Беранже Пьер Жан
Песни

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сильфида
    Начнем сызнова!
    Народная память
    Мой челнок
    Падучие звезды
    Самоубийство
    Наполеоновский капрал
    Перевод А. А. Григорьева (1864)

  
   Пьер-Жан Беранже
  
   Песни
  
  ----------------------------------------------------------------------------
   Перевод Аполлона Григорьева
   М., Художественная литература, 1976
  ----------------------------------------------------------------------------
  
   СОДЕРЖАНИЕ
  
   Сильфида
   Начнем сызнова!
   Народная память
   Мой челнок
   Падучие звезды
   Самоубийство
   Наполеоновский капрал
  
  
  
   СИЛЬФИДА
  
   Пускай слепой и равнодушный
   Рассудок мой не признает,
   Что в высях области воздушной
   Кружится сильфов хоровод...
   Его тяжелую эгиду
   Отринул я, увидя раз
   Очами смертными сильфиду...
   И верю, сильфы, верю в вас!
  
   Да! вы родитесь в почке розы,
   О дети влаги заревой,
   И ваши я метаморфозы
   В тиши подсматривал порой...
   Я по земной сильфиде милой
   Узнал, что действовать на нас
   Дано вам благодатной силой...
   И верю, сильфы, верю в вас!
  
   Ее признал я в вихре бала,
   Когда, воздушнее мечты,
   Она, беспечная, порхала,
   Роняя ленты и цветы...
   И вился ль локон самовластный,
   В корсете ль ленточка рвалась -
   Все был светлей мой сильф прекрасный.
   О сильфы, сильфы, верю в вас!
  
   Ее тревожить рано стали
   Соблазны сладостного сна...
   Ребенок-баловень она,
   Ее вы слишком баловали.
   Огонь виднелся мне не раз
   Под детской шалостью и ленью...
   Храните ж вы ее под сенью...
   Малютки-сильфы, верю в вас!
  
   Сверкает ум живой струею
   В полуребячьей болтовне.
   Как сны, он ясен, что весною
   Вы часто навевали мне...
   Летать с ней - тщетные усилья:
   Она всегда обгонит нас...
   У ней сильфиды легкой крылья.
   Малютки-сильфы, верю в вас!
  
   Ужель пред изумленным взором,
   Светла, воздушна и легка,
   Как чудный гость издалека,
   Она мелькнула метеором,
   В отчизну сильфов унеслась
   Царить над легкою толпою
   И нас не посетит порою?
   О сильфы, сильфы, верю в вас!
  
  
   НАЧНЕМ СЫЗНОВА!
  
   Я счастлив, весел и пою;
   Но на пиру, в чаду похмелья,
   Я новых праздников веселья
   Душою планы создаю...
   Головку русую лаская,
   Вином бокалы мы нальем,
   Единодушно восклицая:
   "О други, сызнова начнем!"
  
   Люблю вино, люблю Лизетту, -
   И возле ложа создан мной
   Благословенному Моэту
   Алтарь достойный, хоть простой.
   Лизетта любит сок отрадный
   И, мы чуть-чуть лишь отдохнем,
   "Что ж, - говорит, лобзая жадно, -
   Скорее сызнова начнем!"
  
   Пируйте ж, други: позабудем,
   Что скоро надо перестать,
   Что ничего не в силах будем
   Мы больше сызнова начать.
   Теперь же, с жизнию играя,
   Мы пьем и весело поем!
   Красоток наших обнимая,
   Мы скажем: "Сызнова начнем!"
  
  
   НАРОДНАЯ ПАМЯТЬ
  
   Под соломенною крышей
   Он в преданиях живет,
   И доселе славы выше
   Не знавал его народ;
   И, старушку окружая
   Вечерком, толпа внучат:
   - Про былое нам, родная,
   Расскажи! - ей говорят. -
   Пусть была година злая:
   Нам он люб, что нужды в том!
   Да, что нужды в том!
   Расскажи о нем, родная,
   Расскажи о нем!
  
   - Проезжал он здесь когда-то
   С королями стран чужих,
   Я была еще, внучата,
   В летах очень молодых;
   Поглядеть хотелось больно,
   Побежала налегке;
   Был он в шляпе треугольной,
   В старом сером сюртуке.
   С ним лицом к лицу была я,
   Он привет сказал мне свой!
   Да, привет мне свой!
   - Говорил с тобой, родная,
   Говорил с тобой!
  
   - Через год потом в Париже
   На него я и на двор
   Поглядеть пошла поближе,
   В Богоматери собор.
   Словно в праздник воскресенья,
   Был у всех веселый вид;
   Говорили: "Провиденье,
   Знать, всегда его хранит".
   Был он весел; поняла я:
   Сына бог ему послал,
   Да, ему послал.
   - Что за день тебе, родная,
   Что за день сиял!
  
   - Но когда Шампанье бедной
   Чужеземцев бог послал
   И один он, словно медный,
   Недвижим за всех стоял, -
   Раз, как нынче, перед ночью,
   В ворота я слышу стук...
   Боже, господи! воочью
   Предо мной стоит он вдруг!
   И, войну он проклиная,
   Где теперь сижу я, сел,
   Да, сюда вот сел.
   - Как, он здесь сидел, родная,
   Как, он здесь сидел?
  
   - Он сказал мне: "Есть хочу я!.."
   Подала что бог послал.
   "Дай же платье просушу я", -
   Говорил; потом он спал.
   Он проснулся; не могла я
   Слез невольных удержать;
   И, меня он ободряя,
   Обещал врагов прогнать.
   И горшок тот сберегла я,
   Из которого он ел.
   Да, он суп наш ел.
   - Как, он цел еще, родная,
   Как, еще он цел?!
  
   - Вот он! Увезли героя,
   И венчанную главу
   Он сложил не в честном бое -
   На песчаном острову.
   Долго верить было трудно...
   И ходил в народе слух,
   Что какой-то силой чудной
   К нам он с моря грянет вдруг.
   Долго плакала, ждала я,
   Что его нам бог отдаст,
   Да, его отдаст...
   - Бог воздаст тебе, родная,
   Бог тебе воздаст!
  
  
  Мой челнок
  
  
   Витая по широкой
   Равнине вольных волн,
   Дыханью бурь и рока
   Покорен ты, мой челн!
   Зашевелиться ль снова
   Наш парус, - смело в путь!
   Суденышко готово,
   Не смейте, вихри, дуть!
   Суденышко готово -
   Плыви куда-нибудь!
  
   Со мною муза песен,
   Плывем мы да поем,
   И пусть челнок наш тесен,
   Нам весело вдвоем...
   Споем мы; да и снова
   Пускаемся в наш путь...
   Суденышко готово,
   Не смейте, вихри, дуть!
   Суденышко готово,
   Плыви куда-нибудь!
  
   Пусть никнут под грозою
   Во прахе и в пыли
   Могучей головою
   Могучие земли..
   Я в бурю - только снова
   Успею отдохнуть!
   Суденышко готово,
   Не смейте, вихри, дуть!
   Суденышко готово,
   Плыви куда-нибудь!
  
   Когда любимый Фебом
   Созреет виноград,
   Под синим южным небом,
   В отраду божьих чад...
   На берегу я снова
   Напьюсь, и смело в путь...
   Суденышко готово..
   Не смейте, вихри, дуть!
   Суденышко готово,
   Плыви куда-нибудь!
  
   Вот берега иные:
   Они меня зовут...
   На них полунагие
   Киприду девы чтут..
   К устам я свежим снова
   Устами рад прильнуть...
   Суденышко готово...
   Не смейте, вихри, дуть!
   Суденышко готово, .
   Плыви куда-нибудь!
  
   Далеко за морями
   Страна, где лавр растет...
   Играя с парусами,
   Зефир на брег зовет...
   Встречает дружба снова...
   пора и отдохнуть...
   Пускай судно готово...
   Ты, вихорь, можешь дуть...
   Пускай судно готово,
   Но мне не плыть уж в путь!
  
   (Между 1846 и 1859)
  
  
  
   Падучие звезды
  
   "Ты, дед, говаривал не раз...
   Но вправду, в шутку ли - не знаю,
   Что есть у каждого из нас
   Звезда на небе роковая...
   Коль звездный мир тебе открыт
   И глаз твой тайны в нем читает,
   Смотри, смотри: звезда летит,
   Летит, летит и исчезает..."
  
   - Хороший умер человек:
   Его звезда сейчас упала....
   В кругу друзей он кончил век,
   У недопитого бокала.
   Заснул он с песнею, - и спит,
   И в сладких грезах умирает."
   - Смотри, смотри: звезда летит,
   Летит, летит и исчезает!
  
   - "Дитя, то быстрая звезда
   Новорожденного вельможи...
   Была пурпуром обвита
   Младенца колыбель - и что же?
   Она пуста теперь стоит,
   И лесть пред нею умолкает..."
   - Смотри, смотри: звезда летит,
   Летит, летит и исчезает.
  
   - "Зловещий блеск, душа моя!
   Временщика душа скатилась:
   С концом земного бытия
   И слава имени затмилась...
   Уже врагами бюст разбит,
   И раб кумир вот прах свергает!..."
   - Смотри, смотри: звезда летит,
   Летит, летит и исчезает!
  
   - "О плачь, дитя, о, горько плачь!
   Нет бедным тяжелей утраты!
   С звездою той угас богач...
   В гостеприимные палаты
   Был братье нищей вход открыт,
   Наследник двери затворяет!"..."
   - Смотри, смотри: звезда летит,
   Летит, летит и исчезает.
  
   - "То-мужа сильного звезда!
   Но ты, дитя мое родное,
   Сияй, смиренная всегда
   Одной душевной чистотою!
   Твоя звезда не заблестит,
   О ней никто и не узнает...
   Не скажет: вон звезда летит,
   Летит, летит и исчезает!"
  
   (Между 1845 и 1859)
  
  
   Самоубийство
  
  
   Их нет, их нет! Еще доселе тлится
   На чердаке жаровни чадный дым...
   Цвет жизни их едва успел раскрыться
   И подкошён самоубийством злым.
   Они сказали: "Мир объят волнами. -
   Корабль старинный, он не будет цел..
   Матросы в страхе, кормчий побледнел, -
   Скорей же вплавь искать спасенья сами!"
   И, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука с рукой.
  
   Больные дети! слышали давно ли
   Вы над собой напевы детских лет?
   Пусть рано вы вкусили тяжкой доли,
   Но подождите: будет и рассвет!
   Они сказали: "Пусть пора проходит:
   Не нам сбирать здесь жатву, другим...
   И не для нас светило дня восходит..."
   И, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука с рукой.
  
   Больные дети! Вы оклеветали
   Земную жизнь, не вызнавши вполне,
   Вы в горькой чаше бытия на дне
   Любви святого перла не видали!
   Они сказали: "Серафимов сон -
   Любовь! - ей песни пела наша лира...
   Рассеян сон, алтарь наш осквернен,
   Мы видели падение кумира..."
   И, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука с рукой.
  
   Больные дети! Но, взмахнув руками,
   Вы, как орлы, могли с гнезда вспорхнуть...
   И в вышине, кружась над облаками,
   Пробить к светилу славы вольный путь...
   Они сказали: "Лавр истлеет прахом,
   И прах развеет по ветру вражда,
   И нас везде найдет она, куда
   Не подняли б нас крылья вольным взмахом..."
   И, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука с рукой.
  
   Больные дети! Гнет печальной жизни
   Во имя долга вы б могли сносить...
   Вы мать нашли бы нежную в отчизне,
   Она могла вас знаменем прикрыть.
   Они сказали: "Знамя это кровью
   Обагрено, напрасно пролитой,
   Но куплено ли счастье кровью той?
   Иной мы любим родину любовью..."
   И, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука м рукой.
  
   Больные дети! Может быть, хуленья
   Нашептывал в час смертный ваш язык...
   Но светит луч во тьме ожесточенья,
   отец любви страданий внемлет крик...
   Они сказали: "Пусть же остается
   Святынею господне имя нам:
   Не будем ждать, пока душевный храм
   Сомнением в основах потрясеся..."
   И, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука с рукой.
  
   Отец любви! Прости им ослепленье...
   Душевных мук был эхом ропот их,
   Не ведали они, что в круг творенья
   Мы посланы не для себя одних.
   О, для чего я не пророк, чтоб людям
   Я мог поведать голосом живым:
   "Любить и быть полезными другим
   Для наслажденья собственного будем..."
   Но, смело путь пробивши в мир иной,
   Они туда ушли рука с рукой!
  
   (Между 1845 и 1859)
  
  
  
  
   Наполеоновский капрал
  
  
   Марш, марш - вперед! Идти ровнее!
   Держите ружья под приклад...
   Ребята, целиться вернее,
   Не тратить попусту заряд!
   Эх! я состарился на службе,
   Но вас я, молодых солдат,
   Старик капрал, учил по дружбе...
   Ребята, в ряд! не отставать,
   Не отставать,
   Не унывать,
   Вперед - марш, марш! не отставать!
  
   Загнул не в час дурное слово
   Мне офицерик молодой...
   Его я - хвать, дружка милова...
   Мне значит: смерть! закон прямой!
   С досады смертной, с чарки рому
   Руки не мог я удержать;
  
   Погасла трубка... Затянуся,
   Черт побери в последний раз!
   Дошли до места... Становлюся...
   Но не завязывать мне глаз!
   За труд прощения прошу я,
   Чур только низко не стрелять...
   Веди нас бог в страну родную;
   Ребята, в ряд! не отставать,
   Не отставать,
   Не унывать,
   Вперед, марш - марш! не отставать!
  
   (Между 1845 и 1859)
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru