Дан Феликс
Избранные стихотворения

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Песнь Валькирии ("В дни юной весны твоей видела я...")
    Юлиан Отступник ("Я не пойму их, горестных и злобных!..")
    Навзикая ("Исчезает, убегая...)
    Колодец королей ("Лишь тот на свете властелин, кто выше, чем закон...)
    Перевод С. Свириденко (Софьи Свиридовой), 1921. .


Феликс Дан

Избранные стихотворения

                    Песнь Валькирии
  
   В дни юной весны твоей видела я,
   Мой витязь, расцвет твоего бытия,
   Любуясь тобою, заботясь, любя,
   От бед и скорбей я хранила тебя.
  
   Я белою лебедью в море плыла -
   От бури губящей корабль твой блюла;
   Неслышно, незримо паря над тобой,
   Тебя провожала я радостно в бой.
  
   Блюдя беззаботную юность твою,
   Не раз храбреца я спасала в бою:
   Не раз отклоняла я вражье копьё
   И недругу в грудь направляла твоё.
  
   Когда же настал предназначенный срок,
   И смерть тебе рек неминуемый рок -
   Тому, чей удел я при жизни блюла -
   Скорейшую, лучшую смерть я дала.
  
   Ты полчища вражьи победно разбил;
   В очах твоих был торжествующий пыл,
   Вскричал ты, ликуя: "Победа, друзья!.." -
   В тот миг мой удар нанесла тебе я.
  
   Твой взор отуманила смертная мгла.
   Но бережно павшего я подняла.
   И в высь тебя мчу я, чрез зыбь облаков,
   В Валгаллу, мой витязь! в обитель богов.
  
  
                    Юлиан Отступник
  
   Я не пойму их, горестных и злобных!
   Я жизнь и свет несу для их сердец, -
   А их ответ - молений хор надгробных;
   Противны им амфора и венец.
  
   Царит безумье сумрачное в мире...
   Богам Олимпа гимны не звучат;
   Умолкли струны на священной лире,
   И древние оракулы молчат.
  
   Напрасно в Дельфах девственная жрица
   В венке лавровом шествует во храм!..
   Нет в храме жертв. И перестал куриться
   Пред алтарем священный фимиам.
  
   Ток Вакха блещет. Боги оживают
   Во мраморе в бессмертной красоте; -
   Они ж себя бичуют и взывают
   К замученному Богу на кресте!..
  
   Они меня "Отступником" прозвали;
   Скорей они отступники, чем я!
   Они к кресту веселье приковали,
   Сгубили свет и радость бытия.
  
   В их монастырь, приют тоски могильной,
   Я был, увы, в дни детства заключен
   По воле власти, чуждой и насильной;
   О нет, монахом жить я не рожден!
  
   Но если мне придется убедиться,
   Что юных дней несбыточны мечты,
   Что древний мир вовек не возродится, -
   Пусть я умру - со смертью Красоты.
  
   Чу! Звук рогов! То варваров дружины.
   За мной Эллады дух и Рима мощь!
   О, Гелиос! Ты, Бог моей судьбины,
   Дай светлый мне конец, небесный вождь!
  
   Дай юным пасть в бою, как над Скамандром
   Пелиду смерть ты некогда судил!
   И сень Аида вместе с Александром
   Дай эллину, что персов победил.
  
  
                    Навзикая
  
   Исчезает, убегая,
   Белый парус вдалеке,
   И с утеса Навзикая
   Смотрит вслед ему в тоске.
  
   Руку с золотом запястья
   Приложив к челу, туда
   Вдаль глядит, где призрак счастья
   Исчезает навсегда.
  
   Всё глядит с тоской во взоре -
   И когда уже исчез
   Весь корабль в морском просторе,
   Где слилось, синея, море
   С синей бездною небес.
  
   "Афродита! Афродита! -
   Шепчет горестно она: -
   Или я тобой забыта?
   В чем, скажи, моя вина?
  
   Беззаботно протекали
   Дни мои в родном краю,
   Мать с отцом меня ласкали -
   Дочь любимую свою.
  
   И доколь моей судьбою
   Я так счастлива была,
   Говорили, что с собою
   Всюду радость я несла.
  
   Для тебя венки свивали
   Мы с подружками толпой;
   Светлый гимн твой воспевали...
   Чем грешна я пред тобой?
  
   Чем преступна Навзикая?..
   О богиня, для чего
   Ты, досель ко мне благая, -
   Привела в наш край его?!.
  
   Здесь предстал он, богоравный,
   Мощный духом Одиссей:
   Мне принес герой державный
   Смысл и радость жизни всей.
  
   Он, чей взор явил мне внятно
   Цель и счастье бытия -
   Он уходит безвозвратно...
   Ах, и с ним - душа моя!.."
  
   Не успел в тиши прибрежной
   Скорбной девы смолкнуть клик -
   И богини образ нежной
   Перед ней в лучах возник.
  
   "О, не плачь, моя бедняжка,
   Лань, сраженная стрелой;
   Не горюй: наказан тяжко
   Будет твой обидчик злой.
  
   Прогневил он Посейдона -
   И накажет бог бойца,
   Море в сумрачное лоно
   Примет дерзкого пловца.
  
   Кара нынче же свершится, -
   Коль другое существо
   Добровольно не решится
   Жизнь отдать - за жизнь его...
  
   И спешу к его жене я
   Возвестить ей рока суд.
   Ах, вдовцом лишь Одиссея
   Волны в гавань принесут!"
  
   Просветлевшие мгновенно
   Дева очи подняла:
   "Будь же ты благословенна,
   Дочь небес! Я поняла.
  
   Справедлив суд рока строгий.
   Не напрасно говорят,
   Что, к кому нисходят боги -
   Тем спасение дарят..."
  
   И с высокого обрыва
   В море кинулась она.
   Волны вспенились шумливо -
   И сомкнулась глубина.
  
  
                    Колодец королей
  
   "Лишь тот на свете властелин, кто выше, чем закон;
   Коль право низших должен чтить - так не властитель он!"
  
   Так сам с собой король Олаф дорогой рассуждал;
   Он в Византии гостем был - двор Кесаря видал.
   "Я в Свиарике мужиков смиренью научу!
   Как кесарь Лев в своем дворце - я властвовать хочу..."
   И возвратясь, он шлет указ: по скольку серебра
   Должны слать шведы королю, от каждого двора.
   Гонцы разосланы; спешат, чрез долы и поля,
   В Уппсалу звать народ на тинг, по слову короля.
   Указ читают мужикам. И вот старик встает;
   Кто он - не знают; сед, как лунь; он тихо речь ведет:
   "Везде водилось искони, - так молвит он гонцам, -
   Что тот, кому нужда в другом - идет к другому сам.
   Нам от Олафа короля не нужно ничего;
   А если в нас ему нужда - на тинг мы ждем его:
   К началу лета, в Дунсадаль, к Колодцу Королей".
   Вскипел Олаф на эту весть: "Смирю вас, бунтарей!"
   И стал соратников своих скликать со всех концов;
   И к сроку в Дунсадаль повел три тысячи бойцов.
   На место тинга въехал он, с ним ратники его.
   Двенадцать старцев там сидят - и больше никого...
   Тесна долина; лес кругом, дубовый, вековой;
   Там тихо, грозно и темно, как в туче грозовой,
   Колодец между двух дубов; он черен и глубок...
   И молвит сумрачно король: "На тинг я прибыл в срок,
   Да рать в три тысячи собрал для нынешнего дня.
   Согласны ль подать мне платить и слушаться меня?"
   И встал старик. Он сед, как лунь; в медвежий мех одет;
   И говорит: "На твой вопрос спрошу тебя в ответ.
   Зовут колодцем королей колодец наш. Отколь
   Прозванье это повелось - ты знаешь ли, король?.." -
   "При чем он тут?.. Не знаю, нет!" - "Так слушай, государь,
   Трех прежних шведских королей тут утопили встарь,
   Тверд, как булат, был конунг Кнут (он был тебе сродни),
   Он утеснять хотел народ, свободный искони...
   Тверд, как булат, был; но тверды, как камень, мужики!
   В колодец сбросили его - там воды глубоки.
   Вторым был Гакон, третьим Свейн - враги народных прав...
   Желаешь ты четвертым быть, скажи, король Олаф?"
   Олаф от гнева задрожал, копье схватил без слов...
   Но старец рог берет - трубит... в лесу раздался зов...
   И ожил лес; гудит, гремит... несметною толпой
   Оттуда хлынули бойцы, как на берег прибой.
   Мечи, мечи да топоры, куда ни глянет взор...
   И старец поднял прежде всех увесистый топор.
   "Ты к нам три тысячи, король, привел своих людей;
   Но нас тринадцать тысяч здесь - посмотрим, кто сильней!
   Ты мужиков хотел смирить? Ну что ж, мы здесь: смири!
   Да только сам поберегись - колодец тут, смотри!.."
  
                   * * *
  
   И повернул Олаф коня, во всю несется мочь
   Со всей дружиною своей от Дунсадаля прочь...
   И уж ни разу в Дунсадаль - с тех пор до наших дней -
   Не ездил больше ни один из шведских королей.
  
   Исходник здесь: http://www.vekperevoda.com/index1.htm
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru