Михайлов Михаил Ларионович
Переводы

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 9.24*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Джалалиддин Руми, Бхартрихари, Из "Ши-Кинг", Из Корана, Из Талмуда, Сапфо, Август Копиш, Фридрих Рюккерт, Адальберт Шамиссо, Фердинанд Фрейлиграт, Георг Гервег, Мориц Гартман, Альфред Мейснер, Шандор Петефи, Константин Ригас, Александр Ипсиланти, Сербские песни, Новогреческие песни, Литовские песни, Песни Мирзы Шаффи, Фаридаддин Аттар, Абдуррахман Джами, Симонид, Август Гофман фон Фаллерслебен, Арнольд Руге, Андре Шенье, Шотландские баллады

  М. Л. Михайлов
  
   Переводы и подражания
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Михайлов М. Л. Избранное / Подг. текста и примеч. Г. Г. Елизаветиной
   М., "Художественная литература", 1979
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   ПЕРЕВОДЫ И ПОДРАЖАНИЯ
  
   Подражания восточному
  
   Джалалиддин Руми
  
   "Я - дикий виноград; мне явором ты будь..."
  
   Бхартрихари
  
   "Пусть горит лампада..."
   "Пусть твои благие..."
  
   Из "Ши-Кинг"
  
   "Мой хороший, мой пригожий..." ...
  
   Из Корана
  
   "Из рода в род твой глас идет..."
  
   Из Талмуда
  
   "Что мое - мое..."
  
   Из поэтов Древней Греции
  
   Сапфо
  
   "Закатилася луна..."
  
   Из немецких поэтов
  
   Август Копиш
  
   История о Ное
  
   Фридрих Рюккерт
  
   Похороны
   У дверей
  
   Адальберт Шамиссо
  
   На мельнице
  
   Фердинанд Фрейлиграт
  
   У гробовщика
  
   Георг Гервег
  
   Старики и молодые
  
   Мориц Гартман
  
   Белое покрывало
  
   Альфред Мейснер
  
   Три поэта
  
   С венгерского
  
   Шандор Петефи
  
   В кабаке
  
   Из поэтов новой Греции
  
   Константин Ригас
  
   Военный гимн
  
   Александр Ипсиланти
  
   Птичка-изгнанница
  
   Народные песни
  
   Сербские песни
  
   "Девушка у моря сидела..."
   "Будь у меня, Лазо..."
  
   Новогреческие песни
  
   "Как в ночи мы целовались..."
   Молодой монах
  
   Литовские песни
  
   Ворон
   Пирушка
  
  
   Подражания восточному
  
   ДЖАЛАЛИДДИН РУМИ
  
   * *
  
   Я - дикий виноград; мне явором ты будь,
   Чтоб мог своей лозой я стан твой обогнуть!
  
   Я - плющ; мне кедром будь, под бурями созрелым,
   Чтоб слабой зеленью ко праху мне не льнуть!
  
   Я - птица робкая; ты мне крылом будь смелым,
   Чтоб мог я в синеве твоих небес тонуть!
  
   Я - утомленный конь; будь шпорой мне колючей -
   Да быстро к цели мчусь, куда твой ляжет путь!
  
   Я - черная гряда; в ней розой будь пахучей,
   Чтоб корни диких трав ей не сушила грудь!
  
   Я - сумрачный восток; взойди над темной бездной
   Ты солнцем пламенным - туманы распахнуть!
  
   Я - ночь безлунная; о! будь ей ризой звездной,
   Чтобы, отринув страх, я мог вольней вздохнуть!
  
   <1858>
  
  
   БХАРТРИХАРИ
  
   * * *
  
   Пусть горит лампада,
   Пусть очаг пылает,
   Пусть сияет в небе
   Месяц в сонме звездном,
   Пусть и солнце блещет:
   Если мне не светят
   Ненаглядной очи,
   Мир передо мною
   Мглой ночной окутан.
  
   <1861>
  
   * * *
  
   Пусть твои благие
   Мысли и дела
   Подавить, унизить
   Тщится сила зла, -
   Будь как яркий факел,
   Обращенный вниз:
   Пусть твой дух, как пламя,
   Все стремится ввысь!
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   Из "Ши-Кинг"
  
   * *
  
   Мой хороший, мой пригожий
   Носит смушковый кафтан;
   Опоясан стройный стан
   Барсовою кожей.
   Игры - скучны без него;
   В битву ль понесется -
   Не страшится ничего.
   "Много их таких найдется!"
   Да, найдется!
   Только мне не надо никого!
  
   Мой хороший, мой пригожий
   Носит смушковый кафтан;
   Опоясан стройный стан
   Барсовою кожей.
   Все мечты об нем одном -
   Денные, ночные...
   Кротость в нем, отвага в нем...
   "Есть такие и другие!"
   Есть другие!
   Только мне не думать о другом!
  
   <1861>
  
  
   Из Корана
  
   * * *
  
   Из рода в род твой глас идет:
   "Жестокосердые, внемлите!
   Кормясь от трапезы сирот,
   Вы пламень огненный ядите!"
   Но, не спалив себе гортань,
   Они не ведают боязни...
   Восстань, о господи! и грянь
   По ним бичами правой казни!
   Да в день, как нищий с богачом
   И раб с владыкой рядом станут,
   Завет твой злобные помянут,
   Палимы внутренним огнем!
  
  
   Из Талмуда
  
   * * *
  
   "Что мое - мое,
   Что твое - твое!" -
   Общий глас людской.
  
   "И мое - мое,
   И твое - мое!" -
   Так вещает злой.
  
   "И твое - твое,
   И мое - твое!" -
   Говорит благой,
  
   <1861>
  
  
   Из поэтов Древней Греции
  
   САПФО
  
   * * *
  
   Закатилася луна,
   Закатилися плеяды;
   Ночь идет... А я, тоскуя,
   Все лежу без сна, одна,
   И душе все нет отрады,
   И устам нет поцелуя!
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   Из немецких поэтов
  
   АВГУСТ КОПИШ
  
   ИСТОРИЯ О НОЕ
  
   Как вылез Ной из сундука,
   Явился бог ему, слегка
   Понюхал жертву - и сказал:
   "Тебя всегда я отличал
   За смирный нрав твой. Честь тебе!
   Проси же милости себе!"
  
   "Вот, - Ной сказал, - моя беда...
   Противна стала мне вода
   С тех самых пор, как в ней гниют
   И грешный скот, и грешный люд, -
   И мне хотелось бы, господь,
   Иным питьем потешить плоть!"
  
   Пошел господь в свой рай - и вот
   Пук виноградных лоз несет...
   И говорит: "Возьми, старик!
   Смотри, за ним уход велик.
   Вот так и так". Все рассказал
   И скрылся. Ной наш ликовал.
  
   Он созвал всех - детей, жену...
   Все сбились в кучку тут одну.
   К работе! Садят по холмам -
   И рассадили все, - а там
   И погреб строят, жмут вино -
   И в бочки р_о_злито оно.
  
   Ной был муж кроткий и святой...
   Сначала - к бочке, там - к другой...
   И в честь господню пил да пил -
   И вечно здрав и весел был.
   Так по потопе, говорят,
   Он жил лет триста пятьдесят.
  
   Отсюда истина видна,
   Что нет греха в питье вина.
   Коль христианин ты прямой,
   Вина не смешивай с водой:
   Еще с потопа в ней гниют
   И грешный скот, и грешный люд.
  
   <1861>
  
  
   ФРИДРИХ РЮККЕРТ
  
   ПОХОРОНЫ
  
   Как ее любили!
   Как похоронили!
  
   Ветерок над гробом
   Проносился стоном;
   Майский колокольчик
   Вторил грустным звоном.
  
   С яркими свечами
   Светляки летели,
   И на них ревниво
   Звездочки глядели.
  
   В черном одеянье
   Ночь, поникши взором,
   Тихо шла с тенями
   Молчаливым хором.
  
   Много слез уронит
   Утро молодое;
   Освятит могилу
   Солнце золотое.
  
   Как ее любили!
   Как похоронили!
  
   <1859>
  
  
   У ДВЕРЕЙ
  
   У двери Богатства я долго стучал:
   К ногам моим грош из окошка упал.
  
   У дома Любви не пробился к дверям:
   Так много народу толпилося там.
  
   Стучался я в замок, где Слава живет;
   Сказали: "Ты пеш; не отворим ворот!"
  
   Мне слышались стоны под кровлей Труда,
   И страшно войти показалось туда.
  
   Побрел я по свету дом Счастья искать:
   Никто мне дороги не мог указать.
  
   Один остается мне домик теперь:
   Туда постучаться попробую в дверь...
  
   И верно, хоть много в Могиле гостей,
   Найдется местечко мне, бедному, в ней!
  
   <1857>, <1858>
  
  
   АДАЛЬБЕРТ ШАМИССО
  
   НА МЕЛЬНИЦЕ
  
   Ребенком принял мельник
   Меня к себе в семью;
   Здесь вырос я, здесь прожил
   И молодость свою.
   Как ласкова со мною
   Дочь мельника была!
   Как ясны были очи
   И как душа светла!
  
   Порой, как с братом, сядет
   Со мною вечерком,
   И нет конца беседе -
   Толкуем обо всем.
   И радости и горе -
   Все поверял я ей;
   Ни слова не промолвил
   Лишь о любви своей.
  
   Люби сама - без слова
   Узнала бы она:
   Чтоб высказаться сердцу,
   Людская речь бедна.
   Я сердцу молвил: "Сердце!
   Терпи, молчи любя!
   О счастье полно думать!
   Оно не для тебя".
  
   Бывало, чуть приметит
   В лице печали след:
   "Ах, что с тобой? Грустишь ты!
   В щеках кровинки нет!
   Да полно же крушиться!
   Да будь же весел вновь!"
   И из любви гасил я
   В душе своей любовь.
  
   Однажды - шел я к роще -
   Меня вдруг догнала,
   Так весело взглянула
   И за руку взяла.
   "Порадуйся со мною:
   Теперь невеста я!
   А без тебя и радость
   Нерадостна моя!"
  
   Я целовал ей руки,
   Лицо стараясь скрыть:
   Катились градом слезы;
   Не мог я говорить.
   Казалось, все надежды,
   Все, чем душа жила,
   Передо мной могила
   Навеки погребла.
  
   В тот вечер обручали
   Невесту с женихом;
   Сидел почетным гостем
   Я с ними за столом.
   Вокруг вино и песни,
   Веселый говор, смех;
   Пришлось и мне смеяться:
   Не плакать же при всех!
  
   Наутро после пира
   Ходил я сам не свой:
   Мне было тошно, больно
   Средь радости чужой.
   О чем же я крушился?
   Чего хотел от них?
   Ведь все меня любили -
   Она, ее жених.
  
   Они меня ласкали,
   А я болел душой.
   Мне тяжко было видеть
   Их ласки меж собой.
   Задумал я - далеко,
   Навек от них уйти:
   Все уложил в котомку
   И все припас к пути.
  
   Прошу их: "Отпустите
   На белый свет взглянуть!"
   Сам думаю: "Кручину
   Размычу где-нибудь".
   Она так кротко смотрит.
   "Куда ты? Бог с тобой !
   Тебя мы все так любим!
   Ведь ты нам свой, родной!"
  
   Катились градом слезы, -
   И не скрывал я их:
   Все плачут, покидая
   Знакомых и родных.
   Они со мной простились
   И провожать пошли...
   И замертво больного
   С дороги принесли.
  
   На мельнице все ходят
   За мной как за родным;
   Она приходит с милым
   Сидеть со мной, больным.
   В июле будет свадьба.
   Они меня зовут,
   Чтоб ехал жить я с ними,
   Что я стоскуюсь тут.
  
   Шумят в воде колеса -
   И все б их слушал я!..
   Все думаю: нашла бы
   Здесь мир душа моя!
   Тут все бы мое горе,
   Все скорби утопил!
   Они же ведь желают,
   Чтоб я доволен был!
  
   <1861>
  
  
   ФЕРДИНАНД ФРЕЙЛИГРАТ
  
   У ГРОБОВЩИКА
  
   "Горькое дело! страшное дело!
   Ляжет в досках этих мертвое тело!"
  
   "Вот еще выдумал горе какое!
   Нам что за дело? Не наше - чужое!"
  
   "Полно бранить! разве я виноват?
   - Первый ведь гроб я работаю, брат".
  
   "Первый, последний ли - что за забота?
   Пой: веселее под песни работа.
  
   Доски распилишь - отмерь же, смотри!
   Выстругай глаже и стружки сбери!
  
   Доску к доске пригони поплотнее:
   Тесно лежать, так чтоб было теплее.
  
   Выкрасить - дно и бока уложить
   Стружками надо, а сверху обить.
  
   Стружки приличней, чем пух или перья;
   Это старинное наше поверье.
  
   Гроб ты снесешь; а как мертвый уж в нем,
   Крышку захлопнул - и дело с концом!"
  
   "Все это знаю я! Доски исправно
   Я распилил и их выстругал славно...
  
   Только все дрожь не проходит в руках,
   Только все слезы стоят на глазах.
  
   Струг ли, пилу ли рука моя водит,
   Сердце все мрет, словно кровью исходит.
  
   Горькое дело! страшное дело!
   Ляжет в досках этих мертвое тело".
  
   <1860>
  
  
   ГЕОРГ ГЕРВЕГ
  
   СТАРИКИ И МОЛОДЫЕ
  
   "Ты молод, и твой долг - молчанье.
   Ты молод; слушай стариков.
   Горячей крови волнованье
   Пусть поут_и_шит ряд годов!
  
   Ты молод; испытал ты мало,
   Цель жизни для тебя темна.
   Ты молод; пусть тебя сначала
   Украсит наша седина.
  
   Умей отказываться, милый;
   Дай пылу юности простыть;
   Сковать дай молодые силы:
   Тогда и годен можешь быть!"
  
   "Вы рады, умники, любого
   С собою на цепь посадить.
   Скажите ж, сторожа Былого,
   Кому Грядущее творить?
  
   Где, кроме сил могучих наших,
   Себе опору вам сыскать?
   Кто дочерей полюбит ваших?
   Кто будет дом ваш охранять?
  
   По вас, и в речи нашей страстной
   И в русых кудрях проку нет?
   Но - серебро седин прекрасно;
   А золоту покорен свет!
  
   Не вам хулить нас! Юность наша
   Шумна, конечно, и громка;
   А сколько добродетель ваша
   Творила зла исподтишка!"
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   МОРИЦ ГАРТМАН
  
   БЕЛОЕ ПОКРЫВАЛО
  
   I
  
   Позорной казни обреченный,
   Лежит в цепях венгерский граф.
   Своей отчизне угнетенной
   Хотел помочь он: гордый нрав
   В нем возмущался; меж рабами
   Себя он чувствовал рабом -
   И взят в борьбе с могучим злом,
   И к петле присужден врагами.
  
   Едва двадцатая весна
   Настала для него - и надо
   Покинуть мир! Не смерть страшна:
   Больному сердцу в ней отрада!
   Ужасно в петле роковой
   Средь людной площади качаться...
   Вороны жадные слетятся,
   И над опальной головой
   Голодный рой их станет драться.
   Но граф в тюрьме, в углу сыром,
   Заснул спокойным, детским сном.
  
   По_у_тру, грустно мать лаская,
   Он говорил: "Прощай, родная!
   Я у тебя дитя одно;
   А мне так скоро суждено
   Расстаться с жизнью молодою!
   Погибнет без следа со мною
   И имя честное мое.
   Ах, пожалей дитя свое!
   Я в вихре битв не знал боязни,
   Я не дрожал в дыму, в огне;
   Но завтра, при позорной казни,
   Дрожать как лист придется мне".
  
   Мать говорила, утешая:
   "Не бойся, не дрожи, родной!
   Я во дворец пойду, рыдая:
   Слезами, воплем и мольбой
   Я сердце разбужу на троне...
   И поутру, как поведут
   Тебя на площадь, стану тут,
   У места казни, на балконе.
   Коль в черном платье буду я,
   Знай - неизбежна смерть твоя...
   Не правда ль, сын мой! шагом смелым
   Пойдешь навстречу ты судьбе?
   Ведь кровь венгерская в тебе!
   Но если в покрывале белом
   Меня увидишь над толпой,
   Знай - вымолила я слезами
   Пощаду жизни молодой.
   Пусть будешь схвачен палачами -
   Не бойся, не дрожи, родной!"
  
   И графу тихо, мирно спится,
   И до утра он будет спать...
   Ему все на балконе мать
   Под белым покрывалом снится.
  
   II
  
   Гудит набат; бежит народ...
   И тихо улицей идет,
   Угрюмой стражей окруженный,
   На площадь граф приговоренный.
   Все окна настежь. Сколько глаз
   Его слезами провожает,
   И сколько женских рук бросает
   Ему цветы в последний раз!
   Граф ничего не замечает:
   Вперед, на площадь он глядит.
   Там на балконе мать стоит -
   Спокойна, в покрывале белом.
  
   И заиграло сердце в нем!
   И к месту казни шагом смелым
   Пошел он... с радостным лицом
   Вступил на помост с палачом...
   И ясен к петле поднимался...
   И в самой петле - улыбался!
  
   Зачем же в белом мать была?..
   О, ложь святая!.. Так могла
   Солгать лишь мать, полна боязнью,
   Чтоб сын не дрогнул перед казнью!
  
   <1859>
  
  
   АЛЬФРЕД МЕЙСНЕР
  
   ТРИ ПОЭТА
  
   Куда, скорбя и негодуя,
   Идешь ты? - В даль былых веков,
   В историю, во тьму гробов
   От вашей жизни ухожу я.
   Среди дряхлеющих руин,
   Холодных камней, мхом покрытых,
   Средь мавзолеев позабытых
   Я буду жить один - один.
   Мне ненавистно это время
   Без сил на подвиг и борьбу,
   Мне жалко ты, больное племя,
   Свою влачащее судьбу
   С покорством, свойственным рабу!
   Вокруг меня не люди - тени.
   Скорее дальше! прочь от них!
   Перед гробницами былых
   Героев я склоню колени.
   Холодный прах их вопрошу,
   Душой проникну в их могилу
   И мысли их живую силу
   В могучем слове воскрешу.
  
   А ты куда? - Туда, где море
   В пустынный берег бьет волной,
   Уйду глухой лесной тропой
   Подальше от людского горя.
   Там не смутит моих ушей
   Бессильный плач и стон людей,
   Закон которых - не свобода,
   А воля горсти палачей.
   Там обоймет меня природа
   Святой гармонией своей.
   Ее весны любовный шепот,
   Ее громов угрюмый ропот,
   И тихий сон морских зыбей,
   И волн ревущие громады,
   Под солнцем молкнущие вновь,
   И гнев, не знающий пощады,
   И бесконечная любовь -
   Моей душе они родные;
   Гроза души и тишина
   Там встретят отзывы живые.
   В строй мировой погружена,
   Природы мысль найдет она -
   И, воплотясь в живое слово,
   Людей пробудит к жизни новой.
  
   А ты? - Прощайте! Вам душой
   И был и буду я чужой.
   Меня не манит жизнь природы,
   Не манит жизнь былых племен.
   Я не хочу _себе_ свободы,
   Когда народ порабощен.
   Меня влечет в свой омут темный
   Жизнь многолюдных городов.
   Не их дворцы, не блеск пиров,
   А злобный голод, труд бессонный
   В углах их горьких бедняков,
   С судьбой бессильное боренье,
   Стон боли, вопль ожесточенья,
   Проклятье жертвы палачу,
   Забвение в пороке грязном,
   В разврате жалко-безобразном,
   Все это видеть я хочу,
   Все слышать...
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   С венгерского
  
  
   ШАНДОР ПЕТЕФИ
  
   В КАБАКЕ
  
   Наш кабак одной стеною
   Покосился над рекою.
   Весь он виден был бы в ней,
   Будь немножко ночь светлей.
  
   Ночь же больше все темнеет;
   Над рекой туман густеет;
   Веслы убраны с челна;
   По деревне тишина.
  
   В кабаке лишь крик и грохот,
   Бубен, скрипка, пляска, хохот.
   Спор кипит, поют, шумят -
   Только окна дребезжат.
  
   "Ну, красавица хозяйка!
   Подходи-ка, наливай-ка!
   Хорошо твое вино;
   Жаль, что есть у чарок дно.
  
   Эй, цыган! притих ты что-то;
   А вот мне плясать охота.
   Разутешь-ка плясовой!
   Деньги есть ведь за душой".
  
   Вдруг в окошко постучались:
   "Что вы так разбушевались?
   Барин вам велел сказать:
   Разошлись бы, - лег он спать!"
  
   "Взяли б вас обоих черти!
   Пить и петь хочу до смерти.
   С плеч рубашку заложу,
   А уж вам не угожу!"
  
   Но опять стучат в окошко.
   "Пели б тише вы немножко!
   Очень матушка больна;
   Хоть заснула бы она".
  
   И цыгану все кивают,
   Чарки молча допивают,
   Все за шапку - и домой...
   Все притихло над рекой.
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   Из поэтов новой Греции
  
   КОНСТАНТИН РИГАС
  
   ВОЕННЫЙ ГИМН
  
   Что ж, братья паликары,
   До коих будем пор
   Мы, словно львы, гнездиться
   По кручам диких гор?
   В лесах да по ущельям,
   Вдали от городов
   И от людей таиться,
   Чтоб не носить оков?
   Бежать всего, что сердцу
   Дороже и милей:
   Семьи, друзей и кровных -
   И родины своей?
  
   Дохнуть и час свободой
   Отрадней, чем в тюрьме
   Прожить хоть полстолетья
   В невольничьем ярме.
   Что проку в долгой жизни,
   Коль цепь на нас гремит,
   Коль произвол нам смертью
   И день и ночь грозит?
   Визирь ли ты, паша ли,
   Носи в душе боязнь,
   Что и тебя, быть может,
   Неправая ждет казнь!
   Бак ни служи тирану,
   Как ни клонись главой,
   Твоей он жаждет крови, -
   И час ударит твой!
   Вспомянем лучших греков,
   Красу Фанара! В, том,
   Что было с ними, ясно
   Мы свой удел прочтем.
   Князей отважных, граждан,
   Священников, мирян,
   Больших и малых резал,
   Как одурев, султан.
   А что ромейцев! турок!
   Все жертвы счесть нет сил...
   Кто стал безвинно нищим,
   Кто голову сложил.
  
   Пора! Пусть вспыхнет сердце
   У всех святым огнем!
   Сюда! Обет священный
   Дадим перед крестом.
   Совет из верных, честных
   Сынов земли родной
   Пусть все ведет и рядит
   Разумною рукой;
   А им да правит свято
   Во всем закон один!
   Из их среды пусть выйдет
   И вождь родных дружин!
   Как рабство, безнарядье
   Нам пагубно теперь,
   Где люди рвут друг друга,
   Как зверя дикий зверь.
   Поднимем руки к небу!
   Душой и языком
   Торжественную клятву
   Пред богом принесем!
  
   "Твоею вечной правдой,
   О господи, клянусь:
   Пред волею тиранов
   Челом я не склонюсь.
   Моей не сломят воли
   Ни зло их, ни приязнь,
   Ни золото, ни голод,
   Ни почести, ни казнь.
   Пока дышу, мной править
   Святая будет месть;
   В фаланги турок буду
   Я меч и пламя несть.
   Как верный сын отчизны,
   На шаг не отступлю
   Пред грозной силой, - жизни
   Позором не куплю!
   И, если слово клятвы
   На миг забуду я,
   Да грянет гром твой, боже!
   И разразит меня!"
  
   Восток и Запад, Север
   И Юг - куда ни глянь,
   Всё за родную землю
   В святую рвется брань.
   Болгары! арваниты!
   Ромейцы! сербы! в бой!
   Кто с островов, кто с твердой
   Земли - все в дружный строй!
   Все в битву за свободу
   Из горькой рабства тьмы!
   Пусть видит мир, что стоим
   Отцовской славы мы!
   И вы, что на чужбине,
   На гибель злым врагам,
   Владеть мечом учились,
   Скорее, братья, к нам!
   Скорей сюда! Эллада
   В объятья вас зовет.
   Здесь ждет вас дом, ждет дружба,
   Ждет слава, счастье ждет!
   Скорей домой! Довольно
   Служил ваш меч чужим.
   Скорей домой! Победа
   Нужна теперь своим.
   Какая слава выше,
   Какой святей почет,
   Чем смерть на ратном поле
   За волю, за народ!
  
   Майноты! сулиоты!
   Недаром славны вы.
   Вставайте! по берлогам
   Дремать довольно, львы!
   И вы, львы Мавровуни!
   Орлы Олимпа! в бой!
   Вы, соколы Аграфы!
   В один смыкайтесь строй!
   Вы, христиане с Савы,
   С дунайских берегов!
   Идите к братьям! вместе
   Ударим на врагов!
   Пусть дрогнет правой злобой
   В вас сердце! Стар и млад,
   Клянитесь мстить злодеям,
   Пока в руке булат!
   Вставайте, македонцы!
   Как тигры вы в бою...
   Залейте вражьей кровью
   Святую месть свою!
   Вы, с островов драконы,
   Дельфины с вод морских,
   Врагов разите наших!
   Как молнья гряньте в них!
   Неситесь, чайки Гидры!
   Вы, псариоты! Миг
   Настал: святой отчизны
   Призывный громок клик.
  
   За меч, сыны Эллады!
   Сряжайте корабли!
   Огнем твердыни вражьи
   Снесем с лица земли !
   Одна да будет воля,
   Один в нас дух! Вперед!
   Пока наш меч тиранству
   Корней не подсечет,
   Зальем все земли турок
   Пожаром - от полей
   Боснийских до бесплодных
   Аравии степей!
   Пусть на знаменах наших
   Священный крест горит!
   И враг наш, как перуном
   Спаленный, побежит.
   Не думайте, что с силой
   Своей он тверд теперь.
   Нет, он дрожит от страха,
   Как всполошенный зверь.
   От трех сот кирсалидов
   Узнал уж он, как слаб
   И с пушками пред храбрым
   Тот, кто душою раб.
  
   Что ж медлите? Проснитесь!
   Без споров, без вражды
   Друг друга выручайте
   От общей всем беды!
   Как древле предки наши -
   Орлы и львы душой -
   Вставали за свободу,
   Кидались в ярый бой, -
   Так мы восстанем, братья!
   За ружья! за мечи!
   Дружнее в бой! и дрогнут
   Пред нами палачи.
   Как стаю кровожадных
   Волков, разгоним их;
   Не унести из боя
   Им рабских душ своих!
   Над морем и над сушей
   Да светит крест святой!
   Да рухнет сила вражья
   И ложь пред правотой!
   Да сгинет бич тиранства!
   И с битвы мы придем
   Свободны - жить в свободном
   Отечестве своем!
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   АЛЕКСАНДР ИПСИЛАНТИ
  
   ПТИЧКА-ИЗГНАННИЦА
  
   Грустная птичка, залетная странница,
   Где твое гнездышко? путь твой куда?
  
   "Я из родимого края изгнанница:
   Цели мне нету; да нет и гнезда!
   Все мне равно, куда путь мой направится:
   Сердце от горьких тревог не избавится,
   Счастья ему не найти никогда...
   Раем была ты мне, родина милая!
   Сладко жилось мне под миртами там;
   Весело песню свою заводила я
   И по росистым утрам,
   И по румяным вечерним зарям.
   Пелось отрадно! С подругой любимою
   С детства душой я сжилась...
   Вдруг с своей жадностью ненасытимою
   Коршун нагрянул на нас.
   Все, что мне было и свято и дорого,
   Пухом по ветру пустил.
   Мало и этого было для ворога:
   Он и гнездо разорил.
   И понесла я в края чужедальные
   Крылья усталые, песни печальные.
   Родины нет! милой нет!
   Темен мне весь белый свет.
   Пусть меня носит, куда ему хочется,
   Ветер изменчивый! буря пусть бьет!
   Рано ли, поздно ль, туда ж занесет,
   Где все навеки покончится,
   Где не найдет меня грозный налет
   Коршуна жадного,
   Где неповинная птичка заснет
   После пути своего безотрадного".
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   Народные песни
  
   СЕРБСКИЕ ПЕСНИ
  
   * * *
  
   Девушка _у_ моря сидела,
   Говорила она, вопрошала:
   "Господи сильный и правый!
   Что шире синего моря?
   Что просторнее чистого поля?
   Что коня лихого быстрее?
   Что меду сотового слаще?
   Что милее брата родного?"
  
   Молвила ей рыбка морская:
   "Девушка, зелен твой разум.
   Шире синего моря - небо,
   А просторней чиста поля - море,
   Взор быстрее коня лихого,
   Слаще меду сотового - сахар,
   Милый друг милей брата родного".
  
   <1847>
  
  
   * * *
  
   Будь у меня, Лазо,
   Царская казна,
   Знала бы я, Лазо,
   Что себе купить;
   Я купила б, Лазо,
   Садик над рекой.
   Знала бы я, Лазо,
   Что в нем посадить:
   Посадила б много
   Розанов, гвоздик,
   Будь у меня, Лазо,
   Царская казна,
   Знала бы я, Лазо,
   Что себе купить;
   Я б себе купила
   Лазо-молодца:
   Будь садовник, Лазо,
   У меня в саду!
  
   <1861>
  
  
   НОВОГРЕЧЕСКИЕ ПЕСНИ
  
   * * *
  
   Как в ноч_и_ мы целовались,
   От людей мы схоронились;
   А от звездочек небесных
   Наших ласк и не таили.
  
   С неба звездочка упала
   И про нас сказала морю;
   Море веслам проболталось;
   Рыбаку сказали веслы.
  
   Как в ночи мы целовались,
   Рассказал рыбак невесте -
   И про нас теперь повсюду
   Девки песни распевают.
  
   <1847>, <1861>
  
  
   МОЛОДОЙ МОНАХ
  
   Молодой монах из кельи,
   Притаясь, в окно глядит:
   Под окном, внизу, девица,
   Зарумянившись, стоит,
  
   По кусочку белый сахар
   Он кидает из окна
   Ей за пазуху; а сверху
   Грудь лебяжья вся видна,
  
   "Эй, сиди, монашек, смирно!
   Не застали бы тут нас,
   Не проведал бы игумен:
   Расстригут тебя как раз".
  
   "Расстригут - клобук свой сброшу,
   Алый фес надену я.
   Мигом свадебку сыграем,
   Ненаглядная моя!"
  
   <1862>
  
  
   ЛИТОВСКИЕ ПЕСНИ
  
   ВОРОН
  
   Пролетает черный ворон;
   Руку белую несет он,
   С золотым на пальце перстнем.
   Ты скажи, скажи мне, птица,
   Ты ответь мне, черный ворон:
   Где взял белую ты руку
   С золотым на пальце перстнем?
  
   Отвечает ворон вещий:
   "Я войну большую видел,
   На великом был сраженье.
   Там плетни плели из сабель,
   Рыли ружьями могилы,
   Разливалась кровь ручьями.
   Не один там сын зарублен,
   Не одна там мать рыдает".
  
   Этим перстнем обручилась
   Я с моим сердечным другом.
   Лейтесь, слезы мои, лейтесь!
   Не воротится он к милой.
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   ПИРУШКА
  
   Собрался отец на охоту в лесок.
   Недаром ходил он: был важный стрелок.
  
   Присел за кустом, да навел из ружья -
   И сразу убил наповал воробья.
  
   В телегу коня сыновья запрягли
   И с песнями птицу домой привезли.
  
   "Ну, сестры! огонь разводите скорей!
   А мы созывать разойдемся гостей".
  
   Дичину в сметане обжарила мать.
   "Идите-ка, дочки, на стол накрывать!"
  
   Сестрицы жаркое на стол подают;
   И только поставили - гости уж тут.
  
   Раскланялись, чинно уселись за стол,
   И есть да похваливать каждый пошел.
  
   А есть, так и выпить, - обычай у нас...
   И выпили пива две бочки как раз.
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   Творческое наследие Михайлова включает в себя разные жанры. При этом
  Михайлов-прозаик, как нам представляется, не уступает Михайлову-поэту в
  своем значении и интересе для современного читателя. В настоящее издание
  вошли лучшие из оригинальных стихотворений Михайлова, его стихотворные
  переводы, повести и публицистические статьи.
   Тексты публикуются по изданиям: М. Л. Михайлов. Собрание стихотворений.
  Л., "Советский писатель", 1969 ("Библиотека поэта". Большая серия); М. Л.
  Михайлов. Сочинения в 3-х томах. М., Гослитиздат, 1958.
   В тех случаях, когда включались не вошедшие в названные издания
  произведения, они сверялись с последними прижизненными публикациями.
   Оригинальные стихотворения и прозаические произведения расположены в
  хронологическом порядке.
   При расположении переводных стихотворений сохранена композиция,
  выработанная самим Михайловым для издания: "Стихотворения М. Л. Михайлова".
  Берлин, 1862. Произведения и авторы, не вошедшие в это издание, даются в
  последовательности, определяемой историко-литературным процессом.
   В тех случаях, когда переводное стихотворение имело несколько редакций,
  под произведением указываются соответствующие даты.
   Американский поэт Г. Лонгфелло, в связи с традиционно сложившейся
  композицией, помещен среди английских поэтов.
   Время написания многих произведений Михайлова может быть установлено
  лишь приблизительно. Поэтому даты под стихотворениями иногда обозначены
  крайними годами периода, на протяжении которого стихотворение написано.
  Дата, определенная временем первой публикации произведения, заключается в
  угловые скобки. Даты написания, установленные предположительно, отмечаются
  вопросительным знаком.
   В примечаниях приняты следующие условные сокращения:
   БдЧ - "Библиотека для чтения".
   БП - М. Л. Михайлов. Собрание стихотворений. Л., "Советский писатель",
  1953 ("Библиотека поэта". Большая серия).
   БС - М. Л. Михайлов. Собрание стихотворений. Л., "Советский писатель",
  1969 ("Библиотека поэта". Большая серия).
   Воспоминания - Н. В. Шелгунов, Л. П. Шелгунова, М. Л. Mихайлов.
  Воспоминания в 2-х томах. <М.>, "Художественная литература", 1967.
   Гейне - Песни Гейне в переводе М. Л. Михайлова. СПб., 1858.
   Гете - Собрание сочинений Гете в переводах русских писателей, изд. под
  ред. Н. В. Гербеля, т. I. СПб., 1878.
   Д - "Дело".
   ЖО -"Живописное обозрение".
   И - "Иллюстрация".
   Изв. ОЛЯ - Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка.
   ЛА - Литературный архив. Материалы по истории литературы и
  общественного движения, т. 6. М. - Л., 1961.
   ЛГ - "Литературная газета".
   M - "Москвитянин".
   H - "Неделя".
   ОЗ - "Отечественные записки".
   ПД - Институт русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР, г.
  Ленинград.
   ПССоч. - Полное собрание сочинений М. Л. Михайлова. Под ред. П. В.
  Быкова, т. I. Стихотворения оригинальные и переводные. СПб., <1913>.
   ПС Стих. - М. Л. Михайлов. Полное собрание стихотворений. М. - Л.,
  "Academia", 1934.
   PB - "Русский вестник".
   РМ - "Русская мысль".
   PC - "Русское слово".
   С - "Современник".
   Смирдин - Сборник литературных статей, посвященных русскими писателями
  памяти покойного книгопродавца-издателя Александра Филипповича Смирдина, т.
  6. СПб., 1859.
   Соч. I, II, III - М. Л. Михайлов. Сочинения в 3-х томах. М.,
  Гослитиздат, 1958.
   Соч. 1950 - М. И. Михайлов. Сочинения в 2-х томах. Чита, 1950.
   ССоч. - М. И. Михайлов. Собрание сочинений в 5-ти томах, т. I.
  Стихотворения. Чкалов, 1951.
   ССтих. - Собрание стихотворений М. Михайлова. СПб., 1890.
   ст. - стих.
   Стих. 1862 - Стихотворения М. Л. Михайлова. Берлин, 1862.
   Стих. 1866 - Стихотворения М. Л. Михайлова. СПб., 1866.
   Шиллер I, II - Лирические стихотворения Шиллера в переводах русских
  поэтов, изд. под ред. Н. В. Гербеля, тт. I, II. СПб., 1857.
   Шиллер IV - Драматические сочинения Шиллера в переводах русских
  писателей, изд. под ред. Н. В. Гербеля, т. IV. СПб., 1858.
  
   ПЕРЕВОДЫ И ПОДРАЖАНИЯ
  
   Подражания восточному
  
   ДЖАЛАЛИДДИН РУМИ
  
   Джалалиддин (точнее: Джелаль-ад-дин) Руми (1207-1279) - персоязычный
  порт, представитель восточной философской лирики. Михайлов переводил Руми не
  с оригинала, а пользуясь, в свою очередь, переводами немецкого поэта и
  ученого-ориенталиста Ф. Рюккерта.
   "Я - дикий виноград; мне явором ты будь..." (стр. 80). - Впервые - PC,
  1859, No 1, с. 175. Явор - вид клена.
  
   БХАРТРИХАРИ
  
   Бхартрихари (ок. VII в.) - индийский поэт-лирик. Поэзия Бхартрихари,
  переведенная на европейские языки уже в XVII веке, оказала некоторое влияние
  на творчество любимого поэта Михайлова - Гейне. Сам Михайлов проявлял
  большой интерес к индийской культуре, считая необходимым "знакомство с
  воззрениями и нравственным развитием человечества в разные эпохи его жизни"
  (PC, 1860, No 6, отд. II, с. 90). Стихотворения Бхартрихари Михайлов ставил
  "наряду со многими лучшими отрывками из греческой антологии" (там же, с.
  91). Переводы Михайлова, созданные на основе немецких переводов Геферта и
  Рюккерта, представляют собой интересную страницу в истории знакомства
  европейской культуры с литературой Индии (см. об этом: И. Д. Серебряков.
  Очерки древнеиндийской литературы. М., 1971, с. 211).
   "Пусть горит лампада..." (стр. 82). - Впервые - Стих. 1862, с. 6.
  Положено на музыку Г. А. Демидовым.
   "Пусть твои благие..." (стр. 82). - Впервые - Стих., с. 4, с ошибкой в
  ст. 3. Исправлено в Соч. 1950.
  
   Из "Ши-Кинг"
  
   "Ши-Кинг", точнее "Шицзин" ("Книга песен") - собрание древнейших
  китайских песен и гимнов. По преданию, составителем "Книги песен" был
  Конфуций (VI-V вв. до н. э.); современные ученые датируют эти произведения
  XI-VII вв. до н. э.). В основе перевода Михайлова - немецкий перевод
  Рюккерта.
   "Мой хороший, мой пригожий..." (стр. 83). - Впервые - Стих. 1862, с. 8.
  Положено на музыку Г. А. Демидовым.
  
   Из Корана
  
   "Из рода в род твой глас идет..." (стр. 84). - Впервые - БдЧ, 1855, No
  7, с. 46. "Кормясь от трапезы сирот, // Вы пламень огненный ядите!" -
  Переложение строк Корана: "Поистине те, которые пожирают имущество сирот по
  несправедливости, пожирают в своем чреве огонь, и будут они гореть в
  пламени!" (Сура 4. Женщины. 11(10); пер. И. Ю. Крачковского).
  
   Из Талмуда
  
   Талмуд - памятник религиозной и правовой мысли древних евреев (III в.
  до н. э. - VI в. н. э. При весьма пестром содержании включает в себя также
  легенды и изречения.
   "Что мое - мое..." (стр. 85). - Впервые - Стих. 1862, с. 10.
  
   Из поэтов Древней Греции
  
   САПФО
  
   Сапфо (Сафо; конец VII-VI вв. до н. э.) - древнегреческая поэтесса. К
  ее творчеству и личности - особенно в связи с "женским вопросом" - Михайлов
  проявлял большой интерес. В 1847 году он перевел с французского и
  опубликовал статью Э. Дешанеля "Сафо и лесбосские гетеры" (ЛГ, 1847, NoNo
  35, 38, 39), в которой дал подстрочный перевод почти всех дошедших до нас
  произведений Сапфо.
   "Закатилася луна..." (стр. 86). - Впервые - Стих. 1866, с. 15. Плеяды
  (Стожары) - общее название семи наиболее ярких звезд в созвездии Тельна.
  
   Из немецких поэтов
  
   АВГУСТ КОПИШ
  
   Август Копиш (1799-1853) - немецкий поэт-юморист и живописец. В
  пародийных, шутливых целях использовал в своем творчестве мифологические
  сюжеты, народные сказки и предания.
   История о Ное (стр. 131). - Впервые - Стих. 1862, с. 109. По библейской
  легенде, патриарх Ной вместе со своей семьей спасся в ковчеге во время
  всемирного потопа. Высадившись наконец на землю, Ной "насадил виноградник" и
  научился изготовлять из винограда вино (Книга Бытие, гл. 9, ст. 20-21).
  
   ФРИДРИХ РЮККЕРТ
  
   Фридрих Рюккерт (1788-1866) - немецкий поэт и ученый-ориенталист. Внес
  большой вклад в дело ознакомления европейцев с поэзией Востока.
  Стихотворения Рюккерта переводились многими русскими поэтами: Фетом,
  Плещеевым и др. Михайлов на основе переводов Рюккерта создал свои
  "подражания восточному". Ценил он и оригинальные произведения поэта.
   Похороны (стр. 133). - Впервые - PC, 1859, No 1, с. 174.
   У дверей (стр. 134). - Впервые - ДТ, 1847, No 17, с. 261 (другая
  редакция). В настоящей редакции впервые - PB, 1858, март, кн. 2, с. 292.
  
   АДАЛЬБЕРТ ШАМИССО
  
   Адальберт фон Шамиссо (1781-1838) - немецкий писатель и
  ученый-натуралист. Некоторые его переводы, например, с литовского языка на
  немецкий, послужили Михайлову основой для создания ряда произведений.
   На мельнице (стр. 135). - Впервые - "Век", 1861, No 4, с. 134, с
  изменением отдельных строк, без указания на Шамиссо, с подзаголовком "Из
  Андерсена" (стихотворение Шамиссо - вольное переложение стихотворения Г.-Х.
  Андерсена).
  
   ФЕРДИНАНД ФРЕЙЛИГРАТ
  
   Фердинанд Фрейлиграт (1810-1876) - немецкий поэт, в 1848-1849-х годах
  выступал в руководимой К. Марксом "Новой Рейнской газете", в 50-е годы от
  революционного движения отошел. Михайлов считал Фрейлиграта "поэтом образов
  ярких и блестящих" (Соч. 111, с. 215), но подчеркивал, что переводить его
  трудно, так как "он отличается большою цветистостью языка, изысканностью
  картин и выражений" (PC, 1859, No 12, отд. II, с. 46).
   У гробовщика (стр. 139). - Впервые - С, 1860, No 12, с. 467.
  
   ГЕОРГ ГЕРВЕГ
  
   Георг Гервег (1817-1875) - немецкий поэт и публицист. Сотрудничал в
  "Рейнской газете". Его точка зрения на партийность поэзия получила признание
  К. Маркса. Поэзию Гервега ценил Гейне.
   Старики и молодые (стр. 189). - Впервые - ССтих., с. 317. Из сб.
  Гервега "Стихи живого человека".
  
   МОРИЦ ГАРТМАН
  
   Мориц Гартман (1821-1872) - австрийский поэт, беллетрист, публицист.
  Участник революции 1848 года. Друг Герцена и Тургенева. О творчестве
  Гартмана Михайлов писал: "У Гартмана вы редко встретите что-нибудь
  сочиненное, насильно придуманное, ...напротив, все у него прочувствовано,
  всюду слышен голос человека, глубоко проникнутого убеждением" (Соч. III, с.
  216).
   Белое покрывало (стр. 191). - Впервые - С, 1859, No 3, с. 174, с
  подзаголовком: "Старинная баллада, из Морица Гартмана". В письме Шелгуновым
  из Петропавловской крепости Михайлов писал 13 ноября 1861 года: "Как бы
  цензура не запретила теперь некоторых вещей с моим именем, хоть они и были
  все напечатаны. Например, "Белое покрывало". А было бы жаль" (Воспоминания,
  т. 2, с. 433). Перевод Михайлова был очень популярен, неоднократно
  перепечатывался в сборниках запрещенных в России стихотворений. Строки
  "Своей отчизне угнетенной // Хотел помочь он..." послужили эпиграфом к
  нелегальной брошюре "На смерть М. Л. Михайлова" (Женева, 1865). 2 марта 1862
  года на литературном вечере "Белое покрывало" было прочитано Некрасовым
  (см.: А. Я. Панаева. Воспоминания. <М.>, 1972, с. 303 и 451).
  
   АЛЬФРЕД МЕЙСНЕР
  
   Альфред Мейснер (1822-1885) - немецкий поэт и беллетрист. Участник
  революции 1848 года.
   Три поэта (стр. 194). - Впервые - "Слово", 1878, No 8, с. 183, с
  подписью: "Мих. Ил.". Усиливая революционное звучание стихотворения,
  Михайлов вставляет строки, которых нет в оригинале, например: "Я не хочу
  себе свободы, // Когда народ порабощен". Перевод, таким образом,
  представляет собой вольную разработку темы, предложенной Мейснером.
  
   С венгерского
  
   ШАНДОР ПЕТЕФИ
  
   Шандор Петефи (1823-1849) - венгерский поэт. Участник революции 1848
  года в Венгрии. Михайлов был одним из первых переводчиков произведений
  Петефи на русский язык.
   В кабаке (стр. 212). - Впервые - Д, 1881, No 1, с. 127, с неточностями
  в ст. 7, 35. Исправлено в ССтих.
  
   Из поэтов новой Греции
  
   КОНСТАНТИН РИГАС
  
   Константин Велестинлис Фереос Ригас (наст. имя Антониос Кириазис;
  1757-1798) - поэт-революционер, борец за независимость Греции. Был казнен
  турецкими властями. Его "Военный гимн" в период революции 1821-1827 годов
  приобрел значение национального гимна.
   Военный гимн (стр. 218). - Впервые - С, 1865, No 3, с. 97, без подписи,
  с неточностями в ст. 53, 152. В подзаголовке неверно указан как автор
  Адамантий Кораис. Авторство Ригаса установлено в ПССтих., с. 716 (ср.:
  ССоч., с. 611). Паликары - нерегулярная греческая милиция, участвовавшая в
  борьбе против турецкого ига. Фанар - квартал в Константинополе, где жила
  греческая аристократия; фанариоты были активными участниками борьбы за
  национальную независимость. Ромейцы - греки, живущие в Европейской Турции.
  Арваниты - греческое название албанцев. Майноты - греки, живущие на
  Танарском полуострове. Сулиоты - греко-албанское горное племя,
  прославившееся упорным сопротивлением турецким завоевателям. Мавровуни -
  Черногория. Аграфа - Аграфские горы в Греции, где были сосредоточены отряды
  повстанцев. Сава - приток Дуная. Гидра - греческий остров около
  юго-восточного берега Пелопоннеса. Псариоты - жители острова Псарос, имевшие
  большой флот. Кирсалиды - участники восстания в Сирии против турецкого ига
  (XVIII в.).
  
   АЛЕКСАНДР ИПСИЛАНТИ
  
   Александр Константинович Ипсиланти (1792-1828) - поэт, один из вождей
  национально-освободительного движения в Греции в 1820-е годы.
   Птичка-изгнанница (стр. 223). - Впервые - С, 1865, No 3, с. 103, без
  подписи.
  
   Народные песни
  
   Михайлов проявлял большой интерес к народному творчеству. Ему
  принадлежит обработка нескольких сказок, переводы песен разных народов. На
  материале уральских легенд им написано несколько очерков. В рецензии на
  издание "Песни, собранные П. В. Киреевским", Михайлов писал: "Старинная
  песнь - почти единственный отклик, в котором доходит до нас народная дума...
  Все, что волнует душу народа и просит внешнего выражения, переходит в песню,
  сказку, пословицу, и в этой безыскусственной, но верной форме переживает
  века, повторяется сотнями поколений и часто умирает только вместе с народом.
  Это самый твердый исторический памятник..." (PC, 1860, No 11, с. 33).
  
   Сербские песни
  
   "Девушка _у_ моря сидела..." (стр. 225). - Впервые - ЛГ, 1847, No 45,
  с. 710 (другая редакция). В настоящей редакции впервые - "Народное чтение",
  1859, кн. 4, с. 206.
   "Будь у меня, Лазо..." (стр. 225). - Впервые - Стих. 1862, с. 310.
  
   Новогреческие песни
  
   "Как в ночи мы целовались..." (стр. 227). - Впервые - И, 1847, No 7, с.
  111, под заглавием: "Измена" (другая редакция). В настоящей редакции впервые
  - Стих. 1862, с. 315. Перевод сделан с немецкого перевода Шамиссо. Положен
  на музыку А. Г. Рубинштейном.
   Молодой монах (стр. 227). - Впервые - С, 1863, No 1-2, с. 120, С
  подписью: "Мих. Илецкий".
  
   Литовские песни
  
   Ворон (стр. 229). - Впервые - Д, 1870, No 6, с. 215.
   Пирушка (стр. 230). - Впервые - Д, 1870, No 6, с. 216. Перевод сделан с
  немецкого перевода Шамиссо.
  
  
   М. Л. Михайлов. Сочинения в трех томах
   Сочинения. Том первый. Стихотворения
   М., Государственное издательство художественной литературы, 1968
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   Из талмуда
  
   "Что мое-мое..."
  
   С персидского
  
   "Что не могу в моих стихах..."
  
   Песни Мирзы Шаффи
  
   "Мирза Шаффи! Пчелой прилежной..."
   "Распахни покрывало, не прячь ты себя..."
  
   Фаридаддин Аттар
  
   "Что от врагов ты хочешь скрыть..."
  
   Абдуррахман Джами
  
   "Кедр, твоей вершины стройной..."
  
   ИЗ ПОЭТОВ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ
  
   Сафо
  
   "Чем эта женщина могла тебя пленить..."
   Надгробие рыбаку
  
   Анакреон
  
   "Ты розою роскошной расцветаешь..."
   "На пиру, за полной чашей..."
   "Увидал Эрот, что время..."
  
   Симонид
  
   Статуя Ниобеи
   Надгробие спартанцам в Фермопилах
   Могила Сафо
  
   Фелиция Гименс
  
   "Убаюкай, родная, больную меня..."
  
   Август Копиш
  
   Серенада близ Везувия
  
   Фридрих Рюккерт
  
   Хидгер
  
   Николаус Ленау
  
   Трое цыган
  
   Мориц Гартман
  
   Два корабля
  
   Август Гофман фон Фаллерслебен
  
   Из Овидиевых Превращений
  
   Арнольд Руге
  
   Свобода слова
   Свобода печати
  
   ИЗ ФРАНЦУЗСКИХ ПОЭТОВ
  
   Андре Шенье
  
   "Мой стих умеет все так живо рисовать..."
  
   С ВЕНГЕРСКОГО
  
   Шандор Петефи
  
   "Проснувшись, плачет дитя больное..."
   В кабаке
  
   НАРОДНЫЕ ПЕСНИ
  
   Шотландские баллады
  
   Два ворона
   Вилли и Маргарита
  
   Сербские песни
  
   Арапская царевна
  
   Литовские песни
  
   "Как в лес меня послали..."
   "У меня был коник..."
  
  
   ИЗ ТАЛМУДА
  
   * * *
  
   Где сверкает меч,
   Не цвести искусству;
   Где цветет искусство,
   Не сверкать мечу.
  
  
   С ПЕРСИДСКОГО
  
   * * *
  
   Что не могу в моих стихах
   Я сам незримо притаиться,
   Чтоб с ними вместе появиться
   И поцелуями упиться
   На молодых твоих устах!
  
  
   ПЕСНИ МИРЗЫ ШААФИ
  
   * * *
  
   Мирза Шаффи! Пчелой прилежной
   Ты долго п_о_ свету летал;
   Тебя поили влагой нежной
   Фиал лилеи белоснежной
   И розы пурпурный фиал.
  
   Пора из рощи благосклонной,
   Мирза Шаффи, тебе домой.
   С своею ношей благовонной
   На крыльях песни легкозвонной
   Лети к подруге молодой!
  
  
   * * *
  
   Распахни покрывало! не прячь ты себя!
   Ведь не прячутся розы в саду у тебя...
   Красота тебе богом, как розе, дана;
   Ты, как роза, на радость очей создана...
   Создана ты под солнцем цвести и сиять.
   Перестань же чадрою лицо закрывать!
  
   Распахни покрывало! Увидит весь свет,
   Что пышней и желанней красавицы нет.
   Пусть огнем по сердцам пробегает твой взгляд,
   А уста многоценным рубином горят,
   И одна только ночь самотканой чадрой
   Облекает твой лик и твой стан молодой!
  
   Покажись!.. Пред лицом твоим, бледен и нем,
   У султана в Стамбуле смутится гарем.
   Да и где же, когда же, какой падишах
   Перед взглядом таким не упал бы во прах?..
   Не тумань же чадрой лучезарных очей,
   Торжества красоты и блаженства людей!
  
  
   ФАРИДАДДИН АТТАР
  
   * * *
  
   Что от врагов ты хочешь скрыть,
   Друзьям не должен говорить.
  
  
   АБДУРРАХМАН ДЖАМИ
  
   * * *
  
   Кедр, твоей вершины стройной
   Не достать моим рукам.
   О, хотя бы в полдень знойный
   Тенью лечь к твоим ногам!
  
  
   Из поэтов древней Греции
  
   САФО
  
   * * *
  
   Чем эта женщина могла тебя пленить,
   Твой ум и сердце так себе поработить? -
   Своею грубою, неловкою рукою
   И локона она не может мило взбить!
   Ни груди молодой ей ризой дорогою
   С искусством не суметь, закрыв, полуоткрыть.
  
  
   НАДГРОБИЕ РЫБАКУ
  
   Бедный отец рыбака Пелагона-Мениск схоронил здесь
   Милого сына и холм его смертный просто украсил...
   Верша с веслом означают могилу пловца молодого:
   Памятник грустный жизни его и печальной и трудной!..
  
  
   АНАКРЕОН
  
   * * *
  
   Ты розою роскошной расцветаешь...
   А я... да, я старик!.. Зачем же убегаешь
   Моих кудрей сребристой белизны?..
   Смотри: как в том венке согласно сплетены
   С прекрасной розою, столь молодой и нежной,
   Широкие листы лилеи белоснежной!
  
  
   * * *
  
   На пиру, за полной чашей,
   Мне несносен гость бесчинный:
   Охмеленный, затевает
   Он и спор и бой кровавый.
   Мил мне скромный собеседник,
   Кто, дары царицы Гнида
   С даром муз соединяя,
   На пиру беспечно весел.
  
   * * *
  
   Увидал Эрот, что время
   Мне покрыло снегом темя,-
   Крылья быстрые расправил,
   Одного меня оставил.
  
  
   СИМОНИД
  
   СТАТУЯ НИОБЕИ
  
   В камень живую меня превратили всесильные боги;
   Мертвый камень опять к жизни воззвал Пракситель.
  
  
   НАДГРОБИЕ СПАРТАНЦАМ В ФЕРМОПИЛАХ
  
   О прохожий! Скажи, как придешь в Лакедемон, что все мы,
   Верны законам его, здесь костями легли.
  
  
   МОГИЛА САФО
  
   Имя и пепел певицы под этою насыпью скрыты;
   Нежная песня ее вечною жизнью живет.
  
  
   ФЕЛИЦИЯ ГИМЕНС
  
   * * *
  
   Убаюкай, родная, больную меня,
   Как баюкала, в люльке качая!
   Мне изнывшее сердце, родная,
   Убаюкай, крестом осеня!
  
   Головой утомленной склонилась бы я:
   Засыпает цветок ночью темной;
   Отдыхает и странник бездомный...
   Убаюкай, родная, меня!
  
   Непогодой запугана птичка твоя...
   Тяжела ты мне, жизнь молодая!
   И зачем я любила, родная?..
   Ах, баюкай! баюкай меня!
  
  
   АВГУСТ КОПИШ
  
   СЕРЕНАДА БЛИЗ ВЕЗУВИЯ
  
   О беспокойная! ты шлешь меня к покою...
   Устал я; но мне нет ни отдыха, ни сна.
   Куда в грозу пловец приляжет головою?
   О боже, боже мой! как эта ночь длинна!
  
   Я камень пламенный, жерлом горы суровой
   Высоко взброшенный с клокочущего дна...
   Он падает назад; но вдруг извержен снова.
   О боже, боже мой! как эта ночь длинна!
  
   Я муравейный рой, прохожим разоренный...
   Все, все во мне, вся жизнь - разбита, смущена...
   Средь неба ход светил - мне хаос беззаконный.
   О боже, боже мой! как эта ночь длинна!
  
   Я бедный перепел над бурным океаном...
   Он бьется, он кричит... Кругом - лишь тьма одна;
   Под ним - могилы глубь, одетая туманом.
   О боже, боже мой! как эта ночь длинна!
  
  
   ФРИДРИХ РЮККЕРТ
  
   ХИДГЕР
  
   Неумирающий и вечно юный
   Хидгер рассказывал: "Я проезжал
   Однажды шумным городом. В саду
   Я увидал там человека
   С корзиною - и у него спросил,
   Давно ль стоит тут город? Продолжая
   Сбирать плоды, он отвечал мне: "Вечно
   Стоял он тут и вечно простоит".
  
   Чрез пять столетий тою же дорогой
   Я проезжал. От города того
   Ни одного следа не оставалось;
   Где он стоял - была пустыня. Тут
   Сидел пастух и одиноко песню
   Наигрывал на дудке; вкруг него
   Паслося стадо на зеленом луге.
   И я его спросил, давно ль не стало
   Тут города? Он продолжал играть
   В свою свирель и мне одно промолвил:
   "Одно растет, другое увядает.
   Я вечно здесь пасу свои стада".
  
   Опять чрез пять столетий тою ж самой
   Дорогой проезжал я. Пред собою
   Я увидал тут море; волны
   Катились и шумели. В челноке,
   У берега привязанном, рыбак
   Сидел, свои закидывая сети.
   Я у него спросил, давно ль тут море?
   И, моему вопросу засмеявшись,
   Он мне сказал: "Как эти волны вечно
   Гуляют и клубятся на просторе,
   Так вечно здесь закидывают сети".
  
   Чрез пять столетий тою же дорогой
   Я снова ехал и нашел тут лес,
   И в чаще леса встретил дровосека.
   Под корень он рубил могучий дуб,
   И я спросил его, давно ль явился
   Тут лес? Он отвечал мне: "Лес
   Стоит здесь вечно, вечно в нем растут
   Деревья, и дрова мы вечно рубим".
  
   Еще чрез пять столетий этою дорогой
   Поехал я, и вновь передо мною
   Там очутился город. Громкий гул,
   Народный говор, стук колес повсюду
   На улицах и площадях. У встречных
   Я спрашивал, давно ль построен город?
   Куда девались темный лес, и море,
   И пастбище? Но слов моих никто
   И слушать не хотел, и все кричали:
   "Так вечно шло на этом месте, вечно,-
   И вечно так пойдет". Чрез пять столетий
   Поеду снова этою дорогой.
  
  
   НИКОЛАУС ЛЕНАУ
  
   ТРОЕ ЦЫГАН
  
   Степью песчаной наш грузный рыдван
   Еле тащился. Под ивой,
   Рядом с дорогою, трое цыган
   Расположились лениво.
  
   В огненных красках заката лежал
   Старший с лубочного скрипкой;
   Буйную песню он дико играл
   С ясной, беспечной улыбкой.
  
   Трубкой дымил над собою другой,
   Дым провожая глазами,
   Счастлив - как будто нет доли иной
   Лучше, богаче дарами.
  
   Третий, раскинувшись, сладко заснул;
   Над головою висела
   Лютня на иве... По струнам шел гул,
   П_о_ сердцу греза летела.
  
   Пусть из-за пестрых заплат, из прорех
   Голое тело сквозится:
   Все на лице у них гордость и смех,
   Сколько судьба ни грозится.
  
   Вот от кого довелось мне узнать,
   Как тебя, доля лихая,
   Дымом развеять, проспать, проиграть,
   Мир и людей презирая.
  
   Глаз я не мог отвести от бродяг;
   Долго мне будут всё сниться
   Головы в черных косматых кудрях,
   Темные, смуглые лица.
  
  
   МОРИЦ ГАРТМАН
  
   ДВА КОРАБЛЯ
  
   Два корабля, как два гроба глухих,
   Встретились молча во мраке "очном.
   Далее каждый плывет; а на них -
   Сын на одном, мать на другом.
  
   Сын после долгих скитаний и бед
   Едет на родину, где его мать.
   Мать стосковалась; вести все нет,-
   И поплыла она сына искать.
  
   Что с ней такое, не знает она:
   Капают слезы, одна за одной.
   Дума у сына легка и ясна,
   Словно он слушает голос родной.
  
   А корабли, как два гроба глухих,
   Дальше несутся во мраке ночном.
   Нет человека, чтоб знал, что на них -
   Сын на одном, мать на другом.
  
  
   АВГУСТ ГОФМАН ФОН ФАЛЛЕРСЛЕБЕН
  
   ИЗ ОВИДИЕВЫХ ПРЕВРАЩЕНИЙ
  
   Заштопать для царя мундир
   Один портной взялся.
   Сел шить; но - над одной из дыр
   Вдруг дух в нем занялся.
   "О чудо! о чудо! Да что ж это? что ж?
   Ведь вошь это, вошь это! царская вошь!"
  
   Вскочил от радости портной;
   В душе и в теле дрожь.
   Глядит на вошь он сам не свой
   И вдруг - хватает нож.
   О чудо! о чудо! Да нож-то на что ж?
   Ах, режет он, режет он царскую вошь.
  
   "Мне половину! много всей:
   Ведь вон как налилась!
   Довольно царской крови в ней,
   Чтоб целый вышел князь".
   О чудо! о чудо! лишь в рот ее взял,
   И князем он, князем потомственным стал!
  
   Кричат закройщики: "А нам?
   Что ж позабыл об нас?" -
   "Другую половину вам:
   Тут на троих как раз".
   О чудо! полвши только стоило съесть -
   Три графа, три графа сиятельных есть!
  
   И ученик с вопросом тож:
   "Все кровью царской вши
   Вы причастились; я-то что ж?" -
   "На! ножик оближи!
   Почище, почище! с обеих сторон!
   И выйдешь - хоть плохонький - выйдешь барон".
  
  
   АРНОЛЬД РУГЕ
  
   СВОБОДА СЛОВА
  
   Раз предложили Бюффону вопрос: отчего обезьяна
   Не говорит? "Да сказать нечего ей!" - был ответ.
  
  
   СВОБОДА ПЕЧАТИ
  
   Пурпуром Кодр вас одень и главою поставь вам Перикла,
   Вы же останьтесь чем есть - все будет рабской печать.
  
  
   Из французских поэтов
  
   АНДРЕ ШЕНЬЕ
  
   * * *
  
   Мой стих умеет все так живо рисовать...
   Приди, мой друг! Приди скорей ему внимать...
   Мой голос нравится; звучит он нежно, стройно.
   Все отражается в элегии спокойной...
   Леса зеленые, ручьи и соловей,
   И музы, и весна живут согласно в ней.
   В моих стихах и вздох и поцелуй палящий;
   Ручей серебряный, так сладостно журчащий,
   В них катит легкие и чистые струи,-
   И часто синевой небес полны они.
   Дыханье сладкое, живящее дубровы,
   В строфах моих живет и дышит негой новой;
   Благоухают в них роскошные цветы:
   И те, которыми весна дарит кусты,
   И те, что у тебя над щечкой молодою
   Так пышно расцвели с шестнадцатой весною.
  
   С венгерского
  
   ШАНДОР ПЕТЕФИ
  
   * * *
  
   Проснувшись, плачет дитя больное.
   Над люлькой мать
   Запела песню - и смолк младенец
   И спит опять.
  
   Проснется ль с плачем в душе кручина,
   Дитя невзгод,
   Я запеваю за песней песню -
   Авось заснет!
  
  
   В КАБАКЕ
  
   Наш кабак одной стеною
   Покосился над рекою.
   Весь он виден был бы в ней,
   Будь немножко ночь светлей.
  
   Ночь же больше все темнеет;
   Над рекой туман густеет;
   Веслы убраны с челна;
   По деревне тишина.
  
   В кабаке лишь крик и грохот,
   Бубен, скрипка, пляска, хохот.
   Спор кипит, поют, шумят -
   Только окна дребезжат.
  
   "Ну, красавица хозяйка!
   Подходи-ка, наливай-ка!
   Хорошо твое вино;
   Жаль, что есть у чарок дно.
  
   Эй, цыган! притих ты что-то;
   А вот мне плясать охота.
   Разутешь-ка плясовой!
   Деньги есть ведь за душой".
  
   Вдруг в окошко постучались.
   "Что вы так разбушевались?
   Барин вам велел сказать:
   Разошлись бы,- лег он спать!"
  
   "Взяли б вас обоих черти!
   Пить и петь хочу до смерти.
   С плеч рубашку заложу,
   А уж вам не угожу!"
  
   Но опять стучат в окошко..
   "Пели б тише вы немножко!
   Очень матушка больна;
   Хоть заснула бы она".
  
   И цыгану все кивают,
   Чарки молча допивают,
   Все за шапку - и домой...
   Все притихло над рекой.
  
  
   Народные песни
  
   ШОТЛАНДСКИЕ БАЛЛАДЫ
  
   ДВА ВОРОНА
  
   На дубе два ворона страшных сидят;
   Их крылья, как черные угли, блестят.
   Товарищу ворон один говорит:
   "Кто нынче обедом нас, брат, угостит?
   У синего ль моря, средь мягких песков,
   У темного ль леса обед нам готов?..
  
   У взморья на вязком песке я гулял...
   Красивый корабль к берегам приставал.
   Я клюв приготовил,- ударил крылом...
   Погиб он,- проклятия слышались в нем,
   На береге много там мертвых пловцов:
   У синего моря обед мне готов".
  
   "В глубокой долине, у чащи лесной,
   Убитый лежит удалец молодой...
   Под свежею кровью поблекла трава...
   С ним ножик широкий, большая стрела.
   О смерти красавца не знает никто:
   Лишь пес, да сокол, да хозяйка его.
  
   С охотником пес на охоту пошел,
   Им дичь выгоняет из леса сокол...
   Хозяйка другого красавца нашла
   И с милым далеко отсюда ушла.
   В обеде никто нам не будет мешать...
   Летим лучше в лес мы добычу клевать!
  
   Обед твой на белой груди у него;
   Я ж выклюю синие очи его.
   Ты русые кудри его оборви,-
   Гнездо свое ими теплей уложи;
   Пушок молодой с его русых усов
   Возьму для своих я малюток птенцов".
  
   Постель молодца холодна и жестка...
   С ним вьюга лесная играет одна...
   Подушка из дерна, и камень в ногах:
   Он спит; не сидит над ним дева в слезах.
   Над трупом порой лишь орел пролетит,
   Да взвоет лисица,- олень пробежит...
  
  
   ВИЛЛИ И МАРГАРИТА
  
   Вилли в конюшне у стойла стоит,
   Гладит коня своего.
   На руку белую вдруг полилась
   Из носу кровь у него.
  
   "Матушка, корму коню положи!
   Ужинать конюху дай!
   Еду сейчас к Маргарите: поспеть
   Засветло надо. Прощай!"
  
   "Вилли, останься! не езди, родной!
   Ветер студеный шумит;
   Смеркнется скоро, а ночи темны...
   Путь через речку лежит".
  
   "Пусть не бывало темнее ночей,
   Ветра сильней, холодней -
   Еду сейчас к Маргарите: поспеть
   Засветло надо мне к ней".
  
   "Вилли, не езди! Поедешь - добра
   Ты и не жди! Прокляну!
   Клейд и широк и глубок - и пойдешь
   Ты словно камень ко дну".
  
   Он оседлал вороного коня,
   Сел на него - и погнал.
   Клейд еще был далеко, а в полях
   Ветер и выл и стонал.
  
   Вилли в долину съезжает с холма:
   Вся потемнела река;
   Зверем ревет она, бешено бьет
   Темной волной в берега.
  
   Сердцем он пылок, отважен душой:
   Клейду ль его испугать?
   Только звучит все в ушах у него,
   Словно клянет его мать.
  
   Вплавь на коне переправился он,
   Как ни бурлила река.
   К милой поспел он уж в темной ночи...
   Спят все; нигде огонька.
  
   Долго вкруг дома ходил он; стучал
   Долго у двери кольцом...
   Дверь на замке, и все окна темны -
   Словно как вымер весь дом.
  
   "Ах, отвори, Маргарита моя!
   Ах, отвори поскорей!
   Мерзнет вода у меня в сапогах;
   Весь я продрог до костей".
  
   "Как тебе, Вилли, я дверь отворю?
   Матушка спать улеглась.
   Петли скрипят, половицы скрипят...
   Встану - проснется как раз".
  
   "Если к себе ты не пустишь меня,
   К Вилли не будешь добра,
   Ты мне хоть угол какой укажи,
   Где б отдохнуть до утра".
  
   "Вилли, нельзя тебе здесь ночевать:
   Поздно приехал ко мне.
   Были три горницы в доме пустых;
   Заняты нынче оне:
  
   Хлебом одна, и соломой одна;
   В третьей приезжие спят -
   Три молодца разудалых: они
   Завтра весь день прогостят".
  
   "Бог же с тобой, Маргарита! прощай!
   Вижу - ты хочешь мне зла.
   Видно, недаром, как ехал к тебе,
   Мать меня грозно кляла".
  
   Сел он, погнал вороного коня;
   Сердце в нем ныло тоской.
   По полю ветер и выл и стонал;
   Небо темнело грозой.
  
   Вилли в долину съезжает с холма:
   Вся почернела река;
   Зверем ревет она, бешено бьет
   Черной волной в берега.
  
   С берега в воду спустил он коня;
   Сам же дрожит весь как лист.
   Ветер, кидаясь по бурным волнам,
   Вырвал из рук его хлыст.
  
   Вилли поймать его хочет: к воде
   Он наклонился с седла.
   Буря, кидаясь по темным волнам,
   Шляпу с него сорвала.
  
   Вилли поймать ее хочет: к воде
   Он наклонился с седла.
   Буря, кидаясь по черным волнам,
   Вилли с коня сорвала.
  
   С берега брат ему старший кричит:
   "Очень же, малый, ты прост!
   Плавать не можешь, так знал бы держал
   Крепче коня - хоть за хвост!"
  
   "Плавай не плавай - беды не избыть!
   Что мне держаться коня?
   Мать, провожая, на смерть обрекла
   Грозным проклятьем меня!"
  
   Молвил - и камнем он в воду пошел
   И не поднялся со дна.
   Временем тем Маргарита его
   Вдруг пробудилась от сна.
  
   "Матушка, встань! разгадай мне мой сон!
   Снилась мне бурная ночь...
   Снилось мне: милый стучал у дверей;
   Ты прогнала его прочь".
  
   "Спи, Маргарита, родное дитя!
   Спи, не страшись ничего!
   Милый твой был, и тебя он будил;
   Я не впустила его".
  
   Тихо с постели тут дочь поднялась;
   К двери идет и дрожит...
   Из дому вышла - кричит и зовет...
   Ветер все пуще шумит.
  
   К клейдским волнам прибежала она;
   В воду ступила ногой...
   "Господи боже мой! Грозен ты, Клейд:
   Видно, не быть мне живой!"
  
   Дальше ступила - по белую грудь
   В бурные волны ушла.
   "Глубже пойду я, грозы не боюсь -
   Только бы Вилли нашла!"
  
   Глубже ступила... Уж ветер волной
   Ей через плечи плескал;
   Вдруг обо что-то запнулась она:
   Тут ее Вилли лежал.
  
   "Вилли, мой друг! недобра к тебе мать;
   Мать и ко мне недобра...
   Вместе мы ляжем и вместе уснем,
   Словно как брат и сестра!"
  
  
   СЕРБСКИЕ ПЕСНИ
  
   АРАПСКАЯ ЦАРЕВНА
  
   Мать пытала кралевича Марка:
   "Ты скажи мне, милый сын мой Марко,
   Что ты строишь столько храмов божьих?
   Или тяжко богу согрешил ты?
   Иль добра ты много добыл даром?"
  
   Отвечает ей кралевич Марко:
   "Вот тебе, как перед богом, правда!
   Был, родная, я в Земле Арапской
   И пошел поутру к водопою -
   Своего напоить хотел Шарца.
   Как пришел с конем я к водопою,
   Там двенадцать стояло арапов.
   Не хотел я череда дожидаться,
   Подошел к водопою я с Шарцем.
   Не пустили меня арапы,
   И затеяли мы ссору, родная.
   Как взмахнул я тяжкой булавою,
   Положил я одного на месте.
   Положил одного; а в отместку
   На меня одиннадцать напало.
   Я двоих убил - напало десять;
   Я троих убил - напало девять;
   Четверых убил - напало восемь;
   Пятерых - тут семеро напало;
   Шестерых - тут шестеро напало.
   Шестеро меня одолели,
   За спиной руки мне связали,
   К своему царю потащили;
   Засадил меня их царь в темницу.
   Семь годов просидел я в темнице.
   Не знал, когда лето наступало;
   Не знал, когда зима приходила.
   Лишь одна была мне примета:
   Как снежками девушки кидались,
   Попадал мне снег в окно, родная;
   Вот и знал я - зима наступила!
   Как цветы мне в окно залетали,
   Вот и знал я, что лето, родная!
   Как пришел восьмой год заточенью,
   Не темница уж меня сокрушала,
   Сокрушала девушка-арапка,
   Арапского царя дочь родная.
   Утром рано и вечером поздно
   Подходила к темничному окошку;
   Кликала мне: "Бедный ты мой Марко!
   Чахнешь ты и вянешь ты в темнице.
   Поручись мне верным своим словом,
   Что возьмешь меня себе женою -
   И тебя я выпущу на волю;
   Выведу и Шарца из подполья;
   Золотых возьму с собой дукатов,
   Сколько твоей душеньке угодно!"
  
   Умудрился я в беде, родная.
   Снял шапку, положил на колени
   И стал своей шапке божиться:
   "Видит бог! с тобой не расстанусь.
   Видит бог! не увидишь измены.
   И солнышко клятве изменило:
   Зимой не по-летнему греет;
   Я же слова вовек не нарушу!"
  
   Поверила обману царевна:
   Думала, я ей побожился.
   Как начало вечером смеркаться,
   Отперла она в темницу двери,
   Вывела меня из заточенья,
   Привела мне удалого Шарца,
   Для себя ж коня удалей Шарца;
   На обоих по мешку дукатов.
   На коней мы сели с царевной,
   В ночь проехали Арапскую Землю.
   Только стало утро заниматься,
   Я сошел с коня на малый отдых;
   Сел, и села со мною арапка,
   Обняла меня черными руками.
   Как взглянул я на нее, родная:
   Сама черная, белые зубы -
   Обуял меня страх и ужас.
   Выхватил я острую саблю
   И всадил ей в шелковый пояс.
   Насквозь ее сабля пронизала.
  
   На коня вскочил я без оглядки.
   Провещала тут голова арапки:
   "Брат ты мой о господе, Марко!
   Что меня, несчастный, покидаешь?"
  
   Вот как согрешил я перед богом,
   Вот свое добро откуда добыл,
   Вот зачем я храмы божьи строю!"
  
  
   ЛИТОВСКИЕ ПЕСНИ
  
   * * *
  
   Как в лес меня послали
   По ягоду чернику,
   Я в лес не заходила
   И ягод не сбирала:
   Пошла я на кладбище,
   К родимой на могилу;
   Над нею залилася
   Горючими слезами.
  
   "Кто плачет над могилой?
   Меня в могиле будит?"
  
   "Я, матушка родная,
   Пришла к тебе поплакать
   Сиротскими слезами.
   Кто косы мне расчешет?
   Кто личико умоет?
   Кто лаской приголубит?"
  
   "Иди домой ты, дочка!
   Там мать тебе другая
   И волосы расчешет
   И личико умоет;
   А суженый молодчик
   И лаской приголубит".
  
  
   * * *
  
   У меня был коник -
   Малый, да удалый;
   Возил меня коник,
   Возил меня верно:
   На гору шел рысью,
   Под гору шел скачью,
   Через ямы прыгал,
   Через речки плавал.
   Встретил я девицу,
   Горе-мастерицу:
   Ни спрясти потоньше,
   Ни соткать покрепче.
   У меня ли плетка
   Связана тоненько,
   Сплетена крепонько;
   Научила плетка
   Прясть и ткать девицу:
   Ниточки не рвутся,
   Тканье не дерется.
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   СПИСОК ПРИНЯТЫХ СОКРАЩЕНИЙ
  
   БДЧ - журнал "Библиотека для чтения".
   Белинский, ПСС - В. Г. Белинский, Полное собрание сочинений, АН СССР,
  М. 1953.
   Гете - Собрание сочинений Гете в переводах русских писателей, изданных
  под редакцией Н. В. Гербеля, том I, лирические стихотворения и поэмы, СПБ
  1878.
   ГПБ - Отдел рукописей Государственной публичной библиотеки имени М. Е.
  Салтыкова-Щедрина, Ленинград.
   Д - журнал "Дело".
   Добролюбов, ПСС - Н. А. Добролюбов, Полное собрание сочинений в 6
  томах, М. 1934-1941.
   ДО - журнал "Живописное обозрение".
   И - газета "Иллюстрация".
   Изд. 1858 г.- Песни Гейне в переводе М. Л. Михайлова, СПБ 1858.
   Изд. 1862 г.- Стихотворения М. Л. Михайлова. Подражания восточному. Из
  английских поэтов. Из немецких поэтов. С венгерского. С малороссийского. С
  польского. Народные песни. Берлин, 1862.
   Изд. 1866 г.- Стихотворения М. Л. Михайлова. Редакция издания Н. В.
  Гербеля, СПБ 1866.
   Изд. 1890 г.- Собрание стихотворений М. Л. Михайлова, СПБ 1890.
   Изд. 1914 г.- Полное собрание сочинений М. Л. Михайлова, под редакцией
  П. В. Быкова, том I, стихотворения оригинальные и переводные, СПБ [1914].
   Изд. 1934 г.- М. Л. Mихайлов, Полное собрание стихотворений. Редакция,
  биографический очерк и комментарий Н. С. Ашукина, Academia, M.-Л. 1934.
   Изд. 1951 г.- М. И. Михайлов, Собрание сочинений в пяти томах, под
  общей редакцией М. В. Нечкиной, подготовка текста и комментарии П. С.
  Фатеева. Том I, Чкаловское издательство, 1951.
   Изд. 1953 г.- M. Михайлов, Собрание стихотворений. Подготовка текста и
  примечания Ю. Д. Левина. Большая серия "Библиотеки поэта", Л. 1953.
   ИРЛИ - Отдел рукописей Института русской литературы (Пушкинского дома)
  АН СССР, Ленинград.
   ЛБ - Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР имени В. И.
  Ленина, Москва.
   ЛГ -"Литературная газета".
   M - журнал "Москвитянин".
   H - газета "Неделя".
   ОЗ - журнал "Отечественные записки".
   Р - журнал "Развлечение".
   PB - журнал "Русский вестник".
   РМ - журнал "Русская мысль".
   PC - журнал "Русское слово".
   С - журнал "Современник".
   Смирдин - Сборник литературных статей, посвященных русскими писателями
  памяти покойного книгопродавца-издателя А. Ф. Смирдина, том VI, СПБ 1859.
   СО - журнал "Сын отечества".
   ЦГАЛИ - Центральный Государственный архив литературы и искусства СССР,
  Москва.
   ЦГИА - Центральный Государственный исторический архив, Москва.
   ЦГИА, д. No 274 - Центральный Государственный исторический архив в
  Москве, дело No 274 "О разыскании виновных в распространении между народом и
  войском возмутительного воззвания под названием "К молодому поколению".
   ЦГИАЛ - Центральный Государственный исторический архив, Ленинград.
   Чернышевский, ПСС - Н. Г. Чернышевский, Полное собрание сочинений в 15
  томах, М. 1939-1950.
   Шелгунов - Н. В. Шелгунов, Воспоминания, М.-П. 1923.
   Шиллер I, II - Лирические стихотворения Шиллера в переводе русских
  поэтов, под редакцией Н. В. Гербеля, томы I, II, СПБ 1857.
   Шиллер IV - Драматические сочинения Шиллера в переводах русских
  писателей, под редакцией Н. В. Гербеля, том IV, СПБ 1858.
  
   ПЕРЕВОДЫ И ПОДРАЖАНИЯ
  
   Подражания восточному
  
   ИЗ ТАЛМУДА
  
   "Где сверкает меч...", Печатается по изд. 1862 г., стр. 10. В
  1860-1870 гг. печаталось в сб. "Лютня" (напр. "Лютня, Потаенная литература
  XIX столетия", Лейпциг, 1874).
  
   С ПЕРСИДСКОГО
  
   "Что не могу в моих стихах..." Печатается по изд. 1862 г., стр. 11,
  
   ПЕСНИ МИРЗЫ ШАФФИ
  
   Вазех Мирза Шаффи (1805-1852) - азербайджанский поэт. Долгое время
  автором "Песен" считался немецкий поэт Боденштедт, издавший в 1851 г. в
  Германии "Песни Мирзы Шаффи". Михайлов был первым русским переводчиком
  "Песен Мирзы Шаффи". Один из его переводов из Шаффи был опубликован в С (см.
  ниже) без указания на Боденштедта, под заглавием "Песни Мирзы Шаффи". В изд.
  1862 г. переводы из Мирзы Шаффи помещены в разделе немецких поэтов как
  стихотворения Боденштедта.
  
   "Мирза Шаффи! Пчелой прилежной..." Печатается по изд. 1862 г., стр.
  280. Впервые - Р, 1860, No 6, стр. 72.
   "Распахни покрывало! не прячь ты себя..." Печатается по изд. 1862 г.,
  стр. 280-281. Впервые - С, 1855, No 4, стр. 396.
  
   ФАРИДАДДИН АТТАР
  
   Фаридаддин Аттар (1119-1230) - таджикско-персидский поэт,
  прославившийся на Востоке как автор стихотворных афоризмов
  морально-дидактического содержания.
   "Что от врагов ты хочешь скрыть..." Печатается по автографу (ИРЛИ).
  Впервые - изд. 1890 г., стр. 5. Переведено, вероятно, в 1861-1862 гг., в
  связи с доносом В. Костомарова, судом и ссылкой.
  
   АБДУРРАХМАН ДЖАМИ
  
   Абдуррахман Джами (1414-1492) - таджикско-персидский поэт.
   "Кедр, твоей вершины стройной..." Печатается по автографу (ИРЛИ).
  Впервые - изд. 1914 г., стр. 15. Перевод сделан по немецкому переводу
  Рюккерта, вероятно, в 182-1865 гг.
  
   Из поэтов древней Греции
  
   САФО
  
   Сафо (около 628-568 до н. э.) - древнегреческая лирическая поэтесса.
  Некоторые из своих ранних переводов с греческого, в том числе и переводы из
  Сафо, Михайлов называл подражаниями, хотя и сверял их с греческими
  подлинниками (письмо В. Р. Зотову, б. д., среди писем 1847 г., ИРЛИ). В 1847
  г. в ЛГ (NoNo 35, 38, 39) был опубликован перевод Михайлова с французского
  статьи "Сафо и лесбосские гетеры".
   "Чем эта женщина могла тебя пленить..." Печатается по И, 1847, No 9, 8
  марта.
   Надгробие рыбаку. Печатается по ЛГ, 1847, No 33, 14 августа.
  
   АНАКРЕОН
  
   Анакреон - см. прим. на стр. 541.
   "Ты розою роскошной расцветаешь..." Печатается по автографу (ИРЛИ).
  Впервые - ЛГ, 1847, No 33, 14 августа.
   "На пиру, за полной чашей..." Печатается по ЛГ, 1849, No 1, 6 января.
   Царица Гнида - Афродита, богиня красоты и любви, родившаяся из морской
  пены (греч. миф.); центром культа Афродиты у древних греков был город Гнид
  (Книд) в Малой Азии.
   "Увидал Эрот, что время..." Печатается по автографу (ИРЛИ). Впервые -
  изд. 1866 г., стр. 14, датирован 1850 г.
  
   СИМОНИД
  
   Симонид Кеосский (556-469 до н. э.) - греческий поэт-лирик, создатель
  поэтического жанра памятных и пояснительных надписей-эпиграмм.
   Статуя Ниобеи. Печатается по изд. 1914 г., стр. 26. Впервые - ЛГ, 1847
  No 33, 14 августа, без указания на Симонида, в другой редакции, автограф
  которой сохранился в ИРЛИ:
  
   В камень меня превратили всесильные боги. Из камня
   Сделал живою меня вновь Праксителя резец.
  
   Ниобея (Ниоба) - жена фиванского царя, мать шестерых дочерей и шестерых
  сыновей, запретившая фиванкам приносить жертвы богине Лето, матери двух
  детей - Артемиды и Аполлона. Разгневанная Лето призвала детей отомстить за
  оскорбление, дети Ниобеи были убиты, сама она окаменела от горя (греч.
  миф.).
   Пракситель (IV век до н. э.) - древнегреческий скульптор.
   Надгробие спартанцам в Фермопилах. Печатается по изд. 1914 г., стр. 26.
  Впервые - ЛГ, 1847, No 45, 6 ноября, под заглавием "Надгробие спартанцам", с
  подзаголовком "Из Симонида", в другой редакции. Настоящая редакция создана,
  вероятно в 1862-1865 гг.
   Фермопилы - горный проход в Греции, где в 480 г. до н. э. геройски
  погибли в бою с многотысячной армией персов спартанский царь Леонид и его
  триста воинов.
   Лакедемон - Спарта.
   Могила Сафо. Печатается по изд. 1914 г., стр. 25. Переведено, вероятно,
  в 1850-1865 гг.
  
   Из английских поэтов
  
   ФЕЛИЦИЯ ГИМЕНС
  
   Фелиция Гименс (1794-1835) - английская поэтесса. Многие ее
  стихотворения, положенные на музыку, стали народными песнями, популярными в
  Англии.
   "Убаюкай, родная, больную меня..." Печатается по изд. 1862 г., стр. 32.
  Впервые - БДЧ, 1855, No 7, стр. 46, под заглавием "Песня", с эпиграфом -
  первой Строкой оригинала.
  
  
   Из немецких поэтов
  
   АВГУСТ КОПИШ
  
   Август Копиш (1799-1853) - немецкий поэт-юморист, автор песен,
  созданных на основе фольклорных сюжетов. "История о Ное" переведенная
  Михайловым,- самое популярнее произведение Копиша в Германии.
   Серенада близ Везувия, История о Ное. Печатаются по изд. 1862 г., стр.
  108-110.
  
   ФРИДРИХ РЮКЕЕРТ
  
   Фридрих Рюккерт (1789-1806) - немецкий поэт и ученый-востоковед. По
  немецким переводам Рюккерта поэтов Востока создавали свои подражания
  восточному многие русские поэт", в том числе и Михайлов.
   Хидгер. Печатается по списку неизвестного (ИРЛИ). Впервые - ОЗ, 1870,
  No 4, стр. 469-470, с незначительными разночтениями.
  
   НИКОЛАУС ЛЕНАУ
  
   Николаус Ленау - литературный псевдоним Нимбша фон Штреленау
  (1802-1850), австрийского политического поэта-романтика.
   Трое цыган. Печатается по изд. 1862 г., стр. 272-273. Впервые - С,
  1860, No 11, стр. 191.
  
   МОРИЦ ГАРТМАН
  
   Мориц Гартман (1821-1872) - австрийский поэт, участник революции 1848
  г. Михайлов писал о стихах Гартмана: "У Гартмана вы редко встретите
  что-нибудь сочиненное, насильно придуманное... напротив, все у него
  прочувствовано, всюду слышен голос человека, глубоко проникнутого
  убеждением" ("Стихотворения А. Н. Плещеева", т. III наст. изд.).
   Два корабля. Печатается по автографу (ИРЛИ), Впервые - ОЗ, 1874, No 7,
  стр. 198. Подпись: М. Переведено, вероятно, в 1862-1865 гг.
  
   АВГУСТ ГОФМАН ФОН ФАЛЛЕРСЛЕБЕН
  
   Август Гофман фон Фаллерслебен (1798-1874) - немецкий поэт, получивший
  в годы подготовки в Германии революции 1848 г. прозвище "немецкого Беранже".
  Политические песни Фаллерслебена, направленные против феодализма, были
  запрещены в Германии в 1840-е гг. Некоторые из них стали народными. В
  последние годы жизни Фаллерслебен перешел на реакционные, националистические
  позиции. Им написан шовинистический гимн "Германия превыше: всего". Михайлов
  перевел стихотворение. Фаллерслебена из первого сборника его стихов -
  "Неполитические песни" (1840-1841).
   Из Овидиевых Превращений. Печатается по копии неизвестного (ИРЛИ).
  Впервые - изд. 1934 г., стр. 398-399. Переведено, вероятно, в 1862-1865 гг.
   Публий Овидий Назон (43. до н. э.- 17 н. э.) - римский поэт, автор
  "Метаморфоз" ("Превращений"), поэтического изложения античных мифов.
  
   АРНОЛЬД РУГЕ
  
   Арнольд Руге (1802-1880) - немецкий политический поэт. Известен более
  как радикальный публицист, основатель "Немецкого ежегодника", органа левых
  гегельянцев, в котором сотрудничал К. Маркс. В 1844 г. вместе с К. Марксом
  издал в Париже "Немецко-французский ежегодник". Вскоре Маркс порвал с Руге,
  так как Руге отрицательно относился к коммунизму. В 50-е годы Руге стал
  сторонником Бисмарка.
   Михайлов перевел, вероятно в 1861-1865 гг., две эпиграммы Руге 40-х
  годов. Переводы Михайлова из Руге, как и его собственные эпиграммы,
  написанные в ссылке, направлены против царской цензуры и либеральной
  публицистики, которую Н. Г. Чернышевский характеризовал как "неопределенную,
  вялую и подобострастную обличительную публицистику, от которой продолжали
  ждать великих благ для России умеренные либералы" (Н. Г. Чернышевский,
  Материалы для биографии Н. А. Добролюбова, собранные в 1861-1862 гг., М.
  1890, стр. 505).
   Свобода слова. Печатается по автографу (ИРЛИ), как и следующий перевод.
  Впервые - изд. 1934 г., стр. 407.
   Бюффон Жорж Лун Лекдерк (1707-1788) - французский естествоиспытатель.
   Свобода печати. Впервые - изд. 1934 г., стр. 407.
   Кодр (XI век д он. э.) - легендарный царь Аттики (древняя Греция).
   Перикл (ок. 490 - 429 до н. э.) - правитель древних Афин, при котором
  достигли высокого расцвета рабовладельческая демократия, науки и искусство.
  
   Из французских поэтов
  
   АНДРЕ ШЕНЬЕ
  
   Андре Шенье - см. прим. на стр. 538.
   "Мой стих умеет все так живо рисовать..." Печатается по ЛГ, 1847, No
  18, 1 мая.
  
   С венгерского
  
   ШАНДОР ПЕТЕФИ
  
   Шандор Петефи (1823-1849) - народный поэт Венгрии, один из активных
  участников венгерской революции 1848 г. Михайлов был первым переводчиком его
  стихов на русский язык. В 80-е гг. стихи Петефи переводил и сын Михайлова -
  М. Шелгунов.
   "Проснувшись, плачет дитя больное..." Печатается по изд. 1862 г., стр.
  285.
   В кабаке. Печатается по автографу (ИРЛИ). Впервые - Д, 1881, No 1, стр.
  127-128. Переведено, вероятно, в 1862-1865 гг.
  
   Народные песни
  
   Михайлов проявлял глубокий интерес к народному творчеству (см. подробно
  прим. к сказкам в обработке Михайлова, печатаемым приложением во втором томе
  наст. изд.). Он писал о народных песнях: "Старинная песнь - почти
  единственный отклик, в котором доходит до нас народная дума... Все, что
  волнует душу народа и просит внешнего выражения, переходит в песню, сказку,
  пословицу, и в этой безыскусственной, но верной форме переживает века,
  повторяется сотнями поколений и часто умирает только вместе с народом. Это
  самый твердый исторический памятник..." (PC, 1860, No 11, стр. 33).
  
   ШОТЛАНДСКИЕ БАЛЛАДЫ
  
   Два ворона. Печатается по ЛГ, 1847, No 49, 4 декабря.
   Вилли и Маргарита. Печатается по изд. 1862 г., стр. 303-308. Впервые -
  С, 1858, No 7, стр. 5-8, с изменением третьей а четвертой строк.
   Клейд - Клайд, река в Шотландии.
  
   СЕРБСКИЕ ПЕСНИ
  
   Арапская царевна. Печатается по изд. 1862 г., стр. 311-314. Впервые -
  PC, 1860, No 1, отд. I, стр. 305-307, под заглавием "Из песен о Марке
  Кралевиче", с примечанием Михайлова: "Шарац или Шарин - богатырский конь
  Марка Кралевича". '
  
   ЛИТОВСКИЕ ПЕСНИ
  
   "Как в лес меня послали..." Печатается по изд. 1862 г., стр. 316-317.
  Впервые - "Народное чтение", 1859, кн. IV, стр. 207. Перевод с немецкого
  перевода Шамиссо.
   "У меня был коник..." Печатается по изд. 1866 г., стр. 399. Переведено,
  вероятно, в 1862-1865 гг.
  
  
   М. Л. Михайлов. Собрание стихотворений
   "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание
   Л., "Советский писатель", 1969
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   Бхартрихари
  
   114. "Как не вижу - только б увидаться..."
   115. "Груди волнуются; кудри трубчатые..."
   116. "Как тень поутру..."
  
   Из антологии
   128. Антипатр Сидонский. Могила Сафо
   129. Псевдо-Симонид. Надгробие спартанцам в Фермопилах
   130. Лукиан. Боги
  
  
   БХАТРИХАРИ
  
   114
  
   Как не вижу - только б увидаться;
   Увидал - охота целоваться;
   Поцелую - сросся бы с тобой,
   Светлоокая, и телом и душой!
  
   <1861>
  
  
   115
  
   Груди волнуются; кудри трубчатые
   Бьются, дрожа, за спиной;
   Почки лилеи - глаза ее сжатые
   Брызнули страстной росой;
   Блещут, как жемчугом, щеки пушистые
   Влагой любовной борьбы;
   Медом поят меня губы душистые...
   Я ль не избранник судьбы?
  
   <1861>
  
  
   116
  
   Как тень поутру,
   Со злыми дружба -
   Что час, то меньше;
   А дружба добрых,
   Как тень под вечер,
   Растет, покуда
   Не закатишься
   Ты, солнце жизни!
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   ИЗ АНТОЛОГИИ
  
   АНТИПАТР СИДОНСКИЙ
  
   128. МОГИЛА САФО
  
   Имя и пепел певицы под этою насыпью скрыты;
   Нежная песня ее вечною жизнью живет.
  
   Между 1862 и 1865 (?)
  
  
   ПСЕВДО-СИМОНИД
  
   129. НАДГРОБИЕ СПАРТАНЦАМ В ФЕРМОПИЛАХ
  
   О, прохожий! скажи, как придешь в Лакедемон,
   что все мы,
   Верны законам его, здесь костями легли.
  
   <1847>, между 1862 и 1865 (?)
  
  
   ЛУКИАН
  
   130. БОГИ
  
   Делая зло, от людей еще можешь укрыться; но боги
   Видят не только дела - самые мысли твои.
  
   <1847>, между 1862 и 1865 (?)
  
  
   ПРИМЕЧАНИЯ
  
   ПЕРЕВОДЫ И ПОДРАЖАНИЯ
  
   Бхатрихари
  
   Бхартрихари (VII в.) - индийский поэт, автор любовных стихотворений и
  сборника пословиц; писал на санскрите. В одной из рецензий Михайлов отметил,
  что большая часть стихотворений Бхартрихари "может быть поставлена наряду с
  лучшими отрывками из греческой антологии" (PC, 1860, No 6, с. 91).
  
   114, 115. Стих. 1862, с. 7.
   116. ССтих., с. 4. Автограф - ПД.
  
   Из Антологии
  
   Антология Палатинская - собрание древнегреческой эпиграмматической
  поэзии, составленное в X в. Константином Кефалой. Михайлов перевел несколько
  эпиграмм из Антологии еще в 40-е годы. В ссылке он вновь обратился к ней:
  перевел несколько новых эпиграмм и переработал некоторые из старых
  переводов.
   128. ССтих., с. 19. Перевод стих. "?????? ??? ?????...". Антипатр
  Сидонский (II в. до н. э.) - древнегреческий философ-стоик и поэт; автор
  эпиграмм и эпитафий. Это и следующее стихотворение Михайлов в соответствии с
  некоторыми изданиями Антологии приписывал древнегреческому поэту Симониду
  Кеосскому (VI-V в. до н. э.); атрибуция эта повторялась во всех
  предшествующих перепечатках. Сафо - см. с. 534.
   129. ЛГ, 1847, No 45, с. 709, др. ред., под загл. "Надгробие
  спартанцам". Печ. по ССтих., с. 19. В Стих. 1862 не входило. Перевод стих.
  "?? ????, ???????? ??????????????, ??? ????...". Фермопилы - узкий горный
  проход, где в 480 г. до н. э. 300 спартанцев, предводительствуемых царем
  Леонидом, ценою своей жизни задержали нашествие многотысячной армии персов
  на Грецию. Лакедемон - Спарта.
   130. ЛГ, 1847, No 45, с. 709, др. ред., под загл. "Око богов". Печ. по
  ССтих., с. 19. В Стих. 1862 не входило. Автограф - ПД. Перевод стих.
  "????????? ??? ???? ??????..." Лукиан (II в. н. э.) - греческий писатель, сатирик и моралист.

Оценка: 9.24*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru