Заяицкий Сергей Сергеевич
Красавица с острова Люлю

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:


   Сергей Сергеевич Заяицкий

Красавица с острова Люлю

  
  
  

Посвящается железнодорожным путешественникам

  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   "Посвящая свой роман железнодорожным путешественникам",- пишет Пьер Дюмьель [ПьерДюмьель. - Красавица с острова Люлю - литературная мистификация С. С. Заяицкого] в предисловии к французскому изданию, - я вовсе не хотел унизить свой роман или обидеть самих путешественников. Нет. Напротив! Я считаю, что железные дороги - это единственное место, где современный человек имеет время на чтение беллетристических произведений, и только железнодорожные путешественники сохранили еще редкую способность плакать и смеяться над вымыслом".
   Пьер Дюмьель - непримиримый враг буржуазной культуры, и роман его является сатирой на быт и идеологию отжившего класса. Правда, весь роман Дюмьеля немного наивен, и он слишком легко разрешает в нем сложнейшие социальные проблемы, но не нужно забывать, что Пьер Дюмьель прежде всего француз, истинный сын "прекрасной Франции", о которой он так часто вспоминает в своем романе.
   Пьeр Дюмвель в своем романе никому не подражает.
   Он - враг стилизации. В анкете, предпринятой французским обществoм "Защиты писателей от жестокого обращения", нa вoпрос "Ваша любимая книга" Пьер Дюмьель отвечает: "Oна еще не написана".
   Заметим, что критики, нападавшие на Дюмьеля, в своем ожесточении доходили до того, что отрицали самый факт его существования.
   Пьер Дюмьель - явление вполне современное.
  
  

Часть первая

Глава I

Инженер Симеон пробует новый трактор

  
   Морис Фуко, вернувшись от нескольких родственников, у которых он тщетно старался занять деньги, нашел у себя на столе запечатанный конверт из такой прекрасной толстой бумаги, что его жалко было разрывать, и вынул маленькую карточку всех цветов радуги. На ней напечатано было:
  

ШАТО ТЕРЕЗ СПЕШИТЕ! БЕГИТЕ!! ТОРОПИТЕСЬ!!!

только сегодня 25 июня!

только сегодня!!!

Сто развлечений в секунду!

САМОЕ ЛУЧШЕЕ ВИНО! САМЫЕ КРАСИВЫЕ ЖЕНЩИНЫ!

САМЫЕ ЭНЕРГИЧНЫЕ МУЖЧИНЫ!

Начало в 10 час. вечера.

Окончание в день всемирной революции!

Содержатель бара - ПЬЕР ЛАМУЛЬ

   Морис Фуко, прочитав объявление, расхохотался.
   - Ах, старая дыня! - вскричал он.
   25 июня был день рождения Терезы Ламуль, супруги Пьера Ламуля, богатейшего во Франции банкира, женившегося всего год тому назад на Терезе Прекрасной - "королевской кокотке", как ее называли после того, как приехавший в Париж сиамский король подарил ей серебряного слона величиною с крупного сенбернара. Не доверяя своей наружности и не без основания полагая, что ни Парис, ни Феб, ни другие знаменитые красавцы не имели во внешности ничего напоминающего дыню, Пьер Ламуль старался удержать любовь Терезы Прекрасной разными эксцентрическими выходками: нанял негра, который, стоя в углу гостиной, ритмически отсчитывал секунды и минуты, а в полдень и в полночь бил в гонг и плясал воинственные пляски своей родины; поставил в ее будуаре автомат, из которого при нажатии кнопки выскакивали серьги, браслеты, кольца и другие драгоценные безделушки, ежедневно возобновляемые крупнейшими французскими ювелирами; наконец, дабы удовлетворить природные ее склонности, он иногда превращал свой дом в один из тех баров, которые некогда озарялись улыбками Терезы.
   Морис Фуко вспомнил, что проект этого вечера пришел в голову банкиру в то время, когда Морис сидел в его золотом блещущей гостиной, вспомнил, как Тереза кинулась, обнимать своего супруга и как, обнимая и тиская его, она протянула Морису свою ножку, из туфельки ко - торой торчала записка. Записка эта и теперь еще лежала перед ним. В ней было всего одно слово, напечатанное на пишущей машинке: "ЛЮБЛЮ".
   Он поглядел на себя в зеркало и в то же время припомнил лицо банкира. Сравнение было в его пользу.
   Ни одна женщина (кроме близоруких и увлеченных политикой) не проходила мимо Мориса, не смерив его долгим взглядом, а Антуан, его старый лакей, ежемесячно продавал на бумажную фабрику солидный мешок голубеньких и розовеньких бумажек, содержащих объяснения в любви и приглашения на свидания, а иногда даже намек на тысячу, другую франков. Последние письма обычно откладывались отдельно. Но Морис был не только красив, он был еще скромен и к тому же влюблен, как говорится, со всем пылом юной страсти в Прекрасную Терезу. И теперь, целуя это "люблю", нащелканное сотни раз целованными пальчиками, он почувствовал на глазах слезы умиления.
  

* * *

  
   Перед дачею банкира уже толпились десятки автомобилей, от прожекторов которых было светло, как днем.
   Из автомобилей выскакивали мужчины во фраках и дамы в платьях, столь же пестрых, сколь и легкомысленных, при виде коих внезапно в вечерней синеве покраснел над дверью огромный фонарь с надписью "Ш А Т О Т Е Р Е 3" Негритенок помогал гостям вылезать из автомобилей, китайчонок распахивал перед ними двери, а огромный патагонец предлагал им тут же в передней большой бокал крюшона, который черпал из огромного льдом обложенного серебряного чана. Уже на лестнице начинала слегка кружиться голова от улыбок, бриллиантов, голых рук и спин, колючего крюшона и грустно-веселой музыки. А за окнами томилась синяя мудрая звездная ночь, и вдали над Парижем трепетало бело-розовое зарево.
   Над лестницей висел огромный плакат с надписью: "ВСЕ ДОЗВОЛЕНО" А под этим: "О даме, отказавшейся поцеловать кавалера по первому требованию и в указанное им самим место, прошу немедленно доносить директору бара Пьеру Ламулю". Под этими плакатами иные пары уже соединяли свои губы. Всем, даже самым добродетельным женщинам захотелось вдруг обратиться в тех, на которых с таким негодованием смотрели они из своих автомобилей, возвращаясь ночью из оперы, и, хватая за рукава незнакомых мужчин, они шептали им признания, при воспоминании о которых, вероятно, предстояло краснеть им до следующего подобного праздника.
   Морис Фуко доехал до заставы с поездом метрополитена и пошел пешком, отчасти потому, что у него не было денег на более современный способ передвижения, но главным образом потому, что. хотел получше впитать в себя поэзию этой ночи. Он шел, и мечты о предстоящих поцелуях Терезы волновали его до того, что повстречавшиеся ему два жандарма долго совещались, глядя ему вслед. Поминутно его обгоняли автомобили, но он предпочитал в таких случаях прятаться за деревьями, дабы кто-либо из знакомых не вздумал подвозить его. Он вошел уже в парк, принадлежащий банкиру, и, сорвав розу, погрузил в ее влагу свои уста, воображая себе... в этот миг кто-то тронул его за локоть... В темноте рядом с ним стояла одинокая женская фигура. Она робко сунула ему в руку какую-то бумажку и вдруг побежала прочь, пряча голову в черный платочек. Первою мыслью его было, что Прекрасная Тереза подослала свою горничную с запиской, но она не могла знать, что он придет пешком. При свете зажигалки он развернул бумажку: грубым, словно детским почерком написано было:
   "Если вы не презираете любви девушки простого происхождения, то приходите под утро в лебединую беседку. Господь вознаградит вас, ибо вы спасете гибнущее сердце".
   Этого не доставало! Он с презрением сунул бумажку в карман. Какая-то судомойка вздумала конкурировать со своей госпожой... Во рту его стало вдруг горько. Он раскусил розан. Выплюнув цветок и еще раз пожав плечами, он вышел на главную аллею и, пройдя между рядами автомобилей, вошел в дом. Какая-то дама схватила его за плечо, другая прижалась к нему полною обнаженною спиною, но он видел там, в конце зала, ярко-красное с белым пятно - Терезу, красное было ее платье, белое ее руки, шея, грудь. Красного было меньше, чем белого. Через секунду он уже обнимал гибкий стан и, глядя в страстные, большие глаза, вел красавицу среди живого потока под звуки таинственного фокстрота. На ораторской кафедре, взятой напрокат у одного из членов бывшего русского Временного правительства и обклеенной карикатурными плакатами, стоял сам Пьер Ламуль и кричал, неистово звеня колокольчиком:
   "Первому, кто напьется вдребезги, выдается золотой кубок! Дам, целующих кавалеров, прошу брать с них расписки! Представившая тысячу расписок провозглашается королевой поцелуев. О-ге-ге... У-лю-ли! Бонвиваны всех стран, соединяйтесь!".
   - С тебя я не буду брать расписок,- говорила Тереза, пожирая глазами Мориса и грациозно в танце покачивая свой стан.
   - А я не буду их тебе давать! Во Франции не хватит бумаги.
   И они снова слились с пестрою толпою.
   Кончив кричать, Пьер Ламуль подошел к столику, за которым сидел Роберт Валуа - славный потомок свергнутой династии, адвокат Жан Эбьен - племянник Гамбетты- и Сергей Иванович Ящиков, русский эмигрант из военных, человек с красной шеей и сангвиническим цветом лица.
   - Дамы,-говорил Эбьен, наливая себе бокал шампанского,- превосходят самих себя!
   - В - них проснулись инстинкты, - сказал Валуа, отрезая ломтик сыру: они-таки добились своего, как говорила моя прабабушка Екатерина Медичи, слушая в Варфоломеевскую ночь крики избиваемых гугенотов...
   - Кто же сейчас исполняет роль католиков и кто гугенотов?- спросил Эбьен.
   - О, католики, разумеется, дамы... Они нападают...
   - Ко мне подошла одна и сказала: интересная эспаньолка, угости коньяком.
   - Ха-ха-ха!- расхохотался Ящиков.- Это мне нравится... А? Так и сказала?
   - Ну и что, - спросил Ламуль, подойдя к ним и ущипнув одну из проплывших мимо красавиц, - защемило это вас или не защемило?
   - Я думаю! Клянусь предком моим Франциском! Штука с перцем!
   - С красным или с черным? - воскликнул Ящиков.
   - Эти русские не могут без политики!
   - Vive le roi Henry Quatre!
   - Прошу при мне не упоминать о Бурбонах!
   Пьер Ламуль взобрался на стол и заорал, размахивая бутылкой.
   - О ла, ла! Живее! Веселее! Хохочите так, чтоб в Москве слышно было!
   Глядя на него, бешено замахал смычком румын, и вся толпа понеслась мимо, сталкиваясь, визжа и хохоча. Тогда Пьер Ламуль вдруг сделал знак, и зал погрузился во мрак.
   Музыка умолкла, хохот и визг усилились. Но мгновенно опять все осветилось, и почти рядом с собою увидал банкир свою Терезу, страстно обнимающуюся с Морисом Фуко.
   - Передышка, - крикнул он менее весело, чем кричал до сих пор, и все кинулись занимать столики.
   - Идем сюда,- шепнула Тереза, и они сели вдвоем в углу за маленький столик.
   - Старая дыня взбеленилась, когда я тебя обнял...
   - Я могу выдать тебе расписку.
   На белой стене появился вдруг раскланивающийся Чарли Чаплин. Люстры погасли, и под аплодисменты пирующих стал изощряться в ужимках прославленный киногений.
   - Уговори его куда-нибудь уехать!
   - Как же! Он жить без меня не может!
   - Пошли его к черту!
   - А черт разве даст мне в год 200 000 франков?
   - О эти франки!
   - Да! "О", когда они есть, и "ах", когда их нет!
   - Неужели ты продажна, Тереза?
   - Не для тебя! В тебя я влюблена, как 10 000 мар - товских кошек!
   - Почему только 10 000?
   - Ну, двадцать тысяч. А как ты любишь меня?
   Морис хотел страстно ответить ей и на секунду задумался, вспоминая, какое из животных всего влюбчивее.
   Внезапно по зале пронесся возглас восхищения. Он взглянул на экран и замер от изумления. По пенистой дороге неведомого леса шла красавица... такая красавица... Но все исчезло, и явилась надпись: "Инженер Симе он пробует новый трактор".
   - Снова, снова,- раздались голоса,- повторите картину.
   Вспыхнули слова: "Виды острова Люлю. Туземная девушка торопится выйти из леса до захода солнца".
   Явился неведомый лес и красавица... такая красавица и вновь...
   "Инженер Симеон пробует н ов ый т р а к т о р".
   - Снова, снова,- кричали мужчины,- к черту инженера!
   - Так как же ты любишь меня?-спросила Тереза, нащупывая туфелькой ногу Мориса, которую тот по рассеянности отдернул.- Ну же!.. Как ты меня любишь?
   - Я... я... очень люблю,- пробормотал он, глядя на экран.
   - Да перестань смотреть на эту дуру! Как же ты меня любишь?
   - Люблю... как...
   - Ну, как что?
   - Как лошадь!
   - Осел!
   Среди дам слышался ропот.
   - Дальше, дальше,- кричали они, а мужчины орали:- снова, снова!
   Наконец окончательно и бесповоротно появился на экране лысый инженер Симеон и заковылял на тракторе по американскому полю. Тереза уставила на него лорнет и, больно прищемив локтем палец Мориса, воскликнула:
   - Какой красавец... сразу видно, что... изобрел трактор.
   И ушла, швырнув в Мориса салфеткой.
  
  
  

Глава II

Привидение XX века

  
   Прекрасная Тереза рассердилась, и все заметили это.
   Рассердились вслед за ней многие дамы. Жена Жана Эбьена подошла к нему, взяла его под руку, ущипнула при этом под локтем и, не разжимая щипка, повела по залу.
   - Ну-с,- сказала она с лучезарной улыбкой, так что со стороны казалось, что она говорит что-то онень приятное,- мерзавец вы этакий! Не угодно ли вам уехать домой, потаскун проклятый?
   И она еще сильней сжала щипок.
   - Люсси!-прошептал истязуемый.
   - Поедем домой!
   - Но!..
   - Или я сейчас пойду и отдамся первому встречному!
   Роберт Валуа и Ящиков не имели жен.
   - Вот женщина,- говорил первый,- клянусь моим предком Генрихом Анжуйским! Эта женщина! Это то, что называется женщиной!
   - Да,- багровея, бормотал полковник,- мда!.. Много женщин видал в родной стороне...но одна лишь из них в память - врезалась мне... Эй, дубинушка, ухнем!
   Прекрасная Тереза удалилась, говорят, в свою комнату и там билась сама и била все кругом в ужасающей истерике.
   Пьер Ламуль беседовал о чем-то с демонстратором картин, Морис Фуко смущенно стоял возле и, видимо, соображал, как и чем может он теперь вернуть столь близкое и возможное недавно счастье. Веселье внезапно исчезло, как шампанское, вылитое на зыбучий песок. Шипя, как змеи, одевались в передней дамы. Смущенно улыбаясь, утешали их кавалеры. На патагонца с крюшоном никто уже не обращал внимания. Его затолкали. Китайчонок распахивал двери. Негритенок усаживал в автомобили. Этот маленький черный сын далекого Конго видел в эту ночь поразительные сцены. Он видел, как одна полная дама, сев в автомобиль, сорвала с шеи ожерелье и им принялась хлестать по щекам важного на вид господина, видел и еще много такого, чего, не могли понять его курчавые мозги. Зал опустел. Ламуль прощался с Робертом Валуа и с Ящиковым.
   - У Терезы мигрень,- говорил он.
   - Ящиков сокрушенно вздохнул.
   - Передайте мой душевный поклон! У меня в мирное время бывали мигрени! И знаете, чем вылечился? Лакрицей!
   - Но какова женщина!
   - Мда.
   - Черт знает, что за женщина... и что за остров такой - Люлю!
   Последний автомобиль, шурша по гравию, исчез во мраке.
   Одна за другою погрузились во мрак комнаты огромной дачи. Банкир прошел к себе в кабинет и по внутреннему телефону вызвал горничную Прекрасной Терезы.
   - Как себя чувствует барыня?
   - Им все хуже!
   - Гм! А не хочет ли она что-нибудь передать мне?
   - Сейчас узнаю! Банкир ждал с некоторою дрожью.
   - Барыня просили передать... простите, сударь... Я, право, передаю только слова барыни... что вы...
   - Ну... ну...
   - Что вы... простите ради бога... гнусная скотина...
   - ... и урод! - крикнул голос Терезы.
   - Да... да... сударь,- простите... и урод!.
   Банкир с некоторым облегчением повесил трубку. Он еще дешево отделался. С волнением он стал ходить по своему кабинету, словно прислушиваясь к чему-то. Он снял со шкафа глобус и, сдунув пыль с Великого океана, провел пальцем по тропикам.
   Потом он разулся, долго прислушивался и, наконец, стал пробираться по коридору, ведущему в темный зал.
   Прислуга, утомленная суетой, спала. Сквозь открытые окна зала доносился глухой гром ночного экспресса и далекий несмолкаемый гул столицы. Воздух был прян, и от садовых цветов и от аромата духов, оставшегося, как воспоминание о плечах и локонах недавно здесь танцевавших красавиц.
   Пьер Ламуль, дойдя до середины зала, тихо свистнул. В ответ тоже раздался свист.
   - Господин Бисанже? - спросил шепотом Ламуль.
   - Я... это вы, господин Ламуль?
   - Я... кажется, все спят.
   Он прислушался. Ему показалось, что под диваном в куче серпантина прошуршала мышь, но потом снова все смолкло.
   - Ну, действуйте... и да хранит нас парижская богоматерь!
   Слышно было, как завозился во мраке господин Бисанже.
   - Внимание! - сказал он тихо.
   Что-то зажужжало, и вдруг на стене явилась "она", та самая, которая торопилась уйти из леса.
   - Не вертите, не вертите, - прошептал Пьер Ламуль,-а то опять выскочит это лысое страшилище!
   Красавица замерла, словно прислушивалась к чему-то.
   Пьер Ламуль подошел к ней совсем близко. Вблизи она была огромна, и, когда он тронул ее, под его рукой закачалось полотно, причем лес и красавица затрепыхались, как простыня на венецианском балконе. Пьер Ламуль отошел. Мыши опять завозились под диваном. Он кинул в них пробкой, попавшейся под ногу, и, пятясь задом, стал отступать от экрана, и чем больше он удалялся, тем прекраснее становилась она.
   - Бум!!!
   Пьер Ламуль опрокинул в темноте один из столиков.
   С громом покатились пустые бутылки. Господин Бисанже в ужасе потушил аппарат, а Ламуль замер в той позе, в какой отступал, и сердце его застучало, как пулемет. Но никто не шевелился во всем доме.
   - Не слыхали, - пробормотал Ламуль, - давайте снова!
   Г. Бисанже опять завозился, но от волнения он что-то перепутал, ибо внезапно заковылял на тракторе инженер Симеон. Опять воцарилась мгла, и опять появилась красавица.
   Да, несомненно! Это была настоящая красавица. Рядом с нею Прекрасная Тереза казалась маленьким, жалким заморышем...
   - Нельзя ли сделать так, чтоб она разделась? - прошептал Ламуль.
   Господин Бисанже сокрушенно вздохнул.
   - Искусство кино, увы, еще не достаточно подвинулось!.. Что вы хотите, сударь? Эдисон стар, как мышь, и ему не нужно этого... Но братья Патэ... Скоро возьмут патент... Таких братьев,- сударь, не было еще со времен Гракхов... Это настоящие французы, сударь!
   Поворот рукоятки, и она еще прекраснее, опять и еще, опять еще...
   Зал внезапно озарился. Прекрасная Тереза стояла на пороге, держа в руках свои туфельки. Пьер Ламуль от страха грузно сел на пол, и в этот миг ему показалось, что под диваном, где скреблись мыши, явилась человеческая рука. Но он ничего не мог разглядеть определенно, ибо одна из туфелек с силою бомбы и с удивительной ловкостью полетела ему в переносицу, а другая уже летела вслед господину Бисанже, который бежал, унося с собой все еще зажженный аппарат, так что призрак красавицы мчался впереди него по всем стенам, проваливаясь в окна, появляясь то совсем близко, то далеко, то маленьким, как куколка, то величиной с жирафу. Следом за ним змеился длинный провод.
   В зале вновь воцарился мрак. Никто не знает, как провели супруги Ламуль остатки этой обильной приключениями ночи. Все тот же негритенок, любивший спать в саду на скамейке рассказывал на другой день, как по кустам во мраке неслась огромная белая женщина, как следом за нею мчался сам черт с чемоданом, извергающим пламя, и с хвостом через весь сад.
   Хвост этот вдруг оторвался, и тогда все исчезло, а когда он, негритенок, опомнившись от страху, решился поднять тревогу, то из входной двери внезапно появился господин Морис Фуко, весь в пыли и в клочьях серпантина, и сунул ему такую крупную монету, что у него отнялся язык.
  
  
  

Глава III

Необычайное увлечение географическими науками

  
   Остановившись перед дверью с надписью: "Доктор Жан Сигаль", Морис Фуко почувствовал некоторый трепет.
   - Доктор принимает?-спросил он горничную.
   - Простите, сударь,-отвечала та,-доктор Жан Сигаль-доктор географии...Если вам нужно ухо, горло и нос, то это этажом выше.
   - Мне нужен именно доктор географии, вот моя визитная карточка...
   - Пожалуйте,-сказала горничная, вернувшись через минуту.
   В кабинете, увешанном картами, уставленном глобусами и чучелами, заваленном книгами и рукописями, за большим столом сидел Жан Сигаль, автор нашумевшей в свое время книги: "О способах приготовления человеческого мяса у бушменов", которую ловкие книгопродавцы обычно сплавляли рассеянным дамам под видом "подарка небогатым хозяйкам".
   Морис Фуко поклонился профессору, а профессор поклонился ему в свою очередь.
   - К делу! К делу! Дурак!
   Услыхав этот гортанный крик, Морис Фуко вспылил:
   - Сударь! - вскричал он гневно.
   - Молчи, негодяй! - крикнул профессор и тут же прибавил с любезной улыбкой:- не сердитесь. Это мой попугай. Я к вашим услугам.
   Ошеломленный таким началом разговора, Морис Фуко несколько смутился.
   - Простите, профессор, что я решаюсь отнять у вас ваши драгоценные часы,-сказал он и еще больше смутился, увидев, как профессор с испугом пощупал свой жилетный карман.
   - То есть, я хотел сказать, деньги... то есть, время... ведь время деньги.
   - Дурак! - крикнул попугай, и, чувствуя справедливость этих слов, Морис все же подумал: "Ты сама во всем виновата, проклятая птица".
   - Видите, в чем дело,-сказал он наконец.- Я боюсь, что вопрос мой покажется вам несколько странным...
   - Имейте в виду,-проговорил профессор,- что если дело идет о сборе на устройство бала в пользу пострадавших от революции...
   - Никаких балов, уверяю вас... Дело вполне касается вашей науки. Скажите, существует ли в мире, вернее, на земном шаре, остров... простите, если я что-нибудь перепутал...остров Люлю?
   Профессор задумчиво встал и подошел к большому глобусу, усыпанному таким количеством больших и маленьких точек, что его хотелось вымыть зеленым мылом.
   - Что значит, существует или не существует, - произнес он, покачав головой, - иные острова, вследствие вулканических изменений морского дна, периодически то существуют, то не существуют. Недавно группа островов Си-мо-а исчезла внезапно под поверхностью воды в то время, как жители справляли праздник царя. Ту-ту-ту, повторяющийся один раз в 170 лет! 170 число глаз возлюбленной Ту-ту-ту стоносой Иш-ты. Около 5.000 человек исчезло под водой.
   - Какой ужас! - вскричал Морис.
   - Да, ужасно, - согласился профессор, - к счастью,- продолжал он, острова через минуту вновь появились в пятидесяти верстах от прежнего места, так что большинство отделалось легкой ванной... - ...но одежда была попорчена и дома тоже!
   - Там не носят одежды, а живут в огромных раковинах.
   - Ну, так это даже забавно.
   - Не совсем, ибо акулы успели-таки съесть кое-кого... Главного жреца, например.
   - Ах, какая досада! Но может быть, вы все-таки ответите мне на мой вопрос, существует ли, ну хоть иногда, такой остров: Люлю?
   - Люлю? Гм!
   Профессор снова задумался, пристально глядя в лицо Морису и грызя пальцы. Лицо его постепенно расплылось в добродушную улыбку, а рука протянулась к странному предмету, лежавшему на столе.
   - Слушайте внимательно, что я вам скажу, - произнес он, продолжая улыбаться, стараясь не делать лишних движений, сползайте с кресла. Не проявляйте испуга, не кричите и, по возможности, не качайте кресла... скорее...
   Морис Фуко, охваченный внезапным ужасом, съехал на пол. В то же мгновение профессор схватил со стола предмет - палку с проволочной петлей и через мгновение поднес к лицу Мориса плоскую шипящую морду огромной кобры.
   - Благодарите бога, что она вас не ужалила! От ее укуса огромный боров издох в две секунды... И его нельзя было даже съесть, ибо мясо было отравлено.
   Профессор кинул змею в ящик и захлопнул его.
   - Интересно,-- прибавил он, -- что она редко делает попытки ужалить живущих в этой квартире и никогда не бросается на моих коллег по университету.
   Морис Фуко чувствовал, как дрожат его колени. Он вытер пот со лба и ощущая ползанье по всему телу, снова сел в кресло.
   - Так как же остров, - пробормотал он и, чтоб успокоиться, закурил сигару. Что-то страшно чихнуло в углу.
   Морис с испугом оглянулся.
   - Огюст не любит дыма, - заметил профессор.
   - А кто этот Огюст? - спросил Морис, выдавливая из губ улыбку.
   Но прежде чем он ответил, из-за шкафа в углу выглянула длинная морда и, щелкнув чудовищными челюстями, исчезла.
   - Ну, иди, подай лапку гостю, - сказал профессор и, подождав, прибавил: он обиделся, что вы курите! Трудно даже представить себе, до чего самолюбивы крокодилы озера Танганьики! Они самолюбивы и мстительны. Я уверен, что он сейчас мечтает не более не менее как о том, чтоб откусить вам нижнюю часть туловища или верхнюю... ему, разумеется, безразлично.
   - И он может это сделать? - вскричал Морис.
   - Может, но не станет! Эта порода еще более ленива, чем свирепа. Им нужно часа два, чтобы раскачаться! Итак, остров Люлю! Гм! По-моему... Гм! Может быть, вы интересуетесь особенностями климата южной части Тасмании?
   - Нет!
   - Жаль! Я как раз сейчас над этим работаю.
   Подумав с минуту, профессор подошел к полкам, уставленным одинаковыми книгами, числом около сотни, из которых каждая напоминала те огромные библии или лексиконы, которые украшают витрины солидных букинистов и, никем не покупаемые, передаются из поколений в поколения. Раскрыв одну из книг и вставив в глаз лупу цилиндрической формы, наподобие часовщика, профессор самодовольно ударил рукой по странице.
   - Все, что есть в мире, есть и здесь. Незаменимая вещь в путешествии, хотя немного громоздко. На одну букву "Л" три тома... Лондон, Лозанна, С. -Луи, Люберцы, Люблино, вот; "Люлю". "Остров вулканического происхождения...(ага! что я вам говорил). Расположенный под таким-то градусом восточной долготы. Открыт в 1762 году испанским мореплавателем Педро де Пудра. Из диких животных встречаются пантера и гну. Климат теплый И приятный. Население ничем не занимается".
   Воцарилось молчание. Слышно было, как за окном шумел Париж, да где-то в квартире, должно быть, барышня играла Шопена.
   - А что, профессор,- спросил нерешительно Морис,- здесь не сказано ничего о женщинах? Есть на острове Люлю женщины?
   Профессор задумался.
   - Едва ли,- сказал он наконец,- можно себе представить колонию одних индивидуумов мужского пола! Такая колония перебралась бы на другой остров, а здесь сказано "население".
   - Так, а вы не знаете, что, женщины на этих островах очень хорошенькие... то есть красивые?
   Профессор раскрыл какую-то страницу и показал Морису рисунок.
   - Вот, самый классический тип,- сказал он.
   На картинке изображено было толстое черное существо, разрисованное спиралями, в гигантских мочках ушей которого торчали трубки и пузырьки из-под лекарств и разрезательный ножик.
   - Нет, нет,- вскричал Морис и в волнении заходил по комнате, - на острове Люлю женщины необычайно красивы! Такие красавицы снились нам во сне, когда мы были безусыми юнцами! В них вся гармония: они изящны, как пантеры, скромны, как гну... Глаза их подобны... Одним словом, таких женщин, профессор, поискать и поискать. Это только ваши ученые способны, вместо небесного видения, изобразить какое-то темное чучело.
   - Осторожнее около того угла! Гм! Я никогда не слыхал о подобных женщинах.
   - Ну и хладнокровный же вы человек! Да я теперь не могу ни спать, ни есть, ни ходить к парикмахеру. Все из-за этого дьявольского острова.
   Профессор Сигаль вдруг побагровел:
   - Я люблю полненьких,- пробормотал он.
   - Хороши всякие...по настроению... Я недавно познакомился с одной девчонкой, которая была очаровательна именно своей костлявостью.
   - Брюнетка!
   - Так, что-то среднее!.. А какие ножки у той женщины!
   - Речь идет об одной женщине?
   - Об одной!
   - Ну, так она могла случайно попасть на остров! Тогда понятно!
   - Вы мне поверьте! Одно время содержал половину парижских красавиц! В настоящее время другая половина содержит меня... но такой красавицы!
   - Гм! Вы меня заинтересовали!
   - До свидания, доктор. Сколько я должен вам за совет... Простите, ради бога! Глупая привычка! До свиданья!
   Морис, поклонившись профессору, вышел и, к своему удивлению, увидал в гостиной банкира Пьера Ламуля.
   Оба отвернулись друг от друга, словно встретились у врача по дурным хворям.
   Он быстро выскочил на улицу и кинулся к траму. При этом он едва не попал под таксомотор, остановившийся у тех же дверей. Из него вылезли Роберт Валуа, славный потомок свергнутой династии, и полковник Ящиков.
   Садясь в трам, он увидал на углу улицы адвоката Эбьена, племянника Тамбетты, который внимательно разглядывал номера домов.
  
  
  

Глава IV

О том, как Юлий Цезарь левой ногою встал с кровати

  
   Доехав до предместья, Морис пошел по широкой аллее, обсаженной тополями.
   - Скажите, пожалуйста,- спросил он у одной девушки, - далеко ли до мастерской братьев Патэ?
   - Идите все прямо,- ответила девушка, покраснев и смутившись. Она быстро пошла, наклонив голову, и что-то необыкновенно знакомое было во всей ее фигуре.
   - Черт возьми, - вскричал он, - да ведь это вчерашняя судомоечка... Правда, она мало похожа на судомойку и довольно мила....Жаль, что я не обратил внимания на ее лицо... А впрочем...
   Морис настолько привык пренебрегать всякими любовными записками, что это уже никак не могло волновать его. Он дошел до большого парка и, внезапно повернув на дорогу, ведущую к большому дому со стеклянной крышей, увидал перед собою две столь странных фигуры, что замер от удивления. Это были два человека в блестящих латах, надетых на ночные рубашки, с голыми икрами и в огромных оперенных шлемах. Оба странных человека курили трубки, а один читал "Humanite'".
   - Синдикат рабочих постановил не отступать перед трудностями борьбы.
   - Гм! - сказал второй, разрубая мечом улитку.
   - На кой черт вы уничтожили этого моллюска? - спросил читавший газету.
   - А так... от нечего делать...
   - Свинство!
   - Срастется!
   - Простите,- сказал Морис смущенно,- господина Бисанже я могу видеть?
   - Он сейчас придет сюда,- сказал тот, который убил улитку, и прибавил со злобой, - шли бы они все скорей, или позволили бы хоть штаны надеть! Продувает!
   - Все из-за этой Клеопатры.
   - Надоели они мне хуже горькой редьки.
   - А где же твоя диктаторская тога?
   - А вон она сохнет... промочил во время перехода через Рубикон... - и он кивнул на простыню, висящую на ветке. Морис побледнел. Он вспомнил, что где-то тут же должен был быть сумасшедший дом. Не в его ли парк он забрел по ошибке? Он робко оглядел странных собеседников.
   - Если они не придут через минуту, - сказал тот, у которого сушилась тога, - честное слово, я надеваю штаны и требую прибавки!
   - В самом деле, платят же Помпею и Марку Антонию по 500 франков.
   - Они - русские...
   - А я француз, черт меня побери!
   - Идут, идут, - крикнул другой.
   Они внезапно приняли гордые позы.
   Морис спрятался за простыню, увидав толпу подобных же странных воинов и господина Бисанже, который быстро устанавливал свой аппарат в стороне на полянке. Какой-то маленький и толстый человечек, утирая пот со лба, кричал охрипшим голосом:
   - Больше суровости в лицах, господа, больше суровости... Чтоб в вас можно было узнать победителей э... э... Гаструбала. Кричите все хором!
   - Вы нам мало платите,- загудела толпа, размахивая мечами,- мы ведь не святые, чтоб жить воздухом.
   - Больше экспрессии! Больше экспрессии!
   - Хотя бы двадцать пять процентов накинули,- орали квириты все громче и громче.
   - Цезарь одним жестом успокаивает воинов, - крикнул человек.
   Тот, который сушил свою тогу, вдруг поднял руки, и толпа смолкла.
   - Я тоже заявляю,- сказал он торжественно,- что больше не стану стараться за эти гроши! Мне американцы предлагают более сносные условия!
   - Воины разражаются криками одобрения! - крикнул человечек.
   - Да, да, -- заорала толпа, -- и мы поступим к американцам.
   - Цезарь вспоминает походы и победы.
   - Помните, товарищи, когда нас нанимали, нам обещали не только жалование, но и обед из двух блюд с бутылкой простого вина и даровые билеты на метрополитен.
   - Помним, помним, - гаркнули квириты.
   - Русским эмигрантам из буржуазных слоев населения платят по 500 франков, а я - французский пролетарий...
   - Цезарь показывает воинам грамоту о даровании им всяческих привилегий... где грамота?
   - Здесь написано, - крикнул Цезарь, вынув из-под лат "Humanite" и взмахнув им:- что синдикат рабочих...
   - Цезарь показывает свою тогу, побывавшую в десятках боев.
   - Клянусь,- крикнул Цезарь,- что, если мне не обещают прибавки, я во время объяснения с Клеопатрой покажу язык публике!
   Он величественно сорвал с ветки простыню. Морис Фуко вне себя от ужаса заметался по полянке.
   - Гоните его,- кричал яростно толстяк,- бейте его...Он испортил нам всю сцену...перестаньте вертеть... .
   Стрекот аппарата умолк.
   - Что это значит, милостивый государь, - орал толстяк,- вы испортили нам по крайней мере три или четыре метра. Как вы осмелились сделать это.
   Морис в страхе побежал к Бисанже, который, узнав его, быстро шепнул: "Ждите меня у ворот", а сам крикнул: "Это сумасшедший из соседней больницы...пустяки! Он никого не тронет!" И, воспользовавшись тем, что все бросились врассыпную, Морис пустился бегом по аллее. У ворот он упал на скамейку и подумал о том, что недаром он всегда ненавидел древнюю историю. Его в детстве не раз били палкой из-за Юлия Цезаря, а теперь опять чуть не побили.
   Скоро зашуршал песок аллеи, и господин Бисанже показался у ворот, раскуривая сигару.
   - Ха-ха-ха! Ваше канотье очень хорошо на Итальянском бульваре, но у стен Капитолия немного режет глаз... Не так ли!.. Но это пустяки, пока на свете существуют ножницы... Чик - и хронология удовлетворена! Или кто там еще?..
   - Великая вещь кино, сударь! Одним взмахом ножниц уничтожается целая армия, целое столетие... Недавно у нас Наполеону вместо треуголки подсунули по ошибке цилиндр... Актеру, разумеется, все равно, он напялил его так, словно великий корсиканец никогда не снимал с головы цилиндра! Но я. заметил вовремя, и неприятность оказалась всего в какие-нибудь полметра... Что значит полметра для братьев Патэ, сударь, когда они владеют капиталом в миллионы метров... О... это удивительные братья, сударь!.. Но сейчас у нас передышка, и я к вашим услугам... Клеопатра не едет... ее вызвали по телефону... Чем могу служить, сударь?
   - Видите ли, я хотел вас расспросить об острове Люлю... Скажите, вы производили съемку на этом острове?..
   - Все лучшие съемки за последние десять лет, сударь, произведены вот этою самою рукою... Сам Габриэль д'Аннунцио удивился однажды, почему я не отвертел себе руку... Привычка.
   - Значит, вы объездили весь мир?..
   - А как же! Для чего же мир, как если не для того, чтобы ездить по нем?..
   - Так что вы были на острове Люлю и видели эту... эту... туземную девушку?..
   - Не только видел, а вот этими самыми пальцами ущипнул ее за подбородок...
   - И она в самом деле так хороша?..
   - Не женщина, а персик... Так вот бы - ам! и проглотил бы, клянусь богом!
   - А очень длительное путешествие на этот остров?
   Господин Бисанже покачал головой.
   - Целых полгода только море и вода... Акулы еще и киты... Скучища... Два раза подвергались опасности утонуть... Один раз спаслись, а другой... тоже спаслись... Ох, уж эти мне дальние плавания.
   - А очень жарко на острове Люлю?
   - Ужас... Я раз, скитаясь по безлюдному берегу, вспомнил свою родину прекрасную Францию и прослезился... И можете себе вообразить- слезы мои закипели!..
   - И лихорадки?..
   - Все так и трясутся... как на плохом фильме!
   - Желтые?
   - Виноват?
   - Лихорадки, говорю, желтые?
   - О, как яичница!..
   - Гм! А как вы думаете, если бы вы поехали туда еще раз, вы могли бы отыскать эту девушку?
   - С тех пор я объездил столько стран и снимал столько девушек... Но чем черт не шутит!..
   - А остров не велик?..
   - Островишка дрянненький...
   - Так что там искать не так уж трудно?
   - Что искать, сударь, - блоху у себя иной раз на спине не найдешь!
   Морис Фуко поморщился.
   - Я разумею - искать эту девушку... Например, я бы мог ее там найти? Как вы думаете?
   - Охота вам, сударь! Если вам уж не терпится, так я вам скажу... у меня есть тетушка... почтенная дама, сударь, самого эдакого аристократического уклона...(Бисанже огляделся). Звякните ей по телефону, или еще лучше загляните к ней часиков в 10 вечера и скажите... Госпожа Обери, познакомьте меня и... а там распишите, что вам нужно... Недавно один мой знакомый влюбился в открытку с изображением королевы Виктории в молодости... И что же! Через два часа эта самая королева Виктория пила коньяк из его рюмки и называла его своим "индюшоночком"! Дай бог всякому иметь такую родственницу, сударь...
   - Нет, нет... это все-таки не то...
   - Ну, так ведь не воскресишь же самое Викторию. Да и неизвестно, если бы она и воскресла, стала бы она валандаться с вами!.. Теперь всюду суррогаты...
   - Но не на острове Люлю, однако!..
   - Там не додумались, но додумаются через год!..
   По парку пронесся пронзительный свисток.
   - Ого,- сказал г. Бисанже,- надо бежать... Мне сейчас предстоит чертовская пытка: извольте-ка снимать такую сценку: Клеопатра купается в бассейне, а Марк Антоний, сидя в кустах, наблюдает за ней... После этакой съемки влюбишься в вандомскую колонну, сударь, уверяю вас!
   - А разве вы не в Египте производите съемки? В рекламах сказано, что съемки производятся в Египте.
   - О, разумеется, в Египте!.. Пока это так... репетиции... Всего хорошего, сударь... Очень советую вам наведаться к моей тетушке...
   Морис пошел по широкой дороге.
   В облаке пыли перед ним возник вдруг автомобиль, и он едва успел спрятаться за телеграфный столб, как мимо промчались Роберт Валуа и полковник Ящиков, оживленно о чем-то спорившие. Морис, радуясь, что остался незамеченным, быстро пошел по предместью и тут на одном углу опять увидал судомойку... Думая, что она его выслеживает, он молча и сурово направился прямо к ней и сказал ей отрывисто:
   - Вы мне писали? Не отпирайтесь!
   Дерзкие и веселые глаза сверкнули в ответ.
   - Еще и солнце не зашло, а ты уж пьян, как губка, воскликнула она, - а ну отчаливай, а не то мой муж так отдубасит тебя, что ты забудешь, чем пьют, ртом или ушами!..
   Морис быстро пошел прочь, сопровождаемый улюлюканьем мальчишек. "Черт бы побрал этих женщин из народа,- подумал он,- они все похожи друг на друга... и все прехорошенькие!"
   Он уже подходил к своему дому, когда возле аптеки увидал большое скопление народа. Из фиакра вынимали человека, левый рукав которого был в крови, а цилиндр словно перерезан гигантскими ножницами. В человеке он узнал адвоката Эбьена. Очевидно, Огюст наконец раскачался.
  
  

Глава V

Приятные и неприятные неожиданности

  
   Прекрасная Тереза три дня не выходила из своей комнаты. Она ходила из угла в угол, как разъяренная тигрица.
   Она уже разбила все бьющиеся предметы и теперь от времени до времени ударяла каменными щипцами по груде зеленого, золотого и малинового стекла. Портрет Пьера Ламуля, вырезанный из рамы и разрезанный серповидными кусками, лежал на блюде, над которым была с помощью шпилек укреплена надпись: "Дыня, кусок - два сантима".
   В комнате стоял одуряющий запах всевозможных духов, драгоценные лужи коих чернели на паркете. Две горничных, вооруженные огромными ножницами, резали на мелкие клочки роскошные платья Терезы, а китайчонок собирал куски их в корзинку, которую время от времени уносил и высыпал перед кабинетом банкира. За окном сиял жаркий июльский день. Из гостиной вдруг донеслись звуки гонга: это негр совершал свою полуденную пляску.
   Лакей робко постучал в дверь.
   - Барин, - сказал он, и с Терезой мгновенно сделался ужасающий припадок. Она покатилась по полу, испуская пронзительные крики, и неизвестно, сколько бы времени продолжалось подробное ее расположение, если бы горничные, покончив с платьями, не принялись за чулки. Тереза вдруг утихла и села на полу.
   - Нет, нет, - крикнула она, - чулки нельзя резать.
   Чулки для Прекрасной Терезы были окружены, всегда неким таинственным и священным ореолом. Чулками она была впервые заманена на тернистый путь греха, на чулки ее всегда были устремлены взоры всякого мужчины, независимо от возраста и общественного положения, к чулкам, наконец, натянутым, правда, на ее стройные ножки, припадал еще так недавно Морис своими страстными устами. Вспомнив все это, она успокоилась и, прижав к сердцу несколько прозрачных шелковых пар, спросила, всхлипывая:
   - Ну, что "барин"?
   - Барин хотят проститься.
   Тереза вскочила мгновенно.
   - Почему проститься?
   - Они уезжают!
   - Надолго?
   - Надолго.
   - Пусть войдет!
   Пьер Ламуль, очевидно, был тут же неподалеку от двери, ибо он вошел тут же. Прекрасная Тереза решила не приходить сразу в хорошее настроение. Она отпрыгнула, словно увидала привидение, простерла руки и крикнула:
   - Прочь!
   - Я... я... уезжаю, - пробормотал Ламуль.
   - Изверг!
   - Я думаю поместить часть свободных денег в кокосовые рощи Соломоновых островов... но мне нужно посмотреть их, чтоб лично убедиться. Я вернусь не раньше как через два месяца.
   Тереза решила, что как раз наступил момент для окончательной победы.
   - Уезжайте,- крикнула она,- уезжайте! Бегите к своим чернокожим уродинам, влюбляйтесь в разных диких дур! Вы вернетесь через два месяца? Ха-ха-ха. Какое мне до того дело, когда уже через две недели в смиренной монахине- сестре Цецилии - никто не узнает былую Терезу! О... как я буду молить бога, чтоб он хоть разочек метнул молнию в вашу подлую лысину, чтоб он пихнул вас в лужу на самой середине Итальянского бульвара! Не прикасайтесь ко мне, ибо монахини не ведают объятий мужчин. Жалкий кромешник! Мирянин! А когда же ты уезжаешь?
   - Сегодня вечером!
   - Уже! А почему не днем?
   - Поезд идет вечером!
   - О эти расписания!
   - Вот билет!
   Не веря своему счастью, Тереза кинулась банкиру на шею.
   - Пьер, Пьер,- кричала она, - я люблю тебя!
   - Увы, это невозможно... Как же ты обойдешься без кокосов?
   Через пять минут четыре полотера и два лакея уносили из будуара остатки дурного настроения. При мысли о предстоящем блаженстве Тереза забыла все свои горести. Она даже решила не дуться совсем на Мориса, чтобы не упускать ни одного мгновения счастья. Она выбрала чулки, которые лучше всего подходили к ее малиновым губам, десять раз переменила прическу, от нетерпения готова была исколотить негра, считавшего, как ей казалось, невыносимо медленно, Наконец блаженный миг настал. Роскошный автомобиль, шурша по гравию, скрылся за воротами виллы и загудел по шоссе. В последний раз из облака пыли мелькнула знакомая лысина. Тереза кинулась к телефону.
   - Господина Мориса Фуко,- крикнула она, изнемогая от страсти.
   - Господин Морис Фуко,- ответил голос,- уехал вчера вечером и вернется в Париж через три месяца.
   Негритенок, - поливающий в саду розы, рассказывал, что не успел умолкнуть вдали шум автомобиля, как посыпались стекла из окна комнаты барыни и на клумбу со звоном шмякнулся телефон, больно хватив негритенка по носу слуховою трубкою.
   Когда на следующее утро горничная принесла в спальню шоколад и кусочки поджаристого хлеба, то она никого не нашла на несмятой даже постели. Все шкафы были открыты и ящики выдвинуты, но кроме самых лучших чулок ничего не пропало.
   Впрочем, пропала еще сама Тереза Прекрасная.
  
  
  

Часть Вторая

Глава I

На палубе "Геракла"

  
   Несмотря на то что из Гавра два раза в неделю отбывали трансатлантические пароходы, каждый раз отплытие их обставлялось так торжественно и великолепно, словно подобное происшествие случалось в первый и последний раз. Тут были особые поезда, состоявшие из великолепных синих пульмановских вагонов, оркестры музыки, пушечные салюты, аэропланы, кидающие букеты цветов, специальная газета с фамилиями отъезжающих, лотки с бюстиками Вандербильдта и Рокфеллера, из коих один непременно находился среди пассажиров, портреты Лины Кавальери по случаю пятидесятилетия со дня ее первого увлечения, и многое другое. Пароход "Геракл", долженствовавший отойти в описываемый нами день, был первый по величине пароход океанской компании, и взрослый человек должен был затратить около суток, чтобы пройти расстояние от носа до кормы. На пароходе были банки, рестораны, кинематографы, театры, отели, гаражи, спортивные клубы, уголовный и гражданский суды, сыскное отделение, церкви всех вероисповеданий и особое помещение для атеистов. Газеты всех направлений выпускались на пароходе. Об океане никто не думал. Он трепыхался где-то там, под ногами, и лишь иногда во время сильнейшего шторма публика вспоминала о нем по легонькому покачиванию судна, которое, впрочем, начинало чувствоваться обычно уже к концу шторма. Когда наступил миг отплытия, оркестры грянули марш, пушки выпалили дружно и оглушительно, родственники и провожающие заорали "ура", а количество махавших платков было так велико, что поднятый ими ветер выгнал в открытое море большой рыболовный парусник. Букеты цветов завалили палубу и берег и, попав в море, плавали словно медузы. Дамы спорили между собою относительно того, который из пассажиров - Рокфеллер, и покупали списки принадлежащих ему заводов с указанием приблизительного дохода его за последний год.
   - Велика штука- миллиард,- говорил Ящиков, плюя в голубую бездну и смотря, как окутывает дымка берега Франции,- да у нас в России - мне сестра писала - одно время нищему миллиард подать считалось неприлично.
   - Да ведь тут твердая валюта, - возражал Валуа.
   - Вот разве что твердая... Нет, что ни толкуйте, не поражает меня его богатство!.. Видите - сидит один и пьет шампанское! Не имей сто рублей, а имей сто друзей!..
   - О, Франция, - говорил Валуа, глядя на исчезающий берег,- так некогда смотрел на тебя мой предок Генрих П, отправляясь в гости к английскому королю. Взойду ли когда-нибудь, одетый в порфиру, я на твой украшенный лилиями трон, или вечно буду слоняться по кафе в жалком пиджачишке, подходящем ко мне, как корове седло. О, Франция! Прекрасная изменница! О, Франция!..
   - Человеку свойственно любить свою родину, - сказал Ящиков, нацелившись окурком сигары в чайку, - наш писатель Карамзин отлично эту мысль выразил. Самоеды, говорит, и те любят, а у них вся родина, можно сказать, одна сплошная льдина!.. А кольми паче счастливые швейцары, которые перед одним господом преклоняют гордую свою выю!.. Да-с!
   В это самое мгновение на палубу из ресторана вышел человек, при виде которого оба собеседника ахнули от изумления.
   - Эбьен! - вскричал Роберт Валуа.
   Адвокат несколько смутился.
   - Да, это я, друзья мои, - сказал он, - я еду улаживать тяжбу двух соседних островов, оспаривающих друг у друга морскую рыбу...
   - Ну, мы - люди холостые, - сказал Ящиков, - мы можем прямо сознаться: мы едем на остров Люлю! Чем я рискую! У меня еще в 1917 году отняли отчизну!
   - А у меня, - сказал Валуа, - отняли трон еще в XVI веке!
   Эбьен помолчал и заметно покраснел.
   - А как вы доберетесь до острова Люлю?- спросил он.
   - Мы доедем на этом чудище до Буэнос-Айреса, а там, говорят, рукой подать до острова Люлю! Любой извозчик, то есть, тьфу, любой пароход доставит!..
   - Вы убеждены в этом?
   - Как дважды два - четыре!..
   Внезапно на палубе раздался дикий крик. Трое собеседников с испугом оглянулись и увидели человека с большою рыжею бородою в синих очках, который бежал, охваченный необычайным ужасом, а за ним следом, извиваясь и подпрыгивая, мчалась громадная кобра, при виде которой дамы испустили пронзительный визг и попадали в обморок, а все присутствовавшие мужчины выхватили револьверы.
   Трах!
   Раздался залп, подобного которому не слыхал еще никто из присутствующих. Клочки кобры разлетелись по палубе, а место смерти оказалось рябым от пуль. Рыжий господин упал в кресло, и ему была немедленно оказана медицинская помощь, оказавшаяся тем более удачною, что никаких повреждений ему змеею причинено не было. В то же время из каюты первого класса выскочил лысый, ученого вида джентльмен и с видом глубокого огорчения стал тыкать подзорною трубою в куски кобры.
   - Доктор Жан Сигаль! - вскричали Валуа и Ящиков.
   Эбьен в ужасе заметался по палубе.
   - Бегите! - кричал он, - Огюст сейчас выскочит!
   Но д-р Жан Сигаль покачал годовою.
   - Огюст остался дома,- сказал он, - но дозвольте спросить: кто осмелился убить Аделаиду?
   - Если речь идет об этой проклятой змее,- вскричал помощник капитана, убирая свой браунинг, - то вас самих нужно убить. Какое вы имеете право везти змею?
   - Я взял для нее билет... Посмотрите список пассажиров, там сказано: доктор Жан Сигаль 50 лет и Аделаида 4 лет. Я только забыл упомянуть, что речь идет о змее...
   - Вас бы следовало линчевать! - вскричал помощник капитана.
   - Не мог же я оставить Аделаиду без себя в Париже! Она бы искусала половину квартала!
   Рыжий человек между тем пришел в себя и отправился в ближайшее кафе выпить рюмку ликера.
   - Удивительно знакома мне его походка, - заметил Валуа.
   - Вы не знаете, кто это? - спросил Ящиков Эбьена.
   - Я уже давно обратил на него внимание. Он значится под именем Альфреда де Мюссе, но это, несомненно, выдуманное имя и выдуманное, кстати сказать, весьма неудачно.
   - Но я совершенно не предполагал, что доктор Сигаль едет на этом пароходе. Куда он едет?
   Адвокат Эбьен молчал с Минуту.
   - Господа,- сказал он,- мы теперь находимся средь безбрежного простора, вдали от родины, и я полагаю, что нам нет надобности играть друг перед другом комедию. Ясно, все мы, и доктор Сигаль тоже (мы убедимся в этом после того, как он заплатит штраф и его отпустят из корабельной конторы), все мы едем в одно и то же место, а именно - ... на остров Люлю! - раздался позади них голос.
   Рыжий человек стоял, запустив руки в карман, и поглядывал на них, улыбаясь.
   - Ламуль! - вскричали три приятеля.
   - Тсс... Друзья мои. Не произносите моего имени. Я очень боялся, чтоб Тереза не вздумала следовать за мною... Тем более, что я получил телеграмму, что она исчезла из дома! Детка так меня любит! Это, конечно, очень тяжело... Но что делать!
   - Какого же черта вы выбрали такой нелепый псевдоним?
   - Я уже раскаиваюсь в этом. Вот извольте радоваться.
   К нему подошла молодая американка с длинными зубами, по цвету напоминающими ее рыжие волосы.
   - О, мистер Мюссэ, - сказала она, - напишите мне что-нибудь в альбом. Поверьте, что я с детства зачитываюсь полным собранием ваших сочинений.
   - Сударыня, к сожалению, я дал обет ничего не писать, покуда я нахожусь в море... Цыганка предсказала мне смерть на воде в момент сочинительства!.. Я бы не хотел навлечь собою гибель на весь этот плавучий город.
   Американка отошла, щелкнув кодаком.
   - И так с утра до вечера, -- пробормотал Ламуль, -- надоели ужасно! Да... Все мы едем на остров Люлю и всем нам, по-моему, надо объединиться. Неизвестно, какие опасности ждут нас на этом тернистом пути, и держаться сообща было бы, по моему мнению, крайне желательно. Что же касается до владения девушкой...
   - Жребий! - сказал Валуа.
   - Ее личный выбор, - воскликнул Эбьен.
   - Очередь, - предложил Ящиков.
   - Ну, это там видно будет! Не будем делить шкуру медведя. Итак, я предлагаю привлечь еще к нам доктора Жана Сигаля, без географа нам не обойтись, а там действовать по строго выработанному плану. У вас есть знакомые в Буэнос-Айресе?
   - Нет!
   - И у меня нет!
   - У меня была знакомая где-то вообще в Америке...
   - Ну, вот видите? Одни мы просто погибнем! Поэтому, если нет возражений, я предлагаю немедленно разыскать доктора и наметить строго план действий... Итак...
   В это время внимание всех четверых было привлечено странным зрелищем: на фоне заката, на верхней палубе, появился вдруг человек худой, но в очень просторном белом костюме, огромная черная борода ложилась на его грудь почти до живота, густые черные брови нависали над глазами, смуглое лицо было обклеено пластырями, словно конверт дальнего назначения - марками. Человек этот смотрел вдаль, кидая иногда взгляд в сторону беседовавших. Вдруг к нему подошел лакей из ресторана, тронул его за плечо и сделал какой-то знак рукой. Черный бородач ответил тоже жестом, и оба скрылись в недрах "Геракла".
   - Кто это? - спросил Эбьен.
   - Это глухонемой бразилец... Он уж давно заинтересовал меня, но, кроме того, что он глух и нем, никто о нем ничего не знает. Так пойдемте искать доктора Сигаля. Кстати, на палубе становится немного сыро!
   Они пошли по палубе и внезапно на другом мостике опять увидели черного бразильца, который на этот раз озирал горизонт в большой черный бинокль. Когда друзья проходили мимо него, он снова кинул на них беглый взгляд, но тотчас опять занялся рассматриванием темнеющего океана. Ламуль, отстав несколько от своих приятелей, внимательно оглядел его и пробормотал, покачав головою:
   - Этот глухонемой Вельзевул мне решительно не нравится.
  
  

Глава II

Синьор с одной ногой и с пятнадцатью языками

  
   - Мне бы не хотелось,- сказал Ламуль, когда они вышли на пристань Буэнос-Айреса,- останавливаться в слишком модной и открытой гостинице. Мы обратим на себя внимание... Доктор Эбьен, друзья мои, не растеряйтесь в этой толпе! В жизни не видал я подобной давки. Они словно все взбесились, эти носильщики... Надо попытаться найти где-нибудь на окраине две-три комнатки.
   В это время Ламулю показалось, что на плече его лежит чей-то подбородок. Он быстро оглянулся и столкнулся нос носом с худым, почти чернокожим человеком в пестром клетчатом костюме, у которого из одной подогнутой штанины вместо ноги торчала деревяшка, словно кость из отбивной котлеты..
   - Сеньор, - сказал незнакомец,- возблагодарите всевышнего!.. Первый человек, которого вы увидали в Буэнос-Айресе, это - Рибелло Галавотти! А иными словами это значит, что все, что вам понадобится, будет появляться во мгновение ока!.. Три комнаты на окраине?.. Есть!..
   Он вынул из кармана ключ и принялся свистеть на все лады, выводя странную мелодию, вроде некоего дикого фокстрота. Мгновенно появились два черномазых верзилы, которые схватили на плечи сразу чемоданы всех приехавших, так что напомнили собою многолиственные деревья на тонком стволе. Они побежали сквозь толпу, крича что-то на непонятном языке.
   - Сеньоры, - сказал человек на деревяшке, - будьте добры придерживать брюки этих молодцов. Руки у них заняты, а помочи я у них отобрал на всякий случай... Падающие брюки не дают им возможности удрать с багажом!.. Опла!..
   Он махнул в воздухе парою помочей, схватил за талию одного из парней, а другого тоже схватил Ламуль, после чего все они с необыкновенной быстротой, сопровождаемые руганью, прорвали цепь полисменов и ринулись по каким-то шатким мосткам, обливаясь потом, палимые тропическим солнцем и рискуя ежесекундно слететь в пенящуюся под ними влагу.
   - Главное, не падайте в воду,- кричал их новый спутник,- здесь водится особая порода акул... Моя деревянная нога, сеньоры, плод неосторожного купанья... Зато мой патрон святой Рибелло теперь покровительствует мне... Скорее, сеньоры, скорее... Я недавно свалился в воду... моментально акула тут как тут... крак... откусила деревяшку и подавилась, как старуха косточкою от цыпленка... Пришлось стругать новую... Скорее, скорее...
   - Куда же так бежать? -- с нетерпением вскричал Эбьен.
   - Madonna mia! Да ведь за ними же гонится целый отряд полиции!.. Ведь мы идем там, где ходить не полагается... Но помните, сеньор, что Рибелло Галавотти всегда ходит там, где не полагается! Живо! Живо!..
   Оглянувшись, они в самом деле увидали бегущих и грозящих им полисменов. Они все выскочили на берег, где стояла уже огромная телега, запряженная четырьмя мулами... Человек в ярко-зеленой шляпе, у которого была только верхняя половина лица, вскочил на край телеги и, размахивая бичом, выражал свой восторг. Чемоданы, как горох, посыпались на дно телеги, все вновь приехавшие полетели следом за ними, и телега с невероятным грохотом понеслась по камням, причем Рибелло Галавотти снова засвистел в ключ.
   - Подразнить фараонов,- сказал он.- Как ты думаешь, Диего,- обратился он к вознице,- будут они стрелять?
   Полудикий человек покрутил носом отрицательно, и так погнал лошадей, что путешественники запрыгали, как шарик на рулетке.
   - А что бы было, если бы нас поймали?- спросил Ламуль.
   - Нас бы отдули резиновыми палками и вдобавок бы оштрафовали.
   - А разве нельзя было пройти иначе?
   - О; сколько угодно... но разве это интересно?.. В другой раз я проведу вас по такому местечку, за хождение по которому полагается вечное тюремное заключение... Пороховые склады Буэнос-Айреса... Взрыви пол-Америки к черту... А мы пройдем и еще закурим сигары... За курение там просто пристреливают!.. Просто пристреливают... Вот вам доказательство (он кивнул на кучера) - подбородок и рот срезало как бритвой... Выстрел из маузеровской винтовки на расстоянии пяти шагов... Не заметил часового... Челюсть так и вцепилась зубами в надпись "Курить воспрещается"... Теперь он один не может обедать... Нужно, чтоб кто-нибудь жевал ему пищу... Ну да и сомневаюсь, чтобы поцелуи его кому-нибудь доставили удовольствие... Ловко бегают мерзавцы!..
   Последнее восклицание относилось к двум верзилам носильщикам, которые бежали за телегой, поддерживая брюки и высунув языки...
   - Им нужно заплатить, - заметил Валуа по-английски.
   - О, рано еще,- тоже по-английски ответил Галавотти, - разве джентльмены и сеньоры не хотят зг свои деньги поиздеваться над этими рожами?..
   И с этими словами он начал подхлестывать их помочами.
   - Не надо, - крикнул Эбьен, - это незаконно!
   - О, мы сами выдумываем себе законы... Смотрите, они начинают отставать и злятся... Они предполагают, что мы им не заплатим... Ну, сеньоры, давайте дразнить их кукишами...
   A сеньоры, сталкиваясь лбами, как игральные кости в стакане, уже ни на что не были способны. Доктор Жан Сигаль, заваленный чемоданами, делал слабые попытки вылезти из-под груды. Ламуль и Валуа сидели, прижавшись друг к другу, чтобы меньше трястись. Эбьен и Ящиков поминутно прикусывали языки и плевали кровью...
   - Пусть бегут до самого дома,- кричал Галавотти, -- они помогут нам выгружаться... Осталось, какие-нибудь две версты... Вот это все старая часть города, сеньоры, здесь темно и сыро, но если нужно спастись от полиции, то лучшего места не найти даже в лондонском Уайтчапле!.. Ого!..
   Это было сказано, когда оба бегуна, обменявшись непонятными криками, вдруг выхватили откуда-то ножи и прыгнули к самой телеге. Мгновенно Галавотти вынул из обоих карманов огромные револьверы системы Кольта и направил дула на бегущих. Те моментально отстали и, ругаясь, исчезли в облаке пыли.
   - Теперь,- объявил Галовотти, убирая револьверы, мы имеем полное и законное право не платить... Они покушались на убийство... Но берегитесь... Они попытаются зарезать одного из вас!
   - Так заплатить им! - вскричал Ламуль в ужасе.
   - Лучше дайте эти деньги мне, и я выпью за ваше здоровье стакан джину! Приехали!
   Телега с громом вкатилась в какой-то каменный двор, возница мгновенно осадил мулов и вдруг каким-то незаметным движением опрокинул телегу. Люди и чемоданы посыпались на землю. Из дверей дома выскочили двое мальчишек. С необычайной скоростью привязали они чемоданы к веревке, выброшенной кем-то из второго этажа, и чемоданы, как чудовищная гроздь, закрутились в воздухе.
   - За мной, сеньоры, - крикнул Галавотти и, схватив под руки Ламуля и Валуа, понесся вверх по темной каменной лестнице. Мальчишки поволокли также Яшикова, Эбьена и Сигаля. Через пять минут они не то валялись, не то сидели в полутемной комнате с окнами на улицу.
   Галавотти куда-то исчез, а Ламуль,. встав с плетеного дивана и потирая поясницу, подошел к окну. То, что он увидел, заставило его вздрогнуть, и он едва удержался, чтоб не вскрикнуть от неожиданности: из окна противоположного дома глядело темное бородатое лицо глухонемого бразильца. Ламуль поманил своих спутников, но, когда они подошли к окну, видение исчезло. А в дверях стоял добродушный толстяк в колпаке и в грязном фартуке - хозяин отеля - и говорил, улыбаясь:
   - Ну, канальи, рассказывайте, что вы натворили? Убийство или просто кражу со взломом?
  
  
  

Глава III

Новое приятное знакомство

  
   Наступила томная южная ночь. Отсветы реклам перебегали по небу, город трепетал томительной ночной жизнью, долетавшей сюда вместе с волнами какого-то терпкого аромата цветов, так что казалось, кокетка опрокинула туалет с десятком душистых флаконов. Ламуль вспомнил свою Прекрасную Терезу, пощупал свою фальшивую бороду и пробормотал:
   - А ведь чего доброго - нас и в самом деле принимают за убийц...
   - Забавно это слышать тому, чьи предки некогда на троне, украшенном лилиями...
   - К черту предков... Доктор... что вы обо всем этом думаете?..
   - Много интересного, поглядите, что мне удалось поймать у вас под кроватью, господин Эбьен...
   Он положил на стол сверток бумаги, который слегка шевелился, и наклонил свечу...
   - Что это такое?
   - Редчайшей породы сколопендра, - сказал доктор, такой экземпляр попадается один на 10.000; и вам повезло настолько, что как раз под вашею кроватью мне удалось найти его!..
   - фу! какая гадость... Чем же он знаменит, этот ваш урод?
   - От его укуса,- сказал доктор, любовно рассматривая маленькое чудовище, - умирают почти мгновенно...
   Все вскочил в страхе.
   - А вы уверены, что их еще там нет?
   - Таких нет... а обычных довольно много...
   - А от обычных что бывает?..
   - О, - сказал профессор презрительно, - от них умирают дня в два, в три... Есть среди них настолько вялые и слабые типы, что от их укусов отделываются местною гангреною...
   Пьер Ламуль заходил из угла в угол.
   - Положительно, - сказал он, - здесь нельзя задерживаться!.. Переночуем как-нибудь ночь, а завтра же переедем в лучшую гостиницу, или...
   - О сеньоры, - раздался знакомый голос, - уверяю вас, что лучше "или"...
   - Послушайте, сеньор Галавотти, - произнес Ламуль,- вы, очевидно, все знаете...
   - Я знаю три четверти всего,- отвечал тот скромно, - но я знаю человека, который знает все...
   - Ну, так слушайте... Вы не думайте в самом деле, что мы какие-нибудь воры... мы путешественники... Вот это знаменитый профессор географии, вот это лучший в Париже адвокат, это русский эмигрант, это нечто вроде французского короля, а сам я писатель... Мы едем с научною целью на один остров... остров Люлю... Вы знаете такой?..
   - Если я не знаю, то это еще ничего не значит, ибо я. знаю человека, который все .знает...
   - Вы можете достать нам этого человека?
   - Хоть сию же минуту... Позвольте,... минуту тишины, сеньоры.
   Все прислушались. Снизу из-под пола донеслись странные звуки; казалось, что кто-то катает пустую бочку по железному листу и от времени до времени пускает в ход автомобильную сирену.
   - Что это? - спросил Эбьен с некоторым страхом.
   - Это,- отвечал Галавотти таинственно и восхищенно,- кривоглазый Пэдж поет вечерние псалмы...
   В это время страшные звуки смолкли и прогремел выстрел.
   - Он кончил петь, - воскликнул Галавотти, - пропев псалмы, он всегда палит из револьвера в пустую бутылку. Я сейчас приведу его, сеньоры...
   - Зачем? Зачем?-в страхе закричали Валуа и Ламуль.
   - Потому что, сеньоры,- отвечал Галавотти,- Пэдж и есть тот самый человек, который все знает!..
   Все сидевшие в комнате почувствовали некоторый трепет, когда, ведомый Галавотти, появился на пороге человек казавшийся квадратным, столь широки были его плечи.
   На огромном красном лице сверкал один глаз, другой был, по-видимому, давно выколот и заменен скорлупою грецкого ореха. Нос был приплюснут к правой щеке, а в огромной пасти, придерживаемая тремя темными зубами, торчала трубка. Удивительный человек этот, войдя в комнату, молча сел верхом на стул, Спиною ко всем присутствующим, и, казалось, задремал.
   - Он не станет разговаривать, - шепнул Галавотти, - пока ему не дадут настоящий доллар.
   - Что значит настоящий?' - Не фальшивый.
   Пьер Ламуль дрожащими руками вынул доллар и дал его Галавотти, который, в. свою очередь, почтительно протянул его Пэджу. Тот взял бумажку, сунул ее в рот и жевал с минуту. Затем, вынув изо рта, расправил на ладони своим черным пальцем и посмотрел на свет. После этого он внезапно вырвал из-под себя стул, швырнул его в угол комнаты и, сжав кулаки и переваливаясь, подошел к Ламулю.
   - В чем дело? - крикнул он таким густым басом, что казалось, в комнате кто-то заиграл на тромбоне.
   Рибелло Галавотти, видя, что Ламуль от страха не в состоянии сказать ни слова, решил выступить сам:
   - Сеньоры, - сказал он почтительно, - научные деятели и едут с высокою целью на остров Люлю... Они хотели бы знать, где находится этот остров и как до него добраться...
   Пэдж поправил скорлупу в своем глазу и с необычайной ловкостью плюнул в окно так, что плевок его только слегка задел за ухо Роберта Валуа. Он долго молчал.
   - А они, - наконец произнес он, - не шеромыжники...
   - О, мистер Пэдж, это же все ученые люди... Это Колумб, это Архимед, это Шекспир, а это Эйнштейн...
   Пэдж кивнул головою глубокомысленно:
   - Я сам окончил воскресную школу,--прохрипел он. - Остров Люлю... Гм!..
   - Расположен под 46-м градусом... - начал доктор Сигаль.
   Мгновенно лицо Пэджа исказилось. Глаз его засверкал, голова втянулась в плечи, и не успели друзья опомниться, как доктор уже лежал на полу у противоположной стены, а Пэдж потирал ушибленный кулак.
   - Будешь ты молчать, долговязая минога, - крикнул он, - когда говорит кривоносый Пэдж?... Или ты привык, чтоб тебе щекотали ребра вот этою игрушкою?
   И он вынул из кармана огромный кольт.
   - Ради бога, простите, мистер Пэдж,- забормотал Галавотти,- сеньоры не знали... они не нарочно...
   - Пусть дадут мне еще один настоящий доллар.
   Пожевав снова бумажку и поглядев ее на свет, он хватил кулаком по столу.
   - Завтра,- крикнул он,-на закате! Едем! На остров Люлю. 100 долларов до, 100 во время и 100 по окончании... Никаких женщин с собою не брать... Повешу на рее вниз головой!.. Молчать!.. Не возражать! Шхуна "Агнесса"! Кто пошевельнет пальцем, тому прострелю кокос! Честное слово!
   - Кокос - это голова, - шепнул Галавотти.
   Сказав все это, Пэдж повернулся и, переваливаясь, удалился. После его ухода минуты две царило молчание.
   Профессор тихо стонал, потирая ушибленную диафрагму.
   Сам Галавотти был, казалось, немного подавлен.
   - А если мы решим не ехать на остров Люлю? - спросил, наконец, Пьер Ламуль.
   - Невозможно, - сказал Галавотти, покачав головою,- Пэдж больше всего ценит данное слово... Он перестреляет всех нас как куропаток.
   - Ну, ехать так ехать,- сказал Ящиков,- по крайней мере, не зря через океан переехали.
   В это время Пьеру Ламулю опять показалось, что в окне противоположного дома, на фоне лампы, мелькнула черная борода.
   - Послушайте, - сказал он тихо Галавотти, отозвав его в сторону,- меня смущает один черномазый глухонемой бразилец, который, по-моему, следит за нами вот из того окна...
   Галавотти задумался.
   - Что же! Долларов сорок, - сказал он.
   - Что?
   - Сорок долларов возьму за то, чтобы прирезать его, и пятьдесят - чтоб пристрелить... Стрелять опаснее... слышнее...
   - Да я вовсе не хочу убивать его... я только хотел бы справиться. Что это за фигура?..
   - Это можно... маленький разговорчик с ножом, приставленным к горлу, или с дулом револьвера, уткнувшимся в глаз... Я это сделаю... Через час все будет известно... Все легли спать... Они легли, тщательно осмотрев тюфяки и простыни.
   - Я думаю, что со стороны мы производим впечатление идиотов! - заметил Валуа.
   - Да и не только со стороны, - проворчал Эбьен.
   Скоро они задремали... Не спалось одному Ламулю.
   Он думал об этом черном бразильце, и странная мысль пришла вдруг ему в голову. Галавотти тихо вошел в комнату.
   - Ну? - спросил его Ламуль.
   Тот смущенно промолчал.
   - Ничего не вышло, сеньор, - сказал он наконец, - я испытал все способы, только под конец вспомнил, что он нем как рыба...
   - Так он мог бы написать...
   - У нас не было под рукой чернил... Покойной ночи, сеньор, если на вас нападет змея, хватайте ее около самой головы, но никак не за хвост...
   Он вышел. Ламуль долго ворочался с боку на бок...
   - По-моему, - пробормотал он наконец, - сеньор Галавотти мог бы говорить более искренним тоном... Нет... Это черномазый дьявол мне решительно не нравится.
   Наконец усталость взяла свое. Он уснул.
  
  

Глава IV

Шхуна "Агнесса"

  
   На фоне желтого заката черным силуэтом вырисовывалась шхуна "Агнесса". Бирюзовые воды быстро темнели, и когда лодка отчалила от пустынного берега, то вспыхнули звезды, и всех охватило какое-то торжественное настроение.
   - А где же Большая Медведица? - спросил Ящиков.
   - Она осталась по ту сторону экватора... Зато вон... видите... над самым морем такие яркие звезды, это Южный Крест...
   - Философы утверждают, что все это плод нашего воображения. Что светятся только видимости, а на самом деле небо усеяно некими вещами в себе, недоступными нашему уму.
   - Бросьте философию, - сказал Галавотти, - я, сеньоры, сам люблю пофилософствовать на полный желудок, только не в такие ночи... У нас тут был один философ, так он доказывал, что все дело в привычке... Чтo, мол, привыкнув, можно жить и под водой... Вот он и начал привыкать, а мы ходили смотреть... Ну, что ж, на десятый день его сожрала акула! Ерунда эта ваша философия...
   Все умолкли и задумались.
   Вдруг Ламуль, вглядевшись в темноту, произнес с удивлением:
   - Навстречу нам едет лодка...
   - Лодка? - спросил. Галавотти, - что же тут удивительного? На то и море, чтобы по нем плавали лодки... Вот если бы навстречу нам ехала телега...
   - Но разве на "Агнессе" есть другие пассажиры?
   - О, разумеется, нет! А вот мы сейчас узнаем, в чем дело...
   Встречная лодка приблизилась, и Галавотти издал пронзительный свист. Гребец, ведший пустую лодку, в ответ щелкнул языком с такой силой, словно выстрелил из пистолета.
   - Контрабанда, - прошептал Галавотти с удовлетворением, - свой!
   Племянник Гамбетты сделал вид, что не слышал.
   С черного тела шхуны прозвучал оклик - О-э!
   - Э-о! - ответил Галавотти.
   В лодку -упал конец вонючей веревки.
   - Лезьте, - сказал Галавотти.
   Путешественники переглянулись с некоторым смущением. Бок шхуны казался снизу черной стеной нейзмеримой высоты, а темная, как чернила, вода была малогостеприимна.
   - Полезайте, Валуа, - сказал Гамбетта, - вы представитель древнейшего рода.
   - Да, но Ламуль - глава экспедиции.
   - Неправда! Мы все поручили руководство нами доктору Жану Сигалю.
   - Но я в жизни своей не держал в руках ни одной веревки.
   - Ну же, сеньоры полезайте, не то старый Пэдж разозлится. А вы знаете, что тогда будет...
   Как бы в подтверждение этих слов сверху донеслось громоподобное ругательство.
   - Мы не умеем лазить по веревке, - крикнул Роберт Валуа.
   Впоследствии он часто жалел, что не родился немым.
   На секунду воцарилась тишина, причем Галавотти схватился за голову и замер от ужаса. В следующий миг разразилась буря. Казалось, в легкие старого Пэджа залез целый оркестр из ударных инструментов.
   - Чтоб святая Варвара отгрызла вам ваши корявые носы, кашалоты с сердцами мосек. Эй, Джон, мой племянник! Прыгай в лодку, мальчуган! Проруби дно! Пусти ко дну весь этот выводок поганых угрей, чтоб из них на том свете сварили окрошку в день ангела самого Вельзевула, да поможет мне святой Климент уничтожить эту сволочь!..
   Полуголый мальчик с топором в руках как кошка шлепнулся на дно шхуны и одним ударом выбил кусок из гнилого днища. Черная вода разлилась по дну. Мальчик как обезьяна вскарабкался по веревке, которая тотчас же взвилась и исчезла.
   - Караул! - закричал Ящиков.
   - Мы тонем!... Спасите...
   - Не двигайтесь, двигаться хуже! ааа...
   - Аи! Вода доходит мне до щиколоток... Мы промочим ноги!..
   -- Капитан Пэдж! Капитан Пэдж! - кричал Галавотти.- Сеньоры одумались, они согласны лезть по веревке, они шутили... Они ужасно любят лазать по веревке...
   - Аи! - крикнул Ящиков, - я поймал рыбу!
   - Может быть, предложить ему денег?..
   - Боже избави! Старый Пэдж на море абсолютно бескорыстен... Капитан Пэдж... Подумайте, среди этих господ находится Колумб... Неужели вы допустите, чтоб он утонул у берегов Америки?.. Согласитесь, что ради этого не стоило открывать ее.
   - Ой! Вода доходит мне до колен!.. Спасите!
   Очевидно, упоминание о Колумбе произвело впечатление, ибо веревка медленно опустилась.
   - Сеньоры! Нельзя терять ни минуты... Мы потонем, как медные пуговицы!
   Ламуль подпрыгнул и закачался в воздухе. Тяжкое его тело медленно поползло вверх, а За ним нa конце каната повис Роберт Валуа.
   - Скорее, - кричали оставшиеся в лодке, борта которой почти уже сравнялись с водой.
   Последним остался Галавотти, стоя по пояс в воде, он щипал за ноги племянника Гамбетты, который слишком медленно подымался вверх, и схватился за конец веревки в тот самый миг, когда лодка исчезла под водой, хлюпнув и оставив после себя в море черную воронку.
   Путешественники сидели на грязных канатах, сложенных на палубе; волосы их прилипли ко лбу, все они тяжело дышали, выпучив глаза как пойманные караси. Из мрака подошел человек с фонарем.
   - Который из вас Колумб? - прохрипел он.
   - Это помощник капитана, - шепнул Галавотти.
   - Я, - сказал Валуа.
   - Ступай к капитану распить с ним бутылочку! А вы, шелуха, айда в храпильню. Да смотрите у меня, песен по ночам не орать, не то залью вам дегтем подлые глотки.
   Помещение, названное "храпильней", представляло из себя большую каюту с двумя этажами нар, на которых можно было только лежать, так мало было между ними пространство. В комнате пахло, как пахло бы во всякой небольшой комнате, если бы в ней прожил месяц безвыездно слон, и дышать можно было чем угодно, кроме воздуха. Человек с фонарем уже ушел, оставив всех в полной темноте, и путешественникам пришлось ощупью добраться до нар и лежать на них.
   - По-моему, это называется сыграть в ящик, - заметил Ящиков.
   - Здесь темно и тесно.
   - И какой дурак первый решил ехать на этот остров...
   - Только не я!
   - И не я!
   - И не я!
   Над головами послышался крик и топот, словно по палубе метались взбесившиеся лошади...
   - Начинается! - пробормотал Ящиков.
   - Что?
   - Вообще - начинается.
   - Мы, вероятно, отходим.
   - Как отходим?
   -А что за грохот?
   - Это Пэдж отдает приказания.
   И действительно, шхуна накренилась, сначала на один бок, потом на другой, потом опять на один, потом опять на другой.
   - Меня сейчас вытошнит, - заметил Эбьен.
   Дверь отворилась, и толпа матросов ввалилась в каюту.
   В темноте какой-то дюжий парень подошел к Эбьену и сбросил его на пол как подушку.
   - Ты чего на моей полке разложил свою посуду, - гаркнул он, - хочешь знать, умеет ли Биль греть спину?
   И в самом деле, Эбьен почувствовал, как здоровая ладонь обожгла его промеж лопаток.
   - Слушайте! - крикнул он, - ведь это же незаконно! Я подам на вас в суд.
   В ответ раздался такой хохот, что, казалось, началась перестрелка между двумя тяжелыми батареями.
   Кто-то зажег спичку и поднес ее к лицу Эбьена.
   - Вот так мурло! - заорал он, и хохот удвоился.
   - Куда мы попали?
   - А где Галавотти?
   - Черт его знает, куда он провалился!
   Помощник капитана приотворил дверь и махнул фонарем.
   - Заткнуть иллюминаторы, - крикнул он, - больно расквакались лягушки адовы, святой Бенедикт да передо - мит вам ребра грязной шваброй!
   Наступила тишина, и все расползлись по нарам, хотя кое-где долго еще раздавалось фырканье.
   Ламуль не мог уснуть. Ему удалось втиснуться в нары, но дышать он уже не мог. Как ни старался он направлять свой живот то вправо, то влево, он неизменно упирался в твердые доски, да вдобавок то, что попадало в его нос и рот, так мало напоминало воздух, что он начал не на шутку задыхаться.
   Ему вспомнилась его прекрасная трехспальная парижская постель, огромная спальня, в которой воздух был свеж, как на вершине Гауризанкара. Ему вспомнились объятия Прекрасной Терезы. Не безумие ли было променять ее на какую-то призрачную красавицу, существование которой более чем сомнительно! Правда, Тереза, вероятно, часто изменяла ему, но что это по сравнению с этой адской дырой, в которой его живот сдавлен как пружинный паяц в своей коробке. Банкир осторожно, стараясь никого не разбудить, вылез из нар и попытался во тьме найти дверь. Неожиданный наклон шхуны, и он ткнул пальцем в чей-то усатый рот. Спящий не проснулся, но помянул черта. Ламуль тогда встал на четвереньки, изменил несколько направление и скоро случайно, ударившись лбом в дйерь, приотворил ее. Он вышел на палубу и с наслаждением вздохнул всей грудью. Берег уже исчез, море было спокойно, а звезд на небе было так много, что оно казалось серебряным сводом с черными точками просветами между звездами. Южный Крест был уже довольно высоко над горизонтом и сверкал ярче самых крупных алмазов Терезы. За шхуной по морю тянулся огненный фосфорический след. Пьер Ламуль сел на бочонок, прислонился к мачте и задремал. Проснулся он от звуков голоса, приснившегося ему. и заставившего вздрогнуть с головы до ног. Рядом за парусом Галавотти говорил кому-то:
   - Главное, не беспокойтесь?
   На этом, видимо, кончилась беседа. Проклиная свой сон, Ламуль тихонько встал и, выйдя из-за паруса, взглянул на другой борт шхуны. На фоне звездного неба стоял задумчиво, глядя в даль, тот самый глухонемой бразилец, которого он видел только что в Буэнос-Айресе. Ламуль оглянулся, ища Галавотти. Тот подходил к нему, стуча деревяшкой.
   - Как он попал сюда? - спросил его Ламуль.
   - Кто?
   - Глухонемой бразилец!
   -Сеньор изволит бредить?
   Ламуль обернулся. Никакого бразильца уже не было.
   - Да он только что стоял вон там.
   - Там стоял матрос Джим и никого больше...
   Ламуль не стал спорить.
   - Почему нас запихали вместе с матросами?
   Галавотти слегка смутился.
   - Оказалось, что на "Агнессе" нельзя возить пассажиров... Приходится выдавать нас за матросов... Только для Колумба капитан Пэдж решил сделать исключение!
   - Да ведь он такой же Колумб, как я Шекспир...
   - А что ж, сеньор. Чем вы не Шекспир! Я сам однажды сошел за Шекспира. Пришлось! В Сантафе-деБоота давали Отелло... Какой-то разиня заорал автора, и все подхватили; Ну, директор уговорил меня выйти и раскланяться.. Еще вдобавок объявил, что Отелло в припадке ревности отгрыз мне ногу... Публика от восторга едва не разнесла театр... Меня закидали золотыми монетами...
   - Так; значит, с нами... - прервал его Ламуль.
   - ...не будут очень церемониться, сеньор... Но если будет ветер, мы доедем в какой-нибудь месяц.
   - А если ветра не будет?
   - Ну, тогда, сеньор... У капитана Пэджа вместо легких кузнечные меха, но и он не раздует парусов!
   - Покойной ночи!
   Галавотти исчез, стуча деревяшкой.
   А из капитанской каюты раздавался громоподобный бас капитана Пэджа и сладкий тенор Роберта Валуа:
   Чики чок, чики чок - Ну-ка еще стаканчик!
   Жил на свете старичок - Ну-ка еще стаканчик.
  
  

Глава V

Шхуна "Агнесса" (Продолжение)

  
   На следующее утро путешественники проснулись от сильного толчка в бок. Помощник капитана стоял посреди каюты, освещенной солнцем, проникавшим в нее сквозь две дыры в потолке, и держал в руках швабры. Этими швабрами он и тыкал в бок путешественников.
   - Вставай, крокодилово племя! Эй ты, кобра (это относилось к профессору), иди помогать коку. А вы, прочие, палубу мыть, да живo, а не то, клянусь) пресвятой девой, выбью я вам зубы... Ну, отдирайся!
   Прочие члены команды уже проснулись и развлекались тем, что старались сморкнуться через всю комнату, целя друг дружке в физиономию. Один добродушный малый проделал то же с племянником Гамбетты и был очень удивлен, не получив ответного приветствия.
   Через пять минут путешественники, под колючими лучами тропического солнца, мыли швабрами палубу, причем Ламуль нашел даже, что это недурной моцион. Однако, когда его заставили еще вынести помои, вымыть лестницу, перетащить зачем-то с кормы на нос десять тяжелых канатов, он решил, что это уже слишком хорошим моцион.
   Эбьен обливался потом и мечтал о том, как он впоследствии закатает на галеры и капитана Пэджа и всю его свиту. Ящиков стонал и охал:
   - Стоило удирать из России, чтоб подвергаться тут трудовым процессам. Это возмутительно!
   Озлобление достигло апогея, когда из капитанской каюты вышел Роберт Валуа. Он еще пошатывался после вчерашнего, под глазом у него был здоровый синяк, но смотрел он довольно независимо.
   - Здорово, ребята!-- сказал он.
   - Чтоб тебе этой шваброй подавиться,- пробормотал Ламуль.
   Эбьен и Ящиков демонстративно промолчали и постарались обрызгать его грязной водой.
   - Согласитесь, друзья мои, - продолжал Валуа, - что потомку французских королей не особенно прилично мыть какую-то палубу...
   - Да, королей, которых еще четыреста лет тому назад выгнали за неспособность.
   - Что?.. Ах, чтоб тебя святая Варвара!
   Но Ламуль был охвачен негодованием.
   - Я французский банкир, - орал он.
   - А я адвокат! Мой дядя на воздушном шаре улетел из Парижа!
   - А я русский офицер!
   В это время профессор пробегал мимо с пучком моркови в одной руке и с кочаном капусты в другой.
   - А я доктор географии, - промолвил он, кладя овощи на пол. - Мы не станем мыть палубу!
   - То есть, как это не станете? - с негодованием воскликнул Валуа.
   - Да не станем, вот тебе...- и Ламуль замахнулся, шваброй.
   По палубе быстро застучала деревяшка.
   - Сеньоры,- кричал Галавотти, - Пэдж идет! Сеньоры, мойте палубу, ради бога мойте палубу.
   Но было уже поздно.
   Старый Пэдж вышел из каюты с бокалом грога в руках.
   Все матросы, оставив свои дела, облепили реи, чтобы лучше видеть, как будет расправляться с бунтовщиками капитан Пэдж. Воцарилась мертвая тишина.
   Капитан вдруг одним взмахом кулака ударил по зубам всех непокорных, причем профессор покатился по направлению к кухне, а Эбьен, Ящиков и Ламуль полетели прямо в люк, ведущий в помещение матросов. Скатившись туда, они долго и с ужасом ожидали продолжения, но продолжения не последовало, очевидно, старик поленился тратить силы в такую жару.
   - По-видимому, благоразумнее временно покориться своей участи, заметил Эбьен дрожащим от гнева голосом, - но не унывайте: капитан Пэдж должен быть гильотинирован уже по двум статьям и по шести статьям отправлен на пожизненную каторгу, не говоря уже о мелких наказаниях вроде одиночного заключения, сроком на один год, и общественного порицания.
   - Да... Попробуйте-ка посудиться посреди океана...
   Подвиг есть и в сраженья...запел Ящиков.
   Подвиг есть и в борьбе...
   Высший подвиг в смиреньи...
   И, не помню, еще в чем-то в этом роде...
   - Но проклятый Валуа... Мерзкий аристократишка...
   - Недаром мы в России не выдержали и расправились с привилегированными классами.
   Вдруг дверь каюты растворилась, и Роберт Валуа влетел вниз головой, причем его хлестнул и скрылся конец здоровенного узловатого каната. Из носу у него текла кровь, а один глаз заплыл окончательно.
   - В чем дело? - воскликнули все.
   - Отрывной календарь... - прохрипел Валуа, выплевывая передние зубы, капитан прочел, что сегодня четырехсотлетие со дня смерти Колумба... Хватил меня сначала сапогом, потом кулаком, потом канатом. Ох, ох, ох... Простите меня, друзья мои, если я слишком надменно повел себя... во мне иногда просыпается королевская кровь... Дайте мне возможность лечь навзничь... Кровь тогда остановится.
   Он лег навзничь, а спутники по очереди мизинцами затыкали ему ноздри.
   А в отворенную дверь уже орал помощник капитана:
   - Все наверх! Отдай концы!
   И через минуту путешественники в одних штанах, без рубашек, носились по палубе, прожигаемые насквозь солнцем, обливаемые соленой водой, стегаемые узлами здоровенных канатов.
   - Я сейчас свалюсь в море, - кричал Ящиков, обняв рею,- я не могу, у меня кружится голова.
   - Падайте духом, но ради бога не телом, - кричал снизу Галавотти, - под нами сейчас самая большая глубина... Тут можно утопить десяток Монбланов, взгромоздив их друг на дружку, и все-таки ничего не будет видно.
   А из кухни доносилась беспрерывная барабанная дробь.
   Это профессор Жан Сигаль рубил котлеты.
   Однажды вечером путешественники расположились на носу корабля. Адвокат Эбьен, недавно пожалованный в прачки, закончил развешивание белья, и теперь все они отдыхали, созерцая бесконечные океанские просторы.
   - Клянусь Летучим голландцем, - заметил Ящиков,- я бы не отказался очутиться сейчас в Париже.
   - Ах ты, дельфин с желудком каракатицы... И я бы не прочь был попасть туда...
   - И подумать, - воскликнул Эбьен, - что проклятый Морис Фуко теперь наслаждается жизнью, фланирует по бульварам, содержит половину французских красавиц на те деньги, которые уплачивает ему вторая половина...
   Пьер Ламуль загадочно улыбнулся.
   - А вы так уверены, что Морис Фуко находится в Париже...
   - Ну, конечно...
   Пьер Ламуль покачал головою.
   - Я ставлю сто тысяч франков за то, что он сейчас в Париже, воскликнул Эбьен.
   - А я, - произнес Пьер Ламуль все с тою же загадочной улыбкой, - ставлю миллион франков за то, что Морис Фуко в настоящее время находится на "Агнессе"!
  
  
  

Глава VI

Шхуна "Агнесса" (Окончание)

  
   Если бы какой-нибудь завсегдатай лонгшанских скачек попал случайно на борт "Агнессы" и поглядел на верхушку одной из мачт, опутанной целой паутиной канатов, он увидел бы бронзового человека, бесстрашно висящего на головокружительной высоте и хладнокровно раскуривающего свою трубку. Вот бронзовый человек с ловкостью обезьяны скользнул по канату, перебросился с одной реи на другую и великолепным прыжком упал на палубу, где как ни в чем не бывало принялся зашивать парус кривой ржавою иглою.
   - Ламуль, - воскликнул бы завсегдатай лонгшанских скачек, если бы удивление не отняло у него язык.
   Между тем с носа шхуны эластичной походкой приближались Эбьен и Ящиков, тоже бронзовые как индейцы.
   - Профессор, - крикнул один из них в кухонный рупор, - не жалейте картошки, жрать хочется, как святому Павлу Фивейскому на сороковую годовщину его голодовки !
   Скоро к ним присоединился и славный потомок свергнутой династии.
   - Ну что, сеньоры, - говорил Галавотти, стругая себе перочинным ножом запасную праздничную ногу, - не говорил ли я, что быть матросом не так уж скверно. Надо все испытать в жизни... Я вот, сеньоры, был матросом, шофером, рыболовом, врачом, актером, картежником, президентом республики, епископом и чем хотите! И скажу прямо, что ни одна их этих профессий не осталась для меня бесполезной. Случится, умрет христианин в пустынном месте, я сумею его исповедать и похоронить так, что никакие черти на пистолетный выстрел не посмеют приблизиться к его душе. Государство остается без обожаемого правителя - извольте. Беру бразды и становлюсь у кормила. Когда я управлял республикой, сеньоры, у меня все были счастливы. Кто делал кислое лицо, тому я вышибал зубы, вот этой самой деревяшкой. Когда дела запутались окончательно, я для поднятия настроения приказал вылить в водопроводные резервуары весь государственный запас спирту. Что тут было, сеньоры! Все граждане натыкались друг на друга, орали, плясали... грудные младенцы щелкали себя по галстуку, как заправские пьяницы. Куда ни ткнись, всюду сорокаградусная водка. Председатель общества трезвости пришел на четвереньках в вегетарианскую столовую... На третий день из Буэнос-Айреса прислали пожарную команду. Тут я удрал и вынырнул по ту сторону Кордильер в качестве воскресного проповедника... Да... Все надо испытать в жизни...
   - А что, Ламуль, - заметил Эбьен, выплюнув в море табачную жвачку, ведь вы, пожалуй, проиграли пари... Вот уже три месяца плывем мы на этом деревянном башмаке, а никаких признаков Мориса Фуко пока что незаметно...
   - Вообще, - заметил Ящиков, - кроме нас на шхуне нет, по-видимому, никого постороннего.
   - Да и мы, - вздохнул Валуа, - теперь уже не посторонние!
   - О ком идет речь? - спросил Галавотти, слегка насторожившись.
   Ламуль встал, похлопал себя по голой груди и, повернув Галавотти лицом к солнцу, сказал, пристально глядя на него:
   - Речь идет о глухонемом бразильце.
   Галавотти изобразил на своем лице крайнее недоумение.
   - Что вы там болтаете, Ламуль? - спросил Валуа.
   Но Ламуль, очевидно, счел, что он сказал достаточно.
   Бывший банкир отошел от сеньора Галавотти и растянулся во всю длину на палубе.
   Сеньор Галавотти тоже отошел в сторону. Он прошел между двумя рядами больших ящиков с маисом, огляделся по сторонам и три раза стукнул в один из ящиков своей деревяшкой. Стенка огромного ящика приотворилась, как дверь, и сеньор Галавотти исчез в темных недрах. Через пять минут он вышел обратно, лег лицом вниз на большой парус, сложенный на палубе, и начал хохотать так, что слезы ручьями потекли у него из глаз и блестящими змейками побежали по палубе.
   Однажды капитан Пэдж подошел к Ламулю, стоявшему на вахте, и, проведя согнутым большим пальцем по его позвоночнику, промолвил:
   - Остров Люлю!
   Через минуту все путешественники стояли на палубе и вырывали друг у друга подзорную трубу.
   Вдали из поверхности океана вырисовывалась какая-то невысокая гора, окаймленная целым лесом пальм и белой, как снег, линией прибоя.
   - Коралловые рифы,- заметил капитан, расслоив эти слова двумя десятками богохульств и ругательств.
   Заскрипела якорная цепь, и шхуна "Агнесса" остановилась. Вода была так прозрачна, что океан представлялся гигантским аквариумом, столь густо населенным, что было удивительно, как это рыбы не сталкивались между собой.
   Спустили шлюпку. Было решено, что кроме чемоданов путешественники захватят два ящика маиса. Капитан Пэдж объявил, что через месяц он снова прибудет обратно за "живым инвентарем", как он выразился. На прощанье он решил угостить своих полуматросов-полупассажиров и приказал откупорить бочонок королевского рому. Вскоре на шхуне началось настоящее веселье: люди плясали, пели, дрались, клялись в вечной дружбе и кровавой ненависти.
   Один Ламуль оставался трезв, он всякий раз незаметно выливал в море свой ром и не выпускал из вида Галавотти.
   Тот, по-видимому, был совершенно пьян. Забравшись на ящик с маисом, он произносил речь, в которой предлагал избрать его в римские папы; однако, кончив речь, он так ловко соскочил с ящика, что подозрение, как говорится, шевельнулось в душе Ламуля. Однако ничего подозрительного не произошло... С пением и хохотом чемоданы были брошены на дно шлюпки, туда же спустили два ящика с маисом и туда же, наконец, опустили на канатах смертельно пьяных путешественников. Только Ламуль сам спустился по канату и, вспомнив, как несколько месяцев тому назад ему трудно было подыматься, удивился своей ловкости.
   Когда лодка отчалила, на борту шхуны послышалась револьверная стрельба. Это капитан Пэдж и его помощник- швейцарец играли в Вильгельма Телля: встав задом друг к другу и наклонившись так, чтобы видеть один другого между ногами, они сшибали из револьвера пробки, положенные у каждого из них на пояснице, причем матросы для смеха в момент выстрела пихали их под руку длинными баграми. Сшибивший пробку получал право хватить другого изо всех сил по зубам или по шее.
   Огромная волна перенесла лодку через ряд мелких рифов, причем днище, задев за один из камней, издало такой звук, который производят иные скрипачи, когда играют пиччикато.
   Пьер Ламуль вылез на пустынный берег и вместе с матросами (которые протрезвели, как только взялись за весла) перетащил на берег своих спутников и багаж.
   Галавотти мирно спал. Ламуль решил ни за что не засыпать, и, когда лодка отчалила; он вставил себе между веками маленькие палочки, ибо глаза его начинали-таки слипаться, взял в руки ружье и огляделся. Сзади был лес, темный и молчаливый, впереди - море, а над головой все то же небо, серебряное от звезд, с черными точками просветами. Он не верил своим глазам. Шхуна подымала паруса и медленно отплывала. Вот она уже начинает сливаться с ночною мглой. Галавотти спит как убитый. "Неужели, - подумал Ламуль, глухонемой бразилец мне в самом деле только почудился на "Агнессе".
   И тут, не в силах бороться со сном, сознавая, что поступает неблагоразумно, он все же вынул из глаз палочки и, повалившись на песок, заснул как мертвый.
  
  

Глава VII

Смертельная опасность и прекрасная принцесса

  
   Ящикову снился сон. Едет он сонный и пьяный в тарантасе по тамбовскому проселку, кругом ночные доля, над рекой кричат в сырой траве коростели, в голове приятный дурман; откинуться головой на мягкую пружинную спинку и спать, спать, и только иногда, приоткрыв глаз, смотреть, на месте ли добрая старая Большая Медведица.
   И вот как нарочно нет Большой Медведицы, а по самой середине неба яркий, как пасхальные свечи, Южный Крест. Ящиков хочет двинуть рукой, и не может, и чувствует, что, должно быть, кучер привязал его ремнем к сиденью. И тут вспоминает Ящиков, что случилась в Рос - сии революция и что кучер теперь не прежний кучер Иван, а, небось, какой-нибудь Иван Краснофлагов, и уж теперь не крикнешь ему: "А ну-ка, Иван, покажи-ка, как деды по Руси-то езжали!". И вдруг оборачивается кучер Иван и говорит ругательство - истинное русское ругательство, - какое только ушами слышать можно, а главами в напечатанном виде никто еще нигде не видал, ибо, увидав, нельзя вынести. И, услыхав знакомые слова, сразу проснулся Ящиков.
   Перед ним синел все тот же безбрежный Великий океан, тропическое солнце палило нещадно с безнадежно синего неба. Полковник Ящиков удивился, увидав себя в вертикальном положении. Он попытался двинуться: увы, он был крепко привязан к пальме, а рядом к другим пальмам были привязаны его спутники. Тамбовские проселки улетели из проснувшейся памяти. А между морем и собою полковник Ящиков увидал целую толпу дикарей, разрисованных наподобие беспредметной живописи, с перьями в волосах, курчавых, как передняя часть порядочного пуделя, и с явным недоброжелательством во взорах. Среди дикарей выделялся один старец в ожерелье из детских черепов и в переднике из хвоста акулы. Старец этот тихо дудел в какую-то дудочку и от времени до времени делал рукой такое движение, словно играл на биллиарде. Несмотря на все. виденное. Ящиков никак не мог отделаться от впечатления, что он только что слышал родное ругательство, хотя это, разумеется, совершенно очевидно было лишь плодом его воображения. Галавотти стоял тоже привязанный к дереву и имел весьма недовольный вид.
   - Спросите его, - сказал Ламуль, - на какой черт они нас привязали к деревьям?
   - П-и-у? - прощебетал Галавотти.
   - Фью, - отвечал старец и опять задудел в дудочку.
   - Он говорит, - сказал Галавотти, - это они привязали нас для того, чтоб мы не убежали: они хотят нас изжарить и съесть.
   - И все это он выразил в одном этом междометии!-с восхищением вскричал профессор, - я всегда утверждал, что язык этих островов...
   - Да, но я вовсе не хочу быть съеденным, - воскликнул Валуа. Передайте это тому старому крокодилу.
   - Т-и-э, - прощебетал Галавотти.
   - Брысь! - возразил старик.
   - Он говорит, - перевел Галавотти, - что ни одна дичь не радуется, когда охотник ест ее!
   - Да, но мы-то не дичь, черт его побери. Предложите ему денег.
   - Население этих островов не знает денег, - возразил профессор, - да они ему не нужны. Оно ничем не занимается y нас? Чего же этот проклятый Пэдж не предупредил
   - У старика иногда захлестывает, сеньоры... Может быть, теперь он вспомнил об этом и раскаивается...
   Все с тревожною надеждою оглядели океан. Но нигде не било видно белого паруса.
   - И нужно же нам было вчера нализаться!...
   Между тем старик вытащил откуда-то здоровенную пилу - нос небезызвестной рыбы - и кончиком носа проверил остроту зубьев. Дикари издали одобрительное кудахтанье и вытащили подобные же пилы.
   Вдруг старик хлопнул себя по лбу, словно профессор математики, вдруг догадавшийся, что задача не выходила из-за неправильно сделанного деления, и крикнул:
   - Какао! Какао!
   - Старику захотелось какао?- спросил Валуа,- у меня есть в чемодане непочатая банка. Может быть, они нас за нее выпустят?
   Но все дикари вскочили и, потрясая копьями, закричали, казалось, на весь Великий океан:
   - Какао! Какао!
   - Ну, на всех у меня не хватит! - заметил Валуа.
   - Скажите им,- проговорил Эбьен,- что по французским законам людоедство карается смертной казнью.
   - Л-и-а! - крикнул Галавотти.
   - Кг-ы! - крикнули хором дикари.
   - Что они говорят?
   - Говорят: "Молчите в тряпочку". Ничего, сеньоры, главное - не надо падать духом. Меня три раза приговаривали к смертной казни и три раза приводили приговор в исполнение! Однако жив! Два раза меня собирались съесть и однажды уже положили на сковородку... однако, как вы видите, прыгаю...
   И он крикнул дикарям какое-то очень дерзкое слово, в ответ на которое все дикари, по крайней мере в течение получаса, плясали от ярости. Между тем подали огромную телегу, на которую нагрузили багаж путешественников и их самих. Под звуки тамтама процессия двинулась в глубь острова.
   - Спросите, где здесь женщины, - заметил Ламуль, не забывший и при данных тяжелых обстоятельствах основную цель экспедиции.
   - Лучше воздержаться от подобных вопросов, сеньоры! Женщины не доводят до добра... Эти дикари ревнивы, как кролики... уж из ревности они наверняка слопают нас,- можете в этом не сомневаться.
   - Кстати, этот лес, - заметил грустно Валуа, - совсем не похож на тот лес, из которого торопилась выйти туземная девушка.
   И при этих словах перед глазами всех возникла вдруг роскошная зала, таинственные звуки фокстрота, июльская ночь за окном и красавица, такая красавица... и вдруг: "Инженер Симеон пробует новый трактор".
   Все, как один, испустили глубокий вздох.
   Дикари между тем шли вокруг телеги и от времени до времени кричали: Какао!
   - Не хотят ли они съесть нас, запивая какао? - заметил Валуа.
   - А вот увидим, сеньор, как сказала мышь, когда кошка тащила ее за хвост из-под дивана.
   Проехав в гору часа два, сделали привал, чтобы дать отдохнуть ослам.
   Ламуль, вскрикнув от удивления, кивнул на скалу, на которой, по-видимому, углем было написано число, месяц, год.
   - Кто-то был тут месяц тому назад! - воскликнул Эбьен.
   - Очевидно, белый, ибо у этих черномазых нет календарей!
   - Беднягу, вероятно, уже съели!
   Процессия продолжала двигаться по тропическим зарослям.
   Профессор Сигаль ежеминутно испускал радостное восклицание, сопровождая его каким-либо латинским названием, а один раз не шутя начал упрашивать Галавотти, чтоб тот попросил дикаря сорвать ему какой-то цветок, формой своей напоминающий человеческое ухо, висящее на ниточке. Еще на одном дереве путешественники увидали крест, сделанный, по-видимому, тем же путешественником, и ужас невольно охватил их. Наконец лес кончился, и телега выехала на большую поляну, среди которой стояла дюжина тростниковых хижин.
   - Какао! - воскликнули они вторично и упали ниц.
   - Какао! - воскликнули они в третий раз и начали есть землю.
   Старец заиграл на дудочке, и все умолкли.
   Тогда почтенный дикарь с трудом влез на пустую бочку, стоявшую среди поляны, и, стараясь не опрокинуться, произнес речь, которую Галавотти мгновенно переводил на французский язык.
   - Принцесса наша потеряла мужа и скучает, ах, как скучает. Муж ее был черный, как ночь, с волосами пышными, как туча, с глазами цвета великой воды в полночь. Уши его были больше капустного листа, а нос его имел восемь горбов и был острее стрелы Якугуры. Ноги его были длинные, как пальмы, и худы, как усы кита. Когда Кио (так звали мужа) прыгал, то казалось, сам небесный дух поднимает его за волосы и ставит на землю там, где он хочет. Кио плавал быстрее акулы, а зубы его были так крепки, что мог он пополам перегрызть самую большую черепаху. Ласки Кио были жгучи, как костер, и тяжелы, как большая гора. Он мог целовать столько раз, сколько звезд на небе, и еще один раз. Но приехали белые люди и увезли Кио, обещав подарить ему ожерелье из пузырьков. И вот теперь принцесса мстит белым людям и берет их себе в мужья, и, если они целуются хуже Кио, она приказывает съесть их. У нее есть сейчас белый муж, но он стал ленив и нерезв в ласках, и его должны скоро съесть. Теперь принцесса по очереди выйдет за вас замуж и если останется недовольна, то скушает вас за милую душу.
   - Но причем тут какао! - воскликнул Ящиков.
   В это время из одной хижины вышло странное существо. Квадратное и толстое, оно было разрисовано, как географическая карта с обозначением морских течений, короткие ноги, казалось, были сделаны из резины, перетянуты нитками и затем раздуты до последний возможности. Таковы же были и руки. Таков был и бюст. На шее у чудовища висело ожерелье из крокодиловых зубов, в одном ухе болтались золотые мужские часы, а в другом - дорожная чернильница. Рот был, с помощью рыболовных крючков, связанных на затылке, растянут до самых ушей. Кожа принцессу, густо смазанная пометом пингвина, издавала удушливый запах.
   - Что это? - в страхе спросили путешественники.
   - Принцесса Какао! - хладнокровно сказал Галавотти.
  
  

Глава VIII

Как Пьер Ламуль проиграл миллион франков

  
   Его высочество критическим взором окинуло путешественников.
   - Ююю! - сказала она, указав на Галавотти, и его немедленно увели в сторону.
   - В чем дело? - спросил Валуа.
   - Дура! - отвечал тот, пожав плечами, - ей не нравится, что у меня только одна нога. Я предпочитаю иметь одну такую ногу, чем десяток таких, как у нее.
   Остальные с завистью посмотрели на него.
   - Но вас тогда, по крайне мере, должны съесть, - заметил Валуа с некоторым раздражением.
   - Чтоб подавиться деревяшкой?
   - А что ж! В иные кушанья нарочно втыкают спичку и украшают ее папильоткой.
   Оглушительные звуки тамтама прервали эту дискуссию. Путешественников окружили дикари, приставили копья к их бокам и поясницам и повели так в зловещего вида землянку, вход в которую заваливался огромным камнем.
   Очутившись во мраке, путешественники некоторое время, за неимением других ценностей, хранили молчание.
   Галавотти среди них не было. Он остался на свободе и объявил, что будет сторожить чемоданы. Туземцы, по-видимому, с одной стороны, уважали его за умение объясняться на их языке, с другой стороны, презирали за отсутствие нижней конечности, и поэтому в результате просто перестали обращать на него внимание.
   - Черт знает, что такое, - вскричал Ящиков, - я бежал от ЧК и от продовольственного кризиса только для того, чтобы попасть в эту дыру и быть самому съеденным. Господа, войдите в мое положение!
   - Вы еще можете понравиться принцессе, - заметил со злобою Валуа,изложите ей наши монархические убеждения.
   - Я не посмею конкурировать с вами! Вы как раз подходящий ей муж. Вы сами - принц.
   - Я бы попросил!..
   - Не ссорьтесь, друзья мои, не ссорьтесь!..
   - Что бы сказал мой дядя, великий Гамбетта, если бы знал, что его племянник, подававший такие надежды... Друзья мои, ведь я сумел доказать невинность Скабриоли, того бандита, который убил зверски всю свою семью и потом в течение недели бил по щекам и дергал за нос трупы! Какой это был блестящий процесс. Трогательно было видеть, как дамы засыпали цветами эту гнусную скотину и как он подмигивал им своим зеленым глазом. А я... о... моя жена едва не разрешилась преждевременно на почве ревности. Телефон звонил не переставая, дррр. "Завтра в 9 часов вечера на таком-то углу"... Уф!.. Я и не подозревал, что в Париже столько углов...Но как я говорил!.. Я встал в позу и крикнул: "Да... Он виновен, и все-таки он невинен..." Никто ничего не понял, но прокурор плакал. Я сам видел, как слеза размазала зебру, которую он от нечего делать нарисовал на деле. Такие миги не забываются, друзья мои...
   - Когда я защищал диссертацию,- вдруг заговорил профессор,- то мне возражал сам Элингтон... Мы в течение двух часов обливали друг друга грязью... В конце концов он заявил, что если мне дадут доктора, то он не остановится перед раскрытием некоторых интимных сторон моей жизни (он разумел мое предполагаемое сожительство с женою университетского сторожа). Я тогда намекнул ему, что мне известно, почему его жена так часто бывает в мастерской Сезана. Он взбеленился так, что я уже не мечтал о докторате, как вдруг у него от злобы сделался припадок гастрита. Ему пришлось уйти, а я получил искомую степень... Моя фотография появилась во всех газетах...
   - А вы думаете, плохо было иметь три миллиона годовых доходов, обладать Терезой и великолепным пищеварением?
   - А когда однажды поднимался вопрос о восстановлении во Франции монархии, то естественно, что все взоры обратились на меня... Ну, что такое Бурбоны? Какой-то гасконец взял Париж, воспользовавшись растерянностью моих предков... Подумаешь, какая важность... Когда я однажды появился в монархическом клубе, то один старик встал и уже не мог сесть... У него от почтения сделалась какая-то судорога.
   - Так какого же черта, спрашивается, мы поехали в эту дикую страну?
   - Я никого не обвиняю,- вдруг заговорил Эбьен, обвинять дело прокурора, а я адвокат. Но я хочу напомнить, да, да, да... Я хочу напомнить, что соблазн был нам предложен в вашем доме, Ламуль.
   - Конечно, идиотская затея с баром...
   - Я бы никогда сам по себе не пошел в кинематограф!
   - Тем более я! Я не для того удирал от большевиков, чтоб таскаться по кинематографам.
   - Ей-богу, Ламуль, у меня чешутся руки...
   - Вы бесились с жиру от нечего делать, а мы страдаем!
   - Друзья мои!..
   Неизвестно, чем бы кончилось это неприятное для банкира направление мыслей, если бы глухой голос во мраке не произнес бы вдруг:
   - Неужели я слышу голоса европейцев?
   Узники замолкли, и мороз пробежал у них по коже.
   - Да, мы европейцы, - произнес Ламуль и прибавил тихо: - это, вероятно, тот, который написал число на скале.
   - И я европеец, - продолжал голос, - я нахожусь рядом с вами за земляною стеною, в которой провертел дыру подзорною трубою, вынув предварительно из нее стекла. Что вам сказали дикари?
   - Они сказали, что нас или съедят, или женят на Какао! Вы тоже узник?
   - Нет, я пока еще в гареме! Но, увы... я уже надоел принцессе и теперь осужден на съедение.
   - И скоро вас съедят?
   - В том-то и дело, что так как жителям этого проклятого острова абсолютно нечего делать, то всякая церемония растягивается у них на необыкновенно большие сроки. Мне рассказывали, что главного вождя хоронили так долго, что под конец нечего уже было хоронить.
   - А скажите, как вы добрались до этого проклятого острова?
   - На пароходе.
   - Как? Разве сюда ходят пассажирские пароходы?
   - Ходят раз в десять лет, чтоб узнать, на месте ли остров. Мне и посчастливилось...
   - Да, но зачем вас принесло сюда?
   - О, это долгая история! Прежде я жил легко и беззаботно, хоть у меня частенько не хватало денег. Зато я утешался иначе... Когда я уехал, как дурак, из Парижа, у меня только что начался роман с прелестной женщиной...
   - Замужней? - спросил Валуа.
   - Да, но ее муж так глуп, что не стоит говорить о нем, ни судить, ни порицать его... И, однако, я уехал, уехал в эту проклятую страну... И вот уже два месяца подвергаюсь всевозможным неприятностям. Вам еще предстоит все это! Вы думаете, что быть съеденным так просто? Увы! Это очень сложно...
   - Но кто же вы такой? - спросил Эбьен.
   - Увы, имя мое не славно ни добрыми делами, ни научными подвигами. О, как глупо затратил я свои лучшие годы. Вместо того чтобы обогащать свой умственный чемодан, то есть багаж, я фланировал по бульварам и соблазнял женщин... Одно время я содержал половину французских красавиц...
   - Что! - вскричал Ламуль.
   - Увы! А другая половина содержала меня...
   - Стало быть вы...
   - ... Морис Фуко, если только это имя что-нибудь говорит вам.
   Тяжелая рука адвоката легла на плечо бедного банкира.
   - Мориса Фуко не было на "Агнессе", - проговорил он, - банкир Ламуль, вы проиграли миллион франков.
   Ламуль не верил своим ушам.
   - Он врет, притворяется; - пробормотал он.
   - Да, я Морис Фуко, - продолжал голос, - я вижу, что мое имя не абсолютно незнакомо вам. Скажите, не знаете ли вы, что стало с прелестною женою Пьера Ламуля... Помните Ламуля? Такой толстый дуралей, он больше известен под кличкою "дыня".
   - Ты сам дыня! - крикнул Ламуль и так стремительно ринулся на голос, что сшиб в темноте профессора.
   Упав, тот, по-видимому, завалил отверстие, ибо голос перестал быть слышен.
   - Мерзавец! - воскликнул Ламуль, - какое ему дело до моей жены!
   - Но как хотите, это чудесное совпадение!
   - Интересно, зачем он сюда притащился...
   - Я думаю, что причина у него именно вполне совпадает с нашей...
   - В самом деле? - проговорил Ламуль с оттенком надежды в голосе, - но почему же он спрашивал о моей жене?
   - Не забудьте, что вместо желанной красавицы он попал в объятия Какао: естественно, что его потянуло... то есть я не так выразился. Естественно, что он вспомнил о Прекрасной Терезе.
   После этих слов все погрузились в печальные размышления, и скоро храп доказал, что благотворный Морфей не отказал несчастным в своем испытанном утешении.
   Один Ламуль не спал. Томимый тяжкими думами, он вдруг увидел во мраке маленький светящийся кружок. Это был луч луны, пробравшийся сквозь дырку в стене. Ламуль подошел к стене и приложил глаз к дырке. На залитой лунным светом поляне там и сям дремали туземцы. Возле ящика с маисом спал, уронив голову на грудь, Галавотти.
   И вдруг Ламуль вздрогнул от удивления, и суеверный страх холодными тисками сжал ему сердце. Озаренный луной, на фоне голубого тропического леса, неподвижный, как изваяние; стоял глухонемой бразилец. Луна скрылась за облаком, а когда она вновь осветила поляну, то никакого бразильца уже не было. Странный вой звучал в тишине ночи. Это черная Какао пела песню о вечной любви к неверному Кио.
  
  

Глава IX

Карьера полковника Ящикова

  
   Рано утром к узникам пришел туземец и поставил на пол миску, содержимое которой шевелилось.
   - Что это он притащил? - спросил Ламуль.
   Роберт Валуа чиркнул зажигалкой.
   - Это дождевые черви! - крикнул он с ужасом.
   Полковник Ящиков не сдержался и выругался так, как ругался когда-то, когда пьяный кучер выворачивал тарантас и полковник оказывался на четвереньках в грязной луже.
   И тут произошло нечто необычайное и уж никак не предвиденное. Дикарь взмахнул руками, пал ниц и остался недвижим.
   - Что с ним такое? - удивился Эбьен.
   - Что вы сказали, полковник?
   - Просто выругался.
   - Гм! Однако он не шевелится.
   В темницу заглянул другой дикарь.
   - А ну-ка, ругнитесь еще разочек.
   Полковник, откашлянувшись, выругался, и мгновенно второй дикарь пал ниц так же, как и первый, и остался недвижим.
   - Профессор, вы не знаете, в чем тут дело?
   - Дикари в известных широтах очень подвержены обморокам.
   - Да, но почему же они падают в обморок, когда полковник ругается?
   - Я затрудняюсь ответить на этот вопрос, возможно, что это просто совпадение..,
   - Знаете что? - предложил Валуа, - все равно дверь отперта! Выйдемте из тюрьмы, а полковник, я думаю, не откажет в любезности продолжать ругаться.
   Они осторожно вышли из темницы, и мгновенно в них направилась по крайней мере дюжина копий.
   Полковник поднял руки и зычно выругался.
   Все дикари пали ниц, побросав копья.
   Галавотти ковылял на своей деревяшке.
   - В чем дело? - кричал он, - чего они все повалились, как кегли?
   - Черт их знает...
   Верховный жрец, тот, который играл на дудочке, появился на поляне.
   - А ну-ка его, - предложил Валуа.
   Полковник выругался.
   Жрец замер. Колени его задрожали, глаза, казалось, готовы были выскочить из орбит.
   - Еще разочек! - скомандовал Валуа,- без промаха! Пли!
   Полковник выругался.
   Жрец упал на колени и вдруг начал изо всех сил подметать землю бородою.
   - Завели! - пробормотал Галавотти.- Крепко же вы, сеньор, ругаетесь! У старика того гляди отскочит кокос!..
   Еще многие дикари повыскочили из хижин, и все они попадали, как карточные домики, подкошенные магическою бранью полковника, Галавотти, рыча от восхищения, несколько раз повторил это ругательство и, наконец, довольно хорошо начал произносить его.
   - Я рожден лингвистом, - воскликнул он, ну, черномазая тумба, попадись ты мне только!
   И как раз в этот миг Какао вышла из своего тростникового замка. Для вящей обаятельности она на этот раз украсилась поясом из живых лягушек и ящериц. Галавотти подскочил к ней.
   - Вот тебе,- крикнул он, ругнувшись при этом по-полковничьи.
   Какао мгновенно упала на землю.
   - Ага! Жаба ты татуированная! Вот тебе еще. Мало! Получай еще! Слон проклятый! А, у Галавотти только одна нога! Ладно! Вот тебе! Вот тебе!
   И Галавотти продолжал ругаться, причем Какао корчилась на траве и постепенно затихала.
   - Довольно, - крикнул Ламуль, - она не выдержит!
   - Да знаешь ли ты, - продолжал Галавотти, - что самые красивые женщины в Аргентине считали за честь обняться со мною... Две ноги есть у всякого... Великая штука две ноги... А, ты вздумала воротить свой дурацкий хобот? Вот тебе! Вот тебе!
   Верховный жрец подползал между тем и продолжал мести землю бородой. Приблизившись к полковнику Ящикову, он знаками попросил его следовать за собою.
   - Как вы думаете? - спросил тот, - не рискованно мне идти за ним?
   - Пойдемте все, - предложил Валуа.
   - Вы только на всякий случай ругайтесь от времени до времени.
   Они пошли к скале, прикрытой огромными листьями какого-то неизвестного дерева. В скале оказалась пещера, вход в которую был украшен человеческой головой с рыжими бакенбардами. Свет в пещеру проникал сквозь выдолбленное в сводах отверстие, и при этом тусклом свете путешественники различили венский стул, водруженный на груде человеческих и звериных черепов. Верховный жрец знаками предложил полковнику сесть на этот удивительный трон.
   - Садиться или нет? - спросил полковник.
   - Я бы на вашем месте отказался! - произнес Валуа, которому плохо удавалось скрыть свою зависть.
   - А по-моему, садитесь, сеньор! - вскричал Галавотти, - если вы не сядите, я сяду и клянусь - так обругаю старого эфиопа, что он издохнет, как сорок тысяч братьев!.. Честное слово! Во мне пробуждаются инстинкты государственного человека...
   Полковник подошел к черепам и потрогал их.
   - Спросите его, крепок ли стул...
   - Ну да ладно! - воскликнул Галавотти. - Или опять звать старого Пэджа?
   Полковник взлез на груду мертвых голов и сел на стул.
   - Ну, как? - спросил его Ламуль.
   - Очень удобно!
   Жрец между тем говорил что-то дрожащим голосом, и Галавотти вдруг засвистел от восторга.
   - Ну, сеньор полковник, поздравляю вас!.. Отныне вы царь! Они ждут ваших приказаний. Мой совет: прикажите им всем утопиться в море или съесть друг дружку.
   - Но как все это случилось?.. Расспросите его!
   - А по-моему, лучше не спрашивать... Мне однажды один джентльмен дал на вокзале сто долларов. Я сдуру спросил, за что... Оказывается, он по близорукости принял меня за своего кредитора... Никогда не надо вдаваться в подробности... Ну, царь и царь! И слава богу!
   Однако все начали настаивать, и жрец рассказал следующее:
   - До сих пор царем был отец Какао, одноухий Кобо, который в дни молодости был увезен на корабле в белую страну снегов и льдов, где его возили по ярмаркам и заставляли бить в барабан на потеху детворе. Язык этой страны, по его словам, состоял всего из трех слов, которые повторялись на бесконечные лады, и Кобо заметил, что эти три слова оказывали магическое действие. Их говорили лошадям, и лошади шли, их говорили дереву, когда рубили его, и дерево падало, их говорили разъяренному быку, и бык превращался в ягненка, их говорили торговцу, и торговец уступал цену. Других слов, по-видимому, в той стране вовсе не было. И вот Кобо выучил эти три слова, и, когда вернулся на родину, он объяснил их великое значение и объявил себя царем. Умирая, он завещал престол тому, кто первый произнесет их сам, никем не наученный. Но никто не умел произнести их: много белых путешественников посещали остров, немало их побывало в желудках горбоносых детей Якугуры, но никто не умел произнести магических слов. И вот теперь они услыхали эти слова из уст коротконогого белого Салы, и они просят его быть царем и управлять ими, как он хочет.
   Полковник Ящиков принял вид важный и торжественный.
   - Что ж, - сказал он, - я не прочь.
   - Но неужели, сеньор,- вскричал с восхищением Галавотти,- на вашем языке и в самом деле нет других слов?
   - Есть другие слова,- отвечал полковник,- но ими можно не пользоваться.
  
  
  

Глава X

О том, как полковнику Ящикову не удалось вволю поцарствовать

  
   - Прежде всего, - начал полковник, - надо выяснить наши отношения с принцессой.
   - Всего вероятнее, - заметил Валуа, - что вы, став царем, тем самым механически стали и ее мужем...
   - Благодарю вас за подобную механику!
   - Эй, как вас там, скажите Какао, чтоб сидела до поры до времени в своем логовище... Скажите, что ее вызовут...
   - Ти-тю-тик! - восторженно перевел Галавотти, - сеньор, разрешите добавить, что она стерва.
   - Подождите...
   - Гм!.. Что же дальше?..
   - Не приступить ли к составлению уголовного и гражданского кодекса? предложил Эбьен.
   - Обычно всякое счастливое царствование начинается с амнистии, заметил Ламуль.
   - И великолепно, - воскликнул Галавотти, - освободите этого француза от брачных уз, и никаких испанцев !
   - Почему? - запротестовал Ламуль, - по-моему, он превосходно себя чувствует...
   - Я бы предложил со своей стороны,- сказал Ящиков с какой-то поистине царственной мудростью,- приказать дикарям привести, помните, ту красавицу!
   - Это бесполезно! Они нагонят два десятка вроде Какао!
   - Да и нет тут никаких красавиц!
   - Да и вообще нет нигде никаких красавиц!
   - Паршивый остров.
   - Вот уж, действительно, Люлю!
   - По-моему, - снова сказал Галавотти, - как хотите, сеньоры, а француз нуждается в нашей помощи.
   - Почему же он сам не идет сюда?
   -- Он не может... он ходит по кольцу, надетому на проволоку. Я удивляюсь, как он до вашей тюрьмы дотянулся.
   Вдруг дикари как-то странно понюхали воздух.
   - Чего это они нюхают? - спросил Ящиков, - не идет ли Какао?
   - Чу-че? - спросил Галавотти.
   - Му-ру-ну! - отвечал один из туземцев, и в глазах Галавотти изобразился ужас.
   - Что еще стряслось? - с беспокойством осведомился Ящиков.
   - Боюсь, сеньоры, - сказал Галавотти дрожащим голосом, - что сеньору полковнику не удастся даже коронораться.
   - А что?
   - Му-ру-ну!
   - Да, но что это значит?
   - А вот посмотрите.
   Путешественники подошли к выходу из пещеры.
   Зрелище, представившееся им, заставило их закричать частью от удивления, частью от страха. Все, что они видели перед собой, приняло какой-то странно наклонный вид. Пальмы, до того стоявшие прямо, теперь согнулись, собрав листья наподобие метелки для рояля.
   Трава прильнула к земле, как волосы в проборе британского дипломата, большие бочки медленно катились с глухим гулом, а по небу... а по небу неслись облака, но это не был обычный бег облаков. Облака мчались с быстротой молнии, вытянутые на манер экспрессов, меняя ежесекундно форму, но вытягиваясь все более и более. Они напоминали какие-то длинные пучки пакли, летящие неизвестно куда, и довольно было посмотреть на небо секунду, чтоб в глазах зарябило.
   - Да что же случилось? - вскричал полковник, недовольный вмешательством стихии в его благополучное царствование, - что это за чепуха такая?
   - А вот выйдете, сеньоры.
   Сеньоры вышли и мгновенно попадали, как карточные домики. Страшный, фантастический ветер мчался с океана и огромной ладонью прижимал к земле все, что попадалось ему навстречу. Дикари ползли, втыкая в землю кинжалы и притягиваясь за них.
   - Му-ру-ну! - кричали они.
   А ураган дул, все сильнее и сильнее прокатываясь по острову, как гигантский валик; уже с громом рушились неустойчивые прибрежные скалы, вырванные с корнем деревья летели, как пылинки, тростниковые хижины вдруг попадали и укатились в море, причем на месте одной из них обнаружилась и тотчас улетела принцесса, протыкавшая себе огромною иглою левую щеку.
   Какой-то человек, совершенно голый и совершенно пестрый, ползал с отчаяньем взад-вперед, удерживаемый проволокой. Ламуль вгляделся в него великий боже! - в этом человеке, растатуированном наподобие гобелена, он узнал того, которому некогда дарила свои улыбки она - неверная, но прекрасная, за один поцелуй которой банкир сейчас был бы рад отдать десятую часть своего состояния. И невольно злая радость охватила его сердце... О, если бы Тереза могла видеть это жалкое пестрое существо, беспомощно, как сторожевой пес, ползающее на одном и том же месте!
   А ветер все крепчал и крепчал. Уже нельзя было дышать, нельзя было поднять руку, ногу, голову. И вдруг Галавотти испустил душераздирающий крик.
   - Ящик! - кричал он. - Ящик!
   Два огромных ящика, все быстрее переваливаясь с боку на бок, катились к морю.
   - Помогите мне, сеньоры, - кричал Галавотти, - я должен доползти до этого ящика...
   Но никто не мог ему помочь. Все быстро катились к морю, тщетно старались зацепиться за землю, на которой ветер, как рубанок, сгладил все неровности. Вдруг один из ящиков с треском разлетелся, и голова глухонемого бразильца... впрочем, это была лишь на миг голова глухонемого бразильца... В следующий миг черная борода и черные кудри понеслисьдак галки, в синюю мглу, а из груди Ламуля исторгся и унесся вслед за ними дикий вопль!
   Дзинь!..
   Лопнула проволока, у которой бегал Фуко, и, сбитый мгновенно с ног, он шлепнулся прямо в объятия - ибо то была она - Прекрасной Терезы.
   А в следующий миг огромная водяная стена, на пятьдесят процентов состоявшая из крупной и мелкой рыбы, взвилась над островом и слизнула его с лица земли, как ребенок слизывает со сливок пенку. На месте, где был остров Люлю, теперь было бурление и клокотание, и над всем этим, как в иллюстрациях Дорэ, витал страшный призрак, на безглазом челе которого было только одно написано с большой буквы - слово: Смерть!
  
  
  

Часть третья

Глава I

Негостеприимная яхта

  
   Молодой лорд Артур Фаунтлерой, сын того лорда, с которым произошла в детстве знаменитая история, вышел утром из каюты под руку с очаровательной белокурой Маргерет, вчера ставшей его законной, любящей и стыдливой супругой. Вид голубого океана, прорезанного ослепительной солнечной дорогой, был так прекрасен, что молодые люди невольно привели свои головы в соприкосновение и одновременно воскликнули:
   - О!
   Молодой доктор богословия, находившийся тут же, счел это мгновение удобным, чтобы, подойдя к ним, произнести небольшую проповедь, указав на всемогущество божие и напомнив вкратце историю Авраама и Сарры, а также и некоторых других счастливых ветхозаветных новобрачных. Молодые люди выслушали его, почтительно наклонив головы, и, отвечая на поклоны моряков, перешли к борту яхты.
   - Ах, Артур! - вскричала Маргерет голосом, напоминающим пение канарейки, - как прекрасно поступил ваш отец, подарив нам для свадебного путешествия "Королеву Анну"!
   - Мой отец, - отвечал молодой лорд, почтительно целуя кончики ее пальчиков, - всегда поступает прекрасно.
   - Так же, как и моя мать, - прошептала прелестная Маргерет, голубые глаза которой наполнились слезами.
   - Поклянитесь, дети мои, - произнес молодой проповедник взволнованным голосом, - что вы всегда будете любить своих родителей и таким образом свято исполните заповедь господню.
   И, воспользовавшись случаем, он напомнил им и все остальные заповеди, пропустив только седьмую, содержание которой считал неприличным.
   Не успел благочестивый юноша закончить последнюю заповедь, как подошел капитан яхты, старый, верный Билль Брасс, чтобы пожелать новобрачным доброго утра и пригласить их проследовать в его каюту.
   Там их ожидал вкусный и обильный завтрак, состоявший из меда, шоколада, бифштекса, шотландской овсяной каши с кайенским перцем, барбарисового варенья и жареной семги. Для юного доктора богословия были отдельно приготовлены различные овощи, так как он уже целый год состоял секретарем и корреспондентом британского королевского вегетарианского общества.
   - Какую же тему для беседы изберем мы сегодня? - спросил доктор после того, как была прочитана молитва и все заняли свои места, - я бы, со своей стороны, принимая во внимание обстановку, предложил остановиться на теме о всемирном потопе или на пребывании Ионы во чреве китовом.
   - Я думаю, - сказал капитан, - что выбор мы должны предоставить сделать миледи.
   Молодая женщина слегка смутилась.
   - Я бы предпочла побеседовать о всемирном потопе,- сказала она после маленького колебания и, уловив одобрительный взгляд лорда Артура, покраснела от удовольствия.
   Молодой проповедник начал говорить спокойно, но постепенно разгорячась все больше и больше. Несмотря на то что слушатели наизусть знали всю эту историю, она не преминула произвести на них должное впечатление, и все они несколько раз взволнованно прерывали рассказ восклицаниями вроде: "Неужели? Что за ужас! Бедный Ной!", а капитан, забывшись, однажды даже вскричал: "Ах, черти полосатые!", после чего едва не умер от смущения.
   Внезапно раздался крик вахтенного:
   - Плот на юго-западе.
   Слышно было, как наверху забегали матросы.
   Молодой доктор, чтобы не томить любопытства, естественно пробудившегося в слушателях, принужден был, так сказать, скомкать свое повествование и немедленно укрепить ковчег на Арарате, после чего все завтракавшие устремились наверх, вооружившись подзорными трубами.
   Что-то похожее на плот в самом деле чернело в лазурном тумане.
   - Там развевается что-то белое, - воскликнул лорд Артур.
   - Это, очевидно, потерпевшие кораблекрушение, - сказал доктор.
   - Или, может быть, разбойники, - заметила Маргерет.
   - Я думаю, - произнес капитан, - как мне бы ни хотелось согласиться с очаровательной леди, что предположение доктора вернее. Это, очевидно, потерпевшие кораблекрушение.
   - Да, но там плывут деревья, откуда же у потерпевших кораблекрушение могут быть деревья?
   - Цветники бывают на больших пароходах, но лесов покд еще не разводили.
   - Я уже ясно вижу людей. Людей,- крикнула леди,- и еще что-то... Черное.
   - Опустите сейчас же трубу, Маргерет, - сказал лорд Артур, - эти люди нагие.
   - В таком случае,- ледяным голосом отвечала Маргерет,- опустите и вы трубу, ибо среди этих людей есть нагая женщина.
   - Вы ошибаетесь, Маргерет.
   - Нет, я не ошибаюсь.
   - Гм. По-моему, вы ошибаетесь... Что вы скажите, доктор?
   Молодой доктор глядел на приближающийся плот.
   - Разве там есть женщина? - пробормотал он, причем жилы у него на лбу вдруг надулись.
   - Да, там есть женщина, - продолжала Маргерет тем же тоном, - и мне бы очень хотелось, лорд Артур, чтобы вы проводили меня в мою каюту.
   - Но...
   - Вам незачем присутствовать при спасении этих людей... Капитан Билль Брасс справится без вас.
   - Однако...
   - Вы почитаете мне вслух Свинберна...
   Раздались слова команды, и "Королева Анна" плавно двинулась навстречу плоту, метнув в небо целое облако белого, как гигроскопическая вата, дыму. Лорд и леди удалились в каюту.
   - Ну, конечно, там есть женщина,- сказал капитан, - ее теперь можно видеть даже невооруженным глазом.
   - В самом деле, - произнес юный доктор, опуская трубу. - Капитан, я бы хотел присутствовать при спасении несчастных. Может быть, кто-нибудь из них пожелает немедленно выслушать проповедь.
  

* * *

  
   Читатель, вероятно, уже догадался, ибо читатели обычно бывают догадливее, чем этого хотелось бы авторам, что плывшие на плоту путники были наши старые знакомые, сметенные с острова Люлю небывалым ураганом.
   Среди них находилась и прекрасная принцесса, не утонувшая вследствие толщины и подобранная путешественниками, из которых двое состояли, между прочим, членами соревнователями французского общества спасения на водах. Им удалось кое-как связать одеждой плававшие в море деревья, и вот на том плоту плыли они уже много дней, питаясь корою одного из деревьев, за безвредность и питательность которого поручился профессор.
   Ламуль, как натура малодушная и мстительная, все время не упускал случая побольнее уколоть бедного Мориса.
   - Скажите, пожалуйста, - говорил он с глупо умильным выражением лица,что это за прелестная собачка выгравирована у вас над левой бровью?
   - Это квагги, - мрачно отвечал последний, стараясь спрятать куда-нибудь свое лицо.
   - Нет! Какие искусники эти дикари! - продолжал Ламуль, - а эта бабочка. Взгляни, Тереза... Ну, точь-в-точь живая. Ей-богу, если бы был сачок, я не удержался бы и попробовал бы поймать.
   Морис с надеждой и мольбой взглядывал на Терезу, но - о, женщины, ничтожество вам имя - она сразу охладела к нему, как только увидала его в том новом облике, не свойственном европейским понятиям о красоте.
   - Господин Фуко, - насмешливо говорила она, ваша супруга что-то хочет сказать вам.
   И она отворачивалась, обняв за шею удовлетворенного банкира, а черная Какао принималась ласково разглаживать волосы своего мужа, а потом, поймав рыбу, откусывала половину, а другую половину передавала ему, очистив ее предварительно от шелухи жестким, как наждачная бумага, языком.
   Гораздо хуже обстояло дело с водою: муки жажды среди бесконечного водного простора, по свидетельству Майн Рида, еще мучительнее, чем среди песков Сахары, и путешественники уже начинали терять сознание, и галлюцинации посещали их высыхающий постепенно мозг.
   То чудилось им, что они сидят в черно-розовой ванной комнате, где кругом золотые краны источают холодную и чистую воду, то представлялся им стол, уставленный бутылками холодного, как лед, "Виши", то страшный ливень, при котором довольно запрокинуть голову и разинуть рот, чтобы раздуться от воды наподобие резинового баллона.
   Особенно страдала от жажды Прекрасная Тереза, она осыпала бедного банкира ужасающими обвинениями, на которые тот мог ответить лишь стонами.
   На четвертый день все впали в забытье. Морис Фуко напоминал свернутый лицевою стороною персидский ковер, Ламуль бредил каким-то графином, Валуа и Эбьен лежали как трупы на огромных ветвях, профессор сложился наподобие собирающегося прыгнуть кузнечика, а полковник Ящиков пыхтел и вертелся с боку на бок. Ему снилось, что он только что сытно пообедал у себя в "Пригорском" и вот теперь лег отдохнуть на широкую деревянную дедовскую кровать, но не может уснуть от жажды.
   "Эй, - пробормотал он, - Федор. Отчего тут рыбой воняет? Квасу! черт..." - и, приподнимаясь на локте, бессмысленно смотрел в бесконечную голубую даль океана. Один Галавотти сохранил настолько сознания, что, когда на горизонте показался дымок "Королевы Анны", он со страшным усилием воли оторвал кусок рубашки, связывавший деревья, привязал его к своей деревяшке и, встав на руки, начал размахивать ею в воздухе. Через некоторое время он заметил, что судно приближается, и тогда силы оставили его, и он тоже позволил себе упасть в обморок.
   Проснулся он от приятного запаха поджариваемого ростбифа.
   - Алло! - сказал он и сел на койке.
   Вокруг него стояло несколько матросов.
   - Ну, что? - спросил Галавотти, - или вы никогда не видали порядочного человека, что так вылупили свои микроскопы. Живо, ростбиф с приличным гарниром и стаканом холодного белого вина. Раз, два, два с половинкой! Катись!
   Закусив, он спросил об участи остальных путешественников и, узнав, что они почти все уже очнулись и одеваются, пожелал выйти на палубу. На палубе он нашел молодую чету в обществе капитана и проповедника.
   - Вы уже помолились, сын мой? - спросил молодой доктор.
   Галавотти глотнул воздух:
   - Я только позавтракал и выпил вина,- сказал он, - что касается до молитв, то они мне приходят в голову обычно уже тогда, когда пища начнет перевариваться.
   - На каком корабле потерпели вы крушение? - спросил, слегка нахмурившись, капитан.
   - Ни на каком. Мы едем прямехонько из одной симпатичной страны, где все пошло вверх дном и где съесть своего ближнего почитается только признаком здорового аппетита.
   - А кто вы такой? - спросил лорд, отступая.
   - То есть как кто?
   - Англичанин или американец?
   - Я интернационалист, черт меня побери, - отвечал Галавотти, - а из моих товарищей один русский, а остальные французы.
   То, что произошло вслед за тем, Галавотти долго считал дурным сном.
   В одно мгновение он был подхвачен на воздух и посажен в шлюпку, куда через секунду посыпались и все его спутники, еще не успевшие как следует опомниться, но уже одетые - мужчины в пижамы, а Тереза и Какао в изящные утренние костюмы. Шлюпка быстро опустилась, скрипя блоками, в нее упали две бочки с сухарями, и через минуту "Королева Анна", на всех парах уже уходила прочь, пеня воду могучим винтом и гордо размахивая на корме британским флагом.
   - Стойте! - кричал, гребя что есть силы, Галавотти,- стойте!
   Но весла его беспомощно били воду, и скоро пароход превратился в точку, едва заметную на горизонте, и только дым, протянувшись через все небо, насмешливо клубился над лодкою белым облаком.
   - Что это значит? - вскричали все вне себя от удивления.
   - Я не знаю, что это значит, - отвечал Галавотти, - но я знаю, из чего я приготовлю ростбиф, если мне еще раз попадется на глаза эта компания.
  
  
  

Глава II

Шутки тумана

  
   Прошло еще два дня. Лодка мирно качалась на голубой океанской зыби, совсем затихавшей к вечеру и лишь слегка оживавшей после полудня. От времени до времени ктонибудь из мужчин садился за весла и греб, пока не надоедало, продвигая лодку в направлении на север.
   На третий день стало необычайно жарко и парко, и путешественники заметили рано утром на горизонте какую-то полосу, которую они сначала приняли за берег.
   Но, подъехав ближе, они увидали, что это была та же океанская вода, но только над нею клубился пар, как над закипающей кастрюлей.
   Когда лодка въехала в эту воду, ее подхватило и понесло течением. Пот градом пошел с мореплавателей. Профессор быстро окунул в океан руку и тотчас выдернул с жалобным криком.
   - Это Гольфштром! - вскричал он.
   Пьер Ламуль, совсем не знавший географии, удивился.
   - У нас был акционер с такой фамилией или что-то в этом роде, - сказал он, но остальные все ликовали.
   - Он куда-нибудь, наверное, притащит нас, - заметил Валуа, - ну-ка, Эбьен, беритесь за весла...
   - Но тут жарко, как в аду.
   - Ничего. В теплоте, - да не в обиде, - сострил Ящиков, - мне это очень напоминает русскую баню и даже не мыльную, а горячую.
   Вдруг на горизонте показались тучи, и скоро они заволокли все небо; пошел холодный дождь, сначала мелкий, потом все крупнее и крупнее.
   - Ну, уж это совсем неприятно, - заметил банкир.
   - Чудесно помогает против нервов.
   - Тереза, слышишь, друг мой!
   Но скоро обнаружилась новая забота. Приходилось все время вычерпывать из лодки воду. Бури, однако, не было, и настроение путешественников было не так уж плохо, тем более что стоило только открыть рот, чтоб утолить жажду, которая уже начинала их снова мучить.
   На следующий день океан был окутан густым туманом, который все сгущался, так что к шести часам вечера сидевшие на носу лодки уже не могли различить сидевших на корме. Мужчины гребли наугад, Прекрасная Тереза дергала руль, в зависимости от настроения, то вправо, то влево, а Галавотти, тронув рукою воду, объявил вдруг, что вода совершенно холодна и что, очевидно, они потеряли Гольфштром.
   - И черт с ним! - заметил Ламуль, не любивший жары.
   - Да, но куда мы плывем?
   - Гребите и не разговаривайте! Разговаривать хуже.
   Наступила ночь, причем туман в темноте так сгустился, что, казалось, его можно было откусывать, класть за щеку и, пожевав, выплевывать снова. Абсолютно ничего не было видно. Даже голоса замирали во мраке и казались какими-то чужими и замогильными. Эбьен и Валуа продолжали грести наугад.
   - Если этот туман продолжится еще один день, я сойду с ума, - сказал Эбьен.
   - По крайней мере, это докажет, что у вас был ум, - ответил Валуа, почему-то находившийся в раздраженном состоянии.
   - Милостивый государь!
   - Друг мой, - воскликнул Ламуль, - помните, что вы находитесь не за карточным столом, а среди безбрежной водной стихии. Гребите лучше. Может быть, нам посчастливится утром встретить корабль.
   Скоро туман начал розоветь и как будто стал прозрачнее и легче.
   - Солнце восходит, - произнес кто-то.
   - Да, - отвечал Валуа и, оглядевшись, увидал, что все его спутники, не исключая и Эбьена, мирно спали.
   - Эбьен, это вы сказали, что солнце восходит? - спросил он, охваченный вдруг суеверным страхом.
   Но Эбьен ничего не ответил, а где-то в тумане тот же старческий голос, сказавший, что солнце восходит, запел вдруг лениво и сонно:
  
   О il a des bottes, il a des bottes, bottes, bottes,
   II a des bottes, bottes,
   II a des bottes Bastien!
   O, il a des plumes, il a des plumes, plumes, plumes,
   II a des plumes, plumes, plumes,
   II a des plumes de paon!
  
   И - странное дело - с противоположной стороны другой невидимый звонкий голос вдруг затянул:
  
   C'est la lutte finale!
   Groupons nous, et demain L'internationale
   Sera le genre humain!
  
   Туман вдруг взвился, как большой оперный занавес.
   Валуа ахнул и сел на дно лодки.
   Кругом расстилалось угрюмое болотистое поле, вдали рисовались силуэты леса, из-за которого торчал призрак готической колокольни. Среди поля на высоких ходулях стоял пастух с морщинистым лицом, давно небритым и покрытым, словно мехом, серо-зеленой растительностью.
   Шея старика была повязана грязным шарфом, а в руках он держал чулок, который, по-видимому, намеревался вязать. На другом берегу речонки пастух-мальчишка стоял на таких же ходулях и длинным бичом сгонял сытых овец, продолжая напевать ту же песню.
   Лодка стояла в глубоких камышах.
   От крика Валуа проснулись все путешественники.
   - Где же океан? - воскликнул Ламуль.
   - В самом деле, - пробормотал Галавотти, - мне случалось терять пуговицы и любовные записки... Но потерять океан так, как мы его потеряли... Нет, сеньоры, честное слово, этого со мной никогда не случалось.
  
  
  

Глава III

Удивительное обстоятельство

  
   - На какой берег вылезать? - спросил Валуа.
   - Конечно, на тот, где молодой, - сказал Ламуль. - Эта старая грымза ни черта не сумеет объяснить нам. Это ландейцы - они говорят по-французски, как испанские коровы.
   Уткнуться веслом в дно реки, укрепить лодку, вылезти на берег, осмотреться и помассировать отекшие икры - было для путешественников делом одной минуты. Вероятно, полосатые пижамы и белые матинэ, в особенности на Какао, производили здесь, среди ландской равнины, весьма своеобразное впечатление, ибо пастух выпучил глаза и начал щекотать себе нос былинкой.
   - Эй, приятель! - крикнул Ламуль, - где тут ближайшее почтово-телеграфное отделение? Мне надо послать телеграмму в Париж, в мой банк, чтобы мне перевели деньги.
   Молодой пастух посмотрел на них вне себя от удивления.
   - Унылая страна, - говорил между тем Галавотти, озираясь, - неужели это и есть Франция? А где же хваленые кафе? Где Эйфелева башня?
   - Ну, приятель, слышишь? Я банкир, и мне нужно послать телеграмму в мой банк.
   Пастух вдруг, взявшись за бока, разразился таким хохотом, что потерял, наконец, равновесие и шлепнулся на баранов.
   - Он сошел с ума,- заметил Ящиков.
   - Или пьян.
   - Черт с ним. Пойдем по направлению колокольни.
   - Да вот тут болото.
   - Ерунда! Здешние пастухи ходят на ходулях исключительно из упрямства. Идем, Какао.
   Поле, по которому они шли, было в самом деле весьма сухо и прочно. Оглянувшись, путешественники заметили, что пастух продолжает хохотать, держась за живот.
   - Эк его корчит,- заметил с раздражением Ламуль.
   - Я уверена,- сказала Тереза,- что твое лицо напомнило ему что-то.
   Ламуль раздраженно пожал плечами и ничего не ответил.
   Скоро они вышли на дорогу и увидали совсем близко городские строения.
   Какая-то женщина, счастливая и краснощекая, шла им навстречу, неся на руках и кормя грудью здорового ребенка.
   - Вы не знаете, моя милая, - спросил Ламуль, есть в этом городе отделение Лионского кредита?
   Глаза женщины изобразили удивление. Даже младенец, и тот, перестав сосать, с изумлением покосился на Ламуля.
   - Бросьте вы свои банки,- сказал Валуа,- скажите, красавица, нет ли здесь в городе порядочного человека, у которого другой порядочный человек мог бы занять деньги под словесное обеспечение.
   При слове деньги женщина вдруг начала хохотать и, хохоча, пошла прочь, покачивая головой, как бы говоря: "Ну и шутники, уж эти рассмешат".
   - Да что они с ума, что ли, все посходили?
   Галавотти недовольно покачал головой.
   - Веселый народ,- пробормотал он, - только, к сожалению, веселость их не изжаришь и не запечешь, а то бы сытно позавтракали.
   При самом входе в город стояла гостиница. Это была древняя гостиница с узкими окнами, и над ее дверью на ржавой цепочке качалась облезлая фигура капуцина верхом на белой лошади.
   Около таких гостиниц в былые времена стояли запыленные кони, привязанные к чугунным кольцам, пока их седоки - бесшабашные д'Артаньяны уписывали жареных пулярок, запивая их старым бордоским, и щипали за подбородок пухленьких гасконок.
   - Зайдемте,- предложил Валуа,- может быть, нам тут дадут хотя бы сидру и бутербродов.
   Они вошли в просторную комнату, пахнущую всеми четырьмя Генрихами. Какой-то человек в очках поднял на них" взор, исполненный вопросительного изумления.
   - Я банкир Ламуль, - сказал носитель этого имени,- вот это моя жена, это Роберт Валуа - потомок французских королей, это полковник Ящиков, русский эмигрант и убежденный белогвардеец, это племянник Гамбетты, адвокат Эбьен, это принцесса Какао, это ее муж, некий Фуко, вот это еще профессор... может быть, вы найдете возможным...
   Человек в очках, не отвечая, похлопал в ладоши. Вошли трое солдат, вооруженных винтовками, и встали у дверей, как бы загораживая выход.
   Человек в очках пометил что-то в толстой книге.
   - Хорошо,- сказал он,- ваше дело будет слушаться в трибунале в ближайшую среду... Но, принимая во внимание ваше чистосердечное раскаяние, я не думаю, чтобы вас присудили к особенно тяжелому наказанию.
   Солдаты стукнули прикладами об пол и окружили путешественников, которые, потрясенные, молча пошли по коридору.
   - Но скажите на милость, - вскричал наконец Эбьен,- что за учреждение помещается здесь, в гостинице.
   - Комиссия по борьбе с контрреволюцией,- отвечал солдат с наибольшим количеством нашивок.
  
  
  

Глава IV

Карьера Мориса Фуко

  
   После того как щелкнул замок и часовой мирно зашагал у двери, путешественники, по крайней мере еще час, не могли произнести ни слова.
   - Спасибо вам, Ламуль,- заговорил наконец Валуа голосом, дрожащим от бешенства,- вы проявили необычайное остроумие. Нет. Надо же быть патентованным остолопом, чтобы ввалиться чуть ли не в самый трибунал и расписать все наши титулы... Потомок королей, банкир, племянник Гамбеты...
   - Я думал, что это хозяин гостиницы и что так он вернее нам отпустит сидру и закусок.
   - А вы пробовали когда-нибудь совсем не думать? Получились бы блестящие результаты.
   - Надо было бы нам на другой берег вылезти, - пробормотал полковник.
   - Да ведь это он же присоветовал.
   - И главное, все это совершенно неверно, - вскричал вдруг Эбьен и заходил по комнате, - то есть что неверно? (перервал он сам себя по адвокатской привычке) - неверно то, что вы изобразили нас какими-то контрреволюционерами... Я противник советской власти? Ха, ха, ха! Я, который ненавидел войну и который все вечера проводил в том самом кафе, где убили Жореса... Да ведь пока не будут уничтожены границы между двумя государствами, война не может прекратиться... Грудной ребенок поймет это... а вы не понимаете... вы, доживший до седых волос... вы, отец семейства! (ведь если у вас нет детей, то это только благодаря случайности) - вы, претендующий на звание культурного - больше того - цивилизованного человека (все с упреком посмотрели на Ламуля), нет, - продолжал Эбьен, - если цивилизация означает смерть, нищету и разрушение, если цивилизация, вместо того чтобы создавать вечные ценности и удобные предметы домашнего обихода, изобретает пушки и ядовитые газы, если все это, говорю я, есть дело рук цивилизации, то я не цивилизованный человек... Вы, да, именно вы - ах, не ссылайтесь, пожалуйста, на стихийные бедствия, - да, вы, банкир Ламуль, первого августа тысяча девятьсот четырнадцатого года простерли над миром тружеников свою косматую лапу и, брызжа кровавой слюной, прорычали: война!
   - А теперь и угодили в чекушку, - ввернул полковник Ящиков.
   - Посмотрите на него, - вскричал Эбьен, - указывая на полковника. Посмотрите, как он на вас смотрит, о... или вы не человек, или ваше сердце должно растаять от того палящего упрека, которым горят прекрасные мужественные глаза убеленного в боях воина, этого Цинцинната наших дней. А ведь и он когда-то в припадке ослепления кричал: да здравствует война! и, потрясая булатом, мчался на белом скакуне впереди одурманенного войска. Нет, нет, банкир Ламуль, не пытайтесь спрятаться от негодующих взоров миллионов искалеченных вами людей, не старайтесь скрыть свое мохнатое сердце под белым плащом невинности... Банкир Ламуль, я говорю вам - запомните это, даже лучше, зарубите себе на носу - пройдут века, а ваше имя не устанут проклинать наши далекие потомки, когда сами вы давно сгниете в недрах окровавленной вами земли, и при имени вашем будут ночью плакать испуганные младенцы.
   - Но что же мне теперь делать?- пробормотал Пьер Ламуль, обливаясь слезами.
   - Стыдитесь! Больше вам нечего делать!
   - Да-с! - наставительно сказал полковник,- не хорошо-с! Стыдно-с!
   - Товарищи! - продолжай Эбьен взволнованным голосом,- кто из вас за войну, прошу поднять руки.
   Ни одна рука не поднялась.
   - Теперь товарищи, прошу поднять руки тех, кто против войны.
   Все, кроме Какао, подняли руки.
   - Абсолютное большинство голосов при одном воздержавшемся за непониманием, в чем дело,- прекрасно!
   - Теперь товарищи...
   Стук засова не дал ему докончить предложения.
   Вошел симпатичный парень с честным и открытым лицом и, поставив посреди комнаты две миски, удалился.
   - Почему-то в комнате запахло морем, - заметил Валуа.
   Полковник Ящиков вдруг вскочил с места.
   - Вобла, вобла! - кричал он, от радости приплясывая,- матушка ты моя, рыбешечка ненаглядная. Соскучилась-таки по мне, старику, приплыла-таки.
   - Превосходный суп, - заметил Ламуль заискивающим тоном.
   - Еще бы, после океанских хлебов.
   - А что в другой миске?
   - Какая-то каша - желтая.
   - Ужели пшено? - вскричал полковник и тут же прибавил разочарованно, нет, маис какой-то... да и в рыбе я, кажется, ошибся... Нет, не наша это рыба... чужая рыба... тюрбо.
   В течение нескольких минут все с жадностью ели.
   Даже прекрасная Тереза, ничего раньше никогда не кушавшая, теперь с восторгом обсасывала вкусные, пахнущие синим простором, хвостики.
   И вдруг в углу раздались странные писки, напоминающие те звуки, которые изрыгает из скрипки слепой скрипач, которому мальчишка вместо смычка подсунул одну ручную пилу. Это всхлипывала черная принцесса.
   - Ах, черт возьми! - вскричал Галавотти, - бедняга не ест здешней пищи. Вы бы, сеньор, распорядились, а то еще, неровен час, похудеет наша красавица.
   И он постучал по двери деревянной ногой.
   - В чем дело? - раздался голос.
   - Товарищ, - сказал Эбьен, - среди нас есть одна девушка, которая не ест этой пищи.
   - Что же делать. Здесь как-никак темница, а не отделение дювалевского ресторана.
   - Пищу, которую ей хотелось иметь, очень легко добыть. Я думаю, что миска дождевых червей вполне бы удовлетворила девушку.
   Очевидно, часовой был очень удивлен столь необычным вкусом заключенных, ибо он немедленно загремел засовом.
   Прекрасная Тереза заметила при этом, что Галавотти что-то тихо говорил на ухо Морису Фуко, а тот качал головой, указывая себе на желудок.
   - Дождевых червей? - переспросил часовой.
   - Ну да, вы знаете, что после дождя выползают черви. Ну, если нет дождевых, можно навозных. Ужа, наконец.
   - И товарищ все это съест?
   - Съест.
   Часовой долго качал головой и наконец вышел, забрав миски.
   - Ну, Морис,- пошутил Ламуль, - сейчас мы угостим вашу супругу.
   - Пьюк! - сказал Морис, садясь рядом с Какао.
   - В чем дело?
   - Клюмс.
   - Что за ерунда.
   - Плюмс.
   - Что вы ломаетесь!
   - Пьюк, -- возразил Морис, отодвигаясь от Какао, которая вдруг возымела намерение приласкать его.
   В это время дверь отворилась, и часовой внес блюдо, полное червей. Другие часовые и человек в очках стояли, с любопытством заглядывая в камеру. Какао с жадностью взяла горсть червей, отжала их в своем темном кулаке и поднесла копошащийся пучок этих темных макарон к устам Мориса.
   Заключенные, кроме Галавотти, ахнули от удивления.
   Морис Фуко откусил кусочек червяка и проглотил его, сделав при этом такую гримасу, что все бабочки у него на лице, казалось, вот-вот улетят, захлопав крыльями.
   - Как, и этот тоже ест червей? - изумился человек в очках.
   - Ну, конечно, сеньор, ест! - вскричал Галавотти, - да еще как уплетает. Фиго, - обратился он к Морису.
   - Фиго, - отвечал тот, - Вот видите... Я спросил его, что он больше всего любит на свете. Он ответил - жену, а после жены дождевых червей.
   - Но ведь вы оба сказали всего одно слово.
   - Мы понимаем друг с друга с полуслова... Он понял первую половину, а я вторую.
   - Кто-нибудь состоит при них? - спросил человек в очках.
   - Я состою, сеньоры, я состою. Я этим зарабатываю на хлеб. Они едят червей, .а я зарабатываю хлеб. Очень интересное зрелище, поучительное и имеющее даже общественное значение. Вообразите, все начнут питаться червями; вот царь-голод остался без престола.
   - Но почему же вы попали к нам в тюрьму?
   - А это уж я вас должен спросить, а не вы меня.
   - Но ведь вы же пришли вместе с этими белогвардейцами.
   - Ничего подобного. Это было чистое совпадение... Просто я показывал моим дикарям здешние достопримечательности... Я - белогвардеец?.. Хорошенькая история. Видите ногу... Потерял на мировой бойне...
   Человек в очках смутился. .
   --Чего же вы молчали?
   - А у меня бывает... Последствия контузии. В двух шагах от меня лопнул чемодан, то есть не с бельем чемодан, а настоящий чемодан - из немецкой мортиры. Меня тогда скрутило, как штопор, и язык мой за что-то зацепился, кажется, за щитовидную железу... Ну, с тех пор он иногда и зацепляется... Вот и тут как раз зацепился, а эти ребята, пожалуй, легче бы объяснились с галками, чем с вами.
   - У вас есть удостоверение личности и мандат на право демонстрации этих товарищей?
   - Был мандат, даже два было, - сказал Галавотти, роясь в карманах, один мандат на него, другой на нее... Гм... А... я его потерял. Я так размахивал руками, что у меня все повылетело из карманов. Я сделаю публикацию... номера случайно помню. До свидания, товарищ, простите за беспокойство.
   И, вытолкнув из темницы Мориса и Какао, Галавотти удалился, стуча деревяшкой.
  

* * *

  
   В этот же вечер в камеру, где сидели путешественники, было брошено в окно кем-то объявление:
  

Театр улицы 9 Мая

КРАСАВИЦА С ОСТРОВА "ЛЮЛЮ" (с мужем)

Подробности в афишах

Для заведующих общественными столовыми вход свободный

  
  

Глава V

Самопропаганда

   После того как трое узников очутились на свободе при столь удивительных обстоятельствах, пребывание в тюрьме показалось остальным невыносимо скучным.
   Прекрасная Тереза наконец не выдержала.
   - Послушай, дыня, - сказала она, щелкнув банкира по затылку, - мне надоело тут сидеть.
   - А я что же поделаю?
   - Ну, я не знаю... Ну, откажитесь от своих привилегий.
   - Ха, ха, ха, - расхохотался Эбьен, - да разве у него есть привилегии? Отказаться от привилегий!.. Да их у него давно уже отняли. Нет, пусть он лучше возвратит к жизни те сотни тысяч ни в чем не повинных людей, которых он утопил в крови.
   - А ну вас с вашей кровью... И так не радостно на душе, а вы все кровь, да смерть...
   - Ага, не нравится? Купоны-то резать не то, что головы...
   - По-моему, - заговорил вдруг Валуа быстро и убежденно,- сидеть в этой тюрьме просто глупо... вообще в тюрьме сидеть глупо... Чего от нас хотят? Чтобы мы признали советскую власть? Да ведь я, ей-богу, в душе всегда стоял за советскую власть... Ну, посадите меня сейчас на французский престол... да... я имею на это все права, ибо мои предки правили Францией подольше, чем Бурбоны... ну, вот посадите меня...
   - Да вы не тяните... Ну, посадили вас... дальше?
   - А дальше... Ну какой я король? Ну, что я буду делать на троне?
   - Ну, мало ли что... послов принимать.
   - Великое, подумаешь, счастье... В кафе ходить нельзя, артисток... простите, я забыл, что тут дамы, нет, препакостная жизнь... полнейший вздор... И потом, ведь это только в начале революции плохо. Если прислугу прогонят, так и то сколько времени хозяйства наладить не могут, а тут правительство прогнали... А почитайте, как теперь хорошо в России. Спросите полковника, он человек опытный, разве можно сразу наладить?
   - Никак нельзя, - подтвердил полковник, - ведь у них еще небось и Деникин не наступал, небось еще с чехословаками возятся.
   - Ну, вот видите... Нет, я даже чувствую какой-то подъем (Валуа заходил по комнате). История - не английский роман, где всегда бывает счастливая развязка и все получают титулы баронетов... Нет... презирайте меня, браните, бейте, если хотите... Но я, Роберт Валуа, здесь, перед вами, восклицаю: да здравствует Советская власть!
   Эбьен молча подошел к Валуа и взволнованно пожал ему руку.
   - Спасибо, - произнес он, - спасибо, товарищ!
   - Что же, - сказал полковник, - по-моему, резонно! Ваше мнение, профессор? Вы все-таки, так сказать, человек науки.
   - Откровенно говоря, - сказал профессор, - я не вполне ясно представляю себе, что такое советская власть, но если она вам так нравится, то я, конечно, охотно признаю ее, если только это ей может быть интересно.
   - Он, конечно, не присоединится к нам, - воскликнул Эбьен, указывая на Ламуля, - посмотрите, как смотрит он на нас... о, гиена в овечьей шкуре!
   - Ничего подобного, - возразила Тереза, - отлично присоединится. Ну, индюк (она ласково ткнула его в бок), присоединяйся.
   Ламуль встал и глубоко вздохнул.
   - А мои три миллиона франков? - пробормотал он...
   - Один миллион вы все равно проиграли, но я вам его дарю обратно.
   - Благодарю вас...
   Эбьен подошел к двери и постучал.
   -Ну? - спросил часовой.
   - Передайте товарищу в очках, - сказал Эбьен, - что заключенные хотели бы разучить Интернационал, но не знают слов. Не найдет ли товарищ возможным прислать текст и, по возможности, ноты.
   - Хорошо, - сказал часовой и удалился, стуча винтовкой.
  
  
  

ЭПИЛОГ

  
   Вслед за французской революцией произошли революции и во всех других странах, ибо рабочие были уже достаточно сознательны, чтобы не строить себе иллюзий и не попадаться на удочки мистеров Фордов.
   Они знали, что только коммунизм приведет рабочих к прочному и полному благополучию, и переход власти в их руки произошел просто и деловито. В особенности прост был переворот в Америке: все заводы и все банки и вообще все предприятия в конце концов сосредоточились там в руках одного из потомков Моргана. Рабочие организации в один прекрасный (для них, а не для него) день арестовали Моргана и предложили ему поселиться на любом из необитаемых островов Тихого океана, на что тот и согласился, сознавшись, что ему давно уже скучно в мире, так как не с кем было даже перекинуться в картишки. Во Франции жизнь наладилась очень быстро, и приятно было видеть крепких и здоровых детей, которым уже не предстояло, наподобие их отцов, нести на себе ярмо нищеты и безрадостного труда. Восьмичасовой рабочий день дал возможность развиться многосторонним талантам, которые раньше погибли бы, засыпанные железными опилками.
   Гениальные писатели, художники и музыканты насчитывались тысячами. В сущности говоря, творцом стал всякий и всякий познал радости творчества, прежде доступные лишь так называемым избранным натурам, то есть, вернее, материально обеспеченным.
   Полковник Ящиков после того, как война была отменена навсегда, оказался не у дел и занялся преподаванием физкультуры.
   Адвокат Эбьен после того, как преступники сами собою вывелись, занялся пчеловодством.
   Роберт Валуа поступил экспонатом в музей сословных предрассудков.
   Морис Фуко и принцесса Какао продолжали свою артистическую карьеру. Сам он, впрочем, давно уже не ел ни червей, ни улиток и жил всецело на ее иждивении.
   Галавотти давно исчез куда-то.
   Профессор умер от естественных причин.
   Но лучше всего жилось Пьеру Ламулю. Прекрасная Тереза проявила вдруг необычайно сильные материнские инстинкты, и почти в каждом детском доме можно было видеть краснощеких малюток, забавно марширующих под звуки барабанчика и, вероятно, никогда не предполагавших, что их добродушный толстый отец когда-то имел три миллиона годового дохода, два дома в Париже, дачу под Парижем и еще дачу в Ницце.
   Сам Ламуль проявил способности скульптора. Он ловко вырезал из дерева общественных деятелей, которых Тереза одевала в живописные одежды, и с кульком этих общественных деятелей на спине он исколесил всю Францию и был дружески встречаем во всех клубах, школах и других просветительных учреждениях.
   Однажды, распродав все свои фигурки и получив определенное количество карточек на продукты и на мануфактуру, Ламуль за кофе сказал Терезе:
   - Между прочим, я давно хотел спросить тебя, но все забывал. Почему Галавотти обманул нас тогда в Буэнос-Айресе и почему он предпочел служить тебе, а не нам?.. Ведь у тебя не было и не могло быть денег... Я вообще не понимаю, как ты покупала билеты, как ты питалась.
   Прекрасная Тереза слегка смутилась.
   - Право, не помню,- сказала она,- впрочем, что-то было, чем я расплачивалась... Ах, посмотри, какое облако, совсем как бутылка, поставленная на горлышко.
   Ламуль поглядел на облако, вздохнул и принялся стругать новую партию.
   Морису страстно захотелось посетить тот дом, где когда-то говорила ему слова любви Прекрасная Тереза, и, удрав в уличной сутолоке от Какао, он сел в метро и поехал за город. В доме Ламуля теперь помещался дом отдыха инвалидов мировой войны.
   Вот те ворота, из которых он вышел однажды ночью безумец, - чтобы уже не возвратиться более. Вот окно, из которого, бывало, улыбалась ему Прекрасная Тереза.
   У ворот сидел какой-то, видимо, инвалид, и общий контур его фигуры показался знаком Морису. Инвалид раскрашивал что-то, напевая сквозь зубы. Морис подошел к нему. Инвалид поднял голову, и из двух грудей вырвался одновременно крик:
   - Галавотти!
   - Сеньор Морис!
   Через секунду оба уже сидели на скамейке, и Галавотти говорил, размахивая руками:
   - Раскрашиваю себе ногу, сеньор, хочу сделать ее немного повеселее. Ведь я теперь, можно сказать, новобрачный... Вот служу сторожем... Принят, как инвалид мировой бойни... Вы сеньор, тут не говорите, что ногу мне откусила акула... Прекрасная жизнь... Честное слово... И чего раньше не догадались свергнуть правительство?., будь я правительством, я бы сам свергся... хотите перекусить, сеньор, - идемте в мою сторожку... жена приготовит нам ужин... О, быть женатым очень мило, сеньор, гораздо милее, чем болтаться на разных "Агнессах".
   Они пошли по тенистому парку, под деревьями которого, на удобных гамаках, дремали безногие и безрукие старики.
   Морис вздохнул.
   - Как раньше не ценили люди того, чем они так безраздельно владели! Вероятно, банкир Ламуль никогда не гулял по этим пустынным дорожкам; как прекрасен был этот зеленый, стрекотом полный, огромный парк!
   И вдруг задрожав, он остановился.
   - Что это? - прошептал он.
   Перед ним вилась дорожка, словно уходившая в темную глубь неведомого леса. И вдруг перед ним ярко, как северное сияние среди вечной ночи, явился и яркий зал, и цветы, и прекрасные женские взоры.
   - Да ведь это же остров "Люлю", - вскричал он.
   И в то же время из темно-зеленой чаши вышла и, улыбаясь пошла им навстречу красавица... такая красавица...
   - Моя жена, - сказал Галавотти, - она вас помнит, сеньор, - но не узнает, да оно и лучше... Ну, моя пантерочка, покажи нам, как ты умеешь готовить суп из черепахи.
   Вечером Морис вышел из ворот своего потерянного рая, слегка одурманенный вкусным вином, которым его угостил Галавотти.
   - Всего хорошего, сеньор, - сказал тот, с чувством пожимая руку Мориса, - она не узнала вас, как я и дэдиал. А ведь, между нами говоря, была влюблена в вас, когда служила здесь в садовницах. Исполосовали вас эти черномазые дьяволы... А говорят, сеньор, остров Люлю опять где-то появился, только уж теперь никто не знает к нему дороги... Старый Пэдж умер, подавившись пулей. Ведь вот судьба. Стреляли в него, и ничего, а тут захотел проглотить и - каюк... Прощайте, сеньор.
   И еще раз, пожав ему руку, он заковылял в темную глубь парка.
   Морис долго слышал, как Галавотти, идя, напевал себе под нос:
  
   О il des bottes, il des bottes, bottes...
  
   Скоро его толос затих во мраке.
   Морис, пошатываясь, шел по дороге.
   А вокруг под ласками теплого звездного неба на темно-зеленом ложе полей и виноградников нежилась, томилась и благоухала его самая милая, самая ласковая, самая преданная возлюбленная, прекрасная Франция.
  
   1926
  
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   ЗАЯИЦКИЙ Сергей Сергеевич (1893-1930) родился в Москве в семье профессора медицины. Окончил философское отделение Московского университета. Первая публикация - анонимный сборник "Стихотворения" (1914). Много печатался как переводчик с западно-европейских языков.
   Автор четырех опубликованных сатирических произведений: "Земля без солнца" (альманах "Рол", 1925, No 4), "Красавица с острова Люлю" (1926, под псевдонимом: Пьер Дюмьель), "Баклажаны" (1927), "Жизнеописание Степана Александровича Лососинова" (1928). Создал целую библиотечку детских повестей, занимательных и остроумных ("Вместо матери", "Морской волчонок", Великий перевал", "Внук золотого короля", "Шестьдесят братьев", "Псы господни" и др.) Ценные сведения и суждения об этом малоизученном писателе содержатся в его некрологе, появившемся "Литературной газете" 25 мая 1930 года за подписями Л. Леонова, Б. Пастернака, В. Вересаева, А. Эфроса, С. Шервинского, Л. Гроссмана, Б. Ярхо и др. В частности, там говорится: "Он нес в себе поучительную волю к жизни, любовь к ней. В его взгляде на бытие светился тонкий ум, глубокий юмор, пленяющий нас в каждом его произведении. Товарищи по литературе мало встречались с Заяицким не потому, что он был нелюдим. Наоборот, он был общителен, умел быть блестящим собеседником, отличным товарищем.
   Но тяжкая болезнь - костный туберкулез - вывела его из строя.
  
   Красавица с острова Люлю. - Впервые: "Красавица с острова Люлю". Л: "Круг", 1926.
  

Оценка: 8.23*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru