Мопассан Ги Де
Ивелина Саморис

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


   Ги де Мопассан

Ивелина Саморис

(1882)

   -- Это графиня Саморис.
   -- Та дама в черном?
   -- Та самая; она носит траур по дочери, которую убила.
   -- Полноте! Что вы мне рассказываете?
   -- Самую обыкновенную историю, без всяких злодейств и насилий.
   -- Что же произошло?
   -- Да почти ничего. Говорят же, что большинство куртизанок родилось, чтобы быть честными женщинами, а многие так называемые честные женщины, -- чтобы быть куртизанками, не так ли? Так вот, у госпожи Саморис, прирожденной куртизанки, была дочь, прирожденная честная женщина, вот и все.
   -- Я что-то плохо понимаю.
   -- Сейчас объясню. Графиня Саморис -- это одна из тех поддельных иностранок, которые ежегодно наводняют Париж. Венгерская или валашская графиня, или что-то в этом роде, она появилась как-то зимой в одном из апартаментов на Елисейских Полях, в этом квартале авантюристов, и распахнула двери своих гостиных перед первыми встречными.
   Я пошел туда. Чего ради, спросите вы. Да сам не знаю. Пошел, как ходят туда все, потому что там играют в карты, потому что женщины там доступны, а мужчины бесчестны. Вам известен этот мир проходимцев, украшенных всевозможными орденами: все они благородного происхождения, все титулованные и все неизвестны посольствам, за исключением разве шпионов. Все они по малейшему поводу начинают толковать о чести, перечислять предков, рассказывать о своей жизни. Это хвастуны, лгуны, мошенники, которые обманывают вас, как их имена, и опасны, как их карты, словом -- аристократия каторги.
   Я обожаю таких людей. Интересно их разгадывать, интересно с ними знакомиться, забавно их слушать, они часто умны и никогда не бывают банальны, подобно чиновникам. Их женщины всегда красивы, с каким-то налетом чужеземного плутовства, с несколько загадочным прошлым, ибо жизнь их наполовину, быть может, прошла в исправительном доме. Обычно у них великолепные глаза и фальшивые волосы. Я их также обожаю.
   Госпожа Саморис -- типичная авантюристка, элегантная, несмотря на зрелый возраст, все еще красивая, обаятельная, вкрадчивая; чувствуется, что она порочна до мозга костей. В ее доме веселились, играли в карты, танцевали, ужинали... словом, занимались всеми светскими развлечениями.
   И у нее была дочь, высокая, великолепно сложенная, жизнерадостная, всегда готовая веселиться, всегда смеявшаяся от души и танцевавшая до упаду. Истая дочь авантюристки. Но это была невинная и наивная девушка; она пребывала в полном неведении, ничего не замечала, ничего не понимала и совсем не догадывалась о том, что происходило в родительском доме.
   -- Откуда вы это знаете?
   -- Откуда знаю? Это и есть самое интересное. Однажды утром ко мне позвонили, и мой камердинер доложил, что меня хочет видеть господин Жозеф Боненталь. Я тотчас же спросил:
   -- Кто он такой?
   Слуга ответил:
   -- Не знаю, сударь, но, должно быть, лакей.
   Это был действительно лакей, желавший поступить ко мне на службу.
   -- У кого вы служили перед этим?
   -- У графини Саморис.
   -- А! Но ведь мой дом совсем не то, что ее.
   -- Я это знаю, сударь, и поэтому хочу поступить к вам, довольно с меня этих людей; туда еще можно иногда заглядывать, но оставаться там нельзя.
   Мне как раз нужен был человек, и я принял его.
   Месяц спустя таинственным образом умерла м-ль Ивелина Саморис.
   Вот подробности этой смерти, которые я узнал от Жозефа, а он -- от своей приятельницы, камеристки графини.
   Как-то вечером, на балу, двое вновь прибывших гостей разговаривали, стоя за дверью. М-ль Ивелина, только что танцевавшая, прислонилась к этой двери, чтобы подышать свежим воздухом. Они не видели, как она подошла, но она услыхала их разговор. Они говорили:
   -- Кто же отец этой девушки?
   -- Какой-то русский, кажется, граф Рувалов. Он больше не бывает у матери.
   -- А кто тут сейчас царствует?
   -- Вон тот английский принц, что стоит у окна; госпожа Саморис его обожает. Но это обожание никогда не длится больше месяца или шести недель. Впрочем, как видите, персонал друзей многочислен; все званы, и... почти все избраны. Обходится это несколько дорого, но...
   -- Кому она обязана фамилией Саморис?
   -- Тому единственному человеку, которого она, быть может, любила, берлинскому банкиру-еврею, его звали Самуил Моррис.
   -- Так. Благодарю вас. Теперь вы меня просветили, мне все ясно. И я буду действовать напрямик.
   Какая буря разразилась в голове молодой девушки, одаренной всеми инстинктами честной женщины? Какое отчаяние потрясло эту простую душу? Какие пытки погасили это непрестанное веселье, этот чарующий смех, эту ликующую жизнерадостность? Какую борьбу вынесло это юное сердце, пока не удалился последний гость? Вот чего не мог сказать Жозеф. Но в тот же вечер Ивелина неожиданно вошла в спальню матери, которая готовилась лечь в постель, отослала горничную, оставшуюся подслушивать за дверью, и, стоя, бледная, с широко раскрытыми глазами, произнесла:
   -- Мама, вот что я только что услыхала в гостиной.
   И передала слово в слово разговор, о котором я вам говорил.
   Пораженная графиня сначала не нашлась, что ответить. Затем стала решительно все отрицать, придумала какую-то историю, клялась, призывала в свидетели бога.
   Молодая девушка ушла от нее растерянная, но не убежденная. И с тех пор начала следить.
   Я прекрасно помню, что в ней произошла странная перемена. Сосредоточенная и печальная, она устремляла на нас пристальный взгляд, как бы читая в глубине наших сердец. Мы не знали, чем это объяснить, и решили, что она ищет себе мужа, постоянного или временного.
   Однажды вечером она перестала сомневаться; она застала мать врасплох. Тогда хладнокровно, тоном делового человека, излагающего условия договора, она сказала:
   -- Вот что я решила, мама. Мы уедем с тобой в какой-нибудь городок или в деревню; мы будем жить там как можно скромней. Одни твои драгоценности -- уже целое состояние. Если тебе удастся выйти замуж за порядочного человека, тем лучше; еще лучше, если и мне это удастся. Если же ты не согласишься на это, я покончу с собой.
   На этот раз графиня приказала дочери лечь спать, запретила ей впредь возобновлять этот неприличный в ее устах разговор.
   Ивелина ответила:
   -- Даю тебе месяц на размышление. Если после этого мы не изменим образа жизни, я покончу с собой, так как никакого иного честного выхода для меня не остается.
   И она ушла.
   К концу месяца в отеле Саморис все еще плясали и ужинали.
   Тогда Ивелина притворилась, что у нее болят зубы, и приказала купить у соседнего аптекаря несколько капель хлороформа. На следующий день она повторила то же самое; да и сама, должно быть, выходя из дому, покупала незначительные дозы этого наркотического средства и собрала целый пузырек.
   Однажды утром ее нашли в постели уже похолодевшей. Лицо было покрыто ватой, пропитанной хлороформом.
   Гроб утопал в цветах, церковь была затянута белым. Похороны собрали многочисленную толпу.
   И, право же, если бы я знал, -- но ведь никогда не знаешь, -- пожалуй, я и женился бы на этой девушке. Она была чертовски хороша собой.
   -- А что сталось с матерью?
   -- О, она долго плакала. Всего неделя, как она снова начала принимать близких друзей.
   -- Чем же объяснили эту смерть?
   -- Говорили о какой-то усовершенствованной печке, механизм которой испортился. И так как несчастные случаи с этими печами наделали и раньше немало шуму, никому это не показалось странным: все поверили.
  
  
   Напечатано в "Голуа" 20 декабря 1882 года. Новелла представляет собою первый набросок будущей "Иветты".
  
   Источник текста: Ги де Мопассан. Полное собрание сочинений в 12 т. М., "Правда", 1958 (библиотека "Огонек"). Том 10, с. 3-104.
   OCR; sad369 (15.11.2007)
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

авточехлы в н новгороде
Рейтинг@Mail.ru