Картер Ник
Тайна Белого дома

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выпуск No 62.


Ник Картер

Тайна Белого дома

 []

(Ник Картер -- американский Шерлок Холмс - Выпуск No 62)

Издательство "Развлечение", Петербург

   Cоздание файла nbl, апрель 2012 г.
  
   -- Господин президент готов теперь принять вас.
   Ник Картер встал и вошел в частный кабинет президента Соединенных Штатов Северной Америки, в тот кабинет, где в течение последнего полустолетия верховный глава славной Американской республики принимал своих советников и беседовал с ними о важнейших государственных делах.
   При появлении Ника Картера президент встал и протянул руку знаменитому сыщику.
   -- Возьмите вон тот стул и садитесь напротив меня, -- начал президент, -- дело вот в чем: я вызвал вас из Нью-Йорка сюда в Вашингтон, разумеется, не по какому-нибудь пустяку. Речь идет о столь же досадном, как и не терпящем огласки деле, касающемся меня не столько как президента, сколько как честного человека. То, что я вам сейчас сообщу, вполне конфиденциально, и те услуги, которых я у вас попрошу, относятся только ко мне лично и совершенно не касаются моего официального положения. Я знаю из личного опыта, что вы умеете молчать и что на вас можно, безусловно, положиться, но некоторые обстоятельства вынуждают меня в данном случае с особенной настойчивостью требовать сохранения тайны. Никто не должен знать о том, что мы с вами будем обсуждать и решать. Мало того, никто не должен знать, что существует дело, интересующее и занимающее нас с вами. В крайнем случае придется придумать что-нибудь, скажем, какое-нибудь другое дело, которым можно было бы объяснить ваше появление в Белом Доме.
   -- Заботы обо всем этом предоставьте мне, -- с неуловимой улыбкой заметил Ник Картер, -- я могу принять свое решение лишь после того, как буду подробно осведомлен обо всем деле, во всяком случае...
   -- Другими словами, вы хотите, чтобы я не терял лишних слов и говорил совершенно откровенно, -- прервал его президент, -- вы правы, мистер Картер: время -- деньги. Так вот, слушайте же. Здесь, в Белом Доме, да и не только здесь, но и повсюду, где я бываю, меня окружают невидимые шпионы, которые следят за моими действиями и которые осведомлены относительно каждого моего слова, независимо от того, беседую ли я здесь, в моем частном кабинете, с глазу на глаз с одним из министров или с тем или другим посланником или говорю где-нибудь в общественном месте, в парке или на гулянии. Я пустил в ход все имеющиеся в моем распоряжении средства, чтобы изловить распространителей сведений, которые, по существу своему, должны быть сохранены в тайне. Но я ничего не могу добиться, и даже самые способные из моих сыщиков разводят руками.
   -- Словом, я понимаю вас, что, -- заметил Ник Картер, -- содержание бесед, ведомых вами о вопросах высшей политики с ответственными лицами, становится достоянием посторонних лиц, и вы не можете себе объяснить, каким образом это происходит?
   -- Мало того, -- ответил президент, -- содержание бесед, которые я вел с глазу на глаз с сановниками о наиважнейших делах, через несколько часов, чуть ли не дословно появлялось в нескольких газетах.
   -- Однако, -- заметил Ник Картер. -- И вам не удалось обнаружить виновников?
   -- К сожалению, не удалось. Могу только сказать, что мне становится страшно при мысли об этом. Можно подумать, что тут орудуют какие-то сверхъестественные силы. Не смейтесь, мистер Картер, уверяю вас, вам будет не до смеха, когда вы поглубже вникнете в это дело. Хуже всего то, что нет никакой возможности добраться до этих шпионов, чтобы уличить их или положить предел их дальнейшей деятельности. А это приводит к весьма неприятным последствиям, так как поневоле приходится сомневаться в людях, считающихся достойными доверия. Вы понимаете, что я хочу этим сказать. Дело приняло такой оборот, что шпионы во что бы то ни стало должны быть обнаружены и притом как можно скорее.
   -- Понятно, -- отозвался Ник Картер. -- Когда именно вам пришлось в последний раз столкнуться с проявлением деятельности шпионов?
   -- Не далее как вчера я здесь у себя вел в течение получаса беседу с тремя господами о делах торговой палаты. Эти господа, так же как и я, имели полное основание не разглашать содержания и результата нашей беседы. Сегодня утром и во время прогулки я встретился с членом конгресса Гольдфоглем, и во время беседы с ним оказывается, что по прошествии шестнадцати часов после вчерашнего совещания он был полностью осведомлен о его результате, причем надо вам знать, что о самом совещании он не имел понятия.
   -- Не потребовали ли вы у него по этому поводу объяснений?
   -- Нет, это по существу дела было неудобно. Но по его манере говорить об этом деле видно было, что он совершенно не сознавал его конфиденциального характера, а полагал, что оно вовсе не так важно.
   -- Где происходило ваше совещание?
   -- Здесь, в Белом Доме, в конце южной веранды.
   -- Не мог ли кто-нибудь подслушать вас? Нет ли там поблизости окон, ниш, колонн, крупных растений, за которыми мог спрятаться кто-нибудь?
   -- Ничего подобного. Сами понимаете, что в последнее время я стал крайне осторожен. Я хорошо знаю, что во время совещания на расстоянии ста шагов в окружности не было ни живой души.
   -- В таком случае о подслушивании не может быть и речи?
   -- Вот то-то и оно. И тем не менее содержание нашей беседы уже сделалось достоянием гласности. Повторяю, те три господина нанесли бы явный ущерб своим собственным интересам, если бы огласили хотя бы одно слово.
   -- И точно таким же образом прежние беседы и совещания были оглашаемы?
   -- Говорю вам, мистер Картер, эти шпионы преследуют меня везде, и днем и ночью. При этом я уже прибегал к всевозможным уловкам: назначал совещания в помещениях, избранных мной в самый последний момент, принимал людей вне очереди -- и все это ни к чему не привело.
   -- Место тоже не меняет дела?
   -- Нисколько. Где бы я ни находился со своими советниками, куда бы я с ними ни запирался -- все это безразлично. Невидимый шпион доходит до того, что подслушивает даже мои беседы с женой и семьей.
   -- Какая гнусность! -- воскликнул Ник Картер. -- Пожалуй, кто-нибудь и сейчас подслушивает нас?
   -- Я более чем уверен в этом, -- отозвался президент.
   -- Вы говорили, -- продолжал Ник Картер, -- что вас подслушивали и в таких случаях, когда совещания не были заранее назначены?
   -- Вот в том-то и беда. Кругом меня и днем и ночью витают невидимые шпионы. Кстати, я вспомнил инцидент с итальянским послом. Проезжая верхом мимо итальянского посольства, я вспомнил о беседе, которую вел за неделю до этого с послом и которая окончилась ничем. Так как у меня тогда появилась новая мысль по интересовавшему нас делу, я слез с лошади и приказал доложить о себе. В приемной мы побеседовали с послом в течение получаса. Я хорошо знаю, что нигде близко не могло быть шпионов. И что же получилось? На другой день ко мне поступает запрос от итальянского посла, не говорил ли я французскому послу о нашей беседе, ибо тот оказывается вполне осведомленным. Еще пример. К числу моих близких друзей и приверженцев принадлежит сенатор Марк Галлан. Вам, вероятно, известно, что он является избранником штата Канзас, а так как он вместе с тем является лидером всего населения к западу от Миссисипи, то мы его обыкновенно так и называем Западным сенатором.
   -- Я знаю его и могу гордиться тем, что хорошо знаком с сенатором Галланом.
   -- А, вот как. Кажется, он как-то говорил мне о важных услугах, которые вы ему недавно оказали. Так вот, в этом же самом кабинете, с глазу на глаз, Галлан доверил мне некоторые из своих больших планов, приведение в исполнение которых должно существенным образом отразиться на нашей внутренней политике. И как бы вы думали, что произошло? Сенатор Гарденер, заклятый враг и непримиримый политический противник нашего общего друга, на другое утро вносит запрос правительству, читая чуть ли не дословно со стенограммы всю беседу Галлана со мной, и ставит вопрос, состоялись ли на самом деле по этому поводу какие-нибудь соглашения без ведома и одобрения народных представителей. Можете себе представить смущение бедного Галлана, который, разумеется, должен был предположить, что я злоупотребил его доверием. У него хватило присутствия духа заявить, что утверждения Гарденера являются сплошным вымыслом. По отношению к парламенту дело на этом было закончено. Но, как это ни печально, между Марком Галланом и мной выросла стена отчуждения, и о прежней нашей дружбе не может быть уже и речи. И все это невзирая на то, что мы оба уверены в том, что порядочность каждого из нас не подлежит никакому сомнению.
   Президент собирался привести еще один пример, но тут вошел дежурный чиновник и доложил о приезде одного важного сановника, вызванного самим президентом.
   -- Приходится прервать нашу беседу, -- сказал президент, -- но я прошу вас пожаловать ко мне сегодня же в девять часов вечера. Я позабочусь о том, чтобы мы не были стеснены временем для того, чтобы иметь возможность принять какое-нибудь решение.
   -- Я не премину явиться, -- почтительно ответил Ник Картер и ушел.

* * *

   Выйдя из Белого Дома, Ник Картер направился через площадь Лафайета в гостиницу "Арлингтон".
   В огромном вестибюле гостиницы он сел у окна, откуда мог видеть верхнюю часть авеню Коннектикут, гордость и красу Вашингтона, и взялся за газету.
   Взглянув случайно на улицу, он увидел на углу того самого человека, о котором президент только что беседовал с ним.
   Ник Картер был очень высокого мнения о сенаторе Галлане. Он считал его одним из наиболее способных, дельных и честных государственных деятелей республики и был твердо убежден в том, что Марк Галлан не мог проронить ни одного слова из беседы с президентом.
   Когда сенатор приблизился к главному подъезду гостиницы, Ник Картер пошел ему навстречу.
   -- Вот так приятный сюрприз, -- воскликнул Галлан, -- как вы попали сюда, в Вашингтон, мистер Картер?
   -- По делам, -- ответил сыщик, -- сами знаете, наш брат хотел бы быть вездесущим.
   -- А есть ли у вас свободная минутка для меня? Мне хотелось бы с вами кое о чем побеседовать. Пойдемте туда, в тот уголок.
   Вблизи одного из огромных стенных зеркал, поднимавшихся от мраморного пола до мозаичного потолка, они сели.
   -- Ну, кого вы теперь собираетесь затравить? -- спросил Галлан с многозначительной улыбкой. -- Или вы начали заниматься политикой? По лицу вашему вижу, что вам хотелось бы сказать: "Это не ваше дело, сенатор!" Ведь так, милейший?
   -- Раз вы сами догадались, то я не буду отрицать, -- отозвался Ник Картер.
   -- Отлично. Да я, впрочем, совсем не любопытен и вовсе не хочу знать чужих секретов. Но теперь перейду к делу, у меня у самого есть для вас маленькое поручение, конечно, в том только случае, если вы имеете возможность и желание принять его.
   -- То и другое у меня для вас всегда найдется. Говорите, в чем дело. Если я буду иметь хоть малейшую возможность, то с удовольствием исполню ваше поручение.
   -- Вот в чем дело, милейший Картер, -- начал сенатор, -- со мной случилась неприятная история. Хуже всего то, что я никак не пойму, в чем, собственно, дело: либо человек, известный всему миру как честный и достойный уважения деятель, изменил своему слову, либо на самом деле между небом и землей есть вещи, о которых и не снится нашим мудрецам. Говоря откровенно, я уже давно собирался вызвать вас сюда. Но меня останавливало опасение показаться смешным в ваших глазах, у вас какая-то особая манера смеяться, когда говоришь о сверхъестественных явлениях... Ну вот, вы опять смеетесь. Смейтесь сколько хотите, но скажите мне, имеете ли вы понятие о том, каким образом орудуют и каким образом общаются между собой заграничные шпионы.
   -- Неужели вы на самом деле полагаете, что сделались жертвой таких шпионов? -- спросил Ник Картер, не высказывая, однако, особого удивления.
   -- Я не полагаю, а отлично знаю, что я постоянно окружен такими шпионами. Они подслушивают мои невинные частные беседы и самые важные совещания, даже такие, которые происходили с глазу на глаз с человеком, которому я слепо доверял. Им стали известны вещи, о которых мы дали друг другу слово никому не говорить. И именно это-то и сделалось достоянием гласности.
   -- Не можете ли вы назвать пример?
   -- Пример? Не один, а десятки примеров. Конечно, вполне конфиденциально, так как никто не должен знать, что я беседовал с вами об этом.
   -- Полагаю, что вы меня знаете и не сомневаетесь во мне.
   -- Конечно, знаю. Это уж я применил теперешнюю мою обычную фразу. Так вот, недавно у меня была беседа с президентом; мы говорили с ним о вещах, осуществление которых откроет новые пути всей нашей внутренней политике. Как и всегда, у нас с президентом были тождественные взгляды, и мы дали друг другу слово хранить молчание уже потому, что преждевременное оглашение наших планов поставило бы на ноги всю оппозицию и натравило бы на нас всю прессу противного лагеря. Но я совершенно зашел в тупик, когда на другой же день мой политический противник Гарденер на открытом заседании огласил все подробности моего соглашения с президентом, и мне оставалось только, вопреки истинному положению дела, заявить, что сообщения Гарденера представляют собой чистейший вымысел и сплетню. Это, однако, весьма неприятное впечатление, не говоря уже о создавшемся недоразумении между мной и президентом. Он поневоле должен считать меня легкомысленным болтуном или даже непорядочным человеком. Правда, и я мог бы его считать таким же, но это поставило бы меня в смешное положение перед самим собой. Я не думаю, чтобы президент считал меня способным изменить моему слову, но, несмотря на это, после этого инцидента в наших отношениях наступило заметное охлаждение.
   -- Это действительно весьма и весьма неприятно, -- согласился Ник Картер.
   -- Я не могу отделаться от мысли, -- продолжал сенатор, -- что тут что-то нечисто. Подумайте сами: мы беседовали в частном кабинете президента, к тому же так тихо, что многие слова даже произносились шепотом, так что посторонний человек и в двух шагах от нас не смог бы ничего расслышать. Еще до нашей беседы президент лично осмотрел две комнаты, примыкающие к кабинету, запер их двери на ключ, а двери из кабинета открыл настежь. Таким образом, никто не мог подойти к нам незамеченным. В передней, где находятся дежурные чиновники, тем более не мог находиться никто из посторонних. После этого скажите, как можно подслушать такую длинную беседу, обставленную подобными мерами предосторожности?
   -- Приходилось ли вам испытывать нечто подобное еще, помимо этого случая? -- спросил Ник Картер.
   Сенатор привел массу примеров в доказательство того, что его окружает ежедневно и повсюду целая шайка шпионов, орудующая с изумительной ловкостью.
   Окончив свое повествование, сенатор обратился к Нику Картеру со следующими словами:
   -- Как вам все это нравится? Будьте откровенны и скажите мне все, что вы думаете по этому поводу.
   -- Я, к сожалению, пока еще и сам не составил себе определенного мнения об этом, -- ответил Ник Картер, -- если бы мне о таких чудесах, с оттенком сверхъестественности, рассказывал кто-нибудь другой, а не вы, то я, пожалуй, сумел бы сразу вывести свое заключение. Но дело обстоит иначе, если мне заявляет Марк Галлан, человек, известный своим ясным умом, что в течение нескольких недель его подслушивают, причем он приводит тому неоспоримые доказательства. Тут кроется нечто такое, чего нельзя сразу постичь и что, пожалуй, вообще нельзя будет выяснить. Во всяком случае, пока скажу только одно: тот, кто руководит этим шпионством, независимо от побуждающих его причин -- человек умный, гениальный. Я в первый раз встречаю такой загадочный случай. Но у меня появилась мысль: я возьму здесь комнату и прикажу перенести наверх мой багаж. После мы поговорим обстоятельно об этом деле. Дело в том, что я намерен загримироваться под вас.

* * *

   Спустя час в занятой Ником Картером комнате можно было видеть самого сенатора и почтенного фермера из Канзаса с чрезвычайно глупой физиономией.
   Сыщик с особой тщательностью загримировал Марка Галлана этим фермером, позаботившись о том, чтобы грим продержался несколько дней.
   Затем сам сыщик загримировался двойником Марка Галлана с таким мастерством, что сенатор всплеснул руками и воскликнул:
   -- Знаете, мистер Картер, вы наводите на меня страх не меньше моих невидимых мучителей-шпионов. Вы просто чародей какой-то. Вы с полным успехом можете считаться Галланом, а мне никто не поверит, что я сенатор. Если бы я попытался в моем нынешнем виде войти в сенатский зал, то меня живо выставили бы оттуда. А как должен я называть себя и что мне надлежит делать?
   -- Я полагаю, для фермера из Канзаса недурно будет звучать Гирам Гаукинс, как вы думаете? Что касается вашего времяпрепровождения, то просто-напросто осматривайте достопримечательности города, как делают приезжие провинциалы, и устройтесь так, чтобы постоянно иметь возможность связаться со мной.
   -- Неужели вы на самом деле намерены выдавать себя за сенатора Марка Галлана? -- в недоумении спросил сенатор.
   -- Обязательно. Это единственное средство напасть на след шайки шпионов.
   -- Вы полагаете, что тогда будете иметь возможность наблюдать?
   -- Несомненно.
   -- Смотрите не ошибитесь, мистер Картер. Ведь и я тоже не слеп и могу сказать, не хвастаясь, что у меня голова на месте.
   -- Так-то оно так, но не забывайте, что я смотрю на все глазами сыщика, и потому вижу все с другой точки зрения.
   -- Но каким же образом вы намерены поймать шпионов?
   -- Этого я и сам еще не могу сказать. Но если мне удастся узнать, какую они преследуют цель, то это будет почти равносильно их поимке.
   -- Все это как будто и нетрудно, а между тем я готов идти с вами на пари в сто долларов, что вы не осмелитесь войти в зал заседаний сената и сесть там на мое место, как бы удачно вы ни были загримированы.
   -- Именно это-то я и намерен сделать, -- с равнодушным видом ответил Ник Картер, подделываясь столь удачно под голос сенатора и его манеру говорить, что тот вскочил со стула.
   -- От вас, мистер Картер, -- воскликнул он в изумлении, -- пожалуй, можно ожидать такой выходки. С вами просто становится страшно! Это просто невероятно. Откуда вы взяли все это? Ведь у вас даже походка точно такая же, как у меня.
   -- Успокойтесь, -- прервал его Ник Картер смеясь, -- для меня вполне достаточно пробыть в зале заседаний около получаса, а если меня захотят задержать, то я сошлюсь на предстоящее свидание с президентом. Это-то и заставит шпионов отправиться вслед за мной туда же.
   Сенатор в немом изумлении смотрел на своего двойника, а потом разразился громким хохотом.
   -- Но ведь это великолепно! -- воскликнул он. -- Я тоже пойду в сенат, конечно, в места для публики и оттуда посмотрю на сенатора Марка Галлана во время его законодательной деятельности. А если вас уличат и с треском выставят, вот будет потеха!
   -- Что ж, посмотрим, что будет, -- сухо ответил Ник Картер.
   И действительно, минут через десять мнимый сенатор Марк Галлан вышел из гостиницы "Арлингтон" и большими шагами направился к трамваю, чтобы поехать к Капитолию.
   Когда Ник Картер вслед за этим вошел в здание сената, все встречавшиеся ему по пути люди раскланивались с ним так, как они могли и должны были раскланиваться только с сенатором Марком Галланом.
   Положение сделалось более щекотливым, когда он вошел в зал заседаний. Едва он успел показаться, как один из присутствовавших сенаторов встал и через весь зал направился прямо к нему, пожал обе руки и засыпал его целым рядом вопросов, по существу совершенно непонятных для мнимого сенатора.
   -- Знаете, поговорим об этом после заседания, -- ответил сыщик, ловко выпутываясь таким образом из неприятного положения, -- откровенно говоря, коллега, у меня голова в настоящую минуту так занята... сами понимаете...
   Он вздохнул с облегчением, когда отделался от "коллеги", отправился к месту Марка Галлана и просидел там около получаса. Правда, чуть ли не каждые пять минут к нему подходили сенаторы, но он сумел отвечать на их вопросы так умно, что не возбудил ничьего подозрения.
   Но тут появилось новое затруднение: к нему подошел сенатский курьер и подал визитную карточку, на которой была изображена какая-то японская фамилия. Владелец карточки сидел в приемной.
   Ник Картер колебался, он не мог знать, какие дела у настоящего Марка Галлана с этим японцем, и ему, кроме того, казалось неудобным выслушивать сообщения, быть может, конфиденциального характера.
   Но курьер явился во второй раз и доложил, что японец обещает не задерживать долго сенатора, но просит настоятельно принять его.
   Нику Картеру пришлось согласиться.
   К удовольствию своему, он скоро заметил, что японец был почти незнаком с Галланом и явился сюда исключительно для того, чтобы заручиться согласием сенатора принять приглашение на банкет, назначенный через три дня.
   Ник Картер принял приглашение, руководствуясь тем, что сам Галлан, во всяком случае, имел возможность не поехать на банкет.
   Но после того как японец с присущей его расе изысканной любезностью распростился, Ник Картер решил покончить с этой игрой.
   Он написал председателю записку, в которой известил его о своем нездоровье, препятствующем ему принять дальнейшее участие в заседании, присовокупив, что, по всей вероятности, ему придется в течение нескольких дней не бывать на заседаниях.
   Затем он через западный подъезд вышел из здания Капитолия, завернул на авеню Пенсильвания и дошел до Казначейства.
   В течение всего этого времени он зорко наблюдал, не следит ли кто-нибудь за ним, как за сенатором Марком Галланом.
   На этот вопрос он, однако, получил ответ, только когда, дойдя до гостиницы "Ралей", он резко остановился и сразу же обернулся.
   В тот же момент он убедился, что за ним следят по меньшей мере три лица: японцы в европейских костюмах, и притом так ловко, что даже он не обратил бы на это внимания, если бы не был готов к слежке.
   Ник Картер вспомнил, что посетитель, явившийся в Капитолий для того, чтобы пригласить его на банкет, тоже был японец.
   Вдруг он заметил, что какой-то господин приближается к нему с очевидным намерением заговорить с ним.
   -- Мне положительно везет, сенатор, -- воскликнул незнакомец, -- я уже хотел ехать к вам в Капитолий.
   -- Для чего именно?
   -- Барон Мутушими уже говорил с вами?
   Ник Картер вспомнил, что японец, пригласивший его на банкет в гостиницу Вилларда, носил именно эту фамилию.
   -- Да, я беседовал с ним полчаса тому назад.
   -- И он пригласил вас к Вилларду на банкет?
   -- Пригласил.
   -- И вы придете?
   -- Да, я обещал барону приехать.
   -- Неужели, добрейший сенатор, вы на самом деле будете? Дело в том, что присутствие ваше крайне необходимо. Наши единомышленники с нетерпением ожидают вашего решения в известном вам деле.
   -- Можете рассчитывать на меня, я непременно буду.
   -- Мне не надо указывать на то, -- продолжал незнакомец, -- что вы и ваши приверженцы должны хранить безусловное молчание. В банкете примут участие только посвященные и...
   -- Понимаю, понимаю, -- прервал его мнимый Марк Галлан, -- будьте уверены, что я обязательно приду.
   Во все время беседы Ник Картер более внимательно следил за тремя японцами, чем за своим собеседником, причем ему бросилось в глаза, что эти японцы не сводили глаз с его лица, хотя стояли так далеко, что никоим образом не могли слышать беседу. Столь же внимательно они наблюдали за лицом того господина, с которым он беседовал.
   Распростившись с незнакомцем, Ник Картер закурил сигару и отправился в гостиницу Вилларда. В вестибюле гостиницы он сел так, что мог со своего места видеть не только все помещение, но и все входные двери, а также благодаря высоким зеркалам и то, что делается на улице.
   Ник Картер нисколько не удивился, когда вскоре после этого в вестибюль вошли два изящно одетых японца. Правда, это были не те, которые следили за ним на авеню Пенсильвания, но по их зорким взглядам, которыми они рассматривали мнимого сенатора, он сразу догадался, что они преследовали те же цели, что и японцы на улице.
   "Это уже становится интересным", -- подумал Ник Картер, когда увидел, что оба японца сели напротив него, взяли газеты якобы для чтения, но вместе с тем следили за каждым его движением.
   Ник Картер задумался над вопросом, какая у японцев могла быть причина так настойчиво выслеживать сенатора.
   Вдруг кто-то прикоснулся к его плечу.
   Изящно одетый господин, которого он мимоходом заметил, выходя из Капитолия, кивнул ему и, не спрашивая разрешения, сел рядом с ним.
   -- Как поживаете, сенатор? -- спросил он.
   Ник Картер ответил обычной в таких случаях фразой и взглянул на сидевших напротив японцев.
   Они сидели шагах в тридцати от них и никоим образом не могли слышать ни одного слова из беседы Ника Картера с незнакомцем. Тем не менее они не сводили глаз с него и с его собеседника.
   Ник Картер очутился лицом к лицу с неразъяснимой загадкой, для решения которой у него пока еще не было никаких данных. Он пока только догадывался, что все эти японцы принадлежат к одной и той же шайке.
   С целью выяснить, каким образом действуют оба шпиона, Ник Картер не спускал с них глаз и в то же время спросил присевшего к нему незнакомца:
   -- Нет ли каких-нибудь новостей?
   Господин, о личности, звании и профессии которого сыщик не имел ни малейшего понятия, небрежно повел плечами и шепнул:
   -- Хотелось бы знать, сенатор, что у вас нового. Прежде всего, хотелось бы знать, можем ли мы рассчитывать на вас или мы должны причислить вас к числу наших противников?
   "Новая загадка", -- подумал Ник Картер, заметив, что один из японцев сосредоточил все свое внимание на нем самом, а другой на собеседнике.
   -- Сегодня при всем желании еще не могу высказаться, -- ответил он, -- но...
   -- Мои друзья не могут больше ждать, -- прервал его незнакомец, -- мы должны знать, за нас вы или против. Вы хорошо знаете, что ваша поддержка нам крайне нужна, но эта неизвестность много хуже сознания, что вы против нас. Говорил ли с вами сегодня барон Мутушими?
   -- Говорил.
   -- Приглашал ли он вас к обеду, который должен состояться через три дня в этой гостинице?
   -- Приглашал.
   -- Что вы ответили ему?
   -- Я принял приглашение.
   -- Прекрасно. И вы на самом деле думаете принять участие в этом банкете? Не следует ли нам опасаться отказа?
   -- Нет.
   Незнакомец вздохнул с облегчением, встал и протянул руку мнимому сенатору.
   -- В таком случае все обстоит благополучно, -- сказал он. -- Прощайте, сенатор.
   Ник Картер молча поклонился.
   Он сосредоточил все свое внимание на незнакомце и на обоих японцах, которые все время следили за ним, точно хотели читать слова на устах говоривших.
   Ник Картер посидел еще немного, потом вдруг быстро встал.
   Он был сильно взволнован, хотя на его лице это волнение решительно никак не отражалось.
   "Я нашел ключ к загадке, -- внутренне торжествовал он, -- теперь я знаю, каким образом эти шпионы работают и как им удается подслушивать беседы своих жертв!"

* * *

   Подойдя медленными шагами к выходу из вестибюля, он вдруг увидел самого Марка Галлана, загримированного под фермера из Канзаса. По-видимому, ему эта новая роль очень нравилась. Увидя своего двойника, сенатор чуть не позабыл своей роли. Но достаточно было выразительного взгляда Ника Картера, чтобы тот вспомнил о своем гриме.
   -- О, какой сюрприз! Ведь это сам сенатор Марк Галлан! -- крикнул мнимый фермер хриплым голосом. -- А я ведь обыскал весь город, чтобы найти вас. Ну, как дела? Как здоровье?
   Марк Галлан отлично играл свою роль.
   Они пожали друг другу руки, и Ник Картер проводил мнимого фермера к своему прежнему месту в вестибюле, где никто не мог им мешать.
   Но прежде чем сесть, Ник Картер подвинул стулья так, чтобы они стояли спинками к залу.
   -- Почему это вы так устраиваетесь, -- шепнул сенатор, -- разве вы боитесь, что вас все-таки могут узнать?
   -- Нисколько, -- отозвался Ник Картер, -- мне только кажется, что нам будет веселее смотреть на улицу.
   -- Но мы тогда не будем в состоянии видеть, что делается в самом вестибюле, -- возразил Марк Галлан, -- а меня ведь это очень интересует.
   -- Пока вам придется все-таки глядеть на улицу. Мне очень важно, чтобы никто из сидящих в вестибюле не мог наблюдать за нами.
   -- Вот как? Неужели вы уже напали на след этой шайки?
   -- Откровенно говоря, да. По крайней мере, я уже не брожу в потемках.
   -- Рассказывайте же, -- заинтересовался Галлан, -- это крайне интересно.
   Прежде чем Ник Картер ответил, он оглянулся и увидел, как оба японца выходили на улицу.
   Они медленно прошли по авеню, но, сделав только несколько шагов, стали на противоположном тротуаре таким образом, что через зеркальные стекла могли наблюдать за лицами сыщика и его собеседника.
   -- Вы правы, сенатор, -- шепнул Ник Картер, стараясь при этом как можно меньше шевелить губами, -- гораздо интереснее наблюдать за публикой в вестибюле. Повернем наши стулья, а еще лучше, если вы повернете ваш стул так, чтобы сидеть ко мне лицом.
   -- Что все это значит? -- проворчал Галлан, но все-таки исполнил просьбу своего двойника.
   -- Это вы скоро узнаете, -- успокаивал его Ник Картер, -- но я прошу вас не портить мне дело, а исполнять в точности все то, что я вам скажу, не расспрашивая пока о моих целях.
   -- Если бы я не знал, что положение дела весьма серьезно, -- отозвался Галлан, -- я мог бы подумать, что вы издеваетесь надо мной.
   -- Издеваюсь я не над вами, а над двумя франтами, которые чрезвычайно интересуются вами, -- возразил Ник Картер.
   Сенатор, усевшись на стул, с изумлением смотрел на сыщика, который со странной улыбкой на устах следил за движениями какого-то господина на улице.
   -- Что это вы опять заметили? -- спросил Галлан.
   -- Я наблюдаю за одним господином, который привлек мое внимание, вот и все. Об этом мы с вами поговорим потом, а пока я должен вас просить оказать мне маленькую услугу.
   -- Прикажете опять повернуть стул?
   -- Пока еще нет, но скоро дойдет и до этого.
   Один из японцев тем временем медленными шагами вернулся в вестибюль и сел на свое прежнее место, так что мог хорошо видеть лицо мнимого фермера, а другой, оставаясь на улице, наблюдал за лицом мнимого сенатора.
   -- Мой опыт удался, -- шепнул Ник Картер, не шевеля губами.
   -- Черт меня возьми, если я понимаю что-нибудь из всего этого, -- возмущался сенатор, -- будьте любезны объяснить.
   -- Тише, -- прервал его сыщик, -- пока мы сидим здесь, будем болтать об откормленных свиньях, картошке, искусственном удобрении и тому подобных прелестях, но ни одним словом не коснемся наших планов или событий сегодняшнего дня.
   -- Пусть будет по-вашему, мистер Картер, если вы так настаиваете на этом, -- проворчал Марк Галлан.
   -- Осторожнее. Упоминание моего имени, как бы тихо оно ни было произнесено, может погубить весь наш план. Теперь я задам вам несколько вопросов, на которые будьте любезны отвечать мне просто "да" или "нет", без дальнейших объяснений. Вы поняли меня? Да не сердитесь же, мы напали на след, и надо быть крайне осторожным.
   -- Спрашивайте сколько хотите, но только я...
   -- Вы видите здесь, в вестибюле, изящно одетого японца, который неустанно наблюдает за вами? -- спросил сыщик.
   -- Да, вижу.
   -- Знаете ли вы его?
   -- Нет.
   -- Видели ли вы его прежде?
   -- Да.
   -- Часто?
   -- И да, и нет, трудно сказать.
   -- Если можно, отвечайте немного пообстоятельнее. Часто ли вы его видели?
   -- Довольно часто.
   -- Отлично. А теперь я покорнейше попрошу вас взять у меня сигару, которую я вам предложу, встать и подойти к электрической зажигалке у правого входа. Тем временем я сяду на ваше место, а вы, вернувшись сюда, займете свободное место.
   Сенатор в недоумении взглянул на сыщика, так как совершенно не понимал, какую цель преследует последний, производя все эти загадочные манипуляции. Тем не менее он встал, медленно направился к зажигалке, вернулся, сел на освободившийся стул и стал курить.
   Ник Картер положил правую руку на спинку стула так, что закрыл подбородок и рот рукой, не возбуждая этим ничьего внимания. Благодаря этому никто не мог видеть движений его губ.
   -- Посмотрите на улицу и скажите, не кажется ли вам знакомым тот японец, который шатается под окнами? -- спросил Ник Картер.
   -- Да, я его знаю.
   -- Часто ли вы его видели?
   -- Неоднократно видел, во всяком случае, столь же часто, как и его товарища.
   -- Не обратили ли вы внимания на то, что в последнее время кругом вас постоянно вертятся какие-то японцы?
   -- Конечно, обратил. Это какое-то наваждение. Интересно знать, откуда они берутся.
   -- Теперь сидите здесь спокойно, пока я возьму номер, в котором мы с вами побеседуем совершенно спокойно, -- сказал Ник Картер, встал и распорядился, чтобы ему отвели комнату.
   Затем он вместе с Галланом поднялся на второй этаж.
   К крайнему удивлению сенатора, Ник Картер, войдя в комнату, сейчас же опустил занавеси на окнах.
   -- Ну вот и готово, -- шепнул он затем, -- если мы теперь будем говорить шепотом, то никакому шпиону не удастся подслушать нас. А теперь я попрошу вас ответить мне на очень важный вопрос: кто такой барон Мутушими?
   Марк Галлан в недоумении взглянул на сыщика и вдруг воскликнул:
   -- Черт возьми! Вот о нем-то я совершенно забыл, когда дал вам разрешение загримироваться моим двойником.
   -- Кто такой Мутушими? -- повторил Ник Картер.
   -- Насколько мне известно, это очень образованный господин, обладает большими средствами и пользуется большим уважением у себя на родине.
   -- Быть может, он профессиональный политический деятель?
   -- Возможно. Ведь в Стране восходящего солнца политикой занимаются все поголовно.
   -- Знакомы ли вы с ним лично?
   -- Нет, я его еще никогда не видел.
   -- Но много слышали о нем?
   -- Да, слышал. Но позвольте, к чему весь этот допрос? Вы меня выспрашиваете, как школьника. Какое отношение имеет Мутушими к моему поручению и чего ради вы внизу, в вестибюле, обратили мое внимание на тех двух японцев? Я сгораю от нетерпения, у меня тысяча вопросов, а вы почему-то допрашиваете меня точно преступника.
   -- Вы знаете меня так давно, -- ответил Ник Картер, -- что вам должно быть отлично известно, что я не делаю ничего без серьезного основания.
   -- Так-то оно так, но...
   -- Лучше слушайте, что я вам сейчас скажу: по какой-то неизвестной пока еще причине за вами постоянно следят японцы. Они отлично знают так называемый язык губ, которому обучаются глухонемые, так что они, глядя на движения губ, могут отлично понимать, что говорит собеседник. Таким образом, шпионам вовсе не нужно находиться вблизи беседующих, и они могут при помощи хороших подзорных труб проводить свои наблюдения даже на большом расстоянии.
   -- Неужели это возможно? -- воскликнул озадаченный сенатор. -- Этим вы хотите сказать, что еле заметных движений губ достаточно, чтобы понимать произносимые слова?
   -- Вполне достаточно. Правда, не всякий способен понимать язык губ, -- заметил Ник Картер, -- для этого требуется не только долголетняя практика, но и много других качеств, не говоря уже об отличном зрении. Я сказал бы даже, что это искусство, которому научиться нельзя, это способность прирожденная, которая развивается путем долговременной практики. Я убедился в том, что те два японца, так же как и все прочие члены шайки шпионов, посвящены в искусство понимания языка губ.
   -- Не знаю, удивляться ли мне вам или завидовать, -- воскликнул озадаченный Галлан, -- я никогда не поверил бы, что такой язык вообще может существовать. Стало быть, вы думаете, что эти два японца наблюдали за нами, один -- за вами, другой -- за мной?
   -- Совершенно верно. Причем, конечно, они принимали меня за сенатора Галлана, а вас за приезжего.
   -- Значит, вы полагаете, что нас всегда подслушивают именно таким образом? Постойте, я кое-что вспомнил, -- воскликнул Марк Галлан и схватился за голову, -- во время того важного совещания с президентом мы сидели в его кабинете у большого углового окна. Оттуда видна цепь холмов, а на расстоянии полутора миль находится участок вилл местных богачей. Теперь я припоминаю, что у одной из этих вилл я время от времени замечал какое-то странное сверкание, как будто солнечные лучи преломляются в стекле. А ведь там расположено здание японского посольства. Сверкание это происходило в окнах одной из башен на крыше.
   -- Ну вот, видите, -- с довольной улыбкой произнес Ник Картер, -- очевидно, во время вашей беседы с президентом за вами обоими наблюдали из этого окна.
   -- Но с какой же целью эта узкоглазая шайка наблюдает за нами? -- волновался сенатор.
   -- Это нам еще надо будет узнать. Но скажите, сенатор, кто такой этот Мутушими? Я спрашиваю не потому, что хочу вмешиваться в ваши частные дела, которые меня не касаются, а потому, что этот японец замешан в интересующем нас деле больше, чем мы пока думаем.
   -- Я уже сказал вам о нем все, что знаю, -- ответил сенатор.
   -- Он заходил сегодня к вам в Капитолий, -- спокойно произнес Ник Картер.
   -- Что такое? Этот Мутушими?
   -- Он самый.
   -- Вы говорили с ним? Что ему нужно было от меня?
   -- Он хотел пригласить вас на банкет, который должен состояться в этой гостинице послезавтра.
   -- Знаете, мистер Картер, я начинаю думать, что вы состоите в союзе с самим дьяволом, -- воскликнул сенатор, -- уже несколько недель тому назад меня известили о предстоящем визите этого Мутушими, я ждал его ежедневно, да так и не дождался, а он является как раз в тот день, когда вы изображаете меня.
   -- Когда я вышел из Капитолия, -- продолжал Ник Картер, как бы не обращая внимания на замечание Марка Галлана, -- за мной стали следить три японца. Вблизи гостиницы "Ралей" со мной заговорил какой-то незнакомец и спросил меня, был ли у меня Мутушими и пригласил ли он меня на банкет. Пока я беседовал с ним, японцы наблюдали за мной и, конечно, поняли каждое слово нашей беседы. Затем на смену трем японцам явились двое других, которые в вестибюле сели так, что опять-таки могли понимать каждое произносимое слово. Вскоре после этого ко мне подсел какой-то другой незнакомец и спросил меня -- стало быть, вас, -- пришли ли вы к благоприятному решению или нет. Ему тоже надо было знать, буду я на том банкете или нет. Замечу, что этого незнакомца я уже видел, когда выходил из Капитолия, но заговорил он со мной только в вестибюле гостиницы. Теперь вы поймете, почему мне желательно получить ответ на мой вопрос об этом таинственном бароне Мутушими.
   Сенатор, видимо, взволновался. После некоторого колебания он сказал:
   -- Надеюсь, мистер Картер, вы не допускаете даже мысли о том, что я замешан в какие-нибудь темные дела?
   -- Я еще не составил себе никакого определенного мнения обо всем этом, сенатор, и пока стою на совершенно нейтральной почве. Но я должен настаивать на том, чтобы мне было оказано неограниченное доверие, иначе я не буду иметь возможности заняться этим делом.
   -- Но я вам даю слово, что мне решительно нечего скрывать.
   -- Но позвольте. Ведь ясно видно, что тут речь идет о каком-то деле, которым японцы необычайно интересуются, -- заметил Ник Картер, пожимая плечами.
   -- Так и мне кажется, мистер Картер, но я вам опять даю честное слово, что знаю обо всех этих кознях ровно столько же, сколько и вы. Могу вам только еще сообщить, что около месяца тому назад, а может, и полтора, ко мне явился какой-то американец и заявил, что у него огромные дела в Японии и Корее и что он хочет заручиться моей поддержкой. Он говорил много и долго, но когда он кончил, то я знал ровно столько же, сколько знал и раньше. Я лично склонен думать, что доверители этих японских шпионов хотят завязать со мной отношения и стараются пронюхать, принадлежу ли я к числу тех мерзавцев, которые продают за деньги свой голос или свое влияние. А следят за мной, вероятно, с целью узнать, есть ли у меня ахиллесова пята, и где именно, не занимался ли я когда-нибудь темными делами, не занимаюсь ли я таковыми в настоящее время, и все это для того, чтобы в случае надобности приставить мне нож к горлу и угрожать мне разоблачениями.
   -- Об этом я тоже уже думал, -- заметил Ник Картер.
   -- Охотнее всего я выставил бы этого американца, -- продолжал Марк Галлан, -- ибо честь свою я ценю выше всего. Кто считает меня продажным мошенником, тот становится моим смертельным врагом, так как задевает мое самолюбие. При обсуждении этого дела я решил, однако, сделать вид, что согласен вступить в переговоры, с целью узнать истинные намерения вдохновителей этого дела и разоблачить их происки при первом же удобном случае.
   Ник Картер протянул руку Марку Галлану.
   -- Я знал, что не разочаруюсь в вас, -- произнес он, -- мы с вами должны действовать сообща. Надо полагать, дело касается очень важных вопросов. До поры до времени я буду продолжать играть роль сенатора Галлана, ну хотя бы до этого самого банкета, в котором я намерен принять участие в роли вашего двойника.
   Сенатор покачал головой.
   -- Я нисколько не сомневаюсь в ваших способностях, мистер Картер, -- медленно произнес он, -- но мне думается, что вам не удастся довести вашу роль до конца. Уж не говоря о нравственной стороне этой опасной игры. Вы выдаете себя уже потому, что не имеете понятия о наказе, о порядке направления дел и тому подобных вещах, с которыми можно освоиться только путем многолетней практики. Подумайте сами, я состою председателем и членом многочисленных обществ и комиссий, и вследствие этого на мне лежит обязанность давать сенату отчет о моих действиях.
   -- Не беспокойтесь, -- возразил Ник Картер, -- я уже сообщил председателю сената, что вследствие нездоровья не могу присутствовать на ближайших заседаниях. А что касается всего остального, то можете быть уверены, что я не предприму ничего такого, что могло бы впоследствии поставить вас в неловкое положение.
   -- Ну что ж, пусть будет по-вашему, -- согласился Марк Галлан, -- а я тем временем буду бить баклуши на свободе. А что касается банкета, то желаю вам повеселиться!
   -- И вы на самом деле не знаете, с какой целью устраивается этот банкет? -- спросил Ник Картер.
   -- Понятия не имею. Меня уже несколько недель тому назад предупредили о том, что мне предстоит получить это приглашение, но банкет по неизвестным мне причинам все откладывался да откладывался. Вероятно, устроители считали меня еще недостаточно подготовленным. Но я все больше прихожу к убеждению, что эти японцы, которые со времени победоносной войны с Россией разыгрывают из себя властителей мира, задались целью совершить какую-нибудь пакость. Всем известно, что я принадлежу к числу близких друзей президента и что в сенате мой голос считается очень веским. Возможно, что они хотят купить мое влияние. Как бы там ни было, мистер Картер, я ожидаю от вас, что вы основательно проучите этих желтолицых негодяев и их вдохновителей.
   -- Будьте в этом уверены, сенатор. Не думайте, что я с ними буду церемониться, -- заявил Ник Картер и решительное выражение его лица не предвещало ничего хорошего тем шпионам, на след которых он уже напал.

* * *

   Для того чтобы и впредь продолжать играть роль сенатора Марка Галлана, Нику Картеру надо было поселиться в холостяцкой квартире сенатора. Устроить это было нетрудно, так как Галлан имел ключ при себе. Правда, на той же квартире проживал и личный секретарь сенатора, но это неудобство можно было устранить без труда.
   Марк Галлан вызвал секретаря к телефону и поручил ему немедленно выехать в Нью-Йорк по одному из его многочисленных дел.
   Вскоре после этого Ник Картер распростился с сенатором, который под видом канзасского фермера занял номер в гостинице Вилларда.
   Спустя четверть часа сыщик уже вошел в изящную квартиру Марка Галлана.
   По дороге туда он отлично видел, что за ним следят.
   Это до некоторой степени расстраивало его планы в том смысле, что он при таких условиях не мог и думать снять грим, чтобы явиться к президенту в назначенный час.
   Но над этим вопросом он не стал задумываться: если он мог рискнуть явиться к президенту в настоящем своем виде, несмотря на то, что это неминуемо должно было возбудить подозрение шпионов, то тем более он мог явиться в качестве сенатора Марка Галлана, тем более что так или иначе надо было посвятить президента в эту сторону его мероприятий.
   Большая квартира сенатора Галлана была расположена в нижнем этаже одного из лучших домов Вашингтона.
   Он зашел в квартиру, осмотрелся и снова вышел на улицу.
   Он сразу заметил, что шпионы усилили свою бдительность, но сделал вид, будто совершенно не подозревает этого.
   Кратчайшим путем он направился к Белому Дому, прошел через огромный порт и вошел через южный подъезд ровно в половине девятого вечера.
   Тут он обратился к одному из камердинеров, который почтительно поклонился ему.
   -- Президент меня, правда, не вызывал к себе, -- сказал Ник Картер, -- но вы все-таки передайте ему мою карточку и скажите, что я пришел по важному делу, не терпящему никаких отлагательств. Скажите ему, что я отниму у него не более пяти минут времени.
   -- Виноват, мне дан приказ...
   -- Не сомневаюсь, -- оборвал его мнимый сенатор, -- что президент не желает, чтобы его беспокоили сейчас. Но если вы передадите ему в точности то, что я вам сказал, то он примет меня.
   Спустя минут пять камердинер пригласил мнимого сенатора в рабочий кабинет президента.
   Сам президент стоял на пороге и в изумлении смотрел на мнимого Марка Галлана.
   -- Добрый вечер, сенатор, -- сказал он, -- я готов посвятить вам пять минут, но ни одной секунды больше, так как я сильно занят другими делами. Войдите, пожалуйста.
   Ник Картер вошел, президент закрыл дверь кабинета и спросил:
   -- По какому делу вы пожаловали?
   -- Надеюсь, мы здесь одни и никто нам не помешает? -- шепнул сыщик.
   -- Надеюсь, -- отозвался президент, -- надо полагать, что мы одни, хотя в последнее время произошли события, которые заставляют не верить в этом отношении очевидному.
   Вместо ответа мнимый сенатор, к крайнему изумлению президента, тщательно осмотрел весь кабинет, прошелся вдоль всех стен, обстукивая их, заглянул во все шкафы, под мебель и за портьеры.
   -- Неужели вы всегда производите такие сложные подготовительные работы, когда собираетесь поговорить с кем-нибудь не более пяти минут? -- спросил президент. -- А я и не знал, что вы так предусмотрительны.
   Ник Картер подошел совсем близко к президенту и произнес шепотом:
   -- Я пришел передать вам, что тот господин, который должен был явиться к вам в девять часов, не сможет прийти.
   Президент в полном недоумении взглянул на мнимого сенатора, потом вдруг побагровел от досады и резко произнес:
   -- Будьте любезны сказать мне, сенатор, кто доставляет вам сведения о моих беседах, происходящих здесь с глазу на глаз с другими лицами?
   -- Извините, президент, -- шепнул теперь Ник Картер своим настоящим голосом, -- я вовсе не сенатор Марк Галлан, а сыщик Ник Картер.
   Президент был совершенно озадачен, но вдруг расхохотался.
   -- Знаете, мистер Картер, -- воскликнул он, -- в качестве трансформиста вы можете зарабатывать огромные деньги! Но теперь скажите ради Бога зачем вы явились ко мне в таком виде, и вообще, что все это значит?
   -- Это я расскажу вам когда-нибудь впоследствии, -- ответил Ник Картер, -- не забывайте, что ваша прислуга знает о том, что я просил аудиенции всего на пять минут и потому у меня нет времени долго объясняться. Одно только скажу, что сенатор Галлан не знает о том, что я явился сюда, а также ничего не знает о данном мне вами поручении. Далее могу сообщить, что я уже узнал кое-что и почти уже разгадал всю тайну. Если вы разрешите мне повести дело дальше по моему усмотрению, то я надеюсь, что в самом близком будущем добьюсь полного успеха.
   -- Отлично, -- ответил президент, -- но ваши пять минут уже прошли. Делайте все, что хотите, лишь бы вы добились результата. Вас я приму в любое время. Поверьте, что я не посвятил бы вас в это дело, если бы не питал к вам безусловного доверия.
   Ник Картер распростился с президентом, вышел из Белого Дома и направился через парк к авеню Пенсильвания.
   Выйдя из калитки парка, Ник Картер вдруг увидел перед собой двух мужчин, которые, по-видимому, ожидали его, а на мостовой стояла закрытая, запряженная двумя лошадьми карета, возле которой стоял третий мужчина.
   Один из незнакомцев подошел к сыщику и, вежливо приподняв шляпу, проговорил:
   -- Мое почтение, сенатор Марк Галлан! Барон Мутушими ожидает вас в карете и покорнейше просит вас составить ему компанию. Он почтет за честь отвезти вас домой, так как должен сделать вам некоторые важные сообщения.
   -- С удовольствием, -- ответил Ник Картер.
   Он хорошо понимал, что его собираются увезти куда-то, но именно это-то и побудило его принять приглашение, так как он надеялся таким путем скорее узнать намерения барона и его сообщников.
   Недолго думая, он сел в темную карету.
   Дверцы тотчас же захлопнулись за ним.
   В тот же момент Ник Картер убедился, что его ожидания оправдались. Он очутился в карете один, а когда попытался открыть дверцы, то оказалось, что ручек не было. В довершение всего внезапно опустились на окнах железные шторы.
   Таким образом, он очутился во власти своих похитителей.
   Но Ник Картер нисколько не смутился, так как он был убежден, что на жизнь сенатора негодяи не посмеют посягнуть.
   Он полагал, что преступники намереваются лишить Марка Галлана на некоторое время свободы, по всей вероятности, для того, чтобы сделать его более сговорчивым.
   В крайнем случае он всегда мог пустить в ход оружие, а пока он был вооружен, он не боялся и дюжины этих желтолицых мошенников.

* * *

   Карета проехала через весь город и в конце концов миновала длинный мост через реку Потомак, на другом берегу которого начинался штат Вирджиния.
   Миновав мост, карета куда-то завернула и поехала по шоссе, а затем проехала в ворота одной из господских усадеб, которых в этой местности имелось очень много.
   Проехав по усыпанной песком дороге, карета миновала асфальтовый подъезд к дому, а потом покатила опять по ухабистой дороге, очевидно приближаясь к надворным строениям. Затем она въехала на деревянный пол какой-то конюшни.
   Кучер соскочил с козел, но вопреки ожиданию Ника Картера не открыл дверь кареты.
   К немалому его изумлению, преступники удалились. Затем он расслышал, как кто-то снаружи запирал дверь тяжелым засовом.
   Наступила полная тишина.
   Теперь только Ник Картер рискнул нажать кнопку своего электрического фонаря и взглянуть на часы.
   Было одиннадцать часов, стало быть, поездка длилась два часа.
   При свете фонаря Ник Картер увидел, что находится в обыкновенной карете, приспособленной весьма искусным образом.
   Ник Картер мог при помощи своей отмычки без труда выйти из кареты, но он решил остаться и ждать. Ему хотелось увидеть тех, которые дерзнули увезти без всяких разговоров одного из влиятельных сенаторов. Кроме того, ему хотелось знать, что надо было похитителям от Марка Галлана.
   Спустя полчаса он услышал, как засов на наружной двери отодвинулся.
   Вместе с тем открылись железные шторы на окнах кареты, дверцы распахнулись и появился барон Мутушими с фонарем в руке.
   -- Покорнейше прошу извинить, сенатор, -- заговорил он, -- что я дерзнул привезти вас столь необычным образом на мою виллу. Смею вас уверить, что вас отвезли в конюшню без моего ведома.
   Ник Картер молча вышел из кареты.
   Он только усмехнулся, увидев немного поодаль с полдюжины японцев, готовых в случае надобности оказать содействие барону.
   Ник презрительно взглянул на подчиненных барона и тоном человека, с трудом сдерживающего свое негодование, ответил:
   -- Я имею полное основание негодовать по поводу вашего самоуправства, барон. Но я приписываю ваши действия незнанию основных правил приличия, да кроме того, мой протест в данную минуту ни к чему не привел бы. Если бы вы пригласили меня к себе и предложили бы мне для этого воспользоваться вашей каретой, то совершенно не нужно было бы прибегать к таким постыдным действиям с вашей стороны. А теперь, барон Мутушими, я попрошу вас объяснить мне причины, побудившие вас поступить столь дерзко и неуважительно по отношению к сенатору Соединенных Штатов.
   Мутушими улыбнулся и отвесил низкий поклон.
   -- Все это я вам разъясню, сенатор, -- ответил он, -- и когда вы выслушаете меня, то охотно простите меня за мою бесцеремонность. Смею ли попросить вас пожаловать в мою виллу?
   -- Я готов.
   Мутушими, держа фонарь над головой, направился к дому.
   Телохранители его шли прямо за сыщиком, следя за каждым его движением.
   Как бы не замечая этого, Ник Картер пошел вслед за бароном.
   Барон Мутушими проводил своего гостя в одну из больших комнат, в которой находился огромный открытый камин.
   Вместе с тем вошли и телохранители и встали у стены полукругом.
   -- Не угодно ли присесть, сенатор? -- спросил барон, указывая на одно из удобных кресел.
   -- Я предпочитаю стоять, по крайней мере, до тех пор, пока вы не дадите мне объяснений, -- холодно ответил мнимый Марк Галлан.
   Барон пожал плечами, сел и заговорил:
   -- Считаю вас, сенатор, настолько рассудительным, что вы поймете, что наши с вами дела дошли до такой точки, когда мы уже больше ждать не можем, а должны знать, как вы намерены держать себя дальше. Так как я должен во чтобы то ни стало прийти с вами к какому-нибудь соглашению, то я и привез вас сюда, правда, несколько необычным образом.
   -- Почему вы не просили меня заехать к вам?
   -- Потому что я не знал, исполните ли вы мою просьбу, а я люблю идти наверняка. В качестве государственного деятеля вам надлежало бы знать, сенатор, что японцы довольно неразборчивы в выборе средств для достижения своих целей. Для нас на первом плане стоит цель. Я должен был поговорить с вами, и вы находитесь здесь, вот и все.
   -- Быть может, подобный образ действий весьма обыкновенен в вашем отечестве, -- ответил мнимый сенатор, -- здесь же у нас это может весьма быстро привести к нежелательным для вас последствиям. Впрочем, перейдем к делу: что вам нужно от меня?
   -- Я должен знать, будете ли вы нашим союзником в великом, святом деле, осуществление которого положит основание развитию, могуществу и славе моего дорогого отечества?
   -- Как можете вы требовать от меня решения, когда я не знаю, о каком именно великом и святом деле вы говорите?
   -- Казалось бы, сенатор, вы достаточно осведомлены.
   -- Я не желаю разгадывать загадок, а тем более в столь важных делах. Вам придется выражаться точнее и определеннее, если вам угодно получить от меня ответ.
   Мутушими задумался, но потом вдруг ответил:
   -- Мы решили завязать с вами отношения, сенатор, так как нам было известно, что вы человек небогатый, но вместе с тем вы государственный деятель с весьма выдающимися способностями и постоянно возрастающим влиянием. Занимая выдающееся положение и движимый честолюбием, вы, несомненно, стремитесь к богатству, а ведь американцы берут деньги везде, где можно брать. Надеюсь, я вас не оскорбил этим замечанием?
   -- Нисколько. Вы вообще не можете меня оскорбить.
   -- Вы состоите председателем сенатской комиссии по иностранным делам, -- продолжал японец, -- и, как таковому, вам принадлежит решающее слово по некоторым делам, которые нашим послом будут представлены вашему правительству по поручению нашего императора. Речь идет об уступке нескольких островов, а также о союзе Японии с Соединенными Штатами, направленном против Европы. Мы намерены купить ваше влияние, сенатор, и я предлагаю вам за вашу услугу два миллиона долларов. Из этой суммы я выплачиваю вам сегодня четверть миллиона, а остальное будет выплачено вам по равным частям каждые три месяца, если, конечно, ваше влияние окажется достаточно сильным, чтобы обеспечить успех наших домогательств.
   -- Другими словами, -- возразил Ник Картер, -- вы требуете от меня, чтобы я стал изменником?
   Барон Мутушими пожал плечами и ответил:
   -- К чему эти громкие слова? Впрочем, мне до них и дела нет. Для меня достаточно заручиться вашей подписью на обязательстве, которым вы удостоверите вашу готовность служить нам. Обязательство это будет храниться в секретном архиве императорского дворца в Токио и будет уничтожено в тот самый момент, когда вы исполните задачу, за которую мы готовы вознаградить вас столь щедрым образом.
   -- Как это все просто и ясно, -- насмешливо заметил сыщик, -- а что будет, если я отвечу вам отказом?
   Барон Мутушими медленно поднялся, сложил руки за спиной, подошел вплотную к мнимому сенатору и произнес все тем же спокойным и бесстрастным тоном, каким говорил все время:
   -- На случай вашего отказа уже приготовлена могила, куда будет положен ваш труп. Либо вы подпишете обязательство, либо вы не доживете до завтрашнего утра.

* * *

   Ник Картер отлично знал, что барон Мутушими не ограничится пустой угрозой и что он не задумается применить крайние меры, чтобы оградить себя от всяких случайностей.
   Барон поставил на карту все и теперь зашел уже настолько далеко, что возврата не было.
   -- Вы затеяли опасную игру, барон, -- холодно ответил сыщик, сохраняя полное спокойствие.
   -- Смелость города берет, -- так же спокойно заметил Мутушими.
   -- Неужели я должен верить вашей угрозе? -- продолжал Ник Картер. -- Неужели вы дерзнете убить меня, если я откажусь войти с вами в соглашение?
   -- История должна была бы научить вас, сенатор, -- возразил Мутушими, -- что японцы ни перед чем не останавливаются. С нашей стороны было бы неразумно даровать вам жизнь после того, как мы открыли вам наши карты. Мы будем спокойны лишь тогда, когда будем иметь в руках подписанное вами обязательство, в противном же случае вам предстоит только одно -- смерть.
   -- Вы дерзнете убить сенатора Соединенных Штатов? Неужели вы воображаете, что обстоятельства, сопровождавшие мою смерть, не будут обнаружены?
   -- Вряд ли они будут обнаружены, а если и будут, то я всю ответственность за последствия полностью беру на себя. Итак, ваше решение?
   -- А что вы сделаете, если я подпишу обязательство, возьму деньги и прямо отсюда отправлюсь к президенту, чтобы сообщить ему о случившемся? -- спросил Ник Картер.
   -- Я рискую этим, -- с ехидной улыбкой ответил Мутушими, -- но я не думаю, что вы измените данному мне слову. А если и измените, то беда невелика. На мое место станет более искусный посредник, а на ваше место в сенате сядет другое лицо, так как можете быть уверены, что не пройдет и трех дней после вашей измены, как вы падете жертвой кинжалов моих соотечественников. А теперь, сенатор, мне больше некогда разговаривать. Я прошу дать мне окончательный ответ.
   Ник Картер подошел к камину, оперся на него рукой и спокойно стал разглядывать стоявших перед ним японцев.
   Играя роль сенатора, он должен был во что бы то ни стало выдержать эту роль до конца.
   -- Я опасаюсь, барон, -- заговорил он совершенно спокойно, -- что вы при оценке моего характера впали в жестокую ошибку. Иначе вы должны были бы знать, что угрозы не могут оказать влияния на мои решения. Если бы вы известили меня о том, что желаете побеседовать со мной здесь, в вашем доме, то я так или иначе приехал бы, и вам не пришлось бы разыгрывать эту комедию, которая вас делает только смешным. Но вы не столько добивались решительного со мной объяснения, сколько хотели поставить меня в безвыходное положение и заставить меня силой сделать то, чего бы я никогда не сделал добровольно. Мне остается только заявить вам, что я с негодованием отказываюсь от всякого общения с вами. Вот вам мое последнее слово!
   Барон Мутушими в сопровождении своих сообщников приблизился к мнимому сенатору. Но тот спокойно продолжал:
   -- Считаю своим долгом обратить ваше внимание на то, что нападение на меня сопряжено с некоторой опасностью для вас. Я человек не слабый, барон Мутушими. Кроме того, в кармане я держу револьвер, дуло которого направлено прямо на ваше сердце. Не знаю, известно ли вам, что я стреляю весьма метко и промаху почти никогда не даю. Вам нечего улыбаться. Теперь я направил дуло револьвера в другое место и прицеливаюсь в ваш лоб. Это будет вернее, так как вы, судя по вашей улыбке, на теле носите панцирь.
   Японец остолбенел.
   Кратковременного его замешательства было достаточно для Ника Картера, чтобы оценить свойства его характера. Барон Мутушими был столь же труслив, как и коварен, столь же жесток, как и боязлив.
   -- Вы можете меня застрелить, сенатор, -- проговорил барон, -- но от этого вам не будет легче, вас изрубят на куски.
   -- Возможно, -- усмехнулся Ник Картер, -- но тогда барон Мутушими будет уже мертв, а я постараюсь устроить так, чтобы ему не пришлось отправиться в ад одному без провожатых.
   -- Японцы тоже умеют обращаться с огнестрельным оружием, -- крикнул барон и сделал движение рукой, желая достать револьвер из бокового кармана. Но Ник Картер предвидел это давно.
   -- Если вы дорожите жизнью, барон, то не шевелите рукой, -- грозно воскликнул он, -- иначе я пристрелю вас, как бешеную собаку! Мое терпение пришло к концу, и я решил поступить с вами так, как вы того заслуживаете.
   Японец моментально присмирел. Он старался скрыть свое смущение, лукаво улыбаясь.
   -- Неужели мы не обойдемся без кровопролития? -- спросил он. -- А что будет, если я возьму назад свою угрозу?
   -- Тогда, быть может, найдется выход, -- ответил Ник Картер.
   -- В таком случае попрошу вас присесть.
   -- О нет, барон. Я останусь в том же положении, в каком нахожусь, и вы хорошо сделаете, если последуете моему примеру.
   -- Но каким же образом мы тогда сговоримся?
   -- Очень просто. Прикажите вашим людям уйти отсюда и останьтесь здесь со мной один на один. Тогда наши силы будут равны, и я буду согласен потолковать с вами весьма обстоятельно.
   Но барон медлил.
   Вдруг Ник Картер выхватил из кармана револьвер и прицелился в японца.
   -- Не бойтесь, барон, -- воскликнул он, -- я пока не выстрелю, а только хочу посоветовать вам не колебаться слишком долго.
   Японец весь позеленел и ответил дрожащим голосом:
   -- Оставьте, оставьте, сенатор. Мы и без этого придем к какому-нибудь соглашению.
   Затем Мутушими обратился к своим подчиненным на японском языке, полагая, что мнимый сенатор не поймет его:
   -- Уйдите из этой комнаты. Трое из вас встанут у дверей, дожидаясь моего зова, остальные пусть созовут всех находящихся в доме людей и возьмут на себя охрану дверей и окон, впредь до моих дальнейших приказаний. Ты, Фушими, отправишься в комнату, расположенную прямо над нами и с револьвером в руке будешь следить за этим американцем. При первой его попытке напасть на меня -- стреляй в него. Вот и все. Ступайте!
   Ник Картер злобно улыбнулся.
   Едва только дверь закрылась за последним японцем, сыщик одним огромным прыжком накинулся на стоявшего к нему спиной барона и железной рукой схватил его за шиворот.
   Но в тот же момент раздался оглушительный удар грома, и электрическое освещение погасло.
   Но от этого в комнате не стало темно. Воцарился какой-то полумрак.
   Из-под пола появились какие-то пары, которые заволокли собой стены и стали приближаться к Нику Картеру.
   Но Ник Картер, хотя и озадаченный этим неожиданным явлением, все же крепко держал схваченного японца.
   Тут произошло нечто совершенно неожиданное и непонятное.
   Раздалось яростное шипение, и на глазах Ника Картера тело барона Мутушими превратилось в скользкое тело огромной змеи, широко разинувшей пасть.
   Из этой пасти вырывались огненные языки пламени, и, прежде чем Ник Картер успел опомниться, он почувствовал, как змея обвивается вокруг его тела.
   Ему казалось, что все его кости ломаются, и он начал терять сознание.
   "Это сон, кошмар какой-то, -- мелькнуло у него в мыслях. -- Человек не может превратиться в змею..."
   Тут он лишился сознания, потому что густой туман наполнил всю комнату...

* * *

   Но это не была полная потеря сознания.
   Нику Картеру казалось, что он видит дикий сон. Он как бы утратил сознание времени и пространства. Стены комнаты, казалось, начали двигаться, и весь дом как-то расплылся.
   Все предметы пришли в качающееся движение, со всех сторон показались языки пламени, то разраставшиеся, то опадавшие.
   Вдруг стали появляться фантастические видения. Сначала показалась рожа какого-то дьявола. Она появилась из-за стены, сделавшейся прозрачной, сложила губы как бы для свиста, и стена начала подпрыгивать, как марионетка на проволоке.
   Место, где раньше стоял камин, превратилось в какую-то адскую пасть, из которой вырывалось наружу пламя, а из пламени образовался шар, раскаленный до такой степени, что жара отнимала у Ника Картера возможность дышать.
   Все еще как во сне Ник Картер видел, как пламенный шар принимает форму огромного глаза, сверкавшего так ярко, что он должен был опустить веки.
   И все-таки какая-то непреодолимая сила заставила его опять открыть глаза.
   Из-под пола снова поднялись испарения и соединились с туманом, наполнявшим комнату, стены которой куда-то раздвинулись.
   Все это сосредоточилось вокруг огненного шара в виде кольца. Кольцо это вдруг начало вращаться вокруг шара под какой-то торжественный мотив, раздававшийся неизвестно откуда.
   Но, по мере того как горячие пары стали кружиться быстрее, мотив принял другой оттенок. Он стал более понятен и превратился в нежную чарующую мелодию.
   Нику Картеру казалось, что из туманной пелены выступают легкие одеяния, из-под которых просвечивают женские нежные тела. А пары все быстрее и быстрее вращались вокруг огромного огненного шара.
   Порой этот шар скрывался, но потом снова выступал.
   В такие моменты Нику Картеру казалось, что из его памяти исчезает что-то такое, чего нельзя забывать. Но он ничего не мог поделать против этого. Одно воспоминание за другим исчезало, скрывалось куда-то. Ему казалось, что он плывет по теплым волнам, ласкающим его тело, и что позади он оставляет все, что было раньше.
   Он уже забыл свои видения. Исчезли очаровательные женщины, распевавшие дивные мелодии. Он даже не помнил змею, обвившую его тело.
   Он видел один только огромный шар, сияние которого теперь ослабло за кружившимися парами.
   Это был уже не шар, а серебряный глобус с гладко полированной поверхностью, а над этой поверхностью порхала грациозная гейша.
   Но тут Ник Картер решительным движением встрепенулся и стал протирать глаза, полагая, что он все еще видит какой-то странный, волшебный сон.
   Но нет. Гейша не исчезла, она даже улыбнулась ему задорно и весело.
   Но вдруг лицо ее стало серьезным.
   Шар, на котором покоились ее ноги, опустился на пол и остановился прямо перед Ником Картером.
   -- Кто ты? -- спросила гейша певучим серебристым голосом.
   Ник Картер схватился за голову.
   Он не знал, кто он такой. Ему казалось, что со времени вчерашнего дня прошли сотни лет.
   Несмотря на то, что он сознавал, что живет, что слышит биение своего сердца, что умеет мыслить, он никак не мог вспомнить, кто он такой.
   -- Я не знаю, кто я, -- наконец произнес он печально, -- знаю, что я был кем-то, когда явился сюда.
   -- А где ты находишься теперь? -- спросила гейша все с той же загадочной улыбкой.
   -- Не знаю.
   -- Зачем явился ты сюда?
   -- Не знаю, -- простонал Ник Картер.
   -- И никогда, ты слышишь меня, никогда ты этого не будешь знать.
   -- Но я не хочу забывать. Я хочу знать все. Я имею право знать все.
   -- Ты все забудешь.
   -- Я не хочу.
   -- Взгляни мне в глаза.
   Ник Картер не хотел повиноваться, но чья-то непреодолимая воля заставила его подчиниться.
   Когда он хотел взглянуть на загадочную гейшу, то увидел лишь прежний огненный шар.
   -- Я не хочу забывать, -- пробормотал он, -- не хочу... не хочу...
   Он зевнул и беспомощно опустил голову на грудь.

* * *

   Когда Ник Картер подскочил к барону и схватил его за шиворот, кто-то нанес ему удар по затылку. Он не знал, кто ударил его и каким именно оружием.
   Затем ему показалось, что он понесся куда-то далеко, что ему приснились какие-то видения, дикие, фантастичные.
   Состояние это длилось не более нескольких секунд, судя по тому, что Ник Картер, очнувшись, все еще держал японца за шиворот. И все-таки этих нескольких секунд было достаточно, чтобы оставить в нем какое-то ощущение крайней слабости, как после сна, искусственно вызванного наркотическим средством.
   Все эти ощущения и мысли промелькнули в мозгу сыщика с быстротой молнии.
   Он вспомнил, что Фушими должен был уже дойти до комнаты наверху.
   Если Фушими успеет открыть люк в потолке и будет оттуда угрожать ему револьвером, то спасение будет невозможно.
   При других обстоятельствах Ник Картер не стал бы действовать силой против безоружного противника. Но в данную минуту приходилось идти и на это.
   Он ударил японца так сильно по голове, что тот моментально лишился чувств и упал бы на пол, если бы Ник Картер не поддержал его рукой.
   Затем Ник Картер взял его под мышку, как обыкновенный сверток, подбежал к ближайшей двери, открыл ее, вышел и снова запер ее за собой.
   Тут он расслышал чьи-то шаги.
   Надо было прежде всего осмотреться.
   Ник Картер вынул электрический фонарь и при свете его увидел, что находится в такой же комнате, как и та, в которой он был раньше.
   Противоположная дверь, по-видимому, выходила в коридор, и оттуда раздавались шаги.
   Когда Ник Картер удостоверился, что вызванные бароном японцы заняли место у дверей, он вышел в третью дверь.
   Он очутился в каком-то узком коридоре, в конце которого была дверь.
   Дверь эта была заперта.
   Ник Картер должен был опустить японца на пол для того, чтобы вынуть отмычку и открыть замок.
   Он быстро справился с этой работой.
   Ник Картер снова подхватил свою ношу, вышел из дома и помчался туда, где по его расчету должны были находиться конюшни.
   В лучшем случае ему для спасения оставалось минут пять-шесть.
   Он намеревался взять одну из лошадей из конюшни и увезти барона в Вашингтон.
   Ник Картер не сомневался уже в том, что барон Мутушими был душой и главой всего заговора шпионов.
   До конюшни было не более ста метров расстояния, и благодаря темноте Ник Картер добежал туда не замеченным ни одним из японцев.
   К счастью, в конюшне тоже никого не было.
   При свете своего карманного фонаря Ник Картер выбрал лучшую лошадь, вывел ее из конюшни, положил барона поперек, сам вскочил на нее и во весь опор помчался по направлению к Вашингтону.
   У него не хватило времени оседлать лошадь и надеть на нее уздечку. Но этого и не требовалось, так как он умел прекрасно ездить верхом и без седла.
   Но едва только Ник Картер со своим пленником очутился в тени огромных деревьев, окаймлявших шоссе, как услышал со стороны виллы дикие крики. По-видимому, японцы узнали о бегстве мнимого сенатора и похищении своего главаря.
   К счастью, двойная ноша не была слишком тяжела для сильной лошади, которая к тому же успела отдохнуть в конюшне. Она мчалась как бешеная, повинуясь малейшему приказанию своего седока.
   Шум и крики погони все больше усиливались. Ник Картер слышал топот копыт мчавшихся лошадей.
   -- Если мне только удастся добраться до трактира на берегу Потомака, -- пробормотал Ник Картер, -- то вы мне уже не страшны, хоть бы вас была целая шайка.
   Трактир этот, к которому мчался Ник Картер, был в некотором роде историческим местом. Он существовал уже около ста лет. После жестокой резни, проведенной англичанами в 1812 году в столице Штатов, в этом трактире в течение некоторого времени заседало правительство. Это время не оставило на нем, однако, никакого отпечатка, даже доброй славы не осталось, так как теперь порядочные люди не показывались уже в этом трактире. С течением времени он переходил из рук в руки. То в нем ютился игорный притон, то укрывались негры-преступники, которых в Вашингтоне развелось чрезвычайно много. Не раз уже здесь происходили кровопролитные стычки между завсегдатаями трактира и полицией.
   Ник Картер хорошо знал нынешнего содержателя трактира.
   Дик Боблей в свое время принадлежал к категории тяжких преступников. Ник Картер когда-то уличил его в преступлении, но тот отделался сравнительно легким наказанием, так как выдал всех своих сообщников, и Ник Картер тогда ходатайствовал о смягчении его наказания.
   На этом основании сыщик и надеялся, что ему в этом трактире можно будет укрыться.
   Трудно было допустить, что ютившиеся в трактире преступники окажут содействие японцам. В Соединенных Штатах черные и белые состоят в смертельной вражде, но они моментально соединяются воедино, когда нужно дать отпор желтолицым, не делая различия между японцами и китайцами. Американцы ненавидят всех азиатов, да и не без основания.
   Для Ника Картера было весьма важно, что он находился уже далеко впереди. Ему светили только яркие звезды на черном небе, тогда как преследователям резал глаза свет их же собственных фонарей.
   То и дело раздавались выстрелы, и не раз пули пролетали мимо самой головы Ника Картера.
   Лошадь его как будто чувствовала опасность: несмотря на двойную ношу, она неслась вперед, как стрела.
   Преследователи отставали все больше и больше.
   Вдруг крики их умолкли.
   По-видимому, они поняли, что им не догнать беглеца. Выстрелы прекратились, и в конце концов умолк и топот копыт.
   На крутом повороте Ник Картер оглянулся. Он увидел только ночной мрак позади себя, света фонарей уже не было.
   "Они ленивы, как все азиаты, -- подумал он, -- а я-то полагал, что преданность существует и у японцев. Странно, что они остановились на полдороге".
   Лишь впоследствии ему пришлось убедиться, что прекращение погони вовсе не знаменовало собой отсутствия преданности у японцев.
   Минут через десять Ник Картер доскакал до трактира, носившего многозначительное название "Логовище тигра".
   Снаружи здание казалось необитаемым и заброшенным. Но Ник Картер знал, в чем тут дело.
   Он направился к заднему фасаду, наклонился и постучал в низенькую калитку.
   Вскоре раздались чьи-то тяжелые шаги. Сквозь щели двери пробивался слабый свет.
   -- Кто там? -- прозвучал грубый голос.
   -- Добрый приятель, Дик Боблей, -- ответил Ник Картер, -- мы знакомы с тобой еще по Нью-Йорку.
   -- Мало ли с кем я знаком. Я хочу знать имя того, кто будит порядочных людей в ночное время.
   -- Как будто тебя и твое логовище может смутить ночной визит, -- расхохотался Ник Картер, -- открывай дверь, мне некогда. А если вам хочется знать, кто я такой, то помните, что я из тех, которые умеют совершенно неожиданным образом расправляться со своими врагами.
   Щелкнул замок, дверь открылась, и на пороге появился огромного роста мужчина, чрезвычайно широкоплечий, с затылком как у премированного борца.
   Держа высоко над головой свой фонарь, он окинул позднего гостя испытующим взглядом.
   -- Но ведь вы... разве вы не сенатор Марк Галлан? -- проговорил он в недоумении. -- Что это у вас за человек лежит поперек лошади?
   Он осветил лицо японца, который начал мало-помалу приходить в себя.
   -- Черт возьми, -- воскликнул он, -- да ведь это тот самый японский барон, подчиненные которого так часто бывают у меня!
   -- Не разглагольствуйте, Дик, а помогите мне сойти с лошади, -- резко произнес Ник Картер, -- я привез с собой очень ловкого парня, с которого я не могу спустить глаз ни на одну секунду.
   -- Слушаюсь. Вот, извольте, дайте мне руку. Опирайтесь на меня, а теперь держите ногу. Однако и сила же у вас богатырская! Держите его на вытянутых руках, точно это селедка какая-нибудь. Ведь вы -- Ник Картер! -- шепнул он с многозначительной улыбкой.
   -- Не называйте этого имени, -- резко оборвал его сыщик, -- думать можете что хотите, но имейте в виду, что я тот, кого собой изображаю. А теперь проводите меня в какую-нибудь комнату, где я бы мог отдохнуть, но только не туда, где ваши постоянные гости, по всей вероятности, опять заняты своей постоянной работой.
   -- Ошибаетесь, мистер, виноват, сенатор, -- ответил Дик Боблей, -- ничего такого у меня в доме не делается. Пойдемте, у меня есть маленькая уютная комнатка, я пойду вперед с фонарем. Или прикажете сначала отвести лошадь?
   -- Не надо, -- отозвался Ник Картер, -- сами видите, она совершенно спокойна. Она устала, но не настолько, чтобы в первую очередь заботиться о ней. Потом в конюшне дадите ей двойную порцию овса, она ее заслужила вполне.
   Тут барон Мутушими, пришедший в сознание, стал делать попытки вырваться из рук Ника Картера.
   -- Успокойтесь барон, -- обратился к нему мнимый сенатор, -- мы с вами здесь отдохнем, а затем я предложу вам совершить вместе со мной поездку в карете. Долг платежом красен!
   Они дошли до маленькой комнаты, окна которой, как и вообще все окна в доме, были закрыты тяжелыми деревянными ставнями, сквозь которые не мог пробиться наружу ни один луч света.
   Обстановка комнаты была весьма убога. Посередине стоял круглый стол и несколько стульев. С потолка свисала керосиновая лампа, а у стены стояла походная кровать.
   Дик Боблей быстро зажег лампу, а Ник Картер перенес барона на постель, предварительно надев на него наручники.
   -- Что все это значит? -- в сильнейшем недоумении спросил Дик Боблей.
   -- Это вас совершенно не касается, милейший, -- ответил Ник Картер, -- принесите-ка нам чего-нибудь выпить, но только не пива, а коньяку или виски.
   -- Не будете ли вы любезны сказать мне, сенатор, -- вдруг заговорил Мутушими, -- на каком основании вы осмелились увезти меня из моего дома, связать меня и обходиться со мной как с преступником?
   -- Я нахожу этот вопрос весьма наивным, -- отозвался Ник Картер, -- по законам нашей страны вы совершили несколько преступлений, караемых тюремным заключением: вы насильно увезли меня, пытались заставить меня совершить, под угрозой смерти, государственную измену, и при всем этом вы еще жалуетесь, что я недостаточно ласков с вами. Впрочем, об этом мы с вами побеседуем впоследствии.
   В комнату вошел Дик Боблей, неся поднос с графином и двумя стаканами.
   -- Поставьте все это на стол, -- приказал Ник Картер, стоя возле постели, на которой лежал его пленник, -- а теперь, Дик Боблей, достаньте мне карету с парой лошадей. Не разговаривайте долго, милейший. Помните, для вас же лучше, если мы с вами останемся в дружеских отношениях. Торопитесь: через полчаса карета должна быть подана. Кроме того, вы позаботитесь о кучере, на которого я мог бы вполне положиться. Поняли?
   Дик Боблей вышел из комнаты.
   От зоркого глаза Ника Картера не ускользнуло, что японец и хозяин трактира многозначительно перемигнулись. Он догнал Дика и вернул его в комнату.
   -- Советую вам, Боблей, -- шепнул он ему на ухо, -- не думать о предательстве. Если вы попытаетесь натравить на меня находящихся здесь в доме ваших приятелей в надежде получить за это награду от моего пленника, то помните, что мне стоит только захотеть, и вы снова очутитесь за решеткой. А если я сам не буду в состоянии отправить вас туда, то это сделает мой двоюродный брат Дик.
   -- Но клянусь вам, у меня и в мыслях ничего подобного нет, -- уверял трактирщик.
   -- Ладно, Дик. Я считал долгом предупредить вас на всякий случай. А теперь ступайте, торопитесь исполнить мое поручение.
   Когда Боблей вышел, Ник Картер запер за ним дверь на засов и подошел к своему пленнику.
   -- Прежде чем мы с вами будем беседовать,-- заговорил он, -- мы подкрепимся немного. Я устал от быстрой езды, да и вам приятно будет выпить стаканчик. Не хотите -- как хотите.
   Ник Картер подошел к столу, взял бутылку с коньяком, налил стакан и осторожно понюхал, прежде чем выпить.
   Стоя к своему пленнику спиной, Ник Картер не мог видеть торжествующего взгляда, которым барон Мутушими следил за каждым его движением.
   Коньяк был очень хорош, как и вообще все напитки, которые можно было за деньги достать в этом трактире.
   Ник Картер с удовольствием выпил коньяк и, против обыкновения, налил себе еще второй стакан. Он почему-то чувствовал себя страшно утомленным.
   Но теперь новые силы разлились по его телу. Он поставил стакан на поднос и с насмешливой улыбкой проговорил, обращаясь к своему пленнику:
   -- Да, да, барон, иногда приходится переживать неожиданности.
   -- Счастье изменчиво, -- спокойно возразил японец, -- я хотел завладеть вами, сенатор, и вопрос еще не решен, кто в чьей власти находится.
   -- Нет уж, не увлекайтесь мечтами, -- расхохотался мнимый сенатор, -- вы в моей власти, а через два часа очутитесь в тюрьме, если не примете моих условий.
   -- Прежде чем принимать какие бы то ни было условия, я должен знать их.
   -- Я не угрожаю вам убийством, как это делали вы, барон, по отношению ко мне. Но моя воля непреклонна. Либо вы дадите мне письменное признание вашей вины, которым я буду пользоваться по своему усмотрению, либо вы отправитесь в тюрьму.
   -- Сила на вашей стороне. Противоречить победителю было бы глупо, -- отозвался Мутушими со странной улыбкой, которая невольно заставила сыщика задуматься.
   -- Не предавайтесь ложным надеждам, барон, -- продолжал Ник Картер, повысив голос, -- вы зашли настолько далеко, что не можете рассчитывать на снисхождение. Если вы будете упрямиться, то будете в качестве иностранца переданы в распоряжение вашего посольства, а вы прекрасно знаете, с какими это будет сопряжено последствиями для вас. Даже в Японии шпионов не любят, тем более если они настолько неловки, что попадаются. Насколько мне известно, такая неловкость искупается харакири. Вас ближайшим пароходом отправят в Токио, там с соблюдением обычных церемоний преподнесут вам кривую саблю, и вы будете иметь удовольствие распороть себе живот.
   Пленник содрогнулся. Он с ненавистью и злобой взглянул на Ника Картера.
   -- А что будет, -- проговорил он, -- если я выдам то, что вы называете признанием моей вины?
   -- Если вы выполните мое требование, -- ответил Ник Картер, -- то никто не будет знать о том, что было сегодня ночью. Ваше письменное заявление будет присоединено к секретным документам, относящимся к вашей нации, а затем мы пожелаем вам счастливого пути!
   -- Значит, вы обещаете мне полную тайну, если я составлю и подпишу подобное заявление? -- спросил Мутушими.
   Ник Картер ответил не сразу.
   Он подсел к столу и подпер голову рукой. Какая-то странная усталость овладела им.
   -- Ничего я вам не обещаю, -- ответил он, зевая, -- я требуют от вас заявления, в котором вы признаетесь, что организовали в Соединенных Штатах, в частности в столице, целую систему шпионажа, что лица, участвовавшие в этом заговоре, знали искусство языка губ. Да вы поражаетесь, барон? Вы не ожидали, что мы это знаем? Неужели вы воображаете, что американцы настолько глупы, что японцы могут их водить за нос? Признаю, дело было задумано очень хитро. Но вы были слишком уверены в успехе и в конце концов дошли до того, что стали выдавать содержание частных бесед, оглашение которых не могло повредить никому, даже замешанным в них лицам. Вот тут-то вы и промахнулись.
   Барон заскрежетал зубами от ярости и стал бросать в сторону сыщика взгляды, полные ненависти и злобы.
   -- Кто знает, сенатор, -- воскликнул он, -- быть может, еще придет время, когда вам придется пожалеть о ваших действиях!
   -- Возможно и это, но маловероятно, -- отозвался Ник Картер, пожимая плечами, -- так вот, я и говорю: в вашем заявлении вы подробно опишете всю организацию вашего шпионажа. Вы назовете в нем имена всех ваших участников и подробно опишете способ, которым вы пользовались для того, чтобы подслушивать беседы высокопоставленных лиц.
   -- А потом что будет? -- с коварной улыбкой спросил барон.
   -- Потом? Потом я возьму это заявление и доставлю его вместе с вашей почтенной особой президенту Соединенных Штатов.
   Вдруг раздался стук в дверь.
   Ник Картер отодвинул засов. На пороге появился Дик Боблей.
   Опять Нику Картеру показалось, что трактирщик с бароном перемигнулись. Но когда он посмотрел трактирщику прямо в лицо, тот тоже взглянул на него как ни в чем не бывало.
   -- Что вам нужно? -- нетерпеливо спросил Ник Картер.
   -- Я хотел доложить, что карета готова и подана.
   -- Отлично. Ну что, барон, вы приняли решение? -- спросил Ник Картер, обращаясь к японцу.
   -- Я готов подписать заявление, но лишь с условием.
   -- Не теряйте лишних слов, барон, -- оборвал его Ник Картер, -- об условиях не может быть и речи. Благодарите Будду, барон, что вы отделались так легко.
   Затем сыщик обратился к трактирщику:
   -- Карета подождет еще полчаса. Вот что еще, Дик Боблей, я не думаю, чтобы люди барона явились сюда с намерением освободить своего начальника. Но если это все-таки случится, то вы никого не впустите сюда в дом. Впрочем, я вижу там в углу телефон, как только я замечу, что вы меня обманываете, я вызову главное полицейское управление в Вашингтоне. Ступайте.
   Когда Ник Картер обернулся снова к своему пленнику, он заметил, что у того на лице появилось торжествующее выражение.
   -- Будьте любезны освободить мне руки, чтобы я мог писать, -- заговорил Мутушими, -- надеюсь, вы разрешите мне присесть к столу, так как, сидя на постели я не смогу писать.
   Ник Картер кивнул головой и вынул из своего бумажника лист бумаги и автоматическое перо. Затем он связал барону ноги, снял с него наручники, перенес его к столу и усадил.
   -- Вот вам бумага и автоматическое перо, -- сказал он.
   -- Я предпочитаю писать своим собственным пером, -- возразил Мутушими, вынимая из кармана тоненькую бамбуковую палочку, -- вам не надо направлять на меня револьвер, -- продолжал он, заметив, что Ник Картер вынул из кармана револьвер, -- я отлично сознаю, что на этот раз я проиграл игру.
   Он снял один конец бамбуковой палочки, на которой появилось золотое перо.
   -- Как прикажете писать, -- продолжал он деловым тоном, -- по-японски или по-английски? Лучше всего будет, если вы продиктуете мне начало, а то, по правде говоря, я не особенно опытен в деле составления подобных документов.
   -- Пишите по-английски, -- приказал Ник Картер, зайдя за спину своего пленника и наклонившись над его плечом, чтобы лучше видеть, как он будет писать, -- начните так: "Я, барон Мутушими...".
   Ник Картер вдруг умолк.
   Он все чаще и чаще позевывал и в конце концов оперся на спинку стула, опустил голову на грудь и стоя замер совершенно без движения...

* * *

   Барон Мутушими не шевелясь просидел на своем стуле довольно долго.
   Еще прежде чем начать писать, он незаметно для Ника Картера прижал к носу и ко рту тонкий шелковый платок, и при этом направил острие бамбуковой палочки на лицо сыщика.
   Из этого острия поднялась кверху еле заметная струя тончайшей пыли, которую и вдыхал Ник Картер. А барон для того и прижимал платок к лицу, чтобы не вдыхать этой пыли.
   Прошла минута.
   Барон Мутушими указательным пальцем постучал три раза об стол.
   Открылась дверь, и на пороге снова появился трактирщик Дик Боблей.
   -- Ну что, готово? -- спросил он. -- Графиня давно уже ожидает.
   -- Пусть войдет сюда. Ей теперь уже нечего бояться этого бледнолицего дьявола, -- прошипел Мутушими и окинул взглядом смертельной ненависти стоявшего неподвижно за его стулом Ника Картера, у которого даже глаза были открыты.
   -- Вы вполне уверены, -- спросил барон, -- что это на самом деле вовсе не сенатор Марк Галлан, а знаменитый сыщик Ник Картер?
   -- Вполне уверен в этом, -- ответил трактирщик, -- когда я увидел вас в его власти, я ведь сделал вам намек. Ну а теперь я пойду за графиней.
   Спустя несколько минут в комнату вошла прелестная женщина в амазонке. В руке она держала хлыст.
   Если бы Ник Картер был в сознании, он узнал бы в этой изящно одетой женщине ту же самую гейшу, которая явилась ему на огненном шаре.
   -- Приключение довольно опасное, -- проговорила она с очаровательной улыбкой, подойдя к сыщику и обыскивая его карманы, -- вот тебе ключи, друг мой, которые, по всей вероятности, подойдут к твоим оковам.
   Спустя секунду барон был уже свободен.
   -- Жизнь моя висела на волоске, -- сказал Мутушими, потягиваясь, -- если бы он не имел глупости требовать от меня письменного заявления и если бы при мне не было моей бамбуковой палочки, то он, пожалуй, на самом деле потащил бы меня к своему президенту.
   -- Но я никак не пойму, друг мой, -- проговорила прелестная незнакомка, -- каким образом ты мог очутиться в его власти.
   -- Я не рассчитал его сил, -- ответил барон, -- я намеревался окончательно покончить с ним. И затем не забывай, дорогая, что ведь я его принимал за сенатора, который мне так нужен. Да, ты вот улыбаешься. Теперь я сам вижу, что поступил глупо, но меня прельщала мысль заставить его проснуться точно в таком положении, в каком он заснул, то есть с рукой на моем затылке. Впрочем высказываю тебе мою признательность, ты была весьма внимательна и действовала как нужно.
   -- Твое счастье, что ты очутился именно на том месте, где выскакивает из-под пола змея. Оно и вышло так, что змея появилась между тобой и им. Как легковерны, однако, даже такие люди! Немного комедии, и все они поддаются обману!
   -- Но что мы теперь будем делать? -- спросил Мутушими и поднес бамбуковую палочку еще раз к лицу сыщика, который стоял все так же неподвижно. -- Мы слишком рано разыграли наши козыри. Он нам опасен. Что нам делать с ним? Укокошить его просто-напросто я считаю слишком рискованным, так как это действительно Ник Картер, действующий по поручению президента.
   Красавица улыбнулась, наклонилась к барону и шепнула ему что-то на ухо.
   Мутушими громко расхохотался.
   -- Неужели ты думаешь, что нам удастся осуществить такой план?
   -- Предоставь это мне. Переоденься в следующей комнате и подай мне сюда твою одежду, а все остальное я устрою.
   -- Но ведь это будет великолепно! Мы отвоюем наши потерянные позиции и нам не надо будет опасаться этого сыщика, так как после такого скандала он сам поспешит исчезнуть.
   -- Повторяю, предоставь это мне. Я все устрою!
   Барон вышел в другую комнату.
   Когда красавица осталась наедине с сыщиком, она с насмешливой улыбкой посмотрела на него и проговорила:
   -- Вот так-то, молодой человек. Твое искусство на нас не действует, так как ты понятия не имеешь о снотворных средствах Востока. Однако ты легко попался в ловушку. А теперь слушай меня, -- прибавила она, став прямо перед ним и проводя руками по его лицу, -- твое тело будет немощно, и дух твой будет немощен, пока ты меня снова не увидишь такой, какой я теперь стою перед тобой. Ты слышишь меня, Ник Картер?
   Сыщик машинально поднял голову и уставился на красавицу.
   -- Я вижу огненный шар, -- прошептал он наконец, -- танцующую гейшу.
   -- Ник Картер, ты слышишь меня? -- спросила она
   -- Я слышу тебя.
   -- Ты забудешь все, что было, и будешь помнить только то, что ты взял в плен барона Мутушими, что ты привез его сюда, усадил его в карету и отвез в Белый Дом. Там, в присутствии президента, ты проснешься и получишь должное возмездие.
   На мертвенно-бледном лице сыщика появилось выражение невыразимой муки, но влияние гипноза не прекращалось.
   А красавица начала действовать.
   При помощи каких-то лент и пряжек она быстро собрала на талии платье, надела на себя костюм Мутушими, состоявший из одного цельного куска, застегивавшегося спереди, хотя с виду можно было подумать, что это сюртук, жилет и брюки.
   По ловкости и умению, с которыми переодевалась красавица, видно было, что она делает это не в первый раз.
   Затем она вынула из стоявшего тут же ящика какой-то тонкий, несколько вогнутый предмет и прижала его к лицу.
   То была искусно изготовленная восковая маска лица барона Мутушими.
   Затем она скрыла волосы под париком и надела шляпу.
   Грим ее вышел настолько удачным, что даже Ник Картер, если бы находился в сознании, с трудом узнал бы ее.
   Затем графиня нажала на кнопку электрического звонка.
   В дверь заглянул Дик Боблей.
   -- Ушел ли барон? -- спросила она. -- Наденьте оковы на мои ноги, заприте замок и положите ключи в левый боковой карман Ника Картера.
   Она села на стул, где прежде сидел барон, взяла перо и приготовилась писать.
   Но чернила, в которые она обмакнула перо, имели какое-то особое свойство. В этом Нику Картеру пришлось убедиться впоследствии.
   Дик Боблей вышел из комнаты.
   -- Ну что, барон, написали? -- вдруг спросил Ник Картер.
   И Ник Картер начал диктовать заявление, которое намеревался преподнести президенту.
   А мнимый барон спокойно писал под диктовку.
   Наконец заявление было готово и подписано.
   Ник Картер прочитал его. Он держал себя как и всегда, но его движения были автоматическими.
   Он заявил мнимому барону, что снимет с него оковы, чтобы усадить в карету, и предупредил его, что при малейшем подозрительном движении он прострелит ему голову.
   Так как дело происходило рано утром, то Ник Картер с мнимым бароном поехал на квартиру сенатора Марка Галлана.
   -- Пока мы останемся здесь, -- сказал он, -- так как я не знаю, когда именно президент может нас принять.
   Затем он вызвал по телефону уличного секретаря президента.
   После обеда Ник Картер, вместе со своим пленником, подкатил к южному подъезду Белого Дома.
   Их проводили в приемную рядом с кабинетом президента.
   Один из камердинеров в недоумении показал головой, поглядывая на сыщика.
   -- Что это делается с сенатором Марком Галланом? -- пробормотал он. -- Если бы это не было так невероятно, я сказал бы, что он выпил лишнее, глядя на его стеклянные глаза.
   -- Что это за странный японец? -- проговорил другой камердинер. -- И на мужчину он вовсе не похож.
   -- Президент сейчас занят, но скоро примет вас, -- доложил Нику Картеру дежурный чиновник.
   Тот слегка наклонил голову, но ничего не ответил.
   Он держал своего пленника за левую руку и стоял на месте совершенно неподвижно.
   Он и не заметил, как мнимый барон незаметно освободился, подошел к алькову и там провозился немного за шелковыми портьерами.
   Кроме Ника Картера и его пленника, в приемной никого не было.
   Затем из-за портьеры вышла графиня в прежнем туалете, с ридикюлем в руке.
   С дьявольской улыбкой на лице она снова заняла прежнее место рядом с Ником Картером.
   Почти в тот же момент открылась дверь кабинета, и на пороге появился президент.
   -- Здравствуйте, мистер Картер, -- проговорил президент. -- Кого я вижу? Вы, графиня? К кому вы пожаловали, ко мне или к моей дочери?
   -- Имею честь, -- спокойным голосом заговорил Ник Картер, -- представить вам барона Мутушими, который сознался в том, что состоит главарем шайки шпионов, поставившей себе целью...
   -- Кого это вы мне представляете? -- весело воскликнул президент. -- Какого барона?
   -- Барона Мутушими, который...
   В этот момент гипноз окончился. Ник Картер обернулся, увидел прелестную женщину и громко вскрикнул.
   А графиня с насмешливой улыбкой на устах смотрела на него.
   -- Что же это такое? Что это значит? -- проговорил Ник Картер, хватаясь за голову.
   -- Об этом я хотела спросить вас, -- воскликнула графиня, -- я позволила себе войти в приемную без доклада, потому что у меня было маленькое дельце до нашего многоуважаемого президента, и вы вдруг схватили меня за руку. Будьте любезны объяснить, что это значит.
   -- Но позвольте... А барон Мутушими?
   Президент весело расхохотался, а за ним расхохоталась и графиня.
   Затем президент проводил графиню до двери и обратился за разъяснением к Нику Картеру.
   Сыщик рассказал все, что с ним произошло, но не мог объяснить неожиданную развязку.
   Тайна стала еще более загадочной, когда Ник Картер вынул из кармана написанное якобы Мутушими заявление.
   Оказалось, что на листке ровно ничего не было написано.
   Ник Картер охотнее всего провалился бы сквозь землю.
   -- Этот проклятый японец перехитрил меня, -- воскликнул он, -- но клянусь, я не успокоюсь, пока не расправлюсь с ним!
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Стили дизайна интерьера.
Рейтинг@Mail.ru