Волков Федор Григорьевич
Волков Ф. Г.: биографическая справка

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.71*8  Ваша оценка:

  Оригинал здесь - http://www.rulex.ru/01030759.htm
  
  Волков Федор Григорьевич - первый русский профессиональный актер (1729 - 1763). За ним утвердилось имя основателя русского театра. Формально это не совсем верно, но действительно лишь с Волковым наш театр вступил на правильный путь. Сведения о нем и о его деле не отличаются ни полнотой, ни достоверностью. По всей вероятности, родина Волкова - Кострома, а не Ярославль, как предполагали раньше. Отец его, костромской купец, умер, когда он был еще ребенком. Мать его вступила во второй брак с ярославским купцом Полушкиным, оказавшим доброе влияние на пасынка. Учась в Москве, Волков, по свидетельству Шаховского , "отличался на святках в представлении духовных драм и переводных комедий, которыми издавна славились заиконоспасские студенты". Волков выделялся из среды сверстников умом, прилежанием и знаниями, "пристрастно прилежал, - по словам Новикова, - к познанию наук и художеств". Он рано стал принимать участие в делах отчима, быть может, даже управлял ими. Это вызвало ряд его поездок в Петербург, где увидал впервые и итальянскую оперу, и немецкие спектакли труппы Аккермана, и русские любительские спектакли. После смерти Полушкина (1747), Волков решил завести театр у себя в Ярославле. Первые попытки его в этом направлении относятся к 1750 - 1751 гг. Не точно установлено и место первых спектаклей, как происходивших еще в мало приспособленном помещении, так и перенесенных уже в настоящий театр. Лишь приблизительно известен и репертуар этих ярославских спектаклей. Несомненно, что Волков с товарищами, среди которых был Нарыков, позднее прославившийся под именем Дмитревского, сыграли в Ярославле комедии Дмитрия Ростовского, комедию Грегори и оперу "Титово Милосердие", Метастазио, причем либретто было, вероятно, переведено самим Волковым. Есть догадка, что было в репертуаре и несколько пьес Волкова, написанных на ярославские нравы. Молва о театре ярославских юношей дошла до императрицы Елизаветы . Последовал приказ привезти ярославцев в Петербург. В январе 1752 г. ярославцы были уже в Петербурге, поместились в Смольном дворе, а 18 февраля они, в присутствии императрицы и "некоторых знатных персон", "отправляли" комедию "О покаянии грешного человека" Дмитрия Ростовского. Опыт был удачен; волковскую труппу оставили в Петербурге и поместили в кадетский корпус, где будущие актеры занимались словесностью, иностранными языками, гимнастикой, а также декламацией и сценическими приемами. Волков стал учиться с увлечением, тратил последнее на выписку из-за границы "театральных и проспективических книг". Вероятно, давались и спектакли, не только закрытые, но и открытые. 30 августа 1756 г. состоялся указ, начинавшийся словами: "повелели мы нынче учредить русской для представления трагедий и комедий театр, для которого отдал Головинской каменный дом, что на Васильевском острове близ кадетского дома". Указом этим открывается официальная история российского театра. "Дирекция того русского театра поручается от нас, - говорится дальше в указе, - бригадиру Александру Сумарокову". Приблизительно через месяц Сумароков составил труппу, в которую, как основное ее ядро, вошли ярославцы, затем семь человек певчих и четыре актрисы: ярославка Мусина-Пушкина , Зорина и две Ананьины . Об этом периоде жизни Волкова мы имеем всего меньше точных сведений. Волков, выделявшийся и своей подготовленностью, и своим развитием, и своими сценическими способностями, был облечен званием "первого русского актера". Он был и актером, и режиссером, по некоторым сведениям - и драматургом; никаких пьес его, оригинальных или переводных, не сохранилось. Приписываются ему, между прочим, переводы Мольера; всего с его именем связывают около 15 произведений, им сочиненных или только переделанных или переведенных. Как актер, Волков производил впечатление очень большое. В "Чистосердечном признании о делах моих и помышлениях" Фонвизин передает впечатления от виденного им в Петербурге, когда ему было 14 лет, спектакля. О Волкове он пишет так: "Муж глубокого разума, исполненный достоинства, который имел большие знания и мог бы быть человеком государственным". Новиков, также говоря о "проницательном и обымчивом разуме" Волкова, признает в нем "редкие дарования, украшенные многими учением и прилежанием". "Театральное искусство, - прибавляет Новиков, - Волков знал в высшей степени". По-видимому, в игре его были простота и большая страстность; по крайней мере, один из современников свидетельствует, что ему лучше всего удавалась роль бешеного. В декламации его были, по-видимому, дефекты; она была далека от того совершенства, которого добился Дмитревский. Волков читал стихи, по одному свидетельству, протяжно и нараспев, но голосом гармоничным и звучным, и "исполненной страсти игрой увлекал и соотечественников, и иностранцев". В 1759 г. Волков, вместе с актером Шумским, был командирован в Москву, чтобы устроить и там публичный театр. Театр Локателли , в котором в ту пору игрались итальянские оперы и русские драмы, пришел в расстройство; Волков, по-видимому, занялся приведением его в порядок, выписал для этого театра несколько актеров из Петербурга. Ему приписывается видная роль в том перевороте, который возвел на престол Екатерину II . Легенда рассказывает, что он в критическую минуту прочитал, держа перед собой чистый лист, не бывший написанным манифест. Рассказывается, далее, что Екатерина, воцарившись, предложила Волкову быть кабинет-министром, возлагала на него орден Андрея Первозванного, но Волков будто бы от всех этих почестей отказался, сохранив за собой доступ в кабинет государыни без доклада. П.О. Морозов делает вероятную догадку, что все эти рассказы относятся не к актеру Федору Волкову, но к кабинет-секретарю Петра III , Дмитрию Волкову . Невыясненным остается и пожалование Екатериной Волкову дворянства и семисот душ крестьян. В дни коронования императрицы Екатерины Волкову было поручено устройство в Москве маскарадного гулянья, носившего название: "Торжествующая Минерва", по программе, написанной Херасковым , с хорами, написанными Сумароковым. Описание этого грандиозного маскарада дает, заимствовав его из старинной брошюры, И. Горбунов в своих "Очерках из истории театра". Волкову это гулянье стоило не только большого труда, но и жизни: во время маскарада он простудился и вскоре умер. Он похоронен в Москве, на кладбище Андроньева монастыря. Никаких следов от его могилы не осталось. В средине девяностых годов на кладбище установлена памятная доска. Н. Э.
  
  
  Оригинал здесь - http://www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=661
  
  
  
  ВОЛКОВ Федор Григорьевич [9 (20) II 1729, Кострома - 5 (16) IV 1763, Москва, похоронен в Златоустовском м-ре]. Актер, создатель рус. профессионального драматического театра. Сын купца. В 1735 после смерти мужа мать В. с детьми переехала в Ярославль, где вышла замуж за купца, а впосл. заводчика Ф. Полушкина. Начальное образование В. получил у домашних учителей; по некоторым свидетельствам, он учился у нем. пастора, жившего в Ярославле при сосланном туда Бироне. В 1741-1749 В., по его собственным словам, "находился в Москве в науках", обучаясь заводскому и купеческому делу, ездил в Петербург, а при отлучках в Ярославль деятельно помогал отчиму в управлении заводами. В период пребывания в Москве развился его глубокий интерес к театру. В. познакомился с народными и церковно-школьными театрами, а также со спектаклями ит. труппы. Вернувшись в Ярославль, В. организовал домашний театр, который постепенно превратился в публичный. Поддержку В. оказал, в частности, И. С. Майков, отец В. И. Майкова. Из репертуара волковского театра в Ярославле известна пьеса Димитрия Ростовского "О покаянии грешного человека".
  Первые сведения о театре В. сообщил в Петербург в 1751 сенатский экзекутор Игнатьев. В янв. 1752 по указу, Елизаветы Петровны труппа В. была вызвана в Петербург; ок. двух недель ярославцы провели в Царском Селе, где императрица познакомилась с труппой; 3 февр. ярославцы были "объявлены" при дворе. Документально известно о первых спектаклях труппы В. в Петербурге 6 и 9 февр. 1752. Возможно также, что ярославцы выступали и 4 февр. Эти спектакли проходили в помещении нем. театра на Большой Морской ул. (ныне ул. Герцена) и в Оперном доме. Согласно сообщениям Н. И. Новикова и П. И. Сумарокова, в репертуаре группы были трагедии А. П. Сумарокова "Хорев", "Синав и Трувор", "Гамлет", а также комедия Димитрия Ростовского "О покаянии, грешного человека", представленная 18 марта. По распоряжению императрицы, В. вместе с И. А. Дмитревским и А. Ф. Поповым был оставлен в Петербурге. Спектакли, закрытые для широкой публики, продолжались в здании Головкинского дома. В. был в числе актеров, которых Елизавета Петровна взяла с собой в Москву (двор отбыл 16 дек. 1752; В. находился в Москве с этого времени до нач. 1754 и участвовал в спектаклях ит. труппы в качестве певчего).
  8 февр. 1754 был дан указ об определении "российских комедиантов" В. и его брата Григория в Сухоп. шлях. корпус, где они учились нем., лат. и фр. языкам, рисованию, музыке, танцам, фехтованию. Судя по ведомостям успеваемости, В. с наибольшим успехом занимался нем. языком и музыкой. По сведениям на 1 янв. 1756 В. начал "переводить с российского на немецкий язык нарочито", "на клавикордах играет разные оперные арии и поет италианские арии". В корпусе В. совершенствует свое актерское мастерство, посещает представления частных трупп, покупает книги по театру и живописи, участвует в спектаклях, ставившихся кадетами. Одним из свидетельств дружеских и творческих контактов В. с А. П. Сумароковым в этот период служит книга, подаренная им актеру 31 июля 1754, как явствует из записи В. (см.: Театр и искусство, 1900, No 21, с. 393).
  Указом 30 авг. 1756 на основе ярославской труппы был учрежден публичный рус. театр. В нояб. была сформирована его труппа, в которой В. стал "первым актером". Основной репертуар В. составляли пьесы А. П. Сумарокова, в которых он исполнял роли Марса ("Новые лавры"), Американца ("Прибежище добродетели", 1759), Оскольда ("Семира"). По свидетельству Я. Я. Штелина, В. "с равною силою играл трагические и комические роли; настоящий его характер был бешеного".
  В. принял участие в политических событиях 1762, поддерживая сторонников Екатерины II. П. А. Вяземский передал анекдот о том, как в день переворота В. импровизировал чтение манифеста, заранее никем не подготовленного. В. и его брат Григорий были в числе лиц, награжденных Екатериной II вскоре после восшествия на престол: им присваивалось дворянское звание и даровалось по 700 душ (см.: СПб. вед., 1762, 9 авг., No 64). По преданию, засвидетельствованному А. М. Тургеневым, В. "во время переворота <...> действовал умом": он отказался от назначения кабинет-министром и просил обеспечить его только самым необходимым (см.: Рус. старина, 1887, т. 53, с. 83-84). 10 сент. 1765 семье В. и Григорию В. была пожалована грамота на потомственное дворянское достоинство и герб. Д. И. Фонвизин характеризовал В. как "мужа глубокого разума, наполненного достоинствами, который имел большие знания и мог бы быть человеком государственным".
  В. выступил как режиссер, постановщик и оформитель грандиозного театрализованного зрелища-маскарада, связанного с коронацией и проходившего в Москве 30 янв., 1 и 2 февр. 1763. По преданию, В. простудился во время маскарада, и это послужило причиной его преждевременной смерти. На некоторую сомнительность версии о кратковременной болезни В. указал П. Н. Берков.
  Сведения о литературном наследии В. во многом предположительны и спорны. В "Лейпцигском известии" (1768) В. назван автором "нескольких мелких стихотворений" и оды "Петр Великий"; "ода эта исполнена огня и была всегда поставляема вслед за одами Ломоносова". Об этом же свидетельствовал и Н. И. Новиков: "Сочинения его весьма много имеют остроты, а особливо ода Петру Первому великой достойна похвалы, и которая так же, как почти все прочие сочинения, по смерти его утратились". П. И. Сумароков характеризовал литературную деятельность В., во многом основываясь уже на предании: "Неоконченная его ода Петру Великому исполнена многих красот; его песни по легкости слога и остроте, по справедливости почитались примером сего рода стихотворства, а дидактические творения его снискали всеобщее одобрение". К настоящему времени из перечисленных произведений с известной достоверностью выявлены лишь отличающиеся лиризмом, простотой и безыскусственностью языка песни "Ты проходишь мимо кельи, дорогая...", "Станем, братцы, петь старую песню...", которые были очень популярны в кон. XVIII в., включались в рукописные и печатные песенники, и эпиграмма "Всадника хвалят...", построенная на остроте, которая варьировалась разными авторами XVIII в.: А. П. Сумароковым, Г. Р. Державиным, Г. А. Хованским, И. И. Бахтиным. Державин называл маскарад 1763 г. "сочинением знаменитого по уму своему актера Федора Григорьевича Волкова и прочих забавных стихотворцев, как-то гг. Сумарокова и Майкова". Вероятнее всего, В. участвовал в составлении либретто маскарада "Торжествующая Минерва..." (1763), где указано: "Изображение и распоряжение маскарада Ф. Волкова". "Стихи" к маскараду были сочинены М. М. Херасковым; об участии В. И. Майкова никаких др. сведений нет. Хоры для маскарада были включены Н. И. Новиковым в собрание сочинений А. П. Сумарокова. По предположению П. Н. Беркова, "Другой хор ко превратному свету" сочинен В. Г. А. Гуковский считал автором "Другого хора..." Сумарокова. Эта точка зрения подкрепляется заявлением Сумарокова в письме к Екатерине I от 3 мая 1764: "... все прожекты умершего Федора Волкова не его, но мои". По предположению Г. Н. Моисеевой, В. принадлежит стихотворение "На то ль рожден я в свет..." (см.: Искусство слова. М., 1973, с. 63-64).
  Известия о переводческой деятельности В., который хорошо владел нем. языком, знал ит. и фр., еще более предположительны и неточны. Среди бытующих в литературе о В. атрибуций ошибочным является указание на принадлежность ему рукописных переводов Ж.-Б. Мольера, хранящихся в Нац. б-ке (Париж): пьеса Мольера "Сицилианец" была переведена однофамильцем В. - А. А. Волковым. С. Серебренников, упоминающий о том, что В. переводил с нем. и ит. языков, приписывает ему, в частности, либретто опер П.-А.-Д. Метастазио "Евдон и Берфа" и "Титово милосердие". Однако документальных подтверждений этому нет, а, по убедительному предположению И. Ф. Горбунова, при постановке спектакля "Титово милосердие" В. мог воспользоваться уже существовавшим рус. переводом И. Меруръева.
  В "Хронике рус. театра" И. Носова В. назван автором двух комедий в прозе: "Суд Шемякин" и "Всякий Еремей про себя разумей", "увертюры" (т. е. пролога) к пьесе Димитрия Ростовского "Кающийся грешник" и песен для праздничных представлений к Новому году и масленице, а также переводчиком следующих пьес: "Титово милосердие", "Орфей и Эвридика", "Евдон и Берфа" П.-А.-Д. Метастазио и "Дон Фалькон" анонима (с ит.); "Эсфирь" Ж. Расина, "Опекун обманут, бит и осмеян" Ф.-К. Данкура, "Магомет" Вольтера, "Оленья ловля" М.-А. Леграна, "Обвороженный великанов пояс" Ж.-Б. Руссо (с фр.); "Любовь и смелость" (с нем.). Однако достоверность всех этих сведений крайне сомнительна, как показал П. Н. Берков. В частности, известны переводы комедий Ж.-Б. Руссо и Ф.-К. Данкура под загл. "Обвороженный пояс" и "Опекун обманут, бит и доволен", осуществленные А. А. Волковым.
  По своим литературно-театральным интересам В. был связан с широким кругом талантливых писателей и драматургов: А. П. Сумароковым, В. И. Майковым, И. А. Дмитревским, М. И. Поповым, Н. Н. Мотонисом, Г. В. Козицким. В "Стихах на смерть Ф. Г. Волкова" В. И. Майков упоминал, что В. ему "свои советы подавал". В стихотворении "К г. Дмитревскому на смерть Ф. Г. Волкова" Сумароков писал, что В. "потомство не забудет".
  
  Лит.: Штелин Я. О театр. в России представлениях от нач. их и до 1768 г. - СПб. вестн., 1779, No 8; Сумароков П. И. О рос. театре от нач. оного до кон. царствования Екатерины II. - Отеч. зап., 1822, No 32, 35; Серебренников С. Ф. Г. Волков, первый основатель нар. рус. театра в Ярославле. - В кн.: Ярославский лит. сб. 1850 г. Ярославль, 1851; Ефремов. Мат-лы (1867); Державин. Соч. (1868-1878), т. 6 (1871); Каллаш В. В. Мат-лы и заметки по истории рус. лит.: (Песни Ф. Г. Волкова). - Изв. Отд-ния рус. яз. и словесности, 1901, No 3; Горбунов И. Ф. Соч. СПб., 1910, т. 3, ч. 5; Филиппов В. А. Факты и легенды в биографии Ф. Г. Волкова. - Голос минувшего, 1913, No 6; Гуковский Г. А. О рус. классицизме. - В кн.: Поэтика. Л., 1929, вып. 5; Берков П. Н. "Хор ко превратному свету" и его автор. - В кн.: XVIII век. М.; Л., 1935, [сб. 1]; Гуковский Г. А. О "Хоре ко превратному свету". - Там же; Берков П. Н. 1) "Хроника русского театра" Ив. Носова: (Страница из истории рус. театроведения). - Учен. зап. Ленингр. пед. ин-та им. А. И. Герцена, 1948, т. 67; 2) К 200-летию нового рус. театра: (Театр. дебюты Ф. Г. Волкова в Петербурге). - Вестн. ЛГУ, 1950, No 10; Ф. Г. Волков и рус. театр его времени / Сб. мат-лов. М., 1953 (с портретом); Гусев В. Е. Примеч. - В кн.: Песни и романсы рус. поэтов. М.; Л., 1965; История драм. театра, т. 1 (1977); Письма рус. писателей (1980); Старикова Л. М. Новые документы о первых рус. актерах братьях Ф. и Г. Волковых. - В кн.: Памятники культуры: Новые открытия / Ежегодн. 1981. Л., 1982.
  
  Н. Д. Кочеткова

Оценка: 7.71*8  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru