Зозуля Ефим Давидович
Живая мебель

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:


Ефим Зозуля

Живая мебель

1. Как жил господин Икай

   Господин Икай сидел на спине человека, стоявшего на четвереньках. Человек служил ему креслом. Это кресло было удобно: сидение -- теплое и прочное, спинка -- нежная и ароматная, ибо это была грудь молодой здоровой женщины, умевшей стоять неподвижно, а перилами кресла, на которых покоились руки Икая, были изящные плечики двух девочек-подростков. Эти девочки были настолько крепки, чтобы выдерживать тяжелые руки Икая, и в то же время настолько чутки, чтобы улыбаться именно тогда, когда культурному человеку тоскливо и так хочется, чтобы ручки кресла улыбались.
   Икай был мягок и по-своему сердечен: он берег свою живую мебель.
   Выносливый человек, на спине которого он сидел, а также женщина и девочки, -- все составные части кресла, -- часто, в определенные сроки, чередовались. Их сменяли такого же роста, телосложения и качества люди.
   Господин Икай любил свое кресло и сидел в нем всегда, когда размышлял.
   На этот раз его размышлениям помешал секретарь.
   -- Что вам нужно? -- мягко спросил Икай.
   -- Испортилась спица в левом колесе, -- сообщил секретарь.
   -- Совсем?
   -- Да.
   -- Похоронили?
   -- Да.
   -- Как же это случилось? Вы знаете, я не люблю неосторожности.
   -- Это был несчастный случай, господин Икай. Ваша супруга пожелала кататься с горы к морю. Колеса завертелись слишком быстро, и в четвертом колесе спица сорвалась. Смерть наступила мгновенно.
   -- А сколько учился неудачник? -- задумчиво спросил Икай.
   -- Два года.
   -- Запасных спиц много?
   -- Достаточно, господин Икай.
   -- Кандидаты есть?
   -- Есть.
   -- Приведите!
   Через несколько минут перед Икаем стоял стройный человек с сильными руками и ногами.
   -- Это для какого колеса? -- деловито, не глядя на вошедшего, спросил Икай у секретаря.
   -- Для переднего, господин Икай. Для большой коляски.
   -- Ага! Хорошо. А вы уже говорили с ним?
   -- Нет.
   -- Ну, тогда я поговорю.
   И обратившись к новому служащему, Икай спокойно спросил:
   -- Вы хотите служить у меня в качестве спицы в колесе?
   Нанимающийся человек подумал и осведомился:
   -- А в чем будут заключаться мои обязанности?
   -- Вы будете стоять в большом обруче, растопырив руки и ноги, и вертеться. В этом и будут заключаться ваши обязанности. Вас научат. Сразу не дадут столь ответственной работы. Не беспокойтесь.
   -- А для чего это вам? -- спросил будущий служащий.
   Господин Икай мягко, без раздражения, ответил:
   -- Дорогой мой, я не обязан объясняться с мелкими служащими. Это ведь нигде не принято. К тому же это в значительной степени усложняет дело. Я вас не принуждаю. Если у вас есть другое призвание -- посвятите себя ему. Каждый живет и работает, как хочет и может.
   -- Это зависит от обстоятельств, господин Икай!
   -- Все равно. Можете идти.
   -- Господин Икай, я чувствую призвание к бухгалтерии. У меня есть достаточный опыт. Не нужен ли вам бухгалтер?
   -- К сожалению, сейчас нет, -- подумав, ответил Икай. -- Их у меня много. Вот еще ножка для моей передвижной двуспальной кровати нужна. Мне кажется, что по телосложению своему вы подходите для этой должности.
   -- А по духовному укладу? -- просто, без дерзости спросил нанимающийся.
   Икай подумал и сказал:
   -- Не знаю. Я сейчас позову домашнего ученого и спрошу.
   Он позвонил, и в комнату вбежал седой ученый, стоявший обыкновенно в огромной библиотеке Икая в рядах многих ученых, писателей и поэтов -- живых книг Икая.
   -- Этот человек по своему духовному укладу может стать ножкой для кровати? -- спросил Икай.
   Седой ученый громко и отчетливо изрек:
   -- Почти каждый человек может стать ножкой для кровати. Все зависит от обстоятельств.
   Ученый повернулся и выбежал из комнаты.
   -- Вот видите, -- сказал Икай. -- Наука подтверждает.
   -- А какое жалованье? -- спросил нанимающийся.
   -- Какого заслужите. Я не торгуюсь. Но большой суммы не просите: не дам.
   -- Как бухгалтер я получал сто двадцать рублей в месяц и наградные к праздникам. А как ножка для кровати. Я, право, не знаю. Я еще не занимал такой должности. К тому же, господин Икай, я человек интеллигентный, я даже иностранные языки знаю. Подходит ли для меня такая должность?
   -- Вам лучше знать. Меня это не интересует, -- мягко ответил Икай. -- Ваша интеллигентность тоже не занимает меня. Для моих духовных потребностей у меня есть штат специальных служащих. У меня есть специалисты-справочники, как вы только что видели, специалисты-собеседники, специалисты-слушатели, спорщики, сочувствователи и, кроме того, есть особые специалисты-враги и специалисты-друзья. Я не люблю ни в чем дилетантизма. Все они получают жалованье и вполне удовлетворяют меня. В вас же меня интересуют только некоторая физическая сила и рост. Вас научат держать мою кровать и гулять с нею в лунные ночи по саду.
   -- Я один буду носить кровать?
   -- Нет. Мою двуспальную передвижную кровать носят шесть ног. Шесть человек. Если вы выкажете способности, я вас сделаю одной из передних ножек. На них лежит большая ответственность, так как они выбирают дорогу и вообще проявляют инициативу в выборе красивых мест в моем саду.
   -- Я за это хочу получать пятьсот рублей в месяц, и чтобы платили каждое первое и пятнадцатое.
   -- Хорошо. Идите, запишитесь. Мастерская номер четыре. Во дворе налево.
   Господин Икай поднялся и сказал своему креслу:
   -- Можете отдохнуть.
  

2. Еще о том, как жил господин Икай

   Господин Икай жаловался:
   -- Господа, я не могу больше. Я устал. Мне все надоело. Мои усилия пропадают зря. Моя мебель никуда не годится. Вчера заболел мой стул. Какая гадость! В библиотеке полный беспорядок. Мои живые книги ненавидят меня. Они плохо слушаются. В моем кабинете испортились обои. Смеются не вовремя. Смотрят издевательски. Это ужасно! Если так будет и впредь, я, право, не знаю, что и делать.
   Главный Мебельщик живой мебели переминался с ноги на ногу и, упрямый, как все мастера, бормотал:
   -- Это невозможно, господин Икай! Не может быть! Разрешите посмотреть. Я хочу лично убедиться.
   Господин Икай и Главный Мебельщик прошли в кабинет.
   Это была самая интересная из комнат Икая. Стены ее состояли исключительно из золотых овалов, и в каждом овале помещалось лицо стоявшего за сетью овалов человека. Эта комната строилась несколько лет знаменитым инженером-американцем и представляла собой чудо техники. Три тысячи человеческих лиц составляли обои большого кабинета Икая, а тел их не было видно.
   Живые обои были неподвижны. Шесть тысяч глаз смотрели сумрачно, с заученным выражением.
   -- Смотрите, они косят, -- жаловался Икай. -- А вот эти часто ехидно улыбаются. И кроме того, они тяжелы -- эти обои. Они уже не веселят меня, как веселили раньше.
   Главный Мебельщик с деловито-озабоченным выражением смотрел на живые маски людей и, как механик, пробующий в комнате электричество и поворачивающий для этого выключатель, захлопал в ладоши и крикнул:
   -- Весело!
   Обои по знаку заулыбались. Улыбались три тысячи человеческих лиц -- мужчин, женщин, юношей и подростков.
   -- Грустно! -- крикнул Мебельщик.
   Обои по знаку перестали улыбаться. Лица опять стали серьезными, сумрачными.
   -- Все в порядке, господин Икай.
   -- Нет! Вы ошибаетесь! Не все в порядке. Далеко не все, -- вздохнул Икай.
   Главный Мебельщик не возражал.
   Он знал о подлинной причине жалоб Икая: его жена изменила ему с какой-то частью карниза из этого же кабинета. А он так верил глазам этого юноши! Так верил! Когда Икай грустил, он требовал от обоев сочувствия, и ему казалось, что именно эта часть карниза сочувствует ему больше других. Так казалось. Отчего так обманчива жизнь?..
   Главный Мебельщик ушел.
   Икай задумчиво побрел в библиотеку. Ему было скучно, и он хотел развлечься.
   Поэт прочитал ему новые стихи.
   -- К черту, -- тихо сказал Икай. Затем позвал: -- Номер двадцать седьмой! Сюда!
   Это был самый злой из специалистов-врагов.
   Икай позвал свое кресло, уселся и приказал служащему-врагу:
   -- Говорите!
   Враг начал:
   -- Я счастлив, что вы в дураках. Надеюсь, что все полетит к черту, и вы наконец погибнете. Вы -- самый несчастный человек, какого мне довелось видеть когда-либо. Вы спите на людях, сидите на людях, заставляете людей удовлетворять все свои потребности. Ничего не выйдет, дорогой!.. Ни-че-го! Вы одиноки, как труп повешенного, как лошадь на живодерне.
   -- Хорошенькие сравненьица! Нечего сказать! -- поморщился Икай.
   -- Вы не стоите лучших. Теперь вам изменила жена с каким- то карнизом. Ха-ха-ха! Завтра она вам изменит с ножкой стула или стола. Вот вам и ваше счастье, и ваше богатство! Вы гниете, милостивый государь! Разлагаетесь! Нельзя на людях, на их телах и душах, на их унижении строить счастье. Ни-че-го не выйдет. Будут платить презрением, а в конце концов и по физиономии дадут. Не думайте, что у вас все спокойно и ладно. Бунт нарастает. Все эти ваши столы и стулья, колеса и обои -- вся ваша живая мебель, в которую вы изволили превратить людей, поднимется и взорвет вас. Что бы там ни было, а человек -- это все-таки не спица в колесе! И не ножка для кровати! Бедное существо, утонувшее в людской покорности! Как мне жаль вас!
   -- Вы хорошо исполняете обязанности моего личного врага. Я, вероятно, прибавлю вам жалованья, -- с кривой усмешкой сказал Икай. -- Кроме того, я увеличу тираж ваших книг.
   -- Мне сейчас наплевать на ваше жалованье. Скоро вы погибнете, и мы все будем свободны.
   Икай рассмеялся.
   -- Не смейтесь! Пройдемся по вашим "мастерским", где уродуют и мучают людей, посмотрим на все ваши живые коляски, на ваши живые спицы, на вашу "живую мебель". Вы скоро увидите, можно ли людей превращать в мебель и думать, что это культура.
   Икай неожиданно изъявил согласие.
   -- Идемте.
   Они прошли по дворам роскошного имения Икая. Всюду был внешний порядок. Всюду шла работа. Сотни инструкторов, техников, учителей и погонщиков изготовляли из живых людей неподвижные статуи покоя и удобств для господина Икая.
   Многие из этих людей имели изможденный вид, но многие успели приспособиться и сжиться с незавидной долей.
   -- Ты кто такой? -- спросил враг Икая у какого-то раззолоченного пестрого старика, бродившего по двору.
   -- Я лампа, -- ответил тот. -- Я стою на лестнице и освещаю путь господину Икаю. Лампа стоит на моей голове, а я заменяю столб.
   -- Почтенное занятие! -- плюнул враг Икая. -- Вот скоро, скоро увидите, во что превратятся эти столбы.
   Навстречу им прошел отряд с лопатами. Эти люди имели обычный изможденный вид рабочих, одинаковый во все времена и эпохи.
   -- Вы кто такие?
   -- Мы -- лопаты. Мы роем для господина Икая золото и уголь.
   Вид у рабочих, несмотря на внешнее спокойствие, был такой, что даже враг Икая не сказал ни слова.
   Далее стояли какие-то чудища с кусками железа вместо головы и рук.
   -- Вы кто такие? -- спросил враг Икая.
   -- Мы -- солдаты. Мы охраняем спокойствие и благополучие господина Икая.
  

3. Еще о том, как жил и живет господин Икай

   Господин Икай забыл о словах своего специалиста-врага. Все было спокойно. Специалисты-друзья и враги, одинаково получавшие жалованье, -- говорили Икаю о разных свойствах введенной им дисциплины, о природе людской, любящей покорность, и Икай успокоился.
   Обои из человеческих лиц улыбались ему, когда он этого хотел. Столы, этажерки, диваны и мягкие ковры из прекрасных женщин пели ему песни, когда он подавал соответствующий знак. Живая библиотека услаждала его слух всячески. И даже жена перестала изменять Икаю. Только несколько раз из-за нее рассчитывались какие-то живые тюфяки, подножки и вешалки.
   Жизнь текла спокойно, и все казалось нормальным, как всегда кажется, что бы ни происходило в жизни.
   И вдруг в один из обыкновенных дней, когда так же, как всегда, дышала жизнь, и необъятные пространства были бездумны, а дали мудры и непонятны, и росы ложились на поля, и полчища туманов бились о землю, и ветры трепали шевелюры лесов, -- возмутились люди.
   В квартирах, подвалах, рудниках и мастерских забились трепетные комья сердец человеческих, восстали души, прозрели головы.
   Во дворце Икая поднялся могучий и великий шум.
   Кричали спицы из колес, стулья, этажерки, лампы...
   Кричали поруганные, униженные, гнувшиеся в рабстве.
   -- Мы не хотим быть спицами в колесах!
   -- Мы не хотим быть стульями и кроватями!
   -- Мы не хотим быть обоями в кабинете Икая! Наши лица не обои!
   По коридорам, лестницам, комнатам, залам бежали ковры и лампы, диваны и тюфяки, во дворе собрались живые лопаты и молоты.
   Великий шум разлился по всей земле.
  

4. И...

   ... и на этом пока кончается рассказ о живой мебели. Пока еще много осталось ее на свете, а когда ее не будет, кто- нибудь напишет о ней еще раз и -- лучше.
  
   1919

---------------------------------------------------------------

   Источник текста: Е. Зозуля. Мастерская человеков и другие гротескные, фантастические и сатирические произведения. -- Одесса: ПЛАСКЕ, 2012. - с. 73 - 82.
  
  
  
  

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru