Маяковский Владимир Владимирович
Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 4.65*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    1905-1930


Владимир Маяковский

  

Письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности

  
   Владимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах.
   Том тринадцатый. Письма и другие материалы
   Подготовка текста и примечания:
   В. Л. АРУТЧЕВА -- поэтические заготовки, экспромты, неоконченное; А. Г. БРОМБЕРГ -- тезисы и программы выступлений; Е. А. ДИНЕРШТЕЙН -- письма, заявления, записки, телеграммы, доверенности; В. Ф. ЗЕМСКОВ -- ответы на анкеты, черновые записи к выступлениям, беседы с Маяковским; А. В. ФЕВРАЛЬСКИЙ -- письма к родным.
   ГИХЛ, М., 1961
  

СОДЕРЖАНИЕ

  
   1. Л. В. Маяковской. 2 февраля 1905 г.
   2. Л. В. Маяковской. 12--14 октября 1905 г.
   3. Л. В. Маяковской. Ноябрь 1905 г.
   4. О. В. Маяковской. 14 июля 1907 г.
   5. Директору Строгановского художественно-промышленного училища. 14 января 1909 г.
   6. Л. В. Маяковской. Вторая половина января 1909 г.
   7. В Московское охранное отделение. 8 февраля 1909 г.
   8. В Московское охранное отделение. 16 июля 1909 г.
   9. В Московское охранное отделение. 24 августа 1909 г.
   10. Московскому градоначальнику. 7 октября 1909 г.
   11. В Московское охранное отделение. 27 октября 1909 г.
   12. В Московское охранное отделение. 18 ноября 1909 г.
   13. Директору Училища живописи, ваяния и зодчества. 3 августа 1910 г.
   14. Ректору Высшего художественного училища при Академии художеств. 12 августа 1911 г.
   15. Ректору Высшего художественного училища при Академии художеств. 19 августа 1911 г.
   16. Л. И. Жевержееву. 7 июня 1913 г.
   17. В "Союз молодежи". 16 ноября 1913 г.
   18. А. А. Маяковской. 23 ноября 1913 г.
   19. Л. В., О. В. Маяковским. 23 ноября 1913 г.
   20. О. В. Маяковской. Около 23 ноября 1913 г.
   21. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. 1 января 1914 г.
   22. Д. Д. Бурлюку. 1--3 января 1914 г.
   23. О. В. Маяковской. Первые числа февраля 1914 г.
   24. Московскому градоначальнику. 24 октября 1914 г.
   25. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. Первая половина 1915 г. (?)
   26. А. А., О. В., Л. В. Маяковским. 21 августа 1915 г.
   27. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. Не ранее 8 октября 1915 г.
   28. Л. В. Маяковской. 20 октября 1915 г.
   29. А. А. Маяковской. 9 ноября 1915 г.
   30. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. 24 апреля 1916 г.
   31. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. 29 июня 1916 г.
   32. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. Сентябрь 1916 г. (?)
   33. Э. Ю. Триоле. 12 октября 1916 г.
   34. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. Декабрь 1916 г.
   35. Э. Ю. Триоле. 5 февраля 1917 г.
   36. Л. Ю., О. М. Брик. 25 сентября 1917 г.
   37. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. 30 октября -- начало ноября 1917 г.
   38. Л. Ю., О. М. Брик. Середина декабря 1917 г.
   39. Л. Ю., О. М. Брик. Середина января 1918 г.
   40. Л. Ю. Брик. До 15 марта 1918 г.
   41. Л. Ю. Брик. Конец марта 1918 г.
   42. О. В. Маяковской. 15 июля 1918 г.
   43. Центральной комиссии по устройству Октябрьских торжеств. 10--12 октября 1918 г.
   44. А. А., Л. В., О. В. Маяковским. Конец 1918 г.
   45. В коллегию Госиздата. 20 октября 1920 г.
   46. В коллегию Госиздата. 5 ноября 1920 г.
   47. В коллегию Госиздата. 5 ноября 1920 г.
   48. К. И. Чуковскому. Около 10 декабря 1920 г.
   49. В правление Союза драматических и музыкальных писателей. Конец октября--декабрь 1920 г.
   50. В комиссию ЦК РКП(б) по делам печати. 5 апреля 1921 г.
   51. В юридический отдел Московского городского Совета профессиональных союзов. 6 августа 1921 г.
   52. Б. Ф. Малкину. 17 августа 1921 г.
   53. Н. Н. Асееву. Около 20 августа 1921 г.
   54. Н. Ф. Чужаку. Около 20 августа 1921 г.
   55. Л. Ю. Брик. 2 ноября 1921 г.
   56. Л. Ю. Брик. 28 ноября 1921 г.
   57. Л. Ю. Брик. 19 декабря 1921 г.
   58. Н. И. Николаевой. 1 февраля 1922 г.
   59. О. С. Литовскому. 22 февраля 1922 г.
   60. Письмо о футуризме. 1 сентября 1922 г.
   61. Заведующему производственным бюро "Вхутемаса" Е. В. Равделю. 2 октября 1922 г.
   62. Л. В., А. А., О. В. Маяковским. Начало 1920-х гг.
   63. О. В. Маяковской. Начало 1920-х гг.
   64. А. А. Маяковской. Начало 1920-х гг. (?)
   65. Н. Ф. Чужаку. 22 января 1923 г.
   66. О. М. Брику. Конец апреля 1923 г.
   67. Д. Д. Бурлюку. 15 сентября 1923 г.
   68. Заведующему "Мосполиграфом" Н. Т. Полякову. Не позднее второй половины ноября 1923 г.
   69. В издательство "Мосполиграф". 29 декабря 1923 г.
   70. А. М. Родченко. 1923 г. (?)
   71. Л. Ю. Брик. 14--15 февраля 1924 г.
   72. Л. Ю. Брик. 20 мая 1924 г.
   73. Л. Ю. Брик. 9 ноября 1924 г.
   74. Л. Ю. Брик. 27 ноября 1924 г.
   75. Л. Ю. Брик. 6 декабря 1924 г.
   76. О. В. Маяковской. 1924 г.
   77. В редакцию газеты "Известия". 10 января 1925 г.
   78. Устроителям "Совещания левого фронта искусств". 17 января 1925 г.
   79. Л. Ю. Брик. 25 мая 1925 г.
   80. Л. Ю. Брик. 2 июня 1925 г.
   81. Л. Ю. Брик. 9 июня 1925 г.
   82. Л. Ю. Брик. 19--20 июня 1925 г.
   83. Л. Ю. Брик. 22 июня 1925 г.
   84. Л. Ю. Брик. 3 июля 1925 г.
   85. Л. Ю. Брик. Около 15 июля 1925 г.
   86. А. А., О. В., Л. В. Маяковским. Около 15 июля 1925 г.
   87. Д. Д. Бурлюку. 23 октября 1925 г.
   88. Л. В., О. В. Маяковским. 9 ноября 1925 г.
   89. Л. Ю. Брик. 20 февраля 1926 г.
   90. В литературно-художественный отдел Госиздата. 15 марта 1926 г.
   91. В литературно-художественный отдел Госиздата, 12 апреля 1926 г.
   92. В Театр им. Вс. Мейерхольда. Первая половина апреля 1926 г.
   93. В литературно-художественный отдел Госиздата. 30 мая 1926 г.
   94. В редакцию газеты "Маяк коммуны". 6--7 июля 1926 г.
   95. Л. Ю. Брик. 8 июля 1926 г.
   96. А. А. Маяковской. 15 июля 1926 г.
   97. Л. Ю. Брик. 15 июля 1926 г.
   98. В. А. Катаняну. 3 августа 1926 г.
   99. В Мосфинотдел. 26 августа 1926 г.
   100. В Мосфинотдел. 3 сентября 1926 г.
   101. Члену правления ВУФКУ Б. Я. Лифшицу. 29 сентября 1926 г.
   102. В губернскую налоговую комиссию. 30 октября 1926 г.
   103. Л. Ю. Брик. 29 ноября 1926 г.
   104. Доверенность Э. Р. Коринец. 14 апреля 1927 г.
   105. Вацлаву Петру. 25 апреля 1927 г.
   106. Л. Ю. Брик. 7 мая 1927 г.
   107. Доверенность П. И. Лавуту. 26 июня 1927 г.
   108. П. И. Лавуту. 18 июля 1927 г.
   109. В литературно-художественный отдел Госиздата. 22 июля 1927 г.
   110. П. И. Лавуту. 24 июля 1927 г.
   111. В литературно-художественный отдел Госиздата. 5 августа 1927 г.
   112. Л. Ю. Брик. 10 августа 1927 г.
   113. Н. В. Смоличу. 22--23 августа 1927 г.
   114. Л. Ю. Брик. 26 августа 1927 г.
   115. В литературно-художественный отдел Госиздата. 28 августа 1927 г.
   116. В литературно-художественный отдел Госиздата. 27 сентября 1927 г.
   117. Доверенность П. И. Лавуту. 5 октября 1927 г.
   118. Н. В. Смоличу. Середина октября 1927 г.
   119. В Институт Ленина. 20 октября 1927 г.
   120. В губернское управление по делам литературы и издательств. Октябрь 1927 г.
   121. Н. Б. Хмельницкой. 1 ноября 1927 г.
   122. В клуб завода "Динамо". 19 ноября 1927 г.
   123. О. М. Брику. 22 ноября 1927 г.
   124. А. А. Маяковской. 27 ноября 1927 г.
   125. В редакцию тифлисской газеты. 10--11 декабря 1927 г.
   126. В эстрадную секцию Московского общества драматических писателей и композиторов. 10 января 1928 г.
   127. П. И. Лавуту. 19 января 1928 г.
   128. В литературно-художественный отдел Госиздата. 14 февраля 1928 г.
   129. Доверенность П. И. Лавуту. 14 февраля 1928 г.
   130. Я. А. Богачинскому. 12--15 марта 1928 г.
   131. Заведующему Госиздатом А. Б. Халатову. 15 марта 1928 г.
   132. В литературно-художественный отдел Госиздата. 16 марта 1928 г.
   133. В. Э. Мейерхольду. 12 мая 1928 г.
   134. Начальнику Главного управления по делам искусств Наркомпроса РСФСР А. И. Свидерскому. 25 июня 1923 г.
   135. В литературно-художественный отдел Госиздата. Конец июня 1928 г.
   136. П. И. Лавуту. 21 июля 1928 г.
   137. В. М. Горожанину. 21 июля 1928 г.
   138. Народному комиссару по просвещению А. В. Луначарскому. Не позднее 23 июля 1928 г.
   139. В редакцию журнала "Крокодил". После 23 июля 1928 г.
   140. Председателю правления ВУФКУ И. О. Воробьеву. 25 июля 1928 г.
   141. В редакцию журнала "Красная новь". 16 августа 1928 г.
   142. В Главное управление по делам литературы и издательств. 25 августа 1928 г.
   143. В Ленинградское губернское управление по делам литературы и издательств. 10 сентября 1928 г.
   144. В литературно-художественный отдел Госиздата. 8 октября 1928 г.
   145. Л. Ю. Брик. 20 октября 1928 г.
   146. Л. Ю. Брик. 29 октября 1928 г.
   147. Л. Ю. Брик. 12 ноября 1928 г.
   148. Доверенность П. И. Лавуту. 17 декабря 1928 г.
   149. В литературно-художественный отдел Госиздата. 9 января 1929 г.
   150. В Главное управление по делам литературы и издательств. 12 мая 1929 г.
   151. Доверенность П. И. Лавуту. 12 мая 1929 г.
   152. Заведующему литературно-художественным отделом Госиздата Г. Б. Сандомирскому. 2 июня 1929 г.
   153. Заведующему Госиздатом А. Б. Халатову. 10 июня 1929 г.
   154. Д. И. Марьянозу. 22 июня 1929 г.
   155. Соглашение с Д. И. Марьямовым. 22 июня 1929 г.
   156. П. И. Лавуту. 17 июля 1929 г.
   157. В Главное управление по делам литературы и издательств. 24 сентября 1929 г.
   158. В Государственное издательство. 2 октября 1929 г.
   159. В Московское губернское управление по делам литературы и издательств. Начало октября 1929 г.
   160. В Государственное издательство. 27 декабря 1929 г.
   161. Правлению клуба Ижорского завода. 1 января 1930 г.
   162. В Российскую ассоциацию пролетарских писателей. 3 января 1930 г.
   163. В редакцию "Комсомольской правды". 11--13 января 1930 г.
   164. В. В. Люце. 2 февраля 1930 г.
   165. В Государственную библиотеку СССР им. В. И. Ленина. 23 февраля 1930 г.
   166. Л. Ю. Брик. 19 марта 1930 г.
   167. В Московское общество драматических писателей и композиторов. Конец марта 1930 г.
   168. Всем. 12 апреля 1930 г.
  

1

Л. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Кутаис, 2 февраля 1905 г.]

   Дорогая Люда! Как ты поживаешь? Я, наконец, собрался с багдадским воздухом и пишу тебе. Я на несколько дней ездил в Багдади, потому что, по выражению местных грузинов, у нас в Кутаисе был "пунти". В Багдади нет ничего нового. Я пошел в город, и мне случайно нужно было проходить через бульвар и встретил двух барышень, одна из них была гимназистка, может быть, поддельная. Они заметили вслух, что куда это я только могу торопиться и что, думается, что у меня много дела. Я ответил, что и мне тоже думается, что у гимназиста должно быть больше дела, чем у уличных певиц, так сказал, а потому, что они что-то напевали. Я купил спиртовую лампочку и учусь выжигать. Пиши чаще. Прости за ошибки. Целую тебя крепко. Любящий тебя твой брат

Володя.

   19 2/2 05 г.
  

2

Л. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Кутаис, 12--14 октября 1905 г.]

Дорогая Люда!

   Прости, пожалуйста, что я так долго не писал. Как твое здоровье? Есть ли у вас занятия? У нас была пятидневная забастовка, а после была гимназия закрыта четыре дня, так как мы пели в церкви Марсельезу. В Кутаисе 15-го ожидаются беспорядки, потому что будет набор новобранцев. 11-го здесь была забастовка поваров. По газетам видно, что и у вас большие беспорядки. Коптева и директор уходят. Коптева после 20-го хотела ехать в Москву, но Саша заболел чем-то вроде тифа. Прости, пожалуйста, за ошибки (если есть). Пиши.
   Целую тебя крепко.

Твой брат

Володя.

  

3

Л. В. МАЯКОВСКОЙ

[Кутаис, ноябрь 1905 г.]

Дорогая Люда!

   Мы получили твое письмо 1-го и сейчас же все уселись писать. Пока в Кутаисе ничего страшного не было, хотя гимназия и реальное забастовали, да и было зачем бастовать: на гимназию были направлены пушки, а в реальном сделали еще лучше. Пушки поставили во двор, сказав, что при первом возгласе камня не оставят на камне. Новая "блестящая победа" была совершена казаками в городе Тифлисе. Там шла процессия с портретом Николая и приказала гимназистам снять шапки. На несогласие гимназистов казаки ответили пулями. Два дня продолжалось это избиение. Первая победа над царскими башибузуками была одержана в Гурии, этих собак там было убито около двухсот.
   Кутаис тоже вооружается, по улицам только и слышны звуки Марсельезы. Здесь тоже пели "Вы жертвою пали", когда служили панихиду по Трубецком и по тифлисским рабочим.
   Пиши и мне тоже.
   Целую тебя крепко.

Твой брат

Володя

  

4

О. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Москва, 14 июля 1907 г.]

Дорогая Оля!

   Только что получил твое письмо и спешу ответить, не то после не соберусь. Большое спасибо за поздравление. День своего рождения провел хорошо, только на другой день вспомнил о нем. Ты пишешь, что хорошо проводишь время,-- рад за тебя, я же сижу дома или что-нибудь читаю, или же учу уроки и ругаю бога за вавилонское столпотворение. Захотелось ему башню разрушить, он и перемешал языки, а я за него страдай и учи уроки, совсем у бога логики нет! У Медведевых время провел так, как и вообще у них проводил: ел, пил, спал, купался, гулял, читал и изредка занимался. Вчера получил письмо от Миши Ставракова. Пишет, что зимою приедут все три брата, и спрашивает у нас комнату. Дункель перешли куда-то, я с ними после твоего отъезда виделся только раз. Люда сейчас в Петровско-Разумовском, на днях едет к Медведевым. У нас погода дрянь: пойти никуда нельзя, двадцать раз в день меняется, в этом отношении я тебе завидую. Ну, пока больше не о чем писать. Пиши, приезжай.
   До свидания.
   Целую тебя крепко,

твой брат

Володя.

   14/VII- 907.
  

5

ДИРЕКТОРУ СТРОГАНОВСКОГО ХУДОЖЕСТВЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО УЧИЛИЩА

  

[Москва, 14 января 1909 г.]

Его превосходительству г-ну директору Строгановского художественно-промышленного училища

  

Ученика 1-го класса

Владимира Маяковского

Прошение

   Ознакомившись с программой Строгановского училища, я нашел для себя возможным сдать экзамены за 5 классов по общеобразовательным предметам, и поэтому покорнейше прошу ваше превосходительство <разрешить) сдать их в мае месяце. Дополнительные же предметы проходить наравне с остальными учениками училища.

Владимир Маяковский.

   14 января 1909 года.
  

6

Л. В. МАЯКОВСКОЙ

  

{Москва, вторая половина января 1909 г.]

Дорогая Люда!

   Арестовали меня в тот день, как я вышел из дому в 11 часов утра, на улице. Арестовали бог знает с чего, совершенно неожиданно схватили на улице, обыскали и отправили в участок. Сижу опять в Сущевке, в камере нас 3 человека (всего политических 9). Кормят или, вернее, кормимся очень хорошо. Немедленно начну готовиться по предметам и, если позволят, то усиленно рисовать. А пока прошу у тебя следующее: принеси мне подушку, одеяло, полотенце, что есть из белья, простыню, наволочку, зубной порошок, щеточку, зеркальце, гребень, платков носовых и черную рубаху; затем следующие книги (поройся у меня, найди, которые есть, а которых нет, спроси у Сережи, Владимира, Хози или у других товарищей). Алгебру и геометрию Давидова, Цезаря, грамматику лат<инскую> Никифорова, немецкую грамматику Кейзера, немецкий словарь, маленькую книжицу на немецк<ом> языке Ибсена (она лежит у меня на полке), физику Краевича, историю русской литературы Саводника и программу для готовящихся на аттестат зрелости. Из книг для чтения следующие: психологию Челпанова, логику Минто, историю новейшей русской литературы (чья -- не помню, она лежит у меня на столе), "Введение в философию" Кюльпе, "Диалектические этюды" Унтермана и "Сущность головной работы человека" Дицгена. Все эти книги ты найдешь у меня в комнате. Затем спроси, не найдется ли у Владимира или Сергея 1-го тома "Капитала" Маркса, "Введение в философию" Челпанова и сочинения Толстого или Достоевского. Все эти книги притащи сама или попроси кого-нибудь принести мне в Сущевку, приноси не все сразу, конечно, а понемногу. Затем спроси у Сергея адрес Виктора Михайловича, которому я рисовал плакат, сходи туда, спроси денег (проси 8 рублей), а если понадобится что-нибудь дорисовать, то сделай это, пожалуйста. На полученные деньги купи акварельных красок в училище, обязательно с коробкой, затем папку для рисования, но только, пожалуйста, отрывную, блокнотом, такую, какая у меня была раньше, средних размеров (в 1 р. 25 к.-- 1 р. 75 к.), ее ты можешь достать на Петровке, в писчебумажном магазине, кажется, Гринблата, две резины, три карандаша и перочинный нож, он у меня на столе. Постарайся так, чтоб осталось рубля 3--5 и пришли их мне, деньги здесь понадобятся. Обзаведусь хозяйством, да и заживем помаленьку. Сходи в охранку: тебе, маме и Оле дадут свидание. Свидания здесь по четвергам и воскрес<еньям>.
   Ну, пока до свидания.
   Целую всех вас крепко, поцелуй за меня маму и Олю, за меня не беспокойтесь, т. к. по новому делу привлечь меня не могут, ибо невинен и чист аз есмь аки архангел. Поклон товарищам, пусть не забывают.

Володя.

  
   P. S. Если найдешь (постарайся), то принеси Гнедича "Историю искусств", Мутера "Историю живописи в 19 столетии", если есть, то принеси от кого-нибудь другого, а если нет, то в крайнем случае те, которые лежат у меня в сундучке, только оберни в бумагу.
   Сейчас говорил со смотрителем. Разрешил принести краски и рисовать, только чтобы все принадлежности были небольших размеров, а то неудобно. Да принеси еще и две кисточки. Ну, примусь за занятия, обстановка подходящая. Я сижу сейчас с студентом-технологом 4-го курса, знающим немецкий язык и немного рисующим.
   Книги приноси обязательно понемногу, иначе не пропустят.
   Приноси по 4--7.
  

7

В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

  

[Москва, 8 февраля 1909 г.]

  

В Московское охранное отделение

  

Содержащегося

при Сущевском полицейском доме

Владимира Владимировича Маяковского

  

Заявление

  
   Покорнейше прошу вас вызвать меня в Охранное отделение для дачи дополнительных показаний.

Владимир Владимирович Маяковский.

   8 февраля 1909 г.
  

8

В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

  

[Москва, 16 июля 1909 г.]

В Московское охранное отделение

  

Содержащегося

при Мясницком полиц<ейском> доме

Владимира Владимировича Маяковского

  

Прошение

  
   Ввиду того, что мне необходимо продолжать начатые занятия, покорнейше прошу вас разрешить мне пропуск необходимых для рисования принадлежностей.

Владимир Владимирович Маяковский.

   16 июля 1909 года.
  

9

В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

  

[Москва, 24 августа 1909 г.]

  

В Московское охранное отделение

  

Содержащегося

при Центральной пересылочной тюрьме

политического заключенного дворянина

Владимира Владимировича Маяковского

  

Прошение

  
   Ввиду того, что у Охранного отделения нет и, конечно, не может быть никаких фактов, ни даже улик, указывающих на мою прикосновенность к деяниям, приписываемым мне Охранным отделением, что в моей полной неприкосновенности к приписываемому мне легко убедиться, проверивши факты, которые были приведены мною при допросе как доказательство моей невиновности,-- покорнейше прошу вас рассмотреть мое дело и отпустить меня на свободу.
   Прошу также Охранное отделение на время моего пребывания в Центральной пересыльной тюрьме разрешить мне общую прогулку.

Владимир Владимирович Маяковский.

   24 августа 1909 г.
  

10

МОСКОВСКОМУ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ

  

[Москва, 7 октября 1909 г.]

  

Его превосходительству г-ну московскому градоначальнику

  

Содержащегося

при Центральной пересыльной тюрьме

политического заключенного дворянина

Владимира Владимировича Маяковского.

  
   Имею честь покорнейше просить ваше превосходительство рассмотреть мое дело и исполнить нижеследующую просьбу. 2 июля сего года я пришел в квартиру Елены Алексеевны Тихомировой, дом Локтева, по Мещанской улице, кв. 9, для получения кое-какой работы по своей специальности, т. е. по рисовальной части, и был задержан чинами полиции, которые находились там по случаю ареста жильца, проживавшего в данной квартире. При допросе в Охранном отделении я указал на цель прихода в вышеупомянутую квартиру и на то, каким образом были проведены дни, предшествующие аресту. Все эти факты легко могут быть подтверждены и таким образом доказана моя полная неприкосновенность к предписываемому, но, несмотря на все это, я вот уже три месяца и пять дней нахожусь в заключении и этим поставлен в очень тяжелое положение, так как, во-первых, пропустил экзамены в училище и, таким образом, потерял целый год; во-вторых, каждый день дальнейшего пребывания в заключении ставит меня во все большую и большую необходимость совершенного ухода из училища, а значит, и потерю долгого и упорного труда предшествующих лет; в-третьих, мной потеряна вся работа, дававшая мне хоть какой-нибудь заработок, и, наконец, в-четвертых, мое здоровье начинает расшатываться и появившаяся неврастения и малокровие не позволяют мне вести никакой работы. Ввиду всего изложенного, т. е. моей полной невиновности и тех следствий заключения, которые становятся с каждым днем все тяжелее и тяжелее, покорнейше прошу ваше превосходительство разобрать мое дело и отпустить меня на свободу.

Владимир Владимирович Маяковский.

   7 октября 1909 г.
  

11

В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

  

[Москва, 27 октября 1909 г.]

  

В Московское охранное отделение

  

Содержащегося

при Центральной пересыльной тюрьме

политического заключенного

Владимира Владимировича Маяковского

  

Заявление

  
   Ввиду того, что, по сообщению мне Охранным отделением от 27 октября, мое дело перешло в Министерство внутренних дел, покорнейше прошу вас разрешить мне общую прогулку, т. к. в баню водят заключенных в количестве 10 (десяти) человек, и, следовательно, видится гораздо большее число лиц, чем на общей прогулке, на которую выводят всего четыре человека.

Владимир Владимирович Маяковский.

   27 октября 1909 г.
  

12

В МОСКОВСКОЕ ОХРАННОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

  

[Москва, 18 ноября 1909 г.]

  

В Московское охранное отделение

  

Содержащегося

при Центральной пересыльной тюрьме

политического заключенного

Владимира Владимировича Маяковского

  

Заявление

  
   Покорнейше прошу Охранное отделение разрешить мне общую прогулку.

Владимир Маяковский.

   18 ноября 1909 г.
  

13

ДИРЕКТОРУ УЧИЛИЩА ЖИВОПИСИ, ВАЯНИЯ И ЗОДЧЕСТВА

  

[Москва, 3 августа 1910 г.].

  

Господину директору Училища живописи, ваяния и зодчества

  

От дворянина

Владимира Владимировича

Маяковского

  

Прошение

  
   Имею честь покорнейше просить о допущении меня к конкурсному экзамену для поступления вольным посетителем в начальный класс художественного отделения Училища.
   При этом представляю метрическое свидетельство о рождении и три фотографические карточки.
   Жительство имею: Москва, Новая Божедомка, дом Сергеевой, No 3, квартира No 11.

Владимир Владимирович Маяковский.

   3 августа 1910 года.
  

14

РЕКТОРУ ВЫСШЕГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО УЧИЛИЩА ПРИ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ

  

[Москва, 12 августа 1911 г.]

  

Его превосходительству г-ну ректору Высшего художественного училища при Императорской академии художеств

  

Дворянина

Владимира Владимировича

Маяковского

  

Прошение

  
   Имею честь покорнейше просить ваше превосходительство о допущении меня к конкурсным экзаменам для зачисления в число вольнослушателей живописного отделения Высшего художественного училища при Императорской академии художеств. При сем прошении прилагаю: нотариально засвидетельствованную копию с метрического свидетельства о рождении и четыре фотографические карточки; все же остальные могущие понадобиться документы представлю по первому требованию.

Владимир Владимирович Маяковский.

  
   Жительство имею: Москва, 1-й Марьинский переулок, дом 12, кв. 14.
   12 августа 1911 года.
  

15

РЕКТОРУ ВЫСШЕГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО УЧИЛИЩА ПРИ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ

  

[Москва, 19 августа 1911 г.]

  

Его превосходительству г-ну ректору Высшего художественного училища при Императорской академии художеств

  

Дворянина

Владимира Владимировича

Маяковского

Заявление

  
   Вследствие присланного Вами заявления о необходимости подачи к 20 августа недостающих документов высылаю: метрическое свидетельство о рождении, свидетельство о звании (формулярный список отца), квитанцию о подаче заявления о приписке к призывному участку за No 19 и квитанцию о подаче заявления о свидетельстве о благонадежности за No 249, выданную московским градоначальником. Фотографические же карточки и копия с метрического свидетельства о рождении находятся в канцелярии Академии при прошении.

Владимир Владимирович Маяковский.

   19 августа 1911 г.
  

16

Л. И. ЖЕВЕРЖЕЕВУ

  

[Москва, 7 июня 1913 г.]

  

Многоуважаемый Левкий Иванович!

  
   Выпустил новую книгу "Я" -- литография.
   Если можно, вышлю Вам наложен<ным> платежом для Петербурга.
   Экземпляр -- 50 к. Скидка 25--30%. Стихи для "Союза молодежи" выслать не мог -- поздно был извещен.

В. Маяковский.

  
   P. S. Напишите, сколько книг выслать.
  

17

В "СОЮЗ МОЛОДЕЖИ"

  

[Петербург, 15 ноября 1913 г.]

  
   Я, нижеподписавшийся, передаю Обществу художников "Союз молодежи" свою трагедию "Владимир Маяковский" для постановки в Петербурге в сезон 1913--1914. Постановка ведется по моим указаниям и под моим личным наблюдением за всей художественной частью пьесы. (Срок моего наблюдения и размер вознаграждения за оное устанавливается в согласии с "Союзом молодежи".) Плата поспектакльная 50 (пятьдесят) рублей за каждый вечер.

Владимир Маяковский.

   16 ноября 1913 года.

18

А. А. МАЯКОВСКОЙ

  

[Петербург, 23 ноября 1913 г.]

  
   Милая, дорогая мамочка! Я по Вас соскучился. Придется еще жить в СПБ (2-го декабря первый спектакль моей трагедии). Ну, как Ваши глазки?
   Я здоров, но работы по горло. В первый раз -- целый день. Я рад.
   -Мамочка, за свидетельством попросите зайти в училище Олю, а деньги, пожалуйста, перешлите мне сюда, а то я к первому весь выйду и сяду на мель. Мамочка, напишите, как у Вас.
   Целую крепко, крепко Вас, Олю, Люду.

Володя.

  
   Мой адрес: СПБ, Пушкинская ул., гостиница Пале-Рояль, No 126.
  

19

19 Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петербург, 23 ноября 1913 г.]

  

Дорогие Людочка и Оличка!

   Напишите. Я соскучился. Право. Целые дни и ночи занят. Репетиции, лекции, лекции, концерты, концерты, репетиции и т. д. Толкусь. Целую вас всех и по очереди,

брат Володя.

  
   Мой адрес: СПБ, Пушкинская, гсстин<ица> Пале-Рояль, No 126.
  

20

О. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Петербург, около 23 ноября 1913 г.]

  

Милая Оличка!

   Шлю записку для училища. Здоров. Масса работы по театру. Пишите.
   Целую тебя, маму и Люду.

Ваш Володя.

  
   P. S. Попроси мамочку, чтобы мама обязательно переслала мне сюда как можно скорее деньги.
  

21

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Симферополь, 1 января 1914 г.]

  

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка.

  
   С Новым годом и с праздниками!
   Как живете? Я здоров и весел, разъезжаю по Крыму, поплевываю в Черное море и почитываю стишки и лекции. Через неделю или через две буду в Москве. Сегодня я в Симферополе, отсюда в Севастополь и дальше, пока не доеду до вас и тогда поцелую всех крепко. Я ваш сын, брат и проч. и проч.

Володя.

   1/I--14 г., Симф<ерополь>.
  

20

22 Д. Д. БУРЛЮКУ

  

[Симферополь, 1--3 января 1914 г.]

  
   Дорогой Давид Давидович. Седьмого вечер. Выезжайте обязательно Симферополь, Долгоруковская, семнадцать, Сидоров. Перевожу пятьдесят. Устроим турне. Телеграфируйте.

Маяковский.

  

23

О. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Москва, первые числа февраля 1914 г.]

  

Дорогая Оличка!

   Мне пришлось сегодня экстренно выехать на лекцию в Екатеринослав (перенесли число), даже не успел заехать домой. Ужасное свинство! Дня через три-четыре буду опять в Москве.
   Целую крепко маму и тебя и Людочку.

Володя.

  

24

МОСКОВСКОМУ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ

  

[Москва, 24 октября 1914 г.]

  

Господину московскому градоначальнику

  

Дворянина

Владимира Владимировича

Маяковского

  

Прошение

  
   Покорнейше прошу выдать мне свидетельство о благонадежности для поступления добровольцем в действующую армию. При сем прилагаю свидетельство, выданное мне из 3-го участка Пресненской части за No 4170.

Владимир Владимирович Маяковский.

   24 октября 1914 года.
  
   Жительство имею: Б. Пресня, д. No 36, кв. 24.
  

25

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  
   [Петроград, первая половика 1915 г. (?)]
  

Дорогие мамочка, Людочка, Оличка!

   Спасибо за письма. Я живу ничего. Пью, ем, сплю, одет и обут. Что же касается моих дел, то пока я сам об этом ничего не знаю. Во всяком случае, пока все говорит за то, что я устроюсь хорошо. Приеду ли скоро в Москву, не знаю: как сложатся обстоятельства. Обо всем важном, конечно, немедленно же напишу вам. Вы меня не забывайте, пожалуйста.
   Я ничего не пишу оттого, что у меня характер гнусный, письма же от вас жду с нетерпением.
   Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

  

26

А. А., О. В., Л. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, 21 августа 1915 г.]

  

Дорогие мамочка, Оличка и Людочка!

   Здоров я ужасно. Живу в Петрограде. Стараюсь пока что наладить к зиме какую-нибудь денежную комбинацию. Не сердитесь на меня, я похорошел страшно.

Целую всех.

Ваш Володя.

  

27

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, не ранее 8 октября 1915 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка!

   Только сейчас окончились мои мытарства по призыву, спешу вам написать и успокоить.
   Я призван и взят в Петроградскую автомобильную школу, где меня определили в чертежную, как умелого и опытного чертежника.
   Беспокоиться обо мне совершенно не следует. После работы в школе я могу вести все те занятия, какие вел и раньше.
   Адрес мой остается прежний. Напишите о себе. Как у вас?

Целую вас всех крепко.

Володя.

  
   Пришлю свою "военную" карточку.
  

28

Л. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Петроград, 20 октября 1915 г.]

Дорогая Людочка!

   Большое тебе спасибо за доброе и нежное письмо.
   Я обмундировываюсь и устраиваюсь. На это уходит много времени и нервов. Устал порядочно.
   Милая Люда, ты в письме спрашивала меня, не нужны ли мне деньги. К сожалению, сейчас нужны и очень. Мне сейчас себе -приходится покупать форменную одежду, делаю я это на свои деньги. Так нужно. Поэтому пока что запутался изрядно.
   Исходя из оного, обращаюсь к тебе с громадной просьбой: пришли мне рублей 25--30. Если такую сумму тебе трудно, то сколько можешь. Извиняюсь за просьбу страшно, но ничего не поделаешь. В дальнейшем, очевидно, будет хорошо.
   Адрес мой прежний: Пале-Рояль.
   Деньги прошу, если можно, прислать поскорее.
   Новостей пока нет никаких.
   Я послал вам мою новую книгу.
   Целую всех вас крепко.

Ваш Володя.

  
   Не забывайте.
   20-го.
  

29

А. А. МАЯКОВСКОЙ

  

[Петроград, 9 ноября 1915 г.]

Дорогая мамочка.

   Здоров я по-прежнему хорошо. Работаю тоже по-прежнему. Переехал из Пале-Рояля. Так что пишите мне сейчас по такому адресу: ул. Жуковского, д. No 7, кв. No 42, кварт<ира> Брик, для Маяковского. Дорогая мамочка, у меня к Вам большущая просьба. Выкупите и пришлите мне зимнее пальто и, если можно, одну смену теплого белья и несколько платков. Если это Вам не очень трудно, то, пожалуйста, сделайте. Пишите, мамочка, обязательно.
   Целую Людочку и Оличку. Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

  

30

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, 24 апреля 1916 г.]

Дорогие мои мамочка, Людочка и Оличка!

   Спасибо за память: посылку получил и очень доволен. Мои дела по-прежнему. Разница только та, что сейчас приходится очень много работать (часов девять -- десять). Но это пустяки, только на пользу, т. к. я здоров и настроение у меня очень хорошее.
   Как Людочка проводит свой отпуск? Попросите ее мне написать. Оличка тоже: ругает меня за короткие письма, а сама пишет открыточки.
   Пишите мне все и больше.

Целую вас крепко.

Ваш Володя.

  

24

31 А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, 29 июня 1916 г.]

Милые и дорогие мои мамочка, Людочка и Оличка!

   Доехал я в Петроград шикарно. До сего времени здоров, молод, красив и весел.
   Много работаю: работать теперь трудно, вчера было 32R жары. Не забывайте меня. Пишите чаще и больше.
   Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

32

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, сентябрь 1916 г. (?)]

Дорогие мамочка, Людочка, Оличка!

   Целую вас всех крепко. Я здоров. Живу не хуже остальных, а это уже не так плохо. Спасибо за посылку, съел замечательно.
   Не читайте, по возможности, глупых газет и вырезок не присылайте. Пирожки куда вкуснее и остроумнее.
   Я получил отпуск до середины октября. Приеду позднее в Москву. Сначала попробую немножко одеться.
   Как проездила Оличка и как Людочкины дела?
   Работаю много.
   Не ругайте меня мерзавцем за то, что редко пишу. Ей-богу же, я, в сущности, очень милый человек.
   Я переехал в другую комнату. Пока пишите по старому адресу на Жуковскую, Брик.

Целую всех крепко.

Володя.

  

33

Э. Ю. ТРИОЛЕ

  

[Петроград, 12 октября 1916 г.]

Милый Элик!

   И рад бы не ответить на твое письмо, да разве на такое нежное не ответишь?
   Очень жалею, что не могу в ближайшем будущем приехать в Москву,-- приходится на время отложить свое непреклонное желание повесить тебя за твою мрачность. Единственное, что тебя может спасти, это скорее приехать самой и лично вымолить у меня прощение.
   Элик, правда, собирайся скорее!
   Я курю.
   Этим исчерпывается моя общественная и частная деятельность.
   Прости за несколько застенчивый тон письма, ведь это первое в моей двадцатитрехлетней жизни лирическое послание.
   Отвечай сразу и даже, если можешь, несколькими письмами: я разлакомился.
   Целую тебя раза два-три, любящий тебя всегда

дядя Володя.

  
   Рад, что ты поставила над твоим И точку.
  

34

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, декабрь 1916 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка!

   Поздравляю вас всех с праздниками. Мне очень хочется в Москву.
   В первых числах января мне разрешают на недельку отпуск. Приеду к вам.
   Выкройте (если можно) мне клочок места спать.
   Целую всех.
   До скорого свидания.

Любящий Володя.

  

35

Э. Ю. ТРИОЛЕ

  

[Петроград, 5 февраля 1917 г.]

Там дом в проулке весь в окошках;

Он Пятницкой направо от.

И гадость там на курьих ножках

Живет и писем мне не шлет.

А. С. Пушкин

Милый и дорогой Элик!

   Что с тобой? Пиши. Скучаю без тебя.

Целую много,

дядя Володя.

  

36

Л. Ю., О. М. БРИК

  

[Москва, 25 сентября 1917 г.]

Дорогая Личика, дорогой Оська!

   Целую вас в самом начале письма, а не в конце, как полагается: не терпится! Что у вас? Счастливые люди, побывавшие в этой сказочной стране, называемой "у вас", отделываются, мерзавцы, классической фразой: "Лиля как Лиля".
   Вчера читал. Был полный сбор, только, к сожалению, не денег, а хороших знакомых. Доклад можно было спокойно начать не с холодного "граждане", а с нежного "дорогие Абрам Васильевич, Эльза и Лева!"
   Живу на Пресне. Кормят и ходят на цыпочках.
   Первое -- хорошо, второе -- хуже. Семейный гений. Чуточку Аверченко.
   Удастся ли сфантазировать что-нибудь с поездкой в деревню, не знаю.
   Первый друг мой тут Ника.
   Детки, милые, напишите!
   Целую.                                                                                 Ваш полнеющий Володя.
   25/IX.

Всем! Всем! Всем!

Привет.

Афишу б. Как "Война и мир"?

  

37

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, 30 октября -- начало ноября 1917 г.]

Дорогие мамочка, Людочка и Оличка!

   Ужасно рад, что все вы целы и здоровы. Все остальное по сравнению с этим ерунда. Я уже писал вам (передавал письмо через знакомого). Теперь опять передаю через знакомого москвича; почте не очень сейчас доверяю.
   Я здоров. У меня большая и хорошая новость: меня совершенно освободили от военной службы, так что я опять вольный человек. Месяца 2--3 пребуду в Петрограде. Буду работать и лечить зубы и нос. Потом заеду е Москву, а после думаю ехать на юг для окончательного ремонта.
   Целую вас всех крепко.

Ваш Володя.

   Пишите!
  

38 Л. Ю., О. М. БРИК

  

[Москва, середина декабря 1917 г.]

  

Дорогой, дорогой Лилик! Милый, милый Осик!

"Где ты, желанная,

где, отзовися".

  
   Вложив всю скорбь молодой души в эпиграф, перешел к фактам.
   Москва, как говорится, представляет из себя сочный, налившийся плод(ы), который Додя, Каменский и я ревностно обрываем. Главное место обрывания --"Кафе поэтов".
   Кафе пока очень милое и веселое учреждение. ("Собака" первых времен по веселью!) Народу битком. На полу опилки. На эстраде мы (теперь я -- Додя и Вася до рожд<ества> уехали. Хужее.) Публику шлем к чертовой матери. Деньги делим в двенадцать часов ночи. Вот и все.
   Футуризм в большом фаворе.
   Выступлений масса. На рожд<естве> будет "Елка футур<истов>". Потом "Выбор трех триумфаторов поэзии". Веду разговор о чтении в Политехническом "Человека".
   Всё заверте.
   Масса забавного, но, к сожалению, мимического ввиду бессловесности персонажей. Представьте себе, напр<имер>, Высоцкого, Маранца и Шатилова (банки-то ведь закрыты!), слушающих внимательнейше Додичкино "Он любил ужасно мух, у которых жирный зад".
   Миллион новых людей. Толкучей бездумно. Окруженный материнской заботливостью Левы, южный фонд безмятежно и тихо растет. На юг еще трудно.
   Как Лиличкина комната, АСИС, Академия и другие важнейшие вещи? Прочел в "Новой жизни" дышащее благородством Оськино письмо. Хотел бы получить такое же.
   Я живу: Москва, Петровка, Салтыковский пер., "Сан Ремо", к. No 2. В. В. Маяковский.
   Буду часто выходить за околицу и, грустный, закрывая исхудавшею ладонью косые лучи заходящего солнца, глядеть вдаль, не появится ли в клубах пыли знакомая фигура почтальона. Не доводите меня до этого!
   Целую Лилиньку.
   Целую Оську.

Ваш Володя.

   Пасе и Шуре мои овации.
   Привет Поле и Нюше.
  

39 Л. Ю., О. М. БРИК

  

[Москва, середина января 1918 г. ]

  

Дорогой, дорогой, дорогой Лилик.

Милый, милый, милый Осюха.

   До 7-го я вас ждал (умница, еще на вокзал не ходил). Значит, не будете. Лева получил от вас грустное. Что с вами, милые? Пишите, пожалуйста! А то я тоже человек.
   У меня по-старому. Живу как цыганский романс: днем валяюсь, ночью ласкаю ухо. Кафе омерзело мне. Мелкий клоповничек. Эренбург и Вера Инбер слегка еще походят на поэтов, но и об их деятельности правильно заметил Кайранский:
  
   Дико воет Эренбург,
   Одобряет Инбер дичь его.
  
   Я развыступался. Была "Елка футуристов" в Политехническом. Народищу было, как на советской демонстрации. К началу вечера выяснилось, что из 4-х объявленных на афише не будет Бурлюка, Каменского, а Гольцшмит отказывается. Вертел ручку сам. Жутко вспомнить. Читал в цирке. Странно. Освистали Хенкина с его анекдотами, а меня слушали, и как! В конце января читаю в Политехническом "Человека".
   Бойко торгую книгами. "Облако в штанах" -- 10 р., "Флейта" -- 5 р. Пущенная с аукциона "Война и мир" -- 140 р. Принимая в соображение цены на вино, за гостиницу не хватает.
   Все женщины меня любят. Все мужчины меня уважают. Все женщины липкие и скушные. Все мужчины прохвосты. Лева, конечно, не мужчина и не женщина.
   На Юг-г-г-г-г!
   Пишите!
   Как Личикино колено?
   Целую всех вас сто раз.

Ваш Володя.

  
   Рвусь издать "Человека" и Облачко дополненное. Кажется, выйдет. Письмо ваше получил 4 января.
  

40 Л. Ю. БРИК

  

[Москва, до 15 марта 1918 г.]

  

Дорогой, любимый, зверски милый Лилик!

   Отныне меня никто не сможет упрекнуть в том, что я мало читаю,-- я все время читаю твое письмо.
   Не знаю, буду ли я от этого образованный, но веселый я уже.
   Если рассматривать меня как твоего щененка, то скажу тебе прямо -- я тебе не завидую, щененок у тебя неважный: ребро наружу, шерсть, разумеется, клочьями, а около красного глаза, специально, чтоб смахивать слезу, длинное облезшее ухо.
   Естествоиспытатели утверждают, что щененки всегда становятся такими, если их отдавать в чужие нелюбящие руки.
   Не бываю нигде.
   От женщин отсаживаюсь стула на три, на четыре -- не надышали б чего вредного.
   Спасаюсь изданием. С девяти в типографии. Сейчас издаем "Газету футуристов".
   Спасибо за книжечку. Кстати: я скомбинировался с Додей относительно пейзажа, взятого тобой, так что я его тебе дарю.
   Сразу в книжечку твою написал два стихотвор<ения>. Большое пришлю в газете (которое тебе нравилось) -- "Наш марш", а вот маленькое:
  
   Весна
  
   Город зимнее снял.
   Снега распустили слюнки.
   Опять пришла весна,
   глупа и болтлива как юнкер.
  
   В. Маяковский.
  
   Это, конечно, разбег.
   Больше всего на свете хочется к тебе. Если уедешь куда, не видясь со мной, будешь плохая. Пиши, детанька. Будь здоров, милый мой Лучик! Целую тебя, милый, добрый, хороший.

Твой Володя.

  
   В этом больше никого не целую и никому не кланяюсь -- это из цикла "тебе, Лиля". Как рад был поставить на "Человеке" "тебе, Лиля"!
  

41

Л. Ю. БРИК

  

[Москва, конец марта 1918 г.]

Дорогой и необыкновенный Лиленок!

   Не болей ты, христа ради! Если Оська не будет смотреть за тобой и развозить твои легкие (на этом месте пришлось остановиться и лезть к тебе в письмо, чтоб узнать, как пишется: я хотел "лехкия") куда следует, то я привезу к вам в квартиру хвойный лес и буду устраивать в оськином кабинете море по собственному моему усмотрению. Если же твой градусник будет лазить дальше, чем тридцать шесть градусов, то я ему обломаю все лапы.
   Впрочем, фантазии о приезде к тебе объясняются моей общей мечтательностью. Если дела мои, нервы и здоровье будут идти так же, то твой щененок свалится под забором животом вверх и, слабо подрыгав ножками, отдаст богу свою незлобивую душу.
   Если же случится чудо, то недели через две буду у тебя!
   Картину кинемо кончаю. Еду сейчас примерять в павильоне фрейлиховские штаны. В последнем акте я денди.
   Стихов не пишу, хотя и хочется очень написать что-нибудь прочувствованное про лошадь.
   На лето хотелось бы сняться с тобой в кино. Сделал бы для тебя сценарий.
   Этот план я разовью по приезде. Почему-то уверен в твоем согласии. Не болей. Пиши. Люблю тебя, солнышко мое милое и теплое.
   Целую Оську.
   Обнимаю тебя до хруста костей.

Твой Володя.

  
   P. S. (Красиво, а?) Прости, что пишу на такой изысканной бумаге. Она из "Питореска", а им без изысканности нельзя никак.
   Хорошо еще, что у них в уборной кубизма не развели, а то б намучился.
  

42

О. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Левашова, 15 июля 1918 г.]

  

Милая и дорогая Оличка!

   Дуешься ты зря. Дело в следующем. Я живу не в Питере, а в деревне, за 50 верст. Когда я получил твое первое письмо, я потелефонил бриковской прислуге, чтоб она немедленно отослала тебе деньги, зная, что это к спеху, а значит, и не мог сам написать ничего на переводе при всем своем желании. При первой же оказии хотел послать вам письмо, но теперь от нас в город никто не ездит, не езжу и я, потому что в Питере холера страшная. Сегодня случайно получил твое письмо (приехали ко мне на именины) и отвечаю сейчас же. Из всего из этого можно умозаключить, что свинья ты, а не я, потому что злишься ты.
   Поздравляю тебя, киса, с рождением и ангелом. Желаю вам пожить на даче и отдохнуть.
   Я живу хорошо.
   Пишите про себя.
   Страшно целую мамочку, Людочку и тебя.

Ваш Володя.

   15 июля 1918 г. Левашово
  
   Пишите на прежний адрес Брикам. Сюда письма совсем не доходят.
   Меня до того тут опаивают молоком (стаканов шесть ежедневно), что если у меня вырастет вымя, скажи маме, чтоб не удивлялась.
  

43

ЦЕНТРАЛЬНОЙ КОМИССИИ ПО УСТРОЙСТВУ ОКТЯБРЬСКИХ ТОРЖЕСТВ

  

[Москва, 10--12 октября 1918 г.]

Центральной комиссии по устройству Октябрьских торжеств

  
   Краткое изложение моей "Мистерии-буфф" и мотивов, требующих ее постановки в дни Октябрьских торжеств.
  
   Предисловие.
   Некая дама просила Льва Толстого объяснить ей, что, собственно, он хотел сказать своей "Войной и миром". "Для этого,-- отвечал находчивый Толстой,-- пришлось бы второй раз написать ее, и если некоторые излагают мои вещи вкратце, то поздравляю их,-- они талантливее меня. Если бы я мог вместить в несколько строк то, о чем говорю томами, то я бы сделал это раньше".
   Наше положение приблизительно одинаково. Выйти из него -- способ один: прослушать всю вещь, но времени у вас нет, и я, исполняя ваше требование, товарищи, излагаю вкратце мою "Мистерию".
   1 д<ействие>. Вся вселенная залита потопом революций. К последней еще сухой точке, к полюсу, карабкаются семь пар запуганных чистых. И турецкий паша, и русский купец, и богдыхан, и поп, и проч<ие> и проч<ие> белые представители всех пяти частей света. А за ними, запуганными и ноющими, подымаются семь пар нечистых -- пролетариев, у которых нечему тонуть в этой буре. Весело и спокойно слушают они косноязычное собрание чистых, в ужасе спорящих: что же это, наконец, светопреставление, что ли. И когда, нагоняя бегущих от бунта, и сквозь полюс начинает бить та же кровавая струя, чистые хватаются за последнюю соломинку: "Давайте, давайте построим ковчег!" Одни спасемся. Без этих издевающихся нечистых. Насмешливый голос плотника: "А ты умеешь пилить и строгать?" -- сволакивает почтенных с облаков -- и униженно просят "господа чистые" "товарищей нечистых" заняться стройкой. "Ехать так ехать",-- холодно соглашается плотник.
   2 д<ействие>. Под плач чистых и смех нечистых грохнулась в волны земля. Нечистые, напевая, спускаются в трюм. Чего им бояться, еда -- дело их рук. Распустив слюнки, слушают чистые веселые песни, и у голодных возникает план подложить нечистым свинью, выбрать им царя. "Затем, что царь издаст манифест -- все кушанья мне, мол, должны быть отданы. Царь ест, и мы едим, его верноподданные". Номер прошел. Но когда чистые возвращаются к царю, которому сволакивали отобранную у нечистых еду, перед царем сияло пустое блюдо. Ночью разгорелся голод. Ночь мокра. И каждый чистый почувствовал, что он как будто немножко демократ. За самодержавием -- демократическая республика. Но "раньше обжирал один рот, а теперь обжирают ротой. Республика-то оказалась тот же царь, да только сторотый". Под могучими кулаками нечистых задами к борту теснятся чистые и вот уже сверкают пятки сваливаемых в воду белых. С этого места веселое подтрунивание над нестрашными нам какими-то самодержавиями и республиками сменяются пафосом грозовой борьбы пролетариата. Реют по палубе железные слова: "Пусть нас бури бьют, пусть изжарит жара, голод пусть, посмотрим в глаза его. Будем пену одну морскую жрать, мы зато здесь всего хозяева". В бреде об Арарате, изнеможенные, сломленные голодом,--ведь республика и самодержавие съели последнее,-- все начинают видеть сияющую гору. Тогда по волнам, как посуху, идет на ковчег не Христос, искушенный в таких занятиях, нет, а самый обыкновенный человек. Став на станки, верстаки и горны, он низвергает великую нагорную проповедь грядущего земного рая. Распаленные видениями рабочие, как за пророком, тянутся за ним. Но насмешлив голос человека. "Довольно на пророков пялить око, взорвите все, что чтили и чтут, и земля обетованная окажется под боком -- вот тут". Человек исчез. И вот догадались сразу,-- да ведь это была наша собственная, в человечьем образе явившаяся воля. Клятва найти землю обетованную озаряет море, и по мачтам и реям лезут они, грохочут песню восстания, ломятся сквозь небо, сквозь ад и рай, в радужные двери коммунизма. "Не надо пророков, мы все Назареи, на мачты! на мачты! за реи! за реи!"
   3 д<ействие>. I, II и III карт<ины>. Мимо райских жителей, завлекающих своим постным небом, мимо ада, в котором у рабочего хватает дерзновенной мощи поиздеваться над его кострами, такими ничтожными по сравнению с заревами сталелитных заводов, ломая все и вся, двигаемые своей несокрушимой волей, приходят к обетованной стране нечистые. Той же самой покинутой землей оказалась обетованная страна. "Кругла земля проклятая, ох, и кругла". Но напрасно неслись их проклятия земле,-- омытая революциями и высушенная пеклами новых солнц, она предстала в таком ослепительном блеске, в каком может рисоваться жизнь только нам, ясно различающим за всеми ужасами дня иную великую жизнь. Апофеозом стройных псалмов, в котором хорами встали рабочие и недавние рабы рубля, невольные угнетатели: машины, хлеба и проч<ие> вещи, окончена эта картина. "С любовью прильните к земле все, дорога кому она. Славься труд, славься жизнь, славься и сияй наша трудовая коммуна!"
   Мотивы и заключение.
   Конечно, не -этот сухой газетный скелет делает мою вещь необходимой. Она, я убежден, велика тем, что впервые в песнопение революционной мистерии переложила будни. Я не могу не согласиться с товарищем Луначарским, что это, может быть, единственная сейчас пьеса коммуниста. Я убежден, что вы, товарищи, дадите ей надлежащую театральную оболочку, освободив любое из больших помещений, а не загоните ее на задворки вашего внимания, предоставив пролетариату питаться гнилой трафаретщиной не ими и не для них [созданного искусства, к сожалению, еще "блистающего" в театрах.
   Пусть хоть день пролетарского праздника будет отпразднован пролетарской пьесой.

Владимир Маяковский.

  

44

А. А., Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Петроград, конец 1918 г.]

  

Дорогие мои мамочка, Людочка и Оличка!

   Простите меня, пожалуйста, что я до сих пор не писал. Причина, во-первых, общая -- мое всегдашнее ленивое отношение к писанию писем, во-вторых, я все время собирался выехать к вам сам, но сейчас на железных дорогах никто не может ездить, кроме шпротов, привыкших к такой упаковке. А так как я ваш сын и брат, а не шпрот, то и сами понимаете.
   Поздравляю вас с рождеством и двумя новыми годами сразу.
   Желаю вам первой категории неуплотнения и прочих благ.
   Я здесь работаю массу, здоров и вообще не жалуюсь.
   Пишите.
   Целую вас всех. Надеюсь скоро увидеться.

Любящий вас ваш Володя.

  

45

В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 20 октября 1920 г.]

В коллегию Госиздата

Товарищи!

   Полгода тому назад мною была сдана в ЛИТО книга "150 000 000".
   Книга была рецензирована ЛИТО и получила исключительный отзыв, как агитационная, революционная вещь. С тех пор полгода я обиваю пороги и каждый раз слышу стереотипный ответ: "Завтра будет сдана в печать".
   Вызванный тов. Вейсом, я сегодня получил от него уверения, что книга уже сдана в печать. Осталось только обратиться в технический отдел. В этом самом техническом отделе секретарша при мне переделала красными чернилами цифру "первая очередь" на цифру "третья" и заявила мне, что при третьей очереди о сроке печатания сказать нельзя.
   Товарищи! Если эта книга с вашей точки зрения непонятна и ненужна, верните мне ее.
   Если она нужна, искорените саботаж, иначе чем объяснить ее непечатанье, когда книжная макулатура, издаваемая спекулянтами, умудряется выходить в свет в две недели.

Владимир Маяковский.

Копия в ЛИТО.

   20/X--20 г.
  

46

В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 5 ноября 1920 г.]

  

В коллегию Госиздата

  

Товарищи!

   Недели две тому назад я подал вам заявление, в котором просил вернуть мне "150 000 000" или же печатать и мягко охарактеризовал отношение к книге, как саботаж. Слово это, конечно, неважное. Называется все это издевательством над автором. Вот последовательное изложение событий.
   1. В день подачи заявления г-н Вейс сурово и грозно сказал: "Ах, так! Тогда я сделаю все от меня зависящее, чтоб вашу книгу не печатали, а вернули вам".
   2. В три часа в этот же день г-н Вейс любезно сообщил мне по телефону: "Книгу решено печатать немедленно, за подробностями обратитесь к зав<едующему> технич<еским> отделом".
   3. Заведующий технич<еским> отделом сообщил: "Книга посылается немедленно в полиграф<ический> отдел и будет печататься вне всякой очереди, так как мы несколько виноваты в промедлении. За подробностями зайдите завтра".
   4. "Завтра" секретарша мне удивленно сообщила: Очередь, кажется, вторая, когда напечатается, неизвестно, даже нет о ней никаких сведений".
   5. Гр-н Вейс, спрошенный мною, когда кончится это кормление завтраками, изволил сказать: "Извините, заняты Октябрьскими торжествами. Первого ноября даю вам честное слово пустить в печать". Я указал г-ну Вейсу, что словам больше верить не могу, дайте расписку. Г-н Вейс дал мне такую расписку:
   "В начале ноября (не позже 3--4) книга Маяковского будет сдана в типографию и будет набираться и печататься) без всяких задержек. 27/Х. Подпись (Вейс)".
   Слова "будет набираться и печататься" внесены по моему указанию специально, чтоб мне не морочили голову передачей в какие-то инстанции.
   6. Сегодня, 5-го, я обратился к секретарше: "Печатается?" -- "Нет! В полиграфическом отделе".-- "А когда печататься будет?" -- "Неизвестно, на ней нет "крестика", а вот видите список книг с крестиками, эти идут в первую очередь".
   Товарищи! Может быть, ценою еще полугодового хождения я бы и мог заработать этот "крестик", но карьера курьера г-на Вейса мне не улыбается.
   На писание этой книги мною потрачено полтора года. Я отказался от наживы путем продажи этой книги частному издателю, я отказался от авторства, пуская ее и без фамилии, и, получив единогласное утверждение ЛИТО, что эта книга исключительна и агитационна, вправе требовать от вас внимательного отношения к книге.
   Я не проситель в русской литературе, а скорее ее благотворитель. (Ведь культивированный вами и издаваемый пролеткульт потеет, переписывая от руки "150 000 000".) И в конце концов мне наплевать, пусть книга появляется не в подлиннике, а плагиатами. Но неужели среди вас никто не понимает, что это безобразие?
   Категорически требую -- верните книгу. Извиняюсь за резкость тона -- вынужденная.

Влад. Маяковский.

   5/XI--20 г.

Копия ЛИТО и А. В. Луначарскому.

  

47

В КОЛЛЕГИЮ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 5 ноября 1920 г.]

  

Дополнительно в коллегию Госиздата

Товарищи!

   Предыдущее заявление, писанное мною час тому назад, было подано тов. Заксу. Тов. Закс отнесся с недоверием к "истории с крестиками" и сказал мне: "Я пока что порядки Госиздата знаю лучше вашего. Кто вам сказал, что ваша книга, сданная в полиграфический отдел, будет там лежать оттого, что она без крестика?" Пошли искать секретаря, нашли на лестнице, он оказался г. Осповатом и на вопрос Закса ответил ему: "Ну конечно, будут лежать под сукном и пылиться, ежели они без крестика". Посрамленный Закс бежал в кабинет, а тов. Осповат, видя, что я снова взялся за бумагу, вежливо меня предупредил: "Не пишите про меня, а то я буду действовать по инструкции, не прилагая личного рвения, и тогда ваша книга пролежит еще дольше".
   Веселенькая история, не правда ли?

Вл. Маяковский.

   5/XI--20 г. 2 ч. 15 м.

Копия ЛИТО и наркому Луначарскому.

  

48

К. И. ЧУКОВСКОМУ

  

[Петроград, около 10 декабря 1920 г.]

  

Дорогой Корней Иванович.

   К счастью, в Вашем письме нет ни слова правды.
   Мое "Окно сатиры" это же не отношение, а шутка и только. Если б это было отношение -- я моего критика посвятил бы давно и печатно.
   Ваше письмо чудовищно по не основанной ни на чем обидчивости.
   И я Вас считаю человеком искренним, прямым и простым и, не имея ни желания, ни оснований менять мнение, уговариваю Вас: бросьте!

Влад. Маяковский.

   Бросьте!
   До свиданья.
  

49

В ПРАВЛЕНИЕ СОЮЗА ДРАМАТИЧЕСКИХ И МУЗЫКАЛЬНЫХ ПИСАТЕЛЕЙ

  

[Москва, конец октября -- декабрь 1920 г.]

  

В правление Союза драматических и музыкальных писателей

от Владимира Маяковского

Заявление

   Прошу зачислить с 1 ........... 1920 г. меня в состав членов Союза драматических и музыкальных писателей.
   Произведения мои следующие:
   1. Мистерия-буфф (5 актов).
   2. Про попов (2 к<артины>).
   3. Как кто и что празднует (3 к<артины>)
   4. А что, если (3 акта).
   5. Владимир Маяковский.
   6. Чемпионат.

Влад. Маяковский.

  
   (Адрес) Лубянский проезд, д. 3, кв. 12. (Телефон) 2-86-13 (30-32)
  

50

В КОМИССИЮ ЦК РКП(б) ПО ДЕЛАМ ПЕЧАТИ

  

[Москва, 5 апреля 1921 г.]

  
   Каждому из нас ясна огромная потребность РСФСР в революционном, в коммунистическом искусстве. Потребность же в таковой литературе потрясающа. Театр питается или халтурной макулатурой или падалью прошлого. Создаст новую литературу только организация писателей революции. Писателя организует книга. Революционная же книга встречает в Госиздате или ультрабюрократическое или издевательское отношение.
   Три иллюстрации:
  

Иллюстрация первая

Бюрократизм в чистом виде

  
   ЛИТО приняло к печати книгу "150 000 000". ЛИТО, поставленное именно для того, чтоб разобраться в вопросах художественной> литературы, аттестовало эту книгу как исключительно агитационную и требовало ее издания в возможно краткий срок, в возможно большем количестве экземпляров. Агитационность была отвергнута. Книга забита была в какую-то 3 или 4 очередь, не могущую увидеть света ни в коем случае. Для чего тогда эти очереди? Началась многомесячная история с "крестиком", крестик -- это пометка, которую было необходимо получить для переведения в первую очередь (подробно эта издевательская история изложена в моем докладе коллегии Наркомпроса). Крестик я получил. Валялась с крестиком. После ряда атак мне выдал т. Вейс официальную расписку в том, что книга выйдет в половине февраля, две недели тому назад я получил вторую формальную расписку с обязательством выпустить ее к 15 апреля. Если (сомневаюсь) книга выйдет, можно праздновать 10-месячный юбилей волокиты.
   Примечание. Книга издается в 5000 экземплярах (очевидно, мне для успокоения), тогда как средний тираж любой издаваемой "агитационной" книги типа Гамсуна "Новь" или "Дрожнины песни" 25--50 000 экз., а макулатура типа -- Дерябина "На заре нового мира" издается в количестве 100 000 экземпляров.
  

Иллюстрация вторая

Чистое издевательство (плакат со стихами)

  
   Мной были представлены вам плакаты о "Борьбе с волокитой" и о "помощи Донбассу". Я указывал на невозможность печатать в Госиздате ввиду обвинений каждой живой вещи в "футуризме". Вы одобрили 2 плаката, наиболее удачные. На всякий случай я отправил эти плакаты в Главполитпуть как учреждению, для которого эти вещи больше всего могли подойти. Прилагаю рецензию Главполитпути "О яркой агитационности" и ответ Госиздата: "Отклонить как погромный".
  

Иллюстрация третья

Бюрократизм, смешанный с издевательством

  
   Мною подана неделя назад книга "Мистерия-буфф". Требование на издание этой пьесы, даже в первой редакции (пьеса переработана в связи с событиями наших дней) признанной ТЕО образцовой в коммунистическом) репертуаре, долго мотивировано настойчивым спросом со стороны рабочих театров. Пьеса отклонена "за недостатком бумаги", с примечанием "на рецензию не поступала". Как может отвергаться непросмотренная книга? Разве не усомниться в недостатке бумаги, видя прилагаемый здесь список с пятидесятитысячным тиражом макулатуры? Тем более возмущает такое отношение, что "Мистерия" многократно "прорецензирована" в рабочих районах, где она читана мною под энтузиазм слушателей.
   Вопрос о постановке ее и о напечатании обсуждался на специальном собрании представителей от ЦК РКП, от МК, от Главполитпросвета, от ВЦСПС, Рабкрина и других организаций и была принята единогласно прилагаемая резолюция, внесенная коммунистами и принятая голосованием, в котором участвовало 82 коммуниста. Есть ли другое произведение, могущее так оправдать требование об издательстве?
   Если вещь, так аттестованная и продвигаемая с такой энергией, не может выплыть из Госиздата, то что делается с другими книгами, у которых нет родственников, вылавливающих их из госиздатских корзин и госиздатской канцелярщины. Любой автор подтвердит, что это не случайность, а система. Надо освободить литературу от хозяйничания Вейсов.

В. Маяковский.

   5.V. 21 г.
  

51

В ЮРИДИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ

МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СОЮЗОВ

  

[Москва, 6 августа 1921 г.]

  

В юридический отдел МГСПС

от В. В. Маяковского

Заявление

   Обращаю Ваше внимание на расправу, учиняемую Государственным издательством надо мной -- работником поэтического труда.
   Год назад Центрхудкол под председательством Наркома обсуждала театральный репертуар Октябрьских торжеств и признала "Мистерию-буфф" одной из лучших и первых пьес коммунистического репертуара. Тов. Мейерхольд взялся за постановку. Постановка не могла быть осуществлена к годовщине, и я в течение нескольких месяцев перерабатывал "Мистерию", на которую мною уже был затрачен ранее год поэтического труда. Пьеса до постановки была прочитана мною представителям ЦК РКП, МК РКП, ВЦСПС, Рабкрина, Главполитпросвета и других организаций, интересующихся агитискусством. По прочтении пьесы была принята единогласно, по предложению присутствовавших коммунистов (85 чел.), резолюция, требовавшая постановки "Мистерии" во всех театрах РСФСР и напечатания ее в возможно большем количестве экземпляров. Резолюция опубликована в "Известиях" и "Вестнике театра".
   ТЕО Главполитпросвета, приложив резолюцию и требование нескольких рабочих и красноармейских театров о присылке пьесы, отправило в Госиздат отношение о срочном напечатании пьесы. 2 апреля мне выдали выписку распорядительной комиссии с постановлением: "Ввиду отсутствия бумаги отложить" и с припиской: "Книга на отзыв не посылалась". Я указал гражданину Вейсу, что мотивировка недостатком бумаги не серьезна, так как, во-первых, Госиздат находит бумагу для печатания самой низкопробной макулатуры вроде пьесы "На заре новой жизни" Дерябиной или пьес Сабурова; во-вторых, эта макулатура издается в стотысячном тираже, "Мистерию" же можно издать в очень ограниченном количестве--только для нужд театров, тем более что переписывание этой весьма требуемой пьесы на машинке отнимает у Республики и бумаги больше и больше рабочих часов, на что гр. Вейс мне ответил, что "конечно, для крайне нужной вещи бумагу можно было бы наскресть, но мы не считаем таковой "Мистерию" и вообще против подобных произведений". Как же,-- спросил я,-- вы догадались, что пьеса не нужная, если она на отзыв не поступала, а если мнение о пьесе было предрешено до прочтения, то зачем нужна комедия с постановкой этого вопроса в комиссии? Ответом удостоен не был. Пьеса была переписана от руки и в таком виде была послана мной в Донбасс, в Тверь, ДВР, в Прагу, в Берлин и т. д. В некоторых городах Республики и за границей, по имеющимся у меня сведениям, она вышла или должна выйти в непродолжительном времени. Так как постановка "Мистерии" в Первом театре РСФСР встретила исключительно хорошее отношение и рабочей массы и газет (статьи в "Гудке", "Труде", "Известиях", в "Комтруде" и т. д.) и вызвала снова огромное требование, я снова обратился в Госиздат. На это обращение председатель коллегии Госиздата тов. Мещеряков мне сказал, что пьеса рабочим непонятна, ему лично она не нравится, что статьи и анкеты (собираемые в театре анкеты блестяще подтвердили понятность, нужность и революционность "Мистерии") не убедительны, так как статьи пишет советская интеллигенция, а анкеты заполняют советские барышни, а его может интересовать только мнение рабочих. Тов. Мещеряков предложил устроить спектакль исключительно для рабочей аудитории и позвать его, чтобы он лично убедился в производимом впечатлении. Проверял ли когда-нибудь Госиздат таким образом беллетристическую чепуху, издаваемую им,-- не думаю: за это б по головке не погладили.
   Я заявил тов. Мещерякову; что нравится ли ему пьеса или нет -- меня не интересует. Пьесы пишу не для Госиздата, а для РСФСР, ко для испытания последнего средства на проверку согласился. Через МГСПС, при содействии тов. Охотова, был организован спектакль исключительно для рабочих-металлистов (ни один посторонний, даже по моим запискам, на спектакль попасть не мог). Несмотря на то, что я сообщил о спектакле тов. Мещерякову заранее и он обещал быть, тов<арищ> не пришел.
   После спектакля, прошедшего под шумное одобрение зала, была единогласно принята резолюция, в которой "Мистерия" приветствовалась как пролетарская пьеса, требовалось ее издание в возможно большем количестве экземпляров и выражалось негодование по поводу госиздатского отношения к "Мистерии" (резолюция в "Вестнике театра").
   После спектакля и принятия этой резолюции ко мне обратился редактор "Вестника театра" тов. Загорский и предложил напечатать пьесу в "Вестнике", неоднократно печатавшем агитационные пьесы. Так как Госиздат в театре отсутствовал, а держать экзамены мне надоело, я согласился, и пьеса вышла в 91--92 номере "Вестника". Получив 1 июня служебную записку Всеработпроса за No 265, в которой пьеса была протарифицирована и предлагалось оплатить работу, и взяв от ТЕО отношение в Госиздат за No 180, удостоверяющее, что пьеса принята и отпечатана, я отнес эти бумаги в госиздатскую коллегию и просил уплатить построчную плату. На это тов. Мещеряков и тов. Вейс заявили мне, что надо нас всех предать суду Ревтрибунала за незаконнее отпечатание "Мистерии", а дело будет рассматриваться коллегией Госиздата. Платить же мне будут те, кто печатали пьесу (привлек ли Госиздат кого-нибудь к ответственности за напечатание никчемных томов Немировича?). Я направился в "Вестник театра" и просил оплатить в "Вестнике" ввиду отказа Госиздата. В "Вестнике" мне сообщили, что Госиздат отказываться права не имеет, так как коллегия Наркомпро-са передала ему всю смету "Вестника". Не желая вести бесплодных разговоров с яростным Госиздатом, я подождал, пока была составлена "Вестником" общая платежная ведомость и отправлена в Госиздат. Когда через неделю я пришел в Госиздат за справками, меня ждал новый сюрприз: коллегия, рассудив, что едва ли можно привлекать за напечатание революционной пьесы, напечатанной вполне законным образом на той бумаге, которая предназначалась для "Вестника театра", выпустившего с этой целью двойной номер, попробовала новый способ отшибить у меня охоту писать и стараться напечатать написанное. На ведомости стояло: "Распорядительная комиссия, 15/VII: поручить финотделу проверить ведомость по тарифным ставкам и оплатить, исключая пьесы Маяковского "Мистерия-буфф", 18/VII" (подписи).
   Таким образом, Госиздат сам признал: 1) законность отпечатания номера и 2) законность требований об оплате, предъявляемых Госиздату со стороны сотрудников "В<естника> Т<еатра>". Меня же исключили, очевидно, просто потому, что я вообще Госиздату не нравлюсь. Я обратился с жалобой в Цекпрос. Цекпрос направил меня в юридический отдел ВЦСПС. Юридический отдел дал свое заключение, подтверждающее мое безусловное право на получение платы за труд. Тогда заведующий ТНО Цекпроса тов. Богомолов просил по телефону гр. Вейса дать объяснение по поводу неуплаты. Гр. Вейс (передаю со слов тов. Богомолова) в крайне раздраженном тоне отвечал, что пьеса к печати не дозволена (отложить за неимением бумаги -- едва ли это запрещение?!-- В. М.), напечатана обманным путем и оплате не подлежит (интересно, арестованы ли наборщики, набиравшие эту "нелегальщину", и получил ли плату корректор). Тов. Богомолов указал, что все равно обязаны уплатить за труд,-- если угодно, привлекая незаконно напечатавших,-- обязанность же профсоюза защищать интересы трудящихся. На это гр. Вейс ответствовал: "Маяковский по отношению к "Мистерии-буфф" меньше всего может быть назван трудящимся" -- и бросил трубку. Так как мы не могли догадаться, что могут означать эти загадочные слова, Цекпрос отправил официальную бумагу Госиздату, требующую немедленно сообщить в письменной форме причины неоплаты. Записка отправлена 22-го. Три раза я приходил в Цекпрос, ответа не было. На телефонные звонки нам отвечали, что ничего не знают, т. к. заседание будет, и то, может быть, через неделю. Через неделю ответа не последовало. Тогда тов. Богомолов снова телефонировал в Госиздат. Кто говорил с тов. Богомоловым и что -- я не знаю. Тов. Богомолов сказал мне только, что платить не хотят, а говорили такое, что и передать невозможно.
   Мне эта комедия надоела. Я взял новее удостоверение о том, что мне должны уплатить (служебная записка Цекпроса No 370). Записка была подтверждена заведующим ОНТ МГСПС тов. Сивковым, предлагающим немедленно уплатить за работу. На просьбу принять меня вышел разъяренный Вейс, взял у меня записку, отнес ее и через секунду вынес обратно с надписью: "В уплате отказать. И. Скворцов. 5/VIII--21 г.". Я еще раз просил мотивировать отказ, на что мне гр. Вейс сказал: "Мы Вам пьесы не заказывали, пусть Вам платит тот, кто Вам заказал!" (Интересно, заказывал ли Вейс Грибоедову "Горе от ума", а если нет, то кто осмеливается печатать эту пьесу?)
   Потеряв 1/4 месяца на разговоры о напечатании пьесы и 2/4 -- на хождение за заработной платой, я, имея другие дела, должен от этого удовольствия на будущее время отказаться. Так как руководители Госиздата, во-первых, не желают признавать существующих законов об оплате труда; так как, во-вторых, в этом непризнании руководствуются, очевидно, личными симпатиями, недопустимыми в учреждениях Республики; так как, в-третьих, такой личный способ вредит всему делу развития литературы в Республике; так как, в-четвертых, лица, стоящие во главе Госиздата, в выборе печатаемых литературных произведений обнаруживают полную профессиональную безграмотность, несовместимую с их ответственными постами; так как, в-пятых, Госиздат упорствует в своей безграмотности, саботируя издание литературы высокой квалификации, невзирая даже на требование массы рабочих; так как, в-шестых, форма ответов на законные вопросы явно оскорбительна и для запрашивающего профсоюза и для меня, как для работника, защищаемого профсоюзом,-- прошу Вас расследовать это дело, принудить Государственное издательство оплатить мой труд и привлечь к законной ответственности руководителей Госиздата по указываемым мною 6 пунктам. Для всестороннего выяснения этого дела прошу допросить следующих товарищей: 1) заведующего ТНО Всеработпроса Богомолова, 2) редактора "Вестника театра" тов. Загорского, 3) заведующего ТЕО Главполитпросветатов. Козырева, секретаря Всероскома помощи голодающим тов. Охотова, 5) режиссера Первого театра РСФСР тов. Мейерхольда, 6) редактора "Вестника ЦК Всерабиса" тов. Бескина и 7) председателя Губотдела Всерабиса т. Лебедева.
   При сем прилагается No 91--92 "Вестника театра", 2) выписка из протокола заседания распорядительной комиссии No44(110), отношение ТЕО за No 180 и две служебные записки No 265 (копия) и 370 и дополнительный счет на оплату извозчиков в связи с поездками, вынужденными волокитой Госиздата.

В. Маяковский.

   6/VIII--21 г.
  

52

Б. Ф. МАЛКИНУ

  

[Москва, 17 августа 1921 г.]

  

Адрес для писем

Борису Федоровичу Малкину

(Лубянский проезд, д. No 3, кв. 12).

  

P. S.

   Когда, убоясь футуристической рыси,
   в колеса вставляли палки нам,--
   мы взмаливались:
   "Спаси нас, отче Борисе!"
   И враги расточались перед бешеным Малкиным.
   Я человек не очень юркий,
   но черт разберет ее, волю создателя.
   Оловом,
   примите меня в Екатеринбурге,
   ежели сбежать придется от сумасшедшего Госиздателя.

Целую. Привет Уралу!

Любящий Маяковский.

   17/VIII-21 г.
  

53

Н. Н. АСЕЕВУ

  

[Москва, около 20 августа 1921 г.]

Дорогой Коля Асеев!

   Введение ко всяк<ому> письму.
   Подлец Третьяков через 1/2 часа едет и заставляет меня сие писать. Вам хорошо этим заниматься, когда у Вас ундервуд, а Вы только знай подписывайтесь.
  

Патетическое

  
   Громовый привет и широкое футуристическое мерси за агитацию нашего искусства и за восславление моей скромной фигуры, в частности.
  

Деловое

Вы просите песен, их нет у меня...

  
   Полтора года я не брал в рот рифм (пера в руки, как Вам известно, я не брал никогда). Сейчас только чувствую себя крайне удрученным, так как нужно во Всеросгазету сдать стихи о голоде. Если с этого что-нибудь поэтическое начнется, то, конечно, будет идти в ДВР. Из перечисленных Вами фамилий -- Мариенгоф дрянь; если же его отобрать, как Вы советуете, то получится дрянь отборная. Что есть др<угое> -- везет Сережа.
  

Видовое

  
   Что касается Рощина, то спасибо, "я уже". Пастернака познакомил с ним с удовольствием -- пусть талмудят головы друг другу.
  

Биографическое

  
   Хочу приехать в Читу. Если Краснощеков поедет, поеду и я.
  

Лирическое

  
   Обнимаю Вас и целую.
   Шлю стишонок "Наш быт". Можно бы, пожалуй, и напечатать.
   Отпечатан только в Агитросте -- распространение малое.

В. М.

  

54

Н. Ф. ЧУЖАКУ

  

[Москва, около 20 августа 1921 г.]

Дорогой товарищ Чужак!

   На Ваш шутливый запрос о том, "как живет и работает Маяковский", отвечаю. Здесь приходится так грызться, что щеки летают в воздухе. Работать почти не приходится: грызня, агитация и т. п. выжирают из меня все вместе с печенками. Для иллюстрации шлю копию моего заявления в МГСПС о Госиздате. 25 числа дисциплинарный суд. Обвиняемый -- Госиздат (Вейс, Мещеряков и Скворцов). Обвинитель -- я. Постараюсь перегрызть все, что возможно. Не считайте изложенное в заявлении за исключение: таких случаев тыщи. Со "150 000 000" было так же, если не хуже. Месяцев 9--10 я обивал пороги и головы. Уже по отпечатании была какая-то "ревизия" и "выемка": кто, мол, смеет печатать такую дрянь, когда на Немировича-Данченко бумаги не хватает! "Ну, батенька, и подвели же вы нас!" -- сказал мне руководитель Госиздата, а потом утешил, сказав, что "по-видимому, с вами ничего не будет". Но -- это все мелочи. Главное -- мы побеждаем. Сторонники растут. Все выступающее против нас настолько мелко и глупо, что всякий, "коммерчески" не заинтересованный в нашем уничтожении, переходит к нам.
  

65

Л. Ю. БРИК

  

[Москва, 2 ноября 1921 г.]

   Дорогой мой и миленький Личик!
   А я все грущу -- нет от тебя никаких письмов. Сегодня пойду к Меньшому -- авось пришли. Ужасно хотелось бы вдруг к тебе заявиться и посмотреть, как ты живешь. Но увы,-- немного утешаюсь, уверяя себя, что, может быть, ты меня не забыла, а только письма не доходят. Пиши же, Лиленок!
   Приехал из Владивостока скульптор Жуков, привез сборник статей Чужака (большинство старые) и газету "Д<альне>в<осточный> телегр<аф>", в котором большая статья Чужака о Сосновском. Прислал Чужак гонорар мне за посланные материалы. Сегодня Жуков у нас обедает.
   Как будто есть и у меня крохотная новостишка. Вчера приходил человек, о котором говорила Рита (из харьковского Губполитпросвета), и хочет везть меня в Харьков на 3 вечера. Условия хорошие. Если сегодня (тоже должен обедать) он не раздумает, я на будущей неделе в четверг или в пятницу (чтоб успеть получить твое дорогое письмо) уеду дней на 8--10 в Харьков. Отдохну и попишу. Работы сейчас фантастическое количество и очень трудная.
   Пиши, солнышко.
   Люблю тебя.
   Жду и целую, и целую.

Твой []

   2/XI--21 г.
  
   О Гржебине еще не мог узнать ничего! У него никого нет.
   Разумеется, я буду тебе писать со всех станций, если уеду, ты пиши. Я к себе транспорт налажу.
   Целую, целую, целую, целую.
  

56

Л. Ю. БРИК

  

[Москва, 28 ноября 1921 г.]

   Деловое.

Дорогой и милый Лиленок.

   Вот тебе отчет об издательстве.
   1) Был в Наркомвнешторге. Товарищ Васильев, от которого зависит ввоз, оказался знакомым и обещал сделать все возможное, но разрешение зависит также и от Наркомпроса (Госиздата).
   2) Я был у Луначарского, и он при мне говорил с Госиздатом (Мещеряковым), со стороны Госиздата препятствий не оказалось, и Луначарский утвердил список книг и просил Наркомвнешторг разрешить ввоз.
   3) Дальнейшее буду делать так: высылая книгу в печать, буду прилагать каждый раз разрешение на ввоз.
   4) Список книг, предполагаемых к изданию (первая очередь):
   1. МАФ. Иллюстрированный) журнал искусств. Редакция -- В. Маяковский и О. Брик. Сотрудн<ики> Асеев, Арватов, Кушнер, Пастернак, Чужак и др.
   2. Маяковский. Сборники стихов.
   3. Б. Пастернак. Лирика.
   4. Книга о русском плакате.
   5. Поэтика (сборник статей по теории поэтического языка).
   6. Хлебников. Творения.
   7. Искусство в производстве. Сборник статей.
   8. Хрестоматия новейшей литературы.
  
   Резолюц<ия> Лунач<арского>:
   "Идею издательства считаю приемлемой. Книги прошу разрешить к ввозу при соблюдении соответств<ующих> постановлений.

Луначарский".

   5) Об учебниках надо говорить с Крупской; это труднее, но если издательство наладится -- сделаю и это.
   6) Чтоб выслать книги, их нужно сначала здесь (как ты писала) привести в абсолютно приемлемый вид.
   7) Для этого необходимо сначала выяснить финансовый вопрос (организационные и мне).
   8) С Граником я буду говорить только завтра.
   9) Мне кажется, что мне следует (чтоб заменило все остальное) не менее 20 мил<лионов> в месяц (на валюту это совсем кроха).
   10) На организационные (машинистка, бум<ага> и пр.), а также на выдачу авансов необходимо около 50 миллионов) единовременно (тоже по-моему).
   11) Как только все это выяснится, буду слать книги. Вот пока деловое все.
   Целую тебя, милый мой.
   Весь твой

Щен Маяк.

   28/XI-21 г.
  

57

Л. Ю. БРИК

  

[Москва, 19 декабря 1921 г.]

  

Дорогой и милый, милый Лиленочек!

   Вчера (воскресенье 18) приехал из Харькова и сразу набросился на твои письма, получил 2 милых и все три деловых!
   (Дело на следующей странице!)
   Получила ли ты харьковское письмо? Я рад, что оттуда вырвался -- Харьков город ужаснейший. Читал три раза, было довольно масса народу.
   Не забывай меня, детка, пожалуйста.

Я твой верный []

   Лилек!
   1) В четверг вышлю и докладную записку и сведения об учебниках.
   2) За учебниками надо идти в Наркомпрос на Остоженку.
   3) Также думаю получить заказ от Давида Петровича (буду завтра тоже).
   4) Если будут от Главполитпросвета заказы на плакаты и иллюстрированные книжечки, их можно издать?
   5) Не слишком ли издатель упирает на учебники?
   6) Не является ли литература наша только неприятным для него придатком к Евтушевскому -- ведь тогда это не то.
   7) Важный вопрос (задают все) -- придется ли Наркомпросу расплачиваться золотом, или мы будем расплачиваться в РСФСР нашим рублем? Конечно, последнее было бы сделать легче.
   8) Как пройдут через латвийцев мои книги? Ведь если делать "искусство без примеси", то не пойдет ни мое "полное собрание", ни "МАФ", ни "книга о плакате".
   Выясни это подробнее.
   9) Постараюсь к четвергу все же выслать книгу (и для печати и для расценки),
   10) Отчего такой упор на учебники, ведь если поставить хорошее литературное издательство (особенно роман), ведь это тоже даст издательству большую прибыль.
   В четверг все вышлю и все взвешу окончательно. Пиши.

Целую, твой В. Маяк.

  
   Можно ли к тексту о плакате выслать большие "окна", чтоб их уменьшили для печати в Риге, или это надо {или лучше) сделать тут?
  

53

Н. И. НИКОЛАЕВОЙ

[Москва, 1 февраля 1922 г.]

  

Тов. Николаева!

   Будьте любезны помочь поэтессе Софье Яковлевне Парнок (недавно приехавшей). 1) Научите ее, что сделать, чтобы стать членом Союза. 2) Дайте охранную грамоту на комнату.

С тов. приветом

Вл. Маяковский.

   1/II-22 г.
  

59

О. С. ЛИТОВСКОМУ

  

[Москва, 22 февраля 1922 г.]

  
   Среди газетных китов, из кого
   состоят "Известия" нонича,
   пренежно люблю Литовского
   Асафа Семеныча.

Влад. Маяковский.

  
   Если дотянусь руками с Лубянского проезда, обниму собственноручно.
   22/II--22 г.
  

60

ПИСЬМО О ФУТУРИЗМЕ

  

[Москва, 1 сентября 1922 г.]

  
   Футуризма как единого точно формулированного течения в России до Октябрьской революции не существовало.
   Этим именем крестили критики все революционно-новое.
   Идеологически спаянной группой футуристов была наша группа, так называемых (неудачно) "кубо-футуристов" (В. Хлебников, В. Маяковский, Д. Бурлюк, А. Крученых, В. Каменский, Н. Асеев, О. М. Брик, С. Третьяков, Б. Кушнер).
   Нам некогда было заниматься теорией поэзии, мы давали ее практику.
   Единственным манифестом этой группы было предисловие к сборнику "Пощечина общественному вкусу", вышедшему в 1913 году. Манифест поэтический, выражавший цели футуризма в эмоциональных лозунгах.
   Октябрьская революция отмежевала нашу группу от многочисленных футурообразных, ушедших от революционной России, и оформила нас в группу "коммунистов-футуристов", литературные задачи которой таковы:
   1) Утвердить словесное искусство, как мастерство слова, но не как эстетскую стилизацию, а как умение в слове решить любую задачу.
   2) Ответить на любую задачу, поставленную современностью, для чего:
   а) произвести работу над словарем (словоновшества, звуковая инструментовка и т. д.),
   б) заменить условную метрику ямбов и хореев полиритмией самого языка,
   в) революционизировать синтаксис (упрощение форм словосочетания, ударность необычных словоупотреблений и т. п.),
   г) обновить семантику слов и словосочетаний,
   д) создать образцы интригующих сюжетных построений,
   е) выявить плакатность слова и т. д.
   Решение перечисленных словесных задач даст возможность удовлетворить нужду в самых различных областях словесного оформления (форма: статья, телеграмма, стихотворение, фельетон, вывеска, воззвание, реклама и пр.).
   Что касается вопроса о прозе, то:
   1) подлинно футуристической прозы нет; есть отдельные попытки у Хлебникова, у Каменского, у Кушнера "Митинг дворцов", но попытки эти менее значительны, чем стихи тех же авторов. Объясняется это:
   а) футуристы не делают разницы между отдельными родами поэзии, а рассматривают всю литературу как единое словесное искусство,
   б) до футуристов полагали, что лирика имеет свой круг тем и свой облик, отличные от тем и языка т. н. художественной прозы; для футуристов этого разделения не существует,
   в) до футуристов полагали, что поэзия имеет свои задания (поэтические), а практическая речь свои (непоэтические), для футуристов составление воззваний по борьбе с тифом и любовное стихотворение -- только разные стороны одной словесной обработки,
   г) до сих пор футуристы преимущественно давали стихи. Потому что в революционную эпоху, когда быт еще не отвердел, требуется лозунговая лирика, подхлестывающая революционную практику, а не нестор-ское подытоживание результатов этой практики,
   д) и только в самое последнее время перед футуристами встала задача дать образцы современного эпоса: но не протокольно-описательного, а действенно-тенденциозного или даже фантастически-утопического, дающего быт не таким, как он есть, а каким он непременно будет и быть должен.

С товарищеским приветом

Вл. Маяковский.

   1/IX--22 г.
  

61

ЗАВЕДУЮЩЕМУ ПРОИЗВОДСТВЕННЫМ БЮРО ВХУТЕМАСА T. В. РАВДЕЛЮ

  

[Москва, 2 октября 1922 г.]

  

В Производственное бюро Вхутемас

тов. Равдель

от В. Маяковского

Заявление

  
   Ввиду, во-первых, повторного невыполнения пункта шестого договора и пункта третьего дополнения к договору и, во-вторых, ввиду полной небрежности в отношении печатания моих книг и в отношении выполнения заказов мой договор с Вхутемасом за No 1390 от 12/VI 1922 года и дополнение к договору от 12 сентября за No 1878 на основании пункта восьмого договора и пункта четвертого дополнения к договору считаю с сего дня аннулированными.
   Тем более считаю необходимым сделать это, так как мною не только добросовестно выполнялись условия договора, но и был испрошен для Вхутемаса в Гизе заем в размере десяти миллиардов рублей, а также получены заказы на приобретение в наличный расчет четыре тысячи девятисот экземпляров моих сочинений, что совершенно облегчало работу Вхутемаса.
   Так как Производственное бюро уплатило мне авторские, я, не желая вводить Бюро в материальные убытки, разрешаю ему продать 2-й том моих сочинений, сумма, вырученная от продажи за вычетом шести миллиардов неустойки согласно пункта четвертого дополнения к договору, не только целиком покроет расходы, но и даст известный излишек.
  
   Расчет: 10 000 экз. по 4 мил. 500 т. р. 45 000 000 000 р.
   скидка 35% магазину________15 750 000 000 р.
   Остается 29 250 000 000 р.
  
   Мною получено за вычетом 6 миллиард, неустойки
   ____________11 775 000 000 р.
   Итого остается 17 475 000 000 р.
  
   Прошу немедленно произвести расчет расходов по производству и разницу возвратить мне не позже четверга, т. к. в пятницу с. г. я уезжаю в служебную заграничную командировку.

Вл. Маяковский.

   2/X--22 г.
  

62

Л. В., А. А., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Москва, начало 1920-х гг.]

  

Дорогие мои Людочка, мамочка и Оличка!

   Ради бога, не подумайте, что прочел Оличкину записку и не зашел. Я эту записку получил только сейчас. Шлю вам все, что у меня сейчас есть,-- миллион.
   Не иду сам, так как я без задних ног -- только что вернулся. Гоняю все дни. В понедельник принесу доверенность. Шлю кашу для Людочки -- говорят, замечательная. Целую вас всех крепко, крепко.

Ваш Вол.

  

63

О. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Москва, начало 1920-х гг.]

Дорогая Оличка!

   Я боялся, что после 4-х почтамт закроют, поэтому зашел и оставил 15 000. Страшно беспокоюсь за мамочку. Звони ежедневно и вели мне делать все, что нужно. Сейчас же пойди на Сухаревку и купи маме от меня:
   2 ф. белого хлеба 2500
   1 ф. масла 2800
   2 ф. манной 2200.
  
   Целую всех и милую и дорогую мамочку особенно.

Ваш Вол.

  

64

А. А. МАЯКОВСКОЙ

  

[Москва, начало 1920-х гг.(?)]

  

Дорогая и родная мамочка!

   Хотя ангелов, по моим наблюдениям, и нет, но я Вас, придравшись к случаю, очень целую, пока заочно, а на днях надеюсь сделать это сам.

Весь Ваш Вол.

  

65

Н. Ф. ЧУЖАКУ

  

[Москва, 22 января 1923 г.]

Дорогой Чужак!

   Письмо это пишу немедля после Вашего ухода, пошлю Вам с первой возможностью.
   Очевидно, придется с Сережей (послал бы сейчас, но не знаю адреса); жалко, что придется обговариваться об Вас без Вас.
   Мне совершенно дико, что вот мы договорились с ЦК, с Гизом (часто с людьми эстетически нам абсолютно враждебными) и не можем договориться с Вами, нашим испытанным другом и товарищем.
   Я еще раз сегодня с полнейшим дружелюбием буду находить у нас в редакции пути для уговора Вас.
   Но я совершенно не могу угадать Ваших желаний, я совершенно не могу понять подоплеки Вашей аргументации.
   Приведите, пожалуйста, в порядок Ваши возражения и давайте их просто -- конкретными требованиями. Но помните, что цель нашего объединения -- коммунистическое искусство (часть комкультуры и ком. вообще!) -- область еще смутная, не поддающаяся еще точному учету и теоретизированию, область, где практика, интуиция обгоняет часто головитейшего теоретика. Давайте работать над этим, ничего не навязывая друг другу, возможно шлифуя друг друга: Вы знанием, мы вкусом. Нельзя понять Вашего ухода не только до каких бы то ни было разногласий, но даже до первой работы!
   Я никак не хочу влиять на Ваши переговоры с ЦК. Будь у Вас партийный журнал нашего вкуса -- я у Вас первый сотрудник. Но ведь мысль о создании такого журнала сейчас, до предварительной атаки нашим журналом,-- метафизическая химера, Вас ничуть не достойная .
   Как бы Вы ни отозвались на мое письмо, спешу Вам "навязаться", несмотря ни на какие Ваши реплики, считаю (и, конечно, считаем) Вас по-прежнему другом и товарищем в работе.
   Не углубляйте разногласий ощущениями. Плюньте на все и приходите -- если не договоримся, то хоть поговорим.
   Жму руку и даже обнимаю.

Маяковский.

   6 ч. 25 м. 22/I--23 г.
  

66

О. М. БРИКУ

  

[Москва, конец апреля 1923 г.]

Осик!

   1) Обложку т. Мещеряков подписал, только чтоб "Да здравствует 1 Мая" было внизу (можно сверху цифры No 2 сделать мельче набором).
   2) Объявление-рекламу не успел провести (заседали), отложим до номера.
   3) На книге дадим просто перечеркнутое клише (номер станет универсальным).

Вол.

  
   P. S. Если не подойдет большое клише, можно, скрипя сердцем, поставить маленькое.

Отв. ред.

67

Д. Д. БУРЛЮКУ

  

[Берлин, 15 сентября 1923 г.]

Дорогой Додичка!

   Пользуюсь случаем приветствовать тебя.
   Шлю книги.
   Если мне пришлете визу, буду через месяца два-три в Нью-Йорке.
   Мой адрес: Berlin, Kurfürstenstrasse, 105, Kurfürstenhotel, или Москва, "Известия",
   или: Лубянский проезд, д. No 3, кв. 12, |
   или: Водопьяный пер., д. No 3, кв. 4. | Москва
   Обнимаю тебя и весь твой род.
   Целую тебя.

Твой В. Маяковский.

   Berlin. 15/X--23,
   Сегодня еду на 3 месяца в Москву.

В. М.

68

ЗАВЕДУЮЩЕМУ "МОСПОЛИГРАФОМ"

Н. Т. ПОЛЯКОВУ

  

[Москва, не позднее второй половины ноября 1923 г.]

  

В Мосполиграф

от В. Маяковского

Агит. реклам.

Тов. Полякову

  

Записка об "Универсальной рекламе"

  
   Наряду с другими торговыми учреждениями и торготдел Мосполиграфа ведет рекламную работу. Реклама госорганов, конечно, должна носить главным образом агитационное значение, пропаганду выгоды для широких потребительских кругов именно государственной промышленности. Но Мосполиграфу нужна и чистая реклама, т. к. именно в этой области имеется наличие некоторой нэповской конкуренции. Ведомая до сих пор Мосполиграфом рекламная работа не достигает цели: рекламная работа ведется вразброд, не фиксируя внимание какими-либо общими лозунговыми, или общими изобразительными, навязчивыми формами, однообразна (исключительно печатание в журналах), скучна, неинтересна читающему и, конечно, дорога (считая стоимость журнальной страницы в среднем сорок черв<онцев".
   Мною предлагается Мосполиграфу "Универсальная реклама": 15 отдельных иллюстраций-плакатов, сделанные на веселый рекламный текст. При относительно большой затрате на эту рекламу сейчас (около 150--160 червонцев) она должна дать в будущем экономию и прямую выгоду.
   1. Реклама универсальна: а) используется плакатом любого формата и размера, b) клише для газет и журналов любого вида, с) печатается на блокнотах и тетрадях, d) делается этикетками для бутылей чернила и клея, e) фотографируется для волшебного фонаря (демонстрация в кино и театрах).
   2. Реклама вечна, так как, состоя из отдельных плакатиков, она в случае новой рекламной линии обновляется простой переменой того или иного рисунка к двустишию.
   3. Реклама наиболее действенна, так как легко запоминается и фиксирует внимание на постоянной форме.
   Эта реклама дает экономию, уменьшая размер и количество объявлений за счет качества, и должна дать доход, сама собой являясь интересной демонстрацией для заказчиков объявлений на фонарях, получаемых Мосполиграфом из Германии.
  

69

В ИЗДАТЕЛЬСТВО "МОСПОЛИГРАФ"

  

[Москва, 29 декабря 1923г.]

  

Издательству "Мосполиграф"

В. Маяковского

  

Заявление

  
   Согласно переговорам предлагаю к изданию мои 2 книги:
   1) Маяковский. Слова сегодняшнего образца.
   Сборник в 5--6 листов последних стихотворений и поэм: "Временный памятник рабочим Курска", "Про это", "Перелет Москва -- Кенигсберг", "Германия", "Нордерней", "Чарли Чаплин", "Стихи о Мандриле", "Молодая гвардия", "Баку" и др.
   2) Агитация -- реклама идей. Агитация вещей -- реклама. О. Брик и В. Маяковский.
   a) Брик. Теория рекламы. 2 листа.
   b) Маяковский. Практика рекламы. 1 лист.
   c) 10 красочных иллюстраций.
   d) 30 черных иллюстраций.

В. Маяковский.

   29/XII-23 г.
  

70

А. М. РОДЧЕНКО

  

[Москва, 1923 г.(?)]

  
   Родченко, приходи ко мне сейчас же с инструментом для черчения. Немедленно.

В. Маяковский.

  
   (Не смотри на записку на двери Бриков.)
  

71

Л. Ю. БРИК

  

[Москва, 14--15 февраля 1924 г.]

Дорогой-дорогой, любимый-любимый, милый-милый Лисятик!

   Пишу тебе на тычке, т. к. сию минуту еду в Одессу и Киев читать и сию же минуту получил твое письмецо и Шариково.
   Спасибо.
   Слали тебе телеграмму по сообщенному тобою адресу, но нам ее вернули "за ненахождением", так что на этом письме адрес тебе пишет Лева, узнав настоящий.
   Мы живем по-старому. Был пока что на "Лизистрате", но сбежал с первого акта.
   Дочего дрянь!
   Рад ехать в Одессу. Тут ужасные ветра и холод.
   Пиши, детик, из Парижа и скорей!
   Целую тебя крепко-крепко.

Весь твой []

  

72

Л. Ю. БРИК

  

[Ленинград, 20 мая 1924 г.]

Дорогой мой Лисеныш.

   Никто мне не рад, потому что все ждали тебя. Когда телефонируешь, сначала говорят: "А!" -- а потом: "У...". Вчера читал, сегодня, завтра, и еще не то в четверг, не то в пятницу. Так что буду субботу--воскресенье. Дел никаких, потому что все руководители выехали в Москву. Завтра в 5 ч. пьет у меня чай Рита, а в 7 все лингвисты.
   Как здесь тоскливо одному. Это самый тяжелый город. Сейчас иду обедать к Меньшому. Ужасно милый парень. У моих афиш какие-то существа разговаривают так: "Да, но это не трогает струн души". Винница.
   Целую тебя сильно-сильно, ужасно-ужасно.

Твой Щен.

  
   Поцелуй Скоча и Оську, если у них нет глистов.
  

73

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 9 ноября 1924 г.]

  

Дорогой-дорогой, милый-милый,

любимый-любимый Лилек.

   Я уже неделю в Париже, но не писал потому, что ничего о себе не знаю -- в Канаду я не еду и меня не едут, в Париже пока что мне разрешили обосноваться две недели (хлопочу о дальнейшем), а ехать ли мне в Мексику -- не знаю, так как это, кажется, бесполезно. Пробую опять снестись с Америкой для поездки в Нью-Йорк.
   Как я живу это время -- я сам не знаю. Основное мое чувство тревога, тревога до слез и полное отсутствие интереса ко всему здешнему. (Усталость?)
   Ужасно хочется в Москву. Если б не было стыдно перед тобой и перед редакциями, сегодня же б выехал.
   Я живу в Эльзиной гостинице (29, rue Carnpagne Premiere, Istria Hotel); не телеграфировал тебе адреса, т. к. Эльза говорит, что по старому ее адресу письма доходят великолепно. Дойдут и до меня -- если напишешь. Ужасно тревожусь за тебя.
   Как с книгами и с договорами?
   Попроси Кольку сказать "Перцу", что не пишу ничего не из желания зажулить аванс, а потому что ужасно устал и сознательно даю себе недели 2--3 отдыха, а потом сразу запишу всюду.
   На вокзале в Париже меня никто не встретил, т. к. телеграмма получилась только за 10 минут до приезда, и я самостоятельно искал Эльзу с моим знанием французского языка. Поселился все-таки в Эльзиной гостинице, потому что это самая дешевая и чистенькая гостиничка, а я экономлюсь и стараюсь по мере сил не таскаться.
   С Эльзой и Андреем очень дружим, устроили ей от тебя и от меня шубку, обедаем и завтракаем всегда совместно.
   Много бродим с Леже, заходил к Ларионову, но не застал. Больше, кроме театров, не был нигде. Сегодня идем обедать с Эльзой, Тамарой и Ходасевичами. Не с поэтом, конечно! Заходил раз Зданевич, но он влюблен и держится под каким-то дамским крылышком.
   Я постепенно одеваюсь под андреевским руководством и даже натер мозоль от примерок. Но энтузиазма от этого дела не испытываю.
   Первый же день приезда посвятили твоим покупкам, заказали тебе чемоданчик -- замечательный -- и купили шляпы, вышлем, как только свиной чемодан будет готов. Духи послал; если дойдет в целости, буду таковые высылать постепенно.
   Подбираю Оське рекламный материал и плакаты. Если получу разрешение, поезжу немного по мелким французским городкам.
   Ужасно плохо без языка!
   Сегодня видел в Булонском лесу молодого скотика и чуть не прослезился.
   Боюсь прослыть провинциалом, но до чего же мне не хочется ездить, а тянет обратно читать свои ферзы!
   Скушно, скушно, скушно, скушно без тебя.
   Без Оськи тоже неважно. Люблю вас ужасно!
   От каждой Эльзиной похожей интонации впадаю в тоскливую сентиментальную лиричность.
   Я давно не писал, должно быть, таких бесцветных писем, но, во-первых, я выдоен литературно вовсю, а во-вторых, нет никакой веселой жизнерадостной самоуверенности.
   Напиши, солнышко.
   Я стащил у Эльзы твое письмо (ты пишешь, что скучаешь и будешь скучать без меня) и запер себе в чемодан.
   Я писать тебе буду, телеграфировать тоже (и ты!), надеюсь с днями стать веселее. Повеселеют и письма. Целую тебя, детик, целуй Оську, весь

ваш Вол.

  
   Целуй Левку, Кольку, Ксаночку, Малочку и Левина. Все они в сто раз умнее всех Пикассов.

V. Мajakоvsку.

   Paris (это не я Парис!)
   9/XI--24 г.
  

74

Л. Ю. БРИК

  

{Париж, 27 ноября 1924 г.]

   Жду американскую визу. Если не получу через месяц или полтора, вернусь Москву. Телеграфируй и пиши чаще. Целую, люблю.

Твой Щ е н.

  

75

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 6 декабря 1924 г.]

Дорогой Лиленок.

   Я ужасно грущу по тебе.
   Пиши, Лилек, больше или хотя бы чаще телеграфируй! Ужасно горевал по Скотику. Он был последнее, что мы делали с тобой вместе.
   Что за ерунда с Лефом? Вышел ли хоть номер с первой частью? Не нужно ли, чтоб я что-нибудь сделал? Если No не вышел, у тебя должно быть совсем плохо с деньгами. Напиши подробно. Как дела с Ленгизом? Если денег нет, не шли пока Эльзе. Я как-нибудь устрою это сам. Куда удалось дать отрывки? Если для Лефа нужно, я немедленно вернусь в Москву и не поеду ни в какие Америки.
   О себе писать почти нечего. Все время ничего не делал, теперь опять начинаю. К сожалению, опять тянет на стихи -- лирик! Сижу в Париже, так как мне обещали в две недели дать ответ об американской визе. Хоть бы не дали -- тогда в ту же секунду выеду в Москву, погашу авансы и года три не буду никуда рыпаться. Соскучился по тебе и по всех вас совершенно невыразимо. Это даже при моих незаурядных поэтических образах.
   Здесь мне очень надоело -- не могу без дела. Теперь с приездом наших хожу и отвожу советскую душу.
   Пока не читал нигде. Кроме дома: вполголоса и одиночкам.
   Если есть новые мои книги или отрывки где-нибудь напечатаны -- пришли.
   Бориса Анисимовича все еще нет.
   Вещи твои лежат, но нет оказии, а почтой не выслать -- довольно тяжелые. Конечно, весь твой список будет в точности выполнен. С дополнениями, которые ты писала Эльзе.
   В театры уже не хожу, да и в трактиры тоже, надоело; сижу дома и гложу куриные ноги и гусью печень с салатами. Все это приносит моя хозяйка м-м Сонет. Удивительно эстетический город!
   Получил ли Осик белье из Берлина? Шахматы и пояс я привезу ему отсюда. Какой номер его рубашек? Кажется, 39 воротничок? Скажи Осику, что я очень, очень по нем соскучился и также очень, очень его люблю. Целуй его. Попроси его что-нибудь причеркнуть к твоему письму, конечно, если ты мне напишешь.
   Какие дуры звонят тебе о моих письмах? Заметь их имена и запиши. В это-то уж вранье, надеюсь, никто не верит?! Ты представляешь себе, чтоб я сидел и скрипел девочкам письма? Фантазия, Фауст какой-то!
   Поцелуй от меня Кольку с Ксаном, Левку, Малочку и всех, кого хочешь.
   Лилек, ответь мне на это письмо, пожалуйста, скорее и письмом и телеграммой. А то я буду себе заказывать воротнички No 41 -- а раньше, когда я был спокойный и пухлый, я носил 43! И даже 44!!
   Целую тебя, родное, милое и любимое Солнышко. Люблю тебя.
   Твой (прости, что я тебе всучиваю такой устаревший товар)

Щен.

   Париж. 6/XII--24 г.
   Люби меня немножко, детик!
  

76

О. В. МАЯКОВСКОЙ

  

[Москва, 1924 г.]

Дорогая Оличка!

   Прошу тебя очень -- отпечатай отчет (аккуратно) в 4-х экземплярах и как-нибудь зашли или завези его ко мне сегодня же не позднее 7 ч. веч.
   Целую.

Твой Вол.

  

77

В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ "ИЗВЕСТИЯ"

  

[Москва, 10 января 1925 г.]

Товарищ редактор!

   В отрывке из поэмы "Ленин", напечатанном в октябрьском номере "Известий", я проглядел описку, сделанную машинисткою. Напечатано:
  
                                 К векам коммуны
                                                               сияющий генерал.
   Следует читать:
  
                                 К векам коммуны
                                                               сияющий перевал.
  
   Прошу поместить это письмо, во избежание повторения этой ошибки при перепечатании в провинциальных изданиях.

Вл. Маяковский.

  

78

УСТРОИТЕЛЯМ "СОВЕЩАНИЯ ЛЕВОГО ФРОНТА ИСКУССТВ"

  

[Москва, 17 января 1925 е.]

Заявление

устроителям так наз<ываемого> "совещания левого фронта искусств".

  
   Внимательно прослушав и обдумав два бесцветных дня "совещания", должен заявить: никакого отношения ни к каким решениям и выводам из данного совещания не имею и иметь не хочу. Если б я мог хоть на минуту предполагать, что это крикливое совещание, собранное под серьезным лозунгом "объединение", будет подразумевать (в наиболее "деятельной" части) под обсуждением организационных вопросов -- организацию сплетни и будет стараться подменить боевую теорию и практику Лефа чужаковской модернизованной надсоновщиной, разумеется, я б ни минуты не потратил на сидение в заседаниях.

Вл. Маяковский.

   17/I-25 г.
  

79

Л. Ю. БРИК

  

[Москва, 25 мая 1925 г.]

К Кисе

   1) Смотреть за Оськой по договору и пугать его ежедневно, чтоб сдавал все вовремя. Не верить ему.
   2) Подобрать срочно карточку для полного собрания. Если нужно, увеличить мою карточку -- я снимался на Тверской, не доходя Страстной площади, по правую руку от Столешникова, бывш. "Джон Буль".
   3) Торопить сестру, Осю и всех с "Лефом".
   4) Торопить со сказкой из<дательство> "Прибой" (Софийка, Пассаж).
   5) Получить по выходе сказки деньги по договору.
   6) Числа 15 июля зайти на Дмитровку Большую, в изд. "Московский рабочий" к тов. Кантору относительно 2 из<дания> "Сказки о Пете" и, если можно переиздать, получить деньги, 12% с номинала.
   7) Числа 15--20 июня зайти в "Московский рабочий" и получить от тов. Кантора 25 черв<онцев> за "Париж". Из них десять отдать Леве.
   8) По получении 2-ой сказки сдать ее в "Прибой" и получить 15 черв<онцев>,
   1, 2, 10, 100, 200) Не болеть!
   9) Все получаемые от меня стихи сдавать в редакции и 50% гонор<ара> слать мне, остальное себе.
   10) Беречь книги (мою автоколлекц<ию>) и пополнять ее всеми вышедшими.
   11) Если будут просить отрывки, дай из "Летающего пролетария" любой отрывок (50% гонорара внося тов. Гуревичу, "Вестник возд<ушного> флота", Юшков переулок).
  

80

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 2 июня 1925 г.]

Дорогой-дорогой, милый

и самый любимый Лиленок!

   Я ужасно рад, что ты в письме к Эльке следишь за мной, чтоб я спал, чтоб вел себя семейно и скорей ехал дальше,-- это значит, что я свой щенок, и тогда все хорошо. Пишу тебе только сегодня, потому что субботу, воскресенье и понедельник все закрыто и ничего нельзя было узнать о Мексиках, а без Мексик я писать не решался. Пароход мой, к сожалению, идет только 21 (это самый ближайший). Завтра беру билет. "Espagne" Transatlantique -- 20 000 тонн. Хороший дядя, хотя и только в две трубы. Дорого. Стараюсь ничего не тратить и жить нашей газетой, куда помещаюсь по 2 фр<анка> строка.
   Стараюсь делать все, чтоб Эличка скорей выехала. Был в консульстве. Завтра пошлю Эльзу, и тогда запросят Москву телеграфом.
   Не пишу тебе, что мне ужасно скучно, только чтоб ты на меня -- хандру -- не ругалась.
   Выставка -- скучнейшее и никчемнейшее место. Безвкусица, которую даже нельзя себе представить.
   Так наз<ываемый> "Париж весной" ничего не стоит, так к<ак> ничего не цветет и только везде чинят улицы. В первый вечер поездили, а теперь я больше никуда не выхожу, сплю 2 раза в сутки, ем двойной завтрак и моюсь, вот и все.
   Завтра начну писать для "Лефа". Ни с одним старым знакомым не встречаюсь, а из новых лучше всех Бузу -- собак Эльзиных знакомых.
   Ему говорят "умри!", и он ложится вверх ногами; говорят "ешь!", и тогда он жрет все, что угодно, а когда его ведут на цепочке, он так рвется, что хозяева должны бежать, а он идет на одних задничных лапках.
   Он белый с одним черным ухом -- фокс, но с длинной шерстью и с очень длинным носом. Глуп как пробка, но по середине улицы ни за что не бегает, а только по тротуарам.
   Чернила кончились.
   Долетел хорошо. Напротив немец тошнил, но не на меня, а на Ковно. Летчик Шебанов замечательный. Оказывается, все немецкие директора сами с ним летать стараются. На каждой границе приседал на хвост, при встрече с другими аппаратами махал крылышками, а в Кенигсберге подкатил на аэроплане к самым дверям таможни, аж все перепугались, а у него, оказывается, первый приз за точность спуска.
   Если будешь лететь, то только с ним.
   Мы с ним потом весь вечер толкались по Кенигсбергу.
   Кисит, пиши, маленький, чтоб получил еще до отплытия.
   Весь список вещей передан Эльзе, и все тебе будет доставлено полностью. Начнем слать с завтрашнего дня.
   Напиши мне, получил ли Оська деньги за собр<ание> соч<инений>.
   Целую тебя, милый мой и родненький Лилик.
   Люби меня немножко, весь твой

Щен.

   Целуй Осика!
   2/VI--25 г.
  
   Пиши, пожалуйста!
  

81

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 9 июня 1925 г.]

Дорогой, любимый, милый

и изумительный Лиленок.

   Как ты и сама знаешь -- от тебя ни строчки. Я послал тебе уже 2 телеграммы и 1 письмо и от тебя даже ни строчки приписки к письмам Эльзе! Маленький, напиши скорей и больше, т. к. 19-го я уже выезжаю. Пароход "Эспань" отходит из Сен-Назера (в 8 часах от Парижа) и будет ползти в Мексику целых 16 дней! Значит, письмо с ответом будет идти через Париж от тебя (если точно попадет к пароходу) 40 дней! Это и есть чертовы куличики. Даже целые куличи!
   Солнышко, напиши мне до этого побольше! Обязательно. Все, все, все. Без твоего письма я не поеду.
   Что ты делаешь, что ты будешь делать?
   Котенок, не бери никаких работов до моего приезда. Отдохни так, чтоб ты была кровь с молоком на стальном каркасе.
   Я живу здесь еще скучнее, чем всегда. Выставка осточертела, в особенности разговоры вокруг нее. Каждый хочет выставить свой шедевр показистей и напрягает все свое знание французского языка, чтоб сказать о себе пару теплых слов.
   Сегодня получили вернувшегося из Москвы Морана -- гнусность он, по-видимому, изрядная.
   Не был ни в одном театре. Видел только раз в кино Чаплина. Жара несносная -- единственное место Буа и то только к вечеру. Сегодня иду в полпредство, читаю вечером стихи, а потом с Эльзой к Вельтерам.
   Все усилия приложу, чтоб объездить все, что себе положил, и все-таки вернуться к тебе не позже осени.
   Из всех людей на земле завидую только Оське и Аннушке, потому что они могут тебя видеть каждый день.
   Как с деньгами? Уплатили ли Оське в Гизе? Пишут ли для "Лефа"? Очень, очень целуй Оську.
   Целую тебя крепко, крепко, люблю и тоскую.

Твой всегда

Щенок.

   Пиши! Пиши! Пиши! Немедленно!
  

82

Л. Ю. БРИК

[Париж, 19--20 июня 1925 г.]

  

Дорогой мой, любимый и милый Лилятик!

   От тебя ни одного письма, ты уже теперь не Киса, а гусь лапчатый. Как это тебя так угораздило? Я по этому поводу ужасно грустный -- значит писем от тебя уже не дождешься! Ладно -- повезу с собой телеграммы -- они милые, но их мало.
   Завтра утром 8.40 выезжаю Сен-Назер (Бретань) и уже через 12 часов буду ночевать на пароходе. 21-го отплываю!
   Спасибо большое за Гиз и извини за хлопоты. В прошлую среду (как раз, когда я тебе послал прошлое письмо) меня обокрали, как тебе известно, до копейки (оставили 3 франка -- 30 коп.!). Вор снял номер против меня в Истрии, и когда я на двадцать секунд вышел по делам моего живота, он с необычайной талантливостью вытащил у меня все деньги и бумажники (с твоей карточкой, со всеми бумагами!) и скрылся из номера в неизвестном направлении. Все мои заявления не привели ни к чему, только по приметам сказали, что это очень известный по этим делам вор. Денег по молодости лет не чересчур жалко. Но мысль, что мое путешествие прекратится, и я опять дураком приеду на твое посмешище, меня совершенно бесила. Сейчас все устроилось с помощью твоей и Гиза.
   Я нарочно просил слать за ноябрь и декабрь, чтоб это на тебе сейчас не отразилось, а там приеду, отработаю.
   Лилек, шлю для "Прибоя" (он у тебя записан) листок с текстом. Передай его, пожалуйста.
   Об Эльзиной визе надо говорить только в Москве.
   Сегодня получил телеграмму от Левы, он как раз приезжает после моего отъезда через несколько часов.
   Как на Волге?
   Смешно, что я узнал об этом случайно от знакомых. Ведь это ж мне интересно, хотя бы только с той стороны, что ты значит здорова!
   Детик, это я уже дописываю утром и через десять минут мне ехать на вокзал. Целую тебя, солник. Целую Оську. Люблю вас ужасно и скучаю по вас.

Весь ваш мексиканский Щен.

  

83

Л. Ю. БРИК

  

[Пароход "Эспань", 22 июня 1925 г.]

  

Дорогой Линочек.

   Так как показалась Испания, пользуюсь случаем известить вас, что я ее благополучно сейчас огибаю и даже захожу в какой-то маленький портик,-- смотри на карте Santander.
   Мой "Эспань" -- пароходик ничего. Русских не обнаружено пока. Едут мужчины в подтяжках и с поясом сразу (оне испанцы) и какие-то женщины в огромных серьгах (оне испанки). Бегают две коротких собачки. Японские, но рыженькие, обе одинаковые.
   Целую тебя, родненький, и бегу изучать по-французски, как отправить письмо.
   Целую тебя и Оську.

Весь ваш Щен.

   22/VI--1925.

 []

  

84

Л. Ю. БРИК

  

[Пароход "Эспань", 3 июля 1925 г.]

  

Дорогой-дорогой, милый, милый, милый

и любимейший мой Лиленок!

   Получаешь ли ты мои (2) дорожные письма? Сейчас подходим к острову Кубе -- порт Гавана (которая сигары), будем стоять день-два. Пользуюсь случаем еще раз безнадежно сунуть в ящик письмо.
   Жара несносная!
   Сейчас как раз прем через Тропик.
   Самой Козероги (в честь которой назван этот тропик), впрочем, я пока еще не видел.
   Направо начинает выявляться первая настоящая земля Флорида (если не считать мелочь, вроде Азорских островов). Приходится писать стихи о Христофоре Колумбе, что очень трудно, так как, за неимением одесситов, трудно узнать, как уменьшительное от Христофор. А рифмовать Колумба (и без того трудного) наудачу на тропиках дело героическое.
   Нельзя сказать, чтоб на пароходе мне было очень весело. 12 дней воды это хорошо для рыб и для профессионалов открывателей, а для сухопутных это много. Разговаривать по-франц<узски> и по-испански я не выучился, но зато выработал выразительность лица, т. к. объясняюсь мимикой.
   Родненькая, телеграфируй мне обязательно твое здоровье и дела. Адреса нашего посольства я, к сожалению, не знаю. Справься в Наркоминделе. Кажется, телеграфный адрес: Мексика (город) Дельсовпра (делегация сов<етского> правит<ельства>).
   Много работаю.
   Соскучился по вас невыразимо.
   Целую 1000 раз тебя и 800 Оську.

Весь ваш

[Колумб]

Щен.

  

85

Л. Ю. БРИК

  

[Мехико, около 15 июля 1925 г.]

  

Дорогой, дорогой, миллион раз милый

и один раз и навсегда любимый Кисит.

   Я в Мексике уже неделю. Жил день в гостинице, а потом переехал в полпредство. Во-первых, это приятней, потому что и дом хороший, и от других полпредств отличается чрезвычайной малолюдностью. 4 человека (после отъезда Волынского с женой) -- вот и все служащие. Во-вторых, это удобно, так <как> по-испански я ни слова и все еще путаю: грасиас -- спасибо, и эскюзада -- что уже клозет. В-третьих, и деньгов нет, а здесь складчина по 2 песо (2 руб.) в день, что при мексиканской дороговизне -- сказочно.
   О Мексике:
   Во-первых, конечно, все это отличается от других заграниц главным образом всякой пальмой и кактусом, но это произрастает в надлежащем виде только на юге за Вера-Круц. Город же Мехико тяжел, неприятен, грязен и безмерно скучен.
   Я попал не в сезон (сезон -- зима), здесь полдня регулярно дожди, ночью холода и очень паршивый климат, т. к. это 2400 метров над уровнем моря, поэтому ужасно трудно (первые две недели, говорят) дышать и сердцебиения, что уже совсем плохо.
   Я б здесь не задержался более двух недель. Но, во-первых, я связался с линией "Трансатлантик" на пароход (а это при заказе обратного билета 20%! скидки), а во-вторых, бомбардирую телеграммами о визе Соединенные Штаты. Если же Соединенных Штатов не выйдет, выеду в Москву около 15 августа и около 15--20 сентября буду в Москве. Через несколько дней с секретарем посольства едем внутрь Мексики -- в тропические леса; плохо только, что там желтая лихорадка и придется, очевидно, ограничиться только поездом.
   Детик! Что ты делаешь и что ты думаешь делать? Бесконечно боюсь тебя не застать, а если ты поедешь в Италию, боюсь, что это у меня не выйдет из-за проклятой кражи!
   Когда ты получишь это письмо, меня уже в Мехико не будет, очевидно, т. к. я после поездки вглубь поеду прямо на пароход. Поэтому обязательно все, все мне напиши на Парижское полпредство к 1 сентября, чтоб я по приезде уже застал твое письмо. Только не пиши, что ты меня не любишь, пожалуйста. Ужасно скучаю, ничего про вас не зная. Как Оська? Как "Леф"? Как полное собрание?
   Детик, шлю стихи и беспокою тебя страшными просьбами:
   1) "Открытие Америки" дай "Лефу"
   2) "Испанию" дай "Огоньку"

шлю доверенности

   3) "Монашек" попробуй "Известиям" | или
   4) "Атлантический океан" -- "Прожектору" | наоборот
   5) Все вместе предложи Радио-Росте.
   С "Лефа", разумеется, денег не надо брать. С остальных по 1 р. строка, а с Радио-Росты (т. Галицкому) по 2--3 черв<онца> за стих. Эти деньги ужасно прошу тебя (рассчитываю, что будет 45--50 червонцев, если меньше, так меньше) перевесть Андрэ Эльзиному, у которого я занял перед отъездом, и ему надо заплатить к 1 сентября.
   Если денег всех не выручишь или вообще ничего не получишь, то, пожалуйста, своих не шли, а только телеграфируй, и я устроюсь каким-нибудь займом.
   Спасибо, детик, за телеграммки, они ужасно, ужасно хорошие и лежат на грудях в чудной свиной коже.
   Я сейчас не шлю тебе ничего, потому что, во-первых, затеряют, во-вторых, еще не осмотрелся, а в-третьих, хочу везть тебе сам.
   Дорогой мой и любимый Котик, целую тебя страшно, страшно. Весь твой со всеми четырьмя лапами

Щен.

  
   Целую Оську в усы.
   Целую Эльзку.
   Привет Елене Юльевне.
   Передай, пожалуйста, маленькое письмо маме моей.
  

86

А. А., О. В., Л. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Мехико, около 15 июля 1925 г.]

Дорогие мои мамочка, Оличка и Людочка!

   Целую вас всех страшно и поздравляю вас со всеми именинами и рождениями, какие за это время подвернутся, а также благодарю вас за поздравление.
   Числа 10--15--20 сентября надеюсь быть в Москве. Целую вас всех еще раз.
   Ваш мексиканский сын и брат

Вол.

  

87

Д. Д. БУРЛЮКУ

  

[Нью-Йорк, 23 октября 1925 г.]

  
   Додя,
   ты неисправим.
   Жду ровно в 5 для поездки в Филадельфию.

В. М.

  

88

Л. В., О. В. МАЯКОВСКИМ

  

[Париж, 9 ноября 1925 г.]

   Телеграфируйте немедленно подробно мамино здоровье. Попросите Бориса Кушнера помочь квартирой. Буду Москве недели через две. Целую мамочку, вас.

Володя.

  

89

Л. Ю. БРИК

  

[Баку, 20 февраля 1926 г.]

  

Дорогая и родная моя Кисица!

   (Это я сделал из Киса и Лисица.)
   Я живу сию минуту в Баку, где и видел (а также и по дороге) много интересного, о чем и спешу тебе написать.
   Во-первых, от Краснодара до самого Баку ехал с нами в поезде большой престарелый обезьян. Обезьян сидел в окне и все время жевал. Не дожевавши, часто останавливался и серьезно и долго смотрел на горы, удивленно, безнадежно и грустно, как Левин после проигрыша.
   А до этого в Краснодаре было много собачек, про которых я и пишу теперь стих.
   В Баку тоже не без зверев. Во-первых, под окном третьего дня пробежали вместе одиннадцать (точно) мирблюдов, бежали прямо на трамвай. Впереди, подняв руки, задом прыгал человек в черкеске, орал им и что-то доказывал -- чтоб повернули.
   _Е_два-_е_два отговорил.
   А также наискосок ежедневно становится в девять часов хороший ослик с фруктами. Что же касается Регины Федоровны, то ее уже не было, она уехала в Москву.
   Я живу весело: чуть что -- читаю "Левый марш" и безошибочно отвечаю на вопросы, что такое футуризм и где теперь Давид Бурлюк.
   Счастливый Ося, и он живет полной, красивой жизнью: я читал про его выступление в Доме союзов, а также дышащую гневом статью о киноплакате в "Советском экране".
   Целуй его очень. В телеграммах я его нецелую, потому что телеграммы срочные, могут прийти ночью, а я не хочу его беспокоить ночью по пустякам.
   Во вторник или среду утром еду Тифлис и, отчитав, поскорее в Москву. Надоело -- масса бестолковщины. Устроители -- молодые. Между чтениями огромные интервалы, и ни одна лекция не согласована с удобными Поездами. Поэтому, вместо международных, езжу, положив под голову шаблонное, с клещами звезд огромное ухо. Уже и без клещей было б удобнее, но вычесывать клещи лень, тем более из 20 000 экземпляров.
   Здесь весна. На улицах продают мимозы. Можно ходить без пальто, но тогда очень холодно. Налево от меня какая-то уличка, на ней парикмахерская "Аэлита", тут же все по-тюркски, но выглядит страшно иностранно, т. к. теперь латинский алфавит: аптека и сейчас же по-ихнему -- "Aptiq", а вместо воскресенья вообще пятница. Направо от меня Каспийское море, в которое ежедневно впадает Волга, а выпадать ей неоткуда, т. к. это море -- озеро и положенье его безвыходное.
   Дорогой Солник, очень тебя жалею, что тебе одной возиться с квартирой, и завидую, потому что с этим повозиться интересно.
   Я по тебе, родненький, очень соскучился. Каждому надо, чтоб у него был человек, а у меня такой человек ты. Правда.
   Целую тебя обеими губами, причем каждой из них бесконечное количество раз.

Весь твой Счен 1-ый (Азербайджанский).

   20/II-26 г.
  

90

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 15 марта 1926 г.]

  

В лит. сектор Гиза

Маяковского

   Заявление
   Прошу отсрочить мне сдачу материала согласно договорам:
   1) Драма до 30-го марта
   2) Роман до 15-го июля.

Вл. Маяковский.

   15/III-26 г. Москва
  

91

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 12 апреля 1926 г.]

  

В литературно-художест<венный> отдел Гиза

В. Маяковского

  

Заявление

   Прошу отсрочить сдачу 4-го тома полного собрания сочинений до 28 апреля 26 г.

В. Маяковский.

   12/IV--26 г.
  

92

В ТЕАТР ИМ. ВС. МЕЙЕРХОЛЬДА

  

[Москва, первая половина апреля 1926 г.]

   О читке Мистерии.
   Лучше всего было бы или
   1) Рай или
   2) Начало 2-го действия (свержения правительств). Текст в книге "13 лет работы", II-й том ("Мистерия-буфф", 2-й вариант).

В. Маяковский.

  

93

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 30 мая 1926 г.]

  

В Литературно-художественный отдел

Государственного издательства

  

Заявление

  
   Прошу при окончательном обсуждении вопроса об издании моего Собрания сочинений принять во внимание следующее:
   I. Необходимо собрание сочинений дополнить пятым томом, так как после подписания договора (продленного по просьбе отдела) прошло более года и за это время мною написаны вещи, наиболее характерные для меня и новизной и современностью наиболее интересные читателю. В V-ый том должны войти:
   1) Стихи об Америке и Мексике (5 листов).
   2) Американский очерк, проза (4 листа).
   3) Как делать стихи? (2 листа).
   4) Стихи и поэмы: "Сергею Есенину" |
   "Разговор с фининспектором о поэзии" |
   "Сифилис" } 6 листов
   "Взяточник" |
   "В порядок дня" |
   "Детская" и др. |
   Всего -- 17 листов.
   II. Пользуясь пунктом договора о перепечатке, считал бы нужным предложить выпустить универсалкой поэму "Ленин", "Сатирические стихи" и "Об обрядах" для крестьянской библиотеки. Это необходимо сделать потому, что мой основной читатель -- вузовец, рабфаковец, не могущий тратить денег на дорогую книгу. Опыт дешевого издания "Огонька" показал всю целесообразность такого дела: даже старое "Облако в штанах" разошлось за несколько месяцев без остатка в количестве 16 000 экземпляров.
   III. Необходимо дать если не все издание, то хотя бы два-три тома к началу осени. Как и всегда, я предприму осенью ряд поездок с лекциями по провинции и буду лично продвигать эти книги. Как показал мой опыт, описанный в статье "Красной нови", этот способ пропаганды книги вначале оправдывает себя и идейно и коммерчески. Книга непосредственно связывается с потребителем, берется людьми, непосредственно заинтересованными в поэзии, и в дальнейшем повышается магазинный спрос.
   IV. Способ продажи книг по лекциям и писательским выступлениям необходимо в дальнейшем расширить и планомерно организовать от имени Гиза. Считал бы очень целесообразным устраивать в Москве и Ленинграде ежегодные "Поэтические олимпиады" по литературным группам, приуроченные к выходу новых книг.

Владимир Маяковский.

   30/V--26 г.
  

94

В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ "МАЯК КОММУНЫ"

  

[Севастополь, 6--7 июля 1926 г.]

Уважаемый тов<арищ> редактор!

   Не откажите в любезности напечатать следующее: Приношу большое извинение всем собравшимся 6 июля на мою несостоявшуюся лекцию.
   Причина срыва лекции -- неумелость организаторов и их нежелание не только выполнять заключенный договор, но даже входить в какое-нибудь обсуждение по этому поводу.

С приветом Вл. Маяковский.

  

95

Л. Ю. БРИК

  

[Симферополь, 8 июля 1926 г.]

  

Дорогой-дорогой, родной, любимый и милый Кис.

   Как ни странно, а я пишу из Симферополя.
   Сегодня еду в Евпаторию, а через день обратно в Ялту (где и буду ждать ваших телеграммков и письмов).
   Одесские деньги поизносились вконец и приходится ездить с чтениями на заработки.
   К сожалению, и это почти ничего не дает. Например, в Севастополе не только отказались платить по договору (организаторы, утверждающие, что они мопровцы), а еще и сорвали лекцию, отменили и крыли меня публично разными, по-моему, нехорошими словами. Пришлось целый день потратить на эту бузу, собирать заседание секретариата райкома, и секретарь райкома отчитывал влоск зарвавшегося держиморду. Моральное удовлетворение полное, а карман пустой. Да еще вместо стихов приходится писать одни письма в редакции.
   Я пока еще не загорел, а с носа уже третья шкура слазит, и я его ношу, как пунцовый флаг. Надо думать, что я некрасивый.
   Самое для меня неприятное то, что ты сидишь, должно быть, без единого грошика, все к тебе пристают, а Осику не на что ехать на Волгу. Если так пойдет дальше, через недельку-другую вернусь в Москву.
   Мне без вас, милые мои и родные, совсем невозможно и скучно. У меня и здесь вообще никаких новостей -- на Чатырдаге и на Ай-Петри не случается ничего, кроме красивых восходов, а про это даже в газетах писать перестали.
   Если вы не напишете все, все, все про себя, я сейчас же начну вымирать со скуки.
   Целую все, все лапки и головки тебе и Оську в лысину. Любите меня, пожалуйста, и не забывайте, а я весь ваш

Счен.

   8/II--26 г.

 []

  

96

А. А. МАЯКОВСКОЙ

  

[Евпатория, 15 июля 1926 г.]

  

Дорогая моя милая и родная мамочка.

   Видите, какой у Вас хороший сын: всем вообще не пишет, некоторым пишет, но на маленьких листочках, а Вам на большом и во весь разворот. Меня очень беспокоит, что Вы летом без дачи и без отдыха.
   В Одессе я заходил к Мише Киселеву. Он просил Вам передать, что рад был бы видеть Вас и Олю и Люду в Одессе.
   Как Вы смотрите на это дело? Не поехать ли Вам недели на две? В свою очередь у Миши будет отпуск к августу--сентябрю, и я его звал в Москву.
   Я живу обыкновенно. Немного работаю -- читаю лекции, пишу, а в промежутках стараюсь здороветь, загорать и полнеть, на радость моей милой и любимой мамочке.
   Надеюсь недели через две, через три быть в Москве, а то без меня дела, должно быть, никак не двигаются.
   Дорогая мамочка, черкните мне --
   Ялта, гостиница "Россия".
   Целую очень Людочку и Оличку и поздравляю Оличку со всеми праздниками, которые приходятся на именинный и рожденный июль месяц.
   Целую Вас крепко, дорогая мамочка.

Любящий Вас Ваш Володя.

   15/VII-26 г.
  

97

Л. Ю. БРИК

  

[Евпатория, 15 июля 1926 г.]

  

Милый и родной Детик.

   Я живу совсем как потерпевший кораблекрушение Робинзон: спасаюсь на обломке (червонца), кругом необитаемая (тобой и Оськой) Евпатория, а пятница уже одна была и завтра будет другая.
   Главное же сходство в том, что ты ни мне, ни Робинзону ни слова не пишешь и не написала.
   Правда, есть одна ответная телеграмма, но я ее даже не считаю, так как она без подписи, я так про нее себе и говорю: может, от Кисы, а может, от Драпкина. Возможно, что я виноват сам, и в Ялте лежит целая охапка писем и телеграмм. Но и то я не виноват, так как застрял тут на целую неделю, потому что у меня был страшенный грипп. Я только сегодня встал, и завтра во что бы то ни стало уеду в Ялту из этого грязного места.
   Три лекции, с таким трудом налаженные опять в Севастополе и Евпатории, пришлось отменить.
   Веселенькая историйка! Ну да бис (по-украински -- черт, а не то, что бис -- "браво") с ней.
   Кисит, если ты еще не написала -- напиши в Ялту. Не будь свиньей, тем более, что из такой маленькой кисы хорошей большой свиньи все равно не выйдет.
   Как дело с Оськиным отдыхом?
   Ехал бы он в Ялту.
   Я получил за чтение перед санаторными больными комнату и стол в Ялте на две недели, Оське можно было бы устроить то же самое.
   Ослепительно было бы, конечно, увидеть Кису на ялтинском балкончике!.. Но обломок червонца крошится, а других обломков нет и неизвестно.
   По моим наблюдениям я стал ужасно пролетарский поэт: и денег нет, и стихов не пишу.
   Родненький Лисик, ответь, пожалуйста, сразу.
   Ты, должно быть, не представляешь себе, как я тоскую без ваших строк. Целую и обнимаю тебя, родненькая, и люблю.
   Весь твой

Счен.

   Ужасно целую Осика.
   15/VII--26 г.
  

98

В. А. КАТАНЯНУ

  

[Ялта, 3 августа 1926 г.]

   Прошу задержать выпуск Разговора фининспектором. Необходимо сначала напечатать Москве. Телеграфируйте Ялта, гостиница Россия. Большой привет.

Маяковский.

  

99

В МОСФИНОТДЕЛ

  

[Москва, 26 августа 1926 г.]

  

В Мосфинотдел

Фининспектору 17-го участка

Вл. Маяковского

  

Заявление

   Мною получено извещение за No 273 об уплате налога за второе полугодие 1925/26 г. на сумму 2335 р. 75 к.
   Сумма эта для меня чудовищна и платить ее я совершенно не в состоянии, что известно и фининспектору, бывшему у меня и производившему осмотр моего "имущества".
   Прошу пересмотреть вопрос о моем обложении, приняв в соображение следующее:
   I) Неподача мною декларации объяснена отнюдь не уклонением от сообщения о своих заработках, а только тем, что в сложном поэтическом производстве почти невозможно точно учесть производственные расходы и способ их определения. Для этой только начатой работы нужны целые научные труды.
   Ввиду этого я вместо подачи декларации регулярно бывал лично у фининспектора и указывал и на свои доходы, и на проценты моих расходов к общей сумме заработка. Я был убежден, что подобное объяснение вполне заменяет декларацию, тем более что оно было обстоятельней и подробней, чем простой перечень декларации. Кроме того, находясь в постоянных разъездах, я просто пропустил срок подачи таковой. Из последних 6-ти месяцев 4 1/2 месяца я был в разъездах.
   II) Не приняты в соображение мои расходы. В главном они таковы:
   1) Расходы по поездкам. Все годы я езжу, и эта езда является источником моей работы. (Мои последние книги: "Париж", "Мое открытие Америки", "Гавана, Ат. океан", а также журнальные статьи и стихи: "Германия", "Нордерней", "Флаг", "Гавана", "Индейцы" и т. д. и т. д.-- исключительно результат путешествий.)
   Беру цену двух рейсов: самого дорогого из сделанных мною и самого дешевого.
   Американское путешествие (только расходы по передвижению):
   Москва -- Сен-Назер.......100 доллар.
   Сен-Назер -- Вера-Круп.......250 "
   Мехико -- Нью-Йорк. .......150 "
   Нью-Йорк -- Чикаго........100 "
   Чикаго--Нью-Йорк........100 "
   Нью-Йорк -- Гавр.........200 "
   Гавр --Москва..........100 "
   1000 доллар. 2000 руб. 180 руб. в месяц
   Путешествие Германия и Франция:
   Москва -- Кенигсберг....... 100 доллар.
   Кенигсберг -- Берлин....... 10 "
   Берлин -- Париж.......... 35 "
   Париж -- Берлин.......... 35 "
   Берлин -- Кенигсберг........ 10 "
   Кенигсберг -- Москва........ 100 "
   240 доллар. 480 руб. 40 руб. в м-ц
   Итого считаю средний расход в месяц по путешествиям, считая исключительно билеты -- 110 руб.-- за 6 мес.-- 660 руб.
   2) Поездки по городу, ввиду того, что я жил в Сокольниках, а теперь за Таганской площадью при полном отсутствии казенных средств сообщения и необходимости ежедневных разъездов и позднего возвращения с лекций и заседаний, типографии, ночной редакции -- 5 руб. в день -- 150 руб. в месяц, за полгода -- 900 руб.
   3) Работа машинистки 50 печатных стр<ок> 100 стр<аниц> на машинке. При 5-ти копиях (текста + книга + полн. собр. соч. + архив, лекции) по 50 к. страница -- 50 руб. в месяц -- 300 руб.
   4) Материалы для письма. 1 стопа линованной бумаги, 1 стопа простой, тетради черновиков, чернила, карандаши, машинные ленты, папки для работ и т. д.-- 30 руб. в месяц -- 180 руб.
   5) Материалы для живописи, рисования и черчения (в мои доходы входит заработок и по иллюстрациям), краски, цветная тушь, кисти, ватманская бумага, рейсшины, доски, готовальня и т. д.-- 50 руб. в месяц -- 300 руб.
   6) Мастерская для работы (для заседаний, для работ по рисованию, для архива и т. д.). Я имею, согласно просьбе Наркомпроса и разрешен<ия> ВСНХ, специальное помещение (20 р. помещ<ение>, 4 р. электрич<еское> освещ<ение>, 1 р. вода, уборка 5 р.) -- 30 руб. в месяц -- 180 руб.
   7) Книги, журналы и газеты для работы, библиотеки, для рассылки заграницу и по СССР в целях пропаганды нашего искусства, переплетные и библиотечные расходы -- 80 р. в месяц -- 480 руб.
   8) Секретарские расходы: рассылка материалов, архивная работа, фотографии журналам, бюро вырезок и т. п.-- 40 руб. в месяц -- 240 руб.
   9) Оборудование -- расходы на мебель, пишущ<ую> машинку, полки и т. д.-- 30 руб. в месяц -- 180 руб.
   10) Телефон в мастерской и дома, особенно необходимый в газетном деле -- 90 руб.
   11) Лечение (амортизация) 1--1 1/2 месяца в году санаторий по 20 <120?> р. в месяц и мелкие расходы по лечению -- 200 руб.
   12) Расходы на прозодежду при рисовальной и литографской работе, полугодие -- 120 руб.
   13) Расходы на "представительство". Будучи одним из создателей целого направления в искусстве, являющегося наиболее активной половиной искусства СССР, я обязан вступать в различные взаимоотношения с деятелями искусства разных стран, принимать их у себя, а также вести работу по организации и сплочению молодых литерат<урных> сил. Эта работа требует хозяйственных расходов, по стенографии, одежде для выступлений и т. п., считаю, в среднем 60 руб. в месяц -- 480 руб.
   14) Специальные расходы этого года. С полного собрания сочинений на оплату редактирования и вступит, статьи -- 1000 р.
   15) Библиография полного собрания сочинений -- 200 р.
   16) На закупку материалов для журнала "Леф" -- 900 р.
   17) Взнос в профсоюз -- 120 р.
   6350 р.
   Общая сумма -- 9935
   Расходы -- 6530
   3405 руб.
  
   Таким образом мой чистый заработок равняется 3405 р., но и он является преувеличенным, так как в тек<ущем> году мною было продано в Гиз полное собрание сочинений, факт, бывающий с писателем один раз за всю жизнь. Кроме того, из этой суммы я даю ежемесячно матери, находящейся на моем иждивении, 150 р. (с матерью две сестры, хотя и работающие, но нуждающиеся в ежегодном обязательном курортном лечении -- суставной ревматизм и последствия сотрясения мозга). Эту сумму в 900 руб. за полгода надо обязательно вычесть из моего заработка, и я должен облагаться только с суммы в 2505 р. С этой суммы вносить 2333 р. 75 коп. налогу я, разумеется, никак не могу.
   По роду моей работы, которую я никак не могу превращать в канцелярскую, я, конечно, не веду никаких точных бухгалтерских заметок о приходах -- расходах, но все мои расходы без труда могут быть проверены фининспектором и подтверждены профсоюзом в части производственных расходов, как и доходы, так как я работаю исключительно в госизданиях и учреждениях. К этому надо добавить, что, несмотря на то, что моя работа -- работа общественная, часто выполняемая по прямым заданиям тех или иных госучреждений и органов (Наркомпрос, Комитет Парижской выставки и т. д.), я не пользуюсь ни единой бесплатной услугой государства и не трачу ни одной казенной копейки. Например, мне самому пришлось оборудовать и ремонтировать разрушенную квартиру. Кроме того, находясь в заграничных поездках, я не использую их в целях наживы от выступлений и лекций, а выступаю только по предложению наших полпредств или иностранных рабочих и партийных организаций -- или бесплатно или по расценкам, едва покрывающим организационные расходы.
   Поэтому не приходится удивляться, что в настоящее время, когда я должен платить 1 часть налога, баланс таков: 25 руб. наличных денег и 1950 руб. долгу, не считая налога, для покрытия которого Гизу выдан исполнительный лист.
   Я могу платить в полугодие не более 300--350 руб. налога и то, если он мне будет рассрочен, как трудящемуся.
   Настоящее мое заявление надо считать постоянным, так как в продолжение нескольких лет заработок не изменяется (3000 руб. в это полугодие излишка, полученного за полное собрание сочинений, считать не приходится, так как это случайность и эти деньги ушли полностью на расходы, указанные в моем заявлении, и на покрытие происшедшей кражи, следствием чего и явился мой долг в 1950 руб.). Заработок этот равняется 6000 руб. при 50--55% организационных и производственных расходов.
   Прошу принять в соображение это заявление и при дальнейших обложениях меня налогом.
   Это заявление не является случайным, а продумано мной и выведено из всей моей поэтической и теоретической работы, в подтверждение чего ссылаюсь на мои работы: 1) "Как писать стихи", "Красная новь", 2) "В мастерской стиха", "Новый мир", 7--8, и 3) "Разговор с фининспектором о поэзии". Поэма.
   Прошу принять во внимание указанное мной в заявлении и снизить обложение до норм, просимых и доказываемых мною.
   Всякое иное решение в корне подорвет мою работу.

Владимир Маяковский.

   26/VIII--1926 г.
   Москва, Лубянский пр., 3/12, и Гендриков пер., 15/5.
  

100

В МОСФИНОТДЕЛ

  

[Москва, 3 сентября 1926 г.]

В Мосфинотдел

Фининспектору 17-го участка

  

В дополнение

к поданной мною объяснительной записке сообщаю:

   Сумма в 900 руб. на покупку материала для "Лефа" я считаю производственным расходом, так как, во-первых: работа сегодняшнего литератора (и моя как представителя целой литературной группы, не имевшей последние годы самостоятельного печатного органа) не является индивидуальной работой, а связана с достижениями, изобретениями и обработкой вопросов со всеми товарищами по литературной группе. Ввиду этого приобретение не напечатанных еще материалов и для моего производства лично является моментом, квалифицирующим и подымающим в будущем мою собственную продукцию. Во-вторых, наши журналы не являются коммерческим предприятием, а служат только выявлению нашей литературной линии, правильность и пропаганда которой является одновременно и литературным укреплением каждого члена литературного объединения и меня в частности. Поэтому покупка мной материалов, не носящая, конечно, ни малейшего "меценатского" оттенка, является моим личным производственным расходом.

Вл. Маяковский.

  

101

ЧЛЕНУ ПРАВЛЕНИЯ ВУФКУ Б. Я. ЛИВШИЦУ

  

[Москва, 29 сентября 1926 г.]

Уважаемый товарищ Лифшиц.

   В ответ на ваши два письма я вам послал две телеграммы, так что сущность вам уже известна, остаются только краткие мотивировки.
   1) С прискорбием узнал об отсрочке платежей до 6--7 октября и на первый раз примирился со своей грустной авторской участью, в полной уверенности, что получу следуемое (900--750) точно в назначенный вами срок.
   2) Сценарии отправляю только корректированными, так как при самой большой щепетильности не мог найти ничего требующего изменений. Изменения буду производить только в результате обсуждения сценариев с режиссером-постановщиком, а окончательную редакцию надписей дам только при монтаже фильмы. Таковую работу должен производить каждый сценарист над каждым сценарием, вне зависимости от предварительных литературных качеств сценария. Как вы помните, об этом я и говорил при заказе и при сдаче сценариев и даже просил внесения в договор пункта об оплате мне дороги до места постановки с целью "вмешательства в производство". Именно такое отношение я считаю добросовестностью сценариста, об этом я и упоминал в своей совершенно правильной и лестной для ВУФКУ заметке; и именно с таким отношением я подхожу к своей весьма интересующей меня работе в ВУФКУ.
   Для меня ясно, что вы в момент написания письма не читали сами моей заметки. Она не может иметь двух толкований. Фантастическая ее передача, очевидно, результат "конкурирующих сценаристов", завсегдатаев редакционных корзин. Так же приятно мне было впервые от вас узнать о моем поступлении к Роому и другие феерические вещи. Думаю, что к этому вопросу нам более возвращаться не придется.
   Считаю нужным еще раз повторить, что результат постановок моих сценариев решающе зависит от способности режиссера, так как европейский тип моих сценариев (монтаж кадров, а не фабульное развитие) у нас нов.
   3. Буду в Харькове скорее всего 11 октября (очевидно, придется читать лекцию). 14-го же буду обязательно и привезу заказанные мне сценарии.
   Крайне изумляет меня ваше упоминание о какой-то моей особой "хватке". Ни размером гонорара, ни сроками оплаты я, насколько мне известно, не выделяюсь из остальных сценаристов, что при моей бесспорной литературной квалификации кажется мне подкупающей юношеской наивностью.
   Единственное, что у меня есть,-- это девственная вера в нерушимость договоров и в необходимость их точного выполнения, что вы, должно быть, уже оценили, видя меня в назначенную минуту вежливо входящим со сценариями в руках.
   Отнесите чересчур идиллическое описание моей фигуры за счет перегибания вами моей характеристики в другую сторону.
   4. Сценарий к десятилетию Октября я возьмусь делать с удовольствием. Основное ваше положение, что хорошо бы наперекор пафосным сценариям сделать веселый,-- приветствую. Тему, предложенную вами, не считаю удобовыполнимой. Мне кажется, нельзя провести на целый сценарий реализованную метафору "ребенок -- СССР". Даже в литературном произведении такая длительная возня с метафорой не убеждает.
   Со своей стороны предлагаем историйку двух обывательских братцев (возможно -- сестра), одновременно бегущих от красных пушек,-- один очутился за границей, другой, повиснув на собственных штанах, перелазя забор, волей-неволей сидит в СССР. В дальнейшем развивается история братцев: заграничному до полкартины становится все лучше, нашему -- все хуже. Другая половина "наоборот". Картина талантливо развивается, пока заграничный брат не подает прошения о возврате оставшемуся братцу.
   На этой канве можно прекрасно, бытово разыграть всю историю наших побед и завоеваний, подведя к апофеозному десятилетию.
   Мне необходимо получить ответ на это предложение возможно скорее, так как тов. Брик, совместно с которым я буду писать этот сценарий, через три недели -- месяц уезжает.
   Если вы согласны с моим предложением, прошу написать мне с приложением договора (очевидно, на общих принятых вами условиях).
   Жду от вас письма и буду рад увидеть лично.
   С приветом.
   Москва, 29/IX--26 г.
  

102

В ГУБЕРНСКУЮ НАЛОГОВУЮ КОМИССИЮ

  

[Москва, 30 октября 1926 г.]

  

В губернскую налоговую комиссию

  

Заявление

В. Маяковского

  
   Ввиду того, что районная комиссия Центрального района в заседании своем 30 октября не приняла в соображение всех расходов, указанных мной, прошу пересмотреть мое дело и снизить налог и штраф до минимальных размеров, принимая в соображение все особенности поэтической работы.

Вл. Маяковский.

   30/X--26 г.
  

103

Л. Ю. БРИК

  

[Краснодар, 29 ноября 1926 г.]

  

Дорогой-дорогой, милый,

родной и любимый кисячий детик лис1.

   Я дико скучаю по тебе и ужасно скучаю по вас всех (по "вам всем"?)2.
   Езжу как бешеный.
   Уже читал: Воронеже, Ростове, Таганроге, опять Ростове, Новочеркасске и опять два раза в Ростове; сейчас сижу Краснодаре, вечером буду уже не читать, а хрипеть -- умоляю устроителей, чтоб они меня не возили в Новороссийск, а устроители меня умоляют, чтоб я ехал еще и в Ставрополь.
   Читать трудновато. Читаю каждый день, например, в субботу читал в Новочеркасске от 8 1/2 вечера до 12 3/4 ночи; просили выступить еще в 8 часов утра в университете, а в 10 -- в кавалерийском полку, но пришлось отказаться, так как в 10 часов поехал в Ростов и читал с 1 1/2 в РАППе до 4.50, а в 5.30 уже в Ленинских мастерских, и отказаться нельзя никак: для рабочих и бесплатно!
   Ростов -- тоже не роза!
   Местный хроникер сказал мне, гуляя по улице:
   "Говорят -- гений и зло несовместимы, а у нас в Ростове они слились вместе". В переводе это значит, что у них несколько месяцев назад прорвались и соединились в одно канализационные и водопроводные трубы! Сейчас сырой воды не пьют, а кипяченую советуют пить не позже, чем через 4 часа после кипения, а то говорят, что какие-то "осадки".
   Можешь себе представить, что я делал в Ростове!
   Я и пил нарзан, и мылся нарзаном, и чистился -- еще и сейчас весь шиплю.
   Чаев и супов не трогал целых три дня.
   Такова интеллектуальная жизнь.
   С духовной и романтической стороной тоже не важно.
   Единственный романтический случай и тот довольно странный. После лекции в Новочеркасске меня пригласил к себе в кабинет местный профессор химии и усердно поил меня собственным вином собственных лоз из мензурок и пробирок и попутно читал свои 63-летние стихи. Так как вино было замечательное, а закуски никакой, кроме разных "марганцев да ангидридов", то пришлось очень быстро повеселеть и целоваться с влюбленным в поэзию химиком.
   Колбочки очень тоненькие и если их просто ставить на стол, то они, оказывается, разбиваются; я это быстро понял и взялся за свой плоский стакан, но увидел только чехол, а сам стакан сперли студенты на память, так что университету никакого убытка, но зато я еще больше боюсь Ростова и совсем обезоруженный.
   Придется кипятить нарзан и мыть им посуду, а как узнать -- кипит ли нарзан или нет, раз он всегда и шипит и пускает пузырики?!
   Опасно жить, как говорит писательница Эльза Триоле.
   Вот и все события. Получила ли ты деньгов? Я их послал почтой, чтоб тебе принесли прямо в кровать.
   Не знаю пока, поеду ли в Киев, очень надо и очень не хочется.
   Если не поеду, буду в воскресенье-понедельник Москве, если поеду -- вторник-среду.
   Не забывай меня, мой родненький, я тебя ужасно люблю и я твой ужасно

Счен.  []

   Целуй Оську.
   Краснодар, 29/XI--26 г.
  
   Осик, смотри за Лефом, целую тебя.

Твой зам Вол.

  
   1 Так назыв<аемое> солнышко. (Прим. В. В. Маяковского.)
   2 Попроси Осю прокорректировать. (Прим. В. В. Маяковского.)
  

104

ДОВЕРЕННОСТЬ Э. Р. КОРИНЕЦ

  

[Москва, 14 апреля 1927 г.]

  

Доверяю

   перевод моей книги "Мое открытие Америки" тов. Элли Ричардовне Коринец, а также и переговоры с издательствами относительно ее издания на немецком языке.

Маяковский,

член лит. секции ВОКСа.

   14/IV--27 г.
  

105

ВАЦЛАВУ ПЕТРУ

  

[Прага, 25 апреля 1927 г.]

  

Pan Václav Petr, nakladatel, Praha 11, Lützowova, 27.

   Udilím Vám autorská práva pro ?eskê vydání svê knihy "M?j objev Ameriky".
   Za tato práva zaplátite m? K?. 1700.-- jeden-tisfcsedmset korun ?s.
   Potvrzuji Vám timto zárove? p?íjem К? 1700.-- jedentisícsedmset.

V. Majakovski.

  
   V Praze dne 25 dubna 1527.
  

Господину Вацлаву Петру, издателю, Прага 11, <ул.> Лютцова, 27.

   Предоставляю Вам авторские права на чешское издание моей книги "Мое открытие Америки".
   За эти права Вы уплачиваете мне 1700 ч. к.-- одну тысячу семьсот чехословацких крон.
   Вместе с тем подтверждаю получение от Вас 1700 ч. к.-- одной тысячи семисот чехословацких крон.

В. Маяковский.

   В Праге 25 дня апреля 1927 г.
  

106

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 7 мая 1927 г.]

  

Мой изумительный, дорогой и любимый Лилик.

   Как только я ввалился в "Истрию", сейчас же принесли твое письмо -- даже не успел снять шляпу. Я дико обрадовался и уже дальнейшую жизнь вел сообразно твоим начертаниям -- заботился об Эльзе, думал о машине и т. д. и т. д.
   Жизнь моя совсем противная и надоедная невероятно. Я все делаю, чтоб максимально сократить сроки пребывания в этих хреновых заграницах.
   Сегодня у меня большой вечер в Париже. Зайдет Флаксерман (он здесь по разным авто-аэроделам). Пообедаем и пойдем читать. Девятого еду Берлин (на восьмое не было билетов), десятого читаю в Берлине и оттуда в Москву через Варшаву (пока не дают визы -- только транзитную).
   В Праге отмахал всю руку, столько понадписывал своих книг. Автографы -- чехословацкая мания, вроде сбора марок. Чехи встречали замечательно, был большущий вечер, рассчитанный на тысячу человек,-- продали все билеты и потом стали продавать билетные корешки, продали половину их, а потом просто люди уходили за нехваткой места.
  

107

ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 26 июня 1927 г.]

  

Доверенность

   Настоящим доверяю гр. Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих лекций в городах Симферополе, Евпатории, Севастополе, Ялте, Новороссийске, Тифлисе, Баку, Батум, Кутаис.
   Действительна сроком на три месяца.

Вл. Маяковский.

   26/VI-27 г.
  

108

П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 18 июля 1927 г.]

   Считаю бессмысленным устройство лекций Харькове летом. Предпочитаю лекции Луганске осенью. Сообщите дни лекций Крыму. Прошу отменить, перенеся <на> осень лекции Харькове, Луганске. Если отменить невозможно, телеграфируйте, срочно выеду.

Маяковский.

  

109

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 22 июля 1927 г.]

  

В лит. худ. отдел Гиза

   Ввиду необходимости частичной переработки третьей части поэмы "Октябрь" прошу разрешить мне представить последнюю часть к 7 августа с. г.

Вл. Маяковский.

  

110

П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 24 июля 1927 г.]

  
   Могу начать двадцать пятого июля до начала сентября. Телеграфируйте подробно заранее.

Маяковский.

  

111

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 5 августа 1927 г.]

  

В литературно-художественный отдел Гиза

тов. Бескину.

  

Товарищ Осип Мартынович.

   Шлю окончание поэмы. Просмотрев работу в общем, пока оставил отдельные места во имя целого. Печатайте. Разумеется, буду работать над поэмой и дальше. Если будет нужно, внесу возможные дополнения и изменения в корректуре. Прошу сдать эту самую корректуру О. М. Брику.
   Большой привет.
  
   5 августа 1927.
  
   Приложение -- 14 страниц.
  

112

Л. Ю. БРИК

  

[Ялта, 10 августа 1927 г.]

  

Дорогой, родной, любимый Личик!

   Как ты? Как Осик? Как уважаемые сукины дети наши бульдоги?
   Я живу в Ялте, вернее, это так называется, потому что езжу читать во все имеющиеся стороны.
   Читал 2 раза Луганске, раз Сталино, Симферополь, Севастополь, Алушта и прочее.
   Живу в Ялте с Горожаниным, с ним же в большинстве случаев разъездываю. Впрочем, в Алушту ездил с Луэллой, которая поехала к какой-то Вале Шахор, которую она считала за Шахер, и при первой встрече пискливо орала на всю курзальную столовую: <...> Я стыдливо тупил глазки.
   15-го читаю в Ялте, потом 19 и 21 Евпатории и Симферополе, и думаю от 1-го до 10-го Кавказ, с вершин коего в Москву.
   Детик, у меня к тебе много просьб:
   1) Получи в "Молодой гвардии" сорок червонцев (надо получить не позднее пятнадцатого, иначе их вышлют мне в Крым) и эти червонцы возьми себе. (Доверенность прилагаю.)
   2) Узнай, получила ли "Мол<одая> гвардия" мою вторую часть поэмы.
   3) Узнай, пожалуйста, у Бескина, прошел ли через ред. план мой шестой том собрания сочинений.
   4) Как в Гизе с изданием моей Октябрьской поэмы? Корректуру этой поэмы очень прошу Осю выверить с особой тщательностью.
   5) Как дела вообще с квартирами, ремонтами, дачами и прочим?
   6) Попроси Осика сверить гизовский экземпляр поэмы с отрывком, посланным для "Лефа", и ввести соответствующие изменения в гизовский экземпляр. Вот и все.
   Много?
   Будь добра, родненькая, ответь мне на все подробным письмом на Ялту.
   Целую тебя и скучаю.

Весь твой Счен.

   10/VIII-27 г.
  

113

Н. В. СМОЛИЧУ

  

[Ялта, 22--23 августа 1927 г.]

  
   Прошу приехать Ялту. Буду до тридцатого. Привет.

Маяковский.

  

114

Л. Ю. БРИК

  

[Ялта, 26 августа 1927 г]

  
   Сообщите Госиздату название Октябрьской поэмы Хорошо. Подзаголовок Октябрьская поэма. Частей не делать. Дать отдельным стихам порядковую арабскую нумерацию. Переставь последним предпоследнее стихотворение. Третьего еду лекции Кисловодск. Около пятнадцатого радостный буду Москве. Целую мою единственную кисячью осячью семью.

Весь ваш Счен.

  

115

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Ялта, 28 августа 1927 г.]

В литературно-художественный отдел Госиздата

  

Товарищи!

   Сообщаю вам окончательные изменения в моей Октябрьской поэме и прошу их внести в корректуру.
   1) Обложка;
  

МАЯКОВСКИЙ

Хорошо!

  
   (Прошу давать это название в дальнейших газетных объявлениях).
   2) Титульный лист:
  

Хорошо!

(Октябрьская поэма).

  
   3) Поэму на части не делить, отдельным стихам дать порядковые арабские цифры от 1 до 23.
   4. Двадцать третье стихотворение (последнее):
  
   "Я
   земной шар..."
  
   Двадцать второе:
  
   "На девять
   сюда
   октябрей и маев..."
  
   5. Изменить в стихе первом вместо:
  
   Эпос --
   времена и люди,
   дни и солнце --
   эпос
   эпоса не видеть --
   слепо.
   Я
   ни эпосов не делаю,
   ни эпопей.
  
   Исправить:
  
   Время
   вещь
   необычайно длинная --
   были времена --
   прошли былинные.
   Ни былин,
   ни эпосов,
   ни эпопей.
  
   Все.
   Прошу еще раз корректуру сдать тов. О. М. Брику.

Вл. Маяковский.

  
   28/VIII--27 г., Ялта.
  

116

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 27 сентября 1927 г]

  

В литературно-художественный отдел Гиза

  
   В ответ на Ваше письмо сообщаю:
   По моем возвращении из-за границы мною был заключен с Гизом договор на все имевшиеся в работе вещи: "Роман", "Драма", "Мое открытие Америки" и "Испания, Атлантический Океан, Гавана" (стихи). Я сумел сдать две последние книги. Работа над "Драмой" и "Романом" задержалась благодаря возникшей большой работе (тоже для Гиза) над Октябрьской поэмой. Эта крайне трудная поэма, сданная в срок Гизу, кроме отрыва от других работ, еще и крайне меня утомила. После месячного отдыха надеюсь в 4-х, 5-тимесячный срок выполнить все взятые на себя обязательства.
   Я неоднократно предлагал ликвидировать все материальные обязательства, вытекавшие из договора, но литературно-художественный отдел указывал мне всегда на желательность сохранения договора в силе и откладывал день сдачи книг.
   Если и сейчас Гизу интересны указанные книги, прошу продлить срок договора сообразно с моими указаниями о времени.

Вл. Маяковский.

   27/IX--27 г.
  

117

ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 5 октября 1927 г.]

  

Доверенность

   Настоящим доверяю Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих лекций в Москве и Ленинграде.
   Действительно месяц.

Владимир Маяковский. Москва.

   5/Х--27 г.
  

118

Н. В. СМОЛИЧУ

  

[Москва, середина октября 1927 г.]

  
   Приеду Ленинград двадцать шестого, привезу текст. Большой привет.

Маяковский.

  

119

В ИНСТИТУТ ЛЕНИНА

  

[Москва, 20 октября 1927 г.]

  

В Институт Ленина

от редакции журнала "Новый Леф"

(Лубянский пр., 3, кв. 12)

  

Заявление

   Просим разрешения на помещение на обложке октябрьского номера (No 8--9) журнала "Новый Леф" фотографии Ленина с кинокадра фильма Э. Шуб к 10-<лети>ю Октября.

Вл. Маяковский.

   20.10.27. Москва
  

120

В ГУБЕРНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ

  

[Октябрь 1927 г.]

  

В Гублит

  
   Литературная группа Леф выступит с популяризацией своей теории и практики, опубликованных в 7-ми вышедших номерах журнала "Новый Леф".
   Кроме того, будут зачитаны поэмы Асеева и Маяковского, посвященные 10-летию Октябрьской революции.
   В заключение члены Лефа поделятся с присутствующими своими воспоминаниями об Октябрьском перевороте.

Редакция журнала "Новый Леф"

Вл. Маяковский.

  

121

Н. Б. ХМЕЛЬНИЦКОЙ

  

[Ленинград, 1 ноября 1927 г.]

  

Милая и хорошая Наталочка.

   Неужели мог быть такой случай, что я, находясь в Харькове, не устремился к Вам?
   Если я мог совершить такую гадость, то, конечно, сам к себе отношусь с полным презрением и негодованием. Во всяком случае это обстоятельство будет мною исправлено в первый же, очень скорый, приезд мой в Харьков.
   Пишу Вам из Ленинграда -- читаю бесконечно (12-й раз!) свою новую поэму "Хорошо!" и помогаю ее репетировать в б. Михайловском театре. С этой же поэмищей надеюсь въехать в Харьков.
   Письма Ваши получил. Но отсутствие на них ответа -- отнюдь не мое нежелание. Каждое Ваше милое письмо я получал через месяца полтора после его написания. А пока я переживал ужас несвоевременного получения -- проходил еще месяц.
   Поэтому не гневитесь на меня и, если будете в Москве, немедленно требуйте меня перед свои ясные очи.
   Привет Вашей редкостной сестре и Вашим замечательным родителям.

Жму руку.

Ваш Маяковский.

   1.XI.27.
  

122

В КЛУБ ЗАВОДА "ДИНАМО"

  

[Москва, 19 ноября 1927 г.]

Уважаемые товарищи!

   На всякий случай, если не смогу приехать, шлю вам от "Лефа" прекрасного поэта тов. Кирсанова.

В. Маяковский.

  

123

О. М. БРИКУ

  

[Харьков, 22 ноября 1927 г.]

Осик.

   Шлю статейкишку и хронику. Устрой, пожалуйста, и обязательно, чтоб я повидал "Леф" в рукописи. Это не трудно и не задержит.

Твой Вол.

  

124

А. А. МАЯКОВСКОЙ

  

[Новочеркасск, 27 ноября 1927 г.]

  

Дорогая, милая и родная мамочка.

   Вы самая хорошая и добрая мама на целом свете, и поэтому, конечно, уже на меня не сердитесь за то, что я не сумел зайти перед отъездом. Я уехал страшно неожиданно, а так как было воскресенье, то нельзя было вызвать такси -- все киоски по воскресеньям заперты. Словом, я бежал на поезд прямо с лефовского заседания, прожевывая фразу по дороге. Должно быть, Лилечка уже была у Вас и в качестве полномочного представителя изложила Вам все это наизусть. Сейчас пишу из Новочеркасска, через час еду в Ростов, а из Ростова рассчитываю на Кавказ -- в Тифлис, а может быть, даже в Кутаис.
   В Москву приеду в 20-х числах декабря, побреюсь и сразу прибуду к Вам.
   Рад, что еду в теплоту,-- по возможности отдыхаю и насыщаюсь, чтоб предстать пред Ваши глаза красивым розовощеким юношей.
   Целую Вас, родная мамочка.
   Поцелуйте Люду и Олю.

Ваш весь Вол.

   27/ХI--27 г.
  

125

В РЕДАКЦИЮ ТИФЛИССКОЙ ГАЗЕТЫ

  

[Тифлис, 10--11 декабря 1927 г.]

  
   Крайнее утомление и болезнь горла, непрерывные выступления с 26 октября, иногда по 3 раза в день в больших нетопленных помещениях, вынуждают меня уехать из Тифлиса, прервав свои доклады и чтения.
   Прошу прощения у товарищей, которым я дал обещание выступить и не мог этого сделать, в первую очередь у тифлисских лефовцев и пролетписателей.
  
  

126

В ЭСТРАДНУЮ СЕКЦИЮ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ДРАМАТИЧЕСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ И КОМПОЗИТОРОВ

  

[Москва, 10 января 1928 г.]

  

В эстрадную секцию

от Вл. Маяковского

  

Заявление

   Считаю невозможным перенос работы по сбору сведений об исполняемых произведениях) на автора недопустимым.
   Из исполнителей моих вещей знаю по афишам и по персональным сообщениям: В. И. Качалова, Гаркави, Ильинского, Эльгу Каминскую, "Синюю блузу" и др.

Вл. Маяковский.

   10/I-28.
  

127

П. И. ЛАВУТУ

  

[Ленинград, 19 января 1928 г.]

  
   Выезжаю Москву двадцатого. Покупайте билет. Привет.

Маяковский.

  

128

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 14 февраля 1928 г.]

  

В Государственное издательство

Лит.-худ. отдел

  

Заявление

   Прошу ускорить второе издание моей поэмы "Хорошо!", принятой к печати согласно переговоров с тов. Вескиным, бывших в январе с. г. Поэма "Хорошо!" разошлась, но вследствие дороговизны не могла попасть в рабочую и вузовскую читательскую массу.
   Жалоба на цену неоднократно подымалась в письмах и печати.
   Для полного удешевления книги я согласился на минимальный предложенный мне отделом гонорар в 20 к. строка.
   Сумму, причитающуюся мне за поэму, прошу списать полностью с моего долга Гизу.

Вл. Маяковский.

   14/II-28 г.
  

129

ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 14 февраля 1928 г.]

  

Доверенность

   Настоящим доверяю П. И. Лавуту техническую организацию моих лекций в городах Киев, Днепропетровск, Одесса, Брянск, Александровск, Винница.
   Действительно по 15 апреля.

Вл. Маяковский.

   14/II--28 г.
  

130

Я. А. БОГАЧИНСКОМУ

  

[Москва, 12--15 марта 1928 г.]

  
   Подтверждаю мое выступление в Одессе 22 марта категорически. Приеду утром двадцать второго. Отмена ранее объявленных вечеров вызвана исключительно болезнью и запретом врачей.

Маяковский.

  

131

ЗАВЕДУЮЩЕМУ ГОСИЗДАТОМ А. Б. ХАЛАТОВУ

  

[Москва, 15 марта 1928 г.]

  

Тов. Халатову

Государственное издательство

  

Уважаемый товарищ!

   Вынужден обратить Ваше внимание на бесконечную и недопустимую волокиту в деле издания моего собрания сочинений.
   По договору за No 7582 (1925) мною было продано Гизу собрание сочинений в пяти томах (том VI приобретен дополнительным договором).
   Срок издания 1 1/2 года назад.
   По просьбе Гиза мной было подписано "дополнительное соглашение к договору No 7582".
   Привожу два пункта договора:
   § 6. Госиздат обязуется издать V том и I полного собрания сочинений В. Маяковского не позднее 1-го марта 1927 года.
   § 7. В изменении § 9 договора между Госиздатом и В. Маяковским за No 7582 Госиздат обязуется полное собрание сочинений последнего сдать в производство не позднее 1-го января 1928 года.
   Таким образом срок § 6 истек год тому назад, § 7 -- три месяца назад, а договор Госиздатом вновь не выполнен.
   Один разрозненный V том издан, очевидно, в насмешку, специально для срыва продажи книги, так как "собрание сочинений" при дорогой сравнительно цене покупают главным образом библиотека и подписчик, а разрозненные тома библиотеке ни к чему, да и подписку на них объявить нельзя. Конечно, бережется покупать такие книги и индивидуальный покупатель.
   Относя все эти, мягко выражаясь, "недоразумения" к прошлому времени, делаю еще одну попытку урегулировать наши взаимоотношения и прошу:
   1. Срочно сдать в производство все тома моего полного собрания сочинений, фиксируя окончательный, твердый срок выпуска книг.
   2. Объявить подписку на "собрание", дав мне возможность агитировать за книгу и собирать подписчиков на своих многочисленных московских и провинциальных выступлениях.
   Необходимо добавить, что оплата сочинений чрезвычайно низка. 1) 200 рублей, т. е. ниже цены листа прозы, за лист стихов, 2) полистное исчисление 750 строк на лист, тогда как обычный стихотворный лист оплачивается из расчета 450 строк. Я сознательно шел на эти условия, рассчитывая дешевле и скорее получить "Собрание сочинений", необходимое и моему читателю, и мне для дальнейшей работы. При таком отношении к изданию моих книг мой расчет теряет всякие основания.

Вл. Маяковский.

   15/III-28 г.
  

132

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 16 марта 1928 г.]

  

В лит.-худ. отдел Гиза

  
   Прошу отсрочки на три месяца по договорам на "Драму" и "Роман".

Вл. Маяковский.

   16/III--28 г.
  

133

В. Э. МЕЙЕРХОЛЬДУ

  

[Москва, 12 мая 1928 г.]

  
   Если договориться, обсудить тобой предварительно, думаю, хорошая пьеса выйдет. Привет.

Маяковский.

  

134

НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ

ПО ДЕЛАМ ИСКУССТВ НАРКОМПРОСА РСФСР

А. И. СВИДЕРСКОМУ

  

[Москва, 25 июня 1928 г.]

  

В Главискусство

Тов. Свидерскому

Уважаемый товарищ!

   Прошу Вас оказать содействие в деле моей командировки (кругосветное путешествие по маршруту: Москва -- Владивосток -- Токио -- Буэнос-Айрес -- Нью-Йорк -- Рим -- Париж -- Константинополь -- Одесса) для корреспонденции, для освещения в газете "Комсомольская правда" быта и жизни молодежи и для продолжения серии моих работ о странах мира после революции и войны.
   Прошу Главискусство:
   1. Поддержать ходатайство перед Валютным управлением о выдаче мне разрешения на вывоз 6000 рублей в иностранной валюте из расчета оплаты проездных билетов, 10 рублей суточных (6 месяцев) и 500 долларов для внесения залога при переезде границы САСШ.
   2. Оказать содействие в деле возобновления полученного заграничного паспорта по упомянутому маршруту.
   3. Снестись с НКИД в деле облегчения получения иностранных виз.
   4. Обратиться к ВОКСу с предложением о взаимной связи нашей работы, о поддержке моей поездки и об использовании ее в целях общекультурной информации об СССР (выступления, лекции) помощью культурных атташе "Общества".
   5. Выдать мне необходимое в поездке командировочное удостоверение.
   Прилагаю: 1) Командировку ЦК ВЛКСМ и "Комсомольской правды" от 14/VI--28 г. за No 576 (переданы т. Свидерскому).
   2) Удостоверение (и копию) ЦК ВЛКСМ и "Комсомольской правды" на имя Валютного управления от 14/VI--28 г. за No 577.
  
   Москва, 25IV/--28 г.
  

135

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, конец июня 1928 г.]

  

В литературно-худож. отдел

  

Заявление

   Предлагаю Гизу VII том моего собрания сочинений, 20 листов (15 лист<ов> стихи, 2 листа пьеса и 3 листа статей) из расчета 300 р. за лист. Том сдаю в срок, указанный Гизом,-- не позднее 1 сентября (окончательная редакция).
   Приблизительный список прилагаю.

Вл. Маяковский.

  

VII том В. Маяковского

I

  
   1) Массам непонятно
   2) Чугунные штаны
   3) Екатеринбург -- Свердловск
   4) Император
   5) Голубой лампас
   6) Крым
   11) Пиво и социализм
   12) Электричество -- вид энергии
   а) Красные арапы
   б) Точеные слоны
   в) Весенняя ночь
   13) Возьмем винтовки новые
   14) Дон-хоз-расчет
   15) Драже
   16) Работникам стиха и прозы
   17) "Общее" и "мое"
   18) Безработица
   19) Слегка нахальные стихи...
   20) Летом люди ездят на отдых...
   21) Служака
   22) Жид
   23) Бей белых и зеленых
   24) Кулак
   25) Буржуй ну во
   26) Критика самокритики
   27) Легкая кавалерия
   28) Дачный случай
   29) Казань
   30) Добудь второй!
   31) Культурная революция
   32) Рассказ литейщика
   33) Арсенал ленинцев
   34) Даешь свистки!
   35) Дядя эм эс пэ о
   36) Гимназисты
   37) Богемец
   38) Баку
   а) Я вас понимаю, мистер Детердинг
   б) Я вас не понимаю, мистер Детердинг
   39) В Москву!
   40) Майский марш
   41) Весенняя песня
  

II

  
   42) Клоп, пьеса
  

III

  
   43) Письма -- статьи
  

136

П. И. ЛАВУТУ

  

[Пушкино, 21 июля 1928 г.]

  
   Выезжаю двадцать третьего, семь двадцать. Ограничьтесь крымскими лекциями. Должен быть Москве около пятнадцатого августа обязательно. Необходимо течение сентября перед заграницей читать Москве, Ленинграде, Харькове.

Маяковский.

  

137

В. М. ГОРОЖАНИНУ

  

[Пушкино, 21 июля 1928 г.]

  
   Дорогой Валерий Михайлович. Выезжаю Севастополь двадцать третьего, семь двадцать. Если ваш отпуск совпадает, хорошо поездить вместе. Обеспечиваю боржомом, стихами, изысканной дружбой. Встречайте. Привет Берте Яковлевне, друзьям.

Маяковский.

  

138

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ А. В. ЛУНАЧАРСКОМУ

  

[Москва, не позднее 23 июля 1928 г.]

  

Народному комиссару по просвещению

т. Луначарскому

  

Уважаемый товарищ!

   Согласно программе ГУСа среди других живых писателей, подлежащих школьному изучению, значусь и я. Гиз выпускает в срочном порядке книгу из моих литературных работ и их педагогическо-критического разбора. К сожалению, содержание книги заранее предопределено ГУСом без всякого авторского участия. Так, в мою книгу входят отрывки из "Войны и мира", "Левый марш" и "Прозаседавшиеся", т. е. вещи, писанные 8--12 лет назад. Почему не "Облако в штанах", не "Солнце", не отрывки "Мистерии" и "Хорошо"? Спрошенные товарищи уныло отвечают, что так уже решено "комиссиями", надо торопиться и ничего не поделаешь.
   Идея преподавания живой литературы прекрасна и революционна, она должна и может появиться (пока) только в школе СССР, но ее не надо коверкать таким академико-бюрократическим подходом.
   Так как вопрос, подымаемый мною, очевидно, касается не одного меня, а целого ряда писателей, обращаю на вопрос Ваше внимание и прошу внушить заинтересованным комиссиям, что:
   1) Материал для учебников надо подбирать наиболее характерно, полно и современно при непременном участии автора.
   2) К критическому разбору надо привлекать товарищей не случайно, а и ранее занимавшихся разбором литературных произведений данного рода (конечно, связав с требованиями педагога).
   Думаю, что и при большой спешке издания сделать живыми книги живых -- еще можно успеть.
  

139

В РЕДАКЦИЮ ЖУРНАЛА "КРОКОДИЛ"

  

[После 23 июля 1928 г.]

  
   Прошу стихе "Помпадур" заменить фразу "беспартийный катится под стол" фразой "Собеседник сверзился под стол".

Маяковский.

  

140

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ПРАВЛЕНИЯ ВУФКУ И. О. ВОРОБЬЕВУ

  

[Алупка, 25 июля 1928 г.]

  

В ВУФКУ

Председателю правления т. Воробьеву

Уважаемый товарищ!

   В апреле мной было получено извещение ВУФКУ о "запрещении" реперткомом моих сценариев "История одного нагана" и "Долой жир" и в связи с этим предложение о возврате 2000 аванса.
   Трехмесячная болезнь и лежка не позволили мне немедленно обратиться к вам.
   Пользуясь отпуском, разрешаю себе обратить ваше внимание на следующее:
   1) Совершенно неприемлема и изумительна простая ссылка на "запрещение" Главреперткома. Когда? Почему? Как? Мне кажется, что такая мотивировка по отношению к советскому писателю недопустима и едва ли она могла иметь место без указания на причины и без возможности изменений по линии реперткомовских указаний.
   Думаю, что у каждого непредубежденного человека вызовет удивление запрещение по идеологическим соображениям (очевидно) сценария писателя, литератора, ведущего одиннадцать лет большую литературно-публицистическую работу без единого вымаранного нашими органами слова.
   Прошу вас распорядиться о присылке мне мотивированной выписки запрещения.
   2) Сценарии мною делались по непосредственному заказу т. Шуба и единожды были приняты как либретто и тема с предложениями о дополнениях и изменениях, кои мной и были внесены самым добросовестным образом.
   В связи с требованием о возврате полностью аванса эта работа (+ три поездки в Киев), очевидно, рассматривалась как увеселительная часть моих взаимоотношений с ВУФКУ.
   3) Во всех моих взаимоотношениях со сценарной частью ВУФКУ была сплошная недомолвка -- меня перекидывали от редактора к редактору, редакторы выдумывали несуществующие в кино принципы, особые на каждый день, и явно верили только в свои сценарные способности.
   Думаю, что в отношении художественной части сценариев моя квалификация позволяет мне настаивать на необходимости проведения в картинах и моих сценарных "принципов".
   Едва ли такое отношение редакторов помогает кампании, поднимаемой за привлечение к кино квалифицированных литературных сил.
   Если мы не сумеем сговориться о сданных сценариях, я, конечно, возвращу авансы (за вычетом, в согласии с союзным тарифом, следуемого за безусловно проделанную работу), но предпочел <бы> возвратить их работой -- сценарием по заданию ВУФКУ.
   Жду вашего ответа.
   Москва, Лубянский проезд, 3, кв. 12.

С приветом

   25/VII--28г., Алупка.
  

141

В РЕДАКЦИЮ ЖУРНАЛА "КРАСНАЯ НОВЬ"

  

[Москва, 16 августа 1928 г.]

  
   В редакцию журнала "Красная новь" Не откажите в любезности опубликовать следующее:
   Изумлен развязным тоном малограмотных людей, пишущих в "Красной нови" под псевдонимом "Тальников".
   Дальнейшее мое сотрудничество считаю лишним.

Владимир Маяковский.

   16/VIII--28 г.
  

142

В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ

  

[Москва, 25 августа 1928 г.]

  

В Главлит

  

Объяснительная записка к вечеру Вл. Маяковского

  
   Задача доклада показать, что мелкие литературные дробления изжили себя и вместо групповых объединений литературе необходимо сплотиться вокруг организаций, ведущих массовую агитлитературную работу,-- вокруг газет, агитпропов, комиссий, организуемых к дням революционных празднеств. Необходимость отказа от литературного сектантства иллюстрируется примером Лефа, большинство из сотрудников которого ведут работу в пионерских, в комсомольских органах печати. Только переход на такую работу дает писателю вместо салонной поддержки 7--10 единомышленников критику и поддержку миллионных организаций.
   Литература-самоцель должна уступить место работе на социальный заказ, не только заказ газет и журналов, но и всех хозяйственных и промышленных учреждений, имеющих потребность в шлифованном слове.
   Мы излишнее количество сил уделяем на критику ничтожных литературных явлений, оставляя без критического внимания вещи повседневного обихода. Хлеб, костюм, сапог должны критика интересовать, по крайней мере не меньше, чем стихи Есенина.
   Агитационно-просветительная работа хотя бы по борьбе за чистоту жилищ, против плевания на улице, за отмену рукопожатий и т. п. должна пользоваться правами литературного гражданства наравне с поэмой и романом.
   Разговор иллюстрируется стихами, печатавшимися в "Правде", "Комсомольской правде", "Рабочей газете", "Крокодиле".

Вл. Маяковский.

  

143

В ЛЕНИНГРАДСКОЕ ГУБЕРНСКОЕ

УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ

ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ

  

[Москва, 10 сентября 1928 г.]

  

В Ленинградский Гублит

  

Заявление

  
   Прошу выдать разрешение на лекцию "Левей Лефа".

Вл. Маяковский.

   10//Х--28 г.
  

144

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 8 октября 1928 г.]

  

В литерат.-худож. отдел Гиза

  
   Прошу отсрочить мне на 3 месяца сдачу драмы и романа. Я в настоящее время отправляюсь в отпуск для заканчивания почти выполненной работы.

В. Маяковский.

  
   8/X--28 г.
  

145

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 20 октября 1928 г.]

  

Дорогой, милый, изумительный и родной Кис.

   К сожалению, я в Париже, который мне надоел до бесчувствия, тошноты и отвращения. Сегодня еду на пару дней в Ниццу (навернулись знакомицы) и выберу, где отдыхать. Или обоснуюсь на 4 недели в Ницце, или вернусь в Германию.
   Без отдыха работать не могу совершенно!
   Разумеется, ни дня больше двух месяцев я в этих дохлых для меня местах не останусь.
   Дела пока не ладятся.
   Пискатор пока что прогорел. Парижских ауспиций не видать (мелкие лекциишки), вся надежда на "Малик" -- хочет подписать со мной договор -- в зависимости от качества пьесы (усиленно дописываю). Ввиду сего на машины пока только облизываюсь -- смотрел специально автосалон.
   Рутмана я никак не мог найти, говорят, он в отъезде. Икры дал Герцфельду за то, чтоб он доставил Рутману папиросики.
   Шалито хронику обещал послать, хотя и разводил недоуменно ручками, предлагая вместо кусков какой-то целый культурфильм.
   Из искусств могу смотреть только кины, куда и хожу ежедневно.
   Художники и поэты отвратительнее скользких устриц. Протухших. Занятие это совсем выродилось. Раньше фабриканты делали авто, чтоб покупать картины, теперь художники пишут картины, только чтоб купить авто. Авто для них что угодно, только не способ передвижения. Но способ передвижения это все-таки незаменимый.
   Был ли у тебя т. Хайкис? Он размилейший.
   Люблю и целую тебя, родненькая. Обнимаю Оську и лобызаю Бульку.

Твой Счен.

  
   В телеграмме было Счен берлинский. Спасибо за письмо.
   Пиши, детик!
  
   20/X-28 г.
  

146

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 29 октября 1928 г.]

  
   Веду сценарные переговоры Рене Клер. Если доведу, надеюсь, машина будет. Целую.

Твой Счен.

  

147

Л. Ю. БРИК

  

[Париж, 12 ноября 1928 г.]

  

Дорогой и родной Кисит.

   Я задержался с этим письмом, т. к. телеграфировал тебе "покупаю" и все еще не перевел в прошедшее время "купил". Но сейчас, кажется, уже ничего не помешает и денежков с помощью добрых душ на свете я наскребу и назаработаю. Машин симпатичный, ты сама, должно быть, знаешь какой:

 []

   Рисунок, конечно, корявый, но карточку из каталожицы я отдал вместе с заказом, а другой пока нет.
   Я просил сделать серенький, сказали -- если успеют, а то темно-синий.
   Пробуду в Париже немного, чтоб самому принять машинку с завода, упаковать и послать, а то заканителится на месяцы. А пока сижу и раздракониваю пьесу и сценарий. Это первый бензин, который пытается сожрать реношка.
   Дико был рад читать твое письмо о "Киноглазе". Кстати, не знаю откуда, но и проезжавшая через Париж Шатова тоже сей глаз ужасно выхваливала -- говорила -- говорят.
   Кисит, телефонируй, пожалуйста, Кострову, что стихи я пишу и с пользой и с удовольствием, но многих удобств ради нашлю или навезу их слегка позднее.
   Лисит, переведи, пожалуйста, телеграфно тридцать рублей -- Пенза, Красная ул., 52, кв. 3, Людмиле Алексеевне Яковлевой.
   Лилек, если тебе попался для корректуры том с лозунгами и рекламками, пообсуди с Осей, как бы эти рекламки лучше печатать -- бессмысленно же их дуть стихотворным шрифтом! Может, заглавным, афишным по целой странице? Обдумайте, пожалуйста.
   Моя жизнь какая-то странная, без событий, но с многочисленными подробностями, это для письма не материал, а только можно рассказывать, перебирая чемоданы, что я и буду делать не позднее 8--10. Пиши и телеграфируй много и обязательно.
   Целую тебя, родненькая, и миленькая, и любименькая.

Твой Счен.

   Облапь Осика.
   Окончание реношных перипетий -- телеграфирую.
  

148

ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 17 декабря 1928 г.]

  

Доверенность

   Доверяю Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих лекций в городах Харьков, Полтава, Кременчуг, Николаев, Херсон, Киев, Брянск.

Вл. Маяковский.

   17/XII--28 г.
  
   Дейст<вительно> по 15/11--29 г.
  

149

В ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОТДЕЛ ГОСИЗДАТА

  

[Москва, 9 января 1929 г.]

  

В литературно-художественный отдел Гиза

Заявление

  
   Считаю правильным предложить Государственному издательству заключить со мной постоянный, генеральный договор.
   Со стороны отдельных работников Гиза мне неоднократно делались предложения о сдаче Гизу всей моей литературной продукции. В настоящее время Гиз является моим основным издателем, но все же отдельные книги распыляются и по другим издательствам вследствие естественной канители с заключением мелких договоров. Этот параллелизм, конечно, отражается и на издательской плановости Гиза и на организованности моей работы.
   Среднее количество моей годовой литературной продукции таково:
  
   Том собрания сочинений около 20 листов по 300 р. 6000 р.
   Поэма около 3500 ст<рок> по 75 к. ст<рока> 2625 р.
   Проза около 6 листов по 350 р. 2100 р.
   Детские книги и агит. брошюры 1500 р.
   Итого                                         12 225 р.
  
   Считаю, что если б Гиз заключил со мной общий договор и выдавал бы около 1000 р. ежемесячно, можно было бы плановым изданием значительно повысить тираж, а мне дать возможность работать вне спешки, не теряя время на разную договорную волокиту.

Вл. Маяковский.

   9/I-29 г.
  

150

В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ

  

[Москва, 12 мая 1929 г.]

  

В Главлит

  

от В. Маяковского

  
   Прошу разрешить афишу выступления по прилагаемой теме "Старее и новое".
   Основной частью выступления являются стихи, печатавшиеся в газетах и журналах, стихи сопровождаются комментарием-докладом, объясняющим технологию поэтической работы и основные пути развития современной поэзии от Лефа, т. е. формальной новизны, к Рефу (революционный фронт искусств), т. е. к сознательной установке на революционную пролетарскую роль произведений искусства.

Вл. Маяковский.

   12/V--29.
  

151

ДОВЕРЕННОСТЬ П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 12 мая 1929 г.]

Доверенность

   Настоящим доверяю Павлу Ильичу Лавуту техническую организацию моих докладов в городах Кавказа и Крыма.
   Действительно по 1 сентября 1929 года.

Вл. Маяковский.

   Москва, 12/V 1929 г.
  

162

ЗАВЕДУЮЩЕМУ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫМ ОТДЕЛОМ ГОСИЗДАТА

Г. Б. САНДОМИРСКОМУ

  

[Москва, 2 июня 1929 г.]

  

Литературно-художественный отдел Госиздата

тов. Сандомирскому

  

Уважаемый товарищ!

   В ответ на Ваше письмо от 21 мая 29 г. No 116 сообщаю:
   1) Ставки, принятые нами для оплаты моих работ по капитальному договору, минимальны. (Прилагаю справку ФОСП.) Существовавшая ранее оплата в 200 руб. за лист стихов (с ничем не оправдываемым включением в лист 750 строк) была оплатой безобразной, в два раза меньшей, чем оплата даже прозы (425 р. лист Пильняк, Иванов и др.). При одинаковых тиражах.
   2) Ссылка на необходимость удешевления массовой книги однобока. Нельзя это удешевление производить исключительно за счет автора. Мною неоднократно в целях удешевления книги производились максимальные (ниже тарифных) гонорарные уступки, но Госиздат никогда не использовал предоставленное ему право на большие тиражи, раскладывая авторский гонорар на Зх-000 издание и таким образом искусственно удорожал книгу против точного смысла договора. Дешевые многотиражные издания моих книг, выпускаемые другими издательствами, расходились быстро и без остатка.
   3) Массовые издания договором специально предусмотрены по самой минимальной авторской расценке.
   4) При норме расценок, предлагаемых Гизом, мне для отработки договорных сумм пришлось бы писать в год не менее 10 поэм по 100--150 строк ежедневно -- иначе говоря это предложение перейти на халтуру -- предложение для меня неприемлемое.
   5) Относительно отдельных томов "Собрания сочинений" я могу, договариваясь особо от случая к случаю, применять при некоторых условиях ту же расценку, что и для массовых изданий, о чем мы и разговаривали с Вами.
   Не сомневаюсь, что Государственное издательство признает полную состоятельность и минимальность моих условий и избавит мягкого автора от необходимости постоянного пересмотра уже подписанных и решенных договоров, что, к сожалению, было частым явлением в древней практике Гиза. С приветом

Владимир Маяковский.

   2/VI--29 г.
  

153

ЗАВЕДУЮЩЕМУ ГОСИЗДАТОМ

А. Б. ХАЛАТОВУ

  

[Москва, 10 июня 1929 г.]

В Государственное издательство

тов. Халатову

  

Уважаемый товарищ.

   Прошу Вас обратить внимание и оказать срочное и решительное содействие в следующем:
   1) Издание 2-х массовых книг для дешевой библиотеки "Избранный Маяковский" и "Как писать стихи", второе, дополненное издание.
   Выступления последних недель и продажа книг на книжном базаре еще раз убедили меня в спросе на такие отсутствующие книги.
   2) Продвинуть, наконец, широкое оповещение об издании моего Собрания сочинений, что не сделано несмотря на двухлетние мои указания и Ваше личное распоряжение Торгсектору 10 февраля с. г.
   (Необходима публикация в газетах, бюллетенях, журналах, издание проспекта и т. д.).
   3) Содействие немедленному заключению договора на издание альманахов "Реф" (Революционный фронт искусства).

Владимир Маяковский.

   10/VI--29 г.
  

154

Д. И. МАРЬЯНОВУ

  

[Москва, 22 июня 1929 г.]

Давиду Иоанновичу Марьянову

Берлин.

  
   Уполномочиваю Вас как представителя Московского общества драматических писателей и композиторов в Германии на охрану моих авторских прав на публичное исполнение в Германии моей пьесы "Клоп", на заключение постановочных договоров и получение тантьемы.

В. Маяковский.

155

СОГЛАШЕНИЕ С Д. И. МАРЬЯНОВЫМ

  

[Москва, 22 июня 1929 г.]

  

Соглашение

  
   Настоящим я, Маяковский Владимир Владимирович, предоставляю право Марьянову Д. И. авторизованного перевода моей пьесы "Клоп" в 5 актах на немецкий и другие языки, а равно предоставляю ему же право постановок пьесы "Клоп" в театрах Европы и Америки.
   Авторский гонорар распределяется в равных долях между мной и издательствами или переводчиком.
   Разрешаю при условии получения (для Германии) от "Malik Verlag", с которым у меня общий договор, справки об отсутствии с его стороны препятствий.

Маяковский.

   22/VI--29 г.
  

156

П. И. ЛАВУТУ

  

[Москва, 17 июля 1929 г.]

  
   Еду прямо, если задержусь Харькове, телеграфирую.

Маяковский.

  

157

В ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ

  

[Москва, 24 сентября 1929 г.]

  

В Главлит

Объяснительная записка

  
   В своем вступительном слове я объясняю причины, заставившие Леф почистить свои ряды, внести изменения в программу и принять название Реф, т. е. Революционный фронт искусств.
   Основная причина -- это борьба с аполитизмом и сознательная ставка на установку искусства как агитпропа социалистического строительства. Отсюда отрицание голого факта и требование в искусстве тенденциозности и направленности. В исполнительной части будут мною читаться последние опубликованные произведения.

Вл. Маяковский.

   24/IX--29.
  

158

В ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

  

[Москва, 2 октября 1929 г.]

В Государств. изд.

  

Заявление

   Ввиду необходимости разрешения сложных теоретических вопросов, связанных с выходом нового журнала, заявляем, что сборник "Реф" будет сдан в готовом виде не позднее 1 декабря с. г., и до этого срока просим отсрочить выполнение договора.

От Рефа

Вл. Маяковский.

   2/X--29.
  

159

В МОСКОВСКОЕ ГУБЕРНСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ПО ДЕЛАМ ЛИТЕРАТУРЫ И ИЗДАТЕЛЬСТВ

  

[Москва, начало октября 1929 г.]

  

В Гублит

   В основу выступлений рефовцев на вечере в Политехническом музее будет положена программная статья тов. О. Брика в No 12 "Книги и революции".
  

160

В ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

  

[Москва, 27 декабря 1929 г.]

  

В Государств. изд.

  

Заявление

   Очень просим отсрочить сдачу сб<орника> "Реф" до 20-го января. Лично обязуюсь сдать весь сборник не позднее указанного срока.

Вл. Маяковский.

   27/XII--29.
  

161

ПРАВЛЕНИЮ КЛУБА ИЖОРСКОГО ЗАВОДА

  

[Москва, 1 января 1930 г.]

   Могу выступить между 7 и 10 января. Условие: проезд, остальное по усмотрению клуба. Телеграфируйте заранее день выступления.

Маяковский.

  

162

В РОССИЙСКУЮ АССОЦИАЦИЮ ПРОЛЕТАРСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

  

[Москва, 3 января 1930 г.]

В РАПП

Заявление

   В осуществление лозунга консолидации всех сил пролетарской литературы прошу принять меня в РАПП.
   1) Никаких разногласий по основной литературно-политической линии партии, проводимой ВОАППом, у меня нет и не было.
   2) Художественно-методологические разногласия могут быть разрешены с пользой для дела пролетарской литературы в пределах ассоциации.
   Считаю, что все активные рефовцы должны сделать такой же вывод, продиктованный всей нашей предыдущей работой.

Вл. Маяковский.

   3/I--30 г.
  

163

В РЕДАКЦИЮ "КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЫ"

  

[Москва, 11--13 января 1930 г.]

   Просим напечатать следующее:
   В No 8 "Комсомольской правды" от 10 января под общим заголовком "Берегите валюту" помещено неверное в корне сообщение о "командировке" О. М. и Л. Ю. Брик.
   1. Никаких "государственных счетов" и никаких "валют" на поездку тт. Брик не спрашивали и не спрашивают, а всячески подчеркивали полную безвалютность поездки, так как литературные связи с коммунистическими и левыми издательствами позволят тт. Брик прожить два месяца за границей и выполнить предполагаемую работу без всякой траты валюты государством.
   Ясно, что при таких условиях теряют значение какие бы то ни было разговоры о "супружестве".
   2. Обращение к Главискусству и Наркомпросу шло по линии только идейной поддержки, т. к. мы считали и считаем тт. Брик людьми, связанными с левым революционным искусством 12-ю годами работы (т. О. М. Брик -- выдающийся теоретик искусства, начиная с "Искусства коммуны", соредактор "Леф" и "Реф", основатель теории социального заказа, исследователь теории поэтического языка, автор сценариев "Потомок Чингис-хана", "Опиум" и мн. др., и тов. Л. Ю. Брик -- сорежиссер картины "Стеклянный глаз", плакатчица "Окон Сатиры РОСТА", первая переводчица теоретических работ Гросса, Виттфогеля, постоянный участник всех выступлений революционного искусства, связанного с Реф). Этих товарищей можно назвать чуждыми только в порядке полной неосведомленности.
   Продолжая поддерживать целесообразность идейной поездки идейных людей, просим "Комсомольскую правду" напечатать наше письмо.
   От Революционного фронта искусств (Реф)

Вл. Маяковский.

164

В. В. ЛЮЦЕ

[Москва, 2 февраля 1930 г.]

  

Милый Люце.

   Слышал о каких-то неладах с "Баней". Очень прошу Вас все рассказать Лили Юрьевне, можете смело переговаривать, как со мной, по всем пунктам. Если я для чего-нибудь нужен, позвоните--постараюсь заявиться.
   Привет.

Вл. Маяковский.

   2/II--30 г.
  

165

В ГОСУДАРСТВЕННУЮ БИБЛИОТЕКУ СССР ИМ. В. И. ЛЕНИНА

  

[Москва, 23 февраля 1930 г.]

  

В Публичную библиотеку СССР им. В. И. Ленина

   Согласно предложению библиотеки -- передаю полностью выставку "20 лет работы".
   Согласно с постановлением собрания от 15.II.30 г. и решения Ударной бригады необходимо:
   1. Отдельная площадь (для постоянного показа и работы).
   2. Пополнение, в согласии с Ударной бригадой,-- новыми материалами.
   3. Организованный показ рабочим клубам Москвы и др. гор. Союза.
   23.II.30 г.
  

166

Л. Ю. БРИК

  

{Москва, 19 марта 1930 г.]

Дорогой, родной, милый и любимый Кис.

   Спасибо за карточки и письмо. Булька Шнайда посмотрела с любопытством, а на остальные карточки обиделась. "Ах так,-- говорит,-- значит, теперь Киса носит на руках разных светских львенков, а про нас забыла". Я ее уговорил, что ты не забыл, приедешь и будешь ее носить тоже. Немного успокоилась и обещала подождать.
   Кстати, как фамилия и где разыскать нашу дачную собачницу с булячьим мужем? Напиши.
   Марьянову -- не надо давать ни пьес, ни доверенностей. МОДПиК против этого и уже, насколько я знаю, его сменил.
   Профсоюзные и квартирные новости пока что в порядке хождения, но довольно уверенного.
   Очень обрадовался Оболенскому и всем твоим приветам.
   Киса, если будешь на моей постановке, обязательно пришли снимки. Если к снимкам приложишь еще и серые фланелевые штаны, я обижаться не буду.
   Третьего дня была премьера "Бани". Мне, за исключением деталей, понравилась, по-моему, первая поставленная моя вещь. Прекрасен Штраух. Зрители до смешного поделились -- одни говорят: никогда так не скучали; другие: никогда так не веселились. Что будут говорить и писать дальше -- неведомо.
   У нас бывают всё те же. Новых ни человека. Обедаем 5<-го> и 20-го, 7-го и 12-го и хвастаемся друг перед другом твоими открытиками.
   Все тебе и вам пишут и любят вас по-прежнему, а некоторые (мы) и больше, потому что очень соскучились. В начале апреля, очевидно, будут в Берлине Мейерхольды. "Клопа" с собой не берут, но я и не очень протестую, т. к. моя установка -- пусть лучше он нравится в Саратове.
   Из новых людей (чуть не забыл) были у меня раза два Семка и Клавка, хотели (Лева) познакомить с Асеевым -- я не отбрыкивался, ко и не рвался.
   Молодые рефовцы же тоскуют по Осе.
   Пишите, родные, и приезжайте скорее. Целуем вас ваши всегда

 []

   Целуй Эльзу и Арагона.
   19/III.
  

167

В МОСКОВСКОЕ ОБЩЕСТВО

ДРАМАТИЧЕСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

И КОМПОЗИТОРОВ

  

[Москва, конец марта 1930 г.]

  

В МОДПиК

   Отказываюсь от авторского гонорара, причитающегося мне по спектаклям "Баня" -- 31/III с. г. (утренник) [и 22 апреля с. г.], устраиваемым месткомом ГосТИМа, сбор с которых поступит в пользу подшефного театру пионер-дома.

Маяковский.

  

168

  

[Москва, 12 апреля 1930 г.]

Всем

  
   В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил.
   Мама, сестры и товарищи, простите -- это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет.
   Лиля -- люби меня.
   Товарищ правительство, моя семья-- это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.
   Если ты устроишь им сносную жизнь -- спасибо.
   Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся.
  
   Как говорят --
   "инцидент исперчен",
   любовная лодка
   разбилась о быт.
   Я с жизнью в расчете
   и не к чему перечень
   взаимных болей,
   бед
   и обид.
  
   Счастливо оставаться.

Владимир Маяковский.

   12/IV--30 г.
  
   Товарищи Вапповцы, не считайте меня малодушным. Сериозно -- ничего не поделаешь.
  

Привет.

   Ермилову скажите, что жаль -- снял лозунг, надо бы доругаться. В. М.
   В столе у меня 2000 руб.-- внесите в налог.
   Остальное получите с Гиза.

В. М.

  

ПРИМЕЧАНИЯ

ПРИНЯТЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

  
   БММ -- Библиотека-Музей В. В. Маяковского.
   "Владимир Маяковский" -- Владимир Маяковский. Сборник 1. Академия наук СССР. Институт литературы. Изд. Академии наук СССР. М.--Л. 1940.
   ГАОР МО -- Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства Московской области.
   ГБЛ -- Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина.
   ГБСЩ -- Государственная публичная библиотека имени М. Е. Салтыкова-Щедрина (Ленинград).
   ГЛМ -- Государственный литературный музей.
   ИМЛИ -- Институт мировой литературы имени А. М. Горького Академии наук СССР.
   ИРЛИ -- Институт русской литературы Академии наук СССР ("Пушкинский дом", Ленинград).
   Катанян -- 45 -- В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. "Советский писатель", М. 1945.
   Катанян -- 48 -- В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. Второе, дополненное издание, "Советский писатель", [М.] 1948.
   Катанян -- 56 -- В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника. Издание третье, дополненное, Гослитиздат, М. 1956.
   ЛН -- 65 -- "Литературное наследство", том 65, изд. Академии наук СССР, М. 1958.
   "Маяковский" -- Маяковский. Материалы и исследования. Академия наук СССР. Институт мировой литературы имени А. М. Горького. Гослитиздат, М. 1940.
   "Пережитое" -- Л. В. Маяковская, Пережитое. Из воспоминаний о Владимире Маяковском, Изд. "Заря Востока", Тбилиси, 1957.
   ПСС -- Полное собрание сочинений В. В. Маяковского.
   ЦГАЛИ -- Центральный Государственный архив литературы и искусства СССР.
   ЦГАОР -- Центральный Государственный архив Октябрьской революции и социалистического строительства.
   ЦГИА -- Центральный Государственный исторический архив (Москва).
   ЦГИАЛ -- Центральный Государственный исторический архив в Ленинграде.
  
   В настоящем томе публикуются аннотированный указатель имен и названий и алфавитный указатель произведений (ко всему собранию сочинений). Поэтому, в отличие от других томов, здесь объяснения имен (в том числе и уменьшительных имен, часто встречающихся в письмах) и названий изданий, а также места публикаций произведений Маяковского надо искать не в примечаниях к отдельным произведениям, а в соответствующих указателях.
   В тех случаях, когда явления или обстоятельства, нуждающиеся в разъяснениях, встречаются в двух или нескольких текстах одного раздела, эти понятия, как правило, комментируются только при первом упоминании, причем в примечаниях к следующим текстам данного раздела отсылки не даются.
  

ПИСЬМА, ЗАЯВЛЕНИЯ. ЗАПИСКИ, ТЕЛЕГРАММЫ, ДОВЕРЕННОСТИ

  
   В настоящий раздел включены документы из эпистолярного наследия Маяковского, имеющие историко-литературное или биографическое значение.
   В примечаниях указывается первая полная публикация; если же тексты до настоящего издания печатались в отрывках или с сокращениями (в кн. В. Катанян, Маяковский. Литературная хроника, М. 1945, 1948 и 1956, и в других изданиях), то такие публикации специально не оговариваются и в примечаниях сообщается: "Полностью публикуется впервые".
   Так как в подавляющем большинстве случаев письма сохранились в подлинниках, в текстологическом комментарии слово "автограф" не указывается; в тех случаях, когда письма, заявления и пр. публикуются по копиям, это оговаривается.
   Почти все письма Маяковского к родным (матери А. А. Маяковской и сестрам Л. В. Маяковской и О. В. Маяковской) хранятся у Л. В. Маяковской. Все письма к Л. Ю. Брик и к О. М. Брику хранятся у Л. Ю. Брик. Поэтому места хранения этих писем в примечаниях не оговариваются, указывается только место хранения тех нескольких писем к родным, которые находятся в БММ.
   Даты, поставленные Маяковским, находятся под текстом. Редакторские даты помещаются перед текстом, с правой стороны. Обоснования датировок приведены в примечаниях.
   Письма по 1917 год включительно датированы по старому стилю, письма 1918--1930 годов -- по новому стилю.
   При составлении примечаний к письмам, опубликованным в томе 65 "Литературного наследства", частично использованы примечания к этой публикации. Все письма к Л. Ю. Брик были напечатаны в томе 65 "Литературного наследства", поэтому публикации этих писем в примечаниях не оговариваются.
   Некоторые письма снабжены рисунками Маяковского. Из рисунков воспроизводятся те, которые заменяют подпись либо иным образом связаны с текстом.
  

1

  
   Опубликовано (факсимиле): ПСС, дополнительный выпуск, 1938.
   Текст письма написан по спирали от центра к окружности (см. фото).
   "Пунти" -- бунт. Очевидно, речь идет о революционных волнениях, начавшихся с демонстраций протеста против расстрелов в Петербурге 9 января 1905 года.
  

2

  
   Опубликовано в журн. "Молодая гвардия", М. 1936, No 9 (см. Людмила Маяковская, "Детство и юность Владимира Маяковского").
   Датируется по содержанию.
   У нас была пятидневная забастовка... -- Забастовка учащихся началась 3 октября.
   Директор.-- Директором Кутаисской классической гимназии в то время был О. О. Чебиш. Он продолжал и дальше занимать эту должность.
  

3

  
   Опубликовано в журн. "30 дней", М. 1931, No 4 (см. Л. Маяковская, "Детство Владимира Маяковского").
   Датируется по содержанию.
   ..."блестящая победа"... в городе Тифлисе. -- 22 октября 1905 г. черносотенцы "учинили зверскую расправу над учениками Первой мужской гимназии, отказавшимися присоединиться к "патриотической" манифестации... По требованию черносотенных главарей войска открыли по собравшимся во дворе гимназии и по соседним домам ружейный огонь. По неполным официальным данным, в этот день было убито 38 и ранено 66 человек" (Очерки истории Коммунистической партии Грузии. Часть I. Тбилиси, 1957, стр. 134).
   ...победа... в Гурии...-- "...гурийское крестьянство своими славными боями у Насакиральских высот вписало в октябре 1905 года блестящую страницу в историю революционного движения Грузии" (там же, стр. 153). Гурия -- область в Западной Грузии.
   ...панихиду по Трубецком... -- Профессор-либерал С. Н. Трубецкой, ректор Московского университета, внезапно умер от разрыва сердца 29 сентября в Петербурге (см. В. И. Ленин, По поводу смерти Трубецкого, Сочинения, т. 9, стр. 345).
   ...по тифлисским рабочим.-- 29 августа 1905 г. казаки и полицейские учинили расправу над безоружными рабочими, участниками собрания в зале тифлисской городской управы; было убито 60 человек.
  

4

  
   Опубликовано в журн. "Молодая гвардия", М. 1937, No 2 (см. Людмила Маяковская, "Детство и юность Владимира Маяковского").
   Медведевы -- знакомые семьи Маяковских; летом 1907 г. жили на ст. Подсолнечная Николаевской (теперь Октябрьской) ж. д.
  

5

  
   ЦГАЛИ.
   Опубликовано: "Маяковский" (см. Н. И. Харджиев, "Маяковский и живопись").
   В приготовительный класс училища Маяковский был принят 30 августа 1908 года.
   Ходатайство Маяковского было удовлетворено, но через три дня после подачи заявления он был арестован (см. след. письмо).
  

6

  
   БММ.
   Опубликовано в журн. "Молодая гвардия", М. 1937, No 2 (см. Людмила Маяковская, "Детство и юность Владимира Маяковского"),
   Арестовали меня...-- Маяковский был арестован (второй арест) 18 января 1909 года.
   Сижу опять в Сущевке... -- Речь идет о Сущевском полицейском доме, в котором Маяковский находился в заключении и после первого ареста -- в 1908 году.
  

7

  
   ЦГИА.
   Опубликовано: ЛН--65 (см. В. Ф. Земсков, "Участие Маяковского в революционном движении"). Результаты прошения неизвестны.
  

8

  
   ЦГИА.
   Опубликовано: ЛН--65 (см. В. Ф. Земсков, "Участие Маяковского в революционном движении"). Ходатайство было удовлетворено.
  

9

  
   ЦГИА.
   Опубликовано: ЛН--65 (см. В. Ф. Земсков, "Участие Маяковского в революционном движении").
   На прошении имеется резолюция: "31.VIII. Сообщить Маяковскому, что до окончания дела он освобождению не подлежит; просьбу об общих прогулках отклонить".
  

10

  
   ЦГИА.
   Опубликовано: ЛН--65 (см. В. Ф. Земсков, "Участие Маяковского в революционном движении").
   Прошение не было удовлетворено, так как охранное отделение требовало высылки Маяковского в Нарымский край.
  

11

  
   ЦГИА.
   Опубликовано: ЛН--65 (см. В. Ф. Земсков, "Участие Маяковского в революционном движении").
   В своем ответе на прошение Охранное отделение заявило, что с его стороны препятствий не встречается. Однако на общие прогулки Маяковского продолжали не пускать.
  

12

  
   ЦГИА.
   Опубликовано: ЛН--65 (см. В. Ф. Земсков, "Участие Маяковского в революционном движении").
  

13

  
   Фотокопия (ЦГАЛИ).
   Опубликовано: "Маяковский" (см. Н. И. Харджиев, "Маяковский и живопись").
   Маяковский был допущен к экзамену, но не выдержал его и продолжал учиться в студии П. И. Келина.
  

14

  
   ЦГИАЛ.
   Опубликовано: "Владимир Маяковский".
   Маяковский был допущен к конкурсу, но на экзамен не явился. К заявлению сделана приписка: "Документы получил обратно 8 октября 1913 года. Владимир Маяковский".
  

15

  
   ЦГИАЛ.
   Опубликовано: "Владимир Маяковский".
  

16

  
   Открытка. ЦГАЛИ.
   Опубликовано: Катанян--56.
   Датируется по почтовому штемпелю.
   Л. И. Жевержеев в 1911--1917 годах был председателем Общества художников "Союз молодежи".
   "Союз молодежи" был организован в начале 1910 года и, как гласил его устав, имел целью "ознакомление своих членов с современными течениями в искусстве, развитие в них эстетических вкусов путем совместных занятий рисованием и живописью, а также обменом мнений по вопросам искусства и способствовать взаимному сближению лиц, интересующихся искусством".
   Выпустил новую книгу "Я"...-- Первый сборник своих стихов -- "Я" Маяковский выпустил 17 мая 1913 года в авторском литографированном издании, почему и нуждался в комиссионной его продаже.
   Стихи для "Союза молодежи"...-- Альманах "Союз молодежи", вып. 3, о котором идет речь в письме, вышел в марте 1913 года.
  

17

  
   ГБЛ.
   Опубликовано: Катанян--56.
   Трагедия "Владимир Маяковский" была сдана в драматическую цензуру 9 ноября 1913 года. Разрешена к представлению 15 ноября. Спектакли состоялись 2 и 4 декабря 1913 года.
  

18

  
   Открытка.
   Опубликовано: "Пережитое". Дата определяется по почтовому штемпелю. Моя трагедия -- трагедия "Владимир Маяковский". Училище -- Училище живописи, ваяния и зодчества, где учился Маяковский.
  

19

  
   Открытка.
   Опубликовано: "Пережитое".
   Дата определяется по почтовому штемпелю.
  

20

  
   Публикуется впервые.
   Дата определяется по содержанию, в соответствии с письмом к А. А. Маяковской от 23 ноября 1913 года.
   Шлю записку для училища.-- Записка не найдена.
   Масса работы по театру.-- По постановке трагедии "Владимир Маяковский".
  

21

  
   Опубликовано: "Пережитое".
   ...разъезжаю по Крыму...-- Речь идет о поездке Маяковского вместе с другими поэтами-футуристами по южным городам с чтением стихов и лекций.
  

22

  
   Черновик телеграммы. (Хранится у В. А. Катаняна.)
   Опубликовано: ЛН--65.
   Датируется по содержанию.
   Седьмого вечер.-- 7 января в Симферополе, в театре Таврического дворянства, состоялся вечер "Олимпиада футуризма", на котором выступали Маяковский, Давид Бурлюк, Игорь Северянин и Вадим Баян. С этого вечера начались выступления Маяковского и других поэтов-футуристов в южных городах.
   Симферополь, Долгоруковская, семнадцать, Сидоров.-- Адрес поэта В. И. Сидорова (псевдоним -- Вадим Баян), у которого остановился Маяковский.
  

23

  
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   О выступлении, намечавшемся в Екатеринославе (теперь Днепропетровск), говорится в корреспонденции из этого города, озаглавленной "Не разрешили "футуристов": "Второй вечер футуристов с участием Бурлюка и Маяковского местной администрацией не разрешен" (газ. "Голос юга", Елисаветград, 1914, No 31, 7 февраля). Первым вечером футуристов был, очевидно, "поэзоконцерт" Игоря Северянина, состоявшийся в Екатеринославе 3 февраля.
  

24

  
   Гос. исторический архив Московской обл.
   Публикуется впервые.
   12 ноября 1914 года канцелярия московского градоначальника отказала Маяковскому в выдаче свидетельства, имея в виду его революционную деятельность. Впоследствии Маяковский писал в автобиографии "Я сам": "Чтобы сказать о войне -- надо ее видеть. Пошел записываться добровольцем. Не позволили. Нет благонадежности" (т. I наст, изд., стр. 22).
  

23

  
   Опубликовано: "Пережитое".
   Датируется Л. В. Маяковской.
   Маяковский находился в Петрограде в 1915 году с января по первую половину марта и затем с середины мая до середины июля.
  

26

  
   Открытка.
   Опубликовано: "Пережитое".
   Датируется по почтовому штемпелю.
  

27

  
   Опубликовано: "Пережитое".
   Датируется по содержанию.
   Я призван...-- Маяковский был призван на военную службу 8 октября 1915 года.
   Пришлю свою "военную" карточку.-- Эту фотографию Маяковский прислал родным. Впоследствии он взял ее,-- сообщает Л. В. Маяковская,-- "на выставку, посвященную 20-летию его творческой работы, но она не появилась на выставке, и он нам ее не вернул... другой такой фотографии не сохранилось" ("Пережитое", стр. 103).
  

28

  
   Опубликовано: "Пережитое".
   В письме дата: "20-го"; из содержания его видно, что оно написано вскоре после призыва в армию, состоявшегося 8 октября 1915 года; это позволяет точно датировать письмо.
   Я послал вам мою новую книгу.-- Маяковский прислал "Облако в штанах". Книга сохранилась у Л. В. Маяковской.
  

29

  
   Закрытое письмо ("секретка"). Полностью публикуется впервые. Датируется по почтовому штемпелю.
  

30

  
   Закрытое письмо ("секретка"). Опубликовано: "Пережитое". Датируется по почтовому штемпелю.
  

31

  
   Открытка.
   Полностью публикуется впервые.
   Датируется по почтовому штемпелю.
  

32

  
   Полностью публикуется впервые.
   Датируется по содержанию ("Я получил отпуск до середины октября").
  

33

  
   Хранится у адресата.
   Опубликовано: ЛН--65.
   Датируется по почтовому штемпелю.
   Эльза Триоле пишет, что она познакомилась с Маяковским в Москве вскоре после того, как была написана трагедия "Владимир Маяковский", т. е. в 1913 году (см. Maїakovski, Vers et proses de 1913 à 1930, traduits du russeet prêsentês par Elsa Triolet et prêcedês de ses souvenirs sur Maїakovski, Paris, 1957, p. 14).
   ...поставила над твоим И точку.-- На букву И начиналась фамилия знакомого Э. Ю. Триоле.
  

34

  
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   Приеду к вам.-- Маяковский ездил в Москву в январе 1917 года.
  

35

  
   Хранится у адресата.
   Опубликовано: ЛН--65.
   Датируется по почтовому штемпелю.
   Эпиграф -- шутливая перефразировка отдельных строк вступления к "Руслану и Людмиле" А. С. Пушкина. Впервые с некоторыми разночтениями воспроизведен в кн.: Э. Триоле, На Таити, Л. 1925, стр. 80.-- Э. Ю. Триоле жила в Голиковском пер., выходящем на Пятницкую улицу.
  

36

  
   Вчера читал.-- 24 сентября (7 октября) Маяковский читал в Большой аудитории Политехнического музея лекцию "Большевики искусства".
   Живу на Пресне.- На Пресне жили мать и сестры Маяковского.
   Афишу б.-- Имеется, очевидно, в виду афиша к выступлению Маяковского 11 (24) октября в концертном зале Тенишевского училища (Петроград) с чтением поэмы "Человек".
   Как "Война и мир"?-- Поэма "Война и мир" вышла в издательстве "Парус" в первых числах декабря 1917 года.
  

37

  
   Публикуется впервые.
   Датируется на основании сообщения Маяковского о его освобождении от военной службы, которое произошло 30 октября (12 ноября) 1917 года.
  

38

  
   Датировано Л. Ю. Брик.
   "Где ты, желанная, где, отзовися" -- несколько измененные строки из романса "Где ты, отзовись". Слова и музыка Л. Дризо (?).
   "Кафе поэтов" -- было организовано осенью 1917 года Д. Д. Бурлюком и В. В. Каменским в Настасьинском переулке. Просуществовало до начала апреля 1918 года.
   "Собака" -- "Бродячая собака", артистическое кафе в Петрограде, где Маяковский выступал в 1912--1915 годах.
   "Елка футур<истов>" -- была организована 30 декабря (12 января) в Большой аудитории Политехнического музея.
   "Выбор трех триумфаторов поэзии".-- Речь идет о вечере, состоявшемся 27 февраля 1918 года в Большой аудитории Политехнического музея под названием "Избрание короля поэтов".
   Веду разговор о чтении в Политехническом "Человека".-- Поэма "Человек" была прочитана в Большой аудитории Политехнического музея 2 (15) февраля 1918 года.
   "Все заверте" -- т. е. "все завертелось". Иронически использованная поговорка героини юмористического рассказа А. Аверченко "Неизлечимые".
   "Он любил ужасно мух, у которых жирный зад".-- Строки из неопубликованного стихотворения Д. Д. Бурлюка.
   ...южный фонд безмятежно и тихо растет.-- Собираясь поехать отдохнуть на юг, Маяковский откладывал деньги, которые передавал на хранение Л. А. Гринкругу.
   АСИС -- Ассоциация социалистического искусства. Так должно было называться задуманное Маяковским литературно-художественное общество или издательство, фактически организованное значительно позднее -- летом 1918 года и названное "ИМО" -- "Искусство молодых". Под маркой "АСИС" вышли в 1918 году поэмы Маяковского "Человек" и "Облако в штанах".
   Академия -- Академия художеств в первые месяцы после Октябрьской революции испытывала натиск "левых" художников, стремившихся изменить несомненно устаревшие профиль и характер обучения в этом учебном заведении. В помещении академии происходили также заседания Союза деятелей искусств, в работе которого принимал участие О. М. Брик, а до отъезда из Петербурга и сам Маяковский.
   ...Оськино письмо.-- О. М. Брик, ратовавший в первые дни революции, как и многие сотрудники газеты "Новая жизнь", за "свободу духовного самоопределения", опубликовал 5 (18) декабря 1917 года письмо в связи с избранием его в гласные Петроградской думы по списку РСДРП (большевиков). Оговаривая свое несогласие с "культурной программой большевиков", он в то же время заявлял, что считает "преступлением перед культурой и народом всякий саботаж, всякий отказ от активной культурной работы".
  

39

  
   Датировано Л. Ю. Брик.
   Читал в цирке.-- Дата выступления неизвестна.
   В конце января читаю... "Человека".-- Маяковский читал поэму "Человек" 2 февраля.
   Рвусь издать "Человека" и Облачко дополненное.-- Поэма "Человек" и "дополненное" (т. е. с восстановлением мест, вычеркнутых цензурой) издание "Облака в штанах" вышли в феврале под маркой "АСИС", фактически в авторском издании. Место издания -- Москва, хотя на книгах помечено: "Петроград".
  

40

  
   Датировано адресатом.
   Сейчас издаем "Газету футуристов".-- Единственный номер московской "Газеты футуристов" вышел 15 марта; в нем помещено "большое стихотворение", о котором далее упоминает Маяковский,-- "Наш марш"; четверостишие "Весна" опубликовано после смерти поэта.
   Спасибо за книжечку.-- Л. Ю. Брик послала в подарок записную книжку. Эта книжка с автографами двух стихотворений не сохранилась.
   ...я скомбинировался с Додей относительно пейзажа...-- Речь идет о картине Д. Д. Бурлюка.
   "Тебе, Лиля" -- посвящение к отдельному изданию поэмы "Человек".
  

41

  
   Датировано адресатом.
   Картину кинемо кончаю.-- Имеется в виду фильм "Не для денег родившийся" по роману Джека Лондона "Мартин Идеи" (сценарий Маяковского). В фильме Маяковский играл роль поэта Ивана Нова. Фильм не разыскан (либретто см. т. 11 наст. изд., стр. 481).
   Еду сейчас примерять... фрелиховские штаны.-- Не имея собственного хорошего костюма, который требовался для его роли, Маяковский обратился к артисту О. Н. Фрелиху, снимавшемуся на той же киностудии.
   ...хочется очень написать что-нибудь прочувствованное про лошадь.-- Было написано стихотворение "Хорошее отношение к лошадям", которое появилось в московском издании газеты "Новая жизнь", 1918, No 8, 9 июня.
   ...хотелось бы сняться с тобой в кино.-- Летом 1918 года по сценарию Маяковского была поставлена картина "Закованная фильмой", где поэт снимался совместно с Л. Ю. Брик. Фильм не разыскан (либретто см. т. 11 наст. изд., стр. 483).
   Она из "Питореска"...-- Письмо было написано на фирменной бумаге московского артистического кафе "Питореск".
  

42

  
   Публикуется впервые.
  

43

  
   Машинописная копия (хранится у А. В. Февральского).
   Опубликовано в журн. "Театр", М. 1960, No 4 (см. А. Февральский, "Маяковский и его пьесы").
   Датируется по содержанию.
   Около 10 октября 1918 года Маяковский приехал в Москву для Еедения переговоров о постановке "Мистерии-буфф" в Москве. Данное изложение содержания пьесы было представлено им в Театральный отдел (ТЕО) Наркомпроса.
   12 октября на заседании в ТЕО, где присутствовало несколько режиссеров, Маяковский рассказал о пьесе и прочел отрывки из нее. Вопрос о постановке "Мистерии-буфф" на этом совещании не был решен. В 1918 году пьеса в Москве поставлена не была.
  

44

  
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   ...двумя новыми годами сразу -- т. е. по старому и недавно введенному новому стилю.
  

45

  
   ЦГАОР.
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 353.
   ЛИТО -- Литературный отдел Наркомпроса. В те годы любое произведение художественной литературы, предлагавшееся к изданию в Госиздате, должно было получить предварительную рекомендацию ЛИТО. Поэма "150 000 000" была сдана в ЛИТО в начале апреля 1920 года.
  

46

  
   ЦГАОР.
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 354.
   ...я отказался от авторства, пуская ее и без фамилии...-- Маяковский не поставил своего имени на титульном листе книги, желая тем самым подчеркнуть, что творцом поэмы является как бы сам стопятидесятимиллионный советский народ. "150 000 000 -- мастера этой поэмы имя",-- писал он в прологе произведения. Позднее в автобиографии он так аргументировал анонимность издания: "Печатаю без фамилии. Хочу, чтоб каждый дописывал и лучшил. Этого не делали, зато фамилию знали все" (т. 1 наст. изд., стр. 26). В последующих изданиях имя автора указывалось.
  

47

  
   ЦГАОР.
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 355.
   Письма Маяковского рассматривались на заседании коллегии Наркомпроса 15 ноября 1920 года, после чего было принято решение об издании поэмы "150 000 000". Книга была сдана в печать 22 ноября 1920 года. Вышла в свет 16 апреля 1921 года.
  

48

  
   Хранится у адресата.
   Опубликовано: "Маяковский" (факсимиле).
   Датируется периодом пребывания Маяковского в Петрограде: 3--12 декабря.
   Письмо является ответом на высказанное адресатом предположение, что он послужил прототипом "героя" сатирического стихотворения Маяковского "Гимн критику".
   Мое "Окно сатиры"... -- Шуточные четверостишия в альбоме К. И. Чуковского, иллюстрированные Маяковским рисунками на манер "Окон Сатиры РОСТА" и названные "Окно сатиры "Чукроста" (см. стр. 144).
  

49

  
   БММ.
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   Ходатайство Маяковского было удовлетворено.
   Заявление представляет собой стандартную машинописную форму, в которую Маяковский вписал имя и фамилию, названия произведений и адрес. Месяц не проставлен.
   Про попов -- "Пьеска про попов, кои не понимают, праздник что такое".
   Как кто и что празднует -- "Как кто проводит время, праздники празднуя. (На этот счет замечания разные)".
   А что, если -- "А что, если? Первомайские грезы в буржуазном кресле".
   Чемпионат -- "Чемпионат всемирной классовой борьбы".
  

50

  
   Машинописная копия (БММ).
   Полностью публикуется впервые.
   Письмо ошибочно датировано поэтом 5.V.21 г. Судя по содержанию, написано до выхода "150 000 000". По-видимому, должно быть: 5 апреля.
   ЛИТО... аттестовало эту книгу, как исключительно агитационную...-- Заместитель заведующего Литературным отделом Наркомпроса В. Я. Брюсов писал Госиздату: "Коллегия ЛИТО, признав направленную в Государственное издательство рукопись т. Маяковского "150 миллионов" имеющей исключительное агитационное значение, просит означенную рукопись издать в самом срочном порядке..." (ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 352).
   ...книги типа Гамсуна...-- 17 декабря 1920 года. Распорядительная комиссия Госиздата разрешила издание романа К. Гамсуна "Новь" ("Новые силы"), который, однако, не вышел из печати.
   "Дрожнины песни".-- Очевидно, речь идет о сборнике крестьянского поэта С. Д. Дрожжина "Песни рабочим", который был издан в 1920 году комитетом памяти В. М. Величкиной (Бонч-Бруевич). Полемический характер приведенного примера не дает основания судить по нему об отношении Маяковского к Дрожжину. Из сохранившейся афиши известно, например, что в дни юбилея пятидесятилетия литературной деятельности поэта (24 апреля 1923 г.) Маяковский должен был выступить в Политехническом музее на вечере "Московские поэты -- Спиридону Дрожжину".
   Дерябина...-- Дерябина С., На заре нового мира (Сказка настоящего). Госиздат, М. 1920, 100 000 экз. (Вышла в серии "Красная книжка" No 25).
   ...плакаты о "Борьбе с волокитой" и о "помощи Донбассу". -- Речь идет о плакате "Долой волокиту! Да здравствует революционная инициатива", ранее выполненном как "Окно сатиры РОСТА" No 494, ноябрь 1920, и о плакате "Все на помощь Донбассу", ранее выполненном как "Окно сатиры РОСТА" No 601, ноябрь, 1920.
   Прилагаю рецензию...-- К письму были приложены: письмо Литературно-издательского отдела Главного политического управления НКПС (Главполитпуть) и Центрального комитета профсоюза работников железнодорожного и водного транспорта (Цектран) от 18 декабря 1920 года, в котором отмечалось: "Оба эти плаката ярко агитационны и вполне художественны <...> Литературно-издательский отдел просит Вас передать эти плакаты в его распоряжение в целях отпечатания...", и выписка из протокола 56 заседания Распорядительной комиссии Госиздата от 15 декабря 1920 года, рассматривавшей плакат "Долой волокиту! Да здравствует революционная инициатива"; из этой выписки и приведен цитируемый отзыв: "Отвергнуть как погромный".
   ...пьеса отклонена...-- Распорядительная комиссия Госиздата отклонила "Мистерию-буфф" 2 апреля 1921 года "ввиду отсутствия бумаги". В выписке из протокола, выданной Маяковскому, имеется приписка: "Книга на отзыв не посылалась".
   ...прилагаемый здесь список...-- В материалах БММ списка не имеется.
   ..."Мистерия" многократно "прорецензирована"...-- См. вступительное слово Маяковского на диспуте "Надо ли ставить "Мистерию-буфф"?"
   Вопрос о постановке ее... обсуждался на специальном собрании...-- Имеется в виду диспут "Надо ли ставить "Мистерию-буфф"?" Принятая собранием резолюция была опубликована в журнале "Вестник театра", М. 1921, No 82. Сообщение о диспуте -- в газете "Известия", М. 1921, No 21, I февраля, подробный отчет -- в "Вестнике театра" М. 1921, No 83--84.
   Главполитпросвет -- Главный политико-просветительный комитет был учрежден как одно из управлений Наркомпроса 12 ноября 1920 года.
   Рабкрин -- Рабоче-крестьянская инспекция, орган государственного контроля, имевший в первые годы очень широкие функции. Существовала с февраля 1920 по февраль 1934 года.
  

51

  
   ГАОР МО.
   Опубликовано: газ. "Дальневосточный телеграф", Чита, 1921, No 56, 9 декабря.
   После рассмотрения иска Маяковского на двух заседаниях дисциплинарного товарищеского суда при МГСПС поэту был выплачен причитавшийся ему гонорар.
   ...Центрхудкол... признала "Мистерию-буфф" одной из лучших и первых пьес коммунистического репертуара.-- По-видимому, речь идет о следующем: 20 сентября 1920 года на заседании Коллегии Политпросветсектора Наркомпроса, обсуждавшей доклад В. Э. Мейерхольда об агитационно-революционных задачах театра и вопрос о репертуаре для празднования дня Октябрьской революции, А. В. Луначарский назвал "Мистерию-буфф" в числе немногочисленных "пьес коммунистического характера".
   Тов. Мейерхольд взялся за постановку.-- Пьеса была включена в репертуарный план руководимого В. Э. Мейерхольдом Театра РСФСР Первого еще до его открытия.
   Пьеса до постановки была прочитана мною представителям ЦК РКП, МК РКП, ВЦСПС, Рабкрина, Главполитпросвета и других организаций...-- Имеется в виду диспут "Надо ли ставить "Мистерию-буфф"?"
   ...отношение о срочном напечатании пьесы.-- Отношение за подписью заместителя заведующего Театральным отделом Главполитпросвета В, Э. Мейерхольда отправлено 1 апреля 1921 года.
   Пьесы Сабурова -- Госиздатом не издавались.
   В некоторых городах Республики... она вышла или должна выйти...-- В 1921 году "Мистерия-буфф" была поставлена в Томске, Перми, Тамбове, Екатеринбурге (теперь Свердловск), станице Белоглинской, Краснодаре, Харькове, Омске.
   ...постановка Мастерит в Первом театре РСФСР встретила исключительно хорошее отношение и рабочей массы и газет...-- См. газетные рецензии: Валь В., В пролетарском театре. Малярной кистью по домотканому холсту, газ. "Гудок", М. 1921, No 320, 8 июня; А б р. А., Первомайская победа революционного театра, газ. "Труд", М. 1921, No 58, 4 мая; Абр. А., Современный зритель и новый театр, там же, No 94, 24 июня; "Мистерия-буфф", газ. "Известия", М. 1921, No 94, 4 мая; Антон Углов, "Мистерия-буфф", газ. "Коммунистический труд", М. 1921, No 333, 7 мая и др.
   ...собираемые в театре анкеты... -- В Театре РСФСР Первом путем ответов на анкету был проведен опрос зрителей об их впечатлениях от постановки "Мистерии-буфф". Большинство зрителей-рабочих дало ей положительную оценку (см. об этом: М. Загорский, Как реагирует зритель, журн. "Леф", М. 1924, No 2, стр. J41--151; его же, Театр и зритель эпохи революции, сб. "О театре", Тверь, 1922, стр. 102--112).
   После спектакля... была единогласно принята резолюция... (резолюция в "Вестнике театра"),-- Резолюция напечатана не была. Разыскать ее не удалось.
   ...редактор "Вестника театра" тов. Загорский...-- М. Б. Загорский был заведующим редакцией "Вестника театра", редактором журнала являлся В. И. Блюм.
   Получив 1 июня служебную записку Всеработпроса... -- Описка или опечатка: по-видимому, должно быть 1 июля (пьеса вышла 15 июня).
   Всеработпрос -- Всероссийский профессиональный Союз работников просвещения.
   ...просил уплатить построчную плату.-- Смета "Вестника театра" была Наркомпросом передана Госиздату и последний был обязан оплачивать материалы, печатавшиеся в журнале.
   ...напечатание никчемных томов Немировича?-- Речь идет о серии книг Вас. И. Немировича-Данченко, изданных в 1919--1920 годах петроградским отделением Госиздата. В 1921 году писатель эмигрировал.
   Цекпрос -- Центральный комитет профсоюза работников просвещения.
   THO -- Тарифно-нормировочный отдел.
   ОНТ -- Отдел нормирования труда.
   "Вестник ЦК Всерабиса".-- Всерабис -- Всероссийский профессиональный Союз работников искусств. Журнал назывался "Вестник работников искусств".
  

62

  
   Фотокопия (ИМЛИ).
   Опубликовано: "Литературная газета", М. 1935, No 68, 9 декабря (см. В. Тренин, "Неопубликованные стихи Маяковского").
   Стихотворный адрес, написанный и прочитанный Маяковским в 1921 году, в день проводов на Урал Б. Ф. Малкина, который в бытность свою заведующим Центропечатью содействовал публикации произведений Маяковского.
   ...ежели сбежать придется от сумасшедшего Госиздателя.-- Маяковский имеет в виду ряд своих конфликтов с Государственным издательством, в особенности в связи с изданием второй редакции "Мистерии-буфф".
  

63

  
   ЦГАЛИ.
   Опубликовано: сб. "Живой Маяковский", вып. 2, М. 1930.
   Датируется по содержанию.
   После оккупации Владивостока находившийся там Н. Н, Асеев переехал в столицу ДВР (Дальневосточной республики) -- Читу, куда и адресовано письмо Маяковского. Вспоминая о связи с Маяковским в тот период, Асеев писал: "Группа "Творчество" росла и крепла. Мы уже перекликались с Москвой. Получили весточку от Брика и Маяковского. Это была как первая апокрифическая пальмовая ветвь с суши" (Н. Асеев, Дневник поэта, Л. 1929, стр. 56).
   Поэт С. М. Третьяков в то время был одним из активнейших сотрудников дальневосточного журнала "Творчество" (Чита). Летом 1921 года приезжал в Москву, в первых числах сентября вернулся в Читу.
   ...восславление моей скромной фигуры, в частности.-- Речь идет о статьях, посвященных Маяковскому в "Творчестве", одним из авторов которых был Н. Н. Асеев.
   Вы просите песен, их нет у меня = строка из одноименного романса Саши Макарова.
   ...нужно во Всеросгазету сдать стихи о голоде.-- Речь идет о стихотворении "Два не совсем обычных случая", напечатанном в однодневной газете "На помощь!", 1921, 29 августа (издана "Известиями ВЦИК" в пользу голодающих Поволжья).
   Что касается Рощина, то спасибо, уже".-- Речь идет о литературном критике И. С. Гроссмане-Рощине. Н. Н. Асеев в статье "Три года на Дальнем Востоке" писал: "Из случайных, нерегулярных событий культурной жизни следует отметить приезд во Владивосток в 1921 году т. Гроссмана-Рощина, прочитавшего ряд лекций в рабочей аудитории, а также исключительно интересный доклад "о форме и содержании" в помещении Литературно-художественного общества Дальнего Востока" (журн. "Печать и революция", М. 1922, No 6).
   "Я уже" -- выражение из литературного анекдота: на обеде поэт Ю. К- Балтрушайтис, знакомясь с писателем А. И. Куприным, назвал свою фамилию; не расслышавший фразы Куприн сказал: "Спасибо, я уже". Отвечая так Асееву, Маяковский, вероятно, соглашался с оценкой И. С. Гроссмана-Рощина, которая содержалась в несохранившемся письме Асеева.
   Хочу приехать в Читу.-- В Читу Маяковский не ездил.
   Шлю стишонок "Наш быт".-- Речь идет о стихотворении "Неразбериха", которое было напечатано под заглавием "Наш быт. No 1" в газ. "АгитРОСТА", М. 1921, No 9, 16 августа. Сведений о публикации этого стихотворения в ДВР нет.
  

54

  
   Опубликовано: газ. "Дальневосточный телеграф", Чита, 1921, No 56, 9 октября.
   Датируется по содержанию.
   Оригинал письма не разыскан. Настоящий отрывок был опубликован критиком Н. Ф. Чужаком-Насимовичем, редактировавшим газету "Дальневосточный телеграф", в статье "О дегте, о воротах и о прочем (статья старого коммуниста)". Статья являлась полемическим ответом на фельетон Л. Сосновского "Довольно маяковщины" ("Правда", М. 1921, No 199, 8 сентября), вызванный судебным процессом между Маяковским и Госиздатом. В своей статье Чужак привел отрывок из письма и заявление Маяковского в юридический отдел МГСПС. На обороте копии заявления, как сообщает Чужак, была приписка поэта: "Веселенькая историйка? Так живет и работает Маяковский".
   Обвиняемый -- Госиздат (Вейс, Мещеряков и Сквврцт).-- Обвиняемыми были Д. Л. Вейс и И. И. Скворцов-Степанов. Н. Л. Мещеряков был временно откомандирован ЦК РКП (б) в Красную Армию и на суде не присутствовал.
  

55

  
   ...сборник статей Чужака... и газету "Д<альне>в<рсточный> телегр<аф>, в которой большая статья Чужака о Сосновском.-- Сборник "К диалектике искусства" (Чита, 1921); статья "О дегте, о воротах и о прочем" -- "Дальневосточный телеграф", Чита, 1921, No 56, 9 октября.
   ...гонорар мне за посланные материалы.-- В журнале "Творчество", который редактировал Н. Ф. Чужак, были опубликованы отрывки из поэм Маяковского "Облако в штанах" (1920, NoNo 1, 2, 3) и "Война и мир" (No 5).
   ...уеду дней на 8--10 в Харьков.-- Маяковский выехал в Харьков 11 декабря и возвратился 18 декабря.
  

56

  
   Л. Ю. Брик сообщила Маяковскому в одном из писем о переговорах с владельцем одной рижской типографии, соглашавшемся издавать книги Маяковского, различные сборники и учебники. Она просила узнать в ряде советских учреждений о технических возможностях осуществления этого плана. Разрешение было получено, но осуществить этот замысел не удалось.
   К письму прилагалась копия докладной записки, направленной Маяковским и О. М. Бриком А. В. Луначарскому (см. стр. 203).
   Об учебниках надо говорить с Крупской... -- Н. К. Крупская была в то время членом коллегии Наркомпроса и председателем Главполитпросвета; кроме того, руководила в эти годы научно-методической секцией Государственного ученого совета, в ведении которого была выработка школьных программ и издание учебников.
   С Граником...-- Г. М. Граник работал в отделе печати Наркоминдела. Л. Ю. Брик просила связаться через него с рижской газетой "Новый путь", лояльно относившейся к Советской России.
  

57

  
   Датируется адресатом.
   ...харьковское письмо? -- Письмо Маяковского из Харькова не дошло до адресата.
   Читал три раза...-- В Харькове состоялось три выступления: 12 декабря ("Диспут о футуризме"), 14 декабря (чтение поэмы "150 000 000") и 15 декабря ("Дювлам" -- Двенадцатилетний юбилей Владимира Маяковского).
   ...вышлю и докладную записку... -- Текст записки см. стр. 203.
   Давид Петрович -- Штеренберг, художник. В конце 1921 года заведовал художественным отделом Главного комитета профессионального образования (Главпрофобра) Наркомпроса. Через него Маяковский, вероятно, предполагал осуществить заказ на книгу о плакате.
   Не слишком ли издатель упирает на учебники? -- На книги, ввозимые из-за границы, была установлена высокая пошлина, значительно сниженная для учебников. В конце декабря 1921 года, в связи с восстановлением отечественной полиграфической промышленности, Госиздат прекратил заграничные заказы, разрешая лишь в отдельных случаях заказы на учебные и научные книги. Последнее, вероятно, и послужило причиной того, что задуманное начинание на осуществилось.
   Евтушевский В. А. -- автор ряда учебников и пособий по математике. В данном случае Маяковский упоминает Евтушевского как имя нарицательное (синоним учебника).
   "МАФ" (Московская, в будущем -- международная ассоциация футуристов) -- предполагаемое название задуманного издательства, а также сборника.
   Постараюсь... выслать книгу...-- Рижский издатель просил выслать ему рукопись одной из предполагавшихся к изданию книр для составления сметы.
  

63

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   ...что сделать, чтоб стать членом Союза.-- По всей вероятности, Московского профессионального союза писателей, членом которого Маяковский был с 1919 года.
  

59

  
   Хранится у адресата.
   Опубликовано: "Литературная газета", М. 1936, No 22, 14 апреля.
   Написано и послано секретарю редакции "Известий" Осафу Семеновичу Литовскому, пригласившему Маяковского на семейное торжество, на котором поэт по болезни не смог присутствовать.
  

60

  
   Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма.
   Опубликовано: ЛН--65.
   Единственным манифестом этой группы было предисловие к сборнику "Пощечина общественному вкусу"...-- Это не совсем точно: авторам предисловия принадлежит манифест в листовке того же названия и манифест "Идите к черту!" из уничтоженного цензурой сборника "Рыкающий Парнас" (П. 1916).
   Полиритмия -- термин, обозначающий сочетание нескольких ритмов.
   ...подлинно футуристической прозы нет; есть отдельные попытки у Хлебникова, у Каменского, у Кушнера Митинг дворцов"...-- Проза В. В. Хлебникова собрана в т. 4 его "Собрания произведений" (Л. 1930), при жизни автора печаталась в различных сборниках; проза В. В. Каменского -- романы: "Землянка" (Спб. 1911), "Стенька Разин" (М. 1916) и автобиография. "Его -- моя биография великого футуриста" (М. 1918); Б. А. Кушнер, "Митинг дворцов. Аллитерованная проза" (П. "ИМО", 1918).
   ...несторское подытоживание результатов... практики.-- Нестор -- древнерусский писатель XI -- начала XII века. Ему приписывается авторство выдающегося памятника древнерусского летописания "Повести временных лет". Здесь -- в смысле спокойного, неторопливого описания действительности и деяний прошлых лет.
  

61

  
   Авторизованная машинопись (БММ).
   Полностью публикуется впервые.
   Художник Е. В. Равдель в 1922 году заведовал Производственным бюро Высших Государственных художественно-технических мастерских (Вхутемас), которому подчинялось издательство. В этом издательстве вышли все книги Маяковского в серии "МАФ" и два тома его собрания сочинений "13 лет работы".
   Из-за чрезвычайно плохой постановки дела издательство не могло полностью выполнить взятые на себя обязательства. Намеченные сроки окончания издания собрания сочинений 20 августа, а затем 25 сентября были сорваны. Более того, в процессе производства пришлось изменить план издания, превратив его из четырехтомного в двухтомное. Все это привело к тому, что поэт расторг договор.
   ...был испрошен для Вхутемаса в Гизе заем... -- Заем был дан Госиздатом 4 августа 1922 года.
   ...в пятницу с. г. я уезжаю в служебную заграничную командировку.-- 9 октября Маяковский выехал в Берлин.
  

62

  
   Публикуется впервые.
   Датируется Л. В. Маяковской.
  

63

  
   Публикуется впервые.
   Датируется Л. В. Маяковской.
   Сухаревка.-- Сухаревский рынок был закрыт 15 декабря 1920 года и снова открылся после введения нэпа.
  

64

  
   Публикуется впервые.
   Датируется Л. В. Маяковской.
   Хотя ангелов...-- Именины А. А. Маяковской, с которыми ее поздравляет Маяковский, приходились на 23 апреля ст. ст.
  

63

  
   Машинописная копия. (Хранится у В. А. Катаняна.)
   Опубликовано: ЛИ--65.
   Письмо написано после одного из первых редакционных собрании журнала "Леф", на котором выявились разногласия по ряду важных вопросов литературной теории и практики.
   О своем понимании этих разногласий Н. Ф. Чужак писал несколько позднее в газете "Правда": "Левый фронт искусства переживает глубокий внутренний кризис. Идет почти открытая борьба двух составных элементов Лефа: старого футуризма, додумавшегося головой, и под воздействием извне, до производственного искусства, но отдающего производству только технику левой руки и явно путающегося между производством и мещанской лирикой, и производственнического крыла Лефа, пытающегося сделать из теории пока еще корявые и робкие, но уже актуально-практические выводы и -- это особенно важно -- ставящего ставку не на индивидуальное и неизбежно яческое искусство спецов, а на идущее с низов и лишь нуждающееся в оформлении -- творчество массы" (Н. Чужак, В драках за искусство (разные подходы к Лефу), "Правда", М. 1923, No 186, 21 августа). Позиция Чужака сказалась в том, что он был против опубликования в журнале и выпуска отдельными изданиями поэмы Маяковского "Про это" и рассказа О. М. Брика "Непопутчица".
   Будь у Вас партийный журнал...-- Видимо, речь идет о попытках организации под редакцией Н. Ф. Чужака нового толстого журнала, в числе сотрудников которого упоминался и Маяковский. "Задачей журнала,-- как сообщалось в печати,-- является "осознание современного искусства" (журн. "Зрелища", М. 1922, No 17, 19--25 декабря).
   ...атаки нашим журналом...-- т. е. "Лефом".
  

66

  
   Опубликовано: ЛН--65.
   Датируется по содержанию.
   Обложку т. Мещеряков подписал...-- Речь идет об обложке No 2 журнала "Леф". Журнал выходил под маркой Госиздата, поэтому и требовалась подпись председателя редколлегии издательства Н. Л. Мещерякова. На обложке No 2 журнала был помещен сделанный А. М. Родченко фотомонтаж объявлений о цыганском хоре, юбилеях Л. В. Собинова и А. И. Южина, портрета миллиардера Рокфеллера и т. д., перечеркнутый двумя косыми зелеными полосами.
   Объявление-рекламу не успел провести...-- Речь идет о проспекте журнала, где были перепечатаны обложка No 2 "Лефа", передовая, написанная Маяковским, и первомайские стихи поэтов "Лефа".
  

67

  
   Хранится у Л. Ю. Брик.
   Опубликовано: альманах "Красная стрела", Нью-Йорк, 1932 (факсимиле).
   В датировке письма ошибка: надо не 15/Х, a 15/IX, так как около 18 сентября Маяковский вернулся в Москву.
   Если мне пришлете визу...-- Американская виза Маяковским не была получена.
  

68

  
   Черновой автограф (БММ).
   Опубликовано: ПСС, т. 5, М. 1940, стр. 714--715.
   Датируется по содержанию.
   Мосполиграф -- Московское государственное объединение предприятий полиграфической промышленности.
   ...15 отдельных иллюстраций-плакатов...-- Возможно, речь идет о 15 рисунках с текстами "О завхозе, который чуть не погиб со всей конторой", сделанных во второй половине ноября 1923 года совместно с Н. Н. Асеевым. В пользу данного предположения говорит следующее: 1) реклама имеет ту общую лозунговую и общую изобразительную форму, о которой говорит в заявлении Маяковский; 2) рисунки сопровождаются двустишиями, упоминаемыми в § 2 заявления; 3) реклама посвящена деятельности Мосполиграфа.
  

69

  
   БММ.
   Полностью публикуется впервые.
   Предложенные Маяковским книги изданы не были. Большинство из названных стихотворений вошло в сборник, выпущенный издательством "Красная новь" в 1924 году "О Курске, о комсомоле, о мае, о полете, о Чаплине, о Германии, о нефти, о 5 Интернационале и о проч."; вторая книга была принята Госиздатом, но не была издана.
   "Временный памятник рабочим Курска" -- "Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского".
   "Перелет Москва -- Кенигсберг" -- "Москва -- Кенигсберг".
   "Чарли Чаплин" -- "Киноповетрие".
   "Стихи о Мандриле" -- неразысканное до сих пор произведение Маяковского о нэпманке Мандриле. Литературовед К. Л. Зелинский, присутствовавший на вечере Маяковского 4 марта 1924 года в Москве, в Политехническом музее, где Маяковский прочитал это произведение, записал в своем дневнике: "В стихотворении давалась замечательно яркая и резкая сатира на мещанскую жадность, стяжательство, пошлость" (Катанян -- 56, стр. 203).
   Агитация вещей -- реклама.-- Мысль о создании книги, посвященной рекламе, возникла у Маяковского несколько раньше и была близка к осуществлению. В статье "Агитация и реклама" (июнь, 1923 г.) поэт сообщал, что "к Всероссийской с.-х. выставке в Москве выйдет под редакцией т. Брик специальная книга о рекламе, первая в РСФСР" (см. т. 12 наст. изд., стр. 58). Поскольку книга не была издана, Маяковский предложил ее выпустить Мосполиграфу, где она также не вышла.
  

70

  
   БММ.
   Публикуется впервые.
   Датировано женой А. М. Родченко художницей В. Ф. Степановой.
   Речь идет о совместной работе над плакатами.
  

71

  
   Датируется адресатом.
   ...еду в Одессу и Киев читать...-- Выступления Маяковского состоялись в Одессе 20, 21, 22 и 23 февраля, в Киеве -- 25 и 26 февраля 1924 года.
   Шарик -- Дубинский, знакомый Маяковского.
   Был пока что на "Лизистрате"...-- Комедия древнегреческого драматурга Аристофана была поставлена Вл. И. Немировичем-Данченко в Музыкальной студии МХАТ (премьера -- 16 июня 1923 г.).
  

72

  
   Открытка.
   Датируется по почтовому штемпелю.
   Вчера читал, сегодня, завтра, и еще не то в четверг, не то в пятницу.-- Маяковский выступал 19, 20 и 22 мая в зале Филармонии.
   ...все руководители выехали в Москву.-- В Москве 23 мая открылся XIII съезд партии.
   ...все лингвисты.-- Литературовед Б. М. Эйхенбаум записал в свеем дневнике: "21 мая: у Маяковского в Европейской гостинице No 26. Были Якубинский, Н. С. Тихонов, Пунин, Винокур и я. Говорили о Лефе" (Катанян--56, стр. 443). Б. М. Эйхенбаум, Л. П. Якубинский и Ю. Н. Тынянов были (наряду с другими тремя исследователями) авторами статей о языке Ленина в готовившемся к печати No 1(5) "Лефа" за 1924 год.
   У моих афиш какие-то существа разговаривают так: "Да, но это не трогает струн души". Винница.-- Маяковский использовал этот случай в докладе "О сегодняшней поэзии" (см. записи к докладу, стр. 182), чтобы показать, что "искусство для пролетариев не игрушка, а оружие" ("Красная газета", веч. вып., Л. 1924, No ИЗ, 21 мая). В данном случае Винница -- синоним старой российской провинции.
   Скоч -- собака Скотик.
  

73

  
   ...а ехать ли мне в Мексику -- не знаю, так как это, кажется, бесполезно.-- Бесполезно в том смысле, что вряд ли бы в Мексике удалось получить визу на въезд в США.
   Пробую опять снестись с Америкой...-- 23 октября, накануне отъезда Маяковского, "Вечерняя Москва" сообщала, что он собирается в кругосветное путешествие. Однако, не получив английской и американской виз, Маяковский 27 декабря вернулся в Москву.
   Я живу в Эльзиной гостинице.-- Отель "Истрия", где жила Э. Ю. Триоле и всегда останавливался Маяковский.
   Как с книгами и с договорами? -- В октябре Маяковский заключил договоры с ленинградским отделением Госиздата на издание поэмы "Владимир Ильич Ленин" и сборника "Только новое" ("Стихи 1924 г."). Должны были выйти сданная в августе в Госиздат книга о рекламе и 3-е издание "Войны и мира".
   "Перец" -- сатирический журнал "Красный перец".
   Не с поэтом, конечно!-- т. е. не с поэтом-эмигрантом Вл. Ходасевичем.
   ...поезжу немного по мелким французским городкам.-- По всей вероятности, поездка эта не осуществилась,
   Ферзы -- от немецкого "Verse" -- стихи.
  

74

  
   Телеграмма.
   Жду американскую визу.-- "Маяковский, окончив поэму "Ленин"... поехал в Париж, думая пробраться в Америку. Американская виза им не была получена. У поэта остался выбор между Канадой и Мексикой. Так как Маяковский не любил экзотичности, то он скоро вернулся в Москву. В Париже поэт чувствовал себя, как в глухом захолустье" (журн. "30 дней", М. 1925, No 1, стр. 100).
  

75

  
   Что за ерунда с "Лефом"? Вышел ли хоть номер с первой частью?-- No 7 "Лефа" вышел из печати лишь после возвращения Маяковского -- в январе 1925 года. В нем была опубликована первая часть поэмы "Владимир Ильич Ленин". В результате возникших технических трудностей, а также творческих разногласий среди членов редколлегии на этом номере "Леф" прекратил свое существование.
   Как дела с Ленгизом? -- См. прим. к письму от 9 ноября 1924 года (No 73, стр. 319).
   Куда удалось дать отрывки? -- Отрывки из поэмы "Владимир Ильич Ленин" были опубликованы во многих газетах и журналах.
   ...теперь опять начинаю.-- Маяковский работал над стихотворениями, в дальнейшем составившими цикл "Париж".
   ...с приездом наших хожу и отвожу советскую душу.-- 4 декабря прибыл первый во Франции советский полпред Л. Б. Красин.
  

78

  
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   О. В. Маяковская работала техническим секретарем редакции журнала "Леф".
  

77

  
   Газ. "Известия ЦИК", М. 1925, No 9, 11 января.
   Демьян Бедный и Л. С. Сосновский, выступавшие 9 января 1925 года на Первой Всесоюзной конференции пролетарских писателей, не распознав опечатки, допущенной при публикации отрывка из поэмы "Владимир Ильич Ленин" в газ. "Известия ЦИК", М. 1924, No 256, 7 ноября, обвинили Маяковского в искажении образа Ленина, в намерении представить Ленина генералом. Стремлением предотвратить подобные ошибки было вызвано настоящее письмо Маяковского в газ. "Известия ЦИК". Выступление Маяковского на Первой Всесоюзной конференции пролетарских писателей, в котором он ответил на нападки Демьяна Бедного и Л. С. Сосновского, см. т. 12 наст. изд., стр. 272--274.
  

78

  
   Автограф и авторизованная копия (БММ).
   Опубликовано в журн. "Литературный критик", М. 1936, No 4 (см. О. М. Брик, "Маяковский -- редактор и организатор").
   16--17 января 1925 года по инициативе группы Юголеф (Украина) было созвано "Первое московское совещание работников левого фронта искусства", в котором принял участие и Маяковский. Целью совещания по мысли его организаторов было создать "единый фронт левого искусства" с "твердой" программой и "жесткой" организацией. Журнал "Леф" и его руководство подверглись разносной критике со стороны группы наиболее "ортодоксальных" деятелей "левого искусства". Не желая себя связывать с принимаемыми решениями, Маяковский ушел с совещания, вручив заявление его председателю Л. Недоле. На заявлении приписка Н. Н. Асеева: "Присоединяюсь целиком. 18.1", а на копии расписка Л. Недоли] "Подлинник заявления получил. 18.1".
   "Никаких практических результатов совещание не имело. "Левый фронт" так и не сорганизовался. Скоро прекратил свое существование и журнал "Леф" (О. М. Бри к, Маяковский -- редактор и организатор, журн. "Литературный критик", М. 1936, No 4, стр. 140).
   Стенограммы выступлений Маяковского на совещании см. т. 12 наст. изд., стр. 275.
  

79

  
   Письмо представляет собой список поручений, переданных Маяковским Л. Ю. Брик перед отъездом за границу.
   Смотреть за Оськой по договору...-- Перед своим отъездом за границу Маяковский подписал договор с Госиздатом на четырехтомное собрание сочинений, следить за изданием которого поручил О. М. Брику.
   Торопить сестру, Осю и всех с "Лефом".-- О. В. Маяковская была техническим секретарем редакции "Леф". После отъезда Маяковского ни один номер журнала не вышел.
   Торопить со сказкой из<дательство> "Прибой"...-- 10 мая Маяковский подписал договор с издательством "Прибой" на две детские книжки -- "Что такое хорошо и что такое плохо" и "Каждому Пете и каждому Васе рассказ о рабочем классе" (вместо последней была написана книжка "Гуляем"). Первую он, очевидно, сдал до отъезда, вторую должен был сдать 15 июня, но выслал из Парижа 19--20 июня 1925 года.
   ...зайти... относительно 2 из<дания> "Сказки о Пете"...-- Второе издание "Сказки о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий" в свет не вышло.
   ...дай из "Летающего пролетария" любой отрывок...-- Отрывки из поэмы "Летающий пролетарий" были напечатаны в журналах "Красная новь" (М. 1924, No 7), "Новый мир" (М. 1925, No 7) и "Молодая гвардия" (М. 1925, No 8). Поэма была выпущена издательством "Вестник воздушного флота" и добровольным обществом "Авиахим"; в фонд последнего Маяковский, очевидно, и вносил 50 процентов гонорара.
  

80

  
   Стараюсь... жить нашей газетой...-- Маяковский имеет в виду газету "Парижский вестник" (на русском языке), поддерживавшую советское правительство. В этой газете были помещены стихотворения из цикла "Париж" (No 25, 3 июня; No 44, 24 июня), "Ялта -- Новороссийск" (No 35, 14 июня), отрывок из поэмы "Владимир Ильич Ленин" (No 47, 28 июня).
   Выставка -- Всемирная художественно-промышленная выставка. Маяковский принимал участие в организации советского павильона, открывшегося 4 июня. С декабря 1924 по февраль 1925 года поэт присутствовал почти на всех заседаниях Комитета по его устройству и выполнил ряд практических заданий. За экспонированные на выставке рекламные плакаты ему была присуждена серебряная медаль.
   Завтра начну писать для "Лефа".-- По всей вероятности, речь идет о стихотворении "Верлен и Сезан".
   Летчик Шебанов замечательный.-- Летчик Н. П. Шебанов летал на самолетах советско-германского акционерного общества "Дерулюфт". Его воспоминания о Маяковском см. в газете "Вечерняя Москва", 1936, No 49, 29 февраля.
  

81

  
   ...получили вернувшегося из Москвы Морана -- гнусность он... -- Французский писатель Поль Моран вскоре опубликовал антисоветский очерк "Я жгу Москву", вызвавший протест прогрессивной общественности.
   Буа (Буа де Булонь) -- Булонский лес, парк в Париже.
  

82

  
   Датировано адресатом.
   Спасибо большое за Гиз... -- Перед отъездом в Америку Маяковского обокрали. Госиздат телеграфно сообщил свое согласие возместить сумму, которая была выдана Маяковскому Торгпредством СССР в Париже.
   ...шлю для "Прибоя"... листок с текстом.-- Речь, по-видимому, идет о тексте детской книжки "Гуляем", которая должна была выйти в издательстве "Прибой" (вышла в 1926 г.).
  

83

  
   Santander -- Сантандер -- главный город одноименной провинции на севере Испании.
  

84

  
   ...(2) дорожные письма?-- Л. Ю. Брик получила только одно письмо с дороги (от 22 июня).
   Много работаю.-- Маяковский написал за время плавания стихотворения: "Христофор Коломб", "Испания", "6 монахинь", "Атлантический океан", "Мелкая философия на глубоких местах", "Блек энд уайт".
   Слово "Колумб" при подписи зачеркнуто Маяковским.
  

85

  
   Датировано адресатом.
   Я в Мексике уже неделю...-- Маяковский приехал в Мексику 8 июля.
   Если же Соединенных Штатов не выйдет...--. Разрешение на въезд в США Маяковский получил 24 июля. Через три дня он выехал из Мексики. Видимо, по этой причине поездка в глубь страны не состоялась.
   ...около 15--20 сентября буду в Москве.-- Маяковский вернулся в Москву 22 ноября.
   ...с секретарем посольства...-- В. Я. Волынским.
   ...шлю стихи и беспокою тебя страшными просьбами.-- Перечисленные стихотворения были впервые опубликованы: "Испания" -- в газ. "Новый мир", Нью-Йорк, 1925, No 871, 14 августа (в СССР впервые в сб. "Испания. Океан. Гавана. Мексика. Америка", М. 1926); "Открытие Америки" ("Христофор Коломб") -- в "Красной газете", веч. вып., Л. 1925, No 270, 6 ноября; "6 монахинь" -- в журн. "Прожектор", М. 1925, No 16; "Атлантический океан" -- в газ. "Из-пестия", М. 1925, No 185, 15 августа.
   ...дай "Лефу".-- Речь идет, по всей вероятности, о запроектированном восьмом номере "Лефа", который не вышел из печати.
   ...письмо маме моей.-- См. следующее письмо (А. А., О. В. и Л. В. Маяковским).
  

86

  
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию. Приложено к предыдущему письму (адресованному Л. Ю. Брик).
   ...со всеми именинами и рождениями...-- Кроме дня рождения самого Маяковского (19 июля) и его именин (28 июля), на июль и август приходились дни рождения О. В. и Л. В. Маяковских и день именин О. В. Маяковской.
  

87

  
   Хранится у Л. Ю. Брик.
   Опубликовано: альманах "Красная стрела", Нью-Йорк, 1932.
   Додя, ты неисправим.-- Д. Д. Бурлюк опоздал к условленному часу встречи.
   Жду... для поездки в Филадельфию.-- 23 октября Маяковский выехал в Филадельфию, где прочитал лекцию. Бурлюк, представлявший нью-йоркскую газету "Русский голос", сопровождал его в этой поездке.
  

88

  
   Телеграмма.
   Публикуется впервые.
   В телеграмме указаны число и месяц; год определяется следующим: 9 ноября Маяковский находился в Париже в 1924, 1925 и в 1928 годах, но в 1924 году он возвратился в Москву 27 декабря, т. е. через полтора месяца с лишним, в 1925 году -- 22 ноября, т. е. без малого через две недели, а в 1928 году -- 8 декабря.
   ...помочь квартирой.-- Жилищный отдел намеревался уплотнить квартиру Маяковских.
  

89

  
   Опубликовано: "Маяковский".
   ...было много собачек, про которых я и пишу теперь стих. -- Стихотворение "Краснодар" ("Собачья глушь").
   Ёдва-ёдва...-- Маяковский передает ударение распространенного в то время анекдота.
   Счастливый Ося... я читал про его выступление... статью о киноплакате...-- Маяковский имеет в виду заметку в "Известиях", М. 1926, No 37, 14 февраля, о диспуте в Колонном зале Дома Союзов на тему "Литературная Россия" и статью О. М. Брика "Последний крик" -- журн. "Советский экран", М. 1926, No 7.
   ...еду Тифлис...-- Маяковский выехал в Тифлис 24 февраля.
   Устроители -- молодые.-- Устроителями лекций были студенты из "Комиссии по изысканию средств помощи студентам I МГУ".
   ...вычесывать клещи лень, тем более из 20 000 экземпляров.-- В 1925 году вышла третьим изданием в "Библиотеке "Огонька" поэма "Облако в штанах", последнюю строку которой "С клещами звезд огромное ухо" имеет в виду Маяковский.
   ...одной возиться с квартирой... -- В апреле 1926 года Маяковский и Брики переехали в новую квартиру в Гендриковом переулке, теперь переулок Маяковского. Перед въездом в квартире был произведен большой ремонт. В бумагах поэта (БММ) сохранились лично им составленные проекты планировки, смета, задания и т. п. документы. Завершением ремонтных работ занималась Л. Ю. Брик.
  

80

  
   БММ.
   Публикуется впервые.
   5 декабря 1925 года Маяковский заключил ряд договоров с Госиздатом, в частности на пьесу в 3-х действиях -- "Драма" (позднее названную в договоре с Театром имени Вс. Мейерхольда "Комедия с убийством") и "Роман". От пьесы остались только наброски плана и несколько сцен. Роман не был написан. О его замысле можно судить по журнальной заметке: "В. Маяковский пишет роман по договору с Гиз. Место действия романа -- Ленинград и Москва, время с 1914 года по наши дни. В центре романа изображение литературной жизни и быта, борьба школ и т. д." (журн. "Книгоноша", М. 1926, No 10).
   Просьба Маяковского была удовлетворена.
  

91

  
   БММ.
   Публикуется впервые.
   Просьба Маяковского была удовлетворена. 28 апреля том был сдан в Госиздат.
  

92

  
   Гос. театральный музей им. А. А. Бахрушина.
   Опубликовано в журн. "Театр", М. 1960, No 4 (см. А. Февральский, "Маяковский и его пьесы").
   Датируется по содержанию.
   На праздновании пятилетия Театра им. Вс. Мейерхольда было решено показать отрывки из всех спектаклей, поставленных в театре. Настоящая записка является ответом Маяковского на вопрос о том, какую сцену из "Мистерии-буфф" он считает наиболее подходящей для показа.
   На юбилейном спектакле, состоявшемся 25 апреля 1926 года, было показано четвертое действие "Мистерии-буфф" ("Рай"). Маяковский, бывший членом Общественного юбилейного комитета, выступил на вечере с речью (см. т. 12 наст. изд., стр. 298).
  

93

  
   ИМЛИ.
   Опубликовано: ПСС, т. 10, М. 1941, стр. 423--424.
   Необходимо собрание сочинений дополнить пятым томом... -- Договор на пятый том собрания сочинений был подписан 6 сентября 1926 года. Том вышел в 1927 году -- ранее других.
   ...выпустить универсалкой поэму "Ленин"...-- Поэма "Владимир Ильич Ленин" была издана Госиздатом в серии "Универсальная библиотека" в 1927 году. Остальные два сборника Госиздатом не были изданы потому, что параллельно готовилось собрание сочинений поэта, куда были включены стихи этих сборников.
   Опыт дешевого издания "Огонька"...-- В мае 1925 года в серии "Библиотека "Огонька" вышло третье издание поэмы "Облако в штанах".
   ...опыт, описанный в статье "Красной нови"...-- Статья "Подождем обвинять поэтов" была опубликована в журн. "Красная новь", М. 1926, No 4.
  

94

  
   Газ. "Маяк коммуны", Севастополь, 1926, No 153, 8 июля.
   То же письмо было напечатано в газ. "Красный черноморец", Севастополь, 1926, No 152, 8 июля.
   Датируется по содержанию.
   6 июля в Севастопольском городском клубе имени лейтенанта Шмидта должна была состояться лекция Маяковского. Но по вине местных устроителей, нарушивших предварительную договоренность о порядке расчетов, лекция срывалась. Чтобы компенсировать собравшуюся публику, поэт предложил прочесть лекцию бесплатно, на что не согласился заведующий клубом, так как в кассу клуба должна была поступить часть дохода от вечера. Тогда Маяковский попросил организатора своих выступлений П. И. Лавута и представителя крымских литераторов Б. Н. Шабера написать объяснительные записки по этому поводу (последние сохранились в архиве поэта -- БММ). Редакция газеты в своей приписке подтвердила правильность претензий В. В. Маяковского.
  

95

  
   Опубликовано: "Маяковский".
   ...на Чатырдаге и на Ай-Петри не случается ничего, кроме красивых восходов...-- Чатыр-Даг -- горный массив в Крыму между Ялтой и Алуштой. Ай-Петри -- название горной вершины. Описания крымских красот стали своеобразным трафаретом, над чем и иронизирует Маяковский.
  

96

  
   БММ.
   Опубликовано в кн. А. А. Маяковская, Детство и юность Владимира Маяковского, М.--Л. 1953 (факсимиле).
   В Одессе я заходил...-- Маяковский был в Одессе в 20-х числах июня.
  

97

  
   Опубликовано: "Маяковский".
   ...может, от Драпкина.-- Называя фамилию известного коммерсанта, Маяковский тем самым иронически подчеркивает, что неопределенный характер телеграммы дает возможность сделать самые невероятные предположения о личности ее автора.
  

98

  
   Телеграмма. (Хранится у адресата.)
   Опубликовано: ЛН--65.
   Литературовед В. А. Катанян в то время был сотрудником тифлисского издательства "Заккнига", выпустившего ряд книжек Маяковского, в частности "Разговор с фининспектором о поэзии". К моменту получения телеграммы книга уже была отпечатана и отправлена в Москву.
  

99

  
   Авторизованная машинопись (БММ).
   Опубликовано: "Маяковский".
   Это и последующее (от 3 сентября 1926 г.) заявления Маяковского были рассмотрены районной налоговой комиссией 30 октября. Комиссия,-- говорилось в ее решении,-- "соглашаясь, что заработок плательщика связан с большими производительными расходами, полагает исчислять таковые в 30 % от суммы 9935 руб., т. е. 2980 р., оставив к обложению 6955 р.".
   "Гавана, Am. океан". -- "Испания. Океан. Гавана. Мексика. Америка", Государственное издательство, М. 1926.
   "Гавана" -- Маяковский имеет в виду стихотворение "Блек энд уайт", напечатанное в журнале "Красная новь", М. 1926, No 1.
   "Индейцы".-- Речь идет о стихотворении "Свидетельствую", напечатанном в журн. "Красная нива", М. 1926, No 17.
   Американское путешествие...-- Маяковский находился в поездке по Западной Европе и Америке с конца мая до конца ноября 1925 года.
   Я имею, согласно... разрешен<ия> ВСНХ, специальное помещение...-- ВСНХ -- Высший совет народного хозяйства. Маяковский имел разрешение на сохранение за собой комнаты в доме ВСНХ (Лубянский проезд, д. 3, кв. 12), как рабочего кабинета, дополнительно к квартире в Гендриковом переулке, очень небольшой по размерам. Для сохранения двух жилых помещений в разных районах требовалось специальное разрешение.
   Библиография полного собрания сочинений...-- Библиографию по просьбе поэта составили В. А. Силлов (первый вариант) и П. В. Незнамов (окончательный текст).
   ...продано в Гиз полное собрание сочинений...-- Договор был заключен 26 марта 1925 года.
   "Как писать стихи".-- Речь идет о первой части статьи "Как делать стихи?", опубликованной в журн. "Красная новь", М. 1928, No 6.
   "В мастерской стиха" -- "Новый мир", М. 1926, No 7--8; вторая часть статьи "Как делать стихи?".
  

100

  
   БММ.
   Дата определяется по помете на документе. Опубликовано: "Маяковский". См. прим. к предыдущему письму.
  

101

  
   Машинописная копия (БММ).
   Опубликовано: В. В. Маяковский, Кино, изд. "Искусство", М.-Л. 1937.
   В августе 1926 года Маяковский сдал ВУФКУ (Всеукраинскому фотокиноуправлению) сценарии "Дети" и "Слон и спичка".
   ...в своей совершенно правильной и лестной для ВУФКУ заметке...-- Очевидно, речь идет об ответе Маяковского на анкету о кино в журн. "Новый зритель", М. 1926, No 35 от 31 августа (см. т. 12 наст. изд., стр. 125). Судя по письму Б. Я. Лифшица от 15 сентября, сохранившемуся в архиве поэта (БММ), Репертком Украины понял слова поэта {"всякое выполнение "литераторами" сценариев вне связи с фабрикой и производством -- халтура разных степеней. Поэтому с завтрашнего дня я рассчитываю начать вертеться на кинофабрике...") как свидетельство о том, что он сдал ВУФКУ халтурные сценарии. Репертком отказался их принимать, и вместе с письмом Лифшица Маяковскому были отосланы сценарии для дальнейшей их "отшлифовки". "Посылаю <...>,-- писал Б. Я. Лифшиц,-- по 1 экз. переданных нам сцен<ариев> и прошу их отшлифовать -- лишив их признаков халтуры, исходящей от неполного знакомства с делом! Вам это тем более легко, что теперь вы ведь работаете в кино (искренна поздравляю Госкино и Роома)". Очевидно, речь шла о фильме А. М. Роома "Евреи на земле", к которому Маяковский сделал надписи (см. т. 11 наст. изд., стр. 425).
   Сценарий к десятилетию Октября я возьмусь делать с удовольствием.-- В письме от 23 сентября Лифшиц предлагал Маяковскому тему для сценария к десятилетию Октябрьской революции: "В противовес обычным пафосно-торжественным фильмам -- дать ленту веселую -- добродушного смеха.
   Идея моего фильма такова: некоему российскому обывателю подкинут ребенок. Обыватель в ужасе -- клянет его (ребенка), желает ему бесконечных болезней -- от одной он должен умереть. Но все болезни не берут ребенка -- живучий, подлец!
   Так рос ребенок, и теперь уже обыватель не может, да и не хочет его смерти. Расшифрую свою аллегорию: обыватель и есть наш обыватель. Ребенок -- советская власть. Болезни -- Деникин, Врангель, голод, тиф и т. д.
   Мне думается, что фильм может получиться интересным. Я говорил об этом с Н. Н. Асеевым -- ему моя идея понравилась. Мы пришли к одному выводу -- сценарий может написать только Маяковский или тот же Асеев, но при участии Маяковского! Ваше мнение?.." (БММ).
   ...предлагаем историйку двух обывательских братцев...-- Сразу же по приезде в Харьков (11 октября), где тогда помещалось правление ВУФКУ, Маяковский заключил договор на киносценарий "Десять Октябрей", в дальнейшем названный "Октябрюхов и Декабрюхов". В работе над этим сценарием О. М. Брик не участвовал. Договор на сценарий был подписан 11 октября 1926 года. Фильм по сценарию был поставлен на Одесской кинофабрике ВУФКУ, вышел на экраны в 1928 году.
  

102

  
   БММ.
   Публикуется впервые.
   Комиссия, рассматривавшая заявление Маяковского, постановила: "Понизить доход до 4968 р.".
  

103

  
   Опубликовано: "Маяковский".
   Езжу как бешеный.-- За семь дней с 22 по 29 ноября Маяковский выступил девять раз.
   Опасно жить, как говорит писательница Эльза Триоле.-- В повести "Земляничка" Эльзы Триоле (написана на русском языке, изд. "Круг", Л. 1926) есть глава "Опасность жизни".
   Не знаю пока, поеду ли в Киев...-- В Киев Маяковский должен был ехать (и поехал) на следующий день в связи с работой над киносценариями для ВУФКУ.
   Осик, смотри за Лефом...-- Обращение к О. М. Брику связано с подготовкой к выпуску первого номера журнала "Новый Леф", ответственным редактором которого был В. В. Маяковский.
  

104

  
   Публикуется впервые.
   ...переговоры с издательствами...-- По всей вероятности, речь идет о намерении немецкого прогрессивного издательства "Malik Verlag" выпустить сборник Маяковского.
  

105

  
   Авторизованная копия на чешском языке (БММ).
   Публикуется впервые.
   Петр Вацлав -- владелец чешского издательства (Прага, 1921--1949), в котором вышла в 1925 году поэма Маяковского "150 000 000" в переводе Богумила Матезиуса. По словам В. Петра, перевод книги Маяковского был поручен Юлиусу Фучику, но при аресте последнего перевод наряду с остальным его архивом был уничтожен (эти сведения сообщены директором Пражской Национальной библиотеки д-ром Ярославом Кунцем).
   В 1929 году в чешском прогрессивном журнале "Tvorba" (1929, No 4, стр. 230--232) был опубликован отрывок из этой книги: "Чикаго". Переводчики его скрылись под инициалами "А. F." и "J. F.". Чехословацкий литературовед Ян Йиша, основываясь на свидетельстве Густы Фучиковой, убедительно доказывает, что ими были Абрам Фельдман и Юлиус Фучик. (В то время Фучик еще не знал русского языка.) (См. Jan Jiša, ?eská poesie dvácátych let a básnici sov?tskêho Ruska, Praha, 1956, str. 293.)
  

106

  
   Письмо не окончено и не было отправлено. Сохранилось в бумагах поэта, находящихся у адресата.
   ...думал о машине...-- Маяковский собирался купить в Париже автомобиль, но это удалось осуществить только в следующую поездку -- полтора года спустя.
   Сегодня у меня большой вечер в Париже.-- Маяковский выступал в кафе "Вольтер" на вечере, организованном "Союзом советских студентов" во Франции.
   ...по разным авто-аэроделам.-- Ю. Н. Флаксерман в 1927 году работал в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт).
   ...десятого читаю в Берлине...-- 10 мая Общество советско-германского сближения устроило встречу Маяковского с немецкими учеными, писателями, журналистами.
   ...пока не дают визы...-- Польскую визу Маяковский в дальнейшем получил и пробыл в Варшаве с 12 по 21 мая.
   Чехи встречали замечательно...-- Поэт выступал 26 апреля в Праге в Виноградском народном доме.
   О пребывании Маяковского в Берлине, в Варшаве и до этого в Праге см. его очерк "Ездил я так".
  

107

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   Первоначальный план поездки по городам Крыма и Кавказа был изменен по совету организатора выступлений Маяковского в 1926--1930 годах П. И. Лавута; поэт начал свои выступления с городов Украины (Харьков, Луганск, Сталино). Маяковский выехал из Москвы 24 июля.
  

108

  
   Телеграмма (ЦГАЛИ).
   Опубликовано в журн. "Знамя", М. 1940, No 4--5 (см. П. И. Лавут, "Маяковский едет по Союзу").
   Лекции в Харькове, Луганске и Сталино состоялись 25--31 июля.
   В воспоминаниях о Маяковском П. И. Лавут пишет: "Опасения Маяковского оказались напрасными. Везде было полно. И в Харькове количество слушателей было даже больше, чем зимой" ("Знамя", М. 1940, No 4--5).
  

109

  
   ИМЛИ.
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 533.
   Датируется по резолюции сотрудника отдела О. М. Бескина: "Согласен. 22.VII.27".
   Речь идет о поэме Маяковского "Хорошо!", первоначально имевшей другие заглавия ("Октябрь", "25 октября 1917").
  

110

  
   Телеграмма (ЦГАЛИ).
   Публикуется впервые.
   Датируется в соответствии с днем получения телеграммы "25 июля".
   Могу начать двадцать пятого июля...-- Поездка, начавшаяся выступлением 25 июля в Харькове, продолжалась в августе в Крыму и закончилась в первой половине сентября на кавказских Минеральных Водах.
  

111

  
   Машинописная копия (БММ).
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 533.
   Шлю окончание поэмы.-- Речь идет о поэме "Хорошо!", первые части которой были сданы 4 и 22 июля.
  

112

  
   Опубликовано: "Маяковский".
   ...наши бульдоги -- щенки, родившиеся у собаки Бульки.
   Читал 2 раза Луганске...-- Маяковский выступал 27 и 28 июля в Луганске; 29 июля в Сталино; 4 августа в Симферополе; 5 августа в Севастополе; 8 августа в Алуште.
   Живу в Ялте с Горожаниным...-- Живя в Ялте, Маяковский написал вместе с В. М. Горожаниным киносценарий "Инженер д'Арси". Сценарий был сдан 25 августа 1927 года на ялтинскую фабрику ВУФКУ, однако фильм по нему поставлен не был.
   ...получила ли "Мол<одая> гвардия" мою вторую часть поэмы.-- В журнале "Молодая гвардия" были напечатаны 9--12 главы поэмы "Хорошо!" (1927, No 10).
   Ред. план -- редакционно-плановый отдел Госиздата. Без утверждения этого отдела творческая заявка не могла быть оформлена договором. Редплан принял предложение поэта. 19 сентября договор на шестой том собрания сочинений был заключен.
   ...с отрывком, посланным для "Лефа"... -- В журнал "Новый Леф" No 7 Маяковский послал 19 главу поэмы "Хорошо!".
  

113

  
   Черновой автограф телеграммы (ЦГАЛИ).
   Опубликовано в журн. "Звезда", Л. 1957, No 7 (см. Сим. Дрейден, "Двадцать пятое").
   Датируется по содержанию.
   Режиссер Н. В. Смолич, ставивший в Ленинградском Малом оперном театре спектакль "Двадцать пятое" (в основу которого были положены главы 2--8 поэмы "Хорошо!"), приехав 22 августа в Симферополь, дал телеграмму П. И. Лавуту с просьбой сообщить маршрут Маяковского. Ответ Маяковского написан на телеграмме Смолича.
   По свидетельству журнала "Рабочий и театр" (Л. 1927, No 36, 6 сентября) "Маяковскому очень понравился разработанный Смоличем проект представления, и он значительно проработал литчасть спектакля".
   Премьера спектакля "Двадцать пятое" состоялась 6 ноября 1927 года.
  

114

  
   Телеграмма.
   Сообщите Госиздату название Октябрьской поэмы Хорошо.-- В телеграмме впервые упоминается окончательное название поэмы -- "Хорошо!".
   Переставь последним, предпоследнее стихотворение.-- Маяковский вначале предполагал закончить поэму 18 главой. Ей предшествовала глава, ставшая затем 19.
  

115

  
   Авторизованная машинопись (ИМЛИ).
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 534.
   На письме Маяковского сохранились пометки неустановленного лица: против п. п. 1 и 2 -- "Обложка уже заказана (клише) [исполнить просьбу нельзя]". Затем взятые в квадратные скобки слова были зачеркнуты и приписано: "исполнено". Но последнее относилось только к титульному листу. На обложке было снято слово "Октябрь" и поставлено "Хорошо!", однако цифры "25" и "1917" остались.
   Против п. 3 пометка: "19, а не 23". Почему Маяковский поставил цифру "23", непонятно. Даже во время чтения он разбивал поэму лишь на 22 главки.
   Две последние просьбы Маяковского были исполнены издательством.
  

116

  
   Машинописная копия (ИМЛИ).
   Полностью публикуется впервые.
   Просьба Маяковского была удовлетворена"
   Работа над "Драмой" и "Романом"...-- См. письмо Маяковского и литературно-художественный отдел Госиздата от 15 марта 1926 года и прим. к нему (стр. 82 и 325).
  

117

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   Выступления Маяковского в октябре 1927 года были почти целиком посвящены чтению только что законченной поэмы "Хорошо!". Кроме того, поездка в Ленинград была связана с предстоявшей постановкой в Малом оперном театре спектакля "Двадцать пятое" по тексту глав 2--8 этой поэмы Маяковского. 6 октября 1927 года БОРО (Бюро обслуживания рабочих организаций) обратилось к поэту с предложением организовать его вечер в зале Академической капеллы и ввести в программу несколько сцен из спектакля. 26 октября начались ленинградские выступления поэта, продолжавшиеся до 3 ноября.
  

118

  
   Телеграмма (Отдел рукописей Ленинградского Театрального музея).
   Опубликовано в журн. "Звезда", Л. 1957, No 7 (см. Сим. Дрезден, "Двадцать пятое").
   ...привезу текст.-- Вероятно, в телеграмме идет речь о тексте финального хора и апофеоза для спектакля "Двадцать пятое". "26 октября Маяковский действительно приехал в Ленинград и сразу же передал театру текст апофеоза. Этот текст -- строки из финала "Октябрьской поэмы": "Радость прет. Не для вас уделить ли нам?! Жизнь прекрасна и удивительна"" (Сим. Дрейден, Двадцать пятое, "Звезда", Л. 1957, No 7, стр. 187).
  

119

  
   Рукопись неустановленного лица. Подпись -- автограф Маяковского (БММ).
   Публикуется впервые.
   ...фотографии Ленина с кинокадра фильма Э. Шуб...-- К десятилетию Октябрьской революции вышел фильм "Великий путь", смонтированный режиссером Э. И. Шуб из материалов документальных киносъемок.
   Просьба Маяковского была удовлетворена, и на обложке журнала был помещен портрет Ленина.
  

120

  
   Рукописная копия (ЦГАЛИ). Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию: No 7 "Нового Лефа" вышел из печати в октябре 1927 года. No 8--9 "Нового Лефа" вышел в начале ноября.
   ...поэмы Асеева и Маяковского, посвященные 10-летию Октябрьской революции.-- Речь идет о поэмах Асеева "Семен Проскаков" и Маяковского "Хорошо!".
  

121

  
   Хранится у адресата.
   Публикуется впервые.
  

122

  
   Хранится у С. И. Кирсанова.
   Опубликовано: Катанян--56.
   Датируется С. И. Кирсановым.
   Маяковский не мог выступить в клубе, так как 20 ноября выехал в турне по Украине, Северному Кавказу и Закавказью.
  

123

  
   БММ.
   Опубликовано: ПСС, т. 10, М. 1941, стр. 439.
   ...я повидал "Леф" в рукописи.-- Речь идет о No 10 журнала "Новый Леф", куда Маяковский послал статью "Расширение словесной базы" и небольшую хроникальную заметку о выступлениях в Ленинграде, Москве, Харькове 26 октября -- 22 ноября, которая в журнале напечатана не была (см. стр. 276 наст. тома).
  

124

  
   Публикуется впервые.
   С 28 ноября по 13 декабря Маяковский выступал в Ростове, Армавире, Баку и Тифлисе; в Кутаисе он не был. В Москву возвратился 17 декабря.
  

125

  
   Черновой автограф в записной книжке 1927 года, No 51 (БММ).
   Публикуется впервые.
   Адресат в черновике не указан; здесь дается предположительно.
   Датируется по содержанию.
   Говоря о "непрерывных выступлениях с 26 октября", Маяковский имел в виду следующее: он начал доклады и чтения своих произведений 26 октября в Ленинграде, а затем, до приезда в Тифлис, выступал в Москве, Харькове, Ростове, Новочеркасске, Таганроге, Армавире и Баку,-- за 43 дня он выступил 34 раза.
   По-видимому, из-за переутомления он решил было прервать свои выступления. При этом он поручил организатору выступлений П. И. Лавуту урегулировать все материальные обязательства по отношению к ряду организаций. В записной книжке поэта вместе с черновиком публикуемого письма сохранился написанный его рукой проект справки, которую должен был дать ему Лавут:
   "Удостоверяю, что мной урегулированы в Тифлисе в связи с перерывом выступлений Маяковского все материальные обязательства по отношению к организациям, сдавшим помещения под выступления, а также к обслуживающему техническому персоналу.
   По отношению к В. Маяковскому в связи с устройством нет и не может быть никаких материальных претензий".
   Можно полагать, что, намереваясь уехать из Тифлиса раньше намеченного срока, Маяковский хотел опубликовать это письмо в "Заре Востока" или в другой тифлисской газете.
   Но все-таки доклады и чтения были продолжены, и 12 декабря Маяковский выступил перед пролетарскими писателями, а поэтому надобность в письме и справке отпала.
  

126

  
   ЦГАЛИ.
   Опубликовано: газ. "Вечерняя Москва", М. 1959, No 211, 7 сентября (см. "Документы о Маяковском").
   Адресат определяется по содержанию и по месту первоначального хранения заявления -- в архиве писателя П. Д. Германа, работавшего в 1928 году в эстрадной секции МОДПиК.
   Считаю невозможным... недопустимым.-- По-видимому, слово "недопустимым" должно было заменить слово "невозможным", но последнее осталось невычеркнутым.
   В. И. Качалов -- читал произведения Маяковского с октября 1922 года. В октябре 1922 года Качалов писал из Праги Вл. И. Немировичу-Данченко: "Выучил и начал читать Маяковского "Приключение на даче с солнцем" (это в сборнике "Лирень"). На публике еще не пришлось читать, но в компании интимной, говорят, хорошо читаю. Даже строгие судьи одобряют" ("Василий Иванович Качалов", изд. "Искусство", М. 1954, стр. 536). Лично встречался с поэтом в Ленинграде в июне 1927 года. Видимо, уже после выхода поэмы "Хорошо!" послал Маяковскому восторженное письмо, в котором сообщил, что готовится исполнять поэму с эстрады. "Буду учить -- уже начал работать -- и буду читать хотя бы отрывки, если ничего не имеете против" ("Ежегодник МХАТ", 1948, ч. 2, изд. "Искусство", М. 1951, стр. 631). Высоко оценивая актерское мастерство Качалова, Маяковский не был полностью удовлетворен его исполнением; "Нет, хорошесть авторской читки не в актерстве. В. И. Качалов читает лучше меня, но он не может прочесть так, как я" (т. 12 наст. изд., стр. 163).
   В репертуаре В. И. Качалова к 1928 году были следующие произведения Маяковского: "Гейнеобразное", "Хорошее отношение к барышне", "Необычайное приключение...", "Юбилейное", отрывки из поэм "Про это" и "Хорошо!".
   Гаркави М. Н.-- артист эстрады. Один из первых исполнителей произведений Маяковского. По просьбе поэта читал в 1919 году в "Кафе поэтов" первую часть поэмы "Облако в штанах", стихотворения "А вы могли бы?", "Военно-морская любовь", "Необычайное приключение...".
   Ильинский И. В.-- в то время артист Гос. театра имени Вс. Мейерхольда. В двадцатые годы читал "Гимн судье", "Необычайное приключение...", "Прозаседавшиеся".
   Каминская Э. М.-- артистка эстрады, одна из первых исполнительниц произведений Маяковского.
   "Синяя блуза" -- вид эстрадного театра, возникший в 1923 году в Москве и получивший широкое распространение на профессиональной и на самодеятельной сцене. Исполнители были одеты в специальные костюмы -- синие блузы. Маяковский, сочувственно относившийся к "Синей блузе", неоднократно помещал свои произведения как материал для исполнения с эстрады в журнале "Синяя блуза" (М. 1926, NoNo 25, 27--28, 32; 1927, No 5--6; 1928, No 3).
   Из других исполнителей произведений Маяковского в двадцатых годах известны артистки О. В. Гзовская ("Наш марш"), В. Л. Юренева ("Облако в штанах"), С. Г. Вышеславцева ("Война и мир", "150 000 000" и "Владимир Ильич Ленин").
   С 1919 года начали читать Маяковского в красноармейской аудитории Н. А. Голубенцев (ряд стихотворений, "Облако в штанах", впоследствии и другие поэмы) и В. Н. Яхонтов ("Хорошее отношение к лошадям", "Необычайное приключение...", поэмы "Война и мир" и "150 000 000"), В 1925 году в свою композицию "Ленин" Яхонтов включил отрывки из поэмы Маяковского "Владимир Ильич Ленин". Одновременно с ними на любительских концертах начал исполнять произведения Маяковского Г. В. Артоболевский, который с 1927 года стал выступать как профессиональный чтец. Читал Маяковского в эти годы и Антон Шварц.
  

127

  
   Телеграмма (ЦГАЛИ).
   В телеграмме стоят день и месяц. Год определяется по содержанию.
   Полностью публикуется впервые.
   21 января Маяковский выехал в лекционную поездку в Казань, Свердловск, Пермь, Вятку.
  

128

  
   ИМЛИ.
   Опубликовано: ПСС, т. 6, М. 1940, стр. 539.
   Жалоба на цену неоднократно подымалась в письмах и печати.-- См., например, рисунок в газ. "Вечерняя Москва", 1927, 19 ноября и рецензию И. Беспалова на книгу Маяковского "Хорошо!" в газ. "Правда", М. 1927, 28 декабря. Второе издание поэмы "Хорошо!" вышло в сентябре 1928 года. Стоимость книги была вдвое снижена против стоимости первого издания.
  

129

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   В лекционную поездку по городам Украины Маяковский выехал 25 февраля, несколько изменив маршрут (Днепропетровск, Запорожье, Бердичев, Житомир, Киев, Винница, Одесса, Киев).
  

130

  
   Телеграмма.
   Печатается по публикации в газ. "Чорноморська Коммуна", Одесса, 1940, No 76, 30 марта (см. Р. Шен, "Маяковский в Одессе. Приезд в 1928 году").
   Датируется по содержанию.
   Я. А. Богачинский был администратором выступлений Маяковского в Одессе, назначенных на 2 марта, а затем перенесенных на 10 и 11 марта. Однако и в эти дни выступления из-за болезни поэта не смогли состояться. П. И. Лавут телеграфировал Богачинскому из Нежина: "Предписанию врачей Маяковскому запрещено выступать неделю. Потому перенесите выступление на двадцатое, которое категорически и определенно состоится. Выедем восемнадцатого из Москвы". Чтобы подтвердить свой приезд, поэт дал публикуемую телеграмму.
   22 марта в зале Горсовета состоялся вечер Маяковского "Слушай новое".
  

131

  
   Авторизованная машинопись (ИМЛИ).
   Полностью публикуется впервые.
   На заявлении сохранились пометы заведующего Госиздатом А. Б. Халатова, который указывал, что "жалоба т. Маяковского справедлива -- действительно просрочили издание на год с лишним", предлагал "ускорить выпуск". Наметить реальные календарные сроки выпуска и их выдержать" и т. д. Принятые меры способствовали в дальнейшем планомерному выпуску собрания сочинений.
   ...один разрозненный V том издан...-- пятый том собрания сочинений, с которого началось издание, вышел в свет в июне 1927 года. Последующие второй и третий тома были подписаны к печати в мае 1928 года.
  

132

  
   ИМЛИ.
   Публикуется впервые.
   Просьба была удовлетворена. См. стр. 82 и 325.
  

133

  
   Телеграмма (ЦГАЛИ).
   Опубликовано в журн. "Театр", М. I960, No 4 (см. А. Февральский, "Маяковский и его пьесы").
   Маяковский и Театр им. Вс. Мейерхольда подписали 23--24 марта 1926 года "согласительную записку" о том, что Маяковский через две недели представит театру пьесу "Комедия с убийством". Однако, занятый множеством работ, он, несмотря на неоднократные напоминания В. Э. Мейерхольда, не написал этой пьесы (от нее остались лишь черновые наброски, см. т. 11 наст. изд., стр. 412).
   В 1928 году театр, имея в репертуаре три пьесы классиков, не располагал новыми высококачественными пьесами советских писателей, и В. Э. Мейерхольд 4 мая прислал из Свердловска, где тогда гастролировал театр, следующую телеграмму (ЦГАЛИ):
   "Москва, Гостеатр Мейерхольда, Февральскому, передать Маяковскому.
   Последний раз обращаюсь твоему благоразумию. Театр погибает. Нет пьес. От классиков принуждают отказаться. Репертуар снижать не хочу. Прощу серьезного ответа: можем ли мы рассчитывать получить твою пьесу в течение лета. Телеграфь срочно: Свердловск, Центральная гостиница.

Мейерхольд".

  
   Эта телеграмма была прочитана Маяковскому, в то время болевшему, по телефону. Он сказал, что подумает. На его ответной телеграмме дата "12". Мейерхольд был в Свердловске в мае и в июне, но, по-видимому, Маяковский ответил ему через несколько дней, поэтому телеграмма датируется маем.
   Семь месяцев спустя после этого ответа появилась и пьеса -- это была комедия "Клоп".
  

134

  
   Авторизованная машинопись (ЦГАЛИ).
   Публикуется впервые.
   На письме резолюция А. И. Свидерского: "Ходатайство поддерживаю в сумме 2000 рублей в иностранной валюте. Так как эта командировка не Наркомпроса, то валюта должна быть выдана не за счет лимита Наркомпроса".
   Главискусство послало письмо, аналогичное содержанию резолюции, в Мосфинотдел. Туда же еще раньше было направлено и следующее письмо редакции газеты "Комсомольская правда" от 14 июня:
   "Тов. Маяковский командируется ЦК ВЛКСМ и редакцией газеты "Комсомольская правда" в шестимесячную поездку по маршруту Москва, Владивосток, Токио, Буэнос-Айрес, Нью-Йорк, Париж, Рим, Константинополь, Батум.
   ЦК ВЛКСМ и "Комсомольская правда" просят дать тов. Маяковскому разрешение на вывоз необходимой для поездки и жизни за границей суммы в иностранной валюте.
   Вопрос о поездке согласован с Агитпропом ЦК ВКП(б).

Секретарь ЦК ВЛКСМ Мильчаков.

Ответственный редактор "Комсомольской правды" Костров".

  
   Сохранившаяся на копии письма приписка А. И. Свидерского свидетельствует, что уже в июле этот вопрос был в принципе разрешен: "Наркомфину Н. П. Брюханову. Очень прошу удовлетворить просьбу т. Маяковского в сумме 1000 долларов, о каковой мы с вами договорились по телефону 2 месяца назад. 2.IX--28 г.".
   Особое валютное совещание при Наркомфине, рассматривавшее заявление Маяковского 5 октября 1928 года, разрешило Маяковскому вывезти за границу "1000 (одну тысячу) долларов с правом покупки валюты в банке". Деньги были получены Маяковским 6 октября. Однако Маяковский, выехав из Москвы 8 октября, ограничился посещением Берлина и Парижа.
   Оказать содействие в деле возобновления полученного заграничного паспорта по упомянутому маршруту.-- Поездка за границу должна была состояться еще в апреле 1928 года, но из-за болезни Маяковского сорвалась. Заграничный паспорт был выдан Маяковскому 28 марта 1928 года.
  

135

  
   ИМЛИ.
   Публикуется впервые.
   На заявлении имеется резолюция главного редактора отдела Г. Б. Нерадова, помеченная 29 июня, что дает возможность датировать письмо.
   Предложение было принято из расчета оплаты 250 рублей за лист.
   Номера 7--10 пропущены Маяковским.
   14) Дон-хоз-расчет.-- Окончательное название: "Не все то золото, что хозрасчет".
   15) Драже.-- Окончательное название: "Трус".
   16) Работникам стиха и прозы.-- Полное название: "Работникам стиха и прозы, на лето едущим в колхозы".
   18) Безработица.-- Окончательное название: "Безработный".
   19) Слегка нахальные стихи.-- Полное название: "Слегка нахальные стихи товарищам из Эмкахи".
   20) Летом люди ездят на отдых.-- Окончательное название: "Мы отдыхаем".
   24 и 25) Кулак, Буржуй нуво.-- Общее название: "Лицо классового врага".
   31) Культурная революция.-- Окончательное название: "Сердечная просьба".
   32) Рассказ литейщика.-- Полное название: "Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру".
   34) Даешь свистки!-- Окончательное название: "Даешь тухлые яйца".
   36) Гимназисты.-- Окончательное название: "Гимназист или строитель".
   37) Богемец.-- Неясно о каком стихотворении идет речь.
   39) В Москву!-- Окончательное название: "Три тысячи и три сестры".
   40) Майский марш.-- Окончательное название: "Солнечный флаг".
   41) Весенняя песня.- Окончательное название: "Майская песенка".
  

136

  
   Телеграмма (ЦГАЛИ).
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   Должен быть Москве около пятнадцатого августа...-- Маяковский возвратился в Москву 11 августа.
   Необходимо течение сентября перед заграницей читать Москве, Ленинграде, Харькове.-- Маяковский выехал за границу 8 октября. Перед этим он прочитал ряд лекций в Москве и Ленинграде.
  

137

  
   Телеграмма. (Хранится у В. А. Катаняна.)
   Опубликовано: ЛН--65.
   Телеграмма является ответом на письмо В. М. Горожанина от 29 июня из Харькова с приглашением погостить у него: "Предлагаю вам приехать ко мне на несколько дней... В отпуск еду 1 августа. Еще не знаю куда. Вы проедете раньше, дайте телеграмму..." (БММ).
  

138

  
   Машинописная копия (БММ).
   Опубликовано: Катанян -- 45.
   Датируется по дням сдачи рукописи (см. далее) и отъезда Маяковского в Крым (23 июля).
   Письмо связано с изданием сборника "Школьный Маяковский", рукопись которого поэт сдал в Госиздат 13 июля 1928 года. Рукопись рассматривалась 18 сентября 1928 года на 223 заседании комиссии по просмотру учебников при научно-педагогической секции ГУС (Государственного ученого совета), где было принято решение: "Допустить при условии внесения исправлений, указанных в рецензии, и согласования этих исправлений с тов. Фрейманом" (ЦГАЛИ). 22 февраля 1929 года сборник был вторично сдан в издательство.
   Резолюция Луначарского неизвестна. Однако можно предполагать, что она была положительной, так как в вышедшей в сентябре 1929 года книге есть все те произведения, на включении которых настаивал Маяковский.
  

139

  
   Телеграмма.
   Опубликовано в журн. "Крокодил", М. 1930, No 12. Датируется по содержанию.
   Стихотворение было опубликовано в журн. "Крокодил", М. 1928, No 29.
  

140

  
   Машинописная копия (БММ).
   Опубликовано: В. В. Маяковский, Кино, М. Госкиноиздат, 1940.
   10 апреля 1928 года Маяковский получил телеграмму ВУФКУ, сообщавшую, что его сценарии "Товарищ Копытко" ("Долой жир!") и "Жизнь одного нагана" Реперткомом отклонены. В последовавшем за ней разъяснении (5 мая 1928 г.) говорилось, что по постановлению Высшего кинорепертуарного комитета Украины от 6 апреля 1928 года сценарии не разрешены к постановке, причины, вызвавшие это запрещение, не были названы.
   ВУФКУ не приняло предложения Маяковского погасить задолженность другими сценариями и не согласилось с требованием поэта учесть его расходы, связанные с поездками в Киев, где помещалось правление ВУФКУ.
   Прошу вас распорядиться о присылке мне мотивированной выписки запрещения.-- В бумагах поэта выписка не обнаружена. По всей вероятности, она не была выслана.
   ...по непосредственному заказу т. Шуба...-- А. И. Шуб занимал до И. О. Воробьева должность председателя правления ВУФКУ.
   ...были приняты как либретто и тема с предложениями о дополнениях и изменениях, кои мной и были внесены...-- Маяковский сдал московскому представительству ВУФКУ 30 сентября 1927 года сценарий "История одного нагана"и либретто сценария "Долой жир!". 8 марта 1928 года в Киеве он, как свидетельствует расписка (БММ), сдал ВУФКУ сценарии "Товарищ Копытко" ("Долой жир!") и "Жизнь одного нагана" (по-видимому, последний был переработкой текста сценария "История одного нагана", сданного 30 сентября 1927 г.).
  

141

  
   Хранится у Г. А. Санникова. Опубликовано: ПСС, т. 9, М. 1941, стр. 483. В журнале "Красная новь", М. 1928, No 8, была опубликована статья Д. Тальникова "Литературные заметки". В главах 5 и 6, названных "Дежурное блюдо Маяковского", автор обрушился на очерки "Мое открытие Америки" и американские стихи. На статью Тальникова Маяковский ответил стихотворением "Галопщик по писателям".
  

142

  
   ЦГАЛИ.
   Опубликовано в журн. "Знамя", М. 1940, No 6--7 (см. П. Лавут, "Маяковский едет по Союзу").
   Датируется по пометам на копии (ЦГАЛИ).
   Вечер состоялся 26 сентября 1928 года в Большой аудитории Политехнического музея.
  

143

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   С лекцией "Левей Лефа" Маяковский выступил 29 сентября в зале Академической капеллы (Ленинград).
  

144

  
   ИМЛИ.
   Полностью публикуется впервые.
   На письме резолюция зав. отделом Г. Б. Сандомирского: "Не возражаю".
   К письму рукой неустановленного лица сделана приписка: "Все корректуры собрания сочинений и др. прошу давать тов. Брик Осипу Максимовичу, Москва, Воронцовская ул., Гендриков пер., д. 15, кв. 5. Тел. 2--35--79".
   ...отправляюсь в отпуск...-- В тот же день Маяковский выехал за границу.
   ...для заканчивания почти выполненной работы.-- Маяковский, по-видимому, имел в виду комедию "Клоп".
  

145

  
   ...я в Париже...-- Маяковский жил в Париже с 5 октября.
   ...еду... в Ниццу...-- В Ницце Маяковский пробыл всего несколько дней и вернулся в Париж.
   Пискатор пока что прогорел.-- Немецкий режиссер Эрвин Пискатор организовал в сентябре 1927 года в Берлине свой экспериментальный политический театр, имевший в первое время громадный успех. Революционная направленность театра Пискатора, видимо, и побудила Маяковского предложить ему свою пьесу "Клоп". Однако в 1928 году из-за неблагоприятно сложившихся обстоятельств театр неожиданно потерпел финансовый крах.
   Парижских ауспиций не видеть (мелкие лекциишки)...-- Ауспиции -- предсказания, виды на будущее. Здесь в смысле: парижские планы не оправдались.
   "Малик" -- немецкое прогрессивное издательство, с которым Маяковский был связан со времени издания перевода "150 000 000" (1924). Договор на издание пьесы и других произведений был подписан 20 февраля 1929 года, во время следующей заграничной поездки.
   ...смотрел специально автосалон.-- Маяковский собирался купить автомобиль.
   Шалито.-- Речь идет о члене правления "Межрабпомфильма" Е. М. Шалыто. Л. Ю. Брик просила прислать куски заграничной кинохроники для использования в фильме "Стеклянный глаз", который она снимала совместно с В. Л. Жемчужным.
  

146

  
   Телеграмма.
   Веду сценарные переговоры...-- Сохранилось краткое изложение на французском языке содержания сценария Маяковского "Идеал и одеяло", которое, возможно, служило темой переговоров.
  

147

  
   ...раздракониваю пьесу и сценарий.-- Пьеса "Клоп"; сценарий, по-видимому, "Идеал и одеяло".
   ...твое письмо о "Киноглазе".-- Речь идет о фильме "Стеклянный глаз" (см. выше).
   ...телефонируй... Кострову, что стихи я пишу...-- Маяковский имеет в виду "Стихотворение о проданной телятине" (газ. "Комсомольская правда", М. 1928, No 292, 16 декабря), "Стихи о красотах архитектуры" (журн. "Огонек", М. 1928, No 52, 23 декабря), "Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви" (журн. "Молодая гвардия", М. 1929, No 1).
   ...если тебе попался для корректуры том...-- Л. Ю. Брик корректировала т. IV Собрания сочинений Маяковского.
   ...буду делать не позднее 8--10.-- Маяковский вернулся в Москву 8 декабря.
   Окончание реношных перипетий...-- т. е. покупки автомобиля марки "Рено".
  

148

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   В середине января Маяковский выехал на несколько дней в Харьков. Из-за болезни горла выступления в других городах не состоялись.
  

149

  
   ИМЛИ.
   Полностью публикуется впервые.
   Предложение Маяковского встретило поддержку работников отдела: 18 января был разработан проект договора, а 1 февраля он был подписан, с несколько измененной суммой гонорара.
  

150

  
   Рукописная копия (ЦГАЛИ).
   Публикуется впервые.
   Афиша готовилась для предстоящей поездки по Кавказу и Крыму. См. ее на стр. 170 наст. тома.
  

151

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   Лекционная поездка Маяковского по Кавказу и Крыму продолжалась с 21 июля по 18 августа.
  

152

  
   Авторизованная машинопись (ИМЛИ).
   Публикуется впервые.
   Письмо вызвано предложением Госиздата изменить некоторые пункты договора. Стороны пришли к соглашению в результате переговоров, состоявшихся 14 июня.
   К письму прилагалась справка ФОСП (Федерации объединений советских писателей) от 23 мая 1929 года, подтверждающая доводы Маяковского. В ней, в частности, указывалось: "Оплату в 75 коп. за строку по отношению к поэтическим произведениям, выпущенным первым книжным изданием, принимая во внимание обычную плату наших издательств и квалификацию т. Маяковского как писателя, считаем нормальной".
  

153

  
   Авторизованная машинопись (ИМЛИ).
   Опубликовано: Катанян--45.
   Издание 2-х массовых книг для дешевой библиотеки...-- Сборник "Избранные произведения" Маяковского в серии "Дешевой библиотеки Госиздата" вышел в 1930 году, уже после смерти поэта. Вторая книга издана не была.
   Выступления последних недель и продажа книг на книжном базаре...-- Маяковский выступал в "День книги" -- 9 июня -- в Октябрьских красноармейских лагерях и на устроенном Госиздатом книжном базаре на Тверском бульваре.
   Продвинуть... широкое оповещение об издании моего Собрания сочинений... -- В распоряжении А. Б. Халатова по Госиздату No 1916/ах от 15 июня сказано: "Просьбу тов. Маяковского об уведомлении в печати о его трудах считаю правильной и прошу торг-сектор соответственно учесть" (БММ).
   Содействие немедленному заключению договора на издание альманахов "Реф".-- Вопрос об издании сборников "Реф" ("Революционный фронт искусства") обсуждался на заседании редакционного совета издательства, где был решен положительно.
   Группа Реф во главе с Маяковским образовалась в мае -- начале июня из писателей, вышедших из Лефа (см. далее письмо в правление Госиздата от 14 июня 1929 г. и письмо в Главлит от 24 сентября 1929 г., стр. 213--214 и 132 наст. тома).
  

154

  
   Машинописная копия (ИМЛИ).
   Публикуется впервые.
   С Д. И. Марьяновым Маяковский познакомился в 1919 году, когда тот был назначен ученым секретарем литературного отдела Наркомпроса. По всей видимости, доверенность не была передана, так как в начале следующего года Маяковский писал находящейся в Берлине Л. Ю. Брик, чтобы она не давала Марьянову "ни пьес, ни доверенностей" (см. письмо от 19 марта 1930 г., стр. 136 наст. тома).
   Доверенность была заверена секретарем правления Московского общества драматических писателей и композиторов.
   Тантьема -- дополнительное вознаграждение лиц административного аппарата из чистой прибыли, в данном случае, полученной театром от постановки спектакля.
  

155

  
   Машинописная копия (ИМЛИ).
   Публикуется впервые.
  

156

   Телеграмма (ЦГАЛИ).
   Публикуется впервые.
   Еду прямо...-- Маяковский выехал в Сочи 17 июля 1929 года. Первое выступление в Сочи состоялось 21 июля.
  

157

  
   ЦГАЛИ.
   Опубликовано в журн. "Знамя", М. 1940, No 6--7 (см. П. Лавут, "Маяковский едет по Союзу").
   См. письма к А. Б. Халатову от 10 июня 1929 года и в Московское губернское управление по делам литературы и издательств от начала октября 1929 года (стр. 130 и 133 наст. тома).
   Вечер "Открывается Реф" состоялся 8 октября 1929 года в Москве, в Большой аудитории Политехнического музея.
   ...отрицание голого факта...-- По-видимому, Маяковский имеет в виду лефовскую теорию "литературы факта", отвергавшую совершенно элемент художественного вымысла в литературе и пропагандировавшую замену романа газетным очерком.
  

158

  
   ИМЛИ.
   Опубликовано: Катанян--48.
   Просьба была удовлетворена.
   ...с выходом нового журнала...-- Группа Реф предполагала издание своего журнала типа "Леф" и "Новый Леф". Это начинание не осуществилось.
  

159

  
   ЦГАЛИ.
   Публикуется впервые.
   Датируется по содержанию.
   Является дополнением к письму в Главное управление по делам литературы и издательств от 24 сентября 1929 года (стр. 132 наст. тома).
   ...будет положена программная статья тов. О. Брика...-- Маяковский имеет в виду ответ О. М. Брика на анкету журнала "Книга и революция", М. 1929, No 12, где основные задачи Рефа сформулированы так: "Вновь организуемая литературная группа "Реф" -- "Революционный фронт искусств" -- во главе с Маяковским, Бриком, Асеевым, Родченко и др. ставит решительное требование всем литературным течениям безоговорочно отказаться от всяких попыток дезертировать с фронта классовой борьбы и настаивает на активнейшем участии литературы в текущих, боевых задачах социалистической агитации и пропаганды".
   Эта статья была приложена к заявлению.
   Вечер состоялся 8 октября 1929 года.
  

160

  
   ИМЛИ.
   Публикуется впервые.
   Несмотря на то, что Госиздат пошел навстречу Маяковскому, сборник "Реф" в свет не вышел. 3 января 1930 года поэт подал заявление о своем вступлении в РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) (об этом см. ниже, стр. 350--351). Оставшись без лидера, группа распалась и отпала необходимость в издании группового сборника.
  

161

  
   Телеграмма.
   Печатается по газ. "Ижорец", Колпино, 1930, No 1(48), 5 января.
   Является ответом на телеграмму правления клуба: "Москва, Дом печати, Маяковскому. Рабочие Ижорского завода просят Вас выступить в Колпине на вечере, посвященному Вашему творчеству. Сообщите условия и день приезда..."
   Выступление состоялось 9 января.
  

162

  
   ЦГАЛИ.
   "Литературная газета", М. 1930, No 6 (43), 10 февраля.
   Как вспоминает писатель Ю. Н. Либединский, мысль о вступлении в РАПП возникла у Маяковского в конце 1929 года: "Вот исторический факт, достоверность которого могут засвидетельствовать некоторые товарищи: когда Маяковский в 1929 году решал для себя вопрос о вступлении в РАПП, он хотел по этому поводу поговорить с А. Фадеевым и не сделал этого только потому, что Фадеева тогда не было в Москве" (Ю. Либединский, Современники. Воспоминания, "Советский писатель", М. 1958, стр. 173). Как свидетельствует В. А. Сутырин, бывший в то время секретарем ВОАПП (Всесоюзного объединения ассоциаций пролетарских писателей), Маяковский сообщил ему о своем желании вступить в РАПП в начале января 1930 года. Из-за того, что некоторых руководителей РАППа не было в то время в Москве, решение вопроса несколько затянулось.
   Было ли это заявление написано 3 января, как значится в оригинале, или эта дата является опиской, как утверждает В. А. Катанян, датирующий его 3 февраля (В. Катанян -- 56, стр. 395), сказать трудно. Возможно, что оно явилось итогом предварительных переговоров, но с таким же основанием можно утверждать, что оно послужило их началом. Важнее другое: желание Маяковского вступить в РАПП возникло значительно раньше февраля 1930 года. Подтверждается это тем, что руководству РАППа потребовалось значительное время для того, чтобы прийти к согласованному решению.
   Маяковский был единогласно принят в РАПП первой областной конференцией МАПП (Московская ассоциация пролетарских писателей) 6 февраля 1930 года. В тот же день были приняты поэты-конструктивисты Эд. Багрицкий и Вл. Луговской. Говоря об этом В. А. Сутырин заявил: "В случае с Маяковским вопрос четок. У нас были и есть большие разногласия. Он честно заявляет о них, и мы понимаем, что в РАПП он будет занимать собственную позицию. Мы не сомневаемся в его субъективной искренности, объективно он был нам полезен и будет помогать двигать наше дело. Наша драка с ним по творческим вопросам есть и будет только дружеской" ("Литературная газета", М. 1930, No 6 (43), 10 февраля).
  

163

  
   "Комсомольская правда", М. 1930, No 11,-14 января.
   Письмо написано в ответ на заметку "Супружеская поездка на государственный счет".
   Письмо сопровождается следующей припиской:
   "Полностью поддерживали и поддерживаем просьбу тт. из Реф о поездке тт. Брик и присоединяемся к письму в "Комсомольскую правду".
   Секретарь Федерации объедин<ений> сов<етских> писателей

Сутырин.

Секретарь РАПП Лузгин".

  
   ...основатель теории социального заказа...-- Теория была сформулирована в основном О. М. Бриком и Б. И. Арватовым. Смысл ее заключен в следующих словах Брика: "Поэт -- мастер слова, ре-четворец, обслуживающий свой класс, свою социальную группу. О чем писать -- подсказывает ему потребитель" ("Леф", М. 1924, No 2, стр. 156).
   ...Л. Ю. Брик... первая переводчица теоретических работ Гросса, Виттфогеля...-- В переводе Л. Ю. Брик с немецкого были опубликованы статья художника Георга Гросса "К моим работам" ("Леф", М. 1923, No 2) и одноактная пьеса Карла Виттфогеля "Беглец" -- трагедия в 7 телефонных разговорах ("Леф", М. 1923, No 1).
  

164

  
   Хранится у Л. Ю. Брик.
   Опубликовано: "Владимир Маяковский" (см. А. В. Февральский, "Баня").
   Режиссер В. В. Люце поставил в Драматическом театре Государственного народного дома в Ленинграде пьесу "Баня". Премьера состоялась 30 января 1930 года. Маяковский не мог выехать в Ленинград, так как был занят подготовкой выставки "20 лет работы". По его просьбе туда выехала Л. Ю. Брик.
   ...о каких-то неладах с "Баней".-- В ленинградских газетах появились отрицательные отзывы о пьесе и о спектакле.
  

165

  
   ЦГАЛИ.
   Опубликовано: газ. "Комсомольская правда", М. 1930, No 91, 20 апреля.
   15 февраля на многолюдном собрании, состоявшемся на выставке "20 лет работы", была принята резолюция о передаче выставки в Публичную библиотеку СССР им. В. И. Ленина. Маяковский выразил при этом пожелание, чтобы для передаваемых материалов была в дальнейшем предоставлена отдельная комната. 17 февраля директор библиотеки В. И. Невский одобрил это предложение, и выставка была передана в Литературный музей, находившийся при библиотеке.
   Ударная бригада.-- На собрании 15 февраля кружок поэзии при газете "Комсомольская правда" предложил организовать молодежную "Ударную бригаду Маяковского" для изучения и пропаганды творчества поэта. Это предложение было осуществлено.
  

166

  
   Булька Шнайда посмотрела с любопытством...-- Л. Ю. Брик послала Маяковскому фотографию "Шнайда" -- собаки хозяина гостиницы -- и свои фото с львенком на руках, снятые в Берлинском зоологическом саду.
   МОДПиК -- Московское общество драматических писателей и композиторов. Существовало до 13 января 1930 года, когда было преобразовано во Всероссийское общество драматургов и композиторов (Всеросскомдрам).
   Очень обрадовался Оболенскому...-- Кинорежиссер Л. Л. Оболенский привез из Берлина письмо от Л. Ю. Брик.
   ...если будешь на моей постановке...-- Речь идет о предполагавшейся постановке "Клопа" во Франкфурте-на-Майне (Германия).
   Третьего дня была премьера "Бани".-- Премьера "Бани" в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда состоялась 16 марта. М. М. Штраух играл роль Победоносикова.
   В начале апреля, очевидно, будут в Берлине Мейерхольды.-- Гос. театр имени Вс. Мейерхольда начал свои заграничные гастроли в Берлине 1 апреля. Часть труппы, оставшаяся в СССР, гастролировала в Саратове и других городах Поволжья.
   Из новых людей (чуть не забыл) были у меня раза два Семка и Клавка, хотели (Лева) познакомить с Асеевым -- я не отбрыкивался, но и не рвался.-- Маяковский называет Кирсановых и Асеева "новыми людьми", намекая на размолвку, происшедшую между ними из-за выставки "20 лет работы".
  

167

  
   Авторизованная машинопись (БММ).
   Опубликовано в журн. "Театр", М. 1960, No 4 (см. А. Февральский, "Маяковский и его пьесы").
   Слова "и 22 апреля с. г." вычеркнуты чернилами (подпись Маяковского сделана карандашом; 22 апреля Маяковского уже не было в живых).
   Дата определяется днем премьеры "Бани" (16 марта 1930 г.) и датой, указанной в заявлении (31 марта).
   Театр шефствовал над Первым пионерским домом Красной Пресни.
   ГосТИМ -- Гос. театр имени Вс. Мейерхольда.
  

168

  
   БММ.
   Опубликовано: "Правда", М. 1930, No 104, 15 апреля; факсимиле -- ЛН--65.
   14 апреля 1930 года Маяковский выстрелом из револьвера покончил жизнь самоубийством.
   Как говорят -- "инцидент исчерчен"... и обид.-- Несколько перефразированные строки из незавершенного наброска, написанного, вероятно, летом 1929 года (см. т. 10 наст. изд., стр. 286--287).
   Вапповцы -- от ВАПП (Всероссийская ассоциация пролетарских писателей).
   ...жаль -- снял лозунг...-- Речь идет об одном из лозунгов, написанных для спектакля "Баня" в Гос. театре имени Вс. Мейерхольда, снятом со стены зрительного зала по предложению руководства РАПП. Лозунг "Сразу не выпарить бюрократов рой..." (см. т. 11 наст. изд., стр. 350) был направлен против критика В. В. Ермилова, выступившего с несправедливыми нападками на Маяковского.
  

Оценка: 4.65*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru