Крашевский Иосиф Игнатий
Графиня Козель

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Юзеф Игнаций Крашевский

Графиня Козель

ТОМ ПЕРВЫЙ

1

   Королевский замок в столице Саксонии словно вымер: в нем было тихо, мрачно и уныло. Ночь стояла осенняя, хотя обычно в конце августа листья едва начинают желтеть, холодные ветры дуют редко, дни бывают еще погожие, а ночи ясные и теплые. Но в тот вечер подуло вдруг с севера, и огромные тучи, черные, рваные, тянулись одна за другой, а редкие звездочки загорались и тут же гасли.
   У Георгентор в воротах замка и во дворе шагала взад и вперед безмолвная стража. Освещенные всегда окна королевских хором, откуда струились в изобилии свет и музыка, были сейчас темны и затворены. А это было явлением необычным во времена царствования Августа, прозванного "Сильным", потому что сила его проявлялась во всем -- он гнул железо, сгибал людей, одолевал тоску и напасти, его же ничто сокрушить не могло. На всю Германию, да что, на всю Европу славился блестящий королевский двор, перед которым меркли все остальные: не было равного ему по великолепию, изысканности и расточительности.
   Однако в нынешнем году Август II потерпел поражение. Швед лишил его польского престола, на который он был избран. Низвергнутый, можно сказать, с трона, изгнанный из королевства, Август вернулся в свое курфюрстское гнездо оплакивать потери, загубленные зря миллионы и черную неблагодарность поляков. Саксонцы недоумевали, как можно не боготворить такого великодушного и милого государя и не жертвовать ради него головой.
   Август недоумевал больше всех. Слово "неблагодарный" сопутствовало всякому упоминанию о поляках, и, в конце концов, в присутствии Августа стали избегать разговоров об этой стране, о шведском короле и обо всех последних неудачах. Август же Сильный дал себе слово когда-нибудь вернуть былое могущество.
   Дрезден после возвращения короля предался развлечениям, дабы утешить его, но нынче в замке стояла непонятная тишина. Почему? Никто не знал. Ведь король еще не отбыл ни в одну из своих резиденций, да и ярмарка в Лейпциге еще не открылась; к тому же ходили даже слухи в городе и при дворе, что Август назло шведу собирается устраивать балы, карусели, маскарады, чтобы доказать ему, что не слишком близко принимает к сердцу временное свое поражение.
   Редкие прохожие, поравнявшись с замком, взглядывали на окна и удивлялись, почему так рано у короля воцарились тишина и тьма. Но если бы кто-нибудь из них, миновав большие ворота и первый двор, проник во второй, он бы убедился, что замок лишь кажется вымершим, внутри же в нем бурлит жизнь.
   Стража не пускала туда никого.
   На втором этаже окна, несмотря на ветер, были настежь растворены, за приспущенными занавесями сиял яркий искрящийся свет, отражавшийся во множестве зеркал, в зале время от времени взрывался гомерический смех; вылетая во двор, он пугал стражу и, ударившись о серые стены, замирал еле слышным эхом. Смеху вторил гул, он то ослабевал, то усиливался, потом переходил в бормотанье и вовсе затихал. Вдруг, как бы после чьих-то слов, срывались рукоплескания и снова гремел смех, царственный, раскатистый, ярый смех человека, не боявшегося услышать в ответ колкость и язвительную насмешку. При взрывах безудержного хохота стражник, расхаживавший под окнами с алебардой, останавливался, поднимал голову и, вздохнув, снова опускал ее долу.
   Что-то жуткое было в этом ночном пиршестве под вой свирепого вихря в мертвом замке и затихшей столице.
   Там веселился король.
   Со времени его возвращения из Польши такие ночные пиршества в узком кругу наперсников (назовем их приятелями) стали явлением обычным. Август Сильный, побежденный чудаковатым, слывшим недоумком, Карлом XII, стыдился показываться на многолюдных сборищах, но без празднеств и забав он жить не мог и потому ограничил себя небольшим кругом приближенных. На стол ставили венгерское золотистое вино, за которым каждый год посылался нарочный в Венгрию, наполняли кубки и пили до самого рассвета, до той минуты, пока, заснув, не валились со стульев, пока разгулявшегося короля придворный не уводил под руку в опочивальню и не укладывал в постель.
   В круг избранных жрецов мадьярского Бахуса допускались немногие: только верные и преданные, только фавориты, ибо король (так говорили) после нескольких кубков вина становился опасным для тех, кого не выносил. Сила у него была геркулесовая, гнев олимпийский, а власть неограниченная. Днем, стоило ему разгневаться на кого-нибудь, лицо его сразу вспыхивало красным заревом, глаза сверкали, губы дрожали, и он отворачивался, чтобы не видеть того, кто вызвал в нем гнев. Но вечером, после возлияний, не один приближенный был выброшен из окна и, упав на камни мощеного двора, уже не поднимался более. Так говорили люди. Вспышки гнева у короля были редкими, но страшными, как гром небесный.
   В обыденной жизни трудно было найти человека более покладистого, приятного и обходительного. Люди замечали даже, что чем хуже он к человеку относился, тем ласковей была припасенная для него улыбка, а перед тем как сослать кого-нибудь из своих фаворитов в Кенингштейн, нередко на десятки лет, Август сжимал его в объятиях, как лучшего друга. Такая уж это была благородная натура -- во что бы то ни стало хотелось ему смягчить уготованную людям тяжелую участь.
   Но без развлечений Август обойтись никак не мог, что ж удивительного, если приводили к нему для потехи двух медведей и стравливали их, а то подпаивали двух завзятых врагов, чтобы они друг с другом грызлись. Развлечения такого рода очень по душе были королю, и, когда Вицтумы, Фризены или Гоймы, выпив, принимались яростно поносить друг друга, король надрывался от хохота. Что и говорить, невинная то была забава.
   А стравить своих приближенных королю ничего не стоило, ведь он знал о них всю подноготную: кто кого любит, кто кого ненавидит, кто незаконно взял деньги из казны и сколько; даже в тайные замыслы придворных проникал король, а если и не знал о них, то догадывался. Тщетно было ломать голову над тем, кто выдавал ему это, кто нашептывал и доносил. В конце концов, люди переставали верить друг другу, брат боялся брата, муж таился от жены, отец опасался сына, а король Август Сильный потешался над всем этим сбродом. Он взирал с высоты своего величия на комедию жизни, не пренебрегая в ней олимпийской ролью Юпитера, Геркулеса и Аполлона, а по вечерам Бахуса.
   В тот вечер королю было грустно и тоскливо, и, чтобы хоть немножко рассеяться, он решил напоить своих министров, фаворитов и придворных и заставить их исповедаться перед ним.
   Посередине освещенного зала, одну стену которого занимал сверкавший хрусталем и золотом буфет с возвышавшимся на нем серебряным в золотых обручах бочонком, стоял длинный стол. За ним сидели верные товарищи королевских забав -- граф Тапарель Ланьяско из Рима, Вакербарт из Вены, затем придворные -- Вацдорф, прозванный "мужиком из Мансфельда", Фюрстенберг, Имгофф, Фризен, Вицтум, Гойм и, наконец, бесподобный шутник, с виду угрюмый и серьезный, но способный рассмешить даже мертвого -- Фридрих Вильгельм барон Киан.
   Король сидел в распахнутом на груди камзоле, опершись на локоть, погруженный в невеселые думы. Его красивое, обычно сияющее лицо омрачалось нахлынувшей грустью. Перед ним стояла опорожненная чаша. По пустым бутылкам можно было догадаться, что пиршество длится давно, но действие божественного напитка не отразилось на лице короля. Янтарная влага не расцветила его черных мыслей.
   Придворные состязались в балагурстве, стараясь развлечь короля, но и это не помогало. Август сидел, задумавшись, и ничего, казалось, не слышал. Такое с ним редко случалось, он любил веселиться и жаждал развлечений. Обеспокоенные придворные исподтишка поглядывали на короля.
   На противоположном конце стола сидел невзрачный угрюмый Киан; словно в подражание королю, он тоже оперся на руку, вытянул ноги и, возведя очи горе, вздыхал. Вид у него был до смешного грустный.
   -- Послушай, -- зашептал Фюрстенберг, подтолкнув локтем Вакербарта (оба были уже навеселе), -- взгляни на его величество. Плохи дела, сегодня что-то не удается развеселить его, а ведь одиннадцатый час, пора бы ему уже быть в радужном настроении. Наша вина...
   -- Я тут ни при чем, я гость, -- возразил Вакербарт, пожав плечами, -- вы его лучше знаете, вам и карты в руки.
   -- Дело ясное, Любомирская ему наскучила, -- отозвался Тапарель.
   -- Ну, говоря по правде, шведов тоже не так-то легко переварить, -- прошептал чуть слышно Вакербарт. -- Меня это не удивляет.
   -- Э! Шведов! Мы и думать про них забыли, кто-нибудь побьет их за нас, а мы будем плоды пожинать, -- продолжал, постукивая по рюмке, Фюрстенберг, -- не в шведах дело. Он Любомирской сыт по горло, пора ему другую подыскать.
   -- Разве это так трудно? -- шепнул, пожав плечами, Вакер-берт.
   -- Эх, надо было вам из Вены вторую Эстерле привезти, -- засмеялся Ланьяско.
   И придворные стали шептаться совсем тихо; король, пробудившись, казалось, ото сна, обводил всех глазами, но вот взгляд его остановился на развалившемся в трагикомической позе бароне Киане, и Август громко расхохотался. Весь зал подхватил его смех, хотя добрая половина присутствующих понятия не имела, по какому поводу государь изволил смеяться. Только Киан не шевельнулся, не дрогнул.
   -- Киан, -- воскликнул король, -- что с тобой? Неужто любовница изменила? Или ты остался без гроша, или враг тебе на пятки наступает? Ты похож на Прометея, которому коршун печень клюет.
   Киан повернулся, словно кукла, и тяжело вздохнул. Половина из шести свечей в стоявшем рядом канделябре погасла от его вздоха, и дым разошелся по комнате.
   -- Киан, что с тобой? -- спросил снова король.
   -- Ваше величество, -- ответил барон, -- со мной ничего не случилось. Я не голоден, не влюблен, не в долгах, не ревную, но я в совершенном отчаянии.
   . -- В чем дело? Говори! -- приказал король.
   -- О горестной судьбе досточтимого нашего монарха скорблю я, -- с серьезным видом промолвил Киан, -- да, да! Лик у тебя божественный и сила геркулесова, возвышенное сердце и несокрушимое мужество; ты рожден для счастья, для того, чтобы весь мир лежал у ног твоих, а между тем ты ничем не владеешь.
   -- Да, это верно, -- произнес Август, нахмурив брови.
   -- Нас тут пятнадцать человек, а как развеселить тебя -- не ведаем, любовницы изменяют тебе и стареют, вино прокисает, деньги у тебя воруют, а когда вечером ты рад бы отдохнуть в веселой компании, верноподданные сидят пред тобой с похоронными лицами. Разве удивительно, что я, преданный твой слуга, прихожу в отчаяние?
   Август усмехнулся, схватил дрожащей рукой кубок и стукнул им о стол. Из-за буфета тотчас выскочили два карла, похожие как две капли воды друг на друга, и вытянулись перед королем.
   -- А ну-ка, Трамм, -- приказал Август, -- вели подать бутыль с амброзией! Киана назначаю виночерпием. Вино, что мы пили, было разбавлено водой.
   Амброзией называли королевское венгерское, которое для Августа сам Зичи из наиотборнейшего винограда приготовлял; это было всем винам вино, густое, как сироп, обманчиво сладкое и нежное, но способное свалить великана.
   Трамм с товарищем исчезли, а минуту спустя появился черный мавр в восточном одеянии, с огромной бутылью на серебряном подносе. Все встали и поклоном приветствовали его; король наблюдал.
   -- Киан, хозяйничай, -- приказал он.
   Киан встал. Карлы несли на подносе кубки, но они не понравились Киану, он шепнул что-то карлам, те засеменили к буфету и тут же вернулись с другими кубками разного калибра. С важностью чиновника, сознающего ответственность возложенного на него поручения, Киан принялся расставлять кубки. Посередине возвышался королевский кубок -- великолепный, изящный и весьма вместительный, его окружили кубки поменьше -- министерские, а за ними сгрудилось множество совсем крохотных, с наперсток, будто игрушечных. Все с любопытством наблюдали за приготовлениями. Киан осторожно приподнял бутыль, чтобы не взболтать вино, и стал сосредоточенно разливать его. Сначала он наполнил маленькие кубки; казалось, они вмещали самую малость, но, когда Киан наполнил их, в бутыли порядком поубавилось. Настала очередь министерских, которые Киан также наполнил среди всеобщего молчания. Вина в бутыли все убывало, и когда дошла очередь до королевского кубка, Киан вылил в него последние капли и взглянул на Августа.
   -- Хорош виночерпий! -- засмеялся король. -- Я у тебя на последнем месте. Что это значит?
   Все вокруг засмеялись.
   -- Не понимаю, чему вы удивляетесь, ваше величество! -- сказал, поставив на стол порожнюю бутыль Киан, не утративший ни присутствия духа, ни юмора. -- То, что я проделал сегодня с вином, твои министры каждый день проделывают с государственными доходами. Сначала чиновничья мелкота свой карман наполняет, потом те, что чином повыше, а когда доходит черед до королевской чаши -- одна муть остается.
   Король захлопал в ладоши, окинув насмешливым взглядом присутствующих.
   -- За твое здоровье, Киан! Притча твоя достойна Эзопа. Пусть подадут для меня другую бутыль.
   Мавр уже нес на подносе амброзию. Придворные смеялись, потому что смеялся король, но как-то кисловато, искоса поглядывая на Киана; а тот взял самый маленький кубок и провозгласил тост за здоровье саксонского Геркулеса.
   Все, порядком уже подвыпив, опустились на колени, шум стоял невообразимый, кубки поднялись вверх. Король выпил свой кубок, чокнувшись с бароком, и поставил его на стол.
   -- Поговорим о чем-нибудь другом, -- сказал он.
   Фюрстенберг встал.
   -- Ваше величество! -- сказал он. -- Пришло время говорить о том, что днем и ночью владеет нашими думами, о женщинах.
   -- Прекрасно, -- поддержал его король, -- пусть каждый из вас опишет свою возлюбленную. Фюрстенберг, начинай!
   Король произнес эти слова с усмешкой, а лицо Фюрстенберга исказила странная гримаса.
   -- То, что мне первому выпала такая честь, -- заявил молодой друг и наперсник короля, -- доказывает, что от аргусова ока нашего всемилостивейшего монарха ничто не может укрыться. Он знает, что лгать ему я не стану, и выставляет меня на посмешище. Ваше величество, -- Фюрстенберг умоляюще сложил руки, -- прошу вас уволить меня от этого.
   -- Нет, нет, -- послышалось со всех сторон, -- портрет может быть безымянным, если особу назвать нельзя, но приказ государя свят и нерушим. Начинай, Фюрстенберг.
   Все понимали, почему молодому человеку так не хотелось описывать свою возлюбленную. Положение у него сейчас было незавидное. Он разыгрывал из себя влюбленного во вдовушку, которой перевалило за сорок; к тому же лицо ее было скрыто под густым слоем румян и белил. Но вдова была богатая, а Фюрстенберг нуждался в деньгах. Все знали, что жениться на ней он не собирается, но на придворных балах, маскарадах, пикниках она не отпускала его от себя. Фюрстенберг мешкал, его стали торопить, топать ногами. Король приказал всем замолчать и, обращаясь к Фюрстенбергу, сказал:
   -- Никаких поблажек, изобрази нам писаную красотку, которой ты куришь фимиам.
   Чтобы придать себе бодрости, молодой повеса залпом осушил свой кубок.
   -- Прекрасней моей возлюбленной нет на свете, -- начал он, -- кто не согласен со мной, тот не знает, что скрывается под маской, которую она надевает для глаз простых смертных. Моя возлюбленная -- небожительница, ей одной не угрожает то, что для всех губительно. Красота ее созрела и такой останется навсегда. Всеразрушающее время сломает зубы об ее словно из мрамора высеченные формы.
   Смех прервал его слова.
   Рядом с Фюрстенбергом сидел Адольф Гойм. Это был хорошо сложенный мужчина с неприятным лицом. Его маленькие, сверлящие глазки смотрели как-то настороженно, всегда бледное, желтое лицо после амброзии немного порозовело. Гойм слыл донжуаном, но в последние годы он скрывал свои любовные похождения и потому многие полагали, что он остепенился. Ходили слухи, будто он женился, но жена его нигде не показывалась, во всяком случае, ее никто не видел, верно, он держал ее в деревне. Гойм был, видимо, слабее других, к тому же он устал от ночных пиршеств в обществе короля и сейчас был в сильном подпитии: голова его непроизвольно подергивалась, он с усилием поднимал отяжелевшие руки, губы кривились в недоброй усмешке, веки смежались; одним словом, весь вид его ясно говорил, что он уже не в силах владеть собой. Узреть Гойма в таком благостном состоянии, когда рассудок не может уже сдержать язык, было самым желанным удовольствием для короля и его друзей.
   -- Очередь Гойма, -- объявил король. -- Гойм, -- добавил он, -- ты меня знаешь, -- никаких отговорок. Всем нам известно, что ты большой знаток и любитель женских прелестей и без любви жить не можешь. Из этих стен ничего не выходит. Выкладывай все, как на духу.
   -- Хе, хе, -- засмеялся Гойм, вертя головой и играя пустым кубком.
   Киан налил ему незаметно вина. Министр машинально поднес кубок ко рту и осушил его с безотчетной алчностью, свойственной захмелевшим людям, которых мучит дьявольская жажда. Лицо его побагровело.
   -- Хе, хе, -- забормотал он, -- вы хотите знать, как выглядит моя любовница, но у меня ее нет, милейшие господа, да она и не нужна мне -- у меня жена богиня.
   Все дружно захохотали, только король напряженно и сосредоточенно слушал, не сводя с него глаз.
   -- Смейтесь, -- продолжал Гойм, -- но кто ее не видел, тот не видел Венеры, а я не сомневаюсь, что даже Венера рядом с ней выглядела бы прачкой из предместья. Разве можно ее описать? В ее черных очах такая сила и обаяние, что ни один смертный не устоит. Резец в руке самого Праксителя замер бы при виде ее фигуры, а улыбку ее описать невозможно, но она божество суровое и грозное, и улыбка на ее устах расцветает не каждый день.
   Присутствующие недоверчиво покачивали головой, Гойм хотел прервать свой рассказ, но король ударил кулаком о стол.
   -- Опиши ее получше, мне не воздыхания, твои нужны, а ее портрет.
   -- Кто может описать совершенство, -- продолжал Гойм, подняв глаза к потолку. -- Она обладает всеми достоинствами и лишена недостатков.
   -- Я готов поверить, что она красавица, -- вставил Ланьяско, -- если беспутный Гойм вот уже три года влюблен в нее и даже перестал охотиться в чужих лесах.
   -- Это уж чересчур. Он пьян, -- возразил Фюрстенберг. -- Неужто она красивей княгини Тешен?
   Гойм пожал плечами, с беспокойством поглядывая на короля, но Август спокойно сказал:
   -- Правда прежде всего. Что ж, твоя жена и впрямь красивей Любомирской?
   -- Ваше величество, -- вскрикнул, воодушевившись, Гойм, -- княгиня красивая женщина, а моя жена богиня. Ни при дворе, ни в целом городе, ни в Саксонии, ни в Европе второй такой не найти.
   В зале раздался громкий, неистовый смех.
   -- Ну и забавен же Гойм под хмельком!
   -- Ну и потешный наш акцизный, когда пьяный!
   -- Что за бесценный человек!
   Один король не смеялся. Гойм, будучи под сильным действием амброзии, не очень-то соображал, где и кому он все это говорит.
   -- Смейтесь, -- вскричал он, -- вы ведь знаете меня, недаром донжуаном прозвали, согласны, значит, что нет лучшего знатока женской красоты, чем я. Зачем мне лгать? Моя жена божество, а не женщина, одного ее взгляда достаточно, чтобы в самых холодных сердцах вспыхнул пожар, ее улыбка...
   Тут Гойм невольно взглянул на короля. Выражение лица Августа, который жадно ловил каждое его слово, так испугало Гойма, что он почти отрезвел. Но взять свои слова обратно было уже поздно, и, побледнев, он умолк в оцепенении. Тщетно насмешками и подзадориванием пытались заставить его продолжать. Гойм от страха пришел в себя; сжав в руке кубок и опустив глаза, он как-то странно задумался. По знаку короля Киан налил ему амброзии, все чокнулись.
   -- Мы пили за здоровье нашего божественного Геркулеса, -- воскликнул Фюрстенберг, -- а теперь выпьем за здоровье пресветлейшего нашего Аполлона.
   Одни пили, опустившись на колени, другие стоя, Гойм поднялся, шатаясь, но вынужден был опереться о стол. Вино снова ударило ему в голову, все закружилось перед глазами. Он залпом осушил кубок.
   За королевским стулом стоял Фюрстенберг -- наперсник короля во всех его любовных похождениях, "Фюрстхен", как ласково называл его король.
   -- Фюрстхен, -- тихо обратился к нему Аполлон, -- а акцизный, пожалуй, не лжет. Он уже несколько лет прячет, держит взаперти свое сокровище, надо заставить его показать ее нам... Изыщи любые средства, не жалей денег, я должен во что бы то ни стало ее увидеть.
   Фюрст усмехнулся, это было на руку ему, да и всем остальным. Властвующая ныне возлюбленная короля en titre {По титулу (франц.).} княгиня Тешен восстановила против себя всех друзей попавшего из-за нее в опалу государственного канцлера Бейхлинга, после падения которого она унаследовала его дворец на Пирнайской улице. Фюрстенберг в свое время усиленно помогал Любомирской в ее борьбе против других претенденток на сердце государя, однако сейчас это его не останавливало, ибо он всегда и во всем верой и правдой готов был служить Августу. Поблекшая, отцветающая красота Любомирской, ее манерность, высокомерный тон наскучили королю, он предпочитал любовниц с более решительным, смелым, живым характером. Фюрстенберг понял это из слов короля, по его взгляду. В мгновение ока он очутился возле Гойма и, фамильярно опершись на стул, наклонился к его уху.
   -- Дорогой акцизный, -- произнес он громко, -- мне стыдно за тебя, ты бессовестно лжешь в присутствии его величества, ты насмехаешься над нами и над ним. Я охотно допускаю, что жена такого, как ты, ловеласа и волокиты не может быть чучелом, но сравнивать ее с Венерой, с богиней и даже с княгиней Тешен -- издевательство, и больше ничего.
   У Гойма опять зашумело в голове.
   -- Все, что я сказал, -- возмущенно воскликнул он, -- чистая правда! Tausend Donnerwetter! Potz und Blitz! {Тысяча чертей! Тьфу, пропасть! (нем.).}
   Его непристойные выкрики заглушил громкий хохот, но на интимной пирушке король все прощал. Под хмельком даже простые смертные обнимали его и лобызали, не боясь, что этот Голиаф задушит их в объятиях.
   -- Бьюсь об заклад на тысячу дукатов, -- заявил Фюрстенберг, -- что жена твоя не может быть самой красивой из придворных дам.
   Гойму подливали вина, и он с отчаяния все пил и пил.
   -- Принимаю пари. -- Бледный, пьяный, он заскрежетал зубами.
   -- Судьей буду я! -- крикнул, подняв руку, Август. -- А суду оттягивать дело не след. Гойм тотчас вызовет жену в Дрезден и представит ее на первом же балу королеве.
   -- Гойм! Пиши! Королевский курьер отвезет письмо в Лаубегаст, -- крикнул кто-то.
   -- Пиши письмо, пиши сейчас же! -- подхватили со всех сторон.
   В мгновение ока перед Гоймом оказалась бумага, Фюрстенберг силой сунул ему перо в руку, король торопил взглядом. Несчастный Гойм, у которого в минуты просветления мелькала мысль о распутстве короля и пробуждалась тревога за жену, ничего не сознавая, написал продиктованный ему приказ, чтобы жена тотчас приехала в Дрезден; бумагу молниеносно вырвали у него из рук, и вот кто-то несся уже по лестнице во двор -- немедля послать королевского гонца в Лаубегаст.
   -- Фюрстенберг, -- зашептал Август, -- вижу по Гойму, что если он сегодня протрезвится, то свое распоряжение отменит, надо его напоить до бесчувствия, чтобы он ни ногой, ни рукой двинуть не мог.
   -- Да он уже так пьян, что я за его жизнь боюсь, -- ответил князь.
   -- А я не боюсь, -- спокойно возразил Август, -- или Гойм уж так незаменим? Мы бы устроили ему пышные похороны с бесчисленным множеством пальмовых веток и венков.
   Шутка короля так подействовала, что вся компания с кубками в руках окружила Гойма; его подзадоривали, придумывали тосты, подливали в амброзию из других незаметно появившихся на столе бутылок, и через полчаса... Гойм бледный как мертвец, со свесившейся головой, с неестественно разинутым ртом спал, примостившись на столе. Королевские гайдуки по данному им знаку отнесли его в постель. Скорее из предосторожности, чем заботясь о его здоровье, Гойма не отправили на носилках домой на Пирнайскую улицу, а уложили в одном из королевских покоев и приставили к нему стражу -- великана Коянуса, которому было велено, если Гойм проснется, не пускать его домой. Но Гойм ни разу не проснулся; тяжело стеная во сне, он пролежал без сознания до утра. А в зале, как только его вынесли, при закрытых дверях в тесном кругу началась дикая оргия, свидетелями которой были только зеркала.
   Король пришел в прекраснейшее расположение духа, которое тут же передалось его придворным. Уже занимался день, когда два гайдука вынесли, наконец, из зала последнего из пировавших, Августа Сильного, и, как малое дитя, уложили его в постель.
   Вы упрекнете меня в пристрастном изображении? Увы! Здесь верно все до мельчайших подробностей.
   Фюрстенберг, почти трезвый, один остался в разгромленном зале. Он снял парик, чтобы немного остудить голову, и, глубоко задумавшись, сказал самому себе:
   -- Наступает новое царство. Любомирская слишком вмешивалась в политику. Она могла бы завладеть королем, а зачем ему умная любовница? Лишь бы любила и тешила его. Это ее назначение. Посмотрим, какова жена Гойма.
   

2

   Лаубегаст расположен на самом берегу Эльбы, в нескольких часах езды от Дрездена. В этой небольшой деревушке уже тогда стояло несколько загородных домов, построенных, очевидно, наиболее знатными и богатыми людьми в округе. Дома эти прятались в старых липах и буках, в ветвях густых елей и сосен.
   Загородный особняк Гойма, куда он порой скрывался, покинув дрезденское свое жилище, чтобы провести там вечер или часть дня, а в отсутствие короля даже целые недели, выглядел как все загородные дома того времени: высокая крыша и мансарды на французский манер, затейливые резные и лепные украшения на стенах. Выписанные из столицы мастера с особым тщанием отделали дом, сообразуясь с его скромными размерами. Хозяину, видно, хотелось, чтобы уголок этот радовал глаз. Небольшой двор был огорожен железной решеткой с каменными столбами, на них стояли красивые мраморные вазы, а на более высоких, у ворот, -- купидоны с фонарями. Вход в дом с украшенной вазонами и статуями гранитной галереей утопал в цветах. С виду дом, выглядывавший из-за деревьев, казался роскошным, а на самом деле был как монастырь, как пустынь.
   Здесь не заметно было ни оживленной суетни, ни многочисленной челяди. Лишь два старых камердинера да несколько дворовых слуг появлялись время от времени возле дома. Под вечер часто выходила оттуда с книгой в руках женщина, которой все жители Лаубегаста любовались из-за изгородей и кустов с тревогой и восхищением. И впрямь удивительно было видеть в таком глухом углу существо, созданное, казалось, для столицы. Здесь никто не видывал ничего подобного, даже представить себе не мог такую красоту. Когда эта высокая молодая женщина с царственной осанкой, белоснежной мраморной кожей, с черными, ясными, живыми глазами шла по улице в ореоле своей молодости, красоты и гордости, сердца тех, кто смотрел на нее даже украдкой, невольно трепетали, -- такая была в ней истинно царственная величавость, что хотелось пасть перед ней ниц.
   А она, несмотря на свою величавость, была печальна, как сошедшая с могилы надгробная статуя. Она не улыбалась, не поднимала глаз. Смотрела вниз, на черную землю или на серые воды Эльбы, смотрела на цветы, но никогда не срывала их и не нюхала. Она казалась несчастной, а быть может, просто скучала. Было известно, что Анна Гойм уже несколько лет живет здесь взаперти, никого почти не видя, кроме сестры мужа, графини Вицтум, но и ту министр не слишком часто допускал к жене. Ему было известно, что сестра его имела счастье удостоиться кратковременной милости короля, и не прочь была бы пользоваться этой милостью и дольше, да не удалось. Оберегая жену от придворных соблазнов и интриг, Гойм даже родную сестру старался от нее отстранить. Графиня Вицтум пренебрежительно пожимала плечами -- ей было все равно.
   Но Анна смертельно скучала. Единственным ее развлечением были благочестивые книги протестантских мечтателей и уединенные прогулки под надзором старого камердинера. Жизнь ее текла однообразно и тихо, как в пустыне, но зато и страсти здесь не бушевали. Гойм по натуре распутник, развращенный к тому же придворными нравами, в первое время очень нежно относился к жене, но вскоре она ему надоела, и он все реже вспоминал о ее существовании. Однако он любил ее как-то по своему, ревновал и прятал свое сокровище от человеческих глаз. Только когда короля и двора не было в Дрездене, Анне Гойм разрешалось развлечься немного в столице, где в это время царила смертельная скука.
   Долгое уединение сделало Анну Гойм высокомерной, раздражительной, пробудило грустные мысли, обиду, презрение к свету и какой-то непонятный аскетизм. Жизнь свою она считала похороненной, погибшей, оставалось только ждать кончины в грустном одиночестве, а между тем она была как ангел прекрасна, ей не исполнилось еще двадцати четырех лет, а издали ей можно было дать не более восемнадцати.
   Сестра Гойма из-за бурной своей жизни рано утратила свежесть и неповторимое обаяние молодости, и поэтому девичья неувядаемая красота невестки выводила ее из себя. Ее выводило из себя и многое другое: высокая добродетель Анны, ее отвращение к разврату, к интригам и лжи, царственное величие, с каким она взирала на суетную, ехидную, лицемерную золовку. Не будь они связаны родством, графиня Вицтум не прочь была бы видеть Анну униженной, поправшей свою добродетель. Анна Гойм тоже не любила сестру мужа, инстинктивно чувствовала к ней неприязнь. А мужа она теперь просто презирала. От золовки, нашептывавшей ей о тайных интрижках Гойма, Анна знала, что муж ей неверен. Ей ничего не стоило одним нежным взглядом повергнуть его к своим ногам, она была уверена в своей силе, но слишком ничтожным казался ей Гойм, чтобы этого добиваться. Встречала она его холодно, провожала равнодушно; Гойм возмущался, но, когда доходило до открытой ссоры с женой, чувствовал себя бессильным и спасения искал в бегстве.
   Так тянулись грустные и долгие дни в Лаубегаете. Нередко приходила Анне мысль вернуться соломенной вдовой в Гольштинию, в Брокдорф, к родным. Но отца и матери она лишилась давно, а ее родственница, княгиня Брауншвейгская, урожденная Голыптейн-Пден, вряд ли приняла бы ее к себе. Слишком памятной и нашумевшей была выходка шестнадцатилетней тогда Анны, которую князь Людовик Рудольф, плененный ее красотой, хотел поцеловать и получил публично пощечину. Куда было деваться бедной красавице?
   Несмотря на испорченность двора и близость Дрездена, от которого трудно было утаить эту звезду первой величины, Анна, гуляя в течение нескольких лет по берегу Эльбы, где то и дело проносились дворцовые экипажи, всадники, военные и вся праздношатающаяся орава, окружавшая властителя, умела так искусно скрываться от глаз людских, что никто не приметил ее. Кроме одного...
   Это был молодой поляк, который состоял, или, верней, околачивался при дворе короля Августа, попав туда случайно, но не по своей воле и не по своей воле влачил там весьма нудную жизнь.
   Когда Август впервые приехал в Польшу, он, беседуя со шляхтичами, прибывшими на встречу с ним, стал, ко всеобщему изумлению, сгибать в руках серебряные кубки, гнуть талеры и ломать подковы. На обеде в Пекарах после состоявшегося перед чудотворной иконой торжественного обряда куявский епископ, видя, как государь бахвалится своей силой, решил про себя, что это не предвещает ничего хорошего для Речи Посполитой, и упомянул как бы вскользь об одном молодом человеке, который тоже способен на такие штуки. Это задело короля за живое, он вспыхнул, но сдержал себя, очевидно, потому, что это были первые дни его пребывания в Польше. Август только выразил желание повидать человека, который может состязаться с ним в силе, так как до сих пор в жизни своей такого не встречал. Куявский епископ обещал, когда они приедут в Краков, представить королю после коронации обедневшего шляхтича, происходящего, впрочем, из знатного, а когда-то даже могущественного рода Закликов. Разговор этот был бы забыт среди множества других, более важных дел, епископ не возобновил бы его, уразумев, что некстати упомянул про Заклику, ежели бы государь сам о нем не напомнил и не потребовал немедленно привести к нему Раймунда Заклику.
   Юноша этот недавно окончил с грехом пополам иезуитскую школу и теперь шатался без дела, не зная, что предпринять. Он был не прочь пойти служить в войско, но ему не на что было нанять вооруженных слуг, а иначе родовитому шляхтичу не подобало.
   После долгих поисков Заклику удалось раскопать в какой-то канцелярии, где он волей-неволей вынужден был орудовать пером. Когда потребовалось представить молодого человека королю, то оказалось, что у него ни порядочной одежонки, ни сабли, ни даже пояса нет. Делать нечего, епископу пришлось просить гофмейстера экипировать Заклику с ног до головы; затем, осмотрев юношу и убедившись, что краснеть за него не придется, епископ стал ждать подходящего случая. Король обычно силу свою показывал на пирах, когда был в настроении. И вот как-то он снова принялся расплющивать жбаны, потребовал подковы, которые придворные всегда держали под рукой. Епископ сидел молча, и король обратился к нему:
   -- Где же ваш силач, отец мой?
   Заклику привели. Юноша был высокий, как дубок, стройный, румяный, ладный, скромный, как девушка, и вовсе не казался геркулесом. Август взглянул на него и усмехнулся. Так как Заклика был шляхтичем, его допустили к государевой руке. Разговаривать с ним пришлось по латыни; ни по-немецки, ни по-французски он тогда ни слова не знал. К счастью, слова не понадобились. Перед королем стояли два одинаковых серебряных кубка. Август взял один своей мощной ладонью, сжал, смял, будто лист бумаги, и расплющил. На дне было вино, оно брызнуло вверх. Насмешливо улыбаясь, король пододвинул второй кубок Заклике и сказал:
   -- Попробуй, если согнешь, твой будет.
   Заклика робко подошел к королевскому столу, потянулся за кубком, обхватил рукой твердый металл, поколебался с минуту... Но вот кровь юноши взыграла, и кубок расплющился. На лице короля изобразилось недоумение, а потом и недовольство, когда он взглянул на епископа. Тут все, кто опомнился, принялись уверять Августа, что кубок-де был тоньше, а может, и надломленный.
   Король стал подковы ломать, как бублики; велели попробовать и Заклике. Раймунд гнул их легко, без всякого усилия. Август взял талер, сжал его обеими руками и тоже сломал. Дали и Заклике, пожалуй, еще потолще, испанский. Раймунд задумался на мгновение, но уже вошел в азарт, а это сил придавало, он и талер согнул.
   Король сделался мрачнее тучи, а вслед за ним и весь двор помрачнел от столь нелепого исхода состязания. Август велел наградить Заклику, подарил ему оба кубка, а потом, подумав немного, сказал, чтобы его оставили при дворе. Юноше нашли какое-то местечко, а на следующий день гофмейстер шепнул Заклике на ухо, чтобы он не смел нигде показывать свою силу или бахвалиться ею, не то ему несдобровать.
   Так вот застрял горемыка при дворе, положили ему несколько сот талеров содержания, дали роскошную придворную одежду, дела у него не было никакого, свободы много, только вот если король куда отправлялся, то юноша непременно должен был следовать за ним, Заклика был смирный и покладистый, потому жилось ему неплохо. Король, правда, никогда словом с ним не обмолвился, но помнил о нем, спрашивал и наказывал, чтобы он ни в чем не нуждался. Времени свободного у Заклики было вдоволь, а так как он беспрестанно слышал немецкую и французскую речь, то и принялся оба языка усердно изучать и через два года уже бойко на них тараторил. Но от безделья и оттого, что не любил общаться с "немчурой" (так презрительно он их называл), salva reverentia {Сохраняя уважение (лат.).} лишь к его величеству королю, Раймунд исходил вдоль и поперек все деревушки и леса вокруг Дрездена. Человек от природы любознательный, он взбирался на горы на другом берегу Эльбы, да такие обрывистые, что, глянешь с них, и... abyssus vocat. {Пропасть влечет (лат.).} Но с ним никогда ничего не случалось.
   Во время одной из таких прогулок попал Раймунд Заклика в Лаубегаст и расположился, на свою беду, отдохнуть в тени под липой. Тут как раз вышла погулять графиня Анна Гойм. Увидев ее, юноша обомлел от восторга, дух у него захватило. Он протер глаза, думая, что видит все это во сне, что такого вообще на свете быть не может. Просидел бедняга, не сходя с места, допоздна и все глядел и глядел, и наглядеться не мог. Казалось ему, что так он насытится вволю, но чем дольше смотрел, тем больше хотелось ее видеть. В душу закралась тоска или безумие, он голову потерял и стал бегать в Лаубегаст как одержимый.
   А так как никому он своей тайны не открыл, то никто и не подсказал ему, что от такой болезни есть одно только средство: не бросаться в огонь, а бежать от него. Юноша так влюбился, что с лица спал и совсем одурел.
   Женщины, служившие у Анны Гойм, выследили его и, догадавшись, в чем дело, смеясь, рассказали хозяйке. Та тоже посмеялась вместе с ними и даже, стараясь быть незамеченной, пошла взглянуть на Раймунда. Ей, быть может, стало жаль юношу, она велела позвать его к себе, пожурила строго за то, что он здесь околачивается, и сказала, чтобы ноги его больше в Лаубегасте не было.
   Разговор у них был с глазу на глаз, а одурь придала, видно, Заклике храбрости, он ответил, что смотреть ведь не грех, а больше ему ничего не надобно, и добавил, что, если в него даже каменьями будут кидать, он все равно ходить сюда не перестанет, потому что тоска грызет его нестерпимо.
   Анна Гойм затопала в гневе ногами, грозилась, что пожалуется мужу, но Раймунд не испугался. Анна несколько недель потом не показывалась там, где он мог ее встретить. Гуляла вдоль Эльбы, пока однажды не заметила, что Заклика, чтоб увидеть ее, по шею в воду зашел, хотя вода была холодная. Анна страшно разгневалась и стала звать людей. Но Раймунд нырнул и исчез. Он едва не утонул тогда, его схватила судорога, да и мокрая одежда тянула ко дну, но все же спасся. С тех пор он как будто исчез с глаз, да не тут-то было. Просто нашел другую засаду и, глядя оттуда, вбирал в себя отраву этой красоты. Знала ли об этом ее сиятельство графиня, неизвестно, разговоров о Заклике больше не было. А так как при дворе о Раймунде мало беспокоились, и король был бы даже рад, если бы он где-нибудь ненароком шею себе свернул, то никто о нем и ведать не ведал. Он же делал, что хотел, и бродил, где хотел.
   Один только раз призвали Заклику ко двору -- король в приступе сильного гнева одним махом отсек голову здоровенной лошади. И захотелось Августу доказать, что этого даже силач Заклика сделать не сможет. Привели старую костлявую драгунскую лошадь, Заклике шепнули, что коль дорога ему королевская милость, то пусть к лошади не прикасается или хотя бы удар ослабит. Но ему было все равно, а уж раз о силе речь зашла, да кровь у него, как говорится, закипела -- разве его остановишь? В присутствии короля, важных сановников и множества зрителей Заклика выбрал клинок поострее и, как бритвой, отхватил лошади голову. Говорили, что у него потом с неделю плечо болело, но ничего, прошло. Король не вымолвил ни слова, только плечами пожал, а конфуз залили вином. На Заклику никто и взглянуть не пожелал, а те из придворных, кто был с ним на дружеской ноге, посоветовали ему убраться поскорей отсюда подобру-поздорову, не то при малейшем удобном случае не миновать ему заточения в Кенигштейн.
   Раймунд пожал плечами, ничуть не испугавшись. Но король на этом не успокоился. Он хотел испытать еще, сколько Заклика сможет вина выпить, но тот пил только чистую воду да изредка кружку пива или рюмочку вина -- больше он не мог. Тщетно Август приказывал: пей да пей. Раймунду насильно влили в рот кубок венгерского, от которого он как свалился, так целую неделю в горячке пролежал, и чуть было не отправился на тот свет. Но пришел в себя, и даже как будто силы у него прибавилось.
   И снова стал Заклика ходить в Лаубегаст, бездумно высматривая там Анну. Любовь словно переродила его, он стал гораздо серьезней, взялся за науку, даже внешне изменился к лучшему.
   Графиня Гойм, ничего не таившая ни от мужа, ни от его сестры, о Заклике не обмолвилась ни словом, она, казалось, забыла о нем.
   В Лаубегасте день кончался рано, с сумерками запирали ворота и двери на замки и засовы, как повсюду в то время; собак спускали с цепей, слуги ложились спать с петухами, а хозяйка, если и засиживалась подольше в тоскливые вечера за книгой, то никто о том не ведал.
   В ту ночь, когда в замке предавались разгулу, бушевал осенний ветер, а в Лаубегасте он с такой свирепостью выворачивал деревья и пригибал к земле липы, что о сне не могло быть и речи.
   Прелестная Анна читала, лежа в постели, Библию, это было ее излюбленное чтение, особенно Апокалипсис и послания св. Павла. Потом она долго размышляла над ними и даже плакала.
   Было далеко за полночь, и вторая свеча догорала в ее комнате, когда возле дома послышался топот, потом кто-то стал ломиться в железные ворота, и собаки так отчаянно залаяли; что даже бесстрашная хозяйка не на шутку встревожилась. Набеги на поместья, особенно близ столицы, стали редкостью в те времена, но все ж бывали. Беглые рекруты, случалось, скрывались, бродяжничая, в горах, -- они-то и чинили беззакония, хотя потом им приходилось расплачиваться за это головой, ежели на них устраивали облавы.
   Анна стала звонить, подняла всех на ноги. В ворота колотили все сильней, собаки лаяли все громче. Вооруженные люди вышли во двор и тут-то увидели, что стучит и кричит королевский гонец. У ворот стояла запряженная шестериком карета с лакеями и слугами. Собак посадили на цепи, ворота отворили, гонец передал письмо.
   Когда Анне принесли среди ночи письмо, она сразу решила, что случилось что-то недоброе. Она побледнела, но, узнав руку мужа, хотя и нетвердую, успокоилась немного. Мелькнула мысль об опальном канцлере Бейхлинге, он был в величайшей милости у короля, и вдруг однажды ночью его отправили в Кенигштейн, лишив всего имущества. Сам Гойм неоднократно признавался Анне с глазу на глаз, что он королю не верит, и до тех пор не будет чувствовать себя в безопасности, пока не покинет Саксонию и не вывезет свое имущество за границу.
   Ни для кого не было тайной, что чем король ласковей, тем больше надо его опасаться. Ему доставляло наслаждение сначала усыпить бдительность своей жертвы, а потом низвергнуть ее с высоты. И Анна забеспокоилась, не постигла ли ее мужа участь канцлера; введя акцизный сбор, Гойм настроил против себя всю страну, к тому же недоброжелатели вовсю травили его.
   Каково же было удивление Анны, когда она узнала почерк мужа, хотя и нетвердый, торопливый. Он повелевал ей тотчас прибыть к нему в присланной за ней карете. Нельзя же было не подчиниться мужу на виду у людей, да и любопытство ее разгорелось. Анна приказала слугам быстро готовиться в дорогу. Не прошло и часу, как она уже сидела в карете, и ворота мирного лаубегастского дома затворились за ней навсегда.
   Странные мысли нахлынули на нее в пути. Анну охватил страх и какая-то грусть, даже плакать захотелось. Она не знала, что грозит ей и грозит ли ей что-нибудь вообще, но на сердце было тревожно. О возвращении короля после долгого его отсутствия знали все. Вместе с королевским двором в Дрезден возвращались интриги, козни, борьба за благорасположение и влияние, борьба, для которой все средства были хороши. Дела там творились на первый взгляд пустячные и безобидные, а на самом деле трагические. В то время как жертвы со стоном низвергались в ямы и темные подземелья, победители под бальную музыку праздновали свое торжество. Не раз Анна смотрела издали на синюю гору Кенигштейн, на замок, полный тайн и жертв.
   Ночь была темная, но дорогу освещали люди, ехавшие с факелами впереди; лошади мчались во весь опор. Не успели оглянуться, как карета остановилась на мостовой перед домом на Пирнайской улице. Слуги, не дождавшись министра, заснули крепким сном, и их с трудом удалось добудиться. В доме, где Гойм занимал второй этаж, у Анны не было своих комнат. Были там комнаты для приема посетителей и спальня министра, внушавшая Анне отвращение. И, наконец, канцелярия и помещения, заваленные бумагами. Кабинет министра прилегал к большому залу, богато обставленному, но понурому и унылому.
   Не застав мужа дома, графиня удивилась еще больше, но слуги объяснили ей, что сегодня ночью у короля пиршество, а пиршества эти длятся всю ночь напролет, а то и дольше -- несколько дней и ночей. Ничего не поделаешь, надо было найти какой-нибудь укромный уголок в этом чужом, незнакомом доме мужа, чтобы прилечь и отдохнуть. Графиня выбрала кабинет рядом с канцелярией министра, в стороне от остальных комнат, велела приготовить себе там походную постель и, запершись со служанкой на засов, попыталась заснуть. Но сон не смыкал усталых век, она тревожно дремала, просыпалась и вскакивала при малейшем шорохе.
   Уже совсем рассвело, когда, впав в недолгий глубокий сон, Анна очнулась, услышав, что двери в кабинете Гойма отворились, и кто-то вошел. Полагая, что это муж, она вскочила и стала с помощью служанки торопливо одеваться. Туалет был утренний, небрежный, но он придавал ей еще больше прелести. Усталость, лихорадочное волнение оттеняли царственный блеск ее дивной красоты. Анна с нетерпением отперла дверь в канцелярию министра и остановилась на пороге.
   Перед ней стоял незнакомый человек, весь облик и лицо которого произвели на нее странное впечатление. Это был пожилой мужчина в черном длинном одеянии протестантского священника, с лоснящейся лысой головой, вокруг которой редкие седые встрепанные волосы образовали как бы нимб. Пожелтевшая кожа так обтягивала лоб, что на нем отчетливо проступали жилы. Глубоко запавшие серые глаза, горькая усмешка на губах, невозмутимое презрение к миру во взгляде и при всем том какая-то умиротворенность и сосредоточенность придавали этому некрасивому в общем и незначительному лицу выражение столь удивительное, что от него нельзя было оторвать глаз.
   Анна смотрела на него, но и он, пораженный, казалось, ее дивной красотой, стоял неподвижно, устремив на нее полный преклонения взор. Он стоял изумленный, и губы у него дрожали, потом поднял руку, словно благословляя и отталкивая одновременно.
   Два эти человека, совсем незнакомые, с минуту изучали друг друга, священник медленно отступал к двери. Анна искала глазами мужа. Она хотела было уже вернуться в комнату, но тут священнослужитель, взглянув на нее с состраданием, спросил:
   -- Кто ты?
   

3

   -- Скорее я должна спросить, кто вы такой и как попали в мой дом?
   -- В ваш дом? -- повторил изумленный священник. -- Как? Вы, значит, жена министра?
   Анна надменно кивнула головой. Священнослужитель досмотрел на нее с неимоверной жалостью, он смотрел долго, и в глазах его под сморщенными веками блеснули слезинки: в горьком отчаянии сжал он руки.
   Анна с любопытством наблюдала за ним. Неприметный, поблекший, усталый, сломленный жизнью, он, казалось, оживал, преображался под наплывом каких-то чувств, становился значительным и величественным. Гордая женщина почувствовала себя рядом с ним робкой, покорной, как дитя. Вдруг старец пришел в себя, огляделся встревожено и подошел к Анне поближе.
   -- Зачем ты, кого всевышний создал во славу свою, яко кладезь добродетели, ты, излучающая сияние, ангелоподобная. не стряхнешь с ног своих оскверненных прикосновением блудного Вавилона и не убежишь, разодрав одежды свои белые, из этого обиталища порока и разврата? -- промолвил он с внезапным состраданием. -- Зачем ты здесь? Кто ввергнул тебя в огонь? Кто этот негодный, швырнувший в гнусный мир чудесное дитя божье? Почему ты не убегаешь? Почему стоишь, безмятежная и, быть может, не подозревающая об опасности? Давно ли ты здесь?
   Анна в первую минуту остолбенела, но голос старца так потряс ее, что она, возможно, впервые в жизни почувствовала себя покоренной и оробевшей. Ее возмущал его тон, но сердиться на него она не могла. Она хотела ему ответить, но он не дал ей.
   -- Знаешь ли ты, где находишься, -- продолжал он, -- знаешь ли ты, что земля, на которой ты стоишь, колеблется под твоими ногами? Что стены эти разверзаются по первому приказанию и люди, ставшие помехой, исчезают бесследно; что жизнь человека здесь ни во что не ставят и готовы пожертвовать ею ради крупицы наслаждения?
   -- Что за страшные картины рисуете вы, отец мой, -- вымолвила, наконец, Анна Гойм. -- И почему хотите запугать меня?
   -- Ибо по невинному лицу твоему и по глазам, дитя мое, -- отозвался священник, -- я вижу, что ты простодушна и неопытна и не подозреваешь о том, что творится вокруг. Ты, верно, недавно здесь?
   -- Несколько часов, -- ответила, улыбнувшись, Анна Гойм.
   -- И, конечно, не здесь, -- старик горько усмехнулся, -- провела ты детство и молодость свою?
   -- Детство я провела в Гольштинии. Вот уже несколько лет, как я замужем за Гоймом, но он держит меня в деревне, взаперти. И Дрезден я видела лишь издали.
   -- И ничего, верно, не слышала о нем, -- добавил старик, содрогнувшись. -- Все, что говоришь ты, я прочитал на челе твоем и в глазах твоих, -- промолвил он грустно. -- Бог позволяет мне иногда проникать в душу человеческую. Безмерная жалость овладела мной, как только я увидел тебя, прелестная графиня. Мне казалось, что я смотрю на белую лилию, расцветшую в глухом углу, которую стадо разъяренных животных хочет растоптать. Тебе бы цвести там, где ты выросла, и благоухать в пустыне во имя бога.
   Старец задумался. Анна, взволнованная, подошла поближе. Видно было, что она растревожена до глубины души.
   -- Отец мой, -- спросила она, -- кто ты?
   Старец, казалось, не слышал, так глубоко он задумался. Анна повторила свой вопрос.
   -- Кто я? -- молвил он. -- Кто я? Жалкое существо, грешное и презренное, которому никто не внемлет, над которым все глумятся. Я глас вопиющего в пустыне, я тот, кто предрекает разруху, гибель, дни покаяния и бедствий. Кто я? Послушное орудие в руках божьих, доносящее порой до людей могучий голос всевышнего, но люди не слушают моих пророчеств, а то и насмехаются надо мною. Я тот, черное одеяние которого забрасывают грязью уличные мальчишки, я нищий среди богачей, но честен и чист перед богом, оставаясь невозмутимым среди безумств, с молитвой на устах среди разврата.
   Последние слова старец проговорил угасшим голосом и умолк, опустив голову.
   -- Странная примета, -- отозвалась Анна, не отходя от старца, -- после нескольких лет спокойной жизни в деревне, куда до меня едва долетал шум столицы, я внезапно приезжаю в город по вызову мужа, и вот на пороге вы -- предостерегающий и указующий. Не перст ли это божий?
   Анна содрогнулась, И по телу ее пробежала дрожь.
   -- Впрямь странно! -- повторила она.
   -- Это промысел божий, -- молвил старец, -- беда тем, кто не внемлет милосердному божьему предостережению. Ты хочешь знать, кто я? Никто, бедный проповедник в храме божьем; говорят, что согрешил я на амвоне и теперь месть земных властителей преследует меня. Зовут меня Шрамм. Граф Гойм знавал меня еще в детстве, я пришел просить его защиты, ибо все угрожают мне. Вот почему я здесь сегодня. Но что привело вас сюда? Кто разрешил вам приехать?
   -- Собственный муж, -- ответила Анна.
   -- Скажи ему, пусть отправит тебя назад, -- зашептал, тревожно оглядываясь, Шрамм. -- Я видел прелестниц этого двора, их здесь толпе на улицах показывают, как кукол, ты их красивей стократ. Горе тебе, если ты останешься здесь, опутают тебя сетями интриг, обовьют ядовитой паутиной, усыпят и опоят, вскружат голову сладкими напевами, убаюкают сердце медоточивыми речами, заставят глаза привыкнуть к бесстыдству, приучат к пороку, и настанет день, когда ты, оглушенная, изнеможенная, низвергнешься в бездну.
   Анна Гойм нахмурила брови.
   -- Нет, -- воскликнула она, -- не так уж я слаба, как вы думаете, и не так уж несведуща в придворных интригах, да и удовольствий не слишком-то жажду. Нет, свет не прельщает меня, я выше этого.
   -- Но ты лишь очами души своей его видела, лишь чутьем угадала, -- возразил Шрамм, -- не доверяй себе, беги из этого ада. Изваяния королей превратились здесь в уголь, вымазаны сажей, уходи отсюда, мне жаль тебя и чистую, невинную душу твою.
   Шрамм замахал руками, словно хотел скорей прогнать ее отсюда, но Анна стояла все такая же невозмутимая, и на ее устах блуждала насмешливая и вместе с тем жалостная улыбка.
   -- Куда мне бежать? -- отозвалась она. -- Судьба моя связана с судьбой этого человека, разорвать узы не в моей власти. Я верю в предопределение -- что суждено, того не миновать, но им не удастся усыпить меня, опьянить и подчинить. Нет, не они, а я буду властвовать над ними.
   Шрамм взглянул с беспокойством на Анну: она стояла гордая, сильная, величественная, с насмешливой улыбкой на губах.
   Тут отворилась дверь, и граф Адольф Магнус Гойм, сконфуженный, еле передвигая ноги, появился, шатаясь, на пороге. Если вчера за столом среди блестящего общества вид у графа был неприглядный, то сейчас, при дневном свете, после изнурительной ночи, он выглядел еще ужасней. Гойм был высокого роста, широкоплечий, сильный и нескладный. Выражение его лица -- заурядного, без тени благородства, то и дело судорожно менялось. Серые глаза то гасли под веками, то вдруг вспыхивали, рот кривился в улыбке, лоб то морщился, то прояснялся, казалось, будто кто-то сидит в нем и властно дергает веревочки, меняя весь его облик. При виде жены Гоймом овладели самые противоречивые чувства. Он улыбнулся ей, но тут же чуть не взорвался гневом, нахмурился, но поборол себя и, поколебавшись немного, вошел в кабинет. Заметив Шрамма, Гойм сердито насупил брови и позеленел от злости.
   -- Ах ты, безумец, фанатик, комедиант несчастный, -- закричал он, даже не поздоровавшись с женой, -- опять накуролесил, опять пришел ко мне, чтобы я тебя из ямы вытащил? Не так ли? Я все знаю; уберешься отсюда, от прихода подальше, в деревню, в пустыню...к простачкам...в горы.
   Гойм сделал жест рукой.
   -- И не жди, что я за тебя заступлюсь, -- продолжал он, распаляясь, -- еще бога благодари, если два драгуна выпроводят тебя в дыру какую-нибудь, могло быть и похуже. Ты что думаешь? -- горячился министр, подойдя к Шрамму так близко, будто хотел схватить его за шиворот, -- ты что думаешь, будто здесь, при дворе, все дозволено? Да разве можно это твое слово божье в неподслащенном виде преподносить тем, кто к сладким речам привык? Вдохновенного апостола из себя разыгрывать, обращающего язычников на путь истинный? Сотни раз твердил тебе, Шрамм, я помочь тебе не в силах, ты сам себя губишь.
   Шрамм, ничуть не смутившись, спокойно стоял, глядя министру прямо в глаза.
   -- Но я служитель бога, -- промолвил он, -- я дал обет нести правду божью в мир, и если нужно сделаться мучеником во имя ее, то да будет так.
   -- Мучеником! -- рассмеялся Гойм. -- Много чести! Тебе дадут пинка и, оплевав, выгонят из города.
   -- И уйду, -- ответил Шрамм, -- но, пока я здесь, уст моих никому не закрыть.
   -- Ну и будешь проповедовать глухим, -- язвительно добавил, пожимая плечами, министр. -- Впрочем, довольно; делай что хочешь, помочь тебе я не могу, да и не хочу, мне бы сейчас впору себя отстоять. Я тебя предупреждал, Шрамм, надо уметь молчать, уметь подольститься, иначе тебя затопчут в грязь. Такое уж время настало, ничего не поделаешь: Содом и Гоморра. Прощай, у меня нет больше времени.
   Шрамм молча поклонился, взглянул с сожалением на жену Гойма, с немым изумлением на него самого и направился к двери.
   -- Ладно, жаль мне тебя, -- проворчал Гойм, -- ступай, я сделаю что могу, но смотри, заройся в Библию и держи язык за зубами, в последний раз тебе это советую.
   Шрамм, уже не слушая его, вышел. Супруги остались одни. Гойм так и не поздоровался с женой, они давно уже были не в ладах. Не зная, очевидно, с чего начать, он стоял растерянный, злой и теребил концы своего парика.
   -- Граф, зачем вы так внезапно велели мне приехать сюда? -- надменно, с укором спросила Анна.
   -- Зачем? -- вскричал, подняв глаза к ней, Гойм и забегал взад и вперед по кабинету как безумный. -- Зачем? Потому что я сошел с ума, потому что эти негодяи напоили меня, и я не знал, что делаю, потому что я идиот, несчастный и сумасшедший, да! Сумасшедший! -- повторил он.
   -- Значит, я могу ехать обратно? -- спросила Анна.
   -- Из ада назад не возвращаются, -- захохотал Гойм, -- а ты, сударыня, по моей милости в ад попала: ведь здесь сущий ад!
   Он разорвал на груди душивший его жилет и грохнулся на стул.
   -- И впрямь рехнуться можно, но с королем воевать не станешь.
   -- Король? Причем тут король?
   -- Король! Фюрстенберг! Все! Все! Даже Вицтум и, кто знает, может, даже сестра моя родная, все сговорились против меня. Проведали, что ты, сударыня, красавица, а я дурень, и велели мне показать жену.
   -- Кто же им рассказал обо мне? -- спросила, все еще сохраняя спокойствие, Анна.
   Не в силах признаться, что сам он во всем виноват и теперь его ждет расплата, министр заскрежетал, зубами, затопал ногами и вскочил со стула. Но вдруг раздражение его как рукой сняло, он побледнел, стал холодным, язвительным.
   -- Довольно, -- заговорил он, понижая голос, -- обсудим все хладнокровно. Чему быть, того не миновать. Я вызвал вас потому, что меня заставили это сделать, король так захотел, а Юпитер, как известно, поражает тех, кто дерзнет его ослушаться. Удовольствия для короля -- превыше всего, королевскими стопами попирает он чужие сокровища и бросает их в навозную кучу, и тут, как от смерти, нет спасенья. -- Гойм понизил голос и умолк, словно ожидая возражений. -- Я побился об заклад с графом Фюрстенбергом, что ты, жена моя, красивей всех здешних красавиц, которые пользуются влиянием при дворе. Ну не дурень ли я? Скажи мне это в глаза, разрешаю. Пресветлейший государь сам вызвался быть нашим судьей. Я выиграю тысячу дукатов.
   Анна сдвинула брови, отпрянула от Гойма, с величайшим презрением глядя на него.
   -- Какое вы ничтожество, граф, -- вскрикнула она в гневе. -- Как? Вы держали меня, словно невольницу, взаперти, отказывая даже в воздухе и свете, а теперь выводите, как комедиантку, на сцену, чтобы я выиграла вам пари блеском глаз и улыбками. Какая беспримерная подлость!
   -- Не щади меня, не скупись на выражения, говори, что хочешь, -- промолвил с горестью Гойм, -- я стою этого, заслужил. Самой тяжкой кары мало, чтобы наказать меня. Я обладал чудеснейшим в мире созданием, оно цвело и улыбалось только для меня, я был горд и счастлив, но дьявол попутал меня, потопил мой разум в вине.
   Гойм заломил руки. Анна молча смотрела на него.
   -- Я еду домой, -- заявила она, -- здесь я не останусь, мне было бы стыдно самой себя. Лошадей, карету!
   Она бросилась к дверям. Гойм стоял, горько усмехаясь.
   -- Лошадей! Карету! -- повторил он. -- Ты не понимаешь, верно, где находишься, в каком окружении. Ты -- невольница и не можешь ни шагу ступить отсюда, вероятно, даже у дверей дома стоит сейчас стража. Вздумаешь бежать, драгуны схватят тебя и вернут силой; никто не осмелится отвезти тебя обратно, никто не дерзнет прийти тебе на помощь. Ты и понятия не имеешь, куда попала.
   Графиня заломила в отчаянии руки, Гойм смотрел на нее с каким-то смешанным чувством; ревность была в его взгляде и жалость, боль, издевка и беспокойство.
   -- Выслушайте меня, -- сказал он, слегка коснувшись ее руки, -- быть может, все еще не так страшно. Будем хладнокровны и рассудительны. Гибнут те, кто хочет погибнуть. Вы же, если захотите, можете казаться не столь красивой, можете сделаться неприятной, суровой, отталкивающей, можете, чтобы спасти себя и меня, даже стать отвратительной.
   Гойм понизил голос.
   -- А знаешь ли ты, сударыня, нашего всемилостивейшего повелителя короля Августа? -- спросил он со странной усмешкой. -- Это самый благородный, самый щедрый государь, он сорит золотом, которое я, акцизный, выжимаю из заплесневелого хлеба бедняков. Нет ему равного по великодушию и по тому, как неутомимо жаждет он дорогих и диковинных развлечений. Ему ничего не стоит сломать подкову и сломать женщину, а потом швырнуть их оземь; ничего не стоит сегодня заключить в Кенигштейн канцлеров, которых только вчера он обнимал. Добрый и милостивый государь, он улыбается тебе до последней минуты, чтобы усладить твою участь перед эшафотом. Он человек сердобольный, но не дай бог ему воспротивиться.
   Гойм говорил все тише, тревожно поводя вокруг глазами.
   -- Знаешь ли ты нашего государя? -- О, это очень любопытно, -- продолжал министр шепотом, -- он любит женщин все новых и новых, как тот дракон в сказке, пожиравший девушек, которых перепуганные жители доставляли ему в пещеру. Кто перечтет его жертвы? Ты, может быть, слышала их имена, но, кроме тех, что всем известны, втрое больше давно забытых. У короля странные вкусы и наклонности, день-другой он влюблен в шелка и атлас, но, когда они приедаются ему, он не прочь поохотиться и за лохмотьями. Люди знают трех побочных королев, я могу насчитать их двадцать. Кенигсмарк еще красива, Шпигель вовсе не стара, а княгиня Тешен пока в милости, но все они надоели ему. Он ищет, кем бы еще поживиться! Хороший государь! Милосердный государь, -- продолжал Гойм, смеясь, -- ведь надо же ему поразвлечься, для того он и на свет родился, чтобы все было к его услугам; красив, как Аполлон, силен, как Геркулес, сладострастен, как Сатир, и грозен, как Юпитер.
   -- Зачем ты мне все это рассказываешь? -- возмутилась Анна. -- Неужели ты считаешь, что я так низко пала, что по первому кивку государя могу сойти со стези добродетели? Плохо же ты меня знаешь! Это оскорбление!
   Гойм посмотрел на нее с состраданием.
   -- Я знаю мою Анну, -- возразил он с усмешкой, -- но я знаю двор, знаю монарха и знаю силу его соблазна. Если бы ты любила меня, я был бы спокойней.
   -- Я дала клятву в верности, этого достаточно, -- гордо произнесла женщина, -- ты не завоевал моего сердца, но у тебя есть мое слово, а слово крепче, чем сердце, ибо сердцу своему я не хозяйка, а слову -- королева. Такие, как я, не нарушают клятвы.
   -- Нарушают, соблазнившись блеском короны, -- сказал Гойм, -- княгиня Тешен знатная и гордая дама.
   Анна презрительно повела плечами.
   -- Я могу быть женой, но никогда не буду любовницей, -- воскликнула она. -- Позором я себя не покрою.
   -- Позор жжет лишь мгновение, -- сказал Гойм, -- а потом рана затягивается и не болит, только клеймо остается навеки.
   -- Ты мне противен, -- прервала его в раздражении Анна. -- Сам сюда вызвал, а теперь пугаешь.
   Волнение мешало ей говорить. Гойм со смиренным видом подошел к ней.
   -- Прости меня, -- сказал он, -- я потерял голову, не знаю, что делаю и что говорю, может, домыслы мои и опасения нелепы. Завтра во дворце бал. Король приказал, чтобы ты непременно была там, тебя представят королеве. Мне кажется, -- продолжал он тихо, опустив глаза, -- ты при желании все можешь, даже не быть красивой. Я охотно проиграю пари. Тебе не трудно притвориться жалкой, неуклюжей. Для короля очень много значит изящество, остроумие, живость, что тебе стоит показать себя несообразительной, неловкой, косноязычной, рассеянной, тупой? Черты лица -- это еще не все. В Дрездене много красивых кухарок. Август тонкий ценитель, требовательный. Ты понимаешь меня, сударыня?
   Анна отвернулась от него с глубоким презрением.
   -- Ах, вот как, вы приказываете мне разыграть комедию, чтобы спасти вашу честь, которую вы поставили на карту за тысячу дукатов! -- воскликнула Анна, иронически улыбаясь. -- Но я терпеть не могу криводушия. Вашей чести ничего не угрожает. Анна Констанция Брокдорф не из тех женщин, что могут польститься на королевское благоволение и дать себя унизить за горсть бриллиантов. Вам нечего бояться, можете быть спокойны. Мне жаль вас! На этом балу меня не будет.
   Гойм стоял оцепенелый, бледный.
   -- Вы должны быть на балу, -- выдавил он, -- это не пустые страхи, дело идет о моей жизни и карьере, о всей моей будущности. Король приказал...
   -- А я не хочу! -- возразила Анна.
   -- Ослушаться короля?
   -- А почему бы и нет, он властен над всем, чем угодно, но не над домом и семьей, здесь бог -- господин. Что сделает мне король?
   -- О, тебе ничего, -- сказал с волнением министр, -- он слишком любезен с красивыми женщинами, но я отправлюсь в Кенигштейн, наше состояние конфискуют, растащат фавориты. Разорение, смерть!
   Гойм закрыл руками лицо.
   -- Вы не знаете короля, -- зашептал он еле слышно, -- он улыбается и сияет, как Аполлон, но беспощаден, как Зевс. И никогда не простит того, кто посмел усомниться в его всемогуществе. Или ты будешь на этом балу, или я погиб.
   -- Вы полагаете, граф Гойм, -- возразила Анна, -- что угрожающая вам гибель так уж тревожит меня?
   Она пожала плечами и снова отошла к окну.
   Гойм, бледный, последовал за ней.
   -- Ради бога, заклинаю вас, не противьтесь воле короля!
   Тут громко постучали, на пороге появился слуга. Министр нахмурил брови, приняв строгий вид.
   -- Графиня Рейс и графиня Вицтум!
   Гойм, разгневанный, поспешил к двери. Он хотел отказать им через слугу, но тут же за его спиной увидел красивое, жизнерадостное, аристократическое лицо графини, а за ней сверлящие глаза сестры. Увы, визит этих двух дам означал, что в городе известно о вчерашнем происшествии и о приезде Анны, и что совершенная им, Гоймом, ошибка, которой он не мог себе простить, уже сделала его всеобщим посмешищем. В ином случае графине Рейс не пришло бы в голову посетить холостяцкий дом министра.
   Гойм в сильном замешательстве знаком отослал слугу, и величественная фигура графини в черном платье, отделанном кружевами, предстала перед ним на пороге. Графиня Рейс, белолицая, свежая, румяная, с несколько пышными, но весьма привлекательными формами, с очаровательной улыбкой на розовых губах, никак не могла внушать страха, но бледный Гойм, увидев ее, побледнел еще больше: он растерялся, словно в предчувствии беды.
   Сестра его, графиня Вицтум, сразу приметила замешательство брата, но виду не подала. На лицах обеих женщин как ни в чем не бывало засияли приветливые улыбки.
   -- Гойм, я должна бы рассердиться на тебя, -- начала приятным, мелодичным голосом графиня Рейс, -- возможно ли это? Жена твоя приезжает в столицу, а я узнаю об этом случайно от Гюльхен.
   -- Как! -- воскликнул министр, с трудом скрывая досаду, -- И Гюльхен уже знает об этом?
   -- Еще бы, -- сказала, входя в комнату, Рейс, -- и она, и весь город знает, все только о том и говорят, что ты, наконец, поумнел, и твоя бедная жена не будет больше увядать взаперти.
   Графиня подошла к Анне, разглядывая ее, как барышник породистую лошадь на рынке.
   -- Как ты себя чувствуешь, дорогая графиня? -- спросила гостья, протягивая обе руки. -- Я так рада, что могу приветствовать тебя там, где тебе быть надлежит. Я первая пришла к тебе, но поверь, не пустое любопытство привело меня, а желание быть полезной. Завтра тебе надо быть на балу у королевы, прелестная наша отшельница, а ты только что приехала, не знаешь Дрездена, уж разреши нам позаботиться о тебе. Бедная наша вспугнутая пташка!
   Во время этой речи та, кого графиня назвала вспугнутой пташкой, стояла, гордо выпрямившись и ничуть не волнуясь, с сознанием своей силы, будто властвовала здесь давно.
   -- Благодарю вас, графиня, -- ответила Анна спокойно, -- да, муж сказал мне, что я должна быть на балу. Но разве это так необходимо? Разве я не имею права сказаться больной, хотя бы от потрясения, что на мою долю выпало такое необыкновенное счастье.
   -- Я бы не советовала прибегать к такой отговорке, -- возразила графиня Рейс. -- Никто, взглянув на вас, не поверит вашей болезни, вы выглядите, как Юнона, пышущая здоровьем и силой, никто не поверит, что вы оробели, ибо вы не из пугливых.
   Гойм, подав графине руку, повел ее в мрачный аудиенц-зал. Золовка, пользуясь тем, что брат прошел немного впереди, взяла Анну под руку и зашептала ей на ухо:
   -- Милая Анна, не беспокойся и не упрекай себя. Ты вырвешься, наконец, из неволи, увидишь двор, короля, блеск, великолепие, равного которому нет во всей Европе. Я всегда за тебя страдала и теперь рада, что могу первая приветствовать тебя. Не сомневаюсь, тебя ждет самая счастливая участь.
   -- Я так привыкла к уединению и покою, -- тихо произнесла Анна, -- что мне ничего другого не надо.
   -- Мой брат, -- добавила Вицтум, -- лопнет от ревности!
   И она захохотала.
   Три дамы в сопровождении обескураженного министра стояли посередине зала, когда слуга вызвал Гойма. Дверь кабинета затворилась за ним. Графиня Рейс села первая и, склонившись к прелестной хозяйке, зашептала:
   -- Дорогая моя, я счастлива поздравить вас с началом новой жизни. Поверьте, я могу вам пригодиться. Гойм, сам того не желая, проложил вам широкую дорогу. Вы же прелестны, как ангел!
   Анна, помолчав, сказала холодно:
   -- Вы ошибаетесь, если думаете, что я честолюбива, дорогая графиня. Я слишком долго жила в уединении и праздности, много думала о себе и о свете. И теперь хочу одного: поскорей вернуться к моей тихой жизни и к Библии.
   Графиня Рейс засмеялась.
   -- Скоро все изменится, -- промолвила она, подлащиваясь к хозяйке, -- а сейчас надо подумать о вашем завтрашнем туалете. Дорогая Вицтум, давайте устроим генеральный совет, надо решить, как одеть Анну, а то она может пренебречь этим. А тебе ведь надо поддержать честь дома твоего брата.
   -- Анна затмит всех придворных красавиц, как бы она ни оделась, -- возразила графиня Вицтум. -- Тешен не под силу состязаться с ней, она уже поблекла. Мне кажется, чем скромнее будет туалет Анны, тем больше он будет ей к лицу, пусть другие прибегают к румянам, белилам и мушкам. Анне подойдет обычный девичий наряд.
   Разговор о нарядах стал оживленным, женщины перебивали друг друга, горячились, спорили. Анна вначале молчала, лишь с удивлением и даже с некоторой опаской слушала обеих приятельниц, проявлявших, как ей казалось, слишком большую заботу о ней. Но вскоре и она, как всякая женщина, поддалась магнетическому действию подобных разговоров, вставила несколько слов, и болтовня, прерываемая смехом, стала еще жарче и веселей.
   Графиня Рейс внимательно прислушивалась к каждому слову Анны Гойм, поглядывала на нее украдкой с каким-то непонятным беспокойством и забрасывала вопросами, надеясь, по-видимому, услышать в ответах какой-то скрытый смысл. У Анны прошло утреннее напряжение, и она стала, как свойственно ее возрасту, острить, смеяться и сыпать словечками, искрящимися, как бриллианты. Откровенно, с подкупающей прямотой говорила она о себе, о своих ощущениях и предчувствиях. Графиня Рейс подбадривала ее. Удивительная живость ума Анны, сохранившего в покое и тишине свою девственную прелесть, приводила графиню Рейс в такое восхищение, что она несколько раз порывалась кинуться Анне на шею.
   -- Наша прелестная Анна! Несравненная, очаровательная! -- восклицала графиня. -- Завтра вечером весь двор будет у ваших ног. Гойм может заранее приготовить для себя пистолеты. Тешен заболеет и по своему обыкновению упадет в обморок, ведь это ее излюбленный прием.
   Графиня Вицтум засмеялась. Графиня Рейс рассказала, между прочим, Анне, как княгиня Любомирская завоевала сердце короля. Увидев, что король упал с лошади, она потеряла сознание. Август от сильного ушиба тоже лишился чувств. Пробуждение было сладостным. Когда Тешен открыла глаза, король стоял перед ней на коленях.
   -- Увы, -- добавила Рейс, -- упади она сейчас в обморок, король скорее испугается, чем восхитится. Первый пыл угас. На Лейпцигской ярмарке его величество волочился напропалую за французскими актерками. Хуже того, он, говорят, безумно влюбился в княгиню Ангальт-Дессау, но встречен был с суровой холодностью. Король говорил недавно Фюрстенбергу, что сердце его свободно и что он готов принести его в дар какой-нибудь красавице.
   -- Надеюсь, -- сказала несколько задетая Анна, -- что вы не заподозрите меня, дорогая графиня, в том, что я уподоблюсь французским актрисам, раз даже княгини не всегда отказываются от подобной чести. Королевское сердце не такой уж завидный дар, а мое сердце стоит большего, чем объедки после княгини Тешен.
   Лицо графини Рейс покрылось густым румянцем.
   -- Тише, тише, какой вы ребенок, -- сказала она, оглядываясь, -- никто ничего такого не говорит. Просто болтаем о том, о сем, но вы должны быть ко всему готовы. Мы с графиней Вицтум пришлем вам наших купцов и портных, а если вы не захватили своих бриллиантов или у вас их мало, Мейер даст вам под залог, какие вы только захотите, ни у кого при дворе таких не будет, и сохранит это в строгом секрете. Он человек услужливый и учтивый.
   Обе гостьи поднялись и стали обнимать Анну, та молча проводила их до дверей. Гойм больше не появлялся, кабинет был полон акцизных.
   Внизу у подъезда стояла карета графини Рейс, обе дамы сели в нее. Некоторое время они ехали молча, погрузившись в раздумье. Вицтум первая прервала молчание.
   -- Что ты обо всем этом думаешь? -- прошептала она.
   -- Дело решенное, -- тоже шепотом ответила ей Рейс. -- Гойм может с сегодняшнего дня считать себя вдовцом. Анна горда. Она долго будет противиться своему счастью, но короля ничто так не подзадоривает, как упорство, которое надо сломить. Анна прекрасна, как ангел, смела, остроумна, своенравна. Качества эти не только притягивают, но и привязывают. Дорогая моя, надо сдружиться с ней сейчас же, пока она еще не взяла в руки бразды правления, потом будет поздно. Давай помогать друг другу, согласна? Через нее мы будем влиять на короля, на министров, на все. Тешен погибла, что меня бесконечно радует: с этой скучной сентиментальной княгиней я никогда не могла бы сойтись. Впрочем, с нее довольно того, что у нее есть: сын признан, княжество пожаловано, богатство огромное, да и царствовала она слишком долго. Тешен сходит со сцены, король скучает, и именно теперь, когда он так несчастен, надо его развлечь и утешить. Фюрстенбергу с нашей помощью удастся, в конце концов, свергнуть Тешен. Довольно с нас этой чужеземки. Но интригу нужно вести умно, тонко, не спеша, Анну штурмом не возьмешь, слишком она гордая.
   -- Бедный Гойм, -- засмеялась Вицтум, -- если у него хватит ума...
   -- Он только выгадает на этом, старый развратник уже давно не любит Анну, -- прервала ее графиня Рейс, -- хоть ты и сестра его, я могу говорить с тобой откровенно. Впрочем, он сам себе яму вырыл.
   -- Я виню больше Фюрстенберга.
   Рейс окинула графиню Вицтум мимолетным взглядом, и в глазах ее промелькнуло что-то похожее на едкую насмешку; она пожала плечами.
   -- О, есть люди, судьба которых предрешена заранее, -- заметила она с иронией и вдруг чисто по-женски громко рассмеялась. -- А знаешь, -- сказала она, -- на Анне должно быть оранжевое платье и кораллы. Волосы у нее вьющиеся, кожа девственно белая, это будет ей очень к лицу. Ты заметила, сколько огня в ее глазах?
   -- И, увы, сколько гордости! -- добавила Вицтум.
   -- Ничего! Пусть только увидит короля; ручаюсь, если он захочет ей понравиться, -- заметила графиня Рейс, -- она потеряет и голову и гордость.
   

4

   На Пирнайской улице, в те времена одной из красивейших улиц маленького, обнесенного стенами, тесного Дрездена, стоял дворец Бейхлинга, бывшего канцлера, ныне государственного преступника, содержащегося в Кенигштейне. Княгиня Любомирская, в девичестве Бокун, дочь литовского стольника, разведенная с мужем фаворитка короля, ставшая княгиней Тешен после рождения сына -- знаменитого впоследствии кавалера де Сакс, получила в награду, -- очевидно за то, что способствовала низвержению Бейхлинга, чье огромное наследство расхитили придворные, -- его дворец, где и устроила свою роскошную резиденцию. Отдыхала она обычно в дарованных ей поместьях Хойерсверда или в своих имениях в Лужицах, развлекаясь разведением садов во Фридрихштадте, а остальное время жила во дворце на Пирнайской улице. Годы пылкой любви и рыцарского поклонения, когда красавец король не мог дня прожить без дорогой Урсулы, когда прелестная княгиня выезжала верхом на свидание к своему коронованному возлюбленному в светло-зеленой амазонке в сиянии своих двадцати лет -- те счастливые годы, прожитые в Варшаве, проведенные в путешествиях по Германии, на пышных дрезденских и лейпцигских балах, ушли, казалось, безвозвратно.
   Это стало ясно после маскарада в Лейпциге, когда жестокосердная прусская королева Софья Каролина, желая обуздать волокитство Августа, воспылавшего страстью к состоявшей в ее свите княгине Ангальт-Дессау, заставила предстать пред глазами ветреного донжуана сразу всех трех его отставных фавориток: Аврору Кенигсмарк, графиню Эстерле и Гаугвиц, чтобы короля, а вместе с ним и княгиню Тешен-Любомирскую поставить в неловкое положение и устыдить. С тех пор, вопреки пылким заверениям Августа в неизменной привязанности, княгиня Тешен, словно над ней нависло грозное memento mori, {Помни о смерти (лат.).} не могла отделаться от мысли, что она будет, как и все другие, обманута непостоянным, пресыщенным Августинком (Августинок -- так фамильярно называли его королевскую милость, связывая с ним популярную песенку Mein Liber Augustin {Мой милый Августин (нем.).}). Король, несмотря на бесчисленные тайные интрижки, сохранял еще видимость горячей привязанности к княгине Тешен. Урсула имела власть над ним. Ее белые ручки ловко держали его на золотом поводке, но в душе она чувствовала, что каждую минуту может потерять его навсегда.
   Зеркало говорило, что черты ее лица не утратили былого обаяния, осталась еще и свежесть, о сохранении которой Тешен неустанно заботилась, но красота ее и блеск потеряли уже прелесть новизны для короля, который легко пресыщался и непрерывно искал новых развлечений. Он любил беседовать с прекрасной княгиней, ему нравилось ее умение лавировать при дворе, проводя свою политику под личиной женского легкомыслия, ее лукавое лицемерие, страсть к запутанным интригам, из которых она умела извлечь выгоду. Август еще бывал у княгини по нескольку часов в день, но спроси ее сейчас королева, когда она намерена покинуть Дрезден, она не решилась бы, как прежде, дерзко ответить, что с королем она приехала, с ним и уедет. Грусть застилала ее прекрасные, полные слез, голубые глаза, светившиеся притворной кротостью, ибо на самом деле характер у княгини был твердый и решительный. С каждым днем тревога все сильнее овладевала Урсулой, -- вдруг ей прикажут покинуть Дрезден, расстаться навеки с королем.
   Внешне ничто не изменилось, княгине Тешен ни в чем не было отказа, ее чтили еще как повелительницу двора, но в глазах придворных она видела свое близкое крушение, ловила язвительные ухмылки и косые злобные взгляды.
   Было время, когда Урсула любила короля, любила горячо и надеялась, что ради нее он остепенится, и она, возможно, станет когда-нибудь королевой. Иллюзии эти развеялись, как дым. Удел всех фавориток станет и ее уделом. Разочарованная, охладевшая, она, чтобы понравиться королю, еще обретала прежнюю веселость и кокетство, но потом, запершись дома, плакала украдкой, вынашивая заранее мысль об отмщении. Чаще писала она теперь письма примасу Польши Радзеевскому. Король знал, как невыгодно ему восстанавливать против себя племянницу первого сановника Речи Посполитой, и всячески старался уверить княгиню в неизменности своих чувств. Между тем за княгиней усиленно следили. Король, не заслужив еще мести, уже боялся ее.
   Любовь Августа уступила место почтительной вежливости, от нее веяло холодом. Княгиня Тешен при дворе была второй после королевы, но в сердце Августа ей было отведено такое же место, как королеве, -- Август стал равнодушен к ней. Мечты о Колоандеровой {Колоандер - герой популярной в то время, переведенной с итальянского авантюрно-любовной повести. Колоандер, свято хранящий верность Леониде.} любви пронеслись, как весенние тучи, осталась только оскорбленная гордость.
   Когда дочь литовского стольника покидала родную землю, она мечтала о троне; мечты развеялись прахом, остался стыд от того, что расчет ее оказался ложным, и позорное положение женщины без мужа, без дома, получившей в уплату за миг безумия богатые дары, титулы, землю и золото. Миг торжества был кратким, позор -- бесконечным. Разве могла она вернуться в Польшу? Бедная женщина каждую минуту ждала, что она будет покинута и свергнута с высокого, но уже шаткого пьедестала. Когда ей приводили по нескольку раз на дню ее мальчика, признанного сына короля, она, сжав его в объятиях, лила тайком горькие слезы. Княгиня Тешен чувствовала себя несчастной еще до того, как ее постигло несчастье. У ее ребенка была обеспеченная будущность, у нее -- никакой.
   Во дворце на Пирнайской улице ежедневно собирались еще по старой привычке толпы придворных красавиц, любезных кавалеров. Этим последним король не только не возбранял, но даже облегчал доступ во дворец. Кто знает, может, он был бы и рад, если б кто-нибудь из них завоевал сердце, уже начинавшее тяготить его своей утомительной привязанностью. Августа Сильного, не пролившего в жизни ни единой слезинки, раздражала плаксивость княгини, встречавшей его со слезами на глазах, ему хотелось рассеяться, а он слышал бесконечные упреки.
   С виду княгиня была еще в милости, и у нее были, неизвестно насколько искренние, друзья и соглядатаи; поэтому она знала о каждом шаге короля, о каждой его улыбке, слове, она ревниво следила за ним. О ночной попойке, когда у Гойма вырвали признание, что у него красивая жена, заставили побиться об заклад, а потом послали за прекрасной Анной, княгиня Тешен получила самый точный и подробный отчет. Встревоженная, Урсула лихорадочно ходила взад и вперед по комнате, раздумывая, ехать ли ей или не ехать на бал к королеве, принять вызов или не поднимать дерзко брошенной перчатки.
   Не было еще одиннадцати часов, когда княгине доложили, что жена Гойма прибыла. Впрочем, никто ее не знал, не видел, и описать не мог. Все сходились на том, что она, по всей вероятности, красива, знали, что она родилась в тысяча шестьсот восьмидесятом году -- была ровесницей Любомирской, но какого рода ее красота и насколько она опасна, этого никто не знал. По столице ходили самые разнообразные слухи. Безжалостный Киан сказал:
   -- Не все ли равно, какая она, лишь бы на предыдущую не была похожа.
   Княгиня думала так же: не в красоте дело, а в новизне ощущений.
   В тот день утренний прием у княгини был скромнее, чем обычно, все бегали по городу, разнося новости или охотясь за ними. Говорили, что король и на сей раз, как всегда, когда хотел, чтобы празднество было пышным и блестящим, сам тщательно просмотрел программу и с нетерпением ждал, чем кончится спор Гойма с Фюрстенбергом. Говорили также, что Гюльхен и графиня Рейс плетут с большим рвением интриги, стараясь завлечь Анну Гойм в свои сети и заручиться ее расположением. Графиня Вицтум заявила во всеуслышание, что ее невестка затмит всех красотой.
   Урсула посылала в город, выслушивала новости от верных ей людей, впадала в отчаяние, плакала. Уже три раза король пытался порвать с ней, но ей удавалось удержать его. Похоже было, что теперь настала решительная минута... Тешен ломала руки, и вдруг странная мысль пришла ей в голову, она посмотрела на часы. Дом Гойма был неподалеку, она шепнула что-то служанке, накинула густую черную вуаль на покрасневшее от слез лицо, неслышно сбежала по лестнице и бросилась к носилкам. Служанка шепнула словечко на ухо носильщикам, и они направились к дому Гойма, но не по улице, а задами, через сады, по узкой и пустынной тропинке, скрытой в листве зеленых еще деревьев.
   Незримый садовник отворил калитку сада Гойма перед соскочившей с носилок княгиней, и она, оглядевшись, побежала прямо наверх к особняку. В прихожей ее ждал молодой человек, он указал ей куда идти. По темному коридору, закрывшись так, что ее никто не мог бы узнать, Любомирская добежала до указанных дверей и постучалась.
   Ей открыли не сразу. Служанка, приотворившая дверь, чтобы взглянуть, кто пришел, не собиралась впускать ее, но Тешен, сунув ей в руку несколько дукатов, отстранила ее и, осмотревшись, побежала дальше.
   Анна Гойм ходила в одиночестве по комнате, приготовленной для нее, когда незнакомая женщина с низко опущенной вуалью остановилась на пороге. Пораженная неожиданным визитом, Анна нахмурилась и отпрянула, еле сдерживая гнев.
   Любомирская откинула черную вуаль и с любопытством уставилась на Анну, не произнося ни слова, запыхавшаяся, взволнованная. Губы у нее были сжаты и дрожали, бледность покрыла лицо. Она робко огляделась, ища опоры, и упала без чувств на стоявший рядом диванчик.
   Анна бросилась к ней, кликнула служанку. Они подняли вдвоем потерявшую сознание женщину. Обморок длился несколько мгновений. Тешен вскочила как безумная, вперила взор в свою соперницу, сделала знак, чтобы служанка вышла. Они остались одни.
   Эта сцена сильно растревожила и без того уже взволнованную Анну. После долгого покоя в деревне начиналась какая-то кутерьма, не дававшая времени даже опомниться.
   Любомирская протянула Анне бледную холодную дрожащую руку.
   -- Прости меня, -- сказала она ослабевшим голосом, -- я хотела тебя увидеть, предостеречь. Меня привело сюда чувство долга и голос совести.
   Анна молча, с любопытством разглядывала ее.
   -- Посмотри на меня, -- продолжала Тешен, -- ты сегодня начинаешь жизнь, которая для меня кончилась. Я была, как и ты, невинна, счастлива, спокойна, уважаема, я жила в согласии с совестью и богом. У меня был муж, княжеский титул и самое ценное: незапятнанное имя. Пришел коронованный властитель и одной улыбкой лишил меня всего. Скипетр и корону он положил к моим ногам, отдал мне сердце. Я пошла за ним. А теперь что есть у меня? Чужое имя, разбитое сердце, утраченное счастье, позор на челе, буря в душе, печальная будущность и тревога за участь ребенка. У меня нет никого на свете. Родные отвернутся от меня, те, кто пресмыкался у ног моих, завтра не захотят меня знать. Он? Он оттолкнет, как чужую.
   Анна слушала и краснела.
   -- Сударыня, -- сказала она взволнованно, -- почему вы считаете, что мне грозит опасность? Я вас не понимаю. Кто вы такая?
   -- Вчера я была королевой, а сегодня сама не знаю кто, -- ответила Тешен.
   -- Но я не желаю никакой короны, корона давит виски, -- вскричала Анна. -- Почему я должна выслушивать угрозы?
   -- Предостережения, -- прервала ее Любомирская, -- прости меня, но корона пристанет тебе, люди заранее ее тебе пророчат, а я хочу, чтобы ты знала: под золотым венцом короны другой венец -- терновый.
   -- Вы ошибаетесь, -- спокойно промолвила Анна. -- В таком случае корона не прельщает меня. Или она будет на мне до гробовой доски, или гордость никогда не позволит мне прикоснуться к ней. Успокойтесь.
   Тешен упала на диван, опустила голову и зарыдала. Ее слезы тронули Анну, она подошла к княгине, с любопытством и участием глядя на нее.
   -- Все, что происходит здесь со мной с самого утра, непостижимо, -- тихо сказала Анна, -- я бы хотела как можно скорее отсюда вырваться. Кто вы?
   -- Тешен, -- еле слышно ответила княгиня, поднимая глаза, -- ты, верно, слышала обо мне, так догадайся же, зачем тебя привезли сюда... Соскучившемуся государю нужна новая женщина.
   -- Подлецы! -- с возмущением воскликнула Анна. -- Распоряжаются нами, как невольницами, а мы...
   -- Мы их жертвы.
   -- Нет! Я не буду, не хочу быть жертвой, -- прервала ее Анна, -- успокойтесь сударыня, я слишком горда, лучше нужду терпеть, чем унижение.
   Княгиня Тешен посмотрела на нее долгим взглядом и вздохнула.
   -- Не ты, так другая, мой час пробил, но заклинаю тебя, если у тебя хватит сил, отомсти за нас всех, оттолкни его, облей презрением. Ведь это вопиет о мщении к богу.
   Тешен опустила вуаль на лицо и молча протянула Анне руку.
   -- Ты предупреждена, защищайся...
   Она быстрым шагом направилась к двери, а Анна застыла на месте, не в состоянии вымолвить ни слова.
   На лестнице Тешен ждал тот, кто привел ее сюда. Подбежав к носилкам, она опустила было занавеску, но вдруг увидела молодого офицера, с тревогой глядевшего на нее. Его красивое, благородное лицо, мужественное и энергичное, побледнело, исказилось негодованием и болью. Он, казалось, не верил своим глазам... Несмотря на присутствие двух носильщиков, собравшихся уже поднять с земли носилки, он не выдержал и подбежал к ним.
   -- Княгиня! -- вскричал он в волнении. -- Что я вижу? Как, вы тайком отправляетесь на свидание? Скажите всю правду, заклинаю вас, и я тотчас вскочу на коня, чтобы более сюда не возвратиться. Я с ума схожу от любви к вам, а вы... -- Он закрыл руками лицо.
   -- Вы действительно сошли с ума! -- с запальчивостью прервала его княгиня. -- И не только сошли с ума, но и ослепли -- или вы не видите, что я выхожу из дома Гойма? Надеюсь, вы не подозреваете, что я влюбилась в него? -- Княгиня схватила офицера за руку. -- Идите рядом, следуйте за мной, я не отпущу вас, пока не объясню все. О, если и вы в такую минуту покинете меня, обвинив в чем-то, это будет уже слишком! Этого я не перенесу!
   Прекрасные, застланные слезами глаза княгини, обращенные к молодому человеку, руку которого она держала в своей руке, говорили так много, что тревога сбежала с его лица, и оно просияло. Он последовал послушно за носилками до самого дворца, на лестнице подал руку княгине, и они вместе вошли в дом. Усталая и разбитая Урсула, держась за голову, опустилась на диванчик, указав своему спутнику место подле себя.
   -- Князь, я вне себя от гнева и возмущения, я была у той, которую подлые враги мои привезли сюда, чтобы развлечь короля, а меня изгнать, лишить влияния. Вы слышали о жене Гойма?
   -- Нет, не слышал, -- ответил молодой князь (это был Людвиг Вюртембергский), -- знаю лишь, что над бедным Гоймом подшутили -- напоили его, чтобы заставить показать жену.
   -- Они умело разжигают любопытство короля и плетут интригу, -- продолжала княгиня со все возрастающим возбуждением. -- Я видела ее, она очень красива, опасна, через два дня она может стать королевой.
   -- Тем лучше, тем лучше, -- воскликнул, вскочив с места, князь Людвиг. -- Вы будете свободны.
   Тешен бросила на него выразительный взгляд, молодой человек вспыхнул, наступило молчание. Она протянула ему руку, он схватил ее и стал с жаром целовать. Тут из соседней комнаты, хлопая в ладоши и язвительно смеясь, вошла маленькая женщина, немного похожая на княгиню, хотя далеко не такая привлекательная. Возраст ее определить было трудно: ей могло быть и немного более двадцати, и все тридцать. Видно, молодостью и свежестью она никогда не отличалась, но и не старилась. Лицо ее было из тех, что кажутся старыми в юности, а в старости молодыми. Ее серые глазки, злые, пронзительные, так и шныряли повсюду, с губ не сходила ехидная ухмылка, все в ней говорило, что она несносная интриганка и неугомонная сплетница. Ее пестрый туалет был тщательно обдуман, чтобы подчеркнуть то, что у нее было красиво: стройную, перетянутую в талии, фигурку, маленькую ножку и гибкий стан. Она резво завертелась на каблучках и захлопала в ладоши, когда смущенный князь Вюртемберг оторвал губы от руки Тешен.
   -- Bravi! Bravissimi! {Браво! Брависсомо! (итал.).} Я вам не помешаю, -- громко воскликнула баронесса Глазенапп, -- nous sommes en famille, {Мы среди своих (франц.).} не смущайтесь. Сестрица вовремя обеспечила себе ретирад военным прикрытием, ведь... ведь... кажется, приближается минута, когда ей придется ретироваться и покинуть двор! Хороший военачальник всегда обеспечивает себе путь к отступлению.
   Эта маленькая, бойкая женщина, которую все терпеть не могли при дворе, сеявшая сплетни, чтобы всех перессорить, была дочерью литовского стольника, родной сестрой Любомирской и женой (в то время) барона Глазенаппа, впрочем, брак этот был скорее фикцией, так как она была в связи со знаменитым Шуленбургом. При дворе Августа II обычно интересовались не тем, кто муж, а кто возлюбленный.
   -- А мы с тобой давно не виделись, дорогая сестрица, -- затараторила она, -- в трудную минуту я всегда рядом. Тешен, ты слышала, наверно, -- продолжала она, злорадно посмеиваясь, -- привезли жену Гойма. Я ее видела однажды в Дрездене, еще до приезда короля, и тогда еще предсказала, что она, как Елена Троянская, принесет кому-нибудь несчастье. Она прекрасна, как ангел, брюнетка, что для таких, как ты, блондинок, очень опасно; находчива, остроумна, злая... гордая и держится, как королева! Вашему царству пришел конец! -- Она громко засмеялась. -- Но тебе страшно везет на княжеские титулы, -- не умолкала баронесса, не давая никому вставить слово. -- Мне вот с трудом удалось поймать захудалого поморского барона, а у тебя был Любомирский, теперь ты Тешен и готовишь себе про запас Вюртембергского.
   Молодой человек стоял красный и злой. Тешен опустила глаза, но тихонько сквозь зубы прошептала:
   -- Могу заполучить и четвертого, если захочу.
   -- Я даже могу шепнуть тебе на ушко его имя, -- прервала ее баронесса. Вскочив, она подбежала к сестре и, приложив трубочкой руки к губам, сказала ей на ухо:
   -- Князь Александр Собеский, не правда ли? Но тот не женится, а Людвичек готов, постарайся удержать его.
   Княгиня Тешен с негодованием отвернулась от сестры, а та вертелась по комнате, бегая от зеркала к зеркалу и исподтишка наблюдая за Тешен и князем.
   -- Если у тебя хватит ума, -- сказала баронесса, -- ты можешь еще выйти победительницей. Жена Гойма -- женщина недалекая, она оттолкнет от себя короля. Ее красота, быть может, прельстит его, но своим высокомерием она отпугнет его. После нее ты опять покажешься ему милой и доброй. Ничего не попишешь! Королям надо прощать их прихоти. У них забот больше, чем у простых смертных и привилегий должно быть больше. Досадно только, -- болтала она, не умолкая, -- что ты уже у всех на языке; графиня Рейс и уважаемая Гюльхен уже поклоняются новому божеству, Фюрстенберг и даже Вицтум, зять Гойма, не прочь приставить ему золотые рога. Бедный Гойм! Если жена бросит его, я, право, кабы не некоторые обстоятельства, вышла бы за него, чтобы облегчить ему утрату. Но этот старый развратник вряд ли кого-либо захочет.
   Тут князь Людвиг прервал нескончаемую болтовню баронессы и попрощался с Урсулой. Та ответила ему пожатием руки, не ускользнувшим от зорких глаз баронессы, которая кивнула князю издали.
   Оставшись одни, сестры немного помолчали.
   -- Не надо все воспринимать так трагически, -- заговорила баронесса, пожимая плечами, -- это можно было предвидеть давно. Королю наскучила блондинка. У тебя есть титул, Хойерсверд, миллионы, бриллианты, дворец Бейхлинга, сын твой обеспечен, ты еще красива и достаточно молода, и князь Людвиг готов на тебе жениться. Признаюсь, я бы еще поменялась с тобой, отдав в придачу Шуленбурга.
   -- Я любила его, -- прервала сестру Тешен, обливаясь слезами.
   -- О! Все в прошлом! -- возразила ей баронесса Глазенапп. -- Вы любили друг друга, по крайней мере, с полгода, и за это время он тебе изменил тайком раз десять, а ты ему сколько? Ты ведь ему изменяла, ручаюсь!
   -- Сестра! -- воскликнула с возмущением Тешен.
   -- Ну хорошо, ни разу! А как же ты умудрилась, так беззаветно любя короля, держать про запас Вюртемберга? Ведь вот теперь, когда он тебе понадобился, -- он к твоим услугам, пожалуйста! Признаюсь, хотя меня считают злой и лицемерной, я бы так не сумела. И Шуленбурга я завела после того лишь, как чуть ли не до драки рассорилась с Глазенаппом. Мне и впрямь не везет, все меня терпеть не могут, впрочем, я всем плачу тем же, даже с лихвой.
   Она резко рассмеялась.
   -- Послушай, Урсула, -- сказала она, немного погодя, -- короли имеют обыкновение при расставании требовать обратно подаренные бриллианты. Будь благоразумна, спрячь свои драгоценности в безопасном месте.
   Она посмотрела на сестру; та, казалось, не слушала ее.
   -- Ты будешь сегодня на балу? -- спросила баронесса.
   Слово "бал" вывело Тешен из оцепенения.
   -- На балу... да! -- ответила она в раздумье. -- Надо пойти на бал! Я буду вся в черном, в трауре, без всяких украшений, в простом платье, это всех ошеломит; только скажи, Тереня, траур будет мне к лицу?
   Глазенапп рассмеялась.
   -- Безусловно, траур всем к лицу, но только если ты думаешь этим умилить Августа и растрогать придворных, то ошибаешься. Это их скорей рассмешит. Они трагедий не любят. Увидят тебя в трауре, скажут, что тебе пора в могилу, и с легким сердцем похоронят.
   -- Будь что будет! Пойду в трауре, -- повторила Тешен, -- встану перед ним, как призрак.
   -- А так как жена Гойма будет румяной, веселой, свежей, ты и исчезнешь, как призрак, никем не замеченная. Поверь мне. Прошлого не вернуть.
   Баронесса посмотрела на часы.
   -- О! Как, поздно! Итак, до бала! Я тоже приду туда, но как зритель, чтобы рукоплескать актерам. Будь здорова!
   

5

   Дамы входили в сопровождении мужей или родственников. По необыкновенной роскоши нарядов никак нельзя было предположить, что связанная с Саксонией Польша разорена войной, что казна вконец опустела. На короле был наряд, весь усыпанный бриллиантами, с огромными алмазными пуговицами, эфес шпаги тоже был усеян алмазами, даже пряжки на башмаках сверкали алмазной росой. Величавый, сияющий, помолодевший, Август выглядел скорее торжествующим победителем, чем побежденным, который вынужден бороться за корону с жестоким врагом.
   Туалеты дам тоже сверкали обилием драгоценностей, хотя большинство из них были так красивы, что в украшениях не нуждались. Наконец появилась королева в весьма скромном наряде. Август учтиво поспешил ей навстречу, зазвучали фанфары. Главных действующих лиц еще не было. Государь уже хмурил чело и бросал на Фюрстенберга взгляды, не предвещавшие ничего хорошего, когда у входных дверей, несмотря на присутствие королевских особ, послышался вдруг приглушенный шум. Люди расступились, все взгляды обратились к дверям. Фюрсгенберг зашептал:
   -- Идут!
   И вот в дверях показалась пожелтелое, мрачное лицо графа Гойма, он вел под руку жену. Никогда, пожалуй, при этом дворе, привыкшем видеть красавиц, не появлялось столь ослепительной женщины.
   Графиня Гойм шла среди знатных дам с царственным величием, не ведая страха, спокойная, горделивая и такая обворожительная, что из уст присутствующих вырвался дружный возглас удивления. Король не сводил с нее глаз, но взгляды их не встретились. Полагалось представить Анну королеве, и она направилась к ней в сопровождении мужа, ничуть, казалось не пораженная ни блеском двора, ни Аполлоновой внешностью короля, стоявшего в эффектной позе, чтобы произвести на даму самое выгодное впечатление. Лицо его подергивалось от нетерпения.
   Гойм вел жену с видом преступника, приговоренного к казни. Враги и акцизные чиновники упивались страданием, которое явно отражалось на его лице, искаженном болезненной гримасой. Королева милостиво взглянула на Анну и приветливо улыбнулась ей, но улыбка была печальной. Королева, казалось, скорбела об участи, ожидавшей эту красавицу, даже вздох вырвался у нее из груди. Как только первые формальности были закончены, музыка заиграла полонез, и король с королевой открыли бал.
   Княгини Тешен еще не было. Остальные дамы были в полном сборе, даже госпожа Гюльхен, эта Эгерия {Эгерия - согласно древнеримской легенде, советчица короля Нума Помпилия.} Августа, пренебрегла болезнью, чтобы удовлетворить свое любопытство. Не успел окончиться первый танец, как шум у дверей возвестил еще о чем-то необычайном, зрители расступились, король обернулся, -- на пороге стояла, как бы колеблясь, войти ли, княгиня Тешен. Она была в глубоком трауре. Увидев ее, раздраженный Август пошел ей навстречу.
   -- Княгиня, -- спросил он насмешливо, -- почему вы в таком неподобающем костюме на балу? Вы потеряли сегодня кого-нибудь из близких?
   -- Вас, ваше величество, -- ответила тихо Урсула, -- и не сегодня.
   Взгляды любопытных, обращенные было на княгиню, снова устремились на Анну. Дамы вынуждены были единодушно признать, что графиня Гойм затмила всех блеском своей царственной красоты. Ее черные очи метали, правда, молнии и грозно сверкали, но рядом с ними все другие глаза меркли, как звезды перед солнцем.
   Август, казалось, упивался видом этой пленительной женщины. Когда графиня Вицтум отозвала Анну в сторону, король подошел к Гойму и, дружески похлопав его по плечу, подозвал жестом Фюрстенберга.
   -- Дорогой граф, -- сказал он, -- ты выиграл тысячу дукатов, Фюрстенберг завтра уплатит их тебе. Поздравляю с выигрышем и с такой женой. Она, несомненно, самая красивая из дам нашего двора. Vox populi, {Глас народа (лат.).} конечно, поддержит мое решение. Ты счастливейший из смертных, Гойм!
   Но, глядя на Гойма, смиренно, с поникшей головой принимавшего поздравление, трудно было предположить, что он -- счастливейший из смертных. У него был скорее вид человека униженного, подавленного, несущего наказание за свою вину, человека, который хотел бы зарычать от боли, да не смеет. Фюрстенберг смиренно поклонился, глядя с усмешкой на короля.
   -- Я вижу, ваше величество, -- тихо шепнул он, -- что ваши королевские прихоти оплачивать придется мне.
   -- Не сетуй, Фюрстенберг, заплати Гойму тысячу, а из казны возьми десять за то, что доставил мне удовольствие увидеть такое чудо, -- ответил король, протягивая ему руку для поцелуя.
   Тешен сидела в одиночестве, все покинули ее. Август заметил это и направился к княгине, то ли по привычке ублажать всех, кого ждала опала, то ли из еще сохранившегося чувства к ней.
   Велико было удивление тех, кто не знаком был с порядками двора, когда они увидели Августа, направляющегося к Тешен. Но графиня Рейс и госпожа Гюльхен, опытным глазом следившие за королем, сразу оценили ситуацию.
   -- Тешен низвергнута! -- тихо шепнула графиня своей соседке. -- Король подошел к ней.
   Старые придворные, видевшие, как король накануне заточения обнимал Бейхлинга, тоже понимали, что значит такая благосклонность. Август выказывал княгине Тешен подчеркнутое внимание и уважение.
   -- А знаете, -- сказал король, разглядывая ее в черном платье и вуали, -- несмотря на ваш наряд, вы сегодня так обольстительно хороши, что невольно вспоминается варшавский турнир и наша первая встреча, когда вы от беспокойства обо мне лишились чувств.
   -- Но графиня Гойм! Что по сравнению с ней я, турниры, воспоминания, обмороки, -- заметила княгиня с иронией.
   -- Пускай она прекрасна и даже распрекрасна, но есть вещи прекрасней красоты, я говорю о нежном сердце. Дорогая княгиня, не разыгрывайте комедии, поезжайте домой, наденьте голубое платье, оно вам так к лицу, и ждите меня к ужину.
   Бледное лицо княгини вспыхнуло ярким румянцем.
   -- Мой король! Мой господин! -- вскричала она, забываясь. -- Вы по-прежнему мой Август, да?
   -- Прошу тебя... верь мне, зачем мне обманывать? -- убеждал ее король.
   Август на этот раз и в самом деле не лгал, красота Анны Гойм произвела на него сильное впечатление, но в то же время вызвала какое-то беспокойство. Энергичная натура этой женщины проявлялась в каждом ее движении, взгляде, жесте. Август понимал, что быть с этой женщиной, значит, сложить часть своего могущества к ногам Омфалы. {Омфала - в греческой мифологии лидийская царица, которой служил Гаракл.} Лицо Анны говорило: я должна властвовать; лицо Урсулы -- я люблю тебя, государь, и умираю от тоски. Анна Гойм показалась ему слишком серьезной и грустной, а высоких слов с него и так хватало. Он поспешил утешить княгиню, ибо не хотел расстаться с ней и попасть в руки женщины, не выказывавшей ни малейшего желания покорить его.
   Анна Гойм была одета с большим вкусом и изяществом, на ней, правда, не было драгоценностей, но прическа, покрой платья, подбор цветов тонко оттеняли ее диковинную красоту. На портретах того времени у нее прелестный овал лица, небольшой носик, маленький рот, большие черные глаза, чрезвычайно выразительные нежные черты лица и густые черные волосы. Руки, грудь, вся фигура были под стать ее лицу, на котором бледность чередовались с ярким румянцем.
   Выставленная на обозрение сотен глаз, Анна Гойм не растерялась. Вначале молчаливая и сосредоточенная, она быстро освоилась в обществе блестящих придворных. Княжеский двор, где она провела молодость, не мог сравниться роскошью с дрезденским, но обычаи и порядки были те же.
   Княгиня Тешен торопилась выполнить приказание Августа; с торжествующим видом, бросив томный взгляд на короля, она вышла из зала. Не прошло и нескольких минут, как Август стоял уже возле стула графини Гойм. Он молча разглядывал ее. Анна, увидев короля, встала, он попросил ее сесть. Она повиновалась ему, но почтительность ее была сдержанной. При дворе Августа было заведено не мешать королю своим присутствием, если он желает поговорить с кем-нибудь наедине. Так было и на сей раз; все оставили короля, даже Гойм вынужден был отойти, его увел Вицтум, у которого именно сейчас оказалось к министру неотложное дело.
   -- Графиня, вы в первый раз при моем дворе, -- любезно заговорил король, наклонившись к ней, -- ваше появление -- настоящий праздник. Я радуюсь новой звезде на моем небосклоне.
   Анна гордо подняла голову.
   -- Ваше величество! В ночном мраке любой огонек кажется нередко звездой, но он быстро гаснет. Я ценю вашу благосклонность, но приписываю ваши слова любезности.
   -- Я лишь повторяю то, что говорят все, -- возразил Август.
   -- Государь, -- продолжала с улыбкой Анна, -- первое впечатление часто бывает обманчиво. Новое увлекает, но действительно прекрасно только то, что после многих лет кажется все таким же, как в первый день.
   Король понял, что его прелестная собеседница намекает на внимание, которое он оказал княгине Тешен, и замолчал:
   -- Вы слишком скромны, -- промолвил Август немного погодя.
   -- О! Нет, ваше величество, -- с живостью прервала его Анна. -- Я не придаю особого значения красоте.
   -- Но красота лица свидетельствует и о красоте души, -- заметил Август.
   Анна опустила глаза. Король не отходил от нее.
   -- После долгого одиночества, которому подверг вас несносный Гойм, спрятав в глуши свое сокровище, двор наш, должно быть, поражает вас.
   -- Нисколько, -- возразила Анна, -- я провела молодость при дворе, очень похожем на этот, хотя и не столь пышном. Ведь все дворы, ваше величество, по сути дела -- одно и то же.
   -- Что же именно? -- спросил Август.
   -- Отлично разыгранная комедия, -- ответила Анна.
   -- А какую роль играю я в этой комедии?
   Анна с иронической усмешкой взглянула на него.
   -- Быть может, директора труппы, которого все обманывают и обирают.
   Август, несколько удивленный, ответил ей с полуусмешкой:
   -- Вы считаете, что все здесь одно притворство?
   -- А разве может быть иначе? -- вздохнула Анна. -- Правда до королей не доходит.
   -- Возможно, -- промолвил Август, -- и потому они ищут часто сердце и уста, которые дали бы им, жаждущим, хоть каплю этого нектара.
   -- И находят, -- добавила Анна, -- но уста эти иной раз умеют искусней других сочить яд.
   -- Вот теперь я вижу, -- сказал король с учтивостью, -- что жизнь большого двора вам не по душе. Меня это огорчает, я надеялся, что вы нас не покинете и сиянием ваших глаз осветите хоть немного небо наших мрачных дней.
   -- Ваше величество, -- ответила с живостью Анна, -- я была бы здесь диссонансом; петь, как другие, я не умею, да и голос у меня всегда один и тот же, а здесь это не годится.
   Чтобы переменить разговор, Август стал весело подшучивать над присутствовавшими. Анна убедилась, что Август несравненно лучше знал характер, наклонности и тайны жизни своих приближенных, чем она предполагала.
   -- Как видите, графиня, -- заключил Август, -- не так уж много тайн сокрыто от меня; придворная комедия, может, потому только забавляет меня, что этим людям кажется, будто они обманывают и дурачат меня, вертят мною, как хотят.
   -- Так боги смотрят на землю, -- сказала Анна.
   Последние слова, кажется, понравились королю. Произнося их, Анна впервые встретилась с ним взглядом, во взгляде Августа было недвусмысленное поклонение и восхищение. В глазах Анны не было ничего, кроме холодного любопытства и настороженности. На этом разговор окончился, и Август удалился медленным шагом. Все следили за ним издали, Фюрстенберг первый попался ему на пути.
   -- Ваше величество, осмелюсь спросить: она самая красивая и...
   -- Самая остроумная, -- закончил король. -- Надо сказать Гойму, чтобы он и не думал увозить жену из Дрездена. Необычайно мила, диковата немного, но это со временем пройдет.
   Гойм наблюдал издали. Он пытался отгадать мысли Анны, которую тотчас окружили графиня Рейс, госпожа Гюльхен и графиня Вицтум.
   Король, увидев подобострастие дам, пожал плечами.
   -- Они уже поклоняются восходящей звезде, -- шепнул он Фюрстенбергу, -- опасаюсь, как бы эти интриганки не ошиблись в расчетах.
   Фюрстенберг посмотрел на Августа с недоумением.
   -- И ты ошибаешься, и они ошибаются, -- спокойно произнес Август, наклонившись к уху князя. -- Графиня Гойм прелестна, как сошедшая с пьедестала греческая статуя, я изучил ее с ног до головы, но слишком энергична и смела и уж очень властолюбива. Провести с ней несколько веселых дней я не прочь. Ничего другого не хочу. Красота ее привлекает меня, характер пугает.
   Фюрстенберг опешил от удивления, а король направился дальше.
   За все это время никто не обратил внимания на бледного молодого человека, который, стоя в дверях, возвышался над толпой. Глаза его с беспокойством следили за каждым шагом Анны, а когда король подходил к ней, вспыхивали зловещим огнем и грозно сверкали из-под ресниц. Анна несколько раз обводила глазами залу, но не приметила этого несчастного в окружавшей ее толпе. Только после того как король удалился, погруженная в думы, Анна свободней вздохнула, стала присматриваться к людям вокруг и увидела случайно Заклику.
   Она узнала его. Взгляд ее задержался на бледном лице Раймунда, и сама она побледнела, растерявшись. Чтобы убедиться, что она не ошибается, она взглянула еще раз и увидела глаза, устремленные на нее. Сомнения не было, ее молчаливый воздыхатель из Лаубегаста был здесь. Лицо его, казалось, выражало сострадание, печаль и беспокойство.
   Незнакомец не переставал тревожить Анну, она искала его глазами, мечтая втайне больше не увидеть его, но неподвижная голова, словно высеченная из камня, высилась над толпой все с тем же выражением сострадания и тревоги. Почему неприметное лицо какого-то бродяги занимало ее больше, чем красивое лицо короля, чем льстившие ей придворные, -- на это она не сумела бы дать ответа. Анна чувствовала, что какими-то таинственными нитями судьба ее отныне неразрывно связана с этим человеком из другого мира. Был ли то палач, ждущий приговора, или жертва, ожидающая казни, Анна не знала, но какой-то внутренний голос, неотвязный, мучительный, говорил ей, что незнакомец этот будет вовлечен в орбиту ее судьбы. Как угроза, как призрак, преследовало ее это лицо, на котором то сверкали, то гасли глаза, пугая ее все больше и больше. Всякий раз, когда Анна видела устремленный на нее взгляд, по ее телу пробегала дрожь.
   Графиня смеялась над собой, а душа ее отзывалась стоном. Она была под впечатлением этих мыслей, когда Гойм желтый, с кислым лицом, предложил ей руку, чтобы ехать домой. Судьбе было угодно, чтобы они направились к тем дверям, где стоял, возвышаясь над толпой, назойливый призрак. Люди расступились перед ними. Перейдя порог, Анна с беспокойством увидела совсем рядом прильнувшего к стене незнакомца из Лаубегаста. Она едва не задела юношу, взглянув на него украдкой, а тот, встретившись с ней взглядом, опустился как бы ненароком на колено, схватил край ее платья и поднес к губам. Когда она обернулась, его уже не было.
   К ней подошла графиня Рейс и стала так настойчиво приглашать к себе на ужин, что министр не мог отказать.
   С бала они вместе с Фюрстенбергом поехали прямо к графине, где обычно собирался узкий круг наизнатнейших людей. Царила в нем знаменитая Эгерия Гюльхен, зрелых лет дама, к которой король часто обращался за советами; здесь бывали те, кто жаждал власти или хотел сохранить ее. Король Август посмеивался над этой кликой, но она скрытно повелевала им и двором.
   Графиня Рейс, урожденная Фризен, была одной из влиятельнейших особ при дворе Августа II. В ее доме обсуждалось обычно, кто из фаворитов государя будет низложен, а кто возвышен; здесь предсказывали, кому из красавиц отдаст предпочтение король, и точно угадывали, когда легкомысленный Август обратит свои взоры в другую сторону.
   Гойму было хорошо известно, что графиня Рейс, предчувствуя появление новой фаворитки, всегда старается заблаговременно снискать ее расположение и доверие. Его крайне встревожило явное подобострастие графини, указывающее на то, что в Анне видит она преемницу княгини Тешен, но выказать свое негодование и то, что игру эту он понимает, Гойм не мог, да и не хотел. Графиня Рейс благодаря Гюльхен и собственным связям пользовалась большим влиянием при дворе, восстановить ее против себя -- значило нажить опасного врага. Гойм, притворившись, будто ничего не видит и ни о чем не догадывается, отправился к графине на ужин.
   В гостиной было людно и оживленно, но рядом, в кабинете, куда время от времени заглядывали хозяйка дома, ее ближайшая приятельница, Фюрстенберг и другие верные люди, говорили вполголоса о делах. В гостиной болтали о нарядах, делились сплетнями, которые ни для кого не были тайной. Все сходились на том, что нежность, выказываемая Августом княгине Тешен, предвещает скорый разрыв. Но королю по многим причинам приходилось считаться с княгиней. Известны были ее связи с Собескими, родство с Радзеевским и влияние, которым она пользовалась в Польше, -- Август не мог сейчас этим пренебречь.
   В кабинете графиня Рейс расспрашивала своего друга Фюрстенберга о разговоре с королем и о впечатлении, произведненном Анной Гойм.
   -- Я хорошо знаю, как наш повелитель относится к женщинам, -- начал Фюрстенберг, -- Анна Гойм держалась надменно и строго и этим немного отпугнула его, но к красоте ее он не остался равнодушен, а чувство у короля рано или поздно одержит верх над рассудком. Чем больше он боится ее, тем жарче будет желать, а уж он, если чего захочет, так добьется непременно. Анна Гойм, мне кажется, не расположена играть роль легко доступной любовницы, она женщина сильная, и король, без сомнения, подчинится ей.
   -- Ты полагаешь, что ее царствование наступит?
   -- Я хорошо знаю короля и думаю, что она победит. Сейчас король не прочь бы удовлетворить свою прихоть, не вступая в прочную связь, и от графини зависит, как повести дело.
   -- А каков, по-твоему, князь, ее характер?
   -- Можно лишь догадываться, -- сказал Фюрстенберг, -- думаю, что ни муж, ни родные, ни даже она сама не знают, какой она станет, когда обстоятельства вознесут ее. Сейчас она женщина гордая, благородная, с энергичным характером, живым умом и незаурядными способностями.
   -- Но можно ли будет направлять ее?
   Князь задумался.
   -- Я, во всяком случае, предпочитаю иметь дело с умными людьми, чем с такими, что сами не ведают, что творят. Поступки человека умного можно предвидеть, а глупцов, которые мчатся, не разбирая дороги, не так-то легко раскусить.
   Они постояли молча. Графиня дала Фюрстенбергу знак, чтобы он оставил ее, потом прошлась в раздумье по кабинету и тоже вернулась в гостиную. Там она вскоре очутилась возле Анны, увела ее в кабинет и усадила рядом с собой.
   -- Дорогая графиня! -- начала она серьезно, положив руку Анне на колени. -- Если у тебя хватит терпения и снисходительности к старой приятельнице, выслушай меня и разреши говорить со всей откровенностью. Здесь нас никто не слышит, мы здесь одни, я хочу дать тебе совет, быть может, он пригодится. Ты достаточно хорошо знаешь двор, и наше время, и самое себя, чтобы понять, что тебя не зря вызвали в Дрезден. Королю надоела Тешен, но характер у него таков, что он не может жить без любви, мир прощает ему эту его слабость, будем же и мы снисходительны к столь великому и доброму государю, -- тут уж ничего не поделаешь. Нам, его приближенным, остается одно: даже из слабостей его извлечь как можно больше добра и пользы для подданных. Ты, без сомнения, можешь занять очень высокое положение при короле, но здесь важно не медлить и действовать с умом.
   -- Дорогая графиня, -- возразила Анна, -- я не честолюбива, к богатству не стремлюсь, у меня есть муж, и я хочу остаться честной женщиной.
   -- Возразить против этого трудно, -- сказала, улыбнувшись, графиня Рейс, -- но позволь все же заметить, -- я не понимаю, во имя чего ты обрекаешь себя на мученичество? Гойм -- человек неприятный; он развратник, неверный муж, любить его невозможно, рано или поздно сердце твое заговорит.
   -- Я заглушу голос сердца.
   -- Возможно. Но тоска и скука одолеют тебя, с отчаяния ты бросишься в объятия первого встречного и не найдешь счастья. Я знаю свет, это участь многих. Король же обаятелен и мил, жизнь с ним может быть раем.
   -- Но король легкомысленный и неверный, а мимолетных связей я не признаю, они мне отвратительны!
   -- Уверяю тебя, дорогая Анна, -- возразила графиня Рейс, -- от женщины зависит, станет ли такая связь прочной. Никакими узами закона короля не свяжешь, их расторгнет совесть или первый встречный священник. Только разум твой, такт и обаянье могут быть залогом верности короля. Мужа или любовника надо уметь привязать к себе.
   Анна Гойм пожала плечами.
   -- Жалка та любовь, которую нужно держать в узде, -- воскликнула она, -- я такой любви не хочу. Откровенность за откровенность, дорогая графиня, -- продолжала Анна, понизив голос. -- Меня ничто не может тронуть, только сердце. Да, я хотела бы остаться верной Гойму, но не ручаюсь за себя. Мое сердце можно завоевать только любовью; если я полюблю, то открыто брошу Гойма и уйду к любимому, однако тот, кто полюбит меня, должен стать моим мужем.
   -- Ведь это король! Король!
   -- Хотя бы и король! -- воскликнула Анна.
   -- Но ты же знаешь, что король женат, хотя они с королевой и не живут вместе.
   -- Ему пришлось бы расторгнуть брак с королевой и присягнуть мне в верности, -- сказала Анна. -- Ролью Эстерле, Кенигсмарк, Тешен я не удовлетворюсь.
   Анна встала и величественным шагом прошлась по комнате, больше говорить было не о чем.
   -- Поступай, как тебе будет угодно, -- закончила Рейс, -- я обязана была предупредить тебя и дать дельный совет; что ж, останемся добрыми друзьями и не будем больше говорить об этом, но знай: положение, которым ты пренебрегаешь и о котором говоришь с таким равнодушием, не столь унизительно, как ты думаешь. Короли будут поклоняться тебе, ты сможешь управлять страной и предотвращать зло, сможешь спасать людей и дарить им счастье. Это чего-нибудь да стоит.
   -- Честь мне дороже всего, -- заявила Анна, -- не будем больше говорить об этом.
   Графиня молча пожала ей руку, и они, не произнеся ни слова, вернулись в гостиную. Дамы, сидевшие там, пристально вглядывались в них, пытаясь отгадать что-нибудь по их лицам. На лице Анны играл румянец, а графиня Рейс была бледна, но обе приветливо улыбались, словно гроза миновала, оставив после себя ясную, без единого облачка погоду.
   Под окнами замелькал свет факелов, освещавших по вечерам путь королевским экипажам, Фюрстенберг выглянул в окно: это и в самом деле был скучающий Август, он ехал к Тешен и в тусклом свете казался таким печальным, словно был приговорен к тяжелому наказанию. Увидев в окне, или, вернее, догадавшись, что там Фюрстенберг, Август безнадежно махнул ему рукой, и экипажи исчезли за поворотом.
   

6

   У Адольфа Магнуса Гойма, занимавшего в то время место, соответствующее нынешнему посту министра финансов, не было друзей ни при дворе, ни вообще в стране. Ненавидели его главным образом за то, что он ввел вслед за другими обременительными налогами акцизный сбор. Саксонцы противились как могли и умели, их неповиновение вызывало у короля, которому постоянно не хватало денег на непредвиденные расходы, плохо скрываемый гнев. Ему посоветовали лишить непокорное дворянство остатков его привилегий и окружить себя чужестранцами, не имевшими никаких связей ни с дворянством, ни со страной.
   Август принял этот совет, среди его министров и фаворитов было много иноземцев. Итальянцы, французы, немцы из соседних государств играли при дворе первенствующую роль. Гойм -- человек бесстрастный, невозмутимый, на редкость изобретательный в изыскании доходов для короля, тратившего миллионы на Польшу, на содержание войска, празднества и фавориток, был благодаря своей удивительной способности выколачивать деньги в большом фаворе. Но Гойм не обольщался этим, пример Бейхлинга и многих других заставлял его всегда быть начеку, он ждал часа, когда сможет, нагрузив как следует карманы, унести подобру-поздорову из Саксонии свою голову, а вместе с ней и состояние. Гойма никто близко не знал, но известно было, что человек он вспыльчивый, изворотливый, корыстолюбивый, распутный, неспособный на искреннюю привязанность. Лучше всех его знала, по-видимому, графиня Вицтум, его сестра, она умело, без всякого нажима руководила и управляла им и заставляла делать то, что считала нужным.
   Кроме Бейхлинга, упрятанного в Кенигштейн, у Гойма не было друзей, разве что временные союзники. Гофмаршал Пфлюг и многие придворные терпеть его не могли; с Фюрстенбергом у него тоже были плохие отношения. Когда, после заключения пари, Гойму приказано было вызвать жену и представить ее ко двору, никто не пожалел его, никто не посочувствовал, над ним только подтрунивали и издевались.
   На другой день после бала Гойм отправился с докладом к королю. Акцизному сбору противились в провинциях. Особенно шумно выражали свое возмущение в Лужицах. Король протестов не терпел. Выслушав рапорт министра, Август Сильный, нахмурив брови, приказал ему:
   -- Отправляйся сегодня же, сейчас... Строптивых вели разогнать, выведай, кто зачинщик, и моим именем водвори порядок. Поезжай сейчас же, без промедления.
   Гойм возразил было королю, что его личное присутствие в Лужицах не обязательно и даже бесполезно, что он пошлет кого-нибудь другого, а сам останется в Дрездене, где его ждут дела поважнее.
   -- Нет ничего более важного, как сломить упорство этих спесивцев, пусть не рассчитывают на уступки с моей стороны. Поезжай сейчас же, возьми с собой драгун, и чтоб никаких сеймиков не смели там устраивать. Скажи им, чтобы не вздумали брать пример с польской шляхты, я этого у своих подданных не потерплю, мы и в Польше скоро собьем спесь со шляхты.
   Гойм попытался объяснить что-то, но король, не слушая его, повторял:
   -- Поезжай сейчас же, немедленно. -- Он посмотрел на часы. -- Через два часа ты должен быть на пути к Будишину. Такова моя воля.
   Говорить с королем можно было только на пьяных пирушках. Кто не боялся быть задушенным в королевских объятиях, тот обнимался и целовался с ним под одобрительные возгласы присутствующих, а король хохотал при этом. Но когда Август был трезв, его воля, его слово были законом.
   Приказ отправляться в Лужицы на другой день после бала показался Гойму весьма подозрительным. Зная короля, двор и его нравы, он не сомневался, что его отсылают с умыслом, чтобы он не мешал интригам и королю легче было сблизиться с его женой. Но что он мог сделать? Ничего. Поручить присмотр за Анной сестре означало бы дать пьянице ключ от винного погреба, друга у него не было, он был беззащитен. Гойм чувствовал, что все в сговоре против него. Придя домой, министр бросил бумаги на стол и принялся в ярости рвать на себе парик, дергать рукава, потом распахнул с шумом дверь и побежал как безумный в апартаменты жены.
   Анна была одна. Гойм с любопытством окинул взглядом комнату. Бледное лицо его исказилось от злости. Анна не обращала на него внимания, она привыкла к подобным сценам.
   -- Можете радоваться, -- вскричал Гойм, -- я был так глуп, что вызвал вас сюда, и теперь со мной делают все что хотят. Я мешаю их интригам, король отсылает меня прочь, через час я должен ехать. Вы остаетесь одна.
   -- Ну и что ж, -- ответила пренебрежительно Анна, -- неужто вы думаете, что я нуждаюсь в вашей опеке, чтобы сберечь свою честь?
   -- Мне, однако ж, казалось, что я могу быть полезным, хотя бы чтоб умерить их наглость и бесстыдство, -- крикнул Гойм, стукнув кулаком по столу. -- Я им мешаю, вот они и хотят от меня избавиться. Вижу руку дорогого Фюрстенберга, он вручил мне сегодня, издевательски посмеиваясь, тысячу дукатов, а я-то знаю, что от короля он получил десять тысяч за блестящую мысль привезти вас сюда, моя милая.
   -- Гойм, -- крикнула, вскакивая, Анна. Глаза ее сверкали. -- Довольно оскорблений, идите, уезжайте, делайте что хотите, но меня оставьте, пожалуйста, в покое. Я сама сумею отстоять себя. Довольно, говорю вам, довольно!
   Гойм замолчал, лицо его помрачнело, часы напомнили, что время отъезда близится.
   -- Мне незачем предостерегать вас, -- сказал он напоследок, -- вам и так известно, что может ожидать вас здесь, скажу только, что бесчестия я не потерплю. Вольно зятю моему Вицтуму и другим потворствовать подобным вещам, мне благодушие несвойственно.
   -- О, никогда не паду я столь низко, -- прервала его Анна. -- Изменять вам я не намерена, это бы унизило меня, но если вы жизнь мою сделаете несносной, я порву с вами открыто и навсегда.
   Гойм ничего не ответил. Он постоял в нерешительности на пороге, теребя свой парик, хотел что-то сказать, но тут в дверь постучались, пришел королевский посланец -- пора было ехать.
   Из замка следили за Гоймом, пока он не переехал мост, а чтоб не вздумал тайком вернуться, послали вослед соглядатая. План был такой: графиня Рейс пригласит Анну к себе, король появится там неожиданно, да к тому же инкогнито. Тайная эта миссия возложена была на графиню Вицтум. Но Анна наотрез отказалась ехать. Тщетно уверяла ее графиня, что об этом никто знать не будет. Анна, догадавшись, что ей устраивают встречу с королем, тут же высказала это сестре мужа.
   -- Ты слишком догадлива и осмотрительна, -- рассмеялась графиня Вицтум, -- обмануть тебя трудно; что ж, возможно, король, сгорающий от желания познакомиться с тобой поближе и знающий о каждом твоем шаге, появится у графини Рейс. Ну, а если он, чтобы удовлетворить свое любопытство, приедет к тебе прямо сюда? Что тогда? Перед королем дверь не закроешь, все двери раскрыты перед ним. Разве пристойней будет и лучше, если он проведет несколько часов наедине с тобой? Что скажут люди?
   Анна побледнела.
   -- Король не может быть таким... -- она не сразу подобрала слова, -- таким назойливым, король не посрамит моего доброго имени. Этого быть не может! Это было бы...
   -- А я говорю тебе, что все может быть, король скучает, он любопытен и не признает ни упорства, ни отказа. Женщины своей податливостью превратили его в деспота. Король приедет сюда, если тебя не будет у графини Рейс.
   -- Откуда ты знаешь? -- спросила Анна. -- Откуда?
   -- Я ничего не знаю, но я знаю моего государя, -- странно как-то усмехаясь, прошептала невестка, -- и помню один вечер в моей жизни.
   Она вздохнула.
   Анна хрустнула пальцами.
   -- Вот как! Здесь, как от разбойников на большой дороге, надо всегда иметь при себе оружие. Что ж, придется раздобыть кинжал и пистолет, ни железа, ни пороха я не боюсь.
   Графиня Вицтум старалась успокоить возмущенную Анну и обратить все страхи в шутку.
   -- Знай же, -- сказала она, -- что Август ни разу в жизни насилием над женщиной себя не запятнал. Это не в его характере. Он так обходителен, любезен, так хорош собой и обаятелен, что ему не приходилось прибегать к подобным средствам.
   После долгих уговоров сестра Гойма добилась согласия Анны поехать вечером к графине Рейс. Гордясь своей победой, она отправилась домой, а потом к приятельнице, чтоб сообщить ей радостную весть. Фюрстенберг помчался с этой вестью во дворец.
   Король предупредил, что поедет ненадолго к княгине Тешен, а на обратном пути отошлет экипаж с людьми во дворец, а сам на носилках, о которых должен позаботиться Фюрстенберг, прикажет отнести себя incognito к графине Рейс.
   Прежде чем продолжать эту до мельчайших подробностей правдивую историю, мы должны дать читателю верный портрет нашей героини графини Анны Гойм.
   Анна была круглой сиротой, одна-одинешенька на свете, замуж вышла по принуждению, во всяком случае, не по своему выбору. Жизнь с мужем вскоре стала невыносимой, страдания были ее уделом в первую пору молодости. Всякая другая на ее месте обрадовалась бы представившейся возможности обрести свободу, блестящее положение, быть может, и непрочное, но обеспечивающее впоследствии богатую и независимую жизнь или даже новый брак, который заставит забыть минутное заблуждение, но Анна была воспитана в строгих правилах, ее возмущало легкомыслие женщин, уступавших мимолетному увлечению государя. Анна не прочь была разойтись с мужем -- ибо питала к нему лишь отвращение и ненависть, -- но только в том случае, если они с Августом полюбят друг друга и союз их скреплен будет браком.
   Вздумай Анна поделиться с кем-нибудь своими мыслями, ее подняли бы на смех. Навечно связать узами такого непостоянного человека, как Август, казалось всем чистым безумием. Анна же, памятуя об отношениях короля с королевой, считала это вполне возможным.
   Август был красив, галантен, не удивительно, что после Гойма он произвел впечатление на Анну, блеск короны и величие делали его еще неотразимей, и Анна почувствовала к нему симпатию, сердце ее забилось. Она поверила в счастливый, но обязательно скрепленный клятвой брак с ним.
   Оплетенная после бала сетью интриг, целью которых было сблизить ее с Августом, Анна думала, размышляла, взвешивала и, наконец, решила: "Лишь как жена могу я принадлежать ему". Упорство ее было продиктовано скорее рассудком, чем сердцем. Она набивала себе цену, твердо решив -- пусть лучше рухнут ее планы, чем она станет игрушкой в руках интриганов.
   Анна чувствовала свою силу, зеркало говорило о пленительной красоте ее молодости, по глазам короля она видела, какое произвела на него впечатление. И Анна решили добиться своего.
   -- Я ни за что так низко не паду! -- говорила она сама себе. -- Лучше остаться несчастной женой Гойма, чем сделаться возлюбленной Августа: или я буду его женой, или все будет по-прежнему.
   В глубине души она уже примирилась с судьбой, речь шла только об условиях. Но никто вокруг не догадывался, что Анна уже готова порвать с мужем, все считали, что это дело будущего.
   Молодая женщина предалась мечтам, а мечты в одиночестве опасные советчики. К стыду своему, Анна вынуждена была признать, что даже столь короткое пребывание при дворе оказало на нее пагубное влияние. Высокомерие и жажда власти пробуждались в ней и опутывали мало-помалу ее душу.
   Когда наступил вечер, и пришла пора отправляться на ужин к графине Рейс, Анна с особой тщательностью обдумала свой туалет, оделась просто, но с большим вкусом и изяществом. Тогдашняя мода позволяла обнажить до плеч чудесной красоты руки, прелестный изгиб шеи, будто из мрамора высеченную грудь. Кожа ее не нуждалась ни в белилах, ни в румянах, она была свежа, как весна, щеки ее то вспыхивали пурпуром, то ослепляли белизной. Иссиня-черные, красиво уложенные косы еще больше оттеняли великолепный цвет лица, прозрачного и нежного, как атлас. Но все это было ничто по сравнению с глазами, полными огня и чарующей прелести. Эти обольстительные глаза могли довести человека до безумия. В них была какая-то необъяснимая, загадочная прелесть, тревожащая, как гибельный взгляд сказочного василиска.
   Посмотревшись в зеркало, Анна удовлетворенно улыбнулась. Она была вся в черном, только отделка из пунцовых лент оживляла ее причудливый и необычный наряд. Золовка, заехавшая за ней, еще с порога вскрикнула от восхищения: Анна так прекрасна, так прекрасна, что она не удивится, если корона будет брошена к ее ногам.
   -- Ты намерена предстать перед королем в таком обворожительном наряде? И при этом еще смеешь утверждать, что предпочитаешь прозябать с моим братом в глуши?
   -- Что ж тут такого, -- холодно ответила Анна, -- какая женщина захочет казаться хуже, чем она есть?
   -- Однако ты большая искусница и в советах, как одеться, не нуждаешься. Ну, что ж, едем!
   Гул восхищения приветствовал появление Анны у графини Рейс. Красота ее, ошеломившая всех на балу, сейчас была еще более ослепительной. Дамы, мнившие себя красавицами, почувствовали себя рядом с ней старыми и поблекшими. Ей было двадцать четыре года, но выглядела она на восемнадцать. Это была античная Диана с ее девичьей гордостью и суровостью лесного божества, избегавшего людских глаз.
   Графиня Рейс была в восторге, -- все как нельзя лучше отвечало ее планам. Анну тотчас окружили, чествуя уже как королеву и стараясь снискать ее благосклонность. Фюрстенберг, опередивший короля на несколько минут, остолбенел, увидев Анну Гойм.
   -- Я знаю короля, -- сказал он, -- эта женщина сделает с ним все что захочет, если и дальше будет упорствовать.
   Анной руководил врожденный инстинкт, в советах она не нуждалась.
   Немного погодя дверь кабинета бесшумно растворилась и вошел король. Еще с порога он искал глазами ту, ради которой пришел, а, увидев, покраснел, побледнел, растерялся и, позабыв о хозяйке дома, бросился к Анне, чтоб поздороваться с ней. На челе его не осталось и следа озабоченности, вызванной поражениями, неблагодарностью поляков, миллионными потерями, изменами и разочарованиями.
   Анна ответила на приветствие издали чопорно и холодно, но наряд ее говорил сам за себя. Она хотела понравиться, это было ясно и вселяло надежду. Несмотря на впечатление, произведенное Анной, король, чтоб не нарушить ритуал учтивости по отношению к прекрасному полу, подсел к графине Рейс, которую не любил, и сказал ей несколько любезных слов, не спуская, однако, взгляда с Анны. Потом пошептался в сторонке с госпожой Гюльхен, улыбнулся графине Вицтум, учтиво приветствовал остальных, одарив всех без исключения милостивым взглядом. Во время этой церемонии у графини Вицтум было достаточно времени, чтобы взять невестку под руку и увести в кабинет под предлогом какого-то спешного и важного разговора. Это был стратегический маневр, чтобы обеспечить королю приятный tete-a-tete. {С глазу на глаз (франц.).} Как только король показался на пороге и завел с Анной разговор, графиня Вицтум незаметно отошла и вскоре ретировалась совсем. Дверь осталась, правда, растворенной, и приподнятая портьера позволяла находившимся в гостиной лицезреть особу государя, но никто не мог слышать, о чем они с Анной говорили. Август был сильно возбужден и, казалось, позабыл уже свои вчерашние опасения.
   -- Вы сегодня еще прекрасней и совсем не такая, как вчера. Да вы просто волшебница! -- воскликнул король, не в состоянии сдержаться.
   Анна Гойм поклонилась.
   -- Ваше величество, вы славитесь своей любезностью и вниманием к прекрасному полу, поэтому самым лестным вашим словам трудно поверить, -- сказала Анна.
   -- Вы требуете от меня клятвы? Я готов поклясться всеми богами Олимпа. В жизни не видел женщины красивей, и поражен жестокостью судьбы, отдавшей такого ангела в руки моему несносному акцизному.
   Анна невольно рассмеялась, и впервые из-под розовых губ показался ряд белых, как жемчуг, зубов. Улыбка эта сделала ее еще обольстительнее. Две крохотные ямочки, словно выцелованные, показались на розовых щеках и исчезли. Лицо, едва покрывшись кармином, стало постепенно бледнеть, а потом засияло, как бы освещенное внутренним огнем.
   Король взглянул на ее руки, -- он безумно любил целовать красивые руки, -- и едва удержался, чтобы не прильнуть к ним губами. Это было чудо красоты. У короля начинала кружиться голова.
   -- Если бы я был тираном, -- воскликнул он, -- то не разрешил бы Гойму вернуться сюда, я ревную вас к этому Вулкану.
   -- Вулкан тоже ревнив, -- возразила Анна.
   -- А разве Венера может любить его?
   Она молчала, король долго ждал ответа.
   -- Кроме любви, есть еще и другие узы, связывающие, быть может, сильней, чем любовь, -- узы долга и клятвы.
   Король улыбнулся.
   -- Клятвы в любви?
   -- Нет, государь, в супружеской верности.
   -- Но есть браки святотатственные, -- сказал Август, -- и к ним я отношу такие, когда красота сочетается с чудовищным уродством. Боги в таких случаях прощают нарушение клятвы.
   -- Но гордость не позволяет преступить ее.
   -- Вы очень строги, сударыня.
   -- Даже больше, чем вы думаете, ваше величество.
   -- Вы пугаете меня, графиня!
   -- Вас, ваше величество? -- улыбнулась она. -- Но как это может вас касаться, что вам до моей строгости?
   -- Касается даже больше, чем вам кажется, -- ответил в тон ей Август.
   -- Не понимаю, -- прошептала Анна.
   -- Как? Неужели вы не видите, что покорили меня вчера с первого взгляда?
   -- Успех мой, -- ответила Анна, -- недолговечен, он до первой зари. Вы, ваше величество, и в этом подобны богам. Легко влюбляетесь и легко забываете...
   -- Нет, -- с жаром воскликнул Август, -- верьте мне, сударыня, это клевета. Разве я виноват, что не встретил ни разу в жизни женщину, чье сердце, ум, красота сумели бы привязать меня к себе навеки. Не я изменяю, а мне изменяют. С каждым днем с моих богинь спадает завеса, очарование тускнеет, чудо становится обыденным, ангел теряет крылья, а любовь сменяют кокетство и холод. Разве я в этом виноват? Поверьте мне, -- продолжал Август, все более увлекаясь, -- я ищу ту, кому мог бы принадлежать всю жизнь, кому мог бы остаться верным навеки, найди я такое сердце, такую женщину, я не расстался бы с ней никогда.
   -- Трудно поверить, -- прошептала Анна, -- еще трудней представить себе совершенство, которое было бы достойно любви вашего королевского величества.
   -- Верьте мне, сударыня, -- прервал ее Август, -- такое совершенство сейчас у меня перед глазами.
   -- Наступит белый день, и я, увы, покажусь вам другой, да и благосклонность ваша не может вскружить мою бедную голову, я считаю себя недостойной ее.
   -- Вы восхитительны! -- воскликнул Август, беря ее за руку.
   Анна хотела вырвать руку, но этикет не позволял этого: король так долго ласкал и целовал ее белую ручку, что, в конце концов, сохраняя должную почтительность к его королевскому величеству, Анна, сгорая от стыда, как бы кто в гостиной не заметил этой вольности, осторожно выдернула ее.
   Август встал взволнованный.
   -- Я не в силах отойти от вас, -- сказал он, -- придется, видно, на помощь моей любви, которая, как я вижу, оставила вас равнодушной, призвать свою королевскую власть. Не вздумайте уезжать из города, я арестую вас. Что касается Гойма, то лишь ваше вмешательство может смягчить его участь. Сейчас мне хотелось бы... -- Он не кончил. Анна и не думала вступаться за Гойма.
   Беседа продолжалась бы еще долго -- так Август был увлечен ею, если бы графиня Рейс, поторопившаяся почему-то с ужином, не вошла пригласить короля к столу. Тот подал руку Анне. Это был, собственно, не ужин, а легкая трапеза, состоявшая на итальянский манер из сластей, фруктов и вина. Король первую рюмку поднял за здоровье жены министра. Фюрстенберг усиленно наблюдал за ним.
   -- Тешен погибла, -- прошептал он на ухо графине Вицтум.
   -- Мой брат тоже, -- шепнула ему в ответ эта достойная дама, -- если только хватит у моей невестки ума...
   -- Боюсь, ума у нее даже с избытком, -- сказал Фюрстенберг, -- взгляните, как она холодна, как владеет собой. Королю, несмотря на все старания, не удалось, по-моему, даже слегка вскружить ей голову, а сам он уже без ума от нее.
   Во время трапезы разрешалось вставать, не дожидаясь конца ее, и все понемногу разбрелись кто куда. Август же пытался разговорами задержать Анну. Она была веселой, непринужденной, и Фюрстенберг и король видели, что она вполне владеет собой, что блистательный успех не опьянил ее. Первый раз в жизни Август встретил женщину, не уступившую сразу его домоганиям, и не стремившуюся, казалось, извлечь из них выгоду. Это задело его самолюбие. Хладнокровие и ледяное спокойствие Анны начинали злить короля, но в то же время разжигали страсть. Вначале король предполагал завязать с Анной короткую интрижку, которая не вытеснила бы из его сердца княгини Тешен, сейчас он понял, что эта красивая женщина доставит ему гораздо больше хлопот, чем он предполагал.
   Анна смеялась, шутила, была очень весела; она, как видно, всячески старалась поймать короля в свои сети, но сама делалась все холодней, смелей и неприступней. Если королю всегда удавалось быстро и успешно подвигаться к цели, то сейчас, и он сознавал это, цель отдалялась от него.
   В конце беседы, когда король, не скрывая страсти, настойчиво стал молить прекрасную даму отвести ему уголок в ее сердце, Анна, совсем уже освоившись, ответила ему прямо, без уверток:
   -- Ваше величество, прошу прощения, но вы вынуждаете меня к неприятному признанию. Я одна из тех несчастных женщин, для которых гордость превыше всего. Если вы думаете, что, опьяненная вашим очарованием, силу которого признаю, я пренебрегу своим достоинством, поддамся минутному заблуждению и забуду о том, что ждет меня впереди, вы ошибаетесь, ваше величество. Анна Гойм не будет ничьей возлюбленной, даже короля. Сердце свое я отдам безраздельно, навеки, или вовсе не отдам.
   Анна встала из-за стола и быстро направилась в гостиную.
   Король с Фюрстенбергом постарались тут же незаметно ускользнуть, но графиня Рейс выбежала за ними на лестницу. Лицо Августа не выражало ни радости, ни надежды, он был мрачен и печален. Графиня догадалась, что разговор с Анной не привел ни к чему, и сделала вид, будто сочувствует Августу. На самом же деле она на Анну ничуть не гневалась; чем больше усилий придется приложить королю, чтобы добиться успеха, тем прочней будет их союз. Кратковременная любовная интрижка, которая не вытеснила бы из сердца короля княгиню Тешен, ее не устраивала; она надеялась с помощью Анны усилить свое влияние при дворе.
   -- Дорогая графиня, -- шепнул король, уходя, -- постарайтесь смягчить эту статую. Она прекрасна, как Венера, не отрицаю, но и сердце у нее из мрамора.
   Графиня Рейс не успела ответить, король уже спускался по лестнице.
   -- Она восхитительна, -- сказал Август своему наперснику Фюрстенбергу, -- но в то же время и отталкивает, -- холодна, как лед.
   -- Ваше величество, нужно время... У женщин бывает разный характер и разный темперамент, не всякая сдается сразу.
   -- Сдается! Она прямо заявила, что не признает любви без брачных уз.
   -- Но ведь всякая любовь начинается с клятвы верности до гроба...
   -- С ней это не так-то просто, -- добавил Август, -- Тешен была куда сговорчивей...
   -- Ваше величество, какое может быть сравнение...
   -- Да! Это так... Тешен с ней равнять нельзя. Пошлите Гойму приказ, чтобы он не смел возвращаться.
   -- Что же он там будет делать? -- засмеялся князь.
   -- Пусть делает что хочет, пусть ссорится с дворянами, пусть соблазняет их жен, -- прервал его король, -- но главное -- пусть соберет как можно больше денег, я чувствую, моя новая любовь дорого обойдется мне. Такой бриллиант должен быть оправлен в золото...
   -- Как, ваше величество, уже любовь?
   -- Безумная! Фюрстберг, делай что хочешь, Анна должна быть моей.
   -- А Урсула?
   -- Женись на ней.
   -- Благодарю.
   -- Жени на ней кого хочешь... Сделай все, что тебе вздумается. С этим покончено.
   -- Уже? -- спросил князь с плохо скрываемой радостью.
   -- Порываю... порву... Гойма озолочу... тебя... ее...
   -- Но откуда мы возьмем столько золота?
   -- Об этом пусть думает Гойм, -- ответил король, -- напиши ему, пусть сам займется акцизным сбором, пусть следит, придумывает, ездит, взимает, только бы не возвращался...
   -- До тех пор, пока ему уже незачем будет возвращаться, -- прошептал князь.
   Король вздохнул, они вошли в замок, и Август тут же направился в свою опочивальню, грустный, погруженный в раздумье. Последняя кампания не так огорчила его, как сегодняшняя неудача.
   

7

   
   Так началось еще одно, самое долгое женское царствование при дворе Августа II.
   Весь двор, весь город с лихорадочным любопытством следили, как развиваются события. Однако развязка, предвидеть которую было нетрудно, все затягивалась. Гойма через курьеров по-прежнему задерживали в провинции, не разрешая вернуться домой.
   Графиня Рейс, графиня Вицтум и Фюрстенберг под благовидными предлогами устраивали королю свидания с прелестной Анной, всячески способствуя их сближению; Анна с каждым днем становилась все смелей и благосклонней, но Август с вечера у графини Рейс не подвинулся ни на шаг к цели, Анна Гойм стояла на своем, не шла ни на какие уступки, и ее выдержка, хладнокровие, умение владеть собой начинали уже всех беспокоить. Опасались, как бы король не передумал, не отступился от нее, как бы кто не воспользовался проволочкой, чтобы уговорить Августа остановить выбор на ком-нибудь другом. Графиня Гойм, сколько бы ее ни спрашивали, отвечала все с тем же невозмутимым спокойствием, что она может стать лишь женой короля, но не возлюбленной. Она требовала если не женитьбы, ибо на пути стояла королева Кристина Эбергардина, то торжественной клятвы сочетаться с ней браком, если король овдовеет. Условие было странное, необычное. В другие времена, при другом дворе люди не столь легкомысленные отнеслись бы к нему, как к дикой блажи, но Август, когда Фюрстенберг доложил ему об этом условии, не вымолвил ни слова.
   -- Признаюсь, -- сказал он немного погодя, -- это затянувшееся ухаживание мне порядком надоело, надо покончить с ним раз и навсегда.
   -- Порвать? -- спросил князь.
   -- Посмотрим, -- коротко ответил Август.
   Больше ничего даже самый близкий его наперсник не мог у него выведать.
   В тот же день Август приказал принести из казны сто тысяч талеров золотом. Мешок был тяжеленный, его с трудом притащили двое сильных крепких мужчин. Когда мешок опустили на пол, король ухватил его за оба конца и поднял без всякого усилия. Это была проба. При этом король был так мрачен, что даже Фюрстенберг не решился спросить у него, для чего ему понадобились такие сокровища. Накануне Август виделся с Анной в Бажантарни, куда приятельницы повезли ее на прогулку. Он долго гулял с ней, беседовал, был чрезвычайно нежен, но Анна оставалась все такой же холодной, и уехал он оттуда, как уверяла графиня Вицтум, в небывалом, хотя и затаенном гневе.
   Всем было ясно, что развязка близится. Король молчал. И почти ежедневно ездил к княгине Тешен. Она обливалась слезами, выслушивая донесения об Анне Гойм, и осушала глаза, увидев Августа. В такой неопределенности протекло несколько недель. Придворным они показались бесконечными, непонятно было, кому кланяться и воздавать почести, кому нести сплетни. Гойму вдруг не только разрешили, но повелели вернуться, ибо отсутствие его сказалось на казне, -- в умении наполнять ее он не знал себе равных.
   Вечером того дня, когда ждали возвращения министра, король со ста тысячами талеров в карете велел везти себя во дворец Гойма.
   Надвигались сумерки, день стоял осенний, пасмурный. Графиня Гойм была дома одна, она ходила, задумавшись, по небольшой, незатейливо обставленной гостиной. У себя в доме Анна принимала только женщин, и потому очень удивилась, заслышав на лестнице мужские голоса. Каково же было ее изумление, когда дверь без всякого доклада растворилась, и в гостиную вошел король. Дверь сразу закрылась за ним. Испуганная его появлением, не предвещавшим ничего хорошего, Анна невольно отступила. На столике лежал заряженный пистолет -- неразлучный спутник ее с первых дней пребывания в Дрездене, хотя все, кто видел его, смеялись над этим. Когда король вошел, Анна схватила пистолет и спрятала его под накидку. Она проделала это ловко и быстро, но от глаз короля ничего не укрылось.
   -- Никакая защита вам не понадобится, -- сказал он, -- тем более такая...
   Анна, не в состоянии вымолвить ни слова, в упор смотрела на Августа.
   -- Выслушайте меня, сударыня, -- сказал король, бросив на пол мешок с золотом с такой силой, что он лопнул, и дукаты со звоном разлетелись по паркету, -- я могу осыпать вас золотом, званиями, титулами...
   Тут он взял в руки две принесенные с собой подковы, разломал их и бросил на кучу золота.
   -- Но я могу, -- добавил он, -- тех, кто сопротивляется мне, сломать вот так, как я ломаю железо. Вам предоставляется выбор: золото или железо, любовь или война.
   Анна стояла, безразлично глядя на кучу золота и куски железа.
   -- Ваше величество, -- промолвила она, -- я не боюсь смерти и не мечтаю о золоте. Вы можете сокрушить меня, как эти подковы, но воли моей вы не сломите. И золото ее не растопит. Почему вы не принесли мне единственное, чем можно меня покорить? Ваше сердце?
   -- Оно давно принадлежит вам! -- воскликнул Август.
   -- Я этого не вижу и не чувствую, -- продолжала все так же спокойно Анна, -- любящее сердце не способно обесчестить ту, кого оно полюбило! Не скрою, король, я люблю вас и не в силах противиться этому чувству, но никогда не запятнаю его.
   Король подбежал к ней и опустился на колени; Анна отступила в другой конец гостиной.
   -- Выслушайте меня, король.
   -- Приказывай.
   -- Анна Гойм не будет вашей, пока не почувствует себя достойной вашей любви...
   -- Итак, условия? Говори! Каковы твои условия?
   -- Письменное обещание жениться на мне.
   Август, услышав это, умолк, опустил голову, нахмурил брови.
   -- Анна, -- сказал он, -- это опасное для тебя условие.
   -- Я не отступлюсь, жизнь отдам, но не отступлюсь. Этого требует моя честь. Я должна, хотя бы в мыслях и мечтах, быть вашей женой, или, прежде чем вы дотронетесь до меня, я лишу себя жизни.
   Король отпрянул на шаг.
   -- Хорошо, -- сказал он, -- будь по-твоему.
   Анна радостно вскрикнула.
   -- Все остальное пустяки, -- промолвила она голосом, звенящим от счастья, -- теперь надо развестись с Гоймом.
   -- Завтра же прикажу подписать развод в консистории, -- поспешил успокоить ее король. -- Чего еще ты хочешь?
   -- Больше ничего, -- тихо сказала Анна, преклонив колени, -- мне больше ничего не надо.
   -- А мне надо, -- подхватил Август, заключая ее в объятия, но она тут же выскользнула из его рук.
   -- Ваше величество, -- воскликнула Анна. -- Я верю вашему королевскому слову, но не позволю дотронуться до себя, пока не порваны узы, которыми я связана: развод должен быть оглашен, обещание ваше скреплено подписью. Я -- жена Гойма, я дала клятву быть ему верной и сдержу ее.
   Август молча поцеловал ей руку.
   -- Как вам будет угодно. Я ваш раб, вы моя владычица! Сегодня приезжает Гойм, объяснитесь с ним. Завтра я прикажу приготовить для вас дворец; сто тысяч талеров в год и оба мои королевства у ваших ног, а с ними и я.
   Анна, увидев короля коленопреклоненным, коснулась губами его лба и отошла.
   -- До завтра!
   -- Мне уйти? -- спросил Август.
   -- До завтра. -- Анна протянула ему руку.
   Король покорно встал, молча поцеловал Анну и направился, вздыхая, к дверям. Груда золота осталась на паркете.
   В ту же ночь граф Гойм вернулся домой и сразу же бросился к жене, но двери ее комнаты оказались запертыми; графиня спит, сказали ему, она не совсем здорова и не велела никого впускать.
   Во время своей вынужденной отлучки граф все больше нервничал и беспокоился о жене. У него, конечно, были свои соглядатаи, доносившие ему о каждом шаге Анны, разумеется, доступном их глазу, и в их сообщениях о визитах и прогулках, в которых почти всегда принимала участие и его сестра графиня Вицтум, ничего порочащего жену не было. И все же Гойм чувствовал, что интриги плетутся, разрастаются, угрожая его супружеству. Но что предпримешь, кому пожалуешься? Главным действующим лицом был король, а короля Гойм боялся пуще всего, ибо отлично знал его. Мнимая доброта и мягкость короля не вводили Гойма в заблуждение. Ни на минуту не забывал он об участи своего благодетеля Бейхлинга. Единственной гарантией казался ему характер жены, ее гордость и забота о добром имени.
   В Дрезден Гойм прибыл поздно вечером, в королевском замке еще пировали, но Гойма не тянуло туда. Он поехал домой и, найдя комнату жены запертой, отправился к себе отдохнуть после дороги.
   Наутро Гойма обступили акцизные чиновники, потом король прислал за ним, и ему пришлось уехать, так и не повидавшись с женой.
   Август встретил министра чрезвычайно ласково и приветливо, что было самым дурным признаком. Король даже упрекнул Гойма в долгом отсутствии, будто не он сам приложил к этому руку. Гойм с удивлением взглянул королю в глаза. Но ничего в них не увидел.
   -- У тебя недруги при дворе, -- сказал вполголоса Август, похлопывая, министра по плечу, -- вот они и стараются отдалить тебя от меня; но я могущественнее их и друг тебе, так что ты не беспокойся, я не дам тебя в обиду.
   Гойм поблагодарил короля за милость. Август заговорил об акцизе и упомянул о нехватке денег в казне.
   -- Гойм, дорогой, ты должен любым способом добыть их, мне дозарезу нужны деньги, и очень много.
   Было около полудня, когда Гойм после аудиенции, заставившей его о многом призадуматься, вернулся домой. Не успела закрыться за ним дверь кабинета, как другая дверь из зала растворилась, и Анна, вся в черном, блистая красотой, спокойная и серьезная, вошла, заперев за собой дверь на ключ. Гойм тут же подбежал к ней, но она холодно его отстранила.
   -- Я ждала вас, граф, -- заговорила она спокойно и непринужденно, -- хочу поблагодарить за все хорошее, что вы для меня сделали, и заверить, что никогда этого не забуду, и еще считаю своим долгом поставить вас в известность, что брак наш, не будучи основанным на взаимной симпатии, ни мне, ни вам счастья не сулит и потому должен быть расторгнут; несколько проведенных вместе тяжких лет не позволяют надеяться на лучшее будущее. Нам надо расстаться, граф. Вам известно, что я человек прямой и люблю действовать открыто. Его величество государь оказал мне честь объясниться в своем ко мне расположении, он достоин того, чтобы не быть отвергнутым. Я люблю короля, и решила повиноваться его воле. Но обманывать вас я не намерена и потому пришла просить о разводе, он спасет честь вашего имени. Иного выхода нет. Ежели вы добровольно согласитесь на развод, можете не сомневаться в моем хорошем к вам отношении, я постараюсь быть вам полезной; ежели вы вздумаете препятствовать и упорствовать, я своего решения не изменю, но вы тем самым заставите меня забыть о моей признательности и помнить лишь, что вы становитесь помехой моему счастью.
   Гойм, с первых же слов официальной и обдуманной речи жены догадавшись обо всем, отпрянул, как громом пораженный. При всех своих опасениях он не предполагал, что дело зашло так далеко. Его бледное лицо сделалось иссиня-багровым от прихлынувшей к нему крови. Возмущенный словами Анны, а еще более хладнокровием, с каким она их произносила, Гойм пытался несколько раз прервать жену и дать волю своему гневу, но она своим властным взглядом приковала его к месту, заставила молчать. Говоря, Анна перебирала шнурки платья, кружево на рукаве, мяла в руках платочек. Наконец она кончила, но Гойм, в котором все клокотало от гнева, не мог выдавить из себя ни слова.
   -- Так вот какова ваша благодарность, милостивая государыня, за то, что я вытащил вас из глухого захолустья! -- закричал он, в неистовой ярости подняв кулак. -- Змею отогрел на груди своей! Вы бросаете мужа и порядочный дом, чтобы отдаться на милость легкомысленнейшего из людей!
   Анна не дала ему продолжать.
   -- Довольно, граф, мне известно, что вы можете мне сказать, но я знаю, что делаю, и прошу вас, предоставьте мне самой заботу о моей судьбе. Ничто не поколеблет моего решения. Ответьте лишь, согласны ли вы на развод? Останемся мы друзьями или врагами? Да или нет?
   Гойм снискал славу неисправимого развратника при дворе, где распущенность звалась галантностью; отношения его с женой были донельзя плохи, любовь к ней остыла давно, но когда он осознал, что теряет ее, сожаление, ревность, гнев довели его чуть ли не до умопомрачения. Как всегда, будучи в гневе, Гойм стал раздирать на себе одежду, теребить парик, метаться по кабинету, опрокидывая стулья, и биться головой о стены. Он ломал пальцы, подбегал к окну, бессмысленно поглядев на улицу, снова с яростью обрушивался на графиню, с невозмутимо презрительной усмешкой ждавшую его ответа, и тут же внезапно обрывал свою речь. Опрокинув стол, он стал бросать себе под ноги кипы бумаг, топтать их. У него был вид обезумевшего человека, который не знает что творит. И все это, очевидно, было рассчитано на то, чтобы напугать Анну, но его яростный гнев не произвел на нее никакого впечатления. Иронически поглядывая на мужа, она молча отступала к двери и ждала. Так и не дождавшись ответа, она спокойно сказала:
   -- Я вижу, вам трудно сразу решить, что вы предпочитаете, мир или войну. Даю вам время на размышление... Но должна предупредить вас: вражда со мной и с королем может оказаться для вас небезопасной -- от вас зависит, будете ли вы в милости или в опале.
   И Анна вышла, не дожидаясь ответа.
   Гойм продолжал в безнадежном отчаянии метаться по комнате, и это продолжалось бы еще долго, но тут вошел Вицтум, и Гойм немного пришел в себя.
   -- Что с тобой, Гойм? -- воскликнул Вицтум. -- Что случилось?
   -- Что случилось? Вам лучше знать, ведь это вы, возлюбленные друзья мои, приготовили мне столь приятный сюрприз. Анна бросает меня, потому что она понадобилась королю. Зачем же тогда она стала моей женой? Зачем подарила несколько лет счастья, чтобы потом изменить, осрамить перед людьми, выставить на посмешище...
   Вицтум ждал, пока вспышка гнева утихнет.
   -- Послушай, Гойм, -- сказал он, -- я прекрасно понимаю, что тебе, быть может, жаль расстаться с прелестной Анной, но ведь сердце ее никогда тебе не принадлежало, а сам ты так распутничал, что трудно поверить, будто ты боготворил ее. Все дело в самолюбии. Жена бросает тебя, а не ты ее. Честь тут ни при чем. Будем благоразумны, я пришел с поручением от короля.
   Гойм нахмурился, отпрянул и замолк.
   -- Что приказывает мне его величество король? -- насмешливо буркнул он.
   -- Он требует твоего согласия на развод с женой и обещает свою милость и признательность, -- продолжал Вицтум, -- в противном случае, -- мне жаль тебя, дорогой Гойм, но я должен предупредить, -- последствия могут быть самые плачевные. Выбирай, с королем бороться невозможно. Малейшая неприятность, причиненная графине, будет считаться оскорблением его величества.
   -- Зачем королю понадобилось мое разрешение? -- взорвался Гойм. -- Ведь в его власти сделать все, что он захочет. Консистор подчинен ему, а не мне. Я ничего не значу. Отнимают самое дорогое, что у меня есть, и еще ждут моей благодарности.
   Вицтум усмехнулся:
   -- То, что король просит твоего согласия, свидетельство его благосклонности. Это должно понимать как желание оставить тебя на твоем посту.
   -- Потому что я ему нужен, -- промолвил Гойм.
   Вицтум присел на диван.
   -- Дорогой граф, решай, когда я уйду, будет поздно.
   Гойм опять принялся бегать по комнате, опрокидывая все, что попадалось на пути, потом истерически захохотал и рухнул на стул.
   -- Гойм, король ждет ответа, -- напомнил Вицтум.
   -- Ответ и так ясен, -- сказал Гойм. -- Не издевательство ли, сперва сорвать с человека одежду, а потом, грозя ему палкой, спрашивать, можно ли взять ее себе? Так вот, дорогой зять, передай его величеству, что я премного благодарен ему за то, что он освободил меня от такой обузы, как моя жена, что я согласен на все; что я рад, счастлив и целую его королевские персты. Ведь это немалая честь -- принести в дар королю плод, который ты сам уже надкусил... ха, ха!
   -- Может, выпьешь холодной воды? -- прошептал Вицтум, берясь за шляпу.
   Он сочувственно пожал Гойму руку.
   -- Поверь, -- добавил Вицтум вполголоса, -- ты благодаря жене еще в лучшем положении, чем другие в таких случаях. Я скажу королю, что ты согласен. Успокойся и перестань горевать.
   Вицтуму вспомнился, видно, случай из собственной жизни: жену его, сестру Гойма, король в свое время тоже удостоил, ненадолго, правда, своей благосклонности.
   Август ждал ответа Гойма у себя в замке, но, потеряв терпение, приказал отнести себя в дом Гойма, где сразу же прошел в апартаменты Анны. Вицтум собрался было уже ехать в замок, когда ему сказали, что король ждет его здесь. По виду и улыбке своего фаворита король понял, что Гойм упорствовать не будет. Прелестная Анна, волнуясь, подбежала к послу.
   -- Вы оказались счастливее меня, граф?
   -- Счастливей вас никто быть не может, -- ответил, кланяясь, Вицтум, -- но я был терпеливее, дал Гойму излить свое негодование, а потом он на все согласился.
   Черные глаза Анны засияли радостью, она чуть не кинулась Вицтуму на шею.
   -- Вы принесли мне свободу и счастье, граф, не знаю, как отблагодарить вас.
   На столике стояла золотая табакерка, Анна схватила ее и протянула Вицтуму. Но подошедший к ним король увидел это и резко вырвал табакерку из рук Вицтума. В табакерку был вправлен миниатюрный портрет Анны, сделанный несколько лет тому назад.
   -- Прошу прощения, -- воскликнул король, -- но это слишком много для тебя, Вицтум, по королевскому праву я конфискую табакерку, а взамен дарю тебе двадцать тысяч талеров: этот портрет никому, кроме меня, принадлежать не может.
   Анна бросилась королю на шею.
   На другой день в консистории граф и графиня Гойм заявили о разводе через своих уполномоченных; королевский указ ускорил обнародование решения консистории, и оно через два дня висело уже на всех площадях, зданиях и в публичных местах, как того хотела Анна. В тот же день графиня переехала из дома мужа в приготовленный для нее особняк неподалеку от замка, с которым его соединила спешно, за несколько часов, сооруженная крытая галерея. Слух об этом событии разнесся с быстротой молнии по всему городу. Анна Гойм сразу отказалась от имени мужа и стала называть себя госпожой Козель -- так называлось поместье ее родных в Гольштинии. Август клятвенно обещал ей выхлопотать у императора Иосифа графский титул, а вместо дома, где она временно поселилась, воздвигнуть за несколько месяцев дворец из "Тысячи и одной ночи".
   Ни одна из фавориток не сумела так овладеть помыслами и сердцем Августа. Никто не пробуждал еще в нем такой страсти, как Анна Козель. Король почти не выходил от нее, он исчез для других, позабыл обо всем на свете.
   Княгиня Тешен, с которой Август до последнего времени был преувеличенно нежен, сразу же узнала обо всем. Развод Анны Гойм, ее переезд поближе к замку не оставляли сомнений, что царствованию княгини Тешен пришел конец. Впрочем, отставка ее не повлекла за собой опалы, она лишилась только возможности видеться с королем и всяких надежд на будущее. Августу приходилось считаться с княгиней Тешен хотя бы из-за ее влияния на кардинала Радзеевского; ссориться с кардиналом королю было невыгодно. Шпионам, которым Вицтум по приказу короля поручил следить за княгиней, ничего о ее намерениях узнать не удалось. Пытались выведать что-нибудь через баронессу Глазенапп, ненавидевшую сестру, надеялись, что княгиня в приступе скорби обмолвится о своих тайных замыслах, но Тешен молчала и плакала. Никто не знал, останется ли она в Дрездене, поселится ли в Хойерсверде или решит вернуться в Польшу. В доме никаких приготовлений к отъезду заметно не было, жизнь текла обычным порядком, только двор княгини, ранее блестящий и многочисленный, заметно поредел. Тех, кто остался верен Урсуле, обвиняли в шпионстве, так что окружавшие ее люди больше помалкивали, и вечера протекали в тоске и одиночестве. Только князь Людвиг Вюртембергский чаще и дольше стал бывать у княгини.
   Придворные интриги, способствовавшие низвержению княгини Тешен и возвышению Анны, сосредоточились теперь на другом.
   Фюрстенберг, ближайший друг и наперсник короля, вынужден был уступить место Вицтуму, выполнявшему роль услужливого посредника. Двор Августа II разделился на два скрыто враждующих лагеря. Добрый король не мог допустить, чтобы приближенные его жили в согласии и мире. Это пугало его, и потому он всячески старался посеять вражду между ними. Август натравливал их друг на друга, обласкивая всех по очереди и одновременно давая им понять, что они друг другу враги. Вид искаженных от ненависти, исподлобья глядящих лиц доставлял ему удовольствие. Люди доносили друг на друга, и Августу были известны даже малейшие злоупотребления. Стратегия короля зиждилась на раздувании неприязни, на непримиримой вражде придворных.
   Главный сокольничий граф Фридрих Вицтум фон Экштед, зять Гойма и посредник в интриге с Анной Козель, происходил из старинного рода, вышедшего из Тюрингии и состоявшего с давних пор на службе при саксонском дворе. В то время ему было около тридцати лет, при дворе он служил еще пажом и с детства дружил с Августом. Вицтум сопровождал его в путешествии по Европе, где на их долю выпало немало интересных приключений, а после низвержения государственного канцлера Бейхлинга в 1703 году был назначен главным сокольничим -- придворная должность, которую занимал брат Бейхлинга до того, как самого его заключили в Кенигштейн.
   Король любил Вицтума больше других, быть может, потому, что его нечего было опасаться: особым умом и предприимчивостью Вицтум не отличался, он был человек обходительный, вежливый, мягкий, услужливый, в общем, отличный придворный и красавец мужчина. Незаменим был Вицтум в любимых королем рыцарских забавах, он отменно ездил верхом, стрелял, превосходил всех в метании копья в кольцо на скаку, а игрок был такой страстный, что играл бы и день и ночь напролет. Он был всегда весел, остроумен, шутил мило и незлобно. Мы уже говорили о том, что саксонское дворянство упорно, хотя и с осторожностью, сохраняя должное почтение к королю, отстаивало свои привилегии. Вицтум был при дворе тайным и ловким защитником дворянства. Расположение, которым дарил Вицтума король, особенно во время пирушек, за чаркой вина, позволяло ему как бы шутя ввернуть иногда словечко в защиту дворянства. В другие дела Вицтум не вмешивался, от интриг стоял в стороне, честолюбием не отличался, верой и правдой служил королю.
   Говоря о Вицтуме, нельзя не упомянуть о его жене, сестре Гойма, одной из искуснейших интриганок при дворе, которым женщины управляли в такой же, если не в большей степени, чем мужчины. Графиня Вицтум была в то время еще свежа и хороша, высокого роста, как большинство саксонских красавиц из аристократических родов, с синими глазами, прекрасным цветом лица и чуть вздернутым носиком; она была смешлива, порой даже излишне, ее пронзительный смех узнавали издалека. Графиня Вицтум забавлялась двором, как игрушкой, шпионила из любви к искусству, подслушивала, разносила сплетни, расставляла западни, играла людьми, разжигала страсти, затевала склоки и ссоры, мирила и при всем том отменно управляла домом, мужем, хозяйством и делами; не будь ее, в доме часто не хватало бы денег. Карты были для нее не меньшей страстью, чем для Вицтума, но играла она осторожно, и ей везло. Честолюбива графиня была за двоих.
   Вицтумы не принадлежали к самым влиятельным фаворитам короля, тем, через чьи руки проходили все государственные дела, они стояли как бы в стороне и по своему положению, казалось, были ниже Флемминга, Фюрстенберга, Пфлюга и других; но они так же посвящены были в сокровеннейшие тайны, влияли на мнение короля и могли стать опасными врагами.
   Вицтум был послушным орудием в руках жены. В начале царствования Анны Козель у Вицтумов установились с ней дружеские отношения, позволявшие надеяться, что у них будут общие интересы и что они смогут оказывать на нее влияние. Но уже через несколько дней после переезда Анны Козель в дом возле замка двор понял, что новая королева ничем не напоминает скорую на слезы и обмороки княгиню Тешен. Для всех начиналась новая жизнь. Гордая красавица была объявлена второй женой короля и сразу повела себя, как королева. Август стал покорнейшим ее воздыхателем. Прелестная женщина, которую случай приблизил к трону, была в упоении от счастья.
   Зима обещала невиданные празднества.
   

8

   При дворе Августа II не ощущалось недостатка в фиглярах, единственной обязанностью которых было рассеивать грусть короля и прогонять скуку.
   Каждое утро из Старого города, что сейчас, как ни странно, зовется Новым, выезжал верхом в шутовском наряде знакомый всем -- от уличных мальчишек до министров -- королевский шут и фигляр Иосиф Фрелих, носивший титул придворного его королевского величества актера-скомороха. Август, будучи как-то в хорошем расположении духа, приказал даже отлить в его честь медаль с надписью "Semper Fröhlich hunquam Traurig". {Всегда весел, никогда печален (игра слов латинских и немецких).} Фрелих так навострился смеяться по обязанности, что смеялся с утра до ночи и всех кругом заражал своим смехом. Уже один его вид, когда он в своем потешном костюме выходил из дома, называвшегося Шутовским (Narrenhaus), и направлялся в замок служить королю, способен был рассмешить самого мрачного человека.
   Фрелих был маленького роста, круглый, румяный, носил что-то вроде гансвурстовского {Гансвурстовский - шутовской (Hanswurts - шут, комическая фигура немецкого театра XVI-XVIII вв.).} фрака, таких разноцветных фраков у него по милости короля было девяносто девять. На голове у него высился огромный остроконечный, украшенный перьями колпак, а сзади был привешен большой, в форме камергерского ключа серебряный кубок унций на шестьдесят -- подарок короля. Принимая иногда участие в ночных пиршествах, Фрелих обязан был пить из своего "камергерского ключа".
   Чтобы однообразные шутки Фрелиха не приедались, с ним в паре обычно выступал некий камер-курьер, барон Шмидель, изображавший для контраста меланхолика. Шмидель и Фрелих, как Гераклит и Демокрит, вели бесконечные споры, забавлявшие Августа и его двор. Когда оба главных шута, исчерпав запас шуток и выдумок, выбивались из сил, их сменяли второстепенные шуты, Заумаген и Лепперт из Лейпцига. Но если даже добавить к этому великана Коянуса, двенадцать пар карлов, во главе со знаменитым Ганте и Траммом, мавров, альбиносов -- это будет далеко не полный перечень слуг, призванных потешать короля в тесном кругу его приближенных.
   Знаменитый острослов Киан играл здесь тоже немалую роль, мы видели в начале книги, как ценил его король. Фрелих, несмотря на свое скоморошество, был человек рассудительный и вполне порядочный. Он сколачивал понемногу состояние, жил экономно, втихомолку посмеивался над теми, кто громко смеялся над ним и оставался целым и невредимым, варясь в котле королевского двора.
   Спозаранку, еще до рассвета, отправлялся Фрелих во фраке и колпаке в замок и возвращался домой, где его ждала домоправительница, обычно очень поздно.
   В дом шута редко кто стучался, ибо он сам был там гостем. И потому странным показалось госпоже Лотте, старой деве, прислуживавшей Фрелиху, когда в один осенний день, чуть ли не на рассвете, в дверь постучались. Придворный скоморох насторожился: вероятно, загулявшему до утра королю взбрело в голову послать за ним, а он еще не одет, и лошадь не подана. Лотта, увидев через застекленную дверь придворную ливрею, пришла к тому же выводу. На пороге стоял молодой человек высокого роста. Смерив его взглядом с ног до головы, Лотта спросила, что ему угодно.
   -- Я хотел бы поговорить с господином Фрелихом, -- ответил молодой человек.
   -- Вы от короля?
   Ответа не последовало.
   Тайные посланцы случались от короля, поэтому Лотта не решилась отказать незнакомцу и впустила его наверх, где Фрелих надевал перед зеркалом свой шутовской наряд.
   Шут тоже был удивлен неожиданным появлением молодого человека: кто он, гость или посланец? Фрелих обернулся к нему и, войдя в свою роль, стал изгибаться в поклонах, величая гостя его превосходительством. Бедняге менее всего подходил этот титул: бледный, изнуренный молодой человек стоял на пороге и мял в руке шляпу.
   -- Чем могу служить вашему превосходительству, -- поклонившись, спросил Фрелих.
   -- О, господин Фрелих, -- робким голосом ответил гость, -- не смейтесь над несчастным, скорее я должен звать вас "ваше превосходительство".
   -- Гм, гм, -- отозвался Фрелих, -- а что, вас прислал король? А?
   -- Нет, я пришел сам по себе и прошу уделить мне несколько минут, мне хотелось бы поговорить с вами с глазу на глаз.
   -- Аудиенция? А? -- подхватил, напыжившись, Фрелих. -- Donnerwetter! {Черт побери! (нем.).} Не сделался ли я, пока спал, сам того не ведая, министром? При нашем дворе (т-с-с!) все может быть. Министры так грызутся между собой, что от них скоро мокрого места не останется, и тогда и меня и вас могут удостоить их звания. Я заранее оговариваю себе казну и акциз.
   Несмотря на шутливый тон Фрелиха, на лице гостя не промелькнуло даже тени улыбки; он стоял все такой же сумрачный, не произнося ни слова.
   -- Поговорить со мной? Один на один? Прошу вас... Во всем доме нет никого, кроме Лотты, занятой приготовлением завтрака, и слуги, который чистит в конюшне лошадь.
   Фрелих развалился на стуле, изображая сановника, принимающего посетителя. Но молодого человека, казалось, ничто не способно было рассмешить.
   -- Господин Фрелих, -- сказал он, подойдя поближе, -- вы будете удивлены, если узнаете, что я пришел к вам по важному делу.
   -- А! Так вы ошиблись дверью!
   -- Нет, -- сказал незнакомец, -- нет. Я вижу вас каждый день при дворе, и на лице вашем написано, что вы человек добрый и что сердце у вас отзывчивое.
   -- Дорогой мой! Вы, наверно, хотите денег взаймы, -- прервал его Фрелих, всплеснув руками, -- предупреждаю, ничего не получится. Могу служить всем, чем располагаю: советом, смехом, поклонами, собственным хребтом, чем угодно, только не деньгами. Денег у меня нет. Король-то голый, откуда же у меня быть деньгам?
   -- Но я и не думал просить!
   -- А, -- облегченно вздохнул Фрелих, -- так чего вы, черт побери, от меня хотите? Чтобы я вас фокусам научил? Как, например, из одного яйца вытащить сто пятьдесят аршин ленты?
   -- Нет, -- ответил гость.
   -- Тогда, может быть, вы ищете моего покровительства?
   -- Возможно, -- с грустью ответил незнакомец, -- ведь больше не у кого.
   -- Тут и шут пригодится, -- рассмеялся старик. -- Не, ей богу, Шмидель, барон и камер-курьер, был бы вам более полезен. Судя по ливрее, вы служите при дворе, но выговор у вас не наш. Ничего удивительного, скоро саксонца при саксонском дворе и днем с огнем не сыщешь. Кто ты?
   -- Я поляк, меня зовут Раймунд Заклика.
   -- Поляк, стало быть, шляхтич, -- сказал Фрелик, -- садись же, я уважаю шляхту, а так как я мещанин, то стоить полагается мне, а не тебе.
   -- Не шутите, господин Фрелих.
   -- Не могу, я подавился бы собственным языком, ежели бы перестал шутить. Но время -- деньги, говори, достопочтенный поляк, что с тобой? Ты болен? Я не доктор.
   Заклика никак не мог собраться с мыслями, его, очевидно, сбивал шутливый тон Фрелиха.
   -- Разрешите, я коротко расскажу о себе, -- начал он, наконец.
   -- Коротко? Хорошо.
   -- При дворе я случайно, вы, наверно, слышали обо мне. На беду свою, я так же умею ломать подковы, мять кубки и отсекать лошадям головы, как это делает король, потому-то мне и велено было при дворе остаться.
   -- Как же, знаю, знаю, -- рассмеялся Фрелих, -- не завидую тебе, дорогой...
   -- Заклика...
   -- Дорогой господин Горемыка, -- сказал Фрелих. -- Какой же простак мог посоветовать тебе меряться силой с королем? Надо быть... да ты сам понимаешь, кем надо быть, чтобы пойти на это.
   -- С тех пор как я болтаюсь при дворе, мне свет не мил. Люди избегают меня, нет у меня ни друга, ни покровителя, никого.
   -- Ну, знаешь, избрать меня своим другом или покровителем -- это такая же счастливая мысль, как состязаться с королем. Человече! Да будь я способен расколоть наковальню, я не решился бы и соломинку переломить, чтобы не вызвать зависти. Нечего сказать, прекрасно ты распорядился своей судьбой.
   -- Что было, то было, -- ответил Заклика, -- а тут у меня никого нет.
   -- И к тому же ты поляк, а здесь теперь даже польского имени произносить нельзя. Да, не хотел бы я быть в твоей шкуре.
   -- Мне в ней тоже не слишком хорошо, вот я и подумал, может быть, вы сжалитесь надо мной.
   Старый шут вытаращил глаза, его морщинистое лицо сделалось вдруг серьезным и грустным, он сложил на груди руки, потом подошел к Заклике, взял его за кисть и стал щупать пульс, как доктор у больного.
   -- Боюсь, дорогой господин Горемыка, не помутились ли вы в рассудке, -- сказал он тихо.
   -- Возможно, -- ответил, усмехнувшись, Заклика.
   Лицо Фрелиха опять привычно повеселело.
   -- Чего же вы хотите?
   -- Чтобы его величество соблаговолил освободить меня от службы при дворе.
   -- О, нет ничего легче! -- сказал Фрелих вполголоса. -- Соверши какую-нибудь глупость, на Новой площади поставят виселицу, и тебя вздернут. Способ быстрый, легкий и верный.
   -- Это всегда успеется, -- возразил Заклика.
   -- А что ты собираешься делать, если тебя отпустят? Потащишься к себе на родину медведей водить?
   -- Нет, останусь здесь.
   -- Какая-нибудь дрезденка приглянулась?
   Заклика залился румянцем.
   -- Нет, что вы! -- сказал он. -- Я могу давать уроки фехтования, верховой езды, могу в войско вступить.
   -- А при дворе ты что, с голоду помираешь?
   -- Нет, у меня всего вдоволь.
   -- Может, не платят тебе?
   -- Платят...
   -- Чем же ты недоволен?
   Заклика смутился.
   -- Мне там делать нечего, никому я не нужен.
   -- Бог весть чего ты хочешь, господин Горемыка. Жизнь у тебя обеспеченная, спокойная; от добра добра не ищут.
   -- Что поделаешь, -- ответил Заклика, -- все приедается.
   -- Особенно если кто с жиру бесится, -- подхватил Фрелих. -- Но чем все же я могу быть тебе полезен?
   -- У меня просьба к вам. Я стою обычно у дверей в замке, вам ничего не стоит шуткой, как бы невзначай, обратить на меня внимание короля, а ему в хорошую минуту приходят в голову разные фантазии.
   -- А если ему придет фантазия повесить тебя? -- спросил шут.
   -- Вы защитите меня.
   Фрелих прошелся по комнате, напялив на себя остроконечный колпак с пером и засунув руки в карманы.
   -- Donnerwetter! -- воскликнул он. -- Только сейчас начинаю понимать, что и я что-нибудь значу при дворе, раз люди ищут моего покровительства. Вы открыли мне глаза! Из одной признательности я готов служить вам. Чем черт не шутит, Киана, говорят, назначают комендантом в Кенигштейн, почему бы меня не сделать, по меньшей мере, придворным проповедником или советником в консистории? Тщеславие разгорается во мне. Я начинаю задирать нос!
   И, повалившись на стул, Фрелих захохотал.
   -- Светопреставление! Donnerwetter! -- Он с жалостью взглянул на Заклику. -- Польский шляхтич ищет покровительства у шута. А шведы, которые кормятся селедкой, в хвост и гриву бьют саксонцев, питающихся свининой!
   Он ударил в ладоши. Вошла Лотта и остановилась на пороге с тарелкой подогретого, сдобренного пряностями вина.
   Фрелих комичным жестом приказал Заклике замолчать и, по-министерски кивнув головой, дал понять, что аудиенция окончена. Попрощавшись с Фрелихом взглядом, опечаленный Заклика стал спускаться с лестницы.
   Странная мысль просить покровительства у шута вызвана была крайней необходимостью и отчаянием. Бедного юношу угнетала роль статиста при дворе. "Кто знает? -- думалось ему, -- будь я свободен, может, все сложилось бы иначе". После событий, превративших Анну Гойм в госпожу Козель, он, бросив Лаубегаст, ни на минуту не отлучался из города и все лелеял надежду, что, как придворный, будет когда-нибудь принят в доме той, в чьи черные глаза смотреть почитал для себя величайшим счастьем.
   Такая любовь не часто встречается на свете. Смотреть на свое божество -- вот и все, что надо было Раймунду. О большем счастье он и мечтать не смел. Ему хотелось быть ее стражем-хранителем, невидимым защитником; он понимал, что у нее есть враги, боялся за нее, жаждал снискать ее доверие и готов был пожертвовать для нее всем, даже жизнью.
   Внешне покорный и тихий, Раймунд обладал волей твердой и непоколебимой. Он сам смеялся над своей любовью к той, что звалась королевой, но заглушить в себе этого чувства не мог. Раем казалось ему то счастливое время в Лаубегасте, когда он, спрятавшись, следил за ней взглядом и старался отгадать ее мысли. В Дрездене Раймунду редко выпадало счастье даже мельком взглянуть на прекрасную королеву. Он видел ее на прогулке верхом вместе с Августом, видел, как она садилась или выходила из экипажа, иногда, если удавалось протиснуться между придворными, он видел ее в театре; но этого ему было мало. Он грезил, что когда-нибудь попадет к ней в дом. Это было пределом счастья для него, венцом желаний. Ради этого он готов был не только поклониться шуту, но и претерпеть любые унижения.
   В том, что бедный юноша влюбился в такое совершенство красоты, нет ничего удивительного. Куда более странно то, что госпожа Козель, лишь несколько раз издалека видевшая его, госпожа Козель, надменная, поглощенная любовью к прекрасному Августу, упоенная счастьем, задавала себе иногда вопрос: куда делся тот чудак из Лаубегаста? И случалось, искала его глазами в толпе. Конечно, то была всего лишь жалость, но и жалость у счастливых созданий, вкушающих райское блаженство, чувство далеко не частое.
   Анна Козель вовсе не отличалась сентиментальностью, это была натура страстная, энергичная, высокомерная, сердце у нее было не из жалостливых. Мимолетное воспоминание о смиренном безумце, который в воду по шею погружался, чтобы взглянуть на нее, льстило ее женскому самолюбию. Вспоминая приключение, о котором никто, кроме нее, не знал, Анна самодовольно улыбалась.
   Ошибкой было бы думать, что страстно влюбленный Август отказался ради красавицы Анны от ночных забав с друзьями. Забавы эти были ему необходимы по множеству причин, да и в привычку уже вошли. Королевское слово сеяло вражду между охмелевшими придворными, а вражда была главным орудием власти, к тому же король умел вынуждать подвыпивших людей к признаниям, на которые в трезвом виде никто бы не отважился. Подобно тому как Гойма вынудили описать внешность его жены, так и другие раскрывали перед королем свои тайны. Август был теперь в прекраснейшем расположении духа и думал лишь о том, как окружить свое божество великолепием и роскошью, дать ему наслаждения, достойные богов Олимпа. Днем приходилось заниматься делами, вечером кутили.
   Гойм, оставшийся на своем прежнем посту с пятьюдесятью тысячами талеров наградных, которыми король осушил ему слезы после утраты жены, снова принимал участие в ночных пиршествах. Гойм был нужен: средств с каждым днем требовалось все больше, а он как никто другой умел добывать их.
   Все способы выколачивания денег из обнищавшей страны иссякли. Гойм ломал себе голову, чтобы найти новые источники доходов. Облагали налогами все подряд, взыскивали деньги любыми способами, король щедро награждал всех, кому это удавалось. Но даже самый изобретательный ум, в конце концов, исчерпывает себя, так что пришлось обратиться к мерам насильственным и рискованным. Опала великого канцлера, которой способствовали и причины политического характера, в значительной степени была вызвана слухами о несметных богатствах, якобы скопленных им. Короля обнадежили, что наследство канцлера насчитывает миллионы. Между тем королю достались лишь дворец, подаренный им княгине Тешен, несколько деревенек и полмиллиона талеров, когда-то данных канцлером взаймы королю, которые теперь можно было не возвращать. Оставшееся полуторамиллионное состояние Бейхлинга поделили между собой его враги -- Фюрстенберг, Пфлюг, а возможно, и Флемминг. Надежды короля не оправдались.
   Другим способом добывания сказочных сумм для удовлетворения прихотей короля была алхимия. Увлечение ею, вера в то, что можно проникнуть в тайну изготовления золота, в те времена стала манией. Август, как и многие другие правители, помешался на алхимии. Тогда не сомневались, что существует чудодейственная тинктура, способная превращать металлы в золото, и потому истинное золото превращали в дым и пепел.
   Канцлер Бейхлинг, как и большинство мечтателей, тоже верил, что золото можно добыть в реторте, и, как многие другие, поддерживал в Августе II мысль найти человека, который, как блины на сковородке, будет печь ему столь необходимое для счастья золото.
   Увлечение алхимией при дворе было повальным. Своя алхимическая лаборатория была у канцлера, была и у Фюрстенберга, ее посещал сам король, и у многих других ревнителей этого важного дела. Ходили легенды о счастливых мудрецах, обладателях тинктуры, превращавшей металлы в золото.
   Бейхлинг, безусловно, не подвергся бы опале, -- ибо он умел добывать королю деньги, -- если бы Фюрстенберг не пообещал Августу найти человека, способного фабриковать куда больше золотых монет, чем мог их выжать из народа канцлер.
   Мудрецом, на которого возлагал надежды Фюрстенберг, был простой аптекарь из Берлина с весьма темным прошлым. Человек этот, без сомнения, делать золото не умел, но зато тратил его с превеликим усердием. За несколько лет до этих событий аптекарь, о котором идет речь, Иоганн Фридрих Бетгер, саксонец родом из Шлейца, пытался изготовить тинктуру, или, как полагают другие, ему удалось получить ее в готовом виде у одного авантюриста, назвавшего себя Ласкарисом и архимандритом греческого монастыря в Митилене. Фридрих I Прусский хотел было завладеть уважаемым золотоделателем и посадить его за решетку, чтобы одному обладать тайной. Бетгеру удалось улизнуть в Саксонию, пруссаки требовали его выдачи, но Августу самому нужны были деньги, и этого ценнейшего человека увезли в Дрезден.
   Фюрстенберг сам трудился с ним над тинктурой, ведь дело было первостепенной важности, -- король твердо верил, что со дня на день из тигля посыплется золото.
   Бетгера ласкали, поили, осыпали обещаниями и милостями, но держали под стражей. С годами алхимики уничтожили, уповая на Бетгера, тинктуры Бейхлинга, однако состряпать новую тинктуру все не удавалось. Королю, находившемуся в Варшаве, посылали меркурий и другие ингредиенты для выработки золота. К великому делу надо было подготовиться молитвами, благочестием и очищением духа. Король Август исповедовался, потом сидел над тиглем, но дело не клеилось. К счастью, собака опрокинула ящик с Меркурием, посланный Бетгером в Варшаву, пришлось применить другой, и неудачу свалили на собаку. Бетгер трудился, вконец замученный, во дворце у Фюрстенберга, как в тюрьме, затем в Кенигштейне, где чуть не сошел с ума, а потом опять во дворце, с большими удобствами, но золота так и не сфабриковал. История злополучного алхимика весьма характерна для века. Адепт, содержавшийся под замком, тинктура, тигли, в которых должно было выплавиться золото для войн и маскарадов, король, работающий "после исповеди" с Фюрстенбергом над тинктурой, а потом отдыхающий у княгини Тешен, -- все это неоценимые приметы того времени.
   Бетгер переписывался с королем и пользовался большим его расположением. Алхимик давал в тюрьме балы, обеды и за последние три года стоил Августу сорок тысяч талеров!
   Когда Анна Козель вступила на трон после княгини Тешен, знаменитый алхимик содержался опять в замке, в окруженной садом башне. Поиски формулы, которая должна была принести долгожданное золото, подходили к концу. Все напряженно ждали, не сомневаясь, что Бетгер разгадает, наконец, тайну. Интересная подробность: Бетгер оговорил, что открытие его не должно быть использовано во зло, что "деньги нельзя тратить на излишества, на греховные деяния, на недостойные затеи, на ненужные и несправедливые войны". Он предупреждал, что "владеющему arcanum {Тайна (лат.).} не приличествует служить государю, о котором известно, что он грешник, нарушает супружескую верность или зря проливает кровь".
   Думается, что аптекарь сделал эту оговорку, дабы как-то оправдать свою неудачу...
   Вечером того дня, когда Заклика вверил свою судьбу Фрелиху, "придворный скоморох" был допущен развлекать общество. Ему от всей души хотелось помочь возлагавшему на него надежды юноше, но как он ни ломал голову, придумать ничего не мог. Фрелих умел извлекать выгоду для себя, просить же за кого-то ему не приходилось. Тут он был не в своей роли.
   Король принимал у Анны Козель Фюрстенберга, Вицтума и других постоянных участников вечерних пиршеств. Госпожи Рейс, Вицтум и Гюльхен составляли двор новой государыни.
   После ужина Фрелих показывал фокусы, все хохотали до упаду. Шут, изображая алхимика, фабрикующего золото, принес горсть мусора в тигле. Анна слышала уже кое-что о Бетгере и стала потихоньку расспрашивать о нем Августа. Король не любил признаваться в своей тайной слабости к алхимии, хотя ее разделяли ученейшие люди того времени.
   -- Фрелиху, -- тихо промолвил он, -- вольно даже надо мной смеяться, а значит, и над великой тайной изготовления золота. Обладатель этой тайны, несомненно, не хочет открыть ее нам, он едва не ускользнул от нас, бежав в имперскую землю, мы с трудом добыли его оттуда. Сейчас он под крепкой стражей и, думаю, поймет наконец, что выход у него один -- повиноваться.
   -- Ваше величество, -- вмешался Фрелих, -- пока к нему не будет приставлен человек сильный, которого бы он боялся, нельзя быть уверенным, что он не сбежит. Самым лучшим стражем были бы вы, ваше величество, или человек, обладающий такой же геркулесовой силой, но где сыщешь вам подобного?
   -- Ошибаешься, Фрелих, -- сказал Август, -- был, а может, и есть при моем дворе человек, почти не уступающий мне в силе.
   -- Никогда не слышал о нем!
   Так Август вспомнил о совсем позабытом им Заклике. На следующий день велено было разыскать его.
   Бедный Раймусь воспользовался этим случаем и стал просить короля уволить его со службы. Август покачал головой.
   -- Нет, не уволю я тебя, ты мне нужен, -- сказал он, -- у меня есть сокровище, которое я хотел бы доверить силе твоей и честности: ты отправишься ко двору госпожи Козель, будешь охранять ее как зеницу ока -- даже если жизнью придется пожертвовать, -- чтобы ни один волос не упал с ее головы.
   Заклика не верил своим ушам, он покраснел и молча поклонился. Судьба оказала ему лучшую услугу, чем Фрелих.
   Анна Козель удивилась, вспыхнула, увидев Заклику среди своих людей. В первую минуту она возмутилась, но, узнав, что он прислан королем, смолчала. Август в тот же вечер объяснил ей, для чего он прислал Заклику. Анна чуть было не рассказала ему о приключении в Лаубегасте, но вовремя сдержалась. Заклика остался при ней.
   Фрелих, увидев его несколько дней спустя, извинился, что так и не сумел освободить его от службы.
   -- Ради бога, не беспокойтесь обо мне, господин Фрелих, -- воскликнул Заклика, -- я решил остаться на теперешнем своем месте.
   

9

   Кто бы мог подумать, наблюдая праздное веселье и бесконечные придворные интриги, что тут разыгрывается трагедия, в которой Август II играет весьма незавидную и жалкую роль. Это были годы нашествия шведов на Польшу, годы побед Карла XII; Август, сидевший на шатком троне, искал после проигранных битв утешения у своих любовниц. Самую большую радость доставляли ему черные глаза графини (титул этот уже пожалован ей был императором Иосифом), и Август тратил огромные деньги на постройку дворца для возлюбленной, в то время как войско содержать было не на что. Среди безумств и кутежей рушились громады двух государств, но и это не могло согнуть геркулесовой спины государя или омрачить его настроения. Саксония нищала, ибо король всеми средствами пытался удержать Польшу под своею властью, но отречение от Польши с каждым днем становилось неизбежней.
   Между двумя битвами устраивались балы, маскарады, король возвращался в Дрезден и в безумствах находил забвение от потерь и унижений.
   Под бальную музыку давались инструкции тайным послам, шпионам и интриганам, тщетно пытавшимся привлечь на сторону Августа союзников.
   Исполинская сила саксонского Геркулеса проявлялась не только в том, что он расплющивал слитки железа и ломал подковы, но еще больше, пожалуй, в его умении совладать с валившимися на него бедами, с беспрестанными интригами, кутежами, с ветреными любовницами и царившей вокруг смутой. С поля битвы Август мчался к Анне Козель, от нее бежал в кабинет, куда стекались секретные донесения, а вечером -- бал, ночью -- пиры. Чтобы с такой жизнью в течение долгих лет неустанно справлялись и душа и тело, надо было обладать поистине титанической силой Августа. С невозмутимым спокойствием появлялся всегда король перед удивленной толпой, и даже самая горькая неудача не оставляла ни единой морщинки на его лице.
   Вопреки ожиданиям, похоже было, что царствование прелестной Козель продлится долго. Графиня, получив от Августа письменное обещание сочетаться с ней браком, считала себя второй женой короля и соответственно себя вела. Она ни на минуту не покидала Августа, всегда готовая отправиться с ним в любую поездку, на любую войну. Никакая опасность не страшила ее. Анна сумела быстро распознать характер Августа и разгадать интриги, которые плелись вокруг. Умная, неиссякаемо жизнерадостная, она развлекала короля, направляла его и с каждым днем приобретала все большую власть.
   Скоро всем стало ясно, что бороться с Козель, действовать против нее невозможно. Если легкомысленный король, находясь вдали, на какое-то время забывал о ней, Анна старалась ускорить встречу с ним и за несколько часов обретала прежнюю власть. От счастья она, казалось, расцвела еще больше. Тщетно глаза завистниц искали на ее лице следы усталости, увядания; будто наделенная вечной молодостью, она становилась все прелестней и прелестней.
   Через год король велел возвести рядом с замком дворец для графини. Это было чудо искусства. Его назвали дворцом четырех времен года. На каждое время года предназначались особые апартаменты: прохладные на лето, теплые, веселые и солнечные на зиму. Летние были отделаны мрамором, зимние -- устланы коврами. Мебель и стены сияли золотом, китайским лаком, шелками, кружевами, всем, что было самого изысканного и дорогого в тогдашней Европе. Войско оплатить было нечем, но дворец получился волшебный.
   Открытие его ознаменовалось блистательным балом. Анна Козель, усыпанная бриллиантами, торжествующая, прекрасная, как богиня, в знак благодарности протянула белую свою руку тому, кого втайне называла мужем. Легкомысленный Август, хоть и не отрешившийся совсем от своих слабостей, никогда ни в кого не был так влюблен, как в графиню Козель. Глаза ее очаровывали всех, и чужестранцы, видевшие ее в зените славы и величия, отзывались о ней с восхищением.
   Необычайно искусно распространяла графиня свою власть, объединяла вокруг себя друзей, завязывала знакомства, но и ей суждено было возбудить неприязнь и зависть у тех придворных, кого уже тревожило ее всемогущество. Однако время действовать против графини, которую возвели на трон, чтобы освободиться от кроткой и мягкой княгини Тешен, еще не наступило.
   Каждый день был для Козель новым триумфом. Тщетно духовенство, возмущенное этой открытой связью короля, начало по наущению кое-кого из придворных греметь с амвона против обольстительной Вирсавии. Гербер, известный в то время проповедник, однажды так убедительно описал ее народу, что в церкви поднялся шум, в котором слышалось ее имя. В городе весь день только и говорили что о Козель-Вирсавии. {Вирсавия - по библейскому преданию жена Урия, одного из военачальников царя Давида. Царь, плененный ее красотой, взял ее себе в наложницы, а затем после гибели Урия, которого Давид обрек на смерть, она стала его женой.} Вечером возлюбленной короля донесли о нападках проповедника. Август, придя к ней в веселом расположении духа, застал ее в слезах.
   -- Что с тобой, несравненное мое божество? -- спросил он.
   -- Я взываю к справедливости, король, -- ответила Анна, захлебываясь от слез, -- ты говоришь, что любишь меня... Если бы сердце твое мне принадлежало, ты б защитил несчастную. Мне публично наносят оскорбления.
   -- Что случилось? -- забеспокоился король.
   -- Я требую наказать Гербера. В назидание наглецам, которые даже корону чтить не умеют.
   Анна упала к ногам государя.
   -- Гербер с амвона назвал меня Вирсавией.
   Король улыбнулся.
   -- Но я не Вирсавия и не хочу быть ею! Я ваша настоящая жена, государь мой, -- вскричала Анна, обнимая его, -- накажите Гербера в назидание другим.
   Август на сей раз не принял близко к сердцу обиду Козель.
   -- Священник час в неделю имеет право говорить все, что пожелает. И я тут не властен. Если бы он промолвил хоть словечко, сойдя с амвона, то немедленно был бы наказан. А там -- место его защищает.
   Гербера не тронули, но о Козель он больше не говорил.
   Любовь короля к графине Анне крепла в годы самых тяжелых его поражений. Карл XII, этот дикарь с виду, коротко остриженный, в огромных, выше колен, сапогах, этот суровый и бездушный солдат, по какой-то странной иронии судьбы донимал красавца короля, сражающегося против него в кружевах, бархате и золоченых доспехах. О Карле рассказывали невероятные истории. Август слушал и молчал. Насильно сгоняемые в полки саксонцы сразу же ударялись в бегство. В Польше, несмотря на усилия Флеммингов, Пшебендовских и Домбских, меркло обаяние великолепнейшего из монархов, а сам он, стиснув зубы, подумывал о том, как бы унести ноги из этой опасной игры. Бывшая фаворитка государя графиня Кенигсмарк, посланная с секретным поручением к Карлу XII, ничего не смогла добиться. Шведский король не пожелал с ней даже разговаривать, как, впрочем, и ни с кем другим.
   Фортуна перестала улыбаться Августу II. Бетгер золота не мог сделать. Гойм не мог его раздобыть, а графине Козель нужны были миллионы. Люди убегали в горы, чтобы избежать вербовки в войско. Герберы с амвонов гремели против грабежа и насилий. Дворяне, несмотря на величайшее свое смирение, не давали сдирать с себя шкуру.
   На бедного короля теперь часто нападало дурное настроение. Но длилось это недолго. Стоило графине Козель улыбнуться, и к королю возвращалась обычная его веселость.
   Вечером четыре части света танцевали кадриль во дворце четырех времен года. Август с Анной изображали Азию. Прежних приятельниц, мечтавших с помощью прелестной хозяйки властвовать и управлять, Анна очень скоро разгадала, а затем и возненавидела. Графиня Рейс, госпожа Гюльхен, даже ловкая графиня Вицтум получили отставку. Козель не нужны были союзники, она чувствовала себя сильной, сильнее всех.
   Весь двор жил в непрерывном страхе. Один только Вицтум оставался в милости и у господина и у госпожи, -- политика не интересовала его, чинов он не добивался, а короля любил как брата.
   Шли годы, богатые событиями. Безжалостный рок неустанно преследовал великолепнейшего из монархов, не оставляя его ни на минуту в покое. Швед одерживал победу за победой и грозился сбросить Августа с трона. Август оборонялся, скорбел, развлекался и злоключения свои топил в вине и в наслаждениях. Тайные придворные интриги не прекращались.
   Охота, пиры, маскарады, балы, театры -- все это прервала весть о приближении шведов к Саксонии. Карл XII гнал врага в его же логовище. Поднялась невероятная паника.
   После проигранной битвы под Фрауенштадтом появилось много дезертиров. Их стали хватать и вешать или расстреливать за уклонение от воинской повинности.
   Беспорядок царил невообразимый. Шведы вступили в Саксонию. Август отдал приказ жителям уходить со своими пожитками в горы, в Силезию, в Чехию, но было уже поздно. Карл XII с двадцатитысячным войском вторгся в страну, обещая населению неприкосновенность жизни и имущества. Выхода не было, пришлось кормить неприятеля. Шведы расползлись по всей стране. Жалкие остатки войск Августа, преследуемые шведами, отходили к Вюрцбургу. Дрезден, где командовал Цинцендорф, саксонские гарнизоны в крепостях Кенигштейн и Зонненштейн еще пытались удержаться.
   Вместе с Карлом прибыл в Саксонию новый польский король Станислав Лешинский. Дрезден покинули все, кто мог, королева уехала к родным в Байрейт, ее мать с внуком в Магдебург, а оттуда в Данию. Лейпциг опустел и обезлюдел, из страха перед грабежами были вывезены все товары, перевозка их стоила бочку золота. Только после заверений Карла решились открыть ярмарку в день св. Михаила.
   Карл созвал саксонское дворянство в Лейпциге, чтобы взыскать с него контрибуцию. Дворяне, пытаясь освободиться от нее, убеждали шведского короля, что никаких повинностей, кроме как явиться с конем на войну, они не обязаны были нести.
   -- А где же вы были с вашими рыцарскими конями, когда я входил в Саксонию? -- спросил Карл XII. -- Если бы вы обязанность свою выполнили, меня бы здесь не было. Когда при дворе пируют и кутят, вы тут как тут, а как страну защищать, так вы дома отсиживаетесь. Знать ничего не знаю, извольте-ка платить контрибуцию, а всех остальных освобождаю от нее.
   После полного отречения Августа от польской короны, перешедшей к Станиславу Лещинскому, был подписан альтранштадтский договор 1706 года, но борьба в Польше продолжалась. Август отрицал свое причастие к подписанию договора. Он обвинял посланных для переговоров Имгофа и Пфингстена в превышении данных им полномочий и, чтобы спасти свою честь, засадил их в тюрьму.
   Вынужденный во избежание полного краха заключить это соглашение, Август тут же отрекся от него, ибо в мире сурово осудили его за этот поступок. Все шло прахом, а выдача Паткуля {Паткуль Иоганн Рейнгольд - швед, начальник русского отряда, посланного на помощь Августу II в войне со Швецией, был по мирному договору 1706 года между Августом II и Карлом XII выдан шведам в октябре 1707 года и казнен.} окончательно подорвала престиж саксонского короля. Он сам понимал, что запутался, и старался не вспоминать о постыдной сделке.
   Несмотря на обещание покинуть Саксонию тотчас после заключения мира, шведы пробыли в ней еще целый год. Торжествующий Карл XII принимал там послов из всех немецких государств и из Англии; Август же отправился сражаться в Польшу; после победы под Калишем он воспылал было надеждой, что дела еще поправятся, опять созвал шляхту, но вскоре, однако, ему пришлось покинуть Варшаву, Краков и вернуться в Саксонию.
   Анна Козель, которая, пренебрегая неудобствами походной жизни, с первых же дней повсюду сопровождала короля, вернулась в Дрезден немного раньше Августа. Такова была воля короля. Она умоляла, чтобы он разрешил ей, переодевшись в мужское платье, воевать рядом с ним, но Август на это учтиво возразил, что из двух самых дорогих для него вещей, короны и Козель, он хотел бы сохранить хотя бы одну и быть уверенным, что она в безопасности.
   Заклике, не отступавшему ни на шаг от своей госпожи, король доверил отвезти Анну в Дрезден. Раймунд не спал, не ел, выполняя свои обязанности, больше следуя велению своего сердца, чем приказу государя. Графиня Козель редко дарила его даже взглядом. Больная и грустная, вернулась Анна в столицу; но, приехав, сразу же взяла власть в свои белые ручки и, воодушевленная любовью Августа, стала управлять, как настоящая королева, не считаясь ни с наместником Фюрстенбергом, ни с кем из тех, кому король доверил управление. Это увеличило число ее врагов.
   В гуще битв и кровавых сцен Август оставался самим собой. Любовь всегда играла главную роль в его жизни. Он терял королевства, но завоевывал сердца.
   Дни господства Анны Козель омрачались эпизодами, разыгрывавшимися под гул оружия. Страстная любовь к ней жила еще в сердце короля, но всякий раз, расставшись с Анной, он поддавался своим дурным наклонностям. Несчастный, терпевший поражение за поражением, он сейчас ощущал особенную потребность в развлечениях, а придворные, считавшие графиню Козель опасной для себя, потворствовали всему, что могло вызвать охлаждение к ней.
   Фюрстенберг, получивший отставку у графини Анны, графиня Рейс и вся клика недругов искали способов подорвать власть Козель и низвергнуть ее. Анна слишком верила в свое обаяние и превосходство, чтобы придавать этому значение, и усмешкой встречала вести о кознях врагов. Узы, связывавшие ее с королем, укрепились появлением на свет двух дочерей. Высокомерная женщина считала, что равной ей Августу не найти, лишь она одна может делить с ним все тяготы войны, не боясь ни выстрелов, ни бешеной езды, ни лагерной жизни под открытым небом.
   Но еще во время пребывания Анны в Варшаве сердце не зря подсказывало ей, что она обманута. Король тайком от нее завел интрижку с дочкой лавочницы-француженки, в винный погребок которой частенько наведывались офицеры. Анна, узнав об этом, грозилась пустить королю пулю в лоб, но Август, смеясь, целовал ей ручки и вымолил прощение. Несмотря на свое волокитство, Август и вправду любил Анну, она была ему милей всех его возлюбленных, она умела как никто другой услаждать его жизнь, с ней одной он был счастлив.
   Графиня Козель вернулась в Дрезден, окруженная толпой поклонников, недостатка в которых она никогда не ощущала, хотя безжалостно над ними издевалась. На душе у нее было тревожно, и, чтобы утешиться хоть немного, она стала досаждать своими требованиями наместнику Фюрстенбергу.
   Война, расходы, разруха в стране, утрата Августом польской короны -- ничто не изменило образа жизни Анны Козель, не заставило ее отказаться от роскоши. Графиню содержали по-царски, Бетгера баловали, со дня на день ожидая от него золота. Фюрстенберга повсюду сопровождала гвардия, певцы и итальянская капелла стоили тысячи, а Карл XII тем временем занимал Саксонию, и Паткуля обрекали на мученическую смерть.
   Август же, несмотря на неудачи, разыгрывал роль беззаботного полубога.
   Еще не умолк гул оружия, как, скрепив своим позором договор, Август II вернулся в столицу и тут же направился к графине Козель. У входа в ее апартаменты король увидел верного Заклику. Он сидел, опершись на подлокотник кресла, погрузившись в глубокое раздумье. При виде короля Раймунд вскочил, чтобы преградить ему путь.
   -- Ваше величество! Графиня больна... доктор каждую минуту ждет... появления на свет...
   Слегка оттолкнув его, король вошел. В комнатах стояла глубокая тишина. Из спальни донесся детский плач.
   Анна, белая, как мрамор, обессилевшая от страданий, не в состоянии произнести ни слова, протянула Августу руки и показала на ребенка, которого держала на руках старушка. Король взял его и, назвав своим, поцеловал. Потом подошел к кровати и сел, закрыв лицо.
   -- Анна, -- сказал он, -- весь свет презирает меня, и ты перестанешь меня любить. Счастье изменило мне, я побежден, повержен, лишился всего.
   -- Август, -- ответила Анна, плача и ломая руки. -- Бедного и несчастного, даже закованного в кандалы, я буду любить тебя еще больше.
   -- Я очень нуждаюсь сейчас в утешении, -- мрачно промолвил король, -- неприятель настиг меня на моей земле, союзники бессильны помочь. Победителю смиренно кланяется весь мир, он властвует здесь, а не я. Я самый несчастный из монархов.
   В таких сетованиях пролетел первый час пребывания короля в Дрездене; больная нуждалась в отдыхе, а короля ждали примчавшиеся уже военачальники и чиновники. Они окружили его в галерее, ведущей во дворец четырех времен года, -- Флемминг, наместник Фюрстенберг, Пфлюг, Гойм и прочие, напуганные бедами, валившимися на Саксонию. Все искали у него на лице следов горести и страданий, но король выглядел лишь немного усталым и рассеянным. Ничто не выдавало обрушившегося на него несчастья. Эгоизм глушил в нем все, ведь сам он был цел и невредим...
   Пятнадцатого декабря 1706 года Август прибыл в Дрезден, а на следующий день исчез. Втроем, с Пфлюгом и единственным слугой, он помчался верхом в Лейпциг, а затем -- к Карлу XII, надеясь произвести на него впечатление своим величественным видом и добиться у неумолимого шведа более выгодных условий мира.
   Узнав, что саксонский король едет к нему, Карл XII, желая соблюсти приличие, выехал ему навстречу. Короли разминулись. Август, прибыв в Гюнтерсдорф, где находился граф Пипер, узнал, что в Альтранштадте (в получасе езды оттуда) шведского короля нет...
   Странным должен был показаться двор и военный лагерь сурового, коротко остриженного Карла XII тщательно завитому Августу.
   Монархи встретились на лестнице. Никогда, быть может, два противоположных характера не сказывались так явно на внешнем облике. У Карла был вид пуританина. Саксонский король похож был на придворного Людовика XIV. Закоренелые враги сердечно приветствовали друг друга. У дверей долго спорили, кому войти первым, церемонно кланяясь друг другу; Карл XII пропустил поверженного неприятеля вперед. После самых нежных поцелуев и пожатия рук начались у окна переговоры, продолжавшиеся час; о чем шла речь, никто не слышал, но Август вышел оттуда бледный и хмурый.
   День, проведенный с Карлом XII, лег тяжким бременем на сердце Августа, он старался не вспоминать о нем. Наутро Август, не вымолвив больше ни слова, вернулся в Лейпциг, где Карл XII, соблюдая этикет, отдал ему короткий визит. В договоре, однако, никаких изменений сделано не было.
   Тяжело начался для Августа следующий год, пребывание шведов на саксонской земле угнетало его, и он готов был на любые жертвы, лишь бы избавиться от них. То в Альтранштадте, то в Морицбурге и Лейпциге, хлопоча о ратификации договора, проводил Август дни своего бесславия.
   Странно выглядел саксонский король в парчовом тканном золотом одеянии a la franèaise, {На французский манер (франц.).} в тщательно завитом парике, весь усыпанный драгоценностями, рядом с коротко остриженным Карлом XII в высоких сапогах, суконном кафтане со стальными пуговицами и лосиных штанах. Они встречались, обменивались любезностями, но Карл XII ни в какие разговоры о политике или о делах не вступал. Для этого были Пипер и Цедернхельм. Как-то между прочим Карл XII сказал саксонскому королю, что уже лет шесть не снимал своих высоких сапог, -- времени не было. Август усмехнулся.
   Приглашения к столу в Лейпциге Карл XII ни разу не принял. Август же садился с ним за стол, хотя и мучился: спартанская похлебка шведа была ему не по вкусу, к тому же у шведа во время еды не положено было произносить ни слова. Ели молча, а обед продолжался час.
   После подписания договора короли несколько месяцев совсем не виделись. Карл XII, однако, покидать Саксонию не собирался. По слухам, раздосадованный вконец Август, встречаясь со шведом в Лейпциге, делал вид, что не замечает его.
   Забот у бедного короля и помимо шведов хватало, и, чтобы отвлечься от своих горестей, он охотился, занимался любовью, сеял интриги среди придворных. Двор его был все таким же блестящим. Карл XII неустанно муштровал своих солдат. Август II давал балы. Покой его и приятные сновидения отравлял только несносный Фюрстенберг, который по воле случая оказался наместником в Дрездене.
   Об этом человеке, ставшем врагом Анны Козель, следует сказать несколько слов. При дворе Августа, состоявшем, чтобы ослабить влияние саксонского дворянства, из чужестранцев и немцев из соседних государств, Фюрстенберг сразу показался чужаком. Приехал он сюда из империи, был католиком, и даже очень ревностным, не отличался ни особенным характером, ни исключительными способностями, но был предприимчив, весел, многоречив, остроумен и обладал даром забивать королю голову всякими нелепостями. Фюрстенберг разыгрывал при дворе роль магната и аристократа, а на самом деле был опытным интриганом и вел тайную борьбу со своими врагами. Преданный графине Рейс, он служил орудием в ее интригах. Дом ее и друзья были к услугам Фюрстенберга. Князь не заметил, как он, собиравшийся дать отпор саксонскому дворянству, сам попал в его силки. Поймали его Фризены с помощью графини Рейс и запрягли в свой воз.
   Вскоре после того, как Козель фактически стала королевой, она освободилась от пут графини Вицтум, графини Рейс и ее окружения. Они не были нужны ей, и она даже для вида не хотела поддерживать с ними какие-либо отношения. Это стало поводом для начала тайной войны.
   В отсутствие короля доносчики следили за каждым шагом Анны, за каждым ее словом, обсуждали каждый ее поступок, чтобы потом настроить против нее короля. Время для действий еще не наступило, Фюрстенберг выжидал и сдерживал других. Возвращение короля было триумфом для Анны Козель.
   Анна не вставала еще с постели и требовала, чтобы Август был все время с ней. Однажды утром королю доложили, что из Варшавы прибыли срочные депеши (у короля были там еще приверженцы). Он собрался было идти, но Анна попросила позвать министра Бозе с бумагами к ней в спальню. В этом не было ничего странного. Деспотичной, властной воле Козель король никогда не противился. Министра Бозе впустили в спальню.
   Из трех известных при дворе важных сановников из рода Бозе, входивший сейчас в спальню с церемоннейшими и нижайшими поклонами, был самым старшим и, как говорят, самым умным. Воздавая почести его величеству, он так согнулся, что виден был лишь его весьма потрепанный парик. Таким же поклоном почтил он и прелестную больную, которая, утопая в пуху и кружевах, подобна была бледной розе в снегу.
   Под мышкой Бозе нес бумаги. Он еле слышно шепнул королю -- срочно, из Варшавы.
   Они отошли к единственному приоткрытому слегка окну, остальные были затянуты плотными занавесями. Анна не спускала с них глаз. Она услышала "из Варшавы" и наблюдала издали за выражением лица короля, надеясь отгадать, что содержится в бумагах. Бозе худыми костлявыми руками, торчавшими из накрахмаленных манжет, почтительно подавал его величеству бумагу за бумагой, конверт за конвертом. Пакеты были солидные, с большими печатями. Козель лежала, не шевелясь, подперев рукой голову.
   Но вот Бозе шепнул что-то и вручил королю небольшое письмецо какого-то подозрительного вида. Король вскрыл конверт, пробежал письмо, улыбнулся и покраснел; он невольно перенес взгляд на Козель. Она приподнялась, встревоженная.
   -- Что это за письмо? -- спросила Анна.
   -- Деловое, а что?
   -- Покажите его мне! -- вскрикнула больная.
   -- Незачем! -- холодно ответил король, продолжая читать.
   Козель вспыхнула. Забыв о присутствии почтенного старца, который закрыл глаза и отпрянул, как громом пораженный, Анна в одной рубашке вскочила с постели и вырвала письмо из рук Августа. Король смутился, взглянул на советника, тот стоял в смиренной позе человека, не знающего куда деваться.
   Козель пожирала письмо глазами, а потом в неописуемом гневе разорвала его на клочки. Предчувствие не обмануло ее: письмо было от Генриетты Дюваль, с которой король, обманывая Анну, завел интрижку в Варшаве, в нем сообщалось о рождении дочери, ставшей потом знаменитой графиней Ожельской. Несчастная мать спрашивала короля, как быть с ребенком.
   -- Пусть она бросит его в воду, пусть утопит! -- закричала Анна. -- Как я утопила бы ее, если бы могла!
   Король засмеялся, Анна стала плакать. Бозе с поклонами, понимая, что он здесь лишний, попятился к двери.
   -- Анна, ради бога, успокойся! -- промолвил король, подходя к постели.
   -- Как? Ты, для которого я пожертвовала всем, смеешь обманывать меня, изменять мне, преданной жене своей!
   Это была уже не первая сцена ревности, Анна устраивала их после каждой измены Августа и не оставляла его в покое, пока он не вымаливал прощения у ее ног, обещая исправиться. На этот раз добиться прощения было трудно, Август целовал ее руки, не помогало.
   -- Чего ты требуешь от меня? -- спросил он.
   -- Если ты хоть одно слово напишешь в ответ этой негодяйке, если ты хоть пальцем для нее пошевельнешь, -- крикнула Козель с возрастающей горячностью, -- клянусь тебе, я поеду на почтовых в Варшаву и убью мать и дочь.
   Королю пришлось дать рыцарское обещание, что он ни словом не отзовется, забудет жертв своих прихотей, предоставит воле судьбы их участь. Так закончилась эта сцена, о которой Бозе ни словом не обмолвился, ибо как никто другой боялся восстановить против себя всемогущую госпожу. Его политика заключалась в том, чтобы быть тише воды, ниже травы и не навлекать на себя гнева. Многие считали его простодушным старичком, он помалкивал и делал вид, будто знать ничего не знает.
   

10

   Никто бы и не узнал об утреннем происшествии, если бы король, утомившись за день, не вздумал собрать вечером в малой столовой тесный кружок приближенных, чтобы немного развлечься. В вине топили воспоминания о шведе. После второго или третьего кубка -- рюмок там не признавали -- король с ухмылкой поглядел на Фюрстенберга.
   -- Как досадно, -- сказал он, -- что не ты, а старый Бозе пришел ко мне сегодня с бумагами из Польши. Ты, может, помирился бы с Козель, если бы увидел ее в наряде, в каком она предстала перед стариком.
   -- А что такое? -- спросил князь. -- Ведь графиня не встает с постели?
   -- В том-то и дело, она вскочила в одной рубашке, чтобы устроить мне безобразнейшую сцену из-за письма несчастной Генриетты. Графиня невозможно ревнива, и я ничуть не удивился бы, если бы она в приступе ревности сдержала слово и пустила мне пулю в лоб. Пистолет у нее всегда заряжен.
   Фюрстенберг обвел присутствующих настороженным взглядом, чтобы удостовериться -- нет ли среди них доносчика: были только свои, все они терпеть не могли Козель.
   -- Ваше величество, -- заговорил он с многозначительной усмешкой, -- графиня Козель, которая так ревниво охраняет ваше сердце, что впрочем, вполне понятно, сама уж никак не должна бы давать повода к подозрению и ревности.
   Август медленно приподнял голову, нахмурился и ледяным голосом сказал:
   -- Дорогой Фюрстенберг, кто решается сказать такое, должен хорошо взвесить свои слова и помнить о последствиях. Изволь-ка объясниться.
   Князь взглянул на своих единомышленников.
   -- Уж ежели слова эти вырвались у меня, я обязан доказать их справедливость. Не я один, мы все были свидетелями того, как развлекалась графиня в отсутствие вашего величества. Дворец был всегда полон... полон гостей, поклонников, а старший граф Лешерен, удостоившийся особой благосклонности, из дворца почти не выходил. Часто видели его с братом или одного, выскальзывающего оттуда около полуночи. Каждый день на обеде, каждый день за ужином.
   Два брата Лешерен, старший очень красивый, с аристократической осанкой, весьма образованный и тонкого ума человек, и младший, почти ни в чем ему не уступавший, рыцарь Мальтийского ордена, готовившийся к духовной карьере, несколько месяцев тому назад прибыли в Дрезден искать счастья при дворе. Поняв, откуда исходят милости, они сделались преданными друзьями графини. Козель выхлопотала им у короля звание камергеров. Надеясь, по-видимому, и на другие милости, они остались в саксонской столице. Придворные Августа, зная, что он любит окружать себя иностранцами, видели в них опасных соперников. Фюрстенберг заронил в короле подозрение не только для того, чтобы навредить Козель, но еще и для того, чтобы избавиться от старшего Лешерена, который благодаря своим недюжинным способностям мог достичь высокого положения.
   Король Август выслушал Фюрстенберга с деланным равнодушием, но князь, да и все присутствующие, прекрасно научились отгадывать его истинные чувства по едва заметному изменению в лице, и все поняли: стрела попала в цель.
   -- Что ты мелешь, Фюрстенберг, -- ответил Август, -- зависть говорит в тебе, графиня тебя не любит! Ты что хотел бы, чтобы она сидела, запершись в четырех стенах, и скучала? Ей нужны были развлечения, а Лешерен человек занятный.
   -- Ваше величество, -- произнес наместник с притворным простодушием, -- я вовсе не собирался доносить вам об этом, слова вырвались у меня нечаянно. Пользуясь расположением вашего величества, я не так уж ценю благосклонность графини. Но мне, вашему преданному слуге, досадно было видеть, как за любовь, такую верную, пылкую, сильную, платят неблагодарностью.
   Август помрачнел. Кубки стояли наполненные, разговор оборвался, король встал.
   По впечатлению, произведенному его словами на короля, Фюрстенберг понял, что дело проиграно. Когда Август желал избавится от какой-нибудь фаворитки, он цеплялся за каждый удобный случай, даже сам подсылал придворных, чтобы иметь повод для преследования и разрыва, но сейчас все убедились, что любовь к Козель еще не остыла.
   В тот день графиня в первый раз встала с постели. Август не пожелал продолжать вечернее пиршество, попрощался кивком головы с гостями и направился в кабинет.
   Фюрстенберг и придворные были смущены, князь заставил себя улыбнуться, чтобы скрыть охватившую его тревогу.
   Невольный свидетель подслушал разговор за столом. Заклику, в верности и привязанности которого Анна не сомневалась, она всякий раз посылала с записками к королю, чтобы вручить их в собственные его величества руки. Соскучившись в одиночестве, графиня написала королю письмо и отправила его с Закликой как раз в тот момент, когда были наполнены кубки. Прерывать пиршество не разрешалось. Заклику, однако, слугам велено было впускать в любое время. Незамеченный, он встал позади огромного буфета, ожидая удобного случая, чтобы отдать королю записку. Фюрстенберг как раз в это время говорил о Лешерене. Опасность, грозившая, как ему казалось, Анне, придала Раймунду храбрости, он незаметно улизнул, так и не вручив королю письма, побежал назад во дворец и постучался в спальню графини.
   Анна хорошо изучила Заклику, он был единственный слуга, которому она верила, изредка вознаграждая его улыбкой. Когда он вошел, графиня по его бледному лицу поняла, что случилось что-то недоброе.
   -- Говори, -- вскричала она, подбегая. -- Что-нибудь случилось с королем?
   -- Нет, -- ответил Заклика, -- я, быть может, виноват, что прибежал сюда, но вот чему я был свидетель, что слышал и о чем, мне кажется, обязан вам доложить...
   Торопясь, срывающимся голосом Заклика передал слово в слово поклеп Фюрстенберга. Анна слушала его, красная, растерянная, оскорбленная; она молча взяла у Заклики письмо и кивнула, чтобы он ушел. Сердце ее колотилось неистово. Сама не зная зачем, она вышла из спальни и, пройдя кабинет, уселась в огромном пустом зале, как всегда освещенном в тот вечер, хотя приема не ожидалось. Стены зала были увешаны портретами и картинами из жизни Августа II; на одной из них была изображена торжественная церемония его коронации. Блестевшими от слез глазами Анна безучастно глядела на картину, как вдруг услышала шаги Августа. Он шел быстро, разыскивая ее повсюду, бледный, расстроенный, сердитый. Графиня встала и, будто не заметив, что он вошел, подошла к картине.
   -- Как? -- воскликнул Август. В голосе его слышался плохо скрываемый гнев. -- Вы изволите смотреть на мое изображение? Глазам своим не верю. Вот уж не ожидал такой чести.
   -- Ваше величество, -- ответила, поборов волнение, Козель, -- было бы смешно, если бы вы, зная высокие свои достоинства, могли допустить, что я обращу свой взор на кого-нибудь другого. Даже легкомысленнейшая из женщин никогда бы не позволила себе этого. Откуда у вас такие подозрения?
   -- Да, -- прервал ее король дрожащим голосом, -- до сих пор я льстил себе, полагая... думал, что... но видимость бывает обманчива, а причуды женщин необъяснимы.
   Слова короля, еле сдерживаемый гнев успокоили Анну, она поняла, что он ревнует, а, следовательно, любит, но все же притворилась оскорбленной.
   -- Не понимаю, ваше величество, -- сказала она, -- что значат ваши загадочные слова? Разве я дала повод? Соблаговолите высказаться яснее, чтобы я, по крайней мере, знала, как оправдаться и доказать свою невиновность.
   -- Невиновность! -- прервал ее король так резко, что Анна испугалась. -- Есть случаи, когда доказать невиновность невозможно! У меня есть улики.
   -- Улики! Против меня! -- вскричала Анна, заломив руки. -- Это сон, бред, мука! Август! Говори, я ничего не понимаю. Я ни в чем не виновата.
   Козель бросилась королю на шею; он пытался отстранить ее, но она схватила его за руку и расплакалась.
   -- Сжалься надо мной! Скажи! Я должна хотя бы знать, за что страдаю. Какой-то мерзкий клеветник посмел возвести на меня страшный поклеп.
   Не скоро удалось Анне унять гнев короля, после вина Август был особенно неистов; но, в конце концов, слезы его смягчили.
   -- Ваше величество, господин мой, объясните, чем вызван ваш гнев, -- умоляла Анна, -- вы видите, я с ума схожу от горя! Скажите, откройте! Вы больше не любите меня? Ищете повода, чтобы избавиться? Раньше, раньше любовь ваша была так сильна, что вы даже заблуждение бы мне простили, а сейчас сердце ваше где-то далеко...
   Август уже немного остыл.
   -- Хорошо, -- сказал он, -- слушай же, если тебе так хочется, я только что из замка и говорил там с Фюрстенбергом.
   -- Все ясно! Он мой враг! -- прервала его Козель.
   -- Князь сказал мне, что весь город возмущен твоим поведением с Лешереном.
   -- С Лешереном? -- переспросила, смеясь и пожимая плечами, Козель.
   -- Лешерен, -- продолжал король, -- не считал даже нужным скрывать своих чувств к вам, а вы принимали его каждый день, он просиживал с вами целые вечера, его видели...
   -- Да, все это верно, -- сказала Анна холодно с оскорбленным видом, -- Лешерен влюблен в меня, его нежные признания забавны. Но в чем тут моя вина? Я не скрывала этого, потому что мне нечего скрывать! Ты и вправду думаешь, что достаточно влюбиться в меня, чтобы стать моим возлюбленным? Это ужасно! Значит, такой вот Фюрстенберг одним злобным словом может подорвать твое доверие ко мне! Веру в сердце Козель!
   Плача, она бросилась на диван. Король был укрощен. Он опустился на колени и стал целовать ее руки.
   -- Анна, прости меня, -- начал он, -- я не ревновал бы, если бы не любил. Ты права, Фюрстенберг самая ядовитая змея из всех, кого я пригрел при дворе. Прости меня! Больше никто не посмеет заподозрить тебя, мою Анну.
   Анна все еще плакала.
   -- Ваше величество, -- сказала она, рыдая, -- если вы будете потворствовать клеветникам, подпустите их к трону, помните, они ни перед чем не остановятся, язык их не пощадит и вашу священную особу, для них нет ничего святого...
   -- Будь спокойна, будь спокойна, -- ответил король, -- клянусь, никто больше не осмелится дурного слова сказать о тебе...
   Сцена закончилась нежными признаниями и заверениями с обеих сторон. Анне пришлось пообещать, что она и вида не покажет, будто ей известно имя клеветника.
   Так благодаря находчивости Заклики графиня Козель одержала победу.
   Король, успокоенный, вернулся в замок, он словом не обмолвился с Фюрстенбергом, явно избегая его. Через главного гофмейстера Август приказал уведомить Лешерена, чтобы он немедленно оставил службу и покинул Дрезден. Приказ этот обрушился на молодого графа, как снег на голову, он не поверил ушам своим. Но комендант города подтвердил волю короля, дав графу двадцать четыре часа на сборы. Встревоженный Лешерен, ничего не понимая, помчался во дворец к графине. Заклика доложил о нем. Анна вспыхнула от волнения и беспокойства.
   -- Скажите ему, сударь, -- вымолвила она тихо, -- что я не могу принимать тех, кому король запретил показываться на глаза... Скажите ему... -- она понизила голос, -- мне искренне жаль, что он уезжает.
   Анна сняла с руки перстень, недавно подаренный королем:
   -- Передайте ему этот перстень от меня, -- сказала она совсем тихо, отвернувшись от своего верного слуги.
   Заклика побледнел.
   -- Графиня, -- осмелился он заметить тоже тихим, приглушенным голосом, -- соблаговолите простить меня, но перстень подарен королем.
   Козель, не терпевшая, чтобы ей прекословили, грозно нахмурила брови и топнула ногой:
   -- Я не прошу совета, а приказываю, выполняй!
   Зкалика вышел в замешательстве.
   Несколько лет тому назад, показывая свою необыкновенную силу, Заклика получил в награду от богемского графа, гостившего тогда при дворе, дорогой перстень с очень схожим камнем. Какое-то предчувствие подсказало ему обменять кольца: свое он отдал Лешерену, а подарок графини спрятал возле сердца.
   Дня четыре спустя король вошел к графине, когда она совершала туалет. Анна всегда носила подаренный королем перстень на руке, глаз ревнивого любовника заметил его исчезновение.
   -- Где мой перстень с изумрудом? -- спросил он.
   Козель, не теряя самообладания, стала искать его с беспокойством на туалетном столе, на паркете, по всей комнате. Лицо короля покрывалось красными пятнами.
   -- Куда он девался? -- допытывался Август.
   Козель спросила у служанки.
   -- Я уже дня четыре не вижу его у вас на руке, -- прошептала та.
   Август подсчитал, что с отъезда Лешерена, -- о его попытке повидаться с Анной он знал, -- прошло как раз четыре дня.
   -- Не ищите попусту, -- промолвил он с издевкой, -- я догадываюсь, где он.
   Анна невольно смутилась. Король впал в ярость. Он не хотел слушать никаких объяснений. Слуги в страхе разбежались, голос Августа гремел по всему дворцу. Беспокойство охватило всех.
   Козель, казалось, вот-вот лишится чувств, глаза ее заблестели от слез, но тут кто-то постучался в двери, графиня увидела бледное и грустное лицо Заклики.
   -- Простите, графиня, что я вхожу к вам без зова, -- промолвил он, -- но слуги сказали, что вы ищете перстень, а я час тому назад нашел его возле вашего туалетного стола и ждал удобного случая, чтобы отдать его вам.
   Король бросил взгляд на перстень и замолчал. Графиня не взглянула на Заклику, ни слова не сказала королю; она медленно надела перстень на палец и, обдав любовника презрением, вышла из комнаты.
   Этого было достаточно, чтобы успокоить короля и заставить его вымаливать на коленях прощения у оскорбленной женщины, но умилостивить ее было не так-то легко.
   Король весь день провел во дворце, и Анна никак не могла объясниться с Закликой. Август чувствовал себя униженным и виноватым. Анна холодно принимала его извинения, плакала, на нежности отвечала лишь смиренной покорностью, и это доводило несчастного Августа до отчаяния. Только к вечеру король удостоился прощения, и мир был восстановлен. Происшествие это укрепило в Августе веру в Козель и усилило власть графини; врагам ее пришлось замолчать.
   Только после полуночи король ушел в свой кабинет совещаться с ожидавшими его министрами. Карл XII отравлял всем покой; его пренебрежительное отношение к королю, к этому прекраснейшему из рыцарей, оскорбляло саксонский двор. Дикарь, мальчишка -- Карлу XII было не многим более двадцати лет, -- казался им кем-то вроде Атиллы, святотатственно попирающим великолепие жизни, полной пышности и блеска.
   Как только король удалился, Анна вскочила со стула, сверкавший на руке изумруд напомнил ей о Заклике. Анна позвонила. Вошедшего карлу (у нее, как у настоящей королевы, были в услужении карлы) она послала за Закликой.
   Верный Раймунд сидел, как всегда, в передней на страже и читал какую-то замусоленную книгу. Увидев карлу, он понял, что час расплаты настал. Он спас графиню, но поступил самовольно, за это придется ответить. Мороз пробежал у него по коже. Раймунд чувствовал себя и счастливым и виноватым. Весь дрожа, он робко вступил на порог, графиня в наспех застегнутом платье, с рассыпавшимися по плечам черными волосами, прекрасная, как богиня, гордая, как всесильная владычица, ходила по залу. Увидев Заклику, она сдвинула брови и с грозным видом встала перед ним.
   -- Как посмел ты ослушаться, не повиноваться? Кто просил тебя прибегать к хитрости? Что за дерзость!
   Заклика долго стоял молча, опустив голову, потом медленно поднял глаза.
   -- Я признаю свою вину, -- сказал он спокойным голосом, -- да, на душе моей грех. Вспомните, госпожа моя, Лаубегаст и благоговение, с каким я издали на вас смотрел. Пусть все объяснит вам мое чувство, безумное и нелепое, от которого я до сих пор не могу избавиться. Я хотел спасти вас!
   -- Ни в чьей помощи я не нуждаюсь, -- резко сказала Анна, -- от слуги я требую повиновения, и больше ничего; ум его мне не нужен, а чувства холопов я презираю! Вы нанесли мне оскорбление.
   Заклика опустил голову.
   -- Скажи я хоть слово королю, ты завтра же был бы брошен в Кенигштейн или повешен на площади. Откуда тебе знать, что для меня важнее: то, что Лешерен не получил перстня, или то, что ты помог мне выпутаться из минутного затруднения?
   -- Лешерен получил перстень! -- сказал Заклика, и все грозные упреки соскользнули с него.
   -- Какой перстень?
   -- Очень схожий с вашим. Мне дал его богемский магнат Штернберг в награду за мою силу. Опасаясь, как бы король не вспомнил о подаренном им перстне, я вручил Лешерену свой.
   Графиня, пораженная, взглянула на Раймунда, стоявшего с низко опущенной головой.
   -- Тебе полагается вознаграждение! -- прошептала Анна, растерявшись.
   -- Нет, только прощение, -- ответил Заклика, отойдя к двери, -- никакой награды я не приму.
   Долго и странно смотрела на него Козель. Сострадание проснулось в ней, но гордость тут же заглушила его. Анна молча подошла к Заклике и протянула ему перстень, предназначавшийся для Лешерена; Раймунд как бы пробудился ото сна, увидев его в белой дрожащей руке.
   -- Графиня, -- сказал он, -- я не могу его принять... нет! Он напоминал бы мне о вашем жестокосердии.
   Анна переложила кольцо в другую руку, а эту поднесла к губам Заклики, и он с жаром, преклонив колени, поцеловал ее; потом как безумный выскочил из комнаты. Козель осталась одна, в раздумье, со слезами на глазах.
   -- Так любят бедные люди, -- сказала она себе, -- короли любят иначе.
   Между тем шведы не уходили из Саксонии. Карл XII ни на какие уступки не шел. К Августу он был безжалостен и полон презрения, с дворянством суров, к народу жесток -- солдаты его силой вербовали людей в отряды. Сговориться с Карлом было невозможно. Получив приглашение на охоту или пир, он посылал вместо себя придворных, а сам отправлялся муштровать свежезавербованных солдат. Балы, концерты, маскарады не интересовали его. Мир был подписан, Паткуль выдан, а Карл XII все сидел и сидел на саксонской земле.
   Беспрестанные унижения и жертвы вконец исчерпали терпение саксонцев. Наглость шведа, свободно, без всякой охраны разъезжавшего в сопровождении двадцати или тридцати всадников по завоеванной стране, вызывала возмущение в сердцах отважных воинов.
   Однажды утром, когда король совещался с министрами, ему доложили о приходе графа Шуленбурга. Старого вояку пригласили на это совещание, но там он говорить отказался и попросил короля дать ему аудиенцию. Флемминг, Фюрстенберг и другие придворные вскоре удалились, король с Шуленбургом остались одни.
   -- Что скажете, генерал? -- спросил Август. -- Быть может, вы принесли мне радостную весть, что шведы уходят?
   Шуленбург горько усмехнулся.
   -- Нет, ваше величество, -- ответил он после минутного раздумья, -- но есть средство избавиться от них.
   -- Должен сознаться, что я такого средства не вижу, разве что сам господь бог ниспошлет нам войско с Михаилом Архангелом во главе под вашу команду.
   -- Ваше величество, -- прервал его Шуленбург, -- нужно, по-моему, отважиться на риск, и тогда мы обойдемся без архангелов. Шведов, разбросанных по Саксонии, всего двадцать с лишним тысяч, небольшая горстка, которая стала грозной силой, потому что ее возглавляет один смельчак. Если схватить этого смельчака, остальные будут не страшны.
   -- Что говоришь ты? Схватить? Когда заключен мир? И он чувствует себя в полной безопасности, доверяет нам?
   -- Самое время свершить справедливую месть, -- ответил Шуленбург. -- С офицерами нашей конницы, скрывающимися у Тюрингской границы, мы произвели рекогносцировку штаб-квартиры Карла XII. Она укреплена слабо. Я могу ночью напасть на шведа, схватить его и отвести в Кенигштейн, пусть они осаждают нас потом: мы не сдадимся. Впрочем, голова короля будет служить гарантией нашей безопасности. Карл подпишет такой договор, какой мы захотим.
   Август внимательно слушал его.
   -- А если не повезет? -- спросил он.
   -- Не повезет мне, а не вам, ваше величество, -- сказал генерал, -- я хочу освободить страну и Европу от молодого разбойника, готового огнем и мечом уничтожить ее.
   -- Генерал, -- буркнул король, -- вы, по-моему, бредите, рыцарская честь для меня превыше всего, и напасть на врага таким предательским образом я не в коем случае не позволю; не могу, -- добавил он, вспыхнув. -- Я ненавижу его, задушил бы своими руками, но схватить его среди ночи, напасть, воспользовавшись его доверием ко мне. Нет! Это не в обычаях Августа Сильного.
   Шуленбург мрачно посмотрел на него.
   -- А с вами, король, всегда поступали по-рыцарски? -- спросил он.
   -- Такие грубияны, такие неотесанные варвары, как этот молокосос, могут поступать, как им заблагорассудится, но Август, которого народ называет Сильным, а монархи Великолепным, не позволит себе такой низости.
   Старый вояка покрутил усы, откланиваясь.
   -- А если это позволит себе ослушавшийся солдат? -- спросил он.
   -- В таком случае мне пришлось бы взять неприятеля под защиту и освободить его, -- воскликнул Август, -- вне всяких сомнений.
   -- Необыкновенно благородно и красиво, -- сказал Шуленбург, несколько иронически, но...
   Он не договорил и низко поклонился. Король взял его за руку.
   -- Дорогой генерал, прошу вас, забудьте о том, что вы мне сказали. Нет, такой ценой я победы не хочу.
   Шуленбург поднял на него потускневшие глаза, и в них был вопрос: разве выдача Паткуля, заключение в тюрьму Имгофа и Пфингстена -- поступки более благородные, чем тот, что вызвал в Августе такое негодование? Король, возможно, понял этот немой укор, догадался, что означает молчание генерала, лицо его побагровело.
   Шуленбург стоял, опустив голову.
   -- Нас может спасти только смелый, рискованный шаг, -- буркнул он в усы, -- обычные средства уже не помогут. Игра идет не на жизнь, а на смерть. А терять нам нечего. Одна корона, стоившая миллионы, потеряна, от другой лишь обломки остались, а дальше что?
   Август с усмешкой на губах прошелся по кабинету.
   -- Что дальше? -- промолвил он. -- Этот самонадеянный мальчишка не остановится, он пойдет дальше. Несколько побед вдохновили его на дерзкие необдуманные действия. Но однажды наглые замыслы его рухнут, ибо он не рассчитает своих сил. Зачем нам навлекать на себя позор, для того лишь, чтобы ускорить то, что и так неминуемо, неотвратимо? Не лучше ли набраться терпения, чтобы потом воспользоваться плодами чужих побед? Карл XII весь раздулся от спеси, ему кланяется вся перепуганная Европа, эту спесь надо в нем разжигать, пока он не лопнет, наткнувшись где-нибудь на стену.
   -- А тем временем Саксония... Ваше величество!
   -- О! Народ все вытерпит! Несомненно! -- воскликнул Август. -- Народ, генерал, что трава, скот ее вытопчет, а она на другой год еще буйней растет.
   -- Но это ведь люди! -- сказал Шуленбург.
   -- Чернь, -- возразил король, -- кто принимает в расчет массы, толпу?
   Наступило молчание, генерал откланялся. Но на пороге король остановил его.
   -- Ты с кем-нибудь об этом говорил? -- спросил он.
   -- Мои офицеры первые подали эту мысль, -- прошептал Шуленбург, -- я знаю, что ее горячо разделяет Флемминг, он тоже придерживается мнения, что против вероломного захватчика все средства хороши.
   -- Значит, все знают? -- с беспокойством спросил король.
   -- От меня? Никто, -- ответил серьезным тоном генерал. -- От других -- возможно.
   -- Ради бога, прикажите молчать! Ни слова об этом!
   Генерал откланялся еще раз, король в раздумье опустился на стул.
   После выдачи Паткуля столь благородный жест выглядел, по меньшей мере, странно.
   

11

   Дерзкие разъезды Карла XII по стране не только у Шуленбурга вызвали желание захватить его и отомстить за разорение страны. Не говоря о Флемминге, графиня Козель, бесстрашная, смелая, мстительная, пестовала втихомолку эту мысль и готовила тайный заговор. В нем принимал участие весь ее связанный клятвой двор. Это она через офицеров, произведших тайный осмотр квартиры Карла XII и выследивших, что он часто отлучается в сопровождении всего нескольких верховых, подала Шуленбургу такую идею. Она не делилась своими планами с королем, заранее зная, что он на столь смелый шаг не решится. Мстительная женщина шла дальше других заговорщиков, она требовала, чтобы схваченного Карла тотчас убили. Мысль эта засела в ней, мучила ее, не давала покоя.
   Но напрасно Анна намекала и как бы случайно пыталась выведать мнение короля, Август не желал даже разговаривать на эту тему. Приходилось действовать за его спиной. Враждебно настроенный к графине, но отважный Флемминг сделался ее союзником, горячо поддерживал ее и Шуленбург, собираясь осуществить заговор с помощью своей конницы.
   Графиня утверждала, что Август, возможно, вознегодует, узнав о пленении шведского короля, но свершившимся воспользуется, а в Европе никто не встанет на защиту авантюриста Карла.
   Заговорщики советовались в глубочайшей тайне, строили предположения, вынашивали замысел и, наконец, поручили Шуленбургу выведать мнение короля.
   Когда Шуленбург вышел из кабинета государя, по лицу его без всяких слов можно было понять, что заговор отвергнут. Весть об этом разнеслась с быстротой молнии. Но Анну Козель ничто не могло остановить; она чувствовала в себе достаточно силы, чтобы действовать даже вопреки воле короля.
   У Августа не было тайн от Анны; в тот же вечер он передал ей свой разговор с Шуленбургом. Графиня вскочила со стула.
   -- Что я слышу, король? Вы не согласились? Не хотите даже попытаться, отыгравшись на этом разбойнике, вернуть свои потери?
   -- Кто-нибудь отомстит за меня, -- сказал король, -- в этом я твердо уверен. Оставим это.
   По нахмуренному лицу его Анна поняла, что сейчас возражать не время, и завела разговор о придворных сплетнях.
   Графиня не раз просила Августа показать ей лабораторию алхимика. Бетгер содержался в то время в угловой башне замка, откуда открывался вид на Эльбу и на ее покрытые лесом берега. Уже много лет несчастный узник томился в неволе, окруженный, правда, всяческим вниманием, достойным того, от кого ждут груды золота.
   Фюрстенберг все время держал Августа в заблуждении, уверяя, что ждать осталось уже недолго. Он сам работал вместе с узником то в своей химической кухне, то в тюремной башне. У Бетгера была теперь очень хорошая удобная квартира с большим садом, полным цветов и заморских деревьев; стол, за которым сиживали его гости, был весь уставлен серебром, ему разрешалось гулять по скрытым переходам длинной галереи, окружавшей замок и крепость и служившей королю для тайных его похождений.
   Смирившись со своей участью, понимая, что удрать из-под стражи невозможно, Бетгер тянул время и обманывал Фюрстенберга, сам потеряв уже окончательно веру в успех. Он исчерпал все формулы, прочитал все книги, испробовал все рецепты, -- тщетно!
   Зная о всемогуществе Анны Козель, алхимик, чтобы снискать ее расположение, посылал ей каждый день букет из самых прекрасных цветов своего сада. Графине очень хотелось посетить Бетгера, но король все оттягивал визит. В этот день Анна была так настойчива и в то же время так нежна и прелестна, что Август встал, подал ей руку и сказал:
   -- Пойдемте к Бетгеру.
   Король выглянул в окно и увидел Фрелиха в островерхом колпаке, который отмахивался от обступивших его придворных; все громко смеялись. Август кликнул шута.
   -- Вот подходящий посол, он пойдет впереди и оповестит о нашем визите, чтобы мы не застали алхимика врасплох, в каком-нибудь неприличном обществе, -- сказал король.
   Для поддержания духа Бетгеру разрешалось даже принимать у себя прекрасный пол. На пороге появился Фрелих.
   -- Назначаю тебя на сегодня, но только до вечера, камергером, -- засмеялся король, -- чтобы ты не говорил, что зря носишь такой тяжелый ключ. Ступай и оповести Бетгера, что богиня Диана в моем сопровождении посетит его сегодня.
   -- В сопровождении Марса, Аполлона, Геркулеса, -- добавила обрадованная Козель.
   -- Весь, значит, Олимп, -- заметил шут, низко кланяясь, -- где же он там поместится?
   Фрелих с важным видом отправился по скрытому переходу к угловой башне, нащупывая палкой путь.
   В тот день за столом алхимика собралось веселое общество. Кубки осушались, остротам не было конца. В числе гостей были князь Фюрстенберг, большой друг Бетгера, известный любитель алхимии Чирнхаус, секретарь и смотритель Немиц. Круглая, с толстыми стенами комната в башне, занимавшая весь этаж и служившая узнику для приема гостей, была обставлена со вкусом и чуть ли не с царственной роскошью. Стены были обиты персидским шелком, с вытканными на нем цветами и золотыми полосками, комнату оживляли зеркала, кругом стояла лакированная, позолоченная мебель, столы и шкафчики украшала бронза во вкусе того времени. Небольшая лестничка в толстой стене за потайной дверцей вела вниз и соединяла гостиную с мастерской, другая лестничка со спальней наверху.
   Бетгер выделялся среди своих гостей складной фигурой и веселым лицом, которое так и искрилось живой мыслью. Великолепно одетый, он походил больше на богатого дворянина, который приехал с визитом, чем на знаменитого, корпевшего над тиглями и содержащегося под замком узника -- обладателя великой тайны. По виду его нельзя было сказать, что он очень страдает или изнурил себя в поисках великого секрета. За рюмкой Бетгер был самым остроумным из сотрапезников, в обществе -- самым блестящим из шутников. Друзья как раз осушали бокал за успешное завершение его дела, а ученик аптекаря приготовился ответить им, когда на пороге появился королевский посол в островерхом колпаке и в пунцовом на этот раз фраке.
   -- А! Фрелих! Фрелих! -- закричали пирующие. -- С чем пожаловал?
   -- Прошу прощения, сегодня я не просто Фрелих, как вам может показаться. Его королевскому величеству угодно было возвести меня на двадцать четыре часа в сан камергера и послать, как положено по чину, сюда с вестью, что богиня Диана в сопровождении Геркулеса окажут Бетгеру честь, посетив его. Dixi. {Я сказал (лат.)}
   Шут стукнул палкой об пол, все вскочили из-за стола. Бетгер с Немицем, призвав на помощь слугу, стали торопливо очищать стол. Растворили окна, хозяин послал за цветами. Чирнхаус, хорошо знакомый с расположением дома, отворил потайную дверцу и спустился в лабораторию, чтобы скрыться там от короля. Остальные разбежались кто куда через боковые выходы, зная, что король пойдет по тайной галерее; остались только Бетгер, Немиц и князь.
   Спешно навели порядок, пол устлали цветами, Бетгер с букетом цветущих померанцевых веток встал у порога.
   Когда появилась графиня во всем сиянии своей красоты, узник опустился на колени.
   -- Богов принимают коленопреклоненными, -- произнес он, -- а в дар им приносят фимиам и цветы!
   Внесли свет, он рассеял вечерний сумрак.
   Приняв с улыбкой из рук хозяина букет, Козель учтиво поблагодарила его и с любопытством огляделась, удивляясь, что не видит здесь никаких следов "великого дела".
   Король, вошедший вслед за графиней, тут же разрешил ее недоумение.
   -- Но я хочу быть там, где в поте лица и с молитвой на устах свершается великая тайна.
   -- Графиня, -- возразил Бетгер, -- божеству не следует спускаться в преисподнюю, там, внизу, очень страшно, испарения там вредные и вид удручающий.
   -- Но женское любопытство, -- вздохнула Козель и посмотрела на Августа.
   Август взглянул, в свою очередь, на Фюрстенберга, князь пожал плечами.
   -- Графиня не привыкла ходить по таким узким и темным лестницам, -- промолвил он.
   Анна решительно повернулась к Бетгеру:
   -- Боги приказывают, ведите нас.
   Она подошла к дверям, а хозяин нажал на вделанную в противоположную стену бронзовую кнопку, отворил потайной ход и встал там с канделябром в руке.
   Август больше не возражал. Они спустились по узкой неудобной лестнице к окованным железом дверям мастерской. Когда Бетгер отворил ее, глазам представилась просторная с тяжелыми закопченными сводами комната, как бы сошедшая со старинной картины. У толстых столбов стояли печи, а на них остывшие реторты, тигли и разная утварь самых причудливых форм, на стенах были укреплены полки со множеством бутылей и склянок; на столах громоздились старинные книги с медными застежками, пергаментные свитки, исписанные листы бумаги и самого разнообразного вида приборы. Все это казалось таким таинственным, мрачным, необычным, что графиня в страхе невольно прижалась к плечу короля.
   Бетгер стоял молча, держа высоко в руке канделябр.
   С должной почтительностью рассматривал Август лабораторию больших надежд, которая должна была воплотить в жизнь его мечты. Тут внимание его привлекли какие-то предметы, лежавшие среди бумаг на столе. Это были чашечки цвета яшмы, и королю, большому знатоку и любителю фарфора, менявшему людей на японские вазы, они напомнили восточные изделия.
   -- Бетгер, -- спросил он, -- что это? Похоже на японский фарфор, но форма иная, где ты их достал? Это удивительная редкость!
   -- Ваше величество, -- ответил, низко кланяясь, Бетгер, -- это я развлечения ради попробовал сделать нечто похожее на фарфор из привезенной мне глинки.
   Король взял протянутый ему сосуд удивительного цвета и стал молча с интересом разглядывать его, взвешивать и с недоверием рассматривать на свет.
   -- Как? Ты утверждаешь, что сделал его сам? Ты?
   Бетгер нагнулся и поднял с земли точно такие же черепки, потом достал из-под вороха бумаг несколько чашечек и протянул их графине и королю.
   -- Но ведь это лучший в мире фарфор! -- воскликнул восхищенный король.
   Бетгер молчал.
   -- Ты изобретатель! Ты разгадал их тайну! -- продолжал Август. -- Ради бога, делай для меня фарфор, а золото подождет. За один сервиз с моими гербами я уплатил в Китае пятьдесят тысяч талеров! Пруссак ободрал меня, взяв роту отборных солдат за несколько ваз, а ты умеешь делать фарфор и молчишь!
   -- Ваше величество, это только проба!
   -- И очень удачная. Бетгер, первый сервиз сделай для Дианы и положи к ее ногам.
   Видя, что король восхищается изделиями Бетгера, все подошли поближе, чтобы взглянуть на чашечки, но никого, кроме Козель и Августа, они в восторг не привели. А Фюрстенберг подумал про себя, что если Бетгер займется фарфоровыми черепками, он забросит тинктуру.
   Август, бурно всем увлекавшийся, был в восторге от фарфора. Весть об уходе шведов из Саксонии вряд ли обрадовала бы его больше. Он взял одну чашечку, попросил Анну сохранить ее, а затем, выразив Бетгеру полное удовлетворение, собрался уходить. Чтобы избавить графиню Козель и короля от неудобной лестницы, хозяин отпер дверь, выходившую прямо в сад, и король, предшествуемый ожидавшими его придворными, направился тем же путем по потайному переходу в замок. День тот стал достопамятным в истории Саксонии, для которой случайное открытие Бетгера, долго державшееся под угрозой смерти в глубочайшей тайне, и в самом деле оказалось золотым дном.
   Несколько дней спустя события, куда более драматические, потрясли Дрезден. Если Шуленбург после первого же разговора с королем наотрез отказался от пленения Карла XII, то более решительная Козель, а также Флемминг вовсе не оставили этой мысли. Беспечность Карла XII предоставляла чуть ли не каждый день возможность выполнить смелый замысел, но не все было подготовлено.
   Между тем дерзкий и слепо веривший в свою удачу Карл XII как бы зная о грозящей ему опасности и глумясь над ней, свободно разъезжал по вражеской земле.
   Никому и в голову не могло прийти, что он сам кинется в пасть неприятелю, посмеет прибыть в Дрезден. Такая наглость должна была бы заставить исстрадавшихся людей отважиться на отчаянный шаг, но, увы, дворяне, способные, казалось бы, оказать сопротивление, были слишком развращны и испорчены излишествами и распутством.
   После ратификации договора с императором и предоставлении свободы вероисповедания силезским протестантам Карл XII выехал из Альтранштадта. Он следовал за своим войском, предпринявшим под командованием Реншельда поход в Силезию, в Польшу и дальше на север. Значительная часть шведской армии покинула, наконец, Саксонию, остались только несколько полков под Лейпцигом. Неподалеку от Мейсена в Оберау Карл XII разбил свой лагерь. В погожий осенний день он отправился верхом на прогулку, и спутники его показали ему с холма маячившие вдали башни дрезденских соборов.
   Карл XII долго стоял молча, в раздумье, потом обратился к небольшой горстке сопровождавших его людей:
   -- Мы так близко: надо бы доехать.
   Был уже четвертый час пополудни, когда у ворот Дрездена появился нежданный гость. Крепостные ворота были заперты. Карл назвался посланником шведского короля, и его со спутниками отвели на гауптвахту. Проходивший мимо Флемминг был поражен, он узнал Карла. Казалось, сама судьба повелела ему свершить замысел, который он так долго лелеял в душе. Карл XII был безоружен, его сопровождало всего несколько человек, он сам лез врагу в пасть. Флемминг в первую минуту чуть голову не потерял, но сумел овладеть собой и на вопрос Карла, как повидать короля, предложил отвести его к Августу.
   Август в то время часто забавлялся в оружейной, проделывая там разные фокусы и упражнения. На этот раз он тоже был там вместе с сопровождавшей его повсюду графиней Козель. Способный, казалось, тратить свою силу только на забавы, король ломал железо своими сильными руками.
   Веселый смех раздавался под сводами здания, когда в дверь постучались.
   -- Войдите! -- крикнул Август и обернулся. Графиня тоже взглянула в ту сторону -- и остолбенела, увидев Карла XII.
   Шедший позади Флемминг делал королю и Козель нетерпеливые знаки, понять которые было нетрудно. Он ждал только кивка, чтобы кликнуть людей и схватить неосторожного гостя. Август все еще стоял в оцепенении, когда Карл XII подошел к нему и обнял, весело приветствуя:
   -- Здравствуй, брат!
   Козель не могла сдержаться, лицо ее пылало, схватив короля за рукав, она шепнула:
   -- Король, это воля судьбы! Если он уйдет отсюда цел и невредим, ты будешь виновен.
   Карл XII расслышал, по-видимому, эти слова, лицо его стало суровым и напряженным. Август холодно обратился к графине:
   -- Я прошу, приказываю, оставь нас одних.
   Графиня со свойственной ей вспыльчивостью хотела было возразить, но Август, сдвинув брови, настойчиво повторил:
   -- Оставь нас.
   Козель повиновалась, бросив гневный взгляд на Карла XII, который спокойно разглядывал оружейную.
   Проходя мимо, графиня с отчаянием взглянула на Флемминга, у которого тоже пылали яростью глаза. Тот только пожал плечами. Август взглядом приказывал обоим молчать. Король принял гостя, сохраняя полное самообладание.
   -- Мы много наслышаны о вашей силе, -- сказал Карл XII несколько иронически, -- и я рад, был бы увидеть хоть одно из чудес, которые вы так легко свершаете.
   На полу лежал железный прут. Август поднял его.
   -- Дайте мне вашу руку, -- сказал он с усмешкой, -- не бойтесь, ничего плохого я вам не сделаю.
   Карл молча протянул ему широкую, всю в ссадинах руку, Август начал сгибать вокруг нее прут. Глаза их встретились. Железо, как послушная веревка, обвилось вокруг руки Карла. Август стал затягивать прут узлом и, тут же с усмешкой сорвав путы, бросил их на пол. Карл за все это время не проронил ни слова. Потом они прошлись с Августом по оружейной. Оружия здесь было вдоволь.
   -- Железа у вас много, -- лаконично заметил швед -- жаль, что людей не хватает.
   Из оружейной, которая была в крепости неподалеку от башни Бетгера, оба короля направились к замку. Карл XII пожелал нанести визит вернувшимся в Дрезден членам королевской семьи: он и раньше, пренебрежительно относясь к Августу II, выказывал большое уважение его семье.
   Между тем с гауптвахты разнесся по городу слух о том, что в Дрезден прибыл Карл XII в сопровождении всего лишь нескольких конников. Имя его, потрясшее всю Европу, возбуждало необычайное любопытство. Протестанты, знавшие по слухам, что он сделал для их единоверцев в Силезии, старались протиснуться к замку, чтобы увидеть его. Двор, Флемминг, -- все, чья судьба была связана с Августом II, -- возмущались дерзостью героя, который, глумясь над побежденным, ворвался, как триумфатор, безоружный в его гнездо. Возбужденный Флемминг и разъяренная графиня Козель грозились привести в исполнение свой план. Флемминг приказал созвать тайком людей гарнизона и захватить врага даже против воли короля Августа; Анна с пистолетом в руке грозилась, что выстрелит в лоб Карлу XII прямо на улице.
   Волнение было огромное, всеобщее, оно заметно уже было в то время, когда Август с Карлом направлялись к замку. Лишь у Августа вид был невозмутимый, и этим своим видом он, казалось, призывал всех к спокойствию. Он еще издали увидел приготовления, не скрылись они и от глаз Карла XII. Но швед ни на минуту не терял присутствия духа и мужества.
   Он и не думал ускорить свой отъезд, а так как Август тоже не прочь был задержать его, возможно желая испытать его мужество и терпение, визит шведа длился довольно долго. Навестив королеву, Карл XII попросил разрешения обнять молодого курфюрста, но от вечерней трапезы равнодушно отказался. Они посидели во дворце с полчаса, и у Флемминга было достаточно времени, чтобы созвать людей, расставить их и, в случае если Август не разрешит задержать Карла XII в Дрездене, отправить под свою ответственность конный отряд, который мог бы захватить и связать Карла XII на обратном пути в Мейсен.
   Покуда шведский король сидел у королевы, Флеммингу удалось переговорить с Августом.
   -- Ваше величество, -- начал он резко, -- это единственный случай, когда вы можете отомстить за все беды. Карл XII в ваших руках.
   -- Он полагается на мою честь, -- ответил Август, -- и поэтому ни один волос не упадет с его головы.
   -- Ваше величество, -- настаивал Флемминг, -- смешно носиться со своим благородством по отношению к человеку, который был причиной стольких бедствий. Я схвачу его против вашей воли, хотя бы мне пришлось поплатиться за это головой.
   -- Дело не в вашей голове, -- спокойно сказал король, -- а в гораздо большем: в моей королевской чести. Не вздумайте ничего предпринимать!
   -- Даже под свою ответственность?
   -- Не может быть вашей ответственности там, где отвечаю я.
   -- Мне остается только сломать шпагу, служить вам я больше не могу.
   Генерал хотел вынуть шпагу из ножен, но Август остановил его.
   -- Флемминг, не забывайте, что здесь приказываю я, и только я.
   Август отвернулся разгневанный. Флемминг кипел от возмущения.
   -- Ваше величество, -- сказал он, -- так вы лишитесь и второй короны...
   Флемминг вышел, а король, по-прежнему спокойный, вернулся к королеве, где оставил гостя. Карл XII даже не взглянул на вошедшего, хотя догадывался, что за дверью шел разговор о нем.
   Пока все это происходило в замке, Козель собиралась бежать на улицу, чтобы там, найдя подходящее место, выстрелить в Карла XII. Заклика, понимая, что она невменяема, старался во что бы то ни стало удержать ее; народ видит в Карле XII могущественного покровителя протестантов, говорил он, и может за него вступиться.
   И действительно, так настроена была большая часть высыпавшего на улицу народа, и Август, сознавая это и опасаясь возбужденной толпы, тем более вынужден был отказаться от всякого насилия над шведским королем. Он приказал подать себе лошадь, чтобы проводить неприятеля. Город выглядел необычно. Улицы были запружены народом, любопытные теснились у окон. Странное глухое молчание сопровождало всадников, толпа, казалось, задерживала дыхание, чтоб уловить хотя бы слово из их разговора, но разговора не было. Взгляды всех были устремлены на Карла, ехавшего спокойно, с бесстрастным видом. Август ехал рядом с ним, нахмуренный, задумчивый, но величественный. С трудом миновав улицы, заполненные народом, они повернули к воротам, ведшим в Мейсен. Король отдал приказ дать в честь шведа трехкратный залп из пушек на валу. Услышав первый залп, Карл обернулся к Августу и поблагодарил его. Август, улыбнувшись, равнодушно приложил руку к шляпе. У ворот и в момент выезда из города раздались еще два залпа. Карл XII хотел тут попрощаться с хозяином, но Август, слишком хорошо зная Флемминга и его сообщников, опасался, как бы они не устроили шведу засаду в пути. Чтобы уберечь шведского короля от нападения и спасти свою честь, надо было сопровождать его до места, где он был бы уже в полной безопасности.
   Король проехал с гостем молча еще с полмили до Нейдорфа. Там они расстались, пожав друг другу руки. Карл XII пустился крупной рысью дальше, а Август постоял с минуту, глядя вдаль и раздумывая, правильно ли он поступил, следуя голосу чести. Август еще стоял на дороге вблизи деревни среди пней, оставшихся после вырубки леса, когда Флемминг подъехал к нему верхом, вне себя от гнева.
   -- Ваше величество, -- обратился он к Августу, -- если вы полагаете, что Европа будет восхищена вашим великодушием и что, выпустив Карла, вы рассчитались за выдачу Паткуля, то глубоко ошибаетесь. Такое геройство смеху подобно. Этого кровожадного молокососа надо было утопить в его собственной крови.
   -- Молчать, Флемминг! -- крикнул грозно король и помчался в город.
   У ворот дворца четырех времен года он слез с лошади, -- здесь ждала его Анна Козель, еще более разгневанная, чем Флемминг, в слезах и отчаянии.
   -- Не подходите ко мне, -- крикнула она, -- вы пренебрегли моим советом, вы совершили роковую ошибку, я не хочу вас видеть! За потерю двадцати с лишним миллионов из казны, за гибель многих десятков тысяч людей и смерть ваших офицеров, за свой позор -- за все могли вы отомстить и не захотели, не сумели, побоялись. Я, слабая женщина, никогда бы не отказалась от столь благородной мести.
   Король, войдя во дворец, сел на диван, ожидая, пока уляжется гнев графини; он не проронил ни слова, и только когда обессиленная Анна упала плача на стул, холодно молвил:
   -- Я не хотел пятнать рук местью, кто-нибудь отомстит за меня.
   Но на следующий день, видя, что все упрекают его в излишней мягкости, король велел созвать военный совет. Совет, согласившись с Флеммингом, высказал мнение, что человека, попиравшего столько раз права народов, следовало, если уж он попался в руки, бросить в тюрьму и принудить заключить мир на других условиях, подобно тому, как он безжалостно принудил доведенного до крайности Августа принять нынешние условия.
   Король промолчал.
   Говорят, что, узнав несколько позже об этом совете, шведский посол в Вене пренебрежительно сказал: "Я уверен, что они назавтра приняли решение совершить то, что следовало совершить вчера".
   

12

   Не успел шведский король покинуть саксонскую землю, как Август II, ища утешения после печальных событий, оставивших неизгладимый след в стране, предался безудержному веселью. Времени на это было предостаточно, а деньги добывались любыми способами.
   Графиня Козель в зените своего могущества деспотично управляла королем и королевством. Тщетными были попытки ослабить ее влияние, страсть Августа служила ей защитой. Анна сопровождала короля повсюду. Зная его характер, она неутомимо придумывала все новые и новые развлечения, чтобы скука и усталость не успели овладеть им. Графиня Анна, восхитительная, сияющая неувядаемой молодостью, царила на пышных торжествах. Ее прославляли, ей поклонялись.
   Вскоре после отъезда Карла XII Август устроил великолепное празднество -- состязание в меткости, собрав при дворе множество чужестранцев, послов и странствующих рыцарей со всего света. Анна выехала на состязание на белой лошади, в изысканнейшем костюме амазонки рядом с Августом, закованным в золоченые доспехи. Все были поражены, с какой ловкостью она управляла конем и метала копье на скаку. Август восхищался ею. Присутствующий на торжествах лорд Петерборо не находил слов для выражения восторга. Появление графини на площади встречали залпами из мортир. Август выглядел при ней не более как первым царедворцем; блестящее общество вельмож, магнатов и сановников окружало ее. Графиня Козель была царицей празднеств, и никаких причин сомневаться в прочности своей власти у нее не было.
   Когда доброжелательный и искренне преданный ей Хакстхаузен или изредка дававший о себе знать Заклика, которому вообще-то вступать в разговор с ней запрещалось, советовали ей помнить о будущем, намекали на легкомыслие короля, Козель злилась и с возмущением говорила:
   -- Я жена его, он может бросить любовницу, но жену бросить не посмеет. Впрочем, ему известно, что ждет его в таком случае: я убью его, а потом себя.
   Победителем на сей раз оказался английский посол М.Робинзон, принявший награду из рук прекрасной Козель. Победу ознаменовали большим пиршеством.
   Вот так непрерывно сменявшимися празднествами закончился этот бедственный год. Графиня Козель придумывала их, король осуществлял. Враги графини не решались даже рта раскрыть, хотя казна была вконец истощена и страна стонала под бременем новых, изобретенных Гоймом налогов.
   На пасхальную ярмарку в Лейпциг Августа сопровождала Анна Козель. Король очень любил эти ярмарки; сбрасывая с себя королевскую спесь, он смешивался с толпой, терся среди народа, искал простонародных забав. Августа можно было встретить в любое время на улицах города с трубкой во рту, часто в обществе, совсем неподобающем для его королевского сана. Двор останавливался у Апфеля, {Der Apfel - яблоко (нем.)} или, как тогда говорили, в трактире "Под яблоком" -- эмблемой трактирщика служило золотое яблоко. Кутили там дни и ночи, волочась за случайными женщинами и актрисами из странствующих трупп.
   Графиня Козель могла лишь следить, чтобы господин ее не слишком далеко заходил в своем разгуле, но удержать его было не в ее силах. Даже когда Карл XII находился еще в Саксонии и ярмарка, откупившаяся от него ста тысячами талеров, открылась под его опекой, Август и тогда появился на ней. Авантюристы и авантюристки со всего света съезжались на это разгулье. В выборе развлечений король был неразборчив.
   Двенадцатого мая в Дрездене праздновали именины короля. На торжество прибыли князь Эбергард Людвиг Вюртембергский и князь Гогенцоллерн; пили страшно, до потери сознания, стреляли, катались верхом, охотились, и неутомимая Козель ни на минуту не разлучалась с королем.
   В Нижице, на исконной славянской лужицкой земле, высятся горы, именуемые "Столпами". Благодаря удивительной игре природы, будто извлеченные из земли какой-то могучей силой, сжатые руками духов и обтесанные в правильной формы кристаллы, возникли здесь черные базальтовые столпы. На этих скалах, не поддающихся даже железу, вознесся много столетий тому назад владетельный замок, охранявший с незапамятных времен расположенное у его подножья селение. С вершины горы, из чрева которой вылезают черные столпы, взору открываются далекие окрестности: на юге видны контуры покрытых лесами саксонских и богемских гор, на западе высится гребень Рудных гор, ближе видны будто высеченные из камня гигантские пирамиды, скалы с замками Зонненштейн, Диттерсбах, Охорн, на востоке -- леса и горы Хохвальда, дальше на горизонте маячат чешские поселения.
   Старый столпенский замок, принадлежавший мейсэнским епископам, которые положили много сил на то, чтоб отделать его и укрепить, выглядел величественно, но мрачно, с его островерхими башенками, которые часто поражала молния, с высоченными стенами, бойницами и с базальтовым фундаментом, подаренным ему природой. При замке был и заповедник, в окрестных лесах водилось много зверей.
   Август II любил, когда хотел рассеяться, поездить по стране.
   В пригожий июльский день, задолго до полуденного зноя, возле королевского замка уже стояли готовые в путь лошади. Накануне один из сотрапезников короля рассказал ему об удивительной горе, будто сбитой из железных столпов, о высившемся на ней столпенском замке. Король горы той не помнил, и ему захотелось поехать туда.
   Роса еще покрывала деревья и травы, солнце медленно поднималось над землей, а кони уже ржали у крыльца, и многочисленные слуги суетились, заканчивая приготовления к дороге. Король собрался было уже сесть на лошадь, как появился Заклика, посланный графиней узнать, куда государь ехать изволит.
   -- Скажи своей госпоже, что я еду посмотреть Столпы, -- сказал король, -- если желает, пусть догонит меня, ждать я не могу из-за жары, да и слишком долго пришлось бы ждать, пока она с нарядами управится.
   Анна только что поднялась с постели и с раздражением смотрела в окно, сердясь, что ей не дали знать о поездке. Заклика принес ответ короля, да она и сама увидела его, садящегося на лошадь, и то, что Август не пожелал подождать ее, больно задело Анну. Она приказала седлать лошадей, пригласила Хакстхаузена и кое-кого из молодежи. Через полчаса все должно было быть готово. Анна решила догнать короля и тем самым доказать ему, что ей вовсе не надо долго наряжаться. Через полчаса все спутники ждали ее с лошадьми; белый арабский конь графини с длинной гривой, с седлом, обитым пунцовым бархатом и окованным золотом, ржал от нетерпения. Появилась Анна. Она была прелестна и восхитила всех своих поклонников. Костюм удивительно шел ей к лицу. На ней было широкое белое платье из тонкого шелка с золотой каймой, на голове маленькая голубая шляпка с белыми и голубыми перьями, такого же цвета шитый золотом полукафтан дополнял наряд. Графиня села в седло, -- лошадь опустилась перед ней и тут же вскочила, дрожа от нетерпения.
   -- Его величество король вызвал меня на состязание, -- сказала Анна с пленительной улыбкой, подняв хлыстик, рукоятка которого сверкала драгоценными камнями. -- Прошло уже полчаса, как он отправился в путь, мы должны мчаться во весь дух, даже если лошади падут, даже если я шею себе сверну; кто верен мне -- за мной!
   Отважная амазонка повернула к воротам и, сдвинув брови, погнала лошадь прямо по улице. Заклика сопровождал ее с одной стороны, конюший с другой, чтобы в случае чего сдержать лошадь и прийти ей на помощь, остальные поскакали следом. Белый скакун понесся во весь опор, мост задрожал под копытами лошадей, вот и старый город остался позади, дорога вправо вела через лес к Столпам. К счастью, дорога была широкая, песчаная, время раннее и бодрящее, лошади отдохнувшие и сильные. Молча мчался в облаках пыли блистательный кортеж, словно подгоняемый ветром. Конь графини скакал впереди, Анна с пылающими черными глазами, разрумянившимся лицом и полуоткрытым ртом наслаждалась бешеной скачкой.
   Они неслись по горам и лесам, по лугам и пустынным полям. Места эти были тогда мало заселены, только вендские деревеньки мелькали перед глазами -- хаты с деревянными крылечками, навесами и высокими крышами прятались в вишневых садах. Встречавшийся изредка крестьянин снимал шапку перед невиданным чудом и не успевал он ответить, проезжал ли тут король, как всадники исчезали в тучах пыли. Лошади покрылись пеной, конюший после часа бешеной езды умолял графиню сделать привал. Козель и слушать не хотела, но, в конце концов, замедлила бег и осадила своего скакуна у ворот какой-то старой хаты. Остановились и остальные, лошади тяжело дышали и фыркали. В воротах стояла желтая изможденная женщина в дерюге, опершись на палку. Она посмотрела на всадников с полным безразличием, будто была из иного мира, и отвернулась. Один только раз встретилась она взглядом с Анной, и прекрасная Королева содрогнулась...
   Кто-то спросил у женщины, давно ли проехал тут король, та покачала головой.
   -- А почем я знаю, что такое король, -- сказала она. -- У нас королей нет, наши померли.
   Женщина произнесла эти слова медленно и равнодушно, на ломаном языке и с нездешним акцентом.
   Пока ее расспрашивали, из дома вышел длинноволосый мужчина средних лет в синем камзоле с большими пуговицами, в коротких штанах и чучах. Он почтительно снял шляпу, поздоровался с прибывшими и сказал по-немецки с чисто саксонским выговором, что король и впрямь около часа тому назад проехал по дороге, но он так несся, что вряд ли удастся догнать его, разве что он отдохнуть надумает, да, пожалуй, до Столпов это ему не понадобится.
   Графиня спросила, нет ли более короткой, пусть даже самой плохой дороги, но никакого другого пути не было, трясины, недоступные лошадям густые заросли пересекали долину справа. Потеряв надежду догнать короля, Анна спешилась, чтобы дать отдохнуть своим спутникам. Солнце припекало, хотелось пить; немец предложил нива. Этот кисловатый деревенский напиток показался всем божественным.
   -- Кто эта женщина? -- спросила Козель у хозяина, кивнув на старуху, которая все еще стояла, опершись на палку, у ворот, не проявляя никакого интереса к прелестной даме.
   Немец пренебрежительно пожал плечами.
   -- Это славянка, вендка! Никак не могу от нее избавиться. Она уверяет, что дом этот принадлежал когда-то ее отцу. Живет она где-то здесь поблизости под горой в выкопанной, а вернее, руками вырытой землянке. Чем живет -- понятия не имею, бродит целые дни по моим полям и что-то бормочет; кто знает, может, бесовские какие заклятья! Колдунья она, вот что. Я ей денег предлагал, чтобы она ушла отсюда, но она ни с места, это, говорит, земля моих отцов, здесь я жила, здесь и помру. Часто ночью, когда воет вьюга, она поет, а нас мороз по коже продирает при звуках ее голоса. Да и гнать-то ее нельзя, -- добавил он потише, -- она много заклятий знает на нечистую силу, да и чары всякие страшные. -- Помолчав немного, он добавил со вздохом: -- Дьявол ей ворожить помогает... и никогда она, можно сказать, не ошибается.
   Графиня, заинтересовавшись, с любопытством окинула старуху взглядом и подошла к ней поближе. У нее одной хватило смелости, остальные, услышав про колдунью, предпочли отойти в сторонку.
   -- Как ее звать? -- спросила Анна немца.
   Хозяин постоял в нерешительности, потом прошептал:
   -- Млава.
   Анна с трудом расслышала имя, но старуха сразу зашевелилась, подняла изможденное лицо, гордо встряхнула длинными, свисавшими в беспорядке волосами, и как бы оскорбившись, стала искать черными своими глазами преступника, осмелившегося произнести ее имя.
   Графиня Козель, не обращая внимания на удивленные взгляды окружающих, подошла медленным шагом к старухе. Обе женщины с минуту смотрели друг другу прямо в глаза.
   -- Кто ты? -- спросила, наконец, графиня. -- Мне жаль твоих седых волос, отчего ты так несчастна? Что случилось с тобой?
   Млава покачала головой.
   -- Я не несчастна, -- гордо ответила она, -- в сердце моем хранится воспоминание о светлых годах, когда я была королевой.
   -- Ты? Королевой? -- рассмеялась Козель.
   -- Да! Я могла бы быть королевой, как ты, ибо во мне течет кровь прежних королей здешней земли. А ты можешь завтра стать такой же нищенкой, как я, хоть сегодня ты и королева. На свете всякое бывает.
   -- Каких королей? Какой земли? -- задумчиво спросила Козель.
   Старуха обвела рукой вокруг.
   -- Все это было наше, а потом пришли вы и захватили нашу землю, а нас истребили, как диких зверей. Мы были добрые, мы шли с хлебом, солью и песней, а вы шли с железом, огнем и грубым смехом. И вы осели здесь, и размножилось немецкое племя, и выгнало нас с родной земли. Это моя земля, -- задумчиво повторила она, -- и хоть жить здесь я не могу, но умереть должна здесь. Отсюда душа найдет к своим дорогу.
   -- Ты умеешь ворожить? -- спросила немного погодя Козель с каким-то болезненным любопытством.
   -- Смотря кому и когда, -- ответила равнодушно Млава.
   -- А мне?
   Старуха долго и с жалостью смотрела на нее.
   -- Зачем тебе ворожба? -- промолвила она. -- Кто поднялся так высоко, тот лишь низко может пасть. Не спрашивай.
   Козель побледнела, губы у нее задрожали, глаза наполнились слезами. Но она сделала над собой усилие и улыбнулась.
   -- Говори, говори. Мне ничего не страшно, -- промолвила Анна. -- Я могу, не моргнув, как на солнце, счастью в глаза смотреть, смогу взглянуть и в мрак ночной.
   -- А если ночь будет долгой... долгой...
   -- Но не вечной же, -- возразила Анна.
   -- Кто знает? Кто знает? -- прошептала Млава. -- Покажи-ка руку свою.
   Графиня отшатнулась, испугавшись прикосновения старухи, -- тогда верили в колдовство.
   -- Не бойся, красавица, -- ответила спокойно Млава, -- я не испачкаю твоих белых пальчиков, погляжу только.
   Козель послушно сняла перчатку, красивая, белая, будто из слоновой кости выточенная, рука сверкнула кольцами перед глазами изумленной старухи. Млава окинула ее жадным взглядом.
   -- Прелестная ручка! Вполне достойна, чтобы короли вкушали ее сладость... Но, дитя мое, страшные на ней знаки.... Эта рука не раз давала пощечину тому, кто посмел нагло взглянуть на нее, не правда ли?
   Козель покраснела. Млава стояла, задумавшись, покачивая головой.
   -- Что скажешь мне? -- прошептала с беспокойством графиня.
   -- Ты идешь к тому, что тебе предназначено. Кто может избежать своей судьбы? Кто заглянул когда-нибудь в бездну? После долгого счастья тебя ждет еще более долгая, о, долгая расплата... тебя ждет неволя... дни без жизни, ночи без сна, слезы без счета. С детьми ты будешь бездетной, с мужем вдовой, будешь королевой и пленницей, будешь вольной и отвергнешь свободу... будешь... ох, не спрашивай.
   Графиня стала бледной, как мрамор, но все еще пыталась улыбаться: губы у нее кривились.
   -- Чем я провинилась перед тобой, -- сказала она, -- что ты хочешь меня напугать?
   -- Мне жаль тебя, -- сказала Млава. -- Зачем ты вздумала заглянуть мне в душу? Там лишь полынь растет, из слов моих лишь горечь сочится. Мне жаль тебя, -- старуха опустила голову. -- Да разве ты одна? Тысячи людей на этой земле страдали, мучались и померли, и нет у них могилы, и ветер развеял их прах... Тысячи стонали, как ты стонать будешь в долгой, долгой неволе... отцы мои, деды, предки наши, короли, я уже последняя: немец выгнал меня из дому.
   Анна Козель молча достала золотую монету и хотела сунуть ее в руку старухе, но та отскочила.
   -- Я не возьму, -- сказала она, -- милостыня мне не нужна, а долг свой вы когда-нибудь иначе заплатите: там подсчитывают его!
   Она подняла палец кверху и, закутавшись в свою дерюгу, заковыляла вдоль изгородей к лугу.
   Во время этого разговора спутники Анны, дивясь ее храбрости, стояли поодаль. Хозяин-немец тоже наблюдал за этой сценой, но до него долетало лишь еле слышное бормотанье. Никто не решился спросить Козель, почему она бледна, почему, погруженная в думы, она схватила лошадь за гриву, села в седло и, безвольно отпустив поводья, предоставила лошади идти, как ей вздумается.
   Они поехали дальше, но уже не вскачь; кони фыркали. Вдали показались остроконечные ступенчатые, высоко вздымающиеся башни, конюший тихо промолвил:
   -- Столпен.
   Прошел почти час, пока они достигли подножья замка. Напротив частокола из черного базальта стояла кавалькада короля, поджидая еще издалека замеченную графиню.
   Август пошел ей навстречу, посмеиваясь.
   -- Я уже жду, по крайней мере, час, -- сказал он.
   -- А я потеряла полчаса с какой-то нищенкой, попросив ее погадать мне, -- ответила Козель.
   Король с удивлением посмотрел на нее.
   -- И что она наворожила? -- спросил он.
   Анна взглянула на него, и из глаз у нее брызнули слезы. Это было так неожиданно, что Август растерялся и испугался. Нежностью и лаской он старался вернуть ей веселое расположение духа.
   -- Погляди, какой он чудесный, этот старинный замок давних мейсенских епископов! -- сказал король, показывая на стены.
   -- Отвратительный! Ужасный! Страшный! -- ответила Козель, содрогаясь. -- Не понимаю, как вы могли выбрать для прогулки место, где витают страшные воспоминания о пытках и войнах.
   -- Твои прекрасные глаза, владычица моя, -- прервал ее Август, -- могут сделать светлыми самые мрачные места, с тобой мне везде хорошо.
   И он подал графине руку. Анна, задумавшись, оперлась на нее. Они обошли вокруг старую крепость. Графиня была молчалива, у короля вид был очень довольный. Кто знает? Может, он подумал о том, что, когда в Зоннен и Кенигштейне не хватит места для узников, он сможет поместить их здесь и поэтому, обойдя замок, пожелал осмотреть его и внутри.
   Козель, стоя на пороге и глядя на черные башни и стены, пыталась задержать короля. Но Август все же вошел туда. Он осмотрел башню Доната, заглянул в застенок и в темницу Яна, построенную епископом Яном VI. Ключник, шедший впереди, показал ему еще и другие застенки; темницу, называвшуюся "Монашьей Ямой", где наказывали монахов, судейскую и темницу св. Яна, куда осужденных спускали по приставной лестнице. Все они были в довольно хорошем состоянии, но пусты. Август осматривал их с напряженным вниманием, будто искал следы замученных там людей; бросив напоследок взгляд на крепостные стены, он не спеша вышел.
   Анну он нашел там, где оставил ее, погруженную в необычную задумчивость; она то и дело с ужасом взглядывала на крепостные башни.
   -- Сегодняшняя поездка не из веселых, -- сказала Анна изменившимся голосом, -- приятной ее не назовешь, хотя я внутри не была, мне чудятся стоны страдавших здесь людей.
   Август улыбнулся.
   -- Они страдали не безвинно, -- заметил он равнодушно, -- невозможно быть снисходительным ко всем. Но почему, прелестная графиня, вам приходят в голову такие мрачные мысли? Не будем думать о замке, пойдем в заповедник. Я приказал расставить там под шатром столы; потом пригонят зверей, у вас поднимется настроение, и мы будем, как всегда, восторгаться вашей ловкостью.
   Все было сделано, как приказал король: у входа в заповедник под великолепным турецким шатром-трофеем, взятым Яном Собеским в битве под Веной, -- стояли сервированные столы. Графине было отведено первое место за столом. Солнце стояло высоко и сильно припекало, было трудно дышать, жара испортила настроение всегда веселого общества. Киан, приехавший с королем, сидел печальный, опустив голову над рюмкой и даже не пытался, как обычно, блеснуть остроумием. Август не выносил гробового молчания, поэтому слуги быстро обнесли всех едой, убрали столы, ловчие подали ружья, и все направились в заповедник.
   Козель тоже пошла с Августом, но печаль не покидала ее; это приписывали ворожбе сумасшедшей нищенки, на которую Анна сама напросилась. В ушах ее и вправду звучали слова несчастной Млавы, предрекавшей ей ужасное будущее, и, хотя сейчас ничто его не предвещало, Козель была мрачной и грустной. Август же веселился и за себя и за нее и как бы назло ей восторгался великолепием Столпов и мощностью укреплений, которые могли бы охранять границы Саксонии.
   Под вечер общество, убив нескольких косуль и кабанов, тронулось в обратный путь. Графиня ехала рядом с королем, но едва они отъехали от подножия горы и миновали селение, с запада надвинулась черная туча, и им пришлось вернуться в замок, чтоб переждать грозу. Другого, более подходящего места для приема королевских гостей в городке не было. И хотя в замке королей тоже спокон веков не принимали, пришлось на этот раз отпереть заржавленную дверь, ведшую в круглое помещение Свентоянской башни. Слуги расположились, спасаясь от проливного дождя, в воротах башни Доната и в пустовавшей крепости. Август с графиней Козель укрылись в старинной сводчатой комнате.
   Несколько деревянных стульев, лавки и дубовый стол составляли все убранство этого печального тюремного помещения. Козель, войдя, осмотрелась, вздрогнула и прижалась к королю.
   -- Как здесь страшно, господин мой, -- сказала она, -- как печально, и трупным запахом отдает.
   -- Если бы я мог предвидеть, что нам придется укрыться здесь, я приказал бы приготовить хоть одну комнату. Что ж ты хочешь, никто, кроме монахов и узников с их сторожами, здесь не жил. Это не увеселительное место, стены, хоть и немые, говорят о прошлом.
   Как бы для того, чтобы еще больше растравить душу женщины, которая, быть может, впервые в жизни почувствовала тревогу, хлынул ливень с градом: словно камни застучали в свинцовые переплеты оконных рам, а молнии, вспыхивавшие одна за другой, казалось, вот-вот проникнут под своды. С оглушительным грохотом, с ослепительным блеском ударила молния в башню Доната и объяла ее пламенем. Разразился дождь. Испуганная графиня вскрикнула, король стоял неподвижно, но огонь тут же погас, только дождь усилился.
   С полчаса ревел ветер с ливнем над замком, еще несколько молний сверкнуло поблизости, но вот на западе показалась светлая желтоватая полоска неба, и громада черных туч перекатилась на восток. Дождь теперь слегка накрапывал, а из разодранных в клочья туч снова брызнуло яркими лучами солнце.
   Козель вздохнула с облегчением.
   -- Государь мой, поедем, -- воскликнула она, -- едем, едем, я задыхаюсь здесь!
   Они сели на лошадей и с новыми силами, которые влил в них освеженный грозой воздух, отправились в обратный путь. Когда они проезжали мимо хаты, где утром стояла Млава, Анна поискала ее глазами, но старухи там не было. Она караулила чуть поодаль, очевидно, хотела поглядеть на короля. Млава молча бросила сочувственный взгляд Анне и улыбнулась ей, как старой знакомой; Август стегнул лошадь, с отвращением отвернувшись от старухи.
   Вот так, в беспрестанных развлечениях, коротал дни Август II, лишившись так дорого стоившей ему польской короны. Он ненавидел Карла XII, жаловался на превратности судьбы, но больше всего его возмущали неблагодарные поляки. Им приписывал он все свои несчастья, и на тех из них, кто, еще веря в него, или предугадывая будущее, приезжал тайком к нему на поклон, он изливал гнев, накопившийся у него против всей страны. Король-силач, которому лавры героя-воина не давали покоя, велевший изображать себя в рыцарских доспехах, он не мог забыть, что над ним одержал победу, а потом распоряжался в его стране сумасбродный невзрачный мальчишка.
   Чтобы каким-нибудь подвигом восстановить свою пошатнувшуюся репутацию и одновременно выслужиться перед императором, Август отправился добровольцем с небольшой горсткой людей во Фландрию воевать там против французов. Сохраняя строжайшее инкогнито, он присоединился ко двору принца Евгения Савойского. Желая блеснуть отвагой, он то и дело подвергал себя опасности, принц Евгений и герцог Мальборо вынуждены были сдерживать его, чтобы он не рисковал без надобности своей драгоценной жизнью.
   -- На войне, -- говорил король, -- надо быть немного кальвинистом и верить в судьбу.
   Злые языки шептали по этому поводу, что Август, недавно принявший католичество, вообще ни во что не верит. "Говорят, что Август переменил веру, -- писал Лоен, -- я мог бы допустить это, если бы она у него когда-нибудь была". Известно, что уже после принятия католичества Август для забавы вешал четки на шею своему любимцу -- огромному псу, возможно, тому самому, который опрокинул ящик с Меркурием Бетгера.
   Не выдержав долго на войне, которая служила ему развлечением, предвидя, что осада Лилля может продлиться долго, король затосковал по Саксонии и по Анне Козель.
   Но по пути под строгим инкогнито, назвавшись графом Торгау, он заехал в Брюссель, где ему не терпелось поужинать с танцовщицей Дюпарк, в знаменитом тогда ресторане Вернуса "Под знаком изобилия". Четыре девушки из оперы, а также Вицтум, Баудиц и граф В. кутили там с королем до утра. Август пригласил Дюпарк в Дрезден. Страсть его к Анне Козель начинала, очевидно, остывать, а жизнь такое тяжелое бремя!
   

13

   В отсутствие короля наместник Фюрстенберг и граф Флемминг сговорились действовать сообща, чтобы освободиться от господства Анны Козель. Она повелевала ими, как королева, держала себя надменно, как уверенная в себе женщина, сорила деньгами, как ребенок, не знающий им цены. Влияние графини на Августа II вселяло тревогу, лагерь ее врагов рос с каждым днем. Ни одна из прежних фавориток короля не была столь могущественна, никто из них не смог так прочно привязать к себе Августа. Прихоти короля приходилось терпеть, но все возраставшая власть графини внушала опасения. Двор жаждал избавиться от Анны Козель и заменить ее другой фавориткой. Графиня догадывалась о придворных кознях, но значения им не придавала. Когда ей доносил о них верный Заклика, Анна лишь пренебрежительно посмеивалась.
   Недруги объединились, их становилось все больше, но объявить войну открыто они пока не решались. Ждали, когда король охладеет к Козель, чтобы нанести верный удар. На одной стороне была сплоченная группа ловких придворных, с молодых лет поднаторелых в интригах и подстрекаемых развращенными и хитрыми женщинами; на другой -- графиня Козель -- гордая, самонадеянная, благородная, верящая в свою силу и обаяние, в воображаемое положение жены, в узы, укрепившиеся детьми, признанными королем; с графиней была небольшая горстка маловлиятельных друзей, а также несколько лицемеров, выжидавших, к какому лагерю будет выгодней примкнуть. Война обещала быть длительной, но враги Козель, затаив злобу, вооружились терпением. Они знали характер короля, и это придавало им уверенность в успехе.
   Августу должны были в конце концов надоесть капризы графини, ее ненасытное влечение к роскоши, необузданное высокомерие и вспыльчивый характер. До сих пор это забавляло короля, но чаша терпения может и переполниться...
   Все знатные и влиятельные при дворе люди оказались во враждебном Козель лагере. Князь Фюрстенберг, граф Флемминг, графиня Рейс, госпожа Гюльхен, графиня Вицтум стали теперь завзятыми врагами Анны. Мерзкая Глазенапп втерлась в дом графини только для того, чтобы шпионить и разносить сплетни.
   Пользуясь отсутствием Августа, находившегося во Фландрии, наместник и Флемминг сговорились доносить королю каждый в отдельности об излишествах, какие позволяет себе двор графини, и тем самым постепенно отвратить от нее короля. Они расписывали требования графини в таких красках, что королю это, в конце концов, надоело, и он велел немного ограничить ее расходы. Обрадовавшись, Фюрстенберг отказался выполнить некоторые просьбы всемогущей государыни, и та грозилась, что, если бы не ее болезнь, она закатила бы ему публично пощечину. Зная характер графини, можно было не сомневаться, что она выполнила бы свое обещание. На Флемминга из-за его неосторожных слов тоже обрушились ярость и угрозы.
   Но оба они, зная из писем Баудица о приглашении в Дрезден Дюпарк, тешили себя надеждой, что царствование фаворитки близится к концу и что время решительных действий скоро наступит.
   Между тем король, прибыв из лагеря в Дрезден, даже не повидавшись с Фюрстенбергом, направился прямо во дворец четырех времен года. Анна, только что поднявшаяся с постели после болезни, была прекрасна, нежна и вся в слезах.
   -- О, государь! -- вскричала она, обнимая его. -- Я всегда с нетерпеньем жду вашего возвращения, даже если разлука длится лишь час, но никогда еще не тосковала я так, как в этот раз! Избавьте меня от преследований, если я еще владычица вашего сердца. Но, может быть, вы охладели ко мне, и потому эти люди так надо мной издеваются?
   -- Кто? -- спросил король.
   -- Самые близкие ваши фавориты и друзья, гнусный Флемминг, лицемерный ханжа Фюрстенберг сделали меня посмешищем. Сговорились свести меня, больную, в могилу. Государь, защитите меня или признайтесь, что вы вынесли мне приговор!
   После долгой разлуки Анна Козель благодаря своему несравненному обаянию обрела прежнюю власть над королем; Август стал ее успокаивать.
   -- Фюрстенбергу и Флеммингу я надеру уши... возможно, ты, больная, слишком близко приняла к сердцу то, что не по злой воле...
   -- Не по злой воле! Меня окружают смертельные враги. Завидуют мне, рады бы вырвать из вашего сердца.
   Козель плакала, Август, не любивший слез, успокаивал ее.
   Когда король через несколько часов вышел из дворца, он был уже весь во власти чар Анны Козель и после первых же жалоб Фюрстенберга на графиню приказал ему завтра же пойти к ней и попросить прощения. Князь замолчал.
   -- И вы и Флемминг -- оба виноваты, но я терпеть не могу ссор и склок, завтра будьте у графини, я помирю вас.
   -- Ваше величество, это слишком унизительно для меня, -- ответил Флемминг, разрешавший себе иногда возражать королю.
   -- Ничего не поделаешь, -- ответил король, -- иначе тебе пришлось бы оставить двор, ибо ссоры не миновать при первой же встрече с графиней. Козель не легко прощает, а я свар не люблю.
   Напрасно генерал шипел от возмущения, король был неумолим! Флемминг с Фюрстенбергом понимающе переглянулись -- время еще не пришло, надо было подчиниться приказу короля.
   На следующее утро Август велел вызвать обоих во дворец четырех времен года; графиня, гордая, как королева, пылала негодованием. Август сам ввел провинившихся.
   -- Полагаю, что только недоразумение могло вызвать жалобу графини на неуважительное отношение к ней. Я буду рад вычеркнуть это из памяти, графиня тоже постарается забыть, а вы, как люди воспитанные и уважающие прекрасный пол, не вменяйте ей в вину, если она даже сгоряча и сказала что-нибудь не так. Прошу вас всех предать случившееся забвению.
   Пока король говорил, графиня и ее враги мерили друг друга взглядом. Взгляд Козель был полон гнева и возмущения, Фюрстенберг смотрел на нее с ненавистью, Флемминг -- откровенно глумясь. Все же оба придворных очень вежливо поклонились и что-то пробормотали, по-видимому, это следовало счесть за извинение.
   Ни графиня Козель, ни ее противники не заблуждались относительно искренности восстановленного мира, они знали, что это всего лишь передышка и что при первой возможности борьба возобновится. После официального примирения, шаткость которого понимал, очевидно, и сам Август, князь и генерал перекинулись с королем несколькими словами и вышли. Август остался у Анны. Уже пять лет длилась их связь, и напрасно придворные надеялись, что он вот-вот пресытится ею. Графиня Рейс и графиня Вицтум тщетно пытались отыскать морщины на лице Козель, тщетно ждали, когда померкнет блеск ее красы: Анна была одной из тех удивительных женщин, как бы наделенных неувядаемой молодостью, на мраморных лицах которых даже самое сильное горе не оставляет следа. Тайные любовницы короля, случайные, заурядные могли лишь развлечь его, но не в состоянии были ослабить привязанность к женщине, обладавшей благородным характером, тонким умом и другими достоинствами, отличавшими ее среди тысячи других. Графиней Козель тщеславный Август похвалялся перед всем миром, кичась своей победой; всех остальных ему приходилось стыдиться. Ни одна из предшественниц Анны не могла сравниться с ней ни красотой, ни умом, ни характером. Напрасны были и старания врагов Анны оклеветать ее: злоба их ничем не питалась, жизнь Анны была на виду, никаких тайн у нее не было, только чрезмерное высокомерие и постоянные уверения, что она жена Августа и королева, можно было поставить ей в вину.
   Вскоре после описанной сцены искусные враги попытались другим способом разлучить Анну с королем. Поводом послужило приглашение танцовщицы Дюпарк в Дрезден. Ревность графини была широко известна, все знали, что Август неоднократно выслушивал от нее неприятнейшие упреки и угрозы из-за своего волокитства. Дело это поручили Глазенапп. Познакомившись с Дюпарк, Август выдал себя за графа Торгау, и, приехав в столицу, она тщетно искала его под этим именем. Родная тетушка Дюпарк служила в дрезденском театре. Она повела племянницу к камергеру Мурдахсу, директору королевских увеселительных заведений, посвященному в тайну короля. Тетушка была немало удивлена тому, что камергер отнесся к Дюпарк с особой предупредительностью, готов был выполнить все ее требования, и пригласил выступить в балете "Принцесса Элида", готовившемуся к возвращению короля. Все эти милости исходили, по-видимому, от графа Торгау, но и тетушка и племянница начинали уже догадываться, что тут замешан сам король. Еще более они в том убедились, когда Дюпарк получила неизвестно кем присланные дары.
   Всему двору стало известно, что Дюпарк, увидев в театре короля и признав в нем графа Торгау, упала от радости в обморок, что Август попросил актера Бельтур помочь ей прийти в себя, а графиню уязвило проявленное Августом беспокойство о здоровье какой-то авантюристки.
   -- Мне кажется, ваше величество, -- сказала она, -- что вы оказываете слишком большую милость этой незнакомке, вряд ли к тому же достойной вашего внимания.
   Август рассердился и сухо возразил:
   -- Да, меня многие упрекают в излишней доброте к людям, которые нередко злоупотребляют ею. Надеюсь, однако, что Дюпарк окажется более скромной.
   Сцена продолжалась. Козель, не сдержав себя, бросилась на стул в глубине ложи и довольно громко крикнула:
   -- У вашего королевского величества особое пристрастие к девкам!
   Опасаясь, как бы не разразился публичный скандал, король встал и ушел в ложу королевы, где находился ее брат, маркграф Бранденбург-Байрейт.
   Выставленная на посмешище всего двора, графиня немного посидела в ложе опустив голову, а потом, сославшись на недомогание, велела подать носилки и вернулась домой. Король терпеть не мог, чтобы кто-то мешал его прихотям и потому на этот раз всерьез рассердился. Он и сам не пошел к Козель, и никого не послал узнать, как она себя чувствует.
   Анна провела вечер в слезах, отчаянии и гневе. Она никого уже не ждала, как вдруг поздно ночью, чуть ли не силой ворвалась к ней баронесса Глазенапп. Врагам Анны казалось, что достаточно подстрекнуть и без того раздраженную графиню на новые вспышки ревности, с которыми король на сей раз, по-видимому, не желал мириться, и разрыв будет ускорен. Дюпарк не могла, конечно, соперничать с Анной, да она и не грезила о таком счастье, но с ее помощью можно было свергнуть графиню или хотя бы пошатнуть ее влияние. Баронесса Глазенапп в таком деле была незаменимой. Она вбежала к Анне с притворными соболезнованиями и, застав ее в слезах на диване, щебеча, подсела к ней.
   -- Ты и не поверишь, -- затараторила она, -- как сжимается у меня сердце, когда я думаю о твоей участи. Я все знаю, видела, возмущаюсь, скорблю... Но, увы, ты знаешь еще не все. Король держит себя вызывающе. Сразу после твоего ухода он приказал Мурдахсу устроить у себя ужин, на который пригласил Дюпарк и еще трех актрис. Мне это известно из самых достоверных источников. После театра король тотчас отправился к камергеру. Дюпарк бросилась к его ногам. За ужином его величество был в превосходном настроении, по-видимому, он и сейчас еще там, а трех спутниц Дюпарк, подарив им по платью и по сто талеров, отправили домой.
   Козель выслушала сплетню, слегка отстраняя от себя назойливую Глазенапп.
   -- Меня это ничуть не удивляет, -- сказала она, -- не думай, что я ревную. Мне и без того пришлось достаточно претерпеть: новый прилив любви к княгине Тешен и Генриетте Дюваль и многое другое. Так что не это меня огорчает. Король, роняя свое достоинство, причиняет себе большее зло, чем мне, вот от чего я плачу.
   Козель встала с дивана и отерла слезы. Приход этой лицемерной женщины, ее явное нетерпение произвели обратное действие. Разгадав коварную интригу врагов, графиня притворилась спокойной. Глазенапп тщетно пыталась разжечь в ней гнев, он кипел в сердце, но наружу не прорывался. Козель сумела сдержать себя.
   -- Дорогая баронесса, -- сказала она, заканчивая разговор, -- я слишком высоко стою, чтобы какая-то интрижка короля могла меня задеть, что ж, она не первая и не последняя, мы, женщины, должны, верно, привыкнуть к этому. Мне стыдно за короля, но я не думаю, чтобы все это могло вырвать меня из его сердца.
   К утру гнев короля остыл, но он не пошел сразу к Козель, боясь ее горячего нрава, а послал на разведку Вицтума.
   Вицтум не принимал участия в интригах против Анны, отношения у них были хорошие. Он пришел как бы попросту узнать о ее здоровье. И, к удивлению своему, застал графиню со старшей дочкой на коленях, грустной, но спокойной. О вчерашнем происшествии она не обмолвилась ни словом. Он, спросив, как она себя чувствует, тоже не решался коснуться щекотливой темы.
   -- Я, как видите, здорова, -- произнесла Козель с печальной улыбкой, -- или по мне что-нибудь заметно? Скажите.
   -- Вы прекрасны, как всегда.
   -- А вы, как всегда, милы и учтивы.
   Они поговорили о том, о сем, и Вицтум, поняв, что Анна не начнет первая разговора о короле и Дюпарк, откланялся и пошел доложить королю, что застал Козель сверх ожидания спокойной.
   Недруги графини с нескрываемым любопытством следили, пойдет ли мириться с Анной король, так явно выказавший вчера свой гнев. Вечером Август отправился к графине. Весть разнеслась тут же, и лица у всех вытянулись. Вся надежда была теперь на горячность графини. Но Анна и Август при встрече проявили такое благоразумие, что о разрыве не могло быть и речи. Король привык к Анне и вовсе не хотел расставаться с ней, хотя пылкая любовь уже угасла в его непостоянном сердце. Признаться в своих отношениях с Дюпарк он не мог. Козель считала себя его женой, она была матерью его детей и решила, следуя примеру королевы, пренебречь волокитством мужа.
   -- Вы устроили мне вчера некрасивую сцену в театре, -- начал король, -- терпеть не могу публичных скандалов; ни мне, ни вам не пристало это.
   -- Ваше величество, моя любовь к вам...
   -- Она должна быть благоразумной, -- прервал ее король.
   -- Любовь не может быть благоразумной, Но я, видно, требую невозможного от вашей любви -- постоянства.
   -- А я -- когда хочу, чтобы вы перестали ревновать, ибо это смешно.
   -- Не давайте повода для ревности, ваше величество, -- прошептала Анна.
   Король пожал плечами.
   -- Ребячество.
   Графиня смолчала, поняв, что ей ничего не грозит.
   Отношения с королем мало изменились, но они стали менее сердечными: любезность, несколько чопорная, пришла на смену прежней любви.
   Глазенапп не преминула на другой день сообщить Анне, что встречи короля с Дюпарк продолжаются, что король осыпает ее подарками. Козель приняла эту весть равнодушно. Графиня Рейс, Фюрстенберг и их союзники, надеявшиеся на иной исход дела, пришли к убеждению, что Анна Козель, затаив чувства, решила укротить свой характер, не допускать вспышек ревности, дабы удержать при себе Августа. Это их испугало. Эта "новая", владеющая собой, Козель была куда опасней прежней.
   Драматическая сцена с Дюпарк, обморок за кулисами, то, что она упала на колени перед королем, ужин у Мурдахса, весь этот маскарад, которому придавали слишком большое значение, возымел обратное действие. Августа в первый момент вывела из себя ревность графини, но потом он увидел в этой ревности доказательство горячей к нему привязанности. Это льстило ему. Они ссорились из-за Дюпарк чуть ли не каждый день, но ссоры всегда кончались нежными заверениями. Август в своей вине не признавался.
   -- Дорогая графиня, -- говорил он, улыбаясь, -- ваши подозрения нелепы, и вы зря мучаете себя. Почему вам мерещится, что я люблю другую? Какие у вас доказательства? Разве я не тот же нежный, пылкий, покорный, разве я не удовлетворяю все ваши прихоти? Откуда вы взяли, что я охладел к вам? Стоит мне лишь взглянуть на женщину, поговорить с ней, и вы сразу же подозреваете, что я влюблен в нее. Скажу прямо, если бы не горячая любовь к вам, я бросил бы вас из-за этой несносной ревности.
   -- Я знаю, что мучаю вас упреками, -- полушутливо ответила Анна, -- но ведь мне приходится все время быть начеку, следить, не завелась ли у вас любовница. Впрочем, я прекрасно понимаю, что ни подозрительность, ни опасения не спасут меня, и я буду обманута, как тысячи мне подобных ревнивиц.
   Король улыбался, роль Юпитера льстила ему. Оправдываясь и даже сердясь, он делался все нежней к Анне. Дюпарк не в состоянии была увлечь его по-настоящему, да и приглянуться она могла только такому распутнику, как Август. Вульгарные манеры Дюпарк и ее театральных подружек отталкивали государя. И очень скоро графиня Козель не только обрела прежнее влияние, но, к ужасу тех, кто ждал ее гибели, власть ее возросла и окрепла.
   То, что сердце короля все еще принадлежит графине, стало особенно ясно во время визита датского короля Фридриха IV, пожелавшего на обратном пути из Италии повидаться со своей тетушкой королевой Эбергардиной. Август, который рад был любому случаю растратить деньги на празднества, развлечения, изумлявшие Европу, решил обставить как можно пышнее приезд своего достопочтенного кузена.
   Желая поразить Фридриха IV, король сам обдумал программу блистательных увеселений, а бывшей подданной датского короля графине Козель (родом из Гольштинии) была отведена в них первая роль. Надо сказать, что графиня все еще была первой красавицей при дворе Августа II, даже враги не могли не признать ее удивительного обаяния, особенно в тех случаях, когда Анна выступала в роли богини, феи, королевы. Короля как бы оправдывало то, что предметом его поклонения была такая прелестная женщина.
   Встретить датского короля были посланы молодой курфюрст, наместник князь Фюрстенберг, граф Флемминг, Пфлюг с целой свитой камергеров, пажей, придворных, с воинским отрядом и музыкой.
   Часть первого дня Анне Козель пришлось провести у себя, чтобы не омрачить королеве встречу с племянником. Король с блестящей свитой отправился за две мили встретить Фридриха IV и въехал с ним в Дрезден, сопровождаемый толпами народа, пушечными залпами, музыкой и волшебной иллюминацией на улицах и зданиях. Возле замка была расставлена сверкавшая золотом гвардия. У главной лестницы королева с сыном ждали Фридриха и проводили его наверх. Фридрих шел между ними, Август следовал сзади.
   В парадных апартаментах дворца Фридриха IV ждали собравшиеся там дамы, королева представила их ему. Однако официальный прием длился недолго. После беседы с королевой и другими членами семьи Август подхватил датского короля под руку и повел в предназначенные ему покои. Но и здесь они пробыли недолго; потайным ходом, соединявшим замок с дворцом графини, они направились к ней провести вечер.
   Торжественный ужин с соблюдением церемониала, присущего двору Августа II, который, наподобие Людовика XIV, питал пристрастие к пышным приемам, был сервирован в замке, в большом зале. Придворные сановники, кравчие, виночерпии, пажи в парадных костюмах исполняли свои обязанности у стола.
   Датский король сидел между королем и королевой, первый провозглашенный за него тост был встречен залпами пушек на валах. На хорах играла музыка, залы, убранные цветами и зеленью, ослепляли золотом, картинами, хрусталем, роскошью, с которой не мог сравниться ни один европейский двор. Стол, сервировка которого, сверкавшая золотом и драгоценными камнями, была чудом искусства, окружали, будто живые цветы, красивейшие дамы двора Августа; среди них самая прелестная, усыпанная бриллиантами Анна Козель. Ее пояс, ленты, ожерелье, диадема, браслеты сверкали бриллиантовой росой, преображавшей ее в какое-то неземное существо.
   На датского короля красота графини Козель произвела неотразимое впечатление, а так как он был отменно учтив, то попросил, думая угодить этим и хозяину, чтобы графине разрешили сесть. По кивку короля графине подали стул, и это вызвало гнев, возмущение и зависть остальных женщин, которым пришлось стоять.
   Визит датского короля длился сорок дней, и Август с присущей ему изобретательностью придумывал каждый раз новые увеселения. Никто не умел так разнообразить забавы, устраивать сюрпризы, удивлять неожиданными затеями; это был, пожалуй, единственный неоспоримый талант саксонского короля, талант, который удостоился признания и современников и потомков.
   Развлечения двора были столь же дорогостоящими, как изысканными, многие потом подражали ему, но безуспешно. Карнавальные дрезденские игры, устраиваемые во дворе замка или на площади старого города, собирали придворных и дворян, которым для такого случая приходилось тратиться на роскошные костюмы, представляющие разные народности.
   Охота тоже была самой разнообразной: погоня за оленями верхом с собаками, травля кабанов в заповедниках под Дрезденом, охота на зайцев, фазанов и куропаток в Большом саду, забава с медведями во дворах замка, травля лисиц в вольерах возле королевской резиденции. Самой любимой охотой Августа II была охота на кабанов.
   Охоту сменяли рыцарские карусели, состязание с копьем, пешие турниры, стрельба в цель на специально устроенных для этого стрельбищах в Цвингере, на Рыночной площади и в других местах. От меткого выстрела загорался фейерверк и тысячи ракет взвивались кверху. Раздавали награды, и дорогие и шуточные, как, например, лисьи хвосты неудачникам. Катанье в санях самого причудливого вида тоже было одним из любимых удовольствий.
   Очень распространены были в то время театрализованные трактиры и ярмарки. Этот обычай привился в Польше и просуществовал там в богатых поместьях до конца восемнадцатого века. Красивые женщины рядились трактирщицами, маркитантками, торговками и угощали гостей. Мужчины переодевались крестьянами, цыганами. Ярмарки обычно устраивались ночью, при яркой иллюминации, с театром марионеток в нескольких балаганах.
   В день, когда Августом было назначено катанье на санях, снег вдруг стал таять, и тогда тысячам крестьян было велено свозить его на дорогу возами.
   Маскарады и костюмированные балы в большом дворцовом зале поражали своей роскошью и блеском. Колоссальный зал был освещен семью огромными хрустальными жирандолями, в каждой из которых горело по пять тысяч восковых свечей; рядом, в аудиенц-зале, накрывали для приглашенных восемнадцать огромных столов с изысканнейшими яствами и напитками. На маскарады допускались все, кто был прилично одет, надо было лишь назвать у входа свое имя.
   Иногда, разгулявшись вовсю, маски валили толпой в город, врывались в мирные дома и пугали жителей. Карнавальные обычаи не позволяли закрывать перед ними двери. Маски были на всех, даже на кучерах, на слугах, и среди них всегда мог быть король.
   Французский театр, итальянская опера, балет, концерты, стоившие огромных денег, тоже способствовали приятному времяпрепровождению. Зрелища эти поглощали ежегодно из казны свыше восьмидесяти тысяч талеров.
   Одним из видов развлечений были военные учения, смотры, маневры и потешные войны. Разбивали лагеря в окрестностях столицы и безумствовали под открытым небом. Каждый день ознаменовывался новым празднеством, требовал новых приготовлений и костюмов, но короля это не смущало; тот, кому была отведена роль в представлении, должен был сам приготовить себе соответствующий костюм: на пиршества Юпитера, военные игры, праздник Дианы, Меркурия, на ярмарки и тому подобное. Невозможно перечислить все и описать.
   Визит датского короля сопровождался нескончаемой вереницей подобных празднеств. Август хотел предстать перед ним во всем блеске. Для графини Козель это были дни небывалого триумфа. Ей поклонялись короли, ее вензель сверкал в фейерверках, она раздавала награды, первенствовала среди дам в состязаниях с копьем, вызывая рукоплескания своей меткостью. Прелестная женщина сияла от счастья. Август мог гордиться ею, она угадывала его мысли, помогала придумывать и выполнять самые затейливые программы. Но из всех торжеств самым блестящим было шествие богов и богинь, исполнявшееся уже однажды в 1695 году, а сейчас повторенное с еще большим блеском, расточительностью и роскошью.
   Датский король тоже принимал в нем участие, он был Юпитером, король Август Аполлоном, графиня Козель изображала Диану, окруженную прелестными нимфами. За ней следовала золотая триумфальная колесница, в которой ехали музыканты. Даже королева не могла отказаться от подобающей ей роли жрицы в храме Весты.
   Август в то время вполне мог еще изображать Аполлона, так статен он был, так светилось его лицо, на котором недавно перенесенные испытания не оставили и следа.
   Все уже валились с ног от усталости, а Козель была неутомима, и король чувствовал себя в своей стихии. Упиваясь фимиамом, который ей курили, и от которого у бедной женщины вскружилась голова, прелестная графиня ни на минуту не отходила от короля.
   Специально для нее устроили состязания с копьем, и они стали ее новым триумфом. Оба короля носили в этот день ее герб, эмблему и вензель: датский король сопровождал ее, Август шел с правой стороны, гофмаршал двора с левой.
   Из ложи наблюдала королева...
   

14

   В метании копья в кольцо на скаку, упражнении, столь несвойственном ее полу, графиня Козель выказала необыкновенную ловкость и отвагу. Август, деливший с ней триумф, воспылал к ней, казалось, еще большей страстью.
   Тысячи любопытных в изысканных нарядах наблюдали за зрелищем из лож и галерей, окружавших площадь. Погода стояла ясная и теплая. Прекрасной амазонке с разрумянившимся лицом исключительно везло в этот день. Из королевской ложи ей рукоплескали, оба короля приготовили для нее богатые дары, не обращая внимания на понурый вид придворных, на пожелтевшие лица высокопоставленных дам, на шепот из-под вееров и на странное молчание затаившей свои истинные чувства толпы.
   В стороне, среди придворных и сановников, не принимавших участия в развлечениях, стоял Заклика, верный слуга графини, быть может, единственный, кто платил неизменной привязанностью и за благодеяния ее и за капризы. Служба у графини была не из легких и не из приятных, но Раймунд повиновался скорее велению сердца, чем графине Козель. Заклика был влюблен и, хотя страдал от прихотей, высокомерия и презрения графини, не мог вырвать из сердца эту безумную страсть: он сжился с нею, она стала его мукой, придававший смысл существованию, вся его жизнь была подчинена этой безнадежной любви.
   Раймунд гордился Анной Козель, однако ее триумф вызывал у него безотчетную тревогу. Этот небывалый успех пугал его, ибо он сознавал: если Августом овладеет новая страсть, нечего рассчитывать ни на его сострадание, ни на его признательность.
   Заклика примостился в тени у стены, рядом со старыми придворными Августа. Ни одного возгласа, ни одного хлопка не доносилось отсюда, ничего, что говорило бы о преклонении перед прекрасной, а сегодня ослепительно прекрасной королевой турнира.
   По соседству с Закликой, укрытым за выступом колонны, оказалась группа незнакомых ему людей: седой, гладко выбритый старик, какой-то чужестранец, и еще несколько человек. Они говорили вполголоса, но Заклика слышал их.
   -- Красива, ничего не скажешь, красива любовница вашего короля, -- произнес чужестранец, -- и впрямь лакомый королевский кусок, с ней, надо думать, его величество остепенится, наконец.
   Старый придворный хитро ухмыльнулся и тихо вздохнул.
   -- Думается мне, что на этом не кончится, господин камергер, -- отозвался он. -- Как бы этот триумф не оказался последним; я много перевидал на своем веку, помню в ореоле славы очаровательную Аврору, помню обаятельную Эстерле, кажется, будто сейчас вижу прелестную Шпигель и милую княгиню Тешен. Правда, Козель при умелом лавировании удалось продержаться дольше других, однако не верю, что она сможет привязать короля навсегда.
   -- Но я слышал, будто король обещал на ней жениться.
   -- Думаю, что и княгиня Тешен лелеяла такую мысль, и прелестная Аврора питала надежду, но будем надеяться, что нашей доброй высокочтимой королеве бог продлит дни, и прелестная победительница дождется той же участи, что и остальные.
   -- Не скоро, пожалуй, -- засмеялся чужеземец.
   -- Как знать, как знать, -- прошептал язвительно старик. -- Взгляните на галерею вон тех и сейчас еще красивых женских лиц, -- их мучает зависть. У всех у них, за малым исключением, была своя пора царствования. А там, внизу, в сторонке, стоят французские канатные плясуньи и танцовщицы -- среди них Дюпарк, она делит сейчас сердце короля с этой амазонкой, а ведь ничего из себя не представляет, разве что во сто раз менее красива, чем та, и к тому же блудлива. Кто может поручиться, что завтра государь наш не выберет из этого скопища нечто более нелепое.
   Стоявшие позади Заклики придворные не скрывали своей неприязни к графине.
   -- Что ж, -- сказал один из друзей и приспешников Фюрстенберга, -- чем выше она вознесется, тем стремительней будет падение. Милость короля раздувает ее высокомерие, это начинает раздражать Августа, и мне кажется, можно уже определить время ее опалы.
   -- Да, да, -- добавил другой, -- и расставание не будет, по-видимому, таким мирным, как с другими, ведь графиня Козель носит при себе заряженный пистолет и подписанное королем обещание жениться на ней. Не завидую ей, если она вздумает сопротивляться и отстаивать свои права.
   -- Вот уже три года мы предрекаем ее падение, однако пророчества наши до сих пор не сбылись, -- заметил первый, вздыхая.
   Немного поодаль стоял барон Киан, погруженный в раздумье. Остроумный старый придворный невольно слышал весь разговор. Кто-то пристал к нему, чтобы он высказал свое мнение.
   -- Я не астроном, дорогой мой, -- ответил он, -- и не умею высчитывать, когда звезды гаснут и когда появляются, знаю только одно, бывают и немеркнущие звезды.
   В одной из лож сидели притихшие, как в воду опущенные, графиня Рейс, графиня Вицтум, госпожа Гюльхен, а позади них Глазенапп. Графиня Рейс вздохнула.
   -- Мы сами виноваты, -- обратилась она к графине Вицтум, -- вот уже несколько лет король видит вокруг лишь знакомые, примелькавшиеся ему лица, об этом мы не подумали.
   -- Терпеть не могу эту женщину, -- прервала ее графиня Вицтум, -- но должна признаться, трудно будет найти ей достойную замену.
   Графиня Рейс ехидно засмеялась.
   -- Ты не знаешь человеческой натуры и характера нашего короля, -- промолвила она спокойно. -- После блондинки Тешен ему должна была понравиться твоя невестка; после ее черных кос его опять потянет на золотистые, а так как Анна Козель воображает себя богиней, то он теперь увлечется простолюдинкой или такой вот Дюпарк, которая ведет себя, как торговка.
   -- Что наш король никак не может освободиться от своих пут, меня не удивляет, но поглядите, какие умильные взгляды бросает на нее датский король.
   -- А каким высокомерным, олимпийским взглядом отвечает она ему. Зазнавшаяся авантюристка! Это было бы смешно, кабы не было так грустно.
   -- Перл этот стоит Саксонии миллионы.
   Подобные разговоры велись почти повсюду, но ропот этот не доходил до ушей государя. Впрочем, Август, возможно, и догадывался о настроении придворных, но для него не было большего удовольствия, чем видеть их затаенную зависть.
   После турнира и стрельбы в цель, после роскошного прощального ужина, ибо датский король, а вместе с ним Август, уезжали на другой день в Берлин, огни погасли, и графиня в своем роскошном костюме вернулась во дворец.
   Лицо ее еще светилось торжеством, но усталость уже давала себя знать. Сняв драгоценности, Анна прилегла на диван отдохнуть.
   Во дворце было тихо, лишь едва слышные шаги доносились откуда-то издалека. Эта внезапная после шумного празднества тишина странно подействовала на Анну. Она чувствовала себя усталой и душой и телом. Необъяснимая тоска овладела ею.
   Во время своего триумфа графиня Козель несколько раз ловила на себе насмешливый взгляд Флемминга, и он потряс ее до глубины души: в нем была затаенная, ей одной понятная угроза. Взгляд этот врезался в ее сердце и возбудил в нем гнев и тревогу. Никакого повода для этих чувств сейчас не было. Но Анна не могла от них отделаться.
   Тщетно старалась графиня, вспоминая почести, которые оказывал ей король, развеять мрачные мысли, -- черная туча заволокла ее душу. В глазах стояли слезы. Вот так порой в минуту наивысшего блаженства возникает предчувствие страшного будущего. Анна долго сидела так, оцепенелая, застывшая, вперив глаза в стену, на которой висел портрет короля. Увидеть сегодня Августа она не надеялась. А рано утром он должен был уехать со своим гостем в Берлин. Там ждали его новые празднества, новые лица, новые люди.
   В коридоре, который соединялся лестницей с галереей, ведущей в замок, послышались шаги: это не мог быть никто иной, кроме Августа. Козель вскочила с дивана и побежала к зеркалу, чтобы привести себя в порядок. Но она не успела уложить свои густые черные волосы, и когда Август показался на пороге, Анна одной рукой придерживала их, а другой оправляла на себе платье.
   С первого взгляда графиня поняла, что Август пришел к ней в таком состоянии, в каком она не привыкла, да и не любила его видеть.
   Торжественное прощание с кузеном, которого двое придворных с должным почтением отнесли в постель, ознаменовалось огромным количеством выпитых кубков. Хотя для короля это было делом обычным, на сей раз возлияние не прошло для него бесследно. Август шел, правда, без помощи камергера, который довел его лишь до дверей, проследив, чтоб он не потерял равновесия, но, войдя в кабинет графини, он сразу же грозно опустился в кресло. Лицо его было багровым, глаза мутными, язык заплетался.
   -- Анна, -- сказал он, -- я пришел попрощаться с тобой. У тебя сегодня был триумф, какой редко выпадает на долю женщины. Поблагодари хотя бы... -- И Август рассмеялся.
   Графиня с грустью посмотрела на него.
   -- Государь мой, -- сказала она, -- разве я не должна каждодневно благодарить тебя? Но если бы ты видел эти устремленные на меня завистливые глаза, эти гневно сжатые губы, ты понял бы, почему я вернулась домой грустная.
   Август все еще усмехался.
   -- Трагикомедия жизни, -- произнес он равнодушно, -- у меня есть свой Карл Двенадцатый, у тебя свой Флемминг! У каждого свои огорчения, но жизнь... есть жизнь... Будь же веселой!
   -- Не могу, -- ответила Козель.
   -- Для меня! -- настаивал Август.
   Анна взглянула на короля и скорей благоразумие, чем чувство, вызвало улыбку на ее крохотных устах.
   -- Если б я могла денно и нощно смотреть на тебя, быть с тобой рядом, -- сказала Анна, присаживаясь к нему, -- я всегда была бы веселой, всегда бы смеялась. Будь моя воля, я б ни на минуту не выпускала тебя из своих объятий. Увы, ты вырвешься, поедешь в свет, и, кто знает, каким вернешься?..
   -- Только бы не таким пьяным, как сейчас, -- с холодным смехом ответил Август, -- люблю вино, но терпеть не могу, когда оно берет верх надо мной.
   -- А когда ты вернешься, государь мой? -- спросила Козель.
   -- Спроси у астрологов: я не знаю. Мы едем в Берлин. Одно меня утешает, Брандербурги померкнут после дрезденских торжеств. Фридричек будет развлекать нас солдатами, а за столом морить голодом. Берлин после Дрездена! -- воскликнул Август. -- Это меня бесконечно радует, я для того лишь еду, чтобы насладиться победой. И заранее в ней уверен.
   -- Возвращайся, государь, преданным и верным, -- добавила одной только думой озабоченная Козель.
   -- Из Берлина? -- засмеялся Август. -- Там ни мне, ни тебе никакая опасность не грозит, самый добродетельный из дворов и к тому же самый скучный.
   -- А Дессау? -- шепнула Анна.
   Король покачал головой.
   -- Да, она была очень красива, но будь она католичкой, ей следовало бы стать монахиней. Галантного обхождения не понимала, обижалась по пустякам. Нет, я таких не люблю.
   Август попробовал подняться и потер рукой лоб так неосторожно, что сдвинул свой завитой парик, Анна поправила его; король стал целовать ей руки.
   -- Моя Анна, -- сказал он, -- я уезжаю, и у меня к тебе единственная просьба: я помирил тебя с Флеммингом, так заключите мир навсегда, перестаньте грызться друг с другом.
   Анна нахмурилась.
   -- Ваше величество, соблаговолите сказать это Флеммингу, а не мне. Он не оказывает мне должного уважения, он мой завзятый враг. Графиня Козель, жена Августа...
   Король, услышав это, странно усмехнулся, глаза его злобно сверкнули.
   -- Графиня Козель, -- гордо продолжала Анна, -- не должна, не может повиноваться какому-то Флеммингу; ей незачем бояться его и уступать ему.
   -- Но я не выношу раздоров...
   -- Прикажите ему быть более сговорчивым, посоветуйте уважать меня, мать ваших детей, это будет лучший способ установить мир.
   Король ничего не ответил, прощание было молчаливым. Анна с нежностью обняла Августа, он оперся о колонну, чтобы удержаться на ногах, она протянула ему руку. Несколько шагов отделяло их от двери, за порогом ждали камергеры. Король вышел с нахмуренным челом. Кто может знать, что творилось в таинственных глубинах королевской души, действительно ли он хотел, чтобы мир воцарился при дворе, или предпочитал войну? В тот же вечер, злой и раздраженный, король велел позвать Флемминга.
   -- Графиня Козель жалуется на тебя, старина, -- сказал Август насмешливо, -- надо уступить ей, что-то пропустить мимо ушей, а кое-что и простить. Ты знаешь характер этой женщины, я ведь терплю...
   -- Ваше величество, -- возразил Флемминг, бывавший на короткую ногу с королем, -- ваше величество, вы -- совсем другое дело. Любовь госпожи Козель вознаграждает вас за огорчения, которые вы терпите.
   -- А мою любовь ты в расчет не берешь?
   Флемминг низко поклонился.
   -- Вы знаете, ваше величество, я в расчетах не силен.
   -- Будь добр, наладь с ней отношения, -- повторил Август.
   -- Это невозможно, ваше величество: быть ее слугой я не могу, льстить и лгать не умею, а кланяться мне трудно, спина у меня старая.
   Король засмеялся.
   -- Графиня и впрямь тебя не любит, -- отозвался он, -- она уверяет, что ты похож на обезьяну, но я с ней не согласен.
   Флемминг поднял голову, глаза его пылали гневом, он попытался было сказать что-то, но тут же умолк.
   Пожелай король поссорить их навеки, лучшего способа он бы придумать не мог.
   Здесь, пожалуй, уместно поближе познакомиться с человеком, оказавшем решающее влияние на дальнейшую судьбу нашей героини.
   Граф Якоб Генрих Флемминг дольше других придворных пребывал в милости короля Августа II и, по свидетельству современников, был при дворе очень влиятельным человеком. Ходили слухи, будто польской короной Август был обязан Флеммингу. Одна из кузин Флемминга в 1684 году вышла замуж в Польше за казнохранителя, хелмского сановника Пшебендовского; через нее главным образом и возникли у генерала связи в Польше. Флемминг был для своего времени человеком образованным и более дипломатом, чем солдатом, хотя избрал военное поприще. Он был пронырлив и хитер, как все знаменитые дипломаты того времени, а в политике придерживался правила Макиавелли: все средства хороши, если они ведут к цели.
   При дворе Флемминг, мечтавший о неограниченном влиянии и власти над королем, старался ловко отстранить всех своих соперников. Помехой был Гойм, и Флемминг исподтишка рыл ему яму; он боялся влияния графини Козель и искал, кем бы заменить; опасным казался ему Шуленбург, и он давно точил на него зубы.
   Под рукой у Флемминга всегда были его ставленники, обязанные ему своим положением, жаждущие занять освободившиеся посты. Вацдорф, Мантейфель, Вакербарт ожидали своего часа и преданно служили Флеммингу. Самонадеянный генерал любил говорить своим приближенным: "Мой принцип таков: людей создают обстоятельства; способности же есть у каждого, был бы случай проявить их. Я -- лучший тому пример. Готовился к военной деятельности и о большем не мечтал, как получить полк, а теперь я -- первый министр и фельдмаршал. Управляю, можно сказать, Польшей и Саксонией, не зная законов этих стран и, тем не менее, с честью справляюсь со своими обязанностями".
   Самонадеянность и заносчивость были, по-видимому, главными свойствами Флемминга. Не скоро выявилось, что ему не хватает военного опыта, а быть министром он просто не способен. Флемминг казался человеком темпераментным, энергичным, веселым, кутилой и немного солдафоном; приказания он отдавал смело, коротко, решительно. Часто выходил из себя, но остроумной шуткой обезоруживал людей. Почти ровесник короля, Флемминг был его другом, сотрапезником и наперсником. Случалось, после бурного веселья Флемминг злоупотреблял близостью с Августом, но умел всегда ловко выпутаться из неприятного положения.
   Жил Флемминг по-княжески, у него было несметное количество слуг и сотня лошадей в конюшне. В его приемной, словно у короля, всегда толпились министры, сановники, чужестранцы. Он свободно говорил по-французски, по-польски и латыни, умел работать, не пренебрегая, впрочем, кутежами, легко мог провести ночь без сна, умел пить и не напиваться, вздремнуть с четверть часа на стуле и встать бодрым; не мудрено, что он завоевал исключительное положение при дворе, где остальные способны были лишь веселиться и интриговать.
   Характер у Флемминга был железный, иной раз он казался флегматичным, несмотря на свой темперамент, но всегда был себе на уме.
   Неказистый, низкого роста, приземистый, тучный, с лицом одутловатым и красным, хотя черты его были довольно тонкие, генерал, вопреки моде того времени, не носил парика, а в собственные длинные волосы вплетал несколько локонов.
   Он любил деньги, спекулировал, торгуя поместьями, без колебаний выговаривал для себя при больших сделках весьма значительные суммы, так что король, узнав однажды, что генерал положил в карман пятьдесят тысяч, сказал ему: "Послушай, Флемминг, я знаю, сколько ты прикарманил, многовато, друг, отдай мне половину". Флемминг повиновался. Не правда ли, оба хороши, и хозяин и слуга?
   Борьба с человеком, умевшим прекрасно владеть собой, для такой темпераментной, упоенной длительным успехом женщины, как графиня Козель, была чревата опасностями. К тому же за Флеммингом стоял целый отряд недоброжелателей графини, а что еще хуже ярых ее недоброжелательниц. Госпожа Пшебендовская, двоюродная сестра генерала-министра, вся клика графини Рейс, надоедливая Глазенапп, Вицтумы, семья Гоймов; даже мнимые приятельницы Анны Козель мечтали видеть ее низверженной.
   Долгие годы ее счастья возбуждали зависть; врагов графини озлобляло и то, что им никак не удавалось унизить Анну в глазах короля. При развратном дворе, где легко завязывались и быстро рвались любовные связи, ее, постоянно окруженную толпой поклонников, никто ни в чем не мог упрекнуть; самые рьяные шпионы оказались бессильны, никакие наговоры не приставали к ней. Анна Козель имела основания быть гордой, ибо она во много раз превосходила окружавшее ее женское общество и характером и благородством. Как когда-то она не пожелала изменить мужу, потребовав от короля письменное обещание жениться на ней, так и потом она ни разу не разрешила себе изменить королю, хотя сама неоднократно бывала обманута. Постоянное ее утверждение, что она жена, а вовсе не любовница короля, приводило в ярость ее противниц.
   Старания их пока были бесплодными, и это усилило их гнев, нетерпение, злобу. Они подстрекали Флемминга, а пособниками его были Фюрстенберг и тот, кого Козель считала своим другом, кого ничуть не опасалась и кому доверяла -- Вицтум. Его подзуживала жена, которой он всегда во всем уступал, и скорее по легкомыслию, чем из-за недоброжелательности, он встал в ряды противников графини Козель.
   План был обдуман. Оставалось только найти красотку, которая, не побоявшись участи своих предшественниц, захотела бы временно занять тягостное и унизительное место при Августе II. Все были уверены, что перед женским кокетством король не устоит. Но теперь он уже не был так предприимчив, как прежде, ему надо было помочь, надо было найти ему подходящую любовницу, которая сама бы заставила его увлечься ею. Разослали людей во все концы. Начались поиски.
   

15

   В то время как король Август II развлекался, слепо веря, в свою судьбу, Карл XII тоже шел навстречу уготованной ему участи. Во главе небольшого войска он с львиной отвагой, по-юношески опрометчиво вторгся в совершенно неведомую ему державу и расположился на полях под Полтавой.
   Битва эта оказалась решающей, она определила судьбы многих стран и народов. Не успел Август вернуться из поездки в Берлин, довольный тем, что тамошний двор не превзошел его пышностью приема (кстати сказать, Фридрих вовсе к этому не стремился), как курьер, присланный из Польши от княгини Тешен, привез ему счастливую весть о том, что Карл XII разбит наголову. В первую минуту Август растерялся. Как быть? Ведь он торжественно, перед лицом всей Европы, отрекся от польской короны, что же теперь, взять свои слова обратно? Но тут как раз подоспел Флемминг.
   -- Ваше величество, -- начал он, -- договор, к которому вас приневолили оружием, никакого значения не имеет. В Польше у вас тысячи сторонников. Стоит появиться там, и победа обеспечена.
   Корона, окупленная столькими жертвами, была для курфюста заманчива. Август связывал с возвращением короны планы о наследственной монархии, решив, в крайнем случае, пожертвовать несколькими провинциями, чтобы заткнуть рот завистливым соседям. Если даже от Речи Посполитой останется только часть, то, слитая с Саксонией, она все же составит большое государство. Вернуть корону надо во что бы то ни стало, и из выборной сделать ее наследственной.
   Август согласился с Флеммингом, что мир, договор и отказ от короны потеряли теперь всякое значение, оставалось только созвать войско и двинуться с ним в Польшу. Флемминг и его друзья, старые приверженцы Саксонца, обещали свою помощь, в удаче задуманного похода никто не сомневался. Из Польши прибыли с визитом глава сандомирекой конфедерации Денгоф и куявский епископ Шанявский. Со своим кузеном Фридрихом у Августа было достаточно времени договориться о союзе против шведов еще в Дрездене. Фридрих Брандербургский тоже не имел ничего против союза с саксонским курфюрстом, Август специально для этого ездил к нему; так образовалась лига, увековеченная впоследствии на медалях соединенными руками трех Фридрихов.
   У Августа, озабоченного возвращением короны, не оставалось времени на любовные утехи. Вернувшись в Дрезден и узнав о битве под Полтавой, он тут же велел опубликовать это известие, а потом помчался для переговоров к своему прусскому союзнику. Во время своего короткого пребывания в Дрездене Август едва успел повидаться с Анной Козель. А дела ее обстояли хуже, чем когда-либо. Обстоятельства усилили могущество Флемминга. Графиня в отсутствие короля несколько раз обращалась к нему с разными требованиями, но Флемминг приказал ответить, что он и не подумает выполнить их, так как у него есть дела поважнее. Резкое письмо графини он разорвал на клочки в присутствии посланца и растоптал ногами, а Козель велел передать, что жалоб ее и угроз не боится. Анна не могла стерпеть такой дерзкой обиды. Дня через два или три Флемминг, ехавший верхом, столкнулся у замка с графиней и вынужден был сдержать лошадь. Анна высунулась из экипажа и, обрадовавшись представившемуся случаю, закричала, грозя кулаком:
   -- Вам не мешало бы помнить, генерал, кто вы и кто я! Вы слуга короля, обязанный выполнять его приказания, а я здесь госпожа: хотите воевать со мной? Что ж, принимаю вызов.
   Флемминг засмеялся и с деланной учтивостью приложил руку к шляпе.
   -- Я с женщинами не воюю, -- сказал он, -- благо моего короля для меня превыше всего. Кланяться же и потворствовать женским прихотям я не намерен.
   Из кареты посыпались несдержанные, гневные слова. Флемминг, оставив их без внимания, повернул коня и, не взглянув на графиню, поехал дальше. К тому же люди из свиты Флемминга оскорбили людей графини. Заклика вынул саблю, и, возможно, дело дошло бы до кровопролития, но тут благоразумно вмешался кто-то из королевских придворных и разогнал слуг Флемминга.
   Война разгорелась вовсю. Анна, возмущенная, обливаясь слезами, ждала короля. Август приехал рано утром, и, видно, еще в пути узнал о происшедшем; когда Флемминг пришел с докладом, король сказал ему:
   -- Тоже мне, старый вояка, дипломат, а с одной женщиной поладить не можешь.
   -- Простите, ваше величество, -- возразил генерал, -- я с женщинами ладить умею, но с той, что мнит себя богиней, королевой, и впрямь не знаю как быть. Эта женщина разоряет страну! Ничьих заслуг она не ценит, а прихотям ее нет конца.
   -- Но я люблю эту женщину и требую, чтобы ей оказывалось уважение.
   -- К ней относились почтительно, пока она сама не стала оскорблять всех.
   Король замолчал, Флемминг добавил доверительно:
   -- Она съест Саксонию и Польшу и все равно не насытится; дикий нрав, неуемное тщеславие и алчность. Если вы, ваше королевское величество, питаете к ней слабость, то мы, приближенные ваши, обязаны освободить вас от ее пут.
   Август перевел разговор на другое. После короткого совещания он пошел к Анне. Она ждала его, и не успел он войти, как бросилась к нему со слезами и упреками. Август этого терпеть не мог.
   -- Король мой, государь! Защитите меня! Флемминг обращается со мной, как с последней женщиной. Оскорбляет публично, письма мои рвет и топчет ногами, грозится изгнать меня отсюда, делает посмешищем. Выбирайте, государь: он или я, один из нас должен уйти.
   Август обнял ее, смеясь.
   -- Успокойтесь, графиня, вы слишком близко принимаете все к сердцу: Флемминг сейчас нужен мне, я без него не могу.
   -- А без меня?
   -- Вы знаете, что без вас для меня нет жизни, но если вы любите меня, должны же и вы чем-то для меня пожертвовать.
   -- Всем, кроме чести! -- воскликнула Козель.
   -- С Флеммингом надо помириться.
   -- Ни за что!
   -- Он попросит прощения.
   -- Не желаю, видеть не хочу этого человека.
   Август взял ее за руку.
   -- Моя дорогая Анна, -- сказал он холодно, -- сегодня вы настаиваете, чтобы вас освободили от Флемминга, завтра тоже самое будет с Фюрстенбергом, а когда я выгоню их, с Пфлюгом и Вицтумом; вы ни с кем не умеете ладить.
   -- Потому что все здесь, кроме вас, ваше величество, враги мои.
   Козель расплакалась, король позвонил и, несмотря на возражения хозяйки, велел позвать генерала Флемминга.
   Оба молчали, надувшись. Анна ходила разгневанная по комнате, пока не пришел генерал. Не поздоровавшись с хозяйкой, он направился прямо к королю.
   Графиня стояла спиной к Флеммингу, разъяренная, с трудом сдерживая себя.
   -- Дорогой Флемминг, -- сказал Август, -- тебе известно, что я не выношу распрей среди приближенных, если ты меня любишь, попроси прощения у прекрасной графини, и пожмите друг другу руки.
   -- Ни за что на свете! -- воскликнула Козель. -- Я не подам руки низкому придворному, осмелившемуся обидеть беззащитную женщину.
   -- Не беспокойтесь, сударыня, -- ответил Флемминг, -- я тоже не собираюсь навязывать вам своей солдатской руки; лгать я не умею, и прощения просить не буду.
   Король, вскипев, вскочил со стула.
   -- Генерал, вы сделаете это для меня.
   -- Даже для вас не сделаю, ваше величество. Если вам угодно, могу оставить службу.
   -- Вы низкий, вы мерзкий, -- закричала, выходя из себя, Козель. -- Милость короля сделала вас наглым. Но от Дрездена до Кенигштейна, слава богу, недалеко.
   -- Козель, ради бога, -- прервал Август.
   -- Ваше величество, разрешите и мне быть откровенной, я тоже лгать не умею, скажу ему в глаза то, что думаю о нем. Он объявил мне войну, я принимаю ее.
   -- Воевать с вами, графиня, я не собираюсь, -- возразил Флемминг. -- Но любовь к королю вынуждает меня действовать против вас, ибо вы разоряете страну. Если бы вы умерили свой аппетит, то денег хватило бы и на снаряжение войска, и на то, чтоб вернуть корону.
   -- Флеминг, вы забываетесь, -- вмешался Август, но он не без удовольствия слушал эту словесную перебранку, хотя и делал вид, что пытается остановить ее.
   -- Уходите прочь из моего дома, -- крикнула графиня, топнув ногой.
   -- Этот дом не ваш, здесь нет ни одной принадлежащей вам вещи, это дворец короля, моего повелителя, и без его приказания я отсюда не уйду, -- ответил Флемминг.
   Графиня Козель начала плакать и рвать на себе одежды.
   -- Вы видите, ваше величество, вы слышите, до чего дошло; какой-то слуга, наемник бесчестит меня у вас на глазах, а вы стоите, молча, безучастно, не желая ни защитить меня, ни отомстить.
   Она заломила руки. Король мирно и спокойно подошел к Флеммингу.
   -- Генерал, -- сказал он, -- прошу вас, помиритесь, так продолжаться не может. Вы оба дороги мне, оба необходимы. Почему я должен страдать из-за вашей вспыльчивости?
   -- Ваше королевское величество, вам не надо ни слышать, ни видеть этого, предоставьте все нам, жизнь вскоре нас рассудит.
   Анна, высказав все, что накипело у нее в душе, в отчаянии опустилась на диван. Король, не зная, как успокоить дрожащего от гнева Флемминга и унять разъяренную графиню, подал генералу руку и проводил его до дверей.
   Флемминг, прежде чем выйти, метнул на графиню злобный мстительный взгляд, Анна ответила ему тем же. А король стал ходить в задумчивости взад и вперед по комнате; занятый, очевидно, более важными делами, он стычки этой близко к сердцу не принял.
   Графиня окинула и его негодующим взглядом.
   -- Король, -- сказала она, -- дошло уже до того, что ваши слуги поносят меня в вашем присутствии! Вот она, моя доля. Флемминг издевается надо мной -- вашей избранницей, вашей возлюбленной, а я бессильна против него.
   -- Дорогая графиня, -- ответил спокойно король, -- вы, судя по всему, не понимаете нынешнего моего положения. Флемминг сейчас -- моя правая рука, он необходим мне в Польше; восстановить его против себя -- значит отречься от польской короны. Этого вы от меня требовать не можете, и я, как король, не пойду на это. Вы могли убедиться, что я не отказываю вам ни в глубоком уважении, ни в любви, что я готов на жертвы, но все имеет границы. Королем я был до того, как стал вашим любовником.
   -- Любовником! -- Анна в исступлении бросилась к Августу.
   -- У меня есть ваше письменное обещание. Я не любовница, я вторая жена ваша!
   Август поморщился:
   -- Тем более вам следует сохранять мои интересы, мою корону и честь.
   Гнев растворился в слезах. Август посмотрел на часы.
   -- Увы, я не хозяин своего времени, -- сказал он. -- Голова кругом идет от всяческих дел. А тут еще придется ехать в Польшу. Дорогая графиня, успокойтесь, Флемминг вспыльчив, но он меня любит и сделает так, как я прикажу...
   Анна ничего не ответила; насупившись, лишь молча протянула руку королю. Август ушел.
   Вскоре после этой сцены начались разговоры о поездке в Польшу. Графиня, всегда сопутствовавшая королю, на этот раз из-за недомогания не могла с ним поехать.
   Она прекрасно понимала, какая опасность ей грозит. Король мог встретиться в Варшаве с княгиней Тешен; это было, правда, маловероятно, так как Август не любил возобновлять старые связи, но все же Анна волновалась. Еще больше тревожило ее, как бы враги, чтобы отвлечь короля от нее, не свели бы его с новой женщиной.
   Август, будто для того, чтобы уберечь графиню Козель от ссор и раздоров, брал в Варшаву Флемминга. Анна, сознавая, что Флемминг будет постоянно настраивать Августа против нее, предпочла бы, пожалуй, чтоб ее притеснитель остался в Дрездене, но что она могла поделать?
   Король до последней минуты был необычайно нежен к Анне, обещал дать самые строгие указания Фюрстенбергу, чтобы тот был к ней как можно внимательней. Чтоб утешить графиню, Август объявил ей в полушутливом тоне, что она может считать себя победительницей, ибо он, вопреки стараниям Флемминга, который хотел навязать ему Вакербарта, назначил по ее просьбе гофмаршалом после ухода Пфлюга ее родственника барона Левендаля. Это якобы было причиной гнева и угроз Флемминга.
   Недруги Козель, узнав, что Флемминг едет с королем, а графиня остается, пришли в радостное возбуждение в предчувствии перемены. Благодаря Флеммингу, его интригам, усердию Пшебендовской падение Анны Козель становилась неизбежным.
   Барон Левендаль, обязанный своим возвышением кузине, вовсе не собирался выказывать ей свою признательность. Озабоченный лишь тем, как бы удержаться при дворе и остаться в милости, он, поняв, что Козель теряет свое влияние, быстро переметнулся на сторону ее врагов.
   Гибель графини была предрешена, когда у нее и в мыслях еще не было, что король после столь торжественных обещаний, после стольких лет совместной жизни может поступить с ней так, как с другими.
   Когда барон Хакстхаузен, единственный, кто желал ей добра и остался ее верным другом, привел в пример Аврору Кенигсмарк и княгиню Тешен, -- их дети тоже были признаны, что не помешало королю расстаться с матерями, -- Козель велела ему замолчать.
   -- Тешен и Кенинсмарк были фаворитками короля, а у меня есть обещание жениться, я его жена.
   Еще до отъезда короля в Варшаву графиня Козель не могла не заметить, что ее многочисленное окружение редеет, друзья и знакомые покидают ее. Пусто было теперь во дворце четырех времен года. Отказывались от приглашений под разными предлогами, порвать открыто никто не решался, но постепенно все отдалялись от графини. Только злорадная сплетница Глазенапп, которая умудрялась из любого разговора высосать то, чего в нем и не было, продолжала часто посещать графиню. Анну предостерегали.
   -- Я знаю, -- отвечала графиня, -- знаю, какой это человек, но что она может мне сделать? Что она может выследить? Я веду такую жизнь, что мне нечего опасаться ни шпионов, ни наветов. Тайн у меня нет.
   Август никогда, кажется, не был таким ласковым, милым и нежным, как при прощании с графиней. Они провели вместе целый день. Анна из-за болезни не могла уже никуда выезжать, раздражительность и вспыльчивость уступили место грусти. Теперь это была кроткая женщина, пытавшаяся воспоминаниями разжалобить короля. Расчет ее был ошибочен. Короля пленяли живость, веселость характера, смелость, смех, ревность, дерзость -- все, что разжигало его чувственность; сантиментов он не любил, хотя и прибегал к ним порой. После нежных сентиментальных признаний, свидетелем которых бывал иногда Вицтум, Август, выйдя за дверь, иной раз самым циничным образом смеялся над пылкими своими тирадами.
   Попытка растрогать Августа была самым верным средством отвратить его сердце, надоесть ему. С неописуемой тревогой в душе Анна, схватив руки короля, осыпала их поцелуями, обливала слезами, умоляла не забывать, не бросать ее. Август в изысканных выражениях обещал ей это, но от его пьянящих слов веяло могильным холодом. Это был конец многолетнего безумия, от которого оба они уже излечились. Но у женщины остались привязанность, благодарность, воспоминания, нежность, а Август ничего, кроме скуки, не испытывал. Вместо того чтобы снизойти к ее печали, он рад был бежать от нее, слезы раздражали Августа, сетования, упреки вызывали скуку, удручали.
   Анна Козель не могла уже быть веселой и беззаботной, как прежде, когда скакала вместе с королем верхом в погоне за оленем, развлекалась, добивая ножом зверя, или состязалась в метании копья. Это вовсе не означает, что она потеряла свое обаяние. Анна обладала тем редким даром красоты, над которым не властны ни годы, ни страдания, ни возраст. Но сейчас ее чарующий взгляд и улыбка ничего уже не значили для Августа. Глаза ее потеряли притягательную силу, улыбка -- соблазнительность, любовница превратилась в самую обыкновенную женщину, ощущение новизны и загадочности стерлось.
   К тому же Август был очень увлечен политическими делами -- возврат короны, объединение вокруг себя приверженцев, поиски новых союзников -- и во время короткого отдыха ни о чем, кроме развлечений, думать не мог.
   Наступило время расставания. Анна плакала, Август утешал ее, уверял, что Фюрстенбергу отданы все нужные распоряжения, клялся в неизменной верности, а потом исчез.
   Никогда графиня не ощущала так остро обрушившегося на нее одиночества, никогда не казалось оно ей таким грозным, полным значения, как сейчас. После отъезда короля опустел ее всегда полный людей дворец, опустели приемные, где бывало яблоку негде упасть, никто не садился за стол, -- раньше всякий почитал за счастье попасть туда. Козель осталась одна.
   Днем прибегала суетная, болтливая Глазенапп, к обеду приходил степенный Хакстхаузен. Иногда у порога появлялись жалкие просители; они еще не прослышали, что могущество графини пошатнулось.
   С виду как будто все было по-прежнему, но крах явно близился. В первые дни все гонцы привозили письма от короля и отвозили ему ответы. Козель и в голову не приходило, что письма ее сперва распечатывали в канцелярии князя Фюрстенберга, потом посылали Флеммингу в Польшу, и он отбирал для короля, что считал нужным, король же был слишком занят, чтобы спрашивать о них.
   Из множества друзей до конца верным графине остался, быть может, лишь один, да и тот носил одежду и звание слуги. То был Раймунд Заклика, переживший и претерпевший со своей госпожой все превратности ее судьбы. Не раз готов он был по одному знаку графини схватить за горло и задушить наглеца, осмелившегося оскорбить ее; в трудные минуты своей жизни Анне приходилось сдерживать Раймунда, так страшен он был во гневе.
   Заклика не мог даже заикнуться о своих чувствах, но графиня знала о них и прекрасно понимала, что может на него рассчитывать. Вели она ему убить Флемминга, он, не задумываясь, сделал бы это и безропотно отправился бы на виселицу. Анна для Раймунда была все той же яркой звездой, которая блеснула ему однажды меж ветвей старых лип в Лаубегасте. Она казалась ему все прекрасней, видеть ее было для него огромным счастьем.
   Грустно и тихо было в Дрездене, в то время как король -- веселый, полный радужных надежд -- мчался в Варшаву. Флемминг ехал с ним, а жена казнохранителя госпожа Пшебендовская была послана вперед.
   Ни для кого уже не было секретом, что в Варшаве королю собирались подыскать новую фаворитку. От нее не требовалось ни опасного обаяния Анны Козель -- это таило угрозу слишком длительной привязанности, -- ни большого ума -- ветреница и хохотушка могла прекрасно развлечь и усладить короля, -- ни сердца -- на его струнах Август играл лишь во вступительной сцене. Достаточно было обладать молодостью, быть смелой, вызывающе кокетливой, иметь имя и хорошее воспитание, чтобы рискнуть потягаться с графиней Козель.
   С такими инструкциями Пшебендовская поехала в Польшу, а там, в Варшаве, конечно, было из кого выбирать. Сердечная дружба связывала кузину Флемминга Пшебендовскую с супругой маршала Белинского, две дочери которой -- Мария Денгоф -- жена литовского подкомория, и вторая жена гетмана Поцея -- были обаятельны и легкомысленны ровно настолько, чтобы можно было зачислить их в кандидатки.
   В первый же день госпожа Пшебендовская отправилась к приятельнице, та встретила ее очень радушно. Зная влияние Пшебендовской на Флемминга и, в свою очередь, его влияние на короля, ей всячески старались услужить все, кто добивался королевской милости. Для дела столь интимного лучшей советчицы и помощницы, чем госпожа Белинская, нельзя было найти.
   -- Сердце мое, -- начала Пшебендовская, -- голова у меня полна хлопот, надеюсь, ты не откажешься помочь мне?
   -- Охотно разделю с тобой эти хлопоты.
   -- С королем у нас беда, -- зашептала Пшебендовская, -- влюбился не на шутку, дал опутать себя женщине, которая вот уже несколько лет властвует над ним.
   -- Кому ты говоришь? Я хорошо знаю Козель! -- прервала ее Белинская. -- А почему король бросил Тешен?
   -- Потому что он не может быть долго верен ни одной женщине. Мы должны избавиться от Козель, предложив ему кого-нибудь взамен. Она надоела королю.
   Госпожа Белинская глубоко задумалась.
   -- Найти не трудно, -- отозвалась она, -- но действовать надо осмотрительно, чтобы не связать короля новыми путами.
   Госпожа Пшебендовская осталась у приятельницы обедать. К обеду приехали ее дочери, обе молодые и красивые. Супруга гетмана -- маленькая, изящная, могла показаться очень уж хрупкой, но глаза ее так и пылали огнем, и она то и дело заливалась веселым смехом. Младшая -- Марыня Денгоф -- тоже была небольшого роста, гибкая; она напускала на себя меланхолический вид, хотя насквозь была пронизана легкомыслием, притворная серьезность плохо скрывала ветреный нрав, неуемную жажду жизни и наслаждений.
   В ту пору об этих женщинах уже ходили слухи, которые могли казаться правдоподобными лишь в эпоху властвования в Польше Августа, открыто подававшего пример для подражания. В глазах Марыни Денгоф проглядывали лукавство и строптивость, старательно прикрываемые скромностью.
   Пшебендовская говорила о всяких пустяках, не спуская глаз со своих хорошеньких соседок. Они с любопытством расспрашивали о короле. Старшая вспомнила об одном из графов Фризенов. Говорили и об Анне Козель, но вполголоса. После обеда молодые женщины отправились с друзьями на верховую прогулку. Обе сестры страстно любили выделывать на скаку всевозможные трюки. Пшебендовская с Белинской остались одни.
   Для гостьи не было тайной скверное положение дел приятельницы. Обе посокрушались, повздыхали... Потом Белинская подсела ближе и, с чувством взяв подругу за руку, сказала:
   -- Ну, как мои дочки? Марыня еще совсем свежа и красива, к тому же кроткая, веселая, и сердце у нее доброе. Как она понравилась тебе?
   -- Очень милая мордашка, -- ответила Пшебендовская.
   -- Да и другая не уступит сестре; живчик, настоящий казак, хотя с виду и хрупкая.
   Госпожа Пшебендовская задумалась о чем-то, а приятельница, понизив голос, добавила:
   -- Мы ведь друзья с самого детства, моя дорогая, -- сказала она без всякого смущения. -- Ежели уж кому суждено счастье стать любовницей короля... почему бы не показать ему Марысю?
   -- Я не думала, что тебе такое по душе.
   -- А почему бы и нет? Денгоф -- скучнейший муж, к тому же он немолод, и Марыся несчастна с ним. Если он не захочет иметь соперником короля, Марыня разведется.
   -- Но захочет ли она?
   -- Я ее уговорю! Я ее заставлю! -- не унималась заботливая мать. -- Для всех нас это было бы огромным счастьем. Дела наши -- из рук вон плохи. Сохрани бог, случится что с мужем, и мы разорены.
   Госпожа Пшебендовская не обещала и не отказывала.
   -- Посмотрим, -- сказала она, -- посмотрим. Марыне пока ничего не говори, сперва решим, подходит ли она королю. Козель была вспыльчивой и ревнивой, теперь королю нужна женщина мягкая, нежная, веселая, кроткая.
   -- Он не найдет себе более подходящей, чем моя Марыся, ручаюсь тебе!
   После долгих перешептываний и обсуждений приятельницы расстались, достигнув полного единомыслия. Госпожа Белинская проводила гостью до самого экипажа.
   Через несколько дней приехал король с Флеммингом. Пшебендовская и Флемминг, как близкие родственники, жили в одном доме, и ей в тот вечер удалось поговорить с ним откровенно. Кузина намекнула на Марыню Денгоф. Генерал поморщился, он не раз слышал о легкомыслии Марыни, но разве это могло служить помехой?
   -- Королю, -- сказал он, -- понравиться не трудно: надо уметь показать себя, пофлиртовать с ним, пустить в ход женские чары -- и все. Ему скучно, им завладеет сейчас любая женщина, стоит ей захотеть. И чтобы не завладела другая... надо познакомить его с вашей Денгоф.
   Пшебендовская обрисовала характер и внешность своей протеже.
   -- Но удастся ли уговорить ее?
   -- Пусть вас это не беспокоит, у меня есть союзница -- ее мать, -- тихо ответила кузина.
   Прежде чем принять какое-либо решение, генерал выразил желание познакомиться с Марыней Денгоф. На следующий же день вечером кузина повезла его к Белинской. Они пробыли там допоздна, обе дочери пели. Марыся настроена была меланхолично, она изображала из себя нуждающуюся в утешении сиротку. Флеммингу это не понравилось, он знал, что королю такие женщины тоже не по вкусу. Но после нескольких дней безуспешных поисков решили все же остановиться на Марыне Денгоф. Она, по крайней мере, была безопасной. Наученный опытом, Флемминг более всего боялся честолюбия и жажды власти. Марыня была легкомысленной, ветреной, но не ревнивой. К тому же она не мечтала о власти, а просто любила наслаждаться жизнью.
   Решили попытаться. Но сперва надо было посоветоваться с Вицтумом. Тот считался другом графини Козель, хотя благодаря стараниям жены отошел от нее. Флеммингу принадлежало первое слово в делах государственных, а когда речь шла о женщинах и развлечениях, первенство было за Вицтумом, без него король ничего не предпринимал. Вицтум был посвящен во все тайны Августа. Обойтись без него было невозможно.
   Генерал начал без обиняков:
   -- Графиня Козель всем нам надоела, король тоже устал от нее, надо подыскать ему другую женщину.
   -- Это уже как вам угодно, -- ответил, кланяясь, Вицтум, а мое дело -- сторона, я, как вы знаете, не навязываю королю любовниц и не отвращаю его от них. Лезть в чужие дела не люблю, так что оставьте меня в покое!
   -- Нет, нет, вы должны нам помочь, -- настаивал Флемминг.
   Подошла, кузина и тоже стала уговаривать Вицтума. Не помогло.
   -- Это не в моем характере, -- заявил Вицтум категорически, -- мешать вам я не буду, но и помогать не стану, вот вам мое последнее слово. В интригах я никогда не участвовал и правил своих на старости лет менять не намерен.
   -- Вы -- друг графини Козель, -- вставила Пшебендовская.
   -- Я не друг ей и не враг, -- ответил Вицтум, посмеиваясь, -- я соблюдаю нейтралитет и буду соблюдать его и впредь.
   Тщетно Флемминг добивался, льстил, убеждал. Вицтум был неумолим и ушел, не дав себя уговорить.
   Пшебендовская решила, что можно обойтись и без него.
   На следующий день, появившись при дворе, она смело подошла к королю, который всегда был с ней любезен. Вид у нее был веселый, непринужденный.
   -- Ваше величество, на очереди, по-видимому, Польша.
   -- Что это значит, дорогая Пшебендовская?
   -- После Любомирской -- Козель, после Козель надо найти кого-нибудь в Варшаве.
   -- Но я хочу остаться верным графине Анне.
   -- В Дрездене, -- ответила Пшебендовская, -- но не здесь, в Варшаве, где ее нет с вами!
   Она покачала головой. Король усмехнулся.
   -- Надеюсь вы, ваше величество, пригляделись к нашим дамам хотя бы в театре? -- спросила она.
   -- Не очень-то...
   -- Осмелюсь обратить ваше внимание на одну из них: красивей, милей и обаятельней здесь не найти... личико прелестное, свеженькое, и руки очень красивые.
   -- Кто такая?
   -- Денгоф, урожденная Белинская, -- прошептала Пшебендовская, -- сестра жены гетмана Поцея.
   -- Не помню, как будто видел, -- сказал король, -- но как почитатель женской красоты обещаю, что на одной из первых ассамблей постараюсь познакомиться со столь восхитительной, по вашим описаниям, особой.
   -- Она этого заслуживает, вы убедитесь, ваше величество, -- заметила, удаляясь, Пшебендовская, но тут же вернулась. -- Если вы, ваше величество, окажете честь быть у меня завтра на скором ужине, мне, быть может, удастся представить ее вам.
   Король Август смерил Пшебендовскую насмешливым взглядом, но она, видимо, не заметила, иначе он вогнал бы ее в краску. Взгляд этот явно говорил, что Августу все понятно и что с ним можно быть до конца откровенным. Улыбка промелькнула на губах короля и исчезла.
   В тот же день госпожа Белинская послала за дочкой и на несколько часов заперлась с ней и со своей приятельницей Пшебендовской. Когда они вышли из комнаты, вид у Марыси был растерянный, встревоженный, но счастливый. Она то и дело задумывалась, рассеянно шла куда-то, возвращалась, шептала что-то матери. У нее, видимо, голова шла кругом. Мать пыталась внушить ей, что надо взять себя в руки. Маленькая, самоуверенная женщина, привыкшая царить в своем интимном кружке, испугалась крутых подъемов к новому счастью, казавшемуся ей непрочным. Она не противилась воле матери, но понимала, что придется приложить много усилий. А ветреность так не любит усилий!
   Пшебендовская и Флемминг вели общий дом. Генерал обставил свою жизнь в Варшаве еще роскошней, чем в Дрездене; он привез с собой большой двор, множество слуг; часто принимая короля, Флемминг считал, что приемы должны быть пышные.
   Скромный ужин оказался изысканнейшим балом. Король, войдя, застал уже там варшавских красавиц, и среди них нарядную и перепуганную, растерянную и оробевшую и потому менее привлекательную, чем обычно, Марыню Денгоф. Пшебендовская устроила так, что король сразу подошел к Марыне; он непринужденно заговорил с ней, но беседа не ладилась, ибо Марыня отвечала вяло и невпопад. Незаметно было, чтобы эта красотка увлекла короля.
   После ужина заиграла музыка, начались танцы. Август пригласил еще не опомнившуюся Марыню, но та танцевала неуклюже, сбивалась с такта и, окончательно смешавшись, показала себя с самой невыгодной стороны. Словом, произведенное ею впечатление отнюдь не отвечало надеждам Пшебендовской.
   Вечером король возвращался с Вицтумом во дворец.
   -- Ты заметил, -- сказал король, -- они хотят вскружить мне здесь голову, но пока этим будут заниматься женщины вроде Денгоф, графиня Козель может спать спокойно.
   Вицтум был в хорошем расположении духа.
   -- О ваше величество, -- сказал он, -- заменять графиню Козель вовсе необязательно; она может остаться в Дрездене, а Денгоф будет в Варшаве. У вас, ваше величество, два дома и два государства, одно в Дрездене, другое здесь, надо иметь для комплекта и двух фавориток. Поляки, я слышал, жалуются на Козель, им бы хотелось, чтобы ваше величество нашли кого-нибудь здесь. А если вашим сердцем всецело завладеет полька, жаловаться будут саксонцы; надо, значит, разделить вам сердце пополам: полгода любить в Саксонии и полгода -- в Польше, тогда оба государства будут удовлетворены.
   Король рассмеялся.
   -- Тебе хорошо шутить, -- сказал он, -- а я, право, не знаю, что делать: каждый гонец из Дрездена привозит письма, полные упреков, а здесь меня искушают.
   -- Ну и пусть, -- ответил Вицтум, -- король должен делать то, что ему хочется.
   Уговорить на это Августа было нетрудно. Белинская пустила в ход все средства, чтобы заарканить короля. На другой день Август был приглашен на ужин в небольшом кругу друзей. Марыня с сестрой развлекали его пением, аккомпанируя себя на клавесине, и довольно удачно исполнили сцену из Атиса и Сангарды. Марыся осмелела немного и, по совету Пшебендовской, стала кокетничать с королем. Она пела свою арию, не сводя с него глаз, и создавалось впечатление, будто звучавшие нежные слова были обращены к нему одному. Август любил, чтобы с ним заигрывали, он расчувствовался и не поскупился на восторженные комплименты Марыне. Та отвечала на них томными взглядами. А заботливая мать и расторопная сестра занимали его разговорами, и казалось, будто король заводит роман со всеми тремя. Взялись за него крепко. Белинская, отбросив церемонии, из кожи вон лезла, чтобы всем было весело и интересно. Королю ее дом понравился. Он стал бывать у них, привык понемногу к глазам Марыни, которая не избегала его взглядов, и влюбился настолько, насколько вообще способен был влюбиться. Пшебендовская, плохо себя чувствовавшая, могла теперь, свершив столь важное дело, позволить себе полежать в постели и отдохнуть.
   Все это время король получал письма от Анны Козель, которой обо всем уже донесли. Письма эти полны были горечи и упреков. Вначале Август отвечал на них аккуратно, а потом все реже, отделываясь любезностями и заверениями.
   Анна понимала, судя по письмам, что рассчитывать на любовь короля было бы самообольщением, но она еще верила словам его и обещаниям. Однако и здесь она обманулась.
   В разговорах с Вицтумом король раздражался, когда речь шла о Козель, ясно было, что ему хотелось бы поскорее освободиться от ее пут, что он боится ее. Флемминг догадывался об этом. Однажды вечером за вином, когда король начал тяжело вздыхать, Флемминг рассмеялся.
   -- Мне хотелось бы, -- сказал он, -- напомнить вам, ваше величество, одну старую историю, которая и сейчас не устарела.
   -- Какую? -- спросил король.
   -- Когда-то, -- начал Флемминг, -- еще до того как курфюст саксонский познакомился с прекрасной Авророй, он был влюблен в дочь Шепинга, ослепительную Рехенберг. Но вскоре она надоела ему, надо было от нее избавиться. И тогда саксонский курфюрст попросил Бейхлинга оказать ему дружескую услугу. Бейхлинг завел роман с Рехенберг, и она выпустила короля из своих когтей.
   -- Ты считаешь, что это средство годится и для графини Козель? -- спросил король. -- Сомневаюсь, чтобы это удалось.
   -- А почему бы не попробовать?
   -- Кого же ты хочешь осчастливить ею? -- спросил король.
   -- Выбор я предоставил бы вашей проницательности, ваше величество, -- ответил Флемминг.
   Король прошелся молча по комнате, иронически усмехаясь.
   -- Выбрать трудно, у Козель почти нет знакомых, которые осмелились бы даже близко подойти к ней. Надо, пожалуй, привлечь Левендаля, ему, как родственнику, пользующемуся ее покровительством, легче проникнуть к графине. Если бы я мог обвинить ее в измене, был бы прекрасный повод порвать с ней.
   -- Попытаемся поговорить с Левендалем, -- прошептал генерал, -- он, правда, многим обязан графине, но еще больше он обязан королю, а Левендалю важно, чтобы опала Козель не отразилась на нем.
   -- Он сделает то, что ему прикажут...
   В результате этого милого разговора в Дрезден пошло письмо, -- Левендалю было велено попытаться скомпрометировать графиню Козель. Ему дали понять, что этим он окажет услугу одной особе, которая сумеет его отблагодарить. К подобным средствам прибегали в те времена без всяких колебаний весьма почтенные люди, когда им надо было удовлетворить свои прихоти, осуществить какие-то замыслы, кого-то устранить, кому-то отомстить.
   

ТОМ ВТОРОЙ

1

   Король от скуки и по наущению Пшебендовской рассыпался в любезностях перед Марыней Денгоф, разыгрывавшей комедию по указке своей, куда более ловкой, чем она, матери. Ошеломленная графиня Козель, едва оправившись от болезни, выслушивала каждый день донесения из Варшавы. Флемминг позаботился о том, чтобы ей все было известно. А так как король боялся ревности и вспыльчивого нрава графини, ее окружили шпионами, зорко следившими за каждым ее шагом, мыслью и словом. Август не прочь был отделаться от Анны Козель, но тихо, без огласки, порой ему даже становилось жаль прелестную графиню, но он был слишком слаб и бесхарактерен, чтобы противиться интригам, которые плелись вокруг него. При виде хорошенького личика он не мог устоять от соблазна: увлечь его ничего не стоило. Завязывалась новая любовная связь, как две капли воды похожая на прежние, кончавшиеся для короля ухмылкой и зевотой, а для его любовниц слезами.
   Кенигсмарк, Тешен, Шпигель, Эстерле нашли утешителей, и это несколько успокаивало Августа, когда он думал о Козель, но он понимал также, что Анну нельзя ставить на одну доску с ними. Любой из них он мог что-нибудь вменить в вину, графиня была безупречна. Однако Анна грозилась в случае измены лишить жизни короля, а потом себя, и это не было пустой угрозой. Последовал приказ следить за графиней, опасались, как бы она не вздумала приехать в Варшаву. Флемминг хорошо знал слабоволие короля. Он сам однажды, лишившись благосклонности Августа, приехал к нему, несмотря на запрет, и без особого труда вернул прежнее расположение. Появись здесь Анна с ее красотой, высокими достоинствами, с ее властью над королем, и все их планы рухнут. Гофмаршалу Левендалю шепнули, чтобы он попытал счастья. У Анны Козель, все еще молодой, красивой, были к тому же драгоценности, имения, дома. Надо было во что бы то ни стало найти возможность обвинить ее в измене.
   Однажды утром Хакстхаузен, друг графини, застал ее в слезах: она подбежала к нему вне себя от возмущения.
   -- Подумайте, -- вскричала она, -- этот наглец, этот негодяй Левендаль, обязанный мне всем, осмелился объясниться мне в любви. Я выругала его, как самого последнего негодяя, и пригрозила написать королю. Пусть радуется, что не получил пощечины.
   Хакстхаузену с трудом удалось ее успокоить, графиня дрожала от гнева и обиды, из глаз ее текли слезы.
   -- О! Несколько месяцев тому назад, -- сказала она, -- он не посмел бы так меня оскорбить.
   Поступок Левендаля окончательно убедил графиню, что час ее пробил. Анна слышала о Марыне Денгоф, ее и всю их семью знали здесь по каким-то нашумевшим в свете приключениям.
   -- Письма короля, -- пожаловалась Хакстхаузену Анна, -- стали совсем другими. Вы слышали о Денгоф?
   -- О ней говорят, -- ответил Хакстхаузен.
   -- В какое болото его затянули, -- промолвила графиня грустно и замолчала.
   В Дрезден вернулся Флемминг. Король поручил ему исподволь избавиться от Анны Козель, но сделать это как можно деликатней.
   Приезд Флемминга вначале испугал графиню, однако через несколько дней, убедившись, что он настроен вполне миролюбиво и избегает поводов для новых столкновений, она немного успокоилась.
   Королю хотелось, чтобы графиня покинула волшебный дворец четырех времен года, но если можно, добровольно, без принуждения. Эта печальная и трудная миссия была возложена на кроткого Хакстхаузена, и он выполнил ее, сохраняя глубочайшее уважение и симпатию к графине. К его великому удивлению, Анна сказала:
   -- Король подарил мне этот дворец, в его воле и отнять подарок. Место это слишком напоминает лучшие времена, и мне тяжело было бы оставаться здесь. Я охотно покину его.
   Тут же было отдано распоряжение, уложили вещи, наняли дом на Морицштрассе, и через несколько дней графиня переехала на новую квартиру. Сюда уж и вовсе никто не заглядывал, баловни счастья и искатели милости покинули ее. Недруги обрадовались изгнанию графини из рая. Это, без сомнения, был разрыв. Но Козель, считая себя женой короля, все еще верила в него. Еще в 1705 году, в пору своей страстной влюбленности в Анну, Август подарил ей прелестную деревеньку Пильниц на берегу Эльбы. У графини был там загородный дом с садом у самой реки, и летом, спасаясь от жары, она иногда уезжала туда на несколько дней. Место было великолепное: густой лес окружал поместье, горы прикрывали его с севера, внизу, у самого дома, текла Эльба, а посреди реки густо поросший кустарником остров, как зеленая клумба, как корзина, полная цветов, отражался в воде. Всего несколько часов отделяли Пильниц от Дрездена, но место это было уединенное.
   Требования короля становились все жестче, он написал Флеммингу, что хочет показать госпоже Денгоф Дрезден и все его великолепие и не желал бы, зная строптивый нрав графини Козель, чтобы они встретились там с ней. Надо уговорить графиню уехать из Дрездена и поселиться в Пильниц.
   Такие переговоры поручались обычно Хакстхаузену, Флемминг, чтобы избежать столкновений, сам за них не брался. Генерал пригласил друга графини и показал ему письмо с изъявлением королевской воли.
   -- Сделайте одолжение, -- с отменной учтивостью обратился к нему Флемминг, -- помогите мне. Король хочет приехать в Дрезден, но не может этого сделать, пока графиня Козель здесь. Госпожа Денгоф ни за что не соглашается ехать с ним, она боится за свою жизнь. Да и сам король, -- графиня столько раз угрожала ему пистолетом, -- был бы не прочь, чтобы она уехала отсюда. Вы же знаете, король не любит встречаться с теми, кого он обидел или оскорбил. Графиня считает меня своим врагом, хотя это и не так, -- продолжал Флемминг, -- верно, я как-то рассердился на нее, но давно забыл об этом. В ее теперешнем положении мне не хотелось бы огорчать ее и доводить до крайности. Пойдите к ней, уговорите, пусть добровольно оставит Дрезден, не то придется послать ей приказ короля, а это вконец ее расстроит.
   Хакстхаузен, выслушав приторные излияния Флемминга, направился к Козель.
   Графиня была в довольно хорошем расположении духа, Хакстхаузен начал в шутливом тоне:
   -- Знаете ли, графиня, я не перестаю удивляться дурному вкусу короля, а ведь всегда считалось, что у него вкус тонкий. Госпожу Денгоф я не знаю, но, судя по слухам, которые доходят до нас, король скоро опомнится. Порой после белого хлеба хочется черствого черного; съешь кусок, другой, и снова тебя к белому тянет. Не сомневаюсь, графиня, вы скоро обретете прежнее положение, не надо только раздражать короля и отвращать его от себя.
   Анна догадалась, что Хакстхаузен явился с новым поручением.
   -- Вы опять пришли с приправленным лестью королевским приказом?
   Хакстхаузен грустно посмотрел на Анну и утвердительно кивнул головой.
   -- Что ж, говорите.
   -- Я был у Флемминга, -- начал Хакстхаузен, -- и он показал мне приказ короля. Король требует, чтобы вы на время его с госпожой Денгоф пребывания в Дрездене удалились в Пильниц. Мне думается, что и для вас так лучше, чем видеть...
   Анна опустила голову. На глаза ее навернулись слезы.
   -- О! Как тяжело! Как тяжело! -- промолвила она тихо. -- Я знаю, вы друг мне и желаете мне добра, знаю, в словах ваших нет коварства, которым здесь полно все вокруг, но как мне трудно пойти на это...
   Анна стала ходить по гостиной, приложив к глазам платок. Она не вспылила, не взорвалась гневом, как обычно, а только заплакала, но, не желая, наверно, чтобы кто-то видел ее слезы, тут же отерла их.
   -- Вы читали приказ? Не их ли это выдумка?
   -- Даю слово, что читал.
   Лицо ее залила краска гнева.
   -- Они не знают меня! -- вскричала Анна. -- Раздражают, пока не доведут до бешенства, до страшной, беспощадной мести. Известно ли им, на что я способна в гневе? Неужели они думают, что я пощажу их или его, человека, который считает, что корона дает ему право глумиться над чувствами и помыкать людьми?
   Хакстхаузен слушал молча.
   -- И все это, -- продолжала графиня, -- я должна терпеть из-за какой-то Денгоф, не достанет пальцев, чтобы перечесть ее любовников, да она и не делает из этого тайны! Что говорить, достойная любовница для короля. Только чтобы унизить его и опозорить, можно было подсунуть ему такую женщину. О! Эти люди! Эти люди!
   И Анна опять залилась слезами.
   -- Кто мог этого ожидать? Как мне было не верить ему, -- сокрушалась она, рыдая, -- он присягнул мне, был со мной так нежен, сердце его принадлежало мне, он жертвовал для меня самым дорогим, не задумываясь, признал перед всем светом. Столько лет счастья, спокойной жизни усыпили мое сердце, я была уверена в своем будущем. Три колыбели связали нас, он любил детей, дал им свое имя, он не стыдился своего чувства. А в чем он может меня упрекнуть? Я любила его, была верна ему, ни разу ни на кого не взглянула, сердце ни разу у меня не дрогнуло. Жизнь, привычки -- все я приноровила к его желаниям, служила ему, как рабыня. А теперь, теперь, после стольких лет жизни с ним, я должна потерять его, остаться в одиночестве, беззащитной сиротой, без единого слова на прощание, без сочувствия, без сожаления. О, у этого человека нет сердца. Сердца, -- рассмеялась она, -- у него никогда его не было; любимец фортуны, -- все служит ему для развлечения, -- он играет людьми, чувствами, всем, что для других свято, а для него только прихоть и забава. Кто может похвалиться, что знает этого человека? Добрый, как ангел, он может быть холодным и безжалостным, как дьявол, поцелуй его таит ненависть, улыбка -- месть, из уст его льются сладкие слова, чтобы усыпить очередную жертву. Весь мир для того лишь существует, чтобы ему было на что опереться, отдыхая, а если ему нужен покой, он готов изничтожить все живое вокруг, лишь бы никто не путался у него под ногами!
   Глаза графини пылали, Хакстхаузен слушал, не решаясь прервать, потрясенный ее полными горечи словами.
   Полчаса продолжались эти яростные вспышки. В конце концов Анна в изнеможении упала на кресло и, дрожа, как в лихорадке, замолчала.
   -- Графиня, -- решился, наконец, заговорить посол, -- ваш гнев меня не удивляет, он вполне справедлив и трогает сердце. Можете не сомневаться, что мне приятней было бы прийти к вам вовсе не с такой вестью, но что поделаешь? Сейчас нужны только терпение и осторожность, чтобы не закрыть себе путь назад. Вы лучше других знаете, как изменчив нрав короля, ведь никто не оказывал на него столь длительного и неизменного влияния. Вы можете вновь обрести его, но для этого надо сегодня думать о завтрашнем дне и соответственно вести себя.
   -- Посоветуйте мне, посоветуйте, мой хороший единственный друг, -- просила взволнованная Анна.
   -- Разрешите быть откровенным? -- сказал посол.
   -- Говорите прямо.
   -- Флемминг если и не вовсе изменился, то, во всяком случае, стал относиться к вам лучше, снисходительней и благосклонней, надо, чтобы так продолжалось и впредь. Кто знает? При дворе перемены столь часты, вы еще можете оказаться ему нужной. Если вы сейчас проявите покорность, король будет признателен вам, быть может, даже растроган. Его беспрестанно пугают вашими угрозами, пистолетом, местью, гневом. Ваши недруги не перестают твердить ему об этом. Король стал вас бояться, а госпожа Денгоф не решается ехать в Дрезден, опасаясь за свою жизнь. Король не пожелает встретиться с вами, пока вы не перестанете упорствовать. Разумней всего смириться. Вот вам пример: графине Кенигсмарк удалось благодаря своей покорности сохранить дружеские отношения с королем и с княгиней Тешен, сменившей ее; графине разрешили остаться в Дрездене, видеться с королем, а вот Эстерле своей строптивостью закрыла себе доступ ко двору.
   -- Как вы смеете ставить их мне в пример! -- рассердилась Анна. -- Эстерле, Кенигсмарк были фаворитками короля. А я его жена! Как вы можете сравнивать!
   Хакстхаузен замолчал.
   -- Впрочем, вы правы, я не хочу раздражать короля, я покорюсь и завтра же уеду.
   Обрадованный посол хотел было встать и уйти с этой вестью, но Козель вдруг опять вспылила, топнула ногой.
   -- Они не посмеют принудить меня к этому, король, сам король не решится, не может быть! Нет! Нет!
   Хакстхаузен успокаивал ее, она как будто смирялась, но тут же опять начинала упорствовать, пылая гневом. Три раза Козель меняла свое решение, а напоследок заявила уставшему уже от этих переговоров Хакстхаузену:
   -- Я не поеду, останусь, пусть применят силу, если посмеют.
   -- Одумайтесь, графиня, ради бога, одумайтесь, что я скажу Флеммингу?
   -- Скажите ему, что я ехать не хочу.
   Делать было нечего, барон отправился к генералу сообщить ему прискорбную весть.
   Флемминг огорчился, ему, по-видимому, не хотелось применять силу. После долгих размышлений он попросил Хакстхаузена еще раз попытаться уговорить графиню.
   У барона была незамужняя сестра Эмилия, жившая вместе с ним, женщина степенная и нрава кроткого; на этот раз он пошел не один, а с нею. Оба в течение нескольких часов убеждали графиню, что, проявив покорность, она ничего не теряет, а, бунтуя, может повредить себе. Анна то соглашалась с ними, то с новой силой начинала возмущаться бесчеловечностью короля. Три раза уходили они, получив ее обещание уехать добровольно, и все три раза она возвращала их с порога. Графиня, по-видимому, раздумывала, взвешивала, не зная, на что решиться.
   Флемминг, услышав, что Анна Козель наотрез отказалась ехать, дал ей еще два дня на размышление. На третий день он приехал к ней сам. Графине доложили о нем, и она вышла к нему в черном платье, с заплаканными глазами, но сохраняя полное достоинство. Флемминг поздоровался с ней по всем правилам придворного этикета, но весьма холодно, с самообладанием искушенного дипломата.
   -- Вы ставите меня, графиня, в пренеприятнейшее положение, -- заговорил он спокойно, -- чем больше я убеждаюсь, что вы причисляете меня к своим недругам, тем сильнее хочется мне уберечь вас от неприятностей. Я задержал приказ короля на несколько дней и теперь принес его вам. Если вы не захотите подчиниться, ничего не поделаешь, придется выполнять его любыми средствами. Это приказ моего государя. Король в пути, он не желает застать вас в Дрездене.
   Стоявшая у окна Козель увидела на улице у своего дома конный отряд королевской стражи. Черные глаза ее сверкнули, но она сдержалась. Графиня взглянула на письмо.
   -- Я тотчас еду! -- сказала она с легким поклоном. -- Можете верить моему слову.
   Флемминг спрятал письмо, поклонился и вышел, стража отбыла вслед за ним.
   Час спустя графиня Козель вся в слезах, забившись в угол экипажа, ехала в Пильниц. Все это произошло до того, как король выехал из Варшавы. Легкомысленному и бесчувственному Августу все же не хотелось расстаться с Анной Козель, не оказав ей должного внимания после стольких лет совместной жизни. Его смущало то, что Анна не подала ни малейшего повода для разрыва; она была безупречной, и вся вина ложилась на него.
   После того как Левендаль потерпел фиаско, решено было послать к графине с той же целью Вацдорфа и услужливого, но недалекого ван Тинена, -- к его помощи король иногда прибегал, хотя терпеть его не мог. Вацдорф, которого король тоже с трудом выносил и называл "мужиком из Мансфельда", был невоспитан и груб. При дворе Вацдорф влияния почти не имел, но ему покровительствовал Флемминг.
   В один прекрасный день, когда графиня меньше всего ждала этого, Вацдорф явился в Пильниц. Он с шумом ворвался в дом уже не опасной ему женщины, вообразив, что, раз участь ее в его руках, он может позволить себе все что вздумается. Единственным оправданием его неподобающего поведения было то, что приехал он изрядно захмелевший. По одному тому, что он вошел без доклада в комнату, графиня узнала "мужика из Мансфельда".
   -- Дорогая графиня, -- воскликнул он, весело смеясь, еще с порога, -- радуйтесь, я к вам послом от его величества короля и привез отличные вести. Король мог бы, конечно, не вступать с вами ни в какие переговоры, но, как государь мягкосердечный, он желает расстаться с вами мирно и по обоюдному согласию. Вы слышите?
   -- Слышу, но ничего не понимаю, -- высокомерно ответила Козель.
   -- А вы прелестны, как всегда, -- продолжал Вацдорф. Он подошел к ней, и хотел, было, взять ее руку, но передумал, решив, что лучше поцеловать в щеку. Однако прежде чем он успел это сделать, Козель отскочила, закатив ему своей красивой ручкой звонкую пощечину.
   -- Значит, так, -- сказал он.
   -- Да, так, -- ответила Козель, указывая на дверь, -- королю надо бы знать, что подобных грубиянов посылать ко мне не следует.
   Вацдорф ничего на это не ответил, потер рукой щеку, потом положил шляпу на стол и остался.
   -- Предадим все забвению, -- сказал он, -- я не мстителен, к тому же пощечина, нанесенная такой прелестной ручкой, не может обесчестить, напротив...
   "Мужик из Мансфельда" остался даже обедать и пытался выполнить свою миссию наиглупейшим способом: он предлагал графине самые блестящие условия, требуя взамен сердце. Козель расхохоталась ему в лицо, и он, протрезвев, уехал не солоно хлебавши.
   Анна хотела послать королю жалобу на Вацдорфа и Левендаля, но раздумала; Вацдорф ведал в то время финансами, добывал деньги, бороться с ним было трудно..
   Спустя некоторое время прислали ван Тинена; о нем ходили при дворе слухи, что он без памяти влюблен в Козель, графиня относилась к нему неплохо, но король его не переносил, ибо тот слишком много позволял себе, менторским тоном давая Августу советы.
   Однажды Август во хмелю чуть не убил его собственными руками, вернее ногами. Дело было так: Август успел опорожнить немало кубков, когда на пороге его кабинета появился ван Тинен. Вицтум, отлично знавший характер короля и его отношение к каждому из придворных, остерег ван Тинена:
   -- Король не любит вас, не лезьте ему на глаза.
   Ван Тинен не послушался доброго совета и вошел. Август поморщился. Немного погодя расхрабрившийся ван Тинен принялся разглагольствовать. Король молча отвернулся от него. Тогда он зашел с другой стороны и подлез прямо под руку исполина короля. Присутствующие, видя, как сверкают глаза Августа, рады были бы остановить неосмотрительного ван Тинена, но тот, казалось, сам лез на рожон. С трудом сдерживаясь, король слушал его надоедливую трескотню, потом сам заговорил, но ван Тинен прервал его. Так повторялось несколько раз. И вот Август, как разъяренный вепрь, повернулся к ван Тинену и, наступая на него, оттеснил в самый угол кабинета. В ужасе пятясь, ван Тинен, бледный как труп, прислонился к стене, король схватил его за шиворот, повалил на пол и в остервенении стал топтать ногами. Избитого до полусмерти, потерявшего сознание ван Тинена слуги отнесли в постель, -- так он чуть было не поплатился жизнью за свою глупость.
   Итак, никому из посланцев короля не удалось раздобыть каких-либо улик против графини Козель. Кто-то пустил сплетню, будто у Козель была тайная связь с братом Лешерена, уехавшим за границу. За ним послали, попытались уговорить его очернить безвинную графиню, но и из этого ничего не вышло.
   Улики против графини хотели добыть к возвращению короля в Дрезден, чтобы иметь повод глумиться над несчастной. Все это наполняло Козель горечью, доводило ее до отчаяния, ополчало против короля, разрешавшего так измываться над ней.
   Но вот до Дрездена дошел слух, что графиня Козель исчезла из Пильниц. И едет в Варшаву. Со стремительной быстротой полетели высланные воинской почтой письма, уведомлявшие о том госпожу Белинскую. Сразу же был созван семейный совет. Все ужасно всполошились. Приезд графини мог так удачно разыгранную комедию превратить в трагедию.
   Король был уже влюблен, верней, опутан всей семейкой. Для него придумали новый спектакль.
   Когда король в обычный час приехал к Марыне, очаровательная прелестница, одетая в черное, сидела с распущенными волосами на постели и держала в руке платочек, чтобы утирать несуществующие слезы. Ее полный отчаяния взгляд был устремлен в одну точку. Мать и сестра признали, что поза эта очень эффектна и ей к лицу. Когда вошел король, Марыня притворилась, будто не заметила его, потрясенная горем.
   -- Что с вами, прелестная красавица? -- спросил король озабоченно.
   Марыня прикрыла сухие глаза платком, сделав вид, что захлебывается от рыданий. Заранее обдуманную сцену она сыграла с большим чувством. Растроганный Август стал целовать ее красивые ручки, допытываясь о причине слез.
   -- Ваше величество! -- патетически воскликнула Марыня. -- Мне грозит смерть! Будь я уверена, что сердце ваше со мной, умереть было бы не так страшно, но, увы, у меня хотят отнять не только жизнь, но и ваше сердце! И этого я не в силах перенести. Графиня Козель едет сюда, в Варшаву, она, быть может, уже здесь... и гибель моя предрешена... а может, вы пришли сообщить мне о победе моей счастливой соперницы?..
   -- Да что вам чудится, -- прервал ее король, -- откуда вы взяли, что я собираюсь вам изменить? Нет, дорогая, нас связывают неразрывные узы, ваш столь приятный характер, ваша доброта ко мне -- залог того, что никакая Козель вам не опасна.
   -- Государь мой! -- продолжала Марыня. -- О, если бы то была правда, если бы вы платили мне любовью столь же искренней, как моя к вам! Отказаться от жизни мне легче, чем от счастья, которое улыбнулось мне! Король, жизнь не нужна мне без вашей любви, возьмите ее!
   -- О нет! -- возразил Август. -- С моей стороны недостойно было бы отплатить неблагодарностью за услышанное из ваших уст признание, за сладостные слова ваши.
   -- Благодарю вас, государь, за утешительную надежду, -- продолжала нетерпеливо Денгоф, -- но, увы, я вся в тревоге, ужасная соперница близко, вы увидите ее, и она опять завладеет сердцем, что так долго принадлежало ей.
   -- К чему эти терзания? -- прервал король уже немного раздраженно. -- И как мне успокоить вас? Впрочем, пусть Козель приезжает, вы одержите над ней победу.
   -- Нет, нет, -- вскричала Денгоф, -- если Козель приедет сюда, я покину Варшаву; эта женщина может посягнуть на мою жизнь, устроить отвратительный скандал!
   Мать Марыни стояла за дверью, ожидая знака, чтобы войти. Марыня кашлянула, дверь растворилась, и вошла госпожа Белинская, притворившись удивленной, что застала здесь короля.
   -- Счастлив видеть вас, -- воскликнул король, поднимаясь, -- помогите мне успокоить вашу дочь, она обижает меня несправедливыми подозрениями.
   -- Что случилось, ваше величество? -- Белинская все еще притворялась удивленной. -- Подозрения и ревность -- доказательства любви, -- сказала она. -- На это обижаться не следует, ваше королевское величество.
   -- Но послушайте...
   Август рассказал все как было. Госпожа Белинская слушала короля, как-то странно поглядывая то на дочь, то на него, вид у нее был встревоженный.
   -- Простите, ваше королевское величество, -- сказала она, -- но тревога моей дочери вполне понятна. Всему свету известны угрозы Козель, ее горячий нрав. Она посмела угрожать даже вам, ваше величество!
   -- Ну что ж, -- прервал ее Август, -- для вашего спокойствия я отдам приказ, чтобы ее вернули с дороги обратно в Дрезден.
   Госпожа Белинская, благоговейно сложив руки, воскликнула:
   -- Ты можешь считать себя счастливейшей из женщин, дочь моя, имея покровителя, который так заботится о твоем покое. -- Подумав немного, она добавила: -- Осмелюсь обратить ваше внимание, что графиня Козель, избалованная вашими милостями, не всякого послушается, надо послать такого, кто сумел бы...
   -- Пошлите кого хотите, -- промолвил Август, которому надоела уже эта сцена.
   Женщины рассыпались в благодарности перед его величеством, выказавшим столько доброты и заботливости.
   У госпожи Белинской был наготове человек, которому она собиралась поручить это дело. То был француз Монтаргон, приехавший с князем Полиньяком в Польшу и пристроившийся там при Белинских, выхлопотав себе титул камергера его величества. Об его отношениях с домом Белинских слухи ходили разные...
   Монтаргон пришел через полчаса, готовый выполнить приказ короля, в котором категорически предписывалось с полпути вернуть графиню Козель в Дрезден.
   -- А если она, ваше величество, не подчинится вашему приказу, как мне быть?
   Король задумался, не так-то легко ему было решиться на то, к чему его принуждали.
   -- Я дам вам в помощь Ля Эй, подполковника моей стражи, и шесть гвардейцев, надеюсь, этого будет достаточно.
   Послали не теряя времени за Ля Эй, который получил из уст самого короля точные указания, и этой же ночью отряд, высланный против одной беззащитной женщины, двинулся с необыкновенной поспешностью по дороге, ведущей из Варшавы в Дрезден.
   А какой нежной была благодарная Марыня и как радовалась она одержанной победе!
   

2

   Твердо решив повидаться с королем и самой искать у него защиты, графиня Козель собралась в путь быстро, с небольшой свитой, боясь, как бы весть об ее отъезде не опередила ее. Верный Заклика сопровождал ее и в этой поездке. Он очень скорбел об участи госпожи, но такой уж был у него характер: чем тяжелей ему было, тем больше он замыкался в себе. Бледный, осунувшийся, ехал Заклика рядом с каретой графини, выполняя приказания молча, нахмурив брови. Перед отъездом из Дрездена Анна Козель призвала его к себе.
   -- Все оставили меня, -- сказала она, -- у меня нет никого, на чью верность я могла бы рассчитывать. -- Графиня взглянула на Раймунда. Он стоял мрачный. -- Ты тоже покинешь меня?
   -- Никогда! -- ответил он коротко.
   -- Мне кажется, что я могу быть уверенной в твоем благородстве и преданности.
   -- Всегда, -- торжественно промолвил Заклика, подняв вверх два пальца, словно давая клятву.
   -- Я хочу доверить тебе самое дорогое, что у меня есть, обещай, поклянись, что разве только вместе с жизнью ты расстанешься с этим; не дашь вырвать силой, будешь беречь мое сокровище, мою честь, как...
   -- Как святыню, -- ответил Заклика, снова поднимая руку, -- можете быть спокойны.
   -- Ни одна живая душа не должна знать, что я вручаю тебе.
   -- Прикажете поклясться?
   -- Я верю твоему слову. Но тебе нужно знать, что ты получишь на сохранение. Я сказала, ты будешь хранителем чести графини Козель. Король, разводя меня с мужем, дал письменное, скрепленное печатью обязательство жениться на мне после смерти королевы. Стать фавориткой короля я бы ни за что не согласилась. Теперь, когда король изменил своему обещанию, они постараются вырвать у меня эту позорящую короля бумагу. Меня могут схватить, но и под пыткой я им не выдам, где спрятана бумага. Замуровать ее? Зарыть? Это грозит мне изгнанием, носить при себе -- рискованно.
   Козель открыла шкатулку красного дерева, оправленную в серебро и слоновую кость, достала из шкатулки золотую коробочку, а из нее кожаный мешочек с печатями и шелковым шнуром.
   -- Ты не предашь меня, -- сказала Козель, глядя Заклике в глаза.
   Раймунд упал на колени, слезы потекли у него по усам, он поцеловал протянутую руку, схватил, оглянувшись, мешочек и, быстро спрятав его на груди, сказал приглушенным голосом:
   -- Только смерть заставит меня расстаться с ним.
   Анна быстро захлопнула шкатулку.
   -- Мы отправляемся в путь, -- добавила она, -- и неизвестно, что нас ждет, может быть, самое неожиданное, самое худшее, надо, чтобы у тебя были деньги.
   Графиня протянула Раймунду зеленый мешочек с золотом.
   -- Потом отчитаюсь, -- сказал Заклика.
   Через несколько часов графиня с заряженным пистолетом, он всегда был при ней, пустилась в путь.
   До Видавы, небольшого пограничного городка в Силезии, они доехали быстро и без происшествий. В Видаве решено было отдохнуть, расположившись на единственном здесь приличном постоялом дворе, и усталая графиня велела наскоро приготовить обед. В другом конце двора стояло с десяток лошадей, очевидно, отряд королевских гвардейцев возвращался в Саксонию. Заклика стоял на страже у дверей. Вдруг перед ним выросли Монтаргон и Ля Эй и попросили доложить графине, что, случайно узнав о ее прибытии, они хотели бы засвидетельствовать ей свое почтение.
   Монтаргона Козель вовсе не знала. Она немало удивилась, когда Заклика объявил об их приходе, так как привыкла уже к тому, что все ее сторонятся. Мысль о каком-то подвохе не приходила ей в голову, она велела просить их.
   Ля Эй был человек вежливый, знакомый с придворным этикетом.
   Графиня Анна, научившаяся обуздывать свои чувства, даже когда сердце ее замирало от тревоги, казалась спокойной, даже веселой. Она приняла офицеров приветливо и учтиво, а так как время было обеденное, пригласила их разделить с ней скромную дорожную трапезу. За обедом беседа велась непринужденно, но к концу Монтаргон, не забывавший ни на минуту о своей миссии, стал рассказывать о Варшаве, о том, о сем, а затем обратился к графине.
   -- Мне кажется, графиня, -- сказал он, -- вы зря пустились в путь. Насколько нам известно, король сейчас очень занят, и, кто знает, не рассердится ли он. Вас могут ждать неприятности.
   Козель нахмурила брови и отодвинулась вместе со стулом от стола.
   -- Как? Вы осмеливаетесь давать мне советы? Не хотите ли вы сказать, что лучше меня знаете короля, мое положение и как мне надо поступать?
   Монтаргон растерялся.
   -- Простите, графиня, -- пробормотал он.
   -- Нет, не прощу, -- возмутилась Козель, -- это не тактично, не учтиво. Оставьте меня в покое со своими советами, я в них не нуждаюсь.
   Могтаргон побледнел, поморщился.
   -- В моих советах, графиня, вы действительно не нуждаетесь и выслушивать их не обязаны, но если я приехал по поручению короля?
   -- Короля? -- удивилась Анна.
   -- Да.
   -- Тем более не подчинюсь, -- сказала она, -- короля опутали мои враги, он поступил неосмотрительно, и сейчас, конечно, раскаивается. Король мог проявить минутную слабость, но я уверена, он будет рад, если я ослушаюсь его. Это дело мое.
   Монтаргона, человека, в общем, покладистого, оскорбил тон, каким говорила с ним прелестная путешественница, и он ответил ей с затаенной обидой:
   -- Я был бы признателен, графиня, если бы вы освободили меня от весьма для меня нежелательного применения силы.
   -- Как? -- закричала, вскакивая, Козель. -- У вас хватает дерзости угрожать мне!
   -- Король дал категорическое приказание вернуть вас в Дрезден, -- сказал Монтаргон, -- и я обязан его выполнить.
   Графиня вспыхнула гневом. Она от кого-то слышала, что камергер Монтаргон был сыном деревенского писаря, и, схватившись за пистолет, стала кричать на него:
   -- Вон отсюда, писаришка несчастный, вон отсюда, не то я голову тебе размозжу!
   На пороге стоял уже Заклика.
   Монтаргон хорошо знал, с кем имеет дело, и, не сомневаясь, что угроза будет приведена в исполнение, тут же безмолвно выскользнул из комнаты. С графиней остался молчавший дотоле Ля Эй. Он извлек урок из разыгравшейся перед ним сцены.
   -- Графиня, -- сказал он очень мягко, -- послов не вяжут и не карают, прошу вас, успокойтесь; не наша вина, что нам дали такое неприятное поручение. Для меня было бы весьма огорчительно причинить вам малейшую неприятность, но что поделаешь, приказ короля! Приказ из собственных уст его величества короля для офицера -- беспрекословный закон.
   -- Вы видели государя? -- спокойно спросила графиня.
   -- Да, я получил приказ непосредственно от него самого. И потому молю вас, если вам себя не жаль, пожалейте меня!
   Его кроткий тон обезоружил графиню. Дрожа, она опустилась на стул.
   -- Успокойтесь, -- сказал Ля Эй, -- вам, по-моему, ничего страшного не грозит.
   -- Как? А Денгоф?
   -- О, это случайное увлечение, что-то вроде интрижки с Дюваль, которую король уже напрочь забыл, думаю, даже имени ее не помнит. Госпожа Денгоф замужем, муж ее в деревне, он ни о чем не знает. Непохоже, что она появится в Дрездене. А король должен вернуться, вы увидитесь и без труда восстановите свою власть над ним.
   Козель стала уже спокойней расспрашивать его. Ля Эй старался смягчить всю историю. После пятнадцатиминутного учтивого разговора графиня дала себя уговорить, Ля Эй одержал победу, велено было запрягать лошадей, Анна Козель возвращалась в Пильниц.
   Монтаргон больше на глаза ей не показывался, он поспешил лишь послать курьера со счастливой вестью к госпоже Белинской. Опасаясь, как бы Козель не изменила своего решения, он и Ля Эй с отрядом тайно проводили ее до самого Будишина, останавливаясь на постой лишь спустя несколько часов после отъезда графини. Из Будишина они могли уже спокойно воротиться в Варшаву, чтобы принять благодарность от госпожи Белинской.
   Монтаргону долго еще мерещился приставленный к самому виску пистолет: не дай бог, думал он про себя, еще когда-нибудь попасть в такую переделку.
   Марыня Денгоф, не скрывавшая своей связи с королем, привлекла к себе внимание и вызвала ожесточенные пересуды. Несмотря на то, что влияние чужеземных нравов уже сказывалось в Польше и скандал такого рода был не в новинку, почтенные люди открыто осуждали госпожу Денгоф, а то, что замужняя женщина забыла о чести своей в отсутствии супруга, вызывало глубокое возмущение, тем более что сообщницей была тут мать, а помощницей сестра, и положение свое семейство вовсе не хранило в тайне, а скорее гордилось им. Родные Марыниного мужа, которого приказания короля и искусные интриги держали вдали от Варшавы, в деревне, настаивали, чтобы он вызвал к себе жену. Муж забросал Марыню гневными письмами, настойчивыми требованиями, страшными угрозами.
   Когда все отговорки были исчерпаны, к нему отправили мать Марыни, умевшую находить выход из любого положения. На другой день после приезда госпожа Белинская заявила зятю:
   -- Оставьте нас с дочерью в покое со своими притязаниями, все равно ничего не выйдет. Мы не собираемся жертвовать счастьем всей семьи из-за вашего каприза. Король в наших руках, он безумно влюблен в Марыню. Вы хотите, чтобы я ради показной добродетели привезла ее сюда и пренебрегла нашими интересами? Так вот, -- продолжала теща, -- вам предоставляется выбор: или молчать, оставить все как есть и пользоваться милостями монарха, что отнюдь не повредит вашим делам, или согласиться на развод. Нунций Гримани охотно пойдет нам навстречу и без труда выхлопочет развод в Риме.
   Денгоф был человеком старого закала, до него дошли уже кой-какие слухи о легкомыслии жены.
   -- Дорогая теща, -- сказал он, -- делить сердце жены с его величеством королем у меня нет ни малейшей охоты, и, по правде говоря, боюсь, что на мою долю едва ли что перепадет, слишком уж многие добиваются расположения вашей дочери. Оставьте меня в покое с королевскими милостями и королевским карманом и освободите, ради бога, поскорее от Марыси; я еще буду вам премного благодарен за это.
   Госпожа Белинская была несколько уязвлена тем, что зять так легко дал согласие на развод и не польстился на милости короля, но, договорившись с ним и получив его подпись, она вернулась в Варшаву, к Гримани. Нунций написал в Рим, Клемент XI велел дать развод.
   Как раз в это время умер Белинский; он давно болел, и кончина его не была неожиданностью. После него остались огромные долги, заложенные поместья, запутанные дела. Все надежды обанкротившееся семейство возложило на прелестную Марыню, и та с большим рвением принялась за казну его величества.
   Прежде всего Белинскому устроили пышные похороны, какие Варшава едва ли видела в том столетии; затем сумели растрогать нежное сердце Августа, и он проникся сочувствием к бедным сиротам. Посыпались щедроты на всех членов семьи. Записки того времени говорят, что Марыня Денгоф вряд ли могла быть столь настойчивой в своих домогательствах, если бы не ум, опыт и смекалка матери, не выпускавшей дочери из-под своей опеки и заботившейся о благе всей семьи. Госпожа Белинская беспрерывно просила о чем-то короля, но делала это искусно, смиренно, не выходя из рамок приличия. Она всегда находила благовидные предлоги и так трогательно взывала к сердцу его величества, что Август никогда не отказывал ей, несмотря на недовольство саксонцев.
   После столь пышных похорон соблюдать траур было не так уж обязательно. Король желал развлекаться, препятствовать этому, омрачать его веселье никто не решался, так что очень скоро и дочери, и сын, и вдова Белинского стали бывать на многочисленных балах и представлениях, устраиваемых королем.
   Но в Варшаве нельзя было достичь привычного королю блеска и великолепия, все до мельчайших мелочей приходилось привозить из Дрездена. Не было здесь и армии придворных, и слуг, которые окружали короля в Саксонии, подхватывая каждый жест его, угадывая мысли, неустанно изобретая новые затеи и забавы. Август же хотел блеснуть перед новой фавориткой, показать свое величие, поразить ее, восхитить. Как только Марыня Денгоф, боявшаяся пистолета Козель, убедилась, что та больше не стоит на ее дороге, стали поговаривать о поездке в Дрезден. Вскоре все семейство выехало из Варшавы. Родственники Марыни следовали за колесницей победительницы, подбирая все, что из нее вываливалось.
   Чтобы совсем избавиться от соперницы, встречи которой с королем она больше всего опасалась, Марыня, притворившись насмерть перепуганной, окружила себя стражей. Весьма возможно, что недруги Козель, боясь мести в случае если она вернет вдруг прежнюю власть, подстрекали Марыню Денгоф к преследованию графини. Так или иначе, король, который никогда не питал злобы к бывшим фавориткам и не прочь был смягчить участь Анны, давал согласие на все новые и новые глумления над графиней. От Козель хотели избавиться навсегда, отрезать ей все пути к возврату.
   Флемминг знал, что графиня будет искать встречи с королем, и не без основания боялся этого, убежденный, что Анна сумеет вызвать у короля сострадание. Поэтому Флемминг и Фюрстенберг запугивали Марыню, у которой вовсе не было намерения без конца преследовать и без того несчастную женщину. Пильниц, говорили они, всего в нескольких милях от Дрездена, Анна Козель может встретиться с королем, и тогда она, Денгоф, немедленно слетит с трона, а вместе с ней и вся ее родня.
   Короля через новую фаворитку уговаривали избавиться от близкого соседства графини, Флемминг напомнил Августу, что в пылу страсти тот неосмотрительно дал Анне Козель письменное обязательство вступить с ней в брак. Теперь она козыряет этим документом, и, чтобы уберечь короля от компрометации, бумагу эту надо отнять у графини во что бы то ни стало, предложив за нее любую сумму. Август согласился с Флеммингом. Начав преследование, разжигая в себе гнев и жажду мести, он теперь ни перед чем не останавливался, не давая несчастной Анне возможности защищаться.
   Козель и в Пильниц не оставляли в покое. Опять появился Вацдорф. Анне он был омерзителен, но она научилась теперь сносить все с притворным спокойствием; она понимала, что он приехал с ведома и по воле короля, и придется его принять. На этот раз Вацдорф был более сдержан.
   -- Я желаю вам добра, -- сказал он, приветствуя ее, -- лучшее тому доказательство -- мой приезд. Мне хотелось бы помочь вам прийти к соглашению, все мы будем влиять на короля в вашу пользу, но...
   -- Но что? -- спросила Козель, глядя на него.
   -- Но и вам надо пойти на некоторые уступки, -- сказал Вацдорф.
   -- Выслушайте меня, -- сказала графиня, -- я была королевой, властительницей, божеством, я мать троих признанных королем детей, я не дала ему ни малейшего повода ни к подозрениям, ни к ревности, самая злостная клевета не приставала ко мне, рассыпалась в прах. Если я могу в чем-нибудь упрекнуть себя, то только в чрезмерной любви к королю. После восьми лет совместной жизни, после совсем еще недавних клятв и уверений, ничтожная интрига отнимает у меня не сердце его, нет, а страстную его привязанность. Мне велят отказаться от любви -- я сношу это молча, выгоняют из подаренного замка -- ухожу, велят покинуть Дрезден -- удаляюсь в Пильниц, хочу видеть короля -- силой возвращают с дороги. И после этого меня еще объявляют заносчивой, мстительной, боятся моей ярости, опасаются за жизнь короля!
   -- Да, что верно, то верно, -- рассмеялся Вацдорф, -- но вы можете это опровергнуть и уладить все тихо и мирно, как Тешен и Аврора.
   Козель покраснела и вскочила со стула.
   -- Тешен и Аврора были фаворитками, -- вскричала она, -- а у меня есть обещание жениться, я была и есть его жена.
   Вацдорф расхохотался.
   -- Дорогая графиня! -- сказал он с оскорбительной фамильярностью. -- Это дела давно минувшие. Вы знаете, что может сделать с человеком страсть? Она деспотична, человек перестает владеть собой, не отвечает за свои поступки. Его величество, государя нашего Августа II, заставили подписать альтранштадский мир, а теперь он объявляет его недействительным; он и вам подписал обещание жениться, а сейчас не придает ему никакого значения.
   Козель с трудом сдерживала ярость.
   -- О, король может и не придавать значения словам своим, клятвам, торжественным обещаниям, -- возразила она, -- но я считаю его порядочным и честным человеком, отвечающим за свои поступки; для меня слово его свято и нерушимо.
   Анна стала ходить взад и вперед по комнате... Пораздумав, Вацдорф решился приступить к делу, по которому приехал.
   -- Скажите, графиня, откровенно, -- начал он, -- каковы ваши требования? Король полон к вам признательности и благорасположения, он много может сделать для вас, но не надо требовать невозможного или придавать шуткам чрезмерного значения. Бумажку короля вы отдадите мне.
   Анна стремительно повернулась к нему.
   -- Вы за тем и приехали? -- спросила она.
   -- Должен признаться, что да.
   -- Можете отправляться обратно, -- ответила, разгорячившись, графиня, -- пока я жива, никому ее не отдам. Она охраняет честь мою, а честь мне дороже жизни. Неужели вы думаете, что я согласилась бы за все сокровища, за дворцы Августа, за его величайшее ко мне расположение отдать ему сердце, если бы не получила обещания жениться?
   -- Но согласитесь, это же смеху подобно! -- сказал Вацдорф. -- Королева и по сей день живет и здравствует. Кто властен распоряжаться будущим? Подобные обещания в глазах закона, людей, света не имеют ровно никакого значения.
   -- Так почему же вы хотите отнять у меня бумажку? -- спросила Козель. -- Вы стыдитесь за короля, который соблазнил, обманул меня -- слабую, неопытную? Боитесь, что его легкомыслие и вероломство запятнают его в глазах людей?
   -- Графиня, я не могу слушать нареканий на короля, -- сказал Вацдорф.
   -- Так отправляйтесь туда, откуда прибыли, -- холодно ответила Анна, собираясь выйти из комнаты.
   Вскочив со стула, посол удержал ее.
   -- Подумайте, графиня, к каким последствиям это может привести! Вы заставляете короля прибегнуть к крайним мерам, к жестокой суровости. Он может применить силу, и вам все равно придется отдать бумагу.
   -- Пусть попробует! -- ответила графиня Козель.
   -- Это была бы слишком прискорбная мера, -- промолвил Вацдорф, -- все, кто радеет о вашем благе, рады были бы избежать этого, я тоже хотел бы уберечь вас. Если будет применена сила, вам больше не на что надеяться, а при добровольном согласии вы получите...
   Графиня не дала ему договорить.
   -- Вы хотите, чтобы я продала свою честь и назначила ей цену? Ручаюсь, что в королевской казне не хватит денег, чтобы оплатить мою честь, я не продам ее за все сокровища мира. -- Слова эти графиня произнесла с гордостью и твердой решимостью. -- Пусть весь мир знает, как гнусно была я обманута, какую постыдную сделали из меня игрушку. -- Слезы хлынули у нее из глаз. -- Нет, -- взорвалась она вдруг, -- вы лжете, не может быть, чтоб то была воля короля, я не верю. Стараясь защитить государя, вы черните его. Я допускаю, что он мог проявить минутную слабость, но не сомневаюсь в благородстве его души. Король не может этого требовать.
   Вацдорф, не говоря ни слова, медленно расстегнул сюртук, вытащил пачку бумаг, извлек письмо и полномочия короля и так же молча протянул их графине. Анна пренебрежительно взглянула на бумаги.
   -- Если обещание короля, скрепленное его подписью, потеряло всякое значение, -- сказала Анна, отстраняя бумаги, -- то почему я должна считаться с этим письмом и этой подписью? Завтра король может повелеть отнять у вас письмо и отменить свое решение!
   Явно растерявшийся Вацдорф сложил письмо и спрятал его обратно.
   -- Графиня, -- сказал он тихо, -- ваше поведение вызывает во мне сочувствие, хотите верьте, хотите нет, но я ничего больше сделать для вас не могу. Бога ради, подумайте, на что вы себя обрекаете. Я не смею молвить ни единого слова против короля. Король прекрасный, благороднейший человек, но он обязан защищать свое королевское достоинство, так как несет ответственность перед монархами, перед народами. Когда речь идет о делах государственных, все средства хороши. Вспомните участь многих, очень многих людей. Опасно противиться королю, когда им овладевает ярость.
   -- Я знаю его лучше, чем вы.
   -- Король наш может быть сколь добрым, столь и страшным, -- сказал Вацдорф.
   -- Знаю.
   -- Умоляю вас!
   -- Не тратьте попусту времени и труда, -- сказала графиня спокойно, -- угрозы действуют на меня еще меньше, чем уговоры, я бы умерла со стыда, если бы испугалась их.
   Вацдорф еще пытался убедись графиню, но тщетно: Козель, окинув его презрительным взглядом, вышла из комнаты. Ему не оставалось ничего другого, как вернуться в Дрезден и доложить о второй неудавшейся попытке.
   

3

   Есть люди, радующиеся чужому горю; они жадно ловят стоны, упиваются страданием, глумятся над несчастьем. Что бы ни было причиной -- легкомыслие или злоба, это свидетельствует о характере не слишком благородном. Несчастье, постигшее Козель, вызывало у ее недругов неудержимую жажду мести и любопытство. Правда, своим надменным видом Анна прежде часто давала им понять, что они недостойны ее дружбы, но сблизиться с кем-нибудь при дворе, полном интриг, и впрямь было трудно.
   Анну не оставляла в покое назойливая баронесса Глазенапп. Убедившись однажды в лицемерии баронессы -- выслушав Анну с дружеским участием, баронесса, выйдя за дверь, тут же зло высмеяла ее, -- Анна отказала ей от дома. Глазенапп потом долго не показывалась, и меньше всего можно было ждать ее сейчас, когда Анна не имела уже ни веса, ни друзей даже среди тех, кто сохранил еще остатки совести.
   Каково же было удивление графини, когда на следующий день после визита Вацдорфа ей доложили о приезде баронессы. Анна заколебалась -- принять баронессу значило выставить себя на посмешище, выслушивать ее притворные уверения в сочувствии. Баронессе Глазенапп пришлось долго ждать, но это ее не обескуражило. Она обошла дом, нижний этаж которого занимала Козель, и, заглядывая во все окна, искала Анну, чтобы добиться свидания с ней. Ей и впрямь удалось разыскать графиню, сидевшую в своем кабинете; перегнувшись через растворенное окно, баронесса упросила принять ее.
   -- О, не прячься, моя дорогая графиня, -- заговорила она, -- мне известно, что ты не веришь в мое доброе к тебе расположение, но я прощаю, мне так жаль тебя. Вели впустить меня, я привезла кучу новостей и единственное мое желание -- обнять тебя.
   Козель, усталая и измученная, приняла баронессу, и та, опустившись на стул, стала разглядывать себя в зеркале, поправляя растрепавшуюся прическу.
   -- Я хотела доказать тебе, что у меня есть сердце, хотя дрезденские негодяи ни во что меня не ставят, -- начала она. -- Какой только поклеп они не возводят на меня! Поверь, графиня, я завидую твоему уединению; живя при дворе, да еще при таком, как наш, можно просто взбеситься, вот как я.
   Она помолчала немного, уселась поудобней, огляделась вокруг.
   -- А в Пильниц тихо, уютно и красиво, не так уж было бы плохо, если бы тебя хоть здесь оставили в покое. Но нет, эта мерзкая Денгоф хочет изгнать тебя и отсюда.
   Анна пренебрежительно усмехнулась.
   -- Так вот, эта особа уже у нас, в Дрездене, -- затараторила Глазенапп, -- и, поскольку она страшно боится, что ты будешь стрелять в нее из пистолета, подполковник Шатира и шесть кавалергардов не отходят от нее ни на шаг. От такой гвардии любой, пожалуй, не откажется, даже кому бояться нечего. Поместили ее пока у Фюрстенберга; впрочем, к тому времени, когда готов будет для нее дворец, царствование ее окончится.
   -- У них ведь есть мой дворец, -- пробормотала Козель.
   -- Этот дворец предназначен для курфюрста, -- продолжала всезнающая баронесса. -- Шатира -- гофмаршал, министр, друг, а вполне возможно, что он на ролях камеристки у Денгоф... Флемминг устраивает прелестные вечеринки для короля, новой фаворитки и их приближенных, трезвыми они никогда домой не возвращаются. Говорят, что на одной из таких вечеринок Флемминг, изрядно подвыпив, растрогался, потрепал Денгоф по подбородку и наградил ее вполне достойным эпитетом. Денгоф ничуть не рассердилась, впрочем, я слышала, что она так добра, что не прочь поделиться даже сердцем короля, но, конечно, не с такой страшной соперницей, как ты, моя милая, ведь ты бы хотела владеть им безраздельно.
   Баронесса Глазенапп наклонилась к графине, огляделась осторожно, приложила палец к губам.
   -- Король ужасно изменился, -- прошептала она, -- мы знали его, как очень доброго государя, а теперь он становится суровым и жестоким.
   Анна взглянула на нее.
   -- По отношению ко мне...
   -- О, это вполне естественно, страстная любовь всегда так кончается; а ты слышала о судьбе Яблоновского?
   -- Я ни с кем не вижусь и ничего не слышу, -- ответила Козель.
   -- Ты помнишь, конечно, как бесконечно обязан был король гетману и русскому воеводе, склонившему гетмана на его сторону; а известно ли тебе, где теперь этот воевода?
   Козель с удивлением посмотрела на нее.
   -- Князь воевода сидит в комнате Бейхлинга в Кенигштейне. Его взяли в Варшаве из того самого дома, где он уговаривал своего отца перейти на нашу сторону, и вдобавок в годовщину того дня, когда они ездили на границу приветствовать курфюрста.
   -- Не может быть! -- воскликнула Козель.
   -- Еще совсем недавно и я бы не поверила, -- продолжала гостья, -- но сейчас верю, что все возможно.
   -- А чем провинился воевода?
   -- Точно не знаю, но говорят, что на каком-то съезде этих бритых польских голов, как раз в то время, когда король завоевывал сердце Денгоф, Яблоновский открыто обвинил короля в безнравственности, в том, что он совращает чужих жен, да еще назвал все это государственным преступлением. Государственным преступлением! -- восклицала, смеясь и хлопая в ладоши баронесса. -- Ах, неоценимый Яблоновский! Говорят, он надеялся таким образом склонить присутствующих на сторону Лещинского, тот, мол, по крайней мере, их жен не тронет. Больше всего задело короля то, что Яблоновский вмешался в его отношения с Денгоф. За воеводой стали шпионить, перехватили какие-то письма, учинили допрос какому-то писарю, нашли у Яблоновского подозрительные бумаги, и король без всяких церемоний, без суда приказал посадить его в Кенигштейн.
   Козель слушала с притворным равнодушием.
   -- Теперь посуди, моя дорогая, -- закончила баронесса Гла-зенапп, -- если даже с князьями-воеводами так мало церемонятся, то что говорить о других и что значим мы, бедные женщины, когда от нас хотят избавиться.
   Рассказ баронессы произвел на Анну Козель сильное впечатление. Русский воевода в Кенигштейне, без суда, без улик заключен за польские дела в саксонскую тюрьму, это и впрямь было что-то неслыханное, над чем стоило призадуматься.
   Покончив с грустными новостями, Глазенапп тут же переключилась на веселые.
   -- Король вовсю деньгами швыряет, роскошным празднествам нет конца! -- говорила она. -- Но Денгоф на них не видно. Предполагают, что она не осмеливается встретиться лицом к лицу с королевой. Она, как Тешен, всегда в маске, они с сестрой обычно нетопырями наряжаются. Короля, впрочем, тоже нигде не видно, он вынужден взаперти с ней сидеть. На одном ужине, как я слышала, Киан поднял кубок и призвал всех отслужить католическое молебствие за вызволение государя из польской неволи.
   Грустная улыбка скользнула по губам Козель.
   -- На другой день, -- не умолкала гостья, -- кто-то подхватил остроумную выдумку и вывесил на Георгентор и в церкви воззвание ко всем верующим. Король, говорят, очень смеялся, но того, кто осмелился это сделать, отыскать велено. Да разве найдешь его?
   Неутомимая баронесса болтала до самого обеда. Пришлось пригласить ее. После обеда гостья пожелала осмотреть сад и липовые аллеи. Там она доверительно склонилась к уху Козель:
   -- Все считают меня злой, коварной, мстительной, я и в самом деле не прочь насолить тем, кто досаждает мне, но тому, кто хоть раз в жизни был ко мне добр, как вы, графиня, всегда рада оказать услугу. Мне очень жаль вас. При дворе совещаются, угрожают; вам плохо придется, если вы не вернете бумагу.
   -- Бумагу? Какую? -- спросила с мнимым спокойствием Козель.
   -- Вы же знаете, за ней Вацдорф приезжал. Говорят, если вы не отдадите бумагу по доброй воле, ее отнимут силой.
   -- Благодарю вас за предостережение, -- ответила Козель, -- но я ко всему готова. Этой бумаги, как вы ее называете, отнять не могут, ее у меня нет. Она в хороших и верных руках. Я ждала такой низости и спрятала ее в надежном месте.
   Баронесса долго смотрела на Анну, стараясь отгадать правду по ее глазам, но на бесстрастном лице графини, полном высокомерия и притворного спокойствия, не отразилось ничего, хотя внутри все бушевало от негодования. Она сразу же поняла, что гнусные сплетни Глазенапп рассчитаны на то, чтобы втереться в доверие, и что баронесса подослана Вацдорфом или Флеммингом. Трудно было придумать более неудачного посредника. Старания баронессы оказались напрасными, ей пришлось не солоно хлебавши вернуться в Дрезден.
   Не успел экипаж баронессы отъехать, как графиня велела позвать Заклику. Тот всегда был под рукой. Опасаясь, как бы ее не подслушали в собственном доме, Анна вышла с ним во двор, будто бы для того, чтобы отдать распоряжения по дому и саду. Заклика понимал ее с полуслова.
   -- За нами следят, -- спросила она, -- неправда ли?
   -- Ни за кого в этом доме я бы не мог поручиться, -- ответил верный слуга.
   -- А перехитрить их можно? -- спросила Анна.
   -- Готлиб здесь главный, -- сказал Заклика, -- мне кажется, что, выезжая в город за провизией, он докладывает обо всем, что здесь делается. Но он человек недалекий, его напоить нетрудно, а провести и того легче.
   -- Готлиб? -- удивилась графиня.
   -- Да, он потому и твердит вам о своей привязанности, чтобы отвести подозрения.
   -- В городе тебя все знают? -- спросила вполголоса Козель.
   -- Э, многие забыли уже, наверно, -- ответил Заклика, -- да и перерядиться можно.
   -- А порасспросить кое о чем есть у кого?
   -- Ежели надо, найду, -- ответил Раймунд.
   -- Мне уже и здесь опасно оставаться, -- сказала Анна, дрожа, как в лихорадке. -- Надо бежать, но как? Тебе одному я верю, скажи как?
   Заклика молчал, погрузившись в раздумье.
   -- Трудно, -- ответил он, -- но если надо...
   -- Это еще не все, -- продолжала Анна, -- необходимо взять с собой драгоценности, деньги, это теперь все мое состояние, не то их отнимут, расхитят.
   Заклика в раздумье молча потер лоб, покрутил усы.
   -- Приказывайте, -- сказал он, опустив глаза.
   -- Можешь ли ты поручиться, что я успею скрыться за границей?
   -- Сделаем все, что в силах человеческих.
   Капли пота выступили у Заклики на лбу, он не на шутку встревожился.
   -- Давно бы так надо поступить, -- пресек разговор скупой на слова Раймунд, -- да что прошло, того не вернешь, надо делать, что возможно.
   Бедный Заклика стоял нахмурившись, переступая с ноги на ногу, пальцы он сжал так, что хрустнули суставы. Анна с тревогой и любопытством смотрела на него. Сосредоточенный, энергичный, сильный, молчаливый, он выгодно отличался от обычного ее окружения -- избалованных, изнеженных, вероломных людей. Заклика поражал ее и радовал. Анна чувствовала, что перед ней настоящий человек.
   -- Ночью я поеду в город, -- сурово сказал он, -- здесь, в доме, я показываюсь редко, и люди думают, что я, как обычно, заперся у себя в комнате; вы же не зовите меня, пока я сам не явлюсь. В кустах у острова у меня припрятана лодка, в ней я спущусь вниз по Эльбе. На обратный путь -- вверх по течению -- времени понадобится больше, но это ничего... А там увидим, что мне удастся узнать при дворе... Надо все как следует обдумать, отъезд -- дело нешуточное.
   Заклика говорил отрывисто, с трудом переводя дух. Графиня заметила вертящегося поодаль Готлиба и, боясь, как бы тот не догадался о чем-нибудь, кивнула ему, чтобы он подошел. Немец не заставил себя ждать.
   -- Мне кажется, не правда ли, Готлиб, что Пильниц можно превратить в прелестный уголок. Хорошо бы сад здесь разбить, цветники, ведь, по всей видимости, уеду я отсюда не скоро. Когда будете в городе, подыщите мне, пожалуйста, садовника, я хотела поручить это поляку, но оказалось, что он никого не знает.
   Готлиб испытующе посмотрел на хозяйку, на поляка, поклонился и пробормотал, что готов все сделать для своей бесценной госпожи. На этом разговор окончился. Козель направилась к дому. Готлиб постоял еще с Закликой, надеясь что-нибудь выведать у него. Вечером поляк, как его здесь называли, исчез. Это вызвало подозрение у соглядатаев, они попытались отворить дверь его комнаты, но она оказалась запертой изнутри на задвижку. Комната Заклики находилась внизу со стороны сада, они подкрались под окно. У противоположной стены стояла кровать, а на ней, вытянувшись во всю длину, лицом к стене, лежал огромный детина в обычной своей одежде. Убедившись, что Заклика дома, шпионы успокоились, ничего другого не оставалось, как дать ему вволю выспаться.
   Черная ночь наступала медленно, только красный отсвет закатного неба отражался в водах Эльбы, когда Заклика неслышно отвязал лодку от столбика, прыгнул в нее и, отчалив от берега, поплыл вниз по течению к Дрездену. В такую пору лодки на Эльбе почти не встречались, и надо было хорошо знать реку, чтобы не напороться на мель и камни. Бродя без дела по окрестностям, Заклика много плавал, греб и хорошо изучил мели и изгибы реки от Пильниц до Пирны и дальше. Черная ночь была ему не страшна; через несколько часов он увидел огоньки предместья на берегу, а потом яркое зарево над замком. То была иллюминация, в замке веселились.
   Находясь при дворе графини Козель в Дрездене, Заклика завел немало знакомств: душа его тянулась к тем, кто стоял в стороне, в тени, а вовсе не к придворным интриганам. Плывя по реке, он обдумывал, к кому из своих знакомых обратиться.
   При дворе, постоянно нуждавшемся в деньгах, торговля деньгами и драгоценностями была одной из насущных потребностей. Август II имел кредит на значительные суммы в Вене у Оппенгеймеров, в Берлине у Либмана; в Дрездене поставщиками и посредниками были два еврея, весьма известных в городе: Леман Берендт и Ионас Мейер.
   Мейер приехал из Гамбурга в 1700 году в начале царствования Августа II и, убедившись, что при постоянном денежном голоде, дела у него пойдут здесь неплохо, поселился в Дрездене и открыл первую меняльную и банкирскую контору. Король предоставил Мейеру под нее дом, называвшийся ранее Старой Почтой, а потом Юденгаузом. Мейер превратил его во дворец, разбил сад, на втором этаже устроил несколько роскошных зал, где давал время от времени для своих клиентов балы и маскарады. Мейер уже тогда походил на банкиров нынешнего типа, подражал французской моде, жил на широкую ногу; говорили, что, несмотря на непривлекательную внешность, в жизни его было немало счастливых минут, ибо он умел пользоваться своим положением...
   Его товарищ Леман Берендт был человеком иного склада. Родом из Польши, он сохранил все типичные черты тамошних евреев. Энергичный, но скромный и тихий, в делах осторожный, он не отрекался ни от своего происхождения, ни от веры и вовсе не старался втереться в светское общество, слишком хорошо зная, какой дорогой ценой приходится платить за признание.
   Графиня Козель не раз посылала к нему Заклику с поручениями. Леман и сам бывал у нее, когда того требовали их
   обоюдные интересы.
   Ведя денажные дела, Леман имел возможность поближе узнать своих клиентов. Он сразу оценил благородный характер графини и относился к ней с глубоким доверием и уважением. Родные его жили когда-то в Краковском воеводстве, там провел он молодые годы, и теперь вспоминал, пошучивая, тамошний язык. Заклика тоже знал и любил эти места, и это часто служило предметом их долгих разговоров за рюмкой вина. Так они сошлись и сдружились. Заклика знал, что Леман уже после опалы графини Козель неоднократно доказывал ей свое уважение и преданность. В отличие от Иоанаса. который был верноподданным короля, приспешником всех по очереди влиятельных министров, который преклонялся перед придворными и всячески восхвалял их, нисколько не смущаясь разнузданностью двора, Берендт, наживаясь на этих людях, в душе питал к ним презрение и отвращение. Легкомыслие и распутство, узаконенные и ставшие привычными, претили ему.
   Леман, конечно, не высказывал вслух этих своих мыслей, но по лицу его видно было, что он думает о придворных. Обдирать их доставляло ему удовольствие. Зато порядочным людям он любил оказывать услуги и часто делал это бескорыстно. Памятуя о разговорах, какие они вели шепотком, Заклика решил, что на Лемана смело можно положиться, во всяком случае, просить у него совета.
   Оставив свой челн в надежном месте у знакомого венда, -- тогда в предместье жило еще много вендов, -- Раймунд, по самые глаза закутавшись в плащ и нахлобучив шапку, двинулся в город. Пройдя ворота, Заклика понял по бойкому движению на улицах, что, несмотря на поздний час, в замке -- празднество. Еще издали была видна иллюминация над садом Гесперид в Цвингере. Король давал бал-маскарад при факелах в честь Денгоф. Люди струились потоками в разных направлениях, то тут, то там из носилок или из кареты высовывалась маска. Исступленное веселье царило повсюду, опять, видно, настали хорошие времена...
   Обходя замок знакомыми улочками, хоронясь за домами, -- освещены были лишь немногие, -- Заклика добрался незамеченным до Юденгауз на Пирнайской улице. У Лемана была здесь скромная небольшая квартира в задней части здания. Раймунд рассчитывал, что в такое время банкир дома один, может, даже без слуг, и он, Заклика, никому не попадется на глаза. И впрямь, все, кто мог, ушли в Цвингер поглядеть на бал под открытым небом, где среди огромных апельсиновых деревьев толпа предавалась буйному веселью. Старая кухарка отворила Раймунду и впустила его к Леману; тот, выйдя в прихожую, с трудом узнал пришельца; Заклика знаком попросил его молчать, и Леман незаметно для слуги провел его в свой кабинет. Они молча пожали друг другу руки.
   Леман был довольно красив, немолодой уже, с проседью; его приятное, без единой морщинки восточного типа лицо говорило о спокойном и мудром мировосприятии. Черные глаза смотрели умно и бесстрастно, хотя не потеряли еще способности загораться.
   Заклика, поздоровавшись, огляделся с беспокойством вокруг, хозяин понял его и шепнул, хлопнув по руке:
   -- У меня вы в безопасности, никто вас не знает и не узнает, а если нужно, то и не увидит.
   -- Очень хорошо, -- ответил Заклика.
   Леман на минуту вышел из комнаты, сделав Раймунду знак остаться здесь, а, вернувшись, придвинул стул к столу, усадил Раймунда и сам сел.
   -- Что у вас случилось?
   -- У нас плохо, -- ответил Заклика, -- так плохо, что хуже быть не может. Графиню выгнали из дворца, потом из Дрездена, а сейчас собираются выгнать из Пильниц, если не придумают чего-нибудь похуже. Несчастную женщину преследует месть подлых людей, надо ее спасти.
   -- Да, да, -- согласился Леман, поправляя черную ермолку, -- но при этом и себя не погубить.
   -- Думаю, что это можно сделать.
   -- Да, да, только обдуманно и осторожно.
   -- Графине надо бежать, -- продолжал Заклика.
   -- Куда? -- спросил с усмешкой еврей. -- Разве что за море... здесь господа, оказывая друг другу услуги, выдают беглецов.
   -- Надеюсь, нас это не коснется.
   Леман покачал головой.
   -- Графиня, -- продолжал верный слуга, -- должна взять с собой все, что у нее есть, иначе алчные преследователи отнимут и это, как они отняли дворец со всем, что в нем находилось.
   Банкир кивнул головой.
   -- Но не опасно ли, спасаясь бегством, брать с собой ценности? А если мы попадем в лапы врагов?
   Леман обхватил руками голову.
   -- Поверьте мне, -- сказал он, -- у меня есть сердце, и я от всей души рад бы помочь графине: я знаю ее историю, знаю ее характер, она была единственной жемчужиной в этом болоте. К тому же я многим обязан ей и уважаю порядочных людей, но поймите меня, господин Заклика, губить ради нее себя, детей, семью я просто права не имею.
   -- Клянусь, и под жестокими пытками не выдам я ни вас, ни графиню, а больше никто не будет знать о вашем добром деле, разве только бог.
   Леман пожал ему руку.
   -- Согласен, -- сказал он, -- но надо, чтобы никто не заметил вас в моем доме, за мной шпионят, как за всеми тут.
   -- Не беспокойтесь, -- сказал Заклика.
   -- То, что вы оставите у меня, я пришлю вам по первому требованию, куда вы прикажете, -- добавил Леман, -- вот и все.
   Они еще раз пожали друг другу руки. Леман достал из шкафа бутылку вина, две рюмки и наполнил их.
   -- Благодарю вас, -- сказал Заклика, -- но засиживаться я не могу, мне многое еще нужно разузнать, подготовить, а времени мало.
   -- Что вы можете разузнать? -- сумрачно спросил еврей, понизив голос. -- Порядки у нас все те же. Кто пьет с королем и кутит, тот в милости. Мы изволим развлекаться с утра до вечера, а то, что нам мешает, сметаем с пути -- в Кенигштейн или еще куда-нибудь. Жалости и сердечности здесь не ищите, ибо нет людей более бесчувственных, чем распутники. Один под другого подкапывается, один другого подсиживает, король пользуется их услугами, осыпает милостями, когда они ему нужны, но ни во что их не ставит. Всегда одно и то же, сегодня, как вчера, а завтра, как сегодня, пока какой-нибудь вихрь не сметет все это.
   -- Король, говорят, влюблен?
   -- Он? Влюблен? -- удивился Леман. -- Да разве такой человек способен любить кого-нибудь, кроме себя? Когда он менял свою религию на вашу, кто-то сказал, что менять-то ему нечего, ибо он ни во что не верит; так и с любовью, он никогда никого не любил.
   -- А Денгоф?
   -- Что Денгоф? -- воскликнул Леман. -- Она копит деньги и драгоценности, а король уж заранее, верно, обдумывает, за кого ее замуж выдать, когда она ему наскучит. Сестру ее, жену гетмана, прочат Фризену, а ее, ну ее, скажем, Хакстхаузен возьмет или француз Безенваль, их уже держат про запас наготове.
   Леман пожал плечами.
   -- Что нового вы можете узнать? Ничего, кроме людей, тут не меняется.
   Они пошептались еще немного. Потом Леман взял ключи и проводил Заклику до садовой калитки. Они тихо попрощались. Леман выпустил его и вручил ему ключ. Заклика, закутавшись в плащ, зашагал дальше. Он решил, что может рискнуть пробраться в толпе к Цвингеру; ему хотелось посмотреть, что там происходит. Раймунд был уже на Замковой улице, запруженной масками и nobles Vénitiens {Знатные венецианцы (франц.).} и домино, когда кто-то хлопнул его по плечу.
   Он обернулся, удивленный, позади него стоял улыбающийся Фрелих, старый его знакомый. Он, как обычно, был в шутовском наряде и с шутовской, как полагалось ему по должности, улыбкой на губах.
   -- Как вы узнали меня? -- спросил Заклика.
   -- По спине. Такая широкая спина только у вас да у короля, -- прошептал Фрелих, -- но что вы здесь делаете? Я слышал, вы служили у той... той, что в опале? А сейчас?
   -- А что мне там делать? Ушел.
   -- Очень благоразумно, -- заметил Фрелих, -- своя рубашка ближе к телу. Ха, Ха, Ха! Каждый спасается как может! бы вернулись на службу к королю или, может, Денгоф служите?
   -- Пока еще нет, а как вы ее находите?
   -- Я? -- спросил Фрелих. -- Она, по-моему, похожа на тех маленьких черных тварей, что скачут и кусают, -- кажется, ничего не стоит раздавить, ан нет, не поймаешь.
   Он засмеялся, зажав рукой рот.
   -- Первый нетопырь, какого вы увидите на балу, -- это она. Красивая игрушка, но стоит дорого.
   Они продолжали еще разоваривать, когда проходивший мимо испанец в маске остановился, прислушиваясь. Заклика хотел было отойти, но маска втиснулась между ними, заглянула Раймунду под шляпу и схватила его за руку. Фрелих тотчас испарился. Человека в черной маске нельзя было узнать. Изменив голос, он стал настойчиво выспрашивать, что Раймунд здесь делает. Заклика не мог придумать ничего другого и сказал то, что помогло ему отделаться от Фрелиха.
   -- Ищу службы.
   -- Гм! Тебе что, госпожа твоя надоела?
   -- Она больше не госпожа и в слугах не нуждается.
   Они стояли у ворот выходившего на улицу дома. Испанец втащил Раймунда под арку, освещенную несколькими слабо мерцающими фонарями.
   -- А какую службу ты ищешь?
   -- Я шляхтич, и мне присталд искать службу благородную, такую, чтобы с саблей дело иметь.
   Испанец забормотал что-то.
   -- А графиня Козель? Где она?
   -- В Пильниц, наверно. Не знаю.
   -- Пойдем со мной.
   -- Куда?
   -- Не спрашивай, ты что, боишься?
   Заклика пошел. Еще по дороге он понял, что незнакомец ведет его к Флеммингу.
   Несмотря на маскарад в Цвингере, Флемминг был дома. У него пьянствовали. Иные маски, выпив, тут же исчезали, другие предпочитали посидеть за рюмкой. Флемминг ждал, что и король заглянет к нему на минутку.
   В комнате, где пир шел горой, было людно и шумно. Незнакомец вошел в растворенную дверь и шепнул что-то Флеммингу на ухо. Генерал тотчас направился к Раймунду и шепотом приказал ему следовать за ним в кабинет. Там было тихо и спокойно. За столом, заваленным бумагами, быстро писал что-то молодой человек. Флемминг потащил Заклику в темный угол кабинета, испанец шел за ними.
   -- Когда ты оставил службу у Козель? -- спросил Флемминг.
   -- Несколько дней тому назад.
   -- Что она намерена делать?
   -- Она устраивается в Пильниц.
   -- И думает там жить? -- спросил Флемминг.
   -- По-моему, да.
   Флемминг и испанец переглянулись и покачали головой.
   -- Как же ты расстался с ней?
   Заклика сообразил, что, втершись к ним в доверие, легче будет разузнать то, что ему нужно.
   -- Меня выгнали, -- сказал он, -- там теперь слуги не надобны.
   -- А ты хорошо знаешь Пильниц, людей, дорогу?
   -- Еще бы.
   -- А на другую службу поступил бы?
   -- Почему нет?
   -- Даже если бы, -- сказал Флемминг, -- эта служба требовала, чтобы ты действовал против прежней своей госпожи?
   -- У меня нет ни госпожи, ни господина, кроме его величества короля, -- ответил Заклика, -- ведь я польский шляхтич.
   Флемминг с громким хохотом похлопал его по спине.
   -- Приходи ко мне через два дня, ясно? -- сказал он тихо.
   -- Ясно, -- прошептал Заклика.
   Флемминг хотел что-то сунуть ему в руку, но Раймунд отступил, кланяясь. На этом они расстались.
   Теперь Заклика знал, что у него в запасе два свободных дня, а за два дня можно многое успеть, можно спастись от опасности. Выйдя от Флемминга, он еще плотнее закутался в плащ, заглянул в несколько домов, поговорил кое с кем из надежных людей, потом отправился в предместье, постучался в одну из хат. Провозившись там до поздней ночи, Заклика сел в лодку, взялся за весла и, гребя против течения изо всех сил, поспешил обратно в Пильниц.
   

4

   Заклика узнал, между прочим, что завтра опять состоится венецианский бал-маскарад на Старой рыночной площади. Дня не проходило без концерта, балета, танцев, пиршества, представления. Марыня Денгоф, ее сестра и мать очень любили музыку, сами исполняли итальянские арии, и половина вечера обычно посвящалась опере. Из Италии за большие деньги были приглашены самые лучшие певцы и композиторы, и театр в Дрездене стал, пожалуй, одним из лучших в Европе. Музыку писал Лотти, концерты давал Тартини, Санта Стелла выступала как примадонна, Дюрастанти считалась королевой сопрано, Сенезино, Берселли привлекла в Дрезден королевская щедрость, Альдровандини писал декорации, Бах дирижировал. Таким же мастерством славились балетные представления и французская комедия.
   В развлечениях недостатка не было. На карнавалах и маскарадах часто появлялся в маске и костюме сам король, получавший удовольствие от всякого рода пикантных приключений, даже если они оборачивались для него неприятностью... На этот раз венецианский бал-маскарад устраивали с ярмаркой. Марыне Денгоф, ее матери и сестре предназначалась роль хозяек. Король повелел прийти на маскарад всем, кого ноги носят, чтобы на площади было многолюдно. Приготовления начались еще с ночи; как обычно, для удовлетворения королевской прихоти из близлежащих деревень согнали тысячи крестьян, оторвав их от неотложных дел.
   Воротившись до рассвета в Пильниц, Заклика привязал лодку, пробрался незамеченным к себе, поскольку все еще спали, и стал ждать, когда проснется его госпожа.
   Нельзя было терять ни минуты. Как только растворились окна, Раймунд стал ходить под ними, чтобы графиня заметила его. В доме разговаривать было опасно. Анна, увидев Заклику, вышла, и они встретились на берегу Эльбы. Раймунд подробно доложил ей обо всем, и в первую очередь о своем разговоре с Леманом. Так как брать с собой деньги и драгоценности было опасно, Раймунд, чтобы не возбуждать подозрений, решил отвезти их в Дрезден днем под видом подарков, которые графиня якобы посылает своим детям; домой он рассчитывал вернуться еще засветло. Тяжелые ящики и шкатулки, ношу для нескольких человек, Заклика благодаря своей необычайной силе взялся перетащить сам, тоже, чтоб не вызвать ни в ком подозрений.
   Графиня на все соглашалась. Нанятые Закликой лошади должны были ждать с наступлением темноты на берегу Эльбы. Дома надо было все устроить так, чтобы отъезд графини не был обнаружен как можно дольше. О быстрой смене лошадей на почтовых станциях Раймунд решил договориться заранее. Он надеялся таким образом, что прежде чем весть о бегстве графини достигнет Дрездена и будет снаряжена погоня, Анна окажется на прусской земле, где, как она полагала, ее преследовать уже не будут.
   Все было продумано до мельчайших подробностей, как вдруг графиня заявила, что она непременно должна попасть в Дрездене на маскарадную площадь. Раймунд остолбенел, лицо его покрылось мертвенной бледностью.
   -- Ни в коем случае, -- возразил он, -- добровольно кинуться в пасть врагам! Вас узнают, и тогда...
   Графиня покачала головой.
   -- Я хочу, значит, так тому и быть. Тебе известно, что воля у меня железная, я упряма и от решений своих никогда не отступаюсь. Мне надо увидеть его и ее, это не каприз, а необходимость, лекарство. Мне надо увидеть их, чтобы избавиться от гложущей меня тоски, чтобы почувствовать омерзение к человеку, которого я любила и люблю.
   -- Вы подвергаете себя риску.
   -- Да, знаю, -- прервала его Анна. -- Меня могут схватить и отправить в Кенигштейн или в другой замок, меня могут убить, но я должна туда пойти. Для защиты возьму с собой оружие, остальное предоставь мне.
   Заклика, бледный как бумага, заломил в отчаянии руки, но, зная свою госпожу, не сказал больше ни слова.
   Графиня заторопилась домой, чтоб поскорей отправить Заклику в Дрезден со всем, что было у нее ценного. Раймунд пошел к Готлибу просить телегу. К счастью, это не вызвало никакого удивления. Возница попался неразговорчивый, не знающий города, а Заклика для пущего спокойствия собирался еще в дороге его напоить. Раймунд сам перетащил шкатулки, спрятав их под бельем и одеждой, уселся на возу и велел гнать, что есть мочи, не жалея лошадей. Доехали благополучно, парень успел настолько захмелеть, что ни улицы, ни дома заприметить не мог. Раймунд сложил все вещи у садовой калитки Лемана, отпер ее своим ключом, а потом перенес все в дом банкира. Ни одна живая душа не видела его. Пожав руку почтенному еврею, он тут же поспешил обратно и, так как парень крепко спал на сене, сам взял вожжи в руки и, даже не покормив лошадей, погнал их в Пильниц.
   А Козель между тем прощалась со своим тихим пристанищем, собирала бумаги, жгла письма, но делала все осторожно, чтобы никто из слуг не заметил и не донес раньше времени. Обед был подан в положенный час, как вдруг из Дрездена неожиданно пожаловали граф Фризен и граф Ланьяско, очевидно, с поручением выяснить, как обстоят здесь дела.
   Графиня умела владеть собой, она приняла их с веселой улыбкой, стараясь не выдать того, что творилось у нее в душе. Напротив, она делала вид, будто смирилась со своим положением, занята домом и садом, превыше всего ценит это спокойное убежище и равнодушна к тому, что происходит в столице. То сетуя на короля, то выказывая свою к нему нежность, она так естественно исполняла свою роль, что никому не пришло в голову заподозрить ее в притворстве. У графа Фризена было к ней дело, он просил ссудить ему довольно крупную сумму. Козель хорошо относилась к графу, он тоже был к ней расположен, но на сей раз графине пришлось отказать ему.
   -- Дорогой граф, -- сказала она, усмехаясь, -- я беднее, чем вам кажется. В обычае короля отнимать подаренное, так что я в любую минуту могу потерять то немногое, что у меня еще осталось. Простите, но я не могу оказать вам эту услугу.
   Граф Фризен не обиделся на нее.
   Гости, рассказывая о новых развлечениях, о короле, о Марине Денгоф, о придворных событиях, о прогнозах на будущее, засиделись до вечера. К счастью, им надо было возвращаться на маскарад, король не простил бы им опоздания, и они, наконец, попрощались с хозяйкой.
   Начинало смеркаться, графиня пожаловалась, что гости утомили ее, у нее разболелась голова, и она хочет сегодня пораньше лечь спать. Слугам отдано было распоряжение тоже утихомириться пораньше; Заклика сам обошел всех, прося не нарушать тишины. Графиня ранее обычного заперлась в своей комнате.
   Когда надвинулась густая тьма, Раймунд, который стоял, завернувшись в плащ, с пистолетами на страже возле дома, выбрал подходящий момент и постучался в маленькую дверцу, выходящую в сад. Оттуда выскользнула фигура в черном с опущенной вуалью. Анна оперлась на руку Заклики, и они, никем не замеченные, спустились к Эльбе. Здесь их ждала лодка, Раймунд бесшумно отчалил от берега, и они поплыли по течению без весел. Густой тростник и ивы укрывали лодку даже днем, а сейчас здесь не было ни души. Минут через пятнадцать они высадились в пустынном месте, где невдалеке от берега их ждал, как было уговорено, невзрачный экипаж с четверкой лошадей и возницей. В те времена, славившиеся скандальными историями при дворе и любовными приключениями, никого не могло удивить тайное ночное похищение женщины.
   Заклика, посадив в экипаж сохранявшую полное спокойствие графиню, сам сел рядом с возницей, и они двинулись к Дрездену. Там они должны были остановиться в доме на берегу Эльбы, где их ждал другой экипаж, в котором им предстояло той же ночью отправиться дальше.
   Несколько миль до Дрездена они проехали очень быстро. Заклика попытался еще раз отговорить графиню от рискованного намерения, но одно лишь слово ее и жест заставили его замолчать. Раймунд в домино и в маске должен был следовать за ней, не отходя ни на шаг. Высадившись из экипажа возле моста, они пошли дальше пешком.
   В тот день народу на площади было хоть пруд пруди: все веселились без удержу; дрезденский люд, извлекавший выгоду из этих празднеств, охотно принимал в них участие. Дома на Замковой улице были разукрашены и освещены множеством ламп, улицы запружены экипажами, людьми, лошадьми и носилками, так что протиснуться было невозможно.
   Шум, визг, хохот... Козель уже отвыкла от подобных зрелищ, да и никогда их не любила; сейчас все это раздражало ее. Несколько раз, будто усомнившись в своих силах, она останавливалась, прислонившись к стене, не в состоянии идти дальше, а потом снова, как бы подгоняемая какой-то мыслью или чувством, неслась вперед. Заклика заслонял ее и оберегал.
   На площади скопилось очень много народу. На галерее ратуши музыканты в диковинных костюмах играли туш, внизу кишели причудливые маски. По всей площади были разбросаны украшенные цветами балаганчики, лавчонки, где женщины в восточных костюмах продавали безделушки, напитки, сласти. Яркие, разноцветные огни иллюминации на окружающих площадь домах освещали живописную толпу масок и домино возле балаганчиков.
   Арлекины и полишинели в передвижных театриках разыгрывали импровизированные фарсы. Здесь тоже скопилась густая толпа зрителей, они рукоплескали актерам, площадь гремела мощными взрывами смеха, заглушавшими музыку.
   Песни, музыка, бубны, возгласы, хохот, оклики сливались в один многоголосый шум. То было не веселье, а какой-то бурлящий хаос, невыносимый для слуха. Глазу тоже был неприятен вид этой площади: волнующееся море голов, воздетые руки, скачущие фигуры в лохмотьях и мишуре -- пестрая, крикливая масса.
   На этом ярком фоне мелькали на мгновение прелестная фигурка или страшное чудище и тут же исчезали в спутанном клубке человеческих тел.
   Громко хлопали двери, в окнах вспыхивал импровизированный фейерверк, оттуда бросали вниз в протянутые руки конфеты, а случалось, песок и камни.
   Козель остановилась в конце Замковой улицы. Она как будто заколебалась, опять не хватало духу идти дальше. Воспользовавшись этим, Заклика снова шепнул ей:
   -- Графиня, вернемся.
   Вместо ответа, словно подстегнутая его словами, Козель быстро двинулась к площади, с любопытством оглядываясь по сторонам. Шагах в десяти -- пятнадцати она увидела одного из nobles Vénitiens, в шляпе с черным пером, в бархатном камзоле, с золотой цепью на груди, в черной маске. Он стоял, уперев руки в бока, в позе очень живописной -- такой статный и красивый, что мог бы служить моделью для художника. Вокруг сновали маски, две из них в одинаковых костюмах стояли позади него.
   Козель сразу узнала Августа. Геркулес, Аполлон -- равного ему не было во всей стране. Она опять остановилась в нерешительности, но тут же, собрав все свое мужество, подошла к нему. Анна Козель была закутана в темное одеяние, но опытный глаз мог бы ее узнать. До конца дней сохранила она царственную осанку, безукоризненные манеры, дивную фигуру. Король, взглянув на нее, вздрогнул, не веря, казалось, глазам.
   Козель прошлась несколько раз мимо, не обращая на него внимания. Август приблизился к ней с целью пофлиртовать, но... что-то его остановило. Маска зазывно взглянула на него. Август подошел. При дворе принят был французский язык, и они заговорили по-французски. Графиня изменила голос, он у нее невольно дрожал. Август и не подумал этого сделать. Трудно описать, что творилось в сердце бедной женщины.
   -- Честное слово, прелестная маска, -- воскликнул король, вглядываясь в нее, -- я хвастался, что всех здесь знаю, однако...
   -- Меня ты не знаешь.
   -- А ты знаешь, кто я?
   -- Знаю.
   -- Кто же я?
   Голос задрожал, потом до уха короля долетело слово:
   -- Палач!
   Король гордо выпрямился.
   -- Злая шутка.
   -- Печальная правда.
   Король взглянул на нее.
   -- Если ты меня знаешь, -- сказал он, -- и дерзнула бросить в лицо такое слово, то и я, пожалуй, знаю кто ты, но нет, этого быть не может.
   -- Ты меня не знаешь, -- повторила, смеясь, Козель.
   -- И я так думаю. Ты не можешь быть той, за кого я тебя принял, у нее не хватило бы смелости прийти сюда, да и кто бы позволил ей?
   -- У женщины? -- спросила маска. -- У женщины не хватило бы смелости? Женщина стала бы просить позволения?
   Она засмеялась. Король вздрогнул, смех этот встревожил его, он схватил ее за руку. Она тут же выдернула руку.
   -- Ты интригуешь меня, прелестная маска, -- промолвил король.
   -- Нет, я не знаю тебя, -- ответила Козель. -- Когда-то и вправду я знала человека, похожего на тебя, но тот обладал великодушным сердцем, королевским благородством, рыцарской доблестью, а ты...
   Король побагровел от гнева и тут же побледнел.
   -- Маска, -- сказал он, -- это переходит границы карнавальной свободы.
   -- Свобода неограниченна...
   -- Тогда договаривай, -- сказал король, -- а я?
   У Козель опять прервался голос.
   -- А ты, если не палач, то игрушка в руках палачей.
   -- Козель! -- закричал вдруг Август, хватая ее за руку.
   -- Нет, нет, -- вырвалась маска, язвительно смеясь. -- Разве могла бы она прийти сюда и спокойно смотреть на свои поминки? Я видела ее когда-то: я знаю женщину, чье имя ты произнес. Между мною и нею нет ничего общего. Ту злые люди убили и похоронили, а я жива.
   Король слушал молча, растерявшись. Вдруг Анна наклонилась к нему, с резким смехом шепнула на ухо несколько слов и, прежде чем Август пришел в себя, исчезла.
   Король бросился за ней, но проворная Козель уже смешалась с толпой и, заслоненная Закликой, спряталась за балаганчиком. Там она с помощью Раймунда быстро вывернула свой черный плащ, подбитый красной материей, наизнанку, накинула его на плечи и вышла с другой стороны, совсем в ином обличье.
   Тщетно пытался Заклика остановить графиню; ей хорошо знакомы были такого рода маскарадные базары, и она поспешила прямо туда, где надеялась найти Денгоф.
   Напротив ратуши стояли три балаганчика (средний был украшен на манер неаполитанских Aqua fresca -- венками из лимонных и апельсиновых веток), в одном из них сидела жена гетмана Поцея, возле нее стоял с гитарой граф Фризен, во втором -- госпожа Белинская, одетая венецианкой, -- ее охранял Монтаргон, а в третьем -- Марыня Денгоф в костюме неаполитанки, вся усыпанная драгоценностями.
   То была хрупкая маленькая женщина, совсем еще молоденькая, с очень усталым, густо нарумяненным лицом. Она напускала на себя меланхолию, плохо скрывавшую кокетство и душевную пустоту. Балаганчик Марыни осаждала молодежь, возле нее вертелся французский посол Безенваль; он из кожи вон лез, чтобы рассмешить Марыню. Встав сбоку, откуда можно было хорошо разглядеть Денгоф, Анна устремила на нее взгляд, полный презрения и гнева. Словно почувствовав на себе этот взгляд, Марыня Денгоф вздрогнула и встревоженно обернулась в ее сторону. Графиня протянула красивую свою руку за стаканом лимонада, которым торговала Денгоф.
   -- Прелестная хозяйка, -- сказала Анна голосом, дрожавшим от волнения, -- сжалься над жаждущей, я не милостыни прошу, знаю, ты за все требушь платы.
   Она показала золотую монету. Марыня Денгоф, почуяв, казалось, опасность, протянула стакан дрожащей рукой, расплескивая лимонад.
   -- Одно только словечко, -- промолвила графиня, наклоняясь к ее уху, -- взгляни-ка на меня. -- Она приподняла маску так, что одной Марыне открылось на мгновение ее лицо. -- Взгляни на меня и запечатлей в памяти мои черты; перед тобою лицо твоего врага, чьи проклятия будут преследовать тебя, ветреная кокетка, даже на смертном одре. Вглядись в меня: я та, кого ты боялась, хотела заключить в темницу, та, у кого ты отняла сердце короля, та, кто день и ночь проклинает тебя. И помни, тебя ждет еще худшая участь. Я ухожу незапятнанная, обманутая, безвинная, ты уйдешь отсюда замаранная, попранная и обесчещенная, как последняя из последних. Мне хотелось видеть тебя и бросить в лицо тебе эти слова, даже если бы жизнью за них пришлось поплатиться, так слушай: ты -- подлая, мерзкая тварь!
   Перепуганная Денгоф покачнулась, теряя сознание. Заметив, что возле палатки шум и толчея, король подбежал туда. Но Анне Козель удалось ускользнуть и скрыться вместе с Закликой в маленькой боковой улочке. Они слышали позади себя гул толпы, крики солдат. Заклика крепко сжал в руке под плащом пистолет. Козель быстро бежала впереди. Шум погони становился все глуше, утихал. По соседним, более шумным улицам разъезжали конные патрули, проносились экипажи и всадники; однако Заклике, хорошо знавшему все закоулки, удалось довести графиню без всяких препятствий до городских ворот.
   Но, увы, из замка уже подоспело распоряжение запереть все ворота и не выпускать из города ни одной женщины. Они услышали об этом еще по дороге от женщин, задержанных в городе до утра. Заклика спросил их, не касается ли этот приказ и мужчин.
   -- О нет, -- ответила, смеясь, какая-то бойкая бабенка, -- королю, верно, партнерш для танцев не хватает, вот нас и хотят силой задержать здесь на ночь.
   Козель, снова перевернувшая свой плащ на черную сторону, до сих пор благополучно шла по улицам, прячась в тени домов, но идти дальше в ее одежде было опасно; женщин задерживали, а фигура и лицо Козель были слишком приметны: любой офицер мог узнать ее.
   Заклика, которому минута казалась вечностью, повел графиню к Леману. Он надеялся, что по случаю праздника дом будет пуст; и действительно, когда они тихонько вошли к Леману, старый банкир сидел в кругу семьи, никого из слуг не было. Заклика попросил его побыстрей дать какую-нибудь мужскую одежду для Козель.
   Леман схватил, что было под рукой: черный плащ и не слишком модную треуголку. Графиня с горькой усмешкой напялила на себя эту одежду. Бледный Леман выпустил их через черный ход. Возле городских ворот, освещенных двумя фонарями, стояло множество солдат и несколько верховых из королевской стражи. Спешившиеся офицеры патрулировали дорогу. Заклика взял графиню под руку и повел ее посередине улицы. Она шла с опущенной головой, спрятав лицо в воротнике. Кое-кто из солдат обратил на них внимание, но их не задержали, Лишь проводили пристальными взглядами.
   Офицеры громко смеялись, слышны были обрывки разговора.
   -- Что опять случилось? Драгоценность из города выкрали, что ли?
   -- Ха, ха! Козель ищут, она, говорят, осталась верна своим привычкам, отомстила королю при всех, прямо на площади.
   -- Козель! Да ее уже на свете нет!
   -- Ого-го! Погоди, она еще вернется, ее все тут боятся.
   -- Когда король бросил Тешен, о ней сразу позабыли, а эта еще у всех в памяти, дрожат, услышав ее имя.
   Раздался хохот.
   В этой суматохе графиня Козель с Закликой беспрепятственно пробрались сквозь толпу и вошли под темный свод городских ворот. Когда они миновали мост через ров, Анна с облегчением вздохнула, она была уже почти в безопасности.
   Час спустя темной ночью ее экипаж быстро несся по дороге в Пруссию, а Заклика с пистолетами в руках сидел рядом с возницей, прислушиваясь с беспокойством, не мчится ли за ними погоня.
   Козель еще искали в Дрездене и в Пильниц.
   

5

   Берлин в первой четверти восемнадцатого века был лишь слабым подобием нынешней столицы. Он застраивался именно в ту пору и, хотя только начинал жить, имел уже все задатки будущего города воинских казарм с его монастырским укладом жизни и тишиной... Все делалось здесь только по предписанию свыше, инициативы проявить было нельзя. Развитие города, оформление улиц и домов, торговля -- все было прибрано к рукам, находилось под строгим контролем. После Дрездена невозможно было представить себе ничего более скучного, чем столица на Шпрее. Солдат в городе было больше, чем жителей, барабаны и рожки заглушали звон колоколов, казарм понастроили больше, чем церквей. На центральных, весьма пустынных улицах ровными рядами, как положено, стояли дома. Но все же Берлин насчитывал тогда уже пять кварталов, и далеко вокруг раскинулось много нищенских предместий... Кое-где среди домов и домишек возвышались дворцы королевского семейства, выделяясь своей нарочитой, будто взятой напрокат красотой. В Шпандауском предместье сверкал Монбижу королевы, в Штралауском -- Бельведер короля.
   Все здесь было новое, как и само государство, самые старые здания существовали всего лишь десятки лет. Несколько статуй томилось в этой пустыне, несколько больших площадей ждало своих каменных обитателей. На Молькенмарк стоял уже Фридрих I, предназначавшийся ранее для Арсенала.
   На Шпрее был в ту пору один каменный мост, его назвали Новым, и вместо Генриха IV на нем поставили статую курфюрста Фридриха-Вильгельма.
   К строительству королевского дворца приступили еще в начале века, он затмил все вокруг своей пышностью. Шультер так обвесил его венцами, что из-под них не видно было стен; достраивали дворец уже без него двое зодчих, каждый по своему вкусу. Три разных вкуса породили вещь весьма безвкусную. В Берлине тогда были заложены основы большого города, не хватало, однако, жизнедеятельности и людей. Театр, картинную галерею, библиотеку, музей строили наскоро, наполняли чем попало, но в прусской столице, как бывало в Дрездене, не жертвовали войском ради фарфора, солдаты ценились здесь на вес золота. Чем действительно славился Берлин -- это войском, вымуштрованным, как машина, точным, как часы, монолитным, как один человек. В войске заключалось будущее города и всей монархии.
   В Берлине стоял знаменитый первый батальон собранных из всех стран самых высоких в мире гренадеров; он служил образцом того, как можно вымуштровать человека и до какого совершенства можно довести военный механизм. Гигантам гренадерам платили гигантское жалованье, во всем остальном соблюдалась большая экономия. У многих из них были собственные дома, в свободное от муштры время им разрешалось заниматься торговлей. Самого огромного из этих великанов Ионаша Норвежца привезли сутулым и искривленным, но здесь он стал идеалом солдата, каким потом и прослыл.
   Берлин по сравнению с Дрезденом был то же, что монастырь по сравнению с театром. Когда запыленный и покрытый грязью экипаж графини Козель благополучно въехал на одну из улиц столицы, а прелестная графиня выглянула в окно и увидела пустынные песчаные аллеи и словно вымершие дома, сердце ее болезненно сжалось; но здесь она надеялась найти защиту и в безопасности, под покровительством прусского короля спокойно жить, дожидаясь перемен в своей судьбе.
   Посланный заранее из Франкфурта слуга нанял графине дом на одной из лучших улиц города. После дворцов, где Анна жила еще совсем недавно, он показался ей жалким и убогим, хотя был всего лишь темным, холодным и необжитым.
   На следующий день после приезда Заклика взялся за дело, и дом быстро преобразился, стал удобнее, уютнее. Анна поселилась в самой мрачной части дома, чтобы предаваться горестным раздумьям о своей несчастной доле. Началась новая жизнь: потекли грустные дни, томительные и однообразные.
   Оставаться инкогнито в Берлине было невозможно. Через два дня графине доложили о визите губернатора Берлина Вартеслебена. Начальник жандармерии Натцмер, часто проезжая мимо, наблюдал за ее домом.
   Все держали себя вполне учтиво.
   Из высоких сфер доходили слухи, что к приезду графини и главным образом к тому, что она передала банкиру Либману полномочия на весьма значительную сумму, отнеслись весьма благосклонно. Из Дрездена, несмотря на тесный союз трех Фридрихов, ничто как будто не угрожало, и у Анны даже в мыслях не было, что ее и тут еще могут преследовать.
   В угнетающем одиночестве, в суровом городе, где с сумерками все погружалось в сон, в зловещей тишине Анне еще отчетливей представилась вся безмерность постигшего ее несчастья. Горечью наполнялось сердце. С утра до вечера сидела Анна неподвижно, не произнося ни слова, устремив в одну точку свои черные глаза, душой и мыслями уносясь в прошлое. Сердце недоумевало -- как можно так легко разлюбить, так просто забыть, черной неблагодарностью платить за изведанное счастье? Характер короля был для нее непостижимой загадкой. Она вспоминала его нежность, клятвы, доказательства любви, недавний свой триумф и никак не могла понять причин опалы.
   Не король разочаровал Анну, она разочаровалась в человеке. Такой, каким его создал бог, он казался ей чудовищем. Так надругаться над клятвой, глумиться над святыней, опорочить, оплевать прошлое, -- это было вне ее разумения. Все в этом мире казалось непостижимым. Она перебирала в памяти свою жизнь, чтобы понять, в чем ее вина, и, тяжко страдая, не могла найти за собой греха, заслуживающего такой кары.
   Через несколько дней Анна попросила принести ей Библию. И через несколько же дней около полудня в ее комнату вошел Заклика, приходивший обычно только по зову или с каким-либо важным известием. Он молча остановился на пороге, опустив руки. Графиня обернулась.
   -- Что скажешь, Заклика? Недобрые вести?
   -- А разве добро возможно з этом мире? -- ответил он. -- Вокруг дома бродят шпионы, расспрашивают. Я пришел предупредить вас, -- остерегайтесь. Уверен, рано или поздно к вам пожалует кто-нибудь с изъявлением дружбы; замкните уста, графиня.
   Козель нахмурилась.
   -- Тебе пора бы знать меня, -- возразила она, -- я не способна лгать, даже когда молчу. Если у меня хватило мужества бросить оскорбление в лицо им обоим, то достанет смелости и повторись это каждому, кто захочет слушать.
   -- Графиня, -- решился вставить Заклика, хотя она кивнула в знак того, что разговор окончен, -- графиня, зачем раздражать их, пробуждать в них мстительность? Все равно они вас оклевещут.
   Упрямая Козель ничего не ответила, только горячие слезы покатились из ее опущенных глаз. Заклика ушел.
   Три дня спустя молодой красавец велел доложить о себе. Это был ван Тинен. Он приезжал уже однажды к графине и пытался с ней договориться, прибегнув, как и Вацдорф, к неподобающему способу -- к объяснению в пылкой любви. Анна Козель принуждена была терпеливо выслушать их оскорбительные объяснения, хотя в ней все кипело от отвращения к этим наглецам.
   Ван Тинен был принят. Он тут же заверил ее, что для него было приятной неожиданностью узнать, что она здесь, в Берлине. Козель посмотрела с издевкой прямо ему в глаза.
   -- А где же вы были, милостивый государь, когда я покидала Саксонию?
   -- Я? -- сказал ван Тинен. -- Я был в Дрездене даже в тот вечер, когда вы довели чуть ли не до обморока несчастную госпожу Денгоф, но, когда все утихло, я не поинтересовался узнать, куда вы изволили отбыть.
   -- Ну, что ж, я очень рада, что обо мне забыли, ничего другого мне теперь не надобно.
   -- Кажется мне, что там тоже были бы рады узнать, что и вы забыли о причиненных вам обидах.
   Они помолчали немного, потом ван Тинен прошептал:
   -- Я мог бы рассказать вам много интересного...
   Похоже было, что он хотел втереться к ней в доверие.
   -- Я не любопытна, -- засмеялась грустно Козель, -- вы думаете, что меня это может еще интересовать? Когда-то я верила в искренность безумств короля, думала, что они идут от сердца, теперь я знаю, что все это -- плоды тщеславия и легкомыслия.
   -- Мы веселимся вовсю, -- продолжал, будто не поняв ее, ван Тинен. -- Вас, правда, не удивишь, вы были королевой стольких блестящих празднеств, но все же...
   Он подождал, не скажет ли что-нибудь графиня, но Козель молчала; ван Тинен весело стал рассказывать дальше, хотя никто его не просил об этом.
   -- Места эти вам хорошо известны, в Лаубегасте вы когда-то...
   -- Была счастлива, -- прошептала Козель, -- это правда.
   -- Фледеминг у самого Лаубегаста в долине напротив Пильниц устроил большое пиршество в честь короля и госпожи Денгоф.
   -- О, о! -- воскликнула Козель.
   -- Шесть полков было выведено в поле, -- рассказывал гость, -- вся королевская конная лейб-гвардия. На высотах были установлены пушки, и войско расположили так, будто идет настоящее сражение. Все удалось великолепно. Разбитые на отряды полки наступали, открыв огонь, напирали, и, хотя пострадало лишь несколько человек, -- они были растоптаны, -- издали можно было поклясться, что бой был ожесточенным и кровопролитие ужасным. Король любовался игрищем, с одной стороны возле него была госпожа Денгоф, с другой ее сестра, госпожа Поцей, обе верхом, в амазонках. Короля окружала свита на великолепных лошадях. Остальные женщины любовались представлением, не выходя из экипажей, запряженных шестерней, там был весь цвет дамского общества.
   Козель иронически усмехнулась.
   -- Теперь с ним две женщины, -- сказала она, -- явный прогресс, а в резерве арьергард в экипажах. Это и впрямь роскошно, по-царски.
   -- Эти две женщины совсем не знают, что такое ревность, -- понизил голос ван Тинен, -- но слушайте дальше; неподалеку были разбиты на редкость красивые шатры. В одном из них обедал король, а с ним госпожа Денгоф, ее сестра, мать и еще несколько самых достойнейших особ.
   -- И вы были там? -- спросила с насмешкой Анна Козель.
   Ван Тинен покраснел.
   -- Нет, я был в соседнем шатре и отлично все видел. Во время обеда играла музыка, а на Vivat гремели пушки, и так вперемежку залпы пушек и звуки трубы вторили веселым возгласам.
   -- Прелестно, -- сказала графиня, -- и это все?
   -- Нет, только начало. После обеда затеяли развлечения, со столов убирать не стали -- Флемминг решил накормить объедками солдат: хлеба было мало, поэтому в каждый кусок вложили по гульдену, -- всего ушло на это больше тысячи монет. Затрубили на штурм. Солдаты, стоявшие в боевой готовности, мужественно бросились к блюдам, но не успел первый ряд схватить их, как он был оттиснут, свален с ног, третий ряд напирал на второй. Столы опрокинулись, давка началась несусветная, солдаты ползали по полу, зрелище потрясающее, мы чуть не лопнули со смеху! Продолжалось это до тех пор, пока на столе ничего не осталось, и не затрубили отбой.
   Король отдыхал неподалеку на пригорке с дамами. Потом в королевском шатре расстелили ковры, пришли музыканты, и начались танцы, продолжавшиеся, ко всеобщему удовольствию, до семи часов вечера. Флемминг обходил с кубком гостей, умолял, просил, наливал, спаивал, и сам, пожалуй, захмелел раньше всех. Король тоже был навеселе, но королевского достоинства не ронял, так что никто этого не заметил. Жалко было смотреть на придворного камергера его королевского величества: Флемминг битый час стоял позади короля со стаканом воды на подносе; а поскольку сам он выпил кое-что покрепче, то с трудом держался на ногах; достаточно было пальцем его тронуть, и он наверняка свалился бы. Никогда еще я не видел Флемминга в таком состоянии.
   -- Ничего удивительного, -- вставила Анна, -- он праздновал свой триумф и мое низвержение.
   -- Король собрался было уже уходить, но тут пьяный Флемминг бросился ему на шею и с неуместной бесцеремонностью, не обращая внимания на присутствующих, которые все видели и слышали, громко воскликнул: "Брат! Дорогой брат, конец дружбе нашей, если ты сейчас уйдешь". Госпожа Денгоф, не отходившая ни на шаг от короля, пыталась сдержать Флемминга, но это ей плохо удавалось; захмелевший Флемминг чувствовал себя таким счастливым, что ничего не видел вокруг, кроме пьяных физиономий. Когда Денгоф схватила его за руку, он чуть было не сжал ее в объятиях. Она показалась ему очень привлекательной, и он выказал это так явно, что она в гневе и возмущении закричала на него, но тут же громко расхохоталась. Несмотря на мольбы Флемминга, король и Денгоф сели на лошадей и ускакали. Счастье, что проворный слуга не отступал ни на шаг от короля и не дал ему свалиться с лошади. Короля уговаривали сесть в экипаж, но он рассердился: конюшего Бакница, слишком рьяно взявшегося за дело, оттолкнул прочь, а на Денгоф прикрикнул: "Оставьте меня, я знаю свою лошадь, прошу обо мне не беспокоиться". Август пустился во весь опор, а кавалергарды, двор и все остальные -- за ним. Графиня свалилась с лошади, но окружавшие ее кавалеры подхватили ее. После этого она стала благоразумней и заняла место в карете, хотя верхом ездит довольно смело.
   -- Надо было дать ей возможность свернуть себе шею, -- вставила Козель.
   -- Но забавней всех был Флемминг, -- продолжал ван Тинен, -- после отъезда короля и дам он все еще не мог угомониться. Ему во что бы то ни стало хотелось танцевать, и так как никого, кроме служанок, не было, он хватал их и резво с ними кружился, пока наступившее утро не прервало этого достойного занятия. И Флеммингу все сошло с рук.
   -- Так ведь не впервые он ведет себя так с королем, -- отозвалась графиня. -- Король сам мне рассказывал, как, натворив в пьяном виде бог знает что, Флемминг пришел, к нему на следующее утро в замок и сказал: "Я слышал, что Флемминг вел себя вчера неподобающе, но уж вы, ваше королевское величество, пожалуйста, простите его". Король до поры до времени смеется и все спускает, -- добавила Козель, -- но кто может поручиться, что Флемминг со временем не попадет в Кенигштейн, когда друзья сослужат ему такую же службу, какую он сослужил мне? Король кроток, как ягненок, не правда ли, господин камергер? -- сказала Анна с язвительной насмешкой. -- А знаете почему? Потому что, ежели он станет гневаться, то испортит себе праздник. Потом, когда человек надоест ему, он даст знак кивком головы, -- не желаю больше его видеть. И конец комедии!
   Козель стала ходить взад и вперед по комнате, ван Тинен молчал, напуганный ее словами.
   -- Меня не удивляет, что из уст ваших льется горечь, -- сказал он, -- однако...
   -- Вы правы, -- прервала его графиня, -- если бы и у меня не было бы сердца, и я не способна была бы ни на какие чувства, если бы я не возмущалась злом, которое мне причинили, а старалась извлечь из него выгоду для себя, я говорила бы иначе. Я могла бы сказать, что у Августа прекрасное сердце, что виноват вовсе не он, а обстоятельства; и первая морщинка на моем лице, и невыносимая тоска после стольких лет совместной жизни, мой гнев и негодование -- безосновательны! Мне надо было смеяться над Дюваль, радоваться приезду Дюпарк, а Денгоф, которая вполне под стать им обеим, сделать своей приятельницей. Не так ли, дорогой камергер? Я не следовала хорошему примеру, который давали мне Гаугвиц, Аврора, Эстерле и Тешен, разгуливавшие под ручку на лейпцигской ярмарке. В полном душевном согласии! -- Козель нервно рассмеялась. -- Я, видимо, не была создана для столь блестящего общества, -- продолжала она. -- Не умела быстро найтись, не знала света и людей, и во всем виновата сама. Мне казалось, что в груди у людей бьется сердце, что в душе живет совесть, что любовь не разврат, что клятвы священны и короли держат свое слово. В этом было мое заблуждение, моя вина и прегрешение мое. Вот почему те счастливы, а я умираю от унижения, тоски и стыда.
   Сетования этой красивейшей женщины помимо воли трогали ван Тинена, он был взволнован, смущен и пристыжен. Графиня с жалостью смотрела на него.
   -- Послушайте, -- заговорила она, подходя к нему, -- я знаю, догадываюсь, вы приехали сюда не из сочувствия ко мне, не из любопытства, а по повелению.
   -- Графиня!
   -- Не прерывайте! Я на вас не сержусь, для всех вас сделать карьеру важнее, чем быть человеком. Повторите им то, что слышали от меня, пусть знают, что у меня на душе, между ними и мной все кончено. А если хотите выслужиться, скажите, будто слышали от меня, из уст графини Козель, что она не отрекается от своих слов и обещание свое выполнит, -- за измену король заплатит жизнью. Через год, через два, через десять, при первой же встрече с Августом я в него выстрелю. Пистолет всегда при мне, и я не расстанусь с ним, пока предназначенная для короля пуля не вылетит из него. И это скажите им, ван Тинен...
   Ван Тинен смертельно побледнел.
   -- Графиня, -- сказал он, -- вы заставляете честного человека сделаться доносчиком. Подозреваете вы меня зря, но я состою на службе у короля, я камергер его величества и присягал ему в верности. То, что я слышал из ваших уст, я обязан ему доложить. Обязан! Вы сами скажете об этом еще кому-нибудь, похвалитесь, что и мне бросили в лицо угрозу. Долг мой, а вовсе не обязанность придворного, повелевает рассказать обо всем.
   -- А разве я вам запрещаю? -- сказала Козель. -- Я вас прошу об этом. Ничего нового Август не услышит, ему это хорошо известно.
   -- Но враги, а в них у вас недостатка нет, могут воспользоваться вашей угрозой, чтобы погубить вас, вы даете им оружие в руки!
   -- Разве им не хватает оружия? -- прервала его Козель. -- Одним меньше, одним больше, какое это имеет значение? Ложь, клевета, измена -- они ничем не брезгуют. Даже если бы я безмолвно покорилась им, разве это избавило бы меня от преследований? Подлецы, мерзавцы видят во мне врага, моя порядочность -- вечный упрек их подлости. Как могут они простить женщине, что она не пожелала бесчестить и позорить себя, как они?
   Слова эти прерывались нервным смехом. Ван Тинен стоял, как на эшафоте.
   -- Видите, -- добавила она, -- я и сейчас такая же, какой была в счастливые годы моей жизни. Горести не изменили меня, растравили только сердце, больше ничего.
   Пока она говорила, глаза ее то блестели от слез, то загорались огнем. Позабыв, зачем он пришел, ван Тинен смотрел на нее, как на великолепную древнегреческую актрису. Козель была сродни Медее, в ней было нечто такое, благодаря чему святой идеал воплощается в действительность. Современников потрясал ее дар речи и сверкающая красота. Когда Анна умолкла, камергер долго не мог оторвать от нее глаз, в нем, казалось, происходила борьба.
   -- Ничем, графиня, вы не могли так устыдить меня, как этими словами, -- сказал он. -- Это было тяжкое испытание. Мне не к чему скрывать от вас: я слуга короля, и, когда вернусь в Дрезден, меня обо всем расспросят. Ответить ложью я не смогу; дело слишком серьезное. За слова мои ухватятся, и меня будет мучить совесть, что и я приложил руку к вашим несчастьям.
   Ван Тинен на сей раз был искренен.
   -- Никто на свете уже ничего не может прибавить к моим несчастьям, -- промолвила Козель. -- Вы думаете, я сожалею о том, что лишилась дворцов, власти и милости? Нет! Нет! Мне больно, что я навсегда потеряла веру в человеческое сердце, что везде и во всем я вижу подлость и отвращение чувствую даже к себе самой, даже себе не верю! Верните мне его сердце, и я откажусь от всех корон в мире. Я любила его! В нем была вся моя жизнь, он был моим героем, моим земным богом, герой превратился в полишинеля, бог вымазался в дерьме. Гнусный свет, омерзительная жизнь.
   Камергер старался успокоить ее, она плакала.
   -- Бесследно развеялись сны мои золотые, грезы мои светлые...
   -- Успокойтесь, пожалуйста, -- прервал ее взволнованный и смущенный посол, -- вы не поверите, как мне больно, мой приезд причинил вам такое огорчение.
   -- Вы ни в чем не виноваты, -- возразила Козель, -- я обнажила перед вами свои старые раны. Они с каждым днем становятся все глубже. Если вас будут спрашивать, не щадите презренную Козель.
   Ван Тинен не мог больше сдерживать себя, жалость взяла верх.
   -- Умоляю вас, -- сказал он, -- уезжайте отсюда, ничего больше сказать не могу.
   -- Как? -- спросила Козель. -- Я и здесь не в безопасности? Неужели прусский король Фридрих способен выдать палачам женщину, как некогда польский король выдал им Паткуля? Или он забыл о том, что ему в свое время отказали в требовании выдать Бетгера?
   Ван Тинен стоял молча, сжав губы, ясно было, что больше он ничего сказать не может.
   -- Куда бежать? -- прошептала Козель, как бы себе самой. -- Земли не хватит... Далеко отсюда я не смогу жить, сердце все еще тянется туда; пусть, в конце концов, делают со мной что хотят. Жизнь мне опротивела. Детей отняли, и ничего у меня не осталось, одна желчь, которой я и питаюсь.
   Камергер, желавший прекратить неприятную сцену, взялся за шляпу.
   -- Мне вас искренне жаль, -- сказал он, -- но, мне кажется, пока вы так настроены, никто на свете не сможет ни спасти вас, ни повлиять на вашу участь. Даже друзья ваши.
   -- Друзья? Назовите мне их, дорогой ван Тинен, -- сказала с насмешкой Козель.
   -- У вас их больше, чем вы думаете, -- сказал гость, -- я первый!
   -- О! Вы первый, это верно! -- ответила она. -- Таких, как вы, я могла бы насчитать немало. Во всяком случае, трех или четырех, выразивших готовность утешить несчастную вдову, чтобы разделить с ней громадные богатства, от которых у нее вскоре ничего не останется. Такие это друзья, -- сказала она с презрением.
   Ван Тинен был в растерянности. Не зная, что ответить, он откланялся и, преследуемый черными глазами Козель, медленным шагом вышел из комнаты.
   

6

   В Дрездене жизнь при дворе текла своим чередом; на первом месте, как всегда, были развлечения. Все прочее -- государственные дела и важные события -- воспринимались лишь как повод, как случай, благоприятные условия для того, чтобы повеселиться.
   Король заметно состарился. В преклонном возрасте, когда силы растрачены, предаваться разгулу труднее. Не то что в молодости, когда порой даже грустные события навевают бездумную радость; с годами удовольствие испытывают редко, все кажется суетным и ненужным. То, в чем человек видел когда-то зерно истины, теперь кажется пустой оболочкой.
   Беспрестанные развлечения начинали тяготить Августа. Если прежде в его любовных связях, даже мимолетных, был какой-то намек на чувство, то теперь осталась лишь чувственность. Тривиальная французская куртуазность прикрывала чувственность своим шелковым, шитым золотом одеянием.
   Празднества следовали одно за другим, все более изощренные, но они нагоняли на Августа скуку, он не находил в них ни былого размаха, ни вкуса, ни блеска. Однако отказываться от самых нелепых затей он не собирался и гневался, если что-нибудь мешало ему любоваться единоборством меделянской собаки с медведем или смотреть, как бьется в предсмертных судорогах несчастный олень. Это были любимые развлечения короля, и он старался приохотить к ним своего совсем еще юного сына, считая, что это забавы, достойные рыцаря. После кровавых побоищ, рева диких зверай особенно привлекательными казались очаровательные женские улыбки, балетные прыжки и ласкающая слух итальянская музыка.
   Враги Козель трудились, не покладая рук. Король не раз давал понять, что не желает слышать об Анне, но это не помогало. Озлобленные придворные под видом мнимой заботы о короле, о сохранении его драгоценного покоя внушали ему, что несчастная женщина представляет для него опасность. Находясь на свободе, твердили они, и, обладая огромными средствами (было известно, что Козель увезла с собой значительную сумму денег), она может привести в исполнение свои угрозы.
   Флемминг, Левендаль, Вацдорф, Ланьяско, Вицтум без ведома короля подсылали к графине шпионов, придумывали способы, чтобы схватить ее и, как после Бейхлинга, растащить ее состояние. Одни были движимы местью, другие алчностью. Во время своего владычества Анна Козель никому из них не причинила зла, напротив, многие были обязаны ей своей карьерой, а то и свободой. Благодаря ее стараниям канцлер Бейхлинг смог провести остаток дней в деревне, где он предавался мечтам, строил прожекты, занимался алхимией. Она способствовала возвышению Левендаля. Но среди толпы льстецов, ранее заискивавших перед ней, не оказалось ни одного друга. Только у Хакстхаузена хватило мужества, вопреки советам Флемминга, остаться ей верным, не изменить несчастной, да еще Фризен, не обидевшись на нее за отказ дать ему денег, сохранял нейтралитет; остальные без устали трудились над тем, чтобы погубить ее, хотя, казалось бы, время должно было охладить их пыл. Короля беспрестанно восстанавливали против Анны Козель.
   Ван Тинен, вернувшись из Берлина, находился под впечатлением встречи с прекрасной графиней. Он испытывал смятение, ему было жаль ее. При дворе он не появлялся, но Левендалю донесли о его приезде.
   -- Ну, как вы ее нашли? -- спросил Левендаль, вызвав ван Тинена к себе. -- Король, кажется, еще питает к ней некоторую слабость. А это опасно. С Денгоф и ее сестрой куда проще, в государственные дела они не вмешиваются, людей ему не подсовывают, да и властвовать не стремятся. Правда, они обходятся королю дороговато, он сам признался, что Козель никогда столько не требовала, но нам-то, в конце концов, какое дело? Ну, а что Козель? Все еще надеется вернуться? И угрожает убить короля, если он на ней не женится?
   -- Одно могу сказать, она очень несчастная женщина, -- печально ответил ван Тинен.
   -- Несчастная? Сама виновата! Могла сделать прекраснейшую партию, иметь преданных друзей, так нет же, помешалась на обещании короля, возомнила себя его женой, чуть ли не королевой. И сейчас еще твердит об этом?
   -- Она, по-моему, ничуть не изменилась, -- ответил ван Тинен.
   -- Ну, расскажите, расскажите подробней все, что вы видели, -- настаивал Левендаль.
   -- Должен признаться, от того, что я видел и слышал, у меня сердце кровью обливается. Она озлоблена, разгневана, не простила и никогда не простит, но в несчастье своем достойна уважения. Она в самом деле необыкновенная женщина.
   -- Вот это как раз и опасно, -- сказал, смеясь, Левендаль, -- но неужели она ничуть не подурнела?
   -- Подурнела? -- воскликнул ван Тинен. -- Она прекрасней, чем когда-либо. Слезы и печаль не оставили следа на ее мраморном лице. За восемь лет лицо ее ничуть не поблекло, не появилось ни одной морщинки, от нее по-прежнему исходит сияние молодости.
   -- Тем хуже, тем хуже, -- повторил Левендаль. -- Король может встретиться с ней, и после преждевременно увядшей Денгоф она опять произведет на него неотразимое впечатление.
   -- Несомненно, -- подхватил ван Тинен, -- она на всех производит неотразимое впечатление.
   -- Вы разговаривали с ней?
   -- Да, верней, она излила мне свою душу.
   Левендалю удалось понемногу выведать все, что ему было нужно, и передать, с некоторыми преувеличениями госпоже Денгоф. Какой бы пустой и легкомысленной ни была Марыня, как бы она ни дрожала за свое благополучие, все же она не была настолько жестокой, чтобы хотеть лишить свободы несчастную женщину, которой и без того причинили страшное зло. Ей надоели настойчивые требования, угрозы придворных, и она, возможно, воспротивилась бы им, если бы не мать, внушавшая ей, что надо поддерживать со всеми хорошие отношения и не перечить фаворитам короля, чтобы продлить свое господство.
   Левендаль в тот же день посетил Марыню Денгоф, выбрав время, когда она была вдвоем с сестрой, и начал с лести, на которую обе были падки. Весьма тонко, будто случайно, он стал сравнивать нынешние времена с прежними, много говорил об Анне Козель и кончил тем, что у него есть вести о ней.
   -- Ну, как она? -- спросила госпожа Денгоф.
   -- Она живет в Берлине и, пользуясь покровительством прусского короля, чернит нас, короля, двор и все, что здесь делалось и делается. Конечно, это чудовищная неблагодарность, но мы к ней привыкли. Этому не стоило бы придавать значения, -- добавил он, -- если бы она не угрожала при первой же возможности пустить королю пулю в лоб.
   Марыня в ужасе вскочила с диванчика и закрыла глаза, а сестра ее пожала плечами.
   -- Пустяки. Пустая болтовня, -- сказала она.
   -- Возможно, вы правы, но нам, к сожалению, известен характер графини, -- прервал ее Левендаль, -- особенно мне, ведь я имею честь быть ее родственником. Эта женщина не пускает слов на ветер.
   -- К счастью, она вряд ли сможет встретиться с королем, -- возразила госпожа Поцей.
   -- Неужели вы думаете, что она будет ждать случая, а не искать его? Пробралась же она однажды на маскарад, и сейчас может приехать переодетой в Дрезден, и подстеречь короля хотя бы на улице.
   -- Да! Да! -- с жаром поддержала его Марыня. -- У меня нехорошие предчувствия. Козель ведет себя неосторожно, эту женщину надо... не знаю... что-то надо с ней сделать...
   Левендаль пожал плечами.
   -- Того, кто не умеет пользоваться свободой, надо лишить ее.
   Женщины замолчали, обеим пришла в голову одна и та же мысль: то, что сейчас угрожает Козель, может стать когда-нибудь уделом Марыни. Левендаль, очевидно, догадался, о чем они думают.
   -- Его величество, -- сказал он, -- никогда не был жесток к тем, кого любил пусть даже совсем недолго; это могут подтвердить те женщины, которых вы здесь видели; однако бывают случаи...
   Тут на помощь дочкам подоспела госпожа Белинская, дама весьма оборотистая и, несмотря на преклонный возраст, одетая с претензией. Она не пропускала ни одного зеркала, то и дело поправляла прическу и охотно выставляла напоказ свои красивые, унизанные кольцами руки. Поздоровавшись запросто с Левендалем, одарив его улыбкой и взглянув на дочек, она сразу уловила, о чем речь, и присоединилась к разговору.
   Марыня поделилась с матерью опасениями, которые высказал им друг дома Левендаль; когда дело шло о дочерях, госпожа Белинская, в общем-то не злая, забывалась и становилась мстительной и жестокой. Дочери были ее единственным достоянием и надеждой. Любая опасность, угрожавшая им, приводила ее в ярость. Рассказ Марыни вывел ее из себя.
   -- Проявлять такую снисходительность к обезумевшей женщине! Король слишком добр! Подумать только, она угрожает ему, глумится над ним! Надо покончить с этим раз и навсегда. Пусть пеняет на себя!
   Предостеречь короля было поручено Марыне, но, поразмыслив, госпожа Белинская усомнилась -- справится ли дочь. Решили, что Марыня лишь намекнет, а мать, употребив все свое красноречие, доведет дело до конца. Левендаль, вверив свою месть в столь надежные руки, удалился.
   Вечером состоялось празднество в Саду Гесперид, так назывался парк, примыкавший к недавно с царственной роскошью отстроенному Цвингеру; в соответствии с модой и вкусами того времени в парке были великолепные цветники, обсаженные буковыми деревьями, фонтаны, гроты, античные статуи. Вечером при свете лампионов и разноцветных фонарей он казался еще красивей, чем днем. Апельсиновые аллеи манили гуляющие пары отдохнуть на скамейке в тихом укромном уголке. На галерее, окружавшей Цвингер, играла музыка, и легкий вечерний ветерок разносил ее далеко вокруг. Посреди сада стоял ярко освещенный шатер -- импровизированный зал для танцев.
   Король прибыл на празднество в голубом шелковом одеянии, шитом серебром и отделанном кружевами, вид у него был моложавый, ему, видно, хотелось тряхнуть стариной, вспомнить свои первые путешествия по Европе. На Марыне Денгоф в тот вечер тоже было бледно-голубое платье с белой отделкой, которое очень шло ей. Марыня с беспечным видом поздоровалась с Августом, -- кто не хотел впасть в немилость, обязан был развлекать короля, -- и начала с безобидных шуточек. Часть вечера протекла в веселой болтовне, в чем небезуспешно помогала Марыне сестра ее, гетманша Поцей.
   Сестры были очень дружны и никогда не ревновали короля друг к другу, хотя имели все основания. Госпожа Поцей, маленькая, -- на вид изнеженная и хрупкая, была на редкость крепка и вынослива. Польшу и Саксонию потрясло ее знаменитое путешествие верхом с Фризеном из Варшавы в Гданьск и обратно; всадники мчались со скоростью, которая утомила бы и гонца, но госпоже Поцей не понадобилось даже дня для отдыха. Помогая обычно сестре в беседах с королем, она и сегодня по приказанию матери должна была ввернуть словечко об Анне Козель. Август был не в духе. Госпожа Поцей как бы вскользь заметила, что прежде, во времена графини Козель, король развлекался с большим удовольствием, быть может, он грустит о ней?
   Август, рассыпаясь в любезностях, ответил, что в обществе таких милых и прекрасных дам грустить или вспоминать о-чем-либо невозможно. Марыня, воспользовавшись случаем, взяла короля под руку и, как всегда неумело, начала что-то лепетать об Анне Козель, но тут на помощь подоспела мать, и они обе принялись возмущаться и жаловаться на Козель. Король был явно недоволен, он молчал, опустив голову. Женщины встревожились, но вот, стряхнув с себя задумчивость, король решительно сказал:
   -- Дорогая графиня, не беспокойтесь, меня охраняет столько прошеных и непрошеных стражей, что со мной ничего плохого не может случиться. Оставим этот разговор и присоединимся лучше к танцующим.
   Атака, предпринятая дамами, ни к чему не привела. Флемминг и Левендаль возобновили ее после ужина за рюмкой вина. На этот раз король дал им возможность высказаться, но чело его то и дело хмурилось.
   -- Послушай, Левендаль, -- сказал он насмешливо, -- видно, твоя привязанность ко мне и впрямь велика, если ты чернишь графиню, свою родственницу, которой обязан своим положением при дворе. Твоя преданность заслуживает благодарности, но мне она, откровенно говоря, не по душе. Предоставьте, пожалуйста, мне самому заботу о моей безопасности.
   Левендаль замолчал, но в тот же вечер подсунул ему ван Тинена. Однако король не любил его и слушал рассеянно.
   Дело, на которое возлагали такие надежды, кончилось ничем. Интриганы поняли, что надо искать иных путей и иных средств.
   Как ни старалась Козель вести в Берлине жизнь замкнутую, слава о ее красоте, уме и обаянии была столь велика, что очень скоро многие стали добиваться чести быть принятыми у нее в доме. Большинство придворных короля Фридриха знали графиню Козель по своим наездам в Дрезден. И всем так наскучили ежедневные смотры и парады, а по вечерам чопорные приемы у его величества или королевы, что они жаждали развлечений.
   Сам король предпочитал развлекаться в Потсдаме или Вустергаузене. В столице он вел размеренный образ жизни: в десять часов утра лично следил за сменой караула, затем давал аудиенцию министрам или совершал небольшую прогулку, в полдень принимал военных и чужеземцев, потом садился за скромную трапезу в кругу семьи, после обеда работал в кабинете и не показывался до вечера. А вечером собиралось небольшое общество: королева, несколько придворных дам, десять -- пятнадцать офицеров, иногда кто-нибудь из иностранцев; играли в триктрак, пикет, ломбер и курили табак. Так однообразно и скучно проводили время в этом интимном кругу, а к одиннадцати часам все расходились. В отсутствие короля в семь часов вечера принимала у себя королева, иногда приглашая несколько человек к ужину. Ничто не разнообразило эту монотонную жизнь, разве что скромная пирушка у кого-нибудь из сановников. Ничего похожего на шумный, бесшабашный Дрезден, над которым здесь втихомолку посмеивались; особенно потешались над рыцарскими и военными забавами Августа. Разодетое в золото, позументы, парчу и перья саксонское войско не шло ни в какое сравнение с прусским, затянутым в одинаковые голубые мундиры, среди которых красный гусарский мундир с позументами казался роскошью. Даже офицеры мало чем отличались от солдат. А вместо пышных знамен здесь повсюду развевалось белое знамя, а на нем, над парящим орлом, дерзкий девиз -- Nee soli cedit. {Не уступает солнцу (лат.).} Однако, как показало будущее, этот дерзкий девиз оправдал себя.
   Фридрих Прусский и Фридрих Август Польский были натурами столь несхожими, можно сказать, прямо противоположными, что имели все основания испытывать друг к другу неприязнь. С тех пор как госпожа фон Панневиц дала прусскому королю пощечину за непозволительную вольность, он не взглянул больше ни на одну женщину, и прослыл образцом супружеской верности; семью свою он держал в ежовых рукавицах, и жизнь вел такую экономную, что из-за стола во дворце вставали не только трезвыми, но и полуголодными.
   В государстве, городе, семье и войске порядок царил образцовый, можно сказать, педантичный, требовательность и строгость доходили порой до жестокости, образ жизни вели спартанский, все делалось по раз и навсегда заведенному порядку. Дворяне пытались, было протестовать против обложения налогом, но Фридрих заявил им, что его власть крепка и несокрушима, как скала.
   Перед трапезой читали молитву, еда была самая простая, а о балах никто и не помышлял. Ели на глиняной посуде; лишь принимая иностранцев, доставали из сундуков тяжелое серебро и тут же прятали его обратно.
   У прусского короля тоже были свои причуды, но совсем иного рода, чем у Августа. Когда после скудного ужина королева удалялась к себе, избранное общество собиралось в табачной коллегии, то есть в комнате, где король потчевал всех трубками. Здесь царила более непринужденная атмосфера, и самым приятным развлечением было, выбрав какую-нибудь жертву, вволю поиздеваться над ней. Посередине зала стоял большой стол, вокруг которого рассаживались в парадных мундирах министры, генералы, а порой и чужеземные гости. Каждому подавалась голландская трубка -- курил он или нет, -- и перед каждым ставили по кружке дукштинского пива. Иного угощения не полагалось, тратиться на дорогие вина было здесь не в обычае. Увидеть кого-нибудь охмелевшим от пива и табака для короля было истинным наслаждением, а высмеивать ученых, аристократов, чиновников -- самым любимым занятием. Под действием пива невинные шутки нередко кончались свалкой, особенно когда приводили медведей в Вустергаузен или когда науськиваемые враги начинали колотить друг друга кружками. Отделывались обычно хворью, умирали редко.
   По большим праздникам в табачной коллегии устраивали диспуты, например, на такую тему: ученые-глупцы. Моргенштерн поднимался на кафедру, на нем поверх голубого бархатного костюма с красными обшлагами и заячьей оторочкой был красный жилет и свисавший чуть не до колен парик, а на боку вместо шпаги -- лисий хвост. Говорил он битый час, и король от души потешался.
   Других развлечений при прусском дворе не знали. В Дрездене насмехались над Берлином, а для Берлина Дрезден был чем-то вроде содома и гоморры, ибо Август Польский слыл безбожником, а прусский король считал себя верующим.
   Однажды, когда недавно принятый на службу камердинер читал перед ужином молитву и, дойдя до слов: "Благослови тебя господь", решил для приличия сказать: "Благослови вас господь", Фридрих разозлился, и, обернувшись к нему, заорал: "Читай, подлец, как написано! Перед богом я такой же подлец, как ты!"
   Неудовлетворенные развлечениями в табачной коллегии, скудными королевскими обедами, достоверное описание которых оставила нам родная дочь короля, придворные жаждали иного общества, более остроумных и изысканных бесед. И вот старые знакомые графини Козель стали изредка наведываться к ней; одинокая, скучающая женщина открыла двери своего дома для избранных гостей. По вечерам у нее собирались тайком придворные короля, вели себя тихо, скромно, ибо шуметь в Берлине никому не разрешалось.
   Фридрих, конечно, знал об этом, -- он знал обо всем, что происходило в столице, -- но молчал. Его молчание придало смелости нескольким молодым придворным из числа офицеров, и они зачастили к графине. Собирались у нее обычно перед ужином, а так как Анна не привыкла рано ложиться спать, то засиживались далеко за полночь. Ночью бесшумно отворялись двери, и гости расходились по домам. Графиня Козель не могла заподозрить Фридриха, покровительством которого пользовалась, в чрезмерной симпатии к Августу, -- слишком разные это были натуры, -- поэтому она открыто поносила ненавистный Дрезден.
   Графине, не скрывающей своей неприязни к легкомысленному Августу, передавали доходившие из Дрездена сплетни. Молодые завсегдатаи гостиной Козель немало любопытного поведали старикам, а те, в свою очередь, королю, когда он в клубах табачного дыма сиживал за кружкой пива в своей коллегии. Фридрих слушал с усмешкой и как-то странно покачивал головой, словно удивляясь смелости Козель, ибо сам приличия ради выказывал большую любовь и уважение к своему блестящему соседу.
   Однажды вечером, когда молодежь, как обычно, собралась у графини, в гостиную неожиданно явился старый генерал, принадлежавший к избранному обществу табачной коллегии. Его приход несколько охладил пылкие речи гостей, но графиню ничто не могло остановить, и она продолжала поносить Августа. Старый генерал слушал, покачивая головой, и, казалось, не верил своим ушам. Было уже за полночь, гости стали расходиться, а генерал, к удивлению Козель, задержался. За весь вечер он почти ни слова не проронил, и теперь с большой почтительностью подошел к ней, чтобы откланяться.
   -- Графиня, разрешите сказать вам несколько слов, -- начал он хриплым голосом, -- провести у вас вечер очень приятно, но, несмотря на закрытые двери и окна, кое-что просачивается отсюда на улицу. Малейший ветерок может донести это до берегов Эльбы, и наш дорогой сосед и союзник разгневается на его величество короля Фридриха за такое попустительство, а это было бы крайне нежелательно его величеству королю Фридриху.
   -- Как? -- нахмурившись, спросила Анна. -- У вас даже в собственном доме человек не волен говорить то, что чувствует?
   -- Говорить-то он волен, -- ответил генерал, -- но его за это вольны отправить куда-нибудь подальше.
   -- Как? Меня?
   -- Дорогая графиня, -- со вздохом сказал старый генерал, -- это может случиться даже с вами. Здесь во всем военная дисциплина, такая уж у нас страна... Играйте-ка лучше в триктрак или пикет, это и приятно и безопасно.
   Анна грустно опустила голову.
   -- Вы небось думаете, вот старый брюзга, пугает меня всякими ужасами. Верьте мне. И допустим, кто-то даже шепнул мне словечко, чтобы я предостерег вас.
   Генерал медленно направился к двери, а Анна, иронически улыбаясь, опустилась на диван. Графиня не вняла совету старого генерала и, когда у нее опять собрались гости, говорила много и громко, словно бросая вызов мнимым опасностям. И вот однажды утром к графине Козель пожаловал генерал-губернатор Берлина Вартеслебен. Вежливо поклонившись, он улыбнулся и, покрутив ус, спросил:
   -- Я слышал, вы хотите графиня, переехать в более тихий городишко, в Галле, не так ли?
   -- В Галле? -- изумилась Анна. -- А что я там буду делать?
   -- Там, графиня, воздух очень здоровый, живописная природа, тишина, покой. Нет ничего приятней, чем жить в Галле.
   Она с удивлением слушала губернатора.
   -- Но у меня и в мыслях не было поселиться в Галле, -- не сразу ответила озадаченная и удивленная Анна.
   -- Странно, -- возразил Вартеслебен, -- а королю донесли, что вы очень хотите переехать в Галле, и он велел оказать вам там всяческое покровительство. Приказ короля -- закон, обязательный для всех, поэтому мой вам совет ехать в Галле.
   Анна долго не могла вымолвить ни слова; из глаз ее текли слезы, она ломала руки.
   -- Значит, это приказ, -- прошептала она, -- новое изгнание, но за что?
   -- Король полагает, что там вам будет лучше. В Берлине эхо слишком далеко разносит каждое ваше слово, а в Галле никто ничего не услышит, и вам будет спокойней.
   Генерал-губернатор поднялся.
   -- Выехать вы можете не завтра, а послезавтра утром, -- добавил он. -- Погода стоит прекрасная, и путешествие доставит вам удовольствие. А так как дороги не всегда безопасны, по распоряжению короля вас до самого места назначения будет сопровождать отряд всадников. С его стороны это беспримерная любезность, которую вы, конечно, сумеете оценить.
   Генерал Вартеслебен еще раз вежливо поклонился и вышел, оставив графиню в оцепенении.
   Новый удар, как и полагала графиня, был нанесен из Дрездена. Ее хотели заставить молчать, покориться судьбе, смириться. Но несгибаемый дух ее восставал против насилия, и каждая такая попытка пробуждала в ней новую энергию. Графиня в тот же день велела паковать вещи, нанять лошадей, и верный Заклика, насупив брови, снова молча принялся за дело.
   Когда Анна Козель садилась в экипаж, к ее дому сбежались зеваки, но, увидев красивую женщину в черном, с высоко поднятой головой, величественной походкой направлявшуюся к экипажу, окруженному вооруженными всадниками, в тревоге разбежались, словно перед ними была жертва, которую везут на эшафот.
   

7

   С некоторых пор на одной из узких улочек города Галле в скромном провинциальном домике неподалеку от здания, где непритязательное купечество и горожане давали балы, внимание прохожих стала привлекать женщина необычайной красоты; она по целым дням сидела у окна, глядя в небо невидящими глазами. Ее благородная осанка, нежные черты печального лица собирали под окнами толпы любопытных.
   В Галле никто не знал, кто она, эта грустная, задумчивая, ко всему безучастная незнакомка, вызывавшая жалость и удивление. Одно было несомненно: в недавнем прошлом ее постигло большое горе. Всегда задумчивая, как бы отрешенная от всего земного, с блуждающим взглядом, обращенным не то в прошлое, не то в будущее, она вскакивала и в тревоге убегала от окна, заслышав шепот толпы.
   Всегда запертые двери дома открывались очень редко: знакомых у нее не было. Слуга носил ей еду из соседнего трактира, и изредка какой-то молодой, хорошо одетый мужчина настойчиво стучался в дверь, его ненадолго впускали, и он выходил оттуда с грустным лицом. Студенты называли его возлюбленным прелестной незнакомки, но это было не так.
   В те дни в Галле только и разговоров было, что о прелестной незнакомке. Красавица, в глазах которой застыла печаль, знатная дама, скрывающаяся в убогом домике, для всех была загадкой. В одном только все сходились, что это знатная особа; благородные черты лица и величественная осанка выдавали светскую женщину, привыкшую к успеху и поклонению. Заметив, что за ней следят, она испуганно отходила вглубь комнаты, и потом долго в окне ничего нельзя было разглядеть, кроме белой занавески.
   Ни осторожно выпытываемый хозяин дома, ни осаждаемая любопытными соседками хозяйка, ни слуги, которых даже пытались подкупить, -- никто не раскрывал рта. Они лишь с опаской оглядывались по сторонам, пожимали плечами и бормотали что-то невнятное: ничего, мол, мы не знаем, кроме того, что эта больная женщина приехала откуда-то издалека. Но не только уличных зевак притягивал этот дом, иногда мимо проходил солдат, будто невзначай взглядывая на окна, или какой-то штатский, чья выправка с первого взгляда выдавала вояку. Иной раз вечером на противоположной стороне узкой улочки у стены располагались на ночлег солдаты и как бы случайно оставались там до утра, хотя это был не самый лучший постой. Прелестной незнакомкой, вызывавшей столько различных толков, была никто иная, как графиня Козель. Но до чего она изменилась!
   Последнее путешествие сломило мужественную женщину, лишив последней надежды. Отчаявшись, чуть не потеряв от горя рассудок, она день и ночь обливалась горючими слезами и являла собой вид глубоко несчастный. Месть, следовавшая за ней по пятам, была столь ненасытной и неумолимой, что бедная графиня могла ждать всего, даже покушения на ее жизнь.
   Из Берлина, где Анна Козель пользовалась полной свободой, она могла спастись бегством, в Галле же она была настоящей пленницей. Заклика, который последовал за ней и сюда, на другой же день после приезда сообщил графине, что все выходы из дома охраняются и Галле -- это ничто иное, как тюрьма. Заклика мог ходить, куда ему вздумается, она же не вольна была распоряжаться собой. Однажды в воскресенье ей захотелось пойти в церковь, но, увидев, что за ней следят, она вернулась домой. Хозяин дома и его жена, с виду смиренные и вежливые, не вызывали доверия. Недаром именно этот дом выбрали прусские власти; значит, могли быть спокойны за свою узницу.
   Заклика пытался сойтись с плутоватым хозяином и его молчаливой, запуганной женой, но те шарахнулись от него, как от зачумленного. На второй или третий день после приезда доложили о камергере ван Тинене. Козель вне себя от негодования и отвращения велела его принять. Он вошел с покорным, печальным и растерянным видом, словно не зная, как приступить к разговору.
   -- Зачем вы сюда пожаловали? -- спросила Козель. -- Я знаю, вы явились ко мне не из сострадания, а по приказу.
   -- Не совсем так, -- возразил ван Тинен. -- Мне не хотелось, чтобы вместо меня приехал кто-нибудь другой, не сочувствующий вашему несчастью.
   -- Я не нуждаюсь в вашем сочувствии, -- промолвила Козель, -- говорите прямо, зачем пожаловали. Я страдаю, но мужество еще не оставило меня, и я ко всему готова.
   -- Если бы вы только согласились, -- сказал ван Тинен, -- это ведь сущий пустяк, небольшая уступка, и все можно было бы поправить.
   -- Чего вам от меня надо?
   Ван Тинен вздохнул.
   -- Я всего-навсего посланец и обязан передать, что мне приказано: так вот король требует письмо, то самое... с обещанием.
   -- И он полагает, что я так просто отдам его, чтобы из жены превратиться в любовницу, которую гонят прочь, когда она надоедает. Дорогой ван Тинен, -- спокойно прибавила Анна, -- если вы приехали за этим, уезжайте назад и скажите, что Козель никогда и ни за что не продаст своей чести!
   -- Графиня, ради бога, не упорствуйте! -- уговаривал ее ван Тинен. -- Вы можете навлечь на себя еще большее несчастье, а, отдав этот жалкий клочок бумаги, обретете свободу, все...
   -- О нет, я не верю Августу, -- прошептала Козель, -- в его усыпанной бриллиантами, покрытой золотой парчой и, как бриллианты и золото, холодной груди нет сердца. Мне теперь ничего не нужно -- я потеряла самое дорогое, что есть на свете! И не верю больше ни ему, ни людям!
   Козель не сказала ван Тинену ничего нового. Не удовлетворившись этим ответом, он просидел у нее несколько часов, но так ничего и не добился. Из сострадания к графине ван Тинен задержался в Галле еще на несколько дней, чтобы дать ей время для размышлений. Он приходил каждый день, повторял свою просьбу, уговаривал, умолял, но она день ото дня становилась все более холодной и неприступной.
   -- Я этой бумаги не отдам, в ней моя честь, достоинство, защита моя и моих детей, которых у меня отняли. Скорей я умру, чем он получит эту бумагу.
   На другой день после визита ван Тинена графиня призвала к себе Заклику, который был похож на покойника: желтый, тощий -- кожа да кости, прямо смотреть страшно. Молчит, точно немой, а в глазах -- тоска, готовая по любому поводу обратиться в ярость. Разговаривать в доме было опасно: их могли подслушать и заподозрить в заговоре. И, делая вид, будто он выполняет хозяйственные поручения, Заклика во время разговора то выходил, то снова возвращался в комнату.
   -- Ведь я все равно, что в тюрьме, правда? -- спросила Козель.
   -- Да, нас караулят.
   -- И тебя?
   -- Пока еще нет.
   -- Тогда оставь меня и уходи.
   -- Уйти? Бросить вас? Что я буду делать один? Куда денусь? Зачем мне тогда жить? Лучше в колодец кинуться да помереть.
   -- Это еще не конец, а начало моей неволи. Ты должен быть на свободе, чтобы, когда понадобится, спасти меня.
   -- Ежели так, приказывайте, графиня, -- поразмыслив, молвил Раймунд.
   -- Ты всегда должен знать, где я нахожусь. Я тебе доверяю. Придумай, как меня освободить. У Лемана осталось несколько тысяч талеров, я дам тебе к нему записку, чтобы у тебя были деньги.
   -- Зачем они мне? -- возмутился Заклика.
   -- Не тебе, а мне они нужны, -- отрезала Козель, взглянув на него, и Раймунд покорно склонил голову.
   -- Прежде всего, узнай, отпустят ли тебя, отрекись от меня, скажи, что не желаешь больше мне служить, постарайся заслужить их доверие. Одним словом, действуй на свой страх и риск. На груди у тебя -- мое сокровище, пусть оно там и остается. Я доверяю тебе, Заклика, понимаешь? -- Козель протянула ему дрожащую руку. -- Я верю только тебе! У одного тебя человеческое сердце. Смотри, не стань и ты изменником.
   -- Я?! -- воскликнул Раймунд, и глаза его засверкали так дико, что Козель отпрянула. -- Я? -- повторил он, содрогнувшись. -- Умереть я могу, но изменить?..
   -- Так вот, ты должен быть на свободе, не вызывая ничьих подозрений. Иди.
   Долго разговаривать было нельзя. Раймунд ушел: вернулся он только на следующий день к вечеру, привел нового слугу и объявил графине, что оставляет ее. Анна удачно разыграла из себя разгневанную, оскорбленную госпожу, ибо хозяин и хозяйка подслушивали под дверью.
   Отъезд отложили до утра, и Заклика поплелся в город. Любовь к женщине, за которую он, не колеблясь, отдал бы жизнь, научила этого простодушного человека хитрости. И он явился в магистрат, якобы за советом и помощью, стал толковать, что хочет уволиться, что он польский шляхтич, и никто не имеет права его задерживать.
   Прусский чиновник ничего не сказал, только рассмеялся в ответ: он-то знал, как польскую шляхту хватают на границе и заставляют служить в прусской армии. Заклику спасла худоба да бледность, не то угодил бы этот верзила и силач в полк гренадер. Его можно было, конечно, откормить, но это дорого стоило, а считать денежки здесь умели. Итак, Раймунда отпустили, и он отправился на базар купить себе лошадь. Напоследок он снова зашел к Козель; на этот раз удалось поговорить без помех: их не подслушивали, решив, что они поругались.
   -- Поезжай в Дрезден, -- обратилась к нему Анна, -- разгласи повсюду, где только можно, что больше не служишь у меня, и выжидай. Когда получишь от Лемана деньги, обрати их в золото и держи наготове. Следи все время и узнавай, где я и что со мной. Если я буду на свободе, приезжай ко мне, если в заточении -- спаси. Если тебя заподозрят и схватят, разорви бумагу, что хранишь на своей груди, проглоти, но никому не отдавай. До тех пор, пока у тебя будет хоть искорка надежды на спасение, не уничтожай письмо, но в последнюю минуту, -- прибавила она, нахмурив брови, -- уничтожь! Пусть оно погибнет, как гибну я, но они не должны знать об этом, чтобы их по-прежнему преследовали угроза и страх, чтобы они боялись...
   Не в силах продолжать, Анна протянула ему руку; коленопреклоненный Заклика припал к ней губами и долго целовал и плакал, не произнося ни слова. Наконец Козель отняла у него мокрую от слез руку и воскликнула в волнении:
   -- Есть еще на свете честные люди и преданные сердца...
   Шатаясь, будто пьяный или безумный, Заклика вышел из дома, двери которого закрылись за ним навсегда.
   Появившись на другой день у Козель, ван Тинен нашел ее веселой, спокойной, она, казалось, смирилась со своей участью. Он подумал, что графиня образумилась и решила вернуть королевское обещание, но вскоре убедился, что жестоко ошибается.
   -- Дорогой ван Тинен, -- сказала ему Анна Козель, как только он вошел, -- мне вас бесконечно жаль: вы заслужите немилость короля, нелюбовь моего уважаемого кузена Левендаля, а Флемминг не будет больше поить вас вином, и тысячи талеров вы не получите. И все из-за меня, упрямой, безрассудной, сумасшедшей женщины.
   -- Значит, все мои старания напрасны?
   -- Увы, дорогой ван Тинен, -- промолвила Козель, снимая с руки перстень, -- мне жаль вас, незадачливый посланец богов, и в знак моего расположения к вам примите на память вот этот перстень. Изумруд этот озарял своим сиянием счастливые дни моей жизни, а сейчас к чему он мне? Он перестал мне быть дорог, он, как рана, жжет руку, возьмите его, прошу вас.
   Ван Тинен молча взял перстень. Он пытался еще уговаривать графиню, но Козель, как-то странно засмеявшись, сказала:
   -- Не старайтесь, дорогой ван Тинен, избавьте себя от напрасного труда, а меня от скуки. Я заранее знаю все, что вы скажете, но ваши слова не сломят моего упорства и пропадут даром. Довольно, пусть свершится то, что предначертано мне судьбой!
   Перед отъездом незадачливый посланец еще раз посетил графиню, вид у него был довольно грустный, но он больше не уговаривал ее и ни на чем не настаивал, его приход удивил Козель.
   -- Мне жаль вас, -- молвил он, -- жаль от всего сердца, я не знаю, какая участь ждет вас...
   -- Во всяком случае, горькая, -- перебила Козель, -- но решения своего я все равно не изменю и королевского обещания не верну. Он мог не давать его -- никто его не неволил, но чтобы король брал назад слово, данное женщине? Обманул ее! Нет, этого не может быть! Скорее всего, это дело рук Флемминга или презренного Левендаля, которые хотели без ведома короля выманить у меня бумагу и за большое вознаграждение положить к стопам Августа. Король на такое не способен!
   Анна отвернулась и направилась к двери. Ван Тинен в тот же день уехал.
   Странное чувство овладело им, когда он покидал город: в первый приезд он готов был хладнокровно и бесстрастно, как подобает дипломату, выполнить поручение, но постепенно сила воли и выдержка этой мужественной женщины потрясли его, пробудили в душе сострадание, раскаяние, он устыдился той роли, какую играл; он был подавлен и чувствовал себя униженным. Ван Тинен злился больше на тех, кто послал его с этим поручением, чем на несчастную женщину, с таким поразительным мужеством защищавшую свою честь.
   По приезде в Дрезден у ван Тинена оказалось достаточно времени для отдыха. Двор был занят приготовлениями к очередному пышному торжеству, назначенному на следующий день в Морицбурге, и потому было не до него, а сам он тоже не торопился с отчетом. Понимая, что несчастную женщину ждут еще более тяжкие испытания, он радовался, что таким образом, хоть ненадолго, отложится решение ее дальнейшей участи.
   Охотничий замок Морицбург был совсем недавно воздвигнут в лесах близ Дрездена у великолепного озера. В лесной глуши, окруженный стеной вековых деревьев, с башнями и башенками этот маленький замок представлял чудесное зрелище. На празднество собрались придворные Августа, многочисленные чужестранцы -- чуть ли не из всех частей света, бывшие и настоящие возлюбленные короля: княгиня Тешен, графиня Кенигсмарк, Денгоф с сестрой -- настоящий сераль.
   Местом для развлечений служило нечто вроде вала, специально возведенного вокруг большого озера; там на скорую руку соорудили залы, отдельные кабинеты, соединенные между собой галереями и украшенные зелеными ветвями и венками. На озере предполагалось устроить водные гонки, регаты на венецианских гондолах и голландских лодках. А для охотников согнали из окрестных лесов диких зверей, которых они могли в свое удовольствие преследовать, травить собаками и убивать даже на озере.
   Народу собралось столько, что комнат в замке, возведенных вокруг озера строений, палаток, разбитых на берегу, наскоро сколоченных дощатых домиков оказалось недостаточно, и многим пришлось устраиваться на ночлег в экипажах, а кое-кому под открытым небом в лесу. Наутро подвыпившие гости разыскивали по всему лесу в кустах парики, шпаги, башмаки.
   Ван Тинен, смешавшись с толпой, бродил от палатки к палатке, не разделяя всеобщего необузданного веселья. Короля, который сам распоряжался праздником, радовало необычное зрелище, и, будучи в приподнятом настроении, он был особенно ласков и нежен с отставными фаворитками. Денгоф сходила с ума от ревности, видя, что король беседует с княгиней Тешен, Кенигсмарк бросала презрительные взгляды на Денгоф, когда король грубовато шутил с ней. Август был так увлечен своей затеей -- праздником, иллюминацией, великолепным пиршеством, -- что лишь после полуночи, исчерпав программу, позволил себе отдохнуть в кругу близких друзей за рюмкой вина.
   Тут языки у всех развязались, Флемминг, Вицтум и Фризен без стеснения стали говорить сальности о дамах, с которыми король только что любезничал. Обсудили все придворные интрижки и скандальные истории, которые королю, впрочем, были известны лучше, чем другим. Среди приближенных Августа сидел в конце стола и Левендаль.
   -- Мне кажется, я видел здесь этого щеголя ван Тинена, -- язвительно заметил Август.
   -- Да, он вернулся из Галле, -- кисло ответил Левендаль, поглядывая на короля, который встал и удалился в угол залы. -- С чем он вернулся от Козель?
   -- Как и другие -- ни с чем, -- пробормотал Левендаль. -- Никто так не сочувствует ей, как я, но от ее упрямства даже у меня опускаются руки.
   -- Взамен письма надо было посулить ей свободу и все, что она пожелает.
   -- Она говорит, что не отдаст письмо ни за что на свете.
   Август нахмурился.
   -- Пора, однако, кончать с этим, -- добавил Левендаль.
   -- Завтра же отправьте его величеству прусскому королю письмо с просьбой выдать графиню, -- приказал король, -- а там видно будет.
   -- А куда прикажете, ваше величество, отвезти ее?
   -- Пока в замок Носсен, может, она там одумается. Надоела мне эта беспардонная война. Хватит с меня. Денгоф мне голову продолбила, только об этом и говорит. Надо покончить с этим раз и навсегда!
   Придворные не преминули воспользоваться словами, которые сгоряча вырвались у короля, и на другой же день Флемминг напомнил ему о вчерашнем разговоре. В письме к прусскому королю с требованием выдать Козель она обвинялась не только в том, что клевещет на Августа, но и в покушении на его жизнь. Последнее обвинение было особенно веским. Письмо отправили в Берлин с курьером. Фридрих, не колеблясь, велел вызвать поручика Дюшармуа из полка князя Ангальт-Дессау.
   -- Немедленно отправляйтесь в Галле за графиней Козель, -- обратился к нему король. -- Под стражей -- вы отвечаете за нее головой -- отвезите ее к саксонской границе и передайте с рук на руки офицеру, который выдаст вам расписку.
   Дюшармуа, привыкший, несмотря на молодость, повиноваться, тотчас же отправился в Галле, хотя поручение было ему не по душе. Приехав туда рано утром, он, как человек благовоспитанный, не решился беспокоить графиню ни свет ни заря. А, пройдясь несколько раз под ее окнами и увидев ее прелестное лицо, убедился, что поступил правильно. Однако около полудня он вошел в дом, где жила графиня Козель, и велел доложить о себе.
   Хотя Анна была готова ко всему, при виде офицера лицо ее покрылось бледностью. Дюшармуа, поклонившись, объявил, что он по приказанию короля должен проводить ее до границы и передать саксонским властям. Это известие поразило графиню, как громом.
   -- Какая несправедливость! Какое варварство! -- вскричала она, и слезы ручьем хлынули у нее из глаз.
   Больше она не вымолвила ни слова. Запрягли лошадей, уложили вещи, Дюшармуа подал графине руку, она вышла из дома и, ни на кого не глядя, забилась в угол кареты. Лошади тронулись. Карету окружил отряд прусской конницы во главе с молодым офицером. Анна Козель всю дорогу до самой границы не подавала признаков жизни. Наконец экипаж остановился. Увидев в окно знакомые саксонские мундиры, графиня вздрогнула и подозвала Дюшармуа. Когда он подошел, Козель стала лихорадочно рыться в карманах. Наконец, найдя золотую коробочку и прелестные, усеянные драгоценными камнями часы, она протянула обе вещи офицеру.
   -- Возьмите на память обо мне.
   Дюшармуа отказался.
   -- Умоляю вас, возьмите, -- упрашивала Анна, -- я не желаю, чтобы они достались этим отвратительным саксонцам.
   Потом, высыпав деньги из кошелька и попросив передать их прусским солдатам, она опять забилась в угол кареты и опустила занавески, не спросив даже, куда ее везут и что ее ждет.
   

8

   Из прежних слуг при графине не осталось никого: ее окружали чужие, незнакомые лица. Обращались с ней, правда, довольно прилично, и она пока ни в чем не нуждалась, но, тем не менее, с тех пор как ее передали саксонским солдатам, она ясно ощутила себя невольницей. Напоминали об этом на каждом шагу. Одну ночь графиня пробыла в Лейпциге, а рано утром в комнату, где она провела бессонную ночь в слезах, явился безмолвный исполнитель приказов в парике, при шпаге и, показав Анне бумаги за подписью короля, принялся перетряхивать ее вещи.
   Анна смерила чиновника презрительным взглядом и не сказала ни слова. Между тем забрали и опечатали ее шкатулки, бумаги, драгоценности, перерыли сундуки, переворошили платья в поисках того, чего никому не дано было найти. Унизительный обыск продолжался несколько часов. Лишь то, что было надето на графине, не подвергалось обыску.
   Когда чиновник собрался уходить, Анна швырнула ему в лицо горсть монет и несколько перстней и молча, с презрением отвернулась, -- что еще оставалось ей, ограбленной среди бела дня.
   Кто передаст состояние этой гордой, страстной натуры, не чувствующей за собой никакой вины, которую преследовали с холодной расчетливой жестокостью? Слезы чередовались с приступами ярости, обмороки сменялись исступлением, диким хохотом; состояние несчастной даже в слугах пробуждало жалость.
   Не успела графиня отдохнуть с дороги, как ее посадили в экипаж и повезли. Куда? Неизвестно.
   Карету сопровождал отряд вооруженных всадников. Гнали без остановки до самого вечера. На фоне алого закатного неба показались стены замка и башни, и экипаж въехал в темный двор.
   Графиня подняла голову: место было незнакомое. Замок казался вымершим и заброшенным. У дверей ждали немногочисленные слуги. Им пришлось помочь ослабевшей женщине подняться по узкой лестнице на второй этаж. К приезду графини было приготовлено несколько комнат со сводчатыми потолками и, как обычно в старинных постройках, с узкими окнами, огромными каминами, толстыми голыми стенами. Помещение это, обставленное только самыми необходимыми вещами, напоминало тюрьму. Измученная графиня повалилась на кровать.
   Ночью она не сомкнула глаз, терзаемая страшными кошмарами, которые обычно рождаются в неволе. Едва забрезжил рассвет и сумрачное небо заалело на востоке, -- служанки еще спали, только слышались в тишине гулкие шаги часового, -- когда Козель вскочила и подбежала к глубокой оконной нише, в которую сочился скудный свет.
   Из окна открывался вид на никогда не виданную ранее равнину, которая тянулась до самого горизонта, где синела полоса лесов. Там и сям были разбросаны купы деревьев, над крышами домов, из-за зелени к небу поднимались столбы дыма. Вокруг было пустынно и тихо.
   Замок стоит на горе, круто спускающейся к небольшому селению. Внизу среди низкорослых верб вьется дорога. По дороге, подгоняемое оборванным пастушонком, бредет, понурив головы, стадо коров. Местность совершенно незнакомая.
   Из спальни, где графиня Козель провела ночь, она, неслышно ступая, прошла в другой, более просторный покой. Здесь посредине стоял дубовый стол, вдоль стен лавки и несколько табуреток, а со стен, с потемневших от времени запыленных портретов взирали чьи-то грозные лица. Над камином висел старинной работы, высеченный из камня герб, облупившийся, с отбитыми краями, от которого уцелели лишь щит да шлем. За этим сводчатым покоем была еще круглая комнатка в башне с окном, выходившим на другую сторону. Оттуда виднелись леса, холмы, селения и опять незнакомые просторы, и там, в горах, лепились рыцарские замки.
   В круглой башне валялась какая-то рухлядь, а в пустом стенном шкафу лежала на полке под толстым слоем пыли забытая кем-то старая, истрепанная Библия с истлевшими, изъеденными мышами страницами. Анна с жадностью схватила Библию, но она выскользнула у нее из рук, и по полу рассыпались отдельные листочки.
   Из этой комнаты окованные железом дверцы, запертые на засов, вели в таинственные глухие закоулки замка, где не было ни малейшего признака жизни.
   Светало. Под окнами возле своих гнезд суетились ласточки. Вернувшись в спальню, графиня застала там служанку, которая предложила ей свои услуги. Но Анна отказалась. Утолив жажду несколькими глотками тепловатой, непонятного вкуса жидкости, она подошла к окну. В оконной нише стояла каменная скамья, которая словно приглашала сесть и глядеть в мир, хотя в мире этом ничего, кроме широких голых полей и зелени, не было.
   Козель устремила взор на дорогу. По дороге в сторону полей тянулись возы и шли люди, гнали стада, а за ними поднималось, клубилось облако пыли и, словно устав, оседало где-то вдали.
   Время шло. В полдень принесли еду. Служанка пригласила Анну к столу. При виде тюремного обеда она расплакалась. Припомнились ей пиры, когда она принимала у себя королей, плененных ее черными очами. Блеск в глазах не померк, а вот счастье развеялось, как обманчивый мираж. Графиня вернулась к окну и по-прежнему не отрывала глаз от дороги, втайне надеясь увидеть кого-то; она верила: Заклика будет искать ее.
   Но ни в тот день, ни на следующий никого, кроме стада, пастушат и возов, она не увидела на дороге. Никто не взглянул даже в сторону замка. Анна ходила от окна к окну, но вокруг было пустынно и дико. Вечером какой-то мальчуган в лохмотьях рвал траву возле стены. Графиня бросила ему чудом уцелевшую монетку и, высунувшись из окна, тихо спросила, как называется замок. Ребенок, словно не понимая, чего от него хотят, долго молчал, но, наконец, еле слышно пробормотав: "Носсен", -- в испуге убежал.
   Название как будто знакомое, и в то же время оно мало что говорило Анне. Правда, теперь она знала, что находится где-то в окрестностях Дрездена и Мейсена. Анна Козель, которая освободила Бейхлинга, его братьев и сторонников, облегчила участь Бетгера, оказалась в еще худшем положении, чем они. И не было никого на свете, кто бы хотел или мог освободить ее из неволи. Опять промельнула мысль о Заклике, но что он мог один против стражей короля и высоких стен.
   На третий день, как обычно задумчиво глядя в окно, графиня увидела вдруг на дороге всадника, который медленно ехал со стороны Дрездена. Опустив поводья, всадник с любопытством оглядывал окрестность, потом поднял глаза к замку и, казалось, нарочно придержал коня, словно ища кого-то глазами. На нем была серая епанча, и по лицу желтому, изможденному Анна тотчас узнала своего верного Заклику. Вздрогнув, она замахала белым платком. Всадник тоже достал платок, будто отирая пыль с лица, он давал ей понять, что видит ее. Да, это был Заклика. Анна еще издали узнала его по осанке и движениям. Сердце колотилось в груди. Хоть одна душа помнит о ней, хочет ее спасти. Всадник, оглядываясь на замок, медленно продвигался вперед, пока не скрылся за откосом горы.
   После отъезда графини Заклика задержался на несколько дней в Галле. Он выжидал: хотел узнать, куда ее повезут, и последовать за ней. Однако пруссаки приказали ему убираться из города. Тогда Заклика, переодевшись, отправился в Дрезден и явился прямо к Леману. Увидев его, банкир побледнел от страха, запер все двери и не успокоился, прежде чем не удостоверился, что Заклика ни с кем в Дрездене не виделся, не разговаривал и для виду даже оставил службу у графини. Однако долго он еще не мог вымолвить ни слова, а когда заговорил, казалось, страшился даже звука собственного голоса.
   -- Как до этого дошло, -- начал Леман, -- и кто виновник ее бед, понять трудно, одно только безусловно, теперь несчастьям ее не будет конца. Король разгневан, а королевский гнев страшен и неумолим. Когда король просто зол, это быстро проходит, но оскорблений он никому не прощает. Графиня Козель погибла!
   Заклика молча слушал.
   -- Да, она погибла, -- продолжал Леман. -- Причинив кому-нибудь зло, король преследует свою жертву и ни за что не допустит пред свои ясные очи. Графиня Козель отказалась вернуть письменное обещание, и король ей этого не простит. Левендалю приказано конфисковать все ее имущество: деньги, драгоценности, имения. Пильниц забрали, другие именья тоже. Король отдал приказ разыскать и переписать все, что ей принадлежало, якобы для того, чтобы спасти состояние для детей, а ей отрезать все пути к побегу и отмщению.
   Леман придвинулся вплотную к Заклике.
   -- У меня тоже забрали все. Явились по поручению короля, противиться было бессмысленно, книги подтверждали.
   -- Как? Все забрали! Но не ту тайную сумму, что графиня велела мне взять?
   Заклика достал зашитую в рукаве записку и протянул банкиру, который взял ее дрожащими руками.
   -- А ведомо ли вам, -- пролепетал он, -- что было бы с нами, если бы кто-нибудь узнал об этой записке и деньгах? Меня заточили бы в Кенигштейн, а мои дети пошли бы побираться. Флемминг, Левендаль и прочие не упустили бы случая запустить руку в мой железный сундук.
   Он говорил это, весь дрожа.
   -- Значит, вы отдали им эти деньги? -- в отчаянии спросил Заклика.
   Леман долго смотрел на него, словно борясь с самим собой, и, наконец, молвил:
   -- Послушайте, поклянитесь всем, что есть у вас святого, что вы даже под пытками меня не выдадите.
   С этими словами Леман вынул бриллиантовый крест из ящика секретера, оставленный в залог княгиней Тешен.
   -- Клянитесь на кресте!
   Взяв крест, Заклика поднял кверху два пальца и бесстрастно произнес: "Клянусь". Потом положил крест обратно в ящик и, нахмурившись, сказал:
   -- Зачем вам понадобилась клятва, неужели недостаточно честного слова? Заклика никого еще не предавал и никогда не предаст.
   Леман побелел как полотно, даже синие губы свело от страха.
   -- А если вас схватят и найдут деньги?
   -- Разве у меня не может быть собственных денег, кстати, гораздо более значительной суммы, а потом мне могла их дать сама графиня.
   -- Казна отбирает все, что принадлежало графине, даже подарки, которые она дарила, даже отданные в заклад драгоценности, все без исключения.
   -- Мне она никогда ничего не дарила, и у меня искать не станут. Дадите мне деньги или нет?
   Леман колебался.
   -- Пусть семью мою постигнет несчастье, зато меня не будут терзать угрызения совести, что я не протянул руку помощи в беде. Бог един, и все обездоленные пред ним равны.
   Когда Леман, отомкнув кованый сундук, достал мешочек и принялся отсчитывать деньги, у Заклики отлегло от сердца, он отер пот со лба. Только теперь он почувствовал, что у него горло пересохло от жажды; увидев на столе графин с водой, он опорожнил его, потом уселся поудобней, задумался, но вот голова его склонилась на руки, и он заснул от усталости. Обернувшись и увидев спящего Раймунда, Леман понял, что должен был пережить этот молчаливый человек, если при первом проблеске надежды его сморил глубокий сон.
   Еврей тихонько пересел на другой стул и с нетерпением стал ждать, когда тот проснется. Несмотря на жалость к Заклике, ему хотелось как можно скорее избавиться от него. Но сраженному усталостью Заклике душевная тревога не давала покоя, он вскоре проснулся, в испуге вскочил со стула и протер глаза, стыдясь своей слабости. Увидев на столе деньги, Заклика, не говоря ни слова, сгреб их в поясной кошель, где у него лежали собственные сбережения, и опоясался под одеждой. Леман молча ждал. Когда Заклика взялся за шапку, банкир подошел и положил ему руку на плечо.
   -- Одному богу известно, увидимся ли мы когда-нибудь, -- промолвил он. -- Мне вас искренне жаль, но разве можно отговаривать человека от благородного поступка? Когда вы вошли, я испугался, не осуждайте меня за это: у меня дети, я живу ради них. Но на прощанье выслушайте меня и не откажите в одной просьбе. Графиня долгое время хранила у меня значительные суммы, а деньги в наших руках растут. Наши расчеты окончены, я расплатился сполна, но в беде счет должен быть иной; поэтому возьмите вот это для себя или для графини -- и с богом! -- Леман вытащил спрятанный под одеждой мешочек и насильно сунул его Заклике со словами: -- Запомните, -- вы у меня никогда не были, мы с вами не знакомы.
   -- Это для нее, -- сказал Заклика, крепко пожав ему руку.
   -- Выходите задами через сад, да поживей, -- поторопил его банкир.
   Раймунд решил не показываться в городе, где его хорошо знали, пока не обдумает, как быть дальше. Свою лошадь он оставил в предместье на берегу Эльбы, там, где ютились в жалких лачугах остатки вендов, некогда населявших Дрезден. Еще в те времена, когда Заклика, по его собственному выражению, болтался без дела при дворе, он частенько бродил по городским окраинам, с удивлением прислушиваясь к разговору тамошних жителей, сербов. Схожесть их языка с его родным помогла завязать с ними знакомство. Первый, с кем Раймунда свел случай, был рыбак по имени Гавлик; он пригласил Заклику в свою убогую хижину, так завязалось знакомство, перешедшее в прочную дружбу.
   Гавлик был католиком; Заклика крестил у него ребенка и с тех пор еще больше привязался к этим простым людям. Семья, когда-то владевшая изрядным наделом, теперь бедствовала, и каждой их неудачей ловко пользовался какой-нибудь немец, скупая у них кусок за куском землю, доставшуюся им в наследство от дедов и прадедов.
   Земля Гавлика протянулась до самой реки, а на высоком берегу раскинулись огороды, но от песчаной почвы проку было мало. К тому же Гавлик не любил копаться в земле, предпочитая ставить верши или ловить рыбу неводом, а то и удочкой. Иногда ему везло с уловом. Убогая была у них, безрадостная жизнь, но они кое-как перебивались.
   В прежние времена Заклика часто захаживал к ним и, сидя долгими вечерами возле хаты, выслушивал рассказы о их злоключениях. Рыбак помнил лучшие времена.
   -- Когда-то вся окрестная земля была наша, -- говорил Гавлик, -- но всякими правдами и неправдами нас лишили земли наших отцов, а теперь даже страшно слово вымолвить на родном языке; скоро от нас ничего не останется, разве что могила на кладбище. Либо надо покориться и забыть, кем нас бог создал, либо помирать. В города нам нет доступа, как узнают, что ты венд, сразу в шею гонят. Нас становится все меньше и меньше, гибнет наше племя, а выхода нет. Знать, господь бог осудил нас на погибель.
   Старинные сербские песни, которые так и рвались из груди, они решались напевать вполголоса лишь по ночам, а детей учили родным напевам украдкой.
   Всякий раз, когда Раймунду нужно было незаметно пробраться в город, он останавливался у Гавликов; для лошади он всегда находил здесь стойло, для себя постель на сеновале, на ужин миску каши да кружку пива, но самое главное, его неизменно встречали здесь честные преданные сердца. Он и теперь остановился у них, и они, как всегда, были ему рады. Они никогда не интересовались его делами, не спрашивали, зачем приехал, лишь бы жилось ему хорошо, хотя по его виду они понимали, что ему не очень везет.
   Одолеваемый горестными мыслями, отправлялся Заклика к ним ночевать. Как собрать нужные сведения, если повсюду подстерегает опасность? Рано утром, надвинув из предосторожности поглубже капюшон, Раймунд двинулся через мост к дому шута. Заклике казалось, что встреча с Фрелихом сулит меньше опасности, а знает старый шут, пожалуй, побольше других. Точно, в назначенный час шут шел или ехал в замок, чтобы поспеть к завтраку -- время, когда он приступал к своим обязанностям. В девять часов его всегда можно было встретить на мосту. Однако, боясь с ним разминуться, Раймунд для верности уселся на крыльце его дома. Но вот в урочный час старый шут в остроконечном колпаке с серебряным ключом появился в дверях. Увидев на крыльце незнакомца, он пнул его ногой.
   -- Эй, уважаемый, как тебя величать прикажешь? Не спутал ли ты мой дом с заезжим двором?
   Когда Заклика обернулся, Фрелих узнал его.
   -- Что с вами, дорогой господин Горемыка? -- воскликнул он. -- Уж не женились ли вы часом?
   -- Нет, я странствовал по свету.
   -- По свету? А я думал, ты из чистилища вернулся, католик!
   -- Путешествовал я, -- ответил Заклика; -- а что у вас тут происходит?
   -- Уж не принимаешь ли ты меня, милейший, за летописца, и потом того, что у нас происходит, даже воловья шкура не выдержит. -- Ты лучше спроси, чего у нас не происходит, -- схватился за голову и засмеялся шут.
   -- А что с моей прежней госпожой? -- спросил Заклика.
   -- А кто твоя госпожа?
   -- Графиня Козель.
   -- Тсс!.. Побойся бога! Ни один смельчак не вспоминает теперь это имя. При короле его даже произнести нельзя. Тут не до смеху. А как вам известно, смех меня кормит, он меня и уморит. {Фрелих и в самом деле умер от смеха в Варшаве. (Прим. автора).}
   -- Скажите, ради бога, что с ней?
   -- Как? Ты ничего не знаешь? Где же ты был?
   -- Далеко отсюда.
   -- Мне кажется, что и далеко все известно, об этом говорят повсюду. Та, у кого государь наш был в неволе почти восемь лет, теперь сама попала к нему в неволю, и, надо думать, ее неволя продлится дольше, чем ее царствование.
   -- А где она? -- спросил Заклика.
   -- Говорят, в замке Носсен, но для нее, кажется, готовят что-то более роскошное, -- по привычке засмеялся Фрелих, но смех его прозвучал грустно. -- Нет, не хотел бы я родиться женщиной, хотя, по правде говоря, и мужчиной быть не легко. Даже эти бесполые итальянские певцы и те жалуются на свою судьбу, -- тараторил Фрелих. -- Если бы это зависело от меня, я предпочел бы родиться ослом. Мяса ослиного не едят, толстая шкура отлично защищает от побоев, а когда длинноухому вздумается запеть, все разбегаются в разные стороны, и он наслаждается покоем. И к тому же он неприхотлив, может даже старой метлой прокормиться. Разве есть на свете более счастливое существо?
   -- Носсен! Носсен! -- в задумчивости повторял Заклика, забыв о шуте.
   -- Я ему про осла, а он про Носсен. Дался тебе этот Носсен! Не падай духом и будь здоров!
   И Фрелих с дежурной улыбкой на губах удалился, оставив Заклику посреди улицы.
   Разузнать у Гавликов о том, как проехать в замок, было проще простого, и Раймунд, так ни с кем не повидавшись, в тот же день отправился вдоль берега Эльбы в указанном направлении.
   Велика была радость Заклики, когда он увидел в окне замка графиню Козель и понял по белому платку, которым она махала, что его ждут с нетерпением.
   Оставив лошадь на постоялом дворе, где полным-полно было немцев, Заклика назвался торговцем кожей, приехавшим за товаром. Он поселился "Под золотой подковой" и под видом того, что отправляется на поиски товара, мог спокойно и обстоятельно обследовать замок.
   Замок был заброшенный, а стража, приставленная к Козель, малочисленной. Внутрь, правда, никого не пропускали, но особой строгости заметно не было. Окна комнаты, где жила Козель, находились на значительной высоте от земли, поэтому никому не приходило в голову, что внизу тоже следует поставить часового. Солдаты толпились во дворе и в коридорах возле дверей и покуривали трубки.
   С задней стороны замка можно было подобраться под самые окна, но с дороги голая, совершенно лишенная растительности гора была видна как на ладони, поэтому прохожие могли заметить и донести.
   Чтобы подольше остаться в Носсене, Заклика стал ночью громко стонать, прикинувшись, будто заболел и у него ломит кости; и вот теперь, жаловался он хозяину, вместо того чтобы ехать дальше, придется в постели валяться. Хозяин "Золотой подковы" не прочь был кормить лошадь и человека и посоветовал Заклике поберечься, хорошенько вылежаться и отдохнуть, а от боли и ломоты порекомендовал медвежье сало.
   За ужином Заклика разговорился с Вуишем, так звали хозяина постоялого двора. Заклика выучился говорить по-немецки, как истый саксонец, так что никто не заподозрил бы в нем чужака. Хозяин сообщил ему шепотом, что в замок привезли ту самую женщину, которая покушалась на жизнь короля. От него же Раймунд узнал о численности стражи и о том, какие приняты меры предосторожности. При этой некогда высокопоставленной госпоже, чей малейший кивок ловила толпа расфранченных слуг, состояли теперь две женщины -- пожилая экономка и горничная, повар да мальчик. Об узнице рассказывали небылицы.
   Заклика остался еще на день, а чтобы окончательно отвести от себя подозрения, дал хозяину несколько талеров за сторгованную кожу и под предлогом прогулки смело отправился после полудня осматривать замок и окрестности.
   Со стороны леса и пустынной дороги можно было, прячась за кустами, незаметно подкрасться к самой стене. Но выходило ли хоть одно окно Козель на ту сторону, Раймунд не знал и решил быть осторожным.
   Вечером, попросив у хозяина еще медвежьего сала, Заклика улегся в постель, обдумывая, как бы ему провести этого немца и пожить здесь еще немного.
   

9

   Утром, когда Заклика, сидя в корчме, пил гретое пиво, туда, как водится, с шумом и гамом, ввалились три солдата из стражи, тоже пивка выпить. Заклика сразу узнал их: видел раньше во дворцовом карауле, а один из них пристально поглядел на него.
   -- Ба! Ба! -- воскликнул он. -- Да мы с тобой, кажись, встречались?
   -- Возможно, -- ответил Заклика. -- Долго служил я при дворе, а когда невмоготу стало, торговлей занялся. Я тебя тоже не раз в карауле его величества видел.
   -- Да ведь это ты подковы ломал! -- воскликнул солдат.
   -- Что было, то было. Случалось и быка, ухватив за рога, на месте осаживал, а теперь и с овцой справлюсь едва ли.
   Солдат улыбнулся Заклике, как старому знакомому, и подошел к столу. Заклика заказал ему пива, чтобы поддержать полезное знакомство.
   -- За какие только грехи загнали нас в этот Носсен, -- жаловался солдат. -- И зачем? Юбку караулить. Тошно, хоть вешайся. Хоть бы девок посмазливей в придачу с графиней прислали, а то экономке пятьдесят, горничной под сорок, даже в этакой глуши не соблазнишься.
   -- А долго еще пробудете здесь?
   -- А кто его знает. От сна пухнешь, делать нечего, прислонишься лицом к стене и храпишь...
   -- В картишки сыграть можно, -- заметил Заклика.
   -- С кем? На что? Ни денег, ни охоты нет.
   Солдат зевнул, допил пиво; полезное знакомство завязалось. Заклика, будто заболтавшись, пошел их провожать, проводил до ворот и незаметно даже в коридор пробрался.
   Развалившиеся на соломе солдаты, не только не удивились гостю, но очень обрадовались. Раймунд побалагурил с ними, пошутил, скоро и картишки нашлись. Заклика нарочно проиграл несколько талеров, и это окончательно расположило к нему солдат. Напоследок Раймунд, будто из любопытства, прошелся у всех на виду под стенами замка, и никто ему слова не сказал. Офицер отсутствовал, он в близлежащем городке покорял игрой на гитаре дочь мясника. Однако большего в тот день добиться не удалось.
   Раймунд продолжал строить из себя больного, скупал кожи, словом, всячески оттягивал отъезд и не терял надежды попасть в замок. Подозрений это не вызывало, но пробраться в замок оказалось делом нелегким. Покои, куда поместили графиню, примыкали к огромной, почти пустой части замка, где жили офицер да старый управитель с семьей, ведавший этими развалинами. Заклика через солдат познакомился с управителем и прилагал все усилия, чтобы сойтись с ним поближе. Обремененный большой семьей, управитель был жаден и скуп. Угощая его, Заклика понемногу выяснил, на какую сторону выходят окна графининых покоев и что железная дверь, ключ от которой хранился у управителя, ведет из башни в большой зал, куда с давних пор складывали за ненадобностью старые документы; в замок предполагали перевести суд и уездные учреждения. Заклика, прикинувшись любителем старины, сказал, что не прочь бы осмотреть замок, однако старик управитель промолчал в ответ. Как-то в другой раз они разговорились о графине, и Заклика попытался пробудить у старика интерес и сострадание к ее судьбе.
   -- У графини, -- говорил Заклика, в упор глядя на управителя, -- много друзей при дворе, и они не сомневаются, что она еще будет властвовать. Не удивляйтесь, господин Герцог, если кто-нибудь из них явится сюда и предложит вам солидную сумму взамен за возможность поговорить с ней хотя бы минутку.
   Старик, поглаживая бороду, ворчал что-то себе под нос.
   -- Как бы вы в таком случае поступили?
   -- Это дьявольское искушение, -- с ухмылкой ответил старик. -- Я, как Лютер, пустил бы в дьявола чернильницей.
   -- А если бы вам предложили тридцать талеров?
   -- За тридцать талеров на виселице болтаться! -- засмеялся Герцог. -- Знатным господам это может сойти с рук, а нас, мелких сошек, на площадь ведут да -- в петлю.
   -- Ах, не такая уж графиня важная преступница и не такой это грех разрешить ей поболтать минутку с приятелем. Это я так, к слову сказал, но, может, и впрямь нашелся бы человек, который и пятидесяти талеров не пожалел.
   Герцог состроил забавную мину, глаза вытаращил, губы вытянул, словно собирался свистнуть; у него от одной только мысли о пятидесяти талерах голова пошла кругом, как от крепкого вина.
   -- Если вы, сударь, знаете такого приятеля графини, который готов дать чистоганом пятьдесят талеров, то передайте ему, пусть придет, мы с ним потолкуем.
   -- Он перед вами, -- промолвил, озираясь по сторонам, Заклика.
   -- Я сразу догадался.
   -- Опасаться вам нечего, солдаты меня знают, мы с ними в приятельских отношениях. Проведите меня к графине, когда она будет одна. Постучимся в дверь... а разговор будет недолгим.
   -- Ежели б не эти бабы, что приставлены к ней, -- пробормотал Герцог. -- Сложность в том, что они меняются и одна всегда торчит у графини.
   -- Пусть ваша жена пригласит их к себе.
   -- Нет, женщин лучше в такие дела не посвящать.
   -- Это верно, -- согласился Заклика, -- а вы устройте, чтобы она их просто так пригласила.
   Переговоры тянулись долго. Герцог, человек весьма опытный в таких делах, готов был на все, лишь бы получить деньги. К тому же он подумал, что несчастная женщина и впрямь не такая уж важная государственная преступница.
   Несколько дней спустя, когда графиня прохаживалась по спальне, она услышала сначала робкий, а потом все более настойчивый стук в окованную дверь башни. С бьющимся сердцем подбежала она и тоже постучала в нее. Замок щелкнул, дверь отворилась, и на пороге появился Заклика.
   -- У меня очень мало времени, потому я спешу сообщить вам, графиня, что буду здесь, в окрестностях замка, и постараюсь вам помочь.
   -- Побег, побег устрой, -- горячо зашептала Козель, -- я умру, задохнусь тут. Сделай все возможное, не жалей денег!
   -- Это дело не простое и требует времени, -- торопливо ответил Заклика. -- Во всяком случае, положитесь на меня, я сделаю все, что в моих силах. Из окна, которое выходит на ту сторону башни, спустите веревку; едва ли удастся нам еще раз поговорить, ждите от меня записки. Я сообщу, как идут дела.
   Управитель торопил их. Заклика сунул в руку графине кошелек с деньгами и прошептал:
   -- Одну служанку придется подкупить. Я остановился в "Золотой подкове", что под горой.
   Дверь затворилась, каждую минуту могли вернуться служанки. Но графиня воспряла духом и, сложив молитвенно руки, зашептала благодарственную молитву. Заклика, этот жалкий слуга, которого она во времена своего господства редко удостаивала даже взглядом, остался ей верен!
   Герцог с нескрываемой радостью взял пятьдесят талеров. От легкой наживы разгорелся аппетит. И он про себя решил не упускать эту дойную корову. Теперь он обхаживал Заклику, а не Заклика его.
   А у Раймунда между тем был готов план освобождения графини, вполне осуществимый, если принять необходимые меры.
   На другой день управитель с готовностью показал Заклике замок; когда-то он был хорошо укреплен, и с давних времен сохранилось множество переходов; по которым со стен и башен можно было проникнуть в жилую часть замка и выбраться оттуда наружу. Один такой ход выводил почти на самую дорогу, и, хотя двери были завалены камнями, отвалить их не представляло большого труда.
   Но выйти из замка -- это полдела, вот как переправиться через границу и найти пристанище, где бы Август не достиг их? Рассчитывать на покровительство имперского или прусского дворов не приходилось. Если бы им удалось через Силезию добраться до Польши, думал Заклика, там они нашли бы безопасное убежище. Хотя связи с родиной у Заклики давно были прерваны, там все же остались знакомые, близкая и дальняя родня, и потом он знал, что у короля-саксонца в Польше есть не только приверженцы, но и враги.
   Найти лошадей, людей и все необходимое для побега было не так-то просто в кишевшей шпионами Саксонии.
   Утром Заклика привязал к веревке записку и сообщил графине, что уезжает, чтобы заняться подготовкой к побегу. Перед отъездом он переговорил с Герцогом с глазу на глаз и, не объясняя ему ничего, посулил уже не пятьдесят, а тысячу талеров, если представится дело поважнее.
   -- С тысячью талерами вы могли бы податься куда-нибудь ла Рейн, отослав заблаговременно туда семью, и жить в собственном доме, как у Христа за пазухой.
   Старик ничего не ответил, только головой покачал.
   Выпив с солдатами на прощанье пива, и сказав им "до свидания", давая этим понять, что еще вернется сюда за кожами, Раймунд уехал в Дрезден. Денег, которые ему дал Леман, должно было хватить, но после побега вряд ли что останется. Однако Заклика надеялся, что в Польше, если им удастся добраться туда, они найдут выход из положения.
   После отъезда Раймунда графиня была как в лихорадке. Каждый день, подбегая к окну, она втаскивала наверх веревку в надежде получить весточку, но напрасно. Трудностей она не принимала в расчет; этот человек должен немедленно ее освободить, если такова ее воля, полагала она; но чтобы не терять даром времени, решила привлечь на свою сторону одну из приставленных к ней служанок.
   Обе были угрюмые, несимпатичные. Но младшая проявляла порой сострадание к узнице, да и лицо у нее было подобрей, с ней можно было перекинуться иногда несколькими словами. Козель даже в заточении держалась, как королева: всем говорила "ты" и обещала не оставить своими милостями, одним словом, сохраняла прежнее величие, как подобает жене короля.
   Также вела она себя поначалу и с Магдаленой, служанкой, которая была помоложе, но постепенно стала обращаться с ней ласковей. Однако сблизиться с ней не удавалось, пока Козель не стала наговаривать на ее товарку и разжигать между ними ненависть. С помощью денег дела пошли успешней, но понадобился целый месяц, прежде чем графиня убедилась, что может рассчитывать на Магдалену.
   Заклика между тем не подавал о себе никаких вестей. Ему мешало то, что его все знали, и поиски экипажа и лошадей могли вызвать подозрение. Нужна была необыкновенная изворотливость, чтобы собраться в дорогу, найти верного человека и при этом не обратить на себя внимания. Через венда Заклика завел знакомства в Будишине и устроил там свою штаб-квартиру. Таким образом, ему удалось избежать нежелательных встреч. А свое пребывание в Будишине он объяснял тем, что обещал одному шляхтичу, которого должны были освободить из Кенигштейна, помочь вернуться на родину.
   На все это ушло немало времени, а между тем наступила осень, за ней -- зима: зимой, как известно, и дороги хуже, и след видней, да и вообще зимняя пора неблагопрятна для беглецов. Заклика отправился в Носсен просить графиню потерпеть до весны. Герцог опять потребовал денег, но отпер дверь, когда у графини была посвященная в тайну Магдалена. На этот раз они разговаривали дольше и условились отложить побег до первых теплых дней. Похоже было, что Герцог соблазнится деньгами и поможет им.
   Зима в том году выдалась долгая и суровая, так что времени для раздумий и колебаний у сообщников было больше чем достаточно, а это, как известно, не безопасно. Герцог, подвыпив, сболтнул что-то жене, остальное она выведала у него сама. Хитрая женщина рассудила, что тот, кто вступил на бесчестный путь, не должен ни перед чем останавливаться, лишь бы извлечь побольше выгоды. Ее мнение было таково: прикинуться сообщниками графини и Заклики, получить обещанные деньги, а затем выдать их обоих; таким образом, они и места не лишатся, и на хорошем счету останутся, и переезжать никуда не придется.
   Герцог молча поглаживал бороду, но дельное предложение почтенной супруги ему явно пришлось по вкусу. Все ждали весны. Козель, обнадеженная мыслью о скором освобождении, щедро одарила своих служанок к рождеству. Заклика собирался провести праздники со своими друзьями сербами где-то между Будишином и Дрезденом.
   Графиня настолько была уверена в Магдалене, что посвятила ее в свою тайну и даже попросила остаться при ней, если весной ее судьба переменится. Магдалена взвесила на досуге слова Козель, испугалась и под предлогом свидания с родными, отправилась на несколько дней в Дрезден, где ее сестра служила у Денгоф. Посоветовавшись, сестры в расчете на вознаграждение решили донести обо всем госпоже Белинской.
   Можно себе представить, как переполошились женщины, когда их как громом поразила весть о возможном побеге Козель. Они немедля вызвали Левендаля. В результате арестовали обеих сестер-служанок.
   В тот же день в Носсен был отправлен новый отряд, там удвоили караул, старого коменданта заковали в кандалы и отправили в Дрезден. Ночью под окнами поставили часовых. Проснувшись утром, Козель увидела в передней незнакомого офицера и какого-то чиновника, которым приказали обыскать помещение, вещи и бумаги, проверить двери и замки.
   Увидев это грозное вторжение, Козель вспыхнула гневом, но разве она могла противостоять силе? Спрашивать она ни о чем не решалась, боясь, как бы не дознались о Заклике и не взяли его под стражу. К счастью, он был настолько осмотрителен, что назвался чужим именем, а по описанию поди-ка разыщи человека!
   Записку Заклики, втянутую наверх на веревке, Козель незаметно уничтожила, но хотя никаких улик, кроме доноса служанки, обнаружить не удалось, жизнь в Носсене стала совсем невыносимой. Новые служанки обращались с графиней безжалостно и жестоко, и единственной защитой ей были гордость и молчание. После ухода чиновника офицер несколько замешкался.
   -- Вы, графиня, конечно, не помните бедного молодого человека, который состоял в карауле при его величестве, -- тихо произнес он, и его суровое лицо смягчилось. -- Я согласился выполнять тяжкую и печальную обязанность из сострадания к вам. Не губите себя, графиня.
   Козель надменно взглянула на него.
   -- В доказательство, что вы мне сочувствуете, расскажите все, что вам известно. Кто донес? Когда?
   -- Подробности мне не известны, -- ответил офицер. -- Исполнитель королевского приказа -- Левендаль; он велел сменить всех слуг, а коменданта замка доставить в Дрезден для следствия и допроса.
   -- А кого еще?
   -- Кажется, кроме служанок, больше никого, -- сказал офицер и добавил: -- Я буду приходить каждый день, и пусть вас не смущает моя суровость, иначе нельзя при свидетелях, но знайте, я всячески постараюсь облегчить вашу участь.
   С этими словами он поклонился и вышел.
   В тревоге и неизвестности прошло несколько дней. До Заклики докатились слухи, что планы побега раскрыты, и он притаился, выжидая, не будут ли его искать. Он понимал, что появляться сейчас в окрестностях Носсена -- безумие, но в то же время чувствовал, как необходимо подать о себе весточку графине, что он на свободе и она может на него рассчитывать.
   И вот, передвигаясь по ночам в одежде нищего, он все же добрался до Носсена. При свете дня он увидел из зарослей под стеной, что веревки в окне нет, а под окном шагает часовой. Напрасно ломал он себе голову, как дать знать графине, что он здесь. Несмотря на мороз и снег, бродя по окрестностям, Раймунд на следующий день встретил бродячего торговца, который ездил со своей тележкой по селам и городкам, предлагая жителям подарки к сочельнику. Торговля в те времена шла не так бойко, как сейчас, и бродячие торговцы поставляли из столицы разные затейливые товары.
   Обычно торговец с тележкой или коробом останавливался на постоялом дворе, и туда сбегались женщины поглядеть на товар. В дома побогаче коробейник заявлялся сам и раскладывал там свой заманчивый товар.
   Увидев плетущегося по направлению к Носсену старого торговца, знакомого еще по Дрездену, Заклика остановил его. Тот узнал Заклику: Раймунд часто покупал у него подарки для своих друзей вендов.
   -- В Носсене можете неплохо заработать, -- посоветовал ему Заклика. -- В замке сейчас графиня Козель, хотя она в заточении, но слуг при ней немало, да и деньги, наверно, водятся, не иначе захочет она сделать им к празднику подарки. Только бы попасть к ней, а что накупит она всего, это точно.
   У торговца глаза загорелись.
   -- Спасибо за совет, -- воскликнул он, пожимая Заклике руку. -- Мне бы это в голову не пришло.
   -- Она сейчас не богата, -- продолжал Заклика, -- но жалкие остатки ее состояния стоят наших богатств. Не откажите, уважаемый Трейе, в просьбе: напомните графине, если попадете к ней, о старом слуге, ведь я когда-то служил у нее.
   -- А что ей сказать? -- спросил старик.
   -- Что ее верный слуга, тот, что подковы ломал, жив-здоров. А из Носсена вы куда направитесь? -- спросил на прощанье Заклика.
   -- Домой, ведь праздник на носу, хочется его с женой и детьми встретить, -- ответил, почесывая затылок, Трейе.
   -- Ну, так мы еще увидимся, когда вы будете возвращаться, -- я тут за зайцами охочусь.
   Как все торговые люди, Трейе, когда дело шло о наживе, знал, как себя вести. Приехав в городишко и отдохнув немного, он отправился в замок. Солдаты хотели вытолкать его в три шеи, но он поднял такой крик, что вышел офицер. С ним договориться было легче, и он послал спросить у графини, угодно ли ей что-нибудь купить. Анна ради возможности хоть немного отвлечься и увидеть новое лицо велела позвать торговца. Убогим был товар бедного Трейе, не для знатных господ предназначен, но в одиноком узилище все служит развлечением. Со скучающим видом перебирала Козель жалкие товары, а Трейе, улучив минутку, когда никого поблизости не было, шепнул ей:
   -- Меня просили передать, что ваш верный слуга, тот, который ломал подковы, жив-здоров.
   Трейе был немало удивлен, увидев, как радостно засияло лицо графини при этом известии.
   -- Кто это тебе сказал? -- спросила она.
   -- Он сам, сударыня, -- ответил Трейе, -- я повстречал его тут недалеко, видать, охотится в окрестностях.
   Графиня на радостях накупила все, что под руку попалось, а Трейе только дивился своему везению. Прежде чем отпустить торговца, графиня попросила еще раз повторить слова Заклики. Сияющий от счастья, направился Трейе из замка прямо на постоялый двор. Там тоже торговля шла бойко, даже заночевать пришлось. А наутро, в миле от Носсена, повстречав Заклику, Трейе остановился, и они поздоровались, как добрые друзья.
   -- Ну, сказали обо мне? -- спросил поляк.
   -- А как же, и графиня, видать, очень обрадовалась этой вести. Мне в самом деле повезло: я хорошо заработал и в замке и в городке. Спасибо вам.
   Заклика хотел было сказать, что и ему повезло, но промолчал.
   В Дрездене между тем допрашивали арестованных. У Герцога хватило ума ни в чем не признаться, и хотя в те времена пыткой да истязанием умели вырвать правду, к этому не прибегли, обвиняемого выпустили, только со службы прогнали. Сестры, измученные и, конечно, не получив никакого вознаграждения, тоже вышли из тюрьмы. Однако из этой истории извлечен был урок. Напуганный Август теперь сам занялся судьбой графини. При вести о побеге он в ярости приказал заточить графиню в замок Столпен. В этот укрепленный замок на базальтовых опорах в давние времена мейсенские епископы ссылали своих противников; там в дни своего владычества Анна Козель пировала с королем, а по пути в этот замок старая Млава предсказала ей будущее.
   Тотчас послали в Столпен приказ очистить и приготовить для жилья башню св. Яна. Август был разгневан и оскорблен. Эта непреличная женщина бросала вызов его могуществу; простая смертная осмеливалась напоминать королю о невыполненных обещаниях, обвинять его в вероломстве. То была непростительная дерзость, а гнев королевский не щадит непокорных.
   За два дня до сочельника в замке вдруг поднялась суматоха; из Дрездена прислали карету, стражу и приказ короля перевезти Козель в Столпен. Ошеломленный офицер из сострадания к графине не решался войти к ней с дурной вестью, ибо новый приказ уготовал несчастной еще более тяжелую участь.
   Козель, услышав необычное движение в замке, вскочила со стула, на котором сидела, углубившись в чтение растрепанной Библии, и бросилась к двери. В иные мгновения она еще верила в доброту Августа (бедняжка не переставала его любить!), в его справедливость, надеялась на сочувствие. И вот она подумала, не решил ли Август подарить ей к праздникам свободу. Дрожа, замерла она на пороге при виде чиновника в парике, который приблизился к ней с низким поклоном. Появление канцелярской крысы не предвещало ничего хорошего!
   -- Что угодно? -- спросила Козель.
   -- Приказ его величества, подлежащий немедленному исполнению, -- проговорил хриплым голосом чиновник, держа в одной руке бумагу, в другой -- очки. -- Его величество милостиво предоставил вам на дальнейшее жительство Столпен.
   С душераздирающим воплем, закрыв руками лицо, Козель кинулась к стене, словно хотела разбить об нее голову. Прибежавшие на крик служанки схватили ее за руки, но она оттолкнула их, и из уст ее вырвался страшный рев, стон. Можно было подумать, что она лишилась рассудка. Насмерть перепутанный чиновник окаменел, не зная что делать. Почти насильно вывели графиню и усадили в карету. Двадцать пятого декабря 1716 года карета остановилась в воротах св. Яна и Доната, и узница, которая всю дорогу то заливалась слезами, то впадала в оцепенение, подняла заплаканные глаза и увидела грозную Свентоянскую башню, место своего заточения.
   

10

   Старинный столпенский замок уже в те времена являл собой развалины. Не раз небесный огонь сокрушал верхушки его башен, сжигал ветхие строения, и, подпертые со всех сторон, обветшалые, они едва вмещали небольшой гарнизон. Прежнее обиталище епископа было частью переделано, частью превратилось в развалины. Комендант замка Иоганн Фридрих фон Веелен занимал мало подходящее для жилья помещение, а несчастную узницу, бывшую возлюбленную короля, поместили в Свентоянскую башню, которая еще при епископах служила тюрьмой; каждый ее ярус, состоявший из просторной сводчатой комнаты, до сих пор носил название, свидетельствовавшее о его прежнем назначении.
   Бывшая владелица роскошного дворца четырех времен года должна была удовольствоваться двумя, едва пригодными для жилья комнатами. Замковая темница была давно засыпана щебнем и пустовала. Два верхних яруса, темницу св. Яна и судейскую отвели графине Козель, один ярус -- для кухни и слуг, другой -- лично для нее.
   Когда едва живую графиню вывели из экипажа, и она оказалась в шестиугольном помещении с узкими окнами, убогом, жалком, мрачном, ее снова охватило безумное исступление; силой пришлось удерживать ее, чтобы она не размозжила о стену исстрадавшуюся голову. И снова она то впадала в оцепенение, то заливалась слезами, неистовствовала и буйствовала так, что страже приходилось неотступно следить за ней. Самые черствые люди не могли равнодушно взирать на отчаяние несчастной красавицы. Караульные и служанки, известные неподкупным и суровым нравом, стояли пораженные ее безмерным горем, от которого, казалось, у нее вот-вот разорвется сердце. Стоило графине бросить взгляд на голые стены, на своды, нависшие над головой, на запертые двери, и она снова начинала кричать, выть, как безумная, а потом падала в обморок, рыдала.
   Веелен, старый солдат, чье сердце зачерствело под мундиром, никогда не имевший дело с женщинами-узницами, терял голову и терпение. На его долю выпала незавидная обязанность быть исполнителем приговора над женщиной, чьи несчастья превышали всякую меру. Первый день рождества, радостно и торжественно отмечавшийся по всей Германии у домашних очагов, был для Веелена отравлен. Даже шагавшие вдоль стен солдаты останавливались, напуганные доносившимся из замка рыданием. Казалось, бывшие застенки оглашались криками всех замученных жертв.
   Ночь прошла в лихорадочном возбуждении, а наступивший день -- в слезах, потом глубокое оцепенение приковало полумертвую от изнеможения Анну к постели. Служанки, глядя на нее, шептались, что она не выдержит и умрет. Но на третий день графиня вскочила с постели и потребовала бумаги, -- она решила написать королю. Предвидя такую возможность, заранее распорядились все письма отправлять Левендалю, а тот немедленно должен был их уничтожать: никому не разрешалось вскрывать конверты. Август принял все меры, чтоб отчаянные стоны не дошли до него. Вдруг проснется в сердце жалость, сострадание. Или, не дай бог, выведут из терпения, или покроют позором голову?
   Итак, письма заранее были обречены на сожжение. Но узнице не возбранялось строчить их с утра до вечера и обливать слезами. Письмо, отправленное и брошенное в огонь, не дойдя до короля, ненадолго вселяло надежду. Графиня думала: может, хоть одно случайно дойдет до Августа. Она не переставала верить в его любовь.
   Когда первые взрывы отчаяния миновали, Козель осмотрелась и пришла в ужас. Еще тогда, когда она была здесь в первый раз, ее напугали эти мрачные стены. Из окон виднелся высокий зубчатый вал, окружавший замок, гора, поросшая лесом, а вдали синели холмы; местность была пустынная, дикая.
   Здесь она должна была стать жертвой одиночества, воспоминаний, жертвой грубой солдатни, глумливых солдат, которые распоряжались ее жизнью и смертью. Веелен не допускал никаких послаблений в отношении графини и за малейшее отступление от правил хриплым голосом орал на подчиненных.
   Из Дрездена был получен приказ содержать узницу как можно строже, и Веелен отвечал за нее головой. Правда, в приказе говорилось, что, поскольку узница женщина, с ней следует обращаться вежливо, но охранять так, чтобы она и думать забыла о побеге. Мысль о побеге на первый взгляд казалась безумием. Замок был окружен стенами, Свентоянская башня, возвышавшаяся над ними, была вся в прорезях окон, так что часовые в любую минуту могли видеть узницу. Чтобы добраться до подножия башни, надо было миновать два двора с накрепко запертыми воротами. В воротах стояла стража, вдоль стен шагали солдаты, и замок на высокой горе был виден как на ладони из близлежащего городка.
   Кроме коменданта, нескольких обреченных на изгнание офицеров да небольшого отряда солдат, в замке не было других обитателей. Исключение составляли лишь слуги графини, но они тоже как бы делили с ней неволю: без разрешения они не могли покидать замок. Ворота запирались рано.
   Благодаря своему местоположению неподалеку от чешской границы замок имел когда-то военное значение, но поскольку с той стороны Саксонии не угрожала никакая опасность, он постепенно пришел в запустение. Кенигштейн и Зонненштейн, крепости, в то время считавшиеся неприступными, лишили Столпен былого значения. Поэтому и гарнизон там был малочисленным, и лишь приезд важной государственной преступницы, которая возомнила себя королевой и не пожелала забыть обещаний его величества, вновь привлек внимание к этой заброшенной крепости.
   Старый Веелен, решивший, что король дал графине отставку, потому что она состарилась и подурнела, увидев ее, остолбенел. Анне было тогда тридцать шесть лет, но бог наградил ее особым даром неувядаемой молодости, и страдания, выдавшие на ее долю, не оставили никакого следа на ее внешности. Блеск глаз, белоснежная кожа и нежный румянец, величественная осанка и фигура, как у древнегреческой статуи, приводили в изумление всех, кто ее видел. Словно бросая вызов унижениям, которым она здесь подвергалась, графиня говорила и держалась как повелительница: она приказывала. И чем горше становилось ее положение, тем больше высокомерия было в ее словах.
   Бесконечно медленно тянулись пустые, однообразные дли. Чем же еще могла заполнить их Анна Козель, как не воспоминаниями, а порой возрождающейся надеждой. Козель, проклиная Августа, одновременно верила, что невзгоды ее скоро кончатся; как же так, не может быть, чтобы тот, который, казалось, так нежно ее любил, стал вдруг бездушным палачом, глухим к ее мольбам?
   Писать письма королю сделалось для нее потребностью, привычкой. Ответа на них не было, и графиня догадывалась, что бросает их, словно в бездонную пропасть, но все же, когда она изливала на бумаге свои чувства, на душе становилось легче, хотя ока и сознавала, что выставляет себя на посмешище.
   Чем заслужила она такие муки? Даже детей ее лишили под тем предлогом, что она, мол, внушит им ненависть к отцу.
   Когда перед отъездом из Носсена в спешке собирали вещи, кто-то сунул в карету растрепанную Библию. И вот теперь Анна зачитывалась бессмертным творением, запечатлевшим столько человеческого горя. Растрепанная Библия, в которой не хватало многих страниц, возбудила желание иметь новую, целую книгу, и графиня велела коменданту приобрести ее. Веелен снесся с Дрезденом, и просьбу разрешили исполнить. С тех пор графиня буквально не выпускала Библию из рук, находя в ней если не утешение, то, во всяком случае, забвение. Библия открывала ей, что жизнь в течение многих тысячелетий была бесконечной мукой в ожидании смерти.
   Наступила весна. Весна, когда радостно пробуждается природа, не сулила Анне ничего, кроме ожидания смерти. На деревьях щебетали беспечные птички, ласточки, вернувшись из теплых краев, лепили гнезда под карнизом башни; зазеленели деревья и раскрыли листочки навстречу солнцу. Над миром повеяло теплом и ароматом цветов. Даже возле заброшенного замка закипела жизнь: на полях появились люди с плутами, люди эти были свободны, только она томилась в одиночестве и неволе. Порой, засмотревшись вдаль на какого-нибудь человека и стараясь отгадать, кто он, чем занят, графиня погружалась в глубокую задумчивость и не замечала, что часовой не сводит с нее восхищенных глаз. А ему невдомек было, за какое преступление могли обречь несчастную на такое тяжкое наказание. Старый комендант, прогуливаясь по валам с трубкой во рту, тоже не раз поднимал кверху глаза и чувствовал, как в груди у него закипает горечь и закрадывается неприязнь к всемогущему государю, Фридриху Августу.
   Узница пробуждала в нем сострадание. Что это за прогулка -- узкая лестница да десять шагов вдоль камеры, где затхлый воздух, не прогреваемый солнцем, а кроме этого, лишь письма, обреченные на сожжение, Библия и слезы. В груди Веелена шевельнулась жалость.
   Между Свентоянской башней и крепостной стеной был крохотный клочок земли; ровно столько, сколько нужно человеку для могилы. В этом закутке росли полынь, чабрец и дикая розовая гвоздика. В расщелинах стены торчали стебли трав и какие-то неизвестные, ветром посеянные цветочки. Веелен подумал: хорошо бы устроить ей здесь садик... Но даже на такой пустяк надо было испрашивать разрешение, ведь это значило скрасить узнице жизнь, доставить ей удовольствие, то есть проявлять жалость к бунтовщице, потакать ей, и старик сам посадил ей цветы, подумав, что даже смотреть на них будет отрадно той, которая сама увядала, как цветок.
   Однажды Анна, взглянув в ту сторону, увидела, что копают землю; ей невольно пришла в голову мысль о могиле, и она отвернулась. Только когда животворящая весна вырастила здесь цветы, Анна улыбнулась, посмотрев на них. Не такими цветами привыкла она любоваться в саду Гесперид и в Пильниц, но сейчас даже эти жалкие цветики были недоступны ей.
   Вот бы посидеть не на холодном камне, а на земле, прижаться к ней, может, тогда она опять бы ожила, а цветы стали бы ее наперсниками и друзьями. Но снизойти до просьбы королева не могла и предпочитала страдать молча. Каждое утро Анна здоровалась с цветами и прощалась, когда наступал вечер.
   Старый комендант передал через служанку графине, что садик принадлежит ей, и она может распоряжаться им по своему усмотрению. Риск был невелик: куда убежишь, если в двух шагах ходят часовые. И вот когда в одно прекрасное утро Анна сошла без помех в свой садик, воздух опьянил ее, солнце ослепило, и ей пришлось прислониться к стене, чтобы не упасть.
   С тех пор садик стал ее единственной отрадой, и она проводила там целые дни, ухаживая за цветами, которые привозили по ее просьбе. Было их немного, она знала их наперечет, выхаживала, вдыхала в них жизнь, любовно следила глазами.
   Так без особых перемен и надежды прошли весна и лето. Ее окружала глухая стена молчания, на письма ответов не было, из прежних друзей никто не давал о себе знать. Из ее огромного состояния, предназначавшегося для детей и расхищенного алчными руками, ей выплачивали около трех тысяч талеров, которые она могла с ведома коменданта тратить на свои нужды. К ней пускали не внушавших подозрения торговцев, да и то подвергнув их предварительно тщательному осмотру, чтобы они не принесли узнице утешение и надежду.
   И в Столпене графиня не переставала ждать Заклику, но время шло, садик отцветал, а о нем не было ни слуху ни духу. Наконец поздней осенью еврей, принесшей ей кое-что на продажу, улучив минуту, когда служанка вышла, и, оглядевшись опасливо по сторонам, шепнул ей, что тот, кто ломал подковы, жив и скоро появится. Торговец ничего больше сообщить не мог, но этого было достаточно, чтобы пробудить уснувшую надежду.
   Между тем Заклика не бездействовал. После того как план побега из Носсена провалился, все пришлось начать сызнова. Всем было известно, ибо из этого не делали тайны, что графиню сослали в Столпен и заточили в башне. Чтобы оправдать эту неслыханную жестокость, вызывавшую возмущение, распускали слухи, будто Козель еще в Берлине пыталась организовать заговор против короля и, лишившись рассудка, объявила себя королевой. А шепотком добавляли, хотя ни для кого это не было тайной, что Август раскаивается в том, что по своему легкомыслию и слабоволию при живой жене дал Козель письменное обязательство сочетаться с ней браком. Ни уговоры, ни поиски ни к чему не привели, -- письмо обнаружить так и не удалось.
   Такой жестокости никто не ожидал от Августа; даже Денгоф испугалась, впрочем, она не могла похвастаться ни сильной привязанностью короля, ни влиянием при дворе. У новой фаворитки короля двор был достаточно пышный, но ее приближенные никакой сколько-нибудь значительной роли в политике не играли, а ее власть дальше празднеств и развлечений не распространялась.
   Даже Флемминг, Мантейфель, Ланьяско, Вицтум, которые превозносили Марыню, чтобы избавиться от опасной Козель, не искали ее покровительства. Один только Вацдорф, вообразивший, что с ее помощью ему удастся свергнуть Флемминга, выслуживался перед ней, выпрашивая для нее у Августа богатые дары, а она с удивительной беспечностью сорила деньгами, тратя подчас по десять тысяч талеров в один вечер на шумные забавы.
   Уже тогда Денгоф понимала, что делать ставку на короля бессмысленно и, готовя себе путь к отступлению, с надеждой поглядывала на Безенваля и молодого Любомирского, который, кажется, был к ней неравнодушен.
   Видя, с какой жестокостью король расправляется с теми, кто пользовался его неограниченными милостями, его приближенные задумались, как бы заблаговременно покинуть двор, чтобы не стать жертвой его прихотей и не лишиться в один прекрасный день всего, что у них есть. Так, Гойм, бывший муж графини Козель, без которого король не мог обойтись, хотя и недолюбливал его, ни на минуту не забывал об участи Бейхлинга, о том, что случилось с Имгофом после альтранштадского договора, наконец о своей первой жене, и не успокоился до тех пор, пока не распродал свои поместья, не вывез деньги за границу, и, оставив службу в Саксонии, не уехал в Силезию. Те же опасения не давали покоя маршалу Шуленбургу. В том году, когда графиню Козель заточили в Столпене, Гойм, продав последнее имущество Флеммингу, уехал в тоске и печали доживать свой век в Вену.
   С Марыней Денгоф окончилось всевластие фавориток при дворе Августа II. Главные действующие лица трагедий и интриг, -- этого главного занятия приближенных Августа, -- состарились и поумирали. Да и сам король потерял вкус к бурным развлечениям. Пожалуй, только лейпцигская ярмарка еще в состоянии была привести его в хорошее настроение и развлечь.
   Заклика долго ломал себе голову, что предпринять, чтобы пробраться к графине Козель. Прежде всего, он решил осмотреть Столпен, в котором раньше не бывал. Он преспокойно обосновался в городке, где на приезжих не обращали никакого внимания, и выведал, какие в замке порядки и кто там комендант. Заклика со всех сторон обошел замок и заповедник в поисках удобного прохода и убедился, что проникнуть туда почти невозможно.
   В первый год пребывания графини в Столпене надзор был особенно строгим, и о том, чтобы попасть в замок, если ты не знаком лично с комендантом, нечего было и думать.
   Сколько Заклика ни ломал себе голову, так ни с чем и вернулся в Дрезден; одно он решил твердо: больше не таиться -- так легче будет найти способ помочь графине. Знакомых с прежних времен осталось довольно много, друзей -- никого. Зато в Саксонию приезжало теперь из Польши много знатных панов, чье влияние при дворе могло ему пригодиться. Раймунд задумал вернуться на военную службу, и с помощью мундира любыми способами попасть в гарнизон, стоявшим в Столпене. Путь предстоял долгий и трудный, но тот, кто вступил на него, обладал железной волей и безграничной готовностью жертвовать собой. А старинный род, из которого он происходил, служил достаточно хорошей рекомендацией для влиятельной польской знати.
   Появление Заклики при дворе вызвало всеобщее недоумение. Ведь ни для кого не было тайной, что он верно служил Козель, а что произошло с ним после ее низвержения, никто не знал. Раймунд, чтобы прекратить кривотолки, во всеуслышание заявил, что некоторое время жил у своих родных в Польше. Приезд в Дрезден куявского епископа Шанявского, которого Заклика знал еще в молодости, навел Раймунда на мысль выхлопотать при его поддержке разрешение на покупку капитанского чина в саксонском войске. При упоминании с Заклике король поморщился, но велел ему явиться. Он не видел Заклику несколько лет и нашел, что тот очень изменился. Как ни подозрительно отнесся Август к Заклике, но его независимое, смелое поведение и признание, что он добровольно покинул графиню, успокоили короля, и он не стал возражать против его вступления в войско. Оставалось только купить чин, что оказалось делом несложным. У Заклики было скоплено немного денег, он сторговался с немцем и обрядился в новый, более красивый, чем прежде, мундир. Служба не была в тягость лишь тем, кто любил рассеянный образ жизни, ибо ту часть войска, которая не преследовала в Польше конфедератов, муштрой не мучили и использовали в основном для парадов и празднеств.
   В те времена офицеры часто по целым годам не видели своих полков, зимой они осаждали прихожие, а летом их днем с огнем нельзя было сыскать в лагере. Они отсиживались по домам, тратя деньги, скопленные за зиму, и бахвалясь храбростью перед изумленными женщинами. Ни приказов, ни распоряжений они не признавали, жизнь вели праздную, а солдаты, лишенные самого необходимого, терпели нужду. По свидетельству современников, средства, отпускаемые на новые полки, которых в помине не было, расхищались, а это, в свою очередь, служило помехой для пополнения рекрутами уже существующих полков. Бесконечная смена начальства разоряла казну, была на руку интенданству и офицерам. Казалось, в войске собрались отбросы общества: скандалисты, сводники, картежники, шулеры, сутяжники, склочники, тяжбам среди офицеров не было конца. Генералы жили за счет солдат, а те, доведенные до крайности, по примеру офицеров добывали хлеб насущный, не брезгуя никакими средствами.
   Маркграф Людвик Баденский, командующий саксонскими войсками в войне за испанское наследство в 1703 году, приходил в отчаяние, не в силах с ними справиться. Во время похода, когда дорога была каждая минута, его офицеры располагались в халатах на отдых. Поучительна также история, происшедшая с полковником Герцем в 1704 году в Польше. Герца приказано было арестовать за недостойное поведение и чрезмерное внимание к своей особе. Но Герц так ловко сманеврировал, что сам окружил и разбил тех, кто должен был заключить его под стражу.
   Расхлябанность, царившая в войске, была на руку Заклике; с помощью денег здесь можно было добиться чего угодно. В среде, куда попал Раймунд, не признавали ничего, кроме кутежей, праздной жизни, легкой наживы и беспутного мотовства. Офицеры усвоили придворные нравы и порядки двора; видя, какие пышные празднества задаются в честь прекрасных дам, с какой легкостью оскорбляют за рюмкой королевских полковников, они не относились к своей службе всерьез.
   Изредка среди этого сброда, состоявшего по большей части из чужеземцев, попадался настоящий солдат. Но он служил предметом для всеобщих насмешек. Теперь, когда Заклика надел мундир и познакомился с товарищами, ему ничего не стоило добиться назначения в Столпен, пребывание в котором никому не улыбалось.
   По собранным сведениям, старый Веелен был человеком спокойным и, в сущности, добрым, целыми днями играл он в шашки или курил трубку; Заклика решил, что его провести будет нетрудно.
   Графиня Козель очень удивилась, когда после нескольких месяцев молчания бродячий торговец сообщил ей по секрету, что скоро приедет тот, кто ломал подковы.
   

11

   Снова наступила весна, снова зазеленел садик, цветы ожили и подняли головки навстречу солнечному теплу. Графиня Козель растворила окно. День был теплый, безветренный, в лесу, в заповеднике шумели деревья, но их шуму она могла внимать только издали. Внизу, у самого подножия башни, был крохотный клочок земли, отданный в ее распоряжение из сострадания.
   Часто, сидя в садике, в построенной для нее беседке, графиня наблюдала за гарнизонными солдатами и офицерами, проходившими по двору, отделенному от нее низкой крепостной стеной. Гордой женщине было неприятно любопытство, с каким смотрели на нее, низвергнутую с пьедестала былого величия, однако, соскучившись в одиночестве и позабыв, что она королева, она радостным взором приветствовала каждое человеческое лицо. Солдаты невольно останавливались, глядя на нее с сочувствием, а молодые офицеры теряли голову от ее черных пламенных очей.
   Племянник коменданта, молодой Веелен, чаще других искал повода подойти поближе к садику, чтобы увидеть прекрасную Диану -- так прозвали Козель с той поры, когда она появилась на маскараде в костюме этой богини. Старый комендант держал племянника при себе, отчасти чтобы было кого муштровать и долгими вечерами играть в шашки, отчасти потому, что считал своим долгом способствовать продвижению племянника по службе.
   Генриха фон Веелена нисколько не прельщала карьера военного, но, уступая настойчивым просьбам матери, бедной вдовы, которая рассчитывала получить наследство после смерти бездетного коменданта, прослывшего скрягой, он скрепя сердце подчинился. Двадцатилетний Веелен отчаянно скучал в базальтовом Столпене, но вырваться отсюда не мог.
   Каким счастьем для мечтательного юноши было появление в пустынном замке прекрасной узницы! С первого взгляда влюбившись в несчастную, он не мог взять в толк, как можно заточить в четырех стенах такое прелестное создание, чудо земной красоты, и обречь его на медленное угасание. Со всем пылом первой юношеской любви -- чистой, экзальтированной, тайной и бурной, потянулся Веелен к молодой женщине, чтобы служить ей и облегчить ее участь. Старый комендант ничего не заметил, да и как мог заметить что-нибудь подобное этот самый прозаический из людей, для которого все молодые женщины были на одно лицо. Прежде он улыбался каждой, теперь -- ни одной.
   Постепенно Генрих разбудил в сердце дядюшки сострадание к Анне Козель; следствием его был садик и еще кое-какие поблажки. Молодой Веелен, часто заменявший коменданта, считал себя здесь хозяином, и графиня, едва удостаивавшая его взглядом, понимала, что может на него рассчитывать. Однако она решила ждать Заклику.
   Какова же была ее радость и удивление, когда, спустившись весной в первый раз в оживший садик, графиня увидела Генриха Веелена и Заклику, которые стояли во дворе и мирно беседовали. Новый мундир так преобразил Раймунда, что она узнала его только по голосу. До нее доносился громкий разговор. Заклика говорил, что приехал сюда на место капитана Цитауера, которому спешно понадобилось поехать к семье.
   Генрих и Раймунд успели уже, казалось, стать добрыми друзьями.
   -- Да, невесело у вас тут в монастырских развалинах, -- говорил капитану Веелену капитан фон Заклика. -- Если бы я знал, какая здесь глушь и скучища...
   Однако у Генриха был вид человека отнюдь не скучающего.
   -- Дорогой мой, -- возразил он, -- любителю развлечений, конечно, нечего делать в Столпене, но тому, кто предпочитает живописную природу и размеренный образ жизни, здесь совсем недурно.
   Графиня Козель с замиранием сердца ловила каждое слово, боясь поднять глаза, чтобы не выдать себя.
   -- Капитан Веелен, -- как бы вскользь заметил Раймунд, -- не будете ли вы так добры представить меня графине, если это дозволяется вашими правилами?
   -- С удовольствием, -- воскликнул Веелен, обрадовавшись поводу лишний раз увидеть Козель.
   Они подошли к стене, огораживающей садик, который был расположен выше двора.
   -- Разрешите, графиня, представить вам вновь прибывшего сюда капитана фон Заклику, -- сказал Веелен с глубоким поклоном.
   Анна с притворным равнодушием повернула голову и ответила на поклон гостя едва заметным кивком, а тот стоял бледный, взволнованный, не в силах отвести глаз от дорогого лица, которое было все так же прекрасно, как тогда, в Лаубегасте, когда он увидел его впервые.
   -- Вы, верно, сюда ненадолго? -- после минутного молчания спросила графиня, наклоняясь к цветам.
   -- Боюсь, что надолго, ведь я человек подневольный и вряд ли скоро найдется охотник сменить меня.
   -- Да, более страшной тюрьмы не придумать, -- с горечью воскликнула графиня. -- В темном подземелье не видно божьего света, и узник забывает о нем, а здесь какой вид перед глазами! Птицы, горы, леса, деревья, но между миром и мной непреодолимая стена!
   Офицеры не проронили ни слова.
   -- А за какие грехи вы сюда попали? -- продолжала Козель.
   -- Видно, судьба, -- помолчав, ответил Заклика, -- я уже не молод, и мне все едино где жить.
   Они откланялись и ушли.
   Веелен, взяв Заклику под руку, потащил его к себе на третий двор, где занимал две комнатки рядом с дядей. Он и нового приятеля устроил поблизости.
   -- Капитан Заклика, -- воскликнул Веелен, -- вы ведь впервые видели рейхсграфиню Козель. Что вы скажете о ее царственной красоте? Разве женщина, низвергнутая с трона, но сохранившая такое величие, не достойна его? Какое изумительное одухотворенное лицо!
   Веелен говорил так горячо и таким ярким румянцем пылали его щеки, что он выдал себя с головой. Впрочем, он, кажется, и не собирался делать из этого тайну. Генрих взглянул на Заклику, тот стоял, в задумчивости опершись о стол.
   -- Капитан Веелен, -- сухо произнес Раймунд, -- мне ваш восторг приятен, но другой человек на моем месте заподозрил бы, что вы влюблены.
   -- Оба мы солдаты, -- вскричал Веелен, ударяя себя в грудь, -- и порядочные люди! К чему отпираться, да, я потерял голову, как только ее увидел! И не стыжусь признаться в этом, потому что второй такой женщины нет на целом свете.
   -- К чему вам это? -- с грустной улыбкой проговорил Заклика. -- Женщина, раз побывавшая королевой, ни на кого не поднимет глаз, ее сердце иссушили нескончаемые несчастья, к тому же она навеки обречена быть узницей.
   -- Э! Навеки! -- перебил его Веелен. -- На земле нет ничего вечного, она еще молодая.
   -- А вы-то и вовсе молоды! -- усмехнувшись, заметил Заклика.
   Капитан Веелен смутился, с добродушной улыбкой протянул руку новому товарищу и прошептал:
   -- Да, вы правы, я очень молод, совсем, можно сказать, мальчишка, но устоять перед ее чарами не может ни один смертный. Вы моего дядю видели -- седовласый, лицо в морщинах, угасший взор. И что же? Смотрит на нее издали, будто лицо солнечным лучам подставляет, а вернется к себе в свою комнатушку, вздыхает до тех пор, пока за шашками не позабудет об этом божестве. Солдаты же часами стоят, уставившись на нее, как на икону, что ж говорить обо мне, двадцатилетнем вертопрахе?
   Влюбленный юноша был для Заклики и помощником и помехой. В тот же день они вместе отправились осматривать замок. А посмотреть было на что: семиярусная башня, подземные галереи, переходы.
   Одержимый одной только мыслью, Заклика сразу стал обдумывать план побега. Пожалуй, не было иного способа, как по подземным переходам из семиярусной башни проникнуть в капитульную, {Капитульная башня - башня, где происходили заседания капитула - коллегии духовных лиц.} а оттуда -- в часовню, из которой узкий, заброшенный коридорчик выводил наружу в сторону города.
   Заклика делал вид, что его интересуют развалины древнего готического замка, а сам старался все получше разглядеть. И в голове у него созрел план: ночью, переодетая в мужское платье, графиня спустится с лестницы и прокрадется во внутренний двор, который не охраняется, оттуда -- к дверце, ведущей в подземелье. Раздобыть лошадей в городке ничего не стоило, а имперская граница была под боком. Вот какие мысли бродили в голове у Заклики; между тем Веелен истолковал его молчание по-своему и с юношеской беспечностью заметил:
   -- Конечно, при взгляде на эти неприступные каменные громады становится жутко, а в подземелье так и вовсе мурашки пробегают по коже не столько от холода, сколько от мысли, что люди строили это, чтобы обречь на муки себе подобных; как кроты, рыли они эту гору, чтобы скрыть свои злодеяния или предательство. Но поверьте, капитан, несмотря на стены, башни и ворота, выбраться отсюда легче, чем кажется.
   Заклика в ответ промолчал.
   Несколько дней спустя Раймунд ухитрился повидаться наедине с графиней, не возбуждая подозрений, что было сейчас для него особенно важно. Анна, не говоря ни слова, протянула ему руку для поцелуя.
   -- Долго заставил ты себя ждать, -- немного погодя промолвила она недовольно.
   -- Возможности не было, -- ответил Заклика, -- тот, кто идет на риск, должен соблюдать осторожность. Мне жизнь не дорога, но, соверши я малейшую оплошность, и вы лишитесь последнего защитника.
   -- Ты прав, -- подумав, согласилась Анна, -- тебя, верного своего слугу, я приберегу напоследок. А пока воспользуюсь племянником коменданта.
   -- Как? Почему? -- недоумевал Раймунд.
   -- Такова моя воля, -- заявила графиня. -- Веелен без памяти влюблен в меня, и замок знает лучше тебя, он здесь как дома. Ни во что не вмешивайся, предоставь ему свободу действий, помогать незаметно можешь, но оставайся в тени, закрой на все глаза. Я попытаюсь бежать с ним.
   -- Но это легкомысленный, сумасбродный юноша.
   -- На сумасбродные поступки только сумасброды и способны.
   -- А если не повезет? -- хмуро спросил Заклика.
   -- Ну что ж? -- холодно отозвалась графиня. -- Хуже, чем есть, быть не может. Вот только молодого человека жаль. Да, ты прав, ты должен остаться про запас.
   -- Юноша, -- после некоторого раздумья заметил Раймунд, опасливо поглядывая на приоткрытую дверь, -- едва ли на такой шаг отважится, у него этого и в мыслях, наверно, нет.
   -- Предоставь это мне, -- перебила его графиня, -- я сама все устрою; хорошо, что ты здесь, но последнего талера я на карту не поставлю.
   Шум на лестнице помешал им продолжить разговор, капитан громко сказал что-то не относящееся к делу и спустился вниз.
   Раймунд огорчился, что Козель отвергает его помощь, но, привычный к послушанию, он и на этот раз, поворчав немного, подчинился ее воле.
   Веелен с первых же дней доверил Раймунду свою тайну; он признался, что безумно влюблен в графиню и не пожалеет жизни, чтобы освободить ее.
   -- Ведь вы меня не выдадите, -- воскликнул Веелен, кидаясь Раймунду на шею.
   -- Я-то вас не выдам, не беспокойтесь, -- прошептал Заклика, -- но смотрите, как бы вас ваша неосторожность не выдала.
   Вскоре Заклика заметил, что Веелен под разными предлогами норовит проникнуть в садик или в башню. Вид у него был такой, словно он мечется в горячке. И Заклике пришлось проводить вместо него время с комендантом: играть в шашки, выслушивать мало интересующие его истории из жизни родовитых саксонских семей. Генрих как угорелый носился по замку и по двору. Похоже было, что побег близок к осуществлению.
   Заклике, как непосвященному, не следовало вмешиваться, но, столкнувшись как-то с Генрихом с глазу на глаз во дворе, он шепнул:
   -- Капитан, я не знаю и не хочу знать, что вы задумали, но боюсь, как бы другие тоже не обратили внимание на явные и странные приготовления к чему-то.
   Веелен, оторопев, взял Заклику под руку и потащил в темный угол двора.
   -- Как? Вы что-нибудь заметили? Догадались? Говорите прямо!
   -- Ни о чем я не догадался, но вижу, что вы хотите выкинуть сальто-мортале.
   -- Не понимаю, -- прервал его Генрих, -- что необычного или странного находите вы в моем поведении? Я просто безумно влюблен и больше ни о чем не в состоянии думать.
   -- Смотрите, не теряйте окончательно голову, не то найдутся охотники вмешаться ь это дело. То, что вижу я, могут заметить и другие.
   Веелен растерялся, он, видно, не владел собой. Чувствовалось, что своевольная графиня торопила его с побегом. Заклика в тот же день пробрался к Анне. Она в волнении расхаживала по комнате и одета была не так, как обычно.
   -- Заклика, не вмешивайся ни во что, будь глух и нем. Играй подольше с комендантом в шашки. А если поднимут тревогу, постарайся задержать погоню.
   -- В случае удачи, что прикажете мне делать?
   -- Немедля явиться, куда я велю.
   С нехорошим предчувствием покинул Заклика башню и долго не мог прийти в себя. Попавшийся навстречу Веелен был озабочен, взволнован, ежеминутно поглядывал на солнце, словно сердился, что оно так долго не заходит.
   Ничего не подозревавший старый комендант пригласил Раймунда выпить с ним пивка и сыграть в шашки; обычно игра затягивалась до полуночи. Вахмистр, запиравший ворота и приносивший ключи, заставал их поглощенными этой, как будто не сложной, но очень захватывающей игрой.
   Был теплый погожий вечер, и после захода солнца, как это бывает в летнюю пору, стало быстро темнеть. Заклика прислушивался к малейшему шороху, доносившемуся из замка, и играл рассеянно; комендант, все время выигрывавший, подтрунивал над ним.
   -- Что это с вами, капитан? -- спросил он.
   -- Голова болит.
   Сыграв две-три партии, они стали беседовать. Веелен набил трубку; мрак сгущался, зажгли свечи. А Генриха, который обычно приходил в эту пору, все не было.
   -- Наверно, в город удрал, -- сказал комендант, -- скучает здесь. По мне, уж лучше это, чем выстаивание под стеной, чтобы взглянуть на гордячку, возомнившую себя королевой, -- и, понизив голос, прибавил; -- Ведь она мало кого кивком головы удостаивает.
   Заклика поспешил переменить разговор.
   В замке было тихо, приближалось время, когда вахмистр приносил обычно ключи; наконец в дверь постучали. Старый, похожий на разбойника солдат-наемник, побывавший ранее на немецкой, фландрской и голландской службах, показался на пороге бледный, с перекошенным лицом и трясущимися губами. Взглянув на него, Заклика испугался, до того он был страшен.
   Комендант недолюбливал его, но расстаться не хотел: Вурм, так звали солдата, умел держать людей в повиновении.
   -- Господин комендант, -- проговорил Вурм, -- разрешите доложить о важном происшествии...
   -- Что такое? Пожар? -- вскрикнул срываясь с места Веелен.
   -- Нет, ваш племянник собрался удрать с графиней из замка. Ха-ха-ха!
   Старый комендант, словно обезумев, кинулся к двери.
   -- Э, не извольте беспокоиться, -- дико захохотал Вурм. -- Я давно этого ждал, выслеживал, знал, что так оно будет, а значит, будет и награда.
   -- Наглая ложь! -- закричал комендант. -- Как ты смеешь...
   -- Я свой долг выполнил, -- невозмутимо возразил Вурм, -- солдаты стерегут их в галерее за часовней, теперь капитану Генриху, -- а он не раз, озлясь, бивал меня по морде, -- не сносить головы, это уж точно.
   Отмщенный вахмистр торжествовал. А комендант, дрожа всем телом, то за оружие хватался, то за ключи, не зная, что предпринять. Беспокойство за судьбу любимого племянника, казалось, лишило его рассудка.
   -- Капитан Заклика! -- обретя дар речи, закричал он. -- Спасите меня, спасите его!
   -- Поздно, -- вмешался вахмистр, -- завтра об этом узнает весь город, пронюхают при дворе, королю донесут. Слишком много свидетелей было. Да, недурно я это дельце обстряпал. Отомстил знатно, а ежели вы мстить за него будете, что ж, я не боюсь.
   В это время из подземелья семиярусной башни послышался шум. Солдаты с криками вывели во двор беглецов; графиня, бледная, со стиснутыми губами, шла впереди, за ней -- связанный Генрих; он ранил себя выстрелом из пистолета и, наверно, лишил бы себя жизни, если бы солдаты не скрутили ему руки.
   Козель в бешенстве и отчаянии без оглядки побежала к башне. Генрих остановился... Старый комендант ломал руки и рвал на себе волосы. Заклика шел за ним, исполненный сострадания к бедному юноше, так нелепо угодившему в ловушку. На торжествовавшего, издевательски усмехавшегося Вурма никто даже не взглянул.
   Дядя должен был взять племянника под стражу и немедленно послать донесение о случившемся в Дрезден. Но старый, солдат был не в состоянии написать его: он весь дрожал, из глаз его текли слезы; пришлось призвать на помощь писаря. Трудно было разобрать перемежаемые рыданиями и проклятиями слова рапорта, в котором Веелен осуждал племянника, но молил снизойти к его молодости, учесть его, коменданта, старые заслуги и прежде всего винил себя самого за слепоту; написал он также, что Вурм -- предатель, ибо вел себя бесчестно: вместо того чтобы предотвратить беду, он выжидал, надеясь извлечь для себя выгоду.
   Караул возле башни удвоили, ночь прошла в бодрствовании и волнении.
   Вурма комендант тоже отдал под арест. С донесением послали в Дрезден курьера. Взошедшее солнце осветило столпенский замок, еще более печальный и безмолвный, чем всегда. Козель билась в истерике.
   Около полудня мрачной тучей из Дрездена налетели генерал фон Бодт и несколько чиновников с приказами короля.
   Старый Веелен, не говоря ни слова, протянул шпагу, но ее не взяли. По королевскому приказу осуждены были капитан Веелен и вахмистр Вурм. Еще до захода солнца смертный приговор должен был быть приведен в исполнение. Напрасно старый комендант плакал и молил о помиловании, о том, чтобы хотя бы повременили с исполнением приговора.
   Услышав выстрелы, Козель вздрогнула, предчувствие подсказало ей, что влюбленный юноша заплатил в этот миг жизнью за свою любовь к ней.
   Заклика был бледен как покойник.
   Веелен написал письмо королю и в тот же день оставил службу. Вурма, закованного в кандалы, сослали на каторжные работы в Кенигштейн.
   

12

   Так неудачно кончилась первая попытка графини Козель вырваться на свободу. Она скорбела о бедном юном безумце, отдавшем за нее жизнь, и о себе. Графиня велела служанке узнать, где похоронен Генрих, и отнести на его могилу все цветы из садика. После этого случая в Столпене произошли большие перемены. Вместо Веелена комендантом был назначен жестокий и бездарный Бирлинг; вспыльчивый, грубый, надменный и своевольный, он обладал всеми пороками старого солдафона, которому в жизни незаслуженно повезло. В крепости ввели еще более строгие порядки. Графине запретили выходить из башни, в замок был прислан новый гарнизон, и Заклике велели возвратиться в полк.
   Воспользовавшись тем, что новый комендант каждый вечер, приняв ключи, напивался до беспамятства и валился на кровать, Заклика пошел перед отъемом проститься с графиней Козель. Вид у нее был безумный, слезы мешали ей говорить.
   -- Как, и ты покидаешь меня? Ты? Испугался? -- воскликнула она с негодованием.
   -- Я покидаю вас не по своей воле, -- понизив голос, ответил Заклика. -- Мне приказали вернуться в полк. Но я ухожу отсюда, чтобы лучше служить вам.
   -- А мне ждать до скончания моих дней? -- Анна зарыдала. -- Умирать медленной смертью?
   -- Приказывайте, -- печально молвил Заклика, -- я ради вас на все готов.
   Когда после недолгого раздумья Анна встала, глаза у нее были сухие.
   -- Так тому и быть, -- сказала она. -- Ступай, обдумай, что делать, ты знаешь это лучше, меня покинул рассудок, бог, люди; но помни, если и ты мне изменишь, я призову на твою голову месть, прокляну тебя!
   Времени для долгих разговоров не было; с минугы на минуту могла явиться служанка, и тогда не миновать беды. Графиня сообщила Заклике, что перед отъездом из Пильниц она зарыла под деревом небольшую шкатулку с очень ценными бриллиантами. Она поручила Раймунду откопать шкатулку, продать драгоценности, а деньги держать наготове, на случай, если побег удастся. Едва Заклика успел выслушать распоряжения графини, как на лестнице послышался шум, и он поспешно удалился.
   Прошло несколько лет, а верный слуга ничем не мог облегчить участь несчастной, лишь время от времени он подавал о себе вести через бродячего торговца. Судьба узницы, быть может, изменилась бы к лучшему, если бы не новая, очень похожая на первую, попытка к бегству, которая закончилась столь же плачевно.
   На этот раз графиня не сомневалась, что побег удастся, и велела Заклике ждать ее на границе в условленном месте с лошадьми и деньгами. Капитана это известие встревожило, и он нашел предлог поехать в Столпен, чтобы повидаться с графиней.
   С ней обращались теперь не так строго, и все еще красивая графиня использовала предоставленную ей свободу на то, чтобы покорить без памяти влюбленного в нее поручика Гельма. Несчастный поручик любил Анну более возвышенно и пылко, чем юный Веелен, его чувство прошло испытание временем: два года приглядывалась к нему Анна, прежде чем решилась еще раз попытать счастья.
   Поручик Гельм пленился не только красотой графини, но и ее умом, красноречием, возвышенностью мыслей. Ибо в то время Козель, углубившись в Библию, зачитываясь пророками, увлекшись этой священной книгой, сама словно уподобилась вдохновенной провидице-прорицательнице. Речь, одежда, жесты, взгляд -- все изобличало недюжинный ум, сочетавшийся с такой уверенностью, с такой непоколебимой силой и величием, что она могла увлечь и повести за собой не только слабого человека, но целые толпы.
   Те, кто еще в Пильниц, в этом идиллическом изгнании, слышали, как Анна рассказывала о своих несчастьях, поражались изысканностью ее речи, тонкостью ума и трагичностью ее облика. Несчастья во сто крат усилили впечатление, производимое ею на людей. Заклика едва узнал графиню, так сильно она переменилась. Хороша она была по-прежнему, но выражение лица стало строже, страдание оттиснуло на нем свою печать, не смея лишить его прелести. Движения стали медлительными, слова поражали проникновенностью, словно изливались из какого-то таинственного источника. Должно быть, так выглядели жрицы или пифии.
   Когда Раймунд вошел, Анна с карандашом в руках читала Библию. Вскинув на него глаза, она протянула ему руку для поцелуя. У старого слуги глаза наполнились слезами.
   -- Вот видишь, -- промолвила она, я до сих пор жива, бог не напрасно продлил мои дни. Я переживу своих преследователей и прощу их. Бог продлил мне жизнь, чтоб открыть великую истину, сокрытую от других. Я должна быть свободна, -- мне предстоят великие дела.
   -- Графиня, -- робко прервал ее Раймунд, -- а вы не боитесь, как бы опять...
   -- Я никогда не боялась и сейчас не боюсь, -- хладнокровно возразила Анна. -- Этот человек всецело в моей власти, он сделает все, что я захочу. Меня озарило свыше, и я знаю, он не предаст меня. На этот раз судьба будет ко мне благосклонна.
   Раймунд не смел возражать. Они уговорились о встрече на границе. Он не стал интересоваться подробностями, но на душе у него было неспокойно: он дрожал за свою госпожу.
   На прощанье Анна Козель величественно кивнула; она была совершенно спокойна. Гельм, которого он мельком видел, произвел на него впечатление восторженного и мечтательного молодого человека; таким был бедный Генрих, павший жертвой своих юношеских грез. Повинуясь воле графини, Заклика взял отпуск -- военную службу он не хотел бросать, считая, что так безопасней для дела, -- и заблаговременно с лошадьми и нанятым вендом стал ждать в условленном месте на границе.
   Козель должна была прибыть той же ночью. В страшном волнении прождал Заклика всю ночь напролет, занялся рассвет, -- его ожидания были напрасны. Так прошел следующий день, ночь и еще одна ночь. Ни графини, ни весточки. На четвертый день купцы, ехавшие из Столпена, рассказали в корчме, что из крепости бежала графиня с офицером, но беглецов схватили.
   Увы! Это оказалось правдой. Заклика тотчас помчался в Столпен. Идти в замок, чтобы узнать подробности, не было нужды -- в городке только об этом и говорили. Как выяснилось, Гельм почти год копал узкий ход, выводивший за крепостную стену, где не было стражи. Спуск был крутой, но Гельм научился сходить вниз. Отверстие он искусно замаскировал снаружи камнями. В день побега Гельм подпоил стражу, коменданта в крепости не было, казалось, все складывалось благоприятно. Наступила темная дождливая ночь, и графиня, переодетая в мужское платье, никем не замеченная, выбралась из башни. Гельм ждал ее на третьем дворе, откуда вырытый лаз должен был вывести их на свободу. Все шло удачно; камни бесшумно отвалили, и графиня первая оказалась по ту сторону стены. Гельм следовал за ней. Было так темно, что они несколько раз спотыкались и падали, но, тем не менее, благополучно спустились с базальтовой скалы, на которой возвышался замок. Неподалеку на дороге их должны были ждать оседланные лошади. Но дойти до лошадей они не успели, в замке забили тревогу.
   Оказывается, служанка, обеспокоенная здоровьем графини, которая весь день была в лихорадочном возбуждении, вошла в комнату и, увидев открытое окно и пустую постель, решила, что узница в приступе безумия бросилась вниз со скалы. На крик служанки прибежали комендант, солдаты, жители городка. Начались поиски, заметили отверстие в стене и послали погоню. А человек, ждавший беглецов с лошадьми, услышав шум, немедля вернулся в город.
   Анна Козель и Гельм растерялись, не зная, что предпринять, потом, по совету графини, они побежали полем к небольшому лесочку, надеясь там спрятаться. Но комендант знал, что ему не сносить головы, если узница убежит, он согнал все окрестное население, зажгли факелы, всадники обыскали все межи и дорожки, и едва забрезжил рассвет, как беглецов обнаружили. Графиня и Гельм были вооружены, они ранили солдата, но на выстрел сбежался народ, и сопротивлявшихся беглецов схватили.
   Офицера, как и в тот раз, предали военному суду.
   Влиятельные родственники Гельма обратились к королю и к блиставшей при дворе новой звезде -- графине Ожельской с просьбой о помиловании, но это не помогло. Гельма, приговоренного к расстрелу, привезли в Дрезден, где подобные экзекуции совершались на Новой площади против главной гауптвахты.
   Новая площадь славилась кровавыми зрелищами; среди зрителей, теснившихся там, обычно было немало прелестных дам, они с интересом наблюдали, как вешают, колесуют, рубят головы. На этот раз зрелище было не из самых любопытных -- всего-навсего расстрел, но на площади собралась огромная толпа, особенно много было женщин, которым хотелось посмотреть на романтичного юношу, безумно влюбленного в графиню Козель, целовавшего, как рассказывали, в темнице ее бант и не пожалевшего жизни ради своего божества.
   В полдень послышалась дробь барабана, и, окруженный солдатами, на площадь вышел Гельм. Глаза всех присутствующих устремились на красивого златокудрого юношу, шедшего на смерть с удивительным спокойствием. Из окон дворца выглядывали женские головки в изысканных прическах. Несколько экипажей с кучерами в богатых ливреях разместились так, чтобы лучше видеть последний акт человеческой драмы.
   Гельма, который просил не завязывать ему глаза, поставили у стены; солдаты уже зарядили ружья, с уст офицера вот-вот должна была слететь команда, жертва приготовилась к смерти, как вдруг из дворца прискакал верхом адъютант короля с вестью о помиловании.
   Полное незнание человеческих душ обнаружил бы тот, кто предположил, что помилование вызвало всеобщее ликование; напротив, люди были разочарованы; они пришли поглазеть на кровавое зрелище, а вместо этого им приходилось не солоно хлебавши расходиться по домам. Гельма повели обратно в казармы. Экипажи разъехались, толпа разбрелась по улицам.
   В Столпене особых перемен не произошло, лишь удвоили стражу да приняли некоторые меры предосторожности: прислали нового коменданта, укрепили ворота, починили обветшавшие стены; положение графини осталось прежним, на этот раз ее не лишили той крупицы свободы, какой она пользовалась.
   Анна терзалась, что по ее вине погиб второй человек и теперь его тень будет преследовать ее всю жизнь.
   Не скоро до Столпена дошла весть о том, что король соизволил помиловать Гельма. О дальнейшей его участи ничего не было известно.
   Заклика вернулся к себе в полк и прожил там некоторое время, ничего не предпринимая, чтобы не вызвать подозрений. Раймунд понимал: теперь его черед, и мужественно готовился выполнить свой долг. Заклику не пугало то, что Веелен поплатился жизнью, а Гельм -- блестящей будущностью за благородный порыв спасти невинно осужденную женщину, но, будучи благоразумней своих предшественников и к тому же наученный их горьким опытом, он не хотел повторять их ошибок.
   Заклика, живя в Столпене, не терял даром времени: он основательно изучил замок, старинные пристройки, никому не известные ходы и подземелья, так что мог действовать наверняка. Но пока ему было неясно, что лучше для организации побега -- продолжать службу или уйти в отставку, поселиться в городке у замка и исподволь подготовлять освобождение графини.
   Громкая история с Гельмом заставила его на некоторое время притаиться. Только через своего постоянного посредника он давал знать графине, что жив и при первой возможности приедет.
   Так прошло несколько месяцев.
   В столпенском гарнизоне у Заклики были друзья, и он решил навестить их. Ближе других он был знаком с неким фон Кашау, добрым человеком, но страшным кутилой. Они подолгу беседовали с ним о Польше, где Кашау бывал в походах и даже научился немного польскому языку.
   И вот под предлогом, что едет навестить Кашау, Заклика отправился в Столпен. Кашау помирал от скуки; увидев в воротах Раймунда, он чуть не задушил его в объятьях и сразу потащил к коменданту, чтобы тот разрешил Заклике пожить в замке. Комендант, у которого болели старые раны на ногах, большей частью лежал в постели, и Кашау часто выручал его по службе, поэтому он не стал возражать. Получив согласие коменданта, приятели отправились на квартиру к Кашау потолковать за кружкой пива. Разговор, конечно, зашел об узнице, из-за которой они здесь торчали.
   -- Эх! -- сказал старый солдат. -- Не хочу судить других, особенно его величество короля, нашего милостивого господина, но не могу взять в толк, зачем такие строгости по отношению к женщине? Какую она представляет опасность? Разве что опять кто-нибудь влюбится в красавицу, как бедняга Гельм. Она по-прежнему хороша, несмотря на неволю, слезы, страдания.
   -- Видел бы ты ее в блеске славы, как я, когда служил при дворе, тогда бы понял, чем она опасна. Думаешь, король ее пистолета боится? Какое! Он ее глаз боится, ее чар и власти над ним: он знает, что если проведет с ней час, то будет лежать у ее ног и молить о прощении.
   -- А выйдя от нее, старый, с позволения сказать, волокита бросится к ногам Дискау или Остергаузен, -- засмеялся Кашау.
   -- Любопытно взглянуть на бедняжку, -- сказал Заклика.
   -- А кто тебе мешает? Не похитишь же ты ее средь бела дня! -- ответил Кашау. -- Пойди, поклонись прежнему божеству.
   Заклика не заставил себя просить дважды и пошел в башню св. Яна.
   Комната графини помещалась в третьем ярусе; Раймунд постучал -- никто не отозвался, не слышалось никаких признаков жизни; тогда он тихонько приоткрыл дверь, и его взору представилась незабываемая картина: посреди комнаты стоял заваленный книгами и бумагами стол, Анна Козель, опершись на него и приложив палец к губам, смотрела в огромную раскрытую Библию. Ее странное одеяние заставило Раймунда усомниться, в своем ли она уме. На ней было широкое черное платье с длинными рукавами, подпоясанное кушаком, на котором были начертаны кабалистические знаки, а черные волосы повязаны по восточному обычаю платком с засунутым в него свитком пергамента, тоже исписанным древнееврейскими письменами.
   Да, она была по-прежнему хороша, но как же не похожа на ту Анну Козель, что принимала датского короля в усыпанном бриллиантами наряде. Черты лица стали строже, на лбу появились морщины, а на маленьких надменных устах лежала печать молчания.
   Заклика вошел, а графиня, неподвижная, как статуя, все не отрывала взора от книги. Но, подняв, наконец, глаза и как бы случайно взглянув на Заклику, она опустила руку, и на лице ее изобразилось удивление.
   -- Ты дух или живое существо? -- спросила она.
   -- Ваш покорный слуга явился за приказаниями.
   -- Так, значит, есть еще верные слуги, и я, пленница, еще могу кому-то приказывать.
   -- Мне, пока я жив.
   -- Как тебе удалось пробраться сюда?
   Заклика указал на мундир.
   -- Теперь мой черед, -- сказал он, -- постараюсь действовать осмотрительнее, и, может, мне повезет.
   -- О нет, -- промолвила Козель с горькой усмешкой, -- в жизни человеческой все предначертано свыше, заранее предопределено и неотвратимо; никому не дано избежать своего удела.
   -- А может, мой удел вернуть вам свободу?
   -- Нет, иным путем обрету я свободу, -- покачивая головой, возразила она. -- Прежде я была слепа, а теперь ясно вижу, в чем мое предназначенье, оно открылось мне вот в этой священной книге. В мире нет милосердия, есть только необходимость, железная, несокрушимая, неотвратимая, ее надо познать и покориться. Этой мудрости научила меня Библия.
   Сказанное было настолько неожиданно, что Заклика потерял дар речи.
   -- Ты надолго сюда приехал? -- спросила Козель.
   -- Это зависит от вас. Как скажете, так и будет.
   Козель полистала Библию.
   -- Погоди, посмотрим, что скажет священная книга, -- промолвила она.
   Графиня закрыла книгу на застежку и, подняв кверху глаза, зашептала молитву, потом быстро раскрыла и, посмотрев направо, стала громко читать книгу Иисуса Навина, раздел десятый:
   -- "И опять сказал им: "Не бойтесь и не ужасайтесь, будьте тверды и мужественны, ибо так поступит господь со всеми врагами вашими, с которыми будете воевать". Понятно, -- в раздумье проговорила Анна, -- с тобой я буду сильней, но надо ждать гласа божьего и ничего не предпринимать. Только как ты останешься здесь?
   Пророчество смутило Раймунда, он ответил не сразу.
   -- Постараюсь, если нужно, поселиться в замке или в городе. Никто не может мне это запретить. Но служить ли мне или лучше выйти в отставку?
   -- Сбрось с себя эту позорную ливрею, одежду пленных амалекитян, -- перебила его Козель. -- Они презренные язычники, идолопоклонники.
   -- Пройдет какое-то время, прежде чем я получу увольнение, продам капитанский чин, соберу пожитки и вернусь в Столпен, -- помолчав немного, тихо сказал Раймунд. -- У меня здесь есть старый приятель, Кашау, вот и предлог хороший, лучшего не надо.
   -- Кашау? -- переспросила Козель. -- Такой же раб, как все, слуга беззакония, палач. -- Она закрыла Библию и принялась ходить по комнате. -- Ну что ж, возвращайся, -- вымолвила она, -- обо мне не тревожься, я не стану ни сама бороться со своим предназначением, ни тебя вовлекать в бессмысленную борьбу. Только ты один мне верно служишь. В наказанье или в награду бог твою судьбу связал с моею, мы осуждены вместе страдать и вместе ликовать, когда пробьет мой час.
   Такое настроение не способствовало разговору. Тем более что Анна опять погрузилась в чтение и, казалось, не замечала ничего вокруг. Заклика постоял у двери, а потом, сказав, что еще придет, вышел опечаленный.
   Кашау ждал его во дворе у колодца.
   -- Ну о чем вы с ней говорили? -- спросил он.
   -- Зря у дверей простоял, даже словом не перемолвились. Вошел -- она над Библией сидит, я стал ждать, она не то молилась, не то о чем-то думала, так и не подняла головы. Придется, видно, в другой раз прийти.
   -- Вряд ли тебе больше повезет, -- прибавил Кашау, -- священные книги служат ей утешением, а может, и развлечением. Оно и к лучшему. А как тебе показалось, изменилась она?
   -- Еще бы, -- ответил Заклика, утаив, что виделся с ней позднее. -- Королеву Козель не сравнишь с Козель узницей, хотя у нее и сейчас вид царственный.
   Они провели день, гуляя по валам, вокруг стен и разговаривая о войне и о Кракове, где Кашау был дважды с королем. Когда пришло время закрывать ворота, Заклика попрощался с приятелем и отправился ночевать на постоялый двор. Услужливый немец при виде офицера пустился с ним в разговоры. Заклика постарался поскорей от него отделаться. Наутро, как только открыли ворота, Раймунд опять был у Кашау, ожидавшего его с завтраком.
   Козель возилась в садике, она кивнула проходившему мимо Заклике. На этот раз одета она была, как обычно, и выражение лица у нее было более веселое.
   -- Посмотри, -- сказала она своим обычным тоном, -- вот мои детки! Родных деток у меня отняли! Бессердечные! Отнять у матери ее собственность. В долгие часы одиночества я мысленно пытаюсь представить себе, какие они сейчас. Я бы их, наверно, не узнала, а они бы в ужасе отвернулись от меня. Я просила, чтобы мне разрешили видеть их. Нет, сказали мне, это дети короля, и видеть их мне не положено. Трое у меня детей, что может быть для матери дороже, а мои глаза никогда их не увидят, руки не обнимут! Понимаешь, что это значит, как разрывается от боли материнское сердце? Если бы их отнял у меня господь бог, я искала бы их в царстве небесном, но их отнял земной владыка, их отец и мой враг. Он стоит между нами. Милосердный бог сжалился надо мной и подарил мне цветы, и они улыбаются, как дети. О! Если бы я могла послать им хоть по цветочку. Нет, они отвернулись бы с отвращением! Они будут бояться родной матери, им скажут: она умерла или -- еще хуже -- сошла с ума.
   У Заклики в глазах стояли слезы. Козель редко говорила о детях, словно страшась воспоминаний.
   -- Иди, -- сказала она немного погодя, -- иди и возвращайся. Я искала советов в книгах пророков и в книге Чисел: ты должен вернуться и жить здесь.
   Она кивнула головой и простилась с ним царственным жестом.
   Заклике больше нечего было делать в замке. Он провел для видимости еще часок с Кашау и, сказав, что ему пора, покинул приятеля незадолго до полудня. Когда он проходил по двору, Анны Козель уже не было в садике, она стояла у окна, одетая, как накануне, с книгой в руках, задумчивая, замечтавшаяся, и даже не взглянула на него.
   Не задумываясь над тем, что ждет его в Столпене, преданный Заклика вернулся в Ошац и стал хлопотать об увольнении. Препятствий ему никто не чинил, и вот, собрав свои пожитки, Раймунд унылым осенним днем заявился на постоялый двор в Столпене и объявил хозяину о своем намерении поселиться здесь в каком-нибудь уединенном уголке.
   Заклике удалось приобрести недорого домик с садом, где через месяц он уже хозяйничал вместе с Кашау.
   

13

   В 1727 году, спустя три года после неудачного побега графини Козель с поручиком Гельмом, в Столпене и близлежащем городке это событие было предано забвению, и жизнь снова текла здесь спокойно, ничто не нарушало ее однообразия, будто кругом простиралась дикая пустыня.
   А при дворе между тем произошло много перемен. Графиня Козель, сама того не ведая, не приложив никаких стараний, была, можно сказать, отомщена. В ее мрачное узилище доходили вести о том, что враги ее исчезали со сцены или вовсе уходили из жизни. Их место занимали новые люди, другие женщины, фавориты. Одного только Августа Сильного не коснулось разрушительное время, он по-прежнему сорил деньгами и искал новых развлечений...
   Напрасны были усилия очаровательной Марыни Денгоф привязать к себе короля, и, в конце концов, опасаясь участи Козель, она сочла, что благоразумней выйти замуж. Король не возражал. Бесшабашное веселье на лейпцигской ярмарке и кратковременные связи прельщали его больше, нежели прочные узы. Так он увлекся замечательной красавицей Эрдмутой Софьей Дискау, дочерью тайного советника Дискау из Чеплина, но, молчаливая и безжизненная, как статуя, красавица вскоре ему надоела, и он выдал ее замуж за гофмейстера фон Лесса. Потом его пленила Генриетта Остергаузен, но ее безропотная покорность тоже очень скоро ему наскучила, и он не вступился за нее, когда невестка сослала Генриетту в монастырь, откуда Станиславский взял ее в жены и увез в Польшу.
   После этих мимолетных увлечений настало царствование Анны Ожельской, дочери Генриетты Дюваль, возродившей при дворе в какой-то мере былой блеск.
   В шитом золотом гусарском мундире, с орденом Белого Орла на груди, Ануся Ожельская ездила с королем на смотры войск, на охоту. Август рядом с ней вновь обрел молодость. При дворе появились новые люди, пошел в гору брат новой фаворитки, граф Рутовский, старые приближенные короля сходили в могилу. Фюрстенберга, чье пари с Гоймом способствовало появлению при дрезденском дворе графини Козель, а впоследствии ставшего ее злейшим врагом, давно не было в живых. Его друзья, министры, видя, что король отвернулся от него, отстранили его от участия в государственных делах. Покинутому друзьями, оставленному королевской милостью, ему не оставалось ничего другого, как поселиться в Вернсдорфских лесах и посвятить свои дни алхимии, ханжеству и охоте; эти занятия оставляли ему достаточно свободного времени для размышлений о бренности всего земного.
   Бывший наместник, вершивший судьбами и заправлявший всеми делами при дворе, чья власть простиралась над самим государем, превратился в ничто. После смерти жены он какое-то время еще мечтал о кардинальской шляпе, но однажды, собираясь на лейпцигскую ярмарку, ушел в лучший мир так тихо и незаметно, что король, веселившийся на ярмарке, не скоро узнал о кончине своего бывшего фаворита. Это было хуже явной опалы, он как бы изжил самого себя.
   Даже графиню Рейс незадолго до смерти отнял у него кузен Лютцельбург. Влиянию кружка, где некогда царили Рейс, Рейхенбах, ее сестра, Шеллендорф и Калленберг, пришел конец. Часть из них разбрелась, другие успокоились навеки. Уже около года, как не было в живых и Вицтума. Пока опальный вельможа был послом в Швеции, его жена, сестра Гойма, та, что сначала способствовала возвышению Анны Козель, а потом ее падению, развила бешеную деятельность. Вицтум был человек пассивный, и его жена трудилась, что называется, за обоих; прибрав к рукам вытащенного из ничтожества Вацдорфа, она вступила в открытую борьбу с самим Флеммингом. Причиной ее ненависти к фельдмаршалу послужила неприязнь и интриги против Пшебендовской, которую саксонцы, чтобы легче выговорить, переименовали в Бребентау. Пока Вицтум был в Швеции, жена выстроила ему дворец на углу Крейцгассе, тот, что потом достался Рутовскому. Она считалась самой богатой женщиной в Саксонии, и все, что у нее было, нажила сама.
   Жизнь Вицтума оборвалась трагически. За год до того Вицтум был в Варшаве с королем, при котором состоял в то время камергером и адъютантом некий маркиз де Сен Жиль, якобы незаконный сын сардинского короля Виктора Амадея, дни и ночи проводивший за карточной игрой. Они повздорили с Вицтумом, которому тогда было уже за пятьдесят, а Сен Жилю лишь двадцать с небольшим. Игра шла крупная, молодому человеку не везло, и, войдя в азарт, он стал оскорблять партнера. Слово за слово -- и дело дошло до ругани и драки. Поднялся шум, король, узнав, что случилось, принял сторону Вицтума, итальянца отчитал и посадил за недостойное поведение на три месяца в лейпцигскую крепость. Наказание мягкое, ибо комендантом крепости был в то время граф Кастелли, дядя маркиза. Сен Жиль, отсидев три месяца, сбежал тайком в Польшу, и, пробравшись в Надажин, послал оттуда Вицтуму вызов. Вицтум принял вызов и, строжайше наказав всем молчать, чтобы не проведал король, на следующий день, 13 апреля 1726 года, прибыл в условленное место.
   Накануне вечером Вицтум ужинал у своей дочери, княгини Любомирской, был очень весел и до полуночи играл в пикет. А два часа спустя тайком отправился в Надажин, взяв с собой только секунданта графа Монморанси.
   Около шести часов утра, прибыв на место, он послал офицера Френеза к маркизу сообщить о своей готовности. В то время было принято стреляться, сидя верхом на лошади. Противники съезжались хладнокровно, не спеша; раздалось два выстрела: Вицтум бездыханным свалился с лошади, а Сен Жилю пуля лишь слегка оцарапала щеку и задела парик. Опасаясь королевского гнева, Сен Жиль удрал в Варшаву и укрылся в монастыре театинцев. Но король, не взирая на право убежища, приказал схватить его. Монастырь окружили полтораста солдат, а Сен Жиль в одежде послушника благополучно покинул обитель театинцев и через Берлин и Лейпциг добрался до Италии.
   Тело убитого Вицтума с подобающими почестями похоронили в фамильном склепе. Так окончил жизнь первый фаворит Августа.
   Дольше других был в милости у короля Флемминг; ему удалось избегнуть участи своих соперников. Он возводил дворцы, занимался спекуляцией, торговал угодьями и золото мерил бочками. Избавившись от Шуленбурга, отсоветовав Августу передать командование войсками его гениальному сыну Морицу Саксонскому, Флемминг мечтал о курляндском княжестве для себя и женитьбе пятидесятивосьмилетнего Августа на семнадцатилетней прусской принцессе, чтобы упрочить союз между Саксонией, Пруссией и Польшей, превращенной в наследственную вотчину. И, согласись Август, этот брак бы состоялся.
   Неблагодарный Левендаль, обязанный своим возвышением графине Козель, еще держался, но его сила и влияние с каждым днем таяли, ибо он затеял борьбу со стократ сильнейшим Флеммингом; к тому же, легкомысленно расточая легко нажитое состояние, он был на грани разорения.
   Наконец, "мужик из Мансфельда", Вацдорф, эта сума переметная, добывал деньги, вступал в сделки с Флеммингом, оказывал услуги королю и тем держался еще при дворе, хотя Август терпеть его не мог.
   При дворе по-прежнему царила атмосфера безудержного веселья. С появлением Ожельской жажда развлечений вспыхнула в Августе с новой силой, как за несколько лет перед тем свадьба сына послужила поводом для целой череды пышных празднеств.
   Августа, с которым никто не мог состязаться в изобретении различных увеселений, порой посещала страсть к ратным подвигам; он мнил себя великим воином.
   В том году король наслаждался чудесной весной в Пильниц; неподалеку стояло лагерем войско, стреляли из пушек и испытывали силу полукартаунов. При короле неотступно находился граф Вакербарт. И вот зашел как-то разговор о крепости Кенигштейн, где тоже испытывали новые осадные орудия, которые превращали в порошок скалы, служившие основанием крепости.
   -- Однако есть такие скалы, которые эти ядра не пробьют, -- заметил Вакербарт.
   -- Где? -- спросил Август.
   Вакербарт взглянул на короля и, испугавшись вырвавшихся у него слов, замолчал.
   -- Ну говорите же, где? -- нетерпеливо повторил Август.
   -- В Столпене, тамошние базальты тверды, как железо, и никакие ядра их не пробьют!
   -- В Столпене! -- вскричал Август, и лицо его омрачилось. -- В Столпене!
   Воцарилось неловкое молчание, король в волнении ходил по комнате. Ему, видно, пришла в голову какая-то мысль, но он колебался, не решаясь ее высказать.
   -- В Столпене, -- еще несколько раз повторил он. -- Ну что ж, надо испытать картауны на тех скалах.
   Вакербарт с недоумением посмотрел на короля, но тот, словно оскорбленный этим взглядом, воскликнул:
   -- А почему бы нам не испытать пушки на базальтах? Замок ведь мы не разрушим, от нескольких выстрелов ничего ему не сделается.
   Вакербарт молчал в ожидании приказаний, однако вид у него был такой, словно он не верил, что они последуют. Это задело Августа, и, желая доказать, что он выше приписываемых ему слабостей, король распорядился:
   -- Пошлите в Столпен две пушки, да батарею велите соорудить против скалы. Я сам завтра утром буду присутствовать при испытаниях. Пораньше утром, пока солнце не так сильно печет, -- добавил он и, повернувшись, вышел, как ни в чем не бывало.
   Приказы короля выполнялись без промедлений. Были сделаны необходимые распоряжения, и еще ночью отправили пушки в Столпен. Заклика мирно спал в своем домишке, когда в полночь его разбудила невообразимая суматоха. Лошади, телеги, солдаты с шумом и грохотом поспешно въезжали в город. Капитан высунулся в окно, недоумевая, что случилось. Уж не враг ли вторгся в пределы Саксонии. Но неустанно повторяемое Herr Jeses выдавало саксонцев. Завидев офицера, Заклика спросил о причине такой суматохи.
   -- Его величество король! -- задыхаясь, выкрикнул офицер, подгонявший солдат. -- Прибудет сюда завтра, то есть сегодня утром.
   -- Король? В Столпен?
   -- Да, да! Если у вас есть люди, пошлите их с лопатами, пусть помогут насыпать батареи, к утру все должно быть готово! Будут палить по скале, новые пушки испытывать!
   -- По какой скале? -- спросил, оторопев, Заклика.
   -- По той, на которой замок стоит, -- смеясь, повторил офицер. -- Не понимаете, что ли?
   Разговор оборвался. Заклика стал торопливо одеваться. Он не верил своим ушам: король намерен стрелять в замок, где столько лет томится в заточении его несчастная жертва. Что это, новое унижение, надругательство? Нет, это невероятно, не может быть, чтобы король явился в Столпен! Бедная графиня, какой ждет ее удар! При мысли об этом у Заклики волосы стали дыбом, и он трясущимися руками стал натягивать на себя одежду. Скорей, торопил он себя, надо предупредить графиню. Подготовить ее к новому испытанию.
   Заклика имел открытый доступ в замок, а сейчас в этой суматохе, думал он, ему легко будет пробраться к Козель и оказать ей поддержку. От страха за графиню сжималось сердце, на глазах навернулись слезы.
   -- Король! Король! -- безотчетно твердил он. -- Нет, этого не может быть! В последнюю минуту у него заговорит совесть, он скажется больным и не приедет. Что будет с графиней?
   Уже рассветало, когда Заклика, заперев дом, как безумный помчался к замку.
   Весть о прибытии короля, как гром среди ясного неба, поразила проснувшихся солдат и офицеров. Из города и окрестных деревень спешно сгоняли народ насыпать батареи. Далеко вокруг разносился шум, громкая команда. Верховые сталкивались друг с другом, все носились, как очумелые. Одну батарею уже начали возводить в заповеднике, возле так называемого Рорфорта, другую -- в Ганневальде, в Казначейском садике...
   Когда Заклика ворвался в настежь растворенные ворота, в замке уже все были на ногах. Наводили порядок, подметали, выносили мусор, комендант охрип от крика, офицеры метались, не зная, за что взяться. Возле башни св. Яна столпилась в полном составе мужская и женская прислуга графини Козель в наспех накинутой одежде; они в испуге вскочили с постели, думая, что в замке пожар. Ошеломленные, ничего не понимая, они спрашивали друг друга, что случилось. В растворенном окне показалась бледная как полотно Анна. Заклика взбежал по лестнице, в отчаянии ломая руки.
   Графиня встретила его на пороге, губы у нее были стиснуты, она дрожала, как в лихорадке.
   -- Король! Ко мне едет король! -- закричала она.
   -- Графиня, -- перебил ее Заклика, -- король едет сюда испытывать новые пушки.
   -- Простодушный наивный человек, -- смеясь, воскликнула она, -- и ты веришь? Меня целую неделю посещают видения. Мой дух витал над ним и привел его сюда. Король воспользовался предлогом, он хочет меня видеть. Он знает, я люблю его и все прощу. Он теперь свободен и решил на мне жениться, чтобы сдержать свое слово. Пусть меня одернут как к венчанию, как для самого большого торжества. Я хочу быть красивой! Хочу, чтобы он вспомнил ту Анну, перед которой склонял колени. Король! Мой король, мой владыка! -- в исступлении повторяла она.
   Заклика замер на месте с поникшей головой, безмолвный. Она ударила в ладоши.
   -- Кликни ко мне служанок, пусть Лина придет и достанет из сундука платье.
   И, подобрав рукой черные волосы, упавшие на белую шею, она заметалась по тесной комнатке.
   -- Зови скорей служанок! Король вот-вот приедет, а я не готова! Король! Господин мой! Август!
   Заклика позвал служанок, а сам опустился на ступеньку, безмолвный, едва живой от горя, не в состоянии сдвинуться с места.
   Между тем в замке шум стоял невообразимый. Светало. До прибытия его величества оставались считанные минуты, считанные секунды, и плетки все немилосердней подстегивали работавших; батареи росли на глазах, но и день с каждой минутой приближался. Чудесное майское утро вставало над долинами и горами, окутанными прозрачным туманом. Покрытые росой, деревья благоухали, от цветущих лугов веяло ароматом; природа пробуждалась, как беспечное дитя в колыбели. И на фоне этой мирной картины в замке все кишело, мельтешило, роилось, как в потревоженном осином гнезде.
   Солдаты спешно натягивали мундиры, вытаскивали допотопное оружие, офицеры облачались в свои лучшие доспехи; комендант, к своему ужасу, узнав, что, вопреки обыкновению, из Пильниц не прибудут на сей раз ни королевская кухня, ни припасы, совсем потерял голову. Какое приготовить угощение, чтобы оно было достойно королевской особы. Забили в заповеднике дичь, нашлась бутылка доброго вина, но как быть с убогой сервировкой? Раздобыли для короля одну старую рюмку с саксонским гербом, зато все прочее -- блюда, тарелки -- говорило о бедности хозяина. Местный свяще шик пожертвовал ради такого случая скатерть из церкви, кое-что дал трактирщик, а на остальное пришлось махнуть рукой.
   Полкартауны установили на наскоро насыпанных батареях. Время летело с неимоверной быстротой, пробило уже четыре часа, появления его величества короля ждали с минуту на минуту, ибо он предупредил, что выедет из Пильниц до рассвета. Комендант послал парнишку на семиярусную башню, чтобы тот дал знать, когда на дороге, ведущей из Пильниц, заклубится пыль. Артиллеристы навели прицелы точно на базальтовые столпы. Затею эту они считали вздорно, но что поделаешь, Август никогда не отказывался от своих прихотей. У местных жителей с давних пор сохранилось предание о некоей осаде замка, во время которой ядра, отскочив от скал, рикошетом попали в осаждающих. Порядок был наведен, комендант делал смотр своим скудным силам, когда мальчик подал с башни сигнал.
   Бургомистр, лавники, горожане с хоругвями, в парадной одежде, с заржавленными ключами от амбара городского старосты вышли на дорогу; звонари ждали сигнала, чтобы ударить во все колокола. Все жители, празднично разодетые, высыпали на площадь и улицы городка.
   Облако пыли быстро приближалось, и вот уже можно было различить фигуру ехавшего впреди быстрой рысью дородного, статного всадника. За ним мчались адьютанты, небольшая свита и кучка гостей. Вдогонку за ними неслась вторая кавалькада.
   Воцарилась мертвая тишина. Все застыли в ожидании. Уже можно было разглядеть голубой камзол короля, а на нем вышитую звезду Белого Орла.
   При въезде в город король едва кивнул бургомистру и лавникам, склонившимся до самой земли, и поспешил прямо к замку. Там у ворот выстроился гарнизон. Забили барабаны, и комендант выступил вперед с рапортом. Но король, казалось, был чем-то встревожен, недоволен; не взглянув ни на кого и не произнеся ни слова, он повернул коня к батарее при Рорфорте, оттуда все также молча направился к батарее у Ганневальда. Перед этой батареей высились могучие черные столпы, как бы связанные в гигантский пук. Отсюда хорошо были видны башенки, стены и окна Свентоянской башни, в одном из которых мелькала белая фигура. Но король, не решаясь поднять глаз, опять повернул к Рорфорту.
   Тут из Дрездена подоспел Вакербарт, который должен был сопровождать хмурого, рассеянного короля. Вакербарт молча встал позади него. Август явно торопился, он дал знак, артилеристы навели пушки, и раздался оглушительный грохот, который повторило эхо в окрестных горах. Чуткое ухо уловило бы в этом грохоте вопль отчаяния и горя. Но ни король, ни его свита ничего не услышали, ибо их внимание было приковано к пушкам и крепостным стенам, по которым открыли огонь.
   Первый выстрел пробил в базальтовой стене дыру, но чугунное ядро разлетелось на части. Комендант принес осколки для обозрения его величеству. Август взглянул на них и молча кивнул. Второе ядро, ударив в поднимавшиеся из земли у самого подножия крепости базальтовые столпы, тоже разлетелось на части, отколов лишь несколько обломков камня, очевидно, надтреснутого раньше.
   Приходя во все больший азарт, король приказал стрелять в третий и четвертый раз, результат был тот же: ядра раскалывались, а камень крошился только в том месте, куда попадало ядро. Базальтовые столпы не дрогнули. После каждого выстрела осколки ядер и камней взлетали кверху, а потом обрушивались на землю. К счастью, они не причинили серьезного ущерба, если не считать зашибленной ноги королевской лошади, стоявшей возле Рорфорта, да пробитой крыши солодовни, в которую угодил осколок весом около шести фунтов. Комендант тотчас помчался туда и принес ядро с кусочками дерева королю, который соизволил их осмотреть и выслушать его донесение.
   С другой батареи на Ганневальде стрелять не стали, король был и так удовлетворен испытаниями.
   Когда весть о приезде короля достигла слуха Козель, она сделалась сама не своя; в сердце ее ожила надежда, Анна решила, что Август, соскучившись, едет к ней. Она с лихорадочной поспешностью и необыкновенным тщанием оделась и долго смотрела в зеркало, улыбаясь сама себе.
   -- О, иначе быть не может, -- шептала она, -- он едет ко мне. Разве он мог бы стрелять в стены, где я сижу в заточении. О нет! Моей неволе пришел конец, начинается мое торжество.
   Анна Козель перебегала от окна к окну. Из одного была видна пильницкая дорога и городские ворота, так называемые Нидертор. {Нижние ворота (нем.).} Она увидела облако пыли, сердце у нее забилось, и она зарыдала. Послышался бой барабанов, колокольный звон. Потом воцарилась тишина. Графиня, прижав руку к сердцу, ждала: вот сейчас раздадутся шаги на лестнице, и он появится в дверях, исполненный любви и сострадания. Но зловещее молчание длилось долго, потом грянул выстрел, и зазвенел отчаянный крик. Козель упала на пол. Вдруг она вскочила и, как одержимая, с растрепавшимися волосами кинулась к столику.
   Дрожавшие от волнения руки не слушались ее; Козель с трудом выдвинула ящик, развернула шелковый платок, достала пистолет, с которым никогда не расставалась, и спрятала его в широком рукаве платья.
   Как помешанная подбежала она к ближайшему окну -- с той стороны слышались гул выстрелов и грохот обрушивающихся скал, обломки долетали почти до окна.
   После каждого выстрела графиня хваталась за голову и за сердце, не веря своим ушам и глазам. Дикая усмешка кривила ее губы, в глазах блестели слезы.
   Наконец после четвертого выстрела наступила тишина. Козель стояла, не шелохнувшись, сжимая в правой руке пистолет. От усталости и ожидания она едва держалась на ногах, как вдруг под окном послышался топот. Она выглянула в окно и увидела Августа. Он ехал один по дорожке, огибавшей стену. Анна вскрикнула. Август поднял голову, остановился и, побледнев, приложил руку к шляпе, но не произнес ни слова, он с трудом сдерживал горячившегося коня. Графиня высунулась из окна, словно хотела броситься вниз.
   -- Король! Государь! Смилуйся!
   Ответа не последовало, тогда Анна зловеще усмехнулась.
   -- Разве дождешься от тебя милосердия, проклятый изверг! От тебя, который нарушает свое слово и карает тех, кто тебе напоминает о нем! Разве ты знаешь, что такое милосердие, ты, для которого жизнь человеческая и сердце человеческое -- ничто! Узница Козель презирает тебя, ненавидит, проклинает тебя и весь твой род, страну и твое имя. Умри, презренный!
   Графиня спустила курок.
   Выстрел и безумный смех глухо разнеслись по замку. Козель лишилась чувств. Услышав свист пули, задевшей его шляпу, король остолбенел, потом, придя в себя, поклонился с насмешливой улыбкой, и пустил лошадь галопом.
   Не удивительно, что Август отказался от завтрака у коменданта и мрачный, как туча, тотчас ускакал в Пильниц.
   

14

   Услышав выстрел и шум, встревоженный Заклика вбежал в комнату графини и застал ее лежащей без сознания на полу. Возле нее еще дымился пистолет. Раймунд сразу обо всем догадался. Следом за ним примчались служанки и стали приводить в чувство свою госпожу, которая, казалось, умирала.
   Выстрел слышали многие, но Август не обмолвился о нем ни словом, как бы давая понять, что всякие разговоры здесь неуместны.
   Потрясенная графиня не скоро пришла в себя, не скоро нашла силы вернуться к прежнему образу жизни. Теперь она знала: надеяться не на что, участь ее никогда не переменится.
   Не удивительно, что от долгого томительного заключения у нее как будто помутился рассудок и порой на нее находили приступы безумия.
   Внешне смирившись со своей судьбой, Анна Козель и после 1727 года лелеяла надежду вырваться на свободу. Год спустя, получив деньги, вырученные Закликой от продажи драгоценностей, она, не посоветовавшись с ним, не сказав ему ни слова, попыталась бежать, подкупив слуг. Однажды поздней осенью она сошла в свой садик, предварительно сговорившись с торговцами-евреями, которые получили от нее щедрое вознаграждение, что они ей помогут перелезть через стену. Но они действовали неумело, и, когда она уже была по ту сторону стены, с которой отважилась спуститься по тонкой веревочной лестнице, часовые, услышав шум у подножия башни, забили тревогу. Примчался комендант, и, прежде чем графиня успела хоть немного отойти от замка, ее схватили и отвели обратно в башню, выставив возле ее жилища двойной караул.
   Однако тем, кто приезжал в Столпен, не возбранялось посещать графиню, а некоторое время спустя ей снова разрешили выходить днем в садик.
   Заклика тихо-мирно жил в своем домике, и в последней попытке к побегу никто заподозрить его не мог. Графиня Козель давала ему разные поручения, но о побеге не заговаривала.
   В следующем году несчастная узница с раздражением узнала о пышных торжествах, устраиваемых в Дрездене в честь Фридриха Вильгельма с сыном, будущим королем Фридрихом Великим. Они пробыли в Дрездене четыре недели.
   Вскоре после приезда Фридрих писал Зекендорфу: "Полагаю, что такой роскоши, как здесь, не было даже при дворе Людовика XIV, a что касается распущенности нравов, то должен заметить, хотя я здесь всего два дня, что ничего подобного не видел в жизни".
   Торжества, начавшиеся тринадцатого января, продолжались целый месяц. Фридриха Вильгельма встретил Флемминг в Эльстервердей, и оттуда послали за сыном короля, которого пригласил Август.
   На следующий день Август со своим наследником прямо с маскарада у фельдмаршала отправились приветствовать прибывшего гостя.
   Утомительные увеселения: балы, комедии, балеты, осмотры коллекций и сокровищниц, скачки, попадание в кольцо на скаку, метание дротиков следовали одно за другим. Не послужил помехой даже пожар в цейхгаузе, откуда гости едва унесли ноги. На карусели Август появлялся в национальном польском костюме, расшитом золотом и украшенном белыми и голубыми перьями. Сегодня охота, завтра посещение замков, и так изо дня в день. Графине Козель все это было знакомо по ее прошлой жизни.
   Ожельская кружила голову молодому Фридриху, он был сильно ею увлечен, а ревнивый король мстил им, прибегая ко всяким хитростям. Позднее Фридрих Великий писал о нем: "Польский король самый лицемерный из всех монархов мира, он вызывает во мне отвращение; у него нет ни веры, ни чести, единственный его принцип -- плутовство. Собственная выгода и интриги -- основное, чем он озабочен. Один раз ему удалось ввести и меня в заблуждение, но больше не удастся".
   Несмотря на такое отношение обоих Фридрихов к Августу, они нежно обнимались и весело проводили вместе время. На одном из вечеров, на котором гостей принимали король Август и княгиня Тешен, разыгрывали живые картины. Французской поселянкой была жена наследного принца, итальянской комедианткой -- Ожельская; Рутовский и госпожа Мантейфель -- рудокопами, фельдмаршал Флемминг и его жена, урожденная княжна Радзивилл, -- норвежскими крестьянами. Прусский король выступал в костюме Панталоне, а Фридрих Великий -- норвежского крестьянина. Август, одетый с неслыханной роскошью, был в превосходном настроении. Среди бриллиантов, сверкавших на его одежде, особенно выделялся один, недавно купленный, в без малого двести каратов.
   После месяца развеселой жизни при дрезденском дворе прусский король доверительно сообщил Зекендорфу: "Я в Дрездене только и делаю, что прыгаю да танцую, а устал гораздо больше, чем если бы каждый день затравливал по два оленя. Домой возвращаюсь измученный развлечениями. Без сомнения, они живут не по-христиански, но бог свидетель, я в этом не нахожу никакого удовольствия и возвращаюсь таким же чистым, как приехал".
   Между тем увеселениям не было конца. Самым блестящим было последнее торжество в Мюльберге на Эльбе, где целый месяц стояло лагерем войско. Это событие было воспето поэтами и втихомолку осмеяно.
   Чтобы разбить лагерь, пришлось согнать крестьян и рудокопов, вырубить лес на три мили в окружности. Здесь расположилось двадцать тысяч пехоты и десять тысяч польской и саксонской конницы, заново экипированные и обученные на французский образец. Особенно хороши были кавалергарды мушкетеры, конные гренадеры и конная гвардия, турецкая конница и казаки, а из пехоты янычары и батальон гренадер лейбгвардии Рутовского.
   На янычарах были мундиры из золотой бити, а высоченные гренадеры Рутовского привели прусского короля в неописуемый восторг. Штаб-квартира Августа находилась в Цейтхене в деревянном, наскоро сооруженом двухэтажном доме с подвалами, обитом снаружи расписным полотном. Росписью занимались специально для этой цели приглашенные из Италии шесть художников-декораторов. На флаге красовался девиз Otia Martis. {Отдых Марса (лат.).} В распоряжении короля было также два больших шатра.
   Кроме прусского короля с сыном, у Августа гостило великое множество чужестранцев, одних только послов пятнадцать, шестьдесят девять графов и тридцать восемь баронов.
   Из Франции приехал даже маршал де Сакс-Мориц Саксонский, побочный сын Августа Сильного.
   И гостям, и хозяевам, которые веселились, слушали музыку, танцевали и жгли фейерверки, было не до смотров и маневров. На одном из пиров подали знаменитый паштет, или пирог, шестнадцати локтей в длину и шести в ширину, на изготовление которого ушло семнадцать четвериков муки. Везли его на телеге, запряженной восемью лошадьми, а чтобы его разрезать, пришлось позвать плотника. Август был неистощим на подобные затеи и сам следил за их осуществлением. Знаменитый Цукки в назидание потомкам запечатлел на своих гравюрах мюльбергские чудеса, воспел их в стихах и придворный поэт Кениг, а Фридрих Великий безжалостно высмеял.
   Вести о королевских забавах разнеслись по стране, их жадно подхватывали простолюдины и придворная челядь, дошли они и до Козель, и она с горькой усмешкой внимала рассказам о пышных празднествах, кощунственно повторявших те, что Август устраивал в ее честь.
   Равнодушие Августа ожесточило ее сердце, распаляло желание освободиться от пут, отомстить за свои страдания и его измену. Бывали дни, когда она металась в безумной ярости, но потом силы опять оставляли ее.
   Не раз у Анны готово было сорваться с уст: "Теперь твой черед, Заклика". А он этого ждал, один, как перст, на свете, он не дорожил жизнью.
   За несколько лет жизни в Столпене Раймунд хорошо узнал здешних жителей и округу. А после каждого побега до мельчайших подробностей изучал причины неудачи, чтобы не повторить их самому. Это было единственное, что его еще занимало в жизни. Но подвергать графиню риску он не решался.
   Как-то евреи принесли графине вместе с товарами гамбургскую газету, где подробно описывались последние празднества в честь прусского короля, и среди прочего упоминалась карусель, когда-то сделанная специально для нее. Прочитав написанную напыщенным стилем статью, графиня пришла в ярость, гневом запылали ее глаза, она скомкала газету и растоптала ее ногами. В это время к ней пришел Заклика. Анна долго ходила по комнате в глубоком раздумье.
   -- Ты по-прежнему готов пожертвовать ради меня жизнью? -- спросила она вполголоса.
   -- А то как же? Готов, -- просто ответил Заклика.
   -- А план у тебя есть?
   -- Надо подумать.
   -- Жаль мне тебя, мой единственный верный слуга! Но я и себя не жалею, сама готова погибнуть, лишь бы вырваться отсюда... вырваться.
   Раймунд задумался.
   -- Тебе много нужно времени?
   -- Сообразить надо и взяться за дело так, чтобы не было осечки.
   Графиня молча кивнула. Заклика вышел из замка, чтобы в одиночестве и тишине собраться с мыслями. Планов было много, на первый взгляд все казались хорошими, но у всех был какой-нибудь изъян. Предыдущие попытки проваливались из-за того, что побег сразу обнаруживали, поэтому надо устроить так, чтобы Козель успела перебраться через границу, прежде чем ее хватятся; значит, необходимо замести следы и сбить со следа погоню.
   К сожалению, у Заклики не было иных помощников, кроме нескольких верных друзей-вендов, робких и нерасторопных. Он мог рассчитывать на их порядочность, но не на предприимчивость.
   Время Заклика решил выбрать такое, когда в замке меньше всего ожидали бы побега. Значит, днем.
   В воротах не очень строго следили, кто входил и выходил из замка, к графине и коменданту пропускали торговцев, а на мужчин вообще мало обращали внимания. Итак, решил Раймунд, графиня закутается в его плащ, надвинет шапку на лоб и в пасмурный или дождливый день под вечер свободно пройдет в ворота, часовые ее не задержат. А он последует за ней на расстоянии нескольких шагов. За заповедником их будут ждать верховые лошади, которых должен привести Гавлик, и они поскачут напрямик через кустарник и лес в горы. В те времена лес примыкал к королевскому заповеднику.
   Заклика несколько дней обдумывал этот план, но ничего лучшего ему в голову не пришло. И он отправился к графине. Анне предложение Заклики показалось очень удачным.
   -- Мешкать нечего, в первый же дождливый день сделаем попытку, -- сказала она. -- Я буду защищаться, думаю, ты тоже не дашь им взять себя голыми руками. Необходимо иметь при себе оружие.
   -- Надеюсь, до этого не дойдет.
   Козель ничего не ответила.
   Прошло несколько дней, но на небе не было ни облачка. Заклика каждый день навещал графиню. Зная, что он сюда больше не вернется, он продал за бесценок свой домишко, нехитрый скарб и обратил все в деньги.
   Наконец поздно вечером в четверг небо затянулось тучами, предвещавшими на ближайшие дни ненастье. Заклика, укрывшись плащом, с умыслом вертелся возле ворот, входя и выходя из крепости, чтобы приучить солдат, что он не любит отвечать на оклики. Все шло как по маслу. В пятницу с утра лил дождь, а когда начало смеркаться, все было готово. Служанок графиня отпустила в город. В солдатском плаще, в шапке, надвинутой на глаза, графиня Козель, ссутулившись, благополучно миновала ворота св. Доната; во вторых воротах часовой глянул на нее пристально, но пропустил без слова.
   Через несколько минут Заклика в таком же плаще быстрым шагом прошел, никого не встретив, через первые ворота. А во вторых часовой заворчал.
   -- Сколько вас тут? Только что один прошел, теперь второй.
   Заклика приоткрыл лицо.
   -- Черт вас разберет, -- озлился солдат, -- я знаю одно: вошел один, а вышло двое.
   -- Как двое?
   -- Что я слепой, что ли?
   Заклика решительно двинулся к воротам, но солдат преградил ему путь.
   -- Ты что? Ведь меня здесь все знают, -- засмеялся Заклика.
   -- Ступай к коменданту, иначе не выпущу!
   Они заспорили, услыхав громкие голоса, прибежал вахмистр.
   Заклика вежливо объяснил ему, в чем дело. Вахмистр приказал его пропустить.
   Через несколько минут его и след простыл, но солдат продолжал ворчать.
   -- Чего ты к нему привязался? -- спросил вахмистр.
   -- Когда в карауле стоишь, то обязан считать, сколько входит и сколько выходит; а тут вошел один, а вышли двое. И первый совсем не похож на солдата. А вдруг это Козель? -- добавил он, посмеиваясь.
   -- Чего ты плетешь? -- с беспокойством произнес вахмистр. -- Постояв в раздумье, он направился к башне св. Яна и узнал на кухне, что все служанки отпущены в город.
   Вахмистр взбежал на третий этаж; в комнате Козель было темно и пусто, на четвертом этаже тоже никого. Искать в садике, когда лил дождь, было нелепо. Вахмистр растерялся и побежал к коменданту. Комендант созвал людей и обшарил башню, а время между тем шло. Сумерки сгущались. Сомнений не оставалось -- Козель убежала. Забили тревогу, и комендант, разбив людей на несколько отрядов, отправился в погоню за беглецами.
   Пока Заклика препирался с часовым, графиня Козель, сломя голову бежала к лошадям, которые стояли в известном ей месте, но в спешке она сбилась с пути и заблудилась. Оказавшись на месте раньше ее, Заклика в отчаянии бросился на поиски, но звать ее не решался: он слышал, что в замке забили тревогу.
   Прошло немало времени, пока Раймунд нашел под деревом отчаявшуюся графиню. Он схватил ее за руку и потащил к лошадям. Придя в себя, Анна вскочила в седло, Заклика натянул поводья, но тут их окружили. Крикнув графине, чтобы она убегала, Заклика с пистолетом и саблей приготовился принять бой и тем самым задержать погоню.
   Прогремело несколько выстрелов, и благородный Заклика с простреленной головой с тихим стоном упал на землю. В тот же миг другой солдат схватил лошадь графини, но она уложила его на месте, однако подоспели товарищи убитого, и сопротивляться было бессмысленно.
   Прибежал комендант -- на окровавленной земле лежали два трупа, а третья жертва была смертельно ранена.
   -- Графиня, скольких человеческих жизней стоили ваши бесплодные попытки бежать! -- вскричал комендант.
   Анна не промолвила ни слова. Соскочив с лошади, она подбежала к мертвому Раймунду и бледными устами поцеловала его окровавленное чело. Рука покойного покоилась на груди, где лежало доверенное ему королевское обязательство. Козель взяла письмо и унесла с собой.
   Молчаливую, задумчивую графиню отвели в замок. Теперь она целыми днями просиживала над Библией, вызывая жалость даже у тех, кому ее судьба была безразлична. Графиня дала денег и попросила устроить Заклике достойные похороны.
   -- Для меня никто этого не сделает, -- промолвила она, -- даже родные дети, которые не знают, что у них есть мать. Я одна-одинешенька на свете.
   Графине Козель в ту пору было уже сорок девять лет. Но, по свидетельству современников, она была еще красива, обаятельна, а глаза не утратили прежнего блеска.
   После этого события графиня больше никогда не спускалась в свой садик, она окружила себя книгами, читала Библию, изучала кабаллу, интересовалась переводами древнееврейских книг: она убивала время, не будучи в состоянии убить себя.
   Шли последние годы царствования Августа II, который слепо подражал своему идеалу -- Людовику XIV. Блестящие празднества, пышность уступили место новой страсти -- строительству: закладывали здания, возводили дворцы.
   Дотоле невзрачный деревянный Дрезден велено было перестроить; старые дома снести и поставить каменные. В первую очередь воздвигли ратушу на Старой площади. Флемминг, Вицтум, Вакербарт, Сулковский уже выстроили себе дворцы. Король купил у Флемминга Японский дворец, называвшийся раньше Голландским. В городе разбивали сады, строили казармы, проектировали памятники; к тому времени был уже готов замечательный Цвингер, изящный, как игрушка, который по проекту должен был составлять лишь часть огромного дворца. Апельсиновые деревья, по сей день украшающие Цвингер, имеют свою удивительную историю. В 1731 году король отправил научную экспедицию в Африку; там на пароход в виде балласта погрузили четыреста деревьев, предполагая, что они пригодятся для столярных работ. Их попробовали посадить, и они принялись.
   В окрестностях Дрездена воздвигались замки Морицбург, Губертсбург, загородные дворцы в Пильниц и прочее.
   В 1731 году в Дрездене с большим успехом шла опера Cleofida, о Alessandro nelle Indie, {Клеофида, или Александр в Индии (итал.) - опера Иоганна Адольфа Гессе (1699-1783) - немецкого композитора и певца.} где семь раз подряд выступала обворожительная певица Фаустина, но после седьмого представления муж красавицы счел необходимым увезти ее в Италию для продолжения музыкального образования.
   Хотя саксонцы не смели даже мечтать о тех политических свободах, какими пользовались ненавистные Августу поляки, тем не менее, он разрешил созвать в августе саксонский сейм; присутствующие на нем Любомирский, Сапега, Чарторыйский и вице-канцлер Липский имели возможность убедиться, как благопристойно и дисциплинированно проходят здесь заседания.
   Осенью король поехал в Польшу, в Ловиче его встретили важные сановники, и он поселился в Виланове. Здесь был отпразднован день св. Губерта.
   Через год опять состоялся блестящий карнавал с базаром в Дрездене. Потом король снова посетил Польшу, откуда отправили в заповедник в Крейерне двенадцать пар зубров, которые вымерли там, не оставив потомства.
   Его величество король Август II терпеть не мог сплетен и пересудов, и майор д'Аржель жестоко поплатился за свои пасквили, посылаемые из Парижа в Варшаву. У него над головой сломали шпагу, подручный палача надавал ему пощечин, клеветнические письма сунули ему в рот и сослали пожизненно в Гданьскую крепость.
   Строительство в Дрездене продолжалось, заложили Дом инвалидов по образцу парижского, и множество других зданий. Дворец в Виланове тоже привели в порядок, и здесь, всем на удивленье, как под Мюльбергом, разбили лагерь.
   Но хроническое заболевание приостановить не удалось, и польский сейм был сорван. Шляхта не хотела признавать своего короля, а король тоже не испытывал к ней симпатии. Чтобы утешиться, Август с Фризеном и Брюлем поехали осматривать здания, которые строили две тысячи рабочих: пирамидальное здание, Японский дворец, казармы, храм и крепость. Король старел, хотя все еще бодрился. Еще в 1697 году, желая покрасоваться перед княгиней Любомирской, он упал с лошади и сильно повредил себе ногу. Лекари советовали ему остерегаться, но он пренебрег их советами, и в 1727 году пораженный гангреной палец пришлось ампутировать. Хирург Вейс головой отвечал в случае неудачи. Операция прошла благополучно, но с тех пор Августу трудно было долго стоять, и, разговаривая с дамами, он присаживался на стул.
   В последний год своей жизни Август, как обычно, посетил лейпцигскую ярмарку, где осматривал приведенных на продажу лошадей, потом торжественно открыл в Дрездене карнавал, а так как приближалось открытие сейма, 16 января он отправился в Варшаву.
   По дороге он ушиб больную ногу, у него началась гангрена, и через три дня Августа не стало. Впрочем, удивительно, как он при таком образе жизни сумел дожить до шестидесяти трех лет.
   Выше мы приводили мнения различных людей об Августе, более или менее сходные в оценке его характера. Через несколько лет после его смерти граф Шуленбург по просьбе Вольтера написал об Августе II следующее:
   "Несомненно, Август был одним из самых просвещенных монархов, он имел обо всем здравое суждение и большой дар проникать в сущность дела; он обладал необыкновенной ловкостью и энергией, был прилежен и трудолюбив, как простой человек, когда он хочет чего-то достичь; кто не видел его в разных обстоятельствах, тот едва ли может себе представить, как мастерски умел он притворяться и лицемерить; он быстро все усваивал и использовал, сообразуясь со своей точкой зрения. Кроме того, он был хорошим полководцем, отменно рисовал планы местности, сидя верхом на лошади, был сведущ в фортификации, в осаде и обороне крепостей; отдавал разумные распоряжения и приказы и, наконец, в совершенстве знал артиллерийскую науку".
   Единственный сын Августа воспитывался одновременно в католической и протестантской вере, чтобы потом, смотря по обстоятельствам, он мог исповедовать одну из них. Но когда он путешествовал по чужим краям, иезуит Салерно бесповоротно обратил его в католичество. При дворе Людовика XIV его считали скромным, застенчивым и рассудительным юношей. В 1717 году было всенародно объявлено об его обращении в католичество, которому он остался верен на всю жизнь. Этому способствовала его женитьба на австрийской принцессе Марии Иозефе. Молодой курфюрст после семилетнего отсутствия вернулся в Дрезден с женой.
   Август III характером не был похож на отца: набожный, скромный, удивительно ленивый, хотя тоже любил развлечения и особенно охоту. Современники отдавали должное его уму и здравым суждениям при полном отвращении к какому бы то ни было занятию.
   Еще в последние годы жизни Августа II пророчили господство Брюля и Сулковского, однако предполагали, что всемогущим министром будет Сулковский, а им оказался впоследствии Брюль.
   Когда весть о смерти Авуста II дошла до Саксонии, и народ стал присягать молодому курфюрсту, комендант столпенской крепости лично пришел сообщить об этом графине.
   Она долго стояла молча, до глубины души потрясенная этой вестью, потом, ломая в отчаянии руки, упала с рыданием на пол.
   Тюрьма, жестокость, забвение, измена, унижения -- ничто не могло вытеснить из женского сердца горячей любви. Перенесенные обиды были забыты, и Август опять стал ее дорогим возлюбленным.
   Через пять или шесть дней из Дрездена приехал некий Геннике, впоследсвии сделавший блестящую карьеру; он велел доложить графине Козель, что прибыл с поручением от курфюрста. Когда Геннике вошел, графиня, как всегда, сидела, склонясь над книгами.
   -- Ваша светлость, -- сказал он, -- я прибыл от его величества с доброй вестью: вы свободны и можете жить, где пожелаете.
   Козель провела рукой по лбу.
   -- Свободна? -- переспросила она. -- А на что мне теперь свобода? Ни я никого не знаю, ни меня никто в целом мире не знает. Куда я денусь? Где буду жить? Нет у меня ни пристанища, ни имущества! Хотите выставить на посмешище графиню Козель, перед которой все склоняли головы, хотите, чтобы на нее показывали пальцами?
   Геннике молчал.
   -- О нет! Мне не нужна свобода, -- повторила графиня, -- Прошу вас, оставьте меня здесь. Я срослась с этими стенами, они впитали мои слезы, в другом месте я жить не могу, не гоните меня, пожалуйста, отсюда. Мне недолго осталось жить.
   Геннике обещал передать ее просьбу его величеству королю. Нетрудно догадаться, что ей разрешили остаться в Столпене. В 1733 году графине было пятьдесят три года; после перенесенных страданий она не рассчитывала прожить долго.
   Но пути господни неисповедимы.
   Графиня уютно устроилась в башне св. Яна и в прилегающем к ней садике. Главным ее занятием было чтение древнееврейских и восточных книг, изучение кабаллы. Евреи, которыми она себя окружила, поставляли ей все необходимое. Пенсии в три тысячи талеров ей вполне хватало на прожитие, на книги, на то, чтобы скупать медали с непристойными изображениями, которые, побившись с ней об заклад, велел чеканить Август. Покупала она также редкие монеты, где были выбиты ее и королевский гербы, выпущенные в небольшом количестве еще в ту пору, когда она думала, что имеет на это право, как жена Августа. После ее смерти несколько десятков таких монет нашли в ее кресле.
   В заточении и на свободе графиня Козель держалась высокомерно, словно настоящая королева. К местным чиновникам и духовенству она обращалась на "ты", лицам, посещавшим Столпен, приказывала передать "свое благоволение". Графиня провела в Столпене семнадцать лет при жизни Августа II, пережила царствование Августа III и Брюля, обе силезские кампании и Семилетнюю войну.
   Любопытно, что первый выстрел, определивший судьбу Саксонии, прогремел под стенами столпенского замка. Прусский генерал Варнери осадил крепость, защищаемую несколькими инвалидами, и с легкостью овладел ею. Во время войны Фридрих Великий аккуратно выплачивал графине пенсию, но в той обесцененной монете, какую называли ефраимитами. {Ефраимиты - монеты из плохого золота и серебра, выбитые прусским королем Фридрихом II во время Семилетней войны; изготовлялись они Ефраимом - арендатором монетного двора в Дрездене.}
   Графиня в сердцах прибивала гвоздиками эти талеры к стенам.
   

15

   В 1762 году во время Семилетней войны после занятия Дрездена австрийцами князь де Линь, бывший тогда драгунским полковником, нарочно ездил в Столпен, чтобы повидаться с графиней. Козель сообщила ему, что, познав все религии, стала исповедовать иудейскую. А до этого она была протестанткой, как графиня Кенигсмарк и маршал де Сакс. И еще графиня сказала, что могла получить свободу при жизни Августа II, но предпочла остаться в Столпене, потому что при дворе ее никто не знает, и потом, она не предполагала прожить так долго.
   При расставании графиня Козель подарила дорогому гостю Библию, испещренную, как и остальные книги, заметками, сделанными толстым красным карандашом, что отнюдь ее не украшало. "Она извлекла свое сокровище, -- пишет князь де Линь, -- так торжественно и любовно, что я подумал: уж не собирается ли она подарить мне бриллианты".
   Князь де Линь видел Козель, когда ей было восемьдесят два года. Через некоторое время он получил от нее письмо, написанное неразборчивым почерком, целиком состоящее из непонятных мистических и магических формул.
   Из других источников известно, что графиня Козель поручила знаменитому в то время ориенталисту, суперинтенданту Боденшацу перевести для себя Pirke aboth, послание раввинов. Она отправила ему двадцать талеров с письмом, подписавшись: Борромеус Лобгезанг. Выполнив работу, Боденшац получил еще шесть дукатов и выражение горячей благодарности. Впоследствии он переводил для графини другие трактаты, получая луидор за лист. Заинтригованный Боденшац хотел узнать, кто его заказчик, но выяснил только, что его письма, адресованные в Дрезден, забирает посланец из Шмидефельда, он же отправляет и ответы, а больше ни о чем ему расспрашивать не советовали.
   В конце концов, неизвестный корреспондент пригласил Боденшаца в Дрезден, обещая оплатить дорогу. Они встретились в Дрездене, и, хотя графиня была в священническом облачении, Боденшац сразу догадался, что имеет дело с женщиной.
   Они стали видеться довольно часто, графиня принимала Боденшаца очень любезно и при встречах просила растолковать разные места из талмуда, древнееврейских книг и писаний ученых раввинов.
   Козель хлопотала через отца своей невестки, графа Гольцендорфа, возглавлявшего в то время консисторию, чтобы Боденшаца назначили приходским священником в Столпен. Но из этого ничего не вышло, так как Боденшаца отозвал его господин князь Байрейт.
   И вообще Боденшацу было не по душе то, что графиня неуважительно отзывается о христианской вере. Жена его тоже воспротивилась этому назначению, приревновав его к шестидесятилетней тогда Козель, которая, несмотря на возраст, сохранила былую красоту.
   Второго апреля 1765 года на восемьдесят пятом году жизни графиня Козель скончалась в столпенском замке. По отзывам современников, она и мертвая сохранила черты той необычайной красоты, которой славилась при жизни.
   Скончалась она тихо и тихо была похоронена пятого апреля в храме замка; на ее могиле нет ни надгробного камня, ни надписи, так что место, где она покоится, никому не известно.
   У графини Козель было трое детей, которых король признал своими. Сын граф Фридрих Август Козель, родившийся в 1712 году, генерал кавалерии, начальник гвардии; у него в Силезии, под Зеленой Горой на Одере, было поместье Забоже, а замок назывался Козель. Он был женат на Гольцендорф и скончался в 1770 году, оставив сына, умершего бездетным.
   Старшая дочь Августа Констанция была замужем за графом Фризеном и в приданое принесла ему Кенигсбрук; она скончалась в 1724 году. Муж младшей -- Фредерики, родившейся в 1709 году, подскарбий Фридрих Христиан Мошинский умер в 1737 году; она пережила своего мужа почти на пятьдесят лет и во время могущества Брюля играла в Саксонии видную роль. Баснословных денег стоил ее небольшой дворец, называвшийся дворцом Мошинских, который совсем недавно снесли.
   Такова судьба графини Козель; вынося над ней суд, надо помнить о времени в каком она жила, и об окружавших ее людях, и тогда придется признать, что это была натура исключительная, благородная и возвышенная. В атмосфере всеобщей развращенности, искушаемая тысячью соблазнов, она сумела сохранить свое человеческое достоинство, предпочтя унижению тюрьму и муку. Какие бы не плелись вокруг нее интриги, но о ней никто не мог сказать ничего дурного.
   Ее любовь к Августу, который по-настоящему не любил ни одной женщины, не угасала ни на минуту, и при вести о его смерти вспыхнула с новой силой. И в увлечении несчастной женщины кабаллой проявился беспокойный, не терпящий праздности ум, стремящийся к разгадке высочайших тайн бытия, чтобы пролить свет на непостижимость человеческой судьбы. Надеемся, что в конце нашего повествования нет нужды убеждать читателей в правдивости описанных здесь событий. В своих исследованиях мы опирались на мемуары Хакстхаузена, Пелльница, Лоена и других.
   Воображению почти нечего было делать при таком богатстве материала. Здесь отражена лишь одна сторона эпохи и царствования, наложивших свой отпечаток и на нашу историю, показана она как бы из Саксонии и извне. Роль Августа трудно назвать благовидной, однако такова она была на самом деле. При этом роман не мог, конечно, вместить всего обилия подробностей, имевших место в истории.
   Правление двух королей из саксонской династии, как признавали наиболее трезвые умы, уже во времена Станислава Августа отразилось самым пагубным образом на нашей стране: испортились польские нравы, прежде почтенные семьи Белинских, Денгоф, Поцеев, Любомирских стали постыдно домогаться королевских милостей. Пришедшие с Августом в Польшу роскошь, страсть к развлечениям и пышным празднествам не исчезли вместе с саксонской династией. Вместо почтенных мужей на исторической арене появляются интриганы, авантюристы, любовь к родине подменяется своекорыстием, расцветает спекуляция, мотовство истощает страну. Великолепие и блеск саксонского двора оказывают магическое действие на слабые, склонные к подражанию умы. Все живут Regis ad exemplum, {По примеру короля (лат.)} распущенность, невиданная прежде в польских семьях, вошла в обычай, устои общества расшатались. Зрелище поистине печальное, тем более что со стороны оно кажется исполненным блеска и веселья. Не прошли даром и для самой Саксонии блеск и великолепие этих двух царствований, одно из которых было отмечено безудержным мотовством, другое -- беспомощностью и неслыханной нерадивостью. Последователь Людовика XIV нанес своей стране смертельный удар. Саксонцы обычно объясняют упадок и разорение страны расходами, вызванными необходимостью вести войны, чтобы удержать при себе Речь Посполитую, однако даже беглый подсчет убеждает, что войны, сеймы, политические сделки, все, вместе взятые, траты на Польшу не стоили Августу столько, сколько празднества, фейерверки, парады и смотры войск, опера, балет, бриллианты и дворцы фавориток.
   Расточительность была неслыханная, и еще до того как Брюль стал обирать Саксонию, Гоймы, Бейхлинги, Фюрстенберги вытянули из нее все что могли, лишив былого могущества. Для взаимных попреков ни у нас, ни у саксонцев нет оснований: обе страны пали жертвой прихотей Августа Сильного. Саксонии больше повезло, и она скорей окрепла и возродилась, нам же по многим причинам понадобилось для этого более длительное время.
   Покинутый, пустующий столпенский замок являет собой живописные развалины. Услужливый привратник, продающий маленький путеводитель, охотно показывает еще довольно хорошо сохранившуюся башню св. Яна, покои графини Козель и ее садик.
   Тихо здесь и безлюдно. Оригинальный вид замку придают огромные столпы из черного базальта. Они-то и послужили мишенью для Августа II, загубившего жизнь несчастной женщины. На кладбище и в храме у подножия горы напрасно искать могилу Козель, где она, никто не знает.
   
   
   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru