Купер Джеймс Фенимор
Красный корсар

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 9.53*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    The Red Rover.
    Текст издания: М.-Л., "Земля и фабрика", 1927.


   Фенимор Купер

Красный корсар

Роман

  
   Фенимор Купер. Полное собрание романов. Под редакцией Н. Могучего, Том VIII, М.-Л., "Земля и фабрика", 1927
   OCR Бычков М. Н.
  
   Внимание: В бумажном исходнике отсутствуют страницы 17-18, 31-32! Звиняйте...
  

J. FENIMOR COOPER

THE RED ROVER

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   Море с его опасностями и красотами, жизнь моряка, богатая приключениями, влекущая путешествиями в необычные страны и ежечасно зависящая от капризной и непреодолимой стихии, суровые и мужественные характеры, которые выковываются в этих условиях, своеобразность быта на судне, отрезанном от суши,-- все эти черты, рождающие интерес к "морской" литературе, по-разному запечатлены отдельными художниками, пишущими на "морские" темы. Редкий из писателей, сделавших свой вклад в литературу авантюрного романа, не коснулся моря с его неисчерпаемым богатством красок и драматических положений. Капитан Марриэт почти исключительно посвятил себя морю и моряцкому быту, отразив в целой серии изобилующих приключениями и проникнутых характерным английским юмором романов целый период истории английского флота. У этого писателя ощущается, несмотря на богатство приключений в его произведениях, очень сильное тяготение к описанию быта, к зарисовке бытовых мелочей, характеризовавших жестокие флотские нравы и тягостные условия моряцкой жизни. Великолепные его романы "Мичман Иж", "Морской офицер Франк Мильдмей" и др., если отмести ряд предрассудков, унаследованных автором от своего времени, раскрывают перед нами интереснейшие страницы из истории английского флота. Стивенсон сосредоточил свое внимание на бесчисленных приключениях, нашедших свое отражение в матросских рассказах и легендах. Необычность жизни не море в том смысле, что здесь человек гораздо чаще сталкивается с неизвестностью, что стихия, почти окончательно покоренная на суше, здесь еще беспрепятственно опрокидывает расчеты и планы человека, что морские пути ведут в экзотические неисследованные страны, стала для Стивенсона удобной оправой для фантастических, поразительных по замыслу сюжетов. Фенимор Купер обращается прежде всего к характерам, к натурам, созданным морской обстановкой, и в описании их находит главную точку опоры для своих морских романов.
   В этом отношении он несколько сближается с другим великим американским писателем, Джэком Лондоном, который в своем романе "Морской волк" попытался изобразить характер, насквозь пропитанный соленым запахом моря, закаленный штормами и ненавидящий штиль. Герои Фенимора Купера принадлежат к числу тех мятущихся и мятежных людей, не удовлетворяющихся будничной и скованной лицемерными законами жизнью, которые жаждут бурь и битв. Такова центральная фигура его романа "Красный Корсар". Морской разбойник, окруженный мрачным ореолом "врага человечества", оказывается в глазах Фенимора Купера человеком, избравшим участь пирата в знак протеста против незаслуженных оскорблений. Такая разбойничья романтика встречается и у других писателей, и это становится особенно понятным, если вспомнить, что на ряду с пиратством, с "незаконным" разбоем на море долгое время существовало к_а_п_е_р_с_т_в_о. Частные лица получали право снаряжать военные суда для борьбы с флотом враждебного государства, и эти "каперы" немногим отличались от обычных пиратов. Капитан Марриэт в своем романе "Сто лет назад" очень удачно вскрывает разбойничью природу каперства. Но наличие каперства поневоле смягчало контуры и при изображении пиратов ослабляло у писателей чувство протеста.
   Это объяснение не годится, однако, для того, чтобы выяснить причины, побудившие Фенимора Купера избрать своим героем Красного Корсара.
   Купер сочувствует только самому Красному Корсару, как личности, которая даже в жестокости пиратского ремесла сумела сохранить высокую человечность, чуткость и достоинство. Заключительные главы романа являются полным оправданием личности Красного Корсара. Оказывается, что этот жестокосердный и наводящий ужас пират носит в себе сердце американского патриота, и ненависть его к английскому флагу была рождена не озлоблением затравленного зверя, а стремлением к свободе вольнолюбивой, мужественной натуры. Интересная параллель возникает благодаря наличию в романе Уильдера-Арча, английского моряка, взявшегося выследить и заманить в ловушку неуловимого пирата. Уильдер представляет собой полную противоположность Красному Корсару: его устремления лишены той бурной мятежности, которая разделяет главного героя романа с законами и лицемерным обществом. Героизм Уильдера проявляется в верности служебному долгу, в верности присяге и королевскому знамени. Фенимор Купер не имел намерения бросить тень на Уильдера. Подобный героизм в глазах Купера имеет больше прав на существование, чем опасное вольномыслие Корсара. Но художественная чуткость романиста привела к тому, что рядом с Корсаром меркнут все героические черты Уильдера. Корсар сумел сохранить великодушие, он с пренебрежением относится к предательству, он действует с подкупающей прямотой и искренностью; даже в случаях военной хитрости его презрение к риску очаровывает читателя. Уильдер временами испытывает раздвоение, не в силах рассматривать отважного и прямодушного противника, как отверженное и подлежащее гонению существо. Но ничто не в силах побороть в нем черствых представлений о долге, и за гостеприимство Корсара он платит предательством, хотя, отчасти, и вынужденным. Относительность и условность понятий долга, чести, совести, выкованных в кузнице буржуазно-дворянского общества, обнажаются Ф. Купером при помощи этой коллизии с удивительной чуткостью.
   Ф. Купер оправдывает только личность Красного Корсара. Вокруг него Ф. Купер видит алчных искателей наживы и приключений, забияк, отщепенцев, навсегда порвавших с мирной и честной жизнью. Неоднократно Ф. Купер стремится показать, что только обаяние исключительно закаленного и обладающего железной волей человека налагает узду на эту разбойничью семью. Но, в конечном счете, кроме того, что пираты являются грубоватыми, отважными и находчивыми людьми, мы ничего о них не узнаем. Вспыльчивость, недисциплинированность матросов купеческого корабля изображены в романе еще более мрачными красками. Не выступая певцом ремесла пиратов, Ф. Купер, стесненный своим замыслом, также и не развенчивает их. "Красный Корсар" остается в числе тех произведений, которые окружают пиратов дымкой поэзии.
   Совершенно естественно, что в этом плане морские будни, мелочи морского быта вторгаются в повествование только временами и не составляют основного колорита вещи. Но все же роман имеет морской колорит, он взаправду пахнет морем. Этому способствуют, главным образом, встречающиеся на протяжении всего романа очень удачные и живописные морские пейзажи. Ф. Купер любит изображать море в моменты бури и волнения. Грозное величие взволнованной стихии является как раз тем фоном, на котором особенно ярко и выпукло обрисовываются романтические черты его героев. Без тени назидательности или увлечения техническими описаниями Ф. Купер знакомит читателей также с картиной парусного флота. Описания маневров и работ на судах, напряженные картины морского боя, зарисовка самих судов в покое и движении доставляют обильный материал для представления об этой отдаленной теперь эпохе в мореплавании. Именно здесь лежит главный интерес второго морского романа Ф. Купера, "Два адмирала", сюжет которого, насыщенный драматизмом, все же гораздо менее способен волновать современного читателя. Дружба двух испытанных моряков, подвергавшаяся испытанию перед лицом долга, является внешним покровом для страстного гимна в честь бодрых, мужественных и сильных людей, который звучит во всех произведениях Ф. Купера. Но здесь совершенно исчезает обычный протест против душных общественных условий, против мнимой законности, снискавший Ф. Куперу такое множество поклонников.
   Не случайно то обстоятельство, что в Ф. Купере сочетались два писательских облика. Летописец суровой поры американской колонизации, певец индейских доблестей и свободолюбивой борьбы американских колонистов находит себе естественное продолжение в морском романисте, ибо и тут и там человек показан во всеоружии своей собственной выносливости, крепости, закаленности, лицом к лицу с опасностями стихии и военной вражды. Морские романы Ф. Купера входят совершенно естественным звеном в литературное творчество этого писателя.
   Характерно, что в морских романах Ф. Купера в зародышевой форме, в виде отдельных деталей можно проследить все главнейшие линии обычного авантюрно-морского сюжета. Бунт на корабле, кораблекрушение, пираты, покинутое во время крушения дитя -- все это использовано Фенимором Купером с удивительной щедростью богатого замыслами и творческой фантазией писателя на протяжении одного романа. Но основные черты таланта Ф. Купера,-- его стремление проникнуть в тайники человеческой психики и приоткрыть завесу над ними, его преклонение перед борющейся личностью,-- привели к тому, что вместо заурядного романа приключений мы сталкиваемся с полновесным художественным произведением. Не только для познания определенной исторической эпохи, но и как источник бодрых, волевых, жизнеустремленных настроений морские романы Ф. Купера по сегодня не утратили своего значения.
  

КРАСНЫЙ КОРСАР

ГЛАВА I

  
   Ньюпорт {Hьюпорт -- город в Сев.-Амер. штате Род-Айленда, на зап. стороне острова Род, на берегу Нарраганзетского залива, с хорошей гаванью. В настоящее время Ньюпорт -- одно из самых модных дачных мест и купаний в Соединенных Штатах, куда стекаются богачи из Бостона и Нью-Йорка. (Прим. ред.).} во времена своего процветания считался одним из самых значительных портов на всем протяжении обширных берегов Америки. Природа, казалось, нарочно создала этот порт, чтобы удовлетворить все нужды и осуществить все желания моряка. Здесь имелось: хорошее географическое положение, тихие воды, свободный доступ и удобный рейд.
   Однако, появление в непосредственном соседстве с ним счастливого соперника положило конец процветанию порта.
   Торговое развитие Ньюпорта замерло. Прекрасный остров, на котором расположен этот город, сделался лишь любимым местопребыванием плантаторов, ищущих убежища от жары и болезней жгучего южного климата и возможности подышать укрепляющим морским воздухом. Сюда стекались жители Каролины и Ямайки.
   Местные жители, потомки пуритан, переняли у пришельцев мягкость манер, которой отличаются колонисты южных английских колоний, но, в свою очередь, оказали на них не менее резкое влияние своими убеждениями и нетерпимостью.
   Негоцианты Ньюпорта сделались в одно и то же время и работорговцами, и джентльменами. Торговля рабами здесь началась с того именно времени, когда внешние нравы стали как бы утонченнее.
   Но каким бы ни было моральное состояние жителей Род-Айленда 1759 г., сам остров процветал, как никогда.
   Гордые вершины гор были еще увенчаны вековыми лесами; маленькие долины покрывала цветущая зелень; во дворах простых, но чистых и удобных деревенских домиков радовали взгляд богатые цветники.
   Красота и плодородие этого края доставили ему красивое прозвище.
   Местные жители называли его "Сад Америки", и гости со жгучих долин юга не спорили с ними.
   Указанный нами год был годом кризиса британского могущества в Америке. Колониальная война с Францией (1755--1763 г.), начавшаяся поражениями, вызвавшими отчаяние англичан, закончилась их триумфом.
   Франция лишилась здесь последнего своего владения, и вся страна от Гудзонова залива до испанской территории подпала под власть Англии.
   Наступило ликование победителей.
   Внешние колонии также шумно проявили восторг.
   Система угнетений и тирании, которая ускорила неизбежное отделение колоний, еще не была полностью применена на практике.
   Но недовольство среди колонистов нарастало. Люди, которых, казалось бы, опыт должен был сделать благоразумнее, выказывали даже в высшем национальном учреждении полное непонимание американского народа. Ослепленные высокомерием, они занимались самохвальством. Генерал Бергойн дал в палате общин обещание пройти от Квебека до Бостона с известным количеством людей. Он сдержал впоследствии свое обещание и прошел это пространство с вдвое большим числом людей -- товарищей по плену. Под влиянием этого же высокомерия правительство Англии безумно принесло в жертву сто тысяч человек во время борьбы, которая памятна каждому американцу {Борьба за независимость Сев.-Американск. Штатов. (Прим. ред.)}.
   В первых числах октября 1759 г. Ньюпорт, как и остальные города Америки, праздновал победу. Квебек, ключ Канады и последний значительный пункт, находившийся в руках Франции, только что переменил своих хозяев.
   Наступление дня было возвещено колокольным звоном и пушечными выстрелами. С раннего утра население высыпало на улицы. Какой-то оратор дал волю своему красноречию и, произнося речь в честь павшего в бою генерала Вольфа, стремился доказать свою преданность короне тем, что униженно поверг "к подножию трона" славу не только этой жертвы, но и тысячи других убитых, своей гибелью купивших победу.
   Когда солнце начало клониться к неизмеримым, тогда еще пустынным и неисследованным пространствам запада, жители стали расходиться по домам. Крестьяне возвращались домой, как бы далеко они ни жили, из расчетливости, не покидающей их даже в минуты веселья. Они боялись, что наступающий вечер вовлечет их в излишние расходы, не обязательные для выражения патриотических чувств.
   Каждый возвращался к своим обычным занятиям. Снова раздались удары молота, топора, шум пилы. Окна некоторых запертых по случаю торжеств лавок были полуоткрыты, словно их хозяева пошли на сделку между своими интересами и "долгом". Хозяева трех городских гостиниц сидели у дверей, следя глазами за уходившими крестьянами с таким видом, который ясно обнаруживал их желание найти "клиентов" среди этого народа, всегда предпочитающего продавать, а не покупать. Однако, лишь несколько праздных матросов с кораблей, стоявших на якоре, и небольшая группа кабацких завсегдатаев была завлечена их дружескими жестами, вопросами о здоровье жен и детей и радушными приглашениями.
   Но события дня не были еще забыты. Прохожие собирались группами на различных улицах, толковали о политических делах и делились своими впечатлениями по поводу, празднества. Большинством голосов было решено, что речь выступавшего оратора была чрезвычайно изящна и поучительна. Хотя это мнение и встретило некоторую оппозицию со стороны клиентов одного адвоката, недолюбливавшего оратора, однако, в общем все согласились, что никогда ничьи уста не произносили более красноречивой речи.
   На краю города, вблизи моря, скромно ютилось убогое жилище портного, который сам входил во все мельчайшие подробности своего ремесла и был единственным работником. С порога "лавки" ее владелец мог созерцать всю красоту залива, а через открытый проток между островами ему была видна поверхность бухты, спокойная, как озеро. Перед домом раскинулась узкая и малолюдная набережная.
   Послеобеденное время было похоже на осеннее утро. Морской ветерок, вызывавший легкую рябь на поверхности воды, имел особенную мягкость, которой так часто отличается осень в Америке. Ремесленник работал, сидя у открытого окна, за своим верстаком и казался довольнее многих людей, которые одеты в бархат и золото. Снаружи у окна, прислонившись к стене, стоял крестьянин высокого роста, немного сутуловатый, но сильный и хорошо сложенный. Казалось, он ожидал одежду, которую заканчивал портной, чтобы принарядиться на ближайшем празднике в соседнем селении.
   Портной был уже стариком, приближавшимся к закату своих дней. Судя по внешности, ему удавалось бороться с нищетой только тяжелым трудом и крайней воздержанностью.
   -- Да,-- произнес портной со вздохом, в котором слышалась не то усталость, не то удовлетворенность,-- да, редко удается людям говорить так, как говорил сегодня сквайр-писец. Когда он говорил о долинах отца Авраама, о дыме и резне сражений, мой дорогой Пардон, он так меня взволновал, что мне действительно могла бы притти в голову мысль оставить иголку и пойти искать славы в бою.
   Крестьянин обернулся к портному и насмешливо отвечал:
   -- Теперь как-раз время выдвинуться честолюбивому человеку, сосед Гомспэн, потому что королевские войска только-что потеряли своего храбрейшего генерала.
   -- Да, да,-- ответил портной,-- это прекрасный случай для того, кому отроду не больше двадцати пяти лет. Но мне, прожившему уже большую часть своей жизни, надо провести ее остаток здесь, за верстаком. Кто красил вашу материю, Парди? Прекраснее по цвету я ничего не шил в эту осень.
   -- Моя матушка знает в этом толк. Ручаюсь, сосед Гомспэн, что на всем острове самым нарядным парнем буду я. Но так как вы, приятель, не можете быть генералом, то утешьтесь тем, что без вас не будут сражаться. Все говорят, что французы долго не продержатся, и мы готовимся заключить мир.
   -- Тем лучше, тем лучше, молодой человек! Кто, как я, видел ужасы войны,-- а я видел их достаточно,-- тот умеет ценить блага мира.
   -- Так вы, значит, не совсем чужды, приятель, тому делу, за которое подумываете взяться?
   -- Я перенес пять долгих и кровопролитных войн и, могу сказать, вышел из них довольно счастливо, потому что не получил даже такой царапины, какую можно сделать этой иглой. Да, это были пять долгих кровопролитных войн, из которых я вышел здрав и невредим.
   -- Это было очень опасное для вас время, сосед; но мне помнится, что я за всю свою жизнь слышал не больше, как о двух войнах с французами.
   -- Вы -- ребенок по сравнению с человеком, которому стукнуло шестьдесят лет. Сперва эта война, которая, повидимому, близится теперь к концу. Потом дело 1745 года, когда Уоррен прошел наши побережья по всем направлениям, бичуя врагов короля. Потом дело в Германии, о котором вы слышали страшные рассказы, где люди падали, как трава под серпом, которым работает сильная рука. Это три... Четвертая была революция 1715 года, но я не похвастаюсь, что много видел тогда: я был слишком юн в то время. Пятая война -- это восстание негров и индейцев.
   -- Я всегда смотрел на вас, как на тихого человека и домоседа,-- воскликнул удивленный крестьянин,-- и мне никогда не приходило на ум, что вы были участником таких серьезных событий!
   -- Никогда я не хотел хвастаться, Пардон, иначе я мог бы прибавить к этому и другие важные дела. На моей памяти еще была великая война на востоке, около 1732 года, за персидский трон; я мог бы еще рассказать о восстании, о Портеусе...
   -- Однако, вы, должно-быть, много путешествовали?
   -- Да, да, я достаточно попутешествоал, Парди! Я два раза побывал на суше, в Бостоне, и раз проплыл большой пролив Лонг-Эйленд, чтоб сойти в городе Йорке. Это последнее предприятие очень опасно, потому что надо проходить место, схожее по имени с Тофетом.
   -- Я часто слышал о месте, называемом Адскими Воротами {См. т. II собрания романов Ф. Купера: "Пенитель моря". (Прим. ред.)}, и могу прибавить, что отлично знаю одного человека, два раза прошедшего через них: один раз, когда он направлялся в Йорк, другой раз -- из Йорка.
   -- Говорил он вам об огромном котле, который кипит и рычит, как-будто сам Вельзевул подкладывает под него дрова? Только благодаря ловкости наших моряков и редкой смелости пассажиров мы прошли это место благополучно.
   -- Вы прошли Адские Ворота по сухому пути?-- спросил внимательно слушавший крестьянин.
   -- Конечно! Но опасность прошла, как пройдет, я надеюсь, и эта кровопролитная война, в которой мы оба играли некоторую роль, и тогда, я надеюсь, мы будем иметь время обратить внимание на пиратов и подвергнуть разбойников тому, чему они любят подвергать других, то-то будет радостное зрелище для моих слабых глаз, когда прославленного "Красного Корсара", так долго скользавшего от преследований, потащат в этот самый порт на буксире королевского корабля!
   -- Так разбойник, вы говорите, очень опасен?
   -- Он? Да не один он на этом контрабандном корабле, а все они до последнего корабельного юнги жаждут крови и грабежа. Настоящее горе, истинный ужас, Парди, слышать рассказы об их разбоях.
   -- Я часто слышал разговоры о "Корсаре",-- ответил крестьянин,-- но я никогда не слышал подробностей о его разбоях.
  
   !!!!!Пропущены страницы 17-18
  
   когда распространился слух, что французы послали флот крейсеровать вдоль берегов. Я исполнял обязанности часового у этой самой пушки и двадцать раз поворачивал ее во все стороны, чтобы узнать направление, по которому последует выстрел, если бы несчастие заставило открыть огонь из пушки, заряженной добрыми ядрами.
   -- А кто эти люди?-- спросил Пардон с наивным любопытством, пробудившимся у него под влиянием чудесных рассказов портного.-- Матросы ли они с невольничьего корабля, или ньюпортские бездельники?
   -- Они?-- вскричал портной, смотря на небольшую группу, указанную ему крестьянином.-- Это наверняка вновь прибывшие, и, может-быть, в эти тревожные времена не мешало бы рассмотреть их поближе. Эй! Неб, возьмите это платье и хорошенько прогладьте швы, лентяйка! Сосед Гопкинс торопится, а ваш язык болтается, как язык молодого адвоката на суде. Не жалейте своих рук, молодая девица; вы будете гладить не кисею, а материю, которая выдержит дом.
   Поручив таким образом оставшуюся работу служанке, имевшей недовольный вид, так как она должна была прекратить болтовню с соседом, портной поспешно вышел из лавочки, сильно прихрамывая,-- он хромал с самого рожденья.
  

ГЛАВА II

  
   Иностранцев было трое. Это действительно были иностранцы, как сказал на ухо своему спутнику добряк Гомспэн, знавший не только имена, но даже интимную жизнь и мужчин и женщин, живших на десять миль в окружности. Да, это были иностранцы и притом имевшие таинственный, не внушающий доверия вид, по мнению болтливого ньюпортского портного.
   Один из них, наиболее важный по виду, был молодой человек, переживший двадцать шестую или двадцать седьмую весну.
   Но чтобы убедиться, что годы его жизни состояли не из тихих дней и спокойных ночей, достаточно было взглянуть на темные борозды, придававшие коже его лица, от природы белой, оливковый цвет. Несмотря на это, лицо его дышало здоровьем. Черты незнакомца были привлекательны и выразительны, хотя неправильны. Быть-может, его нос и не был строго правильным, но было что-то смелое в его линиях, что в соединении с резко очерченными бровями придавало верхней части лица выражение, характерное для американца. Его рот имел твердые и мужественные очертания. Черные, как агат, волосы в беспорядке падали густыми кудрями на плечи. Глаза были больше обыкновенных, с изменчивым, но скорее кротким, чем строгим выражением.
   Молодой человек обладал тем счастливым ростом, который обыкновенно соединяет и силу, и ловкость. Хотя физические достоинства незнакомца скрадывались под грубой, но аккуратной и чистой одеждою простого моряка, все же они были достаточно внушительны, чтобы устрашить подозрительного портного и заставить его удержаться от разговора с иностранцем, глаза которого, как очарованные, не отрываясь, смотрели на мнимое невольничье судно. Портной не осмелился нарушить глубокой задумчивости иностранца и повернулся, чтобы рассмотреть двух спутников молодого человека.
   Один из них был белый, другой -- негр. Оба они были уже пожилые, и внешний вид их ясно показывал, что они перенесли и перемены климата, и бесчисленные бури. Их костюм, весь покрытый смолой и сильно изноившийся, мог принадлежать только простым матросам.
   Белый был низкого роста, коренастый, но сильный. Главная сила его заключалась в широких плечах и крепких жилистых руках, как-будто нижняя часть его тела была предназначена лишь для передвижения верхней туда, где той придется развернуть свою энергию. У него была огромная голова, низкий, почти заросший волосами лоб; маленькие глаза, очень живые, иногда светившиеся гордостью, толстый, красноватый нос; большой рот, как бы указывающий на жадность; широкий подбородок, мужественный и даже выразительный.
   Этот человек сидел, скрестив руки, на пустой бочке и рассматривал невольничий корабль, удостоивая время от времени негра своими замечаниями, внушенными наблюдениями и опытностью.
   Черты лица негра были выразительнее встречающихся обычно у людей этой расы; его глаза были веселы и порою насмешливы; но голова начинала седеть; кожа потеряла блестящий матовый оттенок юности; весь его вид и движения обнаруживали человека, закаленного непрерывным трудом. Негр сидел на тумбе и, казалось, был погружен в свое занятие: он бросал в воздух маленькие раковины и с ловкостью ловил их тою же рукой. Эта игра давала возможность убедиться в его физической силе, потому что для удобства он засучил рукава по локоть и обнажил мускулистую руку, которая могла бы служить моделью для руки Геркулеса {Геркулес -- герой греческих мифов, которому приписывалась необыкновенная сила. (Прим. ред.)}.
   В обоих матросах не было ничего такого, что могло бы испугать человека, подстрекаемого любопытством, как наш портной. Но вместо того, чтобы последовать первому порыву, портной захотел показать своему соседу, как надо вести себя в подобных случаях, и доказать ему свою проницательность.
   Сделав спутнику осторожный предостерегающий знак, портной тихо, на цыпочках подкрался к матросам на расстояние, достаточное для того, чтобы подслушивать. Его предусмотрительность не принесла, однако, больших результатов. Он узнал не больше того, что мог бы узнать, слыша их голоса в отдалении. Хотя добряк и был уверен, что слова их заключают в себе измену, он должен был все же сознаться, что эта измена хорошо скрыта и ускользает от его проницательности.
   -- Вот, Гвинея,-- сказал белый, скручивая табак и запихивая его в рот,-- прекрасное место, где должно быть очень приятно видеть свой корабль. Я могу сказать, не хвастаясь, что кое-что понимаю в морском деле; но пусть меня возьмет сам чорт, если я понимаю философию этого капитана, который оставляет свой корабль в наружном бассейне, когда через какие-нибудь полчаса он мог бы быть в этой мельничной запруде.
   Негру, носившему имя Сципиона Африканского, было совершенно безразлично место стоянки корабля, и он ответил:
   -- Я полагаю, что у него есть свои основания к этому.
   -- Я говорю тебе, Гвинея,-- возразил его собеседник резким и авторитетным тоном,-- что он ничего не смыслит. Если бы он хоть что-нибудь понимал в деле управления кораблем, то не оставил бы своего корабля на рейде, имея полную возможность воспользоваться бухтою.
   -- Что ты называешь рейдом?-- прервал негр, с живостью подхватывая ошибку своего противника, смешавшего внешний бассейн Ньюпорта с якорною стоянкою.-- Я никогда не слышал, чтобы называли рейдом якорную стоянку, окруженную почти отовсюду землею!
   -- Послушай-ка ты, мистер Золотой Берег,-- пробормотал белый, наклоняя к нему голову с угрожающим видом,-- если ты не хочешь, чтобы я целый месяц ломал твои кости, то лучше брось эти штуки. Скажи мне только одно: разве порт -- не порт и море -- не море?
   Так как Сципион не мог оспаривать этих положений, то благоразумно молчал. Он ограничился тем, что с довольным видом покачал головою, от чистого сердца наслаждаясь своим триумфом.
   -- Да, да,-- ворчал белый, принимая первоначальную позу и скрестив руки, которыми он было замахнулся, чтобы придать больше веса свой угрозе,-- опытный матрос, проехавший два мыса, может быть в чистом проигрыше, давая урок такому животному, как ты. Я спрошу тебя, Сципион, так как под этим именем ты записан в корабельной книге, пришел ли этот корабль за делом или нет? Если нет -- я молчу; если же за делом, то ему было бы гораздо удобнее расположиться в порту. Так? Теперь, если ты можешь что-либо возразить, я готов тебя выслушать, как разумный человек.
   -- Ветру стоит только подуть с той стороны,-- возразил негр, указывая рукой на северо-запад,-- и корабль пойдет в море быстро-быстро.
   -- Черный прав!-- воскликнул молодой человек, который, повидимому, слышал спор, хотя казался погруженным в свои мысли.-- Капитан невольничьего корабля остался во внешнем бассейне, зная, что в это время года почти всегда дует западный ветер. А теперь скажите мне, друзья, имеет ли он якорь под килем, или держится на простом канате?
   -- Они бросили буксирный якорь и оставили все остальные на своих местах,-- сказал негр, глядя черными глазами на корабль с видом знатока и продолжая играть раковинками,-- они все подстроили так, чтобы быть в состоянии поплыть скоро-скоро, когда захотят.
   -- Да, Сципион, ты прав, он стоит на буксирном якоре и держится наготове, чтобы поднять паруса при первом порыве ветра. Быстрее, чем в десять минут, корабль может быть вне выстрелов батареи, если только подует ветер.
   -- Вы кажетесь превосходным судьей в подобных вещах,-- произнес сзади чей-то голос.
   Молодой человек быстро обернулся и только тут заметил вновь пришедших. Но удивился не он один. Болтливый портной был так занят подслушиванием двух собеседников, что совершенно не заметил приближения человека, тоже не известного ему.
   Этот человек имел тридцать-сорок лет. Его лицо и костюм были способны еще больше подстрекнуть любопытство Гомспэна. Фигура незнакомца, немного выше среднего роста, обнаруживала, несмотря на гибкость, большую силу. Его кожа имела женственную белизну, но этуженственность нарушали красные морщины в нижней части лица, у носа. Благодаря им еще резче выделялись контуры его прекрасного орлиного носа. Белокурые волосы падали на виски обильными красивыми локонами. Рот и подбородок отличались правильностью и красотою; но в первом таилось выражение какого-то презрения, а то и другое вместе довольно ясно обнаруживали чувственность. Взгляд его голубых глаз был мягок, выразителен, но временами казался блуждающим. Высокая конусообразная шляпа, одетая несколько набекрень, придавала ему залихватский вид. Бледно-зеленый сюртук, кожаные штаны и высокие сапоги со шпорами дополняли наружность незнакомца. В руках его была маленькая тросточка, которой он помахивал в воздухе. Незнакомец, повидимому, не обращал ни малейшего внимания на удивление, вызванное его внезапным появлением.
   -- Я говорю, сударь, что вы кажетесь прекрасным судьею в такого рода вещах,-- повторил он, выдержав холодный и суровый взгляд молодого моряка.-- Вы говорите, как человек, сознающий за собою право высказывать свое мнение.
   -- Разве вы находите необыкновеным, что человек обладает некоторым знанием той профессии, которою он занимался всю жизнь?
   -- Гм! Я нахожу довольно необыкновенным, что употребляют громкое название профессии для обозначения ремесла, которое я мог бы назвать чисто механическим. Мы, люди закона, не могли бы выразиться иначе.
   -- Ну! Называйте это ремеслом, пусть будет так,-- моряки не любят иметь ничего общего с подобными вам учеными,-- возразил молодой человек, поворачиваясь к нему спиной с презрением, которого он, повидимому, и не старался скрывать.
   -- Вот малый с головою!-- быстро и с многозначительной улыбкой прошептал его собеседник.-- Друг, не будем спорить о выражениях. Я сознаюсь в своем полном невежестве относительно морского дела и охотно взял бы несколько уроков у вас, так хорошо изучившего эту профессию. Мне кажется, вы говорили о том, как бросил якорь этот корабль. Я, как уже сказал, всего лишь скромный адвокат, посланный в эти края с особым поручением.
   -- Нет никакого сомнения, что вы скоро достигнете высоких постов,-- возразил молодой человек,-- если только вам не придется быть преждевременно...
   Не окончив фразы, он закусил губы, высоко поднял голову и стал прогуливаться взад и вперед по набережной в сопровождении обоих матросов. Иностранец в зеленом сюртуке спокойно следил за ними глазами, повидимому, даже с некоторым удовольствием и, казалось, обдумывал свой образ действий, как человек, старающийся завязать разговор.
   -- Повешенным!-- сказал он, наконец, сквозь зубы.-- Довольно странно, что этот молодой негодяй осмеливается предсказывать мне подобное возвышение!
   Он готовился уже последовать за моряками, как вдруг чья-то рука довольно фамильярно опустилась на его плечо, и он должен был остановиться. Это был портной.
   -- Одно только слово шепнуть вам,-- произнес портной, делая выразительный жест рукою, чтобы показать, насколько важно его сообщение,-- одно только слово, сударь, так как вы состоите на особой службе короля. Сосед Пардон,-- прибавил он, обращаясь к крестьянину с важным и покровительственным видом,-- солнце заходит, и я боюсь, что вы слишком поздно вернетесь домой. Девушка отдаст вам ваше платье; никому не говорите, что видели и слышали. Прощайте, мой мальчик! Мой привет отцу, этому мужественному фермеру; не забудьте также добродетельную хозяйку -- вашу матушку. До свиданья, мой достойный друг, до свиданья! Будьте здоровы!
   Гомспэн отослал таким образом своего изумленного спутника и, проводив крестьянина глазами до конца набережной, обернулся к незнакомцу. Тот попрежнему оставался на месте, с невозмутимым хладнокровием ожидая, когда портной снова обратится к нему. Одним быстрым взглядом незнакомец, казалось, понял, с кем имел дело.
   -- Вы говорите, сударь, что вы один из слуг, короля?-- спросил Гомспэн.
   -- Я могу сказать больше, сударь: я его близкое, доверенное лицо.
   -- Так я имею честь говорить с близким, доверенным лицом короля? Это счастье трогает меня до глубины души,-- ответил Гомспэн, кланяясь почти до земли.-- Я счастлив, я весьма горжусь и не сомневаюсь, высокочтимый сэр, что нахожусь перед особой, которая не преминет довести до сведения короля о моих слабых усилиях.
   -- Говорите свободно,-- прервал его со снисходительностью принца собеседник,-- говорите без стеснений, как это мы всегда делаем при дворе.
   -- Как вы добры! Сэр, великое доказательство милости вашей благородной особы ко мне, это -- желание выслушать меня! Видите ли вы этот большой корабль, там, в наружном бассейне этого честного морского порта?
   -- Я вижу его. Он, кажется, служит предметом общего внимания достойных обывателей этого места?
   -- Ну! Вы, сударь, оказываете слишком много чести проницательности моих соотечественников. Вот уже несколько дней, как этот корабль стоит на том месте, где все его видели, и ни одна живая душа, исключая меня, не произнесла ни одного звука насчет его подозрительного вида.
   -- В самом деле?-- сказал иностранец, играя концом хлыстика и устремив пытливый взгляд на портного, который принял важный вид от сознания серьезности своего секрета.-- А каковы могут быть ваши подозрения?
   -- Выслушайте меня, сэр, я, может-быть, неправ, и пусть тогда простится мне моя ошибка, но вот что пришло мне на ум по этому поводу. Этот корабль слывет среди добрых обывателей Ньюпорта за невольничье судно, и все матросы чудесно приняты в тавернах и в лавках. Но не думайте, пожалуйста, что из моих рук вышли когда-нибудь жилет или панталоны для этих людей. Нет, нет! Они имеют дело с молодым портным Тэпом, который привлекает к себе клиентов, рассказывая всякие ужасы о знающих ремесло лучше него. Нет, заметьте, что я не делал ничего даже для последнего их юнги......
   -- Вы счастливы, что не имеете ничего общего с этими негодяями,-- отвечал иностранец;-- но вы забыли объяснить мне особое дело, которое я должен доложить, по вашим словам, королю.
   -- Сейчас я дойду до самого важного пункта. Вы должны узнать, достойный и почтенный сэр, что я человек, много видавший и много перенесший на службе короля. Я пережил пять долгих и кровопролитных войн, не считая других приключений и испытаний, которые перенес терпеливо и молча.
   -- Обо всех этих заслугах будет доведено до королевского слуха. Но теперь, мой достойный друг, облегчите вашу душу и сообщите откровенно ваши подозрения.
   -- Благодарю вас, высокочтимый сэр; я никогда не забуду вашей доброты ко мне. Узнайте же, уважаемый джентльмен, что вчера в этот самый час я сидел за своим верстаком и думал. Я думал о своем соседе Тэпе и о том, какими способами он отбил у меня моих законных клиентов, как вдруг у меня возникла мысль: если бы эти моряки были честные и добросовестные работорговцы, разве они оставили бы без внимания бедного человека, имеющего многочисленное семейство, и стали бы бросать под нос злому болтуну свое золото, приобретенное законным путем? Я тотчас ответил себе,-- да, сударь, я не замедлил дать себе ответ,-- и я сказал: нет! Тогда я напрямик обратился к себе со следующим вопросом: если они не работорговцы, кто же они? Вопрос, который легче задать, чем на него ответить, с чем согласился бы и сам король в своей королевской мудрости. Я отвечаю на это: если корабль не честное невольничье судно, не обыкновенный крейсер его величества, то ясно, как день, что это ни больше, ни меньше, как корабль этого подлого пирата, Красного Корсара!
   -- Красного Корсара?-- вскричал иностранец в зеленом сюртуке, вздрогнув, словно его внимание, усыпленное разглагольствованиями портного, вдруг пробудилось.-- Это была бы в самом деле тайна, которую нужно ценить на вес золота! Но что заставило вас предположить это?
   -- Куча причин, которые я сейчас вам выскажу в последовательном порядке. Во-первых, это корабль вооруженный; во-вторых, это не королевский крейсер, иначе о нем было бы уже известно; в-третьих, матросы, сошедшие на землю, ведут себя грубо и недисциплинированно. Таковы, сударь, первые посылки моих индукций, как я бы их назвал.
   Адвокат в зеленом с большим вниманием слушал заключения Гомспэна. Его проницательный взор быстро переходил с корабля на лицо своего собеседника. Прошло несколько минут прежде, чем он счел нужным ответить. Потом серьезность покинула его, и незнакомец с выражением мягкой иронии, положив фамильярно руку на плечо портного, который весь превратился в слух, ответил:
   -- Вы сейчас исполнили долг верного и честного слуги короля, и ваши замечания, действительно, имеют большую важность. Известно, что тому, кто выдаст хоть одного из сообщников Корсара, назначена большая сумма денег, и еще более щедрая награда тому, кто предаст в руки палача всю эту шайку. Очень возможно, что за подобное сообщение будет оказана королевская милость. Ведь был некто Фипс, человек незнатного происхождения, который получил титул шевалье.
   -- Шевалье!-- воскликнул в экстазе портной.
   -- Да, шевалье,-- повторил иностранец с величайшим хладнокровием,-- блестящего и почетного шевалье. Как ваше имя?
   -- Мое имя, великодушный джентльмен, Гектор!
   -- А фамилия вашего дома?
   -- Гомспэн.
   -- Сэр Гектор Гомспэн. Вот имя, которое звучит не хуже другого: но, мой друг, нужно очень много скромности, чтобы удостоиться этих наград. Я удивляюсь вашей проницательности и соглашаюсь с вашими неопровержимыми аргументами. Вы так убедительно подтвердили свои подозрения, что я так же уверен теперь в том, что это Корсар, как и в том, что вы скоро будете носить шпоры и называться сэром Гектором. Но необходимо действовать благоразумно. Я уверен, что вы никому не сообщали ваших блестящих наблюдений?
   -- Ни одной живой душе! Сам Тэп готов поклясться, что эти матросы -- честные работорговцы.
   -- Чудесно! Но сперва нужно окончательно убедиться в правильности наших заключений, а потом мы подумаем и о наградах. Приходите сегодня вечером, к одиннадцати часам, туда, к тому пункту, вдающемуся в наружную бухту. Там мы произведем наблюдения и рассеем наши сомнения, а пока расстанемся, чтобы кто-нибудь не заметил, что мы так долго беседуем. Помните о моих предостережениях. Молчание, точность и милость короля,-- вот наш лозунг.
   -- Прощайте, почтенный джентльмен!-- сказал портной, кланяясь до земли; в ответ на это его собеседник едва поднес руку к шляпе.
   -- Прощайте, сэр Гектор!-- ответил иностранец в зеленом, делая со слабой улыбкой грациозный жест рукою. Он медленно пошел по набережной и скрылся за лачугой Гомспэна, оставив портного совершенно поглощенным мечтами о своем будущем величии.
  

ГЛАВА III

  
   Едва иностранец оставил болтливого и доверчивого портного, как его лицо утратило холодное выражение и приняло более спокойное и естественное. Казалось, размышления не были для него ни привычкой, ни удовольствием, и, ударив несколько раз тросточкой по ботфортам, он легким шагом с рассеянным видом вышел на главную улицу. Несмотря на эту кажущуюся беззаботность, он не пропускал ни одного прохожего, не осмотрев его; порывистость, с которой он производил этот осмотр, свидетельствовала, что его обостренная наблюдательность не усыплялась ни на минуту.
   Иностранец, весь вид которого указывал на совершенный им длинный путь, естественно, привлек к себе внимание содержателей гостиниц. Но, оставаясь глухим к приглашениям в модные гостиницы, он, по какой-то особенной странности, остановился у дома, бывшего сборным пунктом всех бездельников порта.
   Войдя в общую залу этой таверны, как ее называли, хотя, вероятно, в Англии ее претензии ограничились бы скромным названием кабака, он нашел ее наполненной завсегдатаями. Приход гостя, вид и одежда которого указывали на то, что он принадлежит к более высокому классу общества, чем обычные посетители, вызвал некоторое волнение, но оно утихло, лишь только иностранец опустился на скамейку и потребовал, чего хотел. Хозяин, прислуживая ему, счел нужным извиниться перед ним, особенно за одного человека, который находился в самом конце длинной и узкой залы и шумел больше всех, рассказывая, повидимому, какую-то необыкновенную историю.
   -- Это боцман с невольничьего корабля в наружной бухте, сквайр,-- прибавил хозяин.-- Этот человек провел не один день на море и видел столько чудесного, что можно было бы заполнить целую книгу его росказнями. Его называют старым Бореем, хотя настоящее его имя Джэк Найтингель.
   Иностранец едва прикоснулся губами к поданному ему ликеру и повернул голову к говоруну, которого можно было бы назвать вторым "оратором дня".
   Рост этого человека превышал шесть футов, огромные усы закрывали нижнюю часть его мрачного лица со шрамом, неизгладимым следом глубокой раны; сложен он был пропорционально; на нем был костюм моряка; на шее у него висела длинная серебряная цепочка со свистком из того же металла. Не обращая, повидимому, ни малейшего внимания на приход человека из более высокого общества, чем его слушатели, этот сын океана продолжал свой рассказ голосом, которым, казалось, природа снабдила его для контраста с гармоничным именем {Найтингель -- по-английски значит соловей. (Прим. ред.)}.
   -- Ну!-- говорил он, показывая пальцем направление компаса.-- Берег Гвинеи мог быть здесь, а ветер шел из этого места, дуя порывами, как-будто тот хитрец, который держит его в мехе, то пропускал его между пальцами, то заботливо завязывал в мех двойным узлом. А знаешь ли ты, приятель, что такое этот мех?
   Этот неожиданный вопрос был обращен к уже знакомому нам крестьянину. Он с перекинутым через руку платьем, полученным от портного, стоял и внимательно слушал рассказы боцмана, намереваясь пополнить ими свой запас анекдотов, предназначенных для соседей.
   Общий смех над Пардоном раздался в зале. Найтингель многозначительно подмигнул соседям и воспользовался случаем освежиться, опрокинув себе в горло пинту рома с водою. После этого он продолжал свой рассказ.
   -- Итак, земля была здесь, как я уже сказал, и ветер был там юго-восточный, а может-быть, и юго-юго-восточный. Я не люблю такой погоды; она слишком двусмысленна для того, чтобы можно было спокойно отбывать свою вахту. Я направился к задней части корабля, чтобы находиться поблизости, если кто-нибудь сделает честь спросить моего мнения. Вы знаете, приятель, мои мысли на этот счет: никогда не следует совать свою ложку в миску капитана, по крайней мере, без зова, тем более, что мое место спереди, а его -- сзади. Я не говорю, на каком конце лучшая голова; на этот счет мнения различны; хотя люди, хоть что-нибудь смыслящие, укажут переднюю часть, но я пошел на заднюю, чтобы быть наготове сказать свое мнение, если его спросят. Недолго я пробыл там, как случилось как-раз то, что я предвидел: "Мистер Найтингель,-- сказал капитан, а капитан -- человек обходительный, никогда не забывающий своей светскости, когда ему приходится говорить с кем-нибудь из экипажа,-- мистер Найтингель, что думаете вы об этом клочке тучи на северо-западе?" -- спросил он. "Право, капитан,-- ответил я смело, потому что я никогда не затрудняюсь ответом, когда говорят прилично,-- право, капитан, не касаясь лучшего мнения вашей чести, мое мнение -- убрать три марселя и закрепить фок. А чтобы не дать кораблю вертеться, у нас есть большой парус..."
   -- Вы должны были и его убрать,-- воскликнул сзади решительный голос, хотя не такой грубый, как у красноречивого боцмана.
   -- Какой невежда говорит это?-- спросил надменно Найтингель.
   -- Это говорит человек, который не один раз проехал Африку от мыса Доброго до мыса Доброй Надежды и который знает, что такое туча, предвещающая шквал,-- ответил Дик Фид, сильно работавший локтями в толпе, подвигаясь к своему противнику.-- Да, приятель, ни один невежда, даже набитый дурак, никогда не посоветовал бы того, что вы своему капитану, когда была надежда на попутный ветер.
   При этом заявлении, которое присутствовавшие нашли очень смелым и которое притом же высказано было таким решительным тоном, в зале поднялся общий ропот. Ободренный явными выражениями общей симпатии, Найтингель не замедлил ответить, и его возражение было не из кратких.
   Поднялся невообразимый концерт кричащих и пронзительных голосов, и оба противника готовы были уже вступить в рукопашную. Самые энергичные жесты быстро следовали один за другим; они были тем опаснее, что обнаруживали силу четырех атлетических рук. Едва стихал общий говор, как подымались голоса противников, словно борцы решили защищаться силою своих легких. Они оставили свои враждебные позы и приготовились к спору.
   -- Вы славный моряк, приятель,-- сказал Найтингель.-- Но если бы здесь был какой-нибудь адмирал, он сразу решил бы, кто прав, кто виноват. Слушайте, товарищи, если есть между вами человек, который получил отличное морское воспитание,-- пусть он говорит.
   -- Чорт возьми!-- вскричал Фид.-- Вот человек!-- и, протянув руку, он схватил Сципиона за ворот и без церемонии вытащил его на середину круга, образовавшегося около споривших.-- Этот весельчак чаще, чем я, был в Африке по той причине, что там родился. Ну, молодец, под каким парусом лег бы ты в дрейф у берегов твоей родной земли, если бы ты боялся испытать шквал?
   -- Я бы вовсе не лег в дрейф,-- сказал негр;-- я бы пустил корабль скоро-скоро перед ветром.
   -- Без сомнения; но чтобы быть готовым на случай шквала, укрепил бы ты большой парус, или оставил бы корабль вне ветра, под одним передним парусом?
   -- Последний юнга знает это; как можно дрейфовать под большим парусом?-- заворчал Сципион, которого стал утомлять этот допрос.
   -- Господа,-- произнес Найтингель, озирая слушателей с важным видом,-- я спрашиваю у вашей чести, прилично ли выводить к нам этого негра, чтобы он высказал свое мнение под нос белому?
   Этот призыв к оскорбленному достоинству собрания оказал свое действие, и поднялся общий ропот. Сципион не имел смелости противиться таким явным выражениям недовольства. Ни говоря ни слова в свою защиту, он скрестил руки и вышел из кабака с покорностью и кротостью существа, слишком долго жившего среди унижений, чтобы оказывать сопротивление.
   Фид громко звал его назад, но, видя безуспешность своих попыток, набил себе рот табаком и с проклятиями последовал за африканцем. Триумф боцмана был полный.
   -- Господа,-- произнес он еще более важно, обращаясь к своей аудитории,-- вы видите, что я прав. Я ненавижу, понимаете ли, ненавижу хвастовство, но я знаю, что между Бостоном и восточной Индиею не найдется человека, который лучше меня сумел бы пустить корабль или положить его в дрейф, лишь бы я...
   Найтингель вдруг остановился. Его глаза встретились с выразительным взглядом иностранца в зеленом, находившегося в толпе.
   -- Может-быть,-- сказал, наконец, боцман, не закончив начатой фразы,-- может-быть, этот господин знаком с морем и поможет разрешить спорный вопрос?
   -- Мы не изучаем в университетах морской тактики,-- ответил иностранец небрежным тоном,-- но, насколько я понимаю, я поплыл бы с возможною скоростью перед ветром.
   Он произнес эти слова с таким ударением, что можно было заподозрить, не было ли у него желания играть словами; тем более, что он бросил на стол плату за выпитое и тотчас вышел, оставив Найтингелю свободное поле. Боцман после короткой паузы возобновил свой рассказ. Но было легко заметить, что из-за усталости или по какой-либо иной причине тон его не был попрежнему авторитетен, и он сокращал свой рассказ. Кончив кое-как свою речь, он поплелся на берег, откуда лодка доставила его на борт корабля, не перестававшего быть предметом особого наблюдения со стороны неутомимого Гомспэна.
   Между тем, иностранец направился по главной городской улице. Фид, догоняя негра, ворчал на ходу, позволяя себе не очень вежливые замечания насчет знаний и претензий боцмана. Он скоро догнал негра, и его дурное настроение целиком обрушилось на Сципиона.
   Иностранец следовал за ними по пятам.
   Отойдя от берега, они взошли на холм, и в этот момент адвокат (оставляем за ним звание, данное им себе) потерял их из вида; дорога в этом месте делала поворот. Он ускорил шаги и через несколько минут снова заметил их. Они сидели под изгородью и закусывали тем, что нашлось в мешке, бывшем у белого, который братски поделился своей провизией со спутником.
   Адвокат приблизился к ним.
   -- Если вы будете так свободно опустошать мешок, мои друзья,-- сказал он им,-- то ваш третий спутник может лечь спать натощак.
   -- Кто кричит?-- воскликнул Дик, поднимая голову над костью с выражением большого дога, потревоженного в такой важный момент.
   -- Я хотел только напомнить вам, что у вас есть третий спутник!-- любезно отвечал иностранец.
   -- Угодно вам кусочек, приятель?-- произнес Дик, протягивая ему с радушием моряка мешок..
   -- Вы не понимаете меня. На набережной у вас есть еще товарищ.
   -- Да, да, он там, где вы видите эту кучу камней, готовую рассыпаться.
   Иностранец взглянул в указанную сторону и увидел молодого моряка у подножия полуразрушенной старой башни.
   Бросив двум матросам горсть мелкой монеты и пожелав им лучшего ужина, адвокат миновал изгородь и направился с очевидным намерением также осмотреть развалины.
   Маленькая круглая башня возвышалась на грубых арках. Вероятно, она была построена очень давно, как укрепленный пункт, хотя, быть-может, она имела и мирное назначение.
   Подойдя к ней, иностранец в зеленом слегка ударил тросточкой по своим ботфортам, чтобы привлечь внимание моряка, повидимому, глубоко погруженного в размышления, и, бесцеремонно обращаясь к нему, произнес развязным тоном:
   -- Эти развалины были бы недурны, если бы находились на опушке леса и были увиты плющом. Но, извините меня, люди вашей профессии не беспокоятся обо всем этом. Что для них леса и освященные временем памятники старины? Вот башни,-- произнес он, указывая на мачты кораблей, стоящих в бухте,-- их, только их вы любите созерцать, и единственные приемлемые для вас развалины -- кораблекрушение!
   -- Вы, кажется, прекрасно знаете наши вкусы, мистер,-- холодно ответил молодой человек.
   -- Это инстинктивно, потому что у меня мало было случаев ознакомиться с ними непосредственно. Но что вы нашли в этой куче камней, чтобы она могла отвлечь ваше внимание от этого благородного и прекрасного корабля, который вы рассматривали с такой заботливостью?
   -- Разве удивительно, что моряк без места рассматривает пришедшееся ему по вкусу судно, хотя бы для того, чтобы проситься туда на службу?
   -- Его капитан потерял бы голову, если бы отказался от подобного предложения, но вы, кажется, слишком сведущи, чтобы занимать второстепенное место.
   Молодой моряк усмехнулся, словно эта шутка сломала лед, и в завязавшемся затем разговоре его манеры утратили прежнюю резкость.
   -- Очевидно,-- ответил он,-- вы бывали на море. А так как вы и я имели это счастье, то будем благоразумны и перестанем говорить загадками. Например, как вы думаете, чему служила эта башня, прежде чем она разрушилась?
   -- Чтобы судить об этом, необходимо осмотреть ее тщательнее,-- ответил иностранец в зеленом.-- Взойдем наверх.
   Проговорив это, адвокат поднялся по ветхой лестнице и, пройдя через открытый трап, очутился на деревянной площадке, поддерживаемой столбами. Его собеседник медлил следовать за ним, но, видя, что тот ожидает его наверху, поспешил в свою очередь и вскарабкался со свойственною морякам ловкостью и уверенностью.
   -- Вот мы и наверху!-- воскликнул иностранец, разглядывая стены, сделанные из мелких камней неправильной формы, которые, казалось, ничем не были скреплены.-- Хорошая дубовая доска вместо палубы, как говорите вы, и небо вместо кровли, как говорим мы в наших университетах... Теперь поговорим о вещах более обыденных... А... А... Я забываю имя, которое вы назвали мне.
   -- Это зависит от обстоятельств. Я носил разные имена в разных положениях. Но если вы будете называть меня Уильдер, я не замедлю отозваться.
   -- Уильдер! Вот имя, которое, я надеюсь, не обрисовывает вашего характера {Уильдер -- в дословном переводе значит "более дикий". (Прим. ред.)}. Сыны моря ничуть не дики. И, я думаю, много красавиц вздыхает, пока вы бороздите даль океана?
   -- Мало таких людей, которые вздыхали бы обо мне,-- ответил задумчиво Уильдер.-- Будем продолжать, если вам угодно, осмотр башни. Для чего она служила прежде?
   -- Посмотрим, для чего она служить теперь, и мы легко откроем, для чего она служила в свое время. В эту минуту она заключает в себе два сердца, довольно легковесные, и, если не ошибаюсь, две головы, также довольно легкомысленные, которые не обременены избытком рассудительности. Когда-то в ней находились зерна, и я не сомневаюсь в том, что в ней обитали также маленькие четвероногие существа, ноги которых были так же быстры, как наши мысли и чувства. Проще говоря, это была мельница.
   -- Некоторые думают, что крепость.
   -- Гм! Местоположение может навести на эту мысль,-- возразил иностранец, бросая вокруг себя быстрый и проницательный взгляд.-- Но это была мельница, как бы ни было велико желание приписать ей более эффектную цель. Расположение по ветру, конструкция, все доказывает это. Тик-так, тик-так часто звучало здесь в былое время, верьте моему слову. Тсс! Можно сказать, что этот шум еще продолжается.
   Осторожно приблизившись к одному из маленьких отверстий, служивших окнами башни, он осторожно просунул в него голову, но через несколько секунд отшатнулся, сделав Уильдеру знак, чтобы тот сохранял молчание. Тот повиновался и скоро узнал причину этой предосторожности.
   Вблизи послышался мягкий голос женщины. Звуки все приближались и приближались к самому подножию башни. Уильдер и адвокат расположились поудобнее и все время, пока разговаривавшие оставались у развалин, не сходили со своих мест, рассматривая пришедших и оставаясь сами незамеченными.
   Они слушали... и, повидимому, не только со вниманием, но и с удовольствием.
  

ГЛАВА IV

  
   Внизу были четыре женщины: одна дама на склоне лет; другая перешла за средний возраст; третья была молоденькой девушкой; четвертая являлась негритянкой лет двадцати пяти; очевидно, она была прислугой.
   -- А теперь, дитя мое, после того, как я дала тебе все советы, каких требовали обстоятельства и твое доброе сердце,-- говорила более пожилая дама (это были первые слова, которые ясно донеслись до ушей
   !!!!!!!!Пропущены страницы 31-32
   -- Как простая пассажирка. Но мы, жены моряков, одни только можем похвастаться основательным знанием этой благородной профессии. Что может быть прекраснее корабля, бороздящего волны своим носом, в то время как его водорез скользит сзади, как змея? Не знаю, моя дорогая Уиллис, понятно ли это вам?
   Едва заметная улыбка мелькнула на губах гувернантки. Но в это мгновение на вершине башни послышался легкий шум, похожий на дыхание ветра: это был взрыв заглушённого смеха. Слова "это прекрасно" готовы были слететь с уст Гертруды, живо представившей себе всю прелесть картины, нарисованной ее теткой. Но голос ее оборвался, и вся поза выразила напряженное внимание.
   -- Вы ничего не слыхали?-- воскликнула она.
   -- Мыши не совсем еще покинули мельницу!-- холодно ответила гувернантка.
   -- Мельницу! Дорогая мистрис Уиллис, неужели вы желаете упорно называть мельницею эти живописные руины?
   -- Я чувствую, какой удар наносит их очарованию это название, особенно в глазах восемнадцатилетней девушки, но, по совести, я не могу называть их иначе.
   -- Развалин не так много в стране, моя дорогая гувернантка,-- возразила Гертруда с блестящими глазами,-- чтобы мы могли без достаточных данных отнимать у них права на наше уважение.
   -- Пусть они будут чем вам угодно. Много времени, повидимому, они уже стоят на этом месте и будут стоять еще дольше, чего мы не можем сказать о нашей тюрьме, как вы называете этот прекрасный корабль, на борт которого мы должны взойти. Если зрение не обманывает меня, я вижу, что его мачты медленно движутся и проходят мимо городских труб.
   -- Вы совершенно правы, Уиллис! Судно буксируют, чтобы сдвинуть его с мели. Потом опустят якоря, чтобы оно не тронулось до тех пор, пока будет готово развернуть паруса и выйти в открытое море. Это самый обыкновенный маневр. Адмирал мне объяснил его так хорошо, что я могла бы лично командовать, если бы это было уместно.
   -- В таком случае, это движение напоминает нам, что наши приготовления к отъезду еще не совсем закончены. Как бы очаровательно ни было это место, Гертруда, теперь надо его оставить, по крайней мере, на несколько месяцев.
   -- Да,-- прибавила мистрис де-Ласей, медленно следуя за гувернанткой,--прекрасное зрелище, когда корабль пенит волны своей кормой и несется вперед, как покрытый пеной скакун, все вперед, по прямой линии, как бы ни увеличивалась его скорость!
   Ответ мистрис Уиллис не достиг ушей нескромных слушателей в башне. Гертруда последовала за своими спутницами, но, пройдя несколько шагов, остановилась, чтобы бросить последний взгляд на разрушенные стены. Потом она поспешила догнать тетку и гувернантку и сбежала с холма.
   Два временных обитателя башни оставались настороже, пока из их глаз не скрылась последняя складка развевавшегося платья девушки. Потом они повернулись друг к другу лицом и некоторое время молча смотрели, стараясь прочесть в глазах друг у друга мысли.
   -- Я готов дать присягу перед лордом канцлером,-- вскричал вдруг адвокат,-- что эти развалины никогда не были мельницей!
   -- Ваше мнение слишком скоро изменилось!
   Адвокат усмехнулся.
   -- В вашем обращении, обращении людей, сроднившихся с морем,-- сказал он,-- есть откровенность, такая честная и забавная, что ей нельзя противостоять. Я в восторге от вашей благородной профессии. Что может быть, в самом деле, прекраснее корабля, пенящего бурные волны "своей кормой" и несущегося прямо вперед, как борзый скакун?
   -- Или как змея.
   Повторив эти поэтические образы вдовы храброго адмирала, они оба разразилась таким бурным хохотом, что старая башня задрожала, как в те времена, когда ветер еще вертел крылья мельницы. Адвокат успокоился первый. Молодой моряк продолжал весело смеяться.
   -- Молодая особа,-- сказал адвокат спокойным голосом, как будто за минуту перед этим он не смеялся неудержимо,-- та, которая имеет такое отвращение к мельницам,-- очаровательное создание. Кажется, она племянница надменной вдовы.
   Молодой моряк перестал смеяться и ответил:
   -- Она сама это сказала.
   -- А скажите мне,-- начал адвокат, подходя к своему собеседнику, как бы с намерением доверить ему важную тайну,-- не нашли ли вы чего-то поразительного, необыкновенного, чего-то идущего к самому сердцу в голосе дамы, которую они называли Уиллис?
   -- Вы заметили это?
   -- Какой нежный и убедительный голос!
   -- Признаюсь, и на меня он произвел такое сильное впечатление, что я не в состоянии выразить его словами.
   -- Это похоже на сон!-- произнес адвокат, прохаживаясь большими шагами, и всякий след веселости, иронии исчез с его лица, ставшего задумчивым и мечтательным.
   Наконец, он прервал свои размышления, подошел к окну и, указывая Уильдеру на корабль в бухте, спросил:
   -- Этот корабль представляет для вас какой-либо интерес?
   -- Да, конечно! Это судно, на котором с удовольствием отдыхает глаз моряка.
   -- Не хотите ли попытаться войти на его борт?
   -- В этот час? Одному? Я не знаю ни капитана, ни кого-либо из экипажа.
   -- Можно найти другое время, и моряк всегда может ожидать, что его собратья встретят его с распростертыми объятиями.
   -- Эти работорговцы не очень любят принимать к себе на борт гостей. Они вооружены и умеют держать посторонних на приличном расстоянии.
   -- Разве же нет в морском "франкмасонстве" {Франкмасонство -- международная тайная организация, отчасти политического характера, члены которой узнавали друг друга при помощи особых паролей, знаков и т. п. (Прим. ред.)} слов, по которым узнают друг друга, какой-нибудь технической фразы, в роде тех, которые мы сейчас слышали?
   Уильдер пристально взглянул на своего собеседника и, казалось, долго обдумывал свой ответ:
   -- К чему все эти вопросы?-- опросил он, наконец, холодно.
   -- Вот к чему. Я думаю, что никогда трусливое сердце не побеждало красавицы, никогда нерешительность не завоевывала счастья. Вы хотите места, говорите вы, и если бы я был адмиралом, я бы сделал вас моим первым капитаном. Но я, может-быть, говорю слишком свободно с человеком, совершенно мне не знакомым. Вспомните, по крайней мере, что каков бы ни был совет адвоката, он вам дан даром.
   -- И поэтому заслуживает наибольшего доверия?
   -- Это я предоставляю решать вам,-- произнес адвокат, ставя ногу на лестницу и начиная спускаться.-- Ну, я буквально рассекаю волны кормою,-- прибавил он, пятясь задом.-- Прощайте, мой друг! Если нам не суждено больше увидеться, я советую вам никогда не забывать крыс Ньюпортской башни.
   С этими словами он скрылся и быстро добрался до земли. Потом, повернувшись, он с невозмутимым хладнокровием толкнул ногой лестницу, уронил ее и лишил таким образом своего спутника единственной возможности спуститься. Он поднял глаза на Уильдера, который не ожидал такого предательства, сделал ему фамильярный жест рукою, снова попрощался и удалился быстрыми шагами.
   -- Вот очень странное поведение!-- воскликнул Уильдер, очутившись пленником в башне.
   Убедившись, что он не может спрыгнуть без риска сломать себе ноги, Уильдер подбежал к окну, чтобы упрекнуть своего спутника или, вернее, чтобы убедиться, действительно ли тот его покинул.
   Но адвокат был уже на таком расстоянии, что не мог услышать Уильдера. Прежде, чем Уильдер мог что-либо предпринять, он достиг предместья и исчез за домами.
   Уильдер стал кричать.
   Его крики были услышаны Диком и негром, которые и поспешили к башне. Уильдер сухим, энергичным тоном морского офицера, отдающего приказания, велел им поднять лестницу. Почувствовав себя на свободе, он спросил, не заметили ли они, в каком направлении совершил свое отступление иностранец в сюртуке.
   -- Вы хотите сказать, человек в ботфортах?
   -- Именно.
   -- Он пошел под косым ветром, пока не обогнул этого сарая. Тогда он переменил галс {Направление. (Прим. ред.)} и направился к юго-востоку, держась в открытом море и, я думаю, поставив на реях все свои лиселя.
   -- Следуйте за мной,-- вскричал Уильдер, бросаясь в указанном направлении, не слушая дальнейших объяснений матроса.
   Но их усилия были напрасны. Тщетно они продолжали свои поиски до заката солнца и расспрашивали всех встречных. Никто не мог им сказать, куда делся иностранец в зеленом. Некоторые видели его и даже обратили внимание на его странный костюм и гордый, проницательный взгляд; но их указания не принесли никакой пользы: иностранец исчез из города так же таинственно, как и появился в нем.
  

ГЛАВА V

  
   Жизнь города Ньюпорта замирала очень рано. Жители его довели до крайности умеренность и аккуратность. В десять часов не осталось в городе ни одного дома, дверь которого была бы открыта, и очень возможно, что часом позже сон сомкнул бы все глаза, которые целый день так зорко следили не только за личными делами, но и за делами соседей.
   Хозяин гостиницы "Опущенный Якорь" (так называлась гостиница, где Фид и Найтингель чуть было не вступили в рукопашную схватку) тщательно запер двери в восемь часов.
   В десять часов улицы Ньюпорта были пусты, словно в городе не было ни одной живой души. Не было видно и караульных по той простой причине, что не было воров. Бродяжничество оставалось еще неизвестным в провинциях. Когда Уильдер с двумя своими спутниками пробегал в этот час по пустынным улицам, нигде не было видно ни одного огонька, ничего, указывающего на обитаемость города. Вместо того, чтобы постучаться в двери гостиниц, преследователи направились прямо к берегу моря. Уильдер шел впереди, за ним Фид, а Сципион со своим обычным смиренным видом замыкал шествие.
   Подойдя к воде, они нашли несколько лодок, привязанных у набережной. Уильдер отдал приказания своим товарищам и направился к месту, куда они должны были причалить лодку. Прождав необходимое время, он увидел, что приближаются сразу две лодки: одну вел Фид, другую -- негр.
   -- Что это значит?-- спросил Уильдер.
   Фид опустил весло и ответил, повидимому, чрезвычайно довольный:
   -- Гвинея в той лодке, которую вы наняли; но вы, по-моему, заключили дурную сделку. И если я не веду вам лучшей лодки из всех, пусть скажут, что я ничего в этом не понимаю. Наш приходский священник, если бы он был здесь, мог бы вам сказать, что я сын лодочного мастера, и даже, если бы вы хорошо заплатили ему за это, поклялся бы в этом.
   -- Негодяй!-- вскричал Уильдер с гневом.-- Ты заставишь меня когда-нибудь выбросить тебя на берег. Отведи чужую лодку туда, где она была, и прикрепи ее!
   -- Меня выбросить на берег?-- повторил с решительным видом Фид.-- Это значило бы перерубить одним ударом все ваши снасти, хозяин Гарри! С вашего позволения, хозяин Гарри, я не могу этому поверить. Вот Гвинея не больше, как негр, и, следовательно, далеко не подходящий товарищ для белого; но вот уже двадцать четыре года, как я привык видеть его черное лицо, и теперь, видите ли, оно нравится мне так же, как и всякое другое; и притом в море, когда ночь темна, не легко заметить разницу. Нет, нет, мне не надоело еще видеть вас, хозяин Гарри!
   -- Тогда оставь свою скверную привычку без церемонии присваивать то, что принадлежит другим.
   -- Видите ли, вы дали лентяю-рыбаку хорошую серебряную монету, чтобы он приготовил вам лодку на ночь или на несколько часов завтра утром. Ну, что же сделал Дик? Он просто сказал себе: "Это слишком!" -- и пошел посмотреть по сторонам, нельзя ли что-либо предпринять. Деньги можно проесть или, что гораздо лучше, пропить; не нужно выкидывать их за борт вместе с кухонным сором. Я готов держать пари, что мать владельца этой шлюпки и мать владельца того ялика -- двоюродные сестры, и что ваш доллар пойдет на табак и на выпивку для всего семейства. Таким образом, в конце концов, я никому не сделал вреда.
   Уильдер сделал нетерпеливый и повелительный жест и, чтобы дать Дику время исполнить его приказание, стал прогуливаться по берегу. Фид никогда не прекословил ясному и решительному приказанию. И сейчас он немедленно, хотя и не без ропота, отвел лодку на место.
   После этого Уильдер вошел в другую лодку и, видя своих товарищей на месте, приказал им грести к бухте, по возможности, без шума.
   -- В ночь, когда я вел вашу лодку в Луисбург,-- сказал Фид,-- мы убрали все, даже наши языки. Когда надо молчать, я не такой человек, чтобы произнести хоть звук. Но так как я из тех людей, которые думают, что язык создан для того, чтобы говорить, как море -- для того, чтобы жить на нем, то и поддерживаю разумный разговор в хорошем обществе.
   -- Налегай на весла!-- прервал его Уильдер.-- Правьте к этому кораблю.
   Они проплыли около судна, на котором мистрис Уиллис и молодая Гертруда должны были отправиться на другой день утром в отдаленную провинцию Каролину.
   Когда лодка подошла ближе, Уильдер при мерцании звезд осмотрел корабль взором моряка. Мачты, реи, снасти,-- ничего не ускользнуло из его наблюдений. Когда же расстояние уже не позволяло различать очертания, и виднелась только одна темная и бесформенная масса, он долго еще всматривался в нее, наклонившись из своей лодочки, и, казалось, был погружен в глубокие размышления. На этот раз Фид не пытался прерывать его мыслей, относящихся, как он думал, к их профессии; а все то, что имело к ней отношение, было в глазах матроса священным. Спицион молчал по привычке. Через несколько минут Уильдер поднял голову и отрывисто произнес:
   -- Это корабль большой, корабль, который может долго выдерживать преследование.
   -- Да,-- сказал Фид.-- Если он поставит все паруса, едва ли королевский крейсер сможет приблизиться к нему и...
   -- Друзья,-- сказал Уильдер, перебивая его,-- теперь, кстати, я сообщу вам мои планы. Вот уже больше двадцати лет, как мы вместе на одном корабле и, можно сказать, за одним столом. Я был ребенком, Фид, когда ты принес меня на руках к командиру своего судна. Я обязан тебе не только жизнью, но, благодаря твоим заботам, и своей карьерой.
   -- Ах! Это правда, хозяин Гарри! Вы занимали в то время немного места, и вам не надо было большой койки.
   -- Да, Фид, я многим тебе обязан за этот великодушный поступок и, могу сказать, за твою непоколебимую преданность.
   -- И это правда, хозяин Гарри! Я был непоколебим в своем поведении, хотя вы часто и клялись выбросить меня на берег. Что касается Гвинеи, то дует ли ветер спереди или сзади, ему всегда хорошо около вас, хотя ежеминутно между нами вспыхивают маленькие ссоры, чему свидетель хотя бы вот та лодка.
   -- Не будем об этом больше говорить,-- прервал его Уильдер с видимым волнением, вызванным воспоминаниями, одновременно приятными и грустными, которые пробудились в нем под влиянием слов Фида.-- Вы знаете, что только одна смерть разлучит меня с вами; по крайней мере, если вы сами не предпочтете оставить меня теперь. Я нахожу необходимым открыть мои планы и познакомить вас с предстоящими опасностями.
   -- Разве мне надо что-нибудь знать? Разве я для того так часто плавал с вами, не спрашивая, откуда дует ветер, чтобы теперь отказаться вверить вам мой старый остов и изменить своим обязанностям? Что скажешь на это, Гвинея?
   -- Я всюду пойду за хозяином!-- ответил негр, согласный на все.
   -- Ну, помните, что я предупредил вас,-- сказал Уильдер,-- а теперь налегайте на весла и правьте к тому кораблю в наружной бухте.
   Фид и негр повиновались, и лодка быстро понеслась вперед. Приблизившись к кораблю, они стали работать веслами осторожнее и, наконец, совсем опустили их.
   -- Тише!-- произнес Уильдер.-- На палубе шум.
   -- Без сомнения, шум; это повар рубит дрова, и капитан требует "ночной колпак" {"Ночной колпак" -- выражение английских моряков, обозначающее "вечерний стакан". (Прим. ред.)}.
   Голос Фида был заглушён ревом, раздавшимся с корабля. Можно было подумать, что то был рев какого-то морского чудовища, вдруг высунувшего из воды свою голову. Но опытный слух смельчаков тотчас распознал обычный способ окликать лодки. Уильдер, не слыша шума другой приближающейся лодки, сейчас же приподнялся и ответил.
   -- Какого чорта?-- закричал тот же голос.-- В нашем экипаже нет никого, кто бы говорил так. Откуда вы? Что вы делаете под моим носом?
   -- Я рассекаю волны моею кормой!-- крикнул Уильдер после некоторого колебания.
   -- Что за сумасшедший путается тут около нас?-- проворчал спрашивающий.-- Дайте-ка мне мушкет, я посмотрю, нельзя ли получить лучший ответ от этого негодяя!
   -- Стой!-- произнес спокойный, но повелительный голос.-- Все обстоит благополучно. Подпустить их!
   Человек, стоявший на палубе, велел им подойти к судну, и разговор прекратился. Тут Уильдер убедился, что окликали другую лодку, и что он поторопился отвечать. Но отступать было поздно, и он приказал своим спутникам повиноваться.
   Уильдер взошел на корабль среди глубокого молчания, в котором ему почудилось что-то зловещее. Оказавшись на мостике, он бросил вокруг себя быстрый, испытующий взгляд, словно этот первый осмотр должен был разрешить все сомнения, так долго его волновавшие. За исключением человека, закутанного в плащ, повидимому, офицера, на палубе не было ни души. С обеих сторон темнели мрачные силуэты грозных батарей, но нигде не было видно ни матросов, ни солдат, которые обыкновенно толпятся на борту вооруженного корабля, и которые необходимы около орудий. Находясь лицом к лицу с человеком в плаще, Уильдер почувствовал всю неловкость своего положения и счел необходимым вступить в разговор.
   -- Вы, конечно, удивлены, сударь,-- сказал он,-- что мною выбран такой поздний час для визита?
   -- Конечно, мы вас ждали раньше!-- последовал лаконический ответ.
   -- Меня ждали?!
   -- Да, вас ждали! Разве я не видел, как вы с двумя товарищами, которые остались в лодке, полдня рассматривали нас то с берега, то с высоты башни? Что могло означать это любопытство, если не желание взойти на борт?
   -- Странно, должен вам признаться!-- вскричал Уильдер, невольно ощущая тревогу.-- Так вы знали мои намерения?
   -- Послушайте, приятель,-- прервал его собеседник с тихим смехом,-- надеюсь, я не ошибаюсь, принимая вас по вашим манерам и костюму за моряка. Вы думаете, что на корабле нет подзорной трубы? Или вы предполагаете, что мы не умеем ею пользоваться?
   -- Должно-быть, у вас есть важные причины, которые заставляют вас следить с таким вниманием за тем, что делают незнакомые вам люди на твердой земле?
   -- Гм!.. Может-быть, мы ждем груза, но я полагаю, что вы ночью приехали сюда не для того, чтобы полюбоваться оснасткой. Вы желаете видеть капитана?
   -- Разве я вижу не его?
   -- Где?-- спросил собеседник Уильдера, делая невольное движение, исполненное страха и почтения.
   -- В лице вас!
   -- В моем лице? Нет, нет, я не достиг еще такого почетного положения на корабле, хотя мое время еще может притти в один прекрасный день. Скажите, приятель, вы прошли под кормой вон того корабля?
   -- Конечно; он, как видите, находится на линии моего переезда.
   -- Это судно, кажется, в хорошем состоянии и совершенно готово к отходу, как мне говорили?
   -- Да, паруса готовы, и он держится на воде, как корабль, уже нагруженный.
   -- Нагруженный чем?-- быстро спросил его собеседник.
   -- Грузом, отмеченным в его журнале, без сомнения; но вы, кажется, еще не грузились. Если вам надо взять груз в этом порту, то пройдет еще несколько дней, прежде чем вы будете в состоянии поставить паруса.
   -- Гм! Я не думаю, что мы останемся долго после нашего соседа,-- возразил моряк несколько сухо. Потом, как бы боясь, что сказал лишнее, он поспешно прибавил:-- мы, негроторговцы, имеем на борту лишь ручные цепи да несколько боченков рису; а для пополнения балласта у нас есть пушки и ядра, чтобы их заряжать.
   Их разговор был прерван тем же ревом, какой встретил Уильдера. Повидимому, окликали новую лодку.
   Ответ, произнесенный тихо и осторожно, был быстр, краток и выразителен. Этот внезапный перерыв, повидимому, очень смутил собеседника Уильдера. Дав Уильдеру знак оставаться на месте, он побежал к средней части корабля, чтобы принять прибывших.
   Пять или шесть матросов атлетического сложения вышли из лодки и в глубоком молчании поднялись на борт корабля. Офицер поговорил с ними шопотом, и затем с большой мачты в лодку была спущена веревка.
   Через минуту тяжесть, предназначенная к переноске на борт, уже болталась в воздухе. Эта черная масса напоминала человеческое тело. Она была подхвачена матросами, которые быстро исчезли за мачтами.
   Происшедшее сильно заинтересовало Уильдера и привлекло его внимание, однако, не настолько, чтобы он не заметил дюжины темных фигур, неожиданно появившихся из-за снастей. Но он недолго предавался своим размышлениям. К нему присоединился его собеседник, и, повидимому, они снова остались на палубе только двое.
   -- Вы знаете, что значит собирать матросов с суши, когда корабль готов ставить паруса?-- сказал офицер.
   -- У вас, кажется, испытанный способ подымать их на борт.
   -- А! Вы хотите сказать об этом негодяе на большой мачте. У вас хорошее зрение, приятель, если вы различаете на таком расстоянии. Но,-- прибавил он,-- мы с вами уже долго здесь, а капитан ждет вас в своей каюте. Следуйте за мною, я буду вашим лоцманом.
   -- Постойте,-- сказал Уильдер,-- не будет ли удобнее доложить ему обо мне?
   -- Он уже знает об этом. На корабле не может произойти ничего, что не дошло бы до него прежде, чем это запишут в корабельный журнал.
   Уильдер не возражал. Офицер проводил его до коридора, отделяющего главную залу от остальной части корабля, и, указывая ему пальцем на дверь, произнес вполголоса:
   -- Ударьте два раза; если вам ответят,-- войдите.
   Уильдер последовал его совету. Он ударил раз, но или его не слышали, или не хотели ответить. Он ударил снова и получил позволение войти.
   Молодой моряк открыл дверь и при свете яркой лампы узнал... иностранца в зеленом сюртуке.
  

ГЛАВА VI

  
   Каюта, в которой очутился Уильдер, ясно обрисовывала характер ее обитателя. По форме и размерам она нисколько не отличалась от кают обыкновенных кораблей, но обстановка ее представляла странную смесь роскоши и воинственности. Висячая массивная лампа была серебряной, и, несмотря на попытки приспособить ее к новому назначению, можно было узнать по ее форме и украшениям, что она одаряла когда-то совсем другое место. Два больших канделябра из того же металла также были бы уместнее в церкви. Стол красного дерева, покрытый лаком, с инкрустированными ножками, очевидно, имел первоначально совсем иное назначение. Покрытый бархатом диван и канапе голубого шелка показывали, что сама Азия была данницей богатого обладателя этого помещения. Кроме этой мебели, виднелись зеркала, серебряная утварь, занавесы, ковры.
   Среди этой роскоши и богатств бросались в глаза грозные орудия войны. В каюте были четыре пушки. Хотя они находились рядом с предметами роскоши, но не трудно было заметить, что расположение их позволяло воспользоваться ими без промедления, и довольно было бы пяти минут, чтобы расчистить место и выдвинуть грозную батарею. Пистолеты, сабли, полупики, топоры,-- одним словом, всевозможное оружие моряка, были расставлены в комнате так, что одновременно служили украшением и находились на всякий случай под рукой.
   Вся обстановка показывала, что эта каюта являлась цитаделью корабля.
   Незнакомец был в том же костюме, в каком он появился в городе. При входе Уильдера он поднялся с места. Несколько мгновений оба они молчали. Мнимый адвокат первый прервал молчание.
   -- Какому счастливому обстоятельству этот корабль обязан честью вашего посещения?-- спросил он.
   -- Я думаю, что ответил на приглашение его капитана!-- ответил уверенно Уильдер.
   -- Вы видели его диплом, давая ему это название? Говорят, что на море ни один крейсер не может плавать без диплома. Без сомнения, прежде чем искать здесь места, вы сочли благоразумным собрать сведения насчет нашего корабля?
   -- В Ньюпорте говорят, что это невольничье судно.
   -- Это говорят в Ньюпорте! Добрые языки там никогда не ошибаются! Если бы существовали на земле колдуны, то первый из этой банды был бы городской трактирщик, второй -- доктор, а третий -- священник. Что касается четвертого, то портной и цырюльник могли бы поспорить об этой чести. Родерик!
   Капитан сопровождал это восклицание, которым он бесцеремонно прервал себя, легким ударом в висевший у него под рукою китайский гонг.
   Резвый и ловкий мальчик появился из соседней каюты.
   -- Лодка вернулась?
   Последовал утвердительный ответ.
   -- С успехом?
   -- Генерал у себя, сударь, и может вам ответить лучше меня.
   -- Ну, пусть генерал придет отдать мне отчет в своей поездке.
   Любопытство Уильдера было возбуждено до такой степени, что он сдерживал дыхание, чтобы не потревожить внезапной задумчивости, овладевшей его собеседником. Молчание могло бы продолжаться очень долго, если бы оно не было прервано приходом третьего лица.
   Прямое неповоротливое тело медленно показалось, подымаясь по лестнице, подобно призраку на сцене театра. Когда появилась половина этой фигуры и тело перестало подыматься, к капитану повернулось невозмутимое лицо.
   -- Я жду приказаний,-- произнес вновь пришедший глухим голосом, едва шевеля губами.
   Уильдер вздрогнул при таком неожиданном появлении.
   Это был человек лет пятидесяти. Время скорее закалило, чем изменило его черты. Красное лицо его было покрыто угрями. Голова была лысой, и только около ушей виднелась прядь седоватых волос, покрытых помадою. Эта голова помещалась на длинной, темной шее; плечи, руки и грудь обнаруживали большой рост, и все это было покрыто густыми волосами. Услышав голос, капитан поднял голову и воскликнул:
   -- А, генерал, вы на своем посту; нашли вы землю?
   -- Да.
   -- И место, и человека?
   -- И то, и другое.
   -- Что сделали вы?
   -- Исполнил приказ.
   -- Отлично! Вы истинное сокровище, генерал, и поэтому я ношу вас в моем сердце. Жаловался негодяй?
   -- Ему заткнули рот.
   -- Все чудесно, генерал! Вы заслуживаете, как всегда, моего одобрения.
   -- Тогда вознаградите меня.
   -- Чем? Вы уже достигли высшего чина, какой я мог вам дать.
   -- Ба! Мои люди не в лучшем положении, чем солдаты милиции. Им не хватает одежды.
   -- Они будут иметь ее. Гвардия короля не будет одета лучше. Генерал, желаю вам доброй ночи!
   Фигура исчезла таким же внезапным, неожиданным образом, как и появилась.
   -- Мой друг,-- произнес капитан несколько высокомерно и тоном, показывающим, что он снисходит до объяснений,-- мой друг командует здесь теми, которых на регулярных кораблях называют морскими солдатами. Вы могли заметить, что от всей его особы пахнет казармой...
   -- Больше, чем кораблем, должен признаться в этом. Принято ли, чтобы невольничьи корабли имели такой грозный арсенал? Вы вооружены с ног до головы.
   -- Вы, без сомнения, желаете поближе узнать нас, прежде чем заключить сделку?-- ответил с улыбкой капитан.
   Он открыл небольшой ящик, стоявший на столе, вынул из него пергамент и спокойно подал его Уильдеру со словами:
   -- Вы увидите из этого, что мы имеем охранительные грамоты и уполномочены сражаться, как королевские суда, спокойно обделывая свои делишки.
   -- Это свидетельство на бриг.
   -- Правда, правда! Я ошибся бумагою. Вот эту вы, я думаю, найдете более точной.
   -- Это свидетельство на судно "Семь Сестер", но, конечно, вы несете больше десяти пушек, и притом орудия, находящиеся в вашей каюте, девятидюймовые, а не четырехдюймовые.
   -- Ах, вы пунктуальны, как адвокат, а я безрассудный моряк.-- Затем, поднявшись с кресла, капитан стал шагать взад и вперед по каюте.-- Я не имею надобности прибавлять, мистер Уильдер, что наше ремесло имеет свои опасности. Оно, как его называют, незаконно. Но я не очень люблю "духовные споры", и потому оставим этот вопрос. Ведь вы сюда пришли с известными намерениями?
   -- Я ищу службы.
   -- Без сомнения, вы обдумали и зрело обсудили шаг, который предприняли. Чтобы не терять времени на слова и установить между нами откровенность, приличествующую двум честным морякам, я вам просто признаюсь, что нуждаюсь в вас. Мужественный и энергичный человек, старше вас, но без больших достоинств, месяц тому назад занимал каюту на бакборте {Бакборт -- левый бок корабля, если стать лицом к его носу.}. Но бедный малый послужил пищей рыбам.
   -- Он утонул?
   -- Он? Нет. Он умер в сражении с королевским кораблем.
   -- С королевским кораблем? Вы так буквально придерживаетесь своего свидетельства, что считаете себя в праве сражаться с крейсерами короля?
   -- Разве только один на свете король Георг II? Может-быть, корабль носил белый флаг или датский. Этот человек мог бы наследовать мне в командовании кораблем, если бы он не родился под несчастной звездой. Я думаю, что умер бы спокойнее, если бы был уверен, что этот прекрасный корабль попадет в руки человека, который воспользуется им должным образом.
   -- Без сомнения, арматоры {Арматоры -- хозяева судна. (Прим. ред.)} судна избрали бы вам наследника, если бы произошло подобное несчастье.
   -- Мои арматоры -- люди очень рассудительные!-- возразил капитан с многозначительной улыбкой.
   -- Они сговорчивы. Я вижу, что они, снаряжая судно, не позабыли снабдить его флагами. Они позволили вам выбрать тот, который больше вам нравится?
   В момент, когда был сделан этот вопрос, взгляды моряков встретились.
   Капитан вынул флаг из полуоткрытого ящика, в котором Уильдер увидел и другие, и, развернув его во всю ширину, ответил:
   -- Вот лилии Франции, как вы видите,-- эмблема, достойная ваших французов. Вот расчетливый голландец, простой, прочный и недорогой. Этот флаг мало в моем вкусе. Вот ваш хвастливый буржуа из Гамбурга. Вот полумесяц Турции; пусть они наслаждаются отдыхом, им редко удается торжествовать на море. А это -- маленькие спутники, витающие вокруг могущественной луны,-- ваши берберийцы, из Африки; я мало имел сношений с этими господами, потому что они редко возят ценные грузы. Однако,-- прибавил он, бросив взгляд на шелковый диван, возле которого сидел Уильдер,-- мы иногда встречались и не отказывались от визита. А вот кого я люблю! Пышный, великолепный испанец! Это желтое поле напоминает богатство его рудников. А эта корона? Она кажется вылитой из золота,-- так и хочется протянуть руку, чтобы схватить ее. Взгляните теперь на португальца, более скромного, но все еще великолепного. Вот мужественный и доблестный датчанин; вот неутомимый швед; оставим эту мелюзгу, которая старается иметь собственные армии, как великие державы! Вот ваш изнеженный неаполитанец. А! Вот ключи Неба! Под этим флагом я встретился однажды нос к носу с тяжелым корсаром из Алжира.
   -- Как! Вы напали на него под знаменем церкви?
   -- Да! Я рисовал себе удивление врага, когда он увидит, что мы не пускаемся в молитвы. Едва мы послали ему один или два залпа, как он решил, что Аллах судил ему сдаться. Потом мы обменялись некоторыми товарами и расстались. Я оставил его в открытом море курить трубку, с немного накренившимся судном, со сломанной фок-мачтой и с шестью или с семью дырами в его скорлупе, в которые вода хлестала с такою же скоростью, с какой ее выкачивали матросы. Но это, по его понятиям, предопределило небо,-- и он, по своей глупости, был доволен этим.
   -- А это что за флаги, о которых вы не говорили? Они богаты, и их много.
   -- Это флаги Англии. Смотрите, как они дышат чванством. Вот они для всех рангов, для всех положений, как-будто люди созданы не из одного материала, и как-будто жители одной земли не могут плавать под одинаковым флагом! Вот лорд великий адмирал, вот поле красное и голубое, следующее за начальником, которого дает вам каприз минуты; вот Индия и сам королевский штандарт!
   -- Королевский штандарт?
   -- Королевский штандарт, который, кроме того, был выкинут в присутствии адмирала.
   -- Это требует объяснения!-- вскричал молодой моряк.
   -- Я люблю бравировать перед негодяями,-- прервал его капитан с горькой улыбкой.-- В этом есть наслаждение. Притом, чтобы делать это, надо быть достаточно сильным.
   -- Но которым из всех этих флагов вы пользуетесь чаще всего?-- спросил Уильдер после глубокого раздумья.
   -- В обычном плавании я капризнее, чем пятнадцатилетняя девушка в выборе лент. Я меняю их часто, раз по двенадцати в день. Сколько почтенных купеческих кораблей вошли в порт, рассказывая, что встретили: одни -- голландское, другие -- датское судно; и те, и другие были правы! Но когда готовится сражение, тогдя другое дело. Хотя и в этих случаях я иногда позволяю себе следовать капризу. Но есть знамя, которое я люблю особенно.
   -- Какое?
   Одно мгновение капитан оставался неподвижным, положив руку на лежавший в ящике свернутый флаг, и можно было подумать, что его живой и проницательный взгляд старался прочесть мысли молодого моряка. Потом, взяв флаг, он вдруг развернул его и, показывая красное поле без каймы и украшения, произнес твердо:
   -- Вот он!
   -- Это цвет Корсара!
   -- Да, он красен! Я люблю его больше, чем ваши черные поля с мертвыми головами и прочими глупостями, годными только для того, чтобы пугать детей. Он не угрожает, он только говорит: вот цена, которою можно меня купить! Мистер Уильдер, мы понимаем друг друга. Пора, чтобы каждый из нас плавал под собственным флагом. Мне не надо говорить вам, кто я.
   -- Я думаю, что это, в самом деле, бесполезно,-- сказал Уильдер;-- по этим ясным приметам я не могу сомневаться, что нахожусь в присутствии...
   -- Красного Корсара,-- сказал капитан, замечая, что Уильдер колеблется произвести это имя.-- Это правда! Надеюсь, что это свидание будет началом прочной и долгой дружбы. Я не могу объяснить причины, но с той минуты, как я увидел вас, меня влекло к вам сильное, необъяснимое чувство. Я ощутил, быть-может, ту пустоту, которую образует вокруг меня мое положение. Как бы там ни было, я принимаю вас от чистого сердца и с распростертыми объятиями.
   -- Вы не ошибаетесь ни насчет моих намерений, ни насчет моих решений,-- ответил Уильдер.-- Я признаюсь вам, что я искал именно это самое судно. Я принимаю ваши предложения, и с этой минуты вы можете располагать мною и назначить меня на какой вам угодно пост, где, по вашем/ мнению, я могу исполнять с честью мои обязанности.
   -- Вы будете первым после меня. Завтра утром я объявлю об этом, и, если я не ошибаюсь в своем выборе, вы будете наследовать мне в случае моей смерти. Это доверие может показаться вам странным. Оно действительно странно, по крайней мере, отчасти, сознаюсь в этом. У молодых людей в вашем возрасте сердце -- как на ладони. Но, несмотря на эту симпатию, зародившуюся между нами сейчас, я должен сказать вам (чтобы вы не были слишком низкого мнения о благоразумии вашего начальника), что мы уже виделись. Я знал, что вы хотите искать меня, и предложил свои услуги.
   -- Это невозможно!-- вскричал Уильдер.-- Никогда никто...
   -- Не может быть уверен в сохранности своих секретов,-- прервал Корсар,-- когда имеет такое открытое лицо, как ваше. Только двадцать четыре часа тому назад вы были в добром городе Бостоне.
   -- Я согласен с этим, но...
   -- Вы сейчас согласитесь и с остальным. Вы выказывали слишком живое любопытство, слишком страстное желание расспрашивать дурака, который рассказывал, что мы ограбили у него паруса и провизию. Наглый лжец!
   -- Так это неправда?-- спросил Уильдер с удивлением, которого не старался скрыть.
   -- Правда! Разве я таков, как говорит молва? Посмотрите же хорошенько на чудовище,-- возразил с горькой улыбкой Корсар, как-будто презрение подавляло в нем чувство оскорбленной гордости.-- Где рога и копыта? Понюхайте воздух: пахнет ли серой? Но довольно этой болтовни! Я подозревал ваши планы, и ваше лицо мне понравилось. Я решил изучить вас. Вы нравитесь мне, Уильдер, и я надеюсь, что это чувство будет взаимным.
   Новый корсар наклонил голову и, казалось, затруднялся что-либо ответить. Как-будто для того, чтобы удалиться и положить конец разговору, он поспешно сказал:
   -- Теперь, когда все решено, я не буду вас больше беспокоить. Я ухожу и вернусь сюда к своим обязанностям завтра утром.
   -- Вам уйти?-- повторил Корсар, сразу останавливаясь и пристально смотря на молодого человека.-- У нас не принято, чтобы мои офицеры оставляли меня в такой час. Моряк должен любить свой корабль и всегда должен ночевать на нем, по крайней мере, если его не удержали на земле силою.
   -- Поймем же друг друга,-- с жаром сказал Уильдер;-- если это рабство, то между нами не может быть ничего общего.
   -- Гм! Я удивляюсь вашей живости больше, чем вашему благоразумию. Вы найдете во мне преданного друга, но друга, который не любит разлуки, как бы коротка она ни была.
   -- Мне необходимо вернуться на берег,-- сказал решительно Уильдер,-- хотя бы для того, чтобы убедиться, что мне доверяют, и что я не пленник.
   -- Во всем этом или благородство чувств, или глубокое коварство,-- промолвил Корсар после долгого раздумья;--я предпочитаю верить в первое. Обещайте мне, что во все время, пока вы будете в Ньюпорте, вы не скажете ни одной живой душе о том, чем является в действительности это судно.
   -- Я готов поклясться в этом!-- пылко прервал его Уильдер.
   -- Даже на этом, украшенном бриллиантами кресте?-- возразил Корсар с иронической улыбкой.-- Нет, милостивый государь,-- прибавил он, гордо нахмурив брови и с презрением бросая на стол драгоценную эмблему,-- клятвы созданы для людей, нуждающихся в угрозе закона. Мне довольно правдивого, искреннего слова честного человека.
   -- Со всею правдивостью и искренностью я обещаю вам, что во все время пребывания в Ньюпорте не скажу никому, что это за судно, если только вы не прикажете мне сделать это. Даже больше...
   -- Нет, ничего больше! Лучше быть скупым на слова и не расточать их бесполезно. Может притти время, когда вам будет выгоднее, без неудобства для меня, не быгь связанным обещанием. Через час вы отправитесь на берег. Этот срок необходим, чтобы вы имели время ознакомиться с условиями вашей службы и подписать их.
   -- Родерик,-- прибавил он, снова ударяя в гонг,-- ты нужен мне, дитя! Вот мой будущий лейтенант,-- продолжал он, когда на зов его явился тот же мальчик,-- и, следовательно, твой офицер и мой друг. Проводи его. Свети лучше по лестнице, Родерик, хотя вы умеете прекрасно сходить и без лестницы, мистер Уильдер!-- И при этих словах Корсар лукаво улыбнулся.
   Но Уильдер, повидимому, вспомнил происшествие на башне без особенного удовольствия, потому что лицо его потемнело. Корсар заметил эту перемену и, сделав шаг вперед, с изысканностью и достоинством произнес:
   -- Мистер Уильдер, я должен просить у вас извинения за тот неделикатный способ, при помощи которого я расстался с вами на холме. Хотя я считал вас своим, но все же не был в этом уверен. Вы легко поймете, как было важно для человека в моем положении избавиться в такой момент от собеседника.
   Уильдер повернулся к нему с просветлевшим лицом и знаком просил его не продолжать.
   -- Конечно, довольно неприятно очутиться в таком плену, но я понимаю вас и поступил бы в подобном случае так же, если бы был не менее находчив.
   -- Добряк, который молол в этих развалинах свое зерно, должно-быть, плохо вел свои дела, потому что все крысы оставляют его мельницу,-- весело произнес Корсар, когда Уильдер спускался с лестницы.
   На этот раз Уильдер ответил ему искренней и сердечной улыбкой и ушел, оставив наедине своего нового начальника.
  

ГЛАВА VII

  
   Когда вышел Уильдер, Корсар остановился, и в продолжение минуты его лицо сохраняло торжествующее выражение. Было видно, что он радовался своему успеху, но вместе с тем это удовольствие было вызвано скорее мыслью об избавлении от смертельной опасности, чем уверенностью в услугах храброго молодого человека. Может-быть, внимательный наблюдатель заметил бы даже тень сострадания в его торжествующей улыбке и блеске глаз. Но это выражение скоро исчезло, и лицо приняло обычное спокойное выражение.
   Дав Родерику необходимое время для того, чтобы провести Уильдера в назначенное ему место, где он мог ознакомиться с уставом корабля, капитан снова ударил в гонг и в третий раз позвал своего юного прислужника. Родерик, войдя, должен был три раза напомнить о своем присутствии, прежде чем Корсар обратил на него внимание.
   -- Родерик,-- произнес он, наконец, после долгой паузы,-- ты здесь?
   -- Да,-- ответил тихий, печальный голос.
   -- Дал ты ему устав?
   -- Дал.
   -- Читал он его?
   -- Да, читал.
   -- Хорошо. Я хотел бы поговорить с генералом, Родерик! Тебе надо отдохнуть, спокойной ночи! Позови генерала на совет и... прощай, Родерик!
   Мальчик наклонил голову, но вместо того, чтобы тотчас же уйти, на мгновение остался у кресла капитана. Однако, он не привлек к себе внимания Корсара и медленно, с грустным видом отошел и спустился с лестницы, которая вела в нижний ярус судна.
   Излишне описывать вторичное появление генерала; оно ничем не отличалось от первого. Отдав капитану честь, генерал молча сел на стул. Корсар заметил его и слегка кивнул ему головою, но не счел нужным прерывать своих размышлений. Наконец, он быстро обернулся к генералу и сказал:
   -- Генерал, кампания не кончена.
   -- Что остается еще делать? Сражение выиграно, и враг в плену.
   -- Да, вы сыграли свою роль, но моя еще не кончена. Видели вы молодого человека внизу, в каюте?
   -- Да.
   -- Как вы находите его внешность?
   -- Внешность моряка.
   -- То-есть то, чего вы не любите.
   -- Я люблю дисциплину.
   -- Я очень ошибусь, если он не понравится вам на палубе. Но я жду от вас услуги.
   -- Я жду от вас приказаний,-- лаконически ответил генерал.
   Корсар стиснул зубы, и презрительная улыбка скользнула по его губам, но сейчас же лицо его приняло полумягкое, полуповелительное выражение, и он сказал:
   -- Вы найдете в лодке, у корабля, двух матросов. Один из них белый, другой -- негр. Вы приведете этих людей на борт, в одну из кают на носу, и напоите их до бесчувствия.
   -- Слушаю,-- ответил тот, кого называли генералом, поднимаясь и широкими шагами направляясь к двери.
   -- Постойте минуту!-- закричал Корсар.-- Кого употребите вы для этой цели?
   -- Найтингеля, он лучшая голова на корабле.
   -- Он далеко, я его послал на берег. Кроме того, между ними была ссора, и возможно, что они тотчас же побросают стаканы, чтобы схватиться в рукопашную.
   -- В таком случае, я беру это на себя. Мой "ночной колпак" ждет меня. Нужно будет немножко больше пожать его.
   -- Еще одно слово, генерал. Пленник здесь?
   -- Его тоже надо напоить?
   -- Нисколько. Привести его сюда.
   Генерал сделал утвердительный жест и оставил каюту.
   "Это слабость,-- думал Корсар, снова принимаясь шагать взад и вперед,-- слишком доверяться откровенному виду и энтузиазму молодого человека. Я сильно ошибаюсь, если молодой человек не имеет достаточных причин, чтобы избегать людей и бросаться в первое предприятие, которое кажется ему романическим. Но малейшая измена будет роковою. Он особенно привязан к этим двум матросам. Я хотел бы знать его историю. Пусть эти люди останутся заложниками и отвечают мне за его возвращение и за его верность".
   В то время, как он погрузился в раздумье, два матроса вошли в каюту и, поместив на кресле человеческое существо, вышли, не произнеся ни слова. Корсар остановился перед этим существом.
   Несколько мгновений они смотрели друг на друга, не говоря ни слова.
   Корсар молчал, и ужас, казалось, сковал все способности пленника. Наконец, Корсар, насмешливо улыбнувшись, быстро произнес:
   -- Добро пожаловать, сэр Гектор Гомспэн! Будьте смелее, истинный и верный подданный! Судьба улыбнулась вам. Несколько часов тому назад вы жаловались, что не имеете никакой прибыли от этого корабля. Ну! Теперь вы можете работать на весь экипаж.
   -- Ах! Досточтимый и великодушный Корсар,-- возразил Гомспэн, к которому мало-по-малу возвратилась способность говорить,-- я погибший человек, залезший в нищету по шею. Моя жизнь -- ряд испытаний и волнений. Пять долгих и кровопролитных войн...
   -- Довольно! Я сказал вам, что судьба начинает вам улыбаться: одежда так же необходима нам, как и приходскому священнику. Вы не сделаете ни одного шва, который не был бы оплачен. Посмотрите!-- прибавил он, нажимая пружину потайного ящика, который сейчас же открылся. Он весь был наполнен золотом, при чем в нем странно перемешались монеты почти всех государств Европы.-- Мы имеем деньги для расплаты с теми, кто нам верно служит.
   Вид этой кучи золота, которая неизмеримо превосходила не только то, что он видел в жизни, но и все, что он мог вообразить, произвел огромное впечатление на портного.
   Насытив свои глаза этим зрелищем в продолжение нескольких мгновений, которые дал ему капитан, он повернулся к счастливому обладателю этих сокровищ и произнес голосом, уверенность которого росла по мере производимого ящиком впечатления:
   -- Что я должен делать, высокий и могущественный моряк, чтобы получить часть этих сокровищ?
   -- То, что вы делаете каждый день на суше: резать, кроить и шить. Время от времени можно будет попробовать ваши таланты на каких-нибудь фантастических или маскарадных костюмах.
   -- А! Это коварные махинации, чтобы вовлечь людей в светские гнусности. Но, достойный командир, я думаю о Дезире, моей неутешной жене. Хотя она стара и с ней довольно трудно жить, но все же она законная подруга моего сердца и мать многочисленного семейства.
   -- Она ни в чем не будет терпеть недостатка. Я ручаюсь вам своим словом: о ней и о детях позаботятся.
   Затем, снова нажав пружину, он взял горсть золота из ящика и, протягивая ее Гомспэну, произнес:
   -- Хотите наняться и произнести обычную присягу? Тогда это золото -- ваше.
   -- Героический Корсар, я страшусь правосудия!-- пробормотал ослепленный портной.-- Если с вами произойдет несчастье или по вине королевского крейсера, или по вине бури, которая выкинет вас на берег, я уверен, что вы умолчите о моих скромных заслугах.
   -- Вот поистине государственный ум!-- проговорил сквозь зубы Корсар и, повернувшись, сильно ударил в гонг.
   Четыре или пять голосов одновременно послышались с разных сторон, и один голос громко спросил, что прикажет начальник.
   -- Унеси его на койку!-- был быстрый и неожиданный приказ.
   Бедный Гомспэн, который из страха или из расчета не мог сделать ни малейшего движения, был тотчас взят и унесен к двери.
   -- Остановитесь!-- закричал он своим бесцеремонным носильщикам.-- Я хотел бы, могущественный командир, унести в могилу честное имя! Выйдя здрав и невредим и с честью из пяти долгих и кровопролитных войн...
   -- Унесите его!-- раздались грозные слова, помешавшие ему говорить дальше.
   Гомспэн исчез, и Корсар снова остался один. Долго ничто не тревожило его размышлений. Глубокое спокойствие, которое поддерживалось железной дисциплиной, господствовало на корабле. Наконец, Корсар услышал, как чья-то рука нащупывала ручку двери, и перед ним снова явился генерал.
   В его походке, лице, во всей его особе было нечто, указывавшее, что если его предприятие и увенчалось успехом, то этот успех не остался без влияния на его собственную личность. Корсар, который быстро поднялся при приближении генерала, тотчас спросил у него, как идут дела.
   -- Белый совершенно пьян, но у негра железная голова.
   -- Я надеюсь, что вы отступили не скоро?
   -- Минутой позже я уже не смог бы отступить.
   Корсар пристально посмотрел на генерала и ответил:
   -- Хорошо! Теперь мы расстанемся до завтра.
   Генерал постарался выпрямиться и повернулся к лестнице. Сделав отчаянное усилие, он попытался пройти прямо с высоко поднятой головой, но ноги заметно не слушались его.
   Корсар взглянул на часы и, дав генералу время совершить "отступление", тоже направился к лестнице и спустился вниз.
   Нижние помещения корабля, не такие элегантные, как каюта капитана, были все же убраны заботливо и с большим порядком. Вообще каюты и все расположение их не многим отличалось от обычного устройства военных кораблей, равных силами и размерами "Корсару".
   Уильдер обратил внимание на то, что отделяющие каюты перегородки были прочнее обыкновенного. Двери были необычайно крепки, и орудия, приготовленные для баррикад в случае нужды, свидетельствовали скорее о военных приготовлениях, чем о простых мерах предосторожности. Мушкеты, пистолеты, сабли, полупики были размещены в гнездах у дверей в большом количестве и, очевидно, находились здесь не для украшения.
   В главной нижней каюте Корсар нашел своего нового лейтенанта, занятого изучением устава службы, на которую он только-что поступил. Подойдя к молодому моряку, Корсар произнес откровенным, доверчивым и даже дружеским тоном:
   -- Я надеюсь, что вы находите наши законы достаточно строгими, мистер Уильдер?
   -- Достаточно строгими! Конечно, если чего им и недостает, так уж никак не строгости,-- ответил лейтенант, поднимаясь, чтобы приветствовать начальника.-- Если всегда можно заставить их уважать,-- тем лучше. Я никогда не видел более суровых правил даже...
   -- Даже где?-- спросил Корсар, заметив его колебание.
   -- Я хотел сказать: на королевской службе,-- ответил Уильдер, слегка краснея.-- Я не знаю, недостаток или рекомендация на ваш взгляд служба на королевском корабле.
   -- Это рекомендация; по крайней мере, в моих глазах, потому что я учился на той же службе.
   -- На каком корабле?-- с живостью спросил Уильдер.
   -- На нескольких!-- холодно ответил Корсар.-- Но по поводу строгости правил находите ли вы мою власть достаточно обширной?
   -- Да, даже безграничной,-- сказал Уильдер с улыбкой, которая могла показаться иронической.
   -- Надеюсь, у вас не будет случая сказать, что ею злоупотребляют,-- ответил Корсар, не замечая или делая вид, что не замечает выражения лица своего собеседника.-- Но час вашего отъезда настал. Вы можете уехать. Однако,-- прибавил он,-- лодка ваша здесь, и ваши матросы могут отвести вас. Кстати, эти два человека входят в наше условие?
   -- Они не оставляли меня с детства, и я уверен, что им будет тяжело расстаться теперь со мною.
   -- Странная связь между этими людьми и человеком, так резко отличающимся от них своим воспитанием и манерами!
   -- Правда,-- сказал Уильдер спокойно,-- но мы моряки, и разница между нами не так велика, как кажется с первого влгляда. Я пойду сейчас к ним и скажу, чтобы они повиновались вашим приказаниям.
   Корсар незаметно последовал за ним и вышел на палубу с таким спокойным видом, словно его целью было подышать чистым воздухом.
   Ночь была теплая и темная. Молчание господствовало на мостках. Уильдер различил человеческую фигуру. Это был человек, встретивший его при прибытии. Он прогуливался по палубе, закутанный, как и тогда, в большой плащ. Молодой моряк обратился к нему и сообщил свое намерение тотчас оставить корабль. Он был выслушан с уважением, которое убедило Уильдера, что новое назначение уже известно, хотя его положение не могло заставить забыть высшую власть Корсара.
   -- Вы знаете, сударь, что никто, какого бы ранга он ни был, не может оставить в этот час корабль без разрешения капитана!-- был ответ, сделанный вежливым, но решительным тоном.
   -- Полагаю; но я получил это разрешение и сообщаю его вам. Я отправляюсь на берег в моей лодке.
   Его собеседник, заметив стоявшего вблизи командира, подождал несколько мгновений, чтобы убедиться, верно ли то, что он слышал. Видя, что никакого возражения не последовало, никакого знака не было ему сделано, он ограничился тем, что показал, где находится лодка.
   -- Мои люди оставили ее!-- вскричал готовившийся уже сойти с корабля Уильдер, отшатнувшись в удивлении.-- Негодяи убежали? Нужно их поискать.
   Офицер сказал, что он поищет их, и направился к носу, оставив Уильдера на палубе одного; но Уильдер был не один. Корсар выступил из темноты и обратился к нему с замечанием насчет корабля.
   -- Вот прекрасный корабль, мистер Уильдер,-- сказал он,-- послушный и быстрый. Я называю его "Дельфином", по его ловкости и, может-быть, скажете вы, по цветам. Кроме того, надо же было дать имя, а я ненавижу ваши названия: "Изрыгай огонь", "Убийца".
   -- Вы счастливы, обладая подобным кораблем. Он построен по вашему приказу?
   -- Этот корабль был построен для его величества и был предназначен, я думаю, в подарок алжирцам, а может-быть, и для войны с ними; но он переменил хозяина, как вы видите, и судьба подвергала его некоторым изменениям. Как и почему? Это пустяк, которым не стоит смущать свой ум в настоящую минуту. Он был в порту, и благодаря некоторым улучшениям, сделанным по моему распоряжению, чудесно приноровлен к плаванию. Его красота, порядок и стройность всех частей поразили меня с первого взгляда, и это заставило меня постараться узнать, кому он принадлежит.
   -- Но как вы чините его,-- проговорил Уильдер,-- если он пострадает во время бури или сражения?
   -- Гм! Мы ухитряемся чинить его и держать в море в довольно хорошем состоянии.
   Он остановился, и Уильдер, заметив, что его еще не считают достойным полного доверия, замолчал. Офицер вскоре возвратился в сопровождении одного негра. Нескольких слов было достаточно, чтобы узнать положение, в котором находился Фид.
   Уильдер испытывал сильное огорчение. Открытое искреннее лицо, с каким он обратился к Корсару, чтобы просить его простить матроса, забывшегося до такой степени, убедило Корсара, что Уильдер не подозревал заговора, жертвой которого сделался Фид.
   -- Вы слишком хорошо знаете матросов,-- сказал он Корсару,-- чтобы вменить бедному малому в преступление минутную ошибку. Поставьте его на рею или у снастей, и вы никогда не увидите лучшего матроса, чем Дик Фид. Он такой хороший товарищ, что готов не уступать никому со стаканом в руке.
   -- К счастью, у вас еще остался человек, способный вести лодку,-- возразил беззаботно капитан.
   -- Я отлично поведу ее сам и предпочитаю не разлучать этих двух матросов. Если вы позволите, негр сегодня переночует на корабле.
   -- Как хотите. После последней стычки у нас нет недостатка в пустых койках.
   Уильдер велел Сципиону вернуться к своему товарищу и позаботиться о нем до тех пор, пока Фид не протрезвится. Негр не проявил своего обычного упрямства и охотно повиновался. Молодой лейтенант тотчас же попрощался с новыми друзьями и сошел в лодку. Сильной рукой он оттолкнул ее далеко от корабля, и его глаза снова с удовольствием остановились на оснастке, расположенной в таком совершенном порядке. Потом его взор упал на палубу.
   У подножия бушприта рисовалась человеческая фигура и, казалось, следила за движением лодки. Несмотря на темноту ночи, молодому человеку показалось, что он узнает в этом человеке, с таким интересом следящем за малейшим его движением, Красного Корсара.
  

ГЛАВА VIII

  
   Солнце только-что поднялось над пеленой вод, среди которых раскинулись голубые острова Массачузетса, когда жители Ньюпорта стали открывать свои двери и окна и готовиться к дневной деятельности.
   Хозяин трактира под вывескою "Опущенный Якорь" один из первых открыл дверь, чтобы привлечь к себе всех прохожих, которые почувствуют необходимость прогнать сырость минувшей ночи напитком, известным в английских колониях под различными наименованиями: горького, утреннего кубка, прогони-туман... Поток посетителей хлынул к его гостеприимной двери.
   Какой-то незнакомец, не вошедший вместе с другими и, следовательно, не совершивший обычного утреннего возлияния, стоял в углу таверны и, повидимому, был погружен в собственные мысли. Этот человек привлек проницательный взор трактирщика, который подумал, что, пожалуй, и на нем можно кое-что заработать, если вступить с ним в разговор.
   -- Какой прекрасный ветерок, чтобы прогнать ночной туман, сударь,-- произнес трактирщик, всей грудью вдыхая действительно нежный, укрепляющий ветер чудного октябрьского утра.-- Вот именно этот укрепляющий воздух составил репутацию нашему острову и делает его самым здоровым во всем мире. Притом, как известно всем, это красивейшее место. Вы, вероятно, иностранец?
   -- Только-что прибывший, сударь!
   -- Судя по вашему костюму, вы -- моряк, и я готов поклясться,-- продолжал трактирщик, улыбаясь, как бы поощряя свою собственную проницательность,-- что вы ищете судно. Мы видим здесь многих, приходящих с тем же намерением. Но хотя Ньюпорт и цветущий город, однако, нельзя воображать, что довольно только спросить про корабль, чтобы найти его. Попытали ли вы счастье в столице провинции Байи?
   -- Я только третьего дня оставил Бостон.
   -- Как? Гордые жители этого города не нашли для вас корабля? Да! Они хорошие болтуны, но у них едва ли найдется столько кораблей, сколько у нас. Вот великолепный бриг; вот корабль, пришедший вчера вечером. Это благородное судно, и его каюты достойны принца. Теперь как-раз время попроситься туда на место хорошему моряку. А там, вне форта, невольничье судно.
   -- Правда, что корабль, стоящий в бухте, поднимет паруса при первом ветре?
   -- Это наверно. Моя жена имеет там некоторых родных. Я знаю, что все бумаги уже готовы, и его удерживает только ветер. Нужно вам знать, что моряки у меня имеют текущий счет, а в такие трудные времена честный человек должен наблюдать за своими интересами. Да, это известный корабль: "Королевская Каролина".
   -- Я попрошу вас, сударь, сказать, хорошо ли вооружено это судно?-- спросил иностранец, на лице которого задумчивость сменилась выражением живейшего интереса.
   -- Да, да; на его борту есть несколько бульдогов, чтобы лаять в защиту его прав и сказать слово в поддержку чести короля. Джуди, Джуди!-- громко закричал он молодой негритянке, собиравшей на дворе щепки.-- Сбегай к соседу Гомспэну и постучи как следует в окно его спальни. Добряк заспался дольше обыкновенного. Это необыкновенно: бьет семь часов, а портной не пропустил ни одной капельки горькой в свою пересохшую глотку.
   Пока негритянка исполняла приказание своего хозяина, собеседники молчали. Но удары в окно не привели ни к чему. В ответ на них раздался только пронзительный голос Дезире. Через минуту окно открылось, и на улицу выглянуло недовольное лицо Дезире.
   -- Может-быть, прикажешь ждать еще!-- вскричала оскорбленная супруга, вообразившая, что это ее муж после ночи, проведенной вне дома, позволяет себе тревожить сон своей жены, возвращаясь во-свояси.-- О, Гектор, Гектор! Какой прекрасный пример показываете вы нашей неопытной молодежи и какой урок даете всем вертопрахам!
   -- Это был достойный труженик, сударь!-- промолвил трактирщик, обращаясь к незнакомцу.
   -- А вы думаете, на основании таких незначительных признаков, что он бежал!
   -- Ей-богу! Подобное несчастье случается с людьми и лучше его!-- ответил трактирщик, с видом глубокого раздумья складывая руки на толстом животе.-- Но... не выпьете ли вы чего-нибудь, сударь?
   -- Капельку, что у вас есть лучшего.
   Подавая своему клиенту стаканчик с ликером, трактирщик добавил:
   -- Может-быть, вам заблагорассудится пообедать с нами?
   -- Я не говорю нет,-- ответил незнакомец, расплачиваясь за напиток, в котором он едва омочил губы.-- Это, главным образом, будет зависеть от тех сведений, какие мне удастся собрать здесь насчет судов, стоящих в порту.
   -- В таком случае, сударь, хотя мне в этом нет никакого интереса, я бы посоветовал вам избрать своим местопребыванием это помещение, пока вы остаетесь в этом городе. Мой дом -- место свидания многих моряков.
   -- Советуете ли вы мне обратиться с просьбой о месте к капитану того корабля, который стоит во внутреннем порту? Думаете ли вы, что он скоро снимется с якоря, как вы мне говорили?
   -- При первом ветре. Я знаю всю историю этого корабля с того времени, как взяли первую доску для его киля. Богатая наследница с юга, прекрасная дочь генерала Грейсона должна отправиться на борт "Каролины", и с нею ее воспитательница, ее гувернантка, кажется, мистрис Уиллис. Они ожидают сигнала к отъезду в доме мистрис де-Ласей, вдовы контр-адмирала, сестры генерала и, следовательно, тетки молодой особы. Говорят, что их состояния будут нераздельны, и кто женится на мисс Гетти Грейсон, будет не только счастливейшим из смертных, но, что еще важнее, богачом.
   -- Так вы говорите, что дом, который недалеко от нас на склоне этого холма,-- жилище мистрис де-Ласей?
   -- Да, в полумиле от нас. Этот дом вполне приличен для особы с ее положением. Его легко узнать по этим прекрасным занавесям и тенистым деревьям. Ручаюсь, что во всей Европе не найдется таких прекрасных, развесистых деревьев, как перед дверью мистрис Ласей.
   -- Очень возможно,-- пробормотал незнакомец, снова задумываясь.
   Вместо того, чтобы продолжать разговор, он свел его на общие фразы и, повторив, что, вероятно, вернется, удалился в сторону дома мистрис де-Ласей.
   Трактирщик посмотрел, куда направился незнакомец, и готов был уже пуститься в догадки по поводу так быстро прерванного разговора, как его внимание привлекла Дезире, которая поспешно выбежала из своего дома и теперь с жаром начала описывать ему в самых резких чертах характер своего мужа.
   Незнакомец, разговаривавший с трактирщиком, был Уильдер. Взойдя на холм, на склоне которого раскинулся город, он направился к предместью.
   Нетрудно было узнать этот дом среди дюжины ему подобных по развесистым деревьям, о которых говорил трактирщик.
   Погруженный в задумчивость, Уильдер приблизился к нему. Его вывели из задумчивости звуки приближавшихся голосов. Особенно один голос, по причинам, не понятным ему самому, заставил его затрепетать.
   Он вспрыгнул на маленькое возвышение и, приблизившись к углу, образуемому очень невысокой стеной, очутился вблизи собеседников.
   Эта стена окружала сад дома, принадлежавшего мистрис де-Ласей. Летний павильон, несколько недель тому назад почти тонувший в чаще листьев и цветов, стоял недалеко от дороги. Благодаря возвышенному местоположению из него открывался вид: на западе -- на город, порт и острова Массачузетса, на востоке -- на острова Плантаций и Провидения, а на юге виднелась безграничная поверхность океана. Хотя павильон почти терялся в густой листве, но все же можно было разглядеть его внутренность.
   Уильдер узнал тех же самых лиц, разговор которых он подслушал накануне, находясь с Корсаром наверху старой башни. Хотя вдова адмирала и мистрис Уиллис были на переднем плане, зоркий глаз моряка скоро отыскал более свежее и привлекательное лицо Гертруды. Его осмотр был прерван словами, сказанными не замеченным им человеком.
   Уильдер направил свой взор на говорившего и увидел сидящего на краю дороги бодрого еще старика, который отвечал на вопросы дам, находившихся в летнем павильоне. Голова его была покрыта седыми волосами, и рука, опиравшаяся на палку, порою дрожала, но костюм, тон, манеры,-- все изобличало в нем старого моряка.
   -- Сударыня,-- говорил он немного дрожащим, но еще сохранившим характеризующую людей его профессии решительность голосом,-- мы, старые морские волки, никогда не заглядываем в альманах, чтобы судить, с какой стороны подует ветер. Нам достаточно, чтобы был дан приказ сняться с якоря, и чтобы капитан кончил прощанье со своей супругою.
   -- Ах! Точно так же говорил мой бедный дорогой адмирал!-- вскричала мистрис де-Ласей, которая, очевидно, находила удовольствие в беседе с этим стариком.-- Итак, мой храбрый друг, вы думаете, что судно снаряжено и готово поднять паруса, лишь только ветер...
   -- Вот другой моряк, который явился кстати, чтобы высказать нам свое мнение!-- поспешно вскричала Гертруда.-- Может-быть, он не откажется быть судьей в этом деле.
   -- Вы правы,-- сказала гувернантка.-- Что думаете вы о нынешней погоде, сударь? Думаете ли вы, что она благоприятна для выхода в море?
   -- Мало можно доверять погоде, сударыня,-- ответил Уильдер.-- Кому надо много времени, чтобы убедиться в этом, тот немного вынес из своих путешествий по морю.
   В мужественном и звучном голосе Уильдера было нечто до такой степени привлекательное, что все три дамы были поражены. Этому впечатлению содействовала опрятность его костюма. Простую матросскую одежду Уильдер носил с таким достоинством, которое невольно зарождало мысль, что он занимает в действительности более высокое положение.
   -- Эти дамы,-- сказала мистрис де-Ласей,-- готовы отправиться на том корабле в провинцию Каролину, и мы выясняем вопрос, с какой стороны можно ждать ветра. Но на таком корабле, я думаю, не имеет особого значения, благоприятен ветер или нет.
   -- Я думаю то же самое, потому что от подобного корабля ничего нельзя ожидать доброго, с какой бы стороны ни дул ветер.
   -- Он имеет репутацию великолепного ходока. Что говорю я: репутацию! Мы наверное знаем, что он пришел из Англии в колонии в семь недель,-- переход -- почти невероятный по быстроте. Но моряки, кажется, имеют свои любимые идеи и суждения, как и мы, бедные жители твердой земли. Извините, если я спрошу мнения у этого почтенного ветерана. Что вы думаете, друг мой, насчет этого судна?
   Старый моряк поднялся и внимательно стал осматривать корабль.
   -- Корабль, находящийся во внутренней бухте,-- сказал он, закончив свой осмотр,-- такой корабль, на каком может отдохнуть взор моряка.
   -- Вот огромная разница во мнениях!-- произнесла де-Ласей.-- Но я думаю, сударь,-- продолжала она, обращаясь к Уильдеру,-- вы, по крайней мере, согласитесь, что это судно гарантирует полную безопасность?
   -- Это-то как раз я и отрицаю!-- коротко ответил Уильдер.
   -- Вот удивительно! Этот моряк опытен, сударь, и думает совершенно противоположное.
   -- Может-быть, в продолжение своей жизни, сударыня, он видел больше моего, но я сомневаюсь, чтобы сейчас он видел так же хорошо, как я. Отсюда до этого корабля слишком велико расстояние, чтобы можно было судить о его качествах. Я видел его ближе.
   -- Так вы действительно думаете, что есть опасность?-- спросила Гертруда, у которой страх пересилил застенчивость.
   -- Я думаю это. Если бы я имел мать или сестру,-- ответил Уильдер, поднимая шляпу,-- я бы не отпустил их на этот корабль. Ручаюсь моею честью, что на этом корабле угрожает большая опасность, чем на борту любого судна, которое оставило или может оставить этою осенью порт колоний.
   -- Это необычайно!-- сказала мистрис Уиллис.-- Могу я спросить у вас, сударь, на чем основано ваше мнение?
   -- Это довольно ясно. Его мачты слишком тонки, его корпус слишком тяжел, его бока прямы, как церковные стены, и он слишком мелко сидит на воде. Кроме того, он не несет переднего паруса, и весь напор ветра сосредоточивается на корме. Наступит день, когда этот корабль пойдет кормою вперед.
   Мистрис де-Ласей решила, что ее звание вдовы контр-адмирала обязывает ее показать, насколько хорошо она понимает морское дело.
   -- Конечно, это очень серьезные неудобства,-- произнесла она,-- и совершенно не понятно, как мой агент мог пренебрегать этим.
   -- Никогда я не слышал в мое время,-- отозвался старый моряк,-- чтобы об этом говорили, и, признаюсь, я слишком глуп, чтобы понять хоть половину того, что молодой человек только-что сказал.
   -- Кажется, старик, вы давно уже не были на море?-- холодно сказал Уильдер.
   -- Пять--шесть лет со времени последнего и пятьдесят лет с первого раза,-- отвечал старый моряк.
   -- Так вы не видите причин бояться?-- спросила его снова мистрис Уиллис.
   -- Как бы стар и утомлен я ни был, сударыня, но если бы капитан захотел дать мне место на его борту, я поблагодарил бы его за это, как за милость. Я не вижу никакого недостатка в этом судне, сударыня! Именно таким образом всегда оснащивал свой корабль мой покойный достойный начальник, и я смею сказать, что никогда лучший моряк или более честный человек не служил во флоте его величества.
   -- Так вы были на королевской службе? А как имя вашего начальника?
   -- Как его имя? Мы, которые хорошо знали его, имели привычку звать его Хорошей Погодой, потому что под его начальством море всегда было прекрасно, и ветер был благоприятен, но на суше его звали храбрым и победоносным контр-адмиралом де-Ласей.
   -- Мой искусный и уважаемый супруг всегда оснащивал так свои корабли!-- вскричала вдова контр-адмирала голосом, в котором чувствовалась удовлетворенная гордость.
   Старый моряк с трудом поднялся с камня, на котором сидел, и промолвил с глубоким поклоном:
   -- Видеть перед собою супругу своего адмирала -- это радость для моих старых глаз. Я служил шестнадцать лет на борту его первого корабля и больше пяти лет в той же эскадре. Смею сказать, что миледи, наверное, слышали о марсовом матросе Бобе Бенте.
   -- Без сомнения, без сомнения! Он любил говорить о тех, кто верно служил ему.
   -- Да! Это был добрый офицер, который никогда не забывал своего друга, будь его обязанности на мачте или в каюте. Это был друг матросов, контр-адмирал де-Ласей!
   -- Признательный человек,-- произнесла мистрис де-Ласей.-- Я уверена, что он прекрасно может судить о достоинствах корабля.
   С этими словами вдова адмирала обратилась к Уильдеру и сказала с видом человека, твердо принявшего свое решение:
   -- Мы очень обязаны вам за ваше мнение, но нам кажется, что вы преувеличиваете опасность.
   -- Ручаюсь моею честью, сударыня,-- ответил Уильдер, прижимая руку к сердцу и произнося слова со странным волнением,-- я говорю от чистого сердца и положительно убежден, что, вступая на это судно, вы подвергаете себя величайшей опасности. Говоря так, я делаю это не из недоброжелательства к капитану этого корабля или к его арматорам, которых я вовсе не знаю!
   -- Мы верим вашей искренности, сударь; мы только думаем, что вы несколько заблуждаетесь,-- ответила вдова контр-адмирала со снисходительною улыбкой.-- Как бы то ни было, мы благодарим вас за ваши добрые намерения. Следуйте за мною, мой достойный ветеран; нам нельзя так расстаться. Пойдите, постучите в дверь моего дома, вас впустят, и мы возобновим наш разговор.
   И, поклонившись Уильдеру, она сошла в сад в сопровождении двух дам. Мистрис де-Ласей шла гордо, как женщина, сознающая свои преимущества; мистрис Уиллис шла медленнее, словно погруженная в размышления, и рядом с ней шла Гертруда, лицо которой закрывала большая шляпа.
   Уильдеру все же показалось, что она бросила украдкой взгляд на человека, зародившего в ее сердце сильное волнение, хотя волнение это было только чувством тревоги. Он оставался на месте, пока не потерял их из вида. Повернувшись, он готовился обрушиться на старого матроса, но увидел, что тот воспользовался моментом и уже входил в дом, без сомнения, поздравляя себя с удачной лестью, которая помогла рассчитывать на хорошее вознаграждение.
  

ГЛАВА IX

  
   Уильдер оставил поле сражения побежденным. Обманутый в своей надежде, он возвращался в город медленными шагами и с недовольным видом. Не раз останавливался он и всматривался в разнообразные корабли, находившиеся в порту.
   Настал обычный час работ, и в разных концах порта слышались отголоски дневного шума. В утреннем воздухе носились песни матросов с их особенными тягучими мелодиями. Корабль, находившийся во внутреннем порту, один из первых обнаружил деятельность, указывавшую на близкий отход.
   Можно было заметить, как матросы производили маневры с ленивым видом, который составлял поразительный контраст с быстротой, проявляемой ими в минуты необходимости; здесь и там, среди темных массивных мачт, виднелись человеческие фигуры. Через несколько мгновений малый парус отделился от мачты, вокруг которой он был укреплен, и распустил свои грациозные и небрежные складки. Уильдер отлично знал, что на торговом судне это являлось сигналом ставить паруса.
   Тогда он остановил глаза на корабле, стоявшем вне порта, чтобы посмотреть, какое впечатление произведет на него такой явный сигнал. Казалось, самый тщательный, самый внимательный осмотр не мог бы открыть ни малейшей связи между движениями двух судов. Однако, опытный глаз Уильдера различил среди этого кажущегося спокойствия и равнодушия нечто такое, что мог заметить лишь глаз моряка.
   Канат, вместо того, чтобы свободно спускаться в воду, был натянут. Лодки были еще на воде, но, очевидно, расположены так, что в любой момент могли быть приняты на корабль. В таком положении этот корабль для человека, знакомого с его истинным характером, представлялся хищным зверем, притворно погруженным в глубокий покой, чтобы вернее усыпить бдительность своей жертвы и привлечь ее ближе к себе.
   Уильдер поник головой с видом человека, ясно понимавшего, что значило это спокойствие, и продолжал прежним шагом свой путь к городу. Он шел погруженный в задумчивость, из которой его вывел легкий удар по плечу. Он повернулся и увидел старого моряка.
   -- Ваши молодые ноги дали вам возможность уйти вперед,-- сказал старик,-- но и мои старые ноги донесли меня, так что мы имеем возможность перекликнуться.
   -- Отлично, старик! Я полагаю, что вдова адмирала недурно наградила вас, так что теперь вы можете на некоторое время спокойно лечь в дрейф. Скажите мне, собираетесь ли вы спуститься с холма?
   -- До самого низа.
   -- Я в восторге, мой друг, потому что я намерен подняться. И, кончая разговор, желаю, как это мы говорим на море, "доброй кварты".
   Старый моряк засмеялся, когда увидел, как молодой человек повернулся и быстро стал подниматься на холм, с которого только-что спускался.
   -- Ах, вы никогда не плавали под парусами контр-адмирала,-- сказал старик, продолжая итти с величайшей осторожностью, как этого требовала его старость, в прежнем направлении.
   -- Несносный лицемер!-- проворчал сквозь зубы Уильдер.-- Негодяй видел лучшие времена и воспользовался своими знаниями, чтобы обмануть глупую женщину и извлечь из этого выгоду. Я рад, что отделался от этого негодяя, который, наверное, сделал из лжи ремесло с тех пор, как перестал трудиться. Вернусь назад. Поле свободно. Кто знает, что может случиться?
   Уильдер взошел на холм, стараясь принять беззаботный вид на случай, если бы его возвращение возбудило чье-либо внимание. Но, прогуливаясь довольно долго взад и вперед, он не терял из вида дома де-Ласей. Однако, никого из обитательниц дома не было видно. Можно было заметить приготовления к отъезду: в город несли чемоданы и тюки, несколько слуг суетились с озабоченными лицами.
   Уильдер был готов уже уйти, как вдруг услышал за низкой стеной, к которой он прислонился, женские голоса. Звуки приближались к нему, и его чуткое ухо скоро различило гармоничный голос Гертруды.
   -- Но это значит мучить себя без всякого основания, моя дорогая,-- говорила она в ту минуту, когда Уильдер уже мог разбирать слова,-- как можно придавать значение тому, что может сказать... подобный человек!
   -- Я чувствую справедливость того, что вы говорите,-- ответил печальный голос гувернантки,-- но вместе с тем я не могу побороть невольное опасение. Гертруда, рада вы были бы увидеть снова этого молодого человека?
   -- Я?-- с тревогой переспросила ее воспитанница.-- Почему мне или вам думать о человеке, совершенно нам не знакомом, и притом простом матросе, общество которого, во всяком случае, конечно, не подходит...
   -- Женщинам нашего круга, хотите вы сказать? Но почему вы думаете, что этот человек ниже нас?
   Когда послышался ответ молодой девушки, тон его заставил Уильдера забыть все, что было для него нелестного в ее словах.
   -- Я не придерживаюсь тех взглядов на рождение и достоинство человека, которых держится моя тетя де-Ласей,-- сказала она.-- Но я забыла бы ваши уроки, дорогая мистрис Уиллис, если бы не помнила, что различие между людьми создается образованием и воспитанием.
   -- Правда, мое дорогое дитя! Но признаюсь, я не видела и не слышала ничего, наводящего на мысль, что молодой человек, о котором мы говорим, не имеет соответствующего образования. Напротив, его язык, его произношение обличали воспитанного человека; у него благородное, открытое выражение лица, как вообще у людей его профессии. Вы знаете, что очень почтенные молодые люди колоний и даже метрополии часто служат на морской службе.
   -- Но они офицеры, а этот... этот человек носит костюм простого моряка.
   -- Не совсем; материя тоньше, и костюм сделан со вкусом. Я знаю адмиралов, которые иногда одевались так.
   -- Вы думаете, что это офицер?
   -- Возможно, хотя факт, что он не на крейсере, противоречит, по-видимому, этому предположению. Но не это пустое обстоятельство возбуждает во мне непонятный интерес. Гертруда, дорогой мой друг, случай познакомил меня в моей молодости со многими моряками, и я редко могу без волнения видеть молодого моряка в этом возрасте с таким мужественным, одухотворенным лицом... Но я вас утомляю. Поговорим о другом.
   Легкий крик, вырвавшийся у ее собеседницы, прервал ее, и через мгновение незнакомец, занимавший их мысли, перепрыгнул стену под предлогом поднять свою тросточку, которая упала к ногам Гертруды и вызвала ее тревогу. Извинившись за способ, каким он проник в сад мистрис де-Ласей, Уильдер поднял свою тросточку и готовился уйти, как-будто ничего не случилось.
   -- Постойте на минуту, сударь, если только у вас нет причин торопиться,-- с живостью произнесла мистрис Уиллис.-- Эта встреча так удивительна, что я буду очень рада воспользоваться ею. На это дает мне право смелость мнений, которые вы недавно высказывали относительно корабля, готового отплыть при благоприятном ветре.
   -- Вы говорите о "Королевской Каролине"?-- небрежно спросил Уильдер.
   -- Кажется, он носит это название.
   -- Надеюсь, сударыня,-- поспешно возразил он,-- что из того, что я говорил, в вас не зародилось никакого предубеждения против этого корабля. Могу вас уверить, что он построен из прекрасного материала, и нет ни малейшего сомнения, что его капитан -- человек очень опытный.
   -- Но вместе с тем вы считаете путешествие на этом корабле более опасным, чем на других кораблях.
   -- Угодно ли вам, чтобы я повторил все, что я говорил по этому поводу?
   -- Избавляю вас от этого; но я убеждена, что у вас есть причина говорить так.
   -- Очень трудно моряку говорить о судне, не употребляя технических выражений; а этот язык должен быть совершенно непонятен женщинам вашего положения. Вы никогда не были на море, сударыня?
   -- Я бывала на нем очень часто.
   -- В таком случае, я надеюсь, что буду понят. Вы должны знать, сударыня, что безопасность судна в значительной степени зависит от того, как высоко оно может держать свой правый бок. Я уверен, что вы отлично понимаете, какая в этом отношении может предстоять опасность "Каролине", если она упадет на свой бимс {Бимс -- балка, поддерживающая палубу корабля и служащая связью между шпангоутами (ребрами) судового корпуса.}. Кроме того, его бушприт {Бушприт -- выдающаяся вперед часть носа судна. (Прим. ред.)}...
   -- Лучший, какой когда-либо выходил из рук строителя!-- произнес кто-то сзади него.
   Все трое обернулись и увидели вблизи старого моряка, спокойно опиравшегося на стену сада.
   -- Я был у борта этого корабля,-- продолжал он,-- чтобы бросить на него взгляд, как желала этого госпожа де-Ласей, вдова моего благородного начальника и адмирала. Другие могут думать, что им угодно, но я готов принести присягу, что бушприт "Королевской Каролины" лучше бушприта всякого другого корабля, плавающего под британским флагом. И это не все, что я могу сказать в его пользу. Мачты легки, бока прямы. Я стар и пишу последнюю страницу своего журнала, следовательно, у меня нет и не может быть никакой заинтересованности в том или другом бриге, но я держусь мнения, что клеветать на крепкий, хороший корабль так же непростительно, как и на людей.
   Старик говорил энергично и с таким благородным негодованием, которое не замедлило произвести впечатление на дам.
   -- Вы видите, сударь,-- сказала мистрис Уиллис, напрасно выжидавшая ответа Уильдера,-- оказывается, возможно, что два человека, имеющие одинаковые данные, расходятся в вопросе, касающемся их профессии. Кому из вас должна я верить?
   -- Предоставляю решить это вашему доверию. Повторяю вам, что ни мать моя, ни сестра не взошли бы на борт "Королевской Каролины" с моего согласия.
   -- Это непонятно,-- тихо произнесла мистрис Уиллис, обращаясь к Гертруде.-- Мой рассудок говорит мне, что этот молодой человек хочет позабавиться насчет нашей доверчивости, и вместе с тем он говорит с таким серьезным и искренним видом, что производит на меня сильное впечатление. К кому из двух, мой дорогой друг, вы чувствуете больше доверия?
   -- Вы знаете, что я ничего не понимаю в этих вопросах,-- ответила Гертруда, опуская глаза на увядший цветок, лепестки которого она обрывала,-- но этот старик кажется мне хитрым и себе на уме.
   -- От вас зависит, сударь,-- обратилась мистрис Уиллис к Уильдеру,-- изменить наше решение. Дело идет только о том, чтобы вы объяснились.
   Уильдер колебался. Его губы, казалось, готовы были произнести ответ, которого с таким глубоким интересом ждали мистрис Уиллис и Гертруда, но после длинной паузы он обманул их ожидания, сказав:
   -- Я в отчаянии, что не имею таланта выражаться ясно. В этом виновата моя неспособность, но я снова утверждаю, что опасность очевидна для меня, как солнце в полдень.
   -- В таком случае, сударь, мы принуждены остаться в нашей слепоте. Благодарю вас за ваши добрые намерения, но вы не можете осудить нас за то, что мы не хотим следовать таким туманным советам. Хотя мы здесь дома, но вы извините, если мы оставим вас. Назначенный час отъезда настал.
   Уильдер ответил на церемонный поклон мистрис Уиллис не менее церемонно. С большой грацией и сердечностью он раскланялся с Гертрудой. Затем, опершись рукою о стену, он перепрыгнул ее и увидел в шести шагах от себя старого моряка. Но тот не дал ему времени выразить свое неудовольствие и сразу заговорил сам.
   -- Ну, брат,-- произнес он дружеским и конфиденциальным тоном,-- довольно мы плавали у этого берега, пора переменить курс.
   -- Я надеялся,-- ответил Уильдер, не удостаивая его взглядом,-- что мы попрощались навсегда, когда я всходил на холм, а вы спускались с него; но так как вы предпочитаете высоту, то оставляю вас наслаждаться ею, а сам спущусь в город.
   Старик следовал за ним так скоро, что Уильдеру было трудно оставить его позади.
   -- Вы поставили все паруса под ветер, молодой человек!-- произнес упорный старик, который был в двух или трех шагах сзади.-- Нужно было развернуть все мои паруса, чтобы не отстать, и теперь мы можем сократить переход приятной беседой. Вы почти убедили старую леди, что "Королевская Каролина" -- "Летучий Голландец" {"Летучий Голландец" -- по легенде моряков -- призрак корабля голландского пирата, обреченный на вечное скитание по морям. (Прим. ред.)}.
   -- А почему вы старались ее разуверить?-- быстро спросил Уильдер.
   -- Не хотите ли вы, чтобы человек, проживший пятьдесят лет на море, клеветал на корабль таким скандальным образом? Репутация корабля драгоценна для такого морского волка, как я, не менее, чем репутация жены или сестры.
   -- Послушайте, приятель, я думаю, вы живете, как и другие, едой и питьем?
   -- Немного первым, много вторым,-- ответил старый матрос со смехом.
   -- И, как большинство матросов, зарабатываете то и другое тяжелым трудом, с большими опасностями, подвергаясь всякой погоде?
   -- Гм! "Зарабатывают деньги, как лошади, и тратят их, как ослы",-- вот что говорят обо всех нас.
   -- Ну, я дам вам средство заработать с меньшим трудом, а издержать, как заблагорассудится. Хотите поступить ко мне на службу на несколько часов за такое вознаграждение, которое будет удвоено, если вы честно будете служить?
   Старик протянул руку, чтобы взять гинею, которую подавал ему Уильдер через плечо, даже не повернувшись к своему новому рекруту.
   -- Она не фальшивая?-- произнес старый моряк, пробуя на камне звон монеты.
   -- Чище этой не выходило ни одной монеты с монетного двора.
   Старик с величайшим хладнокровием опустил монету в карман и спросил у Уильдера решительным и твердым тоном, как-будто он был готов на все:
   -- Какой курятник надо ограбить за это?
   -- Я не требую ничего подобного. Дело идет только о том, чтобы вы сделали то, что, по моему мнению, вам легко сделать. Умеете вы вести фальшивый корабельный журнал?
   -- Да, да, и притом поклясться, что он верен, в случае надобности. Я понимаю вас: вам надоело крутить истину, как канат, и вы хотите поручить это мне.
   -- Почти. Нужно, чтобы вы опровергли все то, что говорили о "Королевской Каролине"; и так как вы достаточно ловки, чтобы повлиять на мистрис де-Ласей, то вам надо представить ей дело в еще более страшном виде, чем это сделал я. А теперь, чтобы я мог судить о ваших талантах, скажите мне, правда ли, что вы некогда плавали с контр-адмиралом?
   -- Слово доброго и честного человека! Только вчера в первый раз я услышал об этом храбром человеке.
   -- Ну, так слушайте теперь мой план.
   -- Минуту, мой достойный приятель! Стены на суше, говорят, имеют уши. Знаете ли вы в городе известную гостиницу под вывеской "Опущенный Якорь"?
   -- Я бывал там иногда.
   -- Надеюсь, вы не прочь вернуться туда. Так как вы лучший ходок, чем я, то вы будете держать курс между этими домами, имея церковь под ветром. Я же пойду низом этого холма, и хотя мы сделаем разное количество узлов, мы войдем в порт в недалеком расстоянии друг от друга.
   -- А что мы выиграем от этого маневра? Разве вы не можете ничего слушать без рома?
   -- Вы обижаете меня такими словами. Вы увидите, когда придет время, трезвого исполнителя ваших поручений. Но если нас увидят беседующими на большой дороге, вы низко упадете во мнении дам, а я утрачу свою репутацию.
   -- В этом есть доля правды. Поторопитесь же присоединиться ко мне, потому что они сейчгс уезжают. Нельзя терять ни минуты.
   -- Вряд ли они так быстро пустятся в море,-- произнес старик, поднимая руку, чтобы судить о ветре.-- Еще нет достаточного ветра, чтобы освежить горячие щеки этой юной красотки, и будьте уверены, что им не дадут сигнала, пока не подует с моря.
   Уильдер сделал ему прощальный знак рукою и быстро направился в указанную сторону, раздумывая о неожиданном образном выражении, которое вырвалось у старого моряка под влиянием юности и красоты Гертруды.
   Его собеседник некоторое время следил за ним глазами с довольным и несколько ироническим выражением. Затем он тоже ускорил шаги, чтобы поспеть к месту свидания в назначенное время.
  

ГЛАВА X

  
   Приблизившись к таверне "Опущенный Якорь", Уильдер заметил признаки сильного волнения. Толпа, состоявшая преимущественно из женщин, стояла в приличном отдалении перед дверью, слушая то, что какая-то женщина выкрикивала острым и пронзительным голосом.
   Уильдер решился двинуться вперед только тогда, когда увидел, как его старый союзник упорно и энергично прокладывал себе локтями дорогу.
   -- Я обращаюсь к вам, Эрзли Поттер, к вам, Пресервед Грин, к вам, Фэсфул Уанто,-- кричала Дезире (это была жена портного),-- я обращаюсь к вам также, Эпрайт Крук, к вам, Релент Флинт, и к вам, Уильзи Пур,-- вы все можете подтвердить мои слова. Вы все и каждый из вас может засвидетельствовать в случае надобности, что я всегда была нежной и работящей женой этого человека, который меня бросил в моем возрасте, оставив на моих руках такое большое количество его собственных детей. Кроме того...
   -- Но где же доказательство того,-- некстати прервал ее трактирщик "Опущенного Якоря",-- что этот добрый человек бросил вас? Вчера был праздничный день, и вполне естественно думать, чтобы ваш муж был, как и некоторые другие, которых я мог бы назвать (но для этого я недостаточно глуп!)... чтобы ваш муж, говорю я, был немножко тем, что я называю "в винограднике", и чтобы он спал в это утро дольше обыкновенного. Отвечаю вам, что немного погодя мы увидим, как честный портной выйдет из какого-нибудь гумна, такой свежий и готовый орудовать ножницами, как-будто он только-что промочил свою глотку.
   -- Нет, нет!-- вскричала неутешная супруга портного.-- Этот человек думал только о работе. Потому-то я и жалуюсь, что он был трудолюбив. Привыкнув так долго рассчитывать на его труд, вдруг оказаться предоставленной самой себе,-- разве это не тяжелый крест для бедной женщины? Но я отомщу за себя, если существуют законы в Род-Эйленде или на плантациях Каролины.
   В эту минуту она заметила старого матроса, стоявшего с нею рядом, и, оборвав свою речь, вскричала:
   -- Вот иностранец, который только-что прибыл в этот город. Скажите мне, друг, вам не попадался на дороге беглый бродяга?
   -- У меня было слишком много заботы,-- ответил хладнокровно старик,-- направлять свой старый остов по твердой земле, чтобы я мог заниматься записыванием в свой путевой журнал имен и портов всех встречных лодок. Однако, мне помнится, я встретил на таком расстоянии, что можно было окликнуть, бедного малого в начале утренней кварты, недалеко отсюда, в кустах, между городом и паромом, который возит с острова.
   -- Какого вида был этот человек?-- спросили сразу пять или шесть человек, заглушая голос Дезире.
   -- Какого вида этот человек? Ей-ей, он имел руки и ноги, как и другие. Однако, я вспоминаю, что он прихрамывал.
   -- Это он!-- провозгласил хор голосов, и в ту же минуту пять или шесть слушателей бросились прямо по дороге в похвальном намерении поймать беглеца, чтобы взыскать с него платеж по некоторым счетам. Дезире же ограничилась расспросами. Быть-может, ей уже рисовались все удовольствия свободы под формой развода, вместе с перспективою второго брака.
   -- Был ли у этого человека вид беглого бродяги?
   -- Вокруг его шеи болтались какие-то женские безделушки.
   -- Как!-- с отчаянием вскричала Дезире.-- Он осмелился меня обворовать? Что он взял у меня? Я надеюсь, что это не было мое ожерелье из золотых бус?
   -- Я не решился бы утверждать, что это не было ожерелье из поддельного золота.
   -- Несчастный!-- вскричала в бешенстве Дезире и с необычайной силой бросилась, расталкивая толпу, домой осмотреть свои спрятанные сокровища.-- Злодей! Злодей! Ограбил жену! Мать своих собственных детей!..
   Старый матрос с выразительной улыбкой посмотрел на трактирщика.
   -- Если храбрый портной украл в своей жизни только у этой крикуньи, то список его краж невелик, ибо все золотые бусы, которые были на нем, не оплатили бы его переезда на пароме. Однако, позорно, что подобная толпа закрывает вход в честную таверну, как-будто это порт "под эмбарго" {"Под эмбарго" -- под запрещением. (Прим. ред.)}.
   Джоз Джорам взглянул на старого матроса и, радушно протягивая ему руку, вскричал:
   -- Добро пожаловать, Боб Гудрон, добро пожаловать! С какого облака свалился ты, старина? Какой ветер занес тебя в этот порт? По какому случаю ты еще раз в Ньюпорте?
   -- Слишком много вопросов, друг Джорам, чтобы отвечать на них в открытом рейде, и тема слишком сухая для разговора на свежем воздухе. Когда я буду в одной из твоих кают, за кружкой пива и хорошим куском Род-Эйлендского мяса, ты можешь задать мне сколько хочешь вопросов, а я отвечу столько раз, сколько мне понравится, как тебе известно.
   -- А кто заплатит, честный Боб?-- спросил трактирщик, пропуская в дверь старого матроса с предупредительностью, которая странно противоречила только-что произнесенным словам.
   -- Кто?-- возразил старый матрос, показывая ему гинею, полученную им от Уильдера.-- Кто? Видите вы этого джентльмена? Могу похвастаться, что за меня отвечает "августейшая физиономия самого короля!"
   Уильдер, подошедший в это время к таверне, вошел в нее вслед за Бобом.
   К нему подошел трактирщик.
   -- Удалось ли вам, сударь, отыскать судно?-- спросил он его, сразу узнавая незнакомца, с которым беседовал утром.-- Теперь больше рук, чем работы.
   -- Не совсем,-- ответил Уильдер.-- Прогуливаясь сейчас на холме, я встретил старого матроса, который...
   -- Гм!-- прервал его трактирщик, делая ему украдкой знак следовать за собою.-- Вам удобнее будет, сударь, позавтракать в другой комнате.
   Уильдер последовал за трактирщиком. Пройдя извилистый коридор, он провел Уильдера по лестнице в верхний этаж.
   Взобравшись наверх, он тихо постучался в дверь.
   -- Войдите!-- раздался громкий, строгий голос, заставивший моряка вздрогнуть. Однако, войдя в комнату, он не увидел там никого, кроме своего старого знакомца матроса, которого трактирщик назвал Бобом Гудроном.
   Пока Уильдер осматривался вокруг, несколько удивленный положением в котором очутился, трактирщик удалился, и он остался вместе со своим сообщником. Старый матрос в эти минуты угощался стоявшим перед ним куском мяса и запивал еду напитком, очевидно, пришедшимся старику по вкусу.
   Не давая времени Уильдеру долго раздумывать, он указал на свободный стул и произнес, сделав изрядный глоток:
   -- Честный Джо всегда угощает своих приятелей. Мясо он подает такое нежное, что его можно принять за хвост трески. Путешествовали вы по чужой стране, приятель? Видели ли вы иностранные земли?
   -- Очень часто, иначе я был бы плохим моряком.
   -- В таком случае, скажите мне, знаете ли вы страну, которая так же изобиловала бы рыбой, мясом, плодами, как эта благодатная страна -- Америка, к которой мы пристали, и где, я предполагаю, мы оба родились?
   -- Это значит слишком увлекаться своею любовью к родине,-- ответил Уильдер, желая дать другое направление разговору, чтобы привести в порядок свои мысли и убедиться, что, кроме его собеседника, в комнате не было другого слушателя.-- Вообще принято думать, что Англия превосходит нас всем этим.
   -- А кто это думает? Наши болтуны, которые ничего не понимают. Но я, видевший четыре части света, скажу этим фанфаронам, что они налгали. Мы из колоний, приятель, мы из колоний... Колонии так же смело могут претендовать на те или иные преимущества перед своею матерью-отчизной, как юнга -- сказать офицеру, что он неправ, если бы тот был действительно неправ и это знали все. Я простой бедняк, сэр... Как я должен звать вашу честь?
   -- Меня?.. Мое имя?.. Гаррис.
   -- Ну, сэр Гаррис, я простой бедняк; но все это одна болтовня. Весь этот длинный берег Америки, со своими ручьями, реками и озерами, заключает в себе неистощимые богатства, а между тем слуги короля, находящиеся среди нас, говорят нам об их тюрбо, камбале, карпах, словно существуют только эти рыбы.
   Уильдер обернулся и с удивлением остановил свой взгляд на старике, который продолжал спокойно есть, с видом человека, говорящего самые обыкновенные вещи.
   -- Ты, кажется, забыл,-- начал Уильдер,-- о полученном задатке?
   Старый матрос отодвинул мясо и, скрестив руки на груди, пристально посмотрел на своего собеседника.
   -- Когда мое имя внесено в корабельный список,-- сказал он с спокойным видом,-- я человек, на которого можно рассчитывать. Я надеюсь, что вы плаваете под тем же флагом, друг Гаррис?
   -- Было бы подло поступать иначе. Но, прежде чем посвятить вас отчасти в мои планы и желания, вы извините меня, если я приму маленькие предосторожности. Надо осмотреть эту каюту, чтобы убедиться, что мы одни.
   -- Вы не найдете там ничего, кроме женских принадлежностей.
   Уильдер открыл дверь и действительно не нашел ничего, кроме принадлежностей женского туалета; он с удивлением обернулся.
   -- Вы были одни, когда я вошел?-- спросил он после минутного колебания.-- Никого не было еще?
   -- Я никого не видел!-- ответил старый моряк с легким беспокойством.
   -- Постойте! Ответьте на этот вопрос: кто произнес слово "войдите"?
   Боб Гудрон задумался на минуту и затем разразился взрывом бурного смеха.
   -- Ха, ха, ха, я понимаю, что вы хотите сказать! Нельзя говорить одинаковым голосом, когда рот набит или когда язык болтается на свободе.
   -- Так это вы сказали?
   -- Я поклялся бы в этом,-- ответил Боб,-- а теперь, друг Гаррис, если вам угодно открыть ваши мысли, я готов вас слушать.
   Уильдер, повидимому, не вполне удовлетворился этим объяснением; однако, он сел и приступил к делу.
   -- После всего, что вы видели и слышали, друг, я не имею надобности говорить вам, что я очень не желаю, чтобы молодая дама, о которой мы говорили сегодня утром, и ее спутницы взошли на борт "Королевской Каролины". Для наших проектов, я думаю, вполне достаточно, чтобы вы были осведомлены, в чем дело; знание причин, по которым я желаю, чтобы они остались там, где они находятся теперь, не может принести вам ни малейшей пользы.
   -- Я понимаю, в чем дело! Арматоры "Каролины" не были достаточно вежливы, и вы хотите заплатить им маленький долг признательности.
   -- Это, может-быть, в вашем вкусе,-- сурово возразил Уильдер.-- Но не имеет ни малейшего сходства с моим. Кроме того, я не знаю ни одного из этих арматоров.
   -- О, о! Я предполагаю, что вы с корабля из гавани, и, ненавидя ваших врагов, вы любите ваших друзей. Нужно убедить дам перейти на борт невольничьего корабля.
   -- Сохрани бог!
   -- Сохрани бог! Хотя я не могу согласиться с вами в том, что бы говорили относительно "Королевской Каролины", однако, все заставляет меня думать, что мы одного мнения о другом корабле. Я считаю его кораблем прочно построенным, очень пропорциональным, на котором сам король мог бы проехаться с полным удовольствием.
   -- Нисколько не отрицаю этого, но я не люблю его.
   -- Ну, я в восторге; и так как мы дошли до этого пункта, мистер Гаррис, у меня есть несколько слов для вас относительно этого корабля. Я старый морской волк, человек, которого не проведешь. Разве вы не находите чего-то во всей его манере, что делает его непохожим на честное коммерческое судно?
   -- Я считаю его, как вы сказали, прочным, хорошо построенным судном; но что внушает вам подозрения? Вы смотрите на него, может-быть, как на контрабандное судно?
   -- Он имеет прекрасную батарею. Что думаете вы на этот счет, честный Джо?
   Уильдер нетерпеливо обернулся и увидел трактирщика, неслышно вошедшего в комнату.
   -- Праведное небо!-- вскричал трактирщик.-- Мистер Боб, подумайте, что вы говорите. Я не хотел бы за все доходы лорда адмирала, чтобы в моем доме произносились скандальные слова по адресу честных и добродетельных работорговцев.
   -- В таком случае, ваше зрение хуже, чем я думал. Но вы ничего не подозреваете?
   -- Офицеры и матросы этого экипажа пьют, как следует. Генералы, как принцип, никогда не забывают платить, и, следовательно, я имею право сказать, что это честные люди.
   -- А я говорю, что это пираты.
   -- Пираты!-- повторил Джорам, устремив полный недоверия взгляд на лицо Уильдера, который весь обратился во внимание.-- Пират -- слово серьезное, мистер Боб, и нельзя позволять себе такого злословия против кого бы то ни было, не имея доказательств. Но, я думаю, вы знаете, что говорите и перед кем.
   -- Я знаю это; а теперь, так как ваше мнение в этом деле не имеет решительно никакого значения, не угодно ли вам спуститься вниз и посмотреть, не пересохли ли у ваших клиентов глотки,-- сказал старик-матрос, делая трактирщику знак удалиться туда, откуда он пришел, с видом человека, уверенного в повиновении. Лишь только трактирщик вышел и дверь за ним закрылась, старик повернулся к своему собеседнику и сказал:
   -- Вы, кажется, поражены тем, что слышали, не меньше самого недоверчивого Джо?
   -- Ваши подозрения важны, старик, и вы хорошо сделаете, найдя для них достаточное основание, прежде чем произнести их вторично. О каком пирате у этих берегов были разговоры?
   -- Красный Корсар, который достаточно известен,-- ответил старый матрос, понижая голос и бросая вокруг беглые взгляды, как-будто были нужны необыкновенные предосторожности при произнесении этого страшного имени.
   -- Но говорят, что он держится главным образом в Караибском море? {Караибское море -- между Антильскими островами и центральной Америкой. (Прим. ред.)}
   -- Этот человек повсюду, повсюду. Король заплатил бы хорошую сумму тому, кто предал бы этого негодяя в руки правосудия.
   -- Это легче задумать, чем выполнить!-- произнес задумчиво Уильдер.
   -- Возможно. Я -- старый остов, более годный на то, чтобы указать дорогу, чем вести, но вы -- корабль, только-что вышедший с верфи, оснастка ваша новая. Отчего не сделать вам карьеры, предав этих негодяев королю? Это значило бы немного раньше, немного позже воздать им то, что полагается.
   Уильдер вздрогнул и отвернулся от своего собеседника, как человек, которому совершенно не нравится то, что он слышит. Однако, он почувствовал, что необходимо отвечать.
   -- А какие причины,-- спросил Уильдер,-- делают ваши подозрения основательными? И в случае, если они основательны, какие у вас средства привести проект в исполнение в отсутствие королевских крейсеров?
   -- Я не поклялся бы, что они основательны; но если мы идем по ложной дороге, мы всегда можем переменить направление; о средствах же легче говорить, чем найти их.
   -- Ну, ну, это не больше, как болтовня, бред,-- холодно произнес Уильдер;-- и чем меньше говорить об этом, тем лучше. Все это время мы забываем о нашем единственном деле.
   Лицо старого матроса выразило такое очевидное удовольствие, что Уильдер был бы поражен, если бы, встав в это время, не прогуливался по комнате.
   -- Ну, ну!-- сказал старик, стараясь скрыть свое удовольствие под маской обычной хитрости.-- Я старый мечтатель и часто мечтал, плавая в море. Теперь посмотрим приказы вашей чести.
   Уильдер снова уселся и приготовился дать старику указания, при помощи которых он смог бы опровергнуть все то, что раньше говорил в пользу корабля, готового к отплытию.
  

ГЛАВА XI

  
   Признаки, предвещавшие скорое появление благоприятного морского ветра, становились яснее, и по мере того, как ветер усиливался, можно было заметить, что торговое бристольское судно все больше и больше готовилось оставить порт.
   В то время отъезд большого корабля был целым событием в американском порту. Набережные были усыпаны народом. Через час ожидания в толпе прошел слух, что какое-то важное лицо из экипажа опасно ранено. Но этот слух был забыт, когда над бортом "Каролины" поднялось облако дыма, и грянул пушечный выстрел.
   Уильдер с величайшим вниманием наблюдал за всеми движениями судна. Прислонившись спиною к якорю, он стоял в некотором отдалении от других, неподвижно, целый час в одном положении, следя вокруг себя глазами. Он вздрогнул, услышав выстрел, и бросил быстрый беспокойный взгляд на все улицы, какие открывались взору с набережной. Довольная улыбка мелькнула на его губах.
   Во время этих приятных размышлений звуки нескольких голосов поразили его слух; повернувшись, он увидел в нескольких шагах от себя многочисленную компанию, и ему нужно было лишь одно мгновение, чтобы узнать мистрис Уиллис и Гертруду, в костюмах, не оставляющих ни малейшего сомнения в их готовности к отъезду.
   Облако, заслонившее солнце, не омрачает так вида земли, как это неожиданное зрелище омрачило лицо Уильдера. Он был уверен в успехе своей хитрости и вдруг сразу увидел, что все рушилось. Проклиная вполголоса, но от чистого сердца вероломство своего собеседника, он спрятался получше за якорь и с недовольным видом устремил глаза на корабль.
   Наконец шум шагов около него заставил Уильдера решиться взглянуть в другую сторону, и его глаза встретились с глазами мистрис Уиллис. Они неожиданно узнали друг друга. Дама вздрогнула, молодой моряк тоже. Овладев собою, мистрис Уиллис сказала ему с удивительным хладнокровием:
   -- Вы видите, сударь, что объяснения ваши недостаточны, чтобы изменить наше решение.
   -- Желаю, сударыня, чтобы вам не пришлось раскаиваться в вашей смелости.
   Последовало минутное молчание, в течение которого мистрис Уиллис была охвачена тревожными мыслями. Бросив вокруг себя взгляд, чтобы убедиться, что ее никто не может услышать, она подошла к молодому моряку и сказала вполголоса;
   -- Еще не поздно. Дайте хотя бы тень основания тому, что вы сказали, и мы подождем отплытия другого судна. Я имею слабость доверять вам, молодой человек, хотя рассудок говорит мне, что, быть-может, ваша единственная цель--позабавиться над робкими женщинами.
   -- Позабавиться? В подобном деле я не забавлялся бы ни над кем, а над вами тем более.
   -- Это необыкновенно, совершенно необъяснимо со стороны незнакомца. Есть ли у вас какие-нибудь факты, какие-нибудь мотивы, на которые я могла бы указать родственникам моей юной воспитанницы?
   -- Вы их знаете уже.
   -- В таком случае, сударь, я должна помимо своей воли верить, что у вас есть серьезные основания скрывать мотивы ваших поступков,-- холодно произнесла гувернантка.-- Если только ваши намерения хороши, я благодарю вас, в противном случае, я вас прощаю.
   Они расстались с видом людей, не доверяющих друг другу. Уильдер снова прислонился к якорю. Отсюда он слышал разговор, происходивший в нескольких шагах от него. Мистрис де-Ласей часто возвышала свой голос, давая советы и высказывая свои мнения насчет некоторых технических вопросов.
   -- Итак, моя дорогая,-- закончила вдова,-- да хранит тебя бог. Береги себя, пиши мне при каждом удобном случае; напомни обо мне своему отцу...
   Через минуту Уильдер услышал шум весел лодки, увозившей путешественниц на борт готового к отплытию судна.
   Молодой человек прислушивался к этим, знакомым ему звукам с необъяснимым для самого себя интересом.
   Кто-то тронул его за плечо и отвлек его внимание от неприятных мыслей. Удивленный этим, он обернулся, чтобы посмотреть, кто обращается с ним так фамильярно, и увидел юношу лет пятнадцати. Вглядевшись, он узнал Родерика, слугу Корсара.
   -- Что вам нужно от меня?-- спросил он.
   -- Мне поручено передать вам эти приказы,-- ответил юноша.
   -- Приказы?-- повторил Уильдер, слегка нахмуривая брови.-- Я должен уважать власть, посылающую свои приказы с таким посыльным?
   -- Это -- власть, которой всегда опасно оказывать неповиновение!-- ответил строго юноша.
   -- Да-а? В таком случае, посмотрим сейчас, что содержит это послание, чтобы не совершить какой-нибудь роковой небрежности. Вам поручено ждать ответа?
   С этими словами он сломал печать, и когда поднял глаза, ожидая ответа, юноши уже не было.
   Уильдер развернул письмо и прочел следующее:
   "Несчастный случай лишил возможности исполнить свои обязанности капитана "Королевской Каролины", готовой к отплытию. Владелец корабля не доверяет командования второстепенному офицеру, а корабль должен уйти. Я знаю, что он слывет хорошим ходоком. Если у вас есть документы, удостоверяющие ваш опыт и знание, воспользуйтесь этим случаем и займите место, к которому вы предназначены. О вас уже знают и вас ищут. Если это письмо придет во-время,-- не медлите и будьте решительны. Не обнаруживайте никакого удивления, если встретите неожиданную поддержку. Мои агенты многочисленнее, чем вы думаете. Причина этого совершенно ясна: золото желто, хотя я сам Красный".
   Подпись, содержание и стиль этого письма не оставляли у Уильдера ни малейшего сомнения насчет его автора.
   Бросив вокруг себя взгляд, он вскочил в лодку и, прежде, чем лодка путешественниц достигла корабля, Уильдер уже прошел половину расстояния, отделявшего этот корабль от суши. Налегая на весла сильной и ловкой рукой, он скоро добрался к цели и взошел на мостик "Королевской Каролины". Пробившись через толпу любопытных, Уильдер очутился, повидимому, перед людьми, заинтересованными в судьбе корабля.
   До сих пор Уильдер едва отдавал себе отчет, в какое предприятие он пускается. Но он зашел слишком далеко, чтобы отступать, не возбуждая опасных подозрений.
   Уильдер собрался с мыслями и спросил:
   -- Я вижу арматора "Каролины"?
   -- Наша фирма зафрахтовала это судно,-- ответил человек с хитрым лицом, одетый, как богатый негоциант.-- Вы ищете места?
   -- Я пришел просить вакантное место.
   -- Было бы благоразумнее убедиться, есть ли вакантное место. Но, конечно, вы предлагаете свои услуги командовать кораблем, имея достаточные аттестации?
   -- Я надеюсь, что рекомендации окажутся достаточными.
   С этими словами Уильдер подал ему два незапечатанные письма.
   -- Гм!-- сказал негоциант, пробежав их глазами.-- Действительно, прекрасные рекомендации в вашу пользу, молодой человек! Исходя от двух таких почтенных и богатых фирм, как "Сприггс, Боггс и Твид" и "Геммер и Гекет", они имеют все права на величайшее доверие.
   -- Надеюсь, вы не находите опрометчивым, что я полагаюсь на их рекомендацию?
   -- Нисколько, нисколько, господин... господин...-- сказал негоциант, снова бросая взгляд на письмо.-- А! Господин Уильдер. Но... все же мы не можем сделать вакантного места...
   -- Мне говорили, что с командиром этого корабля произошел серьезный несчастный случай...
   -- Несчастный -- да; но серьезный -- нет,-- ответил хитрый негоциант, бросая взгляд на окружающих.-- Конечно, с ним произошел несчастный случай, но не достаточно серьезный, чтобы он должен был оставить борт. Да, да, господа, добрый корабль "Королевская Каролина" совершит свое путешествие, доверенный, как обыкновенно, заботам старого моряка, опытного моряка Николая Никольса.
   -- В таком случае, сударь, жалею, что отнял у вас драгоценные минуты,-- ответил с недовольным видом Уильдер, кланяясь и намереваясь удалиться.
   -- Не торопитесь так, молодой человек, не торопитесь так! Если бы дело было только во мне, то это существенно изменило бы положение вещей; но так как я лишь агент другого лица, то мой долг хорошо обсудить интересы мосго доверителя.
   -- Жалованье не играет никакой роли в моих расчетах!-- воскликнул Уильдер с порывистостью, которая могла его выдать.-- Я прошу только места,-- добавил он.
   -- И вы будете его иметь. Но одну минуту. Можем ли мы быть уверены, что вы действительно то лицо, о котором написано?
   -- Разве не служит доказательством то, что я принес это письмо?
   -- Это могло бы быть доказательством в другое время, но не теперь, когда королевство опустошено войной. Нужно прибавить к этому письму удостоверение вашей личности.
   -- Чтобы успокоить вас в этом отношении, мистер Балль,-- произнес голос, раздавшийся из маленькой группы лиц, с заметным интересом следивших за переговорами,-- я могу удостоверить хотя бы клятвенно личность этого человека.
   Уильдер поспешно и с удивлением повернулся, чтобы увидеть, кто из его знакомых так неожиданно оказался здесь. До сих пор он считал себя здесь совершенно неизвестным. К великому своему удивлению, он увидел, что говорил трактирщик "Опущенного Якоря". Честный Джо спокойно стоял с таким выражением лица, что смело мог бы предстать перед любым торжественным трибуналом, и ждал результата своего свидетельства.
   -- А,-- сказал купец,-- вы помещали его у себя в продолжение некоторого времени и можете удостоверить, что он аккуратно платил и прилично себя вел? Но мне нужен какой-нибудь удостоверяющий документ.
   -- Я не знаю, какой документ вам нужен,-- возразил спокойно трактирщик, поднимая руку с удивительно невинным видом,-- но если вам нужно под присягой заявление домовладельца, то остается только продиктовать мне слова присяги.
   -- Нет, нет! Такая присяга не обязательна в глазах закона! Но скажите, что вы знаете о нем?
   -- Я знаю, что для своего возраста это лучший моряк, какого вы могли бы найти во всех колониях. Возможно, что там есть более пожилые, более опытные; смею сказать, что такие найдутся; но что касается знаний, энергии, благоразумия в особенности, то трудно найти ему равного.
   -- И вы уверены, что этот господин именно тот, о котором говорится в бумагах?
   Джо взял письма с тем же удивительным хладнокровием, какое он обнаружил с самого начала этой сцены, и приготовился прочесть их с самым добросовестным вниманием.
   -- Все это совершенно верно, мистер Балль,-- сказал трактирщик, снимая очки и возвращая бумаги;-- они забыли только упомянуть о том, как он спас "Нанси" у Гаттераса, и сказать, как он провел "Пегги" и "Далли" через пороги Саванна. Я, бывавший сам в юности, как вам известно, на море, слышал от моряков об этих двух успехах и в состоянии судить об их трудности. Я принимаю некоторое участие в этом корабле, сосед Билль; ведь хотя вы богаты, а я беден, мы все же соседи; я принимаю некоторое участие в этом корабле, говорю я, потому что он редко покидает Ньюпорт, не оставив кое-чего звонкого в моем кармане; иначе я не был бы сегодня здесь, чтобы видеть, как подымут якорь.
   С этими словами Джо для доказательства того, что его визит на борт "Каролины" не был бесплоден, забренчал в кармане деньгами.
   Тогда негоциант отвел Уильдера в сторону, и после коротких переговоров все было улажено. Командир судна должен был оставаться на корабле столько же для гарантии, сколько и для сохранения репутации корабля; но случай, который произошел с ним, ни более, ни менее, как перелом ноги, чем и заняты были теперь хирурги, должен был помешать ему целый месяц выходить из своей каюты, и на этот срок его обязанности возлагались на Уильдера.
   Бесполезно описывать суматоху, полузабытые дела, которыми торопятся заняться, пожелания доброго здоровья, поручения в какой-нибудь чужой порт, одним словом, все нужды, которые скопляются в последние десять минут до отхода купеческого судна, особенно, если оно настолько счастливо,-- вернее сказать, несчастно,-- что имеет пассажиров.
   Наконец, все чужие сошли с корабля, и Уильдер испытывал удовольствие, понятное только моряку: он видел свободный мостик и экипаж в полном порядке.
  

ГЛАВА XII

  
   Уильдер посмотрел вокруг, намереваясь тотчас же вступить в командование кораблем. Подозвав лоцмана, он передал ему приказания и отошел на ту часть мостика, откуда можно было осмотреть все части судна, и подумать о своем необыкновенном и неожиданном положении.
   "Королевская Каролина" была прекрасным кораблем. Ловкий и опытный экипаж, пропорциональные мачты, прекрасная оснастка, легкие паруса!
   Чтобы испытать свое влияние, Уильдер громко бросал одно из тех резких ободряющих восклицаний, которыми морские офицеры привыкли воодушевлять находящихся под их командой матросов. Его голос был решителен, смел и повелителен. Матросы оживились, заслышав команду, и каждый бросил взгляд назад, как бы желая оценить таланты своего нового командира.
   Уильдер улыбнулся, довольный своим успехом, и повернулся, чтобы пройтись по шканцам, где встретил еще раз спокойный, задумчивый, но удивленный взгляд мистрис Уиллис.
   -- По тому мнению, которое вам было угодно выразить об этом корабле,-- произнесла она с холодной иронией,-- я не ожидала увидеть вас здесь на посту, возлагающем на вас такую ответственность.
   -- Вы, конечно, знаете,-- ответил молодой моряк,-- о несчастном случае, происшедшем с командиром этого корабля?
   -- Я знала это и слышала, что нашли другого офицера для исполнения его обязанностей. Но полагаю, что, подумав, вы не найдете странным мое удивление, когда я узнала, что этим офицером являетесь вы.
   -- Наши разговоры, сударыня, может-быть, внушили вам неблагоприятное мнение о моих морских талантах; но прошу вас изгнать из ваших мыслей всякое беспокойство в этом отношении, потому что...
   -- Я не сомневаюсь, что вы очень опытны в вашем искусстве. Будем ли мы иметь удовольствие видеть вас в продолжение всего переезда, или вы нас оставите, когда мы выйдем из порта?
   -- Мне поручено вести корабль все время его путешествия.
   -- В таком случае, мы можем надеяться, что та опасность, которую вы видели или воображали, что видите, стала меньше в ваших глазах; иначе вы старались бы не подвергаться ей вместе с нами.
   -- Вы несправедливы ко мне, сударыня,-- ответил Уильдер, бросая, сам того не замечая, восхищенный взор на Гертруду, которая внимательно слушала разговор,-- нет такой опасности, которой я не подвергся бы охотно, чтобы только обеспечить безопасность вам и этой молодой даме.
   -- Эта дама должна почувствовать рыцарский характер вашего поступка,-- сказала мистрис Уиллис.
   Затем она уже прибавила непринужденно:
   -- Вы имеете сильного адвоката, молодой человек, в необъяснимом желании верить вам, желании, которое осуждается моим рассудком. Но так как корабль нуждается в ваших заботах, я не буду задерживать вас. У нас, надеюсь, будет достаточно доказательств, чтобы судить о вашем желании и возможности принести нам пользу. Дорогая Гертруда, обыкновенно считают, что женщины мешают на корабле, когда дело идет о таком сложном маневре, как сейчас.
   Гертруда вздрогнула, покраснела и последовала за своей гувернанткой.
   Корабль повернулся к выходу из порта. В это время со стороны, противоположной ветру, показалась маленькая лодка, управляемая юношей. Уильдер выступил вперед, чтобы спросить, кому она принадлежит. Вместо ответа шкипер указал ему на Джо, выходившего в эту минуту из каюты, где он сводил свои счеты с должниками.
   Джо подошел к молодому моряку, которого он называл теперь капитаном, и пожелал ему доброго пути.
   -- Вы сделали недурное дело, капитан Уильдер,-- сказал трактирщик.-- Надеюсь, что ваш переход не будет продолжителен.
   -- А как вы думаете, сколько времени продлится мое путешествие?-- спросил Уильдер, понижая голос так, чтобы его слышал один трактирщик.
   Джо украдкой бросил вокруг себя взгляд и, увидя, что они были в стороне от всех, с хитрой миной ответил, приставив палец к носу:
   -- Мне ли, мистер Уильдер, бедному трактирщику, говорить командиру благородного корабля, с какой стороны может подуть ветер?
   Уильдер в глубине души проклял притворство трактирщика, но сдержался.
   -- Ну,-- сказал он, немного подумав,-- вы знаете про письмо, которое я получил сегодня утром?
   -- Я, капитан Уильдер? Храни меня бог! Вы принимаете меня за почтового чиновника? Как могу я знать, какие письма приходят в Ньюпорт, и что может задержать судно в море?
   -- Но вы можете, по крайней мере, сказать мне, последуют ли за мною тотчас или подождут, чтобы я вышел в открытое море и задержал бы там корабль под каким-нибудь предлогом?
   -- Храни вас бог, молодой человек! Какие странные вопросы.
   -- Наветренная сторона, думайте о наветренной стороне!-- закричал лоцман рулевому.-- Ничто не мешает вам держаться наветренной стороны. Не идите к невольничьему кораблю!
   Уильдер и трактирщик вздрогнули, как будто в самом названии корабля было нечто тревожное. Уильдер произнес, указывая своему собеседнику на ялик:
   -- Если вы не хотите путешествовать вместе с нами, вам пора отправляться в вашу лодку.
   -- Да, да, вижу, что нужно оставить вас, несмотря на все удовольствие, которое я испытываю в вашем обществе. Отвяжите веревку.
   Этому приказанию повиновались, и легкая лодочка, не следуя больше за кораблем, тотчас переменила путь. Уильдер минуту следил за ней глазами, но скоро его внимание привлек голос боцмана, который снова закричал:
   -- Держите к ветру, держите к ветру! Не уклоняйтесь ни на палец. Держись наветренной стороны, говорю я тебе!
   -- Невольничий корабль,-- пробормотал Уильдер;-- довольно трудно будет перехватить над ним ветер.
   Незаметно для самого себя он очутился рядом с мистрис Уиллис и Гертрудой. Гертруда смотрела на корабль, стоявший на якоре, с понятным в ее возрасте удовольствием.
   -- Вы можете смеяться надо мною и назвать меня капризной и, может-быть, слишком доверчивой, моя дорогая мистрисс Уиллис,-- говорила молодая девушка в ту минуту, когда Уильдер очутился около них,-- но я хотела бы быть не на борту этой "Королевской Каролины", а совершить путешествие на том великолепном судне.
   -- Да, великолепном, без сомнения; но я не знаю, были бы мы там в большей безопасности, чем здесь.
   -- Скажите, мистрис Уиллис, это королевский корабль? Он имеет если не угрожающий, то, во всяком случае, воинственный вид.
   -- Лоцман назвал его невольничьим.
   -- Невольничий? Как обманчива его красота, которой я удивлялась! Я не буду больше верить наружности, если такой прекрасный корабль занимается постыдным торгом.
   -- Да, обманчива, без сомнения!-- громко воскликнул Уильдер, уступая невольному, непобедимому порыву.-- Я сказал бы, что, несмотря на прекрасные пропорции и удивительную оснастку этого корабля, на всем пространстве океана не найдется судна более вероломного, чем этот...
   -- Невольничий корабль,-- сказала мистрис Уиллис.
   -- Невольничий,-- повторил он с ударением и кланяясь, как бы благодаря за подсказанное слово.
   Наступило глубокое молчание. Судно в это время проходило у маленького островка. Невольничий корабль был прямо на его дороге, и весь экипаж смотрел на него с глубоким интересом, желая знать, возможно ли пройти мимо подветренной стороны. Эта мера была желательна, так как каждый моряк считает своим долгом и своей гордостью оставлять за собою почетную сторону при встрече с кораблями.
   Уильдер чувствовал, что приближается критический момент. Надо помнить, что он совершенно не знал намерений Корсара, и так как тот был вне выстрелов форта, то ему было нетрудно броситься на свою добычу и овладеть ею на глазах всего города.
   Положение двух кораблей благоприятствовало такому предприятию.
   Необычность и дерзость подобного нападения отлично гармонировала бы с решительностью Корсара.
   Но Уильдер не заметил на мнимом невольничьем судне ни одного признака, который указывал бы на намерение уехать или даже переменить положение. Можно было заметить лишь одного человека среди снастей, парусов и мачт; это был матрос, сидевший на одной из мачт. Он сидел с подветренной стороны, и Уильдер тотчас же подумал, что он готовится бросить абордажный крюк, чюбы сцепиться с "Королевской Каролиной". Желая предупредить опасную встречу, Уильдер решил перехитрить его. Подозвав лоцмана, он сказал ему, что попытка пройти мимо невольничьего корабля по ветру будет иметь очень сомнительный успех и что безопаснее пройти под ветром.
   -- Не бойтесь ничего, капитан, не бойтесь ничего,-- ответил лоцман, с тем большей ревностью относившийся к своей власти, что она была недолговечна.-- Никто не мешает нам держаться наветренной стороны.
   -- Если вы столкнетесь с невольничьим кораблем,-- решительно произнес Уильдер,-- кто заплатит за повреждения?
   -- Моя жена зачинит каждую дыру в вашем парусе, которую я сделаю,-- ответил упрямый лоцман.
   -- Это прекрасные слова, но вы потеряли уже верное направление, и прежде, чем вы кончите вашу болтовню, оно налетит на невольничий корабль. Поставьте паруса! Прикажите!
   -- Да, да, поставить паруса!-- повторил лоцман, который, видя, что трудность прохождения по ветру все увеличивается, начал колебаться в своем решении.
   -- Удаляйтесь от невольничьего корабля!-- закричал Уильдер, оставив свой снисходительный тон.-- Удаляйтесь от него, пока вы еще можете, или, клянусь небом...
   Губы его застыли, потому что в этот момент его взгляд упал на бледное, встревоженное лицо Гертруды.
   -- Ола! Эй! Придерживайтесь ветра! Подымите малые паруса! Невольничье судно бросило канат как-раз у нас на дороге! Если существует справедливость на плантациях, я притяну этого капитана к суду!
   -- Что хочет сказать этот негодяй?-- спросил себя Уильдер, поспешно вспрыгивая на пушку, чтобы лучше судить о положении вещей.
   Молодой моряк ясно увидел канат, который хлестал по воде, как-будто его натягивали. Все сразу сделалось ясным. Очевидно, Корсар воспользовался этим канатом, чтобы помешать купеческому кораблю пройти под ветром. Это обстоятельство вызвало всеобщее удивление и проклятия офицеров "Каролины", хотя никто из них не подозревал истинных причин, заставивших так неловко натянуть канат на их дороге.
   -- Держитесь к ветру, к ветру!
   Рулевой повиновался.
   -- У вас есть причины бояться чего-нибудь, сударь?-- спросила гувернантка, стараясь скрыть от воспитанницы собственное беспокойство.
   -- Я говорил вам, сударыня, что "Каролина" несчастный корабль.
   Женщины сочли роковым предзнаменованием горькую улыбку, с которой Уильдер произнес эти слова, и Гертруда сильнее оперлась на руку своей спутницы, в которой она давно привыкла видеть опору.
   -- Почему матросы невольничьего корабля не показываются, чтобы помочь нам, чтобы помешать слишком близко подойти к ним?-- с тревогой спросила мистрис Уиллис.
   -- Удивительно, в самом деле, почему они не показываются? Но мы увидим их, и, я думаю, довольно скоро.
   -- Ваш тон и ваше лицо, молодой человек, заставляют нас думать, что это свидание будет небезопасно.
   -- Будьте ближе ко мне,-- ответил Уильдер, стиснув зубы.-- Что бы ни случилось, будьте ко мне как можно ближе.
   Растерянные матросы стояли, как вкопанные, не зная, в какую сторону повернуть. Одни кричали, что надо делать то-то, другие распоряжались совершенно по-иному.
   Вдруг раздался спокойный, твердый и повелительный голос Уильдера:
   -- Молчать на корабле!
   Мгновенно наступило молчание.
   -- Кладите все паруса на стеньгу!
   -- Да,-- повторил лоцман,-- кладите все паруса на стеньгу.
   -- Есть ли лодка у борта?-- спросил Уильдер.
   Двенадцать голосов ответили утвердительно.
   -- Бросить в нее этого лоцмана!
   -- Это незаконный приказ!-- закричал лоцман.-- Я требую, чтобы повиновались только моему голосу.
   -- Пусть бросят его в нее тотчас!-- твердо повторил Уильдер.
   В шуме и движении, сопровождавших уборку парусов, сопротивление лоцмана не привлекло особого внимания. Он скоро очутился в руках двух лейтенантов и, перевязанный концом веревки, бесцеремонно был брошен в лодку, как вязанка дров. Конец веревки был брошен ему, и командир судна был предоставлен себе самому.
   Между тем приказ Уильдера был выполнен, и судно начало отступать.
   Делая все необходимое, чтобы спасти "Каролину" от опасности, Уильдер внимательно следил за соседним кораблем, поведение которого было необъяснимо. Ни одного звука не раздавалось оттуда, там господствовало молчание, подобное смерти. Нельзя было заметить ни одного лица, ни одного любопытного взгляда ни в одном из многочисленных отверстий, через которые матросы военного корабля могут глядеть на море. Матрос на мачте продолжал свою работу, как человек, который не думает ни о чем, кроме собственного существования. Но все же ленивое, почти незаметное движение корабля, казалось, производилось усилиями человеческой руки.
   Ни одно из этих движений не ускользнуло от Уильдера. Он видел, что по мере того, как Каролина отступала, невольничий корабль поворачивал к ней свой бок. Угрожающие жерла пушек были обращены к купеческому судну, и палуба "Каролины" могла быть разбита залпом артиллерии Корсара.
   При каждом своем приказании Уильдер обращал глаза на соседний корабль, чтобы посмотреть, позволит ли он выполнить маневр. С тех пор, как командование "Каролиной" было вручено ему, он не чувствовал себя уверенным, пока она не избавилась от опасного соседства и, покорная новому расположению парусов, не вышла на пространство, где он мог свободно распоряжаться ее движениями.
   Видя, что море свободно, а ветра мало, он велел убрать паруса и отдал приказ бросить якорь.
  

ГЛАВА XIII

  
   "Каролина" стояла на якоре на расстоянии одного кабельтова от мнимого невольничьего корабля. Отправив с судна лоцмана, Уильдер принял на себя ответственность, которую обычно моряки боятся принимать на себя, потому что, если случится несчастье при отходе из порта, страхование корабля теряет свою силу, а капитан подвергается наказанию. Непосредственным следствием устранения лоцмана было то, что с этой минуты Уильдер посвятил "Каролине" все внимание, которое он раньше делил между кораблем и двумя дамами. Но лишь только "Каролина" очутилась в безопасности, по крайней мере, на известное время, и он сам немного успокоился, моряк нашел время, чтобы возобновить прежнее занятие. Успех искусного маневра придал его лицу довольное выражение, когда он направился к мистрис Уиллис и Гертруде.
   Мистрис Уиллис внимательно смотрела на соседний корабль и отвернулась от него только тогда, когда молодой моряк подошел к ней. Она заговорила первая.
   -- Этот корабль должен иметь необыкновенный экипаж, чтобы не сказать больше. Его положительно можно принять за корабль-призрак.
   -- Это купеческий корабль, удивительно стройный и с великолепным экипажем.
   -- Скажите, боязнь ли обманула меня, или в самом деле была некоторая опасность столкновения?
   -- Некоторое основание бояться этого было. Но теперь, вы видите, мы в безопасности.
   -- Этим мы обязаны вашим талантам.
   -- Я счастлив, сударыня, что мое поведение заслуживает вашего одобрения, но...
   -- Вы не считали большим злом позабавиться над доверчивыми женщинами?-- произнесла, улыбаясь, мистрис Уиллис.-- Но теперь, когда вы насладились своей забавой, я надеюсь, в вас найдется доля сострадания, чтобы объяснить ваши предсказания.
   С этими словами она бросила взгляд на Гертруду, как-будто говоривший, что жестоко больше издеваться над таким доверчивым, неопытным существом.
   Глаза Уильдера следовали за глазами гувернантки, и он произнес с глубокой искренностью:
   -- Я вам скажу со всей прямотою честного человека, что я настаиваю на всем том, что сказал вам раньше. Ни моя мать, ни моя сестра не взошли бы с моего согласия на борт "Королевской Каролины".
   -- Ваш взгляд, ваш тон, ваше убежденное лицо находятся в странном противоречии с вашими словами, молодой человек! Хотя ваша искренность внушает мне доверие, ваши слова не имеют и тени основания. Может-быть, я должна стыдиться этой слабости, но, вместе с тем, таинственный покой на борту этого корабля зарождает во мне непонятное беспокойство. Скажите мне, мистер Уильдер,-- вы должны это знать как моряк,-- в обычае ли, чтобы экипаж судна спал, когда так близко от него другой корабль, и когда они готовы столкнуться?
   -- Конечно, нет.
   -- В этом видимом спокойствии есть нечто, способное внушить самые неприятные подозрения. Имели ли его люди сношения с городом со времени своего прибытия?
   -- Да.
   -- Я слышала, что вдоль берегов встречали корабль под ложными флагами, и что многие суда были ограблены в продолжение лета. Думают даже, что знаменитый Корсар устал от подвигов, которые он совершал на испанской части континента, и что недавно видели в Караибском море корабль, который считают крейсером этого отчаянного пирата.
   Уильдер ничего не ответил. Его глаза, открыто смотревшие в глаза мистрие Уиллис, опустились на палубу, и он, казалось, ждал, что она скажет дальше. После минутного раздумья гувернантка добавила:
   -- Помимо этого, ремесло работорговца достаточно преступно само по себе, а так как, к несчастью, назначение этого судна, по всей вероятности, именно таково, то бесполезно приписывать ему намерения более преступные. Но я хотела бы знать мотивы ваших уверений, мистер Уильдер!
   -- Я не могу их объяснить лучше; и так как мои объяснения не повлияли на вас, я потерпел неудачу в моих намерениях, которые, по крайней мере, искренни.
   -- Опасность уменьшилась с вашим присутствием?
   -- Она меньше, но все еще существует.
   До сих пор Гертруда едва слушала разговор, но в этот момент она повернулась к Уильдеру с легким нетерпением и, краснея, спросила его с улыбкой, которая могла бы вызвать на откровенность и более сурового человека:
   -- Вам запрещено говорить больше?
   Яркая краска залила его смуглые щеки, и в глазах блеснул луч глубокого удовольствия.
   -- Я убежден,-- произнес он,-- что, доверяясь вашей скромности, я не рискую ничем.
   -- Не сомневайтесь в этом,-- ответила мистрис Уиллис.-- Что бы ни случилось, мы никогда не изменим вам.
   -- Мне изменить? Этого я не боюсь. Подозревая во мне подобные чувства, вы совершаете величайшую несправедливость.
   -- Мы не подозреваем вас ни в чем, что могло бы быть недостойно вас!-- поспешно вскричала Гертруда.-- Но... мы очень беспокоимся за самих себя.
   -- В таком случае, я вас избавлю от тревоги, хотя бы ценою...
   Его речь была прервана несколькими словами, обращенными первым лейтенантом ко второму, и внимание Уильдера вернулось к другому кораблю.
   -- Экипаж невольничьего корабля сделал открытие, что их судно построено не для того, чтобы быть поставленным под стеклянный колпак напоказ детям и женщинам!-- вскричал этот лейтенант.
   -- Да, да,-- ответил другой,-- видя нас в движении, они подумали о своем отъезде. У них вахта на борту, как солнце в Гренландии: шесть месяцев на мостике, шесть под ним.
   Глаза Уильдера были прикованы к другому кораблю. Человек, сидевший на мачте, исчез, и его заменил другой матрос. Уильдеру было достаточно одного взгляда, чтобы узнать в нем Фида. Лицо моряка, за минуту до того воодушевленное и довольное, омрачилось и приняло сосредоточенное выражение.
   Мистрис Уиллис, от внимания которой это не ускользнуло, торопливо возобновила разговор:
   -- Вы сказали, что избавите нас от тревоги хотя бы ценою...
   -- Жизни, сударыня, но не чести.
   -- Гертруда, мы можем удалиться теперь в нашу каюту,-- произнесла мистрис Уиллис недовольным и холодным тоном, в котором послышалось разочарование.
   Проходя мимо сохранявшего молчание Уильдера, дамы холодно поклонились ему, и он остался один. Несколько минут стоял он, погруженный в раздумье. Шум весел вывел его из задумчивости. Он нагнулся и взглянул за борт.
   Маленькая лодочка, какими обыкновенно пользуются рыбаки в Америке, была в десяти футах от судна. В ней находился только один человек, сидевший спиной к Уильдеру.
   -- Вы хотите выудить рыбу-руль, приятель, что так близко подплываете к моей корме?-- крикнул ему Уильдер.-- Говорят, что в бухте масса великолепных окуней и других "чешуйчатых господ", которые лучше вознаградят ваши труды.
   -- Всегда платят, когда берут пойманную рыбу,-- произнес сидевший в лодке, повернувшись усмехающимся лицом к Уильдеру. В говорившем тот узнал сразу Боба Бента,-- имя, которым назвался коварный его сообщник-матрос.
   -- Как осмелился ты показаться мне после гнусного поступка, который ты...
   -- Тсс, благородный капитан, тсс! Вы забыли половину условий, и я пренебрег другой. Нет нужды говорить такому опытному мореплавателю, что две половины составляют целое. Нет ничего удивительного в том, что это дело протекло между пальцев.
   -- Как, ты еще прибавляешь ложь к вероломству? Какой частью моих условий я пренебрег?
   -- Какой частью?-- повторил мнимый рыбак.-- Какой частью, капитан? Ни больше, ни меньше, как второй гинеей.
   -- Она должна была быть вознаграждением за оказанную услугу, а не задатком, как первая.
   -- А! Вы помогли мне подыскать нужные слова. Я воображал, что она не будет так хороша, как первая, которую я получил, и я оставил дело сделанным наполовину.
   -- Наполовину сделанным, несчастный? Ты никогда не начинал того, что клялся мне исполнить.
   -- А теперь, сударь, вы находитесь на ложной дороге, как если бы вы правили на восток, отправляясь на полюс. Я добросовестно выполнил половину обещанного, и вы сами признаете, что оплачена лишь половина.
   -- Тебе трудно было бы доказать, что ты сделал даже половину.
   -- Посмотрим путевой журнал. Я нанялся взойти на холм до дома доброй вдовы адмирала и потом произвести в своих мнениях некоторые изменения, о которых нет надобности говорить между нами.
   -- И ты этого не сделал!
   -- Это правда.
   -- Это правда, висельник! Если бы я поступил с тобой по справедливости, ты познакомился бы с веревкою. Этого вознаграждения ты заслуживаешь.
   -- А вы думаете, легче такому старику, как я, взойти на холм, чем немножко соврать? По правде, я сделал больше половины.
   -- Негодяй!-- вскричал Уильдер, ослепленный гневом.-- Твой возраст не избавит тебя от заслуженного наказания. Эй, вперед! Спустите шлюпку, и пусть приведут мне на борт этого старого негодяя! Не обращайте внимания на его крики. Мне надо покончить с ним счеты, а это не обойдется без некоторого шума!
   Не прошло и минуты, как лейтенант с четырьмя матросами был уже в шлюпке, которая обогнула корму, чтобы подойти к тому месту, где находилась лодка. Боб Бент или тот, кто так назвал себя, сделал только два или три взмаха веслами и, отплыв саженей на двадцать тридцать, остановился, смеясь во все горло, как человек, который видит только успех своей хитрости, нисколько не беспокоясь об ее последствиях. Заметив шлюпку, он напряг свои сильные руки и скоро убедил зрителей, что без труда им не овладеют.
   Охота было жаркая и серьезная и вызвала крики и аплодисменты у зрителей-матросов. Некоторое время результат был сомнителен. Но через несколько мгновений лодка быстро прошла под кормою другого корабля и исчезла у всех на глазах.
   Шлюпка медленно возвращалась назад. Весь экипаж высыпал на борт встретить матросов.
   Четверо матросов имели растерянный, почти испуганный вид. Офицер прыгнул на мостик, не произнося ни слова, и направился к командиру.
   -- Лодка слишком легка для шлюпки, мистер Найтед,-- спокойно произнес Уильдер, видя приближающегося офицера.
   -- Слишком легка, капитан? Знаете ли вы человека, который греб?
   -- Не очень; я знаю только, что это висельник.
   -- Он заслуживает этого наказания.
   -- Да, я думаю, что с ним был бы брошен в море не слишком большой груз честности. Что с ним сталось?
   -- Вопрос этот легко задать, но трудно на него ответить. Хотя негодяй стар, и его голова покрыта седыми волосами, он так гнал свою лодку, словно она летела по воздуху. Мы отстали на одну минуту, самое большее на две, но когда мы подъехали к невольничьему судну -- человек и лодка исчезли.
   -- Видели вы экипаж судна?
   -- Строго говоря, я видел лишь одного матроса, так как на борту был всего один человек.
   -- А чем он был занят?
   -- Кажется, спал. Это ленивый корабль, и, я думаю, он стоит арматорам дороже, чем приносит дохода.
   -- Возможно. Ну, негодяй ускользнул. Мистер Эринг, появились все признаки ветра с моря. Мы снова поставим наши паруса. Я в восторге, что мы можем увидеть закат солнца в море.
   Оба лейтенанта и весь экипаж с жаром принялись за работу. В это время Уильдер обернулся к мистрис Уиллис, которая слышала его короткий разговор с лейтенантом.
   -- Видите, сударыня, наше путешествие начинается не без предзнаменований.
   -- Когда вы говорите мне с той особенной искренностью, которою вы иногда обладаете, непостижимый молодой человек,-- ответила она,-- что мы неблагоразумно доверяемся океану на этом судне, я почти готова верить вашим словам. Но когда вы прибегаете к помощи недоговоренностей, чтобы подкрепить ваше мнение, вы только укрепляете меня в моем решении.
   -- Люди, к кабестану {Кабестан -- ворот для поднятия якоря. (Прим. ред.)}!-- вскричал Уильдер таким тоном, словно хотел сказать своим собеседницам:-- Вам еще придется испытать последствия вашего решения!
   Началась трудная работа поднятия тяжелого якоря из глубины моря, и через несколько минут корабль осободился от цепей, приковавших его к дну. Верхние паруса были развернуты, нижние упали, и не прошло десяти минут, как "Каролина" запенила волны.
   На этот раз "Каролина" приблизилась к невольничьему кораблю более удачно. Когда она проходила мимо, на корме невольничьего корабля показался человек в форме морского офицера и помахал в воздухе в знак приветствия своей фуражкой. Ветер растрепал волосы этого человека, и Уильдер узнал в нем Корсара.
   "Каролина" прошла. Моряк, стоявший на корме невольничьего корабля, в последний раз махнул фуражкой в знак прощания и скрылся.
   -- Возможно ли, чтобы подобный человек мог торговать людьми?-- вскричала Гертруда.
   Не получив ответа, она с живостью обернулась к своей спутнице. Глубоко задумавшаяся гувернантка неподвижно стояла, устремив глаза в пространство, где недавно появился незнакомец. Гертруда взяла ее за руку, повторяя свои слова; мистрис Уиллис пришла в себя и провела по лбу рукою; она ответила с рассеянным видом и грустной улыбкой:
   -- Встреча корабля, или вид морского маневра, моя дорогая, всегда вызывают во мне старые воспоминания. Этот человек, показавшийся на борту корабля, является необыкновенным.
   -- Для работорговца очень необыкновенным.
   Мистрис Уиллис оперлась на мгновение на руку Гертруды и потом повернулась к Уильдеру. Молодой моряк изучал выражение ее лица с вниманием, не менее странным, чем задумчивый вид гувернантки.
   -- Скажите мне, молодой человек,-- произнесла она,-- этот человек -- командир судна?
   -- Да, сударыня!
   -- Вы знаете его?
   -- Мы встречались.
   -- Как его имя?
   -- Хозяин зтого корабля. Другого имени его я не знаю.
   -- Гертруда, пойдем в нашу каюту. Когда мы потеряем из виду землю, мистер Уильдер будет добр известить нас об этом.
   Уильдер поклонился, и дамы оставили палубу. "Каролина" должна была скоро выйти в открытое море. Чтобы ускорить ход корабля, молодой капитан отдал самые искусные распоряжения, и после каждого из них он украдкой бросал взгляды на корабль, находившийся сзади.
   Результатом его забот было то, что "Каролина" неслась по океану с замечательной быстротой. Прешло немного времени. Земля уже скрылась с двух сторон, и ее можно было заметить лишь сзади, где виднелись голубоватые острова. Дамам было дано знать об этом. День угасал, и острова готовы были скрыться с глаз, когда Уильдер взобрался на одну из самых высоких мачт с подзорною трубою в руках. Он долго с беспокойством наблюдал за покинутой бухтой.
   Когда он сошел вниз, его взор был спокоен и лицо довольно. Он торжествующе улыбался и смело и бодро отдавал приказания. Самые старые матросы клялись, что никогда "Каролина" не шла с такой быстротой. Лейтенанты, смотря в корабельный журнал, удивлялись необычайной быстроте судна.
   Довольство и веселье водворились на судне. Можно было надеяться, что переход кончится скоро и благополучно.
   Вскоре солнце опустилось в море, озаряя своим закатом его безграничный простор.
   Наконец, ночные тени начали покрывать бесконечную морскую гладь.
  

ГЛАВА XIV

  
   Уильдер подошел к дамам с довольным видом и веселым выражением, которые появляются у каждого привычного моряка, когда корабль, избавившись от опасного соседства с землею, находится среди необъятных просторов океана. Он не сделал ни одного намека на всевозможные опасности перехода, напротив, тысячью мелких услуг старался загладить у пассажирок всякое напоминание о происшедшем.
   Но все же мистрис Уиллис время от времени устремляла беспокойные глаза на молодого капитана, словно его веселость, обычная среди моряков, вызывала в ее воображении милые, но печальные образы. Гертруда испытывала живейшее удовольствие при мысли, что она возвращается к родному очагу, к любимому отцу.
   В эти короткие и приятные минуты Уильдер явился совсем в другом свете. Его разговор, отличавшийся непринужденностью и откровенностью моряка, был в то же время проникнут изяществом мысли и юмором.
   Час дружеского разговора на корабле иногда соединяет людей теснее, чем целые недели на суше. Когда человек находится среди водной пустыни, он лучше чувствует, что его счастье зависит от других.
   Пробило восемь часов, и на палубе раздался хриплый голос, сзывавший спящих матросов.
   -- Вахта,-- сказал, улыбаясь, Уильдер, заметив, что эти непривычные звуки заставили вздрогнуть Гертруду.-- Мы, моряки, не всегда наслаждаемся музыкальной гармонией, как вы можете судить по этому голосу. Но каким бы диссонансом ни казался он вам, есть на этом корабле уши, для которых он еще менее приятен.
   -- Вы говорите о спящих?-- спросила мистрис Уиллис.
   -- Я говорю о тех, кто идет на вахту. Нет ничего слаще сна для моряка. Это самое ценное для него удовольствие. С другой стороны, нет более вероломного товарища для командира судна.
   -- Но почему же отдых для капитана менее приятен, чем для матроса?
   -- Потому что подушкой служит ответственность.
   -- Вы слишком молоды, мистер Уильдер, чтобы исполнять возложенные на вас обязанности.
   -- Нас всех преждевременно старит наша служба.
   -- Так почему же вы не бросите ее?-- с живостью спросила Гертруда.
   -- Бросить ее,-- повторил он, устремляя на нее горящие глаза,-- это для меня все равно, что отказаться от воздуха, которым мы дышим.
   -- Давно вы служите?-- обратилась к нему мистрис Уиллис.
   -- Я думаю, что родился на море.
   -- Думаете? Вы знаете место, где родились?
   -- Все мы,-- отвечал с улыбкой Уильдер,-- основываем свое знание этого важного события на свидетельстве других. Мои первые воспоминания -- вид океана.
   -- Вы, по крайней мере, счастливы в выборе тех, кто хранил ваше детство и воспитал вас?
   -- Да, без сомнения,-- горячо ответил Уильдер и, на мгновение задумавшись, прибавил с грустной улыбкой:-- а теперь я пойду исполнить мою последнюю дневную обязанность. Угодно вам выйти посмотреть, хороша ли будет ночь?
   Гувернантка взяла предложенную Уильдером руку, и они молча пошли по лестнице. Гертруда следовала за ними. Они вышли на мостик.
   Ночь была темна. Луна только-что взошла, но ее серебряные лучи не могли прорвать пелены мрачных туч, покрывавших небо. Здесь и там иногда пробивался сквозь тучи слабый луч, который падал на воду, и его блеск казался горящей вдали свечей. С востока дул сильный ветер. Белые пенистые гребни тянулись яркими линиями, и порой казалось, что они освещают волны.
   -- Подобное зрелище,-- сказала мистрис Уиллис,-- вознаграждает за месяц заключения на корабле. Вы должны находить, мистер Уильдер, живейшее наслаждение в этих картинах: ведь они родственны вам.
   -- Без сомнения, без сомнения; в этом есть известное удовольствие. Мне хотелось бы, однако, чтобы ветер переменился. Я не люблю ни этого неба, покрытого мглою, ни этого ветра.
   -- Корабль идет очень хорошо,-- спокойно возразила мистрис Уиллис,-- и если мы будем так продолжать наше путешествие, можно ожидать, что мы скоро и благополучно окончим переход.
   -- Без сомнения!-- вскричал Уильдер таким тоном, словно он только теперь заметил присутствие дам,-- Это очень вероятно, это, наверное, будет так. Мистер Эринг, ветер становится слишком тяжел для этого паруса.
   Лейтенант тотчас отдал матросам приказание.
   Мистрис Уиллис и Гертруда стояли около Уильдера. От них не ускользнуло беспокойство, овладевшее капитаном.
   -- Погода внушает вам беспокойство?-- спросила у него гувернантка, видя, что он долго и пристально всматривается в даль.
   -- Не под ветром надо искать указаний на погоду,-- ответил он.
   -- На что вы смотрите так внимательно?
   Уильдер медленно поднял руку, готовясь указать на какой-то предмет, но его рука вдруг опустилась.
   -- Это иллюзия,-- произнес он, круто поворачиваясь, и быстрыми шагами стал ходить по мостику.
   С удивлением и тайным беспокойством следили его собеседницы за необыкновенными, почти бессознательными движениями молодого моряка. Их глаза скользили по всему видимому пространству, но они видели лишь волны, увенчанные блестящими бороздами пены, что делало еще более мрачным и тревожным вид этой водной пустыни.
   -- Мы ничего не видим,-- сказала Гертруда, когда Уильдер снова остановился около них и опять устремил глаза в пространство.
   -- Смотрите,-- ответил он, указывая пальцем,-- вы ничего не видите там?
   -- Ничего.
   -- Смотрите в море. Там, в том месте, где небо касается воды! Эта блестящая полоса, задернутая туманом, где волны поднимаются, как маленькие горы! Ну, вон они опустились. Мои глаза не обманули меня: это корабль!
   -- Парус! Го!-- закричал с высоты мачты голос, прозвучавший в ушах Уильдера, как зловещее карканье.
   -- С какой стороны?-- крикнул он.
   -- Под ветром,-- отвечал матрос, крича изо всех сил.-- Он похож больше на туман, чем на корабль.
   -- Да, он прав,-- прошептал Уильдер;--но очень странно, что в этих местах очутился корабль.
   -- Почему это более странно, чем наше присутствие здесь?
   -- Почему?-- повторил молодой командир, глядя ни мистрис Уиллис, но почти не замечая ее.-- Я говорю, странно, что это судно находится здесь. Я бы хотел, чтобы оно держало путь к северу.
   -- Но вы не объясняете причин. Неужели нам назначено судьбою вечно слушать ваши мнения без объяснения причин? Или вы считаете нас не достойными разумных разговоров, или не способными понимать, раз дело касается моря? Вы этого еще не испытали и решаете слишком поспешно. Попробуйте, не обманем ли мы ваших ожиданий.
   Уильдер усмехнулся и поклонился мистрис Уиллис. Но он не стал пускаться в объяснения и снова стал следить за горизонтам, где виднелся парус.
   Дамы последовали его примеру, но без успеха. Наконец, благодаря подробным разъяснениям Уильдера, они заметили темную точку.
   -- Это корабль,-- произнесла мистрис Уиллис,-- но на очень большом расстоянии.
   -- Гм! Я хотел бы, чтобы он был еще дальше.
   -- Почему? Разве у вас есть основания думать, что нас поджидает враг?
   -- Нет, но его положение мне не нравится. Хорошо было бы, чтобы он плыл к северу.
   -- Это какой-нибудь корабль из Нью-Йоркского порта возвращается в Караибское море.
   -- Нет,-- сказал Уильдер, поникнув головою,-- ни одно судно с высот Неверзена не вышло бы в открытое море при таком ветре.
   -- Может быть, это купеческое судно или крейсер, идущий из мест, которые я только-что назвала?
   -- Ни то, ни другое. Ветер дул с севера два дня.
   -- Но, быть может, этот корабль идет из вод Лонг-Эйленд-Зунда?
   -- Без сомнения, мы можем еще надеяться на это,-- прошептал Уильдер упавшим голосом.
   Но Уильдер был слишком озабочен, чтобы продолжать разговор. Он подозвал дежурного офицера и некоторое время совещался с ним. Моряк этот занимал на корабле второстепенное положение, был бравым офицером, но не обладал проницательным умом. Он не находил ничего, достойного внимания, в этом корабле, представлявшемся еще смутным, почти призрачным. Но как моряк, он скоро понял справедливость замечаний своего командира, и им овладело величайшее изумление.
   -- Действительно, странно видеть здесь корабль!-- вскричал он, качая головой.-- А что это корабль, так это несомненно.
   -- Удивительно!-- рассеянно проговорил Уильдер, больше занятый собственными мыслями, чем словами своего помощника.
   -- Находились люди, которые говорили, что "Летучий Голландец" крейсеровал около этого мыса...-- начал было суеверный моряк.
   -- Нет, нет!-- сказал Уильдер.-- Эй, как давно заметил ты паруса?-- крикнул он матросу на мачте.
   -- Я только-что вошел, а матрос, которого я сменил, говорил, что видел его больше часа.
   Уильдер велел позвать смененного матроса.
   -- Давно ты заметил корабль под ветром?-- спросил у него Уильдер.
   -- Я увидел его перед семью часами, а то, что я увидел, люди с хорошими глазами могут видеть и теперь.
   -- В каком положении был он по отношению к нам, когда ты в первый раз увидел его?
   -- Немного ближе к бимсу {Бимс -- балка, поддерживающая палубу и служащая связью между шпангоутами (ребрами) корабля.}, чем теперь.
   -- В таком случае, мы оставим его позади!-- вскричал Уильдер с явным удовольствием.
   -- Нет, ваша честь, вы забыли, что мы держимся ветра с начала вахты {Вахта исчисляется четырехчасовым промежутком времени. (Прим. ред.)}.
   -- Ты прав,-- возразил разочарованным тоном его командир.-- И он находится в прежнем положении?
   -- Нет; он, должно-быть, хороший ходок, если может составлять компанию "Королевской Каролине".
   -- Иди, иди в свою каюту; на восходе мы лучше рассмотрим этот корабль.
   -- Мистер Эринг,-- проговорил Уильдер, когда матрос ушел,-- переменим направление. Подымите людей на помощь.
   Лейтенант издал хорошо знакомый матросам крик, призывавший на помощь товарищам. Ни одной минуты не было потеряно, не раздавалось ни одного слова, кроме отрывистых и властных приказаний Уильдера. Через минуту большие мачты наклонились к западу, и корабль с прежней скоростью поплыл в новом направлении.
   Уильдер порывисто обернулся, чтобы посмотреть на другой корабль.
   -- Корабль скрылся,-- сказал Эринг голосом, в котором звучали и бодрость, и недоверие.
   -- Он должен быть с этой стороны, но, признаюсь, я не вижу его... Вон он!-- вдруг вскричал Уильдер.-- И клянусь, он тоже переменил направление.
   Справедливость сказанного была очевидна. Каждый моряк мог убедиться в этом.
   -- Корабль действительно переменил направление!-- вскричал Эринг после долгого раздумья, и в его голосе зазвучал суеверный ужас.-- Я долго живу на море, но никогда не видел, чтобы корабль так легко переменил направление против волн, которые бьют его в носовую часть.
   -- Легкий и послушный корабль может легко переменить направление,-- ответил Уильдер,-- особенно, если на борту много рук... Мистер Эринг,-- добавил он,-- мы поставим все паруса на "Каролине" и будем состязаться в скорости с этим дерзким кораблем.
   Лейтенант, ум которого работал очень медленно, охотно возразил бы, но не осмелился. Ровный и спокойный тон молодого командира вселял в него робость.
   Паруса были быстро развернуты. Все с глубоким вниманием устремили глаза на предмет, или, вернее, тень, видневшуюся под ветром.
   Казалось, "Королевская Каролина", как и ее экипаж, поняла необходимость удвоить быстроту. Лишь только большие паруса были развернуты, она вся подалась вперед.
   Уильдер с волнением следил за движениями корабля взором опытного моряка. Раз или два, когда он видел, как содрогается судно от удара волн, его полуоткрытые губы готовы были отдать приказ уменьшить количество парусов; но взгляд, брошенный на корабль, все еще видневшийся на горизонте, заставлял его оставаться при своем решении.
   Как отчаянный авантюрист, поставивший на карту всю свою судьбу, он непоколебимо ждал результатов.
   Моряки следили за малейшими движениями своего корабля. Ни один человек не оставил палубы в продолжение нескольких часов. Все прониклись сознанием серьезности положения, хотя и не знали твердо, в чем заключается опасность.
  

ГЛАВА XV

  
   Обязанности второго лейтенанта на "Королевской Каролине" исполнял некто Найтгед {Найтгед -- в переводе: "темная голова".}. Имя это как бы указывало на густой туман, окутывавший верхнюю часть его тела. Он пользовался большим влиянием среди матросов, и его мнения принимались всегда с тем уважением, с каким относятся к словам оракула.
   Пока судно неслось на всех парусах, и Уильдер, стремясь потерять из вида беспокойного соседа, пускал в ход всевозможные средства, чтобы ускорить бег корабля, этот невежественный и упрямый моряк, стоя посредине палубы, в кругу самых старых и опытных матросов, беседовал о странном появлении паруса и необыкновенном поведении их капитана.
   -- Я слышал от старых матросов, что дьявол посылает иногда одного из своих лейтенантов на борт корабля, чтобы навести его на риф или мель, вызвать крушение и выручить свою долю среди потонувших душ.
   -- Однако, наш молодой капитан держит корабль в руке,-- сказал самый старый из всех матросов, внимательно следивший за всем, что делал Уильдер.-- Он ведет судно необыкновенным образом, согласен, но он не оборвал еще ни одной каболки {Каболка -- пеньковая нить. (Прим. ред.)}.
   -- Каболки!-- повторил лейтенант с презрительным видом.-- Какое дело до каболки, когда лопнет канат! Послушай, старый Билль, чорт никогда не оставляет дела на полдороге.
   -- Мистер Найтгед умеет держать корабль во всякую погоду,-- сказал другой матрос.
   -- Я выучился на работе, не ходя в школу. Но что сделает тут знание! Я говорю, друзья, что ни один моряк не мог и не смел бы пустить так корабль.
   Общий шопот доказал, что большая часть матросов, если не все, разделяла это мнение.
   -- Но все же как он провел "Каролину" сегодня утром! Я никогда не видел, чтобы корабль так скоро выпутался из неприятности,-- сказал старый матрос.
   Найтгед с многозначительным видом стал смеяться.
   -- А что вы думаете, приятели, о рыбаке в лодке? Я не думаю, что много нашлось бы старых морских волков, способных ускользнуть от подобной охоты.
   -- Он ускользнул, действительно, замечательно!-- произнес старый матрос, доверие которого к Уильдеру стало колебаться.
   -- Посмотрите, как чернеет небо; ночь, когда я перенес крушение в заливе...
   -- Го! К средней части!-- раздался спокойный и повелительный голое Уильдера.
   Голос, неожиданно раздавшийся из глубины взволнованного океана, не мог бы показаться матросам более страшным, чем этот неожиданный приказ. Молодой командир должен был повторить команду, прежде чем Найтгед, который по должности должен был ответить первым, смог решиться исполнить приказ.
   -- Прикажите распустить нижние паруса!-- произнес Уильдер.
   Лейтенант и его товарищи переглянулись в глубочайшем удивлении.
   Действительно, отчаянная решимость Уильдера, с какой он последовательно ставил паруса, могла бы зародить подозрение насчет его намерений или знаний даже у менее суеверных людей. Давно уже Эринг и его приятель, второй лейтенант, более невежественный и, следовательно, более упрямый, заметили, что их молодой командир так же искренно, как они, желал ускользнуть от корабля, который так странно следил за всеми их движениями. Но их чрезвычайно удивил образ действий Уильдера. Наконец, после совещания с приятелем, Эринг решился подойти к капитану.
   -- Я не вижу,-- сказал он,-- чтобы мы удалялись от неизвестного судна, хотя наш корабль идет изо всех сил.
   Уильдер взглянул на темную точку, видневшуюся на горизонте, и нахмурил брови, но ничего не ответил.
   -- Мы всегда находили,-- продолжал Эринг,-- что экипаж не любит работать помпами. Мне нет надобности говорить опытному офицеру, что матросы редко любят эту работу.
   -- Каждый раз, как я сочту нужным отдать приказание, экипаж этого судна должен будет исполнить его, мистер Эринг!
   -- Уверены ли вы, капитан Уильдер, что "Королевская Каролина" может уйти от этого корабля?
   -- Я боюсь противного. Возьмите, Эринг, трубу и скажите, под какими парусами идет это судно и на каком расстоянии оно может быть,-- произнес с задумчивым видом Уильдер.
   Лейтенант долго и внимательно смотрел в трубу. Наконец, он ответил, как человек, мнение которого определилось:
   -- Если этот корабль построен и оснащен, как все корабли, я скажу, что он несет три зарифленных марселя, нижние паруса, парус фок-мачты и драйрен-реи.
   -- И ничего больше?
   -- Я бы поклялся в этом, если бы мог убедиться, что этот корабль похож на все остальные.
   -- А расстояние?-- спросил Уильдер.-- Вы ничего не сказали о расстоянии.
   -- Можно предположить, что он в двух милях от нас; немногим больше или меньше.
   -- Я так и думал. Это немалое преимущество в такой охоте, Эринг! Я заставлю "Каролину" вылететь из волн, если понадобится, но я уйду от этого корабля.
   -- Это было бы хорошо, если бы "Каролина" имела крылья чайки. Но при ее конструкции возможно, что она погрузится еще глубже.
   -- До сих пор она хорошо несет свои паруса. Вы не знаете, на что она способна.
   -- Я видел ее ход во всякую погоду, капитан Уильдер, но...
   Он вдруг замолчал. Огромная черная волна поднялась перед носом корабля и, казалось, угрожала поглотить все, находящееся перед ней. Сам Уильдер с тревогою ожидал толчка, сознавая, что он перешел пределы умеренности, пуская с такою силою корабль. Волна разбилась на некотором расстоянии от носа "Каролины" и обдала палубу пеной.
   Полминуты передняя часть корабля была под водою. Корабль остановился, содрогаясь всем своим крепким корпусом, и когда он возобновил свой бег, его ход был более угрожающим.
   Эринг молча смотрел на своего командира, сознавая, что никакие слова не могли бы быть убедительнее того, что произошло. Матросы громко выражали свое недовольство, но Уильдер или не слышал, или делал вид, что не слышит. Упорно следуя своим тайным намерениям, он подвергался величайшему риску ради их выполнения.
   Раздавшийся с кормы крик, глухой, но ясно слышный, напомнил ему о тревоге других. Быстро повернувшись, он подошел к Гертруде и мистрис Уиллис, которые уже несколько часов, дрожащие и встревоженные, следили за его малейшими движениями, не осмеливаясь ничего спрашивать.
   -- Корабль так хорошо выдержал этот удар,-- произнес он ободряющим тоном,-- что я почувствовал величайшее доверие к нему. С этим великолепным кораблем моряк никогда не окажется в затруднительном положении.
   -- Мистер Уильдер,-- ответила гувернантка,-- я часто видела страшную стихию, среди которой вы живете; бесполезно обманывать меня. Я знаю, что вы ускоряете ход судна выше меры. Имеете ли вы достаточно причин для оправдания подобного неблагоразумия?
   -- Имею.
   -- И они должны, как и все остальные ваши причины, остаться тайной, или, быть может, мы узнаем их?
   -- Раз вы так хорошо знакомы с моей профессией,-- ответил с легкой улыбкой Уильдер,-- мне нет надобности говорить вам, что необходимо развернуть паруса, чтобы заставить корабль итти против ветра...
   -- По крайней мере, вы можете ответить прямо на другой вопрос. Благоприятен ли этот ветер, чтобы пройти опасные рифы Гаттераса?
   -- Я сомневаюсь в этом.
   -- В таком случае, почему бы нам не вернуться туда, откуда мы вышли?
   -- Вы согласились бы на это?-- быстро спросил молодой моряк.
   -- Я хотела бы увидеться с отцом!-- с живостью воскликнула Гертруда.
   -- Я желала бы, мистер Уильдер,-- произнесла спокойно гувернантка,-- оставить этот корабль. Я не спрашиваю у вас объяснений всех ваших таинственных мнений. Верните нас нашим друзьям в Нью-Порт, и я не предложу вам ни одного вопроса.
   -- Это можно сделать,-- прошептал Уильдер,-- это возможно. Только несколько часов подобного ветра. Мистер Эринг!
   В одно мгновение лейтенант был около него. Уильдер указал ему на черную точку, видневшуюся все еще под ветром, и, вручив ему подзорную трубу, попросил посмотреть еще раз. Они по очереди внимательно и долго рассматривали корабль.
   -- Он не несет ни одним парусом больше!-- с нетерпением воскликнул командир.
   -- Ни одним больше.
   -- Эринг, я думаю, что этот ветер слишком западный. Поднимите брасы {Брас -- одна из снастей. (Прим. ред.)} над ветром.
   Лейтенант выслушал этот приказ с нескрываемым изумлением. Он не нуждался ни в каком объяснении. У него было достаточно опыта, чтобы понять, что результатом этого маневра будет возвращение на путь, которым они уже проплыли, т.-е. отказ от цели путешествия. Он позволил себе отсрочить исполнение приказания, чтобы сделать несколько возражений Уильдеру.
   -- Я надеюсь, что такой опытный моряк, как вы, не обидится на мое мнение. Кто может сказать, что завтра или послезавтра не подует ветер со стороны Америки, с северо-запада?
   -- Поднимите брасы над ветром!-- повелительно повторил Уильдер.
   Характер честного Эринга был слишком миролюбив и податлив, чтобы он решился ослушаться. Он отдал тотчас необходимые приказания, и они были исполнены. Только Найтгед и старые матросы громко ворчали на внезапные и, повидимому, бессмысленные перемены, происходившие в мыслях их капитана.
   Уильдер, как прежде, оставался равнодушен ко всем проявлениям недовольства. Между тем корабль, как птица, утомившая свои крылья в битве с ураганом и уступившая ветру, пошел легче. Но все же, по мнению всего экипажа, он нес еще слишком много парусов в такую мрачную ночь. А неизвестный парус попрежнему виднелся на западе, словно он был тенью первого.
   Мистрис Уиллис и ее воспитанница удалились в каюту. Первая тайно поздравляла себя с тем, что оставит этот корабль, путешествие на котором началось так неблагополучно, а вторая мечтала о скором свидании с отцом. Ей казалось, что ничто не изменилось в ходе судна. Уильдер мог бы менять сколько угодно направление корабля, и Гертруда ничего не заметила бы.
   Уильдер не мог понять необыкновенных движений неизвестного корабля, который, казалось, скорее предупреждал его маневры, чем следовал им. Его надежды ускользнуть от этого наблюдения были уничтожены легкостью движений и превосходством парусов соперника, так что, наконец, даже ему все это стало казаться необъяснимым.
   Пока Уильдер был занят этими мрачными мыслями, небо и море начали принимать иной вид.
   Светлая полоса, долго видневшаяся на востоке, вдруг исчезла. Тяжелые массы туч скопились там, и густые испарения поднялись от воды. С другой стороны черная тень покрывала весь запад, и зрение терялось в этом длинном поясе мрака. Неизвестный корабль еще колыхался среди тумана, как зловещий знак, и по временам его легкие очертания, казалось, таяли в воздухе.
  

ГЛАВА XVI

  
   Уильдер не проглядел этих роковых, слишком хорошо знакомых ему признаков. Едва туман внезапно окутал таинственный корабль, за которым он так следил, как раздался его сильный голос.
   -- Встать!-- закричал он.-- Встать! Взять на гитовы {Гитовы -- снасть, которой подтягиваются паруса к рее. (Прим ред.)} все паруса! Взять их все, до последнего лоскутка от носа до кормы! За работу, друзья, смелее!
   Уильдер приказывал, чтобы разбудить задремавших и воодушевить ленивых.
   Лишь только он увидел, что люди на ногах, как стал отдавать приказания со всем необходимым спокойствием и энергиею.
   Неизвестный корабль исчез в неопределенном свете, который в эти минуты распространился над морем, как колеблющийся, таинственный туман. Самый океан говорил о близкой, резкой перемене. Волны уже не разбивались в блестящие, пенистые гребни; они все более нарастали.
   В этот момент неожиданный свет прорвал тьму океана, и вдали послышался шум, подобный отдаленному раскату грома. Матросы взглянули друг на друга испуганными глазами и, казалось, оцепенели от ужаса. Но их командир, спокойный и более внимательный, придал иной смысл этому сигналу. Он сжал губы и гордо, презрительно прошептал:
   -- Или он думает, что мы спим?
   -- Какая ужасная ночь, капитан Уильдер,-- сказал Эринг, приближаясь и, по праву своего ранга, заговаривая первым.
   -- Я видел признаки перемены ветра,-- ответил Уильдер.
   -- Да,-- вмешался Найтгед хриплым голосом;-- как-раз в такую же ночь я видел, как бездна поглотила "Везувий". Видите вы этот сероватый свет,-- продолжал он,-- который движется на нас? Скажите мне, идет ли он со стороны Америки, или же от неизвестного корабля, который, неизвестно зачем, так долго оставался у нас под ветром, а теперь взял курс на нас или, по крайней мере, готов взять?
   -- Ах, капитан Уильдер,-- произнес Эринг,-- я охотно отдал бы арматорам мое жалованье за последний месяц, хотя заработал его в поте лица, чтобы только узнать, под каким флагом идет это неизвестное судно?
   -- Француз, испанец или дьявол,-- вот кто идет!-- вскричал Уильдер. Потом, повернувшись к безмолвному и внимательному экипажу, он крикнул полным энергии голосом:
   -- Притяните реи вперед! Притяните, мои друзья, крепче и сильнее!
   Это был крик, понятный экипажу. Все нервы и мускулы напряглись, чтобы встретить наступающую бурю. Никто не произнес ни слова. Все удесятерили усилия, соперничая друг с другом. Нельзя было терять ни минуты, не было руки, которая не была бы необходима, у которой не было бы дела. Прозрачный роковой туман, уже четверть часа тому назад собравшийся на северо-западе, со стремительностью летел теперь на них. Вот послышался глухой, страшный рокот океана, и его поверхность покрылась блестящей пеной. Через минуту бешеный ветер всей силой налетел на корабль.
   Уильдер хотел воспользоваться слабой возможностью поставить корабль под ветром, но это не удалось.
   "Каролина" храбро выдержала толчок. На один миг она уступила силе урагана, и ее борт почти покрылся водою. Дважды ее большие мачты опускались и дважды грациозно подымались. Наконец, они уступили, и судно легло на воду.
   -- Бегите за топором!-- крикнул Уильдер, хватая Эринга за руку.
   Лейтенант повиновался.
   -- Рубить?-- спросил он, подымая руку с топором у мачты.
   -- Постойте! Слушается судно руля?
   -- Нет.
   -- Тогда рубите,-- произнес Уильдер.
   Одного удара было достаточно, чтобы исполнить этот приказ.
   -- Подымается судно?-- крикнул Уильдер рулевому.
   -- Оно сделало легкое движение, но теперь снова легло на бок.
   -- Рубить?-- спросил Эринг, подходя к большой мачте.
   -- Рубите!-- был ответ.
   Страшный треск последовал за этим приказанием. Дерево, снасти, паруса -- все рухнуло в бездну моря, и корабль, поднявшись в то же мгновение, тяжело поплыл по направлению ветра.
   -- Подымается! Подымается!-- разом закричали двадцать голосов.
   -- Пусть ничто не стесняет его движений,-- прибавил спокойный голос капитана.
   Повисший передний парус надулся с такою силою, что почти увлекал за собою единственную уцелевшую мачту. Уильдер сразу увидел необходимость избавиться от этого паруса. Подозвав Эринга, он указал ему на опасность и отдал необходимые приказания.
   -- Эта мачта не может долго противостоять подобным порывам ветра,-- закончил он.-- Если она упадет на переднюю часть корабля, то нанесет роковой удар. Надо послать туда человека или дух отрубить парус на рее.
   -- Это очень опасно при таком бешеном ветре.
   -- Вы правы,-- сказал Уильдер,-- оставайтесь здесь, и если со мной произойдет какое-либо несчастье, ведите корабль в северный порт. Особенно не стремитесь к Гаттерасу...
   -- Что вы хотите делать, капитан Уильдер?-- перебил его лейтенант, тяжело опуская ему на плечо руку.
   -- Я иду отрубить этот парус, чтобы не губить мачты и, может-быть, корабля.
   -- Да, да, я это ясно вижу. Но никто не скажет, что другой исполнил долг Эдуарда Эринга. Ваше дело привести корабль к мысу Виргинии, а мое -- обрубить этот парус. Если со мной что-нибудь случится, занесите в корабельный журнал несколько слов, как я погиб. Это будет лучшей и самой приличной эпитафиею для моряка.
   Уильдер не возражал. Он привык исполнять свои обязанности, и не удивлялся преданности делу в другом.
   Эринг бросился к мачте. Пять или шесть матросов полезли за ним вверх.
   -- Сходите со снастей!-- крикнул им Уильдер в рупор.-- Все сходите!
   Лейтенант посмотрел вокруг. Слова Уильдера ни на кого не подействовали; Эринг поднял топор и ударил по толстой веревке, которая прикрепляла к нижней рее угол паруса.
   В эту минуту Уильдер услышал треск нижних рей мачты.
   -- Сходите,-- закричал он в рупор ужасным голосом,-- сходите все! Дело идет о вашей жизни! Сходите!
   Только один из матросов воспользовался этим советом и с быстротою ветра спустился на палубу.
   Канаты один за другим лопались и, наконец, с шумом треснула мачта. Несколько мгновений она качалась, потом, уступая движению судна, с ужасным шумом упала в море. Веревки, снасти, канаты разорвались, как нитки, и остов корабля, голый и изувеченный, ринулся вперед. Красноречивое молчание последовало за этим падением. Казалось, сама стихия притихла, довольная своей работой. Уильдер бросился к борту и ясно увидел, как несчастные жертвы еще цеплялись за свою хрупкую поддержку. Он увидел, как Эринг сделал прощальный жест. Потом все снасти, обломки мачт и все те, которые держались за них, скрылись в сплоченном тумане, окружавшем корабль и стеной стоявшем до самых облаков.
   -- Готовьте скорее шлюпку! В море!-- кричал Уильдер, забывая о невозможности подать погибавшим хоть малейшую помощь в такую бурю.
   Но смущенные, оцепеневшие моряки не слышали его. Никто не двинулся, никто не думал повиноваться.
   -- Слишком поздно! Слишком поздно!-- сказал себе Уильдер с отчаянием.-- Никакое усилие, никакое могущество человеческое не могло их спасти.
   -- Я вижу паруса,-- тихо произнес рядом с ним Найтгед полным ужаса голосом.
   -- Пусть приходит он!-- с горечью ответил молодой капитан.-- Несчастье достигло своего апогея.
   -- Будь это даже корабль мертвецов, мы обязаны перед пассажирами и арматорами говорить с ним,-- сказал второй лейтенант.
   -- С ним говорить! Пассажиры!-- невольно повторил Уильдер его слова.-- Нет, все лучше, чем это! Видишь ты корабль, который так быстро идет на нас?-- спросил он у рулевого.
   -- Да,-- последовал короткий ответ.
   -- Уступи ему проход!
   Таинственное судно шло среди тумана почти с быстротой ветра. Ни один парус не был развернут. Зрители на палубе "Каролины" думали, что их корабля не видят, и некоторые громко требовали, чтобы зажгли огни во избежание страшного столкновения.
   -- Нет!-- вскричал Уильдер.-- Они слишком хорошо видят нас.
   Матросы молчали. Через минуту таинственный корабль был не больше, как в ста метрах от "Каролины". Никакого признака жизни не было на его борту.
   Уильдер затаил дыхание, когда неизвестный корабль проскользнул вблизи них. Его тревога дошла до крайнего предела; но когда он не увидел ни одного человеческого лица, ни одного движения, чтобы остановить бешеный бег судна, радостная улыбка озарила его лицо, словно он считал себя счастливым, будучи предоставлен собственной судьбе.
   Таинственный корабль прошел, как мрачное видение, и скоро почти скрылся в волнах и пене.
   -- Он исчез в тумане,-- произнес Уильдер.-- Пусть он уходит: это самое пламенное мое желание. Он ушел вперед, и теперь я желаю только одного, чтобы этот ураган длился до рассвета.
   Найтгед вздрогнул и бросил на своего собеседника взгляд, похожий на безмолвное проклятие.
   Уильдер, повидимому, не обращал на него никакого внимания. Он продолжал целые часы ходить по палубе, то бросая взгляды на небо, то часто и беспокойно вглядываясь в горизонт.
   "Королевская Каролина", бессильная и обезображенная, шла по ветру.
  

ГЛАВА XVII

  
   Сила бури дала себя почувствовать с того момента, как Эринг и его несчастные товарищи упали с мачтою в море. В продолжение двух часов Уильдер пускал в ход все свои знания, чтобы остатки корабля не стали добычею моря. За все это время молодому капитану не помогал никто из экипажа, кроме двух матросов, которых он поставил у руля.
   Поднявшееся солнце озарило иную картину. Ветер, казалось, истощил свое бешенство. Море успокоилось.
   Было еще очень рано.
   -- Приготовьте помпы,-- сказал Уильдер, видя матросов, выходивших из своих углов, где они провели беспокойные часы ночи.-- Слышите вы меня? -- прибавил он суровым голосом, заметив, что никто не повинуется.-- Пусть не останется ни одного дюйма воды на судне!
   Найтгед бросил на капитана зловещий взгляд и обменялся со своими приятелями выразительным подмигиваньем; но решительный тон капитана подействовал. Матросы лениво принялись за исполнение приказания.
   -- Разве есть надобность в рабочих руках на таком корабле, как этот?-- сказал Найтгед с дерзкой улыбкой.-- После того, что мы видели, никто из нас не был бы удивлен, если бы корабль сам выкачивал из себя воду, как кит.
   -- Что означают эта медленность и эти разговоры?-- спросил Уильдер, решительно подходя к Найтгеду.-- Вы должны подавать пример, а вместо этого первый выказываете неповиновение?
   Лейтенант отступил на шаг. Уильдер снова повторил ему приказание стать на место. Тогда Найтгед собрался с духом и ответил решительным отказом. В то же мгновение он упал к ногам разгневанного капитана, пораженный ударом, парировать который он не имел ни времени, ни ловкости.
   На минуту водворилось глубокое молчание. Затем матросы с проклятиями бросились на одинокого и безоружного Уильдера. В тот момент, когда дюжина рук протянулась, чтобы схватить его, с палубы раздался пронзительный крик, остановивший нападающих... Это кричала Гертруда. Все глаза обратились в ту сторону, откуда послышался этот голос.
   Мистрис Уиллис и ее воспитанница только-что вышли из своей каюты. Они не успели еще притти в себя от изумления, видя обезображенный корабль, как их внимание было привлечено давно уже задуманным против Уильдера бунтом.
   -- Что значит эта ужасная перемена?-- дрожащими губами спросила смертельно бледная мистрис Уиллис.
   Глаза Уильдера горели, и он был мрачен. Он ответил, делая угрожающий жест:
   -- Что это значит? Это значит бунт!
   -- Бунт! Неужели он мог дойти до того, что оставил этот корабль без мачт, без защиты в море?
   -- Послушайте, сударыня,-- резко перебил ее лейтенант,-- я могу говорить с вами откровенно, потому что известно, кто вы, и почему находитесь на "Каролине". Я видел этой ночью, что океан и небо вели себя так, как никогда раньше. Мимо нас пролетали целые легкие корабли, тогда как наш в одну минуту был сбрит, как борода бритвой.
   -- Но что общего имеет это с насилием, которое я сейчас видела? Можете ли вы объяснить мне это, мистер Уильдер?
   -- По крайней мере, вы не можете сказать, что не были предупреждены об опасности,-- с горькой улыбкой ответил Уильдер.
   -- Да,-- снова начал лейтенант,-- мы имели много предупреждений. Капитан Нигальд сломал себе ногу в ту минуту, когда подымали якорь. Никогда не видел я, чтобы подобное несчастье осталось без последствий. И разве лодка со стариком не была предупреждением? А какой день мы выбрали, чтобы сняться с якоря? Пятницу.
   Затем Найтгед в двух словах объяснил мистрис Уиллис безвыходное положение судна и невозможность продержаться на воде даже в течение нескольких часов, потому что трюм уже до половины наполнен водою.
   -- Но что же делать?-- спросила гувернантка, с отчаянием глядя на бледную, но внимательно слушавшую Гертруду.-- Нет корабля в виду, чтобы спасти нас от крушения? Неужели мы должны погибнуть?
   -- У нас есть на корме лодка,-- вскричал Найтгед,-- и земля от нас в сорока милях на норд-вест. Вода и съестные припасы в изобилии; двенадцать сильных рук скоро доставят шлюпку к американскому континенту.
   -- Вы хотите оставить судно?
   -- Да. Интересы арматоров дороги каждому моряку, но собственная жизнь дороже золота.
   -- Но, конечно, вы не замышляете никакого насилия против этого молодого человека, который, я уверена, управлял судном в таких критических обстоятельствах благоразумно?
   Найтгед пробормотал несколько невнятных слов и прошел к своим товарищам. В эти минуты томительной неизвестности Уильдер молчал и сохранял спокойный вид. Презрительная улыбка скользила по его губам, и он больше походил на человека, от которого зависит участь других, чем на ожидающего решения своей собственной участи.
   Когда матросы пришли к окончательному решению, лейтенант выступил и объявил результат совещания.
   -- Все,-- сказал он,-- находящиеся на борту, найдут себе место в этой шлюпке, кроме тех, которые якшаются с известным существом, те пусть зовут себе на помощь своих пособников.
   -- Я должен заключить из этого,-- спокойно произнес Уильдер,-- что вы хотите покинуть и корабль и свои обязанности?
   Лейтенант с некоторой робостью и одновременно с торжеством ответил:
   -- Вы умеете вести корабль без помощи экипажа; какую вы имеете надобность в лодке? Наконец, вы не можете сказать вашим друзьям, кто бы они ни были, что мы лишаем вас возможности достигнуть земли. Вам остается шлюпка.
   -- Шлюпка! Но вы отлично знаете, что без мачты все ваши соединенные усилия не могли бы поднять ее с палубы, иначе вы не оставили бы ее.
   -- Кто отнял мачты у "Каролины", тот может поставить их снова.
   Уильдер не удостоил их ответа. Матросы торопливо готовились к отъезду. Испуганные, встревоженные женщины едва успели понять положение дел, как уже увидели, что раненого капитана несут в лодку. Через минуту им предложили занять место там же.
   Гувернантке пришла мысль обратиться к капитану, но безнадежное отчаяние и выражение физического страдания, написанные на его лице, ясно показали, как мало помощи можно ожидать от раненого.
   -- Что же делать?-- спросила она Уильдера.
   -- Хотел бы я это знать!-- ответил он, бросая быстрый и проницательный взгляд на горизонт.-- Возможно, что они достигнут берега; двадцать четыре часа тихой погоды достаточно для этого.
   -- А иначе?
   -- Ветер погубит их.
   -- А корабль?
   -- Если его покинут, он должен будет пойти ко дну.
   -- Тогда я должна поговорить о вас с этими бессердечными людьми. Я не знаю, почему вы внушаете мне такое сочувствие, загадочный молодой человек!
   -- Постойте!-- произнес Уильдер, почтительно удерживая ее за руку.-- Я не могу оставить этот корабль.
   -- Мы еще не знаем этого. Можно воздействовать на самые неукротимые характеры. Может-быть, я сумею.
   -- Нужно укротить такой характер, победить такую причину, уничтожить такие предрассудки, что вам не удастся этого сделать.
   -- Предрассудки? Чьи?
   -- Мои.
   -- Что хотите вы сказать этим? Подумайте, ведь это слабость, это безумие.
   -- Похож ли я на безумного?-- спросил Уильдер.-- Чувство, которое руководит мною, может быть ложно, но каково бы оно ни было, оно срослось с моими привычками, мнениями, убеждениями. Честь запрещает мне оставить корабль, которым я командую, пока на воде остается хоть одна доска.
   -- Но какую пользу может принести в таких обстоятельствах один человек?
   -- Никакой!-- ответил он с грустной улыбкой.-- Я должен умереть, чтобы и другие, когда будут на моем месте, исполнили также свой долг.
   Мистрис Уиллис и Гертруда стояли неподвижно, со страхом и сочувствием всматриваясь в его спокойное лицо с блестящими глазами.
   -- Если бы я знала, что делать!-- вскричала мистрис Уиллис.-- Говорите, молодой человек; дайте нам советы, которые вы дали бы своей матери и сестре.
   -- Если бы я был так счастлив, что имел бы таких близких, таких дорогих людей,-- горячо ответил он,-- ничто не могло бы разлучить нас в подобную минуту.
   -- Есть ли какая-нибудь надежда для тех, кто остается на этих обломках?
   -- Очень мало.
   -- А на шлюпке?
   Прошло больше минуты, прежде чем Уильдер ответил. Он снова взглянул на неизмеримый, блестящий горизонт и заботливо изучал небо.
   Ничто не ускользнуло от его внимания, и чувства, волновавшие его, отражались на его лице.
   -- Клянусь моей честью, честью, которая обязывает меня не только советовать, но и оберегать женщин, я не доверяю погоде. Я думаю, шансы равны.
   -- Тогда останемся здесь!-- сказала Гертруда, и в первый раз с момента начала разговора румянец окрасил ее щеки.
   -- Сходите, сходите!-- нетерпеливо кричал Найтгед.-- Каждая минута света -- теперь неделя, каждая минута тишины -- год жизни. Сходите, сходите, или мы вас оставим!
   Мистрис Уиллис не отвечала, но вся фигура ее выражала нерешительность. Тогда раздался шум весел, и шлюпка скользнула мимо.
   -- Стойте!-- закричала гувернантка, приняв внезапное решение.-- Возьмите мое дитя и оставьте меня!
   Какой-то жест и несколько неясных слов лейтенанта были единственным ответом на этот призыв. Все три женщины -- мистрис Уиллис, Гертруда и негритянка Кассандра -- остались покинутыми.
   Никто из оставшихся не произнес ни слова. Каждый жадно следил глазами за удалявшейся лодкою. Уильдер оперся головою на руку, словно его голова кружилась от сознания ответственности, которую он принял на себя, но эта минута слабости скоро прошла, и к нему вернулась его обычная твердость.
   -- Они уехали!-- проговорил он, тяжело переводя дыхание.
   -- Они уехали!-- повторила гувернантка, бросая тревожный взгляд на Гертруду.-- Нет больше надежды!
   Гертруда бросилась в объятия мистрис Уиллис, и несколько мгновений они оставались в таком положении, крепко обнявшись.
   -- А теперь, моя дорогая,-- произнесла Гертруда, высвобождаясь из объятий мистрис Уиллис,-- доверимся искусству мистера Уильдера. Он предвидел и предсказал эту опасность. Почему не поверить ему теперь, когда он предсказывает наше спасение?
   -- Предвидел и предсказал!-- повторила мистрис Уиллис.-- Мистер Уильдер, я не хочу просить у вас теперь объяснений, но вы не откажетесь сообщить ваши надежды.
   Уильдер поспешил удовлетворить это любопытство. Мятежники оставили самую большую шлюпку в виду того, что потребовалось бы слишком много времени, чтобы спустить ее в океан, так как она была стиснута двумя упавшими мачтами. В нее-то Уильдер предполагал перенести все необходимое, войти со своими спутницами и ждать решительной минуты, когда корабль погрузится в воду.
   -- И это вы называете надеждой!-- воскликнула мистрис Уиллис, и разлившаяся по ее лицу бледность выдала ее разочарование.-- Я слышала, что бездна, поглощающая корабль, увлекает вслед за ним также малейшие предметы.
   -- Это бывает иногда. Ни за что в мире не хотел бы я обмануть вас.
   -- Это ужасно!-- сказала гувернантка.-- Неужели нет никакого способа спустить шлюпку в воду раньше рокового момента? Кассандра одна,-- прибавила она,-- обладает почти мужскою силою.
   -- Если бы она имела силу двадцати мужчин, я не решился бы спустить шлюпку без помощи машины. Но мы теряем время. Я сойду вниз, чтобы взглянуть, сколько времени продлится для нас неизвестность, и тогда займемся приготовлениями к отъезду. В этом вы можете мне помочь.
   Через некоторое время Уильдер, мрачный, поднялся на палубу.
   Пока женщины занялись приготовлениями, Уильдер оснастил мачты шлюпки, приготовил паруса и другие снаряды, необходимые в случае успеха.
   Среди этих забот два часа прошли так быстро, как-будто минуты стали секундами. За это время молодой человек окончил свою работу. Он отрубил веревки, прикреплявшие шлюпку к кораблю, но оставил ее на прежнем месте.
   Приняв эти меры предосторожности, он пригласил в лодку своих спутниц. Сам он поместился на корме шлюпки и уверенным видом старался вдохнуть женщинам часть своей твердости.
   В течение целых часов полной неизвестности разговор между ними, доверчивый и даже дружеский, не раз прерывался долгим молчанием и раздумьем.
   Шли минуты, часы, прошел целый день. Над бесконечной ширью океана сгустилась ночь.
   Уильдер вздрогнул, заметив на поверхности воды мрачные силуэты акул, плававших вокруг "Каролины", как-будто они инстинктивно чувствовали, что все, находящееся на этом корабле, обречено им в жертву. Но вот поднялась луна и окутала обманчивым и нежным светом эту ужасную картину.
   В это время в нижней части судна послышался глухой, угрожающий шум, и заключенный внутри корабля воздух вырвался с шумом, похожим на залп.
   -- Теперь держитесь за веревки!-- закричал Уильдер задыхающимся голосом.
   Его слова были покрыты шумом волн. Судно погрузилось, как кит, и, подняв корму, быстро пошло ко дну.
   Шлюпка была увлечена вслед за кораблем и на мгновение круто поднялась.
   Когда остатки судна исчезли в бездне, нос ее врезался в волны, и она почти наполнилась водой.
   Но так как она была крепкой и легкой, то силой толчка оказалась выброшенной на поверхность и со страшной быстротой завертелась на волнах. Потом все приняло прежний, спокойный вид. Лучи луны играли на воде совершенно спокойно, как на поверхности озера, окруженного цепью гор, дающих ему свою тень.
  

ГЛАВА XVIII

  
   -- Мы спасены!-- вскричал Уильдер.-- Мы спасены, по крайней мере, на время.
   Женщины спрятали свои лица в складках платья, и гувернантка подняла голову только тогда, когда ее спутник дважды повторил, что грозная опасность миновала.
   Со всех сторон виднелось безграничное пространство воды.
   -- На такой хорошей шлюпке и при благоприятном ветре мы можем надеяться достигнуть земли через сутки!-- вскричал с жаром Уильдер.-- Было время, когда в такой славной шлюпке я бы не колебался проехать вдоль всех берегов Америки.
   Была уже глубокая ночь, но положение путешественников, участь которых зависела от погоды, ничем не изменилось. Скоро подул норд-вест, неся с собою суровый холод со стороны Канады.
   -- А, я узнаю тебя!-- прошептал Уильдер, когда первый порыв ветра ударил в его паруса и закачал лодку.-- Я узнаю тебя по этому запаху пресной воды. Истощи свои силы на озерах и не приходи сюда, чтоб задерживать утомленного моряка и удлинять тяжелый переход из-за твоего упрямого бешенства.
   -- Что вы говорите?-- спросила Гертруда.
   -- Спите, мисс,-- ответил он таким тоном, словно ему было неприятно, что его прервали в такой момент.
   -- Какая-нибудь новая опасность?-- спросила молодая девушка.-- Не бойтесь сказать мне, что нас ожидает самое ужасное. Я чувствую, что ветер усилился.
   -- А вы знаете, куда идет шлюпка?
   -- К земле, я думаю.
   -- Если мы пойдем в этом направлении, нам надо переплыть весь Атлантический океан, прежде чем мы увидим землю.
   Гертруда ничего не ответила и умолкла.
   Но шум воды и ветра скоро привлек взоры всех трех женщин к Уильдеру.
   -- Что вы думаете о нашем положении?-- спросила мистрис Уиллис Уильдера, пристально смотря на него.
   -- Мы можем еще надеяться держаться пути кораблей, имеющих сообщение с большими северными портами.
   -- Что я вижу там?-- вдруг вскричала негритянка Кассандра, большие черные глаза которой без всякого беспокойства, только с любопытством всматривались в горизонт.-- Мне кажется, я вижу на воде большую рыбу.
   -- Это шлюпка!-- вскричал Уильдер, вспрыгнув на скамейку, чтобы рассмотреть темный предмет, который колыхался на волнах в сотне метров от того места, где была их шлюпка.
   -- Гоэ! Го! Шлюпка! К нам! Эй! Го! Шлюпка! К нам!
   В эту минуту свист ветра раздался в его ушах, но ни один человеческий голос не донесся со шлюпки.
   Темный предмет приближался. Вдруг негритянка испустила пронзительный крик, оставив руль, который незадолго перед тем передал ей Уильдер, и, упав на колени, закрыла лицо обеими руками.
   Уильдер инстинктивно поглядел, куда взглянула она, и увидел полуодетый, обезображенный труп, плывший среди пены.
   На вершине волны он как-будто остановился на мгновение, его волосы бились по воде, потом мертвое тело скользнуло мимо шлюпки, поднялось на волну и исчезло.
   Не только Уильдер, но и Гертруда, и мистрис Уиллис сразу узнали черты Найтгеда.
   -- Их шлюпка была слишком нагружена,-- произнес Уильдер.
   -- Вы думаете, что никто не спасся?-- спросила мистрис Уиллис невнятным голосом.
   -- Никто. Эта лодка и то, что на ней,-- все, что осталось от "Королевской Каролины".
   -- Неужели нельзя было предвидеть этой катастрофы?-- продолжала гувернантка, пристально смотря в лицо Уильдера.
   -- Конечно, нет.
   -- А разве опасность, на которую вы так часто и так таинственно делали намеки, не имеет никакого отношения к тому, что произошло с нами?
   -- Никакого.
   -- И она прошла с переменою нашего положения?
   -- Надеюсь.
   -- Смотрите!-- прервала Гертруда; порывисто опираясь на плечо Уильдера.
   -- Это корабль!-- вскричала радостно гувернантка.
   В самом деле, на расстоянии мили можно было заметить корабль, грациозно и свободно покачивавшийся на волнах, с которыми лодка боролась с такими усилиями. Корабль нес только один парус
   Уильдер сохранял мрачный и беспокойный вид.
   -- Теперь,-- сказала ему мистрис Уиллис, пожимая его руки,-- мы можем надеяться на наше спасение, и тогда, мужественный и благородный молодой человек, мы будем иметь случай доказать вам, какую цену мы придаем вашим услугам.
   -- Может-быть, не так легко достигнуть этого корабля, как вам кажется. Ураган может помешать нам. Теперь же ветер не таков, чтобы привести нас к нему.
   -- Они нас видят, они ждут нас!
   -- Нет, нет, на наше счастье, нас еще не видят. Эти тряпки наших парусов смешиваются с пеной. Они принимают нас за чайку.
   -- На наше счастье?!-- вскричала Гертруда, с удивлением смотря на Уильдера.
   -- Разве я сказал это? Я ошибся в выражении. Это военный корабль.
   -- Может-быть, королевский крейсер? Тогда еще больше оснований надеяться на хороший прием. Дайте какой-нибудь сигнал.
   -- Вы забываете, что у этих берегов часто встречаются враги.
   -- Я не боюсь благородного врага. Даже пират не отказал бы в приюте женщинам, находящимся в таком отчаянном положении.
   Глубокое и продолжительное молчание наступило после этих слов.
   -- Мы можем стать в положение, которое предоставит нам свободу дальнейших движений,-- произнес, наконец, Уильдер.
   Его спутницы не знали, что отвечать. Мистрис Уиллис до такой степени была поражена холодностью, с которой Уильдер принимал спасение, что она старалась найти этому какую-нибудь причину и не задавала бесполезных вопросов. Гертруда была удивлена поведением Уильдера, но верила, что, должно-быть, у него есть достаточные основания. Одна Кассандра не сдалась так легко. Она схватила багор, прикрепила к нему незаметно от Уильдера кусок полотна, спасенный при крушении, и минуту или две высоко держала его. Но при виде мрачного, угрожающего лица Уильдера она поторопилась опустить сигнал.
   Вслед за этим облако дыма окутало борт корабля, и раздался пушечный выстрел, звук которого был ослаблен встречным ветром.
   -- Слишком поздно колебаться,-- произнесла мистрис Уиллис.-- Кто бы ни был этот корабль, друг или враг, нас увидели.
   Уильдер ничего не ответил, но продолжал следить за всеми движениями корабля.
   -- Слишком поздно!-- прошептал он, направляя шлюпку к кораблю.
   На палубе корабля стоял энергичный человек, отдавая матросам необходимые приказания. Полные волнения и тревоги, Гертруда и мистрис Уиллис были приняты на борт. Уильдер и негритянка следовали за ними, а шлюпка, как лишняя тяжесть, была оставлена на волю волн.
   Тогда двадцать матросов влезли на снасти, ставя паруса один за другим, и когда все они были развернуты, корабль полетел с быстротою птицы.
  

ГЛАВА XIX

  
   Прошла неделя. Корабль Корсара, избороздив за это время океан на тысячи миль, ускользая от королевских крейсеров и избегая различных встреч скорее из прихоти, чем по какой-либо другой причине, находился сейчас уже в более мягком климате и в более спокойной части моря.
   Экипаж корабля был уже на ногах. Полсотни здоровых матросов висели со всех сторон на снастях, одни -- смеясь и перекидываясь шутками, другие -- занимаясь работой. На палубе показались три или четыре молодые человека в какой-то морской форме, не принадлежавшей, в сущности, ни одной нации.
   Несмотря на господствовавшее на корабле внешнее спокойствие, у каждого из них за поясом был заткнут короткий, прямой кинжал. Один из матросов наклонился над бортом, его мундир распахнулся, и из-под него выглянула рукоятка небольшого пистолета. Но так как между людьми не замечалось и тени недоверия, то наблюдатель мог объяснить все эти предосторожности простой привычкой. Два часовых, мрачные и суровые, одетые, как сухопутные солдаты, свидетельствовали о бдительности, господствовавшей на корабле. Матросы были, несмотря на все эти суровые признаки, совершенно беззаботны, так как, очевидно, давно привыкли к военному характеру судна.
   "Генерал" Корсара находился тут же и стоял позади матросов.
   Но одного человека можно было отличить от всех окружавших по достоинству, с которым он держал себя, и повелительному, несмотря на спокойную позу, виду. Это был Корсар.
   Он стоял один, в стороне, и никто не решался приблизиться к тому месту, которое он избрал для себя. Его острый взгляд скользил по всем частям корабля, иногда останавливаясь на легких и прозрачных облаках, плывших по небу, и тогда лицо его омрачалось. Временами его взгляд становился совершенно суровым. Прекрасные волосы спадали локонами. Пистолеты болтались у пояса его синего мундира с галунами, а сбоку висел турецкий ятаган, легкий и несколько изогнутый, как стилет, с итальянской отделкой.
   На корме и мостике, отдельно от всех, находились мистрис Уиллис и Гертруда. Они ни взглядом, ни жестами не выражали волнения, которое они могли бы чувствовать среди этих, стоявших вне закона, людей. Наконец мистрис Уиллис подозвала к себе Уильдера.
   -- Я сейчас говорила Гертруде, что вон там наше спасение,-- сказала она, указывая вдаль,-- но бедное дитя очень взволновано и говорит, что не успокоится до тех пор, пока не увидит своего отца. Знакомы ли вам эти места, Уильдер?
   -- Да, я часто здесь бывал.
   -- Так, может-быть, вы мне скажете, какая это земля, вон там?
   -- Земля?-- сказал он с удивлением.-- Разве показалась земля?
   -- А то как же? Уже несколько часов раздаются об этом возгласы с мачт.
   -- Очень может-быть. Мы, моряки, после ночного дежурства многое можем упустить из вида.
   Во вгляде мистрис Уиллис мелькнуло подозрение и какой-то безотчетный страх.
   -- Неужели вид счастливой Америки уже потерял для вас всю свою прелесть? Вы так хладнокровно приближаетесь к ее берегам. Эта любовь к коварной и опасной стихии для меня непонятна.
   -- Действительно ли моряки имеют такую исключительную привязанность к своей профессии?-- с жаром спросила Гертруда.
   -- В этом безумии нас часто обвиняют,-- ответил Уильдер.
   Гертруда не продолжала разговора и опустила глаза, как бы глубоко задумавшись над этой упрямой привязанностью, которая делает человека нечувствительным к радостям тихой жизни и заставляет увлекаться опасностями океана.
   -- На корабле прошла большая часть моей жизни,-- задумчиво произнесла гувернантка,-- это было печальное и несчастное время в моей жизни. В порядке ли это вещей, мистер Уильдер, что чужому человеку, как вы на этом корабле, доверяют командование?
   -- Конечно, нет!
   -- Но вместе с тем, насколько я понимаю, вы исполняете обязанности первого лейтенанта с тех пор, как мы были приняты на борт этого корабля.
   Уильдер, повидимому, искал слов для ответа.
   -- Диплом лейтенанта всегда уважается.
   -- Вы офицер коронной службы?
   -- Что же другое могло доставить мне это место? Смерть сделала вакантным место на этом... крейсере.
   -- Но скажите мне,-- продолжала гувернантка,-- всегда ли офицеры являются среди, своего экипажа вооруженными, как сейчас?
   -- Это воля нашего командира.
   -- Этот командир, очевидно, искусный моряк, но в то же время -- человек, вкусы и капризы которого так же необыкновенны, как и наружность. Я уверена, что я уже видела его, и притом недавно.
   Мистрис Уиллис замолчала и стала всматриваться в спокойное и неподвижное лицо человека, все в той же позе стоявшего вдали от покорного его воле экипажа.
   -- Давно вы знаете капитана Гейдегера?-- спросила она.
   -- Мы уже встречались.
   -- Это имя кажется немецким. Я уверена, что слышу его в первый раз. Было время, когда я знала почти всех офицеров королевской службы в этом чине, по крайней мере, хоть по имени. Давно ли его семья обосновалась в Англии?
   -- Это вопрос, на который он сам сумеет ответить лучше,-- ответил Уильдер, заметив приближение Корсара.-- Но мои обязанности призывают меня.
   Уильдер отошел с недовольным видом. В это время капитан подходил к дамам с утренним приветствием. В манерах Корсара не было ничего, что могло бы пробудить даже самую чуткую ревность. Они были холодны, и он казался озабоченным.
   -- Вот вид,-- сказал он, указывая пальцем на голубоватые очертания земли,-- который доставляет наслаждение жителю земли и внушает ужас моряку.
   -- Разве моряки испытывают такое отвращение при виде стран, где находят удовольствие жить тысячи им подобных?-- спросила Гертруда.
   -- И мисс Грейсон в том числе?-- спросил Корсар с улыбкой, показывавшей, что за шуткой скрывалась ирония.-- После всего, что вы испытали, я не удивляюсь вашему отвращению к нашей стихии. Но никакое озеро не будет спокойнее этой части океана. Если бы мы подвинулись к югу, я показал бы вам скалы и горы, заливы, холмы, увенчанные зеленью, беспечных рыбаков, хижины,-- самую прелестную, мирную картину.
   -- А я хотела бы привести вас на север и показать вам черные, грозные облака, зеленое, гневное море, скалы, холмы и горы, которые существуют лишь в воображении человека, который тонет.
   Было заметно, что воображение Гертруды еще полно недавними ужасами. Проницательный взгляд Корсара угадал это. Чтобы не возбуждать воспоминаний о перенесенном женщинами, Корсар переменил тему разговора.
   -- Есть люди, которым море не доставляет никакого удовольствия. Мы же имеем здесь свои балы, своих артистов.
   -- Бал без женщин -- удовольствие мало приятное.
   -- Гм! Мы имеем еще наш театр; фарсы и комедии помогают нам проводить время.
   -- А вы играете роль церемониймейстера на балах?-- смеясь, спросила Гертруда.
   -- Угодно вам фигурировать в балете? Будет ли мой бал украшен вашим присутствием?
   -- Я? С кем?
   -- Вы хотели рассеять наши сомнения насчет вашего уменья развлекаться,-- сказала гувернантка.
   -- Я не отказываюсь от этого намерения.
   Корсар повернулся к стоявшему недалеко Уильдеру и проговорил:
   -- Дамы сомневаются в нашей веселости, мистер Уильдер; пусть боцман свистнет в свой магический свисток и крикнет экипажу: "к развлечениям!"
   Молодой моряк пошел отдать необходимые приказания. Вскоре раздался пронзительный свист и вслед за ним грубый голос Найтингеля:
   -- Гола, все к развлечениям!
   Едва раздалась эта команда, как тихие разговоры, слышавшиеся среди экипажа, прекратились, и со всех уст слетел дружный крик. В одно мгновение все оживились. Мачтовые матросы весело бросились по снастям и веревкам. Остальные, менее ловкие, спешили занять удобные позиции, чтобы приготовить своим товарищам развлечения.
   Под общие крики и суматоху собралась небольшая группа; это была группа солдат, собранная генералом. Между нею и остальными матросами существовала неприязнь, иногда доводившая их до настоящих столкновений.
   Матросы быстро рассеялись по мачтам, захватив с собою ведра, приготовленные на случай пожара. Солдаты пошли на них в атаку, но их быстро окатили водою из ведер.
   Тогда они выдвинули взамен артиллерии небольшую помпу, но матросы удивительно ловко с громким хохотом рассеялись по снастям. Промоченные до костей, горя злобой, солдаты затеяли трудное предприятие, решив взобраться на мачты. Вид тяжело и медленно взбиравшихся на мачты солдат произвел на матросов то же впечатление, какое производит на паука вид ползущих мух. Лишь только последний из отряда очутился на снастях, как двадцать матросов бросились на них с марса, чтобы овладеть своей добычей. Два или три смельчака были моментально зашвартованы на месте, не имея возможности сделать ни одного движения.
   Остаток отряда был быстро поднят при помощи блоков на мачты.
   Среди общего шума один из матросов обращал на себя внимание своим важным и озабоченным видом. Сидя на мачте с такой уверенностью, словно он сидел на софе, матрос этот занимался осмотром пленника, который, переходя из рук в руки, попал к нему.
   -- Чорт возьми! Мои господа могли бы снабдить этого малого лучшей обмундировкой: на платье дыры!.. Эй, Гвинея! Подбери-ка мне портного и пришли его сюда починить брюки приятелю.
   Атлетически сложенный негр, стоявший на палубе, поднял вверх голову и отправился в поиски за портным с таким видом, словно данное ему поручение было первостепенной важности. На шум из какого-то уголка выполз на палубу человек, с таким беспокойным, отчаявшимся видом, который невольно внушал сожаление. На этого бедняка как-раз упал взор Сципиона. Прежде, чем его жертва могла опомниться, она уже была прицеплена за пояс к крюку и находилась над морем на полдороге от важного Ричарда.
   -- Осторожнее, чтобы он не упал в море!-- крикнул с кормы Уильдер.
   -- Он портной, хозяин Гарри,-- ответил негр невозмутимо;-- если сукно не прочно, он должен жаловаться на самого себя.
   Но Гомспэн уже благополучно кончил свой воздушный полет. Фид принял его очень любезно и привязал к мачте, оставив его руки на свободе.
   -- Заштопай-ка ему немного штаны,-- сказал Ричард.
   С этими, словами он бесцеремонно схватил ногу пленника и поместил ее на коленях Гомспэна.
   -- Спаси меня, боже, от преждевременной смерти!-- бормотал портной, смотря со страшной высоты вниз.
   -- Уберите от меня пленника!-- наконец крикнул Фид своим товарищам.
   Этот крик Фида был вызван чувством жалости к солдату, висевшему между небом и водою.
   Когда его желание было удовлетворено, он повернулся к Гомспэну и стал говорить с такой непринужденностью, словно оба они сидели на палубе.
   -- Я думаю,-- сказал Фид,-- человеку нечего краснеть за то, что он здесь.
   -- Ах, смилуйтесь над неповинным человеком, который находится на этом корабле против своей воли,-- ответил Гомспэн.-- Я думаю, что такой ловкий моряк, как вы, не нанялся бы на такое дело, не получив вознаграждения и не узнав рода службы.
   -- Я всюду следую за моим хозяином Гарри, и он не может сказать, что я утомляю его вопросами, куда он ведет свою лодку.
   -- Как? Вы продали вашу душу чорту, даже не получив за это хорошего вознаграждения?
   -- Послушай, приятель,-- произнес Фид,-- я не любитель угроз, но человек твоего возраста должен знать, что легче полететь с верхушки мачты, чем подняться на нее.
   -- Прошу прощения,-- сказал испуганный портной.-- Я только хотел спросить вас, готовы ли вы следовать за вашим хозяином вплоть до того неудобного и опасного места, которое называется виселицей?
   Фид подумал, прежде чем ответить на щепетильный вопрос, и, наконец, решительно сказал:
   -- Да, я последую за ним всюду! Я охранял его в продолжение двадцати четырех лет и был бы последним негодяем, если бы бросил его перед такой безделицей, как виселица. Вознаграждением же моим является жалованье и пища простого матроса.
   -- Но, кроме того, часто происходят ведь дележи... призов на борту этого счастливого крейсера?-- спросил портной, опуская глаза из боязни показать, какую важность он придает ответу.-- Осмелюсь думать, что вы получите награду за все свои страдания, когда будут разделять награбленное.
   -- Послушай, приятель,-- сказал Фид, снова многозначительно взглянув на него,-- не скажешь ли ты, где заседает адмиралтейский совет, который присуждает эти призы?
   Но в эту минуту необыкновенный шум в другой части корабля положил конец их разговору.
  

ГЛАВА XX

  
   В то время как на бизань-мачте "Корсара" развертывалась эта "игра", в других местах происходили сцены отчасти комического, отчасти трагического характера. Борьба между солдатами и матросами далеко еще не была окончена. Не один раз они обменивались оскорблениями и ударами.
   Едва начались игры, как веселость покинула Корсара. Оживление его исчезло. Глаза не блестели уже шутливым огоньком и взгляд стал суровым и строгим. Было очевидно, что он погрузился в раздумье, которое часто посещало его. Корсар стал вдруг чуждым всему, происходившему вокруг.
   Игры шли своим порядком. Вдруг среди шума послышался голос, выходивший как бы из океана.
   -- Кто окликает "Дельфина"?-- спросил Уильдер, когда заметил, что этот голос не мог вывести командира из его задумчивости.
   -- Отец Нептун под вашим бимсом!
   -- Что желает морской бог?
   -- Он узнал, что некоторые иностранцы прибыли в его владения, и требует позволения явиться на борт, чтобы посмотреть их путевой журнал.
   -- Добро пожаловать!-- ответил Уильдер.
   Разговор окончился. Уильдер круто повернулся, словно ему была противна роль, которую он играл в этой комедии.
   Скоро на палубе появился моряк атлетического сложения. Длинные пряди льна, с которых стекала морская вода, заменяли ему седые волосы; дикие травы, покрывавшие вокруг судна поверхность воды служили ему как бы плащом. В его руках находился сделанный из пики трезубец. Его окружала толпа нимф, одетых в такие же причудливые костюмы.
   Уильдер должен был вступить с ним в разговор.
   -- Давно ли это прекрасное судно оставило землю?
   -- Около восьми дней.
   -- Я не буду спрашивать вас о порте, из которого вы вышли; я узнал на ваших якорях ньюпортский песок. У меня мало времени, чтобы рассматривать бумаги всех людей экипажа.
   -- Вы видите перед собою всех.
   -- Хорошо, хорошо. Кто эти дамы?
   -- Они обе уже были на море и, следовательно, могут избежать вашего допроса,-- с живостью сказал Уильдер.
   -- Младшая достаточно прекрасна, чтобы родиться в моих владениях,-- любезно ответил владыка морей,-- но никто не может отказываться отвечать на вопрос, предложенный самим старым Нептуном. Итак, если это все равно вашей чести, я бы попросил эту особу лично ответить мне.
   Не обращая ни малейшего внимания на гневный взгляд Уильдера, "представитель морских глубин" обратился непосредственно к Гертруде:
   -- Если, как говорят, прекрасная дама, вы уже видели море, то не скажете ли имя того корабля, на котором вы плавали?
   Девушка изменилась в лице, но сейчас же овладела собою.
   -- Может-быть, это докажет вам, что я не новичок на море.
   И ее рука опустила гинею в руку бога.
   -- Не могу понять, как я мог не узнать вас, но это объясняется обширностью и важностью моих занятий!-- ответил моряк, кланяясь с грубой деликатностью и опуская в карман монету.
   С этими словами он повернулся к гувернантке.
   -- А вы, сударыня, в первый раз в моих владениях?
   -- Ни первый, ни двадцатый. Я очень часто видела ваше величество.
   -- Старое знакомство! А под какою широтою мы в первый раз встретились?
   -- Кажется, под экватором, лет тридцать тому назад. Я была тогда на борту королевского корабля замечательной величины; он имел три палубы.
   И бог получил еще одну гинею. Казалось, успех удвоил его жадность, и он намеревался попробовать, не удастся ли получить еще контрибуцию:
   -- Был флаг на этом судне?
   -- Да, на носу. Адмиральский.
   -- А не можете ли вы указать мне какую-нибудь подробность, одну из тех, которые легче запоминаются?
   Веселость покинула гувернантку, и она глубоко задумалась. Ее взгляд устремился в пространство, когда она заговорила, как бы с трудом восстанавливая в памяти прошлое:
   -- Мне кажется, я вижу перед собою хитрое и лукавое лицо маленького шалуна восьми лет, сумевшего разрушить все хитрости мнимого Нептуна и сделать его посмешищем всего экипажа.
   -- Ему было всего восемь лет?-- раздался близ нее сильный голос.
   -- Ему было восемь лет, но он был развитее своего возраста,-- ответила мистрис Уиллис, вздрогнув, как бы внезапно пробужденная, и обернулась, чтобы взглянуть на Корсара.
   -- Хорошо, хорошо,-- прервал Нептун, который больше не хотел продолжать разговора, в котором счел нужным принять участие командир.-- Довольно, я посмотрю мой журнал.
   С этими словами бог быстро прошел перед офицером и обратил свое внимание на солдат, которые столпились в одну кучу, чувствуя необходимость взаимной поддержки. Последовал шумный и длинный диспут. Затем слова противников стали сопровождаться враждебными жестами. Настала минута, когда внутренний мир корабля повис на волоске. Генерал счел нужным выступить на защиту дисциплины.
   -- Всякий, кто тронет хоть пальцем одного из моих людей, получит хороший удар, который научит его уважать мой отряд.
   В эту минуту сильный удар, нанесенный сержантом богу, разбил ему нос и сразу доказал его земное происхождение...
   Считая себя обязанным защищать свою честь, сильный моряк отвечал на удар ударом. Такой обмен вежливостей явился сигналом к нападению. Шум схватки привлек внимание Фида, который тотчас спустился вниз, оставив своего собеседника. Его примеру последовали все матросы. Через минуту было очевидно, что солдаты будут уничтожены благодаря подавляющему большинству противника. Матросы схватились за пики.
   -- Назад, все назад!-- крикнул Уильдер, бросаясь в толпу с энергией, удвоившейся при мысли об опасности, которой подверглись бы женщины в случае падения дисциплины на судне.-- Назад, если вы дорожите жизнью! А вы, сударь, хвастающийся тем, что вы -- хороший солдат, прикажите вашим людям вернуться к своим обязанностям!
   Генерал был слишком заинтересован сохранением порядка на судне, чтобы не откликнуться на призыв. Ему помогали второстепенные офицеры. Но они оказались не в силах остановить поток, так неожиданно выступивший из берегов. Ссора солдат с матросами каждую минуту могла обратиться в резню.
   В течение этих нескольких минут человек, наиболее заинтересованный в поддержании дисциплины, казался странно равнодушным ко всему, что происходило вокруг. Скрестив на груди руки, устремив глаза на спокойное море, он стоял неподвижный, как мачта, к которой он прислонился. С давних пор привыкнув к шуму подобных сцен, он не придавал им большого значения.
   Но другие офицеры были более энергичны. Уильдер уже заставил отступить самых смелых буянов. Воображая, что восстание усмирено, он схватил самого отчаянного из них, но двадцать рук мгновенно вырвали у него пленника.
   -- Кто этот человек, который строит из себя командира на "Дельфине"?-- крикнул чей-то голос из толпы.-- Как он попал на борт, и где он выучился своему ремеслу?
   -- Да, да,-- раздался другой голос,-- где этот купеческий корабль из Бристоля, который он должен был завлечь в наши сети и из-за которого мы потеряли лучшее время, стоя без дела на якоре?
   Общий ропот поднялся среди матросов.
   -- В море интригана! В море его!
   Но в эту минуту два человека одним прыжком оказались между Уильдером и его врагами. Одним ударом Фид свалил матроса. Негр последовал примеру товарища.
   -- Назад, негодяи!-- кричал Фид, обрушивая страшные удары направо и налево.-- Стыда у вас нет бросаться всем на одного! И на кого? На вашего офицера, такого офицера, какого вы никогда в жизни не видели!
   -- Уйдите,-- закричал Уильдер, бросаясь между своими защитниками и врагами,-- уйдите и оставьте меня одного с этими негодяями!
   -- В море! В море его и двух негодяев, которые его защищают!-- кричали матросы.-- Бросить их всех в море!
   -- Вы все будете молчать и смотреть, как на ваших глазах совершится ужасное злодейство?-- вскричала мистрис Уиллис, бросаясь к Корсару и хватая его за плечо.
   Он вздрогнул, как человек, внезапно пробужденный от глубокого сна, и пристально посмотрел на нее.
   -- Смотрите,-- сказала она, указывая ему на бешеную толпу на палубе,-- смотрите, они убивают вашего офицера, и нет никого, кто бы помог ему!
   Покрывавшая лицо Корсара бледность исчезла, лишь только он взглянул на происходившую сцену. Он тотчас понял, что происходит, и его лицо вспыхнуло, словно вся кровь бросилась ему в голову. Он схватил висевшую на снасти веревку и одним прыжком очутился среди толпы. Толпа раздалась на обе стороны, и глубокое, мгновенное молчание сменило шумные крики. Жестом приказав молчать, Корсар начал говорить, и голос его был менее громок и угрожающ, чем обыкновенно, но вместе с тем ни один оттенок его не остался непонятым самыми отдаленными слушателями.
   -- Возмущение?-- говорил он с выражением презрения и иронии.-- Возмущение явное, открытое, наглое, жаждущее крови? Вы устали жить, бездельники? Есть ли среди вас кто-нибудь, кто пожелает подать первый пример? Пусть он скажет, пусть посмотрит мне в лицо или осмелится показать мне жестом, знаком, движением, что он существует.
   Он замолчал, и очарование его присутствия было так глубоко, что среди всей толпы не нашлось ни одного человека, осмелившегося возражать. Видя, что ни один голос не прозвучал в ответ, что никто не сделал ни малейшего движения, что даже ни один взор не поднялся навстречу его взору, твердому и блестящему, Корсар продолжал:
   -- Эго хорошо. Рассудок вернулся слишком поздно, но, к счастью для всех вас, он все же вернулся. Назад! Слышите? Вы позорите палубу!
   Матросы отшатнулись в обе стороны.
   -- Положите оружие на место! Будет время воспользоваться им, когда я сочту это нужным. А! Вы решились взять пики без позволения? Берегитесь, чтобы они не сожгли ваших рук!
   Дюжина пик сразу упала на палубу.
   -- Есть ли барабанщик на этом корабле? Пусть он покажется!
   Какое-то трепещущее существо, едва держась на ногах, явилось со своим инструментом.
   -- Ну, я посмотрю, командую ли я сбродом или дисциплинированными солдатами!
   При первых звуках барабана толпа разделилась, и виновные молча удалились.
   Во все это время Корсар не обнаружил ни гнева, ни нетерпения. Офицеры подошли к нему и отдали свой рапорт. Затем он подозвал Уильдера и потребовал объяснений.
   Уильдер откровенно и без утайки рассказал ему все.
   -- Однажды они уже сделали на моем корабле живое применение евангельских слов: "первые да будут последними и последние -- первыми". Я застал весь мой экипаж в разгаре попойки, в то время как офицеры были заперты в трюме.
   -- Я удивляюсь, как вы могли установить дисциплину.
   -- Я был среди них один и безоружный. Но мне довольно только места, чтобы поставить ногу и протянуть руку. Они меня хорошо узнали, и между нами редко бывают недоразумения.
   Покинув своего лейтенанта, Корсар пошел на палубу и потребовал виновных. Когда они явились, он заговорил с ними; в голосе его звучало обычное спокойствие. Среди них нашелся только один, который, ободренный, быть-может, своими прежними заслугами, осмелился произнести несколько слов в свое оправдание.
   -- Что касается, ваша честь, лица, которое вы поставили...
   -- Я один могу судить об его заслугах!-- резко прервал его командир.-- Идите и приведите мне тех двух людей, которые так благородно бросились на помощь к своему офицеру против бунтовщиков!
   Фид скоро явился в сопровождении негра.
   -- Вы с товарищем хорошо вели себя сегодня... Давно вы неразлучны?
   -- Да, ваша честь, уже двадцать четыре года, как мы втроем вместе: я, Гвинея и хозяин Гарри.
   -- А, вы двадцать четыре года с мистером Уильдером?-- сказал Корсар и добавил:-- Ваши услуги не будут забыты. Вот золото. Разделите его, как товарищи, и всегда надейтесь на мое покровительство.
   Он протянул горсть золота негру. Сципион отшатнулся.
   -- Не обращайте внимания на манеры этого малого,-- сказал Фид с величайшим хладнокровием, протягивая руку и опуская деньги в карман,-- но я могу сказать за него, что он благодарит вашу честь.
   Корсар, сделав им рукою знак удалиться, повернулся и увидел подходящего Уильдера. Корсар заговорил с ним о его друзьях, потом отдал ему распоряжение приказать бить отбой. После этого Корсар удалился с палубы.
  

ГЛАВА XXI

  
   Море было спокойно. Океан раскинулся зеркальной гладью, хотя небольшой ветерок давал себя чувствовать, и подымавшиеся местами волны угрожали приближением отдаленной бури. С той поры, когда этот странный человек, так властно управлявший своим недисциплинированным экипажем, сошел с мостика, солнце уже успело зайти, а он все еще не появлялся. Сломив препятствие, он, казалось, не боялся повторения вспышки и считал свою власть упроченною. Эта самоуверенность не могла не оказать впечатления на экипаж. Виновные были обнаружены и получили заслуженное наказание. Этот человек всегда справлялся с сопротивлением и угадывал расставленные ему сети. Только ночью, когда уже была расставлена стража, Корсар показался на корме, погруженный в свои мысли. Кроме него, на палубе был только один человек -- Уильдер, который вышел в свою очередь на офицерское дежурство.
   В течение получаса Корсар и его лейтенант не обменялись ни одним словом. Оба, казалось, избегали друг друга и были заняты собственными мыслями. Наконец, Корсар вдруг остановился и долго молча смотрел на неподвижную фигуру, стоявшую на палубе.
   -- Мистер Уильдер,-- сказал затем он,-- на корме воздух и свежее, и лучше: не желаете ли перейти сюда?
   Уильдер подошел, и некоторое время они молча прогуливались взад и вперед, нога в ногу, как всегда прогуливаются моряки.
   -- Да, у нас было сегодня беспокойное утро,-- начал Корсар тихим голосом, раскрывая свои тайные мысли.-- Приходилось ли вам когда-нибудь быть так близко на краю той пропасти, которую называют возмущением?
   -- Человек, против которого направлена пуля, рискует больше того, кто слышит только ее свист.
   -- А, так и вы кое-что уже испытали? Не беспокойтесь об этих безумных и о вражде, которую они могли проявить к вам: я знаю их самые тайные помыслы, и это вы скоро увидите.
   -- Признаюсь вам, что на вашем месте я считал бы свой путь усеянным тернием: несколько часов такого волнения могли предать ваш корабль в руки правительства, а вас...
   -- А меня -- в руки палача? Почему же не вас?-- живо спросил Корсар с невольным подозрением.-- Но я видал достаточно опасностей и битв, и подобные вещи меня устрашить не могут. Вообще эти места нас не привлекают. Мы предпочитаем острова, принадлежащие испанцам: они менее опасны.
   -- Однако, вы выбрали эти воды именно теперь, когда победа над неприятелем дала возможность адмиралу сосредоточить все свои силы против вас.
   -- Да, и на это были у меня причины. Не всегда долг и чувство совмещаются. Может-быть, мне уже надоело охотиться за трусливыми гидальго {Гидальго -- испанцы. (Прим. ред.)}. Может-быть, путь опасностей стал для меня более привлекательным.
   -- Признаюсь, у меня другие вкусы. Я не люблю неопределенности. При встрече с неприятелем я стараюсь не уступить ему в храбрости, но иметь под собою постоянно мину -- я этого не понимаю.
   -- Непривычка только, и больше ничего! Опасность постоянно является опасностью. Под каким видом она явится -- не все ли равно?
   -- А в мирное время?
   -- Мирное положение имеет свою прелесть только для таких людей, как вы, с мирным характером. Может-быть, вся суть моей жизни в сопротивлении. Но я даже люблю противный ветер.
   -- А при полном штиле?
   -- Спокойствие может доставить удовольствие людям спокойным, как вы, но там, где нет борьбы, нет опасностей, нет и успеха... Вы сейчас ничего не слышали?
   -- Кажется, канат упал в воду.
   Корсар тотчас же бросился к борту, перегнулся через перила, стараясь разглядеть происходившее сквозь окружавший мрак. Легкий звук, означавший колебание каната, стал слышен Уильдеру, который тоже приблизился к борту. Потом показался силуэт взбиравшегося по канату человека. Вновь прибывший, увидев двух человек, остановился в недоумении, не зная, к кому обратиться.
   -- Это вы, Давид?-- спросил тихо Корсар, призывая жестом Уильдера к вниманию.-- Не заметил ли вас кто-нибудь?
   -- Не бойтесь, ваша милость, все крепко спят.
   -- Какие новости?
   -- Ваша милость может заставить их теперь делать все, что угодно, и ни один, даже самый отчаянный из них, не решится ослушаться.
   -- Вы уверены, что они вполне укрощены?
   -- В этом нет сомнения, хотя они остались все те же, и двое-трое из них, наверное, попрежнему хотели бы затеять интригу; но они трусят, а главное, не доверяют друг другу и боятся вступить на скользкий путь сопротивления вашей милости.
   -- Да, так вот каковы эти люди,-- сказал Корсар, несколько повысив голос, чтобы его мог слышать Уильдер,-- им недостает только одного, самого главного: честности, поэтому никто ни на кого положиться не может. А что они думают о моей мягкости? Не надо ли завтра применить меры наказания?
   -- Лучше, если бы все осталось так, как есть: все знают, что память у вас прекрасная, и что опасно искушать ваше терпение. Только баковой, вообще-то сердитый и хмурый, на этот раз еще сильнее хмурится, вспоминая о кулаке негра.
   -- Да, он беспокойный субъект, надо его удалить; впрочем, я об этом подумаю,-- сказал Корсар, прекращая разговор.-- А вы, если не ошибаюсь, чересчур переусердствовали и вызвали волнение и беспорядок. Смотрите, чтобы этого не повторялось, а то последствия окажутся для вас не очень приятными.
   Давид удалился, и оба моряка продолжали попрежнему молча прогуливаться.
   -- Хорошие уши так же нужны на подобном корабле, как и мужественное сердце,-- заметил Корсар.
   -- Да, наше положение опасно,-- сказал Уильдер.
   Корсар молча продолжал ходить по палубе и, наконец, произнес:
   -- Вы еще молоды, Уильдер; перед вами вся жизнь: подумайте о вашем решении. Пока вы еще ни в чем не преступили того, что люди называют законами. Скажите слово -- и вы свободно сможете оставить этот корабль; земля недалеко: вон там, на горизонте, за этой светлой полосой.
   -- Отчего бы не воспользоваться случаем нам обоим? Если эта полная случайностей жизнь тяжела для меня, то она также нелегка и для вас. Если бы я мог надеяться...-- Уильдер остановился.
   -- Что вы хотите сказать?-- перебил Корсар.-- Говорите откровенно, как другу.
   -- Вы говорите, что там земля. Для нас с вами не составит никакого затруднения спустить шлюпку и под прикрытием ночи достигнуть берега раньше, чем наше отсутствие будет замечено.
   -- А потом?
   -- Отправиться в Америку, удалиться в какое-либо уединенное место и зажить спокойно.
   -- Слишком труден переход от власти здесь к нищенству среди чужих.
   -- Но у вас есть золото, и раньше полночи мы можем покинуть этот корабль.
   -- Как, одни? Вы пошли бы на это?
   -- Нет, не совсем: было бы жестоко оставить двух женщин на произвол толпы.
   -- А разве благородно оставить тех матросов, которые нам доверились? Нет, Уильдер, я никогда не сделаю такой подлости. Пусть я вне закона, но никогда я не буду изменником и не отступлю от своего слова. Может-быть, когда-нибудь придет время, и они все разойдутся в разные стороны, но это будет по свободному соглашению. Знаете ли вы, что меня привлекло в среду людей в Бостоне, где мы с вами в первый раз встретились?
   -- Нет, не могу себе представить!-- ответил Уильдер.
   -- Так слушайте, я вам расскажу. Один из наших товарищей попал в руки правосудия; надо было его спасти. Он мне не нравился, но, по-своему, он был честный человек. При помощи золота и хитрости мне удалось его освободить, и теперь он между нами. Таким путем, сопряженным с немалыми опасностями, я достиг своего влияния. Могу ли я погубить его одним поступком?
   -- Не смущайтесь мнением этих разбойников. Лучше заслужить уважение порядочных людей.
   -- Вы плохо знаете людей, если думаете, что можно достигнуть уважения неблаговидными поступками. Кроме того, я не считаю себя способным ужиться под королевским каблуком в колониях. Вот если бы один флаг был уже распущен, господин Уильдер, то никто больше не упоминал бы о Красном Корсаре. Я вырос на одном корабле, и сколько горького слышал я о своей родине! А один начальник позволил раз себе такое оскорбительное выражение, которое я не решаюсь вам повторить.
   -- Надеюсь, что вы сумели проучить нахала?
   -- Он никогда больше не повторял своих слов: он заплатил жизнью за свою дерзость.
   -- Вы убили его в честном поединке?
   -- Да, мы дрались по всем правилам чести. Но он был знатный англичанин. Гнев короля обрушился на меня и довел меня до крайности. Но довольно: это все, что я мог вам сказать. Покойной ночи!
   И Корсар удалился.
  

ГЛАВА XXII

  
   Все на корабле спали,-- кто в гамаках, кто просто между пушками,-- и только у двух людей не смыкались глаза.
   -- Я вас уверяю, дорогая моя,-- говорила Гертруда,-- что само судно и его вооружение имеют какой-то странный вид...
   -- Что вы хотите этим сказать?
   -- Не знаю, право, но я хотела бы поскорее быть дома, у отца.
   -- Странно! Гертруда, и у меня тоже зарождаются подозрения.
   Молодая девушка побледнела.
   -- Много лет уже я знакома с военными судами,-- продолжала мистрис Уиллис,-- но никогда не приходилось мне видеть того, что здесь постоянно происходит.
   -- Что вы хотите сказать? Почему вы так на меня смотрите? Не скрывайте от меня ничего, прошу вас.
   -- Хорошо, я вижу, что лучше объяснить все, чем оставлять вас в неведении. Я считаю подозрительным и самое судно, и всех, кто находится на нем.
   -- Может-быть, эти люди и ненадежны, но ведь мы находимся на королевском судне. Если не долг, то страх наказания заставит их уважать нас.
   -- Я опасаюсь, что окружающие нас люди не признают ни прав, ни законов, а только свою собственную волю.
   -- Значит, мы имеем дело с корсарами?
   -- Вот этого я и боюсь.
   -- Неужели все, и даже тот, кто сопровождает нас и все время так безукоризненно вел себя...
   -- Не знаю, но нет пределов человеческой низости. Я думаю, что не мы одни составляем исключение.
   У Гертруды подкосились ноги. Она вся затрепетала.
   -- Разве мы не знаем, кто он? Как бы ни были справедливы наши подозрения, но относительно его вы ошибаетесь.
   -- Может-быть, относительно Уильдера я и ошибаюсь, но это не меняет дела. Соберитесь с силами; я слышу шаги нашего прислужника. Не узнаем ли мы от него чего-нибудь?
   -- Мой милый Родерик,-- сказала она,-- вы устали. Видно, нелегка ваша служба.
   -- Я служу уже давно и умею бороться с усталостью во время дежурства.
   -- Да ведь вам лет двадцать, не больше?
   -- Разве я говорил, что мне двадцать лет? Я с большей справедливостью мог бы сказать пятнадцать.
   -- Сколько же времени вы на море?
   -- Два года, хотя порою мне кажется, что прошло уже лет десять.
   -- Не пугает ли вас служба на военном корабле?
   -- На военном корабле?
   -- Вы прежде где служили?
   -- Нигде.
   -- Как вам нравится ваша жизнь? Не правда ли, вы не скучаете?
   -- Нет, жизнь неприятная.
   -- Странно, молодые юнги вообще веселятся; может-быть, офицеры были грубы с вами?
   Родерик не отвечал.
   -- Я права?.. И капитан ваш тоже жесток?
   -- Я никогда не слышал от него ни одного резкого слова.
   -- Часто вы отдыхаете в гаванях?
   -- Земля меня очень мало интересует. Другое дело -- любовь и дружба.
   -- Разве здесь вы не находите этого? А Уильдер, как он к вам относится?
   -- Я его не знаю. Я не встречал его до этого случая.
   -- Какого случая?
   -- Когда мы встретились с ним в Ньюпорте, и я передал ему приказание принять начальство над торговым судном.
   Юнга задумался, с сожалением посмотрел на обеих женщин и сказал:
   -- Послушайте, я многое видел за эти два года. Не оставайтесь на этом корабле: здесь не место для женщин. Уезжайте, хотя бы с риском очутиться в таком же безвыходном положении, какое вы испытали перед прибытием сюда.
   -- Может быть, уже поздно следовать вашему совету,-- сказала мистрис Уиллис.-- Но расскажите нам все об этом судне, Родерик! Я вижу, что вы рождены не для подобной службы.
   Родерик замолчал, уклоняясь от дальнейших разговоров.
   -- Почему у "Дельфина" сегодня не тот флаг, что был вчера, и не тот, который он вывесил в Ньюпорте?..
   -- А, почему?-- ответил юноша горьким и грустным тоном.-- Никто не может разгадать намерений этого человека. Если бы дело шло только о флагах, то это было бы еще полгоря.
   -- Я вижу, что вы несчастливы. Я поговорю с капитаном и попрошу его освободить вас от этой службы.
   -- Я не желаю никакой другой.
   -- Как! Вы находитесь здесь в тяжелом положении и все же держитесь за него?
   -- Я не жалуюсь на свою судьбу.
   Уиллис пристально посмотрела на него и спросила:
   -- Часто повторяются такие беспорядки, как сегодня?
   -- Нет, вам нечего бояться; тот, кто собрал этих молодцов, всегда сумеет удержать их в повиновении.
   -- Но эти люди подчиняются власти короля?
   -- Короля? Да, действительно, короля. Такого, которому нет равного.
   -- Но они смели угрожать жизни Уильдера; это совершенно непостижимая для матросов королевского флота дерзость!
   Родерик молча взглянул на нее, и взгляд его выражал недоумение: для чего она притворяется, будто ничего не видит и не знает?
   -- Как вы думаете, Родерик, позволит ли нам капитан высадиться в первом встречном порту?
   -- Мы проехали уже много портов после вашей посадки на наш корабль.
   -- Да, но, может-быть, это были такие порты, в которые ему незачем было заходить. Если же мы подойдем к такому, куда он может спокойно пристать...
   -- Таких мест очень немного.
   -- Ну, а все же, если мы подойдем к такому месту? У нас хватит золота, чтобы заплатить ему за все хлопоты.
   -- Деньги имеют для него мало значения; по первой моей просьбе он дает мне пригоршни золота.
   -- Ну, в таком случае, вы должны быть вполне: довольны, если небольшие неприятности так хорошо вознаграждаются.
   -- Нет, я предпочел бы его добрый взгляд целому кораблю золота!-- воскликнул с жаром Родерик.
   Мистрис Уиллис: с удивлением взглянула на него и заметила не только смущение, но и яркий румянец на щеках и слезы на глазах. Потом ей бросился в глаза его тонкий стан и миниатюрные ноги, на которых он, повидимому, с трудом держался.
   -- Есть у вас мать?-- спросила она.
   -- Не знаю,-- последовал едва слышный ответ.
   -- Довольно,-- сказала мистрис Уиллис,-- можете итти. С этих пор нам будет прислуживать Кассандра, а если вы потребуетесь, я позову вас ударом в гонг.
   Едва Родерик удалился, как раздался легкий стук в дверь, и прежде чем мистрис Уиллис успела поделиться с Гертрудою своими подозрениями, на пороге каюты появился Корсар.
  

ГЛАВА XXIII

  
   Дамы приняли гостя сдержанно. На лице Гертруды отразилось беспокойство и тревога, но мистрис Уиллис была внешне совершенно спокойна.
   Лицо Корсара было сосредоточенно и серьезно. Им, повидимому, овладела какая-то мысль, и, войдя, он даже позабыл извиниться за свой неожиданный приход. Однако, он скоро опомнился и сказал:
   -- Я знаю, что теперь не время для посещений, но считаю, что не исполнил бы обязанностей радушного и внимательного хозяина, если бы не пришел сообщить вам, что все теперь спокойно, и что мои люди снова кротки, как овцы.
   -- К счастью, нашелся человек, который сумел во-время подавить их волнение. На вас и на ваше великодушие мы только и можем рассчитывать.
   -- В этом вы не ошибаетесь. Вам не грозит больше опасность возмущения моего экипажа.
   -- Надеюсь, и других опасностей не предвидится?
   -- Это трудно сказать. Наша стихия -- беспокойна, и никогда не исключается возможность неожиданных сюрпризов. В сегодняшних беспорядках я и сам несколько виноват. Я распустил своих людей, но волнение промчалось, как вихрь, и теперь снова все спокойно.
   -- Я часто видала подобные сцены на военных судах, но обыкновенно они являлись результатом старой вражды, и вспышки кончались благополучно.
   -- Да, но если волнения повторяются слишком часто, то это ведет к катастрофе,-- пробормотал сквозь зубы Корсар.
   -- А Уильдер так же добр, как и вы? С его стороны это было бы большим великодушием, так как возмущение было направлено, главным образом, против него.
   -- Как вы видели, у него были и друзья. Заметили вы двух людей, которые с беззаветной отвагой кинулись его защищать?
   -- Да, это тем более удивительно, что он за короткий срок сумел привязать к себе таких суровых людей.
   -- Ну, двадцать с лишком лет -- не совсем короткий срок.
   -- Как двадцать лет?
   -- Мне пришлось случайно слышать их разговоры. Очевидно, у них есть какие-то особые связи, и, вероятно, эти люди не в первый раз оказывают ему подобную услугу. Вообще, это странный молодой человек. Я дал бы сейчас тысячу полновесных королевских гиней, чтобы знать историю его жизни.
   -- Так вы его мало знаете?-- спросила Гертруда.
   -- Кто может похвалиться, что знает человека? Все нам незнакомы, кроме тех редких преданных существ, которых мы знаем и понимаем, кажется, до самых сокровенных изгибов их души.
   Корсар, видимо, не спешил уходить. Немного опасаясь этого человека, от которого они вполне зависели, и желая перевести разговор на другую тему, мистрис Уиллис указала на разные музыкальные инструменты, находившиеся в каюте.
   -- По этим мелочам вы хотите судить обо мне? А впрочем, может-быть, вы желаете послушать музыку?-- сказал Корсар.-- Я могу исполнить мелодию на гонге.
   Он три раза ударил в гонг. Едва замолкли эти звуки, как вслед за ними снаружи раздались другие, словно заиграли какие-то невидимые, заранее приготовленные музыканты. Лицо Корсара осветилось торжеством. А звуки лились и, отражаясь в воде, доносились какой-то волшебной музыкой.
   -- В этих звуках слышится Италия,-- сказал Корсар,-- прекрасная, волнующая, опьяняющая страна. Видали ли вы эту страну, богатую воспоминаниями и бедную настоящим? Может-быть, и вы что-нибудь споете?-- обратился он к Гертруде. Когда она отказалась, он слабо ударил в гонг.
   -- Родерик, вы еще не ложитесь спать?
   -- Нет,-- отвечал нежный и слабый голос.
   -- У него замечательно мягкий голос,-- пояснил Корсар,-- Родерик, станьте там, в дверях. Спойте нам что-нибудь под музыку.
   Родерик стал на указанном месте. Тень скрывала его лицо. Музыка проиграла вступление раз, другой, но пение не начиналось.
   -- Нет, Родерик, нам одна музыка без пения не понятна. Дополните ее вашим голосом.
   Юноша запел сильным и полным контральто, дрожавшим от волнения:
  
   Там, за гранями морей,
   Там -- свобода и любовь,
   Трепет пламенных речей,
   Пыл любовных слов...
   Там Испания!..
  
   -- Довольно, Родерик!-- вскричал нетерпеливо Корсар.-- Спойте нам матросскую песню, как настоящий матрос.
   Родерик замолчал, и лишь звуки музыки продолжали звенеть в воздухе.
   -- Нет, он, видно, этих песен сегодня петь не может.
   -- Матросскую песню!-- вскричал Корсар, и тотчас же понеслась бравурная музыка. Корсар встал, выпрямился и голосом, переходящим от нежных рулад до угрожающего тона, запел:
  
   Матросы вздрогнули, схватились за канат --
   И быстро подняты все якоря на борт.
   Потом прощай, родимая страна.
   Вы, близкие, и этот тихий порт.
   Везде и крик, и шум... Ребята, не робей!
   Берись скорей за блок, тяни скорей!
   Вот парус тот несется по волнам.
   Скорей, друзья, за ним; он путь укажет нам!
   Расправить паруса! Вперед! Всегда вперед!
   Настигнем мы врага -- сразимся смело с ним!
   Нагнали мы врага -- его мы разобьем...
   Все наше, все берем!
  
   Оборвав пение, Корсар простился с дамами и вышел.
  

ГЛАВА XXIV

  
   Спокойно плыл "Дельфин", и это спокойствие придавало ему вид уснувшей хищной птицы. Пленницы Корсара внимательно осматривали местность. По мнению мистрис Уиллис, они должны были уже достигнуть западного архипелага. Ни намеком, ни жестом не обнаруживали пленницы подозрения, что их везут не в тот порт, куда они направлялись.
   Гертруда часто плакала, вспоминая отца и представляя себе его отчаяние и печаль при вести о гибели "Каролины"; но она плакала наедине или только в присутствии своей старшей подруги. Она избегала Уильдера, решив, что ошиблась в нем, но внешне ничем не проявляла перемены своего отношения. Молодой человек также, по примеру своего начальника, не искал общества дам.
   Корабль уже прошел последний узкий пролив Антильских островов {Антильские острова -- группа Вест-Индских островов между Северной и Южной Америкой. (Прим. ред.)}, и перед ним развернулся широкий океан. Все лица просветлели, с лица. Корсара также исчезла тревога, и он принял прежний беззаботный вид. Матросы, обнаруживавшие беспокойство и волнение в проливах, часто посещаемых крейсерами, теперь успокоились и веселились.
   Совершенно другое чувство питала мистрис Уиллис: близость земли внушала ей надежду, что корабль зайдет в порт, и там их высадят; при виде необъятной шири океана и эта последняя надежда у нее пропала. Корсар, повидимому, тоже снял маску: вместо того, чтобы воспользоваться свежим ветерком, он распорядился убрать паруса и лечь в дрейф. В это время к нему подошла мистрис Уиллис, впервые после зародившихся у нее подозрений нарушая долгое молчание.
   -- Я все надеялась, что вы нас высадите на одном из островов. Нам совестно так долго лишать вас вашей каюты.
   -- Не беспокойтесь обо мне. Это беспокойство вполне вознаграждается удовольствием видеть вас,-- ответил он уклончиво.-- А это кто? А, Фид! Ну, как живете-можете?
   -- Прекрасно, ваша милость! Я постоянно говорю, что трудно найти лучшее судно...
   -- Вы, кажется, говорили,-- перебила его мистрис Уиллис,-- что вы познакомились с Уильдером двадцать четыре года тому назад?
   -- Я узнал его двадцать четыре года тому назад. Тогда он совсем не имел понятия о том, что значит знакомство, хотя впоследствии ему не раз приходилось вспоминать об этом знакомстве.
   -- Ну, вот расскажите нам об этом,-- сказал Корсар.
   -- Я очень рано познакомился с морем,-- начал Фид.-- Мой отец определил меня на судно, когда я был восьмилетним мальчишкой...
   -- Восьмилетним!.. Ведь вы теперь начали рассказывать о себе? -- перебила его мистрис Уиллис.
   -- Хотя, наверно, есть и более интересные темы для разговора, но из песни слова не выкинешь. Постараюсь, однако, быть кратким и исключить из моего рассказа и отца, и мать, и массу других подробностей, которыми обыкновенно рассказчики ни к селу, ни к городу пересыпают свою речь. Много пришлось мне испытать. Огибал я и мыс Горн, служил я и на войне, и получил столько отличий, что мог бы ими заполнить целый люк. Потом я встретился с Гвинеей -- этим чернокожим, который, видите, возится у переднего паруса...
   -- Да, да, так, значит, вы встретили негра. Ну, а дальше?-- перебил Корсар.
   -- Да, мы с ним встретились и познакомились. По чести могу сказать, что хотя его шкура не белее спины кита, но после Гарри не найдется во всем мире человека лучше, чем он. Хотя многие и чуждаются черного человека...
   -- Нет, нет, продолжайте только,-- сказала мистрис Уиллис.
   -- Итак, мы с Гвинеей стали товарищами и приятелями. Лет через пять после этого, во время крушения у берегов западной Индии, Гвинея был у главной мачты, а я стоял возле него. Это было на "Прозерпине". Прекрасный был ходок. Мы наткнулись на контрабандистов, взяли судно, и часть команды была на него переправлена, чтобы доставить его в порт. Суденышко было скверное, поднялся ураган, и нам недолго пришлось бороться. Вот тогда то мы в первый раз подружились с Гвинеей. Наскоро удалось нам спустить шлюпку, собрать в нее все, что можно было захватить, и мы с ним вдвоем остались среди широкого океана. Но мы чуяли близость берега и неутомимо работали, стараясь всеми силами отдалить, насколько возможно, рейс на тот свет. Уже целый день и две долгих ночи плыли мы, терпя во всем недостаток и без отдыха работая, как вдруг на рассвете мы увидали корабль, если можно только было назвать так развалину, которая нам встретилась.
   -- И вы сейчас же полезли на палубу?
   -- Да, это не представляло никакого труда. И что же мы там увидели?-- сказал Фид, принимая серьезный вид.-- У меня до сих пор при одном воспоминании замирает сердце.
   -- Что же, вы застали экипаж в страшной нужде?
   -- Мы нашли прекрасный корабль в четыреста тонн, но в самом ужасном положении: он был наполнен водою и стоял неподвижно, как колокольня.
   -- Корабль был покинут?
   -- Да, сударь! На палубе была только собака; но вдруг мы услышали плач..
   -- Вы нашли ребенка?
   -- И его мать, сударыня! К счастью, вода не затопила их. Но отсутствие воздуха и пищи гибельно отразилось на них. Женщина была в агонии. Ребенку мы влили в горло несколько капель вина, и он ожил.
   -- А мать? Она умерла?
   -- Да, умерла. И не мудрено: она была при смерти, когда попала в наши руки... Увидев, что на корабле больше нечем воспользоваться и что он постепенно погружается, мы поспешили удалиться, И во-время: едва мы перебрались на наш баркас, как корабль пошел ко дну.
   -- А ребенок? Бедное покинутое дитя?-- вскричала мистрис Уиллис.
   -- Мы его не оставили, а захватили с собою вместе с собакой. Но нам предстоял длинный путь, и, к сожалению, мы были вдали от мест, посещаемых кораблями. Положение было критическое. Мы держали совет -- я и негр, так как третий член нашей семьи был малый ребенок. "Гвинея,-- сказал я ему,-- мы голодны, и надо пожертвовать ребенком, или псом. Съев ребенка, мы оскверним себя людоедством, если же мы употребим в пищу этого тощего пса, то поддержим на некоторое время свои силы и, может быть, спасем ребенка". Негр ответил: "Мне не надо пищи. Пусть ест малый ребенок". После этого нам долго пришлось голодать, тем более, что на нас лежала обязанность заботиться о ребенке.
   -- И вы кормили его, несмотря на то, что сами изнемогали от голода?
   -- Для утоления нашего аппетита оставалась собачья шкура,-- пища, правда, не особенно изысканная, но нам нельзя было много заниматься едой: надо было работать веслами... Наконец, после долгих мытарств, мы пристали к острову. Силы наши окончательно истощились, и мы были легче соломинки. Можете себе представить, как мы накинулись на пищу!
   -- А ребенок?
   -- Он чувствовал себя совсем хорошо, и диэта, как объяснили нам впоследствии доктора, ничуть не отразилась на его здоровье.
   -- Удалось вам потом найти родных или друзей ребенка?
   -- Я могу вас успокоить: в нашем лице он имел самых преданных друзей. Других же розысков мы не могли производить,-- ни карты, ни буссоли {Буссоль -- компас. (Прим. ред.)} для этого у нас не было. По его словам, имя его было Генри... Больше я ничего ни об его семье, ни об его отечестве не знаю, кроме того, что раз он говорил по-английски и был найден нами на английском корабле, то есть основание предполагать, что он англичанин.
   -- А не запомнили ли вы названия судна?-- спросил Корсар, слушавший рассказ с большим вниманием.
   -- Должен сказать, что в Африке, откуда я родом, школы очень редки, и, кроме того, я не заметил, чтобы этот корабль сохранил свое название. Впрочем, вместе с другими предметами нам досталось одно медное ведро, на котором имелись знаки в виде надписи. Потом, в свободное время, я просил Гвинею показать мне свое искусство татуировки, и он запечатлел на моей руке при помощи пороха оставшуюся на ведре надпись. Вот, ваша милость, эта надпись; посмотрите, как она хорошо сохранилась.
   Фид засучил рукав и показал свою жилистую руку. На ней сохранилась голубоватая надпись, довольно четкая, хотя буквы, повидимому, были сделаны неумелой рукой неграмотного. На коже ясно виднелась надпись: "Ковчег Линн-Гавена".
   -- Таким образом у вас появилась возможность открыть родителей ребенка?-- спросил Корсар, прочитав надпись.
   -- Не совсем так, ваша милость! Мы приняли ребенка к себе на "Прозерпину", и наш капитан не жалел трудов, чтобы отыскать следы корабля "Ковчег Линн-Гавена", но все усилия были напрасны. Никто не слыхал о корабле с таким названием.
   -- А разве ребенок не говорил вам ничего о своих родных и близких?
   -- Очень мало. Он не мог ничего нам объяснить, потому что сам ничего не знал. Мы отказались от розысков и занялись его воспитанием. Морской службе он научился у меня и у негра, а отчасти дошел до этого сам, высшим же наукам и управлению кораблем его обучал капитан до тех пор, пока мальчик встал на ноги.
   -- Сколько же времени служил он в королевском флоте?-- спросил Корсар с притворным равнодушием.
   -- Достаточно, чтобы изучить все, что ему требовалось,-- ответил уклончиво Фид.
   -- И потом он был произведен в офицеры?
   -- Не совсем!.. Но что это там вдали? Право, кажется, это парус, или чайка, машущая крыльями.
   -- Парус! Парус!-- закричал матрос на мачте.
   -- Парус! Парус!-- подхватили матросы с марселей и с палубы. Корсар был отвлечен этим криком, и Фид поспешно удалился, с видом человека, которому этот перерыв пришелся очень кстати.
  

ГЛАВА XXV

  
   Появление паруса в этом месте, где так редко проходили корабли, привело экипаж в движение. По мнению моряков, слишком много времени было потеряно на фантастические и бесплодные планы их начальника. Они не догадывались о случайности, которая помешала им захватить "Каролину". Потеря этой богатой добычи приводила их в негодование.
   Теперь представлялся случай вознаградить потерю. Неизвестный корабль идет им навстречу в удаленной от главного пути части океана, где он не может рассчитывать ни на какую постороннюю защиту и без сопротивления должен отдаться в их руки. Общее возбуждение заразило и Корсара. Он сознавал, что экипаж тяготится бездействием, и что для матросов нужна работа, соединенная с опасностью и выгодой.
   Ему представлялся случай проявить мужество, распорядительность и знание дела и тем поддержать на долгое время свой авторитет. Все молчали, следя за приближающимся кораблем. День был ясный, дул свежий ветер, и море почти не волновалось.
   -- Это корабль!-- сказал Корсар, опуская после внимательного осмотра трубу.
   -- Да, это корабль!-- повторил генерал, на спокойном лице которого с трудом можно было заметить тайное удовольствие.
   -- Да, это корабль, и притом хорошо оснащенный,-- заметил третий, опуская трубу.
   -- Видно по оснастке, что он должен везти ценный груз. Ваше мнение, Уильдер?
   -- Большое высокобортное судно,-- отвечал молодой моряк, который хотя и молчал, но все время наблюдал вместе с остальными.-- Если моя труба не обманывает, то...
   -- Что такое?
   -- Я вижу, что он подходит к нам с носа.
   -- И я тоже. Это большой корабль, который плывет под боковым ветром и быстро направляется сюда. Он переменил паруса минут пять тому назад.
   -- Я это тоже заметил, но...
   -- Но что же? Нет сомнения, что он держит курс на северо-восток и, очевидно, хочет освободить нас от труда его преследовать. Что вы думаете об этом судне, генерал?
   -- Вид у него совсем не воинственный.
   -- Не замечаете ли вы сигналов на судне?-- спросил Уильдер с тревожным видом.
   -- Трудно себе представить, чтобы он нас заметил; мы идем только на нижних парусах.
   Относительно сигналов заспорили: одни их замечали, другие не видели.
   -- У нас от долгого наблюдения утомились глаза,-- сказал капитан.-- Надо вызвать свежего человека. Подите сюда,-- обратился он к матросу, работавшему на корме.-- Что вы видите? Какой это парус там вдали?
   Матросом, к которому обратились, оказался Сципион. Сняв из уважения к начальству шапку и положив ее на палубу, он взял одной рукой трубу, а другой закрыл свободный глаз. Направив трубу в указанную сторону, он тотчас опустил ее и с изумлением взглянул на Уильдера.
   -- Видали вы парус?-- спросил Корсар.-- Я вижу его простым глазом.
   -- Но что вы видали через трубу?
   -- Корабль.
   -- Да, это верно, но куда он направляется?
   -- На наш корабль.
   -- И это верно. Но выкинул ли он сигналы?
   -- У него три новых брамсели {Брамсель -- третий к низу парус. (Прим. ред.)}.
   -- Да, но заметили ли вы его флаг?
   -- У него вовсе нет флага.
   -- Да, я так и думал. Можете итти. Впрочем, подождите: каких размеров этот корабль?
   -- Семьсот пятьдесят тонн.
   -- Однако, ваш негр, мистер Уильдер, обладает способностью определять размеры еле видимого корабля с точностью аптекарского веса.
   -- Извините, пожалуйста, ему его глупость.
   -- Глупость?-- повторил Корсар, переводя свой взгляд с одного на другого, потом на корабль.-- Нет, этот человек, повидимому, ничуть не сомневается в верности своего наблюдения. Так вы думаете, что это судно имеет точно такой размер, как вы определяете?
   Сципион глядел попеременно на своего нового начальника и прежнего хозяина и на время совсем потерял способность речи. Но это состояние продолжалось одно мгновение, и лицо его вдруг приняло бессмысленное выражение.
   -- Я вас спрашиваю, уверены ли вы, что не ошибаетесь даже на несколько тонн в определении размера корабля?
   -- Размеры его, как прикажете...
   -- Я думаю, тысячу тонн!..
   -- Да, тысячу тонн.
   -- А может быть, триста тонн?
   -- Да, триста тонн.
   -- Может-быть, это бриг?
   -- Да, бриг.
   -- Позовите ко мне Фида.
   -- Беседа с вашими товарищами, Уильдер, очень поучительна, и я постараюсь ею воспользоваться.
   Уильдер прикусил губы, на лицах остальных выразилось недоумение. Но они давно привыкли к вспышкам своего комаднира, и Уильдер также остерегался возражать не во-время.
   В это время показался старый матрос, и Корсар снова прервал молчание.
   -- Может-быть, вы сомневаетесь, что перед нами парус?-- продолжал допрашивать Корсар.
   -- Да, является сомнение,-- отвечал упрямо негр.
   -- Слышите, что говорит ваш приятель, Фид? Он считает, что это не парус перед нами.
   Фид не имел оснований скрывать своего удивления и спросил негра с презрением:
   -- Чем же тебе представляется этот предмет? Церковью, что ли?
   -- Да, я думаю, что это церковь,-- согласился негр.
   -- Чорт возьми! Черномазый идиот! Хотя, ваша милость, у них Африка не изобилует церквами, но спутать мачту с колокольней для моряка... Нет, Сципион, если у тебя нет собственного самолюбия и уважения к друзьям, то его-то милости скажи...
   -- Довольно!-- прервал Корсар.-- Возьмите вы трубу и скажите ваше мнение о корабле.
   Фид почтительно поклонился, взял трубу и долго внимательно рассматривал предмет; потом глубоко задумался, как бы собираясь с мыслями для ответа, и только табачная жвачка перемещалась у него с одной стороны рта на другую. Повидимому, он делал большое умственное усилие, соображая что-то.
   -- Я ожидаю вашего ответа,-- повторил капитан, считая, что уже прошло достаточно времени для того, чтобы обдумать ответ.
   -- Я просил бы вашу милость, если это не затруднит вас, сказать мне, какое сегодня число и какой день недели?
   Он тотчас же получил ответ.
   -- Мы выехали при зюд-осте; к ночи начал дуть норд-вест, и дул так целую неделю; потом нас потрепал денек шторм, и вслед за этим, когда мы достигли этих вод, море все время оставалось спокойным, как пьяница перед бутылкой водки.
   На этом месте матрос замолчал, продолжая жевать табак.
   -- Но что вы думаете об этом корабле?-- спросил Корсар с некоторым нетерпением.
   -- Что перед нами корабль, а не церковь, в этом нет сомнения,-- отвечал Фид решительным тоном.
   -- Дает ли он по ветру сигналы?
   -- Может-быть, он и переговаривается при помощи парусов, Фид этого не знает. Он видит только три брамсели.
   -- А вы как думаете, Уильдер? Не видно ли между парусами чего-либо более темного?
   -- Действительно, там видно что-то, что я принял было за более светлую парусину, но не игра ли это солнечных лучей на парусах?
   -- В таком случае, нас, значит, еще не открыли, и мы можем ожидать, спокойно наблюдая за ним и изучая его во всех подробностях.
   Корсар сказал это полусерьезно, полусаркастически, потом отпустил матросов и обратился к стоящим около него в молчании офицерам:
   -- Господа, время отдыха прошло, и судьба посылает нам случай показать свою храбрость. Я не берусь определить точно водоизмещение этого судна в семьсот четырнадцать тонн, но вижу, как и всякий опытный моряк, по расположению рей с сильной парусностью и оснастке, что это военное судно. Все ли со мной согласны? Ваше мнение, Уильдер?
   -- Ничего не могу возразить, вполне согласен с вашим мнением,-- отвечал Уильдер.
   Лицо Корсара прояснилось.
   -- Так вы думаете, что это -- корабль королевского флота? Мне нравится ваш прямой ответ. Теперь другой вопрос: нападать ли нам на него или нет?
   Вопрос был не из легких, и офицеры молчали, переглядываясь между собой. Тогда капитан поставил вопрос иначе.
   -- Что же вы молчите, генерал? Вы человек опытный, и вопрос этот касается прямо вас; вступать ли нам в битву или же развернуть паруса и удирать?
   -- Мои люди не умеют отступать; доставьте им случай, и они покажут себя.
   -- Но для чего нам рисковать без нужды своею шкурою?
   -- Это испанское судно, а испанцы часто посылают военные суда для прикрытия судов, везущих ценности,-- заметил один из офицеров, не любивший бесполезного риска без добычи.-- Посмотрим, если корабль откажется от нашего вызова, то, значит, он боится потерять богатый груз, в противном случае он будет храбр, как храбры бывают люди, которым нечего терять.
   -- Ваше мнение, Брэгс, имеет основание, и мы не забудем его. Теперь по местам, осмотрите ружья и пушки, но не привлекайте внимания экипажа: бой еще не решен, и если придется отказаться от сражения, не давайте повода думать, что мы отступаем от раз принятого решения.
   Все разошлись по местам. Уильдер также хотел удалиться, но командир удержал его.
   -- Мы скучали в бездействии, мистер Уильдер! Теперь, кажется, появляется разнообразие. Все может случиться, но я вас успел узнать, и уверен, что если меня не станет, то вы с честью замените меня.
   -- Постараюсь сделать все возможное, чтобы в случае такого несчастия ваше доверие оправдалось.
   -- Я вам верю. Однако, ваши молодцы обладают острым зрением: они первые определили корабль.
   -- К этому легко привыкнуть в их положении. Однако, более точное определение, указав, что это военное судно, сделали вы сами.
   -- Но семьсот пятьдесят тонн, о которых сказал негр с такою уверенностью?
   -- Глупая привычка говорить наобум.
   -- Вы правы. Но взгляните на корабль, какого он держится направления?
   Уильдер некоторое время внимательно наблюдал в трубу за ходом корабля, потом взглянул на командира и, заметив недоверчивый взгляд, покраснел, стиснул зубы и молчал.
   -- Ну, что же корабль?-- спросил Корсар, отчеканивая каждое слово.-- Он увеличил свою парусность, и через несколько минут мы его увидим весь.
   -- Это прекрасный ходок, он направляется прямо на нас.
   -- Не думаю, его корма отклоняется к востоку.
   -- Верно, ваша правда,-- продолжал Корсар, направив трубу на корабль.-- Нас еще не заметили. Скорее убрать передний штаговый парус. Пусть они попробуют разглядеть наши голые мачты на таком расстоянии! Мы готовы и к битве, и к отступлению,-- заметил Корсар, наблюдая за приготовлениями, которые были сделаны офицерами.-- Признаюсь вам, Уильдер, что мне доставляет внутреннее удовольствие встреча с этим кораблем под британским флагом. Может-быть, он окажется нам не по силам, но я отступать не намерен. Зато представьте себе, какое было бы удовольствие потопить этот корабль!
   -- Я думаю, что люди нашей профессии предоставляют почести дуракам и предпочитают золото железу.
   -- Так вообще о нас думают, но я лично охотнее предпочел бы нанести удар королевской гордости Георга, чем воспользоваться его сокровищами. Прав ли я, генерал?-- прибавил он, заметив приближение своего соратника.-- Прав ли я в том, что и приятно и почетно померяться силами с кораблем его королевского величества?
   -- Мы деремся для славы. При первом сигнале я к вашим услугам...
   -- Что это значит?! Кто распустил брамсель?-- вдруг вскричал Корсар, и лицо его сделалось страшным.
   Внимание всех обратилось на мачту. Там на реях сидел Фид, а парус трепался по ветру. Шум, производимый парусом, вероятно, и помешал ему услышать слова капитана.
   Лицо матроса выражало полнейшее спокойствие и довольство, из которого его вывел грозный окрик капитана:
   -- По чьему приказанию вы распустили парус?-- спросил Корсар.
   -- По требованию ветра, главного распорядителя на море.
   -- Все наверх! Сейчас же снять парус и стащить вниз этого дурака, осмелившегося нарушить мои приказания!
   Несколько матросов бросились наверх. Парус был собран. Лицо Корсара было сумрачно и ожесточенно. Уильдер никогда не видел его в таком состоянии и, опасаясь за участь своего товарища, приготовился притти к нему на помощь.
   -- Что это значит? Как вы смели распустить парус без моего приказания?
   -- Я поторопился и вижу, что заслуживаю наказания.
   -- Да, правда, и вы получите его: отвести его в трюм и дать ему двадцать ударов!
   -- Ну, это не первое знакомство с плеткой...
   -- Позвольте вступиться за виновного!-- сказал Уильдер.-- Он часто ошибается, но у него всегда добрые намерения.
   -- Не защищайте, господин Гарри!-- сказал Ричард с особым выражением.-- Парус был распущен, отрицать этого нельзя, и спина Фида должна получить заслуженное.
   -- Я прошу вас простить его, я ручаюсь, что это будет последним его ослушанием.
   -- Хорошо, забудем это,-- сказал Корсар, с усилием подавляя свой гнев.-- Я не хочу в такой момент нарушать наши добрые отношения, но должен обратить ваше внимание на ту опасность, которую может принести нам подобная небрежность. Дайте мне трубку, я взгляну, ускользнула ли от внимания нашего противника эта болтавшаяся тряпка?
   Ричард с торжествующим видом взглянул на Уильдера, но тот дал ему знак удалиться.
  

ГЛАВА XXVI

  
   Отдаленный парус приближался все больше. Сначала он казался чайкой, порхающей над волнами, но, постепенно увеличиваясь, стал походить на пирамиду, состоящую из парусов и снастей. Корсар передал Уильдеру трубу.
   -- Посмотрите и вы увидите, что небрежность вашего матроса нас выдала.
   Но в тоне командира звучало скорее сожаление, чем упрек. Когда Уильдер хотел было произнести несколько слов в оправдание этой небрежности, Корсар дружески прервал его, заметив, что с этим делом уже покончено.
   -- Противник наш настороже. Он переменил курс и идет прямо на нас. Пусть приблизится. Мы увидим его вооружение и решим, какой разговор с ним вести.
   -- Если позволить ему приблизиться, то, может-быть, нам уже трудно будет избежать встречи с ним.
   -- "Дельфин" -- хороший ходок, и найти равного ему трудно.
   -- Не знаю, но наш противник приближается быстро, и можно полагать, что в скорости хода он не уступает "Дельфину". Мне редко приходилось замечать, чтобы судно так быстро увеличивалось при приближении.
   Уильдер говорил с жаром. Корсар внимательно посмотрел на него и спросил:
   -- Вы знаете это судно?
   -- Да, знаю. И если не ошибаюсь, оно не по силам для "Дельфина". Я уверен, что оно не имеет на борту соблазнительного для нас груза.
   -- Его размеры?
   -- Негр сказал уже вам их.
   -- Ваши люди также его узнают?
   -- Трудно ошибиться старому моряку в расположении парусов, под которыми он провел месяцы и даже годы.
   -- Давно ли вы оставили это судно?
   -- Одновременно с моим прибытием к вам сюда.
   Корсар на некоторое время задумался. Уильдер не прерывал его, и лицо его выражало беспокойство.
   -- Сколько на нем пушек?-- спросил Корсар резко.
   -- В четыре раза больше, чем на "Дельфине".
   -- Его обшивка?
   -- Толще нашей, и судно больше нашего.
   -- Это судно короля?
   -- Да, короля.
   -- Оно переменит своего хозяина: оно будет моим.
   Уильдер поклонился и отвечал недоверчивой улыбкой.
   -- Вы сомневаетесь?-- сказал Корсар.-- Имеет ли наш противник таких людей, как наши, готовых сложить головы по первому приказанию?
   Действительно, экипаж "Дельфина" был составлен человеком, хорошо знающим и людей и характер морской службы. В состав его входили моряки почти всех наций, управляемые человеком, авторитету которого они подчинялись без рассуждения. Они представляли собой непреодолимую силу. Даже новички верили в своего командира и никогда не сомневались в успехе.
   -- Вы не принимаете в расчет наших людей,-- сказал Корсар;-- вот датчанин, такой же крепкий и тяжелый, как пушка, около которой я его сейчас поставлю. Вы можете резать, рубить его, и он не отступит, как и его орудие. Около него русский и швед, такие же, как и он, и будут составлять с ним одно целое. Дальше стоит кроткий, атлетического сложения моряк из ганзейских {Ганза -- торговый союз вольных немецких городов: Любека, Гамбурга и др. (Прим. ред.)} городов. Ему больше нравится наша свобода, и скорее погибнут все Ганзейские города, чем он оставит свой пост. Там стоят два англичанина. Хотя я не люблю их отечества, но трудно найти более надежных людей. Дальше стоит человек, скорее похожий на монаха. Действительно, он раньше занимался проповедью, но потом предпочел хорошую пищу и вино, и жажда богатства одолела его.
   -- А каков он в битве?
   -- За деньги он будет служит хоть чорту, а человек он смышленый. Тот, дальше, отличается особой исполнительностью. Раз во время ветра я велел ему перерубить канат. Он исполнил это приказание, но по неосторожности стоял перед канатом, и его сбросило в море. Теперь он хвалится своею осторожностью и говорит, что больше уже не сплошает. Я уверен, что и теперь этот корабль в его глазах удваивается.
   -- Значит, он трус и будет думать о бегстве?
   -- Напротив, он увидит спасение свое в победе и постарается поскорее сшибить вражеские мачты. Следующий -- танцор; видите, с каким жаром он говорит, и как руки и ноги все время у него в ходу? Он добродушен на вид, но при случае без угрызения совести перережет вам горло. Странное соединение добродушия с жестокостью. Я его пущу на абордаж. Я уверен, там у него разойдутся руки.
   -- А это кто там дальше снимает свою одежду?-- спросил Уильдер.
   -- Это голландец; он отличается склонностью к экономии: по его мнению, перед смертью не стоит одевать новой одежды. Около него гасконец приготовляется к битве. Они оба составляют резкий контраст. Если бы они сцепились, то в первой схватке легко мог бы победить француз, но при первой же неудаче победа осталась бы за голландцем.
   Корсар говорил, все время улыбаясь жестокой улыбкой, и горечь слышалась в его словах.
   -- А эти два коренастые матроса, которые с таким вниманием рассматривают приближающегося неприятеля?
   -- Это люди очень непостоянного характера: они наполовину только освоились с нашим корсарским промыслом и в глубине души не совсем согласны с нашей работой.
   -- Повидимому, они держатся того мнения, что неблагоразумно позволять кораблю приближаться.
   -- Да, они народ расчетливый, и я не удивлюсь, если они уже заметили, что неприятель имеет преимущества перед нами по числу пушек. Они обладают необыкновенным зрением, но они также крепки и сильны, обладают толковой головой и сумеют из этого своего преимущества извлечь выгоду!
   -- Вы думаете, что они не достаточно храбры?
   -- Ну, я не посоветовал бы никому стать им поперек дороги. У них ум неповоротливый, язык не бойкий, но того, что втемяшится в их голову, не выбьешь колом. Если им взбредет в голову сражаться, то их пушки дадут себя знать, в противном же случае лучше пожалеть порох и напрасно не тратить его. Однако, мы теряем на болтовню время. Пора приступать к серьезной работе. Мистер Уильдер, мы покажем им наши паруса.
   Лицо Корсара преобразилось, и он пошел по палубе, а лейтенант начал отдавать распоряжения. Найтингель резким голосом передал приказание:
   -- Давай все паруса!
   До сих пор люди экипажа держали себя различно: одни выражали радость в ожидании богатой добычи, другие, зная лучше своего командира, не считали еще нападение решенным; более осмотрительные покачивали головами по мере приближения корабля и взвешивали опасность положения. Но опыт убедил всех, что командир их знает, что делает, и всегда, словно чудом, имеет все сведения о неприятеле. Поэтому все с доверием ожидали его решения.
   При первой команде лица матросов оживились, и они с радостью стали исполнять приказы.
   Уильдер быстро отдавал одно приказание за другим. Он был правой рукой командира.
   В один момент голые мачты покрылись белоснежными парусами, и корабль закачался, ожидая, какое ему дадут направление. Все было готово. Уильдер направился к корме, где находился Корсар, наблюдавший за неприятелем. Вдали показался уже желтоватый остов судна с установленными вдоль бортов пушками.
   Мистрис Уиллис и Гертруда стояли в задумчивости около него и наблюдали за всем окружающим.
   -- Мы готовы,-- сказал Уильдер,-- и ждем ваших указаний.
   Корсар вздрогнул, приблизился к лейтенанту и, пристально глядя на него, спросил:
   -- Вполне ли вы уверены, что узнали судно?
   -- Да, для меня в этом не может быть никакого сомнения.
   -- Это корабль королевского флота!-- сказала гувернантка.
   -- Да, я это уже сказал.
   -- Ну, Уильдер, попробуем его ход; уменьшите нижние паруса и разверните передние.
   Молодой моряк поклонился и пошел исполнять приказание. Голос Уильдера во время командования немного дрожал, чего никогда не случалось с командиром, и это не ускользнуло от внимания старых моряков. Но все было немедленно исполнено.
   Паруса надулись. Неподвижный до того времени корпус пришел в движение, и скоро корабль развил полный ход. Соревнование двух судов возбуждало сильный интерес. Неприятель был в полумиле, как-раз под ветром. Более внимательный осмотр не оставлял ни малейшего сомнения в силе и высоких качествах судна. Солнце ярко освещало палубу, и тень от парусов ложилась на море с противоположной стороны. При помощи трубы можно было уже различать происходящее на судне и следить за движением на нем: в разных местах между оснасткой видно было несколько человеческих фигур, но все было спокойно, заметен был порядок и строгая дисциплина.
   Как только "Дельфин" пришел в движение и вода вокруг него запенилась, Корсар подозвал Уильдера к себе на корму. Несколько мгновений взгляд его был устремлен на неприятельский корабль, словно он в последний раз измерял его силу.
   -- Мистер Уильдер,-- сказал командир тоном человека, рассеявшего все свои недоумения,-- я не в первый раз вижу этот корабль.
   -- Весьма возможно: он исколесил почти все воды Атлантического океана.
   -- Да, и не в первый раз мы с ним встречаемся. Небольшая перемена окраски не делает еще большой разницы. Я уверен, что узнаю его по расположению мачт.
   -- Да, эти мачты стоят наклоннее обыкновенного.
   -- Это удивительно! Долго вы служили на нем?
   -- Несколько лет.
   -- И вы его оставили?..
   -- Перед переходом к вам.
   -- Скажите, они обращались с вами презрительно, не переваривали вашего американского происхождения?
   -- Да, оттого-то я его и оставил.
   -- Вы еще находились на нем во время Мартовского равноденствия?
   Уильдер утвердительно кивнул головой.
   -- Я так и думал. Вы сражались с иностранным судном в бурю? Ветер, волны и люди -- все тогда участвовало в битве.
   -- Да, помню. Мы вас узнали и думали, что вам пришел последний час.
   -- Люблю вас за откровенность. Мы храбро дрались; это должно только упрочить нашу дружбу. Я больше ни о чем вас не расспрашиваю. Дружба моя не покупается изменой. Вы теперь под моим флагом, и этого довольно.
   -- Какой ваш флаг?-- спросил сзади нежный голос.
   Корсар быстро обернулся и встретил пытливый взгляд старой дамы. Борьба отразилась на его лице, но он быстро овладел собою и с изысканною вежливостью сказал:
   -- Оказывается, женщине приходится указывать морякам на их обязанности. Мы поступили против правил вежливости, не показав до сих пор нашего флага кораблю. Подымите его, Уильдер, чтобы не отступать от морских обычаев.
   -- Но наш противник тоже не выкидывает флага.
   -- Все равно, покажем ему пример.
   Уильдер открыл шкап, наполненный массой разнообразных флагов, и остановился, недоумевая, какой из них выбрать.
   -- Под каким флагом желаете вы итти?
   -- Берите голландский. Командир такого прекрасного судна должен знать все отличия национальных цветов...
   Уильдер подозвал матроса, и тотчас же флаг нидерландского королевства взвился над "Дельфином". Оба офицера внимательно наблюдали, как это будет принято на неприятельском корабле, но никакого ответа не последовало.
   -- Они, очевидно, замечают, что наше судно не нидерландское по конструкции. Не узнают ли они нас?-- спросил Корсар, устремляя вопросительный взгляд на Уильдера.
   -- Не думаю. "Дельфин" так часто меняет свои цвета, что даже и друзьям не легко его узнать.
   -- Этот корабль желает чего-нибудь поизящнее,-- сказал с улыбкою Корсар. Попробуем португальский флаг. Не тронут ли его бразильские бриллианты?
   Первый флаг был спущен, и вместо него развернулся флаг Португалии. Но неприятель, не обращая внимания, продолжал путь, захватывая все больше ветра и приближаясь к кораблю Корсара.
   -- Ну, теперь белый флаг!
   Уильдер исполнил приказание, и флаг Франции заколыхался в воздухе. В то же время на корабле неприятеля взвился огромный флаг, и раздался пушечный выстрел.
   -- Вот дружба двух наций,-- сказал с упреком Корсар,-- к голландскому и португальскому цвету они отнеслись равнодушно, но при белом цвете их союзника, Франции, у них разлилась желчь. Пускай полюбуются немного, а потом мы покажем им еще кое-что.
   Повидимому, последний флаг, поднятый на "Дельфине", вывел из себя неприятеля, как красный цвет -- быка на арене. На корабле распустили даже малые паруса и старались ускорить ход. Оба судна шли на всех парусах, и трудно было решить, на чьей стороне преимущество.
   -- Корабль их рассекает воду с быстротой ласточки,-- заметил Корсар лейтенанту, с трудом скрывавшему свое беспокойство.
   -- Я думаю, и чайка его не перегонит. Не слишком ли близко мы его к себе подпускаем? Какая нам нужда меряться с ними силами?
   Корсар поглядел подозрительно на лейтенанта и сказал:
   -- Если даже он обладает стремительностью орла, он нас не обгонит. Чего вы опасаетесь? Королевский корабль еще на расстоянии мили от нас.
   -- Я знаю его силы; у нас нет шансов на успех в этом неравном бою. Капитан Гейдегер, поверьте мне, мы не можем выдержать его напора. Если мы сейчас же не воспользуемся расстоянием, то нам не удастся от него уйти, да и теперь, может-быть, уже поздно.
   -- Ваши опасения преувеличены. Не в первый раз мне приходится видеть королевский флаг вблизи себя и все же, как видите, я сохранил свое судно до сих пор.
   -- Слушайте, барабанный бой. Это приготовляют пушки...
   Корсар прислушался и услышал бой барабана, означающий на военных судах сигнал экипажу занять места. Осмотревшись кругом, Корсар спокойно сказал:
   -- Мы сделаем то же. Уильдер, отдайте распоряжение!
   До сих пор люди экипажа исполняли свои обязанности, с любопытством наблюдая за судном, которое гналось за ними, и только беспрерывный, сдержанный шопот говорил об их напряженном внимании.
   При первом звуке барабана все поспешно стали по местам, и затем наступило мертвое молчание. Только офицеры не замерли на месте и спешили за приказаниями, да снаряды, вынутые из крюйт-камеры, указывали на приготовления к чему-то особенному.
   Корсар исчез и снова появился на корме, одетый для битвы. Он внимательно следил за противником, все взоры обратились на него, словно стремясь прочитать его мысли. Он отбросил морскую фуражку, и волосы его развевались по ветру. Медная каска стояла у него в ногах. Хорошо знавшие его считали, что он еще не принял окончательного решения. Перед сражением он надевал каску; это означало, что бой начинается.
   Офицеры, осмотрев свои части, докладывали ему. Понемногу снова стало доноситься перешептывание матросов. Корсар не запрещал им перекидываться словами перед боем, зная характер своего экипажа и отступая в этом отношении от строгой дисциплины. Разговором они нередко поддерживали друг друга, а бодрый дух экипажа -- главный залог успеха в требующем отваги деле.
  

ГЛАВА XXVII

  
   Возбуждение росло. Офицеры в последний раз осмотрели с тем вниманием, которое вызывается сознанием опасности, все ли в порядке. Наконец команда замолкла: снасти, канаты и цепи были в порядке, пушки готовы к бою, снаряды в достаточном количестве находились под рукою. Все смолкло.
   Корсар быстро окинул всех проницательным взглядом и убедился, что экипаж не обнаруживает признаков робости или волнения. На лицах матросов написана была решительность, которая в минуты опасности делает чудеса. Только три человека, на его взгляд, составляли исключение; это -- его лейтенант и два матроса, таким странным образом попавшие в их среду.
   Уильдер держал себя не совсем так, как можно было ожидать в такой момент от человека в его положении. Корсар наблюдал за ним все время и не мог понять его поведения. Лейтенант имел уверенный вид, походка его была тверда, распоряжения отчетливы, но блуждающий взгляд невольно внушал сомнение. Вблизи него находились Фид и негр: Фид управлял пушкой. Он твердо держался около орудия и смотрел на него с некоторой любовью. Вместе с тем на его лице выражалось удивление, и взгляд его переходил, от Уильдера к неприятельскому кораблю, как бы недоумевая, каким образом этот корабль мог оказаться их противником. Однако, он не выражал протеста или недовольства по поводу этих странных обстоятельств. Он, очевидно, вполне подчинялся морской дисциплине. Негр держался спокойно, но глаза его также перебегали все время от Уильдера к кораблю, и лицо выражало все большее и большее удивление. Пользуясь близостью этих матросов, Корсар обратился к Фиду.
   -- Надеюсь, что пушка постоит за себя.
   -- На всем корабле, ваша милость, нет другого такого большого и прекрасного жерла, как это,-- ответил матрос, ласково поглаживая рукой орудие,-- требуется только хороший банник и надежный пыж. Гвинея, отметьте крестом с полдюжины ядер. По окончании дела те, которые останутся в живых, убедятся на неприятельском корабле, что Ричард Фид хорошо сеял свои зерна...
   -- Эта вам не в первый раз?
   -- Ваша милость, мой нос привык к пороховому дыму, как к табаку, хотя, собственно говоря...
   -- Что такое? Говорите.
   -- То, что по временам все мои рассуждения теряют свою силу, как, например, в этом деле,-- взглянув на французский флаг и переводя взгляд на английский, добавил Фид.-- Для господина Гарри, очевидно, все это совершенно ясно, но я скажу только одно, что если сражаться, то лучше с посторонними, чем со своими. Гвинея, отметьте еще два-три ядра; надо, чторбы наша Билли показала себя в деле.
   Корсар отошел в задумчивости и подозвал к себе Уильдера.
   -- Слушайте,-- обратился он к нему сочувственно,-- я понимаю ваши чувства; не все, находящиеся на английском корабле, вам ненавистны и вы предпочитаете вашу ненависть обратить на какой-нибудь другой корабль под этим флагом; кроме того, и поживы здесь нет никакой. Ради вас я уклоняюсь от встречи.
   -- Уже поздно,-- грустно ответил Уильдер.
   -- Вы ошибаетесь, и скоро это увидите. Попытка может нам стоить одного залпа, но она не может не завершиться успехом. Спуститесь на минуту к дамам и вы увидите большую перемену.
   Уильдер быстро спустился в каюту, куда удалились мистрис Уиллис с Гертрудою и, объяснив намерение капитана уклониться от сражения, все же перевел их на всякий случай в более безопасное место. После этого он снова поднялся на палубу.
   Несмотря на короткое отсутствие, Уильдер увидел здесь совершенно другую картину. Вместо французского на мачте развевался английский флаг. "Дельфин" и неприятель быстро обменивались сигналами. Из всех парусов были подняты только марселя, остальные же болтались около рей. Сам корабль шел прямо навстречу английскому, который тоже опустил паруса.
   -- Чудаки, они удивляются, что те, кого они преследовали, как врагов, оказались вдруг друзьями,-- пояснил Корсар лейтенанту, указывая на ту легкость, с которою попался на удочку английский капитан от одной перемены флагов.-- Искушение велико, случай очень хорош, но ради вас я на этот раз воздержусь.
   Уильдер не верил своим ушам, но для разговоров не было времени.
   "Дельфин" быстро продолжал свой путь; туман над неприятельским кораблем рассеивался, и последний все яснее и яснее выступал со всем, что на нем находилось. Пушки, снасти, люди, даже выражение лиц легко уже было различить. Корабль убрал свои паруса и остановился. Матросы "Дельфина" тоже убрали паруса и, доверяя опытности своего капитана, спокойно приближались к опасному врагу, пока корабль не остановился на расстоянии нескольких сот метров.
   Уильдер с удивлением наблюдал за всеми движениями "Дельфина", и от его внимания на ускользнуло, что корабль был обращен в противоположную сторону что при дувшем в этот момент ветре позволяло ему, в случае нужды, маневрировать около неприятеля.
   Судно еще продолжало слабо двигаться по инерции, как с неприятельского корабля раздался резкий, но из-за расстояния еле слышный, обычный в этих случаях опрос об имени судна.
   Корсар многозначительно взглянул на лейтенанта, приложил рупор к губам и назвал одно из королевских судов, соответствующее по силам и размерам "Дельфину".
   -- Да! Да!-- ответил голос с той стороны.-- Я так и думал по вашим сигналам.
   С "Дельфина" тоже спросили неприятеля об имени и узнали, что это королевский крейсер. Затем последовало приглашение английского капитана посетить его судно.
   Пока не произошло ничего необыкновенного, все вполне соответствовало морским обычаям, только приглашение капитана неприятельского судна делало дальнейшую мистификацию невозможной. Однако, Уильдер не мог уловить в лице Корсара ни малейшего признака колебания.
   Со стороны неприятеля раздался барабанный бой, отзывавший команду с боевых постов.
   Корсар отдал то же распоряжение, и через пять минут суда, которые должны были драться насмерть, если бы одно из них было узнано, стояли мирно рядом. Корсар подозвал Уильдера.
   -- Вы слышали, что меня приглашают на корабль его величества? Не желаете ли сопровождать меня?
   Уильдер вздрогнул от этого неожиданного вопроса.
   -- Ведь это просто безумие подвергаться такому риску!
   -- Если вы боитесь, я отправлюсь один.
   -- Боюсь?-- горячо вскричал Уильдер.-- Нет не страх, а благоразумие заставляет меня скрываться от них: вы забываете, что все на крейсере, от мала до велика, знают меня.
   -- Я упустил это из вида. Оставайтесь, а я позабавлюсь, пользуясь доверчивостью капитана его величества.
   С этими словами Корсар повел лейтенанта в свою каюту и с привычной быстротой занялся переменою своего костюма и вида. Волосы он зачесал так, что лицо его совсем помолодело, обычный костюм он заменил мундиром и сделался совсем неузнаваемым.
   -- И более зоркие глаза, чем у капитана Бигналь, не заметили бы обмана,-- сказал Корсар, отходя от зеркала и устремляя взгляд на Уильдера.
   -- Так вы его знаете?
   -- В моем положении нужно знать много того, чего не требуется от другого. В этом визите я не вижу никаких трудностей; я уверен, что никто из офицеров и матросов "Стрелы" не видал в глаза то судно, имя которого я принял: оно очень недавно покинуло доки, и трудно вообразить, чтобы я там встретил знакомых своего двойника, так как англичане эти давно уже не видали берегов Европы. Вот мои бумаги. Из них вы видите, что я аристократ, сын лорда и произведен в капитаны после того времени, когда "Стрела" в последний раз отплыла от берегов своей страны.
   -- Все это, безусловно, содействует вашему смелому замыслу. Я бы сам этого не предусмотрел. Но зачем вам рисковать?
   -- Зачем? Быть-может, я хочу проверить силы этого судна и определить, богатую ли оно предоставит нам добычу, а может-быть это прихоть игрока, не боящегося ставить большие ставки.
   -- Но от этого опасность не уменьшается.
   -- Я не боюсь крупной игры, когда она меня забавляет,-- ответил Корсар.-- Теперь в ваших руках будет находиться моя жизнь и честь, так как они связаны с участью экипажа.
   -- Ваше доверие не будет обмануто,-- ответил Уильдер едва слышным, голосом.
   Корсар пристально взглянул на него и остался, повидимому, доволен осмотром. Он махнул рукой в знак прощания и направился к выходу, но столкнулся с неподвижно стоявшим в дверях человеком.
   -- Это что за смешной наряд, Родерик?
   -- Я желаю следовать за вами.
   -- Дитя мое, твои услуги мне теперь не нужны.
   -- Да, теперь вы редко пользуетесь моими услугами.
   -- Зачем без нужды рисковать одною лишнею жизнью?
   -- Рискуя вашей жизнью, вы рискуете всем, что у меня осталось в этой жизни,-- ответил Родерик.
   Корсар остановился и задумался.
   -- Родерик,-- сказал он,-- пусть будет моя судьба твоею судьбою: едем вместе.
   Корсар вышел на палубу и спокойно направился к лодке, внимательно наблюдая по дороге за работой экипажа. У трапа он на минуту остановился, переменил одного из ненадежных гребцов в лодке и обратился к своему помощнику с прощальными словами:
   -- Уильдер, я оставляю вас на время капитаном судна. Участь моя и экипажа будут зависеть от вас: надеюсь, что лучшего выбора я не могу сделать.
   Не ожидая ответа, Корсар сошел в лодку.
   Во время короткого переезда все с волнением следили за лодкой; спокойнее всего держал себя тот, кто больше других подвергался риску: сам Корсар. Он вошел на палубу неприятельского корабля и был принят с почетом, который соответствовал его положению: капитан английского крейсера, старый заслуженный моряк, плохо оцененный соотечественниками, после обычных приветствий пригласил Корсара в свою каюту.
   -- Пожалуйста, капитан Говард, садитесь, где вам удобнее,-- пригласил старый моряк, располагаясь поудобнее сам.-- Вы так молоды и занимаете такой ответственный пост. Вот что значит счастье!
   -- Молод? Напротив, уверяю вас, мне все кажется, что я уже совсем старик. Подумайте, мне исполняется сегодня двадцать три года.
   -- Мне вы показались на несколько лет старше, но Лондон не меньше, чем море, старит человека.
   -- Вот именно, капитан Бигналь, служба изнуряет человека, и я часто думаю, что мой корабль будет моею могилой...
   -- Видно, ваша болезнь имеет внутреннюю причину, так как вы получили прекрасное судно.
   -- Да, ничего себе, но уж очень оно мало. Я не раз говорил отцу, что если морской министр не обратит в ближайщем будущем внимания на удобства своих офицеров и не улучшит суда, то порядочные люди будут избегать морской службы. Не находите ли вы, что плавание на судах с одной палубой очень неудобно?
   -- Человек, который провел, как я, сорок лет на море, остается ко всему этому совершенно равнодушным.
   -- Не в моем вкусе это так называемое философское долготерпение. Я постараюсь получить судно на Темзе для охраны берегов. Вы ведь знаете, что все у нас делается по протекции.
   Старый моряк с трудом сдерживал себя.
   -- Надеюсь, что новая мода не коснулась нашего флага; вы так долго держались белого цвета Франции, что пушки уже хотели начать разговор.
   -- Да это была прекрасная военная хитрость, и я обязательно пошлю по этому поводу подробный отчет в адмиралтейство.
   -- Пишите, пишите! Вы можете получить орден.
   -- Орден? Вот ужас-то! Что было бы с моей благородной матерью? В былое время он имел еще значение, но теперь, заверяю вас словом, что никто из нашей семьи...
   -- Хорошо, хорошо, капитан Говард! К счастью для нас обоих, вы во-время прекратили вашу забаву: еще один момент -- и я пустил бы в вас добрую порцию снарядов.
   -- Да, к счастью, вы правы. Но как вы не умираете от скуки в этих отдаленных водах?-- спросил, зевая, Корсар.
   -- Забота о корабле и преследование врагов Англии занимают все мое время, а небольшие досуги я провожу в обществе своих офицеров, так что и речи не может быть о скуке.
   -- Да, у вас есть общество офицеров, но не слишком ли велика у вас с ними разница в летах? Позвольте взглянуть на их список.
   Капитан "Стрелы" с презрительным молчанием подал список.
   -- Все какие-то "муты": Ярмут, Плимут... потом "смиты", куча "Смитов"!.. А кто это Генри Арч, значащийся здесь старшим лейтенантом?
   -- Очень талантливый молодой человек, который, если бы у него были гораздо меньше, чем у вас, связи, стал бы во главе всего флота.
   -- Я попросил бы вас познакомить меня с этим достойным человеком. Я и сам у себя на корабле уделяю ежедневно полчаса времени своему помощнику. Положим, он человек хорошего происхождения.
   -- К сожалению, бедняга вызвался исполнить опасное поручение, и я сам не знаю, где он и что с ним случилось. Мои советы и просьбы не имели успеха. Адмиралу нужен был надежный человек, а дело шло о благе всей страны. Впрочем, люди без всяких связей не могут пробиться обыкновенными путями; он же спасен был ребенком после крушения судна, и происхождение его неизвестно.
   -- Но он все еще считается у вас старшим лейтенантом?
   -- Да, и я надеюсь, что он будет у меня, пока не получит корабля, что он вполне заслужил. Но что с вами, вам нездоровится? Эй, дайте грогу!-- распорядился капитан.
   -- Благодарю вас,-- отвечал со спокойной улыбкой Корсар, отказываясь от грога.-- Вы не беспокойтесь. Это в нашей семье наследственная болезнь. Она скоро проходит... Вот и кончилось все... Так, значит, капитан Бигналь, этот Арч -- мнимая личность?
   -- Не знаю, что вы называете мнимою личностью, но если мужество, соединенное с знанием дела, имеет значение, то Генри Арч должен получить фрегат.
   -- Да, я вас понимаю и думаю, что ему не повредило бы маленькое письменное ходатайство. Но, к сожалению, для этого необходимо иметь какие-нибудь данные.
   -- Если бы я мог их вам дать! Но вы можете быть уверены, что он взялся выполнить честное, в высшей степени рискованное поручение для пользы своей страны. Не больше часа тому назад я думал, что дело ему удалось. Часто ли вы развертываете верхние паруса, оставляя нижние спущенными? Судно в таком положении производит на меня впечатление человека в верхнем платье, но без брюк.
   -- Вы намекаете на случай со мной, когда у нас брамсель развернулся не в тот момент, когда вы нас заметили?
   -- Да! Мы в подзорные трубы увидали ваши реи, но потом мы вас потеряли из вида, и вдруг болтающийся парус вас выдал.
   -- Да, я люблю оригинальничать. Это, как вы знаете, признак таланта. Я ведь тоже посетил эти воды вследствие данного мне поручения.
   -- Какое же это поручение?-- прямо спросил старый моряк, но лицо его выражало волнение, которого он не мог по своей прямоте скрыть.
   -- Захватить одно судно, которое, в случае удачи, доставило бы мне немало хлопот. Представьте, одно время я вас считал целью моего поручения, и если бы в ваших сигналах можно было заметить что-нибудь подозрительное, то, поверьте, мы могли бы серьезно сцепиться.
   -- Позвольте, да за кого же вы меня принимали?
   -- Ни больше, ни меньше, как за этого разбойника -- Красного Корсара.
   -- Чорт возьми! Неужели вы могли предполагать, чтобы пират мог обладать таким судном, с такою оснасткой? Из уважения к вашему экипажу я должен предположить, что, должно-быть, только вы одни вдались в обман.
   -- Как вам сказать! Когда мы начали различать ваши сигналы, то половина моей команды -- люди более опытные -- была против вас. Вы так долго находитесь в открытом море, что ваша "Стрела" приняла совсем корсарский вид. Может-быть, вы сами этого не замечаете, но по праву дружбы считаю своим долгом заявить вам это.
   -- Так, может-быть, и теперь еще вы меня принимаете чуть ли не за дьявола?..
   Разговор был прерван третьим лицом. На мгновение Корсар смутился, но тотчас же овладел собой.
   -- Это ваш священник, судя по костюму? -- спросил Корсар, здороваясь с вновь пришедшим.
   -- Да! Я с гордостью называю его своим первым другом. Мы с ним не видались тридцать лет, и теперь в эту поездку адмирал отпустил его со мной. Позвольте вам представить капитана Говарда, командира судна его величества -- "Антилопы". Надеюсь, что занимаемый им в столь юных летах высокий пост достаточно говорит в его пользу.
   Священник взглянул на Корсара, недоумевая, но это продолжалось один только момент. Он так же быстро овладел собою.
   Наконец Корсар проговорил, вставая:
   -- Капитан Бигналь, теперь я возвращусь на свой корабль. Но я вижу. что задача у нас одна, и надеюсь, что мы вместе выработаем общую систему действий. Ваша опытность поможет нам достигнуть общей цели.
   Польщенный этим признанием капитан Бигналь очень вежливо раскланялся с гостем, приглашая его на обед. Корсар принял приглашение и заторопился домой, чтобы выбрать для этого банкета наиболее достойных офицеров.
   Старый моряк, несмотря на свою наружную грубость, имел доброе сердце, мягкий характер и, обладая большим знанием морского дела, был непрактичен в жизни, а потому плохо подвигался по службе. Теперь встреча с этим мнимым отпрыском аристократической и влиятельной семьи невольно зародила в нем некоторые надежды. Провожал он Корсара даже с несколько заискивающей вежливостью.
   Выходя на палубу, Корсар окинул всех быстрым взглядом, и сейчас же лицо его приняло прежнее гордое выражение. Около трапа он дружески пожал руку капитану и небрежным кивком отдал честь прочим офицерам. В этот момент священник шепнул что-то капитану Бигналю, и тот сообщил, что хочет передать Корсару несколько слов. Они отошли в сторону.
   -- Капитан Говард, есть у вас священник на корабле?
   -- Целых два!
   -- Странно, редко их бывает больше одного на судне. Впрочем, при ваших связях вы могли бы иметь и епископа,-- заметил он саркастически сквозь зубы.-- Так, видите ли, я желал бы доставить удовольствие своему духовнику и просил бы вас пригласить с собой ваших духовных лиц.
   -- С удовольствием, я захвачу с собою все свое духовенство.
   -- Надеюсь, что вы не забудете и вашего старшего лейтенанта?
   -- Даю вам слово, что живой или мертвый, а он явится к вам,-- сказал Корсар голосом, заставившим вздрогнуть его собеседника.-- Однако, до свиданья! Мне пора.
   Поклонившись еще раз, он спокойно начал спускаться в лодку, внимательно изучая взглядом оснастку "Стрелы".
   Капитан Бигналь в это время делал ему дружеские знаки, не подозревая, что выпускает из своих рук человека, за поимку которого он, наверное, получил бы долгожданное повышение.
  

ГЛАВА XXVIII

  
   -- Да,-- прошептал Корсар,-- я и мои офицеры примем участие у вас на банкете, но только угощение-то, пожалуй, придется вам не по вкусу, королевские лакеи! Гребите, друзья! Гребите! Через час вам достанется этот корабль со всем его имуществом.
   Пираты налегли на весла и с трудом удерживались от того, чтобы не выразить вслух свои восторги. Скоро шлюпка была уже в безопасности.
   По одному виду Корсара матросы заметили, что предстоит что-то особенное.
   Осмотрев палубу, он отправился в свою каюту, словно позабыв, что он уступил ее дамам. Они, пользуясь мирными отношениями между двумя судами, решились выйти на палубу. Вдруг раздался сильный удар гонга, выражавший нетерпение и гнев капитана.
   -- Я ожидаю к себе сейчас же первого лейтенанта,-- распорядился Корсар.
   Некоторое время лицо Корсара выражало борьбу чувств, но он старался скрыть свои переживания. Когда открылась дверь, впуская Уильдера, лицо командира было совершенно спокойно, и глаза обратились к дамам, которые тоже вошли в каюту.
   -- Извините, что я беспокою вас ради дружеского разговора со своим офицером.
   -- Пожалуйста, оставьте ваши извинения и распоряжайтесь: здесь вы -- хозяин.
   Корсар попросил всех садиться и сказал:
   -- Скверный корабль эта "Стрела"! Не за что похвалить королевских слуг; хоть бы капитана-то выбрали получше!
   -- Капитан Бигналь бравый и честный моряк.
   -- Готов признать за ним эти качества, так как, кроме них, у него ничего не остается. Он мне намекнул, что послан в эти воды в погоню за кораблем, о котором мы слышали противоречивые мнения: я говорю о Красном Корсаре.
   Старшая из дам вздрогнула, младшая схватила ее за руку. Корсар сделал вид, что ничего не заметил, и лицо его выражало полное спокойствие. Так же спокойно, не обнаруживая никакого волнения, держался и Уильдер, который ответил равнодушным тоном:
   -- Его предприятие рискованное, чтобы не сказать: безуспешное.
   -- Может-быть, то и другое вместе. Но он имеет большую надежду на удачу.
   -- Вероятно, он вдается в обычную в этих случаях ошибку, предполагая встретить обыкновенного пирата: грубого, кровожадного, неотесанного, как другие...
   -- Какие другие?
   -- Я вообще говорю о людях подобной профессии. Но этот вполне соответствует громкой известности, которую приобрел.
   -- Не будем избегать слов, мистер Уильдер, и назовем его Корсаром.
   -- Но не странно ли, что капитан Бигналь, такой опытный моряк, ищет Корсара в этих пустынных водах, тогда как последнему, по его профессии, следовало бы чаще плавать около мест, посещаемых кораблями?
   -- Может-быть, его заметили где-нибудь в узком проходе и теперь направляются по его пути.
   -- Очень возможно,-- ответил, задумавшись, Корсар,-- ваши моряки принимают в расчет ветер и течение, но им следовало бы также запастись подробным описанием преследуемого ими судна.
   -- Весьма вероятно, что они знают его признаки.
   Уильдер не мог скрыть своего волнения и выдержать проницательного взгляда собеседника.
   -- Да, должно-быть; он мне дал понять, что один его агент в тайных сношениях с Корсаром; он зашел даже дальше в своей откровенности и признался, что весь успех зависит от ловкости этого человека и от тех сведений, которые он от него получает; должно-быть, этот человек имеет особые средства для переговоров!
   -- Назвал он вам его?
   -- Да.
   -- Как же его имя?
   -- Генри Арч, другими словами -- Уильдер.
   -- Бесполезно дальше скрываться,-- сказал Уильдер, поднимаясь с гордым видом, которым он старался скрыть неприятность своего положения.-- Я вижу, что вы меня узнали.
   -- Как изменника.
   -- Вы позволяете себе нанести это оскорбление, пользуясь своим положением.
   Корсар сделал над собою страшное усилие, но сдержался и продолжал с презрением и иронией:
   -- Можете передать обо всем вашему начальству! Можете им сказать, что морское чудовище, грабящее беззащитных рыбаков и береговых жителей, боящееся королевского флага, как чорт ладана, во главе ста пятидесяти пиратов творит у себя суд и расправу и дает кров и защиту слабым женщинам.
   Уильдер уже вполне овладел собою, и все оскорбления и сарказмы не производили на него никакого действия. Скрестив на груди руки, он ответил просто:
   -- Я знал, на что шел: я хотел освободить судно от этого бича морей, который до настоящего времени безнаказанно производил свои налеты. Теперь моя учесть меня не устрашит.
   -- Очень хорошо,-- сказал Корсар и ударил в гонг.-- Заковать негра и его товарища и наблюдать, чтобы они не могли подать знаков другому кораблю!-- распорядился он.
   После ухода явившегося на зов матроса он продолжал:
   -- Мистер Уильдер, общество, которому вы изменили, имеет свои законы, по которым вы и ваши сообщники заслуживают немедленного повешения на реях. Мне остается только отворить эту дверь, объявить о вашем преступлении и отдать вас в руки моего экипажа.
   -- Нет, вы этого не сделаете, нет, вы не можете этого сделать!-- раздался голос, который заставил вздрогнуть Корсара.-- Хотя вы порвали все свои связи с людьми, но чувство жестокости не овладело вами. Вспомните ваше детство, ту любовь, которою вы были окружены! Вы осудите невинного. Подумайте раньше, чем взять на свою совесть эту тяжелую ответственность. Нет, вы не будете так жестоки, вы не захотите этого сделать!
   -- А какую участь готовил он мне и товарищам в случае удачи своего гнусного намерения?-- спросил Корсар резким голосом.
   -- Намерения и цели,-- ответила старшая дама, выдерживая взгляд Корсара,-- оправдывают его поведение. Я вижу, что в сердце вашем гнев борется с чувством справедливости.
   -- Смелое обращение к кровожадному Корсару, не знающему угрызений совести!
   -- И это голос истины, и ваши уши не могут быть к ней глухи...
   -- Довольно!-- прервал Корсар со спокойным благородством.-- Мое решение уже давно принято, и ни просьбы, ни угрозы не могут изменить его. Мистер Уильдер, вы свободны. Если вы и не отличались верною вашею службою мне, то вы дали мне урок вашей выдержкой при исполнении взятой на себя роли, и урок этот будет полезен мне в будущем.
   Уильдер был поражен. Чувство унижения и стыда боролись в нем с чувством глубокой грусти, которую он не старался скрыть.
   -- Может-быть, вы не знаете вполне моего намерения: я обрекал вас на смерть, а экипаж ваш -- на истребление.
   -- Да, вы действовали, как люди, облеченные властью для угнетения других. Отправляйтесь и ищите себе любой корабль. Повторяю вам, вы свободны.
   -- Нет, я должен прежде объяснить вам свое поведение.
   -- Объяснения с пиратом, с человеком, стоящим вне закона? Какое значение может иметь его мнение для такого преданного правительству моряка?
   -- Употребляйте какие хотите выражения,-- возразил Уильдер, вспыхнув,-- но я не могу покинуть вас, не освободившись хоть в малой степени от того презрения, которого, по вашему мнению, я заслуживаю.
   -- Говорите смело: теперь вы мой гость.
   Это обращение еще больше тронуло Уильдера, но он скрыл свое волнение и продолжал:
   -- Вероятно, я вас не удивлю, сказав, что слухи, ходящие о вас в обществе, не могут внушить к вам большого уважения людей!
   -- Вы можете чернить меня, как хотите,-- сказал Корсар дрогнувшим голосом, показывавшим, что он далеко не так сильно был равнодушен к мнению общества, как это казалось.
   -- Я должен высказаться до конца, капитан Гейдегер, и буду говорить только правду. Странно! Сначала я взялся за это поручение с жаром. Я рисковал своей жизнью, был двуличным, чтобы достигнуть того, что казалось мне доблестным, за что я получил бы не только вознаграждение, но и общее уважение. Так я думал, когда принимался за исполнение своей задачи. Но ваше доверие, ваше открытое поведение обезоружили меня в тот момент, когда я вступил на борт вашего корабля.
   -- И все-таки вы проводили ваш план.
   -- У меня было на то много важных причин,-- сказал Уильдер, невольно взглядывая на двух дам,-- я сдержал свое слово, данное вам в Ньюпорте. Если бы два мои товарища не были удержаны на вашем корабле, то нога моя не вступила бы на него.
   -- Верю вам, молодой человек, и думаю, что узнаю ваши причины. Вы играли в рискованную игру, и я уверен, что придет время, когда вы будете рады вашему проигрышу. Отправляйтесь, лодка отвезет вас на "Стрелу".
   -- Не обманывайте себя, капитан Гейдегер, не думайте, что ваше великодушие заставит меня забыть мой долг. Как только я вступлю на борт того корабля, я объясню капитану, с кем он имеет дело.
   -- Я к этому готов.
   -- Вы поймете тоже, что я не останусь праздным в той битве, которая за этим последует. Здесь я могу быть жертвой своей ошибки, но там я буду вашим неприятелем.
   -- Уильдер!-- вскричал Корсар, схватывая молодого человека за руку.-- Как жаль, что мы не знали друг друга раньше! Но сожаления теперь напрасны! Отправляйтесь: если мои люди узнают истину, то все мои убеждения будут так же глухи, как шопот в ураган.
   -- Но я явился на борт "Дельфина" не один.
   -- Вам не довольно,-- сказал холодно Корсар,-- что я оставляю вам жизнь и свободу?
   -- Для чего вам оставлять у себя двух женщин? Какую пользу они могут принести на таком корабле, как ваш, который ищет одних приключений?
   -- Оставьте их мне. Пусть я хоть в чем-нибудь буду отличаться от того зверского образа, который мне приписывают.
   -- Вспомните, капитан Гейдегер, о вашем обещании.
   -- Я знаю, о чем вы говорите, и не забыл своего обещания; но куда вы их повезете? Разве жизнь их здесь не более обеспечена, чем где-нибудь в другом месте? Неужели я не могу испытывать чувство дружбы? Отправляйтесь скорее, иначе я не ручаюсь за то, что мое доброе желание в силах будет оградить вас от опасности.
   -- Я не оставлю тех, кто мне доверился.
   -- Мистер Уильдер, или, вернее, лейтенант Арч, вы можете пренебрегать моими добрыми намерениями, но смотрите, не опоздайте, потом уже и я не буду в состоянии помочь вам.
   -- Делайте со мной, что хотите, но я или умру здесь, или отправлюсь с теми, кто мне доверился.
   -- Но позвольте, ваше знакомство с ними так же коротко, как и мое! Почему вы думаете, что они предпочтут ваше покровительство? Скажите сами, милостивые государыни, кому вы больше доверяетесь?
   -- Пустите меня, пустите меня!-- вскричала Гертруда в ужасе.-- Если ваше сердце доступно милосердию, позвольте нам оставить ваш корабль!
   Несмотря на все самообладание, на лице Корсара отразилось глубокое страдание, которое сменилось холодной улыбкой. Обращаясь к мистрис Уиллис, он произнес, тщетно стараясь смягчить тон своего голоса:
   -- Я заслужил ненависть людей и за это дорого расплачиваюсь. Вы и ваша милая воспитанница вполне свободны: если вы пожелаете остаться здесь, то судно и эта каюта к вашим услугам, если же нет -- ищите себе убежища у других.
   -- Мы можем быть только под защитою закона.
   -- Довольно!-- сказал Корсар.-- Сопровождайте вашего друга. С вашим отъездом вы оставляете и судно, и меня одинокими.
   -- Вы звали меня?-- спросил вновь вошедший человек, почти подросток.
   -- Ах, это вы, Родерик! Идите на палубу, займитесь там и дайте нам некоторое время поговорить.
   Корсар торопился ускорить развязку. Снова раздался звук гонга и распоряжение спустить лодку, поместить туда Фида, негра и дать небольшой багор. Когда все было окончено, он подал руку старшей даме и провел всех до трапа, ожидая, пока они усядутся в лодку. Фид и негр взялись за весла, и лодка начала удаляться. До Уильдера донеслись протесты экипажа и громкий, покрывающий все голос Корсара, потом разговор в рупор, передавший на королевский корабль следующее:
   -- Посылаю вам часть приглашенных и лучшее, что у меня было.
   Переезд занял немного времени.
   -- Чорт побери!-- вскричал капитан "Стрелы".-- Этот юный сорванец посылает нам котильонные пары, и это он называет лучшим, что у него было! Где он их подобрал? Впрочем, в открытом море иногда забываются строгие правила.
   Насмешливая улыбка блуждала на его губах. Очевидно, его злоба была скорее деланной. Но когда Гертруда с пылающим еще после последнего объяснения лицом взошла на палубу, старый моряк начал протирать глаза от удивления.
   -- Мерзавец без души и сердца! А вот и мой лейтенант! Что это значит, Арч? Время чудес, кажется, уже прошло?..
   Дальнейший допрос капитана был прерван криками удивления старшей дамы и священника.
   -- Капитан Бигналь!-- сказал священник.-- Вы ошибаетесь насчет этих дам. Уже двадцать лет не встречался я со старшею из них, но могу вас заверить честью, что она достойна вашего уважения.
   -- Отведите меня в каюту,-- сказала мистрис Уиллис.-- Гертруда, друг мой, где мы?
   Желание ее было исполнено, и небольшая группа перешла в каюту. Здесь старшая дама пришла в себя и устремила глаза на священника.
   -- Поздняя и печальная встреча,-- сказала она,-- Гертруда, вы видите того, кто сочетал меня с человеком, составлявшим мою гордость и счастье.
   -- Не оплакивайте этой потери,-- сказал священник,-- он рано вас покинул, но умер славною смертью.
   -- Но,-- возразила она,-- неужели я должна была лишиться всего, что мне было дорого? А вы как живете с того времени?
   -- Я,-- отвечал священник,-- исколесил много морей и много кой-чего видел. Из восточной Индии я вернулся к себе домой и получил разрешение ехать на корабле своего старого друга. Дружба наша с Бигналем еще старше нашей с вами.
   -- Да, мистрис,-- вмешался в разговор капитан, не в силах скрывать свое волнение.-- Прошло уже больше полстолетия с того времени, когда мы с ним посещали школу. Как часто мы вспоминали с ним в эту поездку о былом! Очень рад, что судьба доставила мне случай познакомиться с вами.
   -- Она дочь капитана и вдова сына нашего старого командира, контр-адмирала де-Ласей!-- сказал с поспешностью священник.
   -- Я знал и того, и другого: оба были храбрые моряки и прекрасные товарищи. Очень рад принять у себя приятельницу моего друга и родственницу двух таких заслуженных моряков.
   -- Де-Ласей!-- раздался взволнованный голос в стороне.
   -- Да, я ношу это имя,-- сказала в слезах старшая дама.-- Случайно спал покров с тайны, и я не желаю больше скрывать правду. Мы были обвенчаны тайно и никто из наших родителей ничего не знал. Но смерть...-- здесь голос ее оборвался, и она знаком попросила священника продолжать.
   -- Господин де-Ласей и ваш отец погибли в том же деле через месяц после вашего бракосочетания,-- сказал священник дрогнувшим голосом.
   -- Скажите мне, узнал ли он перед смертью о нашем браке?
   -- Нет.
   -- Все. теперь кончено,-- сказала Гертруда Грейсон,-- все кончено и забыто. Теперь я ваша Гертруда, такая, какою вы меня воспитывали.
   -- Генри Арч!-- вскричал вдруг Бигналь, прочистив горло ромом.-- Гм!-- и, взяв под руку стоявшего в задумчивости лейтенанта, он вывел его из каюты.-- О чем вы думате, чорт возьми? Вы забываете, что до сих пор я так же мало посвящен в результаты вашего поручения, как первый министр его величества. Каким образом я нахожу вас на королевском крейсере, а не на разбойничьем судне? И каким образом этот юнец получил такой прекрасный корабль с таким экипажем?
  

ГЛАВА XXIX

  
   Капитан "Стрелы" и Уильдер вышли на палубу и некоторое время молча прогуливались. Уильдер устремил вперед тревожный взгляд, полный тяжелого страдания, и невольно отыскивал соседний корабль. Но тот уже не стоял неподвижно и наружный вид его изменился: реи покрылись раздувшимися парусами, и "Дельфин" величественно, не торопясь, начал приходить в движение.
   Ничто не давало повода думать, что противник хочет удалиться без боя; напротив, верхние, самые ходкие паруса были убраны, и экипаж расставлял слеги для парусов, предназначенных для быстрых маневров судна. Уильдер вздрогнул и отвернулся: он видел, что опытный моряк готовится к сражению.
   -- Вот ваш аристократ распустил три паруса на марсе и один на фок-мачте, как-будто забыв, что его ждут к обеду, и что в списке капитанов я занимаю первое место, а он -- последнее. Но, надеюсь, он вернется во-время, когда аппетит напомнит ему об обеде. Он мог бы также вывесить свой флаг из уважения к товарищу, который и старше, и заслуженнее его. Это ничуть не унизило бы его "знатности". Но, однако, чорт возьми, Арч, он прекрасно распоряжается реями! Наверное, ему дали опытного лейтенанта, и мы увидим, как за обедом этот молокосос будет бахвалиться: "Как мой корабль маневрирует! Я не терплю никогда беспорядка у себя!" Не правда ли, в его распоряжении прекрасный моряк?
   -- Очень мало найдется таких сведущих моряков, как капитан этого судна.
   -- Откуда же у него эти сведения? Вы, что ли, его научили? То-то я замечаю некоторые приемы, заимствованные у "Стрелы".
   -- Я уверен, капитан Бигналь, что вы составили себе неверное понятие об этом человеке.
   -- Да, я вижу его насквозь: повеса захотел посмеяться над моряком старой школы. Наверное, это не первое его плавание по морю?
   -- Что вы! Он истинный сын моря, он плавает уже больше тридцати лет.
   -- Ну, уж в этом-то, позвольте вам сказать, вы ошибаетесь; он сам мне говорил, что ему завтра исполнится двадцать три года.
   -- Он вас обманул, даю вам слово!
   -- Сомневаюсь, это не так-то легко: шестьдесят четыре года придают такой же вес голове, как и ногам. Я, может-быть, отнесся к нему несправедливо, но не мог же я так ошибиться в его летах. Но куда же к чорту он плывет? Неужели он отправился к своей благородной мамаше, чтобы она повязала ему салфетку перед нашим обедом?
   -- Смотрите, он действительно удаляется!-- вскричал Уильдер таким радостным голосом, который мог бы внушить подозрение более наблюдательному собеседнику.
   -- Если я не разучился еще отличать корму от носа, то ваше предположение совершенно верно,-- заметил капитан разочарованным тоном.-- Но мне пришла мысль поучить этого фата уважению к старшим. Пусть себе поплавает для возбуждения аппетита. Да, я сделаю это! Пусть жалуется, сколько хочет. Распустите задние брамсели: если этот благородный потомок находит удовольствие в прогулке, то он должен понять, что и другие тоже могут пожелать прогуляться.
   Распоряжение это было тотчас же исполнено, и "Стрела" двинулась в новом направлении. Капитан от удовольствия потирал руки.
   -- Пусть это будет для него уроком. Хотя мой повар и не любитель всяких вычурностей, но стоит только отведать его стряпню, чтобы оценить его талант. Да, нелегко будет этому молокососу догнать нас. Но как вы очутились на этом судне? Вы ничего еще не сказали мне о результате вашего поручения.
   -- После последнего моего письма я попал в бурю.
   -- Кажется, сам Нептун держит сторону этого красного разбойника!
   -- Судно из Бристоля, на котором я находился, потерпело крушение... Но, смотрите, он понемногу подвигается все на север.
   -- Пусть плывет себе этот фат и хорошенько проголодается. Ну, потом вас приняли на королевский корабль "Антилопу"? Да, я все уже знаю: наш брат, опытный моряк, с первого слова все понимает. Но как же капитан Говард не узнал вас в списке моих офицеров?
   -- Он меня не узнал...
   -- Не продолжайте... я понимаю. Я сам испытал подобные унижения, но мы выше этого, выше этих мелких оскорблений. Я сам раз целую неделю кормил у себя подобного аристократа, а потом, при встрече со мной в Лондоне, он отвернулся, делая вид, что рассматривает церковь. Верите, я тоже испытал подобные оскорбления.
   -- Я там был под вымышленным именем. Эти дамы и мои товарищи по крушению до сих пор не знают другого.
   -- Это очень благоразумно... А, Фид, поздравляю с возвращением!
   -- Я и сам себе говорю то же, ваша милость! Корабль-то очень хорош, имеет прекрасного командира и смелых, опытных матросов, но я, когда рискую потерять свое доброе имя, предпочитаю служить на том корабле, который открыто может показать свой вид.
   Уильдер краснел и бледнел при этом ответе, и глаза его избегали взгляда своего старого начальника.
   -- Я не совсем понимаю этого чудака. Каждый офицер флота, начиная от капитана и кончая мичманом, имеет при себе свои полномочия, так как в противном случае его могли бы счесть за пирата.
   -- Вот это именно и я говорю, ваша милость, но вы были в школе, и вам лучше все известно. Не раз мы говорили об этом с Гвинеею и были в затруднении. "Ну, что,-- спрашивал я его,-- мы будем делать вдвоем среди этих людей, если дело дойдет до встречи с королевским кораблем и до сражения?" -- "Мы будем держаться около мистера Генриха",-- отвечал негр. Я был с ним вполне согласен, но все-таки приятнее встретить смерть на своем судне, чем быть убитым на палубе пирата.
   -- Пирата!-- вскричал в изумлении капитан.
   -- Капитан Бигналь,-- ответил Уильдер,-- может-быть, я своим молчанием уже совершил неизвинительную и непоправимую ошибку: перед нами Красный Корсар. Но подождите обвинять, а прежде выслушайте меня, и, может быть, вы меня если не извините, то поймете.
   Слова Уильдера заставили старого ветерана сдержаться, и он внимательно слушал рассказ, выражая восклицаниями свои чувства.
   -- Да это просто чудо!-- вскричал он, когда Уильдер окончил рассказ.-- Как жаль, что такой прекрасный человек оказывается таким бездельником! Но, во всяком случае, мы не можем позволить ему скрыться: наш долг и присяга не позволяют нам этого. Надо поворачивать за ним и, если убеждения не помогут, прибегнуть к силе.
   -- Да, мы должны исполнить нашу обязанность!-- сказал Уильдер грустно.
   -- Но кто же тот молокосос, которого он посылал ко мне?
   -- Да это сам Красный Корсар и был у вас.
   -- Что? Сам Корсар? Да вы просто надо мной смеетесь!
   -- Как я могу забыть мое уважение к вам и так над вами смеяться? Уверяю вас, это был он сам.
   -- Просто невероятно; я не заметил в нем ничего, что приписывает ему молва: ни резкости, ни грубости, словом, ничего такого, что свидетельствовало бы о его профессии. Да и ростом-то он не высок.
   -- Да, молва многое украшает фантазией: он невелик ростом, но силен духом.
   -- Уверены ли вы, что это то судно, с которым мы имели дело в мартовское равноденствие?
   -- Вполне уверен.
   -- Слушайте, Гарри, ради вас я сделаю все возможное для этого бездельника. Раз он избежал моих рук благодаря буре и падению мачты на моем судне; но сегодня ветер за нас, и он будет в моих руках, когда я пожелаю. Да, кажется, он и не собирается от нас удирать.
   -- Да, кажется, не собирается!-- грустно подтвердил Уильдер, невольно выдавая свои тайные желания.
   -- В борьбе с нами он не имеет ни малейших шансов на успех, но так как он не похож на людей его профессии, то попробуем вести переговоры. Вас можно будет послать для передачи моих условий? Впрочем, если он вдруг раскается в своем великодушии, то вам придется...
   -- Я вам ручаюсь за него!-- перебил горячо Уильдер.-- Дайте сигнальный выстрел, поднимите парламентерский флаг, и я готов на все опасности, чтобы вернуть его на путь закона.
   -- Да, это хорошо!-- сказал капитан задумчиво.-- Хотя успех переговоров может уменьшить наши заслуги, но, может-быть, и это будет оценено начальством.
   Капитан Бигналь был добрый человек, хотя и казался суровым на вид, и поэтому, остановившись на принятом решении, они с лейтенантом тотчас же приняли необходимые меры. Руль корабля был повернут под ветер и в тот момент, когда нос его повертывался, столб пламени вырвался с переднего борта, извещая, по морским правилам, отдаленное судно, что с ним желают вступить в переговоры. В то же время на мачте был поднят белый флаг мира.
   Наступил момент неопределенного ожидания, но он продолжался недолго. На переднем судне по ветру пронесся столб дыма, потом донесся оттуда гром пушки, и такой же белый флажок взвился по ветру. Но никакого другого флага не красовалось рядом с этой эмблемой мира.
   -- Да, этот оригинал деликатен и не показывает нам своего флага,-- заметил Бигналь, считая это благоприятным признаком.-- Подойдем к нему ближе, и тогда вы спуститесь в шлюпку.
   В виду этого прибавили паруса, и "Стрела" приблизилась к Корсару на половину расстояния пушечного выстрела. Уильдер сказал командиру, что дальнейшее приближение может быть истолковано, как военная хитрость. Поэтому тотчас же была спущена шлюпка с белым флагом на корме.
   -- Так, значит, вы объяснили ему преимущества наших сил, он -- человек понимающий?-- говорил капитан, повторяя в сотый раз свои наставления.-- Если он примет мои условия, то вы можете обещать ему амнистию его прошлых поступков и можете сказать, что я употреблю все, что в моих силах, чтобы добиться полного прощения, по крайней мере, для него. Ну, пожалуйста, Гарри, не проговоритесь о том, какую аварию мы потерпели в стычке с ним в марте... Да, ужасный дул тогда ветер. Прощайте, желаю вам успеха!
   Когда капитан дал последние наставления, шлюпка отчалила и удалилась от корабля.
   Во время довольно долгого переезда много мыслей промелькнуло в голове молодого моряка. Тревожила его и перспектива опасности, связанной с поручением, и встреча с Корсаром, но воспоминание о великодушии этого странного человека успокаивало его.
   Несмотря на опасность, Уильдер не мог не восхищаться неприятельским судном и тем порядком, который невольно поражал глаз. Жители берегов не могут понять этих чувств моряка: для моряка корабль представляется как бы живым существом; он живет, он бывает бодр, силен, слаб, нерешителен, т.-е. обладает всеми достоинствами и недостатками человека и носит в себе зачатки будущей победы, или будущего поражения.
   -- Взгляните на эту оснастку. Что вы о ней думаете?-- спросил Уильдер, приближаясь к цели своего поручения.
   -- Пусть думает, кто хочет,-- ответил Фид,-- а я уже дома, на "Стреле", говорил товарищам, что, хотя это не порядочные люди, а негодяи, но если мы целый месяц простоим в доках Спидхеда, то и тогда нам не получить такой прекрасной оснастки, как у этого суденышка.
   -- Да, это прекрасный во всех отношениях корабль. Однако, налегайте на весла, нам надо торопиться!-- заметил Уильдер.
   Матросы удвоили усилия, и шлюпка скоро пристала к кораблю. На палубе Уильдер невольно вздрогнул, увидев обращенные на себя свирепые взгляды пиратов, но спокойный вид Корсара помог ему тотчас же оправиться.
   -- У моих людей, мистер Арч,-- сказал Корсар, когда они прошли в каюту,-- начинает закрадываться подозрение, хотя определенного ничего еще они не знают. Но маневры вашего корабля усиливают эти подозрения. Ваше возвращение сюда неблагоразумно.
   -- Я явился сюда по распоряжению своего командира, под прикрытием парламентерского флага.
   -- Мы не особенно признаем эти тонкости и легко можем объяснить цель вашего посещения другим образом. Но,-- закончил Корсар с достоинством,-- надеюсь, что ваше поручение относится ко мне.
   -- Да, но мы не одни, а я желал бы переговорить с вами с глазу на глаз.
   -- А, Родерик? Не обращайте на него внимания, он глух, как стена, во время не касающихся его разговоров.
   -- Вижу, что надо помириться с его присутствием. Командир "Стрелы" предлагает вам через меня следующие условия: сдать ваш корабль со всем провиантом, артиллерией, припасами и вооружением, ничего не портя и не истребляя. В этом случае он оставит у себя по жребию десять заложников из ваших людей, кроме того, вас и одного из ваших офицеров. Остальные люди могут свободно искать себе других занятий. Независимо от этого он обещает употребить все свое влияние для исходатайствования вам прощения при условии, что вы навсегда оставите море и откажетесь от вашего английского имени.
   -- Легко исполнимые условия, но не могу ли я узнать, почему капитан Бигналь так снисходительно относится к человеку, стоящему вне закона?
   -- Он узнал о вашем великодушии к одному из его офицеров и к двум женщинам -- жене и дочери его товарищей -- и думает, что молва отнеслась к вам несправедливо.
   -- Он ошибается,-- сказал Корсар, с трудом скрывая волнение.-- А на чем же он основывает свои требования?
   -- Вот список его сил. Он уверен, что вы легко убедитесь в невозможности сопротивления и примете его условия.
   Корсар быстро пробежал поданную ему бумагу, перечитывая по временам некоторые пункты.
   -- Убедились ли вы в превосходстве наших сил? -- спросил Уильдер.
   -- Да.
   -- Что же я должен передать капитану Бигналь?
   -- А ваше личное мнение?
   -- Капитан Гейдегер,-- ответил, краснея, Уильдер,-- если бы я мог предлагать вам свои условия, то они были бы другого рода. Помня ваше великодушие, я не желал бы, чтобы вы стали в ложное положение, и потому от всего сердца советую вам принять предложение, тем более, что мне удалось узнать вас ближе и убедиться в том, что и эта профессия не подходит к вашему благородному характеру.
   -- Я не предполагал встретить в вас такого дипломата; можете ли вы прибавить что-нибудь еще?
   -- Ничего!-- грустно ответил разочарованный Уильдер.
   -- Нет, мистер Уильдер,-- вмешался молчавший до этого Родерик,-- если вы желаете его спокойствия, если вы цените его честь, то говорите ему о его имени, о его юности и надеждах, о существе, которое он так страстно любил и о котором у него и теперь сохранились самые дорогие воспоминания, и я вам ручаюсь, что уши его не будут глухи, и сердце не будет бесчувственно.
   -- Он сошел с ума!-- вскричал Корсар.
   -- Нет, я в своем уме, а если и кажусь сумасшедшим, то только тогда, когда вижу в опасности любимых мною людей. Вам не надо было начинать с устрашения: это на него не действует.
   -- Уильдер, я вижу, что мальчик испугался ваших пушек. Возьмите его с собой, я надеюсь, что ваш капитан будет милостив к нему. Возьмите этот мешок с золотом и попросите ваших знакомых дам устроить судьбу Родерика.
   -- Нет, я вас не покину!-- вскричал Родерик, вырывая мешок и бросая его через иллюминатор в море.-- Уезжайте, уезжайте, мистер Уильдер, больше вы ничего не можете сделать!
   -- Какой же мне ответ передать своему командиру?
   Корсар вывел его на палубу, указал на свои почти лишенные парусов мачты и сказал:
   -- Вы сами моряк и видите, что я не ищу встречи, но и не избегаю ее. Так и передайте командиру военного корабля короля Георга Второго.
  

ГЛАВА XXX

  
   -- Пират готов подчиниться? Он с радостью принял мое предложение?-- спросил командир "Стрелы", видя возвращающегося парламентера и ничуть не сомневаясь в успешном окончании переговоров.
   -- Он отказывается, капитан!
   -- Вы указали ему на то, как велики наши силы?-- спросил Бигналь, никак не ожидавший подобного ответа.-- Надеюсь, вы не забыли, мистер Арч, обратить его внимание на размеры нашего корабля?
   -- Я ничего не забыл, капитан Бигналь, и все-таки Корсар отказывается принять ваши условия.
   -- Может-быть, он думает, что такелаж "Стрелы" поврежден?-- вскричал старый моряк.-- Или не воображает ли он удрать от нас, распустив паруса на своей легкой скорлупе?
   -- Не похоже на это,-- сказал Уильдер, указывая на почти обнаженные мачты неподвижно стоящего корабля Корсара.-- Все, чего я мог добиться,-- это то, что он не начнет первый сражения.
   -- Чорт возьми! Он очень чуткий молодой человек, заслуживающий похвалы за свою скромность. Я думаю, он не очень-то посмеет подставить свой разбойничий экипаж под пушки английского военного корабля! Извольте сейчас отдать приказания нашим людям стать к пушкам и переменить галс. Надо положить конец этим глупостям. Вы увидите, что через несколько минут Корсар пришлет к нам лодку для переговоров.
   -- Капитан Бигналь,-- сказал Уильдер, отводя капитана в сторону,-- если мое прошлое поведение и заслуги, которые мне удалось оказать под вашим начальством, дают мне право дать совет такому опытному человеку, как вы, то я советую вам подождать немного.
   -- Ждать? Генри Арч, вы колеблетесь, когда долг предписывает вам напасть на него, как на врага всего человечества?
   -- Вы не поняли меня, капитан! Я не колеблюсь вступить в бой. Наш враг, мой враг знает, что если он попадется к нам в плен, то может рассчитывать на самое великодушное отношение к нему с моей стороны. Я только прошу вас дать время, чтобы "Стрела" могла приготовиться к бою. Для этого потребуются все ее силы, так как победа достанется ей недешево.
   -- А если он убежит от нас?
   -- Я вам отвечаю за это. Я понял этого человека, и, кроме того, знаю, что силы у него большие. В какие-нибудь полчаса мы можем приготовиться к атаке, и никто не посмеет упрекнуть нас ни в трусости, ни в неосторожности.
   Старый ветеран с некоторым сожалением дал согласие, ворча, что стыдно английскому военному кораблю не взорвать сразу же на воздух разбойничье судно. Уильдер, знавший характер своего начальника, занялся распоряжениями. Когда все было готово, корабль пришел в движение.
   Все это время корабль Корсара оставался неподвижным на расстоянии полумили от "Стрелы". На нем, казалось, не обращали ни малейшего внимания на неприязненные приготовления королевского крейсера. Но когда "Стрела" тронулась, постепенно увеличивая свой ход, корма "Дельфина" обернулась в подветренную сторону, парус на марсовой мачте развернулся, и корабль Корсара в свою очередь полетел по волнам.
   На "Стреле" снова взвился большой флаг, бывший свидетелем стольких славных битв и опущенный во время переговоров. На "Дельфине" попрежнему не было флага.
   Оба корабля заняли позицию наблюдающих друг за другом врагов, и каждый из них старался скрыть от противника свои маневры. Серьезный и сосредоточенный вид Уильдера подействовал и на старого капитана. В эту минуту он разделял мнение своего лейтенанта, что не следует ускорять событий и что вступать в бой можно только с полною уверенностью в своих силах.
   Весь день небо было ясно и безоблачно, но вдруг на горизонте показались зловещие черные тучи со стороны, противоположной той, откуда все время дул ветер. Эти грозные признаки не ускользнули от зорких глаз моряков, но опасность казалась еще далекою, и все их внимание было поглощено предстоящим сражением.
   -- Нам не миновать бури, которая идет с запада,-- сказал опытный и осторожный Бигналь своему лейтенанту,-- но мы успеем справиться с пиратом и примем меры для защиты от урагана раньше, чем он нас настигнет.
   Уильдер утвердительно кивнул головой.
   -- Корсар убирает свои паруса!-- вскричал он.-- Должно-быть, он побаивается бури!
   -- Нам не к чему это делать,-- сказал Бигналь,-- я знаю, что и он пожалеет об этом, когда попадет под огонь наших батарей. У него отличный корабль! Прикажите развернуть большой парус, иначе мы не настигнем их раньше ночи.
   Приказание было исполнено, и "Стрела" удвоила ход. На "Дельфине" не обратили внимания на этот маневр и все время продолжали снимать паруса, чтобы уменьшить тяжесть на концах мачт и тем лучше укрепить самый корпус корабля.
   Но расстояние, разделявшее два корабля, все еще казалось капитану Бигналю слишком большим для начала боя. Легкость, с которою двигался вперед его противник, отдаляла этот желанный момент.
   -- Прикажите дать залп с подветренной стороны и выкинуть еще флаг!-- сказал Бигналь своему лейтенанту.
   Но ни залп из пушек, ни три английские флага, быстро взвившиеся на "Стреле", не произвели ни малейшего впечатления на "Дельфина", который продолжал спокойно итти вперед.
   -- Его ничем не проймешь,-- сказал Уильдер, видя, с каким равнодушием относился к ним противник.
   -- Надо попробовать пустить в него ядро.
   Раздался еще выстрел из пушки, на этот раз заряженной ядром. Ядро скользнуло по поверхности океана, перепрыгнуло с волны на волну, окатило брызгами неприятельский корабль, но не причинило ему вреда. За первым ядром последовали еще два, но Корсар не отвечал ни одним знаком на обстрел.
   -- Что это значит?-- вскричал Бигналь, обманутый в своих ожиданиях.-- Должно-быть, у него заколдованный корабль, что наши ядра перелетают через него. Ну-ка, Фид, неужели вы ничего не придумаете, чтобы поддержать нашу честь и честь нашего флага? Велите-ка заговорить вашей любимице. Я хорошо помню, что в былое время ее слова не пропадали даром!
   -- Ладно, ладно,-- отвечал Ричард, который был занят теперь тем, что заряжал пушки. Одну из них он особенно любил.-- Я ее окрестил именем мисс Уайфль, потому что у той такой язычок, который сумеет постоять за себя. Ну-ка, вы, расступитесь, дайте моей болтушке Катерине вставить словечко в разговор!
   Говоря это, Ричард хладнокровно навел прицел, приблизил фитиль к запалу и замечательно ловко направил, как он выражался, посылочку к тем, что так недавно являлись его товарищами. За выстрелом последовало несколько минут неизвестности, пока, наконец, взлетевшие на воздух осколки не показали, что ядро попало в обшивку "Дельфина".
   Этот выстрел произвел неожиданное действие на корсарский корабль. Длинная полоса белого полотна, очень искусно прикрепленная к кораблю от носа до кормы, мгновенно исчезла, и на ее месте показался кроваво-красный пояс, из-за которого выглядывали артиллерийские орудия. Огромный красный флаг быстро взвился и повис на конце мачты.
   -- Теперь я узнаю этого бродягу!-- вскричал Бигналь.-- Он сбросил свою маску. По местам, к орудиям! Пират начинает относиться к делу серьезно.
   Он еще не кончил говорить, как показалась полоса огня вдоль всей красной линии, и послышался залп двенадцати больших орудий. Этот быстрый переход от равнодушия к смелому и решительному действию произвел впечатление на самых храбрых моряков из экипажа королевского крейсера. С минуту они оставались неподвижными, прислушиваясь к свисту железного града, рассекавшего воздух.
   Треск дерева, крики раненых, шум оторванных досок и осколки снастей, взлетевших на воздух, свидетельствовали, как искусно были направлены выстрелы. Удивление и смущение длились один момент, затем англичане пришли в себя и отвечали на атаку.
   Последовала правильная канонада. Каждый из противников желал как можно скорее покончить дело, и оба корабля незаметно сблизились. Непрерывные залпы не прекращались ни на минуту.
   -- Этот бродяга еще не разучился сражаться!-- вскричал капитан Бигналь при виде неоспоримой ловкости противника.
   На английском корабле паруса были разорваны, снасти и реи сломаны, мачты расшатаны.
   Оба корабля плыли по ветру, ежеминутно выбрасывая столбы пламени, которые сверкали сквозь густые облака дыма. Так прошло некоторое время, показавшееся сражающимся одной секундой. Вдруг экипаж "Стрелы" заметил, что корабль не повинуется ему с прежней легкостью. Об этом немедленно доложили Уильдеру, а тот передал тревожное известие капитану.
   -- Посмотрите,-- сказал Уильдер,-- наши паруса висят на мачтах словно тряпки. Выстрелы из орудий точно усмирили ветер.
   -- Послушайте,-- проговорил опытный капитан,-- гром гремит сильнее нашей артиллерии. Буря, которую я предвидел, налетела. Дать поворот! Скорее! Дать поворот, говорю вам!
   Но корабль не слушался экипажа. Матросы, стоявшие при орудиях, продолжали перестрелку. Шум оглушительной стрельбы раздавался непрерывно, хотя по временам можно было различить страшные раскаты грома. Мачты, паруса, корпусы обоих кораблей,-- все было покрыто густым белым дымом, который заволакивал небо и море.
   -- Я никогда не видал такой массы дыма около корабля,-- сказал с беспокойством Бигналь.-- Румпель на бакборт {Бакборт -- левый бок корабля, если стать лицом к носу его. (Прим. ред.)}! Эти разбойники знают, что тут дело идет о их жизни.
   -- Победа за нами!-- вскричал второй лейтенант, стоявший у одной из батарей. Он вытирал лицо, по которому струилась кровь из раны, нанесенной обломком дерева.
   -- Клянусь! Мы их изрядно отделали!-- закричал с восторгом Бигналь.-- Ур...
   -- Остановитесь!-- сказал решительным тоном Уильдер, прерывая капитана.-- Уверяю вас, дело еще не кончено. Правда, что их пушки замолчали, но сейчас рассеется дым, и тогда мы увидим, что у них делается.
   Со всех сторон раздались восклицания, в свою очередь прервавшие Уильдера. Люди, стоявшие при батареях, кричали, что пираты уходят. Но радость, вызванная сознанием превосходства "Стрелы", быстро угасла. Блестящая полоска света внезапно прорезала густые облака, еще висевшие над кораблем, и вслед за этим последовал такой страшный раскат грома, что выстрелы из пятидесяти орудий показались ничтожными в сравнении с ним.
   -- Отозвать людей от батарей!-- скомандовал Бигналь сдержанным, спокойным голосом, но это спокойствие произвело на окружающих еще большее впечатление.-- Отозвать людей и убирать паруса!
   Уильдер быстро передал приказания капитана, и матросы, оставив батарею, бросились к снастям. Дым, так долго покрывавший палубу, начал подниматься вверх, повис гирляндами вдоль мачт и, наконец, рассеялся в воздухе, гонимый сильными порывами ветра. Черные тучи заволокли все небо, где еще так недавно сияло солнце; море тоже почернело и казалось мрачным и сердитым.
   Молния ослепительно сверкала. Раздавались страшные удары грома. Было очевидно, что разразится ураган. Корабль Корсара плыл легко и свободно, и его экипаж уже принялся за исправление повреждений, полученных в сражении.
   "Стреле" нельзя было терять ни минуты. Ее быстро повернули, и она пошла в том же направлении, что и "Дельфин". Матросы привязывали к снастям почти совсем изорванные паруса. Цвет моря изменился и из темно-зеленого превратился в блестяще-белый. Наконец, послышался свист урагана, с страшною силою несущегося по волнам.
   -- Живее, живее, товарищи!-- кричал Бигналь, видя, в какой опасности находится его корабль.-- Складывайте все паруса, не оставляйте ни одной тряпки! Уильдер, этот ветер -- не игрушка! Ободрите людей, скажите им что-нибудь!
   -- Если поздно убирать паруса, режьте их!-- кричал Уильдер.-- Действуйте ножами и зубами! Слезайте все! Слезайте живо! Дело идет о вашей жизни!
   Человек двадцать матросов быстро спустились вниз. Едва успели они это сделать, как самые верхние стеньги, лишенные снастей и уже поврежденные выстрелами, упали одна за другою. Осталось всего три стеньги, совсем голые и теперь совершенно бесполезные для корабля.
   Несколько матросов, еще слишком разгоряченные только-что происходившим сражением, не услыхали приказаний лейтенанта и упали вместе с мачтами в море. Несколько секунд они виднелись еще на поверхности воды, цепляясь за обломки мачт, но "Стрела", окруженная облаком пены и подгоняемая сильным ветром, помчалась вперед и быстро потеряла погибавших из виду.
   Среди свиста ветра, беспрестанных ударов грома и блеска молнии раздавались голоса Бигналя и его офицеров, то отдававших приказания, то ободрявших экипаж. По счастью, буря длилась недолго. Ураган промчался, и скоро все быстро успокоилось.
   Когда миновала опасность, на "Стреле" заметили, что им предстоит еще бороться с другою, не менее страшною. Мачты "Дельфина" стояли прямо: ни ядра, ни гроза не причинили им ни малейшего вреда, все снасти были в порядке. Вскоре на нем распустили паруса, и он быстро стал приближаться к "Стреле".
   -- Им сегодня везет!-- вскричал старый Бигналь, заметив маневр "Дельфина".-- Мистер Арч, пошлите скорее людей к батареям, чтобы они были наготове. По всей вероятности, нам придется еще раз сцепиться с этими негодяями.
   -- Я вас попрошу подождать одну минуту,-- поспешно сказал Уильдер, когда услышал, что командир отдал приказание стрелять, как только неприятель подойдет на расстояние выстрела.-- Мы ведь не знаем, с какими намерениями он подходит к нам.
   -- Никто не посмеет взойти на борт "Стрелы", если не хочет подчиниться!-- сурово отвечал старый моряк.-- Стреляйте, друзья! Научите этих негодяев, что опасно приближаться к льву, даже если он ранен.
   Уильдер увидел, что дальнейшие возражения будут бесполезны, так как в ту же минуту раздался залп со "Стрелы". "Дельфин" выдержал этот железный град, продолжая итти вперед, и, ловко маневрируя, избегал повреждений.
   Он быстро очутился перед носом королевского крейсера, и с "Дельфина" раздался громовый голос, приказывающий командиру "Стрелы" спустить флаг.
   -- Попробуйте сделать это сами!-- вскричал взбешенный Бигналь.
   "Дельфин" грациозно повернулся к ветру, и с него раздался залп, направленный вдоль кормы "Стрелы", как наиболее слабо защищенного места. В то же время послышался треск двух столкнувшихся судов, и на палубе "Стрелы" показались мрачные фигуры корсаров, вооруженных с ног до головы. Все это произошло так быстро, что на минуту защитники "Стрелы" остолбенели от изумления.
   Но едва капитан Бигналь и его помощник заметили сквозь дым на своей палубе корсаров, как тотчас же заставили своих людей притти в себя и бросились вперед, наперерез наступавшим. Первая стычка была кровопролитна и упорна, и обе стороны отступили на несколько шагов, чтобы подождать подкрепления и перевести дух.
   -- Подходите, разбойники, подходите!-- вскричал Бигналь с развевающимися по ветру седыми волосами, стоя во главе своего отряда.
   Стоявшие перед ним корсары расступились, и с "Дельфина" раздался залп. Бигналь все еще размахивал шпагою, и голос его гремел:
   -- Вперед, ребята! Подходите, разбойники! Генри! Генри Арч! Ура!..
   Но вдруг он упал, как подкошенный.
   До сих пор Уильдеру удавалось удержать за собою позицию на палубе, хотя на него наступали такие же отчаянные храбрецы, как и находившиеся под его начальством люди.
   Но в эту решительную минуту раздался голос, покрывавший все остальные голоса.
   -- Дорогу! Пропустите меня и идите за мною; я хочу собственными руками спустить этот гордый флаг!
   -- Мужайтесь, товарищи! Держитесь крепче!-- закричал в свою очередь Уильдер.
   Раздались крики, проклятия, стоны, и завязался страшный бой. Уильдер с отчаянием заметил, что осаждающие теснят его со всех сторон, но не переставал словами и делом поощрять английских матросов.
   Он видел, как падали один за другим его товарищи, а его самого оттеснили на противоположный конец палубы. Там он снова собрал вокруг себя небольшой отряд, который был сейчас же атакован неприятелем.
   -- Смерть всем изменникам!-- вскричал знакомый Уильдеру голос.-- Доберитесь до него и проткните его, как собаку!
   -- Молчи, болтун!-- сказал спокойным тоном Ричард Фид.-- Если тебе нужно проткнуть кого-нибудь, так вот перед тобою белый и черный.
   -- А, вот еще двое из той же шайки!-- продолжал генерал, замахиваясь саблею, чтобы нанести говорившему смертельный удар.
   Черное, до половины обнаженное тело бросилось вперед, чтобы отпарировать занесенный удар. Сабля опустилась на ручку коротенькой пики, которую она перерубила надвое, словно это был простой камыш. Обезоруженный Сципион не испугался; он проложил себе путь до того места, где находился Уильдер, и продолжал отбиваться голыми руками, не обращая внимания на сыпавшиеся на его тело удары.
   -- Держись, друг!-- вскричал Фид.-- Валяй направо и налево! Я тебе пособлю, дай мне только здесь управиться!
   И с этими словами Ричард так размахнулся своей саблей, что рассек голову генерала до самой челюсти.
   -- Остановитесь, убийцы!-- вскричал Уильдер, видя, что негр продолжает биться с окружавшими его вооруженными людьми.-- Бейте меня, но оставьте безоружного человека!
   Лицо его омрачилось, когда он увидел, что негр упал, увлекая за собою двоих из нападавших. В то же мгновение над его ухом раздался знакомый ему громкий голос:
   -- Битва кончена! Кто осмелится поднять оружие, тот будет иметь дело со мною!
  

ГЛАВА XXXI

  
   Все промелькнуло так же неожиданно и быстро, как и ураган, грозивший разбить корабль в щепки. Ясное небо и яркий блеск солнца, освещавшего Караибское море, представляли разительный контраст с картиной корабля после битвы.
   Уильдер, смутившийся и взволнованный при виде упавшего Сципиона, оглянулся вокруг себя и увидел обезображенную палубу "Стрелы" и лежавшие всюду трупы. В нескольких шагах от него стоял Корсар. Уильдер не сразу узнал его, так как каска, покрывавшая его голову, придавала его лицу свирепый вид. Он показался Уильдеру гораздо выше ростом. Одна рука его опиралась на ручку ятагана, и катившиеся с него красные капли свидетельствовали, что изогнутая сталь усердно работала в схватке. Он попирал ногою английский флаг, который сорвал собственноручно. Возле него стоял Родерик; у него не было никакого оружия. Мальчик стоял, склонив голову, с блуждающим взором, в окровавленной одежде, с бледным, как у мертвеца, лицом.
   Всюду виднелись раненые пленники с мрачными лицами. Уцелевшие англичане старались куда-нибудь укрыться. Но дисциплина, введенная начальником пиратов, и уважение к нему были так велики, что не было пролито ни одной капли крови, не нанесено ни одного удара с той минуты, как раздался его повелительный голос.
   Уильдеру стало нестерпимо больно, когда взор его упал на суровое лицо Корсара.
   -- Капитан Гейдегер,-- сказал он, стараясь придать твердость своему голосу,-- счастье на вашей стороне. Я прошу у вас милости для тех, кто остался в живых.
   -- Милость будет оказана тем, кто имеет на это право. Я со своей стороны очень желал бы, чтобы ее получили все на этом условии!-- отвечал тот.
   Голос Корсара был торжествующим, и, казалось, в его словах заключался какой-то скрытый смысл. Уильдер тщетно ломал себе голову, желая догадаться, что они значат, пока не увидел несколько человек из неприятельского экипажа, подходивших к нему. Он сейчас же узнал в них бунтовщиков, затеявших восстание на "Дельфине", жертвою, крторого он едва не сделался. При виде их он ясно понял, что хотел сказать начальник.
   -- Мы требуем применения наших старинных законов,-- сказал гордо и решительно предводитель банды.
   -- Что же именно вы хотите?
   -- Смерть изменникам!-- был мрачный ответ.
   -- Вы, Уильдер, знаете наши уставы? Пусть будет так, как они требуют.
   Уильдер увидел, что ему не на что надеяться. Его и двух его товарищей схватили. Хотя ему страстно хотелось жить, но ни одно слове мольбы не сорвалось с его уст. Ему ни на минуту не пришла в голову мысль прибегнуть к какой-нибудь уловке, которая могла бы сохранить жизнь.
   Он устремил взгляд на того, от кого зависело его спасение, и ему показалось, что на лице Корсара промелькнуло сожаление, смягчившее суровые черты. Но тотчас же лицо Корсара сделалось попрежнему бесстрастным.
   Уильдер понял, что долг начальника заставляет Корсара подавить свои чувства. Не желая унизить себя бесполезными пререканиями, он молчал и неподвижно оставался на том месте, куда его поставили обвинители.
   -- Чего вы хотите?-- спросил еще раз Корсар, но уже не таким твердым голосом, как прежде.
   -- Их смерти!
   -- Понимаю. Возьмите их и делайте с ними, что хотите.
   Кровь застыла в жилах Уильдера. Он чувствовал, что сходит с ума, но это состояние длилось не больше секунды. Быстро придя в себя, он попрежнему стал держать себя мужественно и гордо, не выказывая ни малейшего признака слабости.
   -- Я ничего не прошу для себя,-- спокойно сказал он,-- я знаю, что ваши законы, которые вы же сами сочинили, осуждают меня на смерть. Но моих товарищей, которые ровно ничего не знали и, следовательно, виновны только в том, что были мне верны, я требую, я умоляю вас пощадить. Они не знали, что делали...
   -- Говорите с ними,-- сказал Корсар, указывая на окружавших Уильдера людей.-- Они ваши судьи. Пусть они решают все дело.
   Отчаяние исказило лицо Уильдера, но он подавил его и обратился к пиратам.
   -- Послушайте,-- начал он,-- вы ведь люди и такие же моряки, как...
   -- Довольно!-- послышался хриплый голос Найтингеля.-- Он еще, пожалуй, вздумает читать нам проповедь!
   -- Вздернуть его на мачту!
   Боцман издал пронзительный свист, как бы сзывая весь экипаж. Вслед за тем раздались крики, и голосов двадцать на различных наречиях подхватили разом:
   -- Вздернуть всех троих!
   Уильдер снова взглянул на Корсара, но тот стоял спиною к нему. Молодой человек чувствовал, как его схватили, потащили на середину палубы и накинули ему на шею веревку.
   -- Выкинуть желтый флаг в знак наказания!-- вскричал шканцевый.-- Пусть этот храбрец отправляется в свое последнее плавание под тем флагом, какой он заслужил.
   -- Желтый флаг! Желтый флаг!-- яростно кричали все.
   Смех, с которым было принято это предложение, рассердил Фида, до сих пор молча подчинявшегося всему, что с ним делали. Негодование взяло верх над осторожностью:
   -- Стойте, проклятые разбойники!-- вскричал он.-- Вы негодяи, да к тому же и неловкие негодяи, судя по тому, как вы завязали веревку на моей шее. Постойте, настанет день, когда вам покажут, как нужно вешать людей.
   -- Что тут с ним разговаривать! Скорей отправить их вверх, и все тут!-- послышалось с одной стороны.
   -- Священника!-- раздалось с другой.-- Пусть он прочтет им молитвы, прежде чем они начнут свою пляску!
   Смех, сопровождавший эти слова, мгновенно замер, так как раздался грозный голос начальника:
   -- Если кто-нибудь осмелится еще оскорблять пленных, я сумею с ним разделаться! Расступитесь и пропустите священника!
   -- Скажите им слова утешения,-- спокойно сказал Корсар подошедшему священнику.
   -- Что они сделали?
   -- Это все равно! Знайте, что их час настал.
   Священник начал говорить, но голос его замер, когда он увидел труп Бигналя, прикрытый флагом, который набросил Корсар на мертвое тело. Наконец он собрался с силами и сказал:
   -- Я слышал, что ваше сердце еще не совсем очерствело.
   -- Довольно! Исполняйте вашу обязанность или замолчите!
   -- Их участь неизбежна?
   -- Да!
   -- Кто может это сказать?-- послышался тихий голос, заставивший вздрогнуть Корсара.
   Но он быстро оправился и холодно сказал:
   -- Закон!
   -- Закон?-- повторила мистрис Уиллис.-- Как? Скажите лучше, что вы мстите. Я узнала, что здесь готовится страшное дело, и пришла предложить выкуп за осужденных. Назначьте сами цену. Благодарный отец охотно отдаст все свое состояние за жизнь сына.
   -- Что вы на это скажете?-- быстро подхватил Корсар.-- Хотите взять за них выкуп?
   Все молчали. Потом послышался сдержанный и гневный ропот, означавший, что предложение отвергнуто.
   Корсар окинул презрительным взглядом стоящих вокруг него угрюмых людей и крепко сжал губы, как бы не желая больше вмешиваться в дело. Затем он обернулся к священнику и спокойно сказал:
   -- Не забывайте ваших обязанностей. Время дорого!
   Он отошел в сторону так же, как и мистрис Уиллис, которая опустила вуаль, чтобы не видеть жестокой сцены. Уильдер сказал, обращаясь к Корсару:
   -- От души благодарю вас за вашу готовность помочь мне. Если вы хотите, чтобы я умер спокойно, дайте мне одно обещание.
   -- Какое?
   -- Обещайте, что те лица, которые были со мною на вашем корабле, могут спокойно оставить его, и вы не причините им зла!
   -- Обещайте, Вальтер!-- послышался голос из толпы.
   -- Обещаю вам!
   Священник подошел к обоим матросам. Во время разговора на них перестали обращать внимания и теперь увидели, что Фид сидит на палубе с расстегнутым воротом, с веревкой на шее и с трогательною нежностью поддерживает голову почти бесчувственного негра, которую он положил к себе на колени.
   -- Этот, по крайней мере, уйдет от злобы своих врагов,-- сказал священник, взяв мозолистую руку негра.-- Конец его страданиям близок. Друг мой, как зовут вашего товарища?
   -- Не все ли равно, как звать человека, который готовится умирать?-- отвечал Фид, печально опустив голову.-- Он был записан в корабельных книгах под именем Сципиона Африканского, родом из Гвинеи. Зовите его Сципионом, если угодно: он вас поймет. Послушай-ка, дружище, дай-ка руку! Час тому назад он живо бы сделал это, а вот до чего можно довести даже гиганта!
   -- Он скоро умрет?
   -- Ничего я не знаю,-- сказал Фид, глотая слова от волнения.-- Когда осталось так мало времени, пусть говорит, что хочет. Может-быть, он вздумает сказать что-нибудь своим африканским друзьям; конечно, вам тогда придется отыскать человека, который передал бы это поручение... А? Что ты сказал, дружище? Видите, его мысли начинают проясняться.
   -- Фид, взять ожерелье...-- пролепетал негр.
   -- Да, да,-- сказал Ричард, откашливаясь и свирепо оглядываясь по сторонам, как бы ища, на ком выместить свое горе.-- Да, да! Будь спокоен, товарищ, все будет сделано. Могилой тебе будет море и тебя похоронят, как моряка. Все твои поручения будут исполнены. Много ты видел гроз на своем веку, и не раз ураган свистал над твоею головою. Может-быть, ты и не испытал бы всего этого, если бы кожа твоя была другого цвета. Бывало, я дразнил тебя твоею чернотою и хвастался перед тобою своим белым цветом, но теперь от всей души прошу простить меня. Ты то, я знаю, простишь наверное.
   Негр сделал слабую попытку приподняться; рука его искала руку товарища, и он сказал:
   -- Мистер Фид просит прощения у бедного негра? Не думайте больше об этом!
   -- Вот это я называю великодушием,-- сказал растроганный Ричард.-- У нас с тобою еще много счетов. Помнишь, ты как-то вытащил меня из воды и вообще оказывал мне много услуг? Благодарю тебя за все! Кто знает, придется ли нам когда-нибудь плыть на одном корабле?
   Умирающий сделал едва заметный знак, и матрос остановился, пытаясь понять его.
   -- Постойте,-- прервал Уильдер,-- негр хочет что-то сказать мне.
   Сципион глядел на своего офицера и снова попытался протянуть руку. Уильдер быстро подал ему свою. Затем негр вытянулся и упал. Вокруг снова раздался недовольный ропот.
   -- Надо покончить с ними!-- закричал кто-то.-- Труп -- в море, а живых -- на мачту!
   -- Как бы не так!-- вскричал Фид с такою силою, что все на минуту остолбенели.-- Посмейте только бросить в воду моряка, глаза которого еще не успели закрыться, и голос которого раздается еще в ушах товарищей! Вы думаете, что это так легко уметь связывать, неуклюжие черти! Так вот же вам все ваши узлы и веревки!-- С этими словами старый матрос напряг все силы и разорвал веревки, которыми были связаны его руки; затем он быстро приподнял тело негра и прижал его к себе.-- Кто из вас может похвалиться такою силою и ловкостью, какими обладал мой Сципион? Кто из вас делился когда-нибудь с своим больным товарищем порцией или нес службу за ослабевшего? Ну, теперь тяните веревку!
   -- Кончайте!-- закричал Найтингель, сопровождая свои слова резким звуком свистка.-- Им давно пора отправиться на тот свет!
   -- Остановитесь!-- вскричал священник, ловко схватив веревку, которую готовились уже дернуть.-- Умоляю вас! Что значат эти слова? Кажется, глаза меня не обманывают: Арч из Линн-Гавена?
   -- Да, да,-- сказал Ричард, распуская веревку, чтобы иметь возможность свободнее говорить, положив в рот оставшийся у него табак;-- вы ведь известный ученый; поэтому ничего нет мудреного, что так скоро разобрали слова, нацарапанные непривычною к этому делу рукою.
   -- Но что они значат? И почему они написаны на вашей коже?
   -- Подождите! Люди, чудовища! Неужели вам жаль подарить человеку, который должен умереть, одну минуту драгоценного времени? Оно так дорого в момент, когда нам приходится расставаться с жизнью!
   -- Остановитесь на минуту!-- послышался голос сзади.
   -- Что значат эти слова, спрашиваю вас?-- повторил священник.
   -- Это ни более, ни менее, как выдержка из корабельного журнала, где записано одно обстоятельство, которое теперь не имеет никакого значения, так как те, кого оно касается, отправляются в последнее плавание. Негр сказал об ожерелье, но он думал тогда, что я могу оставаться в гавани, а он поплывет к своей последней пристани.
   -- Что все это значит?-- вскричала тихим, дрожащим голосом мистрис Уиллис.-- К чему все эти вопросы? Неужели предчувствия не обманули меня?
   -- Успокойтесь, сударыня! К чему волновать себя раньше времени?! Арч в Линн-Гавене -- название поместья моего хорошего друга, и там-то я получил и сдал на корабль сокровище, которое вы мне доверили, но...
   -- Говорите!-- вскричала она, бросаясь, как сумасшедшая, к Уильдеру. Схватив веревку, которая минуту тому назад туго схватывала его шею, она с необычайною для женщины ловкостью развязала ее.-- Так это не было названье корабля?
   -- Разумеется, нет! Но к чему эти вопросы?
   -- Ожерелье! Ожерелье! Расскажите мне об ожерелье!
   -- Я думаю, теперь это совершенно лишнее,-- сказал Фид, который хладнокровно последовал примеру Уильдера.
   Воспользовавшись тем, что его руки были свободны, он снял душившую его веревку, не обращая ни малейшего внимания на своих палачей, которые хотели броситься на него, но были остановленны взглядом начальника.
   -- Сначала дайте мне освободиться от этой веревки, потому что неприлично для такой мелкой сошки, как я, отправляться в плавание по неизвестным водам раньше своего офицера. Что же касается ожерелья, то это слишком громко сказано: это был просто-напросто собачий ошейник.
   -- Читайте!-- сказала дама, глаза которой были полны слез.-- Читайте!-- повторила она, указывая священнику дрожащею рукою надпись на металлической пластинке.
   -- Боже мой! Что я вижу! "Нептун", принадлежит Полю де-Ласей...
   Пронзительный крик вырвался из груди дамы; она всплеснула руками и затем, придя в себя, нежно прижала Уильдера к своему сердцу.
   -- Дите мое, дитя мое!-- страстно говорила она.-- Вы не осмелитесь взять у матери, которая была так долго несчастна, ее единственного ребенка! Возвратите мне сына! Вы храбры, стало-быть, сострадание не чуждо вам! Отдайте сына, мое дитя, и возьмите себе все остальное. Предки моего сына были славными моряками, и вы не захотите погубить его. Вдова де-Ласей умоляет вас пощадить ее сына. Мать на коленях умоляет помиловать его! Отдайте мне мое дитя!
   Когда звуки ее голоса замерли в воздухе, на корабле наступило молчание. Суровые корсары нерешительно переглядывались друг с другом. В эту минуту среди них появился человек, приказания которого всегда немедленно исполнялись, и который умел успокаивать и возбуждать их страсти по своему желанию. С минуту он оставался безмолвным.
   Стоявшие вокруг Корсара люди раздвинулись, заметив в его взгляде такое выражение, которого они никогда не видали у него прежде. Его лицо было так же бледно, как и лицо несчастной матери. Он пытался заговорить, но голос не повиновался ему. Наконец, едва скрывая свое волнение, он произнес повелительным тоном:
   -- Разойдитесь! Вы знаете, что я справедлив, но я требую, чтобы мне безусловно повиновались! Завтра вы узнаете мои распоряжения!
  

ГЛАВА XXXII

  
   Наступило утро. "Дельфин" и "Стрела" мирно плыли бок-о-бок. Аварии, причиненные ураганом и битвою, были настолько хорошо замаскированы, что неопытному взгляду оба корабля казались одинаково готовыми к бою и к опасностям непогоды.
   Длинная голубая полоска дыма тянулась на севере и означала близость земли. Три или четыре легких береговых судна плавали невдалеке.
   Их близость указывала, что в намерениях пиратов не было ничего враждебного.
   Каковы же были эти намерения? Пока это была тайна Корсара. Сомнение, удивление, недоверие ясно видны были не только на лицах пленников, но и на лицах всего экипажа. В течение всей длинной ночи их начальник молчаливо ходил взад и вперед на корме. Он произнес лишь несколько слов, указав, куда вести корабль, и если кто-нибудь осмеливался приблизиться к нему, то он останавливал его жестом, которого не смели ослушаться, и снова оставался наедине.
   Когда, наконец, встало солнце, с "Дельфина" раздался пушечный выстрел, призывавший береговое судно. Казалось, что сейчас разыграется последний акт драмы. Корсар, поставив около себя пленников, велел экипажу выстроиться на палубе и обратился к нему со следующими словами:
   -- Немало лет прошло с тех пор, как мы все разделяли одну общую участь, подчинялись одним законам. Если я не задумывался применять наказания, то, в свою очередь, всегда готов был подчиняться. Вы не можете обвинить меня в несправедливости. Но теперь наш договор нарушен: я беру свое слово назад и возвращаю вам ваше! Ни слова! Ни звука! Наше товарищество кончается, и наши законы больше не существуют. Таковы были наши условия. Я возвращаю вам свободу действовать, как вы хотите, и взамен требую очень немногого. Чтобы вы не имели права упрекать меня, я отдаю вам свои сокровища. Вот посмотрите,-- прибавил он и поднял свое знамя, под сенью которого он так часто боролся с могущественными нациями, чтобы показать, что под ним лежат кучи драгоценного металла, с незапамятных времен владычествующего над миром,-- все это было мое, а теперь оно ваше. Возьмите все эти сокровища и перенесите их на приближающееся судно; там вы все разделите между собою, как захотите. Приготовьтесь, земля близко. В ваших же интересах я вам советую разойтись в разные стороны. Оставьте всякие колебания, так как вам известно, что если бы не я, то этот крейсер овладел бы вами. Корабль оставляю и из всего, что на нем есть, прошу отдать мне пленников. Прощайте!
   Все стояли, онемев от изумления. Одну минуту казалось, что вот-вот вспыхнет возмущение, но Корсар принял все меры, чтобы сделать его невозможным: направо стояла "Стрела" с заряженными пушками, с фитилями наготове. Едва оправившись от смущения, каждый из пиратов бросился собирать свои вещи, чтобы перенести их на береговое судно.
   Вскоре все, кроме людей, составлявших экипаж шлюпки, оставили "Дельфин". Обещанное золото было переправлено, и нагруженное судно быстро удалилось. В течение всей этой сцены Корсар молчал; затем, обернувшись к Уильдеру и сделав над собою усилие, он сказал ему:
   -- Нам надо тоже расстаться. Я оставлю раненых на ваше попечение. Им необходима помощь хирурга. Я знаю, вы оправдаете мое доверие.
   -- Даю вам слово, что они не подвергнутся ни малейшей опасности,-- сказал молодой де-Ласей -- Уильдер.
   -- Я вам верю. Однако, пора!
   Взгляд его выражал решимость победить во что бы то ни стало волновавшие его чувства. Он с сожалением оглянулся на опустевшую палубу, еще недавно такую шумную и кипевшую жизнью, и произнес:
   -- Да, теперь пора! Нам надо расстаться! Лодка ждет вас.
   Уильдер переправил мать и Гертруду, но сам остался на минуту на палубе.
   -- А вы?-- сказал он Корсару.-- Что же будет с вами?
   -- Меня скоро... забудут. Прощайте!
   Корсар дал молодому человеку знак удалиться. Тот пожал ему руку и прыгнул в лодку.
   Как только Уильдер вошел на свой корабль, командование которым вследствие смерти Бигналя перешло к нему, он медленно отдал приказ распустить паруса и плыть к ближайшему порту. Пока только было возможно различать движения человека, оставшегося на палубе "Дельфина", все взоры были устремлены на этот корабль, который стоял неподвижно на прежнем месте.
   Человеческая фигура двигалась на корме, и возле нее двигалась другая, как бы его тень. Наконец, расстояние настолько увеличилось, что поглотило эти неясные образы, и глаз не мог больше различать того, что делалось на корабле.
   Но вскоре все стало ясно. Языки пламени показались на палубе и стали быстро перебегать с паруса на парус. Густое облако дыма охватило бока корабля. Вслед за тем перед глазами зрителей развернулась ужасная, но вместе с тем и великолепная картина корабля, горящего среди моря.
   Громадный столб дыма величественно поднялся к небу. Вскоре послышался оглушительный взрыв, который, несмотря на большое расстояние, так сильно потряс паруса "Стрелы", что казалось, будто пассатные ветры переменили свое направление.
   Когда облако дыма рассеялось, на поверхности океана уже не было видно ничего. Некоторые из матросов, взобравшись на верхушки мачт, наблюдали за происходившим в подзорные трубы. Им показалось, что они видят на воде какую-то точку, но была ли то шлюпка или какой-нибудь осколок корабля, осталось навсегда тайной.
   С этого времени история о Красном Корсаре начинает мало-по-малу исчезать из памяти моряков. Ее вытеснили новые события, которые произошли в этих морях, столь богатых разными приключениями. Английские колонии в северной Америке восстали против своей метрополии. Ньюпорт поочередно занимался то королевскими войсками, то войсками Франции, которая стремилась уменьшить обширные владения своего соперника -- Англии.
  
   Прошло больше двадцати лет. В Ньюпорте был праздник по поводу того, что соединенные силы союзников принудили одного из английских генералов сдаться со всею армиею. Думали, что война окончена, и обитатели Ньюпорта выражали свою радость шумными манифестациями.
   Но как ни великолепен был праздник, с наступлением ночи маленький городок погрузился в обычную провинциальную тишину. Красивый фрегат, стоявший на том самом месте, где когда-то показался корабль Корсара, спустил многочисленные флаги, которыми был украшен по случаю праздника. На мачте развевался один только флаг, украшенный новым созвездием {Национальный флаг С.-А.С.Ш. (Прим. ред.)}.
   В это самое время в гавань вошел другой крейсер, но значительно меньших размеров; на нем был флаг с цветами новых Штатов. Так как был отлив, крейсер бросил якорь в проливе между Коннектикутом и Родсом. С него спустили лодку, и шесть сильных гребцов направили ее к берегу.
   Когда лодка пристала к уединенному и отдаленному от центра города уголку набережной, находившийся на этом месте прохожий увидел, что в ней стояли носилки с закрытыми занавесками и сидела одна женщина.
   Матросы оставили весла, привязали лодку к столбу, вынесли носилки на берег и вместе с сопровождавшей их дамою подошли к прохожему.
   -- Скажите, пожалуйста,-- спросила дама,-- у капитана Генри де-Ласей есть здесь дом в Ньюпорте?
   -- Да, есть,-- отвечал старик, к которому обратилась дама,-- и даже, можно сказать, не один, а целых два, потому что ему принадлежит также и этот фрегат.
   -- Вы, конечно, слишком стары, чтобы проводить нас. Но, может-быть, кто-нибудь из ваших внуков или знакомых мальчиков мог бы указать нам дорогу? Вот плата за труд.
   -- Благодарю вас, миледи,-- сказал старик, бросая искоса взгляд на даму и старательно пряча в карман небольшую серебряную монету.-- Хоть я и стар и видал виды как на море, так и на суше, но с удовольствием готов оказать услугу такой особе, как вы. Идите за мною, вы увидите, что вам попался недурной лоцман.
   Сказав это, старик пошел вперед. Матросы последовали за ним, а дама с печальным лицом молча шла возле носилок.
   -- Если вы хотите освежиться,-- сказал проводник, оборачиваясь к ним и указывая на дом,-- то вот очень хорошая гостиница. Ее когда-то охотно посещали моряки. "Сосед Джером" и "Опущенный Якорь" пользуются хорошей репутацией.
   Внутри носилок послышались тихие звуки. Проводник остановился, прислушиваясь, но не мог уловить никакого признака, по которому можно было бы догадаться, кто в них находится.
   -- Больной страдает,-- заметил он.-- Мне на своем веку довелось видеть семь ужасных кровавых войн. Надеюсь, что та, которую мы переживаем, последняя. Я был свидетелем стольких необыкновенных приключений, столько опасностей избежал сам, что и рассказать всего невозможно!
   -- Жизнь не очень баловала вас,-- сказала дама;-- вот, возьмите. Это золото может обеспечить вам несколько спокойных дней.
   Добрый старик, при всех старческих недугах любивший деньги, с благодарностью принял подарок. Он так был погружен в вычисление его стоимости, что забыл продолжать разговор, и путники в глубоком молчании достигли дома, который они искали.
   Было совсем темно, когда они взобрались на вершину холма; проводник постучал несколько раз в дверь, но те, кого он привел, сказали, что он может удалиться.
   -- Я знаю свое дело,-- возразил он.-- Осторожный моряк никогда не отсылает лоцмана, прежде чем тот не провел корабль в порт. Может-быть, старая госпожа де-Ласей вышла из дому, или сам капитан...
   -- Довольно! Вот кто-то идет и ответит нам на все вопросы.
   Дверь отворилась, и на пороге показался человек со свечкою в руке. Нельзя сказать, чтобы у него был очень любезный вид. Что-то неуловимое особенное отличало в нем сына моря. Деревянная нога его показывала, что он дорогой ценой купил приобретенную в своем деле опытность. Лицо его, когда он осветил его, подняв вверх свечку, чтобы рассмотреть стоящих перед ним людей, было сурово и немного гордо. Впрочем, он скоро узнал хромого старика и без церемонии спросил его, что означает подобное ночное появление?
   -- Раненый моряк просит гостеприимства у своего собрата!-- сказала дама таким дрожащим и жалобным голосом, что сердце морского цербера моментально смягчилось.-- Мы хотели бы поговорить с капитаном Генри де-Ласеем.
   -- Вы удачно бросили якорь, сударыня!-- сказал старый матрос.-- Вот и сэр Поль скажет то же самое от имени своих батюшки и матушки, а также и старой бабушки, которая, надо вам сказать, не боится соленой воды.
   -- Они будут очень рады принять вас у себя,-- сказал молодой человек лет семнадцати, одетый в костюм моряка и с любопытством глядевший через плечо старого матроса.-- Я сейчас скажу им о вашем приходе, а вы, Ричард, немедленно приготовьте комнату для наших гостей.
   Приказание молодого человека было сейчас же исполнено. Ричард выбрал гостиную, куда внесли носилки. Носильщиков отпустили, и дама осталась с матросом, который так сердечно отнесся к ней. Он зажег свечи, развел хороший огонь и усердно старался поддержать разговор в ожидании хозяев.
   Скоро дверь отворилась, и в комнату вошел молодой человек вместе с хозяевами дома.
   Один из них был человек средних лат. На нем была форма морского капитана новых Штатов. Взгляд его был ясен, походка тверда, но время и заботы посеребрили его волосы. Одну руку он держал на перевязи, что говорило о недавнем участии его в сражении, на другую руку опиралась красивая дама с свежими румяными щеками и живыми, блестящими глазами. Сзади них шла еще дама, спокойные и кроткие черты лица которой напоминали ясный вечер, наступивший после бурного дня.
   Все трое вежливо поклонились незнакомке и, не желая быть неделикатными, не спешили предлагать ей вопросы о причине ее посещения. Эта деликатность была тем более уместна, что незнакомая дама сильно волновалась и дрожала всем телом. Очевидно, ей надобно было время, чтобы немного оправиться и собраться с мыслями. Наконец, она вытерла слезы и обратилась к хозяевам.
   -- Наше посещение должно казаться вам странным,-- сказала она,-- но человек, воля которого для меня всегда была законом, пожелал, чтобы его принесли сюда.
   -- Зачем?-- спросил мягко капитан.
   -- Чтобы умереть здесь.
   Этот ответ, произнесенный грустным голосом, заставил вздрогнуть всех присутствующих. Капитан подошел к носилкам и осторожно отдернул занавески. В носилках лежал человек, лицо которого было покрыто смертельною бледностью, и только во взгляде светилась искра жизни.
   -- Что мы можем сделать для вас, чтобы облегчить ваши страдания?-- спросил капитан де-Ласей после продолжительного молчания.
   Все подошли к носилкам и с состраданием смотрели на умирающего.
   Больной не отвечал. Глаза его скользнули по лицам присутствующих и остановились, как прикованные, на лице старушки.
   Она также с волнением пристально вглядывалась в него. Их волнение обратило на себя внимание капитана и его жены.
   -- Что с вами, матушка?-- спросил капитан.
   -- Генри, Гертруда!-- вскричала она, протягивая к ним руки, как бы прося поддержки.-- Этот человек имеет право быть здесь. Да, я узнаю эти угасшие черты, этот взгляд! Он -- мой брат!
   Она произнесла эти слова таким тоном, словно родство с этим человеком доставляло ей не радость, а горе.
   Незнакомец, слишком взволнованный, чтобы говорить, утвердительно сомкнул глаза.
   -- Ваш брат!-- вскричал капитан.-- Я знал, что у вас был брат, но думал, что он умер молодым.
   -- Я тоже так думала, хотя иногда предчувствие говорило мне другое. Я знаю, что верно угадала! Генри, это твой дядя, мой брат, мой бывший воспитанник.
   -- Генри, Гертруда!-- продолжала она, закрыв лицо руками.-- Вглядитесь в него хорошенько; не напоминают ли вам черты его лица кого-нибудь? Кого вы боялись и затем полюбили?
   Капитан и его жена молча в изумлении смотрели на больного. Тогда послышался тихий, но ясный голос, звуки которого заставили их вздрогнуть.
   -- Уильдер,-- сказал раненый, собираясь с последними силами,-- я пришел к тебе просить последней милости.
   -- Капитан Гейдегер!-- вскричал Генри де-Ласей.
   -- Красный Корсар!-- прошептала его жена, невольно отодвигаясь от носилок.
   -- Красный Корсар!-- вскричал ее сын, подходя ближе к носилкам под влиянием непреодолимого любопытства.
   -- Наконец-то его припечатали!-- дерзко сказал Ричард, приближаясь к группе, стоящей около носилок. В руках у него были щипцы. Он все время делал вид, что поправляет огонь в камине, чтобы иметь предлог не уходить из комнаты.
   Когда все немного оправились от неожиданности, больной начал:
   -- Война заставила меня покинуть мое уединение. Америка нуждалась в нас обоих, и мы оба послужили ей. Сестра, друг мой! Прости меня!..
   -- Уильдер!-- вдруг вскричал умирающий с необычайною силою.-- Уильдер!
   Все глаза жадно впились в него. В руках раненого был сверток, на котором, как на подушке, покоилась прежде его голова.
   Он сделал последнее усилие, приподнялся немного и вдруг развернул сверток. Присутствующие увидели перед собою знамя независимости с рассыпанными по голубому полю звездами.
   -- Уильдер,-- повторил он с улыбкой,-- мы победили!
   С этими словами он упал обратно в носилки и остался неподвижным. Торжествующее выражение его лица перешло в тихое спокойствие смерти.
  

Оценка: 9.53*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru