Жемчужников Алексей Михайлович
Жемчужников А. М.: биобиблиографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


   ЖЕМЧУЖНИКОВ, Алексей Михайлович [11(23).II.1821, местечко Почеп Мглинского у. Черниговской губ.-- 25.III(7.IV).1908, Тамбов; похоронен в Москве] -- поэт, драматург, публицист. Из старинного дворянского рода. Сын сенатора. Племянник А. Перовского (известного под литературным псевдонимом А. Погорельский). До 14 лет воспитывался дома. В 1835 г., недолго проучившись в 1-й Петербургской гимназии, перевелся в училище правоведения, опекун которого принц П. Г. Ольденбургский, по словам Ж., "своим личным характером и обращением" с воспитанниками "способствовал к развитию" у них "чувства собственного достоинства, человечности и уважения к справедливости, законности, знаниям и просвещению" (Автобиографический очерк // Избр. произв.-- М., 1963.-- С. 63). Обретенный в училище "запас возвышенных идеалов и честных стремлений" (Там же), как считал Ж., стал основой его мировоззрения и жизненной позиции. Окончив училище, в 1841 г. Ж. начал службу в Сенате, но через год освободился от канцелярских работ благодаря участию в ревизиях совместно с Д. Н. Бегичевым и своим "лучшим другом" В. А. Арцимовичем, позднее -- с отцом. В 1846 г., получив отпуск, выезжал за границу. В 1847 г. Ж. переходит на службу в министерство юстиции, в 1849 г.-- в Государственную канцелярию. Он неуклонно поднимается по служебной лестнице и в то же время, по его признанию, тяготится "бессознательней, механической работой" и "исполнением многочисленных внешних обрядностей" (Переходное время // Русский вестник.-- 1861.-- No 2.-- С. 763), из которых складывалась государственная служба. В известной мере рассеянный, светский образ жизни, который в это время ведет Ж., компенсирует утомительное однообразие чиновничьих обязанностей. Но прежде всего казенному существованию Ж. противопоставляет литературное творчество и участие в общественной жизни. В середине 40 гг. он посещает "пятиницы" М. В. Петрашевского, где бывали Ф. М. Достоевский, М. Е. Салтыков-Щедрин, А. Н. и В. Н. Майковы, А. Н. Плещеев и др. На рубеже 40--50 гг. вместе с бр. В. М. и Александром М. Жемчужниковыми и двоюродным братом А. К. Толстым, своими единомышленниками, создает знаменитый тип Козьмы Пруткова. В 1850 г. состоялся литературный дебют Ж.: в журнале "Современник" он опубликовал комедию "Странная ночь" (No 2). В нач. 50 гг. Ж. особенно охотно сотрудничает в "Современнике", в частности печатает там комедию "Сумасшедший" (1852.-- No 11), участвует в "Свистке", но помещает лирические стихи и сочинения Козьмы Пруткова также в "Отечественных записках", "Библиотеке для чтения", "Искре" и др. журналах.
   С 1 января 1858 г. на пороге блестящей карьеры Ж. демонстративно оставляет службу -- событие, переломное в его биографии. Теперь каждый его жизненный шаг определяется только внутренней целесообразностью. Он обретает "полную свободу частной жизни" (Автобиографический очерк.-- С. 63). Конец 50 -- нач. 60 гг. остался в памяти Ж- "светлым праздником". Он с воодушевлением наблюдает введение реформ 60 гг. и их будоражащее влияние на общество, дружески сближается со многими писателями, среди которых -- С. Т. Аксаков, И. С. Тургенев, В. Ф. Одоевский, Ф И. Тютчев и др. В 1858 г. Ж. женится на Е. А. Дьяковой.
   Однако в это время Ж. переживает творческий кризис и оставляет поэзию из опасения, как он объяснял впоследствии, стать "подголоском" Н. А. Некрасова. Покинув Петербург, живет в Калуге, Москве, а с середины 60 гг.-- за границей, преимущественно в Германии, Швейцарии, Италии и на юге Франции. В конце 60 гг. Ж. возвращается к литературной работе: возобновляет сотрудничество в "Отечественных записках", обдумывает выпуск сборника стихов. Счастливую жизнь Ж-, наполненную творческой деятельностью и духовно насыщенную, нарушает в нач. 70 гг. болезнь жены, и он практически прекращает все литературные занятия. После ее смерти (1875), пережив тяжелый душевный кризис, Ж. вновь начинает печататься -- в журналах "Северный вестник", "Русская мысль" и др., отдавая предпочтение "Вестнику Европы", с редакцией которого был дружески связан. В 1892 г. наконец выходит первый сборник Ж. "Стихотворения" (Спб.-- Т. 1--2), вызвавший поток восторженных откликов. В 1900 г. поэт выпускает сборник "Песни старости" (Спб.). Ж. становится одним из самых почитаемых литераторов эпохи (см. отзывы о нем И. Бунина, А. Волынского, А. В. Амфитеатрова, Я. Г. Полонского и др.). В 1899 г. ему присвоено звание почетного члена Общества любителей российской словесности, а в 1900 г.-- почетного академика Петербургской Академии наук. Возвратившись в Россию в 1884 г., Ж. почти безвыездно живет в своей дер. Павловка Елецкого у. Орловской губ. и иногда у родственников в Рязанской и Тамбовской губ., а с 1890 г.-- преимущественно в Тамбове и в дер. Ильиновка -- имении старшей дочери О. А. Баратынской.
   Драматургические произведения Ж., с которых он начал свою литературную деятельность, критика встретила недоуменными отзывами. Остроумные стихотворные психологические этюды "Странная ночь" и "Сумасшедший", в которых автор иронизирует над героями и ситуациями, возможно, были рассчитаны на эпатаж шаблонно мыслящего читателя. Критика осудила их с традиционной точки зрения. Автора "Странной ночи" рецензенты упрекали в подражании А. Мюссе (<А. А. Григорьев> // Москвитянин.-- 1850.-- No 13.-- Отд. IV.-- С. 27), "натяжках действия и прозаичности стиха" (Отечественные записки.-- 1850.-- No 12.-- Отд. VI.-- С. 135). Комедия "Фантазия", написанная Ж. в соавторстве с А. К. Толстым, 8 января 1851 г. с треском провалилась на сцене и была запрещена после первого представления, которое демонстративно покинул Николай I, возмущенный "абсурдностью" происходящего на сцене. Б. Н. Алмазов заявил, что комедия "Сумасшедший" лишена "всякого смысла", а изображение высшего света в ней неправдиво и социально неконкретно (Москвитянин.-- 1852.-- No 22.-- Ноябрь.-- Кн. 2.-- Отд. V.-- С. 38--39). Упреки критики бр. Жемчужниковы высмеяли в комедии "Блонды", вошедшей, как и "Фантазия", в прутковский фонд.
   Гражданственная направленность, идеологичность и публицистичность определили своеобразие лирики Ж. Его ранняя гражданская лирика часто аллегорична, причем функции аллегории иногда выполняют зарисовки с натуры ("Нищая", 1857; "Верста на старой дороге", 1854; "Дорожная встреча", 1856).
   В ряде стихотворений прочитывается сюжет духовной биографии Ж., звучат мотивы гражданского самоосуждения ("Раскаяние", 1859; "Тяжелое признание", 1859). В этих стихотворениях Ж. оценивает свою причастность к бюрократии и свету как нравственное падение, выразившееся, в частности, в утрате внутренней свободы и унижении человеческого достоинства. Духовное обновление, возвращение к внутренней независимости и самостоятельности Ж. связывает с освобождением от тягостного ярма чиновной жизни ("Септуор Бетховена", 1856; "Когда очнусь душою праздной...", 1857; "Возрождение", 1859). Гражданскими эмоциями насыщена и пейзажная лирика Ж., в которой деревенской свободе противопоставлена суетная жизнь света и бюрократии.
   Возобновив литературную работу после творческих пауз 60 и 70 гг., Ж. стал "знаменоносцем поневоле" гражданского направления в поэзии (стихотворение "Завещание", 1897). Гражданская позиция Ж. и ее поэтическое воплощение отличались самостоятельностью и оригинальностью. В отличие от творчества Некрасова в поэзии Ж. нет преимущественного интереса к доле народной. Как отмечал Н. Аммон, поэт "лишь изредка и как бы мимоходом является живописцем народной жизни" (Русская мысль.-- 1901.-- No 9.-- С. 191). Социальный идеал Ж.-- просвещенное демократическое общество, он отстаивает свободу личности, независимость мысли и вместе с тем требует гражданской активности. По точному определению М. А. Протопопова, идеал Ж. "чисто нравственный, но покоится он не на почве личной морали, а на почве общественности" (Там же.-- 1892.-- No 7.-- С. 99). Анализируя психологию и умонастроения общества в эпоху пореформенной реакционной смуты, Ж. приходит к мысли, что причины возрождения реакции -- в нестойкости, дряблости позиции современного гражданина: "Хотели ль мы порядок стройный / От смутных оградить тревог, / Взнуздать мы думали ль порок / И дерзость мысли беспокойной,-- / Но в страшный мы вступили бой, / Все средства в помощь призывая, / И по земле своей родной / Прошли как язва моровая" (стихотворение "Современному гражданину", 1870). Поэт наблюдает, как выхолащиваются демократические идеи, лозунги, как умиление косностью, неподвижностью общественного быта выдается за патриотизм ("Думы оптимиста", 1871; "О, скоро ль минет это время...", 1870).
   К сатирическим стихотворениям, проникнутым пафосом гражданского негодования, примыкают статьи, в которых проявился темперамент Ж.-публициста. В циклах антимилитаристских заметок "Письма из немецкого захолустья" (Санкт-Петербургские ведомости.-- 1870.-- 22, 26, 29 авг.) и "Письма из немецкого города" (Там же.-- 1871.-- 12 янв., 14 февр., 10 и 20 марта) Ж. осудил "национальную хвастливость и шовинизм", бездумное "поклонение мнению большинства". Ж. скептически отнесся и к подъему в русском обществе в связи с поддержкой балканских славян (статья "Русское общественное движение (Письмо к редактору)" // Голос.-- 1876.-- 20 окт.; ср. стихотворение "В Европе", 1871: "Боюсь я, что мы, опорожнив свой лоб / От всех невоенных вопросов, / Чрез год не поймем, что за зверь -- филантроп, / И спросим: что значит философ?"). Для Ж. очевидно, что мракобесие и милитаризм непосредственно связаны, что противоядие реакции -- в культуре, в независимости мнений, в преодолении внутренней цензуры, сковывающей русское общество. Об этом он пишет, в частности, в стихотворении "Литераторы-гасильники" (1870): "Но есть великая препона / Свободе слова -- в нас самих!"
   В последние десятилетия жизни в творчестве Ж. нарастают философские мотивы. Мироощущение человека с никогда не угасающим интересом к жизни выражено во многих его интимных и пейзажных стихотворениях. Ж. поэтизирует обычное частное существование. Он фиксирует известные, привычные, но всегда изумляющие приметы времен года, естественного неспешного движения времени. Всматриваясь и вслушиваясь в окружающий мир, поэт пишет своеобразный поэтический дневник природы, в который заносит фенологические наблюдения, отмечает слитые с пейзажем черты быта, стенографирует движение чувств и мыслей, подсказанных погодой (циклы "Сельские впечатления и картинки", серия первая, 1886--1889, серия вторая -- 1888--1892; "Лесок при усадьбе", 1897). Ж. создает самобытную поэзию старости, один из значительных мотивов которой -- мужественное и мудрое приятие смерти и предшествующего ей старческого одиночества. Но постепенное выпадение из жизни новых поколений, закономерное в старости, ослабление человеческих связей у поэта соседствует со все более тесным общением с природой, в которую суждено вернуться человеку ("Старая ракита", 1898, и др.). Здоровое нравственное начало делает лирику Ж. оптимистичной. По словам В. Я. Брюсова, оставившего о Ж. один из самых проницательных отзывов, "в своих старческих стихотворениях" поэт "сумел взять совершенно самостоятельный тон, смог показать всю самобытность своей души и поэзии" (Брюсов В. Я. Собр. соч.-- М., 1975.-- Т. 6.-- С. 322).
  
   Соч.: Избранное.-- Тамбов, 1959; Избр. произв.-- М.; Л.. 1963; Стихотворения.-- М., 1988.
   Лит.: Мостовская Н. И. С. Тургенев и А. М. Жемчужников (по материалам неопубликованной переписки 1806--1869 гг. // Второй межвузовский тургеневский сборник.-- Орел, 1958; Л. Н. Толстой и А. М. Жемчужников // Л. Н. Толстой. Переписка с русскими писателями.-- М., 1978.-- Т. 2; Переписка Н. А. Некрасова; В 2 т.-- М., 1987.

Я. В. Войналович. М. А. Кармазинская

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 1. А--Л. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
   OCR Бычков М. Н.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru