Воейков Александр Федорович
Речь

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


  

Pѣчь (*).

  
   (*) Говоренная въ обществѣ, которое собиралось въ домъ К. К. А. В., почтенной, умной и любезной женщины. Въ сихъ бесѣдахъ время посвящено было пользѣ и удовольствію. Здѣсь не приносили жертвъ ни бостону, ни лото; не очерняли злорѣчіемъ добраго имени ближнихъ: занятія его были благородны. Дамы собирались съ своими рукодѣльями; почтенные старцы, прославившіеся на полѣ чести, или при Дворъ Великой, разсказывать опыты прошедшаго и смягчать уроки свои тою пріятностію, которая невольно пріобрѣтается въ кругу нѣжнаго пола; молодые люди образовать вкусъ, повѣрять мечты своего уединенія и пріобрѣтать искусство дѣлать свои таланты общеполезными. Дарованія ума раскрывались легко и пріятно; разсудокъ доходилъ до важнѣйшихъ истинъ по путямъ, усѣяннымъ цвѣтами; сердце наслаждалось удовольствіями истинными, возвышенными. Питая въ душъ любовь къ Отечеству, читали образцовыя творенія и переводы отечественныхъ нашихъ писателей; разбирали ихъ критически; творцовъ одного рода сравнивали между собою; переводы свѣряли съ подлинниками и радовались, что многіе не отстали отъ образцовъ своихъ, a нѣкоторые даже превзошли ихъ, радовались всякому, самому малому, успѣху согражданъ. В.
  
   И такъ надежда насъ не обманула; дружескія бесѣды наши болѣе и болѣе укрѣпляются. Вамъ, Милостивыя Государыни! обязаны мы заведеніемъ сихъ вечеровъ, которые столь пріятно проведи мы, и которые проведемъ еще пріятнѣе, потому что они будутъ -- полезнѣе, занимательнѣе. Позвольте мнѣ при семъ случаѣ сказать нѣсколько словъ о вліяніи женщинъ на изящныя искусства, a изящныхъ искусствъ на благоденствіе общественное. Для васъ, объ васъ буду говорить я, и ожидаю вашего одобренія. Въ предметахъ изящности и вкуса мущины всегда уступаютъ вамъ первенство. Вы всегда были учительницами вкуса, образцами добрыхъ нравовъ, красоты и добродѣтели.
  
             Философу совѣтъ вашъ нуженъ,
             Чтобъ умъ людей плѣнить, подобно какъ сердца
             Умѣеніе плѣнять. Любезность мудреца
             Должна быть истиннѣ приправой.
             Иначе скученъ намъ и самъ разсудокъ здравой, --
             Любезность же сія есть вашъ безцѣнный даръ,
  
   Отъ чего, Вандалы и Готѳы, народы сильные и богатые, прешли, какъ тѣнь съ лица земли, оставя одни имена свои въ лѣтописяхъ, между тѣмъ какъ малочисленное племя, обитавшее въ уголкѣ, едва примѣтномъ на земномъ шарѣ, Греки, пережили вѣка и въ самомъ упадкѣ своемъ были учителями Рима и Европы? Отъ чего они были такъ изобрѣтательны въ искуствахъ, мужественны на войнъ, замысловаты и вѣжливы въ обществѣ, умѣли наслаждаться бытіемъ своимъ, какъ пчела собирать медъ съ цвѣтущаго луга жизни, и оставили намъ столько великихъ памятниковъ любви къ Отечеству, мудрости, изящества? Отъ того, что великіе люди Греціи учились въ школѣ умныхъ и нѣжныхъ женщинъ. Сократъ, любезнѣйшій, добродѣтельнѣйшій изъ философовъ, смотря каждой день на совершенство красоты, изваянной изъ мрамора, получилъ первую идею о нравственномъ совершенствѣ. Въ Римѣ Горацій, Виргилій, Тибуллъ, Овидій и всѣ извѣстные стихотворцы любили и уважали женщинъ и образовалися въ ихъ святилищъ; безъ того Тибуллъ никогда бы не написалъ Элегій своихъ, a Виргилій четвертой книги Энеиды. Исторія предала потомству имена Сафы, Порціи, Гортанціи и другихъ вмѣстѣ съ именами Героевъ. Цицеронъ въ книгъ о краснорѣчіи, говоритъ, что знатнѣйшіе Римскіе ораторы собирались въ домахъ, отличныхъ по уму Римлянокъ, и въ ихъ обществѣ находили чистоту языка и вкуса, чего ни гдѣ можетъ быть не нашли бы они. Въ Италіи Тассъ и Аріостъ извѣстны какъ обожатели женскаго пола. Бокасъ написалъ похвальное слово женщинамъ, a Петраркъ заслужилъ безсмертіе -- страстною любовью къ Лорѣ. Тогда былъ золотой вѣкъ Италіанской словесности.
   Отъ чего Французы вѣка Лудовика XIV и Лудовика XV были такъ храбры, такъ любезны? Отъ чего въ изящныхъ художествахъ, въ самомъ образъ ихъ жизни, бъ самой одеждъ столько пріятности (elegance) и нѣжности (delicatesse). Отъ чего такое знаніе человѣческаго сердца и такое искусство изображать самые тонкіе оттѣнки страстей въ ихъ стихотвореніяхъ?-- Отъ женщинъ! отъ женщинъ, которыя самыя науки осыпали розами, и угрюмыхъ мудрецовъ научили любезности! Въ обществахъ Ментенонъ, Ceвинье, Дезульеръ, Лафайеттъ, Неккеръ и Ласабліеръ, въ сихъ отборныхъ обществахъ, гдѣ блистали Фонтенели и Вольтеры, Монтескьё и Боссюеты, Тюрени и Колберты, образовался и сдѣлался гибкимъ и оборотливымъ языкъ Французской, одинъ изъ самыхъ неполныхъ языковъ новой Европы.
   Такъ, Милостивыя Государыни! только въ обществахъ, въ бесѣдѣ славныхъ любезностью и остроуміемъ женщинъ, до ведено до высочайшей степени совершенства сіе странное нарѣчіе, сія смѣсь нѣсколькихъ нарѣчій; въ сихъ обществахъ учились писать Расины, Мольеры и Дедиди, тамъ родились ихъ безсмертныя Поэмы, Комедіи и Трагедіи. Сіи общества болѣе всего способствовали разпространенію изящныхъ искусствъ и далёко раздвинули предѣлы просвѣщенія.
   Однѣ только слабыя головы не видятъ пользы изящныхъ искусствъ; одни только легкомысленные думаютъ, что Поэзія и Краснорѣчіе суть дѣтскія игрушки, не нужныя для важнѣйшей цѣли человѣческой жизни, для познанія истины. Они не понимаютъ, что языкъ есть разумъ и вкусъ, превращенные въ знаки вещественные; они забыли, что цѣль сихъ искусствъ состоитъ въ томъ, чтобы подобно Природѣ всему вредному давать наружность отвратительную; злодѣйство, порокъ, всё противное благонравію, представлять въ такомъ видѣ, чтобы мы чувствовали омерзеніе; a истинѣ и добродѣтели давать прелестную наружность, которая бы волшебною силою своею умы и сердца наши покаряла; a изящныя искусства дикаго звѣря, превращаютъ въ человѣка любезнаго по уму и по качествамъ сердца,
  
   Посредствомъ милыхъ Грацій, Музъ,
   Пріятность съ пользой заключила
   На вѣки дружеской союзъ.
  
   Но случается, что изящныя искусства отъ злоупотребленія дѣлаются вредными, они подобны райскому древу добра и зла; -- въ рукахъ злодѣя превращаются они въ смертоносную отраву тѣмъ удобнѣе, что самому пороку можно дать наружность добродѣтели. Правительство въ такомъ случаѣ должно уподобляться садовнику, который, предохраняя нѣжныя разстѣнія отъ бури и морозовъ, старается воспрепятствовать, чтобы полынь не вилась вокругъ гвоздики и ландыша. Вольтеръ говоритъ: Оа fouhaite aux arts la protection des souverains; celle de la leauté n'est elle pas au dessus? и это справедливо. Не всякой можетъ, или захочетъ искать покровительства Государей и вельможъ, но всякому пріятны похвалы умныхъ женщинъ въ его кругѣ знакомства; и какіе лавры, какія награжденія предпочтетъ онъ похваламъ своей любезной? -- Нѣтъ ничего невозможнаго для смертныхъ, сказалъ Горацій; нѣтъ ничего невозможнаго для женщинъ, скажемъ мы: Француженки любили свою словесность, ободряли писателей, говорили по Французски -- и Французы отвыкая мало по малу отъ Латынскаго языка, образовали свой отечественной. -- Почти всѣ Англичанки знаютъ, но никогда не говорятъ по Французски. Не уже ли Руской языкъ хуже и Англинскаго и Французскаго? Не уже ли Россіянки меньше Француженокъ и Англичанокъ любятъ свое Отечество? Наши Бытописанія сохранили намъ знаменитые опыты женскаго патріотизма. Женщина ввела въ Россію Христіянскую Вѣру. Женщина спасла намъ Петра Великаго и не допустила Россію погрузиться въ прежній мракъ невѣжества и безсилія. Женщина украсила, возвеличила, прославила Россію, дала законы Государству и права гражданамъ, ввела вкусъ и вѣжливость при Дворѣ своемъ, потрясла Константинополь и Стокгольмъ громомъ побѣдоноснаго своего оружія, покорила и Крымъ и Польшу. Женщина недавно занимала въ Академіи нашей первое мѣсто между учеными. Женщинамъ отчасти обязана Россія освобожденіемъ отъ польскаго ига -- имъ хотимъ быть обязаны нашими успѣхами въ Словесности. Такъ, Милостивыя Государыни! вы должны учить насъ языку и вкусу. Въ наши времена вамъ не нужно быть мученицами за Вѣру; не нужно поощрять воиновъ къ сраженію съ непріятелями Отечества, или и самимъ сражаться; не нужно посылать рыцарей къ защищенію невинности отъ злыхъ волшебниковъ; въ наши времена народы соревнуютъ другъ другу въ успѣхахъ просвѣщенія; Государства хотятъ быть славны открытіями и пережить вѣка въ произведеніяхъ изящныхъ художествъ.
   Продолжайте, Милостивыя Государыни! любить Словесность; ея слава неразлучна съ вашею славою, со славою Отечества. Руской языкъ въ устахъ вашихъ, въ изъясненіи вашихъ чувствованій можетъ быть по крайней мѣрѣ также нѣженъ и выразителенъ, какъ Французской. Вы читали Дмитріева, Карамзина, Державина, Богдановича; сего дня сравнивая басни Лафонтеня съ баснями Дмитріева, вы ясно видѣли превосходство Рускаго языка передъ Французскимъ. Великая Екатерина разсуждая съ Сегюромъ о Французскомъ и Рускомъ языкахъ, сказала: ихъ не льзя сравнивать: одинъ изъ нихъ карла, другой ислолинъ. Сія Великая Жена любила и знала обиліе, сладкогласіе и выразительность языка Славяно-Россійскаго. Она сама хорошо писала на нёмъ; основала Россійскую Академію; участвовала въ повременномъ изданіи Собесѣдника Російскаго слова. Подъ Ея покровительствомъ учреждены первыя общества Словесности; послѣ Нее при Академіи, при Московскомъ Университетѣ, при Университетскомъ Благородномъ Пансіонѣ, въ Петербургъ и Москвѣ ѣъ домахъ частныхъ любителей заведены общества, собранія, вечера чтенія для разбора образцовыхъ нашихъ Писателей и сравненія Рускихъ переводовъ съ иностранными подлинниками; многихъ изъ нихъ былъ и я членомъ, но ни въ одномъ женщины не участвовали и не участвуютъ; наши вечера чтенія служатъ первымъ опытомъ. Такъ образовалися и умъ и вкусъ, но здѣсь и тотъ и другой становятся нѣжнѣе, питается сердце, самой умъ привыкаетъ къ скромности. Наши бесѣды могутъ быть образцомъ для другихъ; и естьли они не произведутъ отличныхъ писателей, по крайней мѣрѣ мы можемъ гордиться тѣмъ, что подали другимъ прекрасной примѣръ для подражанія.

А. Воейковъ.

   Рязань.

ѣстникъ Европы". Часть XLIX, No 4, 1810

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru