Замятин Евгений Иванович
Север

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:


Евгений Замятин

Север

  
   Источник: Е. И. Замятин; Избранные произведения в двух томах; Том первый. Изд-во: "Художественная литература", Москва, 1990.
   OCR: Александр Белоусенко (belousenko$yahoo.com), 2005.
  
   Происходит так: солнце летит все медленнее, медленнее, повисло неподвижно. И все стоит закованное, залитое навек в зеленоватое стекло. Недалеко от берега на черном камне чайка распластала крылья, присела для взлета -- и всегда будет сидеть на черном камне. Над трубой салогрейного завода закаленел, повис клубок дыма. Белоголовый мальчик-зуёк перегнулся через борт сполоснуть руки в воде -- остался, застыл.
   Минуту все стоит стеклянное -- эта минута -- ночь. И вот, чуть приметно шевельнулось солнце. Напружилось -- еще чуть -- стронуло, и все -- вдребезги: брызнули в море разноцветные верешки; чайка оторвалась от камня, и откуда-то их сразу сотни розовых, пронзительных; оранжевый дым летит, белоголовый зуёк испуганно вынырнул из дяденьких сапог -- и скорей за работу.
   День в полном ходу. И тут сверху, из собственной конторы спускается в лавку хозяин, Кортома, веселый, дымит коротенькой трубочкой, скулы медно сияют.
   Женки из становища пришли к Кортоме за мукой, за солью. Сам, собственноручно, всякой записывает долг в зелененькую книжку: все тут -- у Кортомы в зелененькой книжке. И милостиво королюет Кортома, милостиво шутит с женками.
   -- Эй ты, холмогорка, чего у тебя за пазухой-то напхато? Вот ведь только чуть отвернись... Ничего, говоришь? А ну, дай-кось...
   У холмогорки грудь -- горячая, ёрзкая. И вот никак Кортома не вспомнит: была ли, нет ли у него наверху, в собственной конторе? На всякий случай ставит Кортома в книжечке метку: букву Н.
   В углу холмогорка -- вся кумач -- застегивает кумачовую кофту Бабка Матрена-Плясея, широкая, теплая -- русская печь-мать, помогает холмогорке, уговаривает ее, как дите:
   -- Молчи-молчи, ш-ш... Ведь все на местях осталось, ну? Чего южишь мухой?
   Бабке Матрене товар выдается без записи: с бабкой Матреной у Кортомы свои, особые счеты...
  
   На столе в конторе -- самовар: скуластый, руки в боки -- кирпичом натерт -- сияет. В сияющем самоварном брюхе -- по-своему, самоварному, приплюснуто, перевернуто -- отражен весь мир. И на своем самоварном языке -- самовар, несомненно, мыслит:
   "Мир -- мой. Мир -- во мне. И что бы без меня стал делать мир?"
   Самовар милостиво ухмыляется миру...
   Перед самоваром -- Кортома. Кортома в самоваре -- как в зеркале: приплюснутый, широкоскулый, медно-добродушный. Самовар в Кортоме -- как в зеркале: рыластый, веселый, бьет день и ночь белым ключом, попыхивает белым дымком.
   Самовар благодетельствует Кортому чаем. Кортома проводит долги по бухгалтерским книгам. Счета у Кортомы -- в строгом порядке, не как-нибудь, а по тройной бухгалтерии.
   -- Пора жить согласно западноевропейским народам,-- такая есть у Кортомы поговорка.
   В синем вязаном тельнике Кортоме жарко, пот градом. Вытаскивает из штанов батистовый носовой платочек, завернутый в газетную бумагу (в кармане грязно), вытирает медные скулы, опорожняет двумя пальцами нос, потом -- батистовым платочком, и вновь аккуратно завернут батистовый платочек в газетную бумагу.
   Против одной фамилии в дебете Кортома ставит букву Н, подумавши, скащивает со счета один рубль -- и милостиво ухмыляется миру.
   Сзади почтительно дожидается приказчик, Иван Скитский -- из скитов беглый. Голова не на плечах, как у всех, а в плечи закопана -- выглядывает мышью, из норы:
   -- Степка-зуёк в чану заснул... Потеха! Пожалуйте поглядеть...
   -- О? Ну, пусть подождут: я -- сейчас.
   Зуёк Степка, наживодчик, наживлял снасти всю ночь -- и вот скапутился, всё бросил, залез в дырявый салогрейный чан на берегу, и на корточках -- одни сапоги дяденькины да голова льняная -- похрапывал. Собрались со всего берега к чану. Кликали -- не слыхал Степка, жеребцами ржали -- не слыхал Степка: в чану на корточках похрапывал.
   Приказчик, Иван Скитский, прикрыл чан досками, пригнёл пудовыми гирями, угромоздился сверху -- и пошла потеха.
   -- Давай, ребята!
   Стали, как на пожаре, цепью, ведро за ведром по цепи -- и в чан, где Степка. Степка вскочил, ткнулся: в клетке, и вода хлобыщет, и ничего не понять спросонья.
   Заколотился, заревел лихоматно:
   -- О, батюшки, где я? Ой, дяденька! Ой, пустите!
   А дяденька Марей -- тут, сзади. Такой же льняноволосый, как Степка, и Бог его знает, много ли старше Степки. Саженный, плечистый, а глаза -- ребячьи, синие -- на чаек разинул: вот первый раз в жизни увидел чаек.
   Уже перестал звать Степка и чуть слышно скулил по-щенячьи через нос: тут только Марей услышал. Залился красным -- уши красные, шея красная -- плечами, локтями пропахал сквозь народ, выхватил ведро у приказчика, гири с досок долой.
   Приказчик ощерился:
   -- Ты что? Вежливец тоже нашелся! Твое какое дело? Видишь -- хозяин тут? Ну -- стало быть, и знай свое место...
   И плюхнул еще ведро в чан -- на Степку, на Марееву, нагнутую над чаном голову.
   Одной рукой Марей выхватил из чана Степку -- мокрый, как щенок трясся -- другой рукой Ивана Скитского за ноги да в чан.
   Здоровые зубастые рты рыгают смехом. Кортома сияет добродушно-медно, в чану -- фырк, визг.
   Приказчик, Иван Скитский, выцарапался. Льют ручьи. Облепленный, щуплый -- щерится снизу на Марея беззубыми деснами -- и вот сейчас кинется...
   -- Звездани его, Ванька! Ну-ка?
   Иван Скитский поднял кулак, поглядел на саженные Мареевы плечи -- опустил кулак.
   -- Погоди-и! Ла-адно! Удружу, дай-ка! -- нырнул в свою норь -- в плечи, нырнул между ног в толпу.
   Представление кончено. Нехотя расходятся по местам: пластать треску, набивать корзины тресковой печенью, на спине носить на салогрейню к Кортоме.
   Кортома перед уходом сунул двугривенный мокрому, хныкающему Степке -- и на своем, самоварном, языке мыслит:
   "Доволен, поди, мальчонка: двугривенные-то не каждый день..."
  
   Неизвестно когда -- а только проглотил кит пророка Иону. А с неба голос говорит:
   -- Не смей пророком питаться! Выплюнь обратно!
   И опять добычу искать неохота, а ослушаться боязно. Три дня годил кит -- на четвертый день выплюнул Иону. И в награду за послушание определено было киту жить бессмертно.
   И живет. Страшный, громадный стал, вся спина от старости заросла мохом, кустищами. И никто не трогал: всем известно -- тот самый это кит Ионыч, какому определено жить бессмертно.
   А только нашелся такой отчаянный русский китобой -- пустил в спину гарпун. Как обернется кит -- ам! -- и проглотил шкуну со всей командой. И по сю пору живет команда во чреве китовом и грех отмаливает. Кто если замолит грех -- того кит выкинет, и пойдет выкинутый, где-нибудь в лесах скрытником поселится: мудрый -- из чрева китова. Молится, радуется летнему незаходящему солнцу, радуется зимней ночи незаходящей, радуется грешным и праведным, радуется смерти -- когда смерть придет...
   За становищем, где дороги расходятся вправо и влево, на самом разулочье -- развалюшка-часовня; возле часовни -- землянка, в землянке -- старец Иван Романыч; может -- сто годов ему, может -- двести.
   Выполз из землянки, стоит -- козырьком руку к глазам, капельный, ряска зелененькая, в руках -- шапка-мурмолка, на голове -- пушок белый: дунь -- облетит, как одуванчик.
   Заря. На кончиках зеленых сосновых игол -- росины, в росинах розовые и зеленые огоньки. Слава Богу: заря! Солнце все выше, небо синее. На синем -- две желтых бабочки-крушинницы кружатся одна около другой, склеились, полетели -- одно.
   Из-под руки глядит старец Иван Романыч и улыбается: слава Богу...
  
   Еще мальчишкой Марей был вроде Степки, еще Марюшкой его кликали. И вышло с ним происшествие.
   Сидел Марюшка над Тунежмой, ловил рыбу на поддев. Шумела, бежала Тунежма по острым камням, баюкала, старинки сказывала. И заслушался ли, засмотрелся ли -- а только ухнул в воду мальчишка. Пришла мать звать обедать, а от Марюшки только и осталось: уда над водой в камушках заткнута.
   -- Ой, батюшки, ой, утоп Марюшка, в омут утянуло!
   Прибежали, вытащили: синий. Ну, все-таки откачали кой-как, отживел. А только балухманный какой-то стал, все один, и глядит -- не глядит, не на тебя -- мимо, и кто его знает, что видит.
   Повела мать-покойница Марея к старцу Ивану Романычу.
   -- Батюшка, Иван Романыч, что мне с ним делать? Приговори, присоветуй. Вовсе некулёмый малый растет...
   -- Ну и слава Богу...
   Стоит Иван Романыч капельный, в руках шапка-мурмолка, приложил руку к глазам.
   -- Был, мать, твой младенец на том свете, а вот откачали -- и позабыл, вспомнить бы -- а не может. Ничего-о, вспомнит! Иди, мать, с Богом...
   И по сю пору любимое Мареево место -- где мальчишкой топ: под камнем, над белокипенной Тунежмой.
   Уж, должно быть, давно дергала рыба, уда гнулась дугой. Марей не слышал, все о чем-то о своем. И давно с того берега глядела -- просунулась между густо-зеленых можжевельных кустов чья-то рыжая голова, высунулась по грудь, нарочно зашуршала листьем: беловолосый младень-богатырь по-прежнему глядит мимо, не слышит, все о своем. Схватила камень, швырнула, плеснул камень воду у самых Мареевых ног.
   Марей вздрогнул, выпустил уду из рук -- схватило, завертело -- уж далеко в белой пене тоненькой хворостинкой. И далеко между сосен на том берегу мелькает рыжее -- как на сосновых стволах от солнца -- пятно.
   Пропало. Кипит, шепчет Тунежма, унесла уду: никогда не вернется.
  
   На руке перчатка. А вот -- сняли, и лежит перчатка на конторке, будто и та же, а не та: не живая, вынуто нутро. И такая за конторкой Кортомиха: нутро вынуто -- и запали навсегда щеки, запала грудь. А шляпка -- розовая с цветами, и еще больнее глядеть от розовой шляпки. И между двух запавших по углам морщинок -- веселая улыбка: еще больней от улыбки.
   Кортомиха выходила в лавку нарядная, в розовой шляпе, в перчатках, в улыбке. Такой был ей приказ мужнин:
   -- Пусть все видят: ты, мол, не кто-нибудь.
   Но нарядная Кортомиха редко показывалась: больше наверху, на своем рундучке, у дверей конторы, и только уж разве особенное что.
   Такое особенное вышло нынче: лопари пришли. Уж, пожалуй, года два не были, а нынче пришли. И первым делом к Кортоме в лавку: менять пушнину на соль, на ситец.
   Народу -- со всего становища, и в лавке, и перед лавкой: ярмарка, говор, торг. Тутошние девки из угла глазели -- тяжелые, медленные. Встанет на цыпочки какая, покажет белобрысую голову -- что нерпа из моря выстала. А лопские -- чернявые, верткие, юркие -- как рыбная молодь на мелководье под солнцем, только зайчиком мелькает рыжая голова среди черных.
   -- Эй ты, красотка, рыжая: а ну, поближе? не бойсь, не съем,-- скулы у Кортомы медно сияют, раздвигаются шире.
   -- Не подавись, гляди!
   Перед прилавком, закинула рыжую голову, прямая, как из земли зеленая былка, и не щербатый пол под ногами -- земля, и мох, и белые корни -- босые ноги -- крепко в земле.
   У Кортомы в руках кусок травянисто-зеленого ситцу. Ловкой рукой -- в складочки, оборочки -- и приложил рыжей пониже шеи: рыжее -- зеленое -- эх!
   Расправлял складочки на груди, поглаживал, сквозь ситец зацепил: как молоденькая еловая шишечка, как неспелая, еще чуть розовая морошка.
   На прилавке железный аршин. Сверкнула рыжая -- аршином хлясь вверх по руке, по кости самой.
   И в ту же секунду Кортомиха, не спускавшая глаз, мелькнула розовой шляпкой -- и тут: загородила запалыми, пустыми руками, и собой, и шляпкой, схватила мужнину руку.
   -- Голубчик мой, да что же это... мерзавка этакая! Больно? А?
   Нет, подумать: его, единственного в мире, Кортому! Поглаживала руку.
   В лавке хихикали. Кортома стряхнул с себя Кортомиху -- и она отвалилась на прилавок -- снятая с руки, запалая, пустая перчатка.
  
   На Ивана Купалу -- жарынь. Берег, красный камень гранит, стал горячий, снизу поднималась темная земляная кровь. Острый, нестерпимый запах птиц, трески, гниющих зеленых морских косм. Сквозь туман -- огромное румяное солнце, всё ближе. И навстречу -- наливается море темной кровью, навстречу -- в море набухают, дыбятся белые валы.
   Ночь. Выход из бухты между двух скал -- окошко. От любопытного глаза окошко завешено белой шторой -- белый шерстяной туман. И только видно: там, за шторой, происходит красное.
   В становище никого нет. Черные дыры в тумане -- раскрытые окна пустых изб. Все -- на том берегу, за Тунежмой. Там, на поляне с притоптанным белым мхом, еще белее, жемчужней тумана -- дымные столбы от костров. Тихо тренькает трехструнка, кружатся фигуры в тумане, приходят, уходят в туман. Лопские парни -- с медленными, белыми здешними девками,-- здешние -- с черными лопками, и среди черных -- рыжее, быстрое -- как от солнца на сосновом стволе -- пятно.
   Сам Кортома здесь. Стоит -- руки в боки, пуфф, пуфф,-- от трубочки сизый дымок. Эх, обхватить бы крепко горячее девичье тело и кружиться до одури... Но нельзя: Кортома -- не кто-нибудь. И чуванился, медленно вытаскивал завернутый в бумажку платок, цедил слова.
   -- Да что ж: все от самого человека зависит. Когда я ступил сюда первой ногой -- кто я был? Так -- паршь, зуёк, вроде Степки, а теперь -- да-а... Надо жить согласно западноевропейским народам, видеть образованные города. Вот, мы скажем, Питер...
   Да, Кортома -- это человек: все видел. И слушают молча. Разинутые рты и глаза. Зуёк Степка. Одна голова из бездонных дяденьких сапог. И Марей: синие ребячьи глаза, белые волосы, пухлые губы, как у Степки, и страшные саженные плечи -- младень-богатырь.
   -- Ну, а сколько же, например, улиц-то в Питере? -- Марей жадно глядит в рот Кортоме.
   -- Ну что ж, улиц сорок, а может и пятьдесят...-- надувает щеки Кортома -- пуфф, пуфф!
   Бог знает, есть ли в самом деле такой город, чтобы пятьдесят улиц и всё дома, дома, люди. И как же там не заблудятся в улицах? Ведь это не лес, в лесу всякое дерево, и мох на коре, и мочажины, и камни -- все разное, только глаза разуй, а там -- как же, в городе-то?
   Всё изумленней, все шире синие ребячьи глаза. Марей далеко: в Питере. И не видит: рыжая лопка прошла мимо раз и другой. На рыжей -- можжевельный венок: нынче Ивана Купала. Возле -- неотступная стайка парней. Может быть, она пахнет чем-нибудь особенным -- зелеными иглами, морской птицей -- тянут на запах, бегут по следу.
   -- А, надоели, ну вас! -- Рыжая села на камушке недалеко. Да, должно быть, послушать Кортому. Кортома медно сияет скулами, попыхивает трубочкой -- будто и нет рыжей -- и важно молчит. Кортома знает себе цену...
   Торопится трехструнка, быстрее пары на белом лугу, чаще дыхание. Пошатываются дымные белые столбы. Неслышно, пара за парой, исчезают в туман, или, может быть, в пуховый белый лес там, за туманом -- и задергивается белая штора.
   Дымит трубочкой Кортома:
   -- А вот тоже -- фонарь, ночью, по самой середке, надо всем городом -- фонарина... Бож-же мой! Ну чисто вот днем... куда: днем! Ночью, и зиму и лето, все до камушка видать, всякую травинку...
   Торопится трехструнка, чаще дыхание.
   -- Слышишь, говорю: пойдем со мной в круг! -- у самых Мареевых глаз зеленый венок на рыжем, уж, должно быть, давно она дергает за рукав.
   -- Да ну-у, погоди... Дай послушать...-- далеко Марей: в Питере.
   В стайке парней хихикнули. Рыжая вспыхнула, бросила Мареев рукав, юркнула в туман.
   Но сейчас же вернулась: про самое-то главное и забыла. Подошла к Кортоме, взяла за руку:
   -- А не очень я тебя тогда аршином-то? Ну-ка, дай,-- поглядела, погладила ему на руке шишку, улыбнулась -- беличьи зубы, острые, сладкие, злые. Чуть приметно подергивает плечами, покачивается в такт трехструнке.
   -- Эх, тряхнуть разве? -- Кортома не вытерпел, обхватил ее -- да куда: ящеркой нырнула из рук -- в двух шагах покачивается, дразнит. И как нарочно, перед самым носом Кортомы, протянула руки какому-то парню -- и уж чуть видно ярко-рыжее, как от солнца, пятно сквозь густую занавеску тумана.
   Больше не вернулась: перекружилась ли и пошла домой или была в белом пуховом лесу там, за туманом -- кто знает?
   Еще раз Марей встретил ее утром. С тяжелой отцовской пищалью шел на промысел; глядь -- оттуда, где Тунежма, гонит она молоденького гнедого оленя.
   -- Эй, здравствуй! -- крикнул Марей издали.
   Олень повернул коричневую, туго обтянутую морду, но рыжая не слыхала: не оглянулась. Или, может быть, очень торопилась домой: подстегнула оленя, побежала за оленем еще быстрее.
  
   Уж который день дуло с летнего берега, угнало в океан всю наживку, лова не было. А нынче -- повернуло, загудел полунощник, захлюпали пухлые волны -- и опять, не разгибаясь, зуёк Степка сидел, наживлял яруса.
   Бездонные дяденькины бахилы, над бахилами белая голова, и на правом ухе, самое где мочка -- запеклась кровь. Нет-нет, да и вспомнит Степка и опять тронет ухо.
   А ему сзади гогочут:
   -- Ой, Степка, легче! Ой, совсем оторвешь: на волосинке держится.
   А может, и правда: каково корноухом жить. И по чумазой морденке, как осенью по запотевшему стеклу, ползут неслышные капли.
   Марей супится: это все Ванька Скитский -- ухо-то мальчонке оторвал. За тогдашнее, нарочно, Марею напрекосердье. Ну, ладно: дай срок...
   Плюхают беляки в берег. Нескладно, враздробь пляшут мачты. На сером небе кружатся чайки белыми хлопьями. Косыми серыми парусами проносится дождь, в небе -- синие прорехи, яснеет.
   Холодный серебряный вечер. Вверху -- месяц, и внизу в воде месяц, а кругом -- оклад старого, кованного чешуйками серебра. Чеканены по серебру -- черные, молчаливые карбаса -- черные иголочки-мачты, черные человечки -- мечут в серебро невидимый ярус. И только плеснет весло, проскрипит уключина, прыгнет пружиной -- плашмя шлепнется рыба.
   У Марея -- свой ярус, отцовский, принаследный. Далеко не выезжал, ставил тут, у берега. Рука -- привычная, сама по себе, мерно сеет снасть за бортом. А голова -- сама по себе, над серебряным зеркалом, а в зеркале -- улицы, улицы, может -- сорок, может -- пятьдесят, и надо всем -- фонарь, как солнце...
   Ярусами -- лежать всю ночь. Ночевать -- дальние в своих посудинах ночевали, ближние -- съехали на берег. А чуть заиграло солнце, закричали чайки, из черного стал розовым берег -- опять в море: яруса тянуть.
   Стал Марей натягивать бечевку: легко идет, вовсе пустая. Сердито посмотрел на Степку.
   -- Все с своим ухом нёхался, паршивец! Наживил, вот! Погоди, на берег съедем...
   -- Да я кубыть ничего... Я, дяденька, ей-Богу...-- Степка нынче сияет: ухо приросло, вот хоть изо всех сил тяни: ничегошеньки.
   Вымотал Марей еще больше: легко все так же. Еще немного -- и обомлел: крючки на ярусе были срезаны, все до одного.
   А у других лов был хороший. Красные дубленые руки выгребали рыбу, на берегу росли серебряные груды. И только Марей вернулся ни с чем.
   Кучей набились в Мареев карбас, оглядывали, ощупывали, крутили между пальцами его яруса. Крепко, солено ругались.
   -- Это что же: нынче у Марея, завтра -- у тебя, этак и пойдет? Вызнать надо этого человека, камень на шею -- да в воду.
   Супился Марей, поглядывал на Степку: нет-нет и потянет Степка за ухо, приросло, слава Богу! Ухо, крючки... ладно! Но пока, до времени Марей молчал, чтобы зря не клепать на человека.
   -- Это уж ты, Марей, как хочешь, а чтобы выследил вор-pa. А то это что же: и будем все друг на дружку косоуриться?
   -- Да уж чего там. У меня не уйдет...
  
   Одна, и другая, и третья серебряная ночь. Подряд три серебряных ночи, глаз не смыкая, Марей стерег вора. И никого. Помалу обида на дно осела, стало жалко. Ну, Степка, ну, крючки: верно. А ведь поймается -- не утопят его, так все равно кулаками насмерть угробают. Жалко. А и покрыть его -- нельзя -- такое дело...
   С берега из-за камня -- Марею как на ладони: серебряная тропка, и по серебру бегут вдаль, качаются -- вверх, вниз -- черные точки, поплавки от яруса. На минуту заскочит месяц за облако -- пропал, ничего не видать. И опять вверх-вниз, вниз-вверх черные точки, инда резь в глазах, сами собой закрываются.
   И так уж, еле-еле, вполглаза, увидел: выходит из лесу гнедой олень. К Марею подошел да и говорит,-- а голос у него Ивана Скитского:
   -- Не губи ты меня, Марей, я ведь -- из Питера.
   Проснулся Марей, вскочил, зырк-зырк кругом: никакого оленя, а по воде весла полощут чуть слышно, уж далеко влево -- еле -- чернеет -- стружок, приткнулся к берегу за камнями.
   Эх, проспал! Такое зло взяло. И что жалко, и что убьют человека -- все забыл, и уж просто как за дичью -- ползком, и на четвереньках, и то во весь дух наперерез...
   Длинная каменная плешина в лесу. Лес -- сзади, лес -- впереди Марея, а середина -- голая под месяцем.
   Марей -- в тени под кустом. Глаза и уши -- как бритва, сердце молотит. Оттуда, с той стороны плешины, все ближе, все слышнее по лесу легкий, сторожкий хруст. Идет...
   Где-нибудь вот тут, в двадцати шагах, через плешину. Вот слышно: остановился, стал забирать влево -- и влево на брюхе пополз Марей. Запутался ружьем в валежине, дернул, хрустнуло, замерло. И тот -- по другую сторону плешины -- затих. Залегли оба, ждали: кто первый выйдет на белую плешь, под выстрелы.
   -- Эй, Ванька! -- зыкнул Марей.-- Выходи, что ли, все равно -- не уйдешь.
   На той стороне тихо. Месяц юркнул в темную норь, белая плешь погасла.
   Марей встал. Собрался весь -- в пулю -- и одним духом через плешь, на ту сторону. Там уже трещало, ломило в кустах -- в лес, в глубь!
   -- Стой-стой-стой, Ванька! Стой, не уйдешь!
   В гущину, в темень влетел Марей, с расскока опрокинул, насел верхом, вязать нагнулся -- руки обвисли, ошалел: та самая, рыжая... Вот так Ванька...
   -- Ты... ты зачем же это... крючки-то? -- стоит Марей, ноги расставил, ружье на земле.
   А рыжая -- лицом в мох, да как зальется в голос, чисто дитё, и все пуще. Ну, что ты будешь с ней делать?
   -- Эх ты, Господи! А ты не реви, ну чего -- ну? -- и легонько, как дитё, погладил ее по голове. А у самого сердце -- тук! -- тихонько в гнезде повернулось и пошло вниз.
   Рыжая поднялась с земли. На коленях -- протянула Марею руки, глаза закрыла, губы дрожат, а ни слова.
   "Наверно, чтоб не сказывал я..." -- отвел ее руки Марей.
   -- Да ты не боись, никому не скажу, мое слово -- верное, ну вот те крест,-- ну?
   Как она во весь рост вскочит да как закричит:
   -- Всем говори! Не скажешь,-- сама пойду скажу я. Ничего мне от тебя не надо -- и видеть тебя не могу -- и чтоб сейчас... уходи, у-хо-ди!
   Сверкнула -- через плешину -- и уж где-то далеко легкий хруст в лесу, и только осталось: лежит на мху ее шапка.
   Марей долго вертел шапку в руках. Месяц нырял из нори в норь: серебряное -- черное -- опять серебряное, и все путаное, и не разберешь ничего. Вскинул Марей ружье и по-медвежьи, тяжело-легко ступая на пятки -- медленно поплелся домой.
   Утром Марея чистили на все корки:
   -- Ну и телепень! Ну и рохля! Опять срезали, а! Да как же ты продрыхал?
   -- Да уж так вот. Три ночи не спал, сморило, и уж не знаю как -- а во сне олень...
   -- Эх ты, олений! Так и не видал никого?
   -- Нет, не видал.
   Оставили Марея, стали по жребию сами сторожить: надо же этакую гниду вывести, нельзя так оставить.
   Но уж больше никто не трогал ярусов. Само собою вывелся вор.
  
   Ночи долгие, как косы у пригожей девки, а дни короткие, как девичий разум. Запели синички, хрусталем зазвенели синички. Лебеди, гуси носятся косяками, разминают крылья: скоро в дальний путь. Помаленьку укладываются лопари: не нынче -- завтра двинутся на свой погост, к югу.
   С длинностволой принаследной отцовской пищалью Марей целыми днями бродил в лесу. Тихий день -- и издалека слышен в лесу голк людской, стук топоров -- с лопской поляны. Ветреный день -- и поют золотые листья прощальную песню, срываются, крутятся -- и за каждую веточку: еще хоть бы секунду...
   Белая Мареева остромордая лайка подняла гусей. Тяжелые, летели невысоко, посвистывали, секли синь крыльями: Марей и ружья не поднял. На голубом мху лайка нашла медвежьи следы: взбуровлен весь мох -- медвежья свадьба. Залилась -- от Марея к следу, от следа -- к Марею. "Ну вот же -- вот -- ослеп, что ли, ты?"
   Марей сердито пхнул лайку в сторону. Опустила голову, обиженно поплелась лайка сзади: люди эти самые! Ничего у них не поймешь!
   Целыми днями бродил Марей, искал между березовых стволов, между сосновых рыжих. Ничего нет: только синяя осень.
  
   Все пришлые, летники, уехали. Берег пустой. Остыла салогрейня. Но все еще крутится, кипит Кортома:
   -- Ворочать, строить, рубить! Сто верст в час!
   На пустыре, за салогрейкой -- старый китобойный завод, теперь -- сруб, трухлый, без крыши. Снести его долой, а на лето поставить новый корпус: консервную фабрику. Надо жить согласно европейским народам...
  
   Кортома с трубочкой -- с утра до вечера на пустыре. Прибауточками торопит, подзадоривает.
   Подведут под венец вагу: нет, не берет. Сам первый затягивает Кортома -- непристойную про Кортому песню:
  
   Михаиле Кортома,
   Пожарная голова...
  
   -- Ну еще! Ну-ну-ну! -- сам взялся за лом. Приплюснутый, медный, кряжистый напёр -- и крякнул венец: только пыль дымом.
   Кончили. Убрали мусор. И в окно конторы -- берег пустой, по пустому берегу гудит ветер-полунощник, бьют беляки в берег.
   Перелистал Кортома книги: все подведено, по тройной бухгалтерии. Захлопнул книги. Самовар на столе остыл, не поет.
   -- Эй! Самовар!
   За дверями конторы, на рундучке -- Кортомиха: уж давно начеку. Дрогнула -- и румянец на запавших щеках, и зажатая между двух морщинок по углам губ улыбка.
   -- Или спал плохо? Драгоценнушка мой... Клал бы на ночь в руку сургуча кусочек: помогает. Красавчик мой...
   -- Ладно, слыхал... Рому!
   Ром -- в рундучке. Старинный, ушастый замок. Старинный винтовой ключ -- все лето висел на гвоздике: нынче гвоздик пустой.
   Кортомиха начеку за дверью. Бьют часы, тикают, бьют. Вечер. Далеко на краю, между водой и небом, крепко зажата розовая полоска, и от розового -- еще пустее, еще голее черная водяная голымень без конца.
   -- Рому еще, эй! И к Матрене -- живо чтоб!
   Матрена-Плёсая -- широкая, теплая, ласковая -- русская печь-мать.
   Бывало, никому нет отказа: приходи, ложись -- угреет. У мужика женка -- ведьма: от злой жены облегчит. Мальчишка в возраст пришел: мальчишку терпеливо, как надо, научит. А нынче стала бабкой Матрена, черный старушечий шашмур на голове. Сама уж разве-разве когда: теперь только других сватает.
   И часу времени не прошло -- прикатила Матрена, и с ней -- верткая, черномазая лопка. Пустыми глазами -- так и засасывает -- Кортомиха с ног до головы оглядела черномазую, повела носом:
   -- Ты думаешь -- ты к кому пришла? Нет, ты к кому пришла, а? Этакая вот, чуня -- чуней! Ничего, ничего -- вот сюда вот, все чтоб с себя долой, дам все чистое.
   Бьют часы, тикают, бьют. На рундучке у дверей -- начеку Кортомиха.
   На третий день -- трубка в зубах, руки в боки -- стоял Кортома за прилавком, крепко, усядисто, по-всегдашнему, и только потуже поджата винтиками медь на лице, обтянулась на скулах.
   В лавке говор и смех, набились лопские женки: завтра лопари уходят, конец, надо кой-чего напоследок.
   -- Эй ты, черномазая... да нет, не ты, а у какой родинка на спине. Ну, с родинкой, выходи! На-ка вот пояс: мерь...
   Весело в лавке, хозяин -- тороватый, шутейный. Деньги считает хозяйка в розовой шляпке, в перчатках. Между двух морщинок зажата веселая улыбка.
  
   Почуял кончину богач -- вышел к народу, ворот разорвал -- и горстями золото вправо и влево: "Нате, вот, берите, православные, всё берите, мне уж ничего не надо". Так перед концом солнце ведрами лило золото в лес: золотые деревья, и небо золотое, и мох золотой.
   Прямо туда, в золотую сторону шел Марей, торопился, пробирался меж перепутанных сучьев еще час, еще полчаса -- и все погаснет.
   И в последний час -- вышла она ему навстречу из золота. Голова -- рыжее пятно, губы -- кровь, ружейный ствол на руке. И ни слова, ничего: увидала -- и на Марея бегом. Волну мчит на камень: ударится и -- одни дребезги. Но ни зацепиться, ни удержаться, ни крикнуть: мчит волну.
   "Эй, ружье-то свое..." -- хотел крикнуть Марей... Но уж рыжая подняла, приложилась -- бух!
   Цел? Нет? После... Прыгнул -- пока опять не зарядила -- смял ее, скрутил, наземь, навалился всем телом.
   "А-а, ножом? Руки ее поймать... где руки?"
   И задохся: горячие руки замкнулись у него на шее, губами -- нашла губы, всё крепче. На губах -- солоно, теплое: кровь.
   Ударило Марею в голову, завертелось. Обхватил оберучь всей своей силой -- инда хрустнуло что-то. Охнула девка, завежила глаза, вся -- как воск.
  
   Нет, теперь уж не-ет... Где ножик? Так: теперь -- мой ножик. И губы мои, и руки, и вся... Ага, больно?
   -- Не больно... ой! Ну, еще больнее, еще -- ну?
   -- Ты? Звереныш! Не тронь нож! Красавица, олень моя золотая, волосы мои... За что же ты меня из ружья-то?
   -- За то, что люблю, а ты... За то, что ты...
   -- Олень моя лесная... Нет, как звать тебя -- как велишь -- ну?
   -- Зови Пелькой... Нет, зови как хочешь, кликай как собаку, я буду за тобой бегать сзади, бей меня... Ты один -- ты -- ты!
   Не нужно солнца. Зачем солнце, когда светят глаза? Темно. Шерстяной туман закутал, спустил занавеску. Издалека, из-за занавески слышно: капают капли о камень. Далеко: осень, люди, завтра.
   -- Завтра мы уходим. Уже все уложено, вежи сняли.
   -- Никуда ты не уйдешь. Ну, уйди, попробуй? Ну, ворохнись, ну?
   -- Ох! Нет, крепче, не пускай меня -- еще крепче... так!
   -- Слушай, Пелька: ночь, снег, а у нас на окне шкура, огонь в печке. И на всем белом свете -- никого: на всем белом свете -- нас двое.
   -- Да... говори. Еще говори. Руку вот так. И только пусть с нами -- мой олень. Он был маленький -- рыжий... Я была маленькая...
   -- Да ты спишь. Спи, звереныш. Спи, олень моя золотая.
  
   Ночь. Сыплется снег, ласково, тихонько шуршит, спень нагоняет. А когда и вправду уснули -- тут задул без уёму, загул без умолку в трубах, все перепутал, задымил, засыпал.
   Белые надымы до самых застрех. Все темно-белое, мягкое, тихое. Кто его знает, где день, где ночь. Просто -- все позаснули, и длится медлительный сон, неотвязный, все тот же. Опять будто выходят на улицу -- снова мерцают студеные звезды -- все тот же, повторенный во сне, рыжий олень дремлет на привязи у чьей-то избы. Окно завешено шкурой, пляшет теплое пламя за занавеской; на снегу -- красные полосы.
   Капельный человечек в шапке-мормолке идет мимо и все понимает, как во сне: не думая, не называя, не говоря ни слова. И понимает: забыли дать корма оленю. Добрый человек вытаскивает со двора охапку сушеного белого мха, кидает оленю -- и засыпает, чтоб снова увидеть тот же самый сон. И ночь без конца, или, может быть, все в секунду, от одного вздоха до другого...
  
   Однажды голая рука отдернула шкуру на окне, сквозь окно в небе -- розовая, яркая прорезь, розовый снег, розовый дым над крышами.
   -- Да нет же! Кончилась ночь? Нет, это так...
   И опять спустилась шкура. Но день ото дня прорезь все ярче, все шире, и уже снаружи, на снегу, красные полосы -- красные полосы внутри, в избе, на белом с голубой сетью жилок изгибе ноги, на завеженных веках, на рыжем. Сладким клеем склеены веки. Ах, не раскрывать бы...
  
   Дует морана, напирает лед сызморя. Грохот, гул. Льдины блестят на солнце, лезут друг на дружку: бешеные от любви весенние звери. Играючи, царапаются: на дыбы -- грызут -- опрокинулись -- и вдребезги: одна белая пыль. Пусть в пыль: все равно. И новые -- лезут, торопятся гибнуть -- еще радостней.
   На пригорке за становищем стоит у часовни капельный человечек без шапки, жмурится, козырьком приложил руку к глазам. С пригорка видно: берегом двое летят на лыжах -- и прямо вниз, в море, по голубому теплому льду, через лывы и трещины, без разбору, с маху. Куда? Все равно. Просто -- во всю мочь мчаться и кричать из всей силы: хо-хо-о!
   На далеком льдяно-солнечном поле упали, забарахтались, сцепились, как весенние звери. До часовни чуть слышно долетает:
   -- Хо-о!
   Под козырьком жмурятся, улыбаются глаза: Бог помочь!
   Снизу из становища ползет к часовне широченная, грузная -- расползлась во все стороны печью -- бабка Матрена. Лицо красное, пошатывается, из-за пазухи -- горлышко бутылки. Губы улыбаются, а на щеках слезы.
   -- Ты, бабка, чего?
   -- Да как же, милачек: весна. Бывало весной-то... Эх! А нынче -- только один постен-домовой ночевать холит. И пью -- одна.
   -- Ну давай -- я с тобой.
   -- Вот спасибо, сердешный! Вот -- святая душа!
   Греются на пригорочке, пьют из одной бутылки. Внизу, на льдине -- две черные точки.
   Долгий, протяжный треск: отделилось, неслышно тронулось в путь ледяное поле. Те -- на льдине -- не поднялись, не шевельнулись, может быть, и не заметили вовсе. Медленно уплывают две черные точки.
   А на берегу -- суета, крик, забегали. "В море их утянет... Кабы полная вода, а то отбыль..." А ветер откентелева, сивая твоя борода? Ну? "Багры где? Эй вы, трепалы, будет вам языками-то: багры живей!" "Гони, гони! Людей унесло... Гони!"
   Кортома запрягает оленя в легкие кережки, на кережках -- багры, складная брезентовая лодка: скакать на перез к Мышь-Наволоку, авось там льдина ткнется на мель. Пожалуй, обошлось бы и без Кортомы, но Кортоме вот непременно самому загорелось. Может быть -- весна, распирает от солнца, и просто надо сломя голову нестись, ворочать, кричать. Или, может быть, есть тут у Кортомы какая-нибудь тройная бухгалтерия.
   А те двое -- со льдины на льдину, через лывы и трещины. Усталые, пьяные от солнца, от скачки по сверкающему синему льду -- вернулись домой.
   У избы смирно стоял, привязан рыжий олень. Пелька обняла, прислонилась к теплой оленьей морде.
   -- Хорошо, миленький, а? Стоять надоело?
   Отвязала -- пустился олень стрелой. Очертил круг, вскочил на взлобок, стал, тонконогий, задумался: бежать ли туда, где синеет низкий северный лес, или вернуться к избе за мхом?
  
   Запели комары. На зеленом бархатном мху -- розовые прохладные кораллы морошки, матово-синий голубень. Где-то далеко горят леса, солнце плывет в тумане.
   Втроем: Пелька, Марей и Мареева белокипенная лайка. Рыжие Пелькины волосы перепутаны, в рыжем -- зеленый венок: вот только встала из земли весенняя упругая былка и еще несет на острие влажную землю и кусочек зеленого мха.
   Пи-иу! пи-и-у! -- в тонкую сопелочку выпевает рябчик. Замолк, слушает: в зеленом шуме верхушек не откликнется ли подруга?
   -- Пи-и-у! -- на рябчиковом языке откликается подруга Пелька.
   И все ближе рябчик, вот над головой на ветке -- дрожит, распустил крылья, раскрыл влюбленное сердце.
   Выстрела рябчик не слышит -- только огонь в глазах,-- падает в огонь. С веселой лесной жестокостью Пелька отрывает рябчику голову -- и дальше.
   Перекликается со всякой лесной тварью, покорным стадом бегут за ней зелено-рыжие сестры-сосны. Всё жарче: росинки на лбу, прозрачные капли по рыжим сосновым стволам. Где-то впереди звонко залилась лайка.
   -- Заряди, Марей, покрупнее: гуси...-- Пелька слышит -- лайка крикнула: гуси.
   Раздвинулись деревья, как занавес: длинное, тихое озерко, берега из гладкого красного камня. Кагачут гуси, карагодом снимаются с озера в медленном лёте. Разбивают тихое зеркало два удара берданки -- Марей, за ним -- Пелька. Два серых комка перевертываются нелепо, шлепаются в воду.
   Лайка чихает и визжит в воде, не справится с тяжелым гусем: надо самому лезть. Глубоко, пожалуй.
   Марей натужился, пригнул к плечу белую голову, медленно стягивает сапоги: промокли, нейдут.
   -- Эх ты, грузный какой! -- Пелька не вытерпела: мигом сбросила свою легкую лопоть, розовая -- бредет в тихой студеной воде -- одна голова -- теперь плыть.
   Вернулась, отряхивается, смеется, пахнет свежей водой, водорослями. Возле отряхивается лайка, прыгает, лижет колени. В рыжих волосах -- зеленый венок, скатываются капли с грудей, с нежных, розовых, как морошка, кончиков -- должно быть холодных. В руках -- гуси, из гусей -- сочится кровь, обтекает точеные ноги.
   Нет сил стерпеть. И тут же, на теплых красных камнях, Марей греет губами прохладную, бледно-розовую морошку.
   -- Нет, не согрелись еще, видишь -- еще холодные.
   Где-то горят леса. На красном камне возле тихого озерка дымит костер из душистой хвои. Пелька жарит над костром жирного гуся; огонь играет на зеленом, рыжем; губы и руки в крови. Чуть слышно улыбается глазами Марею: вслух не надо.
   Издали хруст: медведь прет через трущобу. Затих -- и только еще ворчит сердито белая лайка сквозь сон.
   Костер тухнет. Ближе придвигаются из темноты сестры-сосны -- всё темнее, всё уже мир -- и вот во всем мире только двое.
  
   Бог с ними -- с людьми. Марей ушел из артели, сдал приезжим летнякам свои яруса, избу, платили ему рыбой из улова: запас на зиму будет. Жили с Пелькой в лесу, в лопской веже: остовище из тонких слег оплетено хворостом, мхом обложено, и внутри зеленый мох -- пуховой ковер.
   Всякое утро Пелька меняла примятый мох. Всякое утро, напевая, навораживая, плела свежий можжевельный венок, вчерашний -- вешала на стены. Может быть, зеленые венки -- жертва Богу. Может быть, зеленые венки -- счет дням и ночам: с зажмуренными глазами дни и ночи мчались сквозь чащу, сквозь белое бессонное солнце, мимо тихих лесных озер. И вот на лету схватиться за пролетающее дерево и, крепко придерживая шапку, обернуться назад лицом к вихрю: нет, не сон, вот венок, и еще, и смятый, высохший мох. А потом опять зажмурить глаза -- пусть несет...
   Марей ушел в становище к людям, в лавку к Кортоме -- за порохом и солью.
   Одной -- томиться, спрашивать лайку: "Ну, все еще нет? Ну, что же, скоро -- скажи?" И как только вскочит лайка и настроит серые уши -- бросить все и нестись вместе с лайкой навстречу, пока не завидится: чуть сутулый, беловолосый, медленный младень-богатырь.
   -- Ты-ты-ты! -- только одно слово: как на заре одно и то же слово без конца выкрикивает гага в каменном гнезде...
   Были облачные дни. Понемногу скорлупа облаков все тоньше, розовее, треснула -- и солнце, между зеленых верхушек -- синий просвет. Марей не слышит, синими глазами -- в синь, далеко.
   Пройти мимо, нечаянно уколоть грудью: нет. Сдвинуть брови -- так -- чтоб столкнулись, крикнуть: "О чем думаешь? Не хочу! Не смей!" И в ответ изумленным ребячьим глазам -- сгореть, в клубочек у ног, вместе с белой лайкой, и как лайка -- от поглаживания зажмуриться, затихнуть...
   Ночью -- дождь, тихая шелковая музыка в веже. И только всего: проснуться, протянуть руку, чуть-чуть тронуть в темноте -- и засмеяться от нестерпимого счастья: дождь.
   И снова лететь -- из сна в сон...
   Однажды ночью сквозь сон погладила мох: пусто. Не поверила, вся выпросталась из сна, раскрыла глаза в темноте, тронула: пустой смятый мох. Марея нету.
   Выбежала, крикнула звонко:
   -- Маре-ей!
   Никого. Луна висит чужая, тяжелая, как замок на двери, дверь наглухо замкнута, все тихо, и только издалека шумит бессонная Тунежма.
   Внизу на воде тень. Сверху видно: на темном зеркале заводи -- белая голова Марея. И не учуял: вся перегнулась сверху -- глазами зовет, зовет Пелька.
   Вернулась в вежу, легла. И только когда уже остыли, побледнели, дрожали от утреннего холода звезды, Марей тихонько вошел в вежу, тихонько лег на свое место.
  
   Быстро неслась осень на серых совиных крыльях. По сумеркам -- правили к югу лебединые стайки, трубили в печальные трубы. По утрам мох стоял весь в седом серебре.
   -- Ничего не поделаешь, Пелька: надо вежу снимать да собираться в зимний стан.
   -- Нет!
   -- Сама же, девонька милая, дрожишь по ночам. Холодно.
   -- Мне не холодно -- я не оттого... я не дрожу! Не надо отсюда!
   Не умолить тебе осени, нет. В лесу разгуливал ветер-полунощник, в уши гудел, пугаючи, выметал к зиме, крутил листья.
   Лихоманно-румяным, ветреным вечером вернулись в становище. В избе пахнет нежильем, холодной сажей. Но широкая лавка в кути -- та самая, и только завесить окно шкурой, затопить печь...
   -- Ты, Пелька, затапливай, я сейчас -- только вот к Кортоме, а то в лампе засветить нечего.
   Пел в печи огонь, напевала Пелька. Посыпала пол можжевельником, и можжевельник на стенах, и мягкая постель на лавке: всё как тогда, зимой.
   Вязанка прогорала. Пелька подкинула еще одну: пляшет, трещит. И опять понемногу всё ниже языки, всё медленнее. Там-сям синие, последние. Потухли, темно.
   Вышла на улицу. Гудит полунощник, бухают волны в берег, звезды дрожат, мигают огоньки в избах.
   Сквозь незавешенное окно в лавке Кортомы видно: Кортома на бочке, с трубочкой, учительно поднят указательный палец. Кожаны, ушастые шапки, белая голова с изумленными по-ребячьи глазами...
   В Мареевой избе темно. От угольев еще чуть-чуть краснеется устье печи. На лавке чуть белеет Пелька, свесила ноги, руки крепко зажаты в коленях.
   -- Ты где же, Пелька? Ведь ты хотела -- огонь в печке, как зимой.
   -- Я топила.
   -- Потухло. Эх... Давай еще зажгем, а?
   -- Нет, хворост весь.
   В печи уголья чуть-чуть потрескивают, шевелятся, шуршат под золой.
  
   Всё под снегом. Лютая тишь в становище.
   В темноте вставали, нехотя шли на двор: нарубить снегу, кипятку согреть. Нехотя ели, поглядывали в окошко: стекла черные.
   К бабке Матрене, что ли, сбегать: сколько теперь время-то?
   У бабки Матрены -- на стене часы, без утиху тикают, хрипят, кашляют, бегут без отдыха -- зрячие в темной ночи.
   -- Первый час, ишь ты... А нет ли, бабушка, бутылочки?
   Как не быть -- есть; и будто -- полегче, будто -- в окошке чернота слиняла, светок чуть-чуть.
   Похмелые -- спозаранку заваливались спать: нарочно выгоняли из сна побольше, чтоб не так евсяными быть. Лето для промысла было незадачливое, ежева мало, со счетом ели. Косились на стариков: старики -- они жоркие, известно, а кой прок их кормить? И поголодуют -- не беда.
   Голодные собаки завывали. Бабы трижды в день мыли ребятам брюхо кипятком, чтоб меньше есть просили. Старики голодали молча.
   И помаленьку началось со стариков: стали ногами, деснами пухнуть, кряхтеть, на печи лежа -- городить невесть что. Пошла боль из избы в избу. Из избы в избу ходил Иван Романыч, земными поклонами лечил: перед образами бить поклоны, по сту, по двести, покуда пот проймет, глядь -- полегчало.
   А Матрена-Плесея сверху, с печки, смеется Ивану Романычу:
   -- И-и, батюшка! Коли ноги носят -- плясать: куда лучше твоих поклонов взопреешь...
   Так все и не слезала с печки. Потягивала из горлышка, песни играла, постен-домовой на гребешке подыгрывал.
   -- Слышь, слышь, Степка: заливается-то как? А вот на погребце стаканчиками заиграл, во, во, ишь!
   Степку посадили за бабкой поглядывать, в угол забился, глаза -- круглые. Господи, хоть бы чуток рассеяло! Жуть: мелет бабка невесть что, совсем спятила.
   Слиняла темнота в окошке -- Степка во весь дух погнал к Ивану Романычу: кончается бабка Матрена, молитву прочитать.
   Пришел Иван Романыч, взлез на печь к бабке, в руках резной деревянный крест. А бабка Матрена глаза раскрыла и вытащила из-под себя карт колоду:
   -- Вот спасибо, пришел -- Степка дурак не умеет: давай-ка мы с тобой в свои козыри?
   Улыбнулся Иван Романыч, сел. Позеленелая ряска, капельный, темноликий: не то постен из поставца вышел, не то Савватий из старого складня.
   Стали с бабкой играть в свои козыри. Повезло бабке: никогда в жизни так не везло. Вот придет червонная краля -- тогда и доигрывать нечего.
   Пришла червонная краля. Засмеялась бабка и, в свои козыри недоиграв, отдала Богу душу.
   На лавке в углу заснул Степка; на печи, крепко зажав карты в руке,-- Матрена. Положил Иван Романыч деревянный крест сверху карт, перекрестил обоих -- и пошел себе.
  
   Под черным потолком на печах старики корячатся, несут околесину -- всё тише -- и совсем замолкают в синих, вырубленных во льду пещерах; весною земля отойдет -- Бог даст, будут лежать как следует, в земле, на погосте.
   На севере стал синий сполох -- и еще глубже, лютее тишь. Будто на самом дне, и сверху пригнело непроходимым синим льдом, и сквозь тысячеверстный синий лед светит мерзлое солнце на дно.
   В синей пещере на дне смирно стоит, привязан, тонконогий олень. Шею гладит горячая рука; на туго обтянутую коричневую морду падают теплые капли. Тысячеверстный лед сверху. Но ведь оттает же, вернется весна, зеленый мох, розовая прохладная морошка, теплый шорох дождя?
   Молчит олень.
  
   Марея осенила благодать:
   -- Фонарь устроить, как в Питере. Запалить над становищем -- и ни ночи, ничего: вся жизнь -- по-новому.
   И будто вот для этого и жил, и Тунежма -- про это, а сейчас только самое слово понял: фонарь.
   Ну что ж: Кортоме материалов не жалко. "Мы не кто-нибудь, у нас хватит!"
   -- А только я говорил: фонарики -- так, маленькие, с сеткой. А ты -- сейчас на свой салтык, тебе фонарину надо -- во!
   Нет уж: фонарики -- это что. Надо такое, чтоб враз. Да и Кортома сказывал: фонарь. А теперь так -- кургузит. Фонарики! То-оже...
   Неизвестно, что там за окном: темный день или темная ночь. Да это и все равно теперь. От висячей лампочки-жестянки в избе -- светлый круг. В светлом кругу жил Марей, строил свой фонарь: связывал в обло круг из досок-межеумок; паял жестяные трубки; плел проволочную сетку.
   Там -- далеко, за светлым кругом -- рыжая лопская девушка. Та самая, какая однажды -- давно -- подрезала яруса, какая однажды вышла из золотой стороны с ружьем, прицелила -- прямо в белую голову. И зачем промахнулась?
   -- Там я тебе оставила трещатника с квасом. На лавке...
   Марею слышно издалека, из-за светлого круга. Узнал, улыбнулся:
   -- Спасибо тебе, Пелька, спасибо, милая. А то я и забыл совсем за работой. А ты сама? Не хочешь? Ну-ну...
   Вот жалко -- Марея частенько отрывают от дела: нынче -- Кортома, завтра -- Кортома, каждый день ходит. Ну, да ведь и то сказать: материал -- не чей-нибудь, Кортомы.
   -- Ну, и дошлый же ты, Марей! Эку тремелюдину выдумал, а?
   Кортома булькает смехом, медные скулы разъезжаются все шире. В сияющей меди Марей отражен приплюснуто, самоварно, просто дурачок. Ну, пусть себе: материалов не жалко...
   Там, далеко где-то, Кортома шутит с гордой лопской девушкой.
   -- Вот, Пелька, скоро поеду в Норвегию за товаром. Поедем со мной, а?
   -- Не по дороге. Пусти руки! Слышишь -- пусти!
   Кортома пустил. Ну уж тут рыжая сама оставила Кортоме руки. Кортома лапает, мнет, пыхтит; рыжая через плечо назад -- на Марея: должно -- боится -- не обернулся бы, не увидел.
   Нет, не дождалась: далеко Марей, потукивает себе молоточком...
   -- Ну, вот что: хочешь, платье тебе привезу? Вот к волосам-то твоим будет! Прикажи, а?
   Рыжая опять назад, через плечо на Марея. Ох, уж эти женки!
   Кортома добродушно подмигивает:
   -- Да ну его, плюнь: не слышит, не боись.
   Ну, если не слышит...
   -- Привози твое зеленое платье... Привози два платья, привози больше, давай, я возьму все!
   -- Э, не-ет! Ты думаешь -- даром? Ты полюби меня, женка. Ну, по рукам, что ли?
   -- Да пус-сти... Нет, впрочем, на, бери, на, на, на!
   Да, Кортома с ихней сестрой знает обращение. Кортому не проведешь.
   -- Ну, прощай, красавица. Так ты помни: уговор -- пуще денег... Да, бишь, насчет материалов: ты, Марей, утречком завтра приходи -- бери еще. Мне не жалко, мы -- не кто-нибудь.
   -- Эх, вот это -- спасибо!
   Вот когда Марей перестал стучать молоточком, оборотился...
   Наутро -- и как это вышло? -- Марей разминулся с Кортомой: пришел -- а в лавке один приказчик, Иван Скитский.
   -- А хозяин где же?
   -- Ас ковшом по брагу пошел...-- хихикнул Скитский -- и опять нырь в норку.
   -- Какую брагу?
   -- А-а, да так я... Сейчас назад будет. Ты пока что знай -- выбирай...
   Над проволочными кругами, над сияющей жестью -- беловолосый младень-богатырь присел на корточки, синие ребячьи глаза разгорелись...
   Кортома в Марееву избу пришел -- и как это вышло? -- Марея нет: одна рыжая дома.
   -- Здравствуй. Ты одна, гм...
   -- Здравствуй.
   -- А я насчет вчерашнего. Насчет платья-то... Не забыла?
   Кортома выбрит до блеску, медно сияет миру: "Мой мир! Ура!"
   Обернулся к двери, набросил крючок. Растопырил руки, скулы широко раздвинулись: сейчас поглотит маленький, рыже-зеленый мир...
   Пелька в углу. Сзади, на стенке, висит острога. Как схватит острогу, как сверкнет!
   -- Сейчас чтоб вон! Ну?
   Кортома хотел засмеяться. Острога взвилась. Сумасшедшая: как тарабахнет, правда...
   Медленно, задом пятился к двери -- снял крючок -- за дверь.
   На улице, у двери, долго стоял. Самоварный мир расскочился, самовар не мог вместить: что за шальная, вчера при муже давалась, а ныне -- вот... Что? Почему?
  
   Колышется, свертывается, развертывается голубой холодный сполох. Сверкает снежный наст, на снегу -- перепутанные тени от оленьих рогов. У Кортомы перед воротами стоят, запряжены, легкие кережки: нынче Кортома трогается в Норвегию за товаром. В рваных малицах, с зелеными под сиянием сполоха лицами, стоят, провожают.
   -- Ворочайся-то поскорей. Моченьки нету!
   -- Кисленького чего бы привез... Не забудь, а?
   -- Не простудись, голубчик! Возьми еще шубу, а? Возьми еще, голубчик мой, возьми...
   Кортома сердито тряхнул рукой, Кортомиха отвалилась. Молчит Кортома, сумный.
   Свистнули, взвизгнули по снегу копылья, олени взяли с маху -- и уж вон чуть видной черной точкой вверх, на белую горку... Уехал.
   Через час кережки Кортомы медленно ползут по улице становища, копылья скрипят, скрежещут -- к воротам -- стой!
   Кортома стучит все громче, испуганно выскочила Кортомиха.
   -- Голубчик мой! Что случилось? Что?
   -- Ничего. Не поеду.
   Кортома наверху, в собственной конторе. Кипит, обдает паром самовар. Стакан за стаканом густого, как брага, чаю.
   На стене в конторе -- ружье. Висит с лета заряжено, и должно быть -- распирает его от заряда, и нестерпимо, и хоть бы так, зря, трахнуть -- чтоб вдребезги стекла...
   Снял Кортома ружье, приложил -- ба-бах в потолок!
   За дверью на рундучке, дрогнула Кортомиха, вскочила, слышит знакомое:
   -- Рому, эй!
   Торопливо сняла с гвоздика винтовой ключ.
  
   Может быть, от синего сполоха у Кортомихи такие синие губы, и сейчас выскользнет крепко зажатая между морщинок синяя улыбка -- и упадет в снег.
   Но еще держится. И сбилась набок -- но еще держится розовая шляпка. И опять -- в который раз? -- Кортомиха подходит к Мареевой избе. Никак не поднимается рука постучать...
   Марей в светлом кругу потукивает молоточком. Глаза устали. Поесть бы да опять за работу...
   -- А что, Пелька, давай обедать?
   -- А ты с фонарем-то своим обед промыслил? Ничего нету...-- сурово сдвинуты брови.
   -- Эх, как же это... Мне бы поесть да за работу...
   -- Что ж мне: пойти моего оленя убить? Да я лучше тебя убью... Кто там?
   В розовой шляпке Кортомиха: пустая, запалая, вынуто нутро, синие губы -- от холода, должно быть.
   Подошла к Пельке близко. Вобрала, всосала всю ее пустыми глазами: всю ее -- легкую, тонкую, точеную, сверкучую. Если б глаза убивали...
   Крепко зажала синюю улыбку:
   -- Беда просто... Муж заболел, одной никак не управиться -- подать там, принять... Бывало, Матрена поможет. Может, ты бы пошла, а? Уж он так просил -- так просил...
   Марей положил молоточек, прислушался. Пелька обернулась на Марея через плечо -- вдруг вспыхнула, раздвинулись брови. И Бог знает почему -- сияет, сияет глазами Кортомихе:
   -- Некогда мне... Я бы рада -- да некогда! "Не пошла! Не пойдет!" -- Улыбка у Кортомихи зарозовела, розовая ушла Кортомиха.
   -- Ты, Пелька, у меня смотри! Ты еще Кортому не знаешь, и правда когда не вздумай пойти этак... А то ведь и я добёр-добёр, а и убить могу...-- в шутку нахмурился Марей.
   Пелька ходила по избе веселая, напевая изменчатую, переливчатую лопскую песенку. Сняла со стены ружье, на минутку замолкла: или не надо -- или повесить ружье на место?
   Нет. Пошла с ружьем:
   -- Там я следы видала, может -- и промыслю что...
   Развивается, свивается, колышется синий сполох. В синей пещере на дне -- чуть виден тонконогий рыжий олень. Шею ему обхватили горячие руки, горячие губы целуют, целуют -- кругом всю заиндевевшую морду.
   И Бог весть, как это случилось -- должно быть, курок зацепился за рукав -- ружье нечаянно выстрелило прямо в оленя, олень упал.
   Марей выскочил под сарай -- уж и дергаться перестал олень. Ну, что ты будешь делать -- стрясется же этакое!
   Вечером пляшет огонь в печи, на сковороде свиристит кусок оленины.
   -- Давай, Марей, запремся -- и чтоб никто, ни один человек...
   -- Ой, и верно, запереться! А то, правда, мешают -- беда. А уж мне немного осталось. Ты знаешь: уж скоро... Да погоди, погоди же -- куда ж ты?
  
   В черном небе -- все шире заря малиновой лентой. На дне синих ледяных пещер -- алые огни, торопливая работа идет на дне -- куют солнце. Розовеет снег, уходит вглубь мертвая синева, может быть, немного еще -- и улыбнутся розовые губы, медленно поднимутся ресницы -- и засияет лето...
   Нет, не будет лета. Пелькины губы крепко сжаты, брови сурово столкнулись.
   -- Марей! Может, и ты пойдешь? Или, может, хочешь -- я останусь? Ну, хочешь, не пойду?
   Кортома вернулся из Норвегии, у Кортомы -- вечеринка, как и всякий год.
   -- Нет уж, одна иди. Уж я лучше поработаю...
   Пелька долго сидит на лавке -- той самой -- руки в коленях. Долго ходит по избе. Один раз что-то хрустнуло -- может быть, впрочем, это хворостинка попала под ноги. Сняла платье с гвоздя, стала одеваться.
   Было это -- то самое зеленое платье. Кортома не забыл -- привез. Вчера утром пришел со свертком Иван Скитский, сверток перевязан зеленой лентой.
   -- Это тебе от хозяина. Беспременно чтоб на вечеринку приходила. А насчет платья, сказал: твоя воля. Хочешь -- наденешь, не хочешь -- нет, это уже ты сама...
   А из норки -- из плечей -- голова так и выныривает, глаза так и скачут -- как неключимая сила, и поглаживает сверток ласковенько, и погладил бы Иван Скитский Пельку, погладил бы Марея: весело!
   Пелька -- в зеленом платье. В рыжих перепутанных волосах -- сухой зеленый венок. Губы -- сухие, сжаты так -- еще немножко, и кровь брызнет; и все-таки губы дрожат.
   -- Марей!
   -- Что? Ага, оделась? Ой, и красива же ты, Пелька! Ну, ты чего же?
   -- Нет, я так. Так я иду.
   -- Эх, жалко, работа... Кабы не работа -- я бы тоже -- пожалуй... Да надо кончать, вот.
   -- Да, надо кончать.
  
   У Кортомы вечеринка, как и всякий год. Хозяйка -- нарядная, в розовом платье, в улыбке. Хозяин -- в праздничном обряде: новые сапоги высокие -- выше колен, синий вязаный тельник -- и сверху фрак.
   Хозяин нетерпеливо вытаскивает часы из заднего кармана фрака: на часы -- на дверь -- опять на часы.
   -- Да ты все ли ей сказал, как велел я? -- сердито шепчет на ухо приказчику Ивану Скитскому.
   -- Да, Господи -- да неуж я?..
   И наконец: через дверь -- морозное облако пара, и в белом облаке -- зеленое платье.
   Засияла широкоскулая медь, чавкнула, сплюснула мир: мой!
   -- Мое? Зеленое? Да умница же ты какая! Я ведь знал: ты умница,-- только так ведь... Ох, хитрая!
   И пусть он ведет обнявши, и пусть все видят -- пусть...
   -- Ну что же, гостёчки, за стол? Все теперь в сборе?
   На столе -- свежина, калитки с пшеном, овыдники, заспенники, пироженники, белые головки, зеленые, красные. Хозяин засучил рукава фрака, чтоб ловчее было, налил и произнес тост,-- согласно западноевропейским народам:
   -- Ну, ребята, за вас и за все ваше отродье!
   И заработали гамкалы. Дым от трубок, морозный пар от неплотно припертой двери. В тумане -- одни рты: чавкают, уминают; похрустывают на зубах кости. Рядом с хозяином, по правую руку -- Пелька. Напротив, через стол, хозяйка -- весело улыбается, не сводит глаз с зеленого платья, громадными глазами вбирает, всасывает всю ее: рыжие волосы, крепко сцепленные брови, стиснутые губы.
   -- Нет, материя-то какова -- материю я тебе выбрал: чистый шелк! -- Кортома поглаживает зеленую материю тут, там.
   -- Еще вина мне, еще лей!
   -- Ты умница, я знал -- ты умница, больше так ведь...
   Краснеют лица, подымается снизу темная земляная кровь. Подмигивают Пельке, подмигивают хозяину: ну и ходок! Женкам мешают пуговицы -- расстегивают одну, другую, третью. По двое выходят освежаться за дверь.
   -- Ну что же, гостёчки, набузгались, а? Ну -- плясать! Живо!
   Пропал стол, стулья. Пустая середина. Из норки выскочил Иван Скитский -- бубен в руках:
   -- Тим-та-а-ам! Тим-та-а-ам!
   -- И-эх! -- вдруг выхватила бубен рыжая и пошла кругом. Глаза закрыла: белое бессонное солнце -- белая ночь на лугу -- белые дымные столбы от костров...
   -- И-ах! -- еще отчаянней -- до смерти закружиться, выкружить все из себя: ничего не было...
   Грохают грубые сапоги об пол, по ветру бороды, фалды фрака... эх, гони -- сто верст в час!
   -- А ты что же? -- на лету крикнул Кортома хозяйке.-- Сидишь одна: гага на яйцах!
   Хозяйка медленно встала. Веселая улыбка между двух морщинок по углам губ. Замелькало в кругу ее розовое платье, завеяло -- качнулось...
   -- Стой-стой-стой! Упала... да стой же! Розовое платье опускалось на пол, таяло -- и вот сейчас на полу будет только розовый комочек... Кортома подхватил, увел в соседнюю комнату:
   -- И вечно что-нибудь этакое! Уж не может! Ну чего -- ну?
   -- Голубчик мой -- это я так... Уморилась нынче очень -- я сейчас... Ну, вот и ничего.
   -- Ты бы вот лучше наверх пошла: все ли там, как я велел -- в конторе?
   -- Все как велел. Ты ничего, голубчик, иди в зал. Я сейчас...
   Все уладилось. Хозяйка пришла, с веселой улыбкой наливает гостям шипучее. Хозяин под шумок куда-то пропал. Сквозь неплотно прикрытую дверь морозный пар. В розовом платье немного холодно -- вздрагиваешь. Но это ничего -- кто-нибудь войдет, прихлопнет поплотнее -- и всё.
   И наконец вошел хозяин, прихлопнул дверь. Должно быть, освежался: в горнице гвалт, дым как в бане-паруше. И не одному Кортоме невмоготу было: следом за ним раскрылась дверь, и вернулась рыжая в своем прекрасном зеленом платье.
   Откуда-то из печки, как святочный бес-шиликун, вышарахнул приказчик Иван Скитский:
   -- С праздничком, хозяин! С праздничком, красавица! Магарыч с вашей милости!
   Теперь Кортома где-то в стороне мирно попыхивает трубочкой, учительно поднят указательный палец. Возле Пельки приказчик Иван Скитский, вертится, щерит беззубые черные десны. Вытянул руку рожками -- кызя-кызя! -- защекотал козой бок Пельке, защекотал под грудью. Ну, что же: все равно.
   -- А я завтра все расскажу му-жу! А я завтра... шу-у... му-ужу...-- шуршит шиликун в ухо.
   И вдруг -- будто этого только и надо Пельке: вдруг -- губы у нее живые, на щеках румянец.
   -- Что ж, расскажи. Испугал!
   Ла-адно! А у самой небось душа в пятки.
   -- Да уж так и быть: не скажу. Пойдешь со мной прогуляться?
   -- С тобой? Эй, хозяин! Скажи-ка этому, твоему, чтоб отзынул. Эй, хозяин, вина!
  
   Изо всей мочи по небу кнутом -- и кровавеет рубец: заря. Но ни звука, ни оха: все равно никто не услышит.
   Всё еще во вчерашнем зеленом платье -- Пелька у окна, молча, ни звука. Марей -- далеко, чуть виден в светлом кругу под жестяной лампочкой. Торопится, потукивает молоточком -- тукает, поет, несется сердце завтра фонарь, завтра -- вся жизнь новая...
   -- Ну что же, Пелька, как там вчера? -- и уж забыл Марей, что спрашивал о чем-то, и ничего ему на свете, только -- фонарь.
   Все ярче рубец от кнута в небе. В плечах, в коленях -- дрожь все горячее: пожалуй, вчера выбегала -- остудилась, очень возможно.
   -- Эй, Марюха, оглох, что ли? Здравствуй, говорю. От хозяина моего -- поклон со спасибом.
   -- Ага, Иван, здравствуй.
   -- Ну, а ты, красавица, как? Все на вчерашнем стоишь?
   -- На вчерашнем.
   -- Так-так-так... Ну что же, Марей, фонарь-то свой кончил?
   -- Кой-где пошабрить только -- и завтра... Вот, ей-Богу, ничего мне на свете не надо, только бы завтра...
   -- Да уж я вижу: ничего не надо. Женку-то вот свою профонарил? Тю-тю, хезнула женка.
   -- Да нет -- вон она у окошка.
   -- Эка, брат: это не твоя.
   -- Ох, чудак, ну тебя... Чья же -- коли не моя?
   У Ивана Скитского руки за спиной и пальцы вон этак вот, рожками -- кызя-кызя -- Пельке показывает. Молчит Пелька.
   -- Чья? А хозяина мово, господина Кортомы, со вчерашнего считается. Со ште-емпелем... Изо всей мочи кнутом... Ну, еще, ну?
   -- ..Платье-то этакое -- задарма думаешь? Эх, слепая макура!
   Бросил шабрить Марей Голова -- белая, глаза изумленные, синие не макура -- Степка, зуёк
   -- Верно, Пелька?
   -- Верно.
   Кровавеет рубец -- сейчас брызнет. Сейчас кинется, вдарит, убьет. Милый, убей!
   Синие, как у Степки, глаза -- на Ивана, на Пельку, опять на Ивана. Иван щерится, у Пельки губы дрожат: может быть, сейчас улыбнется.
   -- А-а, ну вас: нашли время! Уж ты, Иван, шут известный: луканька хвостом. Ну тебя, недосуг, кончить надо к завтрему...
   Неключимой силе не переступить светлого круга: прочны, прочнее камня светлые стены. Плюнул Иван Скитский, повернулся к двери
  
   В конце становища, на разулочье -- пересмеиваются, перешептываются люди. Где-то тут Пелька Вот их сейчас всех осияет -- лица, улыбки, глаза -- и все новые и по-новому все
   Пальцы трясутся, еле-еле Марей зажег спичку. Завизжали блоки, фонарь возносился вверх -- и вверху, в самой сердцевине тьмы -- над миром затеплел огонек. Вот только еще подкачать насосом -- и тогда...
   В темноте чуть-чуть. Красненьким дымком трубочка Кортомы. Не видно. В темноте, как дрожат холодные маленькие руки у Кортомы в лапах.
   -- Ну, что же, красавица, по рукам? Значит, прямо отсюда -- ко мне: а манатки твои потом перетащим.
   -- Не могу я ему сказать -- как сказать? Вот если бы ты...
   -- У, за этим дело не станет. Так так, значит, а?
   Насос хлюпал, хрипел. Огонек в фонаре силился, подскакивал и задыхался -- но больше не рос. Это ничего: зато наверно -- если поглядеть издали...
   Но все то же издали: над подслепым маленьким огоньком и снизу и сверху -- на тысячи верст -- мерзлая тьма. И от огонька -- будто еще кромешней, еще чернее.
   В лихорадке Марей изо всех сил, отчаянно закачал насосом.
   -- Бр-рязг! -- треск сверху. Огонек взметнулся, ослепил -- на голову Марею какие-то верешки, оскрётки -- и конец: тьма.
   Невидимые в темноте -- окружили, задергали, затуркали Марея.
   -- Дурачо-ок! С фонариком супротив ночи.
   -- Дурачо-ок! Над ним потешаются, он... Белоголовый медведь встал на дыбы -- и попер с ревом:
   -- Кортому... Где Кортома? А-а-а, тут? Ты зачем меня обманул? Ты мне зачем про фонарь? а? Ты -- зачем, а?
   -- Легонько, брат, легонько. Ты ори любезно. Ну что же -- фонарь? Таких твоих пяток -- и довольно светло будет.
   -- Не надо мне довольно светло! Не желаю довольно светло! Уб-бью!
   Как огонек -- из всех сил взметнулся Марей -- бррязг! и потух, и только мерзлая тысячеверстная тьма.
   Из-за тысячи верст -- голос Кортомы:
   -- ...Жена твоя жить ко мне, по хозяйству... ну вообще. А если там насчет денег или материалов -- так я не кто-нибудь, сам знаешь...
   Пелька нагнулась, жадно заглядывает в лицо Марею: уж теперь... уж сейчас... Но Марей молчит.
   -- Вот и вся недолга. Ну, что же, красавица... да где же ты, эй?
   Нету. Кортома один. Ну, до чего же взгальные женки эти -- вот раскуси пойди.
  
   Однажды -- давно это было -- все было давно... Однажды шел Марей, ружье было заряжено на медведя, пулей, и вдруг -- гусь из-под ног. Стрельнул прямо в шею гусю, отстрелил голову напрочь. Головы нет -- а с разлёту еще машет крыльями гусь, еще сажень пролетел и уж тут гокнулся оземь.
   С разлёту -- еще махал крыльями Марей, еще махала крыльями Пелька.
   Лед растаял. Всё в серебре -- море мурлыкало под солнцем. Неслышно заскользили паруса: время рыбачить. И рыбачили Пелька с Мареем, как все, но по-другому глядели в голубую глубь.
   Лебеди прилетели, затрубили в печальные трубы; гуси закагакали на тихих озерах. Втроем бродили в лесу. Пелька, Марей и белая Мареева лайка. Но вежи не ставили, как в прошлом году: ночевали в избе.
   Случалось -- Марей где-нибудь впереди, Пелька идет сзади его, одна, подымет ружье и водит кругом. Никакой дичины и нет будто, а водит, берет на мушку. Нет, опустила.
   -- Не могу...
   -- Ты чего? -- оглянется Марей.
   -- Нет, ничего. Я так.
   Вдали залилась лайка. Пелька слышит -- лайка крикнула на своем, лаячьем, языке: гуси! Надо идти...
   Били гусей. Коптили полотки на зиму -- будто и правда еще жить зиму. Рыбачили. С разлёту летели сажень.
  
   Близко Спаса пошли медвежьи свадьбы. Ходили медведи парами, тройками. Потянулись из становища промышлять медведей.
   -- Надо и нам тоже...-- Брови у Пельки крепко стиснуты.-- Деньги-то все профонарили.
   -- Ну что же: по мне, хоть завтра,
   -- Я вчера одного встретила вовсе близко -- где у нас вежа стояла. Да только ружье было с дробью.
   -- Ну что же: пули есть.
   Встали на заре, раным-рано. Мох -- седой: издалека уж дохнула неумолимая осень, первый зазимок. Деревья -- червонные, розовые, золотые: осенний убор. У Пельки в рыжих волосах -- зеленый можжевельный венок.
   -- На, зарядила...
   И тяжелая же, должно быть, Мареева принаследная пищаль: дрожит у Пельки в руке, или так ослабела, извелась женка? Да, пожалуй, это.
   Мареева кипенно-белая чайка путается у Пелькиных ног, поглядывает вверх умным глазом: "Я знаю". Пелька долго ведет с ней молчаливый разговор, поглаживает пушистую шею.
   -- Ну, будет... Вперед!
   Примятый мох, щепки, зола. Да, тут вежа: давно.
   -- Марей!
   -- Ну?
   -- Вот уже... лайка, слышишь? Марей!
   Раздвинулись, как занавес, зеленые сестры-сосны: поляна. В нос вдарило острым медвежьим духом: на поляне на дыбах стоял медведина и играючи отбрасывал лайку. Лайка совсем остервенела: кидается, воет, визжит.
   -- Марей -- ты. Я потом... Ну -- скорее...
   Да, прошло время -- не надеется на себя Пелька, руки дрожат, что поделать.
   Неспешно Марей поставил свою пищаль на развилку, подпустил на десять шагов: с десяти шагов под лопатку -- верное дело.
   -- Бух! -- разошелся дымок -- качнулся медведь -- сейчас рухнет...
   Но не рухнул: взвыл -- и, огребая лапой больное место, прямо на них.
   Что ж это: ведь с десяти шагов. Разве только дробь? Господи...
   -- Дробь...-- кивнула ему Пелька.-- А мое не заряжено.
   Понял Марей всё. Вдруг -- солнце -- рыжее пятно -- жить...
   -- Ложись! -- крикнула Пелька. Не двигаться -- медведь зароет, уйдет: мертвечины боится. Только не шевельнуться, не дышать...
  
   Урча обнюхал медведь, толкнул Марея лапой: нет, неживые. И стал быстро забрасывать мягким мхом. Навалил могилу -- большую. Отошел, поглядел.
   Задыхаясь, двигается Пелька все теснее -- губами в губы, как давно -- в веже...
   "Ишь ты, а еще шевелится мох-то?" -- Медведь подошел, подвалил еще мху, накидал земли, сверху сам сел: зализывать рану. Кипенно-белая лайка остервенело визжит, цапает сзади, мешается.
   Сердито давнул лайку лапой, сгреб ее с брюха -- белую с красным, отшвырнул в куст. Серьезно, долго глядел вниз, на могилу.
   Нет: мох не шевелится. Пожалуй, можно идти.
  
   1918
  
  
  
  

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru