Лесков Николай Семенович
Бесстыдник

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.53*12  Ваша оценка:


Н. С. Лесков

Бесстыдник

  
   Источник: Собрание сочинений в 11 томах. Т. 6. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957
   OCR Бычков М.Н.
  
   Мы выдержали в море шторм на самом утлом суденышке, недостатков которого я, впрочем, не понимал. Став на якорь, в какие-нибудь полчаса матросы все привели в порядок, и мы тоже все сами себя упорядочили, пообедали чем бог послал и находились в несколько праздничном настроении.
   Нас было немного: командир судна, два флотских офицера, штурман, да я и старый моряк Порфирий Никитич, с которым мы были взяты на это судно просто ради компании, "по знакомству" -- проветриться.
   На радостях, что беда сошла с рук, все мы были словоохотливы и разболтались, а темой для разговора служила, конечно, только что прошедшая непогода. По поводу ее припоминали разные более серьезные случаи из морской жизни и незаметно заговорили о том, какое значение имеет море на образование характера человека, вращающегося в его стихии. Разумеется, среди моряков море нашло себе довольно горячих апологетов, выходило, что будто море едва ли не панацея от всех зол, современного обмеления чувств, мысли и характера.
   -- Гм! -- заметил старик Порфирий Никитич, -- что же? -- это хорошо; значит, все очень легко поправить; стоит только всех, кто на земле очень обмелел духом, посадить на корабли да вывесть на море.
   -- Ну, вот какой вы сделали вывод!
   -- А что же такое?
   -- Да мы так не говорили: здесь шла речь о том, что море воспитывает постоянным обращением в морской жизни, а не то что взял человека, всунул его в морской мундир, так он сейчас и переменится. Разумеется, это, что вы выдумали, -- невозможно.
   -- Позвольте, позвольте, -- перебил Порфирий Никитич, -- во-первых, это совсем не я выдумал, а это сказал один исторический мудрец.
   -- Ну, к черту этих классиков!
   -- Во-первых, мой исторический мудрец был вовсе не классический, а русский и состоял на государственной службе по провиантской части; а во-вторых, все то, что им было на этот счет сказано, в свое время было публично признано за достоверную и несомненную истину в очень большой и почтенной компании. И я, как добрый патриот, хочу за это стоять, потому что все это относится к многосторонности и талантливости русского человека.
   -- Нельзя ли рассказать, что это за историческое свидетельство?
   -- Извольте.
   Прибыв вскоре после Крымской войны в Петербург, я раз очутился у Степана Александровича Хрулева, где встретил очень большое и пестрое собрание: были военные разного оружия, и между ними несколько наших черноморцев, которые познакомились со Степаном Александровичем в севастопольских траншеях. Встреча с товарищами была для меня, разумеется, очень приятна, и мы, моряки, засели за особый столик: беседуем себе и мочим губы в хересе. А занятия на хрулевских вечерах были такие, что там все по преимуществу в карты играли, и притом "по здоровой", "и приписывали и отписывали они мелом и так занимались делом". Храбрый покойничек, не тем он будь помянут, любил сильные ощущения, да это ему о ту пору было и необходимо. Ну, а мы, моряки, без карт обходились, а завели дискурс и, как сейчас помню, о чем у нас была речь: о книге, которая тогда вышла, под заглавием "Изнанка Крымской войны". Она в свое время большого шума наделала, и все мы ее тогда только что поначитались и были ею сильно взволнованы. Оно и понятно! книга трактовала о злоупотреблениях, бывших причиною большинства наших недавних страданий, которые у всех участвовавших в севастопольской обороне тогда были в самой свежей памяти: все шевелило самые живые раны. Главным образом книга обличала воровство и казнокрадство тех комиссариатщиков и провиантщиков, благодаря которым нам не раз доводилось и голодать, и холодать, и сохнуть, и мокнуть.
   Естественное дело, что печатное обличение этих гадостей у каждого из нас возбудило свои собственные воспоминания и подняло давно накипевшую желчь: ну, мы, разумеется, и пошли ругаться. Занятие самое компанское: сидим себе да оных своих благодетелей из подлеца в подлеца переваливаем. А тут мой сосед, тоже наш черноморский, капитан Евграф Иванович (необыкновенно этакий деликатный был человек, самого еще доброго морского закала), львенок нахимовский, а доброты преестественной и немножко заика, ловит меня под столом рукою за колено и весь ежится...
   "Что такое, -- думаю, -- чего ему хочется?"
   -- Извините, -- говорю, -- мой добрейший. Если вам что-нибудь нужно по секрету -- кликните слугу: я здесь тоже гость и всех выходов не знаю.
   А он заикнулся и опять за свое. А я ведь по глупости своей пылок, где не надо, да и разгорячен был всеми этими воспоминаниями-то, и притом же я еще чертовски щекотлив, а Евграф Иванович меня этак как-то несмело, щекотно, пальцами за колено забирает, совершенно будто теленок мягкими губами жеваться хочет.
   -- Да перестаньте же, -- говорю, -- Евграф Иванович, что вы это еще выдумали? Я ведь не дама, чтобы меня под столом за колено хватать, -- можете мне ваши чувства при всех открыть.
   А Евграф Иванович -- милота бесценная -- еще больше сконфузился и шепчет:
   -- Бе-е-е-сстыд-д-ник, -- говорит, -- вы, Порфирий Никитич.
   -- Не знаю, -- говорю, -- мне кажется, что вы больше бесстыдник. С вами того и гляди попадешь еще в подозрение в принадлежности к какой-нибудь вредной секте.
   -- Ка-а-а-к вам... ра-а-зве можно, можно та-а-к про интендантов с комиссионерами гово-орить?
   -- А вам, -- спрашиваю, -- что за дело за них заступаться?
   -- Я-а-а за них не за-а-а-ступа-а-юеь, -- еще тише шепчет Евграф Иванович, -- а разве вы не видите, кто тут за два шага за вашей спиной сидит?
   -- Кто там такой у меня за спиной сидит? -- я не виноват: у меня за спиной глаз нет.
   А сам за этим оборачиваюсь и вижу: сзади меня за столиком сидит в провиантском мундире этакая огромная туша -- совершенно, как Гоголь сказал, -- свинья в ермолке. Сидит и режется, подлец, по огромному кушу, и с самым этаким возмутительным для нашего брата-голяка спокойствием: "дескать, нам что проиграть, что выиграть -- все равно: мы ведь это только для своего удовольствия, потому у нас житница уготована: пей, ешь и веселись!" Ну, словом сказать, все нутро в бедном человеке поднимает!
   -- Ишь ты, -- говорю, -- птица какая! Как же это я раньше его не заметил! -- И, знаете, завидев врага воочию-то, черт знает каким духом занялся и, вместо того чтобы замолчать, еще громче заговорил в прежнем же роде, да начал нарочно, как умел, посолонее пересаливать.
   -- Разбойники, -- говорю, -- кровопийцы эти ненасытные, интендантские утробы! В то самое время, как мы, бедные офицеры и солдаты, кровь свою, можно сказать, как бурачный квас из втулки в крымскую грязь цедили, -- а они нас же обкрадывали, свои плутовские карманы набивали, дома себе строили да именья покупали!
   Евграф Иванович так и захлебывается шепотом:
   -- Пе-е-рестаньте!
   А я говорю:
   -- Чего перестать? Разве это неправда, что мы с голоду мерли; тухлую солонину да капусту по их милости жрали; да соломой вместо корпии раны перевязывали, а они херес да дрей-мадеры распивали?
   И все, знаете, в этом роде на их счет разъезжаю. Собеседники мои, видя, что я в таком азарте, уже меня не трогают, а только, кои повеселее, посмеиваются да ноготками об рюмки с хересом пощелкивают, а милота моя, застенчивый человек Евграф Иванович, весь стыдом за меня проникся -- набрал со стола полную горсть карточных двоек, растопырил их в обеих руках веером, весь ими закрылся и шепчет:
   -- Ах, Порфирий Никитич, ах, бее-с-сстыд-д-дннк какой, что-о-о он рассказывает! В ва-с со-о-страдания нет...
   Меня эта краснодевственность его еще больше взорвала.
   "Вот так, -- думаю, -- у нас всегда, у русских: правый, с чистой совестью, сидит да краснеет, а нахал прожженный, как вороватый кухонный кот-васька, знай уписывает, что стянул, и ухом не ведет.
   И с этим оглянулся назад, где за столом сидел раздражавший меня провиантщик, и вижу, что он и точно ухом не ведет. Чтобы он не слыхал этого моего широковещания насчет всей его почтенной корпорации, -- этого и быть не могло; но сидит себе, как сидел, курит большую благовонную регалию да козыряет. И как все у человека очень много зависит от настроения, то уж мне кажется, что и козыряет-то, или, просто сказать, картами ходит он как-то особенно противно: так это, знаете, как-то их словно от себя и пальцем не шевеля пошвыривает: "дескать, на вам, сволочи, -- мне все это наплевать". Еще он мне этим стал отвратительнее через то, что как будто он же надо мною своим спокойствием некоторого верха брал: я надрываюсь, задираю, гавкаю на него, как шавка на слона, а он и ухом не хлопнет. Я и полез еще далее.
   "Ну так врешь же, -- думаю, -- волк тебя ешь! Ты у меня повернешься; я, брат, человек русский и церемониться не стану; приятен или неприятен буду хозяину, а уж я тебя жигану". И жиганул: все, что знал о нем лично, все в нехитром иносказании и пустил.
   -- Мы, -- говорю, -- честные русские люди, которых никто не смеет воровством укорить, мы, израненные, искалеченные после войны, еще и места себе нигде добиться не можем, нам и жен прокормить не на что, а этим протоканальям, как они по части хаптус гевезен отличатся, все так и садит: и в мирное время им есть место на службе и даже есть место в обществе, " жены у них в шелку да в бархате, а фаворитки еще того авантажнее...
   Шумел я, шумел, болтал, болтал и уморился... Уже у меня и слов и голосу стало недоставать, а он все-таки ничего. Просто весь преферанс на его стороне: даже Евграф Иванович это заметил и начинает надо мной подтрунивать;
   -- А что-о-о? -- шепчет, -- что-о-о вы, ба-ба-батенька, своим бесстыдством взяли?
   -- Что, -- отвечаю, -- вы еще тут со своим "ба-ба-батенька", -- уже сидите лучше смирно.
   А сам, знаете, откровенно сказать, действительно чувствую себя сконфуженным. Но все это были-с еще цветочки, а ягодки ждали меня впереди.
   Игра перед ужином кончилась, и за столом стали рассчитываться; провиантщик был в огромнейшем выигрыше и вытащил из кармана престрашенный толстый бумажник, полнешенек сотенными, и еще к ним приложил десятка два выигрышных, и все это опять с тем же невозмутимым, но возмутительным спокойствием в карман спрятал.
   Ну тут и все встали и начали похаживать. В это время подходит к нашему столу хозяин и говорит:
   -- А вы что, господа, все, кажется, бездельничали да злословили?
   -- А вам, -- говорю, -- разве слышно было?
   -- Ну еще бы, -- говорит, -- не слышно; ваша милость точно на корабле орали.
   -- Ну, вы, -- прошу, -- Степан Александрович, пожалуйста, меня простите.
   -- Что же вам прощать; бог вас простит.
   -- Не выдержал, -- говорю, -- не стерпел.
   -- Да ведь разве утерпишь?
   -- Увидал, -- говорю, -- все внутри и задвигалось, и хотя чувствовал, что против вас неловко поступаю...
   -- А против меня-то что же вы такое сделали?.
   -- Да ведь он ваш гость...
   -- Ах, это-то... Ну, батюшка, что мне до этого: мало ли кто ко мне ходит: учрежден ковчег, и лезет всякой твари по паре, а нечистых пар и по семи. Да и притом этот Анемподист Петрович человек очень умный, он на такие пустяки не обидится.
   -- Не обидится? -- спрашиваю с удивлением.
   -- Конечно, не обидится.
   -- Значит, он медный лоб?
   -- Ну, вот уж и медный лоб! Напротив, он человек довольно чувствительный; но умен и имеет очень широкий взгляд на вещи; а к тому же ему это небось ведь и не первоучина: он, может быть, и бит бывал; а что ругать, так их брата теперь везде ругают.
   -- А они всюду ходят?
   -- Да отчего же не ходить, если пускают, и еще зовут?
   Меня зло взяло уже и на самого хозяина.
   -- Вот то-то у нас, -- говорю, -- ваше превосходительство, и худо, что у нас дрянных людей везде ругают и всюду принимают. Это еще Грибоедов заметил, да и до сих пор это все так продолжается.
   -- Да и вперед продолжаться будет, потому что иначе и не может быть.
   -- Полноте, -- говорю я с неподдельной грустью, -- отчего же это, например, в Англии... (которою все мы тогда бредили под влиянием катковского "Русского вестника").
   Но чуть я только упомянул об Англии, Степан Александрович окинул меня своим тяжелым взглядом и перебил:
   -- Что это вы катковского туману нам напустить хотите? Англия нам не пример.
   -- Отчего, разве там ангелы живут, а не люди?
   -- Люди-то тоже люди, да у них другие порядки.
   -- Я, -- говорю, -- политики не касаюсь.
   -- И я ее не касаюсь: мы ведь, слава богу, русские дворяне, а не аглицкие лорды, чтобы нам обременять свои благородные головы политикою? А что в Англии может быть честных или по крайней мере порядочных людей побольше, чем у нас, так это ваша правда. Тут и удивляться нечего. Там честным человеком быть выгодно, а подлецом невыгодно, -- ну, вот они там при таких порядках и развелись. Там ведь еще малое дитя воспитывают, говорят ему: "будь джентльмен", и толкуют ему, что это такое значит; а у нас твердят: "от трудов праведных не наживешь палат каменных". Ну, дитя смышлено: оно и смекает, что ему делать. Вот оно так и идет. Надо все это представлять себе благоразумно, с точки зрения выгоды, а не по-вашему, как у вас там на море, -- все идеальничают. Зато вы никуда и не годны.
   -- Это, -- говорю, -- почему мы никуда не годны?
   -- Да так, не годны: не к масти, да и баста; поди-ка я сунься куда-нибудь, например, вас на службу теперь рекомендовать с такой речью, "что вот, мол, черноморский офицер и честнейший человек: ни сам не сворует, ни другому не даст своровать, а за правду шум и крик поднимет", -- я и вас не определю, да и себя скомпрометирую: меня за вас дураком назовут. Скажут: "хорош ваш молодец, да нам такого не надобе, нам похуже надобе", -- и я за вас никуда просить и не пойду, а вот за него-то, за этого барина (хозяин кивнул на стоящего у закуски провиантщика), за него я куда вам угодно полезу, потому что при наших порядках это люди ходкие и всякий за них может быть уверен в успехе.
   -- Что же, это разве, -- говорю, -- так и должно быть?
   -- А разумеется, так должно быть, потому что он человек очень ловкий и на все податливый, а это всякому интересно, и всякий смекает, на что он ему может пригодиться; а вы на что кому нужны? Вы с правдою-то с своею со всеми перессоритесь, а потому вашего брата только и остается, что с берега опять за хвост, да назад на корабль перекинуть, чтобы вы тут на суше не пылились.
   -- Заметьте это себе, господа, -- подчеркнул Порфирий Никитич, -- ведь это я вам не вру, не сочинение для забавы вашей сочиняю, а передаю вам слова человека исторического, которые непременно должны иметь свое историческое значение хотя если не в учебной истории, то по крайней мере в устных преданиях нашей морской семьи. Так, господа, смотрели тогда на нас, как на людей вокруг себя чистых и... этак, знаете, всесовершенно чистых... Ну, да все это в скобках; а я обращаюсь опять к своей истории на закуске у Хрулева.
   -- Так-то, благодетель мой, -- похлопав меня по плечу, дружески заключил Степан Александрович, -- век идеалов прошел. Нынче даже кто и совсем по-латыни не знает, и тот говорит suum cuique, {Каждому свое (лат.).} -- пойдемте-ка лучше закусывать, а то вот на этот счет Анемподист Петрович уж настоящая свинья: он, пожалуй, один всю семгу слопает, а семушка хорошая: я сам у Смурова на Морской с пробы взял. Кстати я вас с ним тут у закуски и познакомлю.
   -- С кем это?
   -- С Анемподистом Петровичем.
   -- Нет, покорно вас благодарю-с.
   -- Что же? Неужели не желаете?
   -- Отнюдь не желаю.
   -- Жаль: большого ума человек, почти, можно сказать, государственного, и в то же время, знаете, чисто русский человек: далеко вглубь видит и далеко пойдет.
   -- Ну, бог с ним.
   -- Да, разумеется, а только человек приятный и поучительный.
   "Еще чего, -- думаю, -- в нем отыскал: даже и поучительности! Тьфу!"
   Мы подошли к закусочному столу и вмешались в толпу, в которой ораторствовал учительный Анемподист Петрович. Он занимал центр. Я стал прислушиваться, что такое вещает этот "учитель".
   Он, однако, сначала все говорил просто насчет семги; но действительно говорил очень основательно и с большим знанием предмета. Мне все это казалось свойством, которое каждому порядочному человеку может внушить омерзение.
   Он и сосал, и чмокал, и языком по небу сластил, и губами причавкивал, и все это чтобы тоньше разведать и вернее оценить эту семгу. Смакует ее, а сам сквозь зубы, как гоголевский Петух, рассказывает:
   -- М... н... н... да... недурна... очень недурна, можно даже сказать, хороша... Кто-то замечает:
   -- Даже очень хороша.
   -- М... н... да... пожалуй... м... н... ничего... мягкотела...
   -- Просто что твое масло.
   -- М... да... масляниста...
   -- Ишь вы как скупо хвалите-то, -- замечает опять какой-то полковник со шрамом через весь лоб и переносье, -- а нам после крымской гнили-то все хорошо кажется -- там ведь ничего этого нельзя было достать.
   -- M... н... ну... отчего же... нет, мы и там м... н... тоже получали...
   -- Зато, я думаю, какою ценою!
   -- М... н... да, разумеется... обходилось... но в довольном количестве... доставали для себя... Через Киев... от купца Покровского выписывали... хорошая была семга, так и называли "провиантская"... Светлейшему к столу... м... н... тоже он доставлял... Покровский... Только та, разумеется, была похуже, потому что ему эту цену не смели ставить, ну, а наши... ничего-платили.
   Полковник со шрамом даже вздохнул.
   -- У вас денег много было, -- говорит, -- и вы не знали, куда их девать.
   -- Да, иные, точно, терялись от непривычки... м... н... один, я помню, у нас... мн... слыхал про "штофные карманы" и велел портному, чтобы тот ему штофные карманы поставил, и вышла глупость... портной ему из штофной материи и сделал... Очень смеялись.
   -- А это в чем же дело было?
   -- Чтобы объемом штоф вмещался... м... н... потому у нас... м... н... бумажники были... м... такие большие...
   "Ах ты, -- думаю, -- рожа этакая богопротивная! И еще этак бессовестно обо всем рассказывает".
   А он продолжает про какого-то ихнего же провиантщика или комиесарщика, который в эту ужасную пору, среди всеобщих страданий и военной нужды, еще хуже потерялся, -- "вдруг, говорит, совсем со вкуса сбился, черт знает что лопать начал".
   "Ах, -- думаю, -- отлично. Всем бы вам этак сбиться и "черт знает что лопать", но это "черт знает что" вышло совсем неожиданное.
   -- Всегда квас, -- говорит, -- любил и один квас и употреблял. Из последовательных людей был -- семинарского воспитания... Его отец был протопоп и известный проповедник, и такой завет ему завещал, что если есть средства на вино, то пить пиво, есть на пиво -- пить квас, а есть на квас -- пить воду. Он все и пил квас, и другого не хотел, но только во время военных действий стал шампанское в свой квас лить...
   -- Как же это?
   -- Так... м... н... Пополам тростил: полстакана квасу нальет и полстакана шампанского... вместе смешает и пьет.
   -- Экая свинья! -- прошептал я, но так неосторожно, что Анемподист Петрович это услышал и, взглянув в мою сторону, отозвался:
   -- Да, ничего себе, хамламе порядочный; но, однако, я вам должен сказать, что шампанское с квасом это совсем не так дурно, как вы думаете... У нас это, у провиантских, в военное время даже в моду... вошло... М... н... очень многие из наших даже до сих пор продолжают... привыкли... Иностранцы не могут... пробовали их для шутки поить, так они... того... выплевывали... не могут.
   Я хоть не иностранец, но плюнул и хотел отойти, но в эту самую минуту этот превосходный Анемподист Петрович вдруг самым непосредственным образом оборотился ко мне и говорит:
   -- А вот, извините меня, сделайте милость, я вам тоже, если позволите, хотел сделать маленькое возражение насчет русской природы.
   Не знаю уж право с чего, но я, вместо того чтобы ему оторвать какую-нибудь грубость, ответил:
   -- Сделайте милость, скажите.
   -- Я, -- говорит, -- вкратце -- всего только два слова скажу: вы о русских очень неправо и обидно судите. Я так и подскочил на месте.
   -- Как! Я обидно сужу?
   -- Да. Я вот в карты играл, а урывками долго слушал, о чем вы изволили рассуждать с товарищами, и мне за всех своих Соотечественников очень стало обидно. Поверьте, напрасно вы этак русских унижаете.
   -- Кто? Я, -- говорю, -- унижаю?
   -- А разумеется, унижаете: как же вы... я долго слушал, изволите делить русских людей на две половины: одни будто все честные люди и герои, а другие все воры и мошенники.
   -- А-а... так вот что, -- говорю, -- вам обидно!
   -- Нет-с, мне за самого себя ровно ничего не обидно, потому что у меня есть свое отцовское, дворянское наставление, чтобы ничего неприятного никогда на свой счет не принимать; а мне за других, за всех русских людей эта несправедливость обидна. Наши русские люди, мне кажется, все без исключения ко всяким добродетелям способны. Вы изволите говорить, что когда вы, то есть вообще строевые воины, свою кровь в крымскую грязь проливали, так мы, провиантщики, в это время крали да грабили, -- это справедливо.
   -- Да, -- отвечаю с задором, -- я утверждаю, что это справедливо; и теперь, когда вы об этом подлом квасе с шампанским рассказали, так я еще более убеждаюсь, как я прав был в том, что сказал.
   -- Ну, мы про квас с шампанским оставим -- это дело вкуса, как кому нравится. Король Фридрих ассафетиду в кушанье употреблял, но я в том еще большой подлости не вижу. А вот насчет вашего раздела наших русских людей на две такие несходности я не согласен. По-моему, знаете, так целую половину нации обижать не следует: все мы от одного ребра и одним миром мазаны.
   -- Ну, это, -- говорю, -- вы извините: мы хоть и все одним миром мазаны, да не все воры.
   Он будто немножко не расслышал и переспрашивает:
   -- Что такое?
   А я ему твердо в упор повторяю:
   -- Мы не воры.
   -- Я это знаю-с. Где же вам воровать? Вам и научиться красть-то до сих пор было невозможно. У вас еще покойный Лазарев честность завел, ну она покуда и держится; а что впереди -- про то бог весть...
   -- Нет, это всегда так будет!
   -- Почему?
   -- Потому что у нас служат честные люди.
   -- Честные люди! Но я это и не оспариваю. Очень честные, только нельзя же так утверждать, что будто одни ваши честны, а другие бесчестны. Пустяки! Я за них заступаюсь!.. Я за всех русских стою!.. Да-с! Поверьте, что не вы одни можете терпеливо голодать, сражаться и геройски умирать; а мы будто так от купели крещения только воровать и способны. Пустяки-с! Несправедливо-с! Все люди русские и все на долю свою имеем от своей богатой натуры на все сообразную способность. Мы, русские, как кошки: куда нас ни брось -- везде мордой в грязь не ударимся, а прямо на лапки станем; где что уместно, так себя там и покажем: умирать -- так умирать, а красть -- так красть. Вас поставили к тому, чтобы сражаться, и вы это исполняли в лучшем виде -- вы сражались и умирали героями и на всю Европу отличились; а мы были при таком деле, где можно было красть, и мы тоже отличились и так крали, что тоже далеко известны. А если бы вышло, например, такое повеление, чтобы всех нас переставить одного на место другого, нас, например, в траншеи, а вас к поставкам, то мы бы, воры, сражались и умирали, а вы бы... крали...
   Так и выпалил!
   Я было совсем приготовился ему отрезать:
   "Какой вы скотина!"
   Но все пришли в ужасный восторг от его откровенности и закричали:
   -- Браво, браво, Анемподист Петрович! Бесстыдно, но хорошо сказано, -- и пошли веселым смехом заливаться, точно невесть какую радость он им на их счет открыл; даже Евграф Иванович, и тот пустил:
   -- Пра-пра-пра-вда!
   А тот, медный лоб, набил наново рот семгой, и еще начал мне читать нравоучение.
   -- Разумеется, -- говорит, -- если вы раньше все несообразности высказали только по своей неопытности, так бог вам это простит, но вперед этак с людьми своей нации не поступайте; зачем одних хвалить, а других порочить; мы положительно все на все способны, и, господь благословит, вы еще не умрете прежде, чем сами в этом убедитесь.
   Так я же виноват и остался, и я же еще получил от этого практического мудреца внушение, да и при всеобщем со всех сторон одобрении. Ну, понятно, я после такого урока оселся со своей прытью и... откровенно вам скажу, нынче часто об этих бесстыжих речах вспоминаю и нахожу, что бесстыдник-то -- чего доброго -- пожалуй, был и прав.
  

Примечания

   Печатается по тексту: Н. С. Лесков, Собрание сочинений, т. 6, СПб., 1890, стр. 324-338, где было опубликовано впервые в цикле "Рассказы и воспоминания". В ранней редакции этот рассказ назывался "Морской капитан с сухой Недны. Рассказ entre chien et loup. (Из беседы в кают-компании)" и был Лесковым напечатан в "Сборнике морских статей и рассказов", выходившем в качестве приложения к журналу: "Яхта. Листок для любителей морского дела" (1877, февраль, стр. 65-77, и март, стр. 113-126; рукопись этой редакции хранится в ЦГАЛИ, шифр 36-68); перепечатано в "Звезде", 1938, No 6, стр. 153-169, с послесловием А. Н. Лескова. Первоначальное заглавие (до "Бесстыдника") некоторое время было "Медный лоб". Однако это заглавие Лескову не понравилось -- у какого-то писателя, по его словам, был рассказ под таким названием (письмо к С. Н. Шубинскому от 4 мая 1887 года -- назв. выше номер "Звезды", стр. 168).
   Переработка рассказа, кроме значительной стилистической правки, свелась к существенному сокращению -- в окончательном варианте отсутствует вся вторая часть о неудачном сватовстве, зато первая часть несколько расширена. Звездочки заменены полным именем Хрулева.
   Анемподист Петрович, по указанию А. Н. Лескова, реальное лицо -- киевский купец и городской голова Г. И. Покровский (назв. выше номер "Звезды", стр. 169).
   Степан Александрович Хрулев (1807-1870) -- генерал, начальник 1-й и 2-й оборонительных линий в Севастополе, особенно известный защитой Малахова кургана в Крымскую кампанию 1854-1855 годов. Выведен Лесковым также и в "Смехе и горе" под своей настоящей фамилией (наст. изд., т. 3, стр. 634).
  
   ..."и приписывали и отписывали они мелом и так занимались делом" -- неточная цитата из эпиграфа к первой главе "Пиковой дамы" Пушкина.
  
   Дискурс (от франц. discours) -- рассуждение.
  
   "Изнанка Крымской войны" -- под этим заглавием в NoNo 1, 2 и 4 "Военного сборника" за 1858 год были напечатаны три статьи видного военного деятеля H. H. Обручева, разоблачавшие порядки в госпиталях и неурядицу в продовольственном снабжении армии во время Крымской войны. Статьи вызвали оживленную полемику. В редакцию "Военного сборника", кроме H. H. Обручева и В. М. Аничкова, входил в это время и Н. Г. Чернышевский.
  
   ...свинья в ермолке. -- В письме Хлестакова к Тряпичкину в "Ревизоре" Гоголя так назван попечитель богоугодных заведений (д. 5, явл. 8).
  
   ...курит большую благовонную регалию... -- Регалня -- сорт дорогой сигары.
  
   Жиганул -- ударил.
  
   Хаптус гевезен. -- Хапуга (от хапать) -- стяжатель, взяточник, обирала. Латинская форма первого слова сочетается с немецкой формой gewesen.
  
   ...у нас дрянных людей везде ругают и всюду принимают. Это еще Грибоедов заметил... -- Лесков имеет в виду слова Платона Михайловича Горича в "Горе от ума" (д. 3, явл. 9) о Загорецком:
   ...у нас ругают
   Везде, а всюду принимают.
  
   ...в Англии... (которою все мы тогда бредили под влиянием катковского "Русского вестника"). -- "Русский вестник" Каткова в первые годы своего существования (выходил с 1856 года); проводил резко англофильскую политику.
  
   ...как гоголевский Петух... -- Обед Чичикова у Петра Петровича Петуха описан в главе 3-й второго тома "Мертвых душ" Гоголя.
  
   ...стал шампанское в свой квас лить... -- Провиантщик, о котором пишет Лесков, не был оригинален. В поэме Некрасова "Недавнее время" (1871) читаем:
   В Петербурге шампанское с квасом
   Попивали из древних ковшей...
   В "Воспоминаниях" С. Ю. Витте (т. III, Л., 1924, стр. 280-281) описано употребление этой смеси в 1880-1890-х годах купцами-миллионерами В. А. Кокоревым, П. И. Губониным и др.
  
   Тростил -- свивал, мешал.
  
   Хамламе -- хам.
  
   Ассафетида (камедь) -- вонючая смола из ферулы (растение семейства зонтичных).
  
   Лазарев, М. П. (1788-1851) -- адмирал, управляющий Черноморским флотом в 1832-1845 годах.
  
  
  
  

Оценка: 7.53*12  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru