Дойль Артур Конан
Случай в школе

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    The Adventure of the Priory School.
    Перевод Николая Облеухова (1904).


А. КОНАНЪ-ДОЙЛЬ.

ЖЕНЩИНА СЪ РЕВОЛЬВЕРОМЪ.

Четыре разсказа о Шерлокѣ Гольмсѣ.

Переводъ Н. Д. Облеухова.

Изданіе Д. П. Ефимова. Москва, Большая Дмитровка, домъ Бахрушиныхъ.
1904.

http://az.lib.ru

  

Случай въ школѣ.

   Многихъ драмъ свидѣтелями пришлось быть намъ съ Гольмсомъ, но ничего подобнаго первому появленію у насъ доктора Гёкстабля я не запомню. Появленіе этой почтенной особы, носившей титулъ члена академіи и доктора филологіи, было внезапно и поразительно. У этого господина было столько разныхъ званій и отличій, что они не могли умѣститься на одной визитной карточкѣ. Послѣдняя оказывалась черезчуръ тѣсной и мало помѣстительной.
   Онъ вошелъ въ нашу пріемную на Бекеровской улицѣ важный, торжественный, недоступный. Онъ точно олицетворялъ чувство собственнаго достоинства и солидность. Но что изъ этого всего вышло? Едва затворивъ за собой дверь, онъ зашатался, судорожно ухватился за край стола и вдругъ шлепнулся на полъ. Мы съ удивленіемъ и испугомъ созерцали это зрѣлище. Почтенный человѣкъ лежалъ недвижимый, безъ сознанія на медвѣжьей шкурѣ около камина.
   Передъ нами претерпѣло крушеніе судно весьма и весьма большого калибра, оно, конечно, стало жертвой какой-нибудь ужасной бури, которыя то и дѣло бушуютъ въ морѣ жизни. Гольмсъ поспѣшилъ схватить подушку и бросился къ упавшему въ обморокъ человѣку. Мы подложили ему подушку подъ голову и влили въ ротъ нѣсколько капель водки. Мясистое бѣлое лицо нашего посѣтителя носило слѣды изнуренія и безпокойствія, мѣшки подъ глазами пріобрѣли,-- очевидно послѣ нѣсколькихъ безсонныхъ ночей,-- свинцовый цвѣтъ, губы были страдальчески сжаты, а подбородокъ, нѣсколько дней небритый, былъ покрытъ щетиной. Воротничокъ рубашки также носилъ слѣды пребыванія въ вагонѣ, волосы были растрепаны и спутаны. Видно было, что передъ нами находится человѣкъ, вынесшій много непріятностей.
   -- Что это значитъ, Ватсонъ?-- спросилъ Гольмсъ.
   -- Полное истощеніе,-- отвѣтилъ я,-- истощеніе это является результатомъ голода и усталости.
   Я пощупалъ пульсъ. Онъ бился еле замѣтно.
   Гольмсъ запустилъ руку въ карманъ нашего посѣтителя и произнесъ:
   -- Обратный билетъ изъ Макльтона. Это -- на сѣверѣ Англіи. Теперь еще двѣнадцати нѣтъ. Онъ выѣхалъ спозаранку.
   Закрытыя рѣсницы начали дрожать и, наконецъ, пара сѣрыхъ блуждающихъ глазъ устремилась на меня. Еще минута и нашъ гость всталъ на ноги. Лицо его было красно отъ стыда.
   -- Простите меня, мистеръ Гольмсъ,-- сказалъ онъ,-- я немного переутомился; благодарю васъ, я просилъ бы васъ дать мнѣ стаканъ молока и кусокъ хлѣба. Мнѣ надо только немного подкрѣпиться. Я пріѣхалъ лично, мистеръ Гольмсъ, чтобы удостовѣриться въ томъ, что вы не ѣдете со мною. Я боялся ограничиться телеграммой. Дѣло очень-очень важно и мнѣ хотѣлось васъ лично въ этомъ убѣдить.
   -- Когда вы совсѣмъ оправитесь...
   -- О, я теперь чувствую себя отлично. Я даже не могу понять, какъ это я поддался обмороку. Я прошу васъ, мистеръ Гольмсъ, отправиться со мной въ Макльтонъ съ слѣдующимъ поѣздомъ.
   Гольмсъ отрицательно покачалъ головой.
   -- Мой товарищъ, докторъ Ватсонъ, можетъ вамъ засвидѣтельствовать, что у насъ въ настоящую минуту пропасть дѣла. Вы навѣрное слыхали о дѣлѣ съ документами Ферзера? Кромѣ того, я думаю, вамъ, какъ и всѣмъ, извѣстна исторія убійства въ Абердинаѣ. Оба эти дѣла у меня на рукахъ. Только очень важное дѣло можетъ заставить меня уѣхать изъ Лондона.
   -- Важное дѣло!-- воскликнулъ нашъ гость, поднимая вверхъ руки,-- неужели же вы ничего не слыхали о похищеніи единственнаго сына лорда Гольдернесса?
   -- Какъ?-- Что! Это бывшій министръ?
   -- Ну-да! Мы старались, чтобы эта исторія не проникла въ печать, но изъ этого ничего не вышло. Вчера въ "Глобусѣ" была замѣтка объ этомъ дѣлѣ. Я думалъ, что вы слышали уже о немъ.
   Гольмсъ протянулъ свою длинную, тонкую руку къ книжной полкѣ и досталъ книгу, на корешкѣ которой значилась литера Г.
   -- "Годьдернессъ",-- прочиталъ онъ,-- "герцогъ, шестой въ родѣ, баронъ Вевергей, графъ Каретонъ"... Боже мой, кажется, титуламъ конца не будетъ! "Состоитъ съ 1900 года лордомъ лейтенантомъ Галланшира, женился на Эдитѣ, дочери сэра Чарльза Апильдоръ въ 1888 году. Наслѣдникъ и единственный сынъ -- лордъ Сальтайръ. Недвижимость -- около двухсотъ пятидесяти тысячъ акровъ. Минеральныя копи въ Ланкаширѣ и Валлисѣ. Адресъ: Карльтонъ-Гаузъ-Терассъ, Гольдернессъ-Голль, Галламширъ. Карстонъ-Кастль, Бонгоръ, Валлисъ. Лордъ адмиралтейства съ 1872 года. Министръ внутреннихъ дѣлъ съ..." Довольно, и изъ этого можно видѣть, что мы имѣемъ дѣло съ однимъ изъ знаменитѣйшхъ людей Англіи.
   -- Да это знаменитѣйшій и богатѣйшій, можетъ-быть, во всей Англіи,-- подтвердилъ д-ръ Гёкстабль.-- Мнѣ приходилось слышать о томъ, мистеръ Гольмсъ, что вы любите искусство для искусства и что часто вы производите разслѣдованія безплатно. Но его свѣтлость очень богатый человѣкъ. Онъ уже объявилъ, что уплатитъ пять тысячъ фунтовъ тому человѣку, который ему укажетъ, гдѣ находится его сынъ. Тысяча же фунтовъ обѣщана тому, кто назоветъ имя похитителя или похитителей.
   -- Это -- царская награда!-- произнесъ Гольмсъ.-- Я полагаю, Ватсонъ, что намъ придется отправиться вмѣстѣ съ д-ромъ Гёкстаблемъ на сѣверъ Англіи. Вы, докторъ, кажется, оправились, будьте же любезны, разскажите намъ, что такое у васъ случилось и какимъ образомъ это случилось. Мнѣ хотѣлось бы знать, какое отношеніе къ этому дѣлу имѣетъ директоръ Пріорской школы близъ Макльтона, д-ръ Торнейкрафтъ Гёкстабль, и почему онъ пріѣхалъ ко мнѣ только три дня спустя послѣ событія... Не удивляйтесь! Состояніе вашего подбородка говоритъ, что похищеніе мальчика имѣло мѣсто три дня тому назадъ... Ну! такъ вотъ, разскажите мнѣ все, чтобы я зналъ, какъ вамъ помочь?
   Нашъ гость успѣлъ выпить нѣсколько стакановъ молока и съѣсть два-три бисквита. Глаза его стали яркими и выразительными, на щекахъ появился румянецъ.
   Ясно и опредѣлено разсказалъ намъ д-ръ Торнейкрафтъ Гёкстабль сущность взволновавшаго его дѣла.
   -- Я долженъ вамъ сообщить, господа,-- началъ онъ,-- что Пріорская приготовительная школа основана мною. Я состою въ ней директоромъ. У меня есть ученая репутація. Можетъ быть, вы слышали о "Комментаріяхъ къ Горацію Гёкстабля", это -- мой скромный трудъ. Могу сказать безъ хвастовства, что моя школа считается самой лучшей, самой аристократической школой во всей Англіи. Лордъ Леверстокъ, графъ Блэкуотеръ, сэръ Казкартъ Сомсъ сдѣлали мнѣ величайшую честь, довѣривъ своихъ сыновей. Достигла же, такъ сказать, своего зенита Пріорская школа три недѣли тому назадъ, когда герцогъ Гольдернессъ прислалъ ко мнѣ своего личнаго секретаря, г. Джемса Вильдера. Этотъ послѣдній увѣдомилъ меня, что скоро въ мою школу прибудетъ единственный сынъ герцога, десятилѣтній лордъ Сальтайръ. Боже мой! Думалъ ли я, что это событіе будетъ началомъ величайшихъ для меня бѣдствій?!
   Мальчикъ прибылъ къ намъ 1 мая. Въ этотъ день у насъ начинается лѣтній учебный сезонъ. Это -- очаровательный ребенокъ.
   Къ нашимъ школьнымъ порядкамъ онъ привыкъ очень скоро. Я долженъ вамъ сказать... Я говорю это безъ боязни совершить нескромность, ужъ если говорить все... Ну да, такъ вотъ я долженъ вамъ сказать, что мальчику дома жилось нелегко. Всѣ знаютъ, что герцогь не особенно счастливъ въ семейной жизни. У него были съ супругой какія-то непріятности, окончившіяся тѣмъ, что супруги разъѣхались. Герцогиня живетъ въ настоящее время на югѣ Франціи. Случилось это очень недавно, и мальчикъ находится всецѣло на сторонѣ матери, которую очень любитъ. Послѣ отъѣзда ея изъ Гольдернесса онъ сильно заскучалъ и это-то и послужило поводомъ къ тому, что его отдали ко мнѣ въ школу. Герцогь думалъ, что совмѣстная съ товарищами жизнь развлечетъ его сына. И, дѣйствительно, въ двѣ недѣли мальчикъ совершенно освоился съ нашими порядками и былъ очень веселъ.
   Въ послѣдній разъ я его видѣлъ вечеромъ 18 мая, т.-е. вечеромъ въ прошлый понедѣльникъ. спальня его находилась во второмъ этажѣ, а въ смежной комнатѣ спятъ еще два мальчика. Эти послѣдніе рѣшительно ничего не слыхали, такъ что очевидно, что молодой лордъ Сальтайръ, тайно покидая школу, не проходилъ чрезъ ихъ комнату. Зато въ его комнатѣ оказалось отвореннымъ окно, а подъ нимъ какъ разъ растетъ старый тисъ, по которому можно спуститься на землю. Слѣдовъ, впрочемъ, мы подъ окномъ возлѣ дерева не нашли, но это ничего не значитъ. По всѣмъ признакамъ, мальчикъ ушелъ чрезъ окно.
   Отсутствіе его было замѣчено во вторникъ, въ семь часовъ утра. Постель оказалась несмятой. Очевидно, мальчикъ совсѣмъ не ложился спать. Передъ уходомъ онъ одѣлся въ форменную пару, надѣвъ черную куртку испанскаго образца и темносѣрыя брюки. По всѣмъ признакамъ, въ его комнату ночью никто не входилъ,-- никакихъ слѣдовъ борьбы или насилія замѣтно не было. Если бы мальчикъ закричалъ или заплакалъ, то, навѣрно, разбудилъ бы Кацитера, старшаго ученика, который спитъ въ сосѣдней комнатѣ. Но Кацитеръ никакихъ криковъ не слыхалъ.
   Узнавъ объ исчезнованіи лорда Сальтайра, я немедленно же созвалъ всю школу -- не только учениковъ, но и учителей, и прислугу. Всѣ мною подняты были на ноги. Вотъ тутъ-то и оказалось, что лордъ Сальтайръ бѣжалъ не одинъ: вмѣстѣ съ нимъ исчезъ учитель нѣмецкаго языка, Гейдеггеръ. Комната этого Гейдеггера находится во второмъ этажѣ, но въ противоположномъ концѣ зданія, хотя окна выходятъ туда же, куда и окна спальни лорда Сальтайра. Постель Гейдеггера оказалась смятой. Ушелъ Гейдеггеръ полуодѣтый. Его крахмальная рубашка и носки валялись на полу. Было также очевидно, что онъ вылѣзъ въ окно и спустился по дереву, растущему подъ этимъ окномъ. Слѣды его ногъ были явственно видны на лужайкѣ. Гейдеггеръ имѣлъ велосипедъ, хранившійся въ сарайчикѣ, близъ этой лужайки. Велосипедъ исчезъ вмѣстѣ съ нимъ.
   Гейдеггеръ служилъ у меня уже два года, поступилъ онъ въ школу съ лучшими рекомендаціями. Это былъ молчаливый, сухой человѣкъ, его не долюбливали ни учителя, ни ученики. Мы пустилась въ поиски, но бѣглецы исчезли безслѣдно. Сегодня четвергъ, сэръ, а мы знаемъ объ этой исторіи ровно столько, сколько знали во вторникъ. Сперва мы, разумѣется, отправились въ Гольдернессъ. Замокъ отстоитъ отъ школы въ нѣсколькихъ миляхъ. Я естественно предположилъ, что мальчикъ соскучился объ отцѣ и убѣжалъ домой. Но, увы, тамъ лорда Сальтайра не было. Герцогъ страшно взволновался. Ну, а что касается меня... вы сами видите, до чего я дошелъ. Нервы мои расшатаны въ конецъ. Я васъ умоляю, мистеръ Гольмсъ, займитесь, какъ слѣдуетъ, этимъ дѣломъ. Повѣрьте, оно достойно вашего вниманія.
   Шерлокъ Гольмсъ слушалъ разсказъ несчастнаго педагога съ напряженнымъ вниманіемъ. Брови его были нахмурены, на лбу появились морщины. Было совершенно очевидно, что дѣло его заинтересовало, и что онъ безъ всякихъ просьбъ готовъ имъ заняться. Выслушавъ д-ра Гёкстабля, онъ вынулъ записную книжку, набросалъ въ ней нѣсколько строкъ и произнесъ довольно-таки сурово:
   -- Напрасно, сэръ, вы не пріѣхали раньше. Вы опоздали и ставите меня въ затруднительное положеніе. Я прямо-таки удивленъ. Лужайка и тисъ, растущій подъ окномъ Гейдеггера, такъ и остались необслѣдованными.
   -- Я тутъ не виноватъ, мистеръ Гольмсъ. Его свѣтлость хотѣлъ избѣгнуть огласки. Онъ боится, что его семейныя непріятности станутъ достояніемъ публики. Онъ ужасно боится огласки.
   -- Однако! офиціальное слѣдствіе уже было?
   -- Да, но это слѣдствіе не привело ни къ чему. Съ самаго начала полиціи стало извѣстно, что съ сосѣдней желѣзнодорожной станціи отбыли на раннемъ поѣздѣ молодой человѣкъ и мальчикъ. Этихъ путниковъ и прослѣдили вплоть до Ливерпуля, но вчера вечеромъ мы получили извѣстіе, что здѣсь вышла ошибка. Это совсѣмъ другіе люди, никакого касательства къ нашему дѣлу не имѣющіе. Я прямо въ отчаяніе пришелъ, получивъ это извѣстіе, и поспѣшилъ къ вамъ.
   -- И, конечно,-- сказалъ Гольмсъ,-- идя по ложному слѣду, полиція мѣстнаго разслѣдованія не предпринимала?
   -- Никакого. Инспекторъ ничего въ этомъ направленіи не дѣлалъ.
   -- Очень хорошо. Три дня пропали ни за что, ни про что; знаете, сэръ, это дѣло попало въ очень плохія руки.
   -- Сознаюсь, и я того же мнѣнія.
   -- Но все-таки, по моему мнѣнію, эту задачу рѣшить можно. Я съ удовольствіемъ ею займусь. Скажите мнѣ, пожалуйста, могли ли существовать какія-нибудь особенныя отношенія между мальчикомъ и этимъ нѣмцемъ?
   -- Но моему мнѣнію, никакихъ.
   -- Сальтайръ учился въ его классѣ?
   -- Нѣтъ, я полагаю, что мальчикъ никогда даже съ нимъ и не разговаривалъ.
   -- Все это очень странно. А у мальчика тоже былъ велосипедъ?..
   -- Нѣтъ.
   -- А сколькихъ велосипедовъ вы не досчитались? Одного или двухъ?
   -- Одного.
   -- Это вы положительно можете сказать?
   -- Совершенно положительно.
   -- Ну, а какъ вы думаете насчетъ такого объясненія дѣла: ночью нѣмецъ сѣлъ на свой велосипедъ и, взявъ мальчика на руки, уѣхалъ.
   -- Я думаю, что это невозможно.
   -- Такъ какъ же вы въ такомъ случаѣ смотрите на это дѣло?
   -- Я думаю, что велосипедъ былъ взять для отвода глазъ. Онъ навѣрное гдѣ-нибудь, по близости школы, спрятанъ. Гейдеггеръ и мальчикъ ушли, конечно, пѣшкомъ.
   -- Очень хорошо, но не думаете ли вы, что такая уловка очень неудачна? Вѣдь, въ сарайчикѣ стоялъ не одинъ велосипедъ.
   -- О, нѣтъ, тамъ ихъ нѣсколько.
   -- Вотъ то-то и есть. Если бы Гейдеггеру хотѣлось вселить въ другихъ увѣренность въ томъ, что онъ и мальчикъ уѣхали на велосипедахъ, онъ взялъ бы и спряталъ не одинъ, а два велосипеда.
   -- Да, пожалуй, вы правы.
   -- Конечно, я правъ. Ваша теорія "отвода глазъ" не годится. Велосипедъ, однако, намъ послужитъ опорной точкой въ нашемъ разслѣдованіи. Въ концѣ-концовъ, велосипедъ вовсе не такая вещь, которую было бы легко скрыть или уничтожить... Я задамъ вамъ еще одинъ вопросъ: скажите, приходилъ кто-нибудь къ мальчику въ тотъ день, когда онъ исчезъ?
   -- Нѣтъ, никто не приходилъ.
   -- Но, можетъ-быть, онъ получилъ письмо?
   -- Да, одно письмо на его имя было.
   -- Отъ кого?
   -- Отъ его отца.
   -- Вы вскрываете письма, получаемыя учениками?
   -- Нѣтъ.
   -- Почему же вы знаете, что это письмо было отъ отца?
   -- На конвертѣ былъ гербъ, и затѣмъ адресъ былъ написанъ рукой герцога. У него очень оригинальный почеркъ. Впрочемъ, и самъ герцогъ помнитъ о томъ, что посылалъ сыну письмо.
   -- А прежде вашъ питомецъ письма получалъ?
   -- Послѣдніе нѣсколько дней не было ни одного письма.
   -- А изъ Франціи писемъ на его имя не приходило?
   -- Никогда.
   -- Смыслъ моихъ вопросовъ вамъ, конечно, понятенъ. Ясно вѣдь, что мальчикъ или былъ уведенъ насильно, или же ушелъ изъ школы по своей волѣ. Допустимъ, что вѣрно второе. Но онъ слишкомъ юнъ, чтобы рѣшиться на такой шагъ самостоятельно. На него навѣрное было произведено внѣшнее давленіе. Такъ какъ никто его не посѣщалъ, то, стало-быть, это давленіе было произведено посредствомъ письма. Мнѣ надо попытаться узнать, кто былъ корреспондентомъ лорда Сальтайра.
   -- Къ сожалѣнію, не могу вамъ ничего опредѣленнаго сказать на этотъ счетъ. Насколько мнѣ извѣстно, его единственнымъ корреспондентомъ былъ его родной отецъ.
   -- Да и отецъ написалъ ему письмо какъ разъ въ тотъ день, когда онъ исчезъ. Каковы отношенія между отцомъ и сыномъ? Хорошія?
   -- Едва ли его свѣтлость относится къ кому-нибудь мягко. Онъ весь погруженъ въ политику и недоступенъ обычнымъ чувствамъ и ощущеніямъ. Но къ мальчику онъ относился хорошо... по-своему, хорошо.
   -- Но мальчикъ-то любить, болѣе мать, чѣмъ отца?
   -- Да.
   -- Онъ говорилъ съ вами на эту тему?
   -- Нѣтъ.
   -- Стало-быть, вамъ герцогъ объ этомъ говорилъ?
   -- Герцогъ! Господи! Ну, конечно, нѣтъ.
   -- Такъ почему же вы знаете?
   -- Я, изволите ли видѣть, имѣлъ нѣсколько разговоровъ, конфиденціальныхъ, конечно,-- съ личнымъ секретаремъ его свѣтлости, г. Джемсомъ Вильдеромъ. Онъ-то мнѣ и сказалъ о чувствахъ лорда Сальтайра.
   -- Теперь понимаю. Кстати, я хотѣлъ спросить васъ насчетъ этого письма герцога. Оно было вами, именно, найдено въ комнатѣ мальчика послѣ его исчезновенія?
   -- Нѣтъ, онъ взялъ письмо съ собой... Знаете, мистеръ Гольмсъ, не пора ли намъ на вокзалъ ѣхать?
   -- Я закажу четырехмѣстный экипажъ. Черезъ четверть часа мы къ вашимъ услугамъ. Если вы будете телеграфировать, мистеръ Гёкстабль, то устройте такъ, чтобы всѣ въ вашемъ околоткѣ думали, будто слѣдствіе ведется въ Ливерпулѣ или еще гдѣ-нибудь. А я пока что на свободѣ поищу истины по сосѣдству вашей школы. Надѣюсь, что слѣдъ еще не остылъ, двѣ старыя ищейки, какъ вы, и я, сумѣютъ сдѣлать что-нибудь для васъ d-r Гёкстабль.

-----

   Вечеромъ того же дня мы уже вдыхали холодный живительный воздухъ англійскаго сѣвера. Было совсѣмъ темно, когда мы прибыли въ знаменитую школу d-r Гёкстабля. Въ передней на столикѣ лежала чья-то визитная карточка, слуга, насъ встрѣтившій, шепнулъ что-то доктору. Гёкстабль взволновался и сказалъ:
   -- Герцогъ здѣсь. Онъ вмѣстѣ съ мистеромъ Вильдеромъ ожидаетъ меня въ кабинетѣ. Пожалуйте, джентльмены, я васъ познакомлю съ герцогомъ.
   Герцогъ оказался совсѣмъ непохожимъ на свои портреты, которые мнѣ приходилось нерѣдко встрѣчать въ иллюстрированныхъ журналахъ. Онъ былъ высокій, видный мужчина и одѣтъ былъ безукоризненно. Лицо у его свѣтлости было худое и истощенное, особенно сильно выдѣлялся длинный и производившій комическое впечатлѣніе носъ, цвѣтъ лица былъ мертвенно блѣдный и эта блѣдность составляла сильный контрастъ съ длинной, постепенно суживающейся книзу бородой ярко-рыжаго цвѣта. Борода же закрывала почти весь бѣлый жилетъ, на которомъ сверкала золотая цѣпочка.
   Герцогъ стоялъ на коврикѣ у камина, важный, величественный и его неподвижное, словно каменное изваяніе, лицо было устремлено на насъ. Рядомъ съ нимъ стоялъ очень молодой человѣкъ, это и былъ личный секретарь герцога, мистеръ Вильдеръ; онъ былъ малъ ростомъ, нервенъ, неподвиженъ. Его свѣтло-голубые глаза все время бѣгали по сторонамъ.
   Онъ и началъ разговоръ.
   -- Я былъ сегодня утромъ у васъ, d-r Гёкстабль,-- заявилъ мистеръ Вильдеръ,-- узнавъ, что вы ѣдете въ Лондонъ, чтобы пригласить мистера Шерлока Гольмса взяться за это дѣло, я поспѣшилъ къ вамъ, чтобы сказать вамъ, что это совершенно излишне. Его свѣтлость крайне удивился, узнавъ объ этомъ вашемъ шагѣ. Я удивляюсь, d-r Гёкетабль, что вы рѣшились на это, не посовѣтовавшись предварительно съ его свѣтлостью.
   -- Видите ли, узнавъ, что полиція ничего не открыла...-- началъ растерявшійся докторъ.
   -- Его свѣтлость не придерживается такого взгляда на полицію.
   -- Но такъ или иначе, мистеръ Вильдеръ...
   -- Вамъ должно быть извѣстно, d-r Гёкетабль, что его свѣтлость всячески старается избѣгнуть огласки и скандала. Чѣмъ меньше лицъ будутъ посвящены въ это дѣло, тѣмъ лучше...
   Докторъ совсѣмъ упалъ духомъ.
   -- Во всякомъ случаѣ мою ошибку легко исправить,-- сказалъ онъ,-- мистеръ Шерлокъ Гольмсъ можетъ вернуться въ Лондонъ съ утреннимъ поѣздомъ.
   -- Едва ли это возможно, любезный докторъ,-- сказалъ Гольмсъ необычайно кроткимъ голосомъ,-- этотъ сѣверный воздухъ крѣпителенъ и дѣйствуетъ на меня хорошо. Я рѣшилъ во что бы ни стало провести нѣсколько дней въ этихъ мѣстахъ. Гдѣ я буду жить все это время -- зависитъ отъ васъ. Я поселюсь у васъ или же найму номеръ въ деревенской гостиницѣ.
   Несчастный d-r. Гёкстабль, попавъ въ столь затруднительное положеніе, молчалъ и, видимо, колебался. Изъ этого затрудненія онъ былъ выведенъ рыжебородымъ герцогомъ, низкій, громкій голосъ котораго зазвучалъ на подобіе обѣденнаго гонга.
   -- Я совершенно согласенъ съ мистеромъ Вильдеромъ,-- заявилъ герцогъ,-- вы поступили бы очень хорошо, если бы прежде чѣмъ приглашать мистера Гольмса, посовѣтовались со мною, но теперь ужъ это дѣло кончено. Мистеръ Гольмсъ посвященъ въ тайну, и съ нашей стороны было бы неблагоразумно отказываться отъ его содѣйствія. Вамъ незачѣмъ ѣхать въ гостиницу, мистеръ Гольмсъ, мой домъ въ Гольдернессѣ къ вашимъ услугамъ.
   -- Благодарю, ваша свѣтлость, но мнѣ удобнѣе производить разслѣдованіе здѣсь, на самомъ мѣстѣ происшествія.
   -- Какъ вамъ угодно, мистеръ Гольмсъ. Я и мистеръ Вильдеръ охотно сообщимъ вамъ все, что васъ можетъ интересовать.
   -- Непремѣнно воспользуюсь вашимъ предложеніемъ и повидаю васъ въ замкѣ,-- отвѣтилъ Гольмсъ,-- а теперь я хотѣлъ бы спросить васъ, сэръ, что вы думаете лично объ исчезновеніи вашего сына. Имѣете ли вы какія-либо подозрѣнія?
   -- Нѣтъ, я ничего не понимаю въ этомъ дѣлѣ.
   -- Простите, что я затрогиваю тяжелый для васъ вопросъ, но мнѣ это необходимо знать для дѣла. Можетъ-быть, въ этомъ дѣлѣ замѣшана герцогиня?
   Министръ сдѣлалъ паузу, а затѣмъ отвѣтилъ:
   -- Не думаю.
   Гольмсъ продолжалъ:
   -- Можно предположить, что ребенка похитили для того, чтобы взять выкупъ. Не получали ли вы въ эти дни анонимныхъ писемъ съ требованіемъ денегъ?
   -- Нѣтъ, сэръ.
   -- Еще одинъ вопросъ, ваша свѣтлость. Въ тотъ самый день, когда вашъ сынъ исчезъ, вы писали ему?
   -- Нѣтъ, я писалъ ему наканунѣ.
   -- Совершенно вѣрно, но онъ получилъ ваше письмо на другой день?
   -- Да.
   -- Не было ли въ вашемъ письмѣ чего-нибудь такого, что могло заставить мальчика покинуть школу?
   -- Разумѣется, ничего подобнаго въ моемъ письмѣ не могло быть.
   -- Вы сами опустили это письмо въ почтовый ящикъ?
   Вильдеръ рѣзко вмѣшался въ разговоръ:
   -- Его свѣтлость не имѣетъ обыкновенія носить письма въ почтовый ящикъ. Это письмо вмѣстѣ съ прочею корреспонденціей было оставлено его свѣтлостью на письменномъ столѣ въ кабинетѣ, и въ почтовый ящикъ опустилъ его я.
   -- Вы увѣрены, что опустили въ почтовый ящикъ письмо, написанное герцогомъ и адресованное лорду Сальтайру?
   -- Да, я увѣренъ въ этомъ.
   -- А сколько писемъ въ этотъ день написалъ герцогъ?
   -- Двадцать или тридцать,-- отвѣтилъ герцогъ,-- я веду обширную корреспонденцію, но мнѣ кажется, что это обстоятельство не относится къ дѣлу.
   -- Я придерживаюсь нѣсколько иного взгляда,-- отвѣтилъ Гольмсъ.
   Герцогъ, не обращая вниманія на слова Гольмса, продолжалъ:
   -- Что касается меня, я совѣтовалъ полиціи обратить вниманіе на югъ Франціи. Какъ я уже сказалъ, я не вѣрю, чтобы герцогиня могла быть замѣшана въ этомъ ужасномъ дѣлѣ, но мальчикъ отличался нѣкоторымъ упрямствомъ и легко можетъ статься, что онъ при содѣйствіи этого нѣмца бѣжалъ къ матери. А теперь, d-r. Гёкстабль, я поѣду въ Гольдернессъ.
   Гольмсу хотѣлось задать еще нѣсколько вопросовъ, но рѣшительный видъ герцога показывалъ, что всѣ дальнѣйшія попытки въ этомъ направленіи будутъ безполезны. Разговоръ о семейныхъ дѣлахъ съ незнакомцемъ шокировалъ этого аристократа.
   Когда герцогъ и его секретарь уѣхали, Гольмсъ съ присущею ему стремительностью началъ разслѣдованіе. Прежде всего онъ тщательно изучилъ комнату пропавшаго мальчика. Никакихъ новыхъ данныхъ это изслѣдованіе не даю, но Гольмсъ вынесъ твердое убѣжденіе, что мальчикъ могъ уйти только чрезъ окно. Изученіе комнаты исчезнувшаго нѣмца и его вещей уже не привело ни къ какимъ положительнымъ результатамъ, только на зеленой травѣ двора были видны слѣды ногъ учителя, да еще, спускаясь по дереву, онъ сломалъ нѣсколько вѣтокъ.
   Шерлокъ Гольмсъ ушелъ изъ школы и вернулся только послѣ одиннадцати. Онъ принесъ съ собой добытую откуда-то карту мѣстности и, разостлавъ ее на кровати, сталъ старательно ее разсматривать.
   -- Дѣло это меня очень заинтересовало, Ватсонъ,-- произнесъ онъ,-- въ немъ есть характерные пункты. Пока что, я нахожу нужнымъ изучить получше географію мѣстности: это можетъ пригодиться. Взгляните-ка на эту карту. Видите этотъ темный квадратъ? Это -- Пріорская школа. Мы ее и отмѣтили. А вотъ эта линія обозначаетъ большую дорогу. Видите, линія тянется мимо школы отъ востока къ западу. Почти на протяженіи мили отъ школы нѣтъ ни одного поворота въ сторону. Если учитель и мальчикъ ушли изъ школы по дорогѣ, они должны были идти именно по этой дорогѣ.
   -- Совершенно вѣрно.
   -- По странной и счастливой случайности мы можемъ возстановить, что происходило на этой дорогѣ въ ночь, когда произошло событіе. Вотъ въ этомъ пунктѣ,-- видите ли ту точку,-- между двѣнадцатью и шестью,-- дежурилъ деревенскій констэбль. Полицейскій постъ находится какъ разъ на перекресткѣ, къ востоку отъ школы. Съ этимъ констэблемъ я говорилъ и онъ ручается, что мальчикъ съ учителемъ мимо его не проходили. Полицейскій этотъ, повидимому, парень надежный, и на его слова можно положиться вполнѣ. Такимъ образомъ, восточная часть большой дороги насъ не должна интересовать. Перейдемъ къ западу. Въ этомъ направленіи есть гостиница "Краснаго Быка". Хозяйка этого заведенія была больна и въ ночь, когда исчезъ мальчикъ, посылала за докторомъ въ Мекльтонъ. Докторъ былъ на практикѣ и прибылъ только утромъ. Прислуга гостиницы по этому случаю не спала всю ночь, и то одинъ, то другой выходилъ поглядѣть, не ѣдетъ ли докторъ. Дорога была подъ постояннымъ наблюденіемъ, и всѣ люди гостиницы заявляютъ, что никто ночью по дорогѣ не проходилъ. Вотъ видите! Если показанія прислуги гостиницы вѣрны, мы можемъ предположить, что бѣглецы не воспользовались большой дорогой.
   -- Но, вѣдь, они ѣхали на велосипедахъ?!
   -- О велосипедахъ рѣчь впереди, но изъ того обстоятельства, что бѣглецы не воспользовались большой дорогой, явствуетъ, что они шли или къ сѣверу, или къ югу отъ школы. Южное направленіе мы можемъ тоже отбросить, такъ какъ мѣстность съ этой стороны занята пашнями. Остается, стало быть, сѣверъ. Я уже изслѣдовалъ эту мѣстность -- это степь, Ватсонъ, голая степь. Пройдя шесть миль по этой пустынѣ, мы достигнемъ до Гольдернесскаго замка. Степь пересѣчена тропинками, и при лунномъ свѣтѣ велосипедистъ тутъ могъ отлично проѣхать.
   Въ дверь постучали, и въ комнату вошелъ д-ръ Гёкстабль. Онъ быль очень взволнованъ, въ рукахъ у него была дѣтская шапочка.
   -- Наконецъ-то мы напали на слѣдъ нашего бѣднаго мальчика!-- воскликнулъ онъ и началъ разсказывать.
   Изъ его словъ выяснилось, что шапочка принадлежала пропавшему лорду Сальтайру. Найдена она была въ цыганскомъ таборѣ, который ночевалъ въ день исчезновенія ребенка около школы. Полиція сумѣла прослѣдить цыганъ, ушедшихъ во вторникъ, произвела въ таборѣ обыскъ и нашла шапочку. Цыганѣ были немедленно арестованы.
   На другой день Гольмсъ разбудилъ меня., какъ только стало разсвѣтать.
   -- А я ужъ оглядѣлъ лужайку и сарайчикъ, въ которомъ хранятся велосипеды,-- сказалъ онъ,-- я тоже побродилъ и по степи. Какао готовъ, Ватсонъ, пейте его поскорѣе: у насъ сегодня будетъ много работы.
   Началась наша работа очень неудачно. Пройдя нѣсколько миль по степи, мы достигли, наконецъ, до болота, которое отдѣляло Гольдернессъ отъ школы. Если мальчикъ бѣжалъ домой, онъ непремѣнно долженъ былъ пройти этой дорогой. Но какъ мы ни искали слѣдовъ, наши поиски оставались совершенно безуспѣшными. Лицо Гольмса становилось мрачнымъ.
   -- Неудача номеръ первый!-- произнесъ онъ,-- глядите, вотъ тамъ есть другое болото, а между ними узкая полоска земли. Эге-ге-ге! это что такое?
   Мы стояли на маленькой тропинкѣ, посреди которой виднѣлся слѣдъ велосипеда.
   -- Ура! наконецъ-то!-- воскликнулъ я. Гольмсъ озабоченно покачалъ головой.
   -- Велосипедъ-то велосипедъ,-- сказалъ онъ,-- только не нашъ. Я изучалъ слѣды велосипедныхъ шинъ и могу различить сорокъ двѣ системы. Это слѣдъ отъ шины Дэнлопа, а Гейдегеръ имѣлъ на своемъ велосипедѣ шины Пальмера.
   -- Ну, въ такомъ случаѣ это слѣдъ мальчика.
   -- Очень можетъ быть, но мы не знаемъ, ѣхалъ ли онъ на велосипедѣ.
   И Гольмсъ двинулся впередъ по тропинкѣ; я послѣдовалъ за нимъ. Идя такимъ образомъ, мы подошли къ перелѣску, гдѣ слѣды кончились. Гольмсъ сѣлъ на камень и задумался. Я успѣлъ выкурить двѣ папиросы, прежде чѣмъ онъ двинулся.
   -- Пожалуй, пожалуй...-- произнесъ онъ, наконецъ.-- Весьма можетъ случиться, что господинъ этотъ настолько хитеръ, что перемѣнилъ на своемъ велосипедѣ шины. Если такъ, то это совсѣмъ не ординарный преступникъ и мнѣ пріятно имѣть съ нимъ дѣло. Однако, вопросъ о шинахъ мы пока оставимъ и вернемся назадъ, къ болоту. Тамъ у васъ много кое-чего еще не изслѣдовано.
   И мы опять принялись за изслѣдованіе интересовавшей насъ части степи. И наша настойчивость увѣнчалась, наконецъ, блестящимъ успѣхомъ.
   Шедшій по топкой тропинкѣ Гольмсъ вдругъ остановился и даже ахнулъ отъ удовольствія. Передъ нами ясно вырисовывался слѣдъ велосипедной шины. Это и была искомая шина Пальмера.
   -- Вотъ онъ гдѣ геръ Гейдеггеръ! Однако, Ватсонъ, мои предположенія оказались совершенно правильными.
   -- Поздравляю васъ!
   -- Но намъ придется еще долго итти. Будьте любезны, посторонитесь. А теперь пойдемъ по этимъ слѣдамъ. Боюсь, что они не поведутъ насъ особенно далеко.
   Слѣды то исчезали, то снова появлялись. Гольмсъ разсуждалъ:
   -- Замѣтьте, вотъ здѣсь велосипедистъ ускорилъ ходъ машины, въ этомъ не можетъ быть никакого сомнѣнія. Оба колеса ясно видны, а это что означаетъ? Означаетъ то, что велосипедистъ наклонился всей своей тяжестью впередъ. Онъ педалировалъ изо всѣхъ силъ... А здѣсь онъ упалъ, право, упалъ!
   И дѣйствительно, земля кругомъ была истоптана, и слѣды велосипеда на разстояніи нѣсколькихъ ярдовъ исчезали. Затѣмъ шина Пальмера появилась вновь. Вдругъ Гольмсъ остановился и поднялъ сломанную вѣтку цвѣтущаго дрока. Я взглянулъ на эту вѣтку и пришелъ въ ужасъ. Желтые цвѣты дрока были покрыты красными пятнами. Кровь виднѣлась повсюду на тропинкѣ и въ кустахъ.
   -- Скверно, совсѣмъ скверно!-- произнесъ Гольмсъ.-- Отойдите, Ватсонъ. Что я могу прочесть здѣсь, на землѣ? Ну-да, онъ былъ раненъ, упалъ, всталъ, вскочилъ на велосипедъ и двинулся впередъ. Впрочемъ, нѣтъ, не двинулся, слѣдовъ дальше нѣтъ. Можетъ быть, здѣсь проходилъ скотъ, и его забодалъ быкъ? Невозможно! Но почему же здѣсь нѣтъ человѣческихъ слѣдовъ? Двигайтесь впередъ, Ватсонъ, навѣрное, онъ гдѣ-нибудь здѣсь, недалеко.
   Намъ недолго пришлось искать. Въ кустахъ мелькнуло что-то, и мы черезъ нѣсколько минутъ вытащили на тропинку велосипедъ съ шинами Пальмера. Одна педаль была согнута, а вся рукоятка забрызгана кровью. Обойдя кусты кругомъ, мы нашли несчастнаго велосипедиста. Онъ лежалъ мертвый. Гейдеггеръ былъ высокій, бородатый мужчина, въ очкахъ, одно стекло въ которыхъ было выбито. Онъ погибъ отъ ужаснаго удара въ голову, разбившаго ему черепъ. Лежалъ онъ полуодѣтый, въ туфляхъ на босу ногу и въ сорочкѣ, которая виднѣлась изъ-подъ пиджака. Несомнѣнно, передъ нами былъ нѣмецъ-учитель. Гольмсъ внимательно осмотрѣлъ трупъ, а затѣмъ сѣлъ и опустилъ голову на руки.
   -- Затруднительное это дѣло, Ватсонъ,-- сказалъ онъ.-- Намъ нужно продолжать изслѣдованіе, потому что мы видѣли мало, а тутъ надо итти въ полицію и заявлять о находкѣ трупа.
   -- Позвольте я схожу!
   -- Вы мнѣ нужны здѣсь. А мы вотъ что сдѣлаемъ: видите ли, вонъ тамъ, вдалекѣ, крестьянинъ рѣжетъ прутья? Волоките-ка его сюда: мы пошлемъ его.
   Я исполнилъ порученіе. Крестьянинъ страшно перепугался, увидавъ трупъ. Гольмсъ набросалъ записку и отправилъ ее къ доктору Гёкстаблю.
   -- Ну, а теперь, Ватсонъ,-- сказалъ онъ,-- намъ нужно подумать о дальнѣйшемъ. Изъ всего того, что намъ удалось узнать, явствуетъ, что мальчикъ убѣжалъ изъ школы по доброй волѣ. Это почти достовѣрно. Что же касается этого несчастнаго нѣмца, то по его костюму можно угадать истину. Случайно проснувшись, онъ изъ окна своей спальни увидалъ бѣгство мальчика, захотѣлъ его изловить и вернуть обратно, сѣлъ на велосипедъ, пустился въ догонку и погибъ во время этого преслѣдованія.
   -- Совершенно вѣрно!
   -- Прекрасно! Но обратите вниманіе на слѣдующее обстоятельство: взрослому человѣку для того, чтобы догнать ребенка, не нужно велосипеда. Онъ бы могъ его догнать и пѣшкомъ. Но нѣмецъ не побѣжалъ пѣшкомъ, а отправился на велосипедѣ. Что же изъ этого явствуетъ? То, Ватсонъ, что мальчикъ бѣжалъ изъ школы также не пѣшкомъ.
   -- На чемъ же? на велосипедѣ?
   -- Погодите. Гейдеггеръ былъ убитъ въ пяти миляхъ отъ школы. И погибъ онъ, замѣтьте, не отъ пули, а отъ ужаснаго удара, который могла нанести только очень сильная рука. Отсюда прямое заключеніе, что у мальчика въ его бѣгствѣ былъ товарищъ. И бѣжали они очень быстро. Настолько быстро, что даже опытному велосипедисту пришлось сдѣлать пять миль прежде, нежели онъ ихъ нагналъ... Ну-съ, а теперь разглядите хорошенько слѣды на тропинкѣ. Что вы здѣсь видите? Коровьи слѣды -- и ничего болѣе. Кто же могъ убить Гейдеггера? Человѣческихъ слѣдовъ здѣсь нѣтъ.
   -- Гольмсъ, это что-то невозможное!-- воскликнулъ я.
   -- Восхитительно!-- сказалъ онъ.-- Прекрасное замѣчаніе! Дѣйствительно, въ мое разсужденіе вкралась какая-то неправильность, но какая? Развѣ я разсуждалъ неправильно?
   -- А можетъ-быть, онъ разбилъ себѣ черепъ при паденіи съ велосипеда?
   -- Это въ болотѣ-то, Ватсонъ?
   -- Ну въ такомъ случаѣ я ничего не понимаю.
   -- Не волнуйтесь, пожалуйста, мы разрѣшали задачки и потруднѣе. Во всякомъ случаѣ, матеріала у насъ много, и намъ остается только утилизировать его, какъ слѣдуетъ. Шину Пальмера мы съ вами исчерпали до конца. Теперь пойдемъ, прослѣдимъ шину Дэнлопа.
   Мы пошли по слѣдамъ, но скоро они исчезли. Никакого опредѣленнаго вывода сдѣлать было нельзя. Могло случиться, что человѣкъ, ѣхавшій на велосипедѣ съ шинами Дэнлопа, уѣхалъ въ Гольдернессъ, величественныя башни котораго виднѣлись въ лѣвой сторонѣ. Но кто знаетъ? Неизвѣстный могъ поворотить въ небольшую деревушку, которая находилась въ настоящій момента какъ разъ противъ насъ, на большой Честерфильской дорогѣ.
   Туда мы и направились и скоро очутились около грязнаго трактирчика. Гольмсъ вдругъ застоналъ и схватился за меня, чтобы не упасть. Нога у него совсѣмъ не дѣйствовала. Съ величайшимъ трудомъ онъ при моей помощи доковылялъ до двери трактира, у которой стоялъ и курилъ трубку коренастый и черноволосый пожилой человѣкъ.
   -- Какъ вы поживаете, мистеръ Рейбенъ Гэйсъ?-- обратился къ нему Гольмсъ.
   -- Кто вы такой и почему вы знаете, какъ меня зовутъ?-- спросилъ крестьянинъ, подозрительно оглядывая моего пріятеля.
   -- Да ваше имя значится на вывѣскѣ -- вотъ она прямо надъ вашей головой! Хозяина легко узнать. Скажите, нѣтъ ли у васъ при гостиницѣ коляски?
   -- Нѣтъ.
   -- Но я не могу итти. Мнѣ больно ступать.
   -- Такъ вы не ступайте.
   -- А какъ же мнѣ итти-то?
   -- Ползите.
   Вообще, г. Рейбенъ Гэйсъ оказался далеко не любезнымъ человѣкомъ, но Гольмсъ точно не замѣчалъ его дерзостей.
   -- Однако, я въ отвратительномъ положеніи,-- заявилъ онъ,-- я не знаю, какъ мнѣ выбраться изъ этого положенія.
   -- Я тоже не знаю,-- сказалъ насмѣшливо трактирщикъ.
   -- Но у меня есть важное дѣло. Если вы мнѣ дадите велосипедъ, я вамъ уплачу соверенъ.
   Трактирщикъ насторожился.
   -- Да вамъ куда ѣхать-то?-- спросилъ онъ.
   -- Въ Гольдернессъ.
   Гэйсъ иронически окинулъ наши запыленные костюмы и выпачканные грязью сапоги и замѣтилъ:
   -- Надо полагать, что вы оба -- пріятели герцога.
   Гольмсъ добродушно разсмѣялся.
   -- Да, да, онъ будетъ радъ насъ видѣть.
   -- А почему?
   -- Мы ему веземъ добрыя вѣсти объ его сынѣ.
   Отъ моего вниманія не укрылось, что Гэйсъ взволновался.
   -- Какъ? вы напали на слѣды?
   -- Да, мальчикъ оказывается въ Ливерпулѣ. Не нынче-завтра его найдутъ.
   На небритомъ лицѣ трактирщика снова что-то пробѣжало, и манера его измѣнилась: онъ сталъ добръ и вѣжливъ.
   -- Видите ли,-- сказалъ онъ,-- я не особенно долюбливаю герцога, онъ меня сильно обидѣлъ. Я былъ въ замкѣ старшимъ кучеромъ, и онъ меня разсчиталъ изъ-за сплетенъ. Лакей на меня насплетничалъ... Но это все пустяки! Я радъ, что молодой баринъ нашелся, и помогу вамъ добраться до замка.
   -- Спасибо,-- отвѣтилъ Гольмсъ, -- но сперва дайте намъ поѣсть, а затѣмъ дайте намъ велосипедъ.
   -- У меня нѣтъ велосипеда.
   Гольмсъ подалъ трактирщику соверенъ.
   -- Не за что брать: велосипеда у меня нѣтъ, но я дамъ вамъ пару лошадей, и вы доѣдете до Гольдернесса.
   -- Ну, ладно, мы потолкуемъ потомъ, а теперь давайте намъ ѣсть,-- сказалъ Гольмсъ.
   Мы остались одни въ вымощенной каменными плитами кухнѣ, окна которой выходили на дворъ. Хромота у Гольмса мгновенно прошла. Сперва мы занимались ѣдой; немного утоливъ свой голодъ, Гольмсъ всталъ, подошелъ къ окну и сталъ глядѣть во дворъ. Начинало вечерѣть. На дворѣ было грязно, въ дальнемъ его концѣ была устроена кузница, около которой надъ чѣмъ-то возился неопрятный парень-работникъ. Гольмсъ долго и задумчиво смотрѣлъ на дворъ, потомъ снова усѣлся... Вдругъ лицо его просвѣтлѣло.
   -- Право, Ватсонъ, я, кажется, разгадалъ эту исторію!-- воскликнулъ онъ,-- ну, конечно, разгадалъ... Ватсонъ, вѣдь вы помните, что тамъ на болотѣ мы видѣли коровьи слѣды?
   -- Какъ же, конечно, помню.
   -- А гдѣ мы видѣли эти слѣды?
   -- Да по правдѣ, повсюду. Слѣды были и на болотѣ, и натропинкѣ, и на томъ мѣстѣ, гдѣ былъ нами найденъ трупъ Гейдеггера.
   -- Совершенно вѣрно, а теперь скажите, Ватсонъ, видѣли ли мы на болотѣ коровъ?
   -- Нѣтъ.
   -- Вотъ въ этомъ-то и заключается странность, Ватсонъ. Коровьихъ слѣдовъ много, а коровы нѣтъ ни одной. И затѣмъ помните, какіе это были слѣды?
   Гольмсъ началъ поспѣшно лѣпить фигурки изъ хлѣба и приговаривалъ:
   -- Иногда они имѣли вотъ такую форму, а иногда такую, а случалось, что коровій слѣдъ представлялъ изъ себя вотъ что... Да, это я хорошо помню, очень хорошо... Ну, да это мы провѣримъ, а теперь не могу не сказать, что я былъ большимъ осломъ, не замѣчая всего этого.
   -- Чего? Какое вы заключеніе сдѣлали?
   -- Заключеніе таково, что коровы, слѣды которыхъ мы видѣли, очень странныя коровы. Онѣ умѣютъ бѣгать рысью и галопировать не хуже лошадей. Эта штука придумана была, конечно, не деревенскимъ трактирщикомъ. А теперь, Ватсонъ, выйдемъ на дворъ и посмотримъ, нѣтъ ли тамъ чего интереснаго. Намъ въ этомъ благомъ дѣлѣ никто не помѣшаетъ.
   И дѣйствительно, парень, работавшій въ кузницѣ, не обращалъ на насъ никакого вниманія. Въ старомъ стойлѣ стояли двѣ грязныя лошади. Гольмсъ взялъ лошадь за заднюю ногу и поглядѣлъ на копыто.
   То, что онъ увидалъ, заставило его громко расхохотаться.
   -- Такъ и есть, старыя подковы, но подкованы заново. Гвозди новые! Дѣло это классическое. Ну, а теперь пойдемъ въ кузницу.
   Парень и теперь не обращалъ на насъ никакого вниманія, но наше пріятное времяпрепровожденіе было прервано хозяиномъ. Лицо его было свирѣпо, брови нахмурены... Онъ угрожающе приближался къ намъ, сжимая въ рукѣ здоровую палку. Я въ душѣ порадовался тому, что у меня есть въ карманѣ заряженный револьверъ.
   -- Ахъ, вы, проклятые шпіоны! Что вы тутъ дѣлаете?-- закричалъ Гэйсъ внѣ себя отъ злости.
   -- Ну, чего вы горячитесь, Рейбенъ Гэйсъ?-- холодно замѣтилъ Гольмсъ,-- можно подумать, что вы совершили какое-то преступленіе и скрываетесь.
   Трактирщикъ сдѣлалъ усиліе, овладѣлъ собой и натянуто улыбнулся;
   -- Я никого и ничего не боюсь, худого я не дѣлаю,-- сказалъ онъ,-- пожалуй, обшаривайте мою кузницу, что же, я ничего не имѣю противъ... Только вотъ что я вамъ скажу, господинъ: я терпѣть не могу, чтобы чужіе люди совали носъ въ мои дѣла... Платите-ка поскорѣе за ужинъ да убирайтесь по-добру, по-здорову.
   -- Очень хорошо, г. Гэйсъ, мы уйдемъ, мы не хотимъ вамъ вредить, я вотъ только на вашихъ лошадокъ поглядѣлъ,-- плохія это лошадки. Я думаю, мистеръ Гэйсъ, что въ концѣ концовъ будетъ лучше, если я уйду пѣшкомъ. Вѣдь замокъ недалеко.
   -- Не дальше двухъ миль. Вотъ дорога влѣво идетъ.
   И, насупившись еще болѣе, трактирщикъ насъ выпроводилъ. Когда мы скрылись отъ глазъ продолжавшаго слѣдить за нами Гейса, Гольмсъ остановился.
   -- Уходить вамъ далеко не слѣдуетъ,-- сказалъ онъ.
   -- По моему мнѣнію,-- замѣтилъ я,-- Рейбенъ Гэйсъ знаетъ очень многое. Такого отъявленнаго негодяя я вижу впервые.
   -- Да, эта его гостиница -- интересное мѣстечко. Намъ надо будетъ въ нее заглянуть еще разъ. Только сдѣлать это надо поскромнѣе.
   Поднимаясь вверхъ по каменистой дорогѣ, по обѣимъ сторонамъ которой возвышались громадные валуны, мы увидѣли, что со стороны Гольдернесса прямо на насъ мчится велосипедистъ. Мы едва успѣли спрятаться. Велосипедистъ промчался мимо. Это былъ личный секретарь герцога, Джемсъ Вильдеръ. Но, Боже мой, какое было у него лицо! Оно было исковеркано ужасомъ.
   -- Эге, да это секретарь герцога!-- воскликнулъ Гольмсъ.-- Идемъ, Ватсонъ, понаблюдаемъ, куда это онъ такъ торопится.
   Вскарабкавшись еще выше по скалѣ, мы достигли пункта, съ котораго была видна гостиница. Велосипедъ Вильдера былъ прислоненъ къ стѣнѣ дома. Въ окнахъ никакого движенія не замѣчалось.
   Между тѣмъ сумерки все сгущались и, наконецъ, все погрузилось въ тьму. И вотъ тогда-то ворота гостиницы отворились, показались фонари экипажа, послышался стукъ копытъ, и лошади бѣшено помчались по направленію къ Честерфильду.
   -- Что вы объ этомъ скажете, Ватсонъ?-- спросилъ Гольмсъ.
   -- Это похоже на бѣгство.
   -- Въ экипажѣ уѣхалъ только одинъ человѣкъ -- и этотъ человѣкъ не Джемсъ Вильдеръ. Глядите-ка, Вильдеръ стоитъ въ дверяхъ.
   Въ красномъ кружкѣ свѣта стоялъ секретарь герцога, всматриваясь въ темноту: очевидно, онъ кого-то ждалъ. Затѣмъ по дорогѣ ведущей въ гостиницу, появилась какая-то тѣнь, дверь въ гостиницу захлопнулась и все снова погрузилось во мракъ.
   Черезъ пять минутъ въ окнѣ второго этажа появился свѣтъ.
   -- Странныя дѣла творятся въ этомъ трактирчикѣ,-- замѣтилъ сентенціозно Гольмсъ.-- Хотѣлось бы мнѣ знать, что Джемсъ Вильдеръ дѣлаетъ по ночамъ въ этой берлогѣ. Что это за человѣкъ, который къ нему пришелъ?.. Надо рискнуть, Ватсонъ, и изслѣдовать все поосновательнѣе.
   Соблюдая осторожность, мы подкрались къ трактиру. Велосипедъ попрежнему стоялъ у дверей. Гольмсъ чиркнулъ спичкой и тихо засмѣялся. Искомая шина Дэнлопа была здѣсь налицо.
   Окно надъ нами было попрежнему освѣщено.
   -- Надо заглянуть туда, Ватсонъ, я стану вамъ на плечи и увижу, что мнѣ нужно,-- сказалъ Гольмсъ.
   Гольмсъ вскарабкался на мои плечи, заглянулъ въ окно, но тотчасъ же слѣзъ на землю.
   -- Довольно,-- произнесъ онъ равнодушно,-- теперь мы знаемъ довольно, пойдемъ въ школу.
   На слѣдующій день утромъ мы отправились часовъ въ одиннадцать въ Гольдернессъ. Насъ встрѣтилъ вѣжливый, но страшно блѣдный Джемсъ Вильдеръ. Первоначально онъ не хотѣлъ докладывать о насъ, но Гольмсъ былъ настойчивъ, и черезъ полчаса мы увидали герцога. Кивнувъ намъ головой, онъ усѣлся на стулъ и сказалъ:
   -- Ну, мистеръ Гольмсъ, я слушаю.
   Гольмсъ молчалъ и упорно глядѣлъ на Джемса Вильдера. Тотъ еще болѣе поблѣднѣлъ и сказалъ:
   -- Если угодно вашей свѣтлости, я уйду,
   -- Да, пожалуй, вамъ лучше уйти,-- сказалъ герцогъ, и, когда Вильдеръ вышелъ, онъ обратился вопросительно къ Гольмсу.
   -- Правда ли, ваша свѣтлость,-- отвѣтилъ Гольмсъ,-- что вы обѣщали заплатить пять тысячъ фунтовъ тому, кто отыщетъ вашего сына, и тысячу фунтовъ тому, кто укажетъ вамъ человѣка, держащаго его въ плѣну?
   -- Совершенно вѣрно.
   -- Я все это открылъ. Согласитесь ли вы уплатить мнѣ всѣ эти деньги?
   -- Ну, конечно!-- съ нетерпѣніемъ воскликнулъ герцогъ.-- Если все правда, что вы говорите, то вамъ не придется жаловаться на мою скупость.
   Гольмсъ потеръ руки и, притворись, что ему ужасно хочется получить деньги, сказалъ:
   -- Такъ потрудитесь написать чекъ, этакъ-то будетъ вѣрнѣе.
   -- Вы, кажется, шутите, мистеръ Гольмсъ, и ваши шутки мнѣ кажутся неумѣстными,-- сухо сказалъ герцогъ.
   -- Я вовсе не шучу, я говорю совершенно серьезно. Я знаю, гдѣ находится вашъ сынъ, и знаю, кто его похитилъ.
   -- Гдѣ же мой сынъ?-- сильно взволнованный, спросилъ герцогъ.
   -- Онъ находится,-- началъ Гольмсъ,-- или, вѣрнѣе, находился въ 2 часа ночи въ двухъ миляхъ отъ замка, въ трактирѣ Рейбена Гэйса.
   Герцогъ, приподнявшійся было съ мѣста, снова грузно упалъ въ кресло.
   -- И кого же вы обвиняете въ этомъ?-- спросилъ онъ.
   Шерлокъ Гольмсъ далъ удивительный отвѣтъ. Онъ быстро подошелъ къ герцогу, тронулъ его за плечо и произнесъ:
   -- Я обвиняю васъ; а теперь, ваша свѣтлость, потрудитесь мнѣ написать чекъ.
   Никогда я не забуду того, что произошло въ эту минуту съ герцогомъ. Онъ вскочилъ, замахалъ отчаянно руками по воздуху, какъ человѣкъ, падающій въ пропасть. Затѣмъ, овладѣвъ собою, онъ опустился на кресло и склонилъ голову на руки.
   -- Что же вы знаете?-- спросилъ онъ, наконецъ, не глядя на Гольмса.
   -- Я видѣлъ васъ тамъ ночью.
   -- А кромѣ васъ и вашего друга, никто объ этомъ не знаетъ?
   -- Пока никто.
   Герцогъ взялъ перо и открылъ чековую книжку.
   -- Если вы и вашъ другъ не болтливы,-- сказалъ онъ,-- я напишу чекъ на двѣнадцать тысячъ фунтовъ.
   -- Я не понимаю васъ, ваша свѣтлость,-- отвѣтилъ Гольмсъ.
   -- Я буду прямѣе: я даю вамъ лишнихъ шесть тысячъ фунтовъ подъ условіемъ, что вы будете молчать обо всемъ, что знаете.
   Гольмсъ улыбнулся и покачалъ головой.
   -- Это не подойдетъ, ваша свѣтлость; вы забываете объ убійствѣ учителя Гейдеггера.
   -- Джемсъ невиноватъ въ этомъ убійствѣ, онъ его не совершалъ. Убійцей былъ негодяй, съ которымъ онъ имѣлъ несчастье связаться. Нельзя же обвинять человѣка въ убійствѣ, котораго онъ не былъ даже свидѣтелемъ и которое приводитъ его въ ужасъ. Какъ только онъ узналъ о смерти учителя, тотчасъ же пришелъ ко мнѣ и во всемъ признался. Ахъ, мистеръ Гольмсъ, я долженъ съ вами посовѣтоваться! Скажите, какъ мнѣ избѣжать этого ужаснаго скандала?
   -- Съ удовольствіемъ дамъ вамъ совѣтъ,-- отвѣтилъ Гольмсъ,-- если только вы будете вполнѣ откровенны со мною. Вы, кажется, сейчасъ говорили о мистерѣ Джемсѣ Вильдерѣ? Это про него вы хотите сказать, что онъ не виновенъ въ убійствѣ?
   -- Да, про него. Убійца убѣжалъ.
   Гольмсъ сдержанно улыбнулся.
   -- Вы, повидимому, мало меня знаете, ваша свѣтлость,-- сказалъ онъ.-- Отъ меня не такъ-то легко убѣжать. Рейбенъ Гэйсъ арестованъ въ Честерфильдѣ по моему приказу въ одиннадцать часовъ вчера вечеромъ. Объ арестѣ его я уже увѣдомленъ телеграммой.
   Герцогъ откинулся на спинку кресла и съ удивленіемъ поглядѣлъ на моего друга.
   -- Вы меня удивляете, мистеръ Гольмсъ!.. Рейбенъ Гэйсъ арестованъ! Ну, что же! Я очень радъ этому, при условіи, если Джемсъ не пострадаетъ при этомъ.
   -- Вы говорите о вашемъ секретарѣ?
   -- Нѣтъ, сэръ, я говорю о моемъ сынѣ.
   Теперь пришла очередь удивляться Шерлоку Гольмсу.
   -- Признаюсь,-- сказалъ онъ,-- что это обстоятельство было мнѣ неизвѣстно. Надѣюсь, ваша свѣтлость, что вы мнѣ объясните ваши слова.
   -- Я отъ васъ ничего не скрою. Быть вполнѣ откровеннымъ мнѣ теперь приходится поневолѣ. Въ молодости у меня была связь. Я хотѣлъ жениться на этой особѣ, но она воспротивилась этому, не желая портить мою карьеру. Будь она жива, я бы никогда не женился, но она умерла, оставивъ на моемъ попеченіи Джемса.
   Конечно, я не могъ признать Джемса своимъ сыномъ офиціально, но я сдѣлалъ для него все, что могъ; онъ получилъ прекраснѣйшее образованіе, а потомъ я его сдѣлалъ своимъ личнымъ секретаремъ. Джемсу удалось, однако, проникнуть въ тайну, и, по правдѣ сказать, онъ сталъ злоупотреблять этимъ знаніемъ. Угрожая скандаломъ, онъ добивался всего. Если хотите знать правду, виновникомъ моей ссоры съ женой былъ именно Джемсъ. Моего маленькаго сына, законнаго наслѣдника, онъ ненавидѣлъ всѣми силами души. Я понималъ опасность положенія и все-таки не рѣшился его удалить. Единственно для того, чтобы охранить Артура отъ покушеній, я опредѣлилъ его въ школу d-r Гёкстабля.
   Для того, чтобы похитить мальчика, Джемсъ воспользовался услугами Гэйса. Дѣло было такъ. Еще днемъ Джемсъ вызвалъ Артура въ лѣсъ и сказалъ ему, что пріѣхала его мать, Артуръ обрадовался, тогда Джемсъ сказалъ ему, чтобы онъ приходилъ въ лѣсъ въ полночь и что онъ найдетъ человѣка, который свезетъ его въ степь, гдѣ будто бы его ожидаетъ герцогиня. Такъ все и вышло, но вчера вечеромъ я узналъ, что Гэйса, увозившаго мальчика, кто-то преслѣдовалъ. Гэйсъ ударилъ преслѣдователя по головѣ палкой, и этотъ человѣкъ умеръ. Гэйсъ привезъ Артура въ свой кабакъ и помѣстилъ его въ комнатѣ на верхнемъ этажѣ, подъ наблюденіе своей жены. Это -- добрая женщина, но она -- всецѣло подъ вліяніемъ своего негодяя-мужа.
   Въ такомъ положеніи было дѣло, мистеръ Гольмсъ, когда я увидалъ васъ вчера вечеромъ. Но я зналъ обо всемъ этомъ ровно столько же, сколько вы. Вы меня спросите, зачѣмъ Джемсъ все это продѣлалъ? Мнѣ кажется, что опредѣленныхъ мотивовъ у него не было: онъ руководился слѣпымъ чувствомъ ненависти. Впрочемъ, онъ, кажется, воображалъ, будто я имѣю право сдѣлать его своимъ наслѣдникомъ.
   Всѣ планы Джемса были перевернуты вверхъ дномъ вами. Вы нашли трупъ Гейдеггера. Узнавъ объ этомъ, Джемсъ пришелъ въ ужасъ и признался мнѣ во всемъ. Онъ упросилъ меня молчать обо всемъ этомъ въ теченіе трехъ дней, чтобы дать возможность спастись Гэйсу. Я согласился на его мольбы,-- я, вообще говоря, не могу ни въ чемъ отказывать Джемсу,-- и онъ немедленно помчался на велосипедѣ къ своему сообщнику -- предупредить его о грозящей опасности. Я дождался ночи и поспѣшилъ туда же -- увидать своего дорогого друга, Артура. Вотъ и все, что я знаю, мистеръ Голъмсъ, я былъ вполнѣ откровененъ съ вами, надѣюсь, и вы мнѣ выскажете откровенно свое мнѣніе.
   -- Я буду откровененъ,-- отвѣтилъ Гольмсъ,-- мнѣ кажется, ваша свѣтлость, вы поставили себя въ щекотливое положеніе; вы скрыли объ извѣстномъ вамъ преступленіи и содѣйствовали побѣгу убійцы -- это противозаконно. Деньги на побѣгъ были взяты Джемсомъ Вильдеромъ изъ вашего кошелька, не правда-ли?
   -- Да,-- отвѣтилъ герцогъ.
   -- Ну, вотъ видите, а потомъ вы странно относитесь къ своему младшему сыну. Зачѣмъ вы теперь-то оставили его въ этомъ гадкомъ притонѣ? Что вы скажете, если Джемсъ Вильдеръ нарушитъ свое обѣщаніе и опять его увезетъ куда-нибудь? Развѣ можно вѣрить обѣщаніямъ такихъ людей, какъ мистеръ Джемсъ Вильдеръ? Нѣтъ, ваша свѣтлость, это вы поступили неосторожно.
   Герцогъ Гольдернессъ, не привыкшій слушать выговоры, сидѣлъ красный, какъ ракъ, но молчалъ. Гольмсъ продолжалъ.
   -- Я вамъ помогу, но вы должны меня слушаться. Потрудитесь позвонить.
   На звонокъ герцога вошелъ лакей, которому Гольмсъ сказалъ:
   -- Я могу вамъ сообщить радостную вѣсть. Вашъ молодой баринъ найденъ. Въ настоящую минуту онъ находится въ трактирѣ Гэйса. Герцогъ приказалъ заложить коляску и привезти молодого барина сюда.
   Когда лакей вышелъ, Гольмсъ сказалъ:
   -- Надо какъ-нибудь уладить это дѣло; прежде всего я вамъ обѣщаю не разглашать того, что я знаю. За Гэйса, котораго ждетъ висѣлица, я ручаться не могу, устраивайтесь съ нимъ сами... Пообѣщайте помочь его семьѣ -- я думаю, онъ пойдетъ на это... Ну, а вотъ насчетъ Джемса Вильдера, я думаю, что его придется удалить изъ замка.
   -- Это уже сдѣлано,-- сказалъ герцогъ,-- Джемсъ уѣзжаетъ въ Австралію.
   -- Вотъ и прекрасно, и, стало-быть, герцогиня вернется къ своему сыну.
   -- Да, я написалъ уже герцогинѣ, она пріѣдетъ въ Гольдернессъ.
   Гольмсъ всталъ:
   -- Значитъ, дѣло улажено. Я хотѣлъ бы только выяснить еще одно маленькое обстоятельсто. Извѣстно-ли вамъ, что Гэй съ подковалъ лошадей подковами, оставлявшими коровьи слѣды? Кто научилъ его этому? Мистеръ Джемсъ Вильдеръ?
   На лицѣ герцога отразилось удивленіе. Съ минуту онъ молчалъ, а потомъ, вставъ, повелъ насъ въ смежную комнату, представлявшую маленькій музей. Въ стеклянномъ ящикѣ, въ углу, лежали старинныя подковы.
   -- Эти подковы были найдены во время земляныхъ работъ во рву около замка. Это самыя обыкновенныя подковы, но книзу онѣ подбиты толстымъ слоемъ желѣза для того, чтобы сбивать съ толку преслѣдователей. Я предполагаю, что это изобрѣтеніе принадлежитъ моимъ предкамъ, баронамъ Гольдернессъ. Въ средніе вѣка дворяне не брезговали грабежомъ.
   Гольмсъ открылъ стеклянную крышку ящика и сталъ разсматривать подковы. Скоро онъ открылъ на нихъ едва замѣтные слѣды свѣжей грязи.
   -- Благодарю васъ,-- сказалъ онъ, закрывая крышку ящика,-- это вторая замѣчательная вещь, которую мнѣ пришлось увидать здѣсь на сквэрѣ.
   -- Какая же первая?-- спросилъ герцогъ.
   Гольмсъ вмѣсто отвѣта показалъ герцогу чекъ, затѣмъ онъ старательно сложилъ его, спряталъ въ портфель и, похлопывая по портфелю рукой, произнесъ:
   -- Я -- бѣдный человѣкъ, ваша свѣтлость. Я -- бѣдный человѣкъ!
   И Гольмсъ спряталъ портфель съ крупнымъ чекомъ въ свой боковой карманъ.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru