать, сопротивляясь моей воле, и какую власть имеет он над Апраксиным, чтобы вовлечь его в такую опасную и пагубную игру?
   -- Ваше императорское величество, -- ответил граф, взяв руку императрицы, -- то, что не осмеливается сказать вам никто при вашем дворе, я смею и должен вам сообщить. Я стою верным стражем при вас и вижу зорко и ясно; таким образом от меня не укрылись те взгляды, которые направляются из среды ваших придворных, отчасти боязливо, отчасти с надеждою, туда, где некогда предстоит взойти солнцу будущего.
   Елизавета Петровна побледнела и мрачно потупила неподвижный взгляд.
   -- И ты это заметил? -- тихонько промолвила она. -- Ну, говори дальше...
   -- Бестужев, -- продолжал Разумовский, -- никогда не смотрит куда-нибудь открыто и прямо. По большей части он обращает свой взор совсем не в ту сторону, куда, по-видимому, устремлено всё его внимание; а между тем я подметил, как его сверкающие глаза также весьма пристально поглядывают на ту брезжущую утреннюю зарю будущего.
   -- Бестужев? -- воскликнула Елизавета Петровна. -- Но ведь он -- старик, намного старше меня!.. Ведь ему в будущем предстоит одна могила!..
   -- Он не верит, чтобы смерть могла приблизиться к нему, -- возразил Разумовский, -- а если бы она и встретилась с ним, то он отвернулся бы в сторону, воображая, что может пройти мимо неё незамеченным. Вы знаете также, -- продолжал граф, -- что то, что сегодня смеет рассчитывать на щедрую награду, получит, пожалуй, жестокое возмездие в будущем. Вы знаете, как умён, как лукав Бестужев; неужели он не сумел бы обратить взоры податливого Апраксина именно в ту сторону, куда смотрит сам?
   Елизавета Петровна в сильном волнении стала прохаживаться взад и вперёд по комнате, прижимая руки к бурно поднимавшейся груди.
   -- Если бы это было возможно, -- произнесла она дрожащими губами, -- если бы это было возможно, то мешкотность Апраксина получила бы объяснение. Но я не хочу... я не могу поверить этому; ведь если бы я поверила, то была бы готова забыть клятву, данную мною при восшествии на престол, и кровь полилась бы без милосердия, будь она даже благороднейшая после моей! -- воскликнула государыня. -- Не пощадил же мой отец, -- тихонько прибавила она, -- собственной крови, чтобы оградить от измены безопасность и величие государства.
   -- Я не обвиняю, -- сказал Разумовский, -- я ответил только на ваш вопрос. Я бдительно стерегу свою императрицу и умоляю её быть бдительной относительно самой себя.
   -- Я буду бодрствовать, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- и беда, если мой бдительный взор откроет то, чего ты учишь меня бояться. Тогда, пожалуй, наступит пора, не щадя ничего, вверить будущность государства только тем, которые выказали себя моими истинными друзьями, которые соглашаются взять в руку меч лишь в том случае, когда они могут действовать в качестве царственных полководцев.
   Она протянула графу руку, которую тот прижал к губам, причём поднял на государыню сияющий взор.
   -- Но, -- прибавила императрица, -- прежде чем осудить, я хочу испытать, хочу предостеречь. Никто не должен сомневаться в моей воле. Я приехала к тебе, -- продолжала она, -- потому что собираюсь послать гонца с моими непосредственными приказаниями Апраксину и потому что желаю выбрать для этого верного человека, который беспощадно и ясно передаст фельдмаршалу мою волю, который не позволит ни задержать, ни обмануть себя, который будет смотреть собственными глазами и расскажет мне всё виденное, -- вот какого доверенного хочу я потребовать теперь от тебя. Ты ведь знаешь офицеров моей гвардии, -- дай же мне такого надёжного гонца, в руку которого я могу безбоязненно вложить перуны моей ноли.
   Разумовский подумал с минуту.
   -- Я не знаю, -- сказал он наконец, -- никого лучше поручика Преображенского полка Пассека. Он смел и ловок; он пламенно чтит честь и величие России и скорее готов упасть замертво с лошади, чем замедлить на один час свой путь, он видит зорко и не удовлетворяется одними пустыми речами. Я позаботился о его командировке в Ораниенбаум, чтобы поставить там на страже истинно русских людей и верных подданных моей государыни.
   -- Ты хорошо сделал, спасибо тебе! -- произнесла Елизавета Петровна. -- Пошли немедленно этому офицеру приказ явиться ко мне. Если он оправдает моё доверие, то ему не придётся пожаловаться на неблагодарность его императрицы. Ведь я -- ещё повелительница и пока ещё имею власть устраивать по своему произволу и будущее.
   Глухой удар потряс со звоном оконные стёкла.
   Отрывистый вопль испуга раздался в соседней комнате.
   -- Боже мой! -- воскликнул Разумовский. -- Это -- голос Алексея. Что такое случилось?..
   Он, кинувшись со всех ног мимо императрицы, порывисто распахнул двери в соседнюю комнату -- библиотеку, уставленную высокими книжными шкафами, к которой примыкала с одной стороны спальня князя Алексея. Напротив входа виднелась отворенная дверь, откуда клубами валил густой жёлтый пар, наполнивший всю комнату сильным и одуряющим запахом.
   Когда Разумовский, за которым следовала по пятам испуганная императрица, вбежал в библиотеку, оба они увидели, что профессор Леман, стоявший перед шкафом, в сильнейшем ужасе бросился оттуда в кабинет, где не было видно ни зги от наполнявшего комнату густого пара. В ту же минуту послышался лёгкий крик, сопровождаемый стуком тяжёлого падения.
   -- Какое несчастье! -- воскликнул граф. -- Это ядовитый пар; должно быть, лопнул какой-нибудь сосуд... какое-нибудь опасное вещество пролилось в огонь... Воздуха, свежего воздуха!.. В нём единственное спасение!
   Он поспешно выбил несколько оконных стёкол.
   Сбежались слуги, привлечённые ударом взрыва, раскатившимся по всему дому. В один момент высокие окна были разбиты вдребезги; желтоватый пар, начавший уже скопляться в библиотеке, потянулся в них широкими полосами, благодаря образовавшемуся сквозняку, что вскоре дало возможность заглянуть в кабинет.
   Это было маленькое тёмное помещение, посредине которого виднелся кирпичный очаг, где горело зеленоватое пламя, сбегавшее на пол расплавленными огненными потоками. Возле очага стояла на железной подставке реторта, в которой ещё держалась лопнувшая шейка приёмника. Стены были уставлены большими склянками, стаканами и физическими инструментами.
   На полу лежал отброшенный в сторону, с протянутыми руками князь Алексей Тараканов, а на нём, как будто желая защитить его и прикрыть собою, был распростёрт профессор Леман.
   Императрица, смертельно бледная и вся дрожа, смотрела издали на мрачную картину. Слуги в ужасе теснились у порога, осеняя себя крестом. Разумовский прижал к лицу носовой платок и бросился в кабинет, чтобы выбить там маленькое оконце над очагом. После того пары стали расходиться.
   -- Песку! Тащите песку! -- воскликнул граф. -- Засыпьте огонь! Не надо воды -- иначе может случиться новое несчастье!
   Пока слуги исполняли его приказания, он, отодвинув тело профессора в сторону, наклонился к князю, но тотчас с криком ужаса отпрянул назад.
   -- Он мёртв! -- воскликнул граф. -- О, Боже, он мёртв!
   И, совершенно сражённый чудовищным ударом, ошеломлённый им, он добрел, шатаясь, до стула и громко зарыдал, закрыв лицо руками.
   -- Умер? -- воскликнула Елизавета Петровна, отворачиваясь. -- Возможно ли это? Здесь, на наших глазах!.. Он, который только минуту назад был так бодр и весел!
   Она прислонилась к дверному косяку и опустила неподвижный взор, не смея обратить его к месту ужаса. Слуги засыпали песком огонь, который, вспыхнув в последний раз с новой силою и подняв клубы пара, погас, после чего люди вынесли тело молодого князя из кабинета и положили его посреди библиотеки на наскоро принесённые подушки.
   -- Нет, нет! -- вскакивая воскликнул Разумевший. -- Этого не может быть!.. Это невероятно! Он не должен умереть! Алёша, сын мой, услышь меня!
   Он бросился на колени возле князя и приподнял обеими руками его голову, но и одного взгляда на черты юноши было достаточно, чтобы убедиться в роковой истине: всякая помощь здесь была бесполезна. Лоб и щёки мальчика были изрезаны осколками стекла; вытекшая из маленьких ранок кровь свернулась и почернела от ядовитых паров, лицо было смертельно бледно, с синеватым оттенком, губы страдальчески сжаты; глаза широко раскрыты с выражением ужаса, точно они внезапно увидели пред собою грозящую опасность.
   -- Всё кончено! -- простонал Разумовский. -- Ни о какой помощи нельзя больше и думать!
   Он бросился на труп князя, обливая слезами его окровавленное лицо.
   -- Профессор также умер, -- воскликнули слуги, которые вошли в кабинет и собирались вынести оттуда труп учёного.
   Леман, очевидно, хотел защитить и спасти своего воспитанника, но также был задушен ядовитыми газами.
   -- Оставьте его там! -- резким тоном крикнула Елизавета Петровна, дрожа всем телом от ужаса. -- Разве не довольно здесь и одного покойника? Неужели я должна увидеть страшную печать смерти ещё и на чужом лице?
   -- О, эти глаза, эти бедные глаза! -- воскликнул граф. -- Невозможно вынести их взгляд!
   Он осторожно надавил рукою веки мертвеца, однако они не сомкнулись; глаза с их остановившимся жутким взором оставались открытыми.
   Разумовский вскочил и подошёл к императрице, которая, всё ещё дрожа, стояла на пороге, не имея силы двинуться с места.
   -- Пойдёмте, -- тихонько сказал он ей, -- закройте глаза бедному ребёнку. Они подчинятся руке матери.
   -- Нет, нет! -- вся вздрогнув, воскликнула Елизавета Петровна. -- Я не могу... не могу видеть этот ужас!..
   Огонёк дикого, грозного гнева вспыхнул в глазах Разумовского.
   -- Вы не в состоянии исполнить святейший долг на земле -- закрыть глаза своего ребёнка? -- воскликнул он. -- Вы можете завтра казнить меня, вы можете заставить меня погибнуть в Сибири, но здесь, у трупа этого мальчика, я -- господин; здесь вы должны повиноваться мне, так как святейший завет природы звучит из моих уст и я говорю вам: исполните свой последний долг по отношению к этому нашему дитяти -- закройте ему глаза и дайте ему своё благословение на последний его путь в вечность!..
   Он словно тисками сжал руку Елизаветы Петровны и, гордо и повелительно подняв голову, повёл её к трупу юного князя.
   Без сопротивления, с дрожью во всех членах, последовала за ним колеблющимися шагами Елизавета Петровна. Граф склонился к усопшему, и, пока императрица почти с исказившимися чертами смотрела на окровавленное лицо, он наложил её руку на широко раскрытые глаза мальчика, творя шёпотом молитву. И действительно, рука государыни как будто обладала сверхъестественной силой: когда граф немного спустя снова поднял её, веки мертвеца сомкнулись, и по его лицу, без этого жуткого взгляда, исполненного ужаса, разлилось кроткое, мирное спокойствие, которое было свойственно ему при жизни. Императрица опустилась на колени возле умершего и долго всматривалась уже без всякого страха в его черты. Потом из её глаз хлынули слёзы. Она поцеловала окровавленное лицо ребёнка и, сложив руки, погрузилась в усердную молитву, содержание которой было известно Единому Богу. Разумовский стоял на коленях рядом с нею. Собравшиеся слуги смотрели на эту сцену затаив дыхание.
   Наконец императрица поднялась с коленей.
   -- Доволен ли ты, Алексей Григорьевич? -- спросила она.
   Вместо всякого ответа он схватил её руку и облил слезами, неудержимо струившимися у него из глаз.
   -- Ну, -- промолвила Елизавета Петровна, -- мать свершила свой долг; теперь всё исполнено. А императрица не должна забывать свои обязанности, -- прибавила она, выпрямляясь. -- Не забудь прислать ко мне поручика Пассека; пока мы погребём этого ребёнка в недра земли, откуда он мечтал добыть новый блеск и богатство России, я хочу обнажить меч против моих врагов и недругов нашего Отечества. Да витают дух моего отца и дух этого ребёнка, так горячо любивших Россию, вокруг моих знамён!
   Она быстро повернулась, направляясь к выходу, чтобы сесть в экипаж и ехать обратно в Петергоф.

XXI

   Не успела великая княгиня Екатерина Алексеевна возвратиться к себе в Ораниенбаум, как ей доложили о том, что её желает видеть государственный канцлер. Великая княгиня приняла его, можно сказать, с почтительным радушием и сердечностью, которые оказывала всегда первому министру государства. На её лице не было и следа неприятного столкновения с императрицей, и тому, кто сумел бы проникнуть в сокровенные помыслы этих двоих людей, стоявших лицом к лицу, было бы, конечно, трудно решить, кто из них наделён большим мастерством по части притворства: эта ли красивая, улыбавшаяся женщина, которая казалась вполне безобидной и держала себя так непринуждённо, точно принимала посещение доброго друга, хотя была убеждена, что государственный канцлер явился к ней не иначе как с определённою целью, или же этот не менее весело и непринуждённо улыбавшийся старик, который старался придать своим зорким, хитрым глазам выражение почти отеческого участия, когда подносил к губам руку великой княгини. Недолго пришлось Екатерине Алексеевне ломать голову над вопросом, что именно привело к ней канцлера. Бестужев опустился на диван, к которому подвела его великая княгиня, и, удерживая и внимательно рассматривая её руку, заговорил:
   -- Как прекрасна эта рука! Как изящна и нежна она и вместе с тем какое у неё крепкое сложение, какая твёрдость! Она прямо создана природой, чтобы держать скипетр и охватывать даже рукоятку меча. Такой руке, должно быть, непременно предназначено взять со временем бразды правления великого государства!
   -- Вы, кажется, пришли, -- улыбаясь, сказала Екатерина Алексеевна, причём ни одна чёрточка в её лице не выдавала напряжения, с каким она прислушивалась к словам государственного канцлера, -- вы, кажется, пришли говорить мне комплименты, от которых действительно давно отучил меня двор моей всемилостивейшей тётушки и которые, пожалуй, может безнаказанно позволить себе только испытанный и незаменимый советчик императрицы?
   -- Такой женщине, как вы, ваше императорское высочество, не говорят комплиментов, -- возразил граф Бестужев. -- Я высказываю только то, что думаю. Я немного занимался хиромантией и если вижу на этой нежной руке будущее великой монархини, то мне, конечно, легко сделать это предсказание, так как я знаю все свойства ума, который некогда будет направлять эту руку, чтобы она властно и повелительно простиралась над народами.
   -- Оставим будущее, -- сказала Екатерина Алексеевна, -- мне менее всех подобает дерзкое желание приподнять его завесу, и чем блестящее картины, которые я могла бы увидеть там, тем безотраднее, -- прибавила она со вздохом, -- должно показаться мне печальное и одинокое настоящее.
   -- Лишь мелкие умы живут в настоящем, -- возразил граф Бестужев, -- потому что настоящее пролетает мимо, как быстро увядающий лист, гонимый ветром, а ум, подобный вашему, живёт будущим и созидает для будущего основы грядущего могущества.
   Екатерина Алексеевна не возразила ничего, но в её светлом взоре ясно читался вопрос относительно значения слов государственного канцлера.
   -- Итак, когда я, -- продолжал граф Бестужев, -- заглядываю в блестящее будущее, лучи которого играют пред моими глазами вокруг чела вашего императорского высочества, то мне приходит невольное желание, чтобы эта прекрасная рука, которая должна раздавать лишь цветы сладостного счастья и которая имеет право снова протягиваться за прелестнейшими цветами юности до тех пор, пока со временем будет пожинать лавры неувядаемой славы, -- не оцарапалась о цветочные шипы, рискуя сделаться непригодной для великих задач будущего.
   -- Я готова подумать, -- заметила великая княгиня, -- что наряду с хиромантией вы изучали и поэтов Востока, потому что говорите со мною образными загадками; однако я не в силах понять их, несмотря на свой ум, о котором вы отзываетесь так лестно.
   -- Для вашего императорского высочества не существует неразрешимой загадки, -- ответил Бестужев. -- Вы умеете -- что доступно лишь немногим женщинам -- отделять сердечную игру от серьёзной стороны жизни; вы знаете также, что тот, кто хочет господствовать над людьми, лишь тогда может позволить себе развлечение лёгкой любовной забавой, когда эта забава не угрожает отразиться роковым и опасным образом на серьёзной стороне жизни.
   -- Я знаю это, -- серьёзно проговорила Екатерина Алексеевна, -- и доказала, что я это знаю; никогда моё сердце не соблазнит меня закрыть себе путь, могущий вести меня к той будущности, которую вы, -- иронически-насмешливо прибавила она, -- предугадываете для меня по хиромантии.
   -- Сердце может ошибаться, -- возразил граф Бестужев, -- это самый глупый орган, и его порывы могут затемнить даже такой ясный кругозор, как у вашего высочества... Есть люди, -- продолжал он, также принимая более серьёзный тон, -- которым, по-видимому, свойственны безмятежные забавы и которые тем не менее приносят опасность, которые тем не менее могут явиться препятствием на пути к великой, блестящей будущности, и женщина, как вы, ваше высочество, должна избегать таких людей так же, как розы, издающие столь приятный аромат, но окружённые острыми, опасными шипами... К чему? Ведь есть так много цветов, которые можно срывать, не подвергая опасности вашей нежной руки.
   -- Говорите яснее, -- строгим и резким тоном произнесла Екатерина Алексеевна, -- мы оба слишком хорошо знаем цену времени, чтобы заниматься загадками и притчами.
   -- Я сейчас от императрицы, -- сообщил граф Бестужев, -- и её величество оказала мне честь говорить со мною относительно ораниенбаумского двора.
   -- Очень милостиво со стороны её величества, -- с горечью возразила Екатерина Алексеевна, -- обитатели Ораниенбаума давно уже не имели повода радоваться подобному вниманию... И я тоже недавно приехала от государыни, -- продолжала она, -- и мне также она сделала одно замечание относительно нашего двора, который, впрочем, едва ли и можно называть двором... Я почти склонна думать, что это замечание императрицы связано с тою загадкою, которую задали мне вы.
   -- Для вашего высочества не может быть безразличным, -- ответил граф Бестужев, -- каким обществом окружён наследник престола в тот самый момент, когда Россия готова решительно вмешаться в европейскую политику, и если императрица замечает, что среди окружающих великого князя находятся иностранцы, причём такие, на которых лежит подозрение, что они состоят в тесной связи с противниками России, то её величество в полном праве желать, чтобы вы, ваше императорское высочество, способствовали устранению этих элементов... Это -- предосторожность, требуемая благоразумием, и пусть это будет стоить мимолётной сердечной привязанности, но вы, ваше императорское высочество, должны принести эту жертву, вознаграждение за которую найти совсем не трудно.
   Екатерина Алексеевна гордо выпрямилась.
   -- Вы говорите относительно графа Понятовского? -- холодно и надменно спросила она.
   Бестужев молча склонил голову.
   -- В таком случае, -- воскликнула великая княгиня с воспламенившимся взором, -- говорю вам, что ваши слова напрасны... Я не стану советовать великому князю удалить графа... Я буду... слышите, всеми силами я буду противодействовать этому удалению... На этот раз я не пожертвую цветами, аромат которых делает меня счастливою... с отвагой разъярённой львицы я буду отстаивать права своего сердца от императрицы и -- что может быть ещё более -- от вас, граф Бестужев!.. Пусть я ничего не значу при этом дворе, пусть я буду ничтожнейшим существом в России, берегитесь: и слабый враг может стать опасным, когда его приводят в отчаяние!.. Вы считаете меня сильной духом и смелой, как вы сами сказали мне это... Отлично, я соберу все силы своего духа и воли, чтобы защитить единственного друга, который есть у меня!
   -- Единственного? -- повторил граф Бестужев. -- Вы не правы в отношении меня, ваше императорское высочество... К чему же такая горячность?.. Неужели для такой женщины, как вы, ваше высочество, может иметь такое значение сердечная игра?
   -- А если, наконец, я желаю, -- с возрастающим волнением воскликнула Екатерина Алексеевна, -- чтобы мне предоставили эту игру!.. Если это и игра, то я требую в ней, по крайней мере, свободы во имя прав своего сердца!.. Послушайте, граф Бестужев, -- продолжала она, и её голос принял жёсткое выражение, а глаза заблестели почти дикою энергией, -- я была готова пожертвовать всеми жизненными благами ради того священнейшего чувства, которым может быть полно сердце женщины; я была готова посвятить все свои жизненные силы долгу, больше и выше которого нет на земле... Я просила государыню... я в ногах у неё умоляла её отдать мне моего сына, и она... отказала мне в этом!.. Пусть будет так... Я отказываю в той жертве, которой требуют от меня! Скажите это государыне, если хотите... пусть она употребит всё могущество, находящееся к её услугам, приложите и вы сами все свои хитрость и упрямство, в которых вас не превзойдёт никто на свете, -- я всё же буду сопротивляться вам, и если вы насильно удалите графа, то я последую за ним!.. Я истомилась, влача это жалкое, пустое, одинокое существование, и если мне нужно сохранить силы в ожидании той будущности, о которой вы говорили мне, то не касайтесь же грубою рукой прав моего сердца.
   Граф Бестужев молчал и смотрел на эту дважды прекрасную в её пылком волнении женщину испытующим взором врача, видящего перед собою больного и измышляющего средство, которое ослабило бы пароксизм лихорадки.
   Между тем как они молча не спускали взоров друг с друга, дверь отворилась и с весёлою улыбкой на губах, сияя красотой и молодостью, вошёл граф Понятовский. Он остановился на пороге и, увидев канцлера, намеревался с глубоким поклоном в сторону великой княгини повернуть обратно.
   -- Стойте! -- воскликнула Екатерина Алексеевна. -- Останьтесь, граф Понятовский!.. Мы говорим о вас, и вы вправе присутствовать при нашем разговоре.
   Понятовский приблизился. Он испуганным взором смотрел на крайне возбуждённое лицо великой княгини.
   -- Прошу вас, ваше императорское высочество, -- сказал Бестужев, -- остановитесь... подумайте...
   -- Мне не о чем думать, -- воскликнула Екатерина Алексеевна, -- я уже сказала вам, что буду защищаться, когда на меня станут нападать, и я сдержу своё слово.
   -- А кто нападает на вас, ваше императорское высочество? -- воскликнул граф Понятовский, с угрожающим блеском в глазах подходя к великой княгине, между тем как Бестужев, вздыхая и пожимая плечами, переводил свой взор с одной на другого.
   -- На меня нападают, -- воскликнула Екатерина Алексеевна, -- намереваясь похитить у меня моего друга... Вас, граф Понятовский, хотят прогнать отсюда и от меня требуют, чтобы я пожертвовала вами, так как считают преступлением, когда моё сердце бьётся лично для меня!.. Если вы хотите оставить меня, -- продолжала она, -- если вы хотите уступить угрозам, ступайте... вы свободны... Но если вы желаете сохранить верность дружбе, в которой вы клялись мне, то пусть наши враги увидят, что в состоянии сделать слабая женщина, приведённая в отчаяние.
   Граф Понятовский опустился пред великою княгиней на колени и стал целовать её руки, протянутые ему ею, причём она взглянула на Бестужева вызывающе упрямым взором; последний отвернулся и лишь, вздыхая, покачивал головою.
   Граф Понятовский поднялся с коленей.
   -- Дело идёт о моей особе, ваше императорское высочество, -- начал он со спокойной уверенностью в голосе, -- и, как ни безгранично блаженно счастье, которым наполнило меня милостивое участие высокой повелительницы, тем не менее я считаю своею обязанностью лично вступиться за себя и выслушать, в чём меня упрекают и чего требуют от меня... поэтому прошу ваше императорское высочество предоставить мне самому вести свои дела и разрешить мне, несмотря на ваше присутствие, переговорить с господином канцлером.
   Бестужев удивлённо взглянул на почти иронически насмешливое лицо Понятовского.
   -- Вы хотите оставить меня? -- воскликнула Екатерина Алексеевна.
   -- Лишь вместе с жизнью, -- горячо ответил граф Понятовский. -- Я всё же убеждён, -- продолжал он, -- что мне удастся убедить его сиятельство в моей невинности и обратить его в моего защитника... Прошу вас, ваше императорское высочество, извинить, что мне приходится удалиться с господином канцлером, если его сиятельство намерен удостоить меня чести поговорить со мною.
   -- Хорошо, -- вымолвила Екатерина Алексеевна, -- всё-таки вам не нужно уходить... он в состоянии перехитрить вас... убедить возвратиться на родину... Оставайтесь здесь, господа, оставайтесь одни, но я возвращусь и потребую во всём отчёта... Будьте уверены, граф Бестужев, что я не позволю ни запугать, ни перехитрить себя.
   С этими словами великая княгиня удалилась. Канцлер и граф Понятовский остались одни.
   Граф Бестужев в небрежно-удобной позе опустился на диван; с важным видом своего превосходства он обвёл стоявшего перед ним графа взором и, вертя между пальцев свою золотую табакерку, сказал:
   -- Поздравляю вас, граф... По-видимому, вы отлично умеете приобретать расположение дам... Это свидетельствует об уме, так как одна прекрасная внешность, которою природа щедро наделила вас, способна привлекать лишь мимолётно, но никогда не оковывает цепями.
   -- Ваше сиятельство, -- невольно краснея, воскликнул Понятовский, -- я принуждён просить вас...
   -- Постойте, постойте! -- прервал его Бестужев. -- Позвольте мне спокойно продолжать, так как в моём возрасте на такие вещи смотрят совершенно хладнокровно... Итак, я не могу сомневаться в вашем уме, -- продолжал он, -- и вы поймёте, что в любовных историях, в которых бывает замешана женщина высочайшего положения, поступают совершенно иначе, чем тогда, когда вопрос идёт о простой субретке или даже о придворной даме... Вы поймёте, что было бы безумием и вовсе не по-рыцарски, если бы вы злоупотребили расположением великой княгини и пытались воспротивиться воле государыни, так как её императорское величество повелела вам удалиться отсюда... Вы бессильны против воли государыни, и вы поступите не по-рыцарски, вовлекая в эти неудобные затруднения такую даму, как великая княгиня... Мне кажется, что долг всякого рыцаря отступать в таких случаях.
   -- Вы, ваше сиятельство, совершенно правы, -- ответил Понятовский, -- и я ни на мгновение не колебался бы пожертвовать своею особою, чтобы оградить её императорское величество от всякого конфликта с её императорским высочеством, если бы не надеялся приобрести столь же могущественного, сколь и проницательного союзника, который найдёт путь к тому, чтобы изменить волю императрицы и побудить её взять обратно повеление, столь жестоко задевающее меня.
   -- И в ком вы думаете найти такого союзника? -- спросил граф Бестужев. -- Я совершенно откровенно говорю с вами! Это не я побудил государыню отдать повеление об удалении вас... Ведь тут действовали против вас другие силы, и едва ли вы найдёте человека, который мог бы с успехом бороться против этих сил.
   -- Есть один лишь человек, который в России может всё, -- ответил Понятовский, -- и он поможет мне побороть все происки противников.
   -- Мне было бы очень интересно узнать такого человека, -- насмешливо произнёс граф Бестужев.
   -- Вы, ваше сиятельство, согласитесь со мною, -- с улыбкой ответил граф Понятовский, -- если я скажу вам, что моим союзником будет граф Алексей Петрович Бестужев, великий канцлер Российской империи.
   -- Сильно сказано! -- заметил граф Бестужев, причём, громко смеясь, погрузил свои длинные, худощавые указательные пальцы в табакерку и поднёс их к носу. -- Вы ждёте, что я буду защитником каприза, который может повлечь за собою больше осложнений, чем он стоит того?.. Всё же я должен сказать вам, что это -- дело серьёзное, и потому прошу вас подавить в себе склонность к шутливости, которая могла бы быть более уместна в другое время и при других обстоятельствах... Верьте мне, для вас не остаётся ничего другого, как поскорее и без шума уехать, если вы только не хотите навлечь на себя и, что ещё печальнее и непростительнее, на великую княгиню гнев императрицы.
   -- Я никогда не позволю себе шуток при таких серьёзных обстоятельствах и в отношении такого человека, как вы, ваше сиятельство, -- возразил граф Понятовский, -- я говорил совершенно серьёзно и уверен в том, что вы, ваше сиятельство, будете искать и найдёте путь, чтобы сделать возможным для меня, с согласия императрицы, пребывание при этом дворе.
   -- Мне интересно было бы узнать причину, которая должна побудить меня сделать то, что вы от меня ожидаете... -- сказал Бестужев, изумлённый доверием графа Понятовского, -- предположим даже, что это в моей власти.
   -- Во власти вашего сиятельства всё, что вы хотите, а причина оказать кому-либо услугу всегда заключается, кроме личной дружбы, которую едва ли я могу иметь смелость предположить со стороны вашего сиятельства, в обещании или, в свою очередь, услужить когда-либо, или прекратить неприязненные действия.
   Граф Понятовский говорил очень резко и определённо. Взор его обычно нежных глаз стал угрожающим и вызывающим.
   Бестужев насторожился.
   -- Продолжайте, граф, -- сказал он, -- мне кажется, что наша беседа будет много серьёзнее, чем я предполагал... Итак, какую же взаимную услугу вы могли бы обещать мне? -- продолжал он, окидывая красивого и элегантного молодого человека насмешливым взором. -- Какие неприязненные действия могли бы вы прекратить, чтобы приобрести во мне пособника роману, который в действительности был бы для меня совершенно безразличен, если бы не необъяснимое упрямство великой княгини?
   -- Будущее, может быть, покажет услугу, которую я мог бы оказать вашему сиятельству, -- ответил граф Понятовский.
   -- Дело идёт о настоящем, -- прервал его Бестужев.
   -- Итак, -- продолжал граф Понятовский, -- будем говорить о том, что, как я предполагаю, могло бы неприятно воздействовать на вас, ваше сиятельство, и что, вне всякого сомнения, произошло бы тотчас же после того, как я был бы принуждён покинуть Россию, то есть тотчас же, как мне не удастся, -- прибавил он, -- увидеть в вас своего защитника.
   -- Дальше... дальше! -- нетерпеливо произнёс граф Бестужев.
   -- Я вынужден подвергнуть ваше терпение небольшому испытанию, -- продолжал граф Понятовский, -- причём начну с одного события, от которого нас отделяет уже кое-какой промежуток времени... В Дрездене проживал, как, без сомнения, припомните вы, ваше сиятельство, господин Кастерас, человек большого ума; он, благодаря своей острой наблюдательности, благодаря своим связям при всех дворах и в особенности в известных кругах при русском дворе, встал на пути графу Брюлю, а также одному большому государственному мужу, первому министру одной великой державы.
   Бестужев побледнел. Его взор неуверенно скользил по полу. В уголках его губ трепетала принуждённая улыбка.
   -- Видите ли, -- продолжал граф Понятовский, -- уже кардинал Ришелье считал за правило, что врагов и неудобных лиц должно или привлекать на свою сторону, или уничтожать... Само собою разумеется, что это правило было принято и государственными мужами позднейших времён. А так как господина Кастераса нельзя было привлечь к себе, то тот министр, о котором я только что говорил, решил уничтожить его. Поэтому он написал графу Брюлю пространное письмо, причём указал ему на правила великого кардинала и в то же время обозначил путь, на котором можно было посредством небольшого, безвредного порошка убрать неудобного противника с дороги... Совет упал на добрую почву, и ему последовали -- Кастерас исчез с лица земли, на которой он стоял на пути графа Брюля и того высокого и могущественного советчика... Как и должно быть в таких случаях, это происшествие покрыто глубочайшей тайной и его участнику, без сомнения, было бы в высшей степени неприятно, если бы когда-нибудь покров с той тайны был приподнят, так как подобные вещи творят, но не совсем-то охотно допускают упрекнуть себя в них... Если я буду принуждён покинуть Россию, если мне не удастся приобрести дружеского защитника в лице вашего сиятельства, то я обращу внимание всего света на упомянутое происшествие, чтобы, если я не в состоянии более защищаться, мстить моим врагам, к которым я, к своему величайшему сожалению, вынужден буду причислить и вас.
   Граф Бестужев снова овладел собою. Он откинулся на спинку дивана и с выражением безразличного спокойствия проговорил:
   -- Недостаточно рассказывать подобные истории, которые ведь легко могут явиться плодом фантазии в ничем не занятой голове; приходится также и доказать их.
   -- Нет ничего легче этого, -- воскликнул граф Понятовский, -- то письмо, о котором я говорил...
   -- Подобные письма, -- прервал его Бестужев, фиксируя своего собеседника взором, -- если их вообще пишут, всегда уничтожаются.
   -- Они должны быть уничтожаемы, -- продолжал граф Понятовский, -- и я не сомневаюсь, что вы, ваше сиятельство, в подобном случае соблюли бы такую предосторожность... Но вы припомните, что граф Брюль насколько умён, настолько и легкомыслен... А может быть, он хотел обезопасить себя, так как ведь может случиться, что прежние друзья сделаются врагами... Словом, то письмо не уничтожено, и, когда король Фридрих осаждал Дрезден, он нашёл в архивах тот роковой документ.
   -- Этого не может быть! -- воскликнул граф Бестужев, совершенно забывая всякую сдержанность. -- И то письмо?..
   -- Находится в надёжном месте, -- сказал граф Понятовский, -- так что каждое мгновение оно может быть опубликовано и сообщено в оригинале представителям европейских кабинетов... Но, чтобы вы, ваше сиятельство, не сомневались в моих словах, -- продолжал он, -- прошу вас бросить взгляд на эту копию.
   Граф вынул из нагрудного кармана бумагу и передал её канцлеру.
   Последний быстро пробежал взором её содержание и затем под влиянием внезапного взрыва живого негодования разорвал её.
   -- Теперь вы видите, что я не безоружен, -- спокойно произнёс Понятовский, -- и я прошу вас ещё раз оказать мне своё покровительство и содействие и сделать для меня возможным дальнейшее пребывание при этом дворе.
   Граф Бестужев поднялся с дивана и в глубоком размышлении стал ходить взад и вперёд по комнате, причём даже не опирался на палку, как всегда делал это.
   -- Это невозможно, -- сказал он, между тем как его лицо не носило и следа прежней холодной и важной снисходительности. -- Это невозможно... государыня вполне определённо выразила своё повеление... Что мне сказать ей?.. Всё же подождите, -- вдруг, останавливаясь, проговорил он со злорадно хитрой усмешкой, -- граф Брюль, который легкомыслен, как балетная танцовщица, допустил непростительную неосторожность... Он должен позаботиться о том, чтобы она осталась без последствий... Это было бы неслыханным скандалом! -- Канцлер молча размышлял несколько мгновений. -- Есть одно средство, -- сказал он затем, с благосклонною улыбкою глядя на графа. -- Императрица не может удалить из России посла союзной державы, она не может питать подозрения к представителю кабинета, стоящего на стороне России... Вам необходимо покинуть Россию... в настоящую минуту невозможно противиться повелению императрицы... Но вам предстоит вскоре вернуться обратно... я надеюсь, её императорское высочество будет очень довольна, когда граф Станислав Понятовский, которого она почтила своим милостивым расположением, появится при Петербургском дворе в качестве посла его величества короля польско-саксонского.
   Лицо графа Понятовского осветилось гордой радостью. Но он недоверчиво покачал головою:
   -- Это было бы таким счастьем, о котором я не осмеливаюсь и мечтать, -- воскликнул он. -- В моём возрасте... Нет, это невозможно.
   -- "Невозможно" -- этого слова граф Брюль не знает, если только пожелает чего-либо, -- возразил Бестужев, -- а он должен сделать это, чтобы загладить своё непростительное легкомыслие. Поздравляю вас, -- продолжал он, с доброжелательной миной подавая графу руку, -- вскоре я буду иметь удовольствие представить вас императрице при вашем вступлении в ваши новые обязанности.
   Граф Понятовский подавил в себе радость по поводу этого непредвиденного оборота дел и сказал:
   -- И тогда я тем более буду иметь возможность заверить вас, ваше сиятельство, как сильно желает также и король прусский быть вашим личным другом и, несмотря на войну с Россией, о которой сильно сожалеет, постоянно выказывать вам своё милостивое расположение.
   Граф Бестужев окинул его испытующим взором.
   -- До сих пор я испытал со стороны его величества короля прусского мало дружелюбия, -- сказал он. -- И король английский был мне другом, -- с глубоким вздохом продолжал он, -- но непреложный ход политики разрывает все связи.
   -- Король прусский, -- возразил граф Понятовский, -- умеет различать между личностью такого великого и высокоумного государственного мужа, как вы, ваше сиятельство, и обязанностями слуги своей государыни, которая, к сожалению, восстановлена против короля и присоединилась к его противникам. Король не преминет дать вам доказательства своего расположения и не воздержится от этих доказательств из-за перемены во внешней русской политике, как сделал это король английский... -- Затем он, смеясь, прибавил: -- Ведь всегда можно сделать так, чтобы армии стояли друг против друга в бранном поле и чтобы вместе с тем взаимные отношения обоих государств, которые созданы лишь для дружбы друг с другом и которые рано или поздно, без сомнения, возвратятся к этой дружбе, вовсе не были непоправимо порваны кровавыми событиями.
   Бестужев с искренним изумлением взглянул на графа Понятовского, а затем произнёс:
   -- Я был прав, предполагая в вас много ума, так как вы были в состоянии внушить живейшее участие к вам такой женщине, как великая княгиня... Но теперь я вижу, что слишком низко ценил вас.
   -- Итак, мы поняли друг друга, -- ответил граф Понятовский, -- я не ошибся в надежде найти в лице вашего сиятельства друга и союзника, а вы можете во всякое время рассчитывать на мою готовность со своей стороны исполнить всякое приказание, которое вы отдадите мне.
   Бестужев скорее с дружелюбным, чем со снисходительным выражением лица подал ему руку и некоторое время стоял рука об руку с этим молодым человеком, без обиняков высказавшим себя усердным сторонником короля прусского, с которым Россия вела войну; и его-то канцлер готовился представить петербургскому двору в качестве посла государства, союзного его императрице и не менее враждебного Пруссии.
   Оба эти человека -- старый, лукавый, непроницаемый дипломат и молодой, цветущий, весёлый и жизнерадостный кавалер -- объединили в этом рукопожатии, которым они обменялись, сокровеннейшие нити политической интриги, взволновавшей тогда всю Европу.
   Они стояли всё ещё друг против друга, когда в комнату снова быстро вошла Екатерина Алексеевна. При виде этой группы, которую она никак не ожидала видеть, великая княгиня изумлённо остановилась.
   Бестужев, не выпуская руки Понятовского, повёл его навстречу великой княгине.
   -- Этот молодой человек, -- проговорил он с непринуждённой улыбкой, -- обладает даром убеждения, которому я не был в состоянии противостоять... Я обещал ему насколько возможно содействовать его возвращению.
   -- Его возвращению? -- с изумлением и недоверием спросила Екатерина Алексеевна. -- Следовательно, он всё же должен покинуть нас? А когда его здесь не будет, каким образом станет возможно устроить его возвращение?.. Это ещё тяжелее, чем изменить волю государыни.
   -- Это необходимо, ваше императорское высочество! -- сказал граф Бестужев. -- Её величество, быть может, и забудет о том, что повелела, но есть люди, которые напомнят ей об этом... Позвольте теперь графу уехать и улечься буре, разразившейся над ним, а когда вы будете принимать его здесь в качестве посла его величества короля польского, то немного подумайте о старике Бестужеве и убедитесь, что он -- самый верный и преданный друг ваш, -- прибавил он с выражением добродушного упрёка.
   -- В качестве посла короля польского? -- с ещё большим изумлением воскликнула Екатерина Алексеевна. -- Я не понимаю этого... А если этого тем не менее не случится?.. Если вы, Алексей Петрович, не сдержите слова? -- с мрачным взором прибавила великая княгиня. -- Если это попросту окажется ловушкой?..
   -- Его сиятельство сдержит своё слово, -- твёрдо, убеждённым тоном проговорил граф Понятовский, обращаясь к великой княгине. -- Неужели вы предполагаете, что я согласился бы всего лишь на день даже удалиться отсюда, если бы в моих руках не было достоверного обеспечения, что разлука лишь кратковременна и что вскоре я снова смогу сложить к вашим ногам мои покорность и преданность?
   Дверь быстро распахнулась, и вошёл великий князь в своём голштинском мундире.
   -- Я слышу, что вы здесь, граф Алексей Петрович, -- воскликнул он, -- и мне очень интересно знать, что вы привезли нам с собою. Не знаю, добрые ли то вести, и почти опасаюсь противного, но во всяком случае цель вашего посещения достойна того, чтобы я ознакомился с ней.
   Он казался раздражённым; в тоне его голоса звучали упрёк и недоверие.
   Бестужев обменялся быстрым взглядом с великою княгинею и спокойно и непринуждённо ответил:
   -- Я прибыл сюда, чтобы сообщить вам, ваше императорское высочество, о том, что государыня императрица недовольна пребыванием при вашем дворе графа Понятовского.
   -- А-а, -- воскликнул великий князь, причём от вспыхнувшего в нём гнева его лицо покрылось тёмною краскою, -- а-а, старая история! Хотят лишить меня всех моих друзей!.. Но из этого ничего не выйдет... Что находят в графе Понятовском, который -- отличный кавалер и которого я причисляю к своим друзьям?.. Передайте императрице, -- всё запальчивее и запальчивее кричал он, -- что я буду защищать своих друзей, что я хочу по своему вкусу выбирать окружающее меня общество и что я не примирюсь с тем, чтобы со мною обходились как со школьником!.. Я -- герцог голштинский... Я мог бы сделаться королём шведским и во всякое мгновение готов сбросить с себя свой русский великокняжеский титул, низводящий меня на степень последнего из крепостных!.. Вы остаётесь здесь, граф Понятовский... я приказываю вам это, и мы поглядим, осмелится ли моя тётка послать в мой дом солдат своей гвардии, чтобы удалить вас отсюда!..
   -- Ваше императорское высочество, -- сказал граф Бестужев, -- может быть, вы и могли бы осмелиться пренебречь гневом императрицы, но примите во внимание, что почувствовать на себе всю ярость этого гнева придётся бедному графу Понятовскому... Я только что хотел, прежде чем доложить вам распоряжение императрицы, обсудить вместе с великою княгинею и находящимся здесь графом, каким образом можно было бы устранить остроту повеления императрицы... Я советовал графу на короткое время покинуть двор и Россию... Между тем я позабочусь о том, чтобы её величество обратилась к другому образу мыслей, и уверен, что в ближайшем будущем она ничего не будет иметь против возвращения графа.
   -- Вы так думаете? -- спросил Пётр Фёдорович, который, по обыкновению, после первого бурного припадка гнева снова впал в робость и в котором одержал верх страх перед тёткою.
   -- Я уверен в этом, -- подтвердил граф Бестужев, -- и граф Понятовский также моего мнения.
   -- Правда? -- спросил Пётр Фёдорович, обращаясь к Понятовскому.
   -- Правда, -- ответил граф, -- и я прошу вас, ваше императорское высочество, как ни тяжела мне разлука, считать моё временное удаление отсюда приемлемым.
   -- Чёрт возьми, чёрт возьми! -- воскликнул великий князь, топнув сапогом по полу и звякая шпорою. -- Никто при этом дворе и не вспомнит обо мне, за исключением разве того случая, когда дело коснётся того, чтобы причинить мне зло и сделать неприятность мне и моим друзьям!.. Постойте же! -- вдруг воскликнул он, причём его взор озарился счастливым огоньком. -- Скажите, граф Бестужев, вы уверены в том, что императрица вскоре изменит свои воззрения и разрешит графу возвратиться?
   -- В этом, как я уже имел честь заметить вашему императорскому высочеству, я совершенно уверен, -- ответил граф Бестужев.
   -- В таком случае, -- воскликнул Пётр Фёдорович и, как ребёнок, радостно захлопал в ладоши, -- в таком случае я знаю, как мы поступим... Пусть граф исчезнет из моего двора, но тем не менее он не уедет отсюда... тем не менее мы будем ежедневно видеть его... У меня есть для него надёжное убежище... в доме лесничего, в парке, близ зверинца... Никто не откроет его там, и в то время как мы будем среди своих, он будет иметь возможность приходить сюда всегда, когда лишь захочет... Вы умеете, граф Бестужев, хранить молчание?.. Обещаете не изменить мне? -- сказал он, схватив руку канцлера.
   -- Если убежище надёжно, -- ответил Бестужев, -- то это было бы единственным выходом.
   Он вопрошающе взглянул на Екатерину Алексеевну.
   -- Убежище надёжно! -- торопливо воскликнула последняя. -- Я знаю этот дом... никто там не бывает... там живут тихие, благонадёжные люди.
   -- Графу, конечно, придётся решиться носить кафтан лесничего, -- немного неуверенно произнёс Пётр Фёдорович.
   -- Служба вашему императорскому высочеству, -- возразил граф Понятовский, -- обеспечит мне некоторое развлечение.
   -- Отлично! В таком случае решено, -- радостно воскликнул Пётр Фёдорович, -- я сейчас же поеду верхом, чтобы устроить всё, и ещё сегодня вечером пусть граф переедет в своё новое жилище... Он, -- громко смеясь, прибавил великий князь, -- будет носить форму моего лесничего с таким же полным правом, как и сам старик Викман... Это будет очень забавно, -- всё с большей весёлостью продолжал он, -- и в то же время мы будем иметь немного и своей воли... Вернитесь, граф Бестужев, к императрице и передайте ей, что её повеление будет исполнено... Пусть всякий видит, что граф уезжает отсюда, и я сам отправлю по всем станциям до самой границы курьера с тем, чтобы он приготовил везде лошадей для дорожного экипажа.
   -- А в этом экипаже, -- смеясь, сказал граф Понятовский, -- совершит скорое и удобное путешествие в Польшу один из моих слуг.
   -- Отлично... отлично! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Как я неправ был, что сердился!.. Это великолепная шутка... Как будем смеяться мы, проводя здесь время в тесном кругу за беседой о нашем друге, который так далеко от нас!.. Вы должны, граф Понятовский, прилежно писать нам... очень прилежно! -- сказал он, всё сильнее и сильнее заливаясь смехом. -- Ну, а теперь к старому Викману, чтобы подготовить его к прибытию нового члена семьи! -- воскликнул великий князь и выбежал из комнаты.
   Бестужев с неописуемой улыбкой взглянул ему вслед.
   -- Итак, я возвращаюсь к её величеству, -- сказал он, -- чтобы сообщить ей, что её желание весьма охотно будет исполнено здесь... Отправляйтесь, сударь, -- продолжал он, обращаясь к графу Понятовскому, -- я надеюсь, что вы не будете скучать в вашем убежище, и позабочусь о том, чтобы лесничий его императорского высочества поскорее превратился в посла короля польского. Вы и в самом деле -- баловень счастья, -- сказал он, с искренним изумлением любуясь молодым человеком, -- над вашей головою должны светить яркие звёзды, и я нисколько не удивлюсь, если судьба осыплет вас, как из рога изобилия, всеми почестями.
   Сказав это, Бестужев отвесил глубокий поклон великой княгине и удалился.
   -- Он прав! -- ликующе воскликнул граф Понятовский. -- Моё счастье написано на звёздах, но эти звёзды не светят с холодной дали небес; они приветствуют меня здесь, в прелестных глазах моей высокой повелительницы, моей нежной, моей обожаемой Екатерины.
   Он опустился на колени перед великою княгинею и прильнул своими пылающими губами к её рукам.

XXII

   Празднества в Петергофе были прерваны. Императрица совсем не показывалась из своих комнат и не принимала никого, кроме графов Алексея Григорьевича Разумовского и Ивана Ивановича Шувалова, а также шевалье Дугласа, который продолжал по-прежнему пользоваться совершенно особыми милостью и расположением государыни, причём, однако, никто из любопытствовавших не мог открыть причину этого. Весь двор выказывал глубочайшее горе по поводу кончины князя Тараканова. Хотя почти никто не видел этого юноши, так как он редко покидал свой дом, а его сестра, бывшая младше его, уже в течение целого года находилась на воспитании в монастыре, однако везде была известна та нежная любовь, которую питала императрица к покойному князю, а предположения о её истинных отношениях к нему были настолько широко распространены и признавались настолько правдивыми, что каждый при императорском дворе старался всеми силами показать, что всем сердцем разделяет печаль её императорского величества. Приёмы во всех светских домах Петербурга были прекращены, представители высшего света надели траурные одежды, и каждый из них старался придать своему лицу наиболее печальное и удручённое выражение; без всякого труда можно было бы сказать, что на весь двор был наложен официальный траур, если бы это ставшее теперь совсем обычным слово было уже тогда в обращении.
   Тихо и скромно, но всё-таки по княжескому церемониалу было погребено тело рано угасшего князя Алексея Тараканова. Императрица и в этот день не покинула своей комнаты; она не отправилась на погребение юного князя, так как даже в этом случае не была в состоянии подавить свой ужас перед всем, что как-либо напоминало о смерти. Однако она всё время в этот тяжёлый день провела лежа, с иконой Божией Матери на коленях, причём её губы почти беспрестанно произносили слова жарких и искренних молитв. Императрица поднялась лишь тогда, когда к ней явился граф Разумовский с сообщением о том, что бренные останки несчастного князя навеки скрыты в могиле. Сильный поток слёз брызнул из глаз Елизаветы Петровны, и под влиянием чувства глубочайшей скорби она упала в объятия Разумовского и, склонив голову на его грудь, несколько времени безутешно рыдала.
   -- Сегодня скрылось в могиле последнее свидетельство о былом, полном счастья и блаженства времени, -- глубоко тронутый, произнёс граф Разумовский. -- Но дай Бог, чтобы вы, ваше величество, из-за этого не забыли того своего глубоко преданного друга, который только о том и думает, как бы послужить вам.
   Императрица выпрямилась и осушила свои слёзы.
   -- Не хочешь ли ты принять на себя командование моей армией? -- спросила она. -- Знаешь, Алексей Григорьевич, сегодня мне приснилось, будто ты поднёс мне венок, сплетённый из свежих лавров. Не хочешь ли отправиться в Мемель? Не отозвать ли мне Апраксина?
   Разумовский, покачав головой, ответил:
   -- Нет, ваше величество! Вы наградили меня фельдмаршальским жезлом, пожаловав меня им в качестве знака вашей милости ко мне, но я не уверен в том, что был бы в состоянии одержать победу; и я думаю, что слишком близко стою к вам, чтобы рисковать быть побеждённым. Быть может, если бы я был теперь моложе и сильнее, я рискнул бы вступить в борьбу с судьбою, но весь остаток моих юношеских сил и мужества погребён теперь вместе с прахом милого Алёши. В настоящий момент на карту поставлены, честь и сила России, а это -- такие драгоценности, рисковать которыми не следует надломленному человеку; я готов пожертвовать своей жизнью за свою милостивую повелительницу, но не чувствую в себе уверенности в возможность для меня победы.
   -- Нет, ты победил бы! -- возразила Елизавета Петровна. -- Те сны, которые живо захватывали меня собою, всегда исполнялись... Хорошо, я не буду настаивать и принуждать тебя. Но всё же да будет истиной тот венец из лавров, который приснился мне!.. И я уверена, что дух дорогого Алёши милостиво будет взирать на нас, когда мы возложим на его гробницу несколько листочков из этого венца. Пришли ко мне того офицера, о котором ты говорил мне!
   -- Несмотря на всю постигшую меня скорбь и горе, -- промолвил Разумовский, -- я не забыл поручения вашего величества; поручик Пассек ждёт в приёмном зале.
   -- Прикажи ему войти сюда сейчас же!
   Фельдмаршал вышел из комнаты императрицы и вскоре вернулся обратно, приведя с собою молодого офицера.
   Пассек с большим удивлением встретил полученный им приказ явиться к графу Разумовскому, а когда фельдмаршал вернулся домой с похорон князя Тараканова, поручик был уже у него и был тотчас же взят им с собою в Петергоф. В голове Пассека в течение всего пути проносились тысячи предположений относительно этого неожиданного вызова, причём в его душе попеременно царили то страх, то честолюбивые надежды, так как фельдмаршал, удручённый своим горем, не перекинулся с ним ни одним словом. Теперь Пассек вошёл в комнату императрицы и, положив руку на шпагу, а в другой держа свой головной убор, в почтительной позе остановился перед её величеством.
   Елизавета Петровна испытующе оглядела молодого человека, в глазах которого можно было заметить огонёк нетерпеливого напряжения. Затем она, с благожелательной любезностью обращаясь к нему, промолвила:
   -- Фельдмаршал аттестовал мне вас как верного и смелого человека.
   -- Я глубоко благодарен его высокопревосходительству за эти его слова, -- сказал Пассек, -- и желаю лишь, чтобы я мог оправдать их на службе вашему императорскому величеству.
   -- Я дам вам случай для этого, -- промолвила императрица. -- Ещё сегодня вы должны выехать отсюда, чтобы отправиться в Мемель к фельдмаршалу Апраксину.
   На мгновение глаза молодого офицера затуманились, но затем в них вспыхнула живая радость.
   Елизавета Петровна между тем продолжала:
   -- Вы отвезёте фельдмаршалу моё приказание тотчас же двинуться далее в Пруссию, напасть на врага и разбить его; я не желаю никаких дальнейших проволочек! Вы понимаете меня? Мне всё время шлют донесения, что армия нуждается в отдыхе, чтобы подготовиться к дальнейшему наступлению... Вы должны лично убедиться в том, насколько это верно. -- Затем, несколько возвысив голос, императрица промолвила: -- Вы должны сообщить мне настоящую, неприкрашенную правду; ведь если бы это было так, то, значит, полководец, который не умеет подготовить свою армию к походу, тем менее способен командовать ею так, чтобы одержать победу над неприятелем.
   -- Приказание вашего императорского величества будет в точности исполнено, -- произнёс Пассек таким тоном, словно делал служебный рапорт, но по выражению его лица и глаз можно было судить, что он готов был бы вступить в борьбу со всем адом, лишь бы привести в исполнение волю императрицы.
   -- Однако, -- сказал он затем, -- фельдмаршал непременно потребует доказательства того, что я явился к нему от имени вашего императорского величества.
   -- Он вполне прав, -- заметил Разумовский, отвечая на вопросительный взгляд императрицы.
   Елизавета Петровна подошла к письменному столу, взяла лист бумаги и быстро написала на нём несколько строк.
   -- Этого достаточно? -- спросила она затем Пассека.
   Тот взял в руки бумагу и прочёл:
   -- "Поручик Преображенского полка Пассек послан Мною к фельдмаршалу Степану Фёдоровичу Апраксину, чтобы возвестить ему о Моей воле! Фельдмаршал должен отослать его обратно ко Мне с донесением о выигранном сражении".
   Под этими строками стояло имя императрицы, написанное крупным, твёрдым почерком.
   Пассек сложил лист бумаги, почтительно поднёс его к своим губам и спрятал на груди.
   После этого он живо спросил:
   -- Ваше императорское величество! Когда прикажете вернуться мне сюда?
   Императрица, улыбнувшись, промолвила:
   -- Я вижу, что граф Разумовский не ошибся, выбрав вас; чем скорее вы вернётесь сюда с известием о победе над этими ненавистными мне пруссаками, тем выше будет ваше право на милость вашей государыни. Возьмите из моих конюшен лучших лошадей и выберите для себя из моих слуг самых надёжных и исполнительных, и притом столько, сколько найдёте нужным. Идите! Да сохранят вас Господь Бог и Его праведные святые!.. Постоянно помните о том, что по вашем возвращении вы вольны обратиться с любой просьбой ко мне.
   Пассек, преклонив колено, поцеловал руку, протянутую ему императрицей, и, отдав честь графу Разумовскому, мерным военным шагом покинул комнату. По разрешению императрицы он выбрал трёх сильных лошадей для себя, шесть -- для прислуги и шесть заслуживавших доверия слуг, приказав хорошо вооружить их. Покончив со всеми этими приготовлениями, он поспешил в Ораниенбаум, чтобы передать свой пост товарищу и наскоро, как будто дело шло лишь о кратковременной отлучке по незначительному поводу, проститься с великокняжеской четой. После этого он быстро направился к зверинцу, у его забора передал свою лошадь сопровождавшему его слуге и пошёл к дому лесничего.
   Было воскресное утро; более глубокая и более торжественная, чем обыкновенно, тишина царила в лесу и, несмотря на гордую радость, испытываемую Пассеком от важного поручения императрицы, наполнила его юное сердце скорбной тоской, когда он стал приближаться к дому лесничего по той дороге, по которой уже много-много раз ходил рядом с любимой им девушкой.
   Он уже собирался выйти из леса, как вдруг заметил, как Мария вместе с Бернгардом Вюрцем вышла из дома и как оба они свернули на лесную дорогу, ведшую к маленькой крепости великого князя. Пассек остановился как вкопанный; ужас сковал его сердце, кровь бросилась в его голову и затемнила зрение.
   Что могли делать Мария и Бернгард на этой уединённой дороге? Ведь Мария сказала ему, что лишила своего двоюродного брата всех тех надежд, которые он раньше питал! Неужели возможно, что она всё-таки обманула его и вела с ним двойственную легкомысленную игру?
   Муки ревности пронизывали сердце Пассека; дикая вспыльчивость его страстного темперамента затемняла рассудок. Он видел, как Мария и Бернгард скрылись в тени леса, и, решив, что должен добиться правды, двинулся за ними, зорко смотря вперёд, осторожно ступая и скрываясь за стволами деревьев, чтобы преследуемые им при внезапном повороте как-нибудь не заметили его.
   Пассеку показалось, что они приблизились друг к другу и что-то тихо шептали один другому, и всё более разгорались его мрачные взгляды, тяжелее вздымалась его бурно дышавшая грудь. Пройдя за Марией и Бернгардом около ста шагов, он увидел на повороте дороги голштинского солдата с ружьём. Вюрц и Мария прошли мимо последнего, приветствовав его лёгким кивком головы, и после этого, продолжая свой путь к крепости, ускорили свои шаги. Пассек поспешил за ними, но, когда он подошёл к спокойно стоявшему солдату, тот двинулся ему навстречу и, выдвинув штык, сказал:
   -- Здесь нельзя проходить!
   Пассек сделал движение, как будто желал повалить солдата, но в тот же момент отступил назад, подумав о том, что каждая громкая и спорная сцена испортит его дело.
   -- Почему же здесь нельзя пройти? -- спросил он, с трудом заставляя себя быть спокойным.
   -- По приказанию его императорского высочества здесь никто не имеет права ходить, -- ответил солдат.
   -- Но ведь вот те люди свободно прошли! -- возразил Пассек, указывая на Марию и Вюрца, всё более и более удалявшихся.
   -- Мне приказано пропустить их, равно как и всех солдат голштинского полка, но никого более! -- ответил часовой.
   Снова вспышка дикого гнева отразилась на лице Пассека, но опять он принудил себя к спокойствию и, подойдя к солдату, сказал:
   -- Послушай, солдат, мне нужно пройти здесь, и если ты преградишь мне дорогу, то я приколю тебя, клянусь в этом!..
   На это солдат боязливо воскликнул:
   -- О, не принуждайте меня прибегнуть к силе!.. Подумайте о том, что я подвергнусь строжайшему наказанию, если не исполню данного мне приказа. Я не смею пропустить вас. Впрочем, -- добавил он, -- вы ничего не достигнете, даже убив меня, так как дальше стоят ещё часовые и вся дорога к крепости закрыта для всех посторонних.
   -- Послушай, -- немного подумав, сказал Пассек, -- я сделаю тебе следующее предложение: дай мне свой мундир и гренадёрку! Ты мне сказал, что здесь свободно могут пройти все голштинцы, значит, и меня никто не задержит, если я буду в их форме. Даю тебе слово, что через полчаса возвращу тебе всю твою форму, а ты на это время скройся в кустах!
   -- Это невозможно, невозможно! -- с испугом воскликнул голштинец. -- Ведь если это откроется, то я погибну.
   -- Ну, знаешь, ты всё равно погибнешь, если только попытаешься задержать меня! -- крикнул Пассек. -- Ты ведь слышал мою клятву, что я перешагну через твой труп. Но если ты исполнишь моё предложение, то наградой тебе будет вот это! -- и с этими словами Пассек вынул кошелёк, полный золота. -- Тут гораздо больше, чем ты в состоянии заработать, всю жизнь служа своему герцогу. Так выбирай же: или ты спрячешь в свой карман всё это золото, или же почувствуешь в своём теле остриё моей шпаги... Но шевелись! Я не могу терять время!..
   Он протянул солдату левую руку с кошельком и в то же время вынул правой из ножен шпагу.
   Солдат, дрожа в нерешительности, стоял пред ним; он смотрел на поблескивавшее сквозь петли кошелька золото и в то же время обдумывал ту опасность, которая грозила ему от столкновения с офицером русской гвардии.
   -- А вы защитите меня, если меня предадут военному суду? -- медленно спросил он.
   -- Я обещаю тебе защиту императрицы! -- воскликнул Пассек. -- Что может сделать тебе военный суд твоего герцога? Ну, живо, живо!
   Он протянул голштинцу кошелёк и быстро расстегнул его мундир. Солдат взвесил на руке золото и без сопротивления позволил снять с себя форму.
   Пассек быстро сменил платье, надел на голову гренадёрку солдата и вручил ему свою форму. Затем, застёгивая на себе голштинский мундир, он сказал солдату:
   -- Подожди меня вот в тех кустах!
   Солдат скрылся за ветвями, и оттуда донёсся его голос:
   -- Но ведь вы не забудете меня? Вы дали мне слово!..
   Пассек только поспешно кивнул головой и бросился затем по дороге к крепости.
   Мария и Бернгард в это время были почти у ворот крепости, и Пассек энергично поспешил за ними. На пути ему пришлось пройти мимо двух часовых; они испытующе оглядели его, так как его лицо было для них совершенно незнакомо, но ввиду того, что в полк герцога постоянно вступали всё новые рекруты, то появление нового лица не возбудило в часовых особенного подозрения. К тому же у них был приказ не задерживать никого в голштинской форме, и потому часовые свободно пропустили Пассека. Часовой, стоявший у ворот крепости, тоже не задержал его.
   Вскоре молодой офицер вступил на круглую вымощенную площадь внутри крепости. Посредине её находилось здание, двери которого были широко раскрыты и в котором собралось большое количество солдат. Пассек, входя в крепостной двор, заметил, как в этом здании скрылось яркое платье Марии, и потому с бьющимся сердцем вошёл в него и в полном изумлении остановился на его пороге.
   Переднее помещение здания было выбелено, и в нём стояло несколько скамеек, на которых сидели друг возле друга голштинцы. Возле стены, противоположной входу, был виден алтарь, украшенный чёрным бархатным покровом с вышивкой серебром; на нём находились распятие и два серебряных подсвечника с зажжёнными свечами. Мария села на скамейке прямо пред алтарём; с другой стороны, в простом деревянном кресле, сидел великий князь Пётр Фёдорович, имевший на себе парадную голштинскую форму. Бернгард Вюрц скрылся в маленькой двери, находившейся позади алтаря.
   -- Что это значит? -- прошептал Пассек, ища опоры и прислоняясь к дверной притолоке. -- Неужели великий князь хочет принудить Марию отдать свою руку двоюродному брату, а она не решается оказать сопротивление этому? Не в этом ли заключается та тайна, которую Мария так боязливо скрывает от меня? Нет, это не должно свершиться!.. Я пойду в бой со всем миром, чтобы защитить свою Марию от насилия...
   Он положил руку на шпагу и уже намеревался броситься вперёд, как вдруг дверь позади алтаря вновь открылась и, к величайшему изумлению Пассека, из неё вышел старик Викман в сопровождении Бернгарда Вюрца. На них уже не было формы великокняжеских лесничих; на обоих были надеты чёрные пасторские облачения с белыми круглыми плоёными воротниками. Оба они с торжественным выражением в лице и движениях приблизились к алтарю. Старый Викман поднялся по его ступеням, а Вюрц остался стоять в стороне. Викман, преклонив на несколько минут колени пред распятием и тихо прошептав несколько молитв, поднялся и обернулся лицом к собравшимся; все они поднялись со своих мест, и тотчас же началась литургия по лютеранскому обряду.
   Лицо Пассека становилось всё спокойнее и веселее.
   -- Так вот в чём заключается тайна! -- тихо произнёс он. -- Так вот почему этот славный Викман так боязливо избегал всякого разговора о лесном хозяйстве и охоте! Правда, неладно поступает великий князь, будущий покровитель Православной Церкви своей страны, позволяя здесь тайно в своём присутствии совершать лютеранское богослужение и скрывая духовных лиц чуждой России религии в одежде своих лесничих; но, впрочем, это -- его личное дело; вряд ли от этого имеют много пользы его лесное хозяйство и охотничьи забавы. Во всяком случае у меня нет оснований для беспокойства, и я со стыдом должен вымолить у Марии прощение за свои ревнивые подозрения. Господи, с какой верой и благочестием взирает она на лик Христа! -- продолжал он, блестящим взором глядя на молодую девушку. -- Вспоминает ли она меня в своей молитве? Она не творит ничего неправого, так же, как и все собравшиеся тут, -- произнёс он, причём его счастливое лицо на мгновение омрачилось. -- Моей обязанностью было бы сообщить государыне императрице о том, что тут делает великий князь; ведь он совершает тяжкий проступок по отношению к стране и народу, править которым выпадет в будущем на его долю... Но нет! Пожалуй, и это -- такая же забава, как и всё, что он делает, и на самой императрице будет лежать за всё ответственность, если она в будущем вручит этому великому князю скипетр своей державы. Теперь у меня есть о чём другом подумать; предо мною лежит открытым светлый путь славы и чести, и на этом пути меня должен постоянно сопровождать образ моей дорогой, любимой Марии, благочестиво и с искренней мольбой склонившейся перед распятием. Да ведь всё, что здесь происходит, я вижу не как русский офицер; я пробрался сюда тайком, переодетый в чужое платье, и было бы предательством, если бы я злоупотребил тем, что выследил здесь... нет, нет! Никто не узнает, что я был здесь... даже Мария... Я ещё раз только пожму её руку, ещё раз взгляну в её глаза и затем в путь, чтобы исполнить возложенный на меня долг. Ведь когда я исполню данное мне поручение, я буду в состоянии обратиться с любой просьбой к её величеству, и наградой мне будет Мария, в благочестивых, чистых очах которой скрыто всё моё счастье.
   Литургия окончилась; некоторые из голштинцев приблизились к алтарю, чтобы принять святое причастие. Бернгард Вюрц подошёл к своему дяде и приготовил чашу с вином и серебряную дароносицу. Пассек переступил порог храма, но никто не заметил этого, так как все взоры в этот момент были обращены к алтарю, и хотя все часовые, мимо которых проходил Пассек, смотрели на него с некоторым изумлением, однако его нигде не задержали, и он быстро дошёл до того места, где, спрятавшись в кустах, с боязнью и нетерпением ожидал его тот солдат, форму которого он одел на себя. Пассек быстро переоделся и, кивнув головой, покинул голштинца; последний с восторгом глядел на кошелёк с золотом, который стал теперь его полной собственностью.
   Молодой офицер прошёл в дом лесничего, и там ему пришлось прождать около часа, пока возвратился Викман со своими дочерью и племянником. Пассек сделал вид, что вовсе не замечает того смущения, которое при виде его отразилось на лицах обоих священнослужителей, снова уже облечённых в одежду лесничих; он в кратких словах объяснил им, что по приказанию императрицы обязан тотчас же отправиться в армию, и прибавил, что рассчитывает приобрести от этого поручения честь и славу и надеется скоро возвратиться.
   Хотя глаза Марии наполнились слезами, а на её лице отразились скорбь и горе, однако она подавила эти чувства, причём сделала это не столько из страха перед отцом и печально-пытливыми взглядами Бернгарда, сколько из-за того, что гордая радость и смелое мужество, сверкавшие в глазах любимого ею человека, наполнили её самое надеждой и уверенностью в счастливом будущем. Бернгард, молчаливо кивнув головой, удалился. Викман с сердечными пожеланиями удачи несколько раз пожал руки молодого офицера и сам предложил Марии проводить Пассека до того места в лесу, где его ожидала лошадь.
   Когда Пассек и Мария вступили в чащу леса, он горячо прижал любимую девушку к своей груди и воскликнул:
   -- Ни скорбь, ни сожаление не должны омрачать эти минуты нашего прощания. Будь здорова, моя дорогая, и молись за меня! Господь услышит тебя и охранит мою жизнь; когда же я возвращусь, то буду иметь право пред всем светом назвать тебя своею... Не расспрашивай меня, не выпытывай у меня ничего!.. Верь мне и думай обо мне так же, как каждая моя мысль будет занята тобою!..
   Мария не могла удержать прорвавшиеся у неё слёзы, но и чрез них на Пассека сиял луч веры и надежды.
   Они долго пробыли в крепком, молчаливом объятии, а затем Пассек провёл девушку до того места, где его слуга ожидал его с лошадью; он вскочил в седло и, ещё раз махнув рукой, ускакал. Мария же ещё долго стояла на одном месте, после того как он исчез от её взора; она сложила руки на груди, а свой взор направила к Небесам, в горячей молитве испрашивая Их благословения любимому человеку.

XXIII

   Пассек ещё в тот же день выехал за заставу столицы по дороге в Ригу. Его сопровождали слуги, каждый из которых вёл в поводу по запасной лошади. Офицер наметил план своего путешествия совсем по-солдатски и в надежде принять участие в походе, который по повелению императрицы должен был быть доведён до быстрого и решительного конца, позаботился главным образом о воинских доблестях своей свиты, а не о скорости, что для него как для курьера императрицы являлось главнейшей обязанностью. Но уже в первый вечер, проехав в течение четырёх-пяти часов, что, правда, довольно значительно подвинуло его вперёд, он, к своему сильному неудовольствию, заметил, что благородные кони из конюшен императрицы бесспорно сослужили бы ему хорошую службу, если бы он уже прибыл в армию, но из-за благородства своей породы мало подходили для долгого пути и нуждались в значительном количестве времени для отдыха и ухода за собою; вследствие этого Пассек на своих лошадях в два раза медленнее совершил бы свой путь до места назначения, чем на простых почтовых лошадях, которых он мог бы сменять на каждой станции. Как ни льстила молодому честолюбивому офицеру возможность явиться в главную квартиру армии в качестве посланца императрицы с блестящею свитою, однако он понял, что ради быстроты путешествия необходимо пожертвовать всеми другими соображениями. Когда он на следующее утро перед корчмой в деревне, в которой он заночевал и в которой лучшие конюшни были отведены для его лошадей, увидел весь свой великолепный поезд готовым к дальнейшему пути, он с глубоким вздохом пожалел о том, что для того, чтобы вовремя исполнить волю государыни, он должен оставить и слуг, и своих коней и продолжать путь на простых почтовых лошадях.
   Он даже почувствовал некоторое унижение при мысли о том, что появится в главной квартире любящего блеск и пышность фельдмаршала простым и совсем ничем не выдающимся курьером. Ведь юность очень восприимчива к внешним впечатлениям и слишком часто склонна пожертвовать внешнему, кажущемуся блеску положительной сущностью. Пассеку казалось, что он не с достаточной уверенностью будет в состоянии предстать перед фельдмаршалом и не с полным жаром будет в силах сообщить армии ту жажду боя и победы, которая наполняла его, если он явится в главной квартире без свиты, в некотором смысле безличным существом. Кроме того, немало усиливала сожаление о признанной им необходимости ещё мысль о Марии. Молодое, пылкое сердце всё связывает с любимым предметом и представляет себе, что, несмотря на дальнее расстояние, его всё же видят очи возлюбленной.
   Пока Пассек в нерешительности стоял, со вздохом глядя на коня в богатой упряжи, которого ему подвёл слуга, на деревенской улице показалась быстро мчащаяся, лёгкая, но поместительная и удобная повозка, запряжённая тройкой лошадей, которые все были покрыты потом и, тяжело дыша от быстрой езды, остановились перед корчмой. Ямщик соскочил с облучка, а из возка, покрытого из-за лета холстом вместо кожи, раздался короткий, но властный приказ, обращённый к подбежавшему хозяину корчмы:
   -- Живо, лучших лошадей для службы её императорскому величеству!.. Эту тройку отправить обратно в ближайшую деревню!.. Ну, живо, живо! Нельзя терять ни минуты!..
   -- Чёрт возьми! -- произнёс Пассек, пытаясь заглянуть внутрь полузакрытого возка. -- Этот голос мне знаком, и если я не ошибаюсь, так это -- поручик Измайловского полка Сибильский.
   Он быстро подошёл к возку и, приподняв занавеску, взглянул внутрь его. На широкой подушке со спинкой лежал молодой, бледный и одетый почти с женской элегантностью человек с красивым и благородным, но несколько утомлённым жизнью лицом; на нём была обыкновенная форма измайловцев, причём он был укутан шёлковыми одеялами.
   -- Я не ошибся, -- промолвил Пассек. -- Послушайте, Сибильский, как вы попали сюда? Что выгнало вас в далёкий путь в такую рань из вашей мягкой постели, До которой вы -- величайший охотник?
   -- Пришлось проделать всё это не по своей воле, -- ответил Сибильский, приподнявшись и с удовольствием протянув руку Пассеку. -- Чёрт бы побрал эту проклятую службу курьера, заставляющую трястись по нашим подлым дорогам! Но что поделаешь? Приказанию нельзя не повиноваться...
   -- Вы -- курьер? -- спросил Пассек. -- Куда же вы едете?
   -- В Мемель, к фельдмаршалу, -- зевая и потягиваясь, ответил Сибильский. -- Я еду с депешами старика Бестужева, который выбрал меня для этого проклятого путешествия, чтобы доставить радость моему отцу, находящемуся под начальством фельдмаршала; право, он предполагает во мне немалую долю сыновней любви и, очевидно, на этом основании погнал меня из Петербурга в главную квартиру армии, где солнце нещадно палит голову и где не достанешь ничего порядочного ни для еды, ни для питья!.. Но я надеюсь, что мой отец, обняв своего верного сына, позаботится о том, чтобы меня поскорей отправили обратно, так как у меня, право, нет никакой охоты биться с пруссаками и пачкаться в пороховом дыму. -- Он со вздохом взглянул на свои белые, нежные руки, окружённые кружевными манжетами, и продолжал: -- А что вы здесь делаете, Пассек? Я думал, что вы занимаетесь в Ораниенбауме распеванием оперных арий и ухаживанием за дамами двора великой княгини.
   Пассек во время разговора измайловца серьёзно и задумчиво смотрел в землю, затем испытующе и недоверчиво взглянул на молодого офицера, который, зевая, несколько раз потянулся на своей подушке, но не мог на этом утомлённом лице прочесть ничего, кроме скуки и неудовольствия.
   -- Я тоже направляюсь в главную квартиру фельдмаршала, -- сказал он. -- Я испросил разрешение участвовать в походе, чтобы немного изучить настоящую войну -- на наших учебных плацах её не изучишь, а ведь чтобы стать генералом, нужно уметь обращаться с пушками, заряженными боевыми снарядами.
   -- Ну, вкусы различны, -- возразил Сибильский, откидывая свои кружевные манжеты. -- У меня нет никакой склонности к такому грубому делу, как война, и если я и стану когда-либо генералом, на что я, впрочем, сильно надеюсь, то думаю, что буду в состоянии разбивать своих врагов, не пачкая и кончиков своих пальцев, как это прекрасно умеет делать герцог Ришелье.
   Пассек окинул молодого человека, с сибаритской изнеженностью раскинувшегося на подушке, таким взглядом, который выражал очень мало уверенности в его будущих геройских подвигах.
   -- Чёрт возьми! -- крикнул Сибильский, высунув голову из возка. -- У вас такая свита, словно вы сами -- фельдмаршал; поздравляю вас с этими дивными лошадьми и слугами! У них великолепный вид!..
   Услышав это, Пассек, у которого, по-видимому, мелькнула какая-то мысль, сказал:
   -- По-моему, на войне необходимо иметь как хороших коней, так и хороших людей; но всё-таки эти лошади задерживают моё путешествие, а я страстно стремлюсь как можно скорее добраться до главной квартиры армии... Ведь если фельдмаршал успеет теперь продвинуться вперёд и даст сражение, а я приеду в армию лишь после этого и мне придётся только слушать рассказы о всём происшедшем, то...
   -- Не беспокойтесь! -- со смехом прервал его Сибильский. -- Фельдмаршал не очень-то легко решится взобраться на коня; ведь он представляет собою чрезвычайно плохую фигуру, находясь в седле...
   -- Ну, как бы то ни было, -- произнёс Пассек, -- во встрече с вами я вижу счастливое предопределение. Дайте мне местечко в своём возке; с вами вместе я скорее доберусь до цели моего путешествия, а мои люди могут следовать за мною, не утомляя лошадей.
   -- Это прекрасная мысль! -- воскликнул Сибильский. -- Путешествие вдвоём будет не так скучно, как в одиночестве. Эй, дружище, послушайте! -- продолжал он, наклонившись внутрь возка. -- Проснитесь! Вы должны уступить своё место!.. Отправляйтесь-ка на козлы к ямщику; по летнему времени вам и там будет не худо.
   -- Кто у вас там? -- спросил Пассек, с любопытством заглядывая внутрь возка, где вдруг зашевелился комок из одеял, из которых медленно показалась маленькая, худенькая, одетая во всё чёрное фигурка, по-видимому только что проснувшаяся.
   -- Это -- слуга фельдмаршала, везущий ему целый запас летнего платья, духов, всяких эссенций и кремов. Бестужев попросил меня взять этого субъекта с собою, а так как он очень ловкий человек и умеет великолепно готовить чай, то я уделил ему место в своём возке и оставил своего слугу под тем условием, что вот этот сударь будет сопровождать меня на обратном пути в Петербург.
   Маленькая, слабенькая, чёрная фигурка совсем поднялась, и испытующий взор Пассека помог ему различить в ней человека лет сорока, с сухим, морщинистым, лишённым почти всякого выражения лицом, на котором, однако, искрились внимательные и хитро высматривающие глаза.
   -- Выйдите вот с той стороны! -- приказал Сибильский.
   Маленький человек быстро открыл дверцы экипажа и появился пред Пассеком. Он отвесил ему почтительный поклон, не выражая ни малейшего неудовольствия по поводу того, что принуждён был уступить своё удобное место новому спутнику.
   "Во всяком случае хорошо, что я приеду с ним одновременно, -- подумал Пассек. -- Но всё-таки, как кажется, несмотря на то что всё это имеет естественный вид, тут что-то кроется".
   Отдав кое-какие распоряжения своему слуге, Пассек, как только впрягли свежих лошадей, сел в возок рядом с Сибильским. Служитель Апраксина внимательно осмотрел лошадей и слуг Пассека, а затем взобрался на козлы. Тройка дружно и быстро понеслась по дороге.
   Путешествие было очень однообразно. Сибильский всё время или спал, или рассказывал всевозможные анекдоты из придворной жизни. Иногда он, не стесняясь, громко ворчал на возложенное на него поручение, которое отрывало его от привычной петербургской жизни.
   Что касается Пассека, то он был весь поглощён своими мыслями. Воображение переносило его то вперёд к армии, которую он по воле императрицы должен был двинуть против врага, то обратно, в Ораниенбаум, и он видел перед собой заросший уголок леса и милую прекрасную Марию, сидящую теперь одиноко и думающую о нём.
   Человек Апраксина помещался рядом с кучером и был необыкновенно предупредителен к обоим офицерам. Пассек зорко следил за ним, всё более и более убеждаясь, что служитель Апраксина -- вовсе не то лицо, за которое выдаёт себя, хотя тот держал себя так просто и почтительно, как подобает лакею.
   Наконец подъехали к Мемелю, к передовой позиции русской армии. Сибильский спокойно лежал на своих подушках. Когда к экипажу подошёл офицер, стоявший на часах, Сибильский небрежно сообщил ему о цели приезда и попросил дать им в проводники казака, который мог бы указать им кратчайший путь к главной квартире фельдмаршала.
   Пассек высунулся из окна кареты и блестящими глазами смотрел на пёструю картину, расстилавшуюся перед ним.
   Вся огромная равнина перед городом Мемелем была покрыта палатками, тянувшимися неправильными рядами. Около палаток было составлено оружие всевозможного вида, так как сюда были собраны и донские казаки, и прикаспийские калмыки, и солдаты из центральных мест России. Маленькие лошади с длинными густыми гривами свободно расхаживали вокруг, подбегая на зов солдат, точно дрессированные собаки. Группа бородатых, загорелых лиц подошла к возку Пассека и с любопытством заглядывала в окна. Ближе к городу были расположены деревянные бараки, служившие убежищем для пехоты. Патрули расхаживали взад и вперёд; несколько человек мирных обывателей, случайно попавших на военные позиции, робко оглядывались, полные страха за свою жизнь и свободу. Одним словом, глазам Пассека представилась страшная и вместе с тем живописная картина войны.
   Сторожевой офицер отдал распоряжение своему ординарцу, и через несколько минут к возку подскакал донской казак верхом на маленькой лошади. На нём были тёмно-синий кафтан и высокая барашковая папаха. Казак должен был проводить приехавших офицеров к фельдмаршалу. Медленно двигались оба гвардейца вдоль ряда вытянувшихся перед ними солдат. Казак время от времени отгонял пикой приближавшихся слишком близко к возку любопытных и прочищал таким образом путь к городу.
   -- Давно вы уже здесь? -- спросил Пассек, любуясь молодцеватым казаком, который с такой ловкостью сидел на своём коне, что ему мог бы позавидовать любой кавалерист.
   -- Да уже месяц, -- ответил казак. -- Давненько! -- недовольным тоном прибавил он. -- Люди и лошади устали ждать, а наши сабли совсем заржавели. Много придётся пролить на них неприятельской крови, чтобы очистить от ржавчины.
   -- Отчего же вы не двигаетесь вперёд? -- холодно спросил Пассек.
   -- Не могу знать, -- ответил казак, испытующе глядя на офицера голубыми блестящими глазами. -- По той стороне дорога совсем свободна; да если бы там стояла тысячная и многотысячная неприятельская армия, мы могли бы расчистить себе проход, а здесь мы только проедаемся напрасно, и люди, и лошади теряют силу и храбрость для борьбы с врагом.
   Пассек внимательно смотрел на казака, как бы припоминая что-то. Лицо провожатого казалось ему знакомым.
   -- Послушайте, Сибильский! -- вдруг обратился он к своему спутнику. -- Посмотрите, пожалуйста, хорошенько на казака, гарцующего рядом с нашим экипажем. Не правда ли, он поразительно похож на великого князя?
   Сибильский приподнялся на локте и выглянул из окна.
   -- Да, вы правы, -- проговорил он своим равнодушным, усталым голосом, -- в чертах казака есть что-то общее с великим князем, хотя его высочество и мог бы позавидовать его загорелой, сильной, мужественной физиономии. Если бы он во всем походил на него, -- смеясь, прибавил поручик, -- вероятно, потомство Романовых не ограничилось бы маленьким, тщедушным Павлом Петровичем.
   Наконец гвардейцы подъехали к городским воротам. Казак поговорил с часовым, и приезжих пропустили в ворота без дальнейших расспросов.
   Город представлял собой ещё более пёструю картину, чем вид лагеря, расположенного под Мемелем. Русские солдаты вынесли на улицы скамьи и стулья и пировали вдоль длинных столов, уставленных закусками и питьём. Казак с большим трудом расчищал путь для возка.
   Базарная площадь, на которой помещалась городская дума, охранялась сильным пикетом и поэтому была совершенно пуста. Два кирасира, верхом на лошадях, стояли у входа городской думы; в ней была устроена главная квартира фельдмаршала. Вокруг царила полнейшая тишина; казалось, что фельдмаршал избегает какого-либо шума, способного помешать его серьёзным размышлениям.
   У входа в думу возок остановился.
   Завидев офицерские мундиры, кирасиры отдали честь. Сибильский, зевая, ответил на поклон и приказал показавшемуся на крыльце ординарцу провести их к фельдмаршалу.
   Пассек подозвал к себе сопровождавшего их казака.
   -- Как тебя зовут? -- спросил он, внимательно разглядывая казака.
   -- Емельян Иванов Пугачёв, -- ответил тот.
   -- Откуда ты? -- продолжал расспрашивать поручик, всё более удивляясь сходству казака с великим князем.
   -- Из станицы Зимовейской на Дону.
   -- Вот возьми себе это за труды! -- проговорил Пассек, подавая Пугачёву несколько золотых монет. -- Надеюсь, что в такой же мере буду доволен тобой, когда нам придётся встретиться на поле брани.
   -- Я хотел бы, чтобы это произошло скорее, -- воскликнул казак, принимая деньги и целуя полу мундира офицера. -- Емельян Пугачёв не последний выпустит своей пикой кишки неприятелю в честь нашей великой государыни.
   Пассек быстро нагнал своих спутников. Он шёл впереди с Сибильским, а за ними почтительно следовал чёрный человек, спустившийся с козел. Выбежавшие слуги фельдмаршала бросились снимать тяжёлые сундуки и распаковывать вещи.
   В верхнем этаже замечалось полное оживление, составлявшее резкий контраст с тишиной, царствовавшей внизу. Лакеи суетливо проносили серебряные блюда, откупоривали бутылки. Из большого зала, куда вошёл ординарец для доклада о приезжих, слышались звон стаканов, весёлый смех и громкий разговор.
   Офицерам недолго пришлось ждать; ординарец скоро вернулся и повёл их к фельдмаршалу. Старинный зал, собиравший в своих стенах отцов города Мемеля, заботившихся о благе своих сограждан, теперь представлял необычайный вид. Длинный стол, стоявший посредине зала, был украшен серебряной посудой и большими корзинами со свежими цветами. В самом центре сидел фельдмаршал в блестящем мундире; вокруг него помещались офицеры его штаба со знакомыми дамами полусвета. Здесь были и Нинет, и Бланш, и Доралин, и Эме. Все они шуршали шёлком своих туалетов, непринуждённо болтали и кокетливо улыбались, точно находились где-нибудь в столице в самое мирное время.
   Рядом с фельдмаршалом заняли места генерал Сибильский и граф Румянцев. Генералу Сибильскому было не более пятидесяти лет; вся его осанка и манера себя держать изобличали в нём человека, привыкшего к гостиным и совершенно не подходящего к лагерной обстановке. Лицом он очень походил на сына, но оно было ещё более равнодушным, более апатичным. На губах застыла любезная стереотипная улыбка, обычная у людей, проводящих жизнь при дворе, живущих там изо дня в день.
   Полную противоположность Сибильскому представлял граф Румянцев. Это был ещё молодой, тридцатидвухлетний человек, с тонкими чертами лица, выражавшими гордость и силу. Блестящие глаза смотрели строго и властно и особенно ярко выделялись на загорелом от солнца и ветра лице. Его стройная, нервная фигура была стянута простым форменным мундиром. Казалось, что он каждую минуту готов вскочить из-за стола, сесть на свою лошадь и пуститься в битву с неприятелем.
   Фельдмаршал Апраксин, весь сияя весельем, подозвал к себе приезжих офицеров. Присутствующие дамы громко выражали своё удовольствие по поводу того, что их общество увеличилось двумя интересными кавалерами, которые были в состоянии сообщить им столичные новости.
   Поручик Сибильский передал фельдмаршалу привезённые от канцлера депеши и доложил, что по желанию графа Бестужева он захватил с собой лакея фельдмаршала, которому поручено было доставить своему барину туалетные принадлежности и кое-что из белья и платья.
   Апраксин бросил быстрый взгляд на человека в чёрном, стоявшего несколько позади; на одно мгновение его лицо приняло удивлённое выражение, но он быстро оправился, улыбаясь, наклонил голову и равнодушно заметил:
   -- Канцлер необыкновенно любезен, я очень благодарен ему за то, что он вспомнил о моих маленьких привычках. А вы зачем пожаловали, поручик? -- обратился он к Пассеку, от внимания которого не ускользнул удивлённый взгляд фельдмаршала.
   -- Я подавал прошение о переводе меня в действующую армию и получил на это согласие. Мне хочется побывать на настоящей войне и заслужить часть той славы, которая выпадет на долю русской армии. Я ни минуты не сомневаюсь, что под начальством такого опытного полководца, как вы, ваше высокопревосходительство, Россия победит врага.
   Хотя Пассек говорил в строго почтительном тоне, но в его последних словах почувствовалась лёгкая ирония. Фельдмаршал окинул молодого офицера высокомерным взглядом.
   -- Прошу садиться, господа, -- холодно проговорил он, приказав лакеям поставить ещё два прибора. -- Подкрепитесь после утомительной дороги. Надеюсь, милое общество извинит меня, но я должен удалиться, чтобы прочесть депеши канцлера и посмотреть, что мне привёз мой человек. Ах, на войне так нуждаешься во всем и так трудно что-нибудь приобрести!
   Апраксин поднялся и сделал знак господину в чёрном следовать за ним. Сибильский подошёл к отцу, равнодушно протянувшему ему руку, а Пассек с мрачным видом уселся в конце стола.

XXIV

   Фельдмаршал прошёл две парадные комнаты, пестро убранные, со старинной мебелью, привезённой сюда из гостиных богатых мемельских обывателей, и остановился в своей спальне. Это была большая, светлая комната, в которой стояли широкая постель и огромный письменный стол, заваленный бумагами. Апраксин оставил дверь открытой, чтобы видеть, если кто-нибудь покажется в одной из прилегающих к спальне комнат.
   -- Что же вы привезли мне? -- спросил фельдмаршал, подойдя к письменному столу и зорко всматриваясь в лицо человека в чёрном.
   Тот спокойно выдержал испытующий взор Апраксина, только в его глазах на мгновение мелькнула затаённая насмешка.
   -- Я привёз вашему высокопревосходительству шесть новых костюмов, -- спокойно ответил он, -- ваш портной сшил их по парижскому образцу -- такой именно покрой предпочитает маршал Ришелье; кроме того, я захватил с собой ящик духов и крем, обладающий свойством уничтожать загар и веснушки и придающий коже белизну и свежесть. Парфюмер вашего высокопревосходительства особенно гордится этим приобретением и надеется угодить вам.
   Фельдмаршал нетерпеливо покачал головой:
   -- Вы явились сюда в качестве моего слуги, и я допустил этот обман, когда узнал, что вы приняли это звание по желанию графа Бестужева. Теперь я прошу вас сказать, кто вы такой и для какой цели вы мне усердно рекомендуете изобретение моего парфюмера?
   -- Я могу ответить вам, ваше высокопревосходительство, что для меня было бы величайшей честью быть в течение всего моего пребывания здесь именно тем, чем я желаю казаться, то есть вашим слугой. Уверяю вас, что ревностно стану служить вам.
   -- Прекрасно! Это для других, -- недовольно заметил Апраксин, -- но я сам желаю знать, кто вы такой, и требую немедленного ответа.
   -- Смею доложить вашему высокопревосходительству, что, по моему скромному мнению, важно знать, какое поручение возложено на посланного, а не имя последнего, -- несколько насмешливо проговорил человек в чёрном. -- Но во всяком случае я не буду злоупотреблять вашим терпением. Я принадлежу к числу служащих господина Волкова, который, как вам, конечно, известно, состоит тайным секретарём канцлера и пользуется его неограниченным доверием. Моё имя, если вы, ваше высокопревосходительство, можете интересоваться именем такого незначительного человека, -- Григорий Фёдорович Легран.
   Лицо фельдмаршала приняло любезное выражение.
   -- Человек, принадлежащий к кабинету канцлера, не может быть незначительным, -- вежливо возразил он. -- Но у вас крайне своеобразное имя. Фамилия французская, а между тем -- Григорий Фёдорович. Это звучит несколько необычайно! -- прибавил Апраксин.
   -- Мой отец приехал при Петре Первом в Россию вместе с адмиралом Лефортом! -- пояснил Легран. -- Здесь он женился на русской и принял православие.
   Таким образом я, несмотря на французскую фамилию, называюсь Григорием Фёдоровичем.
   -- Прекрасно; теперь сообщите мне, с какой целью вы приехали? -- спросил фельдмаршал.
   -- Соблаговолите, ваше высокопревосходительство, прочесть депеши канцлера, переданные вам поручиком Сибильским.
   Апраксин сорвал печать с конверта и прочёл содержащееся в нём письмо.
   -- Канцлер пишет мне, -- обратился он затем к Леграну, -- что её величество государыня императрица недовольна нашим медленным наступлением. Она требует, чтобы русская армия быстро двинулась вперёд и дала решительное сражение. Её величеству очень легко отдавать такие приказания, сидя в своём кабинете, -- продолжал фельдмаршал, -- но мне гораздо труднее выполнить их. Нашим войскам невозможно рассчитывать на быструю помощь в чужой стране, тогда как неприятель находится на своей территории и всегда может иметь резервы под рукой.
   -- Несмотря на полную основательность доводов вашего высокопревосходительства, императрицу не так легко убедить в их справедливости, -- возразил Легран. -- Вы знаете, как её величество ненавидит Пруссию и мечтает о лаврах победы над врагом. Вам, конечно, также небезызвестно, как опасно медлить с исполнением желания её величества.
   Фельдмаршал взволнованно ходил взад и вперёд по комнате, вторично перечитывая депешу.
   -- А каково мнение канцлера на этот счёт? -- спросил он, останавливаясь пред Леграном. -- Ведь он должен знать, как трудно мне решиться на наступление. В случае неудачного сражения гнев её величества будет ещё сильнее! -- прибавил фельдмаршал, пронизывая пытливым взглядом стоявшего возле него маленького человека. -- Пожалуйста, сообщите мне мнение канцлера на этот счёт! -- повторил он. -- Я не допускаю мысли, что чиновник кабинета графа Бестужева пустится в опасное путешествие только для того, чтобы привезти мне лишний костюм и предохранить моё лицо от загара.
   -- Канцлер оказал мне великую честь и поделился своим взглядом по поводу решительного сражения, -- ответил Легран. -- Он знал, что я буду в состоянии в точности передать вашему высокопревосходительству его мнение на этот счёт.
   -- В таком случае говорите. Нет, впрочем, погодите немного, -- прибавил фельдмаршал, смотря на Леграна недоверчивым взглядом. -- Вы уверяете, что вы -- Григорий Фёдорович Легран и принадлежите к числу служащих у Волкова. У меня нет никакого основания сомневаться в ваших словах, но я думаю, что сам граф Бестужев слишком умён и осторожен, чтобы не дать вам какого-нибудь доказательства, которое уверило бы меня в подлинности вашей личности и в том, что вы действительно явились ко мне по его поручению.
   -- Вы совершенно правильно думаете об осторожности канцлера, -- подтвердил Легран, -- да и я сам не решился бы говорить с вами без подобного удостоверения.
   -- Где же ваше удостоверение? -- быстро спросил Апраксин, протягивая руку.
   -- Соблаговолите, ваше высокопревосходительство, смазать этой жидкостью конверт, переданный вам поручиком Сибильским.
   Легран вытащил из кармана маленький пузырёк и вручил его фельдмаршалу.
   Апраксин взял конверт и вылил на него жидкость из пузырька, причём в комнате распространился неприятный, резкий запах. Жидкость быстро испарилась, и между крупными буквами адреса явственно обозначались строки, написанные темно-красными чернилами.
   -- Да, это -- почерк графа Бестужева, -- живо произнёс фельдмаршал и громко прочёл: -- "Григорий Фёдорович Легран -- человек, на которого можно вполне положиться. Очень полезно следовать его советам".
   -- Вы ещё сомневаетесь в осторожности канцлера, ваше высокопревосходительство? -- улыбаясь, спросил Легран.
   -- О, нет, -- ответил Апраксин, -- точно так же, как не сомневаюсь, что вы достойны полного доверия. Говорите, я с особенным интересом буду вслушиваться в каждое ваше слово.
   Легран подошёл к столу и взял конверт, брошенный фельдмаршалом. Затем он поднёс бумажку к горевшей свечке и следил за тем, как конверт медленно сгорал. Наконец он, раздувая пепел сгоревшей бумаги по воздуху, произнёс:
   -- Канцлер думает, что противиться дольше желанию императрицы невозможно.
   -- Превосходно, -- воскликнул Апраксин, -- но...
   -- Канцлер, -- продолжал Легран, -- очень хорошо знает, какие препятствия и затруднения придётся при этом преодолевать такому тонкому политику, как вы, ваше высокопревосходительство.
   -- И это всё? -- разочарованно проговорил фельдмаршал. -- Прекрасное утешение, нечего сказать! Я надеялся, что граф Бестужев укажет мне средство, как выйти из затруднительного положения.
   -- Мне кажется, что я могу несколько удовлетворить ваше высокопревосходительство на этот счёт, передав вам некоторые мысли канцлера, -- заметил Легран.
   -- В таком случае, говорите, я весь -- внимание! -- нетерпеливо воскликнул Апраксин, опускаясь в кресло.
   Легран осторожно посмотрел через открытую дверь в соседнюю комнату и, убедившись, что в ней никого нет, тихо заговорил:
   -- Канцлер уверен, что дольше медлить нельзя. Императрица требует, чтобы русские войска заняли большую часть прусского королевства; ей необходимо дать удовлетворение, одержав хотя бы незначительную победу над врагом...
   -- Но ведь граф Бестужев прекрасно знает, -- прервал Леграна фельдмаршал, -- как трудно разбить прусскую армию...
   -- И как опасно даже её победить! -- закончил за него Григорий Фёдорович.
   -- А как чувствует себя императрица? -- спросил вдруг фельдмаршал. -- Мне, собственно, следовало начать с этого вопроса, но я позабыл о нём из-за депеши канцлера.
   -- Здоровье её величества значительно улучшилось, -- ответил Легран ещё тише. -- По-видимому, она нашла какое-то целебное средство, вероятно, эликсир графа Сен-Жермена. Однако канцлер, к своему великому прискорбию, узнал от доктора императрицы, что средство довольно опасно. Оно, правда, обладает свойством на некоторое время поднимать угасающие силы, но затем наступает сильнейшая реакция и замечается быстрый поворот к худшему. Несмотря на настоящее улучшение здоровья государыни, в будущем нельзя ожидать ничего хорошего и каждую минуту совершенно неожиданно может наступить печальная развязка.
   -- Что же в таком случае делать? -- раздражённо спросил Апраксин. -- Вы не только не указываете мне выхода, но ещё больше запутываете в сомнениях.
   -- Умный человек, попав между двумя спорящими сторонами, должен уметь угодить обеим; для этого надо кое-что дать одному, но и не вполне обидеть другого. Мне кажется, что вам необходимо считаться с настоящим, но не выпускать из вида и будущего.
   -- Что же мне делать? -- с отчаянием воскликнул Апраксин, забывая всякую осторожность. -- Если я наступлю на Пруссию и разобью её, то императрица вознаградит меня, но сейчас же после её смерти великий князь сошлёт меня в Сибирь, в чём он поклялся мне. Если я отступлю или дам возможность немцам разбить нас, то немедленно могу очутиться в снегах всё той же Сибири. Таким образом я не могу двинуться ни вперёд, ни назад. Что бы я ни сделал, меня во всяком случае ждёт гибель.
   -- Это вовсе не так неизбежно, -- возразил Легран, -- вы можете угодить одному, не вооружив против себя другого.
   -- Не говорите загадками, -- недовольным тоном заметил фельдмаршал, -- объясните мне толком, что именно следует теперь делать?
   -- Прежде всего покинуть Мемель и двинуться к Кёнигсбергу, -- ответил Легран. -- Императрица будет очень довольна, когда узнает, что главная квартира перенесена в Кёнигсберг.
   -- Но надолго ли это удовлетворит её величество? -- воскликнул Апраксин. -- Кроме того, пробираясь дальше, мы непременно столкнёмся с пруссаками.
   -- Мне кажется, -- продолжал Легран, -- что прусский король, занятый другим неприятелем, очень рассчитывает на медленность наступления русских войск. Армия фельдмаршала Левальдта, предназначенная для защиты Кёнигсберга, значительно уступает по количеству людей войскам вашего высокопревосходительства.
   -- В таком случае мы победим их, -- заметил Апраксин.
   -- Победа победе рознь, -- возразил Легран. -- Если вы двинетесь вперёд по направлению к Кёнигсбергу, то застанете фельдмаршала Левальдта врасплох, он не будет ничего знать ни о расположении, ни о численности ваших войск. Произойдёт стычка между передовыми отрядами. Вы, конечно, заставите Левальдта отступить. На этом и должно пока закончиться ваше дело. Вы останетесь в Кёнигсберге, не преследуя неприятеля дальше. Императрица, получив депешу, что произошла битва и враг отступил, удовлетворится на более или менее продолжительное время. Что касается великого князя, то он тоже будет доволен, что его друг, прусский король, понёс лишь незначительную потерю и не преследуется дальше. Вы таким образом выиграете время, что при данных обстоятельствах является самым главным.
   -- Да, да, -- задумчиво произнёс Апраксин, -- вы, может быть, и правы, но так рассуждать можно, сидя в Петербурге, в кабинете канцлера. Вы оба забываете лишь одно, что при столкновении двух военачальников, разгорячённых и честолюбивых, нельзя строго определить точку, на которой они должны остановиться.
   -- Это -- уже дело фельдмаршала, -- спокойно возразил Легран. -- Но и об этом подумал канцлер. Под вашей командой служат два генерала совершенно различных характеров. Канцлеру кажется, что для кёнигсбергского дела был бы весьма пригоден генерал Сибильский.
   -- Генерал Сибильский? -- смеясь, повторил Апраксин. -- Да ведь это -- воплощённое спокойствие, равнодушие, лень!
   -- Совершенно верно, -- подтвердил Легран, -- вот эти-то свойства его характера наиболее пригодны для цели вашего высокопревосходительства. Сибильский точно будет исполнять ваши предписания, тогда как более храбрый и энергичный генерал мог бы решиться и дать повод к более решительному сражению.
   -- Да, да! Румянцева, например, нельзя было бы остановить, если бы его шпага скрестилась со шпагой неприятеля! -- проговорил фельдмаршал.
   -- Поэтому-то Румянцев должен командовать арьергардом, -- наставлял Легран.
   Апраксин подошёл к окну и стал задумчиво смотреть на улицу.
   -- Возможно, что канцлер прав, -- наконец произнёс он, -- придётся кое-что изменить; я уже назначил Румянцева командующим авангардом. Хотя с точки зрения военного...
   -- Канцлер руководился в этом деле точкой зрения политика и друга, принимающего участие лично в вас, -- перебил фельдмаршала Легран.
   -- Как было бы хорошо всё-таки победить! -- задумчиво произнёс Апраксин, и в его глазах промелькнула отвага.
   -- А затем медленно умирать в сибирской тайге, вспоминая о своей победе! -- насмешливо напомнил ему Легран.
   -- Да, это верно, -- с глубоким вздохом согласился фельдмаршал. -- Слишком дорогой ценой досталась бы мне эта слава. Однако кто же мне поручится, -- продолжал он, -- что Левальдт ограничится отступлением, а не решится на активное нападение, зная, что команда поручена Сибильскому?
   -- Об этом не беспокойтесь, ваше высокопревосходительство, -- возразил Легран, -- у прусского короля нет желания нанести решительное поражение России. Вам следует лишь внушить Сибильскому, что он должен довести передовые отряды прусских войск до отступления и этим ограничиться.
   -- По-видимому, в кабинете канцлера не только ведутся дипломатические разговоры, но имеется отдел опытных военных тактиков, -- проговорил фельдмаршал, с удивлением глядя на маленького Леграна.
   -- Если вы, ваше высокопревосходительство, находите мой совет заслуживающим внимания, то, вероятно, не замедлите воспользоваться им? -- спросил Легран, не обратив внимания на комплимент Апраксина.
   -- Конечно, и даже сейчас! -- ответил фельдмаршал.
   Он позвонил и приказал просить к себе генерала Сибильского и графа Румянцева.
   -- Вы позволите мне теперь удалиться, ваше высокопревосходительство? -- спросил Легран. -- Я исполнил своё поручение. Надеюсь, что вы остались довольны платьем и туалетными принадлежностями, которые я вам привёз.
   -- Совершенно, совершенно! -- громко и весело воскликнул Апраксин, увидев входивших в соседнюю комнату обоих генералов. -- Я ничего не могу сказать ни против покроя платья, ни против качества духов. Теперь отдохните, а через несколько дней, когда соберётесь обратно, я дам вам несколько поручений.
   Легран низко поклонился и почтительно прошмыгнул мимо Сибильского и Румянцева, недоумевавших, зачем позвал их фельдмаршал.
   -- Я получил письмо от канцлера, -- с серьёзным видом сказал Апраксин генералам, -- в котором мне сообщают о неудовольствии императрицы по поводу того, что мы медленно подвигаемся вперёд. Это промедление объясняется необходимой осторожностью в чужой стране и недостаточной подготовкой русской армии к решительному сражению.
   -- Армия должна быть готова к бою с момента выступления, -- заметил Румянцев, -- а самая лучшая осторожность в чужой стране -- это стремление возможно скорее разбить неприятеля.
   Фельдмаршал почти со страхом взглянул на храброго генерала.
   -- Я тоже убеждён, -- проговорил он, -- что мы достаточно долго выжидали. Я думаю, мы в состоянии теперь выполнить желание её величества, и потому приказываю завтра же утром двинуться вперёд.
   -- Слава Богу, -- воскликнул Румянцев, -- ещё недели две, и армия была бы деморализована!
   -- Мы выступим отсюда, -- сказал Апраксин, развёртывая географическую карту на столе и наклоняясь над нею, -- и двинемся, близко держась границы, на Тильзит и Рагнит, откуда повернём на Прегельскую низменность между Велау и Инстербургом, чтобы, снова стянув и сформировав там армию, начать операцию против Кёнигсберга.
   Оба генерала внимательно проследили путь, который фельдмаршал указывал им на карте.
   -- Было бы проще, -- возразил Румянцев, -- идти прямо по берегу залива на Кёнигсберг.
   Апраксин покачал головою, не глядя на него.
   -- Там мы не нашли бы достаточно пропитания для наших войск, -- сказал он. -- Прибрежные местности бедны, и их запасы могли бы скоро истощиться; поэтому я остановил свой выбор на том пути, который указал вам сейчас.
   Румянцев как будто неохотно соглашался с доводами фельдмаршала.
   -- Перед вступлением внутрь неприятельской страны, где мы каждый день можем быть вынуждены к решительным действиям, -- продолжал фельдмаршал несколько нетвёрдым голосом, -- я нашёл нужным произвести некоторую перемену в армии. Мне известны превосходные военные качества, отличающие вас обоих, господа: вы, генерал Сибильский, представляете собою осторожность, тщательное взвешивание всех шансов...
   Генерал Сибильский поклонился со своей неизменно стереотипной улыбкой.
   -- Вы, граф Румянцев, -- продолжал Апраксин, -- человек решительности и смелого риска.
   Румянцев почти нетерпеливо кивнул головой; его взгляд, казалось, хотел проникнуть в мысли фельдмаршала.
   -- Поэтому я решил, -- продолжал Апраксин, не отрывая глаз от карты, -- поставить вас, генерал Сибильский, во главе авангарда, вам же, граф Румянцев, доверить арьергард.
   Лицо Румянцева побагровело; он с досадой закусил губы и наконец сказал:
   -- Казалось бы, что качества, которые вашему высокопревосходительству было угодно похвалить во мне, как раз пригодны для командования авангардом.
   -- Нет, любезный граф, -- возразил Апраксин, -- при вступлении войска в неизвестную неприятельскую страну открывать путь должна осторожность: нащупывание врага издали должно быть вначале робко и боязливо, чтобы благополучно избегнуть всякой западни; в арьергарде же нужны смелость и решительность, чтобы помешать обходу неприятеля и всякому нападению с тыла.
   -- Обходу? Нападению с тыла?! -- воскликнул Румянцев, пожимая плечами. -- Для этого недостаточно горсти пруссаков, находящейся в распоряжении генерала Левальдта.
   -- Мы не можем знать, -- ответил Апраксин, высокомерно закидывая голову, -- какие неприятельские силы скрываются в этой провинции; моё решение строго обдумано и неизменно. Вы, генерал Сибильский, поспешно стянете свой корпус и завтра выступите на Тильзит; вы же, граф Румянцев, простоите здесь, в Мемеле, ещё два дня, а потом последуете за главным корпусом, командование которым я по-прежнему оставляю за собою.
   Граф Румянцев с неудовольствием покачал головой.
   -- А если на авангард последует нападение, -- сказал он, -- то я подоспею из такой дали, пожалуй, уже только после того, как он будет разбит.
   -- Я не буду вступать в бой с превосходящими силами, -- улыбаясь, возразил Сибильский, -- и если мы наткнёмся на неприятеля, то вы, выше превосходительство, всегда успеете сделать нужные распоряжения.
   -- Совершенно верно, -- подхватил Апраксин, -- я также держусь того мнения. Теперь, господа, я дал вам свои приказы и возлагаю на вас ответственность за их точное исполнение. Итак, покончив со служебными делами, -- сказал он после того с любезной учтивостью, -- вернёмтесь к столу, чтобы опорожнить наши бокалы за удачу похода, в который мы выступаем завтра.
   Генерал Сибильский поклонился с улыбкой, тогда как Румянцев с мрачным взглядом хотел последовать за фельдмаршалом, который повернулся к прихожей, чтобы идти назад в столовую.
   Однако не успел он переступить порог своего кабинета, как ему навстречу показался поручик Пассек; с удивлением и досадой взглянул на него Апраксин.
   -- Прошу прощения, ваше высокопревосходительство, -- твёрдо сказал поручик, -- за то, что я осмелился проникнуть сюда, но я хотел безотлагательно обратиться к вам с просьбой разрешить мне для моего назидания осмотр армии в её различных расположениях; если вы, ваше высокопревосходительство, исполните мою просьбу, то я сегодняшней же ночью хотел бы начать обход лагеря.
   -- Это действительно необыкновенная просьба, -- сказал Апраксин. -- Армия на походе не есть предмет для изучения молодого любознательного офицера, которому, пожалуй, следовало бы побольше думать о том, как бы возможно лучше исполнить служебный долг на посту, на который он будет назначен.
   -- Между тем, -- возразил поручик Пассек, не смущаясь отрывистым и надменным тоном фельдмаршала, -- эта любознательность составляет цель моего приезда сюда, и для достижения этой цели я получил отпуск и полномочие.
   -- Ах, -- воскликнул граф Апраксин, начиная серьёзно горячиться, -- я принял вас как гостя, милостивый государь, и пригласил к своему столу, совершенно позабыв при этом спросить у вас, по долгу службы, ваш отпуск, в силу которого вы оставили свой полк и явились сюда, в мою главную квартиру.
   -- Надеюсь, ваше высокопревосходительство, что вы найдёте этот отпуск в порядке, -- ответил поручик Пассек, вынув из-за борта мундира сложенную бумагу императрицы и подавая её фельдмаршалу.
   Тот развернул поданный ему лист. Когда он узнал подпись Елизаветы Петровны и прочёл немногие строки, содержавшиеся в документе, то смертельно побледнел и стоял несколько мгновений охваченный дрожью. Оба генерала отошли в сторону; Сибильский нетерпеливо прислушивался к громким, весёлым голосам, доносившимся из столовой, тогда как взоры Румянцева благосклонно остановились на смелом и отважном офицере.
   Фельдмаршал медленно сложил дрожащими пальцами прочитанную бумагу и спрятал её на груди.
   -- Ваш отпуск в порядке, -- беззвучно произнёс он, -- и ничто не препятствует исполнению вашей просьбы; я "напишу приказ, чтобы вам давали всюду беспрепятственный пропуск. -- Но тут его как будто осенила внезапная мысль. -- Генерал Сибильский, -- сказал он, -- для вашего сына будет также поучительно осмотреть расположение армии. Велите ему присоединиться к поручику Пассеку; пусть им дадут лошадей с моей конюшни, и они должны быть прикомандированы к вашей главной квартире; в авангарде им представится самый удобный случай изучить операции армии. А теперь, господа, вперёд: дамы ожидают нас; сегодняшний день принадлежит ещё веселью и радости, а завтра служба вступит в свои права.
   Быстрыми шагами направился он обратно в столовую, боязливо покосившись на Пассека; Сибильский следовал за ним по пятам.
   Между тем Румянцев подошёл к Пассеку и сказал, положив руку на его плечо:
   -- Вы нравитесь мне, юный товарищ. Вы должны остаться при авангарде согласно приказу начальства; хорошо, но сегодня авангард принадлежит ещё мне, и если вы не слишком утомлены с дороги, то проедемтесь недалеко за город. Мы можем поболтать в моей палатке. Я думаю, что свежий воздух ночи будет благотворнее для вас, чем пена шампанского здесь, за столом фельдмаршала.
   Поручик с благодарностью пожал протянутую ему руку генерала, и оба они вернулись к весело шумевшему и шутившему обществу.

XXV

   Ночь постепенно спустилась на город Мемель с разбитым вокруг него русским лагерем, и хотя здесь, на самой северной оконечности прусской монархии, вечерние сумерки продолжаются гораздо дольше, чем в южных странах, но всё же до рассвета оставалось несколько часов настоящей темноты.
   Окна ратуши осветились яркими огнями, и даже на тихую, ограждённую зданиями площадь порою доносились громкий хохот и звон стаканов из столовой Апраксина, где фельдмаршал подстрекал пирующих гостей к всё более и более бесшабашному веселью. Он сообщил своё решение двинуться дальше на следующее утро, и эта новость была встречена всеобщим ликованием. Офицеры его штаба радовались предстоящим отличиям, а четыре молодые дамы, уже начавшие томиться скукой в Мемеле, с удовольствием ожидали желанной перемены. Наперерыв предлагались тосты за скорую победу и уничтожение неприятеля; однако, несмотря на готовность, с какою фельдмаршал каждый раз отвечал на них, при всех подобных пожеланиях и надеждах его лицо омрачалось и он старался поскорее перевести разговор на другие предметы.
   Румянцев удалился рано; Пассек просил позволения сопутствовать ему. Фельдмаршал охотно отпустил его и, казалось, облегчённо вздохнул после ухода этих двоих лиц. Генерал предложил молодому офицеру одну из своих запасных лошадей, и, сопровождаемые эскортом кирасир, они поехали по улицам города к городским воротам, которые вели на проезжий тракт, к близлежащей деревне Шпицгут.
   Городские улицы представляли теперь ещё более пёструю и оживлённую картину, чем днём. Окна домов были освещены; свечи в стеклянных колпаках и факелы освещали группы солдат, которые лежали на одеялах и постелях под открытым небом или собирались на весёлую попойку вокруг бочек вина, которые они всё ещё находили в погребах горожан. Много раз только с ропотом сторонились они, расступаясь пред эскортом кирасир, но тотчас почтительно вскакивали, как только различали при отблеске факелов строгое лицо графа Румянцева; часто также окружали они лошадь генерала, чтобы спросить его, правда ли, что завтра армия выступит против неприятеля. И его подтверждение быстро распространившейся вести о решении фельдмаршала каждый раз приветствовалось громким ликованием.
   Довольно медленно добрались всадники до городских ворот, от которых в то время простирались ещё вокруг города старинные укрепления и бастионы; тут Пассек с внезапным возгласом удивления поспешно повернул в сторону свою лошадь и стал смотреть вдоль ряда невысоких домов. Улица в этом месте была довольно узка; многочисленная компания русских солдат сидела вокруг сколоченного из нестроганых досок, освещённого факелами большого стола. Приближение кавалькады заставило людей подняться, чтобы после отдания чести приветствовать с поднятыми кружками грозного, но всеми любимого генерала дружным криком: "Доброго вечера, батюшка!" Пассек, окидывая взглядом усатые, раскрасневшиеся от вин солдатские лица, различил позади них, у самых стен домов, осторожно пробиравшуюся тёмную фигуру человека в платье горожанина, который, казалось, внимательно и зорко всматривался в каждую входную дверь.
   Собственно, здесь не было ничего необычайного, потому что граждане Мемеля, когда необходимость заставляла их покидать свои жилища, робко и боязливо сторонились солдат, стараясь по возможности скрыться от их взоров в тени домов. Но тёмная фигура сильно заинтересовала Пассека тем, что своей осанкой и движениями живо напомнила ему слугу Апраксина, который сопутствовал ему и поручику Сибильскому на козлах их дорожного возка. Пока он зорко смотрел в ту сторону, где человек, возбуждавший его любопытство, только что остановился снова против входной двери одного дома и осматривал её с испытующим видом, точно стараясь открыть на ней особенный знак, громкий крик солдат и стук лошадиных копыт по мостовой заставили его быстро обернуться, причём яркий свет факела упал на его лицо. Тут Пассек действительно успел признать черты своего дорожного спутника и собирался поспешно проехать на своей лошади в ту сторону мимо солдатских групп, так как ему снова показалось, что этот человек, хотя и принадлежавший к дому фельдмаршала, крался здесь робко и боязливо, словно скрывая загадочную тайну. Однако большой стол преграждал Пассеку дорогу; солдаты теснились к генералу, чтобы расспросить его о предстоящем выступлении против врага. И похожий на чёрную тень человек, который, в свою очередь, также узнал с лёгким испугом Пассека, торопливо вмешался в толпу и, пока все взоры были обращены на генерала, ловко сумел опрокинуть один из факелов, освещавший как раз то место, где он стоял. Когда солдаты подались назад, чтобы дать дорогу генералу, Пассек не мог открыть и следа тёмной фигуры. Того человека не было больше между солдатами, и по всему ряду домов как в ту, так и в другую сторону не двигалось больше никакой тени.
   -- Что с вами? -- спросил граф Румянцев нерешительно следовавшего за ним офицера. -- Вы что-нибудь ищете? Вы кажетесь испуганным, -- с улыбкой прибавил он. -- Уж не померещился ли вам призрак?
   -- Может быть, генерал, -- серьёзно ответил поручик, с досадой качая головой. -- Положим, это -- призрак из плоти и крови, но я готов поклясться, что в нём сидит злой дух.
   -- Ну, -- продолжал граф Румянцев, -- призраков из плоти и крови нечего бояться; хотя, конечно, -- со вздохом прибавил он, -- злых духов здесь довольно, и дорого бы я дал за какое-нибудь верное заклинание против них. Что с вами, однако? Вы кажетесь серьёзно встревоженным.
   -- Я увидел того человека, генерал, -- промолвил поручик Пассек, -- который приехал с нами и привёз фельдмаршалу новый гардероб.
   -- Я не обратил на него внимания, -- презрительно сказал Румянцев. -- Что мне за дело до свежих костюмов и душистых эссенций фельдмаршала?! Для меня представляет интерес только одна принадлежность туалета, именно шпага -- к сожалению, я не видал ещё блеска шпаги Апраксина на солнце.
   "Зачем крадётся он в потёмках? -- думал про себя Пассек. -- Ведь ему нечего бояться среди войска его господина!"
   Они выехали из ворот. Генерал пустил свою лошадь галопом по дороге, которая вела к маленькой возвышенности у берега залива. Свежий, прохладный ветер тянул с моря. Лошади фыркали; оружие кирасир бряцало; вдали светились лагерные огни авангарда; и под впечатлением этой быстрой скачки, которая непосредственно вводила его в бодрую военную жизнь, Пассек забыл назойливые мысли, которые возбудило в нём появление таинственного чёрного человека и которые вдобавок напрасно искали определённой опоры и определённой формы. У самой деревушки Шпицгут всадники наткнулись на первый пикет корпуса графа Румянцева. Они нашли его встревоженным стуком копыт скачущих лошадей, под ружьём; генерал дал требуемый лозунг, обменялся несколькими словами с начальствующим офицером и поехал через заросшую вереском возвышенность влево, чтобы спуститься к деревне Румпишкен, где он расположил свою главную квартиру в центре своего корпуса. Здесь, в полную противоположность мемельскому лагерю и уличной сутолоке в самом городе, повсюду были заметны строжайший военный порядок и точность. По пути следования генерала караулы стояли под ружьём, а где расположились солдаты, лошади были спутаны и оружие поставлено в козлы по уставу. Вражеское нападение не могло бы застать эти войска врасплох: было видно, что они через несколько минут стояли бы в боевой готовности при малейшей тревоге. Пассек заметил это и выразил генералу своё изумление.
   -- Довольно неутешительно, -- с досадой сказал тот, заставляя лошадь сделать большой скачок, -- что вам бросается в глаза как нечто необычайное то, что в каждом лагере, особенно в неприятельской стране, составляет самую простую военную обязанность. Конечно, мы можем спать здесь спокойно. Я мог бы также позволить моим войскам заниматься мародёрством, как делают это Сибильский и Апраксин. Если бы дело шло об одной опасности вражеского нападения, то от него мы ограждены. Я выслал свои патрули на целые мили вперёд, а мои переодетые разведчики рыщут по всем направлениям в здешнем краю. Фельдмаршал Левальдт стоит между Кёнигсбергом и Велау. Стоило бы нам спуститься форсированным маршем к берегу залива, и мы отбросили бы его одним молодецким натиском за стены Кёнигсберга. Получить поддержку ему неоткуда, потому что королю Фридриху нужны все его силы, чтобы драться с саксонцами и богемцами; кроме того, -- с горьким презрением прибавил Румянцев, -- он считает лишним посылать сюда больше войска, отлично зная, что ему нечего бояться нас; окольный путь, который приведёт нас на Прегельские низменности, доставит корпусу фельдмаршала Левальдта случай беспокоить и задерживать наши войска с фланга.
   -- Но, Боже мой, -- воскликнул Пассек, -- зачем же это делается?
   -- Затем, что таков приказ фельдмаршала, -- ответил Румянцев, -- и затем, что никто не имеет права критиковать действия главнокомандующего.
   -- Позвольте, -- подхватил Пассек, -- но ведь императрица требует сражения, требует победы!
   Румянцев сдержал свою лошадь, так что скакавшие впереди несколько удалились от него.
   -- Правда ли это? -- спросил он, пустив коня шагом. -- Я не имею права напрашиваться на ваше доверие, но я -- честный человек и люблю, чтобы вокруг меня всё было ясно. Если вы можете и смеете, то отвечайте мне по совести: желают ли действительно в Петербурге серьёзного, решительного удара, или всё это -- одно притворство, одна дипломатическая война? Солдаты ли мы или только шахматные фигуры в искусно запутанной игре графа Бестужева?
   -- Я не знаю игры графа Бестужева, -- возразил Пассек, -- и не знаю, чего он хочет; одно мне известно, что императрица желает серьёзно драться и серьёзно победить, так как я передал фельдмаршалу её определённый приказ, не допускающий превратных толкований. Мне не вменено в обязанность держать этот приказ в секрете, но велено заботиться о том, чтобы он был исполнен без промедления отговорок, и потому я считаю тем необходимее, чтобы вы не сомневались относительно определённого желания её величества.
   -- Так вот оно что! -- сказал Румянцев. -- Ах, мой друг, теперь я начинаю понимать! Вот зачем это наступление, доклад о котором императрице должен послужить доказательством, что её воля исполняется; вот зачем, -- насмешливо улыбаясь, продолжал он, -- эта перемена в построении армии, которая отдаёт Сибильскому авангард, а меня задерживает позади на два дневных перехода!.. О, её величеству составят превосходный, блестящий доклад!.. Если Сибильский наткнётся на неприятеля, то с обеих сторон последует несколько пушечных выстрелов, грохот которых отзовётся в Петербурге увеличенным в тысячу крат. Но старик Левальдт может быть спокоен: Сибильский не причинит ему никакого вреда; я же буду стоять далеко, да, так далеко, что едва ли звук выстрелов донесётся до меня. Останься я в авангарде, вышло бы совсем иное: попадись мне неприятель -- честное слово! -- он не так-то легко вырвался бы из моих рук.
   -- Боже мой, генерал, -- воскликнул Пассек, -- то, что вы говорите, прямо ужасно! Ведь это -- государственная измена!
   -- Дело не в названии, -- сурово подхватил Румянцев, -- нет ничего легче, как давать вещам красивые имена, но верно то, что я вам говорю; это -- истинная правда, -- прибавил он с едкой горечью, -- что в России многие не забывают того, что прусский король, против которого мы выступили в поход, -- друг великого князя и что великий князь в один прекрасный день, прежде чем мы успеем опомниться, может стать нашим императором.
   -- Но этого не должно быть, -- воскликнул Пассек, -- ради чести и славы России такая игра не должна продолжаться!
   -- Помешайте тому, если можете, -- сказал Румянцев.
   Несколько минут оба ехали дальше в задумчивом молчании.
   -- Я должен помешать этому, и я помешаю! -- воскликнул наконец Пассек. -- Доверие, оказанное мне императрицей, не будет обмануто: я хочу возвратиться в Петербург не иначе как с докладом об уничтожении врага, если бы даже это стоило мне жизни! Доверяете ли вы мне?
   -- Я доверяю всякому, -- ответил Румянцев, -- кто близко принимает к сердцу честь русского оружия, и думаю, что вы принадлежите к числу таких людей.
   -- Ну, тогда слушайте, -- начал Пассек. -- Завтра, согласно указанию фельдмаршала, я поступлю в корпус генерала Сибильского и буду всё видеть, всё слышать. Будьте уверены, что от меня не ускользнёт никакая мелочь: я стану следить за дуновением ветерка, за шумом листьев, за вихрем пыли, и, клянусь вам, вы будете осведомлены обо всем, что там происходит, осведомлены так скоро и достоверно, точно вы сами находились бы в авангарде. Моя бдительность и моё усердие должны уравнять два дневных перехода, на которые вы отстанете от нас, и в решительную минуту вы должны быть там, где будет кидаться жребий.
   -- А если я буду там, то он должен пасть в пользу России, -- подхватил Румянцев. -- Если вы сможете разорвать тёмные нити, которые невидимо и цепко, подобно паутине, опутывают эти храбрые войска, то вы один будете стоить целой армии.
   Они подъехали к деревеньке Румпишкен, немногочисленные дома которой были ярко освещены сторожевыми огнями, пылавшими кругом. Генерал остановился у большого овина, при въезде в деревню, и спрыгнул с седла. Денщики подскочили, чтобы взять у него лошадь. Перед широкими воротами риги горел большой костёр. Эта рига служила Румянцеву жилищем. Посреди неё стоял большой, освещённый несколькими свечами стол с развёрнутыми на нём планами и географическими картами; в одном углу виднелась простая походная кровать.
   -- Вот моё жилище, -- сказал Румянцев, вводя Пассека в обширное, так мало обставленное удобствами помещение, -- оно немного попроще зал Апраксина; положим, я и сам -- лишь простой солдат, который, -- насмешливо прибавил он, -- не годен ни на что, кроме командования арьергардом.
   Он приказал часовому не впускать никого, затем подвёл Пассека к столу с картами, и оба они надолго погрузились в жаркий, тихий разговор.
   Наконец Румянцев ласково пожал руку офицеру, велел караульному позвать своего адъютанта и сказал:
   -- Переночуйте сегодня у меня, мой юный товарищ. Вы кажетесь мне человеком, способным удовлетвориться незатейливым ложем.
   Пришли офицеры штаба; вскоре был принесён ужин из холодного мяса, к которому граф велел подать превосходное венгерское вино в походных оловянных кубках.
   Пассеку казалось, будто он перенёсся в иной мир: он позабыл на минуту главную квартиру Апраксина с её богато сервированным, украшенным цветами столом и был готов подумать, что только теперь попал в армию на походе.
   Ворота овина были распахнуты настежь, Румянцев не окружал себя глубокой тишиной, не обособлялся в замкнутом кружке. Все солдаты в лагере, проходя мимо квартиры своего генерала, могли видеть его простой стол, и не раз стоявшие снаружи военные присоединялись с весёлыми кликами к громким тостам, которые предлагали за скорое сражение и блестящую победу над врагом России за столом на гумне.

XXVI

   Пассек не ошибся, когда ему показалось, что он узнал своего дорожного спутника на улице у городских ворот. По приезде Легран удалился на некоторое время в комнату, указанную ему дворецким Апраксина, смотревшим с некоторым удивлением на нового слугу своего господина. Когда же совершенно стемнело, приезжий незаметно юркнул из ворот ратуши на улицу и, пробираясь вдоль стен домов с уверенностью человека, попавшего в хорошо знакомое место, свернул в ту сторону, где находились южные ворота. Никто не обращал на него внимания. Часовые пропускали его беспрепятственно, вероятно видя в нём гражданина, возвращавшегося домой, и лишь время от времени он в придачу к добродушно-грубой шутке получал от прохожего солдата удар или пинок, который принимал так спокойно, точно находил этот род шутки забавным так же, как и удалявшиеся с хохотом рядовые. Достигнув улицы, которая вела к воротам, Легран принялся с большим вниманием осматривать двери домов и когда миновал целый ряд последних, то как будто нашёл наконец то, чего искал. Он остановился пред дверью, в массивные дубовые доски которой, немного повыше замка, было вбито девять гвоздей таким образом, что их широкие головки образовали фигуру, похожую на кабалистическую пентаграмму. Как только он увидал и ощупал рукою эти головки гвоздей, то поспешно постучался в дверь с определёнными промежутками. В ту же минуту до него донёсся топот лошадиных копыт; то был эскорт Румянцева. Легран обернулся и встретил зорко устремлённый на него взгляд Пассека.
   -- Чёрт возьми, -- пробормотал он, -- опять этот докучный человек, из-за которого мне всю дорогу пришлось торчать на козлах! Неужели я должен везде натыкаться на него! Уж здесь-то это совсем некстати. Надо скрыть от него свои следы.
   Он видел, как поручик пробирался к нему на своей лошади, и поспешно спрятался позади солдат, приветствовавших Румянцева. Тут Легран услыхал, как за дверью дома, куда он только что постучался, отодвинули засов; нагнувшись чуть не до земли, он проскользнул к порогу и толкнул подавшуюся дверь, которая снова захлопнулась за ним, едва путник успел войти в дом. Опять заскрипел железный засов. Легран очутился в непроглядной тьме и почувствовал, как сильная рука охватила его руку, тогда как холодный, острый конец кинжала коснулся его шеи.
   -- Стой! -- воскликнул он, тогда как снаружи раздавались голоса солдат, приветствовавших отъезжавшего генерала Румянцева. -- Стой, разве так принимают своих добрых друзей?
   Он сделал попытку вырваться, но остриё кинжала не отклонялось от его шеи, а железные пальцы невидимой руки впивались в его руку.
   -- Лозунг, -- произнёс низкий, глухой голос.
   -- Фридрих Великий, -- ответил по-латински Легран.
   Рука, державшая пришельца, потянула его внутрь дома; он последовал за своим путеводителем нерешительной, нетвёрдой поступью, бормоча проклятия, потому что по-прежнему чувствовал остриё клинка у своего горла. В нескольких шагах отворилась дверь, которая вела в заднюю комнату. Легран был введён туда и на минуту остановился, ослеплённый ярким светом после густой темноты на улице.
   Эта маленькая комната была простая башмачная мастерская. Перед масляной лампой спускался с потолка большой, наполненный водою стеклянный шар, который отражал во много раз усиленный отблеск пламени; деревянная скамья была подвинута к столу, где лежали начатые работы из кожи.
   Человек, который ввёл Леграна, отличался высоким ростом, худощавостью и крепким сложением. На нём была грубая рубашка, рукава которой обнажали мускулистые руки, короткие брюки, шерстяные чулки до коленей и тяжёлые, крепкие башмаки дополняли костюм. Его остриженные волосы были прикрыты седым париком, и всё в этом человеке обнаруживало ремесленника, занятого своей работой. Только в его быстрых и решительных движениях, в резких чертах лица и в огневом взоре синих глаз сказывались почти военная мощь и уверенность, не вязавшиеся с остальною внешностью.
   -- Да возьмите же прочь кинжал! -- воскликнул Легран, говоривший по-немецки с лёгким иностранным акцентом, но совершенно правильно и твёрдо. -- Ведь я подал вам настоящий знак, сказал лозунг, какая же вам надобность держать эту холодную сталь у моего горла? Ведь если бы постучались русские солдаты, вам пришлось бы волей-неволей отворить, а если бы они выбили двери, вы не могли бы помешать этому.
   -- Солдатам, -- ответил башмачник, -- я отворил бы, не задумываясь: они стали бы искать у нас, самое большое, жалкие сбережения бедного ремесленника; вы же ищете нечто иное, а в таких случаях надо быть осторожным, потому что измена не дремлет; знак и лозунг можно выследить или купить. Покажите мне ваше удостоверение, и я увижу, могу ли довериться вам.
   Легран вытащил из кармана шёлковый лоскуток с завёрнутым в него прусским талером, середина которого была кольцеобразно выпилена, так что на монете недоставало части головы короля Фридриха. Башмачник рассмотрел просверлённую монету, после чего убрал наконец кинжал от горла облегчённо вздохнувшего Леграна; потом он вынул из ножки своей скамьи, выдолбленной внутри и заткнутой деревянной втулкой, маленький серебряный кружок, который вложил в отверстие монеты. Кружок пришёлся как раз и в таком совершенстве дополнил оттиск, что едва было можно заметить узкую линию, пересекавшую голову короля.
   -- Хорошо, -- сказал этот человек, который совершенно оставил теперь немного согбенную осанку смиренного, мелкого ремесленника и выпрямился по-военному, -- всё в порядке; мне нет надобности спрашивать, кто вы такой, -- имена не важны для дела. Что вам угодно?
   Он отдал обратно Леграну талер с вырезкою посредине, а выпиленную из него частицу снова убрал в ножку своей скамьи.
   -- Я принёс важные известия, -- ответил Легран, -- которые должны безотлагательно и верным путём дойти до прусского короля. Мне сказали, что я найду в этом доме человека, который откроет мне дорогу туда.
   -- Вы его нашли, -- ответил другой, -- и если согласитесь последовать за мною, то вскоре передадите ваши известия настоящему доверенному лицу. Я не могу сделать ничего больше, как привести к нему, потому что моё место здесь, чтобы зорко наблюдать за всем.
   -- Ну, тогда пойдёмте, -- сказал Легран. -- Сопряжено ли это с опасностью?
   -- Опасность неизбежна при всяком предприятии подобного рода. Сумеете ли вы ловко выпутаться, если бы нас арестовали?
   -- Я могу потребовать, чтобы меня отвели к фельдмаршалу, -- ответил Легран, -- но мне не хотелось бы подымать шум.
   -- Так идёмте же; я проведу вас дорогой, на которой мы едва ли кого-нибудь встретим.
   Он надел толстую куртку из мохнатого сукна и повёл Леграна, снова взяв его за руку, через тёмные сенцы к задней двери, которая выходила на маленький дворик. С этого двора можно было попасть по боковым улочкам на берег залива, который здесь, против города, имел приблизительно двойную ширину большой реки. Узкая полоса вдоль побережья была свободна. Маленькие дворики домов, обращённых в эту сторону задами, отделялись один от другого лишь низкими заборами или изгородью. Шагая по щебню, усыпавшему берег, двое пешеходов оставили город на всём его протяжении и отдельные бастионы вправо. Здесь не было караулов, и стража в маленьких бастионах, расположенных вблизи берега, спала в покойной безопасности или угощалась вином из погребов мемельских горожан. Легран и его спутник переплыли в челноке реку Данге, которая пересекает город и впадает в залив. Таинственный провожатый отвязал привязанную у пристани лодку так спокойно и уверенно, точно она стояла тут к его услугам, и направил её сильными ударами весел по зеркальной поверхности Данге к противоположному берегу, где снова привязал утлое судёнышко к столбу. Они пошли дальше вдоль берега. Ветряные мельницы стояли в одиночку на взгорье; городские дома попадались реже и реже и наконец совсем прекратились. Сделав ещё несколько шагов, человек из башмачной мастерской, не проронивший во всю дорогу ни единого слова, заставил Леграна подняться немного по косогору.
   -- Смотрите туда, -- сказал он, указывая на тёмный, высоко поднимавшийся предмет, выступавший на фоне усыпанного звёздами неба.
   -- Что это такое? -- спросил Легран.
   -- Виселица! -- ответил провожатый. -- Слышите вы карканье воронов? Они радуются пиру, который устроили им вновь вчерашний день.
   Легран вздрогнул; всмотревшись, он действительно узнал роковое треугольное сооружение и различил тёмную массу, которая свешивалась с его конца.
   -- То был шпион, -- сказал его спутник, -- которого повесили там русские; это я выдал им его...
   -- Вы? -- воскликнул Легран, испуганно делая шаг назад. -- Разве вы -- не...
   -- Прусский шпион, хотели вы сказать? -- с мрачной угрозой в голосе ответил другой. -- Да, именно шпион, а так как я занимаюсь этим изрядно опасным ремеслом, то не терплю при этом сомнительных и подозрительных помощников... В отношении того человека, который покачивается там наверху на вольном воздухе, -- продолжал он, -- я питал подозрение, что он служит и нашим, и вашим, а в такое время, как теперь, когда на карту ставится жизнь, такого подозрения вполне достаточно, чтобы его результатом была смерть.
   Он молча пошёл дальше, а Легран, не оглядываясь более на эти мрачные места, последовал за ним. Так они продолжали свой путь и наконец вышли на обнажённые дюны. Оконечность косы -- узкой полосы земли, заключающей Куриш-гаф, -- подступала довольно близко к морскому берегу; далее перед ними лежало широкое море, с тихим шумом медленно катившее на белый прибрежный песок свои волны. Спутник Леграна скрылся за возвышенностью дюн, прикрывавших вид на город. Здесь он вынул из кармана маленький фонарь, выбил огонь и зажёг находившуюся в фонаре свечу. Переднее стекло в фонаре было темно-красного цвета, и окрашенный свет бросил свои лучи над морем. Через несколько минут спутник Леграна вставил вместо красного стекла зелёное и снова на некоторое время направил в сторону моря цветной луч света. Затем он погасил фонарь и опять сунул его в свой карман.
   -- Что это значит? -- спросил Легран. -- Вы говорили мне, что отведёте меня к уполномоченному прусского короля.
   -- Подождите! -- ответил его спутник, растягиваясь на песке.
   Легран последовал его примеру и сделал то же самое. По-видимому, он был так же мало склонен к разговору, как и его спутник.
   Прошло не более получаса. Человек из предместья шумно поднялся.
   -- Пойдёмте, -- сказал он Леграну, -- они уже здесь.
   Он спустился с дюн и направился к морю. Легран увидел маленький, лёгкий бот, выброшенный волною на берег, в нём сидели шестеро гребцов. На них были простые рыбачьи куртки, но, судя по точности и уверенности их управления своим судном, нужно было считать их матросами военного флота.
   Никто не проронил ни слова. Легран последовал за своим спутником в бот. Последний тотчас же был снова столкнут с берега и под мерными ударами гребцов стрелою понёсся по гребням волн. После получасового пути перед носом ботика обрисовались очертания большого, стройного судна. Вот бот поравнялся с его бортом. Гребцы крикнули что-то по-английски. Опущен был трап, Легран и его спутник вступили на палубу. Не могло оставаться ни малейшего сомнения, что они находятся на борту военного судна. Несмотря на ночную тьму, были видны блестящая чистота железных и медных приборов и педантичный порядок в такелаже. Матросы и солдаты в английской форме стояли по своим постам.
   Прибывших встретил капитан, ещё молодой, элегантный господин, спросивший, что им угодно. Приведший сюда Леграна человек произнёс несколько слов по-английски, и капитан провёл их обоих по шканцам к своей собственной каюте, открыв дверь которой, сам он снова возвратился на шканцы. Легран и его спутник очутились перед человеком лет тридцати, в прусской форме, который встретил их с осанкой знатного светского человека и проницательным взором своих больших, ясных глаз испытующе взглянул на Леграна.
   Сапожник из Мемеля, вытянувшись по-военному, как бы к служебному докладу, сказал:
   -- Вот этот господин утверждает, что у него имеются важные сообщения, которые он хотел бы передать его величеству прусскому королю.
   -- Прекрасно, -- произнёс офицер, обращаясь к Леграну, -- я -- прусский обер-лейтенант фон Подевиль, и всё, что вы сообщите мне, будет в точности доложено его величеству королю, моему всемилостивейшему повелителю. Если ваши сообщения важны, то я тотчас же попрошу капитана возвратиться на кёнигсбергский рейд и высадить меня там на сушу, затем я пошлю вместо меня на этот наблюдательный пункт другого офицера, а сам отправлюсь к королю.
   -- Эти письма, -- ответил Легран, вынимая из кармана довольно объёмистый конверт, -- содержат в себе сообщения его величеству королю прусскому, и мне поручено передать их ему.
   Подевиль взял пакет и взглянул на него с некоторой долей недоверия.
   -- А от кого исходят эти сообщения? -- спросил он.
   -- Его величество, -- ответил Легран, -- не будет иметь сомнений в этом отношении, после того как прочтёт письма.
   -- Видите ли, -- сказал Подевиль, -- так как я всё же не облечён властью вскрывать депеши, направленные к его величеству, то могу судить о важности ваших сообщений лишь по источнику, из которого они исходят. Однако такое рассмотрение для меня является необходимым, чтобы оградить меня от опасности покинуть свой пост и совершить такое длинное путешествие из-за пустяков.
   -- Вы и сами поймёте, -- возразил Легран, -- что в подобных обстоятельствах нельзя назвать имя... Тем не менее могу сказать вам, что если бы прусский король, чтобы отыскать виновника сообщений, перерыл всю Россию снизу доверху, до самого трона, то всего одною ступенью ниже престола императрицы обнаружил бы друга, который в состоянии оказать ему такую услугу и осмеливается оказать её.
   Подевиль низко склонился и с выражением истинного благоговения спрятал пакет в карман своего мундира.
   -- А чтобы дать вам приблизительное понятие о том, что содержат в себе эти сообщения и что они могут быть ценны для короля, -- продолжал Легран, -- я позволю себе прибавить ещё нечто. С такою точностью оно, может быть, и не изложено в письме, так как окончательно определилось в своих деталях лишь сегодня вечером.
   Подевиль вежливым жестом руки предложил Леграну продолжать.
   -- Фельдмаршал Апраксин, -- снова начал он, -- выступит завтра утром из Мемеля и отправится походом на юг.
   На лице Подевиля выразилось боязливое беспокойство.
   -- Генерал Сибильский, -- продолжал Легран, -- будет командовать авангардом, граф Румянцев два дня спустя поведёт арьергард.
   Подевиль, улыбаясь, закивал головой.
   -- Движение войск будет направлено, -- продолжал Легран, -- по низине Прегеля, между Инстербургом и Велау.
   Подевиль поднял свой изумлённый взор.
   -- Фельдмаршал Левальдт, -- продолжал Легран, -- несомненно, сочтёт необходимым предпринять рекогносцировку против армии, с той стороны приближающейся к Кёнигсбергу.
   -- Левальдт слаб, -- раздумчиво заметил Подевиль.
   -- Для рекогносцировки и не нужны большие силы, -- возразил Легран, -- фельдмаршал Левальдт наткнётся на корпус генерала Сибильского... но ни в коем случае не найдёт там энергичного и опасного отпора и, разумеется, ознакомившись с положением и силами наступающего врага, вернётся опять к непосредственному прикрытию Кёнигсберга.
   -- А затем? -- спросил Подевиль, губы которого тронула едва заметная улыбка одобрения.
   -- Затем, -- продолжал Легран, -- произойдёт сражение... пушки скажут своё слово в кампании этого года, а фельдмаршал Апраксин из-за надвигающейся осени едва ли сочтёт выгодным дальнейшее наступление и повернёт на зимние квартиры. В Петербурге будет царить всеобщая радость: у императрицы -- потому, что прусские войска отступили перед Апраксиным, а у одного высокого поклонника прусского короля -- потому, что у его великого друга короля освободится армия, которую можно будет обратить на защиту от врага с другого фронта.
   -- И это -- правда? -- спросил Подевиль, и его взор засветился радостью.
   -- Это -- такая же истина, как и то, что я здесь перед вами, -- ответил Легран, -- и со дня на день вы будете всё более и более убеждаться в том, что всё исполнится так, как я вам сказал.
   -- В самом деле, я обязан вам огромной благодарностью... Ваши сообщения, хотя бы одни лишь те, которые вы передали мне устно, столь важны, что я попрошу капитана в течение ещё этого часа взять курс на Кёнигсберг... Чем я могу выразить вам свою благодарность?
   -- Глубочайшим молчанием, -- ответил Легран, -- по крайней мере, до тех пор, пока всё на свете будет обстоять так, как сегодня... Но, -- продолжал он, -- настанет время, когда слово прусского короля, против которого в настоящую минуту идут походом русские войска, будет всемогуще у императора всероссийского... И вот, когда наступит это время, я попрошу вас вспомнить об этой минуте и воскресить также в памяти его величества имя того человека, который имеет счастье сослужить ему службу.
   -- Ваше имя? -- спросил Подевиль, вынимая из кармана записную книжку.
   -- Прошу вас! -- воскликнул Легран, боязливо протягивая руку. -- Оставьте карандаш и бумагу... карандаш и бумага -- петля, уже многим затянувшая шею.
   Подевиль засмеялся и снова спрятал записную книжку.
   -- Моя память достаточно хороша, -- сказал он, -- следовательно, отложим карандаш и бумагу.
   -- В таком случае прошу вас сохранить в своей памяти имя человека, которого зовут Легран и который принадлежит к канцелярии господина Волкова.
   -- Я запомню это имя, -- учтиво произнёс Подевиль, -- и убеждён, что и его величество король удержит его в своей изумительной памяти.
   -- Ну, а теперь прошу вас отправить меня обратно, -- сказал Легран, -- чтобы я мог быть до наступления дня снова в Мемеле, так как если при мне уже и нет более ничего опасного, то всё же мне было бы приятно, если бы моё отсутствие осталось незамеченным.
   Подевиль обменялся со спутником Леграна ещё несколькими словами, произнесёнными вполголоса, а затем провёл их обоих на палубу. По знаку капитана маленький бот был снова спущен на воду, и вскоре под могучими, размашистыми ударами весел он отплыл от корабля, отвозя на сушу его ночных посетителей. Последние пошли тою же дорогой, которой и пришли сюда. Легран был веселее, чем прежде, по его виду было заметно, что он чувствовал значительное облегчение, и он не раз пытался завязать разговор со своим спутником, но последний хранил то же упорное молчание, как и до их поездки, и через двор и задний ход маленького дома снова провёл его в сапожную мастерскую, стеклянный шар в которой всё ещё распространял свой мягкий, яркий свет.
   -- Солдаты либо ушли, либо спят, -- сказал он затем, прислушиваясь к происходившему на улице, где всё уже успокоилось, -- вы будете иметь возможность беспрепятственно возвратиться обратно... -- Затем он, уже шагая по коридору, чтобы открыть дверной засов, продолжал: -- Помните, что если завтра во мне возникнет малейшее подозрение, если я лишь замечу, что за мной наблюдают, то там, за городом на виселице, имеется ещё достаточно места.
   Прежде чем Легран мог ответить что-либо на эти странные прощальные слова, он был уже вытолкнут через открытую дверь на улицу и услышал, как за его спиной снова заскрипел задвигаемый засов. Несколько русских солдат спали, растянувшись на соломе и на походных койках вокруг стола, заставленного пустыми бутылками. Улицы были пустынны. Начинал брезжить утренний рассвет. Легран повернул к ратуше, и так как он на чистом русском языке объяснил часовым, что он -- слуга фельдмаршала, то они пропустили его, и он пробрался к себе в комнату, прежде чем кто-либо из окружающих фельдмаршала проснулся.
   Но английский корвет, уже несколько дней бороздивший море перед входом в гавань Мемеля и представлявший собою предмет зорких наблюдений для русских офицеров генерального штаба, исчез на следующее утро, когда в городе и в далеко раскинувшемся вокруг лагере раздались сигналы барабанщиков и горнистов, призывавшие войска к сбору перед выступлением.

XXVII

   Русская армия потянулась на юг от Мемеля. Подобно разрушительному потоку лавы она влилась в прусскую провинцию. Фельдмаршал перешёл Прегель между Инстербургом и Велау и разбил свою главную квартиру в деревне Норкиттен, расположенной на берегу маленькой речонки Ауксины, немного ниже впадающей в реку Прегель. Там Апраксин приказал отвести под свою квартиру самый большой дом местечка и, по обыкновению, распорядился убрать его дорогими коврами и всякого рода принадлежностями меблировки, которые он в большом числе вёз с собою, причём обставился с таким вкусом, какой позволяли лишь обстоятельства. Для его штаба и прекрасных приятельниц, находивших в лагерной жизни всё новые и новые прелести, были приготовлены в непосредственной близости небольшие квартиры, в то время как армия расположилась лагерем вдоль берегов Прегеля. Солдаты занялись исправным уничтожением припасов и вымещением своего нетерпения по поводу того, что до сих пор они всё ещё не видели лицом к лицу прусских войск, на бедных крестьянах, которые своевременно не могли скрыться от них.
   На юго-запад от Норкиттена возвышался пологий холм, поросший небольшим леском. На склоне этого холма расположилось маленькое местечко Даупелькен, непосредственно примыкающее к довольно ровной местности, ограниченной с юга и запада далеко растянувшимися лесными пространствами. На опушке этого леса у берегов небольшой речки Менге раскинулась деревня Гросс-Егерсдорф. На юго-востоке этот лес, минуя Альбрехтсталь и деревушку Клейн-Егерсдорф, сливался с огромным Астравишским лесом. До этой равнины был выдвинут корпус генерала Сибильского. Сам генерал занял под свою квартиру Даупелькен, разместившись как можно лучше в немногочисленных домах этого местечка, в то время как его войска разбили лагерь в роще и на лесистых отрогах холма. Согласно приказанию фельдмаршала, граф Румянцев со своим корпусом стоял почти в двухдневном переходе в тылу главной армии, между деревнями Клейн-Рубайнен и Гацунен Как благородный конь от нетерпения грызёт и пенит удила, так нетерпеливо, пылая негодованием, генерал ждал распоряжения фельдмаршала о дальнейшем движении вперёд, чтобы последовать за ним в предписанном порядке. В совершенной противоположности со всею армией, в его корпусе поддерживалась строгая дисциплина. Он приказывал своим войскам производить учения и манёвры, как будто находился на учебном плацу в Петербурге, и в то же время отдавал приказания о такой караульной службе, как будто непосредственно против него был неприятель.
   Пассек и поручик Сибильский, по приказанию фельдмаршала, находились при авангарде, и оба, хотя и на различных основаниях, роптали и были недовольны. Молодой Сибильский тосковал по салонам и званым обедам Петербурга и проклинал неудобства лагерной жизни, а Пассек был полон глубокого гнева и негодования по поводу медленного движения армии вперёд и всё ещё недостаточной надежды встретить неприятеля. Чем более отдалялась таким образом надежда способствовать своим прибытием к армии исполнению ноли императрицы, тем печальнее становились виды на удовлетворение его желаний сердца, осуществления которых он ждал в виде милостивой награды от императрицы.
   И здесь также, вокруг Даупелькена, были далеко разбросаны патрули, но нигде не открывали и следа неприятельских войск. Путь на Кёнигсберг, по-видимому, стоял открытым. Однако наступил уже конец августа, и если бы стали продвигаться вперёд всё тем же медленным маршем, то тотчас по прибытии в Кёнигсберг фельдмаршал был бы принуждён подумать и о зимних квартирах. А среди штабных офицеров, несомненно высказывавших воззрения высшего начальства, уже были слышны мнения, что желательно было бы поискать места для зимней стоянки поближе к русской границе, чтобы не быть отрезанными от сообщения с Россией и не лишиться подвоза провианта.
   Был поздний августовский вечер. День был томительно зноен, как перед грозою, но по закате солнца, благодаря быстрому охлаждению воздуха, стало очень заметно приближение осени. Рано стемнело, по тёмному ночному небу уже разлилось мерцание Млечного Пути, почти с зимним блеском сыпали искры созвездия, и их лучи играли в тяжёлых каплях обильно выпавшей росы, рассыпавшейся по траве и нависшей на ветвях елей. Генерал Сибильский со своим штабом только что поднялся из-за ужина, накрытого в большом овине, декоративно превращённом в огромную столовую. Если этот ужин и не походил на лукулловский стол фельдмаршала, то всё же мало напоминал о том, что присутствовавшие находились в походном лагере, разбитом ещё притом в неприятельской стране. Генерал возвратился в свой кабинет, со всевозможным комфортом устроенный здесь же рядом, за особой перегородкой. Офицеры разбрелись по своим квартирам, но Пассек ещё не ушёл. Он мрачно стоял перед дверями овина и недовольным взором смотрел то вниз склона холма, на равнину, в которой повсюду светились сторожевые огни на форпостах, то наверх, на высокие звёзды, лучи которых, может быть, в эти мгновенья западали в тихий приют дома лесничего в Ораниенбауме. Но звёзды, казалось, слали ему далеко не утешительный свет; с их золотых очертаниях он не мог прочесть обет грядущего счастья. Он молил у Неба борьбы и битв, страшного столкновения могучих армий, кровавой гибели тысячи человеческих жизней, чтобы видеть, как из такого ужасного посева пышно распустятся прелестные цветы его любовного счастья, а в то же время к тому же самому Небу с боязливой мольбой были обращены взоры многих других, жаждавших мира и устранения опасностей войны.
   Стоя со скрещёнными на груди руками и будучи погружен в эти думы, Пассек почувствовал на своём плече чью-то руку. Он оглянулся и увидел рядом с собою зевавшего Сибильского.
   -- Я читал когда-то, -- усталым голосом сказал последний, -- о старых философах, утверждавших, что и боль есть наслаждение, если только углубиться в неё и разобраться в её малейших ощущениях... Может быть, то же возможно предположить и в отношении скуки... Пожалуй, и в ней можно найти прелестнейшее развлечение, если только уметь исследовать её отдельные атомы, для чего мы в самом деле имеем здесь наилучшую возможность... У меня почти появилась охота вступить в ряды философов и написать историю скуки.
   -- Можно было бы написать также книгу и об отрицательном военном искусстве, -- с горькой усмешкой произнёс Пассек, -- так как здесь можно в действительности изучить науку о том, как следует поступать для того, чтобы причинять возможно меньший урон неприятелю.
   -- Знаете ли, товарищ, -- сказал Сибильский, -- что я питаю настоящий ужас пред этой ночью. Я так бесконечно много спал в течение этого похода, что не могу уже служить и богу сна, который, по-видимому, также заразился здесь такою скукою, что не приносит даже и во сне перемен. Я хотел проехать немного верхом на форпосты. Ночной воздух свеж и ароматен, а в седле легче всего забываешь о бедствиях этой жизни. Можно на минуту отдаться полёту фантазии, как будто совершаешь прогулку верхом перед воротами Петербурга, после которой снова возвратишься к своим приятелям... и приятельницам, -- со вздохом добавил Сибильский.
   -- Я готов, -- сказал Пассек, -- это всё же лучше, чем беспокойно ворочаться с боку на бок от бессонницы... Конечно, наша поездка будет так же безрезультатна, как и все другие, совершенные мною до сих пор... Пруссаки считают, что не стоит труда встречать нас на этом странном марше, и они правы, так как Кёнигсберг в полной безопасности от нас -- мы не причиним королю Фридриху никакого другого ущерба, кроме того, что спалим дома нескольких его крестьян.
   Он послал одного из ординарцев, стоявших наготове перед квартирою генерала, к расположенному вблизи казачьему полку, чтобы привести эскорт из тридцати казаков. Вскоре показались и бородатые воины с берегов тихого Дона на своих маленьких, неутомимых, долгогривых лошадках; казаки были рады ночной поездке, отвлекавшей их от бездеятельной лагерной жизни. Были подведены лошади обоих офицеров, и маленький отряд выехал на равнину. Замелькали огни форпостов, отряд миновал их, и пред ним развернулось свободное поле. Всё более сгущалась ночная тьма, и если привыкшие к темноте глаза и были в состоянии при мерцающем свете звёзд различать дорогу на несколько шагов впереди, то далее всё же возвышалась над землёю как бы тёмная, плотная, непроницаемая стена. Оба молодых человека говорили очень мало -- каждый из них был слишком углублён в свои мысли. Так ехали они, глубоко вдыхая свежий ночной воздух, а казаки позади них тихо переговаривались, так как столь мало привыкли видеть пред собою врага, что едва соблюдали самую обыкновенную предосторожность воинских ночных патрулей.
   Маленькая колонна достигла того места дороги, где небольшая низкая сосновая поросль ещё более сгущала тень по обе стороны. Песчаная дорога разделялась здесь в двух направлениях. Пассек сдержал лошадь и стал нерешительно всматриваться в темноту. Весь отряд тоже на минуту приостановился, и было слышно лишь спокойное дыхание лошадей.
   -- Ваше благородие, -- сказал один из казаков, подъезжая к Пассеку и высоко приподнимаясь на стременах, чтобы поравняться с ухом офицера, -- я слышу что-то... с той стороны приближаются кони... топот копыт совсем равномерен... должно быть, это -- солдаты.
   -- Тебе снится, -- проговорил поручик, -- откуда тут могут появиться солдаты? Ведь на несколько миль кругом нет ни одного врага.
   -- Мне не снится, ваше благородие, -- возразил казак, -- мы уже привыкли в своей степи, у нашего тихого Дона, издали различать всякий звук, -- с гордостью продолжал он, -- и никогда не ошибаемся... Они уже приближаются... они немногочисленны, но это -- ровный топот солдатских лошадей... мне кажется так же, как будто я слышу лязг оружия.
   Остальные казаки совершенно плотным кольцом окружили обоих офицеров.
   -- Да, да, -- раздались тихие замечания из их рядов, -- это -- солдаты; крестьянские лошади не идут таким образом.
   Пассек всё ещё недоверчиво покачивал головою; в то же время и он, и молодой Сибильский, тщетно прислушиваясь, нагнулись вперёд. Но затем Пассек быстро спрыгнул с лошади, передал казаку поводья и прошёл несколько шагов вперёд. Здесь он лёг на землю и приник к ней ухом.
   Спустя несколько секунд поручик снова вскочил как на пружинах.
   -- Правда, -- воскликнул он, возвращаясь к маленькому отряду, -- правда... я слышал равномерный стук копыт... мне тоже кажется, что его нарушает звяканье оружия... Ах, если бы наконец перед нами уже был враг!.. Но я всё ещё не в состоянии поверить этому.
   -- Это было бы приятным разнообразием, -- сказал Сибильский, выпрямляя свою сонную и усталую осанку и крепче усаживаясь в седле, -- настоящая война... битва... это было бы ново... Я отложил бы свою книгу о скуке, если бы это была правда.
   Пассек снова вскочил в седло. Уже яснее был слышен приближавшийся лошадиный топот.
   -- Им придётся выйти на эту дорогу, -- сказал Пассек. -- Слезай! -- отдал он приказание. -- И веди лошадей туда, в тень, направо и налево от дороги! Пятнадцать человек на ту сторону, пятнадцать на эту... Оставаться стоять непосредственно возле деревьев... те, что едут сюда, не откроют нас, а мы будем иметь возможность видеть их и наблюдать за ними на светлом песке дороги. Если это и в самом деле враги, то мы пропустим их мимо и незаметно последуем за ними, в том случае если их число велико; если же их немного, то мы остановим их и возьмём в плен... Никому не трогаться с места, пока я не крикну "ура"; но тогда каждый должен быть в седле.
   Его приказания без малейшего шума были точно исполнены. В ближайшую минуту весь отряд уже исчез в тени деревьев; казалось, что и умные лошади понимали всю серьёзность положения -- они неподвижно стояли возле своих хозяев. Белая дорога была совершенно свободна среди тени деревьев по обе стороны.
   Спустя несколько минут совсем близко послышались стук копыт и фырканье лошадей. Отчётливо раздавался лязг оружия. Затем из темноты вынырнули две фигуры всадников, с маленькими треуголками, с перьями на головах, в синих мундирах с красными отворотами на жёлтой подкладке, в огромных высоких сапогах и в перчатках с раструбами, с карабинами, с примкнутыми штыками при стремени.
   -- Клянусь Богом, что это -- пруссаки, -- шепнул Пассек Сибильскому, -- неужели произойдёт нападение? В таком случае мы должны во что бы то ни стало задержать их, и пусть мы падём, если это необходимо, но зато в нашем лагере выиграют время, чтобы приготовиться.
   Оба всадника проехали мимо. Однако позади них следовал не отряд войск, а дорожный экипаж, запряжённый четвёркою лошадей, большая и удобная карета, с поднятыми оконными стёклами, за зелёными занавесками которых был виден свет. У дверцы ехал офицер с обнажённым палашом в руке. За экипажем следовало шесть драгун -- по двое в ряд.
   Пассек с глубоким изумлением смотрел на этот странный поезд, почти походивший на транспорт пленного. Он не мог объяснить себе, зачем могли быть здесь, в такой близости от русского лагеря, эти прусские драгуны и этот закрытый дорожный экипаж. В то время как он в нерешительности раздумывал ещё, прусский офицер, ехавший верхом у дверцы кареты, вдруг почти против Пассека скомандовал:
   -- Стой!
   В ближайший момент весь поезд уже неподвижно стоял. Офицер стукнул в окно кареты. Последнее рас крылось, и стали видны внутренность кареты, обитой серым шёлком и освещённой множеством свечей, и сидевший в ней человек, весь в чёрном, с правильными, красивыми чертами лица. Он держал в руке книгу, которую, по-видимому, только что читал, и нагнулся к дверному окну, приглядываясь своими большими блестящими глазами к окружавшей его темноте.
   -- Моя командировка окончилась, милостивый государь, -- произнёс офицер по-французски, -- я провёл вас, как гласил приказ, за самые крайние форпосты. Я не могу рисковать ехать далее, чтобы не слишком близко подойти к русскому лагерю. Если вы поедете дальше в том же направлении, -- продолжал он, -- то наткнётесь вскоре на русские форпосты; здесь мне приходится покинуть вас, а вам разделываться с московскими варварами, о которых мне рассказывали, что они разряжают свои ружья ногами и исподтишка режут друг у друга уши, чтобы уничтожить их за завтраком, -- смеясь, добавил офицер. -- Право, было бы очень скверной историей, -- продолжал он затем, -- вести войну с этими скифами, если бы у них не было великолепных собольих шуб, которые мы отберём у них и богатый выбор которых я уже обещал привезти своей милашке в Кёнигсберг.
   Господин в карете нагнулся немного больше за окно кареты. Его фосфорически блестевшие глаза, казалось, намеревались пронизать темноту.
   -- Благодарю вас за проводы, милостивый государь, -- сказал он офицеру, -- ив память о нашем коротком, мимолётном знакомстве прошу принять от меня вот этот маленький флакончик. Он содержит изумительный целебный бальзам от ран; нескольких капель отсюда вполне достаточно, чтобы без всякой боли залечить каждую рану, конечно, в том случае, если не нарушен при этом ни один необходимый жизненный орган... Если русские солдаты и разряжают свои ружья ногами, -- с лёгкой иронией прибавил он, -- то их пули всё же делают дырки, и, может быть, вам придётся употребить моё действительное средство... Между прочим, -- продолжал он, -- я хотел бы посоветовать вам вспомнить об одной старой пословице, которая гласит, что не следует продавать шкуру медведя, прежде чем не убьёшь его... То, что касается медведей, можно применить и к соболям.
   -- Ну, -- воскликнул молодой офицер, пряча флакон в карман мундира, -- надеюсь, что через несколько дней вы узнаете, что медведь уже уложен и что его шкура готова к дележу.
   С пожеланием счастливого пути он повернул лошадь и скомандовал своим драгунам поворачивать. Но в тот же самый миг из тьмы раздалось громкое "ура", и в ближайший момент вокруг кареты как бы выросли из-под земли казаки, с копьями наперевес, окружившие прусских драгун.
   Пассек подъехал на несколько шагов к прусскому офицеру и, вежливо притрагиваясь к шляпе, произнёс по-французски:
   -- Вы -- мой пленник... всякое сопротивление напрасно... превосходство в силах на моей стороне.
   Прусский офицер одно мгновение оставался как бы пригвождённым к седлу -- так неожиданно было появление неприятеля. Но затем он крикнул:
   -- Вы ошибаетесь... прусского солдата не берут так легко в плен.
   Он скомандовал стрелять и в то же время так быстро и внезапно с высоко поднятым палашом наскочил на Пассека, что последний едва успел уклониться от удара.
   В тот же момент затрещали выстрелы карабинов драгун. Клинок палаша прусского офицера блеснул над головою Пассека, но уверенным ударом копья один из казаков поразил руку прусского офицера, поднятый палаш упал на землю, и молодой человек едва удержался на коне... Выстрелы, благодаря суматохе и поспешности, с которой они были произведены, не достигли цели. Двое драгун, проткнутые остриями копий, свалились с коней, остальные увидели себя окружёнными кольцом ощетинившихся копий... Рейткнехты на уносных лошадях кареты боязливо сдерживали беспокойно вздымавшихся на дыбы животных... Однако господин в карете ещё больше высунулся из, окна и с таким любопытством и интересом смотрел на эту сцену, как будто любовался каким-либо представлением и всё это нисколько не касалось его личной безопасности.
   -- Вы видите, что я прав, -- сказал Пассек, снова обращаясь к прусскому офицеру, -- всякое сопротивление напрасно... вы -- мой пленник... дальнейшая борьба будет только бесцельным кровопролитием.
   -- Мой палаш там, -- с мрачным негодованием произнёс прусский офицер, -- и моя рука парализована... разумеется, при таких условиях ничего не поделать.
   -- Итак, вы видите, -- сказал Пассек, делая знак казаку, чтобы тот поднял палаш его противника, -- что у нас ещё имеется другое сильное оружие, кроме ружей, которые мы разряжаем ногами, и, чтобы вы убедились, что в нашей армии также принято рыцарское уважение к противнику, я разрешаю себе возвратить вам палаш и прошу вас дать лишь слово, что вы не предпримете попыток к бегству, что лишило бы меня удовольствия быть в вашем обществе.
   Слегка пристыженный, прусский офицер вложил палаш в ножны, подал Пассеку левую руку и проговорил:
   -- Даю вам честное слово, я и не думал, что первая встреча с русской армией познакомит меня с таким благородным рыцарем, как вы.
   -- Я -- поручик Пассек, лейб-гвардии её величества Преображенского полка, а это -- мой товарищ, поручик лейб-гвардии Измайловского полка Сибильский.
   -- А я, -- ответил прусский офицер на представление, -- лейтенант Борниц, его величества короля прусского драгунского полка имени фон Плеттенберга.
   Офицеры отдали друг другу воинскую честь. Казаки, не осмыслившие ни слова, всё же поняли, что борьба прекратилась, и добродушно подали прусским драгунам свои походные фляжки.
   -- Но кто же у нас здесь? -- спросил Пассек, указывая на карету.
   -- Путешественник, -- ответил фон Борниц, -- он направляется в Петербург, и фельдмаршал Левальдт отдал приказ проводить его за наши форпосты... роковой приказ, -- вздохнув, прибавил он, -- уготовивший для меня скорый и печальный конец похода.
   Пассек подъехал к карете и, притрагиваясь к шляпе, сказал:
   -- Вы слышали, милостивый государь, кто я... Позвольте мне узнать ваше имя и сведения относительно цели вашего путешествия.
   -- Я -- граф Сен-Жермен, -- ответил незнакомец таким спокойным тоном, как будто эта встреча была самая естественная на свете. -- Её величество императрица Елизавета Петровна имела милость приказать мне явиться к своему двору, и прусский король, по представлению английского посла мистера Митчеля, открыл мне путь через свою армию, чтобы избавить меня от кружного пути через Польшу.
   Пассек вежливо раскланялся.
   -- Вы понимаете, -- сказал он, -- что личного слова, хотя бы и благороднейшего дворянина, недостаточно для проследования через форпосты неприятельской армии... Я вынужден отвести вас в главную квартиру и предоставить вам легитимировать себя перед главнокомандующим.
   -- Я вполне понимаю это, -- ответил граф Сен-Жермен, -- но всё же позвольте мне, прежде чем мы двинемся дальше, осмотреть руку господина фон Борница, чтобы обильная потеря крови не изнурила его сил... я немного понимаю в медицине... Кроме того, несколько драгун тоже свалилось с коней, и человеколюбие требует осмотреть их.
   -- Я не предполагал, что ваш бальзам так скоро понадобится мне, -- сказал фон Борниц, возвращая графу флакон, -- да и в самом деле моя рана порядочно-таки болит; моя рука одеревенела от потери крови.
   Он слез с лошади, подошёл к карете и снял свой мундир. Граф открыл дверцу. Внутри кареты были видны широкое мягкое сиденье с подушками, пред ним прикреплённый к полу стол и маленькие шкафчики вдоль стен кареты.
   Граф Сен-Жермен быстро достал из одного шкафчика бутыль с водою и полотняный бинт. Он обмыл рану, капнул несколько капель бальзама на неё и попросил затем оставить раненого офицера в его карете.
   Между тем казаки принесли лежавших на земле прусских драгун. Один из них был уже мёртв, а с ранами другого граф управлялся ловко и легко, с уверенностью опытного врача. Затем солдаты были подняты казаками, положены на своих лошадей, и поезд тронулся по направлению к Даупелькену.
   Лагерь генерала Сибильского, в котором слышали выстрелы драгун, уже был под ружьём, и пленные пруссаки были встречены громким ликованием. Итак, враг был здесь; русские стояли лицом к нему -- предстояла долгожданная битва.
   Генерал Сибильский принял графа Сен-Жермена и раненого прусского офицера с изысканнейшею вежливостью, и фон Борниц снова был изумлён, найдя в русской армии, которую он считал ордою диких варваров, манеры самого лучшего и знатного общества. Граф Сен-Жермен представил генералу свой паспорт и охранный лист, подписанный графом Иваном Шуваловым; в этом листе именем императрицы предписывалось всем русским подданным всевозможным образом способствовать наибольшей скорости и удобству путешествия графа Сен-Жермена. Генерал Сибильский тотчас приказал приготовить свежих лошадей, чтобы прежде всего доставить графа в главную квартиру фельдмаршала Апраксина.
   Поручики Пассек и Сибильский ехали верхом рядом с дверцей кареты, в которой занял своё место и лейтенант фон Борниц.
   Вскоре они достигли и главной квартиры. Окна дома, в котором жил фельдмаршал, были ярко освещены, обычные "рыцари круглого стола" Апраксина -- его штат и приятельницы -- были ещё в сборе за ужином, который как в кулинарном отношении, так и своею блестящею сервировкою не оставлял желать лучшего даже и при самых прихотливых требованиях.
   С изумлённым восторгом приветствовали они обоих офицеров, и младшие адъютанты фельдмаршала с такой сердечностью, с таким товарищеским радушием окружили лейтенанта фон Борница, с изумлением сравнивавшего роскошную обстановку русской главной квартиры с суровою простотою прусского лагеря, что молодой человек, не чувствовавший благодаря эликсиру таинственного незнакомца никакой боли от своей раны, после подневольного поста усердно принялся за прекрасный ужин и не менее усердно отвечал на горячие взоры, какими молодые женщины окидывали интересного пленника.
   С беспокойным замешательством выслушал Апраксин донесение Пассека и, казалось, гораздо менее своих офицеров был обрадован тем, что теперь они действительно имели против себя неприятеля. Он прочитал пропускное свидетельство графа Сен-Жермена и с предупредительной любезностью попросил его к столу, приказав вместе с тем приготовить для него помещение и устроить его со всеми удобствами.
   Граф своими проницательными взорами пристально оглядел всё общество, очень вежливо, но холодно ответил на приветствие фельдмаршала и отказался от предложенного помещения, так как привык постоянно ночевать в своём экипаже, где он возил с собой всё необходимое. Тем не менее он уселся рядом с фельдмаршалом, всё ещё задумчивым и беспокойным, приказавшим продолжать прерванный ужин.
   Граф Сен-Жермен отказался от всех предложенных ему блюд и на удивлённые вопросы фельдмаршала, разве путешествие отбило у него аппетит или ему не нравится его кухня, смеясь, ответил:
   -- Ваша кухня, ваше высокопревосходительство, превосходна и заслуживала бы моей признательности, если бы я познакомился с ней не в походе, а в вашем доме в Петербурге; но теперь я вовсе не в том положении, чтобы оказать ей честь в действительности, так как уже с давних пор я отказался от животной пищи, которая только отягощает тело, не восстановляя в то же время разрушенной пламенем жизни материи. Регент, герцог Орлеанский [Филипп Орлеанский, герцог Шартский (1675--1723) известен в истории Франции в качестве регента, управлявшего с 1715 г. Францией по малолетству её короля Людовика XV. Двор регента отличался особенной пышностью], очень часто на своих очаровательных ужинах пробовал соблазнять меня действительно большим искусством своей кухни, но никогда его попытки не увенчивались успехом.
   -- Вы ужинали с герцогом Орлеанским? -- в изумлении воскликнул Апраксин.
   -- Регент очень часто милостиво приглашал меня, -- ответил граф так спокойно, как если бы рассказывал о самом обыденном, -- и я с большим удовольствием вспоминаю о тех очаровательных вечерах, откуда был совершенно изгнан всякий этикет и где блестящее остроумие не знало никаких границ. На подобных же собраниях мне только приходилось присутствовать в Риме у Лукулла, который точно так же умел выращивать причудливые цветы духовного наслаждения на пышной ниве житейских удовольствий.
   -- Но послушайте, ваше сиятельство! -- воскликнул фельдмаршал, между тем как и остальное общество стало прислушиваться к чудесному рассказу графа. -- Лукулл жил почти две тысячи лет тому назад!
   -- Совершенно верно, -- ответил граф Сен-Жермен, -- я был тогда римским всадником, назывался Квинтом Метеллой и принадлежал к числу его ближайших друзей; уменье жить Лукулл понимал лучше, чем сумасшедший Сарданапал, безумные оргии которого приводили меня в ужас и которому я не раз предсказывал его печальный конец.
   Апраксин громко расхохотался.
   -- Ну, -- воскликнул он, -- кажется, вы долго бродите по земле и во всех столетиях завели широкое знакомство!
   -- Так оно и есть, -- совершенно спокойно проговорил граф, -- благодаря моему знанию сил природы я обладаю способностью запечатлеть воспоминания различных личностей, в которых я жил на свете, и всегдашним моим стремлением было изучить выдающиеся личности различных эпох.
   Всё общество не то со страхом, не то с насмешкой глядело на удивительного человека, самым естественным тоном рассказывавшего такие вещи, какие могло бы только говорить или сверхъестественное существо, или сумасшедший; лишь Апраксин с лёгкой иронией обратился к нему:
   -- Ну, ваше сиятельство, что касается прошлого, то на это имеются исторические сочинения, благодаря которым можно изучить людей и события прошедших времён; как бы ни были интересны рассказы очевидца о событиях миновавших дней, было бы, конечно, ещё интереснее, если бы ваша таинственная сила дала вам возможность открыть нам будущее. Я стою как полководец пред врагом; вам будет понятно, что мне было бы интересно знать, что может мне принести завтра?
   Граф Сен-Жермен взглянул на него, причём его взор был так серьёзен и строг, что насмешливая улыбка исчезла с лица фельдмаршала.
   -- Завеса грядущего, -- сказал граф, к словам которого, затаив дыхание, прислушивалось теперь всё общество, -- непроницаема и задёрнута так плотно, что никогда не удаётся приподнять её совсем, но моё искусство действительно в состоянии сделать её более прозрачной, так что взор может разглядеть отдельные картины грядущего. Вы серьёзно хотите попробовать заглянуть в будущее?
   Казалось, что испуганный фельдмаршал хотел было отказаться, но все взоры были устремлены на него, тогда как губы графа Сен-Жермена сложились в едва заметную насмешливую улыбку.
   -- Да, -- не совсем уверенным тоном произнёс Апраксин, -- и мне действительно крайне интересно, -- смеясь, добавил он, -- знать, так же ли вы хорошо знакомы с царством грядущего, как со двором царя Сарданапала или со столовой Лукулла!
   Граф Сен-Жермен приказал подать ему серебряную чашу. Он налил её до половины водой и велел вынести все лампы. Одну свечу он поставил перед чашей и попросил затем фельдмаршала, не отрываясь, смотреть в воду, а сам поднялся с места и встал сзади Апраксина.
   Большой тёмный зал, в котором дрожащий свет единственной свечи скользил по напряжённым, любопытным лицам, производил неприятное, жуткое впечатление.
   Граф Сен-Жермен простёр руку и тихо прошептал несколько слов.
   -- Ах, -- воскликнул фельдмаршал, -- я вижу, как армия раскидывается по широкой равнине... Какая свалка!.. Дым застилает картину... это -- битва; я вижу, как вспыхивают огоньки у пушек, и не слышу выстрелов; ей-Богу, -- ещё живее воскликнул он, -- ведь это -- я сам; вот там Румянцев... победа!.. Мы победили!.. Теперь делается темнее... картина тускнеет, я больше ничего не вижу.
   -- Вы видели, что произойдёт, -- сказал граф Сен-Жермен.
   Фельдмаршал тяжело дышал, остальные в молчании, качая головой, толпились вокруг, из стоявших рядом никто ничего не видел, кроме дрожащего отблеска свечи.
   Фельдмаршал, казалось, боролся с самим собой.
   -- Это была только одна картина, -- сказал он графу Сен-Жермену, -- надеюсь, что будущее для меня не кончится ею одною.
   -- Смотрите туда! -- глухо проговорил граф Сен-Жермен. -- Вы сами хотите этого!
   Снова фельдмаршал нагнулся над чашей, и через несколько минут у него вырвался крик ужаса.
   -- Господи, я снова вижу себя, -- его голос пресёкся; точно повинуясь какой-то таинственной силе, он ещё больше нагнулся над чашей, испуганными взорами уставившись в воду. -- Нет, нет! -- воскликнул он затем. -- Это невозможно!
   Он заломил руки и со стоном откинулся в кресло.
   -- Вы хотели этого, -- сказал граф Сен-Жермен. -- Мне очень жаль, если картина, которую вы видели, была нерадостна. Я уже имел честь заметить, что завеса грядущего открывается только для мимолётных взоров. Взгляните сюда ещё раз!.. Может быть, новая картина даст вам более приятное разъяснение и решение.
   -- Нет, нет, никогда! -- с ужасом крикнул Апраксин. -- Больше я ничего не хочу видеть, всё уже было кончено! -- глухо добавил он, опуская голову.
   -- Может быть, ещё кто-нибудь из дам или кавалеров желает заглянуть в будущее? -- спросил граф.
   -- Нет! -- воскликнули молодые женщины, пришедшие в ужас от вида потрясённого фельдмаршала, а мужчины тоже отрицательно качали головой.
   -- Ваше сиятельство, попрошу вас испытать ваше искусство, -- сказал Пассек, подходя к графу, -- если грядущее принесёт счастье, тем приятнее заранее увидеть его светлый луч; точно так же и навстречу несчастью лучше выйти с широко открытыми глазами.
   Несколько мгновений граф испытующе смотрел на прекрасного офицера с гордым и мужественным взором и затем дружески проговорил:
   -- В таком случае пожалуйте сюда! Раз у вас есть мужество приподнять завесу будущего, то не гневайтесь на меня, если картина, которую вы увидите, не будет соответствовать вашим желаниям, потому что очень редко будущее соответствует желаниям юных сердец.
   Пассек встал перед чашей и начал смотреть в воду; при этом он не мог избавиться от чувства охватившего его ужаса. Ему показалось, что окружность водной поверхности увеличилась и как будто закрылась густыми облаками. Затем эти облака разорвались, за ними показалась зелёная роща. Картина делалась всё яснее. Он видел переплетавшиеся ветви, колеблемые ветром листья и затем фигуру в светлом платье, сидевшую в тени этих ветвей, мечтательно опершись головкой на руку.
   -- Мария! -- вполголоса проговорил он.
   Ему казалось, что он узнал ораниенбаумскую рощу и образ любимой девушки.
   Всё яснее становилась картина, всё ярче блистали взоры Пассека, с восторгом покоившиеся на склонённой головке дорогого образа, как вдруг из его груди вырвался крик ужаса и смертельной бледностью покрылось его лицо. Он увидел, как в рощу вошла мужская фигура; её лицо также было обращено в противоположную сторону, так что он не мог различить его черты. Мужчина склонился к ногам молодой девушки, она обняла его и положила на его плечо головку.
   -- Нет, нет, это невозможно! -- в свою очередь, воскликнул Пассек, и его лицо выразило такой же ужас, какой за минуту пред тем был написан на лице фельдмаршала.
   Туман снова собрался над картиной, но Пассек видел фигуру девушки, всё ещё склонившуюся над незнакомцем; наконец она подняла голову, и, несмотря на всё более и более сгущавшийся туман, ему показалось, что он узнал черты Марии; он раскрыл объятия, как бы желая удержать возлюбленную и привлечь её к себе, но она вопросительно глядела на него из чащи взором, полным страдания и упрёка, и затем исчезла, скрываясь всё дальше и дальше в тени. Теперь он видел только воду в чаше и отблеск свечи.
   Пассек отошёл назад и стал отирать рукою лоб, покрытый холодным потом.
   -- То, что я сейчас увидел, невозможно, -- мрачно проговорил он, обращаясь к графу Сен-Жермену. -- Этого никогда не может быть, ваше искусство ошибается!
   Граф Сен-Жермен пожал плечами и сказал:
   -- Моё искусство не ошибается, но, как я уже заметил, оно показывает только отдельные картины; то, что так больно поразило вас и показалось вам невозможным, в связи с другими обстоятельствами может разрешиться очень приятно.
   В мрачном раздумье Пассек отошёл в сторону.
   После этих опытов никто из присутствующих не захотел уже больше испытать на себе искусство графа, лампы и большие канделябры были снова внесены в зал, и яркий свет пробудил фельдмаршала из его задумчивости.
   Он с жадностью в несколько глотков осушил свой бокал и стал громко шутить над силою пророческих предсказаний графа Сен-Жермена, но его весёлость была деланной, он вскоре встал из-за стола, и всё общество разошлось.
   Граф Сен-Жермен вернулся в свой экипаж, и в последнем всю ночь напролёт горел яркий свет, лучи которого, проникая из-за зелёных занавесок, приводили в ужас часового, заставляя его каждый раз, как он проходил мимо таинственной кареты, творить крестное знамение и шептать заклинания против нечистой силы.
   Пассек вскочил на лошадь, чтобы ехать домой, и, устремив свой взор на ясное звёздное небо, шептал про себя молитву:
   -- Боже великий, сущий на Небесах! Ты, пробуждающий и охраняющий любовь, не разрушай во мне веры в неё обманчивым и неверным волшебным искусством!
   Свежий ночной воздух и быстрая езда успокоили его напряжённые нервы; вскоре он уже смеялся над своим страхом, сжимавшим его сердце; конечно, это была собственная его фантазия придать образу, вызванному в чаше непостижимым искусством графа Сен-Жермена, черты лица Марии; ведь не может быть, чтобы она забыла его и с его любовью играла недостойную игру.

XXVIII

   Граф Понятовский поселился в домике лесничего у Ораниенбаума. Старый Викман с дочерью и Бернгард Вюрц ничем не нарушали молчания, которое им приказал сохранять великий князь по отношению их нового жильца. Граф носил форму лесничего великого князя, и работники и служанки лесничего домика и не подозревали, что красивый молодой человек, всегда весёлый и приветливый, мог быть кем-то другим, а не новым помощником старого лесничего. Никто не догадывался о той хитрости, с помощью которой обошли приказание императрицы, тем более что слуга Понятовского уехал в наглухо закрытой дорожной карете. Великий князь распорядился послать ему подставы до самой польской границы и повсюду громко выражал сожаление о потере прекрасного товарища, так что граф Иван Иванович Шувалов был убеждён, что молодой поляк уже выехал за границу государства.
   Императрица вскоре забыла обо всех этих обстоятельствах, так как с нетерпением ожидала прибытия графа Сен-Жермена, который должен был привезти ей новый запас своего драгоценного эликсира. Флакон шевалье Дугласа приближался уже к концу, и Елизавета Петровна с ужасом думала о том, что, как только выйдет драгоценное средство, она снова подпадёт под страшное влияние разрушения и старости. Шевалье д'Эон сообщил ей, что незадолго до своего отъезда в армию он уговорил графа посетить Петербург и что тот через несколько дней должен приехать туда.
   Императрица приказала приготовить ему помещение в Зимнем дворце и со дня на день ожидала его приезда с боязливым беспокойством, возрастающим тем больше, чем меньше становился запас животворящей эссенции.
   Ожидание таинственного чародея так сильно захватило Елизавету Петровну, что она совсем забыла и Апраксина, и своё желание победы над прусским королём. Она получила донесение, что армия раскинулась у Мемеля, чтобы вторгнуться в Пруссию и занять Кёнигсберг, древнюю столицу и вторую резиденцию её ненавистного врага; этим первым успехом Пассека она была вполне удовлетворена и ещё больше думала о том, как бы победить болезнь и старость, чем прусского короля. Реже, чем когда-либо, задавались теперь празднества в Петергофе; иногда императрица по нескольку дней не выходила из своих покоев, и тогда только Иван Иванович Шувалов и шевалье Дуглас имели к ней доступ, а она писала длинные письма шевалье д'Эону, которые она доверяла только особым курьерам и содержание которых оставалось тайной для всех. Иногда она рассылала приглашения на блестящие придворные празднества, продолжавшиеся тогда несколько дней подряд, точно своё внутреннее беспокойство она хотела заглушить наружным весельем и блеском.
   Жизнь в Ораниенбауме внешне, по-видимому, шла так же однообразно, как и прежде; только лесной домик старого Викмана, казалось, имел особую притягательную силу над обоими державными хозяевами, так как Екатерина Алексеевна ежедневно приезжала туда верхом или в шарабане, в сопровождении грума, и уход за дичью в зверинце, казалось, так же занимал се, как и прекрасную Марию Викман. Великая княгиня делала свои выезды большею частью по утрам и заезжала иногда в лесной домик, но редко находила там графа Понятовского, так как он чаще всего рано поутру, вскинув ружьё на плечо, отправлялся в лес, чтобы приготовить небольшую охоту, куда великий князь почти ежедневно выезжал после обеда. Пётр Фёдорович рассказывал своим придворным, какое для него удовольствие составляло охотиться в округе старого Викмана.
   -- Охота там превосходна, -- говорил он, -- дичь так хороша, что я хочу сохранить для себя удовольствие охотиться там; вы ничего не понимаете в охоте и только испортите мне всё дело и приведёте в беспорядок весь округ.
   Никто не возражал ему, так как все знали особую склонность великого князя к охоте, хотя и эта страсть, как и все вообще его увлечения, была временной и после известного промежутка времени страстной горячности должна была бесследно исчезнуть; кроме того, никто из мужчин не обнаруживал ни малейшего желания без нужды в течение нескольких часов разделять общество великого князя; только графиня Елизавета Воронцова при одном из таких заявлений Петра Фёдоровича взглянула на него своими большими искрившимися глазами, в которых одновременно были и просьба, и упрёк.
   -- Жестоко, ваше императорское высочество, -- сказала она, -- что вы никому из нас не хотите доставить удовольствие поохотиться вместе с вами. Ну, пускай бы только ваш отказ касался одних мужчин, но для дам, по крайней мере, вы должны были бы сделать исключение.
   Пётр Фёдорович быстро ответил, причём его глаза радостно заблестели:
   -- С вами, Романовна, я поохочусь с удовольствием, ибо я знаю, что вы -- превосходная охотница; но с другими ни за что: они станут стрелять в воздух и своими выстрелами только распугают мне дичь. Вы будете сопровождать меня, если жена только позволит, -- прибавил он, бросая мрачный, наполовину боязливый, наполовину угрожающий взор на Екатерину Алексеевну.
   Великая княгиня молча в знак согласия кивнула головой, причём лёгкая, довольная и насмешливая улыбка мелькнула на её губах.
   На следующее утро тихая лесная поляна рядом с загородкой зверинца, казалось, распространяла во все стороны какую-то особую притягательную силу. Ещё очень рано перед лесом появился разжалованный в тамбурмажоры лейтенант Шридман, по-видимому равнодушно и беззаботно прогуливавшийся со стороны голштинского лагеря. Здесь он остановился на одно мгновение, боязливо прислушиваясь и осторожно осматриваясь по сторонам, затем раздвинул ветви придорожного кустарника и быстро скользнул в зелёную чащу, которая совершенно скрыла его, между тем как он мог спокойно наблюдать сквозь листву за дорогой. Прождав приблизительно с полчаса, он услышал топот по дороге, и вскоре на белом фыркающем коне в прекрасной амазонке показалась великая княгиня. Пред въездом в лес она остановила благородное животное, соскочила с него и бросила поводья сопровождавшему её доверенному груму. Пока грум скрывался с лошадью за ближайшим поворотом, Екатерина Алексеевна вошла в лес и, почти задевая платьем скрывшегося в кустах Шридмана, прошла мимо него.
   Почти около этого же времени Мария вышла из дома и в мечтательном раздумье, по ей одной известной тропинке, направилась к тому месту, где она впервые открыла возлюбленному свою сладкую сердечную тайну и где она мечтала о нём и молила Небо защитить его. В испуге она отпрянула назад, когда, раздвинув ветви могучего дуба, увидела великую княгиню, в глубокой задумчивости сидевшую на дерновой скамье, облокотившись на ствол. Мария тихо и неслышно опустила ветви и, дрожа, смотрела на сидевшую с полузакрытыми глазами великую княгиню.
   -- Господи, великая княгиня!.. -- уныло прошептала она. -- Она вспомнила место, куда её некогда привёл случай. Укромное местечко больше уже не безопасно, и, когда он вернётся, мы не сможем уже больше встречаться здесь... -- Но вслед за тем Мария рассмеялась, счастливая и довольная. -- Когда он вернётся, -- прошептала она, -- нам не будут нужны никакие укромные местечки; он сказал -- и я верю, что он сдержит своё слово... О, если бы он был здесь!
   С мольбою она подняла свой взор к небу и хотела тихонько удалиться, как вдруг услышала поспешные шаги; в этот же момент великая княгиня с радостным криком поднялась навстречу графу Понятовскому, показавшемуся из леса. Быстрыми шагами он поспешил к ней, склонил пред ней колени и открыл объятия. Великая княгиня нагнулась к нему, и их губы слились в долгом поцелуе.
   Мария, бледная как смерть, неподвижно стояла за дубом, в двух шагах от них, точно поражённая громом; затем она в ужасе повернулась и, точно преследуемая по пятам, стремительно бросилась домой, где запёрлась в своей комнате и, как подкошенная, опустилась пред кроватью на колени.
   Шридман стоял на своём посту и, скрытый деревьями, спокойно дожидался, пока Екатерина Алексеевна под руку с графом не прошла мимо него.
   -- Значит, сегодня после обеда? -- услыхал он вопрос Понятовского.
   -- Да, сегодня, -- ответила великая княгиня.
   Они тихо продолжали разговор, так что Шридман ничего не мог понять больше. Граф довёл великую княгиню до поворота дороги, затем поддержал её стремя, подсадил её на лошадь и долго смотрел ей вслед, пока она не исчезла за деревьями.
   Когда граф после этого направился к лесному домику, Шридман осторожно вышел из-за засады.
   -- Ага, -- сказал он, -- они уже не довольствуются теперь свиданиями днём!.. Ну, хорошо, вечером я также буду там, причём попробую поближе пробраться к их укромному местечку, чтобы видеть и слышать, что они там делают. Я должен иметь доказательства, чтобы уничтожить их... Ведь дело идёт о моей голове.
   Погруженный в глубокие размышления, он зашагал к лагерю.
   После полудня графиня Воронцова поехала с великим князем в лесной домик.
   Граф Понятовский вовсе не казался удивлённым, когда вместе с Петром Фёдоровичем увидел графиню Воронцову, бросившую на него торжествующий и насмешливый взгляд и с видом царицы ответившую на его поклон.
   -- Я приехал с моим добрым другом, Романовной, -- сказал Пётр Фёдорович полуупрямо, полубоязливо, тем тоном, какой он принимал постоянно, когда не был уверен, как отнесутся к его своеобразным выходкам.
   -- Я буду очень счастлив доказать графине, -- любезно и весело произнёс граф, -- что друзья вашего императорского высочества -- также и мои друзья; я отведу графиню на такое превосходное место, где она будет иметь возможность застрелить прекрасного оленя.
   -- Я ведь говорил, я ведь говорил, -- радостно воскликнул великий князь, -- что лучшего товарища и друга, чем граф Понятовский, нигде не найти; что же касается Романовны, -- продолжал он, хлопая по плечу графа, -- то вы можете быть совершенно спокойны, я доверил ей нашу тайну, и она молчалива, как могила; никто не спросит, кто такой этот лесничий, который сопровождал нас на охоту. Итак, вперёд!.. Вперёд, в тенистый, чудный лес, где я хоть на мгновенье могу вообразить себя в своём прекрасном герцогстве и ненадолго сбросить с себя все цепи. Оставайтесь, оставайтесь! -- закричал он старому Викману и Бернгарду, спешившим из дома. -- Не беспокойтесь! Я отправляюсь на охоту, и это -- не ваше дело!.. Предоставьте по новому лесничему, который больше знает здесь толк, чем вы.
   Вместо приветствия махнув им рукою, великий князь под руку с графинею Воронцовой быстрыми шагами направился вслед за графом Понятовским, который шёл впереди, указывая дорогу.
   Услышав голоса, Мария тоже вышла на веранду и увидела троих охотников, скрывавшихся в тени деревьев. На великом князе, по ораниенбаумскому обыкновению, был надет голштинский мундир, а графиня Воронцова была в тёмно-зелёном охотничьем костюме, доходившем ей только до щиколоток, лёгкая фетровая шляпа кокетливо сидела на её голове, а высокие, изящные сапоги обтягивали маленькую ножку; в этом костюме, с раскрасневшимся, свежим личиком, с торжествующими, блестящими глазами она казалась гораздо красивее, чем обыкновенно. Как и у великого князя, у неё за плечами было небольшое охотничье ружьё, и когда они, предводительствуемые графом Понятовским, в изящном охотничьем костюме, смеясь и болтая, вступили на лесную дорогу, никто не мог бы предположить, какие важные нити связывали это небольшое, весёлое общество почти со всеми политическими кабинетами Европы.
   -- Красивая женщина! -- проговорил старый Викман, смотря вслед уходившим. -- Как гордо она выступает!.. Можно было бы предположить, что это -- её императорское высочество сама великая княгиня.
   -- Говорят, что великий князь любит её больше, чем свою жену, -- мрачно сказал Бернгард Вюрц, не замечая, что его кузина стоит позади него на балконе, -- разве это -- не грех, не соблазн? Не твоё ли это дело, дядя, пробудить совесть великого князя и указать ему на такое преступление против заповеди Божией?
   -- Много говорят такого, в чём нет ни капли правды, -- проговорил старик, -- а если бы это была и правда, то я всё же не мог бы ничего сделать. Хотя великий князь защищает нас и позволяет своим солдатам исповедовать лютеранство, но он не принадлежит к моей пастве; ведь он всё же должен был отказаться от веры, в которой был крещён, чтобы некогда сделаться императором этой страны и защитником чужой религии. Поэтому у меня нет никаких прав над его совестью, да, кроме того, -- прибавил он, -- в том свете, где он живёт, о многом думают иначе, чем мы в нашем простом кругу.
   Мария побледнела.
   -- Какой ужасный свет! -- болезненно пролепетала она. -- И он также принадлежит к тому свету и меня хотел ввести в него.
   Не замеченная ни отцом, ни Бернгардом, она неслышно вернулась в дом, прижимая руки к сердцу, между тем как её глаза наполнились слезами.
   Великий князь был преисполнен радости и счастья. Он то громко ликовал, как ребёнок, вырвавшийся из школы, то так сильно сжимал руку графини, что та не могла подавить невольный крик боли, то снова громко хохотал от радости, что здесь, в лесу, со своими добрыми друзьями, он был далёк от всех соглядатаев и что его тётка, императрица, и граф Иван Иванович Шувалов были убеждены, что граф Понятовский был далеко от русской границы.
   Наконец они пришли на место охоты. Понятовский поставил великого князя и графиню Воронцову в некотором отдалении друг от друга на места, на которых они, скрытые кустарником, должны были ожидать приближения дичи; сам он занял место шагах в ста от них. Однако великий князь не мог и пять минут оставаться спокойным; он поминутно перебегал к графине, целовал ей руки и полугалантно, полунетерпеливо показывал ей, как держать ружьё. Было чему удивляться, когда, несмотря на шум, через несколько времени из близлежащей чащи вышел старый олень и медленно направился к протекавшему невдалеке ручью. Одновременно грянули три выстрела, и благородное животное, сделав отчаянный прыжок, упало наземь -- пуля угодила ему прямо в сердце -- и после нескольких судорожных движений, прежде чем великий князь успел подбежать к нему, издохло.
   -- Кто застрелил его? -- крикнул Пётр Фёдорович, хватаясь за могучие рога.
   -- Ваше императорское высочество, -- ответил, подходя, Понятовский, -- животное упало сейчас же вслед за вашим выстрелом, я опоздал.
   -- Мне сдаётся, что это была Романовна, -- воскликнул великий князь, -- во всяком случае ей, как даме, принадлежит наша добыча, и я дарю ей рога! -- Когда же графиня в знак благодарности поклонилась, Пётр Фёдорович продолжал: -- С нас хватит этого на сегодня, а то скучно стоять здесь без движения, давайте лучше поболтаем и прогуляемся по лесу; если случайно попадётся какая-нибудь дичь, мы подстрелим её. Но вот мы забыли захватить с собой какой-нибудь закуски, -- добавил он, -- а я чертовски голоден.
   -- Это вполне естественно, -- рассмеялся граф Понятовский, -- и я не выполнил бы как следует своих обязанностей егермейстера, если бы не позаботился и об этом.
   Он поспешно направился к ближайшему могучему дубу и принёс оттуда корзину, спрятанную в кустарнике, росшем у его подножия. Быстро раскрыв её, он раскинул белоснежную скатерть на траве, расставил на ней маленькие тарелки с холодной закуской, серебряные стаканчики и бутылку старой мадеры.
   Великий князь с восторгом стал кружиться вокруг импровизированного стола, затем схватил графиню Воронцову за руки, повернул несколько раз кругом себя и посадил её на траву.
   -- Чудесно, чудесно! -- воскликнул он, опускаясь рядом с ней на траву. -- Я ведь говорил, что граф Понятовский -- настоящий перл! Можно ли было предположить, что в этой тоскливой России найдётся такое очаровательное место, как это? Что сказала бы моя превосходная тётушка, если бы она могла видеть, как мы потешаемся над её всемогущими повелениями и над всеми её соглядатаями!
   -- Что вы говорите, ваше императорское высочество! -- бледнея от ужаса, воскликнула графиня Воронцова. -- Дай Бог, чтобы императрица никогда ничего не узнала, иначе мы погибли!
   -- И никто не мог бы спасти нас, -- мрачно сказал великий князь, -- это -- правда, даже я, несмотря на то что я -- великий князь и наследник и мой голос по справедливости мог бы иметь значение в России, так как я, кроме того, герцог голштинский и самодержавный государь немецкого княжества. Как преступник, я должен прятаться в лесу, когда мне хочется весело провести время со своими друзьями! Но всё будет иначе! -- промолвил он, сверкнув глазами. -- Настанет время, когда я стану властителем империи, и тогда горе тем, кто теперь куёт для меня цепи! Тогда вы, граф Понятовский, должны сделаться русским, как я сделался им, и вы будете у меня первым после меня, а ты, Романовна, -- воскликнул он, обнимая её за шею, -- ты должна... -- Здесь он вдруг замолчал и мрачно опустил взор. -- Да, да, -- глухо проговорил он, -- здесь снова гремят цепи, и они хуже, гораздо хуже других; другие должны когда-нибудь разорваться, но эти...
   Он снова замолк ненадолго, между тем как графиня нетерпеливыми и пытливыми взорами следила за ним.
   -- Взгляните на неё, граф Понятовский, -- обратился затем к нему Пётр Фёдорович, -- взгляните на моего друга Романовну! Почему она -- не моя жена? Почему она не может стать ею?
   Граф Понятовский с невольным ужасом потупил взор перед сверкающим пытливым взором графини и перед её насмешливой улыбкой.
   -- Почему она не может стать ею? -- страстно повторил Пётр Фёдорович. -- Разве мой дед, Великий Пётр, не заточил своей жены в монастырь, чтобы возвести на престол другую женщину по своему выбору?.. Почему же я не могу сделать то же, что делал он?!
   Мёртвая тишина наступила после этих слов; графиня гордо и вызывающе глядела на графа Понятовского, сидевшего в страшном замешательстве.
   -- Царица Евдокия, ваше императорское высочество, -- сказал он, -- была виновата перед вашим великим дедом.
   -- Как видно, граф Понятовский, -- едко заметила графиня Воронцова, -- не считает меня достойной носить царскую диадему. И он прав; вы сами, ваше императорское высочество, не должны позволять такие шутки, я -- не Екатерина Первая и впоследствии буду не кем иным, как почтительнейшей слугой императрицы Екатерины Второй!
   -- Царица Евдокия была виновна перед моим дедом? -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Ну, а разве моя жена не виновата передо мною? Разве она не интригует против меня? Разве она не коварна, не высокомерна? Разве она не считает себя умнее меня? Разве она не будет пытаться обмануть меня и царствовать вместо меня, когда я стану императором? Ага! -- ещё страстнее продолжал он. -- У меня, несомненно, есть столько же оснований заточить мою жену в монастырь и освободиться от нависших на меня цепей, как и у деда. Да мне даже не нужно было бы заточать её в монастырь: я просто выслал бы её за границу -- обратно в Ангальт, в Цербст, в Штеттин, откуда она приехала. И кто осмелится помешать мне в этом? -- воскликнул он, наполняя стакан мадерой и залпом осушая его.
   -- Я очень прошу ваше императорское высочество перестать! -- сказала графиня, в то время как Понятовский старался не потерять самообладания. -- Я не имею права выслушивать подобные слова. В чём вы можете упрекнуть великую княгиню?
   -- В чём упрекнуть? -- неистово воскликнул Пётр Фёдорович. -- Она презирает всё, что я люблю, во всем она идёт против меня, она думает, что всё понимает лучше меня, она хочет быть умнее меня, и, пожалуй, она хитрее и коварнее, но это -- уже измена, когда жена хочет быть умнее своего мужа, в особенности если этот муж будет императором. Ты, Романовна, не стала бы так поступать; ты любила бы то, что я люблю, и жила бы так, как я живу, ты, даже став моей женой, постоянно оставалась бы моей подданной, и, если бы ты была императрицей, мне не пришлось бы церемониться с тобой, я мог бы делать с тобою всё, что захочу. Я мог бы не поцеремониться и с твоей славной шейкой, дав поиграть ею палачу... Да не бойся, не бойся!.. Пока твоя шейка заслуживает только поцелуев... А моя жена опирается на то, что она -- принцесса, и, если бы вы могли заглянуть ей в сердце, вы могли бы видеть, что она воображает, как она со временем сделается настоящей императрицей и будет царствовать вместо меня. Но этого не будет, ей-Богу, этого не будет! По крайней мере, я могу выслать её, в этом мне никто не может помешать! Будь у меня хоть малейший повод, дай она какое-нибудь основание доказать её вину -- тётка также не любит её -- и я... Ради Бога, Романовна, найди мне средство освободиться от неё!..
   С этими словами он притянул к себе графиню и с дикой страстью заключил её в свои объятия.
   Графиня проницательно взглянула на Понятовского.
   -- Я прошу ваше императорское высочество, -- сказала она, -- перестаньте! Не со мной вы должны говорить так, я не смею выслушивать подобные мысли, подобные желания. У вас есть друзья, -- продолжала она, как бы нечаянно указывая на графа, -- им принадлежат сокровенные мысли вашего сердца. Это их дело позаботиться о том, чтобы будущий император всероссийский был свободен от всех оков!
   -- А разве ты -- не мой друг? -- спросил Пётр Фёдорович. -- Впрочем, ты права, перестанем сейчас думать об этом, не будем портить чудное мгновение, заглядывая в будущее, которое всё равно принадлежит мне. Я ведь тоже не глуп, -- глухо рассмеялся он, -- я буду держать свои глаза широко открытыми, я буду наблюдать и следить, я буду искать, и я найду, но когда я найду, то вы увидите, что я -- такой же мужчина, как и мой дед, и сделаю то же, что сделал он... А теперь прочь все мрачные мысли, давайте наслаждаться мигом счастья и свободы!
   Он чокнулся своим стаканом с Понятовским, тот облегчённо вздохнул, быстро овладел собою и перевёл разговор на другие темы.
   Пётр Фёдорович болтал, смеялся, шутил с самой непринуждённой весёлостью, и вскоре корзина была опустошена, причём щёки великого князя горели, его взоры сверкали.
   -- Вечереет, -- сказала графиня Воронцова, -- нам пора возвратиться: слишком долгое отсутствие может показаться подозрительным.
   -- Снова гремят цепи! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Впрочем, это хорошо: их звук напоминает мне о том, что теперь я должен от всего отказаться, чтобы вернее порвать их! Идёмте! Прощай, прекрасный лес, прощай, чудный миг свободы!
   Со вздохом он кинул ещё один прощальный взор кругом, и все втроём направились из леса.
   Когда они подошли к дому лесничего, к ним вышел навстречу человек в крестьянской одежде и приблизился к графу Понятовскому.
   -- Мне нужно передать вот это господину, -- сказал он, протягивая графу Понятовскому запечатанный пакет, который он вытащил из-за пазухи, а затем, быстро повернувшись, исчез за деревьями.
   -- Какое удивительное посольство! -- воскликнул Пётр Фёдорович с любопытством и с оттенком недоверия в голосе. -- Кому может быть известно ваше пребывание здесь?
   -- Разрешите, ваше императорское высочество, посмотреть, что здесь заключается? -- спросил граф.
   -- Посмотрите, посмотрите! -- воскликнул Пётр. -- Было бы скверно, если бы открыли ваше пребывание!
   Граф Понятовский быстро разорвал оболочку конверта, в котором оказались одно большое письмо, несколько запечатанных писем и четырёхугольный футляр из красного сафьяна. Он наскоро пробежал письмо, и гордая радость отразилась на его лице.
   -- Я прошу вас, ваше императорское высочество, прочитать это, -- сказал он, -- моё скрытое убежище открыто, моё изгнание окончилось: его величество польский король делает меня своим посланником при русском дворе, он шлёт мне знаки ордена Белого Орла!
   Он открыл футляр и блестящими глазами взглянул на большой красный эмалированный крест с белым орлом и золотым пламенем, окружённый голубой лентой.
   -- Превосходно! -- воскликнул Пётр Фёдорович, пробежав бумаги. -- Ну, господин Шувалов, на этот раз мы победили; кажется, начинает исполняться то, о чём мы мечтали в лесу. Это -- хороший знак для тебя, Романовна!
   Рядом с орденом лежала маленькая записочка, написанная, по-видимому, изменённым почерком.
   Граф Понятовский прочитал:
   -- "О новом посланнике его величества польского короля графом Брюлем послано сообщение императрице с курьером; хорошо было бы, если бы он ускорил приезд и прибыл завтра утром в Петербург".
   -- Ну, ваше императорское высочество, -- с торжеством воскликнул Понятовский, -- не прав ли я был, когда говорил вам, что граф Бестужев сдержит своё слово?
   -- Вы -- кудесник! -- ответил Пётр Фёдорович, между тем как графиня мрачно смотрела в землю. -- Итак, поезжайте! Я вскоре буду принимать посланника короля Августа, и ему придётся многое порассказать о своих путевых впечатлениях, потому что ведь это поразительно -- в такой короткий промежуток съездить в Варшаву, в Дрезден и снова вернуться обратно! -- весело расхохотался великий князь. -- Но теперь вы не должны больше сопровождать нас, -- прибавил он, поворачивая графа к дому, -- спрячьтесь скорее, вас могут увидеть, а было бы скверно, если бы наша милая тайна была раскрыта в последнее мгновение. Пусть каждый думает, что вы едете непосредственно с польской границы.
   Он кивнул на прощанье глубоко склонившемуся графу и повёл графиню Воронцову по дороге к зверинцу, где их ожидал экипаж.
   Дни уже начали убавляться, сумерки спускались над лесом.
   -- Вы доверяете графу Понятовскому? -- спросила графиня Воронцова, идя вместе с великим князем по опушке леса.
   Пётр Фёдорович удивлённо взглянул на неё.
   -- Как самому себе, -- сказал он, -- как тебе, Романовна: он -- мой друг. Разве он не подвергался опасности, скрываясь здесь ради меня?
   Графиня ничего не успела ответить, как в придорожных кустах раздался шум, и тёмная фигура вынырнула из них и снова скрылась в кустарнике.
   -- Что это? -- с испугом воскликнул Пётр Фёдорович, отступая шаг назад.
   -- Шпион, подглядывающий за нами, -- сказала графиня Воронцова, раздвигая ветви кустарника, за которыми, прислонившись к стволу, виднелся притаившийся человек.
   -- Бежим, бежим! -- боязливо проговорил Пётр Фёдорович, удерживая её за руку.
   Но графиня в одно мгновение скинула с плеча ружьё и, направив его дуло против незнакомца, воскликнула:
   -- Выходите, или я застрелю вас!
   При этой угрозе человек выскочил из тёмного кустарника и бросился в ноги великого князя, причём испуганно закричал:
   -- Это -- я, ваше императорское высочество!.. Это -- я... не враг и не предатель!
   Пётр Фёдорович, при внезапном появлении незнакомца спрятавшийся за графиню, узнал в нём разжалованного в тамбурмажоры лейтенанта Шридмана; его беспокойство исчезло, и его глаза засверкали гневом.
   -- Это -- ты, Шридман? -- спросил он. -- Как ты попал сюда? У тебя есть разрешение отлучиться из лагеря?
   -- Нет, -- ответил Шридман, -- меня могли бы спросить, для чего мне разрешение, а я не мог сказать это; кроме того, я думал, что разрешено уходить на такое короткое расстояние.
   -- Ничего не разрешено, что нарушает дисциплину! -- крикнул Пётр Фёдорович. -- Я тебя наказал слишком мало, сделав тебя тамбурмажором; зато теперь ты будешь знать, что требуется службой. Что тебе здесь надо? Что ты тут делал? -- ещё более угрожающим тоном продолжал он. -- Ты караулил кого-то, ты прятался в кустах, ты хотел подсматривать за мной! О, это -- уже не только нарушение дисциплины; это -- измена мне, твоему герцогу!
   -- Действительно, я следил, -- с какою-то упрямою уверенностью в голосе возразил Шридман. -- Но вовсе не за вашим императорским высочеством, моим всемилостивейшим герцогом, которому принадлежат все мои преданность и верность, несмотря на то что вы так жестоко наказали меня по наветам клеветника.
   -- Какова наглость! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Да ты с ума сошёл!.. Что ты скажешь на это, Романовна? Графа Понятовского, моего друга, он называет клеветником, после того как в моём же присутствии сознался, что, как утверждал это граф, он был в Потсдаме тамбурмажором.
   -- Надо выслушать каждого обвиняемого, -- сказала Елизавета Романовна, ободряюще взглядывая на всё ещё коленопреклонённого Шридмана.
   Он, казалось, понял её взор, потому что продолжал ещё увереннее:
   -- Граф держал остриё своей шпаги около моей шеи, и вы, ваше императорское высочество, не могли бы запретить ему убить вашего слугу. Что я говорил тогда, не может иметь никакого значения: это были слова, вынужденные у меня под страхом смерти!.. А вот кто обманывает и оскорбляет ваше императорское высочество, так именно этот поляк! И, право, честный голштинец не заслуживает сурового наказания только на основании его слов!
   -- Он обманывает меня, он оскорбляет меня! -- воскликнул Пётр Фёдорович неуверенным голосом. -- Ты знаешь, что раз ты говоришь что-нибудь подобное, так ты должен доказать это!
   -- Я готов, -- ответил Шридман, -- и, чтобы представить точные доказательства вашему императорскому высочеству, я караулил здесь... Здесь я был больше на службе у моего герцога, -- с упрёком прибавил он, -- чем если бы я бесцельно проводил время в лагере.
   -- Он сумасшедший, -- сказал великий князь, -- говорит загадками.
   -- Выслушайте же его, ваше императорское высочество, -- возразила графиня, -- быть может, тогда загадки и разгадаются; быть может, с ним действительно поступили несправедливо.
   -- Так говори! -- с нетерпеливым любопытством воскликнул Пётр Фёдорович. -- Только сперва подымись на ноги, потому что это -- неподходящее положение для солдата.
   Шридман поднялся и вытянулся по-военному перед великим князем.
   -- Ну, так что же ты можешь сказать в своё оправдание? -- спросил Пётр Фёдорович. -- Что ты хотел высмотреть здесь? Берегись, если хоть одно твоё слово будет лживо!
   -- Это я могу сказать только лично вам, ваше императорское высочество, -- ответил Шридман, -- только одному вам, потому что это -- такое дело, где речь идёт о большем, чем моя голова.
   -- Эта дама -- мой друг, -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Мой верный друг!.. Ты понимаешь? Она может слышать всё, что ты имеешь мне сказать. Итак, говори, у меня нет времени ждать!
   Шридман кинул испытующий взор на графиню, сделавшую ему лёгкий знак головой.
   -- Пусть так, -- сказал он, -- раз вы, ваше императорское высочество, приказываете. Я был здесь, -- твёрдо продолжал он, точно рапортуя по службе, -- чтобы проследить того господина, из-за которого я попал в немилость к вашему императорскому высочеству и который жестоко оскорбил меня.
   -- Ну? -- нетерпеливо воскликнул Пётр Фёдорович. -- Что же он делает такого опасного?
   -- Опасно это может быть только для него, -- злобно смеясь, сказал Шридман. -- Там, -- продолжал он, -- по направлению к зверинцу ведёт довольно тёмная дорога к скрытой лесной поляне, которая, по-видимому, показалась графу Понятовскому особенно удобной, чтобы встречаться там с одной дамой, которую он своими льстивыми словами заставил забыть свои обязанности.
   -- Простое любовное приключение! -- расхохотался Пётр Фёдорович. -- Я никогда не считал графа Понятовского монахом. Ты -- дурак! Разве это касается меня?
   -- А дама? -- спросила графиня Воронцова.
   -- Оставь его, -- сказал Пётр Фёдорович, -- не надо быть нескромным; разве преступление, если он в здешнем одиночестве разнообразит время любовными свиданиями?
   -- Да, преступление! -- воскликнул Шридман. -- Преступление, в тысячу раз большее, чем моё, даже если бы обвинение этого клеветника было справедливо; преступлением было бы только поднять взор на ту даму, и тысячу раз достойно смерти то, что он лицемерным обманом привлёк её к себе и заставил её забыть свои обязанности.
   -- Я ничего не понимаю, -- проговорил совсем сбитый с толка Пётр Фёдорович, -- я ничего подозрительного не замечал за графом.
   -- Доканчивай! -- сказала графиня Воронцова. -- Кто та дама, о которой ты говоришь?
   -- Она приезжает туда в маленьком кабриолете, -- ответил Шридман, -- лошадью правит она сама, на её лакее надета ливрея моего всемилостивейшего государя; у забора эта дама выходит из экипажа, здесь она встречается с графом, носящим на себе форму лесничего, и затем оба исчезают в тёмной аллее, чтобы направиться в таинственное укромное местечко, где граф забывает свои обязанности перед государем, форму которого он носит, а она -- свой долг перед супругом, которому она обязана своим высоким положением.
   Глаза Петра Фёдоровича широко раскрылись; пылающим взором наблюдала за ним графиня Воронцова.
   Великий князь, тяжело дыша, сказал:
   -- Есть только одна дама, которая имеет право кататься в этом лесу, которая сама правит лошадьми; знаешь ли ты, несчастный, что ты сказал? Знаешь ли ты, о ком ты говорил?!
   -- Знаю, -- ответил Шридман, твёрдая решимость которого, казалось, ещё более увеличилась от вторичного поощрительного знака графини. -- Я знаю, что в моих словах заключается тяжкое обвинение, за которое я должен отвечать головой, но ради своего герцога и его чести мне ничего не жаль, лишь бы виновные понесли заслуженное наказание!
   -- Понятовский! -- с глубоким вздохом воскликнул Пётр Фёдорович. -- Неужели он, которому я доверял, как самому себе, так фальшив?
   -- И по клеветническому наговору именно этого графа вы, ваше императорское высочество, разжаловали и оскорбили вашего верного слугу! -- сказал Шридман.
   -- Может быть, -- насмешливо прошептала графиня Воронцова, -- он -- настолько ваш друг, что хотел дать вам доказательство вины, которое дало бы вам возможность действовать, как действовал Пётр Великий.
   -- Несчастный, о, несчастный! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Где наказание за такое предательство? -- Вдруг какая-то мысль явилась у него, черты его лица прояснились. -- Ах, если бы это было правда! -- тихо прошептал он. -- Это разорвало бы цепи. Можешь ли ты доказать, что ты говоришь? -- громко добавил он, обращаясь к Шридману. -- Если ты лжёшь, то я до смерти заколочу тебя шпицрутенами.
   -- Я могу доказать, -- не колеблясь ответил Шридман.
   -- Как? -- спросил Пётр Фёдорович.
   -- Ваше императорское высочество! Вы должны будете поверить своим собственным глазам! -- сказал Шридман. -- То место, о котором я говорю, окружено кустарником; туда ведёт только одна дорога, и если вы, мой всемилостивейший государь, захотите последовать за своим верным слугою, то я вскоре выведу вас туда, где вы собственными глазами можете убедиться в поругании своей чести.
   -- Совершенно верно, пусть будет так! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Я изобличу её пред всем светом, я изобличу недостойный обман, и тогда, -- прибавил он, хватая за руку графиню, -- сама императрица не сможет защитить её. О, тогда я буду свободен! Завтра утром ты явишься ко мне, -- обратился он к Шридману. -- Я отдам приказ, чтобы тебе дали отпуск, и если ты говорил правду, то я награжу тебя и снова возвращу тебе всё. Пойдём, Романовна, пойдём! Может быть, на этом пути ты нашла сегодня корону.
   Он взял под руку графиню, махнул рукою Шридману и, что-то вполголоса шепча себе под нос, поспешил к дороге, где они нашли экипаж, доставивший их во дворец.

XXIX

   На следующее утро зарю в русском лагере пробили ранее обыкновенного. Генерал Сибильский поместил свой корпус, состоявший преимущественно из казаков и лёгкой пехоты, справа и слева от деревни Даупелькен, а главные силы генерала Апраксина выдвинулись не много вперёд от Норкиттена, для того чтобы занять расстилавшийся полукругом лес. На опушке этого леса, и выдавшихся пунктах её, находились сильные артиллерийские батареи графа Петра Шувалова; начальники этих частей получили приказания держаться на своём месте, не вступая в бой, ни в каком случае не покидать его, выжидать нападений врага и отбивать их, не пускаясь в погоню. Вся армия была объята лихорадочным возбуждением: теперь наконец-то, после долгого похода, можно было встретиться лицом к лицу с врагом; офицеры при свете наступающего дня нетерпеливо поглядывали на равнину, ограниченную на горизонте полосой леса и расстилавшуюся у деревни Гросс-Егерсдорф. Правда, иные, при виде характерной продолговатой и сильно пересечённой равнины, задумчиво покачивали головой, вспоминая приказ -- не нападать и не преследовать неприятеля, но лишь удерживать свои позиции. Однако дисциплина в русской армии была, пожалуй, ещё неумолимее, чем в других; а кроме того, и напряжение, с которым ожидали движения со стороны неприятеля, в близости коего нельзя было сомневаться, так овладело умами всех, что люди забывали о всём прочем. Фельдмаршал приказал, чтобы утром при каждой войсковой части играла, как это бывает обыкновенно, своя музыка, поэтому, когда первые лучи солнца блеснули на безоблачном горизонте, равнина представляла собой пёструю, полную жизни и движения картину. Перед деревней Даупелькен стояли длинными рядами казаки, калмыки и многочисленные пехотные полки генерала Сибильского; позади них и по сторонам виднелись холмы, уставленные пушками; около каждой из них стояли канониры с зажжёнными фитилями; ещё далее тянулись ряды пехоты и регулярной кавалерии корпуса самого фельдмаршала; на опушке леса, шедшего полукругом между Даупелькеном и Норкиттеном, всюду, куда мог бы проникнуть через листву глаз, виднелись яркие мундиры и сверкающие на солнце штыки. Перед каждым из полков играли оркестры; они исполняли частью весёлые бравурные танцы, частью лёгкие русские народные мотивы. Солдаты болтали, смеялись, подтягивали музыке, всюду кипела полная движения жизнь, становившаяся всё радостнее и оживлённее по мере рассвета.
   Фельдмаршал поднялся рано; он оделся в высокие походные сапоги и походную форму и приказал принести свой тяжёлый палаш, его могучий боевой конь стоял уже осёдланный перед его палаткой. Все штабные офицеры, адъютанты, а также и офицеры полков были в парадной форме -- в шарфах и при орденах, так как в то время считалось, что бой -- лучший праздник для солдата и что для достойной встречи такого торжественного дня необходимо одевать на себя все отличия, какие теперь видишь лишь на парадах и которые благодаря этому теряют большую часть их значения. Бланш, Эме, Доралин и Нинет надели свои лучшие амазонки и нетерпеливо горячили своих роскошных лошадей; они с нетерпением жаждали увидеть новую и интересную картину настоящего сражения, которая нарушила бы монотонное течение наскучившей им лагерной жизни.
   Когда фельдмаршал, слегка вздыхая, примерил сапоги и пристегнул палаш, он приказал позвать к себе Леграна, который и вошёл немедленно в его кабинет тихими шагами, с почтительно склонённым станом.
   -- Ну-с, -- сказал Апраксин, пронизывая взглядом спокойное лицо своего непроницаемого собеседника, -- враг перед нами, ваши предсказания исполнились, и я отдал все распоряжения, чтобы выполнить ваш план.
   -- Ваша светлость хорошо поступили, -- заметил Легран, -- гром ваших пушек удесятерится в силе во время полёта отсюда до Петербурга; императрица будет в восторге и долгое время не станет ничего больше требовать от вас. Если же вы позаботитесь о том, что бы ваши ядра не причинили вреда пруссакам, то вам будут за это благодарны и в другом месте.
   -- А вы уверены в том, что Левальдт перейдёт в наступление? -- спросил Апраксин. -- По всему, что мне доносили, он должен быть слабее нас, и с его стороны было бы ошибкой вызывать нас на бой. Весь наш план разрушится, если Левальдт займёт сильную позицию и будет ожидать нашего наступления.
   -- Он атакует нас, -- уверенно возразил Легран и, улыбаясь, прибавил: -- Он должен поступить так, что бы узнать позицию и количество войск вашего высокопревосходительства, когда он убедится в вашем численном превосходстве, он должен будет отступить и вам придётся лишь наблюдать за тем, чтобы он не был преследуем слишком рьяно.
   -- Об этом я уже позаботился, -- сказал Апраксин, -- я спокоен за Сибильского; будь это Румянцев, за него я не поручился бы, но он находится далеко позади, и когда услышит канонаду, то всё равно не сможет прибыть сюда раньше вечера, даже в том случае, если двинется вперёд без приказания.
   -- В таком случае, -- проговорил Легран, -- заранее поздравляю вас со славой победы, с блестящей наградой, за которой, без сомнения, не постоит императрица, а также с благодарной памятью тех, которые пожелали бы когда-либо отомстить за низложение прусского короля.
   Апраксин со вздохом покачал головой, надел александровскую ленту и вышел во двор, неуклюже ступая в своих огромных, тяжёлых сапогах. Легран смотрел ему вслед с тонкой, насмешливой улыбкой на губах.
   -- Его приказу, -- произнёс он, -- повинуются тысячи людей, стоящих там, на равнине, с оружием наготове; он может велеть и не велеть быть грому битвы, который загремит скоро в воздухе, и всё-таки и он, и все они, повинующиеся мановению его руки, двигаются тонкими, невидимыми нитями, которые держу в руках один я! Что значит пушечный гром, меч и пика против всепокоряющего духа, направляющего всё согласно своей воле? Но надо написать ответ канцлеру, он должен узнать первым происшедшее здесь; надеюсь, он будет доволен мной.
   Легран отправился в свою небольшую комнатку, которую снял у одного крестьянина, а фельдмаршал, в сопровождении своего блестящего штаба, среди "ура" войск поехал к холму возле деревни Норкиттен, откуда был намерен наблюдать за боем. В первом ряду свиты, следовавшей за Апраксиным, находились и четыре молодые женщины, с пылающими щеками и сверкающими глазами; да и сам фельдмаршал при звуках военной музыки, раздававшейся со всех сторон, и при виде солдат, приветствовавших его, казалось, забыл свои дипломатические заботы; черты его лица прояснились, глаза начали сверкать, и, несмотря на неудобство для него из-за тучности, быстрой езды, он помчался галопом к холму, лежавшему слегка в стороне от леса и поэтому дававшему широкий кругозор наблюдателю, который поместился бы на нём.
   Совсем рядом с этим холмом, на другом, более низком, стояла сильная батарея, господствовавшая над просекой, ведущей к Гросс-Егерсдорфу, и равниной вплоть до Даупелькена. Когда фельдмаршал появился на холме, к нему подскакали генералы, командовавшие ближайшими войсками, чтобы приветствовать его и получить последние приказания. Среди них были, кроме генерала Сибильского, командовавшего авангардом, генералы: Ливен, Толстой, Воске, Вилльбоа, Мантейфель, Веймарн и Племянников. Многие из них высказывали опасения, что неприятель не осмелится выступить из леса навстречу так искусно расположенным русским войскам, и усиленно просили приказа о наступлении. Однако Апраксин самым решительным образом настаивал на том, чтобы каждый оставался неподвижно на своём месте, выжидал атак и отражал таковые, если они произойдут, он возлагал на каждого из командующих личную ответственность за неуклонное исполнение этого приказания, необходимого для осуществления задуманного им плана операций.
   Во время разговора фельдмаршала с генералами к нему со стороны Даупелькена медленной рысью подъехал поручик Сибильский, за ним ехало несколько солдат, вёзших большое, удобное кресло, которое нашли в одном из крестьянских домиков.
   -- Посмотрите-ка, ваше высокопревосходительство! -- громко смеясь, воскликнула мадемуазель Нинет. -- Посмотрите, какую мебель откопал Сибильский, он, кажется, хочет устроить из неё укрытие, а может быть, он настолько любезен, что думает предложить нам удобное сиденье? Но я думаю, что останусь лучше на лошади -- так будет виднее, как будут гнать этих пруссаков.
   Поручик Сибильский подъехал к фельдмаршалу, в свою очередь, смотревшему на него не без изумления, он отдал воинскую честь и без всякого выражения на своём усталом и напряжённом лице проговорил:
   -- Я просил бы позволения вашего высокопревосходительства принять на себя на сегодняшний день командование вон той батареей. Я держал пари с прусским лейтенантом Борницем, взятым в плен вчера вечером, что буду принимать участие в ближайшем бою, сидя в кресле. Мне хочется выиграть пари, а потому я, к своему крайнему сожалению, не могу предложить это кресло, найденное мной с таким трудом, дамам; я прикажу поставить его на ту батарею и клянусь вашему высокопревосходительству: пока я буду сидеть в нём, к нашим пушкам не подойдёт ни один пруссак.
   Некоторые из генералов покачали головой; время казалось им не подходящим для шуток; но Апраксин, смеясь, воскликнул:
   -- Прекрасно! Я не хочу быть виновником тому, чтобы офицер русской гвардии проиграл пари пруссаку.
   Он приказал одному из адъютантов съездить на батарею и распорядиться передачей командования Сибильскому.
   -- Благодарю ваше высокопревосходительство, -- проговорил последний, -- но я выиграю пари легко, так как боюсь, что пруссаки вряд ли рискнут приблизиться на выстрел моих орудий.
   Он повернул лошадь и поехал так же медленно, как и подъехал, к батарее; солдаты последовали за ним с креслом. Было видно, как Сибильский поставил это тяжёлое седалище на батарее и уселся затем на него; до фельдмаршала долетело громкое "ура" артиллеристов, поражённых хладнокровием и вызывающей смелостью молодого офицера. Вся равнина перед русскими форпостами лежала всё ещё в глубокой тишине, но на ней поднимался теперь густой белый туман, уходивший в виде каких-то приведений навстречу высокому солнцу.
   В это время наконец на левом фланге русских войск раздался первый пушечный выстрел, и в то же время вся опушка леса позади Гросс-Егерсдорфа покрылась рядами неприятельской армии, выступавшей из-за леса. Она выстроилась в длинную, прямую линию, с кавалерией на флангах, пехотой в центре и артиллерией, расположенной в разных местах. Некоторое время она передвигалась в полном молчании; фельдмаршал и все его офицеры смотрели на неё в бинокли. Но различать войска становилось всё труднее и труднее, так как туман сгущался всё более и более, солнце скоро оказалось подернутым точно матовой вуалью; сквозь туман всё реже и реже сверкали прусские штыки. Под покровом этого тумана прусские батареи заняли свои позиции; русский же фронт был вовсе неподвижен; генералы находились во главе своих частей, а офицеры и солдаты пытались проникать взорами сквозь туман. На всей огромной равнине царила такая глубокая тишина, как будто на ней не было ни души человеческой, можно было думать, что эта местность -- пристанище глубочайшего мира.
   Вдруг в тумане, окружавшем дорогу между Гросс-Егерсдорфом и Даупелькеном, блеснуло несколько жёлто-красных молний, а немедленно за ними загремел ужасный грохот, казалось, что раскрылась сама земля, чтобы поразить людей ужасом и отчаянием. Через минуту туман в этом месте разорвался и русские увидели прусские пушки с копошащимися около них тёмными фигурами артиллеристов, затем всё снова скрылось за густыми клубами белого дыма. Вот зарокотали и оба фланга прусской армии, а скоро к пушечному грому присоединилась и дробь ружейной перестрелки. Эта ужасная музыка смерти недолго оставалась на русском фронте без ответа. Первой заговорила батарея поручика Сибильского, прусские ядра взрывали землю перед русскими позициями, и несколько солдат упало; батареи гремели со всех сторон. Смерть приступила к своей роковой жатве, между тем как густой туман всё более и более обволакивал поле ужаса, так что с холма, на котором находился фельдмаршал, еле-еле можно было различить ближайшие полки.
   -- Сколько шума! -- недовольно воскликнула мадемуазель Нинет. -- А кроме того, ничего нельзя видеть, нет, ради такого сражения не стоило путешествовать Бог знает куда и вставать сегодня так рано. В таком тумане и не увидишь пруссаков, а мне хотелось бы, -- смеясь, прибавила она, -- забрать парочку их в плен. Я поставила бы их в Петербурге у дверей своего дома.
   Фельдмаршал не смотрел больше в бинокль, так как всё равно было бы бесполезно пытаться проникнуть взглядом сквозь становившийся всё гуще и гуще туман; он лишь, склонившись к шее лошади, прислушивался всё серьёзнее и внимательнее.
   -- Огонь приближается, -- озабоченно и неспокойно заметил он, обращаясь к офицерам своего штаба, окружавшим его и тоже внимательно прислушивавшимся.
   -- Да, -- сказал полковник Милютин, -- он чертовски приближается, ружейная перестрелка, очевидно, идёт теперь позади линии Сибильского, я кстати некоторое время не слышу выстрелов наших передовых батарей.
   -- Тем лучше, тем лучше, -- воскликнула Нинет, -- когда они подойдут ближе, мы хоть что-нибудь увидим; я охотно подъехала бы поближе; а то смет но -- быть в сражении и не видеть ни одного солдата.
   Она заставила свою лошадь спуститься к подножию холма, но в тот же момент залпы послышались ещё ближе, теперь можно было ясно различить характерный шум боя, состоящий из злобных криков сражающихся, жалобных стонов раненых, ржанья лошадей и грохота орудий; этот шум казался ещё страшнее из-за густого тумана.
   Нинет в страхе взобралась назад на холм; лошади начали дрожать и нетерпеливо рыть землю копытами.
   -- Это что значит? -- бледнея, воскликнул фельдмаршал. -- Почему бой перешёл так близко сюда.
   -- Пруссаки наступают, -- заметил полковник Милютин, -- наш правый фланг, должно быть, оттеснён, да иначе и быть не могло, -- мрачно прибавил он вполголоса, -- при нашем изломанном расположении и при приказе, чтобы ни один командир не смел вмешиваться со своими войсками в бой, ведомый другим; не будет ничего удивительного, если они отберут у нас одну за другой все наши позиции.
   Фельдмаршал услыхал эти слова.
   -- Как это возможно? -- спросил он. -- Я ожидал простой рекогносцировки.
   -- Ваше высокопревосходительство, -- сухо сказал полковник Милютин, -- если враг идёт на рекогносцировку и видит, что может наступать, он наступает.
   -- Этого не должно быть, -- воскликнул фельдмаршал, съезжая с холма. -- Проиграть сражение теперь, -- мрачно прошептал он про себя, -- это было бы ужасно! Поезжайте вперёд, полковник Милютин!., посмотрите, что там происходит, и отдайте повсюду приказ во что бы то ни стало отбросить врага.
   Прежде чем Милютин успел исполнить приказание, из тумана вынырнул адъютант генерала Сибильского; у его лошади шла кровь из раны на шее, его мундир был порван, он потерял шляпу, его лицо всё почернело от порохового дыма.
   -- Боже мой! Что случилось? -- воскликнул Апраксин. -- Что значит этот всё приближающийся шум?
   Адъютант осадил свою лошадь и, задыхаясь, произнёс:
   -- Наши линии прорваны и отброшены, генерал Сибильский тяжело ранен и взят в плен. Неприятель выдвинул целые тучи кавалерии. Наша пехота не может держаться дальше. Бригада генерала Веймарна идёт прямо сюда. Две наши батареи взяты неприятелем.
   Фельдмаршал сидел точно окаменев на своей лошади; он был уничтожен донесением адъютанта.
   -- Поезжайте назад, полковник Милютин! Отдайте моему корпусу приказ идти вперёд; пусть каждый наступает на врага, где только он есть. Каждый ответственен перед государыней, если русское оружие будет покрыто позором поражения. Я сам буду впереди и сделаю всё, что возможно.
   Он помчался вниз по холму, в том направлении, где стояла батарея поручика Сибильского, которая всё ещё продолжала давать правильные залпы, не имея перед собой другой цели, кроме плотной стены густого тумана.
   Четыре молодые дамы в ужасе кричали о помощи и требовали, чтобы их проводили к штаб-квартире фельдмаршала; но их никто не слушал, их лошади последовали за штабом фельдмаршала, несмотря на все попытки амазонок удержать их от этого.
   На батарее Сибильский продолжал сидеть в своём кресле, прижимая к губам и к носу надушенный платок, чтобы защитить себя от порохового дыма, и по временам хладнокровно отдавал команду: "Пли!"
   -- Прошу извинить, ваше высокопревосходительство, -- произнёс он, заметив подъезжающего фельдмаршала, -- если я буду непочтителен, но моё пари будет проиграно, если я встану с моего кресла. Пли!
   Пушки загремели, и ядра полетели в туман.
   Фельдмаршал озирался кругом, точно затравленный зверь; в это время из тумана вынырнул новый адъютант, на этот раз с окровавленной головой.
   -- Ради Бога, прекратите огонь, -- крикнул он командиру батареи, -- наша пехота отступает сюда, и ваши снаряды бьют по своим.
   И в самом деле в тумане перед батареей показались густые массы бегущей русской пехоты.
   При виде батареи и фельдмаршала с его штабом беглецы на минуту остановились у самых жерл орудий.
   -- Назад, -- кричали они, -- назад, Бог оставил нас!.. Пруссаки -- настоящие черти. Они мчатся за нами по пятам!
   Фельдмаршал ринулся вперёд; он кричал войскам остановиться и идти на неприятеля; он грозил гневом государыни и жесточайшими наказаниями военного уложения, но его слова принимались передовыми рядами мрачно, между тем как сзади напирали всё новые массы беглецов.
   -- Я попросил бы ваше высокопревосходительство, -- произнёс Сибильский, -- отправиться в центр нашего расположения и стать во главе свежих сил; здесь не пройдёт ни один человек до тех пор, пока я сижу на этом кресле.
   Он подозвал офицеров своей батареи и тихо отдал им несколько приказаний; затем он приказал повернуть среднее орудие дулом кверху и выпалить из него в воздух.
   В рядах русских пехотинцев, стоявших у самых пушек, раздался крик ужаса, они сбились в кучу и ждали решения своей участи.
   -- Если вы отступите хоть на шаг ещё, -- крикнул Сибильский спокойным, далеко слышным голосом, -- я расстреляю вас, точно бешеных собак.
   Перепуганные солдаты стояли молча и тупо смотрели на жерла обращённых против них русских орудий.
   Самое важное было сделано: их удалось остановить. По рядам засновали офицеры, послышались слова команды, и скоро командирам удалось собрать людей в каре, окружавшее и закрывавшее собой батарею.
   -- Браво! -- крикнул фельдмаршал. -- Браво! Я вижу, что в моём присутствии здесь нет более необходимости. Я приведу сейчас сюда свежие полки.
   Он повернул лошадь, чтобы ускакать, но четыре молодые дамы, стоявшие позади него, схватили поводья его лошади и с громким плачем объявили, что не желают больше вступать в этот ад.
   -- Мы останемся здесь, -- кричали они, -- мы бросимся к ногам этих прусских варваров; не думаем, чтобы они оказались хуже турок. Лучше быть их рабынями, чем погибнуть под их ядрами.
   -- К чёрту! -- крикнул Апраксин, резким поворотом лошади прочищая себе дорогу. -- Оставайтесь здесь! Поручик Сибильский, поручаю вам этих глупых женщин. Делайте с ними что хотите! Привяжите к пушкам, расстреляйте -- только избавьте меня от них!
   -- Да, да, -- воскликнули молодые женщины, которым батарея с окружающим её каре казалась безопаснее огромного покрытого туманом поля сражения, шум которого становился всё страшнее, -- да, да, мы останемся здесь и, если нужно будет, спрячемся под пушками.
   Они соскочили с лошадей и прижались, точно перепуганные голубки, к креслу Сибильского.
   -- Ну-с, сударыни, -- заговорил последний таким тоном, точно дело происходило в одном из петербургских салонов, -- вы видите, что и на войне можно иметь кое-какой комфорт. Мне жаль, что вы должны сидеть на земле; но я не могу предложить вам моё кресло, так как проиграю пари, если хоть на секунду встану с него.
   Дамы молчали; они были парализованы ужасом и закрывали лица руками.
   Сибильский минуту прислушивался.
   -- А, -- воскликнул он, -- идут. Слушать команду! Чтобы не было ни минуты замедления в выстрелах!..
   В каре и батарее царила мёртвая тишина; впереди слышались громоподобный грохот и стук, всегда сопровождающие кавалерию, идущую галопом; он становился всё ближе, земля начала дрожать под копытами лошадей; одно мгновение -- ив тумане показались тёмные фигуры первых рядов прусских эскадронов. Они также увидели каре, в их рядах грянул дикий крик, в тумане сверкнули выхваченные из ножен сабли. Ещё минута -- и русское каре должно было бы быть смято этой массой лошадей, людей и железа, но тут передовая линия каре раздвинулась в обе стороны, открывая батарею, грянули орудия последней. Воздух потряс страшный крик, похожий на стон раненного насмерть гиганта, и в рядах неприятеля рухнула на землю целая масса людей и лошадей, на расстоянии каких-нибудь двадцати шагов перед батареей.
   Линия неприятельских всадников метнулась в сторону и исчезла затем в тумане.
   К русской пехоте вновь вернулось мужество и уверенность в себе, вслед отступающему врагу понёсся громкий, восторженный клич; передовая линия каре вновь сомкнулась. Сибильский приказал снова зарядить орудия, и его приказание было немедленно исполнено.
   -- Они исчезли? -- спросила Нинет, чуть-чуть от водя руку от лица.
   -- Они вернутся, -- ответил Сибильский, -- и наверное с той стороны. Орудия повернуть туда! -- скомандовал он.
   Едва это приказание было исполнено, как снова послышались грохот копыт и бряцанье оружия, неприятельская кавалерия делала новую попытку. Всё произошло точно так же, как и в первую атаку, только на этот раз пруссакам удалось добраться ближе и раненые всадники и лошади валились наземь чуть ли не у самых ног русских солдат.
   -- На этот раз, я думаю, с них будет довольно, -- заметил Сибильский, -- но всё-таки зарядите-ка орудия, мы должны быть готовы принять их со всех сторон.
   -- Офицер -- пленный офицер! -- пронеслось в передовых рядах каре, и через минуту вовнутрь батареи был введён молодой прусский офицер, поддерживаемый двумя солдатами.
   Мундир на нём был драгунского плеттенбергского полка; он был покрыт пылью и грязью, шёл он неуверенно и шатаясь, но крови на нём не было видно.
   -- Я счастлив, сударь, -- произнёс Сибильский, любезно приветствуя его движением руки, -- принять вас здесь; для меня нет ничего приятнее встречи с одним из офицеров вашего полка. Вчера вечером я имел честь познакомиться с господином Борницем, одним из ваших товарищей по оружию, и позже вы будете иметь возможность засвидетельствовать перед ним, что я сдержал своё слово.
   Прусский офицер в полном изумлении смотрел на группу, которую видел перед собой; его полк дважды испытал на себе действие этой замаскированной каре батареи, и он теперь, очутившись в ней и видя перед собой элегантного вельможу, небрежно развалившегося в кресле и окружённого четырьмя прелестными, богато одетыми дамами, совершенно опешил. Между тем молодые женщины, к которым уже вернулись все их самоуверенность и самообладание, с любопытством рассматривали незнакомца.
   -- Если вы ранены, -- прибавил Сибильский, -- то эти дамы охотно пожертвуют вам свои носовые платки и возьмут на себя заботы о храбром враге.
   -- Благодарю вас, -- возразил прусский офицер, едва владевший собой от изумления, -- мне кажется, у меня всё осталось цело. Лошадь подо мной разнесло одной из ваших гранат, я упал на землю оглушённый и лежал так, пока меня не подняли ваши солдаты.
   Его взор, полный удивления, снова уставился на непонятную группу на батарее.
   -- Вы удивлены, -- произнёс Сибильский с улыбкой, достойной уст изысканнейшего придворного, -- манерой моего приёма такого отличного противника, как вы. Дело очень просто. Я держал пари с вашим товарищем, господином Борницем, что проведу весь сегодняшний бой, сидя в кресле, и должен теперь держать слово. Эти дамы, принадлежащие к балету её величества, пожелали посмотреть на войну, и ваши драгуны дали им полную возможность осуществить своё желание на деле.
   -- Боже мой! -- воскликнул пруссак, почтительно хватая руку Сибильского. -- Как это жаль! Мы думали, что бьёмся с варварами, а теперь я горжусь тем, что побеждён таким противником, как вы, и имею одно желание -- чтобы наши армии выступили когда-нибудь в поход плечом к плечу.
   -- Это -- дело моей государыни и вашего короля, -- сказал Сибильский, -- а теперь я должен приготовиться принять ещё раз ваших товарищей, на тот случай, если они повторят атаку.
   -- Это вряд ли случится, -- сказал прусский офицер, -- уже при первой атаке нас сильно пощипали; полк должен будет постараться присоединиться к прочей кавалерии, которая направлена против вашего левого фланга.
   -- Тем лучше, -- сказал Сибильский, -- тогда мы можем забыть на время о войне, так как нам не видно отсюда боя, идущего там.
   Он приказал вестовому достать из-под кресла бутылку венгерского, наполнил благородным напитком походный стаканчик и подал его драгуну; дамы тоже осушили по очереди по стакану, наполненному Сибильским; и в то время как огромная равнина кипела грохотом ожесточённого боя, эта маленькая компания болтала так весело и непринуждённо, точно находилась не на поле битвы, а в одном из блестящих салонов роскошной столицы, далеко-далеко от ужасов войны.
   Дамы живо забыли свой ужас и испуг; они находили войну куда пикантней и интересней других приключений, ими испытанных, а прусский офицер сравнивал про себя этого молодого, элегантного офицера, который отбил атаку, сидя в кресле и прижимая к губам раздушенный платок, с изображением тех обросших волосами дикарей, шкуры которых он и его товарищи намерены были привезти в подарок кёнигсбергским дамам.

XXX

   Между тем фельдмаршал Апраксин скакал по направлению к Норкиттену, чтобы добраться до позиций своего корпуса и привести на помощь теснимому авангарду свежие полки. Он с трудом подвигался к цели своего путешествия, то и дело сворачивая при приближении шума боя, чтобы не быть втянутым в рукопашную свалку или даже попасть в плен. Наконец он встретил шедшую на канонаду бригаду Племянникова. Он приказал сомкнуть фронт, дабы не оставлять врагу промежутка для атаки, и выжидать в таком положении неприятеля. Но генерал Племянников объявил ему, что этот приказ невозможно выполнить в тумане, что утром в четверти мили от него стояла кавалерийская бригада генерала Мантейфеля, но теперь он не знал, находится ли она ещё там или нет; далее Племянников прибавил, что если он попробует войти теперь в связь, то это будет не что иное, как бесполезное блуждание, грозящее окончательным разрывом всей колонны; единственно возможным, по его мнению, решением было идти вперёд на звуки канонады и, встретив атакуемый неприятелем полк, подать ему помощь.
   Фельдмаршал признал справедливость этих рассуждений и приказал генералу продолжать свой путь; сам же он направился по указаниям Племянникова на поиски бригады Мантейфеля. Но он уже сомневался в том, что можно исправить ошибку утреннего расположения русских войск, когда со стороны неприятеля ожидалась лишь не более как небольшая рекогносцировка. Канонада приближалась со всех сторон; это был верный признак того, что прусские полки, увлечённые первым успехом, стали всё глубже проникать на русские позиции, всё более разъединять друг от друга русские корпуса и делать всё более трудным их соединение. Фельдмаршал был близок к отчаянию; кроме того, он не привык находиться долго в седле, и долгая и быстрая езда исчерпала все его силы.
   -- Мы должны быть недалеко от Норкиттена, -- сказал он, останавливая лошадь и тяжело переводя дыхание, -- а войск всё ещё не видно.
   -- Этот проклятый туман, -- заметил полковник Милютин, -- состоит, видно, на службе у прусского короля; нам прямо-таки невозможно различить за ним наших солдат; наши корпуса тоже не найдут друг друга; они будут отрезаны друг от друга, и неприятель перебьёт их поодиночке.
   -- Это ужасно! -- вздохнул фельдмаршал. -- Этот Легран предал меня, -- мрачно прибавил он, -- я не ожидал этого... Но тише! -- воскликнул он, вдруг насторожившись. -- Вон там должны быть войска.
   Весь его штаб затаил дыхание.
   И в самом деле в некотором отдалении в тумане слышались мерный шаг пехотной колонны и крики команды, остававшиеся, впрочем, непонятными вследствие дальности расстояния.
   -- Туда! -- воскликнул фельдмаршал. -- По крайней мере, мы найдём какой-нибудь корпус и с ним отправимся на поиски остальных, чтобы положить конец этому смешному рысканью полководца в одиночку по полю битвы.
   Он дал шпоры своему коню и поскакал со всей свитой через поле навстречу приближающейся пехоте.
   Через короткое время в тумане заблестели штыки и развернулась широкая колонна тёмных фигур. Эти подходившие солдаты, по-видимому, также заметили кучку всадников, они остановились, фельдмаршал сдержал лошадь и стал приближаться к ним шагом.
   -- Кто командует вами? -- крикнул он, подъехав совсем близко к солдатским рядам, но в ту же минуту запнулся в испуге, узнав синие мундиры и кивера с жестяными орлами прусских гренадер.
   Но и те, должно быть, узнали в нём неприятеля, потому что громкое "ура" грянуло ему в ответ. Ружья первых рядов опустились и направили на него свои дула. В один миг Апраксин повернул лошадь и сломя голову помчался по полю. Грянул залп. Пули засвистели в воздухе. Несколько офицеров рухнуло вместе со своими конями. Однако туман окутал фельдмаршала с его штабом, пехота не могла догнать мчавшихся лошадей. Второй залп грянул издали им вслед без всякого вреда для них; ещё несколько минут, и они были в безопасности.
   Некоторое время фельдмаршал ехал, мрачно съёжившись. Потом он остановил лошадь и сказал:
   -- Невозможно... С судьбой не станешь спорить... Мы бессильны перед нею... Если здесь, среди позиций, занятых нашими войсками, маршируют прусские полки, то смятение, вероятно, безгранично и Един Бог может распутать всё это.
   Он снял шляпу и отёр свой влажный лоб.
   Со всех сторон слышалась ожесточённая перестрелка. Неприятель, должно быть, проник уже в Норкиттенский лес.
   -- Господь Бог должен очень любить Россию, -- заметил полковник Милютин, -- если Он исправит ошибки такого боевого расположения, как было наше.
   Мрачно смотрели все офицеры через головы лошадей, ни один из них не мог подать совет; пропала всякая возможность вмешаться в игру беспощадного рока: слепой случай господствовал надо всем и, казалось, был заодно с пруссаками.
   -- Если бы Румянцев не остался так далеко позади, -- сказал полковник Милютин, -- то всё могло бы ещё быть спасено.
   Апраксин кинул ему взгляд полной покорности судьбе. Он не находил, что сказать в опровержение этой резкой критики своего подчинённого. Он уже чувствовал осуждение, которое витало над его головой, угрожая поразить его насмерть, как только императрица узнает об этом несчастье. Он чувствовал, что не найдёт ни одного защитника и что каждый из его офицеров выступит против него обвинителем.
   Тут со стороны Норкиттена послышался мерный топот; земля гудела под ударами конских копыт, что указывало на приближение большой массы кавалерии. Фельдмаршал вздрогнул и насторожился.
   -- Это не может быть Племянников... он должен быть уже далеко на поле битвы... Если пруссаки покажутся и с этой стороны, то мы пропали: они нас обошли.
   -- Было бы глупо, если бы они не сделали этого, -- сказал полковник Милютин, -- потому что мы не приняли никаких мер, чтобы помешать им.
   -- Всё равно! -- воскликнул Апраксин, причём его глаза вспыхнули диким огнём. -- Если даже разверзнется преисподняя и изрыгнёт из себя демонов, я поеду им навстречу: почётная солдатская смерть -- единственное, что ещё осталось мне, и, ей-Богу, лучше покончить так, чем бесчестно томиться в Сибири!
   Он взмахнул высоко поднятым палашом и помчался по полю навстречу всадникам, которые приближались с возраставшим гулом и грохотом, окутанные туманом. Милютин с офицерами последовал за ним.
   Через несколько секунд они увидели в некотором отдалении скачущую колонну конницы. Кирасы и обнажённые палаши, мелькавшие в воздухе, тускло блестели сквозь туман. Лошади стонали и фыркали от быстрой скачки. Далеко впереди скакал офицер в шляпе с белым пером; другой ехал с ним рядом.
   -- Всё пропало! -- воскликнул фельдмаршал. -- Одна смерть может спасти честь. Помоги нам, Боже и святой Александр Невский!
   Он вонзил шпоры в бока своей лошади; могучим прыжком ринулось животное к кавалерийской колонне. Громкий возглас фельдмаршала раскатился далеко по полю. Предводитель мчавшихся кирасир сдержал свою лошадь. Апраксин услыхал русскую команду, заставившую всадников остановиться, и через несколько мгновений он очутился перед войском.
   То были русские кирасиры, они узнали своего полководца и приветствовали его громкими кликами. Апраксин увидал перед собою генерала Румянцева и поручика Пассека.
   -- Вы здесь, граф Румянцев?! -- с удивлением воскликнул он, причём его голос звучал как будто благодарностью и ликованием.
   -- Его посылает Небо, -- подхватил Милютин. -- Кажется Господь и Его святые хотят сотворить чудо над Россией.
   -- Где неприятель? Где битва? -- спрашивал между тем Румянцев. -- Куда мне повернуть?
   -- Наши линии прорваны, -- ответил полковник Милютин вместо фельдмаршала, -- неприятель проник до Норкиттенского леса; он, должно быть, дерётся повсюду врукопашную с нашим рассеянным корпусом. Сколько у вас здесь войска?
   -- Два полка кирасир, -- ответил граф Румянцев, -- с которыми я поспешил вперёд; но не больше как на четверть часа отстали от них десять батальонов пехоты, идущие лесом. Артиллерия ещё ближе. Через каких-нибудь пятнадцать минут весь мой корпус будет в сборе.
   -- Слава Богу, мы спасены! -- воскликнул Милютин.
   -- Весь ваш корпус? -- спросил Апраксин. -- Разве вы дали своим людям крылья? Как могли вы явиться сюда, когда начался бой, если даже грохот орудий и донёсся до вас?
   -- Я шёл всю ночь напролёт, -- ответил граф Румянцев, -- я посадил свою пехоту на кавалерийских лошадей; я занял все повозки, какие мог добыть, чтобы быстрее двинуть их вперёд. Люди совершили невозможное, и вот мы перед вами.
   -- Вы шли со вчерашнего вечера? -- спросил Апраксин, с неудовольствием сдвигая брови. -- А кто передал вам приказ выступать?
   -- Я, -- сказал поручик Пассек, подходя и отдавая честь. -- Производя рекогносцировку вчера вечером, когда мне попался в плен поручик фон Борниц, я заключил по расположению неприятеля, что сегодня утром мы должны быть атакованы им, и потому счёл нужным стянуть сюда резервы. Нельзя было терять время, чтобы получить приказ вашего превосходительства, и, таким образом, я, минуя главную квартиру, поскакал назад, чтобы уведомить генерала Румянцева.
   Фельдмаршал молчал и мрачно смотрел перед собой: то было неслыханное своевольство со стороны молодого офицера, непростительное нарушение военной дисциплины; однако прибытие генерала Румянцева спасало, может быть, уже проигранную битву, и Апраксин не смел привлечь к ответственности доверенного императрицы, посланного с её личным поручением, за такой поступок, успех которого спасал ему же самому висевшую на волоске честь, а пожалуй, и жизнь.
   -- Поручик Пассек, -- вмешался граф Румянцев, -- не передавал мне приказа вашего превосходительства, он представил мне только настоящее положение дел, и я двинулся вперёд на свой собственный страх. Вы, ваше высокопревосходительство, имеете право привлечь меня к ответственности, но теперь важнее всего разбить неприятеля и спасти честь русского оружия.
   -- Вы поступили правильно, -- сказал фельдмаршал по кратком размышлении, -- и я не забуду похвалить ваше усердие перед всемилостивейшей императрицей. Вот тут позади меня, пожалуй четверть часа спустя, наткнётесь вы на корпус прусской пехоты; вышлите вперёд ваших кирасир, чтобы рассеять его, а сами дожидайтесь здесь своих батальонов. С ними двинетесь вы по опушке леса наперерез через равнину. Каждую часть русских войск, встреченную вами, берите с собою, каждый неприятельский корпус отбрасывайте назад к Егерсдорфу. Ваши батареи должны оставаться на опушке леса и уничтожать одиночные неприятельские отряды, которые попадут в область их обстрела. Это даст возможность восстановить связь нашей армии и раздавить врага или отбросить его к Егерсдорфу.
   -- Вы правы, ваше высокопревосходительство, -- сказал Румянцев, -- хотя мне было бы приятнее поскакать вперёд с моими кирасирами.
   -- Поручик Пассек останется при них, -- продолжал Апраксин, а затем прибавил, поворачиваясь к командиру стоявшего непосредственно за ним полка: -- И вслед за тем сообщить в Петербург, что ваши кирасиры первые отразили неприятеля.
   Пассек поклонился, изъявляя благодарность, после чего поехал возле полковника, который тотчас скомандовал двинуться дальше, тогда как граф Румянцев остался возле фельдмаршала.
   Кирасиры потонули в тумане. Долго ещё доносились издали топот конских копыт и лязг оружия; затем в том направлении, где фельдмаршал встретил раньше неприятельские войска, поднялись адский шум битвы, дикий гул яростных криков; трещали оглушительные залпы, но вскоре огонь ослабел и одиночные выстрелы, казалось, доносились из большого далека.
   -- Пруссаки опрокинуты и рассеяны, -- воскликнул Румянцев, который чутко прислушивался, -- мои кирасиры исполнили свой долг, как я и ожидал. Они отправятся дальше, чтобы произвести полезную предварительную работу, сметя в одну кучу неприятельские войска.
   Не успел ещё он договорить, как с другой стороны послышалась барабанная дробь.
   -- Что это значит? -- воскликнул испуганный Апраксин. -- Неужели неприятель пробрался и в ту сторону?
   -- Это, должно быть, мои батальоны, -- ответил Румянцев и поскакал туда, откуда доносился барабанный бой, тогда как Апраксин со своим штабом несколько нерешительно следовал за ним.
   Вскоре действительно показалась русская пехота румянцевского корпуса, шедшая развёрнутым фронтом.
   -- Теперь всё спасено, -- крикнул генерал издали фельдмаршалу, -- оставайтесь при моём корпусе здесь, ваше высокопревосходительство, и позвольте мне двинуться с ним развёрнутым фронтом по опушке леса через поле битвы. Тогда равнина будет вскоре очищена от неприятеля.
   Штабные офицеры огласили воздух кликами одобрения. Фельдмаршал увидел правильность предложенного плана. Он лично стал во главе батальонов, и они двинулись по полю, ружья наперевес, между Норкиттеном и Даупелькеном, опираясь левым флангом на опушку леса. Вскоре они встретили одиночные, полурассеянные русские батальоны, которые при виде неожиданного подкрепления строились вновь и следовали за войсками Румянцева.
   Через некоторое время эти войска наткнулись на полк прусской пехоты, который шёл к лесу в средину русского расположения. Завязался жаркий бой. Фельдмаршал отъехал в сторону, но граф Румянцев спрыгнул с лошади и повёл сам своих воинов против неприятеля. После храброго сопротивления пруссаки были отброшены и отступили в сторону по направлению к Гросс-Егерсдорфу. Граф Румянцев двигался всё дальше вперёд, атакуя и оттесняя назад то одиночные батальоны, то более сильные прусские корпуса, то принося помощь и победу русским войскам, которые он находил в схватке с врагом. Темнота всё усиливалась, густые чёрные тучи надвигались справа. То были облака дыма, деревню Даупелькен охватил пожар; яркое пламя выбивалось на минуту кверху, но висевшая в воздухе мгла не давала рассеяться как пожарному, так и пороховому дыму, и, хотя солнце должно было стоять в зените, было темно, почти как в сумерки.
   Все русские войска, встречаемые более или менее крупными частями, присоединялись к корпусу Румянцева, так что русская армия вскоре снова сплотилась, тогда как пруссаки отступали к Гросс-Егерсдорфу одиночными, рассеянными отрядами, с грехом пополам прикрываясь своей кавалерией, которая беспрестанно производила нападения на подвигавшиеся вперёд батальоны Румянцева, чтобы задерживать их поступательное движение.
   Между тем кирасиры, при которых находился Пассек, носились, как буря, по всем направлениям через поле битвы, разыскивая неприятеля в тумане и рассеивая его своим могучим натиском, когда он им попадался. Наконец, сила коней истощилась. Тихим шагом двигалась железная масса через поле, как вдруг Пассек увидел блеск штыков почти перед головой своей лошади, и в тот же миг раздалась команда полковника, который приказывал кирасирам сомкнуться для атаки, но так же быстро открылась перед кирасирами тёмная линия пехоты, за которой зияли жерла пушек сильной батареи.
   Солдаты первого ряда невольно сдержали коней, ожидая в следующий миг опустошительного огня. Подобно тому, как природа погружается в жуткое безмолвие перед наступающей грозой, так в ожидании града смертоносной картечи замер всякий звук в эскадронах кирасир, даже лошади как будто сдерживали шумное дыхание и фырканье, словно предупреждённые инстинктом об угрожающей опасности. Вдруг с батареи раздался внятный, резкий голос:
   -- Стой! Фитили прочь!.. Ведь это -- наши кирасиры, а во главе их поручик Пассек.
   Пассек поскакал к самым пушкам и, заглядывая за их жерла, воскликнул:
   -- Ей-Богу, ведь это -- голос Сибильского! Ещё немного, сударь, и вы превратили бы в груду костей наши прекраснейшие полки.
   -- Я уже сделал это дважды с неприятельской кавалерией, -- послышался в ответ голос Сибильского с батареи, -- они не возвращались более, а я берег свои снаряды, чтобы не стрелять при этом проклятом тумане, в котором не отличишь врага от друга. Слезайте, однако, с лошади да идите сюда и тащите с собой полковника, очертания которого я различаю с трудом. Вы ещё успеете выпить бокал венгерского, которого у меня с собою отличный запас.
   Пассек и полковник кирасир спрыгнули с лошадей и пробрались между пушками. Они удивились не меньше того, как был удивлён перед тем прусский офицер видом поручика Сибильского в широком кресле, окружённого молодыми дамами в элегантных амазонках.
   -- Кажется, весь ад поднялся из преисподней на это поле битвы, -- серьёзно и строго произнёс Пассек, -- а вы, сударь, сидите тут и попусту теряете время, каждая минута которого падает страшной тяжестью на чашу весов, где лежит честь России.
   -- Что вы хотите, -- возразил Сибильский, наполняя кубки, которые один из солдат поднёс новоприбывшим, -- я держал пари с прусским офицером, которого вчера мы забрали в плен, что буду участвовать в сражении, не сходя с кресла, и должен сдержать слово. Впрочем, я с избытком прибавил свою долю к адскому огню, серный дым которого омрачает здесь воздух: вы можете видеть холмы мёртвых пруссаков вон в той стороне. Они покажут вам, что и с кресла можно вредить врагу, а вот эти превосходные молодые дамочки, в которых и раньше сидело кое-что из демонов Люцифера, приняли теперь настоящее огненное крещение.
   -- Да, да, -- с большою гордостью подхватила Нинет, -- мы видели здесь настоящую войну прямо у себя перед глазами и с таким удобством, точно сидели в театральной ложе. Теперь мы ничего больше не боимся и с поручиком Сибильским готовы спуститься в самый ад.
   -- Ну, -- сказал Пассек, протягивая Сибильскому руку, -- я совершил порядочное путешествие верхом и не однажды побывал в огне в течение этого часа, но я уступаю вам пальму первенства: это кресло следовало бы сохранить как почётный памятник русской армии.
   Он подал полковнику, с изумлением взиравшему на молодого офицера, растянувшегося в кресле, походный кубок, и оба осушили его жадными глотками.
   -- Что вы хотите? -- пожимая плечами, промолвил Сибильский. -- Я точен до мелочности, когда бьюсь об заклад; это -- причуда, как всякая другая, но мне ещё никогда не случалось проигрывать пари, и я не желал потерпеть сегодня первую неудачу.
   Всё дальше отодвигался к Гросс-Егерсдорфу шум сражения; всё слабее становился огонь; неприятель, вероятно, был отброшен на всех пунктах и покинул поле битвы, перейдя к поспешному отступлению. Тут раздались громкие сигналы рогов с той стороны, где густые клубы дыма медленно поднимались чёрным столбом над горящей деревней Даупелькен.
   -- Трубят сбор, -- воскликнул Пассек, -- там должен стоять фельдмаршал: сражение выиграно, победа за нами, честь России спасена!
   Кирасиры, остановившиеся против пушек, и канониры батареи разразились громкими кликами торжества, и молодецкое "ура" огласило воздух. Пленный прусский офицер с тяжёлым вздохом поник головою на грудь.
   -- Простите, сударь, -- сказал поручик Сибильский, -- мы имеем полное право ликовать по поводу храбрых противников. Я же счастлив вдвойне, что эта битва наконец выиграна, потому что теперь мне, по крайней мере, можно встать с этого проклятого кресла, в котором я отсидел себе ноги. -- Он встал, потянулся, зевая, а затем воскликнул: -- Ну, на коней! Седло будет для меня приятной переменой после этой машины для сидения какого-нибудь крестьянского деда из Даупелькена. Поскачем к фельдмаршалу и узнаем, что будет дальше. Позвольте мне, полковник, взять нескольких из ваших кирасир, я попрошу их проводить обратно на главную квартиру в Норкиттен этих дам и этого прусского офицера, которому, пожалуй, будет тягостен вид наших победоносных войск.
   -- Мы хотим с вами, -- с жаром воскликнули молодые дамы, -- мы желаем остаться при нашем храбром защитнике!
   -- Ну, нет, мои красавицы, извините, -- сказал Сибильский, -- так как я вижу перед собой кирасир Румянцева, то догадываюсь, что генерал будет там. Он не отличается любезностью и, пожалуй, приготовил бы вам плохой приём. Отправляйтесь-ка назад в Норкиттен; ручаюсь, что тамошний ужин сегодня вечером будет блестящ и весел.
   Несмотря на сопротивление, он посадил амазонок на лошадей, прыгнул сам в седло и, вежливо простившись с прусским офицером, поскакал с Пассеком во главе кирасир через поле по тому направлению, откуда доносились сигналы. После недолгой быстрой скачки они достигли небольшой возвышенности почти перед самой деревней Даупелькен. Здесь стоял фельдмаршал, окружённый множеством генералов, за ним выстроились длинными рядами колонны пехоты. Горнисты беспрерывно трубили сбор, и медленно возвращались многие казацкие отряды с преследования неприятеля.
   Граф Румянцев стоял возле фельдмаршала и с раскрасневшимся от досады лицом мрачно всматривался в туман.
   -- Вот приближаются мои кирасиры, -- воскликнул он. -- Прошу ваше высокопревосходительство позволить мне пуститься с ними одному вдогонку неприятелю, ручаюсь, что он должен быть, по крайней мере, рассеян по всем направлениям, тогда как мы уничтожили бы его, если бы пустились за ним следом со всей нашей кавалерией.
   -- Я уже отдал мои приказания, -- строго и высокомерно ответил Апраксин, -- преследование в таком тумане, за которым вскоре должна наступить ночь, прямо невозможно. Мы стоим перед неведомой местностью, в неприятельской стране, и я не могу с безумной отвагой снова поставить на карту все приобретённые выгоды.
   -- Эти выгоды не были бы приобретены, -- запальчиво воскликнул Румянцев, -- если бы я стал дожидаться приказа!
   -- На мне лежит ответственность, генерал, -- холодно и резко возразил Апраксин, -- за армию, которую её величество изволила вверить моему руководству, и мой приказ строго обдуман и неизменен. Каждый корпус, господа, расположится бивуаком там, где он находится в данный момент: будут выставлены сильные форпосты, и войско будет оставаться всю ночь наготове к выступлению. Завтра мы посмотрим, что надо делать.
   Граф Румянцев замолк, но кипучий гнев сверкал в его взорах; резким движением дал он шенкеля своей лошади, так что животное, покрывая пеной удила, взвилось на дыбы. Взгляд фельдмаршала упал на обоих молодых гвардейцев, стоявших во главе кирасирского полка. Его глаза метнули тревожную, враждебную молнию на поручика Пассека, потом у него как будто явилась мысль, вызвавшая мимолётную улыбку удовольствия на его уста. Он подозвал к себе обоих офицеров.
   -- Оба вы заслужили особенную признательность, господа, и оказались достойными принадлежать к гвардии её величества. Вы, поручик Пассек, способствовали победе наших войск, так своевременно предупредив графа Румянцева, что он успел принять участие в битве; вы же, поручик Сибильский, хладнокровною защитою своей батареи подали славный пример храбрости. В виде награды за это я пошлю вас обоих в Петербург с известием о нашей победе, именно в следующем порядке: вы, поручик Пассек, отправитесь немедленно, чтобы сообщить её величеству о том, что неприятель разбит, и описать сражение, как вы его видели, что же касается вас, поручик Сибильский, то вы передадите её величеству подробное донесение, которое я поспешу составить. Небольшая отсрочка будет для вас кстати, так как, пожалуй, тем временем мы успеем собрать точные сведения о вашем отце, попавшем в плен.
   Сибильский поклонился с равнодушной вежливостью. Казалось, ему было так же всё равно явиться с донесением о победе к императрице, как и узнать о судьбе своего отца. Лицо Пассека, напротив, сияло гордостью и счастьем, а пылкое чувство, с которым он выразил фельдмаршалу свою благодарность, едва не заставило его забыть военную выправку. Ему уже мерещилось исполнение всех заветных желаний. Вестнику победы, сумевшему блестяще оправдать доверие своей государыни, императрица не могла отказать ни в какой просьбе. И даже супружеский союз с протестанткой не мог бы омрачить в такой момент луч благоволения, который должен был почить на нём. Тревожная озабоченность, вызванная магическим искусством графа Сен-Жермена, рассеялась, он видел всё в розовом свете счастья и надежды. Весьма возможно, что Бернгард Вюрц сделал новую попытку завоевать сердце своей кузины. Картина, показанная графом Сен-Жерменом молодому русскому офицеру, пожалуй, согласовалась с действительностью, но отсюда вовсе не следовало ещё, что прекрасная Мария забыла о нём и отвратила от него своё сердце.
   Земля словно горела у Пассека под ногами, и он просил у фельдмаршала позволения немедленно пуститься в дорогу.
   -- Я хотел пригласить вас, -- сказал Апраксин, -- отпраздновать с нами победу на моей главной квартире в Норкиттене, но нахожу естественным, что вы не хотите терять ни минуты, спеша передать нашей всемилостивейшей императрице радостную весть о победе её войск. Итак, прощайте и повергните к стопам государыни моё глубочайшее почтение. Поручик Сибильский последует за вами завтра с моим подробным донесением.
   Пассек простился с графом Румянцевым, сердечно пожав ему руку, и уселся на лошадь, чтобы скорее отыскать своего денщика и немедленно отправиться в Петербург.
   -- До свидания! -- весело крикнул он поручику Сибильскому.
   -- А вы, ваше высокопревосходительство, собираетесь вернуться обратно в Норкиттен? -- спросил Румянцев фельдмаршала.
   -- Конечно, -- ответил Апраксин, -- я хочу раскинуть главную квартиру в самом центре расположения наших войск. Таким образом ко мне быстрее станут доходить все известия с театра войны. Завтра, когда туман рассеется, легче будет определить, что следует предпринять, чтобы выиграть сражение.
   -- Завтра! -- мрачно повторил Румянцев. -- Завтра прусская армия окажется в безопасности. Если вы, ваше высокопревосходительство, прикажете отступить в Норкиттен, то мы не только не выиграем ни одной пяди земли, но даже само поле брани не будет в нашей власти. Главную квартиру следовало бы устроить, по крайней мере, в Егерсдорфе, где утром стоял фельдмаршал Левальдт. В таком случае мы сохранили бы хоть внешнюю форму победы.
   -- Я далеко не уверен, что в Егерсдорфе мы были бы в большей безопасности, -- возразил Апраксин, -- кроме того, пришлось бы передвинуть вперёд весь фронт, что при царящем сейчас тумане совершенно невозможно. Итак, главная квартира остаётся в Норкиттене, все войска тоже остаются до завтра на прежних местах. Очень рад буду видеть господ генералов сегодня вечером у себя в гостях.
   Апраксин поклонился и, вскочив на коня, помчался к Норкиттену в сопровождении своего штаба.
   Граф Румянцев гневно вытащил из ножен свою саблю.
   -- Следовательно, русская кровь нужна только для того, чтобы удобрять прусскую землю? -- воскликнул он. -- Мы уничтожили бы врага, разнесли бы его в пух и прах, если бы настойчиво преследовали его. Пусть фельдмаршал отвечает перед императрицей за свой поступок, но я громко протестую против такого способа ведения войны. Поезжайте, господа, в главную квартиру, -- обратился Румянцев к другим генералам, -- пируйте в честь странной победы, которая, на мой взгляд, более похожа на поражение, а я останусь здесь со своим войском. Клянусь Создателем, что если в течение ночи услышу хоть один выстрел, то ничто в мире не заставит меня сидеть спокойно на месте. Я двинусь вперёд и схвачусь с неприятелем, где бы я его ни встретил.
   Генералы смущённо потупили взоры и молчали.
   Граф Румянцев отправил фуражиров за припасами в соседнюю деревню и приказал готовить бивуак на ночь.
   Отдав кое-какие распоряжения своим дивизиям, генералы поскакали в Норкиттен. Вскоре в импровизированной столовой фельдмаршала царствовало шумное веселье, а Пассек, сопровождаемый отрядом казаков, мчался на самой быстрой лошади к границе России.

XXXI

   Граф Сен-Жермен приехал в Петербург. Узнав от полицеймейстера, что великий чародей находится в столице, императрица приказала приготовить для него комнаты в своём дворце в Петергофе и с большим нетерпением ждала его визита. Наконец камер-фрау ввели гостя в кабинет государыни.
   Елизавета Петровна с большим удивлением смотрела на графа. Она рассчитывала видеть волшебника, описываемого в сказках, в длинном одеянии, покрытом кабалистическими знаками, а между тем пред ней стоял человек, по своему внешнему виду ничем не отличавшийся от других людей. На графе был простой придворный костюм из серого шёлка, расшитый серебром. По стройной, изящной фигуре чародею можно было дать не более двадцати пяти лет, но лицо не соответствовало фигуре и казалось не моложе сорока лет. Бледная, но неболезненная физиономия возбуждала особенный интерес, приковывала к себе внимание. Неопределённого цвета глаза мечтательно смотрели из-под тёмных бровей и только изредка останавливались на лице собеседника, и тогда в них чувствовалась какая-то таинственная, магнетическая сила, а в углах губ блуждала холодная, насмешливая улыбка, производившая жуткое впечатление.
   Сен-Жермен спокойно и уверенно поклонился императрице с видом человека, привыкшего к придворной жизни. Отступив на несколько шагов, он почтительно остановился.
   -- Я ждала вас с большим нетерпением, -- начала Елизавета Петровна. -- Мне хотелось видеть то лицо, которому повинуются силы природы, пред которым бессильно даже время. Шевалье д'Эон, то есть мадемуазель де Бомон, -- торопливо поправилась она, -- говорила мне о вас очень много.
   Граф Сен-Жермен взглянул на императрицу пронизывающим взглядом, от которого та слегка вздрогнула и поспешно потупила взор.
   -- Ваше императорское величество! Вы изволите принимать эликсир, доставленный вам шевалье де Бомон, -- произнёс граф спокойным, металлическим, ясным голосом. -- Теперь запас эликсира приближается к концу и вы этим очень озабочены, так как знаете, что кто принимает его, не должен ни под каким видом бросать. Эликсир обладает свойством возвращать молодость и юношескую силу, но если его перестают принимать, то полное разрушение организма наступает чрезвычайно быстро. Когда знаешь всё это, то совершенно ясно понимаешь беспокойство вашего императорского величества. Я готов служить вам не потому, что вы -- императрица сильной державы, что в вашей власти карать и миловать, а потому, что в вашем лице я чту великую женщину и преклоняюсь перед её уменьем управлять тем народом, который еле могла сдержать могучая сила Петра Первого.
   Елизавета Петровна испуганно и смущённо смотрела на человека, читавшего её мысли, прежде чем она успела их высказать.
   -- Я вам очень признательна за вашу готовность оказать мне услугу, -- заметила она, -- если для вас не имеют цены почести и деньги, которые вам может дать императрица, то возможно, что дружба благодарной женщины представит для вас некоторое значение.
   -- И очень большое, ваше императорское величество! -- поспешил уверить граф Сен-Жермен, прижимая свою руку к сердцу. -- Вы, ваше величество, в моих воспоминаниях всегда будете занимать первенствующее место среди коронованных особ, удостоивших меня своей дружбой в течение тысячелетий.
   Императрица с большим изумлением выслушала эти необыкновенные слова, сказанные самым простым тоном.
   -- Неужели вы считаете свою жизнь тысячелетиями? -- спросила Елизавета Петровна. -- Разве сила вашего эликсира так велика?
   -- Да, ваше величество, хотя вы, вероятно, представляете себе его действие не вполне точно. Моё средство обладает способностью противостоять времени, ежедневно восстанавливая материю в организме, разрушаемую жизнью, но оно не может дать бесконечное существование одному и тому же человеку, так как это было бы противно воле Создателя. Бессмертие каждого отдельного человека нарушило бы постепенное развитие всего человечества, что противно человеческому духу.
   Императрица смущённо покачала головой, не понимая смысла слов графа.
   -- Следовательно, ваше средство действительно лишь на известное, определённое время? -- спросила она.
   -- Нет, ваше императорское величество, вы не так поняли мои слова, -- возразил граф. -- Мой эликсир восстанавливает организм непрерывно, до тех пор, пока душа, заключающаяся в организме, желает этого. Но наступает момент, когда душе уже не нужна больше та оболочка, в которой она находилась до известного времени, когда она начинает тяготиться этим организмом и ищет выхода из него. Тогда наступает разрыв духа с телом. Человек, не дорожа больше своим телом, с неопределимым отвращением отталкивает от себя жизненный эликсир, и наступает быстрое разрушение, которое происходит тем быстрее, чем дольше употреблялось моё средство. В том виде, в каком я стою сейчас пред вашим императорским величеством, я нахожусь около двухсот лет. Если бы в течение двух дней я не употреблял жизненного эликсира, то мой организм в несколько часов пережил бы все фазисы старости и обратился бы в прах.
   -- Поразительно! -- прошептала озадаченная Елизавета Петровна. -- Ваши слова могли бы показаться безумным бредом, но я на личном опыте убедилась в действии эликсира, и это принуждает меня верить вам.
   -- Ведь всегда знание и мудрость кажутся на земле безумным бредом, -- с насмешливой улыбкой заметил граф. -- Разве кто-нибудь из людей верит в то, чего сам не видел и не испытал?
   Императрице становился неприятным этот человек, сохранивший внешний вид почтительного царедворца и в то же время говоривший с ней, как с неразумным ребёнком.
   -- Сколько же времени длится у души желание оставаться в той же телесной оболочке, в какой она помещена? -- спросила Елизавета Петровна.
   -- Это зависит от соответствия между душой и телом, -- ответил граф. -- Та телесная оболочка, в которой я имею честь стоять теперь перед вами, наиболее подходит моей душе, и я нахожусь в ней, как уж имел счастье вам докладывать, двести лет. До сих пор я через каждые восемьдесят лет менял своё тело. В таком состоянии, как я сейчас, я, вероятно, проживу ещё не более двадцати-тридцати лет, затем моё тело перестанет соответствовать духу, так как все способности, вся деятельность организма будет исчерпана, и мне понадобится что-нибудь новое.
   -- Каким же образом вы помните то, что было тысячу лет тому назад? -- спросила императрица, всё более и более изумляясь словам графа.
   -- Конечно, ваше императорское величество, я не мог быть целые тысячелетия в одной и той же оболочке, но мой эликсир обладает силой сохранить в душе воспоминания о прежних периодах её существования. Моя душа не заключалась в медленно угасавшей телесной оболочке, разрушавшейся помимо её желания, она быстро сбрасывала, по собственной воле, стесняющие её оковы и потому сохранила полное и свежее воспоминание о прежней жизни.
   -- Следовательно, после смерти тела душа снова возвращается на землю, вселяется в какой-нибудь организм и начинает жизнь снова? -- спросила Елизавета Петровна.
   -- Конечно, ваше императорское величество! -- ответил граф. -- Разнообразие человеческой жизни так велико, что душа не может покинуть землю, не изведав всех её разнообразных форм.
   -- Но в конце концов душа всё-таки покидает землю, хотя бы после многих странствований в разных телесных оболочках? -- продолжала допрашивать императрица.
   -- Я в этом не сомневаюсь, ваше императорское величество, -- ответил граф. -- Как ни разнообразна жизнь земли, но может наступить такой момент, когда ничего нового не останется для души на этой планете.
   -- Когда же наступит такой момент?
   -- Во всяком случае, по нашему измерению времени, очень не скоро. Вы видите, ваше императорское величество, что, несмотря на своё тысячелетнее существование, несмотря на много раз изменившуюся телесную оболочку, несмотря на дар воспоминаний, являющийся звеном между моими отдельными существованиями, несмотря, наконец, на всё количество знаний, которое я стремлюсь охватить в каждое своё существование, я постоянно встречаю на земле много новых форм, чувств и мыслей.
   Императрица вскочила со своего места и быстро прошла по комнате.
   -- Вы знаете, что ваши безумные слова заставляют меня усомниться даже в том, что я раньше считала несомненной правдой! -- воскликнула она, остановившись перед графом.
   -- Прошу вас, ваше императорское величество, вспомнить, что я отвечаю лишь на вопросы, предложенные вами. Я очень далёк от того, чтобы высказывать кому бы то ни было свои мысли, почерпнутые во времена различных эпох моей жизни. Да меня и не понял бы тот, вся мудрость которого ограничивается одним коротким человеческим существованием.
   -- Но я хочу понять и пойму! -- недовольным тоном заявила императрица. -- Как ни странно то, что вы говорите, однако я всё поняла. Теперь скажите мне, пожалуйста, куда девается душа, расставшись с одним телом и не переселившись ещё в другое?
   -- Я не имею права, ваше императорское величество, ответить вам на этот великий вопрос, -- почтительно поклонившись, произнёс граф Сен-Жермен. -- Не каждый может безнаказанно постигнуть тайну Творца. Поэтому позвольте мне промолчать.
   -- Но я вам приказываю отвечать! -- властным тоном сказала Елизавета Петровна. -- Непослушание мне строго наказывается. Я могу заставить вас говорить.
   -- Ошибаетесь, ваше императорское величество! -- возразил граф с насмешливым и презрительным выражением лица. -- Человеку, целые тысячелетия господствующему над смертью, постигшему все тайны мира, бесстрашно стоявшему перед царём Нероном, тонувшему при Филиппе Втором и невредимо переплывшему моря и океаны, такому человеку не грозят. Ваши тюрьмы откроются передо мной, если я захочу этого, снега Сибири растают под моими ногами и вместо вечного льда, по мановению моей руки, вырастут роскошные цветы.
   Елизавета Петровна заставила себя выдержать взгляд графа. Она, привыкшая повелевать, непременно хотела сломить упрямство своего гостя.
   -- А что буфет, если палач отрубит язык, непокорный императрице, и бросит его к вашим ногам? -- спросила она.
   -- Я подниму его и положу обратно в рот, -- с холодной усмешкой ответил граф, -- я докажу императрице, что человек, подчинивший себе законы природы, находится вне её могущества. Воспротивиться человеческому насилию для него не труднее, чем разорвать паутину.
   -- Да кто вы такой? Демон или безумный? -- воскликнула Елизавета Петровна. -- У меня является желание произвести опыт.
   -- Не хочу доставлять вам лишнее беспокойство, наше императорское величество. Потрудитесь взглянуть сюда, -- проговорил граф, доставая из кармана маленький кинжал. -- Я уверен, что более острого оружия нет и у ваших палачей.
   С этими словами граф всунул лезвие в ладонь левой руки, так что окровавленный конец показался на другой стороне.
   Императрица вскрикнула от ужаса.
   -- Ради Бога, что вы делаете? Я этого вовсе не хотела. Я сейчас велю позвать доктора.
   -- Не тревожьтесь, ваше императорское величество, я настолько хорошо знаю человеческий организм, что так же легко могу исцелить рану, как портной зашивает разорванное платье.
   Граф вытащил кинжал из своей руки, зажал двумя пальцами отверстия раны, немного подул на неё и затем показал императрице совершенно невредимую ладонь.
   -- Невероятная вещь! -- воскликнула поражённая Елизавета Петровна. -- Я никогда не поверила бы этому, если бы не видела собственными глазами.
   -- Я уже говорил вам, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- что люди вообще верят лишь тому, что видят. Прикажете произвести ещё один опыт? -- спросил он.
   -- Нет, нет, -- быстро возразила императрица, -- он может выйти неудачным.
   -- У меня никогда не бывает неудач, -- проговорил граф. -- Я очень доволен, если мне удалось убедить ваше императорское величество, что для меня не страшны никакие угрозы; да они и не нужны. Если бы у меня не было желания исполнить волю вашего императорского величества, я не стоял бы сейчас перед вами. Насильно меня нельзя было бы ни привести, ни удержать здесь.
   -- Простите мою запальчивость, -- извинилась Елизавета Петровна, протягивая графу руку, которую тот почтительно поднёс к своим губам. -- Но всё то, что вы говорили, так необыкновенно, что ваши слова не могли не смутить моей души и вызвали весьма понятное желание приподнять завесу над вашей тайной.
   -- Вы уж её приподняли, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- с тех пор, как употребляете мой эликсир, в силе которого убедились.
   -- Если я стану продолжать пользоваться вашим средством, то в состоянии ли я буду сохранить силу воспоминаний в своей будущей жизни, подобно вам? -- спросила Елизавета Петровна.
   -- Не думаю, ваше императорское величество, -- возразил граф. -- Чтобы достичь этой силы и укрепить её, необходимо отстранить телесную оболочку от всего неестественного, порочного и развращающего. Наша жизнь -- это процесс горения. Пламя души поглощает тело. Чем чаще и ярче пламя жизни, тем полнее восстанавливает мой эликсир разрушенную материю. Чем больше вредных веществ находится в теле, тем больше копоти и дыма даёт горение; пламя становится тусклым, и очень трудно бывает восстановить нечистую материю.
   -- Какие же элементы наиболее вредны? -- снова спросила императрица. -- Чего нужно избегать, чтобы заставить пламя гореть ярче и иметь возможность восстановить материю?
   -- Прежде всего двух вещей, -- ответил граф, -- потребления в пищу мяса, а затем всех спиртных напитков. Создатель не предназначил людей питаться животными. Первобытный человек в своей совершенной красоте не убивал ни одной твари и не впускал в своё тело чужой крови. Питание мясом содействует отупению и огрублению организма, оно влияет на огонь жизни точно так же, как если бы мы влили в лампу грязное, испорченное масло. Спиртные же напитки, наоборот, слишком раздувают этот огонь, заставляя тратить избыток материала, вследствие чего пламя горит неровно, разбрасываясь во все стороны. При настоящем образе жизни человеческое существование напоминает костёр, в который бросают множество трудно сгорающих предметов и пламя которого искусственно стараются довести до высшей степени жара, чтобы всё-таки заставить перегореть этот неестественный материал. Если вы, ваше императорское величество, желаете достигнуть полного господства духа над плотью и совершенной ясности представлений, то вы прежде всего должны окончательно отказаться от потребления мяса какого-либо животного. Что касается спиртных напитков, то я должен даже просить вас, ваше императорское величество, для приёма моего эликсира совершенно избегать их. Неестественное возбуждающее свойство последних может сообщить тому жизненному огню, который даётся моим средством, такую воспламеняющую силу, что сосуды тела не могут выдержать. Флакон, который я доверил шевалье д'Эону, содержал только лёгкую смесь. Если вы, ваше императорское величество, желаете обеспечить себе действие моего средства на продолжительное время, то вы должны ежедневно принимать по десять капель того состава, который я буду иметь честь положить к вашим ногам. Вы будете принимать его в чистой ключевой воде. Но говорю вам впредь: каждый спиртной напиток представляет серьёзную опасность.
   Императрица в раздумье опустила взор, а затем сказала:
   -- Кровь может побороть возбуждающее действие вина, если огонь жизни, заключённый в вашем эликсире, сообщает телу чудодейственную силу. Но чтобы жить по вашему требованию, надо было бы удалиться в монастырь, отказавшись от света. А в таком случае к чему послужила бы победа над смертью, если было бы запрещено касаться губами золотой чаши жизненных наслаждений? Я подумаю об этом, -- продолжала она после некоторого размышления. -- Теперь же моё настоящее положение как императрицы всероссийской не позволяет мне пренебречь вашим советом. Когда я получу ваш эликсир? -- живо спросила она. -- Я надеюсь, что моя вспыльчивость не рассердила вас: ведь я совсем в зависимости от вашей доброй воли, -- улыбаясь, добавила она, -- так как никакая угроза не имеет силы над вами.
   Граф вынул из своего кармана продолговато-круглый флакон из гранёного хрусталя, наполненный тёмно-пурпурной жидкостью.
   -- Ваше императорское величество, вот эликсир, который я привёз для вас.
   -- А на сколько времени хватит его? -- спросила Елизавета Петровна, смотря на флакон с некоторым страхом.
   -- На год, ваше императорское величество, -- ответил граф.
   -- А потом? -- спросила императрица.
   -- Вы, ваше императорское величество, будете постоянно получать новый флакон, как только прежний будет пуст... Вы не должны тревожиться, я никогда не забываю данного слова, и, где бы я ни был в данную минуту, аккуратно в назначенный срок мой эликсир будет в ваших руках. Я прошу вас не забыть: ежедневно десять капель в ключевой воде, полный отказ от спиртных напитков или, по крайней мере, потребление их в самом ограниченном количестве.
   Императрица утвердительно кивнула головой и почти с благоговением спрятала флакон в ящичек, в кото ром она обыкновенно хранила свои самые драгоценные украшения. Затем она снова села в своё кресло и задумалась. Граф Сен-Жермен в спокойной, непринуждённой позе стоял перед ней, как бы ожидая окончания аудиенции.
   Но императрице, казалось, хотелось ещё задержать его.
   -- Вы сказали мне, граф, -- начала она, -- что сохранили воспоминания о различных эпохах, которые вы переживали на земле в самых разнообразных человеческих образах. Неужели вы откажетесь ответить мне, если я попрошу рассказать кое-что из вашей жизни, столь интересной и, несомненно, богатой опытом?
   -- Конечно, нет, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- я только попрошу вас предлагать вопросы, так как было бы немыслимо передать вам в последовательном порядке содержание всей моей жизни, описание которой составило бы целую библиотеку.
   -- Прекрасно, -- сказала императрица, -- в таком случае скажите мне прежде всего, как и когда вы появились на этот свет или, ещё лучше, когда вы приобрели чудесную способность памяти, давшую вам возможность связать одно ваше существование с другим?
   -- Это произошло в седой древности, -- ответил граф. -- Я родился с лишком три тысячи лет тому назад в цветущей местности, лежащей к югу от горы Пелион. Мои родители были богаты, они владели обширными полями и бесчисленными стадами. В моей душе жило стремление подняться выше и переступить пределы в то время крайне ограниченного человеческого знания. Религия, в которой я рос, объясняла все силы природы влиянием отдельных божеств. Они населяли воздух, землю, деревья, звёздное небо в виде главных и второстепенных богов. Главнейшие из них считали своим местопребыванием покрытые облаками вершины Олимпа, где над всеми властвовал Зевс. Уподобиться этим божествам, похитить у них бессмертие сделалось целью моих страстных юношеских стремлений. В то время по всей земле эллинов широко разнеслась слава о мудром центавре Хироне...
   -- Значит, центавры существовали? -- спросила императрица, с напряжённым вниманием следившая за словами графа.
   -- Они существовали, -- ответил граф. -- Этот народ жил у самого подножия горы Пелиона и отличался отчасти своей воинственностью, отчасти своими познаниями в области природы. Сначала центавры задались целью пополнить человеческую слабость силой благородных коней, которых они ловили в долинах и приручали. Они пользовались ими при обработке полей, при перевозке фруктов в свои жилища и, наконец, заставляли их носить себя. Последнее давало им возможность с быстротой молнии появляться из гористых ущелий, нападать на своих врагов и грабить их. Вследствие этого их всюду боялись и жители окрестностей, напуганные этими шумными конскими нашествиями, стали распространять о них славу, что они -- сверхъестественные существа, в которых тело человека и лошади соединено в одно. Хирон был умнейший между этими центаврами; ему были известны все тайны природы. Я пошёл к нему, желая научиться, как достигнуть бессмертия. Я никогда не видел более великолепного мужа. В нём было семь футов роста. Сильное, гармонически прекрасное телосложение вместе с благородным лицом давало полное представление о величии всемогущего Зевса. Хирону на вид было не более сорока лет, хотя он считал своими учениками Геркулеса и Тезея. Он знал происхождение и жизнь каждого растения, каждое животное, казалось, понимало его язык, и можно было думать, что вся природа повиновалась движению его распростёртой руки. Я нашёл у Хирона молодого Ахилла, который также пришёл к нему, чтобы найти путь к бессмертию, и с которым мы тесно подружились. Знаменитый сын Пелея был благородной, возвышенной натуры, но его дикий нрав, его необузданная жажда славы делали его неспособным проникнуться мудростью Хирона. Я горжусь тем, что великий Хирон нашёл меня достойным своего полного доверия. Из благороднейших растений он извлёк чудодейственную жизненную силу своего эликсира, он научил меня приготовлять этот эликсир, и я теперь мог положить его к ногам вашего императорского величества. Я имел силу исполнить условия, требовавшиеся для успешного действия напитка, Ахилл же не имел этой силы и вследствие этого не мог уйти от неизбежной смерти.
   -- Я слышала, мне помнится, -- сказала государыня, -- что Ахилл выкупался в реке в подземном мире и что одна часть его тела, на пятке, не была омочена в воде, дававшей коже неуязвимость.
   -- Таков приукрашенный миф, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- на самом же деле знаменитый троянский герой, которому Хирон не доверил тайны своего эликсира, получил от своего учителя мазь, которая должна была сделать его кожу неуязвимой. Со свойственным ему легкомыслием он в день своей смерти нетерпеливо и поспешно, лишь слегка помазал своё тело, совершенно позабыв одно место на шее, а не на пятке, как об этом рассказывает Гомер. В это-то место и попала стрела Париса. Меня не было поблизости, иначе я, быть может, мог бы спасти его жизнь. Когда я пришёл, было слишком поздно. Одним из тягостнейших моментов моего существования была та минута, когда я увидел богоподобного юношу умиравшим у меня на руках.
   Императрица прижала руки ко лбу.
   -- У меня кружится голова, -- воскликнула она, -- неужели это возможно? С каким спокойствием вы рассказываете об этих неслыханных вещах!..
   -- Тут нет ничего удивительного, -- возразил граф Сен-Жермен, -- вы, ваше императорское величество, изволили спрашивать меня -- я рассказываю. Горе, испытанное мною тогда, при смерти Ахилла, смягчилось со временем; впоследствии я ещё встречал его в других образах, но у него не было способности узнать меня.
   -- Вы встречали Ахилла в других образах? -- воскликнула императрица. -- В каких же?
   -- Ещё недавно я видел его, -- ответил граф. -- В польском короле Августе живёт душа Ахилла. Это -- всё тот же вспыльчивый, бурный, легкомысленный дух, имеющий такую силу, что, даже принимая различные физические оболочки, он всё же сохраняет сходство со своими прежними образами. Король Август напоминает сына Пелея также и по внешности, хотя он, конечно, меньше ростом и слабее. Удивительно! Когда я имел честь разговаривать с его величеством, король провёл рукой по лбу и сказал, что он уже видел меня, но только не может припомнить, когда и где.
   -- А вы не напомнили ему об этом? -- спросила императрица.
   -- Я не имею на это право, ваше императорское величество. Когда Всемогущий Создатель захочет дать человеку память о его прежнем существовании, Он ведёт его к этому Своими путями, как Он поступил со мной. Я не имею права вторгаться в чужую жизнь, да это было бы бесполезно: я всё же не мог бы внести свет в сумерки человеческого сознания.
   -- Значит, вы и меня уже видели? -- спросила императрица.
   -- Несколько раз, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- раз при дворе царя Кира, где я занимал должность начальника над телохранителями и пользовался особенным доверием царя, затем в Иерусалиме, в день прибытия туда Христа, а в третий раз, когда я сопровождал Колумба в Америку и вступил на берег вновь открытой земли.
   -- Кем же я была там? -- воскликнула государыня, сжимая лоб и как бы в ужасе откидываясь назад.
   -- Это я не смею сказать вам, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- но и там ваш дух наложил свой отпечаток на тело, и я тотчас же узнал вас, когда имел честь вступить в эту комнату.
   -- Вы были в Иерусалиме? -- нерешительно спросила императрица. -- Вы видели Спасителя?
   -- Видел и слышал Его, ваше императорское величество, -- ответил граф, -- я принадлежал к Его самым пламенным приверженцам. С этою времени среди всех моих разнообразных существований на земле в моей душе живёт крепкая вера в искупление мира страданиями Спасителя. Ещё долго потом я был ревностным распространителем христианства и был в числе жертв, которых Нерон велел сжечь в виде факелов во время римских празднеств.
   -- Он велел вас сжечь? -- спросила императрица. -- Несмотря на ваш жизненный эликсир?
   -- Таково было намерение Нерона, -- ответил граф, -- как прочие, я был зашит в пропитанное смолой полотно и подожжён. Но, конечно, огонь не мог причинить мне вред, а когда народ разошёлся, я сбросил с себя истлевшую ткань и вернулся обратно в Рим. Но я предвидел падение Римской империи. Я прекратил своё существование, рассыпался в пепел и снова родился в Британии, где долго жил среди друидов, пытаясь проникать в тайны природы и переменив несколько существований в одиночестве лесов, пока снова возродился в среде людей другого мира. Это было в эпоху короля Артура и его Круглого Стола. Всё поминание об этом романтическом времени неизгладимо останется у меня в памяти. Затем, меняя образы, я переживал века то в Персии, то в Германии, то в Италии и Франции. Я видел всех великих мужей истории и многих знал близко.
   -- Значит, вы можете по своему желанию выбирать те образы, в которых вы хотите начать новую жизнь? -- спросила императрица.
   -- Над этим вопросом, ваше императорское величество, -- ответил граф, низко склоняясь, -- я не смею приподнять завесу. Я могу говорить только о том, что пережил в видимом образе. Я не имею права вызывать воспоминания нетленного духа.
   Императрица встала и несколько раз прошлась взад и вперёд, нервно ломая руки; затем она остановилась перед графом и посмотрела на него пытливым взором.
   -- Так как прошедшее перед вами открыто, то не обладаете ли вы также способностью заглядывать в будущее? -- спросила она.
   -- Точно так же, словно бы я смотрел сквозь облако, ваше императорское величество, -- ответил Сен-Жермен. -- Иногда за бегущими облаками картины представляются яснее, порой они сливаются вместе, а иногда совершенно исчезают из вида.
   -- В таком случае, -- воскликнула императрица, -- если я буду предлагать вам вопросы относительно будущего, вы ответите мне?
   -- Я попытаюсь раскрыть бегущие облака перед взором вашего императорского величества настолько, насколько я буду в состоянии это сделать, -- ответил граф.
   -- Прекрасно, -- продолжала императрица. -- Скажите мне, что будет в России через двадцать лет? Даст ли мне ваш эликсир силу жить и царствовать так долго?
   -- Я попрошу вас, ваше императорское величество, дать мне стакан воды, -- сказал граф.
   Императрица с удивлением взглянула на него, затем позвонила, и, по её приказанию, прислуга принесла хрустальный бокал, наполненный свежей водой.
   -- Не словами хочу я ответить на вопрос вашего императорского величества, -- сказал граф, -- я хочу попытаться дать вашим глазам силу увидеть самим картину будущего. Благоволите поставить стакан на стол и, наклонившись над ним, пристально смотрите на воду.
   Государыня так и поступила.
   Граф отступил немного в сторону и простёр полузакрытую руку по направлению к стакану.
   -- Я вижу облака, бегущие взад и вперёд, -- сказала Елизавета Петровна, -- то они сливаются в густую массу, то расходятся.
   -- Смотрите пристальнее, ваше императорское величество! -- воскликнул граф. -- Сосредоточьте на своём желании все силы души!
   -- Ах! -- воскликнула государыня. -- Становится всё светлей, всё светлей... Я вижу движущиеся фигуры... большой зал... это, кажется, зал в Зимнем дворце... но он словно другой, более блестящий, чем теперь... Множество кавалеров и дам склоняются пред троном с двуглавым орлом и, -- с радостью воскликнула она, -- у трона стоит женская фигура в одеянии, которое я ношу... Диадема на голове... голубая лента через плечо... золотая мантия сверху... Но она наклонила голову... у её ног лежат знамёна, на которых блестит полумесяц... Это -- моя мантия... это -- моя диадема!.. Но почему фигура наклоняет голову вниз? Я не могу узнать её.
   -- Не напрягайте своей воли, ваше императорское величество! -- торжественно сказал граф. -- Лицезрение собственных черт приносит несчастье.
   -- Да, да, это -- я, -- воскликнула императрица. -- Но кто бы это мог быть другой? Я буду жить, я буду царствовать! -- произнесла она, глубоко вздохнув, причём, приложив руку к сердцу, отошла от стакана. Одно мгновение, в молчании, она гордо стояла со сверкающими глазами, а затем воскликнула: -- Но всё же когда-нибудь я перестану жить, перестану царствовать. Как вы сказали, в конце концов дух утомится телом. Покажите же мне, кто будет моим наследником на российском престоле?
   Граф молча указал на стакан.
   Императрица стала смотреть на воду, а граф снова простёр руку по направлению к столу.
   -- Ах, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- на этот раз облака рассеиваются быстрее... Это -- он... я вижу его... это -- великий князь. -- Она отступила и глубоко вздохнула. -- Ну, что же, -- сказала она, -- да свершится Божья воля!.. Одно мгновение у меня была другая мысль. Теперь ещё одно: можете вы показать мне будущее ребёнка, которого я люблю как своё собственное дитя и ради которого я всегда старалась щадить его отца?
   Снова граф повелительно указал на стакан.
   Государыня устремила свой взор на воду и вскоре громко и радостно воскликнула:
   -- Я вижу его стоящим перед троном, среди блестящих придворных... его рука держит скипетр... царская мантия спускается с его плеч... У мужа те же черты лица, что и у ребёнка... нет сомнения, что это -- великий князь Павел Петрович... Он вырастет и окрепнет... он будет императором. Благодарю вас, граф! -- сказала Елизавета Петровна, осчастливленная, протягивая руку графу Сен-Жермену, -- благодарю вас, я едва решаюсь сказать вам, что при моём дворе каждое ваше желание должно быть исполнено. Вы ещё не должны покидать меня, я хочу видеть ещё новые проявления вашей чудодейственной силы.
   -- Я к услугам вашего императорского величества, -- ответил граф, -- я буду счастлив созерцать ещё некоторое время, как великая царица с мужской мудростью и силой управляет народами двух частей света.
   -- Можете ли вы, -- спросила государыня после некоторого раздумья, -- в присутствии всего моего двора дать доказательство своей необыкновенной силы, заглянуть в сердца людей и приподнять завесу будущего?
   -- Я к услугам вашего императорского величества, насколько глаза непосвящённых будут в состоянии проникнуть в явления таинственных сил природы, -- ответил граф. -- Только я должен просить указать мне заранее помещение, где я буду действовать, чтобы я мог устранить все препятствующие и враждебные влияния.
   -- Выбирайте сами подходящий для себя зал, -- сказала Елизавета Петровна. -- Можете ли вы приготовиться к сегодняшнему вечеру?
   -- Я всегда готов повиноваться желаниям вашего императорского величества.
   Императрица ещё раз протянула графу руку для поцелуя, после чего Сен-Жермен удалился. Он тотчас же занялся выбором зала, в котором запёрся один, велел предварительно принести туда из своей комнаты чёрный, обтянутый бархатом ящик.
   Императрица велела позвать к себе графа Ивана Ивановича Шувалова и долгое время оставалась с ним одна. После этого в Петербург полетели верховые, разнося приглашения высокопоставленным лицам. Одновременно камергер императрицы отправился в Ораниенбаум и отвёз великокняжеской чете собственноручное письмо государыни. Последнее повергло Петра Фёдоровича и Екатерину Алексеевну в полуиспуганное, полурадостное изумление, так как они уже давно отвыкли получать приглашения от её императорского величества.

XXXII

   С напряжённым любопытством собралось при наступлении вечера приглашённое общество в ярко освещённых приёмных комнатах Петергофского дворца.
   По приказу императрицы как дамы, так и мужчины должны были явиться в чёрном домино и чёрной маске во всё лицо: это распоряжение распространялось даже на великого князя и великую княгиню, и таким образом в сиявших огнями залах двигалось общество, совершенно закутанное в чёрные шёлковые плащи, с чёрными бархатными масками на лицах, а так как напудренные причёски вдобавок скрывали природный цвет волос, то никто не мог узнать друг друга, и каждый из приглашённых оставался в неизвестности относительно остальных.
   Все осторожно и робко сторонились друг друга, избегая даже весёлой и пикантной мистификации, свойственной настоящему маскараду, так как нельзя было ручаться за то, что каким-нибудь опрометчивым словом не наживёшь себе могущественного врага. Сначала придворные даже не были уверены, что между совершенно закутанными масками не находилось самой императрицы, и недоумение, вызванное необъяснимым капризом её величества, ещё усиливалось тем, что у некоторых чёрных домино пестрели бантики из разноцветных лент, которые, вероятно, должны были служить для узнавания известных лиц. Тревога отчасти улеглась, когда несколько времени спустя двери в собственные покои её императорского величества распахнулись и оттуда вышла императрица незамаскированная, в сопровождении графа Шувалова, последний хотя накинул домино на свой блестящий придворный мундир, но также был без маски.
   Елизавета Петровна поздоровалась с обществом, которое с любопытством толпилось около неё, и, окидывая испытующим взором различные группы гостей, казалось, хотела убедиться, в точности ли исполнен её приказ и действительно ли каждый замаскирован до неузнаваемости. Должно быть, она осталась совершенно довольна результатом своих наблюдений, потому что благосклонно кивнула головой и приказала старшему камергеру ввести графа де Сен-Жермена.
   При этом имени, произнесённом императрицею вслух, по залу пронёсся шёпот ожидания. Каждый слышал об этом таинственном искателе приключений, наделавшем массу шума в Париже и Версале, а молва о его удивительной и сверхъестественной магической силе, прежде чем дойти до Петербурга, всё более и более украшалась вымыслами, так что от появления графа Сен-Жермена ожидали чего-то неслыханного, невероятного.
   Через несколько мгновений старший камергер вернулся обратно в зал с графом, который был одет так же просто, как поутру, во время аудиенции у императрицы; только в банте его галстука из брюссельских кружев сверкал крупный бриллиант несравненной воды, а другой камень, едва ли уступавший первому, украшал рукоятку его маленькой изящной шпаги. Он приветствовал императрицу низким поклоном, в котором выразились всё почтение, подобавшее монархине, но вместе с тем известная гордость и сознание своего превосходства. После того он окинул взором закутанные фигуры, окружавшие его, и подметил любопытство, сверкавшее в их глазах сквозь вырезы бархатных масок. Насмешливая улыбка скользнула по губам Сен-Жермена.
   -- Я велела явиться моему двору в этих масках, -- начала императрица, -- так как уверена, что никакое переодевание не помешает вам, граф, узнать скрывающихся под ними лиц.
   -- Я мог бы ответить вашему императорскому величеству, -- возразил Сен-Жермен, -- что взор, который может заглянуть в далёкое прошедшее и которому иногда дозволяется проникнуть в туман будущего, ещё не обладает из-за этого умением видеть сквозь бархатную и шёлковую ткань, но вам угодно подвергнуть меня испытанию. Вы вновь желаете узреть, чтобы поверить, а желание такой великой монархини, как вы, -- для меня закон. Вы убедитесь, что пламя жизни, пылающее внутри меня в величайшей чистоте, имеет силу проникать даже и сквозь такие внешние препятствия телесного мира. Вашему императорскому величеству известно, что я только что прибыл в Петербург и не знаю никого при вашем дворе. Соизвольте приказать, чтобы те лица, о которых вы желаете расспросить меня, протянули мне руку.
   Императрица стала внимательно всматриваться в окружающее общество и затем кивнула мужчине, к домино которого был приколот ярко-красный бантик.
   -- Возьмите руку этой маски, граф, -- сказала Елизавета Петровна, -- и скажите мне, какая будущность предстоит ей.
   Граф взял руку закутанной особы, протянутую ему из складок домино. Он подробно осмотрел её и обратил особенное внимание на линии ладони, после чего низко поклонился и заговорил вслух твёрдым, уверенным голосом:
   -- Этой руке предопределено держать скипетр русского государства. Благородная голова, скрывающаяся под этой маской, предназначена Провидением для блеска императорского венца. Герцогская корона уже унаследована этим лицом по праву рождения, а царский венец принесла ему судьба, хотя он не касался его чела; царский венец засияет со временем на его голове. Я имею честь стоять перед его императорским высочеством великим князем и наследником престола.
   Сен-Жермен вторично поклонился и отступил назад.
   Сняв с себя маску, великий князь воскликнул:
   -- В самом деле это удивительно! Я воображал, что хорошо замаскирован, и никогда не видал этого господина раньше.
   Он подошёл к императрице, которая с напряжённым вниманием следила за этой сценой, и поцеловал её руку.
   -- Действительно, -- сказал граф Сен-Жермен, -- я ещё ни разу не имел чести встречать его императорское высочество. Впрочем, -- с улыбкой продолжал он, -- испытание, наложенное на меня вашим императорским величеством, оказалось нетрудным. Мне было легко узнать вашего царственного племянника, потому что его рука по своей форме совершенно похожа на руку великого императора Петра, его царственного деда.
   -- Ах, граф, -- воскликнула императрица, -- вы знавали моего отца?
   -- Я имел честь довольно коротко знать великого реформатора Русского государства. Я знал, что он, переодевшись плотником, самолично изучает в Саардаме искусство кораблестроения. И чтобы познакомиться с этим великим государем, который спустился так низко, чтобы иметь возможность стать образователем и наставником своего народа, я также нанялся плотником на ту же самую верфь. Долгое время работал я с его величеством, и великие надежды, возлагавшиеся мною ещё в то время на его правление, осуществились вполне.
   После слышанного ею раньше императрица не нашла уже более ничего странного в этих словах графа, но среди гостей поднялся говор сильнейшего удивления, а великий князь смотрел на графа во все глаза. Однако не успел он высказать, насколько удивлён, как императрица подозвала другую маску, с голубым бантом на домино.
   Граф осмотрел протянутую ему руку и сказал:
   -- Эта рука привыкла связывать и развязывать тонкие нити, посредством которых дипломатия управляет судьбами народов, и она умеет делать это искусно, ловко и твёрдо. Я имею честь стоять пред прославленным государственным канцлером вашего императорского высочества, графом Бестужевым-Рюминым.
   Граф Бестужев снял маску и несколько насмешливо ответил на поклон прорицателя.
   -- Пожалуй, при здешнем дворе это -- старейшая стариковская рука, -- сказал он, -- которой вы, ваше императорское величество, всё ещё доверяете ведение вашей просвещённой политики, и, пожалуй, этому господину было не трудно узнать по складкам и морщинам этой ладони вернейшего слугу моей императрицы.
   -- Граф Алексей Петрович неверующий, -- заметила государыня, -- обратить его будет трудно...
   -- Я не стараюсь обращать кого-либо, -- возразил Сен-Жермен, -- и никому не навязываю веры в мою силу. Вашему императорскому величеству благоугодно приказывать, а мой долг -- повиноваться.
   -- Ну, -- сказала императрица, -- так как граф Бестужев утверждает, что было легко узнать его руку, то взгляните хорошенько в этот непроницаемый лоб и сообщите мне, что слышал сегодня мой государственный канцлер и какие у него известия для меня.
   -- Его превосходительство, -- не колеблясь, ответил Сен-Жермен, -- хочет доложить вашему императорскому величеству о прибытии человека, которого посылает к вам великий монарх и который, -- продолжал предсказатель, устремив взор кверху, точно он рассматривал парящее над ним видение, -- предназначен судьбою со временем носить на своей собственной голове корону государя, назначившего его теперь своим послом при дворе вашего императорского величества.
   При этих словах на лице графа Бестужева отразилось глубокое изумление. У одной из масок, совершенно закутанной в домино, с приколотым к капюшону алым бантиком, вырвался в то время лёгкий крик удивления и радости.
   -- Вы говорите загадками, граф, -- почти с досадой заметила императрица. -- Может ли это статься, чтобы посланник получил корону своего государя?
   -- Между тем я говорю истинную правду, ваше императорское величество, -- возразил Сен-Жермен. -- Спросите графа Бестужева или же, если вы соизволите, я сам укажу вам человека, о котором он думал.
   -- Так назовите же его! -- воскликнула Елизавета Петровна.
   -- Ваше императорское величество! Вы сами можете его назвать, -- ответил граф, -- как только увидите его.
   -- Я его увижу? -- воскликнула императрица. -- Значит, он здесь?
   -- Его здесь нет, -- ответил граф, -- но его образ тотчас появится пред вами, лишь только вы соизволите приказать, чтобы затворили двери в соседнюю комнату.
   Государыня кивнула головой. Несколько замаскированных услужливо бросились к дверям и заперли их.
   Граф поднял руку; все свечи в зале тотчас потухли, и вслед за тем над собравшимся обществом, приблизительно на человеческий рост от полу, появился окружённый странным сиянием образ молодого человека в блестящем придворном мундире, с голубой лентой через плечо, видение поклонилось императрице.
   -- Граф Понятовский! -- послышался голос среди гостей.
   Сен-Жермен кивнул головой, видение исчезло, все свечи снова загорелись.
   -- В самом деле, -- в сильнейшем изумлении воскликнула Елизавета Петровна, -- это -- граф Понятовский, уехавший отсюда несколько времени тому назад. Скажите мне, граф Алексей Петрович, что с ним?
   Бестужев бросил робкий взгляд на графа Сен-Жермена и сказал:
   -- Действительно, я только что собирался доложить вашему императорскому величеству, что польский король назначил графа Понятовского своим посланником при дворе вашего императорского величества, что граф прибыл сюда и испрашивает позволения вручить вашему императорскому величеству свои верительные грамоты. Поздравляю графа Сен-Жермена, служащие ему духи хорошо осведомлены.
   -- Граф Понятовский здесь? -- спросила императрица, задумчиво потупив глаза. -- Это удивительно и почти непонятно! Однако, граф, -- продолжала она, с живостью подходя к предсказателю, -- вы говорили о короне, долженствующей со временем увенчать того человека, образ которого только что показался пред нами, о короне...
   -- Польской, -- спокойно подсказал прорицатель. -- Я излагаю вашему императорскому величеству то, что начертано в звёздах и что исполнится так же несомненно, как все решения судьбы, которая идёт своими путями, чтобы возвышать и уничтожать.
   -- В самом деле, -- в глубокой задумчивости прошептала императрица. -- Польша -- единственная страна, где может случиться, что посланник короля со временем наденет на себя его корону. Такое знание повергает меня почти в ужас. Продолжайте, однако, -- воскликнула она потом решительным тоном, подозвав к себе ту даму, капюшон которой был украшен красным бантиком, -- вы доказали своё искусство на мужчинах. Говорят, что женщин труднее разгадать. Что видите вы на этой руке?
   Она взяла руку и протянула её графу.
   Тот долго рассматривал её, тогда как сверкающие взоры маски были пристально устремлены на него.
   Прорицатель мешкал как будто в нерешительности.
   -- Ну, -- воскликнула императрица, почти торжествуя, -- неужели ваше знание изменяет вам перед дамами?
   -- Нет, ваше императорское величество, -- возразил Сен-Жермен, -- я только следил за удивительно пересекающимися линиями этой руки, которые простираются как бы в далёкое будущее. Это рука её императорского высочества великой княгини, которой суждено разделить венец её супруга и кровь которой целые столетия будет доставлять Русскому государству его повелителей.
   Великая княгиня также сбросила маску, её лицо сияло счастьем, как будто слова графа доставили ей величайшую радость.
   -- В вашем пророчестве, граф, -- сказала она, -- заключается всё, что служит предметом желаний женщины, благороднейшее назначение и высочайший долг которой состоят в том, чтобы быть женою и матерью.
   Она поспешила к императрице и с детской почтительностью поцеловала её руку.
   -- Ваше императорское величество! -- сказала Екатерина Алексеевна. -- Вы слышали, кровь ребёнка, который так же дорог вам, как и мне, и который составляет новое священное звено между мною и моей всемилостивейшей тёткой, служит для России залогом славного будущего.
   Императрица казалась довольной и ласково поцеловала свою племянницу в лоб.
   Великий князь между тем мрачно потупил взор.
   -- Ну, граф, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- вы блестяще выдержали испытание и принудили нас поверить, что перед вашим взором не устоит никакая маска; но я ещё не вполне довольна. На различных головах видели вы короны будущего...
   -- Отдалённого, отдалённого будущего, -- подхватила великая княгиня, снова поднося руку императрицы к губам.
   -- А теперь потолкуем о ином будущем, о будущем, которое принадлежит мне, -- продолжала она, гордо выпрямляясь. -- Скажите, что предстоит России в моё царствование?
   -- Будущее трудно облечь в слова, -- ответил граф, -- часто оно открывается испытующему взору лишь наполовину, и человеческая речь слишком ясна и резка, чтобы удержать и привести в порядок причудливо сплетающиеся образы. Ваше императорское величество! Вы можете сами увидеть и сами удостовериться.
   Он вынул из кармана серебряную чашечку и влил в неё светлой жидкости из красивого хрустального флакона, бывшего также при нём. После того Сен-Жермен попросил императрицу встать в некотором отдалении от продольной стены зала. Всё общество сгруппировалось позади неё. В двух или трёх шагах от государыни прорицатель поставил чашечку на пол и тонкой восковой ниткой зажёг налитую в неё жидкость.
   В тот же миг опять потухли все свечи. Маленькое зеленовато-жёлтое пламя, мерцавшее в чашке, подобно блуждающему огоньку, распространяло тусклое сияние, совершенно идентичное слабому лунному свету. В то же время образовались лёгкие облака дыма, которые клубились подобно туману и заслонили стенные обои. Сен-Жермен отступил немного назад и протянул наполовину сжатую руку к волнующейся туманной плоскости.
   -- То, что вы нам здесь показываете, -- сказала императрица с оттенком страха и досады, -- действительно похоже на покровы будущего, пронизать которые бессильно человеческое око.
   -- Прошу вас подождать лишь одно мгновение, -- заметил граф, -- и эти покровы приподнимутся перед вашими взорами.
   Зал наполнился тонким, необычайно сильным ароматом. Всё общество было в напряжённом ожидании и затаило дух. Сен-Жермен отступил ещё дальше назад, по-прежнему протягивая руку к туманной поверхности. По комнате пронёсся звук, подобный шуму ветра, пробегающего вдали по древесным вершинам. Живее заклубились облака, потом они стали как будто сгущаться на заднем плане, а впереди оставалась одна лёгкая дымка в виде газового занавеса. В то же время появился в тусклых красках и несколько расплывчатых очертаниях, но ясно видимый ландшафт: песчаные равнины и луга, на заднем плане лесистые пространства, впереди возвышенность.
   Слышно было дыхание присутствующих.
   Императрица направила свои сверкающие взоры на удивительное зрелище. Словно при мираже, неведомо откуда и как, взялись картины, появились на равнине длинные ряды войск, всадники, пехота и пушки, можно было рассмотреть русские мундиры и фигуры казаков. Офицер в больших чинах, в сопровождении многих адъютантов, подъехал к фронту и смотрел в зрительную трубу на плоскогорье.
   -- Это -- генерал Сибильский, -- воскликнула Елизавета Петровна.
   -- Сибильский! Он, в самом деле он, -- послышалось в рядах гостей.
   -- Это -- моя армия в Пруссии, -- воскликнула государыня. -- Не правда ли, граф? Ведь вы показываете нам войска фельдмаршала Апраксина?
   -- Я отдёргиваю покровы, -- ответил граф Сен-Жермен, отступивший в темноту, -- которые застилают перед человеческими очами место и время. Вы, ваше императорское величество, видите картину, окутанную этими покровами. Вы сами должны её объяснить.
   -- Действительно, -- сказала императрица, -- нет сомнения, что это -- армия Апраксина. Сибильский отъезжает назад, должно быть, заметив что-то; он отдаёт приказ; ряды смыкаются. Ах, что это? -- воскликнула она, вздрагивая.
   В зале донёсся как будто из большой дали глухой зловещий треск, от которого при всей его призрачной слабости точно задрожали стены. В то же время с другой стороны туманной картины двинулись войска в синих мундирах.
   -- Это -- пруссаки, -- подхватила великая княгиня. -- Я вижу кивера гренадер с жестяными орлами и шляпы драгун.
   Вскоре притихшие зрители увидали поблёскивание ружей, и до их слуха, как бы из бесконечного далека, донёсся тот же призрачный, тихий звук ружейных залпов. Обе армии схватились между собою, прусская кавалерия бросилась в атаку, русских оттесняли всё дальше и дальше. Снова показался перед фронтом генерал Сибильский, который, по-видимому, воодушевлял войска к сопротивлению; потом он упал с лошади, к нему подскочили прусские драгуны, которые окружили и унесли его прочь, после чего раненый командир исчез в тумане. Сбоку картины, обрамленной стеною, почти совсем не осталось русских войск; прусские полки валили вперёд; штыки пехоты и мелькавшие сабли драгун сверкали в тусклом свете, похожем на лунное сияние.
   -- Они побеждены, -- воскликнул великий князь, -- пруссаки побеждают!
   В его невольном, полуподавленном возгласе звучали радость и торжество.
   -- Ах! -- простонала Елизавета Петровна, прижимая руки к сердцу. -- Если это -- правда, если эта картина соответствует действительности, то нет достаточно строгого наказания, чтобы поразить моего генерала, забывшего честь и долг!
   -- Вы, ваше императорское величество, видели, -- вступился граф Шувалов, также испуганный и дрожащий, -- что Сибильский сделал всё, что было в человеческих силах.
   -- Всё, что было в человеческих силах? -- подхватила Елизавета Петровна. -- То, что им следует сделать, напрягая все усилия, единственное, чего я от них требую, -- это победить!.. И горе им, если они не исполнили моей воли!.. Прогоните ваше видение, граф Сен-Жермен! -- пылко воскликнула она. -- Если вы не можете показать мне ничего иного и если злополучный мираж соответствует истине, то пусть благодетельный туман неведения скрывает её подольше; в тысячу раз лучше не знать такого будущего, чем заранее переживать его мучения!
   -- Таинственные силы, -- серьёзно и торжественно возразил граф, -- которые я вызвал с соизволения вашего императорского величества, нельзя прогнать по произволу. То, что они должны открыть, непременно совершится.
   Русские войска совсем исчезли с картины, всё новые прусские полки теснились вперёд.
   -- Света! -- воскликнула императрица, скрипя зубами. -- Света! Я не хочу больше видеть ничего этого; это не должно, это не смеет быть правдой!
   -- Это -- правда, -- произнёс Сен-Жермен. -- Видения, вызванные моим искусством, никогда не обманывают.
   Императрица хотела отвернуться, чтобы выйти из комнаты, как вдруг так же издалека, так же необычайно тихо и вместе с тем ясно, как прежде, с дальнего плана в середине картины донеслись барабанная дробь и сигналы горнистов; затрещали новые залпы; прусские войска как будто остолбенели и пришли в смятение. Туман на заднем плане разделился, и, сверкая в фосфорическом свете, проскакал отряд кирасир в блестящих кирасах, с высоко поднятыми палашами, рассеивая прусские военные силы и неудержимо опрокидывая их. Во главе этого блестящего кавалерийского отряда, топот которого также как будто отдавался в ушах зрителей, ехал на вороном фыркающем коне мужчина гордого и смелого вида, а рядом с ним молодой офицер. Хотя все эти фигуры были подернуты лёгкой дымкой тумана, тем не менее императрица воскликнула громким, радостным голосом:
   -- Румянцев, это -- Румянцев со своими кирасирами! А это -- молодой человек, посланный мною в главную квартиру! Приглядитесь хорошенько, Алексей Григорьевич, не его ли рекомендовал ты мне в гонцы?
   -- Это -- поручик Пассек, -- ответил Разумовский, стоявший позади государыни в своём домино.
   -- О, ты не ошибся, -- подхватила императрица, -- он достоин моего доверия! Гляди, как он машет шпагой и мчится в атаку на прусских гренадер.
   Тут позади кирасир показались плотные ряды русской пехоты; с одной стороны подходили ещё другие русские войска. Всё ожесточённее становился бой. Всё дальше подавались назад пруссаки, и вскоре поле битвы снова было усеяно одними русскими солдатами. Тогда прискакал блестящий отряд всадников, во главе их на громадной лошади виднелась тучная, несколько неловкая фигура в фельдмаршальском мундире.
   -- Апраксин, -- воскликнула императрица, -- это -- Апраксин! Он почти смешон верхом на коне. Я сделала промах, вручив командование моей армией такому неповоротливому, неловкому генералу, но ему будет прощено, если всё сойдёт благополучно.
   Окутанная туманом фигура, в которой императрица и весь двор узнали Апраксина, въехала на холм на переднем плане; офицеры окружили полководца. Румянцев, Пассек и несколько генералов подъехали к нему. Трубачи остановились у подножия холма, и с прежней изумительной отчётливостью в комнате раздалась призрачная музыка победных фанфар. В то же время над головой фельдмаршала появилось идеальное крылатое существо, увенчанное золотым шлемом с двуглавым орлом и с изображением святого Георгия Победоносца на груди поверх белой одежды. Эта фигура освещалась всё ярче, тогда как остальная картина снова начала расплываться в тумане; фигура парила всё ближе и ближе, держа в руке лавровый венок, и наконец опустилась на землю перед самой императрицей, протягивая ей знак победы. Императрица протянула руку, чтобы взять венок. Она была готова коснуться его пальцами, как вдруг мерцавшее в чашечке пламя погасло, и зал погрузился в непроглядную тьму. Возглас испуга раздался со всех сторон, но в следующий миг свечи загорелись по-прежнему. На стене виднелись одни вышитые золотом обои; всякий след видения исчез, но все маски спали с лиц; все глаза сияли и горели, по комнате пронёсся дружный, глубокий вздох. Один великий князь мрачно стоял на месте, прижимая к груди сжатые руки и скрежеща стиснутыми зубами.
   Граф Сен-Жермен подошёл к императрице и воскликнул:
   -- Картина кончена; моя сила на сегодня исчерпана.
   -- Вы в самом деле показали нам чудо, граф, -- призналась Елизавета Петровна, -- и если верно то, что представлялось нам на картине...
   Слова государыни были прерваны сильным шумом за дверями зала. Эти двери распахнулись. Лакеи и солдаты теснились в прихожей. Императрица с неудовольствием подняла голову. Граф Иван Иванович Шувалов кинулся к дверям, но в тот же миг на пороге показался Пассек в запылённом мундире, в ботфортах со шпорами, со шляпой в руке, с лицом, горевшим от волнения. Не оглядываясь ни вправо, ни влево, он сквозь толпу гостей направился к императрице, звеня оружием и шпорами, а когда дошёл до Елизаветы Петровны, то опустился пред нею на одно колено.
   -- Да здравствует моя всемилостивейшая императрица! -- воскликнул он громким голосом, дрожавшим от волнения. -- Да ниспосылают Господь и Его святые русскому оружию во все времена такую же громкую славу и победу, какие стяжали храбрые войска фельдмаршала Апраксина под знамёнами вашего императорского величества.
   -- Правда ли это? -- спросила императрица, тогда как всё общество теснилось вокруг неё. -- Может ли это быть? Откуда вы? С какою вестью?
   -- Я прямо из главной квартиры фельдмаршала Апраксина, -- ответил Пассек, -- и подумал, что даже то время, которое понадобилось бы мне, чтобы переодеться с дороги, будет непростительным промедлением для известия, привезённого мною вашему императорскому величеству... Оно заключается в том, что фельдмаршал Апраксин совершенно разбил наголову и отбросил прусскую армию под Гросс-Егерсдорфом. Фельдмаршал приказал мне тотчас доложить о том вашему императорскому величеству. Его подробное донесение через несколько дней положит поручик Сибильский к ногам моей великой государыни.
   -- Победа! -- воскликнула императрица. -- Пруссаки разбиты! Это -- в самом деле чудо!
   Пассек с удивлением посмотрел на неё; он не понял сказанных ею слов, потому что не был свидетелем только что происходившей сцены.
   Великая княгиня поспешила к государыне и в прочувствованных словах поздравила её, тогда как весь двор, позабыв этикет, громогласно изъявил свою радость.
   -- Да, это -- настоящее чудо, -- произнёс, в свою очередь, великий князь, беспрестанно менявшийся в лице. -- Фельдмаршал Апраксин совершил невероятный подвиг, если ему удалось разбить войско прусского короля, чего я никогда ему не забуду, -- чуть слышно прибавил он дрожавшими губами.
   Императрица успела уже овладеть собою и стояла в величественной позе, полной достоинства.
   -- Встаньте, капитан! -- сказала она, милостиво наклоняя голову к коленопреклонённому поручику Пассеку. -- Расскажите, что вы пережили, так как ведь вы участвовали в сражении, вы дрались с кирасирами Румянцева и, наверно, отличились, если фельдмаршал выбрал вас гонцом.
   Капитан Пассек, настолько же обрадованный своим повышением, о котором возвестили ему слова императрицы, насколько удивлённый её осведомлённостью о ходе битвы, что можно было видеть из её замечания, поднялся с колен и сказал:
   -- То, что предстоит мне рассказать, просто и коротко. Пруссаки атаковали наш авангард с рассчитанной быстротой, совершенно неожиданной нами, а так как густой туман покрывал поле битвы, то сначала в наших войсках поднялось большое смятение. Пруссаки напирали на нас, протискиваясь между нашими корпусами, и в один миг всё казалось потерянным...
   -- Совершенно верно, совершенно верно, -- подтвердила императрица, -- но тут подоспел Румянцев...
   -- Не понимаю, откуда можете вы знать всё это, ваше императорское величество, -- изумился Пассек. -- Действительно, граф Румянцев стоял с арьергардом в тылу; я поспешил к нему, чтобы привести его с собою. Он пришёл вовремя, его кирасиры помчались по полю битвы, его свежие батальоны двинулись за ними; дело приняло счастливый оборот; неприятель был разбит по всей линии и отброшен за Гросс-Егерсдорф к Велау.
   -- Граф Сен-Жермен, -- воскликнула императрица, -- я преклоняюсь перед вашим знанием, я видела и уверовала. Вы же, майор Владимир Александрович, -- продолжала она, обращаясь к Пассеку, -- как единственный представитель той великолепной армии, которая совершила подвиг, столь великий для России, примите мою благодарность за всех тех храбрых воинов.
   Государыня подошла к молодому человеку, обняла его и поцеловала в обе щеки.
   Лицо Пассека разгорелось от гордости и счастья при таком неслыханном отличии на глазах всего двора. Великая княгиня приблизилась к нему в свою очередь и расцеловала его по примеру своей тётки. Между тем Пётр Фёдорович стоял, отвернувшись и потупив взор.
   -- Обнимите вестника победы, племянник! -- строго сказала императрица. -- Он -- представитель моей славной армии и, конечно, заслуживает благодарности от будущего императора России.
   Одну минуту Пётр Фёдорович упрямо смотрел на императрицу, но её взоры были устремлены на него так повелительно и грозно, что он подошёл нерешительными, нетвёрдыми шагами к майору, отличённому такой высокой милостью, и на одно короткое мгновение заключил его в объятия.
   -- Жду вас к себе завтра, -- сказал он, -- вы должны в точности рассказать мне, как могло произойти такое неслыханное событие, что Апраксин разбил войска Фридриха Великого. Приходите рано утром; я хочу знать всё, так как почти ещё верю, что это может оказаться заблуждением.
   Пассек поклонился; его лицо просияло счастьем, когда великий князь отдал ему приказ явиться в Ораниенбаум.
   Императрица между тем сказала:
   -- Прежде всего, нам подобает возблагодарить Бога и святых Его, ниспославших благословение русскому оружию. Послезавтра в Петропавловском соборе должен быть отслужен торжественный молебен. На завтрашний же день я приглашаю всё собравшееся здесь общество в Царское Село, чтобы там предварительно возблагодарить Господа Бога в маленькой церкви, выстроенной моим августейшим родителем. Его дух будет ближе всего к нам на этом месте, а его сила и благословение изольются на меня для дальнейшей победы. В два часа начнётся божественная служба.
   Граф Бестужев подошёл к императрице и сказал:
   -- Соизвольте, ваше императорское величество, всемилостивейше вспомнить, что вновь назначенный посланник польского короля с нетерпением жаждет вручить вам свои верительные грамоты. Представителю августейшего союзника России вполне подобало бы получить возможность присутствовать на благодарственном молебствии по поводу победы над общим врагом.
   Граф Иван Иванович Шувалов поспешно подошёл к ним и сделал движение, точно хотел дотронуться своей рукой до руки императрицы, однако Елизавета Петровна, с лицом, сиявшим радостной гордостью, возразила торопливым тоном:
   -- Я помню, что имела причину быть недовольной графом Понятовским, и несколько удивлена, что король польский назначил его сюда посланником. Тем не менее вы правы, граф Алексей Петрович, представителю короля Августа подобает участвовать на празднестве победы, выигранной также для его государства. За час до начала парадной церемонии введите графа ко мне; я приму от него верительные грамоты его монарха. Вы, майор Владимир Александрович, -- прибавила она, обращаясь к Пассеку, -- также должны явиться ко мне завтра перед торжеством. А до тех пор обдумайте хорошенько, с какою просьбою желали бы вы обратиться ко мне.
   Молодой майор поклонился, сияя счастьем.
   Пока императрица принимала поздравления Разумовского и других высоких сановников, граф Бестужев подошёл к великой княгине.
   -- Довольны ли вы, ваше императорское высочество? -- тихонько спросил он.
   -- Я удивляюсь, -- с улыбкою ответила Екатерина Алексеевна, -- великому дипломату, которому всё возможно, даже то, что удаётся весьма немногим, а именно сдержать своё слово.
   Она обернулась как бы в испуге: ей показалось, что по её телу прошёл магнетический ток или пробежала электрическая искра. Граф Сен-Жермен стоял у неё за спиной, и её боязливый взгляд встретился с его большими, неподвижно устремлёнными на неё глазами.
   Словно привлечённая неодолимой силой, великая княгиня подошла к нему и сказала с некоторым замешательством:
   -- Удивляюсь, граф, вашему искусству, предсказание которого исполнилось с такою неожиданной быстротою.
   Сен-Жермен возразил:
   -- Легко показать то, что уже произошло, но ещё неизвестно, труднее проникнуть в отдалённое будущее, но и оно открывается моему взору. Так как я вижу его пред собою, то и прошу ваше императорское высочество держать себя подальше от государственного канцлера, потому что он обречён на глубокое и роковое падение и вскоре над его головой грянет гроза.
   С испугом посмотрела великая княгиня на графа Бестужева, который, улыбаясь, разговаривал неподалёку с несколькими дамами.
   -- А что же угрожает ему? -- спросила она. -- Нельзя ли его предупредить и спасти? Ведь он стоит на самой высоте благосклонности и необходим императрице.
   -- Его судьба бесповоротно решена, -- ответил прорицатель, -- не приближайтесь к путям, по которым он идёт навстречу гибели. Вам самим суждена тяжёлая борьба, не касайтесь же катящегося колеса чужой участи.
   -- Значит, я также обречена несчастью? -- спросила Екатерина Алексеевна, невольно содрогнувшись от серьёзного тона, принятого графом.
   -- Нет, -- ответил тот, -- вам предстоит только испытание, серьёзное и тяжёлое испытание. Жизненный путь вашего императорского высочества спускается глубоко вниз, но не теряется в прахе, ему предстоит снова подняться в ярком блеске на такую высоту, которой суждено достигать лишь особенно взысканным судьбою смертным. Высочайшее могущество на земле и бессмертная слава начертаны звёздными письменами небосклона над вашею главой.
   -- О, тогда, -- воскликнула Екатерина Алексеевна, между тем как в её глазах засветилась упорная, вызывающая отвага, -- тогда всякое испытание будет встречено мною с твёрдостью. Поверьте, я достаточно сильна и тверда, чтобы сопротивляться всему и ниспровергнуть всякое препятствие. Мои сила и мужество в случае надобности доходят до отчаянного удальства.
   Последние слова она произнесла громко. Великий князь, подходивший, чтобы подать ей руку, так как императрица направлялась уже к дверям столовой, услышал голос супруги и заметил с насмешливой улыбкой:
   -- Удальство хорошо, когда человек остерегается, чтобы оно не довело его до падения в пропасть.
   Он бросил враждебный взгляд на Сен-Жермена и повёл свою супругу вслед за императрицей.
   Екатерина Алексеевна не расслышала его замечания, она задумчиво смотрела перед собою, тихонько улыбаясь. Казалось, она более думала о будущем возвышении, чем о предшествующем унижении, предсказанном ей графом.

ХХХIII

   Рано утром на следующий день, когда избранное общество начало уже собираться на праздник в Царское Село, тамбурмажор Шридман пришёл в Ораниенбаум. Согласно приказу великого князя, он был тотчас введён в кабинет Петра Фёдоровича, что не возбудило никакого удивления во дворце, так как великий князь часто требовал к себе любимых солдат своего голштинского войска, чтобы упражняться с ними тут же в комнате или требовать новый ружейный приём. Пётр Фёдорович, подражавший своему идеалу, королю прусскому, также и в раннем вставанье, после чего он проводил весь день в той суетливой деятельности, которая по справедливости заслуживала название деловитой праздности, находился уже у себя в кабинете, одетый в голштинскую форму, и был занят различным построением деревянных солдатиков в два дюйма величиной.
   -- Ну, Шридман, -- воскликнул он при виде вошедшего, -- что скажешь? У тебя на языке как будто важная новость, и ты как будто уверен, -- прибавил он с насмешливым хохотом, -- что сыграешь скверную штуку с кем-то, кого мы знаем.
   -- Я уверен в том, -- ответил Шридман, по-военному вытянувшись в струнку у порога с выражением злорадства в грубых чертах, -- и я счастлив этим не столько ради себя, сколько ради того, чтобы отмстить за гнусный обман и измену моему всемилостивейшему герцогу.
   -- Будь покоен, будь покоен, -- воскликнул великий князь, с удовольствием потирая руки, -- ты не будешь забыт. Если ты сумеешь доказать то, о чём мне говорил, то получишь обратно эполеты; когда же я со временем сделаюсь императором, то ты можешь всегда напомнить мне о том, что я обязан тебе благодарностью. Ну, так что же новенького? С чем ты пришёл?
   Шридман, подвинувшись немного ближе и понизив голос, ответил:
   -- Нет сомнения, ваше императорское высочество, что они сегодня будут там.
   -- Сегодня, -- недоверчиво спросил Пётр Фёдорович, -- когда императрица даёт праздник в Царском Селе, когда он должен получить аудиенцию, чтобы передать свои полномочия?.. Это невозможно!.. Ты ошибся...
   -- А я не думаю, что ошибаюсь, ваше императорское высочество, -- возразил тамбурмажор. -- Граф Понятовский ночевал сегодня на своей прежней квартире в доме лесничего, где его всё ещё считают ловчим вашего императорского высочества. Конюх с двумя английскими скаковыми лошадьми прибыл с ним вместе, и я знаю, что в три часа пополудни он поедет верхом в Петербург. Нет сомнения, что они предварительно сойдутся в той беседке, пожалуй, чтобы условиться насчёт будущих свиданий, так как графу, который сделался теперь такой важной персоной, придётся оставить своё убежище у старика Викмана.
   -- Да, да, -- задумчиво произнёс Пётр Фёдорович, -- ты прав... это может случиться... Недаром, -- прибавил он про себя со злобным смехом, -- она говорила вчера, что храбра до отчаянной удали. Ну, на этот раз я их перехитрю! И что бы они ни придумали, я пересеку им дорогу, чтобы наказать измену и сбросить с себя постылые цепи! -- Сказав это, великий князь в глубокой задумчивости прошёлся несколько раз взад и вперёд по комнате, после чего приказал всё ещё стоявшему в выжидательной позе Шридману: -- Ступай, дознайся в точности, выезжает ли великая княгиня в экипаже или верхом и направится ли она в ту сторону, где стоит домик лесничего, как только это произойдёт, тотчас беги доложить мне.
   Глаза Шридмана вспыхнули радостным торжеством; он круто повернулся по-военному и вышел вон.
   Пётр Фёдорович позвал своего камердинера и приказал ему держать наготове самых ретивых из своих лошадей, а также провести в прихожую майора Брокдорфа и адъютанта его батальона. Вслед за тем великому князю доложили о приходе майора Пассека, который явился по приказу так пунктуально и в такую раннюю пору, рассчитывая после краткой аудиенции у великого князя последовать нетерпеливому влечению своего сердца и посетить домик старика лесничего Викмана. Ему хотелось поскорее сообщить красавице Марии радостную весть, что все их надежды осуществились и он имеет право испросить у императрицы счастье своей любви. Лицо молодого офицера сияло радостной гордостью, когда он входил в кабинет. Между тем Пётр Фёдорович, которому его появление напомнило о битве, проигранной пруссаками, бросил на вошедшего мрачный взгляд.
   -- Ну, мой милейший майор, -- сказал он, -- потрудитесь объяснить мне вкратце, как это могло случиться, что Апраксин одержал над прусской армией ту победу, которой вы обязаны столь быстрым повышением?
   Пассек покраснел с досады.
   -- Русскому великому князю, -- твёрдо ответил он, почти грозно устремив взгляд на Петра Фёдоровича, -- скорее понадобилось бы особое объяснение, когда русские войска проиграли бы сражение, а не в том случае, когда они его выиграли. Я -- лишь незначительный подданный императрицы, но всегда предполагаю заранее, что русская армия разобьёт своих врагов, и не удивляюсь и не ищу объяснения, если это случится.
   -- Врагов... врагов? -- подхватил Пётр Фёдорович, пожимая плечами. -- С какой стати пруссаки будут нашими врагами? Им следует быть нашими друзьями... Мы не можем обойтись друг без друга, и всякому не выгодно воевать с величайшим человеком своего времени.
   -- Но зато какая слава победить его! -- возразил Пассек.
   -- Представьте! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Ведь русские имели дело не с ним, а лишь с одним из его генералов -- дряхлым стариком. Но всё равно. Расскажите мне, как шло сражение и как это случилось, -- насмешливо прибавил он, -- что Апраксин внезапно обнаружил такой талант полководца?.. Вот карта Пруссии, -- продолжал он, развёртывая географическую карту и кладя её на стол, -- покажите мне движения и позиции войск.
   -- Говоря по правде, -- начал Пассек в пылу волнения, вызванного словами великого князя, -- фельдмаршал Апраксин, как мне кажется, мало способствовал успеху битвы: расположение его армии было неудачно, разбросанное, он отдал приказ, чтобы никто не смел оставлять своё место, и дело принимало уже дурной оборот. Не подоспей вовремя Румянцев, быть бы большому несчастью.
   -- А-а! -- произнёс Пётр Фёдорович, с удивлением взглянув на молодого офицера, и тихонько прибавил: -- Это спасает Апраксина; иначе со временем поголодал бы он у меня в Сибири, чтобы спустить свой жир, и сделался бы тонок, как кадет!
   Подсев к столу, великий князь внимательно смотрел на карту, пока Пассек, по возможности вкратце, описывал ему ход битвы, отвечая на его вопросы с явным нетерпением и рассеянностью, потому что все его мысли витали вокруг дома лесничего Викмана и он не мог дождаться конца этой тягостной аудиенции, чтобы следовать влечению своего сердца. Ему казалось, что всякая минута промедления была несправедливостью по отношению к любимой девушке, которой принадлежало первое право на его приветствие и на радостную весть о близком счастье.
   Пассек окончил своё объяснение и выпрямился для отдания воинской чести, не ожидая, когда его отпустит великий князь, который задумчиво сидел, прислушиваясь к топоту копыт скачущих лошадей, доносившемуся из парка в отворенное окно.
   Тут, поспешно распахнув дверь, в комнату вошёл Шридман.
   Пассек с крайним изумлением посмотрел на этого человека, так позорно разжалованного в его присутствии и теперь вошедшего без доклада с миной доверенного в кабинет своего государя.
   -- Пора, -- сказал он, недоверчиво покосившись на русского офицера, подходя к великому князю и понизив свой голос до шёпота, -- дичь выслежена; охота может начаться.
   -- Охота может начаться! -- с громким хохотом подхватил великий князь, между тем как его лицо запылало в превеликой радости. -- О, это будет великолепная охота, которая должна принести мне свободу! Проводите меня, майор, -- продолжал он с лукавым взглядом, -- вы должны разделить моё удовольствие охотника: даю вам слово, что я умею подстерегать дичь не хуже Апраксина.
   Лоб Пассека омрачился. Новая отсрочка желанного посещения подвергла его пытке, но он напрасно отыскивал предлог отклонить приглашение великого князя.
   -- Её императорское величество государыня императрица, -- нерешительно вымолвил он, -- приказала двору собраться в Царское Село к полудню.
   -- О, -- воскликнул Пётр Фёдорович, -- до полудня ещё долга песня, и многие успеют заняться до той поры иными делами! А вы не беспокойтесь: мы не зайдём далеко, наша охота не затянется надолго. Вы поспеете ещё десять раз отправиться в Царское, и, пожалуй, мы привезём государыне нашу охотничью добычу.
   Он быстро вышел из кабинета; Пассек, смерив Шридмана презрительным взглядом, последовал за ним, нетерпеливо покусывая усы.
   В прихожей ожидал фон Брокдорф с обоими адъютантами.
   -- Ступайте за мной! -- отрывисто приказал Пётр Фёдорович, и вся ватага спустилась во двор.
   Шридман поспешил вперёд к конюшням, откуда тотчас появились конюхи с осёдланными лошадьми.
   -- Показывай дорогу, Шридман! -- воскликнул великий князь, вскакивая в седло.
   Вся компания последовала бойкой рысью за тамбурмажором, который как будто взял на себя должность распорядителя охоты.
   Пассек лишь слегка и холодно раскланялся с голштинскими офицерами, и между этими четырьмя всадниками водворилось натянутое молчание, когда они гурьбой направились за великим князем.
   Вскоре они подъехали к зверинцу. Тоскливое нетерпение Пассека всё увеличивалось, тем более что при повороте с лесной опушки перед ним как будто мелькнула вдали воздушная женская фигура, показавшаяся из чащи, и исчезла в крытой аллее, которая вела в уединённую беседку -- храм его любви. Он уже подумывал о том, чтобы сдержать свою лошадь, быстро спрыгнуть с седла и скрыться в кустарниках, предоставив великому князю с остальной компанией отдаваться страсти к охоте. Но Пётр Фёдорович внезапно остановился и соскочил на землю. Он был бледен, его губы тряслись, глаза сверкали от напряжённого ожидания.
   -- Вот мы и на месте, -- сказал он дрожащим голосом, -- уверен ли ты в своём деле, Шридман?
   -- Совершенно уверен, ваше императорское высочество, -- ответил тот, указывая в ту сторону у поворота дороги, где стоял с двумя осёдланными лошадьми конюх в великокняжеской ливрее, который при виде кучки всадников отступил в чащу парка, скрываясь за деревьями.
   -- Ну, так ступай вперёд! -- сказал Пётр Фёдорович. -- И если наша охота окажется удачной, то завтра ты снова будешь иметь честь сделаться голштинским офицером.
   Шридман пошёл вперёд, нагнувшись и прислушиваясь, он осторожно пробирался к крытой аллее. Остальные с удивлением и любопытством следовали за ним. Сердце Пассека сжималось странной тревогой.
   Что могло всё это означать? Какого рода дичь выслеживали эти люди в кустах, совсем не примыкавших к области охоты? А что если красавица Мария окажется там? Если ему предстоит увидеться с нею в присутствии всех этих любопытных и она сделается предметом бесцеремонных шуток, пожалуй, насмешек великого князя?
   Молодой человек невольно схватился за шпагу и с боязливым беспокойством последовал за шествием.
   -- Затаите дыхание, господа! -- сказал великий князь, останавливаясь на секунду у входа в крытую аллею. -- Мы имеем дело с хитрой и ловкой дичью.
   Шридман отошёл в сторону, сказав:
   -- Я остаюсь здесь, чтобы не дать никому пробиться сквозь кустарники, хотя это было бы трудно в такой густой чаще, где переплелись все ветви.
   Пётр Фёдорович кивнул головой и, заботливо избегая всякого шума, вступил в зелёный сумрак нависших ветвей. Пассек не отставал от него, по-прежнему держась за рукоятку своей шпаги, как будто шёл навстречу какой-то неведомой опасности.

* * *

   В то же утро Мария Викман направилась к уединённой беседке скрытыми путями, известными ей одной, как она делала ежедневно. Каждое утро приходило ей на ум это место, где всякий листочек, всякий шелест в древесных ветвях живо напоминали ей зарю пробуждения её сердца, напоминали далёкого возлюбленного. В этом тихом уголке, превращённом в храм их любви, мысли девушки как будто встречались с мыслями любимого человека; здесь она обращалась с молитвою к Богу, прося защитить своего далёкого друга и благополучно вернуть его обратно. В своей наивной доверчивости Мария не сомневалась, что отсюда её молитвы вернее и непосредственнее должны доходить до Небесного Защитника всякой непорочной и верной любви.
   В этот день только что хотела она выйти из-за ствола громадного дуба, чтобы юркнуть в заросший зеленью грот, как вдруг оттуда до неё донеслись тихие голоса. Испуганная присутствием посторонних в этом укромном местечке, обыкновенно безлюдном в ранний час, молодая девушка стала прислушиваться и узнала голос графа Понятовского, который с весёлым смехом сказал:
   -- Итак, сегодня в присутствии всего завистливого здешнего двора, смотревшего свысока на незначительного чужеземца, в присутствии моих злобных врагов, изгнавших меня из России, я появлюсь в качестве облечённого блеском и достоинством посланника польской короны. Все эти люди должны будут склониться предо мною. На их глазах я буду вправе прижать к губам эту прекрасную руку и воздать почести несравненной царственной женщине, которая может считаться моей повелительницей более, чем король польский, давший мне своё полномочие.
   -- А я, -- услышала Мария ответ великой княгини, -- буду заранее упражняться в том, как следует мне со временем, когда я сделаюсь сама императрицей, принимать посла моего друга, который, по словам графа Сен-Жермена, будет носить тогда корону своего государя и, -- с гордостью прибавила она почти строгим, повелительным тоном, -- введёт польскую нацию рука об руку с Россией в среду европейских держав.
   Мария не слушала больше, поспешив быстро удалиться. Задумавшись и дрожа от волнения, она пошла оттуда по большой дороге к зверинцу, содрогаясь пред светом, который только что снова открыл пред ней свои бездны, и усердно моля Бога, чтобы Он сохранил в сердце её возлюбленного чистоту и верность, столь редкие в окружавшей его среде. Погруженная в раздумье, молодая девушка машинально дошла до изгороди, откуда крытая аллея вела к гроту, только что покинутому ею с другой стороны. Она хотела уйти ещё дальше, чтобы не попасться навстречу тем лицам, чьи голоса только что доносились до её слуха; однако при виде её животные радостно подбежали к чугунной решётке, где Мария часто кормила их со своим другом. Она остановилась и, просунув руку между прутьями ограды, принялась гладить ручных детёнышей лани. Вдруг молодая девушка услыхала топот копыт и увидела кучку всадников, скакавших по дороге от дворца. Мария боязливо оглянулась, отыскивая взорами убежище. Единственным приютом для неё была крытая аллея. Она проворно юркнула в неё и спряталась за передними кустами, рассчитывая пропустить мимо себя кавалькаду. Когда же Мария стояла там, притаившись в ожидании, что всадники проедут мимо, она внезапно услыхала тихие шаги у самого входа в аллею и узнала голос великого князя, который сказал:
   -- Затаите дыхание, господа, мы имеем дело с хитрой и ловкой дичью!..
   Как по внезапному наитию, точно у неё пред глазами сверкнула яркая молния, молодая девушка сообразила всё. Она поняла ужасную опасность, грозившую беззаботно ворковавшей чете в гроте; её сердце сжалось при мысли о страшных и роковых последствиях открытия, которое должно было произойти сейчас же. В одну секунду её решение было принято. С быстротою спугнутой серны, едва касаясь ногами земли, она побежала по аллее к гроту.
   На дерновой скамье у подножия дуба сидела великая княгиня, охватив руками плечи Понятовского, стоявшего перед нею на коленях. Шорох лёгких шагов заставил графа вскочить, обернувшись назад, он с повелительным взглядом грозно протянул руку, чтобы остановить подбегавшую девушку, тогда как великая княгиня старалась спрятаться за ним. Однако Мария бросилась к ней и, схватив Екатерину Алексеевну за руку, воскликнула, запыхавшись от страха:
   -- Великий князь спешит сюда... я опередила его на полминуты... Доверьтесь мне!.. Я приношу спасение.
   Не успела великая княгиня ответить, как Мария заставила её встать и толкнула за широкий ствол сто летнего дуба.
   -- Тут, -- сказала она с прежней поспешностью, -- есть узкая тропинка... никто не знает её... она ведёт прямо к дому моего отца... Спешите... спешите... вы будете спасены!..
   Великая княгиня одну минуту смотрела испытующим взглядом в раскрасневшееся лицо молодой девушки. Нет, под этими чертами не могла скрываться измена! Она с чувством пожала руку Марии и скрылась между кустарниками.
   Тяжело дыша, стояла Мария у дерновой скамьи. Самое важное совершилось: великая княгиня была спасена.
   Граф Понятовский, ошеломлённый, словно прирос к месту. Но вдруг его глаза блеснули огнём, он привлёк Марию к себе, усадил её на дерновую скамью и прижал голову растерявшейся девушки к своей груди, нашёптывая ей:
   -- Благодарю, благодарю, доброе дитя! Располагай на будущее время моею жизнью. Ты предотвратила громадное несчастье.
   Мария пассивно подчинялась ему, и не успела она опомниться, как великий князь приблизился к гроту.
   -- Ура! -- громко воскликнул он. -- Охота была ведена искусно, дичь попалась нам в руки. Мы можем трубить победу!
   Остальные мужчины стояли позади Петра Фёдоровича, нетерпеливо ожидая, чем кончится эта история. Понятовский смотрел на них с естественным изумлением. Однако на его лице не было и следа растерянности и ужаса, которое ожидал прочесть великий князь в чертах этого человека, захваченного врасплох.
   -- Мне очень жаль, граф, -- насмешливо сказал Пётр Фёдорович, -- что я должен помешать вашим невинным развлечениям, прошу вас уступить мне эту даму, так как я имею некоторое право увести её отсюда и представить туда, где она обязана дать отчёт в своих интимных совещаниях с посланником его величества короля польского.
   Мария освободилась из объятий графа; она вскочила и гордо подняла голову.
   Возглас сильнейшего изумления вырвался у великого князя, но его заглушил потрясающий вопль, который издала Мария, упав как подкошенная на дерновую скамью. Непосредственно за великим князем она увидала своего возлюбленного, к которому только что стремились её мечты и за которого она всегда усердно молила Бога. Молодая девушка заметила, как он при виде её пошатнулся, смертельно побледнев, как потом его черты исказились бешенством и как он вытащил до половины свою шпагу из ножен. Тут Мария лишилась чувств. Вся кровь прилила к её сердцу, и точно из большого далека до неё донёсся голос великого князя.
   -- Да ведь это -- дочь старика Викмана! С какой стати, чёрт побери, привёл меня сюда этот болван Шридман?
   -- Ваше императорское высочество! -- сказал Понятовский, подавляя улыбку, но в то же время с видом досады и укоризны. -- Конечно, вы имеете право блуждать по всем направлениям в своём парке, но если вы, судя по всему, рассчитывали застать меня здесь врасплох -- здесь, где едва ли когда-нибудь водилась дичь, -- то я, конечно, вправе немного пожаловаться на такое нарушение скромности, которую обязано соблюдать даже и такое высокое августейшее лицо, как вы, по отношению к кавалеру, получившему от него почётное право считать себя в числе его друзей.
   -- Это -- правда, это -- правда, -- совершенно смутившись, ответил Пётр Фёдорович, -- мне не следовало мешать вам. Я должен был сейчас же удалиться. Что мне за дело до ваших маленьких любовных похождений!
   Мария с ужасом взглянула на него. Она прижала руки к груди и устремила взоры к небу, точно ожидая оттуда помощи и спасения от страшной беды, постигшей её так внезапно по прихоти безжалостной судьбы.
   -- Но зато, граф, ваши похождения отчасти касаются меня! -- воскликнул Пассек, выступая вперёд с горящими глазами и обнажая шпагу. -- Я не потерплю, чтобы вы приписывали себе право охотиться по своему произволу, где вам вздумается. Покажите же, что вы так же умеете выступать с оружием против мужчин, как кружить головы женщинам. Сегодня пред вами стоит не беглый тамбурмажор. Ведь великий князь пригласил нас на охоту, -- воскликнул молодой человек громким, насмешливым голосом, -- хорошо же! Значит, здесь должна быть убита дичь, потому что -- клянусь Богом! -- только один из нас покинет живым это место!
   Он направил свой клинок в грудь удивлённого графа и нетерпеливо топнул о землю ногой.
   Граф Понятовский, смотревший сначала с безграничным изумлением на неожиданного противника, гордо и холодно ответил:
   -- Присутствие его императорского высочества мешает мне ответить вам в том же тоне, который вы позволили себе принять со мною. Всякому известно, что граф Понятовский никогда ещё не отступал пред вызовом. Однако сегодня я не принадлежу себе: я должен послужить представителем моего короля пред её величеством императрицей, как только это совершится, я буду к вашим услугам, хотя, право, не знаю, чем мог подать повод к такому необычайному поведению.
   -- Без отговорок! -- воскликнул Пассек, продолжая наступать на графа. -- Без отговорок! Что мне за дело до польского короля, что мне за дело до императрицы, что мне за дело до всего света! Мне нужна твоя кровь, несчастный, и эта земля, свидетельница твоего предательства, должна напитаться твоею кровью.
   Понятовский покачал головою с таким видом, как будто не мог объяснить себе эту ярость, граничившую с безумием.
   Пётр Фёдорович боязливо и робко отступил назад. Мария подняла полные растерянности и ужаса взоры своих больших глаз на возлюбленного, на губах которого проступила пена, тогда как его черты страшно исказились. Молодая девушка, по-видимому, не находила ни одного слова и только с мольбой простирала к нему руки. Однако её взоры и жесты произвели совершенно обратное действие на Пассека. Волнение несчастного достигло высшей степени, а в его памяти в этот момент с живостью воскресла картина, показанная ему графом Сен-Жерменом в лагере под Даупелькеном. Значит, ещё в то время, когда он со всем пылом любовного томления думал о своей возлюбленной и подавлял в своём сердце малейшее сомнение в её верности и чистоте, она уже изменяла ему. Пассек побледнел ещё больше, страшная, непримиримая ненависть загорелась в его глазах, а с его дрожащих, искривлённых губ сорвался презрительный, злобный хохот.
   -- Ах, -- сказал он, -- это прекрасное дитя с таким обширным и радушным сердцем боится, чтобы красота её нежного друга не пострадала от моей шпаги!.. Действительно, это было бы жаль. Его сиятельство граф имеет полное право дивиться моему поведению: в самом деле было бы смешно, если бы я принимал к сердцу его маленькие любовные похождения, которые меня совсем не касаются. Продолжайте развлекаться, граф! Я не стану мешать вашим невинным забавам. Маленькие, мимолётные прихоти молодой девушки, жаждущей любви, в самом деле не стоят того, чтобы посланник короля польского и офицер русской императрицы, который может рисковать жизнью ради чего-нибудь лучшего, проливали из-за этого кровь.
   Он бросил ещё взгляд, исполненный уничтожающего презрения, на девушку, которая по-прежнему стояла неподвижно, простирая к нему руки, и повернулся, чтобы выйти из грота, тогда как Пётр Фёдорович и голштинские офицеры не находили, что сказать при этой непонятной сцене.
   Когда Пассек сделал шаг к выходу из грота, черты Марии внезапно оживились. Невыразимый страх был написан на её лице. Она бросилась к любимому человеку и схватила его за обе руки.
   -- Остановись! -- воскликнула она. -- Остановись, я имею право требовать, чтобы ты выслушал меня!
   Пассек оттолкнул её от себя резким движением.
   -- Что мне выслушивать, -- гневно воскликнул он, -- если я видел...
   Но Мария опять судорожно уцепилась за него дрожащими руками.
   -- Ты должен выслушать меня, -- воскликнула она, -- иначе Небо не услышит твоей молитвы, когда ты станешь призывать Его в смертельной беде. -- Она выпрямилась и подняла взор к Небесам. -- Там, над этими ветвями, господствует Бог, -- торжественно проговорила она, -- и Бог присутствует везде, где благочестивые сердца ищут Его в несчастии. Я обращаюсь к Нему, всемогущему Владыке неба и земли, всемогущему Судии человеческих душ, чтобы поклясться Его страшным именем, проникающим весь мир, что я невинна и что на меня незаслуженно упала зловещая роковая тень, что я объясню тебе всё, как только мы останемся наедине.
   -- Какое мне дело до всего этого! -- грубо воскликнул Пассек. -- Какое мне дело до маленьких любовных похождений графа Понятовского! -- с громким смехом прибавил он.
   Мария в отчаянии покачала головой, после чего обратилась к графу с такими словами:
   -- Милостивый государь, во имя вечной правды, во имя спасения вашей души я требую от вас, чтобы вы засвидетельствовали мою невинность и подтвердили, что лишь несчастный случай привёл меня сюда и послужил поводом нашей встречи.
   С минуту граф нерешительно смотрел в землю, потом глубокое, искреннее сожаление как будто оживило его черты, он кротко положил руку на голову Марии и сказал:
   -- Я ручаюсь своим словом, что это непорочное дитя говорит правду: случай привёл её сюда, а испуг при внезапном приближении чужих голосов заставил её упасть в мои объятия.
   Пассек снова разразился презрительным смехом.
   -- Я никогда не сомневался в том, -- сказал он, -- что граф Понятовский -- безупречный кавалер, а первая обязанность такового -- скромность. Скрытность относительно женщин оправдывает даже ручательство рыцарским словом в заведомой лжи.
   -- Ужасно! -- вымолвила Мария, после чего она опустилась на колени и воскликнула, ломая руки в мучительном отчаянии: -- Услышь меня, Господи, услышь вопль моей попранной души! Повели тучам собраться на Твоём небе и поразить меня молнией, если мои уста произнесли ложь, если я совершила вероломство, прикрываясь Твоим священным именем.
   Но Пассек отвернулся в сторону.
   -- Бог не станет поражать молнией легкомысленную, недостойную женщину, -- презрительно воскликнул он, -- а мне некогда смотреть на эти комедии. Прошу ваше императорское высочество дозволить мне удалиться, -- сказал он с торопливым поклоном великому князю и, не оборачиваясь более, стремительно вышел из грота.
   Мария медленно выпрямилась, следя за ним безжизненными, неподвижными взорами.
   -- Ему следовало бы доверять мне, -- промолвила она, -- даже без моих слов, если бы он любил меня так, как я люблю его. Он не поверил моей клятве во имя Божие, этот человек умер для меня, Господи Боже мой, -- прибавила девушка слабым голосом, раздавшимся как предсмертный вздох, -- Ты дал мне любовь, Ты и отнял её... да будет прославлено имя Твоё!.. -- Потом она устремила на графа Понятовского тот же неподвижный взгляд и произнесла: -- Пусть Господь милостиво судит тех, которым я принесла в жертву своё счастье и свою жизнь, -- и, спокойно повернувшись, скрылась за широким стволом столетнего дуба.
   Граф Понятовский стоял, поникнув головой. Пётр Фёдорович смотрел на него беспокойным, недоверчивым взором.
   -- Чёрт возьми! Чёрт возьми! -- промолвил он. -- Скверная история! Должно быть, мы напали на ложный след. Я только понапрасну огорчил моего бедного старого Викмана; надо посмотреть, нельзя ли поправить эту беду. Но теперь пока нечего делать. Время не терпит.
   Он двинулся к выходу из грота; остальные молча следовали за ним.
   Великий князь и его провожатые сели на лошадей, чтобы вернуться во дворец. В эту минуту от домика лесничего показалась великая княгиня, скакавшая верхом в сопровождении рейткнехта. Её свежее лицо оживляла весёлая улыбка. Она подъехала к мужу и поздоровалась с его свитой, как будто не замечая мрачной и смущённой мины этих людей.
   -- Кажется, -- мельком заметила она, -- сегодня по моему примеру никто не мог устоять против желания приветствовать чудное утро в лесу. Ах, и вы также в числе прочих, граф Понятовский? -- прибавила она с таким видом и таким тоном, точно только теперь заметила графа. -- А ведь я думала, что посланник его величества короля польского занят в Петербурге приготовлениями к тому, чтобы показать собой сегодня в Царском Селе всю блестящую пышность, в которой он, конечно, постарается подражать своему государю.
   При всем самообладании и светскости граф не сразу нашёлся что ответить. Между тем Пётр Фёдорович, смотревший на свою супругу мрачным, испытующим взором, сказал:
   -- Граф Понятовский действительно старается во всем подражать своему повелителю, самому великолепному и самому любезному из государей Европы; у графа было здесь ещё одно занятие, которое он, конечно, находил гораздо важнее и приятнее предстоящей ему аудиенции в Царском Селе и при котором он настолько мало нуждался в великолепии и блеске, что предпочёл надеть простой охотничий костюм.
   Великая княгиня как будто не заметила грубого, враждебно-угрожающего тона этих слов и не почувствовала никакого любопытства проникнуть в их смысл.
   -- Пора домой, -- сказала она. -- Императрица любит пунктуальность.
   В тот момент, когда Пётр Фёдорович пустил свою лошадь, чтобы вернуться во дворец, из кустов вышел с гордой, торжествующей миной Шридман, но тотчас остановился, остолбенев от изумления при виде великой княгини рядом со своим супругом, окружённой остальными лицами свиты.
   Пётр Фёдорович дёрнул, что было силы, свою лошадь назад.
   -- Ах, Шридман, -- воскликнул он, -- ты ещё осмеливаешься соваться мне на глаза! Как попал ты сюда, не получив отпуска? Кто позволил тебе оставить лагерь?!
   Шридман окаменел, точно сражённый громом; его взоры боязливо блуждали от одного офицера к другому, но на всех лицах он читал лишь отражение гнева, пылавшего во взорах великого князя.
   -- Я хотел, -- запинаясь, пробормотал он, -- я пришёл... вашему императорскому высочеству известно...
   -- Мне известно, что ты -- болван, -- подхватил Пётр Фёдорович, -- плохой солдат, лгун и обманщик, низкий человек! И знай, что я придумаю для тебя примерное наказание!.. -- Он обратился к одному из своих адъютантов и сказал строгим тоном: -- Отведите этого негодяя к генералу фон Леветцову, пускай возьмут его под стражу. Он не годится даже в тамбурмажоры. Пусть сорвут с него эти жгуты и посадят, как арестанта, на хлеб и на воду, потом я распоряжусь, что с ним сделать.
   Сказав это, великий князь дал шпоры своей лошади и помчался во весь дух.
   Екатерина Алексеевна со своими провожатыми последовала за ним, тогда как адъютант схватил за воротник ошеломлённого Шридмана, который был не в силах произнести ни слова, и повёл его рядом со своей лошадью в лагерь.
   Немного спустя маленькая кавалькада примчалась во дворец: великая княгиня была беззаботно весела. Пётр Фёдорович был мрачен и угрюм, граф Понятовский бледен и печален. Великокняжеская чета, окружённая своими кавалерами на храпевших благородных конях, представляла картину оживления и счастья для тех, кто не всматривался в выражение лиц, и никто из посторонних наблюдателей не мог подозревать, что эта весёлая утренняя прогулка сгубила весенний цвет одного юного сердца.
   Великий князь с супругой удалился в свои покои, а граф Понятовский помчался на своих фыркающих скакунах в Петербург, точно этой отчаянной скачкой хотел заглушить мучительную тревогу, точившую его при воспоминании о тоскливом взоре бедной молодой девушки, которую он пожертвовал для спасения великой княгини.

XXXIV

   Императорский дворец в Царском Селе в то время не был ещё тем великолепным, опоясанным мраморными галереями зданием, которое в настоящее время, как творение Екатерины Великой, украшаемое всеми её преемниками, своим чрезвычайным великолепием возбуждает восторженное удивление у каждого посетителя. Но вместе с тем он далеко не был и тем маленьким, неказистым летним домом, который выстроила для своего супруга Екатерина I, так как Елизавета Петровна уже превратила это любимое местопребывание своего отца в роскошный дворец, явившийся основанием теперешнего и уже представлявший собою немало великолепия. Порядочно растянувшееся в длину здание, увенчанное позолоченными куполами дворцовой церкви, было окружено широко раскинувшимися, прекрасными садами; только при взгляде на эти сады и даже на сам дворец сразу было видно, что по большей части в них не живут и они молчаливо пустынны. Хотя Елизавета Петровна из чувства благоговения перед своим отцом и украшала Царское Село, и пеклась о нём, она редко приезжала сюда и никогда не жила в нём. Лишь при торжественных обстоятельствах, которые императрица хотела так или иначе связать с памятью о своём отце, она подписывала здесь государственные акты или устраивала большие празднества.
   Елизавета Петровна вышла из своих апартаментов довольно рано утром, чтобы отзавтракать в приготовленных для неё покоях, неподвижному великолепию которых, несмотря на все усилия, никак нельзя было придать уютность. Императрицу сопровождали графы Иван и Пётр Шуваловы и Алексей и Кирилл Разумовские, и в этом маленьком кружке своих интимных приближённых, сияя весёлостью и свежестью, она села за богато накрытый стол. Сознание своего освобождения от обвившей её змеи старости, снова доставленное живительным эликсиром графа Сен-Жермена, и с новым пылом пробудившаяся в ней поутру опьяняющая радость по поводу выигранной её армиею битвы наполнили императрицу приливом силы, счастья, бодрости духа и надежды, какого она уже давно не ощущала в себе. Она болтала и шутила со своими друзьями почти с чрезмерно шаловливою весёлостью, как в дни своей цветущей молодости.
   Друзья императрицы, все без исключения очень заинтересованные в состоянии её здоровья и сил, чувствовали себя также счастливыми, благодаря её весёлости и видимому здоровью, и становились всё оживлённее и веселее. В особенности был неисчерпаем на шутки и весёлые выходки Кирилл Григорьевич Разумовский; в конце концов он стал даже напевать вполголоса те старые народные украинские песни, которые он пел в былое время, когда, узнав о счастье и возвышенье брата Алексея Григорьевича, приехал бедным музыкантом в Петербург, чтобы последовать за его звездою, приветливо засиявшею с тех пор и для него. Императрица смеялась и поощряла его петь погромче, и веселье становилось всё шумнее и шумнее. Стол был уставлен хрустальными графинами, в которых искрились благороднейшие вина Франции, Испании и Италии. Государыня была увлечена прелестью беседы; силы и счастливая юная свежесть, ощущавшаяся ею, заставили её совершенно позабыть о том, что всего ещё немного времени пред тем она была почти побеждена в борьбе со старостью и что юношеская бодрость, напрягшая все её нервы, -- не более не менее как искусственный огонёк, питаемый чудодейственным эликсиром графа Сен-Жермена. Жадными глотками пила она золотистый херес и тёмное, кроваво-пурпурное бургундское, и всё оживлённее и оживлённее искрились её глаза, всё пухлее становились губы императрицы.
   Граф Иван Иванович Шувалов поднял свой бокал, в котором пенилось шампанское, и, полный горделивого счастья, воскликнул:
   -- Да низвергнутся все враги России, как пруссаки на берегу Прегеля, и пусть наша обожаемая государыня в такой же юной свежести, какой мы видим её здесь среди нас, ещё долго, долго олицетворяет собою счастье и славу своей империи и переживёт всех нас!
   В глазах Елизаветы Петровны блеснул гордый огонёк. Она сделала знак. Ей подали бокал шампанского, и она одним залпом осушила его до дна.
   -- Да, -- воскликнула она, -- я думаю, что подкрадывающейся старости ещё долго не удастся вырвать у меня скипетр России... Я не хочу пережить своих друзей, чтобы иссохнуть затем в одиночестве, подобно лишённому листьев дереву, но я не желаю также, -- почти угрожающе прибавила она, -- предоставить своих друзей ненадёжной участи, и если бы Небеса вняли моему желанию, то оно заключалось бы в одном: если уже это неизбежно, то распроститься с этою земною жизнью вместе со всеми вами.
   Трудно было бы сказать, какие мысли наполнили головы гостей императрицы при её последних словах, во всяком случае выражение их лиц говорило об их радостном согласии.
   Государыня поставила свой бокал перед собою и провела рукою по лбу. На минуту её голова откинулась на спинку кресла. Затем она обвела вокруг растерянным взором, как будто искала причину ощущения, по-видимому охватившего её голову подобно головокружению. Но несколько секунд спустя она снова выпрямилась, и всё это произошло так быстро, что никто из её сотрапезников даже и не заметил этого.
   Между тем ко дворцу один за другим стали подъезжать экипажи из Петербурга, запряжённые великолепными лошадьми в блистающей золотом упряжи и с расшитыми золотом ливреями на прислуге. Избранное общество, приглашённое на торжественное празднование победы, стало наполнять отдалённые покои дворца. Появился и граф Бестужев с графом Понятовским, который со спокойною уверенностью отвечал победоносною улыбкою на любопытные взгляды всего двора. Последний тщательно искал себе объяснения, как это такой невидный и незначительный прежде молодой человек, которого видели исчезнувшим в тёмной туче немилости, теперь вдруг снова появился здесь во всем блеске своего неприкосновенного положения посланника и украшенный высшим орденом польского королевства.
   Был здесь и Пассек в своём новом майорском мундире Преображенского полка; он возбуждал немало зависти, но вместе с тем и немало внимания со стороны всего двора. Счастливому молодому офицеру, на долю которого выпало быть вестником победы и который, благодаря тому, был осыпан почестями и милостями государыни, предстояла блестящая карьера, ведущая к самым высоким ступеням, о которых может помыслить лишь самое смелое честолюбие, он сделался светилом на придворном небосводе, и все теснились вокруг него, чтобы высказать ему пожелания счастья, уверения в дружбе и готовность к услугам. Достойно было изумления, как много друзей, готовых на все услуги, сразу приобрёл этот неизвестный до сих пор молодой человек и как много людей уже давно, оказывается, живо интересовались им и теперь были в восторге, что отличные качества, которым они давно дивились в нём, были оценены по достоинству.
   Но сам Пассек, казалось, нисколько не ценил выпавшего на его долю счастья, так как он стоял с таким мрачным взглядом, его лицо было так смертельно бледно, его сжатые губы сложились в такую горькую улыбку, неприязненную насмешку и он с такою резкой холодностью отклонял все расточаемые ему комплименты, что можно было предположить, что его постигло тяжелейшее несчастье, а не почести и милость императрицы. Он поручил одному из личных лакеев государыни довести до сведения её величества о его присутствии, и о нём было доложено одновременно с докладом о графе Бестужеве и Понятовском как раз в тот момент, когда императрица только что оправилась от лёгкого обморока, случившегося с нею за завтраком.
   -- Вестник победы над пруссаками, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- имеет преимущество перед посланником моего брата польского короля, особенно когда последний выказывает столь мало усердия уважать и мою волю при выборе своего представителя... Итак, пусть первым войдёт майор Пассек.
   Молодой майор появился в комнате, где завтракала императрица. Хотя он и сделал попытку умерить грозное пламя, пылавшее в его глазах, и согнать со своих губ ядовитую усмешку, тем не менее его лицо сохранило своё мрачное выражение и смертельную бледность.
   Императрица приказала снова наполнить бокалы шампанским и сама подала один из них Пассеку.
   -- За благоденствие моей армии в Пруссии! -- воскликнула она, дотронувшись своим бокалом до бокала Пассека. Графы Шуваловы и Разумовские тоже чокнулись с ним, и императрица осушила свой бокал до дна. -- Но что с вами? -- спросила императрица Пассека. -- Право, у вас вовсе не лицо вестника победы, не лицо человека, являющегося к своей императрице, чтобы высказать свои желания, исполнение которых заранее обеспечено, если бы они оказались даже такими смелыми, какие может выразить только честолюбие двадцатилетнего сердца. Чего недостаёт вам? Что постигло вас со вчерашнего дня, когда вы сияли счастьем?
   -- Ваше императорское величество! Вы соизволили обещать мне исполнить одно моё желание, -- ответил Пассек, лицо которого нимало не прояснилось. -- Вот у меня есть такое желание и я надеюсь, что вы, ваше императорское величество, в своих личных интересах, а также в интересах государства исполните его.
   -- В интересах государства? -- произнесла императрица. -- Это звучит серьёзно... Говорите!
   Пассек поклонился в сторону графов Шуваловых и Разумовских и сказал:
   -- Их сиятельства простят мне, что я буду просить всемилостивейшую государыню выслушать меня наедине...
   -- Вы имеете право на такую просьбу, -- немного удивлённо произнесла Елизавета Петровна. Она поднялась, лёгким кивком головы приветствовала своих сотрапезников и прошла вместе с молодым офицером в расположенный рядом со столовой кабинет, который небольшою приёмною отделялся от огромных парадных зал. -- Вот мы и одни, -- воскликнула она, -- говорите, чего вы желаете... Разве ваша просьба касается столь большого и великого, что доставляет вам заботу относительно её выполнения?
   -- Совсем не то, -- воскликнул Пассек, -- напротив, мне не о чем просить для себя, кроме того, чтобы вы, ваше императорское величество, сохранили ко мне своё благоволение и милость и предоставляли мне постоянную возможность пожертвовать жизнью на службе вам. Вы, ваше императорское величество, уже так щедро наградили меня за ту ничтожную службу, которую я мог сослужить вам, что было бы сверх меры требовать большего. То, что я имею передать вашему императорскому величеству, касается тайны, которая случайно была обнаружена мною и о которой необходимо знать и императрице. Но дело идёт о высочайшей после вашего императорского величества особе, и единственной просьбой, которую я намерен высказать, будет то, чтобы вы, ваше императорское величество, защитили меня от всякой неприязни и недоброжелательства, которые могут постичь меня из-за моего сообщения.
   -- Разве существует неприязнь и недоброжелательство для того, на голове которого покоится защитная рука императрицы? -- с метающим искры взором воскликнула Елизавета Петровна. -- Говорите! -- повелительно добавила она.
   -- Вашему императорскому величеству, -- произнёс Пассек, и его голос задрожал, -- известно, что его императорское высочество великий князь содержит в Ораниенбауме отряд голштинцев.
   -- Да, я знаю, -- ответила императрица, сдвигая брови, -- я разрешила это... лучше пусть он играет с этими солдатами, чем занимается другим, -- вполголоса добавила она.
   -- Но вот что неизвестно вашему императорскому величеству и едва ли позволительно, -- продолжал Пассек. -- Посреди голштинского лагеря под вывеской экзерцисгауза находится лютеранская церковь, а лютеранский пастор со своим помощником под видом лесничих живут в охотничьем домике великого князя и совершают каждое воскресенье в той церкви лютеранское богослужение, в котором принимает участие и сам великий князь, наследник трона православной России.
   -- Не может быть! -- воскликнула Елизавета Петровна, подойдя к Пассеку и порывистым движением кладя ему руку на плечо. -- Возможно ли это?.. Неужели это -- правда? Подобное, святотатство совершается в такой близости от моей резиденции?! Боже мой, если бы об этом проведали мои русские подданные... если бы это стало известно в империи!
   -- Клянусь вам, ваше императорское величество, -- возразил Пассек, поднимая руку кверху, -- что всё то, что я сказал -- истина. Старого пастора именуют Викманом, и он проживает в охотничьем доме великого князя. Его помощника зовут Бернгардом Вюрцем. У старика есть дочь, -- продолжал он, причём ужасное волнение исказило черты его лица, -- коротающая время в любовной интрижке с графом Понятовским, который сейчас должен быть представлен вашему императорскому величеству в качестве посланника польского короля.
   Императрица стремительными шагами прошла по комнате.
   -- Следовательно, и это также связано вместе! -- воскликнула она. -- Какая измена, какое недостойное зло окружают меня! О, мой друг, благодарю вас, -- произнесла она, схватывая руку Пассека и пожимая её почти с мужскою силою. -- Вы -- верный слуга, и разоблачение, которое вы сделали мне, увеличивает ещё мою благодарность вам. Повторяю вам ещё раз: требуйте всего, чего хотите, всё будет исполнено!
   -- Я не нуждаюсь ни в чём, -- возразил Пассек, -- и прошу, как я имел честь уже говорить вашему императорскому величеству, лишь о вашем благоволении и милости... Моей единственной просьбой, которую я осмеливаюсь высказать, будет лишь то, чтобы вы, ваше императорское величество, вырвали те ядовитые растения, корни которых развиваются столь близко от ступеней вашего трона.
   -- Вы увидите это, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- и я надеюсь, что вы останетесь довольны. Останьтесь при мне, пред лицом всего двора я дарую вам сегодня право стоять непосредственно возле меня.
   Императрица позвонила и приказала войти своей свите. Тотчас же появились камергеры и статс-дамы. Елизавета Петровна приказала отворить двери приёмной; весь двор столпился у кабинета, в глубине которого стояла государыня, готовая к торжественному приёму.
   В кабинет вошли великий князь и великая княгиня, сопровождаемые верховными сановниками. Елизавета Петровна ледяным кивком головы приветствовала своего племянника и затем приказала обер-камергеру ввести графа Бестужева с посланником польского короля. Под любопытными взорами всего двора к её величеству приблизился канцлер; вслед за ним шёл граф Понятовский, взор которого сиял ещё ярче и голова которого поднималась с ещё большей гордостью, чем до тех пор, так как он твёрдою ногою стал здесь перед императрицей в полном блеске и под охраной своего основанного на международном праве положения и чувствовал, что все его враги не могут столкнуть его с этого места. Будучи представлен канцлером и глубоко поклонившись императрице, Понятовский приветствовал несколько менее глубоким поклоном князя и великую княгиню; но всё же при этом взор графа глубоко погрузился в глаза Екатерины Алексеевны, и снова эти глаза встретили его взор восторженным блеском ликования. После короткой приветственной формулы, в которой посол заверил императрицу в неизменном дружелюбии своего всемилостивейшего монарха, Елизавета Петровна коротко и холодно ответила:
   -- Я рада, граф, что здесь меня приветствует представитель столь отменного государя и столь достойного друга, как мой брат король польский; я уверена, что и все ваши личные желания удовлетворены тем, что выбор его величества пал на вас, чтобы дать вам возможность последовать той притягательной силе, которая влечёт вас к моей резиденции.
   Екатерина Алексеевна побледнела при этих словах, произнесённых почти резким тоном. Мгновение она колебалась и, казалось, почти искала опоры. Понятовский также на момент потерял самообладание и лишь с трудом удержал на губах улыбку.
   Императрица кивнула ему головой, отпуская его этим знаком, и граф, окинув вопросительно-беспокойным взглядом великую княгиню, прошёл в аванзал в сопровождении Бестужева.
   Елизавета Петровна обратилась к великому князю.
   -- Прежде чем перейти в церковь, где должно начаться торжественное празднование победы, -- всё тем же резким тоном начала она, -- я должна сообщить вам, что вблизи вас, как дошло до моего сведения, находятся неблагодарные люди, которые платят за ваше доверие и милость изменою.
   -- Вблизи меня? -- совершенно смутившись, произнёс Пётр Фёдорович, в то время как Екатерина Алексеевна, уже было овладевшая собою, снова начала дрожать. -- Я не могу подумать, где, кто и как?
   -- Вы слишком добры и близоруки, -- насмешливо проговорила государыня, -- мне приходится прийти вам на помощь! В вашем охотничьем домике в Ораниенбауме, -- продолжала она, -- проживают две личности, выдающие себя за ваших лесничих, это -- опасные государственные изменники. Офицер с командой Преображенского полка ещё сегодня вечером, по окончании празднеств, появится у вас в Ораниенбауме, чтобы немедленно отправить тех двух личностей и всё, что имеет с ними общее, в пределы Голштинии, с тем, чтобы вы могли там вести дальнейшее против них рас следование. Майор Пассек, -- сказала она, обращаясь к стоявшему возле неё офицеру, -- тотчас же по окончании церемонии вы позаботитесь относительно исполнения моего повеления. Я предоставляю вам лично сопровождать команду, -- с многозначительным взглядом прибавила она.
   -- Благодарю вас, ваше императорское величество, за ваше милостивое доверие, -- с поклоном сказал Пассек, -- но моё сопровождение вовсе не нужно; офицер, которому я передам приказ вашего императорского величества, без сомнения, сумеет исполнить свой долг.
   В то время как Екатерина Алексеевна уже снова оправилась, Елизавета Петровна уничтожающим взглядом окинула великого князя и сказала:
   -- Если я так мягко распорядилась с теми опасны ми людьми, решив отправить их на родину вместо того, чтобы здесь вести процесс и сослать их в Сибирь, что они заслужили своими поступками, то это лишь из уважения к вам, ваше императорское высочество, так как я вовсе не желаю, чтобы то, что окружает вас, было предметом соблазна.
   Пётр Фёдорович был бледен как смерть; он издавал лишь несвязные звуки и, не ответив ни слова, поклонился государыне.
   -- Ну, а теперь, -- воскликнула Елизавета Петровна, -- пройдём в церковь, чтобы здесь, на том месте, где мой великий родитель раздумывал над своими планами, ведущими к чести и величию России, отблагодарить Бога и святых за победу над врагами империи.
   Великий князь и великая княгиня пошли рядом с императрицей. Граф Иван Иванович Шувалов дал знак своим жезлом; все придворные расступились на обе стороны, чтобы очистить путь её императорскому величеству и чтобы затем снова сомкнуться позади неё. В тот миг, когда жезл обер-камергера стукнул о пол, глаза императрицы вдруг остеклились и стали неподвижны; она провела рукою по лбу, точно хотела устранить головокружение, в то время как другою рукою, ища поддержки, схватила за руку великую княгиню. Екатерина Алексеевна испуганно обвила рукою талию императрицы. Несколько ближайших статс-дам подскочило, чтобы точно так же поддержать её, но несколько мгновений спустя припадок уже миновал. Великий князь, мрачно смотревший перед собою, ничего не заметил, да и всё остальное общество, за малым исключением, не разобрало, что случилось, один лишь граф Сен-Жермен, стоявший среди собравшихся придворных близ дверей приёмной, испуганно ступил на порог кабинета и беспокойно-испытующим взглядом стал наблюдать за императрицей.
   В одно мгновение всё уже прошло. Когда граф Иван Иванович Шувалов обернулся, чтобы раскрыть причину замешательства, лицо императрицы уже снова приняло своё прежнее выражение и она пошла уверенным, эластичным шагом между рядами глубоко склонявшихся, как нива под дуновением ветра, придворных через залы к ярко освещённой придворной церкви, где уже ждал её митрополит, окружённый многочисленным духовенством.

XXXV

   Церемония проходила со всею тою торжественностью, к которой обязывало церковь присутствие императрицы и высших сановников. Елизавета Петровна следила за богослужением с полным благоговением, которое постоянно выказывала при всех религиозных торжествах. Все придворные с пунктуальной заботливостью согласовали выражение своих лиц с выражением лица императрицы, и двор представлял собою картину глубочайшего благоговения и вдохновлённой благодарности за дарованную Богом победу над пруссаками. Однако каждый в душе был занят, конечно, своими собственными мыслями, в особенности те из придворных, которые стояли достаточно близко, чтобы слышать всё происходившее в кабинете государыни, роясь в догадках, усердно подыскивали объяснения очевидно немилостивому замечанию её императорского величества при приёме представившегося графа Понятовского и столь же тёмным по её смыслу замечаниям относительно раскрытия государственной измены, гнездившейся вокруг великого князя. И то, и другое интриговало тем более, что, судя по изумлённым лицам графов Ивана Ивановича Шувалова и Алексея Григорьевича Разумовского, причины этого не могли быть известны даже и этим наиболее доверенным друзьям императрицы.
   Богослужение окончилось, императрица приложилась ко кресту, поднесённому ей митрополитом, и все присутствовавшие на богослужении, за исключением высшего духовенства, направились в огромный банкетный зал, чтобы занять места за пышно накрытыми столами. Граф Сен-Жермен, во время всей церемонии не спускавший с императрицы своего боязливого взора, сделал попытку почти силою прорвать ряды царедворцев, чтобы пробиться к её величеству; но это не удалось ему, так как, чтобы достигнуть своего намерения, ему пришлось бы опрокинуть всех стоявших прямо перед ним и ждавших, словно солнечного луча, взгляда государыни. Его черты изобразили живое беспокойство; он даже поднял руку, как бы намереваясь сделать знак проходившей императрице. Но Елизавета Петровна, как и всегда, когда возвращалась с богослужения, шла, потупив взор, и миновала графа, не заметив его.
   Сели за стол: императрица -- между великим князем и его супругой; за её особым столом разместились только первые верховные сановники; против неё, рядом с обер-камергером, занял место, согласно этикету, граф Понятовский. За императорским столом уже не царило то веселье, которое оживляло его утром за завтраком. Елизавета Петровна была серьёзна и почти мрачна; её могли расстроить и сообщения, которые принёс ей Пассек и которые, бесспорно, глубоко оскорбили её религиозное чувство, с суеверным фанатизмом зиждившееся на православных обрядах церкви. Кроме того, без сомнения, и телесное недомогание имело свою долю влияния на её серьёзную молчаливость, так как она отказывалась от большинства предлагаемых ей блюд и время от времени и теперь проводила рукою по лбу, словно намереваясь отогнать от себя облачка лёгкого головокружения.
   Ещё мрачнее императрицы сидел возле неё великий князь. Остальные не осмеливались нарушать молчание, и только Екатерина Алексеевна да граф Понятовский поддерживали оживлённый обмен мыслей на том столь убедительном и выразительном языке взоров, который так же стар, как и все существующее в мире.
   Наконец императрица поднялась с бокалом шампанского в руке. В коротких, но тёплых, сердечных словах она провозгласила тост за благоденствие русской победоносной армии. Холоднее и почти равнодушно упомянула она при этом о фельдмаршале Апраксине, который вёл эту армию к победе, затем она поднесла свой бокал к губам.
   В это самое мгновение с выражением боязливой заботы в лице поднялся граф Сен-Жермен, занимавший место за одним из ближайших столов. Он протянул руку, с его губ, казалось, готово было сорваться восклицание, но императрица уже опорожнила свой бокал. Звучный звон бокалов и громкие радостные восклицания наполнили зал и подавили крик графа, который, совершенно изнемождённый и как бы надломленный, почти упал на свой стул.
   Между тем в то самое время как раздавались всё новые и новые взрывы ликующих возгласов, с императрицей происходила странная и страшная перемена. Её губы посинели, лицо приняло землисто-серый оттенок, под влиянием ужасных страданий черты исказились и глаза так сильно закатились, что зрачок почти совсем исчез и был виден лишь белок, вследствие чего лицо приняло ужасное выражение маски. Голова императрицы беспомощно падала то на одно, то на другое плечо, протянутыми перед собой руками, с судорожно раскрывавшимися и сжимавшимися пальцами, она ловила воздух, затем она запрокинулась назад и, увлекая в своём падении и стул, тяжело грохнулась на пол.
   Сидевшие вблизи испуганно вскочили. Все уставились взорами на лежавшую на полу и конвульсивно вздрагивавшую императрицу, но, поражённые этой столь внезапной и неожиданной катастрофой, не двигались с места. Великий князь, охваченный ужасом при виде смертельно бледного лица императрицы, отошёл на несколько шагов и отвернулся. Одна только Екатерина Алексеевна нагнулась, опустила свой носовой платок в стакан воды и стала смачивать им лоб императрицы. Наконец пришёл в себя и граф Иван Иванович Шувалов; он поспешно обошёл стол и поднял императрицу. Разумовский помог ему, и они оба перенесли казавшееся почти безжизненным тело государыни в расположенный рядом кабинет, двери которого они тотчас же заперли на ключ, в то время как весь двор, почти не дыша от смущения, оставался в большом зале.
   Пока графы Шувалов и Разумовский ещё были заняты тем, что укладывали императрицу в удобное положение на софе, появился уже и лейб-медик доктор Бургав, сын знаменитого голландского учёного, ещё молодой, но серьёзный и педантично строгий врач. Он подошёл к софе и стал озабоченно ощупывать пульс всё ещё конвульсивно подергивавшейся императрицы, в то время как оба графа, положение и участь которых более, чем всех других, зависели от жизни императрицы, с боязливым беспокойством следили за выражением его лица.
   -- Это -- серьёзный и тяжёлый кризис, -- наконец сказал доктор, -- вызванный, должно быть, ненормальным раздражением нервов. Жизнь в высшей степени замедлилась, я надеюсь удержать её, но пройдёт немало времени, пока она в должной мере наполнит тело и пока согреется циркулирующая кровь.
   -- Но что делать?.. Что делать? -- воскликнул граф Шувалов, весь дрожа от волнения.
   -- Пока ничего... пока у меня нет никакого другого средства, кроме воды, -- ответил доктор. -- Принесите возможно свежей и холодной, сперва нам нужно подождать того, что сделает природа, какой путь пробьёт она, чтобы пойти ей навстречу по этому самому пути.
   Шувалов поспешно вышел и спустя немного времени возвратился с графином свежей ключевой воды. Доктор вынул из кармана хирургический набор и одним из своих инструментов ловко и осторожно раскрыл судорожно сжатый рот императрицы, затем он стал вливать в него студёную воду, начав с нескольких капель и мало-помалу всё увеличивая и увеличивая дозу. Это столь простое и естественное средство спустя короткое время возымело, по крайней мере, то действие, что веки неестественно закатившихся глаз императрицы сомкнулись и напряжённые черты лица слегка расправились. Однако тело всё ещё оставалось совершенно неподвижным.
   -- Её императорское величество нельзя будет перевезти отсюда, -- сказал доктор, -- поэтому необходимо тотчас же приготовить для больной комнату, к которой с каждой стороны примыкало бы по две или даже по три пустых комнаты, чтобы исключить возможность всякого малейшего шума.
   -- Всё будет сделано, -- воскликнул граф Шувалов, -- я сейчас же отдам распоряжения, но всё же прежде всего нужно отпустить двор. Нам не следует допускать никакой огласки тяжёлого состояния здоровья её императорского величества, чтобы не подвергать опасности общественного спокойствия в империи. Необходимо абсолютное молчание, заклинаю вас, доктор, не допускать ни в ком и подозрений относительно настоящего положения императрицы.
   Доктор гордо взглянул на него.
   -- Молчание -- первый долг всякого врача, -- ответил он, -- а я, ваше сиятельство, никогда ещё не нарушал своего долга.
   Граф Шувалов пожал его руку.
   -- Спасите императрицу, доктор, -- воскликнул он. -- И требуйте затем половины моего состояния!
   На губах доктора заиграла лёгкая, едва уловимая, насмешливая улыбка.
   -- Я думаю, -- возразил он, -- что, если мне удастся спасти её императорское величество, вы и сами не поскупитесь вознаградить меня, хотя я никогда не желал вознаграждений и не буду также желать их, -- гордо прибавил он, -- я удовольствуюсь малым и имею более того, что мне надо.
   Граф Шувалов насильно придал своему лицу сравнительно весёлое и беззаботное выражение и затем вышел в зал, где толпа царедворцев уже стала тесниться вокруг великого князя и великой княгини, головы которых в этот миг, казалось, светлее, чем когда-либо раньше, озарялись яркими лучами солнца будущности. Шувалов ударил жезлом о пол и, стараясь придать своему голосу лёгкий и спокойный тон, громко произнёс:
   -- Её императорское величество, наша всемилостивейшая императрица, вследствие усиленного напряжения во время продолжительной церемонии, подверглась совсем лёгкому припадку нервного расстройства. Её императорское величество не нуждается ни в чём, кроме абсолютного покоя, чтобы в течение нескольких дней совершенно оправиться. Поэтому государыня императрица изволила приказать мне от её имени отпустить общество. И вас также, ваши императорские высочества, -- сказал он, склонившись перед Петром Фёдоровичем и Екатериной Алексеевной, -- её императорское величество в состоянии настоящего утомления, в котором она находится, не может более принять и поэтому поручила мне передать вам, ваши императорские высочества, её приветствие и просить извинить её, что она не может проститься лично.
   Екатерина Алексеевна выразила свою благодарность и попросила графа передать императрице её искреннейшие и сердечнейшие пожелания скорого выздоровления.
   Пётр Фёдорович, в чертах лица которого трепетало горделивое возбуждение и в глазах которого искрился беспокойный огонёк, лишь едва кивнул головой, и граф Шувалов невольно потупил взор под его взглядом.
   Придворные стали перешёптываться и медленно расходиться, причём большинство из них с исключительным усердием и особым выражением преданности попрощалось с великим князем и великою княгинею.
   Когда граф Иван Иванович Шувалов возвратился в кабинет императрицы, Сен-Жермен проник за ним также туда и бросился к софе, на которой всё ещё без сознания лежала Елизавета Петровна.
   -- Ради Бога, -- воскликнул он, -- никаких средств, никаких бы то ни было медикаментов... всё может подействовать смертельно в этом кризисе! Прошу вас... предоставьте мне императрицу, я... один только я в состоянии вернуть её к жизни.
   Доктор Бургав гордо выпрямился и, сверкая глазами, воскликнул:
   -- Тело её императорского величества в этот момент принадлежит мне. Я -- её врач и с Божьей помощью спасу её, если вообще спасение возможно. Вы -- не врач, вы чужой здесь! По какому праву требуете вы, чтобы в ваши руки вверили судьбу России!
   Граф Сен-Жермен вполне уверенно и гордо встретил взгляд врача.
   -- По праву того, кто желает помочь и кто один лишь может помочь! -- возразил он. -- Один лишь я знаю, что происходит в настоящий момент в нервах и жилах государыни. Она вопреки моим настоятельным просьбам пила возбуждающие напитке, и тем самым в ней было вызвано совершенно обратное действие моего живительного эликсира. Один лишь я в состоянии, если это вообще ещё возможно, возбудить его настоящую силу, и если для вас действительно важна жизнь государыни, то позвольте мне взять на себя борьбу с этим таинственным кризисом.
   -- A-а, милостивый государь! -- воскликнул доктор Бургав. -- Вы давали её императорскому величеству какие-то таинственные эликсиры, производящие подобное действие! -- продолжал он, указывая на слегка вздрагивающее тело императрицы. -- Знаете ли вы, как это называется? Знаете ли вы, каким именем можно было бы назвать столь дерзкий риск?
   -- Но я знаю, -- воскликнул граф Алексей Григорьевич Разумовский, с пылающими от гнева глазами вскакивая с места, -- какое имя я могу дать человеку, который является неизвестно откуда с чужбины и, пользуясь лицемерным обманом, предлагает нашей повелительнице напитки, которые приводят её на край гроба; слышите вы, называющий себя графом Сен-Жерменом? Ваше имя -- "отравитель"!..
   Граф Сен-Жермен смертельно побледнел, его глаза заметали грозные искры и рука легла на эфес шпаги.
   -- Оставьте ваше оружие там, где оно находится! -- с холодной, ядовитой усмешкой крикнул граф Разумовский. -- Вашей руке необходимо ещё очиститься от многих тёмных пятен, прежде чем вы могли бы осмелиться взяться за шпагу в споре с дворянином!.. Именем её императорского величества, безжизненно лежащей здесь, благодаря вашему адскому напитку, я арестую вас! В крепости вы будете ожидать приговора судей и у вас будет время подумать о том, что подносить великой государыне огромной империи таинственные напитки много опаснее и серьёзнее, чем заставлять появляться на стене фокусные туманные изображения.
   Он открыл боковую дверь, ведшую в узкий коридор, и отдал короткое приказание стоявшему там под ружьём караулу.
   Граф Сен-Жермен всё ещё держал руку на эфесе своей шпаги, затем он повернулся и сделал вид, как будто хотел оставить комнату, чтобы вернуться в банкетный зал, но граф Иван Иванович Шувалов одним прыжком очутился у двери и вырвал из ножен свою шпагу.
   -- Ни с места! -- крикнул он. -- Не смейте! Ни шага далее! Лишь через мой труп вы перешагнёте этот порог; но и это не помогло бы вам, так как наружные залы ещё не опустели. Если вы сделаете хотя малейшее движение, я подниму крик и вас приколют, как хищного зверя.
   Подумав несколько секунд, граф Сен-Жермен, по-видимому, согласился с правильностью замечания. Он снял руку со шпаги и остановился посредине комнаты. На его губах блуждала насмешливая улыбка, а лицо приняло спокойное, равнодушное выражение.
   В боковую дверь кто-то громко постучал три раза. Граф Разумовский осторожно полуоткрыл её, так чтобы нельзя было рассмотреть то, что происходит в комнате.
   У порога показался офицер дворцовой охраны. Он отдал честь фельдмаршалу и доложил:
   -- Весь коридор занят солдатами. Их двадцать человек, все они рады служить вашему высокопревосходительству.
   -- Слышите... милостивый государь? -- обратился Разумовский к графу Сен-Жермену. -- Я думаю, что вы теперь убедитесь в бесцельности дальнейшего сопротивления? Следуйте беспрекословно за этим офицером!
   Сен-Жермен взглянул ещё раз на неподвижно лежавшую императрицу, возле которой суетился доктор, с видом участия пожал плечами и, никому не кланяясь, подошёл к двери.
   -- Этот господин -- ваш пленник, -- сказал Разумовский офицеру, -- вы отвечаете мне за него своей головой, понимаете? Своей головой! -- прибавил он строгим тоном. -- Отвезите его в крепость, сдайте с рук на руки коменданту и передайте последнему мой приказ самым тщательным образом следить за арестантом. Комендант может поплатиться жизнью за него. Узник решительно ни с кем не должен разговаривать. Если кто-либо из часовых ответит на его вопрос, то будет немедленно наказан самым строжайшим образом. Как политический арестант, этот господин имеет право пользоваться некоторыми льготами, соответствующими его званию. Все его желания относительно пищи и личных удобств должны быть удовлетворены. Окружите карету, в которой повезёте арестанта, кирасирами, а сами, верхом на лошади, держитесь всё время возле дверец кареты. Следите также за тем, чтобы никто не приближался к вашему кортежу.
   Кирасиры окружили графа Сен-Жермена и увели его, а Разумовский запер за ними дверь.
   -- Что же нам теперь предпринять? -- спросил Иван Иванович Шувалов, стоявший в нише окна. -- Мне кажется, что мы оба имеем одинаковые основания беспокоиться и дрожать за свою участь.
   -- Если Богу будет угодно прекратить жизнь нашей государыни, то нам придётся покорно и мужественно смириться перед своей судьбой и быть готовыми ко всему, что предстоит нам. Но пока наша императрица ещё дышит, нужно всеми силами стараться, чтобы никто не узнал о её опасном состоянии. Если нам не удастся скрыть истину, то наши враги и трусливые друзья постараются немедленно осуществить то, чего мы опасаемся в будущем. Конечно, мы не можем предотвратить известные подозрения и результат этих подозрений скажется очень скоро: мы увидим поразительную перемену в отношении нас даже завтра.
   -- Совершенно верно, совершенно верно! -- воскликнул граф Шувалов. -- Да, необходимо скрыть истинное положение вещей. Императрицу никто не должен видеть. Пусть доктор в этом уединённом уголке проявляет своё искусство; может быть, ему Бог поможет раздуть угасающую искру в пламя жизни. А наши недруги будут тем временем изнывать в борьбе между надеждой и страхом. Пока никто в точности не знает о положении императрицы, нам не грозит серьёзная опасность.
   Граф Шувалов вышел и вскоре вернулся с несколькими камеристками, наиболее преданными Елизавете Петровне. Они перенесли государыню на кровать и быстро преобразили кабинет в комнату для больной.
   Разумовский тоже не терял времени. Он распорядился поставить усиленный караул у каждой двери покоев императрицы, строго приказав при этом никого не пропускать к ней. Если бы явился дерзновенный, осмелившийся воспротивиться запрещению, то его следовало застрелить тут же, на месте.
   Залы постепенно пустели. Обер-камергер попросил гостей от имени её императорского величества разъезжаться по домам. Публика бесшумно удалялась, стараясь говорить как можно тише; многие взоры с тайной надеждой устремлялись в горизонт будущего, где восходило новое солнце.
   К подъезду подкатил экипаж великого князя, окружённый форейторами, с факелами в руках. Густая толпа придворных, штатских и военных в высоких чинах сопровождала великокняжескую чету. Многие из этой толпы, не дожидаясь своих лакеев, спешно одевались и бросались в экипажи, чтобы не отстать от кареты, в которой сидели Пётр Фёдорович и Екатерина Алексеевна, направлявшиеся в Ораниенбаум.
   Почти у самых ворот этот блестящий кортеж встретился с отрядом кирасир, конвоировавших наглухо закрытый экипаж, в нём находился Сен-Жермен, которого везли в самый мрачный каземат Петропавловской крепости. Великая княгиня не знала, кого сопровождает отряд кирасир, но ей почему-то невольно вспомнилось предсказание графа об ожидающей её блестящей будущности. Она с удовольствием думала об этом предсказании, совершенно позабыв, что предварительно ей предстояло вынести, по словам предсказателя её судьбы, много горя и унижений.

XXXVI

   Пётр Фёдорович и Екатерина Алексеевна молча возвращались в Ораниенбаум, погруженные каждый в свои мысли. Выйдя из экипажа, они вошли в большой салон, разделявший помещение на две половины; в одной из них были апартаменты великого князя, в другой -- великой княгини. Всё блестящее общество последовало за наследником престола. При виде этой многочисленной толпы невольно приходил на память рой мух и комаров, всегда стремящихся именно к той точке, которая в данный момент кажется наиболее блестящей.
   Пётр Фёдорович, холодно поклонившись своей супруге, собирался уйти, но вид этой угодливой, заискивающей толпы остановил на мгновение его внимание. Он высоко поднял голову, на его губах появилась неприятная надменно-пренебрежительная улыбка властелина, а лицо приняло холодное, почти грубое выражение, которое произвело неприятное впечатление на присутствующих. От зоркого взгляда великой княгини не укрылось это впечатление. Боясь, чтобы великий князь не совершил какой-либо бестактности, Екатерина Алексеевна быстро выступила вперёд и громко проговорила:
   -- Мы вам очень благодарны за ваше участие в нашем великом горе, причинённом нам болезнью нашей августейшей тётки, государыни императрицы, но просим вас вернуться скорее обратно в Петербург. Если, Божьей милостью, императрица поправится, болезнь её окажется лёгкой, то её императорское величество будет неприятно поражена, что часть её двора собралась здесь. Обязанность каждого верного подданного -- усердно молиться о скорейшем выздоровлении императрицы; мы надеемся, что все вы не замедлите исполнить эту обязанность, и со своей стороны, конечно, сделаем то же самое.
   Великий князь сначала с удивлением слушал слова своей супруги, осмелившейся так дерзко говорить от его имени. Затем его лицо покраснело от гнева, он схватился за рукоятку шпаги и, казалось, готовился прервать речь Екатерины Алексеевны. Его блуждающий взгляд встретился со взором Льва Нарышкина, к которому Пётр Фёдорович относился с полным доверием. Нарышкин сделал лёгкий знак великому князю не мешать Екатерине Алексеевне, и тот послушно сдержал свой гнев. Когда великая княгиня замолчала, сделав рукой величественный жест, взоры всех присутствующих устремились на Петра Фёдоровича. Придворные с напряжённым вниманием ожидали, что скажет их будущий повелитель. Но Пётр Фёдорович лишь молча наклонил голову, как бы подтверждая слова своей супруги, и всё с тем же гордым выражением лица, не снимая шляпы с головы, отвернулся от присутствующих. Никто не осмелился ослушаться этого приказания. Всё общество снова продефилировало перед великокняжеской четой, и зал скоро опустел. Когда вся посторонняя публика удалилась и в комнате осталась лишь ближайшая свита великого князя и его супруги, Пётр Фёдорович с недоумением взглянул на неё.
   -- Я признаю большой дерзостью с вашей стороны говорить от моего имени, -- начал он. -- На этот раз я вам прощаю; может быть, то, что вы сказали, и умно; может быть, вы даже оказали мне услугу, за которую я должен быть вам благодарен, но помните, что впредь я не позволю этого. Наступит время, когда к моему слову будет прислушиваться вся Россия и когда только моё слово, и только моё одно, будет для всех законом.
   Екатерина Алексеевна так пристально и зорко смотрела на своего супруга, что тот не выдержал её взгляда и смущённо потупил взор.
   -- Мой голос ни теперь, ни в будущем не в состоянии будет заглушить слова вашего императорского высочества, -- спокойно возразила она, -- но если я вам оказала некоторую услугу сегодня, осмелившись заговорить от вашего имени, то надеюсь, что ни теперь, ни в будущем мой супруг и император не запретит мне быть ему полезной.
   Великий князь медленно поднял взор и, взглянув на Екатерину Алексеевну, молча протянул ей руку. Она окинула гордым торжествующим взором маленький кружок приближённых, среди которых находилась побледневшая от злости графиня Елизавета Воронцова.
   Пётр Фёдорович повернулся к двери, чтобы пройти на свою половину, но в этот момент наружная дверь открылась и на пороге показался офицер Преображенского полка. Отстранив лакея, открывавшего ему дверь, он быстрой походкой направился к великому князю.
   -- Имею честь доложить вашему императорскому высочеству, -- начал он, отдавая честь Петру Фёдоровичу, -- что я являюсь к вам с приказом от её императорского величества арестовать господ Викмана и Вюрца, принадлежащих к штату ораниенбаумского дворца. Прошу у вашего императорского высочества разрешения выполнить этот приказ и дать мне проводника, который указал бы мне дорогу к дому лесничего. Отряд солдат ждёт на улице; там же находится и карета, в которой я должен препроводить арестованных в Петербург.
   Екатерина Алексеевна, собиравшаяся было тоже уйти, остановилась рядом с мужем.
   Лицо великого князя вспыхнуло от гнева, рука невольно сжалась в кулак, как бы желая ударить офицера, но он удержался и прежняя уничтожающая, высокомерная улыбка заиграла на его устах.
   -- Как велик ваш отряд? -- тихим голосом спросил он, еле сдерживая крикливые ноты.
   -- Шестьдесят человек, ваше императорское высочество, -- ответил офицер.
   -- Это значительная сила для борьбы с таким стариком, как Викман, и с таким робким молодым человеком, как Вюрц! -- насмешливо заметил великий князь. -- А что вы скажете, милостивый государь, -- прибавил он, пронизывая офицера злым взглядом, -- если я откажусь помочь вам в исполнении приказа, не дам вам проводника и не позволю вашему отряду в шестьдесят человек находиться в моих владениях?
   Офицер в первое мгновение был так поражён, точно услышал что-то сверхъестественное. Затем его лицо приняло выражение непоколебимой решительности, и он спокойно ответил:
   -- Мне кажется невозможным такое препятствие со стороны вашего императорского высочества. Ведь я уже имел честь почтительнейше доложить вашему императорскому высочеству, что это -- приказ её императорского величества, а никто в России не может не подчиниться приказу государыни императрицы, на какой бы высокой ступени он ни стоял.
   -- Покажите мне ваш приказ! -- попросил Пётр Фёдорович.
   Офицер достал из кармана бумагу и подал её великому князю.
   -- Это -- подпись не императрицы! -- воскликнул Пётр Фёдорович, взглянув на бумагу и с пренебрежением бросая её удивлённому офицеру.
   -- Действительно, ваше императорское высочество, это подпись не её императорского величества; бумагу подписал фельдмаршал граф Алексей Григорьевич Разумовский, но в ней сказано, что это сделано по распоряжению её императорского величества.
   Пётр Фёдорович сложил на груди руки и, высокомерно глядя на офицера, спросил грозным тоном:
   -- Вы понимаете, какая огромная разница существует между фельдмаршалом Разумовским и великим князем, наследником русского престола? Можете судить, как велика ценность этой бумаги, если я, будущий император всей России и ваш в том числе, отказываюсь верить, что в ней выражена свободная воля государыни императрицы, несмотря на подпись графа Разумовского! Я до тех пор не позволю вам трогать моих служащих в пределах моих владений, пока не буду вполне убеждён, что этот приказ действительно выражает желание её императорского величества, моей августейшей тётки.
   -- Если вы, ваше императорское высочество, сомневаетесь в подлинности этой бумаги, следовательно, вы допускаете, что фельдмаршал Разумовский совершил подлог? -- проговорил офицер.
   -- Я этого не думаю, -- возразил Пётр Фёдорович, -- но фельдмаршал мог стать жертвой какого-нибудь обмана. Как видите, я не в состоянии исполнить вашу просьбу и не разрешаю вам хозяйничать в моих владениях.
   -- Надеюсь, ваше императорское высочество, вы простите меня, что я, несмотря ни на что, приступлю к исполнению своей обязанности, -- спокойно и решительно заявил офицер. -- Граф Алексей Григорьевич Разумовский -- главнокомандующий гвардии и мой непосредственный начальник; его приказ -- для меня закон; я обязан выполнить его, невзирая ни на какие обстоятельства. Не моё дело разбирать, правильно ли истолковал фельдмаршал волю её императорского величества или нет. В моём приказе сказано, что я должен явиться к вашему императорскому высочеству и просить у вас помощи для производства ареста, но в нём не говорится, что ваше сопротивление освобождает меня от исполнения долга.
   -- Вы осмелитесь пойти наперекор моей воле? -- воскликнул Пётр Фёдорович с горящими от злости глазами.
   Великий князь дрожал от бешенства и с таким грозным видом подошёл к офицеру, что тот, невольно подчиняясь инстинкту самосохранения, схватился за эфес шпаги.
   Екатерина Алексеевна быстро подошла и как бы случайно стала между мужем и офицером.
   -- Уверены ли вы, что государыня императрица ещё жива? -- с особенным ударением спросила она офицера, но так тихо, что никто из присутствующих не расслышал её вопроса. -- Её императорское величество внезапно сильно заболела, и с тех пор никто не видел её. Может быть, тот, пред которым вы теперь стоите, намереваясь насильно обыскать его владения, является в данный момент вашим императором и единственным законным повелителем?
   Офицер вздрогнул; смертельная бледность покрыла его лицо.
   -- Неужели это возможно, ваше императорское высочество? -- испуганно воскликнул он. -- Господи, какое ужасное положение! Но ведь я исполняю служебный долг, -- прибавил он после некоторого раздумья, -- и если я действительно стою теперь перед своим императором, то надеюсь, что его императорское величество поставит в заслугу офицеру неуклонное исполнение долга.
   Пётр Фёдорович, стоявший за великой княгиней, слышал весь разговор, и выражение удовольствия разлилось по его лицу.
   -- Конечно, -- проговорил он, -- я оценил бы ваш поступок, если бы приказ был подписан государыней императрицей. Только её императорское величество имеет право распоряжаться в моём доме и в моих владениях, но за фельдмаршалом Разумовским я этого права не признаю. Если вы осмелитесь, только на основании его подписи, оскорбить наследника русского престола, то я вам этого никогда не прощу и первое, что сделает император, -- это отправит вас в рудники Сибири, -- прибавил Пётр Фёдорович, наклонясь к уху офицера.
   -- Пощадите, ваше императорское высочество, -- в отчаянии воскликнул офицер. -- Кто же решится, кто осмелится даже допустить мысль о нанесении оскорбления вашему императорскому высочеству? Но, Господи, что же мне делать? Ведь если я не исполню приказа, мне грозит самое строжайшее наказание.
   Пётр Фёдорович стоял в нерешительности и вопросительно смотрел на свою супругу.
   -- Это дело легко уладить, -- вмешалась та в разговор. -- Великий князь разрешает вам, милостивый государь, отправиться в дом лесничего и сообщить Викману и Вюрцу, что они арестованы, и если окажется, что приказ, подписанный графом Разумовским, действительно выражает волю государыни императрицы, то никто не будет вам препятствовать выполнить его. -- Пётр Фёдорович с удивлением слушал слова жены и собирался прервать её, но великая княгиня сделала мужу незаметный знак молчать и дать ей возможность высказать свою мысль до конца и продолжала: -- Великий князь желает только, чтобы вы дали вышеупомянутым лицам время приготовиться к путешествию и сдать кому нужно все дела по службе. В течение же этого времени можно будет точно выяснить, действительно ли её императорское величество пожелала арестовать Викмана и его племянника или же граф Разумовский сделался жертвой какого-нибудь недоразумения. До выздоровления государыни императрицы арестованные останутся в доме лесничего и великий князь ручается вам, что они никуда не скроются.
   -- Это был бы прекрасный выход из затруднительного положения, -- проговорил офицер после некоторого раздумья, -- но ведь мне приказано Викмана и Вюрца, а также и всех тех, кого я найду в доме лесничего, немедленно отправить к курляндской границе, а оттуда уже их пошлют обратно в Голштинию.
   -- В эту минуту никто не будет интересоваться тем, отправлены ли уже арестованные за границу или ещё нет, -- возразила великая княгиня, ещё более понижая голос, чтобы её слов никто не услышал. -- Если государыня императрица выздоровеет, о чём я молю Бога, то эта история выяснится и никто не помешает вам тогда отправить Вюрца и Викмана со всей семьёй в Голштинию; если же -- избави Бог! -- нашей государыни не станет, то будущий император прежде всего вспомнит, кто оказал ему первую услугу.
   Офицер потупил взор, не зная, на что решиться.
   -- Идите, идите, дело улажено! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Один из лакеев укажет вам дорогу к дому лесничего. Сообщите там о вашем приказе и о том, что до отъезда лесничему и его семье разрешается оставаться в своей квартире. Воображаю, как испугаются несчастные! До свиданья!
   Пётр Фёдорович кивнул головой, и офицер неуверенным шагом вышел из дворца.
   -- Благодарю вас, -- обратился великий князь к жене, вторично протягивая ей руку. -- Я думаю, что мне будет полезно иногда следовать вашим советам.
   -- Во всяком случае будьте убеждены, что я всегда рада служить вам и посоветую то, что нахожу самым лучшим при данных обстоятельствах! -- ответила Екатерина Алексеевна.
   Пётр Фёдорович лёгким поклоном простился с присутствующими и собирался отправиться в свои покои, надеясь, что никто уже не помешает ему, но этот день был полон неожиданностей. Когда великий князь взялся уже за ручку двери, в комнату вошёл лакей и доложил о приезде канцлера графа Бестужева.

XXXVII

   Канцлер граф Бестужев с серьёзным и деловым видом приблизился к великому князю, сопровождаемый любопытными взорами присутствующих. До сих пор граф Бестужев обращался с Петром Фёдоровичем с не которой почтительной фамильярностью, как старик, знавший великого князя ещё ребёнком, но на этот раз фамильярности не было и следа. Он низко склонил свой стан перед великокняжеской четой, и его лицо застыло в деловитой торжественности. Несмотря на своё слабое умственное развитие, наследник престола отличался большой наблюдательностью, которая выработалась вследствие постоянных дворцовых интриг; поэтому перемена в обращении канцлера не ускользнула от его внимания и он снова принял холодно-надменный вид неограниченного повелителя. Что касается великой княгини, то она встретила старого тонкого дипломата с простым радушием, почти с детской доверчивостью.
   Вслед за канцлером вошёл Легран, в своём неизменном чёрном одеянии, в котором не изменилась, казалось, ни одна складка. В руках он держал большой портфель. Внимание всех присутствовавших было сосредоточено на канцлере, и потому никто не заметил скромной чёрной фигурки, остановившейся у порога.
   -- Прошу прощения у вашего императорского высочества, -- начал канцлер, -- за то, что осмеливаюсь утруждать вас в такое время, когда вы озабочены болезнью её императорского величества. Государыня императрица ещё до этого ужасного случая с нею прикачала мне обратиться к вашему императорскому высочеству с некоторыми важными сообщениями, и я считаю с соей обязанностью исполнить её приказ.
   По тону голоса графа Бестужева никак нельзя было догадаться, какого рода сообщение он имеет в виду, носит ли оно приятный характер или наоборот.
   -- Вы хорошо делаете, граф Алексей Петрович, что обращаетесь ко мне, -- милостиво ответил великий князь. -- Всякое приказание моей августейшей тётки должно быть немедленно передано сюда. Государыня императрица, прикованная к одру болезни, не в состоянии выполнить сама свои желания, и поэтому, может быть, я могу быть исполнителем её воли. Надеюсь, -- прибавил Пётр Фёдорович, сердито нахмурив брови, -- иго то, что сообщите мне вы, будет более правдоподобно, чем тот приказ, который мне был представлен тоже от имени её императорского величества. Мне кажется, что, как высоко ни стоит граф Алексей Разумовский в глазах императрицы, каким доверием он ни пользуется, он всё же не может служить авторитетом для наследника престола.
   Граф Бестужев взглянул с некоторым удивлением на великого князя; его не столько поразили слова Петра Фёдоровича, как его властный, энергичный тон, вполне необычайный для слабохарактерного, вялого великого князя.
   -- Вы, ваше императорское высочество, сейчас узнаете, в чём дело, если милостиво выслушаете меня в поем кабинете, -- произнёс канцлер.
   -- Вы правы, -- ответил великий князь, -- здесь не место для деловых разговоров. Как видите, я ещё не привык к делам; меня держали от них на очень большом расстоянии, -- с насмешливой улыбкой прибавил он.
   При этих словах Пётр Фёдорович принял тон молодого властелина, уже взявшего в свои руки бразды правления.
   От близоруких глаз Бестужева не укрылось, что великий князь, о чём-то подумав, нерешительно взглянул на свою супругу.
   -- Если её императорское высочество великая княгиня окажет мне честь своим присутствием при данной мне аудиенции, то мне кажется, это будет соответствовать желанию государыни императрицы, -- кланяясь, произнёс канцлер.
   Вместо ответа великий князь предложил руку своей супруге и направился с ней в свои апартаменты, избегая встретиться глазами с графиней Елизаветой Воронцовой, с гневом смотревшей на Петра Фёдоровича. Что касается Екатерины Алексеевны, то она гордо и спокойно прошла мимо придворных дам и мужчин, не удостаивая никого особенным вниманием.
   Легран последовал за канцлером, точно тень, стараясь быть незаметным.
   Свита молча разошлась по своим квартирам, думая о болезни императрицы, о внезапной перемене в великом князе, о неожиданном посещении канцлера. Всем хотелось приподнять завесу будущего, но боязнь промолвить лишнее слово сковывала уста.
   Когда Пётр Фёдорович и Екатерина Алексеевна вошли в кабинет в сопровождении канцлера, последний достал из портфеля, бывшего у Леграна, несколько бумаг и смущённо оглянулся, не зная, куда их положить. В этой своеобразной комнате стоял лишь один стол; на нём красовалась крепость из картона, вокруг которой размещались по всем направлениям длинные ряды оловянных солдат.
   Великий князь заметил смущение канцлера и равнодушно сбросил на пол солдатиков, между тем как обыкновенно приходил в бешенство, если кто-нибудь осмеливался пошевельнуть хоть одну фигурку. Не зовя лакея, Пётр Фёдорович сам подвинул стулья великой княгине и графу Бестужеву и с большим нетерпением ждал, когда канцлер заговорит.
   -- Я привёз вам, ваше императорское высочество, известия, только недавно полученные от фельдмаршала Апраксина, -- произнёс Бестужев.
   -- Ах, этот великий завоеватель, вероятно, снова одержал победу над Пруссией? -- насмешливо заметил Пётр Фёдорович. -- Одну из тех побед, о которых говорил сказочный граф Сен-Жермен, создавший картину битвы на стене?
   -- Нет, ваше императорское высочество, я тоже убеждён, что картина, нарисованная графом Сен-Жерменом, по своей грандиозности далеко превосходит то, что было в действительности, -- ответил канцлер. -- Но велика или мала была победа, фельдмаршал Апраксин во всяком случае принимал в ней наименьшее участие.
   -- При некоторых обстоятельствах это может послужить ему на пользу! -- заметил Пётр Фёдорович.
   -- Как бы там ни было, -- продолжал граф Бестужев, -- прусский король мало проиграл от этой битвы, победу которой так торжественно праздновали здесь. Правда, он потерял несколько человек во время самой схватки, но и только. Фельдмаршал Левальдт в полном спокойствии и порядке повернул к Кёнигсбергу, чтобы прикрыть его, а фельдмаршал Апраксин ни на шаг не подвинулся вперёд. Его передовой отряд продолжает стоять в Егерсдорфе, а главная квартира остаётся всё в том же Норкиттене, где была и до начала битвы, как вы можете видеть по этой бумаге.
   -- Да, да, -- подтвердил Пётр Фёдорович, пробегая глазами депешу, поданную ему канцлером. -- Я буду очень доволен, если Апраксин не будет двигаться дальше. Перед его отъездом я предупредил его, что никогда не прощу ему, если он причинит серьёзную неприятность его величеству королю прусскому.
   -- Я убеждён, -- продолжал граф Бестужев, -- что фельдмаршал Апраксин даже и не думает о передвижении войска вперёд. Неблагоприятное время года вполне оправдывает его в этом отношении. Даже императрица, несмотря на своё горячее желание поскорее разбить прусскую армию, наверно не осудит фельдмаршала за его крайнюю осторожность в чужой стране. К сожалению, в данный момент её императорское величество не в состоянии никого ни оправдать, ни обвинить, -- прибавил он, пронизывая хитрыми глазами то великого князя, то великую княгиню, -- она лежит в полном столбняке, и пройдёт много времени, пока она будет в состоянии заниматься делами, если вообще этому суждено быть когда-нибудь! -- закончил канцлер с глубоким вздохом и провёл рукой по глазам, точно вытирая слёзы.
   -- Разве состояние здоровья государыни императрицы так плохо? -- быстро спросил Пётр Фёдорович с блестящими от радости глазами. -- Неужели у неё столбняк? Откуда вам это известно, граф Алексей Петрович? Ведь к её императорскому величеству никого не пускают.
   -- Верно, верно, -- ответил Бестужев, потирая руки, -- умные и осторожные люди -- Шувалов и Разумовский -- употребили все меры для того, чтобы никто не узнал о положении государыни императрицы, но у старого канцлера везде есть друзья, и он всегда кое-что знает из того, что происходит. Лёгкое нездоровье её императорского величества, требующее лишь якобы короткого отдыха, в сущности представляет собой весьма тяжёлую нервную болезнь, нечто вроде удара, и доктор Бургав подаёт очень мало надежды на полное выздоровление императрицы.
   -- Я не сомневаюсь в том, что ваши слова -- чистейшая правда, -- заметила Екатерина Алексеевна с тонкой улыбкой на губах, -- в противном случае вы едва ли доставили бы нам удовольствие видеть вас у себя.
   Слова великой княгини нисколько не смутили графа Бестужева.
   -- Хотя я, как старец, стоящий одной ногой в гробу, весь принадлежу прошлому, -- возразил он, -- но меня очень интересует и будущее, тем более что представителями этого будущего являются такие высокопочитаемые и милостивые особы, как вы, ваши императорские высочества, -- прибавил он.
   -- Будьте уверены, что представители будущего не покажут себя неблагодарными, -- заметила Екатерина Алексеевна, -- и вы найдёте в них искренних друзей.
   -- Конечно, конечно, -- подтвердил Пётр Фёдорович её слова. -- Но скажите, это -- всё, что вы хотели сообщить мне?
   -- Я не посмел бы только из-за этого беспокоить вас, ваше императорское высочество, -- ответил Бестужев. -- Мне нужно сказать вам нечто более важное.
   -- Так говорите скорее! -- воскликнул великий князь.
   Екатерина Алексеевна напрягла всё своё внимание. Она слишком хорошо знала этого хитрого царедворца и не сомневалась, что только очень важное дело могло заставить его прийти сюда.
   -- Как я уже имел честь докладывать вам, ваше императорское высочество, -- продолжал свою речь граф Бестужев, -- фельдмаршал Апраксин в течение всей зимы не покинет Норкиттена, что при тех условиях, в которых мы сейчас находимся, вряд ли будет желательно...
   -- Это почему? -- перебил канцлера великий князь. -- Ведь во всяком случае часть владений его величества короля прусского и без того занята нашими войсками.
   По-видимому, великий князь только и думал о том, чтобы не нанести неприятности обожаемому прусскому королю; но Екатерина Алексеевна слушала с напряжённым вниманием слова канцлера, стараясь заранее угадать, к чему клонится его речь.
   -- В эту минуту меня интересует не король прусский, -- возразил Бестужев, -- а Россия. Мне кажется, что интересы её императорского величества и вашего императорского высочества должны быть ближе фельдмаршалу Апраксину, чем удовольствие или неудовольствие Пруссии.
   Взгляд Петра Фёдоровича омрачился, но он продолжал спокойно слушать слова канцлера.
   -- Я уже имел честь говорить вам, ваше императорское высочество, что положение государыни императрицы очень тяжело. Выздоровеет ли она, удастся ли ей сохранить разум -- известно лишь Одному Господу Богу. Все её верноподданные, в том числе и я, возносим горячие молитвы Милосердному Создателю о здоровье государыни императрицы, но весьма сомнительно, чтобы наши молитвы были услышаны; может быть, наш Господь, по Своей великой премудрости, порешил положить конец славному царствованию императрицы Елизаветы Петровны.
   Пётр Фёдорович вздрогнул и забарабанил пальцами по столу.
   -- Если случится это несчастье, -- продолжал граф Бестужев, -- то те лица, которые заслуженно или незаслуженно пользовались доверием государыни императрицы, высоко поднялись над толпой и забрали власть в руки, употребят все силы и способы для того, чтобы не лишиться этой власти.
   -- Как же они могут иметь её? -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- В России пользуется властью лишь один император.
   -- Вы, ваше императорское высочество, лично на себе испытали, какую силу приобрели в царствование вашей августейшей тётки Шувалов и Разумовский.
   Очень часто они оказывались сильнее государыни императрицы и её приказания стушёвывались перед волей этих господ. Я уверен, что как граф Шувалов, так и граф Разумовский употребят всё возможное, чтобы сохранить если не всю свою силу, то хоть часть её.
   -- При мне они не будут иметь никакого значения! -- решительно заявил Пётр Фёдорович, громко стукнув кулаком по столу.
   -- Есть много средств для того, чтобы ограничить власть правителя, -- спокойно возразил канцлер. -- Вспомните, ваше императорское высочество, о влиянии сената, духовенства, которое, к моему великому прискорбию, не особенно благосклонно относится к вам... Вспомните о бунте среди войска...
   -- Что? -- с негодованием воскликнул великий князь. -- Бунт среди солдат? Неужели есть такие, которые осмелятся изменить присяге и забыть свои обязанности?
   -- В русской истории бывали примеры, -- ответил граф Бестужев, -- когда, благодаря влиянию духовенства, сената и дворян, а в особенности гвардии, власть императора была совершенно низвергнута и правление передавалось в руки всесильного министра.
   Пётр Фёдорович мрачно смотрел в одну точку.
   -- Если вы думаете, что это возможно, -- глухо произнёс он, -- то научите, что следует делать. Вы, граф, умнее и хитрее кого бы то ни было, а ваше присутствие здесь доказывает, что вы против низвержения законного императора, что в вашем лице я имею друга, который будет стоять за меня.
   Бестужев искоса взглянул на великую княгиню и, прижав руку к груди, низко поклонился Петру Фёдоровичу.
   -- Ваше императорское высочество, вы можете смело рассчитывать на мою непоколебимую преданность. Я затем и пришёл сюда, чтобы доказать вам это и дать один совет, который предохранит вас от всякой опасности, если вы, конечно, пожелаете последовать ему.
   -- Я понимаю, в чём дело! -- живо воскликнула Екатерина Алексеевна. -- Да, граф Алексей Петрович, вы -- наш действительный друг и тысячу раз правы.
   -- Я пока ещё ничего не понимаю, -- заявил великий князь, с удивлением и завистью смотря на Екатерину Алексеевну. -- С большим нетерпением я жду совета, который моя супруга уже прочла на вашем лице.
   -- Среди многих средств, к которым прибегнут враги вашего императорского высочества, самым действительным будет восстановление войска против вас, -- начал Бестужев, -- и я боюсь, что у вас могут быть крупные неприятности с этой стороны. Фельдмаршал граф Разумовский очень любим гвардией, а Пётр Шувалов -- артиллерией. Оба они состоят главнокомандующими, а солдаты всегда очень склонны слушать больше всего своих начальников. Кроме того -- простите мне за откровенность! -- вы, ваше императорское высочество, мало популярны среди войска, так как отдаёте видимое предпочтение голштинским солдатам, которых русские солдаты ненавидят как чужестранцев и иноверцев. Сами вы даже почти никогда не носите русского мундира, разве только в особенно торжественные дни.
   -- Да, да, всё это возможно, -- согласился великий князь, -- я действительно сделал ошибку. Но неужели кто-нибудь решится подрывать авторитет царской власти?
   -- Я уверен, что найдутся люди, которые не остановятся перед этим, -- ответил канцлер. -- Скажу даже больше: я не сомневаюсь, что в настоящий момент идёт возмущение среди гвардейских полков против вашего императорского высочества.
   -- И я в этом вполне уверена! -- воскликнула Екатерина Алексеевна. -- В особенности Шуваловы употребят все силы для того, чтобы заставить Петра Третьего сыграть роль Петра Второго; если они даже оставят ему титул императора, то только титул с его мишурным блеском.
   Пётр Фёдорович побледнел; он сразу потерял самоуверенность и робко оглядывался вокруг.
   -- Что же делать? -- беспомощно спросил он. -- Ведь тут решается вопрос жизни. Я думаю, что и для вас, граф Алексей Петрович, обстоятельства складываются неблагоприятно? Шуваловы не считают вас своим другом.
   -- Если они и не любят меня, -- возразил канцлер, -- то во всяком случае считаются со мной, вероятно находя, что многолетний опыт старого дипломата может быть полезен им для внешней политики. Ну, да это для меня безразлично! Я знаю лишь один долг -- верой и правдой служить своему законному императору и законной императрице, -- прибавил Бестужев, поклонившись великой княгине, -- и считаю своей обязанностью охранять их от интриг врагов. Мне кажется, что существует верное средство для того, чтобы уничтожить козни Шуваловых и Разумовского. Нужно только просить Бога, чтобы у нас хватило времени для выполнения этого средства. Армия фельдмаршала Апраксина находится уже довольно продолжительное время вне здешнего влияния. Она, как всякое войско на поле битвы, чувствует особенную привязанность к своему главнокомандующему. Последнее удачное сражение ещё более возвысило фельдмаршала во мнении его солдат, и поэтому он приобрёл над ними ещё большее влияние. Помимо этого между армией Апраксина и здешней гвардией существуют вполне естественные враждебные отношения. Солдатам Апраксина приходится переносить все ужасы войны, все неудобства лагерной жизни, тогда как гвардейцы приятно проводят время, пользуясь всеми благами спокойной гарнизонной службы.
   -- Правда, правда! -- живо воскликнула Екатерина Алексеевна, и даже во взгляде великого князя, упорно устремлённом на канцлера, отразились оживление и как бы некоторое понимание высказанных мыслей.
   -- Фельдмаршал Апраксин, -- продолжал Бестужев, -- мой друг; подобно мне, он искренне и беззаветно предан вашим императорским высочествам и в одинаковой мере возмущён надменностью всемогущих временщиков. Если бы Апраксин появился со своей победоносной, храброй армией под Петербургом или если бы его войска окружали ваши императорские высочества здесь, в Ораниенбауме, то всякая попытка повлиять на войско петербургского гарнизона, в смысле ограничения императорской власти, была бы подавлена и уничтожена в зародыше, так как в распоряжении ваших императорских высочеств была бы такая могучая сила, как превосходная, опытная армия, на стороне которой, без сомнения, находятся симпатии всего народа.
   -- Это -- правда, -- горячо воскликнул Пётр Фёдорович, -- это -- правда! Если Апраксин будет здесь, то пусть Шуваловы делают какие угодно попытки, я всё же останусь властелином, и, клянусь Богом, они ещё почувствуют мою силу! -- промолвил он, злобно сверкнув глазами.
   -- Я счастлив, -- продолжал граф Бестужев, -- что вы, ваше императорское высочество, а также ваша супруга вполне поняли и одобряете мою мысль. Следовательно, дело заключается лишь в том, чтобы как можно скорее вызвать Апраксина из его главной квартиры в Норкиттене.
   -- Совершенно верно! -- воскликнул Пётр Фёдорович. -- Вызовите его сейчас же!
   Граф Бестужев задумчиво покачал головой.
   -- Я прошу ваше императорское высочество обдумать это дело, -- сказал он. -- Фельдмаршал отправлен в поход её величеством государыней императрицей и по её высочайшему приказу занял позицию против пруссаков; возврат с поста представляется делом чрезвычайно серьёзным, и мне кажется совершенно невозможным, чтобы фельдмаршал решился на такой важный и, быть может, даже роковой для себя шаг, основываясь только на моём желании, причём я -- даже не непосредственный начальник его. Если бы государыня выздоровела, что, к сожалению, едва ли возможно, она привлекла бы фельдмаршала к тяжёлой ответственности. В своё оправдание Апраксин мог бы только сослаться на такой авторитет, который стоит выше всякой личной ответственности; а таким авторитетом может быть только имя вашего императорского высочества. Моё дело будет найти надёжного гонца, каковой уже имеется у меня наготове, который поставит фельдмаршала в известность о положении вещей. Вашему же императорскому высочеству следовало бы написать определённый приказ фельдмаршалу ввиду указанных обстоятельств немедленно возвратиться форсированным маршем.
   Пётр Фёдорович испуганно взглянул на свою супругу; великая княгиня также, казалось, в нерешительности раздумывала над словами канцлера.
   -- Послать фельдмаршалу такой приказ? -- пробормотал великий князь слегка дрожащим голосом. -- Это -- очень серьёзное дело! Что сказала бы государыня, если бы она выздоровела?
   -- О, вы, ваше императорское высочество, найдёте достаточно причин объяснить свои действия; граф Разумовский и Шувалов оберегают доступ в покои больной государыни от всех, даже от вас, племянника и наследника её императорского величества; при таких условиях легко возможно злоупотребление именем её величества и вы одни, ваше императорское высочество, имеете право вызвать армию, свободную от всяких посторонних влияний, дабы предотвратить возможные злоупотребления императорским именем и авторитетом. Я заготовил приказ в таком духе! -- сказал он, развёртывая вторую бумагу. -- Здесь, конечно, не указаны мотивы вызова, их неудобно излагать в письменном сообщении, да к тому же они понадобились бы только в том случае, если бы вам пришлось держать ответ перед её императорским величеством, что едва ли случится. Если фельдмаршал двинется форсированным маршем, он будет здесь через две недели, и я уверен, что если жизненные силы её императорского величества угаснут ранее того времени, то графы Шувалов и Разумовский постараются скрыть это печальное известие на некоторое время, пока основательно не обдумают своих замыслов. Во всяком случае фельдмаршал явится как раз вовремя, чтобы быть в полном распоряжении вашего императорского высочества.
   Екатерина Алексеевна поспешно схватила приказ, заготовленный на имя фельдмаршала Апраксина, и стала с глубоким вниманием перечитывать его, между тем как Пётр Фёдорович со страхом следил за выражением её лица.
   -- Хорошо, -- сказала великая княгиня, -- иначе оно не может быть! В крайнем случае это -- меньшее из зол, и во всяком случае легче будет оправдаться пред императрицей, нежели без армии Апраксина удержать за собою власть. Подпишитесь, мой супруг!.. Дело идёт о том, быть ли вам в будущем самостоятельным императором или жалкой игрушкой в руках ваших врагов, которые ненавидят и презирают вас.
   -- Я хочу быть императором! -- воскликнул Пётр Фёдорович, весь красный от волнения и напряжения, вызванного продолжительным разговором.
   Он взял бумагу, а граф Бестужев подал ему перо с маленького письменного стола, стоявшего в углу комнаты; быстрым росчерком великий князь подписал своё имя под роковым посланием, которое могло бы сыграть решающую роль в судьбах России.
   Екатерина Алексеевна встала и подала руку своему супругу.
   -- Желаю вам счастья! -- сказала она. -- Этим росчерком пера вы, быть может, положили основание царствованию императора Петра Третьего, да пошлёт ему Бог славу и блеск!
   Граф Бестужев открыл дверь и позвал Леграна.
   -- Вы знаете, мой друг, -- сказал он, -- что вы должны передать фельдмаршалу Апраксину?
   -- Я к услугам вашего высокопревосходительства, -- ответил Легран с таким спокойным видом, как будто дело шло о самом обыкновенном деловом поручении.
   -- Отлично! -- воскликнул канцлер. -- В таком случае возьмите эту бумагу, передайте её фельдмаршалу и сообщите ему всё, что я уже поручил вам. Эту бумагу храните как собственную жизнь, так как если вы не доставите её в руки фельдмаршала, то и ваша жизнь, пожалуй, потеряет всякую цену. Идите и обдумайте это поручение; от быстрого и точного выполнения его зависит вся ваша будущность.
   Легран положил бумагу в крепкий портфель, спрятал его у себя на груди, затем поклонился и исчез, ни на минуту не изменив выражения лица.
   -- Теперь я лягу спать, -- воскликнул великий князь, -- я устал, ужасно устал от всей этой работы!
   Действительно, он казался окончательно обессиленным; он бросился на диван, стоявший у одной из стен комнаты, и его глаза сомкнулись почти моментально.
   Граф Бестужев предложил руку великой княгине, чтобы проводить её в её покои. Когда они проходили через большую переднюю, откуда исчезли все придворные дамы и кавалеры и где не было лакеев, которые могли бы схватить на лету какое-нибудь слово, он наклонился к уху Екатерины Алексеевны и сказал:
   -- Вы видели сейчас, что, если мы потеряем императрицу, мы всё же не будем иметь императора. Без содействия вашего императорского высочества великий князь не принял бы такого решения, и это первое деяние окончательно сломило и утомило его. Но если нам не суждено иметь императора, то будут приложены все старания, чтобы бразды правления попали в твёрдые руки регентши. Апраксин -- мой единомышленник, и мы, как верные друзья, станем опорой и поддержкой государыни регентши.
   Дойдя до дверей великокняжеских покоев, они остановились. Екатерина Алексеевна посмотрела на канцлера странным, пронизывающим взглядом.
   -- Благодарю вас, граф Алексей Петрович, -- сказала она, пожав его руку, -- я всегда буду другом моих истинных друзей.
   Граф открыл двери в другие покои, где дожидались камеристки, затем простился глубоким, церемониальным поклоном, а великая княгиня проследовала в свой кабинет.

XXXVIII

   Мария Викман возвратилась в свой дом бледная, с широко раскрытыми блуждающими глазами.
   -- Что с тобою? Скажи ради Бога! -- воскликнул Бернгард Вюрц, встретив её на пороге и протягивая к ней руки, чтобы поддержать её, так как, судя по её мертвенно-бледному лицу, она едва держалась на ногах.
   Мария остановилась перед ним с широко раскрытыми, лихорадочно сверкающими глазами и долгим взглядом хотела, казалось, проникнуть в самую глубину его души.
   -- Ты поверил бы, -- спросила она глухим, но вместе с тем умоляющим, боязливым голосом, -- если бы про меня тебе сказали что-нибудь подлое, низкое?
   -- Мария! -- воскликнул Бернгард, схватив её холодные, влажные, судорожно сжимавшиеся пальцы. -- Какой вопрос! Того человека, который осмелился бы сказать про тебя что-нибудь подобное, я назвал бы в глаза клеветником, даже если бы то был мой брат или твой отец.
   Мария вздохнула свободнее и продолжала ещё более умоляющим тоном, ещё более проницательно и пытливо глядя на него:
   -- Ну, а если бы были улики против меня; если бы ты собственными глазами увидал что-нибудь такое, что может возбудить сомнение и подозрение, скажи, ты отвернулся бы от меня, считал бы меня виновной? Разве не естественно поверить тому, что видишь собственными глазами?
   -- Нет, Мария, это не естественно! -- воскликнул Вюрц, открыто глядя на неё. -- Это немыслимо, когда человека знаешь и любишь. Даже чужого человека нельзя судить по одному только виду, как бы ни был обманчив этот вид; никого не следует судить, не выслушав его собственного признания. Поверь мне, Мария, -- продолжал он искренним тоном, -- если бы я собственными глазами увидел что-нибудь, возбуждающее сомнение и подозрение относительно тебя, то я не поверил бы собственным глазам, а пошёл бы к тебе за разъяснением, а когда ты объяснила бы мне, как произошли мои сомнения, я поверил бы твоим словам, а не собственным глазам. И даже если бы ты мне сказала, что не можешь дать объяснения, что тайна обязывает тебя хранить молчание, но что мои подозрения неверны и ты невиновна, то и тогда я поверил бы твоим словам и стал бы защищать тебя, хотя бы даже весь мир восстал против тебя.
   В его словах и выражении лица чувствовалась такая искренняя правда, что Мария снова облегчённо вздохнула.
   -- О, Боже мой! -- прошептала она. -- Значит, существует же ещё доверие в человеческих сердцах. Я нахожу это доверие у друга, которого отвергла сама, а тот, -- прибавила она ещё тише, -- которому я отдала всю душу, не поверил мне. Тому я поверила бы, если бы даже весь свет осудил его; с ним я готова была бы делить позор, тюрьму, опасности и даже смерть, а он не захотел даже выслушать меня, когда я просила его о том именем Бога; он выставил меня на позорище перед чужими людьми, между тем как его обязанность была защищать меня перед ними.
   -- Что ты такое говоришь? -- спросил Вюрц, со страхом глядя на неё и совершенно не вслушиваясь в её шёпот. -- Умоляю тебя, скажи мне, что волнует тебя, почему ты предлагаешь мне такие вопросы, на которые ты сама могла бы себе ответить, если бы вспомнила, чем мы были друг для друга, как мы любили друг друга там, на нашей родине? -- прибавил он, печально потупив взор.
   -- Не расспрашивай, Бернгард, мой друг! -- взмолилась молодая девушка, снова устремив на него тупой, безумный взгляд. -- Мне нужно побыть одной, поговорить с собою и с Богом; Он милостив и дарует мне снова душевный покой! Ничего не говори отцу и останься по-прежнему моим другом! -- прибавила она, дружески пожав его руки.
   Затем она повернулась и твёрдыми шагами направилась к себе в комнату.
   Бернгард тоскливо и озабоченно смотрел ей вслед.
   -- Боже мой! -- со вздохом проговорил он. -- Что случилось? Во что превратился этот свежий, чистый цветок, благоухавший в родных лесах, на белом взморье Голштинии? Ах, зачем пришли мы сюда, в эту страну снега и льда, леденящую как природу, так и сердца людей! Мария замёрзнет здесь, и я не буду в состоянии отогреть её всеми своими горячими слезами.
   Он молитвенно сложил руки и возвёл свои взоры кверху, как бы ища у Бога помощи и утешения. Вдруг он услышал шаги своего дяди; не желая встречаться с ним в такую минуту, он быстро прошёл через веранду и направился в лес.
   Мария вошла в свою светёлку. По-прежнему склонялись верхушки деревьев над её окошком, по-прежнему сияло голубое небо, глядя на которое она по утрам воссылала к Богу горячие молитвы о скорейшем возвращении своего возлюбленного. Но как всё изменилось в течение нескольких минут! Все её мечты и надежды, взлелеянные в тиши этого мирного уголка, погибли, все радости жизни были разбиты и уничтожены с корнем. Тут она не выдержала; громко всхлипывая и дрожа всем телом, упала на низенькую скамейку около своей кровати. Ей казалось, что всё вокруг неё рушилось, что она осталась одна среди развалин, что исчезло всё, когда-то наполнявшее её душу радостью. Но как ни больно и горько было у неё на душе, слёзы, этот дар Небес, посланный людям в утешение, облегчили её страдания и несколько примирили с положением. Верхушки деревьев, казалось, склонялись к ней и ласково шептали о том, что в обширном мироздании милосердного Бога ещё много места для любви, что есть утешение во всякой печали и что ясное, звёздное небо -- могучая опора для всего мира и для неё в том числе.
   Правда, человек, к которому она доверчиво прилепилась всей своей душой, обманул её доверие и оставил её без защиты и поддержки. Но потоки слёз облегчили Марию; её глаза прояснились, напряжённое, неподвижное выражение исчезло и мало-помалу заменилось спокойной покорностью; стеснение в груди улеглось, и на душе стало яснее и спокойнее. Хотя цветы её жизни поблекли, но надежда на высшее милосердие давала ей уверенность, что возрастут и расцветут новые цветы; не беда, если они будут не такие роскошные, как прежние, и их аромат никогда не сравнится с первыми. До сих пор она думала только о своём личном счастье; но ведь существует ещё нечто другое -- исполнение долга для того, чтобы осчастливить других. Всё более и более Марией овладевало чувство покорности судьбе; и она стала горячо молить Бога о том, чтобы Он послал ей силы посвятить свою жизнь тем, кто ей близок и предан душой. При этом ей представилось любящее, озабоченное лицо её двоюродного брата, который непоколебимо верил в неё.
   Когда настало время ужина, Мария оправилась настолько, что имела силы сойти вниз на веранду, где обыкновенно собиралась маленькая семья и не так давно ещё было шумно и весело, благодаря оживлённой болтовне Пассека и графа Понятовского, скрывавшегося здесь под видом лесничего великого князя. Мария казалась спокойной, ласковой, даже весёлой; только её глаза были заплаканы и щёки бледнее обыкновенного.
   Слабые, близорукие глаза старика Викмана не заметили перемены, происшедшей в его дочери. Вюрц со страхом смотрел на свою двоюродную сестру, но сейчас же успокоился и обрадовался, увидев её спокойное, примирённое выражение лица. За ужином старик Викман высказал сожаление, что молодой помощник лесничего совсем покинул их, и выразил особенное сожаление по поводу отсутствия весёлого, занимательного гвардейского офицера, причём неоднократно высказывал надежду, что тот ещё возвратится к ним.
   При всех этих замечаниях Вюрц беспокойно поглядывал на свою двоюродную сестру и старался перевести разговор на другую тему; но Мария оставалась совершенно спокойной; только горькая усмешка свидетельствовала о том, как глубоко и безвозвратно погребено в её сердце недавнее прошлое.
   Так, занятые своими собственными мыслями, сидели все трое, ушедшие с далёкой родины и по странному стечению обстоятельств очутившиеся в будущем царстве своего герцога. Вдруг на веранде послышались звонкие шаги, а одновременно вбежала испуганная служанка и объявила, что двор окружён солдатами; вслед за нею в комнату вошёл офицер Преображенского полка, тот самый, который перед тем являлся к великому князю. Бернгард испуганно вскочил и подошёл к двоюродной сестре, она же смотрела на входившего скорее с удивлением, чем с испугом. Старик спокойно приподнял очки, чтобы рассмотреть нежданного посетителя, в столь поздний час явившегося к нему в дом.
   Солдаты остались на веранде, а офицер обратился к хозяину дома коротким, деловым тоном, резкость которого была несколько смягчена, по всей вероятности, предшествующим разговором с великим князем.
   -- Вы -- лесничий Викман? -- спросил офицер старика.
   -- Да, я -- Викман, -- ответил тот.
   -- А этот молодой человек -- ваш помощник, Бернгард Вюрц? -- продолжал спрашивать офицер.
   Бернгард ответил утвердительно.
   -- А это -- ваша дочь?
   Старик кивнул головой.
   -- А больше у вас здесь нет никаких членов семьи или родственников?
   -- Нет!
   -- Объявляю вас, лесничий Викман, вашу дочь и Бернгарда Вюрца арестованными.
   -- Арестованными? Почему? -- спросил старик.
   -- Почему? -- удивлённо возразил офицер. -- Я не привык спрашивать, на каком основании отдаются мне приказы, да и не имею права на то. Мне поручено арестовать вас и доставить на границу Курляндии, а затем обратиться к герцогскому правительству с просьбой о том, чтобы вы были доставлены в Голштинию. Так гласит приказ её императорского величества.
   -- Её императорского величества! -- воскликнул старик, весь дрожа. -- Боже мой, я никогда не мог предполагать, что императрица подозревает о моём существовании. Чем мог я прогневить её императорское величество?
   -- Ни на какие вопросы я не могу отвечать, а должен только сказать ещё, что государыня императрица тяжело больна, и поэтому я готов отсрочить вашу высылку до выздоровления её императорского величества, дабы избежать могущего произойти недоразумения. Во всяком случае вы -- пленники в этом доме, и я приказываю вам не выходить отсюда. Всякое нарушение приказа вынудило бы меня немедленно выслать вас. Такое снисхождение для вас допущено только благодаря посредничеству его императорского высочества великого князя, который взял на себя поручительство в том, что вы не будете предпринимать никаких попыток к побегу.
   -- Бежать? -- сказал старик с добродушной иронией. -- Как мог бы я, слабый, старый человек, думать о побеге? Если же к тому наш всемилостивейший герцог поручился за нас, тем более мы не станем делать попыток удалиться!
   -- Это самое лучшее, что вы можете сделать, -- сказал офицер довольно выразительно, -- в противном случае вы доставили бы его императорскому высочеству большие неприятности. Я не знаю, по каким причинам вы должны быть высланы за пределы государства; но, несомненно, это дело очень серьёзно, на это воля государыни. Майор Пассек, привёзший радостную весть о победах в Пруссии и получивший от её императорского величества высокие знаки отличия, сам привёз мне императорский приказ и возложил на меня ответственность за строжайшее и скорейшее исполнение его. Я лично подвергаюсь, быть может, чрезвычайно большой опасности, следуя желанию его императорского высочества и оставляя вас здесь до выздоровления императрицы.
   Он сделал короткий поклон и вышел из комнаты.
   При упоминании имени Пассека и сообщении, что именно он приказал арестовать отца и торопил их высылку, лицо Марии приняло прежнее застывшее выражение. Она смотрела на офицера с таким видом, как будто он говорил нечто невероятное, невозможное. Затем она медленно провела рукою по лбу и глубокая грусть залегла на её черты; казалось, она не вынесет тяжести этого нового удара.
   -- Пассек прислал этого офицера? -- спросил старик, удивлённо глядя на обоих молодых людей. -- Это, должно быть, другой Пассек, не наш друг, который так часто сидел здесь с нами. Я ровно ничего не понимаю! Но так как великий князь, наш всемилостивый герцог, осведомлён об этом, то, вероятно, я получу скоро его приказания.
   -- Успокойся, Мария, приди в себя! -- прошептал Бернгард, взяв двоюродную сестру за руку.
   -- О, я спокойна, -- поднимаясь, сказала Мария, -- и отлично знаю, где искать выход из этой сумятицы. Я благодарю Бога, что Он прояснил мой ум. Отец! -- воскликнула она, обвив руками шею старика. -- Не жди, пока государыня выздоровеет; она, быть может, не отменит своего приказа, и великий князь не сможет защитить тебя. Не дожидайся, чтобы тебя вывезли как преступника! Попросим лучше великого князя, чтобы он отпустил нас сейчас же! Он отправит нас в чудную Голштинию, нашу милую родину; у него имеется здесь корабль, на котором мы быстро доедем. Здесь, в этой стране, где всюду ложь как на устах, так и в сердцах, нет счастья для нас!.. Уйдём скорее отсюда назад на родину!
   -- Как же я могу сделать это? -- воскликнул старик колеблющимся голосом. -- Я должен дождаться приказа моего всемилостивейшего герцога.
   -- Позволь мне пойти к нему! -- продолжала Мария. -- Сегодня же вечером я схожу во дворец и попрошу великого князя, чтобы он отпустил нас. Он примет мою просьбу; а если он будет колебаться, я обращусь к великой княгине... она мне не откажет, -- прибавила девушка с горькой усмешкой, -- и убедит своего супруга отпустить нас, так как ей, быть может, известно, как состоялся приказ о нашем аресте.
   С удивлением посмотрел Бернгард на двоюродную сестру, а затем подошёл к старику и сказал:
   -- Мария права; прошу вас, дядя, сделайте так, как она желает. Болезнь государыни протянется, быть может, ещё несколько дней, а если великий князь отошлёт нас, то её воля будет исполнена и вместе с тем мы будем избавлены от позора возвращения на нашу дорогую родину в качестве преступников.
   -- В таком случае иди, дитя моё! -- сказал старик дрожащим голосом. -- Сам я не решаюсь на это, да и трудно было бы мне идти так далеко поздно вечером. Бернгард проводит тебя через лес.
   Бернгард посмотрел на Марию грустным, вопрошающим взглядом.
   -- Да, пусть он ведёт меня, и не только на этом пути, но и на всех путях моей жизни, -- сказала она, пристально глядя на своего двоюродного брата и подав ему руку. -- Я прошу его принять мою руку, которую с полным доверием протягиваю ему. Ведь это было предметом наших детских игр; быть может, он не забыл тех игр и детских мечтаний, -- грустно прибавила она.
   -- Мария! Неужели правда -- то, что ты говоришь? Это -- твоё серьёзное решение? -- воскликнул Бернгард, закрывая рукою глаза, как бы ослеплённый сильным светом.
   -- Да, это серьёзно, -- произнесла она, -- это -- моя покорнейшая просьба к тебе, дорогой, верный друг моей юности. Ты знаешь тайну моей жизни; своей любящей, сильной рукой ты поддержишь меня, исцелишь мою разбитую душу и поведёшь к счастью и покою. Раньше, чем мы уйдём отсюда, прошу тебя, отец, ещё об одном: благослови нас и обвенчай здесь, в этой маленькой церкви, где так часто собирались все наши соотечественники для молитвы. Отныне мне хотелось бы принадлежать Бернгарду и вверить его честной, любящей душе свою дальнейшую судьбу.
   Бернгард Вюрц не был в состоянии произнести ни одного слова; он молча поцеловал руку Марии, а она посмотрела на него с глубокой благодарностью и прошептала:
   -- Никогда я не забуду тебе этого! Пусть Бог вознаградит тебя за то, что ты поднимаешь цветок, растоптанный при дороге, тогда как в пышном расцвете он отворачивался от тебя.
   -- Дети, дети! -- пробормотал старик, проводя дрожащими руками по лбу. -- Я ничего не понимаю, как всё это случилось. Но если мы можем уйти из этой страны, где мне всегда было так холодно на сердце, и если вы оба сочетаетесь узами любви, я буду только благодарить Промысл Божий. Иди, дитя, во дворец! -- продолжал он. -- Проси великого князя, чтобы он отпустил нас на родину, а я исполню ваше желание и завтра же соединю вас навеки перед алтарём маленькой крепостной церкви. Для меня это будет также радостью и успокоением; в дальнем пути всё может случиться со старым человеком, и я буду счастлив сознанием, что моё дитя в надёжных руках и под хорошей защитой.
   Он возложил руки на головы молодых людей, благословил их, а затем сел в кресло и открыл Библию, что делал во всех трудных случаях жизни, ища утешения и успокоения в неистощимом источнике подкрепления и обновления человеческой души.
   Мария направилась в ораниенбаумский дворец в сопровождении двоюродного брата. Она шла, опираясь на его руку; деревья шумели над их головами, звёзды светили им. То, что они говорили, не был сладостный лепет влюблённых сердец; то были серьёзные, тяжёлые, порою грустные слова; но звёздное небо наполняло их души миром и надеждой на лучшее, светлое будущее, на прочное, мирное счастье.

XXXIX

   Бернгард Вюрц и Мария явились в ораниенбаумский дворец пред самым ужином. Их впустили, так как молодой человек был в форме лесничего, а Марию знали многие придворные, несмотря на то что обитатели лесного домика жили очень обособленно и не соприкасались с прочими придворными служащими. Во дворце также знали, что голштинец-лесничий пользуется особым благоволением великого князя, и поэтому, несмотря на необычный поздний час, уступили настоятельному желанию Марии и решились доложить о ней великой княгине.
   Екатерина Алексеевна отдыхала в своём кабинете. Чтобы избежать сырости осеннего вечера, в камине пылал лёгкий огонёк. Великая княгиня расположилась у камина в глубоком кресле, вытянув ноги на высокой шёлковой подушке, и в задумчивости следила за причудливыми огоньками. Выражение её лица казалось то счастливым, довольным, то озабоченным и беспокойным. Она думала о Понятовском, который хитростью долго боролся с врагами её любви, а теперь покорил их окончательно, так как даже самые сильные, самые могущественные в России люди не имели оружия против посланника союзного и дружественного короля, отношения которого имели особое значение и важность теперь, во время вражды с Пруссией. Она гордилась и была счастлива теми первыми проблесками могущества, засиявшими в тот день над её головою и наполнившими её душу странным чувством той ненасытной жажды, какую испытывает лев, когда, отведав однажды крови, он в опьянении забывает обо всем остальном. Ей представилось, как весь двор стремится сюда, в Ораниенбаум, и низко склоняются головы перед нею, а не перед другою властительницею, как то она видела прежде, занимая скромное место подле императрицы. Она почувствовала также свою власть над супругом, что давало ей надежду и в будущем держать бразды правления в своих руках. Самым же главным было то, что государственный канцлер, хитрейший и мудрейший человек, чьи расчёты всегда оказывались верными, явился сюда и дал ей в руки действительную власть, победоносную армию и вместе с тем решение будущего. В ярком пламени камина, казалось, отражалось её будущее, сияющее блеском владычество, не нуждавшееся уже ни в каких хитросплетениях.
   Однако над всем этим блеском могущества, над всеми надеждами и мечтами о власти висел на шёлковой ниточке остро отточенный меч, который каждую минуту мог упасть и разрушить золотые сны. Кто мог поручиться, что болезнь императрицы действительно так серьёзна, как предполагал осторожный Бестужев? Узнать правду было почти невозможно: камергер великого князя был вечером послан в Царское Село узнать о состоянии здоровья императрицы и привёз ответ, что её величество хорошо спит и нуждается лишь в непродолжительном отдыхе, чтобы восстановить силы. Хотя было известно, что ответы будут всегда подобны полученному до тех пор, пока императрица будет ещё дышать, но всё же не исключалась возможность, что известие верно и что государыня снова встанет, полная сил и здоровья.
   Екатерина Алексеевна содрогнулась при этой мысли.
   Не столько страшил её гнев императрицы за приказ, отданный фельдмаршалу Апраксину, и за то внимание, какое двор оказывал наследнику, сколько то унижение, которому придётся подвергнуться из-за хотя бы даже кратковременного гнева императрицы. В особенности чувствительно показалось бы это теперь, после некоторых проблесков возможной власти; могильным холодом веяло при одной мысли о возможности такого исхода.
   Все эти разнообразные ощущения и переходы от гордых надежд к ужасу и страху были внезапно прерваны докладом о приходе дочери лесничего и о настоятельной просьбе принять её по неотложному делу. Екатерина Алексеевна побледнела при одном упоминании этого имени.
   В руках молодой девушки была её тайна, разоблачение которой могло погубить её. Правда, Мария выказывала всегда большую преданность -- она явилась, чтобы спасти её; но всё же самолюбие великой княгини было больно задето, что есть на свете существо, которое одним своим словом в состоянии разрушить все взлелеянные ею надежды и навлечь серьёзную опасность. Давняя привычка вращаться в кругу себялюбивых членов двора её тётки подала великой княгине мысль, что молодая девушка пришла, быть может, затем, чтобы назначить плату за своё молчание. Однако как бы то ни было, она должна была выслушать её. Отличительной чертой характера великой княгини было стремление отважно идти каждой опасности навстречу и стараться выяснить всякое сомнение; поэтому она приказала впустить Марию, которая вошла во дворец одна, между тем как Бернгардт Вюрц остался ждать её на дворе.
   Пытливо взглянула великая княгиня на входящую и поразилась её изменившемуся виду. Хотя выражение ужаса и отчаяния на лице Марии сменилось тихой, даже радостной покорностью, всё же её строгий вид и почти повелительный взгляд её больших глаз, обращённый в упор на великую княгиню, очень мало напоминал ту весёлую, кроткую девочку, какою Екатерина Алексеевна привыкла видеть её в домике лесничего.
   -- Что привело вас ко мне в такой поздний час? -- спросила великая княгиня ласковым тоном. -- Вы выказали мне так много преданности, -- прибавила она, протягивая Марии свою руку, -- что я считаю своею обязанностью принять вас во всякое время и по мере сил исполнить всякое ваше желание.
   -- Я пришла, -- спокойно и серьёзно сказала Мария, -- просить милостивого посредничества вашего императорского высочества перед вашим супругом, нашим всемилостивейшим герцогом.
   -- Говорите! -- напряжённо сказала Екатерина Алексеевна. -- Что в моей власти, всё будет исполнено.
   -- Один офицер передал нам сегодня приказ, -- продолжала Мария, -- что мой отец и я арестованы в нашем доме, а затем будем высланы в Голштинию.
   -- Ах, я знаю, знаю! -- сказала Екатерина Алексеевна, как бы обрадовавшись, что молодая девушка затронула совершенно забытую ею тему. -- Вы останетесь спокойно и невредимо в вашем доме до тех пор, пока не выздоровеет государыня; ну, а тогда великий князь найдёт возможность пояснить её императорскому величеству происшедшее недоразумение.
   -- Недоразумения никакого не произошло, -- возразила Мария, печально качая головой, -- и если её императорское величество выздоровеет, -- да пошлёт ей это Бог! -- то она подтвердит этот приказ, быть может, в ещё более суровой форме.
   -- Разве есть основание к тому? -- спросила Екатерина Алексеевна почти испуганно. -- Неужели ваш отец действительно совершил нечто такое, что заслуживает кары? Что вы знаете об этом? Говорите откровенно, мне вы можете довериться.
   -- Мой бедный отец, -- сказала Мария, с грустной улыбкой качая головой, -- ни в чём не повинен, но тот человек, который побудил государыню императрицу издать такой приказ, не успокоится, пока не достигнет своей цели; наушничеством и клеветой он постарается снова возбудить гнев императрицы... Он считает себя в праве мстить, -- прибавила она совсем тихо. -- Он будет неумолим в своей мести, потому что любовь, которая не умеет верить, исходит не от Неба, а от демонов. Вот поэтому-то я и пришла, ваше императорское высочество, просить вашей поддержки в моей усердной просьбе к великому князю, чтобы он завтра же отправил нас в Голштинию каким-либо путём, морем или сухопутьем. Скорее бы отсюда на нашу мирную, дорогую родину! Здесь проклятие витает в воздухе, здесь... -- проговорила она дрожащим голосом, со страхом озираясь, как будто мрачные приведения окружали её, -- здесь смерть протягивает ко мне свои когти, и я умоляю вас, ваше императорское высочество, ушлите нас отсюда как можно скорее!
   -- Хорошо! -- сказала Екатерина Алексеевна после короткого раздумья. -- Я прошу об этом великого князя и не сомневаюсь в его согласии. "Это хорошо, -- прибавила она про себя, -- на всякий случай это самое лучшее: если императрица выздоровеет, то неудовольствие будет устранено и никаких дальнейших объяснений не понадобится, если же нет, то такое положение вещей не может быть терпимо, и, удалив голштинцев, мы отнимем у наших врагов опасное орудие". Ваше желание будет исполнено, -- продолжала она уже вслух, -- и я надеюсь, что завтра же вы покинете эту страну, которую так мало любите и которая принесла вам так мало счастья.
   -- Благодарю, благодарю вас, ваше императорское высочество! -- воскликнула Мария и схватила руку великой княгини, чтобы поцеловать её, но, едва прикоснувшись к ней губами, она тотчас же опустила руку, объятая мгновенным ужасом.
   Великая княгиня посмотрела на девушку проницательным взглядом.
   -- Что с вами? -- спросила она. -- Что так волнует вас? Чему вы так испугались? Не может быть, чтобы опасность, пронёсшаяся над вашей головой в виде угрозы, так подействовала на вас, так изменила вас в короткое время. Вы были такая свеженькая, весёлая, теперь вы мрачны и сосредоточенны... Доверьтесь мне!.. Вы имеете право рассчитывать на мою благодарность и заступничество, и, если это в моей власти, я вам докажу, что не забываю преданности и награждаю за услуги.
   Мария продолжала стоять молча, мрачно потупив взор.
   Екатерина Алексеевна почувствовала некоторое беспокойство. Она усматривала здесь какую-то тайну, сущность которой была непонятна ей, и вместе с тем в этот момент она ни за что не хотела бы оставлять в руках этой девушки какую-нибудь тайну. Она ещё раз испытующе посмотрела на Марию, затем продолжала:
   -- Вы только что упоминали о могущественных врагах, которые добились у императрицы приказа об аресте вашего отца; вы говорили о какой-то мести, которая не успокоится, пока не приведёт в исполнение своего тёмного замысла; кто это? Кто может так упорно преследовать вас? Что это за враг при дворе, вблизи императрицы, который так могуществен, что даже покровительство великой княгини становится недействительным? И всё это по отношению к вам -- девушке, которой никто не знает, которая живёт уединённо в лесу, в домике лесничего?
   Мария посмотрела на великую княгиню странным, задумчивым, в душу проникающим взором.
   -- Да, -- сказала она, как бы отвечая на свой собственный вопрос, -- да, я скажу, потому что у меня есть ещё одна просьба к вам, ваше императорское высочество, просьба, быть может, слишком смелая, но на неё я имею право, -- прибавила она почти резким тоном, -- и в удовлетворении её, я уверена, вы мне не откажете.
   -- Ну? -- спросила Екатерина Алексеевна.
   Мария продолжала:
   -- Тот, кто по неизвестным мне причинам склонил государыню императрицу направить свой гнев на моего отца, о существовании которого она до сего времени и не подозревала, и подвергнуть его столь жестокому изгнанию; тот, кто считает себя вправе мстить и не упустить мало-мальски удобного случая, -- это майор Пассек; он, по словам офицера, приехавшего арестовать нас, самолично передал ему приказ государыни императрицы и настаивал на немедленном и буквальном исполнении последнего.
   -- Майор Пассек?! -- удивлённо воскликнула Екатерина Алексеевна. -- Он, привёзший весть о победе из Пруссии и осыпанный милостями государыни? Из-за чего ему ненавидеть вашего отца и мстить ему? Не ошибаетесь ли вы?
   Мария покачала головой и заговорила спокойным и в то же время твёрдым и резким тоном, причём её лицо приняло вновь выражение окаменелости:
   -- Я была ребёнком, ваше императорское высочество; моё сердце было полно видениями цветов, деревьев и голубого неба; всё во мне пело светом и солнцем. Когда поручик Пассек повстречался со мной, он казался мне озарённым отблеском того света, который был во мне; его образ я невольно окружила цветами, наполнявшими в то время моё сердце; отражение голубого неба окружало его голову своими нежными лучами... я полюбила его так, как только может полюбить юное сердце.
   -- О, Боже мой! -- произнесла Екатерина Алексеевна, бледнея и закрывая лицо руками. -- Это ужасно...
   -- Он тоже любил меня, -- продолжала Мария, -- но не так, как любила его я, не так, как любят на моей родине; должно быть, любовь в этой стране другая, -- прибавила она с ноткой горечи, -- она пожирает человека своим пламенем в один момент -- она похожа на русское лето, -- а затем каменеет и исчезает, точно под влиянием ледяной бури. Пассека послали в армию, -- продолжала она. -- Я ждала его страстно; ему принадлежали все помыслы моего сердца; о нём были тогда все мои молитвы. Но вот, -- продолжала она всё быстрее, -- вчера я пришла в грот около зверинца... Я пришла, чтобы предупредить несчастье, не подозревая, какое горе ожидает меня там. Граф Понятовский заключил меня в свои объятия; с его стороны было очень умно и ловко объяснить своё присутствие там свиданием со мной; я опешила и едва понимала, что происходит... Среди лиц свиты великого князя находился также и тот, за счастье которого я молилась ежечасно и ежеминутно и на возвращение которого ко мне надеялось несколько недель моё сердце. Но он отклонил мои объяснения, полный презрения и насмешки... Я призывала Бога в свидетели своей невинности, но Пассек холодно отвернулся от меня прочь... Молчал и граф Понятовский; возможно, что в тот момент он и должен был молчать...
   -- Бедное дитя! -- воскликнула Екатерина Алексеевна, и её глаза наполнились слезами. -- Я не знала этого!.. Это ужасно! Какое горе, какой удар для молодого, чистого сердца!
   Она протянула Марии руку; последняя, казалось, не заметила её и продолжала прежним строгим, торжественным тоном:
   -- Майор Пассек, который любит так, как только и могут любить люди в этой стране, который не имеет никакого доверия к той, кому он хотел тем не менее вручить счастье всей своей жизни, -- умер для меня теперь; моё сердце победило в борьбе, потрясшей меня до глубины души и отнявшей у меня свежесть молодости; я потеряла её, как бабочка теряет под дождём пыль крыльев. Я отдаю себе ясный отчёт в том, каков будет путь моей будущей жизни; моя нога никогда больше не ступит на почву этой страны, моего имени не услышит здесь впредь никто, но, ваше императорское высочество, одна просьба лежит на моём трепещущем сердце, одного успокоения требует гордость моей невинности: тот, кто не поверил мне, не хотел меня слушать, должен знать, но не раньше моего отъезда, что я была невинна, что он отверг верное ему сердце и растоптал жизнь, ему самому принадлежавшую. Прошу вас, ваше императорское высочество, потребуйте от графа Понятовского, чтобы он сказал тому, кого я некогда любила, за кого я готова была отдать последнюю каплю крови, тому, кто преследует меня своим гневом, точно своего злейшего врага, кто отнёсся ко мне с таким презрением и надругательством, -- пусть граф своей честью заверит этого человека, что я -- лишь жертва ложного подозрения, к которому не должно относиться с доверием истинно любящее сердце... Я не требую никаких объяснений; я вовсе не желаю, чтобы вы, ваше императорское высочество, хотя на волос были задеты ими; я желаю лишь честного слова графа Понятовского для удостоверения моей невинности.
   -- Всё, что вы желаете, будет сделано, дитя моё! -- воскликнула Екатерина Алексеевна, вскакивая с кресла, обнимая молодую девушку и целуя её омоченные слезами щёки. -- Всё будет сделано, говорю вам! А теперь идите и найдите отдохновение во сне! Клянусь вам, вы услышите ещё обо мне и останетесь довольны мной. Вы не будете проклинать моё имя, когда вспомните на родине об этой стране, ледяные вьюги которой скоро, пожалуй, сметут и меня в пучину ничтожества. Идите, идите!.. Завтра вы услышите обо мне.
   Она выпроводила Марию из комнаты, как бы не будучи в состоянии переносить долее вид молодой девушки, и ещё раз заверила её в том, что её просьба будет исполнена.
   Когда великая княгиня осталась одна, она стояла некоторое время на месте неподвижно, точно статуя; её лицо было бледно, грудь тяжело вздымалась, а взоры устремлены неподвижно в пространство.
   -- Нет, нет, -- воскликнула она затем, -- это невозможно! Великая княгиня, будущая императрица, голову которой, быть может, уже скоро украсит корона, не смеет принимать такую жертву! Моя гордость не перенесёт такого унижения... Эта молодая девушка в течение всей моей жизни стояла бы живым укором для меня.
   Она позвонила и приказала отправить в город верхового с поручением передать майору Преображенского полка Пассеку приказ явиться наутро к ней.
   Когда она отдала это приказание, то её лицо приняло выражение человека, у которого свалилась с сердца какая-то тяжесть; она перешла в покои великого князя, который только что очнулся от сна, подкрепившего его силы. Ей удалось без труда убедить его в том, что лучшее средство для улаживания всех затруднений -- это отправить старого Викмана с домочадцами возможно скорее обратно в Голштинию. Великий князь немедленно же отдал приказание приготовить к вечеру для отвоза названных людей морскую яхту, стоявшую наготове в ораниенбаумском канале. Затем все уселись за ужин, за которым сегодня не царило уже обычного прежде оживления и веселья; серьёзность положения и неопределённость будущего омрачали всех. Даже голштинские офицеры, которым Пётр Фёдорович сказал два-три равнодушных слова, и те были молчаливы и угрюмы.
   Между тем Мария Викман вернулась в сопровождении Бернгарда Вюрца в домик отца. Её сердце успокоилось после разговора с великой княгиней; она совсем весёлым тоном сообщила отцу обещание великой княгини в том, что та употребит всё возможное, чтобы ускорить отъезд их семьи. Она сердечно протянула руку Бернгарду Вюрцу, после того как старик дал вновь обещание на следующее же утро соединить их навек перед алтарём; искреннее пожелание покойной ночи, брошенное им ей и сопровождаемое исполненным любви взглядом, очевидно, было услышано добрыми духами, так как, несмотря на все волнения и внутреннюю борьбу этого дня, Мария погрузилась в глубокий и сладкий сон, едва только вошла в свою девичью комнату.

XL

   Ранним утром следующего дня великий князь поехал верхом в охотничий домик, чтобы проститься со старым Викманом, а также чтобы лично отдать капитану яхты приказ приготовить судно в путь, сняться с якоря вечером и проделать всё это возможно незаметнее. Он пообещал старику тотчас же послать курьера к голштинскому правительству с приказом вернуть Викмана его прежний приход, а также определить Бернгарда Вюрца священником в какой-либо местности поблизости от его дяди. Он не преминул прибавить, по просьбе старика, что настоящие обладатели освобождающихся для Бекмана и Вюрца мест будут вполне удовлетворены. Когда старик со счастливым лицом сообщил великому князю, что его дочь и племянник вступают в брак, он милостиво пожелал им счастья и пообещал в шутку быть крёстным отцом первого же внука старика; но просьбу присутствовать при венчании молодых людей, которое должно было, по их желанию, произойти в маленькой церкви до отъезда в Голштинию, он отклонил с каким-то странным, полуиспуганным взглядом. Он пожал всем им троим руку, вскочил на лошадь и поехал назад в Ораниенбаум, громко говоря сам с собой, как это с ним всегда бывало в моменты сильного волнения; ехавший позади рейткнехт, слыша доносившиеся до него отрывочные слова, удивлённо поглядывал на своего господина.
   Когда великий князь добрался до дворца, он нашёл его двор заполненным блестящими экипажами из Петербурга; число их всё увеличивалось вновь прибывающими, и все их седоки по прибытии направлялись в приёмный зал дворца, где их принимал штат прислуги великого князя, очень удивлённый таким необычным наплывом гостей в ранний час. Все придворные, в большей своей части проведшие эту ночь без сна в беспокойстве за свою будущность, поспешили при первых лучах рассвета в Царское Село, чтобы справиться о положении императрицы; это участие было вполне естественно и никоим образом не могло повредить тем, кто его выказывал.
   Дежурный камергер, находившийся в передней, давал каждому спрашивающему успокоительные ответы, что государыня провела ночь отлично, что её болезнь, которая есть не что иное, как утомление из-за сильного возбуждения, вызванного вестью о победе и напряжённостью придворных церемоний, уже улучшается и что она покажется через несколько дней при дворе. Слова камергера о хорошем самочувствии государыни подтвердил и граф Иван Иванович Шувалов, показавшийся на несколько минут улыбающимся в передней; но многие из присутствовавших, видевшие искажённые черты государыни после постигшего её припадка, не могли очень доверять такому лёгкому заболеванию и столь быстрому выздоровлению. Кроме того, иные из высших сановников, чин которых давал им право на ближайший доступ к государыне, возымели теперь намерение получить более подробные сведения от камер-фрейлин императрицы; они сделали попытку приблизиться к покоям государыни, но во внешних проходах к последним нашли повсюду двойные посты часовых, угрожавших им штыком и объявлявших голосом, не допускавшим сомнений, что они будут стрелять, если посетители не уйдут прочь. Строгость таких мер не соответствовала лёгкости заболевания государыни, и придворные, подвергшиеся штыковой угрозе, распространяли в толпе собравшихся сомнения в том, что болезнь её величества безопасна; иные даже перешёптывались на ухо о том, что государыни, пожалуй, уже вовсе нет в живых. Но чем дальше распространялись эти подозрения, тем живее каждый вспоминал о том, что в Ораниенбауме обитает будущий император, а также и о том, что если болезнь императрицы примет роковой оборот, то от мановения его руки будут зависеть жизнь и свобода каждого, что в его власти окажутся все чины, почести и богатства.
   Через несколько времени некоторые из экипажей, выезжая из царскосельских ворот, стали сворачивать на ораниенбаумскую дорогу вместо петербургской. Таких экипажей становилось всё больше и больше, и скоро на ораниенбаумской дороге началась настоящая гонка на скорость -- кто раньше поспеет примчаться к восходящему солнцу? Таким образом и произошло, что Пётр Фёдорович нашёл двор ораниенбаумского дворца заполненным экипажами, а приёмный зал -- гостями, причём к крыльцу подлетали всё новые и новые экипажи.
   Гордая радость засверкала в его глазах. Одно мгновение он был полон радостной мечты, что корона России уже упала с головы Елизаветы Петровны и предназначается для него, но тут же вспомнил слова Бестужева, вспомнил о времени, которое понадобится Апраксину, чтобы привести армию в Петербург, -- ив этот момент в России, вероятно, не было ни одного человека, который просил бы Небо так горячо, как великий князь, о сохранении жизни государыни.
   Он проехал во дворец боковой аллеей и прошёл никем не замеченный в свои апартаменты задним ходом.
   Между тем Пассек, согласно полученному им поздно вечером накануне посланию великой княгини, прибыл в Ораниенбаум рано утром. Он не мог объяснить себе это приглашение великой княгини, которая относилась к нему холодно и с двором которой он не имел никаких отношений, кроме как в дни своего дежурства во дворце. При том равнодушии, которое он испытывал ко всему, что не имело отношения к его так тяжко, по его мнению, обманутой любви, он и не подумал о том, о чём могла бы желать поговорить с ним великая княгиня. Ему было лишь больно то, что её приказание заставляло его ехать в Ораниенбаум как раз теперь. Хотя он и рекомендовал офицеру, которому передал приказ о выселении старого Викмана, быстроту исполнения приказа, тем не менее вчера вечером легко могли случиться какие-либо препятствия; таким образом он, Пассек, легко мог встретить на дороге в Ораниенбаум или в парке изгнанных жителей домика лесничего.
   Хотя его и переполняли гнев на измену любимой им девушки и жажда мести за эту измену, хотя он и опрокинул безрассудно все препятствия, мешавшие выполнению его мести, -- тем не менее он боялся, сам себе не отдавая в этом отчёта, встречи с Марией. Он боялся встретиться снова с тем взглядом, которым она смотрела на него в последний раз и который глубоко запал в его душу. Как ни мало он был настроен к тому, чтобы обращать внимание на всё, что теперь окружало его, он не мог не заметить с большим удивлением необычайного числа экипажей на дороге, неоднократно заставлявших его сворачивать лошадь в поле.
   Презрительно смотря на эти блестящие экипажи, из которых там и сям приветствовали дружескими кивками молодого, осыпанного такими милостями государыни офицера, между тем как в других от него предусмотрительно отводили глаза, так как не было ещё известно, не грозит ли какая-либо беда любимцу умирающей императрицы, Пассек вполголоса произнёс:
   -- А, как они спешат явиться на поклон к своему будущему повелителю, время которого, по их мнению, уже настало! Как они спешат броситься к ногам того, кого они вчера ещё презирали и кого будут презирать завтра, если государыня оправится. А если он будет их повелителем, -- задумчиво продолжал он, -- то, что станет со мной самим? Вчера ещё я стоял высоко, выше всего, чего могло желать моё самолюбие. Простит ли он мне то, что я был вестником победы над прусским королём и явился орудием, так больно ударившим покровительствуемого им человека? Не низвергнет ли меня уже завтра мой путь, приведший меня вчера так высоко, в самые недра унижения? Не служит ли этот приказ явиться к великой княгине первым предзнаменованием грозы, собирающейся над моей головой? -- Одну минуту Пассек молча ехал вперёд, не обращая внимания на поклоны и отворачивания седоков придворных экипажей; затем он воскликнул с мрачным, диким взглядом: -- Да, впрочем, какое мне дело до всего этого? Какое мне дело до завтрашнего дня, если погас свет, озарявший моё сердце?! Будь что будет!.. У меня всегда найдутся добрая пуля и заряд пороха, чтобы избежать медленной смерти в рудниках Сибири.
   Он вонзил шпоры в бока лошади и помчался диким галопом по полю. Придворные чины в экипажах, видя этого мчащегося в карьер Преображенского офицера, сочли его за курьера, мчащегося в Ораниенбаум, чтобы первым приветствовать нового императора.
   Эта мысль мелькнула почти у всех владельцев экипажей; все они начали гнать своих кучеров; скоро все экипажи пустились полным галопом, точно на олимпийском беге; но и тут им не удавалось настичь бешено летевшего по полям всадника.
   На лице Пассека был почти грозный вызов, когда он, опередив все экипажи, входил в огромную переднюю ораниенбаумского дворца, в которой неспокойно волновалась толпа посетителей. И здесь тоже его прибытие произвело впечатление; он ведь был человек, осыпанный особыми милостями императрицы, ведь он больше, чем кто бы то ни было, должен был желать ей долгого царствования; если теперь и он тоже появился здесь, в районе лучей восходящего солнца, то это, вне сомнения, значило, что он осведомлён о положении государыни и, видимо, питает мало надежды на улучшение её здоровья, а потому и счёл необходимым заставить будущего повелителя забыть о том, что именно он принёс весть о победе над прусским королём -- весть, которая должна была быть крайне неприятна великому князю.
   Однако Пассек обращал мало внимания на беспокойство и движение, возбуждённые его появлением; он отвечал на сыпавшиеся со всех сторон вопросы холодными, краткими, подчас невежливыми ответами и велел слуге доложить о себе великой княгине, к которой и был немедленно введён.
   Екатерина Алексеевна сидела в своём кабинете; на ней было белое утреннее платье. Весь её туалет был вполне подходящ для этого раннего часа дня и очень прост, однако был дополнен доходящим до талии горностаевым воротником, накинутым на плечи как бы для защиты от утренней свежести. И это было тоже вполне естественно, так как положение русской великой княгини и прирождённой герцогини голштинской давало ей право носить эту одежду, присвоенную в то время исключительно августейшим особам. На груди великой княгини краснела полоса ленты ордена св. Екатерины; так как она намеревалась показаться придворным, съехавшимся в Ораниенбаум, то было опять-таки очень естественно, что она возложила на себя пожалованный самой государыней высший русский орден. Однако, несмотря на простоту её платья и на то, что в её волосах не было ни одного украшения, этот как бы случайно наброшенный горностаевый воротник и широкая красная лента давали ей вид повелительницы, собирающейся вступить в круг своих подданных. Но выражение лица Екатерины Алексеевны в тот момент, когда Пассек подошёл к ней, вовсе не соответствовало всему её виду; на её побледневшем лице читалось болезненное беспокойство, почти отчаяние.
   Молодой офицер склонился перед ней со всей почтительностью, требуемой её саном, но в его взоре была какая-то холодность; он как будто решил с полной невозмутимостью принять всё, что ни услышит.
   -- Я. приказала передать вам моё приглашение, -- произнесла Екатерина Алексеевна, потупив взор, -- так как имею в виду дать вам кое-какие объяснения и, быть может, вернуть покой и счастье вашей душе.
   -- Я буду благодарен вашему императорскому высочеству за каждое объяснение, -- проговорил Пассек. -- Я не понимаю, -- холодно продолжал он, -- почему вы заранее предполагаете, что моё сердце нуждается в покое и счастье, что я неспокоен и несчастлив? -- А затем, отдаваясь мысли, захватившей его ум, он воскликнул: -- Я сделал то, чего требовал от меня долг. Я спокойно и без страха буду ждать, станет ли завтра дурным и достойным возмездия то, что сегодня было справедливо и достойно награды.
   Екатерина Алексеевна смотрела на него удивлёнными глазами.
   -- Я вовсе не хочу говорить с вами о служебном долге или о чём бы то ни было, касающемся службы, -- произнесла она. -- Это, -- прибавила она с ударением, -- касается государыни императрицы, а не великой княгини. -- Затем она продолжала с быстрой решимостью, свойственной её характеру: -- Я велела позвать вас сюда, чтобы поговорить с вами о Марии Викман, бывшей до сих пор, насколько я знаю, счастьем всей вашей жизни и теперь ставшей для вас источником тяжких страданий.
   Лицо Пассека покрылось густым румянцем; в его глазах сверкнуло дикое пламя, губы сложились в горькую усмешку.
   -- Прошу вас, ваше императорское высочество, -- хрипло произнёс он, -- не исполнять своего намерения. Я очень благодарен вам, -- продолжал он почти презрительным тоном, -- за милостивое участие в сердечных делах человека, не имеющего никакого права ожидать такого участия, но, -- резко воскликнул он, -- я имею привычку смотреть на эти дела как на касающиеся исключительно меня и -- прошу извинить смелость моих слов! -- никому не могу дать право вмешиваться в них.
   -- Отлично! -- произнесла Екатерина Алексеевна, видимо ничуть не оскорблённая горячими словами Пассека. -- Отлично! Я также имею привычку отстранять всякое вмешательство в мои личные дела и потому уважаю эту привычку и в других. Однако в данном случае дело идёт не только о вашем сердце, но и о сердце Марии Викман; каждая женщина имеет право -- это даже долг её -- прийти на помощь другой женщине, мужественно стоять за неё и вывести правду на свет Божий.
   -- Я видел собственными глазами, и то, что я видел, -- возразил Пассек, -- доказало мне, что сердце, которое и я считал благороднейшим и чистейшим на земле, на деле полно зла, лжи и предательства; поэтому я просил бы вас, ваше императорское высочество, считать этот вопрос исчерпанным и соизволить милостиво отпустить меня.
   Он склонился перед великой княгиней и хотел, казалось, повернуть к дверям.
   -- Стойте, стойте! -- воскликнула Екатерина Алексеевна. -- Если вы уже забыли, что стоите перед великой княгиней, то не забывайте, по крайней мере, что выслушать даму до конца -- обязанность каждого порядочного человека. Вы видели, как вы говорите, собственными глазами, -- продолжала она, между тем как Пассек остановился, устремив в землю мрачный взгляд, -- а я говорю вам, что ваши глаза обманули вас, что ваши подозрения ложны, что то чистое существо невинно и что оно заслуживает полного уважения и вашей любви.
   -- Обманули! -- воскликнул Пассек, теряя всякое самообладание, вздымая кверху сжатые кулаки и ударяя ногой о пол. -- Обманули глаза! Я видел её в объятиях графа Понятовского; я видел её в том же самом гроте, под ветвями того же самого дерева, под тем же небом, под которым она клялась мне в любви и верности, на том самом месте, о котором я грезил во сне, к которому влекла меня страсть моего сердца и на котором я надеялся прижать неверную к груди, объятый радостью нового свидания. Я вернулся с поля битвы, -- продолжал он, весь дрожа от возбуждения, производимого воспоминаниями, -- великий князь взял меня вместе с другими в парк, чтобы, как он говорил, словить дичь. Быть может, он задумал какую-нибудь шутку над графом Понятовским; он провёл нас прямёхонько к месту, заполнявшему все мои мечты; и ту, страсть к которой пожирала меня, я увидел в объятиях графа, прильнувшей к нему, а её голова лежала на его груди.
   Великая княгиня, встав с места и подойдя к майору с загоревшимся гордостью лицом, воскликнула:
   -- И всё-таки я говорю вам: она невинна; она чиста, точно только что распустившийся бутон лилии.
   -- Я всегда готов преклониться перед глубиной женского ума, -- насмешливо произнёс Пассек, -- но сомневаюсь, чтобы вам, ваше императорское высочество, удалось найти доказательство, которое могло бы опровергнуть свидетельство моих глаз.
   -- И всё-таки я найду такой аргумент; я нашла уже это доказательство, победоносно уничтожающее всякое подозрение; этот аргумент есть истина.
   -- Я видел то, что есть истина, -- мрачно возразил Пассек.
   -- В таком случае, -- воскликнула Екатерина Алексеевна, -- вы должны теперь услышать и, надеюсь, вы будете благодарны вашим ушам, если они посрамят свидетельство ваших глаз. Слушайте внимательно! -- продолжала она с просительным жестом руки. -- Клянусь всемогущим Богом, стоящим над нами и тяжело карающим клятвопреступника, что каждое слово, которое вы теперь услышите, есть сама истина.
   Пассек внимательно и полный ожидания посмотрел на великую княгиню; торжественность её тона не прошла даром, но всё-таки с его лица не исчезло выражение насмешливой недоверчивости; он, казалось, слушал лишь для того, чтобы не ослушаться приказа великой княгини.
   Екатерина Алексеевна заговорила, пристально глядя на молодого человека и как бы с усилием произнося каждое слово:
   -- Вы видели Марию Викман в объятиях графа Понятовского; это -- правда. Но граф сам даёт вам честное слово, что до того он не говорил этой девушке ни слова о любви, что он ни разу не прикасался к её руке и никогда не думал о ней хотя бы с малейшим душевным трепетом, так как его сердце, -- голос великой княгини слегка дрогнул при этих словах, несмотря на всё её самообладание, -- принадлежит другой даме, занимающей такое высокое положение, что об этом не должен знать никто.
   Пассек пожал плечами.
   -- Можно любить даму и увиваться за девушкой... для препровождения времени, -- произнёс он. -- Граф Понятовский, видно, научился делить своё сердце надвое при дворе короля Августа.
   Екатерина Алексеевна топнула ногой, близко подошла к майору и, вперив в него пламенеющий взор, воскликнула:
   -- Если вы не верите слову графа, то, может быть, я должна дать вам своё слово, слово великой княгини, будущей императрицы, в том, что Мария невинна? Может быть, я должна сказать вам, что докажу вам её невинность? Поверите ли вы мне, если я дам вам слово, что та -- другая -- дама находилась вчера в гроте, что она погибла бы, если бы великий князь увидел её там, что Мария пришла лишь для того, чтобы предостеречь её и указать ей путь к бегству, что граф Понятовский привлёк её в свои объятия с целью спасти эту даму и отклонить от неё всякое подозрение?
   Глаза Пассека неестественно раскрылись, он задрожал и покачнулся, точно поддавшись обмороку; затем страшным, грозным голосом воскликнул:
   -- О, это невозможно, это кощунственно! Разве можно жертвовать человеческим сердцем ради спасения репутации важной дамы?
   -- И очень даже, -- серьёзно и гордо возразила Екатерина Алексеевна, -- если от этой репутации зависит судьба народов и государств. Кроме того, -- мягко прибавила она, протягивая молодому человеку руку, -- граф Понятовский, наверное, не думал в тот момент о размерах жертвы, приносимой им ради спасения той дамы, которую он готов был спасти ценой чего угодно. Он наверное думал, что может без вреда кому бы то ни было устроить такую вещь с девушкой, так кстати явившейся ему на помощь. Он, конечно, и не подозревал того, что вы будете сопровождать великого князя, а тем более того, в каких отношениях вы находитесь с дочерью лесничего.
   -- Это -- правда, это -- правда, -- воскликнул Пассек, ударяя себя по лбу. -- Какое несчастное сцепление обстоятельств! Бедная, бедная Мария! Как жестоко обидел я её!.. Ведь она могла ожидать от меня защиты! О, Боже мой, зачем не выслушал я её, зачем я ушёл оттуда?
   Он опустился на стул, совершенно уничтоженный, забыв о том, что находится в присутствии великой княгини, и со стоном опустил голову на руки.
   -- Плачем и жалобами, -- произнесла Екатерина Алексеевна, -- не вернёшь содеянной несправедливости.
   -- Боже мой! -- прошептал Пассек, вставая и подходя колеблющимся шагом к великой княгине. -- Ваше императорское высочество, ведь здесь ничем не поможешь! Вы не знаете того, что произошло; вы не знаете, что под давлением сумасшедшего гнева я сообщил государыне императрице, что этот Викман -- вовсе не лесничий, а лютеранский пастор; эти сведения я добыл раньше.
   -- Лютеранский пастор? -- в ужасе воскликнула Екатерина Алексеевна. -- Боже мой, какая неосторожность! Да, да, он должен уехать как можно скорее, без проволочек!
   -- Да, да, -- продолжал глухим голосом Пассек, -- я сказал это государыне императрице и одному из лучших офицеров моего полка передал её приказ немедленно же выселить обитателей охотничьего домика и проводить их до границ Голштинии. Этот приказ будет выполнен, они уедут, будут с позором изгнаны... О, моя бедная Мария! Зачем не раскрылась земля, чтобы поглотить меня в своих недрах?
   -- Благодарите Небо, великого князя и меня, бывших орудием в Его руках, за то, что этот приговор не приведён в исполнение. Тот офицер не отважился увезти во время болезни императрицы по приказу, подписанному лишь графом Разумовским, людей, находящихся под покровительством великого князя. Они находятся ещё в охотничьем домике, но уедут сегодня; великий князь отошлёт их на родину свободными людьми. Ещё есть время исправить то, что вы испортили в пылу дикого огорчения. Сегодня вечером отплывает судно, увозящее Марию. Вы можете ещё попросить прощения у Марии; правда, старик ради собственной безопасности должен ехать, но гнев государыни не распространится на его дочь; вестнику победы под Норкиттеном она не откажет в просьбе, с которой он обратится к ней ради собственного счастья.
   -- Боже мой, Боже! -- воскликнул майор, точно ослеплённый, держа руку пред глазами. -- Разве возможно такое счастье?
   -- Идите и завоюйте себе счастье, -- произнесла Екатерина Алексеевна, -- и, если это вам удастся, не забывайте никогда о том, что сделала великая княгиня ради того, чтобы доказать вам невинность любимой вами девушки. Не забывайте никогда, какую тайну она доверила вам, как дворянину с душой рыцаря.
   -- Клянусь, -- подымая руку, воскликнул Пассек, -- клянусь, что пока бьётся в груди сердце, я никогда не забуду об этом; то, что вы сделали для меня сейчас, делает меня вашим рабом навеки. Перед вами лежит широкая будущность, блестящая, но, быть может, и полная опасностей. Если когда-либо, -- продолжал он ещё торжественнее, -- на вас надвинется опасность, позовите меня, ваше императорское высочество, и я буду готов отдать за вас жизнь.
   Екатерина Алексеевна подала ему руку с сердечной и полной царственного величия радостью.
   -- Я принимаю ваше обещание, -- сказала она, -- возможно, что наступит время, когда мне понадобятся такие друзья, как вы; с такими друзьями я преодолею опасности, а также, -- прибавила она, крепко пожимая его руку, -- блеск и почести, которые, быть может, принесёт мне судьба, окружат и моих друзей... А теперь идите!.. Идите и призовите снова улыбку на лицо вашей возлюбленной, глаза которой пролили столько слёз.
   Пассек склонился над рукой великой княгини, пламенно поцеловал её и быстрыми шагами бросился из комнаты.
   Тотчас после его ухода в кабинете появился великий князь. Он зашёл за супругой, чтобы показаться вместе с ней двору. Екатерина Алексеевна с удивлением, а вместе с тем и с радостной улыбкой заметила, что вместо голштинской формы на нём был мундир русского кирасирского его имени полка, а вместо ордена святой Анны на груди у него находилась голубая лента св. Андрея Первозванного. Она поздравила его с этой переменой, как нельзя более подходящей положению момента.
   -- Я учусь у своей умной супруги, -- сказал Пётр Фёдорович, галантно целуя руку Екатерины Алексеевны. -- Русские не любят формы моих добрых, храбрых голштинцев, но для того, чтобы стать русским императором, можно на время и забыть, что носишь сан голштинского герцога.
   -- Мы должны сделать больше, -- произнесла Екатерина Алексеевна, кладя руку на его руку, -- мы должны сделать вид, что забыли, что российская корона находится так близко от наших голов. Не забудьте о том, что у нас есть враги, что всё может ещё перемениться, что наши друзья во всяком случае ещё не располагают армией Апраксина.
   -- Вы правы, вы снова правы, -- воскликнул Пётр Фёдорович наполовину удивлённо, наполовину печально.
   Затем он повёл супругу в большой приёмный зал.
   При их входе все головы низко склонились и все тихо зашептались между собой; двор удивлялся величественности вида Екатерины Алексеевны, несмотря на простоту её костюма; не осталась незамеченной и перемена мундира великого князя; все сочли её признаком того, что августейшие супруги были уже осведомлены о предстоящих событиях. Но на этот раз уже великий князь в выражениях, почти совпадавших со вчерашними словами его супруги, выразил гостям благодарность за их участие, а затем самым недвусмысленным образом приказал им ехать назад и молиться за здоровье государыни.
   Этому приказанию все хоть и медленно, но повиновались, и скоро вся дорога к Петербургу вновь покрылась экипажами; на этот раз гонки уже не было, и экипажи доставили своих седоков в город ещё более озабоченными и неспокойными за завтрашний день.

XLI

   Пробравшись сквозь толпу присутствующих, Пассек поспешно устремился к выходу и вскочил на лошадь. Он мчался во весь опор по знакомой ему дороге мимо зверинца к дому лесничего. Бросив поводья коня на одну из тычин палисадника, он с бьющимся сердцем поднялся по ступеням веранды, ощущая в груди не то радостную надежду, не то беспокойный страх, словно преступник, который должен предстать перед своим судьёй. Но ведь его судьёй была та девушка, в глазах которой он так часто читал искреннюю любовь и преданность! В то время как его взоры блуждали по знакомым местам, где, как в рамке, была заключена картина истории его любви, надежда в его сердце брала верх над страхом и он видел пред собой образ Марии, видел, как она сидела здесь, возле него, со счастливой улыбкой, радостно болтая и смотря на него детски доверчивыми глазами; он отчётливо вспоминал, как при прощании она подняла на него полные любви взоры своих лучистых глаз, и из его души, легко восприимчивой к каждому страстному ощущению, исчезло всякое сомнение в том, что через несколько мгновений любимая девушка с теми же глазами и с той же улыбкой падёт в его объятия.
   Но в доме не было никакого движения; комната, в которой обыкновенно собиралось всё семейство, была пуста. Пассек открыл дверь в помещение старого Викмана. И здесь не было никого, только на полу стоял сундук, наполовину наполненный бельём и платьем. Необычайное беспокойство овладело молодым человеком: неужели, несмотря на уверения великой княгини, приказ о выселении, который он приказал привести в исполнение офицеру своего полка, уже был свершившимся делом? Или, быть может, обитатели лесного домика не пожелали ждать утра и, движимые страхом, хотели бегством избавиться от угрожавшей им опасности? Со страхом в душе Пассек стремительно взбежал по лестнице наверх и вошёл в комнату Марии, бывшую свидетельницей душевной борьбы молодой девушки и многих слёз, пролитых ею из-за него. Хотя и здесь также стоял наполовину наполненный сундук, однако комнатка с её свежими занавесками у окон и белоснежной постелью всё ещё носила на себе отпечаток того тихого довольства, того радостно-бодрого настроения, которое Мария распространяла вокруг.
   Подавленный воспоминаниями, молодой человек некоторое время оставался неподвижным; он сложил руки и благоговейно опустил голову, словно находился в священном месте, перед алтарём; но затем беспокойство овладело им с новой силой. Он бросился в другие помещения и раскрыл несколько дверей, ведших в кладовые, а также дверь комнаты Бернгарда Вюрца. Но всё было напрасно: все помещения оказались пустыми и всюду Пассек находил следы приготовления к выезду или, быть может, поспешного, уже совершившегося отъезда. Наконец, когда он уже в полном отчаянии снова вернулся в гостиную, своим не изменившимся видом терзавшую его воспоминанием о прошлом, со двора появилась удивлённая и испуганная прислуга. Она услышала шум его шагов и со страхом, осторожно подкралась к двери, чтобы посмотреть, кто это так быстро и беспокойно ходит по пустому дому, звеня оружием. Когда она узнала молодого офицера, который часто в качестве семейного друга бывал в их доме и чувства которого к её молодой хозяйке отгадала с двойным инстинктом женщины и слуги, она спокойно вздохнула и вошла в комнату.
   -- Ах, это -- вы, барин? -- сказала она, с ласковой доверчивостью приветствуя молодого человека, сделавшего ей немало богатых подарков. -- Это хорошо, что вы опять пришли! Как барин будет рад видеть вас снова... и барышня также, -- добавила она с многозначительным подмигиванием. -- Ах, быть может, всё было бы лучше, если бы вы были здесь!.. Когда я услышала ваши шаги в доме, я уже думала, что опять пришёл человек, принёсший несчастье, тот самый, который вчера вечером хотел всех нас захватить и увезти... О, Господи! -- продолжала она, боязливо и недоверчиво отступая. -- Да, да! Ведь на нём был ваш мундир. О, скажите! Быть может, вы тоже пришли сюда, чтобы сообщить моему бедному барину о новом несчастье? Или, быть может, вы пришли, чтобы мягче исполнить суровый приказ государыни? Да, да, вероятно, это так!.. Ведь вы не можете сделать зло этому дому, в котором вас так часто принимали как дорогого гостя...
   Добродушные слова прислуги как горький упрёк терзали душу Пассека.
   -- Будьте покойны, будьте покойны!..-- сказал он. -- Я не привёз с собой дурных вестей... Я знаю, что случилось, но надеюсь, что всё ещё исправится, если теперь не произошло чего-либо, что должно бесповоротно изменить судьбу. Где ваш барин? -- настойчиво спросил он. -- Где Мария?
   Одно мгновение служанка смотрела на него в нерешительности; казалось, некоторое недоверие ещё раз поднялось в её душе при виде той же формы, которую носил посланец, принёсший столько горя всему дому; затем она покачала головой, словно отгоняя собственные мысли, когда увидела тревожное и вместе с тем озарённое радостной надеждой лицо молодого человека, которого она не раз заставала в дружеской беседе со своими господами.
   -- Они в церкви, барин, -- сказала она. -- О, Господи! -- тотчас же воскликнула она. -- Что же я наделала!.. Ведь никто не должен знать, что там есть церковь... Они пошли в сторону лагеря, -- продолжала она. -- Только вы не идите за ними, барин, не идите... подождите их здесь! Они, наверное, скоро вернутся... Я приготовлю вам кое-что закусить. Вы, конечно, проголодались с дороги, а хотя мы все уезжаем сегодня вечером, но в доме найдутся ещё запасы, чтобы накормить и напоить гостя.
   Пассек уже не слышал последних слов; едва узнав, где находятся обитатели лесного домика, он быстро спустился вниз, отвязал свою лошадь и во весь опор помчался по направлению лагеря и крепости. Проехав некоторое расстояние, он наткнулся на часового из голштинских солдат, который с наклонённым ружьём преградил ему дорогу и ещё издали закричал, что тут проезжать нельзя.
   Не останавливаясь ни на одно мгновение, сильно возбуждённый Пассек пустил свою разгорячённую лошадь во весь карьер прямо на солдата, и часовой отскочил в сторону. Побудил ли его к этому весьма естественный страх пред мчавшимся всадником, который, несомненно, мог раздавить его, или он не решился поднять оружие против русского штаб-офицера сегодня ещё менее, чем когда-либо, из-за холодного приёма, оказанного во дворце голштинским офицерам, но Пассек с той же быстротой проехал дальше. Проскочив таким же образом ещё мимо двух часовых, Пассек влетел прямо в ворота крепости, где солдат также не решился серьёзно преградить ему путь.
   Хотя после первых известий о тяжкой болезни императрицы голштинцы и преисполнились радостью при мысли о том, что вскоре их герцог станет самодержавным властелином России, но теперь, узнав об обращении великого князя с находящимися при нём голштинскими офицерами, они значительно упали духом; когда же, как молния, разнеслась весть, что его императорское высочество облёкся в русский мундир, всеми голштинцами овладела сильная тревога: они хорошо понимали, что если их герцог и покровитель отвернётся от них, то их судьба здесь, в чужой им стране, будет весьма печальна.
   Пассек осадил свою лошадь как раз перед домом, в котором была устроена маленькая простая церковь, у дверей которой ему уже довелось стоять однажды, когда он подсмотрел лютеранское богослужение. Как и тогда, скамейки были заняты голштинскими солдатами; как и тогда, старик Викман стоял в чёрном облачении перед алтарём, на котором горели свечи, слабо освещая серебряное распятие; но то, что тогда представилось Пассеку как бы видением, быстро исчезнувшим, к его радости, облеклось теперь в ужасающую действительность его неподвижному взору, полному отчаяния: перед алтарём, одетая в белое платье, с миртовой веткой в волосах, как единственным подвенечным украшением, стояла Мария Викман и её рука лежала в руке Бернгарда Вюрца, смотревшего на её склонённую головку серьёзным и вместе с тем счастливым взглядом.
   -- Господи Боже! -- воскликнул Пассек, бросаясь по широкому проходу среди церкви прямо к алтарю. -- Что здесь происходит? Этого не должно быть!.. Остановитесь!..
   Старик Викман с изумлением прервал свою речь, доведённую им как раз до вопроса, утвердительный ответ на который связывал брачащихся на всю жизнь; он поднял взор и с большим удивлением увидел перед собою того офицера, беседу с которым он вёл весьма охотно, к которому он относился с такой симпатией и угрожающее появление которого здесь, в церкви, он не мог себе объяснить.
   Голштинцы поднялись со своих мест и стояли с недоброжелательными лицами, готовые схватить нарушителя священнодействия; но всё же они ждали разрешения своего духовного отца, так как в этом священном месте он один имел право повелевать. Бернгард Вюрц смотрел на офицера испуганным и печальным взором. Сама Мария при звуке знакомого ей голоса почувствовала себя обессиленной и готова была упасть на колени; она ещё ниже склонила свою головку на грудь, но затем, словно ища защиты, обеими руками крепко ухватилась за руку своего двоюродного брата.
   -- Остановитесь! -- ещё раз воскликнул Пассек. -- Этого не должно быть!..
   Он схватил руку Марии и с силой оттолкнул её от её жениха, встав между обоими.
   Тогда Мария выпрямилась, почувствовав в себе силу; она отстранилась от него и подошла к нижним ступеням алтаря, выше которых стоял её отец. Затем она протянула руку по направлению к Пассеку и окинула его холодным, гордым взглядом.
   -- Выслушай меня, Мария, -- воскликнул Пассек, -- выслушай меня, прошу тебя именем Бога, Которого ты сама вчера призывала в моём присутствии!.. Выслушай меня! Я знаю, что ты невинна; я знаю, как я был жестоко несправедлив к тебе... Я искал тебя, я выследил тебя, чтобы у твоих ног покаяться в своей вине и вымолить твоё прощение.
   Он опустился на колени пред молодой девушкой и с мольбой простёр к ней руки.
   -- Это -- правда, -- произнесла Мария с прежним холодным выражением на лице, -- я умоляла вас именем Бога выслушать меня, когда я стояла перед вами, подавленная страшным обвинением. Вы же не вняли и этому Имени, заключающему в себе всё вместе: правду, справедливость, любовь и милосердие; вы отвернулись от меня... Как же вы можете требовать теперь, чтобы я выслушала вас? Вы не поверили мне; так какое мне дело до того, что другому доказательству вы придаёте большее значение. Бог милостиво залечил рану, которую вы мне нанесли; я нашла руку, которая уверенно и смело поведёт меня по жизненному пути, а также сердце, которое верит мне и не обманет меня, когда я буду нуждаться в его поддержке.
   В её глазах заискрился тёплый свет, когда она благодарным взором взглянула на Бернгарда Вюрца.
   -- Нет, нет, Мария, -- воскликнул Пассек в отчаянии, -- нет, нет, это нельзя допустить!.. Прости меня, Мария, ради нашей любви! Ведь ты любила меня... Разве любовь может быть непримиримой?
   -- Она должна быть таковой, -- воскликнула Мария, -- если она была искренней, настоящей любовью, если был нанесён смертельный удар её самым чистым, благородным и задушевным порывам. Если бы я не так сильно любила вас, как это было на самом деле, -- сказала она, причём на одно мгновение на её лицо пала тень страдания, а глаза затуманились, -- я простила бы вам; но теперь я не могу сделать это... Однако всё же, -- продолжала она, глядя на распятие, -- здесь, в храме Того, Кто знает только одну любовь, Кто принёс Себя в жертву за грехи людей, я должна простить вас и делаю это от всего сердца... Я молю Бога, да возвратит Он мир вашей душе, но забыть я не могу; а если бы я и могла сделать это, -- продолжала она с засверкавшими глазами, -- то должна была бы презирать себя и не смела бы более поднять свой взор к чистому небу.
   Пассек бессильно поник всем телом, так что его лоб ударился о пол. Тон, которым говорила с ним Мария, убедил его, что её решение бесповоротно; он чувствовал, что её сердце потеряно для него навсегда, что каждая дальнейшая мольба была бы излишня; только глухой стон вырвался из его груди, и он остался лежать на полу без движения, опустив голову на сложенные руки.
   -- Мария! -- сказал старик Викман, всё время с волнением следивший за происходившей перед ним сценой и понявший, в чём дело. -- Мария, неизменно ли твоё решение? Обдумай его хорошенько!
   -- Оно неизменно, отец, -- ответила Мария, -- клянусь в этом здесь перед тобой и перед Богом, перед лицом которого мы стоим!.. Продолжай прерванный обряд, прошу тебя, и положи конец всему, чтобы моя жизнь приобрела прочное основание...
   -- Мария, -- сказал также Бернгард Вюрц, с мучительным беспокойством смотря в её глаза, -- Мария, обдумай это!.. Разве я мог бы когда-нибудь найти счастье и душевный покой, если бы ты под влиянием минутной вспышки негодования заключила неразрывный союз со мною, а потом, впоследствии, мне пришлось читать раскаяние в твоих глазах?
   -- Ты не прочтёшь раскаяния в моих глазах, мой дорогой друг, -- ответила Мария, -- в моём сердце нет негодования; напротив, оно полно искренней благодарности Богу, что Он открыл моей жизни её настоящий путь. Прошу тебя ещё раз, отец, -- продолжала она с мольбой, -- кончай обряд, нам дорого время!
   Старик Викман не сказал более ничего, кроме формулы вопроса, который он предложил обоим. Тихо и дрожа от волнения ответил Бергард Вюрц, Мария же произнесла своё "да" громко, ясно, энергично, и одновременно с этим связывающим на всю жизнь словом по церкви пронёсся резкий, страдальческий стон.
   Пассек поднялся и, сложив руки на груди, широко раскрытыми, неподвижными глазами смотрел на Марию, благоговейно склонившую голову под благословением отца. Совершив обряд, старик стал благословлять всех присутствующих; он был глубоко взволнован, так как знал, что стоит в последний раз пред алтарём этой маленькой церкви, среди своей маленькой паствы, остававшейся здесь, в чужой стране.
   Несколько солдат подошли и с благоговейным усердием помогли ему разоблачиться, после чего, идя между дочерью и племянником, он направился к выходу. Когда они проходили мимо Пассека, на которого солдаты всё ещё смотрели с состраданием, Мария остановилась; она протянула ему правую руку, которую он взял машинально, а затем, положив левую на его голову, кротко, спокойно, без малейшего возбуждения промолвила:
   -- Да благословит вас Бог и даст мир вашей душе! Я прощаю вас от всего сердца.
   Пассек наклонился и коснулся её руки своими холодными губами, причём его смертельно бледное лицо осталось неподвижным. Тогда, не оборачиваясь, Мария рядом с отцом и мужем направилась к выходу и спокойно вернулась домой, чтобы окончить последние приготовления к отъезду, хотя эти приготовления не требовали большого труда, так как, во избежание всякого шума и разговоров о себе, они могли взять с собой только самое незначительное количество вещей.
   Церковь опустела. Встал также и Пассек и покинул дом и маленькую крепость; он исчез в парке, где провёл целый день. Никто не мог бы рассказать об этом, но когда с наступлением темноты яхта великого князя снялась с якоря, а старый Викман со старой служанкой в маленькой лодке переправлялся на судно, в некотором отдалении от берега стояла тёмная фигура, неподвижная, как статуя. Когда же паруса надулись и красивая, стройная яхта через канал направилась в открытое море, фигура оживилась, пришла в движение и следовала за судном, пока то не вышло на простор. Звёзды светили на белые паруса, которые ветер надувал всё сильнее и сильнее; корабль плыл всё дальше по тёмной поверхности вод, а фигура, следившая за его бегом, стояла на высоком песчаном берегу и смотрела на судно, всё более и более скрывавшееся за тёмным горизонтом; но, когда исчезло последнее сияние белых парусов, фигура упала на колени и громкое, страшное рыдание огласило дюны.

* * *

   Вечером большая толпа придворных опять направилась в Ораниенбаум и наполнила приёмную великокняжеской четы. Екатерина Алексеевна удалилась в свой кабинет и строго приказала, чтобы к ней не допускали никого из всех тех назойливых людей, которые желали бы проникнуть в её покои. В это время к великой княгине вошла её камеристка и сообщила, что майор Пассек ждёт у подъезда и, требуя свидания с великой княгиней, не хочет принимать во внимание никаких отказов; как сообщила камеристка, он объявил, что выломает дверь великой княгини, если она откажется принять его.
   Великая княгиня приказала впустить его, и тотчас после этого офицер переступил через порог комнаты. Его внешний вид так страшно изменился, что Екатерина Алексеевна испуганно вскрикнула:
   -- Господи! Что случилось? Что могло привести в такое состояние такого человека, как вы?
   -- Случилось немногое, ваше императорское высочество, -- ответил Пассек таким глухим голосом, словно последний исходил из глубины могилы, -- они уехали... все уехали... Мария уехала, после того, как отдала свою руку своему двоюродному брату, после того как я сам перед алтарём был свидетелем этого, после того как я, стоя на морском берегу, видел, как исчезло на горизонте судно, уносившее её... Всё это, ваше императорское высочество, случилось, а я ещё живу... Разве не удивительно, -- спросил он с резким, страшным смехом, -- что только может вынести человеческая натура?
   Екатерина Алексеевна встала и протянула ему руку; однако он не взял её.
   -- Бедный молодой человек! -- сказала она. -- Ещё вчера вы были на вершине счастья, а сегодня уже всё рухнуло в пропасть!.. Но всё же, как это могло случиться? Значит, она вам не простила?
   -- Нет, нет, -- ответил Пассек, -- она мне не простила... И она права, -- продолжал он, причём тихое рыдание надломило его голос, -- я не поверил ей, я не выказал к ней доверия, и это она не могла простить -- она, бывшая сама олицетворением любви и доверия... Так должно было случиться... так должно было быть!.. -- воскликнул он, устремляя взоры на великую княгиню. -- Потому что репутация одной знатной дамы требовала жертвы. Хорошо, жертва принесена, -- сказал он, причём Екатерина Алексеевна в смущении опустила взор, -- но я пришёл сюда, чтобы сказать вашему императорскому высочеству несколько предостерегающих слов: когда со временем вы достигнете высоты могущества и земного великолепия, когда корона украсит вашу голову и всё будет преклоняться пред вами, помните, что фундамент вашего трона скреплён кровью двух горячих человеческих сердец и что на вас лежит обязанность наполнить радостью и счастьем много-много сердец, дабы заставить Бога забыть всё, что те горячие сердца выстрадали из-за вас.
   Сильно взволнованная, великая княгиня всё ещё стояла перед ним, затем подошла к нему, взяла, несмотря на сопротивление, его руку и, приложив последнюю к своему сердцу, сказала:
   -- Мой друг! Этим сердцем клянусь вам, что ваши слова не будут позабыты мной; если когда-нибудь наступит день, в который осуществятся блестящие надежды, о которых вы говорите, я даю вам право явиться ко мне и повторить свои слова! Затем клянусь вам этим сердцем, биение которого ощущает ваша рука, что если когда-нибудь корона будет на моей голове, императрица российская самую важную и почётную услугу, которая ей когда-либо понадобится, примет не от кого другого, как только от вас, и что вы будете ей самым близким, доверенным человеком.
   -- Моя любовь умерла за будущую государыню, -- ответил Пассек, -- мне остаётся на этом свете только моя родина, а если государыня сделает мою родину великой и счастливой, ей будет принадлежать моя жизнь.
   Он быстро повернулся и вышел, а Екатерина Алексеевна с глубоким, тяжёлым вздохом опустилась в своё кресло.

XLII

   Граф Сен-Жермен под конвоем кавалеристов, в карете, из которой ему даже не разрешалось выглянуть, и в сопровождении офицера, с которым он даже не пытался заговорить, был препровождён на берег Невы, откуда, тесно окружённый солдатами, в заранее приготовленной казённой лодке, управляемой сильными гребцами, с быстротой молнии был доставлен в Петропавловскую крепость. С грохотом раскрылись тяжёлые железные ворота по требованию командующего эскортом, дежурный офицер вызвал коменданта крепости, а этот последний с почтительным служебным усердием выслушал данный от имени государыни приказ фельдмаршала графа Разумовского, в силу которого он своей головой отвечал за заключённого. Комендант сам повёл Сен-Жермена в комнату с решётками на окнах, которая предназначалась для привилегированных политических преступников и была довольно сносно меблирована. Он поместил офицера и десять солдат в передней этого помещения и строго приказал им ни на одну секунду не спускать взора с дверей заключённого; внизу под окнами, выходившими во внутренний двор, он поставил двойной наряд часовых, а офицеру в передней комнате объявил, подобно тому как это сделал с ним граф Разумовский, что он отвечает ему головой за заключённого. Отдав все эти приказания, комендант слегка поклонился Сен-Жермену, с которым он, согласно инструкции, должен был обращаться как с государственным преступником из привилегированных, а затем оставил его одного.
   Граф, сохранявший до сих пор надменно-равнодушное и слегка насмешливое выражение на лице, ждал только, чтобы ключ повернулся в замке; тогда луч торжествующей радости блеснул в его глазах и, глубоким вздохом расправив грудь, он сказал:
   -- Закрывайте свои замки! Задвигайте запоры! Ставьте своих часовых, варвары!.. Вы -- глупые ученики в искусстве властвовать, так как вы не знаете, что, если желаешь крепко держать заключённого, его надо не только запереть, но и обыскать; вы не знаете того, что такой человек, как я, всегда готов ко всему и имеет при себе всё, что нужно, чтобы, подобно Дедалу, доставить себе крылья, которые, высоко подняв его над вашими головами, далеко унесут его.
   Он бросился в большое, глубокое кресло, на спинке которого виднелись многочисленные надписи, свидетельствовавшие о настроении прежних заключённых, склонил свою голову на грудь и погрузился в глубокое размышление. Приблизительно через час ключ снова загремел в замке, дверь отворилась и вошёл дежурный офицер в сопровождении двух солдат, нёсших два подноса с несколькими блюдами, от которых шёл аромат очень недурной кухни; на том же подносе стоял графин с темно-красным бордоским вином и другой со свежей водой.
   -- Вот ваш обед, -- сказал офицер, пока солдаты накрывали стол белой скатертью и ставили на него вкусно пахнувшие блюда, провожая их жадно любопытными взорами. -- Комендант, получивший приказ ни в чём не стеснять ваших личных потребностей, согласился отпускать для вас кушанья и напитки из своей кухни и собственного погреба, и я надеюсь, что вы будете довольны. Если вы ещё имеете какие-нибудь желания, прошу высказать их.
   -- Благодарю вас, -- сказал граф, бросив беглый и насмешливый взгляд на приготовленный обед, казавшийся привыкшим к суровой пище солдатам редчайшим соединением всего, что только мог требовать самый взыскательный человеческий вкус.
   -- Вам даётся на обед полчаса, -- продолжал офицер, -- и прошу вас обратить внимание, что вилки, ножи и все прочие принадлежности посуды должны быть сданы в точности.
   Граф с улыбкой наклонил голову, как бы в знак того, что слышал и понял слова офицера, вслед за тем последний удалился со своими солдатами.
   Граф, приподнимая крышку одного из блюд, иронично произнёс:
   -- Комендант действительно очень старается оказать приличный приём своему привилегированному заключённому; ну, что же, тем больше будет удивление, если я не воспользуюсь его гостеприимством, и тем вернее удастся мне выполнить план, внушённый мне моим счастливым даром изобретательности... Так как мне, -- сказал он, насмешливо улыбаясь, -- столь предусмотрительно определили время моего ужина, то я должен следовать этому указанию и ужинать, как это приказывает комендант.
   Он взял одну из золотых, украшенных рубинами пуговиц своего обшлага, продел её сквозь незаметно вшитую петлю и открыл свой обшлаг, подбитый крепкой, туго накрахмаленной материей. Из него он вынул широкий футляр из совсем тонкой, мягкой кожи, пригнанный к форме обшлага. В том футляре оказался ряд узких плиток тёмно-коричневой шоколадной массы; он сосчитал их и сказал с довольным лицом:
   -- Я могу жить с моим запасом две недели, этого во всяком случае будет достаточно, так как до тех пор или удастся моё бегство, или императрица выздоровеет, или, наконец, умрёт. Если она умрёт, обвинение, направленное против меня Разумовским, послужит к тому, чтобы благоприятно настроить в мою пользу наследника престола, а если она поправится, то, конечно, не потерпит, чтобы меня дальше преследовали, так как только через меня она может иметь мой эликсир. Прежде всего выиграть время -- это главное, так как время -- чудодейственное средство, превышающее все остальные эликсиры всего мира, если им умело пользоваться.
   Он отломил от одной из плиток кусок приблизительно в два квадратных дюйма, причём в комнате распространился крепкий пряный запах, и стал есть медленно, с очевидным удовольствием; затем он положил футляр с шоколадом обратно в обшлаг и вынул оттуда плоский флакон с той же красной жидкостью, которую он давал императрице. Он наполнил принесённый ему стакан наполовину водой, налил туда несколько капель из флакона и выпил так же сильно пахнущую смесь; после этого он заботливо вытер стакан своим платком, чтобы никакой запах не мог остаться в салфетках коменданта. Спрятав также и флакон в свой обшлаг, он таким же способом открыл и другой на другом рукаве и вынул оттуда широкий, объёмистый кожаный футляр, который вмещал в себе подпилок, маленькую пилу и несколько других инструментов необычайно тонкой работы.
   -- Всё это мне не понадобится, -- сказал он, смотря на массивные железные прутья окон, -- но вот это -- да, -- добавил он, пряча инструменты и доставая замкнутую маленькими застёжками сумочку, в которой находились довольно большие серебристые шарики. Он внимательно сосчитал их и затем сказал весёлым и довольным тоном, снова спрятав и эту сумочку: -- Этого достаточно, чтобы оглушить целый полк. Отлично! Начинается борьба хитрости и ловкости с силой!.. Если мне удастся победить, то все заговорят о колдовстве и будут рассказывать удивительные сказки о том, как я на огненном драконе полетел по воздуху и скрылся. Как бы то ни было, факт будет налицо: сквозь их стены и двери, назло их часовым, я добуду себе свободу.
   Полчаса прошло, офицер снова вошёл с солдатами, чтобы унести блюда и обеденные принадлежности. Он взглянул на стол, который солдаты принялись прибирать, и с удивлением заметил, что графин с вином был по-прежнему полон, а все блюда совершенно не тронуты.
   -- Вы не кушали? -- с удивлением спросил он графа.
   -- Разве здесь заключённым предписывается, когда и сколько они должны есть? -- насмешливо спросил Сен-Жермен.
   -- Нет, -- ответил офицер, -- здесь заключённые совершенно свободны следовать своим привычкам; меня удивляет одно, что после возбуждения, которое вы несомненно испытали и ещё испытываете, вы не нуждаетесь ни в малейшем подкреплении сил, так как, насколько я вижу, вы не дотронулись ни до чего.
   -- Прекрасно! -- ответил Сен-Жермен. -- Так как каждый заключённый в вопросе питания пользуется свободой следовать своим привычкам, то я позволю себе заметить вам, что привык есть только раз в год. Ввиду же того, что я совсем недавно совершил этот важный акт, необходимый для поддержания равновесия между душой и телом, то пройдёт ещё почти год, прежде чем я буду в состоянии воспользоваться гостеприимством господина коменданта.
   При этих словах, произнесённых совершенно серьёзно, офицер сначала посмотрел на графа с большим удивлением, но затем его лицо приняло недовольное выражение и он заговорил почти угрожающим тоном:
   -- Я не думаю, чтобы положение, в котором вы находитесь, могло особенно располагать к шуткам; во всяком случае я должен убедительно просить вас не делать меня предметом подобных шуток, так как я здесь исполняю свои служебные обязанности по повелению её императорского величества.
   -- Я далёк от мысли шутить с вами, -- ответил Сен-Жермен, высокомерно подняв голову, -- так как не имею чести достаточно знать вас для этого; вы мне предложили вопрос, и я ответил вам, сказав совершенную правду... Будьте добры поблагодарить от моего имени коменданта за его любезное гостеприимство, но при этом сообщите ему то, что я сказал вам, и, кроме того, передайте, что я теперь не могу воспользоваться его добротой.
   Офицер ещё мрачнее сдвинул брови, но не выказал никакой склонности продолжать разговор.
   Солдаты, ничего не понявшие из разговора, происходившего на французском языке, с изумлением смотрели на необыкновенного человека, не дотронувшегося до столь драгоценных яств, при виде которых у них текли слюнки, и позволившего унести их.
   Сен-Жермен всю ночь оставался один и, улёгшись в большую постель, занавески которой, быть может, знали много тревожных вздохов, спал так отлично, что дежурный офицер должен был разбудить его, когда на следующее утро два солдата внесли завтрак, состоявший из нескольких блюд и бутылки белого бордо. Сцена вчерашнего вечера повторилась; на этот раз заключённому было предоставлено больше времени для совершения туалета и завтрака.
   Когда офицер снова вошёл, Сен-Жермен казался таким свежим, словно ему надо было ехать ко двору императрицы, а завтрак стоял на столе нетронутым, как и вчерашний обед.
   -- Вы опять не ели? -- спросил офицер с ещё большим удивлением, чем вчера, так как ему казалось невозможным, чтобы человек, даже такой закалённый и привыкший к лишениям, мог так долго оставаться без питания.
   -- Я уже вчера имел честь сказать вам, -- вежливо, но с лёгким оттенком иронии ответил граф, -- что я привык есть только один раз в год и что поэтому господин комендант напрасно расточает свою любезность по отношению ко мне.
   На этот раз в недовольстве офицера по поводу слов графа было более изумления и недоумения, чем накануне.
   -- Вы понимаете, -- сказал он, -- что я обязан доложить коменданту о столь необычайном явлении; во всем, что касается вас, на мне лежит тяжёлая ответственность, тем более что я получил приказ состоять здесь в бессменном дежурстве; вследствие этого я не могу позволить, чтобы вы таким неестественным постом вредили своему здоровью.
   -- Не беспокойтесь, пожалуйста, -- возразил граф Сен-Жермен, -- я уже заметил вам, что то, что вы находите неестественным, совершенно соответствует моей натуре.
   Вместо ответа офицер сделал знак солдатам убрать кушанья со стола и затем, не сказав ни слова графу, удалился из каземата.
   Оставшись один, Сен-Жермен проговорил:
   -- Если я имею дело с дикими варварами, то во всяком случае предосторожность нигде не мешает: всё же им может прийти мысль наверстать упущенное, а потому недурно будет понадёжнее припрятать мой провиант и мои маленькие вспомогательные средства.
   С этими словами граф вытащил из-за обшлага маленький футляр с изящными инструментами из ярко отполированной стали; пытливо осмотревшись вокруг, он нагнулся над огромной, тяжёлой кроватью и тонкой, как волосок, острой пилкой начал выпиливать дыру в одной из ножек кровати, приходившейся возле самой стены; хотя он поминутно и оборачивался на дверь, благодаря удивительной ловкости и твёрдости руки, так быстро производил работу, что спустя короткое время уже вытащил широкий кусок ножки, так искусно выпиленный, что его можно было вставить снова, и в тёмном углу, где стояла кровать, никто и не заметил бы этого, если бы, конечно, не стал особенно внимательно осматривать её. Затем он стал работать другим инструментом, специально изготовленным с той целью, чтобы производить значительные углубления в дырах сверху вниз; покончив и с этим, он спрятал вырезанные из отверстия щепы под золу, ещё остававшуюся после последней топки в большом камине.
   После того как в полдень при поданном обеде повторилась та же самая сцена, как и утром, и накануне вечером, в комнате арестованного появился комендант в сопровождении караульного офицера.
   -- Вы не едите, сударь? -- строгим тоном произнёс он.
   -- Мне очень жаль, что я не могу сделать это, господин комендант, -- с привычною учтивостью ловкого светского человека ответил граф, -- так как ваша кухня, разумеется, достойна того, чтобы ей оказали честь; но этот господин, конечно, сообщил вам, что за причина моей воздержности.
   -- Я не шутить пришёл сюда, -- возразил комендант. -- Немало есть примеров, что арестованные из страха перед наказанием за свои преступления воздерживаются от всякой пищи, чтобы, благодаря смерти, избегнуть земного правосудия.
   -- Во мне нельзя заподозрить подобное намерение, -- прервал его граф, -- так как я не совершал преступления; недоразумение, приведшее меня сюда, разъяснится, как только государыня императрица снова выздоровеет; её императорское величество была так милостива ко мне, -- прибавил он, с насмешливой миной поклонившись коменданту, -- что, конечно, милостиво оценит заботливость, которую вы, господин комендант, проявляли по отношению к моему питанию, хотя эта заботливость и осталась безрезультатной.
   -- Довольно... довольно! -- воскликнул комендант, по-видимому немного обеспокоенный той уверенностью, с которой граф произнёс последние слова. -- Если вы не намерены решиться тотчас же приняться за пищу, то я буду вынужден доложить высшей инстанции об этом из ряда вон выходящем случае... Невозможно, чтобы вы могли вести себя далее таким же образом, ведь я ответствен за вашу жизнь.
   -- Поступайте так, как от вас требует того долг вашей службы! -- холодно возразил граф.
   Видя, что все дальнейшие слова здесь напрасны, комендант удалился.
   -- Теперь, -- довольно весело воскликнул граф, -- благодаря своей беспомощности этот человек напомнит обо мне в высших инстанциях. Это очень хорошо, так как господа Шувалов и Разумовский, пожалуй, могли и забыть обо мне... Во всяком случае будет весьма интересно снова позаняться с ними.
   Граф съел ещё кусок одной из своих плиток шоколада и принял несколько капель своего эликсира, воспользовавшись для этого стаканом, приготовленным ему для туалета.
   Его предположения не обманули его. Спустя несколько часов дверь каземата снова открылась и появился почтительно введённый комендантом начальник полиции и тайной канцелярии граф Александр Шувалов, двоюродный брат обер-камергера Ивана Ивановича Шувалова и брат фельдцейхмейстера Петра Ивановича Шувалова.
   "Великий инквизитор" (так называли графа Александра Шувалова) был человеком лет сорока, хотя ни по его согбенному и всё же юношески гибкому стану, ни по его в высшей степени безобразному лицу с зоркими, блестящими глазами нельзя было узнать его возраст; неприятное и несимпатичное впечатление, производимое им, ещё более увеличивалось благодаря поминутно повторявшемуся и при каждом аффекте усиливавшемуся нервному вздрагиванию, которое, подобно дрожи, вызванной действием электрического тока, поводило всю правую часть его головы и по временам распространялось и на плечо с рукою.
   Граф Шувалов приказал коменданту принести бумаги и письменные принадлежности и оставить его затем наедине с арестованным. После того как это приказание было исполнено и комендант совсем удалился, начальник тайной канцелярии вежливо приветствовал графа Сен-Жермена, с которым он как-то обменялся при дворе несколькими словами; хотя выражение его лица при этом и было серьёзно и сдержанно, но всё же носило на себе некоторую долю благосклонного участия.
   -- Вам известно, милостивый государь, -- сказал он, садясь к столу и приглашая графа занять место рядом, -- какое тяжёлое обвинение предъявил вам граф Алексей Григорьевич Разумовский?
   -- Да, я знаю, -- воскликнул Сен-Жермен, с презрительной улыбкой пожимая плечами, -- и считаю ниже своего достоинства выражать ещё раз здесь своё возмущение по поводу столь неслыханного и -- иначе я не могу назвать его -- столь глупого обвинения. Граф Разумовский, которому, как повелителю тысяч штыков, конечно, все позволено здесь, произнёс слово "отравитель", и он сказал это по адресу человека, для которого не существует тайн природы и который нашёл себе доступ и благосклонный приём при всех европейских дворах... Если бы я лишь захотел употребить на служение злу свои познания сокровенных сил природы, -- прибавил он, устремляя на графа Шувалова блистающий угрозою взгляд, -- то ни на одном европейском престоле не остались бы в живых те правители, которые не нравятся мне... Ведь для меня, -- продолжал он, всё более и более пронизывая графа взором, -- достаточно было бы одного дуновения, чтобы они распростёрлись мёртвыми у моих ног.
   Лицо графа Шувалова повело судорогой, но острый и пронизывающий взгляд его глаз далеко не выразил веры и того робкого страха, которые в ином случае могли бы вызвать самоуверенно произнесённые подобные слова графа Сен-Жермена.
   -- Видите ли, милостивый государь, -- со спокойной деловитостью проговорил начальник тайной канцелярии, -- я явился сюда, чтобы снять с вас допрос по возникшему против вас обвинению, которое, если оно лишь обосновано, наложит на вас тяжёлую ответственность за чрезвычайное, неслыханное преступление.
   -- Спрашивайте! -- заявил Сен-Жермен. -- Я готов отвечать.
   -- В таком случае, -- продолжал граф Шувалов, обмакивая перо в чернила, чтобы занести всё последующее в протокол, -- скажите, давали ли вы когда-либо её императорскому величеству какой-нибудь эликсир или какое-либо другое средство, как бы оно там ни называлось.
   -- Да, -- ответил Сен-Жермен.
   Граф Шувалов совсем благосклонно кивнул головой, как бы особенно довольный ясным ответом, данным без всяких запирательств, и занёс это показание в протокол.
   -- На каком основании вы делали это? -- спросил он далее.
   -- Мне повелела это государыня императрица, -- ответил Сен-Жермен.
   -- Вам повелела государыня императрица? Но откуда её императорскому величеству стало известно о том, что к её услугам имеется какое бы то ни было средство, и каким путём вы пришли к такому средству?
   -- Очень просто, -- ответил Сен-Жермен, насмешливо глядя на начальника тайной канцелярии, -- о моём средстве её императорскому величеству сказал обер-камергер граф Иван Иванович Шувалов; он ввёл ко двору её императорского величества мадемуазель д'Эон де Бомон, бывшую собственно шевалье д'Эон де Бомоном, с тою лишь целью, чтобы сделать доступным для государыни императрицы средство, созданное мною, благодаря знанию природы. Следовательно, если возникло подозрение, что это средство принесло вред здоровью её императорского величества, то прежде всего следует сделать ответственным за это господина обер-камергера.
   Граф Александр Шувалов не решился занести в протокол это показание.
   -- Обдумайте то, что вы говорите, -- проговорил он, -- ваш ответ звучит почти обвинением против одного из первых и довереннейших слуг государыни императрицы... И не забывайте, -- продолжал он с угрозой во взоре, в то время как его лицо так и задёргало судорогой, -- что существует и пытка, чтобы принудить обвиняемого давать правдивые показания.
   Сен-Жермен усмехнулся и ответил:
   -- Я уже говорил вам, что повелеваю тайными силами природы, приносящими жизнь и смерть; следовательно, глупо было бы угрожать мне мучительными пытками... Пред всеми судьями на свете и под всякими пытками, какие можно было бы лишь придумать, я не покажу ничего иного, кроме того, что граф Иван Иванович Шувалов был тем лицом, благодаря которому я вступил в сношения с её императорским величеством.
   Граф Александр Шувалов некоторое время раздумчиво смотрел на бумагу, но не записывал этого ответа.
   -- Ас какою целью, -- спросил он затем, -- давали вы государыне императрице средство, о котором вы говорите?
   Сен-Жермен ответил твёрдо и определённо: <