Купер Джеймс Фенимор
В Венеции

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    The bravo, (1831)
    Текст издания: М.-Л., "Земля и фабрика", 1927.


   Фенимор Купер

В Венеции

  
   Фенимор Купер. Полное собрание романов. Под редакцией Н. Могучего, Том X, М.-Л., "Земля и фабрика", 1927
   OCR Бычков М. Н.
  

J. FENIMOR COOPER

THE BRAVO

  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Романы Фенимора Купера "В Венеции" ("Браво") и "Сатанстоэ" в значительной мере повторяют те черты творчества знаменитого романиста, которые составляют его главнейшее отличие. В обоих романах внимание автора привлечено к сильным личностям, бесстрашно вступающим в борьбу с людьми и обстоятельствами и, благодаря своему закалу, преодолевающим самые жестокие препятствия.
   Надо упомянуть, что роман "В Венеции" был первым опытом Фенимора Купера, в котором он отказался от увлекательной оправы морских приключений или романтической борьбы с краснокожими. Отсюда возникли и многие упреки современников автору, в которых сказывалось недовольство тем, что признанный мастер "морского" и "американского" романа выступил в новой, якобы несвойственной его дарованию области. Тогда же откликнулся В. Г. Белинский, решительно ставший на защиту нового произведения Ф. Купера.
  
   В. Г. Белинский писал:
  
   ...Признаемся, не без страха принялись мы за чтение "Браво"; нам было бы грустно удостовериться, что такой великий художник, как Купер, мог писать плохие романы... Вот мы уже через великую силу прочли главу, другую... перевод (роман вышел в очень скверном переводе!) уже одолевал наше терпение, нашу любовь к искусству, готовую на великие жертвы -- даже на чтение таких переводов... но вот мрак начал рассеиваться, легкие очерки стали превращаться в живописные фигуры, слабые тени -- в живые образы и лица, и, несмотря на ужасный перевод, мы уже не читали, а с ненасытной жадностью пожирали остальные главы и части...
  
   С обычной отчетливостью В. Г. Белинский выделяет основные художественные элементы, которые в романе Ф. Купера производят такое сильное впечатление на читателя:
  
   ...И теперь, когда уже роман давно прочтен, и теперь носятся перед нашими глазами эти дивные образы, которые могла создать только фантазия великого художника. Вот старый рыбак Антонио, с его энергичной простотой нравов, с его благородной грубостью; вот глубокий, могучий, меланхолический браво; вот кроткая, чистая, малая Джельсомина; вот ветреная и лукавая Аннина -- какие лица, Какие характеры! Коварная, мрачная, кинжальная политика венецианской аристократии, нравы Венеции, регата, или состязание гондольеров, убийство Антонио -- все это выше всякого описания, выше всякой похвалы. И все это так просто, так обыкновенно, так мелочно повидимому; люди хлопочут, суетятся: кто хочет погулять, кто достать деньжонок, кто поволочиться, кто пощеголять; лица всех веселы, публичные гулянья пестреют масками, по каналам разъезжают гондолы, но из всего этого выставляется какой-то колоссальный призрак, наводящий на вас оцепеняющий ужас. И все действие продолжается каких-нибудь три дня; внешних рычагов нет -- вся драма завязывается из столкновения разных индивидуальностей и противоположности их интересов, все события самые ежедневные...
  
   Живописность романа, действительно, не подлежит оспариванию. Но нам хочется сделать ударение на другом. Конечно, роман Фенимора Купера не является историческим в полном смысле этого слова. Факты в нем преломляются сквозь призму известного романтического увлечения прошлым. И многое, может быть, выпало из той картины нравов, какая изображена выразительными и яркими мазками. Но одно в ней, несомненно, верно: правдиво раскрыт характер аристократической Венецианской республики. Фенимор Купер не мог, да и не задавался целью, обнажить экономические пружины, управлявшие политикой дожей и сената. С нас достаточно того, что под пышными мантиями дожей и их советников он нашел только преступления, жестокосердие, безграничную жадность. Сенатор, пытающийся руководствоваться своими сердечными порывами, кажется жалкой и беспомощной фигурой среди собрания этих представителей подлинно-"кинжальной", по меткому слову В. Г. Белинского, венецианской политики. Фенимор Купер показал также, что эта несправедливая и бесчестная политика всей своей тяжестью ложилась на бедноту, на широкие массы народа.
   Не нужно думать, что такой показ проведен писателем последовательно на всем протяжении романа. Фигуры дона Камилло и сенатора Соранцо, руководящихся справедливостью, должны примирить читателя с аристократией, с "верхними" этажами человеческого общества. Но, в конечном счете, в центре внимания оказываются не они, а убитый за свое прямодушие рыбак Антонио и безвинно осужденный Джакопо. Эти персонажи, выхваченные из гущи простонародья, противостоят развращенным правителям Венеции. Мнимый наемный убийца оказывается морально выше и честнее "сливок" венецианской знати. Представитель христианской религии, монах-кармелит отец Ансельм, изображенный на этот раз Ф. Купером со всей симпатией, оказывается лишь орудием в руках палачей; все его возвышенные представления о долге, справедливости и т. п. оказываются смешными иллюзиями жалкого и бессильного бороться с правом силы человека.
   Роман "Сатанстоэ" возвращает нас к циклу американских романов Ф. Купера. Нового мы найдем в нем очень мало. В нем повторяются картины сражений во время англо-французской войны в Канаде, жестокости индейцев и смертельные опасности, преследующие героев. Благородная фигура Сускезуса во многом напоминает героя романа "Последний из могикан" -- Ункаса. В романе повторены и все недостатки произведений Ф. Купера, посвященных завоеванию белыми девственных пустынь Америки. Индейцы изображены в слишком мрачных красках, а ограбление их белыми, за бесценок скупающими огромные земельные пространства, встречает в устах героя повести нелепое оправдание: дескать, земли эти были завоеваны. Ф. Купер, в полном соответствии со своими предрассудками буржуазного писателя, не может понять, что само по себе завоевание Америки, сопровождавшееся беспощадным вытеснением индейцев, не имеет оправдания. Рисуя отдельных благородных и привлекающих симпатии индейцев, он не пытается глубже и серьезнее проникнуть в характер всей индейской расы, ограничиваясь описанием бьющих в глаза жестокостей...
   С ложной идеализацией выведены Купером в этом романе и другие действующие лица -- офицеры.
   Но роман интересен не с этой стороны. В нем мы не найдем правдивого изображения эпохи. Он волнует и захватывает умело развернутым драматическим сюжетом, который, при всей своей сложности, не может вызвать упрека в искусственности или нарочитости. Мужественные, прямолинейные герои Ф. Купера, борющиеся среди бушующего половодья, пробирающиеся сквозь чащу девственного леса, осажденные в одиноком поселении индейцами,-- волнуют, прежде всего, твердостью своей воли, своей дружностью, находчивостью и неустрашимостью. Такие качества нужны нам и в современниках, соединенные с борьбой за освобождение угнетенных и эксплоатируемых, без различия цвета кожи. Но новые люди должны бороться не за личное счастье: их судьба должна быть кровными нитями связана с судьбой всего борющегося класса, нам нужны не герои-одиночки, а революционеры -- участники коллектива. Мужество, стойкость, вера в победу должны быть их неотъемлемыми качествами. Настроенность романов Ф. Купера в этом отношении примыкает к тем настроениям, какие мы хотим воспитывать в людях нашего класса...
   Роман "Сатанстоэ", как и "В Венеции", менее ярок вначале. Но последующие главы изобилуют такими драматическими эпизодами и яркими описаниями, какие не уступают лучшим страницам знаменитого романиста...

0x01 graphic

  

В ВЕНЕЦИИ

ГЛАВА I

  
   Солнце скрылось за вершинами Тирольских Альп, и луна уже поднялась над островом Лидо; сотни пешеходов выходили из узких улиц Венеции {Венеция расположена на 118 островах, почти в четырех километрах от материка, и перерезана 157 каналами.} и направлялись к площади святого Марка; галантные кавалеры, франтоватые горожане, солдаты-далматинцы, матросы с галер, евреи-ювелиры из Риальто {Риальто -- мост через Большой канал, где находился своеобразный базар.} и купцы с востока, путешественники, авантюристы, аристократы и гондольеры {Гондола -- особого устройства лодка, служащая основным средством передвижения в Венеции, по пересекающим город каналам. Гондольер -- лодочник.},-- все стремились к центру общих развлечений. Робкий вид и безразличное выражение лиц одних, степенный шаг и беспокойные взоры других, хохот весельчаков, взвизгивание певиц и свист флейтиста, кривлянье шута и сосредоточенный вид импровизатора {Импровизатор -- поэт, сочиняющий стихи к случаю, сразу, без предварительной работы над ними.}, деланная и грустная улыбка арфиста, крики продавцов воды, капюшоны монахов, султаны военных, гул голосов, шум и движение,-- вместе с характерной обстановкой площади невольно приковывали внимание зрителей.
   Расположенная на границе западной и восточной Европы и находясь в постоянных сношениях с Востоком, Венеция, более чем какой-либо иной из многочисленных портов этого побережья, поражала пестротой типов и костюмов. В эпоху, к которой относится наш рассказ, Королева островов, как называли Венецию, хотя и перестала уже быть владычицей Средиземного и даже Адриатического моря, но оставалась еще богатой и могущественной. Она не утратила своего значения, и ее торговля, хотя и переживавшая упадок, все-таки могла поддерживать еще внешний блеск города.
   Обширная площадь святого Марка быстро наполнялась: кофейни и таверны, устроенные под портиками, окружавшими площадь, были уже полны посетителей. В то время как под арками все было залито светом факелов и ламп, ряд зданий, называемый Дворцом Прокураторов, массивные постройки Дворца Дожей {Дож -- титул правителей Венеции в ту эпоху.}, древнейший собор святого Марка {Святой Марк считался покровителем Венеции. (Прим. ред.)}, гранитные колоннады Пьяцетты, триумфальные мачты Большой площади и высокая башня Кампаниле казались спящими в мягком полусвете, отбрасываемом яркою луною.
   Большую площадь с одной стороны замыкал собор святого Марка. Это здание, как памятник былого величия республики, господствовало над другими строениями площади. Его мавританская архитектура, ряды небольших драгоценных, но совершенно лишних колонн, которые придавали несколько тяжелый вид его фасаду, низкие азиатские куполы, много сот лет покоящиеся на его стенах, его грубая мозаика и над всем этим бронзовые кони, вывезенные из побежденного Коринфа, рвущиеся в высь от мрачного соборного массива,-- все это при лунном освещении бросало на площадь какую-то тень особой затаенной грусти и придавленности.
   Основание колокольни Кампаниле покоилось в тени, а восточный контур верхней части был освещен луною, мачты, предназначенные для трофеев-знамен Кандии, Константинополя и Мореи, вырисовывались тонкими темными линиями; в дальнем конце Малой площади -- Пьяцетты ясно выделялись на фоне темно-синего неба очертания крылатого льва и покровителя города на колоннах из африканского гранита.
   У подножия первого из этих величественных памятников стоял человек, который равнодушно и даже со скукой наблюдал за окружавшим его оживлением. По манерам в нем можно было признать терпеливого слугу, привыкшего к повиновению. Скрестив руки на груди, он, казалось, ждал приказания хозяина, чтобы покинуть свой пост. Его куртка из шелковой материи, затканной цветами самых ярких красок, алый отложной воротник, бархат его шапочки -- все говорило, что это гондольер какого-то знатного лица.
   Вдруг черты гондольера осветились радостью, и минуту спустя он обнял загорелого моряка в широкой одежде и колпаке, какие носили тогда люди его профессии. Гондольер заговорил первый с мягким выговором островитян.
   -- Ты ли это, Стефано? Ведь говорили, что ты попал в когти к варварам.
   Моряк отвечал на калабрийском {Калабрия -- часть Италии, у Тирренского моря.} наречии.
   -- "Прекрасная Соррентинка" -- не поповская экономка, чтоб ей хороводиться с тунисским {Тунис -- государство в северной Африке, находившееся в то время в зависимости от Турции.} корсаром. Если бы ты побывал когда-нибудь по ту сторону Лидо, то увидел бы сразу, что ловить ее еще не значит -- поймать.
   -- А говорили, что будто ты потерял у турок свою фелуку {Фелука -- легкое судно прибрежного плавания.} со всем ее экипажем.
   -- И вправду, один тунисец часа два так напирал на мою корму между Стромболи и Сицилией, что я мог различить грязные и чистые чалмы бездельников на его палубе.
   -- Ох, и горели, должно быть, у тебя тогда пятки, приятель, при мысли о том, как их обрабатывать будут палками турки!
   -- Я слишком часто взбирался босиком по горам Калабрии, чтобы дрожать при мысли о подобном пустяке. К тому же я уж сторговался с попом святой Агаты, и он мне обещал, что все случайные бедствия подобного рода мне зачтутся, как покаяние... Ну, как поживают венецианцы? Что ты поделываешь?
   -- Да что! День за днем я плаваю от Риальто до Джудекки {Джудекка -- один из каналов Взнеции, идущий вдоль острова того же названия.}, от святого Георгия до святого Марка, до Лидо и домой. По этой дороге не встретишь тунисца, и при виде его душа не уйдет в пятки.
   -- Будет смеяться-то! Скажи -- что нового в республике? Не утонул ли кто-нибудь из знати? Не повесили ли кого-либо из торговцев?
   -- Ничего нового, кроме несчастия, случившегося с Пьетро. Помнишь Пьетрилло, которого ты еще брал с собой в Далмацию матросом и которого еще подозревали в том, что он помогал одному французу при похищении дочери сенатора?
   -- Как не помнить! Бездельник только и делал, что ел макароны да запивал вином.
   -- Так вот этот самый бедняга ехал по Джудекке с одним иностранцем. Вдруг бриг, принадлежавший какому-то анконцу {Анкона -- важнейший после Венеции приморский город Италии в Адриатическом море. (Прим. ред.)}, наскочил на гондолу и раздавил ее, словно водяной пузырь.
   -- Бывает! Гондола так же может пропасть, как и фелука. А все же лучше погибнуть под носом брига, чем попасть в когти турок. Ну, а как поживает твой молодой хозяин Джино? Добьется ли он того, о чем хлопочет в сенате?
   -- Утром он всегда купается в Джудекке, а вечером его всегда можно увидеть между гуляющими на Бролио... Ну, так вот слушай же о Пьетро и не перебивай... Мы как-раз плыли мимо анконца, когда он перекувырнул гондолу с Пьетрилло. Мы с Джиорджио ругались на чем свет стоит, глядя на неловкость иностранца... Вдруг мой хозяин возьми да и прыгни в воду, чтобы помешать молодой даме разделить судьбу своего дяди.
   -- Чорт тебя побери! Первый раз от тебя слышу об этой молодой даме и о смерти ее дяди!
   -- Ты был слишком занят мыслями о твоем тунисце, чтобы помнить мои слова. А прекрасная синьора, между тем, чуть было не разделила участи гондолы и ее дяди, римского маркиза.
   -- Батюшки! Какое несчастье быть утопленным, подобно собаке, от неловкости гондольера Пьетрилло.
   -- А все-таки это кончилось счастливо для анконца, потому что, говорят, этот самый утонувший римский маркиз, если бы он остался жив, обязательно сгноил бы его в тюрьме.
   -- А что же с ним, с плутом, сделалось?
   -- Да ведь я тебе, бестолковый, говорю: анконец уплыл, чорт его знает куда, в тот самый час, когда...
   -- Ну, а Пьетрилло-то?
   -- Джиорджио, мой подручный, вытащил его веслом. Мы оба занялись тогда спасанием вещей с разбитой гондолы.
   -- И вы не могли ничего сделать, чтобы спасти бедного римлянина? Как бы его смерть не принесла несчастья анконцу-то, хозяину брига!
   -- Что поделаешь. Как ключ в воду канул. Ну, а тебя что тянет в Венецию, дружище? Ведь неудача с апельсинами в твою последнюю поездку, кажется, заставила тебя отказаться от поездок сюда.
   -- Это, брат, дело мое... А ты прислушивайся, Джино... Разве твой хозяин не требует гондолы между закатом и восходом солнца?
   -- С некоторого времени он спит по ночам не больше совы. И с той поры, как стаял снег на Монте-Феличе, я не ложусь раньше, чем солнце не поднимется над Лидо.
   -- И как только твой хозяин убирается в его дворец, так ты и бежишь на мост Риальто и на площадь рассказывать, как проводил ночь твой хозяин.
   -- Если бы я позволил себе такие вольности, это был бы последний день моей службы у герцога святой Агаты. Гондольер и духовник -- главные советники дворянина, с той разницей, что духовник узнает только те грехи, которые дворянин хочет обнаружить, а гондольер знает кое-что и побольше... Разве я не найду дела почестнее и поумнее, чем рассказывать встречному и поперечному тайны моего хозяина?
   -- Вот, вот! А для меня мои дела еще важнее, чем для тебя хозяйские.
   -- Прежде всего, нельзя сравнивать какого-нибудь владельца фелуки с гондольером, доверенным неаполитанского герцога, который имеет право быть допущенным в Совет Трехсот... Постой,-- прервал с живостью свою речь гондольер, который спорил, как свойственно итальянцам, ради самого спора, не высказывая своих настоящих мыслей.-- Вот кто-то идет, он подумает, что нас нужно разнимать...
   Калабриец молча отступил и спокойно взглянул на человека, вызвавшего это замечание. Тот проходил медленно. Ему не было еще и тридцати лет, хотя можно было дать и больше. Он был бледен, худощав, но мускулист. Шаг его был тверд, ровен и уверен, держался он стройно и свободно, и все его движения отличались бросающимся в глаза спокойствием. По костюму его можно было отнести скорее к беднякам: на нем были обыкновенная бархатная куртка и шапочка коричневого цвета, какие носили тогда в южных странах Европы. Его лицо было скорее грустно, чем мрачно, и оживлялось полными огня, ума и страсти глазами.
   Гондольер и моряк молчали, пока этот человек, пройдя мимо них, не скрылся из виду. Тогда Джино прошептал с выражением страха на лице.
   -- Это Джакопо!
   Моряк таинственно поднял три пальца и указал на Дворец Дожей.
   -- Слушай-ка, Стефано Милано,-- сказал серьезно гондольер,-- есть в Венеции вещи, о которых должен забыть тот, кто хочет спокойно есть свои макароны. Какие бы ни были дела, по которым ты приехал сюда, в город, ты прибыл во-время, и увидишь большую гонку гондол, которую устраивает правительство.
   -- А ты в ней участвуешь, Джино?
   -- И я, и Джиорджио. Кому повезет, тот получит в награду серебряную лодку. Будет также венчанье дожа с Адриатическим морем.
   -- Твои дожи хорошо сделают, если будут получше ухаживать за Адриатикой, потому что теперь много народу начинает предъявлять на нее свои права. По пути сюда мне встретился странно оснащенный корсар с удивительно быстрым ходом. Он, казалось, хотел гнаться за моей фелукой до самых лагун.
   -- И у тебя душа ушла в пятки?
   -- На его палубе о чалмах не было и помину... Виднелись, матросские колпаки на взбитых волосах, подвязанные под чисто выбритые подбородки.
   -- Республика устарела, брат. Это, пожалуй, верно. Снасти нашего старого Буцентавра {Буцентавром назывался правительственный корабль Векециайнской республики, на котором плавали венецианские правители -- дожи. (Прим. ред.)} пришли в ветхость. Я не раз слышал, как говорили моему хозяину, что и крылатый лев святого Марка не летает уже так, как бывало в молодости.
   -- Твой хозяин, дон Камилло, рассуждает о судьбе города, потому что голова его находится в безопасности под крышей старинного замка святой Агаты. Если бы он отзывался с большим уважением о дожах и Совете Трехсот, его притязания на права предков скорее получили бы удовлетворение.
   -- А все-таки, Стефано, ты и сам не думаешь, чтобы республика приобрела еще трофеи для украшения собора и площади святого Марка?-- заметил гондольер.
   -- Сопровождая твоего хозяина в прогулках, ты, приятель Джино, далек от того, что происходит в народе. Прошли красные денечки святого Марка, и наступают они для севера.
   -- Может быть...
   -- Джино!-- раздался повелительный голос около гондольера.
   -- Слушаю, синьор.
   Тот, кто прервал беседу двух товарищей, не проронив больше ни одного слова, жестом руки приказал подать гондолу.
   -- До свиданья!-- прошептал поспешно гондольер.
   Его собеседник пожал гондольеру дружески руку. Через минуту Джино оправлял подушки в палатке гондолы. Разбудив своего подручного, он вместе с ним взялся за весла.
  

ГЛАВА II

  
   Войдя в гондолу, дон Камилло стоял, погруженный в задумчивость, до тех пор, пока лодка, управляемая искусными гребцами, не выбралась из тесноты и не направилась к Большому каналу.
   -- Тебе хочется показать свое искусство на гонках, Джино, и по справедливости ты заслуживаешь награды,-- сказал дон Камилло.-- С кем ты разговаривал, когда я позвал тебя?
   -- Это мой приятель из Калабрии, синьор. В последний свой приезд он клялся, что не вернется больше в Венецию, а теперь пригнал опять свою фелуку.
   -- А как его имя, и как называется его фелука?
   -- "Прекрасная Соррентинка", а его зовут Стефано Милано; он -- сын старого вашего слуги, синьор. Его судно -- одно из наиболее быстроходных, да и красотой может похвалиться.
   Дон Камилло, казалось, заинтересовался разговором.
   -- "Прекрасная Соррентинка"! Как ты думаешь, мне когда-нибудь приходилось видеть эту фелуку?
   -- Очень возможно, синьор, потому что у ее хозяина есть родные в святой Агате, и он не раз оставлял свое судно зимовать на берегу около замка вашей светлости.
   -- Чего ему нужно в Венеции?
   -- Мне и самому хочется это знать. И хотя, вообще, я не люблю вмешиваться в чужие дела и хорошо понимаю, что скромность -- лучшая добродетель гондольера, я все-таки не мог не поинтересоваться. Но все мои старания оказались без успеха.
   Когда гондола приблизилась к Большому каналу, герцог вошел в палатку и прилег на элегантных подушках из черной кожи. Гондола плыла дальше. Джино, как старший, стоял на мостике кормы и с привычной ловкостью направлял лодку то вправо, то влево, лавируя между судами, попадавшимися по пути. Поровнявшись с одним из зданий, гребцы прекратили на время свою работу, оставив весла на поверхности воды, и ждали дальнейших приказаний хозяина.
   Дворец, мимо которого плыла гондола, мог привлечь внимание как красотой и богатством внешних украшений, так и оригинальностью постройки. Его массивный мраморный фундамент устойчиво покоился среди волн, словно был поставлен на вершине утеса. Несколько гондол было привязано около широкой мраморной лестницы, ведшей к главному входу во дворец. Место стоянки гондол, окруженное остроконечными, наклонно стоявшими в воде столбами-сваями и защищенное ими от проходящих мимо барок, являлось как бы гаванью этого дворца.
   -- Куда ваша светлость пожелает отправиться?-- спросил Джино.
   -- Домой.
   Гребцы обменялись удивленными взглядами и круто повернули гондолу от этого богатого, но неприветливого здания. Войдя в более узкий канал, они вооружились короткими веслами и, подталкивая лодку вперед, громкими возгласами предупреждали встречные суда. Наконец, Джино остановил лодку как-раз около лестницы.
   -- Ты пойдешь со мной, Джино,-- сказал дон Камилло, осторожно ступая на мокрый камень и опираясь на плечо слуги,-- ты мне нужен.
   Внешний вид этого здания не мог сравниться по роскоши и богатству с дворцом на Большом канале.
   -- Не хочешь ли вверить свою судьбу на гонках вот этой новой гондоле, Джино?-- сказал герцог, поднимаясь по крутой лестнице и указывая на изящную лодку из каштанового дерева, стоявшую на каменном полу входных сеней.
   Глаза Джино радостно заблестели, и он рассыпался в благодарностях. Новая гондола была мастерски выстроена.
   Поднявшись в первый этаж, они прошли длинный ряд сумрачных комнат и, наконец, очутились в кабинете герцога.
   -- Теперь ты мне должен оказать особую услугу,-- сказал герцог, запирая дверь.-- Скажи мне, ты знаешь Джакопо Фронтони?
   -- Ваша светлость!-- вскричал испуганно гондольер.
   -- Я тебя спрашиваю, знаешь ли ты венецианца Джакопо Фронтони?
   -- Точно так, ваша светлость!.. Знаю... в лицо...
   -- Он известен несчастиями, которые преследуют его семью, его отец, кажется, в ссылке в Далмации.
   -- Точно так, ваша светлость! Так, по крайней мере, говорят.
   -- Здесь несколько Фронтони, и важно, чтобы ты не ошибся. Джакопо только двадцать пять лет, хотя на вид ему можно дать и больше, благодаря его степенной осанке и сосредоточенному выражению лица. Он не общителен и молчалив. Живет он в собственном домике около арсенала.
   -- Нет необходимости описывать его наружность, ваша светлость. Все гондольеры знают ее, как свои пять пальцев.
   -- Ну, стало быть, ты его знаешь,-- сказал дон Камилло.
   Он машинально передвинул некоторые вещи на письменном столе и после недолгого раздумья ласково и доверчиво обратился к Джино.
   -- Ведь ты уроженец моих поместий и всю жизнь провел у меня на службе, Джино. Я хочу, чтобы последние годы твоей жизни прошли спокойно и в достатке там, где ты их начал. До сих пор ты ни разу не обманул моего доверия, хотя тебе нередко приходилось бывать свидетелем кое-чего в жизни твоего хозяина, что для чужих было бы очень любопытно.
   Дон Камилло улыбнулся, но веселое выражение его лица быстро сменилось сосредоточенным.
   -- Так как ты знаешь того, о ком я говорил, то наше дело становится очень простым.
   Герцог передал слуге конверт большого формата и, сняв с руки кольцо с печатью, добавил:
   -- Это будет подтверждать твои полномочия. Под аркой Дворца Дожей, ведущей к каналу святого Марка, под Мостом Вздохов {Мост Вздохов вел через канал из Дворца Дожей в тюрьму для уголовных преступников.}, ты сегодня, не позднее часа после заката солнца, встретишь Джакопо. Передай ему этот пакет, а если он потребует, то и кольцо. Дождись его ответа и принеси мне его...
   Джино пришел в волнение, которого он не мог скрыть. Обычная покорность боролась в нем с тем отвращением, которое внушал ему приказ герцога. Но дон Камилло сделал вид, что не замечает колебаний слуги, и повторил:
   -- Итак, у арки, ведущей во дворец, под Мостом Вздохов, и по возможности не позднее первого часа ночи {В Венеции счет времени производился с заката и восхода солнца.}.
   -- Разрешите мне, синьор, сопровождать вас вместе с Джиорджио в Падую.
   -- Почему тебе вдруг захотелось отправиться в это утомительное путешествие?
   -- А потому, что там нет ни Дворца Дожей, ни Моста Вздохов, и потому, что там не встретишь этого негодяя Джакопо.
   -- Как я вижу, тебе не хочется исполнить мое поручение. Но ты забываешь, что обязанность слуги -- повиноваться приказаниям хозяина. Ты -- мой вассал, Джино Мональди, и хотя ты с детства -- здесь, в Венеции, гондольером, все-таки ты мой вассал, как уроженец моих неаполитанских поместий!
   -- Синьор, скажу вам откровенно, что все мы здесь, в Венеции, простые люди,-- начиная от продавцов воды и кончая гондольерами,-- все мы желаем этому псу Джакопо самого что ни есть скорого успокоения в лоне Авраамовом {Т.-е. смерти. (Прим. ред.)}... Говорить с этим негодяем значит не дорожить своей честью. Это могут подтвердить все. И не дальше, как вчера, это же самое говорила красавица Аннина, дочка старого торговца вином... Да если кто из гондольеров увидит меня с Джакопо, мне не придется участвовать в гонках, даже несмотря на поддержку вашей светлости...
   -- Итак, если он тебя задержит, ты дождись его ответа... А если он прогонит тебя без разговоров, ты немедленно вернись сюда, чтобы я знал, чем кончилось мое поручение.
   -- Я очень хорошо понимаю, синьор, что самолюбие хозяина значит больше, чем честь слуги... Если бы какой-нибудь мерзавец осмелился нанести оскорбление вашей светлости, мы с Джиорджио всегда сумели бы доказать нашу преданность...
   -- Ага, так... Ну, благодарю тебя... Ступай и спи спокойно в гондоле... А ко мне пошли Джиорджио.
   -- Помилуйте, ваша светлость!
   -- Ты ведь отказываешься?
   -- Как прикажете, ваша светлость, отправиться к Мосту Вздохов: улицами или каналами?
   -- Как хочешь. Только захвати с собой весло, потому что может понадобиться гондола.
   -- Не успеете, синьор, и глазом моргнуть, как принесу ответ от Джакопо,-- сказал, вздохнув, Джино и, поклонившись, вышел из кабинета с запечатанным письмом в руке.
   Спустившись по потайной лестнице, он миновал узкий коридор и, пройдя по внутреннему двору через скрытую, немногим известную дверь, вышел в темный переулок, соединявшийся с соседней улицей.
   Венеция расположена на низких песчаных островах. Вероятнее всего, что обширная мель в глубине венецианского залива -- наносного происхождения. Множество потоков, орошающих долины Альп, несут Адриатическому морю свою дань в виде остатков разрушенных ими горных пород. Этот наносный грунт образует в заливе мели, которые с течением времени выступили из воды группой низких островов. Песчаная отмель, обращенная к Венеции и к ее лагунам, называется островом Лидо. Так как большинство глубоких каналов лагун оставлено в неприкосновенности, то город в разных направлениях прорезывается множеством протоков. По берегам этих протоков стены домов буквально упираются в воду, так как недостаток твердой почвы заставлял строить дома у самых берегов каналов. Благодаря этому почти каждое из зданий имеет один выход на канал и другой во внутренние проходы улиц. Улицы Венеции хотя и очень узки, но все вымощены, удобно проложены, и, при наличии мостов, сообщение между островами незатруднительно.
   Джино очутился на одной из таких улиц. С гибкостью угря, плавающего в лагунах, он пробирался в толпе, стараясь пройти незамеченным. Не останавливаясь ни разу, он добрался до маленького низкого домика, стоявшего на углу площади, населенной бедняками и рабочим людом. Пробравшись среди множества пустых бочек, груд снастей и разного хлама, гондольер нащупал дверь и вошел в комнату.
   -- Ты ли это, Джино?-- вскричала хорошенькая, разбитная венецианка, в голосе которой слышалось кокетство и удивление.-- Пешком, потайным входом и в необычный час!
   -- Твоя правда, Аннина, что я пришел не во-время; мне некогда рассказывать; надо торопиться. Принеси ты мне, Аннина, пожалуйста, ту куртку, в которой я был с тобой на празднике в Фузине.
   -- Почему ты хочешь сменить ливрею твоего хозяина на платье простого лодочника? Ведь эта шелковая куртка идет тебе гораздо больше, чем выцветший бархат, и если я раньше никогда этого не говорила, то только оттого, что хотела поберечь похвалу для других, кто их тоже любит...
   -- Дело не в этом! Скорее как можно давай мою куртку!
   -- Вот она! Ты найдешь в ее кармане ответ на твое письмо, за которое я тебя вовсе не благодарю, потому что тебе его писал секретарь герцога. И я тебе скажу, что женщины всегда осторожнее в этих делах; они знают, что, выбирая поверенного, очень легко наткнуться на соперницу.
   -- Сам чорт не написал бы этого письма лучше, моя дорогая,-- сказал Джино, переодеваясь.-- Теперь шапочку и маску!
   -- Тот, у кого на лице обман, не нуждается в маске,-- ответила девушка, все же бросая Джино нужные вещи.
   -- Теперь хорошо! Никто не угадает во мне слугу дона Камилло Монфорте. Я готов даже нанести визит тому еврею, который взял в залог твою золотую цепочку, и пригрозить ему ножом, если бы он захотел взять процентов больше условленного.
   -- Но что же будет тогда с тем важным делом, ради которого ты так торопишься?
   -- Правда, правда, долг прежде всего! Что, лодки твоего отца все в разгоне?
   -- Ну, конечно, ты видишь, я одна. Отец уехал в Лидо, брат в Фузине, а слуги на островах.
   -- Чорт возьми! Неужели ни одной вашей лодки в канале не найдется?..
   -- Стой, Джино! Ты что-то очень уж торопишься. Я жалею теперь, что впустила тебя и позволила переодеваться в нашем доме. Я хочу знать, что это за спешное дело, и не навлечет ли оно каких-нибудь подозрений и на моего отца. Я хочу знать!
   -- Ах, пойми, время дорого! Если я опоздаю, это будет твоя вина. Дай скорее ключ от двери, которая выходит на канал.
   -- Ты не уйдешь отсюда, пока я не узнаю, почему тебе понадобилось переодеваться и вообще всего относительно этого "важного" дела.
   -- Ты нерассудительна, Аннина! Я же тебе сказал, что я должен исполнить важное поручение, и малейшее промедление может навлечь большие неприятности.
   -- На кого? И что это за поручение? И почему ты так торопишься сегодня, тогда как обычно тебе надо напоминать об уходе. Ну, живей, Джино, или скажи мне всю правду, или надевай опять ливрею дона Монфорте!
   -- Ну, так и быть! Мы ведь с тобой друзья, Аннина; я вполне верю тебе, и ты все сейчас узнаешь. У меня остается еще несколько минут, так как на колокольне сейчас прозвонили три четверти.
   -- Но у тебя такой вид, будто ты что-то придумываешь...
   -- Да, я волнуюсь, потому что вижу, что ради любви к тебе я совершу большую ошибку. Ты слышала, конечно, что говорят о моем хозяине и о племяннице римского маркиза, утонувшего в Джудекке?
   -- Кто же не слышал этой басни, которую каждый гондольер рассказывает на свой лад!
   -- И вот, эта история близка к развязке. Я боюсь, как бы мой хозяин не сделал глупость.
   -- Он хочет жениться?
   -- Еще хуже! Он меня послал отыскать, как можно скорее священника...
   Аннина с интересом слушала выдумку гондольера. Но, зная хорошо Джино, она сомневалась в правдивости его слов.
   -- В какой же монастырь велели тебе итти?
   -- Мне ничего определенного не сказали! Я знаю только, что я должен отыскать священника-францисканца.
   -- Неправда! Лжешь! Дон Камилло Монфорте не женится так опрометчиво. Тебе не удастся меня обмануть. И я тебя не выпущу, пока не узнаю всю правду. Возьми-ка выпей вина из этой кружки: может быть, тогда у тебя заговорит совесть.
   -- Ну, вот... видишь... Я хочу познакомить твоего отца и Стефано Милано,-- сказал гондольер, отпив из кружки.-- Он калабриец и часто привозит чудные вина, которыми славится его страна. Он сейчас в Венеции, и, если хочешь, он может вам доставить несколько бурдюков.
   -- Ну, сомневаюсь, чтобы его вина были лучше тех вин, которые продаются на Лидо... Выпей-ка еще стаканчик! Недаром говорят, что второй стакан еще слаще первого! Но я не прочь познакомиться с калабрийцем. И чем скорее, тем лучше! Если его фелука в порту, то ее можно теперь же пригнать сюда каналами и внести вино прямо сюда по скрытому входу.
   -- Но ты забыла про поручение! Дон Камилло привык к моей аккуратности. А жаль, если вино достанется другому!
   -- Ладно. Чтобы не упустить удобного случая, я сама пойду с тобой к калабрийцу. Ведь ты знаешь, что отец поручает мне эти дела.
   Джино не успел опомниться, как Аннина надела маску, отворила дверь и вытолкнула его из дому.
   Канал, у которого стоял домик винного торговца, был узкий, темный и безлюдный; незатейливая гондола была привязана при входе в дом. Гондольер видел, что сопротивляться бесполезно. Он вошел в лодку и занял свое обычное место на корме.
  

ГЛАВА III

  
   Присутствие Аннины сильно стесняло Джино. Он был молод и стремился нравиться дочке торговца вином, а тут две выпитые чарки крепкого вина ударили ему в голову. Но свежий ночной воздух вернул Джино обычное хладнокровие и осмотрительность. Проплыв канал, Джино начал искать глазами хорошо известную ему фелуку калабрийца.
   Порт был загроможден кораблями всех стран. Луна поднялась уже высоко и освещала весь широкий бассейн с лесом косых латинских рей, легких мачт мелких судов и с массивными корпусами барок, бригов и коммерческих шхун.
   Джино сделал несколько ударов веслами, и гондола остановилась рядом с фелукой.
   -- Доброй ночи "Прекрасной Соррентинке" и ее уважаемому хозяину!-- сказал гондольер, входя со своей спутницей на палубу судна.
   После обычных приветствий гости объяснили калабрийцу цель своего приезда.
   -- Мы приехали к тебе по делу, и тебе будет чем от нас поживиться,-- сказал Джино.-- Я привез к тебе дочку известного виноторговца, честного малого; он не прочь попробовать торговать твоим калабрийским вином.
   -- Я к вашим услугам, сударыня! Не пожелаете ли вы снять маску?-- сказал моряк.
   -- Дело не в маске,-- отвечал гондольер.-- Чтоб не терять напрасно времени, скажи прямо: есть у тебя вино?
   -- Э-э, Джино! Ты, брат, вопрос ставишь ребром... Ну, так поверь мне, что трюм моей фелуки совсем пуст. А что касается вина, так мы сами были бы рады выпить стаканчик.
   Аннина, несмотря на строгости венецианских законов о торговле привозными винами, привыкшая к коммерческим сделкам, хотела воспользоваться выгодным случаем.
   -- Не боишься ли ты шпионов, капитан? В таком случае Джино может тебя уверить, что меня опасаться не нужно.
   -- Конечно!-- подтвердил Джино.-- Но позволь мне сказать ему на ухо несколько слов!.. Стефано Милане!-- сказал он, приблизившись к моряку так, чтобы Аннина его не слышала.-- Не в службу, а в дружбу, задержи у себя эту девушку. И если даже действительно у тебя нет вина, не говори ей этого, начни с ней торговаться, заговори ее, чтобы я мог скрыться незамеченным. А после этого проводи ее до набережной.
   -- Из слов Джино я понял, что мы с вами сговоримся,-- сказал хитрый калабриец,-- Не погнушайтесь моей бедной каюткой; там вам будет удобнее и безопаснее говорить о нашем деле.
   Хотя Аннина и была вообще недоверчива, но она направилась к каюте. Джино ждал только этой минуты. Он быстро прыгнул в лодку и сильным ударом весла оттолкнул ее от берега. Аннина заметила его уловку.
   -- Джино мне говорил, что у тебя есть лодка, которой я могу воспользоваться, когда мы окончим нашу беседу,-- сказала она моряку, не выдавая своего беспокойства.
   -- Вся моя фелука к вашим услугам,-- отвечал тот, галантно помогая ей спуститься в каюту...
   Почувствовав себя на свободе, Джино разогнал лодку и вскоре очутился в узком канале, который отделял Дворец Дожей от тюрьмы; он проскользнул под аркой, поддерживающей крытую галлерею, которая вела из верхних этажей дворца к тюрьмам. Эта галлерея и называлась Мостом Вздохов. Гондола замедлила ход и подплыла к лестнице. Выпрыгнув на первую ступеньку, Джино воткнул маленькое железное копье в трещину между камнями и привязал к нему лодку. После этого он прошел под массивной аркой дворца и вошел в его обширный темный двор.
   Место это было совершенно пустынно, хотя и находилось рядом с оживленной площадью; под тяжелыми сводами, окружавшими двор, слышались только мерные шаги часовых. Прежде чем Джино успел выйти из темного прохода, две или три фигуры показались в противоположном углу двора и сейчас же исчезли в воротах, вмешавшись в толпу на площади, на которую дворец выходил другим своим фасадом.
   Обманутый в ожидании немедленно встретить здесь того, кого он искал, гондольер вышел на середину двора и громким покашливанием дал знать о своем присутствии. Он заметил приближавшуюся к нему фигуру. При слабом свете луны можно было видеть, что подходивший был в маске.
   -- Если я не ошибаюсь, вы -- тот, кого я ищу здесь,-- сказал гондольер.
   Незнакомец, казалось, намеревался пройти мимо, но остановился и отвечал:
   -- Может быть, да, а может быть, и нет! Сними маску, чтобы я мог видеть, с кем имею дело.
   -- В таком случае, я тоже хотел бы видеть вас без маски, чтобы убедиться, что вы тот, к кому я послан.
   -- Я вижу, что ты осторожен. Это похвально. Но я все-таки не сниму маски и пойду дальше. Вижу, мы не столкуемся.
   -- Синьор, вы слишком поспешны в своих решениях. Посмотрите на это кольцо с печатью: может быть, оно вам объяснит что-нибудь.
   Незнакомец взял перстень и с видом удивления и удовольствия стал рассматривать изображение, вырезанное на камне перстня.
   -- Это неаполитанский сокол, герб владетеля святой Агаты,-- сказал он.
   -- Не считая тех владений и титулов, которых он добивается в Венеции,-- подтвердил Джино.-- Скажите мне теперь, синьор: вы действительно тот, кому я должен передать мое поручение?
   -- Перед тобою тот, чьи мысли заняты исключительно доном Камилло Монфорте. Но, кроме этого кольца, ты должен мне передать еще кой-что.
   -- Совершенно верно. Я должен передать пакет, когда узнаю, что не ошибаюсь в личности.
   Незнакомец задумался на мгновение и, осмотревшись вокруг, прибавил:
   -- Здесь неудобно снимать маски. Подожди меня, я сейчас вернусь и проведу тебя в более надежное место.
   Незнакомец быстро отошел. Он поднялся по мраморной Лестнице Гигантов {Лестница Гигантов -- на верхней площадке ее короновались дожи.} и приблизился к первому из отверстий, проделанных в стене дворца. Отверстия эти, известные под названием "Львиной Пасти" {Львиные Пасти были разбросаны в разных частях Венеции. (Прим. ред.)}, служили приемниками тайных доносов. Неизвестный бросил что-то в это отверстие и скрылся.
   Джино побежал было за ним, но, очутившись на многолюдной площади Пьяцетты, понял бесполезность преследования. Но желание вернуть кольцо с печатью дона Камилло поддерживало в нем надежду отыскать в этой праздной толпе похитителя. Он, тревожно переходя с места на место, несколько раз заговаривал с масками, которые казались ему подозрительными, но смех и грубые ответы убеждали его в ошибке. Он заглядывал в каждую кофейню, внимательно рассматривая посетителей, как вдруг легкий удар по плечу заставил его остановиться. Перед ним стояла женщина в костюме трактирщицы. Измененным голосом она заговорила с ним.
   -- Почему ты так торопишься? И что ты потерял в этой толпе? Не сердце ли? Тогда надо поторопиться отыскать его, а то на него найдется много охотников!
   -- И на здоровье!-- отвечал обескураженный гондольер.-- Скажи мне лучше, не видела ли ты здесь замаскированного... Он среднего роста, по походке его можно принять за сенатора или за священника, а может быть, и за торговца.
   Джино не успел окончить своего описания, как рядом появился арлекин. Паяц ударил его по плечу своей трещоткой... Кто-то сзади нахлобучил ему шапку на нос...
   Протолкавшись сквозь толпу, гондольер добрался до набережной. Здесь он свободнее мог наблюдать. Джино остановился, раздумывая: вернуться ли к герцогу или еще попытаться вернуть так глупо потерянный перстень... Он заметил, что здесь он был не один: кто-то, облокотившись на подножье статуи льва, стоял неподвижно. Несколько праздношатающихся подошли было к этому человеку, но поспешно с видимым испугом удалились от него. Джино счел нужным взглянуть поближе на человека, один вид которого, казалось, возбуждал страх и отвращение. Приблизившись, он узнал того, кого так долго искал. Первым побуждением гондольера было отойти скорее прочь, но, вспомнив о поручении и о потере, он остановился. Но Джино не заговорил и с видом смущения смотрел на браво {Браво -- множественное число брави, так в Италии назывались смельчаки, готовые за особую плату на всякие преступления. Браво -- это вообще название вора и мошенника. (Прим. ред.)}.
   -- Что тебе надо?-- спросил гондольера Джакопо после нескольких минут молчания.
   -- Отдайте мне печать моего хозяина!
   -- Я тебя не знаю!
   -- Правда, я не имею удовольствия быть вашим другом, но ведь приходится иметь дела и не с приятелями. Пожалуйста, если вы -- тот, кому неосторожный гондольер по ошибке передал перстень своего хозяина, то будьте великодушны, верните мне его, ведь для вас он не имеет никакой ценности.
   -- Ты со мной разговариваешь, словно с каким-нибудь ювелиром из Риальто.
   -- Нет, я знаю, что вы известны в высшем обществе Венеции, и доказательством этого может быть поручение моего хозяина.
   -- Сними маску. Честные люди не нуждаются в масках.
   -- Вы правы, синьор! Но если вам это безразлично, то я хотел бы воспользоваться правом карнавала, когда в Венеции почти все ходят маскированными... Я должен вам передать один пакет.
   -- Но я тебя не знаю. У тебя есть имя?
   -- Нет... По крайней мере, вам мое имя так же известно, как имя младенца, которого вам бы подкинули.
   -- Если твой хозяин так же неизвестен мне, как и его слуга, то не трудись передавать его поручение.
   -- Имя герцога святой Агаты известно в Венеции.
   -- Почему ты прямо не говоришь, что ты от дона Камилло Монфорте? Чем я могу быть ему полезен?
   -- Каково бы ни было содержание этих бумаг, по распоряжению герцога я должен их вам передать.
   Браво спокойно взял конверт. В его взгляде, остановившемся на печати и надписи, блеснуло выражение, которое доверчивый гондольер мысленно сравнил со взглядом тигра, любующегося своей добычей.
   -- Да, ты упоминал еще о кольце; оно с тобой? Я не люблю действовать наобум.
   -- В том-то и беда, что я его отдал кому-то, приняв его за вас. Но, может быть, вы знаете почерк моего хозяина,-- сказал поспешно Джино.-- По изложению вы сейчас узнаете, что это писал герцог Монфорте. Он мастер писать: лучше пишет, чем даже я сам.
   -- Но я не учился разбирать такие каракули. Скажи, кому адресован этот пакет?
   -- Я не смею произнести ни одного слова относительно тайны моего хозяина. Достаточно с меня и того, что он доверил мне это поручение.
   Браво окинул гондольера таким взглядом, что у того вся кровь застыла в жилах.
   -- Я тебе приказываю громко прочесть, кому адресованы эти бумаги. Здесь нет никого, кто бы мог нас услышать.
   -- И у стен есть уши, синьор! Но если вы этого требуете, то... мы лучше отложим этот экзамен до более удобного случая.
   -- Шутки в сторону! Скорей! Или имя, или какую-нибудь вещь твоего хозяина. Иначе это дело меня не касается.
   -- Синьор Джакопо, подумайте о последствиях, которые будет иметь такое быстрое решение.
   -- Не понимаю, какие последствия могут грозить человеку, который не хочет принять посылку, не убедившись в том, что она адресована ему.
   -- За это мне герцог обкорнает уши так, что я не буду уже никогда в состоянии слушать добрые советы.
   -- Ну, так что же! Он этим только облегчит работу палача...
   Сказав это, браво бросил пакет к ногам гондольера и спокойно направился к Пьяцетте. Джино поднял пакет и закричал ему вслед:
   -- Я удивляюсь, что вы со всей вашей проницательностью не поняли, что адресованный вам пакет должен носить ваше собственное имя.
   Браво взял конверт и повернул его к лунному свету.
   -- Хотя я и не могу похвалиться большой ученостью, но необходимость научила меня разбирать мое имя, если оно написано. Теперь ты можешь отправляться, а я подумаю об этом деле.
   Джино, радостный, направился домой. Но едва он сделал несколько шагов, как женская фигура скользнула между гранитными колоннадами. Джино узнал ее и догадался, что Аннина была свидетельницей его беседы с браво.

0x01 graphic

  

ГЛАВА IV

  
   Дворец Пьеполо был одним из богатейших патрицианских {Патриции -- итальянская знать. Это наименование перешло от времен древнего Рима. (Прим. ред.)} домов Венеции.
   Богатство и роскошь заметны были всюду. Просторная сводчатая прихожая с широкой мраморной лестницей вела в обширные комнаты, изобиловавшие позолотой и скульптурой, на стенах висели картины известных художников Италии; большие зеркала занимали остальную часть стен, тяжелые бархатные и шелковые портьеры и паркет из лучшего итальянского мрамора дополняли красоту этой обстановки.
   Длинный ряд приемных покоев и парадных зал вел в отдаленную часть дворца, обращенную на берег канала. Хотя здесь все было так же богато и роскошно, но чувствовалась большая простота. Здесь владелица этого дворца беседовала с своим духовником и с родственницей-компаньонкой. Виолетта Пьеполо была так молода, что где-нибудь на севере ее считали бы еще девочкой, но в родной стране пропорциональность форм и выражение черных глаз обнаруживали в ней зрелость и ум женщины.
   -- Я вам так благодарна за ваш добрый совет, отец, и знаю, что милая донна Флоринда разделяет вполне мою признательность. Ваши с ней мнения имеют так много общего, что я иногда удивляюсь, как под влиянием житейской опытности доброта и благоразумие, действуя заодно, отодвигают на задний план личные интересы.
   Строгие очертания рта монаха при этом замечании его юной ученицы оживились легкой улыбкой.
   -- С годами ты узнаешь, что в этом заключается минимум наших страстей и интересов, который мы разрешаем себе в границах осторожности и беспристрастия. Хотя донна Флоринда еще в том возрасте, когда многое привязывает к жизни, она, надеюсь, сумеет укрепить тебя в этой истине.
   При этих словах кармелита {Кармелиты -- один из католических монашеских орденов.} бледные щеки компаньонки вспыхнули ярким румянцем, и ее лицо выразило радость.
   -- Я надеюсь, что Виолетта и раньше слышала об этом,-- тихо сказала Флоринда.
   -- Было бы очень грустно, если бы от меня скрывали то, что нужно знать в моем возрасте,-- отозвалась Виолетта.-- Но почему Сенат вмешивается в судьбу девушки, когда та вполне довольна скромной жизнью, которую она ведет?
   -- Время беспощадно, и мало ли что придется тебе узнать в жизни. Она часто налагает тяжелые обязанности. Ты знаешь политику государства, которое создало свою славу военными подвигами, богатством и обширным влиянием на другие нации. В Венеции есть закон, запрещающий родниться с иностранцами, потому что здесь каждый должен служить прежде всего интересам правительства республики. Наши патриции не могут владеть иностранными землями, и женщина такого громкого имени, как твое, не может выйти замуж за иностранца без согласия сенаторов.
   -- Ах, было бы лучше, если бы я не принадлежала к знати! Мне думается, что, находясь под такой строгой опекой Совета Десяти, женщина не может быть счастлива.
   -- Мне грустно, но я должна тебе сказать, что говорить так нельзя,-- отвечала наставница.-- Приходится повиноваться законам. Мне непонятно, чем ты недовольна. Ты молода, богата, красива, знатного рода, и ты еще жалуешься на судьбу.
   -- Я извиняюсь, если я оскорбила кого-нибудь,-- ответила Виолетта.-- Но было бы гораздо лучше, если бы отцы государства занимались более важными делами и оставили бы шестнадцатилетнюю девушку в покое вместе с ее происхождением и богатством.
   -- Забота, которую проявляет республика к твоей судьбе, это -- цена богатства и роскоши, окружающих тебя,-- сказал в свою очередь монах.-- Другая женщина, которой судьба менее благоприятствует, могла бы наслаждаться свободой, но эта свобода не была бы украшена пышностью.
   -- Я бы хотела, чтобы вокруг меня было меньше роскоши, но больше свободы.
   -- Но я не отрицаю, что преимущества, которыми ты пользуешься, имеют некоторые неудобства. Политика Венеции корыстна и безжалостна. Голос монаха понизился, и он боязливо посмотрел вокруг.-- Сенат {Сенат -- высший правительственный орган в Венеции. (Прим. ред.)} считает своей обязанностью предупреждать, насколько возможно, союз интересов, невыгодных для него. Я уже тебе говорил, что сенатор не может иметь владений за пределами республики, и лицо знатного происхождения не может вступить в брак с иностранцем без согласия на то Сената. Ты в таком же положении. Среди всех иностранцев, которые ищут твоей руки, Совет не видит ни одного достойного. Дон Камилло Монфорте,-- человек, которому ты обязана жизнью, и о котором ты недавно говорила с такой признательностью,-- имеет больше тебя прав жаловаться на эти суровые постановления.
   -- Мое недовольство было бы еще больше, если бы я думала, что молодой человек, проявивший по отношению ко мне столько мужества, боится этой строгости,-- возразила живо Виолетта.-- Какой счастливый случай привел его в Венецию? Я полагаю, что могу спросить об этом без стеснения.
   -- Твой живой интерес к нему вполне понятен и даже похвален. Он молод и имеет свои слабости. Не забывай того, что он сделал для тебя. Его дела всем известны в городе; ты же о них не слышала лишь благодаря твоей замкнутой жизни.
   -- У моей ученицы, помимо этого, есть более интересные занятия,-- заметила донна Флоринда.
   -- Я хочу знать, чего он добивается,-- спросила Виолетта.
   -- Он все не может добиться в Сенате, чтобы его утвердили в правах его предков-сенаторов.
   -- Почему же ему в этом отказывают?
   -- Да ведь по существующему закону он должен отказаться от своих владений в Калабрии. Я плохо знаю законы, но противники нашей республики говорят, что трудно нести те обязательства, которые она налагает, и что за свои милости она требует слишком много.
   -- Разве это справедливо?
   -- Ты молода и высказываешься чересчур откровенно!
   Монах с беспокойством взглянул на прекрасную венецианку. В его взгляде мелькнули заботливость и беспокойство.
   -- Сохрани благодарность к нему за спасение твоей жизни!
   -- Это чувство благодарности не принесет ему пользы, отец. У меня достаточно родства и связей, чтобы похлопотать в Сенате о деле дона Камилло.
   -- Будь осторожна, дочь моя, твое вмешательство может только повредить дону Камилло: твои интересы противоречат интересам Сената.
   Монах надвинул капюшон на лицо и собирался уходить. Виолетта подошла под благословение. Монах поднял руки над склонившейся компаньонкой. Губы его зашевелились, но слов нельзя было расслышать. Если бы Виолетта была более наблюдательна, то эта молчаливая сцена открыла бы ей тайну глубокой симпатии, связывавшей монаха и компаньонку.
   После ухода монаха Виолетта вышла на открытый балкон. Все было тихо. Вдруг раздались звуки гобоя {Гобой -- музыкальный духовой инструмент. (Прим. ред.)}. Виолетта испуганно отступила с балкона.
   -- Толпа молодежи дает серенаду нашей милой Оливии под окнами дворца Ментони,-- сказала девушка.-- Ночь так хороша, что мне захотелось проехаться в лодке. Кстати, я должна передать свои работы моему опекуну. Съездим к нему?
   Отложив в сторону работу, донна Флоринда согласилась исполнить желание Виолетты.
   Лакей позвал гондольеров, и дамы, завернувшись в мантильи и захватив с собой маски, сошли вниз и сели в гондолу.
  

ГЛАВА V

  
   Гондола подвезла венецианку и ее спутницу ко дворцу патриция, которому Сенат поручил опеку над богатой наследницей. Это было старинное здание, отличавшееся богатством и роскошью, как и большинство патрицианских домов того времени.
   Так как обе приехавшие дамы были частыми посетительницами дворца синьора Градениго, то они поднялись по массивной лестнице, не обращая внимания на оригинальность архитектуры, которая невольно привлекла бы взор непривычного посетителя. Положение донны Виолетты давало ей право на немедленный прием. Пройдя длинный ряд комнат, она остановилась во внутренней прихожей, опасаясь побеспокоить своего опекуна. Но ей не пришлось долго ждать: синьор Градениго поспешил ей навстречу. Лицо старика выражало неподдельную радость. Он не хотел слушать извинений за поздний приход и, предложив ей руку, повел Виолетту в кабинет.
   -- Мне всегда приятно видеть тебя, моя дорогая; ведь ты дочка моего старого друга, драгоценное сокровище Венеции. Двери моего дворца всегда открыты для тебя. И я буду счастлив разрешать твои сомнения и исполнять твои капризы.
   -- Я очень признательна вам,-- отвечала Виолетта,-- но боюсь, что я беспокою вас своей просьбой в тот самый момент, когда вы очень заняты делами государства.
   -- К сожалению, мой возраст и мои болезни не позволяют мне заниматься делами республики, как бы я того хотел. Но все обстоит лучше, чем можно было ожидать; договор с императором для нас очень выгоден, неприязнь Рима смягчена. Этим мы обязаны одному молодому неаполитанцу: он имеет хорошие связи при дворе папы через своего дядю...
   -- Вы так добры ко мне, синьор, и я не скрою от вас, что сегодня, кроме желания видеть вас, меня привело сюда намерение воспользоваться вашей добротой для одного дела,-- скромно, но решительно обратилась к старику донна Виолетта.
   -- Посмотрите, донна Флоринда, наша питомица унаследовала от своих предков и привычку покровительствовать. Я одобряю это от всей души. Я только замечу тебе, что надо быть осторожной и, делая добро одному, не повредить этим другому. Так в чем же дело? За кого ты хлопочешь? За кого-нибудь из твоих служащих, за твою кормилицу?
   -- Нет, синьор, моя просьба гораздо важнее...
   -- В наш век, в век новых веяний, нельзя слишком сурово относиться к новшествам,-- серьезно и даже сурово сказал синьор Градениго.-- Но если бы Сенат не пресекал все сумасбродные теории молодости, то их пагубное влияние проникло бы в народ... Да, я многое согласен исполнить. Если ты нуждаешься в деньгах, проси у меня, сколько хочешь... Но помни, я не пожалею того, кто нарушает покой нашей республики.
   Это неожиданное предупреждение смутило Виолетту, но она поборола смущение и сказала твердо:
   -- Вам известно, синьор Градениго, что я не отблагодарила еще за оказанную мне услугу.
   -- Дело принимает серьезный оборот. Донна Флоринда, наша Виолетта очень взволнована, и я просил бы вас объяснить мне все подробнее.
   -- Хотя я не совсем в курсе дела,-- отвечала компаньонка,-- но, насколько я могла понять, я думаю, что это относится к спасению жизни Виолетты...
   Лицо синьора Градениго стало серьезным.
   -- Теперь я понимаю. Правда,-- сказал он, обращаясь к девушке,-- дон Камилло прилетел к тебе на помощь как-раз в тот самый момент, когда ты могла пойти ко дну вслед за своим дядей. Но дон Камилло не какой-нибудь гондольер, чтобы ждать за это подачки. Ведь ты его поблагодарила, и этого вполне достаточно.
   -- О, да! Я вечно останусь ему признательна.
   -- Я вижу, донна Флоринда, что ваша ученица увлекается романами; ей не мешало бы почитать и молитвенник.
   -- Синьор, если я не оправдываю достаточно доверия моих наставников, то в этом виновата одна я,-- с живостью заметила девушка. Дон Камилло Монфорте давно хлопочет в Сенате о восстановлении его в правах предков. Вы, синьор, пользуетесь там большим доверием, и если бы вы ему оказали поддержку, Венеция потеряла бы в доходах, но зато приобрела бы славу честности, которой она так добивается.
   -- Ты была бы хорошим адвокатом, милая. Хорошо, я подумаю о твоей просьбе,-- сказал дон Градениго, снисходительно улыбаясь.
   Донна Виолетта, обрадованная этим обещанием, схватила протянутую ей опекуном руку и с жаром поцеловала ее. Это волнение показалось подозрительным старику.
   -- Ты слишком хороша, и всякий бы на моем месте не устоял против твоей просьбы. Что касается прав дона Камилло... Да, положим, все равно, ты этого хочешь, и дело будет рассмотрено с тем снисхождением, в котором так часто упрекают наше правосудие.
   -- Вы хотите сказать, что будете тверды, но не бесчувственны к интересам иностранца.
   -- Я боюсь, как бы подобное толкование не разрушило наших надежд. Но я рассмотрю дело... Ну, а теперь о другом. О моем сыне. Я надеюсь, что, ради любви ко мне, ты считаешь его своим другом.
   -- Двери моего дворца всегда открыты для синьора Джакомо,-- сказала холодно Виолетта.-- Сын моего опекуна всегда приятный гость для меня.
   -- Я очень рад этому и желал бы, чтобы он убедил тебя в своем расположении к тебе... Но в наше время осторожность -- высшая добродетель. И если юноша немного робок, то, будь уверена, это из боязни преждевременно внести беспокойство в среду лиц, интересующихся твоей судьбой, моя девочка.
   Обе женщины поклонились и запахнули свои мантильи: нетрудно было догадаться, что они собирались уходить. Донна Виолетта подошла к старику, и, простившись с ним, женщины вернулись на гондолу.
   Синьор Градениго молча прошелся несколько раз по комнате. В обширных покоях его дворца было тихо; но эта тишина вскоре была нарушена приходом молодого человека. По виду и по манерам в нем сразу можно было распознать кутилу. Он с шумом вошел в кабинет отца.
   -- Как всегда, тебе не повезло сегодня, Джакомо,-- сказал синьор Градениго с отеческой снисходительностью, к которой примешивался и упрек.-- Донна Виолетта только-что ушла от меня. А ты, верно, возвращаешься со свидания с дочерью какого-нибудь ювелира.
   -- На этот раз вы ошибаетесь, отец,-- возразил молодой человек,-- ни сам ювелир, ни даже банкир, ни его дочь мне теперь не интересны.
   -- Гм... Это что-то необыкновенное. Я бы хотел, Джакомо, чтобы ты сумел воспользоваться тем случаем, который представляет моя опека над донной Виолеттой, и понял бы всю важность того, что я тебе советую.
   -- Будьте покойны, батюшка. Я довольно страдал от недостатка того, чего у донны Виолетты имеется с избытком, чтобы пропустить такой лакомый кусок. Отказывая мне в моих нуждах, вы как бы заручились моим согласием на этот счет.
   -- Теперь не до упреков, Джакомо, пойми: иностранец -- твой соперник. После происшествия на Джудекке он победил сердце Виолетты. Она бредит им и совершенно не думает о тебе. Ты не забыл сообщить Совету об опасности, которая угрожает нашей наследнице миллионов?
   -- Да, я напомнил.
   -- И каким образом?
   -- Самым простым, но самым надежным... Львиная Пасть...
   -- Да, это решительный поступок.
   -- И, как все рискованные,-- наиболее выигрышный. Наконец-то мне повезло, и в доказательство я мог представить кольцо с печатью неаполитанца.
   -- Ты не понимаешь опасности твоего поступка. Я боюсь, как бы не узнали почерка на твоем сообщении. А каким образом ты достал перстень?
   -- Будьте покойны! Если я иногда и не слушался ваших советов, то я их помнил. Неаполитанец погиб, и если Совет, в котором и вы, отец, состоите, будет себе верен, то наш враг будет отдан под надзор, если не выслан.
   -- Совет Трехсот исполнит свой долг, в этом нечего сомневаться; я буду счастлив, если твое усердие не повлечет за собой никаких нежелательных последствий,-- многозначительно заметил старый сенатор.
   Но молодой человек, привыкший к интригам и доносам, отнесся к предостережению отца с обычной беспечностью и вышел из комнаты, насвистывая что-то. Сенатор остался один. По его походке можно было заметить, что он был сильно озабочен. В это время какая-то фигура скользнула вдоль соседней полутемной комнаты и остановилась в дверях кабинета. Это был пожилой человек с загорелым лицом и седыми волосами. По одежде из грубой и дешевой материи в нем можно было узнать рыбака. Но было что-то благородное в его выразительных глазах; мускулы его голых рук и ног говорили о большой физической силе. Он мял в руках шапку.
   -- А, это ты, Антонио,-- сказал патриций.-- Что тебе надо?
   -- Синьор, у меня есть кой-что на душе.
   -- Вероятно, буря опять помешала твоему улову. Возьми вот! Ты -- мой молочный брат, и я не хочу, чтобы ты нуждался.
   Рыбак отступил с достоинством, не приняв подачки.
   -- Я не прошу милостыни, синьор; ведь, кроме денег, есть еще другие нужды и страдания.
   Сенатор испытующе посмотрел на него и, прежде чем ответить, запер дверь кабинета.
   -- Как всегда ты всем недоволен, Антонио! Ты привык толковать о вещах, которые выше твоего понимания. Ведь тебе известно, что твои убеждения навлекали уже на тебя недовольство государства. Народ и бедняки должны слушаться, а не критиковать. Чего ты добиваешься на этот раз?
   -- Вы меня не понимаете, синьор: я привык к бедности и к нужде. Сенат -- мой хозяин. Я признаю это. Но при всей бедности меня нельзя лишать человеческих чувств.
   -- Опять о своих чувствах! Ты о них говоришь при всяком удобном случае, Антонио, как-будто они важнее всего.
   -- Да, они важны для меня, синьор. Несмотря на то, что я мало придаю значения личным интересам, на этот раз я должен побеспокоить вас просьбой. С раннего моего детства я привык слышать от той женщины, которая была нашей общей кормилицей, что после моих родителей я больше всего должен любить ваше семейство. Я не ставлю себе в заслугу мою природную чуткость, но все же скажу, что правительство не должно легкомысленно относиться к людыя, умеющим чувствовать.
   -- Опять правительство виновато! Ну, говори, чего ты хочешь?
   -- Вам, синьор, известна история моей скромной жизни. Я не стану вам говорить о моих детях, которых судьба отняла у меня одного за другим. Да, лишиться пяти славных честных сыновей! Но я примирился с этим.
   -- Можно позавидовать твоей покорности, Антонио. Знаешь ли, иногда легче перенести смерть ребенка, чем его ошибки при жизни.
   -- Ах, синьор, мои дети только смертью и причинили мне горе. Но и тогда я старался утешить себя тем, что больше им не придется страдать.
   Старик отвернулся, чтобы скрыть волнение.
   Губы сенатора задрожали, и он быстро прошелся по комнате.
   -- Теперь я хлопочу за живых,-- продолжал рыбак.-- Я прошу вашей помощи, чтобы спасти моего внука от галер {Галеры -- гребные суда, на которых применялся труд каторжников. В данном случае просто военные суда. (Прим. ред.)}. Государство посылает его, четырнадцатилетнего мальчика, сражаться с турками, не обращая внимания ни на его годы, ни на мою старость и одиночество: его отец убит в последнем сражении с турками же.
   Остановившись, рыбак посмотрел в глаза сенатора, но тот оставался бесстрастным. Расчет старого политика заглушал в нем всякую человечность, особенно когда дело касалось военных дел республики.
   -- Я бы хотел, чтобы ты обращался ко мне только за материальными нуждами, Антонио. Твой внук не подвергается большим опасностям, чем другие. Ты знаешь, что республика нуждается в службе всех своих подданных.
   -- Точно так, синьор! А вот я сейчас встретил синьора Джакомо, вашего сынка,-- он прогуливается в гондоле...
   -- Замолчи сейчас же!
   -- Мои дети меня никогда не огорчали при жизни,-- проговорил рыбак тихо, но мрачно.
   Синьор Градениго почувствовал резкую ноту этого упрека. Пройдясь несколько раз молча по комнате, он настолько овладел собой, что мог отвечать спокойно.
   -- Антонио, твоя смелость и твой резкий характер мне давно известны. Если тебе нужны молитвы за умерших и материальная поддержка, я готов помочь тебе; но, прося моего ходатайства перед, командиром галерного флота, ты просишь невозможного в это критическое время даже для дожа, если бы дож был...
   -- Рыбак!-- докончил Антонио, видя, что сенатор прервал его речь.-- Прощайте, синьор!
   Антонио поклонился и вышел. Он ушел незамеченным, потому что сенатор избегал взгляда рыбака, чувствуя справедливость его слов. Прошло несколько минут. Новый шум заставил старика очнуться: дверь отворилась, и лакей доложил о приходе какого-то человека, который просил аудиенции.
   -- Пусть войдет!-- ответил сенатор, придавая своему лицу обычное выражение.
   Лакей удалился, и в комнату быстро вошел человек в маске и в плаще. Он снял маску и плащ. Сенатор узнал страшного браво Джакопо.
  

ГЛАВА VI

  
   -- Заметил ли ты человека, который сейчас вышел от меня?-- спросил поспешно сенатор.
   -- Да, синьор. Это Антонио, рыбак с лагун.
   -- Тебе приходилось иметь с ним дело?
   -- Никогда, синьор.
   -- Но ты ручаешься, что он?..
   -- Молочный брат вашей светлости.
   -- Я тебя не спрашиваю о его детстве, о его происхождении, но о его настоящем положении,-- резко оборвал синьор Градениго, избегая проницательного взгляда Джакопо.-- Ты слышал о нем что-нибудь от рыбаков?
   -- Нет, синьор, по роду моей службы мне не приходится вращаться среди рыбаков..
   -- Скажи, в качестве кого тебе известен Антонио?
   -- В качестве человека, уважаемого среди его собратьев, человека ловкого, трудолюбивого,-- одним словом, знатока своего дела.
   -- Не хочешь ли ты сказать, что он контрабандист?
   -- Нет, он занят с раннего утра до позднего вечера ловлей рыбы в лагунах, и ему некогда заниматься другими делами.
   -- Тебе известна, Джакопо, строгость наших законов, касающихся государственных доходов?
   -- Как же, я знаю, что приговор святого Марка всегда очень суров, если нарушаются его денежные интересы.
   -- Я не спрашиваю твоего мнения на этот счет! Так вот, этот человек имеет привычку искать популярности у своих собратьев и заниматься делами, о которых могут судить только представители власти.
   -- Синьор, он стар, а с годами люди становятся смелее.
   Сенатор недоверчиво посмотрел на браво, словно желая прочесть в его лице точное значение его слов.
   -- Несмотря на годы, этот человек неосторожен в своих словах, и я боюсь как бы он не повредил, себе этим. Я люблю этого человека; вполне естественно быть несколько пристрастным к тому, кто был вскормлен с тобой одной и той же грудью.
   -- Вы правы, синьор.
   -- Так вот, ради этого я хотел бы, чтобы он был осторожнее и сдержаннее. Тебе известен его взгляд на призыв во флот всех молодых людей ия рыбаков?
   -- Я знаю, что у него отняли внука, который работал вместе с ним.
   -- Да, чтобы с честью, а может быть, и с выгодой служить республике!
   -- Может быть, синьор.
   -- Ты сегодня не разговорчив, Джакопо! Но, если ты знаешь этого рыбака, посоветуй ему быть осторожнее. Ведь Сенату может наскучить недовольство тех, о благосостоянии которых он заботится с отеческой любовью.
   Браво поклонился в знак согласия, а сенатор с беспокойством ходил по комнате.
   -- Ты слышал о постановлении суда по делу генуэзца?-- спросил он.-- Приговор был вынесен немедленно, и, хотя говорят о вражде между нами и Генуэзской республикой, Европа, надеюсь, может убедиться в беспристрастии нашего суда. Ну, скажи, что говорят о нашем беспристрастии и особенно о быстроте суда? Заметь, ведь нет и недели, как это дело представлено на суд.
   -- Ничего нельзя сказать против той быстроты, с которой республика наказывает обиды.
   -- Да, у нас правосудие идет навстречу общественным нуждам. Итак, быстрота последнего постановления служила темой для разговоров этой ночью?
   -- Синьор, венецианцы не знают, как нахвалиться своим правительством.
   -- Действительно, ты так думаешь, Джакопо? А мне кажется, что они охотнее высказывают недовольство. Положим, осуждать и скупиться на похвалы -- это в натуре человека. Этот приговор не должен пройти мимо внимания венецианцев. А у кого постоянно перед глазами будут примеры справедливости, тот в конце-концов полюбит эту добродетель. Немногие республики способны на такое беспристрастие, когда дело идет об их интересах.
   -- Каким образом республика может отвечать за какого-нибудь торговца, синьор?
   -- Через посредство своих граждан. Тот, кто налагает наказание на своих подданных, страдает несомненно. Ведь какой палец ни укуси, все равно больно. Не правда ли, Джакопо?
   -- Так-то оно так! Но и пальцы бывают разные, синьор.
   -- Тот, кто тебя не знает, Джакопо, может тебя принять за противника нашего строя. Ни один воробей не упадет в республиканской Венеции, не причинив горя сердцу Сената... Скажи мне теперь: ропот торговцев относительно уменьшения золота все еще продолжается? Теперь не так легко разжиться цехинами {Цехин -- золотая монета. (Прим. ред.).}, как раньше, а между тем жадность влечет их к золоту.
   -- Ну, нет, судя по лицам, которые я встречал за последнее время на Риальто, нельзя сказать, что их дела плохи.
   -- Гм... Так вот оно как... Среди них, правда, немало таких, которые дают взаймы нашим молодым людям под проценты.
   -- Я слышал, что синьор Джакомо приносит им дохода больше, чем остальные.
   -- Что? Мой сын, мой наследник! Не обманываешь ли ты меня?
   -- Известно, что ваш сын слишком широко распоряжается деньгами...
   -- Это важное сведение. Очень важное! Надо как можно скорее убедить юношу в важности последствий его неблагоразумия... А ростовщик, пользующийся его неопытностью, будет наказан. И, в назидание, долг будет конфискован в пользу должника. Я считаю своей святой обязанностью заняться этим делом. Ну, а приходилось тебе за это время выступать в твоей главной роли -- "исправителя чужих ошибок"?
   -- Важного делать ничего не приходилось... Есть один, который сильно ко мне пристает, но я еще не знаю, чего он от меня добивается.
   -- Твое дело щекотливого свойства, но не забудь -- награда обеспечена.
   При этих словах глаза браво блеснули гневным огнем.
   -- Сенат бывает суров,-- продолжал сенатор,-- но его милости безграничны, и его прощение искренно. Мне трудно убедить тебя в этом, Джакопо... Нет, каково это!.. Скажите на милость, этот выродок тратит свое добро на пользу ростовщиков! Не могу я этого допустить... Но ты мне еще не сказал, Джакопо, кто именно ищет твоих услуг... О нем надо донести.
   -- На него нечего доносить, потому что он хочет иметь дело с тем, с кем почти преступно быть в каких-нибудь сношениях.
   -- Лучше предупредить преступление, чем довести его до наказания такова должна быть цель всего правления. Так ты не хочешь назвать его имени?
   -- Это один благородный неаполитанец, который уж давно живет в Венеции из-за дел, касающихся значительного наследства.
   -- А, это дон Камилло Монфорте. Не правда ли, неприятная личность?
   -- Он самый, синьор.
   Молчание было нарушено звоном часов с колокольни. Пробило одиннадцать часов...
   -- Хорошо, Джакопо. Твоя верность и твоя аккуратность не останутся без награды. Не забудь про рыбака Антонио: его ропот может навлечь на него недовольство Сената: кроме этого, следи за тем, что происходит среди торговцев на Риальто. Что касается этого иноземца, возьми скорее твою маску и плащ и присоединись к любителям вечерних развлечений... Ступай к ним на площадь.
   Браво быстро исполнил приказание с ловкостью человека, привыкшего к переодеваниям, и со спокойствием, которому мог бы позавидовать и сам сенатор. Дон Градениго нетерпеливым движением руки торопил Джакопо.
   Когда дверь за браво закрылась, сенатор посмотрел на часы и начал ходить по комнате. Час спустя послышался стук в дверь, и человек в маске вошел в кабинет.
   -- Очень счастлив видеть вас у себя, дон Камилло,-- сказал сенатор в то время, как пришедший снимал плащ и маску.-- Судя по времени, я думал, что буду лишен удовольствия видеть вас сегодня.
   -- Простите великодушно, но вечерняя свежесть, уличное оживление, несмотря на боязнь лишить вас драгоценного времени, задержали меня дольше, чем я рассчитывал. Но я надеюсь на вашу всем известную доброту, синьор Градениго.
   -- Точность властителей южной Италии -- не самое значительное среди их качеств,-- ответил сухо сенатор.-- Молодежь обыкновенно думает, что жизнь длинна, и не дорожит убегающими минутами, между тем нам угрожает старость, и мы уже стремимся загладить потери юности. Однако, не будем терять времени. Можем ли мы рассчитывать на что-нибудь от испанца?
   -- Я все сделал, чтобы возбудить благоразумие этого человека и доказать ему всю необходимость приобрести уважение Сената.
   -- Вы действовали разумно, синьор. Сенат -- это щедрый казначей для того, кто ему верно служит, но он заклятый враг того, кто вредит государству. Я надеюсь, что ваше дело о наследстве приходит к концу.
   -- Да, мне хотелось бы самому так думать. Я все сделал, чтобы подвинуть процесс, а он, между тем, подает не больше надежд, чем здоровье чахоточного. Если я не покажу себя достойным сыном святого Марка в деле испанца, то только по неопытности в политических делах, но никоим образом не от недостатка усердия.
   -- Вам надо действовать осторожнее, чтобы заслужить расположение патрициев, дон Камилло, и новыми заслугами перед посланником доказать вашу преданность государству. Ваша любящая душа почувствует себя удовлетворенной, узнав, что служа своей стране, она служит и интересам человечества.
   Дон Камилло не был убежден в верности последнего заявления, но учтиво поклонился сенатору.
   -- Приятно быть так убежденным,-- ответил он.-- Мой родственник из Кастилии способен покориться рассудку, откуда бы ни раздавался его голос. Хотя он отвечает на мои доводы намеками на упадок республики, но я вижу в нем достаточно уважения к государству, которое так долго устрашало Европу своим могуществом и энергией.
   -- Венеция -- не то, что представлял из себя когда-то этот город островов, тем не менее, и теперь она далеко не лишена силы,-- заметил внушительно сенатор.
   -- Это верно, синьор. Теперь могу я спросить ваше мнение относительно средств для утверждения прав, которых я так давно добиваюсь? Могу я рассчитывать на свидание с почтенными отцами города? Я думаю, что в таком случае мои права были бы вскоре восстановлены.
   -- Это невозможно!-- ответил поспешно сенатор.
   -- Я заранее знал, что эта просьба будет отклонена,-- ответил герцог.-- Прощайте, благородный синьор.
   Сенатор проводил своего гостя до передней. Вернувшись в кабинет, он закрыл дверь и начал в раздумье ходить по комнате. Вдруг дверь, скрытая под обоями, осторожно отворилась, и показалось лицо нового посетителя.
   -- Войди!-- сказал сенатор, не выказывая удивления при этом появлении.-- Время прошло; я тебя жду.
   Развевающееся длинное платье, седая борода, резкие, правильные черты лица, быстрый и подозрительный взгляд с выражением проницательности и подобострастия,-- все в этом человеке обличало торговца с Риальто.
   -- Войди, Осия, и облегчи себя от твоей словесной ноши. Есть что-нибудь новое насчет общественного благополучия?
   -- Все по-старому, и все спокойно, и я не рассчитывал на свидание с вами в этот вечер, ваше сиятельство. Но в то время, как я собирался ко сну, ко мне пришел посланный от Совета; он принес мне кольцо с приказанием разобрать герб и другие символы, которые находятся на камне, вставленном в кольце.
   -- Печать с тобой?-- спросил сенатор, протягивая руку.
   -- Вот она. Это прекрасная, ценная бирюза, ваше сиятельство.
   -- Откуда взялось кольцо? И почему тебе его прислали?
   -- Его нашли, синьор, насколько я мог понять, в месте, похожем на то, откуда спасся Даниил...
   -- Ты хочешь сказать, из Львиной Пасти?
   -- Я думаю, что это самое хотел сказать агент Совета относительно этого кольца.
   -- Я вижу как-будто каску с забралом. Чей бы это мог быть герб? Не венецианцев ли?
   -- Камень, редкой красоты и должен принадлежать богатому человеку. Посмотрите на этот благородный блеск, синьор, какая ровность темно-голубого тона!
   -- Бирюза очень хороша. Но кому она принадлежит?
   -- Удивительно, когда подумаешь, сколько денег содержит в себе такая маленькая вещичка. Мне приходилось видеть, как платили огромные суммы за игрушки и менее изящные, чем эта.
   -- Ты,- кажется, никогда не забудешь свою лавочку и торговлю на Риальто? Я тебе приказываю назвать фамилию, которая носит этот герб.
   -- Благородный синьор, я повинуюсь. Герб этот принадлежит роду Монфорте, последнему сенатору из этой фамилии, умершему приблизительно пятнадцать лет тому назад.
   -- А это кольцо с печатью?
   -- Оно в числе других драгоценностей, должно быть, досталось его родственнику и преемнику (если Сенату будет угодно, чтобы был преемник этого старинного имени) -- дону Камилло.
   -- Дай мне перстень, его надо рассмотреть как следует. Что ты мне еще скажешь?.. Да вот, я слышал, что наша благородная молодежь часто обращается к ростовщикам Риальто за деньгами, которые они им дают под проценты. Обрати внимание на то, о чем я тебе говорю, потому что может выйти очень серьезное дело, если недовольство Сената падет на кого-нибудь из вас! Тебе не приносили еще других драгоценностей неаполитанца, кроме этой?
   -- Очень много под залог, но ничего выдающегося.
   -- Посмотри вот,-- продолжал синьор Градениго, вынимая из потайного ящика маленький листок бумаги, к которому был приклеен кусок воска.-- Что ты можешь сказать о том, кто употребляет эту печать?
   Ювелир взял бумагу и поднес ее к свету, чтобы разглядеть отпечаток на воске.
   -- Это выше моей мудрости!-- сказал он.-- Здесь ничего нет, кроме галантного девиза, который молодые люди часто употребляют, чтобы обольстить дам.
   -- Это -- сердце, пронзенное стрелой; а вон надпись: "Думай о сердце, пронзенном любовью"...
   -- И больше ничего! Я не думаю, чтобы эти слова имели много значения, синьор.
   -- Может быть. Ты ни разу не продавал вещи с такой надписью?
   -- Да нам приходится их продавать каждый день. Я не знаю более распространенного девиза.
   -- Я бы не пожалел ста цехинов тому, кто откроет мне хозяина этой именно печати.
   Осия хотел было уже вернуть печать, когда синьор Градениго объявил это. Услышав эти слова, торговец опять приблизил бумагу к лампе.
   -- Я продал сердолик посредственной ценности с этим девизом жене испанского посла, но, продавая, я не отметил камня. Потом один молодой человек из фамилии равеннского легата {Легат, или нунций -- дипломатический представитель папы. (Прим. ред.)} купил у меня аметист с такой же надписью... А вот, кажется и значок, сделанный моей рукой на камне.
   -- Ты нашел примету? О каком значке ты говоришь?
   -- Ничего особенного, благородный синьор, кроме маленькой черточки в одной из букв.
   -- И ты продал эту печать...
   Осия медлил ответом; он боялся лишиться обещанной награды, если выскажется слишком скоро.
   -- Ну, если это так необходимо знать вашей светлости, то я посмотрю в моих книгах. В таком важном деле Сенат не должен быть введен в заблуждение.
   -- Конечно, дело это важное, награда служит доказательством этому.
   -- Ваше сиятельство изволили говорить о ста цехинах... Но меня это мало интересует, когда дело касается блага государства...
   -- Я в самом деле обещаю сто цехинов.
   -- Изволите видеть, ваше сиятельство, я продал кольцо с печатью и с этим девизом женщине, служащей у первого дворянина из свиты папского нунция... Но это кольцо не может быть оттуда, потому что женщина по своему положению...
   -- Ты уверен?-- вскричал с живостью синьор Градениго.
   Торговец украдкой посмотрел на сенатора и, угадав, что это уверение ему приятно, поспешил подтвердить:
   -- Так же верно, как то, что я Осия. Эта безделушка долго оставалась непроданной, и я ее уступил по своей цене.
   -- Это рассеет все мои сомнения. Ты будешь награжден, и если у тебя записано еще что-нибудь на этот счет в твоей секретной торговой книге, дай мне немедленно знать. Ступай и будь аккуратен, как всегда, Осия. Я начинаю уставать от беспрерывных забот этого вечера.
   Торговец, торжествуя в душе, почтительно раскланялся с сенатором и исчез в той двери, откуда пришел.
   Вечерний прием сенатора был закончен. Он тщательно осмотрел замки потайных ящиков, потушил огни, запер двери и вышел. В продолжение некоторого времени он оставался еще в главных покоях своего дома, затем в обычный час улегся спать.
  

ГЛАВА VII

  
   В то время, как заканчивались секретные свидания синьора Градениго, площадь святого Марка начинала заметно пустеть. Кофейни были наполнены богатыми бездельниками, но те, которые должны были позаботиться о нуждах завтрашнего дня, возвращались в свои скромные жилища. Только один человек, казалось, не собирался покинуть площадь. По его неподвижности можно было подумать, что его босые ноги приросли к камню площади. Это был Антонио.
   Луна освещала его мускулистую фигуру и загорелое лицо. Лицо его выражало страдание; но это было страдание человека, чувствительность которого притуплялась привычкою к несчастиям. Глубокий вздох вырвался, наконец, из груди старика, и, поправив оставшиеся еще на его голове волосы, он поднял с мостовой шапку и, повидимому, собирался уходить.
   -- Слышишь, часы бьют пятый час ночи, а ты не торопишься итти спать,-- послышался около рыбака чей-то голос.
   Рыбак повернул голову к замаскированному человеку, говорившему это, и посмотрел на него с равнодушным видом, ничем не выдавая ни любопытства, ни волнения.
   -- Так как ты меня знаешь,-- ответил он,-- то тебе должно быть известно и то, что, уйдя отсюда, я вернусь в мое осиротелое жилище. Ведь ты должен был слышать о моем несчастии.
   -- Кто тебе причинил его, достойный рыбак, и как ты решаешься так смело говорить почти под самыми окнами дожей?
   -- Государство.
   -- Вот непривычная речь для уха святого Марка! Так в чем же ты обвиняешь республику?
   -- Приведи меня к тем, которые тебя послали, и тогда не будет надобности в посреднике. Я готов высказать все перед самим дожем, потому что может ли бедняк в моем возрасте бояться их гнева?
   -- Ты думаешь, что я послан, чтобы выдать тебя?
   -- Тебе лучше знать, что ты должен делать.
   Неизвестный снял маску, и луна осветила его лицо.
   -- Джакопо!-- вскричал рыбак, рассматривая выразительные черты браво.-- Человек твоего положения не может иметь со мной никакого дела.
   Румянец, заметный даже при лунном свете, покрыл лицо Джакопо, но он ничем больше не показал своего смущения.
   -- Ты ошибаешься; у меня есть к тебе дело.
   -- Разве Сенат считает какого - нибудь лагунского рыбака человеком, достойным удара кинжала? Если так, то делай, что тебе приказано.
   -- Антонио, ты меня оскорбляешь. Сенат не имеет вовсе этого намерения. Я слышал, что у тебя есть причины быть недовольным, и что ты откровенно говоришь в Лидо о делах, про которые патриции не позволяют рассуждать людям нашего сорта. Я не хочу причинить тебе никакого вреда; наоборот, как друг, предупреждаю тебя о худых последствиях твоей невоздержанности в речах. И в самом деле, к чему могут привести бесплодные жалобы на республику? Они принесут зло как тебе, так и юноше, твоему внуку. Перестань раздражать правителей своим недовольством и постарайся заслужить расположение дона Градениго; я слышал, что твоя мать была его кормилицей.
   Антонио пристально посмотрел в лицо своего собеседника и покачал тоскливо головой, словно желая выразить этим, как мало надежды он возлагал на сенатора.
   -- Я ему рассказал все, что может сказать человек, выросший в лагунах,-- сказал он наконец.-- Но ведь он сенатор, и у него нет жалости к тем страданиям, которых он сам не испытывает.
   -- Ты не прав, старик, осуждая человека за то, что он не испытал бедности, которую ты сам охотно бросил бы, если бы была возможность. У тебя есть своя гондола, сети, ты здоров, силен, и ты счастливее многих, у которых ничего этого нет.
   -- Ты прав, говоря о нашем труде и о нашем положении. Но когда вопрос идет о наших детях, то закон должен быть равен для всех. Я не понимаю, почему сын патриция свободен, а сын рыбака обязан итти на верную смерть.
   -- Ты знаешь, Антонио, что государству нужны солдаты. Если бы офицеры стали искать во дворцах крепких моряков, то много ли таких нашли бы они там? Несмотря на твой возраст, ты еще справляешься с своей работой, и вот такие, как ты, привычные к труду, и нужны государству.
   -- Ты должен добавить: и такие, грудь которых покрыта шрамами. Тебя еще не было на свете, Джакопо, когда я сражался с турками. Но они этого не помнят... Между тем, дорогой мрамор в церквах гласит о подвигах тех знатных, которые здравы и невредимы вернулись с той же самой войны.
   -- Да, я помню, как отец говорил то же самое,-- ответил браво взволнованным голосом.-- Он тоже был ранен в той войне, и о нем также не вспомнили...
   Рыбак посмотрел вокруг и, заметив, что на площади есть еще народ дал знак своему собеседнику следовать за собой на набережную.
   -- Твой отец,-- сказал он,-- был моим товарищем. Я стар и беден, Джакопо, я всю жизнь провел на лагунах, днем работая и лишь часть ночи отдыхая, чтобы набраться силы для работы следующего дня; но я с большой грустью узнал, что сын человека, которого я очень любил, и с которым вместе мы делили радость и горе, выбрал такое занятие, какое, говорят, выбрал ты. Деньги, как цена крови, не принесут счастья ни тому, кто их дает, ни тому, кто их принимает.
   Браво молча слушал своего собеседника, который заметил, что мускулы лица браво судорожно вздрагивали, и бледность покрыла его лицо.
   -- Ты допустил, что бедность довела тебя до больших ошибок в жизни, Джакопо,-- продолжал старик,-- но никогда не поздно оставить кинжал! Конечно, для венецианца позорно иметь такую репутацию, как твоя, но друг твоего отца не оставит того, кто искренно раскаивается. Оставь свой кинжал и иди со мной в лагуны. И хотя ты никогда не будешь мне так дорог, как дитя, которое они отняли у меня, я все же буду видеть в тебе раскаявшегося сына моего старого друга. Идем со мной в лагуны; если я сделаюсь твоим другом, то, несмотря на мою нищету, я не буду от этого больше презираем.
   -- Что же, в самом деле, говорят обо мне люди, если ты так сурово обращаешься со мной?
   -- Я бы не хотел верить тому, что о тебе говорят, потому что тебя считают виновником каждого тайного убийства.
   -- Как же это терпят власти, что такой бесчестный человек, как я, открыто показывается на каналах и смешивается с толпой на Большой площади святого Марка?
   -- Мы не знаем и не понимаем соображений Сената. Что касается меня, то я все бы сделал, чтобы вывести на хорошую дорогу сына моего друга. Ты привык, Джакопо, иметь дело с патрициями. Скажи мне, возможно ли человеку моего положения быть допущенным к дожу? Если да, то я дождусь его здесь до завтра на мостовой этой площади и постараюсь тронуть его сердце. Он стар, как я, он был тоже ранен на службе, и, что важнее всего, он отец.
   -- А разве синьор Градениго сам не отец?
   -- Ты сомневаешься в его жалости?..
   -- Попробуй! Дож Венеции должен выслушать просьбу. И я думаю,-- прибавил Джакопо так тихо, что его едва возможно было услышать,-- я думаю, что он выслушал бы даже меня.
   Браво простоял еще несколько минут около старика, который, скрестив на груди руки, приготовился провести ночь на площади, но, заметив, что Антонио видимо желал остаться в одиночестве, ушел, оставив рыбака с его грустными мыслями.
   Ночь проходила; на площади оставалось уже совсем мало гуляющих, Джакопо направился к набережной. Лодки гондольеров виднелись на воде, привязанные к причалам, и глубокая тишина стояла над всем заливом. Воздух был неподвижен, и поверхность воды была совершенно спокойна. Браво надвинул маску, отвязал одну из лодок и поплыл серединой гавани.
   -- Кто гребет?-- спросил человек с фелуки, стоявшей на якоре поодаль от других судов.
   -- Тот, кого ждут.
   -- Родриго?
   -- Он самый.
   -- Ты что-то запоздал,-- сказал калабриец в то время, как Джакопо поднимался на палубу "Прекрасной Соррентинки".-- Мои люди давно уже внизу, и мне, пока я ждал тебя, три раза снилось кораблекрушение и два раза сирокко.
   -- Тебе, стало быть, оставалось больше времени, чтобы обманывать таможенных.
   -- Что касается таможенных, то в этом жадном городе нельзя много рассчитывать на заработок. Сенаторы выговаривают все права на прибыль себе и своим друзьям, и выходит, что мы, моряки, работаем много, а выручаем очень мало. Я отправил дюжину бочек на каналы. Вот единственный источник дохода. Но все-таки осталось порядочно и для тебя. Хочешь выпить?
   -- Я дал обет трезвости. Надеюсь, лодка твоя готова для работы?
   -- А думает ли Сенат платить мне? Вот уже четвертая поездка по его делам, и он, надо полагать, доволен работой!
   -- Он доволен, да и ты ведь был хорошо награжден.
   -- Не очень-то; я больше заработал на перевозке фруктов с островов, чем со всех ночных поездок, которые я делал в угоду ему. Вот если бы господа сенаторы дали моей фелуке некоторую свободу на въезд в городские каналы, тогда бы мне можно было рассчитывать на барыши...
   -- Из всех преступлений святой Марк суровее всего наказывает контрабанду. Будь осторожен с твоим вином, иначе ты лишишься не только лодки, но и свободы.
   -- Вот это-то меня и возмущает больше всего, синьор Родриго. Иногда Сенат справедлив к нам, а иногда нам все запрещает, и мы должны прятаться от него в темноте ночи.
   -- Не забывай, что ты не в Средиземном море, а у входа в каналы Венеции... Такие разговоры были бы неосторожны, если бы ты говорил при ком-нибудь другом.
   -- Спасибо за совет, хотя вид вон того старого дворца -- такое же спасительное предупреждение для болтуна, как для пирата -- виселица на берегу моря. Я встретил старинного знакомого на Пьяцетте в то время, как там стали появляться маски, и мы с ним имели уже по этому поводу разговор. По его мнению, в Венеции пятьдесят человек на сто получают жалованье, чтобы итти и доносить о том, что делают другие пятьдесят. Досадно, Родриго, что Сенат оставляет на свободе столько негодяев, людей, одно лицо которых заставило бы покраснеть камни от стыда и гнева.
   -- Я не знал, что такие люди показываются открыто в Венеции. То, что сделано тайно, может оставаться безнаказанным некоторое время, потому что трудно доказать, но...
   -- Ну, а я знаю наверное, что есть тут один,-- наемник Сената республики,-- который ничего не боится... Слыхал про браво Джакопо?.. Что с тобой, братец? Якорь, на который ты опираешься, не раскаленное железо.
   -- Но он и не из пуха.
   -- Так вот этот самый Джакопо не должен бы шататься на воле в честном городе; а его можно встретить на площади разгуливающим с такой же уверенностью, словно он патриций, гуляющий в Бролио.
   -- Я его не знаю.
   -- Это делает тебе честь, Родриго. Но среди нас в порту он хорошо известен, и при виде его мы все думаем с угрызением совести о наших грехах. Я удивляюсь, почему инквизиторы {Инквизиция -- церковный католический суд, прославившийся в средних веках своими жестокостями.} не предадут его публично проклятию в назидание другим.
   -- Разве его преступления так уж несомненны, что можно произнести над ним приговор без всяких доказательств?
   -- Спроси об этом первого встречного! Ни один человек не умрет в Венеции без того, чтобы не подумали прежде всего: не от руки ли Джакопо он умер? Ах, Родриго, ваши каналы -- очень удобные могилы для скоропостижно умерших!
   -- Мне кажется, что есть противоречие в том, что ты говоришь. То у тебя "верный удар кинжала" наемного убийцы Джакопо, то каналы поглощают жертвы. Ты несправедлив к Джакопо; может быть, он случайно оклеветанный человек?
   -- Ну, уж нет: можно оклеветать кого угодно, но на Джакопо нет клеветы даже на языке адвоката. Стоит ли заботиться о том, будет ли рука более или менее красной, когда она ежеминутно в крови?
   -- Положим, ты говоришь правду,-- ответил мнимый Родриго, сдерживая вздох,-- для осужденного на смерть безразлично, произнесен ли приговор за одно или за несколько преступлений.
   -- Однако, сними маску, синьор Родриго, чтобы морской ветерок освежил твои щеки; пора бросить секреты между старыми друзьями.
   -- Мой долг по отношению тех, кто меня послал, запрещает мне снять маску; не будь этого, я давно разрешил бы себе это ради тебя, друг Стефано.
   -- Несмотря на твою осторожность, хитрый синьор, я держу с тобой пари на десять цехинов, которые ты еще мне должен, что завтра я тебя встречу без маски на площади святого Марка и безошибочно назову тебя по имени.
   -- Я уже тебе сказал, что я обязан делать то, что мне приказано, а так как ты меня знаешь, то смотри -- не выдай меня.
   -- Будь покоен, ты можешь мне довериться. На самом деле, я могу сказать, что во время мистраля или сирокко {Мистраль и сирокко -- морские ветры. (Прим. ред.)} никто из моих товарищей не может похвалиться таким хладнокровием, как я, и что касается того, чтобы узнать товарища в толпе во время карнавала, то хоть сам чорт перерядись, я его тотчас узнаю.
   -- Да. Это ценные качества и для моряка и для хитрого дельца.
   -- Вот, не дальше как сегодня ко мне приходил мой старинный приятель Джино; он гондольер дона Камилло Монфорте; он привел с собой замаскированную женщину и представил мне ее за иностранку; но я сразу узнал в ней дочь виноторговца, и мы с ней сторговались насчет нескольких бочек вина, которые спрятаны под балластом. А Джино тем временем обделывал дела своего хозяина на площади святого Марка.
   -- Тебе известно, какие такие у него дела?
   -- Нет, Джино едва успел со мной поздороваться. Но Аннина!
   -- Аннина?
   -- Она самая. Ты знаешь дочку старого Фомы; и я не говорил бы о ней так при тебе, если бы не знал, что ты сам, пожалуй, не прочь получить вина, которое не проходит через таможню.
   -- Относительно этого будь покоен; я тебе побожился, что ни один секрет этого рода не будет открыт. Но эта Аннина!.. У нее ума и смелости хоть отбавляй. Только вот кто этот Джино, о котором ты сейчас говорил? И каким образом этот твой земляк калабриец мог сделаться здешним гондольером?
   -- Этого я совершенно не знаю. Его хозяин,-- я могу его назвать моим, потому что я родился в его владениях,-- молодой герцог, тот самый, который предъявляет Сенату свои права на титул и имения покойного сенатора Монфорте. Этот процесс тянется так долго, что Джино успел за это время сделаться гондольером, перевозя своего хозяина из его дворца к здешним патрициям, у которых он ищет поддержки.
   -- Я вспоминаю этого человека. Он носит ливрею своего хозяина. Что, он не глуп?
   -- Синьор, никто из калабрийцев не может похвалиться этим преимуществом. Джино достаточно ловок в своем деле, но он только гондольер, не больше.
   -- Хорошо! Держи наготове свою фелуку, потому что она во всякое время может нам понадобиться.
   -- Чтобы окончить торг, вам остается только доставить груз.
   -- Прощай! Я тебе хочу еще посоветовать держаться подальше от других торговцев; и смотри, завтра в праздник держи на судне всех твоих матросов...
   -- Будьте покойны, синьор Родриго, все будет в исправности.
   Браво вернулся к гондоле и стал быстро удаляться от фелуки. Он махнул рукой на прощанье, и вскоре гондола исчезла между судами, заполнявшими порт.
   Хозяин "Прекрасной Соррентинки" прошелся несколько раз по палубе фелуки, вдыхая ветерок, дувший с Лидо; потом он пошел отдохнуть. В этот час все было спокойно на воде. Не слышно было музыки на каналах. Венеция, которая никогда не была особенно оживленной, кроме ее главной площади и Большого канала, спала мертвым сном.

0x01 graphic

  

ГЛАВА VIII

  
   На следующий день, едва успело солнце подняться над Лидо, как на площади святого Марка раздался звук труб и рогов. Из отдаленного арсенала тотчас ответил выстрел пушки. Тысячи гондол понеслись вдоль каналов, и открытое море сразу покрылось бесчисленными судами, направлявшимися от фузины и от островов к столице.
   Городские жители в праздничных нарядах раньше обыкновенного стали показываться из домов, и, когда кончился трезвон колоколов древнего храма святого Марка, площадь уже была заполнена густой, оживленной толпой. Масок в этой толпе не было видно, но она была шумлива и весела, как в самый разгар карнавала. Знамена побежденных наций с шумом развевались вверху, на триумфальных мачтах. На башнях и колокольнях были вывешены изображения крылатого льва, и дворцы пестрели богатыми драпировками над окнами и на балконах.
   Стоял гул стотысячной толпы, слышалась музыка, раздавались аплодисменты.
   Пышные гондолы, богато украшенные золотом и резьбой, сотнями выходили из каналов в залив.
   Толпа все увеличивалась. Несколько застенчивых и как бы нерешительных масок смешалось с гуляющими; это были монахи, воспользовавшиеся масками, чтобы внести несколько светлых минут в свою монотонную жизнь. Явились, наконец, богатые гондолы послов разных государств; потом среди всеобщих криков и трубных звуков выплыл из арсенального канала корабль "Буцентавр" и направился к пристани святого Марка.
   Алебардщики и другие стражники, состоящие при главе республики, расчистили дорогу через толпу, и в то же время звуки сотни инструментов возвестили выход дожа... Толпа сенаторов в своих пышных одеяниях, в сопровождении бесчисленных лакеев в ливреях, прошла под галлереей дворца и, спустившись по Лестнице Гигантов, вышла на Пьяцетту, и все разместились на крытой палубе "Буцентавра". Посланники, высшие сановники государства и тот старец, который в ту пору, по выбору венецианской аристократии, считался главой государства, оставались еще на берегу, с привычным терпением ожидая момента, когда, по церемониалу, и они должны были вступить на палубу корабля. В это мгновение человек с смуглым лицом и с обнаженными ногами пробрался между стражей и упал к ногам дожа на камни набережной.
   -- Я прошу справедливости, великий дож!-- вскричал смельчак.-- Справедливости и сострадания! Выслушайте человека, который пролил свою кровь за Венецию! Эти шрамы могут быть тому доказательством!
   -- Правосудие и милосердие не всегда идут рука об руку,-- заметил спокойным голосом старец в головном уборе дожа, делая знак офицерам, чтобы просителя оставили в покое.
   -- Великий государь, я к вашей милости.
   -- Кто ты такой?
   -- Бедный лагунский рыбак Антонио; я прошу свободы для дорогого мне юноши, которого силой вырвали из моих рук.
   -- Это, должно быть, не так: в правосудии не должно быть насилия. По всей вероятности, юноша нарушил законы, и он наказан потому, что он этого заслуживал.
   -- Ваше высочество! Он виновен только в том, что он молод, силен и ловок в морском деле. Он взят без его согласия, без предупреждения на службу в галеры, и я остался одиноким на старости лет.
   Жалость, показавшаяся на лице дожа, сменилась сомнением и недоверием. Его взгляд, смягчившийся было состраданием, словно оледенел, и глаза его многозначительно остановились настраже. Дож с достоинством поклонился внимательной и любопытной толпе и дал знак своей свите двинуться вперед.
   -- Пусть удалят этого человека!-- сказал офицер, понявший взгляд своего повелителя.-- Нельзя задерживать церемонию подобной просьбой.
   Антонио не выказал никакого сопротивления и, уступая напору стражи, отступил назад в толпу.
   Вскоре эта сцена была всеми забыта. После того, как дож и его свита разместились на палубе "Буцентавра", адмирал взял в руки руль, и огромный роскошный корабль с золочеными галлереями начал удаляться от набережной. Его отплытие было возвещено звуками труб и рогов. Прежде чем "Буцентавр" достиг середины порта, вся поверхность воды вокруг него оказалась покрытой гондолами.
   Когда "Буцентавр" остановился, и вокруг его кормы образовалось свободное пространство, дож появился на галлерее, устроенной таким образом, что он был виден всей толпе. Держа в руке блестящее кольцо, усыпанное драгоценными камнями, он произнес слова обручения и бросил кольцо в воду {Церемония венчания дожа с Адриатикой, как символ морского могущества Венеции, была установлена дожем Севастианом Зиони в 1177 году и получила "благословение" папы.}. Раздались громкие аплодисменты, заиграли трубы. Вдруг одна лодка проскользнула под кормовой галлереей "Буцентавра". Ею управляла ловкая и сильная рука, хотя голова гребца была уже покрыта сединою. Маленький рыбацкий буй упал из лодки, которая так быстро исчезла, что это маленькое происшествие прошло почти незамеченным.
   "Буцентавр" двинулся обратно к городу.
   Венеция разделялась на две почти одинаковые части каналом, который как по ширине, так и по своему значению был назван Большим каналом {Большой канал, длиною в четыре километра, имеет местами ширину до шестидесяти метров. (Прим. ред.)}. Окруженный дворцами главных сенаторов, этот канал представлял все удобства для устройства на нем гонок, которыми должен был закончиться праздник.
   Гребцы, явившиеся на состязание, собрались уже на канале; их глаза были устремлены на толпу, ища одобрения в лицах друзей. Наконец, все формальности были соблюдены, и состязавшиеся заняли свои места. В каждой гондоле помещались по три гребца; гондолы управлялись еще четвертым, который, стоя на маленькой палубе кормы, греб рулевым веслом, направляя и в то же время ускоряя ход судна. На носу развевались флаги: одни из них носили отличительные знаки правящих фамилий республики, другие были просто украшены вымышленными девизами их хозяев. По пушечному выстрелу гондолы устремились вперед. Их отъезд сопровождался аплодисментами, которые, пронесясь по всему каналу, перенеслись на галлерею "Буцентавра".
   Вначале все гондолы скользили по воде с легкостью ласточек, слегка касающихся воды. Через некоторое время сплошная масса выехавших лодок начала мало-по-малу редеть, и они образовали посередине канала длинную колеблющуюся линию. По мере приближения к цели расстояние между гондолами все увеличивалось, и, наконец, три гондолы друг за другом примчались под корму "Буцентавра". Приз был взят, победители награждены, артиллерия дала сигнал, музыка ответила залпами пушек.
   Герольд возвестил начало нового состязания. Для первой, можно сказать национальной, гонки выбраны были, следуя старинному обычаю, гондольеры из коренных венецианцев. Награда была назначена государством, и все это состязание носило в известной степени политический и официальный характер. Во второй гонке могли, как было объявлено, принять участие все желающие, независимо от их происхождения и занятий. Сам дож должен был вручить золотое весло на такой же цепи победителю в этом состязании; точно такое же украшение из серебра должно было быть второй премией, а третья премия состояла из маленькой лодочки, сделанной из менее драгоценного металла. Так как цель этой гонки была -- показать особенный талант гребцов Королевы Островов, то в каждой гондоле должен был находиться только один гондольер. Никто из принимавших участие в первой гонке не был допущен ко второй, и все, кто хотел в ней участвовать, должны были собраться под кормой "Буцентавра", где должны были быть удостоверены их личности.
   Перерыв между обеими гонками был непродолжителен.
   Первый из гондольеров, выступивший из толпы соперников, был хорошо известен всей Венеции своей ловкостью и пением.
   -- Как тебя зовут, и кому ты вручаешь свою судьбу?-- спросил его герольд.
   -- Меня зовут Бартоломео; я живу между Пьяцеттой и Лидо, и, как верный венецианец, я возлагаю упования мои на святого Феодора.
   -- Займи место и жди своей судьбы.
   Ловкий гондольер коснулся веслом поверхности воды, и легкая гондола, словно лебедь, вынеслась на середину пространства, оставленного свободным посреди Большого канала.
   -- Кто ты такой?-- спросил герольд следующего.
   -- Энрико, гондольер из Фузины; я вверяюсь покровительству Антония Падуанского.
   -- Мы одобряем твою смелость. Займи место в ряду состязающихся.
   -- А ты кто?-- спросил герольд третьего.
   -- Меня зовут Джино из Калабрии, гондольер на частной службе.
   -- У кого ты в услужении?
   -- У знаменитого и высокочтимого дона Камилло Монфорте, владетельного герцога святой Агаты в Неаполе и по праву -- сенатора Венеции.
   -- По твоей претензии на знание законов ты как-будто из Падуи. Вверяешь ли ты свою судьбу патронессе твоего хозяина?
   Когда Джино обдумывал ответ, ему казалось, что среди сенаторов произошло какое-то волнение, и недовольство выразилось на многих лицах. Джино поворачивался во все стороны вокруг и искал глазами помощи того, чьей знатностью он только что хвалился.
   -- Что же ты не хочешь назвать, кому ты вручаешь твою судьбу?
   -- Покровительнице моего господина, а также святому Януарию и святому Марку,-- прошептал растерявшийся Джино.
   -- У тебя хорошая защита: если тебе двух последних будет мало, ты всегда можешь рассчитывать на первую.
   -- Синьор Монфорте -- имя знаменитое, и он будет всегда желанным гостем на празднествах в Венеции,-- заметил дож, склоняясь в сторону герцога святой Агаты, который находился недалеко от "Буцентавра" в красивой гондоле и с интересом наблюдал эту сцену.
   Камилло ответил глубоким поклоном. Церемония продолжалась.
   -- Займи твое место, Джино,-- сказал герольд.-- Желаю тебе успеха.
   Потом, обернувшись к следующему, он вскричал с удивлением.
   -- Ты как здесь?
   -- Я хочу тоже попробовать быстроту моей гондолы.
   -- Ты слишком стар для такого состязания. Побереги свои силы для ежедневных работ. Не надо поддаваться безнадежному честолюбию.
   Новый кандидат пригнал под галлерею "Буцентавра" рыбацкую лодку довольно красивой формы, но со следами ежедневной работы. Он спокойно выслушал насмешку и хотел уже повернуть гондолу назад, когда дож сделал ему знак остаться.
   -- Расспросите его, как и других,-- сказал дож.
   -- Как твое имя?-- спросил пренебрежительно герольд.
   -- Меня зовут Антонио; рыбак из лагун.
   -- Ты уже очень не молод.
   -- Синьор, мне это известно лучше всех. Прошло уже шестьдесят лет с тех пор, как я первый раз забросил сети в море.
   -- Ты одет слишком бедно, чтобы участвовать в гонках Венеции.
   -- На мне все, что я имею лучшего.
   -- Ты даже босой, грудь у тебя открыта; по всему видно, что ты устал. Ступай, напрасно только ты прерываешь развлечение благородных господ...
   Антонио опять хотел было скрыться от толпы, но спокойный голос дожа вновь пришел ему на помощь.
   -- Состязание доступно всем,-- сказал дож,-- но я все-таки советую старцу подумать. Пусть ему дадут денег; нужда толкает его, вероятно, на эту бесполезную борьбу.
   -- Слышишь, тебе дают милостыню, уступи место более крепким и одетым более прилично, чем ты.
   -- Повиноваться должен каждый, рожденный в бедности; но ведь говорили, что доступ сюда открыт для всех. Я извиняюсь перед господами, я не хотел их оскорбить.
   -- Справедливость должна быть повсюду,-- заметил дож.-- Если он хочет, он может остаться.
   -- Слышишь? Его высочество изволил разрешить тебе остаться, но все-таки тебе лучше бы удалиться.
   -- Если так, то я посмотрю, насколько я еще силен,-- ответил Антонио, смотря с грустью на свое изношенное платье, хотя его лицо выражало затаенную гордость.
   -- Кому ты себя вверяешь?
   -- Святому Антонио.
   -- Займи место! А! Вот кто-то не хочет быть узнанным! Интересно, кто это явился, закрыв свое лицо маской?
   -- Маской просто и назови меня.
   -- Судя по красивым рукам и ногам, видно, что ты сделал оплошность, спрятав лицо. Угодно ли будет вашему высочеству допустить маску к состязанию?
   -- Без всякого сомнения. В Венеции маска священна. Наши прекрасные законы разрешают каждому, желающему спрятаться от любопытства посторонних, появляться беспрепятственно везде в маске. Таковы преимущества граждан великодушного государства.
   Со всех сторон раздалось одобрение, и из уст в уста начали передавать весть, что под маской скрывается, должно быть, дворянин, желающий попытать счастья в гонках ради каприза какой-нибудь красавицы.
   -- Такова справедливость!-- вскричал герольд громким голосом.-- Счастлив тот, кто родился в Венеции! Кому ты вверяешь свою судьбу?
   -- Собственной руке.
   -- Но это неблагочестиво. Такой самонадеянный человек не может принимать участия в состязании.
   Это восклицание герольда произвело сильное волнение в толпе.
   -- Для республики все ее дети равны,-- сказал дож,-- но все же непристойно отказываться от покровительства святых.
   -- Назови твоего покровителя или уступи свое место другим,-- сказал герольд.
   Незнакомец подумал минуту, потом ответил:
   -- Иоанн Пустынник.
   -- Ты называешь почитаемое имя.
   -- Может быть, он пожалеет меня: мое сердце -- пустыня...
   -- Тебе лучше судить о состоянии твоей души.
   Наконец было объявлено, что список участников гонки заполнен, и гондольеры, как и в первый раз, направились к месту старта, оставляя свободное пространство под кормой "Буцентавра".
   На этом празднике было много дам в сопровождении кавалеров; они сидели в собственных гондолах. Особенное внимание обращала на себя одна дама. Грацией и простотой наряда она выделялась среди разряженной толпы. Лодка, гондольеры и дамы,-- так как их было две,-- отличались строгой простотой внешности. Их сопровождал монах-кармелит. Сотни гондол пытались сопровождать эту лодку, но оставляли ее, чтобы справиться у других об имени юной красавицы. Но вот великолепная лодка поровнялась с этой гондолой. В ней был только один мужчина; он с непринужденностью хорошо знакомого, но с глубоким уважением поклонился маскированным дамам.
   -- В этой гонке принимает участие мой слуга, на искусство и ловкость которого я очень надеюсь,-- сказал он вежливо.-- Все это время я напрасно искал даму, за улыбку которой я бы мог пожертвовать успехом своего слуги. Теперь я ее нашел.
   -- У вас очень проницательный взгляд, синьор, если вы под нашими масками находите то, что искали,-- отозвалась старшая из дам в то время, как кармелит ответил вежливым поклоном на комплименты, которые допускались в подобных случаях.
   -- Бывают случаи, когда узнаешь не только глазами. Закройтесь как вам будет угодно, но вы мне не помешаете утверждать, что около меня самое красивое лицо, самое доброе сердце и самая чистая душа Венеции.
   С этими словами кавалер поднес молчаливой красавице букет прекрасных живых цветов, среди которых виднелись цветы, воспетые поэтами, как символ постоянства и любви. Та, которой было сделано это подношение, колебалась -- принять ли его -- со скромностью девушки, не привыкшей еще к подобным проявлениям галантности.
   -- Не отказывайся принять эти цветы, моя милая,-- сказала ее компаньонка.-- Молодой человек предлагает их тебе только ради учтивости.
   -- Это будет видно позже,-- ответил живо дон Камилло.-- До свиданья, синьора, мы с вами уже встречались в этих водах, и тогда между нами было меньше принужденности.
   Он поклонился и дал знак своему гондольеру. Вскоре его лодка затерялась среди других. Но, прежде чем две гондолы разошлись, маска молодой девушки приподнялась, и неаполитанец был вознагражден за свою любезность, увидев прекрасное лицо Виолетты.
   -- У твоего опекуна недовольный вид,-- заметила донна Флоринда.-- Я удивляюсь, каким образом нас могли узнать.
   -- А я бы больше удивилась обратному. Я бы могла узнать неаполитанца среди тысячи молодых людей. Разве ты забыла, чем я ему обязана?
   Донна Флоринда ничего не ответила. Она обменялась быстрым взглядом с монахом. Ни тот, ни другая не нашли нужным заговорить.
   Пушечный выстрел, оживление, начавшееся на Большом канале, и военный марш напомнили о начале состязания...
  

ГЛАВА IX

  
   Для того, чтобы гондольеры могли сохранить свои силы для состязания, гондолы, допущенные к гонке, были отведены на буксире на место, откуда начинались гонки. Лодка рыбака была привязана к одной из больших галер-буксиров. В то время, как Антонио медленно двигался вдоль канала мимо разукрашенных балконов, со всех сторон раздавался презрительный смех, который бывает обыкновенно тем сильнее и смелее, чем очевиднее бедность предмета насмешки.
   Старик слышал замечания по своему адресу. Он окидывал взглядом эти бесчисленные лица на балконах и, казалось, искал сострадания. В это время гондольер под маской очутился рядом с Антонио.
   -- Публика к тебе неблагосклонна,-- заметил он, когда послышались новые насмешки над рыбаком,-- ты не позаботился о своем костюме. А мы в таком городе, где роскошь в почете, и тот, кто хочет сорвать апплодисменты, должен, появляясь на каналах Венеции, скрывать свою бедность.
   -- Я хорошо знаю венецианцев,-- ответил рыбак,-- они слишком горды и считают ниже себя тех, кто не может разделить их тщеславия. Но я не стыжусь показаться здесь, хотя я стар и загорелое лицо мое покрыто морщинами.
   -- У меня есть причины, которые заставляют меня носить маску. И хотя лицо мое скрыто, но по моим рукам и ногам, надеюсь, видно, что у меня достаточно силы, чтобы рассчитывать на успех. А тебе, старик, надо бы хорошенько подумать, прежде чем решиться на такое чрезмерное напряжение.
   В это время они поровнялись с группой рыбаков, товарищей Антонио; те казались возмущенными его смелостью, которая могла принести поражение всей их корпорации.
   -- А, почтеннейший Антонио,-- крикнул один из толпы,-- тебе мало твоего рыбацкого заработка, и тебе недостает золотого весла на шею.
   -- Он скоро будет заседать в Сенате,-- усмехнулся другой.
   -- Нет, он добивается шапки дожа,-- решил третий.-- И мы вскоре увидим адмирала Антонио плавающим на "Буцентавре" вместе с патрициями республики.
   Эти шутки вызвали взрыв смеха среди толпы и заставили улыбнуться даже дам на балконах. Старик почувствовал, что энергия его оставляет. Но какие-то тайные побуждения заставляли его упорствовать. Приблизившись к месту начала гонки, гондольер в маске снова обратился к Антонио:
   -- Еще есть время удалиться отсюда,-- сказал он.-- Охота тебе подвергаться насмешкам твоих товарищей и омрачать последние дни своей жизни.
   -- Я не хочу колебаться в тот момент, когда я должен быть решительным.
   Маскированный моряк, видя бесполезность попыток убедить рыбака в бесцельности его попытки, умолк.
   Узкие каналы Венеции и их бесчисленные изгибы оказали свое влияние на форму гондол. Это -- длинное, узкое, легкое судно. Недостаток ширины каналов не позволяет пользоваться двумя веслами с обеих сторон. Необходимость каждую минуту сворачивать в стороны, чтобы уступить дорогу другим, и множество мостов заставили устроить на корме гондолы небольшую площадку для гребца, который гребет все время стоя. Прямое положение гондольера требует, чтобы опора, на которой лежит середина весла, имела соответствующую высоту, и поэтому с одной стороны гондолы устраивается высокая рогатая уключина. Эта точка опоры известной вышины, сделанная из гнутого дерева, имеет несколько надрезов, устроенных один над другим, чтобы быть пригодной для всякого роста гондольера. Принимая во внимание все особые условия, можно сказать, что искусство гондольера является одной из наиболее тонких отраслей гребного дела, так как, помимо силы мускулов, гондольер должен обладать значительной ловкостью.
   Большой канал Венеции со всеми его поворотами имеет в длину более четырех километров. Но расстояние, которое должны были проехать гондольеры, выехав из Риальто, было сокращено наполовину. Все зрители столпились на берегу между "Буцентавром" и мостом.
   -- Джино из Калабрии!-- крикнул герольд, размещавший гондолы. Слуга дона Камилло двинул весло, и лодка плавно проплыла на указанное место.
   -- Следующим станет Энрико из Фузины.
   Поставив еще нескольких из состязавшихся, он крикнул:
   -- А затем твое место, маска,-- и слегка поклонился неизвестному гондольеру, потому что он, как и большинство, был убежден, что это кто-нибудь из патрициев.
   -- Ты забыл вызвать старого рыбака,-- сказал маскированный, занимая свое место слева от всех уже вызванных участников гонки.
   -- Сумасшедший старик все-таки хочет показать свое честолюбие и свои лохмотья перед избранным обществом Венеции?
   -- Я могу стать и сзади,-- сказал скромно Антонио,-- может быть, между гондольерами есть лица, которым нежелательно быть рядом с бедным рыбаком, а несколько лишних ударов весла не имеют значения в такой длинной гонке.
   -- Как хочешь, можешь оставаться на своем месте. Теперь, славные гондольеры, слушайте. Вам запрещается пересекать дорогу друг другу, вы не должны прибегать ни к каким уловкам, полагаясь только на весла и крепость ваших рук. Тот, кто нарушит правила гонки каким бы то ни было способом, будет строго наказан. А теперь ждите сигнала!
   Грянул пушечный выстрел, и все гондолы, выстроившиеся в одну линию, кинулись вперед, рассекая волны с одинаковой скоростью. Убогая, но не менее легкая лодка рыбака сохраняла свое место сзади всех.
   Мало-по-малу, однако, линия их начала колебаться, изогнулась, и блестящая корма гондолы Энрико из Фузины выдвинулась вперед. Он скоро долетел до середины канала, избегая таким образом неровностей берега. Этот прием, кроме того, имел то преимущество, что возмущая воду, он затруднял ход других лодок. За ним следовал немного сзади Бартоломео из Лидо, как его называли его товарищи. Гондольер дона Камилло также выдвинулся из строя и, быстро подвигаясь вперед, держался немного сзади Бартоломео. Левее виднелась гондола маскированного, остававшаяся, однако, по неизвестным причинам сзади других. Нисколько этим не смущаясь, неизвестный продолжал спокойно и ловко управлять гондолой. Так как он возбудил общий интерес своим таинственным видом, то в толпе старались оправдать его неудачу; некоторые приписывали ее плохому устройству гондолы, другие обвиняли его за риск участвовать вместе с опытными гондольерами-профессионалами. Вскоре эти рассуждения сменились насмешками, когда с ним поровнялась одинокая лодка рыбака.
   Не раз уже глаза Антонио обращались печально к толпе, как-будто он желал упрекнуть тех, кто так безжалостно оскорблял его природную гордость, которую не могли принизить ни бедность, ни тяжелый труд.
   Энрико был все еще впереди всех; но постоянные посетители гонок открывали уже некоторые признаки усталости в его ослабевших движениях. Гребец с Лидо был вблизи него, а калабриец мало-по-малу нагонял их обоих. В эту минуту неизвестный выказал неожиданную силу и ловкость. Его гондола отделилась от других, перешла в середину канала, и вскоре он стал четвертым в гонке.
   За ним Антонио, перестав обращать внимание на насмешки толпы, разогнал лодку и, опередив прочие гондолы, занял пятое место в борьбе.
   С этой минуты взоры всех были прикованы только к этим пяти соперникам, усилия которых увеличивались с каждым ударом весла, и на которых теперь сосредоточился интерес этого дня. Несмотря на усилия гондольера из Фузины, его гондола отставала. Гондола Бартоломео перегнала ее неожиданно, а за нею и гондола Джино и неизвестного. Ни один крик не выдал возрастающего интереса толпы; но когда и лодка Антонио вынеслась вслед за передними, послышался шопот одобрения, выражавший неожиданную перемену настроения народа.
   Имена побежденных вскоре были забыты: имя Бартоломео передавалось из уст в уста, и его товарищи по Пьяцетте и Лидо криками побуждали его бороться до последних сил. Но неожиданно с ним произошло то же, что с его предшественником. Несмотря на все его усилия, лодка не ускоряла хода, и Джино, маска и Антонио проскользнули мимо него, оставив далеко за собою того, кто только-что был первым. Но он не оставил поля сражения.
   Еще значительное расстояние разделяло гондолы и их цель, когда борьба приняла такой оборот. Джино плыл впереди, и много благоприятных признаков обещали ему успех, как вдруг легкая гондола моряка в маске устремилась вперед и стала во главе соперников. Но только-что неизвестный обогнал слугу дона Камилло, как и лодка Антонио последовала за ним. Расстояние между этими гондолами начало заметно уменьшаться, и даже был момент, когда можно было думать, что рыбак, несмотря на свои годы и простую лодку, опередит соперника. Моряк в маске оглянулся назад, чтобы убедиться в своем преимуществе; потом, наклонившись к рукоятке весла, заговорил так тихо, чтобы не быть услышанным другими:
   -- Ты меня обманул, старик; теперь я вижу, что ты сильнее, чем я думал. Придешь вторым. Делать нечего, примирись с своей судьбой.
   -- Во что бы то ни стало я хочу быть первым, недаром я не жалел моих последних сил на старости лет.
   Неизвестный замолчал, но его уверенность, казалось, начала изменять ему. Оставалось только двадцать сильных ударов, и он был бы у цели; но мускулы его рук, казалось, стали терять свое напряжение и ноги твердость упора. Лодка старого Антонио проскользнула вперед. Он вложил всю силу в удар весла и опередил своего соперника на несколько футов. Следующий удар весла покачнул лодку на киле, и вода еще сильнее запенилась вокруг ее носа. Его лодка пронеслась между двумя барками, которые служили створом, и в этот момент два флага, обозначавшие конечную линию, упали на воду. Почти в ту же минуту мимо створ проскользнула гондола замаскированного с такой быстротой, что со стороны, пожалуй, трудно было решить, которая из этих двух лодок пришла первой. Джино был недалеко от них; Бартоломео пришел четвертым и последним в этой гонке.
   Заиграли фанфары, и герольд возвестил:
   -- Антонио, рыбак из лагун, получил золотую награду, вторая, серебряная, награда присуждена моряку, скрывающему свое имя, и, наконец, третья награда принадлежит калабрийцу Джино, слуге дона Камилло Монфорте, герцога святой Агаты и владельца многих поместий в Неаполитанском королевстве.
   После того, как были объявлены победители, среди глубокой тишины поднялся общий шум. Презрение к рыбаку исчезло под влиянием его успеха. Лагунские рыбаки, которые только что, не стесняясь, оскорбляли насмешками своего старого товарища, теперь восхваляли его силу и ловкость.
   Сам Антонио скромно наслаждался своей победой. Он остановил лодку, когда она пришла к цели, и, ничем не проявляя усталости, оставался все время на ногах. Он улыбался на крики, поднявшиеся со всех сторон, но, казалось, что не гордость, а другое, более глубокое чувство руководило им в этот момент. Взор его блестел надеждой, черты его лица оживились.
   Маскированный незнакомец не казался утомленным больше своего соперника; колена его не дрожали, и он не выпустил весла из крепкой руки. Но Джино и Бартоломео были до такой степени утомлены, что, достигнув цели, тут же упали на дно гондолы и с трудом переводили дыхание. Толпа громкими и продолжительными аплодисментами выразила свою симпатию победителю. Едва шум затих, как герольд приказал Антонио из лагун, моряку в маске и Джино из Калабрии предстать перед дожем, чтобы получить награды.
  

ГЛАВА X

  
   Когда три гондолы приблизились к "Буцентавру", рыбак остановился сзади всех. Однако, ему было приказано подняться на палубу и двум остальным -- следовать за ним.
   Все патриции расположились по сторонам палубы от носа до кормы, где, окруженный сановниками государства, находился дож. Едва дож начал говорить, как тихий говор, возбужденный любопытством, сменился глубоким молчанием.
   -- Наша достославная республика всем известна справедливостью, с которой она награждает своих подданных. Этот рыбак, заслужив почетную награду на гонке, получит ее так же немедленно и неотменно, как если бы дело касалось наиболее близкого к нам придворного кавалера. Патриции и простые граждане Венеции, учитесь ценить ваши справедливые законы.
   Он остановился, и шопот одобрения пронесся из уст в уста; сенаторы наклонили головы в знак согласия со словами главы, который продолжал:
   -- Мой долг, и долг приятный, Антонио, возложить золотую цепь тебе на шею. Это золотое весло -- символ твоей ловкости, а среди твоих товарищей оно будет доказательством беспристрастия республики. Возьми награду, старик! Ты доказал сегодня, что старость не отняла у тебя силы и мужества.
   -- Ваше высочество!-- сказал Антонио, отступая в то время, когда он должен был склониться, чтобы принять из рук дожа драгоценную награду.-- Я не избалован судьбою. Эта драгоценность, возложенная вашей рукой на мою обнаженную шею, будет не на месте; блеск золота еще больше подчеркнет мою нищету.
   -- Я думаю, что ты принял участие в состязании, имея в виду награду,-- сказал удивленный дож.-- Но ты прав, золотое украшение мало подходит к твоему ежедневному обиходу. Возьми его сейчас, а позднее передай его моему казначею, и он его заменит более подходящим для тебя золотом.
   -- Вы не ошибаетесь, ваше высочество: я рассчитывал на награду. Но не золото и не желание похвалиться перед товарищами этой драгоценностью заставили меня подвергаться презрению толпы и возбуждать недовольство высших. Хотя я беден, но мне достаточно моих заработков на лагунах. Но в вашей власти сделать счастливым человека перед концом его жизни. Верни, великий дож, мне моего внука и прости мою смелость.
   -- Да это, кажется, тот самый старик, который уже надоедал нам своей просьбой об юноше, взятом на службу государства?-- сказал дож, лицо которого выражало холодное равнодушие.
   -- Да, это он,-- ответил сурово синьор Градениго.
   -- Твое невежество возбуждает в нас жалость и даже смягчает гнев; получи эту цепь и ступай!
   Взгляд Антонио не выразил страха; он стал на колени с глубоким почтением и, скрестив на груди руки, сказал:
   -- Сделайте милость, ваше высочество, выслушайте то, что я хочу вам сказать. Вы видите, что я человек бедный, живущий тяжелым трудом. Я стар. Я не обманываю себя надеждой, что скромное имя нашего рода будет среди тех патрициев, которые сражались за республику; этой чести удостаиваются только богатые; но если мои заслуги не будут вписаны в золотую книгу, то они записаны здесь,-- сказал Антонио, указывая на шрамы на своей груди.-- Вот доказательство моих боев с врагами родины, и, благодаря этим документам, я осмеливаюсь искать защиты перед Сенатом.
   -- Но ты не говоришь определенно, чего ты хочешь?
   -- Справедливости, ваше высочество. Похищена единственная крепкая ветвь старого дуба, отрезан его единственный отросток, и ввергнут в опасность единственный товарищ моих трудов и радостей. Дитя, в котором была вся моя надежда, еще совсем юное, неопытное в жизни, брошено в среду галерных матросов.
   -- И это все? А я думал, что тебе запретили ловлю на лагунах или что твоя гондола стала совсем плоха.
   -- Да, это все!-- повторил с горечью Антонио.-- Дож Венеции, это все, и это выше сил старика с разбитым сердцем.
   -- Подойди, возьми эту золотую цепь, будь доволен своей победой, на которую ты не мог рассчитывать, и предоставь управлять государством тем, кто более, чем ты, способен держать в руках бразды правления.
   -- Нагни голову, рыбак. Его высочество передаст тебе награду,-- сказал Антонио один из стоявших в близи придворных.
   -- Мне ничего не надо, ни золота, ни другого весла, кроме того, с которым я ежедневно отправляюсь в лагуны. Верните мне моего внука: или он, или ничего!
   -- Пусть его уберут отсюда!-- послышалось несколько голосов.-- Он возбуждает смуту. Долой его с галеры!
   Антонио свели с палубы "Буцентавра" и столкнули в его гондолу.
   Этот необыкновенный перерыв церемонии возмутил многих; подозрительность венецианских аристократов делала их решительными при подавлении всякого недовольства, хотя гордость повелевала им, обычно, скрывать действительные чувства.
   -- Пусть подойдет второй победитель,-- сказал дож с самообладанием, сохранить которое ему позволяла только долгая привычка к притворству.
   Неизвестный приблизился, не снимая маски.
   -- Ты выиграл второй приз,-- сказал дож,-- но по справедливости должен получить первый, потому что нельзя безнаказанно отвергать наших милостей. Встань на колени, и я передам тебе заслуженную тобой награду.
   -- Ваше высочество, простите за смелость,-- сказал, кланяясь неизвестный,-- но если вам угодно наградить меня за мой успех на гонках, то я тоже просил бы, чтобы награда была выражена в другой форме.
   -- Это что-то неслыханное. Отказываться от наград, присужденных самим дожем!
   -- Я не хотел бы быть более докучливым, чем мне это позволяет мое уважение к высокому собранию. Я прошу немногого, и, в сущности, это стоило бы дешевле для республики, чем то, что она мне сейчас предлагает.
   -- Ну, говори!
   -- Я тоже на коленях прошу исполнить просьбу рыбака и вернуть ему внука, иначе эта разлука пагубно подействует на юношу и омрачит дни старика.
   -- Это, наконец, становится скучным! Кто ты такой, чтобы настаивать на просьбе, в которой уже отказано? Сними маску, чтобы я знал, с кем я имею дело!
   -- Ваше высочество, я второй победитель на гонках. А относительно маски, я слышал, что в Венеции никому нет дела до имени и занятий человека, скрывшего свое лицо под маскою.
   -- Это справедливо, когда не оскорбляет республику; но здесь я должен быть осведомлен. И я тебе приказываю открыться.
   Неизвестный понял необходимость повиноваться и снял медленно маску. Все увидели бледное лицо и блестящие глаза Джакопо. Невольно находившиеся поблизости от браво отступили и оставили его одного перед властителем Венеции, посредине широкого круга удивленных и заинтересованных слушателей.
   -- Я тебя не знаю!-- вскричал с удивлением дож, посмотрев внимательно на Джакопо.-- Вероятно, причины, ради которых ты не хотел снять маску, важнее тех, по которым ты отказываешься от награды.
   Синьор Градениго подошел к дожу и тихо сказал ему несколько слов на ухо. Дож быстро кинул на браво взгляд, в котором выражалось) отвращение и любопытство. Потом он дал знак Джакопо удалиться.
   -- Мы займемся на досуге этим делом,-- сказал дож,-- не надо прерывать праздник.
   -- Гондольер дона Камилло Монфорте!-- позвал герольд, повинуясь приказанию своего начальника.
   -- Я здесь, ваше высочество,-- ответил взволнованный Джино.
   -- Ты родом из Калабрии, но, как видно, уже с давних пор привык к нашим каналам, иначе ты не обогнал бы наших лучших гребцов. Преклонись и получи награду за твою силу и ловкость.
   Джино преклонил колено и принял награду с низким поклоном.
   В эту минуту внимание зрителей было привлечено шумными криками, раздавшимися на воде в незначительном расстоянии от галеры дожа. Это лагунские рыбаки чествовали Антонио; тот, кого час тому назад они осмеивали, как самонадеянного хвастуна, вызывал теперь крики торжества.
   Если бы торжество рыбаков ограничивалось этой естественной радостью, то неусыпная и подозрительная власть Венеции ничем бы не была оскорблена, но к крикам одобрения примешивались угрозы тем, кто не хотел вернуть внука Антонио. Рыбаки тесной толпой лодок, ничего не опасаясь, продолжали свой путь к Лидо, а в это время то здесь, то там в их толпу втирались уже лодки с агентами тайной полиции. В числе лодок была и лодка виноторговца, а в ней находилась Аннина. Она выехала с большим запасом товара, надеясь получить доход от своих обычных покупателей.
   Гонки продолжались.
   Хотя сенаторы делали вид, что интересовались происходившим перед их глазами, но на самом деле они прислушивались к каждому звуку, долетавшему с Лидо.
   Но этот день прошел, как и все другие. Победители торжествовали, толпа аплодировала, а Сенат, по виду, сочувствовал развлечениям народа.

0x01 graphic

  

ГЛАВА XI

  
   Вечер этого дня прошел так же оживленно и весело, как и его начало. Большая площадь святого Марка была переполнена народом: шуты и плясуны развлекали народ своими прыжками, крики продавцов фруктов и других лакомств смешивались со звуками флейт, гитар и арф; бездельники и занятые люди, заговорщики и полицейские агенты бок-о-бок бродили в толпе... Близился рассвет, когда гондола с легкостью лебедя проскользнула мимо судов, стоявших в порте, и клювом {Венецианские гондолы имеют на передней части поднятый металлический "клюв", в роде тех, которые изображаются на носу древних галер. (Прим. ред.)} коснулась набережной в том месте, где канал святого Марка вливается в бухту.
   -- Добро пожаловать, Антонио,-- сказал стоявший на набережной человек, подходя к прибывшему,-- добро пожаловать, хотя час уже не ранний.
   -- Я начинаю узнавать твой голос даже через маску,-- отвечал рыбак; -- друг, ведь я тебе обязан нынешним успехом, и хотя это не кончилось так, как я хотел, но все же я тебе очень благодарен.
   -- Ничего не поделаешь! Сенат не соглашается на уменьшение числа матросов на галерах. А теперь я надеюсь, что ты примешь из моих рук свою награду; я захватил с собой золотую цепь с веслом, вот они.
   Антонио, уступая естественному любопытству, посмотрел на приз, но через минуту сказал решительно:
   -- Мне будет всегда казаться, что эта драгоценность -- цена крови моего внучка. Тебе ее дали, и возьми ее себе: ведь они отказались исполнить мою просьбу, так и этой цепи мне не нужно... По совести говоря, ведь ты ее выиграл. Не уступи ты мне...
   -- Как это ты, рыбак, не придаешь никакого значения разнице в летах и силе мускулов? Я думаю, что, присуждая награду, на это обратили большое внимание; все же видно было, что ты нас всех побил. И вот тебе мое слово: мне еще ни разу не приходилось гоняться с таким гребцом! Ты чуть касался веслами воды, а между тем твои удары были так сильны, что волны от них катились до Лидо.
   -- Да, какая-то внутренняя сила толкала меня вперед. Только ни к чему это не послужило!
   -- Это еще неизвестно, Антонио. Может быть, наши желания исполнятся. Так бывает иногда, когда мы меньше всего надеемся. Иди за мной, ведь меня прислали за тобой.
   Рыбак с удивлением посмотрел на своего нового знакомца и, привязав лодку, собрался следовать за ним. Джакопо подождал Антонио. Когда тот подошел, он развернул плащ, который висел у него на руке, и, не спрашивая разрешения, набросил его на плечи рыбака. Затем он покрыл голову Антонио шапкой, какую носил сам.
   -- Не нужно и маску надевать,-- заметил он, осматривая своего спутника,-- в этом наряде никто не узнает Антонио.
   -- Да и это все лишнее, Джакопо. Я тебя очень благодарю за твое доброе намерение; оно сослужило бы большую службу, если бы богатые и сильные были более сострадательны. А что касается маски, то в ней нуждаются только негодяи да ночные воры.
   -- Ты ведь знаешь венецианские обычаи, а в нашем деле осторожность необходима.
   -- Но ты забыл, что твои намерения мне неизвестны. Я тебя еще раз искренно благодарю, но, Джакопо, меня печалит то, что ты носишь кличку, такую, что я желал бы, чтобы она не принадлежала тебе. Мне грустно было слышать, когда этой кличкой клеймили в Лидо человека, такого сострадательного к бедным и оскорбленным.
   Молчание было нарушено глубоким вздохом Джакопо.
   -- Я не хотел тебя обидеть,-- сказал рыбак.
   -- Ничего, Антонио,-- отозвался Джакопо глухим голосом,-- ничего, мы поговорим об этом после, а теперь иди за мной потихоньку.
   -- Они покинули набережную и, миновав первые ворота, очутились во дворе Дворца Дожей. Здесь, поднявшись по Лестнице Гигантов и пройдя мимо Пасти Льва, они быстро пошли вдоль открытой галлереи, где их встретил алебардщик придворной стражи.
   -- Кто идет?-- спросил гвардеец, выставляя вперед свое длинное и острое оружие.
   -- Друзья правительства и Венеции.
   -- Никто не имеет права проходить здесь в этот час.
   -- Остановись,-- сказал Джакопо рыбаку и, подойдя ближе к алебардщику, сказал ему несколько слов на ухо. Алебарда была тотчас же отставлена, и часовой попрежнему зашагал по длинной галлерее.
   Антонио, удивленный тем, что видел, следовал быстрым шагом за своим спутником. Он с трудом мог запоминать дорогу, потому что, покинув общий вход, они прошли через потайную дверь в темные коридоры. Наконец, они остановились в мрачной комнате, убранной очень просто.
   -- Оказывается, ты хорошо знаешь жилище нашего властителя,-- заметил Антонио.-- Самый опытный гондольер Венеции менее ловок на ее каналах, чем ты в этих коридорах.
   -- Моя обязанность привести тебя сюда, Антонио, а если я берусь за что-нибудь, то стараюсь сделать это как можно лучше. Ты не боишься сильных, но все-таки будь поосторожнее в своих словах; они любят почтительную речь; собери все свое мужество, потому что решительные минуты наступают.
   -- Думается мне,-- сказал старик, взглянув на товарища с простодушным видом,-- что нет большой разницы между сильными и слабыми, если поглядеть на них без их одежд.
   -- Эту истину нельзя говорить здесь.
   -- Я сомневаюсь, Джакопо, чтобы я мог добиться у них чего-нибудь.
   -- Говори с ними так, чтобы ничем не оскорбить их самолюбия; они прощают многое, если ничто не угрожает их власти.
   -- Я лучше уйду отсюда, потому что я привык говорить то, что мне подсказывает сердце, и я думаю, что мне поздно учиться кривить душою. Скажи им, что я пришел сюда, чтобы почтительно поговорить с ними, но, предвидя бесплодность моих усилий, вернулся к моим сетям.
   Антонио пожал руку своего неподвижного товарища и повернулся, чтобы уйти. Две алебарды скрестились у него на груди, и тут рыбак заметил, что два вооруженных гвардейца загородили ему проход, и что он стал, таким образом, пленником. Вместо того, чтобы вступать в бесплодный спор и выказывать испуг, Антонио с терпеливым и покорным видом повернулся к Джакопо.
   -- Это означает, что знаменитые синьоры желают мне оказать справедливость,-- сказал он.-- И было бы неприлично скромному рыбаку отказывать им в таком редком случае. Лучше бы, конечно, чтобы в Венеции употребляли меньше силы, решая, кто прав, кто виноват. Но сильные любят показывать силу, а слабые должны ей подчиняться.
   -- Увидим,-- сказал коротко Джакопо, который не выказал ни малейшего волнения, когда его собеседник хотел удалиться.
   Наступило глубокое молчание. Алебардщики сохраняли свои угрожающие позы, стоя у входа. Джакопо и его спутник помещались в центре комнаты.
   Венецианская "республика" того времени на деле являлась страной слепой и жестокой власти аристократии. Ее правительство обслуживало лишь интересы немногих, пренебрегая нуждами народной массы. Народ был совершенно бесправен. Основанием венецианского управления было чиновничество, совершенно независимое от народной власти. Власть была захвачена исключительно дворянством. Достигнув известного возраста, все сенаторы вступали в число членов одного из государственных советов. Имена лиц знатных фамилий вписывались в так называемую "Золотую книгу", и тот, кто пользовался этим отличием, за малыми исключениями (как, например, положение, в котором находился дон Камилло), мог участвовать в Сенате и добиваться даже власти дожа.
   Так как Сенат был учреждением слишком громоздким, то наиболее важные дела были вверены особому совету, составленному из трехсот членов. Наконец, чтобы избежать медлительности, неизбежной все-таки при такой многочисленности, был избран Совет Десяти, облеченный исполнительной властью. Но государство, благосостояние которого было основано, главным образом, на поборах, собираемых с провинций, и существованию которого одинаково грозила столько же ложность его принципов, как усиление соседних государств, нуждалось в еще более действительном орудии правления. Поэтому в Венеции существовал еще безответственный Совет Трех, облеченный неограниченной властью. Этот Совет ведал секретными делами, которые он вершил в совершенной тайне. Выбор его членов происходил по жребию, и имена их были известны только трем его членам да нескольким чиновникам-исполнителям, вполне преданным правительству.
   Совет Трех собирался тайно. Он выносил свои приговоры, обыкновенно не советуясь с другими государственными учреждениями, и поспешно и тайно приводил их в исполнение. Сам дож не был застрахован от его приговоров; даже больше того -- был случай, когда один из Трех был осужден своими товарищами...
  

ГЛАВА XII

  
   Комната, в которой находился Антонио, была передней таинственного и страшного судилища -- Совета Трех. Рыбак имел лишь смутное представление о существовании Совета, перед которым он должен был предстать. Он с интересом думал о том, кого он здесь встретит. Дверь отворилась, и слуга дал знак Джакопо войти в нее.
   Зала была не велика, пол ее был вымощен в клетку белым и черным мрамором, стены затянуты черным сукном. Единственная бронзовая лампа горела посредине на одиноком столике, покрытом, как и вся остальная обстановка, той же траурной материей. В углах комнаты стояли шкафы, которые, может быть, служили открытыми проходами в другие помещения дворца. Все двери были скрыты под обоями. В противоположной стороне от Антонио сидело три человека, но маски и складки их одежд не позволяли различить ни их лиц, ни фигур. Один из них был в ярко-малиновом одеянии, оба другие -- в черном. Все трое молчали, повидимому, чтобы произвести более сильное впечатление на Антонио.
   Наконец судья в малиновом одеянии дал тайный знак начать допрос.
   -- Тебя зовут Антонио из лагун?-- спросил один из секретарей.
   -- Да, ваше превосходительство. Я бедный рыбак.
   -- У тебя есть сын, которого зовут тоже Антонио?
   -- Вот уже двенадцать лет, как мой сын убит в числе многих в кровавом бою с турками.
   Среди секретарей произошло замешательство; они с удивлением пересматривали бумаги и, как бы прося объяснения, смотрели на трех молчаливых судей. По тайному знаку человека в красном, Антонио и его спутника вывели из залы.
   -- Здесь допущена очевидная оплошность,-- сказал сурово один из трех замаскированных, когда шаги выведенных затихли.-- Венецианской инквизиции непозволительно делать подобные ошибки.
   -- Но это касается ведь только семьи никому не известного рыбака, милостивый господин,-- ответил, дрожа, секретарь.-- А может быть, он хотел нас обмануть с начала допроса.
   -- Ты заблуждаешься,-- прервал другой из Трех.-- Этого человека зовут Антонио Теккио, и он говорит правду. Его сын убит в сражении с турками. Тот, о ком идет здесь речь,-- его внук, и он совсем еще ребенок.
   -- Благородный синьор прав,-- ответил секретарь.-- За множеством дел мы ошиблись, но мудрость Совета тотчас сумела это исправить. Венеция должна гордиться тем, что имеет среди своих благороднейших и наиболее старинных фамилий таких сенаторов, которые так осведомлены в делах своих самых последних детей...
   -- Пусть введут опять этого человека,-- сказал судья, наклоняя слегка голову в ответ на этот комплимент.-- Где много дела, там неизбежны ошибки.
   Необходимые распоряжения были сделаны, и Антонио с своим спутником были снова приведены.
   -- Твой сын умер на службе республики, Антонио?-- спросил секретарь.
   -- Да, синьор.
   -- У тебя есть внук?
   -- Точно так, сенатор, у меня был внук, и я надеюсь, что он еще жив.
   -- Разве он не работает с тобой вместе в лагунах?
   -- Его у меня отняли, синьор, и в числе юношей, его сверстников, повели на галеры. Ваша светлость, я на коленях прошу вас замолвить слово за моего ребенка, если вам придется увидеть адмирала галерного флота... За все время до того момента, как он попал в когти святого Марка, он ни разу не огорчал меня.
   -- Поднимись, не в этом дело. Ты сегодня говорил с нашим славным правителем, дожем?
   -- Я просил его высочество дать свободу моему ребенку.
   -- И ты это сделал откровенно, без всякого уважения к высокому сану правителя республики.
   -- Я поступил как мужчина и, в частности, как отец, и если бы половина того, что рассказывают про справедливость республики, было верно, то его высочество выслушал бы меня, как человек и как отец.
   Легкое движение среди Трех заставило секретаря остановиться. Заметив, однако, что его начальники молчат, он продолжал спрашивать:
   -- Ты действовал публично и перед сенаторами. Когда же ты увидел, что твоя неуместная просьба была отклонена, ты стал искать для исполнения ее других средств?
   -- Точно так, милостивый господин.
   -- Ты явился среди участников гонки в неподходящем для этого костюме, и ты пролез вперед между теми, кто добивался милости Сената и дожа.
   -- Я пришел в том, что ношу каждый день; а моим успехом я скорее обязан великодушию вот этого молодого человека, который сейчас рядом со мной, чем силе моего старого тела.
   Снова движение любопытства и как бы удивления среди судей; секретарь прервал свой допрос.
   -- Ты слышишь, Джакопо,-- сказал один из Трех,-- что ты ответишь на это?
   -- Синьор, он сказал правду.
   -- Как ты осмелился фальшивить в таком состязании и ни во что не ставить волю самого дожа!
   -- Славный секретарь, я виновен, если считать преступлением то, что я пожалел старика, оплакивающего своего ребенка, и что уступил ему мой никого бы не обрадовавший успех.
   Продолжительное молчание наступило после этого ответа. Тайный знак заставил секретаря продолжать:
   -- Итак, Антонио, ты обязан победой снисхождению твоего соперника, и твоим единственным желанием при этом было снова заявить ходатайство о молодом матросе?
   -- Да, синьор, у меня не было другой цели; первенство на гонках и награда за это не могут принести радости человеку моих лет. Золото ведь не залечит моих ран. Сжальтесь, милостивые господа! Верните мне моего ребенка, чтобы я мог своими советами направить его на все доброе, и чтобы он закрыл мне глаза при моей смерти. Что касается золота, то я вовсе не думаю о драгоценностях Риальто. Это не пустая похвальба: я предлагаю суду вот эту драгоценность.
   Окончив это, рыбак несмело подошел к столу и положил на черное сукно блестящий перстень. Удивленный секретарь поднял драгоценность перед глазами судей.
   -- Что такое?-- вскричал один из Трех.-- Если не ошибаюсь, это залог нашего сегодняшнего обручения с морем!..
   -- Действительно так, славный сенатор. Этим самым кольцом господин наш дож обручился сегодня с Адриатикой в присутствии послов и народа.
   -- Можешь ли ты что-нибудь сказать по этому поводу, Джакопо?
   -- Нет, синьор; это для меня совершенно неожиданно.
   Секретарь продолжал:
   -- Антонио, ты должен рассказать все подробно, каким образом попало к тебе это кольцо? Но говори только правду, если ты дорожишь жизнью.
   -- Должно быть, вам часто говорят неправду, синьор, что вы так угрожаете, но мы, из лагун, не боимся говорить о том, что видели и что сделали. Итак, синьор, между нами, рыбаками, существует предание, что будто в давние времена жил один рыбак. Однажды, закинув сеть в заливе, он вытащил со дна морского тот самый перстень, которым обручился его высочество дож с Адриатикой. Бедному рыбаку, перебивавшемуся с хлеба на квас, кольцо было ни к чему, и он отнес его дожу. Об этом поступке рыбака и теперь часто рассказывают на лагунах и в Лидо и говорят, будто один венецианский художник воспроизвел все это на полотне, которое украшает теперь дворец. Будто дож сидит на троне, а счастливый рыбак стоит перед ним босиком и передает кольцо его высочеству.
   -- Да, действительно, все так происходило, и такая картина находится во внутренних покоях дворца.
   -- Вот как! А я и не предполагал, что богатые и счастливые помнят заслуги бедняков. А чьей она работы, не великого ли Тициана?
   -- Нет, она принадлежит кисти менее известного художника. Но продолжай рассказывать нам, как к тебе попало это кольцо.
   -- Ваше высочество, я не скрою от вас, что я часто завидовал моему счастливому собрату и не раз видел во сне, будто тяну сети, а сам думаю все об одном, чтобы мне найти кольцо. И вот, наконец, то, о чем я так долго мечтал, исполнилось. Много уж лет я здесь рыбачу, и все мели от Фузины до Джорджио мне хорошо знакомы. Я хорошо знал то место, где обыкновенно "Буцентавр" бросает якорь во время церемоний, и в этом самом месте я разостлал сети по морскому дну в надежде выловить кольцо. И, чтобы приметить то место, куда упадет перстень, я подплыл к "Буцентавру" и выкинул буек сейчас после того, как дож бросил кольцо. Вот и вся моя история.
   -- У тебя была какая-нибудь причина так действовать?
   -- Конечно, я думал так: если дож и Сенат пожаловали свою милость рыбаку, нашедшему кольцо, то они охотно наградят и другого, отпустив на свободу его внука, который, по своей молодости, не может еще принести много пользы республике.
   -- А когда твою просьбу отклонили, и ты отказался от награды победителя, ты отправился к товарищам и стал возбуждать их, жалуясь на несправедливость святого Марка и на тиранство Сената?
   -- Ваша светлость, в этом не было надобности. Товарищи знали о моем несчастии, и все возмущались обращением со мной.
   -- Тебя видели во главе бунтовщиков, которые хвалились силой своего флота и угрожали флоту республики.
   -- А по-моему, между ними только та разница и есть, что люди нашего рыбачьего флота ездят на лодках с сетями, а другие -- на казенных галерах. Чего ради они будут проливать кровь друг друга?
   Движение между судьями проявилось заметнее прежнего, и, пошептавшись между собой, они передали секретарю бумагу, содержавшую несколько слов, написанных карандашом.
   -- Итак, ты открыто говорил с товарищами о своих мнимых обидах, и вы сговаривались итти к дворцу дожа, чтобы требовать свободу твоему внуку от имени рыбаков Лидо.
   -- Да, синьор, некоторые были до такой степени великодушны, что предложили это. Но я -- старик и знаю, как управляет святой Марк. Не мне верить, что какие-нибудь невооруженные рыбаки и гондольеры будут выслушаны с...
   -- Как, и гондольеры тоже на твоей стороне? А я полагал, что они завидовали твоему успеху.
   -- Гондольеры тоже люди, и им понятно как чувство зависти, так и чувство сострадания. И я боюсь, что будет сильное недовольство, если они увидят моего внука на борту галеры.
   -- Это твое мнение? А много насчитывается гондольеров в Лидо?
   -- Да, по окончании игр, ваша светлость, они прибывали сотнями, и я должен сказать: они всем пожертвуют ради справедливости. Это вовсе не такое плохое сословие, как многие стараются доказать. Они такие же люди, как мы, и жалеют своего ближнего.
   Секретарь кончил допрос; зловещее молчание наступило в темной зале. Через минуту один из Трех начал говорить.
   -- Антонио Теккио,-- сказал он,-- ты сам служил на галерах, и служил, говорят, честно. Почему же теперь ты имеешь к ним такое отвращение?
   -- Да, синьор, я служил на галере и сражался с турками, но я был совсем взрослым. И нет другой службы, которую бы мы исполняли так охотно, как охрана наших островов и лагун от неприятеля.
   -- И всех владений республики... Не должно делать никакого различия между владениями государства.
   -- Не все одинакового разума, синьор. Я вот не понимаю, почему Венеция имеет право распространять свои законы на Кандию или на Крит, а Турции там распоряжаться вы не позволяете...
   -- Смеете вы там у себя, в Лидо, рассуждать о правах республики относительно ее завоеваний! Может быть, вы не признаете за ней и славы?
   -- Ваша светлость, я ничего не понимаю в правах, приобретенных силою. И слава, о которой вы изволили сейчас говорить, может быть, легка для сенатора, но она давит рыбацкое сердце.
   -- Ты рассуждаешь, дерзкий, о вещах, которых не понимаешь.
   -- Очень жаль, синьор, что осужденные на страдание лишены понимания.
   Выразительное молчание последовало за этим ответом старого рыбака.
   -- Теперь ты можешь удалиться,-- сказал председатель Совета Трех.-- Ступай и жди непогрешимого приговора святого Марка.
   -- Я повинуюсь вашему приказанию, но у меня так тяжело на душе, что раньше, чем уйти отсюда, я желал бы сказать еще несколько слов о моем внуке.
   -- Говори о чем хочешь, о твоих желаниях или печалях, если они у тебя есть. У святого Марка одна забота -- исполнять просьбы своих детей. Говори, но воздержись от непристойных речей,-- добавил тихо секретарь.
   -- Я не привык хвалиться моими заслугами перед государством, но всему есть границы, и отеческая любовь берет верх над скромностью. Благородные синьоры, вы богаты, могущественны, почитаемы и не знаете испытаний, которые выпадают на долю бедных. Я служил на галерах и потерял там сыновей одного за другим. И я решаюсь вам сказать, что если старый служака не имеет никого, кто бы мог прокормить его, то Венеция обязана о нем позаботиться и не должна забывать, что и у лагунского рыбака есть сердце, как и у дожа на троне.
   -- Можешь удалиться,-- сказал один из Трех.
   -- Я еще не кончил, синьор, и мне хочется сказать несколько слов о лагунских рыбаках, до какой степени они возмущаются действиями республики, безвинно отправляющей детей их на галеры.
   -- Послушаем, как они возмущаются...
   -- Благородные синьоры, я не буду повторять в точности их слова, чтобы не оскорбить ваш слух. Но они говорят, что святой Марк не должен делать рлзличия между своими подданными и обязан выслушивать одинаково самого бедного, как и богатого.
   -- Да смеют ли они так рассуждать?
   -- Не знаю, синьор, смеют ли, но в этом глубокая истина. Мы, бедные лагунские работники, не роптали бы на свою судьбу, если бы Сенат признавал за нами человеческие права. Не всем на роду написано одинаковое счастье, но человек не имеет права осуждать на гибель невинные создания.
   -- Ты можешь удалиться,-- сказал судья.
   -- Мне бы не хотелось,-- продолжал Антонио,-- чтобы человек моего сословия сделался причиной взаимного недовольства между правителями и подчиненными. Однако, я не мог не попросить о своем ребенке; но вы остались глухи к моей просьбе, вы даже отвернулись от меня, когда я стал говорить о ваших правах, как-будто я не должен был защищать ребенка, вверенного мне на старости лет. Так в этом справедливость святого Марка! Нет, эта черствость и пренебрежение к правам бедных допустимы только у какого-нибудь судьи из Риальто!
   -- Ты кончил, Антонио?-- спросил нетерпеливо судья.
   -- Я знаю, что я вас утомил; я вам много сказал, потому что, хотя я вас и не знаю, но я предполагаю найти среди вас человека, ответственного перед врученным ему сокровищем. Напрасно вы говорите о справедливости, когда вся тяжесть вашей власти падает на самых слабых! И хотя вы сами можете ошибаться, зато самый бедный из гондольеров знает...
   Джакопо остановил его в это мгновение, закрыв ему рукой рот.
   -- Кто тебе позволил прерывать жалобы старика?-- спросил его мрачно судья.
   -- Непристойно такому собранию слушать неуважительную речь рыбака, сиятельный сенатор. Да и он сам потом поймет, когда будет хладнокровней.
   -- Святой Марк не боится правды. И если он хочет еще что-нибудь сказать, пусть говорит.
   Но на Антонио напало раздумье. Он стоял смущенный, с опущенными глазами и молчал.
   -- Если я вас обидел, благородные господа,-- сказал он, наконец, тихим голосом,-- прошу вас забыть, что я сказал здесь лишнего; я не умею сдерживать свои чувства и, говоря правду, восстанавливаю против себя.
   -- Ты можешь удалиться.
   Стражи приблизились и, повинуясь знаку секретаря, вывели Антонио и его спутника из залы. Секретари последовали за ними, и только трое тайных судей остались в зале, чтобы вынести свой приговор.
  

ГЛАВА XIII

  
   За этим допросом снова наступило молчание. Трое встали и начали переодеваться. Все они были очень пожилые люди. Они раздевались молча, находясь под неприятным впечатлением оконченного допроса. Освободившись от своих мантий, масок и капюшонов, они уселись поудобнее вокруг стола.
   -- Вы слышали, что перехватили письма французского короля?-- сказал один из них.-- Кажется, письма касаются новых намерений императора.
   -- Что же, их вручили послу или представили в Сенат?-- спросил другой.
   -- Мы потолкуем об этом на досуге. Больше я ничего не имею сообщить Совету, кроме того, что приказание задержать папского курьера не могло быть исполнено.
   -- Я слышал это от секретарей; необходимо обратить внимание на небрежность агентов, потому что мы могли бы извлечь из этого ареста полезные сведения.
   -- Так как эта попытка уже известна, и о ней уже говорят, то надо дать приказание казнить каких-нибудь негодяев, как-будто за нападение на курьера с целью грабежа. Иначе мы рассорим республику с ее друзьями... В нашем списке уже отмечены имена таких, которые достойны смертной казни.
   -- Мы об этом позаботимся, тем более если, как вы утверждаете, это дело такое серьезное. Каждый, кто небрежно относится к своим обязанностям, не может надеяться на снисхождение.
   -- Честолюбие Габсбургов {Габсбурги -- династия австрийских императоров. (Прим. ред.)} не дает мне покоя и во сне!-- сказал другой, бросая на стол просмотренные бумаги.-- До чего Австрия стремится увеличить свою территорию и распространить свое владычество за пределы рассудка и природы! Нам принадлежат уже давным-давно провинции, приспособленные к нашей системе управления. Эти провинции были покорены еще нашими предками, между тем, теперь они являются предметом жадной зависти наших соседей Габсбургов.
   -- А вы забываете притязания испанского короля?
   -- Да все они, кого ни возьмете, только и думают, как бы лишить нас наших доходов.
   -- Вот хоть бы португальцы! Они нам нанесли большой вред своими открытиями в Африке; без этого мы могли бы удержать торговлю нашими товарами в Индии. Я искренно признаюсь, что ненавижу этих выродков!
   -- Синьор Градениго, вы сегодня что-то задумчивы?
   Третий член совета, не проронивший ни одного слова после ухода Антонио, был действительно синьор Градениго. Он медленно поднял голову.
   -- Допрос рыбака напомнил мне детство,-- сказал он,-- ведь мы с ним молочные братья, и первые годы нашей жизни прошли в совместных играх.
   -- Подобное родство, конечно, ставит нередко в неловкое положение. Но я доволен, что ваше волнение не имеет другой причины; а то я беспокоился, что до вас дошли слухи, которые распускают о вашем молодом наследнике...
   Лицо синьора Градениго сразу изменилось, и он с тревогой взглянул на своих собеседников.
   -- В чем обвиняют моего сына?-- спросил он нерешительно.-- Вам понятно чувство отца, и я надеюсь, вы мне скажете правду.
   -- Синьор, вам известна расторопность агентов нашей полиции... Впрочем, то, что они донесли Совету о вашем сыне, не представляет собой ничего ужасного. Ему придется только проехаться на время в Далмацию или провести лето у подножия Альп...
   -- Молодость -- возраст необдуманности, синьор,-- заметил отец, вздыхая с облегчением,-- и каждому из нас хорошо известны слабости этого возраста. Но я ручаюсь за моего сына: он неспособен предпринять что-либо против республики.
   -- Его никто в этом и не подозревает.
   При этих словах легкая ироническая улыбка скользнула по лицу старого сенатора.
   -- Утверждают, между прочим,-- продолжал он,-- что ваш сын слишком открыто метит на опекаемую вами девицу и на ее богатства... Молодая девушка -- самое ценное сокровище Венеции, и нельзя допустить, чтобы за ней ухаживали без согласия на то Сената.
   -- Таков закон, и я ему повинуюсь,-- отвечал Градениго,-- я открыто заявил о своих планах на этот союз и с покорностью ожидаю решения Сената.
   -- Никто в этом не сомневается, достойный синьор Градениго, потому что твое повиновение государству всегда служило примером для юношества так же, как предметом похвалы людей пожилых. Что ты можешь сообщить относительно молодой наследницы?
   -- Я с сожалением должен вам сказать, что услуга, оказанная ей доном Камилло Монфорте, кажется, не на шутку вскружила ей голову, и я боюсь, как бы государству не пришлось бороться с ее женским капризом.
   -- Скажите: она доверена надежным людям?
   -- Да, синьор, ее воспитательница и компаньонка -- особа, хорошо известная Сенату, без разрешения которого я не стал бы вмешиваться в это серьезное дело, требующее большой осторожности. Так как большая часть имений моей опекаемой находится в папских владениях, то, прежде чем притти к какому-нибудь решению, необходимо выждать подходящий момент, а потом воспользоваться и распорядиться ее правами и перевести ее имения в границы республики. Тогда уже можно будет и ею располагать, как будет более удобно для государства.
   -- Молодая особа обладает богатством и красотой, благодаря которым она могла бы быть полезной в тех сложных политических комбинациях, которые принесли бы пользу республике. Был же такой случай, когда венецианская девушка, менее красивая, чем она, была выдана замуж за монарха.
   -- Синьор, эти дни, дни славы и величия, прошли безвозвратно... Если бы пренебрегли правами моего сына и если бы девушкой воспользовались для выгод республики, то все, что можно будет от этого ожидать, явится не более, не менее, как какой-нибудь уступкой в будущем договоре или поддержкой каких-либо новых интересов Венеции. В этом случае девушка будет, вполне возможно, полезнее самого старого и самого мудрого из членов нашего Совета. Но если бы выбор ее был свободен, и если бы она не видела препятствий к своему счастью, то правительству было бы необходимо принять немедленное решение относительно прав дона Камилло Монфорте. И лучше ничего нельзя сделать, как войти с ним в сделку, сделать ему некоторые уступки, чтобы он мог без отлагательств вернуться с свою Калабрию.
   -- Да, это важное дело и требует серьезного обсуждения.
   -- Он уже жалуется на нашу медлительность, и не без основания: вот уже пять лет, как дело его тянется. И мне кажется, что мы выиграли бы, удалив такого опасного человека с глаз и из памяти молодой девушки, сердце которой он сумел затронуть.
   -- Разве она так сильно им увлечена? В таком случае пусть она сходит на исповедь. Настоятель святого Марка внушит ей, если захочет, что неаполитанец -- все равно, что чудовище. Но вспомни то время, мой друг Градениго, когда наказания были весьма небесполезны для обуздания твоего легкомыслия и твоего чрезмерного увлечения удовольствиями...
   -- Да, синьор Градениго был известный волокита в свое время,-- заметил другой член Совета,-- о нем много говорили и в Версале, и в Вене.
   -- Я протестую против этих обманчивых воспоминаний,-- ответил уличаемый, между тем как легкая улыбка оживила его поблекшее лицо.-- Мы были тогда молоды, синьоры, но никто среди нас не пользовался таким успехом, особенно среди французских дам, как тот венецианец, который только-что меня обвинял...
   -- Не говори, не говори! Все это пустяки... А вот мне помнится, я тебя видел в Мадриде, Энрико, и все говорили, что никогда еще не видели при испанском дворе более изящного и любезного кавалера.
   -- Ты был ко мне пристрастен, мой друг. Я был пылкий юноша, вот и все! Ты слышал, конечно, в Париже о моем деле с мушкетером?.. Да, в наше время столица Франции была самым приятным местопребыванием...
   -- Да, нигде не дышалось так свободно, как там. И сколько я там провел приятных часов! Скажите, вы никогда не встречали в Версале графиню Миньон?
   -- Тс! Ты становишься болтлив. Кто же ее не знал! А какая азартная игра шла тогда в модных домах!
   -- Я это хорошо знаю по моим расходам. Поверите ли, друзья мои, я потерял в один вечер за игорным столом известной, конечно, вам герцогини сумму в тысячу цехинов! И я так ясно это помню, будто это было не дольше, как вчера.
   -- Да, и я помню этот вечер... Но я заплатил бы половину твоего проигрыша, только бы прочесть то письмо, которое ты получил после проигрыша от твоего отца.
   -- Ну, он об этом никогда не узнал. На что же были наши друзья, торговцы с Риальто! И спустя несколько лет мы с ними свели счеты.
   Трое стариков весело засмеялись при приятных воспоминаниях, но эхо, повторявшее их смех в зловещей и мрачной зале, напомнило им об их обязанностях. Председатель Совета вытер слезы, вызванные припадком смеха, и принял обычный степенный вид.
   -- Синьоры,-- сказал он, роясь в кипе бумаг,-- прежде чем приступить к делу рыбака, мы должны справиться относительно печати, брошенной прошлой ночью в Львиную Пасть. Синьор Градениго, вам было поручено это расследование.
   -- Поручение это исполнено, синьоры, с успехом, которого я не ожидал. Вот донос, приписывающий дону Камилло Монфорте желание освободить донну Виолетту из-под власти Сената, с целью завладеть ею и ее богатством. Эта бумага приводит такие доказательства, которыми обвинитель может обладать единственно в том случае, если он является доверенным агентом со стороны неаполитанца. И в залог истины своих слов, как я предполагаю, он опустил в Львиную Пасть кольцо с печатью самого дона Камилло.
   -- Но верно ли, что это кольцо принадлежит неаполитанцу?
   -- Что касается кольца, то я в этом совершенно убежден. Вам известно, что я должен представить в Сенат доклады по делу дона Камилло, и мне приходится ради этого нередко посещать его. И вот я заметил, что у него в последнее время не видно на пальце перстня с печатью, который он имел обыкновение носить постоянно. Кроме того, в тождестве кольца меня убедил мой ювелир Осия с Риальто.
   -- До сих пор все достаточно ясно, но то обстоятельство, что перстень находится при доносе, придает этому делу несколько неопределенный и даже подозрительный характер. Можете ли вы узнать почерк или объяснить, ради чего пущена в ход эта бумага?
   Легкий румянец покрыл лицо синьора Градениго; но старый сенатор скрыл беспокойство и твердо отказался дать какие-либо объяснения.
   -- Раньше чем приходить к какому-нибудь окончательному решению, необходимо в таком случае ждать новых доказательств. Слишком поспешное решение дела, касающегося одного из наиболее могущественных патрициев Италии, могло бы повредить репутации святого Марка.
   -- Но как бы наша излишняя осторожность не повредила делу моей молодой опекаемой?
   -- Разве мало в Венеции монастырей, синьор Градениго?
   -- Монастырская жизнь мало подходит к характеру моей воспитанницы,-- ответил сухо синьор Градениго,-- и я не рискнул бы проделать с ней такой опыт: золото -- ключ, отпирающий самые крепкие кельи. Впрочем, по-совести, мы и не можем запирать в тюрьму ребенка, порученного попечению правительства.
   -- Синьор Градениго, мы имели уже по этому поводу серьезное совещание и советовались с его высочеством, мнение которого согласно с нашим. Ваш личный интерес к этой особе мог бы затемнить ваше обыкновенно здравое, суждение; без этого, будьте уверены, мы пригласили бы и вас на совещание.
   -- Было решено,-- продолжал другой из судей,-- найти приличное уединенное место для донны Виолетты. Ты будешь пока освобожден от тяжелой должности опекуна, которая отнимала у тебя много времени.
   Несмотря на вежливый тон этого сообщения, синьор Градениго понял, в чем его подозревали, но, чтобы избежать дальнейших обвинений, он с деланной признательностью ответил своим товарищам:
   -- Я вижу, что его высочество дож и вы, мои уважаемые товарищи, собрали этот совет, руководимые вашей сердечной добротой и расположением ко мне. Признаюсь, что очень не легко руководить капризным воображением женщины, но я готов снова взять на себя эту обязанность, когда это будет угодно правительству.
   -- Никто в этом не сомневается. Мы не можем не сознавать, что вы единственный человек, которому можно доверить это дело. Вы, конечно, согласны с нами, синьор, что было бы недостойно правительства республики оставить его воспитанницу в таком положении, которое может навлечь незаслуженные нарекания на одного из наиболее уважаемых и знатных граждан. Верьте мне, в этом деле мы меньше думали о самой Венеции, чем об ваших интересах, потому что, если бы неаполитанец разрушил наши планы, то на вас первого пало бы обвинение в этой неудаче.
   Покончив с вопросом, требовавшим большого такта, так как дело касалось одного из членов Совета. Трое принялись за другие дела с тем поддельным безразличием, которое умеют придавать себе люди, привыкшие к интригам.
   -- Так как мы все так счастливо пришли к соглашению в деле донны Виолетты,-- заметил холодно старший из сенаторов,-- то мы можем просмотреть список очередных дел. Что говорит нам нового Львиная Пасть?
   -- Обыкновенные ничтожные обвинения, рождающиеся на почве личной злобы,-- ответил другой.-- Один доносит на своего соседа, что тот не исполняет правил религии, не соблюдает постов.
   -- Нет ли чего поинтереснее?
   -- Покинутая жена жалуется на своего мужа... А вот кто-то сетует на медлительность судей.
   -- На это надо обратить внимание, потому что дело тут касается репутации святого Марка...
   -- Э, полноте,-- прервал синьор Градениго,-- суд действует благоразумно. Тут тяжба одного торговца, который, как говорят, владеет важными тайнами. Это дело требует серьезных соображений, могу вас в этом уверить.
   -- Разорвите донос. Есть еще что-нибудь?
   -- Ничего серьезного.
   -- В таком случае не поговорим ли мы с его высочеством дожем, синьор?
   -- Но вы забываете о рыбаке,-- заметил строго дон Градениго.
   -- Верно, верно! Ничто нужное не ускользнет от тебя, Градениго.
   Старый сенатор, слишком опытный, чтобы поверить в искренность этих слов, все же счел нужным показаться польщенным и многократными поклонами ответить на сделанный ему комплимент. Когда эта комедия окончилась, Трое открыли совещание по делу рыбака.
   Заседание Совета на этот раз продолжалось так долго, что, когда оно окончилось, башенные часы на площади медленно пробили полночь.
   -- Дож, я думаю, ожидает нас с нетерпением,-- сказал один из членов.-- Мне показалось, что его высочество был более обыкновенного утомлен в этот раз на празднике.
   -- Его высочество уже не молод, синьор. Ведь он гораздо старше нас всех. Боюсь, что его пребывание у власти уже непродолжительно!
   -- Конечно, в нем уже видна дряхлость. Это достойный правитель, и с его смертью мы потеряем в нем отца. Синьор Градениго, ты сегодня особенно задумчив и никогда не был так молчалив со своими друзьями.
   -- Но это не значит, что я менее признателен им за дружбу, синьор. И если лицо мое кажется грустным, то лично я доволен. Радость, как и горе, вызывает иногда слезы.
   Оба сенатора взглянули с видимым сожалением на своего товарища, и Трое покинули Залу Приговоров. Вошедшие слуги потушили огни, и зала погрузилась в темноту.

0x01 graphic

  

ГЛАВА XIV

  
   Несмотря на поздний час, музыка еще раздавалась на каналах Венеции. Пьяцетта была еще освещена и наполнена праздной толпой, которая, казалось, не знала усталости.
   Жилище донны Виолетты находилось вдали от места развлечений, но все же неясный гул голосов и звуки духовых инструментов время от времени долетали и сюда.
   Луна оставляла в тени всю ту часть узкого канала, на которую выходили окна внутренних покоев Виолетты.
   Девушка отдыхала на балконе, висевшем над водою. Ее постоянная спутница, которая была в то же время и ее наставницей, сидела около нее, а их общий духовник находился внутри комнаты.
   -- Может быть, есть на свете более великолепные города, но в такую ночь ничто не может сравниться с Венецией,-- сказала Виолетта, отходя от перил балкона.
   -- Ну, нет, дочь моя,-- отозвался монах,-- из всех городов знойной Италии Неаполь самый красивый и наиболее одаренный природой город.
   -- Должно быть, это и на самом деле необыкновенный город, если может воспламенять даже ваше воображение.
   -- Это замечание справедливо: я предался воспоминаниям молодости более, чем это подобало бы мне...
   В это время на канале, под балконом Виолетты, послышалась музыка. Девушка вздрогнула, щеки ее вспыхнули румянцем, и она, казалось, переживала то сладостное ощущение, которое возбуждает нежная и красивая музыка.
   -- Это едут музыканты,-- заметила тихо донна Флоринда.
   -- Нет, это какой-то кавалер. На гондоле много слуг и гондольеров в ливреях.
   Нельзя было дольше сомневаться: это была серенада. Хотя серенады -- дело обычное в Венеции, но под окнами донны Виолетты она давалась впервые. Уединенная жизнь девушки, строгий надзор над ней обрекали на неудачу подобные попытки молодых людей.
   -- Это для меня!-- прошептала Виолетта, дрожа и от страха, и от радости.
   -- В самом деле, это для кого-нибудь из нас,-- ответила осторожно донна Флоринда.
   -- Для кого бы то ни было, но это дерзость,-- сказал монах.
   -- Ах, это ария на слова Петрарки!
   -- В первой гондоле музыканты в ливреях какой-то патрицианской фамилии, а во второй -- один только кавалер,-- сказала донна Флоринда, внимательно рассматривавшая гондолы.
   -- Есть гребцы, или он сам управляет гондолой?
   -- Это было бы неприлично; на корме гондольер в шелковой куртке, украшенной цветами.
   -- Поговори с ним, милая Флоринда! Я тебя прошу.
   -- Да разве можно?
   -- Конечно! Скажи им, что я в полной власти Сената, что нельзя петь под моими окнами; скажи, что хочешь, только скажи что-нибудь.
   -- Да это дон Камилло Монфорте!
   -- Такая смелость может его погубить; прикажи ему поскорее уехать, милая Флоринда. Но, может быть, мы не имеем права обращаться так с лицом его положения? Отец, дайте ваш совет, что делать? Вы видите, в какой он опасности.
   Волнение Виолетты удивило монаха. Он молча оставил свое кресло и направился на балкон.
   Музыка сразу затихла, и вместо нее послышались равномерные удары весел.
   -- Он уехал!-- вскричала молодая девушка.-- А мы не успели даже его поблагодарить.
   -- Тем лучше, иначе мы придали бы слишком уж много значения такому и без того серьезному происшествию. Ты не должна забывать о твоем высоком назначении, дочь моя. Войди в комнату.
   Оставшаяся на балконе донна Флоринда внимательно следила за гондолами и передавала свои наблюдения Виолетте:
   -- Гондолы ушли; та, в которой сидят музыканты, выезжает уже на Большой канал, но я не вижу, что сталось с той, в которой сидел кавалер.
   -- Посмотри хорошенько, не может быть, чтобы он так скоро удалился.
   -- Вижу, вижу: его гондола остановилась возле моста нашего канала. Слуга как-будто ждет кого-то на ступеньках набережной, а самого кавалера там нет.
   -- Вдруг с ним что-нибудь случилось?!
   -- Ничего дурного! Я счастлив, что могу быть здесь!-- сказал кто-то около Виолетты.
   Она обернулась и увидела того, кем были полны ее мысли.
   -- Как это неблагоразумно!-- сказал с упреком отец Ансельм.-- Дон Камилло, вы меня заставите сожалеть, что я уступил вашей просьбе. Вы нарушаете наши условия.
   -- Отец, напрасно противиться тому, что должно случиться. Не правда ли, прекрасная Виолетта, вы не позволите Сенату распоряжаться вами? Вы не согласитесь выйти замуж за какого-нибудь корыстолюбца?
   -- Камилло, вы ведь знаете законы Венеции, и я не надеюсь избежать их.
   -- Герцог святой Агаты,-- сказал монах,-- я позволил вам войти во дворец, чтобы избежать скандала и чтобы спасти вас от гнева Сената. Опасно поощрять надежды, противные целям республики. Не забывайте ваших обещаний.
   -- Все зависит от донны Виолетты. Ободрите меня одним вашим взглядом, и тогда ничто,-- ни Венеция с ее инквизицией, ни сам дож,-- ничто не будет в состоянии оторвать меня от вас.
   -- Камилло,-- ответила дрожащая девушка,-- вы мой спаситель!
   -- Перестаньте, герцог святой Агаты!.. Дочь моя!..
   -- Не слушайте его, донна Виолетта: он говорит так потому, что не испытал силы страсти. Холод кельи заморозил его сердце. Если бы он был настоящим мужчиной, он любил бы; а если б он любил когда-нибудь, на нем не было бы теперь его кармелитской одежды.
   Лицо отца Ансельма покрылось мертвенной бледностью, губы зашевелились, и он что-то хотел сказать, но вместо слов послышался тяжелый, подавленный вздох. Флоринда поспешила встать между доном Камилло и своей воспитанницей.
   -- Все это, может быть, так, как вы говорите, синьор Монфорте, но вы должны же знать, что Сенат взял на себя право найти человека, достойного наследницы богатого дома Пьеполо. И может быть, Сенат выберет ей не менее достойного, чем герцог святой Агаты!
   -- Разве это может случиться?-- вскричала Виолетта.
   -- Не верьте этому, донна Виолетта! Цель моей поездки в Венецию -- не тайна. Я приехал требовать возвращения мне наших родовых владений и звания сенатора Венеции, которое мне принадлежит по справедливости. Но я все оставлю, если вы мне дадите хоть маленькую надежду.
   -- Слышишь, что он говорит, Флоринда? Дон Камилло неспособен обманывать,-- сказала, еще более зардевшись, молодая девушка.
   -- Согласитесь быть моею, Виолетта, а там в Калабрии, в моем укрепленном замке, месть и хитрости Сената не будут нам страшны. Они полагают, что могут распоряжаться вами так, как им вздумается; а вы разрушьте их планы. Я прочел в ваших глазах, что вы решитесь на это, Виолетта...
   -- Я не хочу быть проданной, дон Камилло; рука моя должна быть отдана мною добровольно. Еще недавно синьор Градениго сказал мне, что мне будет предоставлем свободный выбор... Он говорил мне о каком-то новом помещении для меня...
   -- Не верьте ему, это самый черствый и эгоистичный человек в Венеции. Он хочет устроить вам брак со своим распутным сыном. Повторяю вам: не верьте ему, потому что он лжив до мозга костей.
   -- Если это действительно так, то он сильно ошибается в расчетах, потому что из всей молодежи Венеции Джакомо Градениго мне меньше всех нравится.
   -- Это свидание должно же когда-нибудь окончиться,-- сказал монах,-- я боюсь, как бы о нем не узнали. Ведь мы окружены шпионами, и ни один дворец в Венеции не охраняется так строго, как наш. А если ваше присутствие здесь, герцог, будет обнаружено, то вам не избежать тюрьмы.
   -- Я ко всему приготовился. Мне бы только иметь уверенность в вашей любви, Виолетта, а в остальном положитесь на меня.
   -- Флоринда, ты слышишь, что он говорит?
   -- Девушке твоего положения надо быть осторожнее и повиноваться выбору твоих опекунов.
   -- А если они выберут Джакомо Градениго?
   -- Сенат не хочет и слышать об этом молодом человеке. Хитрость его отца тебе давно известна, и ты должна была заметить из его обращения с тобой, что он сам сомневается в решении Совета. Много кавалеров ищут твоей руки, и теперь правительство избирает тебе партию, достойную тебя.
   -- А дон Камилло разве не достоин меня?
   Снова вмешался монах:
   -- Это свидание не должно продолжаться дольше. Уходите, синьор, иначе вы нарушите ваше честное слово.
   -- Как, уйти одному?
   -- Но разве может донна Виолетта покинуть сразу дом своих предков.
   -- Синьор Монфорте,-- тихо, но решительно сказала Виолетта.-- Вы, идя на это свидание со мной, не могли рассчитывать на немедленный ответ на ваше предложение... Но, что оно будет принято благосклонно, пусть послужит залогом...
   -- Залогом?
   -- Вот вам мой залог,-- сказала Виолетта, протягивая ему руку. Гувернантка и монах вскрикнули от неожиданности.
   -- Простите мне мою поспешность, друзья мои,-- обратилась к ним Виолетта,-- на не забывайте, что если бы дон Камилло не бросился: без колебаний в Джудекку, то я не могла бы сейчас оказать ему эта маленькое внимание. Зачем же мне быть менее его великодушной? Знайте, Камилло, если Сенат меня заставит выйти за другого, то это будет моим приговором к безбрачию.
   Эта искренняя речь Виолетты была прервана звонком доверенного слуги, которому было приказано извещать таким способом о своем приходе.
   -- Что это значит?-- сказал взволнованно монах, обращаясь к вошедшему лакею.-- Как ты смел войти без моего приказания?
   -- Батюшка, там внизу чиновники. От имени республики они требуют, чтоб их впустили сюда.
   -- Дело принимает серьезный оборот,-- сказал дон Камилло, который казался спокойнее всех.-- Мое посещение открыто. Успокойтесь, я один буду в ответе, если на это посмотрят, как на преступление.
   -- Это полицейские агенты?-- спросил монах.
   -- Батюшка, это высшие должностные лица, имеющие знаки отличия.
   -- И чего они хотят?
   -- Они имеют сказать что-то лично донне Виолетте.
   -- Это, кажется, не так опасно,-- заметил монах, облегченно вздыхая. Он отворил дверь в домовую молельню:-- Войдите сюда в часовню, дон Камилло,-- сказал он.
   Так как раздумывать было некогда, то дон Камилло повиновался приказанию монаха. Дверь часовни затворилась за ним, и слуги ввели ожидавших.
   Вошел человек, в котором сразу можно было узнать одного из высших агентов по тайным делам государства. Донна Виолетта с присущей ей приветливостью пошла ему навстречу.
   -- Чему должна я приписать ваше посещение?-- сказала она, отвечая легким кивком головы на глубокий поклон чиновника.
   -- Сударыня, мне приказано видеть состоящую на попечении правительства донну Виолетту, наследницу знаменитого дома Пьеполо, вместе с донной Флориндой Меркато, ее наставницей, с ее духовником, отцом Ансельмом, и с прочими, имеющими удовольствие находиться в ее обществе.
   -- Все, кого вы желаете видеть,-- перед вами: я -- Виолетта Пьеполо, эта дама заменяет мне мать, а этот почтенный отец -- мой духовник. Нужно ли позвать моих служителей?
   -- Нет, это лишнее. Мое поручение скорее секретного, чем публичного характера. После смерти вашего уважаемого батюшки, известного сенатора Пьеполо, заботы о вашем воспитании были поручены республикой опеке и мудрости синьора Александра Градениго. Теперь Совет решил взять на себя непосредственные заботы о вашей особе, сударыня.
   -- Не правда ли, это надо понимать так, что синьор Градениго не состоит больше моим опекуном?
   -- Точно так, сударыня. Этот благородный патриций освобожден от обязанностей, которые он так удачно исполнял. Завтра вам будут названы ваши новые опекуны, имеющие состоять ими впредь до того времени, когда Сенату будет угодно заключить ваш брак с особой, достойной ваших несравненных качеств.
   -- Не хотят ли меня заставить расстаться с теми, к кому я так привыкла и которых так люблю?-- спросила запальчиво молодая девушка.
   -- Положитесь на мудрость Сената, сударыня. Я не знаю его решений относительно тех, кто вас окружает, но нельзя сомневаться в его доброте и осторожности. Мне остается сказать, что для вас приличнее было бы сохранить прежнюю осторожность и не принимать лишних посетителей. Ваша дверь должна быть закрыта для синьора Градениго, как и для других мужчин.
   -- Разве я не могу поблагодарить его за заботы обо мне?
   -- Сенат сам об этом позаботится. Теперь мое поручение исполнено, сударыня, и я имею честь вам откланяться, глубоко польщенный тем, что Сенат нашел меня достойным предстать перед вами.
   Когда чиновник окончил свою речь, Виолетта, ответив на его поклон, испуганно посмотрела на своих опечаленных друзей.
   Двусмысленные слова посланного были, однако, достаточно понятны, чтобы отнять надежду на лучшее будущее. Все трое со страхом думали, что завтра, может быть, им придется расстаться, хотя и не могли понять причины этой внезапной перемены в намерениях Сената. Но чиновник не торопился уходить. Он пристально посмотрел на монаха, как бы обдумывая какую-то вновь явившуюся у него мысль.
   -- Почтенный отец,-- сказал он, могу ли я просить вас на одну минуту поехать со мною по делу, касающемуся души грешника?
   Несмотря на волнение, монах, не колеблясь, пошел за чиновником до его гондолы.
   -- Вы должны пользоваться большим уважением Сената,-- заметил посланный,-- если он доверил вам ту особу, в которой он принимает живое участие.
   -- И я горжусь этим доверием, мой друг.
   -- Люди, подобные вам, почтенный отец, достойны общего уважения. Скажите, давно вы в Венеции?
   -- Я приехал в этот город в качестве духовника последнего посланника Флоренции.
   -- Да, это почтенное место. Таким образом, вы давно уже здесь, и вам должно быть известно, что республика не забывает заслуг и не прощает обид.
   -- Венеция -- старинная республика, влияние которой настигает и вблизи, и вдали...
   -- Будьте осторожны на этих ступеньках, почтенный отец; они опасны для тех, кто их не знает.
   -- Я слишком привык к ним, чтобы бояться. Надеюсь, что схожу по ним не в последний раз?
   Посланец притворился, будто не понял этого вопроса, и ответил только на первое замечание.
   -- В самом деле, республика стала стара, и всякий, кто любит свободу, должен жалеть об ее упадке. Да. "Так проходит слава мира!" Вы, кармелиты, хорошо делаете, умерщвляя в юности свою плоть. У вас на совести нет ошибок молодости?
   -- Никто не без греха,-- ответил монах.
   -- Людям моего положения редко приходится беседовать с своею совестью. И я рад, что встретил такого святого человека... Гондола моя здесь, войдемте в нее.
   Монах недоверчиво посмотрел на своего спутника, но, сознавая бесполезность сопротивления, вошел в каюту гондолы вслед за чиновником. Весла сразу ударили по воде.
  

ГЛАВА XV

  
   Луна освещала купола и кровли Венеции. Бухта блестящей каймой облегала внешнюю часть города, и эта естественная рама была, пожалуй, красивее самой картины, потому что в эту минуту, как бы ни была богата Королева Адриатики памятниками, пышностью дворцов и всем, чем она обязана искусству и промышленности, все это отходило на второй план перед величием ночи.
   Небо было усеяно звездами. Внизу лежало спокойное Адриатическое море. Ни шум весел, ни веселый смех, ни мелодичное пение -- ничто не нарушало тишины. Город и лагуны, залив и высокие Альпы, бесконечные равнины Ломбардии и лазурь неба,-- все наслаждалось торжественным покоем.
   Вдруг появилась гондола. Выйдя из городских каналов, она направлялась в море, придерживаясь ближе южных выходов из залива и острова святого Георгия. Сильная и опытная рука управляла гондолой; быстрота, с которой она подвигалась, свидетельствовала, как спешил ее хозяин. Гребец часто оборачивался назад, как бы боясь погони, и потом снова внимательно всматривался вдаль, ища что-то впереди.
   Наконец, черная точка показалась на волнах, и мелодичные звуки отдаленной песни разнеслись по лагунам. Это пел человек на барке. Мотив был хорошо известен всем рыбакам и гондольерам, и особенно тому, кто ее слушал в этот момент.
   Гондольер сделал несколько сильных ударов весла и очутился рядом с баркой.
   -- Ты сегодня рано выехал на рыбную ловлю, Антонио,-- сказал гондольер, переходя в барку старого рыбака,-- а другие на твоем месте, после свидания с Советом Трех, долго не могли бы уснуть.
   -- Нигде рыбак не может так свободно беседовать с своей совестью, Джакопо, как здесь, на лагунах. Но с некоторого времени я так был занят мыслью о моем внуке, что забыл про все остальное, даже про еду. А если я ужу теперь, в необычный час, так это оттого, что человек не может жить одним горем.
   -- Я думал о твоем положении, Антонио; вот возьми эту корзину, здесь есть кой-что, чтобы поддержать твою жизнь и восстановить твою бодрость; вот далматский хлеб, вино из южной Италии и винные ягоды с Востока; поешь и соберись с силами,-- сказал браво, вытаскивая корзину из своей гондолы.
   Рыбак кинул завистливый взгляд на корзину с едой, но не выпустил удочки.
   -- Это ты сам от себя принес мне, Джакопо?-- спросил он.
   -- Антонио, прими это от человека, который уважает тебя за твою честность и храбрость.
   -- И все это куплено на его заработанные деньги?
   -- Иначе не может и быть, ведь я не побираюсь по городу. Так ешь скорей, поверь, все я предлагаю тебе от чистого сердца.
   -- Убери эту корзину, Джакопо, и не искушай меня, это выше моих сил.
   -- Почему ты не хочешь поесть?
   -- Я не могу питаться тем, что стоит пролитой крови...
   Протянутая рука Джакопо упала, как-будто пораженная молнией. Антонио взглянул на собеседника и, несмотря на всю твердость своих убеждений, смутился под гордым взглядом Джакопо.
   -- Я сказал так, Джакопо, потому что привык говорить то, что думаю. Но поверь мне, я так говорю не из ненависти, а из жалости к тебе; после моего внука я более всех жалею тебя.
   Браво ничего не ответил и тяжело вздохнул.
   -- Джакопо,-- продолжал рыбак заботливым тоном,-- не сердись на меня за то, что я тебе сказал. Жалость бедного и страдающего не похожа на презрение богатого и знатного человека. Твоя печаль мне дороже твоей радости.
   -- Перестань, старик, и ешь безбоязненно: все это было куплено на честный заработок.
   -- Не надо, Джакопо. Мы, рыбаки, привыкли ложиться без ужина.
   Браво перестал настаивать на своей просьбе. Приняв обратно корзину, он задумался над тем, что произошло.
   -- Неужели ты только для этого и ехал сюда?-- спросил Антонио, желая смягчить свой отказ.
   Этот вопрос, казалось, напомнил браво причину его поездки. Он поднялся и внимательно огляделся кругом. Он вглядывался больше в сторону города. Невольная дрожь выдала его удивление и испуг.
   -- Посмотри, там, кажется, военная лодка?-- спросил он поспешно, протягивая руку в сторону города.
   -- Да, пожалуй, правда. Это не могут быть рыбаки: час еще ранний; но с некоторого времени ловля стала очень неудачной, да еще вчерашний праздник отвлек многих от работы. Так уж положено, что бедные работают, а патриции едят.
   Браво тихо опустился на скамью и беспокойно посмотрел в лицо своего спутника.
   -- Ты уж давно здесь, Антонио?
   -- Не больше часа. Помнишь, когда нас отпустили из замка, я тебе рассказал о моей бедности. Обыкновенно это место считается самым лучшим для рыбной ловли, а вот сегодня я понапрасну бьюсь здесь. Да, голод не тетка, но и его приходится переносить, как и другие страдания... Джакопо, ты привык к обращению патрициев, которые меня допрашивали. Как ты думаешь, послушаются они рассудка? Надеюсь, я не повредил моему делу тем, что говорил с ними откровенно, как с людьми, имеющими сердце?
   -- Сенаторы не имеют его. Ты не представляешь себе ясно душевного склада этих патрициев. В тесной беседе они в лучших выражениях будут отзываться о человечестве и о справедливости. Но когда они собираются вместе, чтобы защищать интересы своего Марка, то делаются бесчувственнее камня и бессердечнее зверя.
   -- С тобой сегодня тяжело говорить, Джакопо. Мне не хочется быть несправедливым даже к тем, кто мне выказал несправедливость. Сенаторы тоже люди и имеют человеческие чувства.
   -- Антонио, ты сам много страдал, поэтому чересчур снисходителен к другим. Сенаторы не умеют жалеть: их детей не берут в гребцы на галерах, их надежды не бывают обмануты законами неумолимого господина, им не приходится плакать от развращения их детей, осужденных жить с отбросами общества.
   -- Джакопо, люди разные: один велик, другой мал, этот силен, а тот слаб; есть люди очень честные, есть подлые.
   -- Послушай, Антонио, что я тебе скажу: ты их оскорбил своим разговором, и ты в опасности в Венеции. Они все простят, кроме жалоб на их несправедливость.
   -- Неужели они захотят повредить человеку, который ищет своего ребенка?
   -- Если бы ты был какой-нибудь патриций, лицо с положением, то они потихоньку подкопались бы под твое богатство и репутацию, прежде чем ты мог бы стать опасным их системе. Но так как ты беден и слаб, то они уничтожат тебя без всяких церемоний... Посмотри, а лодка-то сюда подвигается очень быстро. Вид ее и движения мне что-то подозрительны.
   -- Да, это не рыбацкая лодка; она с каютой, и на ней несколько гребцов.
   -- Это правительственная гондола!-- воскликнул Джакопо, поднимаясь и прыгая в свою гондолу. Подумав немного, он добавил:-- Антонио, нам лучше расстаться.
   -- Твои опасения вполне естественны,-- ответил рыбак спокойным голосом.-- И мне жаль, что ты имеешь причины бояться. Бедный Джакопо!
   -- Антонио, снимайся скорее с якоря. Я знаю эту гондолу. Люди на ней лживы, как демоны... Но мне больше нельзя с тобой оставаться, я удаляюсь.
   Гондола продолжала приближаться и привлекла к себе внимание старика. Джакопо въехал в блестящую полосу лунного света, которая, ослепляя глаза, мешала различить, что находилось на ее протяжении. Когда рыбак увидел, что браво исчез, он улыбнулся и вздохнул свободнее.
   -- Пусть они подъехали бы ко мне,-- прошептал он.-- Тогда у Джакопо было бы больше времени, чтоб скрыться. Должно быть, бедняга, оставив замок, успел нанести еще удар кинжалом, и теперь Совет не хочет больше ему прощать...
   Антонио замолчал, потому что казенная гондола с шумом остановилась около его лодки, человек из гондолы перешел к нему, и гондола мгновенно, отъехав на некоторое расстояние, остановилась неподвижно.
   Ночь была светлая, и рыбак мог разглядеть одежду и внешность босого кармелита. Монах казался сильно смущенным быстротою всего происшедшего. И еще большее смущение и удивление выразились на его поблекшем лице, когда он увидел перед собой в лодке седого, смиренного старика.
   -- Кто ты такой?-- спросил он с удивлением.
   -- Лагунский рыбак Антонио.
   -- Чем навлек ты на себя гнев Сената?
   -- Я сам честен и готов быть справедливым к другим. Если это оскорбляет старших, то они заслуживают не зависти, а жалости.
   -- Виноватые никогда не сознают своей вины, а считают себя обиженными.
   -- Скажите это патрициям: они нуждаются в советах.
   -- Послушай, в твоих словах слышатся гордость и озлобление.
   -- Вы, может быть, приехали сюда исповедать осужденного?
   -- Да. Это мне поручено... Я сожалею об этом. Если то, чего я так боюсь, справедливо, то я еще больше жалею, что пожилой человек, как ты, навлек на себя гнев Сената.
   Антонио улыбнулся и посмотрел в сторону полосы лунного света, в которой скрылась гондола браво.
   -- Отец, не беда сказать правду человеку вашего сана. Не правда ли, вам сказали, что здесь в лагунах есть преступник?
   -- Ты не ошибся.
   -- Не легко узнать, удовлетворен или недоволен святой Марк,-- продолжал Антонио с спокойным видом, поправляя свою удочку.-- Он долго терпел того, кого теперь ищет. У Сената есть свои причины, недоступные пониманию темного люда... Но все-таки можно пожалеть, что республика с самого начала не отвлекла молодого человека от его худого ремесла.
   -- Ты говоришь о ком-то другом. Так ты не тот преступник, которого сейчас ищут?
   -- Я убивал только на войне. Сейчас, однако, здесь был один, который не мог бы сказать того же самого...
   -- Где же он?
   -- Он уехал; отсюда он недалеко, но его не легко догнать.
   Монах сел и опустил голову.
   -- Вам досадно, отец, что преступник исчез?
   -- Наоборот, мой друг, я рад, что избежал этой тяжелой обязанности. Надо позвать приехавших со мною агентов правительства и сказать им, что сейчас они не могут исполнить то, что им поручено.
   Монах дал знак гребцам подплыть. Двое вошли в лодку рыбака и помогли монаху перейти в правительственную гондолу.
   -- Получил осужденный отпущение?-- спросил тихим голосом тот из вошедших в лодку, который казался начальником.
   -- Здесь произошла ошибка,-- так же ответил монах.-- Тот, кого ты ищешь, скрылся, а это рыбак Антонио, человек, не способный оскорбить святого Марка. Браво уплыл к острову святого Георгия, и его надо искать в той стороне.
   Офицер не стал долее задерживать монаха и дал ему войти в каюту гондолы... На нос рыбачьей лодки была закинута петля, чтобы взять лодку на буксир. Якорь лодки Антонио был поднят в то же мгновение, затем что-то плеснуло, словно тяжелое тело упало в воду, и обе лодки, гонимые сильными ударами весел, быстро пошли по направлению к берегу. Прежнее число гребцов управляло гондолой с черной каютой, похожей на катафалк. Лодка рыбака плыла сзади пустая...
   Шум первого удара весел и падения в воду тела Антонио слились в один звук. Когда через несколько секунд спустя рыбак показался на поверхности воды,-- он был один посредине широкой и недвижимой водной скатерти. У него мог бы быть луч надежды, если бы башни Венеции не были так далеко, и, кроме того, его силы не были бы истощены голодом и усталостью. Обе лодки стремительно уходили к городу; Антонио повернулся в другую сторону и, употребляя все силы, чтобы удержаться на воде, старался отыскать на поверхности воды черную точку, в которой раньше узнавал лодку браво.
   Джакопо с большим вниманием следил за всем происходившим на лодке Антонио. Благодаря своему выгодному положению, он мог наблюдать, не будучи замеченным. Он видел, как монах встал, как гондола подъехала к лодке; он слышал всплеск, более громкий, чем от работы весла; наконец, он увидел, как гондола увозила пустую лодку Антонио. И как только гондольеры ударили веслами по воде лагуны, Джакопо начал грести назад.
   -- Джакопо! Джакопо!-- слабо долетело до него издали, и крик заставил его вздрогнуть.
   Он знал этот голос, и понимал причину этих криков отчаяния. Браво удвоил силу, и гондола еще быстрее понеслась вдоль блестящей полосы, оставляя за своей кормой кипящую пену.
   -- Сюда, Джакопо! Ты идешь в сторону.
   Ход гондолы изменил направление, и зоркий глаз браво увидел мельком голову рыбака.
   -- Скорей, милый Джакопо! Силы мне изменяют.
   Плеск воды под веслами опять заглушил голос, полный предсмертного отчаяния.
   -- Джакопо! Я здесь, милый Джакопо!
   -- Я еду, еду!
   -- Джакопо! Дитя мое! Внучек!
   Вода вскипела; рука показалась в воздухе и мгновенно исчезла. Гондола подплыла к месту, где показалась рука; обратный удар весел остановил вздрогнувшую лодку, и вода вокруг нее вспенилась... Но, когда пена исчезла, поверхность воды была так же спокойна, как отражавшийся в ней голубой свод неба.
   -- Антонио!-- крикнул браво.
   Ответа не было. Ужасная тишина повсюду... Ничто не показалось на воде, Джакопо изо всей силы сдавил рукоять весла. Он с отчаянием смотрел во все стороны и со всех сторон видел лишь глубокий покой.
  

ГЛАВА XVI

  
   Когда монах вошел в покои донны Виолетты, лицо его было мертвенно-бледно, и он с трудом добрался до кресла. Он едва заметил присутствие дона Камилло Монфорте и не обратил внимания на радость, освещавшую его лицо, и счастье, сверкавшее в глазах Виолетты.
   -- Вам плохо?-- спросила монаха испуганно донна Флоринда.-- Вас беспокоили, вероятно, по важному делу?
   Монах откинул капюшон. Он казался очень утомленным и с трудом узнавал находившихся около него.
   -- Фердинандо! Отец Ансельм!-- вскрикнула донна Флоринда, едва подавляя невольно вырвавшуюся фамильярность.-- Скажи, тебе плохо?
   -- Да, Флоринда, мне тяжело.
   -- Не обманывай меня, скажи правду. Может быть, ты получил неприятные известия?.. Венеция...
   -- Она в ужасном положении.
   -- Почему тебя так долго не было?
   -- Я был нужен правительству,-- сказал монах, тяжелым вздохом облегчая свои страдания.
   -- Понимаю, отец Ансельм. Ты был у осужденного.
   -- Да, дочь моя.
   -- Но он наказан справедливо?-- спросила донна Флоринда.
   -- Нет, он не заслуживал смерти,-- сказал с жаром монах.
   -- О, в каком ужасном состоянии находится Венеция!
   -- И все это делают те, Виолетта, которые распоряжаются тобой,-- сказал дон Камилло.-- Отец, можно узнать подробнее, свидетелем чего вы сейчас были?
   -- Стыдно не за умершего, а за живых. Стыдно за то, что у нас существуют такие порядки.
   -- Я узнаю в этом руку тех, кто заседает там, в этом гнусном Совете Трех,-- сказал дон Камилло.-- Они вмешались из подлого расчета в мое дело, и я должен признаться, к моему стыду, чтобы добиться справедливости, я вынужден был прибегнуть к приниженности, которая вовсе не в моем характере. Это отвратительное правление подвергает страну серьезным опасностям, облекая все тайной: намерения, действия и ответственность.
   -- Ты прав, сын мой: против угнетений и несправедливости в Венеции нет спасения.
   -- Мы слишком смело говорим,-- заметила донна Флоринда.
   -- Уверены ли вы, донна Флоринда, в преданности вашей прислуги? И как вы думаете, отец, известно ли шпионам о моем присутствии здесь?-- спросил дон Камилло.
   -- Я не думаю, чтобы кто-нибудь вас видел, потому что вы прошли через потайную дверь, но нельзя рассчитывать и на полную безопасность, когда из пяти служащих один уже непременно подкупленный шпион,-- серьезно заметила донна Флоринда.
   -- Если меня здесь видели, то гибель моя неизбежна, и все-таки эта опасность меня не пугает. Лишь бы мне заслужить твое расположение, милая Виолетта.
   -- Я вижу, однако, что неопытная и искренняя молодость хорошо воспользовалась моим отсутствием, чтобы поговорить между собою более свободно, чем это позволяет скромность,-- сказал монах.
   После недолгого размышления он бросил беспокойный взгляд на дона Камилло и спросил его:
   -- Хорошо ли ты обдумал, к каким последствиям может привести твоя смелость? На что ты идешь, шутя с гневом республики? Хотя ты знатен и имеешь много владений, тем не менее ты не можешь сделать неприступную крепость из твоего венецианского замка.
   -- Вы правы. Но власть святого Марка не простирается на всю землю. Мы можем бежать. И если нам это удастся, то, несмотря на всю досаду правителей Венеции, дело будет ими проиграно.
   -- О, они всегда найдут средства разлучить вас и на твои права не обратят внимания.
   -- Они могут поступать самовольно только в пределах земли святого Марка, но когда мы будем в замке святой Агаты, то им, пожалуй, придется отказаться от их тайных замыслов. И вот что я вам скажу: в Венеции сейчас находится один калабриец, мой вассал, Стефано Милано. Джино -- мой верный слуга, гондольер -- говорит, что он здесь по каким-то делам республики, но я знаю, что его фелука всегда к моим услугам, уже хоть бы потому, что я могу ему заплатить не меньше сенаторов.
   -- Я очень боюсь за благоприятный исход этого предприятия,-- сказал монах.-- Если нас узнают и перехватят, мы все погибнем.
   -- Положитесь на меня, вы знаете, что у меня есть дядя, кардинал; даю вам слово, что я употреблю все усилия, чтобы при его содействии удалить от вас всякую опасность в случае нашей общей неудачи.
   -- Ты неправильно понял мои опасения, дон Камилло, я боюсь опасности не за себя, а за вас. За то время, как я состою духовником Виолетты, я успел к ней сильно привязаться, и...-- он остановился и, казалось, боролся сам с собою.-- Мне очень хорошо известны достоинства донны Флоринды, чтобы хладнокровно подвергать ее явной опасности. Будем лучше надеяться, что правители согласятся на счастье нашей Виолетты.
   -- Скорее крылатый лев преобразится в ягненка, а бездушные сенаторы в монахов-картезианцев {Монахи-картезианцы -- по уставу, должны были вести особо строгий образ жизни. (Прим. ред.)}. Нет, нам надо дорожить этой счастливой встречей. Не потребуется и часу времени, чтобы предупредить моряка, и, прежде чем взойдет солнце, мы уже будем далеко от ненавистных лагун.
   -- Не надо забывать, что мы окружены агентами тайной полиции, и мы не можем переступить порога замка, чтобы об этом уже не было известно. Подождите! Мне показалось, будто гондола остановилась у входа,-- заметила донна Флоринда.
   Она выбежала на балкон и тотчас поспешно вернулась обратно с известием, что какой-то чиновник республики входит во дворец. Едва дон Камилло успел спрятаться в часовню, как в комнату вошел тот самый чиновник, который незадолго перед тем известил донну Виолетту о снятии прав опекуна с синьора Градениго.
   Внимательно оглядев всю комнату, он с официальной улыбкой обратился к присутствующим:
   -- Сударыня,-- сказал он, кланяясь Виолетте,-- мое позднее появление г поручением Сената должно вас убедить в той заботливости, которую он проявляет к вам. Желая доставить вам на летнее время более удобное местопребывание, Сенат позаботился о вас и предлагает вам немедленно сделать необходимые приготовления, потому что отъезд ваш назначен до восхода солнца. Чтобы избежать затруднений со сборами прислуги, вас будет сопровождать только одна горничная.
   -- Как, синьор, мне придется расстаться и с теми, кто мне заменяет здесь отца и мать: с донной Флориндой и с отцом Ансельмом?
   -- Они будут освобождены от их обязанностей на время вашего отсутствия... Аннина,-- позвал он, приближаясь к двери,-- твоя новая госпожа хочет тебя видеть.
   В дверях показалась дочь виноторговца.
   Несмотря на притворно униженный вид, она старалась показать себя независимой от капризов своей новой хозяйки.
   -- И эта девушка должна остаться со мной!-- вскричала Виолетта, с нескрываемым отвращением разглядывая хитрое и лживое лицо Аннины.
   -- Таково желание ваших почтенных опекунов, сударыня. Я удаляюсь, чтобы не беспокоить вас дольше.
   Тяжелое продолжительное молчание наступило после ухода чиновника. Но, вспомнив о доне Камилло, Виолетта начала умышленно громко разговаривать с новой горничной.
   -- Ты уже была в услужении, Аннина?-- спросила она.
   -- Да, сударыня, но мне ни разу не приходилось служить у такой прекрасной дамы, как вы.
   -- Что касается уменья льстить, ты, очевидно, не новичок в этом деле. А теперь ступай и извести моих служащих об этом неожиданном решении Сената. Они тебе помогут сделать необходимые приготовления.
   Аннина недовольно повиновалась и вышла из комнаты. Когда дверь затворилась за ней, дон Камилло вышел из своей засады, и все четверо обменялись грустными, испуганными взглядами.
   -- Долго еще вы будете колебаться?-- спросил дон Камилло, подходя к монаху.
   -- Я ни минуты не колебался бы, если бы был уверен в безопасности нашего бегства.
   -- Так вы не оставите меня, мои милые?-- вскричала с радостью Виолетта.
   -- Нет, Виолетта, мы пойдем с тобой всюду: и в замок святой Агаты, и в тюрьмы святого Марка.
   В это время послышались шаги, и едва дон Камилло успел скрыться в часовню, как вошла Аннина и, подобно сенатскому чиновнику, подозрительно окинула взглядом всю комнату, объясняя свой приход желанием узнать от своей хозяйки цвет дорожного платья. Так как она медлила уходить, то монах обратился к ней строгим тоном:
   -- Ступай, моя милая, и исполни, что тебе приказано! Не беспокой нас больше.
   Аннина извинилась, но, уходя, не забыла снова окинуть комнату беспокойным и подозрительным взглядом.
   -- Будь осторожнее,-- сказал монах, обращаясь к входившему дону Камилло,-- в этом несчастном городе ни на кого нельзя надеяться. И если ты уверен, что можешь вывести нас из этого тяжелого положения, то -- будь, что будет -- мы готовы тебя слушаться.
   Крик радости вырвался из уст Виолетты, но, повинуясь серьезному взгляду своего духовника, она взглянула на дона Камилло, желая слышать его ответ. Не говоря ни слова, дон Камилло поспешно написал что-то; вложив в записку монету, он вышел на балкон и подал знак. В то же время послышался шум весел приблизившейся гондолы. Гондольер поднял брошенную в его лодку записку с монетой и, запев песенку, не спеша, отплыл от дворца.
   -- Пока все благополучно,-- сказал дон Камилло, прислушиваясь к пенью гондольера.-- Через какой-нибудь час мой посланный приведет фелуку к морской набережной, и если нам удастся благополучно добраться до судна, то я думаю, нам тогда лучше всего прямо направиться в Адриатику.
   Кармелит вошел в часовню и зажег свечи на престоле. Когда все ожидали начала венчания, в комнату неожиданно и поспешно вошла Аннина.
   Чтобы прервать общее замешательство, дон Камилло появился среди присутствующих.
   -- Начинайте, отец,-- сказал он,-- ничего не значит, что будет больше одним свидетелем моего счастья.
   Говоря это, дон Камилло дотронулся до шпаги и так многозначительно посмотрел на Аннину, что та едва смогла сдержать крик, готовый вырваться из ее груди. Монах, казалось, понял это немое соглашение и тотчас же начал обряд.
   -- Мы во-время окончили с венчанием; я слышу шум весел,-- сказал дон Камилло.
   Он не ошибся: большая шестивесельная гондола с каютой остановилась у калитки дворца. Оставалось сделать последний, но самый опасный, решительный шаг.
   -- Теперь нельзя терять ни минуты, чтобы нас не увидели шпионы республики. Едем, Виолетта! Донна Флоринда, отец, едемте!
   Наставница и воспитанница вернулись из их комнаты с футлярами, содержавшими драгоценности Виолетты, дон Камилло был, конечно, готов, а монах не нуждался ни в чем лишнем.
   Он первый пошел вперед, донна Флоринда и Виолетта шли за ним. Дон Камилло взял за руку Аннину и тихим голосом приказал ей под страхом смерти повиноваться.
   Они прошли благополучно, не будучи никем замеченными, длинный ряд комнат, но в передней они очутились перед дюжиной слуг обоего пола.
   -- Дорогу!-- крикнул дон Камилло, голос и наружность которого были незнакомы всем присутствующим.-- Ваша госпожа желает проехаться для прогулки по каналам.
   Удивление и любопытство было на всех лицах, но подозрение вскоре заняло их место, и едва Виолетта успела пройти переднюю, как несколько слуг быстро спустились по лестнице, разными выходами вышли из дворца, и каждый из них направился к тому из представителей власти, шпионом которого являлся.
   Гондола стояла внизу мраморных ступеней, ведущих к выходу наружу; двое гребцов вышли из нее и притягивали ее к берегу. Дон Камилло заметил, что замаскированные гондольеры приняли все предосторожности: у каждого на боку висела короткая рапира, а под складками плащей можно было различить пистолеты. Виолетта и кармелит были уже в гондоле; донна Флоринда входила за ними; Аннина намеревалась последовать их примеру, но дон Камилло удержал ее за руку.
   -- Этим кончается твоя служба,-- сказал он вполголоса.-- Поищи себе другую госпожу, а за неимением лучшей ты можешь поступить на службу Венеции.
   Потом он оглянулся назад на толпу, теснившуюся в сенях дворца.
   -- Прощайте, друзья!-- крикнул он им.-- Ваша верная служба вашей госпоже не будет забыта.
   Вдруг он почувствовал, что кто-то схватил его за руки; он поспешно обернулся и увидел двух гондольеров, которые заранее вышли из гондолы и теперь с силой держали его. Неожиданность лишила его возможности бороться, и они его оттеснили к сеням дворца. Аннина, повинуясь их знаку, прошла мимо него и прыгнула в лодку. Двое гондольеров быстро отскочили и заняли свои места; весла ударили по воде, и гондола удалилась от лестницы.
   -- Джино! Изменник!
   Дон Камилло с отчаянием смотрел на удалявшуюся гондолу, которая тотчас же, завернув за угол дворца, скрылась из виду.
   Погоня в Венеции была сопряжена с большими неудобствами, потому что по бокам каналов прохода не было. Дон Камилло хотел было уже кинуться в воду, чтоб воспользоваться одной из лодок, стоявших между сваями около дворца, как вдруг послышался шум воды. Скоро из темноты выехала большая лодка, управляемая шестью замаскированными гондольерами. Сходство этой гондолы с отплывшей было так велико, что не только дон Камилло, но и все присутствовавшие подумали, что это было то же самое судно, которое, объехав вокруг соседних дворцов, возвращалось к двери донны Виолетты.
   -- Джино!-- вскрикнул в изумлении неаполитанец.
   -- Синьор,-- ответил слуга.
   -- Ну, подъезжай скорей! Разве можно терять время, когда оно так дорого!
   Дон Камилло прямо из дверей дворца прыгнул в гондолу, но, войдя тотчас в каюту, увидел, что, кроме гондольеров, на ней никого не было.
   -- Негодяи! Как вы посмели обмануть меня?-- вскричал герцог.
   В это время на колокольне пробило два часа, и, когда в ночной тишине раздались тягучие звуки колокола, дон Камилло понял истину.
   -- Джино,-- сказал он, затаив дыхание,-- скажи мне: эти гребцы надежные люди? Можно на них положиться?
   -- Как на своих собственных вассалов, синьор!
   -- И ты не забыл передать моему доверенному записку, которую я тебе кинул.
   -- Будьте покойны, все исполнено.
   -- Злодей он! Он, значит, и сказал тебе, где достать снаряженную лодку?
   -- Да, синьор, и я должен отдать ему справедливость, что на ней все есть, и нельзя желать лучшего.
   -- Да,-- прошептал дон Камилло.-- А другую такую же он достал для полиции... Гребите, гребите, друзья мои. Ваша собственная безопасность и мое счастье в ваших руках. Тысячу дукатов в награду, если вы оправдаете мою надежду!
   Дон Камилло с отчаянием бросился на подушки каюты, приказав гребцам приняться за работу, Джино, поместившись на корме, отворил окошечко каюты, через которое можно было переговариваться с хозяином. Под ловким ударом его весла стоячая вода узкого канала вспенилась, и гондола быстро двинулась вперед.
  

ГЛАВА XVII

  
   Несмотря на решимость во что бы то ни стало догнать гондолу, увозившую Виолетту, дон Камилло не знал, какое ему выбрать направление. Он не сомневался, что был обманут своим доверенным, которому был вынужден поручить необходимые приготовления к предстоящему побегу. Он сразу понял, что теперь Сенат -- полный властитель его молодой супруги, и слишком хорошо знал власть сенаторов и их безграничное презрение ко всем человеческим правам, чтобы сомневаться, что они захотят воспользоваться своим преимуществом. Неаполитанский герцог был теперь уверен, что его брак будет расторгнут, но он опасался, что пострадают его свидетели. Дон Камилло понимал, что своим поступком он дал возможность судьям, если не совсем отказать ему в его правах, признания которых он добивался перед Сенатом, то отложить его дело на неопределенный срок. Все же он верил в возможность вернуться безопасно в свой дворец, так как высокое уважение, которым герцог пользовался у себя на родине, и большое его влияние при римском дворе охраняли его от открытого насилия. В этот момент он так дорожил свободой и так боялся попасть в руки сенатских агентов, что возможность ареста казалась ему одним из самых ужасных несчастий. Дон Камилло приказал Джино ехать по Большому каналу, ведущему к мосту.
   Пока гондола дошла до входа в гавань, дон Камилло успел вернуть себе присутствие духа и наскоро составить план дальнейших действий. Дав знак гондольерам остановиться, он вышел из каюты. Несмотря на позднее время, на каналах было движение.
   -- Джино,-- сказал дон. Камилло, принимая спокойный вид,-- позови кого-нибудь из знакомых тебе гондольеров. Я хочу его расспросить.
   Это приказание было исполнено.
   -- Скажи, любезный, не проезжала здесь, мимо тебя, большая и хорошо снаряженная гондола?-- спросил дон Камилло у гондольера, которого позвал Джино.
   -- Никакой не видал, синьор, кроме вот этой самой вашей, самой быстроходной.
   -- А почему ты знаешь достоинства этой лодки?
   -- Потому, синьор, что я только вот сейчас любовался ее быстротой. Она летела вперед, как-будто желая выиграть первую награду.
   -- А в какую сторону мы. ехали?-- спросил с нетерпением дон Камилло.
   Гондольер показал пальцем в сторону гавани.
   -- Вот возьми это в награду!-- сказал неаполитанец, передавая ему монету!-- Прощай!
   Гондола дона Камилло направилась вперед. Она пробиралась через лабиринт судов, когда Джино указал своему хозяину на большую лодку, плывшую им навстречу, со стороны Лидо. Поровнявшись с ней, дон Камилло догадался, что это была обманувшая его гондола.
   -- Приготовьте рапиры, друзья мои, и за мной!-- воскликнул неаполитанец, приготовляясь прыгнуть в середину неприятелей.
   -- Вы нападаете на должностных лиц святого Марка!-- закричал кто-то из каюты встречной гондолы.-- И силы у нас неодинаковы, синьор: потому что стоит нам дать знак, как двадцать галер подоспеют к нам яа помощь.
   Нагнувшись немного, дон Камилло увидел, что в каюте был лишь один человек. Убежденный в бесполезности дальнейшего разговора и надеясь еще напасть на следы, он приказал ехать дальше. Обе гондолы разошлись, направляясь в разные стороны.
   Прошло немного времени, и гондола дона Камилло очутилась в устье Джудекки, вдалеке от высившихся на берегу ее зданий. Луна уже заходила, и ее свет, косой полосой падая на залив, оставлял в тени здания, обращенные к востоку.
   -- Я уверен, что они отправили мою жену в Далмацию!-- сказал дон Камилло.-- Этот проклятый Сенат составил заговор против моего счастья. Я и забыл тебе сказать, мой Джино, что они украли у меня жену.
   -- Если бы я только знал ее имя...
   -- Ты помнишь ту девицу, которую я спас в Джудекке?
   -- Как забыть этот случай, синьор!
   -- Так эта самая Виолетта Пьеполо--теперь твоя госпожа, и нам остается только водворить ее в замок, где я не побоюсь ни самой Венеции, ни ее агентов.
   Гондола подвигалась к намеченной цели, так как разговор не мешал Джино направлять гондолу к Лидо. По мере того, как береговой ветер становился сильнее, суда, шедшие впереди них, все удалялись, и когда дон Камилло достиг песчаной отмели, отделяющей лагуны от Адриатики, многие из них прощли уже выход и направлялись в залив, придерживаясь каждый своего курса. Дон Камилло не сомневался теперь, что жена его находится на одном из этих судов. Но на каком именно? Молодой неаполитанец решил причалить к берегу с тем, чтобы проследить направление уходивших судов и на этом основании сообразить, в какой части республиканских владений ему следовало искать Виолетту. Выходя из гондолы на берег, он обернулся к своему гондольеру:
   -- Ты ведь знаешь, Джино, что один из моих вассалов, хозяин "Прекрасной Соррентинки", находится теперь в порту?
   -- Точно так, синьор, и я его знаю лучше, чем свои грехи.
   -- Так вот, поди отыщи мне его. Я кой-что придумал и хочу воспользоваться его фелукой; но раньше необходимо узнать, легка ли она на ходу.
   Расхвалив усердие и фелуку своего приятеля, Джино поспешно отъехал от берега.
   На острове Лидо есть еврейское кладбище -- бесплодное место, одинаково открытое горячему южному ветру и леденящему ветру Альп.
   Дон Камилло вышел здесь на берег. Вместо того, чтобы делать лишний обход берегом, он решил пройти здесь, чтобы скорее достигнуть песчаных холмов на другом берегу Лидо. Вынув шпагу из ножен, он вступил на кладбище. Он был уже на середине его, как вдруг заметил среди могил человеческую фигуру. Дон Камилло сжал шпагу и пошел прямо на незнакомца. Тот, услышав шаги, остановился и, может быть, в знак миролюбия скрестил руки на груди.
   -- Ты выбрал для прогулки время и место, располагающие к размышлению,-- сказал, приближаясь, неаполитанец.-- Ты не еврей и не лютеранин, оплакивающий кого-нибудь из твоих близких?
   -- Я венецианец, как вы, дон Камилло Монфорте.
   -- А! Так ты меня знаешь! Ты Баттисто, бывший мой гондольер?
   -- Нет, синьор, вы ошибаетесь: я не Баттисто.
   Незнакомец повернулся к луне, свет которой упал на его лицо.
   -- Джакопо!-- воскликнул герцог, задрожав, как это невольно делали все в Венеции, встретив неожиданно горящий взор браво.
   -- Да, синьор, я -- Джакопо!
   Шпага блеснула в руках дона Камилло.
   Браво улыбнулся, но его руки остались скрещенными.
   -- Зачем ты встал на моей дороге в этом уединенном месте?
   -- На том же самом основании я могу спросить герцога святой Агаты, что привело его в такой поздний час на еврейские могилы?
   -- Не время для шуток, тем более, что я никогда не шучу с людьми твоей репутации. Но только знай, что нелегко дадутся тебе деньги, которые ты задумал получить от подославших тебя, чтобы убить меня.
   -- Успокойтесь и вложите вашу шпагу в ножны, синьор. Здесь нет никого, кто думал бы причинить вам зло. Мы уже с вами виделись, дон Камилло Монфорте, и тогда у вас было больше доверия ко мне.
   -- Странно, зачем ты мог попасть сюда? Ты не из таких, чтоб действовать без причины и без цели.
   -- Я ищу простора и морского воздуха, и здесь только я могу дышать свободно: воздух каналов меня душит.
   -- Неправда, у тебя была еще какая-нибудь причина, Джакопо.
   -- Да, синьор, вы не ошиблись, мне противен этот город преступлений.
   -- Это странно слышать от...
   -- От браво? Можете смело произнести это имя: мое ухо привыкло к нему. Но кинжал наемного убийцы почтеннее меча мнимого правосудия здешнего правительства... Люди без чести и без жалости!
   -- Я теперь понимаю тебя, Джакопо: ты изгнан. Ропот народа дошел до Сената, и Сенат лишил тебя своего покровительства.
   Взгляд, брошенный на него Джакопо, был настолько двусмысленный, чго дон Камилло взялся невольно за шпагу.
   -- Синьор,-- сказал браво,-- как бы то ни было, а все же случалось, что дон Камилло Монфорте считал меня достойным своих поручений.
   -- Я этого не отрицаю... Но теперь мне многое становится понятным. А, злодей, так это тебе я обязан потерей моей жены! Ведь тебя я звал в начальники над отборным отрядом, который я собирал, чтобы устроить бегство дорогой мне девушки... И, узнав подробности моего плана, ты предал меня!
   -- Вы ошибаетесь, синьор. Моя служба при Совете Трех не позволяла мне принять ваше предложение, иначе я был бы рад счастью двух влюбленных. Я принадлежал Сенату, но теперь я все с ним покончил.
   -- Я верю тебе, Джакопо; твое лицо и твой голос заставляют меня тебе верить; они искренни. Но меня обманули в ту минуту, когда я больше всего был уверен в успехе. Злодеи скопировали мою гондолу, ливреи моих служащих, они отняли у меня мою жену... Но ты молчишь, Джакопо?
   -- Что могу я вам ответить, синьор? Вас обмануло такое государство, где начальник не смеет поверять тайны своей жене. Венеция отняла у вас вашу супругу за то, что вы хотели похитить у правительства имущество, которое оно считало своим. Вы затеяли серьезную игру, дон Камилло, и вы ее проиграли. Чтобы удовлетворить ваши желания и добиться ваших прав от Сената, вы обещали Венеции хлопотать за нее в Испании.
   Дон Камилло смутился при этих словах браво.
   -- Чему вы удивляетесь, синьор? Вы забываете, что я долго вращался среди тех, кто умеет осторожно взвешивать выгоды каждого политического вопроса. На их устах ваше имя часто бывало...
   -- Отлично! Но объясни мне, каким способом они узнали о моем замысле? Ведь я говорил об этом только тем, кто мне внушал доверие.
   -- Дон Камилло, не забудьте, что из ваших слуг нет ни одного, кто не состоял бы на жаловании у Сената, исключая разве Джино. И им платится не только за то, что они донесут на вас, но и за донос на своих товарищей.
   -- Может ли это быть?
   -- Вы в этом сомневаетесь, синьор?-- спросил Джакопо, любуясь искренним удивлением неаполитанца.
   -- Как ты можешь служить подобным людям, Джакопо?
   -- Мы не господа своего счастья, дон Камилло. Если бы это было иначе, то вы не стали бы прибегать к влиянию своего родственника в пользу республики. Да, мне много пришлось перенести, и если я все выдержал, то только оттого, что меня поддерживало кое-что более сильное, чем Сенат. Но, дон Камилло, есть преступления, которые нельзя терпеть.
   Браво вздрогнул и продолжал молча ходить среди могил.
   -- Они жестоки даже с тобой?-- спросил дон Камилло, с удивлением смотря на взволнованное лицо Джакопо.
   -- Да, синьор. Сегодня ночью мне пришлось быть свидетелем их бесчестности, более того -- их подлости, после чего мне ясно стало, чего я сам мог ожидать от них. Заблуждение исчезло, и с той минуты я им больше не слуга.
   Лицо браво передернулось судорогой.
   -- Говори, Джакопо; я готов выслушать тебя, если только это может облегчить твои страдания.
   -- Я вам очень благодарен, синьор. Никто не знает, как дорого ласковое слово для того, кто, как я, осужден всеми. Был один человек, который, быть может, выслушал бы меня без презрения, но и он погиб от безжалостной руки Сената. И вот, когда я размышлял среди этих могил, случай привел вас ко мне навстречу. Если бы я только мог...
   Браво остановился и с сомнением посмотрел на дона Камилло.
   -- Продолжай, Джакопо! Что с тобою?
   -- Я не осмелился никому открыть моих тайн, разве я решусь высказать их вам?
   -- Мой вопрос мог показаться тебе странным.
   -- Он, действительно, странен, синьор. Вы знатны, я низкого происхождения. Ваши предки были сенаторы и дожи, мои -- рыбаки и гондольеры. Вы богаты, могущественны, я -- бедный изгнанник и, может быть, уже тайно осужденный. Одним словом, вы дон Камилло Монфорте, а я -- Джакопо Фронтони.
   Дон Камилло был взволнован. Джакопо говорил с искренностью глубокого горя.
   -- Что я могу сделать для тебя?
   -- Синьор, я слишком долго был лишен сострадания и не могу больше терпеть. Этот проклятый Сенат может меня погубить сразу... И всякий отвернется тогда от моей могилы. Синьор, я должен сказать... Единственный человек, который участливо относился ко мне за эти три длинных, ужасных года, исчез
   -- Но он вернется, Джакопо!
   -- Никогда, синьор. Он служит пищей рыбам лагун.
   -- И ты -- прямой виновник этой смерти?
   -- Нет, синьор, я в этом не виновен; это сделало правосудие знаменитой республики,-- ответил Джакопо с горькой улыбкой.
   -- А, Сенат начинает открывать глаза на преступления людей, подобных тебе? Твое раскаяние -- результат страха.
   Джакопо дышал с трудом. Слова дона Камилло убили в нем всякую надежду. Дон Камилло не уходил, хотя ему не хотелось быть поверенным такого человека, но в то же время он не мог покинуть человека, находящегося в таком горе.
   -- Говори. Я обещаю выслушать тебя, если бы даже ты мне стал рассказывать об убийстве лучшего из моих друзей.
   Браво, казалось, еще колебался, но, заметив участие в лице дона Камилло, он зарыдал.
   -- Я выслушаю тебя, Джакопо!-- вскричал неаполитанец, пораженный проявлением слабости в человеке с таким твердым характером.
   Жестом руки Джакопо остановил его и после минутной внутренней борьбы начал говорить:
   -- Вы спасли меня от гибели, синьор. Если бы люди знали всю силу ласкового слова, участливого взгляда, они не относились бы с презрением к слабым. И если бы вы отказали мне в участии, то эта ночь была бы последней для меня. Да будете ли вы слушать мою историю, синьор? Может быть, вам противно слушать признания наемного убийцы?
   -- Я тебе обещал; но торопись, у меня у самого большие заботы и мало времени.
   Браво сделал над собой большое усилие и начал свой рассказ.
   Чем ближе подходил рассказ к концу, тем внимательнее его слушал герцог святой Агаты. Он едва дышал, а его собеседник с энергией и живостью, свойственными итальянцам, рассказывал ему о тех ужасных драмах, в которых ему приходилось играть видную роль.
   Они вышли с кладбища и очутились на противоположном берегу острова Лидо.
   -- Это невероятно!-- воскликнул дон Камилло после долгой паузы, нарушавшейся лишь равномерным плеском волн Адриатики.
   -- Синьор, все это истина!
   -- Я тебе верю, Джакопо, я и не думаю сомневаться в твоих словах! Да, ты был жертвой их подлости, и ты прав: тяжесть была невыносима. Что ты намерен теперь делать?
   -- Я жду только последнего решительного выступления; тогда я оставлю этот город и пойду искать счастья в другой стране.
   -- Не отчаивайся, Джакопо. Поступай ко мне, и в моих владениях ты будешь в безопасности от правителей республики.
   Браво поблагодарил. После этого он перевел разговор на недавнее похищение донны Виолетты и предложил всеми средствами помочь ее розыскам. Герцог кратко, но понятно объяснил своему новому слуге те средства, к которым он прибегал, и то, что намеревался делать дальше, чтобы отыскать донну Виолетту.
   Браво с большим вниманием слушал мельчайшие подробности этого рассказа и не раз улыбался в душе, как человек, привыкший разбирать и более запутанные дела. Дон Камилло уже оканчивал рассказывать, когда послышались шаги Джино.

0x01 graphic

  

ГЛАВА XVIII

  
   Часы проходили, как-будто ничто не произошло этой ночью. Утром следующего дня город жил своей обычной жизнью.
   Служащие донны Виолетты, собравшись у дверей ее замка, вполголоса делились своими предположениями о доьбе похищенного. Дворец синьора был попрежнему торжественно сумрачен, и по внешнему виду дворца дона Камилло Монфорте нельзя было догадаться о жестоком разочаровании, перенесенном его хозяином. "Прекрасная Соррентинка" стояла еще на якоре со спущенной на палубу реей, а ее судовая команда была занята чинкой парусов.
   Лагуны были покрыты рыбацкими лодками, и путешественники то приезжали, то уезжали из города, унося с собой воспоминания о празднике и о гонках.
   С заходом солнца на лагунах показались гондолы богатых и праздных людей, и, когда подул свежий ветер с Адриатики, колоннада Бролио стала наполняться людьми, имевшими право гулять под этой сводчатой галлереей. В их числе находился и дон Камилло. Он приехал в Бролио в обычный час и с видом обычного спокойствия, так как надеялся, что влияние, которым он пользовался в Риме, обеспечивало ему безопасность. Дон Камилло пришел к заключению, что Сенату были известны его замыслы, и правительство Венеции давно могло бы его арестовать, если бы намеревалось это сделать. Прогуливаясь среди патрициев, он вглядывался в их лица, желая убедиться, сохранилась ли в тайне неудача его замысла. Но обычное лукавство Сената, в связи с умышленно-осторожным поведением молодого неаполитанца, очевидно, не дало повода думать, что кому-либо известно об исчезновении наследницы и похищении жены герцога.
   Тогда же ко входу во двор Дворца Дожей медленно подъехала гондола, гондольер в маске, привязав лодку к ступеням лестницы, вошел но двор. Осмотревшись, он проник внутрь здания через один из входов для служителей.
   Дворец, где жили дожи Венеции, построен вокруг просторного, но сумрачного двора. Один из его фасадов выходит на Пьяцетту, а другой на набережную со стороны порта. Оба эти внешние фасада отличаются красивой архитектурой. Невысокий портик, составляющий Бролио, поддерживает ряд массивных окон в восточном стиле, над которыми поднимается высокая стена с несколькими круглыми отдушинами. Третий фасад почти закрыт собором святого Марка, а фундамент четвертого омывается водами канала. Общественная тюрьма находилась на другом берегу канала. Знаменитый Мост Вздохов служил переходом из дворца в тюрьму.
   Гондольер появился вскоре опять под аркою выхода на канал и быстро вернулся к гондоле. В одну минуту он переплыл канал, причалил к противоположному берегу и вошел в тюрьму через главную дверь. Казалось, он обладал какими-то тайными средствами, чтобы усыпить подозрительность привратников, потому что его везде пропускали без расспросов. Он миновал все внешние заграждения тюрьмы и пришел к той части здания, которая, невидимому, предназначалась для жилья.
   Гондольер поднялся по потайной лестнице и, постояв с минуту у двери, осторожно постучал в нее.
   -- Кто там?-- спросил тихий женский голос.
   -- Свой, Джессина,-- ответил гондольер.
   -- Назови свое имя, а не то иди к другим дверям.
   Гондольер приподнял маску, которая не только скрывала его лицо, но и изменила голос.
   -- Это я, Джессина,-- сказал он.
   Дверь отворилась.
   Войдя в комнату и убедившись, что посторонних там не было, гондольер снял маску. Это был браво...
   -- Ты знаешь, что предосторожности необходимы,-- сказал он,-- И я надеюсь, ты меня за это не осудишь.
   -- Я ничего не говорю против этого, но я не могла отворить тебе сразу, не узнав твоего голоса.
   -- Что у тебя нового?-- спросил браво, устремив проницательный взгляд на хорошенькое лицо девушки.
   -- Хорошо, что ты не пришел раньше в тюрьму, потому что от меня только-что ушли. Ты не был бы доволен, Карло, если бы тебя увидели?
   -- Ты знаешь, что у меня есть важные причины носить маску. И будь здесь кто-нибудь из твоих двоюродных братьев или какой-нибудь молодой венецианец -- все равно я не хотел бы с ними встретиться и быть узнанным.
   -- Успокойся, это была моя двоюродная сестра Аннина, которую ты ни разу не видел. И я с ней вижусь очень редко, а ее брат никогда даже не приходит к нам. Если бы я не боялась, что она сейчас вернется, я пошла бы с тобой.
   -- Так разве она еще здесь?-- спросил встревоженно браво.-- Ты ведь знаешь, что я не хочу, чтобы меня увидели.
   -- Не бойся, она сейчас наверху у моей больной матери, и раньше, чем она войдет сюда, мы услышим ее шаги в коридоре. Тогда ты можешь войти в эту комнатку, как ты это уже несколько раз делал, и, если хочешь, можешь послушать нашу болтовню... Или... может быть, пойдем... но нет, не успеем...
   -- Ты хотела сказать, Джессина, что я могу пойти навестить...
   -- Конечно, Карло; но я боюсь, как бы любопытная Аннина не начала искать нас.
   -- Я могу подождать. Когда я бываю с тобой, я делаюсь терпеливым.
   -- Молчи! Это шаги Аннины. Спрячься скорей в комнату.
   Браво скрылся в боковой комнатке, оставив дверь чуть приоткрытой. В это время Джельсомина пошла отворить кузине. С первых же слов Джакопо по голосу узнал дочь виноторговца.
   -- Ты полная хозяйка здесь во всем доме, Джельсомина,-- сказала Аннина, опускаясь на стул словно от усталости.
   -- Я бы с радостью отказалась от того, что ты называешь хозяйством, если бы мама была в состоянии сама заниматься им.
   -- Что ни говори, а приятнее распоряжаться, чем повиноваться. Ну, давай поговорим о вчерашнем празднике. Была ты вчера среди масок, гулявших на Пьяцетте?
   -- Нет, я не могу оставить мать.
   -- Жаль, а в Венеции, кажется, еще ни разу не было такого торжественного венчания с Адриатикой и таких интересных гонок, как вчера. Да, это стоило посмотреть... И, представь, простой лагунский рыбак получил первую награду.
   -- Неужели не было более искусных гондольеров?
   -- Самые ловкие, говорят, участвовали в первой гонке, где мой Луиджи должен был бы взять первый приз, если бы товарищи ему не подстроили штуку на зло... Да, знаешь,-- продолжала Аннина, осторожно оглядываясь по сторонам,-- во второй главной гонке в числе других был один гондольер в маске, и говорят, что это был -- представь кто?-- Джакопо! Ты слышала о нем?
   -- Слышала; так называют одного страшного злодея.
   -- Да, надо удивляться тому, что делается в Венеции. Этот человек прогуливается где ему угодно, и никто не смеет ему сказать ни слова. Подожди, это еще не все; сегодня на заре, когда я возвращалась с Лидо, я видела, как в лагунах нашли труп какого-то молодого кавалера, и все называли Джакопо виновником его смерти.
   Джельсомина вздрогнула.
   -- Это ужасно!-- сказала она.-- Но почему ты так рано была на улице? Неужели ты всю ночь пробыла на Лидо?
   -- На Лидо?.. Да... Нет. Ведь я не могу целый день, как ты, сидеть дома. Особенно последние дни мне пришлось много помогать отцу. Вот и сейчас я болтаю с тобой, а дома у меня пропасть дела. Да, чтобы не забыть: цел у тебя сверток, который я оставила тебе в последний раз?
   -- Как же, я думала, что ты о нем забыла, и хотела уже отослать его тебе,-- сказала Джельсомина, вынув из ящика небольшой тщательно запакованный сверток.
   -- Ради бога, никогда не делай этого! Если бы сверток попался в руки моему брату Джузеппе, то это могло бы тебе причинить немало неприятностей... Но пора, до свидания, милая Джессина! Я надеюсь, что твой отец отпустит тебя к нам; мы все таки тебя любим!
   -- Всего хорошего, Аннина! Если бы не болезнь матери, я давно была бы у тебя.
   Хитрая дочь виноторговца поцеловала свою доверчивую кузину {Кузина -- двоюродная сестра. (Прим. ред.)} и исчезла.
   -- Карло,-- сказала Джельсомина, закрыв за ней дверь,-- ты можешь войти, никто нас больше не побеспокоит.
   Браво вышел. Он был бледен; и, несмотря на все усилия ответить на приветливую улыбку Джельсомины, его лицо имело почти страшное выражение.
   -- Аннина заставила тебя поскучать, болтая о гонках и об убийстве? Но я знаю твое нетерпение, и мы сейчас же отправимся.
   -- Подожди минутку... Эта девушка тебе двоюродная сестра? И ты часто ходишь к ней?
   -- Нет, ведь я тебе говорила, что не могу часто оставлять мать, да, кроме того, отец не хочет, чтобы я ходила к ней, потому что они торгуют вином, и у них бывает много гондольеров. Она не виновата, что родные ее занимаются этим.
   -- Конечно, нет. А что это за сверток она взяла у тебя?
   -- Она его оставила мне на сохранение, когда торопилась на Лидо... Я вижу, она тебе не нравится. А ты слышал, как она говорила о Джакопо и о последнем убийстве? Наверно, ты согласен со мною, относительно этого злодея. Ну, хочешь, я тебя провожу к заключенному?
   -- Да, идем.
   -- Я вижу, Карло, что твоя честность возмущается злодейством этого убийцы. Мне часто приходилось слышать, что Сенат держит его на жалованьи. Говорят, что он ловчее всех в убийстве, и что судьям придется очень долго выискивать против него улики, чтобы не сделать несправедливости.
   -- И вы все верите, что у Сената такая чуткая совесть?-- спросил браво глухим голосом, выходя в коридор следом за девушкой.
   Джессина вернулась и вынула из шкафа маленькую коробочку.
   -- Вот ключ, Карло,-- сказала она, показывая один из ключей в большой связке.-- Сейчас я одна осталась здесь сторожить заключенных. Мы добились, по крайней мере, этого, а со временем сделаем и больше.
   Браво заставил себя улыбнуться, чтобы показать девушке, насколько он ценил ее заботы.
  

ГЛАВА XIX

  
   Джельсомина вела Джакопо по сводчатым галлереям и темным коридорам. Она остановилась на минуту, входя в низкую, узкую галлерею с окнами по обеим сторонам.
   -- Карло,-- спросила она,-- ты ожидал меня встретить, как всегда, у входа с канала?
   -- Я не вошел бы в тюрьму, если бы не встретил тебя, потому что я не хочу, чтобы меня видели. Но я вспомнил о том, что твоя мать может задержать тебя, и переехал через канал.
   -- Нет, здоровье мамы без перемены. А ты замечаешь, что мы идем по другой дороге? Ты хорошо знаешь расположение дворца и тюрьмы Карло?
   -- Больше, чем бы я этого желал, милая Джельсомина. Но зачем ты меня об этом расспрашиваешь? Мысли мои заняты совсем другим.
   Девушка ничего не ответила, но обычно бледные щеки ее стали еще бледней. Браво, привыкший к ее молчаливости, не обратил на это внимания. Он быстро взглянул в окно: перед его глазами тянулся темный, узкий канал, дальше виднелся выход к набережной и к порту.
   -- Джельсомина!-- воскликнул он, невольно отшатнувшись.-- Мы на Мосту Вздохов?
   -- Да, Карло. Ты никогда не проходил по нем?
   -- Нет, никогда. Хотя я и часто думал, что мне когда-нибудь придется его перейти, но никогда не предполагал, что пойду я здесь с таким провожатым.
   -- Ну, со мной этот мост для тебя не страшен, и, хотя здесь ходят только сторожа и осужденные, со мной ты можешь пройти безопасно. Мне доверили от него ключ и указали все закоулки, ведущие к нему.
   -- А не правда ли, странно, что Совет разрешил мне посещать тюрьму без особого надзора, а только с тобой?
   -- Я лично не нахожу в этом ничего странного, но на самом деле это не разрешается всем. Даже говорят, будто немногие из ступивших на этот мост возвращаются обратно, а между тем, ты меня не спрашиваешь, почему мы идем через него.
   Браво недоверчиво посмотрел на свою спутницу, но ее вид рассеял мгновенно его подозрения.
   -- Так как ты хочешь, чтобы я полюбопытствовал?-- промолвил он.-- Скажи мне, почему ты меня привела сюда, и, особенно, почему ты здесь остановилась?
   -- Не забудь, что теперь дело идет к лету, Карло,-- сказала девушка тихо,-- и что мы напрасно бы его искали в подземных тюрьмах...
   -- Я тебя понимаю... Идем!
   Джельсомина была попрежнему грустна, разделяя горе своего спутника. Пройдя несколько лестниц и множество коридоров, они остановились у одной двери. В то время, как девушка отыскивала ключ, Джакопо с трудом вдыхал горячий, удушливый воздух.
   -- Мне обещали, что этого больше не будет,-- промолвил он,-- но эти воплощенные дьяволы забывают свои обещания.
   -- Карло! Помни, что мы во Дворце дожей,-- сказала ему Джельсомина, оглядываясь назад.
   -- Я хорошо помню все, что касается республики.
   -- Будь терпелив, милый Карло, всему бывает конец.
   -- Ты права,-- ответил он,-- и, может быть, раньше, чем ты рассчитываешь. Но все равно, отвори дверь.
   Джельсомина повиновалась, и они вошли.
   -- Отец,-- воскликнул браво, бросаясь к соломенному тюфяку, разостланному на полу.
   Худой и истощенный старик поднялся, услышав это слово, и горящими глазами смотрел на Джакопо и Джельсомину.
   -- Ты не заболел, отец, от быстрой перемены, и вид у тебя лучше, чем в том сыром подвале.
   -- Ничего. Мне здесь хорошо,-- ответил заключенный,-- здесь есть свет, хотя, пожалуй, его слишком много... Ты не можешь представить, дитя мое, как приятно видеть день после такой длинной, длинной ночи. Что ты мне скажешь нового, сынок? Расскажи мне о матери...
   Браво опустил голову.
   -- Она счастлива, насколько это для нее возможно без тебя.
   -- Вспоминает ли она меня?
   -- Конечно, отец.
   -- А что сестра? Ты о ней ничего не говоришь, сынок. Перестала ли она напрасно считать себя причиной моих страданий?
   -- Ей тоже хорошо, отец. Она перестала страдать... о тебе,-- ответил Джакопо, едва удерживаясь от слез.
   Последовала большая пауза, в течение которой отец, казалось, вспоминал прошлое, а сын рад был не слышать больше вопросов: мать и сестра, о которых расспрашивал старик, давно уже умерли, став жертвой горя. Старик задумчиво посмотрел на сына.
   -- Нельзя рассчитывать, чтобы сестра вышла замуж. Никому не охота породниться с семьей находящегося так давно в тюрьме.
   -- Она об этом не думает. Ей хорошо вместе с матерью.
   -- Да, этого республика не может ее лишить. Нет ли надежды, что вскоре мы будем все вместе? Как давно я не видел никого из семьи, кроме тебя!
   Отец привлек к себе и поцеловал Джакопо.
   -- Есть ли у тебя хоть маленькая надежда на мое освобождение?-- спросил старик.-- Обещают ли сенаторы, что я на свободе увижу опять солнце?
   -- Как же, они обещают. Они много обещают.
   -- Уже четыре года, должно быть, как я сижу в этих стенах. А я все надеялся, что дож вспомнит своего старого слугу и разрешит ему вернуться к семье.
   Джакопо молчал, потому что дож, о котором говорил отец, давно уже умер, и в ослабевшей памяти старика стерся долгий ряд проведенных им в тюрьме лет.
   -- У меня есть развлечения в неволе.
   -- Скажи же: каким образом ты смягчаешь свое горе?
   -- Посмотри сюда,-- ответил старик с лихорадочным волнением.-- Вот видишь эту щель в доске? От жара она все увеличивается, и мне кажется, что она стала вдвое шире за то время, как я здесь. Я иногда говорю себе: вот, когда она дойдет до этого сучка, то сенаторы сжалятся надо мной и выпустят меня на свободу. Мне доставляет удовольствие следить, как она из года в год увеличивается.
   -- И только?
   -- А вот еще: в прошлом году я любил наблюдать за пауком; у него была паутина вот здесь. И я надеюсь, что как появятся мухи, так и он выползет за добычей... Да, сенаторы могут меня безвинно осудить, разлучить с семьей, но они не в силах лишить меня всех удовольствий.
   Старик замолчал и смотрел то на щель, свидетельницу долгих лет его заключения, то на сына.
   -- Ну, пусть они возьмут от меня и паука. Я не буду проклинать их за то,-- сказал заключенный, натягивая на себя одеяло.
   -- Отец!
   Старик молчал.
   -- Отец!
   -- Джакопо, так ты в самом деле думаешь, что сенаторы не будут так жестоки, они не выгонят паука из моей камеры?-- спросил старик выглянув из-под одеяла.
   -- Они не лишат тебя этого удовольствия, отец, потому что оно не касается ни их власти, ни славы.
   -- Ну, хорошо, я теперь буду спокоен, а то я все боялся; ведь неприятно лишиться друга в тюрьме.
   Джакопо постарался развлечь старика другими мыслями. Он поставил на полу перед постелью отца еду, которую разрешали приносить, и, успокоив старика еще раз словами о близкой свободе, заметил, что приближается момент разлуки. Но раньше, чем уйти, Джакопо привел в порядок камеру, раздвинул, насколько мог, больше щели в кровле, чтобы воздух и свет свободнее проходили в помещение, и вышел, наконец, из этого мрачного, раскаленного чердака.
   Джакопо и Джельсомина молча шли по бесконечным коридорам, пока вновь не очутились на Мосту Вздохов. Девушка первая прервала молчание.
   -- Как ты его нашел?-- спросила она.
   -- Он страшно изменился.
   -- Но ведь есть надежда, не правда ли? Ты сам ему это сказал.
   -- Ах, ведь я нарочно это говорил, чтобы не лишать его последней надежды.
   -- Карло, я в первый раз слышу, что ты так спокойно говоришь о несправедливости правительства республики и о заточении твоего отца.
   -- А потому, моя дорогая, что его освобождение близко.
   -- Я тебя не понимаю; то ты говоршь, что нет никакой надежды, то о скором освобождении.
   -- Я говорю о смерти, Джельсомина. Страданьям отца приближается конец.
   -- Карло, сегодня отец, говоря с тобой, произнес имя, которое я не хотела бы, чтобы он употреблял. Он назвал тебя Джакопо,-- сказала вдруг девушка.
   Браво бросил на нее беспокойный взгляд и поспешил отвернуться.
   -- Иногда люди предугадывают свою судьбу, Джельсомина.
   -- Неужели ты думаешь, что отец подозревает Сенат в намерении прибегнуть к услугам этого страшного чудовища? Ты сердит на Сенат за его несправедливость к твоей семье, но ты не должен думать, что в этом случае он прибегнет к кинжалу наемного убийцы.
   -- Я думаю только то, о чем говорят каждый день на каналах.
   -- Мне бы хотелось, чтобы твой отец не произносил никогда этого ужасного имени.
   -- Ты права, Джельсомина. Но что ты сама думаешь об отце?
   -- Это посещение не было похоже на предыдущее. Не знаю почему, но раньше ты мне казался более уверенным, когда внушал отцу спокойствие; сегодня ты как бы находил какое-то страшное удовольствие в словах отчаяния.
   -- Ты ошибаешься,-- сказал браво, задыхаясь.-- Ты ошибаешься! Сенаторы хотят оказать нам справедливость, наконец... Это почтенные люди. Нельзя сомневаться в их справедливости.
   Но сказав это, браво с горечью улыбнулся.
   -- Ты смеешься надо мной, Карло. Я знаю, что только немногие не делают никому зла...
   -- Вот что значит жить в тюремной атмосфере. Нет, девушка, есть люди, которые из поколения в поколение родятся мудрыми, добродетельными, ко всему способными и созданными, чтобы бросать в тюрьмы честных тружеников и бедняков. Ведь это ясно, как день, и очевидно, да, очевидно -- как стены этой тюрьмы.
   Девушка отодвинулась от него; у ней даже мелькнула мысль о бегстве, потому что она ни разу не видела Джакопо таким страшным и странным.
   -- Я могу подумать, Карло, что отец умышленно назвал тебя этим именем,-- сказала она, с упреком посмотрев на искаженное лицо собеседника.
   -- Родители знают, как называть своих детей... Но довольно, пора мне итти, и на этот раз я ухожу от тебя, дорогая, с тяжелым сердцем.
   -- Да, у тебя есть дела, и не надо их забывать. Хорошь ли ты за это время зарабатывал на своей гондоле?
   -- Нет, золото и я, мы не уживаемся вместе.
   -- Ты знаешь, Карло, что я не богата,-- сказала едва слышно Джельсомина,-- но, что у меня есть, можешь считать своим. Мой отец беден, иначе он не жил бы страданием других, будучи сторожем тюрьмы.
   -- Его служба много лучше дела тех, что возложили на него эту обязанность; она более невинна и гораздо более честна.
   -- Ты говоришь не так, как большинство, Карло. Я боялась, что ты постыдишься быть мужем дочери тюремщика.
   -- В таком случае ты не знаешь ни Карло, ни людей. Если бы твой отец был членом Сената или Совета Трех, и если бы это было известно, то тогда ты могла бы горевать... Но уже поздно, Джельсомина, и я должен уйти.
   Джельсомина, пропустив молодого человека вперед, заперла дверь крытого моста. Пройдя несколько коридоров и лестницу, они вышли к набережной, где браво, торопливо простившись с девушкой, вскочил в свою гондолу и удалился.

0x01 graphic

  

ГЛАВА XX

  
   Маски шныряли по Большой площади, гондолы скользили по каналам, смех и песни раздавались со всех сторон.
   Выйдя из гондолы на набережной, Джакопо смешался с толпой. Проходя вдоль темных аркад Бролио, он искал глазами дона Камилло Монфорте; на углу Малой площади они встретились, обменялись условленными знаками, и браво повернул назад к набережной, не обратив на себя ничьего постороннего внимания.
   Сотни лодок стояли у берега Пьяцы. Джакопо отыскал свою, быстро погнал ее вниз по каналу и через несколько минут был уже у борта "Прекрасной Соррентинки". Хозяин фелуки прогуливался по палубе, весь экипаж пел хором на носу судна. Стефано, казалось, ожидал этого посещения, потому что немедленно отвел браво на самый дальний конец кормы.
   -- Ты хочешь мне передать что-нибудь важное, Родриго?-- спросил моряк, узнав браво по условному знаку; настоящего имени браво он не знал.
   -- Ты совсем готов к выходу в море?
   -- Куда угодно! Хоть на Левант или к Геркулесовым Столбам. Мы подняли реи с заходом солнца, и нас надо предупредить только за час, чтобы успеть обогнуть Лидо.
   -- В таком случае я вас предупреждаю.
   -- Родриго, вы доставляете ваш товар на рынок, где его и без того много. Мне уже объявлено, что сегодня ночью мы понадобимся.
   -- Ты прав, Стефано, Но точность необходима, когда дело касается важного поручения.
   -- Не желаете ли сами посмотреть, синьор?-- сказал моряк, понизив голос.-- Конечно, нельзя сравнить "Прекрасную Соррентинку" по величине с "Буцентавром", но если принять во внимание ее вместимость, можно сказать, что в ней можно расположиться не хуже, чем во дворце дожей. Впрочем, когда я узнал, что на ней будет пассажиркой прекрасная дама я почувствовал, что это уже касается чести моей родной Калабрии...
   -- Отлично. Если тебе объяснили все подробности, я не сомневаюсь, что ты считаешь это за честь для себя.
   -- Мне ничего не сказали, кроме того, что одна молодая особа, в которой Сенат принимал большое участие, покинет сегодня ночью город и переедет на восточный берег в Далмацию. Если вам не трудно, синьор Родриго, то я буду рад узнать, кто ее спутники.
   -- Ты все узнаешь, когда придет время, а пока молчи. Я очень доволен, что у тебя все наготове; желаю тебе спокойной ночи и счастливого путешествия. Вот еще что. Скажи: в котором часу ты ждешь берегового ветра?
   -- Так как сегодня день был очень жаркий, то берегового ветра нельзя ждать раньше полночи.
   -- Отлично! Я надеюсь на тебя. Еще раз до свиданья!-- сказал браво, прыгнув в гондолу.
   Послышался плеск весла, и в то время, как Стефано, все еще стоял на палубе, высчитывал выгоды, которые он мог извлечь из предложенной ему поездки, гондола Джакопо уже быстро приближалась к набережной.
   Расставаясь с доном Камилло, Джакопо обещал ему пустить в ход все средства, которые ему подскажут его природная проницательность и опытность, чтобы разузнать, как намерен Сенат поступить в дальнейшем с донной Виолеттой. Браво знал, что Сенат имел обыкновение менять агентов в щекотливых делах, чтобы лучше сохранять тайну. И Джакопо часто сам прибегал к этому средству для переговоров с Стефано, которым пользовались при исполнении секретных мероприятий. Но никогда раньше не случалось, чтобы разрешалось другому агенту вмешиваться в его переговоры. Ему было поручено предупредить Стефано быть наготове по первому приказанию для нового поручения. Но после допроса Антонио ему не давали новых приказаний.
   Долгое отсутствие поручений заставило Джакопо задуматься, и вид фелуки дал случайное направление его розыскам. Как только Джакопо вышел из гондолы на набережную, он поспешил вернуться на "Бролио", переполненное в это время гуляющими. Убедившись, что дон Камилло уже ушел, браво смешался с толпой. Он присматривался к гуляющим, как вдруг кто-то коснулся его локтя.
   Джакопо не имел обыкновения заговаривать без надобности на площади святого Марка, особенно в этот час. Джакопо оглянулся: тот, кто остановил браво, дал ему условный знак следовать за ним. Широкое домино до такой степени скрывало его фигуру, что не было ровно никакой возможности отгадать даже телосложение незнакомца. Дойдя до укромного места, где никто из любопытных не мог их услышать, незнакомец остановился и осторожно всмотрелся в Джакопо. Он закончил этот осмотр и сделал знак, что уверен в своем предположении. Джакопо ответил ему тем же и сохранял молчание.
   -- Ой-ой! Можно подумать, что ваш духовник наложил на вас эпитимию {Эпитимия -- наказание, налагаемое "за грехи" церковью. (Прим. ред.)} в виде молчания, или что вы нарочно отказываетесь говорить с вашим слугой.
   -- Что тебе надо? И почему ты уверен, что я тот самый, кого тебе надо?
   -- Ой, господин! От опытного взгляда не ускользнет ни одна мелочь. И я всегда узнаю вас в толпе праздношатающихся.
   -- Ну, и хитрец же ты, Осия! Положим, твоя хитрость и спасает тебя.
   -- Это единственная защита здесь против притеснений, синьор.
   -- Но к делу. Я тебе ничего не закладывал, да, кажется, ничего тебе и не должен.
   -- Праведный Самуил! Я не виноват, что ваше сиятельство так умеете забывать свои заклады. Но весь Реальто может подтвердить наши счеты, которые теперь уже возросли до значительной суммы...
   -- Ну, хорошо, хорошо! Зная мое происхождение, ты выбрал неудобное место надоедать мне.
   -- Я никоим образом не хочу сделать неприятность кому-либо из патрициев. И молчу... Надеясь, что со временем вы узнаете свою подпись и печать.
   -- Люблю тебя за осторожность, Огня. Но я тороплюсь. В чем твое настоящее дело?
   Ювелир оглянулся и, приблизившись вплотную к мнимому патрицию, продолжал:
   -- Синьор, вашей семье грозит большая утрата. Вам известно, что Сенат неожиданно освободил вашего уважаемого отца от опеки над донной Виолеттой?
   Джакопо вздрогнул; но это волнение было вполне естественно для человека, заинтересованного в крупном приданом.
   -- Успокойтесь, синьор, всем приходится переживать подобные разочарования в юности. И меня, вот, прислали уведомить вас, что ее хотят удалить из этого города.
   -- А куда хотят ее отослать?-- спросил с живостью Джакопо.
   -- Вот это-то и неизвестно. Но ваш отец предусмотрительный человек, хорошо знакомый с правительственными тайнами... Иногда я даже думаю, не состоит ли он членом Совета Трех.
   -- А почему бы и нет? Он из старинной фамилии.
   -- Я ничего не говорю против этого Совета, синьор. И никто на Риальто не отзывается о нем плохо. Всем известно, что он занимается больше доходным ремеслом, чем обсуждением разных там правительственных мероприятий... Но все равно, к какому бы совету ваш батюшка ни принадлежал, дело в том, что нам грозит опасность.
   -- Я понимаю тебя. Ты боишься за деньги? Я сознаю важность твоих опасений, основанных на твоем чутье...
   -- И на смутных намеках вашего уважаемого батюшки.
   -- Разве он сказал что-нибудь положительное?
   -- Он говорил мне иносказательно, синьор. Но я понял, что богатую наследницу собираются выслать из Венеции. И так как я лично заинтересован в этом деле, то я не пожалел бы лучшей бирюзы из моей лавки, чтобы узнать, куда ее хотят отправить.
   -- Уверен ли ты, что ее отправят сегодня ночью?
   -- Вполне уверен.
   -- Ладно! В таком случае я сам позабочусь о моих и твоих интересах.
   Джакопо кивнул головой ювелиру и пошел через Пьяццу. Оставшись один, Осия стоял в задумчивости, как вдруг его кто-то окликнул.
   -- Что тебе надо от меня?-- спросил ювелир, обращаясь к маске.
   -- Не в службу, а в дружбу, Осия. Можешь ли ты мне дать взаймы под хорошие проценты?
   -- С этим вопросом лучше было бы обратиться к казначею республики. У меня, правда, есть несколько драгоценных камней, которые я с охотой продал бы какому-нибудь любителю.
   -- Не в том дело. Все знают, что у тебя денег куры не клюют. И другой на твоем месте не отказался бы одолжить тысячу дукатов с ручательством таким же надежным, как законы республики.
   -- Тот, кто приписывает мне такое богатство, издевается над моей бедностью, синьор. Если вам угодно купить аметист или рубин, то я к вашим услугам.
   -- Мне надо денег, старик. У меня безотлагательная нужда, и мне некогда проводить попусту время. Говори твои условия.
   -- Синьор, тысяча дукатов не валяются на улице. Чтобы их дать взаймы, надо раньше много потрудиться над их собиранием; а тот, кто хочет их занять, должен быть хорошо известным на Риальто.
   -- Ты ведь даешь взаймы знатным маскам под солидные залоги, осторожный Осия. Или твоя репутация слишком широка для твоего действительного великодушия?
   -- Солидный залог мне дает возможность не сомневаться, если бы даже мой заемщик был так же таинственен, как члены Совета Трех. Если хотите, придите ко мне завтра, а я пошарю у себя в сундуках.
   -- Не могу я откладывать. Скажи прямо: можешь ли ты мне дать взаймы? Тогда назначай сам какие хочешь проценты.
   -- При помощи друзей, моих соотечественников, я, пожалуй, смог бы набрать нужную сумму под залог драгоценных камней.
   -- Этот неопределенный ответ меня не удовлетворяет. Прощай Осия, пойду еще где-нибудь поищу.
   -- Ах, мне хочется вам услужить, и ради вас только я, так и быть, рискну! Один еврей, Леви из Ливорно, оставил мне на сохранение кошель как-раз с этой суммой. На подходящих условиях я им воспользуюсь и верну ему деньги потом из моих собственных средств.
   -- Очень тебе благодарен за это предложение, Осия,-- сказал незнакомец, приподнимая маску.-- Это облегчит наши переговоры. Может быть, кошель из Ливорно здесь с тобой?
   Осия замер от неожиданности. Оказалось, что он сообщил какому-то незнакомцу, может быть, даже полицейскому агенту, свои соображения насчет намерений Сената в отношении донны Виолетты. Мало того, он лишился единственного довода для отказа в займе молодому кутиле Джакомо Градениго, сыну сенатора, сказав ему о кошельке из Ливорно.
   -- Надеюсь, что прежние отношения не помешают нашему договору, Осия?-- заметил бесшабашный наследник сенатора Градениго.
   -- Отец Авраам! Если бы я знал, что это вы, синьор Джакомо, то мы давно бы с вами покончили.
   -- Да! Ты притворился бы, что у тебя нет денег, как это ты делаешь с некоторого времени.
   -- Нет, синьор, я никогда не отказываюсь от того, что сказал. Но дело в том, что Леви взял с меня слово, что я дам эти деньги только в руки самого надежного человека.
   -- Он может быть совершенно спокоен: ты сам их занимаешь, чтобы одолжить мне. Итак, вот тебе в залог драгоценности. Теперь давай цехины.
   Даже и решительный тон Джакомо Градениго не подействовал бы на каменное сердце ростовщика, но когда, опомнившись от неожиданности, он начал объяснять молодому патрицию свои опасения относительно приданого донны Виолетты, к его успокоению, Джакомо Градениго объявил, что занимаемые деньги хочет употребить именно на то, чтобы перевести богатую наследницу куда-нибудь в безопасное место. Это обстоятельство сразу изменило дело. Осия нашел выгодным одолжить молодому патрицию цехины своего мнимого друга из Ливорно. Когда обе стороны пришли к соглашению, они покинули площадь, чтобы завершить сделку.

0x01 graphic

ГЛАВА XXI

  
   Наступала ночь. Музыка раздавалась слышнее среди тишины города, и гондолы патрициев снова показались на каналах. Среди этих легких гондол, быстро скользивших по поверхности воды, виднелась одна лодка, медленно плывшая вдоль канала. Ее гребцы казались утомленными, и по сильно выцветшей окраске лодки можно было думать, что она возвращалась из далекого путешествия.
   Вдруг гондола свернула с середины большого канала и вошла в один из редко посещаемых боковых притоков. Здесь она прибавила ходу и скоро очутилась в самом бедном квартале Венеции. Там она остановилась около одного, повидимому, торгового помещения, и один человек из экипажа гондолы вышел из нее и направился к мосту; остальные разлеглись на скамьях для отдыха.
   Вышедший из гондолы прошел несколько узких переулков и постучал в окно, которое тотчас же открылось. Женский голос спросил: кто там?
   -- Это я, Аннина,-- ответил Джино,-- открой мне поскорей, у меня спешное дело.
   Убедившись, что пришедший был один, Аннина отворила дверь и впустила в дом гондольера.
   -- Ты пришел совсем не во-время, Джино,-- сказала она,-- я собиралась пойти подышать свежим воздухом. Твои посещения вообще не доставляют мне особенного удовольствия, и, когда у меня есть другие дела, они меня стесняют.
   Это холодное замечание могло бы оскорбить Джино, если бы его чувство к Аннине было сильнее, но, привыкнув к ее капризам, он опустился на стул с видом человека, решившего остаться.
   -- Убирайся отсюда! Я не могу напрасно терять времени.
   -- Ты сегодня что-то особенно торопишься, Аннина?
   -- Да, тороплюсь избавиться от тебя... Слушай, Джино, и запомни хорошенько, что я тебе скажу. Твой хозяин подвергся опале, и вот-вот его вышлют из Венеции со всеми его служащими-бездельниками. Так знай: я вовсе не намерена уезжать из моего родного города.
   Гондольер улыбнулся с нескрываемым безразличием к ее деланному презрению, но, вспомнив о своем поручении, тотчас же принял серьезный вид и постарался почтительным обращением успокоить злобу своей непостоянной возлюбленной.
   -- Да поможет мне святой Марк! Если нам не суждено быть вместе, Аннина, это не может нам помешать все-таки заключить выгодную для нас обоих сделку. Я нарочно ехал темными каналами к тебе. Привез я сладкое, выдержанное вино, и твоему отцу редко приходилось добывать такое... А ты меня гонишь, как собаку!
   -- Сегодня у меня нет времени разговаривать с тобой, Джино, и, если бы ты меня не задержал, я давно бы уже веселилась.
   -- Ну, запри же дверь дома, моя милая, и не ломайся со старым другом. Пойдем попробуем моего вина,-- сказал гондольер, выводя девушку из дома и услужливо помогая ей запереть дом.
   Окончив это дело, они оба прошли по набережной. Перейдя мост, Джино указал девушке свою гондолу и подтолкнул ее локтем:
   -- Ты не соблазнишься, Аннина?
   -- Твоя неосторожность может нам в один прекрасный день сослужить плохую службу: разве можно оставлять контрабандистов так близко около нашего дома? Ну, говори, каких виноградников это вино?
   -- С подошвы Везувия, и виноград созрел при вулканическом жаре. Если мои товарищи продадут это вино старому Беппо, твой отец пожалеет, что упустил этот случай.
   Аннина, всегда готовая на выгодную сделку, с завистью взглянула на гондолу; она уже представляла себе ее наполненной бурдюками с крепким и сладким неаполитанским вином.
   -- Ты больше не приедешь к нам, Джино?
   -- Это зависит от тебя. Ну, иди в гондолу и попробуй вино.
   Аннина колебалась недолго; они быстро вошли в лодку, не обращая внимания на гондольеров, растянувшихся на скамьях, и откинули занавес каюты. Там сидел кто-то, облокотясь на мягкие подушки: оказалось, что гондола, похожая снаружи на лодку контрабандистов, имела все удобства городских гондол.
   -- Добро пожаловать!-- сказал он.-- Теперь уж мы с вами, Аннина, не расстанемся так скоро, как раньше.
   С этими словами мнимый гондольер встал и оперся на плечо Аннины, она очутилась лицом к лицу с доном Камилло Монфорте.
   Привыкшая к хитростям, Аннина ничем не выказала своего испуга.
   -- Я вижу, что герцог святой Агаты удостоил контрабандную торговлю своим участием?-- произнесла она притворно-шутливым тоном.
   -- Я здесь не для шуток, и ты в этом сама убедишься, девушка. Тебе предстоит выбор между искренним признанием и моей местью.
   Дон Камилло говорил спокойно, но Аннина поняла, что имела дело с решительным человеком.
   -- Какого признанья ожидает от меня ваша светлость?-- спросила она, не будучи в силах больше скрывать своего волнения.
   -- Я желаю одной правды. И помни, что на этот раз мы не расстанемся, пока я не узнаю. Я теперь на ножах с венецианской полицией, и твое присутствие здесь -- первый результат моего замысла.
   -- Ваша светлость, не слишком ли это смелый поступок на каналах Венеции?
   -- Последствия касаются только меня; но в твоих интересах во всем сознаться.
   -- Я не заставлю себя принуждать силой, синьор?
   -- Ну, говори скорей, потому что время не терпит.
   -- Синьор, я не стану отрицать, что с вами дурно поступили. Разве можно так поступать с благородным иностранцем, который, как всем известно, имеет все права на сенатские почести.
   -- Довольно болтовни, говори дело!
   Увидев, что гондола, миновав каналы, плыла уже по лагунам, Аннина поняла, что находится во власти дона Камилло, и решилась говорить более ясно.
   -- Вероятно,-- сказала она,-- ваша светлость подозревает, что Совет узнал о вашем намерении бежать с донной Виолеттой?
   -- Мне это все уж и так известно.
   -- Но я не могу сказать, почему меня выбрали в служанки к этой девице.
   -- Я был терпелив с тобой, Аннина, и ждал только того времени, когда мы выедем из каналов. Теперь ты должна говорить ясно, без всяких уверток. Где ты оставила мою жену?
   -- Ваша светлость! Да разве вы думаете, что Сенат сочтет этот брак законным?
   -- Отвечай мне, я тебе приказываю, или я найду средства заставить тебя говорить. Где ты оставила мою жену?
   - Я ей не понадобилась в дороге, и полицейские агенты высадили меня на первом встречном мосту.
   -- Напрасно ты стараешься меня обмануть... Мне хорошо известно, что, покинув казенную гондолу, на которой находилась донна Виолетта, ты на закате солнца была в тюрьме святого Марка.
   Удивление Аннины было вполне естественным.
   -- Боже мой! Да вы осведомлены больше, чем это предполагает Совет.
   -- И в этом ты убедишься ценою твоей жизни, если не скажешь мне правды. Из какого монастыря ты возвращалась?
   -- Ни из какого, синьор. Если ваша светлость узнала, что Сенат заключил синьору Пьеполу в тюрьму, то вы не должны за это пенять на меня.
   -- Твои хитрости бесполезны, Аннина: ты была в тюрьме у своей двоюродной сестры Джельсомины, дочери тюремного ключника; ты ходила, чтобы взять от нее контрабанду, которую, пользуясь ее наивностью, ты часто оставляешь у нее. Донна Виолетта -- не заурядная пленница, чтобы ее запирали в тюрьме.
   -- Ох!
   Аннина смогла выразить свое удивление только этим восклицанием.
   -- Да, ты теперь видишь, что мне все известно, и тебе не удастся обмануть меня. Ты редко бываешь у Джельсомины, но, возвращаясь по каналу в тот вечер...
   Крики, раздавшиеся вблизи, прервали дона Камилло. Он поднял глаза и увидел сплоченную массу лодок, двигавшуюся к городу. Тысячи голосов кричали одновременно, и общий жалобный гул доказывал, что толпа была взволнована одним чувством. Удивленный этим зрелищем и тем, что гондола была как-раз на дороге этой флотилии, дон Камилло на время забыл о допросе.
   -- Что это значит, Джакопо?-- спросил он вполголоса, обращаясь к рулевому.
   -- Это рыбаки синьор; судя по шуму, мне думается, что среди них возмущение... Уже давно между ними было недовольство из-за отказа освободить с галер сына одного из их товарищей.
   Из любопытства гребцы дона Камилло приостановились было на минуту, но вскоре увидели необходимость свернуть с пути. Угрожающий крик с приказанием перестать грести заставлял дона Камилло или налечь сильнее на весла, чтобы скрыться, или повиноваться. Он выбрал второе.
   -- Кто вы такие?-- спросил человек, казавшийся среди рыбаков предводителем.-- Если вы из лагун и честные люди, то присоединяйтесь к товарищам и пойдем вместе на площадь святого Марка требовать справедливости.
   -- Отчего такое волнение?-- спросил дон Камилло, костюм которого скрывал его звание.-- Почему вы собрались все вместе, друзья?
   -- А вот посмотрите!
   Дон Камилло обернулся и увидел посиневшее лицо и мертвые открытые глаза старика Антонио. Сотни голосов при несмолкаемых криках давали ему объяснения, и если бы не рассказ Джакопо, то трудно было бы разобраться в этом шуме.
   -- Правосудия!-- кричали взволнованные голоса. Рыбаки поднимали голову старого Антонио, чтобы выставить ее на яркий свет луны.-- Правосудия во дворце и хлеба на площади!
   -- Просите этого у Сената!-- сказал Джакопо насмешливым тоном, который он не старался скрывать.
   -- Ты полагаешь, что наш товарищ наказан таким образом за проявленную им вчера смелость?
   -- В Венеции случаются вещи и страшнее этой.
   -- Они нам запрещают закидывать сети в канале Орфано {Канал Орфано был назначен для выполнения в его водах тайных казней; в нем поэтому была запрещена рыбная ловля. (Прим. ред.)} из боязни чтоб не обнаружились тайны их правосудия, а теперь у них уже хватило смелости утопить одного из наших среди наших рыболовных гондол.
   -- Правосудия! Правосудия!-- вновь закричали многочисленные хриплые голоса.
   -- На площадь святого Марка! Сложим труп к ногам самого дожа! Вперед, товарищи! Пусть кровь Антонио падет на головы его убийц!
   Рыбаки снова взялись за весла и быстро направились к Большому каналу.
   Эта встреча произвела сильное впечатление на Аннину. Дон Камилло воспользовался ее испугом для дальнейшего допроса, потому что время не допускало никаких промедлений.
   Когда возмущенные рыбаки с криками въезжали в город, гондола дона Камилло Монфорте двигалась вперед по обширной спокойной поверхности лагун.
  

ГЛАВА XXII

  
   Легко представить себе ту тревогу, с которой патриции слушали крики рыбаков, направляясь к Большой площади. Некоторые из них, сознавая все, что было шаткого в их положении, давно уже предчувствовали близкую гибель государственного устройства Венеции и уже придумывали наиболее надежные меры к обеспечению своей личной безопасности. Другие слушали эти крики с удивлением и воображали, что они возвещали какую-нибудь победу святого Марка. Только немногие понимали опасность.
   Рыбаки не были в состоянии ни определить свои собственные силы, ни обдумать свои случайные выгоды; они действовали только под влиянием порыва. Вчерашнее торжество их старого товарища, холодный отказ дожа и происшествия на Лидо, которые кончились смертью Антонио,-- все это возмутило их.
   Войдя в канал, они должны были замедлить ход, так как недостаток пространства не позволял даже пользоваться веслами. Каждый желал быть ближе к телу Антонио. Приблизившись: к мосту Риальто, часть их вышла на берег и ближайшими улицами направилась к площади. Остальные лодки, менее стесненные, могли продвигаться быстрее.
   В это время какая-то гондола, экипаж которой был вдвое многочисленнее обыкновенного, быстро вышла из бокового канала и, повернув в Большой, очутилась, совершенно случайно, как-раз против сплошной линии рыбацких лодок. Гондольеры казались удивленными этим необыкновенным зрелищем и с минуту не знали, к какой стороне им примкнуть.
   -- Это гондола республики!-- закричали рыбаки.
   А один голос добавил: "Канал Орфано!"
   Простого подозрения относительно поручения, которое приписывали гондоле эти два слова, в подобную минуту было достаточно, чтобы возбудить среди рыбаков новую вспышку ярости. С угрожающими криками часть лодок кинулась за гондолой. Республиканские гондольеры обратились в бегство. Они причалили к берегу и, выскочив на один из досчатых помостов, окружающих многие венецианские дворцы, исчезли в боковом переулке.
   Ободренные этим успехом, рыбаки схватили пустую гондолу и повели ее среди своей флотилии, оглашая воздух торжествующими криками. Некоторые из них, из любопытства, проникли в каюту, обтянутую черным сукном и похожую благодаря этому на катафалк. В ту же минуту они вышли обратно и вывели с собой монаха.
   -- Кто ты такой?-- спросил монаха хриплым голосом тот из рыбаков, который играл в этот день роль предводителя.
   -- Как видишь, я монах-кармелит.
   -- Служишь ли ты правительству? Ездил ли ты на канал Орфано затем, чтобы дать отпущение какому-нибудь несчастному?
   -- Я здесь не один, а при даме, которая нуждается в моих советах и молитвах. Свободный человек и заключенный одинаково могут рассчитывать на мои заботы.
   -- Оказывается, ты не гордец и, вероятно, согласен помолиться за одного бедняка?
   -- Я не вижу никакой разницы между дожем и рыбаком. Но я все-таки не хотел бы оставить моих спутниц, которые...
   -- С ними ничего не случится. Ну, войди в мою лодку!
   Отец Ансельм вернулся в каюту казенной гондолы, объяснил все происшествие своим испуганным спутницам и затем вышел, чтобы исполнить требование рыбаков. Его повели в гондолу, которая была впереди всех, и указали тело старого рыбака.
   -- Перед тобой тело честного рыбака,-- сказал его спутник,-- между нами он был самый старый и ловкий рыбак, готовый всегда помочь своему товарищу.
   -- Я охотно верю тебе.
   -- Вчера он вышел победителем над лучшими гондольерами Венеции, и за то, что он попросил свободы для своего внука, республика убила его.
   Лодки двинулись дальше.
   Эта процессия представляла странное зрелище. Впереди всех плыла гондола с останками Антонио. Монах с обнаженной головой и с скрещенными на груди руками стоял у изголовья. Слышался только равномерный плеск весел и дрожащий голос монаха, прерываемый время от времени пением рыбаков.
   Большая республиканская гондола шла в середине этой движущейся массы, потому что рыбаки не хотели отказаться от своего трофея. В таком порядке эта торжественная процессия въехала в порт и причалила к набережной в конце Пьяцетты.
   Площадь святого Марка представляла в эту минуту интересную картину. Огни в кофейнях исчезли, любители веселья поспешили скрыться, боясь смешаться с рыбаками, а шуты и уличные певцы, сбросив маску веселости, приняли более подходящий общему настроению вид.
   -- Правосудия!-- закричали тысячи голосов, когда тело Антонио было принесено во двор Дворца дожей.-- Правосудия во дворцах, а хлеба на площади!
   Обширный темный двор был наполнен загорелыми взволнованными рыбаками. Тело было положено внизу Лестницы Гигантов.
   Совет Трех был извещен о прибытии волнующихся рыбаков. Собравшись во дворце, они устроили секретное совещание о возможной причине восстания.
   -- Известили ли далматинскую гвардию о возмущении?-- спросил один из членов тайного судилища.-- Нам придется прибегнуть к ее залпам, прежде чем утихнет восстание.
   -- Положитесь в этом случае на обыкновенные власти, синьор,-- ответил сенатор Градениго.-- Я боюсь единственно, как бы не было здесь какого-нибудь заговора, могущего поколебать верность войск.
   -- Чего они еще добиваются? Им мало того, что у них есть, и они хотели бы иметь лучшее обеспечение, чем наши речи и уверения.
   -- Человек завистлив: бедняк хочет быть богатым, слабый -- сильным.
   -- Есть, однако, исключение в этом правиле: богатые редко желают сделаться бедными, как и сильные не желают стать слабыми.
   -- Можно подумать, что вы сегодня надо всем смеетесь, синьор Градениго, но я полагаю, что говорю так, как следует говорить сенатору Венеции.
   -- Вы правы, ваши слова не представляют ничего необыкновенного. Но я сомневаюсь, чтобы дух наших законов подходил к богатству, приходящему в упадок... Во всяком случае, надо обратить должное внимание на возмущение; идемте к дожу. Он выйдет к народу с некоторыми патрициями и с одним из нас, как свидетелем. Большее число могло бы повредить нашему достоинству.
   Тайный Совет разошелся как-раз в тот момент, когда траурная процессия входила во двор Дворца Дожей.
   Толпа, собравшаяся во дворец, начала угрожающе кричать при виде дожа, только по имени управлявшего этим искусственным государством, но многолетняя привычка рыбаков к повиновению заставила их мало-помалу стихнуть. Среди наступившей тишины слышалось только шуршанье одежды дожа, двигавшегося медленными шагами.
   -- Почему вы здесь собрались, друзья?-- спросил дож, дойдя до вершины Лестницы Гигантов.-- И главным образом, скажите, почему вы подошли к дворцу вашего правителя с непристойными криками.
   Рыбаки переглянулись и, казалось, искали в своей среде человека, который мог бы ответить за всех. Наконец, один из них, находившийся в самой середине толпы, где его нельзя было заметить, закричал:
   -- Правосудия!
   -- Мы этого и сами желаем,-- сказал дож,-- и добавлю, что мы это и исполняем. Но почему вы собрались здесь в таком оскорбительном для нас виде?
   Все молчали. Единственный человек из всей корпорации рыбаков умел избавиться от оков привычки и предрассудка, но сейчас он был мертв.
   -- Что же никто не отвечает?-- вновь спросил дож.-- Вы смело кричите, когда вас не спрашивают, и становитесь безгласными, когда, к вам обращаются!
   -- Не угодно ли вашему высочеству говорить с ними снисходительнее,-- сказал тихо дожу член Тайного Совета.-- Далматинцы еще не готовы.

0x01 graphic

   Дож поклонился в знак согласия на это замечание и продолжал более кротким голосом:
   -- Если никто из вас не хочет мне сказать, чего вы желаете, то я должен буду приказать вам разойтись, мое отеческое сердце...
   -- Правосудия!-- повторил тот же голос из толпы.
   -- Но необходимо, чтобы мы знали, чего вы требуете.
   -- Взгляните сюда, ваше высочество!
   Более смелые из рыбаков повернули тело Антонио таким образом, что оно все оказалось освещенным лунным светом. Дож вздрогнул и медленно спустился по лестнице в сопровождении своей свиты и охраны. Он остановился возле тела.
   -- Неужели этот человек умер от руки убийцы?-- спросил он, посмотрев на труп и перекрестившись.-- Что мог выиграть убийца от смерти подобного человека? А может быть, этот несчастный пострадал во время ссоры с кем-нибудь из товарищей?
   -- Ничего подобного, великий дож; мы боимся, не стал ли Антонио жертвой гнева святого Марка.
   -- Его зовут Антонио? Не он ли хотел вчера после гонок учить нас управлять государством.
   -- Он самый, ваше высочество,-- ответил наивно один из рыбаков,-- это был лучший рыбак и лучший друг в нужде.
   -- Да, это был душа-человек,-- заявил другой рыбак из толпы.
   Дож начал подозревать правду; он украдкой посмотрел на инквизитора, но не нашел в его лице ничего, что бы могло рассеять возникшее подозрение.
   -- Может ли кто-нибудь из вас объяснить мне, каким образом умер этот несчастный?
   Главный оратор рыбаков взял это на себя и рассказал дожу, как они нашли труп Антонио.
   -- Я в этом не вижу ничего, кроме тех опасностей, которым подвержена жизнь рыбака,-- заметил один из членов Тайного Совета.-- Он умер от какого-нибудь несчастного случая.
   -- Сенатор,-- отвечал рыбак с сомнением,-- но ведь правительство святого Марка было обижено...
   -- Мало ли что среди вас болтают о святом Марке. Но если уж верить всему, что рассказывают о делах этого рода, то преступников ведь топят не в лагунах, а в канале Орфано.
   -- Верно, синьор, и нам под страхом смерти запрещено забрасывать там сети.
   -- Вот и еще причина, заставляющая думать, что смерть его была случайной. Есть ли признаки насилия на его теле? Никто не осматривал его тела?.. Но я вижу здесь кармелита... Батюшка, можете ли вы что-нибудь сказать по этому делу?
   Монах старался говорить, но ему не хватало голоса. Он скрестил руки на груди и молчал.
   -- Ты не хочешь отвечать?-- сказал дож.-- Где ты нашел это тело?
   Отец Ансельм вкратце рассказал, каким образом он был принужден исполнить требование рыбаков.
   Рядом с дожем находился молодой патриций. Обманутый, как и все, тоном монаха, который один знал причину смерти Антонио, он из человеколюбия желал верить, что рыбак не был жертвой насилия.
   -- Я слышал об этом Антонио,-- сказал этот молодой сенатор, по имени Соранцо.-- Мне говорили об его успехах на гонке. У него, кажется, был соперник браво Джакопо?
   Глухой ропот прокатился по толпе.
   -- Говорят, этот Джакопо вспыльчив и жесток, и, может быть, он хотел расплатиться с ним за свою неудачу.
   Более сильный ропот доказал успех этого внушения.
   -- Джакопо расправляется только кинжалом,-- сказал предводитель рыбаков, наполовину убежденный, но все-таки сомневаясь еще...
   -- При случае подобный человек может всегда воспользоваться и другими средствами для удовлетворения своей злобы. Вы разделяете мое мнение, синьор?
   Сенатор Соранцо обратился чистосердечно с этим вопросом к одному из членов Тайного Совета. Тот казался удивленным возможностью этого предположения, но ограничился лишь кивком головы.
   -- Джакопо -- виновник его смерти!-- закричали в толпе.-- Старый рыбак победил браво, и ему понадобилась кровь, чтобы смыть этот стыд.
   -- Все будет расследовано с строгим беспристрастием,-- сказал дож, повернувшись, чтобы подняться на лестницу, и затем добавил:-- Пусть выдадут денег на панихиды... Уважаемый батюшка, я прошу вас позаботиться об этом теле, и лучше всего вы сделаете, если проведете ночь около него.
   По тайному приказанию инквизиторов далматинская гвардия вернулась в казармы. Через несколько минут все было приготовлено. Из собора принесли гроб, положили в него тело и подняли над ним балдахин.
   Отец Ансельм шел впереди процессии, которая, пройдя в главные ворота дворца, перешла через площадь.
  

ГЛАВА XXIII

  
   Причалив к набережной, все рыбаки пошли за похоронной процессией. Донна Виолетта и ее наставница с тревогой прислушивались к удалявшемуся шуму.
   -- Они ушли,-- сказала донна Флоринда.
   -- Да, и скоро полиция придет нас разыскивать.
   -- Их не видно! Бежим.
   В одну минуту дрожавшие от волнения беглянки очутились на набережной. Пьяцетта была совершенно пуста. Глухой шум, как беспокойное жужжанье пчел, доносился со двора дожа.
   -- Там что-то неладно,-- сказала гувернантка.
   Вдруг они услышали приближавшиеся шаги. Человек в костюме лагунского рыбака шел со стороны Бролио.
   -- Монах поручил мне передать вам это,-- сказал он, оглядываясь вокруг.
   Он передал донне Флоринде клочок бумаги и, получив монету, поспешно скрылся.
   Благодаря яркому лунному свету донна Флоринда могла прочесть несколько слов, написанных рукой, хорошо знакомой ей еще с молодости:
   "Спасайтесь Флоринда! Нельзя терять ни минуты. Набегайте людных улиц и как можно скорее ищите убежища".
   -- Но куда же бежать?-- вскричала она растерянно.
   -- Куда бы ни было, лишь бы скрыться,-- ответила донна Виолетта.-- Идите за мной.
   Вскоре они очутились под аркадами Бролио. Первой мыслью донны Виолетты было пойти упасть к ногам дожа, который приходился ей дальним родственником; но, услышав доносившиеся со двора крики, она поняла невозможность пробраться к дожу. Через минуту они очутились на мосту, перекинутом через канал святого Марка. Несколько матросов, стоя на своих фелуках, с любопытством посмотрели на них, но вид испуганных женщин, скрывавшихся от толпы, не заключал в себе ничего такого, что могло бы привлечь особенное внимание.
   С моста они вдруг увидели массу людей, шедших им навстречу вдоль набережной. Видно было, как блестело оружие; слышались равномерные шаги дисциплинированного войска. Далматинская гвардия в полном составе выходила из своих казарм. Страх охватил обеих беглянок. Они вбежали в первую попавшуюся дверь. Навстречу им вышла девушка.
   -- Вы здесь вполне в безопасности, синьоры,-- сказала она своим мягким венецианским акцентом,-- за этими стенами никто не посмеет вас тронуть.
   -- Чей это дворец?-- спросила донна Виолетта, переводя дыхание.-- Я надеюсь, что здесь не откажут в гостеприимстве дочери Пьеполо?
   -- Вы желанная гостья, синьора,-- сказала венецианка, низко кланяясь.
   -- Скажи имя твоего хозяина, чтобы мы могли попросить у него приема.
   -- Святой Марк.
   Донна Виолетта и гувернантка остановились на минуту.
   -- Может быть, сами того не зная, мы вошли во дворец?
   -- Этого не могло случиться, потому что канал отделяет вас от палат дожа; но святой Марк и здесь распространяет свою власть. Поверьте мне, что здесь, в тюрьме, при помощи дочери тюремного смотрителя, вы можете найти совершенно безопасный приют.
   -- Как тебя зовут, дитя мое?-- спросила донна Флоринда, в то время как ее спутница молчала от удивления.-- Мы тебе очень благодарны за твою готовность оказать нам услугу в такой тяжелый для нас момент... Как твое имя?
   -- Джельсомина,-- ответила скромно девушка.-- Я единственная дочь тюремного смотрителя; я видела, как вы бежали по набережной, скрываясь от далматинцев, с одной стороны, и от толпы -- с другой, и я подумала, что в такую минуту и тюрьма может вам показаться на время желанным убежищем.
   -- Твоя доброта не обманула тебя. Не можешь ли ты проводить нас в какое-нибудь менее людное место?
   -- Не беспокойтесь, сударыня, вы здесь в совершенной безопасности,-- сказала Джельсомина, проводя их коридором в квартиру своего отца, откуда она увидела их бежавшими в испуге по набережной.-- Сюда никто не входит, кроме меня и моего отца, да и он мало бывает дома, занятый по службе.
   -- Но у вас есть прислуга?
   -- Никого, сударыня. Дочери тюремного смотрителя приходится делать все самой.
   -- Ты нам окажешь большую услугу,-- сказала донна Флоринда,-- если примешь меры, чтобы нас никто не увидел. Я знаю, что мы тебя этим сильно затрудняем, но ты будешь вознаграждена за все. Вот тебе деньги.
   Джельсомина ничего не ответила. Она остановилась, и ее обыкновенно бледные щеки покрылись ярким румянцем.
   -- Я не хотела тебя обидеть,-- сказала донна Флоринда, пряча кошелек.-- Ты должна быть снисходительна, видя наш страх.
   -- Я понимаю ваше опасение и приму все меры, чтобы скрыть ваше присутствие.
   Джельсомина вышла, оставив донну Виолетту с ее наставницей одних.
   -- Я не ожидала встретить такую деликатность в тюрьме!-- воскликнула донна Виолетта.
   -- Не всякому слуху можно верить; как во дворце много несправедливости и грубости, так не надо без доказательств осуждать все, что происходит в тюрьме.
   Джельсомина скоро вернулась.
   -- У тебя есть отец, Джельсомина?-- спросила патрицианка, взяв за руку молодую девушку.
   -- Да, я не лишена этого счастья.
   -- Конечно, это большое счастье, потому что отец не решился бы продать свою дочь из честолюбия или интереса. А мать твоя тоже жива?
   -- Она давно не встает с постели, сударыня... Ах, я знаю, что мы не были бы здесь, если бы могли рассчитывать на что-нибудь лучшее.
   -- А знаешь, Джельсомина, ты счастливее меня, несмотря на то, что живешь в тюрьме. У меня нет ни отца, ни матери,- ни... могла бы я, пожалуй, сказать... друзей.
   -- От вас ли я это слышу?
   -- Нельзя по наружности судить о вещах, Джельсомина. Ты, может быть, слышала, что от дома Пьеполо осталась только одна молодая девушка, которую отдали под опеку Сената?
   -- Я редко куда выхожу, сударыня, но все-таки я слышала о богатстве и красоте донны Виолетты. Я надеюсь, что это верно относительно первого, в последнем же я имела возможность убедиться сама.
   Дочь Пьеполо покраснела в свою очередь, но это было приятное смущение.
   -- Да, о сироте говорят с большим снисхождением, хотя ее роковое богатство ничуть не преувеличено. Ведь тебе должно быть известно, что Сенат берет на себя заботу о всех богатых девушках, оставшихся без родителей?
   -- Нет, я этого не знала... Сенат милостив, если так поступает.
   -- Ты сейчас по-другому заговоришь, Джельсомина. Ты очень молода и всю свою жизнь была одинока.
   -- Вы не ошибаетесь, сударыня. Я только и бываю у больной матери или в камере какого-нибудь несчастного заключенного.
   Виолетта посмотрела на свою компаньонку с видом, говорящим, что ее надежды оказались напрасными, что им нечего много рассчитывать на помощь такой малоопытной девушки.
   -- Понимаешь ли ты, что женщине не особенно приятно уступать желаниям Сената, который распоряжается по своему усмотрению и ее чувствами, и ее обязанностями?
   Джельсомина подняла на нее глаза, но было видно, что она не поняла этого вопроса. Виолетта посмотрела на донну Флоринду, как бы призывая ее на помощь.
   -- Наши женские обязанности бывают часто очень тяжелыми,-- сказала донна Флоринда, поняв взгляд своей воспитанницы.-- Наша привязанность может быть не угодна нашим друзьям... Нам запрещено выбирать самим... Но мы не можем всегда повиноваться.
   -- Да, да, я слышала, что знатным девицам не дозволяется видеть своего будущего мужа. Это, вероятно, то самое, о чем вы говорите? Этот обычай мне всегда казался несправедливым и даже жестоким.
   -- Могут ли женщины твоего сословия выбирать себе друзей?-- спросила с живостью донна Виолетта.
   -- Да, мы пользуемся этой свободой, даже в тюрьме.
   -- Видишь, ты счастливее тех, кто живет в Венеции во дворцах. Я полагаюсь на тебя: ты не выдашь девушку, ставшую жертвой насилия и несправедливости.
   Джельсомина подняла руку, как бы желая остановить признание Виолетты, но затем продолжала внимательно слушать ее рассказ.
   -- Немногие входят сюда,-- сказала она,-- но я знаю, что есть много неизвестных еще мне средств подслушать тайны, о которых говорят в этих стенах. Идите за мной, я вас провожу в такое место, где при всяком желании никто нас не подслушает.
   Девушка провела беглянок в комнату, где она обыкновенно беседовала с Джакопо.
   -- Вы сказали, синьора, что я неспособна выдать девушку, жертву насилия и несправедливости, и вы не ошиблись, сказав это.
   Переходя из одной комнаты в другую, Виолетта начала было сомневаться в искренности Джельсомины, но это было лишь на одно мгновение; участие, с которым относилась к ней девушка, обреченная, как и она, на уединенную жизнь, заставило ее рассказать дочери тюремного смотрителя большую часть событий, которые привели ее в тюрьму.
   Джельсомина побледнела при этом рассказе, и под конец его она вся дрожала от волнения.
   -- Сенат имеет безграничную власть: сопротивляться ему невозможно,-- прошептала она едва слышно.-- Подумали ли вы о той опасности, которой вы подвергаетесь?
   -- Теперь уже поздно об этом думать. Я -- жена дона Камилло, и я никогда не буду женой другого.
   -- Что я слышу!.. А все-таки я предпочла бы умереть заключенной в монастыре, чем ослушаться Сената.
   -- Ты еще не знаешь, моя милая, на что способны женщины, даже в моем возрасте. Ты пока еще привязана к отцу, подчиняешься привычкам детства, но позднее ты узнаешь, что все надежды на счастье могут сосредоточиться на другом.
   -- Сенат ужасен,-- сказала Джельсомина,-- но еще ужаснее отказаться от того, кому поклялась в любви и преданности!
   -- Можешь ли ты нас теперь спрятать, Джельсомина?-- спросила ее донна Флоринда.-- И можешь ли ты помочь нам скрыться еще дальше, когда стихнет весь шум?
   -- Нет, сударыня, я плохо знаю улицы и площади Венеции. Чего бы я не дала, чтоб знать город так же хорошо, как моя двоюродная сестра Аннина! Она ничего не боится и свободно идет, когда ей вздумается, из лавки своего отца на Лидо и с площади святого Марка в Риальто... Я шлю сейчас за ней: она выведет нас из затруднения.
   -- У тебя есть двоюродная сестра Аннина?
   -- Да, синьора, дочь сестры моей матери.
   -- А отец ее -- виноторговец, которого зовут Томазо Торти?
   -- Да.
   -- Она к тебе часто приходит?
   -- Нет, синьора, очень редко. Мы с ней не дружим. Мне кажется, что Аннина считает меня недостойной ее дружбы, но она не откажется помочь нам. Я знаю, что она не долюбливает правительство, потому что мы часто говорили с ней о текущих событиях, и она говорила свободнее, чем этого можно было ожидать от женщины ее возраста.
   -- Знаешь ли, Джельсомина, что твоя кузина состоит агентом тайной полиции и не заслуживает твоего доверия. Верь мне; у меня есть основания так говорить.
   -- Синьоры, я ничего не скажу, что могло бы обидеть вас; но вы не должны заставлять меня думать дурно о племяннице моей матери. Я не хочу больше слышать дурное о моей кузине.
   Виолетта и донна Флоринда умолкли. Они настояли только, чтоб их положение было скрыто от Аннины, и затем все вместе начали обдумывать способы дальнейшего бегства.
   По совету донны Флоринды, Джельсомина приказала одному из тюремных привратников пойти посмотреть, что происходит на площади. Она ему поручила осторожно отыскать и привести в тюрьму босого монаха-кармелита, описав ему приметы отца Ансельма со слов донны Флоринды. Вернувшись, привратник сообщил ей, что толпа оставила двор замка и с телом Антонио перешла в собор.
   -- Вы можете спокойно лечь спать, Джельсомина,-- прибавил привратник,-- потому что рыбаки перестали кричать.
   -- Но ты мне ничего не сказал о монахе. Где он? Остался ли он среди рыбаков?
   -- Я видел одного кармелита у алтаря собора; но я, признаться, не смог рассмотреть его хорошенько.
   -- Таким образом, ты не исполнил моего поручения, и теперь уже поздно исправить ошибку. Ступай на свое место.
   -- Простите великодушно, Джельсомина. Если вам угодно, пошлите меня на Корфу или в Кандию, и я вам дам самое подробное описание каждого камня, находящегося в темницах этих островов. Но прошу вас не посылайте меня в эту кричащую толпу.
   Вернувшись к своим гостям, Джельсомина немного успокоила их. Никто из привратников не видел их прихода: все служащие при тюрьме убежали ко Дворцу Дожей -- посмотреть, что там происходило.
   Это объяснение успокоило донну Виолетту и ее наставницу. Оно давало им возможность отыскать средства к побегу и поддерживало в донне Виолетте надежду скоро увидеться с доном Камилло. Но они не знали, каким образом известить его о своем положении. Они решили было, когда беспорядки совсем утихнут, переодеться и в лодке отправиться во дворец герцога; но, вспомнив, что неаполитанский синьор всегда был окружен агентами тайной полиции, решили, что этот план чересчур опасен.
   Наконец, донне Флоринде пришла мысль воспользоваться тем интересом, с каким Джельсомина слушала рассказ донны Виолетты. Дочь тюремщика, едва переводя дух, слушала о том, как дон Камилло бросился в канал, чтобы спасти жизнь Виолетты; на ее лице, как в зеркале, отражались ее мысли, когда она слушала о всех опасностях, которым подвергался неаполитанец, чтобы заслужить любовь дочери Пьеполо.
   -- Все было бы хорошо,-- сказала донна Флоринда,-- если бы мы могли известить дона Камилло; иначе нам не может принести никакой пользы наш приют в тюрьме...
   -- Но будет ли у него достаточно смелости, чтобы пренебречь могуществом тех, кто правит нами?-- сказала Джельсомина.
   -- Он созвал бы надежных людей, и до восхода солнца мы были бы уже далеко, вне всякой власти Сената.
   -- Я бы очень хотела услужить донне Виолетте.
   -- Но ты слишком молода, милая Джельсомина, и я боюсь, что ты плохо еще знакома с хитростями Венеции.
   -- Не сомневайтесь во мне, синьора, я могу быть полезной не хуже других.
   -- Ах, если бы можно было известить дона Камилло Монфорте о нашем положении... Нет, нет, ты недостаточно опытна, чтобы оказать нам эту услугу!
   -- Вы ошибаетесь, синьора!-- вскричала Джельсомина.-- Я могу быть в этом случае полезнее, чем вы думаете, судя по моей наружности.
   -- Я доверяюсь тебе, моя милая.
   Джельсомина ушла, чтоб сделать некоторые приготовления. В это время донна Флоринда написала записку, умышленно в осторожных выражениях, чтобы не возбудить подозрения в случае неудачи, но так, чтобы все же известить герцога об их положении.
   Джельсомина вернулась через несколько минут. Ее простой будничный костюм венецианки не требовал изменений; маска, без которой никто не выходил ночью в этом городе, скрывала ее лицо. Донна Флоринда передала ей записку, объяснив подробно, где находился дворец, и описав наружность дона Камилло.
  

ГЛАВА XXIV

  
   Взяв тюремные ключи, Джельсомина захватила лампу и поднялась к себе в мезонин. Оттуда, миновав несколько темных, извилистых коридоров, она через Мост Вздохов вошла во Дворец Дожей. Там она направилась к дверям, служившим входом и выходом для всех обыкновенных посетителей и обитателей дворца. Не желая попасться кому-нибудь на глаза, она потушила свою лампу и, наконец, очутилась на широкой темной лестнице. Спустившись по ней, она вошла в крытую галлерею. Алебардщик с любопытством посмотрел на нее, но пропустил ее, не спросивши имени. Когда она проходила верхней террасой дворца, кто-то подбежал к Львиной Пасти и опустил в нее донос. Джельсомина невольно остановилась, пока не скрылся доносчик. Идя дальше, она увидела другого алебардщика, стоявшего наверху Лестницы Гигантов.
   -- Что, теперь не опасно выйти из замка?-- спросила она у толстого далматинца.
   -- Часом раньше это было бы опасно, красавица, но теперь им заткнули глотку, и все они ушли в церковь.
   Джельсомина не колебалась больше; она спустилась с лестницы и вошла вскоре под своды главных ворот. На минуту она остановилась, чтобы убедиться в тишине на площади, по которой ей предстояло итти.
   Тайные агенты полиции были слишком напуганы восстанием рыбаков, чтобы не прибегнуть к обыкновенным своим уловкам. Желая придать площади ее обычный ночной вид, они выпустили на нее нанятых шутов и певцов, и толпы гуляющих немедленно появились в разных местах Пьяццы. И в ту минуту, когда Джельсомина входила на Пьяцетту, обе площади были запружены народом. Небольшие группы еще взволнованных рыбаков стояли у паперти собора.
   Кутаясь в свою мантилью и заботливо поправляя маску, Джельсомина быстро подвигалась к центру Пьяццы.
   Она быстро дошла до площади святого Николая. Здесь обыкновенно находились наемные гондолы; однако, сейчас там не было ни одной: боязнь или любопытство отвлекли гондольеров от места их обычной стоянки. Джельсомина вошла на мост и лишь оттуда заметила одну гондолу, приближавшуюся со стороны Большого канала. Нерешительный и неуверенный вид девушки привлек внимание гондольера, и он привычным жестом предложил ей свои услуги. Так как она совсем не знала улиц Венеции, то воспользовалась его предложением. В одну минуту она спустилась по лестнице, прыгнула в лодку и, сказав слово "Риальто", скрылась в каюте. Гондола двинулась в ту же минуту.
   Джельсомина была уверена в успехе своего предприятия, потому что она нисколько не боялась быть узнанной простым лодочником. Ее намерения ему не были известны, и в его интересах было безопаснее провезти ее, куда она желала. Подвигаясь вперед, она чувствовала, как свежий воздух канала оживлял ее. Взглянув мельком на дворцы и гондолы, стоявшие вдоль берегов, она решилась посмотреть на гондольера.
   Его лицо было закрыто маской, так искусно сделанной, что при неверном свете луны можно было с первого взгляда подумать, что он вовсе без маски.
   Обычай носить маску был распространен не только среди патрициев и их служащих, но и наемные гондольеры пользовались иной раз маской. Такой способ скрывать лицо мог, пожалуй, возбудить некоторое опасение, но, подумав немного, Джельсомина решила, что этот человек возвращался, должно быть, с прогулки с каким-нибудь влюбленным, потребовавшим, чтобы все окружающие его были в масках.
   -- Куда прикажете вас везти, синьора?-- спросил гондольер.-- К набережной или к дверям вашего дворца?
   Сердце Джельсомины сильно забилось. Ей нравился этот голос, хотя она и знала, что звук его обязательно изменялся, проходя через маску. Так как ей никогда не приходилось заниматься чужими и особенно такими важными делами, она вся дрожала от волнения.
   -- Знаешь ли ты дворец дона Камилло Монфорте, калабрийского синьора, живущего в Венеции?-- спросила она после минутного колебания.
   Этот вопрос, казалось, настолько поразил гондольера, что он не мог скрыть невольного волнения.
   -- Синьора,-- спросил он,-- прикажете везти вас туда?
   -- Да, если ты знаешь, где этот дворец.
   Гондольер ударил веслом, и лодка поплыла между высокими стенами. Очутившись в одном из узких каналов-переулков, Джельсомина убедилась, что гондольер хорошо знал город. Он остановился около калитки и прыгнул на лестницу, чтобы помочь молодой девушке выйти из лодки. Джельсомина ему велела подождать и поднялась по ступеням.
   Всякий, более опытный, чем Джельсомина, мог бы сразу заметить беспорядок, царивший в доме дона Камилло. Служащие недоверчиво смотрели друг на друга и, казалось, не знали, что им делать. Когда дочь тюремного смотрителя вошла в переднюю, они все поднялись, но никто не пошел ей: навстречу. Маскированная женщина не была редкостью в Венеции, потому что все женщины пользовались маской, выходя на каналы; но, судя по виду слуг дона Камилло, казалось, что они на этот раз не без удивления смотрели на вошедшую.
   -- Я не ошибаюсь, это дворец герцога Монфорте, калабрийского патриция?-- спросила Джельсомина, чувствуя необходимость быть решительной.
   -- Точно так, синьора.
   -- Дома ваш господин?
   -- И да, и нет, синьора. Как прикажете о вас доложить?
   -- Если его нет, то вам не придется ничего ему докладывать, если же он у себя, то я желаю его видеть.
   Служащие, казалось, совещались между собою. В это время гондольер в расшитой куртке вошел в переднюю. Его добродушный вид и веселый взгляд вернули Джельсомине ее бодрость.
   -- Вы состоите на службе дона Камилло Монфорте?-- спросила она в то время, когда гондольер проходил мимо нее, направляясь к каналу.
   -- Я состою у него гондольером, прекрасная синьора,-- ответил Джино, поднося руку к колпаку и поднимая глаза на лицо той, с кем он говорил.
   -- Можете ли вы ему сказать, что одна женщина очень желает с ним поговорить наедине?.. Не забудьте сказать, что женщина.
   -- Боже мой! В Венеции не оберешься женщин, которые пристают с такими просьбами... Но сейчас вы выбрали самое неудобное время для свидания с доном Камилло.
   -- Вам приказано так отвечать всем женщинам, приходящим во дворец?
   -- Чорт побери! Вы предлагаете странные вопросы, синьора. Мой хозяин принял бы, может быть, в случае необходимости одну особу вашего пола, которую я охотно бы назвал, если бы не скромность гондольера, которая не позволяет это сделать.
   -- Если он может сделать это снисхождение для одной... Но вы слишком смелы для служащего. Почему вы знаете, может быть, я та самая?
   Джино вздрогнул. Он осмотрел фигуру Джельсомины, снял шапку и поклонился.
   -- Я ровно ничего не знаю относительно этого,-- сказал он.-- Может быть, вы -- имперский посланник или даже сам дож... С некоторого времени я не смею утверждать, что я что-нибудь знаю в Венеции.
   Гондольер, привезший Джельсомину, вошел в это время в переднюю; он подошел к Джино и сказал ему на ухо:
   -- Теперь не время отказывать кому бы то ни было. Проводи синьору к герцогу.
   Джино больше не колебался. С видом превосходства, свойственным слуге-любимцу, он растолкал толпившуюся вокруг них дворню и сам повел Джельсомину к хозяину. Трое из низших служащих немедленно же исчезли из передней, когда Джельсомина ступила на первую ступень лестницы.
   В это время дворец дона Камилло имел неприветливый вид. Комнаты его были слабо освещены, большая часть картин, украшавших стены, была снята, и по всему было видно, что обитатель этих хором не намеревался долго в них оставаться. Но Джельсомина не обращала внимания на эти подробности, идя за Джино в комнаты, занимаемые доном Камилло. Наконец, гондольер остановился и с поклоном отворил дверь.
   -- Это -- комната для приема дам,-- сказал он.-- Войдите, синьора; я пойду сообщу господину об ожидающем его счастье.
   Джельсомина вошла. Ее сердце сильно забилось, когда она услышала, что дверь за ней заперли двойным поворотом ключа. Она была в передней и, по свету, выходившему из соседней комнаты, поняла, что ей следует пройти дальше. Но едва она переступила порог этой комнаты, как очутилась лицом к лицу с другой девушкой.
   -- Аннина!-- вскричала с удивлением простодушная дочь тюремщика.
   -- Джельсомина!-- ответила ее двоюродная сестра.-- Скажите пожалуйста, тихая, скромная Джельсомина!..
   Обиженная и удивленная этими словами, Джельсомина сняла маску, чувствуя, что ей не хватало воздуха.
   -- Какими судьбами ты здесь?-- промолвила она, едва понимая, что говорит.
   -- А ты как сюда попала?-- спросила Аннина насмешливо.
   -- Я пришла сюда из сострадания... с поручением.
   -- Оказывается, мы обе здесь по одной причине.
   -- Я не знаю, что ты хочешь этим сказать, Аннина. Это ведь дворец дона Камилло Монфорте, благородного неаполитанца, который предъявляет свои права на звание сенатора?
   -- Да, дона Камилло,-- самого красивого, изящного, богатого... и самого непостоянного из всех кавалеров Венеции.
   Джельсомина с испугом слушала свою двоюродную сестру. Аннина с тайным удовольствием смотрела на ее побледневшие щеки и осунувшееся лицо. В первую минуту она сама верила тому, что сказала, но испуганный и огорченный вид Джельсомины дал новое направление ее подозрениям.
   -- Но, надеюсь, ты не услышала ничего для тебя нового,-- ответила она поспешно.-- Я жалею только, что ты ошиблась в своих ожиданиях, встретив здесь меня, вместо дона Камилло.
   -- Аннина! От тебя ли я это слышу?
   -- Согласись сама, что не за кузиной же ты пришла в его дворец.
   Джельсомина давно свыклась с горем, но никогда раньше она не знала унижений стыда. Она залилась слезами и, не будучи в силах долее держаться на ногах, опустилась на стоявший возле стул.
   -- Я не хотела тебя обидеть,-- сказала хитрая дочь виноторговца,-- но все-таки нельзя отрицать, что обе мы находимся в частном кабинете самого веселого кавалера Венеции.
   -- Я же тебе сказала, что пришла сюда из сострадания...
   -- Из сострадания... к дону Камилло?
   -- Нет, Аннина, я пришла сюда из сострадания к одной благородной, прекрасной девушке из фамилии Пьеполо.
   -- А почему девушка из фамилии Пьеполо обращается к посредничеству дочери тюремного смотрителя?
   -- Почему? Причиной этому -- несправедливость властвующих. Во время бунта рыбаков эта девушка с ее воспитательницей были выпущены на свободу рыбаками, и вот, скрываясь от толпы и от далматинцев, они вбежали в тюрьму. Там они искали убежища...
   Джельсомина не могла больше ничего прибавить. Желая оправдаться, оскорбленная до глубины души двусмысленностью своего положения, она зарыдала. Как ни была несвязна ее речь, она сказала достаточно, чтобы дочь виноторговца отгадала не только смысл поручения, возложенного на двоюродную сестру, но и то положение, в котором находились беглянки.
   -- И ты веришь всей этой басне, Джельсомина?-- сказала она.-- Ну, смею тебя уверить, что настоящее ремесло мнимой девицы из фамилии Пьеполо и ее, будто бы, воспитательницы -- не тайна для распутников, гуляющих по площади святого Марка.
   -- Ты не говорила бы так, Аннина, если бы видела, как красива и хороша эта девушка. И для чего бы им тогда понадобилось скрываться в тюрьме?
   -- О, у них нашлись причины бояться далматинцев. И я тебе могу сказать еще больше о тех женщинах, которых ты приняла во вред себе самой. Та, которая называет себя Флориндой, известна, между прочим, как контрабандистка. Она получила в подарок от неаполитанского герцога, дона Камилло, вино с его Калабрийских гор. И вот, искушая мою честность, она предложила мне его купить; она думала, что я решусь помочь ей в надувательстве республики.
   -- Неужели это правда, Аннина?
   -- С какой стати я стала бы тебя обманывать? Разве мы с тобой не родные? Несмотря на то, что дела на Лидо мне мешают, часто видеться с тобой, ты не должна сомневаться в моих родственных ; чувствах к тебе... Ну, слушай дальше. Я дала знать властям; вино было отобрано, и мнимые благородные дамы должны были скрыться в тот же день. Предполагают, что они собираются бежать из города вместе с их приятелем, распутным доном Камилло. Принужденные скрыться где попало, они поручили тебе известить его, чтобы он мог притти к ним на помощь.
   -- А ты зачем здесь, Аннина?
   -- Меня удивляет, почему ты меня не спросила раньше об этом. У дона Камилло есть один гондольер, по имени Джино. Так вот он долго, но безуспешно ухаживал за мной, и вот, когда эта самая Флоринда раскричалась за то, что я донесла на нее властям,-- а между тем я сделала то, что обязана делать каждая честная аенецианка,-- тогда Джино посоветовал своему хозяину схватить меня, отчасти ради мести, отчасти надеясь заставить меня отречься от моей жалобы... Я думаю, ты слышала о смелости и грубости этих господ, когда они бывают обмануты в своих расчетах.
   -- Но ведь на самом деле существует синьора Пьеполо, Аннина?
   -- Конечно. Но надо же было этим вероломным женщинам встретиться с такой наивной девушкой, как ты. Лучше бы им иметь дело со мной.
   -- Они мне говорили о тебе, Аннина.
   Аннина посмотрела на свою кузину взглядом змеи, чарующей свою жертву.
   -- Я уверена, что они не сказали ничего хорошего обо мне! Мне было бы даже неприятно, если бы подобные женщины хорошо обо мне отзывались.
   -- Да, видно, что они не любят тебя, Аннина.
   -- Они, может быть, тебе говорили, что я на жалованьи у Совета?
   -- Именно.
   -- Нет ничего удивительного. Порочные люди не могут поверить, что другие живут честно. Но я слышу шаги неаполитанца. Вглядись хорошенько в этого развратника, Джельсомина, и ты почувствуешь к нему то же презрение, как и я.
   Дверь распахнулась, и вошел дон Камилло Монфорте. Джельсомина поднялась и ждала приближения герцога. Он заметно был поражен ее красотой и скромностью, но, боясь быть обманутым, нахмурился, когда обратился к ней.
   -- Ты хотела меня видеть?
   -- Да, я желала бы, благородный синьор. Но... Аннина...
   -- А, понимаю. Встретившись с другой женщиной, ты переменила свое намерение.
   -- Да, синьор.
   Дон Камилло посмотрел на нее с любопытством и в то же время с сожалением.
   -- Ты еще слишком молода для подобного ремесла!-- сказал он.-- Вот тебе деньги, и иди, откуда пришла... Подожди минутку, однако... Знаешь ты эту Аннину?
   -- Она родная племянница моей матери, ваша светлость.
   -- Вот достойные сестрицы! Можете обе убираться. Вы мне не нужны.-- Послушай,-- сказал он тихо и с угрозой, взяв за руку Аннину и отводя ее в сторону.-- Ты видишь теперь, что меня надо бояться не меньше, чем твоего Сената. Советую тебе быть осторожной и на деле и особенно на словах: мне доносят о каждом твоем движении, ни одно твое слово не пройдет мимо моих ушей...
   Аннина поклонилась и, взяв под руку едва державшуюся на ногах Джельсомину, поспешно вышла с нею из кабинета. Очутившись у гондолы, Джельсомина вздохнула свободнее. Лодочник ждал на ступеньках подъезда. В одну минуту лодка увезла их от места, которое они покидали с радостью, хотя по разным причинам.
   В растерянности Джельсомина забыла у дона Камилло свою маску. Как только гондола въехала в Большой канал, она высунулась в окно палатки, чтобы подышать свежим воздухом. Лунный свет падал ей на лицо и освещал ее глаза и щеки, покрывшиеся легким румянцем. Вдруг, она заметила, что гондольер приподнял свою маску и подал ей знак.
   -- Карло!-- хотела она крикнуть, но другой знак заставил ее замолчать.
   Джельсомина отошла от окна и, успокоившись немного, обрадовалась, что в такую тяжелую минуту она находилась с человеком, которому вполне доверяла.
   Гондольер, не спросив, куда их следовало везти, направил гондолу в порт. Это не показалось странным обеим девушкам: Аннина думала, что он довезет их до площади, а Джельсомина предполагала, что тот, кого она называла Карло и кто, по ее мнению, был простым наемным гондольером, доставит ее прямо к тюрьме.
   Слова Аннины о характере дона Камилло и обеих женщин, скрывшихся у нее, произвели тяжелое впечатление на Джельсомину. Она сгорала от стыда при мысли, что ее возлюбленный может изменить о ней свое мнение. Успокаивала она себя мыслью, что он достаточно ее знает, чтобы не подумать плохо о ней. Но ее деликатность требовала, чтобы она рассказала всю правду. В подобные минуты ожидание бывает тяжелее самого оправдания. Как бы с намерением подышать свежим воздухом она вышла из каюты и приблизилась к гондольеру.
   -- Карло!-- сказала она ему тихо, видя, что он продолжает грести в молчании.
   -- Что, Джельсомина?
   -- Ты удивлен моим поведением?
   -- Я хорошо знаю твою кузину и уверен, что она тебя обманула. Но придет время, и ты узнаешь всю правду.
   -- Ты меня не узнал, когда я тебе крикнула с моста?
   -- Нет. Я в то время искал только пассажира.
   -- Но скажи мне -- почему ты так не любишь Аннину?
   -- Потому что нет женщины хитрее и лживее ее в Венеции.
   Джельсомина вспомнила, что ей говорила донна Флоринда. Аннина. правда, сумела ей внушить полное доверие и без труда убедила ее, что обе женщины, которым она дала приют в своей квартире, были только лживые обманщицы. Но теперь, находясь в присутствии человека, которому она доверяла больше всех на свете, и слыша его открытое обвинение, Джельсомина почувствовала необходимость все рассказать. Вполголоса она передала мнимому Карло все происшествия этого вечера и то, что говорила ей Аннина о женщинах, оставшихся в тюрьме. Джакопо слушал ее очень внимательно.
   -- Довольно. Теперь я все понял,-- сказал он, когда раскрасневшаяся от волнения Джельсомина кончила рассказ.-- Будь осторожнее с Анниной, потому что она фальшивее самого Сената.
   Джельсомина вернулась в каюту гондолы, и гондола продолжала свой путь, как-будто ничего не случилось.
  

ГЛАВА XXV

  
   Джакопо были хорошо известны все предательские хитрости венецианского правительства. Он знал, с каким неустанным постоянством Совет преследовал тех, кто его интересовал. Джакопо был далек от надежды на полный успех, несмотря на благоприятные обстоятельства. Аннина была, конечно, в его власти. Но прежде всего ее надо было поместить в такое надежное место, где она не могла бы увидеться с полицейскими агентами. Сначала он подумал было вернуться во дворец дона Камилло, но это значило бы попасть в самую середину толпы сенатских шпионов, окружавших герцога. Хотя дон Камилло, не придавая большого значения аресту Аннины и рассчитывая на свои связи, выпустил ее на свободу после того, как выпытал от нее все, что она знала, Джакопо считал нужным задержать ее, так как она могла теперь сообщить многое полицейским агентам о положении донны Виолетты и донны Флоринды.
   Площади и дворцы остались сзади; удивленная продолжительностью пути, Аннина с нетерпением выглянула в окно, чтобы посмотреть, где они плывут. Лодка в это время была в порту среди судов. Под тем же предлогом, как и Джельсомина, дочь виноторговца вышла из палатки и подошла к гондольеру.
   -- Подвези меня поскорее к калитке Дворца Дожей,-- сказала она, сунув в руку гондольера серебряную монету.
   -- Ваши приказания будут исполнены, красавица. Но, ей-богу, странно, что такая умная девушка не чует сокровищ, находящихся на этой фелуке.
   -- Ты говоришь о "Прекрасной Соррентинке"?
   -- Ну, конечно! Ведь нигде ты не найдешь лучшего вина. А потому не торопись и воспользуйся удобным случаем, прелестная дочь честного Томазо. Нам, гондольерам, ты окажешь этим большую услугу.
   -- Как, ты меня знаешь?
   -- Да кто же не знает хорошенькую торговку вином с Лидо?
   -- Зачем же ты надел маску? Как тебя зовут?
   -- Это не важно. Я из числа твоих покупателей, и я отношусь к тебе с полным уважением. Но ничего не поделаешь с нашими молодыми патрициями; они заставляют нас многое держать в тайне до тех пор, пока не исчезнет всякое подозрение. Вот когда мы будем среди других лодок, мне, пожалуй, можно будет снять маску. Хочешь войти на палубу "Прекрасной Соррентинки"?
   -- Бесполезно спрашивать, потому что ты сделаешь, как тебе самому захочется.
   Гондольер улыбнулся, как бы давая понять, что ему были известны ее тайные желания. В это время гондола остановилась у борта фелуки.
   -- Войдем поговорить с хозяином?-- спросил Джакопо.
   -- Но у него нет вина.
   -- Это мне известнее, чем тебе. Я хорошо знаю людей и их увертки.
   -- Но ты забыл о моей кузине...
   Джакопо взял Аннину на руки и поставил ее на палубу "Прекрасной Соррентинки"; затем вспрыгнул и сам. Не давая Аннине возможности разобраться в мыслях, он заставил ее спуститься в каюту. Стефано Милано спал в это время на палубе, растянувшись на свернутых парусах. Джакопо разбудил его, ударив по плечу.
   -- Виноват, синьор,-- сказал моряк, видя перед собой самозванного Родриго.-- Ну, что? Прибыл мой груз?
   -- Но не весь. Я привез к тебе одну Аннину, дочь старого виноторговца с Лидо, Томазо Торти.
   -- Как! Неужели Сенат находит нужным так таинственно отправлять ее из города?
   -- А то как же! И он придает большое значение ее аресту. Чтобы она не подозревала моего намерения, я ее привез сюда под предлогом тайно купить у тебя вина. Теперь твоя обязанность следить за ней, чтобы она не убежала от тебя.
   -- Нет ничего легче!-- ответил Стефано и, добежав до каюты, запер ее дверь и задвинул засовы.-- Будь покоен, там никого нет, кроме нее.
   -- Отлично! Постарайся уберечь ее. А теперь снимись с якоря и выведи твою фелуку из гущи этих судов.
   -- Это мигом будет исполнено; у меня все давно наготове.
   -- Смотри не медли, потому что многое зависит от твоей ловкости в этом деле. Через несколько минут мы увидимся. Но не забудь, Стефано, следи за своей пленницей, потому что Сенату очень важно, чтобы она не убежала.
   В то время, как самозванный Родриго входил в свою гондолу, Стефано начал будить матросов, и, когда Джакопо въезжал в канал святого Марка, фелука калабрийца с надутыми парусами выбиралась из порта, чтобы остановиться в отдалении.
   Вскоре гондола подъехала к ступеням входа во дворец, Джельсомина поднялась по лестнице. Тот же самый алебардщик стоял еще на карауле. Он пропустил ее, ничего не спрашивая.
   -- Скорее, как можно скорее,-- вскричала Джельсомина, входя в комнату, где ее ждали донна Виолетта с гувернанткой.-- Нельзя терять ни минуты. Не останавливаясь, идите за мной!
   -- Но отчего ты так взволнована и еле переводишь дух?-- спросила с тревогой донна Флоринда.-- Скажи: видела ты дона Камилло?
   -- Ничего не спрашиваейте у меня, а идите скорее!
   Джельсомина взяла лампу, и все вместе они вышли из комнаты.
   Они благополучно покинули тюрьму и перешли Мост Вздохов, потому что у Джельсомины ключи от него были с собой. Спустившись по большой дворцовой лестнице, они вошли в крытую галлерею. Так же благополучно они прошли и через двор.
   Джакопо их ждал у выхода на канал. Меньше чем через минуту их гондола уже рассекала воду гавани, направлясь к фелуке, которую можно было узнать по развевающемуся белому парусу. Джельсомина с волнением провожала их глазами и потом через главную дверь вошла в тюрьму.
   -- Спокоен ли ты относительно дочери старого Томазо?-- спросил Джакопо, снова появляясь на палубе "Прекрасной Соррентинки".
   -- Не сомневайтесь. Дверь заперта на засовы.
   -- Отлично! А теперь я тебе привез другую часть твоего груза. Ты, конечно, запасся пропуском, чтоб миновать сторожевую галеру!
   -- Разумеется. Все в порядке! Теперь остается только дождаться утреннего бриза, и тогда нас не отыщут никакие сыщики.
   По распоряжению Джакопо все паруса фелуки были распущены, и запенившаяся с боков фелуки вода немедленно показала, что судно взяло быстрый ход.
   -- У тебя сегодня благородные пассажирки,-- сказал Джакопо хозяину, когда тот окончил необходимые маневры.
   -- Но вы забыли мне сказать, куда я должен их доставить.
   -- Ты это узнаешь вскоре. Чиновник Сената явится, чтоб объяснить тебе это. Я не желал бы, чтобы эти благородные дамы узнали,-- пока они находятся в порту,-- что вместе с ними едет Аннина... Ты меня понимаешь, Стефано?
   -- Еще бы! Ведь я не дурак и не сумасшедший какой-нибудь. Иначе мною не пользовался бы Сенат. Эти дамы и не заметят присутствия Аннины; я ее не выпущу из каюты, и они свободно могут наслаждаться здесь на палубе свежим морским воздухом.
   -- Относительно этого будь покоен. Тот, кто не привык к морю, не очень-то стремится к душному воздуху каюты. Ты отправишься на ту сторону Лидо, Стефано, и там подождешь меня. Если я не явлюсь через час после полуночи, тогда плыви в Анконский порт, и там ты получишь новые приказания.
   Стефано нередко получал подобные поручения от самозванного Родриго; он обещал исполнить все в точности.
   Никогда еще Джакопо не разгонял так сильно свою гондолу, как теперь, направляясь к берегу. Домчавшись до набережной, он проворно снял маску и вышел на землю. Приближался час, в который он назначил на Пьяцце свидание дону Камилло, и медленными шагами браво направился к тому месту, где они должны были встретиться.
   Джакопо имел обыкновение ночью прогуливаться около гранитных колонн. Все думали, что он являлся туда за заказами по своему кровавому ремеслу. И вот, когда всеми ненавидимый и в то же время внушающий страх браво прогуливался теперь по каменным плитам, какой-то человек поспешно подошел к нему и, сунув ему в руки записку, исчез с быстротою молнии. Джакопо не умел читать. Он остановил первого прохожего и попросил его прочитать полученную им записку.
   Это был честный торговец одного из отдаленных кварталов города. Он взял записку и начал громко читать:
   "Джакопо, я не могу притти на свиданье, потому что должен быть в другом месте".
   При имени Джакопо записка выпала из рук читавшего, и он пустился бежать со всех ног.
   Джакопо повернулся к набережной, размышляя о неприятном событии, нарушившем его планы. Вдруг кто-то тронул его за локоть: он обернулся и увидел рядом с собой человека в маске.
   -- Ты -- Джакопо Фронтони?-- спросил незнакомец.
   -- Я самый.
   -- Можешь ли ты мне верно послужить? Если согласен, то получишь сто цехинов вот из этого кошеля.
   -- А позвольте узнать: чью жизнь вы оцениваете так дорого?
   -- Жизнь дона Камилло Монфорте.
   -- Дона Камилло Монфорте?-- повторил растерянно Джакопо.
   -- Ты его знаешь? Так постарайся устроить хорошенько это дело, и сумма будет удвоена.
   -- Но мне необходимо знать ваше имя, синьор.
   Незнакомец осторожно посмотрел вокруг и поднял маску. Браво увидал лицо молодого кутилы Джакомо Градениго.
   -- Теперь ты спокоен?
   -- Да, синьор... Когда прикажете исполнить ваш приказ?
   -- Обязательно сегодня ночью, и, чем скорее, тем лучше.
   -- Где вы желаете, чтобы я с ним покончил: в его дворце или...
   -- Пойди сюда, Джакопо, я тебе кое-что скажу. У тебя есть маска?
   Браво щелкнул языком в знак подтверждения.
   -- Надень ее и пойди отыщи свою лодку, а я тебя догоню.
   Джакопо выдвинул свою гондолу из множества других, привязанных к кольцам набережной, и отъехал на некоторое расстояние, убежденный, что за ним следили, и что ему не придется долго ждать. Он не ошибся в своих предположениях, потому что через несколько минут два человека подъехали к нему в гондоле и молча перешли в его лодку, отдав приказание своему гондольеру следовать за ними в отдалении.
   -- В Лидо!-- сказал один из них.
   Когда они отъехали далеко от судов, оба пассажира вышли из каюты и приказали браво перестать грести.
   -- Ты берешься исполнить это поручение, Джакопо Фронтони?-- спросил наследник сенатора Градениго.
   -- Но где вы прикажете убить его, синьор?
   -- Мы придумали средство вызвать его из дворца, и он теперь в твоем распоряжении. Скажи только: согласен ты работать на нас или нет?
   -- С большим удовольствием, синьор. Я люблю иметь дело с храбрыми людьми.
   -- В таком случае, ты не пожалеешь, если возьмешь на себя разделаться с ним... Неаполитанец, видишь ли, оказался моим соперником в любовном деле... Так ли я говорю, Осия?
   -- Ах, вы не думаете о нашей с вами безопасности, синьор Градениго... Праведный Даниил! Я не вижу никакой необходимости наносить смертный удар, Джакопо. Достаточно ранить его, чтобы он на некоторое время оставил мысль о женитьбе.
   -- Нет, Джакопо, бей прямо в сердце!-- сказал Джакомо.-- Потому-то я и обратился к тебе, что знал твердость твоей руки.
   -- Это совсем ненужная жестокость, синьор Джакомо,-- возразил ювелир.-- Для наших планов достаточно, чтобы герцог приблизительно с месяц не выходил из дома.
   -- Упрячь его в могилу, Джакопо! Слушай меня хорошенько! Я тебе обещаю сто цехинов за удар, еще сто за то, чтобы он был убит наповал, и еще сто, чтобы его бросить в канал Орфано, где вода навсегда скроет нашу тайну.
   -- Таким образом, вы не согласны ограничиться только раной, синьор Градениго?-- спросил ювелир.
   -- Ни в каком случае! И я не дам тогда ни одного цехина. Согласен ты на мои условия, Джакопо?
   -- Точно так, синьор, я их принимаю.
   -- В таком случае греби к Лидо. Мы его обманули, послав письмо от имени той девушки, чьей руки мы оба добиваемся. Он будет там один в надежде покинуть вместе с ней Венецию. В дальнейшем я полагаюсь на тебя. Ты меня понимаешь?
   -- Вполне, синьор.
   -- Ты меня знаешь и можешь рассчитывать на то, что я тебе обещал... Осия, мы свое дело сделали.
   Джакомо Градениго дал знак подъехать своей гондоле и, бросив Джакопо кошель с первой частью обещанной платы, вошел в свою лодку с равнодушным видом человека, привыкшего смотреть на подобные средства, как на вполне законные для достижения своей цели. Осия, видимо, не мог так действовать. Это был скорее ловкий плут, чем злодей, и крайность, до которой доходил в своей мести Джакомо, сильно пугала его. Уходя, он остановился, чтобы сказать несколько слов Джакопо.
   -- Говорят, что у тебя меткий удар, Джакопо,-- сказал он еле слышно.-- При твоей ловкости ты должен так же искусно наносить раны, как и убивать. Не убивай неаполитанца, а только ткни его хорошенько.
   -- А ты забыл про золото, Осия?
   -- Ах! Какая у меня память. Деньги твои ни в каком случае не пропадут, если ты все уладишь таким образом, что дашь моему кавалеру надежду на успех у завидной наследницы.
   Джакопо сделал нетерпеливый жест, потому что в эту минуту он заметил гондолу, приближавшуюся со стороны Лидо. Еврей перешел в лодку своего спутника, а браво направился к острову. Быстрыми шагами он пошел к могилам.
   -- Не меня ли ты ищешь?-- спросил его человек, выходя из-за песчаного холмика и держа наготове обнаженную шпагу.
   -- Вас, герцог,-- ответил Джакопо, снимая маску.
   -- Тебя ли я вижу, Джакопо? Говори скорее, что ты знаешь о Виолетте?
   -- Идите за мной, дон Камилло, и вы се сами увидите.
   Дон Камилло вошел в гондолу Джакопо, и, когда они были в одном из проходов Лидо, ведущих к заливу, браво начал свой рассказ. Он быстро передал дону Камилло все случившееся, не забыв о планах Джакомо Градениго насчет убийства соперника.
   Фелука, получив пропуск от полицейских агентов на сторожевой галере, уже вышла из порта и плыла теперь каналом, по которому должна была выехать в Адриатическое море. На море было тихо, легкий ветерок долетал с берега. Все благоприятствовало беглянкам. Они сидели, прислонившись к мачте, и, наслаждаясь красотой лунной ночи, всматривались в удалявшиеся купола Венеции. Время от времени с каналов доносилась музыка, навевая грустное настроение. Вдруг раздался плеск воды от подъехавшей гондолы, и дон Камилло, прыгнув на палубу фелуки, обнял свою молодую супругу.
   После коротких переговоров Стефано Милано решил навсегда оставить службу у республики и перейти к своему феодальному владельцу. Времени терять было нельзя. Натянули паруса, и фелука стала быстро удаляться от берега, имея на буксире гондолу Джакопо.
   -- Вам надо отправиться в Анкону, синьор Камилло,-- сказал браво, все еще не решавшийся уехать.-- Там вы немедля обратитесь к покровительству кардинала-секретаря... Если Стефано пойдет открытым морем, вы можете встретиться с галерами республики.
   -- Не бойся за нас, милый Джакопо. Но что с тобой будет, если ты останешься в руках Сената? Вот что меня беспокоит.
   -- Будьте спокойны, синьор. Покинуть Венецию теперь, вы знаете, я не могу. Я привык и к опасностям, и к нищете, и к... разочарованиям...
   Он поцеловал руку донны Виолетты, которая, не зная еще всех оказанных им услуг, слушала его с удивлением.
   -- Дон Камилло Монфорте,-- продолжал браво,-- опасайтесь Венеции. Не доверяйте ее обещаниям. Мне лучше всех известна фальшивость ее правительства. Не забудьте, что это мое последнее вам слово...
   -- Ты так говоришь, Джакопо, как-будто нам не придется больше увидеться.
   Браво отвернулся. Луна освещала его лицо, на котором можно было прочесть и радость от удавшегося предприятия, и тревогу за будущее.
   -- Ни за что в будущем нельзя ручаться,-- отвечал он, как бы про себя.
   Коснувшись руки дона Камилло, он поспешно прыгнул в гондолу. Отвязали веревку, и фелука удалилась, оставив браво одного на волнах Адриатического моря. Дон Камилло побежал на корму и последний раз взглянул на Джакопо, возвращавшегося в Венецию.
  

ГЛАВА XXVI

  
   На другой день утром Джакопо отправился к Джельсомине, чтобы в сопровождении ее навестить больного отца. В то время, как они шли по коридорам Дворца Дожей, он рассказал ей со всеми подробностями о бегстве влюбленных, но из осторожности скрыл от нес замысел Джакомо Градениго. Глядя на ее оживленное лицо, можно было понять, как сильно интересовал ее рассказ.
   -- И что же, ты надеешься, что они могут скрыться окончательно от правителей?-- спросила она тихо.-- Ведь ты знаешь, что у республики всегда есть галеры в Адриатическом море?
   -- Я это отлично помню,-- ответил браво,-- и поэтому я посоветовал дону Камилло плыть в порт Анкону. Как только они будут в церковных владениях, влияние дона Камилло и права его супруги окажут им большую услугу... Вот если бы ты мне указала, откуда можно посмотреть на море!
   Джельсомина провела его в комнату под самой крышей. Из нее были видны остров Лидо и Адриатическое море. Ветер качал мачты судов и волновал лагуны. По надувшимся парусам и по тем усилиям, с которыми гребли гондольеры, можно было судить, что ветер был очень силен. По ту сторону Лидо море было покрыто пенистыми валами.
   -- Это хорошо!-- сказал Джакопо, осмотрев внимательно всю картину, расстилавшуюся перед его глазами.-- Они далеко от берега и при таком ветре через несколько часов будут в Анконе... Теперь идем в камеру отца, Джельсомина.
   Дочь тюремного смотрителя не ожидала такой быстрой перемены разговора, но ничего не сказала, и через несколько минут они были у постели старого заключенного. Он не заметил их прихода, и Джакопо вынужден был дать знать о себе.
   -- Отец,-- сказал он грустно,-- это я.
   Заключенный обернулся, и, несмотря на то, что он был теперь гораздо более слаб, чем в последний приход сына, легкая улыбка появилась на его изможденном лице.
   -- Ну, что, как мать?-- спросил он торопливо.
   -- Ничего, счастлива... Душа ее постоянно с тобою, отец.
   -- А сестра?
   -- И сестра часто вспоминает тебя. Обе они терпеливо ждут свидания с тобой.
   -- Ну, а что сенаторы?
   -- Они, как всегда, остаются бездушными себялюбцами,-- ответил с горечью Джакопо.
   -- Синьоры ошиблись, подозревая меня в покушении на доходы государства,--сказал с покорностью старик.-- Но придет время, и они поймут свою ошибку... Ты несправедлив к ним, сынок,-- между сенаторами есть достойные люди, как, например, синьор Пьеполо. Он много мне делал добра в молодости, и, если бы не это незаслуженное обвинение, я бы далеко пошел в гору.
   -- Но он умер,-- сказал Джакопо.
   -- Разве он умер? Да, смерть никого не минует, Джакопо,-- сказал старик.
   -- Отец,-- вскрикнул браво, желая остановить старика. Он встал на колени перед постелью его и сказал ему на ухо:--Ты забываешь, отец, что по некоторым причинам нельзя произносить этого имени. Я ведь тебе уж не раз говорил, что если ты меня будешь так называть, то мне не позволят больше навещать тебя.
   Старик взглянул на сына помутившимися глазами; многое теперь казалось ему непонятным. Переведя глаза в стену, он вдруг засмеялся, как ребенок.
   -- Посмотри поскорее, сынок, приполз ли паук?
   Джакопо вздохнул, но поднялся, чтобы исполнить желание отца.
   -- Нет, его не видно, отец, да теперь ему еще не время, вот подожди тепла.
   -- Да разве теперь-то не тепло? Ведь ты забываешь, сынок, что мы совсем под крышей. А как солнце жжет! Синьоры и не представляют себе, какая это пытка быть зимою в подземных тюрьмах, а летом под раскаленным свинцом.
   -- Они заботятся только о своей собственной власти... Ах, да что об этом говорить! Скажи, отец, чего тебе не достает?
   -- Воздуха, сынок, воздуха!
   Джакопо подбежал к одной из трещин, но, несмотря на все усилия, он не мог увеличить отверстия.
   -- Скорее отвори дверь, Джельсомина!-- крикнул он, возвращаясь к постели отца.
   -- Теперь мне лучше,-- сказал старик,-- а вот, когда ты уйдешь, и я останусь один с моими думами, представлю себе, как огорчены мать и сестра,-- тогда мне будет тяжко! Что теперь у нас -- уж август?
   -- Нет, только май еще.
   -- Мне придется еще много страдать от жары?
   Взгляд Джакопо был так же страшен в эту минуту, как леденящий взор старика. Грудь его высоко поднималась от прерывистого дыхания.
   -- Нет, это невыносимо!-- сказал он тихо, но в его голосе слышалась непоколебимая решительность.-- Невозможно, чтобы ты дальше так мучился! Вставай, отец, и иди за мной. Мы можем пройти беспрепятственно: ключи с нами, и я знаю все выходы. Я найду способ спрятать тебя как-нибудь до ночи, и тогда мы навек оставим эту проклятую республику.
   Луч надежды блеснул в глазах старого узника, но неуверенность в возможности побега сразу изменила их выражение.
   -- Но ты забыл о тех сильных, которые властвуют над нами. И как ты обманешь эту девушку?
   -- Она на нашей стороне. Верно я говорю, дорогая Джельсомина?
   Молодая девушка была так напугана видом отчаянной решимости самозванного Карло, что не была в состоянии отвечать, и опустилась на скамейку. Старик поочередно смотрел то на одного, то на другую. Он сделал усилие подняться, но напрасно: он вновь упал на солому. Тогда только Джакопо окончательно понял невыполнимость своего плана. Мало-по-малу он успокоился и стал вновь бесстрастным.
   -- Отец, мне пора уходить.
   -- Когда же теперь я тебя увижу?
   -- Если ничто не помешает, я скоро тебя навещу.
   Подвинув поближе к отцу все, что ему могло понадобиться, браво вышел из тюрьмы с Джельсоминой.
   Джакопо неохотно покидал тюрьму: ему казалось, что эти тайные посещения должны будут скоро окончиться. Через минуту они спустились в нижний этаж, и так как Джакопо пожелал поскорее выйги из дворца, то Джельсомина решила его проводить по главному коридору.
   -- Ты сегодня грустнее обыкновенного, Карло,-- сказала она.-- А мне казалось, что ты должен бы радоваться за неаполитанского герцога и донну Виолетту.
   -- Их счастье для меня -- солнечный луч зимою, Джельсомина. Но нас слушают. Кто этот шпион, который следит за каждым нашим движением?
   -- Это дворцовый служитель. Он всегда нам попадается в этой части здания на дороге. Войди, отдохни здесь. В эту комнату никто не приходит, и мы можем еще раз взглянуть на море.
   Джакопо вошел за Джельсоминой в одно из пустых помещений второго этажа, потому что, действительно, ему хотелось раньше, чем выйти из дворца, посмотреть, что делалось снаружи. Прежде всего он посмотрел на море, потом перевел взгляд на то, что происходило ближе. В это время офицер республики в сопровождении трубача и нескольких солдат выходил из дворца, как это всегда бывало, когда Сенат объявлял что-нибудь народу. Джельсомина открыла окно, и оба они высунулись послушать. Когда маленькая процессия дошла до собора, зазвучала труба, и послышался голос офицера, произносившего следующие слова:
   "Так как за последнее время было совершено несколько гнусных и жестоких убийств граждан Венеции, Сенат в отеческой заботе своей нашел уместным прибегнуть к чрезвычайным средствам, чтобы предупредить в дальнейшем подобные преступления, грозящие общественной безопасности. Высокий Совет Десяти обещает награду в сто цехинов тому, кто отыщет виновника того или иного из этих убийств. Прошлой ночью в лагунах было найдено тело известного рыбака Антонио, достойного и очень уважаемого патрициями гражданина, и так как есть причины думать, что его убийца -- некий Джакопо Фронтони, который слывет за браво, то-есть за наемного убийцу, и за которым власти давно уже, но безуспешно, следили, чтобы захватить его на месте преступления, то Высокий Совет предписывает всем честным гражданам республики помочь властям схватить означенного Джакопо Фронтони, если бы даже он укрылся в храм, так как Венеция не может дольше терпеть этого человека, беспощадно проливающего безвинную кровь. И, как поощрение, Сенат предлагает за его поимку триста цехинов".
   Джельсомина слушала с большим вниманием.
   -- Ты слышал, Карло?-- вскричала она, отходя от окна.-- Они обещают, наконец, награду за арест этого чудовища, совершившего столько убийств.
   Джакопо засмеялся, но Джельсомине смех его показался неестественным.
   -- Патриции справедливы,-- сказал он,-- и все, что они делают, безупречно. Они не могут ошибаться. Они осуществят теперь свое намерение.
   -- Но в этом случае они только исполняют свои обязанности перед народом.
   -- Все говорят только об обязанностях народа, но умалчивают об обязанностях Сената.
   -- Мы не должны отрицать, что он их исполняет, Карло, потому что и на деле он старается защищать своих граждан. Этого Джакопо все ненавидят, и его злодейства долго составляли позор Венеции. Ты видишь, что патриции не скупятся, чтоб только схватить его. Послушай, хотят повторить воззвание.
   Снова зазвучала труба, и офицер, выступив из-за гранитных колонн, почти под самым окном, где находились Джельсомина и Джакопо, прочел второй раз объявление.
   -- Зачем ты надеваешь маску, Карло?-- спросила Джельсомина, когда офицер кончил читать.-- В этот час не принято носить маску во дворце.
   -- Я делаю это нарочно, чтобы меня приняли за дожа или за одного из Трех, покрасневшего, когда объявляется их постановление,-- ответил шутливо Джакопо.
   -- Они идут по набережной к арсеналу; там сядут в лодку и отправятся к Риальто, как всегда делается.
   -- И там они во-время известят этого страшного Джакопо, чтобы он успел спрятаться. Ваши судебные власти таинственны, когда следует быть откровенными, и болтливы, когда следовало бы помолчать... Но пора мне отправляться, Джельсомина: выпусти меня через двор дворца, а сама вернись домой.
   -- Нет, это невозможно, Карло, я и так уже нарушила приказ начальства, потому что тебе не было разрешено входить сюда в этот час.
   -- Ты это сделала ради любви ко мне, Джельсомина?
   Смущенная девушка опустила голову, и яркий румянец разлился по ее лицу.
   -- Да, ты отгадал,-- ответила она.
   -- Спасибо тебе, дорогая; но будь уверена, что я найду средство выйти из дворца незамеченным. Трудно было войти без позволения, а насчет выходящих предполагается, что у них есть право входа.
   -- Каждый проходящий в маске днем мимо сторожевого алебардщика должен объявить пароль.
   Это замечание, казалось, смутило браво. Он находил опасным возвращаться прежней дорогой, потому что не сомневался, что привратники, знавшие об его приходе, преградят ему дорогу. Другой выход теперь казался ему одинаково опасным. Джельсомина по глазам отгадала его смущение и пожалела, что вызвала у него такое беспокойство.
   -- Это не так все-таки опасно, как тебе кажется, Карло,-- сказала она.-- Тебе разрешили навещать отца в определенные часы, и это разрешение может служить доказательством, что Сенат не безжалостен. И если ради тебя я забыла приказ, то Сенат, конечно, не сочтет эту мою ошибку за преступление.
   Джакопо с сожалением смотрел на нее: он видел, что настоящий характер хитрой венецианской политики ей неизвестен.
   -- Надо нам расстаться, а то, пожалуй, не пришлось бы тебе поплатиться за мою неосторожность. Я сейчас недалеко от коридора, открытого для всех. Будь, что будет! Пройду через него на набережную.
   Джельсомина взяла его за руку, не желая оставлять его одного в этом страшном здании.
   -- Нет, Карло, там ты встретишь солдата, и твоя вина тотчас же откроется. Тогда тебе запретят, пожалуй, навещать отца.
   Джакопо знаком велел ей указать ему дорогу и пошел за нею.
   Все еще взволнованная, хотя немного успокоившаяся, Джельсомина прошла несколько коридоров, заботливо затворяя за собой двери. Наконец, они пришли на знаменитый Мост Вздохов. Девушка шла впереди к своей квартире, придумывая, каким образом спрятать там самозванного Карло, если бы выход из тюрьмы днем оказался опасным.
   -- Через минуту мы будем в безопасности,-- сказала она тихо, вкладывая ключ в замок двери, ведшей в тюрьму. Ключ повернулся, но дверь не отворилась. Джельсомина побледнела и вскрикнула:-- Дверь заперта внутри.
   -- Все равно. Я пройду через двор и миную алебардщика, сняв маску.
   Джельсомина удержала его и побежала на другой конец галлереи. Несмотря на то, что она отперла дверь ключом, ее теперь нельзя было отворить, как и первую. Джельсомина, вся дрожа, прислонилась к стене.
   -- Нам некуда деться!-- вскрикнула она испуганная, хотя и не понимала причины своего страха.
   -- Я понимаю, что это значит,-- сказал Джакопо.-- Мы пленники на этом роковом мосту.
   С этими словами браво спокойно снял маску.
   Вдруг щелкнули замки, заскрипели петли, и обе двери отворились почти в одно и то же время. Вооруженный офицер инквизиции появился на мосту, держа в руках наручники. Джельсомина вскрикнула, но Джакопо не двинулся, когда ему наложили цепи на руки.
   -- Арестуйте и меня!-- закричала в исступлении Джельсомина.-- Во всем виновата я!.. Заключите меня в тюрьму, только оставьте на свободе бедного Карло!
   -- Карло?-- повторил офицер с жестокой усмешкой.
   -- Ведь он ходил навещать своего отца, и Совет разрешил ему это. Только Карло ошибся часом.
   -- Знаешь ли ты, моя милая, за кого ты заступаешься?
   -- Да, знаю. Это -- лучший из сыновей Венеции. Если бы вы только видели, как он страдает за отца, вы бы сжалились над ним!
   -- Послушай,-- прервал ее офицер, подняв руку, чтобы заставить ее быть внимательной.
   На мосту святого Марка зазвучала труба, и снова послышались слова, обещавшие от имени Сената триста цехинов за арест браво.
   -- Да, это офицер республики назначает цену за голову изверга!-- воскликнула Джельсомина.
   -- Так чего же ты еще споришь?
   -- Я не понимаю вас,-- сказала Джельсомина, еле переводя дух.
   -- Глупая, да ведь этот человек -- Джакопо Фронтони!
   Джельсомина не хотела верить, но взгляд Джакопо убедил ее в ужасной истине, и она упала без чувств. В ту же минуту браво увели.
  

ГЛАВА XXVII

  
   На улицах Венеции стоял тот таинственный ропот, то жужжанье недоверчивого любопытства, которые характеризуют собой нравы этого города. Толпа прохожих сновала по площади, около гранитных колонн, как бы надеясь снова видеть браво на своем обычном посту. Среди общего гула в толпе раздавались голоса, хвалившие справедливость республики, и те, кто в продолжение многих лет не проронили ни одного слова об общественных делах, теперь рассуждали, как самые смелые из обывателей города.
   День прошел спокойно. В церквах продолжали служить заупокойные обедни по Антонио.
   В обычный час площадь святого Марка наполнилась гуляющими; патриции, как всегда, покинули Бролио, и веселье было в самом разгаре, когда на башне прозвонили второй час ночи. Гондолы с дамами появились на каналах. Во дворцах открыли ставни, чтобы свежий ветер проник в покои, и музыка раздавалась в порте, под мостами и под балконами красавиц.
   Было десять часов вечера. Немногочисленная семья собралась в кружок в одном из дворцов, ничем по виду не отличавшийся от других. Отец, едва достигший зрелого возраста, с гордостью держал на руках веселенького трехлетнего ребенка и с любовью следил за его играми. Венецианка с золотистыми косами и румяными щеками лежала на кушетке и любовалась дорогими ей существами. Девочка -- вылитый портрет матери -- играла с другим ребенком, возраст которого еще трудно было определить.
   На Пьяцце прозвонили третий час ночи. Обеспокоенный этим звоном, отец опустил ребенка на пол и посмотрел на часы.
   -- Хочешь прокатиться в гондоле?-- спросил он жену.
   -- С тобой, Паоло?
   -- Нет, дорогая, я не могу: меня долго задержат сегодня дела.
   -- Вы меня всегда в этом уверяете, когда вам захочется быть подальше от меня.
   -- Не говори так, пожалуйста. Я сегодня должен увидеться с поверенным и хорошо знаю, что ты меня не станешь задерживать, когда дело касается наших детей.
   Донна Джульетта позвонила, чтобы ей подали одеться. Младших детей повели спать, а мать с старшей дочерью спустились к гондоле.
   Муж, проводивши их до гондолы, оставался на ступенях подъезда, пока лодка не отъехала на значительное расстояние от дворца.
   -- Что, кабинет совсем приготовлен для приезда гостей?-- спросил синьор Соранцо, тот самый сенатор, который сопровождал дожа при выходе его к рыбакам.
   -- Точно так, синьор.
   -- Не забыл ли ты чего? Достаточно ли в нем света?
   -- Не беспокойтесь, синьор, все исполнено.
   -- Нас будет шесть человек, хватит ли всем кресел? Если кто придет, я сам выйду навстречу.
   -- Синьор, два кавалера в масках уже ждут вас.
   Синьор Соранцо вздрогнул и снова посмотрел на часы; потом быстро пошел в отдаленную часть дворца и, отворив маленькую дверь, очутился перед ожидавшими.
   -- Виноват синьоры!-- сказал хозяин дома.-- Но эта обязанность для меня совершенно нова. Впредь постараюсь быть аккуратнее.
   Двое ожидавших были гораздо старше хозяина дома; они вежливо выслушали извинение, и в продолжение нескольких минут разговор не выходил из пределов обычных условностей.
   -- Можем ли мы рассчитывать здесь на полную тайну нашего совещания?-- спросил, наконец, один из незнакомцев.
   -- Безусловно. Сюда никто не входит без разрешения, кроме моей жены, но сейчас и ее нет дома: она поехала прокатиться по каналам.
   -- Говорят, синьор, что супружество ваше в высшей степени счастливо. Надеюсь, вы понимаете необходимость не впускать теперь сюда никого, даже вашу супругу?
   -- Конечно, синьор. Дела республики важнее всего.
   -- Я трижды счастлив, синьор, что, когда я вынимал жребий для избрания членов Тайного Совета, судьба дала мне таких превосходных товарищей. Поверьте, мне приходилось выполнять этот страшный долг в гораздо менее приятном обществе.
   На льстивую речь старого и хитрого сенатора его сослуживцы ответили соответствующими комплиментами.
   -- Оказывается, что уважаемый синьор Градениго был одним из наших предшественников,-- продолжал старый сенатор, рассматривая бумаги {Хотя присутствующие члены Совета бывали известны только крайне немногим должностным лицам, имена бывших не скрывались, конечно, от их заместителей. (Прим. ред.).}.
   -- Да, это благородный человек, глубоко преданный государству.
   -- А последнее дело, надо признаться, счастливо окончилось,-- заметил самый старый из трех, давно привыкший не вспоминать того, о чем политика предлагала забыть, когда цель была достигнута.-- Галеры нуждаются в работниках, и святой Марк должен высоко держать голову.
   Синьор Соранцо, получивший заранее несколько предварительных разъяснений о своих новых обязанностях, сидел теперь в задумчивости.
   -- Есть сегодня у Совета важные дела?-- спросил он.
   -- Синьор, у нас есть основание предполагать, что государство понесло большую потерю. Вы, вероятно, оба знаете наследницу Пьеполо, хотя бы со слов других, потому что ее уединенный образ жизни, быть может, не допустил вашего личного знакомства с ней?
   -- Донна Джульетта говорит, что она очень красива,-- сказал молодой супруг.
   -- Богаче ее нет наследницы в Венеции,-- прибавил третий.-- И вот ее красота и богатство, боюсь, для нас навсегда потеряны. Дону Камилло Монфорте не удалось перехитрить нас. Но в то время, как государство разрушало его планы, молодая девушка случайно попала в руки негодяев, и с тех пор о ней ничего не слышно.
   Паоло Соранцо надеялся в душе, что донна Виолетта была с неаполитанцем.
   -- Я слышал от одного секретаря, что герцог также исчез неизвестно куда,-- заметил третий,-- и будто в гавани не видно фелуки, которою мы часто пользовались для секретных поручений.
   Оба старика переглянулись, словно начиная подозревать истину; они увидели, что не на что надеяться в этом деле, и не стали терять времени в напрасных сожалениях.
   -- У нас два спешных дела,-- заметил старший из сенаторов.-- Прежде всего надо позаботиться о том, чтобы предотвратить новое волнение и похоронить тело старого рыбака, а потом нам следует подумать о том, как разделаться с этим опасным Джакопо.
   -- Сперва надо его задержать,-- сказал синьор Соранцо.
   -- Это уж сделано! И вы не поверите, господа, его арестовали во дворце самого дожа.
   -- Его надо, значит, отправить на эшафот, не теряя времени.
   Оба старика опять переглянулись. Было видно, что они состояли уже раньше членами Тайного Совета и были единомышленниками. В их взгляде можно было прочесть желание пощадить чувство нового сослуживца, прежде чем приступить открыто к исполнению страшных обязанностей Совета.
   -- Ради славы святого Марка, синьоры, пусть справедливость торжествует открыто в этом деле!-- продолжал молодой член Совета.-- На какое снисхождение может рассчитывать наемный убийца? Одно из приятнейших прав нашей власти, это -- то, что оно позволяет нам публично карать зло.
   Старые сенаторы поклонились в знак своего согласия с мнением товарища.
   -- Вы правы, синьор Соранцо, воздавая дань уважения нашим законам,-- ответил более пожилой.-- Я вам должен сказать, что в Львиных Пастях найдено несколько обвинений против неаполитанского синьора дона Камилло Монфорте. Оставляю вашей мудрости, уважаемые товарищи, их обсуждение.
   -- Злоба сама выдает себя своей чрезмерностью!-- вскричал молодой член совета.-- Господа, эти доносы являются результатом какой-то особенной злобы и недостойны внимания правительства. Мне часто приходилось встречаться с молодым герцогом святой Агаты, и я могу сказать, что это в высшей степени достойный молодой человек.
   -- Тем не менее он рассчитывал на руку дочери старого Пьеполо.
   -- Так разве можно обвинять молодежь за то, что она поклоняется красоте? Он оказал большую услугу этой девушке, и ничего нет удивительного, что он влюбился в красавицу.
   -- Не забывайте, что Венеция имеет свои привязанности, как самый молодой из всех нас, синьор.
   -- Но Венеция не может жениться на наследнице.
   -- Это так, конечно. Святой Марк должен довольствоваться ролью благоразумного отца. Вы молоды еще, синьор Соранцо, и синьора Джульетта обладает редкой красотой. С годами вы будете судить иначе о государственном и семейном богатстве. Но мы теряем напрасно время, обсуждая этот вопрос, потому что нашим агентам еще не удалось разыскать беглянку. Прежде всего нам надо заняться делом браво. Его высочество дож показывал вам последнее письмо папы по вопросу о перехваченных депешах?
   -- Да, наши предшественники ответили надлежащим образом, и это дело надо считать поконченным.
   -- В таком случае мы свободно займемся делом Джакопо Фронтони. Нам необходимо будет собраться в зале суда, чтобы свести обвиняемого на очную ставку с обвинителями. Это очень важное дело, и Венеция много потеряла бы во мнении народа, если бы ее высшее судилище отнеслось с недостаточным вниманием к постановке приговора.
   -- Пусть отрубят голову этому убийце!-- вскричал снова синьор Соранцо.
   -- Вероятно, этого ему и не избежать, если его не приговорят к колесованию. Более серьезный разбор дела укажет нам, чего мы должны держаться ради здравой политики.
   -- При чем тут одна политика, когда дело касается охраны граждан? До сих пор я никогда не желал смерти другим; но в этом деле я с нетерпением жду наиболее сурового приговора.
   -- Ваше законное нетерпение будет удовлетворено, синьор Соранцо, потому что, предвидя безотлагательность этого дела, мой коллега, достойный сенатор, разделяющий вместе с нами эти затруднительные обязанности, уже сделал необходимые распоряжения по этому поводу. Момент настал, и мы во-время соберемся в зале суда для исполнения нашего долга.
   Старые члены Совета продолжали разговор, не касаясь в нем своих прямых намерений; они делали только намеки на них. Потом расстались так же таинственно, как и собрались, чтобы никто не мог проникнуть в тайну их звания.
   Самый пожилой из трех отправился на празднество во дворце знатного патриция. И старик затем исчез оттуда, не возбудив никакого подозрения. Второй отправился, поклониться праху только что умершего товарища. Долго беседовал там с духовным лицом. Когда он уехал, семья покойного рассыпалась в похвалах ему.
   Синьор Соранцо пробыл в кругу своей семьи до последнего момента. Легкий ветерок придал лицу донны Джульетты еще большую свежесть; ее тихий голос, веселый лепет их последнего ребенка и голосок белокурой дочки еще раздавались в ушах синьора Соранцо, когда его гондольер причалил под мостом Риальто. Там он надел маску и плащ и вместе с толпой отправился к площади святого Марка. Синьор Соранцо видел, как загорелые и босые лагунские рыбаки входили в собор. Он пошел за ними.
   -- Он был тебе товарищ?-- спросил синьор Соранцо одного рыбака с черными блестящими глазами.
   -- Да, синьор, и можно сказать, что он был самый честный и справедливый из всех наших рыбаков.
   -- Отчего он умер?
   -- Никто этого не знает. Некоторые говорят, будто он прогневал святого Марка; другие утверждают, что его убил наемный убийца Дакопо Фронтони.
   -- Зачем было этому браво избирать себе такую безвестную жертву?
   -- Вот потрудитесь сами на это ответить, синьор. Почему на самом деле? Говорят, будто Джакопо очень мстительный человек и не мог перенести того, что какой-то старый рыбак перегнал его в гонках, и вот ради этого-то, думают, он убил его.
   -- Разве Джакопо известен, как искусный гондольер?
   -- Еще бы! Было время, когда он умер бы с досады, если бы кто-нибудь перегнал его в гонках. Но это дело было, когда он еще не брался за стилет. И теперь трудно поверить, чтобы он придавал большое значение наградам, раздаваемым на гонках.
   -- А может быть, этот рыбак нечаянно упал в воду?
   -- Конечно, и это могло тоже быть. Это с нами ежедневно случается, но мы думаем, что тогда бы он догадался поплыть к лодке, а не пошел бы сразу ко дну. Старый Антонио был известен, как искусный пловец.
   -- Но, падая, он мог так сильно удариться обо что-нибудь, что не был в состоянии бороться.
   -- Тогда оставались бы знаки от удара, синьор.
   -- А стилет Джакопо не оставил на нем следа?
   -- Должно быть, нет. Гондолу старика нашли в устье Большого канала, в полумиле от трупа и не по ветру от него. Мы говорили об этих обстоятельствах потому, что понимаем эти дела.
   -- Покойной ночи, братец!
   -- И вам того же желаю, синьор!-- сказал рыбак.
   Сенатор в маске продолжал свой путь. Он вышел из собора никем не замеченный и беспрепятственно вошел во дворец. Там он присоединился к своим товарищам по грозному судилищу.
  

ГЛАВА XXVIII

  
   Послышался звон цепей, прежде чем открыли дверь, через которую должен был войти подсудимый. Двери распахнулись, и браво предстал перед известными судьями, которые должны были решить его судьбу.
   Так как Джакопо нередко приходилось присутствовать на заседаниях этого зловещего Совета, то он не проявил теперь ни испуга, ни удивления. Он был бледен, но спокоен.
   В зале наступила глубокая тишина.
   -- Тебя зовут Джакопо Фронтони?-- задал первый вопрос секретарь-протоколист, служивший посредником между судьями и обвиняемыми.
   -- Да.
   -- Ты -- сын некоего Ричарда Фронтони, известного по краже им таможенных пошлин у республики и находящегося теперь в ссылке на одном из отдаленных островов или несущего какое-то другое наказание?
   -- Да, синьор, он несет другое наказание.
   -- Ты гондольер?
   -- Да, синьор.
   -- Твоя мать...
   -- Умерла!-- сказал Джакопо, заметив, что секретарь остановился, чтоб справиться с документами в деле.
   Снова наступило молчание, которое секретарь нарушил лишь после того, как кинул взгляд на судей.
   -- Она не была обвинена в преступлении твоего отца?
   -- Если бы даже и была обвинена, синьор, теперь она уже давно вне власти республики...
   -- Вскоре после того, как твой отец навлек на себя гнев Сената, ты оставил ремесло гондольера?
   -- Да, синьор.
   -- Тебя обвиняют, Джакопо Фронтони, в том, что ты переменил весло на стилет?
   -- Да, синьор.
   -- В продолжение уже нескольких лет слух о твоих кровавых подвигах распространялся по Венеции, и с некоторого времени тебя обвиняют в каждой насильственной смерти.
   -- Это истинная правда, господин секретарь. Хотел бы я, чтоб этого не было!
   -- Его высочество дож и члены Совета не остались глухи к жалобам; они с беспокойством прислушивались к ним, и если Сенат оставлял тебя на свободе, то это только оттого, что он не хотел преждевременным арестом пятнать горностай правосудия.
   Джакопо молча поклонился; однако, при этом заявлении на лице его появилась настолько выразительная улыбка, что секретарь тайного судилища низко склонился над бумагами, делая вид, что разбирается в делах.
   -- Против тебя есть страшное обвинение, Джакопо Фронтони,-- продолжал секретарь...-- И ради жизненных интересов сограждан Тайный Совет сам взялся за это дело. Знал ли ты лагунского рыбака, Антонио Теккио?
   -- Да, синьор. Я виделся с ним недавно и очень сожалею, что это было совсем перед его смертью.
   -- Тебе известно, конечно, что его нашли утонувшим в бухте?
   Джакопо вздрогнул. Его волнение, видимо, сильно подействовало на младшего из членов Совета, и, пораженный откровенностью признания, он быстро повернулся к своим сослуживцам; те слегка кивнули ему головами.
   -- Его смерть вызвала сильное недовольство среди его товарищей и привлекла серьезное внимание Сената.
   -- Смерть самого бедного венецианца должна вызвать интерес и среди патрициев, синьор.
   -- Знаешь ли ты, Джакопо, что тебя называют его убийцей?
   -- Да, синьор, мне это известно.
   -- Говорят, будто ты был среди гондольеров в последней гонке, и, если бы не этот рыбак, ты взял бы приз.
   -- Это верно, синьор.
   -- Ты не отрицаешь этой улики?-- спросил с удивлением секретарь.
   -- Нет, это верно: без него я был бы победителем.
   -- А ты хотел взять приз, Джакопо?
   -- Да, синьор, от всего сердца,-- ответил обвиняемый.-- От меня ведь отреклись мои товарищи гондольеры, а между тем, с детства до нынешнего дня уменье владеть веслом было моей гордостью.
   Новое движение выдало удивление молодого инквизитора.
   -- Сознаешься ты в преступлении?
   Джакопо усмехнулся.
   -- Если присутствующие здесь господа сенаторы снимут маски, то мне будет легче ответить на этот вопрос.
   -- Твоя просьба дерзка и необычна. Никому не известны патриции, управляющие судьбами государства. Сознаешься ли ты в преступлении?
   Появление стремительно вошедшего офицера помешало ответу. Он передал письменное донесение судье в красной мантии и скрылся. После короткой паузы стражникам был отдан приказ вывести подсудимого.
   -- Благородные сенаторы,-- сказал Джакопо, приближаясь к столу,-- позвольте мне навестить одного заключенного в камерах под свинцовой крышей; у меня есть серьезные причины увидеть его, и я, как мужей, как отцов, прошу вас разрешить мне это.
   Два старых сенатора не слышали его, занятые новым донесением. Синьор Соранцо подошел ближе к свету, чтобы лучше разглядеть преступника. Тронутый его взволнованным голосом и приятно обманутый выражением лица Джакопо, он взял на себя ответственность разрешить ему его просьбу.
   -- Отведите его, куда он хочет,-- сказал он алебардщикам,-- только возвращайтесь скорее.
   Джакопо с благодарностью взглянул на молодого сенатора, но, боясь, что остальные судьи будут против этого разрешения, поспешно вышел из залы. Джакопо прошел по темным потайным коридорам, скрытым от постороннего глаза, но отделенным лишь тонкой перегородкой от роскошных покоев дожа. Дойдя до тюремной камеры под крышей, Джакопо остановился и повернулся к своим стражам:
   -- Прошу вас, снимите с меня на минуту эти гремящие цепи.
   Его провожатые переглянулись, никто из них не решался оказать ему эту милость.
   -- Должно быть, я в последний раз увижу сейчас одного больного,-- продолжал Джакопо.-- Умирающего отца... Он ничего не знает о моем положении... Так неужели вы хотите, чтобы он увидел меня в цепях?
   Его слова, в которые он вложил всю силу чувства, на этот раз имели успех: один из провожатых снял цепи с браво и велел ему итти вперед. Джакопо осторожно вошел в коридор перед камерой, и, когда дверь была отперта, он один вступил в комнату, потому что солдаты не находили достаточно интересным для себя присутствовать при свидании наемного убийцы с отцом в нестерпимой жаре под раскаленной свинцовой крышей. Дверь за арестантом затворили, и камера вновь погрузилась в темноту.
   Несмотря на свою обычную твердость, Джакопо сперва не знал, что делать, очутившись неожиданно в безмолвном жилище заброшенного арестанта. Но скоро он услышал предсмертное хрипение и догадался, в какой стороне находилась кровать; массивные стены со стороны коридора совершенно отнимали свет у этой страшной камеры.
   -- Отец!-- позвал нежно Джакопо. Он не получил ответа.
   -- Отец!-- повторил он громче.
   Хрип прервался, и заключенный заговорил:
   -- Ты пришел, сынок,-- сказал он слабым голосом,-- закрыть мне глаза...
   -- Силы тебе изменяют, отец?
   -- Да, сынок, слабею... Теперь мне недолго осталось мучиться... А я все надеялся, что увижу опять дневной свет, твою мать и сестру...
   -- Мать и сестра умерли, отец!
   Старик застонал. Джакопо опустился около постели.
   -- Это неожиданный удар,-- сказал, наконец, старик.
   -- Отец, они уже давно умерли!
   -- Почему ты мне раньше не сказал этого, Джакопо?
   -- У тебя и без того много было горя.
   -- А ты-то как же? Ты ведь один останешься... Дай мне руку... Бедный мой Джакопо!
   Браво приблизился к ложу и взял дрожавшую руку отца; она была холодная, влажная.
   Громкий удар в дверь прервал прощание.
   -- Иди, Джакопо,-- сказал один из солдат.-- Совет тебя ждет!
   Джакопо почувствовал, как задрожал отец, и ничего не ответил.
   -- Если бы они оставили тебя еще на одну минутку!-- прошептал старик.-- Я тебя долго не задержу.
   Дверь отворилась; свет от лампы проник в тюремную камеру. Но страж сжалился и закрыл ее. Джакопо очутился опять в темноте. Благодаря этому кратковременному свету, он успел уловить последний взгляд отца: хотя смерть была уже в этом взгляде, но он выражал в то же время нежную любовь.
   -- Это добрый человек; он жалеет нас,-- прошептал старик.
   -- И они не нашли в себе сил оставить тебя одного в эти минуты!
   -- Да, я счастлив, что ты около меня, сынок. Ты ведь, кажется, сказал, что мать с сестрой умерли?
   -- Да, отец, обе умерли.
   Старик тяжело вздохнул. Послышался хриплый вздох; Джакопо уткнулся лицом в одеяло. Наступила глубокая тишина.
   -- Отец!-- сказал Джакопо и задрожал, не узнав собственного голоса.
   Ответа не было. Коснувшись рукою отца, он почувствовал, что тело старика холодеет. Перед ним лежал недвижимый труп...
   Когда дверь в камеру отворилась, Джакопо спокойной и твердой походкой вышел к солдатам. Он поднял руки, чтобы на него надели цепи, и пошел за провожатыми в помещение тайного судилища. Через несколько минут он стоял вновь перед Советом Трех.
   -- Джакопо Фронтони,-- сказал секретарь,-- тебя обвиняют еще в другом преступлении, совершенном недавно в нашем городе. Знаешь ли ты благородного калабрийца, домогающегося звания сенатора и уже давно живущего в Венеции?
   -- Знаю, синьор.
   -- Приходилось ли тебе быть с ним в каких-нибудь сношениях?
   -- Да, синьор.
   Судьи напряженно слушали.
   -- Известно ли тебе, где теперь находится дон Камилло?
   Джакопо медлил ответом.
   -- Можешь ли ты сказать, почему молодого герцога нет во дворце?-- повторил секретарь.
   -- Ваша миоость, он оставил Венецию навсегда.
   -- Почему ты знаешь? Неужели он взял себе в доверенные наемного убийцу?
   Джакопо молчал.
   -- Я спрашиваю тебя: признавался ли тебе в этом герцог?
   -- Да, синьор, дон Камилло мне сказал, что он не вернется больше в Венецию.
   -- Но это немыслимо! Ведь он лишится всех своих надежд и большого состояния.
   -- Он утешится, синьор, любовью богатой наследницы в своих фамильных владениях.
   Среди судей произошло движение, и один из них, тот, что был в красной мантии, приказал страже удалиться. После ухода солдат допрос продолжался.
   -- Ты сделал важное сообщение, Джакопо, и если ты нам сообщишь и подробности, то это может сохранить тебе жизнь.
   -- Я не могу сообщить вам ничего нового, синьоры, потому что вам известен побег дона Камилло, и я надеюсь, что исчезновение дочери Пьеполо для вас тоже не новость.
   -- Ты не ошибаешься, Джакопо, нам все это известно, но ты можешь сообщить нам подробности, которых мы не знаем. Не забудь, что, обсуждая твою участь, Совет примет во внимание твою искренность.
   На лице обвиняемого вновь появилась улыбка, заставившая его судей опустить глаза.
   -- Для смелого влюбленного все пути открыты, синьоры, тем более, что при средствах дона Камилло он мог бы найти тысячу пособников, если бы в этом явилась необходимость.
   -- Ты не говоришь прямо, Джакопо, и этим ты можешь навлечь на себя гнев Совета. Говори: кто были его помощники в бегстве?
   -- У него было много верных слуг и смелых гондольеров, ваше превосходительство.
   -- Все это нам хорошо известно... Но его исчезновение имеет в себе что-то странное. Уверен ли ты, что он бежал?
   -- Синьор, так разве герцог все еще в Венеции?
   -- Мы тебя об этом и спрашиваем, потому что тебя обвиняют в убийстве дона Камилло.
   -- А также и в убийстве донны Виолетты?
   -- О ней мы ничего не знаем. Что ты скажешь против этого обвинения?
   -- Синьоры, чего ради я буду выдавать мои тайны?
   -- Так ты хочешь нас обмануть!.. Не забудь, что у нас там... в камере под свинцовой крышей, есть один заключенный, взявшись за которого как следует, мы заставим тебя сказать правду.
   Джакопо смело поднял голову; видно было, что его ничто теперь не страшило. Но взгляд его был грустен, и в голосе его слышалась тоска.
   -- Синьоры, тот узник, о котором вы говорите, свободен от вашей опеки.
   -- Ты забываешься, Джакопо, позволяя себе шутить с нами.
   -- Нисколько, синьоры, я говорю правду.
   -- Так твой отец?..
   -- Умер, синьоры!-- произнес Джакопо.
   Два пожилых члена Совета переглянулись с удивлением, а младший из них прислушивался с интересом человека, который приступает к изучению новых и тяжелых обязанностей. Оба старика, поговорив между собою, передали, что находили нужным, синьору Соранцо.
   -- Хочешь ли говорить по совести, Джакопо, и открыть нам все, что ты знаешь относительно бегства неаполитанца?-- продолжал судья, когда их совещание было окончено.
   Джакопо не проявил ни малейшего волнения, слыша скрытую угрозу судьи, и после минутного размышления ответил:
   -- Вам, конечно, известно, синьоры, желание правительства выдать замуж наследницу Пьеполо по своему усмотрению и ради собственных выгод. И для вас не тайна, что в нее был влюблен герцог, и она отвечала взаимностью на любовь неаполитанца. В ту ночь, когда умер Антонио, я один бродил в тоске среди могил Лидо. Жизнь для меня стала невыносимой; я был близок к самоубийству. Я встретил помощь дона Камилло. И тогда я узнал о его намерении относительно побега и согласился помочь ему. Я поклялся ему в верности и в готовности умереть за него, если это понадобится. Я обещал ему похитить его возлюбленную. И я сдержал свое слово. Счастливые влюбленные теперь в церковных владениях под покровительством кардинала-секретаря, который приходится братом матери дона Камилло.
   -- Безумный! Ты не подумал о том, что тебе грозит за это!
   -- Нет, я об этом не думал в то время. Я искал только человека, перед которым я мог бы высказать свои страдания. И я был счастлив, как никогда в жизни, смотря на радостное свидание влюбленных, которым я, отверженный злодей, браво, это счастье доставил!
   Судьи были поражены спокойствием Джакопо, и это удивление еще раз заставило их впасть в нерешимость. Наконец, самый старший из них вновь приступил к допросу.
   -- Джакопо, можешь ли ты нам сообщить подробности бегства? Не забудь, что этим ты можешь сохранить тебе жизнь.
   -- Для меня она теперь немного стоит, синьор... Но, чтобы доставить вам удовольствие, я ничего не скрою.
   И затем Джакопо просто и откровенно рассказал о средствах, к которым прибегал дон Камилло, об его планах, об его разочаровании и, наконец, об успехе бегства. Он ничего не скрыл в этом рассказе, кроме временного приюта женщин под покровительством Джельсомины. Он рассказал о замысле Джакомо Градениго убить неаполитанца и об участии в этом покушении ювелира Осии. Внимательнее всех слушал его рассказ молодой сенатор. Несмотря на свое официальное положение, он чувствовал, как сильно билась кровь в его жилах, и при окончании рассказа, когда подсудимый описал встречу влюбленных, сердце Соранцо затрепетало от радости. Наоборот, его сослуживцы, состарившиеся на службе политике, с рассчитанной холодностью слушали рассказ браво. Теперь они убедились, что дон Камилло и донна Виолетта ускользнули из-под их власти. Не имея больше надобности в Джакопо, они позвали стражу и велели отвести браво в тюрьму.
   -- Надо будет послать поздравление кардиналу-секретарю по случаю брака его племянника с самой богатой наследницей нашего города,-- сказал судья Совета Трех, когда дверь за подсудимым затворилась.-- Влияние неаполитанца может еще нам пригодиться.
   -- А если он расскажет о том, как Сенат противился его браку?-- усомнился синьор Соранцо.
   -- Ну, мы всегда можем сложить нашу вину на прежний состав Совета. Вот, вы присутствовали на первом нашем собрании, синьор; позже опыт даст вам не раз случай убедиться, что как бы ни была совершенна наша теория, в практике могут всегда случиться ошибки... Да, не надо забывать о деле молодого Градениго; оно очень серьезно.
   -- Мне давно известно его распутство,-- ответил самый старый из членов Совета.-- Очень грустно, что у такого благородного патриция, как синьор Градениго, такой недостойный сын. Во всяком случае, ни государство, ни город не потерпят убийств.
   -- Пусть они будут как можно реже!-- сказал молодой сенатор.
   -- Конечно, это очень желательно. По секретным розыскам, вся тяжесть вины падает на Джакопо, но нельзя не доверять и его донесениям, в чем мы имели случай не раз убедиться.
   -- Как! Разве Джакопо является сыщиком?
   -- Мы поговорим об этом после, на свободе, синьор Соранцо. А сейчас нам надо рассмотреть вопрос о покушении на жизнь одного из венецианцев, находящегося, несмотря на отъезд его из Венеции, под покровительством ее закона.
   Члены Тайного Совета начали серьезное обсуждение дела двух преступников: Джакомо Градениго и ювелира.
   В результате совещанием было решено наказать Джакомо Градениго ссылкой на десять лет в провинцию, а Осию -- пожизненным изгнанием.
   -- Мы не должны скрывать ни этого приговора, ни причин, которыми он был вызван,-- сказал судья Совета Десяти после прений.-- Государство не может упускать случая оповестить о своем правосудии.
   -- На нынешний вечер мы покончили наши дела, синьоры,-- сказал сенатор Соранцо.-- Разойдемся теперь по домам?
   -- У нас еще дело Джакопо.
   -- Ну, его мы можем передать в обыкновенный суд.
   -- Как вы найдете нужным поступать, синьоры?..
   Все согласились.
   Соранцо уехал первым, но остальные члены Совета еще долго совещались между собой. Затем было отправлено приказание уголовному судье, и после этого, наконец, каждый из них вернулся в свой дворец.
  

ГЛАВА XXIX

  
   На следующее утро состоялись похороны Антонио. В соборе продолжали служить заупокойные обедни. Монах-кармелит был во главе священников. В ту минуту, когда собирались выносить тело Антонио, он вдруг почувствовал, что кто-то дернул его за рукав; последовав за незнакомцем, он очутился в стороне от толпы, среди темных церковных колонн.
   -- Вам приходилось давать отпущение умирающим?-- сказал незнакомец скорее утвердительным, чем вопросительным тоном.
   -- Это моя обязанность.
   -- Сенат не забудет ваших услуг; они понадобятся после похорон зтого рыбака.
   Отец Ансельм побледнел, но склонил голову, желая этим показать, что он готов исполнить свой долг. В эту минуту подняли тело Антонио, и похоронная процессия направилась к Большой площади. Мальчики соборного хора шли впереди, за ними шли взрослые певчие.
   Монах поспешил занять место за ними.
   За телом шел загорелый юноша. Это был внук Антонио, освобожденный теперь от работ на галерах. В его наружности можно было различить черты честного, умного и гордого рыбака, останки которого несли в это время к арсеналу.
   Он не проронил ни одной слезы до той поры, пока тело не исчезло от его взора. Тогда он вышел из толпы и дал волю слезам. Он плакал, как может плакать человек его возраста, почувствовавший себя совершенно одиноким.
   В темной тюремной камере, куда заключили Джакопо после допроса на Совете Трех, он провел ночь. На рассвете браво снова предстал перед судьями, которым заранее были даны предписания. Он не старался оправдаться и наотрез отказался отвечать на вопросы.
   -- Вы сами знаете, что я делал и чего не совершил,-- сказал он надменно.-- А потому соблюдайте ваши интересы.
   Когда его привели обратно в камеру, он попросил есть. От браво отобрали все вещи, которыми он мог бы причинить себе вред, внимательно осмотрели его цепи и оставили его одного. Вдруг Джакопо услышал, что кто-то подошел к его двери. Отодвинули засовы, и дверь отворилась. На пороге стоял священник. Войдя в комнату, он поставил зажженную лампу на стол, где были хлеб и кружка с водой.
   Джакопо спокойно принял монаха.
   -- Добро пожаловать,-- сказал он.-- Я вижу, что сенаторы, изгоняя меня с лица земли, заботятся обо мне.
   Отец Ансельм вздрогнул.
   -- Я тебя представлял совсем другим, Джакопо.
   Он смолк, потому что услышал рыдания и понял, что они были не одни. Оглянувшись, он увидел Джельсомину, которая, воспользовавшись доверенными ей ключами, тихо вошла в камеру и теперь стояла сзади монаха. Джакопо, заметивши ее, застонал и отвернулся.
   -- Кто ты, дочь моя, и зачем ты здесь?-- спросил ее монах.
   -- Это дочь тюремного смотрителя,-- сказал Джакопо, чувствуя, что девушка была не в силах отвечать.-- Я познакомился с ней, благодаря моим частым посещениям этой тюрьмы.
   Отец Ансельм посмотрел на обоих. Сначала выражение его глаз было строгое, но мало-по-малу он смягчился.
   -- Вот следствие страстей!-- сказал он таким тоном, в котором слышались одновременно и упрек, и сожаление.-- Таковы всегда плоды преступления.
   -- Отец,-- вскричал Джакопо,-- я еще заслуживаю этот упрек, но девушка, которую вы сейчас видите, она ни в чем неповинна.
   -- Мне приятно это слышать.
   Грудь заключенного высоко поднималась. Джельсомина рыдала, вся содрогаясь.
   -- Зачем ты вошла сюда? И знала ли ты, чем занимался тот человек, которого ты любишь?-- спросил монах, стараясь придать больше строгости своему голосу.
   -- Я ничего не знала, нет, нет, нет!
   -- И теперь, когда ты знаешь правду, ты, конечно, уже перестала быть жертвой своей страсти?
   Джельсомина опустила голову, скорее под влиянием горя, чем от стыда, и ничего не ответила.
   -- Пусть лучше она будет обо мне самого дурного мнения,-- сказал Джакопо глухим голосом.-- Ей будет легче тогда возненавидеть мою память.
   Джельсомина молчала.
   -- Видно, что ее бедное сердечко сильно страдает,-- сказал участливо монах.-- Надо как можно бережнее обращаться с этим нежным цветком... Послушайся меня и твоего рассудка, дочь моя, не поддавайся слабости.
   -- Не расспрашивайте ее, батюшка. Пусть она уйдет! Пусть проклинает меня!
   -- Карло!-- воскликнула Джельсомина.
   Последовало продолжительное молчание. Заключенный, казалось, боролся сам с собой. Наконец, он прервал молчание.
   -- Отец,-- сказал он торжественно,-- я надеялся, что эта несчастная девушка победит свою слабость, узнав, что тот, кого она любила, оказался... браво; я желал этого, но я не знал тогда величия женского сердца... Скажи мне, Джельсомина: можешь ли теперь без ужаса смотреть на меня?
   Джельсомина, дрожа, посмотрела на него и улыбнулась. Джакопо вздрогнул так, что монах услышал бряцание его цепей.
   -- Довольно,-- сказал браво, делая страшное усилие, чтоб успокоиться.-- Джельсомина! Ты услышишь мою исповедь. Ты долго была, не подозревая того, хранительницей моей тайны; и теперь я ничего больше не скрою от тебя.
   -- Но, Антонио!-- вскрикнула Джельсомина.-- Ах, Карло, Карло! За что ты убил этого бедного рыбака?
   -- Антонио!-- повторил монах.-- Разве тебя обвиняют, мой сын, в смерти Антонио?
   -- За это именно преступление меня приговорили к смерти.
   Монах опустился на скамейку и словно замер, между тем как его взгляд, полный ужаса, переходил по очереди с бесстрастного лица Джакопо на дрожавшую Джельсомину. Он начинал видеть правду из-за таинственной занавеси, которой ее скрывала политика Венеции.
   -- Здесь произошла страшная ошибка,-- сказал он, задыхаясь.-- Я побегу сейчас к судьям и выведу их из заблуждения.
   Заключенный спокойно улыбнулся и протянул руку, чтобы удержать монаха.
   -- Это ни к чему не приведет, потому что Совет Трех желает осудить меня за смерть Антонио.
   -- Но ты ведь будешь безвинно казнен! Я был свидетелем его смерти и докажу, что его убили другие.
   -- Отец,-- вскрикнула Джельсомина,-- повторите ваши слова, скажите мне еще раз, что Карло не сделал этого ужасного преступления.
   -- Он меньше всех виновен в этом преступлении.
   -- Да, Джельсомина,-- вскричал Джакопо, протягивая ей руки,-- я не виновен в этом преступлении, как и во всех других, которые мне приписывают!
   Крик радости вырвался из уст Джельсомины.
   -- Я вам говорил, что по ложному обвинению в контрабанде моему несчастному отцу пришлось тяжко страдать много лет в проклятой тюрьме, в то время, как мы его считали живущим в ссылке на островах. Наконец, нам удалось представить вниманию Совета несомненные доказательства невинности старика, вполне достаточные, чтобы убедить патрициев в несправедливости прежнего приговора; но эти люди не желали признавать своих ошибок. Совет так долго медлил оказать нам справедливость, что моя бедная мать умерла от горя. Сестра, которая тогда была в годах Джельсомины, не надолго пережила мать... И единственной причиной, на которой основывался Сенат в своей медлительности, было подозрение, что на самом деле в том преступлении, за которое поплатился мой отец, был виновен один молодой человек из патрициев.
   -- Так неужели Сенат отказался исправить свою ошибку?-- спросил монах.
   -- Исправляя свою ошибку, отец, Сенат должен был открыто сознаться, что он мог ошибиться. Тогда дело коснулось бы чести многих старейшин государства... А мне думается, что их сенаторская нравственность отличается от общепризнанной, человеческой... После долголетних моих просьб с меня была взята торжественная клятва, что я не скажу об этом никому, и мне разрешили, наконец, навещать отца в тюрьме. Я не могу вам описать, какую радость я почувствовал, услыхав его голос. Я, насколько мог, старался облегчить его положение в тюрьме... Джельсомине было поручено сопровождать меня каждый раз. Тогда я еще не знал побудительных причин сенаторов, хотя уже начинал над ними задумываться. Когда, наконец, они убедились, что им удалось заманить меня в свои сети, тогда-то они и вовлекли меня в это роковое заблуждение, которое разрушило все мои надежды и привело туда, где я теперь нахожусь.
   -- Ты утверждал, что ты не виноват, Джакопо?!
   -- Да, отец, я не виновен в пролитии крови; но моя вина в том, что я поддался их хитростям. Я дал клятву служить тайно государству в продолжение известного срока. В вознаграждение за мою службу мне обещали отпустить отца на свободу. Им бы не удалось так скоро перехитрить меня, если бы я не страдал так сильно из-за мук моего отца, который в то время был мне единственным близким человеком на земле. Мне рассказывали о казнях, о пытках, показывали картины мучений, чтобы я имел представление о том, как могут, если этого захотят властители, страдать осужденные. Убийства в ту пору были часты, и требовалась особая бдительность полиции... Словом, я им разрешил распускать обо мне в городе слухи, которые должны были обратить на меня внимание народа. Мне нечего говорить больше: вы, конечно, ясно представляете себе то клеймо, которое заслуживает каждый, согласившийся на собственный позор.
   -- Но какая же цель этой презренной лжи?
   -- А как же? Ко мне ведь обращались, как к известному наемному убийце, и моими донесениями я был полезен Сенату. Но я спас жизнь нескольких граждан, и мне это служит утешением.
   -- Я понимаю тебя, Джакопо; мне рассказывали, что Венеция не стеснялась в известных случаях пользоваться услугами людей смелого характера... О, святой Марк! Какое злодейство покрывает твое имя.
   -- К сожалению, да! Я должен был исполнять и много других гнусных обязанностей ради интересов республики. Граждане изумлялись, что меня оставляли на свободе; некоторые из них объясняли это моей ловкостью. Когда народ возмущался против меня, Совет Трех умел всегда отвлечь его внимание, а когда народ успокаивался больше, чем это было в интересах Совета, он спешил возбудить его недовольство... Одним словом, в продолжение трех долгих лет я вел жизнь проклятого всеми отщепенца, живя только надеждой освободить отца и поддерживаемый его любовью.
   -- Джакопо! Ты заслуживаешь сочувствия и жалости...
   -- Джельсомина,-- продолжал Джакопо,-- ты слышала всю историю моей жизни. Убедилась ли ты, что я не злодей, за которого все меня считают?
   Она протянула ему руки и, опустив голову на его грудь, заплакала.
   -- Да, я вижу, каким искушениям тебя подвергали, бедный мой Карло,-- сказала она тихим голосом,-- знаю я и то, как ты любил твоего отца.
   -- Но простишь ли ты мне, что я скрывал от тебя правду?
   -- Ты меня ничуть не обманывал. Я верила, что ты любил твоего отца так, что был готов отдать за него жизнь. И я вижу теперь тебя таким, каким считала.
   Монах глубоко задумался. Он взял за руку Джельсомину и ласково простился с Джакопо.
   -- Мы тебя не покинем,-- сказал он ему.-- Не теряй присутствия духа. Мы будем бороться за тебя до последнего вздоха.
   Джакопо выслушал это утешение, как человек, привыкший жить среди опасностей. Он с улыбкой недоверия проводил своих посетителей.
  

ГЛАВА XXX

  
   Тюремные сторожа ожидали отца Ансельма и Джельсомину, и, как только они вышли из камеры, дверь заперли на ночь. Дорогой их никто не остановил, и они беспрепятственно дошли до конца коридора, ведущего в квартиру тюремного смотрителя. Здесь монах остановился.
   -- Согласна ли ты приложить все усилия, чтобы спасти от смерти невинно осужденного?-- спросил он вдруг свою спутницу.
   -- Я готова пожертвовать жизнью, чтобы спасти Джакопо.
   Отец Ансельм подал ей знак следовать за ним.
   Он повел Джельсомину в ту часть дворца, которая была отведена для правителя республики.
   Отец Ансельм, благодаря своей одежде и решительному характеру, беспрепятственно дошел до частных покоев дожа, жившего под охраной в отдельной части дворца. Часовые не задерживали его. Таким образом, монах и его спутница очутились, наконец, в прихожей дожа, куда многие безуспешно старались проникнуть, употребляя для этого всевозможные средства.
   В эту минуту там находилось два или три низших придворных служителя. Один из них быстро поднялся при виде незнакомцев. Видно было, что он был смущен их неожиданным появлением.
   -- Боюсь, что мы побеспокоим его высочество,-- сказал отец Ансельм.
   -- Вам это известно больше, чем мне, но...
   -- Не будем терять времени в бесполезных разговорах. Проведи нас, пожалуйста, в кабинет его высочества.
   -- Без предварительного доклада туда запрещено вводить...
   -- Но ты видишь, что здесь не обыкновенная аудиенция. Пойди доложи дожу, что монах, которого он ждал, и девушка, в которой он принимает участие, ждут его приказаний.
   -- Разве его высочество сделал распоряжение?..
   -- Скажи ему, что время не терпит, что час, когда должен погибнуть невинно осужденный, приближается.
   -- Что тебе надо, Марко? -- спросил дож, когда к нему вошел слуга.
   -- Синьор,-- ответил служитель,-- монах-кармелит с молодой девушкой ждут ваших приказаний.
   -- Что ты такое говоришь? Монах? И девушка?
   -- Да, синьор, те самые, которых вы изволили ждать. Синьор, я повторяю слова монаха. Он мне сказал: пойди, скажи его высочеству, что монах, которого он желал видеть, и девушка, в которой он принимает участие, ждут его приказаний.
   Дож покраснел больше от негодования, чем от неожиданности, и глаза его заблестели.
   -- Так смеют обращаться ко мне... и еще в моем дворце!
   -- Виноват, синьор; но этот монах не похож на других духовных лиц, позорящих свой сан. У него и у девушки очень скромный вид. Может быть, вы забыли про них, синьор?
   Румянец исчез со щек дожа, и его взгляд принял обычное выражение. Возраст и опытность научили его осторожности. Он был уверен в своей памяти и сразу догадался, что это необыкновенное явление скрывало в себе какую-то тайну. Это могло быть, конечно, дерзкое покушение со стороны его многочисленных и злобных врагов; но, с другой стороны, судя по смелости поступка, это могло быть и каким-нибудь очень спешным и, действительно, важным делом.
   -- Не говорил ли тебе монах еще чего-нибудь, Марко?-- спросил дож после минуты глубокого раздумья.
   -- Синьор, он мне сказал, что у него важное, спешное дело, потому что оно касается одного невинно осужденного. Мне кажется, что он хочет вас просить о ком-нибудь, потому что говорят, будто арестовано много молодых людей за проделки на масляничной неделе.
   -- Хорошо! Скажи одному из твоих товарищей, чтобы он пришел сюда, и, когда я позвоню, впусти ко мне монаха и девушку.
   Слуга удалился и постарался войти в прихожую через другие двери, чтобы не встретиться сразу с ожидавшими его возвращения. Один из его товарищей тут же отправился к дожу, который ему немедленно приказал пойти и пригласить одного из членов Совета Трех. Этот сенатор занимался в соседней комнате просмотром важных бумаг. Он оставил дела и тотчас вошел в кабинет дожа.
   -- Я ожидаю посещения странного свойства, синьор,-- сказал дож, поднимаясь навстречу сенатору,-- и мне хотелось бы, чтоб кто-нибудь еще присутствовал при этой встрече.
   -- Делает вам честь, ваше высочество, что вы желаете разделять ваши труды с Сенатом; но не будет ли это чрезмерно, если вы станете требовать присутствия советника при каждом посещении?
   -- Надеюсь, что не обеспокоил вас сейчас своей назойливостью,-- сказал дож, давая условный знак Марку.-- А вот и те, кого я ждал.
   В эту минуту Ансельм и Джельсомина вошли в кабинет. С первого взгляда дож убедился, что он не знает вошедших. Он обменялся взглядом с членом Тайного Совета, и каждый прочел в глазах другого взаимное удивление. Очутившись перед дожем, монах откинул капюшон. Джельсомина смущенно остановилась сзади.
   -- Что значит ваше появление здесь?-- спросил дож, указывая пальцем на девушку и в то же время не спуская глаз с монаха.-- Теперь не время моих приемов, и, кроме того, они обусловливаются известными формальностями. И что это за странная компания!
   Отцу Ансельму первый раз в жизни пришлось находиться перед дожем Венеции. Не решаясь начинать говорить о причине своего прихода, он старался сообразить возможность успеха, устремив проницательный взгляд на того, кто его спрашивал.
   -- Великий государь,-- ответил монах, наконец,-- мы пришли требовать правосудия. А тот, кто приходит с такой просьбой, должен быть смел.
   -- Святой Марк может гордиться своим правосудием, которое всегда на страже счастья его подданных. Твой поступок, отец мой, не соответствует правилам благоразумия, но его можно извинить. Объяви твою просьбу.
   -- В государственной тюрьме находится один заключенный, которого суд приговорил к смертной казни. Этот приговор будет приведен в исполнение завтра утром, если ваша верховная власть не придет на помощь для его спасения.
   -- Суд не ошибается в своих приговорах, и осужденный должен нести свой жребий.
   -- Я духовник этого несчастного, и, исполняя мою обязанность, я убедился в невинности его.
   -- Ты говоришь, что этот человек осужден обыкновенными судьями?
   -- Он осужден приговором уголовного суда, ваше высочество.
   Повидимому, дож смягчился. Так как дело разбиралось публично, он мог, по крайней мере, хоть надеяться, что, выказывая человеколюбие, не нарушит политики правительства. Бросив взгляд на неподвижного члена Совета, как бы желая найти на его лице признак одобрения, дож сделал шаг к монаху и сказал ему с возрастающим участием:
   -- А на основании чего ты осуждаешь приговор судей?
   -- Я вам уже говорил, ваше высочество, что я убедился в невиновности осужденного, исполняя мои обязанности. Он мне открыл свою душу, как человек, стоящий одной ногой в могиле. Он невиновен перед государством.
   -- Я стар и давно уже ношу эту тягостную шапку,-- сказал дож, протягивая руку к шапке, символу своего сана,-- но за все это время не помню ни одного преступника, который не считал бы себя жертвой тяжело сложившихся обстоятельств.
   -- Человеку моего звания тоже хорошо известно, что люди обыкновенно стараются таким коварным утешением успокоить свою совесть,-- сказал в свою очередь Ансельм.-- Но, дож Венеции, многие стараются обмануть, но немногим это удается.
   -- Это так!-- сказал дож,-- но ты забыл мне сказать имя осужденного.
   -- Это некто по имени Джакопо Фронтони... мнимый браво.
   Перемена взгляда, мгновенная бледность лица и даже дрожь тела -- все указало на вполне естественное изумление дожа Венеции.
   -- Ты называешь владельца кинжала, который больше всех других в Венеции обагрен человеческой кровью, этого браво, что давно опозорил наш город своими преступлениями! Лукавство этого чудовища взяло верх даже над твоей опытностью, отец.
   -- С этой мыслью и я входил в его камеру; но вышел я оттуда убежденный, что общественное мнение было к нему несправедливо. Если ваше высочество соблаговолите выслушать его историю, то вы убедитесь, что он заслуживает жалости, а не казни.
   -- Я его считал среди всех преступников моего владения единственным, в защиту которого нельзя найти никакого оправдания... Гозори свободно; мое любопытство равняется моему изумлению.
   Дож до такой степени отдался охватившим его чувствам, что на минуту забыл о присутствии члена Совета, взгляды которого могли бы его убедить, что беседа принимает нежелательный оборот.
   Отец Ансельм избегал сначала сурово отзываться о происках правительства; он только делал осторожные намеки на безнравственность политики Сената.
   -- Вы можете и не знать, государь, что один бедный, но трудолюбивый ремесленник, Рикардо Фронтони, был, давно уже, обвинен в контрабанде; это преступление святой Марк никогда не оставляет без суровой кары, потому что...
   -- Ты, говоришь о Рикардо Фронтони?-- перебил его дож.
   -- Да, это его имя; этот несчастный доверился одному приятелю, который притворился влюбленным в его дочь. Когда этот негодяй увидел, что его проделки с контрабандой неминуемо должны вскоре раскрыться, он обставил дело таким образом, что вся вина пала на его доверчивого друга. Рикардо был приговорен к заключению до тех пор, пока не откроет таких своих деяний, которых на самом деле он никогда не совершал. Он изнывал в тюрьме, а в это время его товарищи с успехом обделывали свои дела.
   -- Помню, что я слышал о таком деле; но это было в правление моего предшественника, не правда ли?
   -- Да, и его мука в тюрьме длилась почти до этого дня правления вашего высочества.
   -- Как! Сенат, узнавши о своей ошибке, не поспешил ее исправить?
   Монах внимательно посмотрел на дожа, как бы желая убедиться в искренности его удивления; он понял, что это дело не считали достаточно важным, чтобы довести до сведения дожа.
   -- Великий дож!-- сказал он.-- Правительство скрытно в делах, касающихся его репутации. По некоторым причинам, о которых я не позволю себе говорить, бедный Рикардо пробыл в заключении еще долго после того, как смерть и сознание его обвинителя доказали его невиновность.
   Дож задумался и обернулся к члену Тайного Совета, но лицо сенатора было безучастно и холодно, словно выточенное из мрамора.
   -- Но что же общего между делом Рикардо и смертным приговором этому наемному убийце Джакопо?-- спросил дож, напрасно стараясь придать своему лицу то каменное выражение, которое было на лице члена Совета.
   -- Это пусть объяснит вашему высочеству дочь тюремного смотрителя... Подойди сюда, мое дитя; расскажи все, что тебе известно.
   Джельсомина дрожала, потому что, несмотря на дорогую для нее цель, ради которой она пришла сюда, она не могла побороть своей застенчивости. Но, верная своему обещанию и любви к осужденному, она выступила вперед, не желая больше скрываться за рясой монаха.
   -- Так ты дочь тюремного смотрителя?-- благосклонно спросил ее удизленный дож.
   -- Мы, по бедности нашей, ваше высочество, принуждены зарабатывать хлеб службой государству.
   -- Вы служите хорошему хозяину, дитя мое... Ну, скажи нам -- что ты знаешь об этом браво?
   -- Те, кто называют его так, не знают его сердца, государь. В Венеции нет другого человека, более преданного своим друзьям, более верного своему слову...
   -- Но что же общего между этими двумя Фронтони?
   -- Это отец и сын, ваше высочество. Когда Джакопо возмужал настолько, что сознал всю тяжесть горя своей семьи, он стал неутомимо хлопотать перед сенаторами за своего отца, и, наконец, они разрешили ему тайные свидания с ним в тюрьме.
   -- По каким соображениям дали они это разрешение, девушка?
   -- Ему сказали, что пусть своей службой он искупит свободу отца... Несмотря на тяжесть условий, Джакопо согласился на них ради того, чтобы его отец мог вздохнуть на свободе.
   -- Ты говоришь загадками.
   -- Мне достоверно известно, что в продолжение трех лет Джакопо разрешалось приходить в тюрьму, и мой отец не согласился бы впустить его туда без разрешения властей. Мне было поручено сопровождать Джакопо.
   -- Ты знала, что он был наемным убийцей?
   -- Нет! Мне никогда больше не придется пережить более тяжелых минут, как те, когда я узнала, что добрый, нежный Карло оказывается отверженным всеми Джакопо... Но это страдание мое прошло.
   -- Ты хотела стать женой этого осужденного?
   -- Да, ваше высочество; мы хотели повенчаться.
   -- И теперь, когда тебе известно ремесло этого Джакопо Фронтони, ты все-таки не отказываешься от своего намерения?
   -- Не отказываюсь, потому что я знаю, кто он на самом деле. Он пожертвовал своим именем, чтобы спасти томящегося в тюрьме отца...
   -- Это дело требует вашего объяснения, отец. Девушка слишком взволнована и не может ясно передать его сущность.
   -- Великий государь, она хочет сказать, что республика разрешила сыну навещать заключенного отца и дала ему надежду на освобождение при условии, если он, служа в тайной полиции, согласится прослыть за наемного убийцу!
   -- И вся эта невероятная история опирается только на слова осужденного к смертной казни преступника?
   -- Да, того, кто уже много раз видел смерть перед собою... Во всяком случае, синьор, это дело заслуживает внимательного расследования.
   -- В этом отношении ты прав... А когда назначена казнь?
   -- Завтра на рассвете, государь.
   -- А что с отцом?
   -- Он умер, в тюрьме, дож Венеции...
   В течение нескольких минут дож молчал.
   -- Слышал ли ты о смерти рыбака Антонио?-- спросил дож.
   -- Да, и я утверждаю, что Джакопо не виновен в этом преступлении. Я исповедывал этого самого старика перед тем, как он был... убит.
   Дож отвернулся; он начинал понимать истину.
   -- Ваше высочество!-- произнес дрожавший голос.
   -- Что тебе надо, девушка?
   -- Я надеюсь, что ваше высочество не допустит Венецию до такого позорного преступления.
   -- Ты слишком смело говоришь, моя милая.
   -- Опасность, грозящая моему Карло, научила меня быть смелой. Может быть, вы согласитесь пойти взглянуть на бедного Карло или прикажете его привести сюда? Его простой рассказ докажет вам всю несправедливость возводимых на него обвинений.
   -- Это бесполезно... совершенно бесполезно. Твоя уверенность в его невиновности красноречивее его слов.
   Луч надежды блеснул в глазах Джельсомины. Дож, казалось, совершенно терялся; он смотрел то на девушку, то на члена Совета Трех, лицо которого попрежнему оставалось безучастным.
   Он дал знак Джельсомине и монаху удалиться. Джельсомина охотно повиновалась, так как торопилась в камеру Джакопо. Но монах задержался на минуту, не доверяя успеху своей просьбы. Он увидел, что старый дож подошел к безмолвному члену Тайного Совета и протянул ему руки, как бы ища его сочувствия.
  

ГЛАВА XXXI

  
   С наступлением следующего дня жители Венеции принялись за свои дела. Полицейские агенты деятельно подготовляли настроение публики; и, когда солнце поднялось высоко над морем, площади начали наполняться. Говорили, что, для восстановления спокойствия в городе и для дальнейшей охраны жителей, на площади будет произведена публичная казнь преступника. Любопытные горожане в мягких шляпах и плащах, маскированная молодежь и множество иностранцев, посещавших угасавшую республику,-- все спешили поглазеть на приговоренного в последние минуты.
   Гвардейцы-далматинцы были выстроены так, чтобы окружить обе гранитные колонны Пьяцетты. Дисциплинированные солдаты стояли лицом к африканским столбам -- символу смерти. Несколько воинов более высокого разряда с серьезными лицами прохаживались перед войсками, а бесчисленная толпа заполняла остальное пространство площади сзади войск. Больше сотни рыбаков находились сзади первого ряда солдат. Между возвышенными пьедесталами святого Феодора и крылатого льва были видны плаха, топор, древесные опилки и корзина,-- обычные принадлежности казни того времени. Палач стоял в стороне.
   Наконец, общее волнение в толпе заставило всех повернуться к двери дворца. Поднялся глухой гул голосов, толпа раздалась, и показался отряд полицейских, приближавшийся быстрыми шагами. Далматинцы разомкнули ряды и, пропустив отряд, снова сомкнулись. Дойдя до плахи, полицейские разделились на два ряда и расположились в некотором отдалении; Джакопо с духовником остались вдвоем перед орудиями смерти. Таким образом, все присутствовавшие на площади могли их видеть.
   Отец Ансельм был в обыкновенной одежде монаха-кармелита, голова его не была покрыта капюшоном. Его лицо, выражавшее беспокойство, оживлялось по временам слабыми проблесками надежды; глаза его переходили от окна к окну дворца дожей.
   Джакопо стоял спокойно перед плахой. Голова его была непокрыта, щеки бледны, грудь и спина обнажены ниже плеч; на нем был обыкновенный костюм гондольера. Он окинул глазами площадь, переводя взгляд с одного лица на другое. Джакопо ни в ком не видел участия. Грудь его высоко поднялась, и стоявшие близ него подумали, что ему, пожалуй, дольше не хватит присутствия духа. Но они обманулись в своих ожиданиях. Джакопо вздрогнул, однако, вскоре лицо его приняло обычное спокойное выражение.
   -- Ты не нашел в толпе ни одного дружеского взгляда?-- спросил монах, заметив невольное движение Джакопо.
   -- Да, здесь ни у кого нет жалости к убийце.
   -- У тебя есть еще надежда, Джакопо. Они не могут совершить эту несправедливость!.. Ведь я был свидетелем смерти Антонио... И дожу это известно.
   В это время к ним приблизился начальник полиции и палач.
   -- Час настал.
   Монах инстинктивно повернулся к дворцу. В окнах он увидел несколько лиц, и в нем вспыхнула надежда, что сейчас дадут знак остановить казнь.
   -- Подождите!-- вскрикнул он.
   То же самое восклицание было повторено звонким женским голосом, и Джельсомина, несмотря на все препятствия, прорвалась сквозь строй далматинцев и присоединилась к маленькой группе, находившейся между колоннами. Изумление и любопытство овладело толпой, и по площади разнесся гул голосов:
   -- Это безумная!-- кричали в одной стороне.
   Джельсомина схватила цепи, которыми были скованы руки Джакопо, и делала невероятные усилия, чтобы снять их.
   -- Я надеялся, что тебе не придется видеть это зрелище, бедняжка моя, Джессина,-- сказал осужденный.
   -- Не волнуйся, Джакопо,-- проговорила она, едва переводя дыхание.-- Все это так, нарочно... Это только хитрость, чтобы обмануть... Они не могут, они не смеют... Волос не спадет с головы моего Карло!..
   -- Дорогая моя Джельсомина...
   -- Не удерживай меня!.. Я хочу все рассказать гражданам... Гнев их пройдет, когда они узнают правду, и они полюбят тебя, Карло, как я люблю.
   -- Мне было бы легче, если бы ты не приходила сюда.
   -- Не бойся за меня! Правда, я не привыкла к такой толпе, но ты увидишь, что у меня хватит смелости сказать правду. Мне только надо... передохнуть.
   -- Джессина моя! У тебя есть отец и мать; заботясь о них, ты будешь еще счастлива!
   Она вырвалась из рук Джакопо, которому эта разлука показалась гораздо тяжелее приближавшейся потери жизни. Он положил голову на плаху, опустившись перед ней на колени.
   -- Из дворца дают знак!-- воскликнул кармелит, простирая туда руки как бы для получения милости.
   Зазвучали рога. Джельсомина радостно вскрикнула и быстро повернулась к Джакопо, которого она считала спасенным. Но перед ее глазами сверкнул топор... В толпе произошло движение.
   -- Уведите эту девушку,-- сказал полицейский чиновник, указывая на Джельсомину.
   Это приказание было исполнено. Монах дышал с трудом. Он смотрел то на толпу, окружавшую его, то на дворец дожа, то на солнце, заливавшее лучами землю.
   -- Отец,-- сказал ему кто-то на ухо,-- вы скрылись совсем в этой толпе! Идите за мной; я вас выведу.
   Отец Ансельм чувствовал себя совсем разбитым и без колебания воспользовался предложением. Окольными улицами проводник довел его до площади, где они сели в гондолу, чтобы выехать в открытое море. Вскоре впавший в глубокую задумчивость и все еще дрожавший монах плыл уже на корабле к церковным владениям и вскоре был во дворце герцога святой Агаты.
   В свой обычный час солнце скрылось за Тирольскими Альпами, и луна поднялась над Лидо. Узкие улицы Венеции снова выбросили сотни праздных людей на площади. Мягкий лунный свет упал на здание дворца, на колоссальную башню Кампаниле...
   Портики были ярко освещены. Весельчаки шутили; бездельничали, убивали время, как могли и умели; замаскированные люди были заняты своими, им лишь известными делами; певицы и фигляры играли свои обычные роли.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru