Воскресенский Григорий Александрович
Христинопольская рукопись славянского апостола XII в. ...

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


   ї
   Воскресенский Г. А. [Рец. на:] Христинопольская рукопись славянского апостола XII в., и издании Венской Императорской Академии Наук [профессором Е. Калужняцким. Вена, 1896] // Богословский вестник 1897. T. 1. No 1. С. 198-208 (2-я пагин.).

Христинопольская рукопись славянскаго Апостола XII в., изданная проф. Е. Калужняцкимъ на средства Вѣнской Императорской Академіи Наукъ (Вѣна, 1896).

Actus epistolaeque apostoloruui palaeoslovenice. Ad fidem codicis Christinopolitani saeculo XII script! edidit Aem. Kaluzniacki. Suinptibus Caes. litterarum Academiae. Vindobonae. MDCCCXCVI (8e, XXXIV+375 и снимокъ).

   Просвѣтители славянъ, свв. Кириллъ и Меѳеодій, по изобрѣтеніи славянскихъ письменъ, прежде всего перевели на славянскій языкъ Евангеліе и Апостолъ, что и вполнѣ согласовалось съ цѣлями ихъ апостольской дѣятельности: имъ, какъ проповѣдникамъ Христовой вѣры между славянскимъ народомъ, прежде всего нужно было перевести на славянскій языкъ церковныя книги, а между ними первое мѣсто занимаютъ священныя книги Новаго Завѣта. Въ тѣхъ же просвѣтительныхъ и церковно-богослужебныхъ цѣляхъ и имѣя въ виду соотвѣтствующіе греческіе кодексы, свв. Кириллъ и Меѳеодій сначала перевели изъ Евангелія и Апостола "изборъ", т. е. перевели Евангеліе и Апостолъ т. н. апракосы, избранныя чтенія, расположенныя въ нарочитомъ порядкѣ для церковнаго употребленія. Дѣйствительно, древнѣйшія рукописи славянскія содержатъ Евангеліе и Апостолъ -- апракосы, и имѣются для Евангелія отъ XI в. (списки Остроміровъ, Саввинъ, Архангельскій 1092 г., Ассеманіевъ глаголическій, Туровскіе отрывки), а для Апостола отъ XII в. (описки Охридскій, Слѣпчснскій, Македонскій). Но вмѣстѣ съ тѣмъ весьма рано явились полные списки Евангелія и Апостола. Можно думать, что уже св. Меѳеодій, дополнивъ недостававшее въ первоначальномъ переводѣ, расположилъ Евангеліе и Апостолъ въ ихъ обычномъ порядкѣ {Нелишне отмѣить, что Евангелія и Апостолы-апракосы -- въ отношеніи состава чтеній -- представляютъ два типа. Сокращенные содержатъ послѣ пятидесятницы чтенія только субботнія, недѣльныя и по мѣсяцеслову. Полные имѣютъ кромѣ того и будничныя чтенія. Первые (и они-то, какъ надобно думать, первоначально были переведены евв. Кирилломъ и Меѳодіемъ) содержали только меньшую часть Евангелія и Апостола.}. Потому-то и Евангелія полныя или четвероевангелія имѣются въ славянскихъ рукописяхъ такъ же, какъ и Евангелія-апракосы, отъ XI в. (Зографское, Маріинское, оба глаголическія). Иначе до послѣдняго времени обстояло дѣло съ Апостоломъ. Тогда какъ славянскіе Апостолы-апракосы имѣются отъ XII в., полные списки Апостола, расположеннаго въ обычномъ порядкѣ, извѣстные въ наукѣ, не восходили ранѣе XIV в., исключая только Толковый Апостолъ 1220 г. (Московской Синодальной библіотеки), въ которомъ однако содержатся только первыя пять посланій ап. Павла. Въ послѣдніе годы ученымъ посчастливилось открыть два славянскихъ списка Апостола, расположеннаго въ обычномъ порядкѣ, XII в. Одинъ изъ нихъ -- небольшой отрывокъ глаголическаго письма, т. н. Гершковичевъ, обстоятельно обслѣдованный акад. Ягичемъ {Grskovieev odlomak glagolskog aposiola. Іzdao і ocijcuio prof. V. Jagic. Sa 4 foiotipska snimka. (Prestampano іz XXVI knjige Starina jugoslavenske akadomije znianosti i umjetnosti). V Zagrebu 1893. 8°, 129 стр.}. Другой же списокъ -- кирилловскій, тотъ, который напечатанъ въ названной книгѣ профессоромъ черновицкаго (въ Буковинѣ) университета Е. Калужняцкимъ на средства Вѣнской Императорской Академіи Наукъ. Изданіе это -- очень тщательное, опрятное.
   Изданію текста проф. Калужняцкій предпосылаеть Prolegomena (VIII главъ, стр. VII--XXXIV), откуда и заимствуемъ нижеслѣдующія свѣдѣнія о Христинопольской рукописи Апостола. Названа рукопись Христинопольскою потому, что раньше, до 1889 г. хранилась въ монастырѣ Христинопольскомъ въ Галиціи; {Монастырь этотъ, основанъ Фр. Потоцкимъ въ 1763 г. и отданъ монахамъ ордена св. Василія. См. Лѣтопись монастыря оо. Василіанъ въ Кристинополи, уложивъ В. Чернецкій. Львовъ, 1893. На 11-мъ разсматриваемой рукописи Апостола отмѣчено Библіотека монастыря оо. Василіанъ Кристинополь.} въ 1889 г. перешла она къ Ставропигіальному Братству во Львовѣ, гдѣ и хранится нынѣ. И по своему первоначальному происхожденію она принадлежитъ, безъ сомнѣнія, югозападной Россіи или Галиціи, какъ объ этомъ свидѣтельствуютъ встрѣчающіяся въ ней нѣкоторыя особенности галицко-волынскаго нарѣчія. Точнѣе же указать мѣсто написанія трудно: соотвѣтствующаго послѣсловія писца въ рукописи не имѣется. Христинопольская рукопись Апостола писана довольно крупнымъ уставомъ XII в. на тонкомъ и гладкомъ пергаминѣ въ 4-ку (11 дюймовъ длины и 9 ширины), въ одинъ столбецъ, по 20--23 строки, черными, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ порыжѣлыми чернилами (для надписей, заглавныхъ и начальныхъ буквъ употреблена киноварь). Рукопись безъ переплета и не полная, безъ начала и конца и съ пропусками въ срединѣ: сохранилось всего 291 листъ, на коихъ содержатся: а) Дѣянія св. Апостоловъ съ гл. 13-й, ст. 20 до конца; б) всѣ соборныя посланія и в) двѣнадцать посланій ап. Павла (тѣ и другія съ обычными въ рукописяхъ предисловіями, указателями и послѣсловіями). Посланіе къ Евреямъ помѣщено, согласно съ другими древними списками, предъ 1-мъ посланіемъ къ Тимоѳею, т. е. послѣ 2-го посл. къ Солунянамъ. Недостаетъ въ рукописи: Дѣян. 1--13, 20 {Въ началѣ рукописи недостаетъ пяти тетрадей по 8 листовъ каждая, какъ обыкновенно складывался пергаминъ въ рукописяхъ. Изъ нихъ послѣдніе 8 листовъ (пятая тетрадь, содержащая Дѣян. 9, 18--13,20) находятся въ частномъ владѣніи Львовскаго каноника Антонія Петрушевича, и, къ сожалѣнію, остались неизданными г. Калужняцкимъ.}; 15, 29--41; 16, 1--3; 18, 15-28; 28, 14-26; 1 Петр. 2, 12-26; 1 Кор. 7, 28-37; 14, 21-32; 2 Сол. 2, 3-15; 1 Тим. 4, 8--16; 5, 1 -- 5; 6, 3--22. Рукопись оканчивается на 2 Тим. 1, 11-мъ стихѣ. Не сохранилось и цѣлыхъ посланій къ Титу и Филимону. На поляхъ листовъ написаны толкованія -- частію тою же рукою, что и вся рукопись (толкованія краткія на нѣкоторыя только мѣста Дѣяній и соборныхъ посланій), частію -- позднѣйшею (болѣе подробныя на посланія ап. Павла), и кромѣ того различныя отмѣтки писцовъ. Такъ на л. 39 об. почеркомъ XVII в.: "Се аз раб б(о)жій младенецъ Андрей Рыцицки, еже слишах о козацкой войнѣ, на той час будучой за гетмана козацкого Хмеля. Тогда была война зѣлна барзо и Руси, де и Полщи ся достало: 1-я была война под Кумелками; 2-я под Збаражем; 3-я под Зборовом; 4-я под Бересточком; 5-я под Батогом. Под Сокалом обоз стоял 4 разы". На л. 40:

 []

   Значеніе новоизданной рукописи естественно опредѣляется ея древностію и полнотою. Христинопольскій Апостолъ -- памятникъ весьма важный. Какъ показываетъ приложенный въ концѣ книги фототипическій снимокъ, здѣсь имѣемъ дѣло дѣйствительно съ древнимъ текстомъ. По почерку письма, а вмѣстѣ и по особенностямъ правописанія и языка, Христинопольскій Апостолъ приближается къ извѣстному Галичскому четвероевангелію 1144 года, и, что касается времени написанія, по всей вѣроятности не моложе его. Такимъ образомъ онъ старше Толковаго Апостола 1220 г. и современникъ древнѣйшихъ Апостоловъ-апракосовъ: Охридскаго, Слѣнченскаго, Македонскаго. Глубокая древность разсматриваемой рукописи доказывается всѣми ея палеографическими особенностями. Затѣмъ, весьма важно и то, что Христинопольская рукопись содержитъ большую часть Апостола, расположеннаго въ обычномъ порядкѣ. Какъ извѣстно, Толковый Апостолъ 1220 г. содержитъ только посланія св. апостола Павла къ Римлянамъ, Коринѳянамъ 1 и 2, Галатамъ и Ефесеямъ до 4-го ст. 4-й главы Послѣ этихъ предварительныхъ замѣчаній о рукописи, перейдемъ къ вопросу о томъ, какъ она издана? Прежде всего, въ изданіе проф. Калужняцкаго принятъ только самый текстъ Дѣяній и посланій Апостольскихъ и не дано мѣста надписаніямъ отдѣльныхъ частей Апостола, обычнымъ предисловіямъ, указателямъ главъ, послѣсловіямъ, толкованіямъ и различнымъ замѣткамъ, имѣющимся на поляхъ листовъ. Пропуски текста восполнены издателемъ по рукописи полнаго Апостола XIV в. С.-Петербургской Императорской Публичной библіотеки собранія Гильфердинга No14 (пропуски въ Дѣяи, и 1 посл. ап. Петра), по Толковому Апостолу 1220 г. (въ 1 посл. къ Коринѳ.) и по Толковому Апостолу XV в. Московской Синод. библ. No 18--96 (въ остальныхъ посланіяхъ ап. Павла) {О сихъ рукописяхъ Апостола см. въ моемъ изслѣдованіи: "Древній слав. переводъ Апостола и его судьбы до XV в. М., 1879, стр. 155--158, 50--93, 327.}.-- Что касается способа передачи текста, то, сколько можно судить, рукопись напечатана вѣрно съ подлинникомъ, соблюдены и титла (хотя буквы подъ титлами не воспроизведены) и даже ошибки писца. Однако, по заявленію самого издателя, печатное изданіе его представляетъ сравнительно съ рукописнымъ подлинникомъ нѣкоторыя отличія, которыя сводятся къ слѣдующему. 1) Отдѣльныя слова, главы, стихи въ печатномъ изданіи раздѣлены какъ слѣдуетъ (въ рукописи же наблюдается обычное сплошное письмо словъ, отдѣляемыхъ кое-гдѣ единственнымъ знакомъ -- точкою) {Противъ этого раздѣленія, конечно, ничего нельзя сказать.}. 2) Знаки препинанія разставлены нынѣшніе и на своихъ мѣстахъ, соотвѣтственно смыслу. 3) Собственныя имена набраны съ прописной буквы, 4) Съ большой же буквы напечатаны начала главъ и стиховъ. 5) Буквы, гласныя и согласныя, написанныя надъ строкою или на полѣ, перенесены въ самое слово. 6) Вязи буквъ разрѣшены. 7)  [] передано чрезъ ї,  [] круглое чрезъ простое о. Въ этомъ отношеніи г. Калужняцкій слѣдуетъ обычнымъ пріемамъ западныхъ славистовъ. Долгое время стоявшій во главѣ ихъ, пок. профессоръ Миклошичъ въ изданіи подобнаго же памятника -- Шишатовацкаго Апостола 1324 г. (Вѣна, 1853) не соблюдалъ встрѣчающихся въ рукописи словосокращеній, а писалъ всѣ слова вполнѣ. Напр. изъ приложеннаго Миклошичемъ снимка видно, что въ рукописи пишется  [], а у Маклошича вездѣ  []. Надстрочный знакъ ' когда употребленъ вмѣсто ь, онъ замѣнялъ ь-мъ и т. д. Русскіе слависты придерживаются иного взгляда на способъ воспроизведенія въ печати древнихъ текстовъ, вслѣдъ за А. X. Востоковымъ, который вообще не одобрялъ такихъ перемѣнъ въ изданіи древнихъ письменныхъ памятниковъ, справедливо замѣчая, что "гораздо полезнѣе и для любителя древности пріятнѣе -- видѣть древнее письмо сохраненнымъ до послѣдней черты" {Извѣстія Императорской Академіи Наукъ II, стр. 348.}. Къ тексту приложены подстрочныя примѣчанія, въ коихъ отмѣчаются мѣста, писанныя по скобленому, отличія древняго текста отъ нынѣшняго, произвольныя измѣненія текста, пропуски, лишнія слова и буквы, ошибки писцовъ и т. п. Напрасно только г. Калужняцкій къ ошибочнымъ чтеніямъ относитъ такія мѣста славянскаго текста, которыя имѣютъ свое основаніе въ иныхъ греческихъ чтеніяхъ или варіантахъ. Вотъ тому два примѣра. Римл. 1, 7 чтеніе:  [] [] основывается на греческомъ варіантѣ: ἐν ἀγάπῃ ϑεοῦ. 1 Кор. 11, 30 и  [] читается и въ Охр. и въ Слѣнч. и Толк. Ап. 1220 г. и во многихъ другихъ спискахъ не только первой, но и второй редакціи славянскаго Апостола и предполагаетъ греч. πολλοί, вм. ἱκανοί.-- Въ концѣ книги приложены проф. Калужняцкимъ два указателя и снимокъ. Первый указатель содержитъ алфавитный перечень словъ, которыя не встрѣчаются въ древнеславянскомъ переводѣ Евангелія, особенно въ томъ, который представляется въ Маріинскомъ кодексѣ (глаголическомъ, XI в.). Въ второмъ указателѣ -- перечень словъ, которыя хотя не чужды Маріинскому кодексу, но употреблены въ нѣкоторыхъ только случаяхъ и съ инымъ противъ Христинопольскаго Апостола значеніемъ. Оба указателя занимаютъ 116 страницъ. На такомъ пространствѣ можно бы было дать полный словарь къ цѣлому тексту напечатанной рукописи, какъ это сдѣлано Востоковымъ для Остромірова Евангелія, Ягичемъ для Маріинскаго, и что было бы, по нашему мнѣнію, болѣе полезно и цѣлесообразно, а то вѣдь и при данныхъ двухъ указателяхъ остаются неотмѣченными слова общія Апостолу и Евангелію. Какія это слова и сколько ихъ?-- На приложенномъ снимкѣ фототипически снятъ л. 82-й (Іуд. 1--5 стихи). По снимку можно судить о подлинной рукописи: здѣсь воспроизведены и толкованія и разныя отмѣтки на поляхъ.
   Седьмая статья введенія проф. Калужняцкаго трактуетъ "о фамиліи Христипопольской рукописи". Въ критико-филологическомъ изслѣдованіи древнеславянскихъ библейскихъ рукописей для православнаго богослова наибольшій интересъ представляетъ вопросъ именно о фамиліи или редакціи текста, т. е. какой текстъ содержитъ та или иная славянская рукопись, древній-ли, болѣе или менѣе первоначальный, идущій отъ св. Кирилла и Меѳеодія, или новый, позднѣйшій. Въ своемъ изслѣдованіи о древнемъ славянскомъ переводѣ Апостола (М. 1879) и въ изданіи текстовъ посланія къ Римлянамъ (Серг. Посадъ, 1892) я устанавливаю четыре разряда, фамиліи или редакціи апостольскаго текста въ славянскомъ переводѣ (разумѣя подъ редакціей не отдѣльныя разночтенія, свойственныя болѣе или менѣе каждому списку, а послѣдовательное, проходящее чрезъ весь Апостолъ, исправленіе или новый переводъ). Проф. Калужняцкій принимаетъ всѣ наши редакціи и съ тѣми же основными списками, которые и мною приняты; свою новоизданную рукопись Апостола относитъ къ той же редакціи, къ которой принадлежитъ Толковый Апостолъ 1220 г., основной списокъ нашей первой, древней югославянской редакціи. Ближайшее сходство Христинопольскаго Апостола съ Толковымъ 1220 г. дѣйствительно несомнѣнно. Я подробно сличилъ первыя пять посланій аи. Павла по обоимъ спискамъ и нашелъ, что и въ варіантахъ и въ переводѣ, за весьма немногими и незначительными исключеніями (Римл. 5, 11; 16, И; 1 Кор. 1, 15; 16, 24; 2 Кор. 6, 16; τις, переведено словомъ вѣкъ. и въ Христинопольской рукописи Римл. 1, 11. 13; 3, 3, 8, а Толковый Апостолъ 1220 г. удерживаетъ древнее  []), Христинопольскій Апостолъ безусловно согласенъ съ Толковымъ 1220 г. Этимъ также опредѣляется важность новоизданной рукописи, которая ктомуже и древнѣе и полнѣе рукописи Московской. Итакъ во взглядѣ на взаимное отношеніе Христинопольской рукописи и Толковаго Апостола 1220 г. я совершенно согласенъ съ проф. Калужняцкимъ. Но затѣмъ въ упомянутой 7-й статьѣ введенія есть два пункта, которые невольно вызываютъ меня на объясненіе. Во 1-хъ, проф. Калужняцкій, принимая мои четыре редакціи, перемѣщаетъ однако мою 3-ю редакцію (Чудовской списокъ всего Новаго Завѣта XIV в., усвояемый св. Алексію) на послѣднее мѣсто и ставитъ ее послѣ Синодальной Библіи 1499 г. Такое отношеніе къ Чудовскому списку для меня не новость. Акад. Ягичъ въ своемъ отзывѣ о моемъ изданіи Евангелія отъ Марка съ разночтеніями (Серг. Посадъ, 1894) еще раньше г. Калужняцкаго, также "желалъ бы трудъ, усвояемый св. Алексію, какъ изолированно стоящій, поставить на послѣднемъ мѣстѣ, чтобы не нарушать естественнаго хода развитія и внутренней связи между остальными редакціями" {Archive für slausche Philologie. B. XVII, Berlin, 1895. S. 296.}. Съ цѣлесообразностію такого перемѣщенія однако трудно согласиться. Прежде всего, Чудовская рукопись нынѣ уже не стоитъ такъ изолированно, какъ это было три-четыре года тому назадъ, такъ какъ въ 1893 г. мнѣ удалось открыть для Евангелія двѣ копіи той же редакціи, и обѣ XIV в. что ужо свидѣтельствуетъ о вліяніи труда, усвояемаго св. Алексію, на современные славянскіе списки Евангелія. Кто поручится, что такихъ копій еще не найдется, и что не найдется ихъ для Апостола? Затѣмъ, новый переводъ Евангелія и Апостола, содержащійся въ Чудовской рукописи XIV в. уже потому стоитъ въ связи съ библейскими славянскими рукописями XIV в., что онъ и вызванъ-то былъ крайнимъ разнообразіемъ этихъ послѣднихъ, не дававшимъ возможности остановиться ни на одной изъ нихъ какъ болѣе достовѣрной. Разъ принимается эта редакція XIV в., имѣла ли она широкое или ограниченное вліяніе, нѣтъ основаній ставить ее, вопреки исторической послѣдовательности, послѣ Библіи 1499 г., тѣмъ болѣе, что степень вліянія однихъ списковъ на другіе не можетъ быть опредѣлена съ совершенною точностью. Нельзя забыть и того важнаго значенія, которое имѣла Чудовская рукопись подъ руками Епифанія Славинецкаго и другихъ исправителей Библіи XVII в. Въ Чудовскомъ спискѣ впервые встрѣчаемъ многія чтенія, которыя приняты въ нынѣшній печатный текстъ. Наконецъ, трудъ, усвояемый св. Алексію, какъ исполненный назадъ тому пять столѣтій со всею тщательностію и полнымъ вниманіемъ къ греческому тексту, можетъ, смѣемъ надѣяться, получить новое и высокое значеніе въ рукахъ православнаго богослова-экзегета.
   Второй пунктъ, вызывающій на объясненіе, много важнѣе. Принимая мои четыре редакціи, проф. Калужняцкій однако впереди ихъ полагаетъ еще одну редакцію, "первую и древнѣйшую", представляемую напечатаннымъ въ 1893 г. отъ акад. Ягича т. н. Гершковичевымъ отрывкомъ глаголическаго Апостола. Что же это за рукопись и имѣлъ ли основанія проф. Калужняцкій дѣлать изъ нея новую "первую и древнѣйшую" редакцію апостольскаго текста? Такъ какъ самъ г. Калужняцкій не даетъ намъ никакихъ объясненій о характерѣ текта этого глаголическаго отрывка, ссылаясь прямо на 26-ю книгу "Starin" (1893 г.), гдѣ напечатано изслѣдованіе акад. Ягича, то обратимся за рѣшеніемъ поставленнаго нами вопроса къ г. Ягичу. Какъ самъ г. Ягичъ смотритъ на обслѣдованный имъ новооткрытый глаголическій отрывокъ Апостола? Прежде всего замѣтимъ, что отрывокъ этотъ -- всего 4 пергаминныхъ листа, писанныхъ въ 8-ку, въ одинъ столбецъ, по 27--29 строкъ боснійскимъ глаголическимъ почеркомъ, занимающимъ средину между круглой глаголицей македонской и угловатой-хорватской -- названъ Гершковичевымъ по фамиліи послѣдняго владѣльца, Гершковича, капеллана г. Вербника, на островѣ Керкѣ, въ Истріи. Что касается мѣста и времени написанія, то, по Ягичу, онъ написанъ гдѣ либо въ Босніи или Герцеговинѣ въ концѣ XII-го или 1-й половинѣ XIII в. {Jagic, Grskovicev odlomak glagolskog apostola. Zagreb. 1893. Str. 9. Въ заключеніи своего изслѣдованія (str. 77) г. Ягичъ рѣшительно относитъ его къ XII в.}. На сохранившихся четырехъ листахъ содержится Дѣян. 4, 36--5, 23; 6, 2--7, 7; 7, 48--8, 12; 8, 34--9. 17, Акад. Ягичъ всесторонне и со всею тщательностію обслѣдовалъ этотъ глаголическій памятникъ, сличилъ текстъ его съ другими древними снимками Апостола (къ сожалѣнію, ни Христинопольская рукопись, ни Толковый Апостолъ 1220 г. не содержатъ вышеозначенныхъ отрывовъ изъ Дѣян. Апост.). разсмотрѣлъ переводъ, отдѣльныя слова, грамматическія формы и всѣ палеографическія особенности. Какіе же результаты получились послѣ изслѣдованія сего памятника г. Ягичемъ? Результаты эти слѣдующіе: 1) чтеніе Гершковичева отрывка во всѣхъ болѣе важныхъ случаяхъ согласуется съ древними списками Апостола, каковы -- Слѣпченскій, Охридскій, Шишатовацкій, Гильфердинга No 14, Хлудовскіе No 36, 39 и Хвалевъ, иногда и превосходитъ ихъ послѣдовательностію въ сохраненіи старины; 2) въ текстѣ Гершковичева отрывка нѣтъ никакихъ слѣдовъ зависимости отъ латинскаго перевода; 3) изъ двухъ древнѣйшихъ кирилловскихъ апостоловъ-апракосовъ Гершковичевъ отрывокъ болѣе согласенъ съ Охридскимъ; 4) Карпинскій (Хлудовскій No 28) Апостолъ часто отступаетъ какъ отъ Гершковичева, такъ и отъ всѣхъ другихъ древнихъ текстовъ, представляя нерѣдко переводъ исправленный; 5) гдѣ поздніе списки XIV и XV вв. отступаютъ отъ старыхъ традицій, Гершковичевъ отрывокъ сохраняетъ постоянно старину, наконецъ 6) въ Гершковичевомъ отрывкѣ есть нѣсколько особыхъ чтеній, личныхъ особенностей {Jagie, V. Grskuvicev odlomak... str. 54.}. Таковы результаты акад. Ягича. Итакъ, Гершковичевъ отрывокъ вмѣстѣ съ Охридскимъ, Слѣпченскимъ и другими древними списками образуетъ одну и туже редакцію. Одни списки представляютъ болѣе старины, другіе менѣе, но основа перовода во всѣхъ одна. Очень жаль, что въ Толковомъ Апостолѣ 1220 г. нѣтъ того текста, который содержится въ Гершковичевомъ отрывкѣ. Благодаря этому обстоятельству, г. Ягичъ не могъ сравнить свой глаголическій отрывокъ съ Толковымъ Апостоломъ 1220 г. и слѣд. не имѣлъ случая здѣсь же опредѣленно выразить свое мнѣніе о принадлежности и этого Апостола къ той же древней редакціи. Между тѣмъ Толковый Апостолъ 1220 г. въ первыхъ пяти посланіяхъ ап. Павла содержитъ именно туже самую редакцію, что и Охридскій и Слѣпченскій и Гильфердинга No 14 и другіе списки моей первой редакціи,-- слѣд. туже, что и Гершковичевъ глаголическій отрывокъ. И такимъ образомъ рѣшительно нѣтъ основаній дѣлать изъ него особую редакцію, какъ видимъ у г. Калужняцкаго. А что Толковый Апостолъ 1220 г. принадлежитъ къ одной редакціи съ Охридскимъ, Слѣпченскимъ и другими подобными списками, это подробно показано въ названномъ выше моемъ изслѣдованіи объ Апостолѣ и въ изданіи текста посланія къ Римлянамъ. Съ этимъ согласенъ и акад. Ягичъ {Cм. его отзывы о моихъ трудахъ въ Archive für slavische Philologie, B. IV, 1890. S. 535--536 и B. XV. 1893, S. 611--612.}. Частныя или личныя отклоненія отъ нормы первоначальнаго перевода свойственны въ большей или меньшей степени всѣмъ спискамъ первой редакціи. Не все и въ Гершковичевомъ отрывкѣ первоначально, по свидѣтельству самого г. Ягича,-- есть и въ немъ кое-что новое, хотя онъ, какъ списокъ глаголическій, потому уже болѣе консервативенъ. Такъ и Толковый Апостолъ 1220 г. правда не чуждъ позднѣйшихъ исправленій, но въ общемъ онъ довольно точно и послѣдовательно передаетъ первоначальный текстъ. Такимъ образомъ проф. Калужняцкій напрасно отнимаетъ у своей Христинопольской рукописи Апостола право принадлежать къ первой, древнѣйшей редакціи апостольскаго текста. Право это по всей справедливости ей принадлежитъ. И тѣмъ важнѣе въ данномъ случаѣ это право, что благодаря своей древности и относительной полнотѣ она можетъ лечь въ основаніе при дальнѣйшихъ критическихъ изслѣдованіяхъ текста апостольскаго, ибо и апракосы и Толковый Апостолъ 1220 г. далеко не полны. За обнародованіе же столь важной рукописи Апостола по всей справедливости должна быть воздана глубокая благодарность проф. Калужняцкому и Вѣнской Императорской Академіи Наукъ, давшей на это изданіе потребныя средства.

Г. Воскресенскій.

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru