Сальгари Эмилио
Смертельные враги

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Le selve ardenti (1910).
    Русский перевод 1912 г. (без указания переводчика).


Эмилио Сальгари

Смертельные враги

  

Смертельные враги - 3

  

Library Г.Любавина: gurongl@rambler.ru

  
   Эмилио Сальгари

Смертельные враги

Le selve ardenti (1910)

Русский перевод 1912 . (без указания переводчика)

  

Глава I. На берегах Волчьей реки

   Была темная и бурная ночь. Не светились звезды, и не озаряла землю кроткая луна.
   На берегу потока, с тихим ропотом катившего свои холодные воды у подножия каменистого холма, пылал костер, и дым, поднимаясь столбом, расплывался под навесом переплетавшихся густых ветвей многовековых лесных великанов.
   У костра, расположившись на одеялах из бизоньих кож, сидели люди, прибывшие к берегам потока издалека, из-за океана, чтобы посмотреть на своеобразную жизнь Нового Света...
   На огне костра жарились куски оленьего мяса, и воздух был напоен тонким и пряным ароматом.
   -- Эту местность нельзя узнать! -- говорил пришельцам один из проводников. -- Сколько дичи было тут! Какие медведи, ягуары, кугуары бродили тут по ночам! Их нет, они истреблены почти совсем!
   -- А индейцы? -- задал вопрос один из путников.
   -- Индейцы? Они бродят тут и в наши дни, но, конечно, это не те свирепые и беспощадные краснокожие, с которыми приходилось вести без устали кровавую борьбу! Они превратились теперь в мирных поселенцев.
   -- Которые не прочь заняться при случае конокрадством, а то и грабежом, -- пробормотал второй проводник.
   -- Вы хотите, чужестранцы, видеть краснокожих этих местностей? Ну так ждать и искать их не придется долго! Они, как койоты, чуют поживу! Я слышу крадущиеся шаги двух или трех индейцев, которые издали увидели свет нашего костра и плетутся сюда, чтобы поживиться подачкой, -- снова заговорил первый проводник.
   Минуту спустя к костру действительно подошли дети этой страны.
   Это был высокий, могучего сложения старик и с ним девушка, почти ребенок. На обоих были жалкие лохмотья, лица их были худы и бледны, во взорах читались голод и робость.
   Один из проводников хотел отогнать индейцев, но другой остановил его:
   -- Не трогай их, Сэм! Ну их в болото! Кинь им какую-нибудь кость да пару сухарей, и они будут довольны!
   -- Да, как же! За ними надо смотреть в оба! Того и гляди украдут еще что-нибудь, а мы будем в ответе!
   Но, поворчав, он все же не прогнал пришельцев. Индейцы расположились поодаль от костра, усевшись прямо на земле.
   -- Он слеп, -- сказал вполголоса один из спутников, кивая в сторону старого индейца, смотревшего упорно на костер странно блестящими, но неподвижными глазами.
   -- А девушка хороша, как цветок! -- отозвался другой. -- Странная жизнь, трагическая участь! Из господ и владык страны, самой богатой в мире, они превратились в париев, скитаются нищими там, где когда-то царили, в полном смысле этого слова, просят милостыни у тех, кто отнял у них все...
   Чужестранцы распорядились, чтобы проводники, не обижая краснокожих, уделили им кое-что из обильной трапезы.
   -- Маниту да благословит вас за вашу доброту! -- мелодичным голосом сказала девушка, беря из рук проводника большой кусок жареного мяса и ломоть хлеба. -- Мой дед стар и беспомощен, род наш вымер, и некому помочь нам, а я, женщина, не могу сделать ничего, и мы скитаемся по полям и лесам, лишенные куска хлеба, не смея зайти на ферму, откуда нас выгоняют, травя собаками!
   -- Бедное дитя! -- вымолвил один из чужестранцев.
   Когда ужин был окончен, девушка заговорила снова:
   -- Мой дед просит разрешения у вас, джентльмены, поблагодарить вас, он вам споет наши старинные баллады, наши боевые поэмы.
   -- Ладно! Пусть поет! -- был ответ.
   И старик, придвинувшись к костру, запел странным, дребезжащим голосом. Сначала тихо, медленно, речитативом, потом, отдаваясь во власть нахлынувших на него воспоминаний, все громче, властнее, звучнее.
   Он вскочил, и стоя, весь освещенный пламенем костра, пел, простирал руки к костру, как будто огню, а не людям рассказывал свою печальную повесть.
   В глубоком молчании слушали чужестранцы странную песню краснокожего.
   -- О чем он поет? -- задал один из них вопрос проводнику.
   -- Да про старое, -- неохотно отозвался тот. -- Ну, про их знаменитый поход к границам Канады, когда часть племени сиу пыталась окончательно уйти из территории Штатов в Канаду, чтобы, соединившись с племенем "сожженных лесов", попытаться дать отпор бледнолицым.
   -- Он упоминает какие-то имена. Что это значит?
   -- А, видите ли. Индейцы этих местностей чтят двух своих сашемов-женщин ! Одна звалась Ялла, другая -- она жила сравнительно недавно и была дочерью Яллы от белого, от некоего Девандейла -- звалась Миннеагой.
   -- Сахемы-женщины? Своего рода Жанны д'Арк краснокожих? -- удивились чужестранцы. -- И чем они прославились?
   -- Обе -- неукротимой свирепостью! Ялла погубила столько трапперов и солдат, как ни один вождь-мужчина, причем ее любимым занятием было скальпировать белых пленников!
   -- А ее дочь, Миннеага?
   -- Она играла главную роль в последних стычках с нашими войсками. Но если вы хотите, джентльмены, я могу вам подробно рассказать всю эту историю, потому что мой отец тоже был одним из участников трагедии, близко знал всех ее героев.
   -- Расскажите!
   И когда краснокожий бард смолк, траппер принялся рассказывать странную и страшную кровавую повесть минувших дней. Повесть о грозных битвах, о скитаниях. Об ужасных жестокостях, применявшихся обеими сторонами, -- повесть о том, как догорало великое пламя несколько столетий назад вспыхнувшего пожара -- борьбы между краснокожими и белыми.

* * *

   Началось дело с того, что молодой охотник, некий Девандейл, попал в плен к сиу и был пощажен ими по настоянию дочери влиятельного вождя, красавицы Яллы, на которой и женился по индейскому обычаю.
   Но цивилизованного человека отталкивала от себя страстная и не по-женски властная Ялла, и Девандейл бежал от сиу, оставив Яллу с ребенком-сыном.
   Вернувшись к жизни белого человека, Девандейл обзавелся новой семьей, позабыв о существовании Яллы, но не позабыла о нем Ялла: она поклялась, что отомстит изменнику, навлекшему на нее позор.
   Прошло несколько лет, и над Девандейлом разразилась гроза.
   Во время одного из восстаний краснокожих Ялле удалось захватить в плен двух детей Девандейла, который за это время получил возможность выдвинуться и командовать одним из отрядов войск Соединенных Штатов Северной Америки в чине полковника. Детей этих, мальчика и девочку, Ялла собиралась предать лютым мукам на глазах у их отца, которого она захватила в плен при следующих обстоятельствах.
   В стычках с американцами в плен к Девандейлу попал молодой индейский воин, увозивший из лагеря индейцев маленькую девочку: это были сын Яллы от Девандейла и ее дочь Миннеага от брака с вождем Воронов Красным Облаком.
   По приказу Девандейла молодой индейский воин был расстрелян как шпион: отец не узнал собственного сына и предал его казни.
   Миннеага отомстила за брата, тяжело ранив ударом ножа, в спину Девандейла, после чего Девандейл попал в плен к восставшим индейцам.
   Но Ялле не удалось довести до конца свою месть. Она, правда, успела оскальпировать Девандейла, но не успела замучить его до конца. Лагерь индейцев подвергся нападению американских войск, и красавица Ялла была убита другом Девандейла, правительственным агентом, охотником Джоном Максимом, который освободил полумертвого Девандейла и его детей.
   Прошли годы, новый сашем появился у неукротимых сиу: это была Миннеага, дочь Яллы.
   В дни нового восстания индейцы жестоко отомстили янки за прежние поражения; большой отряд американских войск, заманенный в один из каньонов Колорадо, подвергся поголовному истреблению, и подвернувшийся под руку мстительной Миннеаге Джон, как когда-то Девандейл, был ею скальпирован на поле битвы, но выжил и снова скитался по прериям Дальнего Запада, ведя жизнь траппера, подвергаясь тысячам опасностей. Миннеага поклялась отомстить ему, убийце своей матери, и поклялась истребить обоих детей полковника Девандейла, освобожденных из плена тем же Джоном Максимом.
   Прошли годы, и капризная судьба вновь свела героев печальной драмы: сиу задумали уйти в Канаду, их вели знаменитые вожди, в том числе беспощадная Миннеага.
   Старый степной волк, агент Джон Максим, со своими неразлучными спутниками, трапперами Гарри и Джорджем Липтонами, сопровождая молодого Девандейла, сына полковника, оказался в пределах той территории Небраски, По которой проходили переселявшиеся в Канаду сиу.
   Казалось, Рок тешился, снова сводя вместе непримиримых врагов.
   То было темной и бурной весенней ночью.
   Утром молодой лейтенант Девандейл с траппером Гарри отправились на охоту, оставив в наскоро сооруженной на берегу могучего потока землянке агента и второго траппера, Джорджа.
   Около полуночи верный охотничий пес Джона по кличке Хватай поднял тревогу: лаем он извещал хозяина о приближении опасности.
   Этот пес отличался удивительным чутьем и, как и его хозяин, ненавидел краснокожих.
   -- Боюсь, -- поднялся со своего спартанского ложа индейский агент, -- боюсь, Джордж, что наши парни попали в беду! Тут шляются краснокожие!
   -- Может быть, -- отозвался траппер, -- попросту медведь прошел, и это его присутствие тревожит Хватая.
   -- Какое там?! Разве не слышишь, как лает Хватай? Я ведь обучил его, так сказать, подавать военные сигналы! Если бы речь шла о каком-нибудь звере, Хватай просто ворчал бы. А теперь он трижды испустил отрывистый лай, потом залаял еще дважды. Первое означает близость краснокожих. Второе: есть и бледнолицые. Наши друзья в отсутствии, значит, сигнал может относиться к ним. А первый -- к краснокожим, которые за ними гонятся! Боюсь, что нам придется в эту ночь удирать отсюда, ведь в открытую борьбу с индейцами вступить мы, конечно, не можем: против каждого из нас они могут выставить по целому отряду. Как бы нам не пришлось жестоко поплатиться за нашу неосторожность, сунувшись так далеко в эту область!.. Эх, предупреждал же я Девандейла, что нам сюда лучше бы и вовсе не показываться! Но у парня течет в жилах горячая кровь, он настоящий сын своего отца, полковника Девандейла, который славился на весь Дальний Запад своей предприимчивостью. "Хочу произвести разведку, чтобы представить командиру генералу Форсайту точные сведения о движении индейцев!" -- заявил он. Ну вот и допрыгался! А если еще нет, так допрыгается: не сегодня, так завтра!.. Его покойника-отца когда-то скальпировала ведьма Ялла, как меня -- ее дочка, Миннеага. У Джорджа Девандейла, слава Маниту, скальп покуда уцелел, но только покуда, друзья мои!.. Нет, чтоб меня черт побрал за мою недогадливость! Ведь было время, когда эта самая Миннеага, тогда еще девчонка-подросток, была в моих руках, и мне стоило пальцем пошевельнуть, чтобы покончить с ней. Почему я этого не сделал -- сам не понимаю! Должно быть, ума меня Бог лишил в то время!.. А сколько человеческих жизней не пропало бы, если бы я покончил тогда с Миннеагой!
   -- Что пользы вспоминать о старом? -- пожал плечами траппер. -- Вы, дядя Джон, напрасно предаетесь угрызениям совести! Что с возу упало, то пропало. Лучше пойдемте да посмотрим, не нуждаются ли в нашей помощи лейтенант Девандейл и Гарри. Слышите? Стреляют!
   -- Конечно, слышу! Получше тебя слышу еще, даром что после оскальпирования я все чаще и чаще страдаю насморком, а при насморке уши постоянно закладывает.
   Охотники выбрались из землянки и стали прислушиваться.
   Ночь была бурной: от разлившейся реки, по которой неслись глыбы почерневшего, рыхлого льда, доносился непрерывный шум: ледяные осколки, проплывая мимо, сталкивались друг с другом, терлись о скалистые берега Волчьей реки и миллионами голосов твердили о приходе весны, о том, что пришла пора вольным водам освободиться от зимнего плена, разбив свои оковы.
   Шумел лес, и по временам слышался треск обломанного сухого сучка, падающего на землю.
   -- Наши отстреливаются, -- вполголоса заметил агент. -- Я ясно слышу выстрелы "райфла" Гарри и карабина лейтенанта. Значит, до рукопашной схватки дело еще далеко: перестреливаются на значительном расстоянии. А что ты скажешь, Джордж, об ответных выстрелах индейцев?
   -- Что я скажу? -- почесал переносицу траппер, внимательно прислушиваясь к звукам приближавшейся к землянке перестрелки. -- Я скажу, что индейцев не очень много: десятка полтора, не больше, дядя Джон!
   -- Глуп ты! -- рассердился Джон. -- Совершенно правильно, что в непосредственной близости к нашим друзьям идет только маленький отряд, человек до двенадцати, пятнадцати. Но ты прислушайся получше, раскрой уши, может быть, услышишь что-нибудь другое!
   -- Да-да, -- озабоченно пробормотал траппер. -- С той стороны к нам приближается большой конный отряд. Я слышу ржание мустангов! Они идут наперерез, чтобы стать между беглецами и рекой!
   -- Правильно! Только едва ли поспеют! Наши-то совсем близко!
   Правительственный агент не ошибся: через каких-нибудь десять минут лейтенант Девандейл и его спутник, траппер Гарри, уже добрались, правда, задыхаясь от усталости, но невредимыми, к землянке и сообщили о случившемся. Индейцы, по их словам, несколько отстали от них, но сейчас будут здесь. Защищаться в землянке немыслимо: краснокожие возьмут землянку приступом через полчаса.
   -- Надо сматываться! -- с досадой согласился с высказанным предложением Джон Максим. -- Я так и знал! Но что вы, джентльмены, узнали на разведке?
   -- Очень мало, -- отозвался лейтенант. -- У "сожженных лесов", как называют теперь себя наши старые знакомые, сиу, не менее шестисот воинов, отлично вооруженных. Они уже перешли бы границу Канады, если б не болезнь главного их вождя Большой Ноги. Большая Нога во время странствований заболел жестоким воспалением легких, и переселенцы вынуждены были нести его на носилках, что, естественно, весьма замедляло поход.
   -- Ну, а наши старые приятели в самом деле находятся тут? -- осведомился агент, торопливо заканчивая сборы в путь.
   -- Кто именно? -- спросил лейтенант.
   -- Да кто же?! Конечно, о Миннеаге я говорю, молодой человек!
   -- Здесь и Миннеага, и ее отец, Красное Облако!
   -- Плохо, значит, дело! Где Миннеага, там все идет шиворот-навыворот. Поторапливайтесь, поторапливайтесь, господа!
   -- А куда мы бежим? -- пожелал узнать планы агента один из трапперов. -- Ведь мы прижаты к реке!
   -- Воспользуемся тем, что лед пошел, поплывем по реке!
   -- Вот тебе на, дядя Джон! А лодки откуда возьмем?
   -- Дурак! -- хладнокровно отозвался старый лесной бродяга. -А я еще считал тебя за неглупого парня, Джордж! Неужели для таких людей, как мы, обязательно нужны лодки? Ты бы еще осведомился, нет ли к нашим услугам парохода?!
   -- Но как же...
   -- Иди за мной, увидишь!
   Беглецы, захватив все, что было возможно, и не заботясь об участи четырех мустангов, оставленных в загоне возле землянки, спустились к быстро катившей мутные воды реке. Угрюмый Хватай несся впереди них, время от времени возвещая ворчанием о близости какого-нибудь лесного обитателя.
   По дороге беглецы не раз вынуждены были обходить гигантские стволы деревьев, лежавшие на покатом берегу, а когда добрались до реки, то без всякого труда нашли пару весьма солидных стволов, уже полупогруженных в воду, которые словно только и ждали окончательного толчка, чтобы поплыть по течению.
   -- Вот наши лодки! -- сказал агент. -- Живо рубите топорами мешающие ветви, и в путь!
   С этими словами Джон первым, подавая пример, вонзил свой топор в лежавший перед ним толстый ствол, а через две минуты уже столкнул этот ствол на воду и вскочил на него, словно на спину мустанга.
   -- Третий звонок! Больше пассажиров и грузов пароход не принимает, -- пошутил он, отталкиваясь от берега.
   В самом деле, его импровизированное судно не могло бы принять больше ни пассажиров, ни груза без риска перевернуться.
   На одном конце бревна восседал Хватай, все время ворчавший и вглядывавшийся горящими глазами во мглу ночи, на другом конце помещались траппер Джордж и сам Джон.
   Второе такое же бревно служило лодкой или плотом для молодого офицера и другого траппера, Гарри.
   Перед отплытием в дальний путь беглецы запаслись длинными шестами, которые должны были служить им в качестве весел, но едва только их "лодки" немного отошли от берега, как шесты оказались совершенно бесполезными: полая вода подхватила и понесла бревна с их пассажирами с неудержимой силой, и очень скоро шесты уже не достигали до дна.
   -- А куда мы плывем? -- осведомился Джордж у молчаливого индейского агента. -- Ведь впереди пороги!
   -- Помолчи! Раньше чем мы доберемся до порогов, нам, может быть, десять раз представится случай расстаться с нашими бревнами!
   -- Это каким же образом? -- насторожился траппер.
   -- А хоть при помощи индейцев! Нагни голову! Скорее!
   Машинально охотник согнулся, как говорится, в три погибели, и в это мгновение добрый десяток пуль из "винчестеров" краснокожих, прискакавших к берегу, засвистел над его головой. Желая представлять собой возможно меньшую цель для нападающих, Джон Максим уже растянулся во всю свою длину по бревну, держась, чтобы не упасть, за обух топора, который он сильным ударом загнал в древесину. Джордж попробовал последовать его примеру, но едва не свалился в воду.
   -- Нет, уж я лучше посижу, -- проворчал он. -- Вот только ноги здорово мерзнут в холодной, как лед, воде.
   -- А ты подними их выше головы, -- посоветовал ему хладнокровно агент. -- Это очень полезно, говорят, для кровообращения. Ну, кроме того, может, индейцы отстрелят тебе одну ногу, а то и обе, тогда тебе нечего будет жаловаться на мозоли...
   -- Будет вам шутить, дядя Джон! -- в сердцах отозвался траппер.
   -- Ладно! Сейчас плакать стану, -- проворчал агент.
   В это время с плывшего немного впереди бревна, на котором находились лейтенант Девандейл и Гарри, послышались крики:
   -- Несет к острову посредине реки! Будем приставать?
   -- Посмотрим! -- ответил, озираясь вокруг, Джон. -- Ехать так ехать. Высаживаться так высаживаться! Тем более что, в самом деле, мы, кажется, добрались уже до порогов, а перебираться через пороги на бревнах удовольствие весьма сомнительное!.. А тут еще эти красные кровожадные черти! Ей-Богу, Миннеага каким-то высшим чутьем обладает! Она чует наше присутствие за десять миль. И ее почтеннейший папаша, Красное Облако, свою руку к травле приложил... Держись, держись, ребята! Пароход причаливает! Сигай на берег, да старайся ног не промочить!
   В самом деле, под свист пуль скакавших по берегу индейцев беглецы были течением принесены к затопленному берегу какого-то островка, на поверхности которого здесь и там видны были отдельные купы деревьев.
   Если бы беглецы и захотели плыть дальше, это оказалось бы невозможным, потому что служившие им плотами бревна глубоко врезались в прибрежные кустарники и безнадежно запутались в них. С другой стороны, по-видимому, сейчас же за островком вода потока бурно низвергалась с порядочной высоты, разрываемая торчавшими со дна, словно зубы гигантского животного, острыми черными скалами, грозившими разорвать в клочья тело смелого пловца.
   -- Держи оружие под рукой! -- предупредил спутников старый агент. -- Хватай так насторожился, что у него даже шерсть дыбом стоит! Голову на отсечение даю, этот островок на самом деле только временно исполняет обязанности острова, на самом же деле составляет часть материка, порядочной величины мыс, а на этом мысу еще до разлива собралась, надо полагать, преизрядная компания всякого зверья. И это зверье, будучи отрезано внезапным разливом от материка, изголодалось здесь до последней степени. Сильные, как водится, все время питались слабыми, но, должно быть, "живые запасы" уже на исходе, и наше прибытие пришлось как нельзя более кстати для какой-нибудь парочки медведей или ягуаров.
   --А наши карабины на что? -- откликнулся, растирая ноги, траппер Джордж. -- Мы им зададим такую встряску, что...
   -- Смотри, как бы они тебе не задали встряски! Не зевай, не зевай! -- крикнул Джон.
   И вслед за этими словами дал выстрел в какую-то подкрадывавшуюся с боку тень.
   В ответ на выстрел агента раздался яростный медвежий рев, и гигантский серый медведь поднялся во весь свой исполинский рост в десятке шагов перед охотниками. А из разных уголков островка, полузалитого водой, послышались голоса потревоженных зверей.
   -- Господи мой Боже! -- испуганно отпрянул Джордж, разряжая в медведя свой карабин. -- Да мы попали, кажется, в настоящий зверинец!
   -- К герру Гагенбеку и КR! [*] -- засмеялся Джон, добивая новым выстрелом раненого медведя -- Однако не зевай, не зевай, ребята! Раскладывай огонь! Огонь поможет нам защищаться от товарищей этого косолапого!
  
   [*] - Гагенбек, Карл (1844-1913) -- основатель крупной фирмы по торговле дикими животными в Гамбурге. Организовал в этом городе один из крупнейших в мире зоосадов.
  
   В мгновение ока беглецы, выбрав удобную позицию, развели костры и принялись отстреливаться из-за этой огненной баррикады, посылая пули в метавшихся по островку диких животных.
   А эти последние, словно обезумев, оглашали воздух сотнями яростных голосов, и в этом хаосе звуков сливались рев медведей, мычание бизонов, голодное мяуканье ягуаров, рычание свирепых кугуаров, носящих название американских львов.
   И в дополнение к этому концерту откуда-то, правда, покуда еще издали, слышалось перекликание преследовавших беглецов индейцев...
   -- Хорошенький концерт, нечего сказать! -- ворчал агент. -- Пожалуйте, пожалуйте, леди и джентльмены! Вход бесплатный! Желающим преподносится угощение из свинца!
  

Глава II. Последняя из атапасков

   Подбадривая товарищей своими шутками, старый агент в то же время с явной тревогой озирался вокруг, думая о том, что положение беглецов, спасшихся, правда, от индейцев, но зато наткнувшихся на целое полчище диких и, главное, изголодавшихся зверей, не улучшилось, а ухудшилось. Во всяком случае беглецы попали, как говорится, из огня да в полымя.
   Пока им удавалось поддерживать огонь, они были в сравнительной безопасности. Но небо хмурилось, время от времени с пробегавших над мокрой землей туч падали росинки, и нельзя было поручиться, что к утру не пойдет дождь, который в мгновение ока затушит разведенные костры.
   Что будет тогда, когда исчезнет огненная баррикада, сдерживающая разъяренных зверей?
   Кроме того, в интересах самих беглецов, стремившихся скрыться от преследовавших их индейцев, было производить как можно меньше шума, привлекать как можно меньше внимания.
   А тут, как на грех, приходилось разводить сильный огонь, свет которого должен был служить краснокожим путеводным маяком, и поддерживать почти без перерыва форменную канонаду.
   -- Неважны, совсем неважны наши дела! -- ворчал про себя правительственный агент, но тут же отпускал какую-нибудь из своих грубоватых шуток, чтобы поднять настроение товарищей.
   -- Стреляйте, стреляйте, джентльмены! Может быть, мы таким образом разрешим проблему, как накормить всех этих голодных питомцев мистера Гагенбека и КR, и они оставят нас в покое.
   -- Это как же? -- осведомился молодой офицер.
   -- Очень просто, мистер Девандейл! Обратите-ка ваше внимание на то, что тут творится на наших глазах. Вон смертельно раненный нами по неосторожности гризли, не желая погреть свои бока у нашего костра, отполз в сторону. Может быть, он имел глупость обратиться к сородичам с просьбой сделать ему перевязку. А результаты?
   Можете видеть собственными глазами! За "помощь" раненому взялись ягуары, но боюсь, что они, будучи не столько терапевтами, сколько хирургами, прирожденными анатомами, препараторами трупов, так "помогут" косолапому, что от него через полчаса останется одно только приятное воспоминание.
   Девандейл поглядел в указанном направлении и в полумгле близящейся к концу ночи увидел трагическую сцену: несколько огромных ягуаров сразу набросились, словно по сигналу, на истекавшего кровью медведя и буквально рвали его на куски.
   Медведь отбивался, награждая своих кровожадных врагов страшными ударами могучих лап, способными перешибить спинной хребет бизона, но ягуары то ловко увертывались от этих ударов, отпрыгивая в сторону, то снова кидались в атаку на медведя, норовя захватить его сзади.
   И вот лесной великан изнемог, обессилел. И тогда над его еще теплым телом закипело отвратительное пиршество: ягуары рылись в его внутренностях, растаскивали куски трепещущего тела гризли и тут же пожирали свою добычу.
   А целая стая койотов, или американских волков, окружив тесным кольцом место побоища, жадными горящими глазами следила за трапезой ягуаров и словно ждала момента, когда и им, койотам, представится возможность вонзить свои острые зубы в тело какого-нибудь из пирующих хищников.
   -- Может быть, в самом деле, если мы уложим несколько штук, остальные, насытившись, успокоятся и оставят нас в покое? -- высказал нерешительно предположение Джордж Девандейл, глядя на эту трагическую сцену и невольно крепче сжимая дуло своего "райфла".
   -- Какое там?! -- досадливо отозвался Джон. -- Чтобы насытить всю эту массу зверья, собравшуюся здесь, понадобилось бы перебить чуть ли не четверть их. Нет, мистер Девандейл, на это нам надеяться, простите, нечего. Это я только пошутил, что, стреляя животных, мы сможем разрешить задачу, как от них избавиться. На самом же деле нам надо надеяться на что-нибудь другое.
   -- На что же именно?
   -- А на какую-нибудь случайность. Или на чудо... Со мной сколько раз бывало: сидишь, кажется, в совершенно безвыходном положении, а тут, трах, судьбе угодно прийти на помощь, и она посылает...
   -- Какого-нибудь ангела?
   -- Н-ну, ангелов, положим, я ни разу не видел, но...
   В это мгновение с той именно стороны, где больше всего копошились хищные звери, послышался ясный и спокойный женский голос. И казалось, что действительно свершается неслыханное чудо: среди зверей показалась тонкая и стройная фигурка. К огненной баррикаде шла безбоязненно молодая женщина в живописном костюме индейских скво. В правой руке она держала гибкий хлыст, которым награждала увесистыми ударами попадавшихся на ее пути хищников, словно завзятая цирковая укротительница, выступающая перед многочисленной публикой.
   -- Что за наваждение?! -- воскликнул, протирая себе глаза, агент. -- Ведьма это, что ли?! Еще чего недоставало, так это того, чтобы она уселась на какого-нибудь ягуара и проехалась на нем верхом к нам!
   -- Ну, на ягуаров-то, кажется, ей рассчитывать особенно нечего! -- отозвался Девандейл, который тоже с глубоким интересом наблюдал за приближающейся легкой походкой женщиной. -- Смотрите, смотрите! Один из ягуаров подкрадывается к ней, чтобы размозжить ей голову ударом лапы.
   В самом деле, коварное животное готовилось уже прыгнуть на беззащитную жертву, но в это мгновение вывернувшийся с боку огромный гризли нанес гигантской кошке такой удар могучей лапой, что ягуар распластался на земле, а потом пополз в сторону, волоча за собой задние ноги: у него был перебит спинной хребет, и теперь ему осталось жить всего несколько минут. Да и эти несколько минут оставшейся жизни были у него сейчас же отняты: койоты накинулись на него сзади, и через минуту смолк его яростный вой. Он был разорван в клочья койотами.
   А странная, фантастическая укротительница диких зверей тем временем спокойно приблизилась к огненной баррикаде и остановилась в двух шагах от нее, и стояла, скрестив руки на груди, вся озаренная призрачным светом догоравшего костра, словно изваянная рукой великого скульптора статуя.
   -- Кто вы, пришельцы? -- прозвучал ее мелодичный голосок. -- И чего ищете вы здесь, в последнем уголке земли, принадлежавшей некогда великому племени атапасков?
   -- Мы? -- отозвался Джон. -- Мы -- мирные охотники, дитя! Чего мы ищем? Убежища! Если ты прислушаешься внимательно, то без труда обнаружишь, что по обоим берегам потока, по которому мы приплыли сюда, на этот остров...
   -- Это не остров. Это часть материка, превратившаяся в остров лишь из-за разлива реки.
   -- Все равно, дитя. Словом, по обоим берегам потока снуют наши враги, ищущие нашей гибели.
   -- Какое имя носят эти люди?
   -- Раньше они называли себя "сир Теперь они приняли имя "сожженных лесов".
   -- Те самые безжалостные сиу, которые, прибыв сюда в начале зимы, без пощады истребили остатки моего племени? -- удивленно переспросила девушка. -- Это опасные враги! Они не знают, что такое честь! Они не стыдятся убивать женщин и детей!
   -- Да, это наши смертельные враги! -- мрачно произнес Джон Максим. -- Ими руководит женщина, но в душе этой женщины дьявол.
   -- Может быть, я могу помочь вам? -- после минутного молчания вымолвила странная повелительница зверей.
   -- Ты? Каким образом?
   -- Если вы враги сиу, то не можете быть моими врагами.
   -- О, разумеется! У кого же из честных людей поднялась бы рука на такое создание, как ты, дитя?!
   -- Тогда я могу вас укрыть, могу ввести вас в "последнее убежище атапасков".
   -- Это что же такое? -- изумился Джон.
   -- "Убежище атапасков" -- это большая пещера в скалах. Там я родилась, там я выросла и мирно жила с моим дедом, великим мудрецом атапасков, которого почитали не только люди, но даже звери. Но вот в эти края хлынули сиу, и они не пощадили так гостеприимно принявшего их моего бедного, дряхлого деда, того, которому лизали руки ягуары и перед кем ложились, укрощенные одним его светлым и кротким взором, свирепые гризли.
   Сиу хуже ягуаров, свирепее, чем гризли, коварнее, чем гремучая змея, которая жалит только тогда, когда ей самой грозит опасность. О Маниту, Великий Дух! Ты отвратил свой взор от детей твоих, от племени атапасков, и теперь в мире осталась только я одна из потомков Атапа, непобедимого воина, и ночью призраки вьются надо мной, и предрекают близость моей гибели. Скоро, я знаю, и я уйду в страну теней. Но я готова к этому.
   Вымолвив это, девушка вновь обратилась к охотникам, предлагая им надежное убежище в недрах скалы.
   -- Но как мы пройдем туда? -- осведомился Джон, угрюмо и недоверчиво показывая на державшихся в некотором отдалении хищников.
   -- Ты боишься этих котят? -- презрительно улыбнулась индианка. -- О нет, тебе нечего опасаться! Они послушны мне, как дети своей матери.
   -- Хороши дети! -- покосился на ползшего между скал великолепного кугуара агент. -- Смотри, дитя! Когда-нибудь они сожрут и тебя! И так я не понимаю, какими чарами ты ухитряешься держать их всех в повиновении.
   Девушка улыбнулась.
   -- Но ведь большая часть этих животных воспитана в нашей же пещере моим покойным дедом, великим мудрецом. Он выкормил их, он обучал их слушаться моего взгляда, моего голоса...
   -- Ты говоришь, что только часть хищников укрощена. А другая часть?
   -- Это совершенно дикие животные, -- ответила равнодушно индианка. -- Внезапное наводнение загнало их сюда, и мне трудно справляться с ними, но покуда я справляюсь, потому что знающие меня ягуары и особенно медведи держат мою сторону и защищают меня. Но пойдемте же! Если ваши враги, сиу, доберутся вон до того вдающегося в воду мыса, то оттуда они смогут подвергнуть перекрестному огню вашу позицию, и вы будете истреблены в несколько минут. А в моем приюте, в недрах скал, вы будете в полной безопасности, по крайней мере, на какое-то время, ибо раньше, чем проникнуть в пещеру, индейцам придется выдержать бой со всем моим зверинцем.
   Идите же за мной и ничего не бойтесь!
   И девушка той же легкой походкой направилась в сторону от костра, помахивая своим хлыстиком на разбегавшихся при ее приближении зверей.
   Дивясь и опасливо посматривая, держа оружие наготове, беглецы последовали за своей странной проводницей, вполголоса переговариваясь о случившемся.
   Через пять или десять минут они оказались на небольшой гладкой площадке, упиравшейся в почти отвесную скалу. В этой стене зияло отверстие, полуприкрытое пышно разросшимися кустами. Должно быть, когда распускалась зелень и кусты надевали свой весенний наряд, вход в "последнее убежище атапасков" совершенно скрывался от взоров плывущих по реке или бродивших по ее берегам охотников. Да и сейчас, особенно в призрачном свете зари, вход с трудом можно было отличить от простой выбоины в скале.
   -- Это и есть "последнее убежище атапасков"? -- спросил девушку Джордж Девандейл.
   -- Да! -- только и ответила она.
   -- Почему так названо это место? -- допытывался офицер.
   -- Сейчас сам увидишь! Следуйте за мной!
   И она грациозно скользнула под мрачные своды пещеры.
   Ход в "последнее убежище атапасков" представлял собой узкий и достаточно высокий коридор, бредя по которому, Джон не преминул отметить, что снаружи не так-то легко проникнуть внутрь, если только в пещере засядет несколько десятков смелых и решительных воинов, располагающих к тому же достаточным количеством патронов.
   -- Нельзя ли получить, однако, билет туда и обратно? -- пошутил он, намекая на то обстоятельство, что пещера имеет единственный выход. Стоит преследователям овладеть этим выходом, и беглецы, вместо того чтобы иметь надежное и безопасное убежище, окажутся в форменной мышеловке.
   -- Н-да, уйти отсюда нам будет трудновато. Как бы не застрять здесь. Слушай, девушка! Ведь мы можем оказаться как в могиле! -- заговорил траппер Джордж.
   -- Тебе нечего опасаться этого, друг, -- ответила девушка спокойно. -- Вода идет уже на убыль, и сегодня к вечеру или завтра утром откроется боковой выход, сейчас затопленный половодьем, и тогда вы спокойно переберетесь на материк.
   -- Хорошо, если так, -- вздохнув, ответил агент.
   Сделав еще несколько шагов, беглецы очутились в центральной пещере, освещенной падавшим откуда-то сверху слабым светом зари. Невольный крик изумления и, пожалуй, даже испуга вырвался одновременно из уст всех четырех. Они остановились как вкопанные и робко озирались вокруг.
   И, в самом деле, все окружающее могло вселить какие угодно, только отнюдь не веселые мысли: везде и всюду, насколько хватало глаз, на полу и у стен пещеры виднелись бесчисленные неподвижные почерневшие человеческие фигуры. Везде из земли торчали плоские каменные плиты, украшенные пестрыми рисунками с изображением птиц, зверей и людей.
   -- Что... Что это такое? Куда мы попали? -- невольно схватился за руку Джона Максима молодой офицер, первый раз в жизни увидевший нечто подобное.
   -- Гм! По правде сказать, мистер Девандейл, -- отозвался смущенно агент, -- настоящее имя этому... гм... помещению, что ли... Ну, попросту, индейское, извините, кладбище. Или, если хотите, это склеп для сохранения индейских мумий, с вашего позволения... Но, с другой стороны, здесь, право же, не так плохо, как это может показаться с первого взгляда. Конечно, мало приятного глядеть на, извините, мертвяков... Но когда немножко приглядишься, право же, эти индейцы куда безобиднее, чем шляющиеся сейчас по берегам потока наши приятели сиу.
   -- Н-ну, смотря на чей вкус, Джон!
   -- Да, конечно. Но эти только глазеют на нас своими стекляшками-глазами, а те ведь так и лезут, чтобы снять с нас скальпы. Вы, мистер Девандейл, попросту не обращайте внимания на мумии, а они, право же, нам ничуть не помешают.
   -- Положим, -- смеясь согласился Девандейл, который уже овладел собой и не без любопытства осматривал оригинальнейшее, надо полагать, во всем мире чуть ли не единственное подобное трупохранилище.
   Тем временем молодая индианка со своей спокойной грацией легкой тенью скользила среди могильных столбов и самих мумий, ничуть не смущаясь, прикасалась к их иссохшим телам, мимоходом опиралась на плечо прикорнувшего, словно дремлющего у стены воина или переступала через съежившееся, сморщившееся тельце ребенка, закутанного в пестрое одеяло.
   -- Брр! -- пробормотал траппер Гарри. -- Во всяком случае, странен вкус у того, кто этот склеп избрал в качестве своего жилища.
   -- Человек не скотина, ко всему привыкает, -- сделал глубоко философское замечание другой траппер, Джордж. -- Я знал одного гробокопателя, который повесился от скуки, когда его выгнали с кладбища за пьянство и слишком бесцеремонное отношение к покойникам, которых он иногда под пьяную руку продавал студентам какого-то колледжа!..
   -- Будет вам болтать, ребята! -- перебил их разговоры Джон, успевший отыскать более или менее свободный уголок у стены, поодаль от коллекции индейских мумий, и расположился там, разостлав на полу свое шерстяное одеяло. -- День уже настал, мне закусить хочется, и я не вижу причин, чтобы отказываться от привычки завтракать. Вся эта компания ничуть не портит моего аппетита. Я не прочь предложить какому-нибудь из этих высушенных вождей славного племени атапасков разделить со мной трапезу. Эй, голубчик! Орлиное Перо или Соколиный Хвост, или как там тебя зовут? Не хочешь ли выпить со мной чарочку виски?
   Мумия, к которой обратился со своей довольно-таки циничной шуткой агент, вдруг закачалась, потом...
   Девандейл не верил своим глазам.
   Потом эта мумия подняла, как бы прося виски, свои иссохшие руки, закивала головой и произнесла замогильным голосом:
   -- Давай, Джон! Выпью за твое здоровье!
   -- Черт! Вельзевул! -- заорал, вскакивая в испуге, индейский агент, который не ожидал такого странного эффекта от своей шутки. -- Что за наваждение?!
   И он инстинктивно схватился за оружие.
   -- Почти покой мертвых и не стреляй в грудь своему лучшему другу! -- продолжала тем временем объясняться мумия.
   В звуках голоса, произносившего эти слова, было что-то знакомое, что-то напоминавшее Джону Максиму о его прошлом. Знакомым казался замогильный голос и для Джорджа Девандейла, и для обоих трапперов. Но последние были до того перепуганы, что не могли ничего соображать.
   -- Что за черт?! -- рассердился наконец Джон. -- Ей-Богу, я слышал раньше твой голос! Где это было? И когда?
   -- Когда мы, друг, дрались против коалиции сиу, арапахов и шайенов! Тогда меня звали...
   -- Тебя звали Сэнди Гуком, каналья! -- не выдержал Джон и кинулся к мумии. Мумия пошатнулась, упала, и на ее месте показалась фигура знаменитого "контролера поездов Дальнего Запада", попросту, бандита Сэнди Гука, участвовавшего в кровавых перипетиях подавления последнего большого восстания индейцев, когда в Скалистых горах был поголовно истреблен отряд генерала Кастера, заманенный в ловушку знаменитым Сидящим Бизоном.
   -- Сэнди! -- воскликнул агент.
   -- Собственной персоной, мистер Джон!
   -- Каким ветром тебя сюда занесло?
   -- Вероятно, тем же самым, что и вас, мой любезный друг! Мы с лордом Уилмором -- помните ли вы сего потомка владык Англии? -- мы удрали сюда от сиу!
   -- Лорд Уилмор тут?
   -- Разумеется!
   -- Где же он? Почему не показывается?
   -- А я, за пять минут до вашего появления, расквасил ему физиономию, и он теперь занят тем, что пытается охладить свой хобот.
   -- Вы подрались?
   -- Да нет же! Неужто вы забыли благородные привычки лорда Уилмора? А еще когда-то сами путешествовали с ним в качестве проводника! Стыдитесь, Джон!
   -- Нечего мне стыдиться, -- проворчал Джон, спокойно усаживаясь на свое место. -- Помню, что этот англичанин был совсем полоумным.
   -- Ну, совсем полоумным я бы его не назвал, Джон, -- отозвался спокойно бандит, усаживаясь рядом с агентом. -- Просто-напросто, он вбил в свою крепкую голову, что должен истребить ни много ни мало, как тысячу бизонов, и с тех пор страдает болезнью, которую я называю бизонтитом.
   Ну, а кроме того, он поклялся, что когда-нибудь победит меня в честном бою на кулаках, и с тех пор не разлучается со мной. Он меня даже в свой родовой замок в Англию выписывал для ежедневных упражнений в боксе, но я ему там задал такую трепку, что он месяца полтора в постели лежал, и...
   -- И что же?
   -- И был очень доволен!
   -- Стойте, стойте, Сэнди Гук! -- прервал болтовню бандита лейтенант Девандейл. -- Насколько я помню, в те дни, когда мы с вами бродили по прерии, вы все толковали, что вам надоела бродячая жизнь, и рассчитывали, получив амнистию за услуги, оказанные правительству Штатов, вернуться к себе на родину, где вас кто-то ждал?
   -- Моя престарелая мать, лучшая женщина в мире, сэр!
   -- И что же?
   -- Увы, сэр! Ведь генерала-то Кастера, который, собственно, вел со мной все переговоры и который так ценил мои скромные услуги, индейцы ухлопали раньше, чем он успел сделать что-либо для меня. Помните? Ведь Сидящий Бизон разрубил грудь Кастера, вырвал оттуда еще трепетавшее сердце и публично сожрал его в назидание потомкам!
   -- Помню, помню!
   -- Ну, вот так моя амнистия и лопнула. И, кроме того, мне не удалось получить обещанных Кастером денег... Словом, сэр, я по-прежнему скитаюсь по белу свету...
   -- И грабите поезда?
   -- Кой черт?! Я, сэр, нашел гораздо более выгодное занятие! Помните пристрастие лорда Уилмора к разного рода приключениям, стремление все коллекционировать, любовь к боксу и прочие чудачества?
   Я оказался буквально незаменимым компаньоном для лорда, и поэтому он позволяет мне стричь себя, как овца позволяет пастуху обдирать с ее шкуры шерстку.
   Ну, и теперь я самым честным трудом зарабатываю себе хлеб мой насущный, -- стрижкой этого чистокровного английского барана.
   Когда я чуть не выбил ему глаз, он дал мне сто долларов. За разбитое ребро я получил полтораста. За каждый выбитый зуб -- по пятьдесят долларов.
   -- А за расквашенный сегодня нос сколько вы получили с него?
   -- О, мистер Джон! Расквашенный нос -- это чистейшие пустяки! От каждого раза я получаю только по десять долларов. Так что сегодняшний день, положим, не пропал даром, но и не дал мне порядочного заработка.
   -- Но что же вы делаете с заработанными вами столь оригинальным способом деньгами?
   -- Я? Я посылаю их моей матери. Знаете, моя старушка весь свой век мечтала о том, чтобы остаток жизни прожить не в наемной квартире, а в собственном доме. Домовладельцы -- это настоящие акулы, джентльмены! Ну, и теперь у моей матери, благодаря моим трудам и моему искусству, есть маленький, но уютный коттедж, поле, садик, огород -- все, как игрушечка!
   И, кроме того, старушка может, посещая приходскую церковь, подносить маленькие подарочки господину пастору, может принимать участие в подписке в пользу общества утирания слез у малолетних глухонемых китайцев, и так далее... Не правда ли, это очень трогательно?
   И Сэнди Гук так лукаво подмигнул своим знакомым, что те не выдержали и расхохотались, как сумасшедшие.
   Тем временем из глубины зала, из какой-то боковой галереи, показалась странная и нелепая фигура неисправимого эксцентрика, лорда Уилмора.
   Шагая деревянными шагами, он приблизился к группе охотников, смотревших на него во все глаза, внимательно оглядел их, потом потер себе руки, и вымолвил спокойно и решительно:
   -- Знаю. Узнаю. Разбойники. Грабители.
   Эти эпитеты относились к Джону и обоим трапперам.
   Лорд Уилмор не мог забыть и простить честным охотникам того обстоятельства, что когда-то, несколько лет тому назад, они, нанявшись к нему в качестве проводников и помощников для охоты на бизонов, потом отказались возиться с ним из-за начавшегося восстания индейцев, чтобы принять участие в защите истребляемых краснокожими поселков пионеров.
   Помня странности английского аристократа, попросту считая его маньяком и невменяемым, беглецы отнеслись очень равнодушно к тем эпитетам, которыми Уилмор их награждал, и только расхохотались, когда Уилмор обратился к настоящему бандиту с заявлением:
   -- Вы, мистер Гук, должны будете защищать меня от этих темных рыцарей больших дорог!
   -- Я? -- отозвался бандит, подмигивая Джону. -- С величайшим удовольствием, ваша светлость! Подержите-ка вы их тут, а я сбегаю за ближайшим полисменом, и мы их тут же повесим.
   -- Вешать их я не желаю! -- смилостивился лорд. -- Но они должны быть переданы законным властям для судебного разбирательства!
   -- Ладно, ладно, ваша светлость, -- смеялся бандит. -- Вот мы сейчас возьмем с них подписку о невыезде.
   Уилмор милостиво изъявил свое согласие с этим предложением и уселся рядом с Сэнди Гуком.
  

Глава III. Каменная мышеловка

   Монотонно и скучно тянулся этот день -- первый день беглецов в недрах скалы, в "последнем убежище атапасков".
   Предсказания молодой индианки не оправдались вода разлившейся Волчьей реки не убывала, а, напротив, поднималась.
   Потайной выход из пещеры через коридор, оказавшийся теперь залитым на протяжении не менее нескольких десятков метров, был закрыт, и беглецам оставалось только одно -- отсиживаться в пещере.
   Разумеется, очень скоро охотники, приученные своей полной приключений жизнью смотреть в глаза сторожащей их смерти, освоились с соседством нескольких сотен мумий индейцев и обращали на высохшие трупы столь же мало внимания, как и сама хозяйка этого подземного жилища, последняя из вымершего племени атапасков.
   Только агент Джон Максим попрекнул бандита Сэнди Гука за его неуместную шутку, сказав:
   -- Неладно вы шутите, Сэнди!
   -- Почему это? -- удивился бандит.
   -- Да так, вообще... Покой мертвых следовало бы уважать. А вы дергали мумию, как куклу, заставляли ее махать руками, трясти головой... Нет, неладно это вы сделали, Сэнди!
   Но бандит не любил лазить за словом в карман и отпарировал выпад старого агента, заявив:
   -- Так, так... Извиняюсь, мистер Джон! Но, видите ли, я-то, собственно, тут решительно ни при чем. Просто, когда услышал звук шагов и ваши голоса, желая убедиться, что мне и полоумному лорду не грозит от пришельцев опасность, я забрался в тень, спрятавшись за одной из мумий, ничуть не желая этим оскорблять, как вы изволите выражаться, покой мертвых Отношусь к этому покою с полным уважением
   Ну, и сидел бы я тут смирнехонько, слушая ваши интересные разговоры, покуда не настал бы вожделенный момент представить мою скромную персону вашему блестящему обществу. Но тут кому-то из вас пришла в голову дикая мысль предложить чарочку виски мумии вождя, за которой я скрывался. Разумеется, я воспользовался любезным предложением и заговорил от имени приглашенного.
   Джон, как говорится, прикусил язык. Удар Сэнди Гука метко попал в цель.
   Разговор не замедлил обратиться к другим темам, и очень скоро беглецы принялись толковать о странном поведении их гостеприимной хозяйки, молодой индианки.
   Девушка эта, по виду полуребенок, была по-своему красива. У нее были пышные вьющиеся волосы, словно мантией прикрывавшие ее тонкие плечи, черты лица отличались известной правильностью, и только бронзовый цвет кожи выдавал ее индейское происхождение. Устроив в "последнем убежище атапасков" беглецов, индианка, казалось, перестала обращать на них внимание и занялась своими делами.
   Пещера имела несколько отделении, своего рода ниш или побочных коридоров-тупиков, по-видимому, служивших для индианки в качестве ее спальни, кухни, туалета и так далее.
   И вот, оставив гостей располагаться, как им угодно, и делать, что им больше по душе, индианка удалилась в одно из этих помещений, откуда вышла только через полчаса, но вышла совершенно преображенная.
   Она изменилась настолько, что беглецы с трудом узнали ее: изменилась ее походка, ее манеры, ее костюм.
   Она расчесала свои пышные волосы и заплела их в несколько десятков отдельных тоненьких кос, перевитых цветными ленточками и ремешками.
   Вся эта масса косичек сдерживалась на голове подобием диадемы из массивного золота с какими-то иероглифами и изображениями птиц и зверей.
   Плечи оказывались открытыми, равно как и обе руки, тонкие и нежные. Стан индианки облекало теперь одеяние из белой шерстяной ткани, украшенной опять-таки иероглифами и символическими рисунками.
   Вместо мокасин ножки последней из атапасков были обуты в подобие сандалий.
   Личико казалось словно побледневшим, поблекли алые уста, но глаза светились странным, мрачным огнем. И голос звучал глухо и трагически.
   -- Что с тобой, дитя? -- спросил индианку агент.
   -- Я слышу голоса ушедших в страну теней! -- отозвалась индианка, рассеянно оглядываясь вокруг.
   -- Кого это?
   -- Моих предков! Всего моего племени!
   -- Что ты выдумываешь?
   -- Я никогда ничего не выдумываю! -- ответила девушка серьезно и печально. -- Мой дед учил меня всегда говорить правду и стыдиться лжи, потому что ложь оскверняет уста, ее произносящие, а мои уста должны быть чистыми в смертный час.
   -- И что же тебе говорят эти фантастические голоса твоих предков, которые я считаю просто за шум в твоих ушах от прилива крови?
   -- Они зовут меня к себе! Они твердят, что пришел час, когда последняя из атапасков должна на крыльях смерти лететь в страну теней, чтобы присоединиться к ранее ушедшим туда атапаскам и вместе с ними принять участие в жизни на зеленых лугах Великого Маниту...
   -- Словом, эти голоса предрекают тебе смерть? Но ведь ты здорова! И мы с тобой! Если ты боишься чего-нибудь, то ведь мы мужчины. Мы будем защищать тебя, и покуда не ляжем все до последнего, не дадим тебя в обиду никому!
   Девушка, глядя в неведомые дали затуманенным взором, пожала плечами.
   -- Я слышу голос моей матери! -- нараспев произнесла она. -- Та, которая дала мне жизнь, та, которая качала мою колыбель, баюкая меня своей песней, зовет меня к себе.
   Я слышу голос моего отца!
   Он защищал наш вигвам от врагов, оберегая мой покой. Теперь, размахивая золотистым копьем, он зовет меня к себе.
   Я слышу песню моей сестренки, убитой сиу в начале зимы. Она смеется, заплетая венок, и манит меня к себе. Ей скучно там, на зеленых лугах Маниту, потому что она привыкла играть со мной, и теперь она зовет, манит меня улыбкой, знакомым голосом.
   Я иду, я иду к тебе, моя маленькая пчелка, моя птичка, мой цветочек, моя сестричка!
   Прощайте, бледнолицые!
   С этими словами индианка вскочила и помчалась к выходу из пещеры.
   Это произошло так неожиданно, что остолбеневшие беглецы не успели загородить дорогу девушке, удержать ее.
   -- Это черт знает что такое! -- первым опомнился Джон. -- Эта сумасшедшая девчонка побежала топиться!
   -- Мы должны помешать ей исполнить это дикое намерение! -- отозвался Джордж Девандейл. -- Может быть, она накурилась какого-нибудь зелья и теперь в одурманенном состоянии способна наделать безумств! Поспешим за ней, друзья, чтобы предотвратить непоправимое несчастье!
   -- Не поможешь! -- возразил Сэнди Гук. -- Разве вы не видели, что маленькая индианка уже нарядилась в смертный саван атапасков?!
   Однако, когда Джон и его трое спутников выбежали из пещеры, держа в руках ружья и револьверы, Сэнди Тук бежал с ними рядом, ни на шаг не отставая от них. Он только ворчал:
   -- В сущности, каждый имеет право распоряжаться собственной жизнью, и не понимаю, по какому праву мы должны вмешиваться в это дело?! Но девочка очень милое существо, и мне, право, жаль ее!
   Над рекой плыл холодный клубящийся туман, окутывавший, словно мантией, островок с "последним убежищем атапасков". Сквозь волны тумана смутно виднелись стволы деревьев, очертания скал. Казалось, все вокруг переполнено призраками.
   -- Вот она! -- крикнул Джон, указывая по направлению к скале, на вершине которой стояла, простирая руки вдаль, индианка.
   -- Смотрите, смотрите! Звери подкрадываются к ней! О, Господи! -- крикнул Девандейл.
   Раньше чем охотники успели схватиться за ружья, разыгралась катастрофа: огромный ягуар, ползший змеей по следам индианки, взвился в воздух, упал на девушку, одним ударом могучей лапы раздробил ее голову и припал к окровавленному трупу.
   Загремели выстрелы, посылая смерть хищникам, окружавшим скалу, на которой умерла последняя из атапасков, но эти выстрелы были уже бесполезны. Даже больше: они привлекли внимание изголодавшегося зверья, и хищники закружились около охотников с явным намерением кинуться на них.
   -- Назад! Ради всего святого, назад! -- закричал Джон, оглядываясь вокруг. -- Нас слопают в мгновение ока! К пещере!
   Повинуясь его указанию, все бросились к пещере, и едва добрались до входа, как целая волна разъяренных хищников ринулась туда же.
   -- Чары укротительницы зверей ушли, мы предоставлены собственным силам, -- проворчал, поспешно стреляя, Джон. -- И нам не справиться одними выстрелами с этой армией, которую гонит на нас голод, ребята!
   -- Что же делать?
   -- Закроем коридор!
   -- Чем?
   -- Огненной стеной! Разводите костер!
   -- Дерева очень мало! Его хватит на каких-нибудь полчаса, не больше!
   -- Ищите что-нибудь подходящее!
   -- Да, как же! Легко сказать "ищите"! А что тут отыщешь?
   Оглядевшись, Джон Максим скомандовал:
   -- Тащите мумии! Ведь индейцы бальзамируют их при помощи смолы, так что каждый труп буквально пропитан смолой и будет гореть словно факел.
   Не без содрогания трапперы схватили пару ближайших мумий и бросили их в огонь плохо разгоравшегося костра. Мумии загорелись в мгновение ока, запылали, бросая багровые блики на каменные стены пещеры. Удушливый дым поднялся от костра, но, на счастье беглецов, ветер тянул не в пещеру, а из пещеры, и дым и искры от быстро разгоравшегося костра несло наружу, навстречу голодному зверю, метавшемуся перед "последним убежищем атапасков".
   -- Еще пару мумий! Тащите поближе сюда все в этом роде! -- распоряжался агент, собственноручно подкладывая тощие и легкие, словно щепки, мумии в огонь костра.
   Покуда мумии сгорали, Джон, хмуря брови, глядел на свои старинные громоздкие карманные часы, явно высчитывая что-то.
   -- Гм, гм, -- бормотал он угрюмо. -- Дело-то наше табак!
   -- Почему, дядя Джои? -- полюбопытствовал кто-то из трапперов.
   -- Потому что мумии сгорают, как порох!
   -- Так что же? Разве их тут в пещере мало?
   -- Около четыре сотен. Хорошенькая коллекция, надо признаться! Но если дело пойдет таким темпом, то...
   -- То их надолго не хватит? Так что ли?
   -- Приблизительно.
   -- Лишь бы хватило на несколько часов, дядя Джон!
   -- А там что?
   -- А там вода спадет, дядя Джон, и...
   -- Дурак! Я раньше тебя смотрел на затопленный коридор, и убедился, что в нем вода за час поднялась на добрый фут и еще поднимается, так что на скорое освобождение из плена нам рассчитывать нечего. А кроме того, я подметил кое-что, когда мы искали эту злополучную индианочку...
   -- Что именно, дядя?
   -- Во-первых, поверхность острова заметно уменьшается. Вода мало-помалу затопляет его. Что это значит? Это значит, что для разъяренного зверья остается все меньше и меньше места; вода, так сказать, прижимает зверей к единственному возвышенному пункту острова, то есть к скале, в недрах которой находится пещера. А это что означает?
   Суть-то, ребята, в том, что бока скалы словно топором обрублены, совершенно отвесны. Самый ловкий скорпион -- и тот, кажется, по этим гладким стенам наверх не заберется, а шлепнется вниз, на площадку.
   Значит, площадка-то -- единственное место, куда зверье может уйти от потопления. И естественно, голодные хищники, так сказать, водой вгоняются в нашу пещеру, словно пробка в бутылку.
   -- Н-да, есть над чем призадуматься.
   -- Призадумаешься! Словом, наше дело табак... Но я еще не все сказал, ребята! А есть новости и похуже!
   -- В чем дело?
   -- Краснокожие на берегах Волчьей реки явным образом готовятся к переправе на островок на лодках и плотах.
   Их столько, что они. не подвергаясь особенной опасности, истребят выстрелами с лодок ягуаров, кугуаров и медведей, а тогда придет и наш черед!
   Поняли теперь, почему я с такой тревогой смотрю на быстрое сгорание мумий? То-то и оно!
   -- Однако что же делать?
   -- Ума не приложу, ребята! Надо поразмыслить.
   Неожиданно в этот разговор вмешался Сэнди Гук.
   -- Может быть, джентльмены позволят мне предложить кое-какой план? -- сказал он.
   -- Разумеется, Сэнди, говорите!
   -- Видите ли, джентльмены, в чем штука! Я ведь неофициально, негласно, так сказать, но принадлежу к составу отряда генерала Форсайта, который стоит в нескольких милях ниже по течению Волчьей реки, наблюдая за тем, чтобы к "сожженным лесам" не присоединились новые отряды с юга. Если бы добраться до этого отряда, при котором достаточно конницы, и известить его о нашем затруднительном положении, Форсайт не замедлит, конечно, прийти к нам на выручку.
   -- Так-то так, да как известить янки о нашем положении, Сэнди?
   -- Одному из нас надо рискнуть!
   -- Все пути отрезаны!
   -- Кроме одного: через реку.
   -- Вы с ума сошли! Река разлилась, бушует, как обезумевшая, и, кроме того, впереди порог, на котором разобьется всякий челн, затонет всякий плот.
   -- Но может выплыть человек, который умеет плавать!
   -- Я, по крайней мере, ни за что не пошел бы на этот риск! Умею, конечно, плавать, но тут пойду ко дну как топор.
   -- И я тоже! -- поддержал агента Джордж.
   Гарри последовал его примеру, сказав:
   -- О том, чтобы переплыть через пороги, нечего и думать!
   -- Вот как? -- засмеялся бандит. -- А я берусь вам доказать, что дело это возможное! Доверьте мне это дело, и я приведу отряд янки к вам на помощь через сутки!
   -- Это немыслимо!
   -- Посмотрим!
   -- Но с чего же вы хотите начать?
   -- А вот увидите! Помогите-ка мне! Знаете, прежде всего мне нужно запастись веревкой порядочной величины. Веревок, разумеется, тут мы не найдем. Если и есть кое-какие "концы", то это все старый хлам, на прочность которого нельзя полагаться. Но я видел в других отделениях пещеры целый склад дубленых бизоньих шкур. Мы нарежем их этих кож полосок, которые образуют великолепный канат.
   -- А дальше?
   -- Пойдемте со мной, Джон, я вам покажу одну штуку.
   Джон последовал за предприимчивым бандитом, и тот привел его в один боковой коридор. Коридор был освещен: мутный серый свет весеннего дня врывался в естественное окошечко, в расселину скалы. Туда пополз Сэнди Гук, пригласив охотника следовать за собой. И скоро Джон Максим увидел, что "окошечко" выходит почти прямо на стремнину, высясь над поверхностью бушующей реки.
   При виде кипящей пены разбивавшихся о камни бегущих вод потока у Джона закружилась голова.
   -- Фу, черт! -- вымолвил он изменившимся голосом. -- Не позавидую я тому, кто рискнет сюда сунуться. Да не думаю, чтобы нашелся такой идиот! Ведь это же верная смерть!
   -- Чистейшие пустяки! -- смеясь отозвался бандит. -- Вы, Джон, храбрый человек, но, по-видимому, страдаете водобоязнью, как мой светлейший лорд страдает бизонтитом. Сразу видно, что вы всегда жили в степи и никогда не плавали по нашим рекам. А я ведь на воде родился и на плотах вырос. Вот вы сами увидите, как это просто. Я по канату спущусь до этого камня. Оттуда перепрыгну на тот выступ скалы. А там -- бух в воду, и плыви, словно рыба!
   -- Невозможно, положительно невозможно! Вода изотрет ваше тело о камни, словно кусок моркови о терку.
   -- Ба! Попробуем! Во всяком случае, я не могу сидеть тут и ждать, покуда нас голыми руками похватают краснокожие. Словом, я поплыву!
   -- Дело ваше, Сэнди! Но помните: если вы погибнете, не мы повинны в вашей гибели.
   -- Ладно, ладно! Кто вас вздумает обвинять! -- добродушно отозвался бандит, с поразительной ловкостью разрезая на длинные полосы прекрасно выдубленные шкуры бизонов из "убежища атапасков".
   Через какой-нибудь час канат достаточной величины был уже готов.
   Убедившись, что лорд Уилмор после утренней партии бокса мирно почивает на груде бизоньих шкур в одном углу пещеры, и поручив трапперам позаботиться об удовлетворении аппетита его светлости по пробуждении ото сна, Сэнди Гук прочно привязал к выступу один конец каната, а затем, попрощавшись с сотоварищами по пребыванию в "последнем убежище атапасков", с шуткой полез из расселины и повис на скале.
   С замиранием сердца следил за его движениями Джон.
   -- Пропадет, ей-Богу, пропадет парень! -- бормотал он. -- Хоть он и натворил в жизни немало пакостей, но, ей-Богу, жаль будет, если он сорвется и разобьется. Кто в молодости не сходил с ума! Попади он с детства в хорошие руки, из него вышел бы порядочный охотник... Жаль, жаль парня!.. Эй, Сэнди! Брось эту штуку! Вернись, Сэнди! Право, лучше вернись!
   Но колыхавшийся на канате над бездной бандит только махнул рукой и быстрее пополз вниз.
   В это время с противоположного берега реки послышались завывания индейцев, потом загремели выстрелы.
   -- Пропал, пропал парень! -- тоскливо бормотал Джон. -- Не сорвется сам, так подстрелят его краснокожие. Эх, чтоб тебя!
   Но пули щадили смелого бандита: Сэнди благополучно дополз до конца каната, болтавшегося над отдельно стоящим, покрытым пеной волн камнем, прыгнул туда, постоял мгновение, прыгнул снова, словно птица, перелетел пространство в два с лишним метра, отделявшее его от следующего камня, потом бросился в бурлящую воду.
   Прискакавшие к берегу индейцы буквально осыпали пулями ревущий поток, но стрельба их была крайне беспорядочной. Сэнди большей частью держался не на поверхности воды, а под водой, выплывая только на несколько мгновений, и, кроме того, вода порогов несла вниз по течению массу обломков и деревьев, клочья сена, Бог весть откуда подхваченные доски, и стрелки принимали эти предметы, ныряющие в волнах, то тонущие, то всплывающие, за уносимое течением тело бандита.
   Мало-помалу выстрелы звучали все реже и реже, все в большем отдалении и, наконец, совершенно прекратились.
   -- Погиб или выплыл? -- бормотал про себя старый агент. -- Если выплыл, может быть, в самом деле, поможет нам еще раз вырваться из тисков. Если погиб, мир праху его, и да будет милостив Господь к его душеньке! Аминь!
   С этими словами старик спустился в центральную пещеру и обратился с вопросом к сторожившим у входа товарищам:
   -- Ну что, ребята? Как дела?
   -- По-прежнему, -- отозвался Девандейл. -- Звери не отходят от порога пещеры, но очень редко подвертываются под наши выстрелы. А вы, Джон, что нового скажете?
   -- Сэнди Гук бросился в воду, вот и все, что я знаю. А выплыл ли он или потонул, ей-Богу, никто этого сказать не может.
   -- Что же нам теперь делать?
   -- То же самое, что делали до сих пор: будем отсиживаться в пещере, сжигая одну за другой мумии. А там дальше видно будет. Как вода? Прибывает или убывает?
   -- Ни то и ни другое: остановилась.
   -- И то слава судьбе! По крайней мере, мы не рискуем, что весь островок будет затоплен и что мы потонем тут, как мыши в лоханке.
   Пока охотники переговаривались, лорд Уилмор, отлично выспавшийся и уже аккуратно совершивший свой туалет, вышел из темного уголка и приблизился к костру из мумий.
   -- Где мой проводник? -- осведомился он, не обращаясь ни к кому в частности.
   -- Отлучился по делам, -- ответил ему Джордж Девандейл.
   Уилмор поглядел на него, потом выпалил:
   -- Не верю вам, молодой разбойник!
   -- Это почему же? -- изумился Девандейл, ничуть не обижаясь на оскорбительный эпитет, данный ему полоумным лордом.
   -- Сэнди Гук -- честный человек, и он не мог нарушить своего обещания не покидать меня! Вы убили его!
   -- Убирайтесь вы к дьяволу со своими глупостями! -- не выдержал Джон. -- Наша жизнь висит на волоске, а тут вы еще путаетесь под ногами! Никто не убивал Сэнди! Просто он отправился по делам! Нас окружают индейцы, и Сэнди Гук спустился по канату в реку, чтобы призвать на помощь к нам отряд американских войск. Поняли?
   Лорд Уилмор пожелал осмотреть место спуска Сэнди Гука, и Джон Максим показал ему еще висевший над потоком канат.
   Лицо англичанина просветлело, его рыбьи глаза заблестели.
   -- О-о! -- вымолвил он. -- Понимаю! Я не так глуп, как вы думаете! Я теперь знаю, куда отправился мой честный проводник!
   -- Куда же, по-вашему? -- полюбопытствовал Джон.
   -- За полицией, чтобы арестовать вас как разбойников!
   Джон прыснул со смеху, но предпочел не спорить с Уилмором.
   Подумав немного, англичанин сказал:
   -- Но все-таки это не совсем корректно со стороны Сэнди Гука, и я оштрафую его на десять долларов! Потому что он лишил меня возможности получить вечером партию бокса, а я вовсе не намерен обходиться без партии бокса! Но я знаю, что я сделаю! Я отправлюсь туда же, куца отправился он!
   -- Вот тебе раз! Как вы его найдете?
   -- Очень просто! Надеюсь, он спустился в воду не в шубе?
   -- Разумеется, нет.
   -- И не взял с собой никакого оружия, ибо оружие могло помешать ему плыть?
   -- Совершенно верно. Но что же из этого?
   -- Может ли человек полуголый и без оружия долго путешествовать по этому лесу, еще покрытому снегом?
   -- Разумеется, нет.
   -- И если этот человек знает, что поблизости имеется блокгауз, в котором хранится запас оружия и амуниции, а возле блокгауза пасется пара добрых мустангов, то не направится ли этот человек к данному блокгаузу?
   -- Все это верно! Но разве такой блокгауз имеется вблизи?
   -- Я приказал выстроить его, чтобы в нем отдыхать после охотничьих экспедиций. И значит, если я отправлюсь туда, а я именно это намерен сделать, то я могу еще нагнать его.
   -- Безумие!
   -- Отнюдь нет! Правда, в состязаниях на кулаках он всегда колотил меня. Но в беге, ого! Пусть кто-нибудь перегонит меня!
   -- Но безумие пускаться в подобное странствование! Вы потонете на первых же шагах!
   -- И не подумаю! Я плаваю, как маринованная селедка!
   Все попытки отговорить безумца от рискованного предприятия не привели ни к какому результату.
   Да, кстати, охотникам скоро нашлось другое и куда более серьезное дело, чем возиться с полоумным англичанином: какой-то обезумевший, должно быть, от голода ягуар, невзирая на летевшие ему в морду бесчисленные искры костра и удушливый дым, разбежавшись, перепрыгнул через огненную баррикаду и очутился внутри пещеры.
   Но дикий зверь не рассчитал силы прыжка, и люди были более предусмотрительны, чем хищник американских лесов: за первой огненной стеной возвышалось еще два костра с узким проходом между ними, и ягуар с размаху попал головой в один из этих костров.
   В результате его великолепная шерсть вспыхнула, словно облитая горящим керосином, и хищник с яростным воем заметался по пещере, сгорая заживо, ослепленный, ошалелый, но, тем не менее, по-прежнему грозный и опасный.
   -- Стреляйте в него! -- командовал Джон, нанося ягуару, превратившемуся в живой факел, сильный удар прикладом карабина.
   Загремели выстрелы, поражая бешеного зверя, началась свалка.
   Когда она закончилась и ягуар превратился в мешок с раздробленными костями, охотники тщетно искали лорда Уилмора: англичанин последовал примеру Сэнди Гука и бросился в кипящие воды потока.
   Он не намерен был отказаться от удовольствия обменяться с Сэнди Гуком парой кулачных ударов в этот вечер.
   -- Вот уж если этот кретин потонет, никто не пожалеет! -- перевел дыхание Джон, убедившись в исчезновении лорда Уилмора.
   -- Н-ну, не совсем! -- засмеялся Девандейл. -- Вы забыли, Джон, про нашего приятеля, мистера Сэнди Гука. Ведь лорд Уилмор, по выражению не очень любезного Сэнди, служит ему дойной коровой, которая дает Сэнди весьма приличный доход. Как же не пожалеть о гибели этой "дойной коровы" аристократического происхождения?
   -- Неприличный доход! -- не унимался Джон. -- Правда, когда-то Сэнди получил прозвище "контролера поездов Дальнего Запада", потому что он довольно аккуратно останавливал эти поезда и обирал всех пассажиров. Но эти глупости он давно уже бросил и мог бы сделаться порядочным человеком, если бы не спутался с этим ипохондриком, который развращает все окружающее своим шальным богатством.
   -- Будет вам ворчать, дядя Джон. Лучше прислушайтесь и скажите, что значат эти выстрелы, которые гремят уже с четверть часа снаружи! Может быть, краснокожие охотятся за Уилмором?
   -- Нет, едва ли, -- ответил озабоченно старый степной бродяга.
   -- Тогда что же вы думаете?
   -- Очень просто: они выстроили плот, подплыли к нашему острову и теперь заняты истреблением еще уцелевшего на острове зверья, чтобы потом приняться за нас. Держитесь, ребята! Скоро нам тут станет жарко! Подтаскивайте ближе к выходу побольше мумий, осмотрите оружие, подтяните пояса. Без схватки нам не обойтись!
   И под руководством Джона Максима закипела лихорадочная работа.
  

Глава IV. Лицом к лицу

   Опасения опытного правительственного агента, пережившего на своем долгом веку несчетное множество схваток с краснокожими и знавшего все повадки индейцев, оправдались на деле: многочисленный отряд отборных стрелков подплыл к островку и остановился на некотором расстоянии от него, причем другой, еще более многочисленный отряд удерживал плот при помощи протянутых от него к 6epeгy крепких канатов.
   Правда, бурное течение Волчьей реки швыряло плот из стороны в сторону, словно щепку, правда, канаты трещали и по временам волны набрасывались на плот, грозя смыть сидевших на нем людей, но утлое суденышко держалось, не поддавалось, и индейские стрелки методически, не торопясь, делали свое дело: они очищали остров от диких зверей, толпившихся перед входом в пещеру.
   В сущности, это было настоящей бойней, потому что индейцы стреляли с очень небольшого расстояния, почти наверняка, явно не подвергаясь ни малейшей опасности: как ни свиреп гигантский североамериканский медведь, страшный гризли, как ни неукротим ягуар, как ни коварен и смел его соперник -- кугуар, но при данных обстоятельствах четвероногие хищники были совершенно бессильны перед хищниками двуногими. Два или три ягуара, видя своих врагов на столь близком расстоянии, метались по берегу в бессильной ярости, оглашая воздух ревом, но не решались спуститься в воду: сказывалась кошачья натура.
   Огромный медведь, в неуклюжее тело которого впилось с полдесятка пуль из "винчестеров" краснокожих, рассвирепел и полез-таки к плоту, но, едва оторвавшись от берега, был подхвачен бурным течением и унесен в стремнину, как щепка.
   Несколько раз его тело мелькнуло среди кипящих волн у порогов, и там, где оно всплывало, на камнях оставались клочья шерсти, а вода окрашивалась в розовый цвет. И затем все было кончено для косолапого гиганта...
   А на островке разыгрывались последние картины звериной трагедии: под методически посылаемыми с плота пулями краснокожих падали одно за другим отрезанные разливом от материка животные.
   В первые моменты, когда убитых было еще мало, а беспощадный царь-голод диктовал свои законы обезумевшим животным, оставшиеся в живых ягуары и кугуары набрасывались на раненых и разрывали их в клочья, а койоты помогали им доканчивать пиршество, растаскивая даже кости убитых зверей.
   Но мало-помалу голод был утолен, здесь и там валялись окровавленные трупы, на которые уже никто не обращал ни малейшего внимания, и тогда среди зверья началась паника.
   Первыми поддались панике койоты.
   Слыша грохот выстрелов, видя десятки трупов своих сородичей, понимая, что спасения нет, они наконец не выдержали и, словно по сигналу, стали бросаться в бурные воды потока.
   Одного волка за другим поглощала бушующая бездна, одно темное тело за другим исчезало среди белых кипящих волн. Но некоторых течение благополучно проносило сквозь каменную гряду и увлекало на простор. Там. оправившись, волки выбивались из сил, стараясь добраться до берега. Иным это удавалось. Другие плыли все дальше и дальше и исчезали в туманной дали.
   Примеру койотов последовала пара ягуаров, но они были осторожнее: выждали, когда мимо островка проплывало какое-то почти лишенное сучьев бревно, и перемахнули с берега на дерево. Ствол закачался, чуть не перевернулся под тяжестью двух грузных тел огромных кошек, но удержался на плаву и поплыл по течению.
   Впрочем, спастись ягуарам не удалось: доплыв до порогов, ствол перевернулся, сбросил с себя пассажиров, и бездна поглотила их, чтобы затем вынести их истерзанные тела за много сотен ярдов ниже по течению.
   Прошло часа полтора, не больше, индейцы могли ступить с плота на землю островка, не подвергаясь ни малейшей опасности со стороны зверей.
   Теперь, собственно, начался второй акт трагедии -- осада беглецов, укрывшихся в "последнем убежище атапасков".
   Главную преграду для индейцев представляла огненная баррикада. Но краснокожие отлично понимали, что запасов топлива у беглецов не может хватить надолго, и терпеливо ждали, когда огонь костров погаснет.
   Час проходил за часом, а из пещеры по-прежнему неслись тучи огнистых искр и тянулся целый поток удушливого дыма.
   Тогда краснокожие решили залить вход в пещеру, для чего притащили десятки сшитых из кож ведер и целые бурдюки с водой.
   По очереди молодые воины пробегали мимо входа в пещеру и швыряли туда бурдюки, которые, лопнув при падении, заливали пол пещеры целыми потоками воды.
   Разумеется, защитники пещеры, в свою очередь, не зевали, и пещера посылала в ряды индейцев пули, которые далеко не всегда напрасно сверлили воздух, а сплошь и рядом поражали нападающих.
   Но работа своеобразных пожарных все же достигала мало-помалу своей цели: весь коридор был буквально залит водой, и огненной баррикады больше не существовало. Да, кстати, к этому времени были сожжены почти все мумии атапасков, и нечем было поддерживать огонь с прежней силой.
   Именно в это время на остров переправился издали руководивший осадой старый индеец в живописном костюме вождя племени Воронов, прославленных воинов прерий Дальнего Запада. Переправили на плоту и его красавца-коня.
   Не доезжая до пещеры, он крикнул во всю силу своих могучих легких:
   -- Я являюсь парламентером! Готовы ли мои белые братья выслушать мой голос?
   Защитники пещеры прекратили стрельбу.
   Джон, прислушавшись, крикнул в ответ парламентеру:
   -- Сначала назови свое имя, тогда будем говорить!
   -- Неужели же индейский агент забыл мой голос? -- насмешливо отозвался парламентер. -- А я думал, что Джон Максим узнает своего старого друга, Красное Облако!
   -- Старый шакал! -- раздраженно отозвался Джон, нервно сжимая рукоятку револьвера. -- Я узнаю тебя!
   -- Я пришел мирно говорить с моими белыми братьями! -- продолжал индеец, сидя на коне перед входом в пещеру.
   -- Ладно, ладно! Знаем, как вы привыкли "говорить"! Пожалуйста, поменьше церемоний! Что хочешь ты предложить нам?
   -- В пещере темно и сыро. И мои белые братья, вероятно, проголодались...
   -- А тебя это огорчает?
   -- Я просил бы моих белых братьев, таких знаменитых охотников, не прятаться в тени, а выйти наружу!
   -- Подожди немного! Наш туалет несколько не в порядке! Мы послали рубашки к прачке; когда она принесет их из стирки, мы, разумеется, выйдем, чтобы показаться нашим краснокожим братьям!
   -- Джон должен понимать, что сопротивление бесполезно и что самое лучшее будет сдаться!
   -- Сейчас, сейчас! Вот только не знаю, куда девать сотню-другую зарядов, оставшихся в нашем распоряжении! Хочу как можно больше пуль всадить в тупые башки краснокожих, чтобы помочь им отправиться в луга Великого Маниту!
   -- Так вы отказываетесь сдаться?
   -- Отказываемся! Хочешь нас взять, так пожалуй сам в пещеру!
   -- Хорошо! Мой белый брат хочет быть вытащенным из пещеры, как кролик из норы?
   -- Ладно, ладно! У меня зубы еще не болят, не заговаривай. Лучше убирайся, а то я по ошибке пришибу тебя, хотя ты и прикидываешься парламентером!
   Красное Облако отъехал от входа в пещеру и подал знак молодым воинам. В мгновение ока целая фаланга индейцев ринулась в пещеру, и там завязалась кровавая свалка.
   Два раза безуспешно штурмовали индейцы вход в пещеру: белые отбивали их выстрелами.
   Но на третий раз краснокожим удалось-таки прорваться внутрь, и тогда наступила развязка, которая была неизбежна: на каждого из четырех белых набросилось по полдесятка индейцев. Их осыпали ударами, и они один за другим падали на землю.
   Последним был взят обладавший геркулесовой силой агент.
   Связав пленных по рукам и ногам, индейцы вытащили их наружу.
   -- Живы ли бледнолицые? ~ осведомился не принимавший участия в свалке вождь.
   -- Мы щадили их жизнь, о вождь! -- отозвался кто-то из индейцев.
   -- Да. Такова воля нашего сашема, и если вы убили хоть одного из них, Миннеага не простит вам этого!
   Один из молодых воинов, получивший в схватке серьезную рану в грудь, отозвался гневно:
   -- Из-за каприза Миннеаги мы потеряли много людей! Племя сиу, ныне принявшее имя "сожженных лесов", тает день ото дня, и это -- по вине Миннеаги, которая ради своих личных целей посылает нас на верную гибель!
   -- Замолчи, трус! -- крикнул ему вождь.
   -- Я не трус! -- мрачно отозвался молодой воин. -- Смотри! Все полученные мною раны -- в грудь! Последняя -- около сердца! Я умираю от руки врага, но убила меня твоя дочь, Красное Облако. Пойди, передай ей, что Перо Цапли сдержал свое слово и... И умер!
   С этими словами раненый завернул свое побледневшее лицо полой плаща и тихо прилег на земле. Он не хотел, чтобы другие видели, как его могучее тело корчится в предсмертных судорогах.
   -- Участь воина умирать на поле битвы! -- философски заметил, отъезжая в сторону, старый вождь. -- Но, -- добавил он про себя, -- Миннеага действительно совершает ряд безумств. В теле этой женщины сидит душа тигрицы. Она в жертву собственной мести приносит все. Она готова пожертвовать даже остатками своего племени, лишь бы добиться цели.
   -- А что ей нужно?
   -- Взять непременно живым индейского агента и доставить его в становище Большой Ноги!
   -- Таков был ее приказ, и он выполнен, но какой ценой?
   -- Шестеро убитых, двадцать раненых.
   -- Однако что же с пленными?
   И Красное Облако снова подъехал к тому месту, где на земле лежали взятые в плен бледнолицые.
   Некоторые молодые воины были уже заняты тем, что обмывали и перевязывали раны пленных. Раны оказались совершенно несерьезными и не могли внушать ни малейших опасений за жизнь бледнолицых. В этом Красное Облако убедился с первого же взгляда.
   -- Миннеага будет довольна, -- вымолвил он равнодушно. -- Вопрос только, что из всего этого выйдет? Между нами и янки сейчас нет войны. Их вождь, генерал Форсайт, до сих пор явно избегает открытого столкновения. Но что он предпримет, когда узнает, что мы взяли в плен четырех знаменитых охотников, в том числе одного офицера?.. Не знаю, не знаю...
   -- Пора в путь! -- прервал он свои наблюдения над беспомощно лежавшими на земле ранеными.
   Джон Максим, услышав эти слова, отозвался:
   -- Куда это ты, старый индейский шакал, хочешь утащить нас?
   -- В лагерь Большой Ноги!
   -- Зачем?
   -- Там вас ждет ваша старая знакомая, Миннеага.
   -- Дьявол в образе человека? Чего ей нужно от нас? Разве мы ведем войну с сиу?
   -- Наше племя зовется теперь иначе!
   -- Все равно, как зовется стая кровожадных красных собак! Разве "сожженные леса" вырыли топор войны и вступили на тропу сражений? Что же ты молчишь, индеец?
   -- Потому что я не привык болтать, как болтают пьяные бабы, -- презрительно ответил Красное Облако. -- Ты в плену, тебя и твоих товарищей доставят в наш лагерь. Вот все, что я могу тебе сказать. Остальное узнаешь не от меня!
   -- От кого же?
   -- От сахема "сожженных лесов" -- от самой Миннеаги!
   -- Ладно! Тащите нас к "самой Миннеаге". Я постараюсь плюнуть ей в ее лживые глаза.
   -- Смотри, бледнолицый, как бы раньше Миннеага не приказала своим воинам выжечь тебе раскаленным железом твои собственные глаза!
   -- Не боюсь этого! -- гневно ответил агент. -- Не посмеет!
   Красное Облако отдал было приказ очистить островок, но потом почему-то раздумал и расположился на островке на ночлег. Однако ни он сам, ни кто-либо из его воинов не решился теперь, с наступлением ночи, проникнуть в "последнее убежище атапасков", в пещеру, где у стены стояло еще полтора или два десятка чудом уцелевших от истребления мумий исчезнувшего с лица земли племени.
   Развели костры, изжарили на их огне огромные куски мяса пары гризли, убитых стрельбой с плота, притащили откуда-то бочонок с виски и принялись пировать.
   Пленные не были забыты: их угостили тем же медвежьим мясом, но не дали ни глотка виски. После пиршества индейцы заснули, но в течение всей ночи дюжина молодых воинов сторожила каждое движение бледнолицых, чтобы не допустить их побега.
   Лежа на ледяной земле, Джон беспокойно ворочался всем телом и бормотал:
   -- Миннеага! Узнаю твою руку, змееныш! Должно быть, пришло время свести последний кровавый счет! Твоя мать скальпировала своего первого мужа, моего бравого командира, полковника Девандейла. За это я убил твою мать и взял ее скальп.
   Подросши, ты принялась искать меня, чтобы отомстить мне за гибель Яллы. И я искал тебя, чтобы уничтожить, как опасного кровожадного зверя.
   Тебе повезло: в Скалистых горах ты чуть не убила меня, и, во всяком случае, тебе удалось заживо скальпировать меня. Но одно тебе не удалось: я в безопасном месте хранил скальп твоей матери. Ты не получила его!
   Теперь из этого скальпа я сделал парик, который и прикрывает мою изуродованную тобой голову. У тебя мой скальп, у меня скальп Яллы.
   Ясно, чего ты хочешь: отобрать у меня эту реликвию. Так же, как и я не успокоюсь до тех пор, покуда не отниму у тебя твой трофей, мои волосы.
   Подожди же, Миннеага! Великая борьба между красными и белыми явно идет к концу. Белые заселили уже всю Америку. Там, где еще недавно шатались ваши орды, там теперь гордо высятся богатые города, эти крепости современного человечества. Ваша участь решена: за пятьдесят лет, на моей памяти, истреблены десятки, может быть, сотни тысяч твоих собратьев, Миннеага! Если осталась десятая часть былых индейцев, то этого много! И они ждут своего рокового часа! Ваша раса осуждена на исчезновение, и напрасно ты убедила глупца, носящего титул главного вождя "сожженных лесов" и имя Большой Ноги -- попытаться увести остатки твоего племени на север, в Канаду: судьба не дозволит тебе привести в исполнение этот план!
   Смотри сама, неукротимая Миннеага! Большая Нога заболел в пути. Вы вынуждены были перезимовать тут, так близко от границы. А наши войска уже стягиваются сюда, и не сегодня, так завтра вы, краснокожие, будете окружены со всех сторон, вы попадете в кольцо из штыков.
   -- Что ты ворчишь, дядя Джон? -- шепотом осведомился лежавший рядом с агентом траппер Джордж. -- Ты как будто разговариваешь не то с самим собой, не то с духами... Или ты видишь призраки?
   -- Да, вижу, -- угрюмо усмехнувшись, отозвался охотник.
   -- Ну?! -- удивился и даже как будто несколько испугался суеверный молодой траппер. -- Какие призраки? Уж не "последняя ли из атапасков" показалась тебе, Джон?
   -- Нет! Я о ней перестал думать, -- ответил агент. -- Какое мне дело до этой девочки, которую растерзали дикие звери? Нет, Джордж! Я говорю о других призраках, обступивших меня со всех сторон.
   -- О каких это?
   -- О призраках кровавого прошлого! О погибших в той беспощадной борьбе, которая идет на нашей земле столько десятилетий! Ты ведь еще молод и многого не знаешь, а я, брат, все это пережил сам!
   В 1854 году, собственно говоря, началась трагедия, которая заканчивается теперь, почти сорок лет спустя. Тогда в первый раз сиу поднялись против белых.
   И, о Господи, что творилось тогда!
   Буквально десятки тысяч воинов выставили они в поле, и правительству Соединенных Штатов пришлось напрягать все силы, чтобы справиться с ними. Сколько ферм было ими разорено! Сколько караванов переселенцев было истреблено! Какие потоки крови были пролиты, и какие горы трупов наворочены!
   Второе великое восстание началось в 1863 году, когда над Штатами проносилась буря борьбы за освобождение негров, и самое существование Штатов как великого государства было поставлено на карту. И длилось это восстание почти четыре года, и опять были пролиты потоки крови бледнолицых и краснокожих. И опять творились ужасы, имени которым нету!
   В 1876 году -- опять кровавые бойни! Тогда мы дрались с великим вождем сиу, Сидящим Бизоном.
   -- Помню! Я ведь принимал участие в делах тех дней рядом с тобой, дядя Джон!
   -- Ладно! Ты не перебивай, а лучше слушай!
   И вот теперь, четырнадцать лет спустя, мы опять встречаемся лицом к лицу с краснокожими. Но это последний бой! Это последний кровавый счет, сводимый между нами и ними! Больше некому уже поднимать знамя восстания! Больше некому защищать индейские могилы!
   И знаешь, Джордж, что мне думается сейчас? Мне думается, что за индейцами придет наша очередь.
   -- То есть чья это, дядя Джон? Янки, что ли?
   -- Нет, не всех янки, конечно! Но той расы янки, которая выдержала всю тяжесть этой непрерывной борьбы на своих плечах. Расы воинов, расы охотников, степных и лесных бродяг. Уже и теперь на востоке нашему брату положительно делать нечего: там вся земля уже поделена на клочки, везде и всюду поставлены загородки, везде и всюду торчат фабрики и заводы, а от дичи не осталось и следа. Зато на каждом шагу там торчит какой-нибудь констебль или шериф, и везде и всюду висят объявления, возвещающие то или иное воспрещение. Словом, там нашему брату, вольному охотнику, нечего делать, хоть умирай с голоду!
   А ведь, Джордж, и там когда-то именно мы, охотники, пионеры, дрались с коренными обитателями страны, вот с этими самыми краснокожими. И именно мы справились с ними, выгнали их, очистили, так сказать, от них колоссальную территорию. И кто же пользуется плодами наших битв? Купец, фермер, техник. А мы, пионеры? С нами поступают точно так же, как мы поступали с краснокожими: нас гонят оттуда. Нас выживают в пустыню.
   Так стоило ли, по существу, проливать потоки крови, чтобы добиться такого результата?..
   -- Ты философствуешь, дядя Джон! А я ведь человек темный, и не знаю, что сказать тебе. Да, признаться, все это и не интересует меня. Мне гораздо интереснее было бы узнать, что теперь будет с нами.
   -- Ничего хорошего, голубчик! Раз мы попались в лапы краснокожих, то чего же хорошего можно ожидать? По всей вероятности, эта самая Миннеага, которая бредит кровавыми грезами невозвратного прошлого, постарается представить своим приверженцам интересное и поучительное для них зрелище: привязав нас к столбу пыток, прикажет молодежи упражняться в изобретении самых страшных мучений.
   -- Неужто она дойдет до такой низости, дядя Джон?! Ведь не те времена! Сам Сидящий Бизон за последние годы перестал проделывать подобные зверства.
   -- Ну, не очень-то. Сидящий Бизон до последнего издыхания оставался чистокровным дикарем и не щадил никого из пленных.
   -- Дядя Джон! Может быть, Сэнди Гук спасся!
   -- Может быть. Но что же из этого?
   -- Если он спасся, он приведет к нам на выручку отряд солдат генерала Форсайта!
   -- Может быть. Но это, братец, не так-то легко! Ведь покуда Сэнди Гук, если ему только удалось выплыть, доберется до лагеря янки, покуда они придут сюда, может пройти несколько дней.
   -- Почему несколько дней?
   -- А потому! Разве тут, в лесах, легко совершать переходы? Весна только улыбнулась, кажется, и отлетела назад, на юг. Вспомни, как были теплы последние ночи, и какой собачий холод стоит сегодня. Я ничуть не удивлюсь, если к утру опять повалит снег, а по свежевыпавшему снегу кавалерии двигаться не так легко. Разумеется, я и сам молю Бога, чтобы Сэнди Гук привел к нам на помощь отряд янки, но, по правде, надежд на это у меня маловато.
   -- А на что же ты еще надеешься, дядя Джон?
   -- На что? Трудно сказать!.. Прежде всего на то, что нас не перебили на месте, хотя мы-то ведь не очень церемонились с краснокожими и уложили полдесятка их. Вон там лежат их трупы.
   Надо полагать, когда в становище индейцев узнают о том, как дорого досталась этому отряду победа над нами, крику и вою будет предостаточно... Но не в этом суть дела.
   Я говорю: нас не пришибли на месте. Одно это уже добрый знак. Кроме того, я подслушал карканье Красного Облака. Почтеннейший родитель Миннеага явно недоволен распоряжением дочки о нападении на нас.
   И я глубоко уверен, что Красное Облако далеко не одинок в неодобрительном отношении к затеям Миннеага и Большой Ступни, или Кривой Нога, или как там еще кличут старого индейского мула, подбитого Миннеагой на переселение в Канаду!
   Дело-то, видишь, мой друг, в том, что и среди самих индейцев уже растет мысль о полной бесполезности вооруженной борьбы и безнадежности идеи отстаивания во что бы то ни стало прав на независимое существование -- прав жить так, как жили когда-то предки нынешних индейцев. Правительство наше в индейских резервациях строит школы и больницы, проводит дороги, каналы, посылает инструкторов обучать краснокожих заниматься земледелием, помогает им обрабатывать землю -- словом, хоть и не в очень широких размеpax, но все же облегчает им возможность отказаться от сделавшейся немыслимой кочевой охотничьей жизни и перейти к мирной жизни земледельцев. Положим, переход такой очень уж труден. Но назвать его абсолютно невозможным нельзя. И вот среди краснокожих существует и крепнет, и развивается уже стремление к мирному соглашению с янки, к слиянию с ними. Я слышал, уже в университетах есть краснокожие студенты. Уже появляются индейцы -- пасторы, учителя, инженеры, врачи, адвокаты. Было ли возможно что-либо подобное еще двадцать лет назад? Да ни в коем случае! В те дни индеец был возможен и понятен только в образе воина с винтовкой за плечами, с томагавком в руках. Это мы с тобой, шляясь по степям и лесам, проглядели эту эволюцию, дружище! Отстали от века!
   Звучный храп утомленного речью Джона Максима траппера была ответом агенту.
   -- Ты спишь, Джордж? -- окликнул собеседника Джон.
   И, не дождавшись ответа, проворчал:
   -- Дорого бы я дал тому, кто мог бы мне сказать, что же сталось с Сэнди Гуком.
  

Глава V. В когтях тигрицы

   В самом деле, что же случилось с Сэнди Гуком? Благополучно переплыв через пороги, он вынырнул ниже порогов ярдов на двадцать, перевел дыхание и сейчас же нырнул, потому что с берега загремели выстрелы преследовавших беглеца индейцев.
   Однако преследование не могло затянуться, потому что берега в этом месте оказались очень скалистыми, индейцам приходилось перебираться через овраги, делать большие обходы, и они очень скоро отстали.
   Сэнди Гук тоже чувствовал себя не очень хорошо: вода была холодна как лед, пловцу приходилось поминутно сталкиваться с плывущими вниз по течению льдинами и обломками деревьев, рискуя разбить себе голову или порезать руки.
   Мало-помалу смертельная усталость овладевала смелым бандитом. Мысль работала вяло. Не хотелось ни о чем думать, мечталось только о полном покое.
   -- Нет, так дело не пойдет! -- мотнул головой Сэнди. -- Так и на тот свет отправиться недолго!.. Уф! Вот когда было бы в самую пору присутствие моего полоумного англичанина с его страстью драться на кулаках! Маленькая партия бокса чудесно разогрела бы стынущую в жилах кровь и прибавила бы бодрости духа не хуже доброго глотка рому!.. Воображаю, какую рожу скривит Уилмор, когда узнает, что я отправился в маленькое путешествие, не захватив его с собой!
   Бандит поднял голову и огляделся вокруг. Невдалеке от него, кружась, плыла довольно большая почерневшая льдина, а за ней ствол дерева.
   -- Кажется, судьба посылает мне на помощь кое-что! -- пробормотал Сэнди и двумя-тремя взмахами рук бросил свое тело к плывшим предметам.
   -- Лед не годится, -- решил он, оплывая льдину. -- Он скоро раскрошится, и тогда мне придется хуже прежнего. Попытаем счастья с представителем растительного царства, тем более что плавание на бревнах -- знакомое мне с детства дело. Ну-ка, лошадка, стой, не брыкайся, хвостом не мотай!
   Уцепившись за бревно окоченевшими руками, Сэнди не без труда ухитрился оседлать его и, совершенно изможденный, попросту растянулся вдоль бревна.
   Холодный ветер продувал пловца, как говорится, насквозь, словно задавшись целью заморозить его, но Сэнди не поддавался. Как человек, привыкший ко всяким приключениям и держащийся всегда наготове, он имел в кармане штанов про запас бутылочку, которую берег как зеницу ока. Осторожно вытащив эту бутылочку, он отбил горлышко ударом о край бревна, острая живительная влага полилась ему в рот и огненным потоком пошла по жилам.
   -- Уф! Вот когда по достоинству оценишь значение виски! -- пробормотал Сэнди, не без сожаления выбрасывая в мутные и холодные волны опустевшую бутылочку.
   -- Интересно знать, куда мы, собственно, доедем? -- продолжал бормотать бандит. -- Не пора ли высаживаться и багаж получать?
   Течение вынесло бревно с оседлавшим его Сэнди в сравнительно спокойные воды, где бревно плыло уже очень медленно и лениво, плавно покачиваясь и как будто переваливаясь с боку на бок. Сэнди попробовал грести руками, бревно пошло боком, правда, очень медленно, но все же неукоснительно направляясь к пологому в этом месте берегу.
   Еще четверть часа, и Сэнди Гук, весь мокрый и обледеневший, но довольный удачей, выбрался на сушу.
   Сориентировавшись, он побежал легкой рысцой, пробираясь с поразительной ловкостью среди голых кустов и черных стволов лесных великанов.
   Как и предвидел лорд Уилмор, Сэнди Гук направлялся к импровизированному блокгаузу, в котором хранились охотничьи припасы Уилмора.
   Прошло не меньше двух, а то и трех часов, пока бесконечно усталому и до полусмерти озябшему бандиту удалось, наконец, добраться до блокгауза.
   Последнюю милю он плелся, выбившись окончательно из сил и думая о том, что блокгауз может оказаться занятым индейцами. Тогда гибель его, Сэнди, была неизбежна, ибо только в блокгаузе он мог рассчитывать и отогреться, и подкрепиться.
   Однако и в этот критический момент привычная осторожность не оставляла Сэнди: на ходу он внимательно осматривал почву, подмечал малейшие следы. Но ничего подозрительного его пытливый взор не обнаруживал.
   Вот наконец и блокгауз.
   Через пять минут в камине весело пылал огонь, шипел и ворчал чайник, на вертеле поджаривался большой ломоть копченой оленины из запасов Уилмора.
   Наскоро подзакусив, Сэнди Гук растерся спиртом, принял порядочную порцию того же спирта внутрь, потом завалился спать, не выпуская из рук верного ножа. Чтобы лучше заснуть, Сэнди без церемоний разоблачился, оставшись чуть ли не в костюме Адама.
   Сон его был крайне крепок и здоров, но в то же время чуток. И вот сквозь сон Сэнди услышал быстрые шаги у блокгауза, потом нетерпеливый стук в дверь. В мгновение ока Сэнди оказался на ногах.
   -- Кто там? -- крикнул он.
   -- Отворите, Сэнди! -- послышался ответ. -- Это я, лорд Уилмор!
   -- Лорд Уилмор?! -- поразился Сэнди Гук. -- Какая нелегкая вас сюда принесла, милорд?!
   -- Пожалуйста, без фамильярностей! -- брезгливо отозвался Уилмор. -- Прошу вас не забывать, что между нами неизмеримая пропасть! Да отворяйте же, и... Попробуйте еще раз расквасить мне нос, как это вы сделали сегодня утром! По нашим условиям, вы должны драться со мной дважды в день, а мы сегодня дрались только однажды. И вы отлучились без моего позволения, за что я намерен оштрафовать вас на десять долларов.
   -- Что?! Оштрафовать меня на десять долларов? Ладно! Я вам покажу, как записывать подобные бесчеловечные штрафы! Вваливайтесь сюда да закрывайте двери, а то снаружи нестерпимо дует! -- взревел бандит.
   Лорд Уилмор "ввалился", и Сэнди Гук, пораженный представившимся зрелищем, невольно отступил в сторону: лорд был в костюме, еще менее приспособленном для прогулок по лесу, чем у самого Сэнди, то есть полуголым. Собираясь из "последнего убежища атапасков" броситься в воду, Уилмор снял с себя решительно все, что могло мешать ему плыть, и явился в блокгауз покрытый ледяной коркой вместо рубашки.
   Весьма естественное движение Сэнди Гука полоумный англичанин принял за прием боксера и сам немедленно стал в позицию, потом замахал кулаками и нанес бандиту сильный удар в бок. Сэнди, разумеется, не остался в долгу и ответил лорду порядочной затрещиной, сопровождая ее вопросом:
   -- Но как вы добрались сюда, ваша светлость?
   -- Морским путем, -- флегматично ответил лорд, нацеливаясь кулаком в переносицу Сэнди.
   -- Э-э, нет, этот номер не проходит, -- отпарировал экс-бандит удар Уилмора и опять треснул его по ребрам.
   Бой длился не более двух минут: силы оказались слишком неравными, ибо Сэнди успел уже отдохнуть, отоспаться, отогреться и подкрепиться, а лорд еле двигался от усталости и окоченения. После двух-трех выпадов лорд получил такую увесистую затрещину, что почти без дыхания рухнул на землю, и Сэнди Гуку пришлось возиться с ним, чтобы привести в сознание, вливая ему в рот чистый спирт.
   Очнувшись, Уилмор поднялся, шатаясь прошелся по комнате, присел у стола и потом вымолвил:
   -- Вы меня отлично вздули на этот раз, Сэнди!
   -- Так вы, ваша милость, довольны?
   -- Очень! Я прощаю вам штраф!
   -- Ладно! Может быть, хотите получить еще пару затрещин?
   -- На сегодня довольно! Завтра утром...
   -- Хорошо! Всегда готов быть полезным вашей светлости! Но вот что, милорд! Мне тут возиться с вами некогда! Я должен до рассвета добраться до лагеря генерала Форсайта, чтобы...
   -- Знаю, знаю! Чтобы арестовать этих бандитов, Джона и его спутников?
   -- Да, да! Чтобы арестовать этих бандитов! -- смеясь подтвердил Сэнди. -- Словом, я сматываюсь отсюда! А что вы будете делать, милорд?
   -- Последую за вами!
   -- Но вы выбились из сил! Вы свалитесь где-нибудь по дороге!
   -- Ни в коем случае! Мне надо только отогреться и подкрепиться. Наконец, ведь вы же, Сэнди, не пойдете пешком, а поедете верхом на мустанге? Я сяду на второго мустанга, и если почувствую себя слишком слабым, я попрошу вас...
   -- Чтобы я вздул вас снова?
   -- Нет. Я же сказал, что на сегодня с меня достаточно. Просто я попрошу вас привязать меня к спине мустанга.
   -- Да зачем вы поедете со мной? Не лучше ли вам отоспаться в блокгаузе?
   -- Нет, я так решил! -- мотнул головой лорд.
   Сэнди знал, что с этим упрямцем ничего нельзя сделать, если он что-либо втемяшил себе в голову, и, пожимая плечами, стал готовить Уилмора к новому путешествию.
   Англичанин, закрыв глаза и вытянув тощие ноги, предоставил все свое избитое тело в полное распоряжение Сэнди, который не замедлил весьма ловко и быстро подвергнуть это злополучное тело основательному массажу, потом растер благородные члены Уилмора спиртом.
   -- Готово, милорд!
   Уилмор открыл глаза.
   -- Вы -- чудный человек, Сэнди! -- сказал он. -- Право, Сэнди, я думаю, что вы только из непонятной скромности скрываетесь под видом простого охотника!
   -- А кто же я на самом деле? -- заулыбался Сэнди Гук.
   -- Вы? Держу пари, что вы -- чистокровный аристократ!
   -- Браво! Вы, ваша светлость, попали в самую точку! Разумеется, мой папаша был граф, а моя мамаша -- полковая командирша. Или, наоборот, хорошо не помню! Но я попрошу вас держать это в величайшем секрете! Иначе, знаете, в Европе может вспыхнуть воина между Швейцарией и Турцией, а я этого не желаю!.. Однако мне нет времени болтать. Пора ехать!
   Сэнди Гук наскоро оделся, привел к блокгаузу двух бодрых коней, стоявших в отдельной загородке, и, усадив Уилмора в седло, сам вскочил на спину второго коня.
   -- В путь, в путь, ваша светлость! -- крикнул он.
   -- Пожалуйста, подгоните моего коня! -- заявил англичанин, мустанг которого почему-то заартачился и не желал стронуться с места.
   -- Сейчас, сейчас! -- ответил Сэнди Гук и съездил хлыстом по крупу... всадника упрямого мустанга, приговаривая:
   -- Мало я тебя колотил, проклятая скотина?! На ж тебе, на!
   -- Довольно, довольно! -- завопил Уилмор. -- Вы бьете не коня, а меня!
   -- Разве? -- искренне удивился Сэнди. -- Вот, подите же, какая оказия?! Думал хлопнуть четвероногую скотину, а трахнул двуногую! Но едем, милорд! Дайте шпоры вашей кляче!
   Минуту спустя оба всадника уже неслись галопом вниз по течению медленно катившей свои мутные воды Волчьей реки.
   Незадолго до рассвета один из сторожевых пикетов генерала Форсайта услышал человеческие голоса и топот копыт двух коней.
   -- Стой! Кто идет? Ни шагу дальше, или я стреляю! -- крикнул командовавший отрядом сержант, загораживая дорогу ночным странникам.
   -- Потише, потише, мой друг! -- отозвался из темноты насмешливый голос Сэнди Гука. -- И, пожалуйста, поосторожнее с огнестрельным оружием. А то вы, чего доброго, по необразованности и незнанию светских приличий, ухитритесь попортить пулей драгоценную шкуру, составляющую неотъемлемую собственность его светлости лорда Уилмора!
   -- Где эта шкура? -- удивился сержант, не видя никакого тюка за седлом второго всадника.
   -- Он надел ее на себя, -- ответил неунывающий Сэнди Гук. -- Но это беда не столь большая, сержант! Важно вот что: вы из людей Форсайта? Да? Ну, так ведите нас в лагерь, к генералу! У меня есть важные сообщения!
   Прошел еще час, и весь лагерь генерала Форсайта пришел в движение: кавалерия Форсайта, имея с собой четыре митральезы [Митральеза -- картечница.], готовилась к выступлению в поход против остатков племени сиу, осмелившихся напасть на белых охотников. Главной целью Форсайта было попытаться наконец захватить в плен знаменитую "охотницу за скальпами", Миннеагу, женщину-сахема сиу, и ее отца, Красное Облако.
   Солдаты оживленно переговаривались о том, что за поимку Миннеаги обещана премия в десять тысяч долларов, а за голову ее отца -- пять тысяч долларов.
   Отряд шел на рысях. И впереди отряда несся неутомимый Сэнди
   Лорд Уилмор и на этот раз не пожелал разлучаться с Сэнди Гуком, но так как он уже не мог держаться в седле, то Сэнди по его просьбе привязал англичанина к седлу, и теперь чудак спал на ходу мертвым сном. И, кажется, видел во сне бесконечные партии бокса.
   По крайней мере, его лицо носило на себе выражение полного блаженства, рот был широко открыт, фиолетовый нос задран кверху, а по губам поминутно пробегала радостная улыбка.
   О том, как провели эту же самую ночь четыре охотника, наши читатели знают. На рассвете же, когда отряд кавалеристов Форсайта трогался в путь, Красное Облако тоже поднял своих людей и отдал приказ готовиться к походу.
   Четырех пленников поволокли к берегу.
   Волчья река сегодня бушевала, казалось, больше прежнего: ее мутные воды влекли к стремнинам порогов целые полчища принесенных с верховьев льдин, и эти льдины, кружась и сталкиваясь друг с другом, низвергались в бездну.
   В то же время в холодном воздухе носились мириады снежинок и, падая на остывшую землю, покрывали ее белоснежной пеленой, изглаживавшей все следы.
   Зима вернулась и торжествовала свою победу над шаловливой весной...
   У берегов островка, где находилась пещера атапасков, "сожженные леса" имели сегодня три порядочной величины плота.
   Воины, соблюдая полный порядок, разместились на этих плотах. Пленников разбили на две группы: на первый плот поместили агента, которому явно уделялось особое внимание, по-видимому, как личному врагу женщины-сахема, и с ним траппера Джорджа. На другом плоту нашли себе приют молодой Девандейл и второй траппер, Гарри.
   Переправа через реку длилась около получаса и была далеко не безопасной, потому что индейцам приходилось бороться и со стремительным течением, и с налетавшими на плот льдинами, которые грозили затереть и разбить его.
   Лежа на дне плотов, пленники с известным трудом могли видеть только окрестные берега, и Джон Максим с тоской вглядывался в туманную даль в тщетной надежде заметить какие-нибудь признаки близящейся помощи.
   Лес стоял, угрюмо нахмурившись, небо казалось свинцовым, и свинцовыми были холодные воды Волчьей реки.
   Глядя на эти волны, с рокотом теснившиеся к плотам, агент невольно думал об участи, постигшей смелого Сэнди Гука.
   -- Нет, погиб Сэнди! Что уж и говорить!
   Переправившись через реку, индейцы усадили пленников на спины четырех запасных мустангов, причем, разумеется, приняли все обычные предосторожности против побега, и поехали на север, немилосердно гоня лошадей и останавливаясь время от времени лишь на несколько минут, чтобы отдохнуть.
   -- Нельзя сказать, -- ворчал Джон, -- чтобы ехать нам приходилось с комфортом!
   В самом деле, если индейцы, свободно управляющие своими мустангами, утомлялись в пути, проходившем девственным лесом, то пленникам, у которых были грубо связаны руки, а ноги привязаны, притянуты к брюхам лошадей кожаными лассо, приходилось во много раз хуже.
   Но охотники старались изо всех сил поддержать свое достоинство и не показывали индейцам, что они страдают от неудобств.
   -- Терпите, терпите, ребята! -- шепотом подбадривал своих спутников старик-агент. -- Бывает ведь и хуже!
   -- Но редко, дядя Джон!
   -- А ты помалкивай, Джордж! Слишком ты разбаловался за последние годы! А еще называешься траппером! Советовал бы тебе помнить, что впереди нас ждут еще худшие неудобства, чем тряска на спинах мустангов. Вот усадят нас в какую-нибудь полную гнили яму, потом привяжут к знаменитому столбу пыток и заставят петь Лазаря!
   -- Не дождутся! -- стиснув зубы, отозвался Джордж Девандейл. -- Я помню рассказы отца о мучениях, которым в его дни краснокожие подвергали белых охотников или захваченных в плен солдат, но помню и то, что тогда позором считалось просить пощады, стонать. Сумею и я выдержать эти муки, не застонав!
   -- И я! -- отозвался кто-то из трапперов.
   Другой поддержал:
   -- Разумеется, я предпочел бы удрать! Но уж если придется, то не услышат красные жалоб и от меня! Буду стараться раздразнить их, чтобы они поскорее покончили со мной! Может, удастся этот маневр.
   Джон глубоко вздохнул и что-то пробормотал себе под нос.
   Если бы офицер и трапперы заглянули в его душу, они прочли бы в этой душе старого степного бродяги большое сомнение. "Легко говорить! -- думал агент. -- Попробуйте вы выдержать муки, которым краснокожие дьяволы умеют предавать своих пленных!"
   Тем временем отряд индейцев, сделав несколько десятков миль, приблизился к месту, где расположилось становищем уходящее в Канаду племя "сожженных лесов".
   Становище это было достаточно обширным: оно состояло почти из полутораста отдельных типи разнообразнейшей величины. Среди обычных типи выделялись размерами и богатством отделки палатки вождей: женщины-сахема, то есть Миннеаги, и руководителя переселения, Большой Ноги. У обеих типи, перед пылающими кострами, держались небольшие отряды молодых воинов, явно исполнявших обязанности телохранителей и вестовых у вождей.
   Пленники ждали, что немедленно по прибытии их отведут к грозной "охотнице за скальпами", Миннеаге, но ошиблись в своих расчетах: индейцы Красного Облака подвезли их к стоявшей среди других типи грязной и закопченной палатке, сняли с мустангов и, снова связав по рукам и ногам, без церемонии, словно тюки, бросили в эту палатку.
   Там было холодно, но с этим еще можно было мириться людям, привыкшим всегда находиться на свежем воздухе.
   Что было, однако, совершенно нестерпимо, -- это невозможная грязь внутри палатки, словно она была обращена в помойную яму. И кроме того, по шкурам, из коих состояли стенки этой "типи пленных", ползали тысячи насекомых, которые, конечно, не преминули накинуться на злополучных пленников как на давно желанную добычу.
   Первым почувствовал неудобства этого мучения Джордж Девандейл.
   -- Черт знает какая гадость! -- заворчал он. -- Меня положительно съедят заживо эти паразиты! Нарочно, что ли, собрали их сюда в ожидании нашего прибытия?!
   -- Ничуть не бывало! -- ответил хладнокровно Джон. -- Сразу видно, что вы, мистер Девандейл, не имеете настоящего представления о жизни индейцев. Бог один знает, что это такое: некультурность ли, стоицизм ли, ложно, конечно, понимаемый и еще более ложно применяемый. Но факт тот, что огромное большинство индейцев живет в неимоверной грязи, в прямо-таки поражающей своей антигигиеничностью обстановке. Врачи, которые посещали селения индейцев для научных исследований, буквально в ужас приходили, видя, что тут делается, в каких условиях проходит существование краснокожих.
   Начать с того, что индейцы не знают печей, а зимы ведь тут бывают прежестокие, и без согревания никак обойтись немыслимо. Ну, вот они и согревают палатки огнем костров, разводимых прямо на полу.
   Дым ищет себе выход в верхнем отверстии палатки, но улетучивается, разумеется, далеко не весь: значительная часть его остается внутри, отравляя дыханье. И с дымом остается жестокий угар. Говорят, у индейцев железные организмы. Может быть, и так! Но я своими собственными глазами видел, как из одной типи как-то раз вытащили семь трупов: угорели насмерть! Вся семья из семи человек!
   А ведь те же индейцы, посещая поселки бледнолицых, не могут не знакомиться с домашним устройством, не могут не знать удобств хотя бы первобытных печей!
   -- Но почему же они не обзаводятся печами, хотя бы переносными?
   -- Почему, мистер Девандейл? Потому что это объявлено греховным! Нет, в самом деле, тут вмешалась их религия, или, вернее, вмешались их святоши-жрецы, их пресловутые врачеватели, хранящие старые традиции. И еще -- старые ведьмы, скво... В пятидесятых годах одно из племен центральных штатов, уже вкусив плодов цивилизации, стало обзаводиться печами. Вождь этого племени даже получил имя Железной Печи, потому что приобрел у поселенцев переносную железную печку для своего вигвама и, странствуя, всюду таскал за собой эту башню вавилонскую, вызывавшую у всех зависть. Таким образом был создан благой почин, подан разумный пример.
   И что же бы вы думали? Против "греховного новшества" завопили со всех сторон. Индейские шаманы странствовали от одного становища к другому, возбуждая, главным образом, выживших из ума скво россказнями, что приобретение печей -- это оскорбление Великого Духа, или всемогущего Маниту, что тот индеец, который купит печь, мало-помалу побелеет, превратится в презираемого индейцами бледнолицего.
   Кто обзаведется печью, тот ради печи должен обзаводиться постоянным жилищем. Кто обзаведется жилищем, тот изменяет общине, ибо община ведет кочующий образ жизни. Значит, он изменник и предатель! Он уже не индеец!
   Кончилось своего рода революцией: по настоянию влиятельнейших из индейцев, все печи были уничтожены, брошены в болота или зарыты в землю, а на всех, кто пожелал бы впредь соблазниться их приобретением, наложено священное проклятие!
   -- Борьба старого, умирающего быта с новым, нарождающимся бытом, -- задумчиво промолвил Девандейл.
   -- Да, борьба старого с новым! -- продолжал опытный охотник, вспоминая целый ряд аналогичных историй из жизни краснокожих. -- Вот, возьмем хотя бы этот вопрос: невыразимую грязь в индейских вигвамах! Знаете ли вы, что и эта грязь объявлена священной? Представьте, да! У краснокожих фанатиков выработалась особая теория: кто боится грязи, тот изнежен. Кто изнежен -- тот не воин. Кто не воин -- тот не индеец, а отщепенец, предатель, изменник, грешник! А результаты каковы?
   Среди индейцев трудно найти человека, который не страдал бы какой-нибудь кожной болезнью. Простая чесотка -- это еще совсем невинное дело, пустяки!
   А есть и похуже: целые поселения сплошь заражены прилипчивой экземой. Другие поселки держат в своей среде прокаженных как равноправных членов, постоянно соприкасаясь с ними.
   И мрут индейцы, как мухи осенью!
   Да, на нашей американской расе лежит большой грех: мы приложили руку к истреблению краснокожих!.. Но что это значит в сравнении с болезнями, истребляющими индейцев по их собственной вине?! В сороковых годах между краснокожими свирепствовала натуральная оспа. Кто-то пустил легенду, что оспа нарочно, дескать, привита индейцам белыми в целях их скорейшего истребления, чтобы белые могли завладеть землями индейцев.
   Один богатый и многолюдный индейский род, соприкасавшийся с белыми, обратился к их помощи, и военный врач Макферсон в 1842 году сделал прививки от оспы полутора сотням человек.
   Знаете, что из этого вышло? Следующей весной все эти люди были без жалости, без пощады истреблены своими сородичами, объявившими их нечистыми. И опять-таки, сделано было это зверство во исполнение повеления самого Маниту, Великого Духа, которому будто бы привитием оспы индейцами нанесено жесточайшее оскорбление.
   Нет, джентльмены, что ни говорите, а краснокожие сами сильно повинны в том, что им придется исчезнуть с лица земли. На них лежит как будто печать проклятия.
   -- Так-то так, -- задумчиво вымолвил Девандейл. -- Но и мы, янки, обращались с индейцами далеко не так, как бы следовало.
   -- Об этом что и говорить! -- отозвался Джон. -- Греха на душу приняли не мало. Но это судьба!
  

Глава VI. Два скальпа

   Первые часы пребывания злополучных охотников в плену прошли спокойно: за палаткой слышались голоса перекликавшихся индейцев, лай собак, визг ссорившихся старых скво, ржание лошадей, шаги, но в палатку, в которой лежали пленные, никто не входил. Казалось, краснокожие совсем позабыли о присутствии в их лагере четырех бледнолицых, своих смертельных врагов. Однако часов около двух пополудни спокойствие было нарушено появлением двух индейцев, притащивших в палатку котелок с каким-то индейским варевом.
   -- Бледнолицые! -- в торжественном тоне обратился к пленникам один из импровизированных "слуг". -- Наш сахем, великая охотница за скальпами, непобедимая Миннеага, посылает вам эти яства в подарок! Насыщайтесь!
   И он величественным жестом показал на поставленный на землю у ног пленников котел, из которого поднимались целые облака теплого пара: в котле была сваренная по-индейски рисовая каша с кусочками вяленого бизоньего мяса, без милосердия сдобренная неимоверным количеством перца.
   -- Краснокожие хотят нашего унижения, -- прошептал лежавшим молча на земле спутникам агент Джон Максим. -- Они не развязывают нам рук и думают заставить нас есть, как едят собаки, чтобы потом бросить нам в лицо насмешку. Но, друзья, с вашего позволения, этого не будет! Предоставьте действовать мне!
   Разумеется, все кивнули в знак согласия.
   Тогда Джон, ползком придвигаясь к котлу, извиваясь, как гусеница, что вызывало злорадные усмешки индейцев, задал вопрос:
   -- А нашим краснокожим братьям очень нравится эта поганая собачья похлебка?
   -- Она приготовлена именно для вас! Ешьте! -- отозвался старший из воинов.
   -- Но мне ужасно хочется накормить вас! -- продолжал Джон.
   -- Мы сыты!
   -- Ничего, скушайте кусочек!
   С этими словами Джон Максим с невероятной силой двинул стоявший на земле котел обеими ногами, подхватив его словно ухватом, и в мгновение ока подбросил вверх, в то же время перевернув его.
   Горячая каша вывалилась прямо на головы и плечи ошеломленных индейцев, залепила их сложные прически, залила орлиные перья над их головами, полилась по бронзовым лицам, ослепляя краснокожих и портя их одеяния.
   Индейцы пострадали достаточно серьезно, получив столь неожиданный горячий душ. Но достоинство воина не позволяло им поддаться слабости. Только односложное восклицание "ух" вырвалось из их уст, выражая испуг, и чувство страдания, и гнев.
   -- Пойдите, покажитесь вашему сахему в юбке! -- сказал, презрительно отворачиваясь к стене, Джон Максим. -- Может быть, увидев, как вы облеплены кашей, она вспомнит приличия, запрещающие издеваться над воинами, как над беглыми невольниками!
   -- Хух! -- вымолвил старший из индейцев, и оба они покинули палатку.
   -- Недурно для начала! -- злорадно засмеялся один из трапперов. -- Если бы нам удалось проделать еще парочку таких же трюков, -- я думаю, нам не пришлось бы испытывать мучений у столба пыток.
   -- Ну, на это не надейся! -- отозвался Джон. -- Такими пустяками нельзя раздразнить индейцев и заставить их потерять голову. Надо будет применить более серьезные меры. Ну да ладно, посмотрим! А покуда, я убежден, данный мной урок несколько подействует, и с нами будут обращаться с большим почтением.
   Опыт не обманул агента, всю жизнь прожившего в тесном соприкосновении с краснокожими: через четверть часа в палатку принесли новую порцию пищи, но предоставили пленным справляться с ней по-человечески, развязав руки и дав каждому по деревянной ложке.
   Разумеется, покуда пленники насыщались, за каждым их движением следил добрый десяток враждебных и настороженных глаз, а как только котел опустел, руки пленников были снова связаны.
   Индейцы собирались удалиться, когда Джон Максим остановил их словами:
   -- Правда ли, что сегодня в каждой типи моих краснокожих братьев разведен костер, согревающий иззябшие тела людей?
   -- Да. Сегодня холодно! -- кратко отозвался старший из индейцев, -- А что? Не желает ли и мой бледнолицый брат попросить нас, чтобы мы развели костер здесь?
   -- Попросить вас? -- презрительно ответил агент. -- Где это слыхано, чтобы пленный воин унижался до просьбы к врагу, который к тому же потерял всякие права на уважение, позабыв обязательные для настоящих воинов правила обращения с пленными?!
   Удар был меткий и попал, как говорится, не в бровь, а в глаз. Покраснев, старый воин распорядился, чтобы в типи пленников немедленно принесли дров и развели огонь.
   -- Доволен ли теперь индейский агент? -- осведомился краснокожий.
   -- Ты можешь идти! -- кивнул ему головой Джон, словно индеец был его рабом...
   Но это странное обращение произвело своего рода впечатление на краснокожих: они стали глядеть на пленников с большим уважением, как будто бы даже с некоторой опаской.
   Джон слышал, как перешептывались два парня, говоря о том, что, в самом деле, столь знаменитые воины должны были бы получить в лагере иной прием, иное обращение.
   -- На кой черт вы добивались разведения костра? -- осведомился у Джона Джордж Девандейл. -- Тут и без того дышать нечем, а ваш костер отравит нас угаром!
   -- Ну, нет! Мы ведь лежим на земле, дым стелется над нами, угар выдувается сквозняком от входа палатки, а огонь может нам очень и очень пригодиться.
   -- Это зачем же?
   -- Может быть, он поможет нам избавиться от связывающих нас веревок.
   -- Вы хотите пережечь петли лассо?
   -- Если представится случай, то не задумаюсь прожечь собственное тело до костей, лишь бы развязаться, получить свободу действий! Но сейчас, покуда за нами смотрят в оба, это, понятно, абсолютно невозможно. Позже бдительность наших стражей несколько ослабеет. К тому же, кто знает, может быть, нам подвернется какая-нибудь благоприятная случайность, и мы еще вывернемся собственными силами. Я в своей жизни раз пять попадал в руки краснокожих и, как видите, всегда выбирался целым и невредимым!
   -- Ну, не очень-то "целым"! -- не удержался и засмеялся Гарри.
   -- Ты, молокосос, -- закричал старик, -- напоминаешь мне о потере моих волос?! Но ведь скальп с меня снят в бою, а не в плену! Да я с тобой и разговаривать не хочу! Ты был дурнем, дурнем и останешься на всю жизнь!
   -- Не сердитесь, дядя Джон! Я просто пошутил.
   -- Хороша шутка?! Замолчи лучше!
   Но гнев старика прошел так же быстро, как и родился, и через пять минут Джон снова заговорил поучительным тоном.
   -- Собственно говоря, эти краснокожие даже в своем зверстве остаются наивными, как дети.
   -- Хорошо "детство"!
   -- Да, да, мистер Девандейл! Это так, и вы уж не оспаривайте того, чего вы не знаете! Нет, вы только рассудите сами, в самом деле! Стоит краснокожим поймать какого-нибудь бледнолицего, и что же они делают?
   Разумный, спокойно взвешивающий все, холодно рассчитывающий взрослый человек, раз в его руки попался смертельный враг, рассуждает очень просто: "От смертельного врага надо избавиться как можно скорее. Иначе он может каким-нибудь образом ускользнуть из моей власти, и тогда мне придется вести борьбу заново". -- Таким образом, разумный человек немедленно уничтожает своего врага, и этим все дело кончается. А как поступает неразумный человек, иначе говоря -- краснокожий?
   Ему мало уничтожить смертельного врага, что в сущности и является единственной целью его действий. Индеец, овладев своим врагом, будь ли это бледнолицый или краснокожий, везет, тащит этого пленного иногда за триста миль в свое становище. Зачем? Для того, чтобы все население этого становища могло принять участие в его, победителя, торжестве, чтобы местные барды могли воспевать доблести и подвиги воина. Этого мало: пленный на месте содержится еще несколько дней до того, как с ним покончат. Ради чего? А ради того, чтобы все старые бабы, все ребята селения могли издеваться над пленным и безнаказанно по мелочам истязать его. Мало того, когда наступает последний акт трагедии, пленного привязывают к столбу пыток и принимаются умерщвлять его, так сказать, по кусочкам, по атомам, растягивая до последних пределов возможности эту благородную церемонию. Что заставляет проделывать все это безобразие? Желание насладиться унижением и муками врага, заставить его, так сказать, выпить дотла всю чашу горечи. Мстительность. Но ведь это же -- детство!
   -- Или варварство! -- поправил Джона Девандейл.
   -- Да, и детство, и варварство! Но оно -- на руку белой расе!
   Скажу по опыту: я лично знаю не один десяток трапперов, успевавших избегнуть верной гибели только в силу того, что, упиваясь наслаждением местью, растягивая мучения пленных на много дней, индейцы предоставляли им возможность удрать.
   А то бывало и так: покуда краснокожие вымещают свое зло на пленных, товарищи этих пленных соберутся с силами, нагрянут и не только освободят пленных, но и расправятся по-своему с самими мучителями и притом отнюдь не откладывая расправу в долгий ящик.
   -- Вот бы здорово, если бы с нами так было! -- вздохнул Девандейл.
   В это время в палатку, наполненную едким дымом, вошли несколько индейцев.
   -- Миннеага желает говорить с моим бледнолицым братом! -- заявил Джону один из пришедших и разрезал ножом стягивавшие агента петли лассо.
   Джон Максим молча поднялся и последовал за своим эскортом, отметив в уме, что краснокожие окружили его кольцом, держа наготове оружие.
   "Ко мне питают особое уважение! -- улыбнулся про себя старик -- Видно, данные нами этим дикарям уроки не все пропали даром! Хорошо было бы, если бы это "уважение" простиралось до готовности отпустить нас на свободу... Да, не будь проклятой "охотницы за скальпами", это, пожалуй, было бы возможным! Нынешние индейцы -- далеко не то, чем были их предки... Но Миннеага, Миннеага! Подожди, кровожадная тигрица сиу! Придет и твой черед расплатиться за все!"
   Пока Джон размышлял на эту тему, его привели к стоявшей в центре поселка большой типи из расшитых цветными шелками бизоньих шкур.
   -- Привет тебе, великий воин бледнолицых! -- услышал он при входе в типи насмешливый и злорадный голос невысокой, но статной женщины, еще молодой, с несколько грубым, но по-своему красивым, резко очерченным лицом.
   -- Привет и тебе! -- спокойно ответил Джон, смело глядя прямо в глаза хозяйки типи.
   -- Я назвала тебя великим воином. Почему же ты не отвечаешь вежливостью и не называешь меня по имени?
   -- Но каким именем должен я называть тебя? -- пожал плечами агент. -- Ведь люди надавали тебе массу прозвищ, и я не знаю, какое выбрать. Тебя называют охотницей за скальпами. Но я боюсь оскорбить тебя этим прозвищем: не дело женщины обагрять в крови свои руки!
   -- Дальше!
   -- Тебя величают тигрицей сиу. Но я думаю, что это слишком обидно для... тигров: ты гораздо больше похожа на осквернительницу могил -- гиену!
   От услышанного оскорбления лицо Миннеага потемнело, в глазах мелькнул зловещий огонек, но все же она сдержалась.
   -- Дальше! -- вызывающе вымолвила она.
   -- Что же дальше? -- усмехнулся Джон. -- Бросим это! Ты захватила меня и моих спутников в плен. Мы твои смертельные врага. Этим все сказано, и нечего тратить слов! Прикажи покончить с нами!
   -- Не так скоро! У меня к тебе есть дело!
   -- Какое может быть "дело" между мной и тобой?
   -- У тебя сохранился скальп, снятый тобой с головы моей матери, великой воительницы сиу, Яллы! Говорят, ты сделал из него парик, которым прикрываешь свою голову. А моя мать не может войти в зеленые луга Великого Духа, покуда ее скальп находится в руках врагов! Отдай мне волосы моей матери!
   Резким движением Джон сорвал со своей головы скальп и швырнул его к ногам тигрицы сиу.
   -- Возьми! -- крикнул он. -- Да, кстати, посмотри, что ты, гиена, сделала со мной! Смотри же, не отворачивайся!
   Но как ни крепки были нервы Миннеага, невольно она потупила взор, увидев обнаженный череп охотника, весь покрытый, казалось, сочившимися кровью рубцами и распухшими жилами.
   Потом индианка справилась с собой и вымолвила холодно:
   -- Я скальпировала многих бледнолицых, и у каждого были подобные раны и рубцы!
   -- Но ты скальпировала мертвых или умирающих, а меня ты скальпировала живым! И я жив по сей день и испытываю страшные муки!
   -- Ты несешь заслуженное наказание, убийца моей матери!
   -- Которая скальпировала своего первого мужа, полковника Девандейла!
   -- За то, что он изменил ей, променяв ее, дочь вождя, на бледнолицую женщину, боящуюся вида оружия!
   -- Счет бесконечно долог! Пора бы подвести итог!
   -- А я что делаю? Я для того именно и изловила тебя, чтобы подвести окончательный итог! Я получила от тебя священную реликвию, скальп моей матери, душа которой теперь успокоится в полях Великого Духа. Я обладаю твоим собственным скальпом. Вот он! Посмотри на него! Он -- лучшее украшение моего щита!
   Невольно Джон рванулся к висевшему на стене щиту, у центра которого был прикреплен пучок длинных черных волос. Это была кожа, содранная когда-то тигрицей сиу с его, Джона, окровавленной головы. Но сильные руки стороживших каждое его движение индейцев легли на его плечи.
   -- Хорошо! -- гневно вымолвил агент, сверкая глазами. -- Все равно! День итога близок, гораздо ближе, чем ты думаешь, змея! И помни: если ты прольешь хоть каплю моей крови -- ни единый из "сожженных лесов" не увидит прихода весны! За одного из нас будут убиты сотни вас, краснокожих! За нас четырех расплатится все ваше племя! Все, до последнего!
   -- Замолчи!
   -- Мне нечего молчать! Близки, близки мстители! Близок час расплаты!
   -- Уведите вон этого воющего шакала! -- приказала воинам Миннеага. -- Стерегите его! Мы послушаем его стоны у столба пыток завтра!
   Воины вывели из палатки женщины-сахема злополучного пленника и повели по всему лагерю, не позаботившись дать ему что-нибудь, чтобы накрыть обезображенный череп. Но вид этой заживо скальпированной головы производил, видимо, и на них тяжелое впечатление. Вполголоса они переговаривались об угрозах Джона, и у двоих или троих вырвалось выражение недовольства действиями Миннеаги.
   Этим, впрочем, все и закончилось: престиж ведшей сиу к погибели охотницы за скальпами был еще слишком высок.
   Пока вернувшийся в тюрьму и снова связанный по рукам и ногам Джон Максим передавал своим товарищам подробности оригинальных "переговоров" с Миннеагой, в типи женщины-сахема происходила бурная сцена. Разыгрывалась она между обитателями этой палатки, то есть самой Миннеагой и ее отцом, вождем Красное Облако, молча присутствовавшим при объяснении Миннеаги с Джоном.
   -- Что ты думаешь сделать с пленниками? -- задал дочери вопрос старый вождь.
   -- Предать мучениям, истерзать, потом убить! Ты же сам знаешь!
   -- Ты слышала, что тебе говорил бледнолицый? Он грозил местью Длинных Ножей!
   -- Я не боюсь янки! Они могут напасть на нас хоть сейчас, и я встречу их грудью!
   -- Когда я, покинув мое родное племя, пришел к типи сиу, их было тридцать пять тысяч, и они могли жить сносно. Но... но они подчинялись не мужам совета, а мстительной женщине, которая искала гибели одного бледнолицего и ради этой личной мести повела сиу в бой против бледнолицых. И когда она погибла, сиу насчитывалось в той местности только двадцать тысяч.
   За скальп, снятый твоей матерью с полковника Девандейла, дети твоего племени заплатили жизнью пятнадцати тысяч воинов, женщин, детей, и только десятая доля пала в бою, -- остальные вымерли от лишений и болезней. Это дело твоей матери!
   -- Ты забываешь, что Ялла была сначала женой этого бледнолицего и только потом сделалась твоей женой, отец!
   Черты лица Красного Облака исказились судорогой сатанинской злобы. Он вскочил, как ужаленный змеей, и закричал:
   -- Не напоминай мне этого позора! Убью!
   -- Убивай! -- не отступив ни на шаг, ответила Миннеага.
   С трясущимися от гнева руками Красное Облако отошел в сторону. Помолчав, он заговорил снова:
   -- Когда ты принялась мстить бледнолицым за смерть твоей матери, племя сиу еще насчитывало двадцать тысяч душ. Теперь осталось в резервациях три тысячи -- не индейцев, а рабов, и с нами -- еще полторы тысячи! Где остальные?
   -- Погибли за нашу свободу!
   -- Ложь! Погибли во славу твоей кровожадности! Погибли ради твоего стремления мстить, мстить и мстить! И ты ненасытна! И ты действительно ведешь к гибели последние остатки несчастных сиу!
   -- Сиу не боятся так смерти, как Вороны! -- засмеялась хриплым голосом неукротимая женщина-сахем, сыгравшая такую трагическую роль в судьбах своих соотечественников.
   -- Ты попрекаешь меня тем, что я из племени Воронов? -- отозвался ее отец. -- Но разве я не пережил вместе с твоими сородичами столько битв, разве я не был всегда впереди твоих воинов при нападении и позади при отступлении?
   -- Это было раньше! А теперь ты готов примириться с бледнолицыми!
   -- Чтобы спасти остатки некогда могучего, но тобой и твоей матерью погубленного племени!
   -- Можешь идти к бледнолицым и лизать им руки!
   Старик схватил свой боевой топор и занес его над головой дочери. Та бесстрашно смотрела на него.
   Но секунду спустя он не выдержал, с проклятием отшвырнул топор в угол типи, шатаясь, словно пьяный, подошел к сундучку, вытащил оттуда бутылку с виски и одним духом опорожнил ее.
   -- Хорошо! -- вымолвил он усталым голосом. -- Ты такая же, как твоя мать! Я жалею, что не убил ее, жалею, что не раздавил тебя, словно червя, когда ты ползала по типи! Теперь -- поздно! И это перст судьбы! Ты -- демон, посланный Великим Духом на гибель сиу! Делай что хочешь! Кровь сиу -- на руках твоих! Проклятие их -- на голове твоей! И у тебя не будет детей, и с тобой погибнет род твой, осужденный на исчезновение! И мир позабудет о гордых сиу! Но они заслужили это: они подчинились женщине!
   -- Как ты подчинился ей же! -- улыбнулась Миннеага.
   Минуту спустя она заговорила:
   -- Тебя растревожили слова этого хвастуна, индейского агента, о близости расплаты? Напрасно! Вождь янки ждет подкреплений, без которых не посмеет тронуться в поход. А тем временем Большая Нога выздоровеет, и мы перейдем границу Канады, куда янки не посмеют последовать за нами, и поселимся в пустынях, где племя сиу снова размножится, и станет могучим, и станет страшным врагам...
   -- Нет, все, все потеряно! -- бормотал, явно хмелея, старый вождь. -- Нет такого клочка земли, который мог бы послужить убежищем для сиу. Маниту проклял их. ослепив их страстями, ослепив их ненавистью ко всем и ко всему, и они исчезнут, потому что несут эту ненависть в сердцах и душах своих...
   Но мне нет до этого дела! Я -- Ворон! И Вороны уже рассеяны по лицу земли, и Вороны уже погибли...
   Миннеага с презрением смотрела на засыпающего отца.
   -- Янки далеко! -- бормотала она. -- Завтра я покончу с пленниками! А дальше?.. Какое мне дело до того, что будет дальше?! Я поклялась отомстить -- я отомщу, хотя за это и была бы осуждена на гибель вся земля! Но Длинные Ножи далеко, и все будет благополучно, и...
   Не докончив мысли, неукротимая мстительница вышла из своей типи, чтобы отправиться на совещание с главным руководителем переселения сиу, Большой Ногой.
   Эта ночь была бурной и мрачной. Из пробегавших низко черных туч падал густыми хлопьями снег, в кустах и в вершинах деревьев завывал ветер, с зловещим рокотом катила свои грозные волны Волчья река.
   И этот хаос голосов природы заглушал другие звуки: по полям и лесам двигался, словно рой призраков, большой конный отряд.
   Впереди отряда шли разведчики. По временам они сходили с коней и ползли по снегу, по временам скрывались в кустах.
   Все ближе, ближе к становищу уходящих в Канаду "сожженных лесов".
   За несколько миль от становища отряд разделился. Часть пошла в обход, другая, переждав, снова тронулась в прежнем направлении.
   Что разыгралось в эту ночь в лесу, об этом знают только лесные великаны, слышавшие предсмертные стоны застигнутых врасплох сторожевых пикетов сиу.
   Утром в становище поднялась тревога: становище оказалось окруженным; и спереди, и сзади стояли конные отряды янки, и жерла пушек глядели на типи краснокожих.
   Генерал Форсайт потребовал немедленной капитуляции "сожженных лесов", сдачи всего их оружия и выдачи пленных.
   Большая Нога, прикованный к смертному ложу тяжкой болезнью вождь сиу, изъявил согласие на поставленные условия. Но когда небольшой отряд янки под командой капитана Уоллеса вошел в становище, чтобы отобрать оружие, из типи загремели выстрелы, и Уоллес пал вместе со своими храбрыми солдатами.
   Форсайт махнул шпагой. Заревели, изрыгая потоки свинца, ужасные митральезы, и поле огласилось яростными криками сражающихся.
   Индейцы, насчитывавшие в данный момент несколько сотен хорошо вооруженных воинов, превышали по численности отряд Форсайта. Полагаясь на свое численное превосходство, они несколько раз бросались в яростную атаку на янки, но каждый раз отступали, почти добравшись до митральез, не выдержав их губительного огня.
   Умирающий вождь сиу, знаменитый воин Большая Нога, словно наэлектризованный шумом битвы, поднялся на своем ложе и кричал:
   -- Убивайте, убивайте бледнолицых!
   При первых же звуках выстрелов Джон покатился по полу типи и ногой разбросал горящие угли костра, на что никто из стражи не обратил внимания.
   -- Пережигайте свои путы! -- крикнул агент товарищам по несчастью. -- И старайтесь заползти под шкуры бизонов! Иначе нас перебьют, как крыс!
   В самом деле, картечины из митральез Форсайта не щадили и той типи, которая служила тюрьмой пленникам.
   Но благодаря указанию Джона никто из пленников не пострадал, если не считать кое-каких ожогов от углей, при помощи которых пленники на самом деле довольно скоро избавились от связывавших их веревок.
   Неравный бой скоро кончился: на поле битвы валялись изуродованные трупы последних сиу. Только ничтожный отряд сиу успел смелым и неожиданным натиском прорвать ряды янки и унесся вихрем в лес, провожаемый недружными выстрелами солдат.
   -- Миннеага ушла! -- воскликнул почерневший от порохового дыма волонтер, в котором наши читатели не без труда узнали бы служившего проводником Форсайту бывшего бандита Сэнди Гука.
   -- И Красное Облако с ней! -- ответил ему, выкарабкиваясь из-под загоревшихся кож типи-тюрьмы, Джон.
   -- Десять тысяч долларов за поимку Миннеаги снова уплыли у меня из рук! Проклятье! -- вопил Сэнди.
   -- Мой скальп и мой парик! -- вторил ему разъяренный агент.
   -- Но мы еще можем нагнать последних сиу! -- заметил Джордж Девандейл. -- Я только переговорю с генералом...
  

Глава VII. "Могила сиу"

   Генерал Форсайт как нельзя более радушно отнесся к спасшимся из плена сиу охотникам и по-дружески приветствовал Джорджа Девандейла, сказав, что помнит еще его отца, участника многих кампаний.
   -- Однако, -- сказал он, окидывая хмурым взором поле битвы, усеянное трупами краснокожих, -- совершенно неожиданно нам пришлось выдержать форменное сражение, и если бы не наши митральезы, Бог знает, удалось бы нам одержать победу?
   -- Да, но зато победа -- полная!
   -- Которая не так много славы принесет нам, -- махнул рукой генерал. -- Взгляните! Ведь чуть ли не две трети убитых -- женщины и даже дети! Правда, и они приняли активное участие в битве, и они, как безумные, бросались на наших солдат с оружием в руках, но все же тяжело, когда видишь, что в сведении кровавых счетов принимают участие не только воины!.. И к тому же тут, на этих мертвых полях, полегли безусловно последние остатки некогда многочисленного и могучего племени. Берега Волчьей реки отныне могут получить название "могилы племени сиу". Спаслось не больше полусотни.
   Подошедший к ним тем временем Джон Максим вмешался в разговор:
   -- Зато опять ускользнули люди, которые больше всех повинны в гибели всего племени сиу. Я видел, как умчалась Миннеага, но на всякий случай осмотрел все поле битвы: среди трупов нет ни женщины-сахема, ни ее отца, знаменитого Красного Облака.
   -- Меня, -- отозвался равнодушно генерал Форсайт, -- это ничуть не беспокоит. Правда, за поимку Миннеаги и ее отца назначена солидная премия, но Но ведь , раз не существует теперь самого племени сиу, что может сделать пресловутая охотница за скальпами?
   -- Значит, вы, генерал, не пошлете никого преследовать беглецов? -- задал вопрос агент.
   -- И не подумаю, -- ответил Форсайт. -- Чтобы гоняться за рассыпавшимися по лесам и полям этой дикой местности индейцами, мне пришлось бы задержаться здесь на несколько дней, а инструкции требуют моего нахождения на старых позициях. Как только окончится перевязка раненых и эвакуация немногих пленных, я ухожу назад.
   -- Что вы, генерал, думаете делать с военной добычей?
   -- Какой? -- удивился генерал Форсайт. -- Кроме оружия, "сожженные леса" не имели при себе решительно ничего ценного! Оружие, понятно, я заберу с собой, ибо это соответствует моим инструкциям. Все же остальное меня не касается! Да, думаю, в этой пустыне не найдется много охотников поживиться добром сиу.
   -- Если так, то не можем ли мы обратиться к вам с просьбой -- снабдить нас боеприпасами, позволить нам выбрать кое-что из конфискованного оружия, ибо наше собственное исчезло, и взять немного припасов, а также несколько мустангов? Ведь, кажется, вами захвачен целый табун, и пять-шесть коней вас не разорят.
   -- Само собой разумеется! Вы получите все желаемое! Конечно, вы уйдете отсюда вместе с моим отрядом?
   -- Ни в коем случае! Если бы вашим солдатам удалось изловить Миннеагу, то, разумеется, мы присоединились бы к отряду. Но Миннеага на свободе, и мы последуем за ней. Я не успокоюсь, покуда или она, или я не переселимся в лучший мир!
   -- Да что за счеты у вас с охотницей за скальпами?
   -- Очень большой и кровавый счет, генерал. Сегодня он должен был закончиться нашей смертью у столба пыток, но вы выручили нас. Значит, дело надо начинать сызнова...
   -- Как хотите, -- пожал плечами Форсайт, -- я свое дело сделал, последние сиу не перейдут границ Канады, чтобы вечно поджигать против нас своих соплеменников, и я могу уйти в свой лагерь, что и исполню с большим удовольствием. Подальше от этих груд трупов, от этой "могилы сиу"!
   Часа полтора спустя отряд янки покинул место кровавой трагедии. Охотники еще немного задержались: они должны были заняться весьма серьезными сборами в путь, в погоню за бежавшими сиу. Надо было запастись отборным оружием, надо было выбрать хороших, выкормленных, тренированных, выносливых мустангов из отбитого у индейцев табуна. Наконец, приходилось позаботиться и об амуниции: из вещей, отобранных краснокожими при взятии охотников в плен, бесследно исчезло самое ценное, а в грудах хозяйственного хлама, загромождавших покинутые типи истребленного племени, найти более или менее подходящие вещи оказывалось далеко не просто.
   Джордж Девандейл изо всех сил поторапливал своих спутников покинуть мертвое становище: даже ему, солдату, привычному к картинам войны, было как-то не по себе в этом "Лагере мертвых", хотелось как можно скорее уйти отсюда.
   И вот вскоре после полудня, закончив все сборы, маленький отряд тронулся в путь.
   -- Куда и зачем мы едем? -- осведомился лорд Уилмор перед отправлением.
   -- Ах, Боже мой! -- раздраженно отозвался Сэнди Гук. -- Я и позабыл про этот липкий пластырь!
   -- Куда мы едем?
   -- Туда, где нас нет!
   -- Зачем мы едем?
   -- Искать прошлогодний снег!
   -- Я хочу охотиться на бизонов, а не искать снег! -- обидчиво заметил англичанин. -- Я плачу вам за то, чтобы вы помогали мне охотиться, а не за поиски снега!
   -- Да о чем вы беспокоитесь, ваша светлость?! Мы именно там отыщем множество бизонов! Усаживайтесь-ка лучше на своего мустанга!
   Но англичанин не проявлял намерения садиться в седло.
   -- Чего же вы ждете? -- спросил его Джон.
   -- Я еще не взял сего дня утреннего урока бокса! Я плачу аккуратно и потому имею право требовать...
   -- Чтобы вас дубасили столь же аккуратно? -- засмеялся Джон. И потом обратился к Сэнди Гуку со словами:
   -- Я не из драчунов и отнюдь не из любителей бокса. Но мне до того надоел этот ваш полоумный патрон, что у меня самого чешутся кулаки! Не разрешите ли вы мне выступить сегодня в качестве вашего заместителя?
   -- С превеликим удовольствием! Лупите его как Сидорову козу! -- поспешил согласиться бывший бандит, который втайне надеялся, что англичанин, незаурядный боксер, раз навсегда отобьет у агента охоту вступать в состязание на кулаках.
   Лорд высокомерно изъявил согласие на замену Сэнди Гука Джоном и сейчас же стал в боевую позицию.
   Схватка была продолжительная и горячая, и, надо признаться, в начале боя Джону доставалось-таки весьма изрядно, к превеликому удовольствию бывшего бандита, потешавшегося над неудачами старого охотника,
   Но Джон Максим не гонялся за тычками, стоически переносил маленькие неприятности, выжидая благоприятного момента. Мало-помалу Уилмор стал ослабевать, его дыхание сделалось прерывистым, движения менее уверенными, его удары стали беспорядочными
   Тогда настал черед охотника, геркулесова сила которого позволяла ему сохранять полное самообладание под градом увесистых ударов маньяка.
   -- Джон переходит в а гаку! -- заметил наблюдавший за состязанием Девандейл. -- Браво, Джон Максим! А-ах.. Джон! Вы его, должно быть, убили!
   В самом деле, разогревшийся охотник, вспомнив дни своей молодости, развернулся и нанес Уилмору такой удар в лоб, который мог уложить и бизона. Как подкошенный, Уилмор рухнул на землю и зарылся в снегу.
   -- Джон! Вы зарезали мою курицу, которая несла золотые яйца?! -- горестно всплеснул руками искренне огорченный Сэнди Гук.
   Но все опасения оказались лишенными основания: Уилмор скоро выполз из кучи снега, тупо озираясь вокруг помутневшими глазами, и потом пробормотал:
   -- Я очень, очень доволен! Этот человек, хотя он и разбойник, тоже умеет драться!
   И, шатаясь, направился к своему мустангу.
   Отъехав на несколько сотен ярдов от "мертвого становища", Джордж Девандейл остановил коня и оглянулся назад.
   -- Что вы, мистер Девандейл? -- заинтересовался Сэнди Гук.
   -- Ничего, -- ответил молодой офицер задумчиво. -- Я думаю, что совершенно неожиданно для нас самих мы присутствовали при одном из исторических явлений: сегодня кончилась, и навсегда, борьба белой расы с племенем сиу...
   -- Э-э, есть о чем думать! -- пожал плечами неисправимый Сэнди Гук. -- Я думаю о том, что сегодня благодаря кулакам Джона чуть не кончилась история благородного дома Уилморов! Чуть не прервалась нить жизни милорда, который дает стричь себя без сопротивления! Для меня это куда поважней, чем гибель всех краснокожих в мире!
   И он погнал вперед своего мустанга.
   Через час отряд преследователей добрался до небольшого холма, сплошь поросшего кустарниками.
   -- Стоп! -- скомандовал, придерживая свою лошадь, Джон. -- На ночлег нам придется остановиться именно тут. Кусты дадут нам отличное убежище: если мы расположимся среди них, то нам не грозит опасность быть открытыми разбредшимися по окрестностям индейцами, а с другой стороны -- отсюда легче наблюдать за всем происходящим вокруг. Это тоже немаловажно!
   -- Вы опасаетесь возможности столкновения с краснокожими? -полюбопытствовал Девандейл.
   -- Не опасаюсь, а убежден, что краснокожие близко, и потому считаю необходимым принять известные меры предосторожности. Не забывайте, что нас всех, включая и полоумного англичанина, шесть человек, а с Миннеагой ушло около полусотни отборных воинов. С таким сильным врагом, без сомнения, справиться нам в открытом бою невозможно!
   -- А каков же ваш план, Джон?
   -- Очень прост. Слушайте внимательно!
   "Сожженные леса" направятся к канадской границе, чтобы спастись на английской территории. Значит, мы без особого труда сможем определить их путь и последовать за ними, по возможности не открываясь им. Съестных припасов и амуниции, да и оружия у беглецов не Бог весть сколько. Значит, они будут вынуждены во время похода посылать своих фуражиров, маленькие отдельные отряды. С такими отдельными отрядами мы можем справиться, нападая на них при каждом удобном случае, истребляя их поодиночке. Таким образом мы обессилим весь отряд, сведем к минимуму его наличный состав. А тогда можно будет рискнуть и на открытый бой с остатками отряда. Я поклялся, что покончу с Миннеагой, и если кто мне заявит, что через пять минут после смерти тигрицы сиу придет мой черед пасть, -- я скажу: ладно! Сначала -- она, потом -- я!
   -- А не опасаетесь вы того, Джон, что мы сами можем оказаться преследуемыми индейцами?
   -- Если не допустим серьезных ошибок и не наделаем глупостей, то мы от такого оборота дел почти гарантированы! Собственно, поэтому-то я и решил остановиться тут, в кустарниках: я убежден, что раньше, чем покинуть эту местность, краснокожие еще вернутся в свое покинутое становище!
   -- Чтобы отдать последние почести погибшим?
   -- Кой черт?! Очень им нужно заботиться о погребении павших?! Они отлично знают, что этим делом займутся волки! Если кто и удостоится погребения, то разве только два-три наиболее знаменитых воина. Но индейцы вернутся в свое становище для того, чтобы последовать нашему примеру: захватить то, что может им пригодиться при дальнейших странствованиях, обшарив все типи, и потом удалиться. И я очень жестоко ошибусь, если для возвращения в лагерь они не изберут дороги, пролегающей мимо этого холма. Ведь они уже знают, надо полагать, через разведчиков и соглядатаев, что Форсайт ушел к югу. Значит, путь очищен. И самый удобный путь -- здесь! Таким образом мы сможем через два или три часа увидеть всех наших приятелей...
   -- А что будем делать покуда?
   -- Вспомним, что надо основательно подкрепиться, и перекусим, благо в припасах недостатка нет.
   Под руководством Джона оба траппера принялись разводить огонь. Скоро запылал маленький костер, дым которого, однако, не мог привлечь внимание индейцев, потому что почти без перерыва падал хлопьями пушистый снег.
   Через четверть часа или двадцать минут несложный охотничий обед, состоявший из крепкого бульона и куска жареного мяса, был готов, и, насытившись, странники немедленно загасили костер, забросав огонь снегом.
   -- Посмотрите на непрошеных гостей, отправляющихся на пиршество! -- обратил внимание своих товарищей Джон Максим, указывая на двигавшиеся по покрытым снежной пеленой полям черные точки.
   -- Что это такое? Люди, что ли? -- спросил лорд Уилмор. -- Или бизоны?
   -- Ни то и ни другое! -- ответил Сэнди Гук. -- Это мои двоюродные братья, серые волки!
   В самом деле, эти четвероногие мародеры, за десятки, может быть, за сотню миль услышав гром выстрелов митральез, почуяли желанную добычу и плелись легкой, но ходкой рысцой, делая добрых двадцать миль в час, спеша на поле битвы, пировать над непогребенными трупами,
   -- Однако! -- вымолвил встревоженный Девандейл, наблюдая за торопившимися справлять тризну по племени сиу волками. -- Ведь сюда собираются настоящие полчища этого зверья! Что будет, если им вздумается напасть на нас?
   -- Сегодня не нападут: они отлично понимают разницу между живым врагом и мертвым, а по их понятию, надо полагать, мясо остается вкусным и в подмороженном виде! -- засмеялся Сэнди.
   -- Во всяком случае, нам надо держаться настороже! -- предупредил товарищей Джон. -- Кстати, я замечаю кое-какие симптомы в движениях отдельных групп волков, как будто тревогу. Не удивлюсь, что эта тревога вызвана близостью возвращающихся в становище индейцев. Смотрите! Ведь это они!
   -- Миннеага! -- пробормотал Сэнди Гук. -- И Красное Облако с ней!
   Небольшой отряд индейцев быстро продвигался по равнине, идя мимо холма по направлению к "могиле сиу".
   -- Надеюсь, что они сюда не вздумают заглянуть! -- сказал Джордж Девандейл
   -- Ни в коем случае! -- уверенно ответил агент и потом, не прекращая наблюдения за индейцами, добавил:
   -- Они ведь очень торопятся! В самом деле, положение их далеко не такое, чтобы можно было радоваться!
   -- Да! Пришлось убираться с квартиры, не вынеся даже необходимой мебели! -- засмеялся экс-бандит. -- Положение, можно сказать, четырехугольное, настроение фиолетовое... Но им это поделом!
   -- Не тронемся ли и мы вслед за ними? -- приподнялся Девандейл.
   -- Нет, зачем же? -- пожал плечами Джон. -- Увидите сами: не пройдет и двух-трех часов, как они тем же аллюром, нагрузив лошадей всяким хламом, вернутся по этой же самой дороге.
   -- А если, возвращаясь, наткнутся на нас?
   -- Во-первых, повторяю, им будет не до нас. Во-вторых, лошадей у них, как вы сами видели, очень мало: вьючных почти нет. Значит, они будут вынуждены тяжело нагрузить своих верховых коней. Покуда они дойдут с этим грузом до холма, лошади их выбьются из сил и не будут в состоянии вовсе скакать. Собственно, при этих условиях, не будь у индейцев в распоряжении скорострельных "винчестеров", мы могли бы напасть на них, обстреливая издали, и отступать при попытке их перейти в наступление. Но с "винчестерами" шутки плохи!
   -- Однако и "винчестеры" не спасли их от истребления, -- заметил офицер.
   -- Потому, мистер Девандейл, что белые, кроме ружей, пустили в ход против краснокожих и пушки! А запастись пушками индейцы ведь не могли!
   -- Но бывали же случаи, что им удавалось захватывать пушки?
   -- Да, но почти без зарядов! Вождь Серебряные Волосы, или Серебряный Скальп, своего рода краснокожий Наполеон, в начале тридцатых годов обзавелся даже целой артиллерией, заставив пленных мексиканцев отливать ему пушки из меди, захваченной на мексиканских рудниках. Но из этой затеи ничего не вышло, да и не могло выйти, потому что индейцы -- кочевники, они не могут обзаводиться заводами и мастерскими, где могли бы изготовляться нужные припасы. Таким образом артиллерия Серебряного Скальпа, правда, делавшая больше шума, чем дела, оказалась совершенно бесполезной и была брошена самими же индейцами. Я видел на юге две пушки, изготовленные индейцами. Им бы следовало находиться в каком-нибудь музее в качестве исторической редкости!
   -- А где они находятся и что с ними делают?
   -- Стоят на дворе одной мексиканской асиенды и служат для пальбы холостыми зарядами в дни именин самого асиендадо, его супруги, сеньорит-дочек и почетных гостей...
   Пока шли эти разговоры, начало темнеть и снова повалил снег. Наши путники, позаботившись о том, чтобы хорошо накормленные и отдохнувшие мустанги были в полной готовности немедленно пуститься в поход, расположились на верхушке холма, улеглись на предусмотрительно захваченных с собой бизоньих шкурах и, выставив стражу, предались сну.
   Однако спать пришлось не очень долго: со стороны "мертвого становища" ветер донес отголоски весьма оживленной ружейной стрельбы.
   -- Стреляют! Там идет бой! -- вскочил на ноги спавший чутким и тревожным сном Джордж Девакдейл.
   Джон Максим поднялся, позевывая, прислушался, потом равнодушно опустился на свое импровизированное ложе со словами:
   -- Бой? Может быть, бойня -- это будет верней! Просто-напросто несметные стаи голодных волков накинулись на становище, а краснокожие разгоняют их выстрелами, потому что четвероногие хищники мешают работе двуногих.
   -- Однако перестрелка разгорается!
   -- Так что же из этого? Волки, изголодавшись, становятся отчаянно смелыми и слепо лезут на людей, даже хорошо вооруженных. Подождите, скоро кончится!
   Действительно, пальба, возобновлявшаяся еще два или три раза, мало-помалу заметно слабела, потом прекратилась, и только изредка доносилось эхо одиночных выстрелов, которыми индейцы отгоняли пробиравшихся в лагерь волков.
   А около полуночи отряд индейцев на тяжело нагруженных конях медленно прошел мимо холма.
   Как раз в то время, когда передовые всадники отряда поравнялись с холмом, вышла луна на очистившемся небе и озарила своим призрачным светом равнину, засыпанную свежим снегом. На этом белом фоне удивительно четко и ясно вырисовывались силуэты индейцев, проезжавших не более чем в трехстах ярдах от того места, где скрывались охотники.
   Сэнди Гук схватился за свой карабин и прицелился в передового всадника, на котором был великолепный, ложившийся на спину коня красивыми складками, белый плащ.
   -- Не стреляйте, Сэнди! -- остановил его Джон.
   -- Но это -- Миннеага! Я уложу ее наверняка.
   -- При этом свете, меняющем очертания и скрадывающем расстояние? Сомнительно! Да ведь все равно -- Миннеага от нас не уйдет, а стреляя сейчас, мы подвергаемся очень серьезной опасности. Ведь посмотрите сами! Другой отряд индейцев пошел сзади нашего холма. Мы можем очутиться меж двух огней, и тогда пропало дело.
   Ворча, Сэнди Гук опустил свой карабин, и индейцы проследовали, не будучи потревоженными.
   Их шествие замыкал маленький отряд из пяти человек на ненавьюченных резвых конях.
   Увидев этот арьергард, Джон вымолвил:
   -- Смотрите! Вот с этими молодцами нам придется столкнуться раньше, чем с другими! Они прикрывают тыл отряда, будут разъезжать туда и сюда, и я не я буду, если мы не уничтожим их в ближайшем будущем!
   Луна опять скрылась среди набежавших туч, пошел снег, и все стихло. Только издали доносился по временам свирепый вой: это волки справляли тризну, погребая последних сиу...
  

Глава VIII. По следам

   Еще раз дерзкая весна попыталась атаковать ведьму-зиму, дохнула теплом, брызнула светлым весенним дождем на покрытые снегами поля и дремлющие леса.
   Но зима не сдавалась: собрав свои последние силы, она призвала к себе на помощь бури и навстречу весне послала черные тучи, разразившиеся метелями. Весна опять спряталась в свое убежище на теплом юге, а зима осталась торжествовать победу и как будто торопилась похоронить жизнь, укутывал землю белым саваном.
   Этот снег был так глубок, что передвижение на лошадях оказалось чрезвычайно затруднительным, и уходивший к северу остаток погубленного Яллой и Миннеагой племени сиу мог продвигаться в день всего лишь на тридцать или сорок миль, а канадская граница была еще так далека...
   Шестеро охотников, пустившихся преследовать сиу, упорно шли по пятам, отставая всего на несколько часов пути и притом никогда не сбиваясь с дороги.
   Правда, находить следы, оставляемые беглецами, было не особенно трудно: в одном месте лежал труп павшего от бескормицы и утомления мустанга, в другом -- валялся домашний хлам, выброшенный из-за невозможности увезти его. Здесь в свежем снегу пролегала дорога, выбитая копытами лошадей сиу, а там преследователи натыкались на еще теплую золу костров, у которых беглецы провели ночь.
   Но когда не было никаких следов, когда, казалось, беглецы могли свернуть в сторону и пути их и преследователей грозили навсегда разойтись, вперед выступал Джон Максим и вел своих спутников, не колеблясь, не задумываясь, приводя их к такому месту, где они сейчас же открывали близость индейцев.
   Это граничило с чудом, это казалось сверхъестественным и не поддавалось никакому объяснению. Когда Джордж Девандейл, заинтересовавшись феноменом, допрашивал по этому поводу Джона, он получал один ответ:
   -- Я весь нахожусь во власти одной идеи, одного стремления, и это -- месть Миннеаге! Я не могу думать ни о чем другом. Я и во сне думаю об окончательной встрече с Миннеагой, о сведении последнего счета. Я или она. Она или я. Для нас двоих места на земле мало...
   И вот, сам не знаю как именно, но я всегда знаю, я чувствую, куда нам надо идти. Не спрашивайте, не допытывайтесь больше! Я ничего больше не знаю сам!
   Оставалось удовлетвориться объяснением, что Джон Максим обладал каким-то особым, своеобразным даром ясновидения; но едва ли этот дар был даром Небес, потому что речь шла о кровавой мести, о доведении до конца дела истребления расы сиу, а не о заповеданном Небом деле примирения и прощения...
   В общем, путь преследователей был столь же трудным и полным лишений, как и путь преследуемых, и много раз охотники останавливались только потому, что окончательно выбивались из сил и буквально не могли больше двинуться без риска погибнуть.
   Но все терпели и переносили монотонность скитаний по следам сиу, не ропща, за исключением маньяка-англичанина, который с каждым днем становился все более и более невыносимым.
   Не видя нигде бизонов, он поминутно высказывал грубое недовольство действиями Сэнди Гука, раздражался, записывал в своей записной книжке штрафы, угрожал Сэнди Гуку привлечением к судебной ответственности с возложением на бывшего бандита всех судебных издержек.
   В то же время каждое утро и каждый вечер в определенное время лорд требовал, не обращая никакого внимания на обстоятельства, чтобы Сэнди Гук давал ему урок бокса.
   Они дрались и при разгулявшейся метели, под облипавшими их тела хлопьями мокрого снега, и под проливным весенним дождем. Они дрались и при свете костра, и когда весеннее солнце заливало радостными лучами снеговые равнины.
   Они махали кулаками и тогда, когда отряд преследователей почти вплотную подходил к убегающим индейцам, и тогда, когда все следы сиу терялись и охотниками овладевала смутная тревога, боязнь разминуться с врагами или попасть в ловушку.
   Лорд Уилмор не желал отказываться от своих диких привычек ни тогда, когда случайно под пули охотников подворачивалась какая-нибудь дичь, позволявшая всем насытиться, ни тогда, когда из-за истощения припасов преследователи оказывались в невыносимом, отчаянном положении людей, осужденных на голодную смерть.
   Все это действовало на нервы, раздражало, сводило с ума. На что был долготерпелив Сэнди Гук, получавший за каждый урок, то есть за каждую потасовку, известную сумму из бездонных карманов Уилмора, но в конце концов и его терпение истощилось: он сделался угрюмым, обращался с лордом Бог знает как грубо и вызывающе, даже грозил как-нибудь разделаться с ним.
   Джорджу Девандейлу, самому образованному человеку из всей компании, приходилось употреблять все свои усилия, чтобы помешать катастрофе. Он терпеливо пытался объяснить, что англичанин явно сошел с ума и абсолютно невменяем.
   -- Он сошел с ума, говорите вы, мистер Девандейл? -- сердито отзывался Сэнди Гук. -- Хорошо! Если только был у него ум когда-нибудь, в чем я теперь сильно сомневаюсь! Но почему же он не колотится головой об стенку, а все норовит мне мою собственную голову своими кулаками расколотить?! Хорошее помешательство, нечего сказать!
   И кроме того, ведь он действительно теперь сделался обузой для всех нас. Ему хочется драться, а мы ради этого иной раз дичь пропускаем. Мне хочется поспать, отдохнуть, а он лезет, кулаками сучит!
   Может, вы скажете, что ведь он мне платит?
   Да будь они прокляты, его гинеи, хотя они и вычеканены из чистого полновесного золота! Из-за него мы можем попасть в беду, из которой не выкрутишься! Не будь его, возможно, мы уже могли бы предпринять что-нибудь по отношению к Миннеаге, а из-за него того и гляди упустим охотницу за скальпами. Нет, я посмотрю, погляжу, да и пущу ко всем чертям этого титулованного боксера!
   Что ему нужно, дьяволу этому?
   Ну, мы, грубые, необразованные, полудикие люди, ведем полоумную жизнь, слоняясь по пустыням среди тысячи опасностей. Это наше ремесло, это наш кусок хлеба. Мы ведь тоже своего рода "последние сиу", как и они, осужденные на скорое вымирание, потому что мир перерождается, и скоро нам места на белом свете не будет, ведь мы просто немыслимы в иной обстановке! Но он-то, он -- наследственный пэр Англии, обладатель колоссального состояния, образованный человек! Что его тянет сюда? Что его заставляет лезть туда, куда его голова не пролезает?!
   Лорд Уилмор замечал изменение настроения Сэнди Гука, но находил очень остроумное объяснение, как нельзя более соответствующее его мании.
   -- Вы, Сэнди, -- твердил он высокомерно, -- вы начинаете развращаться! На вас повлияла близость этих разбойников больших дорог, этих бесчестных людей, с которыми вы теперь столь сблизились вопреки моим предостережениям. Берегитесь, Сэнди! Дружба с этими недостойными людьми доведет вас до виселицы! И я считаю, что наиболее вредным влиянием на вас пользуется этот мистер Девандейл, этот, несомненно, бежавший из какой-нибудь тюрьмы каторжник!
   -- Не вздумайте в лицо Девандейлу сказать что-либо подобное, милорд! -- возражал бандит.
   -- Это почему?
   -- Потому что мистер Девандейл, во-первых, сам офицер американской армии, а во-вторых, он -- сын знаменитого солдата, имя которого отмечено историей Дальнего Запада!
   -- Сын разбойника, отец -- жулик! Я презираю их обоих!
   -- Ладно, ладно! Можете презирать, но опасайтесь высказывать ваше презрение, а то поплатитесь шкурой!
   Но уговоры Сэнди Гука только подливали масла в огонь, и было ясно, что дело близится к катастрофе.
   Очень может быть, что она и разразилась бы на третий или на четвертый день пути, но тут наступили события, отвлекшие общее внимание от чудачеств полоумного потомка наследственных законодателей Англии.
   Первым из этих событий была необычная встреча, о которой стоит рассказать несколько подробнее.
   Было это ранним утром.
   Еще с вечера около лагеря охотников бродили в большом количестве голодные волки, словно поджидавшие момента, чтобы напасть на людей и сожрать их. Поэтому путники были вынуждены принять исключительные меры предосторожности, выставить двойную стражу и спать с оружием в руках, чтобы быть готовыми в любой момент дать отпор четвероногим хищникам.
   Около рассвета стоявший на страже Джон Максим разбудил своих товарищей, сказав, что слышит какие-то странные звуки, словно гул голосов и лай собак.
   В мгновение ока все были на ногах и с ружьями в руках принялись всматриваться в предрассветную мглу.
   -- Я слышу лай многочисленных собак! -- вымолвил вполголоса Джордж Девандейл. -- Но что это может означать, я решительно отказываюсь понять!
   -- Потому что вы, мистер Девандейл, никогда не бывали в этих близких к Канаде областях, -- хладнокровно отозвался агент -- Слышали ли вы когда-нибудь, что канадцы зимой вместо упряжных лошадей применяют собак, которые могут отлично тащить по глубокому снегу легкие санки?
   -- Так вы думаете, что здесь поблизости кто-то едет на санях с собачьей упряжкой?
   -- Не только думаю, но уверен в этом! И еще уверен, что за этим "кем-то" гонятся по пятам другие люди...
   -- Тоже на собаках?
   -- Нет! Его преследуют всадники! А так как голоса слышатся с той стороны, где находятся преследуемые нами сиу...
   -- То остается предположить, что нам предстоит столкнуться с отрядом сиу?
   -- Что-то очень на то похоже! На всякий случай нам надо держаться наготове!
   Четверть часа спустя из ближайшего перелеска вылетели низкие сани, которые с поразительной быстротой тащила добрая дюжина великолепных канадских собак. Наши охотники могли при первых лучах рассвета ясно видеть, что в санях находился только один пассажир, весь закутанный в меха, и сидел он на каком-то черном продолговатом ящике.
   Поминутно оглядываясь, длинным бичом он подгонял и без того выбивавшихся из сил собак.
   -- Индейцы! -- прошептал Джон. -- Они пронесутся мимо нас в какой-нибудь сотне шагов. Их -- пять человек. Это отряд разведчиков Миннеаги, и нам представляется случай покончить с ними...
   Еще пять, еще десять минут. Сани вихрем пронеслись мимо поросшей кустами полянки, служившей убежищем охотникам, и тогда появились гнавшиеся за санями индейцы.
   -- Стреляйте! -- скомандовал Джон.
   Пять выстрелов последовало почти одновременно. Трое передних всадников свалились с коней в снег. Двое отставших повернули мустангов и вихрем понеслись назад. Но опять загремели выстрелы. Один из всадников вскинул руки и упал навзничь, конь другого взвился на дыбы и сбросил всадника со своей спины, потом сам упал, пораженный насмерть. А сброшенный индеец мгновенно вскочил и бросился бежать в лес, как стрела.
   Преследовать его оказалось немыслимым, потому что он бежал по чрезвычайно пересеченной местности, где мустанги на каждом шагу проваливались бы по брюхо в рыхлом снегу, перебираясь через рытвины и овраги.
   -- Оставим его в покое, -- сказал Джон, опуская еще дымящийся карабин. -- Ему едва ли удастся спасти свою шкуру, ибо главный отряд далеко, найти здесь поблизости коня беглец не сможет, а оставшись одиноким в лесу, он осужден на гибель!
   -- А что же мы будем делать?
   -- Пойдем по следам путешественника на санях, которого мы избавили от удовольствия быть оскальпированным. Я жестоко ошибусь, если он сейчас не подвергается другой опасности: я видел, как за его санями погналась стая волков, которые, по-видимому, уже раньше гнались за ним, предчувствуя добычу. Слышите? Он отстреливается!
   Но раньше чем охотники успели тронуться на помощь к неизвестному страннику, он показался на равнине, несясь на этот раз к полянке, занятой охотниками.
   Целая стая четвероногих врагов гналась за ним, заскакивая вперед испуганных, обезумевших от страха собак.
   -- Он сбросил на землю свой груз, чтобы легче было удирать! -- заметил Джон, видя, как с саней свалился черный ящик, сейчас же окруженный волками. -- Должно быть, там находится кое-что съедобное, иначе волки не задержались бы около ящика!
   -- Помогите! Меня съедят волки! -- охрипшим голосом кричал пришелец, в то же время с поразительной ловкостью отстреливаясь от хищников.
   Разумеется, ему не пришлось вторично взывать о помощи, потому что охотники дружным залпом смели самых смелых волков, потом принялись стрелять без перерыва, почти без промаха.
   -- Уф! -- пробормотал спасенный, останавливая сани на полянке. -- Благодарю вас, джентльмены, от своего имени и от имени погруженной в глубокий траур семьи блаженной памяти мистера Иеремии Смитсона, да упокоит Господь душу его в лоне Своем!
   -- Что такое? -- изумленно вымолвил Джон. -- О каком это Смитсоне вы болтаете? Какое нам дело до него? Наконец, какое отношение имеем мы к этому Смитсону и его "погруженной в скорбь семье"?
   -- Очень большое! Вы, надеюсь, не откажете мне в помощи, чтобы исполнить священный долг относительно бренного праха мистера Смитсона?
   -- Какой долг? Какой прах?
   -- Иначе, -- продолжал, не смущаясь, чудак, -- проклятые волки слопают мои пятьсот долларов, заслуженных верой и правдой!
   -- Да объяснитесь же! Что это за черный ящик сбросили вы с саней? Есть там что-нибудь съедобное?
   -- Разумеется, очень даже съедобное! -- загримасничал чудак, тыча пальцем в ту сторону, где валялся в снегу ящик, все еще окруженный волками. -- Если бы там, внутри, не было ничего съедобного, разве волки старались бы так?.. Но поспешите, джентльмены! Иначе волки растащат все по кусочкам!
   Охотники помчались к месту, где лежал ящик, и десятком метких выстрелов разогнали зверей, суетившихся около ящика, не без затаенной надежды, что спасенный путник может поделиться с ними своими припасами.
   Тем временем и он подъехал сюда же на своих санях.
   -- Ну, откупоривайте же! Показывайте, что у вас есть там! -- сказал ему агент. -- Может быть, поделитесь с нами? Наши припасы совершенно на исходе!
   -- С удовольствием! Но только вы едва ли будете довольны этим! -- отозвался проезжий.
   -- Почему? Мы не очень прихотливы...
   -- Но все же... Видите ли, если сказать по правде, в этом ящике лежит сам мистер Иеремия Смитсон!
   -- Что? -- выпучил глаза Джон. -- Вы врете!
   -- Ну вот еще! С какой стати мне врать? Нет, в самом деле это ведь не просто ящик, а настоящий гроб. Я, видите ли, занимаюсь транспортировкой покойников. Тут, милях в полутораста, есть медный рудник... Ну, на руднике -- рудокопы... Где рудокопы, там всегда разные истории, и очень многие умирают скоропостижно, получив удар ножа в брюхо или пулю в лоб. Мистер Иеремия был очень неосторожен, постоянно натыкался на чужие ножи, и пять дней назад сделал так неловко, что отдал свою грешную душу Богу, а свое тело -- нашей транспортной конторе, завещав перевезти прах в его родной город. Ну, я и взял на себя обязанность исполнить последнюю волю этого добродетельного гражданина и примерного семьянина, который был так склонен к семейной жизни, что уже одиннадцать раз судился за многоженство...
   -- Тьфу! -- сплюнул Джон. -- Так это гроб?
   -- Самый настоящий!
   -- А в гробу тело Смитсона?
   -- Точно так!
   -- И у вас нет никакой провизии?
   -- Ни крошки! Но, джентльмены, неподалеку отсюда я наткнулся на медвежьи следы и знаю место, где находится медвежье логово. Если вы пообещаете поделиться со мной добычей, я охотно покажу вам это место!
   -- Ладно! А ваш... груз?
   -- Бренные останки мистера Смитсона? Я возьму их с собой, иначе волки сожрут-таки мои пятьсот долларов!
   -- О каких пятистах долларах вы все твердите?
   -- Ах, Боже мой! Да разве я не сказал, что я взялся доставить тело почтенного многоженца одной из его жен? За это я должен получить ровно пятьсот долларов. Путевые издержки -- за мой счет. И, уверяю вас, хотя уважаемые рудокопы и выбиваются из сил, чтобы доставить мне как можно больше клиентов, пыряют друг друга ножами, подстреливают, подкалывают, вешают друг друга, -- мое ремесло отнюдь не оказывается таким выгодным, как можно было бы предположить! Мешает, видите ли, конкуренция, сбившая цены до позорного! В прошлом году я получал за покойничка семьсот долларов, в позапрошлом -- тысячу, а раньше -- тысячу двести! Это были очень хорошие покойники, уверяю вас! Но что же значит покойник, за которого платят вам только пятьсот долларов? Это, извините, дрянь, а не покойник!
   А конкуренция так велика, что я предвижу: в будущем году придется таскать эти ящики за триста, может быть, даже за двести долларов.
   Но нет! Дудки! Меня не надуешь!
   Я уже сколотил порядочный капиталец и смогу заняться на тех же медных рудниках чем-нибудь другим, предоставив моим конкурентам возить гробы полоумных и пьяниц за какую угодно цену, хоть даром, с перспективой попасть под пулю индейцев или угодить в пасти волков, как это чуть было не случилось со мной сегодня на ваших глазах.
   -- Будет вам болтать! -- оборвал его разглагольствования Джон. -- Вы лучше в самом деле покажите, где вы видели медвежью берлогу!
   И маленький отряд бодро тронулся в путь на поиски крупной дичины, причем впереди ехал в своих санях с собачьей упряжкой странный перевозчик трупов рудокопов, на черном гробу, служившем ему сиденьем.
   -- Ох, не нравится мне этот наш новый знакомец! -- пробормотал Сэнди Гук, бросая мрачный взор на "гробовщика". -- Жулик это, надо полагать, первой степени.
   -- Не нравится он и мне, -- спокойно отозвался Джордж Девандейл. -- Но ведь мы с ним разделаемся, как только покончим с медведями.
   -- Ну, едва ли! Я физиономист, знаете ли! И поверьте мне, у этого малого есть что-то общее с моим полоумным лордом Уилмором. И это общее -- мертвая хватка.
   -- Что такое? -- изумился офицер, не поняв выражения.
   -- Да, да, мертвая хватка! Вот прилип ко мне Уилмор, никак я от него не отделаюсь. А этот проходимец прилипнет к вам, к Уилмору, и от него тоже не отделаешься.
   -- Ну, со мной этот номер не пройдет! -- засмеялся Девандейл.
   -- Словом, пакость выйдет! -- закончил разговор бывший бандит.
   "Гробовщик" не обманул охотников: через некоторое время он привел их к месту, где масса следов указывала на близость медвежьей берлоги. Еще некоторое время потребовалось на розыски самого убежища медведей, и вот загремели выстрелы: охотники наткнулись на целую медвежью семью, состоявшую из двух взрослых особей и трех подростков. Последние, конечно, не могли оказаться опасными для вооруженных людей. Но с двумя взрослыми медведями шутить не приходилось.
   Завидев людей и отлично понимая, что всей семье грозит опасность, огромный самец самоотверженно полез на охотников, тогда как самка прикрыла собственным телом своих детенышей.
   Медведь двигался с такой быстротой, что несколько пущенных в него пуль не причинили ему почти никакого вреда, пролетев мимо или, в лучшем случае, только зацепив его.
   Уже в полудесятке шагов от столпившихся охотников медведь получил серьезную рану, которая задержала его стремительный бег, но не остановила его.
   На его пути стоял Джордж Девандейл. Молодой офицер выстрелил почти в упор в гиганта, но не имел времени, чтобы снова зарядить свое ружье. Оба траппера и Джон тоже были беззащитны, потому что их ружья были разряжены.
   Оставался один лорд Уилмор, который спокойнейшим образом держался в стороне на своем мустанге, созерцая сцену схватки. Его ружье висело у него за плечами.
   -- Стреляйте! -- закричал ему, отскакивая в сторону, Девандейл.
   -- Я стреляю только в бизонов! -- пожав плечами, ответил маньяк.
   -- Вы с ума сошли?! -- завопил Сэнди Гук. -- Стреляйте! Медведь растерзает офицера!
   -- И не подумаю вмешиваться в эти грязные дела! -- с олимпийским спокойствием ответил лорд.
   Но медведю не удалось принести вреда Девандейлу: Джон Максим успел выхватить свой револьвер и выпустить шесть пуль, одну за другой, буквально опаляя выстрелами шерсть медведя. Гигант тяжело рухнул на землю.
   Через две секунды была решена участь и медведицы, по-прежнему загораживавшей своих детенышей собственным телом.
   Потом охотники принялись свежевать туши медведей, выбирая лакомые куски.
   Когда эта работа была окончена, участники охоты на медведей принялись за обсуждение всех перипетий происшествия.
   -- Однако, -- сказал угрюмо Джордж Девандейл, -- ваш ученик, Сэнди Гук, держался возмутительно!
   -- Будь он неладен! -- сердито мотнул головой бывший бандит. -- Я положительно отрекаюсь от какой бы то ни было солидарности с ним! Я тоже взбешен! Подумать только! Человек, умеющий стрелять не хуже любого траппера, спокойнейшим образом смотрит на то, как его товарищи подвергаются смертельной опасности, и не желает пошевельнуть пальцем. Это, по моему мнению, гнусность, которой имени нет!
   -- Да постойте!
   -- Эх, надоело мне это все хуже горькой редьки. Я сейчас ему все выложу!
   И он решительным шагом направился к стоявшему в стороне лорду Уилмору.
  

Глава IX. Американская дуэль

   -- Эй, вы, послушайте! -- крикнул вызывающе Сэнди Гук, подходя к лорду Уилмору. -- Вы, кажется, так и не стреляли по медведям, когда одному из наших товарищей угрожала смертельная опасность!
   -- Из ваших товарищей? -- медленно и веско отозвался полоумный англичанин, не удостаивая Сэнди взглядом.
   -- Они столь же мои, как и ваши, милорд!
   -- Моими товарищами не могут быть сомнительные личности!
   -- Сомнительные личности?! -- вскипел бывший бандит. -- Вы так называете знаменитейших охотников всей Северной Америки? Вы такое имя даете молодому офицеру, который...
   -- Которого я считаю жуликом, сыном жулика!
   Это было уже свыше меры. Джордж Девандейл с побледневшим лицом и загоревшимися глазами приблизился мерным шагом к Уилмору.
   -- Милостивый государь! -- сказал он, сдерживаясь. -- Покуда вы позволяли себе затрагивать лично меня, я извинял вас, признавая попросту невменяемым кретином.
   -- Пэры Англии не могут быть кретинами.
   -- Разве пэры Англии застрахованы от потери рассудка? -- усмехнулся молодой американец. -- Это драгоценное свойство пэров, признаюсь. Но не в этом дело! Покуда была затронута только моя личность, -- я прощал вам. Теперь вы позволили себе затронуть моего отца, которого чтит весь наш народ как благороднейшего человека. Этого вам простить я уже не могу!
   -- Я разве просил прощения у вас, мистер разбойник? -- высокомерно засмеялся лорд.
   -- Если не просили, то будете вынуждены попросить!.. Или...
   -- Или что?
   -- Или я вас отучу отзываться неуважительно о ком-либо, не имея на то права!
   -- Вы проучите меня? Не хотите ли и вы попытать со мной счастья в боксе? Посмотрим, посмотрим, молодой человек!
   И он, оживившись, весь охваченный навязчивой идеей, спустил ногу с седла, намереваясь тотчас же начать махать кулаками.
   -- Постойте, сэр! -- остановил его Девандейл. -- Я не знал, что в Англии вошло в обычай сводить счеты между оскорбленным и оскорбителем при помощи кулачного боя.
   -- Два джентльмена, если дело серьезно, и в Англии сводят счеты при помощи дуэли. Докажите, что вы джентльмен, и я не прочь дать вам удовлетворение по всем правилам кодекса о дуэлях, -- ответил лорд.
   Джордж Девандейл порылся в карманах, добыл оттуда какую-то бумагу и подал ее лорду Уилмору.
   Тот внимательно прочел документ и возвратил его противнику со словами:
   -- Эта бумага -- ваш офицерский патент?
   -- Как видите!
   -- Можете ли вы доказать, что этот документ принадлежит именно вам?
   -- Сударь!
   Тут вмешался Сэнди Гук, крикнув:
   -- Я знаю этого джентльмена добрых пятнадцать лет!
   -- Вы за него ручаетесь?
   -- Разумеется!
   -- Признаю ручательство моего проводника достаточным, -- милостиво изъявил согласие на принятие вызова офицера англичанин. -- Но как же мы с вами будем драться? На шпагах? На пистолетах?
   -- На ружьях, -- ответил Девандейл. -- Мы в Америке, и в Америке дуэль -- дело серьезное!
   -- На ружьях? Это интересно! -- нараспев ответил англичанин. -- Но как же это организовать?
   Было очевидно, что идея поединка на ружьях ему пришлась по душе, и он за нее ухватился, как за средство своеобразно поразвлечься.
   Девандейл наскоро дал требуемые пояснения, закончив их словами:
   -- Итак, один из нас, по жребию, забрав свое оружие, покинет сейчас же лагерь и поедет туда, куда ему заблагорассудится. Другой обязуется под честное слово выехать из лагеря не раньше чем через час. Он отыщет следы уехавшего вперед, погонится за ним, и...
   -- И они начнут подстерегать друг друга? Интересно, право, это очень занимательная игра, в которой я с большим удовольствием приму участие!.. Вас же, Сэнди, могу оштрафовать на пятьдесят долларов...
   -- К черту! Хоть на тысячу! Но за что?
   -- За то, что вы раньше не сказали мне ни слова об этом способе развлечений у американцев! Я мог бы уже десять раз развлечься этой интересной игрой!
   -- Он совсем спятил! -- всплеснул руками бывший бандит. И потом добавил: -- Но ведь при этом "развлечении" один из "играющих", а то и оба, кончают свои дни в какой-нибудь яме. Понимаете ли вы, чем пахнет эта "игра", которая вам так понравилась?!
   Лорд Уилмор не удостоил своего проводника ответом.
   -- Итак, мы можем начинать? -- обратился он к офицеру.
   -- Пожалуйста!
   -- Не стоит бросать жребий! Не разрешите ли вы мне начать партию? Я готов в путь, я и поеду, вы же через час выедете следом за мной! По рукам?
   -- Ладно! Можете ехать.
   И Уилмор, нагрузив все свое имущество на спину мустанга, покинул лагерь, радуясь, как ребенок, предстоящему "развлечению", обещавшему пощекотать его истрепанные нервы.
   Проводив его взглядом, Джон сумрачно вымолвил:
   -- Да, вот так тип! Но, Джордж, ведь он отлично стреляет, и вам придется держать ухо востро. А то вы рискуете поплатиться жизнью!
   -- Пустяки! -- беззаботно ответил офицер. -- Я враг дуэлей, но этот человек довел меня до потери терпения. Однако я не желаю лишать его жизни, а постараюсь обезоружить его и потом поставить условие, на правах победителя, то есть потребую, чтобы он не мозолил больше нам глаза и избавил нас от своего присутствия!
   -- Все-таки берегитесь, мистер Джордж! Вы не смотрите, что этот человек превратился в кретина. Ведь в храбрости ему отказать нельзя.
   -- Знаю! Но то, что вы принимаете за его храбрость, гораздо больше похоже просто на безумие.
   -- И в хитрости недостатка нет!
   -- Ничего не значит! Во всяком случае, дело решенное. Я не могу отступать, да и не намерен. Но вот что, Джон! Я вас хорошо знаю и мне кажется, я угадываю, о чем вы думаете сейчас.
   -- Разве?
   -- Да! Вы строите какие-то планы, и эти планы ничего хорошего для англичанина не предвещают! Вы явно намерены, если он ухитрится уложить меня, приняться за его преследование и расправиться с ним!
   -- А хотя бы и так, мистер Джордж? -- нахмурился старый степной бродяга. -- Что же, по-вашему, так и оставить его, если, не дай Боже, он вас ухлопает ни за что ни про что, так, за здорово живешь?!
   -- Нет, Джон, так не пойдет, и я вас дружески прошу: оставьте вы этого полоумного в покое! Ну да, он со своей манией ничего доброго не делает. Ничего, кроме вреда, он никому не приносит. Но ведь, с одной стороны, это явно сумасшедший, а с другой -- разве обстоятельства не благоприятствовали тому, что его мания все росла и росла? Тот же Сэнди Гук, в целях наживы, полусознательно поощрял все чудачества Уилмора.
   -- Будь он неладен! -- отозвался экс-бандит. -- Я ведь отнюдь не думал, что дело пойдет галопом... Отрекаюсь от него, как от шелудивой овцы! Пусть кто хочет, тот и стрижет с него шерсть, а я умываю руки!
   Разговаривая так, наши охотники не обращали внимания на то обстоятельство, что "гробовщик" ловил каждое их слово и пытливо посматривал в сторону Уилмора.
   За полчаса до того момента, когда, согласно уговору, Джордж Девандейл должен был пуститься в путь, "гробовщик" пожелал отделиться от отряда. Никто, разумеется, его не удерживал, и он, уложив поаккуратнее гроб с останками мистера Иеремии Смитсона на сани, щелкнул бичом и вихрем умчался.
   Прошло еще некоторое время, и Девандейл, тщательно осмотрев свое оружие, отправился в путь по следам лорда Уилмора.
   Он рассчитывал очень скоро нагнать полоумного англичанина и, пользуясь своей исключительной опытностью в боевом деле, обезоружить его, обезвредить и потом поставить свои условия.
   Но час проходил за часом. Много миль лежало уже между лагерем охотников и молодым офицером, а нагнать Уилмора ему все не удавалось. И вот скоро Девандейл остановился в недоумении: след копыт мустанга Уилмора сливался со следами многих сотен копыт большого стада бизонов. Бизоны уходили куда-то в сторону, в степь, в леса, и Уилмор, по-видимому, направился за ними, совершенно позабыв о вызове на дуэль.
   Но вернемся к самому Уилмору и посмотрим, что же именно предпринял маньяк.
   На первых порах он, как ребенок, радовался, найдя интересным развлечением предложенную Девандейлом американскую дуэль, и, надо признаться, принимал все доступные ему меры, чтобы одержать верх над противником, скрыть свои следы, найти удобную для засады позицию. Но БОТ взор его обнаружил черную линию, передвигавшуюся по снеговым равнинам.
   -- Это бизоны! -- сейчас же определил англичанин. -- О, сколько бизонов! Я могу устроить отличную охоту на них!
   И он помчался к бродившему с места на место стаду гигантских рогачей, позабыв о самом существовании Девандейла.
   Подвернувшаяся на его пути большая буйволица была уложена им парой метких выстрелов.
   -- У меня будет отличный завтрак! -- решил Уилмор и вырезал язык убитого животного, а затем, не заботясь о туше, вновь погнал коня по направлению к стаду, отошедшему на полмили.
   По мере приближения Уилмора к какому-то перелеску слух англичанина стал различать странные звуки: словно пыхтело несколько могучих локомотивов или ревели по временам пароходные трубы.
   -- Какие великолепные боксеры! -- вырвалось из уст Уилмора характерное восклицание при виде двух огромных самцов-бизонов, устроивших поединок на небольшой полянке. -- Но это очень, очень оригинальный способ драться! -- продолжал свои размышления вслух маньяк. -- Они попросту стукаются лбами, явно испытывая крепость черепных коробок! Воображаю, каковы были бы результаты, если бы я попробовал таким точно образом сражаться с Сэнди Гуком?!
   Нет, в самом деле, странно, что мне ни разу не пришло в голову это!
   Ведь это же, наконец, могло иметь и чисто научный интерес, потому что помогло бы выяснить, какая именно культурная раса обладает теперь наиболее крепким лбом: наша, английская, или американская.
   Если я вернусь к Сэнди Гуку, я непременно предложу ему попробовать драться со мной лбами. И посмотрим, посмотрим, у кого скорее мозги перевернутся от столкновения!
   Покуда Уилмор обдумывал свою "блестящую и оригинальную" идею организации состязаний "на крепость лбов", бой между двумя самцами -- бизонами принял исключительно яростный характер.
   Косматые гиганты пыряли друг друга острыми рогами, вздымались на дыбы, старались подмять друг друга, затоптать ногами, но силы были приблизительно равны, и бой грозил затянуться надолго.
   Полюбовавшись этим зрелищем, щекотавшим нервы, Уилмор решил, что и ему следует принять участие в поединке, и выстрелил по ближайшему бизону. Тот свалился словно пораженный громом. Второй бизон, услышав выстрел, огляделся вокруг налитыми кровью глазами, обнаружил присутствие всадника с дымящимся еще ружьем в руках и ринулся на Уилмора.
   Эта атака была произведена с такой стремительностью, что Уилмор, отличный стрелок, не имел возможности принять меры для ограждения собственной безопасности.
   Правда, он выстрелил и раз и два в летящего на него вихрем зверя, но мустанг, испуганный близостью бизона, делал отчаянные прыжки, и пули англичанина пролетели мимо, а когда бизон был уже в непосредственной близости, Уилмор оказался обезоруженным, беззащитным.
   Единственное спасение представлялось в поспешном бегстве, и лорд погнал своего смертельно испуганного мустанга в сторону, искусно лавируя между кустов и стволов деревьев, затруднявших движение бизона.
   Однако разъяренное животное продолжало преследование с неутомимостью и проворством, которого, казалось, было бы трудно ожидать от этого косматого великана с грузным телом.
   -- Что ему нужно от меня? -- бормотал маньяк. -- Он, кажется, думает, что я намерен стукаться лбом с ним! Экое животное!
   Конь Уилмора очень скоро выбился из сил, в то время как бизон не проявлял ни малейшей усталости и все ближе и ближе подбирался к Уилмору. Наконец настал момент, когда рога бизона уже касались крупа злополучного мустанга. Видя, что бегством не спастись, Уилмор с ловкостью настоящего акробата схватился на бегу за толстую ветку дерева, стоявшего на его пути, и в мгновение ока оказался верхом на ветке.
   Мустанг понесся вдаль, нагоняемый бизоном, и через секунду с жалобным ржанием взвился на дыбы: бизон нанес ему смертельный удар рогами, распоров благородному животному правый бок.
   -- Гм! Этот бык умеет бодаться! -- резюмировал свои впечатления сидевший на суку Уилмор. -- Не желал бы я подвернуться под такой удар рогами!
   Покончив с мустангом, то есть обратив его тело в мешок с костями, бизон вернулся к дереву, на котором восседал благородный пэр Англии, и принялся за осаду этого дерева.
   Разбежавшись, бизон с размаху всаживал крепкие рога в ствол дерева, отрывая целые пласты коры, но, разумеется, ему не удавалось сбить крепко державшегося за сук англичанина, чувствовавшего себя в сравнительной безопасности.
   -- Если бы я не потерял при бегстве моего карабина, -- бормотал лорд, глядя на беснующееся внизу, под его ногами, животное, -- я мог бы буквально расстрелять эту глупую деревянную башку. А теперь он заставляет меня изображать кукушку на ветке, что едва ли отвечает моему собственному достоинству.
   Потоптавшись около дерева, бизон отошел в сторону, как будто не обращая ни малейшего внимания на лорда -- кукушку. Но едва англичанин попытался пошевельнуться, бизон с ревом налетел на дерево.
   -- Интересно знать, что из этого может выйти? -- соображал лорд. -- Если подъедет Джордж Девандейл, то, конечно, он застрелит проклятого бизона первым, а вторым -- меня. Или меня первым, а его вторым, что, в сущности, для меня совершенно безразлично. Если же Джордж Девандейл не появится тут, то я рискую, играя роль кукушки, просидеть на ветке до второго пришествия или, вернее, до того момента, когда от усталости и истощения свалюсь на землю. Любопытно выяснить, что у меня имеется в запасе из съестного?
   Мой язык... То есть не мой, конечно, а вырезанный у буйволицы мною язык -- остался в седельной сумке. Мне его не достать. На мне фланелевая рубашка. Она, кажется, в пищу не годится. По крайней мере, никогда не слышал, чтобы кто-нибудь ел фланель. Но зато я имею пару отличных сапог, которыми, при надобности, можно питаться два-три дня. Хотя, говорят, сапоги гораздо вкуснее в вареном виде, чем в сухом. Нет ли еще кожи маринованной? Надо будет навести справки...
   Гм, гм! В общем, я переживаю интересное приключение, о котором можно будет после кое-что рассказать.
   Еще раз или два Уилмор, когда бизон отходил от дерева-убежища, чтобы отыскать лежащую под снегом прошлогоднюю траву, пытался спуститься и добыть затоптанный в снегу карабин. Но обе эти попытки окончились неудачей, потому что бизон ни на мгновение не выпускал из виду своего врага.
   Проголодавшись, Уилмор с серьезным видом стянул с себя один сапог и, отрезав охотничьим ножом кусок, принялся методически пережевывать кожу.
   -- Не очень вкусно! -- гримасничал он. -- Право, могли бы изготовлять специальные сапоги для охотников на бизонов из более съедобного материала.
   Однако избавление близилось, и пришло оно со стороны, с которой никто этого не мог бы ожидать: в лесу послышался лай собак, замелькали сани. Это мчался "гробовщик"-канадец.
   Завидев его, бизон покинул Уилмора и понесся в атаку на сани.
   "Гробовщик", вовремя увидевший грозившую ему опасность, моментально выхватил свои револьверы и принялся стрелять в бизона, буквально осыпая его пулями. Пробить череп бизона револьверной пулей, конечно, не так легко, но и в косматом туловище бизона немало уязвимых мест, и скоро степной гигант почувствовал неудобство от схватки с человеком, державшим в руке револьвер. Пули поранили тело бизона в нескольких местах, перешибли ему одну ногу, сбили один рог, и скоро бизон, как потерпевший поражение в бою броненосец, с ревом пустился наутек. Тем временем лорд Уилмор украдкой слез с дерева, разыскал и перезарядил свой магазинный карабин и терпеливо ожидал, что скажет ему "гробовщик".
   -- Здравствуйте, джентльмен! -- вымолвил тот, подъезжая к англичанину.
   -- Я не джентльмен! Я лорд! -- высокомерно ответил Уилмор.
   -- Не знаю, с какой приправой едят это английское кушанье, -- сделал глубокомысленное замечание "гробовщик". -- Мне никогда еще не приходилось таскать в своих санях ни единого, хотя бы самого грошового покойника, который откликался бы на такую кличку.
   -- Лорд -- не кличка, а титул!
   -- Очень рад узнать! Вот, поди ж ты, на сколько ладов люди с ума сходить умеют! Но это их полное право. Я слышал, у вас денег куры не клюют. Правда это, а?
   -- А вам на что знать это? -- насторожился лорд.
   -- Вот тебе на?! Да разве не приятно познакомиться с человеком, у которого куры денег не клюют?! Притом же я человек далеко не богатый... Возня с покойниками, уверяю вас, совсем ничего не стоящее дело! Советую вам, знаете, лорд, никогда не становиться гробовщиком! Плевое это дело!
   -- Да я и не думаю конкурировать с вами!
   -- То-то! Если и вздумаете конкурировать, из этого, знаете, ничего не выйдет. Мой искренний совет вам! Потом... Потом я дам вам еще один совет: если у вас в карманах есть золото, выкладывайте-ка вы его!
   -- Это почему? -- удивился лорд.
   -- А очень просто! Все говорят, что вы -- полоумный человек. На что полоумному деньги? Только бед наделать! А кроме того, у меня ваши деньга будут в сохранности. Но довольно болтать! Высыпай, болван, из карманов, что у тебя там есть! А не то...
   И "гробовщик", обратившийся в грабителя больших дорог, с угрозой поднял руку, вооруженную револьвером. Но раньше, чем он выстрелил, Уилмор, быстрый, как молния, взмахнул своим карабином и ударил им негодяя по лбу с такой силой, что "гробовщик" пулей вылетел из саней.
   -- У него череп столь же крепок, как у бизона! -- подытожил свои впечатления маньяк, осматривая безучастное тело грабителя. -- Будет шишка на лбу, и больше ничего! Право, жаль, что тут нет Сэнди Гука! Я заставил бы их стукаться лбами! Это было бы и интересно, и поучительно в научном отношении!
   Тем временем ошеломленный "гробовщик" пришел в себя и раскрыл глаза.
   -- Что вы думаете делать со мной? -- жалобно пробормотал он. -- За что вы так жестоко поступили со мной? Ведь, право же, я питаю к вам серьезные симпатии!
   -- Ладно!
   -- Если я что говорил вам, так это же было в шутку! Право же, спросите кого угодно про Билла "гробовщика" -- все скажут вам, что я самый безобидный шутник в мире!
   -- Ладно, ладно! -- гримасничал лорд. -- Я тоже безобидный шутник в мире. Мы как нельзя более подходим один к другому. Я тоже хочу пошутить с вами. Берите этот черный ящик!
   -- Это не ящик, а настоящий гроб! И в нем лежит тело мистера Иеремии Смитсона, примерного гражданина, патриота и лучшего семьянина в мире. Наложенный платеж в сумме пятисот долларов.
   -- Ладно! Можете целоваться с мистером Иеремией. Тащите же ящик, или... -- И Уилмор снова взмахнул карабином.
   Ругаясь и проклиная всех и все на свете, причем досталось и блаженной памяти мистера Иеремии Смитсона, "гробовщик" стянул гроб в снег.
   -- А дальше что? -- осведомился он.
   -- Я покупаю ваши сани и ваших собак! Вот сто долларов!
   -- Но я не продаю ни саней, ни собак! -- завопил "гробовщик", видя, что лорд усаживается в сани.
   -- Ничего не значит! -- ответил тот, щелкая кнутом. -- Вы можете не продавать, но я-то их все же покупаю!
   И, щелкнув бичом, Уилмор погнал собак.
   -- Стойте! Ради всех чертей на свете, остановитесь! -- кричал гробовщик. -- Грабитель! Разбойник! Убийца!
   -- Называйте меня лордом!
   И сани скрылись в чаще. "Гробовщик", рассчитывавший поживиться за чужой счет, оказался сам ограбленным.
   Постояв немного, он повернулся к полузарывшемуся в снегу гробу с останками мистера Иеремии и погрозил покойному кулаком:
   -- А все из-за тебя, жулик! -- сказал он. -- Многоженец! Шулер! Пьяница! Жаль, что подох ты! А то я показал бы тебе кое-что!
   И, еще раз плюнув, побрел по лесу, не забыв перезарядить свои револьверы.
  

Глава X. Последняя встреча

   Убедившись, что следы лорда Уилмора окончательно затеряны, и считая, что "американская дуэль" состояться не может, Джордж Девандейл повернул своего мустанга и направился к покинутому им лагерю, чтобы присоединиться к спутникам.
   Немного отдохнув и подкрепившись обильным ужином из медвежьего мяса, охотники снова пустились в преследование уходивших на север индейцев.
   Утром следующего дня Джон Максим обнаружил многочисленные следы, обеспокоившие его.
   -- Надо, ребята, держать ухо востро! -- сказал он. -- Краснокожие-то очень близко. Как бы нам не напороться на них! Они ночевали на этом месте, ушли с рассветом. Но этого мало -- посмотрите-ка вы вот на эту штуку!
   -- Фляжка Уилмора?! -- удивленно воскликнул Девандейл. -- Каким образом она могла попасть сюда?
   -- Вместе с Уилмором. А как он попал сюда? Не знаю. Я обнаружил след полоза саней "гробовщика", но нигде не нашел следов копыт мустанга полоумного англичанина. Кроме того, по моим наблюдениям, след полоза очень неглубок, словно на санях сидел только один человек. Остается предположить, во-первых, что этот человек -- Уилмор, во-вторых, что он каким-то образом получил в свое распоряжение сани "гробовщика", но... но без его драгоценного груза. И еще есть одно предположение, которое я боюсь высказать...
   -- В чем дело? -- встревожился Девандейл.
   -- Наш полоумный допрыгался-таки! Он попал в руки индейцев!
   -- Не может быть!
   -- Нет, уж поверьте, Джордж, что я не ошибся!
   -- Но что же с ним теперь будет?
   -- Это Аллах один ведает! Если они не пришибли англичанина на месте, значит, пощадили его жизнь. Может быть, они смотрят на него как на пленного. Но есть еще возможность предположить, что они опознали в нем сумасшедшего, а ведь на сумасшедших индейцы смотрят особенно: считается греховным наложить на потерявшего разум беднягу руку. Будем надеяться, что они выпустят лорда, понятно, ограбив его до нитки, ибо грабеж, даже сумасшедших, отнюдь не грех!
   -- Неужели же мы будем сидеть сложа руки? Надо попытаться вырвать лорда из рук краснокожих! Все же он цивилизованный человек, а они -- дикари!
   -- Гм! Легко сказать! Ведь их и сейчас больше сорока человек, а нас только пятеро!.. Но во всяком случае, нам можно еще продвинуться к северу. Граница Канады близка, вероятно, завтра индейцы уже перейдут на английскую территорию. Там преследовать их будет не так удобно, и если мы не успеем захватить Миннеагу сегодня же, боюсь, мне никогда не получить обратно моего скальпа.
   -- Так в путь же! -- хлестнул своего мустанга молодой офицер.
   Пока они мчались по ясно видимым следам последних сиу, в лагере последних происходило следующее.
   Маньяк-англичанин, ограбив "гробовщика", с час несся по лесу, искусно управляя собачьей упряжкой и от души забавляясь новым видом спорта.
   Увлекшись этим делом, он не обратил ни малейшего внимания на темные фигуры, мелькавшие в лесу, скрывавшиеся среди деревьев, и опомнился только тогда, когда перед ним словно из-под земли вырос целый отряд верховых разведчиков в боевых костюмах индейцев.
   -- Куда спешит мой бледнолицый брат? -- осведомился командовавший отрядом пожилой воин, в котором наши читатели с первого взгляда узнали бы отца Миннеаги, Красное Облако.
   -- Добрый день, сэр! -- ответил англичанин, ничуть не смущаясь тем обстоятельством, что ему пришлось лицом к лицу столкнуться с индейцами. -- Я упражняюсь в искусстве править собаками! Это очень забавно! Не хотите ли попробовать сами?
   -- Каким образом попал сюда мой бледнолицый брат? -- допытывался вождь. Уилмор вкратце объяснил все. Лицо Красного Облака нахмурилось, когда он услышал имена Джона и его спутников.
   -- Мой брат повторит свой рассказ перед лицом Миннеаги, охотницы за скальпами! -- тоном, не допускающим возражений, заявил индеец.
   -- Отчего нет? Я не прочь поболтать с молодой леди!
   Индейцы доставили англичанина в лагерь Миннеаги, которая сейчас же приступила к допросу Уилмора.
   -- Этот человек полоумный, -- вполголоса заметил присутствовавший при допросе вождь.
   -- Но не сумасшедший! -- резко отозвалась индианка. -- И, мне кажется, он хитрит с нами: он подослан к нам нашими смертельными врагами, чтобы выпытать все и помочь им напасть на лагерь.
   -- Едва ли! Он сердит на них!
   -- Бледнолицые хитры, и их язык -- язык змеи!
   -- Что же ты думаешь предпринять с ним?
   -- Еще не знаю. Пусть соберутся старейшие воины, мы сообща обсудим участь этого индюка.
   Прислушиваясь к разговорам Миннеаги с Красным Облаком, англичанин беззаботно улыбался.
   Потом он обратился к охотнице за скальпами со словами:
   -- Правда ли, что леди не связана ни с кем узами законного брака?
   Миннеага широко раскрыла глаза, улыбнулась слегка, потом надменно ответила:
   -- Миннеага ни с кем не связана! Что дальше?
   -- Я тоже ни с кем не связан! -- продолжал лорд, весело гримасничая.
   -- Хорошо! Что из этого?
   -- Миннеага произвела на меня большое впечатление!
   -- Очень лестно! -- отрывисто засмеялась женщина-сахем.
   -- Если я не противен леди, то почему бы нам не вступить в законный брак? -- продолжал, потирая руки, лорд. -- Это произведет сенсацию в Лондоне!
   -- Ей-Богу, он совсем спятил! -- пробормотал отец охотницы за скальпами. -- Он сделал тебе предложение.
   -- Я очень богат! -- продолжал лорд. -- Правда, мои странствования по Америке стоили мне больших денег, но это ничего не значит: я велю моим управляющим набавить арендную плату на мои земли и дома, и брешь, образовавшаяся в моем имуществе, будет покрыта в полгода! Я добьюсь того, чтобы моя супруга была представлена нашей милостивой королеве Виктории. Мы вместе будем охотиться на бизонов. Я обучу Миннеагу искусству драться на кулаках...
   -- Выведите этого кретина из типи! -- распорядилась Миннеага.
   Через четверть часа собравшийся в типи женщины-сахема военный совет принялся обсуждать участь злополучного пленника.
   Надо отдать должное Красному Облаку: он был единственным, кто выступал в пользу лорда Уилмора. В качестве доводов в его защиту проницательный краснокожий дипломат говорил следующее:
   -- Этот бледнолицый -- англичанин. Канада, куда уходят последние сиу, английская колония, значит, сиу нет никакого расчета поступать жестоко с Уилмором.
   Кроме того, он сумасшедший, явно не отвечающий за свои действия и не могущий повредить сиу.
   Значит, к нему нужно относиться дружелюбно, его следует доставить в Канаду и сдать с рук на руки его соотечественникам, за что можно получить награду.
   -- Бледнолицая собака оскорбил меня! -- заявила Миннеага, когда очередь говорить дошла до нее. -- Он осмелился предлагать мне, смертельному врагу всей белой расы, сделаться его женой, его рабой! За это он подлежит смерти!
   Голоса разделились. Но общее настроение было малоблагоприятно для Уилмора. Импровизированный суд закончился вынесением сурового приговора:
   -- Уилмор не будет подвергнут пыткам, потому что вина его, как шпиона бледнолицых, осталась не доказанной.
   Взять его с собой краснокожие отказываются, потому что он может помешать им при передвижениях.
   Отпустить его на свободу они тоже отказываются, потому что тогда он сможет вернуться к Джону Максиму и его спутникам, смертельным врагам краснокожих.
   Поэтому англичанин осуждается на оставление в лесу на произвол судьбы.
   Сильные руки схватили Уилмора, раздели донага, подтащили к ближайшему дереву и привязали крепкими лассо.
   Следом за этим индейцы снялись и тронулись в путь, не заботясь более о маньяке, предоставленном своей ужасной участи.
   -- Гм! Признаюсь, -- бормотал, коченея, лорд Уилмор, -- Миннеага могла бы поступить со мной гораздо любезнее. У этой леди большая склонность к эксцентричным шуткам. Но это мне, с одной стороны, даже нравится! Право, если бы не было так холодно, я ничего не имел бы против подобного приключения, в котором есть своего рода пикантность. Но боюсь, волки ничего не понимают в таких делах и могут по ошибке сожрать меня!
   В самом деле, как только краснокожие удалились, на полянке, на которой было их временное становище, замелькали фигуры серых хищников, и вскоре раздался заунывный волчий вой, созывающий на пиршество волков со всех сторон.
   Зверье пока не решалось подступиться к привязанному к дереву англичанину, пугаясь его криков и блеска его безумных глаз. Но робость их не могла быть продолжительной: некоторые, наиболее смелые, подбегали почти вплотную к Уилмору и кружились около него, щелкая острыми зубами.
   -- Я -- лорд! -- кричал им, теряя сознание, в бреду, Уилмор. -- Я -- пэр Англии! Я пожалуюсь нашему консулу! Я привлеку вас всех к судебной ответственности! Суд приговорит вас к строжайшему наказанию с возложением на вас всех издержек!
   И вдруг волки метнулись испуганно в сторону: две-три пули засвистели над полянкой, темная человеческая фигура с парой револьверов в руках, на самодельных лыжах понеслась к дереву, у которого стоял привязанный лорд Уилмор.
   -- На помощь! На помощь! -- взывал Уилмор.
   -- Ха-ха-ха! Я-таки нашел тебя, грабитель! -- отозвался хриплый голос. -- Ты богат, а я люблю деньги! Мы по-братски поделимся с тобой! Давай свое золото!
   -- У меня нет ни единой монетки. Индейцы забрали последнее! -- отозвался, очнувшись от забытья, Уилмор.
   -- Что?! Ты не имеешь ни гроша?! Но это грабеж! Это форменное надувательство! Я нагло ограблен!.. Стоп! Что это такое? Ба! Это твоя чековая книжка, джентльмен!
   -- Да, это моя книжка! -- признался Уилмор.
   -- Но чеки еще не подписаны? Ха-ха-ха! Мы сейчас исправим эту маленькую ошибку! Ты подпишешь один чек за другим!
   -- Нет! Я не подпишу ни единого чека! -- твердо ответил маньяк. -- Я никогда не уступлю ни в чем грабителям и разбойникам! Я не подпишу!
   -- Подпишешь, когда попробуешь, остер ли кончик моего ножа! -- И двуногий шакал принялся истязать беззащитного сумасшедшего...

* * *

   Пятеро охотников с Джоном Максимом во главе добрались почти до самого лагеря индейцев.
   -- Краснокожие ушли! -- вымолвил Джон, осматриваясь вокруг.
   -- Да, но в лагере еще есть люди! -- отозвался Сэнди Гук. -- Я видел волков, не осмелившихся проникнуть на эту полянку.
   -- А пять минут назад тут стреляли! Надо быть осторожнее!
   -- Я слышу два голоса! -- вставил свое замечание Джордж Девандейл. -- Они о чем-то спорят!
   -- Сейчас мы увидим спорщиков. Будьте готовы стрелять!
   Охотники, оставив в стороне мустангов, ползком пробрались в лагерь, недавно покинутый последними сиу, и скоро Джон узнал, что здесь происходит.
   -- Это Уилмор! -- крикнул он. -- Краснокожие оставили его на растерзание волкам, но около Уилмора возится какой-то белый. Смотрите, смотрите! Что делает этот негодяй?! Он пытает англичанина!
   -- Стреляйте! -- скомандовал Девандейл.
   -- Спасите! -- пронесся слабый предсмертный стон обливающегося кровью от бесчисленных ран сумасшедшего. -- Сэнди Гук! Помогите мне! Джон, вступитесь за меня!
   Три выстрела, три пули. Две из них попали в цель -- в тело изверга, издевавшегося над умирающим маньяком, только в последний момент перед смертью пришедшим в себя и понявшим весь ужас своего положения.
   -- Держитесь, Уилмор! -- крикнул, выбегая на полянку, молодой офицер. -- Я освобожу вас!
   Но освободители опоздали: получивший две пули в живот и в бок грабитель, видя, что ему самому все равно не спастись, сильным ударом вонзил нож в грудь беззащитной, замученной зверскими пытками жертвы.
   И потом сам упал без дыхания к ногам Уилмора.
   В глубоком молчании стояли у места катастрофы охотники, с жалостью глядя на изувеченное, истерзанное тело злополучного англичанина, который испустил дух на их руках.
   Тут же валялся другой труп. Это было тело "гробовщика" -канадца.
   -- Я не могу оставить тело лорда на растерзание волкам! -- глухо вымолвил Сэнди Гук. -- Он, правда, был полоумным, но... Но ведь я на нем здорово заработал, и я считаю своим долгом похоронить его.
   -- Мы поможем вам, Сэнди! -- отозвался Джон. -- Как-нибудь выроем могилу и похороним по-христиански этого чудака.
   Принявшись копать яму для бренных останков лорда Уилмора, охотники скоро вынуждены были прервать работу: из лесу вышел отряд человек в двадцать прекрасно вооруженных людей в канадских костюмах.
   -- Что здесь происходит? -- осведомился командовавший этим отрядом рослый старик с голубыми глазами.
   -- Мы хороним одного из наших товарищей, -- ответил Девандейл.
   -- Растерзан медведем?
   -- Нет! Предательски убит двуногим шакалом, труп которого валяется там, под деревом.
   Канадцы полюбопытствовали посмотреть на "двуногого шакала" и, подойдя к нему, старик-предводитель воскликнул:
   -- Но ведь это же он, господа! Это отравитель рудокопов, которого мы ищем вторую неделю. О, негодяй! Так ты ушел от нашей мести!
   -- Вы знали этого человека? -- обратился к канадцам Девандейл. -- Вы назвали его отравителем? Что это значит?
   -- Он, заведя транспортную контору для перевозки трупов умерших на рудниках рабочих, чтобы увеличить свои заработки, с прошлого года принялся отравлять наиболее богатых рудокопов. Он орудовал при помощи одного негра, такого же проходимца.
   Две недели назад на рудниках умер некий Иеремия Смитсон при весьма загадочных обстоятельствах, и "гробовщик" отправился отвозить его труп на родину.
   Оставшийся вместо него негр запил и в пьяном виде проговорился о том, каким, собственно, ремеслом занимался его патрон.
   Ну, мы приперли чернокожего к стене, заставили выложить все. Комитет общественной безопасности образовал погоню за отравителем. Мы шли по его следам, но...
   -- Но вы опоздали! Суд Божий над ним уже свершился! -- отозвался Сэнди Гук.
   -- А как вы попали сюда, господа? -- осведомился предводитель канадцев.
   Джон вкратце поведал уже известные нашим читателям перипетии своих странствований.
   -- Охотница за скальпами пробирается на нашу территорию? Для того, чтобы и в наших краях совершать свои злодеяния? -- вскипел гигант-канадец. -- Господа! Что вы скажете на это?
   -- Смерть сиу! -- хором отозвались канадцы.
   -- Господа! Хотите, мы присоединимся к вам? -- предложил предводитель канадцев Джону.
   -- Разумеется! Будем очень рады!

* * *

   Утром следующего дня разведчики сиу, находившиеся уже у самой канадской границы, донесли Миннеаге, что ими обнаружен поблизости отряд из пяти бледнолицых, в которых по описанию женщина-сахем узнала своих смертельных врагов.
   Глаза Миннеаги вспыхнули мрачным огнем.
   -- Маниту предает их в наши руки! Смерть их будет так ужасна, что само небо содрогнется!
   В мгновение отряд сиу собрался и ринулся на обнаруженных врагов.
   -- Возьмите их живыми во что бы то ни стало! -- подстрекала своих воинов несшаяся впереди Миннеага. -- Я хочу упиться их муками! Вперед, вперед, последние сиу! Слава ждет нас!
   Белые всадники, увидев мчавшийся на них вихрем отряд индейцев, испуская крики ужаса, повернули коней и понеслись назад, делая большую дугу.
   -- Они хотят укрыться в лесу! Но мы не упустим желанную, драгоценную добычу! -- кричала, словно опьянев от радости, Миннеага. -- Мы сейчас покончим навсегда с нашими смертельными врагами! Спешите, воины! Я стану женой того из вас, кто возьмет в плен Джона -- индейского агента!
   Беглецы заметно задерживались. Между ними, казалось, была паника. Прозвучали два -- три беспорядочных выстрела, не причинивших краснокожим ни малейшего вреда.
   -- Спешите же, спешите, последние герои сиу! -- торопила краснокожих женщина-сахем.
   -- Гм! Нет ли тут какого подвоха? -- придержал ее Красное Облако. -- Смотри, дочь моя! Ненависть ослепляет тебя! Ты не принимаешь самых обычных мер предосторожности!
   -- Ты -- трус, воин Воронов! -- крикнула ему неукротимая Миннеага и влетела в лес, на опушке которого скрылись беглецы.
   И вот в это мгновение с двух сторон загремели ровные и дружные залпы карабинов, сея смерть в рядах сиу: то стреляли сидевшие в засаде канадцы, поражая сиу перекрестным огнем.
   Действие их залпов было ужасно: кони и всадники смешались в кучу, падая грудой на снег. А пули летели и летели.
   Потом послышался свист, и два отряда белых ринулись на немногих уцелевших от пуль индейцев, неся с собой гибель последним, действительно последним сиу.
   Впереди белых мчался Джон Максим, правительственный агент, и Сэнди Гук. Они направили коней в ту сторону, где над трупом своего мустанга стояла в роскошной мантии женщина-сахем Миннеага, дочь Яллы.
   -- Отдай мой скальп! -- кричал Джон.
   -- Десять тысяч долларов за твою голову! -- вопил Сэнди Гук, бросаясь на неукротимую воительницу сиу.
   Подпустив врагов на десять шагов, Миннеага швырнула свой страшный томагавк в грудь Сэнди Гука.
   Бывший бандит пригнулся, но топор поразил его голову. Падая, умирая, бандит все же успел разрядить револьвер: все шесть пуль, пронзив щит, которым прикрывалась Миннеага, впились в ее грудь.
   Как пораженная ударом молнии, женщина-сахем молча, не испустив ни единого стона, опустилась на землю рядом с трупом мустанга, столько лет носившего ее в битву. Умирая, она, как гордый сын Рима, закрыла свое лицо краем плаща.
   А по снеговой равнине метались кони без всадников, бежали преследуемые канадцами последние сиу, почти не думая о сопротивлении, их настигали, и они падали, не переступив границы обетованной земли, обещавшей возрождение расы сиу...
   Только один краснокожий всадник, словно чудом уцелевший и пощаженный пулями, вихрем вырвался из свалки и умчался в лес. Это был вождь Красное Облако. За ним гнались, но не догнали: лес скрыл его.

* * *

   Джордж Девандейл долго молча созерцал поле битвы. Лицо его было бледно, взор мрачен.
   Джон подошел к нему и тронул его за рукав.
   -- Пора, мистер Джордж! -- сказал он.
   -- Что? -- очнулся молодой офицер.
   -- Я говорю, нам нечего делать здесь больше!
   -- Да, мы свое дело сделали! -- горько засмеялся Девандейл.
   -- Вы как будто недовольны победой?
   -- Нет, что же! Я только думаю о том, что тут сейчас сведен вековой счет и что племя сиу никогда не возродится ни у нас, ни в Канаде...
   -- Есть о чем жалеть! -- пожал плечами Джон. -- Посмотрите-ка лучше на мою добычу!
   И он показал Девандейлу три скальпа.
   Первый -- это был его собственный скальп. Он сорвал его со щита павшей в бою Миннеаги. Второй -- скальп Яллы. Третий, еще окровавленный, -- скальп самой женщины-сахема, скальп Миннеаги, той, которую Провидение послало племени сиу, чтобы Миннеага привела это гордое, неукротимое и кровожадное племя к гибели.
   Бросив рассеянный взгляд на трофеи Джона, Девандейл отвернулся: ему тяжело было в этот момент смотреть на старика-траппера...
   -- А что Сэнди Гук? -- спросил он Джона.
   -- Сейчас отдал Богу душу! Мы зароем его, мистер Джордж! В сущности, он был неплохой парень...
   Такова была надгробная речь Джона Максима в память о бывшем бандите.
   Через час канадцы расстались с янки: первые пошли на север, вторые -- на юг, навстречу надвигавшейся весне, несшей забвение рокового прошлого.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru