Монтепен Ксавье Де
Чревовещатель

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Русский перевод 1876 г. (без указания переводчика).


Ксавье де Монтепен

Чревовещатель

I

   Рошвиль, главный городок округа с населением всего в восемьсот человек, обладал неповторимой прелестью. Он находился на расстоянии двадцати километров от станции Малоне, в живописной долине, орошаемой чистым и прозрачным ручейком, в котором водились крупные форели и раки. Долина как-то внезапно расширялась и округлялась в форме древнего амфитеатра, словно для того, чтобы городок показал во всей красе свои низенькие домики с поросшими мхом кровлями, свои яблочные сады, из обильных плодов которых здесь готовили прекраснейший сидр, и свои луга, на которых паслись славные жирные быки.
   В четырехстах метрах от последнего рошвильского дома располагался большой сад или, скорее, целый парк. В нем на площади от четырех до пяти гектаров росли древние липы, великаны каштаны, а лужайки были покрыты прекрасными цветами. Парк этот окружала стена высотой от двух до двух с половиной метров. Железная, украшенная бронзой решетка служила воротами в парк. Через отверстия в этой решетке можно было рассмотреть дом, который находился в конце длинной, усаженной двойным рядом огромных яблонь аллеи. Это было двухэтажное здание старинной постройки с высокой крутой кровлей, увенчанной чем-то вроде башенки с флюгером в форме охотника, стреляющего по зайцу.
   Несмотря на то что этот дом не имел ничего общего с рыцарскими сооружениями, его всегда называли замком; достоверно известно, что он некогда принадлежал господам Рошвилям, чей род совсем уже угас. О существовании довольно обширных хозяйственных пристроек можно было только догадываться: они скрывались за окружавшей их роскошной растительностью.
   Утро двадцать пятого сентября 1874 года было чудесным. Радостные лучи солнца, полускрытого облаками, заливали пожелтевшие поля, луга и леса теплым светом. Веселый добродушный здоровяк остановился перед воротами замка и позвонил в колокольчик. Познакомимся с наружностью незнакомца. Двадцати пяти лет от роду, очень смуглый, с усами и недельной бородой, незнакомец был в серой блузе, широкой соломенной шляпе и в высоких сапогах из желтой кожи. На левом плече у него висела тяжелая, с виду охотничья, сумка, а на правом -- старинное двуствольное ружье. За ним следовала большая легавая собака с поджарым животом.
   В ту самую минуту, как незнакомец позвонил в дверь, на церковной колокольне, находившейся прямо напротив замка, на другом конце городка, пробило восемь часов. Прибавим кстати, что Рошвиль уже три года принадлежал господину Домера, богатому владельцу судов в Гавре. Бездетный вдовец, господин Домера всю свою любовь перенес на племянников -- сирот, не имевших никакого состояния, Леонтину и Жоржа Праделей. Как ни был господин Домера поглощен своими торговыми делами, он ежегодно проводил по нескольку недель в Рошвиле с тех пор, как стал его владельцем. В отсутствие господина Домера присматривать за замком было поручено Жаку Ландри, старому моряку, и его дочери, Мариетте Ландри, крестнице господина Домера, прекрасному и доброму созданию. Жорж Прадель, двадцатипятилетний племянник господина Домера, был теперь лейтенантом зуавов и с 1871 года находился со своим полком в Африке, в Алжирской провинции.
   Леонтина была гораздо младше брата. Ей едва исполнилось семнадцать, и она только что окончила свое образование в одном из крупных парижских пансионов. Обрадованная своим освобождением из пансиона, она с большим удовольствием взялась заведовать домом своего дяди в Ингувилле, откуда господин Домера выезжал весьма редко. Вернемся теперь к решетке Рошвильского замка.
   Усатого молодца, с виду похожего на браконьера, звали Сильвен. Позвонив в колокольчик, он стал ждать, когда ему отопрут. Его большая поджарая собака растянулась в пыли у его ног и, положив морду на вытянутые лапы, закрыла глаза. Но вдруг ее охватило какое-то непонятное беспокойство. Она резко вскочила и принюхалась, а затем бросилась к решетке и просунула голову между прутьев. Шерсть на спине собаки взъерошилась -- верный признак тревоги. Из груди животного вырвалось какое-то хриплое, протяжное, зловещее рычание.
   Сильвен вздрогнул и нахмурил брови. Когда собака опять заворчала, он с силой толкнул ее ногой и выругался:
   -- Тысяча чертей, Раважо!.. Замолчишь ты или нет?.. И кто только подсунул мне такую дрянную и глупую собаку, которая рычит среди белого дня? Где это видано?.. Ну же, бездельник!.. Назад или я тебя!..
   Собака повиновалась приказу хозяина или, скорее, угрожающему жесту, который сопровождал его слова. Она опять улеглась, повернув морду к решетке. Шерсть на ней взъерошилась еще больше, ноздри дрожали, а глаза были неподвижно устремлены в одну точку. Не смея рычать, она только как-то судорожно вздрагивала и глухо стонала. Прошла минута, но в яблочной аллее не было заметно ни малейшего движения.
   -- Ну же!.. -- нетерпеливо проворчал Сильвен. -- Наверно, Жак и Мариетта сегодня очень плотно завтракают! Однако я позвонил так, что мог бы разбудить глухих!.. -- И он позвонил опять, крайне настойчиво.
   В то же самое время к решетчатой калитке замка направлялась группа из трех лиц. Первым шел мальчик лет пятнадцати в белом переднике и с большой корзиной на непричесанной голове. За ним следовала девушка с корзинкой в руке -- в ней виднелась свежая рыба с голубоватыми и серебристыми чешуйками. Шествие заключал деревенский фактор [фактор -- носильщик, исполнитель частных поручений, почтальон], которого легко было узнать по особенной форме обуви и по красному воротнику голубой блузы. Эти трое остановились в четырех шагах от Сильвена, который, видя, что и второй его звонок остался без ответа, нетерпеливо стучал ногой.
   -- Можно подумать, что вы здесь с самого раннего утра, господин охотник! -- со смехом обратилась к нему девушка. -- И почему же у вас такое недовольное и злое лицо?.. Мы еще издали услышали, как вы бранитесь...
   -- Почему? -- грубо и резко прервал ее Сильвен. -- Да потому, что я жду уже пять минут, и мне это неприятно!.. Маленькая Жервеза, которую взяли в замок для помощи по хозяйству, вчера вечером приходила ко мне заказать дичь к столу Мариетты. Едва забрезжил свет, как я отправился на охоту. И вот заяц и пять куропаток. Я обещал Жервезе прийти в восемь часов, а сейчас ровно восемь. Я звонил громко, очень громко -- но меня заставляют любоваться закрытой дверью! Вы находите это смешным?
   Девушка, которую звали Колетт, с лукавой усмешкой ответила ему:
   -- Выйдя от вас, Жервеза зашла и к моему отцу за рыбой. Отец поставил вершу [верша -- рыболовная снасть в виде корзины конической формы с узким входом] и забросил сети. Вот трехфунтовый линь и две форели, а в моей корзине четыре дюжины крупных раков, каких не часто удается наловить! Мариетта наверняка будет довольна.
   -- А у меня с собой кусок баранины в шесть фунтов и большой шмат бычьего филе, -- с гордостью проговорил мальчик в белом переднике. -- Жервеза сказала хозяину, что Мариетта приказала прислать самый что ни на есть отборный кусок.
   -- Ах, черт возьми! -- воскликнул Сильвен. -- Самый настоящий пир!.. Не буржуа ли в замке?
   -- Жервеза говорила, что Мариетта кого-то ждет. Быть может, господин Домера приехал.
   Теперь заговорил деревенский фактор, который до сих пор не раскрывал рта.
   -- Очень может быть, -- сказал он. -- Я вчера принес письмо от него, из Парижа, к Жаку Ландри... О! Я знаю его почерк и печать!.. И я вас попрошу даже, мои друзья, так как нам решительно не хотят отворять, взять у меня вот это письмо и передать его по назначению. Оно только что пришло из Гавра... Мне столько домов нужно обойти! И если я буду по десять минут ждать у каждой двери, то начальство непременно заподозрит меня в том, что я вместо исполнения своих обязанностей разгуливаю по кабачкам, и пожалуется высшему начальству...
   -- Правда, правда, дядюшка Этьен!.. -- ответил ему Сильвен. -- Давайте письмо и не беспокойтесь -- оно будет передано по назначению.
   -- Большое вам спасибо, милейший, и до свидания!.. -- И деревенский фактор приподнял свою соломенную шляпу, вытряхнул пепел из трубки и быстрым шагом направился дальше.
   В замке по-прежнему царило молчание, и яблочная аллея оставалась пустой.
   -- Они, черт возьми, просто насмехаются над нами! -- сердито закричал Сильвен. -- Тысяча чертей! Но подождите, я могу поклясться чем угодно, что заставлю их услышать!.. -- И он опять принялся звонить и звонил секунд двадцать-тридцать с неистовой силой.
   Когда он перестал звонить, до всех троих смутно долетел какой-то слабый, неопределенный шум.
   -- Слышали? -- воскликнул Сильвен.
   -- Да, -- ответила Колетт. -- Мне кажется, да, я слышала что-то... но что же?
   -- Пожалуй, это был стон, -- пробормотал мальчик, принесший мясо.
   В ту же самую минуту Раважо, большая сухопарая собака, вскочила с места, прыгнула к решетке и, просунув морду между перекладинами, вновь издала то зловещее рычание, которое так не понравилось ее господину незадолго до этого.

II

   Сильвен пришел в ярость от такого неповиновения. Он схватил собаку за ошейник, грубо отдернул ее назад, едва не задушив, и с такой силой отбросил в сторону, что несчастное животное скатилось в глубокий ров, где и осталось лежать неподвижное и дрожащее. После этого он стал внимательно прислушиваться, надеясь снова уловить долетевший до них звук. Но больше ничего не было слышно... Всей троицей стало овладевать смутное беспокойство.
   -- Все это как-то неестественно, -- первым заговорил Сильвен.
   -- О да! Весьма неестественно, -- подтвердила Колетт.
   -- Жак Ландри, -- продолжал Сильвен, -- всегда на ногах с раннего утра, зимой и летом, это всем известно... Часто, проходя мимо парка еще до рассвета, я слышал, как он, старый моряк, посвистывает и разговаривает сам с собой, осматривая со всех сторон ограду...
   -- Мариетта тоже не ленива, -- прервала его Колетт, -- и не любит, когда ее корове, козе и курам приходится дожидаться своего утреннего корма...
   -- А Мунито!.. -- вдруг воскликнул Сильвен. -- Мы о нем совсем забыли... Мунито, который на летающую муху, бывает, лает так долго и громко, что хрипит до следующего вечера! И он даже не шевелится!.. Я звонил так, будто за мной гонится целая толпа разбойников, а Мунито хоть бы что!.. Раважо ворчит и сердится, а Мунито молчит!.. Что бы это могло значить? Разве только Жак с Мариеттой ушли куда-нибудь, взяв с собой и собаку?
   Колетт отрицательно покачала головой.
   -- Ушли?.. -- переспросила она. -- Оба?.. И куда им идти?.. Но Мариетта по крайней мере осталась бы в замке, чтобы дождаться нас! Ведь она знала, что мы придем... И наконец, даже если бы Жак с Мариеттой ушли вместе, они наверняка оставили бы Мунито стеречь дом...
   -- Все это правда, -- проворчал Сильвен, -- но тем не менее никто не шевелится... Уж не случилось ли чего ночью? -- прибавил он, понизив голос. -- Нужно посмотреть... Раз нам не отпирают, попробуем войти сами.
   -- Попробуйте, -- сказала Колетт, -- быть может, получится отпереть решетку, просунув через нее руку и приподняв засов.
   Сильвен попробовал сделать это, но безуспешно.
   -- Невозможно! -- сказал он, пожимая плечами. -- Посмотрите сами, тут цепь с висячим замком... Нужна пушка, чтобы сломать это!
   -- Скажите, Сильвен, разве Жак Ландри обычно принимает столько предосторожностей против воров?
   -- Я в первый раз вижу эту цепь и замок, и это меня удивляет тем более, что в наших краях уже давно не слышно разговоров о каких-либо негодяях... Какого же черта, прости меня, Пресвятая Богородица, он опасается, старый моряк?..
   -- Сильвен, я боюсь...
   -- Ну, не будем заходить слишком далеко в своих предположениях... Быть может, ничего и не случилось. Но нужно проверить это. Вперед, на стену!.. -- И, уперев свое ружье в стену, Сильвен обеими руками схватился за железную перекладину и с удивительной быстротой и ловкостью забрался на самый верх стены.
   -- Спрыгните на ту сторону и сразу бегите к замку! -- крикнула ему Колетт.
   Сильвен, однако, не последовал ее совету, а возвратился к ней.
   -- Странное дело! -- проговорил он.
   -- О мой бог!.. Что еще?..
   -- В десяти шагах отсюда к стене приставлена лестница... Очевидно, что ею воспользовались для того, чтобы перебраться через стену ночью...
   Девушка хотела ответить, но Сильвен вдруг прошептал:
   -- Тише! Слушайте!
   Послышался тот же самый неопределенный шум, на который Раважо опять ответил глухим и сердитым ворчанием. Теперь уже сомнений не оставалось: это был чей-то хриплый стон.
   -- Я вижу, там, в глубине аллеи, что-то шевелится, -- проговорил Сильвен. -- Можно подумать, что это животное. Оно поднимается, опять падает, еще раз поднимается... Собака... Я узнаю ее... Это Мунито! Без сомнения, он ранен, быть может, умирает...
   -- Идите же и посмотрите, -- взмолилась Колетт. -- Я изнываю от страха и неизвестности.
   Сильвен проворно взобрался наверх и сел верхом на решетчатую дверь. Потом проворно и ловко спустился вниз по железной перекладине, рискуя содрать всю кожу с рук. Как только ноги его коснулись земли, он пустился бежать к замку по аллее, пока не наткнулся на неподвижное и почти бездыханное тело Мунито.
   Мунито был прекраснейшим чистопородным бульдогом средних размеров и совершенно белым, за исключением черного пятна вокруг левого глаза, которое придавало ему поразительное сходство с каким-нибудь английским кулачным бойцом. Господин Домера приобрел его в Лондоне. Хозяева любили Мунито не только за его своеобразную красоту и исключительную силу, но и за необыкновенную понятливость и безупречную верность. Едва ли можно было в рошвильском округе и в соседних округах найти другую такую же безупречную сторожевую собаку. Однажды, увидев в парке вора, задумавшего обобрать яблони, Мунито схватил его за подол куртки и, несмотря на сильное сопротивление, привел его, или, скорее, притащил к Жаку Ландри.
   В настоящую минуту бедное животное билось в предсмертной агонии. Вся его шерсть снежно-белого цвета была покрыта кровью, вытекавшей из многочисленных глубоких ран. Распростертый на траве, окрасившейся вокруг него алым цветом, он едва дышал. Все его тело содрогалось, бледный и сухой язык был высунут из полураскрытого рта, глаза уже помутнели, у него не было больше сил даже стонать.
   -- Мунито!.. Бедный Мунито!.. -- воскликнул Сильвен, наклоняясь над ним. -- Что за негодяй сотворил это?.. Так вот почему Раважо ворчал так яростно! Он почувствовал твою беду! О, и зачем я был так жесток с ним!..
   Услышав знакомый и ласковый голос -- ибо, несмотря на свою внешнюю грубость, Сильвен в душе был предобрым малым и очень любил собак, -- издыхавшая собака как будто ожила немного. Мунито приподнял большую круглую голову, и как будто свет разума блеснул в его глазах... Пес попытался было подняться на ноги, но не смог.
   Сильвен опять наклонился, чтобы взять его на руки, но не успел исполнить своего намерения. Собака опять упала. Какой-то глухой свист вырвался из ее перерезанного горла. Мунито весь вытянулся и больше не шевелился.
   -- Все кончено!.. -- пробормотал Сильвен. -- Вот черт побери! Есть же злодеи на свете... Но что же твои господа, бедный Мунито? Что стало с ними? Погиб ли ты, защищая их? -- И Сильвен, смахнув слезу, бросился бежать к замку.
   Дом был мрачен и молчалив, словно необитаем. Открытые решетчатые ставни бельэтажа пропускали лучи восходящего солнца, но прочные ставни нижнего этажа были закрыты. К главной входной двери вело крыльцо с пятью или шестью ступенями, украшенное вазами из старинного руанского фарфора, в которых стояли разнообразные цветы.
   Сильвен взбежал на крыльцо и взялся за ручку двери. Она оказалась заперта. Охотник дважды постучал изо всех сил и стал звать Жака и Мариетту. Ответа не последовало, только эхо повторило его крик. Сильвен обогнул замок и подошел к нему сзади, где было еще две двери. Но и те не уступили его усилиям, и там не ответили на его призывы. Только в стойлах и в птичнике царило оживление: корова мычала, коза блеяла, а куры кудахтали. Было ясно, что животные давно уже напрасно ждали, пока их покормят.

III

   Сильвен побледнел. "Есть ли кто-нибудь живой в этом большом доме, который похож на безмолвную могилу? -- спрашивал он сам себя. -- Какая ужасная тайна скрывается за этими толстыми стенами и плотно запертыми ставнями?" Охотник быстрым шагом направился опять к решетке и отвернулся, проходя мимо того места, где лежал окровавленный и уже похолодевший труп Мунито. Чтобы перебраться через стену, он не стал снова прибегать к гимнастическому упражнению, а воспользовался лестницей, приставленной к стене. Взобравшись по ней на стену, Сильвен спрыгнул на землю по другую сторону.
   -- Наконец-то, Сильвен! -- воскликнула с нетерпением ожидавшая его Колетт. -- Ай-ай! Что это с вами?.. Вы белее полотна!.. Неужели произошло несчастье?
   -- Да, несчастье!.. Или, скорее, преступление... -- глухим голосом ответил охотник.
   -- Несчастье!.. Преступление!.. -- повторила девушка, вся дрожа. -- Великий Боже!.. Что же вы там видели? -- спросила она.
   -- Я видел мертвого Мунито со множеством ран на теле...
   -- А Жак Ландри?.. А Мариетта?..
   -- Я не знаю... Все двери заперты.
   -- Нужно сломать ставень, разбить окно...
   Сильвен нетерпеливо покачал головой.
   -- И попасть в руки жандармов? -- с горечью в голосе прервал он ее. -- Нет-нет! Прочь отсюда! Пусть те, кто имеет право входить всюду, войдут сюда первыми, -- прибавил он.
   -- То есть кто же?
   -- Власти, конечно!.. Представители закона и правосудия!.. Нельзя терять ни минуты! Я должен как можно скорее увидеть мэра. Пойду к нему!
   -- А что же нам делать в то время, пока вы ходите, -- мне и Жаку?
   -- Оставайтесь здесь и стерегите. Если вы заметите какого-нибудь шатающегося тут бездельника, всмотритесь в него хорошенько, чтобы вы смогли признать его потом...
   -- О, я боюсь! -- прервала его Колетт.
   Сильвен пожал плечами.
   -- Боюсь!.. -- повторил он. -- Но чего бояться здесь, среди белого дня, на большой дороге и с таким крупным мальчуганом, как Жак, который останется охранять вас?.. Притом мне кажется, что те негодяи, которые совершили преступление, уже далеко отсюда... Итак, будьте спокойны, Колетт. Сядьте вот здесь, на краю рва. Вам не придется ждать долго, а в награду за терпение вы будете иметь возможность все видеть и знать, что тут случилось...
   Последний аргумент, конечно, был убедительнее прочих.
   -- И вы уверены, Сильвен, что, оставшись здесь, я не подвергнусь ни малейшей опасности?..
   -- О да, честное слово, я уверен.
   -- Так бегите же и возвращайтесь скорее!..
   Сильвен вскинул ружье на плечо, свистнул Раважо и быстро пошел по направлению к городку. Господин мэр, которого звали Сидуан Фовель, представлял из себя толстенького пятидесятилетнего человечка, который, заработав 25 000 ливров годового дохода посредством торговли полотном в Руане, приобрел недвижимость в Рошвиле, своем родном городке, откуда он тридцать лет назад вышел, как говорят в народе, в деревянных башмаках.
   Воспоминания о своих более чем скромных дебютах на поприще жизни, по сравнению со значимостью его настоящего положения в свете, невыразимо тешили его самолюбие. Можно было бы упрекнуть господина Фовеля в некотором самодовольстве, в склонности к хвастовству своей личностью и состоянием, в желании слыть человеком честным, опытным и благоразумным, но, за исключением этих крайностей, он обладал множеством добродетелей. Его подопечные подсмеивались над ним иной раз втихомолку, но в душе искренне любили его и уважали.
   Дом господина Фовеля, находившийся на рыночной площади, прямо напротив школы и мэрии, без всякого сомнения, был самым большим и самым красивым домом во всем городе, за исключением уже известного нам замка. Ворота из цельного дерева с проделанным в них небольшим подвижным окошечком вели на обширный двор с лужайкой посередине и цветочными клумбами. Справа находились конюшня и каретный сарай, а слева -- обширная псарня: господин Фовель был страстным охотником.
   В глубине двора возвышался двухэтажный дом с зелеными решетчатыми ставнями и террасой в итальянском стиле. За домом была огорожена территория площадью в один гектар, где имелись и сад на английский манер -- рядом с миниатюрным лабиринтом виднелся небольшой прудик и грот, -- и сад с плодовыми деревьями и грядками.
   "Utile dulci!" [Приятное с полезным -- лат.] -- говаривал Сидуан Фовель, который, хотя и не знал латыни, охотно употреблял в речи некоторые всем известные цитаты. У почтенного муниципального чиновника была миниатюрная сварливая супруга, сын двадцати одного года, служивший в конторе у главного руанского банкира, и довольно миленькая дочь, которой шел семнадцатый год. Госпожа Фовель со своими детьми не будут играть какой-либо важной роли в нашем дальнейшем повествовании, потому и распространяться о них мы больше не будем.
   Сильвен позвонил. Небольшую калитку, вделанную в ворота, отворил некто вроде деревенского грума в панталонах орехового цвета и красном жилете. Молодой слуга отлично знал всех обитателей городка и его окрестностей.
   -- Это ты, Сильвен?.. Ну здравствуй, здравствуй!.. Что случилось? Чего ты пришел к нам в такую рань?
   -- Мне нужно переговорить с господином мэром.
   -- Он уже за столом, как раз собирается завтракать.
   -- Так рано?
   -- Да... Дело в том, что мы сейчас отправляемся в дорогу. Мы -- то есть я и господин мэр -- едем в Руан навестить господина Гаспара, молодого хозяина, и вот, смотри, Сильвен, я запрягаю лошадь...
   -- Ну, братец, советую тебе отвести лошадку обратно в конюшню.
   -- Почему это?
   -- Да потому, что вы не поедете сегодня в Руан, это я тебе обещаю.
   Жан-Мари -- так звали этого доморощенного грума -- расхохотался в ответ.
   -- Не ты ли вздумал помешать нам?
   -- Да, я, -- спокойно ответил Сильвен. -- Я пришел по делу к господину мэру... по неприятному делу... Брось свою кобылу и иди доложи обо мне, дело спешное...
   -- Я не хочу оставлять лошадь, но подожди немного... -- И, сложив руки рупором, Жан-Мари обернулся к дому и пронзительным голосом закричал: -- Петронилла, эй, Петронилла!..
   На верхней ступеньке крыльца показалась здоровая краснолицая горничная с тарелкой в левой руке и с салфеткой в правой.
   -- Чего это ты так дерешь горло, мальчишка? -- спросила она.
   -- Пришел Сильвен и говорит, что ему сейчас же нужно видеть господина мэра...
   -- Господин мэр завтракает. Сильвен успеет увидеть его и после.
   -- Он говорит, что у него очень срочное дело!
   -- Да, Петронилла, очень срочное дело, очень важное!.. -- вмешался Сильвен, выступая вперед. -- Такое спешное, -- прибавил он, -- что господин мэр рассердится на вас, если вы не доложите ему обо мне прямо сейчас.
   -- Уж не пожар ли где-нибудь? -- усмехнулась Петронилла.
   -- Пожар!.. Это было бы еще ничего... Гораздо хуже!
   -- О боже мой!.. Идите же скорее в контору!
   Петронилла ввела Сильвена в комнату нижнего этажа, которая служила рабочим кабинетом, где мэр принимал просителей. Здесь же он подготавливал свои речи, которые потом читал перед членами муниципального совета.
   Комната эта была донельзя просто и строго убранной: на стенах -- темно-зеленые обои, на окнах -- занавеси также из зеленого репса, на камине -- часы на пьедестале из черного мрамора. Посреди комнаты стоял большой письменный стол, заваленный бумагами, а вокруг стола -- несколько кресел, обитых простенькой зеленой материей, для просителей поважнее, и несколько стульев для людей низшего звания.
   Сильвену не пришлось долго ждать. Сидуан Фовель, взволнованный расстроенным лицом своей служанки, выбежал из столовой, позабыв даже снять салфетку, которую он повязал вокруг шеи, желая сохранить безукоризненную чистоту и белизну сорочки. Нужно сознаться, что в настоящую минуту он едва ли мог внушить почтение к своей особе. Тем не менее, входя в комнату, где ожидал его Сильвен, мэр принял самый внушительный вид и заговорил строгим деловым тоном:
   -- Так это вы, молодой браконьер, не дали мне спокойно окончить завтрак!..
   -- Браконьер?! -- переспросил Сильвен с некоторым удивлением. -- Господин мэр позволит мне заметить, что я имею законное право на охоту, и господину мэру очень хорошо известно...
   -- Без сомнения, без сомнения, -- прервал его Фовель. -- Право охоты... Я знаю, что оно у вас имеется, но так же хорошо знаю и то, что вы не стесняетесь охотиться и в местах огороженных, где охота посторонним запрещается... Впрочем, это дело полевых сторожей и жандармов... Предупреждаю вас, что последние посматривают за вами... Но к делу! Что привело вас ко мне?
   -- Я пришел уведомить вас, господин мэр, что в нашей общине совершено преступление...

IV

   И без того красное лицо господина Фовеля побагровело.
   -- Преступление!.. Преступление в моей общине!.. -- воскликнул он нервно.
   -- Да, господин мэр.
   -- Но какое же?.. Воровство, наверно?..
   -- Убийство, господин мэр...
   -- Великий боже!
   -- Быть может, даже двойное убийство...
   -- О царица небесная!.. И когда же это?
   -- Сегодня ночью.
   -- Где?
   -- В замке.
   -- А господин Домера разве не отсутствует?
   -- Господина Домера нет в замке, но Жак Ландри с дочерью всегда там...
   -- Значит, убили этих несчастных!..
   -- Все заставляет меня так думать...
   -- Так вы еще не уверены?
   -- Я не видел трупов, господин мэр, тем не менее я почти не сомневаюсь в этом.
   -- Но что вы видели? Что вы знаете? Говорите, говорите же скорее!..
   Сильвен сообщил мэру все, что мы уже описали читателям. По мере этого рассказа широкое лицо мэра вытягивалось все больше. Он без конца отирал со лба капли пота.
   -- Итак, что вы думаете обо всем этом, господин мэр? -- спросил Сильвен, окончив рассказ.
   -- Увы! -- жалобно воскликнул господин Фовель. -- Я думаю, что вы правы!.. Все слишком подозрительно...
   Почтенный мэр волновался все больше:
   -- Убийство!.. Двойное убийство в моей общине! Такая тихая и спокойная община... образцовая община, в которой целых десять лет не происходило ничего, кроме нескольких случаев браконьерства и мелкого воровства. O tempora, o mores! [О времена, о нравы! -- лат.] Что же будет, если в Рошвиле начнут убивать? Превеликий боже!.. После этого где можно будет жить в безопасности?.. Положительно, я подаю в отставку и удаляюсь на какой-нибудь пустынный остров!.. Петронилла! Петронилла! -- закричал он.
   Краснолицая служанка была недалеко -- как истинная дочь Евы, она тешила свое любопытство, приложив ухо к замочной скважине. Однако, отворив дверь, она с невинным видом спросила:
   -- Приготовить вам кофе, господин мэр?
   Господин Фовель наградил ее нетерпеливым жестом:
   -- Какой уж тут кофе!.. Беги скорее к мировому судье. Скажи ему, чтобы он был готов, а я заеду за ним по дороге в замок... Забеги и к начальнику жандармов -- он поедет с нами. Нам нужен будет еще слесарь, Клод Рено. Пусть соберет инструменты и ждет меня. Ну, иди, да поживее! Не забудь, что я тебе сказал. Речь идет о преступлении!
   -- О, будьте спокойны, все исполню в точности, господин мэр, -- ответила Петронилла, направляясь к двери, но вдруг остановилась и спросила: -- Сказать ли Жану-Мари, чтобы он распряг лошадь?
   -- Нет-нет! Без сомнения, придется послать донесение в руанский суд... А моя Помпонетта (так звали его лошадь) добежит туда за пятьдесят минут... Единственная кобыла во всем округе, способная сделать это! -- прибавил он с гордостью.
   Петронилла уже исчезла. Она побежала исполнять получение своего господина, по дороге рассказывая всем желавшим ее послушать, что свершилось страшное преступление и что господин мэр, мировой судья и жандармы сейчас же отправляются в замок. Таким образом, когда Сидуан Фовель выходил из ворот своего дома, успев лишь надеть широкополую шляпу, подпоясаться символом своего достоинства -- трехцветным шарфом и захватить свой объемистый портфель, толпа любопытных уже собралась на площади перед его домом.
   Господин мэр был настолько поглощен своими мыслями, что едва отвечал на поклоны народа. Он шел настолько быстро, насколько ему позволяли его короткие ноги. Его сопровождал Сильвен, а за ними, держась на почтительном расстоянии, следовали любопытные. Всю дорогу мэр только и повторял:
   -- Какое событие, боже!.. Какое событие!..
   Мировой судья встретил его на полпути и сказал, пожимая ему руку:
   -- Вы уведомили меня, что я вам нужен, дорогой месье Фовель... Я в полном вашем распоряжении... Но в чем дело?
   Фовель рассказал все судье в нескольких словах.
   -- Все действительно кажется очень странным и подозрительным, -- проворчал мировой судья. -- Но наружность часто обманчива!..
   Через минуту к ним присоединился и жандармский офицер с двумя жандармами.
   -- К услугам господина мэра! -- сказал офицер, отдавая честь по-военному. -- Узнав, что предполагается убийство, я счел нужным взять их, -- прибавил он, показывая на жандармов, -- на тот случай, если потребуется постеречь кого-либо или куда-нибудь сходить...
   -- Да, вы правы, мой бравый воин. Одобряю! А вот и Клод Рено со своими инструментами. Здравствуй, Клод, здравствуй. Все в сборе, поспешим же. Мне очень хочется поскорее разгадать эту мрачную загадку.
   Через десять минут они были уже у решетки замка. За ними следовало с сотню любопытных.
   Колетт и мальчик не оставили своего места.
   -- Видели вы что-нибудь или кого-нибудь? -- тихо спросил их Сильвен.
   -- С полдюжины прохожих, но все местные, которые здоровались с нами. Ни одного подозрительного лица!..
   Нужно было войти в парк, а следовательно, отворить решетку, так как правосудие не могло воспользоваться той же дорогой, что и Сильвен. Тремя сильными ударами молотка слесарь сбил замок. Минуту спустя решетчатая дверь отворилась. В толпе послышался глухой шум, все окружили господина Фовеля с его спутниками. Каждому хотелось первым попасть в парк.
   Мэр повернулся к толпе лицом. Брови его насупились, лицо сияло олимпийской важностью.
   -- Никто не должен входить сюда! И никто не войдет, никто!.. Ни под каким предлогом... Поставить здесь жандарма!
   Толпа встретила эти слова со вполне понятным неодобрением, но делать было нечего -- приходилось подчиняться. Возразить осмелилась лишь Колетт.
   -- Господин мэр! -- смело воскликнула девушка, сделав реверанс. -- Мы с маленьким Жаком тоже имеем право войти!
   -- С чего это? -- осведомился господин Фовель.
   -- Мы свидетели!
   -- Чего?
   -- Того, что Мариетта присылала вчера вечером Жервезу к моему отцу -- заказать рыбу, к Сильвену -- за дичью и к хозяину маленького Жака -- за мясом... И вот, посмотрите, вот рыба, раки, заяц, куропатки, говядина и баранина, которые мы принесли в замок. Притом мы пришли сюда в одно время с Сильвеном и ждали здесь, пока он ходил уведомить вас...
   Все эти доводы, правда, были не очень убедительны, но господин Фовель не взял на себя труд их оспаривать.
   -- Войдите, -- коротко решил он.
   -- Благодарю вас, господин мэр.
   Колетт и маленький Жак бросили торжествующий и, пожалуй, презрительный взгляд на толпу любопытных. Решетка за ними затворилась, и перед ней вытянулся жандарм. Сидуан Фовель, мировой судья, начальник жандармов, слесарь, Сильвен, Колетт и маленький Жак направились к замку по яблочной аллее. Раважо с опущенными ушами и поджатым хвостом следовал по пятам за своим господином. Вдруг он заворчал.
   -- Вот Мунито, господин мэр! -- сказал Сильвен. -- Вдоволь же над ним потешились!.. Мунито получил столько ран, что их достаточно было бы, чтобы десять раз убить его!
   -- Бедное животное! -- прошептал господин Фовель, останавливаясь.
   -- Месяц назад я предлагал Жаку Ландри продать мне эту собаку, предлагая за нее пятнадцать луидоров да вдобавок одну из своих дворняжек. Но Жак Ландри ответил мне, что господин Домера привык к Мунито и не захочет расстаться с ним, а тем более продать его.
   -- Важно знать, -- обратился к нему мировой судья, -- было ли это животное убито на этом самом месте или же, израненное, дотащилось сюда...
   -- Да, -- подтвердил господин Фовель. -- Но как выяснить это?
   -- Легко! -- воскликнул Сильвен.

V

   -- Но как же? -- осведомился господин Фовель.
   Сильвен не ответил. Он побежал, наклонившись к земле. Затем, преодолев около десяти метров, остановился.
   -- Трава окрашена кровью только до этого места, -- сказал он. -- Вот место, где Мунито боролся со своими убийцами или убийцей.
   Мэр, мировой судья и жандармский начальник подошли к нему. На площади в три или четыре фута трава была смята, а земля взрыта когтями Мунито. Множество мух кружилось над комками высохшей крови.
   -- Услышав, как я звонил, -- объяснил Сильвен, -- бедное полумертвое животное собрало последние силы и поползло мне навстречу...
   -- Это невероятно... -- покачал головой судья.
   -- Однако очевидно, -- сказал господин мэр.
   -- Мне очень бы хотелось обнаружить какой-нибудь след, оставленный обувью злодеев, -- обратился к Сильвену мировой судья. -- Вы охотник, и зрение у вас прекрасное... Поищите же хорошенько!
   Сильвен наклонился к траве и внимательно стал осматривать землю, раздвигая траву руками. Но вскоре он встал и безнадежно покачал головой.
   -- Невозможно! Ни капли дождя за всю неделю! Земля суха как мел... Ни малейших следов!..
   -- В таком случае пойдем дальше, -- предложил мировой судья.
   Мирового судью звали Ривуа. Это был высокий и худощавый человек лет шестидесяти, с редкими сероватыми волосами. Отличный юрист, одаренный необыкновенной проницательностью, он составил себе небольшое состояние за время службы в руанском суде. Но в ту самую минуту, когда он, устав от дел, подал в отставку, его банкир обанкротился. Лишившись состояния, Ривуа принял предложение занять место мирового судьи в Рошвиле, в котором с тех пор и жил на свое скромное жалованье.
   Господин Ривуа пользовался в округе безграничным уважением и огромным влиянием, и вполне заслуженно. Господин Фовель, сам о том не подозревая, больше чем кто-либо поддавался влиянию господина Ривуа. Наконец, все собрались на парадном крыльце.
   -- Ну, за дело, Клод, и живо! -- приказал мэр.
   Слесарь вставил отмычку в отверстие массивного замка.
   -- Черт возьми! -- проворчал он. -- Если заперта на два оборота, то нелегко будет...
   Однако замок уступил его усилиям. Дверь отворилась, и можно было переступить через порог. Вошли в обширную переднюю. Слева широкая лестница с железными перилами вела в комнаты первого этажа. Большой фонарь, предназначенный для того, чтобы освещать лестницу, висел высоко под потолком. И никакой мебели, кроме украшенных резными фигурами скамеек черного дерева и большого квадратного стола, на котором стоял подсвечник из полированной меди в духе эпохи Людовика XVI. Различные охотничьи принадлежности и доспехи были развешены по стенам. Все эти древности принадлежали прежним владельцам замка. Гаврский судовладелец, купив это имение, не стал ничего в нем менять. Открыли ставни на двух окнах. В передней царил полный порядок.
   -- Осмотримся, -- сказал господин Фовель. -- Я немного знаю расположение комнат, так как не раз посещал почтеннейшего господина Домера... Эта дверь ведет в залу, если я не ошибаюсь, дверь слева ведет в столовую, дверь справа -- в кухню и хозяйственные помещения... Кто знает, где находятся комнаты Жака Ландри и Мариетты? -- спросил он.
   -- Я знаю, -- выступила вперед Колетт. -- Они находятся по ту сторону кухни и прачечной, они соединены коридором, а в комнате Жака две двери, из которых одна выходит в парк, к ограде...
   -- Итак, вы проведете нас?
   -- О да, господин мэр!.. Проведу, только...
   Колетт запнулась.
   -- Что только?
   -- О, Пресвятая Богородица!.. Если там, внутри, совершено преступление, я не осмелюсь войти туда первой!
   Вступился Сильвен.
   -- Я знаю дорогу, -- сказал он. -- Не угодно ли вам следовать за мной?
   С этими словами Сильвен отворил дверь в кухню. Все увидели просторное и чистое помещение. На стенах висели полки, на которых были расставлены различные кухонные принадлежности. Посередине комнаты находился массивный белый стол. На нем, рядом с грудами вымытых тарелок, стояли три серебряных блюда с вензелем господина Домера. На одном из этих блюд лежало полцыпленка, на другом -- копченый окорок, на третьем -- коробка из белой жести, в каких обыкновенно продают гусиную печень с трюфелями.
   -- Итак, очевидно, что вчера вечером в замке был гость, и гость не простой, -- проговорил как будто про себя мировой судья.
   -- Почему вы так думаете? -- поинтересовался господин Фовель.
   -- Потому что Жак Ландри с дочерью, как люди простые и неизбалованные, ужиная вдвоем, не стали бы пользоваться такой посудой -- это во-первых, а во-вторых, они, наверно, и не ели того, что мы видим на столе... Такие деликатесы указывают на прихотливый вкус.
   -- Я согласен с вами, -- поддакнул господин Фовель.
   -- Притом Сильвен, Колетт и маленький Жак сказали нам, что в замке кого-то ждали, -- продолжал мировой судья, -- и, чтобы достойно принять этого человека, готовились и делали заказы. Очевидно, что этот кто-то прибыл раньше, чем думали... Тогда, не теряя ни минуты, на стол выложили все, что можно было найти в замке. Но кто же этот неизвестный? Быть может, мы скоро узнаем...
   -- Будем надеяться!.. -- воскликнул господин Фовель.
   После этого они прошли обширную комнату для прислуги и большую прачечную. Обе комнаты были в таком же порядке, как передняя и кухня.
   -- И о каком убийстве идет речь? -- проворчал господин Фовель. -- Это просто невероятно! Невозможно! Мы наверняка скоро узнаем, что по случайному стечению обстоятельств Жак Ландри с дочерью не ночевали в замке...
   -- Я тоже надеялся бы на это, если бы не была убита собака, -- возразил господину Фовелю мировой судья.
   -- И это объяснится, как и все остальное...
   Сильвен направился к двери, что виднелась в глубине прачечной, и, взявшись за ручку, сказал:
   -- Мы сейчас войдем в коридор, который находится между комнатами Жака и Мариетты... Не пройдет и минуты, как господину мэру и господину мировому судье все станет ясно.
   Он отворил дверь и переступил порог, но тотчас отскочил назад с криком ужаса.
   -- Что? Что там?! -- спросил господин Фовель.
   -- Смотрите!.. -- пробормотал Сильвен.
   Мэр и мировой судья заглянули в коридор. Оба вздрогнули -- страшное зрелище представилось их глазам: посреди коридора на спине, со скрещенными на груди руками, в целой луже крови лежал труп Мариетты. Еще вчера эту несчастную девушку видели живой и здоровой. Очевидно, ночью ее разбудил какой-то внезапный шум, который заставил ее вскочить с постели и выйти в коридор, где ее и нашла смерть. Одним лишь ударом ножа -- но каким ужасным ударом! -- ей разом перерезали горло.
   Длинные темные волосы, распустившиеся во сне или во время падения, прикрывали прекрасную грудь и обнаженные до плеч руки. Лицо, белое, как маска из воска, резко контрастировало с окровавленной шеей. Губы были плотно сжаты. Большие черные открытые глаза смотрели перед собой. Во всем выражении прекрасного, но неподвижного лица, читалось какое-то смешанное чувство удивления и ужаса.

VI

   -- О!.. -- протянул побледневший господин Фовель. -- Это ужасно!.. -- И он закрыл расстроенное лицо руками.
   Колетт всхлипывала:
   -- О, Мариетта!.. Бедная Мариетта!.. Прекрасная добрая девушка, которую я так любила!..
   Сильвен сжал кулаки и всем своим видом показывал, что, попади убийца к нему в руки, он не стал бы дожидаться решения присяжных, чтобы заставить его заплатить за содеянное. Начальник жандармов, один его подчиненный, слесарь и маленький Жак едва сдерживали волнение. Один только мировой судья, хотя и сильно взволнованный, сохранил некоторое самообладание. Он заговорил первым:
   -- Боюсь, что нам придется увидеть еще одну жертву преступления... Негодяй, который так жестоко убил девушку, наверняка начал с ее отца... Где комната Жака Ландри?
   -- Вот, господин мировой судья, -- ответил Сильвен, показывая на широко растворенную дверь слева по коридору.
   -- Войдем...
   -- Но, -- нерешительно сказал господин Фовель, -- я думаю, прежде нужно... труп этой несчастной девушки...
   -- Нет-нет! -- вскрикнул мировой судья. -- Ни в коем случае! Следователь должен найти все в том же виде... Это необходимо. Войдем же, повторяю, но пусть никто не дотрагивается до этого трупа...
   -- В комнате совсем темно, -- сказал Сильвен. -- Я отворю окно и ставни... -- И Сильвен первым переступил порог и этой комнаты и, как в первый раз, испустил глухое восклицание.
   -- Что там, Сильвен?
   -- Господин мировой судья был прав! Жак также убит! Я споткнулся о его труп! -- ответил Сильвен.
   -- О, небесное правосудие! -- воскликнул достопочтенный мэр. -- Это же настоящая бойня! В моей общине, великий боже!.. В моей общине!..
   Поток света, наводнившего коридор в ту минуту, как Сильвен открыл ставни, осветил труп Мариетты. В комнате Жака Ландри зрителей также ожидало очень печальное зрелище. Старый моряк в одной сорочке был распростерт на полу возле двери. Убит он был не ножом, а топором, который ударил по черепу с такой силой, что разрубил голову чуть ли не до плеч. Мозг, смешавшись с кровью, покрывал лицо, в котором мало что осталось от человеческого облика.
   Жак Ландри, почти пятидесяти пяти лет от роду, среднего роста, ловкий, как английский боксер, мускулистый, как Геркулес, здоровый, как юноша, был в состоянии оказать энергичное сопротивление даже не одному, а трем-четырем разбойникам. В оружии у него также не было недостатка: на стене висели два охотничьих ружья. На маленьком столике лежал револьвер.
   Было ясно, что несчастного захватили врасплох. Разбуженный ночью призывавшим его голосом, очевидно знакомым ему, Жак без всякого недоверия отворил дверь. Убийца ждал его с поднятым топором и... Но в чем смысл преступления? Какова цель этой бойни, как выразился почтенный рошвильский мэр?
   В стенах этой комнаты, довольно обширной, имелись шкафы, скрытые за обоями и запиравшиеся на ключ. Один из таких шкафов находился за постелью. Из мебели в комнате, кроме постели и маленького столика, было два массивных, старинных, окованных железом и запертых большими висячими замками сундука. И что же? Преступник, совершив убийство, или не захотел поискать, или же не смог найти ключи от шкафов и сундуков. Дверцы шкафов были разбиты топором. Сбитые крышки дубовых сундуков висели на своих сломанных петлях. Белье, одежда, бумаги, книги, извлеченные из шкафов и сундуков, были в беспорядке разбросаны по полу. Очевидно, убийца искал что-то вполне определенное... но что?
   -- Не слышали ли вы, хранил ли несчастный управитель большие суммы денег, принадлежащих господину Домера? -- спросил мировой судья у господина Фовеля.
   Последний покачал головой.
   -- Об этом мы никогда не говорили... Да если бы и говорили, я нисколько не поверил бы этому. Подумайте сами: это имение не приносит ни одного су, а содержание его обходится очень дорого... Если у Жака Ландри и были деньги, то в очень ограниченном количестве, необходимом ему для того, чтобы содержать себя, свою дочь и замок... Но на прошлой неделе господин Домера провел здесь сутки, и я точно знаю, что он лично уплатил счета за все мелкие работы и поставки, сделанные за последние три месяца.
   -- В таком случае я положительно теряюсь, -- ответил ему мировой судья. -- Убийца, и это сразу бросается в глаза, совершил все это не из-за какой-нибудь ничтожной суммы в несколько сотен франков... Он не захватил серебряные блюда, которые мы видели в кухне... Что же он искал?.. Как он попал ночью в запертый дом?.. Каким образом заставил отворить эту дверь, за которой Жак Ландри был в полной безопасности и мог защищаться?.. Столько загадок!
   Так размышлял вслух опытный в деле расследования преступлений рошвильский мировой судья.
   -- Однако, -- обратился он к господину Фовелю, -- не мы одни должны ломать над этим голову. Прежде чем продолжить расследование, мы обязаны, не теряя ни минуты, уведомить руанский суд, который пришлет сюда следователя.
   -- Я уже думал об этом, -- отозвался господин Фовель. -- Но давайте уйдем отсюда: при виде этой плачевной сцены у меня дрожит рука.
   -- Идемте...
   В портфеле у предусмотрительного мэра имелись все необходимые принадлежности для письма. С помощью мирового судьи, который сохранил присутствие духа, господин Фовель вскоре написал краткое, но отчетливое донесение о происшедшем и адресовал его прокурору республики в руанский суд. Сделав это, он вынул из жилетного кармана великолепный хронометр, которым любил похвастаться перед другими при всяком удобном случае.
   -- Без двенадцати минут девять, -- произнес он и обратился к начальнику жандармов: -- Господин бригадир, пусть один из ваших людей отправится ко мне.
   -- Хорошо, господин мэр, вот Николя Брюске.
   -- На моем дворе он найдет тильбюри [тильбюри -- легкая двухколесная коляска, запряженная одной лошадью]. Он тронется в путь вместе с моим слугой, Жаном-Мари... Моя кобыла, Помпонетта, доставит их в Малоне за пятьдесят минут... Вы знаете, без сомнения, месье бригадир, что моя Помпонетта -- лучший рысак во всем округе! -- не упустил случая похвастаться почтеннейший мэр Рошвиля.
   -- О да, господин мэр, я всегда готов засвидетельствовать это.
   -- Итак, без четверти десять Николя Брюске отправит в Малоне телеграмму... Моя телеграмма прибудет в руанский суд как раз вовремя, чтобы следователь успел сесть на поезд в одиннадцать часов или же не позднее чем без четверти двенадцать... В двенадцать он будет в Малоне, а через пятьдесят минут моя Помпонетта доставит его сюда. Николя Брюске вернется пешком. Я полагаю, что двадцать километров ему по силам преодолеть.
   Почтеннейший господин Фовель был всегда точен в своих распоряжениях.
   -- О, конечно, господин мэр! Двадцать километров! Да он пройдет их меньше чем за три часа!..
   -- Вот телеграмма.
   -- Николя, вы поступаете в распоряжение господина мэра... В дорогу, налево кругом марш!
   Жандарм взял донесение, сложил его вчетверо, засунул между пуговиц мундира и, отдав честь, отправился в путь.
   -- Господин бригадир, -- в свою очередь обратился к нему мировой судья, -- идите к решетке замка. Там, наверно, собралось еще больше любопытных, чем в минуту нашего прибытия сюда. Быть может, среди этой массы людей найдутся двое-трое, которые будут в состоянии дать нам какие-нибудь полезные указания. Приведите сюда всех, кто скажет, что знает что-нибудь.
   -- Позвольте спросить, господин мировой судья: относительно чего?
   -- Ну, хотя бы относительно того, например, кто был вчера в замке, или не заметил ли кто-нибудь подозритель-- ных людей, шатавшихся в окрестностях с наступлением ночи...
   -- Я понял, господин мировой судья!..
   Бригадир отсутствовал недолго. Господин Фовель все это время отирал обильно струившийся по лбу пот и пытался привести в порядок свои мысли: с той минуты, как ему открылось совершенное в его общине гнусное преступление, вся жизнь начала представляться ему каким-то тяжелым кошмаром.

VII

   Бригадир, как мы сказали, отсутствовал недолго. Он вернулся менее чем через четверть часа.
   -- Вы одни? -- спросил господин Ривуа.
   В голосе почтенного мирового судьи слышались нотки обманутого ожидания.
   -- Прошу прощения... Я нашел троих, которые знают или по крайней мере утверждают, что знают кое-что...
   -- Кто же это?
   -- Маленькая Жервеза, земледелец, хорошо вам известный, по имени Андош Равье, и Жан Поке, пахарь с фермы Этьо, что в пяти километрах от Рошвиля...
   -- Я и его знаю... Где же они?
   -- В кухне.
   -- Почему же вы не привели их с собой?
   -- Я счел, что так будет лучше... Я подумал, что удобнее допросить их поодиночке, чтобы они не могли слышать показаний друг друга...
   -- Вы совершенно правы, ваше благоразумие достойно похвалы... Введите Жервезу.
   Бригадир залился краской от этой похвалы и самодовольно надулся. Через несколько секунд он привел Жервезу. Девочке исполнилось пятнадцать лет, но на вид ей с трудом можно было дать больше одиннадцати или двенадцати. Это была маленькая, бедно одетая, скорее некрасивая, чем красивая девочка, но очень разумная. Жервеза много плакала сегодня, и ее веки покраснели от слез. Она не выказала ни малейшего смущения, очутившись перед высшими властями округа.
   Первым к ней обратился господин Ривуа:
   -- Жервеза, что с вами, дитя мое? Почему вы плачете?
   -- Ах, господин мировой судья, мне так горько! -- прошептала вполголоса юная особа. -- Убили Мариетту... О, Мариетта!.. Милая, хорошая Мариетта!.. -- И Жервеза разрыдалась.
   Мировой судья подождал, пока утихнет этот взрыв отчаяния и горя, а затем продолжил:
   -- Ты очень любила бедную Мариетту?
   -- Любила ли я ее!.. О да, я ее любила... всем сердцем. Всей душой... И Жака Ландри... Они оба были такие добрые... Я ведь не отличаюсь особенным здоровьем, и сил у меня не много, но они всегда давали мне работу и всегда, как бы мало я ни сделала, притворялись, что считают, будто я сделала достаточно... И знаете зачем?.. Чтобы дать мне возможность заработать на пропитание себе и моей старой бабушке... По правде сказать, это было не что иное, как милостыня, но другие хвастались бы ею, а они всячески старались скрыть это. Добрые люди... И их убили обоих!.. Мариетта и Жак Ландри... Отец и дочь!.. И я их не увижу больше!.. Но что же теперь будет со мной и с моей бабушкой?
   Жервеза закрыла лицо руками и снова дала волю слезам. Господин Фовель заговорил:
   -- Твое горе, малютка, вполне законно и обоснованно. Однако постарайся успокоиться... Твоя бабушка -- очень достойная женщина, я не допущу, чтобы она умерла с голоду... Я озабочусь ее судьбой и обещаю поместить ее в приют для престарелых. Я окажу ей и непосредственную помощь, будь уверена.
   -- Благодарю вас, господин мэр... -- пробормотала Жервеза. -- Моя бабушка будет иметь пищу и кров благодаря вам, но это не вернет мне моей дорогой Мариетты...
   -- Увы! Ничто и никто не сможет вернуть ее тебе! -- сказал мировой судья. -- Убийца поразил ее слишком верным ударом. Мариетта и Жак -- оба мертвы... Но нужно не просто плакать, нужно отомстить за них, и ты, быть может, поможешь нам в этом.
   Жервеза посмотрела на него удивленными глазами.
   -- Помогу вам в этом? -- переспросила она, моргая. -- Но как же?
   -- Рассказав нам то, что ты знаешь...
   -- Увы! Я не знаю, кто убил Мариетту и ее отца... О, если бы я знала этого негодяя, я бы давно указала вам на него!
   -- Вполне понятно! Я не об этом спрашиваю тебя. Ты же знаешь что-то, ты сама сказала это бригадиру... Иначе он не привел бы тебя сюда...
   -- Это правда, господин мировой судья. Я сказала... только...
   Девочка запнулась.
   -- Только что? Продолжай, дитя мое.
   -- Только это, быть может, не имеет большой важности...
   -- Ну, нам виднее. Возможно, что твои сведения, которые кажутся тебе едва ли стоящими внимания, имеют для нас огромную важность. О ком или о чем ты хотела рассказать нам? О ком или о чем ты думала?
   -- Я думала о Сиди-Коко... -- пробормотала Жервеза.
   -- Сиди-Коко! -- вскрикнули в один голос мэр и мировой судья, изумленные этим странным и незнакомым именем, которое слышали в первый раз. -- Что это за Сиди-Коко?
   -- Я его знаю, -- сказал бригадир, поглаживая свои густые усы, -- и могу сообщить вам о нем некоторые сведения.
   -- Говорите же скорее, -- попросил Фовель.
   -- Сиди-Коко, или Зуав, как его еще называют, состоит в труппе канатных плясунов, акробатов и фокусников, дававших четыре вечера подряд представления на городской площади, в балагане.
   -- У их импресарио все документы оказались в порядке, а потому я не нашел нужным запретить эти представления, -- прервал его Фовель.
   -- Вчера утром, -- продолжал бригадир, -- они уехали со своим передвижным театром и в настоящее время находятся в двенадцати километрах отсюда, в Сент-Ави, где завтра храмовый праздник... Сиди-Коко хоть и не глотает сырых цыплят и зажженную паклю, но творит чудеса своим голосом. Он способен подражать какому угодно человеческому голосу. Кроме того, если он захочет, то может сделать так, что этот голос послышится вдруг из колодца или с кровли какого-нибудь дома.
   -- А, -- воскликнул судья, -- чревовещатель... [чревовещатель -- тот, кто способен говорить, не шевеля губами, так что звуки кажутся исходящими словно из живота, из чрева; предсказатель]
   -- Да, его называют еще "человек с куклой", потому что у него во время представления всегда находится в кармане или в шляпе деревянная кукла, с которой он разговаривает. Всем кажется, что она действительно сама ему отвечает.
   -- Не знаете ли вы еще чего-нибудь о нем? -- спросил Ривуа бригадира.
   -- Нет, господин судья, ничего больше не знаю... В прошлое воскресенье я в первый раз услышал о нем.
   -- Послушай, малютка, -- снова начал мэр, обращаясь к Жервезе, -- что же, по-твоему, общего между чревовещателем и убийцей Мариетты и Жака Ландри?
   -- Я вовсе не говорю, что между ними есть что-то общее... Я только хочу сказать, что он и Мариетта давно были знакомы.
   Фовель подскочил на стуле от удивления.
   -- Что за вздор! -- воскликнул он. -- Это невозможно!
   -- Однако это правда, господин мэр.
   -- Ты лжешь! Кто тебе сказал это?
   -- Послушайте, любезный Фовель, -- вмешался судья, -- не пугайте ребенка, позвольте ей рассказать все, что она знает... Продолжай, что ты видела или слышала?
   -- Это было в понедельник, -- начала она, -- на этой неделе... В воскресенье, с самой обедни и после вечерни, в балагане бил барабан и играли в трубы, приглашая публику на представления... К вечеру в нем собралось много, очень много народу... Мне тоже хотелось пойти посмотреть, но средства не позволяли, хотя за вход брали всего лишь четыре су. Я возвратилась к бабушке, легла спать, но долго еще плакала, потому что до моих ушей доносились барабанный бой и звуки труб. Я слышала также, как человек в рыжем парике и сером платье кричал во все горло: "Пожалуйте, господа, пожалуйте!" Можете представить, в каком я пребывала волнении!
   Фовель, сочтя эту речь слишком длинной, хотел прервать ее, но судья быстрым, почти повелительным движением остановил его. Жервеза продолжала:
   -- На другой день, то есть в понедельник, все, кто накануне был в балагане, с восторгом говорили о представлении, утверждая, что такого никогда еще не видели. Это просто сводило меня с ума! Наверно, у меня в тот день была очень печальная физиономия, потому что Мариетта спросила меня: "Что ты так грустна сегодня, Жервеза?"
   VIII
   -- Я ничего не утаивала обычно от Мариетты, -- продолжала Жервеза, -- и потому откровенно рассказала ей обо всем. Мариетта расхохоталась и ничего не ответила, но вечером -- вы можете представить себе мою радость -- сказала: "Ступай к бабушке, малютка, надень свое праздничное платье и жди меня на площади. Мы пойдем с тобой посмотреть на фокусников. Отец позволил..." Я подпрыгнула от радости, обняла Мариетту и побежала домой как помешанная. Через несколько минут я была уже готова. Мариетта не заставила себя ждать, она заплатила за нас обеих восемь су, и, когда я очутилась возле нее в балагане, когда мы заняли место в первом ряду, на прекрасной деревянной скамье, покрытой красным коленкором, мне показалось, что я нахожусь в раю.
   Жервеза говорила все это так быстро, что наконец ей пришлось остановиться, чтобы перевести дух.
   -- Сколько лишних слов! -- прошептал Фовель с нетерпением.
   Судья, напротив, слушал эту пространную речь с большим интересом. Девушка, собравшись с духом, продолжала:
   -- Я всецело обратилась в зрение и слух, музыка привела меня в неописуемый восторг. Мое удивление росло с каждой минутой, и я была почти уверена, что это колдуны, а не люди. Вдруг музыка смолкла, на сцене появился красивый господин, и вокруг меня раздались сдержанные восклицания: "Сиди-Коко! Это Сиди-Коко!" Господин был в костюме воина: в коротком, обшитом позолоченной тесьмой кафтане, в широких, как юбка, белых панталонах, в высоких сапогах, доходивших до колен, и с черными густыми усами. На нем был белый парик с длинной косой и треугольная шляпа с красными перьями, в левой руке он держал куклу, одетую в дамское шелковое платье, но одетую с прекрасным вкусом, так же, как и мадемуазель Леонтина, племянница господина Домера.
   Мариетта вдруг вздрогнула, чем очень удивила меня. Мы сидели так близко друг к другу, что я почувствовала, как задрожала ее рука. Взглянув на нее, я заметила, что она бледна как мертвая. На мой вопрос, что с ней, она не ответила, но, когда я снова спросила, не больна ли она, Мариетта, не поворачивая головы, проговорила сквозь зубы почти сердито: "Оставь меня в покое!" Это меня немного обидело, но в ту самую минуту Сиди-Коко закричал: "Внимание, господа!" -- и я снова устремила глаза на сцену.
   Сиди-Коко разговаривал со своей куклой, и она отвечала ему детским голосом; он начинал сердиться -- она также выходила из себя; по мере того, как он возвышал голос, она старалась перекричать его... О, как велико было мое удивление, когда я услышала, как эта кукла кричит и бранится! Я и до сих пор убеждена, что этот человек -- колдун.
   Сцена с куклой продолжалась не более пяти минут. Публика рукоплескала и неистовствовала все больше, по мере того как движения этой маленькой говорящей женщины делались энергичнее, а проклятия, обращенные к своему противнику, становились громче. Вдруг Сиди-Коко взглянул в нашу сторону. Увидев Мариетту, он вздрогнул так же, как и она при первом взгляде на него. Раскрыв рот, он остановился на середине фразы и уронил куклу на пол.
   В балагане раздались крики, свист, поднялась страшная суматоха, но Сиди-Коко, казалось, ничего не слышал и видел только одну Мариетту. Между тем шум до того усилился, что на сцену явился содержатель труппы, подошел к Сиди-Коко, поднял куклу и, вернув ее чревовещателю, что-то тихо ему сказал. Тогда Сиди-Коко продолжил представление, но исполнял его далеко не так хорошо, как прежде. По выражению его физиономии можно было заключить, что он сам не знает, что говорит и что делает; через несколько минут он поклонился публике и скрылся. Не знаю, что происходило дальше, потому что Мариетта взяла меня за руку и вывела из балагана.
   Когда мы вышли, ночь была очень темной, а площадь и улицы совершенно пусты. "Проводить ли мне вас?" -- спросила я Мариетту. "Да", -- ответила она.
   Мы шли быстрым шагом, не говоря ни слова. "За нами идут!.. Нас преследуют!.. -- вдруг прошептала мне на ухо Мариетта. -- Бежим!" И мы побежали. Но человек, преследовавший нас, бежал гораздо быстрее. Вскоре он настиг нас. "Мариетта, дорогая Мариетта! -- сказал он тихим, нежным голосом. -- Остановитесь, умоляю вас, мне необходимо поговорить с вами..." -- "Нам не о чем говорить", -- ответила Мариетта, но все же остановилась.
   Голос преследовавшего нас человека показался мне знакомым, и я с любопытством обернулась. Хотя ночь еще была черна как уголь, глаза мои мало-помалу привыкли к темноте, так что я могла различать предметы довольно отчетливо. Я не ошиблась: это был Сиди-Коко...
   -- Неужели? -- вскрикнул Фовель. -- И этот несчастный фокусник говорил таким образом с кроткой, невинной Мариеттой! Это просто невероятно!
   -- Но я не вижу до сих пор положительно ничего, что компрометировало бы несчастную жертву, -- заметил судья. -- Этот чревовещатель, возможно, порядочный малый, к тому же ясно, что Мариетта была слишком далека от того, чтобы с ним кокетничать... Не будем же делать смелых заключений, посмотрим, что произошло дальше... Продолжай, малютка.
   -- Мариетта и Сиди-Коко разговаривали довольно долго, но я не могла слышать всего, потому что они говорили чрезвычайно тихо, медленно шагая вперед. Мариетта, насколько я поняла, корила его за ремесло, которое он себе избрал... Чревовещатель же говорил, что, когда вышел из полка и не обнаружил Мариетту в том городе, где ее оставил, он пришел в отчаяние и не мог заниматься ничем другим, это же занятие он не считает бесчестным... Потом он сказал, что любит ее всеми силами души и хочет жениться на ней, что он поговорит с Ландри... Мариетта ответила, что Ландри, однажды уже отказавший ему, наверняка откажет и на этот раз и вряд ли вообще примет его. Он просил, умолял, но Мариетта осталась непоколебима. Она быстро подошла ко мне, взяла меня за руку и сказала Сиди-Коко: "Не преследуйте меня больше... Я не хочу этого!.." Увлекая меня за собой, она побежала так быстро, что я едва успевала за ней. Молодой человек не осмелился возражать, но мне казалось, что я слышала на дороге, позади нас, стук его башмаков. Ключ от калитки находился у Мариетты, она быстро отперла ее, поцеловала меня и отослала домой. Опасаясь, что Сиди-Коко вздумает преследовать меня, я успокоилась лишь тогда, когда прибежала в деревню, не встретив его.
   -- И после ты не встречала его? -- спросил судья.
   -- Нет, я не видела его больше.
   -- Но на следующий день, без сомнения, Мариетта сказала тебе о нем что-нибудь?
   -- Она только приказала, чтобы я ничего не говорила в присутствии ее отца о нашем ночном приключении, что я и исполнила в точности.
   -- Думаешь ли ты, что Сиди-Коко, несмотря на запрет Мариетты, искал случая снова увидеться с ней?
   -- Я ничего не думаю...
   -- Можешь ли ты еще что-нибудь сообщить нам? Не ожидали ли в замке гостей? Не делали ли приготовлений? Не должен ли был сегодня приехать господин Домера со своей племянницей?
   -- Вот все, что я знаю. Три дня назад Мариетта сказала мне: "Завтра отец уедет по делам в Руан и поздно возвратится домой. Я не хочу оставаться одна и потому прошу тебя, приди к нам утром, пораньше". Я пришла еще до рассвета, но Жака Ландри уже не было. Около семи или половины восьмого почтальон принес письмо. "Это письмо от господина Домера, из Парижа, и адресовано на имя отца", -- сказала Мариетта, взглянув на адрес и положив письмо на стол.
   -- Не читая? -- спросил Фовель.
   -- Конечно, господин мэр, потому что оно было адресовано на имя ее отца. Жак Ландри приехал в восемь часов вечера. Когда Мариетта отдала ему письмо, он быстро вскрыл его и, прочитав, сказал: "Что делать, черт побери? На завтра надо заготовить провизию, дичь, рыбу, говядину -- все самое лучшее, что только можно достать. Таков приказ". -- "Я запишу все, что нужно купить, -- ответила Мариетта, -- а Жервеза отправится к Сильвену, к мяснику и к отцу Колетт. И к утру у нас будет все, что нужно".
   Она написала записку и прочла мне ее, потому что я не умею читать, между тем как память у меня превосходная. Я пошла в деревню и купила все необходимое, но так как было уже слишком поздно возвращаться в замок, то я осталась ночевать у своей бабушки. О, если бы мне сказали тогда, что я не увижу больше мою бедную Мариетту и Жака Ландри, я бы ни за что не поверила... Боже мой! Боже мой!.. -- И девочка снова разрыдалась.
   -- Словом, -- сказал Ривуа, немного помолчав, -- ты оставила Мариетту и ее отца вчера вечером, между восемью и девятью часами?
   -- Кажется, в восемь с четвертью, -- ответила Жервеза. -- Знаю наверняка, что половины еще не пробило.
   -- И в это время в замке никого постороннего не было?
   -- Нет, совершенно никого.
   -- Уверена ли ты в этом?
   -- Точно так же, как и в том, что меня зовут Жервезой.
   -- Странно! -- пробормотал судья. -- Очень странно!
   IX
   -- Еще один вопрос, -- сказал Ривуа после нескольких минут размышления. -- Когда ты из замка шла в Рошвиль по поручению Мариетты, встретила ли ты кого-нибудь по пути?
   -- Да, господин судья, -- ответила Жервеза, -- я встретила двух человек, направлявшихся в эту сторону.
   -- Вместе или порознь?
   -- Вместе.
   -- Ты их знаешь?
   -- Я не разглядела их лиц... ночь была слишком темная.
   -- Но ведь ты могла узнать их по голосу.
   -- Только один из них что-то сказал, но его голос показался мне совершенно незнакомым.
   -- Хорошо. Бригадир, проводите ее в кухню и распорядитесь, чтобы она оставалась в замке до прибытия следователя, потому что ее показания весьма интересны.
   -- Но, господин судья, -- заметил унтер-офицер, -- эта девочка еще ничего не ела.
   -- О, я не голодна, -- возразила Жервеза, -- у меня нет ни малейшего аппетита, уверяю вас...
   -- Я понимаю это очень хорошо, -- сказал ей Ривуа, -- но если у тебя появится аппетит несколько позже, что вполне возможно, то я разрешаю тебе воспользоваться провизией, которую ты найдешь в кухне на столе. Бригадир, позовите Андоша Равье.
   Андош Равье был маленьким худощавым человеком лет пятидесяти, смиренным и робким, по ремеслу ткач. Он был обременен многочисленным семейством, но пользовался репутацией честного человека. Поклонившись судье и мэру, он встал у дверей, как-то жалко и униженно сгорбившись и теребя в руках шапку.
   -- Здравствуйте, Андош, -- обратился к нему Фовель. -- Скажите нам, что вы знаете.
   -- Об убийстве, господин мэр, я не знаю ровным счетом ничего, -- пробормотал ткач.
   -- Но вам, по всей вероятности, есть что сообщить, потому что бригадир представил нам вас в качестве свидетеля, и представил по вашей же просьбе.
   -- Свидетелем я быть могу... но убийство...
   -- Ну, так говорите же, что вы хотели сказать, и не злоупотребляйте нашим временем, которое для нас дорого.
   -- Дело вот в чем, господин мер, -- робко начал ткач. -- Вчера я пошел на Липовую ферму, отнес ключнице кусок полотна. Там меня угостили огромным стаканом сидра. У меня голова очень слабая -- быть может, потому, что я никогда не пью. На обратном пути ноги мои подкашивались, и я постоянно спотыкался. Между тем я вовсе не был пьян, а так, немного навеселе. Пробило девять часов, когда я подходил к ограде парка господина Домера. Все знают, что в этом парке есть очень старое каштановое дерево, которому по древности нет равных в целом округе. Его длинные и толстые ветви касаются стены и опускаются вниз до самой земли. Всем известно...
   -- Черт побери! Да когда же вы начнете говорить о деле? -- вскрикнул Фовель, считавший все эти подробности излишними. -- Какую пользу мы можем извлечь из вашего каштанового дерева?
   -- Как вам угодно, господин мэр, -- смиренно ответил ткач, -- я должен повиноваться вам, но если вы не желаете, чтобы я говорил о каштановом дереве, то мне нечего больше сказать.
   -- Продолжайте, Андош, продолжайте, -- вмешался Ривуа, -- не стесняйтесь, а главное -- не забывайте ничего. Дерево играет важную роль в вашем рассказе, не правда ли?
   -- Да, господин судья, правда. Еще издали я услышал лай собаки по ту сторону стены. Я остановился под каштановым деревом. Ночь была очень темная, и я сказал себе: "Андош, друг мой, через четверть часа ты будешь дома, но этого времени совершенно достаточно для того, чтобы выкурить трубку". Я набил трубку, вытащил из кармана спичку и только собрался зажечь ее, как услышал шум наверху, над своей головой.
   -- А! -- воскликнул судья. -- И что же это был за шум?
   -- Листья так сильно шумели, как будто по дереву прыгали две дюжины кошек. Ветви гнулись и, качаясь в воздухе, хлестали меня по лицу. "Там кто-то есть, -- подумал я. -- И что за нелепая мысль забраться на дерево в такую темную ночь, когда невозможно отличить правую руку от левой?" Вдруг одна из ветвей затрещала, и кто-то соскочил на землю так близко от меня, что при падении коснулся моего платья. Я зажег спичку и очутился лицом к лицу с человеком в штатском платье; он выругался, быстро повернулся и убежал бог знает куда.
   -- Итак, вы видели этого человека? -- быстро спросил судья.
   -- Так же хорошо, как сейчас вижу вас, правда, это длилось не долго.
   -- Узнали ли вы его?
   -- И да и нет.
   -- Что вы хотите сказать?
   -- Я его знаю, не будучи с ним знаком. Я никогда не говорил с ним, но он больше десяти раз проходил мимо моего окна, когда я сидел за работой. Во всяком случае, я позволю отрубить себе руку, если это не один из шутов труппы, которая уехала из Рошвиля вчера утром.
   -- Имя его?.. Знаете ли вы его имя?
   -- Кажется, его зовут Сиди-Коко.
   Ривуа не мог сдержать восклицания.
   -- Он убийца! -- прошептал судья. -- Это неоспоримо! Но он в наших руках и не сможет убежать! Скажите мне, Андош, -- продолжал он уже громче, -- когда вы взглянули на этого человека, не отразился ли на его лице испуг?
   -- У меня не было времени что-либо заметить, но я всегда знал, что эти люди, к числу которых принадлежит Сиди-Коко, -- люди без всяких нравственных правил. Я подумал, что Коко приходил туда, чтобы украсть кур или кроликов Жака Ландри.
   -- Неужели вы не подумали сообщить о случившемся обитателям замка?
   -- Напротив, это было моей первой мыслью. Я не сделал этого, исходя из следующих соображений: "Жена моя, -- подумал я, -- ждет меня, Жак Ландри и Мариетта, наверно, уже спят, а я выпил столько сидра, что ноги не повинуются мне. Что за беда, если я сообщу Жаку о ночном приключении завтра утром? Не все ли равно -- одним кроликом больше, одним меньше!" Но, когда на следующий день я собрался выйти из дома, мне сообщили о случившемся ночью несчастье.
   -- Ваше показание, Андош, очень важно. Ступайте в кухню: если вы голодны, то можете там позавтракать, но не уходите из замка, вы нам еще понадобитесь.
   -- Благодарю вас, господин судья, от завтрака не откажусь, потому что сегодня еще ничего не ел.
   Андош Равье смиренно поклонился и вышел.
   -- Бригадир, -- сказал судья, -- позовите теперь Жана Поке, третьего свидетеля. Мы должны допросить его, хотя, конечно, вряд ли услышим от него такие же важные сведения, какие нам уже известны.
   Этот третий свидетель, работник фермы Этьо, был молодым человеком двадцати одного года, красивого и крепкого сложения, со смелыми и немного развязными манерами, самонадеянной физиономией и претензией на красноречие. Он был чрезвычайно доволен тем, что ему пришлось играть роль в настоящей детективной истории, о которой будет говорить вся деревня.
   -- Господин мэр и господин судья, -- начал он довольно развязно, -- я ваш покорный слуга. Имя мое -- Жан Поке. Смею уверить вас, что я вполне понимаю важность моих показаний, и скажу вам, милостивые государи, все, что мне известно относительно этого дела.
   -- Из ваших слов можно заключить, что вам многое известно, -- заметил судья.
   Жан Поке гордо приосанился.
   -- Конечно, конечно, -- ответил он, -- мне известны немаловажные вещи.
   -- Вы что, тоже встретили Сиди-Коко?
   Свидетель посмотрел на судью с удивлением и скорчил презрительную гримасу.
   -- Сиди-Коко? -- повторил он. -- Кто это? Кажется, паяц, чревовещатель?.. О нет! Он тут ни при чем...
   Судья в свою очередь с изумлением посмотрел на свидетеля: он был поражен неожиданной мыслью, что показания этого третьего свидетеля, возможно, будут несравнимо важнее двух первых.
   X
   -- Вы уверяете, что Сиди-Коко ни при чем? -- повторил судья после некоторого молчания.
   -- Конечно, ни при чем. Я вам сейчас все объясню. Видите ли, вчера вечером, часов в восемь или четверть девятого, я был в Рошвиле и выходил из гостиницы "Яблоко без зернышек", где выпил кофе и пропустил несколько рюмок водки. Мои товарищи из кожи вон лезли, чтобы меня удержать. Они предлагали заплатить еще за круговую, только бы я остался, но это им не удалось: я спешил на свидание с одной девушкой, Лизеттой, на ферме моего хозяина. Зная, что женщины не любят, когда их заставляют ждать, я направился к ферме Этьо.
   На некотором расстоянии от последнего дома в деревне я увидел на большой дороге какую-то высокую фигуру... Я, конечно, не испугался, потому что вообще ничего не боюсь, но подумал, не хочет ли кто сыграть со мной злую шутку, и потому остановился и крикнул: "Если вы какой-нибудь повеса или негодяй, то советую вам убраться подобру-поздорову, или я вас поколочу -- это так же верно, как и то, что меня зовут Жаном Поке!"
   Незнакомец ответил мне очень вежливо: "У меня добрые намерения, господин Жан Поке. Я путешественник и прошу вас оказать мне небольшую услугу". -- "Услугу? -- спросил я. -- Какую же?" -- "Скажите, это ли деревня Рошвиль?" -- "Разумеется". -- "Я знаю, что в Рошвиле есть большой дом, который называют замком. Где он?" -- "Недалеко отсюда. А вы разве туда идете?" -- "Да, туда". -- "Позвольте вас спросить, откуда вы так поздно?" -- "Со станции Малоне". -- "Пешком?" -- "Да. Путь, конечно, немалый, но, приехав из Парижа, я не мог найти экипаж. А оставаться ночевать на станции мне не хотелось. Я и решился отправиться пешком... солдат должен ко всему привыкать". -- "А вы разве солдат?" -- "Я офицер". -- "И Жак Ландри вас знает?" -- "Он меня никогда не видел, но он ждет меня". -- "Если так, то пойдемте вместе. Нам по пути, мне как раз нужно пройти мимо парка. В темноте вы, пожалуй, не отыщете звонок". -- "Я воспользуюсь вашей любезностью, но с условием, что вы примете от меня..." -- "Ничего не приму". -- "Сигару". -- "Ну хорошо, от этого не откажусь".
   Офицер вынул из красивой папиросницы отличную сигару стоимостью по меньшей мере десять су и подал ее мне. Огня у меня не было, он высек его кремнем и также закурил.
   Судья перебил Жана Поке вопросом:
   -- Видели ли вы лицо этого иностранца?
   -- Вы знаете, огонь от кремня небольшой, -- ответил рабочий, -- я видел только прядь белокурых кудрявых волос и длинные, очень густые усы, которые были цвета спелой ржи и доходили чуть ли не до самых ушей.
   -- Сумеете ли вы узнать этого офицера?
   -- Не могу утверждать, что узнаю его самого, но усы его узнаю сразу.
   -- Хорошо, продолжайте.
   -- Мы шли быстро и через пять минут очутились у ворот. "Стой! -- сказал я. -- Мы пришли!" И позвонил.
   -- Не встретили ли вы кого-нибудь во время своего путешествия к замку? -- спросил судья.
   -- Встретили какую-то маленькую девочку.
   -- Разговаривали ли вы о чем-нибудь, проходя мимо нее?
   -- Кажется, офицер в это время споткнулся и выругался. Я позвонил, в парке залаял Мунито, и спустя минуту мы услышали голос моряка: "Кто там? Кто пришел так поздно?" -- "Вы Жак Ландри?" -- спросил мой спутник. -- "Да", -- ответил управляющий. "Ну, так отворяйте скорее, я лейтенант Жорж Прадель, племянник господина Домера. Вы, наверно, уже получили письмо от моего дяди, в котором он извещает вас, что я приеду..."
   Мэр и судья пришли в неописуемое волнение от рассказа Жана Поке.
   -- Неужели и Прадель ночевал сегодня в замке? -- воскликнул Ривуа. -- Быть может, его также убили!
   -- Боже сохрани! -- пробормотал Фовель, вытирая холодный пот со лба. -- Тогда это будет тройное убийство в моей общине!
   -- Когда Поке окончит давать свои показания, мы проверим это, -- сказал судья. -- Продолжайте, любезный.
   -- Да я сказал уже почти все, что знаю... -- возразил Поке. -- Услышав имя Праделя, Жак Ландри не смог сдержать удивленного восклицания. Торопливо отворив ворота, он объяснил, что, согласно письму господина Домера, ждал Праделя не раньше следующего утра, а потому извиняется, что так долго заставил его стоять у ворот. Прадель сказал, что ему надоел Париж и он решил приехать днем раньше. Потом он пожал мне руку и прошел вместе с Ландри за ограду, а я побежал на свое свидание... Вот и все.
   -- Что вы скажете об этом, любезный судья? -- спросил мэр.
   -- Теперь ясно, -- сказал Ривуа, -- для чего вынули серебряные блюда и приготовили импровизированный ужин... Продолжим осмотр дома -- быть может, нам удастся отыскать третью жертву. Бригадир, позовите Жервезу, она лучше нас знает расположение комнат замка, пусть ведет нас.
   Девочка сообщила, что помещение господина Домера и его племянницы находилось на первом этаже. Было также несколько комнат для приезжих друзей, и самая лучшая из них называлась Красной комнатой.
   -- Наверно, в ней-то и поместил Жак Ландри хозяйского племянника, -- сказал Ривуа. -- Знаешь ли ты, Жервеза, где эта комната?
   -- Да, господин судья.
   -- Ну так веди нас в нее.
   Все снова вышли в переднюю и, поднявшись по широкой лестнице, очутились в просторной галерее, разделявшей дом на две равные части. Тут было довольно темно, потому что свет проникал только из передней и из небольших отверстий в стене. Жервеза остановилась у одной из десяти дверей и сказала:
   -- Вот Красная комната.
   -- Отвори ее, бригадир, -- произнес нетвердым голосом Фовель.
   Жандарм повиновался. Все приготовились к ужасному зрелищу, предполагая увидеть обезображенный труп, но ничего подобного не случилось. Солнечные лучи открыто проникали в широкие окна и освещали изящной работы мебель и красные драпировки, благодаря которым эта комната и получила свое название. Все было в порядке. Здесь, очевидно, не произошло никакой драмы, а между тем было несомненно, что Жорж Прадель провел ночь в этой комнате. Постель была смята, у изголовья, на маленьком столике, стояла наполовину сгоревшая свеча, а возле сахарницы и графинчика с ромом лежал, вероятно забытый, кожаный портсигар с золотыми украшениями и буквами "П" и "Ж".
   -- Ах! -- воскликнул Поке. -- Вот и папиросница офицера, из которой он дал мне сигару.
   -- Как же вы узнали ее? Ведь вчера было темно.
   -- А по особому, приятному запаху.
   Судья открыл портсигар. В одном отделении оказались визитные карточки и письма, в другом -- сигары.
   -- Я узнаю и сигары, -- прибавил работник фермы. -- Я никогда еще не курил таких превосходных сигар! Да, каждая из них стоит не меньше десяти су.
   XI
   Теперь не оставалось никаких сомнений. На визитных карточках значилось имя Жоржа Праделя, и в письмах упоминалась его фамилия.
   -- Да, теперь ясно, что племянник господина Домера ночевал здесь, -- прошептал судья. -- Но где же он? Что с ним стало? Или, иначе, куда его дели? Ведь невозможно предположить, что он добровольно среди ночи оставил дом, в который только что приехал.
   -- Не перетащили ли его в другую комнату и не убили ли там? -- предположил Сидуан Фовель.
   -- Нет, этого не может быть, -- возразил Ривуа. -- Зачем тащить его в другую комнату, разве в этой нельзя убить? Заметьте, что отсюда Прадель вышел полностью одетым. Он не забыл здесь ничего, кроме кожаного портсигара. Стало быть, у него было время встать и не спеша одеться.
   -- Я допускаю это, но повторяю свой вопрос: где же он может находиться?
   -- Мы постараемся это узнать. Осмотрим весь замок... Впрочем, у меня есть предчувствие, что мы больше ничего не узнаем.
   Осмотр возобновился. Обошли все, начиная с погребов и заканчивая чердаками. Заглядывали в каждый угол, открывали шкафы, распарывали мебель, в которой можно было спрятать труп, но все напрасно. Молодой человек как сквозь землю провалился.
   -- Это непонятное исчезновение Праделя просто пугает меня. Такие чудеса могут только присниться, -- пробормотал мировой судья.
   Сидуан Фовель ничего не ответил, только вытер лоб, кажется, в десятый раз. Он дрожал как в лихорадке. Осмотр дома занял довольно много времени. Когда все общество проходило через переднюю, на часах в зале пробило час пополудни. В это время у ограды парка послышался стук экипажа.
   -- Следователь! -- воскликнул Фовель. -- Он не успел на одиннадцатичасовой поезд и приехал в омнибусе в сорок пять минут двенадцатого. На станцию прибыл в пять минут первого, а моя добрая Помпонетта домчала его сюда за пятьдесят минут. Другой такой лошади не найти в округе!
   С этими словами мэр, намереваясь полюбоваться на бег своей лошади, вооружился красивым пенсне, но вдруг сильно нахмурился.
   -- Черт побери! -- произнес он с неудовольствием. -- Сколько народу втиснулось в мой тильбюри, между тем как в нем только два места! Этот бессовестный Жан-Мари совсем с ума сошел! Как еще не поломались рессоры и не сдохла Помпонетта! Жан-Мари поплатится за это!
   Между тем Помпонетта бежала по аллее так быстро, как будто тащить нагруженный тильбюри ей было совсем не трудно. Двое сидели на скамье экипажа, третий очень рискованно прицепился сзади и, наконец, сам Жан-Мари едва держался на передке. Тильбюри остановился у подъезда. Фовель, понимая, что теперь некстати высказывать неудовольствие, бросил на слугу свирепый взгляд. Бедняк догадался, в чем дело, и пробормотал:
   -- Разве меня спрашивали? Жандарм сообщил им, что их ожидает тильбюри, а они и уселись втроем...
   Первым из экипажа вышел следователь. Это был высокий худощавый мужчина лет сорока пяти, с пробивающимися кое-где сединами, громким голосом и вдобавок близорукий. Его звали Полем Абади, и он, кажется, спал и видел, чтобы его скорее перевели из руанского суда в парижский. Спутнику его было лет тридцать, но на вид он казался еще моложе. Наружность его была самая обыкновенная. Среднего роста, худенький, выбритый, с бледным лицом, он походил на провинциального актера. Волосы у него были черные как смоль, короткие и густые. На шее, на шелковом шнурке, висело пенсне. Повторяем, что не было совершенно ничего примечательного в наружности этого человека. Никто бы не обратил на него внимания. Прицепившийся сзади тильбюри был простым писарем, о котором не стоит говорить.
   Следователь познакомился с Ривуа, еще когда последний был адвокатом в Руане. Пожимая ему руки и называя его любезным учителем, Абади изъявил желание, чтобы Ривуа представил его Фовелю. Человек в пенсне добродушно улыбался и кланялся во все стороны.
   -- Теперь к делу, -- сказал следователь. -- Из телеграммы господина мэра я узнал, что в замке совершилось двойное убийство...
   -- Да, и к этому надо еще прибавить непонятное исчезновение одной личности, -- заметил Ривуа.
   -- Дело, значит, темное, запутанное?..
   -- Очень темное, загадочное и странное!
   -- Вероятно, вы произвели предварительный осмотр?
   -- Да, мы этим занимаемся все утро.
   -- Напали ли вы на след виновных?
   -- Два часа назад я думал, что виновный найден, но это необъяснимое исчезновение все перевернуло вверх дном. Я положительно теряю голову.
   -- Ну, мы постараемся разгадать все, что кажется необъяснимым, -- сказал следователь.
   -- Это не так легко.
   -- У нас есть для этого бесценный человек.
   -- Кто же это?
   -- А вот этот господин, -- сказал следователь, показывая на человечка в пенсне.
   Сидуан Фовель и судья с любопытством посмотрели на незнакомца, который скромно поклонился им обоим.
   -- Это наша знаменитость. Вы, вероятно, не раз видели его имя в "Судебном вестнике", когда речь шла о каком-нибудь запутанном процессе. На какие бы хитрости ни пускался преступник с целью отвести от себя подозрения, этот господин всегда доищется истины. Но пора назвать вам его имя. Это Жобен.
   XII
   Рошвильский мэр никогда ничего не читал, кроме газеты "Вести с Нижней Сены" и никогда не слышал имени Жобена. Ривуа, напротив, следил за событиями по "Судебному вестнику", а потому это имя было ему хорошо знакомо.
   -- Неужели это господин Жобен? -- воскликнул он. -- Тот самый Жобен, который прославился благодаря делу Вормса?
   -- Да, он самый.
   -- Ну, господин Жобен, я счастлив познакомиться с вами. Такие люди, как вы, большая редкость. Подобную энергию и самоотверженность трудно встретить. Позвольте мне пожать вам руку.
   -- Слишком много чести, господин судья, -- произнес полицейский, покраснев от удовольствия и отвечая на дружеское рукопожатие.
   -- Когда я получил телеграмму от господина мэра, Жобен, приглашенный в Руан для расследования одного запутанного дела, уже окончил свое занятие и сидел в моем кабинете. Два дня он совершенно свободен, а потому и предложил мне свою помощь по этому делу, чему я, конечно, очень обрадовался. Теперь мы отправимся посмотреть на убитых, потом вы сообщите нам все, что уже знаете, и, наконец, мы допросим свидетелей. Есть ли здесь доктор?
   -- Да, -- ответил мэр, -- молодой человек из Парижа. Его имя Гренье.
   -- Так пошлите же за ним.
   Пока бригадир ищет доктора, а мэр и судья направляются со вновь прибывшими в комнаты Жака и Мариетты, мы познакомим читателя с Жобеном. Памфилу Жобену в 1874 году было 36 лет. Отец его был торговцем и имел фруктовую лавку. Этот честный делец, овдовевший после десятилетнего брака, души не чаял в своем единственном сыне и задумал сделать его адвокатом. По прихоти родителя мальчик был отдан в коллегию Людовика Великого, но ужасно ленился там и, вместо того чтобы учить латинские и греческие переводы, читал всевозможные романы. В особенности он любил романы о парижской модной жизни. Всецело предаваясь мечтаниям, Жобен пропускал занятия и не посвящал должного времени наукам. На него не действовали ни насмешки товарищей, ни даже выговоры учителей. Он только пожимал плечами и продолжал бездельничать. В это время отец его скоропостижно умер от тяжелой болезни желудка.
   Девятнадцатилетний Жобен получил в наследство лавку и сто семьдесят тысяч франков наличными, которые были помещены в государственный банк. Лавку он продал за тридцать тысяч франков, а сам начал жить весело и припеваючи, ничем не занимаясь. Сняв квартиру в самой лучшей части города, он завел превосходных лошадей, экипажи, держал многочисленную прислугу, модного портного и любовниц.
   Отцовского наследства ему хватило лишь на два с половиной года. Истратив все до последнего су, он не стал брать в долг, а продал свою мебель, поселился в меблированной комнате и только тогда, с какими-нибудь двумя или тремя тысячами франков в кармане, задался серьезным вопросом: чем жить и что делать. После долгих соображений он решил, что не способен ни на что, кроме как быть писателем, и этим рассчитывал приобрести состояние. Не откладывая свое намерение в долгий ящик, он написал роман и озаглавил его "Ласточки с Аркольского моста". Чего только не было в этом романе: и отравления, и прелюбодеяния, и детоубийства. Он также написал драму, которую назвал "Новый граф Сент-Элен", -- само название говорит за себя. С этими двумя произведениями он ходил из одной редакции в другую, но везде терпел неудачу. Никто не желал не только печатать, но даже читать его произведения.
   Время шло, денег оставалось очень немного, а всякая надежда исчезала. Вдруг ему улыбнулось счастье. Редактор одного небольшого журнала прочел роман Жобена и, найдя его интересным благодаря несметному количеству описанных в нем убийств и преступлений, предложил напечатать его по одному су за строчку. Как обрадовался Жобен! В то же время в театре "Монпарнас" приняли его драму. Молодой человек ожил. "Начало у меня будет очень скромное, -- подумал он, -- но потом..."
   Увы, его надеждам не суждено было осуществиться. Роман не напечатали, так как хозяин бумажного магазина перестал давать редактору в долг бумагу, и газета окончила свое существование. А драма в первый же вечер провалилась со скандалом.
   XIII
   Директор театра во время репетиций драмы горячо привязался к Жобену и при виде его отчаяния после провала пьесы стал утешать его:
   -- Не унывайте, голубчик, это со всяким может случиться. Освистывали даже Скриба, Дюма... Вы напишете другую пьесу...
   Жобен печально покачал головой.
   -- Конечно, -- продолжал директор, -- потеряв топор, сгоряча бросают и рукоятку, но потом одумываются и поднимают ее. То же будет и с вами.
   -- Нет, со мной этого не случится. Я слишком много возомнил о себе и за это справедливо наказан. Какой у меня талант?.. Его нет и никогда не будет!
   -- Вы занимаетесь каким-нибудь ремеслом или служите?
   -- Не служу и ничем не занимаюсь.
   -- А деньги у вас есть?
   -- Есть -- десять франков.
   -- Ну, с этим не далеко уедешь. Что же вы думаете теперь делать?
   -- Я куплю пистолет, поднимусь в свою мансарду и, написав записку, чтобы в моей смерти никого не обвиняли, пущу себе в лоб пулю... Быстрая и легкая развязка!
   -- Ах вы, презренный! -- вскрикнул взволнованный директор. -- Думать о самоубийстве в ваши годы!
   Жобен улыбнулся.
   -- В мои годы как раз можно думать об этом, -- возразил он, -- будь я стариком, я бы не говорил о смерти, ведь мне недолго оставалось бы жить, а теперь впереди целая вечность! Я чувствую себя неспособным заработать на хлеб, а нищенствовать или воровать не намерен... Согласитесь сами.
   -- Ваше положение действительно безотрадно, но прежде чем лишать себя жизни, отчего вы не попробуете свои силы на каком-нибудь другом поприще?
   -- Да на каком же?
   -- Ну, поступите на военную службу... это благородное занятие...
   -- Я пошел бы на службу, если бы у нас была война, но в мирное время не хочу, у меня нет призвания к солдатской жизни и к чистке лошадей...
   -- Вы, кажется, любите театр? Станьте актером.
   -- Нечего сказать, хороший выйдет из меня актер!
   -- Как знать?
   -- Я уверен в своей бездарности... да и кто возьмет меня в свою труппу?
   -- А вот я, например.
   -- Вы, добрейший директор?
   -- Да, я!.. Вначале я вам, конечно, много платить не буду. Какие-нибудь шестьдесят франков в месяц или сорок су в день, но это хоть что-то. С таким жалованием вы не умрете с голоду. Ну, согласны ли вы?
   -- Конечно, согласен, только вы делаете не очень выгодное приобретение...
   -- Ну, это уж мое дело. Итак, по рукам?
   Через неделю Жобен дебютировал под каким-то псевдонимом. Предчувствие его не обмануло: он был плохим актером, только гримировался отлично и как угодно мог изменять свою физиономию. Так же хорошо ему удавалось менять и голос. Но в этом состояли все сценические достоинства Жобена. Когда ему доставалась роль восьмидесятилетнего старика, то он, несмотря на поразительное сходство со стариком, играл так, что всякий угадывал в нем молодого. Впрочем, он все-таки приносил некоторую пользу: если какому-нибудь актеру случалось заболеть, Жобен благодаря своей удивительной памяти за день или два заучивал роль и заменял его. Директор повысил ему месячную плату, назначив вместо шестидесяти франков сто. Новоиспеченный актер перестал жаловаться на судьбу и, как прежде, посвящал большую часть времени чтению романов.
   Тогда большой популярностью пользовались судебные романы. Публика с жадностью следила за описанием процессов, где главную роль обычно играл полицейский агент, разыскивающий преступника и спасающий невинно обвиненного, против которого существовало много улик. Жобен относился к полицейским героям с энтузиазмом. По его мнению, прозорливый и неутомимый сыщик, изо всех сил старающийся открыть истину, был достоин уважения.
   Итак, наш молодой актер был очарован искусством, с которым полицейские агенты вели дела. Он почувствовал желание попытать удачи на этом поприще и, недолго думая, отправился к бригадиру жандармов с предложением своих услуг. О нем навели справки, прошлое молодого человека оказалось безупречным в нравственном отношении, и его решили испытать. В первых же порученных ему делах он обнаружил блестящий ум и огромное рвение и снискал благосклонность начальства и расположение товарищей.
   Ему все прочили хорошее будущее, и он сам мечталпрославиться. Жобен от всей души желал, чтобы ему поручили какое-нибудь запутанное дело, которое никто не может распутать и в котором он бы проявил себя. Такой случай наконец представился. Это было чрезвычайно сложное дело по убийству банкира Вормса. С тех пор слава Жобена неуклонно росла. Когда его назначали следователем по какому-нибудь делу, можно было заранее поручиться за успех следствия.
   XIV
   По приказанию следователя тела Мариетты и ее отца положили в кладовой на два тюфяка и накрыли простыней. В это время вернулся бригадир.
   -- Вы одни? -- воскликнул Сидуан Фовель.
   -- Да, господин мэр, -- ответил жандарм, -- доктор Гренье с утра еще уехал к своим клиентам в окрестные деревни. Но его ждут дома с минуты на минуту. Я сказал его экономке, чтобы он тотчас направился сюда.
   -- Ну и отлично! А теперь приступим к допросу свидетелей.
   -- Мне бы очень хотелось присутствовать на допросе, -- сказал Жобен.
   -- Само собой разумеется, вы будете принимать в нем участие.
   -- В таком случае я попросил бы еще несколько минут не вызывать свидетелей.
   -- Почему?
   -- Мне необходимо убедиться в некоторых обстоятельствах.
   -- Поступайте, как считаете нужным, мы подождем...
   Полицейский всем поклонился.
   -- Когда вы прибыли в замок, господин судья и господин мэр, двери в нем были заперты? -- спросил он.
   -- Да, -- ответил Фовель. -- На замок. Без помощи слесаря мы не смогли бы войти. Ключ висел в передней, на гвозде за дверью... он, наверно, и сейчас там.
   Жобен вошел в комнату Жака. Из нее был еще один выход -- в сад. Полицейский приблизился к этой двери и отворил ее отмычкой.
   -- Замок в один поворот, -- пробормотал он, -- и ключа нет. Отсюда, я уверен, и вышел убийца.
   Он стал изучать открытые шкафы и сундуки, перебирать вещи, разбросанные по полу. Жобен хотел удостовериться, что убийца не выронил какую-нибудь вещь, которая бы его немедленно обличила. С этой целью он выворачивал и вытряхивал скомканную одежду, пересматривал книги на полу и мешки с разными семенами. Сначала ничего не находилось, но вдруг Жобен радостно вскрикнул: по полу покатились две блестящие монеты, вывалившиеся из матросского кафтана.
   -- Что это? -- спросил следователь.
   Полицейский поднял деньги и произнес:
   -- Это золото.
   -- Кажется, иностранное?
   -- Да, -- подтвердил Жобен, -- испанский квадрупль и английская гинея. Эти монеты, наверно, нечаянно упали, когда убийца набивал ими свои карманы... Теперь ясно, что убийство совершено ради кражи. В этом нет ни малейшего сомнения. Хорошо, что мы это узнали.
   -- Откуда у Ландри могли взяться эти золотые монеты?
   -- Вероятно, владелец замка скажет нам это.
   -- Хорошо. Но как убийца узнал, что деньги хранятся в этой комнате?
   -- Если бы мы могли выяснить это, а также то, кто именно убийца, то он был бы уже в наших руках. Меня больше всего интересуют эти монеты: квадрупли и гинеи не обращаются во Франции, каким же образом они попали сюда?
   -- Это, положим, неудивительно, -- заметил судья. -- У Домера богатые суда в Гавре, они привозят много иностранного золота.
   -- Так-то оно так, -- возразил Жобен, -- но я уверен, что он не платил этим золотом управляющему, ведь тот не смог бы им воспользоваться. Не оставил ли Домера это золото на хранение Ландре?
   -- Очень вероятно, -- сказал следователь.
   -- Убийца, несомненно, знал о существовании денег, -- продолжал полицейский, -- но ему не было известно, где именно они находятся, и он перерыл все вверх дном. Не угодно ли вам, господин следователь, убедиться в правоте моих слов? Пойдемте... -- С этими словами Жобен прошел по коридору в комнату Мариетты.
   -- Вот, посмотрите, -- продолжал он, -- за исключением смятой постели и одежды на стуле, все в полном порядке, шкаф и комод не прорублены, как в той комнате. Убийца, возможно, даже не потрудился войти сюда. Это было для него лишнее. Он нашел, что искал, и поспешил скрыться со своей добычей. Для него одно спасение: расплавить золото. Если он этого не сделает, то наверняка попадется... А я держу пари, что если он не опытный вор, то и не подумает об этом, а просто пойдет менять деньги, и тогда он наш.
   -- Итак, Жобен, вы довольны своим открытием? -- спросил следователь.
   -- Конечно. Начало положено.
   -- Так приступим к допросу.
   По приказанию следователя посреди передней поставили большой стол с витыми ножками и кресло из залы, а рядом с ним маленький стол для писаря. Свидетели появлялись поочередно в том же порядке, что и прежде. Говорили они то же самое, почти в тех же выражениях, но так как слова их записывались, то это отняло много времени.
   Когда неграмотный Андош Равье подписывался крестиком под своими показаниями, пришлось принести свечи. Оставалось допросить Жана Поке, но следователь хотел сначала узнать мнение Жобена о полученных сведениях.
   -- Ну, -- спросил он, -- что вы скажете о Сиди-Коко? Нужно ли нам искать другого виновного? Не доказана ли виновность чревовещателя?
   Жобен отрицательно покачал головой.
   -- Как! -- воскликнул следователь. -- Вы считаете этого человека невинным?
   Жобен повторил отрицательный жест и ответил:
   -- Вы делаете мне большую честь, советуясь со мной. Скажу откровенно, что в глубине души я почти уверен в невиновности чревовещателя.
   -- Да ведь против него есть улики.
   -- Позвольте спросить какие?
   -- Во-первых, тот факт, что он находился вчера вечером в парке в то время, когда было совершено убийство, и спускался на дорогу с ветвей каштана, где его видел Андош. Разве этой улики недостаточно?
   -- По-моему, недостаточно, это лишь доказательство того, -- возразил Жобен, -- что Сиди-Коко, несмотря на запрет Мариетты, хотел ее увидеть... Влюбленному это простительно, осмелюсь к тому же заметить, что для совершения убийства чревовещатель должен был войти в парк после того, как он из него вышел...
   -- Нет, когда Андош Равье видел его, преступление было уже совершено.
   -- Я с этим не согласен.
   -- На каком же основании?
   -- Да ведь Андош сказал, что тогда на колокольне пробило девять часов. На то, чтобы совершить преступление и найти деньги, преступнику понадобился по крайней мере час. Нельзя же предположить, что Жак и Мариетта в восемь часов улеглись спать, тем более что Жервеза ушла от них в половине девятого.
   -- Свидетель легко мог ошибиться во времени, потому что находился под влиянием выпитого сидра.
   -- Это еще подлежит сомнению.
   -- И все-таки, -- сухо сказал следователь, -- я уверен, что убийца -- Сиди-Коко.
   XV
   Жобен поклонился:
   -- Вы сами пожелали узнать мое мнение, господин следователь, и я, как и всегда, откровенно высказал его.
   Абади понял, что уязвил полицейского.
   -- Конечно! -- воскликнул он. -- Ваша откровенность делает вам честь. Мы расходимся во мнениях, но вы, быть может, видите больше, чем я. Ход дела покажет, кто из нас прав... Во всяком случае я считаю необходимым арестовать чревовещателя. Если он окажется невинным, то я отпущу его после допроса.
   -- Разумеется, -- заметил Фовель, -- с подобного сорта людьми не церемонятся... Арест не скомпрометирует их, им нечего терять!.. Этот сброд, извините за выражение...
   -- Полно, господин мэр, разве нет среди акробатов честных людей?
   -- А вы думаете, есть?
   -- Да, я уверен, что большая часть из них -- люди честные.
   -- Ну, признаюсь...
   -- Если бы они все были негодяями, полиция запретила бы их ремесло. Я знал одну акробатку, Перин Розье, прозванную женой паяца. Бедняжка была воплощением добродетели, а между тем ее осудили заочно на смертную казнь за чужую вину.
   -- А невиновность ее была доказана? -- спросил Фовель.
   -- Вполне.
   -- Тем лучше для нее, но это все-таки не меняет настоящего дела. Кроме Жака и Мариетты, чревовещатель, может быть, убил еще и племянника господина Домера...
   На это нечего было возразить. Жобен только пожал плечами и замолчал.
   -- Здесь ли еще труппа, в которой состоит Сиди-Коко? -- спросил следователь.
   -- Нет, -- ответил мэр, -- они вчера утром уехали.
   -- Значит, остался один Сиди-Коко?
   -- Должно быть, впрочем, я не знаю.
   -- Не известно ли вам, куда отправились эти скоморохи?
   -- В Сент-Ави, где в воскресенье храмовый праздник.
   -- А далеко это от Рошвиля?
   -- Двенадцать километров.
   -- Бригадир!
   -- Что прикажете, господин следователь?
   -- Я сейчас напишу приказ арестовать фокусника по имени Сиди-Коко... Вы возьмете с собой двух жандармов, отправитесь в Сент-Ави и арестуете его.
   -- Слушаюсь, господин следователь!
   -- Если придете во время представления, дождитесь его окончания. Пусть публика разойдется сначала... Словом, сделайте все тихо, без скандала. Предписываю вам также не объяснять чревовещателю, из-за чего его подвергают аресту. Если он спросит, отмалчивайтесь.
   -- Ваше приказание будет в точности исполнено, -- ответил бригадир.
   -- Это еще не все. Вы отведете его в рошвильскую ратушу, посадите под стражу и немедленно явитесь ко мне с докладом в гостиницу, где я остановлюсь. Ведь тут есть гостиница?
   -- Конечно, и очень хорошая, называется она "Яблоко без зернышек" и содержится Огюстом Нико.
   -- Ах, господин следователь, -- воскликнул Сидуан Фовель, -- вы, верно, шутите! А мой-то дом на что? Не откажитесь, пожалуйста, разместиться у меня. Я отдам в ваше распоряжение четыре превосходные комнаты. Уверяю вас, вы останетесь довольны. Если же вы не согласитесь, то обидите меня.
   -- Боже упаси, господин мэр! Я не позволю себе вас обидеть, -- с улыбкой ответил следователь. -- С радостью принимаю ваше приглашение и заранее извиняюсь за беспокойство, которое причиню вам.
   -- Какое беспокойство, помилуйте!.. -- возразил обрадованный Фовель. -- Мои дела идут хорошо, у меня чудесный дом, кухарка, горничная, садовник... а какое у меня в погребах вино! Я приглашаю сегодня к себе ужинать господина судью и...
   Мэр остановился и вопросительно взглянул на следователя, который незаметно кивнул ему.
   -- И господина Жобена.
   Полицейский заметил, что мэр колебался, пригласить его или нет, и сказал:
   -- Увольте, господин мэр... сегодня вечером у меня много дел, я наскоро съем кусок мяса и выпью стакан вина, а ночевать останусь в замке.
   Фовелю не особенно улыбалось то, что в праздничной трапезе примет участие какой-то полицейский, и он больше не настаивал. Следователь отдал приказание бригадиру арестовать Сиди-Коко.
   -- Как доставить его сюда, господин следователь? Пешком не слишком ли долго?
   -- Найдите повозку для четверых. На обратном пути можете сами править лошадьми, а Сиди-Коко посадите между двумя жандармами.
   -- Слушаюсь.
   -- Но если чревовещатель действительно украл деньги, -- сказал Жобен, -- то жандармы совершат напрасную прогулку: Сиди-Коко, если он виноват, наверняка уже ускользнул.
   -- Это нельзя утверждать, -- возразил следователь. -- Своим бегством он навлек бы на себя подозрение. А он, напротив, постарается его устранить.
   -- Да как же он может устранить его, когда ему известно, что Андош Равье видел его? Если он попадет в руки жандармов, это будет вернейшим доказательством его невиновности.
   Следователь ничего не ответил на это логичное замечание. Сидуан Фовель, догнав уходившего бригадира, шепнул ему:
   -- Зайдите ко мне, любезнейший, и предупредите мою жену, чтобы она постаралась приготовить ужин получше, так как у нас будут гости.
   -- Ну, -- сказал следователь, -- теперь приступим к допросу третьего свидетеля.
   Вошел Жан Поке и начал свои показания. Жобен внимательно слушал каждое его слово и приходил во все большее оживление. Окончив рассказ, Жан Поке, не знавший грамоты, подписал свои показания крестиком, затем ему велели удалиться.
   -- Ну что, господин следователь? -- сказал полицейский. -- Разве я был не прав, когда говорил о невинности фокусника?
   -- Но разве эта невинность подтверждается показаниями Жана Поке?
   -- Конечно! Ведь Поке провожал в замок племянника Домера почти в то же самое время, как Жервеза вышла оттуда. Они даже встретили ее на дороге. Жак Ландри отворял лейтенанту сам, стало быть, он был тогда еще жив... Ну, предположим, что на приготовление ужина и на сам ужин потребовалось полтора часа. Из этого всего следует, что Жорж Прадель не мог прийти в свою комнату раньше десяти... а тогда чревовещателя уже и след простыл. Мог ли он снова проникнуть в замок, если все двери в нем были заперты и, кроме того, там еще находился чужой человек? Если Сиди-Коко начал рубить шкафы и сундуки, то этим стуком он непременно должен был разбудить лейтенанта.
   -- Откуда же вы знаете, что лейтенант не проснулся?
   -- Предположим, господин следователь, что он проснулся, но в таком случае куда же он подевался? Ведь он исчез -- и вы это хорошо знаете.
   -- Конечно, знаю, и знаю, что это исчезновение запутывает дело. Стоит только выяснить, где сейчас Жорж Прадель, и все объяснится. По всей вероятности, убийца нанес ему удар после того, как уже покончил с Мариеттой и ее отцом.
   -- Хорошо, но куда же он подевал труп?
   -- Спрятал.
   -- Нет, это невозможно! Жорж Прадель жив. Я убежден в этом.
   -- И что же вы думаете, Жобен?
   -- Что я думаю? -- с жаром заговорил полицейский, но вдруг осекся. -- Ради бога, не спрашивайте меня об этом... Я и сам страшусь своей мысли...
   XVI
   Настало минутное молчание. Следователь нарушил его.
   -- А я боюсь, -- сказал он, -- что угадываю вашу мысль.
   -- В таком случае вы все понимаете, -- ответил полицейский.
   -- Выразитесь яснее, кого вы обвиняете?
   -- Я -- никого... обвиняют обстоятельства, из которых я делаю вывод, что убийца не кто иной, как Жорж Прадель.
   -- Это безумие! Нелепость! -- воскликнули мэр и судья почти одновременно.
   -- Почему же безумие и нелепость?
   -- Можно ли подозревать в краже племянника миллионера? -- возмутился судья.
   -- Которого к тому же ждет блестящее будущее, -- прибавил мер. -- Он не захочет все испортить.
   -- Я тоже думаю, Жобен, что вы ошибаетесь, -- заметил следователь. -- Впрочем, чего не бывает на свете! Каковы же, по-вашему, улики против Жоржа Праделя?
   -- Одна, самая ужасная улика -- его отсутствие...
   -- Которое ничего не доказывает.
   -- Как это ничего не доказывает, господин следователь? В таком случае объясните же его отсутствие.
   -- Я пока не могу ничем его объяснить. Здесь кроется какая-то тайна, которая, однако, не дает нам права возводить столь тяжкое обвинение на этого честного, благородного молодого человека! Я нахожу непростительным подозревать его в этом гнусном преступлении.
   -- Ах, зачем я высказался, мне следовало молчать! -- произнес с досадой полицейский. -- Но знайте, что сегодня вечером я буду иметь неопровержимые доказательства. Сейчас я только сделал логический вывод, который не в силах опровергнуть ни один искусный адвокат. Вчера между восемью и девятью часами Прадель был здесь. Рабочий видел, как Жак Ландри сам отпер ему ворота. Прадель вошел в замок, и ворота за ним затворились. Сегодня утром находят только два трупа, а Праделя нет! Из этого следует...
   Фовель пожал плечами. Судья нахмурился. Следователь задумчиво опустил голову.
   -- Хорошо, -- заметил Ривуа, -- но вам очень хорошо известно, что всякое преступление непременно должно иметь какую-нибудь побудительную причину, какую-нибудь цель, и чем выше общественное положение преступника, тем значительнее эта причина. Согласны ли вы со мной?
   -- Конечно.
   -- Здесь же мы видим молодого человека, принадлежащего к высшему кругу, который превосходно окончил курс в военном училище и в двадцать пять лет уже был произведен в лейтенанты. Что же могло побудить его испортить такую блистательную карьеру?
   -- Надеюсь, господин судья, вы позволите мне в свою очередь задать вам вопрос. Если предположить, что убийца -- Сиди-Коко, то что могло побудить его совершить это преступление?
   -- Желание завладеть деньгами, которые были спрятаны в комнате управляющего.
   -- По-моему, та же самая причина и побудила Праделя совершить убийство.
   -- Нет-нет! Этого невозможно допустить! Чревовещатель -- всего лишь ничтожный акробат, у которого порой нет и нескольких су, а Жорж Прадель -- племянник миллионера.
   -- Но разве он сам также миллионер? Есть ли у него хоть что-нибудь свое?
   -- Не думаю. Домера разбогател посредством торговли, а сестра его была очень бедна... Впрочем, я могу сообщить вам, что он ничего не жалеет для своего племянника и щедро тратит деньги на его удовольствия.
   -- Знакомы ли вы с этим молодым человеком?
   -- Нет, мне никогда не приходилось встречаться с ним, но я часто слышал отзывы о нем, и всегда самые лестные. По словам Домера, у него золотое сердце.
   -- А в моей служебной практике, -- возразил Жобен, -- мне не раз приходилось встречаться с людьми, которые пользовались глубоким уважением до той самой минуты, пока с них не спадала маска. Итак, повторяю, что мой вывод вполне логичен... Чтобы убедить вас, мне недостает только материального доказательства, которое, как я предчувствую, скоро будет у меня в руках.
   Разговор этот был прерван приходом доктора Гренье. Извинившись, что он так долго заставил себя ждать, молодой врач спросил, можно ли приступить к вскрытию тел, сообщив при этом, что он захватил с собой все необходимые для операции инструменты.
   -- Да, -- ответил следователь, -- прежде всего мы должны узнать, как скоро после ужина жертвы были убиты.
   Жандармы перенесли тело Ландри в людскую и положили его на стол; один солдат со свечой в руке светил доктору, который, подвязавшись передником, засучив рукава и вооружившись скальпелем, приступил к делу. Было восемь часов вечера.
   -- Ну, дорогие мои гости, -- сказал Фовель, обращаясь к следователю и судье, -- здесь нам, кажется, больше делать нечего, а потому прошу вас пожаловать ко мне: ужин, наверно, уже остыл.
   Предложение это было принято.
   -- Так вы отказываетесь идти с нами, Жобен? -- спросил следователь.
   -- Да, отказываюсь, -- отозвался полицейский. -- Мне теперь не до ужина! Я не успокоюсь до тех пор, пока не найду подтверждений своей догадке. Приятного аппетита, господа!
   -- А вам успеха, Жобен!
   -- Извините, пожалуйста, -- сказал полицейский, -- я задержу вас на минуту. Не могли бы вы, господин судья, показать мне комнату, в которой, по-вашему, ночевал лейтенант?
   -- Мы точно знаем, что он провел ночь в этой комнате, потому что нашли там портсигар, оставленный Праделем.
   -- Неужели? Отчего вы думаете, что это его портсигар?
   -- Во-первых, на нем буквы "П" и "Ж", а во-вторых, в нем оказались визитные карточки и письма. Сомнений быть не может.
   -- Письма! -- прошептал Жобен изумленно. -- Браво! Это сверх всякого ожидания! Письма -- это главный козырь в моей игре!
   Ривуа взял свечу в подсвечнике и провел Жобена в Красную комнату, где и оставил полицейского, еще раз пожелав ему успеха. Оставшись один, Жобен осмотрелся. Прежде всего он подошел к мраморному камину и зажег свечи в канделябрах. Комната ярко осветилась. Полицейский осмотрел, как была измята постель, потом провел по ней рукой, чтобы убедиться, лежали на ней или умышленно смяли руками.
   -- А ведь негодяй действительно лежал, -- пробормотал он, -- несмотря на то что собирался совершить убийство. Сильный характер!
   На мраморном ночном столике Жобен заметил пепел от сигар.
   -- Он курил, вместо того чтобы спать, -- продолжал полицейский, -- обдумывал свой кровавый план...
   Жобен взял графинчик с ромом и посмотрел на свет.
   -- Недостает целой трети, -- сказал он. -- Он выпил рюмок пять! Ему хватило и этого... Другой бы для храбрости осушил этот графинчик до дна!
   Заметив портсигар, Жобен схватил его и принялся внимательно осматривать.
   XVII
   -- Какой красивый! -- заметил сыщик. -- И как пахнет! Как волосы женщины... С каким вкусом оттиснуты начальные буквы... Конечно, куплен в самом шикарном магазине.
   После минутного молчания Жобен продолжал:
   -- Несмотря на все свое присутствие духа, он, наверно, был очень растерян, раз оставил здесь портсигар... Посмотрим, что в нем.
   Жобен открыл его и начал перебирать карточки и письма. Там было всего три конверта, подписанных одной и той же рукой. На первом значилось: "В Алжир, лейтенанту из Гавра". Вот его содержание:
   "Наконец, после трехмесячного молчания, ты ответил мне, милый Жорж, но какое грустное это письмо, еще грустнее прежнего, в каждой строчке слышится безнадежная тоска. По всему видно, что у тебя какое-то горе, дитя мое. Но в твои лета и при таком блестящем положении на службе может ли быть другое горе, кроме сердечных страданий? Я уверен, что у тебя завелась какая-нибудь страстишка. Не правда ли, я не ошибся? Я хоть и стар, но помню прошлое и знаю, как это бывает. Человек считает себя несчастным, теряет всякую надежду, уверен, что никогда не утешится... Это общее правило... Но проходит некоторое время, и в одно прекрасное утро он просыпается с улыбкой и смеется над недавним своим отчаянием -- ему кажется невероятным, что он хотел умереть из-за таких пустяков.
   Отчего ты со мной не откровенен? Разве ты не знаешь, что я люблю тебя, как родного сына, и принимаю горячее участие во всем, что тебя касается?
   Если бы ты посоветовался со мной, я бы развлек тебя, поддержал и помог тебе стать прежним, веселым и беспечным Жоржем. Тоскуешь ты, по-видимому, не со вчерашнего дня. Впрочем, я надеюсь избавить тебя от этой тоски, когда ты приедешь к нам. В письме твоем единственное утешительное известие -- что ты берешь отпуск, чтобы повидаться со мной и Леонтиной.
   Я приложу все старания, чтобы залечить раны твоего сердца, и заранее убежден в благоприятном исходе болезни. Сознайся, что я прав: ты будешь счастлив с нами. Когда ты уехал в 1871 году в Африку, Леонтина была еще ребенком, но с тех пор прошло три года, и она теперь семнадцатилетняя девушка и хороша как ангел. Все восхищаются ее красотой, но мне в ней больше всего нравится ее доброе сердце. Она только и бредит, что о свидании с тобой.
   Твой приезд и мне пойдет на пользу. Не помню, писал ли я тебе, что приобрел в окрестностях Руана небольшое, но очень живописное имение с красивым замком и парком. Там я провожу ежегодно по три недели. Недавно я услышал, что мой сосед по имению разорился и продает свою землю. У него хорошие пашни и луга. Если бы мне удалось присоединить эту землю к своей, то вышло бы довольно большое имение. Я серьезно намерен купить эту землю и дать ее в приданое Леонтине. Представь себе, что к твоей сестре сватались уже трое, не подозревая даже, что за ней такое приданое.
   Во всяком случае я не начну ничего, не посоветовавшись с тобой. Мне хотелось бы, чтобы ты познакомился с Рошвилем. (Предупреждаю тебя, там много дичи.) Ты посоветуешь, какие мне сделать перемены и улучшения в замке. Я вполне полагаюсь на твой вкус. Но все, что я сказал тебе, должно остаться между нами. Я желал бы удивить Леонтину, сказав ей в один прекрасный день: "Ну, крошка моя, Рошвиль принадлежит тебе, это свадебный подарок от старого дяди..."
   Но я уж слишком разболтался, дитя мое, спешу окончить. Не знаю, буду ли я в Гавре или в Рошвиле, когда ты приедешь. Во всяком случае по приезде в Марсель зайди на почту, где ты найдешь мое письмо: в нем я сообщу тебе, куда ехать.
   До свидания же, милый мой, целую тебя с родительской нежностью, твой дядя Филипп Домера.
   P. S. Вместе с этим письмом посылаю тебе три банковских билета в тысячу франков каждый. Быть может, у тебя есть какие-то долги".
   -- Черт побери! -- воскликнул Жобен, прочитав последние строки. -- Достойный дядя! Жаль, что у такого превосходного человека племянник -- такой подлец.
   Он снова положил письмо в портсигар.
   -- Очень трогательное, но ничего не объясняющее письмо, -- продолжал он. -- Из него только видно, что Жорж Прадель горюет, а дядя приписывает это горе любовным страданиям. Я ожидал большего... Но прочтем другие письма.
   Второе письмо, тоже от дяди, было адресовано в Марсель, о нем Домера упоминал в своем первом послании. Вот оно:
   "Получив твою телеграмму, отправленную в день твоего отъезда, я заключил, что ты теперь находишься в море, а послезавтра приедешь в Марсель, где тебя и будет ожидать это письмо. Я сейчас ни в Гавре, ни в Рошвиле, а в Париже, вместе с твоей сестрой, куда приехал по весьма важным делам. Жду тебя в Гранд-отеле. Поедем вместе в Нормандию".
   -- Вот тебе раз! -- вздохнул полицейский. -- Ай да письма, на которые я так рассчитывал!
   Взглянув на третий конверт, на котором не было марки, Жобен прочел следующую надпись: "Господину Жоржу, лейтенанту зуавов. (Отдать ему, когда приедет в Гранд-отель)". В правом углу конверта было написано вкось: "Поручается служащим в бюро Гранд-отеля". За этим следовала подпись: "Филипп Домера".
   Жобен хотел вынуть письмо, но конверт оказался пуст.
   -- Черт побери! Этого еще недоставало! Но, по всей вероятности, у молодого человека сохранилось это письмо, так как даже конверт уцелел! Что же он сделал с ним?
   Жобен внимательно осмотрел все углы комнаты и вдруг увидел в камине смятую бумажку с обгорелым концом.
   -- Это, должно быть, письмо. Прадель, вероятно, закурил им сигару... Посмотрим.
   Полицейский поднял бумагу, расправил ее и с радостью увидел, что не ошибся. Все буквы были целы, сгорел только белый угол письма. Жобен принялся читать. По мере чтения лицо его прояснялось, а в конце из груди вырвался радостный крик, и он выбежал из комнаты с портсигаром и письмами в руках.
   XVIII
   Между тем у рошвильского мэра ужинали. Фовель недаром гордился своей великолепной столовой: стены были лепной работы, потолок расписан птицами, порхавшими в облаках. Золоченая мебель напоминала времена Людовика XIII. Над столом висела серебряная люстра. Госпожа Фовель в высоком чепце на черных волосах сидела на самом почетном месте. Это была желчная женщина, которая постоянно жаловалась на ветреность мужа. С правой стороны от нее сидел следователь, а с левой -- судья. Напротив сидел мэр со своей разодетой дочерью.
   Предупрежденная бригадиром, хозяйка приготовила ужин на славу. Ножи, вилки и челюсти работали без устали. Петронилла и Жан-Мари едва успевали менять тарелки и подавать новые блюда. Превосходное вино Фовеля мало-помалу сглаживало неприятное впечатление, произведенное убийством в замке. Разговор начинал оживляться, как вдруг в коридоре послышались чьи-то торопливые шаги. Дверь быстро распахнулась, и в столовую влетел человек, размахивая над головой какой-то бумагой. Госпожа Фовель от страха закрыла лицо руками, а ее дочь Олинда с открытым ртом и поднятой вверх вилкой прижалась к отцу.
   -- Жобен! -- воскликнул следователь.
   -- Да, я... -- задыхаясь, произнес полицейский.
   -- Что случилось? У вас, наверно, есть новости? Что-нибудь очень важное? Да вы не можете говорить...
   Жобен без всяких церемоний схватил первый попавшийся под руку стакан, наполнил его водой и выпил залпом.
   -- Уф! -- произнес он. -- Теперь легче!.. Я обещал вам, господин следователь, предоставить доказательство виновности Жоржа Праделя. Теперь оно у меня в руках. Вот письмо... письмо от господина Домера... это третье, а два других в портсигаре. Однако прежде вы должны узнать содержание первых двух.
   Жобен вслух прочел уже знакомые нам письма.
   -- Ну, и что же вы в них нашли? -- спросил следователь с неудовольствием. -- Ведь мы знали о намечавшемся приезде в замок молодого офицера, Домера писал об этом Ландри.
   -- Ах, пожалуйста, не спешите делать заключения, -- возразил Жобен. -- Эти письма ровным счетом ничего не доказывают, но вы заговорите по-другому, когда узнаете содержание третьего...
   И он прочел:
   -- "Париж, Гранд-отель, девять часов утра, двадцать третье сентября". Запомните хорошенько число, -- обра-- тился он ко всем присутствующим, -- ведь это три дня назад. Теперь слушайте:
   "Милое дитя мое! Не могу дождаться тебя в Париже, как мы условились, а встречусь с тобой где-нибудь на пути между Парижем, Лионом и Марселем. Мне сейчас же нужно сесть на поезд и отправиться по очень важному делу. Итак, вместо меня и Леонтины тебя ждет в Гранд-отеле это письмо.
   Однако я хочу сообщить тебе, по какому делу вынужден уехать. Я узнал, что один из торговых домов в Марселе, в котором у меня помещен значительный капитал, на днях объявит себя банкротом. Потому я и спешу скорее забрать оттуда свои деньги. Леонтину я не мог оставить одну в Гранд-отеле, а взять ее с собой в Марсель было неудобно, и я решил отвезти ее на неделю в пансион, где она воспитывалась. Бедняжка очень скучает, она надеялась увидеть тебя сегодня вечером или завтра... Но что делать! Дела помешали.
   Не желаешь ли доставить мне удовольствие, Жорж? Вместо того чтобы пробыть целую неделю в Париже, где ты ни с кем не знаком, отправляйся лучше послезавтра в Рошвиль. Если ты выедешь из Гавра по железной дороге, то в восемь часов утра будешь на станции Малоне, а оттуда за два часа экипаж довезет тебя до Рошвиля. У меня в замке есть управляющий Жак Ландри, отставной моряк, с прехорошенькой дочкой, я напишу им, и они примут тебя по-царски.
   Мне же ты окажешь большую услугу. Дело вот в чем: на прошлой неделе вследствие некоторых обстоятельств, которые я могу сообщить тебе только при личной встрече, я оставил в рошвильском замке триста пятьдесят тысяч франков золотом и банковскими билетами. В своем управляющем Ландри я совершенно уверен, но не желал бы подвергать старика опасности. Долго ли пронюхать, что в его комнате хранятся большие деньги! К счастью, об этом совершенно никому не известно, но со вчерашнего дня мною овладело какое-то беспокойство, а потому я буду очень рад, если ты отправишься туда и будешь охранять деньги вместе с Ландри.
   Ручаюсь, что ты не будешь скучать. Рошвильский мэр и судья -- прекрасные, достойные люди. Ты можешь с ними познакомиться. Притом в Рошвиле превосходная охота, о которой я уже, кажется, писал тебе. Итак, я рассчитываю на твою любезность. Однако до свидания, друг мой, мне некогда! Если наши поезда встретятся, я пошлю тебе воздушный поцелуй.
   Любящий тебя Ф. Домера".
   Воцарилось молчание.
   -- Ну что? -- спросил наконец Жобен. -- Как вам, господин следователь, слова Домера, где он говорит, что никто не подозревает о хранящихся в замке деньгах? Жак Ландри и Мариетта дорого поплатились за доверие своего господина. Станете ли вы теперь называть меня сумасшедшим за то, что я подозревал Праделя? Теперь ясно, что преступление совершил он, никто другой не имел причин убивать Жака и Мариетту, потому что никто не знал, что в замке хранились деньги. Понимаете ли вы?
   -- Да, -- вздохнул следователь, -- вы были правы, Жорж Прадель виновен. Ах, бедный Домера! Какой ужасный удар!
   -- Да, этот Прадель -- ловкий мошенник! -- продолжал Жобен. -- Тем не менее он совершил непростительные ошибки. Я не понимаю, как он мог упустить их из виду?
   -- О каких ошибках вы говорите? -- спросил следователь.
   -- Во-первых, он поступил очень неосторожно, сообщив свое имя Жану Поке и позволив ему проводить себя к замку. Теперь он не сможет оправдаться тем, что находился в другом месте. Вторая ошибка -- что он не уничтожил письмо. Тот факт, что он забыл портсигар, еще в какой-то степени объясним -- перед убийством невозможно помнить обо всем. Но письмо! Письмо, компрометирующее его! Он не попытался его уничтожить... Это в высшей степени странно! Признаюсь, подобная глупость изумляет меня. Я никогда бы не поверил этому, если бы не увидел собственными глазами! Но, к счастью, это так. Ведь, не забудь Прадель свой портсигар и не попади это письмо в наши руки, мы подозревали бы в убийстве чревовещателя и подвергли бы его страшному наказанию.
   Следователь нахмурился и сказал:
   -- Может оказаться, что он все-таки виновен, но действовал не один.
   -- Как! -- воскликнул изумленный Жобен. -- Вы видите в нем соучастника Праделя?
   -- Отчего не допустить этого?
   -- Да где же они могли познакомиться?
   -- Их свело преступление. Если Сиди-Коко и не сам его совершил, то, вероятно, воспользовался им или получил деньги за молчание.
   Жобен опустил голову. Полицейский, конечно, не разделял мнения следователя относительно виновности чревовещателя, но он знал, что спорить в эту минуту было бесполезно, а потому предпочел молчать. Но оставим их на некоторое время и последуем за бригадиром, отправившимся арестовывать Сиди-Коко.
   Предупредив госпожу Фовель о том, что у нее будут гости, он поспешил отыскать четырехместную повозку. Найти ее было нетрудно. Хозяин гостиницы "Яблоко без зернышек", желая прислужиться начальству, предложил свою просторную одноколку, запряженную сильной лошадью. Когда запрягали лошадь, у дверей гостиницы собралась толпа любопытных, так как разнесся слух, что жандармы едут арестовывать убийц. Все толпились, лезли вперед и засыпали вопросами бригадира и двух его помощников. "Кто убийцы? Где они скрываются? Когда их привезут?" Осторожные жандармы молчали.
   -- Нам приказано не говорить ни слова, -- пояснил бригадир. -- Скажу только, что вам слишком долго придется нас ждать, а потому советую вам отправиться спать к своим женам, у кого таковые, конечно, имеются...
   Было уже темно, когда одноколка выехала со двора гостиницы. Бригадир и один из его помощников сидели на скамейке, подвешенной на четырех ремнях.
   -- Берегись! -- крикнул унтер-офицер, хлопая кнутом.
   Толпа расступилась, лошадка побежала крупной рысью, и вскоре звон ее бубенчиков затих вдалеке. Любопытные высказали еще немало нелепых соображений и затем разошлись.
   Нам известно, что от Рошвиля до Сент-Авита -- двенадцать километров. Несмотря на то что местность была гористая, нормандская лошадь пробежала это расстояние за час с четвертью. Была уже ночь, когда повозка достигла первых домов Сент-Авита -- города с населением больше двенадцати тысяч жителей.
   Большая улица была почти пуста. Странная музыка комедиантов слышалась в отдалении. Звуки турецкого барабана, китайских колокольчиков, литавр и кастаньет доносились до вновь прибывших.
   -- У них представление... -- прошептал унтер-офицер и, вспомнив приказ следственного судьи, прибавил: -- Нам придется немного подождать!
   Тут они как раз увидели трактир. Повозка въехала во двор, и ее поставили в сарай, не распрягая лошадь. Трактирщик принес овса, один из жандармов остался возле лошади, а двое других направились к большой площади, где из досок и парусины был выстроен балаган. Перед ним находилась эстрада для музыкантов и клоунов. На эстраду вела лестница с перилами, в конце которой восседала в старом кресле перед маленьким столиком толстая кассирша -- законная супруга содержателя Жерома Трабукоса.
   Эта матрона брала плату за вход -- 20 сантимов. Военные и дети младше шести лет платили только два су. Уплатив эти деньги, посетитель поднимал полосатую занавеску и спускался по лестнице в то место наслаждений, которое маленькая Жервеза простодушно сравнила с раем. Там он располагался на деревянной скамейке, покрытой красным коленкором.
   На балагане, освещенном разноцветными фонарями, красовалась широкая парусиновая вывеска, на которой огромными красными и черными буквами было написано следующее:
   БОЛЬШАЯ ВЫСТАВКА ЧУДЕС 
   физических, артистических, забавных и иных;
   феноменов, разнородных фокусов, картомании, ученых животных, белой магии, музыки и танцев.
   Любителям позволено мериться силами с первыми силачами Франции и Европы.
   Справа от надписи висел портрет молодой великанши восемнадцати лет и трех месяцев от роду, весившей двести пятьдесят килограммов, умевшей танцевать качучу [качуча -- испанский танец с кастаньетами, сопровождаемый страстными эксцентричными жестами и позами] и гадать. Слева были изображены "чудесные упражнения несравненного Сиди-Коко, называемого Зуавом, показывающего штуки наподобие того человека с куклой в Пале-Рояле, на которого стекался посмотреть весь Париж".

XIX

   В ту минуту, когда унтер-офицер со своими подчиненными вступали на площадь, музыка смолкала, а музыканты исчезали поочередно за занавесом, чтобы аккомпанировать представлению, между тем как клоун визгливым голосом зазывал публику с эстрады:
   -- Милостивые господа! Сейчас начнется! Не упустите случай! Спешите посмотреть на то, чего вы никогда не видели и больше не увидите, потому что выставка чудес оставит вашу общину через три дня, а несравненный Сиди-Коко в скором времени уедет из Франции, из прекрасной Франции, в далекую, холодную страну -- в Россию, где бояре осыпят его рублями! Пожалуйте, пожалуйте, честные господа!
   Унтер-офицер толкнул своего спутника и тихонько сказал ему:
   -- Я думал, что чревовещатель удрал, но, похоже, ошибся. Мы не зря сюда приехали!
   Жители Сент-Авита хоть и откликались на зазывания клоуна, однако в малом числе. Вероятно, большая часть населения берегла денежки на следующий день, воскресенье, на который приходился храмовый праздник, а в этот праздник любые издержки считались позволительными.
   Унтер-офицер вошел вслед за другими по лестнице в сопровождении своего верного спутника. Он собрался было положить двадцать сантимов перед толстой женщиной, как она вдруг воскликнула:
   -- Кого я вижу? Боже мой! Да это же милый рошвильский капрал собственной персоной! Так я и взяла с вас деньги, капрал! Войдите, войдите, господа!.. Для вас представление бесплатно, вы оказываете выставке чудес большую честь своим посещением.
   -- Однако, -- начал унтер-офицер, -- так как мы здесь не при исполнении своих обязанностей, мне кажется, что...
   -- Нет-нет!.. Капрал, вам неправильно кажется! -- перебила его толстушка. -- Чтобы я брала деньги с жандармов!.. Да никогда в жизни! Я обожаю жандармов! Все они -- душки, прелесть! В прошлом году, в Сен-Бриене, мне сильно понравился один жандарм. Ах, какой он был красавец! Даже мой благоверный супруг, Жером Трабукос, ревновал меня к нему, как тигр, хотя между нами ничего такого не было... Войдите, господа, войдите, и если после спектакля вы не побрезгуете выпить рюмочку старого коньяку, то мы с Жеромом к вашим услугам...
   Такая настойчивость и уважение к военному мундиру восторжествовали над сомнениями унтер-офицера. Он положил обратно в карман свои двадцать сантимов, прошел в балаган вместе со своим подчиненным и сел позади нескольких дюжин зрителей, вошедших раньше. Появление этих двух представителей власти не произвело на присутствовавших никакого впечатления.
   Мы не будем описывать всевозможные упражнения и фокусы, а остановимся на последней части представления, когда на сцену должен был выйти чревовещатель. Наконец, громкая музыка возвестила о его появлении. Сиди-Коко любезно раскланялся перед публикой, которая встретила его бурными аплодисментами. Унтер-офицер наклонился к своему товарищу и шепнул ему на ухо:
   -- Право, у этого мошенника приятная наружность.
   -- Действительно, -- согласился жандарм.
   -- Тем не менее если он и кажется спокойным, подобно честному человеку, которому не в чем себя упрекнуть, то это потому, что он умеет скрывать угрызения совести.
   Сиди-Коко, которого маленькая Жервеза назвала красивым мужчиной, был действительно красивым молодым человеком двадцати семи или двадцати восьми лет. Черные глаза, блестящие и кроткие, озаряли его смуглое лицо с правильными чертами. Длинные и густые усы, тонкие на концах, осеняли его губы и делали его похожим на военного. Из-под белого парика, по рассеянности слишком сильно сдвинутого назад, виднелись иссиня-черные волосы, остриженные под гребенку.
   Костюм чревовещателя состоял из короткого камзола, покрытого золоченой тесьмой и шнурами, шотландского пояса ярких цветов, белых, чрезвычайно широких брюк и треугольной шляпы с огромным красным пером. Сиди-Коко держал в левой руке маленькую куклу в шелковом платье, так же хорошо одетую, по словам Жервезы, как и Леонтина, племянница господина Домера... Он подошел к рампе, снова раскланялся и заговорил:
   -- Милостивые государыни и государи, имею честь объявить вам, что я исполню в вашем присутствии представление чревовещателя, благодаря которому я заслужил похвалы самых просвещенных знатоков в городах Франции и всей Европы... Я питаю льстивую надежду, что вы не откажете мне в поощрениях...
   Пока публика аплодирует вторично, сделаем маленькое отступление. Чревовещание, ныне совершенно вышедшее из моды, в прежнее время пользовалось огромной славой, и даже ученые много рассуждали об этом предмете. Аббат Лашапель, парижский королевский цензор, первым пролил некоторый свет на этот вопрос, более сложный, нежели многие полагают.
   Один бакалейный торговец в Сен-Жермене-ан-Лэ, по фамилии Сен-Жиль, стал главным объектом наблюдений королевского цензора. Этот Сен-Жиль серьезно занимался торговлей и не извлекал из своего искусства никакой прибыли, однако не хранил его в тайне. Аббат Лашапель говорил, что "он пользовался своим талантом только для забавы честных людей и для исправления дурных характеров". В подтверждение своих слов аббат рассказывал об одном молодом человеке, недавно женившемся и имевшем наклонность забывать об обете супружеской верности, которого навел на путь истинный таинственный голос чревовещателя. А некоторые прежде неисправимые вымогатели, испуганные голосами, которые, казалось, были не от мира сего, изменились совершенно и пожертвовали свое дурным путем обретенное состояние в пользу бедных и сирот.
   После Сен-Жиля чревовещатели, перестав работать единственно ради торжества добродетели, стали извлекать пользу из своего искусства, развлекая публику. Некто барон де Менжен прославился и обогатился посредством сочиненного им диалога, который происходил между ним и тремя или четырьмя фигурками, приводимыми им в движение наподобие марионеток. Его примеру последовали другие. Человек с куклой, пользовавшийся такой популярностью пятнадцать или двадцать лет назад, был также в некотором роде его учеником.
   Теперь вернемся в балаган Сент-Авита, к Сиди-Коко, который и не подозревал, что ему угрожает страшная опасность. Он раскланялся еще раз и, показав публике свою куклу, тонкую талию которой он сжимал двумя пальцами, продолжил:
   -- Милостивые государыни и государи, имею удовольствие представить вам госпожу Сиди-Коко, мою законную супругу...
   Эти слова были встречены хохотом, затем, как будто с потолка, послышался хриплый, дребезжащий, ослабевший от водки картавый голос:
   -- Это твоя супруга!.. Да к тому же законная! Ой-ой-ой! Если у вас будут дети, то одного мне на завод!..
   Все подняли голову кверху, жандармы сделали то же. Разумеется, никто ничего не увидел, потому что этим голосом говорил сам чревовещатель.
   Тот же надтреснутый голос продолжал:
   -- Ну чего вы все уставились на потолок, почтенные?.. Вы меня ищете на чердаке, а я в погребе... Ах, черт возьми, вот так ножка! Если у вас, милочка, и другая такая же хорошенькая, то лучших ножек не найдешь!
   В эту минуту голос, казалось, звучал наравне с землей. Можно было подумать, что он выходил из-под пола. Иллюзия была столь велика, что женщины вскрикнули, схватившись за платье обеими руками, а трое или четверо из мужчин посмотрели под скамейки. Чревовещатель нахмурился.
   -- Я не стану это терпеть, -- сказал он своим естественным голосом. -- Негодяй, осмеливающийся таким образом нарушать порядок, заслуживает строгого наказания. Другие, быть может, удовольствовались бы тем, что изгнали бы наглеца. Я же поступлю иначе... Я его запрячу под землю!
   -- Ой-ой-ой! -- взвыл охрипший голос, на этот раз как будто выходя из-под земли и постепенно ослабевая. -- Как тут холодно и темно! У меня уже начался насморк!.. Апчхи!.. Простите меня, господин чревовещатель... Позвольте мне подняться наверх... Я больше не буду...
   -- Поздно! -- сказал Сиди-Коко. -- Тебя нужно проучить: ты пробудешь там до полуночи!
   Затем, с улыбкой обращаясь к публике, он продолжал:
   -- Так как теперь, милостивые государи и государыни, нам больше никто не помешает, продолжим... Я вам сейчас представил свою жену... С виду она смирна, как овечка, и даже умеет молчать -- весьма редкое качество среди особ прекрасного пола... И что ж, все это только наружность... В действительности госпожа Сиди-Коко не лучше других... она сердита, своенравна, любит поболтать и хорошо поесть, она лгунья, кокетка...
   Тут кукла зашевелилась, выразила живейшее неудовольствие и воскликнула звонким голоском:
   -- Замолчите, супруг! Гадко так поступать с несчастной, беззащитной женщиной... Вы же просто клеветник!..
   -- Клеветник? -- повторил чревовещатель. -- Почему вы меня так называете? Разве вы не любите болтать, моя душечка?..
   -- Разумеется, нет! -- ответило маленькое создание. -- Я говорю хорошо, но мало. И никогда в жизни не говорю лишнего. Я не сплетничаю, не прохожусь насчет ближних, как это делают другие. Я занимаюсь хозяйством и не вмешиваюсь в чужие дела, и если меня можно в чем-нибудь упрекнуть, так это в излишней молчаливости...
   -- Прекрасно! Вы скажете, что вы и не сердиты?
   -- Сердита! Я? -- завизжала рассвирепевшая кукла. -- Это уж слишком! Не повторяйте этого, черт возьми! А не то я вам выцарапаю глаза!..
   -- Я вас обвинил напрасно! -- рассмеялся чревовещатель. -- Все здесь присутствующие могут судить о вашей скромности! Признайтесь по крайней мере, что вы кокетка.
   -- Вовсе нет!
   -- Однако ваш туалет обходится мне недешево. Что ни день, то я вижу у вас что-нибудь новенькое.
   -- Это потому, что у меня хороший вкус. Этим я вам же делаю честь.
   -- Итак, вы разоряете меня для того, чтобы мне нравиться?
   -- А для чего же еще?
   -- Я думаю, что все это делается для разных болтунов!.. Или вы полагаете, что я слеп?
   -- Разве я виновата, что я хорошенькая и что мужчины это замечают? Вы должны быть этим довольны, муженек, ведь если меня любят, так это значит, что я любезна...
   -- Очень любезны со всеми этими франтами, которых вы завлекаете в мой дом своими улыбками и нежными взглядами!
   -- Не могу же я отвечать на их вежливость грубостью!
   -- Они за вами ухаживают, и вы им подаете надежду!
   -- Если и так, то ведь это мне ничего не стоит, а им приятно... Но какое вам вообще до этого дело?
   -- Какое мне дело? Большое дело!..
   -- Это потому, что вы человек недалекий и полный предрассудков. То, чего вы так сильно страшитесь, часто случается и с людьми получше вас, и от этого им не бывает хуже.
   -- Быть может и так, но мне это не нравится и это со мной не случается!..
   -- Вы думаете?
   -- Я в этом уверен...
   -- Многие мужья говорили то же самое, однако же с ними это случалось... Да и как помешать тому, что захочет женщина?
   -- Вы будете постоянно со мной!
   -- Посмотрим!..
   -- Я буду за вами наблюдать день и ночь!
   -- Этим вы не возьмете.
   -- Дура!
   -- Тиран!
   -- Я вас запру!..
   -- Я выскочу в окно!
   -- Тюрьма, в которую я вас посажу, без окон!
   -- Желала бы я посмотреть, как вы это сделаете!
   -- Ну так вот же вам! -- С этими словами Сиди-Коко запрятал куклу в один из широких карманов своих брюк.
   Здесь сцена стала чрезвычайно комичной и вслед затем почти ужасной. Зрители видели метавшуюся во все стороны маленькую фигурку. Слышно было, как она жаловалась, умоляла, потом начала ругаться.
   -- Замолчите, бесстыдница! -- сказал чревовещатель. -- Замолчите, или я оторву вам голову!
   Кукла продолжала свое, и Сиди-Коко стал приводить в исполнение свою угрозу. Тогда из его кармана понеслись пронзительные крики:
   -- Караул! Режут!
   Эти крики мало-помалу перешли в хрип. Затем кукла издала последний глухой звук, и все смолкло. Унтер-офицер наклонился к своему подчиненному и тихо сказал:
   -- У меня мурашки бегут по телу. Бедная Мариетта, должно быть, точно так же кричала и хрипела прошлой ночью, когда этот негодяй ее резал, а теперь он устраивает этот фарс! Честное слово, дьявол, а не человек!..
   -- Вы правы, капрал, -- ответил жандарм.
   Чтобы утешить и развеселить зрителей, Сиди-Коко вынул из кармана куклу, находившуюся в бесчувственном состоянии и с повисшей головой, пощупал у нее пульс и стал приводить ее в чувство. В конце концов он даровал ей прощение, к большому удовольствию присутствовавших женщин, которые, думая о своих мужьях, говорили самим себе: "Верно! Они все такие!"
   Успех чревовещателя был полным. Когда он сходил со сцены, ему громко рукоплескали, он вернулся и раскланялся с публикой, которая стала аплодировать еще сильнее.
   "Недолго тебе праздновать, злодей! -- подумал унтер-офицер. -- Что сказали бы все эти ослы, если бы я им сейчас сообщил, что этому фокуснику скоро отрубят голову?"
   Не дожидаясь конца представления, жандармы оставили свои места и расположились по обе стороны от отверстия, через которое артисты покидали балаган. Минуты через три или четыре из этой двери вышел мужчина. Унтер-офицер загородил ему дорогу.
   -- Что вам от меня нужно? -- воскликнул изумленный мужчина.
   -- Вы тот, кого называют Сиди-Коко? -- спросил жандарм.
   -- Я самый.
   -- В таком случае предупреждаю вас, что всякое сопротивление с вашей стороны будет бесполезно. Я арестую вас именем закона!

XX

   Услышав эти страшные слова, Сиди-Коко отскочил назад и, казалось, приготовился защищаться. Другой жандарм быстро взял его за плечо, между тем как унтер-офицер схватил его за руки. Но чревовещатель успел оправиться.
   -- Я не собираюсь бежать, -- сказал он. -- Вы понимаете, меня это ужасно удивило... Да к тому же темно... Я вас принял за злоумышленников. Теперь я вижу, что вы жандармы. Но я не сделал ничего дурного!
   -- Может быть... это нас не касается... Вы об этом поговорите со следственным судьей.
   -- С каким следственным судьей?
   -- С тем, конечно, который подписал приказ о вашем задержании.
   -- У вас есть приказ о моем задержании?
   -- Разумеется. Если вы хотите, я вам его покажу...
   -- В чем меня обвиняют?..
   -- Вам это лучше знать. Мне об этом ничего не известно.
   -- Куда вы меня отправите?
   -- В Рошвиль.
   -- В Рошвиль, -- пробормотал чревовещатель дрожащим голосом и затем прибавил себе под нос: -- Этого-то я и боялся... Тот рассказал!..
   Унтер-офицер запомнил эти слова, сходные с признаниями, какие иногда вырываются у преступников в минуту смятения.
   -- В путь! -- скомандовал он. -- Никто не видел, как мы вас взяли. Чем меньше шума, тем лучше...
   -- Я готов за вами следовать. Каковы бы ни были подозрения, которые тяготеют надо мной, мне не составит труда доказать судье свою невиновность.
   -- Тем лучше для вас!
   -- Но я не могу предстать перед судьей в этом шутовском костюме. Позвольте мне переодеться.
   -- А далеко ли нужно идти?
   -- В двух шагах отсюда повозка, где я сплю и где находятся мои вещи. Не подумайте, что я хочу убежать... Ведь меня все равно поймают! Да вы и не оставите меня одного...
   -- Но, -- заметил унтер-офицер, -- у повозки мы встретим ваших товарищей, и тогда о вашем аресте всем станет известно.
   -- Представление еще не кончилось, мы никого не встретим, кроме маленькой девочки, которая стережет повозку. Если она и увидит что-нибудь, то наверняка ничего не поймет...
   -- Ну, так идем скорее...
   Чревовещатель, сопровождаемый жандармами, дошел до длинной и широкой повозки, служившей артистам гардеробом и спальней. Девочка, дремавшая около подножки, приоткрыла было глаза, но, узнав Сиди-Коко, тотчас зажмурила их опять.
   Сиди-Коко быстро снял с себя свое смешное одеяние, надел холстинные панталоны, синюю шерстяную блузу и сказал:
   -- Я готов.
   Арестованный и оба его стража отправились обратно. Представление заканчивалось. Публика покидала балаган и расходилась по площади. Законная супруга Трабукоса тушила последние плошки. Никто не обратил внимания на трех мужчин, быстро направлявшихся к трактиру, где их ожидала повозка.
   Было одиннадцать часов вечера с небольшим. Накормленная лошадь вывезла повозку со двора, ею правил третий жандарм. Унтер-офицер вынул из кармана какой-то предмет.
   -- Вы сядете сюда, на солому, -- сказал он чревовещателю, -- но прежде дайте мне ваши руки...
   Сиди-Коко ужасно побледнел.
   -- Дать вам руки, -- повторил он, -- зачем?..
   -- Затем, чтобы надеть наручники...
   -- Наручники! -- воскликнул молодой человек с ужасом и отвращением.
   -- Так нужно...
   -- Но ведь наручники надевают только на страшных преступников, на поджигателей, убийц! Даже воры обычно избавлены от этого унижения... Я не страшный преступник, не поджигатель и не убийца... И не вор... Я честный человек, которого ложно обвинили неизвестно в каком проступке. Разве я оказал вам сопротивление? Сжальтесь надо мной... Я не убегу, клянусь вам честью...
   При слове "честь" унтер-офицер пожал плечами.
   -- Так приказано, и никакие мольбы не помогут... Мариго, принесите фонарь.
   Жандарм, у которого было такое нежное имя, взял фонарь, висевший на повозке. Бледный луч осветил обшлага блузы чревовещателя. Бравый унтер-офицер вздрогнул. Он заметил у Сиди-Коко в петлице узенькую желтую ленточку.
   -- Что это такое? -- спросил он, дотрагиваясь пальцем до ленточки.
   -- Прежде чем стать комедиантом, я был солдатом, -- просто ответил чревовещатель. -- Зуавом... В одном сражении, в Африке, я спас жизнь своему лейтенанту и получил эту ленточку в награду. Это знак отличия военного ордена...
   -- Ах, черт возьми! -- прошептал жандарм, заметно тронутый. -- Вы были солдатом, и у вас есть знак отличия... Неудобно носить одновременно и эту ленточку, и наручники. Я положу наручники обратно в карман.
   -- Благодарю вас! -- воскликнул Сиди-Коко. -- Вы честный человек!
   Забыв о своем положении, он протянул руку унтер-офицеру, который отдернул свою и сказал:
   -- Слушайте внимательно то, что я вам сейчас скажу: я отвечаю за вас!.. Мне необходимо доставить вас в Рошвиль! Вы сядете со мной на передок. Я буду править лошадью. Товарищи мои сядут сзади с заряженными ружьями. Я вас предупреждаю, что если вам вздумается выскочить из повозки и удрать от нас, то вас подстрелят, как волка.
   -- К чему угрозы? -- возразил чревовещатель. -- Я уже вам дал слово.
   Унтер-офицер опять пожал плечами и сказал:
   -- Итак, вы предупреждены. Садитесь первый...
   Наконец повозка тронулась. Все молчали.
   "Удивительно, как изменилось мое мнение об этом чревовещателе, -- думал унтер-офицер. -- Сначала я дал бы голову на отсечение, что он виновен, а теперь и руки не дам... Человек, которого схватили и везут в то место, где он раскроил голову отцу и зарезал дочь, не может быть так спокоен!.. Это неестественно!.. Другое дело, если бы он был каторжником, но он был солдатом! Правда, случалось, что и солдаты сбивались с пути... Ну, да все это меня не касается..."
   Добрый конь бежал хорошо, и расстояние быстро уменьшалось. До Рошвиля оставалось не больше четверти часа езды. Сиди-Коко нарушил молчание:
   -- Капрал, вы понимаете, что мне необходимо как можно скорее увидеть следственного судью. Могу ли я надеяться, что он допросит меня сегодня же ночью?
   -- Этого я не знаю. Могу обещать вам только то, что тотчас сообщу ему о нашем приезде.
   -- Поведете ли вы меня к нему?
   -- Если он прикажет, то, конечно, я не заставлю вас ждать.
   Повозка замедлила ход. Они проехали часть деревни, погруженной в безмолвие, и остановились возле мэрии.

XXI

   Рошвильская мэрия была довольно красивым зданием, почти новым, построенным по плану одного руанского архитектора. В бельэтаже располагались школа для мальчиков, квартира учителя и зала для заседаний муниципального совета. Нижний этаж был занят большим сараем. Около этого сарая находилась узкая и длинная комната, слабо освещенная маленьким окном с железной решеткой. В нее вела толстая дверь, снабженная крепким замком. Эта комната служила тюремной камерой, но никогда, вплоть до этого дня, ни один сколько-нибудь важный преступник не переступал ее порога. Ее серые стены видели всего лишь двух или трех бродяг да полдюжины беспокойных пьяниц. Вся мебель состояла из деревянной походной постели, стула и кружки.
   Унтер-офицер зажег фонарь, отворил дверь в тюрьму и пропустил вперед Сиди-Коко.
   -- Ложитесь тут, -- сказал он, указав на кровать, -- и постарайтесь заснуть... Мариго устроится на стуле и не будет спать. Жандарм знает только то, что ему приказано, а ему приказано следить за вами. Я же пойду к следственному судье. Когда ему заблагорассудится меня выслушать, за вами тотчас пришлют... Помните, что если ваша совесть чиста, то вам нечего бояться.
   -- Моя совесть чиста, -- с горечью возразил чревовещатель, -- однако же я арестант, с меня не спускают глаз и, если бы вы надо мной не сжалились, то мне пришлось бы носить позорные наручники.
   -- Но вы их не носили, -- сказал унтер-офицер, -- и обяжете меня, если не упомянете об этом при следственном судье.
   -- О, будьте уверены, я вас не скомпрометирую.
   Унтер-офицер вышел, запер за собой дверь, а ключ положил в карман. Чтобы дойти до дома мэра, ему нужно было только перейти через площадь. Жан-Мари отворил ему, протирая глаза. Этот молодой человек, ложившийся обыкновенно в девять часов, был в очень дурном расположении духа, вследствие того, что его разбудили за полночь.
   -- Да когда же, наконец, все улягутся? -- спросил он.
   -- Меня это не касается, -- сказал унтер-офицер. -- Я пришел к следственному судье... Где он?
   -- В своей комнате... в самой лучшей комнате! Весь дом из-за него перевернули вверх дном! Я вас сейчас проведу. Он там с сыщиком из Парижа. Ну и денек!.. Мало того: мне приказано в пять часов утра отвезти телеграмму в Малоне! Хоть совсем не ложись спать! Нет, слуга покорный! Если будет так продолжаться, пусть мне прибавят жалованье, не то я отправлюсь в Руан и поступлю там в половые... и сменю имя! Жан-Мари -- деревенское имя... я назовусь Юженом...
   -- Это меня не касается, -- повторил унтер-офицер.
   -- Разумеется... Вот дверь к судье. Если возможно, капрал, заканчивайте поскорее, пора спать.
   Этот монолог Жан-Мари произнес, поднимаясь по лестнице в бельэтаж. Прибавим, что деревенский грум, держа свечу неловкой рукой, закапал стеарином ступени. Унтер-офицер тихонько постучался в указанную дверь.
   -- Войдите, -- было ему ответом.
   Он отворил дверь и очутился перед судьей. Тот сидел за маленьким столиком, на котором были разложены акты, составленные письмоводителем, и письмо господина Домера к Жоржу Праделю. По другую сторону стола стоял Жобен. Следственный судья казался мрачным и озабоченным.
   -- А, это вы, капрал? -- сказал он. -- Ну что?
   -- Все, господин судья, исполнено в точности... Мы немного задержались, но это потому, что вы приказали взять его по окончании представления.
   Жобен вздрогнул.
   -- Итак, его взяли? -- воскликнул он невольно.
   -- Разумеется. Мариго стережет его в тюрьме при мэрии.
   -- Оказал ли он сопротивление? Пытался ли бежать? -- спросил судья.
   -- О нет, нисколько! Он тих, как ягненок... очень удивлен, правда, и это понятно. Он, по-видимому, ничего не знает. Он отставной солдат, этот Сиди-Коко... Зуав... Спас своего офицера в Африке. У него есть медаль, и он, вероятно, честный человек...
   На лице Жобена отразилась радость. Судья же подскочил от удивления.
   -- Он! Честный человек! Что вы!..
   -- Да, господин следственный судья, -- возразил агент сыскной полиции. -- Если бы у него было на совести два убийства и триста пятьдесят тысяч франков в кармане, то он не стал бы ждать жандармов... он был бы уже далеко.
   Не отвечая Жобену и обращаясь к унтер-офицеру, судья продолжал:
   -- Расскажите все подробно.
   Жандарм изложил все, что нам уже известно, умолчав лишь о наручниках. В заключение он сказал, что арестант желает немедленно предстать перед тем, кто может одним словом вернуть ему свободу, и прибавил:
   -- Прикажете его привести?
   Судья покачал головой.
   -- Не сейчас, -- ответил он, -- и у меня есть на это свои причины, но я допрошу его завтра, или, лучше сказать, сегодня утром, не здесь, а в замке... Я полагаю, что у меня есть средство заставить его признаться, если он виновен, и в минуту ужасного испытания я прочту истину в его глазах.
   -- Могу ли я, господин следственный судья, увидеть арестанта? -- спросил полицейский.
   -- Нет! -- возразил судья. -- Я полностью доверяю вам, Жобен, вы это отлично знаете, и мой отказ не может вас оскорбить. По причинам, которые вам будут скоро известны, мне нужно, чтобы никто не общался с обвиняемым... Отдайте приказание жандарму, наблюдающему на арестантом, не отвечать ни на какие его вопросы.
   -- Будет исполнено, господин судья, -- ответил унтер-офицер.
   -- Вы же приходите ко мне за приказаниями в пять часов утра.
   -- Слушаю, господин судья.
   Жандарм поклонился и вышел из комнаты. В коридоре он увидел Жана-Мари, который дремал, сидя на корточках. Слуга проснулся и спросил печальным и в то же время сердитым голосом:
   -- Когда же этому настанет конец?
   Деревенский грум получил неизменный ответ:
   -- Это меня не касается...
   -- Господин следственный судья, -- сказал Жобен, -- я намерен проститься с вами... Буду к вашим услугам в пять часов утра, но если понадоблюсь вам раньше, то меня можно найти в трактире "Яблоко без зернышек".
   -- Мне вы нужны сейчас, -- возразил судья. -- Сядьте, возьмите перо и пишите...
   -- Что писать?
   -- Телеграмму начальнику сыскной полиции, в двух экземплярах, в полицейскую префектуру и к нему на квартиру, для того чтобы он, не теряя ни минуты, отправился в Гранд-отель, выяснил там, куда подевался Жорж Прадель и тотчас телеграфировал мне...
   Жобен уже строчил пером по бумаге.
   -- Вот, -- сказал он, окончив писать и подавая листок следственному судье.
   -- Хорошо, -- произнес последний. -- В пять часов утра эту депешу отвезут в Малоне... Мы можем получить ответ раньше девяти. Прощайте, Жобен. Я вам советую немного отдохнуть, потому что, как я предвижу, завтрашний день будет утомительным...
   -- Меня ничто не утомляет, -- возразил агент. -- Я железный... Этого требует мое ремесло.
   Направляясь в трактир, полицейский говорил самому себе:
   -- Что ни делай наш любезный судья, а он не докажет виновности чревовещателя, что же касается Жоржа Праделя, то те вещи, которые казались мне ясными, теперь уже не так очевидны. Зачем лейтенант назвал свое имя Жану Поке? Зачем он забыл портсигар в своей комнате? Почему не сжег письмо от дяди? В голову лезут страшные мысли... Ну, да нечего теперь об этом думать. Завтра будет виднее!

XXII

   В ту минуту, когда у господина Фовеля заканчивался ужин, доктор Гренье вручил свой рапорт следственному судье. Из этого рапорта было видно на основании показания маленькой Жервезы, что так как Жак Ландри и Мариетта поужинали в восемь часов вечера, то двойное убийство произошло около полуночи. Следовательно, убийца имел в своем распоряжении достаточно времени для того, чтобы оставить замок и скрыться. "Он, вероятно, как стрела полетел в Малоне, -- думал Жобен, -- и сел на один из поездов в Париж или в Гавр... Быть может, он уже на пароходе, идущем в Америку".
   В пять часов утра угрюмый и сонный Жан-Мари отправился на телеграфную станцию, чтобы послать депешу Жобена. В то же время унтер-офицер явился к следственному судье, который уже проснулся.
   -- Возьмите троих ваших людей, -- сказал ему судья, -- и отведите арестанта в замок. Не позволяйте никому с ним говорить. Когда прибудете в замок, не выпускайте его из виду и ждите меня.
   -- Слушаюсь, господин судья.
   Сиди-Коко провел печальную ночь. Видя, что следственный судья не зовет его к себе, он впал в ужасную тоску. Потом гнев и отчаяние постепенно утихли, и на их место пришла физическая и душевная усталость. Когда на рассвете унтер-офицер вошел в общинную тюрьму с тремя жандармами и сказал: "Мы пришли за вами..." -- чревовещатель оживился.
   -- Куда вы меня поведете? -- спросил он.
   -- Увидите.
   -- Меня ожидает следственный судья?
   -- Быть может, да, быть может, нет...
   -- Узнаю ли я, наконец, в чем меня обвиняют?
   -- Вероятно...
   Дав эти туманные ответы, унтер-офицер прибавил:
   -- Смирно! Ни слова! Ма-а-арш!..
   И четыре жандарма, окружив арестанта, направились к замку. По пути они встретили не больше пяти-шести крестьян, которые смотрели на них разинув рот и выпучив глаза. Жобен уже находился в передней замка, куда ввели арестанта, но, повинуясь, как солдат, приказанию, отданному судьей, он ничего ему не сказал. Сиди-Коко, которому унтер-офицер велел сесть на скамью, воскликнул:
   -- Я не вижу судью!.. Выслушает он меня, наконец? Ради бога, пусть он поторопится!
   -- Терпение! -- сказал ему унтер-офицер. -- Черт возьми, вы же были солдатом! Будьте мужчиной!
   -- А Жак Ландри, -- продолжал чревовещатель, -- знает ли он, что я арестован и нахожусь здесь?.. Он хорошо знаком со мной, хотя и не очень меня любит... Я бы хотел сказать ему одно слово... всего лишь одно слово...
   Услышав имя Жака Ландри, жандармы посмотрели друг на друга с невыразимым изумлением.
   -- Черт побери! -- пробормотал один из них. -- Ловкий молодец, хорошо выучил свою роль!
   Чревовещатель, поняв, что ему не ответят, оперся локтями на колени и закрыл лицо руками. Больше получаса он неподвижно сидел в этом положении. Наконец, вошел следственный судья в сопровождении своего письмоводителя. Услышав звук шагов, арестант поднял голову. Он угадал, что находится в присутствии судьи, от которого зависит его судьба, он встал так быстро, так порывисто, что к нему подскочили два жандарма, и воскликнул:
   -- По вашей воле, сударь, меня арестовали вчера вечером! По вашей воле я уже столько времени лишен свободы!.. Справедливость требует, чтобы мне сказали, в чем меня обвиняют.
   Следственный судья, усаживаясь за стол, нахмурил брови и сухо ответил:
   -- Вы находитесь здесь для того, чтобы отвечать, а не для того, чтобы задавать мне вопросы! Жандармы, подведите сюда этого человека. Письмоводитель, записывайте...
   Чревовещатель подошел и встал перед судьей. Свет из широкого окна упал на его бледное лицо. Он твердо выдержал устремленный на него язвительный взгляд судьи.
   -- Я знаю, какое уважение должно выказывать суду, даже тогда, когда суд ошибается... -- сказал он. -- Допросите меня, милостивый государь, я буду говорить только правду.
   -- Ваше имя? -- начал судья, между тем как письмоводитель окунул перо в чернила.
   -- Антим Кокле.
   -- Сколько вам лет?
   -- Двадцать семь.
   -- Где вы родились?
   -- В Гавре.
   -- Есть ли у вас семья?
   -- Я уже давно сирота, да и к тому же я незаконнорожденный... Я никогда не знал своего отца.
   -- Чем вы занимаетесь?
   Чревовещатель покраснел.
   -- В настоящее время, -- вполголоса произнес он, -- я принадлежу к труппе комедиантов Жерома Трабукоса... Прежде я был солдатом...
   -- Вас прозвали Сиди-Коко?
   -- Да.
   -- По какой причине?
   -- В Африке у нас был обычай прибавлять в шутку слово Сиди перед именами товарищей... Сначала меня называли "Сиди-Кокле" затем мало-помалу стали звать "Сиди-Коко". Я привык к этому имени и сохранил его.
   -- Когда вы оставили службу?
   -- Восемь месяцев назад.
   -- Прослужив полные семь лет?
   -- Нет. Я не выслужил полного срока. Жребий не пал на меня, но я продался, чтобы заменить одного молодого человека, который получил наследство и хотел выйти из военной службы. Я прослужил только четыре года.
   -- Что это у вас за ленточка?
   -- У меня есть медаль.
   -- Имеете ли вы право носить ее?
   -- О да, милостивый государь, я имею на это полнейшее право!
   -- Докажите.
   -- Патент на нее находится в моем чемодане, в Сент-Авите, вместе с документом о моей отставке и свидетельством о хорошем поведении...
   -- Каким образом вы заслужили этот знак отличия?
   -- В одном сражении я спас жизнь своему лейтенанту, рискуя собственной жизнью... В тот день я был ранен ятаганом в плечо и получил две пули в живот... Думали, что я не выживу...
   -- А ваш лейтенант еще жив?
   -- Да, он жив.
   -- Как его зовут?
   -- Вы сочтете это странным... Мой лейтенант -- племянник господина Домера, у которого мы находимся в настоящую минуту, и зовут его Жорж Прадель...
   Это имя, произнесенное при таких обстоятельствах, произвело неслыханное действие. Следственный судья так вздрогнул, как будто около него разорвался снаряд. Письмоводитель выронил из рук перо, и на протоколе расплылось большое пятно. Даже сам Жобен, обыкновенно хладнокровный, стал поправлять свое пенсне, что служило у него признаком сильного волнения.
   Так Жорж Прадель и Сиди-Коко знали друг друга! Это открытие свело на нет все предположения сыщика. С этой минуты он стал считать неоспоримой виновность Жоржа Праделя, а сообщничество Сиди-Коко, в которое, как нам известно, он прежде не верил, показалось ему вполне вероятным. "Вчера, -- подумал он, -- я сделал ужасный промах! Что это со мной?.."
   Следственный судья бросил на него торжествующий и почти насмешливый взгляд. Жобен смиренно опустил голову, а унтер-офицер сожалел, что накануне не надел наручники на Сиди-Коко, который -- он в этом теперь не сомневался -- заслуживал их вполне!

XXIII

   После минутного молчания следственный судья продолжил прерванный допрос. Он спросил:
   -- Итак, вы спасли жизнь Жоржу Праделю, племяннику Домера?
   -- Да, -- ответил Сиди-Коко.
   -- И этот молодой человек, разумеется, был признателен вам за вашу самоотверженность?..
   -- Господин Жорж?.. Признателен?.. О! конечно! У него добрейшее сердце! Когда я лежал в больнице, он навещал меня по три раза в день. Мне даже было совестно, так как, в сущности, я ведь просто исполнял свой долг. И потом он со мной обходился как с братом... Уговаривал меня остаться в полку...
   -- Зачем же вы бросили службу?
   -- Это было выше меня. Кое-что влекло меня во Францию...
   -- Что именно?
   -- Это касается только меня...
   -- Правосудие хочет и должно все знать.
   -- Господин судья, -- прошептал Сиди-Коко, -- я был влюблен... Это ведь может случиться с каждым?..
   -- И в кого вы были влюблены?
   -- В одну молодую девушку, и притом в честную!..
   -- Как ее зовут?
   -- Вам непременно нужно это знать?
   -- Необходимо.
   -- Ее зовут Мариетта Ландри... -- пробормотал Сиди-Коко.
   Судья ожидал такого ответа и потому не выразил никакого удивления.
   -- Как давно вы знакомы с этой особой? -- продолжал он.
   -- Пять лет... Из-за нее я и поступил на военную службу.
   -- Объясните.
   -- Нужно вам сказать, господин судья, что Жак Ландри был прежде моряком. Он был помощником начальника одного из судов господина Домера и почти всегда находился в плавании... Дочь его, Мариетта, жила в Гавре со своей старой родственницей. Я также уроженец Гавра, и там я занимался всевозможными ремеслами, которые почти ничего мне не приносили... Водил иностранцев по городу, помогал разгружать суда, носил вещи на железную дорогу... Мне случалось служить в гостиницах. Я также продавал попугаев по поручению торговцев птицами. По вечерам я зарабатывал несколько су в трактирах посредством чревовещания, так как я от природы чревовещатель. Словом, я не умирал с голоду и много трудился, но, не имея настоящего ремесла, прослыл лентяем.
   -- Эта репутация, вероятно, приводила вас в столкновение с местной полицией? -- прервал его следственный судья.
   -- Никогда! -- воскликнул Сиди-Коко. -- Клянусь вам! Мой злейший враг, если бы я имел врагов, не мог бы сказать ничего дурного обо мне!
   -- Я выясню потом, можно ли этому верить... Продолжайте.
   -- Я часто встречался с Мариеттой... Она была швеей и ходила в разные дома работать поденно. Я жил в каморке возле квартиры ее старой родственницы. Мариетта -- красивая девушка, честная, скромная... Она иногда со мной разговаривала, по-дружески, как с соседом... Однажды я понял, что влюбился в нее... Я хотел ей это сказать, но всякий раз, когда я раскрывал рот, чтобы сделать признание, язык у меня не поворачивался... А между тем я все больше влюблялся, лишился аппетита и сна. Я следовал за Мариеттой как тень, и когда она входила куда-нибудь, то я ждал ее у дверей...
   -- Это преследование должно было ужасно ей надоесть, -- заметил следственный судья.
   -- Я думаю, что оно ей не очень нравилось, -- согласился чревовещатель, -- но она не могла считать себя оскорбленной, потому что ни один влюбленный не был так скромен, как я.
   Между тем Жак Ландри вернулся в Гавр на несколько недель после годового отсутствия и поселился у старой родственницы. Мне тотчас пришло в голову, что этим нужно воспользоваться. Я подходил к нему ни с того ни с сего, расспрашивал о его путешествиях. Моряки вообще охотно рассказывают о том, что они видели... Однако Жак относился ко мне довольно хорошо, за исключением тех случаев, когда я предлагал ему выпить пива. Тогда он отказывался наотрез. "Берегите свои деньги, -- говорил он мне, -- у вас их немного!"
   Шли недели. Однажды вечером я собрался с духом. Выпив для храбрости стакан водки, я отправился к старой родственнице и посватался к Мариетте. Старуха всплеснула руками, приняв оскорбленный вид. Мариетта ушла в свою комнату, а Жак Ландри ответил мне довольно грубо: "Или вы с ума сошли, или думаете, что я сумасшедший! У вас ни гроша в кармане, вы не имеете ни профессии, ни будущего... Я считаю вас честным человеком, так как не знаю ничего за вами, но со временем вы можете сбиться с пути. Я в двенадцать лет уже работал юнгой, в ваши годы был рулевым... А вы кто? Вы живете случайными заработками и собираетесь жениться!.. Скажите, пожалуйста, что будет есть ваша жена на следующий день после свадьбы?" -- "Я буду работать!" -- пробормотал я. "Вы ничего не умеете, да и как приняться за труд после двадцатилетнего безделья... Отдать вам Мариетту! Как бы не так! Я скорее соглашусь осудить ее на вечное безбрачие". -- "Но если я стану кем-нибудь?" -- "Станьте, если сможете. Тогда увидим... А сейчас прощайте".
   Я ушел в отчаянии. Я любил Мариетту до безумия. Любил тем сильнее, что мне не хотели ее отдать, но в душе сознавал, что Жак Ландри прав и что такой старый труженик, как он, не мог взять к себе в зятья такого "лентяя", как я. Мне пришла мысль броситься в воду. Быть может, я и привел бы ее в исполнение, потому что ничто больше не привязывало меня к жизни, но на другой день я узнал, что один молодой солдат из Ингувилля, получив наследство от дяди, ищет желающего поступить в полк вместо себя.
   Солдата могут произвести в капралы, капрала -- в сержанты, сержанта -- в офицеры... И в песнях говорится, что военное ремесло -- хорошее ремесло. Я подумал, что если у меня будет даже один галун на рукаве, то Жак Ландри не отвергнет меня. Итак, я изъявил желание заменить разбогатевшего молодого человека, мне заплатили, и я отправился в Алжир с маршрутом в кармане и с полутора тысячами франков, которые один жулик украл у меня в Марселе, что мне показалось дурным предзнаменованием, потому как я рассчитывал на эти деньги устроиться после выхода в отставку.
   -- Это объясняет ваш отъезд, но не ваше возвращение, -- сказал следственный судья.
   -- Есть люди, -- продолжал чревовещатель, -- у которых сердце похоже на публичную карету: одна женщина в него входит, другая выходит, все места всегда заняты! Я не таков. Я не мог забыть Мариетту и все думал о ней. Когда мне дали медаль, я радовался, потому что это приближало меня к ней... Я хотел бежать... вернуться во Францию, в Гавр. Я говорил самому себе: меня потом будут судить, расстреляют, быть может... но все равно!.. Я все-таки ее увижу. Безумие, не правда ли?.. Но что вы хотите? Я ее обожал, а когда сильно любишь, то бываешь безумным...
   Время шло медленно. Мой четырехлетний срок истек восемь месяцев тому назад. Я был свободен! Я обнял своего лейтенанта, который думал, что прельстит меня перспективой скорого повышения... Очень мне нужно было повышение! Я вернулся в Гавр... Но меня ждало разочарование. Жака Ландри и Мариетты уже не было в Гавре. Старая родственница жила одна. Я просил эту женщину, я умолял ее со слезами на глазах сказать мне, где я могу их найти. Она, конечно, знала это, но была безжалостна... Быть может, Жак велел ей не говорить.

XXIV

   -- Кто был солдатом и видел смерть вблизи, тот не думает о самоубийстве, -- продолжал Сиди-Коко. -- К тому же я воображал, что когда-нибудь встречусь с Мариеттой... Но, чтобы искать ее, нужны были деньги, а у меня не было ни гроша... Ах, как я жалел тогда о своих полутора тысячах франков! Как мне было заработать столько, чтобы не умереть с голоду и еще накопить немного денег?
   Я взялся за свои прежние ничтожные занятия, а по вечерам стал опять развлекать публику в трактирах чревовещанием. Один старый сержант зуавов, которому пришлось служить в Париже много лет назад, помнил представления "Человека с куклой" в Пале-Рояле. Я смастерил из дерева куклу, одел ее, как мог, и придумал речь.
   Жером Трабукос -- честный малый, уверяю вас, -- директор труппы, в которой я теперь состою, услышал меня в один вечер и тотчас предложил мне поступить к нему. Так как комедианты недолго остаются на одном месте, что дает возможность видеть много городов и поселков, то я и принял предложение Жерома, оставив, однако, за собой право покинуть труппу, предупредив об этом за неделю. Я хорошо знал, что ремесло фигляра не понравится Жаку Ландри и Мариетте, и хотел быть свободным, когда найду их...
   В продолжение шести-семи месяцев я ездил с труппой по ярмаркам, не сделав никакого открытия, но не отчаивался... Наконец, четыре дня назад, здесь же, во время представления, я увидел Мариетту, сидевшую напротив меня на скамейке... Она узнала меня с первого взгляда и нахмурилась. Меня как обухом ударило... Я потерял голос... растерялся совсем... выронил из рук куклу, и сам Жером Трабукос вышел на сцену, чтобы ободрить меня.
   Мариетта ушла еще до окончания представления вместе с какой-то маленькой девочкой. Я последовал за ней, догнал ее и заговорил с ней. Она отнеслась ко мне дурно. И когда я ей сказал, что люблю ее еще больше, чем прежде, и хочу на ней жениться, она ответила, что напрасно я о ней думаю и что ее отец, узнав о моем новом ремесле, выгонит меня, если я осмелюсь явиться к нему. Я пообещал ей, что больше не буду комедиантом, но она попросила меня оставить ее. Это было жестоко, но не обескуражило меня. Ничто не могло отнять у меня надежду. Главное, что я нашел Мариетту. Я мог рассчитывать на будущее... Рассчитываю и теперь... и буду рассчитывать до тех пор, пока я жив и пока Мариетта не выйдет замуж.
   В тот же вечер я объявил Жерому Трабукосу, чтобы он меня заменил, так как на следующей неделе я выхожу из его труппы. Вот вся истина, господин следственный судья. Мне нечего больше вам сказать.
   Судья устремил на Сиди-Коко испытующий и строгий взгляд.
   -- Больше нечего! -- повторил он. -- Уверены ли вы в этом?
   -- Вполне уверен, -- пробормотал чревовещатель с заметным смущением.
   -- Таким образом, вы утверждаете, что не видели Мариетту Ландри после ее неблагосклонного приема?
   -- Утверждаю.
   -- Вы отрицаете, что, с ее согласия или нет, приближались к ней?
   -- Отрицаю.
   -- Этот ответ -- не только ложь, но и промах с вашей стороны.
   -- Спросите Мариетту, господин судья. Вы увидите, что я не лгу.
   -- Но как же вы объясните показание одного свидетеля, Андоша Равье, который оказался в двух шагах от вас, когда вы выходили из парка поздно вечером с двадцать четвертого на двадцать пятое число? Этот свидетель не мог ошибиться: он видел ваше лицо при свете спички.
   Сиди-Коко решил, что его арестовали по обвинению в совершении этого незначительного проступка. Он оправился от смущения и ответил твердым голосом:
   -- Я все-таки утверждаю, что не имел с Мариеттой другого разговора, но признаюсь, что входил в парк господина Домера, чего не должен был делать.
   -- Расскажите мне подробно, что вы делали вечером и ночью три дня назад, -- приказал следственный судья.
   -- Труппа с вещами оставила Рошвиль три дня назад утром, -- начал Сиди-Коко.
   -- И вы остались одни?
   -- Нет. Я поехал вместе со всеми и помогал своим товарищам устанавливать балаган на площади в Сент-Авите. В тот вечер не было представления. Мне пришла в голову мысль вернуться назад и попытаться увидеть Мариетту. Но как это сделать? Расстояние -- двенадцать километров... Если бы я пошел пешком, то явился бы слишком поздно и Мариетта уже спала бы. Я отправился в трактир "Красный бык" и спросил, нельзя ли нанять лошадь. Как раз в это время трактирщик собирался запрягать свою лошадь в повозку. "Куда вы хотите ехать?" -- спросил он у меня. "В Рошвиль". -- "Вы там долго пробудете?" -- "Не больше часа". -- "Вот и отлично! Я сам еду в Рошвиль и пробуду там с час. Я возьму вас с собой и привезу обратно, это обойдется вам в сорок су. Вы согласны ехать со мной?" -- "О, конечно, согласен!" -- "В таком случае садитесь". Я тотчас уселся рядом с трактирщиком, и лошадь понеслась... При въезде в городок я вышел из повозки, сказав трактирщику: "Через час вы меня посадите здесь же". -- "Хорошо", -- ответил он.
   Жобен слушал рассказ Сиди-Коко с изумлением.
   "Неужели все мои соображения опять окажутся ошибочными? -- спрашивал он у самого себя. -- Если это так, то я просто глупец!"
   А следственный судья, казалось, совершенно не удивлялся тому, что слышал.
   -- Продолжайте, -- сказал он.
   Чревовещатель собрался было продолжать, но тут вошел жандарм, держа в руке продолговатый пакет синего цвета. Этот жандарм приехал из Малоне. Он привез телеграмму из Парижа.
   -- Господину следственному судье, -- произнес он.
   "Это ответ", -- подумал Жобен.
   Судья быстро разорвал пакет, дважды внимательно прочел депешу, а затем подал ее сыщику.
   -- Мы были совершенно правы, -- сказал ему судья. -- Вот новое тому доказательство.
   Жобен схватил бумагу и в свою очередь прочел с жадностью следующие строки:
   "В Малоне, из Парижа. 26 сентября, 8 часов вечера. Начальник сыскной полиции следственному судье в Рошвиле.
   Справки наведены: Филипп Домера покинул Гранд-отель 23 числа текущего месяца, в десять часов утра, отправляясь в Марсель. Он оставил письмо Жоржу Праделю, офицеру зуавов, своему племяннику. Жорж Прадель приехал в тот же день в три часа пополудни, прочел письмо Домера, взял номер, оделся, вышел в шесть часов вечера, ничего не сказав и оставив свои вещи. Больше не появлялся. Управляющий гостиницей очень этим встревожен. Нужно ли искать Жоржа Праделя в Париже?"
   -- Очень странно! -- пробормотал Жобен. -- Мало того, что лейтенант оставил здесь массу ужасных улик, он еще и покинул отель, не захватив с собой вещей и не сказав ни слова!
   Следственный судья обратился к Сиди-Коко:
   -- Сколько времени вы не виделись с Жоржем Праделем?
   -- Сколько времени я не виделся с Жоржем Праделем? -- повторил отставной зуав. -- Я расстался с ним восемь месяцев назад, выходя в отставку. Я, кажется, вам это уже говорил.
   -- Вам известно, где он теперь находится?
   -- Полагаю, что все еще в Алжире.
   -- Значит, вы с тех пор не получали о нем вестей?
   -- Никаких.
   -- Вы ему не писали?.. Не получали от него письма?
   -- Никогда.
   -- И случай не устроил вашей встречи недавно?
   -- Для этого нужно было бы, господин судья, чтобы лейтенант находился во Франции.
   -- Он во Франции.
   -- Я этого не знал.
   -- Вы это знали, все объяснится со временем... Что вы делали после того, как оставили трактирщика, который, если вам верить, за сорок су привез вас из Сент-Авита в Рошвиль?
   -- Я вернулся к решетке парка... перелез через нее без малейшего труда и направился к замку. Между деревьями было так темно, что два человека могли бы встретиться и не заметить друг друга. Потому я смело подошел к одному окну нижнего этажа, это было окно кухни. В ней горел свет. Жак Ландри и его дочь заканчивали ужинать. Время от времени Мариетта бросала кусочек хлеба бульдогу, лежавшему у ее ног. Минут через пять бывший моряк встал и, набив трубку, закурил ее. Я подумал, что, прежде чем лечь спать, он обойдет парк и я смогу воспользоваться его отсутствием для того, чтобы войти в дом и поговорить с Мариеттой. Но Жак Ландри не оставлял кухню, а ходил взад-вперед. Я все ждал, когда он уйдет, как вдруг у решетки парка раздался звонок... Отец и дочь удивленно переглянулись. Бульдог встал на задние лапы и начал принюхиваться. "Черт возьми! -- подумал я. -- Как только отворится дверь, эта собака набросится на меня. Жак Ландри придет с фонарем, и меня примут за вора, а неудобно являться, как вор, для того, чтобы сделать предложение... Нужно бежать".
   Итак, я бросился к забору, и хорошо сделал, потому что едва я отбежал шагов на сто, как старый моряк вышел из замка, а бульдог пустился за мной с ужасным лаем... В Африке я не раз был в огне... и не боялся. Но этот дьявольский бульдог напугал меня до смерти. Мне казалось, что он уже вцепился в меня. Я не бежал, а летел... Но, несмотря на это, бульдог догонял меня... еще минута и он бы меня схватил...
   К счастью, я наткнулся на ветви толстого дерева и бросился на одну из них. Она захрустела подо мной. Я продолжал лезть наверх. Наконец забрался на довольно большую ветвь и устроился там... Ограда парка находилась почти подо мной, а за ней пролегала большая дорога. Под деревом с остервенением лаял бульдог. В отдалении я слышал голос Жака Ландри, довольно грубо говорившего с теми, кто звонил у калитки. Я подумал, что как только он освободится от этих посетителей, то сразу постарается выяснить причину лая своей собаки. Недолго думая, я пробрался по ветви за стену, ветвь гнулась подо мной. Почувствовав, что она ломается, я выпустил ее из рук и спрыгнул на землю.
   Перед моими глазами внезапно вспыхнуло пламя. Я вздрогнул. Человек, о котором вы говорили сейчас, господин судья, находился в двух шагах от меня: он зажег спичку и узнал меня. Я был с ним не знаком. Выругавшись, я пустился бежать к тому месту, куда должен был подъехать трактирщик. Клянусь Богом, вот и все, что произошло в парке господина Домера... Теперь, господин судья, так как вы все знаете, то согласитесь сами, что не стоило за такие пустяки держать целую ночь в тюрьме честного человека, не имеющего ничего на совести!
   Сиди-Коко замолчал. Судья хотел было ответить, но Жобен наклонился к нему и несколько минут что-то говорил, тихо и с воодушевлением. Судья сделал утвердительный знак и, обратившись к отставному зуаву, продолжал:
   -- Вы отправились, говорите вы, ожидать трактирщика, который должен был отвезти вас обратно в Сент-Авит?
   -- Так точно, господин судья.
   -- И, без сомнения, какой-нибудь непредвиденный случай помешал ему приехать?
   -- Случай? Нисколько! -- возразил Сиди-Коко. -- Хозяин "Красного быка" приехал даже раньше, чем следовало ожидать. Было не больше десяти минут десятого, когда я услышал звон бубенчиков и увидел свет фонаря.
   -- Как! -- воскликнул Жобен, от волнения позабыв, что допрашивать может только следственный судья. -- Трактирщик явился на назначенное место?.. Вы поехали обратно вместе?
   -- Вас как будто это удивляет, -- сказал чревовещатель. -- Однако же мы условились об этом, и я заплатил вперед сорок су. Трактирщику повезло, что я ехал с ним.
   -- Почему же это? -- поинтересовался судья.
   -- С нами случилось несчастье: на расстоянии километра от Рошвиля наша лошадь, бежавшая крупной рысью, упала, сломала оглобли и поранила себе ноги и лопатку. Нам пришлось поднять ее, кое-как поправить упряжь и одиннадцать километров вести бедную лошадь, которая хромала, а иногда и совсем не могла идти. Мы прибыли в Сент-Авит в половине второго ночи... Без меня трактирщик не добрался бы вовсе.
   Жобен, побледнев, отирал со лба крупные капли пота.
   -- Вы говорите, в половине второго ночи? -- спросил следственный судья.
   -- Именно так. Когда мы въезжали в деревню, на колокольне пробило половину. Мы тащились больше четырех часов.
   -- Что вы сделали потом?
   -- Поставив лошадь в конюшню, а повозку в сарай, трактирщик поднес мне стакан пунша. Я просто выбился из сил. Затем этот добрый человек проводил меня до повозки, в которой я спал.
   -- Говорили ли вы с кем-нибудь, придя к этой повозке?
   -- С самим Жеромом Трабукосом. Заметив мое отсутствие, старик беспокоился, зная, что я всегда ночую дома.
   Жобен снова наклонился к судье.
   -- Господин следственный судья, если рассказ этого несчастного правдив, то невиновность его должна казаться вам, как и мне, бесспорной.
   -- Да, действительно, если рассказ правдив, -- ответил судья. -- А в этом мы сейчас удостоверимся. Позвать жандармского унтер-офицера!
   Последний вскоре явился.
   -- Знаете ли вы хозяина трактира "Красный бык" в Сент-Авите? -- спросил его следственный судья.
   -- Дядюшку Риделя? Знаю и давно, господин судья, как не знать дядюшку Риделя!
   -- Он пользуется хорошей репутацией?
   -- Самой лучшей... про него нельзя сказать ничего дурного... Дядюшка Ридель -- честный и славный малый! В его трактир ходит много народу, и недвижимости у него больше чем на сто тысяч франков... В прошлом году он выдал свою единственную дочь за сына богатого фермера из Ожской долины.
   -- Итак, по-вашему, его словам можно доверять?.. Так пусть сейчас же один из ваших людей отправится за ним и привезет его сюда. Я хочу допросить его.

XXV

   -- Я лично отправлюсь в Сент-Авит, -- ответил унтер-офицер, желая выказать свое усердие. -- Я попрошу от имени господина следственного судьи тильбюри у господина мэра и раньше двенадцати часов привезу Риделя, если, конечно, застану его в трактире.
   С этими словами унтер-офицер покинул замок. Сиди-Коко, который до тех пор был спокоен как человек, которому совершенно не в чем себя упрекнуть, впал в сильное волнение. Чревовещатель сделал шаг к столу, за которым сидел судья, и сказал смущенным голосом:
   -- Господин судья, могу я говорить?
   -- Я вас слушаю, -- произнес представитель закона.
   -- Мне хорошо известно, как должно уважать суд, -- начал отставной зуав, -- и я отвечал на ваши вопросы так, как я отвечал бы самому Богу, если бы он сошел на землю, чтобы меня допросить. Я сознался в том, что перелез через стену и подошел к замку, в котором мы теперь находимся, и объяснил причины, которые, по моему мнению, могут несколько смягчить этот проступок. Я вам сказал всю правду, вы скоро убедитесь в этом, но вы, кажется, мне не верите. Тут есть что-то такое, чего я не понимаю и что меня пугает. Я полагаю, что имею право в свою очередь задать вопрос: что же такое произошло в этом замке после моего ухода? Быть может, была совершена кража, и меня в ней подозревают? Ради бога, господин судья, скажите, в чем меня обвиняют?
   -- Вы утверждаете, что это вам неизвестно?
   -- Клянусь вам, что мне это неизвестно.
   Минута показалась удобной следственному судье для того, чтобы устроить сцену, на которую он рассчитывал и которая, как он полагал, должна была непременно вырвать признание у преступника. Судья сделал знак жандармам, стоявшим по обе стороны от Сиди-Коко, и те тотчас схватили арестанта под руки.
   -- Идите за мной, -- сказал он, и, пройдя кухню, быстро направился в комнату, куда мы уже водили наших читателей.
   Жобен шел позади всех, теребя свое пенсне, что являлось признаком волнения.
   Комната, служившая кладовой, в которую судья вошел первым, представляла зловещее зрелище. Посередине стоял стол, на котором врач анатомировал тело Жака Ландри. Большие пятна темно-красного цвета покрывали этот стол. В одном углу комнаты находились две железные кровати, перенесенные из мансард. Под простыней, наброшенной на кровати, видны были очертания тел. Кругом горели свечи.
   Сельский священник, почтенный седовласый старец, сидел в старинном кресле и читал вполголоса молитвы по усопшим. При входе следственного судьи он перестал читать и поклонился ему. Чревовещатель в свою очередь переступил порог и с испугом посмотрел на эту мрачную обстановку.
   -- Подойдите! -- приказал судья, став у изголовья кроватей.
   Арестант, подталкиваемый жандармами, машинально повиновался. Он не мог оторвать взгляда от этих страшных форм под складками простыни. Холодный пот выступил у него на лбу. Он смутно предчувствовал что-то ужасное. Судья взялся за конец простыни.
   -- Хватит ли у вас дерзости, -- воскликнул он, -- отпираться в преступлении перед вашими жертвами?
   И быстрым движением сорвал покров. Взору Сиди-Коко предстали два бледных лица с открытыми глазами -- Жака Ландри с разбитой головой и Мариетты с перерезанным горлом. Вся кровь бросилась в лицо чревовещателю, он побагровел. Из груди у него вырвался какой-то неясный звук. Он поднял руки к небу, а затем, схватившись за голову, пробормотал с безумным видом:
   -- Мариетта и Жак Ландри... убиты... убиты оба!.. И меня обвиняют в этом!..
   -- Если вы и не убийца, то сообщник! -- возразил судья. -- В ту ночь, когда было совершено преступление, вы были здесь не один! С вами находился ваш лейтенант, Жорж Прадель! Который из вас убивал?..
   -- Мой лейтенант, -- повторил чревовещатель, -- мой лейтенант здесь! Мой лейтенант -- убийца! О, это уже слишком! Или это сон, или я с ума сошел!
   -- Да, безумие заставило вас совершить преступление! А теперь угрызение совести отнимает у вас рассудок! Признайтесь!
   Быстрым движением отставной зуав вырвался из рук жандармов. Он подскочил к печальному ложу, на котором молодая девушка покоилась вечным сном, упал на колени, или, лучше сказать, повалился на пол. Заливаясь слезами, он схватил руку покойницы -- холодную и твердую, как мрамор, -- и впился в нее губами, произнося слова, прерываемые рыданиями:
   -- Мариетта, милая Мариетта... моя дорогая, моя милая, тебя убили... и меня обвиняют в этом! Меня, который отдал бы за тебя свою жизнь!.. Ты знаешь, Мариетта, что я тебя любил, что я тебя обожал! Если ты спишь, Мариетта, -- проснись!.. Если ты умерла -- воскресни! Скажи одно слово, Мариетта! Назови своего убийцу!.. Потом пускай отрубят мне голову... мне все равно!.. Разве мне дорога теперь жизнь?.. Но я не хочу умирать, прослыв твоим убийцей. Мариетта, сжалься надо мной! Испроси у Бога чудо! Я надеюсь только на тебя... заговори!..
   Затем, ослабев от этого припадка отчаяния, отставной зуав уронил голову на простыню, покрывавшую тело молодой женщины, и разразился рыданиями.
   Жобен стоял возле судьи, глаза у него были влажны.
   -- Господин следственный судья, -- сказал он тихим и почтительным голосом, -- позвольте спросить, продолжаете ли вы считать этого молодого человека виновным?
   -- Я не имею основания сомневаться в этом.
   -- Посмотрите на него!.. Послушайте его!..
   -- Это великий притворщик.
   -- Так притворяться невозможно!
   -- Со временем мы узнаем...
   Сыщик не настаивал больше. "К счастью, -- подумал он, -- Бог справедлив, он не допустит, чтобы непоправимая судебная ошибка сделала мученика из этого невинного". Будто в ответ на эти мысли Жобена, дверь в кладовую отворилась, и на пороге появился унтер-офицер, несколько смутившись при виде чревовещателя на коленях перед телом Мариетты.
   Следственный судья подошел к жандарму.
   -- Вы уже вернулись! Как вы успели так быстро съездить в Сент-Авит?
   -- Я туда не ездил, господин судья. Я встретил Риделя в двух километрах отсюда. Он как раз направлялся в эти края разузнать насчет преступления, так как, разумеется, оно занимает всех в Сент-Авите, и в трактире спрашивают...
   -- Вы привезли его с собой?
   -- Конечно! Он ожидает в передней.
   -- Знает ли он, в чем дело?
   -- Может быть, догадывается, но я не говорил ему ничего.
   -- Это хорошо... Я сейчас его допрошу...
   И, оставив обвиняемого под стражей жандармов, судья вышел из кладовой. Жобен последовал за ним как тень.
   Внешность дядюшки Риделя говорила в его пользу. Ему было шестьдесят пять лет, он был среднего роста, полный, с широким красным лицом, окаймленным длинными волосами с проседью и рыжими, густыми бакенбардами. Лукавство и добродушие светились в его маленьких глазах. Никто и никогда не видел дядюшку Риделя с непокрытой головой. В трактире он носил пестрый бумажный колпак с кисточкой. Вне трактира на нем всегда была высокая шляпа, которая казалась пришитой к его голове. Однако же он поспешно снял ее перед следственным судьей и принял смиренную и подобострастную позу, какую принимают перед начальством все крестьяне вообще, а нормандские -- в особенности. Самый честный поселянин смутно боится закона -- без сомнения потому, что он его плохо знает, а в неизвестном всегда кроется нечто страшное.
   -- Ах, боже мой! Господин судья, -- воскликнул он, поклонившись несколько раз, -- зачем я вам нужен? Даю вам честное слово, что я ничего не знаю об этом деле...
   -- Сейчас увидим... Записывайте, -- обратился судья к письмоводителю.
   Допрос дядюшки Риделя длился недолго. Он касался фактов, уже известных читателю. Достаточно упомянуть, что показание Риделя совпало с рассказом Сиди-Коко. А так как это показание было неоспоримо, то оно ясно доказывало алиби отставного зуава. Несчастный чревовещатель не мог быть ни виновником, ни сообщником преступления, совершенного в Рошвиле в то время, когда он находился в Сент-Авите, а следовательно, в двенадцати километрах от места преступления. Жобен торжествовал, но, по своему обыкновению, молча и скромно. Только одни его глаза выказывали радость. Побежденный очевидностью, судья не упорствовал.
   -- Вы были правы, Жобен, -- сказал он, -- и я это признаю! Но согласитесь, что против этого несчастного были страшные улики... Все соединилось против него, все!.. и это почти невероятное обстоятельство -- пребывание его в парке замка именно тогда, когда туда приехал Жорж Прадель!.. Совпадение удивительное! Тут ведь мог бы ошибиться самый искусный?
   -- Конечно! -- ответил агент сыскной полиции. -- И я также ошибся.
   -- Правда, вы считали чревовещателя виновным... но недолго. Нескольких минут размышления вам было достаточно для того, чтобы напасть на настоящий след.
   -- На настоящий след... -- повторил Жобен, -- да... но, похоже, что это странное дело готовит нам и другие сюрпризы.
   -- Что вы хотите этим сказать?
   -- Ничего, господин следственный судья. Я ищу... пожалуйста, не удивляйтесь... Я ищу постоянно.
   -- Даже тогда, когда уже нашли?
   -- Даже тогда, когда я полагаю, что нашел. Нередко искусные рулевые принимали за маяк блуждающие огоньки, которые наводят на подводные камни.
   "Он хорошо знает свое дело, однако фразер он отменный!" -- подумал судья, а вслух сказал:
   -- Пойдемте в ту комнату, где лежат покойники. Мне хочется поскорее объявить этому несчастному, что он свободен. Из-за этого обвинения он, вероятно, ужасно страдал.
   -- Ах, -- пробормотал Жобен, -- находясь возле трупа любимой женщины, помнил ли он вообще об этом обвинении?
   С тех пор как следственный судья и агент сыскной полиции ушли из кладовой, чревовещатель оставался неподвижен. Его голова, как мы сказали, лежала на простыне, служившей покровом Мариетте. Старичок священник, глубоко тронутый, призывал милосердие Божье на этого пораженного горем человека -- не разбирая, невинен он или виновен. Судья вошел в сопровождении Жобена.
   -- Кокле... -- сказал он с волнением в голосе, впервые называя арестанта его настоящим именем.
   Отставной зуав вздрогнул, поднялся на ноги и медленно повернулся к тому, кто его позвал. Судья в свою очередь вздрогнул -- да и было отчего! Чревовещатель был почти неузнаваем. Никогда человеческое лицо не изменялось до такой степени за столь короткое время. В его померкших глазах стояли жгучие слезы, а на лбу пролегли глубокие морщины.
   -- Кокле, -- продолжал судья, -- я допросил Риделя, трактирщика... Один только Бог непогрешим! Человеческое правосудие, несмотря на свои усилия, иногда заблуждается... Именно это и случилось сегодня, и я об этом глубоко сожалею. Показание трактирщика Риделя подтверждает ваши слова. Вы непричастны к преступлению, совершенному в этом доме.
   -- Значит, -- спросил Сиди-Коко глухим голосом, -- меня больше не обвиняют в убийстве Мариетты и Жака Ландри?
   -- Вы невиновны.
   -- И я свободен?
   -- Свободны...
   Померкшие глаза чревовещателя блеснули.
   -- Благодарю, господин судья, -- сказал он, -- вы причинили мне немало вреда, но неумышленно, и я вам прощаю. Вы мне возвращаете свободу, -- прибавил он, -- благодарю вас еще раз, потому что мне есть на что употребить эту свободу!
   Он повернулся к телам жертв и, подняв над ними руку жестом, исполненным величия и торжественности, проговорил:
   -- Мариетта и Жак Ландри, вас подло убили, и ничто не вернет вам жизнь, но по крайней мере можно за вас отомстить, и, если Бог позволит, я приму участие в этом мщении...
   Судья прервал его:
   -- Только судебной власти принадлежит право поражать виновных и мстить за жертвы.
   -- Пусть будет так! -- сказал Сиди-Коко. -- Но погодите! Мне показалось, что сюда приехал из Парижа один известный полицейский агент. Правда ли это?
   -- Правда, -- ответил Жобен, -- и агент этот -- я.
   -- Сейчас, -- продолжал Сиди-Коко, -- вы обвиняли моего лейтенанта, как и меня. Я также уверен в невиновности Жоржа Праделя, как и в своей собственной, но возможно, что я ошибаюсь... Если тот, кого я любил и кого люблю до сих пор, -- гнусный злодей, если он убил Мариетту и Жака Ландри и если это будет доказано, то моя любовь к нему обратится в неумолимую ненависть. Тогда пусть его арестуют, осудят и заставят заплатить жизнью за это преступление! Вы станете его искать, но если, он виновен, он скрывается... где вы его найдете?.. Вы его не знаете!.. Я знаю его... Я предлагаю вам свои услуги. Я отдаюсь в полное распоряжение полиции и клянусь вам, что я хороший сыщик! Господин агент, нужен ли я вам?
   Чревовещатель замолчал и устремил на Жобена взгляд, полный мольбы. Ответ не заставил себя ждать.
   -- Я принимаю ваше сотрудничество, но с оговорками. Во-первых, я не имею права принять вас на службу. Следовательно, вы будете помогать мне только в этом деле...
   -- Я так и думал.
   -- Я не могу предложить никакого вознаграждения, -- продолжал Жобен. -- Вам придется довольствоваться своими собственными средствами. Есть ли у вас средства?
   -- Я сберег жалованье, которое мне платил Жером Трабукос как чревовещателю. Это небольшая сумма, но ее хватит на хлеб и воду.
   -- Я потребую от вас беспрекословного повиновения.
   -- Я был солдатом. Мне известно, что такое дисциплина.
   -- В таком случае мы сойдемся. Я беру вас в свое распоряжение, и сегодня же вечером мы поедем в Париж, потому что я уверен: именно там нужно искать Жоржа Праделя.
   -- Сегодня вечером!.. -- повторил чревовещатель. -- Это невозможно...
   -- По какой причине?
   -- Я, кажется, говорил, господин агент, что мне еще осталось два дня служить Жерому Трабукосу. Имею ли я право нарушить данное слово?
   -- Конечно, нет, но господин следственный судья объяснится с содержателем вашей труппы, чего, я уверен, будет достаточно для избавления от этого препятствия. Судебная власть имеет в вас надобность, все остальное должно отодвинуться на второй план.
   -- Жобен прав, -- сказал судья. -- Жандармский унтер-офицер отправится в Сент-Авит и уладит это дело от моего имени. Жобен, я дам вам приказ о задержании Жоржа Праделя, и вы поедете, когда хотите.
   -- Мои деньги находятся в моем чемодане, а чемодан -- в одной из повозок Жерома, -- заметил Сиди-Коко.
   -- Ничто не мешает вам сопровождать унтер-офицера в Сент-Авит. Ридель и его повозка в вашем распоряжении. Он отвезет вас и привезет обратно.
   -- Господин судья, -- робко сказал отставной зуав, -- могу ли я обратиться к вам с просьбой?
   -- Разумеется.
   -- Прежде чем ехать, я желал бы узнать те причины, которые заставляют предполагать, что мой офицер совершил это преступление.
   -- Ваше желание справедливо, и Жобен покажет вам имеющиеся против него улики. Больше вам ничего не нужно?
   -- Господин судья... есть еще одна просьба...
   -- Говорите и знайте наперед, что если ее можно исполнить, то она будет исполнена.
   На глазах у чревовещателя выступили слезы, и он произнес дрожащим голосом:
   -- Я хочу присутствовать при отпевании Жака Ландри и Мариетты. Хочу помолиться над ее телом, прежде чем отомстить за нее...
   Судья повернулся к священнику:
   -- Господин священник, когда должно совершиться погребение?
   -- Так как у жертв нет родных, -- ответил старик, -- то мы с господином мэром решили, что похороны состоятся завтра, в восемь часов утра.
   -- Жобен, -- продолжал судья, обращаясь к сыщику, -- вы слышали?
   -- Слышал, господин следственный судья. Свой отъезд я не могу отложить, но мой помощник волен приехать ко мне позже. Кокле, вы знаете Париж?
   -- Я был в нем два раза проездом, отправляясь в Африку и возвращаясь оттуда, но не могу сказать, что знаю его.
   -- В таком случае я буду ждать вас на станции окружной железной дороги в Париже. Вы поедете на четырехчасовом поезде из Малоне и в восемь часов прибудете в Париж.
   -- Благодарю, господин судья! Благодарю, господин агент! -- пробормотал чревовещатель.
   Жобен продолжал:
   -- Итак, все улажено. Теперь, Кокле, пойдемте со мной. Я покажу вам некоторые вещи, которые доказывают виновность Жоржа Праделя. Если вы в ней не убедитесь, то можете взять свое слово назад и не ехать в Париж.
   -- Я все равно останусь в вашем распоряжении! -- воскликнул отставной зуав. -- Нам нужно найти убийцу, кем бы он ни был, и дай Бог, чтобы виновность Жоржа Праделя мне показалась сомнительной. Тогда я с еще большим рвением буду разыскивать виновного, чтобы доказать невиновность моего лейтенанта, несправедливо обвиненного!
   Надежде этой не дано было осуществиться. Простое и краткое изложение фактов, подкрепленное показанием работника фермы, сильно поколебало убеждение чревовещателя. Портсигар, известный ему, и в особенности письма господина Домера, нанесли последний и ужасный удар его уверенности в Жорже Праделе.
   -- Ах, негодяй! Ах, подлец! -- воскликнул он, судорожно схватившись за голову. -- Убить Жака Ландри! Убить Мариетту! Зарезать обоих... и для чего? Для того чтобы украсть приданое своей сестры! Так, значит, этот человек, в кого я верил как в Бога, -- зверь в человеческом обличье!
   Агент сыскной полиции положил руку на плечо чревовещателя и спросил:
   -- Итак, вы убедились?
   -- Как не убедиться?
   -- Преступление Жоржа Праделя кажется вам доказанным?
   -- Вполне!
   Жобен опустил голову и стал теребить пенсне. Через четверть часа Сиди-Коко и жандармский унтер-офицер сели в повозку Риделя и отправились в Сент-Авит. Содержатель труппы Жером Трабукос, честный малый, очень сожалел о потере чревовещателя, но -- как и предвидел следственный судья -- не оказал никакого сопротивления.
   Между тем деревенский грум Жан-Мари вез Жобена в Малоне в тильбюри Фовеля. С почестями связаны и некоторые неудобства! Высокая должность первого муниципального чиновника влечет за собой разного рода неприятности. Господин мэр сокрушался, что его Помпонетту слишком часто используют, -- но не подавал виду.
   На другой день, в восемь часов утра, состоялись похороны Мариетты и Жака Ландри. Почти все жители явились отдать последний долг обоим жертвам, всеми любимым и уважаемым. Мужчины клали на гроб Жака венки, молодые девушки осыпали цветами белый саван, символ невинности, покрывавший их подругу Мариетту. Церковь едва вмещала толпу. Со всех сторон слышались сдержанные рыдания.
   Окропляя святой водой гроб своей благодетельницы, маленькая Жервеза вскрикнула, побледнела как мертвая и упала без чувств. Ее унесли. Чревовещатель стоял на коленях за колонной, мрачно понурив голову, и рвал на себе волосы. Многие видели "человека с куклой", но никто его не узнал. Когда все окончилось, когда могилы были засыпаны землей, Сиди-Коко прошептал:
   -- Прощай Мариетта! Пусть другие о тебе плачут. Я же за тебя отомщу! -- И он быстро пошел по дороге в Малоне.

XXVI

   Вернемся на несколько дней назад, оставим Нормандию и попросим наших читателей последовать за нами в Париж. Дело было 23 сентября. Часы на перроне Лионской железной дороги показывали три часа сорок минут пополудни. Поезд из Марселя прибыл на станцию с удивительной точностью. Служащие отворили двери вагонов, и публика рассыпалась по платформе.
   Мы займемся только одним из приехавших и воспользуемся той минутой, когда он, не торопясь, выходил из вагона первого класса. Ему было двадцать пять или двадцать шесть лет. На нем была полуформа лейтенанта зуавов, в которой он выглядел очень красивым мужчиной. Среднего роста, гибкий и хорошо сложенный, этот офицер во всех своих движениях проявлял какую-то беспечную грациозность. Его шелковистые, вьющиеся, белокурые волосы были подстрижены по уставу. Прозрачно-бледный цвет кожи, свежесть губ, голубые глаза, осененные длинными ресницами, сделали бы его лицо похожим на лицо молодой девушки, если бы не закрученные кверху усы.
   Этот лейтенант -- читатели, вероятно, догадались -- был не кто иной, как Жорж Прадель, племянник господина Домера, гаврского судовладельца и хозяина рошвильского замка. Жорж Прадель казался рассеянным и озабоченным и не обращал никакого внимания на происходившее вокруг него. Машинально следуя за толпой, он вошел в отделение, где получают багаж. В то время как он стоял, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, и курил сигару, в багажное отделение вошли двое.
   Первый был лет тридцати. Одетый в штатское платье, он тем не менее сильно смахивал на тех солдат, которые не выходят из-под ареста, если только им удастся избегнуть арестантских рот. Этот усатый господин выказывал некоторую претензию на элегантность, но совершенно безуспешно. На нем был голубой камзол, узкие брюки, имевшие плачевный вид, и лакированные башмаки, позволявшие видеть носки сомнительной чистоты. Засаленная серая шляпа, надетая несколько набекрень, дополняла его костюм. Он был без перчаток и вертел в руках дешевенькую тросточку, привязанную каучуковым шнурком к петлице камзола.
   Спутник его походил на Жоржа Праделя возрастом, ростом и осанкой. Это сходство было бы даже поразительно, если бы у этого молодого человека были усы, но у него их совсем не было. Костюм его состоял из бархатного пальто каштанового цвета, серых тиковых панталон, заправленных в сапоги, и маленькой соломенной шляпы с широкой синей лентой. На шее у него был платок. Перчатки отсутствовали. Его молодое, но поблекшее лицо, красные глаза, циничный, бесстыдный взгляд -- все говорило о том, что он негодяй.
   Оба эти господина, вошедшие вместе, казалось, кого-то ждали. Они втирались в толпу, пытаясь узнать, приехал ли "этот кто-то". В то же время их руки не оставались в бездействии, и проницательный наблюдатель заметил бы, что иногда, вероятно, по рассеянности, они попадали в чужие карманы... Отставной воин с закрученными усами вдруг остановился, разинув рот, и толкнул своего товарища локтем в бок, чтобы привлечь его внимание. Молодой человек в свою очередь приостановился и тихо спросил:
   -- Что такое, друг Ракен?
   -- Посмотри, Паскуаль!
   -- На что посмотреть?
   -- Туда... видишь этого мужчину возле стены?
   Паскуаль поднял голову, посмотрел в указанном направлении и тоже вздрогнул.
   -- Ах, черт возьми! -- пробормотал он.
   -- Ты его узнаешь? -- спросил Ракен.
   -- Как не узнать лейтенанта! Мне очень не хочется, чтобы он меня увидел. Он нас также может узнать! Уйдем!
   -- Бояться нечего! Он занят чем-то и ни на кого не смотрит. Уверяю тебя, что сейчас ему не до нас.
   -- Согласен, тем не менее лучше уйти... Это будет благоразумнее...
   Ракен схватил за руку белокурого Паскуаля, увлек его в угол залы и, принудив его сесть возле себя, укрылся таким образом от взора лейтенанта.
   -- Ты меня удивляешь! -- шепнул он ему на ухо. -- Ты, значит, перестал ненавидеть Жоржа Праделя?
   -- Как бы не так! Я его ненавижу всеми силами души!
   -- А бежишь от него, когда случай сталкивает его с нами.
   -- Что делать, если я его боюсь.
   -- Я также. Но ненависть сильнее страха. Теперь, когда он один в Париже, мы можем ему отомстить!
   -- Но как?
   -- Я еще не знаю, но мы отыщем способ... Сейчас нам нельзя терять его из виду. Мы выследим, где он остановится, а потом решим, как к нему подобраться. Мне думается, что у него водятся деньжата! У него богатый дядя. Да и кроме того, я знаю одного человека, который нам отвалит порядочный куш, когда мы ему скажем: "Жорж Прадель в Париже, вот его адрес..."
   -- Кто это?
   -- Нас могут услышать... Я только скажу, что это господин из Пасси...
   -- Ах, я и забыл...
   Между тем в зале произошло движение. Служащие сняли барьеры, отделявшие эту залу от длинных столов, на которых складывался багаж под строгим наблюдением таможенных чиновников с неизменным куском мела в руках. Выйдя из своей задумчивости, лейтенант вынул из кармана билет и ключ и стал искать свой чемодан. Он нашел его без труда и в сопровождении носильщика, взвалившего себе на плечи его вещи, направился к извозчику. На вопрос последнего, куда ехать, он ответил:
   -- В Гранд-отель.
   Экипаж тронулся, унося с собой Паскуаля, поместившегося кое-как на запятках. Меньше чем за три четверти часа они доехали до бульвара Капуцинов. По мере того как лейтенант приближался к месту назначения, лицо его теряло озабоченное выражение.
   "Милый и добрый дядюшка, дорогая сестра Леонтина, итак, я увижусь с вами после столь долгой разлуки и обниму вас от всей души, -- думал молодой человек. -- С этих пор все мое счастье будет заключаться в одной вашей любви. Я чувствую, что с вами мое разбитое сердце снова оживится. Мне все казалось потерянным навсегда. Вокруг себя я чувствовал пустоту, пропасть... Я ошибся. Я жестоко страдал... Я страдаю и теперь, но я не одинок в мире... У меня остались родные. Два дорогих мне существа, быть может, залечат раны, которые я считал неисцелимыми".
   Извозчик остановился и, постучав в стекло кареты, спросил:
   -- Нужно ли въезжать во двор?
   -- Не нужно, -- опустив стекло, отозвался пассажир.
   Расплатившись с извозчиком, он вышел из кареты, взял одной рукой свой чемодан, другой картонку со шляпой и вошел под своды монументальных ворот Гранд-отеля. Белокурый Паскуаль также сошел с запяток и в одно мгновение преобразил свой шейный платок в повязку, которая, скрыв половину его лица, придала ему вид человека, страдающего флюсом. Затем он пошел за лейтенантом, не подозревавшим, что кто-то за ним следит, в контору гостиницы.
   -- Сделайте одолжение, -- сказал лейтенант, -- укажите мне номер господина Домера.
   Конторщик, посмотрев на него с минуту, спросил:
   -- Я имею честь говорить с господином Жоржем Праделем?
   -- Да, милостивый государь.
   -- Нас уведомили о вашем приезде. Номер господина Домера, сто четвертый, к вашим услугам. Ваш дядюшка даже заплатил за сегодняшний и завтрашний дни.
   -- Он сейчас там?
   -- Господина Домера нет в Париже.
   -- Это невозможно! -- воскликнул Жорж Прадель.
   -- Однако это так. Господину Домера пришлось уехать сегодня утром, в десять часов. Вот письмо, которое он поручил вам отдать и в котором, без сомнения, он объясняет вам свой отъезд.
   Конторщик подал письмо лейтенанту и сказал одному из лакеев:
   -- Возьмите чемодан господина и проводите его в сто четвертый номер.
   Чрезвычайно разочарованный этой новостью, Жорж Прадель последовал за лакеем по величественным лестницам. Паскуаль присутствовал при кратком разговоре, который мы сейчас привели, но, как только произнесен был номер помещения, тотчас исчез.
   Номер сто четвертый состоял из передней, гостиной и двух спален. Подобное помещение в Гранд-отеле доступно только богатым людям, и месячного жалованья лейтенанта едва хватило бы, чтобы заплатить за сутки. Лакей поставил чемодан в одну из спален и спросил:
   -- Вам угодно что-нибудь?
   -- Нет, -- ответил офицер, -- пока ничего.
   -- Вот электрический звонок, -- сказал лакей, -- если вам будет угодно что-нибудь приказать. Когда вы будете уходить, отдавайте ключ коридорному или в контору гостиницы для сохранности ваших вещей.
   -- Так и сделаю... хотя в моем чемодане и нет ничего такого, на что могут польститься воры.
   Лакей поклонился и ушел. Оставшись один, Жорж Прадель осмотрелся вокруг с удивлением; ему, привыкшему к стоянке в Алжире, где простота помещений доходит до крайних пределов, казалось, что он попал во дворец. Лейтенант сел и разрезал перочинным ножиком поданный ему в конторе конверт, вынул из него письмо и прочел его дважды с величайшим вниманием.
   -- Какое несчастье! -- сказал он вслух. -- Милый дядюшка вынужден был неожиданно уехать. И каково это: наши поезда встретились, не знаю только где, быть может, он меня и заметил. А милая Леонтина надеялась обнять меня сегодня вечером, а вместо этого -- теперь в пансионе, и на целую неделю. Впрочем, неделя быстро пройдет!
   Помолчав немного, он продолжал:
   -- Конечно, я понимаю, почему добрый дядюшка желает, чтобы я поехал в Рошвиль. Оставить триста пятьдесят тысяч франков в пустом замке, охраняемом одним только мужчиной! Как неосторожны эти миллионеры! Триста пятьдесят тысяч франков!.. Приданое моей сестры! Этой суммы достаточно для того, чтобы привлечь туда беглых каторжников со всей Франции. К счастью, об этом никто не знает... -- И Жорж добавил, подумав: -- Что мне делать в Париже без дядюшки и сестры? Завтра утром я буду в дороге.

XXVII

   Лейтенант посмотрел на часы. "Пять часов без четверти. Как убить время до ночи? Если бы я знал, где находится тот пансион, в котором моя сестра, я отправился бы туда, и начальница, конечно, позволила бы мне увидеться с Леонтиной! Но дядюшка позабыл написать мне адрес. Ах, придется поскучать! А между тем есть офицеры, которые от одной мысли о поездке в Париж приходят в восторг. Правда, сердце у них не страдает так сильно, как мое, и их манит к себе Париж -- город удовольствий и любви!.."
   Жорж Прадель покачал головой и провел рукой по лбу, словно желая прогнать мрачные мысли. Затем он разобрал свой чемодан и начал одеваться в штатское платье. Это платье, почти новое, довольно изящного покроя, было сшито известным портным в Алжире. Светло-серые панталоны хорошо сидели, коротенький черный сюртук, застегнутый по-военному, подчеркивал стройную талию, легкое пальто также было хорошо сшито, но весь этот наряд с первого взгляда будто говорил: "Вот офицер в штатском платье".
   Окончив свой туалет, лейтенант взял черепаховый гребешок и взбил свои длинные белокурые усы. Потом, прежде чем надеть шелковую шляпу, он занялся разными предметами, которые разложил на камине. Это были портмоне, портсигар и письмо от господина Домера. Жорж открыл портмоне. В одном из его отделений находился наполеондор [наполеондор -- золотая монета в 20 франков], в другом -- несколько серебряных монет, а в третьем -- сложенные банковские билеты. Их было три, каждый в тысячу франков.
   -- Это мне прислал в последний раз мой милый дядюшка, -- прошептал лейтенант, улыбаясь. -- Он думает обо мне постоянно, любит меня, как сына. Видит Бог, что я также его люблю. Три билета целы... Мне хватило на дорогу моих сбережений, но с двадцатью франками, которые у меня остались, я далеко бы не ушел. Сегодня вечером мне понадобятся деньги.
   Офицер открыл портсигар со своими инициалами "П" и "Ж". В отделении для сигар находилась лишь одна сигарета. Он ее тотчас закурил. В другом отделении, служившем при случае бумажником, лежали визитные карточки и два письма от господина Домера. Жорж Прадель положил туда третье письмо и небольшую пачку банковских билетов. Там они были в большей безопасности, чем в портмоне, который то и дело приходилось вынимать.
   Положив портсигар в боковой карман сюртука, он застегнулся доверху, чтобы обезопасить себя от самых смелых и искусных воров. Затем он надел палевые перчатки, сдвинул шляпу на бок и, накинув пальто на левую руку, вышел из номера, ключ от которого отдал в контору гостиницы.
   -- Если кто-нибудь вас будет спрашивать, что прикажете отвечать? -- спросил конторщик.
   -- Меня очень удивило бы, если бы кто-нибудь меня спросил, -- возразил Жорж. -- Никто не знает, что я здесь. Да и, кроме того, я вернусь не поздно...
   Молодой человек постоял несколько минут на тротуаре около ворот, пораженный оживлением, царившим на улице: к такому он не успел привыкнуть, будучи воспитанником сен-сирской школы.
   Жорж находился в двух шагах от знаменитого табачного магазина Гранд-отеля. "Давно я не курил хороших сигар, -- сказал он самому себе. -- Те, что продают в обыкновенных лавках, отвратительны. Благодаря моему дяде я богат... Воспользуюсь же этим!" Он вошел в табачный магазин и, заплатив семь франков с половиной за десяток сигар, положил шесть из них в свой портсигар, а остальные -- в наружный карман, куда франты 1876 года кладут платок, выставляя напоказ вышитый кончик.
   "Пойду пить абсент к Гельдеру, -- решил он затем, -- быть может, встречу там какое-нибудь знакомое лицо". Кофейня Гельдера, находившаяся на Итальянском бульваре, напротив улицы с таким же названием, была примечательна тем, что в ней собирались военные -- как состоящие на действительной службе, так и отставные.
   Шагая по бульвару Капуцинов, Жорж Прадель не заметил, что за ним следят. Мужчина одного роста с лейтенантом, с густой русой бородой, в соломенной шляпе с синей ленточкой, в бархатном коричневом пальто и в серых тиковых брюках, следил за ним как тень со времени его выхода из Гранд-отеля. Этот молодой человек был не кто иной, как Паскуаль. Искусный грим изменил его, состарив на несколько лет.
   Дойдя до оружейной лавки на углу улицы Гельдер, Жорж Прадель перешел на другую сторону. Паскуаль сделал то же самое. Офицер сел за один из столиков, стоявших перед кофейной, на той части тротуара, которую город очень дорого сдает содержателям кофеен и которую половые называют на своем языке "террасой". Паскуаль расположился за другим столом в десяти шагах от Жоржа и, ударив по столу монетой, хрипло крикнул:
   -- Кружку пива!
   Лейтенант Жорж Прадель обманулся в своих ожиданиях. С пяти до шести часов он курил сигару и попивал абсент, приготовленный по всем правилам -- а правила для приготовления хорошего абсента гораздо сложнее, чем полагают простые смертные. Он видел много офицеров, но не встретил ни одного знакомого, ни одного товарища по Военной школе или по службе в Алжире.
   "Неудача! -- подумал он грустно. -- Придется ужинать одному! А что делать потом?"
   Расплатившись, он встал с места. Паскуаль тоже позвал лакея.
   -- Сколько? -- спросил он у него.
   -- Пятьдесят сантимов.
   -- Вот десять су, -- сказал он, подавая монету.
   Жорж Прадель подошел к столбу, покрытому объявлениями, и машинально прочел театральную афишу. Названия неизвестных ему пьес, фамилии актеров, также ему неизвестных, вертелись у него перед глазами, ни о чем не говоря. Наконец он увидел, что в театре "Жимназ" поставлена "Дама с камелиями". Лейтенант не знал этой пьесы, но часто слышал о ней от своих товарищей. "Пойду в этот театр после ужина", -- решил он и пошел дальше по бульвару. Паскуаль следовал за ним на небольшом расстоянии. Перед меняльной лавкой Жорж остановился, повторив то, что уже сказал в Гранд-отеле:
   -- Сегодня вечером мне понадобятся деньги... -- С этими словами он вошел в лавку.
   -- Ах! Черт возьми! -- пробормотал белокурый Паскуаль. -- Наш офицер идет к меняле -- следовательно, у него в кармане есть банковские билеты. Мы сейчас это увидим.
   И он приложил лицо к витрине так, чтобы не упустить ничего из того, что произойдет в лавке.
   Жорж Прадель расстегнул сюртук, вынул из кармана портсигар, служивший ему также и бумажником, развернул три банковских билета, взял один из них и сказал, подавая его кассиру:
   -- Разменяйте мне, пожалуйста, тысячу франков.
   -- Какими деньгами вам дать? -- спросил меняла.
   -- Один билет в пятьсот франков, три по сто и двести франков золотом.
   -- Извольте.
   Лейтенант заплатил за размен, положил десять двадцатифранковых монет в портмоне, а банковские билеты -- в портсигар, который убрал на прежнее место.
   "Дело идет хорошо! -- подумал Паскуаль. -- Этот молодой человек -- богач! Я знаю, где у него лежат деньги. Сразу можно разбогатеть на две тысячи восемьсот франков! Недурно! Вот так покутим! Кларинете я куплю сережки, которые она у меня давно уже просит. Хоть я и хорош собой, все-таки нужно делать что-нибудь для женщин!.."
   Жорж Прадель, покинув лавку менялы, прогулялся до Монмартра, там он вошел в ресторан Поля Бребана и разместился на нижнем этаже. "Превосходно, -- подумал молодой негодяй, -- он, как видно, пробудет здесь долго. Я успею сходить к Ракену -- лишь бы только он был в условленном месте".
   Вернемся немного назад. Когда Жорж Прадель садился в экипаж на вокзале, оба негодяя слышали, что он приказал ехать в Гранд-отель. Паскуаль встал на запятки потому, что лейтенант мог по дороге переменить намерение и остановиться в другом месте, в таком случае следы его были бы потеряны, в особенности если он рассчитывал пробыть в Париже недолго. Расставаясь, Паскуаль и Ракен назначили друг другу свидание на бульваре Капуцинов, перед входом в Гранд-отель. Здесь Ракен должен был ждать своего товарища, исполнив предварительно важное поручение, о котором мы не замедлим узнать.
   Когда Паскуаль пришел в назначенное место, Ракен был уже там. Шагая по тротуару, он с неподдельным наслаждением курил сигару. Паскуаль приблизился к нему со спины и неожиданно взял его под руку. Тот вздрогнул.
   -- Ах! Это ты!.. -- пробормотал он, обернувшись. -- Ты меня ужасно испугал! Откуда ты? Не вырвалась ли птичка у тебя из рук?
   -- Нет, мой друг! Из моих рук трудно вырваться!
   -- Что же ты сделал?
   -- Много чего... Я тебе сейчас расскажу. А ты что сделал?
   -- Черт возьми! Лучше и не спрашивай! Не удалось! Я пешком пришел из Пасси, с бульвара Босежур...
   -- Ну, что делает муж?
   -- Его нет в городе.
   -- Как это скверно! Когда он должен вернуться?
   -- Служанка не знает точно. Он, похоже, очень скрытен. Никогда не уведомляет заранее о своем возвращении для того, чтобы застать домашних врасплох. Тем не менее его, кажется, ждут завтра.
   -- Завтра лейтенант уже может уехать: ему, по-видимому, не очень-то весело в Париже... По крайней мере, если птичка и улетит, то все-таки она оставит часть своих перьев в наших руках, а речь идет не о каких-нибудь несчастных желтяках, как ты можешь подумать, принимая во внимание офицерское жалованье, -- нет, тут банковские билеты!
   -- Ты правду говоришь?
   -- Честное слово.
   -- Рассказывай же, я тебя слушаю.
   Молодой разбойник не заставил себя просить дважды и поведал то, о чем уже известно нашим читателям. Ракен пришел в восторг и даже не заметил, как погасла его дешевая сигара.
   -- Что ты скажешь на это? -- спросил Паскуаль, окончив рассказ.
   -- Я скажу, что ты молодец! С тобой приятно работать. Мне кажется, что у меня в кармане уже шевелятся банковские билеты. Есть ли у тебя план?
   Паскуаль почесал затылок.

XXVIII

   -- Есть ли у тебя план? -- повторил свой вопрос Ракен. -- В таком важном деле всегда нужно заранее составить план.
   -- Не торопись, дружище, -- сказал ему Паскуаль. -- Все зависит от того, что будет делать офицер после ужина. Но успокойся. Если не представится возможность действовать обыкновенным путем, то мы прибегнем к крайним мерам, которые всегда удаются...
   -- О каких мерах ты говоришь?
   -- Наклонись ко мне немного, я тебе скажу на ухо... Некоторые слова не стоит произносить громко.
   Ракен повиновался, а молодой разбойник продолжал:
   -- Предположим, что после ужина Жорж Прадель, закурив сигару, отправится шляться по бульварам, а затем вернется в гостиницу, не заходя ни в какой подозрительный дом. Тогда стянуть у него портсигар без риска не будет никакой возможности. Полагаю, что ты это понимаешь.
   -- Понимаю, и очень хорошо.
   -- Но вот как можно сделать. Я переодеваюсь в почтальона, беру под мышки нечто завернутое в газетную бумагу, вхожу в Гранд-отель, никого ни о чем не спрашивая, мне ведь известно, какой номер занимает лейтенант, -- сто четвертый. Я поднимаюсь по лестнице, стучу в дверь. "Кто там?" -- "Почтальон с посылкой от господина Домера лейтенанту Жоржу Праделю". Лейтенант не успеет рассудить, что это невозможно. Он начнет разворачивать посылку, и в это время я ударю его в горло или в грудь острым ножиком, который у меня в кармане. Затем возьму портсигар и дам тягу... Как тебе такой план?
   -- И ты это можешь сделать? -- пробормотал Ракен с заметным удивлением.
   -- Да, могу. Ты знаешь, что я уже это делал. Да и чем я рискую? Если бы я не удрал из военной тюрьмы, то мне давно бы уже всадили двенадцать пуль. Допустим, что меня приговорят к гильотине... не могут же меня убить дважды!
   -- Действительно, ты молодец! Если ты возьмешься исполнить это, я удовольствуюсь небольшой частью добычи, полагаясь на твое великодушие...
   Обмениваясь этими отвратительными словами, два негодяя шли по бульвару. Они добрались до Монмартра и заглянули в ресторан, где разместился Жорж Прадель. Молодой человек продолжал ужинать, читая газету.
   -- Он еще не дошел до жареного, -- пробормотал Паскуаль, -- следовательно, ему осталось жареное, легюмы и десерт, не считая кофе и ликеров. Мы успеем перекусить, у меня подвело живот. Пойдем в кабак.
   -- А у тебя есть деньги? -- спросил Ракен жалобным тоном. -- У меня решительно ничего.
   -- Успокойся, я заплачу, -- ответил Паскуаль. -- На вокзале я стянул одно портмоне. Нельзя сказать, что оно принадлежало какому-нибудь капиталисту, но все-таки в нем кое-что было...
   Два сообщника вошли в кабак и перекусили, а затем вернулись к ресторану и расположились за киоском, где продают газеты. Через четверть часа Жорж Прадель вышел с сигарой из ресторана. Вместо того чтобы пойти по Монмартрскому бульвару, он повернул налево и направился по бульвару Пуассоньер.
   -- Он не домой идет, -- тихо сказал Ракен своему товарищу.
   -- Если он отправится в театр, будет чудесно! -- отозвался тот. -- В толпе всегда толкаются, а когда толкаются, легко ощупывать карманы.
   Вскоре Паскуаль потер от удовольствия руки: Жорж Прадель поднялся на крыльцо театра "Жимназ", взял билет в кресла и исчез под сводами.
   -- Нельзя терять его из виду, -- сказал Ракен.
   -- Понятно, но нам не стоит торопиться, мы всегда его найдем.
   -- Где мы сядем?
   -- В партере, там не так заметно, и оттуда нам будет удобно наблюдать за действиями лейтенанта.
   Оставим сообщников, направляющихся в кассу, а сами войдем в театральную залу. Известно, что в "Жимназе" ложи бенуара расположены вокруг кресел и партера. Зала была полна. Жорж Прадель сидел в третьем ряду кресел. Паскуаль и Ракен разместились в предпоследнем ряду партера, следовательно, около лож бенуара, обращенных прямо к сцене. Ракен нагнулся к блондину и сказал ему шепотом:
   -- Я не вижу, где лейтенант.
   -- Я тоже, -- сказал Паскуаль. -- Но в первом антракте я взберусь на галерею -- оттуда я его сразу увижу.
   -- Так, -- произнес Ракен, -- а теперь посмотрим пьесу. Я никогда ее не видел.
   Паскуаль пожал плечами.
   -- Тут речь идет об одной камелии, умирающей от любви к молодому человеку, который нехорошо с ней поступил. Слезливая пьеса.
   -- Я это люблю, -- прошептал сентиментальный Ракен, -- я ужас как люблю плакать в театре. Тут никто не видит, как я чувствителен.
   Пьеса началась. Разбойники замолкли. Когда первый акт окончился, Паскуаль сказал:
   -- Подожди меня здесь. Я все разведаю и вернусь.
   Публика выходила толпами, одни -- выкурить папиросу на бульваре, другие -- зайти в ближайшие кофейни. Жорж Прадель встал со своего места и, повернувшись спиной к сцене, лорнировал залу.
   "Ага! -- подумал Ракен. -- Вот же он! Паскуаль мог бы и не оставлять своего места".
   Чувствительный бандит едва успел сформулировать эту мысль, как вдруг услышал позади себя слабый крик -- крик удивления, радости или ужаса -- наполовину сдержанный, но бесспорно женский. Заинтересованный, Ракен обернулся и увидел в том бенуаре, в который он почти упирался, двух женщин: одну уже в летах, другую -- молоденькую и чрезвычайно хорошенькую.
   Пожилая дама была в изящном и строгом черном платье. Пряди серебрившихся волос обрамляли ее лицо с правильными и выразительными чертами. Женщина, сидевшая подле нее, едва доживала свой двадцатый год. Это было белокурое создание с большими синими глазами и кротким личиком. По-видимому, она чувствовала себя очень дурно. Ее прелестная головка, как умирающий цветок, клонилась на грудь.
   -- Леонида! Что это с вами, дорогое дитя? -- шепнула ей пожилая дама. -- Что это за крик, который невольно вырвался у вас? Почему вы так побледнели? Вы дрожите!
   -- Это так, ничего. не беспокойтесь, прошу вас, мадам. -- В приятном голосе белокурой красавицы слышалось волнение. -- Мне было больно, но теперь уже легче.
   -- Что же это за боль?
   -- Не знаю. Сильная и внезапная, там, в сердце. Но теперь я сама стыжусь своей слабости.
   -- Случались ли с вами прежде такие припадки?
   Молодая женщина покачала головой:
   -- Никогда.
   -- Понюхайте, прошу вас, этот флакончик.
   -- Благодарю вас, но это лишнее. Уверяю вас, что все прошло.
   Действительно на побледневшем лице девушки вновь появился румянец.
   -- Не хотите ли вы уехать из театра? Я провожу вас.
   -- Нет-нет, -- с живостью возразила молодая красавица. -- Пьеса очень мне нравится. Я останусь до конца.
   -- Как душно в этой ложе! Потому-то, наверно, вам и стало дурно. Не хотите ли выйти на минуту и подышать свежим воздухом?
   -- Немного погодя я с удовольствием пойду с вами. Но сейчас я еще не совсем оправилась.
   Ракен при виде молодой женщины подскочил от изумления.
   -- А! Вот она, неприступная! -- проворчал он. -- Как изумится Паскуаль!
   В ту самую минуту, как Ракен думал о своем молодом товарище, последний уселся подле него.
   -- Ну, я знаю, где он, -- произнес он.
   -- Правда? Я и сам это знаю. Но у меня для тебя есть прекраснейший сюрприз. Обернись-ка назад, только осторожнее. Посмотри в нижнюю ложу прямо за твоей спиной.
   Паскуаль обернулся.
   -- Мадам Метцер! -- выдохнул он.
   -- Собственной персоной! Муж в отсутствии, жена в театре, да еще и в том же самом, где и ее возлюбленный. Что скажешь?
   -- Я скажу, что это свидание.
   -- Невозможно. Лейтенант только несколько часов в Париже, и мы ни на минуту не теряли его из виду.
   -- А почта? Он мог написать.
   -- Я уверен, он и не подозревает, что его идол так близко от него. Разве я не заметил его скучающего вида? Притом, и сама красавица вскрикнула, когда увидела его здесь. Значит, она не знала о его приезде в Париж.
   Зала наполнилась народом, поднялся занавес. Когда акт окончился, Паскуаль и Ракен вместе вышли из партера и встали в коридоре, в нескольких шагах позади оркестра. Вскоре вышел и Жорж Прадель, отирая платком лоб. Так как жара в зале была просто невыносимая, лейтенант машинально расстегнул верхние пуговицы сюртука, что не ускользнуло от внимательного Паскуаля.
   -- Пошли за ним! -- прошептал он, толкнув локтем своего товарища. -- У меня появилась одна мысль.
   Лейтенант с явным равнодушием прошел мимо той ложи, в которой сидела молодая женщина, и, взяв у контролера марку, вышел освежиться на бульвар.
   -- Ты прав, старичок, -- сказал Паскуаль Ракену. -- Один лишь случай все устроил. Пойдем-ка в буфет.
   -- С величайшим удовольствием!
   -- Две кружки пива и все необходимое для письма! -- приказал Паскуаль, присаживаясь за маленький столик.
   Он медленно, крупным и неправильным почерком, но очень четким, написал: "Неизвестный друг уведомляет лейтенанта Жоржа Праделя, что госпожа Леонида М. находится в ложе номер 16, с одной дамой, и что господина М. нет в Париже. С почтением к вам!" Показав записку Ракену, Паскуаль спросил:
   -- Понимаешь теперь?
   -- Кажется, да.
   Послышался звонок к следующему акту, и буфет стал быстро пустеть.
   -- Пойдем и мы, -- сказал Паскуаль.
   -- Смотри, как бы все не испортить, -- покачал головой Ракен.
   -- Кто не рискует, тот и не имеет ничего, -- возразил его товарищ.
   Почти все зрители заняли свои места. Паскуаль увидел, что лейтенант уже сидит в кресле, и подошел к оркестровому капельдинеру.
   -- Месье, будьте так любезны, окажите мне маленькую услугу. Взгляните, прошу вас, на кресло номер восемь в третьем ряду. Видите молодого человека?
   -- Да, месье. Красивый молодой человек с белокурыми усами?
   -- Именно. Вот, потрудитесь передать ему эту маленькую записку.
   -- Но, сударь, сейчас поднимется занавес, и мне придется побеспокоить зрителей!
   -- Это пустяки! Гораздо важнее, чтобы этот молодой человек сейчас же получил эту записку. И я прошу сделать мне одолжение и принять от меня эти два франка.
   -- Хорошо, сударь. Что я должен сказать этому молодому человеку?
   -- Ничего, кроме следующих слов: "Если вы лейтенант Жорж Прадель, то эта записка адресована вам".
   -- Лейтенант Жорж Прадель? -- повторил капельдинер. -- Хорошо, сейчас.
   И он отправился исполнять данное ему поручение. Паскуаль схватил за руку Ракена и увлек его в конец коридора, где они остановились возле ложи номер 16.

XXIX

   Мошенникам не пришлось ждать долго. Оба не сводили глаз с двери оркестра. Минуту спустя оттуда вышел капельдинер. Почти вслед за ним выскочил в коридор и Жорж Прадель.
   -- Ну, будь внимателен! -- шепнул Паскуаль Ракену и быстро пошел навстречу лейтенанту, как опоздавший зритель, который спешит занять свое место.
   Правда, коридор был достаточно широк, чтобы в нем могли поместиться четверо в ряд. Но это не помешало Паскуалю, в момент встречи с лейтенантом, настолько отклониться от прямой линии, что он и лейтенант столкнулись. Паскуаль зашатался или по крайней мере сделал вид, что зашатался, и, чтобы не упасть, на секунду ухватился за лейтенанта. Последний пришел в ярость от этого неожиданного толчка и, взяв Паскуаля за плечи и сильно встряхнув, гневно сказал ему:
   -- Черт возьми, милостивый государь! Пьяны вы, что ли? Или за вашей неловкостью скрывается оскорбление? Вызов?
   Паскуаль отошел шага на два назад и, смиренно кланяясь, пробормотал:
   -- О, нет-нет. Ни оскорбления, ни вызова, ничего подобного. Праведный боже! Не сомневайтесь в этом, прошу вас, месье. И не пьян я, право, ничего я не пил и не пью никогда. Но, к несчастью, у меня такое слабое зрение, что мне случалось, проходя по бульварам, принимать фиакры за прохожих. Я вас не видел, и я в отчаянии, что толкнул вас. Примите, умоляю вас, мои извинения.
   Такое извинение мгновенно успокоило Жоржа Праделя. Потому он улыбнулся и сказал:
   -- А, так вот в чем дело! Раз вы близоруки, то вас, скорее, нужно жалеть, чем сердиться на вас. Позвольте мне дать вам добрый совет: купите очки.
   -- Совет действительно прекрасный, и я при первой же возможности последую ему.
   -- Честь имею кланяться.
   -- Счастливого пути, милостивый государь.
   Инцидент был исчерпан, говоря судейским или парламентским слогом. Жорж Прадель направился к двери той ложи, которая влекла его непреодолимо. Паскуаль же бросился в сопровождении своего сообщника к одной из лестниц, которые вели на галерею, пробежал коридор первого ряда лож и спустился вниз по другую сторону. Не желая выглядеть человеком, от чего-то или кого-то убегающим, он попросил контрамарку у контролера и затем уже вышел на бульвар.
   Ракен проделал все то же самое и в одно время очутился с Паскуалем на улице.
   -- Успел? -- шепнул он Паскуалю.
   -- Черт возьми! -- расхохотался тот.
   На бульваре Паскуаль остановил проезжавший фиакр, и два плута уселись в него.
   -- Куда прикажете ехать?
   -- На площадь Бастилии.
   Экипаж тронулся.
   -- Ну? -- спросил Паскуаль товарища. -- Что скажешь теперь?
   С этими словами он вынул из кармана известный уже нам портсигар и коробку с восковыми свечами. Подняв стекла и опустив шторы, он подал Ракену коробку со спичками и сказал:
   -- Зажигай спички одну за другой, только старайся, чтобы горели подольше.
   Ракен повиновался, а Паскуаль раскрыл портсигар и стал осматривать его содержимое.
   -- Два билета по тысяче франков, один в пятьсот и три по сто, -- пробормотал он. -- Итого, две тысячи восемьсот франков.
   -- Тысяча четыреста франков на брата, -- произнес Ракен.
   -- Что? Ты с ума сошел! -- возразил ему Паскуаль. -- Я все придумал, организовал и исполнил. От начала и до конца я действовал один и по справедливости не должен тебе ничего! Но я добрый малый. Мы начали дело вместе -- и окончим его вместе. Возьми вот этот билет в тысячу.
   Ракен молча взял билет. Он был недоволен, но понимал, что Паскуаль совершенно прав.
   -- Посвети же! -- приказал Паскуаль. -- В портсигаре еще и корреспонденция.
   Одно за другим он вынул из конвертов два первых письма господина Домера и пробежал их глазами. Но третье письмо заняло его очень сильно, и с первых же строк Паскуаль весь превратился во внимание. Когда он окончил чтение, у него вырвалось глухое восклицание.
   -- Да тут, -- ахнул Паскуаль, -- целое состояние!
   -- О, черт возьми! Что-нибудь тысяч в двадцать франков? -- спросил Ракен.
   -- Намного больше! Тебе и не снилось!
   -- Ты серьезно, милый Паскуаль? И я буду в деле?
   -- Вероятно, что, по своему обыкновению, я буду действовать один, тем не менее мне понадобится твоя помощь. Мы разделим прибыль.
   -- И станем богатыми людьми? Знатными буржуа?
   -- Даже честными, если твое сердце пожелает! -- со смехом прервал его Паскуаль. -- Но должен предупредить тебя, что это будет потруднее, -- добавил он уже серьезнее.
   -- Когда начнем?
   -- Завтра. Или сегодня же ночью. Нельзя терять ни минуты.
   -- Расскажи подробности. Что делать мне?
   -- Жорж Прадель не должен оставить Париж раньше чем через сорок восемь часов. Ты должен любой ценой помешать ему уехать. Понимаешь, Ракен?
   -- Не совсем.
   -- Десять строк из этого письма объяснят тебе все.
   Неожиданное вмешательство кучера прервало разговор.
   -- Мы приближаемся к Бастилии. Куда прикажете вас везти?
   -- К ресторану "Четырех рошельских сержантов".
   Названный нами ресторан пользовался большой известностью. Мошенники вошли в него, и Паскуаль тут же приказал лакею:
   -- Отдельную комнату, четыре дюжины устриц, две бутылки сомюрского, и поскорее. Мы очень спешим.
   Через пять минут все было исполнено. Паскуаль плотно затворил дверь, чтобы никто не мог их подслушать, вынул из кармана последнее письмо господина Домера, нагнулся к уху Ракена и, понизив голос, прочел ему письмо, делая особенное ударение на некоторых местах. Окончив читать, он спросил:
   -- Понимаешь теперь?
   -- Я понимаю, что в Рошвильском замке есть триста пятьдесят тысяч франков, что представляет очень заманчивый куш, но ты мне это уже говорил.
   -- И ты ничего больше не видишь в этом письме?
   -- Ей-богу!
   Паскуаль презрительно пожал плечами:
   -- Право, я считал, что ты дальновиднее!
   -- Я, конечно, малый ловкий, -- возразил Ракен, -- но вовсе не желаю попасть в тюрьму, преследуя какую-то несбыточную цель. Не воображаешь ли ты, что Жак Ландри, который должен быть очень представительным малым, так как господин Домера имеет к нему безусловное доверие, позволит нам разместиться в замке и на досуге распорядиться кассой по-своему? Да, я угадал?! Никогда в жизни! Мы потеряем время, погнавшись за несбыточной мечтой, вот и все!
   Паскуаль посмотрел на товарища с нескрываемой иронией и сказал:
   -- Постой, старичок! Я совсем тебя не узнаю -- так колоссальна сегодня твоя тупость! Честное слово, когда происходила раздача здравого смысла, ты поспел к ней слишком поздно, так что для тебя уже и не осталось ничего! Да, тысячу раз да, что Паскуаль и Ракен были бы приняты в замке как два бешеных волка! Но кто тебе говорит о Паскуале и Ракене? Думаешь ли ты, что слуги господина Домера выгонят из замка Жоржа Праделя, его племянника?
   -- О, конечно, нет. Но нам-то какая от этого польза?
   -- Домера сообщает Жоржу, что напишет Жаку Ландри, со словами: "Это прекрасный человек, которого ты не знаешь еще". Слышишь? Жорж Прадель не знает Жака Ландри, точно так же, как и Жак Ландри не знает Жоржа Праделя! Ясно ли это?
   -- Как вода в ключе!
   -- Итак, Ландри с распростертыми объятиями примет племянника господина Домера, о котором известил его сам господин Домера и который имеет полный карман писем от господина Домера и знает о том, что в замке хранятся деньги, принадлежащие господину Домера! Это ясно?
   -- Ясно.
   -- И ты до сих пор не догадался, что я сам явлюсь в замок под именем Жоржа Праделя?
   Трудно передать словами то изумление, с которым Ракен смотрел на Паскуаля.
   -- Ты! -- выдохнул он.
   -- Я, черт возьми! Достаточно будет снять мою накладную бороду и надеть накладные белокурые усы. Господин Домера мог описать физиономию или показать фотографию своего племянника управляющему. Усы всех собьют с толку. Итак, я приеду в замок вечером, а с восходом солнца надеюсь уже быть на почтительном расстоянии оттуда.
   -- Но если Жак Ландри будет защищать деньги?
   -- Тем хуже для него! У меня в кармане нож, им я и воспользуюсь.
   Эти слова были произнесены со зловещим спокойствием, которое привело бы в дрожь всякого, кроме Ракена. Паскуаль продолжал:
   -- Итак, ты видишь, что я ничего не забыл. План прост и должен иметь успех. Существует только одна серьезная опасность.
   -- Какая?
   -- Приезд настоящего Жоржа Праделя.
   -- Ах, черт возьми! Я и не подумал об этом.
   -- Зато я подумал обо всем. В этом и будет заключаться повод для твоего сотрудничества. Итак, мы вернемся в театр, убедимся, что лейтенант еще там, я пожму тебе руку и с ночным поездом поеду в Руан.
   -- Как так? Я не еду с тобой?
   -- В замке ты был бы совершенно бесполезен. Здесь же твое присутствие необходимо.
   -- Какие же будут мне приказания?
   -- Не терять Жоржа Праделя из виду ни на минуту, ни на секунду до тех пор, пока я не вернусь. Если у молодого человека возникнет желание отправиться в Нормандию -- я пропал! Он не должен, слышишь, не должен поехать туда завтра.
   -- Как же помешать ему?
   -- Всеми возможными средствами. Измени внешность. Все необходимое ты найдешь у нашего старьевщика, лавочка которого открывается когда угодно для добрых товарищей, которым известно одно словцо. Если ты исчерпаешь все средства и юноша все же отправится на станцию, брызни ему серной кислотой в лицо.
   Этот разговор происходил уже в экипаже, в который два бездельника уселись, выйдя из ресторана. Вдруг Паскуаль вздрогнул.
   -- Что с тобой? -- спросил его Ракен.
   -- Одна мысль только что пришла мне в голову. Но это было бы слишком хорошо! Убить сразу двух зайцев: заполучить триста пятьдесят тысяч франков и отдать Жоржу Праделю старые долги. Что бы ты сказал на это, Ракен?
   -- То же, что и ты: это было бы слишком хорошо!
   -- И однако все получится, если случай поможет тебе занять лейтенанта на сорок восемь часов, и занять так, чтобы он не мог сказать: "Я был там-то!", а главное, чтобы он не мог это доказать. Тогда ему припишут все, что произойдет в замке. По моей милости там всем будет известно, что прибыл лейтенант Жорж Прадель. В замке же я оставлю неоспоримые следы его пребывания, и если будет совершено преступление, то виновником будут считать угадай кого!

XXX

   Выйдя из ресторана, Паскуаль приказал кучеру отвезти их к театру "Жимназ". Сообщники благодаря взятой Паскуалем контрамарке смогли беспрепятственно войти в театр, но им обоим ни на минуту не пришло в голову занять свои места. Им было достаточно увидеть, что Жорж Прадель, прогуливаясь по коридору бенуара, не отходит от двери ложи номер 16.
   -- Солдат не удаляется со своего поста! -- усмехнулся Паскуаль.
   Играли последний акт "Дамы с камелиями". Во всех ярусах театра у зрителей текли слезы. Дамы шумно сморкались. Паскуаль толкнул Ракена локтем и шепнул ему:
   -- Похоже, он не подозревает, что его портсигар у меня в кармане! Смотри не упусти его из виду! Не забудь ничего, будь осторожен. А послезавтра жди меня на станции Сен-Лазар. Я не знаю, в каком часу вернусь, но вернусь несомненно. -- И он ушел, оставив Ракена стеречь Жоржа Праделя.
   В отсутствие Паскуаля и Ракена произошло следующее. Мы знаем, что молодая белокурая женщина, которую Паскуаль назвал Леонидой Метцер, выразила желание в следующем антракте подышать свежим воздухом. Антракт настал. Госпожа Метцер увидела, как молодой офицер вскочил с кресла. Она предчувствовала, что встретится с ним. И не обманулась. Жорж, который не сводил лихорадочного взгляда с двери, бледный, взволнованный, с горящей головой и выпрыгивающим из груди сердцем, стоял прямо напротив ложи, прислонившись к стене.
   Молодая женщина, бледная, дрожащая, также взволнованная, пропустила вперед свою пожилую подругу, и, устремив на Жоржа прекрасные глаза, полные смущения, беспокойства, боязливой нежности и робкой мольбы, приложила палец к губам. Этот немой, но невыразимо красноречивый жест говорил: "Мы незнакомы и никогда не видели друг друга. Не говорите со мной. Не кланяйтесь мне. Малейшая неосторожность с вашей стороны может повлечь за собой несчастье".
   Жорж Прадель понял это, ему и в голову не пришло не повиноваться. Влюбленный всегда расположен к беспрекословному повиновению, именно это и является одним из самых ярких симптомов той пагубной болезни, которая зовется любовью. Но если госпожа Метцер и запрещала ему заговаривать с ней, то не запрещала смотреть на нее, и Жорж мог упиваться видом этого прекраснейшего создания, которое еще четверть часа назад считал потерянным для себя навсегда. Следуя за Леонидой, он восхищался ее белокурыми волосами, грациозной шеей, гибкой талией, всем этим нежно-грациозным телом, чудные формы которого ясно обрисовывались благодаря платью.
   И когда их взгляды встречались, Леонида читала в глазах Жоржа такую горячую привязанность, что ее щеки покрывались румянцем, а веки невольно опускались. Понятно, что старая дама ничего не замечала.
   -- Или я обманываюсь, мое дорогое дитя, или вам теперь гораздо лучше. Вы свежи как молодая роза, прекрасны как ангел.
   -- Вы не обманываетесь, мадам, -- с улыбкой ответила Леонида, -- по крайней мере относительно моей внезапной дурноты. Все и правда прошло.
   -- Я все раздумываю, отчего бы мог произойти этот неожиданный припадок -- и не нахожу ни малейшего повода. Разве только волнение, причиненное пьесой.
   Леонида не слушала ее. Напротив, она внимала тому, о чем говорили ей глаза не произнесшего ни единого слова Жоржа. Прозвучал звонок, антракт кончился, фойе быстро пустело. Уходя, госпожа Метцер бросила Жоржу Праделю взгляд, который значил не "Прощайте!", но "До свидания!"
   Молодой офицер остался один в фойе. Опустившись на скамью, он упивался своим счастьем. Наши читатели поймут опьянение Жоржа, когда узнают историю его любви, начавшейся несколько месяцев назад в Африке и прерванной внезапно, неожиданно, грубо. Эту историю мы расскажем чуть позже.
   Вдруг Жорж вздрогнул -- у него мелькнула беспокойная мысль. Он вспомнил, что капельдинер, сунувший ему в руку записку, шепнул еще: "Если вы лейтенант Жорж Прадель, то это вам!" Жорж смял и положил в карман эту записку. Он ее вынул теперь, разгладил и перечел опять. Написана она была крупным и неаккуратным почерком, вовсе не указывавшим на светского человека.
   "Кто же писал это? -- спросил себя Жорж. -- Кто мог узнать меня в зале, где я не знаю никого? Кому известно о моей любви к Леониде?" Он не мог найти ответа ни на один из этих вопросов. Озабоченный, он вышел из фойе и направился к оркестру.
   -- Месье, без сомнения, идет на свое место? -- спросил его капельдинер.
   -- Нет. Я хотел бы спросить вас, кто вручил вам записку, которую вы мне передали?
   И Жорж сунул ему пятифранковую монету. Но капельдинер отказался принять ее.
   -- Я украл бы ваши деньги, месье, -- сказал он. -- Я знаю лишь то, что это был молодой человек с русой бородой. Больше я ничего не могу сообщить, а это не стоит и су.
   Ответ капельдинера не объяснил ничего. "Тут скрывается какая-то западня, -- подумал Жорж. -- Метцер, этот ужас всех влюбленных, способен на все! Тем не менее никому не известно о моем приезде в Париж. Метцеру также не известно. Да и кто мог знать о том, что я буду в театре, если я сам не думал об этом до тех пор, пока не прочел афишу? И что за молодой человек с русой бородой? Искать его бесполезно. Но, как бы то ни было, я пойду до конца. Счастливый случай дал мне в руки конец нити, которую я считал совсем порванной. Я готов рискнуть всем на свете, только бы сблизиться с Леонидой!"
   Он вышел из театра, направился к ряду экипажей, стоявших в ожидании окончания спектакля, и выбрал один из них.
   -- Вот сто су, -- сказал он кучеру. -- Нужно будет следовать за одним экипажем. Если вы не потеряете его из виду, я удвою цену.
   -- Понимаю, сударь. Хорошенькая женщина, не правда ли? Это мне по сердцу! У меня отличная лошадка, на которую можно положиться. Я встану у ресторана, и вы покажете мне экипаж.
   -- Вы поедете за ним шагах в двадцати, -- приказал Жорж, -- когда экипаж остановится, вы обгоните его и в свою очередь остановитесь, но не слишком близко, чтобы не возбудить подозрений, и не слишком далеко, чтобы я мог рассмотреть лица тех, кто из него выйдет.
   -- Слушаюсь, сударь!
   Все было улажено. Жорж вернулся в театр. Поднимаясь по ступеням крыльца, он расстегнул мундир, чтобы взглянуть на карманные часы, и машинально сунул руку в боковой карман, где должен был лежать портсигар, о котором он совсем забыл. Карман, как мы знаем, был пуст. Жорж едва сдержал готовый вырваться крик удивления и досады. В портсигаре было, кроме писем господина Домера, две тысячи восемьсот франков банковскими билетами.
   -- Что за непростительная неловкость! -- пробормотал Жорж. -- И как я мог с сигарой потерять его, приняв столько предосторожностей?
   Внезапно он вспомнил о том молодом человеке, который, сильно толкнув его, ухватился за него, чтобы удержаться на ногах. "О! Я не потерял его -- меня обокрали! Это был не близорукий, а карманник! Как это не пришло мне в голову тогда, когда мошенник был у меня в руках?"
   Жорж Прадель не придавал никакой особой важности исчезновению писем дяди. Он даже и не вспомнил, что в них упоминалось о крупной сумме денег. Только потеря двух тысяч восьмисот франков могла озаботить его, хотя, учитывая то состояние духа, в котором он находился, очень ненадолго.
   "Что за важность! -- подумал он, наконец. -- У меня есть еще десять с лишним луидоров".
   И Жорж решил забыть об этом злополучном приключении, не подозревая о том, какие последствия оно могло иметь. Он вошел в зрительную залу и, так как спектакль приближался к концу, остановился в нескольких шагах от ложи номер 16. Тут-то его и увидели Паскуаль и Ракен, которые, обманувшись внешним спокойствием Жоржа, предположили, что он еще не подозревает о краже.
   Когда опустился занавес, двери ложи отворились -- дамы, видимо, спешили выйти, чтобы не попасть в толчею. Густая вуаль закрывала прелестное лицо госпожи Метцер. Но через кружево она увидела Жоржа Праделя. Уверенность, что он последует за ней, волновала ее и бросала в дрожь. У подъезда обе дамы сели в ожидавший их экипаж. Жорж запрыгнул в свой и указал кучеру, за кем нужно ехать. Карета с дамами тронулась, следом за ней и Жорж. А за ними отправился третий экипаж. В нем, развалившись, сидел господин с черными усами, в серой шляпе и с громадной сигарой в зубах. Такой облик принял уже знакомый нам Ракен. Верный своему уговору с Паскуалем, он так же не хотел упустить из виду Жоржа Праделя, как последний не хотел потерять госпожу Метцер. По дороге Ракен ворчал себе под нос:
   -- Паскуалю иной раз приходят в голову самые причудливые мысли. Устроить дело так, чтобы лейтенант в течение целых сорока восьми часов был где-то, но не мог сказать: "Я был там", а кроме того, не мог доказать этого! Неплохо придумано, ей-богу! Но как это устроить, черт возьми? С меня довольно и того, что я должен помешать ему уехать из Парижа, если завтра ему придет охота прокатиться по железной дороге! О, если бы сегодня ночью вернулся в Париж Даниель Метцер! Но, к несчастью, он не вернется!
   Все это время три экипажа катились друг за другом на неизменном расстоянии. Поговорим о том, который был во главе процессии. Этот экипаж ехал по освещенным, шумным бульварам, на которых толпилось множество людей, словно было два часа дня. Он пересек площадь Согласия, обогнул Дворец промышленности и направился по улице, которая вела к Трокадеро. Наконец он остановился в Пасси, около хорошенького домика. Станция железной дороги находилась в пятидесяти метрах от него. Целая толпа прибывших в Париж буржуа с семействами сходили с поезда, другие спешили на станцию. Множество народа толпилось у соседнего, еще открытого кафе.
   "Беда, если она живет тут! -- думал Жорж, посматривая на домик. -- Как сказать ей что-либо в такой толпе? Невозможно".

XXXI

   Беспокойство Жоржа не было продолжительным. Из экипажа вышла только старушка. Пожав руку госпоже Метцер, она позвонила и вошла в дом.
   -- Бульвар Босежур! -- сказала госпожа Метцер кучеру довольно громко, так что эти слова долетели до лейтенанта.
   -- А номер, если изволите? -- спросил кучер.
   Госпожа Метцер сказала и это, и экипаж покатился. Ракен знал адрес и поехал прямо к месту назначения. Жорж Прадель привстал в экипаже и шепнул своему кучеру:
   -- Вы слышали номер?
   -- Да, сударь, я не глухой! Отсюда не больше двух километров, полтора, наверно.
   -- Хорошо. Поезжайте туда во всю прыть и остановитесь у соседнего дома. Будет лучше, если я приеду первым. Прибыв туда, вы получите еще пять франков, и я вас отпущу.
   -- Хорошо. Сейчас увидите, какая у меня лошадка! Ну-ка, дружок! -- обратился кучер к лошади. -- Ну-ну, Биби!
   Биби, поощренный этим дружеским обращением и ударом кнута, пошел крупной рысью и скоро оставил далеко позади экипаж госпожи Метцер.
   Бульвар Босежур -- это бесконечная улица вдоль окружной железной дороги. Днем тут множество красивых женщин, прекрасных детей, экипажей и собачек. Но с наступлением ночи бульвар становится совершенно безлюдным. После свистка последнего поезда редко бывает, чтобы тишина здесь нарушалась чем-либо другим, кроме лая сторожевой собаки.
   Кучер Жоржа наконец остановил лошадь. Жорж вышел из экипажа и сказал:
   -- Я держу обещание, вот прибавка.
   -- Очень благодарен, сударь. И если вам угодно, чтобы я вас дождался... Пресвятая Богородица, как здесь пусто! Долго ли до греха!
   -- Благодарю, мой друг, -- сказал Жорж, -- мне нечего бояться.
   -- А, понимаю! Вы рассчитываете пробыть до утра! Тогда счастливо оставаться!
   И экипаж скрылся из виду. В темноте еще не показывались фонари кареты госпожи Метцер. Ночь была совсем темная. Жорж, чьи глаза уже несколько привыкли к мраку, принялся осматриваться. Увитая плющом решетка отделяла двор дома от бульвара. Сделанные в этой решетке ворота изнутри были закрыты еще и на решетчатые затворы, которые препятствовали нескромным взглядам. Отодвинув плющ, Жорж прильнул глазом к образовавшейся щелке. Он увидел не очень большой луг с группами кустарников и несколькими большими деревьями. В глубине этого палисадника стоял небольшой двухэтажный дом, наполовину каменный, наполовину деревянный, с галереей.
   Жорж чувствовал, что сердце бьется в груди у него, как пойманная птица.
   -- Итак, здесь-то моя возлюбленная Леонида проводит свои скучные дни! -- пробормотал он. -- Здесь она страдает от ревности и гнева нелюбимого мужа. Здесь она, быть может, вспоминая обо мне, вздохнула не раз.
   Послышался стук колес, и показались огни экипажных фонарей. "Нельзя, чтобы она заметила меня сейчас, -- решил Жорж. -- Но когда она останется одна..." И он поспешил спрятаться за стволом большого дерева на бульваре. Это дерево уже служило укрытием какому-то незнакомцу. Последний быстро отошел прочь, чтобы уступить место Жоржу, который и не подозревал о шпионе. "Черт возьми! -- проворчал про себя Ракен (читатели, наверно, уже догадались, что это был он). -- Еще один шаг -- и этот безумец наступил бы мне на ногу! К счастью, тут темно".
   Экипаж приблизился и остановился. Из него вышла госпожа Метцер. Она расплатилась с кучером, и последний тотчас уехал. Оставшись одна на тротуаре, молодая женщина огляделась. О, неразрешимое противоречие женского сердца! Госпожа Метцер дрожала при мысли, что вот-вот перед ней вырастет Жорж Прадель, и в то же время боялась, что последний не удосужился последовать за ней. Она отыскала скрытый в зелени плюща колокольчик и громко позвонила. Жорж понял, что малейшее промедление -- и он проиграет дело. Он бросился к Леониде. Та задушила в себе слабый крик.
   -- О, не бойтесь, сударыня! -- проговорил Жорж. -- Вы знаете, что это я! Вы были уверены, что я приду.
   -- Я надеялась, что вы меня забыли, -- пробормотала Леонида.
   -- Вы надеялись! -- повторил Жорж. -- Вы желали, чтобы я забыл вас!
   -- О, вы жестоки, сударь! Нет, я не желала этого, но я говорила себе, что, быть может, так будет лучше. Относительное спокойствие -- единственное, увы, счастье, которое стало для меня возможным. Я слишком много выстрадала, поэтому все, что может причинить мне новые страдания, вызывает у меня страх. Вы меня нашли -- и вот раскрываются старые раны моего сердца, и вот в моих глазах опять слезы.
   Жорж и хотел бы ответить, но не мог произнести ни слова. В глубине палисадника послышался шум, и женский голос спросил издалека:
   -- Кто это звонит? Сударыня, это вы?
   -- Я, -- ответила госпожа Метцер. -- Отворите.
   -- Бегу.
   Действительно, послышались чьи-то тяжелые шаги.
   -- Вы слышите, идут, -- шепотом сказала Леонида Жоржу. -- Служанка не должна вас видеть. Оставьте меня. И из жалости ко мне никогда не возвращайтесь.
   -- Я нашел вас затем, чтобы потерять опять! Вы сами стали бы презирать меня, если бы я повиновался вам! Мне нужно, чтобы вы выслушали меня, всего пять минут. Вы уверены во мне, вы так же не сомневаетесь в моем уважении к вам, как и в моей любви. Вам нечего опасаться ночного свидания. Выслушайте меня сегодня же ночью.
   -- Это невозможно, невозможно...
   -- Почему?
   -- Мой муж...
   -- Я знаю, что его нет.
   -- Служанка...
   -- Войдите, отпустите ее и, как только будет безопасно, сами отворите мне. Я буду ждать.
   Госпожа Метцер ломала руки.
   -- Во имя Неба, -- молила она слабым голосом, -- не требуйте этого.
   Тяжелые шаги служанки приближались. Слышно было, как звенит у нее в руках связка ключей. Леонида схватила руки Жоржа и, лихорадочно сжимая их, пробормотала:
   -- Прощайте, не правда ли? Вы уйдете. Обещайте, что вы не вернетесь!
   -- Вы придете отворить мне, сударыня. Я буду ждать.
   В эту минуту решетка отворилась. Госпожа Метцер вздохнула и, едва держась на ногах, переступила порог.
   "Она придет!" -- подумал Жорж и опять отошел к дереву, за которым прятался Ракен.
   Мошенник не мог слышать ни слова из разговора Жоржа и госпожи Метцер. Поэтому сейчас он пребывал в беспокойстве. "Почему Жорж не вошел в дом своей возлюбленной, если известно, что мужа последней нет дома? -- спрашивал он себя. -- Тогда я был бы свободен хоть на несколько часов! Однако терпение! Увидим".
   Прошло пять минут, десять, четверть часа. Где-то пробило половину первого ночи. Жорж стоял совершенно неподвижно, прислонившись к дереву, но его снедали противоречивые чувства. По мере того как шло время, гнев примешивался к любви, которой было полно его сердце.
   "Леонида, -- размышлял он, -- одна в доме. В отсутствие мужа она сама себе хозяйка. Однако она не идет! Это жестоко! Она забыла все. Она хочет вырвать из своей жизни страницы, на которых написано мое имя. Она уже не любит меня, скорее никогда и не любила. Она такая же кокетка, как и все, недостойная сильной, бесконечной, исключительной привязанности, неспособная даже понять ее. Если через пять минут она не придет, я перелезу через решетку, как вор, и разобью стекла в окне. Я доберусь до нее, и она меня выслушает".
   Конечно, этот монолог походил на лихорадочный бред. Но что такое любовь, достигшая своего пароксизма, как не душевная лихорадка? Как бы то ни было, Жорж принял решение. Еще минута -- и пройдет назначенный им срок ожидания. Он уже подходил к решетке с намерением схватиться за перекладины. Но вдруг остановился. Его сердце замерло: легкий шелест платья достиг его ушей.
   -- А! -- пробормотал он. -- Я отчаялся слишком рано! О, Леонида! Обожаемая Леонида, прости! Я был несправедлив, глуп. Я осмелился обвинять ангела!
   Дрожащая рука повернула ключ в замке, и решетка отворилась.
   -- Войдите, -- послышался тихий, неузнаваемый от волнения голос. -- Скорее же. Вы, быть может, погубите меня, но вы этого хотели.
   Жорж, опьянев от радости, мигом очутился в палисаднике. Решетка заперлась за ним.
   -- О, как вы добры, сударыня! -- бормотал он, ища ее маленькую руку со страстным желанием поднести ее к своим губам. -- Как я вам благодарен! Как мне доказать вам свою признательность?
   -- Сократив свидание, которое вы у меня выпросили, -- ответила госпожа Метцер. -- О, я предчувствую какое-то несчастье. Но я знала, что вы ждете, знала, что вы готовы на любое безумие. Права ли я?
   Жорж опустил голову и ничего не ответил.
   -- Итак, я права, ваше молчание тому доказательство! -- продолжала госпожа Метцер. -- Вы хотели поговорить со мной -- так говорите. Вы требовали свидания на несколько минут. Хорошо, я согласна, но не здесь, не в саду. Как ни темна ночь, я боюсь. Кто знает, что скрывается в темноте? Страшно. Мне кажется, что вокруг нас шпионы, которые ловят каждое слово, слетающее с наших губ. Итак, идите, но так, чтобы не было слышно ваших шагов. Пусть перестанет биться ваше сердце. Идите за мной.
   Леонида говорила так тихо, что Жорж скорее угадывал, чем слышал ее слова. Госпожа Метцер, легкая, как тень, скользнула к дому, едва касаясь земли. Жорж не отставал от нее. В темноте дверь беседки растворилась перед ним. Вокруг царил полнейший мрак.
   -- Я проведу вас, -- шепнула Леонида.
   И Жорж почувствовал прикосновение ее ледяных пальцев к своей пылающей руке. Госпожа Метцер шла быстрым шагом. Они миновали галерею, служившую передней, поднялись на пятнадцать-двадцать ступеней, покрытых мягким ковром. Несколько секунд шли по такому же мрачному, как и все остальное, коридору. Потом госпожа Метцер отворила боковую дверь; слабый свет небольшой ночной лампы позволял рассмотреть маленькую спальню, в которой все дышало изяществом.
   -- Теперь, -- сказала Леонида, не запирая дверь в комнату, -- теперь, милостивый государь, я вас слушаю. Поспешите. Вы видите, я дрожу. Сократите мою муку.

XXXII

   Трудно вообразить себе более прекрасное и трогательное зрелище, чем то, которое представляла собой госпожа Метцер. Она сняла с головы легкую шапочку, и густые белокурые волосы золотым дождем упали на ее грудь и плечи. Слабый свет ночника придавал ее лицу поразительную бледность, так что она походила на прекрасную статую из мрамора. Черные глаза блестели, как угольки, из-под полуопущенных ресниц. Опираясь на спинку кресла, она смотрела Жоржу в лицо испытующим и вместе с тем как будто недоверчивым взглядом. Жорж, вместо того чтобы говорить, просто пожирал ее глазами, в которых светилось глубокое обожание, доходившее до экстаза.
   -- О, вы очень дурно поступаете! -- заговорила госпожа Метцер. -- Каждая минута умножает мои страдания. Ваше присутствие в этом доме, в этой комнате ужасает меня, доводит до безумия, а вы молчите! Говорите сейчас же! Скажите все, что желаете, и уходите.
   -- То, что я хотел сказать вам, -- ответил Жорж тихим голосом, в котором звучала едва сдерживаемая страсть, -- вы уже знаете. Я вас люблю.
   -- Я не имею права, -- возразила Леонида, -- выслушивать такие признания. Я замужем.
   -- Замужем за человеком, недостойным вас.
   -- Какая разница? Он мой муж.
   -- Но вы не любите этого человека! Он заслуживает только вашей ненависти и презрения!
   -- Я не судья ему. Я его жена.
   -- Своим гнусным поведением он сам порвал те узы, которые связывали вас с ним.
   -- Есть узы, которые не рвутся никогда. Эти узы называются "долг".
   -- Есть другие, еще более крепкие, которые называются "любовь" и которые соединяют нас с вами. Вы меня любите.
   Госпожа Метцер ответила жестом, полным негодования. Она хотела заговорить, но Жорж не дал ей это сделать.
   -- К чему отрицать это? -- сказал он. -- Вы думаете, я поверю вам? Да, вы меня любите. Вы сами сказали это.
   Леонида закрыла лицо руками.
   -- Когда я говорила это, -- пробормотала она, -- страдание совсем ослабило меня. Несчастье довело меня до безумия. Десять месяцев прошло с тех пор. Я долго рассуждала. Сейчас ко мне вернулся рассудок.
   -- Вы хотите сказать, что вы меня не любите? -- в отчаянии вскрикнул Жорж.
   Леонида задрожала всем телом. Наверно, ей стоило невыразимых усилий ответить на этот крик Жоржа. Наконец медленно, слово за словом, она произнесла:
   -- Я была виновата, что любила вас, и не хочу больше любить.
   Она не хотела любить. Значит, любила еще. Редко бывает, чтобы признание было так решительно и ясно. Но влюбленные склонны воспринимать все в трагических тонах. Жорж подумал, что Леонида желала растоптать ногами, стереть само воспоминание о своей любви.
   -- Хорошо, пусть будет так! -- сказал он с видом притворно-холодной решимости. -- Я не буду бороться. Я принимаю изгнание. В несчастную пору я был вашим другом. Эта пора прошла, и ваша привязанность последовала за ней. Я освобожу вас от себя, но так как я не могу жить без вас, то я буду просить у смерти того забвения, которое вы нашли в счастье.
   -- В счастье! -- со скорбным удивлением воскликнула Леонида. -- Вы говорите о счастье!
   -- Разве вы не счастливы?
   -- Счастлива? Я?
   И Леонида прижала руки к груди, чтобы задушить рыдание, однако слезы ручьями потекли по ее лицу.
   -- Леонида, моя обожаемая Леонида! -- пробормотал Жорж, в котором совершился переворот при виде этих слез. -- Леонида, вы несчастны!!
   -- Да. О да! Очень несчастна!
   -- Как прежде? Из-за него?
   -- Да.
   -- И, несмотря на это, вы отталкиваете меня!
   -- Увы! Что вы можете для меня сделать?
   -- Защитить вас! Покровительствовать вам!
   -- Как можно покровительствовать женщине назло ее мужу?
   -- Я спасу вас от этого человека. Спасу, отняв вас у него, спрятав вас в надежном убежище! Положитесь на меня, на мою любовь!
   Леонида улыбнулась и тихо покачала головой.
   -- Нельзя называть спасением постыдное действие. Мой побег с вами был бы преступлением.
   -- Невинный, несправедливо осужденный, разбивший свои цепи, спасшийся бегством, становится преступником лишь потому, что бежал?
   -- Тот невинный, о котором вы говорите, не клялся перед Богом носить свои цепи и оставаться в тюрьме всегда. Оставьте меня. Сжальтесь надо мной. Что бы ни случилось, я не пойду с вами. Между страданием и стыдом я выбираю первое.
   -- Если бы вы меня любили, -- начал Жорж.
   Госпожа Метцер остановила его жестом. Она побледнела, зрачки ее расширились. Всем своим видом она выражала изумление и ужас.
   -- Молчите! -- глухо произнесла она. -- Слушайте!
   Она указывала рукой на растворенную дверь. Жорж прислушался. Легкий шум от столкновения с мебелью. Быстрые шаги внизу, на лестнице.
   -- Кто-то вошел в дом, -- прошептала Леонида. -- Это не моя горничная, она наверху. Поднимается... Я погибла!
   -- О, если бы у меня было оружие! -- пробормотал Жорж.
   Леонида отскочила в угол комнаты, где портьера, такого же серого цвета, как обои, закрывала вход в уборную. Благодаря искусству обойщика трудно было отличить эту портьеру от стен. Госпожа Метцер подняла портьеру, отворила дверь, подошла к Жоржу, взяла его за руку и втолкнула в уборную, затем заперла дверь на ключ и спрятала его за корсетом. Шаги ночного гостя приближались.

XXXIII

   Вернемся к Ракену, которого мы оставили на бульваре Босежур. Как ни было темно, он заметил, как отворилась решетка и Жорж вошел.
   -- В добрый час! -- пробормотал Ракен с циничной улыбкой. -- О, он не так наивен, как я предполагал, этот милейший лейтенант. А малютка-то какова, с ее видом неприкосновенной святости! Итак, наш офицер проведет два-три приятных часа наедине с прекрасной блондинкой. Я могу спокойно покурить, не боясь, что мне помешают. Тем не менее, если бы Жорж Прадель предложил мне поменяться местами, я не заставил бы себя просить!
   Ракен достал из кармана кисет с табаком и коротенькую трубку. Закурив, он стал прохаживаться взад-вперед. Вдруг остановился и прислушался. В отдалении раздавался шум шагов.
   "Идут сюда, -- подумал Ракен. -- Черт возьми, а если это ночной патруль? Станут, пожалуй, расспрашивать, а это неприятно". Он потушил трубку, слабый огонек которой мог выдать его, и снова спрятался за деревом. Незнакомец приближался быстро. Вскоре Ракен разглядел низенького толстого человека с чемоданом в левой руке. Тот остановился перед решеткой, опустил на землю чемодан и пытался попасть ключом в замочную скважину.
   "Неужели я грежу? -- изумился Ракен. -- Да это же сам супруг! Решительно, сам дьявол за нас!" Он вышел из-за дерева в решительную минуту, когда ключ попал в скважину, и сказал:
   -- Два слова, милостивый государь, если вам будет угодно.
   Толстяк вздрогнул и быстро обернулся. Послышался сухой треск взводимого курка.
   -- Ни шагу, или я вас убью! -- сказал он с угрозой в голосе.
   Трус, который думает, что он в опасности, очень опасен -- Ракен это знал.
   -- Погодите стрелять! -- пробормотал он, отступая. -- Я не вор, господин Метцер.
   -- Вы меня знаете? -- спросил тот.
   -- Черт возьми! И вы меня знаете! К несчастью, здесь темно. Я Ракен. Хотите, я зажгу спичку и покажу вам свою физиономию?
   -- Не нужно, я узнал ваш голос.
   -- Ну вот и хорошо. Уберите оружие.
   -- Но что вы тут делаете?
   -- Это покажется вам смешным. Жду вас! Мне сказали, что вас нет, но, быть может, вы вернетесь сегодня вечером. С час я стою здесь. Уже хотел уйти.
   -- Что же вам нужно от меня?
   -- Заключить с вами сделку.
   -- У нас нет никаких общих дел.
   -- Ошибаетесь, господин Метцер.
   -- В таком случае поговорим завтра.
   -- Завтра будет слишком поздно. Сейчас или никогда! И если вы дадите мне уйти сейчас, вы будете очень жалеть завтра.
   -- Говорите же, только поскорее.
   -- Господин Метцер, вы кое-кого ненавидите. В особенности одного человека. Хотите, я назову имя?
   -- Говорите.
   -- Жорж Прадель, не правда ли?
   -- Правда.
   -- Жорж Прадель покинул Африку.
   -- И вы знаете, где он? -- В голосе господина Метцера послышалось явное волнение.
   -- Я скажу вам, если вы дадите мне сто франков.
   -- Это уж слишком! Слишком дорого!
   -- Как? Вы торгуетесь? Тогда до свидания.
   -- Пятьдесят франков.
   -- Сто, и ни су меньше. Решайтесь, или я уйду. И кто будет в проигрыше? Вы не осмелитесь выйти из дома с вашей женой из боязни столкнуться где-нибудь с красивым лейтенантом.
   -- Хорошо, я согласен. Только отойдите на несколько шагов, пока я приготовлю деньги.
   -- Трогательное доверие! -- со смехом пробормотал Ракен, но исполнил желание господина Метцера.
   Последний достал портмоне, а затем протянул Ракену золотые монеты.
   -- Итак, вам заплачено, говорите скорее.
   -- Будьте спокойны, ваши деньги не пропадут даром. Жорж Прадель прибыл в Париж несколько часов назад и остановился в Гранд-отеле. Подождите, это не все. Госпожа Метцер, без сомнения, из желания развеяться в ваше отсутствие, отправилась сегодня вечером в театр.
   -- Одна?
   -- Нет, с пожилой дамой, которая живет в Пасси, возле станции.
   -- Знаю, продолжайте.
   -- И вообразите, я случайно оказался в том же самом театре, и, к моему удивлению, Жорж Прадель также был там.
   Господин Метцер топнул ногой.
   -- Свидание! -- в бешенстве пробормотал он. -- Это свидание!
   -- Я не знаю, -- с невинным видом ответил Ракен.
   -- И лейтенант позволил себе заговорить с моей женой?
   -- В театре нет. Но вы не сомневаетесь, я думаю, что он последовал за ней до самого дома.
   -- Жорж Прадель и госпожа Метцер говорили друг с другом?
   -- О, ясно же, что не стоило ехать сюда из театра, чтобы не сказать ни слова по приезде. Да, они говорили друг с другом, и вам будет небезынтересно узнать, что их разговор еще продолжается.
   Господин Метцер задрожал.
   -- Я плохо понимаю, -- сказал он, -- что это значит?
   -- Это значит, что лейтенант вместе с вашей женой вошел в ваш дом и еще не выходил.
   Даниель Метцер схватил Ракена за руки и стал яростно трясти.
   -- Негодяй! Если это правда, почему ты не сказал мне сразу?!
   С этими словами Метцер бросился в палисадник. Ракен же в восхищении потирал руки.
   -- Положительно, мне везет! Полагаю, что Жорж Прадель не отправится завтра в Рошвиль!
   Даниель Метцер, с которым после мы познакомимся поближе, был евреем тридцати пяти лет, толстым и маленьким. Он родился в Берлине, но давно уже обосновался во Франции. У него было угловатое лицо с выдающимися скулами и узким лбом, орлиным носом и светло-серыми глазами, рыжие, от природы курчавые волосы и короткая густая борода того же цвета. Оставив Ракена, он бросился к дому и нашел дверь в галерею отворенной. "Этот негодяй не обманул меня! -- подумал он. -- Жорж Прадель в моем доме!" Желая пробраться в темноте, он натолкнулся на кресло, которое загремело, упав. Этот шум и услышали Леонида с Жоржем.
   Господин Метцер направился по коридору к комнате своей жены. У входа он оставил чемодан и с револьвером в руке, готовый выстрелить, бросился в комнату. Госпожа Метцер стояла посередине комнаты.
   -- Вы! -- вскрикнула она с плохо скрываемым ужасом. -- Это вы!
   -- Не понимаю вашего удивления! -- возразил Даниель со странной усмешкой. -- Кто же, как не я, позволил бы себе войти в этот дом в такой час?
   Госпожа Метцер молча опустила голову.
   -- Вы не ждали меня? -- продолжал толстяк.
   -- Я не знала, что вы должны вернуться сегодня, -- пробормотала Леонида.
   -- И почему же вы не спите так поздно?
   -- Госпожа Вердье предложила мне поехать в театр. Я приняла предложение.
   -- Вы хорошо сделали. И давно вы вернулись?
   -- Несколько минут назад.
   -- Ваша горничная ждала вас?
   -- Без сомнения.
   -- И без сомнения, она же не заперла дверь нижнего этажа?
   -- Бедняжка очень хотела спать. Я одна виновата в ее небрежности.
   -- Хорошо, хорошо. А то я забеспокоился! Найдя дверь отворенной, я вообразил было, что в дом забрался какой-нибудь негодяй! Теперь я вижу, что вооружился напрасно.
   С этими словами он убрал револьвер в карман. Леонида вздохнула свободнее. "Он принимает мои объяснения, -- подумала она, -- не подозревает о присутствии Жоржа".
   -- Почему же вы остаетесь впотьмах? -- спросил Метцер.
   -- Я как раз хотела зажечь свечи.
   -- Я избавлю вас от труда.
   Даниель чиркнул спичкой и зажег свечи, стоявшие на камине. Яркий свет разлился по комнате. Глаза Даниеля устремились на дверь уборной. "Он может быть только там! -- сказал он себе. -- Ключа нет. Итак, я не ошибся, он там!"
   Леонида, видя, куда смотрит муж, опять задрожала.
   -- Что вы ищете? -- спросила она едва слышно.
   -- Ничего. Да и чего искать, уже очень поздно. Наверно, вы устали, и я также хочу отдохнуть. Пора оставить вас. Желаю вам приятных снов. Доброй ночи, моя дорогая!
   -- Благодарю, месье!
   Даниель взял одну свечу и направился к двери коридора. Но это было то, что на театральном языке называется ложным выходом. Дойдя до двери, он вдруг обернулся. Леонида задрожала всем телом.
   -- Позвольте мне побеспокоить вас просьбой об одной очень маленькой услуге, -- сказал Даниель. -- Посветите мне до моей комнаты. Я оставил свой чемодан в коридоре или на лестнице и хочу забрать его, но с занятыми руками я не смогу отворить дверь. Вы согласны, не правда ли? Вот свеча!
   На этот раз Даниель Метцер действительно вышел, и Леонида снова вздохнула свободнее. Чемодан был найден. Комната Даниеля находилась в другом конце коридора. Она, как и комната Леониды, имела только один выход и была снабжена маленькой уборной. Толстяк отворил дверь и посторонился, чтобы пропустить Леониду первой.
   -- Куда поставить свечку? -- спросила она.
   -- В уборной, прошу вас.
   Госпожа Метцер вошла в тесную комнатку со старым диваном и мраморным столом, на котором стояли туалетные приборы. Едва она переступила порог, как Даниель захлопнул за ней дверь и запер на два оборота. Леонида, изумленная, слабо вскрикнула и уронила свечу.
   -- Тишина и спокойствие, моя дорогая! -- сказал ей Даниель через замочную скважину. -- Знаете, что нет ничего более глупого на свете, чем скандал? Постараемся избежать его! Я вернусь через пять минут, и, если вам будет угодно поговорить, мы поговорим.
   И он ушел. Госпожа Метцер все поняла. "Он знает, что Жорж там! Он идет убить его! Пуля в голову или сердце -- и все кончено! Как это подло и гнусно!" И при этой мысли несчастная без сознания повалилась на диван.
   Даниель не пошел прямо в комнату Леониды, а остановился в коридоре и несколько минут раздумывал.
   -- Шум, кровь, следствие, -- бормотал он. -- К чему все это? Важно, чтобы Жорж Прадель исчез! Хорошо, он исчезнет без шума.
   Даниель Метцер потер руки, улыбнулся улыбкой восхищенного самим собой человека, сошел вниз, в комнату, где хранились садовые инструменты и всякая всячина, взял там две доски, молоток, горсть гвоздей, а затем отправился в комнату своей жены. Он начал с того, что зажег все свечи. Дверь, ключ от которой спрятала за корсетом госпожа Метцер, отворялась не в уборную, а в комнату. Даниель приладил к этой двери принесенные доски и прибил их гвоздями к стене, так что пленник, даже сломав замок, не смог бы выйти. Затем Метцер придвинул к этой двери большой шкаф, чтобы скрыть за ним и саму дверь, и свою адскую работу.

XXXIV

   Вернувшись в свою комнату, Даниель Метцер поставил свечу на комод и, отворив дверь уборной, в которой запер жену, громко сказал:
   -- Мое отсутствие длилось немногим более пяти минут, я полагаю. Прошу извинить меня. Вы можете выйти, и, если вам угодно поговорить, мы поговорим.
   Ответа не было. Метцер взял свечу и переступил порог. Первым, что он увидел, была Леонида, лежавшая на полу без чувств. В круглых глазах толстяка снова блеснул огонь, и он пробормотал сквозь сжатые зубы:
   -- Кажется, волнение было сильным! Обморок! Черт возьми!
   С этими словами он поднял бездыханное тело и положил его на диван. Потом, опять заперев дверь на ключ, поднялся на верхний этаж, откуда сошел с большим чемоданом, в который запихнул без разбора белье и платья госпожи Метцер. После этого он наполнил другой чемодан мужской одеждой. Когда он закончил, уже начинался день.
   Вверху ходила взад-вперед горничная.
   -- Софи! -- крикнул Даниель. -- Сойдите сюда!
   -- Ах! Господин вернулся! -- проговорила, прибежав, молодая девушка. -- Путешествие удалось, сударь?
   -- Речь не о моем путешествии. Слушайте. Идите сейчас же в Пасси, к каретнику, и прикажите ему прислать мне экипаж.
   -- Господин опять уезжает?
   -- Какое вам дело? Поспешите! Чтобы экипаж через полчаса был здесь!
   Молодая служанка побежала исполнять приказание, а Даниель вошел в комнату, в которой оставил жену. Леонида уже пришла в себя. Распростершись на диване, она закрыла лицо руками. Слезы ручьем текли у нее из глаз. Услышав шаги, она подняла голову и в ужасе посмотрела на мужа.
   -- О чем вы плачете? -- грубо спросил Даниель. -- Чего боитесь? Кого жалеете? Какая опасность ужасает вам? Какая беда случилась с вами?
   -- О! -- вскрикнула Леонида в исступлении. -- Вы убили его!
   Господин Метцер пожал плечами.
   -- Я не знаю, о ком вы говорите. Кого же я убил, скажите, пожалуйста? Вы теряете рассудок или вами овладела горячка? Как бы то ни было, я освобождаю вас от всякого объяснения. Идите в мою комнату, вытрите глаза, приберите прическу. На моей постели вы найдете платье. Оденьтесь.
   Госпожа Метцер повиновалась и, подобно сомнамбуле, прошла в соседнюю комнату. Там она заметила чемоданы.
   -- Эти чемоданы... -- пробормотала она.
   -- Я приготовил их. Мы оставляем Париж.
   -- Надолго?
   -- Может быть.
   -- И куда мы отправляемся?
   -- Увидите.
   Леонида не решилась расспрашивать мужа. Она поправила прическу и надела дорожный костюм. Когда она закончила, Метцер сказал:
   -- Наденьте эту шляпу, опустите вуаль. Я не хочу, чтобы заметили, что вы плакали.
   Она опять машинально повиновалась. Одна-единственная неотвязная мысль мучила ее. "Что он сделал с Жоржем? Если он хочет удалить меня из Парижа, то затем, чтобы скрыть от меня пролитую кровь. Пусть лучше убьет и меня!"
   Послышался стук колес, затихший перед их домом. Минуту спустя появилась Софи.
   -- Экипаж готов! -- сказала она. -- Как! И госпожа едет? Я останусь одна в этом доме? Мне будет страшно.
   -- Успокойтесь, -- перебил ее Даниель, -- не будет. Мы вам должны за месяц, вот ваше жалованье и вот еще за две недели. Уложитесь, и с Богом.
   -- Вы меня прогоняете! -- вскрикнула изумленная служанка.
   -- Нисколько. Просто не желаю брать вас с собой и не могу оставить в доме. Даю вам пять минут на то, чтобы собраться.
   Софи сжала кулаки и проворчала:
   -- Хорошо! Я любила госпожу, она добрая, а вы, сударь, вы грубы, дерзки, неласковы, недоверчивы, ворчливы, ревнивы! Ну вас! Я уйду с радостью.
   С радостью или нет, но через пять минут она действительно ушла. Заперев за собой дом, решетку и положив к себе в карман ключи, Метцер усадил Леониду в экипаж и сам разместился рядом с ней.
   -- Улица Сен-Лазар, на железную дорогу! -- приказал он кучеру.
   Ракен, конечно, и не думал оставлять своего поста. Увидев Даниеля с женой, мошенник пробормотал:
   -- Он убегает! И лейтенант не выходил из дому! Что же он с ним сделал? Закопал в саду? Бросил в колодец? Во всяком случае, опасности как не бывало. Живой или мертвый, Жорж Прадель теперь не помешает Паскуалю! Прекрасно я покараулил! И так как моя совесть спокойна, то мне позволительно теперь подумать и об умиротворении желудка. Я умираю с голоду!
   Паскуаль, оставив театр и поручив Ракену наблюдать за Жоржем Праделем, отправился к тому старьевщику, о котором говорил Ракену, и выбрал себе одежду, очень похожую на костюм Жоржа Праделя: черный сюртук, светло-серые панталоны и плащ светлого цвета. Он также позаботился о красивых русых усах, лихо закрученных, которые мог положить в карман и в нужную минуту приладить к верхней губе. Кроме того, он запасся широким ножом с рукояткой из рога.
   Потом он поехал на станцию, взял билет второго класса до Малоне и сел на ночной поезд. По счастливой случайности он был один в купе.
   Наконец он прибыл в Малоне. Паскуаль решил, как уже известно, поехать в Рошвиль лишь с наступлением сумерек. Чтобы убить время, он отправился в гостиницу и не спеша позавтракал.
   Когда он достиг Рошвиля, была уже поздняя ночь. Тогда перед ним возникло серьезное препятствие. Он не знал точного местоположения замка. Ему повезло: он встретил Жана Поке, пахаря с фермы Этьо. Известно, как Жан Поке позвонил в замок и получил сигару от того, кто назвался Жоржем Праделем. Когда Поке убежал на свое свидание, Жак Ландри запер решетку и с самозваным лейтенантом отправился к замку по яблочной аллее.
   -- Вообразите, месье Жорж, -- говорил Жак по дороге, -- я только сегодня вечером, отправившись в Руан по делу, получил письмо вашего дяди, в котором он уведомляет меня, что вы приедете завтра. Ничего не приготовлено, и вас ждет неважный ужин.
   -- Не беспокойтесь, любезный Жак, -- со смехом ответил мнимый Жорж. -- В Африке невозможно избаловаться.
   -- Не беспокойтесь и вы, месье Жорж. Совсем-то вы сегодня не умрете с голоду, а за сегодняшний более чем скромный ужин мы вознаградим вас завтра. Но почему же вы прибыли сегодня, когда мы ждали вас завтра?
   -- Прежде всего, я заскучал один в Париже. Но есть и другая причина, более важная. Прибыв в Гранд-отель, где я надеялся встретить дядю, я нашел там письмо от него. Дядя выразил желание, чтобы я немедленно отправился сюда по причинам, о которых не стоит говорить вслух из боязни нескромных ушей.
   -- Понимаю, понимаю, -- прервал его Жак. -- Но как же вы добрались до Рошвиля из Малоне?
   -- Пешком! Как простой пехотинец!
   -- Но ведь есть дилижанс.
   -- Я знаю, но, чтобы попасть на него, необходимо отправиться из Парижа в восемь часов утра. Я так и думал сделать, но, к несчастью, опоздал на поезд.
   -- О, пресвятая Дева! Пять лье -- далековато! А ваш багаж?
   -- Оставил в Малоне до завтра.
   Они подошли к парадному крыльцу замка. Раздался женский голос:
   -- Это ты, отец? Кто же это звонил так сильно?
   -- Отгадай, малютка! А? Это сам месье Жорж Прадель!
   -- Месье Жорж! -- вскрикнула Мариетта. -- О великий боже! А мы-то не ждали вас сегодня.
   Жак и его спутник вошли в переднюю, освещенную фонарем. Пока старик запирал дверь, Паскуаль и Мариетта с любопытством рассматривали друг друга. "Как он мил и какое у него приятное лицо! -- думала девушка. -- Не будь этих больших усов, он бы совсем походил на женщину".
   -- Мой дядя прав, утверждая, что он крестный отец прехорошенькой девушки! -- громко сказал самозваный офицер. -- Милейший Жак, позволите ли вы поцеловать крестницу моего дяди?
   -- О, конечно, месье Жорж! Девушек позволено целовать в присутствии их отцов.
   Паскуаль с почтительной и почти братской вежливостью приложился своими губами к свежим щекам Мариетты, которая покраснела, как вишня, и сделала робкий реверанс. Прекрасно сложенной и изящной от природы в своем простом костюме, с ее великолепными темными волосами, девушке позавидовала бы не одна парижанка.
   -- Быть может, вы голодны, месье Жорж? -- спросил Жак. -- Мариетта, скажи скорее, что ты можешь предложить месье Жоржу?
   -- У меня есть холодный цыпленок, окорок, гусиная печень, пирожное и фрукты.

XXXV

   -- Не пройдет и четверти часа, и вы будете уже за столом, месье Жорж, -- сказала Мариетта. -- Я только приготовлю все в столовой и зажгу дюжину свечей.
   -- Где вы обыкновенно обедаете? -- спросил Жорж.
   -- В кухне, месье Жорж. О, у нас прекрасная кухня! Вы увидите.
   -- Так без церемоний сегодня вечером, пожалуйста. Я отлично поужинаю на уголке стола в вашей прекрасной кухне, и мы поговорим.
   -- Как вам будет угодно, месье Жорж.
   В эту самую минуту за дверью в переднюю послышалось жалобное ворчание.
   -- Что это с Мунито? -- удивился Жак.
   -- Он голоден, бедняжка, -- ответила Мариетта.
   -- Я отворю ему. Мунито, месье Жорж, прекрасное и доброе животное и славный сторожевой пес.
   Жак приотворил дверь, и собака радостно ворвалась в комнату. Но, к огромному удивлению Жака и Мариетты, едва обнюхав гостя своих хозяев, она остановилась перед ним с враждебным рычанием и обнажила двойной ряд страшных зубов.
   -- Кажется, я не имею чести нравиться Мунито! -- сказал Паскуаль с принужденной улыбкой.
   -- Я сам вижу его таким в первый раз, -- ответил смутившийся Жак. -- Без всякого сомнения, это оттого, что он еще не знает вас.
   Мунито не переставал рычать, свирепо глядя на самозванца. Жак громко прикрикнул на собаку, которая убежала в кухню, ворча. Затем Мариетта накормила пса и выпроводила его во двор. Девушка накрыла маленький столик безукоризненно чистой скатертью и поставила на него курицу, окорок и гусиную печень с трюфелями. Паскуаль отдал должное этому ужину, не отказываясь и от вина.
   -- Месье Жорж, -- сказала Мариетта, -- если вам пока ничего не нужно, я оставлю вас с отцом и пойду приготовлю вам комнату.
   -- Ты которую хочешь? -- спросил Жак.
   -- Самую хорошую, отец. Красную!
   -- Не забудь сахар и ром!
   -- Право, мне совестно, мадемуазель Мариетта, -- воскликнул Паскуаль, -- что я причиняю вам столько хлопот!
   -- Какие хлопоты, месье Жорж! -- с веселой улыбкой ответила ему Мариетта, делая реверанс. -- Я здесь затем, чтобы служить вам, моему крестному отцу и мадемуазель Леонтине, вашей милой сестре, которую я так люблю. Это мой долг. -- И она убежала с фонарем в руке.
   -- Знаете ли, милейший Жак, вы одарены необыкновенной храбростью! -- сказал Паскуаль, когда они со стариком остались вдвоем. -- Большинство людей не смогли бы спать спокойно с таким сокровищем в своем жилище! Триста пятьдесят тысяч франков!
   -- Кругленькая сумма! Но, право, опасность не так и велика. Никто не подозревает о том, что в замке столько денег. Если бы вы не узнали об этом от своего дяди, я не сказал бы и вам, хоть вы и племянник господина Домера!
   -- Вы правы. Благоразумие прежде всего!
   -- Деньги в моей комнате, -- продолжал Жак, -- но, чтобы найти их, нужно прежде справиться со мной. На ночь я крепко запираюсь, к тому же оружия у меня полно: ружья, пистолеты, а под рукой всегда большой револьвер. Если вам будет угодно, я после ужина покажу вам свою крепость и арсенал.
   -- Охотно. Тем не менее мой дядя разделяет скорее мое мнение, чем ваше, и считает, что второй охранник не помешает. Поэтому-то я и приехал сегодня.
   -- А вы знаете, месье Жорж, когда сюда прибудет сам господин Домера?
   -- Не знаю, да и сам он не знает еще, так как ему пришлось отправиться в Марсель. Я думаю, впрочем, что мы увидим его через неделю.
   -- Это долго -- неделя! Вы заскучаете!
   -- Бог милостив! Дядя говорил, что мэр и мировой судья -- люди, с которыми стоит познакомиться.
   -- О да, прекрасные люди!
   -- Отправлюсь к ним с визитом, буду охотиться.
   -- А я вам обещаю дичь. Даже в парке, если вы любите стрелять кроликов, дичи вам хватит надолго.
   В эту минуту вошла Мариетта:
   -- Комната готова. Теперь я налью кофе.
   Паскуаль расхвалил кофе, затем выпил две или три рюмки водки и встал из-за стола.
   -- Что-то я устал, хочется спать. Но прежде мы посетим ваш арсенал.
   Жак взял свечу, и они пошли.
   -- Отец, завтра мне нужны будут дрова и лучина, -- сказала Мариетта. -- Где топор?
   -- Там в углу, возле буфета.
   Оказавшись в комнате старого моряка, Паскуаль удивлялся доспехам и оружию, которые были развешены на стенах.
   -- Если бы кто вздумал напасть на вас, мне было бы его очень жаль!
   -- Да, он успел бы получить с полдюжины пуль в живот. К тому же комната Мариетты отделяется от моей только коридором. Если в одной комнате говорить громко, то в другой слышно. При малейшем подозрительном шуме малютка окликнет меня. А Мунито никого и никогда не подпустит к замку.
   После этого они поднялись в Красную комнату. Жак зажег свечи, пожелал своему гостю спокойной ночи и ушел со словами:
   -- Если что-нибудь понадобится вам ночью, месье Жорж, дерните вот за этот шнурок. Колокольчик возле самой моей комнаты. Я сейчас же встану и прибегу к вам.
   Оставшись один, Паскуаль запер дверь на ключ и подошел к окну. Во дворе царил мрак. В парке слышалось сердитое ворчание Мунито. "Забавно! -- подумал Паскуаль. -- Животные со своим инстинктом понимают больше, чем люди со своим умом!"

XXXVI

   Паскуаль быстро разделся и, не гася сигары, лег в постель. Ему нужно было оставить видимые доказательства того, что он спал этой ночью. Часы, которые Жак Ландри заводил каждую неделю, как и вообще все часы в замке, показывали одиннадцать. Почти до полуночи молодой человек размышлял. За несколько минут до двенадцати он встал. "Теперь они, должно быть, уже заснули, -- подумал он, -- это-то мне и нужно".
   Он оделся, вынул из конверта третье письмо Домера к Жоржу Праделю и поднес нижний его край к свечке, стараясь обжигать бумагу хотя и не ровно, но не касаясь написанных строчек. Сделав это, он свернул листок и бросил в камин, где через несколько часов его должен был найти Жобен. Затем он раскрыл нож и положил его открытым в левый карман куртки, выпил три или четыре рюмки рома, чтобы унять нервную дрожь, погасил все свечи, кроме одной, которую взял в руку. Намеренно положил на ночной столик портсигар и вышел из комнаты, затворив за собой дверь.
   Держа свечу в левой руке и закрывая ее правой от ветра, он прошел галерею, спустился по большой лестнице, прошел также переднюю, вошел в кухню и остановился. На лавочке стоял маленький фонарик, с которым Мариетта ходила по замку. "Вот это мне пригодится. Моя свеча может потухнуть, и я останусь в темноте". Он зажег фонарь и направился в тот угол возле буфета, где Жак Ландри положил топор. С этим топором в руках он отворил дверь в узенький коридор, отделяющий комнату отца от комнаты дочери. Шел он медленно и осторожно, останавливаясь почти на каждом шагу, чтобы прислушаться.
   Ужасная минута приближалась. Несмотря на дикую решимость, негодяй чувствовал, что сердце в его груди бьется сильно и неровно. На лбу выступили капли холодного пота. Он вытер их ладонью, а затем, поставив фонарь на пол, подкрался к двери управляющего и стал смотреть в замочную скважину. В комнате было совершенно темно -- следовательно, Жак Ландри если еще не заснул, то во всяком случае был уже в постели. Паскуаль тихонько постучался в дверь. Кровать заскрипела.
   -- Кто там? Кто стучится? -- спросил Жак. -- Это ты, Мариетта?
   -- Это я, -- ответил Паскуаль глухим голосом. -- Я, Жорж Прадель.
   -- Вы, месье Жорж! Что же случилось?
   -- Мне очень нездоровится.
   -- Ах, боже мой! Зачем же вы шли из своей комнаты, когда нужно было только позвонить! Сейчас зажгу огонь и буду к вашим услугам.
   -- У меня есть огонь. Отворите скорее. Мне, кажется, сейчас сделается дурно.
   -- Сию минуту.
   Слышно было, как управляющий соскочил с постели и ощупью пошел к двери. Наконец она отворилась, и Жак Ландри, в одной сорочке, показался на пороге. Паскуаль ждал его с поднятым вверх топором. Тяжелое оружие опустилось, и управляющий с проломленной головой замертво повалился на пол.
   -- Этот мне уже не помешает! Теперь остается узнать, не проснулась ли Мариетта.
   Он вынул из кармана нож и стал ее дожидаться. Через несколько минут противоположная дверь распахнулась, и девушка, успевшая только набросить на себя пеньюар, выбежала в коридор. Паскуаль бросился на нее и одним взмахом перерезал ей горло. Теперь убийца остался в замке один с двумя трупами, и уже ничто не могло ему помешать довести свое дело до конца. Он вернулся в комнату Жака Ландри и зажег четыре свечи, стоявшие на камине. Но где же хранились деньги?
   Он увидел два больших сундука с тяжелыми оковами. Чтобы открыть их, нужны были ключи. Паскуаль стал искать их и не нашел. Но разве такое ничтожное препятствие могло остановить его? Им овладела дикая злоба, он схватил топор, обагренный кровью Жака Ландри, и стал рубить им тяжелые железные оковы. Через четверть часа он закончил. Тогда порывисто, как сумасшедший, он стал выбрасывать из разбитого сундука и открытых ящиков все вещи, которые там находились. Платье, бумаги, книги -- все было выброшено, но денег он так и не нашел.
   Паскуаль чувствовал, что им овладевает сумасшествие. Вдруг из груди убийцы вырвался радостный крик. Когда он разбирал последний ящик, у него из рук выпал на пол тяжелый предмет с металлическим стуком. Это был полотняный мешочек, завязанный шнурком; при падении шнурок порвался, и из мешка посыпались золотые монеты.
   -- Вот, наконец-то! -- воскликнул он. -- Клад, должно быть, именно здесь.
   Он не ошибся. Почти тотчас он вынул другой мешок, кожаный и довольно тяжелый. В нем лежали пачки банковских билетов. Пачек было двадцать, каждая -- по десять билетов в тысячу франков.
   -- Двести тысяч! Да еще полтораста тысяч червонцами. Я не в силах унести все с собой... К тому же мешки с золотом могут броситься кому-нибудь в глаза. Как же теперь быть?
   Подумав несколько минут, Паскуаль решил, что он возьмет только банковские билеты, которые легко можно спрятать под платьем, а золото зароет где-нибудь в окрестностях и вернется за ним, когда будет удобно. "Теперь нужно выйти из замка, -- подумал он, -- спрятать мое богатство в надежном месте, пробраться в Малоне и сесть на первый поезд в Париж".
   Паскуаль взял пачки банковых билетов и положил их друг рядом с другом под рубашку, прямо на тело. Это его немного толстило, но нисколько не мешало застегнуть жилет и куртку, а следовательно, не могло привлечь внимание любопытных. Затем он поднял золотые монеты, выпавшие из маленького мешка, завернул в бумагу, чтобы они не гремели, и набил ими карманы, положив столько, сколько могло войти. Оставался кожаный мешок. Бандит нашел в сундуке крепкий кожаный ремень, привязал его концы к мешку и взвалил тяжелую ношу себе на плечи.
   Окончив эти приготовления, он посмотрел, не осталось ли на руках и на одежде кровавых пятен, погасил свечи, так как они уже были ему не нужны, и вышел из роковой комнаты через дверь, что вела прямо в парк. Он запер ее за собой, а ключ бросил в высокую траву.
   Вечером, ужиная с Жаком Ландри, он очень ловко и как будто невзначай выведал расположение хозяйственных пристроек. Он знал теперь, что рядом с хлевами был сарай, в котором лежали земледельческие орудия. Быстро отыскав сарай и осветив его спичкой, он заметил на гвозде легкую лестницу. Тут же лежали заступы, лопаты, грабли и прочие орудия.
   Паскуаль снял лестницу, взял заступ, а затем дошел до темной яблоневой аллеи. Вдруг он вздрогнул. В нескольких шагах от него в темноте блеснули два огненных зрачка и послышалось грозное ворчанье.
   -- Ах, черт возьми! -- воскликнул Паскуаль. -- Собака! Я про нее и забыл, придется от нее отделаться. Лучше бы встретить двух людей, чем эту проклятую собаку!
   Паскуаль положил лестницу и заступ на землю, вынул из кармана ножик, еще красный от крови Мариетты, быстро раскрыл его и приготовился к обороне. Еще секунда -- и было бы уже поздно. Мунито, как ягуар, одним прыжком бросился на преступника. Убийцу ждала неминуемая гибель, если бы собака успела схватить его за горло. Паскуаль же отступил назад, и Мунито наткнулся на лезвие, направленное на него, и, раненный, упал, испуская жалобный вой.
   Но на этом борьба не кончилась. Храброе животное, изувеченное и истекающее кровью, бросилось на негодяя с прежней яростью. В темноте завязалась борьба между человеком и собакой. Паскуаль едва различал быстро двигающуюся тень и махал ножом почти наобум. Но ему помогал случай: ни один удар не пропал даром, что доказывали глухие стоны Мунито. Борьба продолжалась несколько минут, длинных, как вечность. Затем собака, получившая двадцать ударов ножом, обессилела от потери крови и упала, чтобы никогда больше не подняться. Ее злобное рычание перешло в стоны, а потом в агонию.
   Паскуаль поднял лестницу и заступ и, уверенный, что теперь его никто уже не остановит, направился через сад к решетке, выходившей на дорогу. Он приставил к ней лестницу и начал подниматься. Наверху решетки он увидел гвозди, острые, как штыки. Тогда Паскуаль спустился вниз и перенес лестницу немного подальше, поднялся опять наверх, перебросил на дорогу сначала топор, а потом спрыгнул сам и грузно упал на землю под тяжестью мешка. Собравшись с силами, он поднял заступ и пошел по направлению к Малоне. На башне Рошвиля пробило два часа.
   Паскуаль прошел через весь город, не встретив ни одной живой души. В нескольких километрах от него еще накануне вечером он заметил нечто похожее на лес. Теперь, подойдя ближе, он убедился, что его предположения были верны. Увидев под столетним вязом маленькую лужайку, Паскуаль остановился и позволил себе отдохнуть пару минут. Когда время, назначенное для отдыха, прошло, он вооружился заступом и в темноте вырыл довольно глубокую яму, бросил туда мешок, засыпал яму землей и утоптал ее ногами.
   Потом Паскуаль лег на землю, зажег спичку и осмотрел свою работу. Он остался ею совершенно доволен. Поверхность земли была ровной, мох и сухие листья покрывали то место, где был зарыт мешок. Тогда Паскуаль поднялся, зажег другую спичку, вынул нож и срезал большой кусок коры столетнего дерева.
   -- Этого достаточно. Теперь я буду знать, где его найти.
   Все было кончено. Убийца Мариетты, уже налегке, вышел из рощи и зашагал по дороге к Малоне. Он, впрочем, захватил с собой заступ, который бросил, пройдя около ста шагов, в яму. Он преодолел это расстояние так быстро, что Помпонетта, лошадь Фовеля, мэра Рошвиля, увидела бы в нем опасного конкурента. На станцию Малоне он пришел еще до рассвета. Паскуаль взял билет второго класса до Парижа и сел в вагон. Первым, кого он увидел, выйдя из вагона, был Ракен.

XXXVII

   -- Молчи! -- прошептал Паскуаль, хватая за руку и уводя своего сообщника, который приготовился его расспрашивать. -- Через минуту мы сможем наговориться вдоволь.
   Оба бандита вышли со станции и сели в фиакр. Паскуаль назвал извозчику адрес трактира, в котором обыкновенно бывал, около заставы Рошенгуар, и фиакр тронулся.
   -- Ты что-то очень весел! -- заметил Ракен. -- Это хороший знак! Тебе удалось?
   -- Как нельзя лучше!
   -- Пришлось пустить в дело нож?
   -- Немного. Но это мелочи, я этого ожидал и был бы совершенно доволен, если бы не одно маленькое разочарование. Я не смог открыть все ящики и не нашел всех денег.
   Ракен нахмурился.
   -- И много недостает? -- пробормотал он.
   -- Порядочно. Ты знаешь, что в письме Домера говорилось о трехстах пятидесяти тысячах франков, а я нашел только около двухсот.
   -- Однако как это неприятно, черт возьми!
   -- Я совершенно с тобой согласен, но нам нужно быть философами: кусочек и так довольно лакомый. Теперь на мне вместо фланелевой куртки надето пятьдесят тысяч франков банковскими билетами. Я дам тебе из них двадцать, а остальные деньги, большой мешок с золотом, зарыты в надежном месте в одном из лесов Нормандии. Мы выждем некоторое время и в один прекрасный вечер отправимся туда вместе и отроем клад. Ну, доволен ты?
   -- Приходится поневоле быть довольным! -- проворчал Ракен и прибавил про себя: "Ах, мошенник, надул меня! Я готов пари держать, что он нашел все деньги и три части из них взял себе. Я ему отплачу за это!"
   -- А теперь, -- сказал Паскуаль, -- займемся другим. Что ты сделал с Жоржем Праделем?
   Ракен опять повеселел и ответил, потирая руки:
   -- С Жоржем Праделем? Я бы удивился, если бы он теперь встал нам поперек дороги!
   -- Разве он умер? -- быстро спросил Паскуаль. -- Ты его убил?
   -- Нет, я не взял на себя этот труд, другой сделал все за меня.
   -- Другой? Кто же?
   -- Муж.
   -- Даниель Метцер? Что ты! Это невозможно! Он слишком труслив, я ведь его хорошо знаю!
   -- Я с этим согласен, но, когда ты узнаешь о случившемся, ты изменишь мнение. -- И Ракен рассказал Паскуалю все, что уже известно нашим читателям, и закончил вопросом: -- Ну, что ты теперь скажешь?
   -- Я скажу, что ты совершенно прав! Наше дело сделано, мой милый: мы отомстили!
   Так оба сообщника доехали до кабака, потребовали себе закуску и стали делить деньги. Тут мы их и оставим и возвратимся на бульвар Босежур, переступим порог маленького особняка, двери которого, уезжая, запер Даниель Метцер.
   Когда Леонида втолкнула Жоржа в свой кабинет, тот очутился в непроницаемой темноте. Он стоял, боясь пошевельнуться, чтобы не задеть мебель и шумом не выдать себя. Затем он осмотрелся, насколько позволяла ему темнота, осторожно подошел к двери и приложил ухо к замочной скважине.
   Испуг Леониды его нисколько не удивил. Так поздно войти в дом мог только сам Даниель Метцер. Но знал ли он, что Жорж Прадель находится в его доме? Что заставило его вернуться -- уверенность или подозрения?
   "Если он знает что-нибудь, -- думал Жорж, -- он не совладает с гневом, будет грозить жене, пожалуй, даже начнет ее бить! Если это будет так, то нечего и рассуждать о предосторожностях, при первом крике Леониды я вышибу дверь и задушу этого мерзавца, а там будь что будет!"
   И лейтенант, затаив дыхание, стал прислушиваться еще внимательнее. Прошло несколько минут, и Жорж вздрогнул: в спальне разговаривали. До него доходили только слабые звуки голосов, слов нельзя было разобрать. Если читатели помнят коротенький разговор между Даниелем Метцером и его женой, они, следовательно, знают, что муж сдержал ревность и неподражаемо искусно сыграл свою роль, так что даже Леонида была обманута его видимым спокойствием.
   "По всей вероятности, он ничего не знает, -- решил Жорж, -- иначе вышел бы из себя и дом огласился бы ругательствами".
   "Замолчали, -- подумал Прадель спустя минуту, -- муж уходит. Леонида его, конечно, провожает, через минуту она придет меня освободить, и я на прощание постараюсь выпросить позволение увидеть ее снова".
   Прошло еще десять минут. Жорж Прадель не знал, как объяснить долгое отсутствие мадам Метцер. Вдруг он снова вздрогнул. В двух шагах от него, в спальне Леониды, раздались удары молотка. Что бы это значило?
   Только хозяин дома мог позволить себе так шуметь ночью. Следовательно, Даниель Метцер здесь, рядом с ним, что-то приколачивал. Но что? Таинственная работа продолжалась с четверть часа. Затем опять наступила глубокая тишина. "Что делает Леонида? -- спрашивал себя молодой офицер. -- Отчего она не приходит?"
   Время шло. Жорж чувствовал, что им овладевает необъяснимая тоска. Вдруг в его голове блеснула мысль: "Наверно, Даниель Метцер все знает. Теперь я понимаю! Он заколотил дверь в эту комнату. Сейчас откуда-нибудь покажется дуло пистолета, и негодяй застрелит меня".

XXXVIII

   Идти навстречу видимой опасности, рисковать жизнью на поле битвы ничего не значит для солдата. Во время франко-прусской войны и сражений в Африке Жорж Прадель сохранял спокойствие даже в пылу битвы, но здесь было другое. Ужасно чувствовать, что близ тебя находится невидимый враг, от которого нет никакой защиты, который стережет тебя и готов каждую минуту броситься на тебя из засады!
   Но лейтенант был слишком влюблен, чтобы долго думать о себе, и вскоре, позабыв об опасности, грозящей ему самому, стал раздумывать над участью Леониды. Даниель Метцер, застав жену ночью наедине с человеком, к которому давно ее ревновал, должен был, разумеется, считать ее виновной. Как он поступит с несчастной женщиной? Как отомстит ей за мнимую измену? Не будет ли он ее бить? Может быть, даже убьет невинную жертву!
   -- Итак, -- тихо проговорил Жорж с невыразимой тоской, -- Леонида погибнет, и погибнет из-за меня! Она отказывалась принять меня и согласилась только для того, чтобы избежать безумных поступков, на которые считала меня способным! Я переступил порог этого дома против ее воли, она совсем не поощряла моей любви, хотя и разделяла ее и, несмотря ни на что, оставалась верна своему жестокому мужу. А я безоружен, в плену и ничего не могу сделать, не могу ее спасти. Это ужасно!
   Говоря эти слова, лейтенант чувствовал, что им овладевает бессильная ярость. Время шло, но ничто не нарушало тишину ночи. Наконец начало светать, и Жорж Прадель смог рассмотреть комнату, в которой он находился. Теперь ему стало ясно, почему Даниелю Метцеру пришло на ум запереть его именно в этом месте.
   Комната, о которой идет речь, была средней величины, с двумя большими шкафами. Напротив большого английского зеркала, снабженного всеми необходимыми принадлежностями для туалета, стоял маленький диван. На стенах, за занавесками, висели женские платья, они, конечно, принадлежали Леониде, и это напоминание заставило сердце Жоржа болезненно сжаться.
   Эта комната совсем не имела окон, она едва освещалась узеньким овальным отверстием почти под самым потолком. Две железные полоски разделяли его на четыре части. Иначе и быть не могло, так как за особняком находился другой дом, и отсутствие обычных окон служило защитой от нескромных взглядов.
   -- Я не сомневаюсь, что Метцер уехал или собирается уехать, забрав с собой Леониду. Меня же он оставит здесь, зная, что после мучительной и долгой агонии я умру с голоду. Месть достойная такого подлеца, как он. Да, я погибну, может быть, как он надеется, но это случится не раньше, чем я испытаю все средства для своего освобождения.
   Жорж Прадель посмотрел на часы. Они были не заведены со вчерашнего дня. Часы остановились, но мы знаем, что в это время около половины седьмого Даниель Метцер сажал свою жену в карету.
   Лейтенант поднял портьеру, закрывавшую дверь в спальню, и увидел, что замок был внутренний, то есть с его стороны. Вынув из кармана перочинный ножик, которым он обрезал сигары, он сломал кончик лезвия, чтобы сделать из него отвертку, и принялся за дело, не встречая никаких препятствий. Через пять минут замок был отперт, но Жорж Прадель не стал ближе к своему освобождению: ревнивый муж забил дверь гвоздями.
   Тут нужен был топор или молоток, а у Жоржа не было ничего похожего под рукой. "Что делать?" -- спрашивал себя молодой человек почти в отчаянии. В то время как он старался найти ответ на этот вопрос, ему бросилось в глаза овальное окно наверху.
   Расстояние между полом и окном было не меньше трех с половиной метров. Жорж Прадель придвинул к стене английский туалетный стол, на него поставил кресло, а на кресло табурет и взобрался на вершину этой шаткой постройки, рискуя упасть вместе со всей мебелью. Обернув руку носовым платком, он разбил стекло и, с трудом просунув голову между железными полосками, выглянул из окна. Под окном находился большой тенистый сад, а из зелени кокетливо выглядывала крыша небольшой беседки. Из сада слышался детский смех и веселый лай собаки.
   "Глупо было так беспокоиться, -- подумал лейтенант, -- вот я и нашел выход. Буду кричать, пока меня не услышат. Никто, думаю, не откажется помочь, войдут в дом, и через час я буду свободен".
   Жорж Прадель уже открыл было рот, чтобы закричать, но вдруг остановился. "Я совсем помешался! Соседи, конечно, не могут войти в дом без полиции, так как двери заперты, а ключей нет. Полицейский комиссар, без сомнения, освободит меня, но он захочет знать, кто и почему меня здесь запер. Что же я буду отвечать на эти вопросы? Он подумает, что я или вор, попавшийся в западню, или любовник, которого муж хотел проучить. Так как я не вор, значит, любовник, тут нет середины. Правду нельзя сказать, потому что мне не поверят. Сам начальник полиции, как он ни расположен ко мне, откажется верить в невинность женщины, которая ночью прячет в своей комнате постороннего мужчину. Этим я уроню честь моей возлюбленной в глазах общества! И все для того только, чтобы спасти себя! Это подло, гнусно! Я никогда этого не сделаю!"
   Жорж Прадель был совершенно прав. Каждый порядочный человек должен скорее умереть, чем отдать невинную женщину на поругание света. Итак, приходилось спасаться без посторонней помощи. Лейтенант подумал несколько минут и пришел к следующему заключению: если и можно бежать, то не иначе как через узкое отверстие, в котором он вышиб стекло.
   Главное препятствие заключалось в железных прутьях. Жорж сошел со своих подмостков и стал искать инструменты, которыми можно было бы перепилить железо, почти не надеясь, впрочем, найти что-нибудь в дамской комнате. Но он ошибся. Случайно открыв ящик туалетного столика, он чуть не вскрикнул от радости, увидев маленький стальной подпилок. Этот подпилок, предназначенный для изящных ногтей Леониды, был, конечно, слабым орудием, но Жорж знал истории о легендарных пленниках, которые пробивали толстые стены, избавлялись от крепких запоров с помощью, например, гвоздя, вынутого из арестантской деревянной кровати, и с такими ничтожными средствами устраивали самые фантастические побеги.
   Молодой человек снова взобрался на мебель, захватив с собой подпилок, и принялся работать. Вскоре он убедился, что потребуется несколько часов для того, чтобы сделать хотя бы один надрез, а так как нужно перепилить четыре полоски, то необходимо по меньшей мере три дня самой упорной работы.
   -- Три дня! Без какой-либо пищи!
   Жорж Прадель при этой мысли задрожал от ужаса. Но он не отчаивался. "Я ведь солдат, и сложить руки было бы трусостью. Я буду бороться до конца, пока хватит сил. И будь что будет! По крайней мере, умирая, я исполню свой долг".
   Прошло три дня, в течение которых племянник Домера прошел все фазы медленной и тяжелой агонии. Жорж Прадель в эти дни не умер и смог продолжать свою работу только благодаря тому, что ему посчастливилось найти в одном из шкафов две или три склянки одеколона и португальской воды. И когда он чувствовал истощение сил, он отпивал несколько глотков этого страшного алкоголя, который жег ему грудь и горло, но подкреплял его нервы и поддерживал в нем энергию.
   Наконец к вечеру третьего дня работа была окончена, и железные полоски отпали. Тогда лейтенант собрал последние силы и высунулся в окно, чтобы посмотреть, велико ли расстояние до земли. В ящиках шкафа лежали куски сукна, он рассчитывал употребить это сукно вместо веревки для того, чтобы спуститься вниз. Он с радостью заметил, что одно непредвиденное обстоятельство значительно облегчало его опасное путешествие. Всю стену донизу покрывала деревянная решетка, переплетенная густыми вьющимися растениями. Это сделал владелец соседнего дома, чтобы не портить вид своего сада.
   -- Теперь, слава богу, мне не нужно заботиться о веревке, -- сказал офицер. -- Решетка послужит мне лестницей. Как только наступит ночь, я спущусь.
   Стало смеркаться. Молодой человек хотел лечь на диван, чтобы немного отдохнуть, так как это было ему необходимо, но именно в ту минуту, как он подошел к дивану, ему показалось, что комната и все вещи, находящиеся в ней, вертятся перед его глазами, а в ушах раздается какой-то странный шум. Он хотел ухватиться за что-нибудь, но рука не поднималась, и он без чувств упал на пол.
   Была уже ночь, когда он очнулся от обморока, случившегося от усталости, а больше всего от недостатка пищи. Через час должен был наступить рассвет. Жорж поднялся не без усилий, вынул из кармана коробок спичек и зажег свечу. Видя, что он совсем ослабел и вот-вот погибнет, он схватил флакон португальской воды, более чем наполовину пустой, и, не колеблясь, осушил ее всю. Действие этого напитка, принятого в таком большом количестве, было сильным. Лейтенант испытал то ужасное чувство, которое испытывает несчастный, отравившийся серной кислотой. Вначале он думал, что пламя сожжет все его внутренности и он умрет, потом вдруг его изнеможение перешло в невероятную энергию. Он чувствовал себя способным на все.
   Он почти одним прыжком вскочил на мебель, вылез в отверстие, схватился одной рукой за окно, а другой за решетку и стал спускаться так быстро, как будто под его ногами были прочные ступени. Через несколько секунд он уже стоял на земле. Он прошел всю аллею, стараясь ступать как можно тише, обогнул беседку, приблизился к ограде и увидел калитку, выходившую на улицу и запертую только на задвижку. Устранив это последнее препятствие, Жорж очутился на тротуаре улицы, параллельной Босежур.
   Он был на свободе. Ничто не могло помешать ему, кроме физической слабости и упадка нравственных сил -- так как им опять стало овладевать изнеможение, с которым он так долго боролся. Мысли молодого человека путались, все предметы были словно в тумане, и этот туман сгущался. Он не мог даже ясно определить, что ему теперь надо делать, и пошел, или, лучше сказать, поплелся неровной походкой куда глаза глядят.
   Взошло солнце. Жорж Прадель прошел, шатаясь, всю длинную улицу Пасси, провожаемый удивленными взглядами лавочников и служанок, отпирающих двери. Он машинально спустился к Сене и очутился на набережной. День в этой части города начинается очень рано, работники отправляются на фабрики, рыбаки чинят лодки, в кабаках топят печи, у продавцов вина уже собираются их обычные покупатели, и в воздухе пахнет яствами. Лейтенант остановился и, приложив руку к груди, прошептал ослабевшим голосом:
   -- Я умираю... Я умираю с голоду...
   В десяти шагах от него, в одном трактире, в очаге пылало веселое пламя, а на огне трещало жаркое. Это пламя и треск непреодолимо влекли к себе нашего путника.

XXXIX

   Гостиница, в которую вошел Жорж Прадель, имела вид деревенского кабачка. Перед самым домом, под навесом, располагались маленькие столики. Внутри, в комнате, которая являлась и кухней, тоже стояли столы и деревянные скамьи. Лейтенант сел, или, лучше сказать, упал на одну из этих скамеек. К нему подошла молодая и расторопная служанка.
   -- Здравствуйте, месье, что вам угодно?
   Не получив ответа, она пристально посмотрела на раннего посетителя и, увидев его бледную физиономию, испуганно вскрикнула:
   -- Боже мой, месье, что с вами? Вы меня пугаете!
   Лейтенант повторил глухим голосом то, что говорил себе минуту тому назад:
   -- Я голоден... Я умираю с голоду... Я не ел три дня...
   Служанка, удивленная тем, что хорошо одетый молодой человек голодал три дня, остановилась в нерешительности. Тогда он прибавил:
   -- Будьте спокойны, я могу заплатить. -- И, вынув портмоне, он показал ей золото.
   -- О, месье, я не об этом беспокоюсь, -- возразила служанка. -- Сразу видно, с кем имеешь дело. Я вам сейчас подам, но, если вы так долго голодали, вам нужно съесть немного, потому что ваш желудок отвык от работы.
   -- Я буду осторожен, -- прошептал Жорж, -- только, умоляю вас, подайте поскорее, я умираю.
   Через несколько минут девушка поставила перед ним тарелку бульона, немного хлеба, бутылку вина и крылышко цыпленка. Лейтенант, съев свой легкий завтрак и выпив четверть бутылки вина, почувствовал себя обновленным.
   -- Ну что, вам теперь лучше, сударь? -- спросила служанка.
   -- Да, намного лучше, -- произнес Жорж уже более твердым голосом. -- И если бы вы могли подать мне кофе, я, кажется, почувствовал бы себя еще лучше.
   -- Кофе, сударь? Конечно.
   Когда молодая девушка вернулась с кофе, глаза лейтенанта были закрыты, а голова опустилась на грудь. Он спал.
   "Все это очень странно! -- подумала служанка. -- За этим, по всей вероятности, кроется какая-нибудь история. Надо предупредить хозяйку".
   Хозяйка была толстой сорокалетней женщиной, очень добродушной и от частых посещений драматического театра и постоянного чтения фельетонов несколько романтической. Она любила своего мужа и была полноправной хозяйкой в доме, что, впрочем, нисколько не мешало ей вздыхать, думая, что и ее мог бы, как это случается с другими, увезти с собой какой-нибудь миллионер, когда ей было пятнадцать или шестнадцать лет.
   Она сейчас же прибежала в кухню, долго с любопытством разглядывала молодого офицера и наконец сказала:
   -- Твоя правда, Ирма. Тут что-то неладно! Этот красивый мальчик -- а он действительно красавец, несмотря на свою небритую бороду и впалые щеки, -- этот прелестный молодой человек, говорю я, не спавший и не евший три дня, напоминает мне героя из одного романа. Почему он не ел, когда у него так много денег? Он богат, это сразу бросается в глаза. Посмотри, какая у него золотая цепь на часах! Поверь, Ирма, тут скрывается какое-нибудь любовное приключение, и я готова держать пари, что этот интересный блондин -- жертва ревнивого мужа.
   -- Очень может быть, сударыня! -- подхватила служанка.
   -- Не может быть, а положительно так! -- сказала хозяйка. -- Но его нельзя оставлять спать на этой деревянной скамейке. Лучше проводим его в отдельную комнату.
   И хозяйка дружески хлопнула Жоржа по плечу. Он вздрогнул, проснулся и поднял голову.
   -- Что вам надо? -- пробормотал он.
   -- Извините, сударь, что я вас разбудила, -- сказала трактирщица. -- Вам, видно, очень хочется спать, а здесь неудобно. У меня есть для вас чистая комната. Постарайтесь встать и пойдемте. Это на первом этаже. Я покажу дорогу.
   Офицер пробормотал какие-то слова благодарности, встал со скамьи и машинально побрел за доброй женщиной. Войдя в маленькую комнату, он, не раздеваясь, бросился на постель и заснул глубоким сном. Так Жорж проспал до шести часов вечера. Когда он проснулся и вспомнил все случившееся, у него появилась одна определенная мысль: постараться узнать, как поступил со своей женой Даниель Метцер. Он подошел к умывальнику, умылся, причесал растрепанные волосы и покинул комнату.
   -- В добрый час! -- воскликнула, увидев его, хозяйка. -- Я думаю, вам хочется есть.
   -- Да, сударыня, я голоден.
   -- Так вам сейчас подадут ужин, только советую вам не переусердствовать.
   Жорж Прадель воспользовался советом. Он ел очень умеренно, несмотря на свой аппетит, зато выпил целую бутылку вина. Теперь ему казалось, что он достаточно окреп, чтобы дойти пешком до особняка Метцера. Он расплатился с хозяйкой, горячо поблагодарил добрую женщину, сгоравшую от нетерпения узнать его историю, поспешно вышел из трактира и зашагал по той же улице, по которой брел утром.
   Лейтенант отправился к бульвару Босежур. Дойдя до улицы Пасси, он понял, что слишком понадеялся на свои силы, так как у него начали дрожать ноги. Мимо проезжал пустой фиакр. Он остановил его и приказал ехать к маленькому особняку, где он еще недавно боролся со смертью.
   Читатели, конечно, удивятся, что Жорж Прадель не побоялся встретиться лицом к лицу с Даниелем Метцером, своим убийцей, но он не боялся его, а, напротив, пламенно желал этого свидания. Ему хотелось сказать человеку, который так подло ему отомстил: "Вот я! Вы хотели меня убить, но ошиблись в расчетах, я остался жив. Ваша жена совершенно невинна. Я люблю ее, это правда, люблю больше жизни, но безнадежно, и эта безграничная любовь дает мне только одно право -- защищать ее от вас. Уважайте вашу жену, Даниель Метцер! И если вы не можете сделать ее счастливой, то оставьте по крайней мере в покое. За каждое оскорбление, за каждую обиду, причиненную ей, я буду жестоко мстить вам, клянусь честью!"
   Фиакр остановился. Лейтенант вышел из экипажа и немедленно стал звонить в дом, но тщетно: внутри царила тишина. У решетки соседнего дома стоял лакей в белом фартуке, с открытой головой и курил трубку.
   -- Вы пришли к господину Метцеру? -- спросил он.
   -- Да, как видите, -- ответил Жорж.
   -- Это, сударь, напрасный труд с вашей стороны. В особняке никого нет. Господин и госпожа Метцеры отпустили свою прислугу и отправились с чемоданами -- путешествовать, по всей вероятности. Я их видел.
   -- Давно они уехали?
   -- Три или четыре дня назад, хорошенько не помню. Это было рано утром.
   -- Благодарю.
   Лейтенант узнал все, что ему было нужно. Он вернулся к фиакру и приказал кучеру:
   -- В Гранд-отель!
   Во второй раз он потерял след обожаемой женщины, и потерял по своей вине. Действительно, если бы он не переступил порог дома Даниеля Метцера назло всякому благоразумию, последний и не подозревал бы о его присутствии в Париже. Тогда ничего бы не было потеряно.
   Теперь же Леонида была далеко, куда Жорж не мог последовать за ней, где гнусный тиран, пользуясь ее беспомощностью, жестоко мучил ее. Кто знает, привезет ли теперь ее в Париж Даниель Метцер?
   -- Была бы только жива! -- прошептал молодой офицер. -- Нужно найти ее, пусть даже для этого придется объехать весь свет! Тогда я заставлю ее принять спасение! Я публично оскорблю Даниеля, чтобы вынудить его драться со мной, и, если он откажется от честной дуэли, я его убью так же, как он хотел меня убить! И буду прав!
   В это время кучер привез его к назначенному месту. Конторщик, который четыре дня назад передал ему письмо от господина Домера, вскрикнул:
   -- Я не обманываюсь? Это вы, месье, племянник господина Домера?
   -- Да, я действительно Жорж Прадель.
   -- Ну и побеспокоили же вы нас! Мы, наверно, написали бы или телеграфировали вашему дяде, если бы только знали, куда адресовать письмо! Как же это, месье, вы ушли из особняка в пять часов вечера, сказав, что вернетесь рано, и отсутствовали в течение целых четырех дней! Я уже думал, что вас убили!
   -- Одно совершенно непредвиденное обстоятельство было причиной моего продолжительного отсутствия, -- с некоторым замешательством ответил Жорж.
   -- Без сомнения, вы были больны. Судя по вашему виду.
   -- Да, я захворал немного, но теперь мне лучше.
   -- Тут спрашивали вас, месье.
   -- Меня? -- с изумлением переспросил Жорж.
   -- Да, и не раз. Несколько человек, правда, ни один не назвал своего имени. Прежде всего, высокий господин, худой и бледный, потом еще какие-то люди. Они много расспрашивали о вас. Понятно, что я ничего им не говорил. И сегодня, часа два тому назад, вас опять спрашивали. Я опишу вам посетителя: около тридцати пяти или тридцати шести лет, стройный, одет в черное, среднего роста, смугл, но бледен, черные волосы, ни бакенбард, ни усов, в пенсне. Очень вежлив. Не узнаете?
   -- Нет, ваше описание не напоминает мне никого.
   Жорж Прадель говорил правду. Наши же читатели, конечно, узнали Жобена.
   -- Вы оставили ваш чемодан открытым, -- продолжал конторщик. -- Остался еще ваш мундир. Все, конечно, в целости. Угодно ли вам забрать ваши вещи?
   -- Да, конечно, но это не к спеху. Я ночую здесь.
   -- Номер сто четвертый уже занят. Так как ваш дядюшка брал его на двое суток, мы подумали, что можем располагать им.
   -- И были правы. Сто четвертый слишком велик для меня и слишком дорог. Мне самую маленькую комнатку.
   -- Хорошо, месье. Ваш чемодан отнесут в триста сороковой. Желаете пойти туда сейчас же?
   -- Да, мне нужно отдохнуть.
   -- Вас сейчас проведут. Доброй ночи, месье! Ах, еще одно слово! В том случае, если сегодняшний посетитель в пенсне придет опять, сказать ли ему, что вы вернулись?
   -- Без сомнения. У него, наверно, есть ко мне какое-нибудь дело, и я приму его.
   Четверть часа спустя Жорж, заперев изнутри дверь, ложился в постель в своей комнате, которая ни размерами, ни мебелью нисколько не напоминала великолепный сто четвертый номер. Едва он лег, как заснул глубоким и тяжелым сном, похожим на летаргию.
   Было девять часов утра, Жорж еще спал. В дверь два или три раза тихо стукнули. Молодой человек, проснувшись, прислушался. Постучались опять, громче. Жорж спрыгнул с постели и, надев только брюки, босой отпер дверь. Высокий старик ворвался в комнату, схватил Жоржа за плечи и, крепко сжав его в своих объятиях, вскрикнул:
   -- Ах! Мое милое дитя, как я рад обнять тебя! Но черт меня возьми, я не ожидал обнять тебя в Париже!
   -- Дядя! -- пробормотал изумленный Жорж. -- Как хорошо! Как я счастлив!
   Действительно, гостем был сам господин Домера, который благодаря своему письму уже сыграл важную роль в нашем рассказе, но с которым наши читатели еще не знакомы. Дядя Жоржа Праделя, высокий красивый старик, бодро и весело носил бремя своих шестидесяти восьми лет. Юношеская живость его темных глаз, осененных еще черными бровями, резко контрастировала со снежной белизной его густых волос и бакенбард. Крупноватые губы говорили о доброте его сердца, а благосклонная улыбка открывала неприкосновенно целые зубы.
   -- Как же тут тесно! -- заговорил старик, осматриваясь. -- Ты только встал? Я сяду возле твоей постели, и мы поговорим. Мне многое нужно рассказать тебе, и я начну с того, господин лейтенант, что порядочно намылю вам голову!
   -- Серьезно? -- с улыбкой спросил Жорж.
   -- О, черт возьми, конечно! Конечно, я проповедую снисходительность, но ваши действия, господин племянник, в состоянии вывести из терпения кого угодно!
   -- Что же я сделал дурного?
   -- Что ты сделал, я не знаю, но хорошо знаю, чего ты не сделал! Наивный и доверчивый дядюшка думает, что молодой человек давно уже в Рошвиле и вместе с молодцом Ландри приглядывает за приданым своей сестры, а вы, сударь, прохлаждаетесь тут, в Париже! Мне уже тут рассказали! Едва приехав, ты исчез, и целые четыре дня о тебе ничего не было слышно. Думали, что тебя убили! Ну-ка, где ты был?
   -- Дорогой дядя, умоляю, не расспрашивайте меня, -- пробормотал Жорж. -- Я не могу рассказать вам об этом.
   -- И по какой же причине?
   Жорж молчал.
   -- Приятное приключение, я в этом уверен! -- продолжал господин Домера. -- Ну, полно отпираться!
   -- Если затронута честь женщины, -- воскликнул Жорж Прадель, -- то не должен ли благородный человек молчать?

XL

   Судовладелец пожал плечами.
   -- Честь женщины! -- повторил он. -- Полно, милое дитя, зачем ты обращаешься со мной как с дядюшкой в комедии? Что ты говоришь мне о чести женщины? Ты никого не знаешь в Париже, стало быть, речь идет не о серьезной страсти, а о случайной интрижке. Сознайся, не заставляя себя просить, что особа, хорошенькая и, наверно, легкомысленная, которая дает убежище на три дня лейтенанту Жоржу Праделю, не имеет ни малейшего права на уважение и не может быть скомпрометирована нескромностью. Прав ли я?
   -- Да, дядюшка, вообще вы правы... но в настоящем случае ошибаетесь.
   -- Знаешь ли, что ты меня рассердишь?
   -- Я буду в отчаянии.
   -- И ты все-таки не хочешь мне объяснить?
   -- Увы! Не могу.
   Домера нахмурил было брови, но почти тотчас добрая улыбка опять появилась на его губах.
   -- Ну, молчи, если у тебя нельзя вырвать ни слова, -- сказал он. -- Не буду сердиться на тебя за это. Ты молод, черт побери! Я слишком положился на тебя. Вообразил, что для того, чтобы исполнить мое желание, ты, не колеблясь, пожертвуешь всем. Я забыл, что всякая мимо проходящая женщина может вскружить голову двадцатипятилетнему юноше. Но хватит об этом, поговорим о другом. Свободен ли ты, по крайней мере? Ничто не мешает тебе оставить Париж?
   -- Решительно ничего.
   -- Ну и прекрасно! Одевайся. Мы позавтракаем, а потом поедем за твоей сестрой. Прокатимся по бульвару, пообедаем пораньше в Английской кофейне, вечером поедем в Руан, где мне надо устроить одно дело завтра утром, и будем в Рошвиле после полудня. Ты согласен?
   -- Конечно, дядюшка.
   -- Чудесно! Я напишу Жаку Ландри, чтобы он был готов принять нас. Должно быть, Жак и Мариетта удивились, когда ты не явился после моего письма. Мы проведем там две недели, и с Божьей помощью деревенский воздух принесет тебе пользу, потому что физиономия у тебя, надо сказать, прежалкая.
   Жорж Прадель не отвечал. Он знал, почему похож на мертвеца, и чувствовал, что еще не совсем оправился. По желанию дяди он оделся, не теряя ни минуты, а Домера ушел в свою комнату, чтобы сделать то же самое. Парикмахер отеля сбрил бороду молодому человеку, а его длинные белокурые усы, кончики которых повисли на подбородок, опять были взъерошены.
   Он был готов, когда явился его дядя. Плотный завтрак с двумя бутылками бордоского вина почти совсем возвратил ему силы. По выходе из-за стола дядя и племянник сели в карету, и Домера дал адрес того пансиона, куда отвез племянницу. Леонтина Прадель была убеждена, что отсутствие дяди продлится по крайней мере неделю, и думала, что брат ее в Нормандии. Увидев их обоих в приемной, девушка вскрикнула, бросилась на шею Жоржу, заплакав от радости, потом нежно обняла Домера.
   Мы знаем уже, что Леонтина была гораздо моложе брата. Ей пошел только восемнадцатый год, но на вид, казалось, ей шестнадцать. Это была хорошенькая, грациозная девушка небольшого роста, но чрезвычайно хорошо сложенная. Густые волосы, черные, как вороново крыло, были убраны в высокую прическу. Большие глаза сверкали под длинными ресницами, как черные бриллианты. Все сияло и улыбалось в лице Леонтины, начиная с коралловых губ до крошечных ямочек на щеках, тронутых румянцем.
   -- Милый дядюшка, -- сказала она, -- поедемте скорее, умоляю вас! В пансионе так скучно, когда от него отвыкнешь. А я уже не пансионерка. Я взрослая девушка!
   Нужно ли нам прибавлять, что Домера не заставил ее томиться? День промелькнул как молния. Судовладелец-миллионер ничего не делал наполовину. Назначив племяннице землю и замок в Рошвиле, он хотел, чтобы этот подарок был достоин его. Поэтому он намеревался меблировать дом вновь со всей роскошью и комфортом.
   Он повез Леонтину и Жоржа в разные магазины и к обойщикам и под предлогом, что хочет посоветоваться с девушкой для себя самого, заставил ее выбрать материи и мебель. За стол сели чуть раньше шести часов в Английской кофейне, однако запоздали так, что уже не получалось уехать восьмичасовым скорым поездом и пришлось удовольствоваться почтовым, отправлявшимся в пятьдесят минут одиннадцатого. Домера, Леонтина и Жорж приехали на станцию ровно в десять, и, пока Домера брал билеты в кассе, девушка под руку с братом прохаживалась по зале.
   Мы помним, как Жобен назначил свидание в Париже Сиди-Коко, чревовещателю, который остался в Нормандии, чтобы присутствовать на похоронах Мариетты и Жака Ландри. "В восемь часов вы будете на станции", -- прибавил он. Но он ошибся. Поезд, на котором приехал отставной зуав, прибыл в пятьдесят минут десятого. Жобен решился подождать в соседней кофейне, читая вечерние газеты, и вышел на набережную в ту самую минуту, когда раздался сигнал о приближении поезда.
   Чревовещатель приехал. Сыщик пожал ему руку.
   -- Пойдемте, -- сказал он, -- я устрою вас на ночь.
   Носильщик взвалил на спину чемодан Сиди-Коко, и чревовещатель с Жобеном пошли в ту залу, где Ракен, как мы видели, ждал Паскуаля и где племянник судовладель-- ца сейчас прохаживался с Леонтиной. Лейтенант и отставной зуав столкнулись именно в ту минуту, когда Домера вернулся к брату и сестре. Жорж с первого взгляда узнал своего африканского товарища и радостно вскрикнул:
   -- Антим Кокле! Мой добрый Сиди-Коко! -- И прибавил, обернувшись к Домера: -- Дядюшка, представляю вам героя, который в Африке бросился между мной и неприятельскими пулями. Вы должны любить его, дядюшка. Он спас мне жизнь! Если бы не он, у вас не было бы племянника.
   Говоря эти слова, Жорж Прадель хотел пожать руку Сиди-Коко. Тот отшатнулся с выражением ужаса на лице.
   -- Да, это правда, -- ответил он грозным голосом. -- Это правда, я спас вам жизнь! Ах, если бы я знал! Боже, вы пали бы не под арабскими пулями! Я сам поразил бы вас. Но я не знал! Нет, я не знал и спас вас!
   Жобен, легонько толкнув чревовещателя, тихо спросил:
   -- Это он?
   Сиди-Коко сделал утвердительный знак. Тогда сыщик поклонился изумленному лейтенанту и сказал:
   -- Если не ошибаюсь, вас зовут Жорж Прадель и вы офицер?
   -- Да, но зачем вы спрашиваете меня об этом?
   -- Затем, что мне надо исполнить тягостную обязанность. Я принадлежу к сыскной полиции и арестую вас именем закона. Вот приказ.
   Лейтенант провел рукой по лбу.
   -- Или я брежу, или схожу с ума, -- прошептал он.
   Леонтина, бледная как смерть, издала глухой стон и упала без чувств на руки дяди, которому эта сцена показалась каким-то страшным сном.

XLI

   В ноябре 1873 года, следовательно, за одиннадцать месяцев до того, как в Париже и Нормандии произошли описанные нами события, пятнадцать молодых офицеров собрались в зале кофейной "Аполлон" в Алжире, чтобы отпраздновать приезд сен-сирского товарища, прибывшего накануне в Африку в чине лейтенанта.
   Мы не очень удивим наших читателей, заметив, что их разговор касался почти исключительно женщин и интриг. Приезжему рассказывали любовные истории города Алжира и называли имена любезных особ, которые не отличались слишком чопорной добродетелью. Завязался горячий спор насчет прелестей этих дам, которых одни превозносили, другие оспаривали. Одни присуждали классическое яблоко Париса актрисе алжирского театра. Другие провозглашали пластическое превосходство двух певиц из концертной кофейни. Дама за прилавком биржевой кофейни имела своих сторонников. Три сестры-мавританки, продававшие кораллы и улыбки в лавочке на Правительственной площади, также не знали недостатка в рыцарях.
   -- Господа, -- сказал один турецкий офицер, -- я всех вас примирю. Самая хорошенькая женщина в Алжире -- любовница одного из наших товарищей, который по долгу службы удалился от нас в эту минуту, но, кажется, скоро вернется к нам.
   -- Имя ее! Имя женщины? Имя товарища? -- послышалось несколько голосов.
   -- Эта женщина -- жидовка Ревекка, а ее любовник -- Жорж Прадель.
   Мнение офицера не встретило серьезных опровержений.
   -- Это верно, что Ревекка чудо как хороша, -- сказал один молодой человек. -- Но изумительная красота этой высокой девушки кажется мне скорее страшной, чем привлекательной. Удивительная правильность ее черт, бледность лица, небрежность движений придают ей вид совершеннейшей статуи, но все-таки статуи. Ее пурпурные губы, резко выделяющиеся на матово-белом лице, будто окрашены кровью. Глаза слишком велики, слишком черны, слишком глубоки. Они пугают меня.
   -- Позвольте мне усомниться в этом, любезнейший! -- вскрикнул один подлейтенант с громким хохотом. -- Ведь если жидовка пригласит вас заменить ей Жоржа Праделя, то вы замените его без колебаний!
   -- Ну нет, -- ответил молодой человек. -- Повторяю вам, что, отдавая полную справедливость красоте Ревекки, я не прихожу в восторг от этой красоты. Тем более жидовка дорого обходится Жоржу Праделю.
   -- Это верно! -- хором сказали офицеры.
   -- Я познакомился с Жоржем Праделем по выходе из училища, -- сказал лейтенант, чей приезд праздновали. -- Это очаровательный молодой человек, но он не слыл богатым.
   -- Он небогат. Но у него есть щедрый дядя-миллионер, настоящий американский дядя, хотя он из Нормандии. Дядя этот частенько шлет деньги нашему товарищу. Это и объясняет щедрость лейтенанта. Я должен прибавить, что Алжир не Париж и жидовка Ревекка держит только одну служанку и довольствуется содержанием, которого парижанке хватило бы только на один день.
   -- Жорж Прадель любит эту девушку?
   -- Не знаю. Вот уже полгода как он с ней не расстается, но, может быть, в этой связи больше самолюбия, чем любви. Он в особенности дорожит своей любовницей, кажется, потому, что она, как сказал наш приятель Менар, первая красавица в Алжире.
   -- Наш приятель Менар ошибается! -- закричал один офицер, переступивший за порог и услышавший последнюю фразу. -- В Алжире есть женщина, у которой Ревекка недостойна быть и служанкой.
   -- Кто эта женщина? -- спросили все в один голос.
   -- Не знаю, -- ответил барон де Турнад -- так звали этого офицера.
   Все расхохотались.
   -- Не знаю, -- продолжал барон, -- но, будьте уверены, узнаю. Я найду эту незнакомку, даже если мне придется для этого обыскать все дома в городе.
   -- Но вы видели это чудо? -- спросил офицер, звавшийся Полем де Менаром.
   -- Видел, но мельком.
   -- Историю! Историю! Требуем историю!
   -- Она очень проста. На прошлой неделе я был в Блида по поручению. Окончив его, я возвращался в дилижансе и сидел в купе вместе с двумя женщинами. На одной был туалет простой, но покроя, неоспоримо, парижского. Грация и гибкость ее стана говорили, что она молода. Лицо ее было скрыто, как у арабских женщин, под шелковой кисеей. Я сказал себе: "Стан хорош, вот она и показывает его; лицо безобразно, вот она его и прячет". Другая женщина, сидевшая между путешественницей и мной, была мулаткой, служанкой. Ее госпожа, к которой я два или три раза обращался с вежливыми словами, едва отвечала мне голосом очень тихим и, очевидно, нехотя.
   Мы приближались к Алжиру, наступил вечер. Довольно сильный ветер вздымал вихри пыли под ногами лошадей и колесами дилижанса. Вдруг какой-то жалобный крик -- вероятно, раненого шакала -- послышался справа от нас. Моя спутница машинально высунулась из окна. Ветер приподнял вуаль, и незнакомке понадобилось несколько секунд, чтобы поправить ее. За эти несколько секунд я увидел лицо -- лицо, которое оклеветал минуту тому назад, как полный дурак. Великолепное лицо, несравненное! Белокурый ангел с голубыми глазами! О, эти божественные черты я не смогу забыть никогда!
   Вы понимаете, что с этой минуты я сделал все на свете, чтобы завязать разговор. Мои попытки увенчались полнейшей неудачей. Я подумал: "Уж как там хотите, сударыня, а вы не можете помешать мне следовать за вами. Я против вашей воли узнаю, кто вы".
   Мы приехали. Ночь была темная. Я собирался пуститься в погоню, когда кто-то взял меня под руку. Я вздрогнул и обернулся. Увы! Это был мой начальник. Я покорился необходимости и подробно отчитался в поручении, которое было возложено на меня. Когда я закончил, дилижанс уже поставили в сарай, а обе женщины исчезли. Я потерял след. Но я отыщу ее!
   Так барон де Турнад окончил свой рассказ. Тут дверь снова отворилась, и Жорж Прадель, встреченный горячими восклицаниями офицеров, вошел в зал.

XLII

   Существовала огромная разница между Жоржем Праделем, представленным нами читателям на станции Лионской железной дороги в сентябре 1874 года, и Жоржем Праделем, переступившим порог кофейни "Аполлон" в ноябре 1873 года. Лицо лейтенанта не имело в то время задумчивого и печального выражения, о котором мы говорили, а, напротив, дышало веселостью и беззаботностью. Он обожал военную службу. Его живой ум, ровный характер, неоспоримая храбрость, которую он доказывал уже не раз, приобрели ему уважение начальников, сочувствие равных, привязанность низших. Капитанские эполеты и красная ленточка не заставили долго себя ждать.
   Недостаток состояния, столь тягостный для большинства офицеров, был по милости дяди не важен для Праделя. Щедрость Домера делала жизнь его племянника легкой и приятной. У него была верховая лошадь для загородных поездок, и он мог позволить себе завести любовницу. Один из его товарищей сказал, и не без оснований, что в связи Праделя с Ревеккой самолюбия было больше, чем любви. Красота жидовки льстила тщеславию Жоржа, но эта девушка без образования, без ума и без души оставляла его сердце совершенно спокойным. Это не мешало ему делать глупости для своей любовницы, которую оспаривали у него многие соперники. Все деньги, что он получал от Домера, переходили в руки Ревекки. Он часто упрекал себя в слабости, но не расходился с ней единственно из опасения услышать, как будут шептать: "Ее отняли у него!"
   Когда Жорж поздоровался со всеми, Поль де Менар вскрикнул:
   -- Если пословица справедлива, у вас сейчас, должно быть, звенело в ушах, любезный Жорж!
   -- Почему? -- спросил Прадель.
   -- Потому что о вас много говорили. Речь шла о даме, которая вас интересует.
   -- Какой даме?
   -- Несравненной Ревекке.
   -- А что говорили о Ревекке? Я очень желаю это знать.
   -- Не говорили ничего дурного, успокойтесь. Я объявил, что у нее нет соперниц среди других женщин в городе.
   -- Благодарю.
   -- Все эти господа согласились со мной, -- продолжал Поль де Менар, -- но барон де Турнад низвергнул вашу королеву.
   -- Извините, любезнейший! -- порывисто воскликнул барон. -- Этот дьявол Менар очень дурно передал мою мысль. Надо быть слепым, чтобы отвергать красоту вашей приятельницы, а по милости Божьей я еще не ослеп. Я просто надел на голову другой диадему, которую присудили ей. Ее провозглашали первой красавицей, а я утверждал, что она вторая, и утверждаю опять -- в этом нет ничего оскорбительного для нее.
   Жорж Прадель хотел ответить, но Поль де Менар, разгоряченный пуншем, перебил его.
   -- У Турнада, -- закричал он, -- голова не в порядке! Бедный барон влюбился в женщину, которую он не знает, которую никто никогда не видел, и этой неизвестной присуждает первенство!
   Молодой человек вкратце рассказал уже известную нам историю встречи в дилижансе, и рассказал так комично, что его слушатели не могли сохранять серьезный вид. Жорж Прадель и барон де Турнад разделили общую веселость.
   -- Ну, барон, -- сказал лейтенант, все еще смеясь, -- несогласия между нами быть не может. Что говорили о первенстве? Здесь нужны два скипетра и две короны. Барон, желаю вам успеха. Отыщите поскорее свою таинственную красавицу. Я буду рукоплескать вашему счастью, не завидуя ему. Мне нравятся только брюнетки. Это не мешает мне, однако, провозгласить тост за незнакомую блондинку!
   Легкое недопонимание, которое вследствие неосторожной болтовни Менара могло возбудить ссору между двумя молодыми людьми, было сведено на нет, и Жорж Прадель подошел к офицеру, с которым был очень дружен, и отвел его в сторону. Этого офицера, сына богатого руанского торговца, звали Ахилл Даркур. Жорж был одних лет с ним. Они учились вместе в сен-сирском училище, и случай свел их в Африке, но в разных полках.
   -- Ахилл, -- сказал племянник Домера, -- я хочу попросить тебя оказать мне услугу. Мне нужны деньги. И нужны сейчас, то есть через два дня.
   -- Могу отдать тебе свои шесть луидоров. Они у меня в кармане. Хочешь?
   Жорж покачал головой:
   -- Шести луидоров мне мало. Мне нужна тысяча франков по меньшей мере. Я подумал, что ты знаешь город лучше меня и можешь указать мне сговорчивого капиталиста, который за порядочные проценты поможет мне.
   -- Говори прямо -- ростовщика.
   -- Название ничего не значит. Сейчас конец декабря. Через шесть недель смогу возвратить капитал с процентами.
   -- Так зачем тебе занимать? Живи в долг эти шесть недель.
   -- Невозможно. Ты не знаешь, в чем дело. Мне нужна вещь, за которую надо заплатить наличными. Понимаешь?
   -- Вещь для Ревекки?
   -- Да.
   -- Ну, пообещай ей эту вещь. Она может, я думаю, подождать.
   -- Если я не подарю ей эту вещь послезавтра, я знаю человека, который подарит ей ее через три дня. Это Ришар Эллио, банкир. Он влюбился в Ревекку и хочет отнять ее у меня. Если это удастся ему, я публично дам ему пощечину, потом стану с ним драться, и один из нас убьет другого. Видишь, какой произойдет скандал.
   -- И ты не побоишься подвергнуться такому скандалу из-за женщины, которую уже разлюбил. Если предположить, что ты любил ее когда-нибудь, что сомнительно...
   -- Я не отступлю. Задето мое самолюбие. Офицер не должен позволять банкиру одержать над ним верх.
   -- Честное слово, это безумие. Жорж, ты огорчаешь меня.
   -- Я прошу у тебя не нравоучений, в которых не имею надобности, но имя ростовщика.
   Ахилл Даркур вынул из кармана крошечный бумажник и посмотрел на одну страницу.
   -- Мне говорили, -- сказал он, -- о пруссаке, недавно приехавшем, который дает взаймы. Впрочем, я его не знаю. Говорят, что он очень опасен.
   -- Опасен или нет, мне что за нужда! Как зовут твоего пруссака?
   -- Даниель Метцер.
   Жорж Прадель в свою очередь вынул из кармана бумажник и записал имя.
   -- Теперь мне нужен адрес. Где живет этот Даниель Метцер?
   -- На улице Баб-Азун, номер семь.
   -- Благодарю за сведения, завтра же пойду к нему.
   На другой день Жорж Прадель отправился на улицу Баб-Азун, одну из самых старинных в Алжире. Когда он подошел к указанному дому, дверь отворилась, и из него вышла мулатка.
   -- Господин Даниель Метцер дома? -- спросил Жорж.
   -- Это мой хозяин, -- ответила служанка на ломаном французском. -- Он не выходил.
   -- Могу я его видеть?
   -- Входите, а я доложу.
   Офицер шагнул за порог и очутился в квадратном дворе, с трех сторон окруженном галереей в мавританском стиле. Струя воды с приятным журчанием лилась из гранитной колонны в бассейн. "Ну, -- подумал племянник Домера, направляясь к зданию, -- этот пруссак выбрал себе недурное жилище".
   Мулатка провела молодого человека через три залы нижнего этажа и оставила его в узкой комнате, в которой не было никакой мебели, кроме маленького дивана.
   -- Садитесь, -- сказала она, -- хозяин сейчас придет, и ушла.
   Жорж, оставшись один, сел на диван и стал обдумывать, как лучше обратиться с просьбой о займе, когда ростовщик его примет. От размышлений его отвлекли звуки двух голосов: из соседней комнаты доносились обрывки разговора. Смысла уловить было невозможно, но тон молодой офицер различал. Первый голос, очевидно женский, был дрожащий, взволнованный и даже молящий, в нем явственно слышались слезы. Другой голос, бесспорно мужской, грубый и хриплый, походил на рев дикого зверя. С каждой минутой спор разгорался все больше.
   "Должно быть, пруссак женат, -- думал Жорж Прадель, -- и в этом супружестве нет согласия". В эту минуту лейтенант внятно услышал следующие фразы, которые, очевидно, завершали разговор:
   -- В последний раз спрашиваю вас, сделаете вы то, чего я хочу?
   -- Умоляю вас не настаивать. Я уже ответила.
   -- Отказом, не так ли?!
   -- Я должна!
   -- Что вы говорите о долге? Первый и единственный долг женщины -- повиноваться! Я муж, я властелин. Когда я приказываю, склоняйте голову и, не рассуждая, покоряйтесь.
   -- Никакая женщина на свете не была послушнее меня. Но сейчас я не могу! Речь идет о моей чести.
   -- Ваша честь -- моя честь! Если я не нахожу, что она в опасности, чего вам еще нужно? Будете ли вы повиноваться? Пойдете ли туда, куда я приказываю вам идти?
   -- Не пойду.
   -- Я потащу вас!
   -- Мне стоит только позвать на помощь первого прохожего, и вы знаете, что общественное мнение тотчас возмутится и накажет вас за эту низость.
   -- А, презренная!
   -- Убейте меня! Кто вам мешает? Уж не воображаете ли вы, что я боюсь смерти?
   После этих слов раздался болезненный стон, а за ним слова:
   -- Мне больно. Какая низость!
   Послышалось ворчание, и мужчина с неописуемым бешенством крикнул:
   -- Вон отсюда! Я вас раздавлю!
   Положение, в котором оказался лейтенант, делалось нестерпимым. Наверно, ни господин, ни госпожа Метцер не подозревали о присутствии свидетеля. У Жоржа Праделя была только одна мысль -- бежать, пока его не обнаружили. Ему это не удалось. Дверь в комнату, в которой он находился, вдруг отворилась, и на ее пороге появилась госпожа Метцер.
   Леонида, бледная как смерть, задыхалась от волнения, испуга и боли, потому что муж в припадке бешенства сжал ее руки так, что чуть не сломал их. Ее длинные белокурые волосы рассыпались по плечам и груди. Жгучие слезы катились из глаз. Ее красота была поразительна. Жорж Прадель, изумленный и ослепленный этим явлением, будто окаменел, ему с трудом достало присутствия духа поклониться. Госпожа Метцер, очутившись неожиданно лицом к лицу с незнакомцем, который, возможно, все слышал, закрыла руками лицо, прошла через комнату и исчезла.

XLIII

   Мы должны дать нашим читателям объяснение. Мулатка, оставив посетителя и намереваясь доложить хозяину, что его ждут, отправилась к нему. Но Метцер, выведенный из себя сопротивлением жены, не захотел слушать служанку и приказал ей оставить его в покое. Девушка боялась Даниеля, грубость которого была ей известна. Она не настаивала и ушла, говоря себе: "Не хочет слушать. Скажу позже, когда он перестанет сердиться".
   Вот почему муж Леониды, думая, что он один в доме, дал волю своему бешенству. Несколько минут Жорж Прадель, словно завороженный, не мог отвести глаз от двери, за которой скрылось дивное видение. Одной секунды и одного взгляда было достаточно для того, чтобы сердце лейтенанта было безраздельно отдано Леониде. Он был выведен из этого восторженного состояния вторым явлением, настолько отвратительным и пошлым, насколько первое было трогательно и поэтично.
   Толстая короткая фигурка Даниеля Метцера появилась в двери, которую оставила отворенной его жена. Его скуластое лицо, с большими залысинами надо лбом, было в эту минуту кирпичного цвета. Густая рыжая борода сливалась с его пылающими щеками. Серые глаза, сверкавшие от гнева, точно хотели выскочить из орбит. Даниель Метцер в изумлении остановился на пороге, увидев посетителя в комнате, которую считал пустой.
   -- Кто вы? -- закричал он. -- Что вы здесь делаете?
   -- Милостивый государь, -- начал было Жорж Прадель.
   Ростовщик не владел собой, он прервал молодого человека и продолжал, словно помешанный:
   -- Я нахожу, что очень дерзко с вашей стороны проникать таким образом в мой дом! Я вас не знаю. Чего вам от меня надо? Говорите же!
   -- Милостивый государь, -- возразил лейтенант, которым овладевало раздражение, -- я буду говорить, когда вы перестанете меня перебивать.
   -- Я у себя дома, милостивый государь! Я здесь хозяин!
   -- Тем больше причин быть вежливым с незнакомцем, который вынужден был переступить ваш порог. Заметьте, что я офицер. Следовательно, мое присутствие не должно казаться вам подозрительным.
   Даниель Метцер взглянул на эполеты и шпагу своего собеседника и успокоился.
   -- Извините меня, -- сказал он, -- я заслужил этот урок. Признаюсь, ваше присутствие внушило мне глубокое удивление.
   -- Это не моя вина, -- ответил лейтенант. -- Меня привела сюда мулатка. Она ушла доложить вам о моем визите и больше не появлялась.
   -- Вы здесь давно?
   -- Около четверти часа.
   -- Стало быть, вы слышали?
   -- Многое, чего предпочел бы не слышать. Но успокойтесь, я ничего не понял.
   Даниель принужденно скривился в улыбке.
   -- Госпожа Метцер женщина превосходная, добрейшая, но характера упрямого. Я также слишком самовластен, возможно. Я просил мою жену сделать нечто не сложное, но очень важное с точки зрения моих выгод. Ну а она отказывает, и без причины, или, скорее, по причинам пустым, нелепым, смешным и не заслуживающим внимания. Но я постараюсь убедить ее. Она согласится.
   -- Позвольте мне заметить, милостивый государь, -- сказал Жорж Прадель, -- что вы сообщаете подробности...
   -- Которые должны казаться вам утомительными. Это совершенно справедливо. Извините меня снова, милостивый государь, и благоволите сообщить, какому обстоятельству я обязан вашим визитом.
   -- Я желаю предложить вам одно дело.
   -- Не угодно ли вам пожаловать в мой кабинет?
   Кабинет Даниеля Метцера представлял странный контраст с двором, мавританскими аркадами и с фонтаном. Бюро из красного дерева, заваленное бумагами, кресло, обитое кожей и с круглой подушкой, несгораемый шкаф, выкрашенный под бронзу, часы с кукушкой на стене и пять тростниковых стульев составляли всю его обстановку.
   Даниель подвинул стул гостю, сам сел в кресло и, сложив на круглом животе короткие руки с квадратными пальцами, густо покрытыми растительностью, сказал:
   -- Теперь я слушаю вас.
   Офицер, с тех пор как образ госпожи Метцер завладел его сердцем, мало заботился о том, что банкир Ришар Эллио отнимет у него жидовку Ревекку, с которой он не хотел больше видеться. Следовательно, теперь ему было все равно, успешна будет его просьба или нет. Если он не отказался от своей затеи, то единственно для того, чтобы получить доступ в этот дом.
   -- Милостивый государь, -- начал он, -- меня зовут Жорж Прадель, я лейтенант зуавов. Вследствие обстоятельств, подробности которых вам будут неинтересны, я немножко стеснен в настоящую минуту, и мне понадобится на несколько недель небольшая сумма: тысяча франков.
   -- И вы пришли просить у меня эту сумму?
   -- Да, взамен на вексель и проценты, которые вы сами назначите.
   -- Кто вам подал мысль обратиться ко мне?
   -- Мой приятель Ахилл Даркур, егерский лейтенант.
   -- Сын руанского Даркура?
   -- Он самый. Я прибавлю, что он любезно согласился поручиться за меня.
   -- Но я не банкир.
   -- Вы деловой человек, это одно и то же.
   Даниель пожал плечами.
   -- Дела, -- повторил он, -- да, конечно, занимаюсь важными делами, не имеющими никакого отношения к векселю в тысячу франков, который, возможно, -- не сердитесь, господин офицер, -- будет опротестован.
   -- В этом вы ошибаетесь, -- ответил Жорж. -- У меня есть гарантированное средство погасить этот вексель. Я не имею состояния, -- продолжал молодой человек, -- но у меня есть дядя: очень богатый, который любит меня как сына и присылает мне каждый год к первому января сумму вдвое больше той, которую я у вас прошу. Сегодня тридцатое ноября.
   Даниель покачал головой.
   -- Никакой банкир не дает и ста су, -- проговорил он, -- полагаясь на случайность такого рода, как бы ни была она вероятна. Как имя вашего дяди?
   -- Филипп Домера, -- ответил Жорж.
   Даниель Метцер вздрогнул:
   -- Гаврский судовладелец? Но у него же миллионы.
   -- Пять или шесть, как уверяют.
   -- Итак, -- продолжал Даниель Метцер с воодушевлением, -- вы племянник Филиппа Домера. А у вашего дядюшки дети есть?
   -- Я и моя сестра -- его единственные родственники, -- ответил Жорж.
   -- Но тогда вы должны иметь на него громадное влияние.
   Лейтенант улыбнулся.
   -- Не смею этим хвастаться, но он старается доставлять мне удовольствие.
   -- Если я хорошо понял, господин офицер, то у вас есть сестра? Стало быть, вы с ней поровну наследуете состояние дядюшки.
   -- Я никогда об этом не думал, уверяю вас. Я так глубоко привязан к дяде, что при мысли о его смерти прошу Бога продлить его жизнь.
   -- Чувство похвальное, но конечность жизни естественна, не правда ли? Когда господин Домера уйдет в иной мир, вы искренно огорчитесь, прольете потоки слез и получите наследство.
   -- Возможно. Но признаюсь, я не понимаю, почему вас это занимает.
   Даниель Метцер сумел придать своему лицу веселое выражение.
   -- А! Вы изволите шутить, господин лейтенант! Положительно, еще пять минут назад я не дал бы вам и ста су.
   -- А теперь?
   -- О! Совсем другое дело! Вы получите тысячу франков. Вы получите их без всяких процентов! Теперь, когда я знаю, кто вы, вы внушаете мне большое участие.
   -- На каком основании?
   -- Как племянник и наследник миллионера. Я открываю вам кредит, а взамен прошу только об одном.
   -- О чем?
   -- Упомянуть обо мне в письме к вашему дяде. Получив благоприятный ответ, я поеду в Гавр.
   Жорж Прадель не переставал удивляться.
   -- Вы поедете во Францию, чтобы увидеться с моим дядей? -- воскликнул он. -- Что же вы хотите ему сказать?
   -- Я хочу убедить его, что в этой африканской, почти девственной земле можно делать колоссальные дела и, если он захочет присоединить к моему капиталу часть своего и отдать в мое распоряжение некоторые свои суда, мы добудем без риска и почти без труда больше миллионов, чем он имеет теперь. Да, я намерен доказать ему это и надеюсь, что вы поможете мне своим влиянием.
   -- Но, милостивый государь, -- возразил лейтенант, -- я никогда не вмешивался в дела моего дяди. Не найдет ли он странным, что я занимаюсь ими теперь?
   -- Вовсе нет. Вы поступаете как преданный родственник, доставляя господину Домера средства увеличить свое состояние. На одних военных поставках можно получить страшные барыши, и я знаю недалеко от Алжира баснословно богатые золотые прииски. Мне не хватает средств, чтобы начать одному разрабатывать эту африканскую Калифорнию. Когда ваш дядя поддержит меня, все пойдет легко, и меньше чем за два года наш капитал увеличится в сто раз.
   Жорж Прадель сделал знак, выражавший недоверие.
   -- А! -- продолжал Даниель Метцер. -- Я читаю ваши мысли, господин лейтенант. Вы дурно судите обо мне. Я очень серьезный человек и с радостью докажу вам это. Но пока не время. Свободны ли вы вечером?
   Молодой офицер почувствовал, как сильно забилось его сердце.
   -- Совершенно свободен, -- ответил он.
   -- Доставьте мне удовольствие, проведите со мной час или два. Я представлю вас госпоже Метцер, которая будет очень рада познакомиться с вами. Решено?
   -- Решено.
   -- Итак, до вечера. Мы выйдем вместе, но прежде я отдам тысячу франков, которые вам нужны.
   Даниель Метцер отпер несгораемый шкаф и, взяв сверток с золотом, подал его гостю.
   -- Пожалуйста, назовите проценты, -- сказал Жорж Прадель.
   -- Мне не нужно ни векселя, ни процентов. Вашего слова достаточно. Вернете мне этот пустяк, когда хотите.
   Жорж Прадель, удивляясь неожиданным поступкам Даниеля Метцера, поблагодарил его и вышел вместе с ним. Расставшись почти у дверей дома, они разошлись в разные стороны, предварительно условившись, что увидятся вечером. Лейтенант отправился домой. Невыразимое смятение царило в его душе. Образ Леониды не оставлял его. Он думал: "Я люблю ее".
   Лицо госпожи Метцер -- лицо столь печальное, трогательное и прекрасное -- было для Жоржа Праделя завораживающей загадкой. Внезапная перемена Даниеля Метцера по отношению к нему также озадачивала молодого офицера. Этот ростовщик, которого считали жадным и опасным, вначале отказал ему, но затем предложил пользоваться своей кассой без условий и дал деньги без процентов. Только ли желание завязать деловое партнерство с дядюшкой Домера стало причиной столь внезапного превращения?
   Как бы то ни было, если муж Леониды рассчитывал завоевать расположение молодого человека, он жестоко ошибался. Офицер испытывал к нему инстинктивное отвращение. Однако он пожал ему руку на прощание, и вечером опять должен был ее пожать. Увы! Но не приходится ли терпеть мужа, чтобы приблизиться к жене? Жорж Прадель осторожно поднялся по лестнице дома, в котором жил, неподалеку от Императорского форта, и нашел дверь в свою квартиру запертой.
   -- Паскуаль! -- закричал он.

XLIV

   Паскуаль, как подставной рекрут, служил в роте зуавов, лейтенантом которой был Жорж Прадель. Лицемерный негодяй, ленивый и порочный, скрывал, как нам уже известно, под приятной наружностью раболепный характер, склонность ко всему дурному и довольно гибкий ум.
   Племянник Домера взял его в денщики и выказывал ему полное доверие. Паскуаль исполнял свои обязанности с усердием, потому что они смягчали тяготы военной службы и давали ему почти безграничную свободу. Жорж Прадель выхлопотал своему денщику позволение не ночевать в казармах, и будущий убийца Жака Ландри и Мариетты занимал мансарду в том же доме, где жил лейтенант.
   Выходя из дома в этот день, офицер сказал денщику:
   -- Я скоро вернусь, и, вероятно, вы мне понадобитесь.
   Поэтому он был сильно разгневан, когда нашел дверь запертой и денщика отсутствующим. Он стоял уже несколько минут, когда увидел наконец Паскуаля, выходившего из узкого переулка. Рядом с денщиком шел мужчина, уже пожилой, подозрительной наружности, в лохмотьях. Они, по-видимому, были поглощены беседой.
   -- Паскуаль! -- крикнул Жорж в гневе.
   Молодой зуав поднял голову, вздрогнул, узнав хозяина, и поспешил к нему.
   -- Вы насмехаетесь надо мной? -- спросил Жорж. -- Вы отправились гулять с моим ключом в кармане?
   -- Покорнейше прошу прощения, -- пробормотал Паскуаль смиренно. -- Я не думал, что вы изволите вернуться так скоро. Я пошел перекусить.
   -- Отоприте дверь и наденьте мундир, сейчас отправитесь с поручением.
   -- Слушаю.
   Жорж Прадель, переступив порог своей квартиры, взял лист почтовой бумаги и написал следующее: "Моя прекрасная жидовка, прощайте! Примите прилагаемую вещицу на память о друге, который возвращает вам свободу и сам становится свободен". Он подписал эту лаконичную записку, положил ее в конверт, а конверт в портсигар, который служил ему бумажником. Тут явился Паскуаль, уже в мундире. Жорж велел ему идти с ним, вышел из дома, направился к площади Правительства и в ювелирной лавке купил браслет за двадцать пять луидоров. Голубой бархатный футляр был старательно завернут в шелковую бумагу. Отдав письмо и сверток денщику, Жорж приказал немедленно отнести все это Ревекке.
   -- Ответ будет? -- спросил Паскуаль.
   -- Сомневаюсь, -- сказал Жорж, улыбаясь. -- Во всяком случае, если и будет, то на словах, -- прибавил он.
   Прекрасная жидовка не умела писать. Денщик отправился с поручением, а молодой человек пошел в кофейню "Аполлон", где намеревался убить время за абсентом, домино и бильярдом. Время до вечернего визита к Даниелю Метцеру, казалось, тянулось бесконечно. Кофейня была полна офицеров. Они дружелюбно приняли Жоржа.
   -- Здравствуйте, любезный друг, -- сказал Поль де Менар, пожимая ему руку. -- Как поживает израильская жемчужина, черноволосая Ревекка, которую наперекор всем я продолжаю провозглашать истинной королевой красоты?
   -- Надеюсь, что Ревекка здорова, -- ответил лейтенант. -- Но мы не виделись сегодня, и впредь, желая узнать о ее здоровье, обращайтесь к кому-нибудь другому.
   -- А! -- вскрикнули двое-трое молодых людей. -- К кому же?
   -- К моему преемнику.
   -- Словом, разрыв?
   -- Полный и окончательный.
   Отовсюду понеслись восклицания. Некоторые офицеры жалели Жоржа, другие поздравляли его с избавлением от разорительной любовницы. Ахилл Даркур взял лейтенанта под руку и отвел его в угол зала.
   -- Должно быть, Метцер отказал в субсидии, -- сказал он тихо.
   -- Напротив, -- ответил Жорж. -- Просто я рассудил, что разлюбил Ревекку.
   -- Браво! Какой ты стал рассудительный! Но, не знаю почему, мне сдается, что тут что-то другое.
   Жорж не удержался от улыбки.
   -- Вижу, что угадал, -- продолжал Ахилл Даркур. -- Сердце мужчины страшится пустоты.
   Разговор приятелей прервал приход Турнада, встреченного всеобщими криками.
   -- Ну, барон, что у вас нового? -- вскрикнул Поль де Менар. -- Вы все еще страстно влюблены в белокурую незнакомку?
   -- Больше прежнего, -- ответил барон.
   -- Видели ли вы ее по крайней мере?
   -- Нет, но уверен, что увижу.
   -- Стало быть, вы знаете, где живет этот таинственный феникс? Кто вам сказал?
   -- Случай. Я встретил мулатку час назад.
   Жорж, слушавший рассеянно, насторожился.
   -- Я отправился следом, -- продолжал Турнад, -- и подошел к ней в ту минуту, когда она входила в дом, в котором живет, я расспросил ее и получил все необходимые сведения и о жене, и о муже.
   -- Есть муж?! -- закричали молодые офицеры.
   -- Да, господа, и даже, кажется, довольно грубый и непривлекательный. Он деловой человек, стало быть, легко будет завязать с ним отношения.
   -- Имя мужа? -- спросили двое-трое.
   -- Об этом, господа, позвольте умолчать, -- ответил барон с улыбкой.
   Жорж Прадель подошел к Турнаду.
   -- Барон, -- сказал он, -- на два слова. Позвольте задать вам один вопрос и обещайте мне ответить.
   -- К вашим услугам, любезный лейтенант. Не могу заранее дать вам слово. Говорите, потом посмотрим.
   -- Ну, барон, -- сказал Жорж, стараясь сохранять спокойствие, -- имя молодой женщины, о которой шла речь, госпожа Метцер, не так ли?
   Пришла очередь барона де Турнада вздрогнуть, когда он услышал заветное имя. Его лицо, обыкновенно бледное, вспыхнуло.
   -- Знаете ли, любезный, -- сказал он сухо, -- вы будто хотите со мной поссориться.
   -- Вовсе нет, -- возразил Жорж, -- я прошу от вас сведений, которые меня интересуют. Как вы можете видеть в этом оскорбление?
   -- Ну хорошо. Я отвечу вам, но с условием, что вы мне скажете откровенно, одно ли любопытство побуждает вас или есть более серьезная причина для этого.
   -- Есть.
   -- Могу я ее узнать?
   -- Вы узнаете это, как только мне ответите.
   -- Хорошо, -- сказал Турнад, -- особа, о которой я говорил, действительно госпожа Метцер.
   -- Я до безумия в нее влюблен, -- в свою очередь проговорил Жорж.
   -- Это невозможно! -- вскрикнул барон. -- Вчера вы утверждали, что любите исключительно брюнеток.
   -- Это правда, но теперь я переменил мнение.
   Турнад расхохотался.
   -- Выходит, что мы любим одну женщину. Я ничего не могу поделать.
   -- Вы можете уступить мне, и я умоляю вас об этом.
   -- Для чего мне делать это?
   -- Сударь, моя любовь глубока, а ваша просто прихоть.
   -- Откуда вы это знаете?
   -- Я этого не знаю, но чувствую. Поступите как добрый товарищ, оставьте эту прихоть.
   -- А если я попрошу вас о том же?
   -- Я откажу вам решительно.
   -- Лейтенант, признайтесь, с каких пор вы знаете хорошенькую блондинку и с каких пор ее любите?
   -- Всего несколько часов, -- в замешательстве прошептал Жорж.
   -- Ну, а мне уже целую неделю не дают покоя ее прекрасные голубые глаза. Следовательно, у меня есть преимущество. Вы не хотите отступиться. Я поступаю так же. Придется смириться, любезный лейтенант, каждый за себя! Мы соперники.
   -- Я не допущу соперничества, -- сухо возразил Жорж Прадель.
   Турнад нахмурился.
   -- Вы не допустите? -- повторил он. -- Видите, я был прав, уверяя, что вы желаете поссориться со мной. Когда поединок?
   -- Завтра, если хотите.
   -- Хорошо, завтра. Вы, без сомнения, не станете говорить нашим секундантам о причине дуэли?
   -- Я хотел просить вас сохранить тайну.
   -- Будьте спокойны. Необходим формальный предлог. Я беру это на себя. Расстанемся дружелюбно внешне. Пожмите мне руку, предложите потом партию в экарте Полю де Менару, и не тревожьтесь ни о чем.
   Спустя три минуты Жорж и Поль де Менар начали игру.
   -- Держу сто су за Праделя, -- проговорил барон де Турнад. -- Кто держит против меня?
   -- Я, -- ответил Ахилл Даркур.
   Жорж проиграл.
   -- Черт побери! -- заворчал Турнад вполголоса, но так громко, что его слышали все. -- Если не умеешь играть, то по крайней мере надо предупредить тех, кто держит пари.
   -- Что вы сказали? -- спросил Жорж, обернувшись к барону и глядя ему прямо в глаза.
   -- Я говорю, что вы не умеете играть.
   -- Это возможно, но вы позволяете себе дерзости, и, не будь я человеком воспитанным, я бросил бы карты вам в лицо!
   -- Я считаю, что они брошены, и требую удовлетворения!
   Присутствующие, изумленные неожиданной стычкой, поспешили вмешаться, желая предотвратить возможные печальные последствия этого нелепого происшествия.
   Мы знаем, что они ничего не могли добиться. Оставалось только найти секундантов. Те тут же условились, что поединок состоится на другой день в семь часов утра, и выбрали шпаги.
   -- Очень хорошо, -- сказал себе племянник Домера, -- все к лучшему, теперь перестану об этом думать.
   Однако он продолжал думать. Он думал только об этом. Мысль, что вскоре он выйдет на поединок из-за госпожи Метцер, дарила ему странное и глубокое наслаждение. "Когда-нибудь, возможно, -- думал он, -- она узнает, что я рисковал жизнью только для того, чтобы не позволить сопернику взглянуть на нее".
   Настал вечер. Чуть ли не поминутно Жорж смотрел на часы. Наконец он рассудил, что уже можно явиться в дом на улице Баб-Азун, и отправился в путь. По дороге он встретил Паскуаля в сопровождении высокого молодого человека с длинными черными усами и в егерском мундире. Этот человек отдал честь лейтенанту и отошел в сторону, в то время как денщик подошел к хозяину.
   -- Ну что? -- спросил Жорж Прадель.
   -- Я выполнил поручение, отдал письмо и сверток.
   -- Что она сказала?
   -- Губы ее побелели, из глаз посыпались искры, она что-то пробормотала на непонятном языке, наконец, швырнула браслет мне в лицо и на этот раз стала ругать вас по-французски.
   -- В чем же она меня упрекала? -- спросил Жорж, улыбаясь.
   -- Что вы бросаете ее ради другой, -- ответил Паскуаль. -- Она еще прибавила, что узнает имя соперницы и отомстит вашей любовнице и вам. На вашем месте я остерегался бы.
   Офицер пожал плечами и расхохотался.
   -- Я не верю подобным угрозам, -- сказал он, -- не пройдет и суток, как Ревекка успокоится. А браслет она себе оставила?
   -- Я оставил его на полу и сбежал... Прикажете ждать вас вечером?
   -- Нет. Это что за солдат шел с вами?
   -- Мой земляк, егерь, его зовут Ракен.
   -- Ваш егерь похож на мошенника, скверное лицо.
   -- Ракен немножко гуляка, но он добрый малый, впрочем, он выходит в отставку.
   -- Берегитесь, Паскуаль, с некоторых пор вас окружает много подозрительных лиц. Они могут навлечь на вас беду.
   Жорж Прадель отправился в путь.

XLV

   Молодой офицер дорогой думал: "Решительно, женщины -- странные существа. Конечно, Ревекка разлюбила меня и, не стесняясь, показывала это. Она чуть было не выгнала меня сама, но я опередил ее, я удаляюсь сам, и вот Ревекка ревнует и бесится, угрожает мщением. К счастью, этот припадок пройдет завтра к утру, и вряд ли вечером прекрасная жидовка еще будет помнить обо мне".
   Жорж Прадель почувствовал, как забилось его сердце в ту минуту, когда он приблизился к дому, в котором жил Даниель Метцер с женой. Он позвонил. Дверь отворила мулатка; с улыбкой на своих пухлых губах она сказала:
   -- Войдите. Хозяин ждет вас.
   Уже около получаса как ночь сменила сумерки. Пруссак приготовился к встрече. Две-три дюжины венецианских фонариков из цветной бумаги висели в арках мавританской галереи, окаймлявшей двор. Вода фонтана, освещаемая яркими огоньками, производила очаровательную иллюзию каскада из драгоценных камней.
   Мулатка провела лейтенанта в дом и отворила дверь в довольно обширную комнату, служившую гостиной и меблированную с вызывающей роскошью. Даниель Метцер, очнувшись от дремоты, оставил кресло, в котором переваривал свой обед, как удав, пресыщенный пищей, и бросился навстречу офицеру.
   -- Ах, господин Прадель! -- воскликнул он, пожимая руку гостю с такой горячностью, что она не могла быть искренней. -- Как вы добры, что не забыли своего любезного обещания! Я не смел рассчитывать на это. Мы ведь такие недавние друзья! Я сейчас говорил это моей жене, позвольте вас представить.
   Хозяин, продолжая держать гостя за руку, подвел его к молодой женщине, которая поднялась с потупленными глазами.
   -- Любезная Леонида, -- сказал он, -- представляю вам господина Праделя, лейтенанта зуавов, офицера с блистательным будущим и родного племянника уважаемого господина Домера, богатого гаврского судовладельца, известного во всем свете. Господин Прадель, госпожа Леонида Метцер, моя жена.
   Жорж и Леонида обменялись робкими поклонами. Лейтенант еще сильнее чувствовал то странное очарование, которое уже испытал утром, в ту минуту, когда огорченная госпожа Метцер прошла мимо него.
   Молодая женщина оделась старательно не из кокетства -- в этом не было сомнений, -- а повинуясь приказаниям мужа. Белое кисейное платье, довольно открытое и с короткими рукавами, плотно облегало ее гибкий стан, обнажая очаровательные плечи и прелестные руки.
   Кроткое лицо госпожи Метцер хранило следы волнения после утренней сцены. Шелковистая прозрачная кожа своей бледностью соперничала с белизной мрамора. Эта бледность даже внушала некоторое беспокойство. Синие круги под глазами обнаруживали горечь пролитых слез. Никогда еще красота не бывала трогательнее. Жорж Прадель подчинился этому очарованию и говорил себе тихо: "Чтобы вернуть улыбку на эти печальные уста, чтобы зажечь пламя в этих страдающих глазах, я отдал бы свою жизнь".
   Госпожа Метцер опять села на место и погрузилась в свои мысли, не замечая признаков нетерпения и раздражения, выказываемых мужем. Немец поневоле покорился этой немоте и стал подробно рассказывать Жоржу о сложных спекуляциях, которые, если бы Домера решился дать малую часть своих капиталов, должны были принести изумительные результаты.
   -- Будьте уверены, мой юный друг, -- прибавил он, -- что вам достанется часть прибыли. Трудясь для вашего милого дядюшки, я буду трудиться и для вас, не только увеличивая состояние, которое вам когда-нибудь достанется, но немедленно передавая в ваше распоряжение суммы, которые вам понадобятся, без всякого ущерба для интересов вашего дяди и из моего собственного барыша. Скажу точнее: в тот день, когда я подпишу акт о партнерстве с господином Домера, я открою вам кредит до ста тысяч франков.
   Жорж почти не слушал. Хозяин наконец приметил очевидное невнимание своего гостя и нахмурился. Но почти тотчас на его лицо вернулась улыбка.
   -- Любезный лейтенант, очевидно, я вам надоедаю.
   -- Вовсе нет, уверяю вас! -- воскликнул Жорж, опомнившись.
   -- Бесполезно отпираться, -- продолжал Метцер, -- я вам надоедаю, и это весьма естественно: вы не привыкли к деловому языку. Притом я понимаю, что злоупотребил вашим терпением. А потому на сегодня мы оставим этот предмет.
   Даниель позвонил. Пришла служанка и принесла поднос с хрустальным графином, стоявшим в серебряной чаше, наполненной льдом, чашечки китайского фарфора, сахарницу, золоченые ложечки и сигары.
   -- Госпожа Метцер нальет нам охлажденного кофе, -- продолжал хозяин. -- Милый друг, мы ждем.
   Молодая женщина оставалась неподвижна как статуя.
   -- Разве вы не слышите? -- продолжал Метцер почти грозно. -- Я вам сказал, что мы ждем.
   Леонида вздрогнула, будто пробудившись от глубокого сна. Она встала, бледная и безмолвная, как призрак, схватила графин, налила кофе в чашки и подала Жоржу Праделю и мужу.
   -- Как вам этот кофе? -- спросил Даниель офицера.
   -- Отличный, -- отвечал Жорж.
   -- Долорес -- так зовут мулатку -- не имеет равных в его приготовлении. Вы музыкант, любезный лейтенант?
   -- Нет, но обожаю музыку.
   -- Мужья гордятся дарованиями своих жен. Я хочу, чтобы вы послушали мою жену. Леонида, сядьте за фортепьяно и будьте так любезны, спойте нам что-нибудь.
   Госпожа Метцер вздрогнула и устремила на мужа молящий взгляд.
   Даниель был неумолим.
   -- Не заставляйте себя просить, -- продолжал он. -- Выберите что-нибудь веселенькое.
   Молодая женщина, подобно мученице, идущей на казнь, подошла к фортепьяно. Но в эту минуту дверь отворилась, и в гостиную вошел с улыбкой на устах низенький человек, старый и плешивый, с длинными бакенбардами.
   -- Ах! Любезный господин Ришар Эллио, милости просим! -- воскликнул Даниель. -- Вот что можно назвать приятным сюрпризом!
   Леонида посмотрела на вошедшего, вздрогнула, зашаталась и упала бы без чувств, если бы Жорж Прадель не бросился ее поддержать.
   Ришар Эллио был тем богатым банкиром, который оспаривал расположение жидовки Ревекки у лейтенанта Жоржа Праделя. Будучи отцом семейства и в возрасте более чем зрелом, этот миллионер удивлял общество своим разнузданным поведением. Громадное состояние позволяло ему давать полную волю своим порокам. Каждый день называли все новых его любовниц: куртизанок, актрис, певиц или законных жен мелких торговцев в стесненных обстоятельствах -- торговцев, которых он, как банкир, держал в полной зависимости.
   Кроме дома на улице Баб-эль-Уэд, у банкира был домик, меблированный с большой роскошью и утонченным комфортом. Там он помещал своих фавориток на время их краткосрочного царствования. Там он также устраивал оргии, достойные римлян, о которых честные люди говорили с глубоким отвращением.
   Встретив этого человека, принятого в доме пруссака и переступавшего порог гостиной госпожи Метцер, а главное, видя страшное волнение Леониды, офицер содрогнулся, будто предчувствуя какой-то гнусный заговор.
   -- Что у вас происходит, господин Даниель? -- заметил банкир с насмешливым хохотом. -- Странный прием гостю, которому вы говорите: милости просим! Что значит обморок очаровательной госпожи Метцер?
   -- Прошу вас извинить Леониду, -- поспешил ответить Метцер. -- Она с утра нездорова.
   Ришар Эллио надел на свой крючковатый нос пенсне и продолжал со смехом:
   -- Да-да, припадок будет недолгим. Ваша очаровательная жена уже приходит в чувство на руках этого молодого офицера, который так кстати очутился рядом.
   Леонида действительно мало-помалу приходила в себя, хотя еще не совсем опомнилась. Жорж довел ее, или, лучше сказать, отнес, к креслу, где она и осталась.
   -- Позвольте мне представить вам нового друга, -- сказал Даниель банкиру в замешательстве, -- господин Жорж Прадель, лейтенант зуавов и племянник господина Домера, знаменитого гаврского судовладельца.
   -- Я не раз встречал господина Праделя, -- отвечал Ришар Эллио. -- Очень рад поближе познакомиться с ним. Я уважаю его, он человек со вкусом. Его любовница, жидовка Ревекка, бесспорно считалась бы самой хорошенькой женщиной в Алжире, если бы не существовало госпожи Метцер.
   Леонида услышала эти слова и обратила на банкира мутный взор. Ришар Эллио продолжал смеясь:
   -- Я тоже горячий поклонник прекрасного пола. Вашу руку, любезный господин Прадель!
   Жорж не принял поданной руки, затянутой в перчатку, и сухо ответил:
   -- Вы ошибаетесь, милостивый государь, между мной и упомянутой вами особой больше нет ничего общего.
   -- Полно! Я вам не верю.
   -- Я не могу допустить, -- ответил Жорж задиристо, -- чтобы в моих словах сомневались.
   -- Не обижайтесь, господин лейтенант. Я не имел намерения оскорбить вас. Итак, вы с ней порвали? С каких пор, позвольте спросить?
   -- Это мое дело, а не ваше.
   Леонида слушала этот разговор, и в глазах ее загоралось какое-то пламя. Она медленно встала с места и, точно лунатик, направилась к двери.
   -- Как! -- удивился банкир. -- Госпожа Метцер нас оставляет?
   -- Куда вы, моя милая? -- спросил Даниель сладким голосом, который плохо скрывал его раздражение.
   -- К себе, -- прошептала молодая женщина.
   -- Только девять часов. Наши друзья имеют право рассчитывать на ваше гостеприимство.
   -- Ваши друзья извинят меня. Я нездорова.
   Леонида пролепетала эти слова, дошла до двери, отворила ее и исчезла.
   -- О, женщины! -- произнес Даниель Метцер, уже не скрывая свой гнев.
   -- Причудливые и капризные существа! -- подтвердил банкир, как обычно, со смехом. -- Что же делать, мой милый, их не изменить! Стало быть, надо принимать их такими, как они есть. А вы какого мнения, господин Прадель?
   -- Я не имею никакого мнения на этот счет, -- ответил Жорж и, почувствовав, что он не способен дольше выносить присутствие банкира, простился с хозяином, который воскликнул:
   -- Как! И вы оставляете нас? Но мы скоро увидимся?
   -- Надеюсь.
   Жорж Прадель слегка поклонился Ришару Эллио и снова сделал вид, будто не видит протянутой ему руки. Даниель проводил его до мавританского двора и там сказал:
   -- Печальный вечер, господин лейтенант. Что делать? Женские капризы! В другой раз, обещаю, госпожа Метцер будет другой. Не забудьте, что наше дело решено.
   -- Какое дело? -- спросил лейтенант, который думал о другом.
   -- Большая доля в будущих барышах и сто тысяч к вашим услугам в тот день, когда господин Домера сделается моим партнером. Вы напишете об этом дядюшке?
   Жоржу хотелось закричать: "Никогда! Ваши спекуляции внушают мне отвращение". Но, вспомнив, что такой ответ навсегда разлучит его с Леонидой, он ответил:
   -- Не замедлю.
   -- Медлить нельзя, -- с живостью заметил Даниель. -- В делах всякое промедление пагубно.
   Лейтенант ушел, но, вместо того чтобы вернуться к себе, спрятался в нише парадного дома напротив. Гнусные подозрения зародились в его голове, так что он хотел увидеть собственными глазами, как Ришар Эллио покинет дом ростовщика. Муж Леониды тем временем вернулся в гостиную к своему гостю.
   -- Зачем вы принимаете Праделя? -- резко спросил у него банкир.
   -- Затем, что он племянник своего дяди, -- прямо ответил Даниель.
   -- И вы рассчитываете на племянника, чтобы получить от дяди то, о чем мечтаете?
   -- Рассчитываю.
   -- Успех сомнителен. А присутствие этого дерзкого юнца в вашем доме мне не нравится.
   -- Подпишите известный вам акт, и, утратив надобность в лейтенанте, я тотчас запру перед ним дверь.
   -- Я хотел подписать сегодня этот акт, вы ведь знаете, что госпожа Метцер должна была принести его в мой домик у старого укрепления.
   -- Госпожа Метцер сегодня очень больна.
   -- Когда она придет?
   -- Вероятно, завтра.
   -- Ну, завтра и подпишу.

XLVI

   Лейтенант ждал недолго. Почти тотчас после описанного выше Ришар Эллио вышел из дома Метцера. Жорж видел, как тот закурил сигару, пожав на пороге руку мужу Леониды, и быстрыми шагами отправился на улицу Баб-эль-Уэд. Молодой офицер, успокоившись, поспешно вернулся в свою квартиру. Паскуаль ждал его у дверей.
   -- Господин лейтенант, -- сказал он, -- вам письмо. Принес денщик барона де Турнада.
   -- Может быть, нужен ответ. Подождите.
   Офицер вошел в свою комнату, зажег свечу, разорвал конверт и прочел:
   "Любезный друг, нам придется отказаться от удовольствия зарезать друг друга завтра утром. Вернувшись домой, я нашел конверт из главного штаба. В нем -- приказ на рассвете отправляться в экспедицию, которая может продлиться недели две. Кажется, в отдельных племенах в окрестностях Алжира начались волнения, которые могут стать довольно опасными.
   Служба, конечно, на первом месте, но на другой день по возвращении не сомневайтесь, что я буду к вашим услугам. Наш поединок, стало быть, только откладывается, если, впрочем, размышления вам не подскажут, что у таких хороших людей, как мы, нет серьезных причин для дуэли, и если один из нас будет убит, то другой не утешится после его смерти. Притом во время моего отсутствия у вас будет возможность свободно ухаживать за прелестной блондинкой, так что по возвращении у меня появится право вызвать вас.
   Будьте, однако, уверены, что я этого не сделаю. Мы с вами дали друг другу доказательства храбрости. Теперь нужно решить, необходимо ли давать доказательства сумасбродства. А пока, любезный враг, я дружески пожимаю вам руку.
   Барон де Турнад".
   "Он сто раз прав! -- сказал себе Жорж, прочтя письмо. -- Если бы я убил этого милого барона, я никогда не утешился бы. Почему меня взбесило его честное соперничество? Ах, не его надо бояться! И если возникнет необходимость когда-нибудь защитить жену Даниеля Метцера от него самого, то по крайней мере нас будет двое".
   Рассудив таким образом, лейтенант взял перо и написал следующие строки:
   "Любезный друг, я очень желаю, чтобы вы не увозили с собой ни забот, ни тайных мыслей, по крайней мере относительно меня. Я поступил нелепо. Сознаюсь в этом и прошу забыть мой смешной вызов, о котором сам вспоминаю с сожалением.
   То, что я вам пишу, я готов повторить при наших товарищах в кофейне "Аполлон", и если кто-нибудь удивится этому, то я буду драться с ним. Итак, это кончено -- изглажено -- забыто. Желаю успеха в вашей экспедиции! А! Племена волнуются. Я в восторге. Всегда чистое небо надоедает! Слишком долгий мир однообразен.
   Возвращайтесь скорее целым и невредимым. Дружески пожимаю вам руку.
   Жорж Прадель".
   Племянник Домера положил записку в конверт и позвал своего денщика, который совещался с пятью субъектами, лица и одежду которых не позволяла различить глубокая темнота. Услышав голос офицера, эта группа разбежалась. Паскуаль поднялся и отворил дверь.
   -- Отнесите это письмо барону де Турнаду, -- приказал ему Жорж.
   -- Слушаю, господин лейтенант.
   -- С кем вы разговаривали на улице?
   -- С товарищами по роте, у которых была увольнительная и которые теперь возвращаются в казарму.
   -- Хорошо. Ступайте.
   Паскуаль вышел.
   Теперь мы должны вкратце объяснить, вследствие чего такое очаровательное существо, как Леонида, согласилось сделаться женой Даниеля Метцера. Родившись в Пруссии -- мы это знаем -- в очень бедном еврейском семействе и приехав в шестнадцать лет в Париж, Даниель Метцер дал себе слово составить со временем огромное состояние. Даниель боялся двух вещей -- полиции и тюрьмы. Кражи и убийства казались ему опасными и притом бесполезными. К чему рисковать, когда для человека ловкого и без предрассудков поля свода законов так широки? "Все, что не запрещено категорически, позволительно", -- думал Даниель Метцер, и этот софизм сделался правилом его жизни.
   Ему требовался хотя бы небольшой капитал для старта, и прусский жид занялся для этого разными подозрительными и недостойными ремеслами. Он становился у входа на железнодорожные станции и в театры и продавал простодушным обывателям зрительные трубки из лакированного картона с простыми стеклами, цепочки для часов из желтой меди, предлагал школьникам и старикам прозрачные карты с веселыми сюжетами, носил на квартиру студентам чересчур реалистичные фотографии и непристойные книги. Он сделался у иностранцев проводником по Парижу, за деньги давал богатым американцам адреса танцовщиц.
   С большим трудом он кое-как перебивался, а маленький капитал даже не показывался на горизонте. Но прусский жид не отчаивался, и к занятиям его, уже многочисленным, добавились новые, столь же нечестные, как и прежние. Случай свел его со Станиславом Пиколе, обычно называемым Стани, который подписывался для краткости "Ста. Пи". Этот Ста. Пи. был одним из главных деятелей в знаменитом агентстве "Рош и Фюмель".
   Даниель Метцер благодаря рекомендации Стани Пиколе был принят Фюмелем в качестве агента, и его заставляли подсматривать за бедными женами по заявке ревнивых мужей, желавших найти предлог для развода. В бригаде хитроумного и экономного Фюмеля большой прибыли быть не могло, но прусский жид был еще хитроумнее Фюмеля и занялся шантажом. Всем известно, что в славном городе Париже шантаж приносит хорошие плоды. Действия Даниеля Метцера были просты и вовсе не опасны.
   -- Я вам отсчитаю двадцать франков, -- говорил ему Фюмель, -- в тот день, когда вы принесете доказательство, что госпожа дает своему мужу право прибавить к своему имени некий эпитет.
   Даниель Метцер шпионил воистину талантливо и быстро получал требуемые доказательства, но, вместо того чтобы вручить их Фюмелю и взять двадцать франков, он шел к госпоже, рассказывал ей о своих открытиях и предлагал свое молчание за двадцать пять луидоров наличными. Несчастная всегда соглашалась и платила выкуп. А когда Фюмель спрашивал: "Ну, что нового? Что госпожа?" -- Даниель отвечал: "Госпожа -- ангел, муж подозревает ее напрасно, она употребляет на благотворительность время, которое проводит вне дома".
   Небольшой капитал наконец составлялся и вскоре должен был увеличиться.

XLVII

   Даниель Метцер стал французским гражданином с целью внушить больше доверия французам, когда состояние его финансов позволит ему заняться крупными делами, но его симпатии и инстинкты оставались прусскими. Он сохранил, или, лучше сказать, завязал многочисленные связи на своей родине, говоря себе, что настанет день, когда он сможет извлечь из них пользу.
   День этот настал. С 1867 до 1870 года Даниель шпионил для агентов Бисмарка. Надо отдать Пруссии справедливость, она щедро платит своим шпионам. К началу войны капитал жида достиг приличной суммы. После подписания мирного договора он значительно увеличил его, приняв участие в знаменитом займе "пяти миллиардов" и разбогатев на двести тысяч франков. Ему этого было недостаточно. Он хотел иметь миллион и не скрывал от себя, что когда получит этот миллион, то единственной его заботой станет удвоить его.
   В 1871 году один старый конторщик у "Роша и Фюмеля" случайно сказал ему об агентстве, основанном лет тридцать назад двумя субъектами самого худшего сорта, но неоспоримого ума, которых звали Родилль и Ларидон. Это агентство, дав изумительные результаты, исчезло вместе с основателями, настигнутыми правосудием Бога, опередившим правосудие людское.
   Метцер воспользовался идеей, делавшей честь изобретательности Родилля. Вот в чем состояла эта идея. Каждый раз, когда человек, обладавший довольно крупным состоянием, умирал, не оставив родственников и не написав завещания, Даниель Метцер отправлял во все концы полдюжины голодных сыщиков, состоявших у него на скудном жалованье, которые в восьми случаях из десяти находили после неутомимых поисков какого-нибудь неизвестного наследника, не подозревавшего о своем родстве с покойником.
   Как только наследник находился, за дело брался Даниель Метцер. Жид, весь в черном с ног до головы и в белом галстуке с громадным портфелем, набитым гербовыми бумагами, тотчас являлся к родственнику и говорил:
   -- Я поверенный в делах. Совершенно случайно я узнал важную тайну, касающуюся лично вас. Да, и я думаю, а лучше сказать, уверен, что смогу предоставить вам довольно кругленькую сумму, на которую вы совсем не рассчитывали и которую без меня не получили бы никогда.
   -- Кругленькую сумму? -- повторял изумленный клиент.
   -- Да, сумму порядочную. Спешу прибавить, что беру на себя все хлопоты, и, желая, чтобы вы не могли усомниться в моей искренности, я подпишу обязательство не требовать от вас ни сантима, прежде чем вручу вам деньги, о которых идет речь.
   Клиент, к которому были обращены эти слова, обычно бывал очень беден. Понятно, что его удивление и ра-- дость не имели границ. Даниель продолжал:
   -- Теперь остается узнать, согласны ли вы достойно вознаградить меня за хлопоты.
   Клиент восклицал с воодушевлением:
   -- Неужели вы сомневаетесь в моей признательности и щедрости?
   -- Сохрани меня бог сомневаться! Я верю вполне и тому и другому, но дело остается делом. Некоторые гарантии кажутся мне нелишними.
   -- Располагайте мной, -- неизменно отвечал будущий наследник. -- Чего вы хотите?
   -- Вы подпишете официальный акт, по которому обязуетесь отдать мне половину всей суммы, какова бы она ни была, которую вы получите по моей милости.
   Клиент вскакивал.
   -- Половину! -- кричал он. -- Помилуйте! Это безумие! Предлагаю вам десять процентов.
   Даниель кланялся, брал свой громадный портфель и уходил. Клиент останавливал его словами:
   -- Ну, четверть.
   -- Половину или ничего. Решайтесь. Мне некогда.
   -- Невозможно! Это слишком много.
   Даниель снова кланялся и шел к двери. Уверенный, что победит, жид заканчивал разговор фразой:
   -- Подумайте, и, если не найдете способ обойтись без меня, вот мой адрес. Я у себя в кабинете каждое утро с десяти до двенадцати часов.
   Клиент пытался самостоятельно узнать, откуда на него свалилось неожиданное богатство, но, признав свое бессилие, отправлялся через несколько дней к Даниелю Метцеру. Тот принимал клиента запросто и добродушно. Никакого нового спора, разумеется, не возникало, акт был подписан. Клиент тотчас получал доказательство своих неоспоримых прав на наследство неизвестного родственника. Понятно, в каких размерах операции такого рода увеличивали капитал жида. Но и этого было для него недостаточно, он мечтал о большем.
   Мишель Сонье, колонист, холостяк, не имея известных наследников, умер в Африке в 1872 году, в имении в окрестностях Блида, оставив триста тысяч франков. Сыщики Даниеля тотчас разузнали, что девица Генриетта Прувер, двоюродная сестра Мишеля Сонье, вышла в Париже замуж за торговца Галлара и уже несколько лет как умерла, оставив дочь. Отыскать отца и дочь Даниелю было чрезвычайно легко. Он узнал, что Галлар, фабрикант бронзовых изделий в Маре и честнейший человек, находился на грани банкротства. Кроме того, он узнал, что Леонида Галлар, восемнадцатилетняя девушка, получила прекрасное воспитание и была очень хороша собой. Метцер решил, что тут можно провернуть замечательную аферу.
   Фиакр Даниеля Метцера остановился перед домом довольно обширным, который был когда-то дворянским особняком, а ныне являлся мастерской и магазином Галлара. Даниель прошел двор, поднялся на крыльцо. В передней он встретил проворного мальчика лет двенадцати в фуражке и блузе.
   -- Кого вы ищете? -- спросил тот.
   -- Мне хотелось бы поговорить с господином Галларом.
   Мальчик отворил дверь в большую комнату, когда-то парадную гостиную. Эта гостиная была разделена надвое решеткой с несколькими окошечками и дверью. За решеткой находились касса, контора кассира и бухгалтера.
   -- Хозяин! -- крикнул мальчик. -- Вас спрашивает какой-то господин.
   Дверь в решетке тотчас отворилась, и появился Галлар. Это был человек лет пятидесяти, очень высокий, худой, почти лысый, с поседевшими бакенбардами. Его бледное лицо с правильными чертами, выражало кротость, печаль, покорность судьбе. Одетый очень просто, фабрикант был в бархатной ермолке и очках. Он снял шапочку, увидев Даниеля, и поклонился. Черный костюм, белый галстук и огромный портфель посетителя внушали серьезное беспокойство.
   -- Я имею честь говорить с господином Галларом? -- спросил жид.
   -- С ним самым, -- ответил фабрикант и прибавил робко: -- Вы кредитор или представитель кредитора?
   -- Ни тот, ни другой -- я клиент. Я привез вам большой заказ.
   -- Ах, милостивый государь, я, к величайшему своему сожалению, не могу принять ваш заказ. Работы в моей мастерской остановлены.
   -- Работы в вашей мастерской остановлены? Почему? Вы внушаете мне самое сильное участие, и я позволю себе спросить, можно ли что-либо поправить?
   -- Нельзя, потому что для этого нужны деньги, которых у меня нет. Из-за отсутствия нужной суммы я вынужден после многолетних честных трудов объявить себя банкротом, то есть обесславить свое имя. Ах, не будь у меня дочери, которую я не могу бросить, я давно застрелился бы...
   -- Милостивый государь, -- сказал жид, -- как велика эта сумма?
   Фабрикант посмотрел на своего собеседника с удивлением и недоверчиво.
   -- Мне нужно двадцать тысяч франков.
   -- Двадцать тысяч вас спасут?
   -- От банкротства, но не от бедности. Но я не так стар, как кажусь. Я опять наймусь в работники и буду в состоянии кормить свою дочь.
   Даниель сказал с искусно разыгранным волнением:
   -- Вы честный человек, господин Галлар. Я знаю того, кто вам поможет.
   Бедняга от волнения не мог произнести ни слова. Жид продолжал:
   -- Двадцать тысяч должны покрыть долги минувшие или предстоящие?
   -- В конце прошлого месяца, -- пролепетал Галлар, -- я не мог уплатить десяти тысяч франков по векселю, пятнадцатого числа нынешнего месяца, то есть послезавтра, мне предъявят другой вексель, тоже в десять тысяч, и я не в состоянии буду заплатить.
   -- Вы ошибаетесь -- вы заплатите. Деньгами, которые я сейчас дам вам под простую расписку.
   Галлар побледнел:
   -- Если вы насмехаетесь надо мной, милостивый государь, это очень жестоко.
   -- Никогда в жизни я не говорил серьезнее. Пойдемте в ваш кабинет, я подпишу чек. Я вам верю. Добрый поступок часто лучше выгодного вложения денег.
   Даниель говорил это с воодушевлением. Ни один великий актер не был искуснее него.
   -- Пойдемте, -- прошептал Галлар, -- и да вознаградит вас Бог!
   Они прошли в кабинет за решеткой. Жид вынул чековую книжку. Он вырвал один чек, сел за пустую конторку кассира и приготовился писать. Метцер подал фабриканту чек на предъявителя. Галлар думал, что сходит с ума. Он прочел имя, которым чек был подписан, схватил обе руки Даниеля Метцера и, несмотря на его сопротивление, прижал их к губам, потом выбежал из кабинета, крича во все горло:
   -- Леонида! Леонида! Иди сюда, дитя мое, скорее!
   "Вот как хорошо!" -- подумал жид.

XLVIII

   Леониде было тогда только восемнадцать лет. Увидев со своим отцом незнакомца, она вспыхнула. Эта внезапная краска придала новый блеск ее девственной красоте, уже и без того поразительной. Даниель Метцер был ослеплен. "Человек, который женится на такой красавице, -- подумал он, -- может достигнуть всего. Не будь у нее и су, я и тогда женился бы на ней и, женившись, заключил бы выгодную сделку".
   Леонида, изящная и утонченная в своем черном шерстяном платье, с белокурыми волосами, остановилась, переступив порог кабинета, и ждала, что скажет отец. Даниель почтительно поклонился ей. Она ответила скромным поклоном.
   -- Дитя мое, милое дитя, -- воскликнул Галлар, обнимая дочь и прижимая ее к груди. -- Я могу наконец раскрыть тебе мое сердце. Несмотря на мои усилия, я не сумел предотвратить несчастья. Все погибло, даже честь. Пережить стыд я бы не смог и испытывал неизмеримое горе при мысли, что скоро ты останешься на свете одна, без убежища и без средств.
   Леонида с испугом смотрела на отца. Он продолжал:
   -- Я жестоко страдал. Я усомнился в божественном милосердии в ту именно минуту, когда Господь послал мне спасителя.
   -- Спасителя? -- повторила молодая девушка.
   -- Да, -- продолжал фабрикант, указывая на Даниеля, -- этого господина. Он помог мне с беспримерным великодушием. Не забывай никогда, что ты обязана этому господину жизнью и честью твоего отца.
   Тут Даниель счел нужным вмешаться:
   -- Любезный господин Галлар, прошу вас, не преувеличивайте. Я рад, что могу быть вам полезен...
   -- Однако, милостивый государь, -- прошептала Леонида дрожащим голосом, отирая слезы умиления, -- вы не уклонитесь от признательности. Она неизмерима, она навеки запечатлена в моем сердце.
   -- О! -- воскликнул жид. -- Чего не сделаешь, чтобы услышать такие слова!
   -- Теперь, мой великодушный спаситель, -- продолжал Галлар, -- поговорим о делах. С этих пор вы мой единственный кредитор.
   -- Не произносите этого гадкого слова! -- перебил его Метцер. -- Я не желаю быть для вас кредитором.
   -- Словом, я должен вам двадцать тысяч франков. Вы с удовольствием даете их мне, я с радостью и гордостью верну их вам. Надо только определить сроки.
   -- Мы поговорим об этом, когда хотите, только не сегодня. Или вы хотите, -- проговорил жид с лукавой улыбкой, -- отнять у меня предлог посетить вас?
   -- Предлог! -- вскрикнул Галлар. -- Разве он вам нужен? Теперь этот дом -- ваш. Позвольте мне надеяться, что вы станете часто в нем бывать. Пожалуйте завтра отобедать.
   -- Принимаю приглашение с удовольствием. Позвольте только заметить, что вы еще не представили меня официально вашей дочери. Я сам представлюсь. Меня зовут Даниель Метцер. Я француз, хотя родился в Германии. Мне тридцать два года. Я сам составил свое состояние, которое не громадно, это правда, но которым я могу гордиться, потому что приобрел его собственным трудом. Когда я приехал в Париж, весь мой капитал состоял из моего мужества и моей честности. Теперь у меня триста тысяч франков. Это только начало. Я надеюсь стать очень богатым. Я занимаюсь игрой на бирже, и так осторожно, что не боюсь ничего, потому что ничего не предпринимаю наудачу и не берусь за опасные спекуляции. Может быть, когда-нибудь обо мне скажут: "Даниель Метцер -- миллионер". Но наверняка скажут: "Даниель Метцер -- честный человек". Теперь вы меня знаете.
   Галлар взял руки своего посетителя и, пожимая их с энтузиазмом, воскликнул:
   -- Вы сказали не все! Я имею право прибавить, что вы не только честный, но и добрый человек!
   Леонида слушала не без волнения слова Даниеля и думала: "Как лица обманчивы и как можно ошибаться, судя по наружности! Под этой несимпатичной оболочкой Господь скрыл благородное сердце и чистую душу".
   Даниель Метцер, садясь в фиакр, говорил себе: "Я отлично сыграл роль. Я вполне пленил отца, теперь осталось понравиться дочери. Триста тысяч наличными, имение в Африке и прехорошенькая жена -- очень удачная операция, и черт меня побери, если я не доведу ее до конца".
   На другой день, ровно в шесть часов, жид приехал к Галлару, привез букет, стоивший луидор, и просил позволения поднести его Леониде. Разумеется, это позволение было дано ему очень охотно. Фабрикант сиял. Он получил утром деньги по чеку Даниеля и немедленно расплатился по первым векселям. Те, которые считали свои деньги потерянными, удивленные и обрадованные, догадались, что Галлар нашел партнера, и осыпали его уверениями в преданности и предложениями услуг. Галлар надеялся вскоре продолжить прерванные работы и восстановить репутацию своей фабрики.
   Даниель Метцер приехал на другой день, потом стал приезжать ежедневно. Отец и дочь так привыкли к этому, что если он не приезжал, то его отсутствие вызывало ощущение пустоты. Очень сговорчивый с Галларом, он проявлял к Леониде какую-то сдержанную нежность, которая нисколько не пугала наивную девушку. Но фабриканту он намекал на партнерство, которое могло придать делам нужное развитие. Принимая за чистую монету эти неопределенные обещания, фабрикант думал: "Да благословит Господь Даниеля Метцера! Моя возлюбленная дочь не будет знать бедности".
   Однажды вечером жид сказал хозяину со взволнованным видом:
   -- Я прошу вас, любезный господин Галлар, поговорить со мной наедине о делах чрезвычайно важных.
   Даниель признался Галлару, что испытывает к Леониде глубокую любовь, он прибавил, что считает себя способным сделать ее счастливой женщиной, и, наконец, стал просить ее руки. Обрадованный фабрикант заверил, что брак его дочери с человеком, которого он уважает больше всех на свете, есть предел его желаний, но что он должен посоветоваться с ней.
   -- Совершенно справедливо, -- ответил Метцер, -- и я ждал этого ответа. Похлопочите за меня, умоляю!
   Галлар побежал к дочери и без всяких вступлений сказал, обняв ее:
   -- Милое дитя, Даниель Метцер, этот превосходный человек, который спас меня от разорения и бесславия, полюбил тебя и хочет на тебе жениться. Он еще молод, богат, и, что еще лучше, у него золотое сердце. В нашем скромном положении ты не могла и мечтать о такой прекрасной партии. Однако я не имею права решать без твоего согласия и пришел сказать тебе: решай сама!
   Девушка, слушая отца, побледнела:
   -- Решить? Так скоро? Могла ли я подозревать, что господин Метцер питает ко мне нежное чувство? Я нахожу в своем сердце только признательность к нему.
   -- Не достаточно ли этого?
   -- Я думала, что до замужества надо чувствовать любовь.
   -- Достаточно уважения и сочувствия. Сначала женятся, а любовь придет потом.
   Леонида потупила голову и несколько секунд молчала.
   -- Будь откровенна со мной, милочка, -- сказал Галлар, встревожившись. -- Ты любишь кого-нибудь?
   -- Никого на свете, кроме вас.
   -- Стало быть, соглашайся, дитя мое!
   -- Вы очень желаете этого брака?
   -- Желаю для тебя. Когда ты сделаешься женой Даниеля Метцера, я смогу умереть спокойно и с радостью.
   -- Я вам верю больше чем себе. Да будет ваша воля!
   -- Ты согласна?! И даешь мне право сообщить Даниелю это приятное известие?
   -- Я сама ему сообщу.
   Галлар, обезумев от радости, горячо прижал Леониду к груди, потом взял ее за руку и повел в ту комнату, где ждал Даниель Метцер.
   -- Сын мой, любезный сын! -- закричал он с порога. -- Поцелуйте вашу невесту!
   Мы знаем уже, что жид был искусным актером. Он так ловко разыграл волнение и упоение, что молодая девушка растрогалась. "Как он меня любит! -- подумала она. -- Я, наверно, тоже полюблю его".
   С этой минуты у Даниеля была одна мысль -- как можно скорее обвенчаться. Он выказал -- по крайней мере так казалось Галлару -- беспримерное великодушие. Так как он имел более трехсот тысяч франков банковскими билетами и другими денежными бумагами, а Леонида Галлар не имела ничего, то было бы естественно, чтобы он закрепил за своей невестой какую-нибудь сумму в брачном контракте и женился с разделом имущества. Но Даниель не хотел об этом и слышать.
   -- То, что принадлежит мне, -- сказал он, -- должно также принадлежать женщине, которая согласилась выйти за меня замуж. Я не согласен поступить иначе.
   Поэтому состояние супругов было оставлено нераздельным, и кроме того, если бы у них не было детей, то состояние умершего супруга должно было бы принадлежать оставшемуся в живых.
   Время, необходимое для приготовлений, прошло. Гражданский брак состоялся в ратуше, а религиозный -- в церкви и синагоге, и Леонида Галлар сделалась госпожой Метцер. На другое утро жид очень вежливо, но совершенно твердо сказал Галлару, что ему нечего рассчитывать на партнерство, которое не обещало никаких выгод.
   -- Продавайте как можно скорее вашу фабрику, любезнейший тесть, -- прибавил он, -- деньги, вырученные за продажу, позволят вам вернуть мне двадцать тысяч франков. Я отдам их в рост, а проценты буду приносить вам, потому что вы не имеете никаких средств, а я не могу допустить, чтобы мой тесть, столь уважаемый всеми, стал просить милостыню.
   Это был первый и страшный удар для бедного легковерного фабриканта. Он получил второй, еще сильнее, когда через несколько дней после свадьбы увидел, что его зять действует от имени госпожи Метцер, рожденной Галлар, и требует от ее имени наследство неизвестного родственника, Мишеля Сонье.
   Старик понял, что жид знал об этом наследстве, прежде чем явился на улицу Па-де-ла-Мюль, и что, сватаясь, он думал только о нем. Бескорыстие, великодушие, любовь, стало быть, были комедией! Его Леонида оказалась в руках негодяя! Его дочь стала жертвой отцовской слепоты! Бедняга не пережил этого падения. Через два месяца после заключения гибельного брака дроги везли на кладбище тело несчастного отца. На другой день после похорон Даниель Метцер продал фабрику, получил капитал, оставшийся после смерти Мишеля Сонье, и отправился в Африку со своей скорбящей молодой женой.

XLIX

   Даниель Метцер по приезде в Африку остановился в Алжире только на три дня, чтобы дать отдохнуть Леониде, уставшей от утомительного путешествия. Как только молодой женщине стало лучше, он отправился с ней в имение Мишеля Сонье, где и вступил во владение им. Это имение, находившееся недалеко от Блида в плодородной долине, окруженной скалистыми холмами, состояло из дома европейской планировки и довольно обширных угодий.
   Дом был окружен большим садом, в котором росли бананы, померанцевые, лимонные, мастиковые деревья и пальмы. Среди зелени протекал, журча, ручеек, превращая этот оазис в настоящий земной рай.
   Ростовщик, не обращая внимания на местные красоты, интересовался только ценностью имения и доходом, который можно с него получать. Землю надо было отдать в аренду или продать, но выполнить то или другое намерение было затруднительно. Метцер решил пожить некоторое время в Буджареке -- так называлось имение.
   Привыкнув к жизни делового человека, пруссак страшно скучал в этой африканской пустыне. Однажды утром Метцер, более угрюмый и сердитый, чем обыкновенно, лежал на траве на берегу ручья, журчание которого так ему надоедало, курил огромную немецкую фарфоровую трубку и думал о возвращении в Алжир. Металлический блеск в прозрачной воде привлек его внимание, он сунул руку в ручей и вынул обломок камешка, к которому пристали блестящие желтые крупинки.
   "Похоже на золото, -- подумал он, -- хотя, конечно, это слюда". Но, собравшись выбросить находку, он вдруг передумал и поспешно вернулся домой, оделся в белый костюм, как плантатор, отправился в Блида прямо к ювелиру и, положив камешек на прилавок, сказал:
   -- Мне хотелось бы знать, что это такое.
   Ювелир разбил камешек молотком, отделил блестки, попробовал их на пробирном камне и ответил:
   -- Это золото, и очень чистое.
   Даниель заплатил сто су за опыт, завернул осколки камешка, убрал их в карман, купил пробирный камень и реактив и спешно вернулся в Буджарек. Он уже не скучал. В тот же день работники меняли русло ручейка. По окончании этой работы жид вошел в осушенное русло ручья, почва которого состояла из белого песка и голышей. Бесчисленное множество желтых блесток сверкали в песке. Даниель наполнил песком чашку, а карманы набил голышами.
   Леонида с любопытством наблюдала за мужем. Он убежал в свою комнату и молотком разбил голыши один за другим. Почти все содержали золото. Потом он промыл песок, как это прежде делали в Сакраменто. Количество блесток в песке было громадно. Даниель сорвал галстук и выпил рюмку водки.
   "Спокойствие необходимо, -- подумал он. -- В ручье много золота, а ручей вытекает из холма. Итак, холм полон золота. У меня здесь под ногами лежат миллионы!"
   Пруссак ничего не ел за ужином и провел довольно беспокойную ночь. Он почти не спал; когда усталость все же закрывала его глаза, ему снился кошмар. Он тонул в золотом озере. Боролся, силился плыть, но все напрасно. Золото, смыкаясь над его головой, душило его!
   Через час после восхода Метцер вышел из своей спальни и направился к холму, откуда вытекал ручей, омывавший своими прозрачными водами вестников несметного богатства. Впервые он внимательно посмотрел на гранитные глыбы. Холодная струя быстро вытекала из отверстия между двух огромных скал. Жид нахмурился.
   -- Руда здесь... -- пробормотал он. -- Чтобы добраться до нее, надо срыть холм или пробить гранит. В обоих случаях придется рисковать деньгами. А я не хочу рисковать. Пусть рискуют другие, а я буду получать барыш.
   Час спустя Даниель сказал Леониде, что не хочет продавать Буджарек и остается в Алжире на неопределенное время. В тот же вечер муж и жена уехали в столицу.
   Даниель Метцер, приехав в Алжир с Леонидой, остановился в большой гостинице "Сосновая башня" и провел там несколько дней. Он хотел собрать сведения у своих единоверцев о прибыльных делах. Полученные сведения вполне его удовлетворили. Военные поставки в больших размерах должны давать громадные барыши.
   Уверенный, что может провести не совсем честную операцию, Даниель снял дом на улице Баб-Азун. Жид строил грандиозные планы. Он мечтал скупить все зерно и весь скот в стране, но для этого ему нужен был капитал позначительнее того, которым он владел. Кроме того, Даниель Метцер не хотел рисковать своими деньгами и рассчитывал заставить других таскать для него каштаны из огня. А буджарекский золотой рудник он оставил, как говорится, на закуску.
   "Надо только найти отважного капиталиста, -- думал он. -- Прельщенный неограниченной прибылью, он даст деньги на начальные работы, а я позабочусь включить в устав пункт, который позволит мне выплатить ему деньги в случае разногласий между нами. Как только руда появится, разногласия не заставят себя ждать. Разбогатев, я возвращусь во Францию и сделаюсь солидным человеком, а если мне захочется почестей, если меня прельстят ордена, мне стоит только протянуть руку. Можно ли отказать в чем-либо мужу самой хорошенькой женщины в Париже, имеющему к тому же двадцать миллионов?"
   Не надо приукрашать смысл этих слов. Метцер просто хотел употребить лучезарную красоту Леониды как приманку, чтобы привлечь к себе знатных любезников. Даниель не любил свою жену, он женился на ней с единственной целью получить наследство Мишеля Сонье.
   Прошло несколько месяцев. Жид искал и не мог найти сговорчивого партнера. Госпожа Метцер, почти пленница, на улице Баб-Азун вела печальную однообразную жизнь и до такой степени скучала, что дважды даже заболела. Даниель, видя, что под глазами Леониды легли синие тени, а румянец поблек, встревожился. Он не хотел лишиться удовольствий, которые ему доставляла красота жены. Жид сам отвез Леониду в Буджарек и провел там с ней неделю.
   Зелень, цветы, солнце, относительная свобода оживили больную и возвратили ей, словно по волшебству, весь блеск прежней красоты. Опыт оказался полезен. Опасные признаки, о которых мы говорили, проявились опять четыре месяца спустя, и Даниель, не колеблясь, снова отправил свою жену в Буджарек на несколько дней, но сам не поехал, а послал с ней мулатку. Важные дела удерживали Метцера в Алжире. За три недели до этого Исаак Вормс, такой же прусский жид, как и Даниель Метцер, занимавшийся разными сомнительными делами, явился в дом на улице Баб-Азун.
   -- Господин Метцер, вы знаете Ришара Эллио? -- спросил он.
   -- Кто не знает богатого алжирского банкира! Для чего вы спрашиваете об этом?
   -- Он также знает вас. Он говорил мне о вас.
   -- Что же он говорил вам обо мне?
   -- Вот что: "Господин Метцер -- очень умный, деятельный и смышленый человек, он заслуживает успеха. Ему недостает только капитала, но ему можно помочь. Я охотно занялся бы с ним делами. Отчего он не придет ко мне?"
   -- Исаак, если вы увидите господина Эллио сегодня, предупредите его, что я буду иметь честь явиться к нему завтра.
   -- Он это узнает через час.
   Даниель, оставшись один, предался радостным размышлениям. "Вот наконец нашелся партнер! Он сам обращается ко мне!"
   Наши читатели уже поняли то, чего не угадывал Метцер. Ришар Эллио накануне встретил Леониду и, чтобы приблизиться к жене, приглашал к себе мужа.
   L
   Даниель Метцер на другой день отправился к Ришару Эллио, набив карманы голышами и блестками из ручья в Буджареке. Банкир принял его отлично.
   -- Я очень рад вашему визиту, -- сказал он, -- но отчего вы раньше не решались прийти ко мне?
   -- Ничто не давало мне права... -- начал жид.
   -- Явиться сюда? -- перебил его Ришар Эллио. -- Это излишняя скромность! Ваши необыкновенные способности дают вам доступ всюду. Вы пришли предложить мне какое-нибудь дело?
   -- Причем первоклассное, господин Эллио! Золотоносная руда!
   -- В иносказательном смысле, я полагаю.
   -- Вовсе нет. Руда существует. Она находится в моем имении.
   -- И вы уверены, что эта руда золотоносная?
   -- Судите сами.
   Даниель показал голыши и песок с блестками. Ришар Эллио рассеянно рассмотрел их.
   -- Я в этом ничего не понимаю, -- заметил он. -- Золото представляет для меня ценность только в виде монет или ювелирных вещиц. Но, если вы можете оставить у меня эти образцы, я отдам их на изучение геологу и химику.
   -- Я их для того и принес. Дело верное, но я один не могу за него приняться, потому что моих средств будет недостаточно.
   -- Когда я получу сведения, мы договоримся. Свободны ли вы сегодня, господин Метцер?
   -- Я свободен всегда.
   -- В таком случае я представлю вас моей жене, и вы отобедаете с нами. Соглашайтесь без церемоний. Я знаю, что вы женаты и имеете прекрасный дом на улице Баб-Азун. Скоро я попрошу вас представить меня госпоже Метцер и пригласить на обед. Решено?
   Даниель не заставил себя упрашивать.
   Госпожа Эллио была уже немолода, к тому же страдания и унижения, которым муж подвергал ее ежедневно, состарили ее преждевременно. Она казалась кроткой и безответной. Обед был роскошный. Во время и после обеда банкир избегал говорить о делах, что приводило Даниеля в смущение, потому что он не умел беседовать ни о чем другом. Проводив гостя до дверей дома в десять часов вечера, Эллио сказал тому на прощание:
   -- Сегодня понедельник, завтра я покажу ваше золото кому следует. В среду мне дадут ответ. В четверг я буду у вас, вы представите меня супруге.
   Геолог и химик, с которыми советовался Ришар Эллио, дали положительный ответ и пришли в восторг от чистоты и количества металла.
   В четверг Ришар Эллио отправился на улицу Баб-Азун. Даниель весь дом перевернул вверх дном и опустошил все местные лавки, чтобы предложить своему будущему компаньону достойный обед. Банкир, хотя и лакомка, обращал мало внимания на деликатесы -- до того им овладело волнение, вызванное красотой Леониды. Он пленился госпожой Метцер, встретив ее на улице. Теперь же она показалась ему в тысячу раз обольстительнее. Даниель приметил пламя в глазах банкира, когда тот смотрел на Леониду, потому что циник, чьи нравы нам известны, и не думал ничего скрывать от мужа.
   "Если он серьезно влюбится в мою жену, у меня будут все козыри в игре, -- говорил себе жид с цинизмом, равным цинизму его гостя. -- Добродетель Леониды устоит против любых искушений. Стало быть, я ничем не рискую, а поскольку любовь ослепляет, я буду водить за нос этого старого волокиту и приберу к своим рукам его дела".
   Восторг Ришара Эллио был так очевиден, что госпожа Метцер поняла чувства банкира. С этой минуты ее замешательство сделалось нестерпимым. Она то краснела, то бледнела и, не смея выйти из-за стола, обращала на мужа умоляющие взоры, казалось, говорившие: "Разве вы не видите, что этот человек бросает на меня оскорбительные взгляды? Заставьте его уважать вас и меня или прогоните из дома!"
   Но Даниель не хотел ничего видеть, и, когда Ришар Эллио ушел, обещая вскоре прийти вновь, а Леонида, залившись слезами, с горечью упрекала мужа в жестокости, он грубо возразил:
   -- Право, моя милая, вы помешались! Глупое и смешное тщеславие вскружило вам голову! Вы считаете себя такой ослепительной красавицей, что с вами невозможно провести и пяти минут, не влюбившись в вас!
   -- Ну да, -- прошептала Леонида, -- я, конечно, ошибаюсь! Да, я смешна и глупа, но этот человек, который так меня пугает, не придет больше сюда?
   -- Напротив, он будет приходить часто. Я собираюсь вести с ним важные дела.
   -- Хорошо. Но принимать его будете вы. Вы не заставите меня терпеть его общество.
   -- Вы будете принимать его вместе со мной.
   Впервые после замужества госпожа Метцер упорно отказывалась уступить. Даниель опасался, что Эллио прервет переговоры насчет разработки золотоносной руды, и, желая избежать этого, отослал Леониду с мулаткой на несколько дней в Буджарек. По крайней мере теперь он мог сказать Ришару Эллио: "Моя жена не совсем здорова и уехала в деревню, впрочем, ненадолго".
   Миллионера не мог оскорбить ее отъезд, а всем известно, что отсутствие, если только продолжится не слишком долго, оживляет любовное пламя, а не гасит его.
   За время отсутствия Леониды страсть Ришара Эллио усилилась. Возможно, впервые в жизни он почувствовал себя истинно влюбленным. Считая Даниеля Метцера существом презренным, способным торговать своей честью, миллионер готов был согласиться на некоторые жертвы, чтобы достичь своей цели, но, расчетливый и осторожный, он хотел идти на жертвы для цели верной.
   Разработка золотой руды, правда, могла стать блестящей операцией, но и это могло быть ненадежно. Прежде чем стать компаньоном Метцера и потратить значительный капитал на сомнительное предприятие, Ришар Эллио хотел получить неопровержимое доказательство низости Даниеля и ветрености Леониды.
   Пока банкир придумывал средство достичь желаемого результата, он решил отбить у лейтенанта Праделя прелестную жидовку Ревекку. Он знал, что та не устоит перед блестящей перспективой, которую он ей предложит. "Но надо набраться терпения, -- думал он, -- жидовка расточительна, и кошелек офицера скоро опустеет, настанет мой час. Лучше подождать".
   На другой день по возвращении госпожи Метцер в Алжир Ришар Эллио, которому Даниель дал об этом знать, поспешил явиться на улицу Баб-Азун. Леонида, застигнутая врасплох и боясь вызвать страшную сцену, была вынуждена принять гостя. Она выказывала холодность, но банкир не унывал. Даниель, от которого ничего не ускользало, решил воспользоваться этим. Он увел Ришара Эллио в свой кабинет.
   -- Ну, любезный банкир, -- спросил он, -- когда мы начнем наше дело? Не находите ли вы, что госпоже Метцер будет очень к лицу сделаться миллионершей? Мы с Леонидой не забудем, когда разбогатеем, что обязаны богатством вам!
   Кровь бросилась в лицо банкиру, и он побагровел. Его маленькие глазки сверкнули фосфорическим блеском за стеклами золотых очков.
   -- Размышления закончены, решение принято.
   Даниель приложил левую руку к сердцу, а правую протянул Ришару Эллио. Последний продолжал:
   -- Вы уже набросали условия нашего партнерства?
   -- Да, я сделал черновой проект.
   -- Перепишите его начисто и принесите мне завтра в одиннадцать часов утра. Мы рассмотрим его вместе, сделаем, если понадобится, необходимые изменения.
   Даниель ровно в одиннадцать часов на другой день постучался в дверь банкира, имея при себе проект. Хитрец поместил в нем пункт, позволявший ему одному вести дело, если произойдут какие-либо разногласия между компаньонами, с условием тотчас возвратить истраченные банкиром деньги. Другой пункт определял, что сумма этих затрат может достигать полумиллиона.
   "Да-а-а! -- подумал миллионер. -- Он почти беден. Как он вернет пятьсот тысяч? Опасности с этой стороны нет!" Он пропустил этот пункт. Даниель перевел дух.
   -- Итак, -- спросил Метцер, -- кроме незначительных изменений, мы договорились?
   -- Во всем.
   -- Тогда я сегодня вечером перепишу два экземпляра на гербовой бумаге, принесу вам завтра, и мы подпишем.
   Банкир снял очки, погладил свои длинные бакенбарды, прокашлялся и ответил:
   -- Завтра я буду в домике у старого укрепления.
   -- Могу я отнести документ туда?
   -- Нет, не вы. Но вы можете мне его прислать. Мне было бы особенно приятно, если бы госпожа Метцер взяла это на себя.
   Даниель вздрогнул и побледнел. Как ни низок негодяй, но, когда он впервые подвергается прямому оскорблению, он невольно возмущается.
   -- Госпожа Метцер... -- повторил Даниель.
   -- Да, -- небрежно ответил Ришар Эллио. -- Я всегда находил удовольствие обсуждать серьезные дела с хорошенькой женщиной. Контраст свежего личика и скучной гербовой бумаги, покрытой каракулями, кажется мне восхитительным. Притом госпожа Метцер сделается моей компаньонкой вместе с вами, и я намерен подарить ей жемчужный убор, очень красивый. О, не возражайте! Я имею на это право, и ценность подарка не должна вас пугать. Надеюсь, что госпожа Метцер удостоит меня своим доверием. Я буду ждать ее ровно в одиннадцать часов. Отдайте ей акты, подписанные вами. Тот, который она принесет вам, будет подписан мной, а теперь меня ждут клиенты. До свидания, любезный друг.
   Возвращаясь на улицу Баб-Азун, Даниель Метцер, несмотря на свой цинизм, стыдился и пугался гнусной роли, навязываемой ему Ришаром Эллио. "Я знаю, -- говорил он себе, пытаясь найти оправдание, -- я знаю, что ничто не угрожает Леониде. Но как уговорить ее исполнить требование старого донжуана? Однако ее повиновение необходимо. Речь идет о миллионах!"

LI

   Метцер, не надеясь на повиновение Леониды и считая сомнительным свое партнерство с Ришаром Эллио, обратился к идее найти компаньона в Домера.
   "Если лейтенант влюбится, -- думал он, -- а это вероятно, он непременно добьется согласия дяди, а лейтенант мне не опасен. Молодость робка и уважает предмет свой любви. А если Ришар Эллио передумает, я не лишу его надежды. Всегда полезно иметь две тетивы".
   Мы видели, как Даниель представил Жоржа Леониде, и знаем, какое действие произвело на обоих молодых людей нежданный визит банкира. Излишне добавлять, что, несмотря на новое обещание жида банкиру, госпожа Метцер и на другой день не явилась в маленький домик миллионера. Это второе разочарование разгневало Ришара Эллио, но усилило чувство. Он поклялся себе, что рано или поздно гордая Леонида будет принадлежать ему, и тотчас принялся придумывать способ сдержать свою клятву и удовлетворить вместе и свою страсть, и злобу. Составляя эти мерзкие планы, банкир не собирался обходиться без фаворитки, пусть даже на неделю, и сделал прекрасную Ревекку своей любовницей, поместив ее в домике у старого укрепления.
   Пропустим две недели. Ничего важного не произошло, но за это время возникли некоторые обстоятельства, о которых упомянуть небесполезно. Даниель Метцер, не простив жене, что по ее милости сорвался план, так хорошо задуманный, обращался с ней чрезвычайно грубо.
   Леонида безропотно терпела. Бедная женщина отдыхала душой только во время визитов Жоржа Праделя. Эти посещения были часты. Лейтенант приходил почти каждый вечер. Он уверял, что написал своему дяде, и так убедительно, что Домера не мог не принять в соображение важных дел, о которых он ему сообщал. Жорж знал, что эта невинная ложь откроется, но жертвовал будущим ради настоящего, рассчитывая на какое-нибудь невероятное происшествие, на случай, на невозможное и упивался присутствием женщины, которую любил пылко, безумно, больше жизни.
   Даниель примечал эту любовь и радовался ей по причинам, нам известным. "Храбрый лейтенант останется при своем! -- говорил он себе, потирая руки. -- Леонида не замечает даже, как он на нее смотрит. Притом я тут же, наблюдаю!" Думая так, муж глубоко ошибался. Самая целомудренная женщина угадывает нежность, которую внушает. Леонида знала, что она любима. Это ее не удивляло и не раздражало. Почти безошибочно она сознавала, что любовь Жоржа не могла ее оскорбить, потому что уважение и бесконечная преданность облагораживали эту любовь.
   Иногда, на считаные минуты, Жорж и Леонида оставались одни. Ни ему, ни ей не приходила в голову мысль воспользоваться этим кратким временем, чтобы обменяться словами, которых не должен слышать муж. Но они и без слов чувствовали друг друга. Взор Жоржа говорил: "Вы знаете, что я принадлежу вам". Робкий взгляд Леониды отвечал: "Я знаю, что могу положиться на вас, о мой единственный друг!"
   Даниель Метцер, шпионя, присутствовал при всем этом, ровно ничего не понимая, и считал себя очень ловким. Частые свидания происходили в доме у старого укрепления между красивой жидовкой Ревеккой и денщиком Паскуалем. Денщик уже несколько дней сильно интересовался самыми обычными и незначительными поступками лейтенанта. Как только Жорж выходил из дома, Паскуаль шел за ним и до вечера не выпускал из виду.
   Паскуаль, повинуясь какому-то тайному приказанию, стал ухаживать за служанкой Даниеля -- поступок мужественный, потому что мулатка была безобразна, как семь смертных грехов. Благодаря этому Паскуаль стал вхож в дом на улице Баб-Азун и проводил в кухне или на мавританском дворе то время, которое Жорж проводил в гостиной.
   Можно было заметить, что с той минуты, как денщик стал шпионить за лейтенантом, карман у него был набит полнее карманов некоторых офицеров. Он ни в чем себе не отказывал, и пока Жорж Прадель обедал со своими товарищами в военном пансионе, Паскуаль отправлялся в ресторан. Иногда он приглашал и егеря Ракена, и оба угощались шампанским, которое в Алжире стоит дорого.
   С наступлением ночи, когда Жорж с улицы Баб-Азун отправлялся домой, денщик шел в свою мансарду, но, вместо того чтобы лечь в постель, заменял свой мундир штатским платьем, исчезал и возвращался только утром. Его сношения с подозрительными субъектами сделались чаще прежнего. Еще чаще его встречали со старым жидом Исааком Вормсом, пользовавшимся доверием банкира Ришара Эллио в разных секретных делах, и отцом красивой жидовки Ревекки.
   Как барон де Турнад писал Жоржу несколько дней назад, некоторые племена взбунтовались и окрестности Алжира, заполненные арабскими мародерами, к которым, как говорили, примкнули французские дезертиры и беглецы из исправительных рот, представляли серьезную опасность. Каждый день они грабили загородные дома, и хозяева в страхе бросали их.
   Однако дилижанс продолжал ходить между Алжиром и Блида, сопровождаемый военным конвоем. Этот конвой иногда пропускал дилижанс вперед и подъезжал к нему только там, где была опасность засады. Со своей стороны арабы постоянно подстерегали удобный случай напасть на легкую добычу.
   В кофейне "Аполлон" и везде в городе обсуждали страшную драму, разыгравшуюся у ворот Алжира. Дилижанс спускался с высот Улед-Манделя, идущих к Митидже. Запоздавший конвой все не появлялся, и не было даже ни малейшего намека на его приближение. У мародеров были развязаны руки. Они выскочили вдруг из-за кустов и скал и окружили дилижанс со свирепыми криками.

LII

   Дилижанс, курсировавший из Алжира в Блида, подобно тем, которые употреблялись во Франции до появления железных дорог, состоял из купе, внутренних мест и ротонды. Все места были заняты, и все путешественники были статские, за исключением военного вице-интенданта, который возвращался к месту своей службы после отлучки, длившейся несколько дней.
   Арабы, среди которых в этот день не было дезертиров, отворили купе и ротонду. По счастливой случайности, эти негодяи не догадались отворить дверцу внутренних мест. Пока они связывали и грабили несчастных, которых вытащили из ротонды и купе, путешественники, занимавшие внутренние места -- их было шесть, не считая грудного ребенка, -- затаились и мысленно молили Господа о спасении.
   Каждую секунду пассажиры ожидали, что роковая дверца отворится. Волнение сильнее страха смерти овладело матерью, прижимавшей к груди спящего младенца. Малейший крик этого слабого существа, услышанный арабами, мог подвергнуть опасности жизнь шести человек. Эгоистический, свирепый инстинкт самосохранения внушил пятерым путешественникам низкое и жестокое намерение. Посоветовавшись шепотом, они решили, что младенец, улыбавшийся во сне, не должен проснуться и что удар ножом должен обеспечить безопасность всех.
   Слезами и тихими мольбами бедная мать смогла вымолить жизнь ребенку на то время, пока он будет спать. Нож оставался занесенным над ним. При малейшем движении безжалостная рука должна была принести его в жертву. Небо не допустило этого чудовищного поступка. Уже кто-то из разбойников тащил к ближним скалам пленников. Другие продолжали выгружать из дилижанса багаж. Вдруг облако пыли и ружейные выстрелы возвестили о прибытии конвоя. Грабители обратились в бегство, бросив пленных, и унесли только добычу, которую успели захватить. Дилижанс оказался свободен, словно по волшебству, и бедная мать, вне себя от радости, уже не боялась разбудить дитя, судорожно сжимая его в своих объятиях. Эта история объясняет и оправдывает ужас, царивший в окрестностях Алжира.
   Вернемся к нашему рассказу. Ришар Эллио не отказался от своих видов на госпожу Метцер, только неожиданное сопротивление молодой женщины воле мужа принудило банкира изменить свои планы. Но у него теперь появилась союзница, имя которой может возбудить удивление у наших читателей. Это была не кто иная, как прекрасная жидовка. Невозможно описать ту ненависть, которую она испытывала к Леониде. Читатели, вероятно, помнят гнев Ревекки и ее угрозы Жоржу Праделю и неизвестной женщине, которая отняла его у нее.
   Не отличаясь пылкостью в любви, Ревекка была безжалостна в ненависти. Ей казалось, что Жорж, который, по ее мнению, был страстно в нее влюблен, нанес ей, первым порвав с ней, смертельную обиду. Не имея возможности прямо отомстить ему, она решилась выместить свой гнев на сопернице, существование которой чувствовала.
   Прежде всего надо было узнать, кто это. Тогда-то жидовка вздумала обратиться к Паскуалю и, подкупив его, расспросить. Денщик ничего не знал, но мог получить деньги, изменив Жоржу Праделю, своему доброму начальнику. Паскуаль обещал все разузнать и по прихоти мулатки прокрался в дом на улице Баб-Азун и мог вскоре сказать Ревекке:
   -- Ваш бывший обожатель влюблен до безумия в жену Даниеля Метцера.
   Жидовку передернуло.
   -- Я хочу знать все, что может произойти. Продолжайте наблюдать.
   Между тем жидовка узнала от Исаака Вормса, что и Ришар Эллио со своей стороны влюбился в госпожу Метцер.
   -- Эта женщина хочет отнять у меня всех! -- шептала она в бешенстве.
   Но вскоре она успокоилась. Нахмуренные брови разгладились, молнии в глазах погасли, на губах появилась злая улыбка.
   -- Ну, тем лучше! -- пробормотала она сквозь зубы.
   В тот же вечер, когда банкир положил ей на колени букет редких цветов, украшенный драгоценными камнями, и сказал высокопарно: "Гурия магометова рая, несравненная одалиска, я обожаю тебя!" -- она посмотрела ему прямо в глаза и ответила:
   -- Неправда!
   -- Как! -- вскрикнул Ришар Эллио. -- Вы сомневаетесь?
   -- О да, и доказательством тому служит ваша страсть к другой.
   -- Великий Боже! К кому же?
   -- К госпоже Метцер.
   Старый миллионер изменился в лице.
   -- Кто рассказал вам эту сказку? -- пролепетал он в замешательстве.
   Жидовка пожала плечами.
   -- Это так! Да, вы влюблены в белокурую Леониду, вы ухаживаете за ней и не имеете никакой надежды на успех. Правда ли это? Я вам помогу.
   -- Вы, Ревекка? Это невероятно! Для чего вам быть моей союзницей?
   -- Нечего делать, надо признаться, а то вы не будете мне доверять, несмотря на мою искренность. Я хочу отдать вам госпожу Метцер, чтобы отнять ее у другого.
   Банкир вздрогнул.
   -- У кого? -- спросил он.
   -- У Жоржа Праделя, который оставил меня ради этой Леониды. Теперь вы понимаете?
   -- Начинаю понимать... Женская месть! Но как вы можете мне помочь?
   -- Расскажите мне все, и потом я отвечу вам.
   Вечером следующего дня миллионер отправился на улицу Баб-Азун, к Даниелю Метцеру, у которого не был две недели. "Он возвратился! Это добрый знак!" -- подумал жид, когда мулатка доложила ему о нежданном посетителе. Гость и хозяин дружелюбно пожали друг другу руки.
   -- Какой приятный сюрприз! -- воскликнул Даниель.
   -- Правда, -- ответил миллионер с притворным добродушием, -- я дулся, признаю это. Оскорбительное недоверие госпожи Метцер задело меня за живое. Но я рассудил, что вы не можете отвечать за предубеждение моей любезной неприятельницы, и сказал себе, что каприз хорошенькой женщины не должен быть непреодолимым препятствием между двумя такими людьми, как мы, и пришел. Ничто не помешает нам снова подумать о выгодном партнерстве.
   Несмотря на умение владеть собой, жид не сумел скрыть радость.
   -- Я больше прежнего буду почитать за честь и счастье быть вашим партнером! -- вскрикнул он.
   -- Теперь уже не может быть и речи о том, чтобы мешать во все это госпожу Метцер, -- продолжал банкир, -- таким образом мы устраним малейший повод к недоразумению.
   -- Моя жена глупа, -- сказал жид презрительно. -- Ее молодость, однако, может служить ей извинением. Она позже образумится. -- И прибавил: -- Акты готовы. Угодно ли вам подписать их сейчас?
   -- Спешить ни к чему, -- возразил миллионер. -- Все решено. Можете на меня положиться, однако я желаю вникнуть в это дело.
   -- Каким образом?
   -- Очень просто. Если я не ошибаюсь, у вас в Буджареке не только имение, но и дом. Так вот, я прошу у госпожи Метцер и у вас гостеприимства на неделю, которую мы посвятим необходимым изучениям и приготовительным работам. Я беру на себя привезти эксперта в металлургии, которому известны все тайны разработки рудников. Он поселится в Блида и будет указывать нам, как действовать. Вы согласны?
   -- Конечно! Но я должен вас предупредить, что мой дом слишком прост для такого избалованного человека, как вы, привыкшего к роскоши и комфорту.
   -- Найдется у вас для меня кровать? Я могу спать и просто на тюфяке. Это путешествие деловое, а не для удовольствия.
   -- Если так, мы к вашим услугам.
   -- Когда мы едем? Я думаю, не отправиться ли нам завтра.
   -- Завтра? Хорошо. Позвольте только мне и моей жене отбыть на сутки раньше вас, чтобы распорядиться, как подобает хозяевам, и подготовиться к встрече.
   -- Соглашаюсь, но не делайте сумасбродств.
   -- О, будьте спокойны, любезный господин Эллио, -- возразил Даниель, улыбаясь, -- при всем желании сумасбродство невозможно в этом захолустье.
   -- Засвидетельствуйте мое глубочайшее уважение госпоже Метцер, -- продолжал банкир, -- и просите ее извинить меня за беспокойство.
   Даниель проводил гостя до парадного, потом пошел к жене. Леонида, сидя у узкого окна, выходившего в мавританский двор, держала книгу в дрожащих руках, но не читала. Она была бледнее обычного и готова была, по-видимому, лишиться чувств.
   -- Что с вами? -- грубо спросил Даниель.
   -- Я очень нездорова, -- прошептала бедная женщина.
   -- Нездорова! Сейчас не время, готовьтесь к отъезду. Мы отправимся завтра на рассвете. Достаточно одного чемодана. Наше отсутствие продлится недолго. Вы не спрашиваете меня, куда мы едем?
   -- Для чего спрашивать? Здесь мы или в другом месте, не все ли равно?
   -- Как хотите. Помните, что сегодня не надо никого принимать. Если придет Жорж Прадель, пусть ему ответят, что меня нет дома. Я дам приказания мулатке.
   Даниель ушел. Леонида, оставшись одна, закрыла лицо руками и заплакала. Бедная женщина уже знала, в чем дело. Она знала даже, что Ришар Эллио будет ее гостем в Буджареке. Банкир -- с первого дня, как был ей представлен -- внушал ей непреодолимый ужас. Узнав от служанки о его визите, она поняла, что сношения, которые она считала прерванными, возобновляются.
   Ришар Эллио будет жить в ее доме целую неделю, будет сидеть за ее столом, будет иметь возможность видеть ее и говорить с ней ежечасно! Против нее составляли заговор. Она была в этом убеждена. Страшная и неизбежная опасность угрожала ей. Она чувствовала себя осужденной на погибель. Леонида ломала руки и шептала, рыдая:
   -- Я одна на свете! Никто меня не защитит! Праведный Боже, неужели ты не сжалишься надо мной? Человек, с которым ты соединил меня и который должен быть моей опорой, оказался самым опасным моим врагом. Боже мой! Господи Боже мой! Пошли мне спасителя! Если ты оставишь меня, Боже, я погибла!
   В это время отворившаяся вдруг дверь заставила ее вздрогнуть. Она повернула голову и увидела на пороге улыбающуюся Долорес.
   -- Госпожа, -- сказала мулатка, -- хорошенький офицер, господин Жорж. Хозяин запретил мне его принимать, но офицерик такой миленький. Я не желала его огорчить. Господин Жорж в гостиной ждет. Ступайте к нему.

LIII

   Бесспорно, мулатка чувствовала симпатию к Праделю. К тому же золотая монета, сунутая лейтенантом в руку Долорес, успокоила ее совесть, и молодой человек мог надеяться на продолжительный разговор с Леонидой наедине.
   Мадам Метцер даже не думала отказываться от свидания, которого так горячо желал лейтенант. Появление Жоржа именно в ту минуту, когда она просила бога послать спасителя, показалось ей знамением свыше. "Нет, -- думала она с суеверным восторгом, -- нет, я не одна на свете! Этот человек, я это чувствую, друг искренний и честный, он жизнь отдаст за меня".
   Леонида посмотрелась в зеркало и изумилась. Расстроенное выражение лица, распухшие и покрасневшие веки придавали ей больной вид. Она умылась, поправила волосы, потом снова посмотрела на себя.
   -- Меня нельзя узнать, -- прошептала она. -- Что за красота, уничтожаемая одним лишь часом страдания!
   Она вышла в гостиную. Мулатка принесла туда лампу и зажгла две свечи. Жорж ожидал появления госпожи Метцер с невыразимым трепетом, устремив глаза на дверь, в которую она должна была войти. Дверь тихо отворилась. Появилась Леонида и секунды две стояла на пороге. Выражение горестного удивления появилось на лице лейтенанта.
   -- Ради бога, что с вами? -- вскрикнул Жорж. -- Или у вас какое-то страшное горе, или вы опасаетесь большого несчастья. Что происходит? Доверьтесь мне как брату. Скажите мне все!
   Леонида хотела ответить, но ей недостало сил. Натянутые нервы не выдержали, судорожные рыдания заглушили ее слова, слезы оросили мертвенно бледные щеки. Она едва держалась на ногах. Лейтенант в испуге подхватил ее и тихо отнес в кресло. Сам он стал на колени перед ней и продолжал умоляющим голосом:
   -- Сжальтесь надо мной! Видеть, как вы страдаете, выше моих сил! Какое бы горе ни постигло вас, какое бы несчастье ни угрожало вам, я желаю знать!
   Через несколько минут госпожа Метцер ответила едва слышно:
   -- Да, вы мне друг, я это знаю. Вы моя единственная надежда, и я не хочу ничего от вас скрывать. Выслушайте меня. Мне кажется, что я схожу с ума. Поймите меня, мы едем завтра.
   -- Вы едете! -- воскликнул лейтенант. -- Ваш муж увозит вас?
   -- Да.
   -- Куда он вас увозит?
   -- В поместье возле Блида, которое принадлежит мне.
   -- Почему вы этого так страшитесь?
   -- Потому что в Буджареке мы будем не одни. Муж ждет гостя. Это человек, которого я презираю, ненавижу, чей взгляд заставляет меня дрожать от отвращения.
   -- Ришар Эллио! -- вскрикнул офицер.
   -- Да, Ришар Эллио.
   -- Когда вы уезжаете? -- продолжал лейтенант.
   -- Завтра на рассвете.
   -- Когда этот гнусный банкир должен к вами присоединиться?
   -- На другой день после нашего приезда.
   -- Успокойтесь. Между вами и опасностью будет стоять защитник.
   -- Вы?
   -- Я, и с Божьей помощью я исполню эту священную задачу. Я не отступлю ни перед чем. Если надо будет убить Ришара Эллио, я убью его!
   Леонида вздрогнула:
   -- Кровь!
   -- Что за нужда! Всякое средство к спасению законно. Все позволительно для того чтобы не допустить гнусного и низкого преступления.
   Госпожа Метцер задрожала.
   -- Но тогда, -- молвила она, -- вы навлечете опасность на себя! Я вам запрещаю! Бросьте меня, умоляю вас.
   -- К чему вы говорите мне это? -- пылко ответил Жорж. -- Вы знаете, что я не трус. Разве обязанность благородного человека, француза, солдата не предопределена? Сражаться за вас -- для меня счастье и умереть -- наслаждение! Я люблю вас!
   Услышав впервые это признание, Леонида закрыла руками вспыхнувшее лицо, и глубокий вздох вырвался из ее груди. Лейтенант продолжал прерывающимся голосом:
   -- Простите меня. Я сказал то, о чем должен был молчать. Забудьте слова, которых вы не услышите более. Мою преданность я докажу поступками. Мое обожание будет безмолвным.
   Молодая женщина приподняла голову и положила дрожащую руку на лоб лейтенанта, склонившегося перед ней. Жорж Прадель побледнел от этого легкого прикосновения. Леонида, глубоко взволнованная, ответила в порыве почти таком же, с каким говорил Жорж:
   -- Мне нечего вам прощать. Вы ничем не оскорбили меня. Я принимаю вашу великодушную преданность. Вы возвратили мне спокойствие и надежду. Поднимитесь, мой рыцарь! Я верю вам.
   Лейтенант схватил руки Леониды и, несмотря на слабое сопротивление бедной женщины, покрыл их поцелуями. Потом, не будучи в состоянии произнести слова -- в таком беспорядке находились его мысли -- он выбежал из из дома на улице Баб-Азун.
   Через час после ухода Жоржа Праделя Даниель Метцер, вернувшись домой, нашел свою жену возле чемодана, наполненного бельем и платьем.
   -- Вот и прекрасно, -- сказал он, -- вы послушны сегодня. Искренно поздравляю вас.
   Леонида молчала. "Как подл этот человек! -- думала она. -- Если бы он знал, что у меня есть защитник, он говорил бы не так громко".
   Даниель продолжал:
   -- Мне сейчас принесли записку от господина Эллио.
   Леонида вздрогнула.
   -- Я хотел ехать в дилижансе, -- продолжал Даниель, -- я даже взял купе для нас и Долорес, но мой будущий компаньон делает все на широкую ногу. Он пишет, что завтра на рассвете за нами заедет его экипаж. Он даже взял для нас конвой, который очень дорого будет ему стоить. Словом, мы насладимся удовольствиями миллионера, даже сам алжирский губернатор не путешествует с бо`льшим комфортом. Что вы скажете на это, милая моя?
   -- Вы знаете, -- проговорила молодая женщина, -- что к этим вещам, которые прельщают вас, я совершенно равнодушна.
   Метцер с презрением пожал плечами и вышел из комнаты ворча. На другой день в назначенный час большая коляска, запряженная прекрасными лошадьми, остановилась у дома ростовщика на улице Баб-Азун. Кучер щелкал кнутом, вооруженный конвой ждал в нескольких шагах. Даниель привязал сзади к коляске не только чемоданы жены и свой, но и большой сундук, наполненный провизией и шампанским. Путешествие прошло быстро и благополучно. Конвой был отпущен. Коляску поставили в сарай, лошадей и кучера отослали в Блида.
   Леонида провела ночь спокойно, зная, что ей нечего опасаться, пока Ришар Эллио не будет ее гостем. Даниель на другой день занялся приготовлениями. Банкир должен был приехать после полудня. Пока Даниель изо всех сил хлопотал по хозяйству, Ришар Эллио, выехавший из Алжира утром, катился в экипаже, еще лучшем и с конвоем еще многочисленнее, чем экипаж и конвой, отданные им накануне в распоряжение мужа Леониды.
   Банкир был не один. Высокая стройная женщина с изящной осанкой и щегольски одетая, скрывавшая лицо под черной кружевной вуалью, сидела в коляске с банкиром. Временами она сворачивала сигаретку, спрашивала огня у своего спутника и приподнимала вуаль, чтобы выпускать клубы белого дыма. Тогда можно было увидеть бледное лицо Ревекки, прекрасной жидовки. После продолжительного молчания банкир сказал:
   -- Ты уверена, что она тебя не знает?
   Жидовка вздрогнула.
   -- Вы говорите о жене Даниеля Метцера? -- спросила она. -- Уверена. Где она могла встретиться со мной?
   -- На улице, в театре.
   Ревекка покачала головой и возразила:
   -- Это невозможно. Я никогда не видела эту женщину! Если бы мы случайно встретились, то ее красота непременно бросилась бы мне в глаза. Впрочем, будьте спокойны, ваша гурия услышит мой голос, но не увидит моего лица.
   Излишне говорить, что банкир не повез свою спутницу к Даниелю Метцеру. Он остановил свою коляску в Блида, у посредственной гостиницы, хозяин которой был его должником. Банкир поместил Ревекку в лучшей комнате, поручил трактирщику оказывать ей особое внимание, повиноваться всем ее приказаниям, исполнять все капризы и продолжил свой путь. Полчаса спустя он приехал в Буджарек, где его уже поджидал Даниель Метцер.
   -- Рад видеть вас. Чрезвычайно рад, любезный друг и будущий компаньон, -- сказал Ришар Эллио, выходя из экипажа и пожимая руку своему хозяину.
   Он осмотрелся и продолжил:
   -- Эта лачуга очень мила! Сад кажется чертовски живописным. Но где же госпожа Метцер?
   -- Не упрекайте ее за отсутствие, -- возразил Даниель, -- вы один этому причиной.
   -- Я? Это как?! -- начал было банкир.
   -- Конечно! Леонида никому не хотела поручать заботу о вас, -- перебил Метцер. -- Мою жену, обыкновенно немного беспечную, сегодня нельзя узнать -- она с утра хлопочет. Леонида меня удивляет.
   Ришар Эллио просиял.
   -- То, что вы говорите, приводит меня в восторг! -- сказал он самодовольно и прибавил мысленно: "Кажется, мои дела идут хорошо. Хорошенькая блондинка наконец смягчается. Может быть, я поторопился привезти сюда Ревекку".

LIV

   Даниель Метцер все же пошел за женой, и холодный прием Леониды, столь непохожий на обещания жида, показал банкиру, что он хорошо сделал, привезя Ревекку. Очевидная принужденность в поведении госпожи Метцер и разочарование гостя набросили тень на первую половину обеда, но Даниель столько подливал шампанского банкиру, что тот наконец развеселился, и, когда подали десерт, Ришар Эллио, немного опьянев, стал говорить такие вещи и петь такие песни, что Леонида вдруг вышла из-за стола и удалилась в свою комнату.
   Настала ночь -- ночь африканская, великолепная и почти светлая. Мириады звезд сияли на темно-голубом небе. Леонида заперла дверь на двойной оборот, задвинула внутренний засов, спрятала под подушку острый нож, потом, раскрыв окно, выходившее в сад, посмотрела на мирные окрестности, которые лунный свет будто покрывал серебристым газом.
   На нижнем этаже, под спальней госпожи Метцер, раздавалось звяканье стаканов и пение Ришара Эллио. Когда вакхический шум стихал, глубокая тишина наполняла пространство. Издали слышался то ли жалобный вой шакала, то ли крик ночной птицы. Глубокая грусть овладела молодой женщиной. Крупные слезы невольно потекли по ее щекам. Она хотела уже запереть окно, броситься на постель и искать во сне забвения, как вдруг ее сердце сильно забилось.
   Высокие деревья возле дома бросали на землю густые тени. Леонида увидела белую фигуру, скользившую во тьме. Незнакомец остановился напротив дома, от которого ее отделяли семьдесят-восемьдесят шагов. Что это значило? Может быть, из осторожности следовало поднять тревогу? Леонида пошла было к двери, но остановилась на полдороге и задрожала еще сильнее. Внезапная мысль, подобно молнии, которая на одну секунду освещает мрак, промелькнула в ее голове.
   -- Что я хотела сделать?! -- прошептала она. -- А если это Жорж Прадель? Если я выдам мужу друга, который поклялся заботиться обо мне и держит обещание? Нет, сто раз нет!
   Поспешно вернулась она к окну и снова посмотрела в глубину сада. Белая фигура исчезла. Леонида ждала долго, надеясь опять ее увидеть. Но увы!
   Звон стаканов прекратился. Огни на нижнем этаже погасли. Долорес заперла ставни и вернулась в дом. Под тяжелыми шагами заскрипели ступени лестницы. Двери отворились и затворились. Даниель Метцер проводил мертвецки пьяного банкира в комнату, приготовленную для него. Миллионер принял помощь хозяина, не заставляя себя упрашивать. Раздевшись, он повалился в постель как сноп. Вскоре он заснул тяжелым сном, и его храпение доносилось сквозь двери.
   Ростовщик вернулся в свою комнату, даже не постучавшись к жене. Леонида, несколько успокоившись, отошла от окна и, обессиленная, легла, но не раздевшись и сжимая в руке рукоять ножа, спрятанного под подушкой. Ночь прошла спокойно. Ришар Эллио видел во сне, что госпожа Метцер в восточном костюме исполняет перед ним, и с единственной целью угодить ему, самые грациозные фигуры танца. Даниелю Метцеру снилось, что холм в саду стал прозрачен, как хрусталь, и внутри его видны груды слитков и золотых монет, которыми он мог располагать по своей воле. Леониде грезилось, что Жорж Прадель, стоя перед ней на коленях и держа ее руки в своих, говорил тихо: "Я вас люблю".
   Гостиница в Блида, хозяин которой был должником Ришара Эллио имела в названии слова Марабутси ди Феррук, написанные на листе железа, подвешенном на двух крюках. Хотя и третьеразрядная, она содержалась опрятно и имела немало многочисленных, хотя не совсем благородных посетителей.
   Утром в день, когда банкир уехал из Алжира с жидовкой Ревеккой, молодой человек в белой полотняной одежде, в громадной соломенной шляпе, на сильном арабском скакуне подъехал к двери гостиницы. Трактирщик лично подбежал принять лошадь. Путешественник оказался очень красивым молодым человеком. Глаза у него были голубые, волосы и усы белокурые, и лицо, без сомнения, изобличало военного, поэтому первые слова трактирщика были:
   -- Вам нужна комната, господин офицер?
   Молодой человек засмеялся.
   -- Разве вы находите, что моя полотняная блуза похожа на мундир, а соломенная шляпа на кепи? -- спросил он. -- Я не офицер, я представитель одного из крупных бордоских торговых домов и хочу предложить вам свои услуги. У нас есть медок, сен-эмильон, сен-эстеф, сен-жюльен прекрасного качества и по очень выгодным ценам. Но мы после об этом поговорим. Я намерен провести здесь несколько дней и обзавестись клиентами. Если вы мне поможете, вам будет сделана скидка. Пожалуйста, прикажите, чтобы позаботились о моей лошади и не жалели овса. А мне нужно отдохнуть. Я очень устал, мои волосы, усы, глаза и рот забиты пылью, и я умираю с голода.
   -- Вы из Алжира, господин офицер.
   -- Опять!
   -- Извините, в этом виноваты усы, притом готов поклясться, что вы офицер. Я сам был солдатом...
   -- Прекрасно, но не повторяйте. Да, я из Алжира, уехал вчера, приехал сегодня. Кстати, далеко ли от Блида до Буджарека?
   -- Около четырех километров. Но Буджарек не деревня и не село. Это дом с фермами. Вы, возможно, этого не знаете?
   -- Напротив, я знаю, что Буджарек -- уединенное поместье, -- ответил путешественник. -- Но мне говорили о хозяине, господине Даниеле Метцере, как о человеке богатом, любителе хорошего вина, и, может быть, я заключу с ним сделку.
   -- Господин Метцер мало бывает в своем имении, -- ответил трактирщик, -- я не знаю, там ли он теперь.
   -- Должен быть там. Я вчера побывал у него дома в Алжире. Он уехал. Во всяком случае я намерен удостовериться в этом сегодня же и надеюсь, что вы укажете мне дорогу.
   -- Первая тропинка налево по выезде из Блида, все прямо. Заблудиться невозможно.
   -- Благодарю.
   Единственное окно комнаты, отведенной путешественнику на первом этаже, выходило на улицу. На ней стоял номер 4. Комната эта средней величины могла быть присоединена в случае надобности к более обширному помещению под номером 5, куда вела дверь, запертая на двойную задвижку.
   Клиент выразил удовлетворение и велел принести ему завтрак, пока он будет умываться. Позавтракав, приезжий бросился на кровать и проспал глубоким сном несколько часов. Его разбудил лошадиный топот и стук колес экипажа, остановившегося перед гостиницей.
   Молодой человек подбежал к окну, отдернул кисейные занавески, посмотрел на улицу и сделал жест, выражавшее удивление. Именно в эту минуту банкир Ришар Эллио выглянул из экипажа, чтобы переговорить с трактирщиком. Затем банкир вышел из экипажа, подал руку женщине под вуалью, которая сидела возле него, вежливо помог ей выйти и прошел вместе с ней в дом в сопровождении носильщика, который нес довольно большой чемодан.
   Прошло две-три минуты, потом соседнюю комнату отворили, и приезжие вошли в нее. Обитатель соседнего номера припал ухом к двери и прислушался с большим вниманием, надеясь уловить хоть что-то, но безуспешно. Дверь заперли, и на лестнице снова раздались мужские шаги. Путешественник быстро вернулся к окну и опять приподнял занавеску. Он увидел, как банкир сел в коляску, которая тотчас тронулась с места. Женщины под вуалью с ним уже не было.
   -- Я должен узнать, кто она такая, -- прошептал молодой человек.
   Он надел свой полотняный костюм, надвинул на глаза громадную соломенную шляпу, защищавшую лицо и плечи от солнечного зноя, осторожно вышел из комнаты, удостоверился, что соседняя дверь заперта, и спустился с лестницы. На дворе он встретил трактирщика.
   -- Ну что, отдохнули? -- спросил его трактирщик.
   -- Не очень, -- ответил путешественник, -- я спал, но меня разбудил стук колес экипажа, который привез к вам посетителей -- какого-то господина и даму, кажется.
   -- Да, но дама осталась одна. Она занимает большую комнату, которая примыкает к вашей. Господин уехал. Вот этого я желал бы вам в клиенты. Это утонченный ценитель вина, и средства позволяют ему иметь хороший погреб. Вам, конечно, знакомо его имя. Это Ришар Эллио, самый богатый алжирский банкир.
   -- Я слышал о нем. Это свою жену он оставил у вас?
   Трактирщик пожал плечами:
   -- Свою жену? Он знаток женщин и вин. Госпожа Эллио уже немолода, а муж ее -- любитель зеленых яблочек.
   -- Стало быть, моя соседка молода и хороша, -- заметил путешественник.
   -- Молода, это верно. Это можно угадать по фигуре. Хороша ли, не знаю, лицо ее скрыто вуалью, но я готов побиться об заклад, что она недурна собой.
   -- Мы узнаем это сегодня за обедом.
   -- Кажется, вы тоже любитель! -- сказал трактирщик, смеясь. -- Но вы ничего не узнаете. Эта дама не выйдет к обеду. Мне приказано подать ей обед в комнату. Вас это расстроило?
   -- Вовсе нет. Я пойду погуляю по городу.
   -- Счастливой прогулки!
   Белокурый молодой человек знал Блида. Он вошел в магазин скобяных товаров и купил три буравчика разной величины, выкурил сигару, выпил рюмку абсента в кофейне, вернулся в гостиницу в свою комнату, и, взяв самый маленький буравчик, просверлил отверстие в двери смежной комнаты. Эта работа требовала самой большой осторожности и благоразумия. Когда отверстие достигло достаточного диаметра, белокурый молодой человек перочинным ножом сгладил его, округлил, потом приложился к нему глазом и стал смотреть.
   Толщина двери была довольно велика, а отверстие очень узко, через него была видна лишь малая часть смежной комнаты, да и та оставалась пустой. Молодой человек решил дождаться, когда соседка подойдет к его наблюдательному пункту. Через четверть часа по другую сторону двери послышался легкий шелест платья. Незнакомка пересекла комнату. Восточный профиль и великолепные черные волосы мелькнули на секунду перед внимательным наблюдателем, но этого было достаточно.
   -- Ревекка! -- пролепетал он в изумлении. -- Но зачем Ришар Эллио привез ее сюда? Какую роль отвел ей этот негодяй?
   Часы шли. Наступила ночь. Ревекке подали обед в номер. Молодой человек видел, как жидовка ходила взад-вперед по комнате. Он слышал, как заскрипела кровать, потом погас огонь. Тогда Жорж Прадель, которого, конечно же, наши читатели узнали, вышел из гостиницы и отправился в Буджарек.

LV

   Простая изгородь из колючего кустарника над рвом небольшой ширины составляла ограду Буджарека, достаточную для защиты от шакалов и гиен, но не преграждавшую путь проворному и решительному человеку. Жорж Прадель перепрыгнул ров, сделал в изгороди узкое отверстие и ловко перебрался на другую сторону. Луна пока еще пряталась за холмами. Ночь была темная. Молодой человек мог дойти до дома, уверенный, что никого не встретит. Он увидел Даниеля Метцера и Ришара Эллио, распивающих шампанское в зале нижнего этажа.
   Лейтенант вернулся в Блида лишь после того, как увидел издали, что Ришар Эллио в сопровождении Даниеля Метцера, войдя в свою комнату, упал на кровать и заснул тяжелым сном пьяного человека. Жорж провел все утро в своей комнате, куда ему и подали завтрак. Незадолго до вечера он услышал странное движение в соседней комнате -- Ревекка словно готовилась к отъезду.
   Лейтенант снова припал глазом к сделанному накануне отверстию, но любопытство его осталось неудовлетворенным: жидовка ни разу не попала в поле его зрения. Через полчаса дверь номер 5 отворилась, и в коридоре раздались быстрые шаги. Жорж поспешно открыл дверь своего номера, выглянул и увидел, как какая-то мавританка -- по крайней мере по одежде -- дошла до конца коридора и исчезла на лестнице. За ее плечами висел короб вроде тех, в которых разносчики носят свои товары, и восточная гитара.
   Жорж приметил, что дверь номера 5 осталась полуотворенной. Он заглянул в комнаты. Там никого не было, но большой чемодан, наполненный разной одеждой, показывал, что жидовка ушла не насовсем. Ведомый инстинктом, Жорж тихо ступил в первую комнату, подошел к двери, которая вела в его номер, и быстро отодвинул задвижку. Оставалось только сделать то же самое и в номере 4, и дверь уже можно было бы открыть. Сделав это, Жорж вернулся к себе и стал ждать возвращения жидовки. Прошло полчаса, час. Ревекка все не возвращалась. Это показалось лейтенанту подозрительным. Он надел широкую соломенную шляпу, сошел вниз и спросил у трактирщика:
   -- Кажется, у моей соседки сейчас была гостья?
   -- Гостья? -- повторил тот.
   -- Да, какая-то женщина.
   -- Вы ошибаетесь, -- возразил трактирщик, -- никто не приходил.
   -- Ах, позвольте, -- продолжал Жорж, -- я видел гостью, выходившую от моей соседки. Это была туземка в мавританском костюме, с коробом и гитарой.
   Трактирщик засмеялся:
   -- Я тоже видел вашу мавританку, только костюм ее был маскарадный, и этой гостьей была сама моя жилица.
   -- Возможно ли? -- вскрикнул офицер в испуге. -- Куда могла отправиться эта дама?
   -- Она спросила у меня дорогу в Буджарек.
   В Буджарек! Ревекка, переодевшись, отправилась в Буджарек! Выходит, она была сообщницей миллионера и вместе с ним расставляла сети Леониде. Жорж бросился к выходу.
   Ришар Эллио вышел утром к столу в плачевном виде, немного стыдясь своей вчерашней невоздержанности. За завтраком он извинился перед Леонидой, которая с презрением сделала вид, будто не понимает, на что он намекает.
   -- Вы говорили, -- сказал муж Леониды, -- об эксперте в металлургии. Вы прибавили, что привезете его и что он поселится в Блида.
   -- Конечно. Его можно ожидать дня через два. А до тех пор мы употребим наше время с большой пользой. Мы вместе обойдем ваше имение, осмотрим ручеек с золотой рудой. Если будет еще не слишком поздно, мы прогуляемся по окрестностям и вернемся к ужину.
   Напившись чудесного кофе, сваренного Долорес, банкир и хозяин закурили сигары и вышли из дома. Леонида осталась одна и, желая воспользоваться своим одиночеством, села на дерновую скамью под старыми деревьями, в тени которых укрывался накануне Жорж Прадель.
   Госпожа Метцер сидела тут уже давно, погруженная в мысли. Голова ее склонилась на грудь. Внезапно какой-то шум нарушил ее уединение. Кто-то неподалеку от нее пел арабскую песню, аккомпанируя себе на гитаре. Леонида подняла голову и увидела в нескольких шагах от себя женщину. Она была довольно высокая и очень стройная, облаченная в мавританский костюм. Длинная шелковая вуаль, бледно-голубая с золотыми полосками, окутывала ее с головы до ног. Тонкая ткань совершенно скрывала ее черты, лишь для глаз и рта были сделаны отверстия. Музыкантша перестала петь и поклонилась по мавританскому обычаю в ту минуту, когда госпожа Метцер подняла на нее глаза. Облик этой женщины не вызывал страха, и ее появление объяснялось тем, что калитка сада оставалась не заперта до вечера.
   Леонида с детским любопытством смотрела на странный костюм певицы, потом сделала ей знак подойти. Мавританка тотчас приблизилась.
   -- Вы понимаете по-французски? -- спросила госпожа Метцер. -- Вы из Блида или окрестностей?
   -- Понимаю, -- ответила музыкантша гортанно. -- Я отовсюду. Я странница.
   -- Вы молоды? Покажите мне ваше лицо.
   -- Нет. Моя религия запрещает мне это. Вы христианка, а слугам пророка приказано не снимать покрывала перед христианином.
   -- Чем же вы живете?
   -- Старуха из моего племени научила меня, когда я была ребенком, науке, которая давала ей средства к жизни. Тем, кто протягивает мне ладонь, я рассказываю прошлое и предсказываю будущее.
   Леонида улыбнулась.
   -- Вы не верите, что судьба начертана на руке? -- спросила мавританка.
   -- Признаюсь, не очень верю.
   -- Напрасно, и, если захотите, я дам вам доказательство. Я также пою старинные арабские песни, умею танцевать, продаю материи, амулеты и талисманы.
   -- Амулеты? Талисманы? -- повторила Леонида.
   -- Да. Это верное средство. Те, которым я предсказываю несчастье, покупают их у меня, чтобы отвратить его.
   Леонида снова улыбнулась:
   -- Кто вам посоветовал прийти сюда?
   -- Никто. Проходя мимо, я увидела открытую калитку. Я вошла, приметила вас издали и, чтобы привлечь ваше внимание, начала петь.
   -- Мне было бы любопытно дослушать песню, которую вы начали петь.
   Мавританка заиграла на гитаре и запела прерванную песню. После этой она спела другую, потом третью. Госпожа Метцер не могла наслушаться.
   -- Благодарю, -- наконец, сказала она, -- я не хочу больше злоупотреблять вашей любезностью, возьмите.
   Вынув из портмоне золотую монету, она подала ее мавританке. Та силой удержала протянутую ей щедрую руку и хотела поднести ее к губам, но вдруг устремила глаза на нежную ладонь и прошептала:
   -- Золотой! Этого слишком много за старые песни. Но вы щедры, а я благодарна и заплачу за ваше благодеяние. Берегитесь, сударыня, вам грозит опасность!
   Странный пророческий тон, которым были сказаны эти слова, подействовал на Леониду.
   -- Опасность! Кто вам это сказал?
   -- Ваша рука.
   -- Полно, это безумие!
   -- Клянусь Аллахом, я говорю правду. Позвольте еще раз взглянуть на вашу руку.
   Леонида колебалась. Впрочем, недолго. Она протянула руку и пролепетала:
   -- Говорите! И, если умеете читать будущее, читайте!
   Прошло несколько секунд.
   -- Вы не совсем счастливы, -- сказала дочь Востока.
   Леонида потупила взор и молчала.
   -- Я вижу рядом с вами трех мужчин, -- продолжала мавританка. -- Вы носите имя первого, вы его боитесь и не любите.
   Госпожа Метцер с изумлением посмотрела на нее. Та продолжила:
   -- Второй -- старик. Этот старик любит вас, и его любовь вам противна. Вы отвечаете ему презрением. Третий -- молодой человек. Он также вас любит, и этого вы не отвергаете. Вы любите его! Вы любите его всем сердцем, всей душой!
   Испуганная женщина хотела запротестовать, но у нее не хватало сил. Мавританка наслаждалась своим очевидным торжеством. Метнув на соперницу мрачный взгляд, она продолжала:
   -- Из столкновения этих троих возникнет опасность, которую я вам предсказала. Она будет страшна и неизбежна.
   -- Она угрожает только мне? -- спросила Леонида.
   -- Вам и тому, кого вы любите. Ему, может быть, больше, чем вам.
   -- Боже мой! -- пролепетала Леонида. -- Боже мой!
   И из глаз ее хлынули слезы.
   -- Не надо ни дрожать, ни плакать, -- продолжала мавританка, -- опасности можно избежать. Кажется, я уже говорила, у меня есть амулеты и талисманы.
   В начале разговора госпожа Метцер улыбнулась, услышав об амулетах и талисманах. Теперь, после предсказаний мавританки, ей все казалось возможным, даже сверхъестественное перестало ее удивлять. Незнакомка поставила на скамью свой короб и открыла его. Он был разделен на два отделения. В одном, побольше, лежали восточные ткани. В меньшем находились уборы из стекла, филигранные браслеты, дешевые ожерелья, булавки с коралловыми головками, склянки с розовыми духами, словом -- целый запас безделушек.
   Среди этого товара виднелась красная шелковая материя, в которую было что-то завернуто. Мавританка развернула ее почтительно и вынула полдюжины серебряных перстней со странными буквами и четыре хрустальных флакончика в золоченой оправе.
   -- Вот амулеты, -- сказала она, указывая на перстни. -- Вот талисманы, -- прибавила она, дотрагиваясь до склянок.
   -- Как их употреблять? -- спросила молодая женщина.
   -- Дайте вашу левую руку.
   Леонида повиновалась, мавританка надела перстень на безымянный палец, потом, откупорив флакон, продолжала:
   -- Понюхайте.
   Госпожа Метцер колебалась.
   -- О! Не бойтесь, в этом флаконе чудные духи.
   Это было правдой, и Леонида, снова повинуясь, испытала восхитительное ощущение. Ей показалось, что душистые цветы с самым тонким и нежным ароматом распустились прямо перед ней.
   -- А дальше? -- спросила она.
   -- Оставьте этот перстень на пальце. На нем кабалистические знаки, те самые, которые позволили царю Соломону победить врагов благодаря волшебному кольцу. Нюхайте время от времени духи из этого флакона. В нем вытяжка из растений, собранных в горах в особые часы последователем тайного учения, произносившим специальные заклинания, которым злые гении вынуждены покоряться. Верьте и спите спокойно. Вам нечего опасаться: ни вам, ни тому, кто вас любит и кого любите вы.
   -- Ах! -- прошептала Леонида. -- Как бы мне хотелось вам верить!
   -- Не сомневайтесь! Без веры амулет и талисман потеряют свою силу. Теперь вас защищают Аллах и его пророк. Я расплатилась с вами.
   -- А я хочу заплатить свой долг, -- поспешно сказала молодая женщина, сунув три золотых в руку мавританки.
   Та выразила свою признательность и хотела уже уйти, когда появились Даниель Метцер и Ришар Эллио, возвращавшиеся с прогулки. Даниель удивился, увидев мавританку, и спросил, что это значит. Леонида ответила правду, но умолчала о последней части разговора.
   -- Если у этой разносчицы есть вещи, хоть сколько-нибудь достойные госпожи Метцер, -- оживился Ришар Эллио, -- позвольте мне, любезный компаньон, поднести их ей. Ну-ка! Покажи нам свой товар!
   Мавританка поспешно разложила драгоценные ткани, затканные золотом и серебром, китайский креп, вышитый шелком. Ришар Эллио купил все, заплатил, не торгуясь, и сложил это богатство к ногам Леониды, даже не взглянувшей на него.
   -- Благодарю вас, щедрый господин! -- сказала мавританка гортанно и тише прибавила, обращаясь к молодой женщине: -- Помните. -- Потом, забрав свои пожитки, она быстро удалилась.
   Сумерки сменили день. Ужин продолжался не так долго, как накануне. Ришар Эллио, был воздержан в напитках, осторожен в словах, не позволил себе ни одной двусмысленности. Следовательно, госпожа Метцер не имела предлога, чтобы покинуть застолье. Она испытывала какую-то дремоту, возникшую, конечно, из-за прошедшей бессонной ночи.
   Обед, наконец, кончился. Даниель Метцер, как и накануне, проводил гостя в его комнату и снова предложил ему свои услуги. Ришар Эллио противился:
   -- Вчера усталость после дороги, а главное, слишком усердные возлияния заставили меня забыть о приличиях. Будет непростительно, если я и сегодня злоупотреблю вашей любезностью. Притом перед сном я хочу написать два-три письма и выкурить сигару. Итак, добрейший друг и любезный будущий компаньон, прощайте.
   Даниель Метцер ушел, а на губах Ришара Эллио опять появилась злая улыбка. Леонида, вернувшись в свою спальню, опустилась в кресло. Дремота и какое-то непонятное оцепенение все больше овладевали ею. С трудом встав с кресла, она подошла к окну и отворила его. Свежий вечерний воздух немного оживил ее, и несколько секунд ее глаза жадно всматривались в гущу зелени.
   -- Однако он, должно быть, пришел, -- прошептала она. -- Я уверена, что он там, мой рыцарь! Он любит меня! Откуда она это знает? Как линии моей руки могли открыть ей тайну нашей любви? А эти талисманы! Надо быть безумной, чтобы верить им. А я верю. Стало быть, я безумна!
   Леонида, оставив окно открытым, подошла к лампе, стоявшей на столе возле ее постели, взяла хрустальный флакон и понюхала. Глаза ее тотчас закрылись. Флакон, вырвавшись из рук, упал и разбился, бедняжка же упала на постель без чувств, словно мертвая.

LVI

   Мавританка, отправившись из Буджарека в Блида, не приметила человека в белой блузе и большой соломенной шляпе, прятавшегося за группой мастиковых деревьев возле калитки. Это был Жорж Прадель. Пропустив молодую женщину шагов на тридцать вперед, он пошел за ней следом. За все время пути лейтенант не сделал ни единой попытки приблизиться к ней и вошел в гостиницу, только когда она затворила за собой дверь номера. Оказавшись в своей комнате, Жорж принялся ждать. Спустя несколько минут в дверь под номером пять осторожно постучался трактирщик.
   -- Войдите! -- крикнула Ревекка.
   Лейтенант приложился ухом к проделанному отверстию и услышал следующее:
   -- Я принес обед.
   -- Хорошо. Поставьте поднос на стол. Я съем что-нибудь и лягу. И пусть меня сегодня больше не беспокоят.
   Трактирщик ушел, а жидовка повернула ключ в замке, задвинула задвижки на двери, выходившей в коридор, и вошла в спальню. Молодой человек подождал еще немного, потом, думая, что всякое промедление смерти подобно, тихо отодвинул задвижку, которая теперь одна замыкала дверь между номерами, на цыпочках прошел первую комнату и встал на пороге другой.
   Напротив, спиной к нему, Ревекка, сидя возле столика, заканчивала свою легкую трапезу. Она еще была в мавританском костюме. Жорж видел ее отражение в зеркале, зловещий блеск в черных глазах. "Презренная тварь задумала преступление!" -- сказал он про себя с дрожью.
   Лейтенант подошел. Легкие шаги не могли его выдать, но Ревекка, нечаянно подняв глаза, приметила в зеркале позади себя офицера, бледного и грозного, и тотчас его узнала. Вне себя от страха, она вскочила, словно пантера, и хотела выхватить из-за пояса малайский кинжал. Жорж не дал ей на это времени. Он стремительно бросился на нее и лишил возможности позвать на помощь, заткнув ей рот своим носовым платком. Куском полотна он крепко связал ей руки и ноги, бросил ее в кресло, потом, схватив кинжал, которым она хотела поразить его, наклонился к ней и сказал очень тихо:
   -- Не кричите, или я вас убью!
   Он вынул кляп.
   -- Ах! -- пробормотала пленница, лицо которой побагровело от испуга и ярости. -- Насиловать женщину и угрожать ей достойно ли офицера?
   -- Неужели вы надеетесь, что я стану с вами беседовать? -- воскликнул Жорж. -- Полно! Я буду допрашивать, а вы должны отвечать.
   -- Вот еще!
   -- Отвечать придется, -- продолжал лейтенант, -- иначе я вас убью! Если солжете, вас ждет та же участь!
   -- Попробуйте! -- повторила жидовка вызывающе.
   Жорж потерял самообладание. Он поднес кинжал к горлу Ревекки и слегка нажал. На матовой смуглой коже выступила капля крови.
   -- Если вы не ответите, я воткну кинжал, -- сказал Жорж в ярости.
   Страх возобладал над упрямством Ревекки. Врожденная трусость взяла верх.
   -- Не убивайте меня, -- пролепетала она. -- Я скажу. Что вы хотите знать?
   Жорж повторил вопрос.
   -- Я повиновалась Ришару Эллио, -- ответила жидовка, -- он принудил меня.
   -- Какова была его цель?
   -- Цель состояла в том, чтобы выдать банкиру госпожу Метцер беззащитной.
   -- Каким образом?
   -- Во сне.
   Ревекка рассказала ему все о Леониде и так называемом талисмане.
   -- Последствия неизбежны? -- спросил Жорж, покрывшись от ужаса холодным потом.
   -- Да, неизбежны. Сначала появится мимолетная дремота. Сон глубокий, непреодолимый наступит, только когда понюхают во второй, а иногда и в третий раз.
   -- Есть ли средства нарушить этот сон?
   -- Никаких. Грохот грома и даже пламя не могут преодолеть столь полного оцепенения тела и души.
   Жорж посмотрел на часы. Они показывали десять часов вечера. Молодой зуав бросился к двери, но тотчас вернулся. Увидев, что Жорж Прадель опять идет к ней, жидовка задрожала всем телом.
   -- Чего вы еще от меня хотите?
   -- Лишить вас возможности предать меня. Я привяжу вас к креслу и засуну в рот кляп. Если вы сказали правду, завтра вас освободят. Если солгали, я вернусь и расправлюсь с вами.
   Лейтенанту хватило двух минут, чтобы крепко связать Ревекку и заткнуть ей рот. Потом он вышел из комнаты через свой номер.
   -- Хозяин, -- сказал он трактирщику, -- пожалуйста, подайте мне счет. Я уезжаю.
   -- Но после захода солнца наши дороги небезопасны.
   Трактирщик подумал: "Да он сумасшедший! Должно быть, солнечный удар был силен!"
   Жорж расплатился, вскочил в седло и поскакал. Арабский жеребец, которому полтора дня отдыха возвратили прежнюю энергию, летел, как черная птица, по дороге в Буджарек. Меньше чем за четверть часа он миновал расстояние от Блида до имения Даниеля Метцера. Жорж остановился у калитки и сошел с коня. Она была заперта. Молодой человек опять сел на лошадь и заставил ее перепрыгнуть через изгородь. В саду он опять сошел наземь и, ведя своего бодрого жеребца в поводу, направился к дому. Али -- так звали благородное животное -- соединял, как бо`льшая часть чистокровных арабских скакунов, кротость с неукротимой энергией и удивительной понятливостью. Он любил своего хозяина, беспрекословно слушался его и следовал за ним как собака.
   Стояла глубокая тьма. В саду никого не было, и лейтенант смог приблизиться к дому незаметно. Жорж знал, где находятся комнаты Ришара Эллио и госпожи Метцер. Только два окна, разделенные тремя темными окнами, оставались освещены. Одно было в комнате банкира, а другое -- Леониды. Какая-то тень -- силуэт миллионера -- ясно выделялась на кисейных занавесях первого окна. Итак, Ришар Эллио еще был у себя. Окно комнаты госпожи Метцер оставалось отворенным настежь. Вдруг свет в комнате банкира исчез. Он не погас, в этом невозможно было ошибиться, -- он удалялся. Гость Даниеля Метцера вышел из своей комнаты. Куда он отправился? Жорж прекрасно знал это. Он тотчас решился. Отведя лошадь под окно Леониды, молодой зуав оставил ее у стены и прошептал:
   -- Али, стой. Не трогайся с места, милый друг!
   Потом, используя стремя вместо ступени, встал на седло, как наездник в цирке. Балкончик находился прямо над его головой. Обеими руками ухватился Жорж за ограждение, подтянулся, вскарабкался и запрыгнул в окно. Первое, что он увидел, была Леонида, без чувств и такая бледная, что ее кроткое лицо походило на восковую маску. Но вдруг дверь отворилась, и появился Ришар Эллио с подсвечником в руках. Свеча, которую банкир держал на уровне глаз, немного ослепляла его, как это бывает. Он вошел в комнату, запер дверь, поставил подсвечник на стол и обернулся, потирая руки. Но тут банкир увидел перед собой Жоржа Праделя, неподвижного, безмолвного, который стоял, скрестив руки и устремив на него глаза. Лицо миллионера позеленело.
   -- Засада! -- пролепетал он. -- Засада!
   Шатаясь, он попытался добраться до двери. Но лейтенант преградил ему путь и положил руку на плечо незваного гостя. От этого прикосновения негодяй упал на колени. Молодой человек схватил его за ворот и в этом положении дотащил до кровати.
   -- Мерзавец! -- сказал он глухим от ярости голосом. -- Проси прощения у той, которая не может тебя слышать и которую ты подло оскорбил!
   -- Да, -- сказал банкир, мелко дрожа, -- прошу прощения, умоляю! Я негодяй, я признаюсь!
   -- Хорошо! Встань!
   Ришар Эллио встал в глубоком изумлении. "Неужели я отделаюсь так дешево?" -- спрашивал он себя. Он с трудом осмеливался этому верить, однако его удивляла сдержанность лейтенанта, вспыльчивый характер которого был всем хорошо известен. Но объяснялось это очень просто. Жорж рассудил, что выйти из дома в окно с бесчувственным телом молодой женщины на руках невозможно. Стало быть, следовало выйти в дверь и при этом не разбудить хозяина. Ришар Эллио ждал в тоске, что решит Жорж. Молодой человек направился к кровати. Он приподнял Леониду, как ребенка, и левой рукой прижал ее к груди.
   -- Берите подсвечник, -- сказал он тихо, но повелительно.
   Миллионер поспешил повиноваться.
   -- Где лестница? -- спросил Жорж. -- Куда она ведет?
   -- В коридоре, возле комнаты, где мы находимся. Она ведет в переднюю.
   -- Ступайте, покажите дорогу в коридоре. Сойдите вперед меня по лестнице и помните, что никто не должен нас слышать, а то я воткну вам между лопаток вот этот нож.
   Ришар Эллио безропотно повиновался приказаниям офицера. Жорж со своей драгоценной ношей, идя за банкиром, достиг передней. Он увидел дверь.
   -- Поверните ключ, -- приказал молодой человек. -- Отодвиньте запоры. Отворите. Теперь ступайте, негодяй, и старайтесь никогда не попадаться мне на глаза!
   Банкир отворил дверь. Жорж бросился в сад. Только он вышел из дома, как Ришар Эллио взвыл:
   -- Помогите, Даниель Метцер! Несите оружие! Вашу жену похищают!
   Лейтенант услышал и остановился.
   -- Ах, негодяй, -- пробормотал он. -- Ах, подлец!
   Он положил Леониду на траву, бегом бросился в переднюю, догнал на лестнице миллионера, которому страх придал сил, и, схватив сзади, сдавил его шею обеими руками. Ришар Эллио хотел закричать, но у него вырвался слабый хрип. Налившиеся кровью глаза выкатились из орбит, подсвечник выпал из рук, и в сознании его наступил глубокий мрак. Жорж убрал руки. Банкир без чувств упал со зловещим шумом и покатился со ступени на ступень до передней. Лейтенант перешагнул впотьмах через него и вернулся в сад, в то время как на первом этаже отворилась дверь, и Даниель Метцер тревожно спросил:
   -- Что такое? Что за шум? Или это вы, любезный компаньон, разбудили меня?
   Ответом ему была тишина. Молодой человек взял Леониду на руки, сел в седло, и Али, несмотря на двойную ношу, резво поскакал в Алжир.
   Проснувшись от крика, муж Леониды, выйдя впопыхах из своей спальни со свечой в руке, вдохновил бы карикатуриста. Толстяк, еще не совсем очнувшись, в одной рубашке и подштанниках, был до крайности смешон. Удивленный глубокой тишиной, последовавшей за тревожными криками, Даниель в описанном нами костюме пошел в комнату Ришара Эллио. Он нашел ее пустой. Нетронутая кровать показывала, что банкир не ложился. Тогда Метцер направился в комнату жены. Дверь и окно были отворены, лампа еще горела.
   -- Странно! -- пробормотал Даниель, затворяя окно. -- Нет ли в доме воров?
   Взволнованный этой мыслью, муж Леониды вернулся в свою спальню, где взял револьвер и, решив обойти весь дом, стал спускаться с лестницы. Сойдя с нее, он увидал дверь передней отворенной настежь. Даниель не смотрел под ноги. Вдруг он чуть было не упал и вскрикнул от испуга, запнувшись о тело, лежавшее в передней ничком.
   -- Человек! Мертвый! Кто это? Что с ним случилось?
   Жид наклонился к мнимому мертвецу, перевернул его дрожащей рукой и снова вскрикнул. Он узнал Ришара Эллио. Его лицо было багровым, веки распухли, из-под них едва виднелись глазные яблоки, налитые кровью.
   "Убийство? В моем доме?! Только бы меня не заставили отвечать!"
   Даниель снова наклонился к телу и приложил руку к груди. Сердце миллионера слабо, но билось. Муж Леониды приподнялся, улыбнувшись, и сказал:
   -- Тревога была ложной! Он непременно останется жив!
   Надо было уложить гостя в постель и оказать необходимую помощь. Даниель пошел за мулаткой. Та наскоро оделась, и вместе они отнесли банкира в спальню, раздели и положили в постель. Даниель Метцер брызгал холодной водой в лицо своему гостю и давал ему нюхать английскую соль. Наконец миллионер сделал легкое движение.
   -- Вам лучше, любезный друг? -- поспешно спросил Метцер.
   Ришар Эллио не ответил. Тяжелое падение с лестницы на плиты передней вызвало прилив крови к мозгу. Лицо его побагровело, глаза сверкали тревожным блеском, и невнятные, сбивчивые слова вместе с глухими стонами срывались с его губ. "Черт побери! -- подумал Метцер. -- Нужен доктор! А где его взять ночью?"
   Оставим жида дрожать от страха за жизнь банкира и вернемся к Жоржу Праделю, скачущему во весь опор со своей драгоценной ношей. Лейтенант прижимал к груди Леониду, все еще бесчувственную, потому что ни ночной воздух, ни быстрая езда не могли прервать глубокий и страшный сон, походивший на смерть. Офицер знал, что молодая женщина жива. Он чувствовал биение ее сердца, ее дыхание. Другое терзало его безостановочно. Он думал о будущем с глубоким ужасом. Похитив госпожу Метцер, Жорж спас ее от угрожавшей ей опасности, но это было лишь временно. Веря в добродетель возлюбленной, он был убежден, что Леонида не согласится оставить своего гнусного мужа и последовать за любимым.
   Притом он зависел от своего дяди Филиппа Домера. А гаврский судовладелец не простит своему племяннику, если тот испортит военную карьеру, и Жорж, не имея средств, не мог и думать, чтобы подать в отставку и бежать на край света с любимой. Молодой человек размышлял над своим сложным положением и не мог найти выхода из него. Наконец он решился уговорить госпожу Метцер развестись с мужем.
   Пока суд будет рассматривать дело о разводе, госпожа Метцер сможет, покинув супружеское жилище, укрыться в монастыре. Если Даниель вздумает воспротивиться этому, он, Жорж Прадель, отправится к нему и скажет: "Берегитесь! Ваше недостойное поведение ставит вас вне закона. Если вы не вернете свободу ангелу, который носит ваше имя, то я, как честный человек, прострелю вам голову".
   Лейтенант думал также о Ришаре Эллио. "Совсем ли я его удавил? Умер ли он? Если он жив, я найду предлог и оскорблю его. Я буду с ним драться, я убью его". Али тем временем заметно замедлил свой бег. Восточный жеребец проскакал менее чем за три часа двенадцать миль, отделявшие Буджарек от городка, находившегося почти на полдороге между Алжиром и Блида. Наконец, благородное животное устало. Однако конь все скакал, хотя пот покрыл его черную шерсть, грудь белела от пены, и дыхание со свистом вырывалось из горящих ноздрей. Вдруг он запнулся и чуть было не упал. От Жоржа не укрылись эти признаки утомления.
   -- Бедный Али! -- прошептал он, гладя рукой шею коня. -- Я жестокий хозяин! Еще усилие, мой друг, и мы исполним первую часть нашей задачи.
   Жеребец, будто поняв эти слова, снова помчался. Через несколько минут они доехали до городка, и Али сам остановился у гостиницы, где лейтенант отдыхал несколько дней тому назад и где конвой дилижанса, курсировавшего между Блида и Алжиром, менял лошадей.
   Близился рассвет. Заспанный слуга отворил ворота и очень удивился при виде всадника с бесчувственной женщиной в объятиях.
   -- Милосердный боже! -- закричал он. -- Уж не умерла ли эта бедняжка?!
   -- Нет, она спит, -- ответил Жорж. -- Две комнаты, -- прибавил он, сунув пять франков слуге, -- место в конюшне для моей лошади, и ни слова кому бы то ни было о присутствии этой дамы в гостинице.
   Пять минут спустя лейтенант положил на кровать все еще спавшую Леониду, вышел из комнаты, заперев дверь, сунул ключ в карман и пошел удостовериться, что его верный Али ни в чем не нуждается.
   -- Вы ночевали здесь, -- заметил слуга, -- когда ехали в Блида. Я узнал вас и вашу лошадь. Добрая лошадка займет отдельную конюшню, не очень большую, но ей там будет удобнее. Представьте себе, господин путешественник, ведь наши конюшни переполнены. Кроме лошадей для дилижанса и конвоя, у нас содержатся сменные лошади самого богатого алжирского банкира Ришара Эллио и лошади для его конвоя!
   Али привели в узкий хлев, обычно служивший приютом для коровы и осла, которых слуга выгнал без церемоний. Арабский жеребец жадно напился холодной воды с тремя пригоршнями ячменя, наелся овса и опустился на солому. Жорж вернулся в гостиницу и тихо вошел в комнату госпожи Метцер. Полуотворенная дверь соединяла смежные комнаты. Молодой человек устроился в старом кресле и глубоко задумался.
   Время шло. Темнота сменила сумерки и сама была прогнана восходящим солнцем. В ту самую минуту, когда лучезарный свет разлился по окрестностям, Леонида проснулась и глубоко вздохнула.

LVII

   Лейтенант подошел к госпоже Метцер, молодая женщина, приподнявшись на постели, осматривалась вокруг с удивлением. Увидев Жоржа, она не смогла сдержать жест изумления.
   -- Это вы! -- вскрикнула она. -- Где я?
   -- Вы в безопасности, -- ответил офицер. -- В двенадцати милях от Буджарека.
   -- Я спала? Что случилось?
   Жорж взял стул и, сев возле кровати, на которой лежала Леонида, рассказал ей все вкратце. Когда офицер закончил, она приподнялась, взяла его руки, прижала их к своему трепещущему сердцу и пролепетала:
   -- Я обязана вам спасением! Вы сберегли мою честь! Как мне благодарить вас, мой единственный друг?
   -- Позволив мне беспрерывно доказывать вам свою преданность, -- ответил Жорж, -- позволив мне любить вас издали, молча, уделив мне небольшую долю нежности в ответ на мое бесконечное обожание.
   -- Ах! Вы знаете, что нежность, долю которой вы просите, принадлежит вам безраздельно.
   Произнеся эти слова, она тут же пожалела об этом. Она выдала свои чистые, целомудренные чувства. Стыд охватил ее, она быстро отвернулась и спрятала в подушках вспыхнувшее лицо. Жорж питал страсть слишком глубокую и слишком чистую, для того чтобы воспользоваться этим признанием. Он сказал взволнованно:
   -- Отринем печальное прошлое и оставим в стороне неприятные воспоминания. Будущее принадлежит нам.
   Госпожа Метцер приподняла голову и, бросив на Жоржа взгляд, исполненный признательности, прошептала:
   -- Что мы будем делать?
   Лейтенант объяснил, что он видит спасение Леониды только в разводе, и мы не удивим наших читателей, сказав, что он без труда убедил в этом молодую женщину.
   -- Да, -- ответила она, -- вы правы. Вы показываете мне единственно честный путь, открытый мне. Но я не хочу огласки. Я умру от стыда, я чувствую, если обо мне скажут: "Эта женщина бросила мужа, чтобы следовать за любовником!" Я вернусь в Алжир в дом моего мужа и выйду оттуда, высоко подняв голову, когда судьи позволят мне укрыться в монастыре до тех пор, пока их вердикт не сделает меня свободной.
   Уверенность госпожи Метцер была заразительной. Притом Жорж был убежден, что позволение удалиться в монастырь будет дано молодой женщине незамедлительно. Но каким образом ей вернуться в Алжир и поселиться в супружеском жилище? Было два способа: или нанять экипаж, или занять место в дилижансе, разумеется, если там не окажется Даниеля, погнавшегося за женой. Жорж отправился искать экипаж. Проходя через двор, он увидел, что конюхи и слуги тащат за ворот и угощают пинками какого-то негодяя подозрительной наружности, которого они нашли в конюшне, где находились свежие лошади для конвоя дилижанса.
   -- Ты забрался к нам воровать овес, мерзавец! -- кричал слуга. -- Чтобы духу твоего здесь не было!
   Бродяга бросился бежать. Лейтенант ушел из гостиницы, не обратив внимания на эту сцену. Он обошел городок и вскоре убедился, что никто не повезет, даже за значительную сумму, госпожу Метцер в Алжир. Недавнее нападение разбойников внушало всем в провинции страх. Оставался только дилижанс. Выехав из Блида на рассвете, он должен был приехать на почтовую станцию около полудня, сменить лошадей и к ночи прибыть в Алжир. Жорж пришел сообщить Леониде о результате своих поисков.
   -- Решено, -- ответила она, -- я поеду в дилижансе. Но, если не будет места или, к несчастью, мой муж окажется среди пассажиров, тогда как быть?
   -- Я буду сопровождать конвой до самого Алжира.
   -- А разбойники?
   -- После заката их опасаться нечего. Ночью грабителей не бывает, в это время никто не ездит. А присутствие господина Метцера в дилижансе кажется мне невероятным. Он теперь в Буджареке ухаживает за Ришаром Эллио, если я не совсем удавил негодяя.
   -- Господь не допустит смерти грешника, -- прошептала Леонида.
   -- Да, с условием, что грешник раскается, а я ручаюсь, что Ришар Эллио умрет неисправимым негодяем.
   -- Нельзя ли достать мне вуаль? -- спросила молодая женщина.
   -- Конечно, можно, сейчас схожу.
   Жорж вышел и купил несколько метров газовой ткани. Вернувшись, он зашел в хлев, где отдыхал Али. Добрый конь радостно заржал, увидев хозяина. Его черная шелковистая шерсть блестела, как атлас. Несколько часов отдыха изгладили всякий след усталости.
   -- Этот славный конь способен следовать за конвоем, -- прошептал Жорж.
   Он вернулся к Леониде и разделил с ней трапезу. Вскоре звон бубенчиков возвестил о прибытии дилижанса, который остановился у гостиницы на полчаса, чтобы дать время путникам и конвойным позавтракать. Жорж расстался с Леонидой и, надев большую соломенную шляпу, скрывавшую его лицо, пошел собирать сведения. Даниеля Метцера не было среди пассажиров, а в купе оставалось одно свободное место. Лейтенант взял его. Он расплатился в гостинице, сам оседлал Али и вернулся к госпоже Метцер. Десять минут спустя молодая женщина, обернув голову газовой тканью, села в купе, офицер вскочил в седло, представился начальнику конвоя и занял место между всадниками. Кучер щелкнул кнутом, бубенчики забренчали, и дилижанс тронулся в путь.
   Первые две трети пути все шло хорошо. Но вдруг, без всякой видимой причины, одна из лошадей конвоя начала беситься. Она умчалась вместе со своим всадником, изумленным этим припадком бешенства. Через несколько минут галопа она вдруг остановилась, липкий пот покрыл ее тело, ноги задрожали, она грохнулась наземь в страшных судорогах и умерла. Жорж и начальник конвоя спешились и осмотрели труп лошади.
   -- Посмотрите, господин лейтенант, -- сказал унтер-офицер, показывая на челюсти мертвой лошади, -- что это значит?
   Язык и десны лошади были черными, нёбо налилось кровью и растрескалось, будто прижженное раскаленным железом.
   -- Очень странно! -- пролепетал Жорж. -- Что это за страшная болезнь?
   -- Похоже на отравление, -- продолжал унтер-офицер.
   С мертвой лошади сняли сбрую и положили в багаж, и дилижанс опять двинулся в путь. Жорж чувствовал беспокойство, но говорил себе: "Возможно, это случайность". Но через четверть часа и лошадь унтер-офицера обнаружила признаки бешенства, тоже помчалась, тоже упала и умерла.
   Скажем вкратце, что весь конвой стал пешим, и на дороге пришлось оставить пятерых из восьми составлявших его солдат. Отравление лошадей было неоспоримо. Жорж вспомнил тогда подозрительного бродягу, которого конюхи гостиницы застали в конюшне и выгнали, и уже не сомневался, что преступление это совершил он. Но с какой целью? Увы, цель легко было угадать. Арабы-грабители, предупрежденные, без сомнения, своими шпионами, что в дилижансе повезут большие деньги, хотели лишить путников всякой надежды на спасение, лишив их части конвоя.
   На что решиться? Самое благоразумное было ехать вперед и защищаться всеми силами, когда начнется нападение. Путешественникам раздали ружья спешившихся всадников. Жорж, лошадь которого не пострадала, получил два пистолета. Лейтенант ехал в двухстах шагах от дилижанса, отяжелевшего из-за дополнительных пассажиров, и следил за дорогой. За себя он не боялся. Жорж храбро смотрел в глаза опасности. Но он дрожал за Леониду. При мысли, что его возлюбленная может быть убита у него на глазах или попасть живой в руки разбойников, молодой человек дрожал от ужаса.
   С каждым часом дилижанс ехал все медленнее, и лошади с трудом шли неровной рысью. Солнце клонилось к горизонту. До Алжира оставалось еще три мили. Дорога нескончаемой белой линией шла между песчаными холмами, но впереди было ущелье, и довольно опасное. Жорж подъехал к дилижансу.
   -- Будем настороже, -- сказал он шепотом солдатам, сидевшим наверху, и пассажирам.
   Маленький отряд вступил в ущелье длиной почти в километр. Слева высилась отвесная черная гранитная стена. Справа возвышался холм с зарослями пробкового дуба. Между узловатыми стволами виднелись глыбы мшистых валунов и густой кустарник. Дилижанс благополучно миновал почти половину ущелья. "Не слишком ли я преувеличил опасность?" -- спрашивал себя лейтенант. Именно в эту минуту он получил доказательство обратного. Араб с длинной белой бородой вышел из-за дерева в тридцати шагах от дилижанса, прицелился из тяжелого ружья в Жоржа, выстрелил, но промахнулся.
   Молодой человек ответил выстрелом из пистолета. Пуля попала арабу прямо в грудь, и он упал. Раздался страшный крик. Разбойники в лохмотьях тотчас показались на склоне холма. Мародеров было больше шестидесяти. Первым залпом ранило только унтер-офицера. Солдаты и пассажиры ответили стрельбой и убили трех или четырех разбойников. Арабы в бешенстве устремились к дилижансу.

LVIII

   Жорж Прадель слышал свист пуль вокруг, но оставался невредим. Один из пистолетов был разряжен, и он вложил его в седельную кобуру. Другой пистолет он держал в правой руке. Лейтенант стал возле дилижанса, рядом с госпожой Метцер. Конечно, он не питал никаких надежд. Он знал, что физически не сможет защитить возлюбленную. Решение было принято. Жорж допускал мысль о гибели Леониды, но не мог помыслить, что она может попасть в руки разбойников и пережить надругательство над собой. Он готовился убить ее, когда ему самому не останется ничего, кроме смерти.
   Минута эта близилась. Арабы выдержали второй залп, который унес жизни двух бандитов. Они уже открыто бежали к экипажу, зная, что перед ними безоружные люди. Одни, схватив свои тяжелые ружья за дуло, вертели ими как дубинками, другие махали ятаганами. Пара человек была в капюшонах с прорезями для глаз. "Это конец", -- подумал Жорж. Леонида в эту минуту высунулась в окно. Она сделала знак лейтенанту наклониться к ней.
   -- Мы погибли, не так ли? -- шепнула она ему. -- У нас нет никакой надежды на спасение?
   -- Никакой.
   -- Если так, вам принадлежит моя последняя мысль, мой последний вздох, моя последняя улыбка! Жорж, я люблю вас! Убейте меня!
   -- Будьте спокойны, моя Леонида, -- ответил лейтенант. -- Мы умрем вместе.
   Только чудо могло спасти госпожу Метцер. Чудо совершилось. На вершине лесистого холма вдруг раздались звуки труб, и показался целый эскадрон егерей с оружием наизготовку. Впереди скакал барон де Турнад с саблей в одной руке и револьвером в другой. Арабы были окружены. Небольшая их горстка еще защищалась. Три четверти пытались бежать.
   -- Нет пощады! -- кричал Турнад громовым голосом. -- Стрелять в этих мерзавцев! Рубить саблями! Рубить!
   Менее чем через пять минут все разбойники лежали мертвыми на месте засады. Только трое или четверо успели исчезнуть как тени. Жоржу показалось, что двое, проворнее и искуснее других, скользнули в расселину в скале, скрытую колючим терновником. Он решил удостовериться в этом, но прежде подошел к Турнаду и сказал, протянув ему руку:
   -- Благодарю, барон.
   -- Кто вы? -- спросил капитан егерей, обманутый внешним видом молодого зуава. -- Кажется, мне знаком ваш голос.
   -- Еще бы! Как вам не знать, -- ответил молодой человек, снимая шляпу.
   -- Жорж Прадель! -- закричал барон.
   -- Он самый. Вы спасли мне жизнь!
   Турнад в душевном порыве пожал лейтенанту руку и продолжал:
   -- Вы должны понять, как я был прав, находя поединок между нами бесполезным! Если бы вы отправили меня на тот свет три недели назад, то мы сейчас имели бы причину для раскаяния. Что скажете?
   -- Барон, мы друзья на жизнь и на смерть!
   -- Еще бы! Я рассчитываю на это.
   -- Теперь, барон, позвольте мне взять двух ваших егерей. Я хочу осмотреть логово, которое, если не ошибаюсь, служит убежищем двум разбойникам, оставшимся от шайки, уничтоженной вами.
   -- Прекрасно, я поеду с вами.
   Турнад и несколько егерей отправились к месту, указанному лейтенантом. Заросли срубили. Жорж не ошибся: под гранитной глыбой находилась неглубокая яма, в которую забились двое беглецов. Их лица скрывали капюшоны.
   -- Славная добыча, лейтенант! -- воскликнул Турнад. -- У вас орлиный взгляд! Я сейчас же велю расстрелять этих негодяев, но прежде посмотрим на их разбойничьи физиономии. Ну, негодяи, если вы понимаете по-французски, поднимите капюшоны!
   Пленники не пошевелились. Турнад сделал знак, и два егеря сорвали не только капюшоны, но и бурнусы с мнимых арабов. Жорж задрожал всем телом и отступил на шаг.
   -- Паскуаль! -- закричал он в изумлении и испуге. -- Паскуаль и Ракен! Французы и солдаты! Итак, это правда! Когда мне говорили, я не верил!
   Ракен, совершенно раздавленный, не проронил ни слова, но Паскуаль пожал плечами и ответил с циничным бесстыдством:
   -- Что такое? Уж не хотят ли нас в чем-то обвинить?
   Жорж и Турнад переглянулись, изумленные такой дерзостью. Денщик продолжал:
   -- В отсутствие хозяина мы отправились с Ракеном погулять с единственным намерением стянуть кроликов или кур. Это не очень похвально, но двух хороших молодцов нельзя расстрелять за кражу кроликов. Мы попались арабам, которые, против нашей воли, нарядили нас в эти лохмотья и принудили идти с ними, приказывая нам молчать. Мы покорились. Ждали случая, чтобы удрать, когда началась суматоха. Мы испугались и спрятались. Мы невиннее младенцев! Господин лейтенант поручится за меня, а я поручусь за Ракена.

LIX

   -- Егеря, -- скомандовал барон, -- свяжите этих негодяев и привяжите к левому стремени. При первой попытке взбунтоваться или бежать приказываю стрелять.
   Бросив на Жоржа Праделя ненавидящий взгляд, денщик послушно протянул руки, и Ракен последовал его примеру, не говоря ни слова. Молодой офицер приблизился к дверце купе и наклонился к Леониде.
   -- Опасность миновала, -- сказал он тихо. -- У нас есть будущее.
   -- Ах! -- прошептала бедная женщина. -- Какое это будущее? Смерть, возможно, была бы лучше.
   Дилижанс медленно продолжил прерванный путь. Егерский эскадрон, сопровождавший его, обеспечивал безопасность, и дилижанс прибыл благополучно, но опоздав на три часа, в то время как в Алжире уже не надеялись на спасение путешественников. Госпожа Метцер пожала руку Жоржу Праделю и вернулась на улицу Баб-Азун, где ее никто не ждал. Она вынуждена была послать за слесарем, чтобы вскрыть замки.
   Паскуаль и Ракен внешне покорились своей участи и казались послушнее ягнят. По прибытии их посадили в военную тюрьму. Барон де Турнад, ехавший рядом с Жоржем Праделем, тактично не заговаривал с ним о госпоже Метцер. Жорж вернулся домой, разбитый усталостью, и заснул тяжелым сном. На рассвете его разбудил вестовой. Полковник немедленно вызывал к себе Жоржа Праделя. Лейтенант, очень встревоженный, наскоро оделся и отправился к своему начальнику.
   Накануне того дня, когда Даниель Метцер должен был везти жену в Буджарек, Жорж, после разговора с Леонидой, письменно попросил у полковника недельный отпуск, а на другой день, обезумев от любви и беспокойства, уехал до получения ответа. Это было серьезным нарушением дисциплины, и совершивший этот проступок подлежал военному суду. Жорж был офицером образцовым, его любили начальники, и полковник не хотел портить будущность молодого человека. Он сурово принял лейтенанта, но мало-помалу смягчился, прочел молодому человеку родительское наставление и посадил на две недели под арест.
   -- Видите, -- сказал он, -- я поступаю с вами так снисходительно, что совесть старого военного упрекает меня. Я очень хорошо понимаю, что за этим кроется какая-нибудь история, в которой замешана женщина, но подумайте, что последствия нового проступка будут непоправимы. Дайте мне честное слово, как человек и солдат, во время ареста не выходить из дома ни днем ни ночью ни под каким предлогом.
   -- Господин полковник, даю вам честное слово.
   -- Хорошо. Ваш арест начнется сегодня же. Распорядитесь, чтобы обед приносили вам на дом. Денщик остается при вас.
   -- Господин полковник, у меня нет больше денщика. Он оказался одним из негодяев, которые вчера попали в руки егерей барона де Турнада, когда вместе с арабскими мародерами напали на дилижанс из Блида.
   -- Надо провести расследование. Я пришлю вам другого солдата на замену.
   -- Господин полковник, можно ли мне принимать моих товарищей?
   -- Нет, напротив, это вам официально запрещено. Часовому будет приказано никого не пропускать. Ступайте, лейтенант, и помните, что вы дали слово.
   Жорж поклонился и ушел, сильно обеспокоенный. Он хорошо понимал, что отделался очень дешево, тем не менее на две нескончаемые недели он был разлучен с Леонидой. Написать он не мог, потому что некому было поручить отнести письмо и доставить ответ. Что подумает госпожа Метцер о его отсутствии и молчании? Офицер не мог изменить положение дел. Оставалось покориться и ждать.
   Вечером четырнадцатого дня полковник прислал сказать лейтенанту, что на другой день, ровно в девять часов, он будет освобожден. Жорж, не спуская глаз с часов, ждал первого удара из девяти. Тогда, освободившись от данного слова, он побежал на улицу Баб-Азун. Он решил смело позвонить у двери. Если мулатка, вернувшаяся в Алжир, отворит ему, он без труда привлечет ее на свою сторону. Если, напротив, он очутится лицом к лицу с Даниелем Метцером -- ну так будь что будет! Или Леонида все еще в одиночестве и примет его...
   На углу одной из улиц он чуть не наткнулся на человека, которого считал удавленным, -- Ришара Эллио. Синеватые и фиолетовые полосы все еще виднелись у него на шее. Миллионер узнал офицера, отскочил в сторону, побледнел от гнева и страха, ссутулился, точно ожидая нападения, и удалился самым быстрым шагом. "Этот человек жив и здоров! -- подумал лейтенант. -- Конечно, он все рассказал, и Даниель Метцер знает об исчезновении своей жены. Он, конечно, мучает ее! Но я свободен! Я здесь, и низкий негодяй будет дрожать передо мной!"
   Вскоре он пришел на улицу Баб-Азун. Но разочарование, ожидавшее его, было ужасно. На двери виднелась бумага, прибитая четырьмя гвоздями, а на ней слова: "Дом, меблированный по-европейски, сдается внаймы, обратиться к караульщику". Жорж в первую минуту не поверил своим глазам, потом позвонил в колокольчик.
   На громкий трезвон прибежал старик с гнусной физиономией. Это был жид Исаак Вормс, который свел мужа Леониды с Ришаром Эллио.
   -- Это вы караульщик? -- спросил Жорж.
   -- Да, господин Прадель, -- ответил жид. -- Мне поручено смотреть за цветами во дворе, за мебелью и показывать дом тем, кто намерен его нанять. Угодно вам посмотреть комнаты, господин Прадель?
   Лейтенант продолжал запальчиво:
   -- Итак, Даниель Метцер уехал?
   -- Уехал, господин Прадель. С неделю тому назад.
   -- И увез жену?
   -- Разумеется!
   -- Куда он поехал?
   -- Господин Метцер мне этого не сказал, и, разумеется, я не шпионил за ним. Я честный человек!
   Жорж вложил монету в сто су в руку жида:
   -- Ответьте на мой вопрос. Господин Метцер вернулся в Буджарек?
   -- Нет. Я знаю, что он уехал на пароходе и что пароход этот отправился во Францию. Больше я ничего не знаю. Но одна особа, возможно, скажет вам больше. Это служанка Долорес. Господин Метцер за два часа до отъезда прогнал бедную девушку.
   -- Где найти Долорес?
   -- Точно не помню, но, может быть, вторая монета в сто су освежит мне память.
   Жорж снова вынул деньги, и жид дал ему адрес жалкой лачуги, где приютилась мулатка. Лейтенант побежал туда, надеясь, что Леонида отдала своей служанке письмо к нему. Нет, Леонида не оставила ничего. Мулатка была рада рассказать ему все, что знала, но, к несчастью, сведения, которые она могла сообщить, были незначительны.
   Жорж узнал, однако, что Ришар Эллио по милости доктора из Блида был на ногах уже через три дня после своего приключения и что Даниель Метцер после краткого разговора с банкиром сильно разгневался. Как только они оба вернулись в Алжир, а вернулись они вместе, Даниель очень удивился, найдя жену дома, и устроил ей страшную сцену. Леонида сидела взаперти, даже была лишена услуг Долорес и вышла из своей комнаты, или, лучше сказать, из тюрьмы, где рыдала день и ночь, только для того, чтобы отправиться на пароход, который шел в Марсель. Служанка хотела взглянуть в последний раз на свою милую несчастную госпожу и проститься с ней. Она спряталась возле дома и не могла сдержать слез, когда увидела, что госпожа Метцер побледнела и похудела так, что ее почти нельзя было узнать. Жорж щедро отблагодарил добрую девушку, а потом с разбитым сердцем вернулся домой. Его глубокое уныние длилось несколько месяцев.
   Вернемся пока к Паскуалю и Ракену. Военные власти закончили следствие по делу двух негодяев -- делу, впрочем, очень простому, потому что они были взяты на месте преступления. Паскуаля и Ракена судил военный суд, в котором участвовал и Жорж Прадель. Денщик выдумывал самую неправдоподобную ложь и упорствовал в ней с самой циничной самоуверенностью. Ракен же призывал Бога в свидетели своей невиновности. Он плакал, ломая руки и пытаясь растрогать судей.
   Один капитан, назначенный защитником обвиняемых, пытался сослаться на смягчающие вину обстоятельства, но ввиду известных нам происшествий успех защиты был невозможен. После речи эскадронного командира, исполнявшего обязанности прокурора, члены совета, посовещавшись, объявили единогласно Паскуаля и Ракена виновными и не приняли смягчающих вину обстоятельств, предложенных защитником.
   Зуав и егерь были приговорены к смертной казни. Наши читатели знают, что приговор этот не был приведен в исполнение. Бывший денщик лейтенанта имел связи с алжирским отребьем. Сообщники, оставшиеся на свободе, нашли средство доставить ему пилу, веревку и нож. Выбравшись из тюрьмы, зуав и егерь прятались некоторое время, потом ясной ночью достали лодку, пустились по Средиземному морю и чуть было не погибли от голода и жажды. Торговое судно подобрало их и высадило в Марселе. Они добрались до Парижа и жили там воровством до тех пор, пока на станции Лионской железной дороги мы не познакомились с ними и с племянником Домера.
   Даниель Метцер, отказавшись на время от американских спекуляций, отправился прямо в Париж и снял особняк на бульваре Босежур. Госпожа Метцер проводила там время в совершенном уединении, на которое, впрочем, не жаловалась, и совсем не имела знакомых, кроме пожилой дамы в Пасси, которая прежде знала Галлара. Даниель играл на бирже, занимался всякими гадкими делами и зарабатывал много денег. А когда бывал не в духе, устраивал жене отвратительные сцены.
   Однажды Паскуаль случайно встретил Даниеля Метцера на Биржевой площади. На другой день он явился в дом на бульваре Босежур. Даниель знал Паскуаля и не раз видел его, когда тот ухаживал за Долорес, в доме на улице Баб-Азун, но он не знал, что негодяй был приговорен к смертной казни. Паскуаль дал понять жиду, что знает многое о нем, Ришаре Эллио и третьей особе, которую не называл. Потом, намекнув, что умеет молчать, заговорил о своих стесненных обстоятельствах и стал просить помощи, в которой Даниель и не подумал ему отказать.
   Паскуаль устроил для Метцера слежку, в которой иногда его заменял Ракен. Это нам объясняет, почему отставной зуав и отставной егерь находились в непрерывных сношениях с мужем Леониды. Теперь нам остается только направиться к развязке этого правдивого рассказа.

LX

   Вернемся в Париж и в нескольких словах напомним нашим читателям, в каком ужасном положении мы оставили Жоржа.
   -- Милостивый государь, -- продолжал Жобен, -- советую вам избегать огласки. Это в ваших же интересах. Полицейские агенты заняли все выходы в этой зале. Мне стоит сделать знак, и тотчас появится подкрепление. Видите, на нас уже смотрят. Следуйте за мной.
   -- Я готов следовать за вами, -- ответил Жорж, -- но эта девушка -- моя сестра, а этот старик -- мой дядя. Могу ли я бросить их?
   Он указал на бесчувственную Леонтину, поддерживаемую Домера, который казался пораженным громом.
   -- Может быть, и лучше, что ваша сестра теперь без чувств, -- заметил сыщик. -- Обморок смягчит для нее тяжесть разлуки, которая, как я надеюсь, будет коротка.
   -- Я следую за вами. Позволите ли вы проститься с дядей?
   Жорж подошел к Домера. Тот перебил его и тихо спросил у Жобена:
   -- В чем его обвиняют?
   -- В двойном убийстве, -- ответил сыщик.
   Лейтенант пожал плечами и посмотрел на полицейского как на сумасшедшего.
   -- В двойном убийстве, -- повторил он. -- Теперь я спокоен! Я боялся какого-нибудь проступка против военной дисциплины, отъезда без разрешения, мало ли еще чего? Речь идет о преступлении, и я не боюсь. Подобное обвинение смешно и не страшно. Убийца! Он, Жорж Прадель?! Вы ошибаетесь! Ступайте своей дорогой.
   -- Может быть, обвинение необоснованно, -- возразил Жобен, -- и по многим причинам я очень этого желаю. Но, к несчастью, в приказе, который я должен исполнить, указан зуавский лейтенант Жорж Прадель, племянник господина Филиппа Домера, богатого гаврского судовладельца, с которым я имею честь говорить. Невинный или виновный, он обязан повиноваться закону, который я представляю. Следуйте за мной, лейтенант Прадель.
   -- Ступай, милое дитя! -- сказал старик. -- Ступай и помни, что, если даже вся земля поднимется против тебя, я буду знать, что тебя оклеветали. Будь мужествен и тверд!
   -- Постараюсь. Прощайте.
   -- Когда я смогу увидеть моего племянника? -- спросил Домера у сыщика.
   -- Это зависит от судебного следователя. Позвольте узнать, где вы переночуете?
   -- В Гранд-отеле.
   -- Через два часа я буду иметь честь явиться туда.
   Дядя и племянник обнялись. Пока Домера отвозил в Гранд-отель свою племянницу, Жобен сел в фиакр с офицером, Сиди-Коко влез на козлы, и экипаж покатился к тюрьме. К Жоржу вернулось хладнокровие. Он думал, что произошла какая-нибудь ошибка. Желая узнать подробности, он стал расспрашивать сыщика.
   -- Милостивый государь, -- ответил ему Жобен, -- хоть вы меня не знаете, я очень много занимался вами последнее время. Я принимаю в вас серьезное участие, чему вы скоро получите доказательство, но мой долг запрещает мне исполнить ваше желание и сообщить то, чего вы, по-видимому, не знаете. Поэтому прошу вас не расспрашивать меня -- я, как солдат, исполняю приказ. Знайте только, что можете полагаться на меня.
   -- Полагаться на вас? -- повторил молодой человек. -- Что вы хотите этим сказать?
   -- Я хочу сказать, что, когда вы явитесь к судебному следователю и возникнет необходимость подкрепить ваши заверения аргументами -- доказать, например, ваше пребывание в другом месте, я отдам себя в полное ваше распоряжение и помогу вам опровергнуть обвинение.
   -- Вы мне говорите о надежных доказательствах, о моем пребывании в другом месте. Я вас не понимаю.
   -- Скоро поймете. Вот мы и приехали. Не унывайте!
   Экипаж остановился. Жобен сдал своего пленника и поехал на телеграф отправить депешу, чтобы уведомить Абади об аресте лейтенанта.
   -- Вероятно, вы еще не обедали, -- сказал он потом Сиди-Коко. -- Я знаю неподалеку небольшой ресторан. Заедем туда, нам надо поговорить.
   Отставной зуав послушно последовал за сыщиком. Пустой желудок Сиди-Коко предъявил свои права, и, несмотря на глубокое горе, чревовещатель поел.
   -- Ну! -- сказал ему Жобен с улыбкой. -- Мне кажется, вам теперь получше.
   -- Да, -- прошептал отставной зуав, -- и я стыжусь этого. Разве инстинкты тела могут говорить так громко, когда сердце обливается кровью, а душа страдает?
   -- Я не вижу в этом ничего дурного! -- воскликнул сыщик. -- Притом у вас есть причина если и не радоваться, то хотя бы немного успокоиться. Арест Жоржа Праделя произошел по вашей милости. Это начало мщения.
   -- Да, но, увы! Наказание убийцы не возвратит жизни ни Мариетте, ни ее отцу.
   -- Вы сказали "убийцы". Так вы все же думаете, что лейтенант виноват в рошвильском преступления?
   Сиди-Коко изумленно посмотрел на Жобена:
   -- Вы же продемонстрировали мне улики, прочли показания свидетелей, спросили меня, убедился ли я, и я ответил утвердительно. Разве сомнение возможно?
   -- Да, -- сказал сыщик твердо.
   -- Разве что-нибудь переменилось?
   -- Нет. Но что это значит? Ничего! Ваш личный опыт должен был вам это подсказать. Помните, судебный следователь считал вас виновным и велел арестовать. Я сам сомневался, однако вы не были виновны.
   -- Но, стало быть, Жорж Прадель...
   -- Совершенно не виновен.
   -- Вы имеете доказательства этому?
   -- К несчастью, нет, только уверенность, и не будь я Жобеном, если не заставлю суд принять мое мнение.
   -- Кто же убил Жака Ландри и Мариетту?
   -- Неизвестный, которого мы найдем. Дерзкий и изумительно ловкий, он выдал себя за Жоржа Праделя.
   Чревовещатель вздрогнул.
   -- Не находите ли вы, -- продолжал сыщик, -- что это все объясняет?
   -- Вы правы, -- воскликнул Сиди-Коко, -- это бросается в глаза! Но зачем же, если вы уверены в невиновности моего взводного командира, вы его арестовали?
   -- Это моя обязанность. Судья приказывает -- я повинуюсь. Разве, будучи зуавом, вы обсуждали приказы?
   -- Никогда!
   -- Я тоже солдат, солдат закона и правосудия, и действую не рассуждая.
   -- Словом, моему взводному командиру, чтобы стать снова свободным, стоит только сказать, где он находился в то время, когда Мариетту и ее отца убивали в Рошвиле.
   -- Сказать недостаточно, надо доказать. И возможно, дело не так просто, как вы думаете. Кто знает, быть может, сообщники устроили здесь засаду Жоржу Праделю, между тем как ловкий негодяй там принял его облик.
   -- Господин Жобен, -- прошептал Сиди-Коко, -- вы меня пугаете!
   -- Не пугайтесь, -- возразил полицейский. -- Я объяснил возможные и почти вероятные затруднения в этом деле, потому что вы мне нужны не только для доказательства невиновности нашего офицера, но и для обнаружения настоящих преступников.
   -- Ах! У меня теперь двойная задача: отомстить за Мариетту и выпросить прощение у моего командира. И я ее выполню, даже если мне придется расстаться с жизнью!
   -- Завтра, несомненно, мне будет поручено отвезти подозреваемого в Руан. Вы поедете со мной.
   Жобен расплатился и вышел из ресторана с Сиди-Коко. На часах здания суда пробило половину двенадцатого. Мимо проезжал пустой фиакр. Сыщик сел в него вместе с зуавом и приказал ехать в Гранд-отель. Он спросил, где остановился господин Домера, и осторожно постучался в дверь. Филипп Домера сам отворил ему.
   -- Я принес вам утешительные вести, -- сказал Жобен, -- лейтенант Жорж Прадель проявляет большое хладнокровие и мужество и сохраняет спокойствие.
   -- Вы верите в его невиновность? -- с жаром воскликнул судовладелец.
   -- Вполне.
   -- И, несмотря на это, его арестовали?
   У сыщика ответ был готов, тот же, который он дал чревовещателю.
   -- Но это неслыханное, чудовищное обвинение, которое тяготеет над ним! -- продолжал Домера. -- Я ничего не понимаю. Ради бога, расскажите мне подробности!
   -- Я для этого и приехал, -- ответил сыщик. -- Я обязан молчать, чтобы не мешать действиям судебного следователя, но с вами я могу говорить.
   Домера провел сыщика в гостиную, подал Жобену стул и сам сел.
   -- Позвольте мне задать вам один вопрос, -- начал сыщик. -- Сколько времени вы не получали известий из вашего рошвильского имения?
   -- Десять или двенадцать дней. Я приехал из Марселя, и мой управляющий не знал, куда мне писать.
   -- И вы не читали газет?
   -- Я читал в поезде "Фигаро" и "Пти-журнал", но не нашел там ничего достойного внимания.
   -- Стало быть, я первым сообщу вам об ужасном несчастье. Вооружитесь мужеством, милостивый государь, потому что удар будет жесток. Ваша крестница Мариетта и ее отец убиты, а триста пятьдесят тысяч франков, вверенные вами Жаку Ландри, украдены.
   Домера страшно побледнел.
   -- Жак Ландри и Мариетта убиты! -- пролепетал он. -- Это ужасно!
   Наступило минутное молчание, потом старик вздрогнул, словно пораженный внезапной мыслью, провел рукой по мокрому лбу и вскочил, закричав прерывающимся голосом:
   -- И Жоржа Праделя, моего племянника, обвиняют в этом преступлении?!
   Домера побледнел, потом побагровел, и пару секунд сыщик боялся, что старика хватит удар. Но Домера принадлежал к той породе людей, которые будто созданы из железа. Он глубоко вздохнул, потом, опять опустившись в кресло, сказал:
   -- Ах, вы сказали правду: удар был силен, и я едва его выдержал. К счастью, мне пришло в голову, что я буду нужен Жоржу. Два часа тому назад, во время его ареста, я сказал себе: подобное обвинение нелепо и безумно! Теперь я думаю так же! Ничто не поколеблет моего доверия к племяннику!
   Жобен начал подробный рассказ о событиях, изложенных в первой части этой истории. Закончил он словами:
   -- Человеческое правосудие имеет право верить таким доказательствам и лишь исполняет свой долг, захватив человека, на которого все указывает. Вы с этим согласны?
   -- Согласен, -- прошептал старик.
   -- Теперь, когда вы знаете все, ваш взгляд на невиновность лейтенанта изменился?
   -- Нисколько.
   -- Как же вы можете объяснить присутствие вашего племянника в Рошвиле в ночь убийства?
   -- Жорж Прадель не был в Рошвиле! -- воскликнул Домера.
   -- Кто же был?
   -- Негодяй, назвавшийся его именем.
   Сыщик радостно потер руки. На вопросительный взгляд старика он ответил:
   -- Я доволен, потому что ваше мнение совпадает с моим. Это значит, что мы оба правы. Мой инстинкт сыщика привел меня к тому же результату, к которому вас привела родительская привязанность к лейтенанту.
   -- К счастью, если человеческое правосудие и ошибается, то по крайней мере оно не слепо. Мы осветим мрак. Мы спасем Жоржа, не так ли?
   -- Конечно, мы его спасем, и надеюсь, что это будет легко, потому что все зависит от него самого.
   -- Каким образом?
   -- Для этого ему будет достаточно доказать, где он был и что делал в то время, когда его двойник действовал в Рошвиле.
   Домера снова побледнел.
   -- Ах, -- прошептал он, -- вы меня пугаете. Жорж четыре дня не был в Гранд-отеле и вернулся только вчера. Приехав сюда вчера и очень удивившись его присутствию, я спросил о причинах его исчезновения, которое показалось мне странным. Он отказался мне объяснить. И упорствовал, несмотря на то что я настаивал.
   -- Жаль. Но все же он объяснил причины своего отказа?
   -- Очень смутно. Он сказал мне, что дело идет о чести женщины.
   -- А! -- вскрикнул сыщик. -- Женщина! Итак, ваш племянник влюблен? В замужнюю женщину?
   -- Надо полагать, но я ничего не понимаю, -- возразил судовладелец. -- Жорж приехал из Алжира. Он не знал никого в Париже.
   -- Без сомнения, -- продолжал Жобен, -- речь идет о случайном любовном приключении, важность которого молодой офицер преувеличивает.
   -- Я сам так подумал и сказал ему. Он возразил, что я ошибаюсь, и, несмотря на сильное неудовольствие, упорствовал в своем молчании.
   -- Все изменится, когда лейтенант узнает, что над ним тяготеет страшное обвинение. Ручаюсь вам, он скажет.
   Домера покачал головой:
   -- Если Жорж считает, что тут замешана честь, он говорить не станет.
   -- Даже чтобы спасти свою голову? Ну, тогда мы спасем ее против его воли.
   -- Каким образом?
   -- Отыскав эту женщину и вынудив ее сказать нам то, о чем он хочет умолчать.
   -- Неужели вы можете сделать это?
   -- Господин Домера, полиция может почти все. В девяноста пяти случаях из ста розыски приводят к цели.
   -- Да услышит вас Бог! Когда вы должны везти в Руан несчастного мальчика?
   -- Наверно, завтра, но я не могу назвать час отъезда -- это зависит от депеши судебного следователя. Не езжайте одним поездом с нами.
   -- Как! -- вскрикнул в отчаянии Домера. -- Разве Жоржа повезут как преступника?
   -- Положитесь на меня. Никто не приметит, что он арестант. Поезжайте утренним скорым поездом и скажите, в какой гостинице вы остановитесь в Руане.
   -- В гостинице "Париж", -- ответил Домера.
   -- Вероятно, завтра вечером я буду иметь честь явиться к вам с известиями.
   Полицейский простился со стариком и вернулся к Сиди-Коко, который ждал его, прохаживаясь взад-вперед по бульвару. Жобен привел его в скромную квартиру, в которой жил уже много лет, и устроил для Сиди-Коко постель на старом диване.
   Сыщик спал мало, встал очень рано и пошел за сведениями. Пришла депеша руанского судебного следователя с требованием, чтобы лейтенант Жорж Прадель был отправлен незамедлительно, и припиской, что ему было бы приятно, если бы арестанта сопровождал Жобен. Сыщик устроился с Жоржем в вагоне первого класса, на котором объявление со словами "Приватное помещение" не допускало присутствия других пассажиров. Переезд из Парижа в Руан прошел благополучно.
   Доставив лейтенанта в тюрьму, Жобен отправился в здание суда. Судебного следователя там не оказалось, но, уезжая, он отдал приказ прислать сыщика к нему на дом. Сыщик поспешил последовать этому распоряжению и был принят судебным следователем незамедлительно:
   -- Поздравляю вас, Жобен! Вас справедливо ценят в Париже. Я вовсе не ожидал такого быстрого успеха.
   -- Господин судебный следователь, -- ответил сыщик, -- ваши похвалы смущают меня, потому что я их не заслуживаю.
   -- Скромность украшает человека, -- продолжал следователь с улыбкой. -- Но вы мастерски отыскали Жоржа Праделя, который, наверно, хорошо спрятался.
   -- Увы... -- прошептал Жобен. -- Должен вас разочаровать, Жорж Прадель не скрывался, и только случай позволил мне встретить его на железнодорожной станции, где я ожидал чревовещателя, который и указал мне на него.
   -- На железнодорожной станции? -- повторил Поль Абади удивленно, -- он был на станции?
   -- Ну да! Он сопровождал свою молоденькую сестру, собираясь уезжать вместе с ней и своим дядюшкой Домера в Нормандию, в рошвильский замок.
   Поль Абади воздел руки к небу.
   -- Итак, -- гневно воскликнул он, -- преступник без страха ехал на место своего преступления?! Злодей был уверен в своей безнаказанности!
   Жобен спокойно выслушал эту пылкую тираду. Судебный следователь продолжал:
   -- Итак, закон настиг его. Какое ужасное пробуждение! Негодяй, должно быть, чувствовал себя словно пораженный громом.
   -- Нисколько, -- ответил полицейский. -- Жорж Прадель был очень удивлен, но сохранил спокойствие.
   Поль Абади с изумлением посмотрел на собеседника.
   -- Сохранил спокойствие? -- повторил он. -- Что это значит?
   -- Это значит, господин судебный следователь, что Жорж Прадель не виновен.
   -- Жобен, что вы такое говорите? Вы сами принесли мне неопровержимые доказательства вины лейтенанта!
   -- Доказательства лживые, обманувшие меня. Я искренно заблуждался.
   -- Итак, по вашему мнению, офицер не виновен? В таком случае вы знаете убийцу?
   -- Нет еще, но уверен, что найду его.
   Судебный следователь пожал плечами. Сыщик повторил следователю все, что накануне говорил Сиди-Коко и Домера. Но Поль Абади покачал головой и возразил:
   -- Вы ошиблись со своим призванием, Жобен! С вашим воображением вы с успехом могли бы писать романы. Вы обманываете себя. Я считал вас сыщиком серьезным, но вижу, что вы не более чем фантазер.
   -- Итак, господин судебный следователь, -- сказал озадаченный сыщик, -- мне не удалось вас убедить! Однако, -- продолжал Жобен, -- вы будете вынуждены поверить мне, когда я приведу к вам убийцу Мариетты.
   -- Я подожду этого дня, постарайтесь, чтобы он скорее наступил.
   -- Постараюсь, -- ответил сыщик.
   Он прямо пошел в гостиницу "Париж" к господину Домера. Ответив на вопросы старика о племяннике, Жобен приступил к главному.
   -- Я должен просить вас, -- сказал он, -- сообщить мне нечто чрезвычайно важное для оправдания вашего племянника. Я уже знаю, что в рошвильском замке убийца украл еще и триста пятьдесят тысяч, но мне нужно знать, что составляло эту сумму -- банковские билеты, золото, серебро или векселя?
   -- Двести тысяч франков банковскими билетами, каждый в тысячу франков, сто сорок тысяч французским золотом и десять тысяч золотом иностранным, испанскими квадруплями и английскими гинеями, заплаченными мне за несколько дней до этого одним руанским торговцем.
   Сыщик потер руки так, что чуть кожу не содрал.
   -- Полтораста тысяч франков золотом! -- вскрикнул он. -- Слава богу! Наконец случай на нашей стороне! Если бы вся сумма была банковскими билетами, мы не смогли бы быстро отыскать убийцу.
   -- Почему?
   -- Потому что негодяй унес бы все разом! Триста пятьдесят тысяч билетами французского банка составляют не слишком толстую пачку, но полтораста тысяч франков золотом -- тяжелая ноша. Человек, который взял бы монеты с собой в день преступления, непременно привлек бы внимание. Искусный мошенник не сделал бы этого. Стало быть, полтораста тысяч франков еще находятся в окрестностях Рошвильского замка, где-нибудь спрятанные. Когда убийца решит, что ему уже нечего опасаться, он вернется за деньгами, на это-то я и рассчитываю.
   -- Но вы не знаете этого убийцу. Кто вам укажет на него?
   -- Хотя я никогда его не видел, но узнать его не составит труда. Убийца, кто бы он ни был, мошенник высшего класса. Он работает в Париже, потому что портфель лейтенанта был украден в Париже. Вы понимаете, что такой человек не сможет стать полностью похожим на нормандских крестьян. Всякий посторонний человек, который появится без повода у Рошвильского замка, вызовет у меня подозрение.
   Уверенность Жобена была так велика, что непроизвольно передалась и Домера, и добрый старик немного успокоился. Сыщик простился с судовладельцем и вернулся в скромную гостиницу, где назначил свидание чревовещателю.

LXI

   Сиди-Коко снял очень скромную комнату на третьем этаже маленькой гостиницы возле железной дороги, где и ждал с нетерпением сыщика.
   -- Дадите вы мне, наконец, дело? -- спросил он, пожимая ему руку. -- Мне нужно действовать, иначе я сойду с ума.
   -- Будьте спокойны. Итак, вы состояли в цирковой труппе, а всякий циркач немного актер.
   -- Вы хотите дать мне роль? Постарайтесь, чтобы она была мне по силам.
   -- Вы исполните ее легко. Надо только изменить внешность до неузнаваемости.
   Жобен несколько секунд рассматривал чревовещателя, будто намеревался писать портрет по памяти.
   -- Теперь знаю, -- сказал сыщик, -- вы станете моряком.
   Сыщик вынул из кармана футляр с бритвами, ножницами, мыло, пастельные карандаши и множество других предметов.
   -- Садитесь, -- указал он на стул. -- Начнем превращение.
   Сыщик взбил в стакане мыло в пену и намазал ею черные усы отставного зуава.
   -- Уж не сбрить ли их вы собираетесь? -- вскрикнул Сиди-Коко с явным беспокойством.
   -- Это необходимо. Моряки не носят усов. Бакенбарды -- это можно.
   Жобен вынул бакенбарды черного цвета, длинные, густые, приклеил их к щекам чревовещателя, расчесал их, взъерошил, потом улыбнулся своему произведению.
   -- Посмотрите на себя, -- сказал он.
   Сиди-Коко встал, посмотрелся в зеркало над камином и удивился результату. Он не узнавал себя. Лишившись усов и обзаведясь бакенбардами, он обрел облик настоящего моряка.
   -- Это удивительно!
   -- Будет еще удивительнее, когда вы наденете нужный костюм. Подождите, я вернусь через полчаса.
   Вскоре Жобен вернулся с костюмом. Сиди-Коко оделся в один миг, и превращение оказалось вполне законченным.
   -- В таком виде, -- продолжал Жобен, -- любой капитан, не колеблясь, внесет вас в свой корабельный список. Вы настоящий моряк.
   -- Что же дальше? -- спросил чревовещатель.
   -- Вы мне сказали в Рошвиле, что у вас есть деньги. Итак, вы поедете первым же поездом, выйдете в Малоне и остановитесь в гостинице, ближайшей к железной дороге. Хозяину скажете, что ждете родственника, желающего купить имение в этих краях, но не знаете, когда он приедет, и это послужит вам предлогом наблюдать за прибытием каждого поезда. Конечно, в Малоне выходят немногие, но это облегчит ваши наблюдения. У вас зоркие глаза и хорошее чутье. Как только кого-нибудь заподозрите, телеграфируйте мне одно слово: "Приезжайте" и не упускайте добычу из виду.
   -- Будьте спокойны. Если убийца Мариетты пройдет мимо меня, клянусь всеми святыми, я схвачу его за горло и задушу.
   -- Хорош план! Поздравляю! Напротив, необходимы чрезвычайное благоразумие и хладнокровие. Убийца приедет, один или с сообщником, за золотом. Его нельзя спугнуть и следует захватить на месте преступления с деньгами в руках. Остальное -- дело правосудия. Вы обещаете сохранять спокойствие?
   -- Обещаю, раз это необходимо. Но я боюсь, как бы однажды утром жандарм, присланный мэром или комиссаром, не явился потребовать от меня бумаг.
   -- Все предусмотрено, -- возразил Жобен.
   Он раскрыл свой бумажник, вынул треугольную карточку с печатью и подписью и подал чревовещателю.
   -- Я потребовал это для вас в префектуре полиции, -- продолжал он, -- с этой карточкой жандармы не только вас не арестуют, но в случае надобности станут еще и помогать.
   -- Хорошо, -- сказал чревовещатель, взяв карточку.
   -- Возьмите эту игрушку, -- добавил сыщик, подавая отставному зуаву шестиствольный револьвер. -- Надеюсь, он вам не понадобится.
   -- Благодарю, -- ответил Кокле, сунув револьвер в карман блузы.
   -- Он с шестью зарядами, а в рукояти есть еще полдюжины патронов, -- продолжал Жобен. -- Итак, мы условились. Поезд уходит через полчаса..
   Спустя полтора часа прибыв на место, отставной зуав рассказал хозяину гостиницы свою легенду и оказался в центре внимания, как жилец, богатый родственник которого намеревается купить имение в окрестностях. Всю ночь Сиди-Коко не смыкал глаз. Слишком близко было рошвильское кладбище, где покоились Мариетта и ее отец, взывая о мести.
   С тех пор как Поль Абади стал судебным следователем, он редко встречал такое необычное дело, как двойное убийство в Рошвиле. Следовательно, ему очень хотелось посмотреть на героя этой страшной драмы. Он уже составил себе мнение о нем. Поль Абади не сомневался, что, захватив лейтенанта, он задержал истинного убийцу. В ту минуту, когда молодой человек вошел в его кабинет, следователь быстро взглянул на него и испытал невольное удивление. Облик Жоржа не вязался с мыслью о страшном преступлении. Прадель поклонился с достоинством. Судебный следователь не ответил на его поклон, и бледное лицо молодого человека вспыхнуло.
   -- Садитесь, -- сказал Поль Абади, указывая на стул.
   Лейтенант повиновался. Судебный следователь устремил на него проницательный взгляд. Письмоводитель, склонившись над столиком, приготовился писать.
   -- Господин судебный следователь, -- воскликнул Жорж, -- полицейский сыщик, исполнявший ваш приказ о моем аресте, сказал, что меня обвиняют в двойном убийстве. Обвинение это нелепо, однако я желал бы знать, на чем оно основывается.
   -- Вы здесь затем, чтобы отвечать мне, а не меня расспрашивать, -- сухо перебил Поль Абади. -- Письмоводитель, пишите.
   Сначала шли обычные вопросы, потом судебный следователь, пристально глядя в лицо Жоржа, вдруг сказал:
   -- Вас обвиняют в том, что в ночь с двадцать четвертого на двадцать пятое число вы убили Жака Ландри и его дочь Мариетту и украли триста пятьдесят тысяч, отданные на хранение вашим дядей, Филиппом Домера, управляющему Рошвильским замком.
   Молодой человек вздрогнул, глаза его расширились, губы задрожали.
   -- Итак, -- пролепетал он, -- по-вашему, я не только убийца, я сделал проступок еще более низкий и подлый. Я убил, чтобы обокрасть!
   -- Отвечайте.
   -- Что прикажете отвечать? Разве это стоит опровергать? Нет, сто раз нет! Я могу сказать только одно. Я не виновен, и вы это знаете так же хорошо, как и я.
   -- Обвиняемый, помните об уважении, которое следует проявлять к суду.
   -- Сохрани меня Бог забыть об этом! Но правосудие не имеет права оскорблять честного человека, обращаясь с ним как с разбойником, вырвавшимся из острога!
   -- Остерегайтесь! Если вы сейчас не успокоитесь, я велю отвести вас в тюрьму и отложу допрос! -- вскрикнул судебный следователь.
   Жорж сделал над собой геройское усилие. Ему удалось преодолеть негодование и гнев, и умоляющим голосом он прошептал:
   -- Я спокоен. Допросите меня, и я отвечу как умею.
   -- Итак, вы не признаете, что совершили преступление?
   -- Не признаю и решительно отрицаю обвинение.
   -- Свидетель видел, как вы приехали в Рошвиль. Он служил вам проводником, вы говорили с ним, он получил от вас сигару. При нем вы заговорили с Жаком Ландри. Он честный малый, у которого нет причин лгать. Притом против вас есть и другие доказательства. Вы оставили в Рошвиле вещественные следы своего преступления.
   -- Это невозможно, -- возразил лейтенант, -- только из письма дяди я узнал, что он купил это имение для моей сестры.
   Судебный следователь взял одну из бумаг, лежавших на столе, и сказал:
   -- Вот оно. -- И продолжил: -- Где вы провели двадцать четвертое сентября?
   -- В Париже.
   -- Когда вы приехали в этот город?
   -- Двадцать третьего в четыре часа пополудни, по Лионской железной дороге.
   -- Расскажите подробно, что вы делали после.
   -- Я взял экипаж и поехал в Гранд-отель. Господин Домера, мой дядя, в письме назначил мне там свидание.
   -- Вот в этом, -- сказал судебный следователь, показывая Жоржу другую бумагу.
   Тот снова вздрогнул и продолжил:
   -- В отеле меня ждало еще одно письмо, сообщавшее о его внезапном отъезде, в нем дядя просил меня ожидать его в Нормандии...
   -- Чтобы вместе с Жаком Ландри охранять триста пятьдесят тысяч, -- докончил судебный следователь.
   -- Это правда, я вижу, что вы и это письмо прочли.
   -- Расскажите, что вы сделали с портсигаром, в котором лежали письма.
   -- Его у меня украли.
   -- Украли! -- повторил следователь с иронией. -- Вы так объясняете его потерю? Хорошо. Продолжайте.
   -- Я переоделся, вышел, купил сигары в табачной лавке Гранд-отеля, бродил по бульварам, с час читал газеты в кофейне "Гельдер", зашел в меняльную лавку и разменял один билет в тысячу франков.
   -- Один, вы говорите. Значит, у вас было их несколько?
   -- Три, присланные дядей. Я положил две тысячи восемьсот франков купюрами в портсигар, десять луидоров в портмоне и пошел обедать к Бребану.
   -- Что вы делали после обеда?
   -- Провел вечер в театре, в "Жимназе". Там у меня украли портсигар. Я обнаружил пропажу в антракте.
   -- И не заявили тотчас полицейскому комиссару?
   -- Нет. Я знал, что это бесполезно, потому что не мог указать на вора. Я подозревал молодого блондина, который толкнул меня в коридоре, но не мог описать его приметы, к тому же он, наверно, был уже далеко.

LXII

   Перо письмоводителя бегало по бумаге. Судебный следователь продолжил допрос:
   -- Что вы делали после спектакля?
   Лейтенант задрожал всем телом. Впервые после ареста он почувствовал страшную опасность. В эту минуту он понял слова Жобена: "Рассчитывайте на меня, когда придется доказывать ваше пребывание в другом месте". Но Жорж был готов ко всему, лишь бы не была затронута честь Леониды. Пока ураган мыслей проносился в уме Жоржа, прошло несколько секунд. Взгляд следователя был прикован к лицу обвиняемого. Поль Абади продолжал:
   -- Разве вы не слышали моего вопроса? Я должен его повторить?
   -- Я выкурил две сигары на бульваре, -- ответил нерешительно Жорж, -- потом вернулся к себе.
   -- Вы ошибаетесь. Вы отсутствовали три дня, и управляющий Гранд-отелем, изумленный этим неожиданным исчезновением, отдал другим клиентам занимаемые вами комнаты. Это доказано. Но, возможно, вы дадите какое-нибудь объяснение?
   -- Мне нечего сказать, -- прошептал лейтенант.
   -- Подумайте. В вашем положении молчание означает признание.
   -- Я не виновен!
   -- Ваш портсигар, найденный в Красной комнате Рошвильского замка, свидетельствует против вас.
   -- Против меня! Нет, милостивый государь, против того, кто украл его у меня.
   -- Пусть так! -- продолжал следователь. -- Но где были вы в это время?
   -- Я не могу этого сказать, -- пролепетал Жорж.
   -- Почему?
   -- По причинам, касающимся меня одного.
   -- Так я отвечу за вас. Вы хотите убедить меня, что, будучи благородным человеком, молчите из любви к женщине, чтобы сохранить ее честь.
   Лейтенант опять вздрогнул. Судебный следователь узрел истину, но принимал ее за ложь.
   -- С которых пор, -- продолжал он, -- ваш полк базируется в Алжире?
   -- С тысяча восемьсот семьдесят первого года, -- ответил Жорж.
   -- Когда вы были во Франции и в Париже в последний раз?
   -- С тысяча восемьсот семьдесят первого года я не выезжал из Африки.
   -- Стало быть, в Париже у вас не может быть возлюбленной, репутацию которой стоит беречь ценой своей чести. Если предположить, что любовная интрижка заняла три дня, героиня этого приключения не заслуживает уважения. Говорите же! Перед вами разверзлась бездна.
   -- Мне нечего сказать, -- повторил молодой человек.
   -- Итак, вы решили не отвечать на мой последний вопрос? Тогда откровенно признайтесь.
   -- Я не могу признаться в преступлении, которого не совершал.
   Судебный следователь пожал плечами. По окончании допроса Жорж подписал протокол и был отправлен в тюрьму. Когда он вышел из кабинета, Жобен, уже с полчаса ожидавший в коридоре, осторожно постучался в дверь.
   -- Господин судебный следователь, позвольте спросить, вы довольны?
   -- Конечно, доволен, -- ответил судебный следователь. -- Вот протокол.
   Сыщик жадно пробежал глазами допрос.
   -- Ах! -- прошептал он. -- Господин Домера имел причины опасаться!
   -- Ну! -- спросил Поль Абади. -- Что вы думаете?
   -- Я остаюсь при своем мнении. Я верю в невиновность Жоржа Праделя и сейчас же еду в Париж.
   -- Что вы будете там делать?
   -- Искать женщину.
   Жобен почтительно поклонился Полю Абади и побежал на железнодорожную станцию. Через полчаса он уже мчался к большому городу. Сыщик, веря в невиновность Жоржа, не подвергал ни малейшему сомнению тот факт, что лейтенант провел в театре вечер двадцать третьего сентября. По всей вероятности, он взял экипаж по выходе из театра и поехал к той, о которой не хотел говорить. Единственный способ добраться до таинственной незнакомки состоял в том, чтобы отыскать этот экипаж.
   Начальник сыскной полиции сделал распоряжения и поручил Жобену наблюдать за их исполнением. За ночь и на другой день утром все извозчики, стоявшие двадцать третьего числа вечером около театра, были найдены и допрошены. Один из них объявил, что незадолго до полуночи возил на бульвар Босежур молодого человека, приметы которого совпадали с приметами Жоржа Праделя. Он прибавил, что пассажир следовал за экипажем, в котором сидели две женщины -- одна старуха, другая молодая. Возница не помнил номера дома, у которого велел остановиться клиент, но мог найти его с закрытыми глазами.
   До отъезда сыщик допросил второго кучера. Тот рассказал, что тем же вечером, в тот же час, высокий господин с черными усами, в серой шляпе, куривший большую сигару, сел в его фиакр и приказал следовать за экипажем, который вез в Пасси молодого блондина.
   -- И вы следили за тем экипажем до его остановки? -- спросил Жобен.
   -- И да и нет. На Большой улице в Пасси, возле железной дороги, мой ездок велел ехать по бульвару Босежур и у последнего дома крикнул: "Приехали!" Заплатив, он вышел. Я развернулся и через сто шагов встретил тот экипаж.
   Жобен, оставшись один, сказал сам себе:
   -- Конечно, я уверен, что молодой блондин -- Жорж Прадель. Но кто такой тот молодец с черными усами и в серой шляпе? Странно!
   Сыщик сел в фиакр, и бретонская лошадка помчалась крупной рысью. В конце Большой улицы в Пасси, возле площади, кучер остановился.
   -- Старушка вышла недалеко отсюда, -- сказал он, обернувшись.
   -- Езжайте дальше, -- приказал Жобен.
   На бульваре Босежур возница остановился во второй раз, крикнув:
   -- Приехали!
   Полицейский вышел и взглянул на маленький особняк.
   -- Очень мило, -- прошептал он, -- должно быть, тут живут люди степенные, семейные. Как туда войти? Необходим предлог. Я представлюсь переписчиком населения шестнадцатого округа, выражу желание поговорить с хозяином. Если он меня примет, продолжу играть роль чиновника из мэрии. Если хозяин отсутствует, настою на встрече с хозяйкой и скажу без обиняков: "Я полицейский, я знаю все. Лейтенант Прадель, обвиняемый в не совершенном им преступлении, погибнет, если вы ему не поможете! Только вы можете его спасти!"
   Рассуждая таким образом, Жобен дернул за колокольчик. Никто не явился на его зов. Он позвонил во второй раз, потом в третий, в четвертый, и все без результата. Без сомнения, он продолжал бы звонить, но сторож, работавший за оградой железной дороги, крикнул:
   -- Напрасно стараетесь! Уже несколько дней в доме никого нет. Супруги, жившие здесь, уехали. Я видел, как они садились в фиакр с багажом. Господин сказал: "На железнодорожную станцию".
   -- Давно это было?
   -- Двадцать четвертого утром.
   Жобен был страшно озадачен. Обитатели особняка оставили Париж двадцать четвертого сентября утром. Следовательно, лейтенант не мог находиться в нем в ночь преступления. Жобен посвятил остаток дня розыскам, которые не привели ни к какому результату, и на другой день отправился в Руан. Он лишился покоя и был готов на любые жертвы, чтобы доказать невиновность лейтенанта.
   В смущении Жобен явился к Полю Абади.
   -- Ну что? -- насмешливо спросил последний. -- Привезли вы из Парижа необходимые доказательства?
   -- Увы! -- пролепетал сыщик. -- Я вернулся с пустыми руками.
   -- Я предвидел это. Вы ничего не нашли, потому что ничего не было. Господин Домера, которому я позволил навестить племянника, умолял его оправдаться. Юный негодяй ответил, что мог бы, но не станет. Это верх цинизма! Жан Поке на очной ставке узнал его голос. Следствие кончено. Завтра я передаю дело прокурору.
   Обвинитель вынес решение о предании Жоржа Праделя суду ассизов департамента Нижней Сены по подозрению в убийстве и краже. Дело было назначено к слушанию на двенадцатое число. Публика с нетерпением ждала начала прений. Никто не сомневался, что этот процесс получит скандальную известность. Почти все парижские газеты послали в Руан своих корреспондентов и обещали подробный отчет о судебных прениях. Уже трое суток в Руан стекалась любопытствующая публика. Защищать Жоржа должен был один из самых знаменитых парижских адвокатов, приглашенный дядей.
   -- Я убежден в вашей невиновности, -- сказал он своему подзащитному, пытаясь сломить его упорное сопротивление, -- но вряд ли смогу убедить в этом присяжных. Как вас защищать, если вы сами себя топите?
   -- Оставьте меня, -- возразил Жорж.
   -- Нет! -- настаивал адвокат. -- Я обязан это сделать для любящего вас старика. Я буду бороться как умею. Со всем моим мужеством, но без надежды.
   Настал великий день. Задолго до восхода солнца площадь перед зданием суда была запружена публикой, но едва ли двадцатая часть этой толпы смогла пробраться в места, отведенные для зрителей. Рядом со скамьей защитников стояли два кресла -- для Домера и его племянницы. Судовладелец, бледный, исхудалый, согбенный, за несколько дней, казалось, постарел на десять лет. Девушка плакала, закрыв лицо руками.
   Суд открыл заседание в десять часов. Привели Жоржа, и по старинному залу уголовного суда пронесся ропот удивления. Он шел, высоко подняв голову, и его светлый, чистый взор не избегал тысяч взоров, устремленных на него. Твердыми шагами, между двумя жандармами, дошел он до позорной скамьи. Председатель задал подсудимому несколько формальных вопросов для установления его личности. Потом он вызвал присяжных.
   Письмоводитель прочел определение обвинителя о предании Жоржа Праделя суду присяжных, потом обвинительный акт, составленный прокурором. Этот документ произвел на слушателей громадное впечатление. Никто более не сомневался в виновности подсудимого. После соблюдения формальностей стали вызывать свидетелей. Их было много. Только председатель приказал вызвать Фовеля, как к Жобену, стоявшему у скамьи адвокатов, подошел пристав и подал депешу с надписью на конверте: "Господину Жобену, чиновнику сыскной полиции, здание суда, Руан".
   Лихорадочно сыщик разорвал конверт и развернул телеграмму. Она гласила: "Приезжайте скорее, нельзя терять ни минуты, дичь поднята, иду на охоту. Антим Кокле".
   -- Черт побери! -- пробормотал сыщик. -- Дело уже не остановить! В конце концов можно будет прибегнуть к кассации.
   Он наклонился к защитнику Жоржа и, сунув ему в руку депешу, вкратце объяснил, в чем дело. Вскоре сыщик, прихватив деньги и револьвер, уже направлялся на железную дорогу. Поезд отправлялся. Полицейский сел в вагон без билета и помчался к Малоне. В это время в суде начинался допрос Жоржа Праделя. Тот же пристав, который подал Жобену телеграмму чревовещателя, подошел к председателю и почтительно подал ему депешу. Председатель пробежал ее глазами, глубокое удивление отразилось на его лице, он взглянул на подсудимого и произнес:
   -- Заседание прерывается на час.

LXIII

   Приводим текст депеши, полученной председателем суда:
  
   "В Руан из Дьеппа, 12 октября, 11 часов утра.
   Господин председатель уголовного суда!
   Именем Бога, истины и правосудия, не допустите, если еще не поздно, ужасной несправедливости. В эту минуту судят невинного, который одним словом может оправдаться, но не скажет этого слова. О, я хорошо его знаю! Жорж Прадель не виновен в преступлении. Он этого преступления не совершал и не мог совершить. В ночь с двадцать четвертого на двадцать пятое сентября он был в Париже, неопровержимое доказательство этому я вам доставлю.
   Ранее я не сделала этого, потому что ничего не знала. Случай раскрыл мне глаза. Я понимаю мою обязанность и исполню ее до конца. Сейчас идет поезд, я приеду на нем и буду в Руане следом за депешей. Я явлюсь в суд. Дайте распоряжение, умоляю вас, чтобы меня пропустили. Я скажу всю правду, скажу и погибну, но Жорж будет спасен.
   Примите, господин председатель, уверения в глубочайшем почтении вашей покорнейшей слуги

Леониды Метцер".

   Секунды две председатель размышлял и затем велел прекратить прения на один час. Пристав получил от него приказание привести эту женщину в зал суда.
   Мы присутствовали при внезапном отъезде Даниеля Метцера из Парижа. Куда этот гнусный человек вез Леониду? Он сам не знал в ту минуту. Касса была открыта, он взял билеты в Дьепп. Приехав в этот город, он нанял меблированный домик. Там Даниель Метцер дал волю всем дурным инстинктам своей низкой и злой натуры. Он держал несчастную женщину почти в заточении. Раз вечером, оставив ее одну на полчаса, он застал ее в слезах.
   -- Вы плачете о вашем любовнике! -- закричал он. -- Вы не увидите его никогда! Слышите? Он умер!
   И негодяй рассказал подробно, с бесчисленными мелочами, о том, что совершил в последнюю ночь, проведенную на бульваре Босежур. Госпожа Метцер выслушала все и лишилась чувств. Даниель брызнул ей в лицо водой, а когда она очнулась, сказал грубо:
   -- В другой раз постыдитесь показывать так явно в моем присутствии вашу страсть к покойному Праделю!
   С этого дня и с этого часа у Леониды была только одна мысль, только одно желание, только одна надежда -- умереть.
   Прошло почти две недели. Двенадцатого октября, утром, служанка пришла с провизией, завернутой в номер газеты "Вести с Нижней Сены". Она развязала сверток, понесла провизию в кухню, а газету забыла на столе в столовой. Госпожа Метцер совершенно машинально взяла измятый номер, взгляд ее упал на текст, и нервный трепет сотряс все ее тело.
   Газета посвящала шесть столбцов рошвильскому преступлению. "Дело назначено к слушанию в суде 12-го числа этого месяца, -- прибавлял редактор. -- Господа присяжные совершат надлежаще правосудие, и мы можем ожидать, что их приговор никого не удивит". Леонида жадно пробежала весь обзор. Ей казалось, что какая-то густая туча скрывает истинный смысл слов, поразивших ее. Эта густая туча скоро рассеялась. Ослепительный свет, подобно молнии, осветил мрак бурной ночи. Госпожа Метцер поняла все, что происходит.
   -- Он губит себя из-за меня! -- прошептала она. -- Чтобы не поставить меня в неловкое положение! Во что бы ни стало я его спасу!
   Молодая женщина тотчас оделась и украдкой вышла из дома. Первого же прохожего она попросила показать стоянку экипажей. Маленький фиакр привез ее на станцию железной дороги, где она узнала, что в Руан через полчаса отправляется поезд. Она отправилась на телеграф, написала депешу председателю суда, заплатила, вернулась на железную дорогу и села в вагон второго класса, потому что в ее портмоне почти не оставалось денег. Даниель, взбешенный ее отсутствием, разыскивал ее по всему городу.
   Час прошел. Судьи заняли свои места, и председатель сказал Жоржу:
   -- Подсудимый, встаньте.
   Молодой человек повиновался. На первые вопросы председателя он отвечал внятно и дал голосом твердым и очень ясно объяснение о своей прошедшей жизни, о своих привычках, переписке с Домера и о том, как проводил время в день приезда в Париж до той минуты, когда кончился спектакль в "Жимназе". Председатель продолжал:
   -- Что вы делали по выходе из театра?
   -- Господин председатель, судебный следователь уже спрашивал меня об этом. Я отказался отвечать ему. И вам я тоже отвечать отказываюсь.
   -- Берегитесь! -- произнес председатель. -- Понимаете ли вы неизбежные последствия такого упорства?
   -- Да! Я знаю, что мое молчание дает обвинению самое страшное оружие, которым оно уничтожит меня.
   -- До вашего ареста, -- сказал председатель, -- вы по крайней мере давали правдоподобное объяснение. Дяде вы сказали: "Я должен молчать, дело идет о чести женщины".
   Жорж взглянул на дядю и живо возразил:
   -- Говоря это, я лгал!
   -- А если суд знает больше, чем вы думаете, об этом таинственном предмете?
   Молодой человек прошептал:
   -- Это невозможно!
   -- Господа, -- обратился председатель к членам суда и присяжным, -- своей властью я приглашаю свидетеля, которого не допрашивали на следствии.
   Жорж, побледнев как полотно, затаил дыхание. Кто этот новый свидетель? Что он знает? Что откроет?
   Пристав появился через несколько секунд, сопровождая женщину в изящном костюме, с грациозной осан-- кой. Жорж, жадно устремив глаза на эту женщину, прижал руки к сердцу и пролепетал:
   -- Боже мой, сделай так, чтобы это была не она!
   -- Свидетельница, -- приказал председатель, -- поднимите вуаль.
   Незнакомка открыла лицо -- ангельское, бледное, обрамленное белокурыми волосами. Большие голубые глаза, казалось, излучали свет. Раздались восторженные возгласы. Жорж зашатался и вдруг закрыл лицо руками.
   -- Свидетельница, -- начал председатель, -- ваше имя?
   -- Леонида Галлар, жена Даниеля Метцера, -- ответила бедная женщина слабым и дрожащим голосом.
   -- Ваш возраст?
   -- Двадцать лет.
   -- Где вы живете?
   -- В Пасси, бульвар Босежур.
   -- Вы прислали мне депешу, прося, чтобы вас выслушали для оправдания подсудимого?
   -- Точно так, господин председатель.
   -- Эта депеша прислана из Дьеппа?
   -- Я в Дьеппе уже несколько дней.
   -- Одна?
   -- С мужем.
   -- Снимите перчатку с правой руки, поднимите эту руку к божественному распятию. Клянитесь говорить правду, всю правду, только одну правду.
   -- Клянусь.
   -- Хорошо. Что вы знаете и что желаете сказать?
   -- Я желаю сказать, -- отвечала Леонида, -- что господин Жорж Прадель не виновен в преступлении, в котором его обвиняют. В ночь с двадцать третьего на двадцать четвертое сентября, в час ночи, господин Прадель был в моем доме... у меня... -- пролепетала Леонида.
   -- Хорошо! Но это ничего не доказывает, потому что убийства были совершены с двадцать четвертого на двадцать пятое.
   -- Господин Прадель еще находился в моем доме в ту ночь, -- продолжила молодая женщина, -- но уже не у меня -- он был пленником моего мужа.
   -- Мы сейчас вернемся к этому странному заявлению. Но прежде скажите, подсудимый -- ваш любовник?
   Госпожа Метцер сдержанно ответила:
   -- Господин Прадель был моим другом, моим братом, не более. Я честная женщина.
   Эти простые слова глубоко тронули зрителей.
   -- Где вы познакомились с подсудимым? -- спросил председатель.
   -- В Алжире.
   -- Давно?
   -- В декабре прошлого года. Господин Прадель спас мою жизнь и честь. Я платила ему чистой, глубокой нежностью и вечной признательностью.
   -- Вы не теряли из виду друг друга с того времени?
   -- Нет, господин председатель, мы не виделись восемь месяцев. Мой муж увез меня во Францию, в Париж. Господин Прадель не знал, что со мной, случай свел нас в театре "Жимназ" вечером двадцать третьего сентября.
   -- Подсудимый, конечно, говорил с вами в театре?
   -- Нет, господин председатель, он боялся поставить меня в неловкое положение. Я была с одной дамой, которая его не знала.
   -- Однако он поехал за вами! И вы приняли его у себя?
   -- Очень ненадолго. Мой муж отсутствовал. Я не имела мужества отказать господину Праделю в разговоре. Мне нечего было его опасаться. Он уже уходил, когда неожиданно вернулся мой муж.
   -- Тогда что же случилось?
   Леонида рассказала все. Когда женщина закончила свой рассказ, председатель произнес:
   -- Не мое дело судить о вашем поведении, сударыня. Я считаю, что ваше показание объясняет и оправдывает в некоторой степени его упорное молчание. Притом следует ценить преданность истине, о чем свидетельствует ваша добрая воля, но цель, к которой вы стремитесь, достигнута лишь отчасти.
   Госпожа Метцер, дрожа всем телом, с изумлением посмотрела на председателя.

LXIV

   Председатель продолжал:
   -- Ваш муж выехал из отеля на бульваре Босежур утром двадцать четвертого сентября и увез вас с собой. Подсудимый, оставшись один в пустом доме, разве не мог почти тотчас возвратить себе свободу, уехать в Нормандию и вечером находиться в Рошвиле? Подобное предположение не исключает его пребывания в другом месте.
   Жорж поспешно встал:
   -- Господин, председатель, позвольте мне разъяснить, в чем дело.
   -- Говорите.
   -- Я не имел права сказать вам то, что вы услышали сейчас, -- продолжал молодой человек, -- я поклялся молчать. Но теперь, когда вы знаете все, я обязан защищаться и буду. Чтобы возвратить себе свободу, я работал три дня и три ночи без устали. Голод терзал меня, лихорадка изнуряла. Утром четвертого дня я смог убежать. Я был почти при смерти. С большим трудом, не зная, куда иду, я дотащился до какой-то гостиницы. Там надо мной сжалились, и только на другой день я смог вернуться в Гранд-отель. Мои слова легко проверить, господин председатель. Доказательств множество, достаточно осмотреть домик на бульваре Босежур.
   Молодой человек замолчал. В зале раздались рукоплескания. Председатель хотел отвечать, но защитник передал прокурору листок бумаги, на котором торопливо написал несколько строк, пока Жорж говорил. Прокурор встал и сказал громко:
   -- Защитник в своем заключении выставлял доводы, в силу которых суд, находя нужным вернуть дело на доследование, отложил его до следующей сессии.
   Пока толпа расходилась, адвокат наклонился к Жоржу и шепнул:
   -- Все идет хорошо, вы почти спасены!
   Лейтенант искал глазами Леониду, но ее уже не было.
   Вернемся к нашему приятелю Жобену. Гостиница, которую он указал чревовещателю, находилась недалеко от станции. Отставной зуав, сидя на деревянной скамейке возле двери, курил трубку. Увидев Жобена, он встал, сделал ему знак следовать за собой, вошел в гостиницу и поднялся в свой номер. Чревовещатель сел, пригласил знаком Жобена сделать то же, пожал ему руку и, почти прижавшись губами к самому его уху, сказал, указывая на перегородку:
   -- Будем говорить тихо. Они там, с другой стороны.
   -- Кто? -- спросил полицейский.
   -- Люди, которых мы ищем.
   -- Отчего такая уверенность?
   -- Я проводил все время на станции, ожидая своего родственника. Начал уже отчаиваться, когда вчера вечером парижским поездом приехали два молодца, с первого взгляда показавшиеся мне подозрительными. Один гораздо моложе другого, шарманщик и разносчик. Тот, что постарше, смугл, помоложе -- белокур, с бородой. Мне знакомы эти лица. Я уже где-то их видел, но где и когда, не помню. Шарманщик попросил жандарма указать гостиницу. Жандарм указал ту, где живу я. Когда они пришли, я уже сидел в углу залы в ожидании ужина. Молодчикам отвели комнату, которая примыкает к моей. Оставив там вещи, они сошли вниз. Им подали сидр. "Не нужно, -- сказал брюнет. -- Дайте нам вина, и самого лучшего". Я поужинал в углу в одиночестве и следил за ними. Приятели говорили много, но очень тихо, и пили. Это не люди, а губки. Шарманщик и разносчик, выпивающие за ужином пять-шесть бутылок вина по три франка за бутылку, между нами, господин Жобен, это неестественно! Вдруг мне пришла идея. Вы знаете, что я чревовещатель, и неплохой, смею заметить. Я могу подражать голосу любого человека. Так вот, мне пришла идея, -- продолжал Сиди-Коко, -- сначала она показалась мне кощунственной. Но потом я решил, что когда надо разоблачить гнусных злодеев, то позволительно все.
   Часто в Гавре, в то время, когда моя жизнь не была еще разбита, я подражал голосу Мариетты. Я подумал, что если один из этих людей -- убийца, то он должен был долго разговаривать с Жаком Ландри и его дочерью. Я сказал себе, что убийца должен невольно помнить голоса своих жертв. Я решил попробовать. Придумал фразу, которую бедняжка, вероятно, произнесла незадолго до своей смерти. Я окончил ужин, закурил трубку, чтобы придумать себе какое-нибудь занятие, и сказал голосом, будто выходившим из противоположного угла залы -- голосом Мариетты: "Красная комната готова, господин Жорж".
   Постарше, брюнет, не пошевелился, но на другого это подействовало страшно. Молодой злодей вдруг обернулся, как человек, которого внезапно позвали, и испуганно осмотрелся. Он не увидел никого, кроме матроса, курившего в углу трубку.
   "Что с тобой?" -- удивился его товарищ. "Ты ничего не слышал?" -- спросил бородатый блондин. "Я слышал, как служанка докладывала клиенту в соседней комнате, что его комната готова. Нам-то что до этого?" -- "Ты прав, -- прошептал другой, -- мне пригрезилось".
   Я не сомневался более. Около получаса прохаживался я взад-вперед перед входом, чтобы удостовериться, выйдут ли злодеи. Потом вернулся. Моя первая идея удалась, мне пришла на ум и другая. Я направился не в свою комнату, а в ту, где должны были ночевать злодеи, и спрятался под одну из кроватей, которая стояла возле двери. Это было опасно, но у меня ведь был под рукой револьвер. Незадолго до полуночи они пришли, спотыкаясь и держась друг за друга. Погасив свечи и не раздеваясь, молодчики бросились на кровати. Я подумал: "Они заснут, и я ничего не узнаю". Но вдруг один из них спросил пьяным голосом: "Лесок далеко от Рошвиля? Сколько понадобится времени, чтобы туда добраться?" -- "Часа полтора или без малого два, если лошадь в повозке побежит бойко". -- "Ты уверен, что отыщешь место, где спрятаны деньги?" -- "Конечно, уверен. Я сделал заметку на дереве. Дашь ты мне заснуть?"
   Пять минут спустя оба уже храпели. Я выбрался из-под кровати, тихо вышел, вернулся в свою комнату и всю ночь не смыкал глаз. В десять часов утра злодеи сошли вниз и велели подать завтрак. Я, как и накануне, устроился в углу. В конце завтрака бородатый блондин позвал трактирщика. "Какое расстояние отсюда до местечка, называющегося Сент-Авит?" -- спросил он. Трактирщик ответил ему, но сказал, что дилижанс уже уехал.
   "Ах, черт возьми! Мы торопимся. Нельзя ли нанять тележку, которая отвезла бы нас туда сегодня и завтра привезла обратно?" -- "Я вам свою дам за пятнадцать франков в день. Но нужен залог в сто экю. Мало ли что может случиться! А лошадку я дам отличную! Велеть закладывать?" -- "Мы поедем после обеда. Нам надо быть в Сент-Авите к одиннадцати часам вечера. С нотариусом мы встречаемся завтра утром". -- "А, вы изволите ехать к нотариусу?" -- "Да, по вопросу наследства".
   Я немедленно побежал на станцию и послал вам депешу, которую вы получили. Вы приехали, нас двое, у нас есть оружие, убийцы Мариетты и Жака Ландри там; выбьем дверь, если они не захотят отворить! Вы идете?
   Сиди-Коко встал и хотел выйти, но полицейский не трогался с места.
   -- Любезный Антим, -- ответил Жобен, улыбаясь, -- я должен вас похвалить. Вы превзошли мои ожидания. Если бы вы захотели вступить в сыскную полицию, то скоро стали бы ценным агентом. Но позвольте прибавить, что немедленный арест злодеев был бы непоправимой ошибкой. У нас нет против них решительно никаких доказательств! Не здесь следует схватить их, а в рошвильском лесу -- на месте преступления, с руками, полными золота, покрытого кровью Мариетты и ее отца!
   Пробило десять часов на многочисленных колокольнях нормандских деревень. Тяжелые тучи скрывали луну. Две светлые точки двигались по дороге из Малоне в Рошвиль. Это были фонари повозки, нанятой у трактирщика. Лошадь бодро бежала. Правил Паскуаль, сидя рядом с Ракеном. Шарманка и короб лежали в телеге.
   -- Через четверть часа приедем, -- сказал Паскуаль товарищу.
   -- Мне хотелось бы поскорее закончить. Мысли у меня невеселые. Чувствую, будто дело, начатое хорошо, кончится дурно.
   Паскуаль пожал плечами:
   -- Честное слово, ты просто мокрая курица! Чего нам бояться? Я все рассчитал, все мастерски придумал. Сегодня судят в Руане Жоржа Праделя, и все показывает, что он будет осужден. Все пойдет как по маслу. Пяти минут хватит, чтобы выкопать золото. Мы положим свертки: половину в короб разносчика, половину в шарманку. Мы будем обеспечены на всю жизнь.
   -- Я с тобой согласен. Мы вернемся в Малоне?
   -- Ни за что! Мы всю ночь будем ехать, пока лошадь будет в состоянии бежать. К рассвету сделаем с десяток миль, пустим лошадку с повозкой на волю, сядем на поезд на какой-нибудь станции, где никто нас не приметит, выйдем, не доезжая до Парижа. Я знаю возле Аньера надежный дом, где мы можем спрятать деньги. Повторяю, все предусмотрено. Стой! Приехали!
   Паскуаль остановил лошадь. Черная масса выделялась из темноты по правой стороне дороги. Это был лесок. Разбойники довели лошадь с телегой до леска, где и спрятали в чаще. Потом они взвалили на плечи -- один свой короб, другой шарманку, взяли каждый по заступу и, сняв с телеги фонари, вошли в самую чащу. Паскуаль шел первый, как человек, знающий дорогу. Минуты через три-четыре они очутились на узкой поляне около гигантского вяза.
   -- Стой! Пришли! -- сказал Паскуаль.
   Он поднял фонарь и указал на шероховатом стволе место, еще свежее, откуда он содрал кору несколько недель назад.
   -- Поспешим.
   -- Постой! Положи заряженный револьвер в правый карман панталон. Сделал? Теперь за работу!
   Два фонаря, воткнутые в землю, бросали на нее круг бледного света. Паскуаль первый ударил заступом в землю, которая легко подалась. Ракен со своей стороны трудился как умел. Скоро показался драгоценный мешок. Оставалось только вынуть его.
   -- Помоги, -- приказал Паскуаль. -- Мешочек обвязан ремнем, я держу один конец, а ты бери за другой.
   Ракен повиновался и потянул ремень.
   -- Тяжеленько! -- прошептал он.
   -- Руки-то у тебя мочальные! -- воскликнул Паскуаль. -- А я нес его на спине от комнаты старика Ландри сюда да дорогой подрался с собакой! Перелез через стену в десять футов да отправил на тот свет двух человек один-одинешенек!
   -- Ах! -- пролепетал сконфуженно Ракен. -- Я знаю, что ты молодец.
   Мешок, вынутый из ямы, лежал под старым деревом.
   -- Открой шарманку, -- продолжал Паскуаль, -- уложим золото и отправимся в путь.
   -- В уголовный суд и на эшафот! -- сказал кто-то. -- Вы арестованы!
   Полицейский, появившийся из темноты, бросился на Ракена, который находился ближе к нему, а чревовещатель налетел на Паскуаля.
   -- Арестованы?! -- воскликнул последний. -- Пока еще нет!
   Он вырвался, выхватил револьвер, направил дуло на своего неприятеля и выстрелил почти в упор. Сиди-Коко упал.
   -- Остался только один! -- обратился Паскуаль к своему сообщнику. -- Справься хоть с этим-то! Я удираю! Каждый за себя!
   -- Сюда, жандармы! -- громко вскрикнул полицейский, который, не дав Ракену времени вытащить револьвер, сжал ему горло с такой силой, что бывший егерь уже хрипел.
   Паскуаль все же попытался бежать, но жандармы с пистолетами окружали поляну. Пять раз кряду негодяй спускал курок револьвера, надеясь убить кого-нибудь из нападавших, но рука его дрожала, и ни одна из пуль не достигла цели. Минуту спустя оба бандита с крепко скрученными за спиной руками лежали рядом на земле. Чревовещатель не подавал признаков жизни. Кровь струилась по его лицу. Жобен в отчаянии наклонился к нему. "Если этот добрый малый умер, -- подумал он, -- я не утешусь, потому что я действительно его любил!"

LXV

   Нет, чревовещатель не умер. Пуля из револьвера Паскуаля только царапнула кожу и произвела действие сильного удара палкой. Жобен удостоверился, что рана неопасна.
   -- Какое счастье! Чуть ниже, и удар был бы смертелен.
   У одного из жандармов нашлось в оплетенной фляге немного водки. Он поспешно предложил ее, и полицейский влил несколько капель в рот Сиди-Коко, разжав стиснутые зубы. Чревовещатель вздрогнул, раскрыл глаза, приподнялся на локте и спросил:
   -- Захватили?
   -- Да, мой добрый друг, захватили, -- ответил Жобен. -- Ручаюсь вам, что они от нас не ускользнут.
   -- Пожалуйста, помогите встать. Мне хотелось бы посмотреть на этих негодяев.
   Жобен исполнил его желание.
   -- А! -- пробормотал Сиди-Коко, увидев их бледные перекошенные лица. -- Я не ошибался, когда полагал, что эти негодяи мне знакомы. Тот, что помоложе, убийца Мариетты, зуав моего полка. Это чудовище зовут Паскуалем, и в Африке он был денщиком у лейтенанта Жоржа Праделя.
   -- Денщиком у лейтенанта! -- закричал сыщик, всплеснув руками. -- Все разъяснилось. О, перст Божий!
   "Вот удивится-то господин судебный следователь! -- сказал про себя полицейский, невольно улыбнувшись. -- Как хорошо, однако, что я упрям!"
   Десять минут спустя тележка уже направлялась в Малоне. Паскуаль и его сообщник, крепко связанные, лежали в ней на соломе. Жобен и чревовещатель сидели на передней скамейке. Жандармы шли по бокам. Мешок с золотом не забыли, но нужно ли об этом говорить?
   На другое утро оба разбойника, доставленные в Руан, были посажены в тюрьму. Поль Абади изумился, но его радость равнялась изумлению. Арест настоящего убийцы и обстоятельства, при которых этот арест был произведен, осветили ярким светом мрак, царивший до сих пор. На первом же допросе Паскуаль -- зная, что погиб безвозвратно, потому что был уже ранее осужден на смерть, -- признался во всем.
   Не было уже надобности производить в Париже, на бульваре Босежур, следствие относительно пребывания там лейтенанта, невиновность которого стала неоспорима. Освобожденный Жорж Прадель со слезами на глазах обнимал дядю и сестру и дружески пожимал руки Жобена и чревовещателя.
   -- Я получил письмо для тебя, милое дитя, -- сказал Домера, подавая племяннику запечатанный конверт.
   Жорж, очень взволнованный, разорвал его и прочел:
   "Не опасайтесь за меня, мой единственный друг! Я в безопасности и никто -- слышите, никто -- ничего не сможет сделать со мной. Члены суда нашли меня достойной сожаления. Они допросили меня, я сказала им правду, всю правду, ничего не смягчая, ничего не скрывая, и получила позволение удалиться в монастырь до конца процесса о разводе, который я начинаю сегодня же. Кажется, в его исходе нельзя сомневаться. Если ваши мысли принадлежат мне, как мои вам, мы не разлучены. Я знаю, что у вас все идет хорошо. Я успокоилась. Я счастлива.
   Леонида".
   Жорж прижал к губам письмо госпожи Метцер и прошептал:
   -- Господь справедлив и добр! Он сжалится над этим ангелом. Я чувствую это!
   Даниель Метцер узнал, куда подевалась его жена, читая газеты, освещавшие дело Праделя. Почти в это же время он получил гербовую бумагу, которая заставила его задуматься. Это было первое официальное заявление по просьбе Леониды, касавшееся развода. Поняв, что это неизбежно, Даниель Метцер думал только о том, как бы при этом сохранить в своих руках управление общим имуществом. Вследствие этого он доверил свои дела ловкому адвокату, а сам уехал в Буджарек, взяв с собой полдюжины бочонков пороха, которым пользуются рудокопы. Предвидя, что при разводе он окажется виновной стороной, Даниель хотел взорвать часть холма и захватить побольше золота. Недоверчивый и жадный, он решил действовать в одиночку. Целую неделю пруссак трудился с рассвета до заката. Он прорубал в скале киркой нечто вроде траншеи. Когда этот проход показался ему достаточным, он вкатил туда три или четыре бочонка, на которые, применив рычаг, навалил обломки скал. Пороховая дорожка в пятьдесят метров позволяла ему взорвать холм без опасности для себя, как думал он.
   Новоиспеченный рудокоп поджег порох. Пламя пробежало, как молния, по пороховой дорожке. Послышался страшный взрыв, земля задрожала, холм треснул, выбрасывая свое содержимое, как кратер вулкана. Даниель Метцер плохо рассчитал расстояние. Осколки породы посыпались рядом с ним. Кусок гранита в пятьдесят фунтов разбил ему череп, но не задел лица.
   Страшный шум взрыва долетел и до Блида. Прокурор и полицейский комиссар поспешили в Буджарек, где нашли жида мертвым, но не обезображенным. Составили протокол и отправили во Францию дубликат свидетельства о смерти. Леонида овдовела. Господь наказал виновного.
   Со времени этих событий многое произошло. Паскуаль и Ракен, дважды осужденные на смерть, заплатили свой долг человеческому правосудию, но, увы, только единожды. Домера продал рошвильский замок, который возбуждал печальные воспоминания. Каждую неделю он печатает объявления в "Фигаро", желая купить имение в пятьсот тысяч франков, которое хочет дать в приданое за своей племянницей.
   Наш приятель Жобен, как и прежде, проявляет себя образцовым сыщиком.
   Через год после смерти жида -- следовательно, в прошлом октябре -- вдова Даниеля Метцера сделалась женой Жоржа Праделя. Они обожают друг друга и счастливы. Молодой муж лично следит за разработкой буджарекского рудника, который скоро сделает его богаче дяди.
   Сиди-Коко, теперь правая рука Жоржа, не может утешиться после смерти Мариетты и носит траур по бедной девушке.
   -- Я улыбнусь, -- сказал он, -- только в тот день, когда у моего командира родится первый сын.
   Когда родится этот ребенок, отставной зуав сделает новую куклу и, чтобы забавлять малютку, вспомнит, что он чревовещатель.
  

----------------------------------------------------------------

   Первоисточник текста: Чревовещатель : Роман / Соч. Ксавье де-Монтепена. -- Санкт-Петербург: Е.Н. Ахматова, 1876. -- 551 с.; 22 см.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru