Толстой Лев Николаевич
Том 24, Произведения 1880-1884, Полное собрание сочинений

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


ЛЕВ ТОЛСТОЙ

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

Издание осуществляется под наблюдением

государственной редакционной комиссии

СЕРИЯ ПЕРВАЯ

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

ТОМ 24

(Перепечатка разрешается безвозмездно)

   (Издание: Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 24, Государственное Издательство Художественной Литературы, Москва - 1957; OCR: Габриел Мумжиев)
  

СОДЕРЖАНИЕ

СОЕДИНЕНИЕ И ПЕРЕВОД ЧЕТЫРЕХ ЕВАНГЕЛИЙ

  

Стр.

  
   Предисловие к первому изданию...................7
   Предисловие к изданию "Свободного слова".............7
   Вступление ...............................9
   Введение
   Значение заглавия .........................20
   Цель книги............................. 23
   Разумение жизни .........................25
   Возвещение о благе Иисуса Христа -- сына Бога. Введение . . . 44
  
   Глава первая. Воплощение разумения
  
   Рождение и детство Иисуса Христа............... 46
   Общий смысл проповеди Иоанна................. 59
   Искушение в пустыне....................... 60
   Прибытие на брак в Кану.................... 84
   Проповедь Иисуса......................... 84
   Первые ученики Христовы.................... 86
   Проповедь Иисуса в Назарете .................. 90
   Рождение, детство и начало проповеди Иисуса. Общее изложение
   главы первой............................ 94
  
   Глава вторая
  
   Общее примечание к 2-й книге.................. 99
   Отрицание субботы......................... 103
   Изгнание из храма и отрицание внешнего богопочитания . . . 116
   Беседа с самарянкой........................ 126
   Общий смысл беседы Иисуса с самарянкой........... 130
   Об очищении духом и истинном богоугождении ....... 131
   Молва о Христе.......................... 140
   Новое богоугождевие в духе делом. Отрицание иудейского Бога.
   Общее изложение главы второй ................. 142
  
   Глава третья. Разъяснение Иисусом значения Иоанна............................. 149
  
   О пришествии царствия Божия.................. 157
   Беседа с Никодимом....................... 158
   Что сказано в беседе с Никодимом ............... 170
   Притчи о сеятеле, закваске и другие, объясняющие царство
   Божие................................ 174
   Царство Бога. Общее изложение главы третьей........... 191
  
   Глава четвертая. Нагорная проповедь
  
   Нищие и богатые.......................... 197
   Соль земли; свет мира....................... 206
   Вечный закон............................ 211
   Первое правило: Не сердись................... 218
   Второе правило: Не блуди.................... 223
   Третье правило: Не клянись................... 227
   Четвертое правило: Не противься злу злом.......... 232
   Пятое правило: Не воюй..................... 246
   О милостыне, посте и молитве.................. 255
   Богатство ложное и истинное................... 265
   Тесный путь. Притча о постройке дома............. 274
   Избрание двенадцати апостолов................ 276
   Закон. Общее изложение главы четвертой.............. 277
  
   Глава пятая. Исполнение закона дает жизнь истинную
  
   Новое учение о Боге....................... 285
   Избрание учеников и речь к ним Иисуса............ 286
   Зло не уничтожается злом.................... 299
   Исцеление расслабленного..................... 305
   Притча о наследстве (талантах) ................. 319
   О хлебе жизни........................... 327
   Исполнение закона дает жизнь истинную. Общее изложение главы
   пятой................................ 344
  
   Глава шестая. Пища жизни -- не хлебом сыт
  
   О родстве плотском и духовном................. 353
   Буря на озере........................... 355
   Иисус у Марфы и Марии.................... 358
   Притча о богатом......................... 360
   Притча о смоковнице.......................362
   Притча о пире...........................366
   Притча о хозяине и приказчике................. 374
   Притча о богатом и Лазаре.................... 383
   Объяснение притчи о Лазаре................... 3
   Главные заповеди......................... 390
   О богатом и богатстве....................... 392
   Иисус и Закхей.......................... 407
   Мерило добра............................ 411
   Исполнение воли Бога....................... 418
   Чтобы получить жизнь истинную, человек должен отречься от лож­ной жизни плоти. Общее изложение главы шестой...... 419
  
   Глава седьмая. Доказательство истинности учения
  
   Требования доказательств от Христа .............. 431
   Беседа Иисуса с фарисеями ...................439
   Прозрение слепого......................... 465
   Иисус -- дверь жизни....................... 477
   Разъяснение притчи о пастухе и овцах............. 482
   Воскрешение Лазаря........................ 494
   Доказательства истинности учения. Общее изложение главы
   седьмой............................... 498
  
   Глава восьмая. Другой жизни нет
  
   О наградах в царстве Бога.................... 507
   Притча о расплате хозяина с работниками........... 509
   Больше всех тот, кто всем слуга................. 513
   Притча о блудном сыне...................... 519
   Притча о работниках в чужом саду............... 523
   Вера подобна зерну горчичному................. 528
   О наступлении царства Бога................... 532
   О молитве.............................. 542
   Притча о судье и вдове...................... 545
   Притча о девах со светильниками................ 553
   О пришествии сына человеческого................ 558
   Другой жизни нет. Общее изложение главы восьмой........ 563
  
   Глава девятая. Соблазны
  
   Будьте как дети.......................... 571
   Понятие вины........................... 580
   О браке и разводе......................... 588
   О податях ..... ......................... 590
   О блуднице............................. 600
   Об истинной жизни........................ 603
   О воскресении........................... 609
   Главные заповеди......................... 620
   О соблазне фарисейском, саддукейском и иродовом...... 627
   О хуле на духа святого ..................... 638
   Человек живет жизнью духа во плоти. Общее изложение главы
   девятой............................... 650
  
   Глава десятая. Борьба с соблазнами
  
   Совет Каиафы............................ 658
   Сбор и заговор первосвященников................ 680
   Борьба с соблазнами противления насилием.......... 701
   Борьба с соблазнами. Общее изложение главы десятой....... 708
  
   Глава одиннадцатая. Бог дух есть любовь
  
   Прощальная беседа ........................ 715
   Личная жизнь есть обман плоти. Истинная жизнь есть жизнь общая
   всем людям. Общее изложение главы одиннадцатой...... 751
  
   Глава двенадцатая. Победа духа
  
   Страдания и смерть Иисуса................... 759
   Победа духа над плотью. Общее изложение главы двенадцатой . . 782
   Заключение к исследованию Евангелия...... 790
  

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ЕВАНГЕЛИЯ

  
   Предисловие............................ 801
  

Евангелие

Возвещение о благе Иисуса Христа, сына Бога

  
   Введение: Разумение жизни................... 816
   I. Сын бога............................ . 818
   II. Бог--дух............................. 823
   III. Начало разумения...................... 831
   IV. Царство бога .......................... 838
   V. Истинная жизнь........................ 847
   VI. Ложная жизнь........................ 860
   VII. Я и отец -- одно....................... 872
   VIII. Жизнь не во времени ..................... 885
   IX. Соблазны............................ 894
   X. Борьба с соблазнами...................... 906
   XI. Прощальная беседа...................... 917
   XII. Победа духа над плотью.................. 924
   Заключение: Первое послание Иоанна Богослова.......... 934
  

ЧЕРНОВОЕ, НЕОКОНЧЕННОЕ, НЕОПУБЛИКОВАННОЕ

  
   Abrege de l'Evangile........................... 94
  

КОММЕНТАРИИ

  
   Н. Н. Гусев.
  
   "Соединение и перевод четырех Евангелий"
   История писания
   История печатания
   Описание рукописей .................
   Краткое изложение Евангелия
   История писания и печатания.................
   Описание рукописей.....................
   "Abrege de l'Evangile"
   История писания......................
   Описание рукописей.......................
  

ПРОИЗВЕДЕНИЯ

1880-1884

Подготовка текста и комментарии

Н.Н. Гусева

СОЕДИНЕНИЕ И ПЕРЕВОД

ЧЕТЫРЕХ ЕВАНГЕЛИЙ

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

  
   Друзья мои предложили мне напечатать это соединение и перевод Евангелия, составленные мною 10 лет тому назад, и я согласился на это, несмотря на то, что работа эта далеко не окончена и в ней много недостатков. Исправить и окончить ее я чувствую себя уже не в силах, так как то сосредоточенное, постоянно восторженное душевное напряжение, которое я испытывал в продолжение всей этой долгой работы, уже не может возобновиться.
   Но думаю, что и такою, какая она есть, работа эта может принести пользу людям, если им сообщится хоть малая доля того просветления, которое я испытывал во время ее, и той твердой уверенности в истинности открывшегося мне пути, по которому я иду, чем дальше, тем с большей радостью.
  

Лев Толстой.

   Ясная Поляна. 29 августа 1891 г.
  

ПРЕДИСЛОВИЕ К ИЗДАНИЮ "СВОБОДНОГО СЛОВА"

  
   Книга эта была писана мною в период незабвенного для меня восторга сознания того, что христианское учение, выражен­ное в Евангелиях, не есть то странное, мучившее меня своими противоречиями, учение, которое преподается церковью, а есть ясное, глубокое и простое учение жизни, отвечающее высшим потребностям души человека.
   Под влиянием этого восторга и увлечения я, к сожалению, ее ограничился тем, чтобы выставить понятные места Евангелия, излагавшего это учение (пропустив то, что не вяжется с основным и главным смыслом и не подтверждает и не отрицает его), но пытался придать и темным местам значение, подтверж­дающее общий смысл. Эти попытки вовлекли меня в искус­ственные и, вероятно, неправильные филологические разъяс­нения, которые не только не усиливают убедительность общего смысла, но должны ослаблять ее. Увидав ошибку (кроме того, что я был поглощен весь другими работами в том же напра­влении), я не решился опять переделывать свою работу, отде­ляя излишнее от необходимого, так как знал, что работа ком­ментарий на эту удивительную книгу четырех Евангелий ни­когда не может быть закончена, и потому оставил книгу так, как она есть; и теперь в том же виде предоставляю ее к печа­танию.
   Те, которым дорога истина, люди не предубежденные, искренно ищущие истины, сумеют сами отделить излишнее от существенного, не нарушив сущности содержания. Для людей же предубежденных и вперед решивших, что истина только в церковном толковании, никакая точность и ясность изложения не может быть убедительна.

Лев Толстой.

   Кореиз, 26 марта 1902 г.
  

ВСТУПЛЕНИЕ

  
   Приведенный разумом без веры к отчаянию и отрицанию жизни, я, оглянувшись на живущее человечество, убедился, что это отчаяние не есть общий удел людей, но что люди жили и живут верою.
   Я видел вокруг себя людей, имеющих эту веру и из нее выводящих такой смысл жизни, который давал им силы спокойно и радостно жить и так же умирать. Я не мог разумом выяснить себе этого смысла. Я постарался устроить свою жизнь так, как жизнь верующих, постарался слиться с ними, исполнять всё то же, что они исполняют в жизни и во внешнем богопочитании, думая, что этим путем мне откроется смысл жизни. Чем более я сближался с народом и жил так же, как он, исполнял все те внешние обряды богопочитания, тем более я чувствовал две противоположно действовавшие на меня силы. С одной стороны, мне более и более открывался удовлетворявший меня смысл жизни, не разрушаемый смертью; с другой стороны, я видел, что в том внешнем исповедании веры и богопочитании было много лжи. Я понимал, что народ может не видеть этой лжи по безграмотности, недосугу и неохоте думать и что мне нельзя не видеть этой лжи и, раз увидав, нельзя закрыть на нее глаза, как это мне советовали верующие образованные люди. Чем дальше я продолжал жить, исполняя обязанности верующего, тем более эта ложь резала мне глаза и требовала исследования того, где в этом учении кончается ложь, и начинается правда. В том, что в христианском учении была сама истина жизни, я уже не сомневался. Внутренний, разлад мой дошел, наконец, до того, что я не мог уже умышленно закрывать глаза, как я делал это прежде, и должен был неизбежно рассмотреть то вероучение, которое я хотел усвоить.
   Сначала я спрашивал разъяснений у священников, монахов, архиереев, митрополитов, ученых богословов. Разъяснены были все неясные места, часто недобросовестные, еще чаще противо­речивые; все ссылались на св. отцов, на катехизисы, на бого­словие. И я взял богословские книги и стал изучать их. И вот изучение это привело меня к убеждению, что та вера, которую исповедует наша иерархия и которой она учит народ, есть не только ложь, но и безнравственный обман. В православном вероучении я нашел изложение самых непонятных, кощунст­венных и безнравственных положений, не только не допускае­мых разумом, но совершенно непостижимых и противных нрав­ственности, и -- никакого учения о жизни и о смысле ее. Но я не мог не видеть, что изложение богословия было ясно напра­влено не на изъяснение смысла жизни и учения о жизни, а только на утверждение самых непостижимых, ненужных мне поло­жений и на отрицание всех тех, которые не признают этих по­ложений. Это изложение, направленное на отрицание других учений, невольно заставило меня обратить внимание на эти другие вероучения. Другие оспариваемые вероучения оказа­лись такими же, как и то православное, которое их оспаривало. Одни еще нелепее, другие менее нелепы, но все вероучения одинаково утверждали положения непостижимые и ненужные для жизни и во имя их отрицали друг друга и нарушали еди­нение людей -- главную основу христианского учения.
   Я был приведен к убеждению, что церкви никакой нет. Все различно верующие христиане называют себя истинными христианами и отрицают одни других. Все эти отдельные соб­рания христиан называют исключительно себя церковью и уверяют, что их церковь истинная, что от нее отпали другие и пали, а она устояла. Все верующие разных толков никак не видят того, что не оттого, что их вера осталась такою или иною, она есть истинная, а оттого они называют ее истинною, что они в ней родились или ее избрали и что другие точь-в-точь то же самое говорят про свою веру. Так что очевидно, что церкви одной никогда не было и нет, что церквей не одна, не две, а тысячи две, и что все друг друга отрицают и только утверждают, что каждая истинная и единая. Каждая говорит одно и то же: "наша церковь истинная, святая, соборная, апостольская, вселенская. Писание наше святое, предание святое. Иисус Христос есть глава нашей церкви, и дух святой руководит ею, и она одна преемственно выходит от Христа Бога".
   Если взять какую бы то ни было веточку из раскидистого куста, то совершенно справедливо будет сказать, что от веточки к веточке, и сучка к суку, и от сука к корню всякая веточка преемственна от ствола, но не всякая одна исключительно пре­емственна. Все одинаковы. Сказать, что всякая веточка есть одна настоящая веточка, будет нелепо; а это-то самое и говорят все церкви.
   В самом деле, тысячи преданий, и каждое отрицает, прокли­нает одно другое и свое считает истинным: католики, лютера­не, протестанты, кальвинисты, шекеры, мормоны, греко-православные, староверы, половцы, беспоповцы, молокане, менониты, баптисты, скопцы, духоборцы и пр., и пр., все оди­наково утверждают про свою веру, что она единая истинная а что в ней одной дух святой, что глава в ней Христос и что все другие заблуждаются. Вер тысяча, и каждая спокойно считает себя одну святою, И все знают это, и каждый, исповедующий свою веру за истинную, единую, знает, что другая вера точь-в-точь так же -- палка о двух концах -- считает свою истинною, а все другие -- ересями. И 1800 лет скоро, как идет это самообманывание и всё еще продолжается.
   В делах мирских люди умеют разглядеть самые хитрые ловушки и не попадают в них; а в этом обмане 1800 лет мил­лионы живут, закрывая на него глаза. И в нашем европейском мире, и в Америке, где всё по-новому, все -- как будто сгово­рились -- повторяют тот же самый глупый обман: исповедует каждый свои истины веры, считая их едиными истинными и не замечая того, что другие точь-в-точь то же самое делают. Мало того, давно уже, очень давно, свободномыслящие люди и тонко и умно осмеяли эту людскую глупость и ясно показали, до какой степени это глупо. Они доказывали ясно, что вся эта христианская вера со всеми ее разветвлениями давно отжила, что пришла пора новой веры, и даже некоторые придумывали новые веры; но никто не слушает их и не идет за ними, а все по-старому верят каждый в свою особенную, христианскую веру: католики в свою, лютеране в свою, наши расколышки-поповцы -- в свою, беспоповцы -- в свою, мормоны-- в свою, молокане -- в свою и православные, те самые, к которым я хотел пристать, -- в свою.
   Что же это такое значит? Почему люди не отстают от этого учения? Ответ один, в котором согласны все свободномыслящие люди, отвергающие религию, и все люди других религий, -- тот, что учение Христа хорошо и потому так дорого людям, что они не могут жить без него. Но почему же люди, верующие в учение Христа, все разделились на разные толки и всё больше и больше делятся, отрицают, осуждают друг друга и не могут сойтись в одном веровании? Опять ответ прост и очевиден.
   Причина разделения христиан есть именно учение о церкви, учение, утверждающее, что Христос установил единую, истин­ную церковь, которая по существу своему свята и непогрешима и может и должна учить других. Не будь этого понятия "церк­ви", не могло бы быть разделения между христианами.
   Каждая христианская церковь, т. е. вероучение, несомненно происходит из учения самого Христа, но не одно оно происхо­дит, -- от него происходят и все другие учения. Они все вы­росли из одного семени, и то, что соединяет их, что обще всем им, это то, из чего они вышли, т. е. семя. И потому, чтобы по­нять истинно Христово учение, не нужно изучать его, как это делает единое вероучение, от ветвей к стволу; не нужно также и так же бесполезно, как это делает наука, история религии, изучать это учение, исходя от его основания, исходя от ствола к ветвям. Ни то, ни другое не дает смысла учения. Смысл дается только познанием того семени, того плода, из которого все они вышли и для которого они все живут. Все вышли из жизни и дел Христа, и все живут только для того, чтобы про­изводить дела Христа, т. е. дела добра. И только в этих делах они все сойдутся. Меня самого к вере привело отыскивание смысла жизни, т. е. искание пути жизни, как жить. И, увидав дела жизни людей, исповедывавших учение Христа, я прилепился к ним. Таких людей, исповедующих делами учение Христа, я одинаково и безразлично встречаю и между право­славными, и между раскольниками всяких сект, и между ка­толиками и лютеранами; так что, очевидно, общий смысл жизни, даваемый учением Христа, исчерпывается не из вероучений, но из чего-то другого, общего всем вероучениям. Я наблюдал добрых людей не одного вероучения, а разных и во всех видел один и тот же смысл, основанный на учении Христа. Во всех тех разных сектах христиан я видел полное согласив во воз­зрении на то, что есть добро, что есть зло, и на то, как надо жить. И все эти люди это воззрение свое объясняли учением Христа. Вероучения разделились, а основа их одна; стало быть, в том, что лежит в основе всех вер, есть одна истина, Вот эту-то истину я и хочу узнать теперь. Истина веры должна находиться не в отдельных толкованиях откровения Христа,-- тех самых толкованиях, которые разделили христиан на ты­сячи сект, а должна находиться в самом первом откровении са­мого Христа. Это самое первое откровение -- слова самого Христа -- находится в Евангелиях. И потому я обратился к изучению Евангелий.
   Знаю, что по учению церкви смысл учения находится не в одном Евангелии, но во всем писании и предании, хранимых церковью. Полагаю, что, после всего сказанного прежде, со­физм этот, состоящий в том, что писание, служащее основанием моему толкованию, не подлежит исследованию, потому что толкование истинное и святое единственно принадлежит церкви, что софизм этот нельзя уже повторять. Тем более, что толко­вание-то каждое разрушено противным толкованием другой церкви: все святые церкви отрицают одна другую. Запрещение этого чтения и понимания писания есть только признак тех грехов толкования, которые чувствует за собою толкующая церковь.
   Бог открыл истину людям. Я -- человек и потому не только имею право, но должен воспользоваться ею и стать к ней лицом к лицу без посредников. Если Бог говорит в этих книгах, то он знает слабость моего ума и будет говорить мне так, чтобы не ввести меня в обман. Довод церкви о том, что нельзя до­пустить толкования писания для каждого, чтобы толкующие не заблудились и не распались на большое количество толков, для меня не может иметь значения. Он мог бы иметь значение тогда, когда толк церкви был бы понятен и когда была бы одна церковь и один толк. Но теперь, когда толкование церкви о сыне Божием и Боге, о Боге в трех лицах, о деве, родившей без повреждения девства, о теле и крови Бога, съедаемом в виде хлеба, и т. п., не может вместиться в здоровую голову; и когда толк не один, а их тысячи, то довод этот, сколько бы его ни повторяли, не имеет никакого смысла. Теперь, напротив, толкование нужно, и нужно такое, в котором бы все согласились. А согласиться могут все только тогда, когда толкование будет разумно. Все мы сходимся, несмотря на различие, только в том, что разумно. Если откровение это -- истина, то оно для убеждения не должно и не может бояться света разума: оно должно призывать его. Если всё это откровение окажется глупостью, то тем лучше, и Бог с ним. Всё может Бог, это -- правда, но одного он не может, это -- говорить глупости. А написать такое откровение, которого нельзя бы было пони­мать, было бы глупо.
   Откровением я называю то, что открывается перед разумом, дошедшим до последних своих пределов, -- созерцание бо­жественной, т. е. выше разума стоящей, истины. Откровением я называю то. что дает ответ на тот неразрешимый разумом вопрос, который привел меня к отчаянию и самоубийству,-- какой смысл имеет моя жизнь? Ответ этот должен быть понятен и не противоречить законам разума, как противоречит, напр., утверждение о том, что бесконечное число -- чет или нечет. Ответ должен не противоречить разуму, потому что противоречивому ответу я не поверю, и потому он должен быть не только понятен и не произволен, а неизбежен для разума, как неизбежно признание бесконечности для того, кто умеет считать. Ответ должен отвечать на мой вопрос: ка­кой смысл имеет моя жизнь? Если он не отвечает на этот вопрос, то он мне не нужен. Ответ должен быть такой, чтобы хотя сущ­ность его (как и сущность Бога) и была бы непостижима в себе, но чтобы все выводы последствий, получаемые от него, соот­ветствовали моим разумным требованиям, и чтобы смысл, при­данный моей жизни, разрешал бы все вопросы моей жизни. Ответ должен быть не только разумен, ясен, но и верен, т. е. такой, чтобы я поверил в него всею душою, неизбежно верил бы в него, как я неизбежно верю в существование бесконеч­ности.
   Откровение не может быть основано на вере, как ее понимает церковь -- как доверие вперед тому, что мне будет сказано. Вера есть вполне удовлетворяющее разум последствие неиз­бежности, истинности откровения. Вера, по понятиям церкви, есть налагаемое на душу человека обязательство с угрозами и заманками. По моим понятиям, вера есть то, что верна та основа, на которой зиждется всякое действие разума. Вера есть знание откровения, без чего невозможно жить и мыслить.
   Откровение есть знание того, до чего не может дойти разумом человек, но что выносится всем человечеством из скрывающе­гося в бесконечности начала всего. Таково, по мне, должно быть свойство откровения, производящего веру; и такого я ищу в предании о Христе и потому обращаюсь к нему с самыми строгими разумными требованиями.
   Ветхий Завет я не читаю, потому что вопрос не состоит в том, какая была вера евреев, а -- в чем состоит вера Христа, в ко­торой находят люди такой смысл, который дает им возможность жить? Книги еврейские могут быть занятны для нас, как объяснение тех форм, в которых выразилось христианство; но последовательности веры от Адама до нашего времени мы не можем признавать, так как до Христа вера евреев была местная. Чуждая нам вера евреев занимательна для нас, как вера, например, браминов. Вера же Христова есть та вера, которою мы живем. Изучать веру иудеев для того, чтобы понять христианскую, всё равно, что изучать состояние свечи до заж­жения ее, чтобы понять значение света, происшедшего от го­рящей свечи. Одно, что можно сказать, это то, что свойство, характер света может зависеть от самой свечи, как и форма выражений Нового Завета может зависеть от связи с иудей­ством, но свет не может быть объяснен тем, что он загорелся на той, а не на этой свече.
   И потому ошибка, сделанная церковью в признании Ветхо­го Завета таким же боговдохновенным писанием, как и Новый Завет, самым очевидным образом отражается на том, что, признав это на словах, церковь на деле не признает этого и впала в такие противоречия, из которых бы она никогда не вышла, если бы считала для себя сколько-нибудь обязатель­ным здравый смысл.
   И потому я оставляю писание Ветхого Завета, писание откро­венное, по церковному выражению, в 27 книгах. В сущности же предание это не выражено ни в 27 книгах, ни в 5, ни в 138 книгах, как и не может выразиться откровение Божие в числе страниц и букв. Сказать, что откровение Божие выражено в 185 листах письма на бумаге, всё равно, что сказать, что душа такого-то человека весит 15 пудов, или свет от лампы мерою -- 7 четвериков. Откровение выразилось в душах людей, а люди передали его друг другу и записали кое-что. Из всего записан­ного известно, что было более ста Евангелий и Посланий, не принятых церковью. Церковь выбрала 27 книг и назвала их каноническими. Но очевидно, что одни книги получше выра­жали предание, другие похуже, и эта постепенность не пре­рывается. Церкви надо было положить где-нибудь черту, чтобы отделить то, что она признает боговдохновенным. Но очевидно, что нигде черта эта не могла отделить резко полной истины от полной лжи. Предание -- как тень от белого к чер­ному или от истины ко лжи; и где бы ни провели эту черту, неизбежно отделены бы были тени, где есть черное. Это самое и сделала церковь, отделив предание и назвав одни книги каноническими, а другие апокрифическими. И замечательно, как хорошо она сделала это. Она выбрала так хорошо, что новейшие исследования показали, что прибавить нечего. Из этих исследований ясно стало, что всё известное и лучшее за­хвачено церковью в канонических книгах. Мало того, как бы для того, чтобы поправить свою неизбежную при проведении этой черты ошибку, церковь приняла некоторое предания из книг апокрифических.
   Всё, что можно было сделать, сделано отлично. Но при этом отделении церковь погрешила тем, что, желая сильнее отри­нуть не признанное ею и придать больше веса тому, что она признала, она положила огулом на всё признанное печать непогрешимости. Всё -- от духа святого, и всякое слово истин­но. Этим она погубила и повредила всё то, что она приняла. Приняв в этой полосе преданий и белое, и светлое, и серое, т. е. более или менее чистое учение, наложив на всё печать непогрешимости, она лишила сама себя права соединять, ис­ключать, объяснять принятое, что составляло ее обязанность и чего она не делала и не делает. Всё свято: и чудеса, и Деяния Апостольские, и советы Павла о вине и стомахе, и бред Апока­липсиса и т. п. Так что после 1800 лет существования этих книг они лежат перед нами в том же грубом, нескладном, исполненном бессмыслиц, противоречий виде, в каком они были. Допустив, что каждое слово Писания -- святая истина, цер­ковь старалась сводить, уяснять, развязывать противоречия и понимать их; и сделала всё, что может сделать, в этом смысле, т. е. дала наибольший смысл тому, что бессмысленно. Но пер­вая ошибка была роковая. Признав всё святое истиною, надо было оправдать всё, закрывать глаза, скрывать, подтасовы­вать, впадать в противоречия и -- увы! -- часто говорить неправду. Приняв всё на словах, церковь должна была на деле отказаться от некоторых книг. Таковы -- вполне Апокалип­сис и отчасти Деяния Апостолов, часто не только не имеющие ничего поучительного, но прямо соблазнительное.
   Очевидно, что чудеса писались Лукою для утверждения в вере, и, вероятно, были люди, утверждавшиеся в вере этим чтением. Но теперь нельзя найти более кощунственной книги, более подрывающей веру. Может быть, нужна свеча там, где мрак. Но если есть свет, то его нечего освещать свечкой: он и так будет виден. Христовы чудеса -- это свечи, которые приносят к свету, чтобы осветить его. Есть свет, то он и так виден, а нет света, то светит только поднесенная свечка.
   Итак, читать 27 книг подряд, признавая каждое слово истин­ным, как читает церковь, нельзя и не нужно, ибо придешь точно к тому же самому, к чему пришла церковь, т. е. к отри­цанию самоё себя. Для того, чтобы понять содержание писа­ния, принадлежащего к вере христианской, надо прежде всего решить вопрос: какие из 27 книг, выдаваемых за св. писание, более или менее существенны, важны, и начать именно с более важных. Такие книги, несомненно, суть четыре Евангелия. Всё предшествующее им может быть по большей мере только историческим материалом для понимания Евангелия; всё последующее -- только объяснение этих же книг. И потому не нужно, как это делают церкви, непременно соглашать все книги (мы убедились, что это более всего привело церковь к проповеданию непонятных вещей), а нужно отыскивать в этих четырех книгах, излагающих, по учению же церкви, самое существенное откровение, -- отыскивать самые главные основы учения, не сообразуясь ни с каким учением других книг; и это не потому, что я не хочу этого, а потому, что я боюсь заблуждений других книг, которые имеют такой яркий и оче­видный пример.
   Отыскивать я буду в этих книгах:
   1. То, что мне понятно, потому что непонятному никто не может верить, и знание непонятного равно незнанию.
   2. То, что отвечает на мой вопрос о том, что такое я, что та­кое Бог; и
   3. Какая главная, единая основа всего откровения?
   И потому я буду читать непонятные, неясные, полупонят­ные места не так, как мне хочется, а так, чтобы они были наиболее согласны с местами вполне ясными и сводились бы к од­ной основе.
   Читая таким образом не раз, не два, а много раз, как самое писание, так и писанное о нем, я пришел к тому выводу, что всё предание христианское находится в четырех Евангелиях, что книги Ветхого Завета могут служить только объяснением той формы, которую избрало учение Христа, могут лишь за­темнить, но никак не объяснить смысл учения Христа; что послания Иоанна, Иакова суть вызванные особенностью слу­чая частные разъяснения учения, что в них можно иногда най­ти с новой стороны выраженное учение Христа, но ничего нельзя найти нового. К несчастью же, весьма часто можно найти, особенно в посланиях Павла, такое выражение учения, которое может вовлекать читающих в недоразумения, затем­няющие самое учение. Деяния же Апостольские, как и многие послания Павла, часто не только ничего не имеют общего с Евангелием и посланиями Иоанна, Петра и Иакова, но и про­тиворечат им. Апокалипсис прямо уже ничего не открывает. Главное же то, что, как ни разновременно они написаны, Еванге­лия составляют изложение всего учения; всё же остальное есть толкование их.
   Читал я по-гречески, на том языке, на котором оно есть у нас, и переводил так, как указывал смысл и лексиконы, изредка отступая от переводов, существующих на новых языках, составленных уже тогда, когда церковь своеоб­разно поняла и определила значение предания. Кроме пе­ревода, я неизбежно был приведен к необходимости свести четыре Евангелия в одно, так как все они излагают, хотя и разноречиво, одни и те же события и одно и то же учение.
   Новое положение экзегетики о том, что Евангелие Иоанна, как исключительно богословское, должно быть рассматривае­мо отдельно, для меня не имело значения, так как цель моя не есть ни историческая, ни философская, ни богословская кри­тика, а отыскивание смысла учения. Смысл учения выражен во всех четырех Евангелиях; и потому если они все четыре суть изложение одного и того же откровения истины, то одно должно подтверждать и уяснять другое. И потому я рассматри­вал их, соединяя в одно все Евангелия, не исключая и Еван­гелия Иоанна.
   Попыток соединения Евангелий в одно было много, но те все, которые я знаю, -- Arnolde, de Vence, Фаррара, Рейса, Гречулевича, -- все они берут исторические основы соедине­ния, и все они безуспешны. Ни одно не лучше другого в смысле историческом, и все одинаково удовлетворительны в смысле учения. Я оставляю совершенно в стороне историческое значение и соединяю только по смыслу учения. Соединение Евангелий на этом основании имеет ту выгоду, что учение истин­ное представляет как бы круг, которого все части одинаково определяют значение друг друга и для изучения которого безразлично начинание изучения с одного или другого места. Изучая таким образом Евангелия, в которых с учением так тесно связаны исторические события жизни Христа, для меня историческая последовательность оказалась совершенно безразличною, и для последовательности исторических событий мне было всё равно избрать за основу тот или другой свод Евангелий. Я избрал два самые новые свода составителей, воспользовавшихся трудами всех предшественников: Гречу­левича и Рейса. Но так как Рейс отделил от синоптиков Иоан­на, то для меня был удобнее свод Гречулевича, и я его взял за основу своей работы, сличал его с Рейсом и отступал от обоих, когда смысл того требовал.
  

ВВЕДЕНИЕ

ЗНАЧЕНИЕ ЗАГЛАВИЯ

  
  
  
   "Евангелие от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна. Мр. I, 1. Начало Евангелия Иисуса Христа, сына Божия".
  
  
   Возвещение о благе (1) по (2) Матфею, Марку, Луке, Иоанну.
   Начало возвещения о благе Иисуса Христа, (3) сына Бо­жия. (4)

П Р И М ? Ч А Н И Я

  
   1) Слово ?????????? (Евангелие) обыкновенно не переводят. Под этим словом разумеют книги Нового Завета об Иисусе Христе, и другого смысла этому слову не приписывается. Между тем слово это имеет определенное, связанное с содержанием книг значение. Буквальный перевод слова ?????????? по-русски -- благовестъ. Перевод этот неправилен: 1) потому что "благовеста" на русском языке имеет другое значение; 2) потому что оно не передает значения обоих составных слов ?? и ????????. ?? значит: хорошо, добро, благо, верно; ???????? значит не столько сооб­щенная весть, известие, сколько самое действие сообщения известия. И потому точнее всего слово это переводится выра­жением возвещение. А потому сложное слово ?????????? должно быть переведено: благовозвещение или возвещение блага, -- или понятнее по-русски: возвещение о благе.
   2) Слова x??? ???????? и т. д. означают то, что возвещение о благе сделано по рассказам или записям или по указаниям и вообще по сведениям, сообщенным об этом возвещении Матфеем, Мар­ком, Лукою, Иоанном. И так как неизвестно, каким образом передавали свои сведения евангелисты, и не сказано, чтобы евангелисты сами писали, то предлог x??? должен быть пере­веден предлогом по, выражающим то, что сведения о возвещении, каким бы образом они ни были переданы, сообщены Матфеем, Марком, Лукою, Иоанном.
   3) Слово ??????? означает "помазанник". Значение этого слова соединено с преданиями евреев. Для смысла же содержания возвещения о благе слово это не представляет значения и мо­жет быть безразлично передаваемо: "помазанник" или "Хри­стос". Я предпочитаю слово Христос, так как "помазанник" получило в русском языке другое значение.
   4) Выражение "сын Божий" принимается церковью как наи­менование исключительно Иисуса Христа. Но по Евангелию оно не имеет этого исключительного значения; оно одинаково относится и ко всем людям. Это значение ясно выражается во многих местах Евангелия.
   Говоря народу вообще, Иисус говорит (Мф. V, 16): Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего небесного.
   В другом месте (Мф. V. 45): Да будете сынами Отца вашего небесного.
   Лк. VI. 36: Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд.
   Мф. VI, 1: Иначе не будет вам награды от Отца вашего небесного.
   -- 4: И Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
   -- V, 48: Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный.
   -- VI, 6: Помолись Отцу твоему, который втайне: и ?тец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
   -- 8: Ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у него.
   --14: Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш небесный.
   И многие другие места Евангелий, в которых сынами Бога называются все люди. Но мало того, в Евангелии Луки находится место, в котором говорится не только о том, что под словами "сын Бога" должно разуметь всякого человека, но то, что Иисус называется сыном Бога не в каком-нибудь исклю­чительном смысле, а только в том, что он, Иисус, как и все люди, произошел от Бога и потому сын Божий. Излагая родо­словную Иисуса, Лука, восходя от матери к деду, прадеду и далее, говорит (III, 23--38): "Иисус... был сын... Еносов, Сифов, Адамов, Божий".
   Итак, слова: Иисуса Христа, сына Божия--обозначают то лицо, кем сделано это возвещение. Лицо это названо так, как оно названо людьми -- Иисусом: кроме того, названо Христом, т. е. избранником Божиим; кроме того, названо сыном Божиим.
   Заглавие это определяет содержание книги. Сказано, что в книге возвещается людям благо. Значение этого заглавия необходимо помнить для того, чтобы уметь отбирать в книге места более существенные от менее важных. Так как содержа­ние книги есть возвещение блага людям, то всё, что определяет это благо людей, и есть самое существенное; всё же, не имею­щее целью возвестить благо, -- менее существенно.
   Итак, заглавие полное будет:
   Возвещение истинного блага, сделанное Иисусом Христом, сыном Божиим.
  

ЦЕЛЬ КНИГИ

  
  
   "Ин. XX, 31. Сие же напи­сано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя его".
  
   Написано это для того, что­бы верили, что Иисус Хри­стос (1) есть сын Божий, и, поверивши, получили бы жизнь через то, что он был. (2)
  
  
   "Лк. I, 1. Как уже многие начали составлять повество­вания о совершенно известных между нами событиях,
  
   Так как уже многие начали связно рассказывать о слу­чившихся у нас делах,
  
   "2. как передали нам то быв­шие с самого начала очевид­цами и служителями Слова,--
  
   как передали нам самовидцы и исполнители учения, (3)
  
   "3. то, рассудилось и мне, да тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил,
  
   решился и я, узнав обо всем верно, с самого начала напи­сать тебе по порядку, госпо­дин Феофил,
  
   "4. чтобы ты узнал твердое основание того учения, в ко­тором был наставлен".
  
   чтобы ты о тех поучениях, которым тебя учили, узнал самую настоящую правду. (4)
  
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) В некоторых списках слова эти размещены не так: ??????? ???? ????? ??? ????, а так: ???'?????? ??????? ???? ????? ??? ????.
   Я принимаю второе размещение, считая его яснее.
   2) Слова ?? ?? ??????? ?&???, буквально переведенные "во имя его", представляют одно из тех выражений, которым мы, дословно переводя их, приписываем произвольное и чаще всего неясное значение. Еврейское слово, соответствующее слову ?????, оз­начает не имя, а самое лицо, самую особу, самое то, что он есть; и потому слова: "имели жизнь во имя его" должны пониматься так, что жизнь дается самою сущностью того, что есть сын Бо­жий. Я перевожу: чрез то, что он был.
   3) Слова ???????? ????????????????? ?????-?? ????? переведены непра­вильно: "очевидцами и служителями Слова" по-русски и "Diener des Worts" по-немецки. В этом выражении ????? не может значить "слово": нельзя быть очевидцем слова. Перевод Вульгаты: viderunt et ministry fuerunt sermonis, правильнее. Здесь слово ????? (логос) не может означать ничего иного, как проповедь учения или мудрости; и так и должно перевести.
   4) Это вступление Луки есть частное обращение писателя к Феофилу, излагающее повод к написанию Евангелия.
   Стихи эти, говорящие о том. что прежде уже писали про это, и о том, что вызвало Луку написать свое изложение, не ка­саются учения, потому они могут быть опущены в изложении или напечатаны мелким шрифтом, как добавление.
  

_____________

  
   В предисловии этом (Иоан. XX. 31) сказано, что верою в то, что Иисус Христос был сын Бога, люди будут иметь "жизнь".
   Точно так же, как в словах возвещение о благе подразуме­вается какое-то особенное, более твердое, истинное благо, чем то, что люди считают за благо, и в слове жизнь, которую люди будут иметь, очевидно подразумевается какая-то не та жизнь, которую люди считают жизнью. Эта другая жизнь по­лучается верою в то, что есть сын Бога. Хотя и не определено, что надо разуметь под выражением "сын Бога", указывается на то, что с этой сыновностъю Богу связывается и самое возве­щение о благе.
   Итак, смысл этого стиха Иоанна следующий: написано воз­вещение о благе для того, чтобы все люди, уверившись в том, что Иисус Христос был сын Бога, получили бы жизнь чрез веру в то, что и есть сын Бога.
  

РАЗУМЕНИЕ ЖИЗНИ

  
   "Ин. ?, 1. Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.
   2. Оно было вначале у Бога."
  
   Началом (1) всего (2) стало (3) разумение (4) жизни. И разумение жизни стало за Бога. (5) И разумение-то жизни стало Бог. (6)
   Оно стало началом всего за Бога. (7)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Прежде чем объяснить перевод первого и дальнейшего сти­хов Введения, необходимо дать себе ясный отчет о значении существующих переводов.
   Церковный перевод первого стиха не только не имеет ника­кого смысла, но при том значении, которое он дает глаголу ??, и не может иметь его. Перевод такой: "Вначале было Слово". Это не есть перевод мысли, а перевод слов. Мысли не выходит, а каждому отдельному слову дается мистическое и произволь­ное толкование. Чтобы найти смысл этих выражений, необхо­димо отрешиться от церковного толкования и разобрать каж­дое слово. Смысл первого стиха только тогда поймем, когда его поймем в связи со всем Введением и заглавием. Введение (Ин, I, 1--18) говорит о том, какой получается смысл по воз­вещению. И вот первые слова выражают этот смысл.
   1) Предлог ?? означает пребывание в чем-либо. С глаголом движения он означает перемещение и пребывание в чем-либо.
   2) ???? означает начало не только временное, а и основное,-- начало всех начал; и потому я перевожу -- начало всего.
   3) ?? (от глагола ????? -- быть) означает, кроме существова­ния, и перемену и часто может и должен переводиться словами: делаться, становиться.
   4) ????? имеет одиннадцать главных значений: 1) слово; 2) речь; 3) беседа; 4) слух; 5) красноречие; 6) разум, как отличие человека от животного; 7) рассуждение, мнение, учение (это то самое, которое переведено "sermo" в Вульгате); 8) причина, основание думать; 9) счет; 10) уважение и 11) отношение (????? ????? ???? --быть в соотношении с кем-нибудь).
   Задайте ученику, знающему греческий язык, но не знающе­му церковного учения, перевести первый стих Иоанна, и всякий ученик для толкового перевода этого места, по смыслу даль­нейшего, откинет семь невозможных в первом предложении значений слова ????? (логос), именно значения: слово, речь, беседа, слух, красноречие, счет и уважение. Он будет выбирать между значениями: разума, причины, рассуждения и соотношения. Все эти четыре значения, даваемые слову ????? при переводах, подходят к смыслу предложения; но каждое из них отдельно -- недостаточно. Разум есть слово, определяющее только спо­собность человека мыслить. Рассуждение есть только действие этой способности. Соотношение есть то, что дает материал способности мыслить. Причина есть одна из форм мышления. Каждое значение порознь определяет одну сторону деятель­ности мысли. ????? же здесь имеет, очевидно, самое широкое и основное значение. Значение это лучше всего определяется в таком же введении о том же предмете того же писателя. Там (1 Послан. Ин. I, 1) сказано: ????? ??? ????, т. е. смысл жизни. Для передачи этого слова по-русски я нахожу наиболее под­ходящим слово разумение, потому что это слово соединяет все четыре возможные значения слова ?????.
   Разумение есть не только разум, но и действие разума, ве­дущее к чему-то: не только причина, но и искание ее; не только рассуждение, но и рассуждение, выясняющее причину, и не только отношение, но и разумная деятельность по отношению причины; а с прибавлением слова ??? ????, которое прибавляет Иоанн в 1 Послании, значение становится вполне точным и ясным -- разумение жизни. Я не отрицаю никакого другого перевода; можно поставить и слово "разум" или "премудрость" и даже оставить "слово", приписав ему более широкое, не свой­ственное ему значение; можно даже оставить, не переводя, слово "логос"; смысл всего места будет тот же самый.
   Итак, перевожу дословно первое предложение 1-го стиха так: В начале всего стало разумение жизни. И перевод этот пред­ставляется совершенно ясным, если иметь в виду заглавие, т. е. возвещение Иисуса Христа о благе. В начале всего или началом всего стало разумение жизни по возвещению Иисуса Христа.
   5) Второе предложение 1-го стиха ??? ? ????? ?? ???? ??? ???? в цер­ковном переводе еще более безнадежно непонятно. Для устране­ния этой непонятности прежде всего надо обратить внимание на слово "Бог". Слово "Бог" служит как бы определением того, что есть "логос". И потому необходимо знать, что автор понимает под словом "Бог".
   В заключение этого Введения, в 18-м стихе и в 1 Посл. Иоан. IV, 12, сказано, что Бога не видел никто никогда. И потому для того, чтобы эти первые стихи не были поняты превратно, для того, чтобы читатель не связал с словом "Бог" такого понятия, которого не соединяет с этим словом писатель, нужно помнить, как писатель понимает это слово. Только при таком указании на то, что слово "Бог" не надо и нельзя понимать как что-то понятное, определенное, смысл первых стихов может быть понятен.
   П??? с винительным падежом имеет 11 значений; 1) к, ко; 2) по направлению; 3) в большей части значений того же пред­лога с дательным падежом; значений этих три: а) подле, б) в, на и в) кроме, сверх того; 4) для, в виду чего-либо; 5) относи­тельно чего-либо; 6) против, супротив чего; 7) наравне, за кого, за что-нибудь; 8) по отношению чего-нибудь; 9) по слу­чаю чего-нибудь; 10) во время чего; 11) почти, около чего-ни­будь. Самое простое и прямое значение есть к, ко.
   Слова ?? ???? ???? в буквальном переводе, как они и пере­ведены по-славянски, значат: было к Богу. Но это не имеет никакого смысла. Перевод "у Бога" -- "erat apud Deum". "bei Gott" -- тоже не имеет смысла, но имеет еще тот недостаток, что предлог ???? с винительным никогда не значит apud -- "у". Я нарочно выписал все значения ???? с винительным, чтобы ясно было всякому, что слово "у" никогда, ни в каком случае не может значит ???? с винительным. Аpud значит: у, перед, подле, и больше ничего не значит. Единственный филологи­ческий повод к тому, чтобы перевести ???? с винительным через apud, есть тот, что ???? с винительным иногда, очень редко, значит то же, что он значит с дательным, именно "подле". И арий иногда значит "подле". Не говоря уже о том, что из тысячи случаев употребления ???? с винительным будет один, где он будет иметь значение "подле", если даже допустить, что ???? значит в этом случае apud, то все-таки выйдет, что "слово было подле Бога", а не "у Бога". Для церковного перевода это был единственный выход из затруднения. Церковный перевод "у Бога" получил мистическое толкование, и церковь удовлетво­рилась им, забыв совершенно то, что это не есть перевод, а про­извольное толкование. Но так как я ищу смысла в книге, ко­торую я читаю, и не позволяю себе давать произвольного зна­чения словам, то я должен был или откинуть эти слова, как непонятные, или найти их значение, соответственное законам языка и здравого смысла.
   Для того, чтобы придать второму предложению какой-ни­будь смысл, можно, понимая ????? в значении "слова" или "мудро­сти", дать предлогу ???? то (5-е) значение, которое он имеет в греческом языке, именно: относительно, по отношению к чему-нибудь; так что слово ???? может быть переведено в этом месте одним родительным без предлога, а именно так: И разумение было или стало разумение Бога. И тогда перевод выйдет такой: По началу было разумение. И разумение было разумение Бога. Но тогда значение предлога ???? будет передано натянуто.
   Можно также придать слову ????? значение разумения, дея­тельности разума, всегда обращенной к чему-нибудь; и тогда предлог ???? можно перевести в его прямом и первом значении -- к, подразумевая то, что разумение обращено к чему-нибудь. И тогда перевод будет такой: разумение было или стало (обра­щено) к Богу. Но тогда или будет прибавлено лишнее понятие "обращено", или перевод будет не совсем ясен.
   И можно дать еще слову ???? значение равенства, замены одного другим. Значение это выражается вполне народным словом "супротив". (Быки супротив коней не сработают; он его супротив отца почитает и т. п.) И тогда третий перевод будет такой: Началом всего стало разумение. И разумение стало супротив Бога, т. е. что разумение заменило Бога.
   Два первые перевода имеют почти одно и то же значение, но оба они не вполне точны. В первом значении слово ???? (два раза повторенное и потому, очевидно, нужное для выражения мысли) совсем опущено; во втором -- для того, чтобы дать значение этому предлогу, к нему прибавляется новое слово "обращено". Третий перевод выражает ту же мысль и имеет то преимущество, что он передает ???? предлогом же и ничего не прибавляет другого.
   Чтобы решить между этими тремя переводами, нужно ра­зобрать все четыре связанные между собою предложения (ст. 1-й и 2-й), в которых употреблен предлог ????. Четыре предло­жения следующие: 1) в начале был логос или началом стал логос; 2) логос был к Богу или логос стал ???? ??? ????; 3) логос был или стал Бог, и 4) в начале или началом логос был или стал ???? ??? ????.
   Во всех трех переводах одинаково ясна одна часть мысли и неясна другая. Именно ясны: первое предложение, что по началу или началом было или стало разумение, и третье, что разумение было или стало Бог.
   В значении первого предложения, что по началу было разу­мение или началом стало разумение, и третьего, что разумение было или стало Бог, согласны все три перевода и согласен церковный перевод. По началу было разумение или началом стало разумение и оно стало или было Бог. Это -- главная мысль. И одно вытекает из другого.
   Второе предложение объясняет эту мысль, объясняет то, каким образом разумение стало или было Бог, и четвертое предложение повторяет только первое и второе предложения. Сказано, что оно стало Бог тем, что оно было или стало ???? ??? ????. Три значения ???? подходят к этому: 1) разумение было или стало разумением Бога; 2) оно было или стало обращено к Богу, и 3} оно было или стало супротив, вместо Бога.
   Два первые перевода сходятся в одном, именно в том, что разумение есть то, что выразило Бога. Разумение было разуме­ние Бога, значит: разумение выразило Бога. Разумение было обращено к Богу и стало Бог, значит то же: слилось с Богом, выразило Бога.
   Третий перевод выражает то же самое, именно: разумение стало супротив, т. е. вместо Бога, выразило Бога. И этот пере­вод включает в себя смысл обоих первых. Стоит только поставить вместо неловкого в этом месте слова "супротив" слово за, означающее замену, и получается самый широкий и полный и дословно точный перевод, удерживающий и падеж подлин­ника: и разумение стало за Бога.
   6) В третьем предложении 1-го стиха ??? ???? ?? 6 ????? я переставляю слова и перевожу разумение-то стало Бог. Я ставлю слово "разумение" впереди слова "Бог", потому что по духу русского языка подлежащее должно стоять впереди сказуемого, ???? есть подлежащее, потому что оно стоит с членом; а сказуемое ???? без члена.
   Частица то, которую я ставлю после слова "разумение", есть член русского языка, всегда употребительный в народной русской речи именно тогда, когда нужно отличить подлежащее от сказуемого: "мужик-то" или "мужик-от пень", т. е. мужик похож на пень. "Пень-от мужик", т. е. пень оказался мужиком. "Ходить-то трудно" и т. п.
   Глагол ?????, кроме значения быть, жить, существовать, имеет значение происходить, делаться, становиться. Если сказано, что в начале было разумение или слово, и ска­зано, что слово было к Богу, или у Бога, или за Бога, то уже никак нельзя сказать, что оно "было Бог". Если оно было Бог, го оно не могло быть ни в каком отношении к Богу. И потому в этом месте неизбежно перевести глагол ?? -- стало, а не "было".
   7} Переведенные таким образом стихи 1-й и 2-й получают определенное значение. Понятие о Боге предполагается из­вестным и говорится о том источнике, из которого явилось это понятие. Говорится: по возвещению Иисуса Христа нача­лом всего стало разумение жизни. И разумение жизни, по учению Иисуса, заменило понятие Бога или слилось с ним.
   Если бы нужно было подтверждение такого понимания этих двух стихов, то 18-й стих, заключающий всё рассуждение и прямо выражающий ту мысль, что Бога никто не познал, а явил сын в логосе, и всё рассуждение, говорящее то же самое, и следующие стихи, говорящие о том, что логосом всё рождено и без него ничто не рождено, и всё дальнейшее учение, разви­вающее ту же мысль, -- всё подтверждает то же самое.
   Смысл этих стихов такой: По возвещению о благе Иисусом Христом в основу и начало всего стало разумение жизни. Разумение жизни стало вместо Бога. Разумение жизни стало Бог.
   Оно-то по возвещению Иисуса Христа стало основой и на­чалом всего вместо Бога.
  

_______________

  
  
   "Ин. I, 3. Всё чрез него начало быть, и без него ничто не начало быть, что начало быть".
  
   Всё чрез (1) разумение родилось, (2) и помимо (3) разумения (4) не родилось ничто из того, что (5) живо и живет. (6)
  
   "4. В нем была жизнь, и жизнь, была свет человеков".
  
   В (7) нем стала жизнь, то же, что свет (8) людей стал жизнью. (9)
  
   "5. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его."
  
   Так же как свет в темноте светит, и темнота его не поглощает.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слова ??' ????? значат: посредством его, через него; и не могут быть передаваемы одним творительным падежом "вся тем". Если бы достаточно было для выражения мысли одного творительного падежа, то так оно и было бы передано; ??' ????? значит не "им самим", но через, посредством его. Я перевожу чрез чего, заменяя местоимение тем словом, которое оно заменяет.
   2) Слово ??????? значит -- рождалось, в его первом прямом и простом значении. По всем словарям слово это имеет только пять главных значений: 1) родиться; 2) сделаться; 3) быть, существовать (три значения, применимые к этой речи); 4) часто бывать, случаться часто; 5) быть занятым чем-нибудь (оба значения не приложимые). Кроме этих значений, нет других. Значение "facta sunt" по Вульгате, "gemacht" -- у Лютера не может быть приложимо к этому глаголу, а в Вульгате и у Лю­тера слова эти переведены: "omnia per ipsum facta sunt" и "Dinge sind durch Dasselbe gemacht". По-славянски переве­дено "бысть"; но по объяснениям, которые приписываются этому слову, именно, что им всё сотворено, слово "бысть" по­нимается в том самом смысле, как оно переведено в Вульгате и у Лютера, т. е. "сотворено".
   Я перевожу слово ??????? в самом первом и простом значении, включающем в себя значения сделаться и быть. И потому не мне нужно оправдывать мое отступление от обычного перевода, но прежним переводчикам -- отступления их переводов от подлинника. Оправдания такого произвольного перевода слова ??????? чрез "facta sunt" и "gemacht" не может быть; но объяснения, почему так неправильно переведены эти слова, заключаются в церковном толковании всего этого места.
   "Логос" есть, по церковному толкованию, второе лицо трои­цы, и ему приписывается творение мира. При переводе по-латыни был употреблен вместо ???????? глагол "fio", который не отвечает слову ????????, но отвечает одному из его значений -- сделаться. При переводе Лютера употреблен глагол "machen", который отвечает одному из значений "fio" в действитель­ном залоге, и слово уже совсем удалилось от своего зна­чения.
   Вот толкование церкви (Толковое Евангелие архимандрита Михаила, 1874 г., стр. 14):
  
   "Ин. I, 3. Всё произошло чрез него: всё получило бытие, всё сотворено чрез него (Быт. I; Евр.I, 2; Кол. I, 16). Всё: апостол Павел, раскрывая ту же мысль о сотворении всего словом, изречение всё поясняет так: "всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое, престолы ли, господ­ства ли, начальства ли, власти ли, -- всё им и для него создано" (Кол. I, 16). Значит, в области всего сотворенного, ни на небесах, ни на земле, ни в духовном, ни в вещественном мире нет существа, нет вещи, которая бы не чрез него получила свое бытие. Следовательно, Слово есть творец мира, следовательно, есть Бог. Оборот речи -- чрез него или им не зна­чит, что Слово несамостоятельный творец мира, не первоначальная дейст­вующая причина творения мира, что будто бы Бог сотворил мир Словом, как художник орудием; такой оборот речи в писании употребляется и тогда, когда речь идет о причине первоначальной и самобытно-само­стоятельно действующей (ср. 1, Кор. I, 9; XII, 8, 11; ср. Злат. и Феофил.). Здесь же "это так выражено для того только, чтобы кто-нибудь не стал почитать сына не рожденным" (Злат.). Таким оборотом речи указывается здесь на то отношение Слова к отцу, по которому Бог отец, невидимый, обитающий в свете неприступном, является и всегда действует в сыне, который есть посему образ Бога невидимого (Евр. I, 3); сын же никогда не действует, как бы отрешившись или отделившись от отца, так что твор­ческая деятельность сына есть вместе деятельность и отца, и воля отца есть вместе и воля сына (Ин. V, 19, 20). Без него, не начало быть ничто, что произошло: повторение, разъяснение и усиление предыдущего выражения о творческой деятельности Слова. В мире сотворенном всё сотво­рено им, не исключая ничего, но -- только в мире сотворенном (что произо­шло). "Дабы кто не подумал, что если всё произошло чрез него, той дух святый, евангелист нашел нужным прибавить, -- что произошло, т. е. то, что сотворено, но дух не есть существо сотворенное" (Злат. ср. Феофил.). "Меня не устрашит и то, что -- по сказанному всё получило бытие чрез сына, как будто под словом всё заключается и дух святый, ибо не просто сказано всё, но -- всё, что произошло. Не сыном отец, не сыном и всё то, что не имело начало бытия" (Григ. Бог. 3, 113)".
  
   3) Самое прямое и обычное значение слова ????? есть: помимо, и его я и оставлю, -
   4) Вместо местоимения я ставлю опять для ясности речи то слово, которое оно заменяет.
   5) К слову ? я, по требованию русского языка, прибавляю из того. Всякому знающему греческий и русский языки известно, что местоимения относительные не передаются с гре­ческого на русский дословно и всегда требуют прибавления слова тот.
   6) ??????? есть perfectum и потому неправильно переведено бысть; perfectum по-гречески означает было и естъ, и по­тому должно быть переведено: рождено и живо.
   7) ?? кроме значения в означает во власти кого-нибудь: ?? ???, ?? ?????? и т. п. То же почти значение в имеет и по-русски; "в нем вся сила", "дело в деньгах" и т. п., и в этом самом значе­нии употреблено здесь. В нем жизнь значит: в нем власть над жизнью, в нем сила жизни, в нем возможность жизни.
   8) По конструкции фразы ?? ? ??? ?? ?? ??? и подобных ей и по выпуске в некоторых списках члена перед ??? -- ??? (свет) есть надлежащее.
   Ин. XII, 36: "Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света".
   9) ???-- свет -- по всем контекстам означает истинное ра­зумение жизни.
   10) ??????????? -- схватить, взять, встретить, понять, заби­рать, принимать, удержать, поглощать. Я перевожу в смысле поглощать, гасить, тушить.
  

_____________

  
  
   Прежде сказано, что началом всего стало разумение жизни: теперь говорится, что только разумение дает жизнь и что без разумения не может быть жизни. Жизнь заключается только в разумении ее. Четвертый стих подтверждает это и говорит: жизнь находится во власти разумения. Только разумение дает возможность жизни. Истинная жизнь есть только та, которая освещена светом разумения. Свет людей есть истинная жизнь, свет дает свет, и нет в нем темноты. Так и разумение дает жизнь, в которой нет смерти.
   Всё, что стало истинно живо, стало таким только чрез ра­зумение. Жизнь истинная, по возвещению Иисуса Христа, стала только в разумении. Или иначе сказать: свет -- разумение людей -- стал для людей истинною жизнью. Точно так же, как свет есть истинно сущее, а темнота есть только отсут­ствие света. И темнота не может уничтожить света.
  

_____________

  
  
   "Ин. 1, 6. Был человек, посланный от Бога, имя ему Иоанн."
  
   Был человек послан от Бога, имя ему Иоанн.
  
   "7. Он пришел для свиде­тельства, чтобы свидетельство­вать о свете, дабы все уверо­вали чрез него."
  
   Он пришел для показания, (1) чтобы показать свет разуме­ния, чтобы все верили в свет разумения.
  
   "8. Он не был свет, но был послан, чтобы свидетельство­вать о свете."
  
   Он сам не был свет, но при­шел только, чтобы показать свет разумения. (2)
  
   "9. Был свет истинный, ко­торый просвещает всякого че­ловека, приходящего в мир."
  
   Оно стало (3) истинным (4) светом, таким, который освещает всякого человека, приходя­щего в мир.
  
   "10. В мире был, и мир чрез него начал быть, и мир его но познал;"
  
   Оно явилось в мир, и мир чрез (5) него родился, (6) и мир его не знал.
  
   "11. Пришел к своим, и свои его не приняли;"
  
   Оно явилось в отдельных людях, (7) и отдельные люди его не принимали в себя. (8)
  
   "12. а тем, которые не при­няли его, верующим во имя его, дал власть быть чадами Божиими,"
  
   Но все те, которые поняли (9) его, всем тем оно дало возмож­ность (10) стать (11) сынами Бога, верою в значение его. (12)
  
   "13. которые не от крови, ни от хотения плоти, ни от хоте­ния мужа, но от Бога родились."
  
   Так как они (13) родились (14) не от кровей и от похоти плоти и похоти мужа, а от Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ? ???????? -- свидетельство, доказательство, показание
   2) Стихи эти резко прерывают ход мысли и даже самую речь о значении света, вводя подробности об Иоанне Крестителе. Стихи эти по содержанию своему не подтверждают и не про­тиворечат основной мысли, и потому не входят в изложение, а составляют добавление.
   3) ?? -- означает, как и в прежних списках, не только было, но и стало.
   4) ??????? -- значит не истинный, а настоящий.
   5) ??? -- опять должно быть переведено чрез и имеет то же значение, как и в предшествующем,
   6) ?????? означает родиться.
   7) ?? ???? значит отдельное, особенное и, очевидно, сказано в противоположность миру вообще. Свет был и во всем мире, и в отдельных людях, и потому к слову ????????-- отдельный, означающему то, что в научном языке выражают словом особь, я прибавляю люди.
   8) ????????????? --значит принять в себя.
   9) ????????? -- получить и самое обычное -- понять.
   10) ? ??????? -- значит позволение, свобода, право, возможность что-нибудь сделать. Слово это, с другой стороны, выражает то самое, что выражено предлогом ?? при ????????????. В нем была власть дать жизнь, и потому, родившись в этом, они получили возможность.
   11) ????????--хотя и значит родиться, может быть переведено в этом месте через быть или сделаться.
   12) ????? ????. Слово это встречается второй раз, и оба раза оно употреблено после слова верить: верить в ????? ??-???. ??-русски ????? значит имя, по-еврейски самое лицо. Чтобы выразить оба понятия -- и имя и лицо, надо сказать: в сущность его, в значение его, в смысл его. Я так и перевожу.
   13) ??, относящееся к ????, не согласованное с ним, должно быть переведено так как они.
   14) ??????--значит зачать, в первом значении, и родить.
  

_____________

  
   Сказано, что жизнь мира подобна свету в темноте. Свет светит в темноте, и темнота его не удерживает. Живое живет в мире, но мир не удерживает жизнь в себе. Теперь, продолжая речь о разумении, говорится о том, что оно было тот свет, который освещает всякого живого человека, тот настоящий свет жизни, который известен всякому человеку; так что ра­зумение разлито во всем мире, -- в том мире, который жив им; но весь мир не знает этого, не знает того, что в разумении толь­ко сила, основа, власть жизни. Разумение было в отдельных людях, и отдельные люди не приняли его в себя, не усвоили его себе, не поняли, что жизнь только в нем. Разумение было в своем собственном произведении -- сыне, но сын не призна­вал своего отца. Ни всё человечество, ни большинство людей порознь не понимали того, что они живут только разумением, и жизнь их была, как свет, являющийся в темноте, вспыхивающий и угасающий.
   Была жизнь, проявляющаяся среди смерти и опять погло­щавшаяся смертью. Но тем, кто понял разумение, всем тем оно дало возможность верою в свое происхождение от него, сделаться сынами его.
   12-й стих, кажущийся столь нескладным и запутанным при первом чтении, так точен и ясен, если его переводить строго, что для разъяснения его ничего нельзя прибавить, как только повторить его с заменою причастия ??????????? отглагольным су­ществительным, строго выражающим то же самое. После того как сказано, что жизнь для людей была как свет в темноте, что она проявлялась и поглощалась смертью, говорится: но, не­смотря на то, что это так было, разумение давало возможность людям сделаться сынами разумения и этим избавиться от смерти. В 12-м стихе сказано, что разумение дало людям воз­можность сделаться сынами Бога. Для того, чтобы понять, что значит это выражение -- сделаться сынами Бога, -- о чем подробно и ясно изложено в беседе с Никодимом (Ин. III, 3-- 21), нужно вспомнить то, что сказано сначала. Разумение есть Бог. Следовательно, сделаться сыном Бога значит сделаться сыном разумения. Что значит сыном? В 3-м стихе сказано, что всё, что родилось, родилось от разумения. То, что родилось, то есть сын, следовательно, все мы сыны разумения, и потому, что же значит: сделаться сыном разумения? На этот вопрос отвечает 4-й стих. Он говорит, что жизнь находится во власти разумения и потому сыновность разумению двоякая: одна естественная -- все сыны разумения: а другая, зависящая от воли людей, от признания зависимости своей жизни от разумения, Точно так же, как плотская сыновность тоже всегда двоякая; всякий непременно -- хочет или не хочет -- сын своего отца и всякий может признавать и не признавать отца. И потому сделаться сыном разумения значит понять то, что жизнь во власти разумения. Это самое сказано в 9--11 стихах. Сказано, что люди не признавали того, чтобы жизнь была вся в разумении. И в 12-м стихе сказано, что, однако, поверив в значение разумения, они могли сделаться вполне сынами его, потому что все люди произошли не от похоти мужчины и от кровей женщины, а от разумения. Стоит признать это, чтобы и по происхождению и по признанию быть вполне сынами ра­зумения.
   Смысл стихов следующий:
   Разумение было во всех людях. Оно было в том, что оно про­извело; -- все люди живы только потому, что они рождены разумением. Но люди не признали, своего отца разумения -- и не жили им, а полагали источник своей жизни вне его. Но всякому человеку, понявшему этот источник жизни, разумение давало возможность верою в это сделаться сыном Бога -- ра­зумения, так как все люди рождены и живы не от крови женщиныы и от похоти мужчины, а от Бога -- разумением. В Иисусе Христе проявилось полное разумение.
  

________________

  
   "Ин. ?, 14. И слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу его, славу, как единородного от отца."
  
   И разумение сделалось плотию и поселилось (1) среди нас, и мы увидали учение (2) -- учение его, как (3) однородного (4) от (5) отца, законченное (6) уче­ние богоугождения (7) делом. (8)
  
   "15. Иоанн свидетельствует о нем и, восклицая, говорит: сей был тот, о котором я сказал, что идущий за мною стал впереди меня, потому что был прежде меня."
  
  
   Иоанн показывает о нем и кричит и говорит: это тот, про которого я говорил. Тот, кто позади меня пришел, -- тот прежде меня родился, потому что он первый был. (9)
  
   "16. И от полноты его все мы приняли и благодать на благодать;"
  
   Потому что от выполнения (10) его все мы постигли (11) Богоугождение вместо (12) богоугождения.
  
   "17. ибо закон дан чрез Моисея, благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа."
  
   Потому что (13) Моисеем дан закон. Богоугождение же делом произошло через Иисуса Христа.
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????,? -- поставить палатку, сделать жилище, начать жить, поселиться.
   2) ???? от ????? значит Аnsicht, воззрение, мнение, учение. ???? в этом случае не может быть переведено ни молва, ни слава. Самое верное было бы положение, то, что полагает кто-либо; но так как слово это не употребительно, то я заменяю его учением.
   3) ?? должно быть переведено не как бы, а в том что. Здесь же, по обороту речи, не может быть передано иначе, как "как", но с смыслом в том что.
   4) ????????? -- кроме значения рожденный, один, единствен­ный, значит однородный, eines Geschlechts, одного рода, свойства, одинакий по сущности с кем-нибудь; ????? в этом соединении значит не единый, но один, как и во многих подобных словах как то ?????????? -- одновременный, ????????? -- говорящий один, и многие другие. В Евангелии Иоанна только четыре раза упо­треблено это слово: 1) в настоящем случае; 2) "Бога не видел никто никогда; однородный сын, сый в небесах он явил" (I, 18); 3) "Так возлюбил Бог мир, что отдал однородного сына своего единственного, чтобы всякий верующий в него не погиб, но имел бы жизнь вечную" (III, 16), и 4) "Верующий в него не будет судим, неверующий уже осужден, потому что не уверо­вал в однородного сына Божия" (111,18). Все четыре раза слово это употреблено в одном и том же смысле однородности.
   5) П???. Во многих местах у Иоанна предлоги употребляются в смысле сказуемого. Так употреблено ???? в первом стихе; так употребляется и здесь ????, оно означает исшедший от. Тоже как ???? ???? значит сошедший от Бога.
   6) Вместо ?????? стоит во многих списках ?????, т. е. винительный падеж, и относится к ????, а не к ????? и означает совер­шенное, полное, законченное. Родительный падеж ??????? и ???????? может зависеть и от ????? и от ????. В обоих случаях смысл один и тот же: совершенно ли полно было то разумение, кото­рое дало нам учение, или совершенно полно выполнено было учение разумения. Я предпочитаю относить к ????, а не к ????, потому что ???? в том самом древнем варианте, который я при­нимаю, стоит после и как бы умышленно повторено.
   7) ????? значит: 1) прелесть, приятность, любезность, красота; 2) благосклонность; 3) благодарность; 4) всё то, что вызывает благодарность. -- благотворение; 5) дары, жертва и само жертвоприношение, богоугождение, culte. В этом месте я пере­вожу ????? через богоугождение, потому что в 16-м стихе гово­рится,что Христос дал нам, ????? ???? ???????, т. е. одну ????? вместо другой. Одна же ????? есть закон Моисея, т. е. закон богоугождения, следовательно ????? Христа есть богоугождение по учению Христа.
   8) ??????? значит правда, истина, действительность, реаль­ность. Для выражения двух первых значений слово истина пере­дает его вполне, но для выражения реальности, действитель­ности, чтобы передать это понятие, нужно бы употребить пери­фразу и сказать на деле, и я употребляю это выражение. При­нимая же каноническое размещение слов, именно: "И слово стало плотью и обитало с нами, полное благодати и истины, и мы видели славу его. славу, как единородного от отца", пере­вод будет тот же: И разумение вселилось среди нас, разумение совершенного богоугождения истиною (или на деле) и мы по­дали учение его, как однородного учения, исходящего от отца.
   9) Стих 15-й об Иоанне Крестителе поражает своею не­уместностью, и по нарушению смысла, и прямо филологически. Речь в 14-м стихе идет о совершенной славе, или учении благодати, или служении Богу; в 16-м же стихе то же слово ?????? -- в форме существительного ???????-- связывает дальнейшее из­ложение о благодати, и вдруг в середине этих стихов является стих о свидетельстве Иоанна Крестителя, ничем не связанный ни с предыдущим, ни с последующим. Стих этот не входит в изложение и должен быть печатан мелким шрифтом в виде прибавления.
   10) ??????? значит полнота, преисполненностъ, совершенство, выполнение. Я перевожу выполнение, потому что всё это место Иоанна, говорящее о значении учения Иисуса Христа по от­ношению к закону Моисееву, очевидно, находится в тесной связи и как бы только разъясняет 17-й стих 5-й главы Матфея, где употреблено то самое слово ???????? в смысле выполнения: ?? ????? ????????? ??? ?????, ???? ????????.
   11) ??????? значит принять и понять, т. е. взять в себя -- ?? ??? ?????????. Понять совершенно передает ?????????, но так как понять в новом нашем русском языке получило исключительно отвлеченное значение, то я передаю глаголом, имеющим более широкое значение и вполне соответствующим большинству значений ??????? -- постигаю.
   12) ???? имеет вполне значение латинского pro и русского вместо и так и должно быть передано. Передача предлога ???? через воз по-славянски и uber по-немецки --Gnade uber Gnade значит по-русски "благодать на благодать", sur и apres по-фран­цузски -- grace sur grace или aprХs grace, -- как переводит Рейс. -- ничем не оправдывается. (Один английский перевод, по особенности предлога for--for grace, имеет отчасти в одном смысле значение вместо.)
   13) ??? стоит во всех древнейших списках и значит потому что.
   В переводе 16 и 17 стихов я отступаю от обычного перевода. Отступления, делаемые мною, подтверждаются требованиями языка, ясностью получаемого смысла, связностью всей речи и строгою соответственностью с предшествующим. Как в пере­воде слов ????? -- слово, ????????--творю, так и теперь в переводе слов ???? -- слава, ?????????-- единородный, предлога ???? -- сверх, воз, ??-- quasi, als, ?????-- благодать и глагола ????????? в этом ме­сте словом, получить -- пусть требуют объяснений не от меня, но от прежних переводчиков. Только желание подвести слова под вперед утвержденное мнение могло заставить переводчи­ков давать такой не свойственный языку и все-таки темный перевод этого места.
   ???? означает воззрение, догмат, учение, верование; только в редких случаях оно имеет значение славы, и то в смысле рус­ском народном -- слава.
   Церковный перевод передал ???? в этом месте словами gloria, Herrlichkeit, слава. Но смысл этих слов не приложим к разумению, и потому церковь придала и слову слава то настоящее значе­ние учения, верования, которое оно имеет, и потому говорит: "мы видели его славу, как единородного сына", понимая под словом слава не вполне gloria, а что-то другое; часто церковь cлово слава употребляет прямо в смысле верования, учения, как, напр., в выражении ???? ????-- православие или правоверие. Я ставлю учение вместо славы, как слово более точное, но готов и оставить слово слава, если придать ему значение верования. Значение ????????? -- однородного -- подтверждается версией этого места у Оригена: там стоит ?????? ????????? ?? ???? ??????, т. е. истинно однородного, как от отца. ???? ?????? есть только объяс­нение того, что значит ????????? -- совсем такой же, как от Отца.
   ????? переведено словом gratia, grace, Gnade, благодать. Первые два -- gratia и grасе -- значат прелесть; но слова эти, хотя и переведены так, понимаются не в этом значении, а в том, которое получили эти слова после. Точно так же и слове Gnade, означающее милость, не понимается в значении ми­лости, а в значении другом, данном слову после. То же с словом благодать, означающим благой дар: оно понимается не в смысле благой дар, а в том смысле, который дан этому слову после.
   Но если понимать слово ????? в значении церковной благо­дати, то 17-й стих, где сказано: "И благодать вместо или за благодать", нарушает этот смысл. "И благодать вместо благо­дати" значит, что прежняя благодать заменена новою: но это значение было противно церковному смыслу, и потому пере­водчики должны были изменить значение предлога ????, на котором зиждется весь смысл, и совершенно произвольно пере­дали его воз, на, sur, uber, по-английски for. При этой пере­делке получился тот смысл, который был нужен, именно тот, что от Христа мы получили прибавление благодати. Но при этом произвольном переводе объяснение всего места и в осо­бенности 16-го стиха стало еще труднее. Сказано: "от полноты его мы получили благодать на благодать", и слова эти объяс­няют тем, что мы получили от Иисуса Христа добавление к благодати, полученной чрез Моисея. Но вслед за тем говорится, что закон Моисеем дан, благодать же и истина Иисусом Христом, т. е. благодать и истина противополагаются закону Моисея, Трудность перевода этого места состоит в том, что в 14-м стихе говорится, что разумение стало плотью, и мы увидали его учение или славу, как однородного от отца, преисполненного (как понимает церковь) ????? и истины. Как ни понимать ?????, до сих пор ясно, что ????? был полон ????? и истины. Но в 16-м стихе, начинающемся с ???, говорится: "потому что от полноты Иисуса Христа мы получили ????? вместо -- или за -- ?????", и ничего не сказано об истине, тогда как в начале гово­рится, что он, Христос, был полон ????? и истины, и в 17-м стихе опять говорится, что ????? и истина от Иисуса Христа. Если бы не было 16-го стиха, всё бы еще кое-как можно бы связать: ????? был полон ????? и истины (хотя и очень неловко сказано: вместо того, чтобы сказать, что он научил нас, дал нам ????? и истину, сказано, что он был полон); но если он полон ????? и истины, то ясно то, что сказано в 16-м стихе, что закон Моисеем дан, т. е. не ????? и истина; а ????? и истина даны Иисусом Христом. Но 15-й стих, стоящий в середине и как будто разъясняющий связь 14-го с 17-м, совершенно нару­шает ее. Если даже переводить (что невозможно) ???? через на и ????? через благодать на благодать и под первой благодатью разуметь закон Моисея, -- непонятно, почему сказано в 17-м стихе, что благодать и истина даны через Иисуса Христа; было бы сказано, что добавление благодати, а не благодать и истина. Чтобы придать смысл этому месту, надо переводить ????? через богоугождение и ??????? через слово делом, на деле; и тогда выходит тот смысл, что совершенное учение богоугождения на деле дал нам Иисус Христос, потому что от совер­шенства его мы получили радостное, свободное, жизненное богоугождение, вместо богоугождения внешнего. Закон дан Моисеем, но богоугождение, исполняемое на деле, дано нам Иисусом Христом.
  

_______________

  
   В предшествующих стихах говорится о том, как проявилось разумение в мире и в людях. Сказано, что люди могли, признав разумение основой своей жизни, сделаться сынами Бога, удер­жать в себе разумение. Теперь говорится о том, как это са­мое совершилось в мире. Говорится, что разумение сделалось плотью, явилось в плоти, жило с нами. Слова эти, связанные с 17-м стихом, в котором сказано, что новое учение дано нам Иисусом Христом, нельзя понимать иначе, как относя их к Иисусу Христу.
   Учение в том самом, что, как сказано выше, дает истинную жизнь, в признании себя сыном Бога, однородным ему. Слова эти по смыслу всего предшествующего означают то, что основа учения Иисуса Христа была та, что жизнь произошла от разу­мения и однородна ему. Далее говорится, что учение это есть полное, законченное учение о богоугождении делом. Учение это совершенно и закончено именно потому, что к учению бого­угождения по закону оно присоединяет учение о богоугождении на деле.
   Всё дальнейшее учение, как у Иоанна, об отношениях отца к сыну, так и у Матфея и других евангелистов, о том, что Хри­стос пришел не изменить закон, но выполнить, и многое дру­гое, ясно подтверждает верность этого смысла.
   В 14-м стихе сказано, что учение Иисуса Христа, как одно­родного сына от отца, есть законченное учение богоугождения на деле.
   Смысл стихов следующий. В Иисусе Христе разумение слилось с жизнью и жило между нами, и мы поняли его учение о том, что жизнь произошла от разумения и однородна ему, -- как сын произошел от отца и однороден ему; мы получили законченное учение богоугождения делом, потому что по исполнению Иису­сом Христом все мы постигли новое богоугождение вместо преж­него, так как Моисеем был дан закон, -- богоугождение же делом произошло через Иисуса Христа.
   В чем состояло разумение Иисуса Христа.
  
  
   "Ин. ?, 18. Бога не видел никто никогда; единородный сын, сущий в недре отчем, он явил."
  
   Бога никто не постигал и не постигнет никогда, однородный сын, будучи (2) в (3) сердце (4) отца, он указал путь. (5)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???? -- видеть, постигать непосредственно, познавать. Здесь стоит perfectum и потому означает не постигал и не по­стигнет.
   2) ?? правильнее всего передается деепричастием, указы­вающем на то, что, будучи в отце, только он указывает путь.
   3) ??? означает движение во что-нибудь. ???, а не ?? стоит именно потому, что ? ?? ??? означает и находящийся всегда в отце и как бы стремящийся быть в сердце, в сердцевине отца.
   4) ?????? -- грудь, пазуха. Быть в груди, в пазухе, в сердце означает, что одно заключено в другом, обнимается другим, находится в нем. Быть в сердце, в сердцевине передает значение ???????.
   5) ????????? имеет значение рассказывать, руководить, ука­зывать путь.
   Слова: "Бога никто не видал никогда", кроме их общего значения, имеют еще то частное значение, что отрицают еврей­ское представление о Боге, виденном на Синае и в купине.
   Если бы могло быть еще малейшее сомнение в прямом и точ­ном значении слов 1-го стиха о том, что разумение стало Бог, то этот 18-й стих, не допуская никакого перетолкования слов, говорит, что мы не можем говорить о Боге, которого не разумеем, что нет и не может быть другого Бога, как тот, который откры­вается сыном Бога -- разумением жизни, если она заключает себя в разумении. Бога никто никогда не видел и не познал, только однородный сын, будучи в сердце отца, указал путь.
   Сын -- значит жизнь, живой человек, как сказано в стихе 3-м: "Всё, что рождено, рождено разумением". И в стихе 4-м, где сказано, что "в нем жизнь", и в стихах 12-м и 13-м, что "сыны Бога те, которые признали, что они рождены разумением". Однородный сын значит такой же, как отец. Будучи в сердце отца -- значит, что жизнь, живой человек, будучи в сердце, т. е. не выходя из разумения, сливаясь с ним, указывает только путь к нему, но не являет его.
   Смысл стиха следующий: Бога никто не видел и не видит никогда, только жизнь в разумении показала путь к нему.
  

ВОЗВЕЩЕНИЕ О БЛАГЕ ИИСУСА ХРИСТА -- СЫНА БОГА

ВВЕДЕНИЕ

  
   Возвещение это написано для того, чтобы люди уверовали в то, что Иисус Христос -- сын Бога, и этою верою в то самое, что он был, получили бы жизнь (Ин. XX, 31).
   Бога никто никогда не познал и не познает. Всё, что мы знаем о Боге, мы знаем потому, что имеем разумение. И потому истинное начало всего есть разумение. (То, что мы называем Богом, есть разумение. Разумение есть начало всего, оно есть истинный Бог.) (Ин. I, 1, 2.)
   Без разумения ничего не может быть: всё произошло от разумения. В разумении -- сила жизни. Как только потому, что есть свет, существует для нас всё разнообразие вещей, точно так же только потому, что есть разумение, существует для нас всё разнообразие жизни -- сама жизнь. Разумение есть начало всего (Ин. I, 3, 4).
   В мире жизнь не обнимает всего. В мире жизнь проявляется, как свет среди мрака. Свет светит, покуда он светит, и темнота не удерживает света и остается темнотою. Так и в мире жизнь проявляется среди смерти, и смерть не удерживает жизни, но остается смертью (Ин. I, 5).
   Источник жизни -- разумение -- было во всем мире и в каж­дом живом человеке. Но живые люди -- живые только потому, что в них было разумение, не понимали того, что они произошли от разумения (Ин. I. 9--10). Не понимали того, что разумение давало им возможность слиться с ним, так как они живы не от плоти, а от разумения. Поняв это и поверив в свою сыновность разумению, люди могли иметь истинную жизнь (Ин. I, 12, 13).
   Но люди не поняли этого, и жизнь в мире была, как свет в темноте. Бога, начала всех начал, никто никогда не познал и не познает, только жизнь в разумения указала путь к нему (Ин. I, 18).
   И вот Иисус Христос, живя среди нас, явил разумение во плоти, в том, что жизнь произошла от разумения и однородна ему, так же как сын произошел от отца и однороден ему. И, глядя на его жизнь, мы поняли полное учение богоугождения делом, потому что, вследствие совершенства его, мы поняли новое богоугождение вместо прежнего. Моисеем был дан закон, но богоугождение делом произошло через жизнь Иисуса Христа.
   Бога никто не видал и не видит никогда, только сын Бога в человеке указал путь к нему.
  

Глава первая

ВОПЛОЩЕНИЕ РАЗУМЕНИЯ

РОЖДЕНИЕ И ДЕТСТВО ИИСУСА ХРИСТА

  
   Лк. I гл., от 5 до 25 стиха включительно.
   В стихах этих рассказываются чудесные события, относя­щиеся к рождению Иоанна Крестителя. События эти не имеют не только ничего общего с учением Иисуса Христа и возвеще­нием о благе, но даже не касаются самого Иисуса Христа, и потому, как бы эти события ни были понимаемы, они ничего не могут изменить в смысле учения Иисуса Христа.
   Лк. I гл., 26--79 включительно.
   Стихи эти излагают чудесные события, предшествовавшие рождению Иисуса Христа, и связываются стакими же чудесными и чуждыми учению событиями, сопровождавшими рождение Иисуса Христа.
   Мф. I гл., 1--17 включительно, и Лк. III гл., 23--38 включи­тельно.
   В стихах этих излагаются два родословия Иисуса Христа. Если бы даже родословия эти и были согласны между собою, они не касаются учения и, как бы ни были понимаемы, ничего не могут ни прибавить, ни убавить, ни изменить учения, и потому все выписанные стихи должны быть отнесены к прибав­лению.
  

_____________

  
   "?ф. 1,18. Рождество Иисуса Христа было так: по обручении матери его Марии с Иоси­фом, прежде нежели сочета­лись они, оказалось, что она имеет во чреве от духа свя­того."
  
   Рождение Иисуса Христа так было: когда выдана была его мать Иосифу, прежде чем им сойтись, оказалась она бе­ременна.
  
   "19. Иосиф же, муж ее, будучи праведен и не желая огласить ее, хотел тайно отпустить ее."
  
   Иосиф, муж ее, был праве­ден: не хотел ее уличить и задумал без огласки отпустить ее.
  
   "20. Но когда он помыслил это, -- се, ангел Господен явил­ся ему во сне и сказал: Иосиф, сын Давидов! не бойся при­нять Марию, жену твою; ибо родившееся в ней есть от духа святого;"
  
   Но когда он подумал это, ему приснилось, что посланный от Бога явился ему и сказал: не бойся принять Марию, жену твою, потому что то, что ро­дится от нее, родится от духа святого. (1)
  
   "21. родит же сына, и наре­чешь ему имя: Иисус; ибо он спасет людей своих от грехов их."
  
   И она родит сына, и назо­вешь его Иисус, что значит Спаситель, потому что он спасет людей от грехов их.
  
   "24. Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел Господен, и принял жену свою,"
  
   Проснувшись, Иосиф сде­лал, как велел ему ангел Бо­жий, и принял ее себе в жены.
  
   "25. и не знал ее, как, нако­нец, она родила сына своего первенца, и он нарек ему имя: Иисус".
  
   И не имел с ней дела, пока она не родила своего первого сына и назвала его Иисус.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова: "от духа святого" в этом месте означают рождение свыше, то самое рождение, которое по беседе с Никодимом свойственно всем людям.
   Стихи 22. 23 утверждают, что рождение Иисуса исполнило пророчество. Это пророчество в высшей степени натянуто и не только не подтверждает, но подрывает тезис писателя.
   Смысл стихов следующий:
   Была девица Мария. Девица эта забеременела неизвестно от кого. Обрученный с нею муж пожалел ее и, скрывая ее срам, принял ее. От нее-то и неизвестного отца родился мальчик. Мальчика назвали Иисус. (И этот-то Иисус был разумение во плоти. Он-то и явил миру Бога, которого никто не знал и не знает.) И этот-то Иисус был тот Иисус, сын Божий, который дал миру то учение, о котором говорит Иоанн и которое изло­жено в Евангелиях.
  

_____________

  
   Лк. II гл., 1--12 ст. включительно.
   Мф. II гл., 1--12 ст.
   Лк. II гл., 22--38 ст. включительно.
   Мф. II гл., 13--23 ст.
   Лк. II гл., 39 ст.
  
   В стихах этих описывается рождение Иисуса Христа и стран­ствование его с матерью, сопровождаемое чудесными событиями и предсказаниями.
   Стихи эти не содержат в себе ничего, относящегося к уче­нию Иисуса и даже до событий, которые могли иметь влияние на него. Объяснение этих глав есть то, что это -- легенды, образовавшиеся, как они и теперь образовываются, вокруг дет­ства лица, получившего после своей смерти большое значение. Мотив этих глав есть придание как можно большей важности лицу посредством чудес и пророчеств. Низменный тон этих опи­саний, в особенности у Луки, напоминающий многие апокрифи­ческие сказания, поражают своею несоответственностью с дру­гими местами тех же книг.
   Нельзя себе представить человека, который бы, поняв вполне учение, выраженное во вступлении Иоанна, признавал бы легенды о рождении. Одно исключает другое. Для того, кто по­нял значение сына Божия, как сына разумения, как оно объяс­нено во вступлении, для того рассказы о событиях, предшествовавших рождению Иоанна и Иисуса Христа, и рассказ о самом рождении и последующих обстоятельствах не могут быть по­нятны, а главное -- нужны. Тот же, кто приписывает значение и важность чудесному рождению Иисуса от девы и духа святого, как, мужа, очевидно, не понял еще значения сына разумения.
   Значение всего места то, что оправдывается позорное рождение Иисуса Христа. Сказано, что Иисус Христос был разуме­ние, он один явил Бога. И этот самый Иисус Христос родился в самых считающихся постыдными условиях, от девы.
   Все эти главы суть оправдания с человеческой точки зрения этого позорного рождения. Позорное рождение и незнание Иису­сом своего плотского отца есть единственная черта этих глав, имеющая значение для последующего учения Иисуса Христа.
  

_____________

  
   "Лк. II, 40. Младенец же возрастал и укреплялся ду­хом, исполняясь премудрости; и благодать Божия была на нем."
  
   Мальчик возрастал и му­жал духом, и прибавлялось в нем разума. И милость Божия была на нем.
  
   "41. Каждый год родители его ходили в Иерусалим на празд­ник Пасхи."
  
   И ходили родители его ка­ждый год в Иерусалим к празд­нику Пасхи.
  
  
  
   "42. И когда он был двена­дцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник;"
  
   И когда Иисусу было 12 лет, родители его пришли в Иерусалим по обыкновению на праздник.
  
   "43. когда же, по окончании дней праздника, возвраща­лись, остался отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и матерь его;"
  
   И кончился праздник, и им уже идти домой, остался маль­чик Иисус в Иерусалиме И не приметили Иосиф и мать Иисуса.
  
   "44. но думали, что он идет с другими; прошедши же днев­ный путь, стали искать его между родственниками и зна­комыми;"
  
   Думали, что он с товари­щами, и прошли день пути и искали его у родных и знакомых.
  
   "45. и не нашедши его, воз­вратились в Иерусалим, ища его."
  
   И не нашли, и вернулись в Иерусалим за ним.
  
   "46. Чрез три дня нашли его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их;"
  
   И только нашли его в храме: сидит между учителями, спра­шивает и слушает их.
  
   "47. все слушавшие его ди­вились разуму и ответам его."
  
   И дивились все, кто слушал, разуму его и речам.
  
   "48. И увидевши его, уди­вились; и матерь его сказала ему: чадо! что ты сделал с на­ми? вот отец твой и я с вели­кою скорбью искали тебя."
  
   Увидали его родители и уди­вились; и мать сказала ему: сынок! что ты это с нами сделал? вот и отец и я -- мы горюем и ищем тебя.
  
   "49. Он сказал им: зачем было вам искать меня? или вы не знали, что мне должно быть в том, что принадлежит отцу моему?"
  
   И он сказал им: зачем вы ищете меня? Разве не знаете, что мне надо быть в отцовском доме?
  
   "50. Но они не поняли ска­занных им слов."
  
   И они не поняли того, что он сказал им.
  
   "51. И он пошел с ними и пришел в Назарет: и был в повиновении у них И матерь его сохраняла все слова сии в сердце своем."
  
  
   И подошел к ним и пошел с ними в Назарет. И слушался их, и мать его принимала в сердце свое все слова его.
  
  
   "52. Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков."
  
   И Иисус подвизался в воз­расте, в разуме и в милости у Бога и у людей. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Все стихи эти переводятся без изменения смысла и потому не требуют разъяснения.
  

__________________

  
  
   "Лк. ??, 23. Иисус, начиная свое служение, был лет тридцати, и был, как думали, сын Иосифов."
  
  
   И Иисусу стало около тридцати лет, и думали, что он сын Иосифа. (1)
  
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Стих 23-й из 111-й главы помещен здесь для последова­тельности изложения. Стихи же об Иоанне Крестителе войдут в свое место.
   Смысл стихов следующий:
   О детстве вообще Иисуса передается только то, что и без отца он рос, мужал и становился разумен не по годам, так что видно было, что Бог любил его. В частности, из всего детства его передается один только случай о том, как он пропал, когда Мария и Иосиф были у праздника в Иерусалиме, и как его нашли: в храме с учителями. Он слушал и спрашивал, и все дивились его разуму.
   Мать стала упрекать его за то, что он ушел от них, за то, что они искали его. А он сказал ей: чего же вы искали? Разве ее знаете, где искать всякого человека: в доме отца. У меня ведь нет отца -- человека, стало быть, отец -- Бог. Храм -- дом Бога. Если бы вы искали меня в доме отца моего, в храме, вы бы нашли меня.
   Рассказ этот, кроме указания на необыкновенный в детстве разум Иисуса, особенно ясно выставляет тот естественный ход мысли, по которому умный заброшенный ребенок, видевший вокруг себя детей, у которых у всех есть плотские отцы, и не знавший себе отца плотского, признал отцом своим -- начало всего-- Бога. Понятие о том, что Бог есть отец всех людей, было выражено в еврейских книгах. Малахия II, 10: Разве не один у нас всех отец? Разве не один Бог сотворил нас всех?
  

____________

  
   "??. ?, 4. Явился Иоанн, крестя в пустыне и проповедуя крещение покаяния для прошения грехов."
  
   Явился Иоанн Купало (1) в степи и проповедывал купанье в знак (2) перемены жизни, (3) в знак освобождения от заблуждения. (4)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????? -- купаю, омываю. Я предпочитаю народное выра­жение "купать" слову "крестить", потому что "крещение" полу­чило церковное значение таинства и не выражает самого дей­ствия, выражаемого глаголом ???????.
   2) ??? я перевожу: в знак, как оно весьма часто переводится, так как значение в здесь не применимо.
   3) ???????? -- слово в слово -- передумание, изменение мысли. "Покаяние" верно бы передавало значение слова, если бы слово "покаяние" не получило свойственного ему церковного значения. Я ставлю слово обновление, имеющее в народном языке значение покаяния, но не столько в смысле раскаяния, сколько в смысле внутреннего изменения.
   4) ??????? -- значит грех, но не в смысле греха религиоз­ного, но греха в смысле ошибки, огреха; и потому я перевожу это слово через заблуждение.
  

____________

  
   "Мф. III, 4. Сам же Иоанн имел одежду из верблюжьего и пояс кожаный на чреслах своих; а пищею его были акриды и дикий мед."
  
   Одежда Иоанна была из верблюжьего волоса, и подпопоясан он был ремнем. Питался он саранчой и зелием. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Ученые предполагают, что под словом "дикий мед" надо разуметь резину деревьев. Для того, чтобы быть понятным и выразить ту же строгость поста, я употреблю слово зелье.
  

_____________

  
   "??. ?, 1. Начало Евангелия Иисуса Христа, сына Божия,"
  
   Начало возвещения о благе Иисуса Христа сына Бога было так, (1)
  
  
   "2) как написано у пророков: вот я посылаю ангела моего пред лицем твоим, который приготовит путь твой пред тобою (Малахия 3, 1)."
  
   как написано у пророков: вот я посылаю вестника моего, чтобы он приготовил мне путь (Малах. 3, 1).
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Для связи слов: Начало возвещения и слов: как написано у пророков -- необходимо вставить слово было так. т. е. что начало возвещения было так, что по словам пророчеств таких-то явился Иоанн Креститель.
  

_______________

  
  
   "??. ?, 3. Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези его (Исаия 40, 3)."
  
   Голос взывает к вам: в пустыне приготовьте путь Господу, легким сделайте путь его. (1)
  
   "Лк. III, 5. Всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся, и неровные пути сделаются гладкими;"
  
   Чтобы всякая впадина заровнялась и чтобы всякий пригорок и бугор снизились, чтобы все кривизны выпрямились и бугры сделались гладкой до­рогой.
  
   "6) и узрит всякая плоть спасение Божие (Исайя 40, 3--5)."
  
   И весь мир увидит спасение от Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Перестановку знаков и потому изменение смысла изречения беру из книги Reuss, Les prophetes, tome seconde (Пророки, том второй) (1878).
   Вот как переведено там с еврейского:
  
   Голос взывает:
  
   В пустыне проложите путь Вечному!
   Выровняйте в степи дорогу Богу нашему!
   Все низины да повысятся,
   Все возвышенности и высоты да понизятся,
   Кривизны выпрямятся,
   И скалистые гребни гор сравняются с долинами,
   Чтобы явилась слава Вечного
   И чтобы вкупе узрели ее все смертные!
   Уста Вечного изрекли это.
  

______________

  
  
   Мф. III, 1; Лк. III, 1. В стихах этих изложены исторические события, не относящиеся ни до Иисуса Христа, ни к содержа­нию учения.

_____________

  
   "?ф. III, 2. И говорит: покайтесь; ибо приблизилось царство небесное."
  
   Иоанн говорил: одумайтесь, кайтесь; потому что наступило (1) царство небесное. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ?????? есть перфект и означает то, что совершилось и теперь совершается. Глагол значит приближаюсь. В форме пер­фекта он означает то, что царство Бога уже приблизилось так, что больше приближаться не может. И действительно, по всем пророчествам царство Бога было в будущем и приближалось, Теперь же оно совсем приблизилось. И потому ?????? должно быть переведено в этом месте теперь пришло, наступило.
   2) Царство небесное. Слова эти получили свое церковное значение. Они означают царство, составленное из всех верую­щих. Царем в нем Иисус Христос. Очевидно, не об этом царстве небесном мог до Иисуса говорить Иоанн Креститель. В устах Иоанна Крестителя и Иисуса Христа слова эти должны иметь значение, понятное для всех тогдашних слушателей. Царство небесное для всех слушающих евреев означало пришествие Бога в мир и воцарение его над людьми, то, чем переполнены все пророчества Захария, Иоссии, Малахии, Иоиля, Иеремии. Особенность смысла речей Иоанна Крестителя от других про­роков состоит здесь в том, что, тогда как другие пророки неопределенно говорили о будущем воцарении Бога, Иоанн Креститель говорит, что царство это наступило и воцарение совершилось. Все почти пророки при этом воцарении Бога предска­зывали внешние чудесные, страшные события, один только Иеремия предсказывал воцарение Бога в людях не внешними явлениями, а внутренним соединением Бога с людьми, и потому утверждение Иоанна Крестителя о том, что царство небесное наступило, несмотря на то, что не было никакого страшного явления, надо понимать так, что наступило то внутреннее царство Бога, о котором предсказывал Иеремия.
  

______________

  
  
  
   "?ф. III. 5. (?р. ?. 5. Тогда Иерусалим и вся Иудея и вся окрестность иорданская выходили к нему."
  
   И к Иоанну приходил народ из Иерусалима и из деревень по Иордану и из всей земли Иудейской.
  
   "Мф. III, 6. (Мр. 1,5.) И крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои."
  
   И он купал в Иордане всех тех, которые сознавались в своих заблуждениях.
  
   "Лк. III, 7. Иоанн приходившему креститься от него народу говорил: порождения ехиднины!"
  
   И он говорил народу: (1) змеиная порода! (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) У Мф. III, 7, сказано, что следующие затем слова Иоанна обращены только к фарисеям и саддукеям. У Луки же сказано, что они обращены ко всем. Так как в словах нет ничего исклю­чительно относящегося к фарисеям и саддукеям, то версия Луки предпочтительнее.
   2) Есть поверив, что змеи предчувствуют пожар и упол­зают из того места, где ему быть.
  

_____________

  
  
   "Лк. III, 7. Кто внушил вам бежать от будущего гнева."
  
   Кто научил вас бежать от наступающей воли Божией. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???? -- нрав, "выражение воли". Я перевожу "воли Божиею.
  

_____________

  
   "Лк. III, 8. (Мф. III, 8.) Сотворите же достойные плоды покаяния."
  
   Принесите плоды, согласные (1) с переменой.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) "????? с родительным: "достойный чего, такой же, как", по-русски не переводимо вполне точно и передается ближе всего словом: согласный с.
  

_____________

  
   Слова, служащие продолжением 8-го стиха Лк. III, о том, что иудеи считают отцом своим Авраама, относятся только к иуде­ям и не заключают в себе никакого поучения и, кроме того, прерывают речь о плодах и дереве, и потому пропускаются.
  

_____________

  
  
   "Лк. III, 9. Уже и секира при корне дерев лежит: вся­кое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бро­сают в огонь."
  
   Топор уже лежит у корня дерева, и если дерево не при­носит плода доброго, дерево срубают на дрова и жгут.
  
   "10. И спрашивал его народ: что же нам делать?"
  
   И спрашивал его народ: что нам делать?
  
   "11. Он сказал им в ответ: у кого две одежды, тот дай неимущему; и у кого есть пища, делай то же."
  
   Он сказал им в ответ: у кого две одежи, тот дай тому, у кого нет, и у кого есть хлеб, делай то же.
  
   "12. Пришли и мытари кре­ститься и сказали ему: учи­тель! что нам делать?"
  
   Пришли откупщики (1) на его купанье и сказали ему: Учи­тель, как нам быть?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??????? -- сборщик податей. Подати были на откупе, и потому сборщики были откупщики.
  

____________

  
   "Лк. III, 13. Он отвечал им: ничего не требуйте более опре­деленного вам."
  
   Иоанн сказал им: ничего против вам положенного не вымогайте.
  
   "14. Спрашивали его также и воины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещите и доволь­ствуйтесь своим жалованием."
  
   И спросили воины: как нам быть? И он сказал: никого не тревожьте и ни на кого не лгите. Будьте довольны своим положением.
  

____________

  
   Стих 15-й говорит по Луке, что следующие слова о том, что тот, кто сильнее его, идет в мир, сказаны Иоанном в ответ на предположение о том, что он Христос. Но слова эти прямо продолжают только речь о приготовлении пути для того, кто идет, и вовсе не отвечают на мнимый вопрос: Христос ли он, или нет. Он не говорит того, что он Христос или не Христос, ни того, что тот, кто идет после него, -- Христос или нет; даже у Иоанна этого не сказано; и потому этот стих пропускается.
  

____________

  
   "Лк. III, 18. Многое и другое благовествовал он народу, поучая его."
  
   И много еще другого, призывая народ, возвещал он об истинном благе.
  
   "Мф. III, 11. Я крещу вас в воде в покаяние, но идущий за мною сильнее меня: я не достоин понести обувь его; он будет крестить вас духом святым и огнем."
  
   И взывал к народу и говорил: Я купаю вас в воде в знак обновления, но идет тот, кто сильнее меня и кого я не стою.
  
   "Мр. I, 8. (Лк. III, 16.) Я крестил вас водою, а он будет крестить вас духом святым."
  
   Я омываю вас водою, он же очистит (1) вас духом (и огнем). (2)
  

ПРИМ?ЧАНИЯ

  
   1) ???????, кроме значения: купание, имеет значение и очищение, и по смыслу места здесь должно быть переведено словом: очистить.
   2) "Духом святым и огнем". Слово святым прибавлено, как и значится в некоторых списках и цитатах древних церковных писателей, и как оно прибавляется почти везде к слову дух. Слово огнем не стоит у Марка, но прибавлено у Луки и Матфея. Мысль та, что как хозяин очищает гумно огнем, так очистит вас тот, кто сильнее духом.
  

____________

  
   "Мф. III, 12. (Лк. III, 17.) Лопата его в руке его, и он очистит гумно свое и соберет пшеницу свою в житницы, а солому сожжет огнем неуга­симым."
  
   У него лопата в руки, и он очистит гумно свое. Пшеницу соберет, а мякину сожжет.
  
   "Мф. III, 13. (Мр. III, 9; Лк. III, 21.) Тогда приходит Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну, креститься от него."
  
   Тогда пришел Иисус из Галилеи на Иордан к Иоанну на его купанье.
  
   "16. И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды."
  
   И Иисус очистился у Иоанна.
  

____________

  
   Стихи 14-й и 15-й Мф. III не вполне понятны и в том смысле, в котором они понимаются, ничего не прибавляют к учению.
   Продолжение 16-го стиха Мф. III и Мр. I, 10, Лк. III, 22, говорят о чуде, о событии неестественном и непонятном. Стихи эти ничего не прибавляют к учению, но, напротив, затемняют его. О том, как чудеса нарушают смысл учения, будет сказано в своем месте.
  

ОБЩИЙ СМЫСЛ ПРОПОВЕДИ ИОАННА

  
   В чем состояло учение Иоанна? Обыкновенно говорят, что мы ничего или очень мало знаем о том, что проповедывал Иоанн. И действительно, если признать то, что Иоанн объяснял только наступление того царства небесного, которому учил Иисус, или проповедывал, как прежние пророки, пришествие Бога, то в проповеди Иоанна не остается никакого содержания. Но если мы только перестанем относиться к написанным словам, как к волшебной сказке, отыскивая везде чудеса и пророчества, проповедь Иоанна получит большое содержание.
   Обыкновенно Иоанна представляют церковные как предтечу Христа, а вольнодумцы -- как одного из тех поэтов-либералов, называемых пророками, которые не переводились между иудеями и, говорили общие нравственные места. Но если мы только дадим сеое труд понимать слова, которые пред нами, просто и без предвзятых мыслей, то содержание проповеди Иоанна Кре­стителя, и очень важное содержание, тотчас окажется.
   Сказано, что царство небесное ????? совсем приблизи­лось. Ни один из пророков не говорит этого. Все говорили, что Бог придет, будет царем, сделает то-то, но всё это будет когда-то. Иоанн сказал: царство небесное совсем приблизи­лось. Ничего особенного, заметного не случилось, но оно при­шло. То, что особенность проповеди Иоанна состояла в возве­щении о том, что царство небесное совсем приблизилось или наступило, или, по крайней мере, что Иисус так понимал эти слова, доказывается тем, что после Иисус говорил: Закон и пророки до Иоанна. С Иоанна же царство Бога возвещается как благо, и всякий усилием входит в него (Лк. XVI, 16).
   Стало быть, вот первое значение проповеди Иоанна. Ни один пророк еще никогда не говорил этого. Все пророки прежние, кроме Иеремии (XXXI, 31), предсказывали необыкновенные внешние события пришествия Бога: казни, холода, заразы, истребления, войны и плотские блага. Иоанн ничего подобного не предсказывает. Он только говорит о том, что никому не отбыть воли Божьей, что то, что не нужно, то истребится, и останется только то, что нужно. Он только говорит: Обновитесь! Это главная особенность его проповеди, и самое значительное в ней то, что он говорит: Я очищаю вас водою, но то, что должно вас очистить, то, что очистит вас вполне, -- это дух, т. е. что-то невидимое, неплотское. Иоанн сказал: До сих пор вам гово­рили, что царство небесное прийдет когда-то, я говорю вам, что оно уже наступило. Для того, чтобы вступить в него, нужно обновиться, отречься от заблуждений. Я могу только внешне очищать, очистит же вас только дух.
   Вот то учение, которое слышал Иисус. Царство небесное наступило, но, чтобы вступить в него, нужно очиститься духом.
   И вот, исполненный духа, Иисус идет в пустыню, чтобы ис­пытать дух свой.
  

_____________

  

ИСКУШЕНИЕ В ПУСТЫНЕ

  
   "Лк. IV, 1. (Мф. IV, 1; Мр. I, 12.) Иисус, исполненный духа святого, возвратился от Иордана и поведен был духом в пустыню;"
  
   Тогда Иисус, исполнившись духа, пошел от Иордана в пустыню. (1)
  
   "Лк. IV, 2. там сорок дней был искушаем от диавола."
  
   И там его испытывал искуситель. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) У Луки сказано ??? ????? ?? ?? ????????? ??? ??? ??????, но в древнейших списках везде сказано ?? ?? ?????, то есть ска­зано просто и ясно, что Иисус в том же духе, в котором он пошел от Иордана, провел 40 дней в пустыне. Правда, у Мат­фея сказано ??????? ???... ??? ??? ?????????, и у Марка ??? ?? ?????? ???????? ????? ??? ??? ??????, то есть, что он был пере­несен духом и дух выбросил его в пустыню. Лука же, очевидно соединяя обе версии, говорит, что он исполнился духа, и в этом духе провел 40 дней в пустыне.
   2) ???????? я перевожу искуситель для того, чтобы придать слову его значение, а не значение того диавола, которое составилось теперь.
  

_____________

  
   "?р. I, 13. И был он там в пустыне сорок дней, искушаемый сатаною, и был со зверями; и ангелы служили ему.
   "Лк. IV, 2. И ничего не ел в эти дни; а по прошествии их напоследок взалкал."
  
   И был Иисус в этой пустыне 40 дней и не ел ничего и отощал.
  
   "Мф, IV, 2. И постившись сорок дней и сорок ночей, на­последок взалкал.
   "Мф. IV, 3. И приступил к нему искуситель и сказал: если ты сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами."
  
   И приступил к нему искуситель и сказал: если ты сын Бога, то скажи, чтобы камни эти стали хлебами.
  
   "Мф. IV, 4. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из устБожиих (Второзак. VIII, 3)."
  
   А Иисус отвечал: Написано: человек жив не хлебом, но всем тем, что исходит из уст Бога (духом). (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Я пропускаю слово ??????, так как оно не находится в ев­рейском тексте (Второзаконие VIII, 2--5), из которого при­ведены эти слова. Место это определяет значение слов, и вот его перевод:
  
   "Второзак. VIII, 2--5: Вспоминайте о пути, которым Вечный провел вас чрез пустыню в эти сорок лет, с тем чтобы смирить вас, испытать и узнать, соблюдаете ли вы заповеди. Он смирил вас, мучил вас голодом и кормил вас манною, про которую не знали ни вы, ни отцы ваши, чтобы научить вас тому, что человек жив не хлебом одним, но всем тем, что ис­ходит из рта Бога. Ваши платья не износились в эти сорок лет, и ноги ваши не вспухли. Знайте же, что вечный ваш Бог соблюдает вас, как отец сына."
  

______________

  
  
   "Лк. IV, 9. (Мф. IV, 5.) И повел его в Иерусалим, и поставил его на крыле храма, и сказал ему: если ты сын Божий, бросься отсюда вниз."
  
   Искуситель привел Иисуса Христа в Иерусалим и поставил его на крыле церковном и сказал ему: если ты сын Бога, бросься отсюда вниз.
  
   "Лк. IV, 10. (Мф. IV,6.) Ибо написано: ангелам своим за­поведает о тебе сохранить тебя;"
  
   Написано ведь, что он по­сланцам своим накажет о тебе, чтоб берегли тебя.
  
   "Лк. IV, 11. (Мф. IV, 6.) и на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею (Псалом 90, 11--12).
  
   И на руки подхватят тебя, чтобы ты о камень не спотк­нулся ногой.
  
   "Лк. IV, 12. (Мф. IV, 7.) Иисус сказал ему в ответ: сказано: не искушай Господа Бога твоего (Второзак. 6, 16)."
  
   И отвечал ему Иисус и ска­зал: Потому что (1) сказано: не испытывай а Бога твоего.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) У Луки стоит в этом месте ??? -- потому что. Иисус говорит: Потому что написано; не испытывай Бога, т. е. гово­рит: Я не брошусь вниз, потому что написано: не испытывай.
   2) ??????????? значит, собственно, выпытывать; но по отно­шению к тому месту Второзакония, из которого оно приведено, оно означает сомневаться.
  
   Второзак. VI, 16. Говорится: Народ стал роптать на Моисея за то. что не было воды. Мопеей обратился к Богу. Бог сказал, чтобы он пришел к .горе, ударил жезлом, и пойдет вода. И назвал это место Массах-Мерибах, потому что евреи роптали и потому что они отчаялись в Вечном и го­ворили: С нами ли Иегова или не с нами.
  

____________

  
   "Лк. IV, 5. (Мф. IV, 8.) И возвед его на высокую гору, диавол показал ему все царства вселенной но мгновение времени."
  
   И опять взял его искуситель на высокую гору и представил ему все царства земли в мгно­вение ока.
  
  
   "Лк. IV, 6. (Мф. IV, 9.) И сказал ему диавол: Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю ее."
  
   И сказал ему: Дам тебе всю эту власть и славу их, потому что мне они переданы, и кому хочу -- даю их.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?????????? -- буквально: обитаемый, подразумевается земли, и должно быть переведено: людей, живущих на земле.
  

_____________

  
   "Лк. IV, 7. (?ф. IV. 9.) Итак, если ты поклонишься мне, то всё будет твое."
  
   Если почтишь меня, то всё будет твое.
  
   "Лк. IV, 8. (Мф. IV, 10.) Иисус сказал ему в ответ: Отойди от меня, сатана; написано: Господу Богу твоему поклоняйся и ему одному служи (Второзак. 6, 13)."
  
   Тогда отвечал Иисус и сказал: Отойди (лукавый), враг; (1) написано: Господа твоего почитай и ему одному работай. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Сатана -- слово, не имеющее определенного значения. По-еврейски значит: враг. Я так и перевожу.
   2) ??????? -- работаю за плату. Значение этого слова, очень редко употребляющегося и в этом смысле только раз употреб­ленного: очень важно. Оно значит не служить, даже не работать в смысле русского слова -- делать дело, -- оно значит работать за награду, т. е. неохотно, с трудом работать, не для самой работы, но для другой цели.
  

____________

  
  
   "Лк. IV, 13. И окончив всё искушение, диавол отошел от него до времени."
  
   Тогда искуситель отстал от него на время, и сила Божия (1) пришла к нему и служила ему.
  
   "Мф. IV, 11. Тогда оставляет его диавол, -- и се, ангелы приступили и служили ему."
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???????, так как под словом этим разумеется вестник, по­сланец Божий я перевожу словами: сила Божия.
  

_______________

  
   "Лк. IV, 14. И возвратился Иисус в силе духа в Галилею; и разнеслась молва о нем по всей окрестной стране."
  
   И возвратился Иисус в силе духа в Галилею.
  

_____________

  
   Место это искушения особенно замечательно тем, что состав­ляет камень преткновения для толкования церкви, так как самая мысль о Боге, искушаемом диаволом, сотворенным Богом, составляет внутреннее противоречие, из которого нельзя выйти.
   Вот как церковь объясняет это место: (Толк. Ев. арх. Мих. Ев. Мф., стр. 63)
  
   "Тогда: Непосрественно после того, как дух святый при крещении со­шел на Иисуса, а не в позднейшее время, как полагают некоторые.
   Духом: Под духом разумеется здесь не собственно дух Иисуса и не дух искуситель, а дух святый, сошедший на Иисуса.
   По крещении Иисус предает себя духу святому и ведется им, куда по­велит, и возводится в пустыню на борьбу с диаволом.
   В пустыню: Предание указывает, как место искушения Господа, ле­жащую на западе от Иерихона так называемую сорокадневную пустыню, дикое и страшное место, в котором укрывались звери и разбойники (иначе называется она пустынею Иерихонскою).
   Для искушения: Искушать значит вообще испытывать, дознавать. В более тесном смысле искушать значит соблазнять людей, склонять их, к чему-либо недоброму, выставляя добрую сторону этого недоброго, причем обнаруживается сила нравственного добра в людях или бессилие его. Здесь искушать значит испытывать, действительно ли Иисус есть Христос, испытывать посредством соблазна к действиям греховным.
   От диавола: Диавол собственно переметчик, противник, враг. В писа­нии диавол в собственном смысле называется падший ангел, не устоявший в добре, враг всего доброго, существо злое, враждебное добру, враждеб­ное, в частности, спасению человека. В каком виде он приступил к спаси­телю, -- евангелисты не говорят. Может быть, не в грубом чувственном виде (с чем не совсем согласны дальнейшие его действия); но несомненно, с другой стороны, и то, что это -- не олицетворение искусительнкх мыс­лей самого Господа, как полагали некоторые. Это был действительно явившийся так или иначе спасителю дух злобы.
   Постившись: Совершенно воздерживаясь от пищи (ничего не ел в сии дни) 40 дней или 40 ночей: примеры такого долговременного поста из­вестны из Ветхого Завета. Так постился пророк Илия 40 дней, столько же постился Моисей; и Христос постился не для того, что ему нужен пост, но для вашего научения постился 40 дней, но не постирался далее, чтобы чрезмерным величием чуда не сделать сомнительною самую истину воплощения. Если бы он далее продолжал пост, то многим и это могло бы послужить поводом сомневаться в истине воплощения.
   Напоследок взалкал: По истечении 40 дней почувствовал потребность в пище, "показуя человеческое".
   И приступил к нему: Когда Господь взалкал, тогда, по этому поводу, открыто приступил к нему искуситель.
   Искуситель, т. е. диавол (Если ты сын Божий, то есть мессия, кото­рого сам Бог при крещении торжественно наименовал сыном своим воз­любленным.): Слышав уже глас, снисшедший с неба и свидетельствующий: Сей есть сын мой возлюбленный, слышав столь же славное о нем свиде­тельство Иоанново, искуситель вдруг видит его алчущим; это приводит его в недоумение: припоминая сказанное об Иисусе, он не может подумать, чтобы это был простой человек; с другой стороны, видя его алчущим, не может поверить, чтобы это был сын Божий. Находясь в таком недоуме­нии, он приступает к нему со словами обоюдными.
   Камни сии, которые находились, вероятно, в пустыне на месте поста и искушения. Сущность и сила искушения состоит в том, что Христу предлагается совершить чудо без нужды для удовлетворения своих чувст­венных потребностей, то есть злоупотребить чудом, причем обнаружилась бы гордость и противление намерениям Божиим. Он только что торжественно объявлен сыном Божиим, и вот представляется случай показать сие ему самому на самом деле. "Он взалкал. Если он мессия, то зачем алкать, когда одного слова достаточно для того, чтобы превратить камни в хлеб, насытиться ими? Что за грех было претворить камни в хлебы? Знай, что послушаться диавола в чем бы то ни было -- грех" (Феофил.).
   Написано и пр. Христос отражает это искушение, как и два последую­щие, словом Божиим. Он указывает на изречение из книги Второзакония VIII, 3. Моисей говорит в этом месте, что Бог, смиряя народ израильский, томил его голодом и питал манною, которая неизвестна была ни ему, ни отцам его, чтобы показать ему, что не одним хлебом живет, то есть поддерживает свое существование, человек, что есть другие предметы, которые могут поддерживать жизнь человека, например, манна и всё то, на что укажет слово Божие, исходящее из уст его. И спаситель, указывая на сие излечение, указывает тем искусителю, что не нужно творить чуда превращения камней в хлебы, что можно удовлетворить голод, кроме хлеба, другими предметами по указанию, или слову, или действию Божию. Это ближайший непосредственный смысл изречения. Но, без сом­нения, в сем изречении содержится указание на духовную пищу, которою питается верующий человек, при которой он как бы забывает на время о пище телесной, как бы не чувствует нужды в ней; эта духовная пища есть слово Божие, божественное учение, божественные заповеди и повеле­ния, исполнение которых составляет духовную пищу, более нужную для души, чем пища телесная. Всякое слово Божие к алчущему, подобно пище, поддерживает жизнь его. Может Бог и словом питать алчущего. Итак, смысл ответа Христова таков: нужда в хлебе для меня теперь не такова, чтобы заставить меня совершить чудо. Жизнь зависит от воли Божьей. Бог мог поддержать ее не хлебом только, но всем, на что он укажет как на пищу. И притом слово Божие, его заповеди и повеления, совершать которые должен человек, -- такая духовная пища, при которой забы­вается голод телесный, и человек, питаясь этим словом как пищею, не чув­ствует как бы нужды в пище телесной.
   Берет и поставляет: Это не значит, что диавол нес Иисуса по воздуху, или что принудил его к тому против его воли, или что сделал для этого нечто чудесное. Ничто не доказывает, чтобы диавол имел такую власть и силу, и значение слова берет не принуждает принять какое-либо из по­мянутых предположений; слово это означает вести кого-либо или сопутст­вовать, и сатана повел Иисуса или сопровождал Иисуса, конечно, не во­преки его воле, не с насилием, не с принуждением ему.
   Диавол, соблазняя Господа -- броситься с верху здания, ссылается на текст из Псалтири (ХС, 11, 12), говоря, что если он сын Божий, то ему не предстоит опасности. Ибо если всякому, уповающему на Бога, обе­щается помощь от него, то тем более сыну Божию даруется эта помощь, и ангелы сохранят его невредимым. Сущность и сила этого искушения состоит в том, чтобы возбудить в Иисусе желание вынудить, так сказать, чудо со стороны Бога, причем обнаружились бы тщеславие, самонадеяние и духовная гордость. Если ты сын Божий, говорит диавол, то Бог для тебя всё сделает, сотворит чудо по одному твоему желанию.
   Сказал ему и пр. На это искушение Господь отвечает словами опять из Второзакония VI, 16: Не искушай Господа Бога твоего. Это говорит Мои­сей народу еврейскому, запрещая ему искушать Иегову, как он искушал его при Массе, говоря: Точно ли Господь среди нас, или нет, когда народ требовал у него чуда по случаю недостатка воды. Таким образом, смысл ответа Христова таков: Не должно требовать от Бога чуда по своему произ­волению. Правда, Бог помогает боящимся его, обещает им чудеса, но только для освобождения их от опасности, а не по всякому их желанию. Таким образом, искуситель, извративший смысл места из писания, был отражен другим местом, правильно истолковывающим и смысл указанного искусителем изречения.
   Весьма высокую гору: Неизвестно, какую. Вероятно, это вершина ка­кой-либо горы, с которой можно видеть большую часть Палестины. Аббат Мерит говорит о вершине одной таковой горы: этот пункт господствует над горами Аравии, страной Галаадской, страной Амморейской, долинами Моавитскими и Иерихонскими, течением Иордана и всем пространством Мертвого моря. Это та гора, которая и доныне называется горою иску­шения.
   Точно так же Моисей пред своею смертью взошел на гору Нево (Навав), на вершину Оразии, и показал ему Господь всю землю от Галаада до самого Дана, и всю землю Ефремову и Манассиину, и всю землю Иудину, даже до самого западного моря, и полуденную страну, и равнину долины Иери­хона, города Пальм до Сихара. Отсюда видно, что были торы, с которых видна была большая часть земли Ханаанской или Палестины и ее окрест­ностей.
   Все царства мира: Надобно предположить, что искуситель показал их Христу каким-либо магическим, непостижимым действием, чему под­крепление можно находить в словах евангелиста Луки о сем: В мгновение времени (IV, 5), "в призраке" (Феофил.).
   Всё эта дам тебе: Искуситель присвоивает себе власть над всеми сими царствами, будто бы принадлежащими ему, и право передать ее, кому он захочет, власть и право, принадлежащие одному Богу. Правда, язычники находились под властью сатаны до времени, и жители Палестины, повре­жденные в правах, состояли под его властью; но тем не менее в этих словах диавола выражается гордое и лживое предвосхищение власти, принадле­жащей одному Богу, как творцу и промыслителю вселенной, во власти которого все царства земные.
   Падши поклонишься мне: Присвояя себе власть и права над миром, принадлежащие Богу, искуситель требует себе и поклонения, как Богу, то есть поклонения религиозного, которым выражалась бы совершенная покорность, и сила искушения состоит в том, что Христу предлагается вместо чрезвычайного дела искупления человечества путем крестной смерти и основания чрез то всемирного духовного и вечного царства внешняя царская власть над миром, то есть это искушение есть отклонение Христа от всего великого дела его служения роду человеческому в ка­честве мессии -- искупителя.
   Тогда говорит, и пр. Это более дерзкое искушение, чем два первые, Господь опять отражает словами писания, но предварительно всемогущим словом своим повелевает искусителю прекратить свои искушения: Отойди (прочь) от меня, сатана! Написано во Второзаконии 6, 13: Моисей уве­щевает в этом месте народ еврейский не следовать, когда он взойдет в обла­дание Палестиною, богам тех народов, которые будут жить вокруг него, то есть языческим богам: ибо одному только Иегове -- истинному Богу -- подобает божеское поклонение и никому другому".
  
   Рейс, почтенный писатель Тюбингенской школы, объяс­няет искушение так (стр. 179--185):
  
   "Это знаменитое место из Евангелия, изощрявшее мудрость толковате­лей более, чем какие-либо иные места его, известно под именем истории искушения. Название это, однако, не выражает точно природы сообщае­мого события. В то время как во втором Евангелии говорится лишь очень смутно об одном искушении, продолжавшемся сорок дней, в первом Евангелии вполне определенно рассказывается о трех различных искушениях, имевших место после этих сорока дней, а Лука объединяет оба эти повествования, принимая и то и другое. Различие это не касается, однако, сущности рассказа. То же можно сказать и о других различиях, которые мы отметим попутно, не придавая им особого значения. Так, один Матфей говорит, что искушение было целью удаления Иисуса в пу­стыню, -- воля духа была такова, чтобы он подвергся испытанию. Звери, о которых упоминает лишь один Матфей, вводятся просто для того, чтобы выразить более наглядно мысль об уединении; нет ни малейшего основания понимать под ними хищных зверей. От двух первых текстов остается впечатление, будто Иисус удалился в пустынное место, где он пробыл сорок дней, с целью предаться размышлениям о своем будущем служении (так обыкновенно и объясняют эту цель общераспространенные толко­вания). Текст Луки, напротив того, внушает мысль о пребывании в трудах, о томительном и возбужденном состоянии, которое осложнялось повтор­ными приступами искусителя. Далее оказывается та, стоящая внимания, разница, что три отдельных явления не следуют в одном и том же порядке у двух евангелистов, которые о них повествуют. Все толкователи в этом отношении сходятся, отдавая предпочтение Матфею, и у них имеются к тому столь веские основания с точки зрения логики и психологии, что мы признаем возможным не излагать их здесь пространно. Мы заметим только, что они имеют этот вес лишь постольку, поскольку вообще при­знается действительность передаваемых событий. Наконец три рассказа оканчиваются различно. Матфей дает понять, что искуситель, трижды с по­зором отраженный, признает за лучшее удалиться. Из повествования Луки, напротив того, следует, что он вновь принимается за то же дело несколько позднее. Писатель этот, без сомнения, имел в виду или ту борьбу, которую приходилось выдерживать за всё время своего служения, или его страсти и его смерть. Матфей добавляет, что вместо побежденного диавола пред Иисусом тотчас же предстали слуги-ангелы, посланные, можно думать, или для того, чтобы позаботиться о его нуждах, или для того, чтобы воз­дать хвалу его победоносной святости. Марк тоже говорит об ангелах, но, по-видимому, хочет сказать, что они находились с Иисусом за всё время его пребывания в пустыне, составляя его общество и служа ему, чем, конечно, исключается мысль о посте и о голоде, о которых говорится у других евангелистов.
   Все эти различия, повторяем, касаются лишь второстепенных по­дробностей. Мы остановимся теперь на самой сущности этого повество­вания, единственного в своем роде не только в Евангелиях, но и во всей Библии. Прежде всего дадим себе отчет в том смысле, какой мы должны связывать с словом искушение. В библейском языке (Ветхого и Но­вого Завета) слово это употребляется в трех различных значениях: во-1-х, говорится о человеке, что он искушает Бога, когда он хочет вызвать не­терпеливыми требованиями какое-либо проявление его могущества, напр., чуда; так как всякое требование такого рода проистекает от недостатка веры или преданности воле Божией, то писание признает его за грех; во-2-х, говорит о Боге, что он искушает людей, когда он подвергает веру их испытанию бедами и напастями разного рода. Так как здесь цель и средства одинаково спасительны, то уже апостолы сознавали непригодность слова искушения (Иакова I, 13), и употребление его в этом смысле всё более и более оставляют в современном языке, заменяя его словом испытание; наконец, в-3-х, человек искушает другого, когда пы­тается вовлечь его в грех. События, передаваемые здесь, конечно, не могут быть отнесены ни к этой третьей категории, ни к первой. Искуситель не обращается к могуществу Иисуса, чтобы побудить его к совершению чудес на пользу себе; здесь есть скорее нравственное столкновение свя­той воли Христа с извращенными стремлениями диавола.
   Признавая это в общем, мы прежде всего заметим, что три повествователя во всяком случае рассказывают о событии внешнем и обязуемом: о встречах и беседах между двумя различными лицами, и в коих одно было сам сатана, явившийся видимым образом с целью вовлечь Иисуса в дея­ния, от которых тот решительно отказался. Сначала сатана приступает к Иисусу, когда тот чудесным образом провел сорок дней без всякой пищи и когда вновь дали почувствовать себя его физические потребности, и предлагает удовлетворить эти потребности с помощью чуда. Иисус отказы­вается от этого, ссылаясь на место из писаний (Втор. VIII, 3), которое позволяет ему надеяться на поддержание себя и находить средства к под­держанию себя даже там, где при обыкновенных условиях он терпел бы лишения. Бог, говорит он, может напитать меня так, как ему угодно: стоит ему только сказать, повелеть, и всё сделается без всякого нарушения обычного порядка явлений (неправильно переводят: человек может жить от всего (от всего съедобного), созданного Богом; или: я могу питаться от слова Божьего, духовно, и не имею нужды в пище материальной). Текст Луки, восстановленный до наиболее древним рукописям, не заключает в себе этого выражения; включенное в ходячие списки выражение, -- всякое слово Божке, -- не устанавливает правдоподобного смысла.
   Второе искушение состояло в приглашении Иисуса подвергнуться умышленно неминуемой опасности, бросившись с высоты здания, в убеж­дении или в надежде, что Бог чудесным образом предохранит его от вся­кого несчастия. Мы не знаем, какое именно место обозначают словом, которое мм наудачу переводим словом крыло храма; сомнительно, чтобы они го­ворили о самом святилище, на кровлю которого не было входа. Воз­можно, что речь идет здесь о каком-нибудь другом здании, заключавшемся в церковной ограде и находившемся в восточной стороне, где гора Мориа господствует над Кедронской долиной, выступая утесом. Искуситель думал склонить к тому Иисуса, напомнив ему слова псалма (ХС, 11--12), в буквальном истолковании. Иисус ответил ему другим местом (Втор. VI, 16), которое осуждает всякое поползновение искушать Бога в вышеуказанном нами смысле.
   Наконец диавол возводит его на гору, с вершины которой можно было видеть все царства земные и созерцать их величие, их могущество и их богатство. Всё это обещается ему при условии послужить интересам того, кто называет себя их властелином. Иисус отражает его, просто сославшись на основное начало откровенной религии (Втор. VI, 13), которого достаточно ему, чтобы подавить в себе всякое себялюбивое хотение. Можно, пожалуй, сказать по этому поводу, что искушение, наиболее соблазни­тельное из трех, было побеждено и с наименьшим усилием и с наибольшей решимостью.
   Конкретная форма этих трех искушений и особенно второго пред­ставляет из себя нечто своеобразное, к чему трудно было бы указать по­будительную причину. Но по своей сути они не остаются без аналогии в евангельской истории. Мы напомним происходившее в Гефсиманском саду, когда Иисус сказал: Если бы я захотел, мой отец послал бы мне двенадцать легионов ангелов; или происходившее на Голгофе, когда народ кричал: Если он сын Божий, то пусть он сойдет с креста; затем слова, обращенные к фарисеям: Этот род ищет знамения, но знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы, данного ниневитянам; наконец те случаи, когда толпа хотела провозгласить его царем, и его торжествен­ное возвещение: Мое царство не от мира сего.
   Тем не менее рассказ этот, в том виде, в каком он передается или вклю­чается евангелистами, представляет непреодолимые трудности, которые мы должны отметить. Мы не будем останавливаться на тех из их числа, которые касаются, собственно, истории, как, например, на вопрос о том, в каком виде представился диавол; как Иисус был перенесен из пустыни к храму, от храма на гору и оттуда снова в пустыню; где должна нахо­диться гора, достаточно высокая, чтобы человек мог с нее окинуть одним взглядом все царства земные, и другие подобные вопросы, которые могут затруднять буквальное толкование, но которые являются прямо пустяшными сравнительно с теми вопросами, которые представляются уму бого­слова. Тот прежде всего должен спросить, узнал ли Иисус диавола. Какой бы ни был дан ответ на этот вопрос (а евангельский текст несомненно заключает в себе положительный ответ), понятие о божественности всё равно оказывалось бы до чрезвычайности суженным. Выходило бы так, что или он, Бог, не узнал того, кто явился, чтобы бороться с ним и победить его на земле, или, узнав его, он всё же оказался в его власти или предо­ставил себя в его распоряжение. Но нам кажется невозможным допустить, чтобы диавол овладел сыном Божиим в физическом смысле; того менее можем мы допустить, чтобы сын Божий согласился следовать за диаволом, войти, так сказать, в круг его начинаний, подчиниться ему в нравственном смысле. Вообще мысль об искушении Бога в этом смысле представляется нам идущей вразрез с основными понятиями религии, достойной этого названия, и тем не менее как раз в евангельских текстах говорится, что искушение было целью пребывания Иисуса в пустыне. Отсюда мы за­ключаем, что рассказ, содержащийся в рассматриваемых нами еван­гельских текстах, в том виде, в каком мы имеем его, несовместим с догма­тами или официально признанным понятием божественности Христа. Добавим еще, что это следствие особенно вытекает из того, что диавол предлагает Христу поклониться ему. По церковному богословию, Христос, т. е. второе лицо троицы, создатель диавола и всего, что существует. Диавол знает это более, чем кто-либо другой. Его предложение предста­вляется поэтому не только кощунством, но и прямо непостижимой глу­постью. Евангелисты не могли рассказывать нам нелепостей: они пред­ставляют нам Иисуса искушаемого, как человека, но торжествующего без колебаний, без усилий, решительно и совершенно.
   Но и с этой точки зрения, которая, повторяем, есть точка зрения еван­гелистов, оказываются огромные трудности, останавливающие читателя. Даже если мы оставили в стороне те из них, которые обусловливаются признанием божественной природы Христа, всё же наше религиозное чувство отказывалось бы допустить, чтобы искушение, т. е. склонение ко злу, могло оказать на Иисуса какое-либо влияние; мы признали бы иску­шение скорее чем-то мимолетным и преходящим, чем-то представляющимся его уму в виде вопроса, подлежащего решению, в виде гипотезы. В самом деле, если бы зло могло не то чтобы затемнить на мгновение ясность его ума или затуманить временно его нравственное сознание, а просто промелькнуть, как тень, перед его глазами, оставив на себе на минуту его внимание, -- понятие о его безусловной святости, являющееся необхо­димым элементом христианской веры, неизбежно подверглось бы сомнению, или, вернее, оказалось бы явно противоречивым; это настолько верно, что уже некоторые из древних отцов церкви держались того мнения, что события у храма и на горе не были действительно происходившими, ибо иначе пришлось бы допустить, что Иисус поддался до некоторой степени искушению, хотя и остановился в решительную минуту. Современные писатели заходят далее и, отрицая объективную и внешнюю реальность всей этой истории, хотят видеть в ней лишь внутренний и субъективный факт, эволюцию мысли Иисуса, расходящееся созерцание своих целей и средств, только лишь драму его души. Однако было бы нетрудно пока­зать, что этот способ объяснения, наименьший недостаток которого за­ключается в том, что он противоречит тексту, никоим образом не устраняет отмеченной нами трудности; напротив того, если мы поставим на место личного диавола собственные мысли Иисуса, которые выразились бы в его сне, видении или во внутренней борьбе, то мы тем самым признаем при­сутствие в его нравственной природе элемента слабости, тем менее для нас понятного, чем более необычным будет казаться нам предмет иску­шения. Можно сказать, что в этом отношении даже забавное объяснение истолкователей-националистов, видевших в диаволе посланника синед­риона, в несравненно меньшей мере вредило бы цельности представления о характере Иисуса.
   Значительное число немецких богословов нашего века, отчаявшись согласовать повествование Евангелий с здравой оценкой личности и до­стоинства Иисуса и убедившись в том, что ни одно из преобразований, каким последовательно подвергалась история искушения со стороны истолкователей, не устраняет вполне того, что нас озадачивает в нем и ста­вит втупик, предлагали очень благовидное объяснение такого рода: то, что евангелисты передают нам как исторический факт, было первоначально притчей, рассказанной Иисусом своим ученикам с целью пояснить им разницу между ложным и дурным представлением о мессианском назна­чении и о силах, данных тому, кто должен его выполнить, и представлением истинным, бывшим в его уме. Диавол, пустыня, храм и гора являются измышлениями образного рассказа; также неизбежное противоречие между сорока днями, проведенными в пустыне, и двумя днями, отделявшими (по Иоанну) свадьбу в Кане от пребывания на берегах Иордана, устраняется само собой. Против такого объяснения с полным основанием возражали, что это был бы единственный пример притчи, в которой Иисус вывел бы сам себя действующим лицом, и, кроме того, что она должна бы была остаться очень плохо понятой слушателями Иисуса для того, чтобы в конце концов принять свою теперешнюю форму. Это очень верное замечание; однако, если не считать всего дела просто за миф, надо во всяком случае допустить, что повествование первоначально сделано было самим Иисусом, что оно могло быть сообщено ученикам не иначе, как с учительной целью, и что притча это или нет, а именно внутренний смысл рассказа, заклю­чающийся в нем нравственный и религиозный элемент должен быть предметом изыскания. Суждение, какое надо иметь об исторических подроб­ностях рассказа, для христиан есть дело совсем второстепенное. Для них очень мало представляют интереса поставленные нами вначале вопросы о том, как понимал Иисус свое назначение, или, вернее, к каким сред­ствам он не хотел прибегать при своем служении. Его личные нужды, пред­ставленные в рассказе лишь в виде голода, не должны были составлять для него предмет его забот и хлопот, направляющее начало его поступков. Так же мало должна была суетная слава, которую он мог иметь перед людьми, побудить его к выставлению напоказ того, что отличало его от простых смертных, он должен быть защищаться до той минуты, пока не усмотрел, к великой радости для себя и без всякой пользы для мира, оберегающей силы той связи, которая соединяла его с Богом, и пока не узнал различия между спасительным самопожертвованием, отдающим жизнь потому, что оно знает ей цену, и безрассудной смелостью, которая рискует ею, не ценя ее. Наконец он не мог обманываться относительно природы царства, которое он имел в виду основать, и не мог не видеть, что те мирские стремления, в которые могли вовлечь его призрачные и суеверные надежды его народа, не только не соответствовали бы ему в достижении его главной цели, но явно отклонили бы его от нее, заменив почитание его Бога идолопоклонством, столь же презренным, как кощунственным".
  
   Рейс, так же как и церковь, полагает, что писатель представ­лял себе действительное лицо сатаны. Но почему он это пред­полагает, он не объясняет. А в этом предположении и лежит вся ошибка. Из смысла всей главы не только не видно того, чтобы писатель разумел под сатаною действительное лицо, но видно совсем обратное.
   Если бы писатель представлял себе лицо, он бы хоть что-нибудь сказал о нем, о его виде, о его действиях, а тут, напро­тив, ни одного слова нет о самом лице. Лицо искусителя упо­минается только ровно настолько, насколько нужно выразить мысли и чувства Христа. Не сказано, как он подошел к нему, ни как переносил его, ни как исчез, ничего не сказано. Гово­рится только об Иисусе и о том враге, который есть в каждом человеке, о том начале борьбы, без которой немыслим живой человек. Очевидно, писатель с простыми приемами хочет выра­зить мысли Иисуса. Чтобы выразить мысли, надо заставить говорить его, но он один. И писатель заставляет говорить Христа с самим собою, и он называет один голос голосом Иисуса, а другой -- то дьяволом, т. е. обманщиком, то искусителем.
   В церковном толковании прямо сказано, что не надо и нельзя (хотя, как всегда, не сказано, почему это не надо и нельзя) считать дьявола представлением, а надо считать действительным лицом, и такое утверждение привычно нам; но почему Рейс предполагает то же, -- требует объяснения.
   Для всякого человека, свободного от церковного толкования, будет ясно, что слова, приписываемые искусителю, выражают только голос плоти, противный тому духу, в котором находился Иисус после проповеди Иоанна. Такое понимание значения слов: искуситель, обманщик, сатана, означающих одно и то же, подтверждается 1) тем, что лицо искусителя введено только ровно настолько, насколько оно нужно для выражения внутрен­ней борьбы; ни одной черты относительно самого искусителя не прибавлено; 2) тем, что слова искусителя выражают только голос плоти и больше ничего, и 3) тем, что все три искушения суть самые обычные выражения внутренней борьбы, повторяю­щейся в душе каждого человека.
   В чем же состоит эта внутренняя борьба?
   Иисусу 30 лет. Он считает себя сыном Бога. Вот всё, что мы знаем о нем в то время, как он слушает проповедь Иоанна. Иоанн проповедует, что пришло царство небесное на землю, что для вступления в него, кроме очищения водой, нужно очи­щение духом. Никакого внешнего поразительного состояния Иоанн не обещает. Признака внешнего наступления царства не­бесного не будет. Единственный признак его пришествия есть какое-то внутреннее не плотское явление -- очищение духом.
   Исполненный мыслью об этом духе, Иисус уходит в пустыню. Мысль его о своем отношении к Богу выражена в предшествую­щем. Он считает отцом своим Бога,он сын Бога, и для того, чтобы отец его был в мире и в нем самом, ему надо найти этот дух, который должен очистить мир, и этим духом очистить себя. И чтобы изведать этот дух, он подпадает искушению, удаляется от людей и уходит в пустыню. Вместе с сознанием своей сыновности Богу и своей духовности он хочет есть и страдает голодом.
   И голос плоти говорит ему: Если ты сын Бога, прикажи, чтобы из камней стали хлебы. Если понимать слова эти, как понимает их церковь, именно: что диавол, искушая сына Бога, хочет от него доказательства его божественности, -- то нельзя понять, почему Иисус Христос, если он мог это сделать, не претворил камней в хлебы. Это был бы самый лучший и простой и короткий, достигающий цели, ответ.
   Если слова: "Если ты сын Божий, вели, чтобы камни стали хлебами" -- есть вызов к чуду, то необходимо, чтобы Иисус, отвечая, сказал: "Не хочу делать чуда" или что-нибудь соответствующее вопросу; но Иисус ничего не говорит о том, хочет ли он, или не хочет делать то, что ему предлагает диавол, но отвечает совсем другое и даже не упоминает ничего об этом, а говорит: Не хлебом одним жив человек, а всем, исходящим от Бога. Слова эти не только не отвечают на упоминание диавола о хлебе, но говорят совсем другое. Из того, что Иисус не только не делает из камней хлеба, чего очевидно нельзя сделать, и даже не отвечает на эту невозможность, а отвечает на общий смысл, видно, что слова эти не могли иметь прямого значения: Скажи, чтобы из камней сделался хлеб, -- а имеют то значение, которое они имеют, когда прямо обращены к человеку, а не к Богу. Если они обращены просто к человеку, то значение их ясно и просто.
   Слова эти значат: Хлеба тебе хочется, и потому позаботься, чтоб хлеб у тебя и был, потому что сам видишь, что словами хлеба не сделаешь.
   И Иисус отвечает не на то, почему он не делает хлеб из камней, а на тот смысл, который лежит в словах: Покоряешься ли ты требованиям плоти? он отвечает: Человек жив не хлебом, а духом.
   Смысл отдельного этого изречения очень общ. Для того, чтобы понять его определеннее, надо вспомнить всё начало главы и то, к чему сказаны эти слова.
   Приводя слова из книги св. писания, Иисус, очевидно, ра­зумеет тот самый смысл, который находится в этой главе.
   Во Второзаконии гл. VII, 5-й книге Моисея сказано:
  
   "1. Все заповеди, которые я заповедую вам сегодня, старайтесь испол­нять, дабы вы были живы и размножились и пошли и завладели землею, которую с клятвою обещал Господь отцам вашим.
   2. И помни весь путь, которым вел тебя Господь Бог твой по пустыне вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди его, или нет.
   3. Он смирил тебя, томил тебя голодом и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек.
   4. Одежда твоя не ветшала на тебе, и нога твоя не пухла вот уже со­рок лет.
   5. И знай в сердце твоем, что Господь Бог твой учит тебя, как человек учит сына своего.
   6. Итак, храни заповеди Господа Бога твоего, ходя путями его и бо­ясь его.
   7. Ибо Господь. Бог твой, ведет тебя в землю добрую, землю, где по­токи вод, источники и озера выходят из долин и гор".
  
   И вот на слова диавола о голоде Иисус, вспоминая Израиля, жившего 40 лет в пустыне и не погибшего, этими словами от­вечает искусителю: Не хлебом жив человек, но волею Божией жив человек. Т. е, как израиль надеялся на Бога и Бог привел его, так и я надеюсь на Бога, отвечает Иисус.
   На эти слова Иисуса диавол берет его и несет на храм, по­вторяя опять: Если ты сын Бога, бросься отсюда.
   Слова эти стоили много труда церковным толкователям. Толкования же не нужно никакого: диаволом называется голос плоти, говорящий в том же Иисусе. И потому слова эти прямо значат: И представление перенесло его на храм; или: И ему представилось, что он стоит на высоте, и голос плоти сказал ему, повторяя опять: Если ты сын Божий, бросься отсюда.
   По церковному толкованию эти слова ничем не связаны с первыми и опять не имеют другого значения кроме того, что диавол вызывает Иисуса сделать ненужное чудо. Слова диавола из 91 псалма о том, что ангелы поддержат его, тоже по церков­ному толкованию ничем не связываются с предшествующим, и весь этот разговор представляется бесцельным. Бессвяз­ность и бессмысленность церковного толкования второго иску­шения происходит от ошибки понимания смысла первых слов. Первые слова: сделай хлебы из камней, -- понятые не как выра­жение невозможности (иметь хлеб, когда не запас его), а как вызов на чудо, заставили и на последующие слова: бросься вниз, смотреть тоже, как на вызов к чуду. Слова же эти, очевидно, связаны с первыми внутренним смыслом. Связь эта оче­видна уж и потому, что как первые, так и вторые слова начи­наются одним и тем же выражением: если ты сын Божий.
   Кроме того, во втором ответе слово ??? -- потому что, стоя­щее у Луки, ясно показывает, что Иисус не отвечает на слова диавола: "бросься вниз", но отвечает на свой отказ броситься вниз. Иисус как в первом, так и в третьем искушении не гово­рит: написано и т. д., а говорит: потому что написано, то есть говорит: Я не брошусь, потому что написано.
   С первых слов голос плоти хочет показать Иисусу ложность его убеждений в том, что он есть духовное существо и сын Бо­жий. Ты говоришь: Ты сын Божий, ушел в пустыню и думаешь освободиться от похоти плоти. А похоть плоти мучает тебя. Здесь не удовлетворишь похоти, камней хлебами не сделаешь, так лучше поди туда, где есть из чего делать хлеб, и делай его или запасай его и носи с собою и ешь, как все люди.
   Вот что сказал голос плоти в первом искушении. На это Иисус, вспоминая Израиля в пустыне, сказал: израиль сорок лет жил в пустыне без хлеба и питался, и жив остался, потому что Бог хотел этого. Стало быть, не хлебом жив человек, а волей Божиею.
   Тогда голос плоти, представляя ему, что он стоит на высоте, говорит: Если так, и тебе, как сыну Божию, заботиться о хлебе не нужно, так докажи это -- бросься вниз. Ведь ты сам гово­ришь, что всё происходит не от заботы человека, а от воли Божией. Это истинная правда, и в псалме Давидовом сказано (Псал. 91): На руки подхватят тебя и не допустят до тебя зла. Так что же ты страдаешь, бросься головой вниз, до тебя не допустится зло, ангелы сохранят тебя.
   Как только дано настоящее объяснение первым словам, именно то, что это не вызов сделать чудо, а указание на не­возможность, так и эти слова получают тот же характер и ясный смысл. В словах дьявола: "бросься вниз", находится возражение на то, что Иисус надеется на Бога; но в следующих словах из псалма выражается и то, что если верить в волю Божию и жить одной ею, то человек и не может испытывать страданий, ангелы соблюдут его. И потому диавол высказы­вает свою мысль: 1) что если верить, что жив человек от воли Божией, а не от своей заботы, то и не надо беречь свою жизнь; и 2) что для верующего и не может быть никаких лишений и страданий, ни жажды, ни голода, стоит только броситься головой вниз, отдаться воле Божией, и ангелы соблюдут. То, что эта вторая мысль -- о том, что теперь избавиться от голода Иисус может, если он точно верит в волю Божию, тем, что бросится с храма, -- заключается в словах диавола и подтвер­ждается ответом Иисуса о неискушении Бога, как было при Массе. Голос плоти словами "бросься вниз" доказывает Иисусу не только несправедливость его довода о том, что жизнь не от хлеба людского, а от Бога, но доказывает и тем, что он не бросится, и то, что сам Иисус не верит в это. Если бы он верил, что жизнь не от хлеба людского, не от заботы людской, а от Бога, то он бы теперь в своем голоде не берег бы себя; а он тер­пит голод и все-таки не отдается вполне воле Божией. На это
   Иисус отвечает отказом броситься вниз. Он говорит: Я не брошусь, потому что написано: Не искушай своего Бога.
   Иисус Христос отвечает опять словами из книг Моисея, напоминая событие при Масса-Мериве.
   Вот что было при Массе (Исход XVII, 2--7):
  
   "2. И укорял народ Моисея, и говорил: дайте нам воды пить. И сказал им Моисей: Что вы укоряете меня? Что искушаете Господа?
   3. И жаждал там народ воды, и роптал народ на Моисея, говоря: Зачем ты вывел нас из Египта, уморить жаждою нас, и детей наших, и стада наши?
   4. Моисей возопил к Господу и сказал: Что мне делать с народом сим? Еще немного, и побьют меня камнями.
   5. И сказал Господь Моисею: Пройди пред народом и возьми с собою некоторых из старейшин израильских, и жезл твой, которым ты ударишь по воде, возьми в руку твою и пойди.
   6. Вот я стану пред тобою там на скале в Хориве; и ты ударишь в скалу и пойдет из нее вода, и будет пить народ. И сделал так Моисей в глазах старейшин израильских.
   7. И нарек месту тому имя: Масса и Мерива (искушение и укорение) по причине укорения сынов израилевых, и потому что они искушали Господа, говоря: Есть ли Господь среди нас или нет?"
  
   Этим воспоминанием Иисус отвечает на оба рассуждения диавола. На то, что голос плоти говорит, что он не верит в Бога, если бережет себя, он отвечает: Нельзя испытывать своего Бога. На то, что голос плоти говорит, что если бы он верил в Бога, он бы бросился с храма, чтобы отдаться ангелам и избавиться от голода, -- он отвечает тем, что он не укоряет никого за свой голод, как укоряли израильтяне Моисея при Массе. Он не отчаивается в Боге, и потому ему и не нужно испытывать Бога, и легко переносит свое положение.
   Третье искушение есть строгий вывод из двух первых. Оба первые начинаются словами: Если ты сын Божий... последнее же не имеет этого вступления. Голос плоти прямо говорит Иису­су, показывая ему все царства мира, то есть то, как живут люди, и говорит ему: Если поклонишься мне, всё это дам тебе. От­сутствие вступления "Если ты сын Божий" и совсем особенный склад речи, уже не как с человеком, с которым спорят, а с че­ловеком, который покорен, -- указывает на связь этого места с предшествующими, если предшествующие поняты в их настоя­щем смысле.
   Сначала голос плоти рассуждает и говорит: Если бы ты был сын Бога и дух, то ты бы не голодал, а если бы и голодал, мог бы по своей воле из камней делать хлеб и удовлетворять своей воле. А если голодаешь и не можешь из камня сделать хлеб, значит ты не сын Бога и не дух. Но ты говоришь, что ты сын Бога в том смысле,что ты надеешься на Бога.И это неправда, потому что, если бы ты надеялся точно на Бога, как сын на отца, то ты бы и не мучился теперь голодом, а прямо бы пустился на власть Божию и не берег бы свою жизнь, а ты небось с крыши не бросишься.
   Иисус отвечает на это тем, что он не должен ничего требовать от Бога.
   О том, что понимал Иисус под этими словами, сказано ниже; но диавол не понимает этого довода.
   Доводы диавола следующие: Хочешь есть, так и заботься о хлебе. Если бы правда было то, что ты предаешься воле Божией, то ты бы и не берег себя, а ты бережешься, -- стало быть, ты не прав. И потому голос плоти, торжествуя, говорит: Не хочешь думать о пище, так ж не береги свою жизнь; а бере­жешь свою жизнь, с крыши не хочешь броситься, так отчего хлеба себе не припасешь?
   Голос плоти как бы заставил Иисуса признать могущество ее и неизбежность жизни плотской, и потому он и говорит: Все эти твои надежды на Бога и уверенность в нем -- всё это слова, а на деле ты не ушел и не уйдешь от плоти. Такой же ты сын плоти был и есть, как и все люди. А сын плоти, так почти ее и работай ей. Я -- дух плоти. И он показывает Иисусу царства мира: Видишь, что я даю тем, кто служит мне. Почти меня, работай мне, и тебе то же будет.
   На это Иисус отвечает опять из книги Моисея (Второзакон. VI, 13): "Господа, Бога твоего, бойся и ему одному работай". Сказано это во Второзаконии не просто, а сказано израиль­тянам, что тогда, когда они получат все блага плоти, то тут-то и надо бояться забыть Бога и ему одному работать.
   Голос плоти замолкает и сила Божия помогает Иисусу пере­нести искушение.
   Всё, что нужно было сказать, -- всё сказано. Церковные толкования любят представлять это место как победу Иисуса над диаволом. Победы ни по какому толкованию не выходит никакой: диавола можно считать столько же победи­телем, сколько и Иисуса. Победы нет ни с той, ни с другой стороны; есть только выражение двух противоположных друг другу основ жизни. И ясно выражена и та, которую отрицает Иисус, и та, которую он избрал. Оба хода рассуждения порази­тельны тем, что философские системы, системы морали, религи­озные секты, различные направления жизни в тот или другой исторический период имеют в основе только различные стороны обоих этих рассуждений. В каждом серьезном разговоре о зна­чении жизни, о религии, в каждом случае внутренней борьбы отдельного человека повторяются всё те же рассуждения этого разговора диавола с Иисусом или голоса плоти с голосом духа.
   То, что мы называем "материализм", есть только строгое следование всему рассуждению диавола; то, что мы называем "аскетизм", есть только следование первому ответу Христа о том, что не хлебом жив человек.
   Секты самоубийств, философия Шопенгауэра и Гартмана есть только развитие второго рассуждения диавола.
   В самом простом виде рассуждение таково:
   Д и а в о л: Сын Бога, а голоден. Словами хлеба не сделаешь. Толкуя не толкуй о Боге, а брюхо хлеба просит. Хочешь быть жив, так и работай, запасай хлеба.
   И и с у с: Человек жив не хлебом, а Богом. Человеку дает жизнь не плотское, а другое -- дух.
   Д и а в о л: А если не плотское дает жизнь, то человек свобо­ден от плоти и ее требований. А если свободен, так бросься с крыши, ангелы подхватят тебя. Убивай свою плоть или сразу убей ее.
   И и с у с: Жизнь в теле от Бога, и потому нельзя роптать на нее и сомневаться в ней.
   Д и а в о л: Говоришь: зачем хлеб, а сам голодаешь. Гово­ришь: жизнь от Бога, в духе, а сам бережешь свою плоть, значит одни разговоры. Не тобой свет начался и не тобой и кончится. Гляди на людей: жили и живут и хлеб припасают, и хлеб бере­гут. И припасают не на день, не на год, а на года, и не один хлеб, а всё, что человеку нужно. И себя берегут, чтобы и самим не падать, и чтобы беда не убила, и чтобы человек не обидел, -- тем и живы. Есть хочешь, так и трудись. Жалеешь свое тело, так и береги себя. Почитай плоть и работай ей, и жив будешь, и она отплатит тебе.
   И и с у с: Жив человек не плотью, а Богом. В жизни от Бога нельзя сомневаться, и в жизни этой почитать должно одного Бога и ему одному работать.
   Всё рассуждение диавола, то есть плоти, -- несомненно и неотразимо, если стать на его точку зрения. Рассуждение Христа точно так же неотразимо, если стать на его точку зрения. Разница только в том, что рассуждение Христа включает в себя рассуждение плоти. Христос понимает рассуждение плоти, берет его за основание всего рассуждения. Рассуждение же плоти не включает в себя рассуждение Христа и не понимает его точки зрения.
   Непонимание диаволом Христа начинается со второго вопро­са и ответа. Диавол говорит: Если ты говоришь, что ты можешь быть жив без хлеба, необходимого для жизни, то ты можешь отречься от всей своей плотской жизни, прямо отрицать ее и для уничтожения жизни броситься с высоты.
   Иисус отвечает: Отказываясь от хлеба, я не отказываюсь от Бога, но, бросаясь с храма, я отказываюсь от Бога. А жизнь-- от Бога, и жизнь есть проявление во мне, в моей плоти -- Бога. Следовательно, отказываясь от жизни, сомневаясь в ней, я сомневаюсь в Боге. И потому можно отказываться от всего во имя Бога, но не от жизни, потому что жизнь -- проявление божества.
   Но диавол не хочет понимать этого и полагает свое рассу­ждение верным и говорит: Отчего же от хлеба, нужного для жизни, можно отказаться, а от самой жизни нельзя? Он говорит: это непоследовательно. И если от жизни нельзя отказаться, то нельзя отказаться и от всего, что нужно для нее. И делает вывод: А если не бросаешься с крыши и считаешь, что надо беречь себя, то надо беречь себя и во всем и запасать хлеб.
   Иисус говорит, что приравнять хлеб к жизни нельзя, что тут -- разница. И рассуждение Иисуса ведет его к своему про­тивоположному выводу.
   Плоть говорит: Я вложила в тебя потребность соблюдать меня. Если ты думаешь, что ты можешь пренебрегать какими-нибудь из моих похотей и голодать, когда тебе есть хочется, то не думай, что ты можешь уйти от меня. Если ты воздержи­ваешься от них, то это только потому, что ты жертвуешь одними потребностями для других моих же потребностей, жертвуешь на время, а все-таки живешь для удовлетворения моих требований плоти. Ты жертвуешь одними потребностями для других, но са­мой плоти ты ни для чего не пожертвуешь. И потому ты не уйдешь от меня, и всегда, как и все другие люди, будешь слу­жить мне одной.
   И эту-то самую несомненную истину Иисус берет в основание своего рассуждения и с первого же слова, признавая всю истинность этого рассуждения, переносит вопрос на другую точку зрения. Он спрашивает себя: Что такое во мне эта по­требность соблюдать плоть -- эта похоть и эта внутренняя борьба с этой похотью? И отвечает: Это сознание жизни во мне. Что же такое это сознание жизни? Плоть не есть жизнь. Что же такое жизнь? Жизнь -- это что-то такое неизвестное, но что-то непохожее на плоть, совсем другое, чем плоть. Что же это такое? Это что-то из другого источника. И потому, признавая первое положение о том, что есть плоть и есть потребность соблюдать ее, он говорит себе, что, однако, всё, что он знает о плоти и ее потребностях, он знает только потому, что в нем есть жизнь, и говорит себе, что жизнь не от плоти, а от чего-то другого, и это-то другое, противоположное плоти, называет "Бог" -- и говорит: Человек жив не потому, что ест хлеб, а по­тому, что в нем есть жизнь. А жизнь эта происходит от чего-то другого -- от Бога.
   На второе положение плоти, на то, что от плоти все-таки не уйдешь, что все-таки живешь только потому, что хотя чувством самосохранения соблюдаешь ее, Иисус говорит, продолжая рассуждение с своей точки зрения, что он бережет жизнь свою не для плоти, а оттого, что она от Бога и что жизнь есть проявление Бога. И потому в последнем выводе о том, что надо работать плоти, уже совсем расходится с искусителем и го­ворит: И потому надо работать одному этому духовному началу жизни -- Богу. Иисус говорит: И потому надо работать ????????? не плоти, а одному Богу. Слово ?????????, означающее работу наемника, работу принудительную, заплату, поставлено здесь недаром. И надо понимать то значение, которое имеет это слово. Иисус, говорит: Правда, я всегда буду во власти плоти, она всегда будет заявлять свои требования, но кроме голоса плоти я знаю еще голос Бога, независимый от нее. И потому как в этих искушениях в пустыне, так и во всей жизни голос плоти и голос Бога будут входить в противоречие, и мне надо будет насильно, как и работнику, ожидающему плату, работать тому или другому. Голоса будут звать меня и требовать работы одному или другому, усилие я буду делать в таких противоречиях -- Богу и от него только ждать платы, то есть в случае борьбы избирать всегда усилие для Бога.
   И дух одерживает победу над плотью, и Иисус находит тот дух, который должен очистить его для того, чтобы наступило царство небесное. И в сознании этого духа Иисус возвращает ся из пустыни.
   Если дать словам Бог и жизнь то значение, которое эти слова имеют во Введении, то слова Иисуса становятся еще яснее.
   На первую речь диавола о хлебе Христос говорит: Не хле­бом, а разумением жив человек.
   На речь диавола о том, чтобы Иисус бросился с кровли, он отвечает: Я не могу сомневаться в разумении, разумение всегда со мною. Оно дает мне жизнь, а жизнь есть свет разумения, как же я могу сомневаться в разумении и испытывать его? И потому я никому иному не могу работать, как тому, что есть источник моей жизни, что есть сама моя жизнь. Одно разумение почитаю и одному ему служу.
   Кроме внутреннего значения этого места, по отношению развития в самом Христе его учения, это место имеет значение выяснения Бога в сознании Христа -- как разумения.
   В начале искушения Христос говорит о Боге еврейском, творце всего, о Боге лице, отдельном от человека, о Боге пре­имущественно плотском.
   Ты можешь сделать хлеб? говорит искуситель. И, отвечая, Христос хотя и не ясно, но уже говорит, что Бог -- не исклю­чительно плотский Бог: Человек жив не хлебом одним, но Богом.
   Слова: бросься вниз, или: если можно лишать себя хлеба, то можно лишать себя и жизни, -- выражают сомнение в том, что жизнь сама от Бога; жизнь не от Бога, а в моей власти. И Хри­стос, отвечая, говорит: Всё в моей власти, только не жизнь, потому что сама жизнь от Бога. Жизнь есть проявление Бога, жизнь -- в Боге.
   Тут совсем с другой стороны, чем во Введении, выводится та же мысль, что жизнь есть свет людей, а свет есть разумение, а разумение есть то, что люди называют "Бог", то есть начало всего.
   Третье искушение переносит всё рассуждение из области внутренней во внешнюю; оно говорит: Не может быть справедли­во твое суждение, когда весь мир живет иначе.
   Отвечая и на это, Христос повторяет свое понятие о Боге внут­реннем, не плотском. Он говорит: Среди тех благ, которые не я себе дал, я должен почитать одного своего Бога и работать должен ему одному.
   Кроме этого, необходимо помнить при развитии дальнейшего учения, что это понятие Бога и те отношения человека к Богу, которые выражаются в этом месте, выработаны Христом этим самым путем мысли. Надо помнить, что на вопрос о том, -- чем жив человек, хлебом или Богом, -- в первый раз Иисус выяснил себе сам свое учение о значении Бога и человека, и что поэтому во многих и многих местах своего учения, когда Иисус хочет выразить это отношение человека к Богу, он берет тот самый ход мысли и то самое сравнение хлеба, которыми для него самого уяснилось это значение.
   О согласии всех тех мест, где говорится о хлебе, пище и питье, -- с этим местом будет сказано в своем месте.
  

ПРИБЫТИЕ НА БРАК В КАНУ

  
   Ин. II, 1--11 включительно. Событие это в Кане Галилейской, описанное так подробно, есть одно из самых поучительных мест в Евангелиях, поучительных по отношению к тому, как вредно принимать всю букву так называемого канонического Евангелия за что-то священное. Событие в Кане Галилейской не представ­ляет ничего ни замечательного, ни поучительного, ни в каком бы то ни было отношении значительного. Если чудо, то оно бессмысленно, если фокус, то оно оскорбительно, если же это бытовая картина, то она не нужна.
  

________________

  
   В стихах: Мф. XIV, 3-5; Мр. VI, 17-20; Лк. III, 19, 20 описываютея причины заключения Иоаннова.
   В стихах: Мф. IV, 12; Ин. IV, 1--3; Лк. IV, 15; Ин. IV, 44--54; Лк. V, 1--10; Мф. IV 19,20; ?р. ?,17, 18 -- описываются события, не преподающие учения, и потому оставляются мною без пере­вода.
  

ПРОПОВЕДЬ ИИСУСА

  
   "Мф. IV, 17. С того времени Иисус начал проповедывать и Говорить: покайтесь, ибо приблизилось царство небесное."
  
   С тех пор начал Иисус разглашать царство Бога, Он говорил: пришло время, наступило царство Бога, обнови­тесь и верьте возвещению истинного блага.
  
   "Мр. I, 14, После же того, как предан был Иоанн, при­шел Иисус в Галилею, проповедуя евангелие царства Божия.
   "15. и говоря, что исполни­лось время и приблизилось царствие Божие: покайтесь и веруйте в евангелие."
  

______________

  
   Ин. II, 19--34 включительно.
   Сказано только, что, увидав Иисуса, Иоанн сказал: "Он идет за мною, но был прежде меня". А не говорит, Христос ли он. И потому, как в этом месте, так и в последующих, относя­щихся до указаний на то, что Иисус был Христос, надо отделять указание на то, что он мессия, от учения, с которым они часто слиты. Был ли, или не был Иисус, учение которого охватило большую половину мира, тем Христом, с точки зрения иудеев, которого они ожидали, -- есть вопрос совершенно чуждый учению.
   Для евреев, переходивших в христианство, он мог иметь значение, и потому понятно, почему в Евангелиях часто затем­няется смысл мест: затемняется он только для того, чтобы доказать, что Иисус был Христос, то есть помазанник: что как Давид и Саул были помазаны, так и Христос был помазав Иоанном.
   Для людей же не еврейского закона и ничем не убежденных в том, что Иисус был истинный посланник Божий, утверждения Иоанна об Иисусе, если бы они и были сказаны, совершенно не нужны.
   Стихи Ин. I, 19--34; Мф. III, 16, 17; Мр. I, 10, 11 и Лк. III. 21, 22 имеют содержанием удостоверение и доказательства того, что Иисус есть сын Божий.
   Был ли Иисус сын Божий по понятиям иудеев, для нас, не иудеев, совершенно безразлично. Если бы не было других дока­зательств его сыновности Богу, кроме голоса, который 1800 лет тому назад неизвестно кто слышал, то это предание о голосе с неба не убедило бы никого в его избранности и сыновности Богу,
   Для того же, кто понял истинность Иисуса и сыновность его Богу так. как они объяснены в 1-й главе, предания о голубе и голосе с неба по меньшей мере излишни.
  

_______________

  

ПЕРВЫЕ УЧЕНИКИ ХРИСТОВЫ

  
  
   "Ин. ?, 35. На другой день опять стоял Иоанн и двое из учеников его;
   "36. и, увидев идущего Иису­са, сказал: вот агнец Божий."
  
   И Иоанн опять свиделся с Иисусом (1) и сказал про него: это ягненок Божий.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???????? ?? ??,??? ?????????????-- увидав шедшего Иисуса. Под этими словами должно разуметь то, что, когда Иисус шел в Галилею, Иоанн опять виделся с ним. Слово ????? указывает на это. У Иоанна евангелиста рассказываются самым кратким образом самые события, но из этого никак не следует то, чтобы было только то, что сказано. Как если бы человек, повторяя известный рассказ о событии, упомянул бы выдающиеся и памятные черты. Очевидно, Иисус виделся с Иоанном, говорил с ним, и после беседы Иоанн сказал: Он ягненок, назначенный Богу; и эти последние слова выразили резко то, что говорил Иоанн.
  

_______________

  
   "Ин. I, 37. Услышавши от него сии слова, оба ученика пошли за Иисусом."
  
   Два ученика Иоанна, когда услыхали эти слова, пошли за Иисусом.
   "38. Иисус же, обратившись и увидев их идущих, говорит им: что вам надобно? Они сказали ему: Равви! (что зна­чит: учитель) где живешь?"
  
   Иисус оглянулся, увидал, что они идут за ним, и сказал им: Чего вы ищете? Они ска­зали: Равви (это значит: учи­тель), где ты живешь? (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Пой ?????? -- где живешь. Слова учеников и ответ Иисуса Христа -- увидите, где живу, и то, что ученики увидали, где он живет, очевидно, значат более, чем то, что сказано.
   Иоанн евангелист упоминает только о выдающихся словах того разговора, но смысл всего места, очевидно, тот, что уче­ники хотят быть с ним, слышать его учение, может быть и видеть его жизнь, и он приглашает их с собою, и они видят его жизнь и слышат его учение и убеждаются в истинности его.
  

_______________

  
   "Ин. I, 39. Говорит им: пой­дите и увидите. Они пошли и увидели, где он живет, и пробыли у него день тот. Было около десятого часа."
  
   Он сказал им: идите и уви­дите. Они пошли и увидели, где он живет, и у него пробыли день.
  
   "40. Один из двух, слышав­ших от Иоанна об Иисусе и последовавших за ним, был Андрей, брат Симона Петра."
  
   Один из этих двух был Ан­дрей, брат Семена Петра.
  
   "41. Он первый находит бра­та своего Симона и говорит ему: мы нашли мессию, что значит: Христос;"
  
   Он разыскал своего брата Семена и говорит: мы нашли мессию, значит избранника Божия.
  
   "42. и привел его к Иисусу. Иисус же, взглянув на него, сказал: ты Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что зна­чит: камень (Петр)."
  
   И привели его к Иисусу. Иисус поглядел на него и говорит: Ты Семен, Ионин сын. Тебя надо назвать Петр-- значит камень.
  
   "Мр. I. 19. (Мф. IV, 21.) И прошед оттуда немного, он увидел Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, также в лодке, починивагощих сети;"
  
   И, пройдя немного оттуда, увидал Якова Зеведеева и Ивана, его брата, они в лодке справляли сети.
  
   "Мр. I, 20. (Мф. IV, 22; Лк. V. 11.) и тотчас призвал их. И они, оставивши отца своего Зеведея в лодке с работниками, последовали за ним."
  
   И тотчас позвал их. И оня оставили отца Зеведея с работ­никами в лодке.
  
   "Ин. I. 43. На другой день Иисус восхотел идти в Гали­лею и находит Филиппа и говорит ему: иди за мною."
  
   Потом уже перед входом в Галилею Иисус встретил (еще) Филиппа и говорит: иди со мною.
   "44. Филипп же был из Вифсаиды, из одного города с Ан­дреем и Петром."
  
   Филипп был из Вифсаиды -- односелец Петру и Андрею.
  
   "45. Филипп находит Нафанаила и говорит ему: мы на­шли того, о котором писали Моисей в законе и пророки, Иисуса, сына Иосифова, из Назарета."
  
   Филипп разыскал Нафанаила и говорит ему: Про кого Моисей писал в законе, мы того нашли, это Иисус, сын Иосифа, из Назарета,
  
   "46. Но Нафанаил сказал ему: из Назарета может ли быть что доброе? Филипп го­ворит ему: пойди и посмотри."
  
   А Нафанаил говорит ему: Разве может что доброго быть из Назарета? Филипп говорит ему: Поди сам -- увидишь.
  
   "47. Иисус, увидев идущего к нему Нафанаила, говорит о нем: вот подлинно израиль­тянин, в котором нет лукав­ства."
  
   Когда Нафанаил пришел и свиделся (1) с Иисусом, Иисус сказал о нем: вот истинно человек, в ком хитрости нет.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Увидал его -- здесь значит: свиделся с ним, последовал за ним.
  
   "Ин. ?, 49. Нафанаил отвечал ему: Равви! Ты сын Божий, ты царь израилев."
  
   И сказал ему Нафанаил: Ты сын Бога, ты царь израиля. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Утверждение Нафанаила о том, что Иисус есть сын Бога, т. е. то самое, что о себе думал Иисус в пустыне, и царь Изра­иля, т. е. что вместе с Христом пришло царство Бога, то, что продоведывал Иоанн, указывает на то, что Иоанн многое гово­рил и толковал своим первым ученикам. Поняв это толкование. Нафанаил сказал: Да, ты сын Бога и ты царь израиля.
   Стих 48-й 1-й главы Иоанна есть такой же намек о чем-то, известном только писателю, но совершенно потерянном для нас. Что было под смоковницею, когда Нафанаила видел Иисус,-- неизвестно, и потому этот стих пропускается.
   Стих 50-й есть продолжение разговора о потерянном для нас событии под смоковницей и потому пропускается.
  

____________

  
   "Ин. ?, 51. И говорит ему: истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и ангелов Божиих восходящих и нисходящих к сыну человеческому."
  
   И он сказал: Узнаешь то, что важнее этого. Истинную правду говорю вам: теперь узнаете, что небо открыто и силы Божии будут сходить к сыну человеческому (1) и вос­ходить от него на небо.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???? ??? ????????--сын человеческий и по смыслу и по употреблению значит и не может значить ничего другого, как "человек" в смысле общих всем людям свойств человеческих. В этих словах Иисус высказывает то, что он постиг в пустыне.
   По прежнему учению Бог был отдельное существо от чело­века. Небо -- обиталище Бога, и сам Бог был закрытым для человека. По учению Иисуса небо открыто для человека. Общение Бога с человеком установлено. Жизнь человека от Бога, и Бог всегда с человеком, и потому сила Божия сходит к сыну человеческому; человек познает ее в себе и восходит на небо. Человек из себя познает Бога. В этом и заключается наступление царства Божия, которое проповедывал Иоанн и подтверждает Иисус.
  

______________

  

ПРОПОВЕДЬ ИИСУСА В НАЗАРЕТЕ

  
   "Лк. IV, 16. И пришел в На­зарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению своему, в день субботний в синагогу, и встал читать."
  
   И пришел Иисус в Назарет, где был воспитан. И вошел по обыкновению праздничного дня в собрание и стал читать.
  
   "17. Ему подали книгу про­рока Исайи; и он, раскрыв книгу, нашел место, где было написано:"
  
   И дали ему книгу пророка Исайи. И развернул на том самом месте, где написано:
  
   "18. Дух Господень на мне; ибо он помазал меня благовествовать нищим, и послал меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать плен­ным освобождение, слепым прозрение, отпустить изму­ченных на свободу."
  
   Дух вечного на мне; он посвятил меня на то, чтобы возвестить благо несчастным, разбитым сердцем, связанным провозгласить свободу, сле­пым свет и измученным спа­сение и отдых,
  
   "19. проповедывать лето Гос­подне благоприятное (Исайя 61. 1--2)."
  
  
   возвестить всем годину ми­лости Божией. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Место это из Исайи обрывается на том стихе, в котором говорится о мщении Бога. У Исайи так: "Возвестить годину милости Божией. День мщения нашего Бога". Я выписываю это для того, чтобы было понятно то, что слова, приводимые из книги Моисея и пророков, надо понимать только в том смысле, который дает им Иисус. Очевидно, он выбрал те зна­комые слова, которые выражали его мысль, откидывая те, которые противоречили ей.
  

_____________

  
   "Лк. IV, 20. И, закрыв книгу и отдав служителю, сел; и глаза всех в синагоге были устремлены на него."
  
   И, закрыв книгу и отдав слуге, он сел. И глаза всех смотрели на него.
  
   "21. И он начал говорить им: ныне исполнилось писание сие, слышанное вами."
  
   И он начал говорить им: Теперь совершилось писание это в глазах ваших.
  
   "Лк. IV, 22. (Мф. XIII, 54; ?р. VI, 2.) И все засвидетель­ствовали ему это, и дивились словам благодати, исходив­шим из уст его, и говорили: не Иосифов ли это сын?"
  
   И все дивились благости речей его и говорили: Не этот ля сын Иосифа, не плотник ли он?
  
   "?р, VI, 3. Не плотник ли он?
   "Мф. XIII, 55. Не плотников ли он сын? Не его ли мать называется Мария, и братья его Иаков, и Иосий, и Симон, и Иуда?"
  
   "И не этот ли плотников сын; не мать ли его зовут Мариам, и братьев его Яков, Иосий, и Семен, и Иуда?"
  
   "Лк. IV, 23. Он сказал им: конечно, вы скажете мне присловие: врач! исцели самого себя."
   И сказал им: Разумеется, вы говорите: Врач, исцелись сам!
  
   "Мф. XIII, 57, Не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем."
  
   Потому что никакого про­рока не понимают на его ро­дине. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Смысл стихов о пророке в отечестве своем и враче для меня не ясны. Во всяком случае смысл этого места, как он по­нимается, не имеет ничего общего с учением и потому отно­сится к прибавлению.
  

_______________

  
   "?ф. IV. 13, И, оставив Назарет. пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых."
  
   И Иисус из Назарета пошел жить в Капернаум.
  
   "Мр. I, 21. (Лк. IV, 31.) И вскоре в субботу вошел он в синагогу и учил."
  
   И тотчас же в субботу вошел в собрание и стал учить.
  
   "Мр. I. 22. (Лк. IV, 32.) И дивились его учению, ибо учил их как власть имеющий, а не как книжники."
  
   И восхищались учению его, потому что он учил их свободно, (1) а не как книжники.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?? ??????? ???? значит: имея свободу. ??????? значит пер­вым значением своим свобода. Здесь же уже неизбежно значит свобода, а не власть, потому что противополагается учению книжников. Книжники имели власть, и потому не могло быть сказано: имея власть, а не как книжники (имеющие власть). Противоположение тут в том, что книжники именно потому, что имели власть, учили несвободно, а Иисус учил свободно; т. е. что учение книжников (как оно и было) считало людей рабами Бога, несвободными, а по учению Иисуса люди были свободны. При таком объяснении понятно и то, чему мог восхищаться народ. Если бы Иисус учил как власть имеющий, т. е. с дерзостью и нахальством, то народу бы нечем было восхищаться. Это фарисеи и книжники умели гораздо лучше. Но, очевидно, что-то другое было в его учении. И это другое было то, что он учил ?; ???????? ????, т. е. свободно, как свободный от всех уз.
  

РОЖДЕНИЕ, ДЕТСТВО И НАЧАЛО ПРОПОВЕДИ ИИСУСА

(Общее изложение главы первой)

  
   Разумение воплотилось в Иисусе Христе, Иисус Христос возвестил людям истинное благо.
   Рождение же Иисуса вот как было. Мать его Мария была об­ручена Иосифу. Но, прежде чем они стали жить как муж с же­ною, оказалась Мария беременна. Иосиф же был человек доб­рый и не хотел ее осрамить, принял как жену свою. И не имел с нею дела, пока не родила сына своего первого и назвала его Иисус.
   И мальчик рос и мужал и был разумен не по годам. И в дет­стве его вот что было с ним:
   Было Иисусу уже двенадцать лет, и пошли раз Мария с Иоси­фом к празднику в Иерусалим и взяли с собой мальчика. Ото­шел праздник, и пошли они домой и забыли про мальчика. Потом вспомнили и подумали, что он ушел с ребятами, и спрашивали пр? него дорогой. Мальчика нигде не было, и вернулись они за ним в Иерусалим.
   И уже на третий день нашли они мальчика в церкви, сидит с учителями, спрашивает их и слушает. И все удивлялись разуму его.
   Мать увидела его и говорит: Что ты с нами сделал, вот мы с отцом твоим горюем, ищем тебя. А он сказал им: Где же вы искали меня? Разве не знаете, что сына надо искать в доме отца? И они не поняли его.
   Не поняли того, что он, зная, что плотского отца у него не было, одним отцом своим считал Бога. И после этого Иисус жил у матери и слушался ее во всем, и подвизался и в возрасте и в разуме, и был в милости у Бога и у людей.
   И так жил он до 30-ти лет. И все думали, что Иисус сын Иосифа.
   Начал же Иисус возвещать о благе вот как: пророки пред­сказывали, что Бог должен прийти в мир. Пророк Малахия говорил: Посланец мой пойдет вперед, чтобы проложить мне путь.
   Пророк Исайя говорил: Голос взывает к вам: Проложите в глуши путь Богу, уровняйте путь ему, сделайте так, чтобы всё было ровно, чтобы не было ни впадин, ни возвышений, ни высокого, ни низкого. Тогда Бог будет среди вас, и все найдут спасение свое.
   По этим словам пророков, во время Иисуса объявился новый пророк Иоанн. Иоанн жил в степи Иудейской на Иордане. Одежда Иоанна была из верблюжьего волоса, подпоясана рем­нем. А питался он корою древесной и зельем. Он призывал людей к новой жизни, и они сознавались ему в своих ошибках, и он купал их в Иордане в знак исправления их ошибок. Он говорил всем: Или почуяли вы, что и вам не отбыть воли Божьей? Так обновитесь же. И если хотите обновиться, так пускай по делам вашим видно будет, что вы переменились. Иоанн говорил: До сих пор пророки говорили, что Бог придет. Я говорю вам: обновитесь, Бог пришел уже. Он говорил: очищаю вас водой, но после меня тот, кто сильнее меня, очистит вас духом. Когда он придет, он очистит вас, как хозяин очищает гумно свое: пшеницу соберет, а мякину сожжет. Если дерево не приносит плода хорошего, то его срубают и жгут на дрова. И топор уже лежит у корня дерева.
   И спрашивал его народ: Что нам делать? Он отвечал: У кого две одежи, тот отдай одну тому, у кого нет. И у кого есть пища, -- отдай тому, у кого нет. Приходили к нему откупщики и спрашивали: Нам что делать? Он сказал: Ничего против положенного не вымогайте. И спрашивали воины: Как нам быть? Он сказал: Никого не обижайте. Не плутуйте. Будьте довольны тем, что вам отпускается. И много еще другого воз­вещал он народу о том, что есть благо настоящее.
   Иисусу было тогда 30 лет. Он пришел на Иордан к Иоанну и слушал проповедь его о том, что Бог идет, что надо обновиться, что теперь люди очищаются водой, но что должны очиститься духом, и тогда Бог придет. Иисус не знал своего отца плот­ского и считал отцом своим Бога. Он поверил проповеди Иоанна и сказал себе: Если правда, что мой отец Бог и я сын Бога, и правда то, что говорит Иоанн, то мне надо только очиститься духом, чтобы Бог пришел ко мне.
   И Иисус ушел в пустыню, чтобы испытать правду того, что он сын Бога, и что Бог придет к нему. Он ушел в пустыню и без пищи и питья жил там долго и, наконец, отощал. И нашло на него сомнение, и он сказал себе: Говоришь, что ты дух, сын Бога, и что Бог придет к тебе, а мучаешься тем, что у тебя нет хлеба, и Бог не приходит к тебе: стало быть, ты не дух, не сын Бога. Но он сказал себе: Плоть моя желает хлеба, но хлеб нужен мне для жизни; человек жив не хлебом, а духом, -- тем, что от Бога,
   Но голод все-таки мучил его. И нашло на него другое сомне­ние, он сказал себе: Говоришь, что ты сын Бога и что Бог при­дет к тебе, а страдаешь и не можешь прекратить своих страда­ний, И ему представилось, что он стоит на крыше храма, и ему пришла мысль: Если я дух, сын Бога, то, если я брошусь с храма, не убьюсь, а невидимая сила сохранит меня, поддержит и избавит от всякого зла. Отчего же мне не броситься, чтобы пере­стать страдать голодом? Но он сказал себе: Зачем мне испыты­вать Бога в том, что он со мной или нет. Если я испытываю его, я не верю в него, и его нет со мною. Бог дух дает мне жизнь, и потому в жизни дух всегда во мне. И я не могу испытывать его, Я могу не есть, но убить себя я не могу, потому что чув­ствую в себе дух.
   Но голод всё мучил его. И ему еще пришла мысль: Если я не должен испытывать Бога в том, чтобы не броситься с храма, то я не должен также испытывать Бога в том, чтобы голодать, когда мне хочется есть. Я не должен лишать себя всех похотей плоти. Они вложены в меня и во всех людей. И ему представи­лись все царства земные и все люди, как они живут и трудятся для плоти, ожидая от нее награды. И он подумал: Они рабо­тают плоти, и она дает им всё то, что они имеют. Если я буду работать ей, и мне то же будет. Но он сказал себе: Бог мой есть не плоть, а дух; им живу, его знаю в себе всегда, его одного почитаю, и ему одному тружусь, от него ожидаю награды.
   Тогда искушение оставило его, и дух обновил его, и он по­знал то, что Бог уже пришел к нему и всегда в нем; и, познав это, он в силе духа вернулся в Галилею.
   И с той поры, познав силу духа, он стал возвещать присут­ствие Бога. Он говорил: Пришло время, обновитесь, верьте возвещению блага.
   Из пустыни Иисус пришел опять к Иоанну и был с ним.
   Когда Иисус уходил от Иоанна, Иоанн сказал про него: Это настоящий сын Божий (избранник). По этим словам Иоанна два ученика Иоанна оставили своего прежнего учителя и пошли за Иисусом.
   Иисус увидал, что они идут за ним, остановился и говорит: Что вам надо? Они сказали ему: Учитель, мы хотим быть с тобою и узнать твое учение. Он сказал: Пойдемте со мной, и всё скажу вам. Они пошли с ним и пробыли с ним, слушая его, целый день до 10-го часа.
   Одного из этих учеников звали Андрей. И у Андрея был брат Семен. Послушав Иисуса, Андрей пошел к своему брату Се­мену и говорит ему: Мы нашли избранника Божия. Андрей взял с собою Семена и привел его тоже к Иисусу. Этого брата Андреева Иисус прозвал Петр, значит камень. И эти оба брата стали учениками Иисуса.
   И Иисус пошел дальше с двумя учениками своими. Пройдя немного, Иисус увидал рыбаков в лодке. Это был Зеведей отец с работниками и двумя сыновьями Яковом и Иваном. Они сидели и справляли сети. Иисус стал говорить с Яковом и Иваном, и Яков и Иван оставили отца с работниками в лодке и пошли с Иисусом и стали его учениками.
   Потом уже перед входом в Галилею Иисус встретил еще Фи­липпа и позвал его с собой. Филипп был из Вифсаиды, односелец Петру и Андрею. Когда Филипп узнал Иисуса, он пошел и разыскал брата своего Нафанаила и говорит ему: Мы нашли избранника Божия, того, про которого писал Моисей, это -- Иисус, сын Иосифа из Назарета. Нафанаил удивился тому, что избранник Божий из соседней деревни, и говорит: Ну, брат, мудрено что-то, чтобы из Назарета был избранник Божий. Филипп говорит: Пойдем со мной к нему, сам увидишь и услы­шишь. Нафанаил согласился и пошел с братом и свиделся с Иисусом: и когда услыхал его, то сказал Иисусу: Да, теперь я вижу, что это правда, что ты сын Бога и царь Израиля.
   Иисус сказал ему: Узнаешь то, что важнее этого. Узнаешь, что теперь наступило царство небесное; и потому истинно го­ворю вам, что ко всем людям будет сходить сила Божия и от них будет исходить сила Божия. Отныне Бог уже не будет осо­бенный от людей, а люди сольются с Богом.
   И из пустыни пришел Иисус на родину в Назарет. И в празд­ник вошел, как всегда, в собрание и стал читать. Ему дали книгу пророка Исайи. Он развернул ее и стал читать. В книге написано было: Дух владыки во мне, он избрал меня на то, чтобы возвестить благо несчастным и разбитым сердцем, на то, чтобы возвестить связанным свободу, слепым свет, а измучен­ным спасение и отдых: на то, чтобы возвестить всем время спасения, милости Бога. Он закрыл книгу, отдал слуге и сел, и все ждали, что он скажет. И он сказал: Теперь это писание исполнилось в ваших глазах. Бог в мире. Царство Бога в мире наступило, и все несчастные, разбитые сердцем, связанные, слепые, измученные -- все получают спасение. И многие удивлялись на доброту речи его. А другие говорили: Да ведь он плотник и плотников сын. И мать его зовут Мариам, а братья его Яков, Семен, Иуда и Иоса, и мы всех их знаем, они все бедные, такие же, как мы.
   И он сказал им: Вы, верно, думаете, что оттого, что я говорю: нет больше несчастных, измученных, а у меня отец, мать, братья небогатые, что я говорю неправду и что мне надо бы их сделать всех счастливыми. Если вы так думаете, то вы не понимаете того, что я говорю. И так никогда не понимают пророка на его родине.
   И Иисус пошел в Капернаум и в субботу вошел в собрание и стал учить. И весь народ удивлялся на его учение, потому что его учение было совсем другое, чем учение законников. Закон­ники учили закону, которому надо повиноваться, а Иисус учил, что все люди свободны.
  

Глава вторая

Общее примечание к 2-й главе

  
   Содержание этой второй главы есть отрицательное опреде­ление Бога. Иоанн сказал: Когда очиститесь духом, то Бог будет в мире. Иисус пошел в пустыню, познал силу духа и, познав эту силу духа, вернулся в мир и объявил, что Бог в мире и наступило его царство.
   Смысл царства Божия в мире Иисус выразил словами про­рока Исайи. Царство Божие есть счастье для несчастных, спа­сение для страдающих, свет для слепых, свобода для несвобод­ных. Ученикам своим Иисус сказал, что царство небесное в том, что отныне Бог уже не будет тем Богом неприступным, каким он был прежде, а что отныне Бог будет в мире и в общении с людьми. Если Бог в мире и в общении с людьми, то -- какой это Бог? Тот ли это Бог творец, сидящий на небесах, являвшийся патриархам и давший свой закон Моисею, Бог мстительный, жестокий и страшный, которого знали и почитали люди, или это другой Бог?
   И в этой 2-й главе Иисус определяет то, что не есть Бог.
   Для того, чтобы это было вполне понятно, необходимо восста­новить настоящее значение речей Христа, значение, которое все церкви старательно затемняли.
   Значение речей и действий Христа, приведенных в этой главе, то, что Христос отрицает всё, решительно всё вероучение еврейское. В сущности это до такой степени ясно и несом­ненно, что как-то совестно доказывать это. Надо было, чтобы наши церкви постигла та странная историческая судьба, заста­вившая их против здравого смысла соединять в одно несоедянимые, прямо противоположные учения: христианское и еврей­ское, чтобы они могли утверждать такую нелепость и скрывать очевидное. Стоит не только прочесть, но пробежать Пяти­книжие, в которых до малейших подробностей определены все действия человека в десятках тысяч самых разнообразных случаев, чтобы ясно видеть, что при таком подробном, мелоч­ном определении всех поступков человека не может быть места какому-нибудь продолжению, дополнению учения закона, как уверяют церкви. Еще мог бы быть какой-нибудь простор для нового закона, если бы сказано было, что все законы эти людские. Но нет, ясно и определенно сказано, что всё это, -- о том, как и когда срезать или не срезать прыщики крайней плоти, о том, как и когда побить всех жен и детей, каких людей как вознаградить за нечаянно убитого вола, -- ясно сказано, что всё это слова самого Бога. Как же дополнять этот закон? До­полнять такой закон можно только новыми подробностями о прыщиках крайней плоти, о том, кого еще убить надо, и т. д. Но, приняв этот закон боговдохновенным, нельзя уже не только проповедывать учение Христа, но даже самое низмен­ное учение. Всё определено, нечего проповедывать. Для пер­вого слова какой-нибудь проповеди в виду Пятикнижия надо разрушить Пятикнижие, закон Пятикнижия. А в том, что Пятикнижие от Бога и Евангелие от Бога, в этом-то самом дол­жна себя и других уверять церковь. Что же ей больше делать, как не закрывать глаза на очевидность и напрягать все силы изворотливости ума, чтобы соединить несоединимое. Сдела­лось это вследствие ложного учения Павла, которое предшест­вовало знанию учения Христа и по которому непонятое учение Христа было представлено, как продолжение учения евреев. Но когда уже раз это совершилось, и задача была поставлена не в том, чтобы понять смысл учения Христа, а в том, чтобы соединить несоединимое, что же было делать, как не вилять и не говорить те туманные, несвязные, выспренние речи, как Павлово послание к евреям, и весь тот сумбур в этом же роде, который 1800 лет проповедуют так называемые отцы церкви и богословы.
   Действительно, стоит только представить себе, что люди задались тем, чтобы, признавая оба сочинения до последней строчки истинными, соединить в одно 1-й том свода законов и сочинения хоть Прудона. Я выбрал I-й том и Прудона, но I-й том и Прудон скорее могут быть соединены, чем Пятикнижие и Евангелие. В самом деле, что ни возьмем:
   В Евангелии: не только убить кого-нибудь, но запрещается сердце иметь на кого-нибудь; в Пятикнижии: убить, убить и убить жен, детей и скотов.
   В Евангелии: богатство -- зло; в Пятикнижии -- высшее благо и награда.
   В Евангелии: чистота телесная -- имей одну жену; в Пяти­книжии -- бери жен, сколько хочешь.
   В Евангелии: все люди братья; в Пятикнижии -- все враги, одни иудеи братья.
   В Евангелии: никакого внешнего богопочитания; в Пяти­книжии большая половина книг определяет подробности внеш­него служения Богу.
   И это-то учение евангельское, как уверяют, есть дополнение и продолжение Пятикнижия.
   О той лжи и неизбежно ложном понимании учения Христа, которые вытекают из этого нелепого утверждения, по отношению к другим местам Евангелия, будет сказано в своем месте, теперь же речь идет о внешнем богопочитании против которого восставал Иисус.
   По толкованиям церкви выходит, что все те места, которые помещены в этой 2-й главе: отрицание омовений и необщения с неочищенными, отрицание всего, считающегося нечистым, отрицание постов, отрицание важнейшего завета евреев с Бо­гом -- субботы, отрицание всех жертвоприношений, отрица­ние необходимости рукотворного храма, отрицание даже са­мого священного для евреев места, Иерусалима, и, наконец, отрицание самого Бога как чего-то внешнего, а признание Бога -- духом, которому надо служить в духе, -- всё это, по тол­кованиям церкви, какие-то для нас совершенно ненужные на­падки на выдуманные какими-то фарисеями излишние тонкости.
   Не говоря уже о том, что если это всё имеет только значение пикировки с какими-то фарисеями, то это излишне; не говоря о том, что для всякого человека, знающего грамоте и могущего читать Пятикнижие и могущего думать своим умом, -- утвер­ждение о том, что Иисус боролся не с законом Моисея, а с фа­рисеями, представится очевидно ложным.
   Иисус боролся со всеми законами Пятикнижия, само собою разумеется, исключая некоторых истин, которые должны же были быть в этой куче безобразия и вздора. Так он понимал о заповеди любить отца и мать, любить ближнего. Но то, что в Пятикнижии нашлись две, три фразы, которые мог признать Иисус, не доказывает, что он дополнял и продолжал его, так же как не доказывает то, что человек, оспаривая другого, берет его же некоторые слова для утверждения своих доводов.
   Иисус не с фарисеями спорил, а со всем законом, и в своих отрицаниях внешнего богопочитания он перебрал всё, что только составляло догмат веры внешнего богопочитания каждого взрослого еврея.
   Вот как определено было по Второзаконию богопочитание евреев:
  
   "Об очищении. Левит XVII, 7. Чтобы они впредь не приносили жертв своих идолам, за которыми блудно ходят они. Сие да будет для них по­становлением вечным в роды их.
   8. Еще скажи им: если кто из дома Израилева и их пришельцев, ко­торые живут между вами, приносят всесожжение или жертву.
   9. И не приведет ее, для посвящения Вечному, ко входу в скинию, тот человек будет изгнан из среды народа.
   Числ. XIX, 13. Всякий, прикоснувшийся к мертвому телу какого-либо человека умершего и не очистивший себя, осквернит жилище Гос­пода; истребится человек тот из среды Израиля, ибо он не окроплен очистительною водою, он не чист, еще нечистота его на нем.
   14. Вот закон: если человек умрет в шатре, то всякий, кто придет в шатер, и всё, что в шатре -- нечисто будет семь дней.
   15. Всякий открытый сосуд, который не обвязан и не покрыт, нечист.
   16. Всякий, кто прикоснется на поле к убитому мечом или к умершему, или к кости человеческой, или ко гробу, нечист будет семь дней.
   17. Для нечистого пусть возьмут пепла той сожженной жертвы за грех, и нальют на него живой воды в сосуд;
   18. И пусть кто-нибудь чистый возьмет иссоп и омочит его в воде, и окропит шатер и все сосуды, и людей, которые находятся в нем, и прикос­нувшегося к кости (человеческой), или к убитому, или к умершему, или ко гробу.
   19. И пусть окропит чистый нечистого в третий и седьмыйдень, и очи­стит его в седьмый день. И вымоет он одежды свои, и омоет (тело свое) водою, и к вечеру будет чист.
   20. Если же кто будет нечист и не очистит себя, то истребится человек тот из среды народа: ибо он осквернил святилище Господа; очистительною водою он не окроплен, он нечист.
   21. И да будет это для них уставом вечным. И кропивший очиститель­ною водою пусть вымоет одежды свои; и прикоснувшийся к очистительной воде нечист будет до вечера.
   22. И всё, к чему прикоснется нечистый, будет нечисто; и прикоснув­шийся человек нечист будет до вечера.
   О постах. Левит XVI, 29. И да будет сие для вас вечным постановле­нием: в седьмой месяц, в девятый (день) месяца смиряйте души ваши и никакого дела не делайте, ни туземец, ни пришелец, поселившийся между вами;
   Левит XXIII. 27. Также в девятый (день) седьмого месяца сего, день очищения, да будет у вас священное собрание; смиряйте души ваши и при­носите жертву Господу.
   О субботе. Исход XXXI, 13. Скажи сынам Израилевым так: Субботы мои соблюдайте; ибо это знамение между мною и вами в роды ваши, дабы вы знали, что я Господь, освящающий вас."
  
  
   О жертвах не стоит выписывать потому, что добрая часть Пятикнижия наполнена определенными установлениями от самого Бога о том, какие и как ему нужно приносить жертвы.
   То же можно сказать и об Иерусалиме. Иерусалим -- город Бога. Бог там живет. О том, что Бог не дух, а внешнее существо с руками, глазами и ногами, видно из всех мест, где только упоминается о Боге. И потому, отрицая и очищение, и посты, и субботы, и жертвы, и храм, и плотского Бога, Иисус не про­должал веру Моисея, но всю под корень отрицал ее.
  

ОТРИЦАНИЕ СУББОТЫ

  
   "Лк. VI, 1. (?ф. XII, 1; ?р. II, 23.) В субботу, первую по втором дне пасхи, случилось ему проходить засеянными по- лями, и ученики его срывали колосья и ели, растирая руками."
  
   Случилось в субботу идти ему через хлеба. И рвали ученики его колосья, растирали в руках и ели.
  
   "Лк. VI, 2. (Мф. XII, 2; Мр. II, 24.) Некоторые же из фарисеев сказали им: зачем вы делаете то, чего не должно делать в субботы?"
  
   И некоторые из православных (1) увидали и говорят им: Что это делаете то, чего не должно делать в субботу?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Слово (1) "фарисей" я перевожу православный на том основа­нии, что по всем исследованиям оно значит совершенно то же самое, что значит у нас православный. Слово это происходит от еврейского "параш" и употребляется или в смысле "толкова­тель" -- ???????? ??? ?????, за что выдавали себя фарисеи, по Иосифу Флавию, или в смысле "паруш", т. е. тот, который отделяет себя от толпы неверных и считает себя правым, т. е. православным. Особенность фарисеев (по всем исследованиям, согласным между собою) состояла в том, что: I) Они призна­вали, кроме священного писания, еще изустное предание ????????, священное предание, требующее известных внеш­них обрядов, которые они считали особенно важными. 2) Они толковали священное писание буквально и считали исполне­ние обрядов более важным делом, чем исполнение нравствен­ного закона. 3) Они признавали зависимость человека от Бога, которая, однако, не вполне исключала свободу воли. Что же это, как не наши православные? Разумеется, фарисеи не были самые наши православные, но это были те, которые занимали совершенно место наших православных.
  

______________

  
   Мф. XII, 3--5; Мр. II, 25, 26; Лк. VI, 3, 4. Стихи эти заклю­чают в себе доводы о том, как Давид съел хлебы предложения, и о том, как священники сквернят субботы.
   Доводы эти убедительны были только для евреев; для нас же они тем более излишни, что последний довод о том,что Бог радуется любви, а не жертвам, исключает необходимость пред­шествующих доводов. Из стихов этих остается важным ответ Христа, который относится к нам.
  

______________

  
   "?ф. XII. 6. Но говорю вам, что здесь тот, кто больше храма."
  
   Говорю вам: Здесь то, что важнее внешней святыни. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова ??? ??? ????? ?????? ????? ??? я перевожу: Здесь то, что важнее внешней святыни, потому что ?'???? означает: жилище Бога на земле -- святыню. О храме здесь не было и речи, и потому слова эти относятся вообще к внешней святыне.
  

______________

  
  
   "?ф. XII, 7. Если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных (Осия 6, 6)."
  
   И сказал: Если бы вы знали, что значит: любви к людям хочу, а не жертвы, тогда бы не осуждали невинных.
  
   "Мр. II, 27. И сказал им: суббота для человека, а не человек для субботы."
  
   И сказал им: Суббота сделана для человека, а не человек для субботы.
  
   "Мр. II, 28. (Мф. XII, 8; Лк. VI, 5.) Посему сын человеческий есть господин и суб­боты."
  
   И потому человек (1) господин субботы.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Сын человеческий здесь никак неможет пониматься в смысле божества, так как сказано, что суббота сделана для человека, а не человек для субботы, и потому вывод никак не может от­носиться к новому лицу -- сыну человеческому -- Богу. "Сын человеческий" имеет здесь значение, какое он имеет везде, значение человека вообще.
   Вся эта речь, имевшая огромную важность тогда, когда она была произнесена, имеет огромную важность и для нас, если мы хотим понять учение Иисуса. Вследствие же ложного пред­ставления толкователей о том, что Иисус только продолжал закон Моисеев, от нее ничего не остается, кроме ненужной пикировки с какими-то фарисеями.
   Для непредубежденного читателя место это имеет огромное значение, а именно то, что Иисус при первом столкновении с законом внешнего богопочитания всеми силами прямо под корень отрицает его. Суббота есть главный завет Бога с своим народом. Несоблюдение субботы казнится смертью. Суббота исполнялась и исполняется до сих пор, и половина Талмуда трактует о ней. Соблюдение субботы для евреев есть то, что для церковников причастие. Так же как не еврей тот, кто не соблюдает субботы, -- не православный и не католик тот, кто не причащается. Осквернить субботу и осквернить причастие-- одинаково ужасно.
   И вот Иисус говорит, что эта суббота -- пустяки, людская выдумка, что важнее всякой внешней святыни человек; что для того, чтобы это понять, надо понять, что значат слова: "Милости хочу, а не жертвы"; и что субботу, т. е. считающееся самым важным внешнее богопочитание, -- не нужно испол­нять. И вот это-то значение скрадено толкователями. Они говорят:
  
   "Моисей повелел шесть дней в неделю делать, запретил в седьмый день (в субботу) заниматься обычными житейскими делами, кроме самых необ­ходимых (иСх;. XX, 9, 10; XXXV, 2, 3; Числ. XV, 32--36). Предания старцев еще более усилили строгость субботнего покоя, так что даже дела добрые, дела благочестия иногда запрещалось делать в субботу. Впрочем, фарисеи, неблагоприятно относившиеся к спасителю, кажется, преувели­чивали именно в отношении к нему и к его ученикам строгость требований субботнего покоя: в отношении к себе и другим они наверно были снисхо­дительнее. Срывание учениками Иисусовыми колосьев даже для удовле­творения голода, следовательно по необходимости, они почли нарушением субботнего покоя, осквернением субботы, и не упустили случая обратить внимание Господа на это и упрекнуть его в том, что он дозволяет ученикам своим такое, по их мнению, явное и соблазнительное для других нару­шение законов о субботе." *
  
  
   Так скрадено всё значение места. И нельзя не скрасть: на воре шапка горит.
   Слова против субботы относятся только к внешнему богопочитанию, которое установила церковь. Но остаются слова: Здесь то, что более храма. Церковь искажает текст и говорит тот, но и тот все-таки значит "человек" по смыслу всего по­следующего. Но толкователи уверяют, что это Иисус про себя, как про Бога, говорит.
  
  
   "Здесь тот, кто больше храма. Этими словами Господь прикровеняо ука­зывает на величие своего лица, как Господа своего храма. Храм со всем его устройством, обрядами, церемониями, жертвами был только образом истины, а Христос есть самая истина и, следовательно, более храма,
  
   (*) Толковое Евангелие архимандрита Михаила; Ев. Мф., стр. 206 и 207
  
   насколько истина более образа. Итак, если священникам храма, служите­лям образа, в день субботний дозволяется делать дела свои и они неповинны в том, что нарушают чрез то покой субботнего дня, предписанный законом, то не тем ли более неповинны в нарушении субботы служители самой истины, имеющей власть отменить и самые законы о субботе, когда они, эти служители истины, по необходимости в день субботы, для утоления голода, срывают колосья и едят во славу Божию." *
  
  
   Смысл толкования тот, что Иисус сам храм, и от этого уче­ники могут есть в субботу. И таким извращенным толкованием заменяется глубокий смысл слов Христа.
  
  
   "Если бы вы знали и проч. Оправдав, таким образом, поступок своих учеников указаниями на примеры, спаситель открывает теперь фари­сеям, что источник, из которого проистекло несправедливое осуждение ими учеников его, есть непонимание или ложное понимание характера ложных предписаний в их отношении к высшим нравственным требованиям. Нет у них, фарисеев, милосердной и сострадательной любви к ближним, каковой Бог требует, например, чрез пророка Осию (VI, 6); всё их внимание направлено на одни только жертвы, обряды, церемонии и обычаи предания, которые закрывали для них источник чистой любви. Если бы они понимали, что сострадательная любовь к голодному выше преданий и обычаев обрядословных, даже выше жертв, то не осудили бы неповинных, радп утоления голода срывавших колосья.
   Господин и субботы. Тот, кто больше храма, выше и всего закона, сосредоточенного на храме и в храме, выше и постановлений законов о субботе, господин самой субботы. Он, имеющий отменить ветхозаветную субботу, может уже и теперь ученикам своим повелеть отрешиться от ветхозаветной сени: "ибо настало для них время научиться всему посред­ством возвышеннейших предметов, и уже не должно законом связывать руки того, кто, освободившись от злобы, стремится ко всему доброму" (Злат.)." **
  
  
   Оказывается, что то, что сын человеческий господин субботы и что суббота сделана для человека, а не человек для субботы, как сказано у Марка, оказывается, это изречение совсем унич­тожено, и что суббота отменена опять не человеком, а Богом, это забыто.
  

___________

  
   (*) Толкование Евангелия архимандрита Михаила; Ев. Мф., стр. 209.
   (**) Там же, стр. 209, 210.
  
   "Лк. XIII, 10. В одной из синагог учил он в субботу."
  
   Случилось Иисусу учить в одном собрании и была суббота.
  
   "11. Там была женщина, во­семнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться."
  
   И вот женщина была там, и в ней был дух слабости во­семнадцать лет.
  
   "12. Иисус, увидев ее, подо­звал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего."
  
   Иисус увидал ее и подозвал, и сказал: жена, ты освобо­ждаешься от своей слабости.
  
   "13. И возложил на нее руки; и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога."
  
   И наложил на нее руки, и тотчас выпрямилась, славя Бога.
   "14. При этом начальник си­нагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал на­роду: есть шесть дней, в кото­рые должно делать: в те и приходите исцеляться, а не в день субботний."
  
   Рассердился старшина собра­ния за то, что Иисус пользует в субботу, и сказал народу: Есть шесть дней в неделе, чтобы работать, в эти шесть и пользуйте, а не в субботу.
  
  
   "Лк. XIV. 3. По сему слу­чаю Иисус спросил законни­ков и фарисеев: позволитель­но ли врачевать в субботу?"
  
   И обратился Иисус к уче­ным православным и спросил: Разве нельзя помогать людям в субботу?
  
   "4. Они молчали."
  
   И они не знали, что сказать.
  
   "Лк. XIII, 15. Господь ска­зал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?"
  
   И сказал им Иисус: При­творщики! разве каждый из вас в субботу не отвязывает осла или быка от яслей и разве не ведет поить?
  
   "16. Сию же дочь Авраамову, которую связал сатана, вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?"
  
   Как же этой несчастной не помочь?
  
   "Лк. XIV, 6. И не могли от­вечать ему на это."
  
   И не могли ему отвечать на это.
  
   "Лк. XIV, 5. При сем сказал им: если у кого из вас осел или вол упадет в колодезь, не тотчас ли вытащит его и в субботу?"
  
   И сказал еще: Если у кого овца завалится в колодезь, ведь сейчас вытащит, хоть и в субботу?
  
   "Мф. XII, 12. Сколько же лучше человек овцы! Итак, можно в субботы делать добро."
  
   А ведь человек много лучше овцы. Он сказал: оттого-то добро надо делать и в субботу.
  
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Если бы могло быть какое-нибудь сомнение в том, на основа­нии чего Иисус отвергает соблюдение субботы, то это место должно бы, казалось, рассеять его. Не на основании своего мнимого личного божества Иисус отвергает субботу, т. е. внеш­нее богопочптание, а на основании здравого смысла, всё того же разумения, которое стало в основе всего.
   Он говорит: овцу вытащить из колодца можно, а человеку нельзя помочь, -- это бессмысленно. Важнее всего человек и дела добра. Всякое внешнее богопочитание только может препятствовать исполнению дела жизни, и потому оно не только не нужно, но вредно. И он берет самое считавшееся важным из всех дел богопочитания, приводит пример, когда оно становится вразрез с делом добра, и отвергает его.
   Что же, кажется,нельзя не понять? Нет, у церкви свой толк.
  
   "Господь представляет наглядное опровержение несправедливости измышленного предания старцев, будто не должно делать даже дел мило­сердия в субботу. Если у кого-либо единственная (следовательно, более дорогая для него, чем для имеющего стадо) овца упадет в яму, и чрез это он подвергается опасности лишиться ее, не постарается ли он ее вы­тащить оттуда?
   Конечно, вытащит, из сострадания к животному и жалея свою собст­венность. Человек более важен, чем овца. Если же вы сострадательно действуете в субботу в отношении к бессловесному животному, то тем более должно действовать так сострадательно и милостиво в отношении к человеку -- образу и подобию Божию, -- человеку, для спасения ко­торого и дарования ему вечной жизни и пришел спаситель.
   Можно в субботу делать добро. Не могли же не сознавать этого фа­рисеи, но такова сила предвзятых мнений, обычаев и преданий, что со­знаваемое ясно правым в отвлечении, в практике иногда подвергается порицанию. Господь обличает такую непоследовательность. *
  
  
   "Господь обличает такую непоследовательность" -- пре­красно. Но ведь это не относится именно до субботы, это отно­сится до внешнего богопочитания, сильнейший образец кото­рого представляла тогда суббота. Не мог же тогда Иисус вперед сказать прямо о наших церквах, обеднях, образах, таинствах. Их тогда не было, но о них-то он и говорит.
   Разве не та же суббота есть воскресенье, есть трата на свечи, на плату попам, те богатства церквей, те заботы о внешнем богапочитании, которые всегда становятся вразрез с исполне­нием дел любви, которые не могут не становиться вразрез с делами любви к человеку по той простой причине, что дела богопочитания всегда обращены не на людей, а на что-нибудь мертвое, а дело любви может быть обращено только на чело­века.
   Никак нельзя говорить, как мне говорят всегда: "обедня, причастие, молитва не помешают делать добро людям". Как же не помешают, когда они направляют деятельность на что-то другое, чем на людей.
   Надо не забывать, что учение Иисуса состоит в том, чтобы всякий шаг жизни направлять на дела добра людям. Как же может быть для исполнения этого учения полезна деятельность, направленная прочь от людей? Всё равно, как уверять, что курить трубку очень полезно для того, чтобы вспахать поле.
  
   (*) Толковое Евангелие архимандрита Михаила, Ев. Мф., стр. 211
  
  
   Может быть, это мало мешает, мало тратит времени, даже дает отдых и удовольствие, но это дело само по себе не содействует паханию поля, а противоположно ему.
  

______________

  
   "Мф. IX, 9. (Мр. II, 14; Лк. V, 27, 28.) Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфея, и говорит ему: следуй за мною. И он встал и последовал за ним."
  
   Раз по пути увидал Иисус, сидит человек, собирает по­дати. Звали человека Матвеем. Иисус говорит ему: иди за мною. И он, встав, пошел за ним.
  
   "Мф. IX. 10. (Мр. II, 15; Лк. V, 29.) И когда Иисус возлежал в доме, многие мы­тари и грешники пришли и возлегли с ним и учениками его."
  
   И сделал Матвей угощение Иисусу. И случилось так, что, когда сидел Иисус у него в доме, пришли еще откуп­щики податей и заблудшие (1) к нему и сидели с Иисусом и с учениками его.
  

ПРИ??ЧАНИ?

  
   1) ????????? -- ошибающиеся. Я перевожу ошибающиеся, а не грешники, потому что грешник получило уже другое зна­чение. Здесь ????????? имеет значение противоположное фа­рисеям, т. е. православным, людям, считающим себя правыми. И потому я ставлю слово, отвечающее и слову ????????? и про­тивоположное слову "православный" -- заблудший.
  

_____________

  
   "Мф. IX, 11. (Мр. II, 16.) Увядев то, фарисеи сказали ученикам его: для чего учитель ваш ест и пьет с мытарями и грешниками?"
  
   И увидали ученые православные и говорят ученикам его, как это с откупщиками, с заблудшими ест учитель ваш?
  
   "Мр.II,17. (Мф. IX, 12; Лк. V, 31.) Услышав сие, Иисус говорит им: не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Я пришел призвать не праведников, но грешни­ков к покаянию."
  
   Иисус услыхал и говорит: Здоровые не нуждаются в ле- каре, а больные. Я не хожу уговаривать православных, заблудших к исправлению. 1
  
   "Мф. IX, 13. Пойдите, научи­тесь, что значит: милости хочу, а не жертвы."
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Отвергнув главное выражение богоночитания евреев -- субботу и показав, что оно несовместимо с делами добра, что оно неразумно, Иисус показывает, что оно еще и вредно тем, что люди, исполняющие внешние обряды, этим исполнением считают себя правыми, а считая себя правыми, уже не ищут избавления от заблуждений. И он опять повторяет, что опреде­ленные жертвы не нужны, а нужна любовь к людям.
  

_______________

  
  
   "Мр. VII, 1. (Мф. XV, 1.) Собрались к нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима."
  
   И собрались к нему православные и из них ученые, они пришли из Иерусалима.
  
   "Мр. VII, 2. И увидев неко­торых из учеников его, ев­ших хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками, укоряли."
  
   И когда увидели, что уче­ники его и сам он сообща не­чистыми, то есть неумытыми, руками едят хлеб, то стали они ругаться.
  
   "3. Ибо фарисеи и все иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук;"
  
   Потому что, если не вымоют рук, руками не едят, держась предания старины.
  
   "4. и, пришедши с торга, не едят, не омывшись. Есть и многое другое, чего они при­няли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей."
  
   И также с торгу не едят, если не вымоют. И много еще держатся постановлений: как мыть посуду, горшки, сково­роды.
  
   "Мр. VII, 5. (Мф. XV, 2.) Потом спрашивают его фари­сеи и книжники: зачем ученики твои не поступают по преданию старцев, но неумы­тыми руками едят хлеб?"
  
   Потому и спрашивали его православные ученые: Зачем ученики твои не ведут себя по преданию предков, а немы­тыми руками едят хлеб?
  
   "Мр. VII, 8. (Мф. XV, 3, 7.) Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лице­мерах, Исаия, как написано: люди сии чтут меня устами, сердце же их далеко отстоит от меня;
  
   И на ответ он сказал им: Хорошо сказал про вас, ли­цедеев, Исайя, как написано: Эти люди языком чтут меня, а сердце их далеко от меня.
  
   "Мр. VII, 7. (Мф. XVII, 9.) но тщетно чтут меня, уча уче­ниям, заповедям человеческим (Исайя, 29, 13)."
  
   Дурно чтут меня, уча уче­ниям и постановлениям чело­веческим.
  
   "Мр. VII, 8. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омо­вения кружек и чаш и делаете многое другое, сему подобное."
  
   Бросаете повеление Божие, а держитесь повелений чело­веческих, мытья чашек и склянок и многое такое делаете.
  
   "9. И сказал им: хорошо ли, что вы отменяете заповедь Бо­жию, чтобы соблюсти свое предание?"
  
   И сказал им Иисус: Ловко вы отменили заповедь Божию, чтобы свое повеление соблюсти.
  
   "Мр. VII, 10, (Мф. XV, 4.) Ибо Моисей сказал: почитай отца своего и мать свою; и злословящий отца или мать смертию да умрет (Исход 20, 12; 21, 16)."
  
   Моисей сказал вам: Чти отца и мать твою. И кто ру­гает отца и мать, тому смерть.
  
   "Мр. VII, 11. А вы говорите: кто скажет отцу или матеря: корван, то есть дар Богу, то, чем бы ты от меня пользо­вался," --
  
   А вы выдумали, если ска­жет человек корван (значит, в дар Богу), то как будто ты от меня уже пользовался.
  
   "12. тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей."
  
   Тому уже даете ничего не делать для отца и матери,
  
   "13. устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое, сему подобное."
  
   Вы уничтожаете слово Божие тем преданием вашим, какое передаете. И много такого делаете.
  
   "Мр. VII, 14. (Мф. XV, 10.) И призвав весь народ, говорил им: слушайте меня все и разу­мейте"
  
   И призвав весь народ, Иисус сказал: Слушайте меня все и понимайте.
  
   "Мр. VII, 15. (Мф. XV, И.) ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его; но что исходит из него, то оскверняет человека."
  
   Ничего нет такого, что бы, входя в человека, могло по­ганить его. Но то, что выходит из него, вот это поганит чело­века.
  
   "Мр. VII, 16. Если кто имеет уши слышать, да слышит!"
  
   Есть уши слышать, так по­нимай.
  
   "17. И когда он от народа вошел в дом, ученики его спро­сили его о притче."
  
   И когда он ушел в дом от народа, спросили его ученики об этой притче.
  
   "Мр. VII, 18. (Мф. XV, 17.) Он сказал им: неужели и вы так непонятливы? Неужели не разумеете, что ничто, извне входящее в человека, не мо­жет осквернить его?"
  
   И он сказал им: Или и вы не поняли? Разве вы не знаете, что всё, что снаружи входит в чело­века, не может его поганить.
  
   "Мр. VII, 19. Потому что не в сердце его входит, а в чрево, и выходит вон, чем очищается всякая пища."
  
   Потому что входит к нему не в сердце, а в брюхо. И потом выходит, очищая всякую пищу.
  
  
   "Мр. VII, 20. (Мф. XV, 18.) Далее сказал: исходящее из человека оскверняет человека."
  
   А что из человека выходит, вот то-то не опоганило бы че­ловека.
  
   "Мр. VII, 21. (Мф. XV, 19.) Ибо извнутрь, из сердца чело­веческого, исходят злые по­мыслы, прелюбодеяния, любо­деяния, убийства,
   "МР. VII, 22. кражи, лихоим­ство, злоба, коварство, непот­ребство, завистливое око, бого­хульство, гордость, безумство."
  
   Потому что из сердца людей злые рассуждения выходят: блуд, похабство, убийства, во­ровство, корысть, злоба, об­маны, наглость, завистливые глаза, клевета, гордость, ду­рачество.
  
   "23. Всё это зло извнутрь исходит и оскверняет человека."
  
   Всё это злое изнутри вы­ходит и поганит человека.
  

______________

  

ИЗГНАНИЕ ИЗ ХРАМА И ОТРИЦАНИЕ ВНЕШНЕГО

БОГОПОЧИТАНИЯ

  
   "Ин. II, 13. Приближалась пасха иудейская, и Иисус при­шел в Иерусалим"
  
   И подошла пасха еврейская, И Иисус пошел в Иерусалим.
  
   "14. и нашел, что в храме продавали волов, овец и голу­бей и сидели меновщики денег."
  
   И в храме увидал: продают быков, овец, голубей и сидят менялы -- меняют деньги.
  
   "15. И, сделав бич из вере­вок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул;"
  
   И он взял, свил кнут из веревок и повыгнал из храма овец и быков, а менялам рассыпал деньги и опрокинул столы продавцам голубей. (1)
  
   "16. и сказал продающим голубей: возьмите это отсюда, и дома отца моего не делайте домом торговли."
  
   И сказал: Вынесите это отсюда и не полагайте, что базар может быть домом отца моего. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Точка должна стоять после слова ????????, и затем должно быть прибавлено ??? ?????. В противном случае непонятно, почему Иисус только продавцам голубей сказал: "Вынесите это отсюда". Очевидно, то, что он сказал, относилось ко всем тем, кого он выгнал, и ко всему, что он разбросал.
   2) ?? ??????? здесь должно быть переведено: не "не делайте", но: не полагайте, не считайте, что базар может быть домом отца моего. Трудно думать, чтобы Иисус в той же речи, в кото­рой он сказал, что храм не нужен, назвал бы храм домом отца. Он говорит: "Базар не называется домом Бога".
  

_____________

  
   "?р. XI, 16. И не позволял, чтобы кто принес чрез храм какую-либо вещь."
  
   И не велел, чтобы какие- нибудь припасы приносили через храм.
  
   "17. И учил их, говоря: не написано ли: дом мой домом молитвы наречется для всех народов; а вы сделали его вертепом разбойников? (Исаия 56, 7);"
  
   И наказывал и говорил: Разве не знаете, что написано: дом мой -- дом молитвы будет называться для всех народов (Исаия 56,7); (1) а вы считаете моим домом пещеру разбойников (Иеремия VII. 4-- 11). (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слова пророка Исайи употреблены здесь в том же смысле, как и слова к самарянке в следующей главе.
   Вынесите это всё потому, что дом мой не тот, где приносят жертвы, но дом мой есть весь мир, где люди знают истинного Бога.
   2) Следующее затем место Иеремии: "а не пещерой разбой­ников" подтверждает это значение. Вот всё это место из Иеремии VII, 4--11:
  
  
   "Не верьте лживым речам, когда вам говорят: здесь храм Вечного, храм Вечного, храм Вечного. Но если хотите переменить вашу жизнь и ваши дела, если будете судить по правде друг друга, если не будете угне­тать странного, сироту и вдову, если не будете проливать безвинной крови в этом месте, я оставляю вас в стране отцов из века в век. Но вы верите лживым речам, а они вам не на пользу. Вы что делаете? Воруете и уби­ваете, блудите, лжете, служите Ваалу и бегаете за богами, которых не знаете. И потом приходите в дом моего имени и говорите: Теперь мы спо­койно можем делать пакости. Что же? Дом мой разве вертеп разбойников?
  

_____________

  
   "Ин. II, 18. На это иудеи сказали: каким знамением докажешь ты нам, что имеешь власть так поступать?"
  
   И заговорили иудеи и сказали ему: Какие же ты нам покажешь права, (1) чтобы такие дела делать?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??,?????-- знак; значок, признак справедливости. Я пере­вожу: право и права.
  

_____________

  
  
   "Ин. II,19. Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей; и я в три дня воздвигну его."
  
   И сказал им Иисус: Уничтожьте храм этот, и в три дня взбужу его. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???????? не значит никогда и не может значить: "строить", "воздвигать", а значит: взбудитъ, и в этом месте именно зна­чит взбудитъ как что-то живое, и потому должно быть переве­дено: взбужу живой храм.
   Значение этого стиха объяснено в стихах 21 и 22 тем, что храм означает тело Иисуса, а три дня означают срок, после которого он воскреснет. И так и понимает это место церковь. Объяснение это не может удовлетворить меня, признающего воскресение самой кощунственной выдумкой, уронившей уче­ние Христа, о чем будет сказано в своем месте. Христос не мог разуметь своего воскресения в теле, так как это было бы поня­тие, разрушающее всё его учение. Объяснение это выдумано после теми, которые верили или выдумали басню воскресения. Но слова, которые подали повод к этому объяснению, были сказаны и, очевидно, имели свое определенное значение. Объяс­нение это очень неудовлетворительно.
   Для чего, говоря о своем теле, Христос сказал храм, и для чего после изгнания жертв из храма он сказал о воскресении? Стоит только забыть ложное церковное объяснение, чтобы смысл слов был не только ясен, но даже необходим как разъяснение предшествовавшего. Иисус изгоняет из храма всё то, что нужно для принесения жертв, следовательно для молитвы, по поня­тиям иудеев, и, вспоминая слова Иеремии, говорит, что, надо творить добро, а не собираться в храме творить жертвы. Вслед за этим говорит не условно, как обыкновенно понимают слова Иисуса: "разорите храм, а я сделаю его живым, поставлю новый", но -- положительно. Он сказал слова Иеремии, в ко­торых сказано, что дом Бога есть весь мир людей, где все на­роды признают Бога, а не вертеп разбойников, и говорит: Так разорите же храм, я сделаю вам новый -- живой храм, -- укажу, научу. И сделаю этот живой храм скоро, потому что мне не нужно руками строить. В три дня сделаю то, что вы де­лали сорок шесть лет.
  

_____________

  
   "Ин. II, 20. На это сказали иудеи: сей храм строили сорок шесть лет, и ты в три дня воздвигнешь его?"
  
   Сказали иудеи: сорок шесть лет строился этот храм, и ты в 3 дня возбудишь его?
  
   "Мф. XII, 6. Но говорю вам, что здесь тот, кто больше храма;"
  
   И сказал им Иисус: Говорю вам, что важнее храма (1) то,
  
   "7. если бы вы знали, что значит: "милости хочу, а не жертвы", то не осудили бы неви- новных."
  
   чтобы вы понимали, что значит: жалости (2) к людям хочу, а не служб церковных.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Стих этот, находящийся в главе об укорении учеников за срывание колосьев, там не у места, так как там нет и речи о храме, а Иисус говорит: Вот что важнее храма. Во всяком случае, мысль, выраженная в этом стихе, повторенная и у Мф. IX, 13, прямо отвечает на возражение иудеев и выражает воззрение Иисуса на храм.
   2) ????? -- сострадание. Я перевожу: жалость к людям.
  

____________

  
   За этим следуют стихи 21 и 22 гл. 2-й Иоанна, заключающие мнимое объяснение писателем этих слов.
  

____________

  
   "Ин. II, 23. И когда он был в Иерусалиме на празднике пасхи, то многие, видя чудеса, которые он творил, уверовали во имя его."
  
   И когда он был в Иерусалиме на празднике пасхи, многие поверили в его учение, понимая доказательства, которые он приводил.
  
   "24. Но сам Иисус не вверял себя им, потому что знал всех,"
  
   Сам же Иисус не отдавался вере их, потому что он сам знал всё. (1)
  
   "25. и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке; ибо сам знал, что в человеке."
  
   И потому ему не нужно было, чтобы кто-нибудь указывал о человеке, он сам знал, что есть в человеке.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Во многих списках стоит вместо ?????? -- ?????, т. е. всё.
  

_____________

  
   "?р. XI, 18. Услышали это книжники и первосвященники и искали, как бы погубить его; ибо боялись его, потому что весь народ удивлялся учению его."
  
   И книжники и старшины священников слышали это, И подыскивались, как бы его погубить, потому что они боялись его оттого, что весь народ дивился на учение его.
  

_____________

  
   Вот объяснения церкви на изгнание из храма.
  
  
   "И нашел, что в храме, то есть во дворе храма, называвшемся двором язычников, продавали и пр. (см. примечание к Матф. XXI, 12).
   Бич из веревок: символ гнева Божия на оскорбляющих святость храма, а равно символ власти Господа, ревнующего об очищении дома отца своего небесного.
   Вынесите это и проч. Голуби были в клетках или корзинах, и оттого Господь, изгоняя торгующих животными, вместе с сими последними, относительно голубей делает распоряжение, чтобы продавцы их вынесли их.
   Не делайте дом отца моего домом торговли: когда Господь в последний раз выходил из храма, он назвал его не домом отца своего, но дом ваш (Матф. XXIII, 38), означив тем оставление Богом этого храма; теперь же Христос называет еще храм домом отца своего, ибо не обнаружилось еще противление его служителей Христу и Богу и он ожидает еще покаяния народа в лице его представителей.
   Домом торговли: выражение менее сильное, чем употребленное при вторичном очишении храма, когда Господь сказал, что иудеи дом: молитвы сделали вертепом разбойников (Мф. XXI, 13); первое означает, что в свя­тое храмовое служение привзошли в сильной степени нечистые мирские интересы, последнее же выражает совершенное извращение характера святого дела, богоборственныж фанатизм, до которого дошло и в котором выразилось, наконец, это омирщение целого священнослужения. Если бы спросили, как случилось, что эти продавцы так подчинились воле и слову Господа, что по его велению оставили свою торговлю и вышли из двора храма со всеми предметами торговли, то надобно заметить: 1) что их совесть подсказывала им, что они в самом деле нехорошее дело делают в святом месте, и потому, когда Господь с силою напомнил им об этом, совесть их еще сильнее заговорила и заставила их исполнить веление его беспрекословно, 2) слава об Иисусе из Назарета, как пророке или человеке необыкновенном, вероятно, в это время уже довольно распространи­лась в народе; пилигримы из Галилеи, конечно, принесли и в Иерусалим вести о чудесах, совершенных им в Галилее, о событии при крещении Господа, и свидетельства о нем пророка Иоанна были, конечно, в свежей памяти у жителей Иерусалима и его окрестностей; во всяком случае:
   3) Господь явил здесь свою божественную власть, которой не могло ничто противиться в сем случае.
   На это иудеи сказали: может быть, это были некоторые из торговавших, которым велено было удалиться со двора храма с предметами их тор­говли, но вероятнее то были начальники храма священники и старейшины, которые чувствовали себя оскорбленными в своей власти над храмом та­ким необыкновенным действием не принадлежащего к ней галилеянина. Этим действием своим Господь несомненно и для них являл себя в качестве пророка -- чрезвычайного посланника Божия; которые же из них были порассудительнее, те из слов Господа, назвавшего храм домом отца своего, могли доразумевать, что он более, чем пророк. Так как Моисей, Илья и другие чрезвычайные посланники Божий доказывали иногда свое чрез­вычайное посланничество делами необыкновенными, чудесами, то обсту­пившие теперь Господа иудеи требовали от него какого-либо необыкно­венного действия, чуда, в доказательство того, что он имеет власть так распоряжаться в храме, как пророк, как сын Божий.
   Говорят: уверь нас каким-нибудь чудом, что ты сын Бога и что ты им послан. Ибо откуда видно, что Господь сего дома отец тебе? (Феофил). Знамение, явленное в самом действии очищения храма как действии необык­новенном и имевшем такое сильное влияние на осквернявших святое место торговлею, это знамение они просмотрели и потребовали от Господа более разительного, для их духовной слепоты, чуда.
   Разрушьте (повелительное наклонение имеет нередко значение буду­щего времени: разрушите) храм сей и проч.: евангелист далее сам объяс­няет, что значит это изречение Господа, когда говорит, что он говорил сие о храме тела своего (ст. 21); значит, он говорил о насильственной смерти своей. Соответственно сему слова: Я в три дня воздвигну его, означают его воскресение через три дня по смерти, как и истолковали то самое уче­ники его по его воскресении (ст. 22). Итак, на требование иудеями от Господа чуда в доказательство того, что он имеет власть так действовать во храме, он отвечает указанием на величайшее чудо, свидетельствующее о нем как о мессии, чудо воскресения его из мертвых...
   Так Господь с самого начала своего общественного служения предска­зывал о своей смерти и воскресении.
   Я вовдвиену его: этими словами Господь дает доказательство своего бо­жественного всемогущества, ибо ни один умерший не может своею силою и властью воскресить тело свое. Не сказал: отец воздвигнет, но я воз­двигну, употребив собственную силу, а не нуждаясь в чужой силе (Феофил)." *
  
  
   Вот что говорит Рейс (Reuss. Bible, Nouv. Test. Vol. II, page 137, 138):
  
   "Вместе с учениками, которые верили, находились (здесь в первый раз) иудеи, которые сомневались, которые не понимали, которые отказывались
  
   (*) Толк. Ев. Архм. Мих.; Ев. Иоанн, стр. 72--75.
  
   верить. Не убежденные тем, что они видели, они требуют знамения, т. е. действия чрезвычайного, чуда, чего-то такого, что, наконец, могло бы показать, что Иисус уполномочен поступать так, как он поступал. По­ступок его представлял из себя нечто внушительное, даже мессианское (Мал. III, 1 и след.); но они требуют доказательства более осязательного, показаний более неоспоримых. Ответ, который дал им Христос, вызывал самые горячие споры между толкователями. По мнению самого писателя, вот что хотел он сказать: убейте меня, и я после трех дней воскресну. Другими словами: воскресение Иисуса будет самым ярким доказательством его высокого достоинства. Оно и было им на самом деле, по крайней мере в апостольском учении, с точки зрения которого эта речь понимается в со­вершенстве (ср. Мф. XII, 40). Если возражают, что Иисус не мог говорить так в такое время, когда ему не грозила еще никакая опасность, когда не возникало еще сколько-нибудь серьезного столкновения между ним и фарисейской партией, то при этом совсем забывают, что предметом нашей книги является не медленное и последовательное развитие отношений или положений, а от начала до конца антагонизм мира и Христа, света и мрака, и что Иисус нигде не представляется в ней, как имеющий нужду узнать мало-помалу и при различных случаях, что у него есть враги, что он подвергается опасностям, что он может быть предан смерти. На­против, он знает с самого начала всё то, что произойдет, ибо оно зависит не от прихоти людской, но от божественного порядка, наперед установлен­ного Провидением. Таким обратом, речь, влагаемая здесь в его уста, вполне согласуется с духом этого Евангелия. Более того, речь эта очень уместно помещена там, где мы ее читаем. Явления, касающиеся учеников, окончены; теперь должно начаться действие божественного откровения на мир; писатель указывает здесь наперед, какие виды на конечный успех раскрываются перед ним: мир будет возбужден, но не захвачен; он будет побежден не путем добровольного подчинения, а чрез осуждение, которое он навлечет на себя. Это программа истории, которую мы имеем пред глазами. Размышления эти устраняют также возражение, будто слова Иисуса в том виде, в каком они приводятся и истолковываются здесь, никем не могли быть поняты, ни учениками, ни иудеями. В этом смысле можно бы было сделать такие же точно оговорки в отношении почти каждого слова, влагаемого в уста спасителя, на всем протяжении книги, ибо и в конце ученики понимают не более, чем в начале (гл. XIV, 9). Иисус говорит и евангелист пишет для просвещенных христиан и всего менее для еврейской черни, окружавшей его. Наконец, не надо упускать из виду то обстоятельство, что писатель сам говорит, что иудеи совершенно не поняли смысла сказанных слов, отнеся их к храму, постройка которого началась при Ироде. Но это явление, которое с той поры повторялось то и дело, можно сказать, на каждом шагу. Это живое и конкретное выра­жение того основного богословского факта нашего Евангелия, что мир оказывается неспособным постигнуть смысл тех небесных откровений, которые представлялись ему (гл. III, 12)."
  
  
   Говорится обо всем, даже о том, для чего сделал он кнут, но ни слова о том, какой смысл всего этого места, повторенного во всех четырех Евангелиях. По толкованиям всех церквей выходит, что весь смысл этого места в двукратном исполнении Христом полицейских обязанностей насчет чистоты храма, и в двух стихах (21-м и 22-м), сказанных не Христом, но одним из писателей Евангелия, -- те самые стихи, которые я про­пускаю. Смысл тот, что Христос воскреснет после трех дней. Хорошо, он воскрес и предсказывал свою смерть. Неужели нельзя было предсказать яснее и, главное, уместнее? Дело идет совсем о другом. Он пришел в храм, выбросил всё то, что нужно для их молитвы, точно так же, как теперь бы сделал тот, кто, придя в нашу церковь, выкидал бы все просвиры, вино, мощи, кресты, антиминсы и все те штуки, которые счи­таются нужными для обедни. Его спрашивают, какой он ??????? покажет для объяснения того, что он делает. ?????? никогда, ни по какому лексикону не значило и не значит чудо, но, поло­жим, это значит чудо. Что же значит вопрос иудеев? Человек повыкидывал всё, что нужно для обедни, и у него спрашивают: "Какое ты нам покажешь чудо, что ты это делаешь?" -- Во­прос этот по меньшей мере непонятен. Евреи могли спросить, зачем он это делает; могли спросить, чем он заменит то, что он уничтожил; могли спросить, какое он имеет право это делать? Но с какой стати вместо того, чтобы его выгнать, они спраши­вают его: "Покажи нам чудо". Еще удивительнее то, что на вопрос иудеев: покажи нам чудо, он отвечает вовсе не тем, что покажу или не покажу чудо, а говорит: "Бросьте этот храм, -- я вам в три дня сделаю новый -- живой". По толкованиям церкви это значит, что чудо, которое он сделает, он сделает после смерти, чудо, в которое никто из евреев и после смерти-то не поверит. И эти слова его убеждают всех. И вслед за этим говорится, что чудеса его, т. е. то, что он обещал сделать после смерти, убедили всех, и много народа ему поверили. Ведь стоит только снять очки церковные, чтобы видеть, что это не разговор, а бред сумасшедших. Иисус делает непонятное дело, выгоняет скотину из храма. Евреи, вместо того чтобы выгнать его, говорят зачем-то: Покажи нам чудо. Он забывает о том, что он выгонял за что-то всё, что нужно для службы, из храма, и говорит: Чудо я вам покажу, когда умру, но так, что вы не увидите, и от этих его слов все поверили в его учение. И смысл всего тот, что Христос чрез три дня воскреснет. И сказал это не Христос, а писатель Евангелия. И стоит только опомниться и на минуту отнестись к словам Евангелия, божественного от­кровения по учению церкви, хоть с тем уважением и вниманием. с которым мы читаем водевиль, т. е. не предполагать вперед, что мы услышим бред сумасшедшего и ничего не поймем, а пред­полагать, что то, что написано, что-нибудь да значит, и что нам не безынтересно понять, что тут сказано, и нам будет всё ясно.
   По учению Иоанна Крестителя для познания Бога нужно очиститься духом; Иисус в пустыне очищается духом и познает силу духа и возвещает царство Бога, т. е. Бога в людях, говорит ученикам, что Бог в общении с людьми.
   По евангелисту Иоанну первым делом Иисуса есть так назы­ваемое очищение храма, в действительности же уничтожение храма, и не какого-нибудь храма, а храма в Иерусалиме, того, который считается домом Бога, святыней из святынь. Иисус приходит в храм и уничтожает всё, что нужно для служения. Не говоря уже о том, что сказано в Введении о Боге, о том, что Бога никто никогда не видел и не видит, и то, что Иисус дал нам новое богоугождение вместо прежнего, Иисус сам в храме говорит слова пророков о том, что храм Бога есть весь мир людей, а не вертеп разбойников. Объяснять это -- всё равно что объяснять то, что в наше время пришли бы духоборцы в православную церковь, повыкинули бы все антиминсы и сказали бы: Бог есть дух и ему надо служить духом и делом. И дело и слова писания уже так ясно говорят, что прибавлять и толковать нечего. И дело и слова ясно говорят: Ваше бого­угождение есть мерзкая ложь, вы не знаете настоящего Бога, и обман вашего богослужения вреден, и его надо уничтожить. Вот это-то самое выражают действия и слова Иисуса в храме. Он отрицает и богослужение и понятие еврейского Бога. На эти действия и слова его евреи говорят: какое право ты имеешь так делать? И он отвечает: Право мое то, что ваше служение Богу -- ложь, а мое живое служение есть истина. Мое служение Богу есть служение живое, делом. И многие верят Иисусу. Иисус первым делом своей проповеди отрицает ложного еврей­ского, внешнего, видимого Бога. В следующей главе он говорит что Бог -- дух и ему надо служить делом. И очевидно, что для того, чтобы люди могли верить в Бога духа и служить ему, нужно разрушить ложного, выдуманного Бога и ложное служе­ние ему, и это самое делает Иисус. Не понять этого нельзя. Если место это не понято церквами, то не от глупости, а от большого ума. Таких умышленных нелепых толкований встре­тится много. Такие толкования бывают тогда, когда церковь узаконила то самое, что отвергал Иисус. Так и теперь Иисус отвергает Бога-творца, внешнего Бога, отвергает всякое бого­служение, кроме служения Богу делом. А церковь узаконила Бога-творца внешнего и только тем существует, что совершает службы и жертвы. Тут уж поневоле глуп будешь.
   Тот же, кто хочет понимать Евангелие, должен твердо пом­нить, что первым действием Иисуса, прежде проповеди, было отрицание Бога внешнего и всякого внешнего богослужения. Уничтожение храма, повторенное всеми евангелистами (что весьма редко), есть очищение почвы для посева. Только после уничтожения прежнего Бога возможно учение о Боге Иисуса и о том служении Богу, которому учит Иисус.
   Всё это место есть разъяснение стиха: Бога никто не видел и не видит никогда.
  

______________

  

БЕСЕДА С САМАРЯНКОЙ

  
   "Ин. IV. 3. То оставил Иу­дею и пошел опять в Галилею."
  
   И ушел Иисус из Иудеи опять в Галилею.
  
   "4. Надлежало же ему про­ходить чрез Самарию."
  
   И надо ему было проходить через Самарию.
  
   "5. Итак, приходит он в го­род самаринский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу."
  
   Приходит раз Иисус в город самарийекий Сихар подле того места, которое дал Иаков своему сыну Иосифу.
  
   "6. Там был колодезь Иаковлев, Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа."
  
   Был там колодезь Иакова. Иисус уморился от дороги и сел у колодзя. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Подробности ненужные, как определение часа, в котором это было, так же как некоторые слова самарянки, ничего не выражающие, могут быть выпущены для того, чтобы читатель не терял существенного смысла этой главы.
  

_______________

  
   "Ин. IV, 7. Приходит жен­щина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай мне пить."
  
   Идет женщина из Самарии за водой, И говорит ей Иисус: Жена, дай напиться!
  
   "8. (Ибо ученики его отлучи­лись в город купить пищи.)"
  
   Потому ученики его отошли в город пищи купить.
  
   "9. Женщина самаринская говорит ему: как ты, будучи иудей, просишь пить у меня, самарянки? ибо иудеи с самарянами не сообщаются."
  
   И говорит ему самарянка: Как же ты, иудей, у самарянки пить просишь, ведь иудеи не общаются с самарянами?
  
   "10. Иисус сказал ей в от­вет: если бы ты знала дар Божий и кто говорит тебе: дай мне пить, -- то ты сама просила бы у него, и он дал бы тебе воду живую."
  
   И наоборот сказал ей Иисус: Если бы ты знала дар Бога и того, кто говорит: дай напиться, то ты того бы попро­сила, и он бы дал тебе ключе­вой воды.
  
   "11. Женщина говорит ему: господин! Тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; от­куда же у тебя вода живая?"
  
   И сказала ему жена: У тебя нет ведра, и колодезь глубок, откуда же ты возьмешь клю­чевую воду?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова: "Если бы ты знала... ?? ^???? ??? ?????? ??? ????... можно перевести: если бы ты знала, в чем дар Бога и что есть Бог. После ????? ставлю запятую, потому что вслед за этим Иисус говорит самарянке, что есть Бог.
  

_____________

  
   "Ин. IV, 12. Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь, и сам из него пил, и дети его, и скот его?"
  
   Разве ты больше отца на­шего Иакова? Он дал нам этот колодезь. Он и сам из него пил, и сыны его, и скоты его.
  
   "13. Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять;"
  
   И наоборот сказал ей Иисус: Кто пьет эту твою воду, тот опять захочет пить.
  
   "14. а кто будет пить воду, которую я дам ему, тот не будет жаждать вовек: но вода, которую я дам ему, сделается в нем источником воды, те­кущей в жизнь вечную."
  
   А кто напьется той, которую я дам, уже не захочет пить никогда. И вода та, которую я дам ему, родит в нем ключ воды, бегущей в жизнь вечную, невременную.
  
   Стихи 15, 16, 17 и 18 не имеют никакого значения. Сказано, что Христос угадал, что у женщины было пять мужей и что теперь она живет не с мужем. Ненужная и соблазнительная подробность эта только нарушает изложение.
  

_____________

  
   "Ин. IV. 19. Женщина гово­рит ему: Господи! вижу, что ты пророк."
  
   Говорит ему женщина: вижу господин, что ты пророк.
  
   "20. Отцы наши поклоня­лись на этой горе; а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Ие­русалиме."
  
   Отцы наши на этой горе по­читали Бога, а вы говорите, что в Иерусалиме то место, где надо почитать его.
  
   "21. Иисус говорит ей: по­верь мне, что наступает время, когда и не на горе сей и не в Иерусалиме будете покло­няться отцу."
  
   И говорит ей Иисус: Жен­щина, поверь мне, что подхо­дит время, что ни на этой горе, ни в Иерусалиме будете дочи­тать Отца.
  
   "22. Вы не знаете, чему кла­няетесь: а мы знаем, чему кла­няемся, ибо спасение от иудеев."
  
   Вы почитаете, кого не знаете, мы же почитаем того, кого знаем.
  
   "23. Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклонять­ся Отцу в духе и истине; ибо таких поклонников Отец ищет себе."
  
   Но подходит время и теперь уже пришло, что настоящие почитатели будут почитать От­ца духом и делом, потому что Отец требует себе таких почи­тателей.
  
   "24. Бог есть дух: и покло­няющиеся ему должны покло­няться в духе и истине."
  
   Бог -- дух, и почитать его должно духом и делом. (1)
  
   "25. Женщина говорит ему: знаю, что придет мессия, то есть Христос; когда он прядет, то возвестит нам всё."
  
   И говорит ему женщина: Знаю, что мессия придет, на­зываемый избранником Божиим. Когда придет этот, возве­стит нам всё.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??????? -- я перевожу делом на том основании, что во мно­гих местах Нового Завета оно имеет это значение и здесь как бы указывает на противоположение богопочитания внешнего и дела; кроме того, "истина" и "дух" было бы плеоназм.
  

_________________

  
  
   "Ин. IV, 26. Иисус говорит ей: это я, который говорю с тобою."
  
   И говорит ей Иисус: я тот, кто говорит с тобою.
  
   Стихи с 27 по 42, за исключением стихов от 32--38, которые будут переведены в своем месте, заключают частные и случай­ные подробности, не имеющие общего значения.
  

ОБЩИЙ СМЫСЛ БЕСЕДЫ ИИСУСА С САМАРЯНКОЙ

   Иисус, проповедуя царство Божие, состоящее в любви людей между собою, ходит по деревням и селам и однажды, зайдя во враждебную иудеям землю Самаринскую, попросил у самарянской женщины напиться. Женщина под предлогом того, что он иудей, а она самарянка, отказывает ему в самом простом деле любви.
   В объяснении этого места эту черту отказа женщины дать воды, обыкновенно забывают, а между тем это есть ключ к пони­манию всего места.
   Женщина говорит, что иудеям нельзя сообщаться с самарянами, и потому она не дает ему пить. На это он говорит ей, что она отказом этим лишает себя воды живой, любовного обще­ния с людьми, того самого, что дает жизнь истинную. Он гово­рит ей, что он не только не гнушается того, чтобы принять питье от нее, но что он и ее, как всех людей, готов научить тому возрождению, которое даст ей настоящую жизнь.
   На замечания ее о том, что он не может этого сделать, по­тому что у них, иудеев, свой, а у них, самарян, свой Бог или свое место почитания Бога, он говорит ей, как бы объясняя уничтожение храма: "Теперь пришло время почитать Бога не тут и там, а везде, потому что надо почитать не того Бога, которого мы не знаем, а того, которого мы знаем, как сын отца", т. е. повторяет то, что сказано во Введении о том, что Бога никто не знает, а только сын явил его, и то, что сказано в бе­седе с Никодимом, именно, что: "мы говорим про то, что знаем и видим, что только сын, сшедший с неба, явил Бога". И, го­воря про Бога, называет его отцом. И, выражая мысль Вве­дения, где сказано, что учение Иисуса было учение добра, он говорит, что отец ищет поклонников себе везде, поклонников делом и духом, потому что Бог есть дух.
  

_______________

  

ОБ ОЧИЩЕНИИ ДУХОМ И ИСТИННОМ БОГОУГОЖДЕНИИ

  
   "Ин. III, 22. После сего пришел Иисус с учениками своими в землю Иудейскую и там жил с ними и крестил."
  
   После пришел Иисус с учениками в Иудейскую землю и там проживал с ними и очищал.
  
   "23. А Иоанн также крестил в Еноне, близ Салима, потому что там было много воды: и приходили туда и крестились;"
  
   И Иоанн очищал в Еноне подле Салима, потому что было много воды там, и ходили и очищались.
  
   "24. ибо Иоанн еще не был заключен в темницу."
  
   Потому Иоанн еще не был посажен в тюрьму.
  
   "25. Тогда у Иоанновых уче­ников произошел спор с иуде­ями (1) об очищении."
  
   И вышел спор у учеников Иоанна с одним евреем об очищении.
  
   "26. И пришли к Иоанну и сказали ему: равви! тот, ко­торый был с тобою при Иордане и о котором ты свидетель­ствовал, вот он крестит, и все идут к нему."
  
   И пришли к Иоанну и гово­рят ему: Господин! кто с то­бой был на Иордане и о ком ты свидетельствовал, вот и он очищает, и все идут к нему.
  
  
   "27. Иоанн сказал в ответ: не может человек ничего при­нимать на себя, если не будет дано ему с неба."
  
   И Иоанн сказал: Не может человек на себя взять, если он не научен Богом.
  
   "31. Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли земный и есть и говорит, как сущий от земли; приходя­щий с небес есть выше всех."
  
   Кто свыше, тот выше всего, а кто от земли, тот и будет от земли, и о земле будет го­ворить."
  
   "34. Ибо тот, которого по­слал Бог, говорит слова Божии;"
  
   Кого Бог научил, тот слова Бога и говорит.
  
   "32. и что он видел и слы­шал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свиде­тельства его."
  
   И что постигнул и понял, то и доказывает. Доказатель­ства его никто не принимает.
  
   "33. Принявший его свиде­тельство сим запечатлел, что Бог истинен."
  
   Кто принял доказательство его, тот закрепил то, что Бог истинен.
  
   "34. Ибо не мерою дает Бог духа."
  
   Потому что дух Бога нельзя измерить. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Во многих списках здесь вариант: ???? ????????.
   2) В некоторых списках 34-й стих выражен так: "Бог есть дух".
  

_____________

  
   "Ин. III, 35. Отец любит сына и всё дал в руку его."
  
   Потому что отец любит сына и всё дал во власть ему.
  
   "36. Верующий в сына имеет жизнь вечную; а не верующий в сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем."
  
   Кто верит в сына, тот жив вечно, а кто не верит в сына, -- тот против Бога. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Эти два стиха суть повторение мысли, выраженной после, и потому здесь не у места.
   Иоанн прежде объявил, что настоящее очищение есть очище­ние духом. Вот явился Иисус и уничтожает все внешние формы и очищает без храма и даже без воды. И является сомнение, какое очищение настоящее. И вот ученики Иоанна спорят с ка­ким-то иудеем об очищении и идут к Иоанну спрашивать его. Иоанн говорит в общих словах то, что он сказал прежде: что главное очищение есть очищение духом, и что очищение это-не передается словами. О том же, что действительно ли Иисус говорит слова Божии, Иоанн говорит, что определить этого никто не может, что доказательств того, что слова Божии,-- не может быть. Одно доказательство есть то, -- что человек принимает их. Потому что проявления духа нельзя мерить.
  

______________

  
   "Лк. IV, 14. И разнеслась молва о нем по всей окрест­ной стране."
  
   И по всей округе прошла молва о нем.
  
   "Лк. XI, 37. Когда он гово­рил это, один фарисей просил его к себе обедать; он пришел и возлег."
  
   После этого пришел к нему один православный и просил позавтракать у него в доме.
  
   "38. Фарисей же удивился, увидев, что он не умыл рук перед обедом."
  
   И православный, приметив, что Иисус не обмылся перед завтраком, удивился.
  
   "Лк. XI, 39. (Мф. XXIII, 25.) Но Господь сказал ему: ныне вы, фарисеи, внешность чаши и блюда очищаете, а внутренность ваша исполнена хищения и лукавства."
  
   И сказал ему Иисус: Вы, православные, снаружи чаш­ки и блюда моете, а внутри вас кишит грабеж и неправда.
  
   "Лк. XI, 40. (Мф. XXIII.. 26.) Неразумные! Не тот же ли, кто сотворил внешнее, сотворил и внутреннее?"
  
   Безумные! кто сделал внеш­нее, тот же сделал и внутрен­нее.
  
   "Лк. XI, 41. Подавайте лучше милостыню из того, что у вас есть: тогда всё будет у вас чисто."
  
   Внутри будьте милостивы, и тогда увидите, что всё будет чисто.
  
   "Лк. V, 32. Я пришел при­звать не праведников, а греш­ников к покаянию."
  
   Потому что я пришел сюда призывать к обновлению не праведников, а ошибающихся.
  
   "Лк. VII, 37. И вот женщина того города, которая была грешница, узнавши, что он возлежит в доме фарисея, при­несла алавастровый сосуд с муром;"
  
   И вот женщина из города, она была неверная, узнав, что Иисус сидит в доме православ­ного, пришла туда и принесла кувшин масла.
  
   "38. и, ставши позади у ног его и плача, начала обливать ноги его слезами и отирать во­лосами головы своей, и цело­вала ноги его, и мазала мт­ром."
  
   И ставши у ног его сзади, начала плакать и мыть ему ноги слезами и волосами с головы своей вытирала, цело­вала его ноги и мазала мас­лом.
  
   "39. Видя это, фарисей, при­гласивший его, сказал сам в себе: если бы он был пророк, то знал бы, кто и какая жен­щина прикасается к нему, ибо она грешница."
  
   Увидав это, хозяин право­славный подумал себе: Кабы был он настоящий учитель, он бы знал, кто и какова эта женщина, та, что трогает его, она ведь неверная.
  
   "40. Обратившись к нему, Иисус сказал: Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он говорит: скажи, учитель."
  
   И, обернувшись, Иисус ска­зал ему: Семен! дай скажу тебе слово. Он сказал: Скажи, господин.
  
   "41. Иисус сказал: у одного заимодавца было два долж­ника: один должен был пять­сот динариев, а другой пять­десят;"
  
   Были два должника должны одному хозяину. Один считал за собой пятьсот денег, дру­гой пятьдесят.
  
   "42. но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них бо­лее возлюбит его?"
  
   И не было чем заплатить ни у того, ни у другого, и хозяин простил им обоим. Но какой же из них, скажи, больше бу­дет ухаживать за хозяи­ном?
  
   "43. Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил."
  
   Семен и говорит: Не иначе, как тот, кому больше простил. Иисус и говорит: Верно рас­судил.
  
   "44. И, обратившись к жен­щине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я при­шел в дом твой, ты воды мне на ноги не дал; а она слезами облила мне ноги и волосами головы своей отерла."
  
   И показал на женщину и говорит Семену: Ну вот, я пришел к тебе в дом, а ты не дал мне воды ноги умыть. Она же слезами моет мои ноги и волосами с головы обтирает.
  
   "45. Ты целования мне не дал; а она с тех пор как я пришел, не перестает цело­вать у меня ноги."
  
   Ты и не обнял меня, как я вошел, а она не перестает -- всё лобызает мои ноги.
  
   "46. Ты головы мне маслом не помазал; а она муром по­мазала мне ноги."
  
   Ты не дал мне масла головы помазать. Она дорогим мас­лом мажет мне ноги.
  
   "47. А потом сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много: а кому мало прощается, тот мало любит."
  
   Оттого самого, говорю тебе, избавилась она от заблужде­ний и великих заблуждений, оттого, что она любит сильно. А кому немного прощать нужно, тот мало и любит.
  
   "48. Ей же сказал: прощают­ся тебе грехи."
  
   И сказал ей: Да, все заблу­ждения твои исправлены.
  
   "49. И возлежавшие с ним начали говорить про себя: это кто, что и грехи прощает?"
  
   И начали сидевшие с ним говорить сами в себе: Кто же он такой, что избавляет от заблуждений?
  
   "50. Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя; иди с миром."
  
   А он сказал женщине: Вера твоя спасла тебя, иди с миром.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) По-моему, стих 47 должен быть такой: ??? должно быть переставлено, вместо перед ??????? -- перед ???? ???. И тогда перевод такой: Того ради, говорю тебе, прощены ей ее грехи, что она любит много. Кому же мало отпущено, мало и любит.
  

_______________

  
   Фарисею не нравится, что блудница прикасается к учителю. Иисус говорит: "Было два должника у хозяина; одному он мало, другому много простил. Как же тому, кому он много простил, не выказать свою благодарность? Должники эти передо мною и перед всеми людьми и перед Богом -- ты и эта блудница. Ты считаешь, что тебе нечего прощать, и ты не вы­казал мне особенной любви; она считает, что она виновата перед всеми, и передо мной и перед тобой. Ведь ты сам подумал, что ее и допустить нельзя касаться до меня. Ну, а я не прогнал ее и как тобою не брезгаю, входя к тебе в дом, так и ею не брез­гаю, и за то она выражает мне свою любовь. (Оттого, что ее не упрекнул я грехами, она и выражает мне любовь.) Ее гре­хов много, она и выражает большую любовь. Твоих грехов мало, ты думаешь, -- ты и выражаешь малую любовь, и мало тебе простится; а ей простится, -- она верит, что она грешница, и она спасена от грехов".
  

_______________

  
  
   "Лк. XVIII, 10. Два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь."
  
   И сказал им Иисус: два человека вошли в храм молиться Один -- православный, другой -- неверный.
  
   "11. Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благо­дарю тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь;"
  
   Православный думал много о себе и так молился: Благо­дарю тебя, Бог мой, за то, что я не такой, как другие люди: корыстные, неправедные, блуд­ники, не такой, как этот неверный.
  
   "12. пощусь два раза в не­делю, даю десятую часть из всего, что приобретаю."
  
   Пощусь два раза в неделю и отдаю десятину всего, что по­лучаю.
  
   "13. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!"
  
   А неверный стал вдалеке и не мог и глаз к небу поднять, а всё стучал себе в грудь и приговаривал: Господи, огля­нись на меня заблудшего.
  
   "14. Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот; ибо вся­кий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится."
  
   Так вот говорю вам: и вер­нулся неверный избавлен боль­ше, чем православный. Потому что кто возвышается -- принизится, а кто понижается, тот возвысится.
  
  
   Православный не считал нужным для себя избавления и по­тому и не мог ни от чего избавиться. Неверный желал изба­виться от заблуждений, он признавал их, и потому изба­вился.
  

______________

  
   "Мф. IX. 14. (Мр. II, 18; Лк, V, 33.) Тогда приходят к нему ученики Иоанновы и говорят: почему мы и фари- постимся много, а твои ученики не постятся?"
  
   Тогда подошли к нему ученики Иоанна и говорят: отчего мы и законники постимся много, а ученики твои не по­стятся?
  
   "Мф. IX, 15. (Мр. II, 19, 20; Лк. V, 34, 35.) И сказал им Иисус: могут ли печалиться сыны чертога брачного, пока с ними жених? Но придут дни, когда отнимется у них жених, и тогда будут поститься."
  
   И сказал им Иисус: Не могут гости на свадьбе печалиться в то время, когда с ними жених. Когда нет жениха, -- тогда постятся. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова о женихе темны, так как нет объяснения того, что надо разуметь под словом "жених". По притче о 10-ти девах под словом "жених" надо понимать жизнь, и тогда и здесь, если дать слову "жених" значение жизни, -- смысл изречения будет тот, что незачем печалиться, когда в человеке есть жизнь; можно печалиться и поститься только тогда, когда нет жизни.
  

______________

  
  
   "Лк. V. 36. (Мф. IX, 16; ??. II, 21.) При сем сказал им притчу: никто не приставляет заплаты к ветхой одежде, отодрав от новой одежды; а иначе и новую раздерет и к старой не подойдет заплата от новой."
  
   Никто не разорвет новую одежду, чтобы наложить за­платку из нового на старое платье, потому новое раздерет и к старому не придется.
  
   "Лк. V, 37. (Мф. IX, 17; Мр. II, 22.) И никто не вли­вает молодого вина в мехи ветхие: а иначе молодое вино прорвет мехи и само вытечет, а мехи пропадут."
  
   И не выливают вино новое в старые мехи, а иначе про­рвутся мехи, и вино вытечет, и мехи пропадут.
  
   "Лк. V, 38. (Мф. IX, 17; Мр, II, 22,) Но вино молодое надо должно вливать в мехи новые; тогда сбережется и то и дру­гое."
  
   Но молодое вино надо вливать в мехи новые, и то и другое цело будет.
  

_____________

  
   Лк. V, 39 стих неясен.
   Лк. IV, 33--37; Мр. I, 23--28; Мф. VIII, 17, 18; Мр. I, 35-39; Лк. IV, 42--44. Стихи эти, содержащие описание изгнания нечистого духа, предсказания и повторение о том, что Христос учил и что молва о нем распространилась, -- не имеют значения и могут быть пропущены.
  

_____________

  

МОЛВА О ХРИСТЕ

  
   "Лк. IV, 15. Он учил в сина­гогах их и от всех был про­славляем."
  
   И он учил в собраниях и был (прославляем) почитаем всеми.
  
   "42. И народ искал его и, пришедши к нему, удерживал его, чтобы не уходил от них."
   Народ удерживал его, чтоб он не уходил от них.
  
   "43. Но он сказал им: и другим городам благовествовать я должен царствие Божие, ибо на то я послан."
  
   Но он сказал им: и другим мне надо возвестить истинное благо, я на то назначен.
  
   "Мф. IV, 14. Да сбудется реченное чрез пророка Исайю, который говорит:"
  
   И исполнилось слово про­рока Исайи:
  
   "15. Земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Га­лилея языческая,"
  
   В языческой земле народ ходил во тьме, и народ этот увидел большой свет. Для тех, кто жил во мраке смерти, для тех воссиял новый свет.
  
   "16. народ сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидя­щим в стране и тени смертной воссиял свет (Исайя 9, 1--2).
   "Мф. XII, 17. Да сбудется реченное чрез пророка Исайю, который говорит:"
  
   Так что сбылось и другое слово пророка Исайи:
  
   "18. Се отрок мой, которого я избрал, возлюбленный мой, которому благоволит душа моя. Положу дух мой на него, и возвестит народам суд;"
  
   Вот дитя мое, которое я люблю, мой любимец, на кого душа моя радуется. Дух свой я вложил в него, чтобы он возвестил народам правду.
  
   "19. не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса его;"
  
   Он не спорит и не кричит, и голоса его не слыхать на улицах.
  
   "20. трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит, доколе не доставит суду победы;"
  
   Он не перервет сломанного тростника и не задует света, когда он тухнет, -- для того, чтобы правда взяла верх над ложью.
  
   "21. и на имя его будут упо­вать народы (Исайя 42, 1--4.)"
  
   На него вся надежда людей.
  
   "Мр. III, 7. Но Иисус с учениками своими удалился к морю, и за ним последовало множество народа из Гали­леи, Иудеи,"
  
   И потом Иисус пошел ко взморью.
  
   "8. Иерусалима, Идумеи и из-за Иордана. И живущие в окрестностях Тира и Сидона, услышав, что он делал, шли к нему в великом множестве."
  
   И много народа шло за ним из Галилеи, и из Иудеи, и из Идумеи, и из Иерусалима, и из-за Иордана, и тирский, и сидонский народ шли за ним.
  
   "Мф. IX, 35. (Мр. VI, 6; Лк. VIII, 1.) И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, пронове- дуя евангелие царствия."
  
   И он проходил по городам и селам, разглашая в собраниях возвещение об истинном благе царства Божия.
  

НОВОЕ БОГОУГОЖДЕНИЕ В ДУХЕ ДЕЛОМ.

ОТРИЦАНИЕ ИУДЕЙСКОГО БОГА

(Общее изложение главы второй)

  
   И всем людям Иисус показывал, что прежнее богослужение -- ложь и что Богу надо служить делом и жалостью к людям.
   Случилось ему в субботу идти с учениками через поле. И до­рогой ученики его рвали колосья, растирали в руках и ели.
   Увидали это законники, фарисеи и говорят: "Так не годится делать в субботу. В субботу нельзя работать. А вы растираете колосья". Иисус услыхал это и говорит им: "Если бы вы пони­мали, что значит то, что сказал Бог пророку: Радуюсь любви людей между собою, а не жертвам, которые они приносят мне,-- вы бы не осуждали невинных. Ведь суббота установлена не Богом, а человеком, стало быть человек важнее субботы".
   Случилось в другой раз в субботу, что, когда Иисус учил в собрании: подошла к нему больная женщина и просила его помочь ей. И Иисус стал пользовать ее. Тогда законник, стар­шина собрания, рассердился за это на Иисуса и сказал народу: "В законе Бога сказано: есть шесть дней в неделе на то, чтобы работать. А в субботу Бог не велел работать". А Иисус на это спросил законников и фарисеев: "Что же, по-вашему нельзя и помогать человеку в субботу?"
   И они не знали, что ответить.
   Тогда Иисус сказал: "Разве каждый из вас не отвязывает скотину от яслей и не водит поить в субботу? Или если у кого завалится овца в колодезь, ведь живо побежит всякий и выта­щит, хоть и в субботу. Человек ведь много лучше овцы. А гово­рите, что человеку нельзя помочь. Что же, по-вашему, надо делать в субботу: доброе или злое? Спасать душу или губить? Добро надо делать всегда -- и в субботу".
   Пришли к Иисусу фарисеи и законники из Иерусалима. И увидали они, что ученики его и сам он едят хлеб сообща неумытыми руками. И стали законники осуждать его за это, потому что сами они строго ведут по старине, как мыть посуду, и если не вымоют, не станут есть. И также с торгу не станут ничего есть, если не вымоют. И спросили его законники: "От­чего это вы не по старине ведете и неумытыми руками берете и едите хлеб?" -- И он сказал им: "Верно сказал про вас про­рок Исайя. Ему Бог сказал: За то, что народ этот только на словах припадает ко мне и только языком почитает меня, тогда как сердце его далеко от меня, и за то, что страх его передо мной только человеческое повеление, которое он выучил на­изусть, за это я над народом этим сделаю удивительное, необык­новенное дело: и мудрость его мудрецов пропадет, и разум его разумников померкнет. Беда тем, которые заботятся о том, чтобы скрывать свои желания от Вечного, и которые делают свои дела во мраке. -- Так и вы оставляете то, что важно в за­коне, то, что заповедь Божия, и соблюдаете свои приказания -- чашки обмывать. Моисей сказал вам: Чти отца и мать, и кто не почтет отца и мать, того казнить смертью, -- а вы выдумали, что всякий может сказать: я отдаю Богу то, что отдавал роди­телям, -- и тогда может не кормить отца и мать. Так челове­ческими постановлениями вы разрушаете заповедь Божию. И много такого делаете".
   И Иисус позвал весь народ и сказал: "Слушайте все и пони­майте: ничего нет такого на свете, что бы, входя в человека, могло поганить его; но то, что выходит из него, вот это поганит человека. Пусть будет у тебя на душе любовь и милосер­дие, и тогда всё чисто будет. Старайтесь понять это".
   И когда он вернулся домой, ученики спросили его, что значат эти слова? И он сказал: "Неужели и вы не поняли этого? Разве вы не понимаете, что всё внешнее, плотское не может осквернить человека, потому что входит к нему не в душу, но в брюхо. Входит в брюхо, а потом выходит вон. Только то может осквер­нить человека, что из человека, из души его выходит. Потому что из души человека выходит зло: блуд, похабство, убийство, воровство, корысть, злоба, обман, наглость, зависть, клевета, гордость, всякая дурь. Всё это зло из души выходит, и оно только может поганить человека".
   Иисус учит народ тому, что началась новая жизнь и что Бог в мире, на земле, и это он говорит всем; ученикам же своим говорит, что между человеком и Богом есть всегдашнее общение. Учит этому всех. И все восхищены его учением, потому что он учит не так, как законники. Законники учат людей тому, что они должны повиноваться законам Бога; он же учит людей, что они свободны.
   После того подошла пасха, и пришел Иисус в Иерусалим и вошел в храм. В притворе храма стояла скотина: коровы, быки, бараны, и были садки с голубями, были за лавками менялы с деньгами. Всё это нужно было, чтобы подавать Богу. Убивали и подавали в храм, и деньги подавали в храм. В этом была у евреев молитва. Иисус вошел в храм, свил кнут и повыгнал всю скотину из притвора, и голубей всех повыпустил и деньги все рассыпал. И велел, чтобы ничего этого не носили в храм.
   Он сказал: "Пророк Исайя сказал вам: Дом Бога не храм в Иерусалиме, а весь мир людей Божиих. А пророк Иеремия тоже сказал вам: Не верьте лживым речам о том, что здесь дом Веч­ного, дом Вечного, дом Вечного, не верьте этому, а перемените свою жизнь, не судите лживо, не угнетайте странного, вдову, сироту, не проливайте безвинной крови и не приходите в дом имени Бога и не говорите: теперь мы спокойно можем делать пакости. Не делайте из дома моего вертепа разбойников".
   И заспорили иудеи и говорят ему: "Если ты запрещаешь нашу молитву и наш образ Бога, какой же ты дашь образ мо­литвы?"
   И обратившись к ним, Иисус сказал: "Бросьте храм этот, я в три дня возбужу новый, живой храм Богу".
   И иудеи сказали: "Как же ты сделаешь сейчас новый храм, когда этот строился сорок шесть лет?"
   И Иисус сказал: "Я говорю вам про то, что важнее храма. Вы бы не говорили этого, если бы понимали, что значат слова пророка: Я, Бог, не радуюсь вашим жертвам, но радуюсь вашей любви между собой. -- Живой храм -- это весь мир людей Божиих, когда они любят друг друга".
   И тогда в Иерусалиме много людей поверили в то, что он говорил. А сам он не верил ни во что внешнее, потому что знал всё, что в человеке. Ему не нужно было, чтобы кто-нибудь учил его о человеке, потому что он знал, что в человеке дух Божий.
   И законники и старшины слышали всё это и подыскивались, как бы его погубить, но боялись его, потому что весь народ дивился на его учение.
   И пошел Иисус из Иудеи опять в Галилею. И пришлось ему проходить чрез Самарию. Проходил он мимо села самаринского Сихар, подле того места, которое дал Иаков сыну своему Иосифу. Был там колодезь Иаковлев. Иисус уморился от дороги и сел у колодезя. А ученики его пошли в город за хлебом.
   И приходит от Сихара женщина за водой. Иисус попросил у ней напиться. Она и говорит ему: "Как же ты так просишь у меня напиться? Ведь вы, иудеи, с нами, самарянами, не общае­тесь" .
   А он говорит ей: "Если бы ты знала меня и знала то, чему я учу, ты бы не говорила этого, а подала бы мне пить, и я бы дал тебе воды живой. Кто этой воды напьется, тот опять захочет пить, а кто моей воды напьется, навсегда будет доволен, и эта моя вода приведет его в жизнь вечную".
   Женщина поняла, что он говорит про божественное, и гово­рит ему: "Я вижу, что ты пророк, хочешь научить меня; но как же тебе научить меня божественному, когда ты -- иудей, а я -- самарянка. Наши на этой горе молятся Богу, а вы, иудеи, говорите, что в Иерусалиме надо молиться. Нельзя тебе научить меня божественному, потому у вас один, у нас другой Бог".
   Иисус и говорит ей: "Поверь мне, женщина, приближается время, что ни на этой горе, ни в Иерусалиме будут молиться Отцу. Вы молитесь тому, кого не знаете, а мы молимся Отцу, тому, кого нельзя нам не знать. И приближалось время, а теперь пришло, что настоящие почитатели Бога будут почитать Отца в духе и делом. Таких Отцу нужно почитателей. Бог это дух, и почитать его нужно в духе и делом".
   Женщина не разобрала, что он сказал ей, и говорит: "Слы­хала я, что посланец Божий придет, тот, кого называют пома­занник. Он тогда всё расскажет".
   Иисус и говорит ей: "Это я тот самый, что говорит с тобой. Ничего не жди больше".
   После того пришел Иисус в иудейскую землю и там, живя с учениками, учил.
   В то время Иоанн очищал людей подле Салима в реке Еноне, потому что Иоанн еще не был посажен в темницу. И зашел между учениками Иоанна и учениками Иисуса спор о том, что лучше,-- очищение ли Иоанново в воде, или Иисусово учение. И пришли к Иоанну и сказали ему: "Вот ты очищаешь водою, а Иисус только учит, и все идут к нему. Что ты скажешь о нем?"
   И Иоанн сказал: "Человек сам собою не может ничему учить, если Бог не научит его. Кто говорит земное, то земное и есть; а если кто говорит от Бога, то -- от Бога. Доказать ничем нельзя. от Бога ли слова, которые говорят, или не от Бога. Бог это дух, его нельзя мерить и нельзя доказать. Кто поймет слова Божий,-- тем самым и доказывает, что он понял Бога".
   Увидал раз Иисус откупщика за сбором. Откупщика звали Матвеем. Иисус заговорил с ним, и Матвей понял его, полюбил его учение и позвал к себе в гости. И сделал ему угощение. Когда Иисус пришел к Матвею, пришли приятели к Матвею -- откупщики и развратники. Иисус не погнушался ими и сел сам и ученики его. И вот законники и фарисеи увидели это и говорят ученикам Иисуса: "Как же это ваш учитель пирует с откупщиками и развратниками?" Иисус услыхал и говорит: "Тому, кто хвалится здоровьем, не нужно лекаря, а тому, кто болен, нужен. От этого-то я и не хожу обращать тех, кото­рые считают себя праведными, думают, что они живут по правде, а учу тех, которые думают, что они живут в грехе".
   И после этого пришел к нему один фарисей и зазвал к себе завтракать. Он вошел и сел за стол. Фарисей заметил, что он не обмылся перед завтраком, и подивился. Иисус и говорит ему: "Фарисеи, вы снаружи всё моете, а внутри-то чисто ли у вас? Будь милостив к людям, и всё будет чисто".
   И пока он сидел в доме у фарисея, пришла женщина город­ская, она была распутной жизни. Она узнала, что Иисус в доме у фарисея, и пришла туда же и принесла склянку с духами. И стала на колени у ног его, заплакала и слезами обмывала его ноги, вытирала волосами и поливала духами из склянки. Уви­дал это фарисей и подумал себе: Едва ли он пророк; когда бы он точно был пророк, он бы узнал, какая такая женщина умывает ему ноги, он бы узнал, что она распутница, и не позволи, бы ей дотрогиваться до себя.
   Иисус догадался, обернулся к нему и говорит: "Сказать тебе, Семен, что я думаю?" -- "Скажи", говорит.
   Иисус и говорит: "Вот что: два человека считали себя должными одному хозяину, один 500 денег, а другой 50, И не был чем отдать ни тому, ни другому. Хозяин и простил обоим. Ну как по твоему разуму, какой будет любить хозяина и ухаживать за ним?"
   Семен и говорит: "Известно--тот, кто больше был должен"
   Иисус показал на женщину и говорит: "Так-то ты и эта женщина. Ты считаешь себя малым должником, она считает себя большим должником. Я пришел к тебе в дом, ты мне не дал воды ноги умыть, она слезами омывает и волосами отирает. Ты не поцеловал меня, а она целует мои ноги; ты не дал мне масла голову помазать, а она дорогими духами мажет мои ноги. Тот, кто считает, что ему нечего прощать, тот и не любит. Ктс считает, что он много виноват, тот много любит. А за любовь всё прощается". И сказал ей: "Прощены тебе грехи твои".
   И сказал Иисус: "Всё дело в том, кто каким считает себя. Кто считает себя добрым, тот не будет добр, а кто считает себя дурным, тот хорош".
   И сказал им притчу: "Пришли раз в храм молиться два чело­века. Один -- фарисей, другой -- беззаконник. Фарисей так молился: Благодарю тебя, Господи, за то, что я не такой, как другие: ни скряга я, ни обманщик, ни распутник, ни такой негодяй, как этот откупщик. Пощусь два раза в неделю и из имения десятину отдаю. -- А беззаконник стал поодаль и не смел на небо глянуть, и только бил себя по груди и приговари­вал: Господи, оглянись на меня, негодного!
   Что ж! Беззаконнику простилось больше, чем фарисею: потому что кто возвышается, тот принизится, а кто понижается, тот возвысится.".
   После этого пришли к Иисусу ученики Иоанна и говорят: "Отчего мы и законники постимся много, а ты и ученики твои не постятся?" И сказал им Иисус: "Пока жених на свадьбе, никто не печалится. Только, когда нет жениха, тогда печа­лятся. Если есть жизнь, то не должно печалиться".
   А еще сказал Иисус: "Никто не отдирает куска от новой оде­жи, чтобы нашить на старую, а то разорвет новую и старую не починит. Так нельзя нам принять ваших постов. И нельзя новое вино вливать в старые мехи, а то разорвутся мехи и вино вытечет. Но вино новое надо вливать в мехи новые, и то и другое цело будет".
   И прошла молва об Иисусе, и он был почитаем всеми. Так что народ удерживал его, чтобы он не уходил от них. Но он говорил, что не одному городу, а всем людям он пришел возве­стить благо.
   И он пошел дальше по взморью. И много народа шло за ним из разных городов. И он помогал всем. И он проходил по горо­дам и селам, везде возвещая царство Бога и избавляя людей от всех страданий и пороков.
   Так что на Иисусе исполнились пророчества Исайя о том, что народ, живший во тьме, во мраке смерти, увидел свет жизни; и то, что тот, кто принес этот свет правды, не сделает никакого насилия и вреда людям, что он кроток и смирен, что он для того, чтобы внести правду в мир, не спорит, не кричит, что громкого голоса его не слыхать, что он не перервет соломин­ки и ночника не задует, а что вся надежда людей на него.
  

Глава третья

РАЗЪЯСНЕНИЕ ИИСУСОМ ЗНАЧЕНИЯ ИОАННА

  
   "?ф. XI, 2. (Лк. VII, 19.) Иоанн же, услышав в темнице о делах Христовых, послал двоих из учеников своих"
  
   Иоанн в тюрьме услыхал про дела Иисусовы (1) и чрез учеников (2) сказал ему:
  
   "Мф. XI, 3. (Лк. VII, 19.) сказать ему: ты ли тот, который должен прийти, или ожидать нам другого?"
  
   Ты ли тот, который должен был прийти, или станем ожидать другого?
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Во многих списках стоит Иисуса.
   2) Во многих списках стоит не ???, а ???. ??? лучше, потому что число учеников не нужно.
   Следующие затем слова (Лк. VII, 21), очевидно, вставлены для объяснения и без того прямо понятных слов о том, что слепые видят и т. д.
  
   Иоанн в пустыне проповедывал царство Божие и говорил, что за ним придет тот, кто сильнее его, и будет обновлять духом. Услыхав про дела Иисуса, Иоанн посылает узнать, тот ли он, или еще другой будет, т. е. исполняет ли Иисус два предсказа­ния его: возвещение установления царства Божжя и обновления духом.
  
   "?ф. XI, 4. (Лк. VII, 22.) И сказал им Иисус в ответ: Подите, скажите Иоанну, что слышите и видите:"
  
   И на ответ сказал им Иисус: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите:
  
   "Мф. XI, 5. (Лк. VII, 22.) слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют;"
  
   Темные видят, хромые ходят, глухие слышат, нечистые очищаются, мертвые пробуждаются и нищие узнают о своем благе. (1)
  
   "Мф. XI, 6. (Лк. VII, 23.) и блажен, кто не соблазнится о мне."
  
   И счастлив тот, кто не откажется от меня. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   ?) ?????? ??????????????. У Луки и Матфея слова эти: "нищие благовествуют" стоят последними. Везде, на других языках, эти слова переводятся: "нищим возвещается благая весть". Смысл этого перевода почти верен, но самый перевод не вполне верен.
   Лк. XVI, 16. Сказано ? ???????? ??? ???? ????????????? и не переводится: "царству благовествуется", а переводится: царство благовествуется.
   Так и здесь должно быть переведено: "нищие благовествуются", т. е. нищие получают весть о благе, так и надо перевести: нищие узнают о своем благе.
   Слова эти с другой стороны выражают то самое, что сказано в словах: блаженны нищие.
   У Матфея, как и у Луки, слова эти стоят последними, указы­вая на то, что в них вся сущность дела. И не надо забывать того, что вся дальнейшая речь только развивает, объясняет эту мысль о блаженстве нищих в противоположность богатым фарисеям и законникам.
   2) ???????????? ?? ???? значит: обидеться на кого и отказаться от кого. (Мф. XIII, 57; XVII, 27; XXVI, 31.)
   На вопрос Иоанна: "Ты ли тот, который придет и откроет царство небесное", он отвечает: "Скажите, что видите и что блаженны все те, кто не отвращается от меня".
  

____________

  
   Иоанн спрашивает: "Возвестил ли ты то царство Божие, которое проповедывал пророк Исайя (XXXV, 5; ЬХ1, 1) и о котором я сказал, что оно приблизилось и что для достижения его нужно только очищение духом; обновляются ли духом люди?" И Иисус отвечает: "Подите скажите, что видите: именно то, что люди теперь блаженны духом; совершилось то, что предсказывал Исайя: все люди блаженны духом. Нищие узнали блаженство".
  
  
   "?ф. XI, 7. (Лк. VII 24.) Когда же они пошли, Иисус начал говорить народу об Иоанне: Что ходили смотреть вы в пустыню? трость ли, ветром колеблемую?"
  
   Когда они ушли, начал Иисус толковать народу об Иоанне: что смотреть ходили в пустыню? Как камыш ветром махается?
  
   "Мф. XI, 8. (Лк. VII, 25.) Что же смотреть ходили вы? человека ли, одетого в мягкие одежды? Носящие мягкие одежды находятся в чертогах царских."
  
   Или еще что ходили смотреть? Ходили смотреть на человека в богатой одеже? Вот ведь они перед вами, те, которые в богатых одежах и живут в сластях, они во дворцах живут.
  
   "Мф. XI, 9. (Лк. VII, 26.) Что же смотреть ходили вы? пророка? Да, говорю вам, и больше пророка."
  
   Так чего ж вы ходили глядеть? Пророка? Истинно скажу вам и про то, что больше пророка. (1)
  
   "Мф. XI, 10. (Лк. VII, 27.) Ибо он тот, о котором написано: се, я посылаю ангела моего пред лицем твоим, который приготовит путь твой пред тобой. (Малах, 3, 1.)"
  
   Он ведь тот, о котором написано: Вот я посылаю вестника моего перед лицо твое, он приготовит путь перед тобой.
  
   "Мф. XI. 11. (Лк. VII, 28.) Истинно говорю вам: из рожденных женами не восста-вал больший Иоанна Крестителя; но меньший в царстве небесном больше его."
  
   Истинно говорю вам: Не рожался от жены человек больше Иоанна Крестителя. Самый ничтожный здесь, там, в царстве Бога, больше всех. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   ?) ????) ????, ???????????? ???????? = скажу то, что важнее пророка.
   2) Обыкновенно слова: ????????? ?? ???????? ??? ??????? ?????? ????? ????? переводят: "меньший в царстве Божием больше его". Перевод этот неправилен, потому что "меньший в царстве Бо­жием" противополагается "большему в чем-либо другом". Должно бы быть так: Меньший в царствии небесном больше того, кто не в царствии. Главное же, потому этот перевод непра­вилен, что он разрушает смысл всего предшествующего и последующего. Только что сказано, что Иоанн больше всех людей, и вдруг он меньше меньшего в царстве небесном, тогда как Иисус только и проповедует царство небесное для всех. ????? здесь есть наречие и значит там, и тогда смысл связный со своей речью.
   Иоанн меньше, ничтожнее всех, по людскому суждению,--он нищий. Но сказано, что самый ничтожный-то и бывает больший в царствии Божием; то же повторено в Евангелиях много раз, начиная с проповеди о том, что блаженны нищие, а не богатые. Кроме того, слова ?,?????, ?????, как они употребляются в Еван­гелии, надо переводить не "малый" и "большой", а ничтожный, низкий и важный, высокий.
  

_____________

  
   "Лк. XVI, 16, Закон и пророки до Иоанна: с сего времени царствие Божие благовествуетея, и всякий усилием вхо дит в него."
  
   Закон и пророки до Иоанна. А с того времени возвещается благо царства Бога, и всякий входит в него по силе своей. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) У Матфея XI, 12 сказано: От дней Иоанна Крестителя доселе царство небесное осиливается, и сильные ухватывают его.
   У Луки сказано: ??? ??? ??? ????? ????????, т. е. усилием, как бы в толпе проталкивается в него. И потому, избирая вер­сию Луки, более точную, я передаю слово ???????? = входит по силе своей.
  

_____________

  
  
   "?ф. XI, 13. Ибо все пророки и закон прорекли до Иоанна."
  
   Потому что все пророки и закон до Иоанна высказывали волю Божию. (1)
  
   "14. И, если хотите принять, он есть Илия, которому должно прийти."
  
   Если хотите, принимайте его за Илью, который должен был прийти.
  
   "15. Кто имеет уши слышать, да слышит."
  
   Кто хочет понять, тот поймет. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????????? значит иметь дар пророчества, высказывать волю Божию.
   Сказано, что и закон и все пророки высказывали волю Бога до Иоанна. Всё это кончилось со времени Иоанна. Со времени его царство Божие берется внутренним усилием, и потому всё, что говорили о пришествии Ильи, всё это надо оставить. Если вы верите, что Илье надо прийти перед самым пришествием Бога, так вот и считайте, что Иоанн пришел вместо Ильи.
   2) Выражение это у Матфея повторено три раза и всякий раз в тех местах, где слова могут иметь двоякий смысл. Выражение это есть предостережение о том, чтобы не понимать слова грубо, а понимать их в переносном смысле.
  

______________

  
   "Лк. VII, 29. И весь народ, слушавший его, и мытари воз­дали славу Богу, крестившись крещением Иоанновым;"
  
   И вся чернь слышала, и от­купщики оправдали Бога, очи­стившись очищением Иоанна.
  
   "30. а фарисеи и законники отвергли волю Божию о себе, не крестившись от него."
  
   А фарисеи и законники со­вет Божий отложили от себя, не очистившись от Иоанна.
  
   "31. Тогда Господь сказал: о кем сравню людей рода сего? и кому они подобны?"
  
   И Иисус сказал: К кому применить людей этой породы. (1)
  
   "Лк. VII, 32. (Мф. XI, 16, 17.) Они подобны детям, кото­рые сидят на улице, кличут друг друга и говорят: мы играли вам на свирели, и вы не плясали; мы пели вам пла­чевные песни, и вы не пла­кали."
  
   Похожи они на малых ре­бят. Ребята сидят на улице и болтают друг с дружкой. Они говорят: Мы играем, вы не пляшете; мы причитаем, вы не плачете.
  
   "Лк. VII, 33. (Мф. XI, 18.) Ибо пришел Иоанн Креститель, ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: в нем бес."
  
   Пришел Иоанн, ни пьет, ни ест, и говорят: в нем бес.
  
   "Лк. VII, 34. (Мф. XI, 19.) Пришел сын человеческий, ест и пьет; и говорите: вот, человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам."
  
   Пришел сын человеческий -- ест и пьет, и говорят: он человек идущий и пьяница, откупщикам друг и заблудшим.
  
   "Лк. VII, 35. И оправдана премудрость всеми чадами ее."
  
   И оправдалась мудрость по делам ее. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Людей этой породы -- относится явно к фарисеям и закон­никам.
   2) По Тишендорфу, у Мф. XI, 19 стоит ????? -- дела; смысл тот же, но яснее, и потому я избираю ?????.
   Темное место о ребятах становится ясным, когда отнести его к законникам и фарисеям, т. е. к богатым и властителям, в противоположность черни и презренным откупщикам. Мысль та, что для того, чтобы познать Бога, фарисеи и законники друг от друга принимают учение. Та же мысль и у Ин. V, 43, 44: Я пришел во имя отца моего, и не принимаете меня; а если иной придет во имя свое, его примете. Как вы можете веровать, когда друг от друга принимаете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете?
   Они, как ребята на улице, болтают и потом удивляются, что их не слушают, и удивляются, что не понимают. А как же им понять, когда они свое только слушают. Им хочется веселить­ся, -- Иоанн требует покаяния, отвержения богатств, Им хо­чется посты, субботу соблюдать, отвергать грешников, -- Иисус не велит ни поститься, ни субботы соблюдать, ни грешников отвергать.
  
   "Мф. XI, 20. Тогда начал он укорять города, в которых наиболее явлено было сил (1) его, за то, что они не покаялись.
   "?ф. XI, 21. (Лк. ?, 13.) Горе тебе, Хоразин! горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они во вретище и пепле покаялись.
   "Мф. XI, 22. (Лк. X, 14.) Но говорю вам: Тиру и Сидону отраднее будет в день суда, нежели вам.
   "Мф. XI, 23. (Лк. X, 15.) И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься; ибо если быв Содоме явлены были силы, явленные (2) в тебе, то он оставался бы до сего дня.
   "Мф. XI, 24. (Лк. X, 12.) Но говорю вам, что земле Содомской отраднее будет в день суда, нежели тебе."
  

II?И??ЧАНИЯ

  
   Стихи эти, переведенные таким образом, не имеют не только учительного, но даже никакого смысла. За что он упрекает города? Если они не поверили его чудесам, то значит незачем было делать чудеса или мало и плохо он их делал.
   Но если даже он упрекает за неверие чудесам, то что значит то, что если бы в Тире и Сидоне сделаны были те же чудеса, как в Хоразине и Капернауме, то они бы покаялись в рубище и пепле, а если бы сделаны были в Содоме такие, как в Капер­науме, то, он остался бы до сих пор?
   Кроме того, такой перевод не вяжется ни с предшествующим, ни с последующим: вдруг по случаю разъяснения значения Иоанна и царства небесного начинается брань на города. Таков смысл или скорее отсутствие смысла.
   Перевод для достижения этой бессмыслицы совершенно про­изволен;
   1) ???????? толкуется как чудо, значения которого оно и может иметь.
   2) ??????? относится к Содому, хотя стоит во множественном числе и в ближайшей связи с ????????. Точно так же и ?????????? в 20-м стихе Матфея относится к какому-то неизвестному, тогда как стоит в связи с ????????.
   Я пытался переводить иначе, но признаю, что и мои пере­воды не устраняют всех трудностей, и потому место это, как неясное и не заключающее в себе ни отрицания предшествую­щего и последующего, ни нового какого-либо смысла, остается непонятным.
  

____________

  

О ПРИШЕСТВИИ ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ

  
   "Лк. XVII, 20. Быв же спрошен фарисеями, когда придет царствие Божие, отвечал им: не придет царствие Божие приметным образом,"
  
   И спросили у Иисуса фарисей: Когда и как придет царство Бога? И он отвечал им: Царствие Божие не приходит так, чтобы его можно было видеть.
  
   "21. и не скажут: вот оно здесь, или: вот там. Ибо вот царствие Божие внутрь вас есть."
   И нельзя сказать про него: вот оно здесь, или вот оно там, потому что вот оно царствие Божие, оно внутри вас.
  
   "23. И скажут вам: вот здесь, или: вот там, не ходите и не гоняйтесь!"
  
   И если скажут вам: вот оно пришло, или вот оно здесь, -- не ходите, не бегайте за ним!
  
   "Мф. XXIV, 26. Итак, если скажут вам: вот он в пусты­не, -- не выходите; вот он в потаенных комнатах. -- не верьте;
   "Лк. XVII, 24. Ибо как молния, сверкнувшая от одного края неба, блистает до другого края неба, так будет сын человеческий в день свой."
  
   Потому что оно, как зарница, блестит с неба мгновенно; таков будет и сын человеческий в свое время.
  

___________

  
  

БЕСЕДА С НИКОДИМОМ

  
   "Ин. III, ?. Между фарисея­ми был некто, именем Никодим, один из начальников иудейских."
  
   Был один человек, фарисей, по имени Никодим -- стар­шина еврейский.
   "2. Он пришел к Иисусу ночью и сказал ему: Равви! мы знаем, что ты -- учитель, пришедший от Бога, ибо та­ких чудес, какие ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог."
  
   Он пришел к Иисусу ночью и говорит ему: Господин, мы знаем, что ты от Бога пришел учить, потому что никто не мог бы так доказывать, (1) если бы не был с ним Бог.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ?????, кроме значения делать, в соединении с существи­тельным, означающим действие, утрачивает свое значение и получает значение действия существительного, напр. ???????? ????? == решиться (Еф. III, 11), о ??????? ?? ????? = быть милосердным (Лк. X, 37) и т. п. ??????? значит признак, по которому узнают. И потому ?????? ?????? должно быть переведено: ты так доказываешь.
  

_______________

  
   "Ин. III, 3. Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть царствия Божия."
  
   И на ответ сказал ему Иисус: Верно, говорю тебе, кто не зачат (1) Богом с неба, (2) только тот может не понимать, что такое царство Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????????? -- зачаться, родиться от отца. Выражение "зачаться свыше" значит: быть зачату от отца-Бога.
   2) ?????? -- свыше, с неба, от того, кто на небе, от Бога; потому, как это слово заменяется впоследствии словами от Бога, для избежания неясности я перевожу его: с неба, т. е. от бесконечного.
  

ОБЩИЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   На слова Нпкодима: "мы знаем, что ты от Бога" и т. д., Иисус отвечает о царстве Бога. Отсутствие связи между ответом Иисуса и словами Никодима замечено всеми. Но мне кажется, что если понимать так, как понимают обыкновенно всю беседу Никодима, то не только нет связи между словами Никодима и Иисуса, но слова Никодима ровно ничего не значат, ничего не говорят, не вызывают никакого ответа и должны быть опущены, как излишние.
   Слова Никодима получают смысл только тогда, когда вспом­ним, что к словам Никодима следует прибавить: Как же ты говоришь, что не надо богослужения, не надо храма, а говоришь о царстве Божием.
   Никодим видит, что учение справедливо и важно, но по всему тому, что прежде говорил Иисус, видит, что он отрицает бого­служение, и не может понять, какое же может быть царство Бога без Бога еврейского, почитавшегося в храме. Он не пони­мает этого и ночью один на один приходит к Иисусу и спраши­вает его: "Как же ты учишь о царстве Бога, а уничтожаешь вся­кое отношение к Богу?" Этот смысл вытекает из предшествую­щего -- уничтожения храма и из последующего -- ответа Иисуса, который говорит о том, какой его Бог и что он разумеет под словами "царство Бога".
   Очевидно, что если слова об иудейском Боге, -- связывающие речь Никодима с речью Иисуса, -- и существовали, то они должны были быть выкинуты или переделаны переписчиками, верившими в еврейского Бога. Но и без этих слов связь речи очевидна, если понимать так, как написано предшествующее.
   Учение Иисуса выражается тем, что он проповедует царство Бога и вместе с тем отвергает всякое исполнение закона и служение внешнему Богу.
   Мысль Никодима та: Ты проповедуешь царство Бога, а орицаешь еврейского Бога. Что же такое твое царство Бога и твой Бог?
   И с первых слов Иисус говорит Никодиму о том, что сказано то, что царство Бога всегда есть, что оно внутри нас (Лк. XVII, 21), что нельзя не видеть царства Бога, что тогда только человек мог бы не видеть царства Бога, если бы он мог быть не зачат от Бога. Условная форма стиха 3-го и 5-го означает не то, что должно зачаться от Бога, что человек должен стараться воз­родиться свыше и от духа, как это понимает церковь, и что не имеет смысла, но то, что всякий человек, потому что он есть человек, уже неизбежно зачат свыше и от духа.
  

_________________

  
   "Ин. III, 4. Никодим говорит ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?"
  
   И Никодим сказал: как можно человеку быть зачату, когда он состарелся, не может он в утробу матери в другой раз влезть и зачаться. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Значение ????????? -- зачаться от отца -- подтверждается этими словами Никодима. Никодим говорит: человек уж зачат был прежде, чем родился, плотью от отца, как же ему другой раз зачаться? Надо уничтожиться и опять из утробы матери зачаться Богом?
   Никодим слово в слово в своем непонимании говорит то, что говорит церковь о зачатии Иисуса от Марии святым духом в смысле плотского отца.
  

______________

  
  
   "Ин. III, 5. Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и духа, не может войти в царствие Божие."
  
   И Иисус отвечал ему: Верно говорю тебе, кто не зачат от плоти (1) и еще от духа, только тот не может войти в царство Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???? значит кроме "вода": жидкость человеческого тела, жидкая плоть.
   (Ин. XIX, 34) "И пошла кровь и вода" (сукровица).
  

______________

  
   "Ин. III, 6. Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от духа есть дух."
  
   То, что от тела зачато, тело и есть, а что зачато отдуха, то дух.
  
   "8. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит; так бывает со всяким, рожденным от духа."
  
   Дух дует, где и когда хочет, и голос его понимаешь, а не знаешь, откуда (1) он и куда. Так-то всякий, кто зачат от духа (2).
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???? безразлично означает: где и когда.
   2) Я переставляю 8-й стих на место 7-го, потому что по свой­ству нашего склада мыслей и языка естественнее сказать прежде объяснение и потом прибавить: и потому не удивляйся, чем сказать, как у Иоанна сказано; "чтобы ты не удивлялся, что я сказал тебе" -- и объяснение.
  

_____________

  
  
   "Ин. III, 7. Не удивляйся тому, что я сказал тебе: должно вам родиться свыше."
  
   И потому не удивляйся, что я сказал тебе: мы должны быть зачаты от Бога.
  
   Стих этот имеет важное и глубокое значение. Глубокое и важное значение имеет и каждое слово этого стиха. И значение это вовсе не таинственное и мистическое, а самое ясное, хотя и глубокое.
   Прежде сказано в 3-м стихе, что человек должен быть зачат с неба, т. е. от Бога. Когда Никодим понял это значение в смысле плотском, то Иисус сказал, что кроме плотского есть еще зачатие не от плоти. Чтобы выразить то, что есть не плоть, употребил слово дух.
   Теперь (в 6 и 8 ст.) разъясняется, что в человеке есть плоть от плоти и дух от духа; здесь Иисус определяет, что есть начало жизни не плотской, и говорит: дух -- т. е. то, что не плоть -- дует, т. е. движется и живет, где и когда хочет, т. е. свободно, независимо ни от чего, само от себя; и голос его понимаешь, т. е. оно разумно; но не знаешь, откуда он и куда, т. е. вне причины и вне последствий, вне закона причинности.
   Нужно сказать: Духовное начало живет свободно, разумно и вне причины и цели. Пускай скажут это так, чтобы всякий понял это, и нельзя сказать иначе, как так, как уже сказано.
  

_______________

  
   "Ин. III, 9. Никодим сказал ему в ответ: как это может быть?"
  
   И на ответ сказал Никодим: Как же это может так быть?
  
   "10. Иисус отвечал и сказал ему: ты -- учитель Израилев, и этого ли не знаешь?"
  
   И на ответ сказал ему Иисус: Ты учитель израильский и это самое не понимаешь. (1)
  

ПРИМ?ЧАНИЕ

  
   1) Вопросительный знак здесь не нужен. Иисус говорит: Ты, как учитель израильский, разумеется, не можешь знать этого.
  

__________________

  
   "Ин. III, 11. Истинно, истинно говорю тебе: мы говорим о том, что знаем, и сви- детельствуем о том, что видели, а вы свидетельства нашего не принимаете."
  
   Верно, говорю тебе: мы ведь про то, что знаем, толкуем и то показываем, что видели, а вы показания свидетельства нашего не принимаете.
  
   "12. Если я сказал вам о земном, и вы не верите -- как поверите, если буду говорить вам о небесном?"
  
   Я сказал вам то, что на земле -- и не верите; как же, если стал бы сказывать то, что на небе, (1) вы поверите?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?? ??????? и ?? ?????????? неправильно переводится "земное и небесное": это значит: то, что на земле, и то, что на небе.
  
   "Ин. III, 13. Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес сын человеческий, сущий на небесах."
  
   Никто ведь (1) не входил на небо, а только сшедший с неба сын человеческий, (2) тот, который и есть на небе. (3)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) В некоторых списках стоит ?????? ?? -- ведь.
   2) Здесь впервые встречается выражение: сын человеческий в том особенном значении, которое приписывает ему Иисус. В стихе о субботе, где сказано: суббота сделана сыном человеческим, "сын человеческий" имеет значение просто -- "человек". И в стихе: Будут ангелы восходить и сходить -- выра­жение это может быть понято просто -- "человек". Но здесь значение это точно определено в его особенном смысле.
   Прежде сказано, что в человеке есть этот зачатый с неба от Бога дух, зачатый духом; теперь говорится, что на небе у Бога никто не бывал, никто не восходил до Бога, и потому про Бога мы не можем говорить; но от Бога с неба сошел, зачался сын духа, -- дух человека, тот самый, который остается всегда на небе с Богом. И потому "сын человеческий" значит: дух, сын духа в человеке.
   Для знающего Евангелие излишне приводить места, в кото­рых употребляются выражения "сын человеческий" и "сын Божий", говоря о людях. Все места эти имеют только одно это значение.
  
   "Ин. VI, 27. Сын человеческий, на ком положил свою печать отец-Бог."
   "Мф. V, 45. Да будете сынами отца."
   "Лк. VI, 35. И будете сынами всевышнего и т. д."
  
   3) ? ?? ?? ?????? слово в слово: тот, что на небе. "Быть на небе" значит: быть Богом; небесное и божественное -- равны и потому тот, который и есть на небе, значит: тот, который и есть Бог.
  

_______________

  
   "Ин. III, 14. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть сыну человеческому."
  
   И как Моисей возвеличил (1) змею в пустыне (чтобы люди не погибали), так надо возвеличить сына человеческого.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?????? значит: возвысить, возвеличить, вознестись, в духов­ном смысле, гордостью. (Мф. XI, 23; Лк. I, 52; Деян. Ап. XIII, 17; 2 Кор. XI, 7 и мног. др.).
   По смыслу речи здесь, где говорится о змее, которому Моисей велел поклоняться и поклонение которому спасало, надо пони­мать слово ?????? как обоготворение ??? ???? ?? ?? ??,?. Чтобы понять вполне выражение: вознести, как змея в пустыне, надо помнить то, что сказано про змея в пустыне.
   Книга Чисел XXI, 5--8.
  
   "И народ говорил против Бога и Моисея: Зачем нас вывели из Египта чтобы уморить нас в этой пустыне; нет ни хлеба, ни воды, и нам надоела плохая пища. Тогда Вечный послал на них ядовитых змей; они жалили людей, так что померло много народа в Израиле. Тогда народ пришел к Моисею и говорит: Мы худо делали, что говорили на тебя и Бога; попроси Бога, чтобы он прогнал змей. И Моисей заступился за народ, и Веч­ный сказал ему: Сделай змия и доставь его на жердь, и кого укусит амий, тот пусть глядит и спасется. И Моисей сделал медного змия и поставил на жердь, и когда змий кусал, и человек смотрел на змия -- он оставался жив."
  
  
   Вот что сказано о змее в книге Числ: "Возвеличить сына человеческого, как возвеличил змея Моисей", значит: отне­стись к сыну человеческому так, как иудеи отнеслись к змею в пустыне, т. е. чтобы люди на него полагались и в нем искали своего спасения и жизни.
   В книге Премудрости Соломона, гл. XVI, сказано о том же:
  
   "И когда они (израиль) гибли от укушения змей, твой гнев не был долог, они только малое время пострадали, чтобы получить указание, и получили образ спасения, чтобы помнить заповеди закона, и тот, кто обращался к образу, был спасен, не потому что они смотрели, но потому что ты спа­саешь всех."
  
   И потому: "возвеличить сына Бога в человеке", как Моисей возвеличил змея, -- значит дать образ спасения.
  

______________

  
   "Ин. III, 15. Дабы всякий верующий в него не погиб, но имел но имел жизнь вечную."
  
   Затем, чтобы всякий, веря в него, не погибал, (1) жизнь невременную. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????????? -- значит: "убить, уничтожить, пропасть". Так как здесь оно стоит в противоположность жизни вечной, то значение его очевидно -- пропасть, уничтожиться, умереть.
   2) ??????? -- значит: находящийся вне времени.
  

_______________

  
   "Ин. III, 16. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал сына своего единородного, дабы вся-кий верующий в него не погиб, но имел жизнь вечную."
  
   Потому, что так (1) Бог любил мир людей, и для того дал сына своего, такого же как он, чтобы всякий, полагаясь на него, не погибал, но имел жизнь невременную.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ???? не относится к ????, во-первых,потому, что во всем Евангелии нет такого соотношения этих двух частиц и оно не свойственно языку Евангелия; во-вторых, и главное, потому, что такое соотношение дает самый превратный, не свойственный смысл всему предложению. "Бог так любил, что дал сына" -- как понимает это церковь, есть понятие невозможное по отно­шению к Богу. Можно сказать про человека: он так любил, что отдал последний рубль; но про бесконечное начало, про Бога, нельзя этого сказать. Нельзя мерить любовь Бога, нельзя говорить про жертвы Бога. ???? ??? соединяет только преды­дущее с последующим. Было сказано, что как Моисей возвели­чил змею, так надо возвеличить сына человеческого, чтобы люди не умирали, но имели жизнь. Теперь говорится, что как Моисей, любя народ, сделал змею, чтобы люди спаслись, так же и Бог дал сына миру, чтобы люди спаслись.
   Этот стих и последующий отвечают на ту мысль, которая должна была быть в Никодиме и которая живет во всех людях, когда они думают о значении своей жизни: зачем кто-то сотво­рил меня для того, чтобы умереть? На это чувство всякого человека и отвечает Иисус. Он прежде еще сказал, что человек может не пропасть, не уничтожиться; теперь он подтверждает это и говорит: Бог не мог для погибели людей дать им сына свое­го -- жизнь, а он любил мир и для блага его дал ему жизнь, не затем, чтобы она пропадала, а чтобы она была вечная. Надо помнить тоже, что под словом "Бог" в этом месте никак нельзя разуметь не только нашего или еврейского Бога, но никакое определенное существо.
   Уже сказано, что Бога никто не знал и не знает; сказано, что на небе никто не бывал, а только есть сшедший с неба сын человеческий, и сказано, что человек рожден от духа, и потому здесь под словом "Бог" должно разуметь только источник -- начало духа в человеке. Про начало это сказано только то, что оно любило мир, т. е. что всё, что мы о нем знаем, есть то, что оно есть: субъективно -- любовь, объективно -- благо.
  

_____________

  
  
   "Ин. III, 17. Ибо не послал Бог сына своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез него."
  
   Бог ведь послал (1) сына в мир (2) не для того, чтобы казнить (3) мир, но для того, чтобы мир был жив им.

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) "Прийти" в мир значит по еврейскому обороту речи - родиться, и потому: "послал в мир" может быть переведено родил миру.
   2) ?????? значит: мир, в народном смысле -- мир людей.
   3) ??????? имеет значение: разделять, полоть, отбирать, различать, судить; но в Евангелиях, в Посланиях и в Деяниях, и особенно у Иоанна имеет чаще одно, подходящее ко всем местам, значение: казнить.
  
   "Ин. VII, 24. Не судите по наружности, но судите судом праведным.
   Ин. VIII, 50. Впрочем, я не ищу моей славы: есть ищущий и судящий.
   Ин. XVIII, 31. Пилат сказал им: возьмите его вы, и по закону вашему судите его. Иудеи сказали ему: нам не позволено предавать смерти никого.
   Деян. XXIII, 3. Тогда Павел сказал ему: Бог будет бить тебя, стена подбеленная: ты сидишь, чтобы судить по закону, и, вопреки закону велишь бить меня.
   Деян. XXIV, 6. Который отважился даже осквернить храм, мы взяли его и хотели судить его по нашему закону".
  
  
   И много других. Эти места исторические имеют несомненно это значение. В местах же учительных, где встречаются слова ?????? и ?????, только одно слово казнь или казнить соответствует по смыслу всем местам без исключения. Места же как:
  
   "Ин. V, 24. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово мое и верующий в пославшего меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит но перешел от смерти в жизнь.
   Ин. XII, 47. И если кто услышит мои слова и не поверит, я не сужу его; ибо я пришел не судить мир, но спасти мир.
   Ин. XII, 31. Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон.
   Ин. III, 17. Ибо не послал Бог сына своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез него."
  
  
   -- указывают прямо, потому что противополагаются жизни, что под ??????? разумеется состояние смертное.
   Бог послал -- дал сына в мир, родил сына миру. Никто не входил на небо, а только сшедший сын человеческий. Всякий человек рожден от Бога. Стало быть, тот дух, который есть в чело­веке и который рожден от Бога, и сын человеческий, сошедший с неба, и сын Бога, данный миру, и свет, пришедший в мир, -- всё это одно и то же.
   Свет же есть то, что в Введении, ст. 9,10 и предшествующие, названо разумением -- логос. То, что "свет" значит то же, что "сын Бога" и "сын человеческий" и "дух", подтверждается во всем дальнейшем.
   И потому надо помнить, что все эти названия: 1)Бог, 2) дух. 3) сын Божий, 4) сын человеческий, 5) свет и 6) разуме­ние -- имеют одно и то же значение и употребляются соответственно отношения, в котором находятся с предметами речи.
   Когда говорятся о том, что это есть начало всего, -- оно называется Бог; когда говорится, что оно противоположно плоти, -- оно называется дух; когда о нем говорится по отноше­нию к его источнику, -- оно называется сын Божий; когда говорится о проявлении его, -- оно называется сын челове­ческий; когда говорится о соответственности его разуму, -- оно называется свет и разумение.
  

_______________

  
   "Ин. ??, 18. Верующий в него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного сына Божия."
  
   Кто поверит в сына -- не казнен; кто не верит, тот уже казнен тем, что не поверил самое то, что есть сын, такое же, (1) как Бог.
  
   "19. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы."
  
   Казнь та и есть, что свет пришел в мир, а люди предпочли темноту свету, потому что были дурны их дела.
  
   "20. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы."
  
   Потому кто плохое (2) делает, пренебрегает светом, так что (3) и не являются (4) ей дела. (5)
   "21. А поступающий по прав­де идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны."
  
   Кто же в правде живет, тот идет к свету, так что являются его дела.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????????; значит: однородный, такой же по существу.
   2) ?????? значит: плохой, ничтожный, пустой.
   3) ??? имеет в евангельском, особенно в Иоанновом, языке значение ???? -- "так что". И здесь значит: так что. (См. по греч.: Ин. IX, 2, 39; XII, 38, 40; XVIII, 9, 32; XIX, 24. Апок XIII. 13.)
   4) В некоторых списках стоит ???????.
   5) В большинстве списков дальнейших слов нет.
  

______________

  
   Беседа с Никодимом есть полное изложение всех основ учения Иисуса о царстве Бога на земле. Беседа эта есть объяснение того, что есть человек, что есть Бог, и что есть жизнь, и что есть царство Бога. Беседа эта есть, с одной стороны, развитие главных мыслей, выраженных в искушении в пустыне, с другой стороны, изложение от имени Иисуса тех самых основ учения, которые выражены от имени евангелиста Иоанна в вступлении.
   В следующих главах Евангелия Иоанна, кроме прощальной беседы, в которой высказано несказанное здесь, только с различных новых сторон разъясняется то же, но основные мысли все высказаны здесь.
   Глава 5-я о случае исцеления в субботу, 6-я о хлебе небесном, беседы в храме и слова по случаю исцеления слепорожденного -- разъясняют, освещают, подтверждают многое; но все они, сказанные на известные случаи, отрывчаты, повторяют то, что ска­зано прежде, неполны и иногда кажутся неясны, если не иметь в виду изложения беседы с Никодимом, разъясняющей мысли, выраженные в искушении, и повторяющей мысли Введения.
   Для полного понимания всех последующих бесед необхо­димо ясное понимание этих мыслей.
  

_____________

  

ЧТО СКАЗАНО В БЕСЕДЕ С НИКОДИМОМ

  
   1. В стихах с 1-го по 5-й сказано: кроме той причины жизни, которую человек видит в зачатии ребенка в утробе матери от плотского отца, причина жизни человека есть еще другая -- неплотская.
   Иисус называет это неплотское начало жизни отцом, духом. Это та мысль, которая выражена Иисусом еще в детстве в храме, когда он называл отцом своим Бога; та же мысль, с которой начинается искушение: Если ты сын Бога, и та же выражена в ответе: Не хлебом жив человек, но исходящим из уст Бога -- духом. Та же мысль выражена в Введении: По началу было разумение... и т. д. (Ин. 1,1); Всё им рождено... и т. д. (Ин. 1,3).
   2. Стихи 7, 8 и 9 выражают то, что неплотское начало жиз­ни -- разумное и свободное -- каждый человек знает в себе и понимает его, хотя и не знает его источника.
   В Введении та же мысль выражена в стихах 4 и 5.
   3. В стихах 11. 12 и 13 сказано, что мы не можем постигнуть того, что на небе -- это неплотское бесконечное начало, как начало в самом себе; но что мы знаем это бесконечное начало, потому что в нас, в человеке, находится этот дух, исшедший из бесконечного и сам бесконечный, и что этот дух в человеке и есть то, что мы должны считать началом всех начал.
   Та же мысль выражена в Введении и в стихах: Ин. I, 18; 1,2.
   4, В стихе 14 сказано, что этот-то дух в человеке, исшедший от бесконечного и относящийся к нему, как сын к отцу, это бесконечное начало в человеке -- есть то, что должно обоготворить, т. е. заменить вымышленного Бога этим настоящим и един ственным Богом.
   То же сказано в словах Иоанна Крестителя о царстве Бога. Когда дух очистит людей; то же сказано Нафанаилу, когда сказано, что небо отверсто и человек в общении с Богом; то же сказано самарянке: Бог есть дух и служить ему надо в духе и делом.
   5. В стихе 15 сказано, что вера в этого единственного истинного Бога избавляет людей от погибели и дает им жизнь невременную.
   Эта же мысль выражена в стихах 10,11, 12 и в гл. 20, ст. 31.
   В стихе 15 беседы Никодима сказано, что вера в сына человеческого дает жизнь не уничтожающуюся. В Введении сказано что вера сделает их сынами Бога. Верить в сына и иметь жизнь невременную -- одно и то же. В искушении сказано то же, когда сказано, что Иисус, после искушения, познал могуществе духа.
   6. В стихах 16 и 17 сказано, что если мы имеем высшее для нас благо -- жизнь, то то, что дало нам это благо, должно было желать нашего блага, т. е. любить нас; и потому, хотя мы и не можем знать самого бесконечного начала, но мы знаем все-таки о нем то, что оно благо (любит нас) и отношение его к нам есть любовь и жизнь наша есть благо.
   Если же Бог, любя нас, дал нам жизнь, как благо, то он и не казнит и не уничтожает нас, а дает нам жизнь настоящую невременную, без всякого зла, как это сказано в Послании Иоанна: "Бог есть свет, и нет в нем ни малейшей тьмы". И эту-то жизнь мы и имеем, полагая свою жизнь в том духе -- свете, Боге, который есть источник нашей жизни.
   Мысль о том, что источник нашей жизни есть любовь, выра­жена подробно и ясно в притче о виноградарях и в прощаль­ной беседе.
   7. В стихе 18 сказано, что нам дана жизнь невременная в духе нашем и что, только отступая от источника жизни, мы уничто­жаемся временно; не отступая же от него, мы имеем жизнь невременную.
   Та же мысль выражена в Введении в стихах 4 и 5. И та же мысль выражена в искушении, когда после того, как Иисус решился работать одному Богу, сила Божия пришла служить ему.
   8. В стихах 19, 20 и 21 сказано, что то, что нам представ­ляется казнью, смертью, уничтожением, не есть последствие чьей-нибудь воли вне нас, Бога, как мы себе представляем его, а уничтожение это есть последствие нашей воли.
   Чтобы ясно понять эту мысль, надо хорошо помнить то, что Иисус ничего никогда не говорил о жизни загробной; напротив, прямо отрицая ее, говорил: Пускай мертвые хоронят мертвых, Бог есть Бог живых, а не мертвых. Он говорил только то, что жизнь имеет один источник временный -- плоть, другой невре­менный -- дух, сын Бога.
   Полагаясь на источник жизни временной, веруя в него, чело­век уничтожается, умирает; полагаясь же только на источник жизни -- дух, веруя только в него, сына Бога, он имеет жизнь невременную, не уничтожающуюся.
   Проявление в мире жизни разумения подобно проявлению света среди темноты. И отношение людей к жизни таково же, как и отношение людей к свету. Так же, как во власти каждого человека идти к свету или удаляться от него, так же и во власти каждого человека идти к разумению и жизни или удаляться от нее. Погибель -- уничтожение людей, есть только произволь­ное удаление от разумения и жизни, точно так же как темнота есть только следствие произвольного удаления людей от света.
   Казнь состоит в том, что люди, делающие дурное, сами уда­ляются от разумения и жизни. И здесь сравнение уже делается тожеством: как люди, делающие дурные дела, не любят света и не идут к нему, чтобы не видны были их дела, что они злы, так точно и люди, делающие дурное, -- не любят разумения и не идут к нему, чтобы не видно было, что дела их злы.
   Быть в свете значит: жить в разумении -- невременно; быть во тьме значит: жить вне разумения -- погибать.
   То же сказано в Введении в ст. 4, 5, 9, 10, Ин. гл. I: В нем была жизнь, и жизнь была свет людям, и свет в темноте светит, и тьма не обняла его. Был свет истинный, который просвещает всякого человека, приходящего в мир. Был в мире и мир им рожден; но мир его не познал.
   То же сказано и в искушении: когда Иисус сказал, что он работает только Богу -- и тем совсем победил дьявола.
   9. Все эти мысли выражают то, что Иисус разумеет под сло­вами "царство Божие", которое проповедывал Иоанн, и он проповедует.
   Беседа началась с того, что Иисус сказал, что всякий человек уже по зачатию от Бога находится в царстве Божием, и вся беседа излагает, что надо разуметь под царством Божий и как вступить в него.
   Возвеличить сына Бога в человеке, полагаться на него, жить в правде -- значит жить в царстве Божием. Делать обратное - значит уничтожиться или не быть в царстве Божием.
   Беседа с Никодимом заканчивается следующими словами: Бог послал в мир своего сына, такого же, как он сам -- жизнь разумения, и сделал этим то, что всякий человек может избавиться от погибели и быть живым невременно, быть сыном царства Божия.
   Цель Бога -- не смерть людей, а жизнь. Не для смерти, а для жизни их дана людям жизнь -- свет разумения.
   Тот из людей, кто верит в дух сына, тот живет в свете разумения, тот не умирает и остается в царстве Божием; а тот, ?то не верит в свет духа -- сына, тот не живет, а умирает.
   Только в том и смерть, что людям дан свет жизни, но они делают дурное и тем лишают себя жизни.
   Всякий, кто делает дурное, выходит из света разумения и уничтожается, а кто живет по правде и остается в свете разумения, тот жив в царстве Божием.
   Мысли этих стихов освещает притча о сеятеле: сеятель -- Бог, семя -- разумение.
   Люди держат разумение, как дорога, камни, репьи и хоро­шая земля -- семя. Так понимают все, так понимаю и я.
   Разница моего понимания с пониманием церковным состоит в том, что я понимаю под словом "Бог" то, что Иисус опреде­лил под этим словом в искушении, в беседе с Никодимом, в беседе с самарянкою, а не того Бога творца еврейского, кото­рого отрицал Иисус и. которого под словом "Бог" понимает церковь.
   Если Бог есть творец всемогущий, благой и всеведущий, как понимает его церковь, то является вопрос: зачем он, будучи благим, сотворил человека таким, что человек может быть дурен и погибнуть. Зачем смерть?
   Бог всемогущий, всеведущий мог не сотворить зла и мог прекратить зло, а допустил его продолжение и размножение. За что же он погубил людей, которых он мог избавить от греха и смерти? Зачем сделал дьявола и попустил его пасть?
   Допуская Бога, творца всего, для разъяснения этого проти­воречия необходимо выдумать дьявола, падение Адама, искуп­ление, благодать...
   Непонимание учения Иисуса об отрицании еврейского Бога творца и о замене этого Бога единым Богом духом, отцом сына человеческого, разумением, -- неизбежно вело к изобретению бессмысленных, соблазнительных и безнравственных догматов о творении Богом злых духов, об искуплении и о вечных муках. Стоит только понимать прямо то, что сказано в предшествую­щих главах и во всем Евангелии о сыне человеческом -- одно­родном отцу, которого признает Иисус, для того, чтобы противо­речия этого не существовало. Притчи о сеятеле и другие как бы предугадывают вопрос о том, что есть то, что человек называет злом, и отвечают на него.
   Иисус объявил, что Бога творца, законодателя и судьи ника­кого никто не знает и не знал, а есть только в человеке дух, исшедший из бесконечного начала -- сын духа, свет разумения, и в нем жизнь.
   В беседе с Никодимом сказано, что источник жизни, Бог, дал жизнь миру, любя его. Не сказано, что Бог любил каждого человека, как и нигде это не сказано; но именно сказано, что Бог любил мир, т. е. людей вообще, и хотел им дать жизнь, и потому дал миру сына, и тем дал миру, т. е. людям вообще, жизнь и возможность вступить в царство Божие. И с этим-то стихом и связываются притчи о сеятеле.
  

ПРИТЧИ О СЕЯТЕЛЕ, ЗАКВАСКЕ И ДРУГИЕ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ

ЦАРСТВО БОЖИЕ

  
   Первая притча о сеятеле есть крайнее представление о том, что есть тот Бог, который дал жизнь миру, и зачем и как он дал жизнь миру. Это крайнее представление о Боге, начале всего, может быть выражено только сравнением.
   Сравнение такое: сеятель, любящий пшеницу, заботящийся о пшенице, выражает Бога, любящего мир, заботящегося о мире, и как севец не заботится о каждом отдельном зернышке, так и Бог не заботится о каждом отдельном человеке. Как севец забо­тится об урожае, зная, что, несмотря на пропажу многих зерен, урожай будет, сеет повсюду; так и Бог сеет повсюду, зная, что, несмотря на погибель многих, урожай будет.
   И Бог не вступает больше в дела мира, как это выражена в притче (Мр. IV, 26--29).
   Понимая Бога, как его определяет Иисус, обвинение Бога в том, что он сделал зло -- смерть и потому любит зло и смерть -- устраняется. Обвинение это становится личным вопросом, неправильно отнесенным к общему явлению. Обвинение человеком Бога в том, что он допустил смерть, подобно обвинению в желании смерти, которое бы сделало семечко березовое, одно из миллионов, за то, что другие прорастают, а оно попадает в реку и погибает. Тот, кто сделал миллионы семечек, не затем сделал их миллионы, чтобы они погибали, а, напротив, затем сделал их миллионы, чтобы они не погибали; и потому цель его есть жизнь, а не смерть.
   С точки зрения общей, с точки зрения Бога, начала всего, -- это разумно.
   Но если ты спрашиваешь, зачем смерть в тебе, -- то ответ на это есть внутренний (и ответ этот дается в притче и во всех учительных местах Евангелия): затем, что ты ее хочешь. Зерно каждое имеет возможность прорасти и принести плод; и каждый человек имеет возможность стать сыном Бога и не знать смерти.
   На неточность сравнения в объяснении притчи Иисус обра­щает внимание, когда он говорит (у Луки): Смотрите, как понимаете. Так что притча отвечает на вопрос с двух сторон -- с внешней и внутренней -- и делает ясное разделение между внешним пониманием царства Бога -- о целях и путях Бога - и внутренним пониманием царства Бога -- о возможности для каждого вступить в него.
  

_____________

  
   Мф. XIII, 1--9; Мр. IV, 1--9; Лк. VIII, 4-8.
  
  
   "Мф. XIII, 1. Вышед же в день тот из дома, Иисус сел у моря."
  
   Иисус вышел из дома, сел у моря.
  
   "2. И собралось к нему мно­жество народа, так что он во­шел в лодку и сел; а весь на­род стоял на берегу."
  
   И собралось к нему так мно­го народа, что он с берега во­шёл в лодку. А народ стоял на берегу.
  
   "3. И поучал их много прит­чами, говоря: вот, вышел сея­тель сеять."
  
   И сказал: вот стал хозяин сеять.
  
   "Мр. IV, 4. И, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то."
  
   И попали одни семена на до­рогу, и птицы поклевали их.
  
   "5. Иное упало на камени­стое место, где немного было земли; и скоро взошло, потому что земля была неглубока;"
  
   Другие попали на камень, (1) и живо проросли и взошли.
  
   "6. когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло."
  
   А как пригрело солнышко, тотчас и завяли, потому что не было под ними материка, чтобы укорениться, и засохли.
  
   "7. Иное упало в терние, и терние выросло и заглушило семя, и оно не дало плода."
  
   Иные попали в репьи и взо­шли; репьи и задавили их (и не налило зерно).
  
   "8. И иное упало на добрую землю, и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят и иное сто."
  
   А еще иные попали на доб­рую землю, и выросли колосья и налили, и которое дало сам сто, которое--сам-шестьдесят которое -- сам-тридцать,
  
   "9. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит!"
  
   У кого есть смысл, то поймет.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Я переставляю слова об отсутствии земли для плавности речи.
  

________________

  
   В бесконечном, непонятном мире людей -- послано кем-то -- явилось разумение. Разумение рассеяно во всех людях, как бесчисленное количество зерен рассеяно севцом по всему полю рассеяно и по дороге, и по камням, и по репьям.
   Как севец знает, что есть дороги, камни, репьи в его поле, что пропадает много зерен, он знает, что все-таки спорей сеять по всему полю, знает, что, несмотря на пропажу, много зерен вырастет и урожай будет, -- так рассеяна и жизнь разумения в людях: пропажа будет, но и урожай будет. Несчетные зерна дают урожаи не от каждого поровну: но большая доля погибает, они не нужны: другая же доля дает сам-сто, сам-шестьдесят и сам-тридцать. Так же и жизнь разумения рассеяна во всех лю­дях: одни теряют эту жизнь, другие возвращают ее сторицею.
   Севец сеял зерна, и ему нужны только зерна, и он соберет только зерна.
   Таинственный сеятель сеет жизнь разумения, и он соберет только жизнь разумения. Те люди, которые имеют жизнь разу­мения, те нужны севцу; те, которые утратили ее, те не нужны ему. Все были зерна, но одни погибли в зерне, другие -- в рост­ке, третьи -- в былке.
   Так и люди -- одни прежде, другие после утратили жизнь разумения. Только те, которые берегут в себе разумение, чтобы не перестать быть жизнью, быть тем, из чего они вышли, те только живут; остальные погибают.
   Таков внешний смысл. Одни люди, как зерна, попавшие в дурную землю, как будто предопределены на погибель, дру­гие -- на жизнь с избытком. Но, сказав эти слова, Иисус прибавляет тотчас: "У кого есть уши слышать, пусть слышит". Он говорит те слова, которые он прибавляет всегда, когда мож­но ложно понять его слова, когда смысл может быть двоякий.
  

_______________

  
   Ту же мысль о том, как мы можем понимать цель Бога и образ участия его в жизни мира, выражает и другая притча о сеятеле. (Мр. IV, 26--29).
  
   "Мр. IV, 26. И сказал: Цар­ствие Божие подобно тому, как если человек бросит семя в землю,"
  
   И сказал: таково царство Бога, как если бы хозяин кинул семена в землю.
  
   "27. и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает он."
  
   Он сам спит по ночам и встает днем, а семена прора­стают и бухнут, а они не знает как.
  
   "28. Ибо земля сама собою производит сперва зелень, по­том колос, потом полное зерно в колосе."
  
   Земля самородно растит зерно, прежде былку, потом колос, а потом в колосе наливает зерно.
  
   "29. Когда же созреет плод, немедленно посылает серп, потому что настала жатва."
  
   И когда усохнет зерно, тот­час посылает жнецов, потому пришла пора жатвы.
  
   Разумение дает жизнь людям, но источник разумения Бог, тот Бог, которого никто никогда не знал, не управляет людьми, как тот мужик, который посеял зерно и забыл про него; он знает только свое и принимает его -- это разумение; как мужик убирает с поля то же зерно, которое он посеял, так разумение в людях соединяется с источником разумения.
  

_______________

  
   Ту же мысль выражает притча о закваске.
  
   "Мф. XIII, 33. Иную притчу сказал он им: царство небесное подобно закваске, кото- рую женщина взяв положила в три меры муки, доколе не вскисло всё"
  
   Царство небесное как закваска. Взяла баба ее, запустила в меру муки, пока вся квашня поднимется,
  
  
  
   Баба положила закваску и оставила квашню киснуть, пока сделается тесто.
   Бабе больше не нужно ничего делать. То, что она сделала, уже достаточно для того, чтобы вышло то, что ей нужно.
   Как земля самородно родит, как квашня сама поднимается, так жизнь разумения самородно живет и не прекращается.
  

_____________

  
   И опять ту же мысль выражает еще притча о сеятеле и плевлах (Мф. XIII, 24--30), но с новым и глубокомысленным зна­чением, дающим прямой ответ на вопрос людей о том, что есть зло и как должен человек понимать зло и относиться к нему.
  
   "Мф. XIII, 24, Другую прит­чу предложил он им, говоря: Царство небесное подобно че­ловеку, посеявшему доброе семя на поле своем."
  
   И Иисус сказал: Вот к чему применить царство Бога: обсеял хозяин себе поле хорошими семенами.
  
   "25. Когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел."
  
   Пришел ночью враг, насеял кистерю (1) сверх хлеба и ушел.
  
   "26. Когда взошла зелень и показался плод, тогда яви­лись и плевелы,"
  
   Вот как выколосился хлеб и стал наливать, и оказался кистерь.
  
   "27. Пришедши же рабы домовладыки сказали ему: гос­подин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?"
  
   Пришли работники к хозя­ину и говорят: или ты нечи­стые семена высеял у себя на поле? там кистерю много.
  
   "28. Он же сказал им: враг человек сделал это. А рабы ска­зали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?"
  
   Хозяин и говорит: это не я, а чужой сделал. Работники и говорят: так прикажи, мы выполем кистерь.
  
   "29. Но он сказал: нет: что­бы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пше­ницы."
   А хозяин говорит: не надо полоть. А то станете дергать кистерь -- попортите хлеб.
  
   "30. Оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою."
  
   Пускай растет хлеб с кистерем вместе до уборки, а в уборку велю жнецам отобрать кистерь и сжечь, а хлеб соберу и свезу в сарай. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???????? есть растение, совершенно похожее на хлеб, пока оно не выколосилось.
   2) Слова о том, что хозяин сожжет ненужное, а нужное -- хлеб--соберет в сарай, --прямо повторяют то, что сказано: Мф. III, 12. "Лопата его в руке его, и он очистит гумно свое, и соберет пшеницу свою в житницу, а солому сожжет огнек неугасимым".
   Здесь определено, кто именно уничтожит ненужное и соберем нужное: это тот, который будет очищать духом.
   Дальше будет сказано, что это есть сын человеческий.
  
  

_________________

  
  
   ?ф. XIII, 36--42; Мр. IV, 10, 14-20; Лк. VIII, 9, 11--15.
  
   "Мф. XIII, 36. Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом. И, приступив к нему, ученики его сказали: изъясни нам прит­чу о плевелах на поле."
  
   И стали ученики спраши­вать у Иисуса: Растолкуй нам эту притчу о кистере на поле.
  
   "37. Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть сын человеческий;"
  
   И Иисус сказал им: Хозяин сеет хорошие семена -- это сын человеческий.
  
   "38. поле есть мир; доброе семя, это -- сыны царствия; а плевелы -- сыны лукавого;"
  
   Поле -- это мир людей. Добрые семена -- это сыны царствия Бога, кистерь -- это дурные люди.
  
   "39. враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть ан­гелы."
   -
  
   Чужой -- это соблазн. Уборка -- это конец жизни земной; жнецы -- это власть Божия.
  
   "40. Посему как собирают плевелы и огнем сжигают, так будет при кончине века сего:"
  
   Как собирают кистерь и сжигают, так вот будет при конце жизни земной этой.
  
   "41. пошлет сын человече­ский ангелов своих, и соберут из царства его все соблазны и делающих беззаконие"
  
   Пошлет сын человеческий своих работников, и отберут из людей царства его все обма­ны и всех делающих (1) дурное.
  
   "42. и ввергнут их в печь огненную; там будет плач и скрежет зубов;"
  
   И бросят их в костер огнен­ный, и тогда (2) будет стон и скрежет зубов.
  
   "43. тогда праведники вос­сияют, как солнце, в царстве отца их. Кто имеет уши слы­шать, да слышит!"
  
   Тогда правдивые просве­тятся, как солнце, в царстве Отца своего. У кого есть смысл, тот поймет.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Настоящее время здесь должно быть замечено: не сказано, что отберут всех делавших дурное, как бы должно было быть сказано, если бы разумелся суд при конце мира, по церковному толкованию, а сказано: делающих, т. е. что делающие дурное сами собою отберутся, как сказано в беседе с Никодимом.
   2) ????, кроме "там", означает и "тогда", и здесь значит: тогда. Как у Луки XIII, 28, где ???? значит "тогда" в том же самом выражении; значит, что тогда могли бы люди, но поздно, плакать и с досады скрипеть зубами о том, что не жили в разу­мении.
  

_____________

  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Дух Бога в человеке -- сын человеческий; всё, что мы знаем о Боге, дает жизнь разумения людям так же, как мужик сеет хорошие семена в своем поле, и они растут.
   Среди жизни разумения является что-то похожее на жизнь, кончающееся смертью.
   У Луки XVI, 16 сказано: "И отнимется то. что кажется, что есть у него".
   Что же такое это подобие жизни? Откуда взялось оно?
   Вопрос этот не относится к Богу духу, а только к людям. Бог дух -- источник жизни, сеет жизнь и собирает жизнь. Только глупые работники могут советовать топтать жизнь чтобы выполоть то, что не жизнь. Жизнь одна нужна, она одна останется, а остального нет для Бога духа.
   Временная жизнь кончается, временное всё пропадает, погибает; не кончается и не погибает жизнь разумения - одно то, что есть дух, одно то, что от Бога.
   В притче этой две главные мысли, два ответа на предполагаемые вопросы:
   1) Что есть зло по отношению к Богу? и
   2) что есть зло по отношению к человеку?
   Ответ на первый вопрос тот, что зла для Бога -- сына чело веческого -- нет. Он есть Бог жизни и блага и не знает зла Так как он Бог жизни и добра, то зла для него нет, и он не может желать уничтожить его. Желание уничтожения зла есть зло и может быть только в людях, а не в нем.
   Этот вывод из второй мысли, выраженной здесь только с одной стороны, будет развит впоследствии в учении о несопротивлении злу.
   Сын человеческий дает жизнь и знает только жизнь в разумении, и потому всякий человек, перенося свою жизнь в сына, в духа, не может знать зла и потому не может противиться ему.
   Вторая мысль и ответ на вопрос: что же есть то, что мы люди, называем злом, -- состоит в том, что то, что мы называем злом, есть свободное удаление от света и погибель, про которую сказано в беседе с Никодимом, есть то, что свет пришел в мир а люди ушли от него.
  

____________

  
   Эта мысль о том,что зла для Бога нет, а что для людей оно есть отделение от разумения, излагается в притче о неводе.
  
   ". XIII, 47. Еще подобно царство небесное неводу, закинутому в море и захватившему рыб всякого рода,"
  
   Еще подобно царство Божие неводу: его закинули в воду и всякой рыбы захватили,
  
   "48. который, когда наполнился, вытащили на берег, и, севши, хорошее собрали в сосуды, а худое выбросили вон."
  
   Повод стал полон, его вытащили на берег и сели, и хорошие рыбы собрали в ведра, а тухлые выбросили вон.
  

______________

  
   Бог делает то, что делают рыбаки: негодную рыбу бросают, а оставляют одну ту, которая нужна. Рыба отбирается та, какая нужна рыбаку, остальная бросается в море только потому, что она не нужна. Нет вопроса о том, лучше или хуже ей будет. Та рыба, которая в море, той нет для рыбака, как нет для Бога тех людей, которые не сыны его, жизнь которых не в свете разумения. Для Бога зла нет, но для человека есть зло. Зло для него -- это жизнь вне разумения.
   И потому нужно различать наши понятия о зле вообще -- объективном зле, как говорят философы, внешнем, и о зле для каждого человека -- о зле субъективном, внутреннем. Объек­тивного зла нет. Субъективное зло -- есть удаление от разуме­ния, оно же есть смерть.
   Это разделение двух воззрений изложено в толковании притчи о сеятеле и семенах, попавших в разные земли.
  

______________

  
   "?ф. XIII, 10. И, присту- пив, ученики сказали ему: для чего притчами говоришь им?"
  
   И подошли к нему ученики и сказали:
  
   "Лк. VIII, 9. Что бы значила притча сия?"
  
   К чему ты говоришь притчи? (1)
  
   "Мр. IV, 10. Спросили его о притче."
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) По Марку и Луке ученики спрашивают: Что значит притча? По Матфею спрашивают: Ради чего говоришь притчами?
   Я думаю, что по Марку и Луке значит, что ученики спраши­вают и то, что значит притча, и то, к чему он говорит её. По Матфею значит тоже: К чему говоришь притчи и что они значат? И слова Иисуса отвечают на оба вопроса. Он разъясняет значение притчи, и из значения ее вытекает то, что тем, которые не знают тайн царства Божия, нельзя иначе говорить, как примерно, как в притчах. Им представляется только внешни смысл, а внутреннего они не видят.
   У Матфея сказано: ??? ?? ?? ?????????? ?????? ??????. Слово ?????? пропущено во многих списках, у Мф. в 10 ст., так как оно не имеет того существительного, к которому бы могло относиться. Оно, очевидно, прибавлено, потому что вопрос ??? ?? отнесен и к говорению притчами и к самим притчам. ??? ? значит здесь немецкое "warum" -- ради чего.
   Ученики спрашивают: Ради чего он говорит эти притчи? Так передают и Марк и Лука, и оттого излишне ?????? и оттого стихи Мф. от 11 до 19 суть не случайные изречения, а разъяснение притчи. И потому, соединяя смысл вопроса и ответа из трех евангелистов, я перевожу: К чему говоришь притчи? -- вопросом, относящимся и к смыслу притчи и к тому, почему он говорит народу притчами.
  

_____________

  
  
   "?ф. XIII, 11. Он сказал им в ответ: для того, что вам дано знать тайны царствия небесного, а им не дано."
  
   Он отвечал им: К тому, что вам дано знать внутренний смысл царства Божия.
  
   "Мр. IV, 11. А тем внешним всё бывает в притчах."
  
   А тем, что вне -- является в примерах.
  
   "Мф. XIII, 13. Потому говорю им притчами."
  
   Ради этого толкую (1) им в притчах.
  

ПРИМ?ЧАНИ?

  
   1) ?????? -- говорить, сообщать. Здесь бы было правильнее сообщаться, так как это место соответствует тем же Марку и Луке, где сказано: а им всё в притчах, всё является в притчах. Мысль не та, что: "я поэтому говорю им в притчах", но та: что поэтому они не могут понять, иначе как в притчах; и дальше разъясняется это самое.
   ??? ????? указывает на то, что сказанное есть ответ на вопрос ?????. И за словом ???? должна быть точка или точка с запятой.
   Смысл тогда выходит не тот соблазнительный и сомнительный, который был прежде, что Иисус говорит им в притчах, потому что они не понимают, т. е. как будто не говорит им прямо, а сравнениями, нарочно, чтобы они не поняли; а выходит обратный, ясный смысл, тот, что они, не зная внутреннего смысла царства Божия, не могут иначе понять, как внешним образом, т. е. в притчах.
   И потому первую половину стиха я беру из Мф. XIII, 11 и последнюю из Марка IV, 11.
  

______________

  
   Вам дано знать внутренний смысл царства Божия, вы -- добрая земля, которая родит сам-сто, сам-шестьдесят, сам-тридцать.
   А тем не дано, те -- дорога, камни, репьи.
   И значение притчи то, что одним открылся смысл, а другим не открылся. Он говорит: Причина, по которой я говорю им притчами, та, что они, не понимая внутреннего смысла, иначе понять не могут. У Луки сказано: Вам дано знать внутренний смысл царства Божия, а остальным -- в примерах.
  

_____________

  
  
   "Мф. XIII, 9. Кто имеет уши слышать, да слышит!"
  
   Кто имеет смысл, тот поймет.
  
   "14. И сбывается над ними пророчество Исайи, которое говорит: слухом услышите, и не уразумеете: и глазами смот­реть будете, и не увидите."
  
   И исполняется на них предсказание пророка Исайи: Слухом услышите, а не поймете, и глазами глядеть будете, и не увидите.
  
   "15. Ибо огрубело сердце лю­дей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкну­ли, да не увидят глазами, и не услышат ушами, и не уразу­меют сердцем, и да не обратят­ся, чтобы я исцелил их. (Исайя, 6, 9, 10.)"
  
   Потому что зажирело сердце у народа этого и зажмурил они глаза так, что не видят глазами, и ушами не слышат, и в сердце не принимают, чтоб не обратиться и чтоб я не исцелил их.
  
   "16. Ваши же блаженны очи, что видят, и уши ваши, что слышат."
  
   Ваши же глаза блаженны, что видят, и уши, -- что слышат.
  
   "17. Ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали."
  
   Верно говорю вам, что пророки и святые желали знать то, что вы видите, и не могли познать, и слышать то, что вы слышите.
  
   "18. Вы же выслушайте зна­чение притчи о сеятеле."
  
   Вы теперь (1) поймите притчу о сеятеле. Семя -- это разумение Бога.
  
   "Лк. VIII, 11. Семя есть слово Божие."
  
   "Мф. XIII, 19, Ко всякому, слушающему слово о царст­вии и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его; вот кого означает посеянное при дороге."
  
   Когда человек слышит уче­ние о царстве Божием и не принимает в сердце свое, -- враг приходит и похищает то, что посеяно было в сердце его. Это семя, посеянное при до­роге.
  
  
   "20. А посеянное на камени­стых местах означает того, кто слышит слово и тотчас с радостию принимает его;"
  
   Что на камне посеяно, это тот, кто слышит учение цар­ства Бога, понимает учение и потом с радостью принимает его в сердце.
  
   "21. но не имеет в себе корня и непостоянен: когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняется."
  
   Но не держит корня сам в себе, а только на время. И как придет теснота, обида из-за учения, тотчас же поддает­ся обману.
  
   "22. А посеянное в тернии означает того, кто слышит слово, но забота века сего и обольщение богатства заглу­шает слово, и оно бывает бес­плодно."
  
   А то, что в репьи высеялось -- это тот, кто учение понимает, но заботы светские и любовь (2) богатства давит учение, и оно не приносит плода.
  
   "23. Посеянное же на доб­рой земле означает слышащего слово и разумеющего, который и бывает плодоносен, так что иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать."
  
   А то зерно, что попало на хорошую землю, -- это тот, кто понимает учение и принимает в сердце свое, то ро­дит которое сам-сто, которое сам-шестьдесят, которое сам-тридцать.
  
   "Лк. VIII, 18. (Мф. XIII, 13, 12.) Итак, наблюдайте, как вы слушаете: ибо кто имеет, тому дано будет; а кто не имеет, у того отнимается и то, что он думает иметь."
  
   Смотрите теперь, как по­нимаете. Кто держит, (3) тому дастся; а кто не держит, и то, что кажется и есть в нем, и то у того отнимается. (4)
  

??И??Ч??ИЯ

  
   1) ??? переводится: теперь и здесь имеет это значение.
   2) В некоторых списках стоит ?????, т. е. любовь, что яснее и проще и правильнее.
   3) ????? значит держать. Выражение это похоже на поговорку и может относиться к ведру или мешку: "В крепкий мешок пересыпается, а из худого последнее высыпается".
   4) Стих этот я беру из Матфея и Луки, где он одинаков.
  

_____________

  
   Ученики спрашивают: К чему он говорит эти притчи, что ?н хочет сказать ими?
   И Иисус отвечает: То. что одним вам дано понимать царстве Божие, как зернам, попавшим на хорошую землю. Другим же, как пропадающим зернам, не дано. И вам дано, как зерну в доброй земле, увеличиться, а у них отнимается и та жизнь, которая, казалось, что есть в них, как уничтожается зерно на дороге, камне и в репьях. Вот это-то я и говорю в притчах, потому что они не видят, не понимают своего блага. Они, как те люди про которых говорит Исайя, что Бог наказал их тем, что они глядя не видят и слушая не слышат. Сердце, людей этих ожирело, и оттого они не понимают того, что пред ними. Вы счастливы, что понимаете.
   Такое значение притчя с внешней стороны, но внутренний смысл совсем другой. И Иисус объясняет внутренний смысл.
   Внешний смысл притчи тот, что для Бога одни люди предопределены к смерти, другие к жизни. Внутренний же смысл тот, что нет предопределения, но каждый может удержать разумение и приобресть его с избытком.
   Упавшее на дорогу -- это: равнодушие, пренебрежение к разумению, и потому Иисус предостерегает от равнодушия и пренебрежения и говорит, что люди должны делать усилие чтобы принять в сердце разумение.
   Упавшее на камни -- это слабость, и потому Иисус предостерегает от нее и указывает на то, что человек должен сделан усилие, чтобы не поколебаться от обид и гонений.
   Репья -- это заботы мирские, и Иисус предостерегает и указывает на то, что человек должен сделать усилие, чтобы откинуть их.
   Хорошая земля -- это понимание и исполнение, несмотря на обиды и заботы. И Иисус указывает на то, что кто сделает это усилие и исполнит, тот получит жизнь с избытком.
  

______________

  
  
   ". XIII. 44. Еще подобно царство небесное сокровищу, скрытому на поле, которое, на- шедши, человек утаил и от радости о нем идет и продает всё, что имеет, и покупает поле то."
  
   Царство Божие, как клад, спрятанный в поле. Человек нашел клад и скрыл его (опять). И от радости того, что нашел, идет, и всё, что у него -- продает, и покупает то поле.
  
   "45. Еще подобно царство небесное купцу, ищущему хороших жемчужин,"
  
   Еще царство небесное, как когда купец скупает дорогие каменья.
  
   "46. который, нашедши одну жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил ее."
  
   И, найдя один драгоценный камень, идет, продает драгоценную все- (прежние), какие имел, и покупает тот.
  
   Царство Божие подобно желающему иметь жемчужину или сокровище, про которое он знает, что зарыто на поле. И, узнав: об этом, продает всё, чтобы приобрести жемчужину и поле.
  

_____________

  
  
   ". XIII. 31. Царство небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем,"
  
   Царство небесное -- как березовое семечко; захватив, высеял его человек на своем поле.
  
   "32. которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех зла ков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его."
  
  
   Хоть и меньше всех семян, когда вырастет, больше всякой травы будет и станет де­рево, и птицы пернатые будут вить на ветвях его гнезда.
  

_____________

  

ЦАРСТВО БОГА

Общее изложение главы третьей

  
   Иисус объявляет, что царство Божие пришло, между тем не произошло никакого видимого явления.
   Объявляет ученикам, что отныне небо отверзто и между небом и людьми постоянное общение.
   Объявляет, что отдаляться от развратников и развратниц не нужно, что они не виноваты, виноваты только те, которые, думают, что они хороши, потому что исполняют закон Божий.
   Объявляет, что очищений никаких внешних не нужно, что сквернит только то, что изнутри выходит, что только дух очи­щает.
   Объявляет, что субботы соблюдать не нужно, что соблюдение, это глупо и лживо, что суббота есть установление человеческое.
   Объявляет, что не только постов не нужно, но что все старые внешние обряды только пагубны для его учения.
   Наконец, объявляет, что служить Богу жертвами не нужно. Не нужно ни быков, ни овец, ни голубей, ни денег, самого, храма не нужно; что Бог есть дух, что он хочет не жертв, а любви, что ему надо служить -- всем, всегда, везде -- в духе и делом.
   Увидав и услыхав всё это, фарисеи пришли к Иисусу и стали спрашивать его, как же он, отрицая Бога, проповедует царство Божие? И он отвечал им: "Царство Божие, как я проповедую, не такое, какое проповедывали прежние пророки. Они гово­рили, что придет Бог с различными видимыми явлениями, а я говорю про такое царство Божие, которого пришествия нельзя видеть.
   "И если скажут вам, вот оно пришло или придет, или вот оно здесь, вы им не верьте. Царство Божие не во времени и не в месте в каком-нибудь, оно, как молния, и здесь, и там, и везде -- и нет ему ни времени, ни места, потому что вот оно где: оно внутри вас".
   И после этого фарисей, старшина еврейский, Никодим, при­шел к Иисусу тайно и говорит: "Ты учишь, что пришло царство Бога и что оно внутри нас, а не велищь поститься, приносить жертвы, храм уничтожил, какое же твое царство Божие, где же оно?"
   И Иисус отвечал ему: "Пойми ты, если человек зачат от Бога отца, то он и увидит царство Божие".
   Никодим не понял того, что Иисус сказал, что всякий чело­век уж зачат от Бога, и сказал: "Как же может человек, если он зачат от плоти отца и состарелся, опять влезть в утробу матери и снова зачаться от духа -- Бога?"
   И Иисус отвечал ему: "Пойми ты, что говорю: я говорю, что: человек, кроме плоти, зачат еще от духа, и потому всякий человек -- от плоти и духа, и потому всякий может войти в царство Божие. От плоти -- плоть. От плоти не может родиться дух, только от духа может быть дух. Дух это то, что живет в тебе, и живет свободно и разумно, и то, чему ты не знаешь ни начала, ни конца. И это чувствует в себе всякий человек. И потому чему же ты удивился, что я сказал тебе, что мы должны быть зачаты с неба, от Бога -- от духа?"
   Никодим сказал: "Все-таки не верю, чтобы это могло быть так".
   Тогда Иисус сказал ему: "Какой же ты учитель, если не понимаешь этого? Пойми ты, что я не мудрости какие-нибудь толкую, я толкую то, что мы все знаем, уверяю в том, что мы все видим. Как же ты будешь верить в то, что на небе, если ты не веришь в то, что на земле, что в тебе самом. На небе ведь никто не был, а есть только на земле, в человеке сын Бога -- дух, тот самый, который и есть Бог.
   "Вот этого-то самого сына Бога в человеке и надо почитать, как вы почитали Бога, как Моисей в пустыне возвеличил не плоть змеи, а образ ее, и образ этот сделался спасением людей. Так точно надо возвеличить сына Бога в человеке, не плоть человека, а сына Бога в человеке, чтобы люди, полагаясь на него, не знали бы смерти, а имели бы жизнь невременную в царстве Божием.
   "Бог ведь не для погибели, а для блага мира дал сына своего, такого же, как он. Он дал ведь его для того, чтобы всякий, полагаясь на него, не погибал, а имел бы жизнь невременную. Ведь не затем же он произвел сына своего -- жизнь в мир людей, чтобы уничтожить мир людей, но он затем произвел сына своего -- жизнь, чтобы мир людей был жив им и в царств Бога,
   "И кто полагается на сына, тот в царстве Бога -- во власти Бога, а кто не полагается, тот сам себя уничтожает тем, что не положился на то, что есть жизнь. Уничтожение в том и состоит, что жизнь пришла в мир, но люди сами идут прочь от жизни. Жизнь есть свет людей. Свет пришел в мир, но люди предпочли тьму свету и не идут к свету. Свет есть разумение, а потом кто дурное делает, тот избегает света разумения, чтобы не видны были его дела, и тот уходит из царства Бога -- власти Бога.
   "А кто в правде живет, тот идет к свету, чтобы видны были дела его, и тот остается во власти Бога".
   В словах к фарисеям и беседе с Никодимом Иисус объясняет что он разумеет под царством Божиим и под Богом.
   И Бог и царство Божие -- в людях. Бог -- это неплотское начало, которое дает жизнь человеку. Это неплотское начало он называет сыном Бога в человеке, -- сыном человеческим. Сын человеческий есть разумение. Его надо возвысить, обоготворить и жить им. Люди, делающие дурное -- погибают, люди, делающие правду -- живут. Кто живет в разумении, тот живет невременно; кто не живет в нем, тот не живет, а погибает.
   Что же такое этот Бог отец, не творец всего и не отдельный от мира Бог, как прежде разумели его евреи? Как понимат этого Отца, сын которого в человеке, и как понимать его отношение к людям?
   На это Иисус отвечает притчами.
   "Царство Бога надо понимать не так, как вы думаете, что для всех людей в какое-нибудь время и в каком-нибудь место придет царство Бога, а так, что во всем мире всегда одни люди, те, которые полагаются на сына Бога, -- делаются сынам царства, а другие, которые не полагаются на него, -- уничтожаются".
   Бог дух, отец того духа, который в человеке, есть Бог и отец только тех, которые признают себя его сынами. И потому дл Бога существуют только те, которые удержали в себе то, что он дал им.
   И стал Иисус им толковать про царство Бога, и толковал он это примерами. Он сказал:
   "Бог отец сеет в мире жизнь разумения, всё равно как хозяин сеет семена на своем поле. Он сеет по всему полю, не разбирая, какое куда попадет. И вот попадают одни зерна на дорогу, и прилетят птицы и поклюют. А другие на камни, и на камнях хотя и прорастут, да повянут, потому что укорениться негде. А еще иные попадают в полыни, и полыни задавят хлеб, и взойдет колос, да не нальет. А иные попадут на хорошую землю, те всходят и наверстывают за пропащие зерна и выколаши­ваются и наливают, и какой колос дает сам-сто, какой сам-шесть-десят, какой сам-тридцать.
   "Так-то и Бог рассеял разумение в людях. В иных оно пропа­дает, а в иных родится сторицею, и они-то составляют царство Бога.
   "Так царство Бога не такое, как вы думаете, что придет Бог царить над вами. Бог только сеет разумение, и царство Божие будет в тех, кто возьмет его. А Бог не правит людьми.
   "Как хозяин бросит семена в землю, а сам и не думает о них; семена сами бухнут, прорастают, выходят в зелень, в трубку, в колос и наливают зерно. И только когда поспело, хозяин посылает серпы, чтобы сжать ниву.
   "Так и Бог дал сына своего, разумение, миру, и разумение само растет в мире, и сыны разумения составляют царство Бога.
   "Как баба пустит в дежу закваску и смешает с мукой, она уж не ворочает ее, а ждет, чтобы она сама закисла и поднялась.
   "Пока люди живут, Бог не вступается в их жизнь. Бог дал в мир разумение, и разумение само живет в людях и составляет цар­ство Бога. Бог дух есть Бог жизни и добра, и потому для него нет ни смерти, ни зла. Смерть и зло есть для людей, а не для Бога.
   "Царство Бога вот к чему применить: хозяин посеял хорошие семена на своем поле. Хозяин -- это дух Бога, поле -- это мир, семена -- это сыны царства Бога. Вот лег хозяин спать, и при­шел враг и насеял в поле кистерю. Враг -- это соблазн, кистерь -- это сыны соблазна. Вот пришли к хозяину работники и говорят: или ты плохие семена сеял, у тебя на поле много кистерю вышло. Пошли нас, мы выполем. А хозяин говорит: не надо, а то вы станете полоть кистерь да и потопчете пшеницу. Пускай растут вместе, придет жатва, тогда велю жнецам отоб­рать кистерь и сожгу, а пшеницу уберу в сарай.
   "Жатва -- это конец жизни людской, а жнецы -- это сила Божия. И как сожгут кистерь, а пшеница очистится и соберется, так и при конце жизни пропадет всё, что было обман времени а останется одна настоящая жизнь в духе. Для Бога зла нет. Бог блюдет то, что нужно ему, -- то, что его; а что не от него, того нет для него.
   "Царство Божие -- как невод. Невод протянут по морю, захватят всякой рыбы. А потом, когда вытащат, отберут негодных и кинут в море. Так будет и при конце века. Сила Божие отберет хорошее, а дурное бросится".
   И как он кончил говорить, стали у него ученики спрашивать, как понимать эти притчи.
   И он сказал им: "Притчи эти надо понимать надвое. Ведь все притчи эти я говорю к тому, что есть одни, как вы, ученики мои, одни, которые понимают, в чем царство Божие, -- понимают, что царство Божие внутри каждого, понимают, как войти в него; а другие не понимают этого. Другие глядят и не видят, и слушают и не понимают. Потому что ожирело их сердце.
   "Вот я говорю этими притчами надвое: и тем и другим. Тем я говорю, что такое для Бога его царство, говорю про то, что одни вступают в царство, другие не вступают, и они могут понимать это. Вам же я говорю о том, как войти в царство Бога. И вы смотрите, понимайте как следует притчу о сеятеле. Дл вас притча вот что значит:
   "Всякий, кто слушает учение о царстве Божием, но не принимает его в сердце, к тому приходит обман и уничтожает из сердца его учение -- это семя, посеянное на дороге. На камне посеянное -- это тот, кто услышит учение и с радостью примет. Но нет в нем корня, на время только принимает, найдет теснота, обида из-за учения, тотчас обижается. В прлынях посеянное -- это тот, кто учение слышит, но заботы мирские и жадность к богатству душат учение и не дают плода. А на хорошей земле -- это тот, кто учение слышает и понимает, и плод родит кто сам-сто, кто сам-шестьдесят, кто сам-тридцать. Потому кто держит, тому дастся многое, кто не держит, у того последнее отнимется. И потому смотрите, как понимаете притчи. Понимайте так, чтобы не поддаваться обманам, обидам, заботам, а чтобы принести плод сам-сто вступить в царство Бога.
   "Царство небесное в душе разрастается из ничего, но дает всё. Оно, как семечко березовое, самое маленькое из зерен, когда же вырастет, то больше всех деревьев, и птицы небесные вьют на нем гнезда".
   После этого пришли ученики Иоанна спросить у Иисуса, тот ли он, про которого Иоанн говорил: открывает ли об царство Божие и обновляет ли он людей духом?
   Иисус отвечает и говорит: "Посмотрите, послушайте и рас­скажите Иоанну, наступило ли царство Божие и обновляются ли люди духом. Расскажите ему, как я проповедаю царство Бога. В пророчествах сказано, что когда наступит царство Бога, то все люди будут блаженны; ну и скажите ему, что мое царство Бога такое, что нищие блаженны и что всякий, кто слушает меня, делается блажен".
   И, отпустив учеников Иоанна, Иисус начал толковать народу о том, какое царство Божие возвещал Иоанн.
   Он сказал: "Когда вы ходили креститься к Иоанну в пустыню, чего вы ходили смотреть? Если бы вы хотели смотреть на человека, разодетого в богатую одежду, так ведь эти здесь в дворцах живут. Так чего же вы не видали в пустыне? Вы думаете, что вы ходили затем, что Иоанн был пророк? Не ду­майте этого. Иоанн был не пророк, а он был тот, про которого писали пророки. Он тот, который возвестил пришествие царства Божия. Верно говорю вам: не рожался человек больше Иоанна. Он был в царстве Божием, и потому он был выше всех. Закон и пророки -- всё это нужно было до Иоанна. А с Иоан­на и по сие время возвещается, что царство Божие на земле, и кто сделает усилие, тот входит в него. Законники и фарисеи не поняли того, что возвещал Иоанн. И они ни во что сочли его. Эта порода -- законники и фарисеи, -- что сами выду­мают, то только и считают правдой. Они долбят свой закон и слушают друг дружку. А что Иоанн говорил, что я говорю, -- они не слышат и не понимают. Из того, что говорил Иоанн, они поняли только то, что он постился в пустыне, и говорят: в нем бес. Из того, что я говорю, они поняли только то, что я не пощусь и говорят: он ест и пьет с откупщиками и разврат­никам друг. Они, как ребята на улице, друг с дружкой болтают и дивятся, что никто их не слушает. Видна их мудрость по делам их. Ведь всё, что я учу делать, -- всё это легко и просто, потому что царство Бога возвещается как блаженство".
  

Глава четвертая

НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ НИЩИЕ И БОГАТЫЕ

  
   "?ф. IX, 35. И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях."
  
   И обходил Иисус все города и все села и учил в собраниях и, разглашая, возвещал при сутствие Бога. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Я пропускаю слова "лечил все болезни" как ненужные и относящиеся к чудесным доказательствам истинности учения.
  

____________

   "Мф. IX, 36. Видя толпы народа, он сжалился над ними, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имею­щие пастыря."
  
   Глядя на народ, Иисус болел о них, что они как шелудивые овцы без пастуха.
  
   "37. Тогда говорит ученикам своим: жатвы много, а дела­телей мало;"
   "38. Итак, молите господина жатвы, чтобы выслал делате­лей на жатву свою."
  
   "Мф. V, I. Увидев народ, он взошел на гору; и когда сел, приступили к нему ученики его."
  
   И, увидев народ, Иисус взо­шел на гору и сел там, и по­дошли к нему ученики его.
  
  
   "Лк. VI, 20. (Мф. V, 3.) И он, возведши очи свои на учеников своих, говорил: блаженны нищие духом, ибо ваше есть царствие Божие."
  
   Лк. VI, 21. (?ф. V, 6.) Бла­женны алчущие ныне, ибо насытитесь.
  
   И, подняв глаза на учени­ков, (1) сказал: счастливы ни­щие, (2) бродяги, потому что ваше (3) царство Бога.
   Счастливы те, что голодны теперь, -- вы насытитесь. (4)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Надо не забывать, что как по Матфею, где сказано, что перед тем, как Иисус начал говорить, "ученики подошли к нему", так и по Луке, где сказано, что, "подняв глаза на учеников, он начал говорить", -- надо не забывать, что Иисус говорит народу, но речь свою обращает к ученикам, и по Луке говорит им: "Блаженны вы нищие", разумея их так же, как и себя, -- нищими, бродягами.
   2) У Матфея стоит: ?????? ?? ????????; у Луки (в греческом тексте) просто ??????. У Луки ли пропущено ????????, или у Матфея прибавлено? Чтобы решить это, надо прежде понять, что значит в этом месте ????????.
   Вот что говорят церковные объяснения на слово "духом" (Толк. Ев. архм. Мих. Ев. Мф., стр. 66).
  
  
   "Блаженны: Какое блаженство здесь разумеется -- показывают объяс­нения, следующие за каждым изречением блаженны, т. е. блаженство царства мессии.
   Нищие духом: -- бедные духом. Быть бедным духом -- значит иметь смиренное понятие о своих духовных качествах, уничтожить себя, считать себя грешником, вообще бедный духом есть смиренный, качество противо­положное гордости, тщеславию или самолюбию. Поелику Адам пал ?т гордости, возмечтав быть Богом, то Христос восставляет нас посредством смирения (Феофилакт, ср. Злат.). Присовокупил духом, чтобы ты разумел смирение, а не бедность (Иероним).
   Для чего же не сказал смиренны, а нищие? Потому что последнее вы­разительнее первого (Злат.). Таковым принадлежит царство небесное, т. е. они способны и достойны получить блаженство в царстве небесном, ибо смиренный, сознавая свою греховность и недостоинство, вполне предается водительству божественной благодати, нисколько не надеясь на свои духовные силы, и благодать приводит его к царству. Смирени есть дверь в царство небесное."
  
  
   Вот что говорит Рейс (Нов. Зав., т. I, стр. 195):
  
   "Вообще эти заповеди блаженства превозносят положение тех, которые предпочитают утехам мира сего жизнь в Боге и мир с небом. Опыт показывает, что выбор этот бывает болезненен и труден, ибо слабость человеческая наталкивается на два соблазна, равно ужасные и опасные. С одной стороны, человек встречает противодействие мира, который отвечает лишь презрением и ненавистью людям, которые ему чужды; с другой стороны естественная гордость ума и дурные наклонности сердца тревожат нас непрестанно и отклоняют нас от пути спасения. Вот почему Иисус называет счастливыми тех, которые сумеют избегнуть этих соблазнов, сдержат свои порочные стремления, признают свое естественное несовершенстве станут выше обольщений и угроз развратного и враждебного мира и перенесут все те испытания и скорби, к которым должно привести их решение мужественно принятое и доведенное до конца."
  
  
   Всё это, может быть, глубокомысленно, но всё это мысли Феофилактов, Иеронимов, Рейсов, но не Христа. Ибо если бы в этом месте Христос хотел сказать о смирении, то он и сказал бы это ясно, как он говорил во многих и многих местах.
   Здесь же Иисус, очевидно, ничего не хотел говорить о смирении, во-1-х, потому, что нищета духа, т. е. соединение слов ?????? ?? ????????, не имеет никакого смысла. ?????? значит собственно: нищий, бездомовник, бродяга без того презржтельного значения, которое приписывается этому слову, и потом нельзя сказать: "бродяга духом".
   Во-2-х, потому, что всё Евангелие учит о том, что надо возыситъ дух, жить духом. Каким же образом Иисус скажет что блаженны те, которые бедны духом?
   В-3-х, у Матфея сказано: блаженны вообще нищие духом, а потом в числе этих блаженств перечисляются другие, выте­кающие из этого состояния блаженства. Между тем "алчущие правды" никак не соединяется с понятием смирения. Если поня­тие "алчущие правды" и не противоположно понятию смире­ния, то уже никак не вытекает из смирения.
   В-4-х, все следующие блаженства, -- потому что только к первому блаженству прибавлены слова: их-то есть царство Божие,--очевидно, должны разъяснить блаженства, вытекаю­щие из первого. Но понятия: алчущие правды, милостивые, чистые сердцем -- не вытекают из понятия смирения.
   В-5-х, награды, обещаемые за перечисляемые свойства, про­тивоположны понятию смирения: увидят Бога, получат землю, нарекутся сынами, Бога.
   Из этого видно, что перевод ?????? ?? ???????? "смиренными" совершенно неправилен и невозможен, что два слова эти в со­единении своем не имеют никакого значения.
   Какое же имеет значение ?????? без ?????????
   По Луке Иисус говорит: Блаженны вы, бродяги, потому что вы в царствии Божием.
   1) Значение этих слов может быть весьма несогласно с су­ждениями Иеронима и богатого юноши и всех нынешних и прежних богачей, называющих себя христианами и носителями истин христианских, но значение это совершенно филологи­чески точно. Иисус говорит, что по учению его блаженны бро­дяги, то самое, что он поручил сказать Иоанну, когда его спросили, о чем его учение.
   2) Значение это совершенно согласно с последующею речью, в которой перечисляются те беды, которые испытывают бро­дяги, -- по Луке: горе, голод и гонения.
   3) Значение это совершенно согласно со всем смыслом уче­ния до и после Нагорной проповеди и со всей Нагорной про­поведью.
   Иоанн был нищий, бродяга. Иисус всю жизнь был бродягой. Иисус и учит, что богатым нельзя войти в царство Божие, что надо отвергнуться от всего и т. п.; и вся Нагорная проповедь почти только об этом и говорит. И начинается Нагорная проповедь тем, что блаженны бродяги, и кон­чается тем, что не надо собирать, а жить, как птицы и цветы, полевые.
   Из всего этого ясно, что слово ???????? не пропущено у Луки, но прибавлено у Матфея.
   Но зачем и как прибавлено это слово?
   Могло быть то, что в какой-нибудь версии было сказано: Блаженны духом нищие= ?? ?????? ?? ?????,???, т. е. что нищие -- бродяги все-таки блаженны духом. Этим можно объяснить появление в этом месте неожиданного слова ????????. При переписках же и передачах понятно, что люди, руково­димые тем же чувством, которое охватило и богатого юношу, когда он узнал, что царство Божие принадлежит бездомовникам, перенесли это ???????? к ?????? и, как Иероним, объяс­нили, что Иисус нарочно присовокупил "духом", чтобы пони­мали, что не бедные, а смиренные. Получившийся темный смысл этих первых слов у Матфея сделал то, что при переписках в эти же первые стихи вошли у Матфея изречения, вовсе не подходящие к первому блаженству, именно: стихи 5, 6, 7, 8, 9.
  
  
   "Мф. V, 5. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
   6. Блаженные алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
   7. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
   8. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
   9. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими."
  
   Мысли, выраженные в этих стихах, не говоря уже о неясно­сти некоторых и о том, что изречения эти суть повторения изречений Ветхого Завета, мысли эти ничего не выражают такого что бы не выражено было в других местах Евангелия более у места и сильнее; здесь же они, очевидно, не в своем месте и вставлены случайно.
   Для того неясного смысла, который получается от 3-го стиха, при прибавлении слова "духом", они могли быть вставлены, но при том ясном смысле, который дает версия Луки, они очевидно, излишни, не у места и нарушают смысл. И потомя я пропускаю как непонятное слово ????????, так и вставленнък стихи. Для того, чтобы ясно было, что пропуск этот ничего не изменяет в смысле проповеди и не вносит никаких новых мыслей выписываю здесь толкование на это место церкви и Рейса. И в том и в другом видно, что толкователи изобретают смысл который бы можно было подвести под самые неясные и незна­чительные слова. (Толк. Ев. архм. Мих., стр. 67--70.)
  
  
   "Кроткие: Кротость выражается особенно в терпеливом перенесении обид причиняемых другими. Это -- не слабость характера, не пренебрежения своими правами законными, не трусость, но свойство, противопо­ложное гневу, злобе и мстительности. Кроткий, перенося обиды, убеж­ден, что Бог, по своему правосудию, сам отмстит за его оскорбление, если то нужно (Рим. XII, 19). Кротость рождает мир и укрощает гневли­вость и свары.
   Наследуют землю: образное выражение, заимствованное, вероятно, от наследования иудеями земли обетованной. Обетование наследовать землю Ханаанскую было выражением благоволения, высоких благ. Таким образом, это выражение в рассматриваемом месте означает не то, что кроткие получат в наследие владения земли, но что они получат высшие благословения, высшие блага, особенно в будущей жизни. Не исклю­чаются здесь, впрочем, и блага чувственные в сей жизни.
   Так как кроткий человек может подумать, что он теряет свое имущество, то Христос обещает противное, говоря, что кроткий безопасно владеет своим имуществом, он ни дерзок, ни тщеславен; кто же, напротив, будет таковым, тот лишится и наследственного имения и даже погубит и самую душу. Посему обетование спасителя означает, что кроткие в царствии его получают блага, какие он принесет с собою и здесь, на земле, и в горней земле, в царстве небесном.
   Алчущие и жаждущие правды: алчба и жажда служат образом сильного желания получить то или другое благо духовное. Правда есть правота перед Богом или оправдание перед судом правды Божией, совершаемое господом Иисусом и усвояемое человеком верою в его искупительное действие.
   Алкать и жаждать правды означает, таким образом, сильное, подобное телесной алчбе жажде, желание быть праведным, или оправданным перед Богом верою в господа Христа, как искупителя мира. Насытятся, т. е. сею правдою; оправдание будет даровано им в царстве мессии, они до­стигнут его, будут приведены. Если разуметь здесь правду в тесном смысле слова, как тот вид правды, который противоположен любостяжа­нию, то под насыщением можно разуметь и чувственную награду, "ибо кто любит справедливость, владеет всем безопасно" (Злат., ср. Феоф.). Они насытятся и здесь, потому что довольны малым, а гораздо более в жизни будущей (Афан. Велик.).
   Милостивые: те, которые, будучи тронуты несчастиями и вообще стра­даниями других, помогают им, чем могут, своими стяжаниями или сове­тами, или благоснисхощдением к их немощам, или вообще тем, в чем ближний имеет нужду. За то они сами помилованы будут. Господь сам за их милосердие будет милосерд к ним. Он примет их в свое царство, что само по себе служит знаком великого милосердия Божия к человеку и ущедрит их более, чем они ущедряли других (ср. Мф. 10, 42; 25, 34--40 и т. д.).
   Впрочем, они помилованы будут еще и здесь от людей. Ибо, кто вчера оказывал милость и сегодня пришел в бедность, тому все будут оказы­вать милость (Феоф.).
   Чистые сердцем: те, которых действия, мысли, намерения и нравствен­ные правила деятельности чисты, бескорыстны, правдивы, вообще люди, соблюдающие духовную чистоту, которые приобрели всецелую чистоту и не сознают за собою никакого лукавства, или которые в целомудрии проводят жизнь: ибо для того, чтобы видеть Бога, мы ни в чем столько не имеем нужды, как в этой добродетели (Злат.).
   Бога узрят: не только в духовном созерцании, но и телесными очами в его явлениях и не только в будущем веке, когда они вместе со всеми святыми будут наслаждаться лицезрением Божиим, но и в настоящем, когда они по чистоте своего сердца более других способны в собственной слепоте своей видеть Бога и вступать в общение с ним. Как зеркало тогда отражает образы, когда чисто, так и может созерцать Бога и разуметь писание только чистая душа (Феоф., ср. Афан. Вел.). Это обетование не противоречит тем местам писания, в которых говорится о невозможности для человека видеть Бога (Иех. 33, 20; Ин. 1, 18; 6, 46; 1 Тим. 6, 16 и др.), ибо в сих последних местах говорится о полном видении или познании Бога в его существе, что действительно невозможно, но о видении Бога человеком, насколько то возможно для сего последнего, часто говорится в писании: Ибо Бог открывается человеку в доступных ему образах, хотя сам в себе дух чистейший (Злат.).
   Миротворцы: те, которые, живя в мире со всеми, употребляют свои средства, свое влияние для умиротворения людей в каких бы то ни было отношениях, предотвращают распри, раздоры, мирят противников и проч.
   Сынами Божиими: все верующие суть дети одного Отца небесного, но особенно миротворцы (Мф. I, 1; Римл. 8, 17; Гал. 4, 5).
   Бог есть Бог мира (1 Кор. 14, 33), те, кто производит мир между людьми, особенно в сем уподобляются Богу и в особенности достойны быть названы сынами Божиими. Они особенно уподобляются и богочеловеку, пришед­шему на землю именно для того, чтобы примирить Бога и людей, и в сем случае суть истинные чадца богочеловека (ср. Злат. и Феоф.).
   Нарекутся, т. е. будут действительно таковыми."
  
   Рейс (стр. 196):
  
   "Мы полагаем, что можно бы было легко свести все качества истинного ученика Христова, перечисленные в рассматриваемом нами тексте, к одной основной и простой идее. Нищета духа не есть, собственно, ни материаль­ная нищета, переносимая в благочестии, ни недостаток духовных сил. Она противополагается воображаемому богатству, -- когда человек мнит себя нравственно совершенным или исполнившим свои обязанности перед Богом; сопутствуясь сознанием того, чего недостает человеку в этом отношении, она становится в виду этого богатым источником блага и истины (Термин этот в подобном смысле часто употребляется в псалмах.) Другие качества не нуждаются в пояснениях; нам хотелось бы только указаь на большую пригодность выражения преданные воле Божией, которое наши предшественники передают словами смирные и кроткие. Это последнее слово может быть принято, и оно, по-видимому, вполне соответствуем милосердию и склонности к миру. Но так как в первых предложениях речь идет скорее о религиозных, чем общественных отношениях, и так как во здесь, собственно, сосредоточивается около той мысли, что надо постулатт так, как это угодно Богу, то смирение духа выразится в подчинении высшей воле, а миролюбие проявится в самоотречении, в терпении, в отказе от задорной и самолюбивой борьбы с миром (см. от. 38 и сл.). И само милосердие (ко­торое в еврейском языке обозначается словом однозначащим с благотво­рительностью), может войти в тот же круг идей. Чистота сердца, естест­венно, является противоположностью чистоты внешней, законной, уста­новленному порядку обязанностей гражданских или богослужебных. Наконец, праведность, которая в иудейском смысле есть не что иное, как точное исполнение определенных предписаний, в евангельском смысле (ст. 20) является внутренним совершенством, которое в последующей речи раскрывается в целом ряде примеров."
  
  
   3) ??? ??????? ?????... значит: для вас доступно, вы уже в царствии Божием, потому что вы бродяги. Для бродяг цар­ство Божие открыто, доступно и закрыто от (богатых) богачей.
   4) ????????? значит: маститъ, откармливать, умаститься. Здесь оно значит полное удовлетворение в противоположность неполного удовлетворения едой, т. е. удоволитъ.
  

____________

  
   "Лк. VI, 21. (Мф. V, 4.) Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь."
  
   Счастливы те, что плачут теперь, потому что вы будете смеяться.
  
   "Лк. VI, 22. (Мф. V, 11.) Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за сына человеческого."
  
   Счастливы вы и когда будут ни во что считать вас люди, и когда отшатнутся от вас и ругать будут, и осудят дело ваше, назовут его дурным за сына человеческого.
  
   "Лк. VI, 23. (Мф. V, 12.) Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их."
  
   Веселитесь тогда и пляшите, потому что заслуга вам велика у Бога, То же делали с пророками их отцы.
  
   "Лк. VI, 24. Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение."
  
   Но (1) жалки (2) вы, богатые! Жалки потому, что вы удаляете от себя утешение. (3)
  
   "25. Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете."
  
   Жалки вы, пресыщенные, потому что будете бедствовать, Жалки все те, что смеются теперь, потому что будете го­ревать и плакать.
  
   "26. Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо. Ибо так поступали с лжепророками отцы их."
  
   Жалки вы, если восхваляют вас все люди; так-то все хвалили лжепророков отцы их.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????, указывающий на противоположение, показывает, что ???? с дательным противоположно ????????.
   2) ???? ?? с дательным не может быть переведено иначе, как прилагательным жалкий.
   3) Слова ??? ??????? ??? ?????????? ???? переводятся обыкно­венно самым неправильным образом: "получили утешение". ????? значит удалять от себя, т. е. не входить в царство Божие. Это выражение соответствует выражению: потому что ваше царство Божие.
   Как дальнейшие блаженства суть последствия нищенства, так здесь дальнейшие несчастия суть последствия отталкива­ния от себя утешения царства Божия.
  

___________

  
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Из всего учения и примера Иисуса вытекает то, что для достижения царства Божия нужно не заботиться о плотской жизни. Иоанн, первый возвестивший царство Божие, жил в пустыне. И Иисус ушел в пустыню и после пустыни жил без дома и собственности. Главная мысль искушения есть от­рицание благ земных.
   Беседа с Симоном и блудницею, притча о фарисее и мытаре, наставление о том, что сквернит человека, беседа с самарянкою, беседы с фарисеями, с нелюдимом -- выражают беспо­лезность для блага и жизни всего земного и плотского. Притча о произрастающих семенах, где сказано, что две главные пре­грады для вступления в царство Божие -- это страх перед гоне­ниями и любовь к богатству, -- всё говорит об отречении от за­бот земных. Человек, отрекшийся от забот земных, есть нищий.
   И вот Иисус прямо называет то внешнее положение, которое нужно для вступления в царство Божие. Он говорит: Блаженны нищие -- их есть царство Божие.
   В беседе по случаю Иоанна Иисус сказал, что его учение в том, что нищие, бродяги -- блаженны.
   Прежде положение о том, что для блага не нужно заботиться о земном, вытекало из других положений; теперь же Иисус, излагая сущность своего учения, обращаясь к народу и выражая свою мысль доступно всем, говорит, что только нищий и бродяга может войти в царство Божие. что богатые, пресы­щенные и восхваляемые не войдут, потому что богатство, пре­сыщенность и слава удаляют царствие Божие. И вся дальней­шая проповедь есть только доказательство этого положения.
  

СОЛЬ ЗЕМЛИ; СВЕТ МИРА

  
   "?ф. V, 13. (??. IX, 50; Лк. XIV, 34, 35.) Вы -- соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям."
  
   Вы соль мира; (1) если уж соль не солона, (2) то чем посолить? Никуда уж она не годна. Разве что бросить ее под ноги людям.
  
   "Мф. V, 14. Вы -- свет мира. Не может укрыться город, стоящий наверху горы."
  
   Не может скрыться город на вершине горы,
  
   "Мф. V, 15. (Лк. XI, 33.) И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме."
   И кто зажигает свет, тот не ставит его под четверик, а ставит его на подсвечник, что бы он светил всем в горнице.
  
   "Мф. V, 16. Так да светит свет ваш перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли отца вашего небесного."
  
   Так чтобы светил ваш свет перед людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и понимали (3) бы отца вашего -- Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??--обитаемая земля, мир, и потому я перевожу: мира или всего мира.
   2) ?????? значит: одуреет, но нельзя иначе перевести как -- рассолится. Соль в Палестине была не такая, как наша, выва­ренная или ископаемая, но битуминозная, и потому скоро теряла свою соленость.
   Смысл тот, что "вы служите солью миру, т. е. делаете его хорошим: но если соль перестанет быть солью, то чем осолится мир людей, чем они осолятся, что же сделает их хорошими?"
   3) ???? -- думать, понимать, полагать. "Славить" есть переносное значение, не приложимое здесь.
   Вот как это место объясняется церковью (Толк. Ев. архм. Мих. Ев. Мф., стр. 71--74):
  
  
   "Вы: относится как к ближайшим ученикам господа, непосредственно слушавшим его, и ко всем вообще ученикам Христовым, истинным хри­стианам.
   Соль земли -- речь иносказательная. Соль предохраняет от порчи предметы снедомые и делает пищу здоровою и приятною. Подобно сему христиане должны своею деятельностью, своим поведением и примером жизни предохранять мир от нравственной порчи и тления и способство­вать его нравственному здравию. Своими молитвами привлекая на мир Божие благословение, своею чистою жизнью имея нравственное влияние на окружающую среду, они должны предотвращать совершенное паде­ние мира в пороки и преступления, развивать и укреплять в нем здравие мысли и понятия, здравые начала для нравственной деятельности.
   Если соль потеряет силу и проч.: сделается несоленою; это, конечно, невозможно, но спаситель только предполагает случай: если бы случилось так, что соль стала бы несоленою. Впрочем, путешественники заме­чали, что в тех странах есть вид соли, который совершенно может терять свою силу и ни к чему не бывает годен, как разве выбросить вон на попра­ние людям -- на дорогу.
   "Я отломил кусок такой соли, -- говорит один из путешественников (Мондрель -- Reise nach Palestina, von Maundrell, р. 162), -- часть его вы­ставил на дождь, на солнце и воздух, и хотя видны были некоторые блестки соли, но она совершенно потеряла свою силу. Внутри же сила сохрани­лась, как убедил меня опыт".
   Образное выражение это значит: Если вы, ученики мои и учители вселенной, потеряли бы внутреннюю нравственную силу и влияние на мир, то что же может даровать силу эту и влияние? Ничто. Если бы и вы ока­зались бессильными обновить мир, предохранив его от дальнейшей порчи и нравственно укрепив его, то что же с ним будет и что вас самих может укрепить и сделать способными возобновить мир? Ничто, и вы сами по­гибнете, как соль, которая потеряла бы силу и была бы выброшена на попрание. Особенно, учитель, если потеряет ум, т, е. не будет учить, обличать и исправлять и разленится, то чем исправится. Он должен быть лишен учительского сана и подвергнут презрению (Феоф., ср. Злат).
   Вы свет мира: опять речь иносказательная. Светом или точнее свети­лом мира называется солнце. Солнце делает предметы видимыми, показы­вает их образ, красоту или безобразие и оживляет.
   Слово свет употребляется в речи об умственном и нравственном про­свещении. Свет есть и источник и образ просвещения. В таком смысле название света относится, собственно, к господу Иисусу, так как он есть свет, просвещающий мир, -- источник света всякого ведения. Апостолы. ученики Христовы и все верующие истинные христиане суть лучи солнца правды и светильники мира настолько, насколько они своею жизнью и учением просвещают то, что сам Бог возвещает нам о себе: они должны просвещать умственно слепых и оживлять омертвевших.
   Мира: опять мира (как и в ст. 13) не одного народа, но всей вселенной (Злат.).
   Не может укрепиться город и проч.: многие города Иудеи, как и дру­гих стран, расположены были на вершинах гор или холмов, так что издали могли быть видимы. Мондрель говорит, что близ того места, где (предпо­ложительно) говорил беседу сию господь на горе стоит еще доселе горо­док, называемый Сафат (древняя беседа), видимый издали, и, может быть, спаситель, произнося сии слова, указывал на этот городок, уподобляя ему своих учеников. И они издали видимы и должны быть видимы; их действия не могут и не должны быть скрываемы: очи мира должны быть и будут обращены на них (ср. Злат. и Феоф.). Если бы они малодушно захотели скрываться, то это было бы так же неестественно, как неестест­венно городу, стоящему на горе, быть невидимым или скрытым.
   Не ставят под сосудом, который бы скрывал свет, иначе не для чего было бы и зажигать свечу. То же и в отношении веры христианской и ко всем христианам. Они должны быть светом веры и сообразной с верою жизнью просвещать весь мир, распространять благо ее на всех. Христиане не должны ее скрывать, но исповедывать и распространять всюду, иначе не достигалась бы вполне высокая цель Христа.
   Так да светит и пр.: пусть ваша вера, добродетельная жизнь и ваше чистое исповедание веры будут видимы и известны всем и везде, во вся­ком положении общественном, на всех должностях, дома и вне, в счастии и несчастии, в богатстве и бедности.
   Прославляли Отца и пр.: побуждение, по которому христиане должны так являться миру, не то, чтобы быть только видимыми (миру) от людей, что было бы хвастовством, но единственно слава Отца небесного; не сказал: вы показывайте свою добродетель, это нехорошо, но да светит она сама так, чтобы и самые враги ваши подивились и прославляли не вас, но Отца вашего небесного (Феоф., ср. Злат.). Фарисеи показывали свои доброде­тели миру, чтобы быть видимыми от людей; христианин не должен забо­титься об этом, но о том, чтобы чрез него славу давали люди Богу, видя высокую жизнь их и чистоту веры; не собственно тщеславие, которое строго воспрещено спасителем, но слава Божия, -- вот цель поведения христианина в отношении к другим."
  
  
   По толкованиям этим вытекает опять, что слова эти о соли и свете, собственно, ничего не значат, не имеют никакой связи с предшествующим и последующим и связаны только для того, чтобы церковь по-своему растолковала нам их.
   По Рейсу выходит то же. Рейс даже прямо говорит, что слова эти неуместны и что можно найти для них смысл, и он находит (Рейс, стр. 198--200):
  
  
   "Эта вторая часть речи Иисуса представляется столь оторванной от предшествующей ей части и следующей за ней, что кажется, самые му­чительные усилия не могли бы установить здесь ни малейшей внутренней связи между ее элементами. Параллельные места других Евангелий, которые мы должны были брать из четырех совершенно различных кон­текстов, могут внушить даже сомнение в правильности помещения здесь слов, сказанных Иисусом. Тем не менее можно придать этим словам смысл, вполне отвечающий целям всей этой речи, тот самый смысл, какой имел в виду составитель, помещая их именно здесь.
   Иисус говорит еще к своим ученикам, но никоим образом не к тем только, которых он назвал своими апостолами. Он только что говорил им, что им надо быть готовыми к столкновению с миром, к отделению от него, которое вр многих отношениях будет представляться им даже как их долг. Теперь, напротив, он говорит им об их обязанностях пред миром, которые поставят их к нему в прямые и непосредственные отношения. Это выражено образно или аллегорически.
   1. Вы -- соль земли. Соль употребляется как приправа к пище, а также, преимущественно, как средство, предохраняющее пищу от порчи или раз­ложения. Иисус пользовался сравнением такого рода, указывая на при­готовление пищи (Мф. XIII, 33), и мысль, выраженная им, вполне ясна. На земие, другими словами, среди огромной массы людей, его ученики являются и должны являться оздоровляющим элементом, который должен проникать в мир и сообщать ему достоинство или качество, необходимое для его здравия, как необходима закваска для того, чтобы хлеб был вку­сен и здоров. Важно только, чтобы этот элемент здоровья, эта сила дея­тельного возрождения, на самом деле была бы в них сначала, ибо не окажись ее, и ее нечем было бы заменить. Соль, которая потеряла свою силу, утратила свою природу, уже не может быть восстановлена, буквально, не может быть вновь сделана соленою. Не существует ничего такого, что могло бы придать ей то. чем она обладала, но что она утратила. Следует поставить себя в такое положение, когда Иисуса не было бы более и когда некому было бы заменить другими тех учеников, которые ослабевали бы в своем призвании. Он говорит здесь обо всех вообще и не имеет в виду различия, которое при случае надо делать между теми, которые остались верными, и теми, которые ослабели.
   2. Вы -- свет мира. Это второе сравнение настолько общеизвестно, что о нем нет нужды распространяться. Скажем только, что его не следует относить исключительно к делу развития просвещения. Новый Завет не отделяет в человеке его духовной природы от нравственной. В хозяй­стве, если зажигают светильник, то для того, чтобы он освещал комнату; нелепо было бы прятать под сосуд то, что должно распространять свет. Таким же образом те, которые сами получили тот свет, который Иисус принес в мир, должны передавать его другим. Недостаточно только лишь об­ладать им; нельзя довольствоваться им как благом, предназначенным лишь для личного употребления: великий долг каждого-- внешняя деятельность, забота об общем благе, та деятельность, которую позднее апостол, поль­зуясь другим образным выражением, назвал созиданием. Вот добрые дела, о которых говорится в тексте. Если бы речь шла о делах милосердия, то Иисус не говорил бы о необходимости творить их на виду (гл. VI). Славить Бога на библейском языке значит направляться в его сторону обращаться к нему.
   Случайная фраза, в которой говорится о городе, построенном на горе и видимом издалека, нарушает простоту сравнения и, можно думать, перво­начально находилась в ином контексте. Она не имеет никакого отношения к долгу, о котором идет речь, и скорее устанавливает известный факт. В отношении учеников Христа это -- тот факт, что они окажутся на виду, что взгляды всех устремятся на них; отсюда, конечно, вытекали бы известные обязанности, которые нетрудно предусмотреть, но которые не указываются в тексте; только истолкование слишком своеобразное и слишком уверенное могло бы вложить в уста господа слова; как город, построенный на вершине горы, не может быть невидимым, так вы должны стоять на вяду."
  
  
   Ясно, что не только не поняв значения слов "блаженны нищие -- бродяги", которыми начинается речь, но даже умыш­ленно придав этим словам другое, темное значение, последую­щее разъяснение ложно понятой мысли должно показаться неуместным и темным. Но стоит только держаться слов и мысли Иисуса, и слова о соли, и свете не только не темны, но без них было бы темно предшествующее и последующее.
   Слова: блаженны вы, нищие, бродяги, потому что ваше царство Божие -- не суть цветы чувствительного красноре­чия, какими представляются слова: блаженны нищие духом, и т. д., по Матфею, а страшная, ужасная истина для людей, признающих хорошим то положение общества, которое они себе устроили, и -- полная радости истина для всех несчастных.
   И слова эти, понятные во всей их значительности, требуют разъяснения, и всё дальнейшее только дает эти разъяснения. Разъяснение то, что вы, нищие -- соль земли, и вы блаженны, потому что ваше царство Божие, но оно ваше только тогда, когда вы соленая соль, когда знаете, что блаженство состоит в нищенстве, когда вы хотите его. Тогда вы соль мира. Вы украшение, смысл мира. Но если вы бродяги нечаянно и хотите быть не бродягами, то вы, как расселившаяся соль, уже ни­куда не годны, тогда вы отребье рода человеческого. Бродяги, нищие, недовольные своим положением, уже никуда не го­дятся, и поделом люди топчут их ногами. Тем, что вы поняли, что вы блаженны нищенством -- вы свет мира, и как свет не прячут, но выставляют, так и вы не отрекайтесь от своего ни­щенства, не скрывайте его, а выставляйте, как свет. И свет этот будет светить другим людям, и другие люди, глядя на вашу самовольную нищенскую и блаженную жизнь, -- пой­мут Отца вашего.
  

____________

  

ВЕЧНЫЙ ЗАКОН

  
  
   "?ф. V, 17. Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить."
  
   Не думайте, чтобы я учил (1) о том, как уничтожить (2) закон. (3) Я учу не уничтожать, а исполнять.
  
   "Мф. V, 18. (Лк. XVI, 17.) Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё."
  
   Верно говорю вам: пока небо и земля стоят, и каждое положение закона будет стоять перед вами до тех пор, пока не будет исполнено всё. (4)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???????? (?????) во всех местах, где имеет дополнением глагол или глагольное существительное, должно быть перево­димо: пришел открыть, объяснить, показать, учить или просто: показывать, учить.
   2) ????????? ??? ????? значит: уничтожить, а ????? с чле­ном значит во всем Евангелии -- закон Божий в противополож­ность закону Моисея, который всегда выражался тем же сло­вом, но без члена.
   Примеры употребления закона вообще, с членом, в Еванге­лии:
   Мф. XXII, 36. ?????????, Еа ?????? ?????? ?? ?? ????;
   XXIII, 23. ?? ????, ?????????? /.?? ????,????? ???/??,???, ??? ?????.?????? ?? ???????? ??? ?? ?????? ?? ?? ???????, ??? ??????? ?? ???????? ??? ?????.
   Примеры употребления закона Моисея без члена:
   Лк. II, 23. ?????????? ?? ?????, ????? ????????? ?? ???? ??????).
   24. ??? ??? ?????? ??????, ???? ?? ????????? ?? ???? ??????, и в осо­бенности примеры того и другого в посланиях.
   3) Я опускаю слова ? ???? ???????? = "или пророков". "Закон и пророки" было обычное выражение, и потому естественно к слову ??? ????? могло быть прибавлено ????????; прибавка же эта нарушает смысл, ибо речь идет не о законе и пророках, а о законе вообще.
   Иисус говорит: "По всему, что вы слышали и видели от меня -- отрицание обрядов храма, и теперь но тому, что я говорю, что блаженны бродяги, и увещеваю всех сделаться бродягами, -- вы можете думать, что я развязываю руки всем людям, говорю: делай, что хочешь, нет ни хорошего, ни дур­ного, нет закона. Так не думайте этого: я вовсе не тому учу, я не учу беззаконию, а учу исполнению закона и вот какого",-- и говорит о тех правилах, о правилах маленьких этих, которые он дает: "кто будет поступать так, т. е. так, как я сейчас скажу, тот будет в царствии Божием".
   Мало того, в некоторых цитатах отцов церкви всё место это читается так:
  
   ?? ???????^ ??? ????? ???????? ??? ???,?? ? ???? ????????; ??? ????? ???????, ???? ?????????.
  
   Слово в слово: "Что вы думаете: я пришел исполнить закон или пророков? Не исполнить пришел я, а уничтожить". Только в этом обороте речи понятны слова "или пророков". Очевидно, что этот весь оборот речи не был принят в канон, но слова "или пророки" были приняты из него и перенесены в речь, где они непонятны.
   4) Этот 18-й стих весь служил и служит до сих пор камнем преткновения богословов.
   Вот что говорит Рейс (стр. 202 и 203):
  
   "На первый взгляд можно сказать, будто господь намеревался заявить решительно и определенно, что он хочет поддерживать безусловную власть закона во всех его самомалейших частях (закон и пророки -- это выраже­ние, принятое в синагогах для обозначения священных книг, читаемых на молитвенных собраниях). Но, вникнув, сначала останавливаешься пред тем обстоятельством, что христианская церковь оставила в стороне значительную часть закона, и притом ту, которую современники Иисуса считали наиболее важной; затем вспоминаешь, что апостол Павел открыто провозглашал упразднение закола и замену его иным руководительством. Наконец, неизбежно представляется множество случаев, когда сам Иисус или ставит себя выше закона (Мр. II, 27; Мф. XII, 6 и др.), или объяв­ляет ему конец (Мр. XIV, 58; Ин. IV, 24), или сводит его к одному из его элементов, устраняя все прочие или, по крайней мере, оттесняя их на задний план (Мф. XXIII, 23; VII, 12; XXII, 40; IX, 13 и др.), или, нако­нец, прямо осуждал его как несовершенный (Мф. XIX, 8, ср. XV, II и ел.). Если не предположить перемены, наступившей в его мыслях, или резкого противоречия в преданиях, относящихся до его учительства, то наталки­ваешься на крайнюю путаницу из-за этих 18 и 19 стихов, и множество истолкователей видело единственный выход из нее в обвинении иудействующих христиан в том, что они придавали словам учителя оттенок, соответствовавший их видам, если только совсем не переделывали их соответственно своим желаниям. Иные же, закрывая глава на всё прочее, выводили из этих заявлений только то заключение, что Иисус, с своей стороны, нимало не возвышался над уровнем понятий своих галилейских учеников. Мы не говорим о третьем предположении, абсолютно недопу­стимом -- inadmissible, будто Иисус имел в виду здесь лишь нравственный закон -- la loi morale.
   Эти предположения устраняются, с одной стороны, уже тем обстоятельством, что евангелист Лука, паулинист и универсалист, включает в свой текст то же утверждение, а с другой -- тем, что и в рассматриваемом тексте заключаются элементы, чрезвычайно характеристичные в смысле евангельском и противозаконном. Ввиду этого нельзя ни отвергнуть заявления ст. 18 и 19, как явно и всецело недостоверные, ни принять в смыс­ле, который был бы абсолютно несовместим с этой последней точкой зрения."
  
  
   Всё это совершенно справедливо, кроме последнего легко­мысленного и ничем не оправданного заключения, что inadmissible почему-то то, что Иисус имел в виду один нравствен­ный закон. Это отрицание голословное даже удивительно.
   Упоминание о тексте Луки в том смысле, что текст Луки опровергает все предполагаемые объяснения, еще более удиви­тельно. Такое голословное отрицание того единственного ясного и простого смысла, какой имеет этот стих, было бы решительно необъяснимо, если бы не видно было, что с самого начала уже смысл всей речи не понят. Непонимание простого смысла и оты­скивание искусственного произошло и здесь от того же, от чего произошло непонимание стихов 14, 15 и 16: первым сти­хам блаженств -- тезису всей речи придан ложный смысл; как же не путаться в объяснениях дальнейшего.
   Для Рейса (так же как и для церкви) и стихи о соли и свете-- вставка, не связанная с предыдущим, и вся эта речь со стихов Мф. 17 -- 48 главы V-й есть вставка неуместная. Рейс прямо и говорит это (стр. 202):
  
   "(Ст. 17--48.) Этот отрывок, не имеющий внутренней связи с предше­ствующим и лишь отдельными кусочками входящий в изложение Луки, представляет из себя нечто целое и должен быть изучаем во всей своей совокупности, хотя евангелист и включил в него, то тут, то там, элементы, которые, хотя представляют в общем некоторую аналогию с главным текстом, но первоначально были ему совершенно чужды. Обстоятельство это объясняет нам, почему эта страница, одна из прекраснейших и важ­нейших в Евангелиях, представляет теперь некоторые трудности и может натолкнуть на ошибки. Нетрудно заметить, что Иисус говорит здесь о своем положении в отношении закона. Всё дело в том, чтобы точно уяснить то, что именно он говорит."
  
   Вот что говорит церковь. (Толк. Еванг. Ев. Мф., стр. 75):
  
   "Истинно говорю, утверждение непреложности сказанного.
   Доколе не прейдет и пр.: доколе стоит этот мир, т. е. до конца веков; или: скорее прейдет небо и земля, скорее миру настанет конец, нежели закон в его духе и существе останется неисполненным.
   Йота -- самая малая по начертанию буква еврейского алфавита, черта, малый изгиб, которым отличается одна буква от другой, сходной с нею по начертанию; сими словами означается, что и самое малое, по-видимому, и незначительное из закона не прейдет, не останется без ис­полнения, как непреложное слово Божие, которое не может быть празд­ным и остаться без исполнения.
   Пока не исполнится, т. е. в духе и существе, и не по букве. Весь закон был сенью будущего; когда явилось самое тело, сень утратила свое значение, но вместе с тем осуществилось то, на что указывала сень. Отме­нен изветшавший древний закон, но заменен совершеннейшим, которого он был только тенью. Исполняющий новый закон исполняет вместе с тем и ветхий, только не по букве мертвой, а в высшем совершенстве, в духе, как, напр., не гневающийся на брата своего исполняет в высшей степени и ветхозаветную заповедь не убий, ибо негневающийся никак не может уже убить и т. п."
  
  
   Объяснение это, как и все церковные объяснения, ничего не объясняет и избегает вопроса; оно не объясняет, что надо разуметь под словом Божиим, и в каком отношении учение Христа к закону Моисея, и что надо разуметь под законом.
   Стоит только не разрывать учения и рассматривать его в связи с предшествующим и последующим, и смысл опять не только ясен, но необходим. Иисус говорит: надо быть нищим, бродягой, чтобы войти в царство Божие, т. е. отрешиться от всех форм жизни. Бродяга был и есть презренное существо, которому всё как будто позволено, которое вне закона. В стихах 15-м и 16-м Иисус сказал: надо быть бродягой не неволь­ным, но вольным. В этих двух стихах он опять говорит о том, что надо оыть бродягой, не таким бродягой, для которого нет закона и все позволено, а, напротив, бродягой, исполняющим закон, т. е. известные правила.
   Слово ???? с членом надо именно разуметь как loi morale и вот почему:
   По Луке по-гречески loi morale нельзя иначе и выразить, как ?????, от ???? закон и дело, т. е. черта предела, где кон­чается "кон" -- покуда можно и дальше чего нельзя.
   Контекст Луки, который так легкомысленно приводит Рейс в подтверждение своих рассуждений, как нельзя яснее тем самым местом, в котором он стоит, показывает, что надо разу­меть под ???? и под всею фразою: не пропадет ни одна черта из закона.
  
   "Лк. XVI, 16. Закон и пророки до Иоанна: с сего времени царство Божие благовествуется, и всякий усилием входит в него."
  
   Сказано: закон и пророки, т. е. закон писанный, еврейский был нужен до Иоанна, а теперь царство Божие возвещается и т. д. и вслед за этим: Скорее небо и земля прейдут, чем пропадет одна черта из закона. Или Лука нарочно сопоставив два стиха, противоречащие друг другу, или он разумел под законом и пророками одно, -- то, что уничтожилось со времени Иоанна, и под законом без прибавления "пророки" другое, -- то, что никогда не может уничтожиться, пока есть люди.
   Слова черта, черточка, если бы нужно было подтверждение, еще подтверждают такое понимание закона: за -- кон. Черта деления определяет кон и за--кон. Если бы речь шла о писанном законе Моисея, то сказано бы было: ни один стих, ни одно слово, ни одна буква, но никак: ни одна черта
   Понимание закона как loi morale (с членом) и как закона писанного (без члена) особенно ясно в следующих местах по­сланий Павла к римлянам:
  
   "?имл. III, 27. Где же то, чем бы хвалиться? Уничтожено. Каким за­коном? законом дел? Нет, но законом веры.
   28. Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона.
   31. Итак, мы уничтожаем закон верою? Никак; но закон утверждаем."
  
   Здесь дело идет о "законе и пророках", о писаном законе. Далее:
  
   "Римл. VII, 16. Если же делаю то; чего не хочу, то соглашаюсь с зако­ном что он добр.
   21. Итак, я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое.
   23. Но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного."
  
  
   Здесь дело идет о законе, loi morale.
   То, что в ст. 17, 18, гл. V Мф. говорится о законе loi morale, ясно еще из того, что в конце проповеди, перечислив всё, что должно делать. Иисус говорит: в этом (т. е. в этих маленьких правилах) весь закон и пророки, т. е. эти немногие правила заменяют весь писаный закон. Иисус говорит: не уничтожаю закон, напротив, выполняю его, потому что неизменнее земли и неба существует закон человеку -- пока всё не сделается.
   У Луки надо понимать: пока всё не будет делаться по закону.
   Мысль та, что закон, указание того, что должно, существует и всегда будет существовать, пока мир существует и пока всё не исполнится, т. е. что закон может не существовать только в двух случаях: 1) если бы мир прекратился и 2) если бы люди исполняли всегда закон, так как закон есть только указание того, что не исполнено, указание отклонения.
  

_____________

   "Мф. V, 19. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в царстве небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в царстве небесном."
  
   Так что, если кто сочтет ненужным (1) хоть одно из правил (2) этих (3) немногих и научит так людей, тот и самым малым будет в царствии жием. А кто сделает и научит, тот самым большим бу­дет в царствии Божием.
  
   "20. Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в царствие небесное."
  
   Говорю вам вперед, что если ваше исполнение будет такое же, как исполнение книжников и фарисеев, вы никак не войдете в царство Божие. (4)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
      -- ????? нельзя иначе перевести как: счесть ненужною.
  
   "Ин. V, 18. И еще более искали убить его иудеи за то, что он не только нарушал субботу, но и отцом своим называл Бога, делая себя равным Богу.
   Ин. VII, 23. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, -- на меня ли негодуете за то, что я всего человека исцелил в субботу?"
  
   2) ?????? -- приказание, правило. Я не перевожу "заповедь", потому что с этим словом мы привыкли соединять понятие заповедей Моисея.
   3) ?????? -- этих относится к заповедям, приказаниям, правилам.
   Если не помнить того, что сначала смысл речи исковеркан, то нельзя бы было понять, каким образом это слово ?????? как бы пропускается и относится к заповедям закона Моисея. Если бы речь шла о заповедях Моисея, то зачем же говорить: этих заповедей. Каких этих? Всех? Тогда не нужно говорить "этих" или "тех", которые упомянутся с тем, чтобы уничтожить их. Как же сказано, что ни одна буква не пропадет из закона?
   А между прочим и церковь и Рейс понимают так, что эти стихи 18-й и 19-й говорят о заповедях Моисея. Рейс говорит (стр. 203):
  
   "Мы могли бы еще попросить позволения рассматривать два следующие стиха как не находящиеся на принадлежащем им месте, и стихи 20-й как прямо относящиеся к 17-му, но мы не настаиваем на этом упрощении."
  
   Церковь говорит (Толк. Еванг., стр. 76):
  
   "Нарушит: преступит, сделает противное заповеди или превратным толкованием отнимет обязательную силу у заповеди, наприм., предста­вив заповедь маловажною и нарушение ее не греховным делом и виновного не подлежащим взысканию или подлежащим малой ответственности.
   Заповедей сих малейших: фарисеи разделяли заповеди закона на два класса: большие и малые, и о последних говорили, что нарушать их не грех, хотя между ними поставляли заповеди, относящиеся к самой сущ­ности закона, к любви, милостыни, правосудию. О них-то и говорит гос­подь, называя их малейшими по ложному только понятию фарисейскому."
  
   Вслед за тем сказано:
  
   "Св. Златоуст и Феофилакт, впрочем, толкуют так, что малейшими господь называет не заповеди закона ветхозаветного, но те, которые он сам наме­ревался дать; и называет их так по смирению; как он смирял себя самого и во многих местах говорит о себе скромно, так говорит и о законе своем."
  
   Но как следует понимать, так и не объяснено.
   4) Иисус говорит: Вы будете бродяги, но закон есть и дол­жен быть для всякого человека, и вот я дам вам правила не­многие, но если соблюдете эти немногие правила, то будете в царстве небесном. И, выясняя это, говорит: для того, чтобы войти в царство Божие, надо быть лучше, чем фарисеи, -- они исполняют писанный закон, а чтоб войти в царство небесное, нужно, чтобы правда ваша по отношению к закону была больше, чем правда фарисеев, которые не исполняют закон.
  

______________

  

ПЕРВОЕ ПРАВИЛО: НЕ СЕРДИСЬ

  
  
   "?ф. V, 21. Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. (Исход. 20, 13.)"
  
   Вы слыхали, что сказано древним: не убивай. Кто убьет, тот подлежит суду. (1)
  
   "22. А я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату сво-ему "рака", подлежит синедриону; а кто скажет "безумный", подлежит геенне огненной."
  
   А я вам говорю, кто сердится (2) на брата своего, тот уже подлежит суду. А если кто скажет своему брату: сволочь, (3) тот подлежит суду уголовному; (4) А если кто скажет своему брату: сумасшедший, тот подлежит суду. (5)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Книга Числ, гл. XXXV, 10--34 включительно.
   2) Во многих списках нет слова ??? ("напрасно"); нет ни у Лютера, нет и в Вульгате, нет и в Тишендорфском издании, и слово это признано вставкой. Объяснять очевидность вставки этого слова излишне. Всякому понятно, как грубо оно проти­воречит смыслу всего учения, как просто глупо оно. Если только напрасно нехорошо гневаться, то можно гневаться не напрасно. И судьей того, что напрасно и не напрасно, кто же будет?
   Вот то рассуждение, которое делает по случаю этой вставки церковь (Толк. Еванг., стр. 79):
  
   "А я говорю: Христос, как полновластный законодатель, говорит здесь, как и в других местах, яко власть имени, а не яко книжницы и фарисеи. (Мф. V, 29).
   Видишь ли власть совершенную? Видишь ли образ действия, прили­чествующий законодателю? Кто так говорил из пророков? Кто из правед­ников? Кто из патриархов? Никто. Сия глаголет господь, говорили они, но не так говорит Сын. Они давали закон подобным себе рабам, а сей -- рабам своим (Злат.).
   Гневающийся напрасно: Есть гнев, так сказать, законный, справедли­вый, когда он обращен на грех, на беззаконие, на преступление и происхо­дит из ревности о славе Божией и спасении ближнего. Сам Бог гневает­ся на грешников. Христос на фарисеев-лицемеров смотрел с гневом (Мр. III, 5). Не о таком гневе говорится здесь, а о гневе без причины, напрасно, по самолюбию, о гневе, не основанном на любви к истине и доб­родетели. Если кто гневается справедливо, для вразумения, по духовной ревности, тот не будет осужден (Феоф.)."
  
   Вставка эта замечательна как пример тех умышленных искажений, которым подвергалось Евангелие. Маленькое сло­вечко, а как оно губит весь смысл, и сколько таких еще есть вставок!
   3) "Рака" -- халдейское слово, означающее: презрение; мо­жет быть переведено: отверженец или сволочь.
   4) "Синедрион" -- судилище особенное, большею частью приговаривавшее к смерти.
   5) "Геенна огненная" была долина, в которой, принося жертву Молоху, жгли людей. В геенну отдать -- значить сжечь.
  

____________

  
   Вся речь, начатая с примера закона Моисея о том, что за убийство надо судить, ведется сообразно взятому сравнению. По закону Моисея за убийство надо судить, т. е. высшее нака­зание за убийство.
   Иисус говорит: Как вам запрещено убийство, так с такою же строгостью я запрещаю злобу на брата в сердце своем. Проявление же этой злобы в выражении презрения к человеку я еще строже запрещаю; еще большее проявление презрения -- "сумасшедший", т. е. человек, к которому нельзя относиться разумно -- еще строже.
   Степень строгости запрещения выражается наказанием; так и выражает его Иисус. Но, очевидно, Иисус не предписывает ни синедриона, ни геенны. Если понимать так, что это будет на том свете, то непонятно, какой там будет синедрион.
   Поэтому очевидно, что как синедрион, так и геенна разумеются не как нечто имеющее быть на том свете, -- всё значение только в большей степени преступности.
  

_____________

  
   "?ф. V, 23. Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя,"
  
   Так что если принесешь дар твой к алтарю и вспомнишь о том, что есть брат у тебя и есть у него против тебя что-нибудь, --
  
   "24. оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде помирись с братом твоим, и тогда тогда приди и принеси дар твой."
  
   оставь там дар твой пред алтарем и поди прежде при мирись с братом твоим, приди принеси дар твой. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Тогда уже приди и, принеси дар твой. Прежде сказано было, что дар не нужен Богу. Всё, что служило для того, чтобы приносить дары -- выгнано из храма и запрещено вносить что-нибудь, и потому Иисус не мог противоречить себе и велеть приносить дар. Последние слова яснее были бы так: Тогда, когда пойдешь, -- примирись с братом этим самым и прине­сешь дар Богу.
   Что слова эти надо понимать так, вытекает из молитвы "Отче наш", в которой всё отношение к Богу выражается прощением должникам.
   На этот стих примечание церкви следующее (Толк. Еванг., стр. 82):
  
   "Более нужно и важно иметь правое сердце, чем исполнять только внешние обряды; последние без первого не имеют цены в очах Божиих, и важны и имеют силу пред Богом только при мире и любви к ближним. Конечно, когда нет возможности почему-либо лично примириться с ближ­ним, надо примириться по крайней мере в сердце."
  
   Рейс, раз сбившись с дороги и убедившись в том, что Иисус только толкует заповеди Моисея, об этом месте и следующем стихе говорит так (Рейс, стр. 207):
  
   "К этому первому примеру составитель присовокупляет два других изречения, которые кажутся ему принадлежащими к тому же порядку идей. Во-1-х, в противоположение гневу должен находиться дух прими­рения. Это -- чудная мысль, что восстановление братского согласия между людьми, враждебно настроенными друг против друга, должно иметь преимущество даже пред тем, что называется религиозной обязанностью, и что Богу приятнее будут жертвы, приносимые в таком чистосердечии. Но это изречение не находится на своем месте в этом контексте, оно не имеет никакого отношения к евангельскому истолкованию 6-ой заповеди. Сход­ство, правда, достаточно велико, чтобы мы могли понять прием состави­теля. Во-2-х, сходства этого вовсе не существует, и сочетание становится прямо непонятным в отношении второго изречения, которое сохранил нам также Лука в совершенно ином контексте. В самом деле, противник, о котором идет речь, может лишь быть заимодавцем, который привлекает своего должника к суду, чтобы посадить его в тюрьму. Должнику следует поторопиться кончить дело миром с заимодавцем, пока еще не состоялся приговор. Говорят, что этим примером благоразумия Иисус хотел пояснить важность примирения. Возможно, что так же понимал этот пример и еван­гелист; однако, кроме того, что приложение его всецело было предостав­лено мудрости читателей, вся эта притча далеко отклоняет нас от главного предмета речи."
  

_____________

  
  
   "Мф. V, 25. (Лк. XII, 58.) Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу."
  
   Будь доброжелателен с противником своим, пока еще он с тобою на пути, (1) а то как бы тот не отдал тебя судье, а судья отдаст сторожу, и попа­дешь в тюрьму.
  
   "Мф. V, 26. (Лк. XII, 59.) Истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта."
  
   Тогда ты, сам знаешь, (2) уже не выберешься, пока не отдашь последнюю копейку.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слово ???? = "скоро" опущено мною; оно не нужно. Слова на пути выражают ту же мысль, что надо скорее мириться.
   2) ???? просто ???? ???? ??? употребляется всегда в тех местах, где Иисус утверждает то, что всем известно, и потому лучший перевод этих слов: ты сам знаешь.
  

_____________

  
   По Рейсу притча эта совершенно не у места. По настоящему же смыслу она прямо продолжает начатую мысль.
   О гневе сказано, что внутренний смысл воздержания от гнева в том, что нельзя думать о Боге, обращаться к Богу, имея злобу на людей. Теперь говорится о внешнем, практическом значении гнева.
   Гнев -- это твой враг, противник правды, ?????????, и потому как можно скорее разделывайся с ним так же, как ты знаешь, что выгоднее разделаться с противником еще до суда.
   В том же смысле употреблена эта притча и у Луки, как будет объяснено в своем месте.
   Почти во всех объяснениях правил, даваемых Иисусом, приведены два довода, почему нужно делать то, что он велит: один довод внутренний -- почему это хорошо; другой внешний -- почему это выгодно. И здесь пример примирения с про­тивником до суда есть пример того, что кроме того, что воздер­жаться от гнева хорошо, это и прямо выгодно. То же будет и в следующем примере.
  

ВТОРОЕ ПРАВИЛО: НЕ БЛУДИ

  
   "Мф. V, 27. Вы слышали, что сказано древним: не пре­любодействуй (Исход. 20, 14)."
  
   Вы слыхали, сказано: Не блудите. (1)
  
   "Мф. V. 31. Сказано также, что если кто разведется с же­ною своею, пусть даст ей раз­водную (Второзак. 24, 1)."
  
   И сказано же: Кто если ра­зойдется с женою своею, пусть даст ей отпускную.
  
   "32. А я говорю вам: кто раз­водится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует."
  
   Я же говорю вам: кто если разойдется с женою, тот кроме того, что это распутство, -- вводит ее в блуд. И кто на раз­веденной женится, тоже блу­дит.
  
   "28. Я говорю вам, что вся­кий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбо­действовал с нею в сердце своем."
  
   И всякий, кто глядит на женщину с похотью, тот всё равно, что соблудил с нею. (2)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Для ясности мысли и выражения стих 31-й должен стоять вслед за 27-м. За 31-м -- 32-й, после -- 28-й и 29-й.
   1) В книге Левит (XX, 10) сказано: "Если кто сблудит с за­мужнею женою, с женой своего соотечественника, обоих, мужчину и женщину, убить" и т. д. Слова эти, очевидно, относятся к заповеди, что сделать с прелюбодеем.
   2) Слова "в сердце своем" затемняют смысл; я перевожу их оборотом: всё равно, что.
  

_______________

   "Мф. V, 29. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не всё тело твое было ввержено в геенну."
  
   Если глаз (1) твой ловит (2) тебя, вырви его и брось от себя; потому сходнее тебе, чтобы один глаз (3) пропал, чем всему тебе сгореть.
  
   "30. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя; ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из чле­нов твоих, а не всё тело твое было ввержено в геенну."
  
   Если правая рука твоя ло­вит тебя, отруби ее и брось от себя. Сходнее тебе, чтобы одна рука твоя погибла, чем всему телу сгореть.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слово ?????? -- правый не имеет здесь никакого значения и, ничего не прибавляя к смыслу о блуде, обременяет речь. Очевидно, прежде вошло в поговорку то, чтобы отрубить правую руку, если она соблазняет, как эта же поговорка высказана у Марка и Матфея в другом месте, потом слово ?????? приставлено и к ???????? ("глаз").
   2) ?????????? происходит от "?????????" -- ловушка -- и здесь, как и везде в Евангелиях, употреблено в этом прямом смысле. Как птица, попавшая в сеть, охотно бы отдала глаза свои, те, которые соблазняли ее, за то, чтобы всей ей не погиб­нуть, и лисица отдала бы лапу свою, чтобы всей ей не попасть в капкан, и как она часто и отдает, отвернув лапу, так и ты знай, что "глубокая пропасть -- уста блудниц, и погибает тот, кто упадет в нее". (Притч. Сол. XXII, 14.) Оторви лучше всё то, что подводит, ловит тебя, чем самому всему погибнуть. 3) Вместо слова "член", я повторяю "глаз", потому что по-русски нельзя сказать "член" про глаз.
  

______________

  
   Слова ???????? ????? ???????? -- "кроме вины любодеяния" (Мф. V, 32) -- мне представляются неправильно переведенными:. Подробность этого условия, при котором можно отпускать жену, противоречит всему складу учения.
   Или слова эти должны быть пропущены, или запятая должна быть выпущена, и вводное предложение это должно быть отне­сено не к сказуемому "разойдется", а к сказуемому "блудить". Смысл их тогда таков: муж, бросая жену, кроме того, что это само по себе есть распутство, виноват еще тем, что он ее бросил и тем заставляет блудить ее и того, кто с ней сойдется.
   Как при объяснении, почему не нужно сердца иметь на брата, Иисус дал причину внутреннюю -- нельзя думать о Боге, имея злобу, и причину внешнюю -- самому хуже будет, так и в этом случае Иисус говорит, что внутренняя причина та, что человек, отдающийся блудной страсти, губит свою душу, и лучше отрезать, как руку, всё, что втягивает душу в погибель, и говорит, что внешняя причина та, что всякое прелюбо­деяние, как всякий гнев, растет и распространяется само собою. Он говорит: всякий женатый не должен иметь других жен­щин и оставлять свою жену, потому что если он оставит, то она побуждается к распутству, и она и тот, кто сходится с нею, и тогда нет пределов распутству.
   Рейс же опять находит, что эти стихи неуместны, и говорит (стр. 208):
  
   "Здесь составитель снова включает несколько изречений, внутренне связанных между собою, которые встречаются в других местах Еванге­лия в иных контекстах и из которых первое могло бы показаться на своем месте лишь после сказанного о соделанном грехе или представившись уму читателя при беглом чтении. Его легко было бы понять в таком смысле: лучше быть слепым, чем вовлечься в мысли, а порою и в деяния, преступ­ные и приводящие к вечной погибели. Однако мы наталкиваемся на очень серьезные сомнения относительно этих изречений, которые отнюдь не кажутся нам находящимися здесь на своем месте. Прежде всего совсем не видно, чтобы второе выражение (говорящее о правой руке) освещало бы сколько-нибудь главную мысль. А затем упоминание о правом глазе со­вершенно устраняет единственно возможное сочетание мыслей, ибо кривой человек в тех условиях, о которых идет речь, находится как раз в том же положении( как человек, видящий обоими глазами, да, в сущности, отсутствие одного из этих членов нимало не изменяет порочных наклонно­стей человека. В возражение надо сказать еще, что параллелизм образного языка вредит здесь, в сущности, самому содержанию нравственной идеи: лучше потерять один член, чем всё тело, лучше отказаться от чего-нибудь менее важного, менее необходимого, чем утратить всё. При таком парал­лелизме самый грех, в сущности, представляется как нечто относительно низшее, тогда как он абсолютно дурен. Мы увидим, как сами собой устранятся все эти трудности, когда мы увидим эти тексты в другом сочетании."
  
  
   Вот что говорит Феофилакт (Толк. Еванг., стр. 87):
  
   "Господь не нарушает Моисеева закона, но исправляет его и запрещает мужу ненавидеть жену свою без вины. Если он оставит ее по уважительной причине, т. е. за прелюбодеяние -- не подлежит осуждению, а если не за прелюбодеяние, то подлежит суду, потому что тем заставляет ее прелюбо­действовать. Но и тот становится прелюбодеем, кто возьмет ее, потому что, если бы никто не взял ее, она, может быть, возвратилась бы к прежнему мужу и покорилась бы ему (Феофилакт, ср. Злат.)."
  
  
   По толкованиям церкви и Рейса выходит, что Иисус, по Рейсу, дает пример, как исполнять закон Моисея; по Феофилакту -- исправляет закон, т. е. как будто только определяет то, что должно называться прелюбодеянием, тогда как Иисус вовсе не определяет ничего, а как в первом правиле о гневе показывает, почему для сынов царства Божия нельзя иметь гнева, так и теперь -- почему сынам царства Божия нельзя быть блудниками.
   Он говорит: если человек будет желать иметь женщину, то он погубит свою душу, и, отдаваясь этому, переменяя жен, будет распространять распутство и в женщинах и в мужчинах. Он показывает на вред распутства, находящийся в нем самом, а не определяет, что можно, чего нельзя, что надо называть прелюбодеянием и что можно не называть прелюбодеянием. Он говорит второе свое маленькое правило.
   Первое правило было: "Не сердись никогда". И, сказав это маленькое правило, он показал, почему оно необходимо а разумно.
   Теперь он сказал второе правило: "Никогда не считай хоро­шим чувство любви к женщине" -- то самое, что в нашем хри­стианском обществе считается самым прекрасным делом и что воспевается на все лады в миллионах книг. И, сказав это, Иисус показал, почему это другое маленькое правило необхо­димо и разумно.
  

ТРЕТЬЕ ПРАВИЛО: НЕ КЛЯНИСЬ

  
   "Мф. V, 33. Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред господом клятвы твои."
  
   Слыхали тоже, что сказано древним: держи присягу, ис­полняй то, в чем клялся перед Богом. (1)
  
   "Мф. V, 34. А я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Бо­жий;"
  
   А я говорю вам: вовсе не клянись; (2) не божись небом,-- там Бог;
  
   "35. ни землею, потому что она подножие ног его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя;"
  
   ни землею,-- она божйя: ни церковью, (3) -- она тоже Божия.
  
   "36. ни головою твоею не клянись, потому что не мо­жешь ни одного волоса сде­лать белым или черным."
  
   Ни головою своею не кля­нись, потому что не можешь ни одного волоса на голове бе­лым илл черным сделать.
  
   "37. Но да будет слово ваше: да, да: нет, нет: а что сверх этого, то от лукавого."
  
   И потому слово ваше чтобы было: да, да, нет, нет; а что лишнее против этих слов, (4) то зачалось (5) от диавола (обмана).
  

?РИМ?ЧАНИЯ

  
   "1) Левит ХIХ, 12. Не клонитесь именем моим во лжи, и не бесчеcти имени Бога твоего. Я господь (Бог ваш).
   Второзак: ХХШ, 21. Если даешь обет господу Богу твоему, немедленно исполни его; ибо господь Бог взыщет его с тебя, и на тебе будет грех."
  
   Вот те два места о клятве, те самые, на которые указывает церковь. Других и нет. Оба места иначе выражают мысль о клятве, чем как она выражена тут. Мысль ветхозаветная та, чтобы выполнить клятву.
   2) Я перевожу: вовсе не клянись, потому что вся сила этого предложения в слове ????.
   3) Я заменяю слово "Иерусалим" -- церковью для того, чтобы, не изменив смысла, сделать выражение удобопонятным.
   4) Я вставляю: против этих слов для того, чтобы передать яснее значение слова ????????.
   5) Я вставляю: зачалось, потому чю таково значение ??.
  

_______________

  
   Вот что говорит Рейс об этом кратком, замечательном по своему пророческому для нас значению, месте (Рейс, стр. 209, 210):
  
   "Четвертый пример касается клятвы. Третья заповедь и вообще закон (Лев. XIX, 12) ограничивались запрещением клятвопреступления или в собственном смысле этого слова, когда кто-либо лжет, прикрываясь именем Бога, призываемого в свидетели, и тем самым наносит оскорбление высочайшему, или в смысле нарушения клятвенного обещания (в рассмат­риваемом нами тексте не говорится в частности о том, что известно под именем обетов). Иисус идет гораздо дальше; он исполняет закон, как уже это он сделал в предшествующем примере, как бы противореча ему в не­котором роде, -- по меньшей мере представляя его как несовершенный, как стоящий ниже уровня, на котором должны находиться члены небес­ного царства (Мф. XXI, 8). Он решительно запрещает клятву. Употребле­ние этой особой формы утверждения является следствием недостатка доверия между людьми, пытающимися таким способом предохранить себя от обмана, жертвой которого, они могут сделаться. И это обстоятельство показывает, что клятва была бы чем-то недостойным того общества, какое должны представлять из себя люди в царстве небесном. Там они ограничивались бы лишь словами да или нет, смотря по надобности. Одно такое слово должно бы быть достаточным ручательством. Всё, что прибавлялось бы к нему, с целью устранить всякое недоверие, скорее указывало бы. что для него есть право на существование и что, следовательно, злой дух, диавол, пособник всякого зла, принимает тут то или иное участие; ведь тот, кто клянется, в сущности, тем самым оправдывает подозрения того, кто требует клятвы."
  
   Рейс, очевидно, не понимает значения этого места. Но цер­ковь понимает, но умышленно скрывает то, что она понимает, умышленно унижает учение, уродует его и делает его слугою своих мерзких целей.
   Вот что говорит церковь. (Толк. Еванг., стр. 105--107, изд. 2-е):
  
  
   "Не преступай клятвы и др. Это не буквально повторение заповедей закона Моисеева, заключающихся в Левите XIX, 12 и Второзаконии XXIII, 21--23. Не клянись именем моим во лжи. Если дашь обет Ие­гове, Богу твоему, немедленно исполни оный. Слова Христовы, очевидно, выражают то же, что и буква закона: не клянись во лжи, клянись в удостоверение истины, и если поклялся, не преступай клятвы.
   Немедленно исполни: т. о. "в клятве ты должен говорить истину" (Злат.), и исполняй то, что обещал с клятвою. Клятва есть торжественное удосто­верение именем Божиим в истинности сказанного; причем само собой предполагается, что Бог взыщет с клянущегося, если он клянется в удосто­верение неправды, так как клятвою во лжу хулится имя Божие. Иудеи с течением времени приняли за обычай, избегая клятвы именем Божиим, клясться разными предметами, напр, небом, землею. Иерусалимом, хра­мом, и этих клятв не считали непреложно-обязательными, т. е. позволяли себе ими клясться во лжу, не нарушая, по-видимому, буквы закона.
   Не клянись вовсе: никаким из показанных способов клятвы, какие были в употреблении, ибо всё сотворено Богом, и сотворено святым, следовательно клясться каким-либо его творением значит клясться сотворившим и клясться во лжу им значит оскорблять святость клятвы самой.
   Ни небом: Небо есть место особенного присутствия Божия, почему и го­ворится, что оно есть престол Божий. Клясться небом значит то же, что клясться сидящим на престоле небесном, т. е. самим Богом.
   Ни землею: Земля называется подножием ног Божиих; следовательно, клясться ею значит клясться самим Богом.
   Ни Иерусалимом: Иерусалим называется городом великого царя, т. е. Бога, который есть истинный царь как всей земли, так в особенности еврейского царства, главным городом которого был Иерусалим, где был и храм, единственный в мире, где можно было совершать богослужения Богу царю.
   Ни главою: Клятва главою была очень обыкновенная в обыденной жизни клятва, всё равно как у нас в простонародье употребительна божба небла­говидная разного рода. Клясться головою означало то же, что клясться своею жизнью, т. е. я отдаю жизнь свою, или пусть отнята будет у меня жизнь, пусть умру я, если неправда то, что я говорю. Бог есть творец жизни, и в его руке отнять или продолжить жизнь; следовательно, кля­нущийся ею клянется тем, что не принадлежит ему, а Богу, следовательно, клянется самим Богом.
   Ни одного волоса: Так мала власть ваша над изменением своей жизни, что даже изменить цвет волоса вы не можете; следовательно, не на­добно клясться тем, что не ваше.
   Да, да; нет, нет: это не значит, что христианин всегда должен упо­треблять вместо клятвы именно эти слова, а значит только, что он должен просто и прямо утверждать истину или отрицать ложь, говорить правду и не говорить неправды. Сверх того, всякое усиленное, посредством какой-либо борьбы, заверение -- от лукавого, от зла, от неправды, так как виновник всякого зла есть диавол, -- то от диавола.
   Запрещая клясться вовсе, спаситель, очевидно, не разумеет клятвы законной, необходимой в общественной и частной жизни, клятвы именем Божиим. Сам он утвердил клятву на суде, когда на слова первосвященника: "заклинаю тебя Богом живым", отвечал: "ты сказал", так как у евреев обыкновенно суд производил клятвенную формулу, а обвиняемый усвоял ее себе словами: аминь да будет так, ты сказал (Мф. XXVI, 63, 64).
   Апостол Павел призывает Бога во свидетельство истины своих слов, что есть, очевидно, та же клятва (Рим. I, 9; IX, 1; 2 Кор. I, 23; II,.17; Гал. I. 20; Филипп. I, 8; 1 Фес. И, 5; Евр. VI, 16).
   Клятвы были предписаны законом Моисеевым, но Господь не отменил этих клятв (Исход XXII, II; Лев. V, 1; Числ. V, 19; Второз. XXIX, 12--14).
   Отменяются клятвы пустые, фарисейски лицемерные.
  

_______________

  

ОБЩЕЕ ??И??ЧАНИ?

  
   Вот третье из правил, которое дал Иисус для вступления и царство Божие, и ко всем трем одинаково относится церковь: она прямо отрицает их.
   В первом правиле сказано: не сердись -- церковь вставляет словечко ???? ("напрасно") и объясняет, что гневаться можно, и слова Иисуса ничего не значат. "Если хочешь молиться, то поди помирись с братом". Церковь говорит: это может быть неудобно, и потому можно молиться и тогда, когда и не пойдешь мириться; когда от меня страдают люди, когда миллионы в нужде, тюрьмах, на убийстве, и меня за то упрекают, -- можно молиться, только надо сказать себе, что я примирился в сердце, -- и слова Иисуса ничего не значат.
   Во втором сказано: не блуди, и, как пример этого, говорится, что кто разведется с женою, тот сам прелюбодей и жену делает прелюбодейкой и того, кто женится на разведенной.
   Церковь поняла так, что Иисус дает правила о том, что считать законным и что незаконным. И что ж? Церковь освя­щает разводы.
   По отношению третьего правила делается то же, но еще по­разительнее. Третье правило выражено так коротко и ясно, перетолкования, казалось бы, не могло быть, за исключением стихов ненужных, о том, каким словом не нужно клясться. В третьем правиле Иисус говорит только: "В старину говорили: "держи присягу", а я говорю: Не клянись ни Богом, ни своею головою, потому что всё во власти Боеа, и твоя голова, и потому говори; да, да, нет, нет, а что сверх этих слое, то зло". Не понять смысла этого нельзя. Если церковь так лжет, она знает зачем: она знает, что устройство общества и ее устройство дер­жатся на присяге, потому она и не может не лгать, Иисус говорит именно про ту самую клятву, которую церковь хочет оправдать.
   Настоящее значение этих слов то, какое в них сказано. Сказано: Не присягай. Связь со всем учением следующая: ?? ?????? ????. ???? значит условие, уговор, обещание, утвер­жденное какими-нибудь залогами. Когда уговор утверждается тем, что стороны обещаются Богу, когда говорят: Убей меня Бог. если я это не сделаю, --то залогом этим ставится Бог, и это есть клятва.
   Объясняя, почему не должно клясться, Иисус говорит, что человеку нельзя делать никаких уговоров. Если он ручается небом, то он залогом своего уговора ставит Бога. Бог же вовсе не ручается за него. И потому все эти клятвы бессмысленны. Если же человек ручается своею головою, то и это может делать только тот, кто не в царствии Божием. В царствии Божием вся­кий человек знает, что он весь во власти Бога и сам не может ничего сделать, ни даже цвета волоса переменить. Всякая клятва есть обещание того, что человек то или другое сделает во всяком случае; но как же человек, признающий царство божие, т. е. власть над собою Бога, может обещать земное дело? Одно и то же дело земное может быть хорошо и дурно, согласно или противно воле Божией. Я приду туда-то в субботу, покля­нусь я, и в субботу будет умирать друг, отец, жена, и будет меня просить побыть с ним. Я клянусь, что дам тогда-то 3 рубля, но у меня будет просить умирающий с голоду эти 3 рубля, как же мне не дать ему? Я клянусь повиноваться Ивану Ивановичу, и он велит мне убивать людей, а Бог запрещает мне это. Это можно было делать, когда не известна была воля Божия, когда был закон и учителя (пророки), а не тогда, когда наступило царство Божие.
   Человек весь во власти Божией, и ей одной повинуется, И дело его одно -- творить волю Божию. Так кому же он будет клясться? И зачем? И в чем? И потому не клянитесь вовсе: говорите да, если да, нет, если нет: и знайте, что всякое, ка­кое бы ни было обещание, подтверждаемое клятвою, есть злое дело, -- дело, происшедшее от зла, дело, под которым кроется злой умысел.
  

ЧЕТВЕРТОЕ ПРАВИЛО: НЕ ПРОТИВЬСЯ ЗЛУ ЗЛОМ

  
  
   "Мф. V, 38. Вы слышали, что сказано: око за око, и зуб за зуб (Исход. 21, 24)."
  
   Слыхали, что сказано: глаз за глаз и зуб за зуб. (1)
  
   "Мф. 39. (Лк. VI, 29.) А я говорю вам: не противься зло­му. Но кто ударит тебя в пра­вую щеку твою, обрати к нему и другую;"
  
   А я говорю: не борись со злом; кто хлестнет тебя в пра­вую скулу, подверни ему левую.
  
   "Мф. V, 41. и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два."
  
   И кто тебя насильно пове­дет для себя версту, иди для него две.
  
   "Мф. V, 42. (Лк. VI, 30.) Просящему у тебя дай и от хотящего занять у тебя не отвращайся."
  
   И всякому, кто просит у те­бя, давай. И не убегай от того, кто хочет занять у тебя. И у того, кто взял твое, не проси назад.
  
   "Мф. V, 40. (Лк. VI, 29.) И кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду."
  
   И тому, кто хочет засудить (2) тебя, чтобы рубаху снять, отдай ему и кафтан.
  
   "Лк. VI, 37. (Мф. VII, 1.) Не судите, и не будете суди­мы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и про­щены будете."
  
   Не судите, чтобы не су­диться, и не присуживайте никого, и вас не присудят; спускайте, и вам спустят. (3)
  
   "Мф. VII, 2. Ибо каким су­дом судите таким будете су­димы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить."
  
   Потому что каким вы раз­бором разбираете, таким и вас будут разбирать. Какою мерою мерите, такою и вам отмерят.
  
   "Мф. VII, 3. (Лк. VI, 41.) И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а брев­на в твоем глазе не чувст­вуешь?"
  
   Что выглядываешь соринку в глазу брата твоего, а что и твоем глазу целая щепка, то того не чуешь. (4)
  
   "Мф. V, VII, 4. (Лк. VI, 42.) Или, как скажешь брату тво­ему: дай, я выну сучок из гла­за твоего; а вот в твоем глазе бревно?"
  
   Как же ты скажешь братуг: брат! ну-ка я выну соринку у тебя из глаза, когда ты сам в своем глазу щепы не чуешь?
  
   "Мф. VII, 5. (Лк. VI, 42.) Лицемер! вынь, прежде бревно из твоего глаза, и тогда уви­дишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего."
  
   Обманщик! вынь прежде щепку из твоего-то глаза, тогда разглядишь, как вынуть соринку из глаза брата.
  
   "Лк. VI, 39. Сказал также им притчу: может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму?"
  
   Разве слепой может водить слепого? Ведь упадут оба в яму. (5)
  
   "40. Ученик не бывает выше своего учителя; но, и усовер­шенствовавшись, будет вся­кий как учитель его."
  
   Ученик ведь не бывает выше учителя. Когда ж совсем вы­учен, всё будет только таким, как учитель.
  
   "Лк. VI. 43. (Мф. VII, 17. 18.) Нет доброго дерева, кото­рое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый."
  
   Потому нельзя от доброго дерева быть плоду дурному. Нет доброго дерева, от кото­рого бы родился дурной плод.
  
   "Лк. VI. 44. (Мф. VII, 16, 20.) Ибо всякое дерево по­знается по плоду своему."
  
   Каждое дерево но плоду узнается
  
   "Лк. VI, 45. Добрый человек из доброго сокро­вища выносит доброе; а злой человек из злого сокровища выносит злое."
  
   Добрый же человек из доб­рого склада в сердце выносит доброе, а злой человек из злого склада в сердце своем выносит злое.
  
   "Мф. VII, 6. Не давайте свя­тыни псам и не бросайте жем­чуга вашего пред свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас."
  
   И не давайте святого псам и не выбрасывайте своего са­мого дорогого перед свиньями, чтобы они не потоптали его но­гами и потом, повернувшись на вас, не разорвали бы вас. (6)
  
   "15. Берегитесь лжепроро­ков, которые приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные."
  
   Отдаляйтесь же лжеучи­телей, которые подходят к вам в овечьих одеждах, внутри же хищные волки.
  
   "Мф. XII, 34. Порождения ехиднины! как вы можете гово­рить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста."
  
   Выродки чудовищ! как мо­жете говорить (для добра), когда вы злы.
  
   "36. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда;"
  
   Говорю же вам, что за всякое пустое слово, которое скажут люди, заплатят за это слово, когда придет разборка.
  
   "37. ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься."
  
   Потому что словами оправ­даешься и словами осудишься.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) "Око за око и зуб за зуб" есть выдержка из следующего места Исхода.
  
   "Исход XXI. 1. И вот законы, которые ты объявишь им.
   2. Если купишь раба еврея, пусть он работает (тебе) шесть лет, а в седьмой год пусть выйдет на волю даром.
   3. Если он пришел один, пусть один и выйдет. А если он женатый, пусть выйдет с ним и жена его.
   4. Если же господин его дал ему жену, и она родила ему сынов или дочерей, то жена и дети ее пусть останутся у господина ее, а он выйдет один.
   5. Но если раб скажет: Люблю господина моего, жену мою и детей моих, не пойду на волю.
   6. То пусть господин его приведет, его пред судей и поставит его к две­ри или к косяку и проколет ему господин его ухо шилом, и он останется рабом его вечно.
   7. Если кто продаст дочь свою в рабыни, то она не может выйти, как выходят рабы.
   8. Если она не угодна господину своему и он не обручит ее, пусть позволит выкупить ее; а чужому народу продать ее (господин) не властен, когда сам пренебрег ее.
   9. Если он обручит ее сыну своему, пусть поступит с нею по праву дочерей.
   10. Если же другую возьмет за него, то она не должна лишаться пищи, одежды и супружеского сожития.
   11. А если он сих трех вещей не сделает для нее, пусть она отойдет без выкупа.
   12. Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти.
   13. Но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руку его, то я назначу у тебя место, куда убежать (убийце).
   14. А если кто с намерением умертвит ближнего коварно (и прибежит к жертвеннику), то и от жертвенника моего бери его на смерть.
   15. Кто ударит отца своего или свою мать, того должно предать смерти.
   16. Кто украдет человека (из сынов израилевых и поработив его), продаст его, или найдется он в руках у него, то должно предать его смерти.
   17. Кто злословит отца своего или свою мать, того должно предать смерти.
   18. Когда ссорятся (двое) и один человек ударит другого камнем или кулаком, и тот не умрет, но сляжет в постелю;
   19. то, если он встанет и будет выходить из дома с помощью палки, ударивший (его) не будет повинен смерти, только пусть заплатит за оста­новку в его работе и даст на лечение его.
   20. А если кто ударит раба своего или служанку палкою и они умрут под рукою его, то он должен быть наказан.
   21. Но если они день или два дня переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро.
   22. Когда дерутся люди и ударят беременную женщину и она выки­нет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую нало­жит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посред­никах.
   23. А если будет вред, то отдай душу за душу.
   24. Глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу.
   25. Обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.
   26. Если кто раба своего ударит в глаз или служанку свою в глаз и повредит его, пусть отпустит их на волю за глаз.
   27. И если выбьет зуб рабу своему или рабыне своей, пусть отпустит их на волю за зуб.
   28. Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола по­бить камнями, а мяса его не есть; а хозяин вола не виноват.
   29. Но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его, быв извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями и хозяина его предать смерти.
   30. Если на него наложен будет выкуп, пусть даст выкуп за душу свою, какой наложен будет на него.
   31. Сына ли забодает, дочь ли забодает, по сему же закону поступать с ним.
   32. Если вол забодает раба или рабу, то господину их заплатить три­дцать сиклей серебра, а вола побить камнями.
   33. Если кто раскроет яму или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел,
   34. то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его.
   35. Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам.
   36. А если известно было, что вол бодлив был и вчера и третьего дня, но хозяин его (был извещен о сем) не стерег его, то должен он заплатить вола за вола, а убитый будет его.
   XXII, 1. Если кто украдет вола или овцу и заколет или продаст, то пять волов заплатит за вола и четыре овцы за овцу.
   2. Если кто застанет вора, подкапывающего, и ударит его так, что он умрет, то кровь не вменится ему.
   3. Но если взошло над ним солнце, то вменится ему кровь. Укравший должен заплатить, а если нечем, то пусть продадут его для уплаты за украденное им.
   4. Если (он пойман будет и.) украденное найдется у него в руках живым, вол ли то, или осел, или овца, пусть заплатит (за них) вдвое.
   5. Если кто потравит поле или виноградник, пустив скот свой травить чужое поле (смотря по плодам его), пусть заплатит со своего поля; а если потравит всё поле, пусть вознаградит лучшим из поля своего и лучшим из виноградника своего.
   6. Если появится огонь и охватит терн, и выжжет копны, или жатву, или поле, то должен заплатить, кто произвел этот пожар.
   7. Если кто отдает ближнему на сохранение серебро или вещи, и они украдены будут из дома его, то, если найдется вор, пусть он заплатит вдвое.
   8. А если не найдется вор, пусть хозяин дома придет пред судей (и по­клянется), что не простер руки своей на собственность ближнего своего.
   9. О всякой вещи спорной: о воле, об осле, об овце, об одежде, о всякой вещи потерянной, о которой кто-нибудь скажет, что она его, дело обоих должно быть доведено до судей. Кого обвинят судьи, тот заплатит ближ­нему своему вдвое.
   10. Если кто отдаст ближнему своего осла, или вола, или овцу, или какой другой скот на сбереженье, а он умрет или будет поврежден, или уведен, так что никто сего не увидит;
   11. клятва пред господом да будет между обоими в том, что взявший не простер руки своей на собственность ближнего своего, и хозяин должен принять, а тот не будет платить.
   12. А если украден будет у него, то должен заплатить хозяину его.
   13. Если же будет зверем растерзан, то пусть в доказательство пред­ставит растерзанное. За растерзанное он не платит.
   14. Если кто займет у ближнего своего скот, и он будет поврежден или умрет, а хозяина его не было при нем, то должен заплатить.
   15. Если же хозяин его был при нем, то не должен платить. Если он взят был в наймы за деньги, то пусть и пойдет за ту цену.
   16. Если обольстит кто девицу необрученную и преспит с нею, пусть даст ей вено (и возьмет ее) себе в жену.
   17. А если отец не согласится (и не захочет) выдать за него, пусть за­платит (отцу) столько серебра, сколько полагается на вено девицам.
   18. Ворожеи не оставляй в живых.
   19. Всякий скотоложник да будет предан смерти.
   20. Приносящий жертву богам, кроме одного господа, да будет ист­реблен."
  
  
   Вот всё то место, которое имели в виду евреи, когда Хри­стос говорил: Вам сказано "око за око" и т. д. Приводя слова "око за око и зуб за зуб", относящиеся к поврежденной женщине, Иисус, очевидно, говорит не об одном этом случае, но вообще о суде и наказаниях, которые составляют содержание этих глав. Он говорит о старинных средствах защиты от зла -- о суде и наказаниях и вслед за тем говорит: "А я говорю: не боритесь со злом, или правильнее -- не защищайся от зла этим путем; а делай обратное", и показывает, какие это обрат­ные действия.
   Вследствие этого стихи о суде человеческом, стоящие у Мат­фея в 7-й главе, а у Луки прямо после того места, где говорится о том, чтобы давать просящему и быть жалостливым, -- я пе­реношу в эту главу, где они прямо вытекают из места Ветхого Завета, где речь идет об уголовном суде. Отнесение этих стихов в 7-ю главу, где они стоят совершенно без связи с после­дующим и предшествующим, совершенно ясно объясняется тем, что слова о суде уголовном поняты как слова, относящиеся только к осуждению словами. Вследствие этих же соображений я переставляю и стих 40-й (Мф. гл. 5-я) после 41-го и 42-го, так как стих 40-й говорит о суде. И за этим стихом естественно следуют стихи 7-й главы Матфея и 37-й стих 6-й главы Луки.
   2) ?????? и ?.? ???????? ??? ?????? -- засудить и взять ру­башку.
   Здесь в Нагорной проповеди в первый раз употреблено слово ??????, и значение его само собою определяется этим местом. Если бы не существовало фальшивого толкования слова ????? и ???????? в смысле злословия, то никому бы ив го­лову не пришло толковать ясное значение этих слов: засудить и снять рубашку. Сказать, что в проповеди, где Иисус изла­гает перед бродягами сущность своего учения, он говорит, что бродяги не должны быть злоречивы, показалось бы безумной шуткой, если бы мы не привыкли так к кощунственному тол­кованию церкви. К счастью, слово здесь стоит так, что перетол­ковывать нельзя; но церковь и тут продолжает кощунствовать.
   Вот что говорит она (Толк. Еванг., стр. 91):
  
   "Захочет судиться: Притеснителю, который по суду хочет отнять что-либо, должен уступить даже больше, заповедь, которую должно понимать в общем смысле, как и предшествующую. Спаситель хочет, чтобы мы показывали подобное незлобие не только тогда, когда нас бьют, но и когда хотят отнять у нас имение (Злат. и Феоф.). Впрочем, законная защита собственности сим не исключается, а равно и правая тяжба на суде. Апостол Павел, узнав, что в Коринфской церкви происходят тяжбы, не исключает оных решительно из общества христианского, а говорят только: для чего они не хотели лучше быть обиженными, но обижают сами (Кор. 6. 7)."
  
   Вот что говорит Рейс (стр. 211):
  
   "Здесь мы снова имеем совет терпения и уступчивости, которые оказы­ваются более желательными, чем судебный порядок, законный, правда, но чуждый братскому чувству, которое должно сближать людей, грубый, насильственный, вызывающий. Но в этях новых случаях говорится уже не об отплате тем же, а только об отражении нападений на личность или собственность. А потому мы должны изучить их особо. Что касается формы изложения мыслей, -- примеров, избранных для общепонятного ее выражения, то о них мы имеем сказать следующее. Обнаруживается разница между двумя Евангелиями в том, что говорится о верхней и нижней одежде. Могут сказать, что текст Луки лучще, потому что тот, кто обирает другого, начинает с верхней одежды. Но нам кажется предпочтительным текст Матфея. Речь идет о неправедной тяжбе, при которой человек злостно лишается своего имущества. Не надо забывать, что верхняя одежда при­знается самой необходимой вещью для бедного человека, потому что она служит ему постелью, и что уже Моисеев закон (Исх. XXII, 26; Втор. XXIV, 13) заключает в себе ограждающие в этом отношении предписания. Смысл таков: если какой-либо злой враг захочет судебными происками оттянуть от тебя часть твоего имущества, то ты, вместо того чтобы защищать себя рукою сильною, предоставь ему взять всё. Греческое слово персид­ского происхождения, которое в 41 ст. переводится словом "принудить", означает, собственно, общественную работу, выполняемую в качестве повинности (Мф. XXVII, 32). Совет сводится к тому, что лучше сделать больше требуемого, чем совсем отказать.
   Здесь представляется трудность, ввиду которой нередко делали против нравственности Иисуса возражение, что она просто неприложима, ибо никакое общество не было бы возможно там, где честные люди таким об­разом предоставляли бы полную свободу действия злодеям. Чтобы отстра­нить это возражение, недостаточно было бы сказать, что здесь говорится не об общественных законах, а о частных обязанностях, и мало было бы напомнить, что другими местами писания охраняется общественный по­рядок. Следует признать, что совет Иисуса, хотя выраженный образно, вполне обдуман и действительно выполним. Ибо нетрудно усмотреть, что могут быть удары, более чувствительные и раздражающие, чем поще­чины, которые христианин окажется в состоянии вынести и простить; что могут быть покушения на плоды его труда, более злостные, чем су­дебные происки; обиды, более тяжкие, чем грубые вымогательства, ко­торым он может подвергнуться, не воздавая злом за зло. Мы говорим о тех случаях, когда не нарушается никакой из установленных законов, но тем не менее когда более тонкое сознание долга предписывает нам подчиняться следствиям себялюбия других, не противясь их требованиям, когда нам было бы по .душе сказать: нет, оставаясь на твердой почве закона, и когда дух Иисуса всё же заставляет нас сказать: да, руководясь его примером.
   Ст. 42 более чужд контексту ввиду того, что он стоит без всякой связи с законом возмездия. Относительно содержания можно бы было повторить только что сказанное. Понятое буквально и принятое без ограничений, это правило наделало бы более зла, чем добра. Но всегда будет оставаться то руководящее начало, которое составитель Евангелия от Луки как раз включает в этом месте и которое наш евангелист приводит лишь не­сколько позднее (Мф; VII, 12): не моя польза, а польза моего ближнего должна руководить моими поступками."
  
  
   Для человека же, ищущего смысл учения и не считающего настоящего порядка вещей осуществлением христианского устройства обществ, это место несомненно указывает на то, что слова ?? ??????? ??? ?? ?? ??????? должно переводить: судить в суде и судиться и также слово ???????, страдательный залог этого глагола, и что Иисус именно запрещает судить и судиться судом.
   3) У Луки стоит: VI, 37: Не судите, чтобы не судиться, и не присуждайте, и вас не будут присуждать; спускайте--и вам спустят.
   У Матфея стоит: VII. 1: ?? ???????, ??? ?? ???????. Не судите так что и судимы не будете. В Парижском списке (VIII век), так же, как и у Луки, стоит: ?? ????????????,т. е. и не присуждайте, судом.
   4) Такова связь этих стихов у Луки. То, что эти стихи тут на месте, не может быть сомнения для того, кто под словами ????? и ?????????? понимает то, что они значат, а не то, что нам хочется понимать. Судья и суды -- это люди с щепками в гла­зах, выглядывающие соринки в других, -- это слепые, водящие слепых, это учителя мести и злобы, не могущие ничему иному научить, как мести и злобе.
   5) Стих этот у Луки следует за стихами о суде и осуждении и, очевидно, относится к судьям. Не могут быть суды хороши, если от них казни и зло, и те, кто судят и приговаривают: приговоры их вытекают из зла.
   6) Стих этот находится только у Матфея и стоит тотчас же после стиха о бревне в глазу. И церковь и Рейс дают этому стиху независимое от речи значение.
   Вот толкование церкви (Толк. Еванг. стр. 120, 121):
  
   "Не давайте святыни псам и проч. Опять речь иносказательная. Свя­тыни псам: образ заимствован от того, как если бы кто святое, т. е. освя­щенное, принесенное Богу в жертву, вздумал бросать на поругание псам. Святыня или святое означает здесь всё, относящееся к вере христианской: всю евангельскую истину, заповеди, правила, учение, а равно и все пред­меты священные.
   Жемчуг -- драгоценный предмет украшения, служит образом высо­ких предметов духовных и означает здесь также высокие предметы веры христианской или истины евангельской (Афанасий Великий разумеет, в частности, пречистые тайны тела и крови Христовой).
   Псы и свиньи -- эти нечистые животные -- означают нравственно извращенных и неспособных к принятию евангельской истины людей, которым священное и духовное чуждо и даже противно, цены которого они не могут понять.
   Попрали ногами: Как свиньи, не зная высокой цены драгоценного жемчуга, попирают его ногами, так и извращенные нравственно люди, не понимая величайшей цены евангельских истин, смешивают их с пред­метами нечистыми, извращают их, а часто и глумятся. И во многих местах он развращение жизни поставляет причиною того, что не приемлется совершеннейшее учение почему и повелевает не отворять им дверей, ибо, узнавши, они становятся дерзновеннее (Злат.).
   Обратившись, не растерзали вас: дикие псы, которых алчность раз­дражена, но не удовлетворена, и прожорливые свиньи, которые вместо пиши получают то, чего съесть не могут, раздраженные могут броситься на того, кто раздражил, но не удовлетворил их алчность, и растерзать его. Так и развратные люди, не способные понять и принять истину евангель­скую, поправ истину, могут обратиться яростно и на самих проповедни­ков истины и причинить им разные бедствия, даже смерть.
   Смысл речи, разоблаченный от иносказания, таков: не предлагайте евангельских истин и всего святого людям, нравственно извращенным, нечестивым и злым, чтобы они, не поняв святого и драгоценнейшего, не осквернили его, не смешали с мудрствованиями человеческими, не извратили, не насмеялись над ним, и чтобы вам самим избегнуть напрасной погибели от них. Как часто при своей проповеди апостолы имели случай убедиться в сем, когда должны были терпеть различные бедствия от злых, неразумных и безнравственных людей.
   Равным образом и господь запретил здесь то бесчестие, какое святым словам господним мы наносим преступлением оных.
   Следствием сего преступления бывает, что находящиеся вне веры так же почдтают господни наставления удобопренебрегаемыми, и по тому же самому с большею смелостью восстают и на нас и преступающего как бы терзают своими укоризнами и обличениями (Басил. Велик. V, 334)."
  
   По Рейсу то же самое.
   Мне кажется, что значение стиха вытекает из предшествую­щего, и гораздо проще, чем значение, придаваемое церковью.
   Всё дело идет о том, чтобы не судиться. Если человек су­дится и ищет справедливости от судей, судящих зуб за зуб, то он то, что в нем самого святого и дорогого -- желание спра­ведливости, -- дает псам, бросает под ноги свиньям. Псы и свиньи затопчут его чувство справедливости и его же растер­зают, т. е. его же засудят или заставят его другого засудить.

____________

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Вот четвертое из тех маленьких правил Иисуса, которые должны научить исполнять закон. Как это правило, так и предшествующие, ясно показывают, что Иисус, говоря о законе, никогда не разумел закона Моисеева, а закон общий и веч­ный, нравственный закон людей. Иисус не учит тому, как исполнять положение Моисеевых книг о клятве, а учит тому, как выполнять закон вечный, запрещающий всякую клятву.
   То же самое и по отношению к правосудию: Иисус не учит выполнять закон Моисеев, а прямо говорит, что людское пра­восудие есть зло, и учит исполнять закон вечный -- непротив­ление злу. Он удерживает одно -- цель закона как повод для высказывания своих правил. Цель закона человеческого пра­восудия есть благо людей. И он говорит (Мф. V, 38, 39): "Для того, чтобы достигнуть этого блага, вам сказано в законе: Выколоть глаз тому, кто выколол глаз, выбить зуб тому, кто выбил зуб, отрубить руку тому, кто отрубил руку, и убить того, кто убил. Я же вам говорю: для того, чтобы достигнуть блага, не защищайтесь от злых людей. Не защищайтесь со­всем. У дарил тебя в одну скулу, подставь другую. Хочет, чтобы ты сработал для него -- работай для него вдвое. Знаешь, что занять хочет у тебя, -- не бегай от него, а давай, и если дашь, не проси назад; хочет засудить тебя, снять рубаху, -- отдай и кафтан".
   Христос с подробностью останавливается на этом и пере­числяет случаи, в которых злой может обижать не злого, и во всех случаях прямо и понятно говорит, что надо делать и чего не надо делать: надо всё отдавать и не прибегать к чело­веческому правосудию -- суду, и не участвовать в нем.
   Цель закона та, чтобы никто не посягал на другого, на сво­боду, на целость, на жизнь его, и потому и закон не может посягать на свободу, целость и жизнь другого. И не может же быть закон не убий и закон убий того-то и того-то.
   Правило это вытекает само собою из первого правила: "Не сердись и мирись с братом". Главный смысл его есть только отрицание суда человеческого, утвержденного ложным зако­ном.
   Иисус говорит: Не судите и не судитесь, а прощайте, всё прощайте. Вы будете прощать, и вам будут прощать. А если вы будете судить, и вас будут судить, и зло никогда не кон­чится.
   И, как в прежних правилах, дав правило, Иисус с двух сто­рон объясняет его: с внутренней -- для каждого, и с внешней -- для всех. Для каждого он говорит: Как может кто-нибудь из людей судить другого? Ведь судящий должен видеть, что хорошо и что дурно, но как же ему видеть, что хорошо, что дурно, когда он сам судит, т. е. хочет мстить и наказывать; он тем самым, что судит, уже утверждает зло, и потому, если он судит, то он сам слепой, который хочет вести слепого. Так выходит для каждого.
   Для всех же выходит то, что, во-1-х, если он судит, то и его будут судить, а во-2-х, то, что он думал исправлять, учить, а сам только портит и развращает. Хорошо! Он учит, наказы­вает. Но ведь ученик может выучиться только тому, что знает учитель. Учитель учит тому, что надо людям мстить. Этому самому и выучится ученик.
   Так учат люди других наказаниям, и так-то всё глубже и глубже идут во тьму. Они говорят, что они делают это для блага. Убивают! Не может убийство произойти от доброго желания; как не может вырасти дурной плод на добром дереве, и как с доброго дерева получается хороший плод, так и от доброго-человека не может отродиться месть и наказание. И потому, если они наказывают, -- не верьте, что они добры. Вот смысл этого места.
   А вот как толкует церковь (Толк. Еванг.):
  
   "Не противься злу: злому действию, причиняемому не добрым или злым человеком; а так как виновник зла диавол, то под злом можно разуметь здесь диавола, действующего посредством человека, наносящего обиду. И так ужели диаволу не должно противиться? Должно, но не так, а как повелел спаситель, т. е. с готовностью терпеть зло. Сим образом ты дей­ствительно победишь лукавого (Злат., Феоф.).
   Кто ударит тебя: чувство любви и кротости, которое на обиду ответ­ствует готовностью, принять новую обиду, неправильную притявательность удовлетворяет сугубо и готово дать просящему, есть отличительный при­знак усовершившихся в духе христианского закона.
   Но само собою разумеется, что все эти заповеди о терпении обид, об отречении от возмездия, как направленные, собственно, против иудей­ской любомстительности, не исключают не только общественных мер к ограничению зла и наказанию делающих зло, но и частных, личных уси­лий и забот каждого человека о ненарушимости правды, о вразумлении обидчиков, о прекращении для злонамеренных возможности вредить другим, ибо иначе самые духовные законы спасителя по-иудейски обра­тились бы только в букву, могущую послужить к успехам зла и подавле­нию добродетели. Любовь христианская должна быть подобна любви Божией, но любовь Божия ограничивает и наказывает зло, и любовь хри­стианина должна терпеть зло только в той мере, в какой оно считается более или менее безвредным для славы Божией и для спасения ближнего: в противном случае должна ограничивать и наказывать зло, что особенно возлагается на начальство (Римл. XIII, 1--4).
   Господь сам, когда его ударили в ланиту, говорил оскорбившему: Что ты меня бьешь? и заповедывал ученикам своим спасаться от притес­нений и гонений бегством. Апостол Павел в случае оказываемой ему не­справедливости, вместо того чтобы безропотно страдать, обращается за судом к начальству и первосвященнику, велевшему его бить, отвечал с укоризною (Деян.).
   Не судите: запрещается не простое суждение или благонамеренная и добросовестная оценка действий других людей, каковая во всяком случае необходима в жизни и особенно общественной, но осуждение образа действий ближнего и притом осуждение не законным судом, каковой необходим во всяком обществе, а осуждение личное, в частных сношениях и отноше­ниях, частные, личные, так сказать, пересуды, в каковых случаях осуждение происходит по большей части из каких-либо самолюбивых и нечистых побуждений, из тщеславия, гордости и т. п. Суждения о качестве того или другого поступка ближних, даже вызванное таковым суждением действие позволительно, если оно основывается на истинном понимании дела и на благочестивой ревности о славе Божией. Сам Христос и апостолы и все истинные их последователи всегда судили и осуждали действия, противные вере и благочестию и принимали против всего, по их суждению злого, известные меры. Не о таковом осуждении говорит Господь, но об осуждении неправедном, самолюбивом, эгоистическом, выражаемом притом без необходимости, по личным, корыстным побуждениям, и особенно людьми, которые сами порочнее, чем те, которых судят они строго. Ве­роятно, господь имел в виду фарисеев, которые, гордясь своею мнимою праведностью и чистотою во внешнем поведении, строго судили о дей­ствиях других людей, не зная ни их обстоятельств, ни их побуждений, а себя не старались исправлять.
   Господь сказал сие не для того, чтобы мы поступали в чем или делали что без суда, но имея в виду фарисеев и книжников, которые судили друг друга, но не исправляли сами себя (Афан. Велик.)."
  
   Вот взгляд церкви католической (Рейс, стр. 228):
  
   "(VII, 1--5.) Эти наставления всего более подходят к высказанным ранее, гл. V, 25; VI, 12, 14, 15. Нельзя не признать, что в них сопоставляется суд Божий с судом людским и говорится не о взаимности между людьми. По-видимому, здесь приписываются человеческие черты суду Божию, говорится, что Бог будет судить людей так же, как они будут судить себе подобных, как будто страсти, нерасположение или предрассудки, которые так часто руководят суждением людей, могут когда-либо повлиять на ре­шение высшего судии. Но сравнение не относится к недостаткам, как к та­ковым, а к присутствию или отсутствию той братской любви, которая должна господствовать над законным нравом. Не должно забывать, что Бог, безмерно святой и праведный, имеет власть судить нас за наши грехи и прегрешения и назначать нам заслуженное наказание, тогда как мы, всегда грешники, всегда будем повинны в строгости в отношении других.
   Все мы имеем великую нужду в милости Божией, и потому прежде всего и нам самим следует проявлять такое же чувство в отношении других."
  
   Не говоря о том, как употреблено слово ???????? в 37-м стихе, Лк. VI, где оно и переводится всеми судиться, -- ????? одно еще могло бы как-нибудь быть натянуто в смысле "судить, осуждать", хотя и оно, означая в прямом смысле: полоть, отбирать дурное от хорошего, не значит "осуждать языком", а значит: присуждать или отделять; но уже в соединении с ???????????? как будто нарочно поставленным для того, чтобы нельзя было перетолковать значение слов, -- объяснение ??????? "осу­ждением" совершенно невозможно. Слово ?????????? значит по производству своему от ???????? (судья) и по всем лексиконам только: приговаривать к наказанию по суду.
   Но мало этого, слова эти сказаны после тех, в которых го­ворится, что надо подставить другую скулу, отдать рубаху и т. д.; у Луки же непосредственно после, как разъясне­ние, сказано, что по закону Моисея справедливость до­стигалась судом и наказаниями. Я же вам говорю, говорит Христос, не защищайтесь от зла, тогда вы достигнете справедливости.
   Само собою, кажется, вытекает то, что нельзя и не должно судить и приговаривать к наказаниям. Если бы и не сказано ыло после этого: не судите и не приговаривайте к наказанию, и тогда бы ясно было, что это само собою разумеется, потому что Иисус Христос учит всех прощать. Кто же будет наказывать, если он всех учит не противиться злу и не мстить. Да и в пер­вом же толковании закона не убий сказано, что не гневайся даже на брата. Кроме того, разве всё учение прощения, все притчи: о прощенной блуднице, о должнике, самая молитва, учащая прощать должникам нашим, -- разве всё не говорит то же самое? Но тут еще прямо двумя словами, такими, кото­рым нельзя придать никакого другого смысла, сказано: Не судите судами, не приговаривайте к наказаниям. И что же? Все церкви, все толкователи говорят, что это значит: evitez la medisance, не сплетничай -- и больше ничего. Не сплет­ничать и не говорить дурного о людях -- недурно: но прежде всего надо их не судить судами, не наказывать, не исправлять, не мстить, -- это-то главное и сказано.
   И опять четвертое правило, данное Иисусом, как и прежние три правила, всё отвергнуто, так что, если бы выпустить всё это место, все четыре правила, учение церкви нисколько бы не изменилось, даже яснее бы было.
   То же будет с пятым последним правилом.
  

ПЯТОЕ ПРАВИЛО: НЕ ВОЮЙ

  
   "Мф. V, 43. Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего, ненавидь врага твоего (Левит. 19, 17, 18)."
  
   Вы слышали, что сказано: ублажай ближнего (1) и ни во что считай неприятеля. (2)
  
   "Мф. V, 44, (Лк. VI, 27, 28.) А я говорю вам: любите вра­гов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотво­рите ненавидящим вас и мо­литесь за обижающих вас и гонящих вас;"
  
   Я же говорю вам: ублажай­те неприятелей (3) ваших, уб­лажайте тех, которые ни во что считают вас; ублажайте тех, которые грозят вам, и молитесь за тех, ко­торые нападают на вас, (4)
  
   "Мф. V, 45. да будете сы­нами Отца вашего небесного; ибо он повелевает солнцу своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправед­ных."
  
   чтобы вам сделаться рав­ными сынами (5) Отца вашего на небе. Он велит солнцу восходить над злыми и до­брыми и дождь посылает на праведных и неправедных.
  
   "Лк. VI, 33. И если делаете добро тем, которые вам делают добро; какая вам за то бла­годарность? ибо и грешники то же делают."
  
   И если ублажаете ублажаю­щих вас, какая тут заслуга? Потому что все народы (6) то самое делают.
  
   "И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят."
  
   И если вы ублажаете своих братьев только, что вы лиш­него против других народов делаете? Всякий народ то же самое делает. (7)
  
   "Мф. V, 47. И если вы при­ветствуете только братьев ва­ших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?"
  
   "Лк. VI, 34. И если взай­мы даете тем, от которых на­деетесь получить обратно, какая вам за то благодар­ность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же."
  
   "Лк. VI, 35. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете, сынами все­вышнего; ибо он благ и к неблагодарным и злым."
  
   "Мф. V, 48. (Лк. VI, 36.) Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш небесный."
  
   Будьте же вы добры ко всем людям, как добр ко всем Отец ваш на небе.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   "1) Левит гл. XIX, 17. Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего и не понесешь за него греха."
  
   И кроме этого те места, где сказано: люби Бога и ближнего. Эти места относятся к любви к ближнему. Следующие места относятся к ненавидению врагов:
  
   "Исход, гл. XXXIV, 12. Смотри, не вступай в союз с жителями той земли, в которую ты войдешь, дабы они не сделались сетью среди вас.
   13. Жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, вырубите священные рощи их и изваяния богов их сожгите огнем.
   Второзаконие, гл. XX, 1. Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы (и) народа более, нежели у тебя, то не бойся их; ибо с тобою господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской.
   2. Когда же приступаете к сражению, тогда пусть подойдет священник и говорит народу.
   3. И скажет ему: слушай, израиль, вы сегодня вступаете в сражение с врагами вашими, да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их.
   4. Ибо господь, Бог ваш, идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими (и) спасти вас.
   5. Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении и другой не обновил его.
   6. И кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не восполь­зовался им.
   7. И кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении и другой не взял ее.
   8. И еще объявят надзиратели народу и скажут: кто боязлив и мало­душен, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал роб­кими сердца братьев его, как его сердце.
   9. Когда надзиратели скажут всё это народу, тогда должно поставить военных начальников в вожди народу.
   10. Когда подойдешь к городу, чтобы завоевать его, предложи ему мир.
   11. Если он согласится на мир с тобою и отворит тебе ворота, то весь народ, который найдешь в нем, будет платить тебе дань и служить тебе.
   12. Если же он не согласится на мир с тобою и будет вести с тобою войну, то осади его.
   13. И когда господь, Бог твой, предаст его в руки твои, порази в нем весь мужеский пол острием меча.
   14. Только жен и детей и скот, и всё, что в городе, всю добычу его возьми себе и пользуйся добычею врагов твоих, которых предал тебе господь, Бог твой.
   15. Так поступай со всеми городами, которые от тебя весьма далеко, которые не из числа городов сих.
   16. А в городах сих народов, которых господь, Бог твой, дает тебе во власть, не оставляй в живых ни одной души.
   17. Но предай их заклятию: Хеттеев, и Аморреев, Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, и Гергесеев, как повелел господь, Бог твой.
   18.. Дабы они не научили вас делать такие же мерзости, какие они делали для богов своих; и дабы вы не грешили перед господом, Богом вашим.
   19. Если долгое время будешь держать в осаде (какой-нибудь) город, чтобы завоевать его и взять его, то не порти дерев его, от которых можно питаться, и не опустошай окрестностей; ибо дерево на поле не человек, чтобы могло уйти от тебя в укрепление."
  
  
   2) ?????? значит: враг, неприятель. Слово это употреблено здесь в том значении, какое оно имеет у Матфея.
   Во времена Моисея по-еврейски "оиов" -- ?????? означало: иноплеменник, филистимлянин и др. Всякий не иудей был "оиов", ??????. В этом же месте значение, как человека другого народа, несомненно уже потому, что оно противополагается ??????? (Деян. VII,27), что значит в евангельском языке: сооте­чественник. Спрашивается: кто ???????, показывается, что ??????? есть иноплеменник, самарянин. (Притча о самарянине. Лука X, 29--37).
   Вот что говорит об этом месте Рейс (стр. 212, 213):
  
   "Последнее противоположение точки зрения закона и точки зрения евангельской нравственности является в некотором роде как бы объеди­нением указанных ранее и, во всяком случае, их завершением. Закон (Лев. XIX, 18) говорил: люби ближнего твоего; он отнюдь не говорит от­крыто: ненавидь врага твоего. Но ближним считался только израильтя­нин, по толкованию фарисеев, даже только друг. Ненависть к иноплемен­нику, отождествление иноплеменника с врагом были естественными, неизбежными следствиями избраннической точки зрения древнего рели­гиозного общества. Потому Иисус не был несправедлив к закону, выразив свое утверждение так, как оно передано. Его современники по крайней мере не имели ни малейшего повода что-либо возражать ему в этом смысле. А его исполнение закона, сводившее его к понятным каждому намерениям творца, общего отца всех людей, устанавливало такую всеобщность чувств братства, какой никогда еще не знал мир. К счастию, формула долга, в этом отношении, не нуждается здесь ни в каких комментариях, как бы ни было еще несовершенно осуществление идеала. Мы ограни­чимся несколькими замечаниями относительно подробностей. Текст Мат­фея (ст. 44) пополнялся в списках и народных изданиях списком Луки, который богаче разными пояснениями, ничего не прибавляющими к главной мысли. Следствием этой любви, которая не останавливается пред грани­цами, которые ставят несовершенства ближнего, а стремится уподобиться бесконечности совершенства Бога, должно быть то, что христианин становится сыном Божиим, достойным своего отца. Ибо ясно, что совершен­ство Божие, которое нам предлагается здесь как идеальная цель, к которой надо стремиться, может быть понимаемо только в смысле его нравственных качеств. Самый факт невозможности когда-либо достигнуть этой цели, очевидный для разума и для чувства, не должен служить помехою для воли; и текст подтверждает это, выражая будущим временем, вместо пове­лительного наклонения, ту мысль, что мы должны подвигаться в этом на­правлении. То, что говорится о солнце, как оно светит для всех безраз­лично, и о дожде, который орошает все поля, не должно быть понимаемо лак доказательство, вещественное и прямое, всеобъемлющей любви Бога. Ибо существуют также грозные явления природы, которые тоже поражают, без различия, людей всевозможных нравственных состояний. Это есть образ милосердия, открытого для всех, великодушия, которое всем оказы­вает поддержку, и, следовательно, того чувства, которое должно в нас проявляться в отношении всех, приходящих с нами в соприкосновение. Если любовь, доброта, доброжелательство и другие чувства и общест­венные деяния направляются лишь принципом взаимности, они не имеют никакой цены; выгода не есть общественный элемент. Расчет на нее может быть у людей наиболее злых, наиболее порочных, наиболее далеких от познания истинного Бога. Любовь христианина должна быть совершенно свободна от каких-либо соображений собственной пользы.
   Какое представление должен был иметь или желал дать нам о чело­веческой природе Иисус, ставя ей подобную цель? Есть ли это то предста­вление, какое имеет о ней современное богословие? И если верно, что здесь, на земле, никто не достигает этой цели, то можно ли допустить или поверить, что мы достигнем этой цели на другой же день после нашей смерти, благодаря милостивому дарению?"
  
  
   Странно, что, понимая то, что Иисус говорит об отношениях к чужеземцам, Рейс придумывает какое-то таинственное значе­ние слов и не видит самого простого и ясного, -- ту простую понятную цель, которую преследуют теперь так безуспешно общества мира. Он как будто боится придать словам Иисуса простое, понятное и глубокое значение.
   Вот что говорит церковь (Толк. Еванг. стр. 93):
  
  
   "Любите врагов ваших: Враг тот, кто делает зло так или иначе. Есть два рода любви к людям: первый есть расположение к человеку, жизнь и действия которого мы одобряем, который нам нравится; второй--распо­ложение и желание добра тем, которых жизнь и действия мы не одобряем, которых недобрым действиям в отношении к нам или другим мы противо­действуем. Это последнее чувство и есть любовь, которую мы должны ока­зывать к врагам.
   Невозможно любить действия человека, который наносит нам обиды, вред, оскорбляет законы божеские и человеческие; но мы можем, отвра­щаясь от его действий, желать добра ему самому, не платить ему злом за зло, помогать ему в нуждах и затруднениях, оказывать ему услугу, желать ему вечных благ. Эта любовь ко врагам, свидетельствующая о высокой степени совершенства имеющих сию добродетель. Достиг (таковой) верха добродетелей, ибо что выше всего? (Феоф., ср, Злат.).
   Благословляйте проклинающих вас и пр.: честнейшее развитие общей мысли о любви ко врагам, указание, в чем может выражаться эта любовь к различным образом проявляющим свою вражду. Благословлять, собст­венно, значит не только не говорить о враге нашем дурного, но говорить доброе, не умалять его добрых качеств, но хвалить их, поставлять на вид, потом благословлять, блатожелать. Обижать -- собственно, неправильно преследовать судом; отсюда обвинять несправедливо, оскорблять, поно­сить словом или делом. Очевидно, что с заповедью о любви ко врагам со­вершенно несогласна была бы такая любовь ко врагам, с которого соеди­нялось бы соучастие в их действиях; напротив, истинная любовь требует иногда обличений и укоризн, когда из-за вражеских действий оскорб­ляется слава Божия или совращаются люди с пути спасения. Посему и сам господь и его апостолы нередко обращались ко врагам своим со словом грозным и обличительным (Мф. XXIII, 3; Деян. XXIII, 3; Ин. V, 16; 2 Иоан., 10; Гал. I, 8 и др.). Видишь ли, на какие взошел он степени и как поставпл нас на самый верх добродетели. Смотри и исчисляй оные, начав с первой.
   1-ая степень не начинать обиды; 2-ая, когда она уже причинена, не воздавать равным злом обидевшему; 3-я не только не делать обижающему того, что ты потерпел от него, но и оставаться спокойным; 4-я предавать себя самого злостраданию; 5-я отдавать более, нежели сколько хочет взять причиняющий обиду; 6-я не ненавидеть его; 7-я даже любить его; 8-я благодетельствовать ему; 9-я молиться о нем Богу. Видишь ли, какая высота любомудрия? (Злат.)"
  
  
   Церковь как и прежние правила, так и это правило совер­шенно не понимает; говорит о постороннем, старается разру­шить главный смысл учения. Сказано: благословляй врагов; а она говорит: можно ругать. Речь Иисуса говорит только то, что не должно защищаться от врагов, что ни в каком случае не должно воевать; церковь же 1500 лет проповедует противное и благословляет воинов.
   А между тем это пятое, последнее из маленьких правил выражено, даже в том виде, в каком оно дошло до нас, с такою ясностью, что, казалосъ бы, не может быть сомнения в его зна­чении.
   "Вам сказано: Люби своего русского, а презирай жида, немца, француза. А я говорю: Люби людей чужих народов, если даже они нападают на тебя, делай им добро. Бог один у немцев и у русских и всех любит; и вы будьте равными сы­нами его, так же добры будьте ко всем, как и он".
   Что может быть связнее, проще, яснее этого? Но если по­думать только, для чего говорилась эта речь, кто говорил эту речь, то еще очевиднее, что она не может иметь другого смысла.
   Для чего говорится вся речь?
   Иисус учит людей истинному благу, как же ему умолчать о том явлении, которое и тогда и теперь представляется как величайшее зло -- вражды народов и войны. Неужели мы только так умны, а он просмотрел это зло и этот неистощимый источник зла, а говорил только о том, как причащаться хле­бом или вином, а об обществах убийц, о войнах -- ничего не сказал? И это тот Иисус, тот, который сказал, что он не одним евреям проповедует благо, тот, который не признает ни ма­тери, ни братьев, ни семьи, ни веры старинной, а говорит таким же, как он, бродягам?
   Неужели же он признает государство и не говорит об отно­шениях народов, потому что признает, что эти отношения и войны очень хороши, или потому, что войны, заставляющие миллионы страдать и другие миллионы быть причиною стра­даний, не касаются его учения?
   В начале речи Ижсус говорит, что не только не надо убивать, но гнева нельзя иметь на человека, -- так как же ему было не упомянуть о том вечном явлении войн, при котором не только гневаются на людей, но убивают людей? Неужели мы только так умны, что видим зло войн, а Иисус не видал этого? По­разительно в этом непонимании самых простых слов то, отчего оно происходит и как оно оправдывается.
   Происходит это непонимание оттого, что учение Христа не признается учением о том, какова должна быть жизнь людей, а признается как бы некоторым дополнением и украшением той жизни, которая существует и которая считается настоя­щею. Не подходит учение Христа к жизни, значит надо его пере­толковать. Иисус запрещает всякую вражду к чужеземцу, запрещает защиту и велит покоряться всякому врагу, -- а у нас есть государства, право и т. д. Учение не подходит, и надо перетолковать его. Учение перетолковывают. И продол­жаются государства и войны. И если спросить: да как же войны в христианских народах? Отвечают: Иисус ничего не говорит о государствах, о войнах. Выходит, что Иисус, запрещая гру­бым словом назвать человека, запрещая иметь хоть одного человека обиженного и непримиренного, разрешает насилия, убийства в огромных размерах. Он забыл сказать про это, или это не касается учения о благе.
   Если же читаешь, как написано, выходит следующее:
   Первое маленькое правило Иисуса -- закон о человеке, одном в самом себе, в его сердце. Взяв заповедь: не убий, имеющую целью то, чтобы люди по злобе не вредили друг другу, Иисус говорит: не то что не убий, а не имей зла на брата, и если брат имеет зло на тебя, мирись с ним.
   Второе маленькое правило о человеке с женщиною -- о семье. Взяв заповедь: не прелюбодействуй, имеющую целью то, чтобы люди своими половыми отношениями не вредили друг другу, Иисус говорит: не считай похоть плотскую хорошим делом.
   Третье маленькое правило о человеке в своих частных мир­ских отношениях с другими. Взяв заповедь о клятве, имею­щую целью верность отношений, Иисус говорит, что источник зла -- это обязательства, которые берет на себя человек. Нельзя обещаться ни в чем; не присягай ни в чем.
   Четвертое маленькое правило об отношениях человека к своему государству и к законам государства. Взяв статью из законов своего народа, Христос учит, что наказанием исправлять нельзя, а надо отдавать всё, что у тебя берут, всё спускать и никогда не судиться.
   Пятое и последнее маленькое правило учения, начавшееся с жизни одного человека, захватывает всё больше и больше людей и тут относится до тех людей, которых мы называем неприятелями, когда наш народ в войне с ними, до чужих народов, до всего человечества: вражеских народов, неприятелей не должно быть для вас. Если они воюют с вами -- подчиняйтесь, делайте добро и не воюйте. Делайте, как Бог, для кото­рого нет различия между добрыми и злыми. Будьте ко всем людям добры, какого бы они народа ни были, не делайте различия.
   3) Слово ????? явно означает не личных врагов, а врагов воинственных.
   4) Слова: благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас... молитесь за обижающих вас -- не нахо­дятся во многих списках Матфея. Они, очевидно, прибавлены после и здесь нарушают смысл, так как речь идет не о врагах личных, а о врагах государственных, о войнах.
   5) Во многих списках стоит ?????? ????, что опять подтвер­ждает значение всей речи не о врагах личных, а о врагах госу­дарственных.
   6) Во многих списках стоит ???????, значащее не иудей. Ва­риант этот подтверждает опять отношение всей речи не к вра­гам личным, а к врагам государственным.
   7) Весь контекст Луки к этому месту, очевидно, имеет в виду личного врага и должен быть отнесен к правилу о непротив­лении злу. Соединение же его с этим местом у Матфея только нарушает отдельный смысл текста Матфея, определяющий отношение к ???????, ??????, т. е. к чужим народам.
   8) ??????? значит совершен, но по-русски слово это должно получить дополнение -- совершен в чем. Здесь, очевидно, совершенство значит доброта, не ограниченная к одним из­вестным людям. Я так и перевожу словом добрый.
  

______________

  
  
  
   "?ф. VII, 12. (Лк. VI, 31.) И так во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки."
  
   Так вот всё то, что вы желаете, чтобы вам делали люди, то и вы делайте им. Потому что в этом закон и пророки. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Стих этот, стоящий у Матфея в 7-й главе, после речи о суде, я переношу в заключение пятого правила.
   И вот, предупредив слушателей о том, что он не разрешает от закона, а дает сверх закона еще маленькие правила, такие, исполнение которых дает царство Божие: Иисус высказывает эти пять правил, именно: не сердись, не блуди, не присягай, не судись, не воюй.
   Иисус говорит: вот пять правил, но все они сходятся в одно. Правило это: то, что ты желаешь, чтобы делали тебе дру­гие, то самое делай другим. Это правило заменяет весь преж­ний закон.
  

О МИЛОСТЫНЕ, ПОСТЕ И МОЛИТВЕ

  
   "Мф. VI, 1. Смотрите, не творите милостыни вашей пе­ред людьми, с тем чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего небесного."
  
   Берегитесь того, чтобы не· делать правду (1) для (2) людей, только для того, чтобы они видели. Если так, то нет в правде вашей уж заслуги пред Отцом вашим на небе.
  
   "2. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою."
  
   Так что когда ты милостив к людям, не труби перед со­бой, как комедианты делают в сборищах, на улицах, чтобы хвалили их люди. Сами види­те, они получили награду. (3)
  
   "3. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает пра­вая,"
  
   А ты, если ты милостив, то будь милостив так, чтобы не знать, правая ли твоя делает что, или левая. (4)
  
   "4. чтобы милостыня твоя была втайне: и отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно."
  
   Так, чтобы жалость твоя к людям была бы в тайне (5) сердца твоего, и отец твой видит в тайне сердца твоего и отдаст тебе. (6)
  
   "16. Также, когда пости­тесь, не будьте унылы, как лицемеры: ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящи­мися. Истинно говорю вам, что они уже получают на­граду свою."
  
   И когда чего-нибудь лиша­ешь (7) себя, не делайся угрю­мым, как притворщики, потому, что они нарочно омра­чают себе лица, чтобы люди видели, что они постятся. Сам знаешь, они получают за то свою награду.
  
   "17. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое,"
  
   А ты, если воздерживаешься от чего-нибудь, намажь голову и лицо вымой,
  
   "18. чтобы явиться постя­щимся не пред людьми, но пред отцом твоим, который втайне, и отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно."
  
   чтобы не видали люди, что ты постишься, но чтобы видел в душе твоей отец твой. И отец твой, увидя в душе, воз­даст тебе . (8)
  

??ИМЕЧ??ИЯ

  
   1) Здесь во многих списках стоит вместо ???????????-- ???????????. Само собою разумеется, что должно стоять ???????????, так как стих относится к исполнению всего, что предписывает Иисус. Ввело же в заблуждение переписчиков то, что, пере­числяя то, в чем состоит добродетель, Иисус в стихе 2-м одну из первых и главных называет ??????????, милосердие, которое должно пониматься не в смысле поступка милостыни, но ми­лосердия, жалости к людям.
   ?????????? значит: исполнение правды -- справедливость. Но слово это получило у нас такое далекое от правды значение, что его должно заменить выражением делать правду. ?????? ???????????, так же как ?????? ???????????, должно быть пере­водимо: делать правду, т. е. быть жалостливым, милости­вым.
   2) ????????? имеет здесь определенное последующим значение: для, только для людей.
   3) Опять слово ???? употреблено в том смысле, что ясно всякому, что они получили уже награду тем, что их хвалят; какая же им еще нужна награда?
   4) То есть так делай, чтобы всей душой отдаваться делу, чтобы ты не успел разобрать, левой ли, или правой рукой ты сделал дело.
   5) ??????? -- значит скрытый; ?? ?? ?????? -- значит в еван­гельском языке больше, чем в тайне, оно значит: в невидимом тайнике души (Поел. Римл. II, 16: В день, когда по благовествованию моему Бог будет судить тайные дела человека чрез Иисуса Христа.)
   6) ?? ?? ??????? не находится во многих списках и, очевидно, прибавлено, потому что не понято значение ?? ?? ??????. Слов этих нет у Тишендорфа.
   7) ??????? значит: лишить себя чего-нибудь, воздерживаться.
   8) Я перевожу это место (ст. 16, 17 и 18) прежде речи о мо­литве, как менее важное.
  

_______________

  
   "Мф. VI, 5. И когда молишь­ся, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц останавлива­ясь молиться, чтобы пока­заться пред людьми. Истинно говорю вам, что они уже полу­чают награду свою."
  
   И когда молишься, не будь, как лжецы: они всегда (1) молят­ся в сборищах, остановившись на перекрестках улиц, чтобы видно было людям. Сам ви­дишь, они получают награду.
  
   "6. Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затво­рив дверь твою, помолись отцу твоему, который втайне; и отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно."
  
   А ты, если молишься, так войди в клеть твою, притвори двери, да и помолись отцу. И отец твои увидит в душе и воздаст тебе. (2)
  
   "7. А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многосло­вии своем будут услышаны;"
  
   Молясь, не болтайте язы­ком (3) как комедианты. (4) Они думают, что болтовня их услы­шится.
  
   "8. не уподобляйтесь им; ибо знает отец ваш, в чем вы име­ете нужду, прежде вашего прошения у него"
  
  
   Не будьте, как они, потому что отец ваш знает, что вам нужно еще прежде, чем вы рот раскроете. (5)
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???????? здесь стоит в смысле: "всегда делают" и по-русски должно быть передано одним словом: всегда.
   2) ?? ?? ?????? опять нет в большинстве списков.
   3) Не сказано ???? ????????, как прежде, но сказано ????????????? ?? ?? (??????.??????? -- молясь, не болтайте языком, т. е. молитва не в болтании языком, не в говорении слов.
   4) В Ватиканском списке стоит не ???? (язычники), а ????????? (комедианты).
   5) У Безы и в одном латинском списке V века (Ватиканском) стоит ??????? ?? ????? -- прежде чем рот откроете.
  

_______________

  
   "Мф, VI, 9. (Лк. XI, 2.) Мо­литесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя твое. (1)"
  
   Так вот как молитесь:. Отец! Чтобы было твое цар­ство. Пусть будет твоя воля в тебе и во мне.
  
   "Мф. VI, 10. Да приидет царствие твое; да будет воля твоя и на земле, как на небе. (2)"
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) В некоторых древних списках слова "да святится имя твое" пропускались и заменялись словами о пришествии цар­ствия. Слова эти, несмотря на все попытки толкований, остаются в существующих толкованиях тою самою ?????????, которую за­прещает Иисус. На том же основании я исключаю слова; "наш на небе", -- слов этих тоже нет у Луки.
   2) "Как на небе и на земле" я перевожу: "в тебе и во мне".
  

_______________

  
   "?ф. VI, 11. (Лк. XI, 3.) Хлеб наш насущный дай нам на сей день."
  
   Денное пропитание дай нам с нужду. (1)
  
   "12. И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим."
  
   И прости нам наши вины за то, что мы прощаем всякому, кто виноват перед нами.
  
   "Мф. VI, 13. (Лк. XI, 4.) И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого (2)"
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слово ???????.?? неверно переведено: "насущный" --- хлеб на этот день; слово это значит: необходимый.
   2) У Матфея стоит: "не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого"; у Луки, в греческом тексте Тишендорфа, последние слова "избави нас от лукавого" не находятся. По­следние слова суть очевидное прибавление к тексту Луки. Обе фразы эти не только не заключают в себе никакой мысли, вводя бесполезное многословие, но и нарушают связь с после­дующим и предшествующим. В предшествующем стихе 7-м Мф. сказано, что много говорить нечего: отец знает, что вам нужно прежде, чем вы рот откроете. И говорится то одно чего можно желать и просить у Бога. Это одно состоит в том, чтобы признавать его отцом, желать его царства и воли и по­тому прощать всем. И вслед за этим говорится: если вы не про­стите, и отец не простит.
  
  
   ". XI, 25. (??. VI, 14.) И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и отец ваш небесный простил вам согрешения ваши."
  
   Если станете молиться, прощайте, если что имеете на кого, затем, чтобы и отец ваш на небе простил вам погрешности ваши.
  
   "Мр. XI, 26. (Мф. VI, 15.) Если же не прощаете, то и отец ваш небесный не простит вам согрешений ваших."
  
   Если вы не простите, и отец ваш на небе не простит погрешности ваши.
  
   "Вот то, что должно заменить вам молитву". Другого смысла не имеют эти стихи. Но как во многом и многом случалось с учением Иисуса, так и здесь те самые слова, которые он упо­требил для того, чтобы отрицать всякую молитву внешнюю, те самые слова, с небольшими туманными прибавлениями, поняты, как образец молитвы просительной. Как еще яснее сказать, что не нужно молиться?
   Храм жертвы уничтожен; сказано: не жертва, а любовь ваша между собою нужна. Сказано: Бог -- дух, и ему надо работать делом и в духе. Мало этого, как бы предвидя упорство людей удержать молитву, Иисус прямо говорит: не молитесь словами. Вся молитва должна состоять в желании царства Божия и в исполнении его правил, а все правила в том, чтобы не считать никого виновным, а всех любить и прощать. И что же? Эти самые слова, которыми он отрицает молитву, приняты за слова молитвы.
   Вот что говорит церковь (Толк. Еванг., стр. 102.):
  
   "Молитесь же так: Господь предлагает лишь образец христианской молитвы, и потому это не значит, что христианин сими только словами молитвы господней и должен всегда молиться, не употребляя других молитвословий. В ней содержится сущность христианской молитвы, даль­нейшие же подробности, очевидно, могут составлять предметы для мно­жества молитвословий, которые и действительно составлены в церкви Христовой и употребляются в таком или другом объеме всеми христиан­скими народами и вероисповеданиями."
  
   Рейс ближе к истине, но он тоже не хочет видеть простого, ясного смысла слов, потому что сначала ложно понял всю проповедь; он тоже видит в словах этих молитву.
   Вот слова Рейса (стр. 216--221):
  
   "1. Молитва не должна состоять из выражений, лишенных смысла или столь многочисленных, что они могли бы скорее развлекать произно­сящего их, чем сосредоточивать его мысли на том, что возвышает душу к Богу. Богу не нужно длинной молитвы, ибо, говоря по правде, ему вовсе не нужно никакой молитвы: он знает всё, что нужно нам, чего мы можем желать, что ему угодно даровать нам. Ведь это для нас самих мы молимся, чтобы приблизить себя к Богу, чтобы проникнуться и направляться его духом, чтобы привести нашу волю к доверчивому подчинению его воле, молитва достигает своей цели, если она приводит нас к тому, что мы в со­стоянии бываем от доброго сердца повторять то, что сказал Иисус в Гефсиманском саду. Вполне достаточно молитвы краткой, простой, но бога­той и глубокой по содержанию, лишь бы только она исходила из сердца и не была просто делом памяти.
   2. Иисус, по-видимому, имел однажды случай дать своим ученикам, и может быть даже по их просьбе, образчик такой молитвы. Она была дана им, конечно, не с той целью, чтобы они повторяли ее по заведенному порядку при разных случаях, а для того чтобы, определить известными словами природу того, что должно входить в молитву. Церковь не была виновата в том, что сделала из этой молитвы свою повседневную пищу: опыт веков свидетельствует нам, как неистощимы заключающиеся в ней богатства. Но, сравнивая текст, сохранившийся в составе Евангелия от Луки, можно усмотреть, что первые христиане еще не имели определенной и неизменной формулы, которая обрисовалась в ту эпоху, когда переписчики сочли необхо­димым согласовать менее полный текст с тем, который благодаря самой протяженности своей вошел в общее употребление.
   Нам не потребуется много слов для того, чтобы направить в надле­жащую сторону изучение этих немногих строк, составляющих предмет постоянного размышления всех христиан. Можно сказать наперед, что тем более собьемся мы с верного пути при истолковании молитвы господней, чем более станем искать в ней предметов, чуждых нуждам и желаниям простого и бесхитростного благочестия и доступных только выввюлениому уму. В этом смысле едва ли что может быть более неуместным, как спор о числе отдельных прошений, заключающихся в этой молитве, или как воображаемые открытия касательно их симметричного расположения, вступления к молитве и ее заключения и ее связи с догматом троичности, который рассказывают в ней с тем большей жадностью, чем меньше оказывается его в тексте. Предпола­гать в ней какие-либо задние мысли в отношения догматов или какие-либо особые предназначения в форме, значило бы странным образом оставлять без внимания дух господа и ту цель, которую он имел в виду, выражая эту молитву.
   В обращении, которым начинается молитва, сразу бросается в глаза название отец, столь редко встречающееся в Ветхом Завете, столь свой­ственное евангельской религии. Смысл этого названия не исчерпывается представлением о доброте творца; оно главным образом напоминает, что Иисус хочет сделать людей сынами Божиими, и этот элемент, практический и мистический в одно и то же время, напоминание долга и чувство духовного единения, должен с самого же начала привести молящегося в подобающее расположение духа. Он будет говорить: Наш отец, хотя мог бы сказать: Мой отец, потому что ему любезно будет напоминание о том братстве, которое соединяет его с ему подобными.
   И он будет говорить, даже в наше время, о небесах как о местопребы­вании высочайшего, не задаваясь вопросами космологии, потому что это выражение является символом величия, могущества и провидения Божьего, потому что оно напоминает ему о его зависимости и в нем заключается залог веры, несомненной и непоколебимой.
   Первое прошение представляется на первый взгляд просто известным почтительным выражением, актом смирения твари пред лицом творца. Слова: "Да святится имя твое" могли бы быть поняты просто как выраже­ние почтения. Но даже в этом случае уместнее было бы подставить вместо имени лицо, как это вообще принято в библейском языке. Однако мы сде­лали бы ошибку, остановившись на таком объяснении. Истинное почитание Бога, в вышеуказанном смысле, возможно бы было лишь для того, кто освятил бы сначала себя, -- другими словами, сделал бы себя достойным близости к святейшему, и потому первое прошение (которое может быть и прошением-то лишь при этом условии) заключает в себе и нравственное обязательство и просьбу о помощи для его выполнения.
   Второе прощение касается пришествия или осуществления царетва Божьего. Под "царством" в этом случае надо понимать нечто чуждое еврейским представлениям и свойственное исключительно евангельскому повествованию. Прошение не имеет в виду осуществления известного события, видимого, так сказать, осязаемого, -- какого-либо переворота, долженствующего изменить лицо земли, стремительно и одним махом, как того ожидали иудеи; но в нем выражается желание видеть установле­ние такого порядка в жизни людей, когда господствовала бы лишь одна святая воля Бога и ею одной управлялись бы все людские дела, -- такую фазу прогрессивного развития человечества, когда сделался бы живой действительностью тот идеал теократии, который рисовался лишь в вообра­жении пророков. Так как ясно, что не Бог может ставить преграды к такому преобразованию, то и это прошение, так же как предшествующее, заклю­чает в себе обещание со стороны человека оказывать всякое содействие столь желанному делу. Мы видим отсюда, что Лука мог исключить третье прошение, которое является не более как пояснением или, если угодно, вольным переводом второго, не опустив ничего существенного во всей формуле. С другой стороны, мы видим, что и более полная редакция не заключает в себе повторений, ибо второе прошение, упоминая о царстве, вызывает более частно мысль о солидарности между людьми, об общности цели и труда, которая должна их объединять, тогда как третье прошение настаивает преимущественно на самой деятельности человека, которая лишь подразумевалась в двух предшествующих. Ведь воля, о которой здесь говорится, должна признаваться скорее относящейся к свободному существу, чем царящей в природе. Тем не менее все эти три прошения ка­саются действий, требующих, сочувствия людей, и это является новым доказательством того, что самая молитва, в сущности, имеет в виду чело­века, а не Бога.
   Что касается четвертого прошения, то мы не будем останавливаться на опровержении тех, которые истолковывают его аллегорически, пред­ставляя под хлебом насущным не одну только пищу человека, а вообще удовлетворение нужд его физической или земной природы; мы ничего не возразили бы, если бы кто-нибудь захотел назвать размышление о слове Божием насущным хлебом христианина; мы заметили бы только, что не о том говорит здесь Иисус. Аллегория, сокровенный смысл, суть нечто чуждое молитве господней; далекие от признания того, чтобы господь мог сколь-нибудь унизиться, спустившись в область материальных отно­шений, мы скорее подивимся тому, как он мог подчинить самую материю, самые физические необходимости нашего существования более возвышен­ному порядку идей и указать нам чрез это на долг наш освящать их и на имеющиеся к тому средства. Для смертного будет огромным утешением проникнуться убеждением, что Бог не оставляет его одного даже в делах самых обыкновенных и что безмерная небесная помощь оживляет и обла­гораживает его труд. Что касается обычного выражения, которым вос­пользовались между прочим также и мы, то его следует признать крайне, неудачным, хотя в нем и не содержится прямого извращения мысли. Го­воря филологически, греческое слово, употребленное двумя евангелистами и не встречающееся ни у какого другого автора, может быть приурочено к двум этимологическим комбинациям. Или его следует производить от глагола, имеющего значение ступать; тогда смысл его будет наступаю­щий день, завтра. Это тот смысл, какой находил Иероним в еврейском Евангелии -- хлеб на наступающий день. Или слово это следует произво­дить от названия "сущность", и тогда прилагательное в тексте будет переда­ваться словом насущный, означающим отсутствие чего-либо лишнего. Мы предпочитаем это последнее значение; при нем более выдвигается на вид элемент воздержности и умеренности в отношении благ этого мира, вполне отвечающий общему смыслу.
   Употребляя в пятом прошении слово грех и согрешающий, мы еще раз остаемся верны обычаю. Но надо звать, что слова эти очень ослабляют смысл оригинала. Буквально следовало бы читать: "Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим". Это выражение имеет для себя самое простое и верное объяснение в притче о двух рабах. Всякое нарушение обязанностей, как в отношении Бога, так и в отношении ближнего, сравнивается с долгом, сделанным нами, который заимодавец может, если пожелает, простить нам. Это сравнение весьма обыкновенно в рав­винских поучениях, и оно сохранилось во всей своей чистоте и простоте в немецком языке. На самом деле, смиренное сознание своего долга (греха) должно делать грешника более расположенным поступать е другим так, как он желал бы, чтобы поступали с ним, и во всяком случае он не может предстать пред Богом, прося прощения великого долга, если сам предва­рительно не простит малого долга своему брату. Именно это и выражает текст, исправленный критикою, так же как и текст Луки, не вполне совпа­дающий с изучаемым нами. Общепринятое французское чтение, видимо, обязано своим существованием некоторому ослаблению нравственного чувства, ибо в нем выражается скорее обещание, чем совершение дела, и в нем, кроме того, заключается еще то неудобство, что им вводится мысль о соразмерности возмездия, которая была бы в одно и то же время и невыгодна для нас и противна действительности.
   Также в шестое прошение обычай ввел некоторые произвольные ис­правления. Говорят с церковной кафедры: "Не допусти нас до искушения", чувствуя неловкость приписать искушение самому Богу. Но здесь мы имеем дело лишь с кажущейся трудностью. Одно и то же греческое слово означает как испытания, которым Бог подвергает людей с целью их воспитания и оздоровления, так и те положения, зависящие от наших дурных стремлений, когда мы по слабости впадаем в грехи, и потому представ­ляются равно истинными, как утверждение Иакова, согласное с высоким разумом божественной природы, так и это прошение Иисуса, основанное на знании природы человека. Христианин, не доверяя себе, может про­сить как милости у Бога, чтобы уберег его от испытания, совершенно так, как Иисус просил о том же в Гефсимании; но, как и для него, сама эта молитва должна явиться средством укрепления воли, источником силы и мужества и с тем вместе залогом победы, как это прекрасно выражено Павлом в 1 посл, к Кор. X, 13. Последняя фраза, которую напрасно принимают за седьмое прошение и которую Лука опускает, нимало не уро­дуя текста, в сущности, есть не что иное, как дополнение к уже сказан­ному. В самом деле, если поставить, как это сделано нами, слово "лука­вого" в мужеском роде, то в этой фразе мы будем иметь указание на то, что испытание, посланное Богом, может сделаться истинным искушением, случаем падения из-за нашей слабости, которой пользуется дух зла. Если же принять слово "лукавого" в среднем роде, то в конце концов, получится тот же смысл с той разницей, что не будет олицетворения злой воли. Ни в том, ни в другом случае мы не получим ничего похожего на просьбу о сохранении нас от зла.
   Мы вовсе опустили славословие, которое прибавляла в своей литургии к молитве господней греческая церковь и которое вследствие этого в конце концов проникло в евангельские списки. Латинская церковь не знала его; оно отсутствует также в Вульгате и во всех католических библиях; началом его, видимо, надо считать IV век. Точное установление смысла таких вы­ражений не имеет большого значения; они служат для прославления Бога и заимствуются обыкновенно из библейского языка; собственно, в этом выражении можно видеть как бы утверждение самой молитвы. Бог хочет и может дать то, чего у него просят, и мы наперед благодарим его за это. Заметим попутно, что именно наличность или отсутствие этого выражения представляет самое легкое средство распознавания, есть ли известный пере­вод Нового Завета происхождения католического или протестантского.
   3. Стихи 14 и 15, как это нетрудно усмотреть, не входят в состав мо­литвы господней. Может быть, они представляют собой отрывок из объяс­нения, сделанного Иисусом, ибо они ближайшим образом относятся к пя­тому прошению. Но с большей уверенностью можно признать их за мысль, весьма часто выражающуюся в учении Иисуса. Готовность примириться с ближним -- есть условие получения прощения от Бога; без нее будет призрачна наша надежда на небесную милость.
  

БОГАТСТВО ЛОЖНОЕ И ИСТИННОЕ

  
   "Мф. VI, 19. Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут."
  
   И не копите себе животы (1) на земле; здесь моль и ржа точат и воры подкапывают и крадут.
  
   "Мф. VI, 20. (Лк. XII, 33.) Но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут."
  
  
   А копите себе животы на небе: там нж моль, ни ржа не точат, ни воры не подкапывают и не крадут.
  
   "Мф. VI, 21. (Лк. XII, 34.) Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше."
  
   Потому где будут животы ваши, там будет и сердце ваше.
  
   "Мф. VI, 22. (Лк. XI, 34.) Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло."
  
   Телу свет (2) -- глаза. (3) Если глаза твои не мутны, и всему телу будет светло.
  
   "Мф. VI, 23. (Лк. XI, 34, 35.) Если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?"
  
   Если же глаза твои мутны, то и всему телу темно будет. Так вот, если свет твой тьма, то какова же тьма?
  
   "Мф. VI, 24. (Лк. XVI, 13.) Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердство­вать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и ма­моне."
  
   Никто не может быть работ­ником у двух хозяев, -- пото­му что одного будет ни во что считать, (4) а другого будет почитать; одному угодит, (5) а другого забудет. (6) Нельзя работать (7) на Бога и на ма­мона.
  
   "Лк. XII, 15. Смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения."
  
   Смотрите, берегитесь от всякой корысти, (8) потому что жизнь человека не в том, чтобы у него было лишнее. (9)
  
   "Мф. XVI, 26. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повре­дит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?"
  
   Какая польза человеку, если он и весь свет наживет, а душу проживет. Богатством не выкупишь души. (10)
  
   "Мф. VI, 25. (Лк. XII, 22, 23.) Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеть­ся. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?"
  
   Вот потому-то говорю вам: не заботьтесь о том, что есть и пить будете, ни о теле вашем не заботьтесь, что оденете. Разве жизнь и не больше пищи и тело не больше одежды?
  
   "Мф. VI, 26. (Лк. XII, 24.) Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни со­бирают в житницу; и отец ваш небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?"
  
   Гляньте на птиц небесных: ни сеют, ни жнут, ни собира­ют в сараи, а отец питает их. А разве человек не дороже птицы?
  
   "Мф. VI, 27. (Лк. XII, 25.) Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?"
  
   Как ни старайся, никто не может на крошечку протянуть век (12) свой.
  
   "Мф. VI, 28. (Лк. XII, 27.) И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые ли­лии, как они растут: не тру­дятся, не прядут."
  
   И об одежде зачем заботи­тесь. Посмотрите на цветы (13) полевые, как они цветут. Не работают, не прядут.
  
   "Мф. VI, 29. Но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них."
  
   А Соломон во всей своей славе не одевался лучше, чем один из цветов полевых.
  
   "Мф. VI, 30. (Лк. XII, 28.) Если же траву полевую, кото­рая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, ма­ловеры!"
  
   Если траву полевую, ту, что нынче жива, а завтра ране сожгут, Бог так одевает, как же ему вас не одеть? Плохо вы верите.
  
   "Мф. VI, 31. (Лк. XII, 29.) Итак, не заботьтесь и не гово­рите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?"
  
   Так вот вы и не заботьтесь, не раздумывайте, что будешь есть, что будешь пить, чем оденешься.
  
   "Мф. VI, 32. (Лк. XII, 30.) Потому что всего этого ищут язычники; и потому что отец ваш небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом."
  
   В этом нуждаются (14) все народы, (15) и знает отец ваш на небе, что всё это нужно вам.
  
  
   "Мф. VI, 34. Итак, не за­ботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы."
  
   Так вот и не заботьтесь о том, что будет завтра. Завтра будет своя забота. Довольно заботы и на один день. (16)
  
   "Мф. VI, 33. (Лк. XII, 31.) Ищите же прежде· царства Божия и правды его, и это всё приложится вам."
  
   Добивайтесь (17) первее всего того, чтобы быть в воле Бога и доверяться воле Божией; просите главного, а остальное само придет.(18)
  
   "Мф. VII, 7. (Лк. XI, 9.) Просите и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам."
  
   Просите, (19) и дастся вам, добивайтесь, и найдете; сту­чите, и вам отворят.
  
   "Мф. VII, 8. (Лк. XI, 10.) Ибо всякий просящий полу­чает, и ищущий находит, и стучащему отворят."
  
   Потому всякий, кто желает, тот получает, и кто добивается, тот найдет, и кто стучится, тому отворят.
  
   "Мф. VII, 9. (Лк, XI, И.) Есть ли между вами такой че­ловек, который, когда сын его попросит у него хлеба, по­дал бы ему камень?"
  
   Разве бывает жз вас такой человек, чтобы, когда сын у не­го просит хлеба, а он дал бы ему камень?
  
   "Мф. VII, 10. (Лк. XI, 11.) И когда попросит рыбы, подал бы ему змею?"
  
   И разве бывает так, чтобы сын просил рыбки, а он бы дал ему змею?
  
   "Мф. VII, 11. (Лк. XI, 13.) Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более етец ваш небесный даст блага про­сящим у него."
  
   Если уже вы, дурные люди, знаете, что хорошо, и то и да­ете (20) детям вашим, так как же отец-то ваш на небе не даст духа добра (21) тому, кто просит у него. (22)
  
   1) ???????? надо бы перевести: "скоп", но слово это имеет дру­гое значение. "Сокровище" имеет слишком частное значение чего-нибудь особенно драгоценного. "Имущество" не имеет того значения драгоценности, которое имеет ????????. Народное слово животы вполне выражает понятие.
   2) ?????? здесь должно быть переведено: свет.
   3) Глаз я передаю во множественном, так как речь идет об органе зрения.
   4) ?????? везде нужно переводить: пренебрегать, презирать; я выбираю перифразу: ни во что считать, как более русскую и точную.
   5) ?????? -- я передаю формою: угодить.
   6) ??????????? -- не обращать внимания, забывать.
   7) Так как ????????? значит: быть работником, то для удер­жания этого понятия нужно перевести: работать на.
   8) Во многих списках и в Синайском стоит: ????? ??????????.
   9) Я вставляю сюда стих Луки XII, 15. выражающий с дру­гой стороны ту же мысль, что и у Мф. VI, 24.
   10) Мф. XVI, 26 -- опять выражает ту же мысль еще с новой стороны и потому присоединяется сюда же.
   11) ???? -- как и в большинстве мест синоптиков -- должно быть переведено: жизнь. В народном языке слово это пере­дается: душа, и понимается также: "душу отвести", "для души не жалею калачика" и т. п.
   12) ????? никогда не значит "рост" и перевод этого слова "ро­стом" в Вульгате и у Лютера есть одна из этих грубых ошибок, которые так часто встречаются. ?????? значит: век, т. е. долгота жизни.
   13) ????? я перевожу просто: цветы.
   14) ????????? значит: нуждаться и неправильно переведено: "искать". Если ????????? значит "искать", то ?????? (33-й стих Мф. гл. VI) должно уж значить другое.
   15) ?? ???? переведено неправильно: "язычники", painens. Там, где говорится о язычниках, употребляется ???????. ???? зна­чит здесь: все народы. В подтверждение такого перевода: во многих списках стоит в этом месте ?? ???? ??? ?????? -- "люди мира" (Лк. XII, 30). Всё это место везде и у Рейса переводится ошибочно, именно в том смысле, что заботятся о теле и одежде только язычники, а вы, мои ученики, не должны заботиться. Это неверно по значению слов ????????? и ???? и по варианту той ??????; главное же неверно потому, что заставляет Иисуса го­ворить, что язычники -- отверженцы, чего он никогда не говорит, и то, что он противоречит себе. Он сказал: вы забо­титесь (Мф. VI, 28), а потом говорит: "только язычники заботятся".
   16) Я переставляю 34-й стих Мф. впереди 33-го, потому что 33-й заключает всю мысль.
   17) ????? значит: искать, добывать.
   18) В некоторых древних списках стояло ??????? ?? ??????, ??? ?? ????? ???? "???????????? ??? ??????? ?? ????????? ??? ?? ???????, ??????&??????.
   19) ????? без дополнения не значит: "просить", а -- же­лать, стремиться к чему-нибудь.
   20) ?????? -- даяние, то, что дается. ?????? ?????? ????? -- вы знаете даяния добрые, полезные давать, т. е. знаете, что-добро, и даете, что добро.
   21) В этом месте Луки (XI, 13) находятся в разных списках разные варианты; стоит: ?????? ????, ?????? ?????, ?????? ?????-????? ??????????? (spiritum, bonum, donum, spiritus sancti). Все эти варианты и принятый текст Луки, в котором сказано: "даст духа святого", -- важны потому, что, очевидно, большинством понимались эти слова не по отношению к земным благам, а по отношению к тому духу, который нужен для участия в царстве Божием.
   22) Всё это место (Мф. VII, 7--11) следует непосредственно за стихами о суде и там не связано с предшествующим; здесь же прямо связывается с Мф. VI, 33 и единством мысли и даже самой формой выражения ???????.
  

_____________

  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Ни на что не сердись, как бы ни обижали тебя. Не ищи плот­ских утех: если есть жена, с ней одной живи. Ни в чем не обе­щайся. Ни в чем не защищай ни своего труда, ни своего досуга; всё, не судясь, отдавай тем, которые хотят отнять от тебя. Не считай себя членом какого-нибудь народа; не признавай ни­какого различия народностей, и из-за различия народностей не воюй, ни нападая, ни защищаясь. Будьте бродяги -- это, и не что иное, сказано в немногих правилах Христа. В них и в том, чтобы делать другим, чего себе хочешь,-- весь закон и пророки.
   Каковы люди теперь, каково их устройство жизни теперь, точно такое же оно было и тогда. И то самое, что говорят и ска­жут люди теперь об этом учении, то самое думали и говорили люди тогда. И теперь говорят и скажут и тогда говорили: "но если не противиться злу и отдавать всё, что отнимают, то весь смысл нашей жизни уничтожится. Нет ни государства, ни соб­ственности, ни семьи. Я приготовил, собрал, скопил для себя, для семьи, для своего народа, а всякий злой человек придет, потянет с меня, и я должен отдать. Придет немец, француз, турок, заберет то, что я собрал, и я должен покориться?"
   И Иисус Христос прямо отвечает на это. Он не говорит ни о семье, ни об обществе, ни о государстве; он говорит только о том одном, что составляет предмет его учения, о том одном, что есть свет людей, -- о божественной сущности человека, о его душе. Но он прямо отвечает на естественный вопрос о том, что же будет с плодом моих трудов, с сокровищем, с капиталом, который я собрал?
   Он отвечает: "Человек в жизни может приобрести два богат­ства: одно богатство -- духа в Боге, и другое -- то, что вы называете богатством. Ваше богатство гибнет, вы это знаете: не нынче, завтра, через сто лет оно погибнет, и ничего не оста­нется. Богатство в Боге, жизнь духа, -- одно не погибнет и не подлежит земным переворогам. Копите то, которое не гибнет. Если то, что ты желаешь, то, к чему ты стремишься, -- богатство, которое ты копишь, есть зло, то какова же будет твоя жизнь, вся направленная к одному злу. Если глаза твои видят хорошо, они и тело приведут туда, где ему будет хорошо; но если глаза твои слепы, то они и всё тело заведут в зло. Жела­ния, стремления твои -- это глаза, которые ведут тебя. Что ж будет с тобой, если желания твои направлены ко злу?
   "И потому: невозможно работать заодно -- на мамона, т. е. для гибнущего богатства, и на Бога, для не гибнущего духа.
   "Любовь к богатству есть обман. Стоит только подумать, чтобы понять это. Зачем оно? Мы привыкли говорить: как мне не заботиться, что я буду есть. Да кто есть-то хочет? Душа, жизнь? Откуда же она-то? Ведь не из хлеба она выросла, а прежде она родилась, а потом уж мы ее кормим хлебом. Она-то откуда? От Бога. Стало быть, Бог сделал и жизнь и хлеб. Ну что же для Бога дороже: жизнь или хлеб? Уж наверно жизнь. Так о жизни -- той, что от Бога, о той надо заботиться. А Бог, если сделал жизнь, так и сделает то, что напитает ее. Ведь кормит же Бог птиц, а они не сеют, не жнут, так и вас прокор­мит; то же и об одежде и обо всем, что вам каждому нужно. Так и не заботьтесь ни об еде, ни о чем. Отец ваш, Бог, знает, что вам нужно; не заботьтесь вперед, довольно зла от заботы и одного дня, от которого вы не уйдете. Зачем прибавлять себе еще новое зло, заботясь о завтра. Держитесь только минуты настоящего, стараясь всегда только в эту минуту исполнять волю Бога, и вы войдете в жизнь. Ищите только того, чтобы быть в царстве Бога, исполнять волю отца, а всё остальное само придет. Желайте, ищите только одного этого, и отец даст вам эту жизнь, не телесную, но духовную. Он знает, что для вас добро, и то самое даст вам. Это кажется вам трудным, потому что вы не видите пути. Вам кажется, что везде путь; но есть путь -- один только путь, тот, который я вам показываю, -- путь этих правил, и по нем вы войдете в царство Божие. Не бойтесь, -- вы войдете, потому что Бог сам хочет этого".
   Так я понял значение этих слов, но вот как судят церковь и Рейс:
  
   "Толк. Ееанг.: Пристрастие к стяжанию земных благ несовместно с слу­жением Богу; впрочем, богатство, как Божие благословение, при правильном отношении к нему, не препятствует служить Богу. Примеры: Авраам, Иов и другие праведники.
   "Не о богатых упоминай мне, но о тех, кои раболепствовали богатству. Иов богат был, но не служил мамоне, имел богатство и обладал им, был господином его, а не рабом. Он пользовался им, как раздаятель чужого имения, и не услаждался тем, что имел у себя" (Злат.).
   В известных пределах необходимо заботиться о нуждах житейских; трудиться для удовлетворения их заповедует и спаситель и апостолы, тогда как беззаботность всегда порицается. Не беззаботности научает господь, а излишнюю заботливость запрещает."
  
   Рейс говорит (стр. 224, 225 и 226):
  
   "Здесь очень важно не ошибиться в значении слов Иисуса. Он не хотел, конечно, чтобы люди были нерадивы и беззаботны, чтобы они безраз­лично относились к труду или лишали труд его награды. Он лишь выра­жает здесь, как и всегда, мысль свою без всяких ограничений и придает своим наставлениям парадоксальную форму, с тем чтобы выдвинуть то, что люди обыкновенно уже не принимают в соображение, и оставить в сто­роне то, что понятно без объяснений и не нуждается в настойчивом про­возглашении. В сущности, разного рода материальные жизненные необ­ходимости налагаются на отцов семей и вообще на огромное большинство людей с такой силой, что нет никакого основания опасаться, чтобы они когда-либо были упущены из виду. Скорее можно опасаться, что люди будут совершенно поглощены ими, не только в том смысле, что будет отвлечено их внимание от всего прочего и особенно от их духовных инте­ресов, но также в том смысле, что они позабудут, сколь мало могут они сделать для удовлетворения своих повседневных нужд, и сколь много делает для них Бог, и сколь действительны и своевременны его заботы. Слово, значит, обращено как к людям, которые только и занимаются, что удовлетворением своих материальных потребностей, так и к людям, которые занимаются удовлетворением своих потребностей без достаточной веры в порядок, установленный провидением, к людям маловерным. Под заботой здесь надо понимать не те необходимые дела, которые мы выпол­няем для себя и для своих домашних, но те дела, которые спутывают сво­боду мысли, вредят ее ясности и предпринимаются вследствие отсутствия или слабости веры в Бога.
   Мысль эта выражена в несколько измененном виде также в последнем, 34 стихе. В сущности, это опять совет не отдаваться всецело материаль­ным заботам, но ему придан здесь несколько иной характер, чем в пред­шествующем изложении. Вы занимайтесь теперь, как бы говорит он нам, тем, что имеет ближайшее отношение к настоящему, вашими непосред­ственными нуждами. Предоставьте Богу заботу о завтрашнем дне. Пусть всякий день приносит с собой свои обязанности и свои труды. Распола­гайте каждый день свободой духа, необходимой для исполнения вашего долга в иной сфере вашего существования; не растрачивайте ваших сил на ненужное увеличение того круга непосредственных материальных по­требностей, на которые вам приходится их тратить; устраивайтесь с ними так, чтобы они мудро удовлетворялись изо дня в день. Таким образом, в вашем распоряжении всегда будет оставаться достаточно сил для удовле­творения нужд, более существенных."
  
  
   Отвергнуто или перетолковано каждое из пяти правил от­дельно, и потому естественно отвергнут и вывод. И замеча­тельно то, что вывод отвергается и признается парадоксаль­ным не на основании ложности самого вывода, но на том осно­вании, что он не сходится с существующим порядком вещей, точно так же, как и не сходился тогда, когда был проповедан. Но мало этого, вывод признается ложным не потому, что ничто не подходит под его определение (много христиан нищих вполне подходят к определению), но не подходим мы с нашим кружком людей, который мы называем церковью. А там сказано: что тесным путем не многие -- малое стадо входит. Нет! мы хотим и не признавать вывода и быть малым стадом.
  

_____________

  
  

ТЕСНЫЙ ПУТЬ. ПРИТЧА О ПОСТРОЙКЕ ДОМА

  
   "Мф. VII, 13. (Лк. ??11, 24.) Входите тесными вратами; по­тому что широки врата и про­странен путь, ведущие в по­гибель, и многие идут ими;"
  
   Входите узким (тесным) входом, потому что вход ров­ный и дорога широкая ведут в погибель, и многие входят.
  
   "Мф. VII, 14. потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их."
  
   И узкий вход и тесная до­рога ведут в жизнь, и немногие находят его.
  
   "Лк. XII, 32. Не бойся, ма­лое стадо! ибо отец ваш бла­говолил дать вам царство."
  
   Не бойся, малое стадо, потому что отец пожелал научить нас (1) своей воле.
  
   "Мф. VII. 22. Многие ска­жут мне в тот день: Господи! господи! не от твоего ли имени мы пророчествовали? и не тво­им ли именем бесов изгоняли? и не твоим ли именем многие чудеса творили?"
  
   Многие скажут мне в тот день: Господи, господи, разве мы не учили, не для тебя зло изгоняли и не для тебя учре­дили власть. (2)
  
  
   "Мф. VII, 23. И тогда объ­явлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от меня, делающие беззаконие,"
  
   И тогда скажу им: никогда не знал вас; отойдите от меня вы, делавшие беззаконие.
  
   "Мф. VII, 24. (Лк. VI, 47.) Итак, всякого, кто слушает слова мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразум­ному, который построил дом свой на камне."
  
   Так вот каждый, кто слышит слова эти и исполняет их, тот, как умный человек, строит дом на камне.
  
   "Мф. VII, 25. (Лк. VI, 48.) И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устре­мились на дом тот; и он не упал, потому что основан был на камне."
  
   И прошел дождь, и полились, ручьи, и подули ветры, и на­перли на дом тот, и дом не упал, потому что основан на камне.
  
   "Мф. VII, 26 (Лк. VI, 49.) А всякий, кто слушает сии слова мои и не исполняет их, уподобится человеку безрас­судному, который построил дом свой на песке."
  
   И всякий, кто понимает мои слова эти и не делает того, что-я говорю, тот, как глупый человек, строит дом на песке.
  
   "Мф. VII, 27. (Лк. VI, 49.) И пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое."
  
   И пошел дождь, и полились ручьи, и подул ветер, и уда­рил в дом, и завалился дом, и все загремело.
  
   "Мф. VII, 28. И когда Иисус окончил слова сии, народ ди­вился учению его:"
  
   И случилось, что, когда окончил Иисус речи эти, вос­хитился народ его учением.
  
   "?ф. VII, 29. ибо он учил их, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи."
  
   Потому что он учил их, как свободный, а не как книжники.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Во многих списках стоит ???? (нас).
   2) ??????? значит власть. И если искусственно не придавать этому месту мистического смысла, т. е. уничтожить его смысл, то всё это значит только то, что люди, утверждающие законы гражданские и церковные, скажут: "мы всё это и власти правительственные устроили для блага во славу Божию", -- то самое, что они и говорят.
  

ИЗБРАНИЕ ДВЕНАДЦАТИ АПОСТОЛОВ

  
   "Лк. VI, 12. В те дни взошел он на гору помолиться, и пробыл всю ночь в молитве к Богу."
  
   В то время ушел Иисус в горы молиться и всю ночь молился Богу.
  
   "13. Когда же настал день, призвал учеников своих и из­брал из них двенадцать, кото­рых и наименовал апостолами:"
  
   И когда ободняло, позвал учеников и выбрал из них двенадцать и назвал их посланцами.
  
   "14. Симона, которого и на­звал Петром, и Андрея, брата его, Иакова и Иоанна, Фи­липпа и Варфоломея,"
  
   Симона, того, что прозвал камнем, и Андрея его брата, и Иакова, и Иоанна, Филиппа и Варфоломея,
  
   "15. Матфея и Фому, Иакова Алфеева и Симона, прозывае­мого Зилотом."
  
   Матфея и Фому, Иакова Алфеева, и Симона по прозви­щу Зилота,
  
   "16. Иуду Иаковлева и Иуду Искариота, который потом сделался предателем."
  
   Иуду Иаковлева и Иуду Искариота, того, что сде­лался предателем.
  
   "17. И сошед с ними, стал он на ровном месте, и множе­ство учеников его, и много народа из всей Иудеи и Иеру­салима, и приморских мест Тирских и Сидонских,"
  
   И сошел с ними и остано­вился в раздолье, и ученики его и много народа со всей Иудеи и из Иерусалима и с бе­регов Тира и Сидона.
  
   "18. которые пришли по­слушать его."
  
   Все пришли слушать его.
  

ЗАКОН

  

Общее изложение главы четвертой

  
   Иоанн объявил пришествие Бога в мир. Он сказал, что людям надо очиститься духом для того, чтобы познать царство Бога.
   Иисус, не зная плотского отца и признавая отцом своим Бога, услыхал проповедь Иоанна и спросил себя, что такое этот Бог, как он пришел в мир и где он?
   И, удалившись в пустыню, Иисус познал, что жизнь чело­века в духе и, уверившись в этом, что человек живет всегда Богом, что Бог всегда в людях и что царство Бога всегда было и есть и людям нужно только признать его, -- познав это, Иисус вышел из пустыни и стал проповедывать людям то, что Бог всегда был и есть в мире и что для того, чтобы познать его, нужно очиститься или возродиться духом.
   Он объявил, чтоб Богу не нужны молитвы, жертвы и храмы, а нужно служение в духе, делание добра; объявил, что царство Бога надо понимать не так, что в какое-нибудь время и в какое-нибудь место придет Бог, а так, что во всем мире и всегда все люди, очистившись духом, могут жить во власти Божией. Он объявил, что царство Бога не приходит видимым образом, но что оно находится внутри людей. Чтобы быть участником цар­ства, надо очиститься духом, т. е. возвысить в человеке дух, и ему служить. Тот, кто возвысит дух, тот вступает в царство Бога и получает жизнь невременную. Возможность возвысить дух и сделаться участником царства Бога имеет в себе каждый человек, и с того времени, как Иоанн объявил царство Бога, еврейский закон стал не нужен. Всякий, понявший царство Бога, своим собственным усилием, возвысив в себе дух и работая Богу, вступает во власть Бога.
   Для того, чтобы работать Богу и жить в царстве его, т. е. покоряться ему и исполнять его волю, нужно знать закон этого царства. И вот Иисус объявляет, в чем должно состоять возвы­шение духа и работа Богу, в чем состоит закон царства Бога.
   Иисус всю ночь молится и, отобрав двенадцать человек, вполне понявших его, с ними выходит к народу и говорит то, в чем состоит возвышение духом и служение Богу, в чем закон царства Бога.
   Закон власти Бога состоит прежде всего в том, чтобы чело­век весь предавался власти Бога, и вот, оглянув народ, Иисус, указывая на учеников, сказал:
   "Счастливы вы, бродяги: вы во власти Божией. Вы счастливы: пускай вы голодны теперь, вы поголодаете, но вы насытитесь. Вы счастливы: пускай вы, если и погорюете и поплачете, -- потом вы утешитесь. Вы счастливы: пускай вас и ни во что считают люди и гоняют вас отовсюду. Радуйтесь этому, потому что так гоняли людей, всех тех, которые возвещали волю Божию.
   Но несчастны вы, богатые, потому что вы получили уже всё, что желали, и больше ничего не получите. Если вы сыты теперь, то будете и голодны. Если вы веселы теперь, то будете я пе­чальны. Несчастны вы, если вас все хвалят, потому что все хвалят только лгунов.
   "Счастливы вы, бродяги, вы во власти Божией, но вы сча­стливы только тогда, когда вы не по виду только бродяги, но когда вы бродяги по душе; как соль хороша только тогда, когда не по виду только похожа на соль, но когда солона сама по себе. Так и вы соль мира, учители мира, если вы знаете, что истинное счастье в том, чтобы быть бродягой. Если же вы бро­дяги только по виду, то вы, как соль несоленая, никуда уже не годитесь. Если вы понимаете это, то и показывайте своими делами, что вы хотите быть бродягами, а не будьте, как другие.
   "Если вы свет для людей, то и показывайте свой свет, а не скрывайте его, так чтобы люди на деле видели, что вы знаете истину, и, глядя на ваши дела, понимали бы, что вы сыны отца вашего, Бога.
   "И не думайте, что быть бродягой значит быть беззаконником. Я учу не тому, чтобы развязать ваши руки от закона Божия; напротив, тому, чтобы исполнять закон Божий. Пока есть люди под небом, то и закон о том, что должно и что не должно быть, есть для людей. Закона только тогда не будет, когда люди сами собой всё будут исполнять по закону. И вот я вам даю правила для исполнения закона.
   "И если кто не исполнит хоть одно из них и научит тому, что можно его не исполнять, то дальше всех будет от Бога; а кто исполнит всё и так научит, тот ближе всех к Богу. Потому что если в вашей верности исполнения закона не будет больше верности исполнения закона фарисеев и книжников, то и не соединитесь с Богом.
   "И вот эти правила:
   "1-о е п р а в и л о: Справедливость книжников и фарисеев состоит в том, что если человек убьет другого, то его надо судить и приговорить к наказанию.
   "А мое правило то, что разозлиться на своего брата так же дурно, как убить. Я запрещаю злость на брага под тем же стра­хом, под которым фарисеи и книжники запрещают убийство. А бранить брата еще хуже, и еще под большим страхом я запре­щаю это; а оскорбить брата еще того хуже, и я еще строже за­прещаю это.
   "И я запрещаю это потому, что вот вы считаете, что нужно для Бога ходить в храм, носить жертвы. Ведь вы ходите носить жертвы, -- так знайте, что как вы считаете важным жертвы, так еще более важен мир, согласие и любовь между вами для Бога; и что нельзя вам ни молиться, ни думать о Боге, если есть у вас хоть один человек, с которым вы не в любви.
   "Так вот 1-е правило: Не сердитесь, нь бранитесь, а побра­нились-- миритесь. И прощайте всё, в чем виноваты перед вамп люди.
   "2-е п р а в и л о вот какое: Фарисеи и книжники говорят: если сблудишь, то убить тебя и женщину вместе; а если хочешь блудить, то дай своей жене отпускную".
   "А я говорю, что если ты оставишь жену свою, то кроме того, что ты распутник, ты еще и ее вгоняешь в распутство и того, кто с нею свяжется. Если ты живешь с женой и задумаешь влюбиться в другую женщину, ты уж прелюбодей и стоишь всего того, что по закону делают с прелюбодеем. И я под тем же страхом, как фарисеи и книжники запрещают блудить с чужой женой, -- запрещаю влюбляться в женщину. И я запрещаю это потому, что всякое распутство губит душу; так что лучше тебе отказаться от плотской утехи, чем погубить свою жизнь.
   "И вот 2-е правило: Удовлетворяй похоть только с своей женой и не думай, чтобы любовь к женщине было хорошее дело.
   "3-е п р а в и л о вот какое: Фарисеи и книжники гово­рят: "Не произноси имени господа Бога твоего напрасно, ибо господь не оставит без наказания того, кто произносит имя его напрасно, т. е. не призывай Бога твоего во лжи". И еще: "Не клянитесь именем моим во лжи и не бесчести имени Бога твоего. Я господь (Бог ваш), т. е. не клянитесь мною в неправде так, чтобы осквернить Бога вашего".
   "А я говорю, что всякая клятва есть осквернение Бога, и потому вовсе не клянись. Тебе нельзя обещать ничего, потому что ты весь во власти Бога. Ты волоса одного не можешь из седого сделать черным; как же ты вперед поклянешься, что ты то-то и то-то сделаешь, и поклянешься Богом. Всякая клятва твоя есть осквернение Бога, потому что если тебе придется исполнять клятву, противную воле Божией, то выйдет то, что ты обещался поступать против его воли, -- и потому всякая клятва есть зло. Кроме того, клятва есть глупость и бессмыс­лица.
   "Так вот 3-е правило: Никогда никому ни в чем не присягай. Говори да, когда да; нет, когда нет; и знай, что если от тебя требуют клятву, то это для зла.
   "4-е п р а в и л о вот какое: Вы слышали, что сказано в ста­рину: "око за око и зуб за зуб". Фарисеи и книжники учат вас делать всё то, что написано в старых книгах, как надо наказы­вать за разные преступления. Там сказано, что кто погубит душу, должен отдать душу за душу, око за око, зуб за зуб, руку за руку, вола за вола, раба за раба и т. д.
   "А я вам говорю: злом не борись со злом, и вы не только не требуйте вола за вола, раба за раба, душу за душу, а не противьтесь злу. Если кто хочет судом засудить у тебя вола, отдай ему другого; кто хочет вынудить у тебя кафтан, отдай рубаху; кто выбьет тебе из одной скулы зуб, подставь ему дру­гую скулу. Заставят тебя сработать на себя одну работу. -- сработай две. Берут у тебя именье, -- отдавай. Не отдают тебе денег, -- не проси. И потому: не судите и не судитесь, не нака­зывайте, и вас не будут судить и наказывать. Спускайте всем и вам спустят, потому что если вы будете судить людей, они вас будут судить. И, кроме того, вам нельзя судить потому, что мы, все-люди, слепы и не видим правды. Как же я засоренными глазами буду разглядывать соринку в глазу брата? Прежде самому надо глаза прочистить, а у кого из нас глаза чисты? Если мы судим, то уж мы сами слепы. Если мы будем судить других и наказывать, то мы, как слепые, водим слепого".
   И, кроме того, Иисус говорит: "Чем же мы учим? Мы наказы­ваем насилием, ранами, увечьем, смертью, т. е. злобой, -- тем самым, что запрещено нам по заповеди: не убий, мы учим дру­гих. И что же выходит? Мы хотим учить людей, а мы развра­щаем их. Ну, что же может быть иного, как то, что ученик выу­чится и вполне станет, как учитель. Что же он будет делать, когда выучится? То самое, что делает учитель: насилия, убий­ства.
   "И не думайте в судах найти справедливость. Любовь к спра­ведливости отдавать на суды человеческие, всё равно что драго­ценный жемчуг бросать свиньям: они затопчут его и разорвут.
   "И потому вот 4-е правило: Как бы тебя ни обижали, -- злом не туши зла, не суди и не судись, и не наказывай, и не жалуйся.
   "5-е п р а в и л о вот какое: Фарисеи и книжники говорят: "Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего и не понесешь за него греха. Побей всех мужчин и забери всех жен и скот у врагов, т. е. почитай земляков, а чужих счи­тай ни во что".
   "А я говорю вам: ублажай не одних земляков, но и чужих. Пускай чужие ни во что считают вас, пускай нападают, оби­жают, -- почитай их и угождай им. Только тогда вы будете настоящие сыны Отца вашего. Для него все равны. Если вы только к землякам хороши, то этак и все хороши к землякам, я от этого-то и бывают войны. А вы ко всем народам будьте равны, и вы будете сынами Бога. Все люди его дети, стало выть все вам братья.
   "И потому вот 5-е п р а в и л о: К чужим народам соблюдайте то же, что я сказал вам соблюдать между собою. Вражеских наро­дов нет, разных царств и царей нет, -- все братья, все сыны одного Бога. Не делайте различия между людьми по народам и царствам.
   "Так вот: 1) Не сердитесь; 2) не забавляйтесь похотью блуд­ной; 3) не клянитесь никому ни в чем; 4) не судите и не суди­тесь и 5) не делайте различия между разными народами; не знайте царей и царств.
   "И вот вам еще поучение, в котором заключаются все эти правила, закон и пророки: Всё то, что желаете, чтобы делали для вас люди, то сделайте им. Когда вы будете исполнять это, ясно, что жизнь ваша переменится. Имуществ у вас уже не будет, и их не нужно. Не устраивайте свою жизнь на земле, а стройте свою жизнь в Боге. Жизнь на земле погибнет, а жизнь в Боге не погибнет. И не думайте о земной жизни, потому что если вы о ней будете думать, вам нельзя уже думать о жизни в Боге. Где душа, там и сердце.
   "И если света в глазах нет, то и весь во тьме. Так вот, если ты желаешь и ищешь тьмы, то и зайдешь во тьму. Нельзя одним глазом на небо, а другим на землю глядеть; нельзя сердце свое класть в земную жизнь и думать о Боге. Либо земной жизни будешь работать, либо Богу. И потому: берегитесь от всякой корысти. Жизнь у человека не от того, что у него есть, а от Бога. Так что если человек и весь мир заберет себе, душе его нет пользы от этого. И глупо из нас сделает тот, кто жизнь свою погубит затем, чтобы забрать побольше имущества.
   "Поэтому не хлопочите о том, что будете есть и пить и чем будете одеваться. Ведь жизнь мудренее пищи и одежды, а Бог дал вам ее.
   "Посмотрите на тварь Божию, на птиц. Они не сеют, не жнут, не собирают, а Бог питает их. Что же, перед Богом человек не хуже птицы. Если Бог дал жизнь человеку, то сумеет и пропитать его. А ведь вы сами знаете, что как вы ни хлопочите, ведь ничего не можете для себя сделать. Не можете ни на часок уве­личить своего века. (Думка за горами, а смерть за плечами.)
   "И об одежде не хлопочи. Цветы полевые не работают, не прядут, а разукрашены так, что и Соломон никогда так не разукрашал себя. Что же, если Бог траву, ту, что нынче растет, а завтра скосят, так разукрасил, что же, он вас не оденет?
   "Не заботьтесь и не хлопочите, не говорите, что надо подумать о том, что будем есть и чем оденемся. Это всем людям нужно, и Бог знает эту нужду вашу.
   "Так и не заботьтесь о том, что будет, -- о будущем не за­ботьтесь. Живите настоящим днем. Заботьтесь о том, чтобы быть в воле Божией. Желайте того, что одно важно, а остальное вам само придет. Старайтесь быть только в воле Божией, и вы будете в ней. Кто стучит, тому отворят. Кто просит, тому дают. Если будете просить настоящего, того, что нужно, вам то и дастся, что нужно.
   "Разве есть такой отец, чтобы он сыну дал камень вместо хлеба или змею вместо рыбы. Так как же Отец ваш не даст вам того, что вам истинно нужно, если вы просите у него? А истинно нужна вам жизнь духа, только ее и просите у него.
   "Молиться не значит делать то, что делают притворщики в церквах или на виду у людей. Они делают это для людей, и от людей и получают за это похвалу, но не от Бога. А ты, если желаешь войти в волю отца, зайди туда, чтобы тебя не видел никто, и молись к Отцу твоему духу, и Отец увидит то, что в твоей душе, и даст тебе истинного духа. И не болтай лишнего языком, как притворщики: отец твой знает, что тебе нужно, прежде чем ты рот разинешь.
   "Так вот как надо молиться: Отец наш! Дай мне то, чтобы я был в твоем царстве, т. е. чтобы твоя воля была во мне. Дай мне питание такое, какое нужно. И не взыщи мои ошибки, как и я ни с кого не взыскиваю.
   "Если просите духа у отца, то не взыскивайте ни с кого, и Отец не взыщет на вас ваши ошибки.А если не прощаете людям. то и Бог не простит вам.
   "Не делайте ничего для похвалы людей. Если для людей делаете, то от людей вам и награда.
   "Так что, если ты жалостлив к людям, так не труби об этом перед людьми; так делают притворщики, чтобы их хвалили люди. Они и получают, что желают. А ты, если жалостлив к людям, то делай добро так, чтобы никто не видал. И Отец твой увидит это и даст тебе то, что тебе нужно.
   "И если нужду терпишь для бога, так не плачься, но жалобь людей: так делают притворщики, чтобы люди видели и хвалили их. И люди хвалят их, и они получают, что желают. А ты не так делай; ты если терпишь для Бога, так ходи с веселым лицом, чтобы люди не видели, а Отец твой увидит и даст тебе то, что тебе нужно.
   "Таков вход в царство Бога. Вход в волю Бога один только, -- он узкий и тесный. Вход всегда один, а кругом поле велико и широко, да пойдешь по нем и придешь к пропасти. Узкий ход один ведет в жизнь, а немногие идут по нем.
   "Не робей, хоть мало стадо; вы войдете, потому что Отец научит вас своей воле".
  
  

Глава пятая

ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА ДАЕТ ЖИЗНЬ ИСТИННУЮ

НОВОЕ УЧЕНИЕ О БОГЕ

  
   Пророки обещали пришествие Бога в мир. После пророков Иоанн объявил, что Бог уже в мире, что для того, чтобы познать его нужно только переродиться духом. Иисус сказал себе: если Бог в мире, то я должен знать его. Где Бог? И, уйдя в пу­стыню, Иисус узнал, что есть непонятная ему жизнь плоти и, вместе с тем, понятное ему проявление Бога (гл. 1).
   Поняв это, Иисус вышел из пустыни и объявил, что Бог в мире, в людях, но не такой Бог, какого представляют себе люди всего мира, а Бог такой, что он выражается жизнью людей, Бог дух (гл. 2).
   Дух Бога есть в каждом человеке. Каждый человек, кроме своего происхождения от плоти, кроме своей зависимости от плоти, знает в своей свободе еще другое свое происхождение и зависимость от духа. Это-то сознание и есть Бог в мире. Бог, начало всего, дал людям это сознание себя и более не уча­ствует в делах мира. Люди сами могут найти в себе Бога. Он в душе их. И потому пришествие Бога зависит от воли людей, от того, что они делают усилие для исполнения воли плотской жизни или воли духа Бога (гл. 3).
   Воля духа Бога есть добро. И для исполнения этого добра есть закон. Закон этот в пяти правилах: не сердиться, не блу­дить, ни в чем не обещаться, не бороться со злом, не воевать (гл. 4).
   Из этих правил следует отречение от богатства, всякой собственности, всякого величания, всякого насилования других людей, следует отречение от всего того, что составляло и состав­ляет цель плотских желаний. Нищенство и бродяжничество есть единственный путь к достижению жизни истинной.
  

ИЗБРАНИЕ УЧЕНИКОВ И РЕЧЬ К НИМ ИИСУСА

  
   "Мф. IX, 36. Видя толпы народа, он сжалился над ни­ми, что они были изнурены и рассеяны, как овцы, не имею­щие пастыря."
  
   Иисусу жалко было людей, что они не понимают, в чем истинная жизнь, и мучаются, не зная зачем, как овцы без пастуха.
  
  
   "Мф. XI, 28. Придите ко мне все труждающиеся и обре­мененные, и я успокою вас."
  
   И он сказал: Отдайтесь мне все замученные, все сверх сил нагруженные, и я дам вам отдых.
  
   "29. Возьмите иго мое на себя и научитесь от меня, ибо я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам ва­шим;"
  
   Наденьте на себя мое ярмо и научитесь от меня. Я ведь смирен и мягок сердцем. И вы узнаете отдых в жизни.
  
   "30. ибо иго мое благо и бремя мое легко." (1)
  
   Потому что мое ярмо ладное и воз мой легкий.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Люди надевают на себя ярмо не по них сделанное и впря­гаются в воз не по их силам. Люди, живя для плотской жизни, хотят найти успокоение и отдых. Только в духовной жизни есть отдых и радость. Только это ярмо сделано как раз по силам людей, и ему учит Иисус. Попробуйте и узнаете, как ладно и легко.
   Ин. VII. Кто хочет узнать от меня, правду ли я говорю, пусть, попытает делать то, что я говорю.
  

_____________

  
   "Лк. X. 1. После сего избрал господь и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицом своим во всякий город и место, куда сам хотел идти."
  
   После этого назначил Иисус и еще семьдесят человек и по­слал их по два вместо себя во все города и во все места, где бы ему надо быть.
  
   "2. И сказал им: жатвы мно­го, а делателей мало; итак, молите господина жатвы, что­бы выслал делателей на жатву свою."
  
   И сказал им: поле велико, а работников мало. Нужно, что­бы хозяин выслал жнецов на поле.
  
   "Мф. X, 7. Ходя же, про­поведуйте, что приблизилось царство небесное." (1)
  
   Идите и разглашайте: го­ворите,пришло царство Божие.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Стих 6 Матфея, как не находящийся у Луки и влагающий в уста Иисуса мысль, противную его учению, опускается.
   Слова (ст. 8) лечить больных и пр. исключаются как внешнее доказательство истинности, не нужное для учения.
  
  
   "Мр. VI, 8. И заповедал им ничего не брать в дорогу, кроме одного посоха: ни су­мы, ни хлеба, ни меди в поясе."
  
   И приказал им ничего не брать на дорогу, только один посох, ни мешка, ни хлеба, ни денег в мошну.
  
   "9 и Мф. X, 10. Не обуваться в простую обувь и не носить двух одежд. Ибо трудящийся достоин (1) пропитания."
  
   Обуйте лапти и один кафтан, потому что кто работает, тот стоит и платья.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) А??? значит равный весом, то, что вытянет на весах то же. Здесь значит сообразный. В этом месте слова эти значат то, что человек работающий не может не получить нужного ему содержания и потому человек, который хочет и готов работать, не нуждается в запасах денег и платья.
  

_______________

  
   ". VI, 10. Если где вой­дете в дом, оставайтесь в нем, доколе не выйдете из того места." (1)
  
   И где войдете в какой дом, в том и оставайтесь, пока не выйдете вовсе из того места.
  
   "Мф. X, 12. А входя в дом, приветствуйте его, говоря: мир дому сему."
  
   Когда входите в дом, здоро­вайтесь с хозяином, скажите: мир дому вашему.
  
   "13. И если дом будет до­стоин, (2) то мир ваш придет на него; если же не будет достоин, то мир ваш к вам воз­вратится."
  
   Если хозяева согласны, то будет мир в том доме, а если не согласны, то ваш мир при вас останется.
  
  
   "Мр. VI, 11. И если кто по примет вас и не будет слушать вас, выходя оттуда, оттрясите прах от ног ваших, во свидетельство на них." 3
  
   И если которые вас не при­мут и не послушают вас, то выдьте оттуда и отряхните пыль из-под подошв в знак того, что вам ничего не нужно от них.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Не ищите, где лучше, а где пришлось, там и будьте.
   2) ????? опять то же значение сообразный, но перевожу здесь согласны в том смысле, что "если хозяева примут вас сообразно вашему взгляду".
   3) ??? ???????? ?????? в доказательство им. Доказатель­ство чего? Отряхнуть пыль из-под ног, выходя из дома, можно сделать в доказательство того, что ничего из того, что принадле­жит дому, не хочешь взять с собою из этого дома.
  

______________

  
   "?ф. ?, 22. И будете нена­видимы всеми за имя мое; пре­терпевший же до конца спа­сется."
  
   И будут вас ненавидеть за мое учение, и кто будет тверд до конца, тот уцелеет.
  
   "23. Когда же будут гнать вас в одном городе, бегите в другой."
  
   И когда нападут на вас в одном городе, бегите в дру­гой, а нападут в другом, беги­те еще в другой.
  
   "16. Вот, я посылаю вас как овец среди волков: итак, будьте мудры, как змии, и просты, (1) как голуби."
  
   Вот я посылаю вас, как овец в стадо волков, так будьте умны, как змеи, и просты, как. голуби.
  
   "Мр. XIII, 9. Но вы смотри­те за собою; ибо вас будут пре­давать в судилища и бить в синагогах, и пред правителями и царями поставят вас за меня для свидетельства пред ними."
  
   Смотрите, держитесь, по­тому что они отдадут вас на суды, и вас будут сечь в собра­ниях и будут водить вас к пра­вителям и царям за меня, что­бы вы пред ними показывали.
  
   "Мф. X, 19. Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать: ибо в тот час дано будет вам, что сказать."
  
   И когда отдадут вас в суды, вы не заботьтесь, как и что буде­те говорить, потому что науче­ны будете в тот час, что сказать.
  
   "20. Ибо не вы будете гово­рить, но дух отца вашего будет говорить в вас."
  
   Не сами будете говорить, но дух отца вашего будет го­ворить в вас.
  
   "23. Не успеете обойти горо­дов израилевых, как приидет (2) сын человеческий."(3)
  
   Не обойдете еще городов Иудеи, как уже окажется сын человеческий.
  
   "26. Итак, не бойтесь их."
  
   Так и не бойтесь их.
  
   "Мр. IV, 22. Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным: и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу."
  
   Потому что в душе скрыто то, что должно оказаться; всё, что берегут, берегут только для того, чтобы оно явлено бы­ло на свет.
  
   "Лк. XII, 3. Посему, что вы сказали в темноте, то у слы­шится во свете: и что говорили на ухо внутри дома, то будет провозглашено на кровлях."
  
   И всё, что вы говорили втайне, будет слышно при свете. Что вы на ухо говорили в чуланах, то разгласится с крыш.
  
   "4. Говорю же вам, друзьям моим: не бойтесь убивающих тело и потом не могущих ниче­го более сделать."
  
   Говорю вам, друзья мои, не бойтесь тех, которые могут убить тело и сверх этого ни­чего не могут вам сделать.
  
   "5. Но скажу вам, кого бояться: бойтесь того, кто, по убиении, может ввергнуть в геенну: (4) ей, говорю вам, того бойтесь."
  
   А покажу вам, кого бояться. Бойтесь того, кто убьет и уни­чтожит душу. Истинно скажу вам, этого бойтесь.
  
   "6 и Мф. X, 29. Не пять ли малых птиц продаются за два ассария? и ни одна из них не забыта у Бога. И ни одна из них не упадет на землю без воли отца вашего."
  
   Ведь пять воробьев дают на копейку, и те не забыты Бо­гом, и ни один не помрет без отца вашего.
  
   "7. А у вас и волосы на го­лове все сочтены. Итак, не бойтесь: вы дороже многих малых птиц."
  
   И волосы ваши на голове все на счету. Так не бойтесь же, вы дороже воробьев.
  
   "8. Сказываю же вам: вся­кого, кто исповедает меня пред человеками, и сын человече­ский исповедает пред ангела­ми Божиими."
  
   Говорю вам, кто будет со мной заодно перед людьми, с тем и сын человеческий будет заодно перед силами Божиими.
  
   "9. А кто отвергнется меня пред человеками; тот отвер­жен будет пред ангелами Бо­жиими."
  
   А кто откажется от меня перед людьми, тому отказано будет и перед силами Божиими.
  
   "Мф. X, 34. Не думайте, что я пришел принести мир на землю: не мир пришел я при­нести, но меч." (5)
  
   Не думайте, что я принес мир на землю, не мир я при­нес, но раздор.
  
   "Лк. XII, 49. Огонь пришел я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!"
  
   Я пришел сбросить огонь на землю. И как желаю, чтобы он разгорелся.
  
   "50. Крещением должен я креститься; и как я томлюсь, пока сие совершится!"
  
   Есть перерождение, через которое я должен пройти, и я томлюсь, пока оно не совершится.
  
   "51. Думаете ли вы, что я пришел дать мир земле? нет, говорю вам, но разделение."
  
   Или вы думаете, что я учу миру на земле? Нет, не миру, но разделению.
  
   "52. Ибо отныне пятеро в одном доме станут разделять­ся, трое против двух, и двое против трех."
  
   Потому что разделятся те­перь пятеро в доме, трое от двух, и двое от троих.
  
   "53. Отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против не­вестки своей, и невестка про­тив свекрови своей."
  
   Разделится отец с сыном, и сын с отцом, и мать с дочерью, и дочь с матерью, и свекровь с невесткою, и невестка с свекровью.
  
   "Мф. X, 36. И враги чело­веку -- домашние его." (6)
  
   И будут неприятели челове­ку семейные его.
  
   "21. Предаст же брат брата на смерть, и отец -- сына; и восстанут дети на родителей и умертвят их."
  
   Отдаст на смерть брат бра­та, и отец дитя свое; и дети поднимутся на родителей и предадут их смерти.
  
   "Лк. XIV, 26. Если кто при­ходит ко мне и не возненави­дит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братьев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть моим учеником."
  
   Кто если хочет быть со мной и не сочтет ни во что и отца, и мать, и жену, и детей, и братьев, и сестер, и сверх того и живот свой, тот не мо­жет быть моим учеником.
  
   "Мф. X. 37. Кто любит отца или мать более, нежели меня, не достоин меня: и кто любит сына или дочь более, нежели меня, не достоин меня."
  
   Для кого отец и мать дороже меня, тот не согласен со мной. И кому сын или дочь дороже меня, тот не согласен со мной.
  
   "Лк. IX. 23. Ко всем же ска­зал: если кто хочет идти за мною, отвергнись себя и возь­ми крест (7) мой и следуй за мною."
  
   И сказал всем: кто хочет быть моим учеником, тот пу­скай откажется от своих желаний и пускай всякий час будет готов на виселицу, тогда только будет моим учеником.
  
   "Мф. X, 39. Сберегший ду­шу свою потеряет ее: а поте­рявший душу свою ради меня сбережет ее."
  
  
   Тот, кто наживет себе жи­вот, тот погубит живот, и кто погубит живот для меня, тот спасет его.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???????? значит: простой, несмешанный.
   2) ??? ?? ????, здесь не может ничего другого значить, как возвыситься, то самое, что Иисус говорил Никодиму и в других местах. Здесь подразумевается ??? ??????? ??, как у Марка IV, 22: ?? ??? ???? ?? ???????, ? ??? ?? ???????? ???? ???????, ???'??? ??? ??????? ???? и у других. Во всяком случае ???? не может быть передаваемо, как и во многих других местах через прийти. Глагол прийти можно употребить только тогда, когда кто-нибудь откуда-нибудь приходит. Здесь же не сказано, ни куда, ни откуда, и сам тот, кто приходит, -- сын человече­ский есть отвлеченное начало, которому несвойственно ходить.
   3) Стих 25-й исключается. Слова о вельзевуле относятся к месту обвинений фарисеев. Стиха этого нет ни у Марка, ни у Луки.
   4) Выражение "бросить в геенну" уже встречалось в притчах. Значение его определено там. Это не есть только смерть плот­ская, но уничтожение полное, то, которому подвергаются пле­велы и др.
   5) У Луки в том же месте (ХЛ, 51) стоит ??????????? разделе­ние, и потому ??????? должно быть переведено раздор, как оно и употребляется в Посл. римл. VIII, 35.
   6) Предложение без глагола, и потому глагол должен быть поставлен в том же будущем, в котором шла вся речь. Словам этим приписывается тайный смысл о том, что домашние всегда враги человеку. Такого смысла этот стих не имеет: в данном предложении выражено только то, что сказано прежде: "раз­делятся и будут как неприятели".
   7) Слова о кресте, как не имевшие смысла до распятия Иисуса, должны быть выпущены.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Ничто яснее этой речи Иисуса к ученикам пред их посла­нием на проповедь, повторенной у всех трех евангелистов, не определяет настоящего значения учения Иисуса. Если бы зна­чение проповеди Иисуса было бы только то, которое признают церкви, то вся эта речь была бы непонятна. За что, в самом деле, бить учеников и убивать, если проповедь, которую они разносят, есть проповедь только о примирении с братом, чи­стоте телесной, неосуждении ближнего, прощении своих врагов и о том, что Бог прислал сына на землю. Нельзя себе предста­вить достаточно глупых и праздных людей, которые дали бы себе труд за это гнать и бить людей. Нельзя себе представить поводов, которые могли придумать эти гонители, чтобы бить, мучить, убивать безобидных проповедников хороших нравствен­ных правил и выдумки о сыне Божием. Кому они могли помешать? Кто хотел -- слушал их, кто не хотел -- не слушал. За что же их бить и ненавидеть? Если бы это было хорошее, но неясное, парадоксальное нравственное учение, как его пред­ставляют свободомыслящие историки, то тоже не за что было гнать. Если это учение было о том, что Бог прислал сына на землю искупить род человеческий, то еще меньше было поводов сердиться на людей, которые воображали себе это и находили в этом удовольствие. Если это было отрицание еврейского закона, тоже не за что было гнать, особенно не евреям, но гнали и тогда, и после, и теперь -- не евреи. Если бы это было поли­тическое учение, возмущение против богатых и сильных, то такие возмущения и прежде, и после, и теперь подавляются богатыми и сильными, и тогда бы подавилось и кончилось бы. Это было что-то другое.
   Только если понимать учение вполне так, как оно выражено в Нагорной проповеди и во всем Евангелии, если понимать, что Иисус запрещает прямо всякого рода не только убийство, но всякого рода противление злу, запрещает присягу (то кажу­щееся неважным дело, которое ведет ко всем ужаснейшим наси­лиям), запрещает суд, т. е. наказание, всякое противодействие насилию и похищению, и потому запрещает собственность, как и поняли его первые ученики, запрещает отдельность народов, пресловутую любовь к отечеству, тогда только понятны те гонения, которым подвергся Иисус, ученики его, первые и последующие, и понятно предвиденье Иисуса о гонениях, пред­видение, очевидно, разделяемое и учениками. Понятно и раз­деление, которое должно произойти между людьми, о котором он говорит.
   Понятно, что если один человек из семьи, поняв учение, отказывается или дать клятвенное обещание, или быть судьей, или идти на суд, или отказывается от содействия власти, от участия в войне или собирании податей, или исполнения нака­заний, или пренебрегает богатством, понятно, что разделение должно возникнуть в семье, если другие члены не поняли уче­ния.
   И Иисус, очевидно, знал это, знал, что это так будет и не может быть иначе; он знал, что его учение -- не учение, не искра, которая зажигает сознание Бога в сердцах людей и раз загоревшись, не может потухнуть. Потому-то Иисус Хрис­тос знал, что в каждом доме разделятся пятеро, и будут одни против других. Одни загорятся, другие будут тушить разгоревшихся. И он томился желанием видеть скорее пламя, которое охватит всех. И пламя это загорелось, и горело после, и горит до сих пор, и будет гореть всегда, пока будут люди.
   Если бы это было только нравственное учение о том, как вести себя в существующем порядке вещей, то понятно, что проповедники этого учения никому бы не мешали, и это не было бы пламя, которое охватывает всё, а была бы свечка, которая горела бы, освещая тех, которые близки к ней.
   Если бы это было только учение церковное о том, что Бог сходил в мир спасти людей, учение это никто бы и не знал, как мы не знаем верований зулу и чуваш, и никто бы не заботился о нем. Оно не только потухло бы, но никогда бы и не разго­релось.
   Если бы это было учение социально-революционное, то оно давно бы разгорелось и потухло, как разгорались и тухли такие учения в Китае, везде, где есть люди: или бедные отняли бы имения у богатых и сильных и опять стали бы богатые и силь­ные, или богатые и сильные задушили бы бедных, и искра потухла бы. Но искра не потухла и не потухнет, потому что Иисус не говорит ни о правилах, как жить человеку в обществе наилучшим образом при существующем порядке, ни о том, как молиться Богу и что такое Бог, ни о том, как переустроить обще­ство. Он говорит истину о том, что есть человек, в чем его жизнь. И человек, понявший, в чем его жизнь, будет жить этой жизнью. Человек, понявший смысл жизни, не может уже в другом ви­деть смысла. Когда он понял, что есть жизнь и что смерть, он не может не идти к жизни и не бежать от смерти. И что бы ни стояло на дороге к жизни: нравственные правила, Бог, верова­ния людей, общественное устройство, -- человек, понявший жизнь, будет идти к ней, не обращая ни на что внимания, и в своем стремлении включая все явления жизни: и нравствен­ность, и богопочитание, и общественное устройство.
   Иисус Христос открыл свое учение не для того, чтобы сооб­щить людям, что он Бог, не для того, чтобы улучшить жизнь людей на земле, не для того, чтобы свергнуть власти, а потому, что в душе своей, как в душе каждого человека, пришедшего в мир, он знал, что лежит сознание Бога, которое и есть жизнь, и которому противно всякое зло. Иисус Христос знал и посто­янно повторял, что не он говорит то, что он говорит, а что говорит т? Бог в душе каждого человека. И, посылая учеников, Иисус Христос говорит: Не бойтесь никого, не жалейте ничего, и не думайте вперед, что вам сказать. Живите жизнью истинной, она есть разумение Бога, и когда вам нужно будет говорить, не думайте, --дух Божий скажет за вас, и слова ваши, сказанные немногим, разнесутся везде, потому что они истина.
  

______________

  
   "Лк. X, 17. Семьдесят уче­ников возвратились с радо­стью и говорили: Господи! и бесы (1) повинуются нам о имени твоем."
  
   И вернулись с радостью те семьдесят человек, что он посылал, и сказали: Господин! зло покоряется нам чрез твою силу.
  
   "18. Он же сказал им (2)..."
  
   Он же сказал им...
  
   "20. Однакож тому не ра­дуйтесь, что духи (3) вам по­винуются; но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах. (4)"
  
   Но не радуйтесь тому, что зло покоряется вам. Радуй­тесь более тому, что вы сами в царствии небесном.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) В стихе 17-м сказано: ?? ????????, в стихе 20-м тоже названо ?? ????????. Если бы не было непонятных стихов 18 и 19, то ???????? и ???????? никто бы не вздумал переводить бесом, а перевели бы во множественном, т. е. душами людей, т. е. смысл тот, что люди злые, зло покоряется его учению.
   2) Стихи 18 и 19 исключаются, -- не потому, чтобы они гово­рили что-нибудь несогласное с учением, но потому, что они в том виде, в каком они дошли до нас, говорят что-то непонят­ное.
   3) Что же такое эти духи ????????? Слово это встречается у Мф., Мр., Лк., Иоан., в Посланиях и Деяниях, и везде в одном и том же смысле, в смысле сил невещественных, духа, но духа не Божьего, а духа ложного. Так именно слово это употреблено 1 Тимоф. IV, 1, и во многих других местах. Очень легко пере­вести это слово бесом, дьяволом и сказать себе, что те, кто писали, верили в дьявола. Но горе в том, что, переводя так, надо выкинуть это место, потому что диавол для нас ничего не значит. Поэтому нужно найти смысл слова. Смысл же слова ясно опре­делен во всех местах и особенно в том, которое мы разбираем: ???????? значит ложный дух. Дух же есть разумение, и потому-- ложное разумение, обман, ложное учение, разврат -- в общем смысле зло.
   4) "Имена написаны на небесах" не может ничего другого значить, как участие в царствии небесном.
  

________________

  
  
   "Лк. ?, 21. В тот час возрадовался духом Иисус и сказал: славлю тебя, Отче, господи неба и земли, (1) что ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам."
  
   И тогда возрадовался в духе своем Иисус и сказал: признаю тебя, Отец мой. владыка неба и земли. Потому что то, что ты скрыл от мудрых и ум­ных, то открыл детям.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Тут должна быть точка, так как последующее есть разъ­яснение, почему Иисус признает своим отцом владыку всего. Он признает его отцом потому, что он открыл тайну царствия божия не мудрецам и умным, а всем детям несмыслешным.
  

______________

  
  
   "Лк. ?, 21. Ей, отче! (1) ибо таково было твое (2) благоволение.(3)"
  
   Ты истинно отец, в этом выразилась твоя любовь.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ? ????? здесь никак не звательный, ни по грамматике, ни по смыслу. Продолжение речи. Тут запятая, и для ясности я прибавляю ты.
   2) ??????? -- благоволение, доброжелание, любовь.
   3) ????????? ??? значит: пред тобою. По еврейскому значению, всё, что делается перед кем-нибудь, то ему приятно, то ему свойственно. Мысль ??????? ??????? ????&?? ??? надо пере­вести любовь, любимая тобою.
   Общий смысл тот, что не ученость и мудрость, а прямое отно­шение сына к отцу, открытое всем, дало ту любовь к духу, которая есть основа всего, и этою любовью, обращением сына к отцу, открыло истину.
  

______________

  

ЗЛО НЕ УНИЧТОЖАЕТСЯ ЗЛОМ

  
   "Мф. XI, 27 (Лук. X, 22.) Всё предано мне отцем моим, и никто не знает сына, кроме отца; и отца не знает никто, кроме сына, и кому сын хо­чет (1) открыть."
  
   Всё мне передано отцом моим, и никто не признает, кто сын, только отец. И никто не знает, кто отец, а только сын, и тот, кому сын откроет.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Во многхи цитатах древн. церк. писателей хочет про­пущено.
   "Никто не может знать сына, кроме отца, и отца никто не может знать, кроме сына", -- слова эти значат то, что сказано в беседе Никодима, что в человеке есть дух непостижимый ему самому и что этот дух есть сын духа, и это есть последнее зна­ние о Боге. Здесь в первый раз Иисус отожествляет себя с сы­ном человеческим, и, говоря я, разумеет не себя, Иисуса из Галилеи, но дух, живущий в человеке.
  

_______________

  
   "Мр. III, 20. Приходят в дом; и опять сходится народ, так что им невозможно было и хлеба есть."
  
   И пришли домой, и собра­лось опять народу столько, что нельзя было им пообедать.
  
   "21. И, услышавши, ближ­ние его пошли взять его, ибо говорили, что он вышел из себя."
  
   И услыхали об этом домаш­ние его, пошли, чтобы взять его, потому что говорили, что он из себя вышел.
  
   "22. А книжники, пришед­шие из Иерусалима, говорили, что он имеет в себе веельзевула (1) и что изгоняет бесов си­лою бесовского князя."
  
   И книжники пришли из Иерусалима и говорили, что он злой дух и что он злом уничтожает зло.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) У Иоанна ?????????? ????. ?????????? ???? значит то же, что ???????? ???, как видно из продолжения речи.
  

____________

  
   ". III, 23. И, призвав их, говорил им притчами: как может сатана (1) изгонять сатану?"
  
   И, призвав их, в притчах сказал им: как можно злом зло выводить.
  
   "24. Если царство (2) раз­делится (3) само в себе, не мо­жет устоять царство то."
  
   И если сила поднимется сама на себя, не может та сила устоять.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????? опять значит то же, что ?????, ?????????.
   2) ???????? здесь значит всякая сила.
   3) ?????????, кроме "разделения" значит "обращение".
   У Марка стоит: "И если семья разделится сама в себе, не может она устоять" (Мр. III, 25). У Матфея: "Всякий город и всякий дом, если поднимается сам на себя, не может устоять" (Мф. XII, 25). Стих этот у обоих евангелистов без смысла. Сравнения не выходит. У Луки (XI, 17) стоит слово ????? уже в дру­гом смысле: ??? ????? ??? ????? ??????. То же в одном латинском варианте. Так что ????? здесь не есть новое сравнение, а усиле­ние первого: сила не устоит, а свалится, как дом с дома. Оче­видно, смысл этого стиха потерян. Так, как он передается, он ничего не прибавляет, а только путает, и потому должен быть исключен.
  

_____________

  
   "Мр. III, 26. И если сатана восстал на самого себя и раз­делился, не может устоять, но пришел конец его. (1)"
  
   И если зло пойдет само на себя, то не может оно устоять, но и конец ему.
  
   "Лк. XI, 19. И если я си­лою веельзевула изгоняю бе­сов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют их? По­ему они будут вам судьями. (2)"
  
   Если я злом изгоняю зло, то вы чем же изгоняете? По­этому вы сами будьте себе судьями.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) То есть если бы зло пошло само на себя, то не было бы зла, а оно есть.
   2) Если вы признаете, что я изгоняю зло, то никак не может быть, чтобы я изгонял его злом, потому что тогда не было бы зла. Если вы изгоняете зло, то ведь не злом, а чем-то другим -- добром. Поэтому, если я изгоняю зло, то уж наверно не злом, а добром.
  

______________

  
   "Лк. XI, 20. Если же я пер­стом божием изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас царствие Божие. (1)"
  
   Если же я духом Бога изго­няю зло, то уже было, зна­чит, прежде царство Божие.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Если бы было только ??????? и ????????, т. е. обман и зло, то обман уничтожил бы обман, зло уничтожило бы зло и зла не было бы. Но вы сами изгоняете зло добром. Если же я изго­няю зло духом Божиим, то, значит, дух Божий был в людях, и еще прежде меня в людях была воля Божия.
  

________________

  
   "Мф. XII, 29. Или как мо­жет кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного и тогда расхитит дом его. (1)"
  
   А то как бы мог кто-нибудь войти в дом сильного и разо­рить его. Прежде надо связать сильного, и потом уж разорить дом его.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Если же я изгоняю зло духом Бога, то дух Бога уже был в людях. А то иначе я не мог бы изгонять зло, как не может человек войти в дом сильного человека и разграбить его, если он прежде не связал этого человека. А человек уже связан духом Божиим и сознанием его власти.
  

______________

  
  
   "Мф. XII, 30. (Лк. XI, 23.) Кто не со мною, тот против меня; и кто не собирает со мною, тот расточает."
  
   Тот, кто не со мною, тот против меня. Кто не собирает, тот рассыпает.
  
   "31. (Мр. III, 28.) Посему говорю вам: всякий грех и хула простятся человекам; а хула на духа не простится человекам."
  
  
   Поэтому говорю вам: вся­кая ошибка, всякое ложное слово оставляется людям: но ложное слово на дух Божий не проходит даром людям.
  
   "32. Если кто скажет слово на сына человеческого, про­стится ему; если же кто скажет на духа святого, не про­стится ему ни в сем веке, ни в будущем. (1)"
  
   И тот, кто скажет ложное слово против сына человече­ского, пройдет ему, а кто скажет против духа Божия, не пройдет ему даром ни в этом, ни в будущем веке.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Ложное толкование того, что есть сын человеческий, не может сделать вреда. Но ложное толкование того, что есть дух Божий, не может пройти даром. Человек, не сознающий духа Божия, тем самым лишается жизни.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Значение всего места то, что ученые люди -- законники -- упрекали Христа, что от его учения произойдет еще большее зло, чем то, которое он хочет исправлять. Иисус говорит, что не он, а они злом исправляют мир и что мир стоит не злом, а чем-то другим. Я, говорит он про себя, исправляю мир не злом, а духом Божиим, тем духом Божиим, который живет в вас. Если бы я исправлял злом, то я бы не имел власти. А я испра­вляю духом Божиим, и я имею власть. Только следуйте моему учению, и всё зло будет побеждено в мире, всё зло будет разрушено. Дух Божий -- единая жизнь. Кто не в духе Божием живет, тот против него тем, что он губит свою жизнь, как губит человек свой хлеб, не собирая его с поля. И потому самая важная для жизни ошибка людей есть ложное понимание духа Божия. Те люди, которые так перетолковывают ложно дух Божий, обманывают людей, губят себя и других. Они те, чрез которых разрастается зло в мире.
  
   "Мф. XII, 33. Или признайте дерево хорошим и плод его хорошим; или признайте де­рево худым и плод его худым; ибо дерево познается по плоду."
  
   Или считайте дерево хо­рошим, тогда и плод будете считать хорошим, или счи­тайте дерево дурным, тогда и плод можете считать дурным. Потому что по плоду судят о дереве.
  
   "34. Порождения ехиднины, как вы можете говорить доб­рое, будучи злы? Ибо от из­бытка сердца говорят уста."
  
   Змеиная вы порода, нельзя вам доброго говорить, потому что вы злы. Язык говорит то, что из сердца наружу просится.
  
   "35. Добрый человек из доб­рого сокровища выносит доб­рое, а злой человек из злого сокровища выносит злое."
  
   Добрый человек выпускает из сердца то, что он в нем соб­рал доброго, а злой человек выпускает то, что он накопил в сердце злого.
  
   "36. Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое окажут люди, дадут они ответ в день суда."
  
   А я говорю вам: всякое без­дельное слово, что скажет че­ловек, разберется, почему оно сказано, в день расчета.
  

______________

  
   37-й стих по принятым переводам значит то, что Иисус гово­рит, что словами оправдаешься и словами осудишься. Такая мысль стиха безнравственна и прямо противоположна всему учению.
   Иисус неоднократно говорит: делайте, а не говорите. Стих этот должен быть включен, как вставка, или должен быть иначе переведен. Я перевожу здесь ????? в смысле причины, побудив­шей сказать слово. Такое понимание сходится со смыслом предшествующего.
  

______________

  
  
   "Лк. IX, 49. При сем Иоанн сказал: Наставник! мы видели человека, именем твоим из­гоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами."
  
   И сказал ему Иоанн: Учи­тель! видели мы одного чело­века, изгоняет зло так же, как ты, и мы запретили ему, потому что он не с нами ходит.
  
   "50. Иисус сказал ему: не запрещайте; ибо кто не про­тив вас, тот за вас.(1)"
  
   Иисус сказал им: напрасно, не запрещайте: тот, кто не против нас, тот с нами.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Ученики Иисуса думают, что есть какое-то особенное уче­ние Иисуса и что надо следовать ему исключительно; тот же, кто не следует, тот ошибается. Иисус говорит: напрасно так думаете, -- кто изгоняет зло, тот не делает нам напротив, а делает то же, что мы, тот за нас.
  

ИСЦЕЛЕНИЕ РАССЛАБЛЕННОГО

  
   "Ин. V, 1. После сего был праздник иудейский, и при­шел Иисус в Иерусалим."
  
   После этого был праздник еврейский, н пришел Иисус в Иерусалим.
  
   "2. Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот , купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов."
  
   И есть в Иерусалиме у скот­ных ворот купальня, зовут ее по-еврейски Вифезда, с пятью навесами.
  
   "3. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидаю­щих (1) движения воды."
  
   Под навесами лежало много больных: слепые, расслаблен­ные, калеки. Они все ожида­ли колебания воды.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?????????? значит ожидавшие. Следующее предложение: "ангел сходил и колебал воду" должно быть отнесено к ??????????, т. е. что они ожидали, что ангел будто сходил и колебал воду, и что тогда и т. д., и потому я перевожу: они ожидали колебания воды, ангел будто сходил и т. д.; и к следующему предложению прибавляю будто.
  

____________

  
   "Ин. V. 4. Ибо ангел гос­подень по временам сходил и купальню и возмущал воду; и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздо­равливал, какою бы ни был одержим болезнью."
  
   Ангел будто сходил по вре­менам в купальню и колебал воду, и кто будто первый вой­дет после того, как вода взыг­рается, тот сделается здоров, какая бы ни была на нем болезнь.
  
   "5. Тут был человек, нахо­дившийся в болезни тридцать восемь лет."
  
   И был там один человек, 38 лет уже был в слабости.
  
   "6. Иисус, увидев его лежа­щего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров?"
  
   Иисус увидал, что он лежит, и узнал, что он лежит уже давно, и говорит ему: хочешь выздороветь?
  
   "7. Больной отвечал ему: так, господи; но не имею чело­века, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня."
  
   Слабый и говорит: как же не хотеть, государь мой. Да вот нет у меня человека, чтобы, когда заиграет вода, окунул меня в купелю. А то всё не поспеваю. Как пойду окунуть­ся, а другой уже вперед меня вскочит.
  
   "8. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи."
  
   И сказал ему Иисус: очнись, собери свою постель и ходи.
  
   "9. И он тотчас выздоровел и взял постель свою и пошел."
  
   И сейчас же очнулся чело­век, собрал постель и пошел, ходить.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Вот что говорит церковь об этом (Толкование Еванг. Иоанна, стр. 174):
  
   "Есть же в Иерусалиме и пр.: Флавий, историк иудейский, не упоминает об этой купальне, но это не ослабляет подлинности Иоаннова повество­вания о сей купальне; Флавий не упоминает о многих важных вещах и обстоятельствах.
   Есть: или по живости представления Иоанн, как бы перенесясь в то время, когда Иерусалим не был еще разрушен, говорит есть, как имея еще купальню перед глазами; или и при разрушении Иерусалима Титом эта купальня с постройками была пощажена, как общественное благо­творительное заведение, и была дела еще во время написания Евангелия, хотя, может быть, не в том виде, как была во время жизни господа.
   У Овечьих ворот: о них упоминается в книге Неемии; они находились на северо-восточной стороне городской стены, на пути через Кедрский поток в Гефсиманию и на Елеоаскую гору (ныне ворота св. Стефана). Назывались они Овечьими, вероятно, потому, что через них прогонялись, ко храму жертвенные животные, или близ них был рынок, на котором продавались и покупались эти жертвенные животные и купленные прогонялись ко храму для жертвоприношения.
   Купальня: небольшой водоем, в котором мылись или купались. Ве­роятно, здесь был источник, который образовал этот водоем, из коего вода опять стекала в землю. По-еврейски Вифезда значит дом мило­сердия или милости, т. е. Божий, так как источник имел целительную воду, которую Бог по милости своей даровал народу своему.
   Пять крытых ходов: галлерей, в которых можно было ходить, сидеть, лежать больным, защищенным от непогоды и солнечного жара.
   "Вифаза (Вифезда) и ныне еще называется" (Евсевий), и в V веке еще показывали пять портиков купальни.
   В них лежало и пр.: целебный источник этот привлекал к себе мно­жество больных всякого рода (как примеры разнообразия болезни ука­заны: слепота, хромота, сухотка), которые и помещались в нарочито устроенных тут галлереях. Может быть, они приходили или их приводили и приносили туда, только по временам, когда ожидали движения воды, может быть, некоторые оставались долгое время в этом ожидании.
   Ибо ангел господень и пр.: источник имел целительную силу не всегда, а только по временам, именно когда ангел господень сходил в него и воз­мущал воду, и был целебен не для всех, а кто прежде по возмущении воды входил в него, следовательно лишь на короткое время, но зато исцелял от всяких болезней. Из повествования не видно, чтобы ангел в видимом образе сходил по временам в источник и возмущал его воду; это было не видимое для других, но созерцаемое духовным оком апостола действие ангела; больные же и прочие только по возмущении воды узнавали, что время входить в нее, чтобы получить исцеление. Священные писатели и иудеи вообще приписывали особенные видимые благодеяния Божий, являемые в известных силах и действиях природы, особенному служению и действию ангелов, которым назначено от Бога управление теми или другими стихиями природы. То, что для других -- действия стихий при­роды, для их просветленного взора -- действия ангелов, поставленных над теми или другими стихиями природы. Источник, как многие мине­ральные источники, излечивал разные болезни, не поддающиеся действию других обычных средств, и, как некоторые из таковых источников, дейст­вовал особенно сильно по временам, периодически. Кажется, в этом источ­нике вода по временам проторгалась с особенною силою и изобилием и вследствие этого возмущалась, делалась мутною (или красною -- кро­вавою), как говорит Евсевий, и в это время делалась особенно сильного для излечения различных болезней. Это проторжение в особом изобилии было невидимым действием ангела Божия, которое протолковал таким образом тайновидец апостол; для других же оно было обычным действием стихий природы, как, кажется, и для исцеленного тут Христом больного казалось.
   Кто первый входил: кажется, выражение не показывает, что именно только один получал выздоровление, первый, кто входил в воду по воз­мущении ее: а вообще, что вода только непосредственно по возмущении оказывала особенное необыкновенное целебное свойство, а затем теряла свое энергическое действие, и только успевшие войти в нее непосредственно да возмущении выздоравливали; потом вода теряла такую силу и не оказывала такого чрезвычайного действия;
   Тот выздоравливал: из речи повествователя не видно, чтобы выздорав­ливание происходило внезапно, вдруг, непосредственно чудесное, как при исцелении больных спасителем; может быть, оно было постепенное, которому целительным ключом давался только первый толчок. В этом последнем случае поразительнее было мгновенное исцеление спасителем недужного, лежавшего тут.
   Находившийся в болезни: неизвестно, в какой; как видно из дальней­шего, он не мог свободно ходить, был расслаблен ногами и лежал тридцать восемь лет, т. е. был болен 38 лет, а не от роду имел столько. Долговременность и, как видно, неизлечимость болезни делали особенно порази­тельным совершившееся над ним чудо исцеления.
   Узнав, что лежит уже долгое время: или от других бывших тут, или непосредственно по своему божественному всеведению; лежит, т. е. находится в болезни;
   Хочешь ли быть здоров: вопрос, имеющий целью возбудить энергию веры больного. Самая необходимость вопроса заставляла больного сосре­доточить свою мысль и устремить ее к лицу вопрошающему и ожидать от него помощи. Но, как видно, больной не понял, к чему ведет речь его собеседник, обращается мыслью к целебному источнику и как бы жалуется, что не может воспользоваться его делительною силою.
   Так, господи: т. е. хочу быть здоровым, но не имею человека, который бы помог мне исцелиться в этой купальне, когда возмутится вода.
   Когда же прихожу: больной ходил, но медленно, и не успевал предупредить других, а другие его предупреждали и предвосхищали у него выздо­ровление. Он отвечает весьма кротко, не высказывая никакой хулы, не отвергает Христа, как бы предложившего неуместный вопрос, не прокли­нает день своего рождения, как мы, малодушные, делаем и притом в болез­нях легчайших, но отвечает кротко и робко.
   Встань и пр.: Господь умилосердился над страдавшим так долго и, прозревая в нем веру, всемогущим словом своим исцеляет его.
   Возьми постель и пр.: смотри примечание к Матф. IX, 6--7."
  
  
   Вот что говорит об этом Рейс (Нов. 3., ч. VI, стр. 166):
  
  
   "Так как писатель не означает точно времени года, когда произошло это событие, то было бы бесполезно строить равные предположении отно­сительно праздника, о каком идет здесь речь. Переписчики, вычеркивав­шие тут член, были, очевидно, того же мнения (какой-то праздник). Праздник, по ходу изложения, мог быть одним из тех, когда иудеи собирались в Иерусалиме, -- преимущественно, пасха. Но нет никакой необходимости признавать его непременно пасхой; то был просто праздник, на который пришел Иисус, а об Иисусе в этом Евангелии рассказывается, что он вообше являлся на праздники. Член этот мог затруднять читателей, но его не для чего было бы прибавлять, если бы его не было в подлиннике. Против предположения пасхи можно было бы возразить, главным образом, тем, что у нас получилось бы тогда одною пасхою больше, а мы имеем самые решительные доводы за то, что Иисус не мог жить и странствовать так долго. Ввиду этого приходится остановиться на том предположении, что то был праздник пурим, бывающий в феврале или в марте (еврейские сатурналии).
   В повествовании не имеется никаких данных о местонахождении и устройстве водоема Вифезда. Место, носящее теперь это название, не носит никаких следов древних крытых ходов и там нет более воды. Овечьи ворота находились, вероятно, на северо-востоке, по соседству с храмом.
   Что касается физического явления, происходившего в водоеме (мест­ное перемежающееся кипение источника), то, по-видимому, уже в древ­ности то объяснение, какое дает ему писатель, возбуждало сомнения. В некоторых манускриптах и древних переводах опущены последние слова 3-го стиха (ожидающих и т. д.), в других -- весь 4-й стих, а в некоторых все эти части текста. Значительнее число современных критиков признает, что этих свидетельств достаточно даже для того, чтобы признать и другие соответствующие этим местам выражения за чуждые первона­чальному тексту. Тогда надо будет предположить, что мы имеем здесь дело с какой-нибудь иудейской или христианской легендой, которая подала в текст для объяснения того, что говорит больной в ст. 7, но которая, вообще говоря, была бы недостойна апостола.
   На первый взгляд, это предположение представляется довольно правдо­подобным. И евреи и христиане не задумывались перед признанием вмешательства ангелов в дела этого мира, и едва ли кто из них стал бы исключать эту легенду из текста, если бы она действительно была вклю­чена автором. Однако можно представить серьезные доводы и в защиту противоположного мнения. Вопрос не в том, можно ли дать естественное ебъяснение явлению и держался ли Иоанн народного взгляда. Жела­тельно знать, требует ли всё его изложение того, чтобы включены были к текст сомнительные выражения, иля их можно опустить, не нарушая связности целого. Ведь далее автор говорит о возмущении воды, как о чем-то известном, своим читателям; он влагает в уста больного слова, которыми предполагается уже, что читатель знает о том исключительном условии, от которого зависело исцеление. Мы спросим здесь автора, -- который в другом месте объясняет своим читателям подробности, извест­ные всем евреям и особенно иерусалимским евреям, просто потому, что он писал не для евреев, -- мог ли он предполагать, чтобы иностранцы знали своеобразную природу источника в Вифезде, столь отличавшую его от других источников, которыми пользовались тогда для сохранения здоровья? Очевидно, нет. Он должен был сделать предварительные пояснения, и ст. 7-й делается непонятным, когда исключают 4-й стих и половину 3-го. Ввиду этого мы признаем, что они исключены были в более позднее время, как и не менее замечательные 43-й и 44-й стихи 22-й главы от Луки. В самом явлении, как оно описано в Евангелии, нет ничего странного; вполне возможно, что действие ключа было особенно сильно на ограни­ченном пространстве отверстия. Нам делали упрек в желании сохранить здесь вульгарный текст ради удовольствия приписать апостолу суеверие. Но если признать, что апостолы выказывают свое суеверие, допуская вмеша­тельство ангелов в область физических явлений, то для устранения такого упрека нужно было бы исключить также немало других мест Евангелия.
   Как бы то ни было, а самое повествование имеет совершенно иную цель. Речь идет о благотворном действии Христа в мире, -- действии, по своей сущности, духовном, но проявляющемся в телесных исцелени­ях. -- действии постоянном, не подчиненном условиям времени и внеш­ним обстоятельствам, вроде содействия какой-нибудь другой силы, естественной или сверхъестественной, вне его находящейся, -- того менее, какого-нибудь законного постановления, могшего его стеснять. Собственно, ввиду последнего соображения и продолжается рассказ, переходя от повест­вования об известном событии к изложению безусловных истин и превра­щаясь из истории в богословие. Иисус хотел исцелить человека, уже давно разбитого параличом; и вот ему поверен дороги становятся закон и пре­дания. Нетрудно схватить глубокий смысл, который представляется нам.
   Слово "узнав" (в ст. 6) может иметь два значения: или что Иисус узная непосредственно, или что он узнал от других. Первое из этих значений не предполагает непременно чуда, но и не исключает его, -- ввиду чего мы более и склоняемся именно к нему. Речь идет ие только о сожалении или о милосердии, но также и о проявлении высшего могущества.
   На мой взгляд, особенность этого чуда от других та, что в других среди естественного является чудо, как доказательство божественности Иисуса; здесь же; напротив, среди чудесного является естественное, как доказательство божественности Иисуса. Больной ждет 20 лет чуда, а Иисус говорит ему: ничего не жди, что в тебе есть, то и будет. Проснись. Есть сила встать и идти, и иди. Тот попробовал, встал и пошел."
  
  
   Всё это место, принятое за чудо, есть указание на то, что чудес не может быть и что болен тот человек, который ждет чудес, что самое большое чудо есть сама жизнь. Самое же собы­тие совершенно просто, оно повторяется беспрестанно среди нас. Я знаю барыню, которая 20 лет лежала и поднималась только тогда, когда ей делали впрыскивание морфина; через 20 лет док­тор, делавший ей впрыскивание, признался, что он делал впрыски­вание водою, и, узнав это, барыня взяла свою постель и пошла.
   Рассказ о купальне есть то же самое, -- ясно и просто пере­данный. Значение его то, что люди ждут чудес, вмешательства Бога, а Бог в них. Бог есть жизнь; отдайся ей, поверь ей, и ты жив. Вся дальнейшая речь, кроме вставленной насмешки над верованием в субботу, усиливающим смысл рассказа о купальне, есть только разъяснение мысли о том, что одно чудо, одна истина, одна сила есть жизнь, та, которая в каждом человеке, и во власти каждого человека положиться на нее.
  

______________

  
   "Ин. V, 9. Было же это в день субботний."
  
   Дело это было в субботу.
  
   "10. Посему иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать по­стели."
  
   И сказали евреи человеку: нынче суббота, тебе не сле­довало собирать постели.
  
   "11. Он отвечал им: кто меня исцелил, тот мне сказал: возьми постель твою и ходи."
  
   А тот отвечал им: тот, кто меня поднял, тот мне сказал: собери постель и ходи.
  
   "12. Его спросили: кто тот человек, который сказал тебе: возьми постель твою и ходи."
  
   И они свросили его: какой такой человек сказал тебе: собери постель и ходи.
  
   "13. Исцеленный (1) же не знал, кто он: ибо Иисус скрыл­ся в народе, бывшем на том месте."
  
   А слабый не знал, кто та­кой, потому что Иисус заме­шался тайно в народе.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Весьма важный вариант здесь, принимаемый Грисбахом: вместо ??????, т. е. излеченный, как стоит в принятом тексте, слабый.
  

______________

  
   "Ин V, 14. Потом Иисус встретил его в храме и ска­зал ему: вот ты выздоровел: не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже."
  
   Потом встретил его Иисус в храме и говорит: Ну, вот ты здоров, смотри же не ошибайся вперед, чтобы с тобой хуже не сделалось.
  
   "15. Человек сей пошел и объявил иудеям, что исцелив­ший его есть Иисус."
  
   И пошел человек и расска­зал евреям, что это Иисус его поднял.
  
   "16. И стали иудеи гнать Иисуса и искали убить его за то, что он делал такие дела в субботу. (1)"
  
   И напали иудей на Иисуса за то, чте он это сделал в суб­боту.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Человек был как мертвый оттого, что он верил в тот вздор, который выдумали евреи, и ждал какого-то чудя извне, а не верил жизни, которая была в нем. Иисус показал ему, что все рассказы о купальне -- вздор и выдумка и что одно чудо: это его собственная жизнь. Человек поверил в это и стал жив. Стало быть, доказано суеверие, доказана истина, человек жив и хо­дит. Спорить, кажется, нельзя. Нет, у людей есть еще доводы. Зачем сделал человека живым в субботу. В пятницу можно быть живым, а в субботу нельзя.
  

______________

   "Ин. V. 17. Иисус же гово­рил им: отец мой доныне делает, и я делаю."
  
   Иисус отвечал им: отец мой не переставая работает, и я работаю.
  
   "18. И еще более искали убить его иудеи за то, что он не только нарушал субботу, но и отцом своим называл Бога, делая себя равным Богу."
  
   И еще более старались иудеи убить его за то, что он мало того, что разоряет субботу, еще и отцом своим называет Бога и равняет себя с Богом.
  
   "19. На это Иисус сказал: истинно, истинно говорю вам: сын ничего не может творить сам от себя, если не увидит отца творящего: ибо что тво­рит он, то и сын творит также."
  
   И сказал Иисус: разве не понимаете, что не может сын человеческий ничего сам собой сделать, если бы он не знал, что отец делает; пото­му, что отец делает, то и он то же делает.
  
   "20. Ибо отец любит сына и показывает ему всё, что тво­рит сам; и покажет ему дела большие (1) сих, так что вы удивитесь."
  
   Отец любит сына и всё ему показал. И больше этих дел покажет ему, так что вы будете дивиться.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Больше, чем дело плотского исцеления.
  

_____________

  
   "Ин. V, 21. Ибо как отец воскрешает мертвых (1) и ожи­вляет, так и сын оживляет, кого хочет."
  
   Потому что как отец взбуждает смертных и живит, так и сын живит, кого хочет.
  
   "22. Ибо отец и не судит никого, но весь суд (2) отдал сыну."
  
   Потому что отец не выби­рает, но выбор передал во власть сыну.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) То, что слово ?????? не означает в евангельском языке всегда: мертвый, не нужно, бы, казалось, доказывать каждому, кто читал по-гречески Евангелие. Стоит вспомнить стих Мф. VIII, 22: "Предоставь мертвым погребать своих мертвецов" и стих 24 разбираемой главы, где как бы определено, что следует разуметь под ??????.
   2) ?????? употребляется в этой беседе в двух значениях: в зна­чении выбора и приговора или смерти. Такое употребление синонимов свойственно языку Евангелия Иоанна. Таково си­нонимическое употребление слов ?????, ?????????? теперь ??????. Здесь ?????? употреблено в смысле выбора.
  

_____________

  
   "Ин. V, 23. Дабы все чтили сына, как чтут Отца. Кто не чтит сына, тот не чтит и Отца, пославшего его."
  
   Затем, чтобы все чтили сына так же, как чтут Отца. Тот, кто не чтит сына, не чтит и Отца, того, который послал сына.
  
   "24. Истинно, истинно го­ворю вам: слушающий (1) слово мое и верующий в пославшего меня имеет жизнь вечную, и на суд (2) не приходит, но пере­шел от смерти в жизнь."
  
   Ведь вы понимаете, что кто разумение мое понимает и по­лагается на того, кто послал меня, тот имеет жизнь невре­менную и для того нет смерти, но тот перешел уже из смерти в жизнь.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????? слышать, понимать в народном языке.
   2) Здесь ?????? в смысле приговора к смерти.
  

____________

  
   "Ин. V, 25. Истинно, истинно говорю вам: наступает время и настало уже, когда мертвые услышат глас сына Божий и, услышав, оживут."
  
   Истинно говорю вам, что пришел час теперь, что смерт­ные поймут голос сына Божия и, поняв, будут жить.
  
   "26. Ибо, как отец имеет жизнь в самом себе, так и сыну дал иметь жизнь в самом себе."
  
   Потому что как отец жив сам собою, так дал сыну жизнь в самом себе.
  
   "27. И дал ему власть произ­водить и суд, потому что он есть сын человеческий."
  
   И дал ему свободу делать выбор, и тем-то он человек.
  
   "28. Не дивитесь сему; ибо наступает время, в которое все находящиеся в гробах услы­шат глас сына Божия."
  
   Не дивитесь этому, потому что наступило время, когда все смертные поймут голос сына Бога.
  
   "29. И изыдут творившие доб­ро в воскресение (1) жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения."
  
  
   И вступят те, которые де­лали добро, в пробуждение жизни, а те, кто делали дур­ное, -- в изгнание смерти.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ????????? имеет значение: возбуждение и изгнание -- унич­тожение. У Иоанна часто встречаются такие игры слов: ????? -- ???? ???????, где ????? употреблено один раз в смысле любовь, в другой раз в смысле богослужения, culte. Здесь то же самое ?????????, как возбуждение, противоположно ?????????, как изгнание.
   Только при этом толковании слова эти получают ясный смысл. ????????? ??????? не имеет никакого смысла, если ????????? зна­чит: возбуждение, восстановление, воскресение; единственная возможность объяснить его, это -- придать слову ????????? значение восстания, а слову ????????? ??????? значение изгнания, уничтожения.
  

______________

  
   "Ин. V, 30. Я ничего не могу творить сам от себя. Как слышу, так и сужу; и суд мой праведен, ибо не ищу моей воли, но воли пославшего меня отца."
  
   Я не могу сам собою ничего делать: как понимааю, так и выбираю. И выбор мой верен, так как я не ищу своей воли, а воле пославшего меня отца.
  
   "31. Если я свидетельствую сам о себе: то свидетельство мое не есть истинно."
  
   Если бы я один уверял о себе, то уверение мое было бы ложно.
  
   "32. Есть другой, свидетель­ствующий о мне; и я знаю (1), что истинно то свидетельство, которым он свидетельствует о мне."
  
   Но есть другой, уверяющий о мне, что я делаю правду. И вы знаете, что истинно его уверение обо мне, что я делаю правду.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Во многих списках стоит ??????.
  

______________

  
  
   Стихи 33, 34, 35 и начало 36-го об Иоанне ничего не прибавляют к учению и разрывают смысл: "Не я один свидетельствую, но и дела мои".
  

______________

  
   "Ин. V, 36. Ибо дела, кото­рые отец дал мне совершить, самые дела сии, мною твори­мые, свидетельствуют о мне, что отец послал меня."
  
   Потому что те дела, каким научил меня отец, чтобы я исполнял их, эти самые дела, какие я делаю, показывают обо мне, что отец меня послал.
  
   "37. И пославший меня отец сам засвидетельствовал о мне. А вы ни гласа его никогда не слышали, ни лица его не ви­дали. (1)"
  
   И отец, тот, что послал меня, он показывает и пока­зал обо мне, но вы ни голоса его никак де понимали и не понимаете, и не знали и не знаете, кто он.
  
  
   "38. И не имеете слова его, пребывающего в вас, потому что вы не веруете тому, кото­рого он послал."
  
   И разумения его, такого, чтобы оно держалось в вас, не имеете в себе, потому что не верите тому, кого он послал.
  
   "39. Исследуйте писания, ибо вы думаете чрез них иметь жизнь вечную; а они свиде­тельствуют о мне."
  
   Разберите в писании; вы по нем думаете иметь жизнь вечную. Оно-то и уверяет обо мне.
  
   "40. Но вы не хотите прийти ко мне, чтобы (2) иметь жизнь."
  
   И вы не хотите верить мне, что будете иметь жизнь.
  
   "41. Не принимаю славы от человеков."
  
   Суждения человеческие я не принимаю.
  
   "42. Но знаю вас: вы не име­ете в себе любви к Богу."
  
   Но я узнал, что в вас нет правды и любви Божией.
  
   "43. Я пришел во имя отца моего, и не принимаете меня; а если иной придет во имя свое, его примете."
  
   Я учу вас от отца моего, и вы не принимаете моего уче­ния. А если кто другой будет учить вас сам от себя, того учение примете.
  
   "44. Как вы можете веровать, когда друг от друга принима­ете славу, а славы, которая от единого Бога, не ищете?"
  
   На что вы можете полагать­ся, когда принимаете учение от людей, а учение от единого, однородного Богу сына не ищете?
  
   "45. Не думайте, что я буду обвинять вас пред отцем; есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете."
  
   Не я вас обличаю перед отцом, но Моисей, на которого вы надеетесь, обличает вас.
  
   "46. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и мне; потому что он писал о мне."
  
   Если бы вы верили Моисею, то верили бы и мне, потому что он писал обо мне.
  
   "47. Если же его писаниям не верите, -- как поверите моим словам?"
  
   Если его писаниям ее ве­рите, то как же вам верить моим словам?
  

ПРИ??ЧАНИЯ

  
   1) Я перевожу слово ???????? --не знали его.
   2) ??? -- что.
  

_____________

  
  

ПРИТЧА О НАСЛЕДСТВЕ (ТАЛАНТАХ)

  
   "Лк. XIX, 11. Когда же они слушали это, присовокупил притчу: ибо он был близ Иеру­салима, (1) и они думали, что скоро должно открыться цар­ствие Божие. (2)"
  
   Когда они слушали это, Ии­сус на прибавку сказал еще притчу затем, чтобы они не думали, что царство Божие придет без усилия.
  
   "12. Итак, сказал: некоторый человек высокого рода отправ­лялся в дальнюю страну, что­бы получить себе царство и возвратиться."
  
   Он сказал: родовитый полу­чил наследство, и надо было ему съездить получить наслед­ство и потом вернуться.
  
   "13. Призвав же десять рабов своих, дал им десять мин."
  
   Вот он призвал десять ра­ботников своих и дал им свое имение.
  
   "Мф. XXV, 15. И одному дал он пять талантов, другому два, иному один, каждому до его силе. (3)"
  
   Кому дал дять гривен, кому две, кому одну, каждому по его силе.
  
   "Лк. XIX, 13 и Мф. XXV, 15. И сказал им: употребляйте их в оборот. И тотчас отпра­вился."
  
   И сказал им: вот, делайте оборот, а сам уехал.
  
   "Мф. XXV, 16. Получивший пять талантов пошел, употребил их на дело и приобрел другие пять талантов."
  
   Вот, когда разделил, тот, у которого было пять талан­тов, стал работать на них и нажил еще пять талантов.
  
   "17. Точно так же и: получив­ший два таланта приобрел другие два."
  
   Так же сделал и тот, кому даны два таланта.
  
   "18. Получивший же один талант пошел и закопал его в землю и скрыл серебро гос­подина своего."
  
   А тот, у кого был один, за­рыл в землю хозяйское добро.
  
   "Лк. XIX, 14. Но граждане ненавидели его и отправили вслед за ним посольство, ска­зав: не хотим, чтоб он цар­ствовал над нами."
   А земляки этого человека считали его ни во что и объ­явили ему, что мы не хотим тебя в цари.
  
   "15. И когда возвратился, получив царство, велел при­звать к себе рабов тех, которым дал серебро, чтобы узнать, кто что приобрел."
  
   И вышло, что человек этот сел на царство, вернулся до­мой и велел кликнуть работников тех, которым дал деньги, чтобы узнать, что каждый из них выработал.
  
   "Мф. XXV, 19. И требует у них отчета."
  
   И стал спрашивать у них отчета.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Я выпускаю слова "так как они были близки к Иеруса­лиму", как слова, ничем не связанные с смыслом притчи. Если понимать ее так, как понимают ее обыкновенно, что Иисус опровергал мнение учеников, что царство Божие объявится сейчас в Иерусалиме, то вся притча становится бессмысленной. Поэтому я предпочитаю лучше выкинуть слова близ Иерусалима и пр. и удержать глубокий и прямо связанный с предше­ствующими притчами смысл притчи. Что притча эта случайно и произвольно отнесена Лукою к ожиданию объявления царя, доказывает и то, что Матфеем притча эта отнесена к освещению мысли о том, что всегда надо быть готовым к пришествию сына человеческого.
   Притчу я избираю по Луке, потому что она включает в себя притчу по Матфею.
   2) ???????? я перевожу: без усилия.
   3) Я соединяю притчу Матфея и Луки в одну, так как одна другую дополняет и обе имеют одно значение, только в одной опущено одно, в другой -- другое.
  

_____________

  
  
   "Мф. XXV, 20. И подошел получивший пять талантов, принес другие пять талантов и говорит: господин! пять та­лантов ты дал мне: вот другие пять талантов я приобрел на них."
  
   Вот пришел один, кому дано было пять гривен, и принес еще пять гривен, и сказал: хозяин, ты мне дал пять гри­вен, вот я нажил на них еще пять гривен.
  
   "21. Господин его сказал ему: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен: над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего."
  
   И сказал ему хозяин: ладно! ты хороший и верный работ­ник, в малом был верен, над большим тебя поставлю, ра­дуйся вместе с хозяином.
  
   "22. Подошел также и полу­чивший два таланта и ска­зал: господин! два таланта ты дал мне: вот другие два таланта я приобрел на них."
  
   Пришел еще один, кому да­ны были две гривны, и ска­зал: вот, хозяин, ты мне дал две гривны, и я нажил на них еще две.
  
   "Лк. XIX. 17. И сказал ему: хорошо, добрый раб! за то, что ты в малом был верен, возьми в управление десять городов."
   И сказал хозяин и тому и другому: ладно! вы добрые и верные работники, за то, что в малом были верны, над боль­шим вас поставлю: радуйтесь вместе с хозяином.
  
   "18. Пришел второй и ска­зал: господин! мина твоя при­несла пять мин."
  
   И пришел и другой, кому дана была одна гривна, и сказал: господин, вот на грив­ну твою я заработал пять гривен.
  
   "Мф. XXV, 24. Подошел и получивший один талант, и сказал: господин! я знал тебя, что ты человек жестокий, жнешь, где не сеял, и соби­раешь, где не рассыпал."
  
   Пришел и тот, кому дана была одна гривна, и сказал: хозяин! вот твоя гривна, я понял тебя, хозяин, что ты жестокий человек, берешь, где не клал, и жнешь, где не сеял.
  
   "25. И, убоявшись, пошел и скрыл талант твой в земле; вот тебе твое."
  
   Я испугался тебя и завер­нул ее в платок и зарыл в землю. Вот, получи свое.
  
   "26. Господин же его сказал ему в ответ: лукавый раб и ленивый! ты знал, что я жну, где не сеял, и собираю, где не рассыпал;"
  
   И хозяин сказал ему: дур­ной ты работник и ленивый, по твоим речам суду судить тебя. Ты знал, что я жестокий человек: беру, где не клал, и жну, где не сеял.
  
   "Лк. XIX, 23. для чего же ты не отдал серебра моего в оборот, чтоб я, пришедши, получил его с прибылью?"
  
   Отчего же ты не отдал деньги мои на дело, и я бы пришел и с ростом бы получил.
  
   "24. И сказал предстоящим: возьмите у него мину и дайте имеющему десять мин."
  
   И сказал хозяин слугам: возьмите у него гривну и дайте тому, у кого десять.
  
   "25. И сказали ему: госпо­дин! у него есть десять мин."
  
   И сказали ему: хозяин, у того уже десять.
  
   "26. Сказываю вам, что вся­кому имеющему дано будет, а у неимеющего отнимется и то, что имеет."
  
   Говорю вам. что всякому, кто бережет, тому дастся лиш­нее, а у того, кто не бережет, отнимется и то, что у него есть.
  
   "Мф. XXV, 30. А негодного раба выбросьте во тьму внеш­нюю."
  
   И ненужного работника возьмите и выбросьте вон.
  
   "Лк. XIX, 27. Врагов же моих тех, которые не хотели, чтобы я царствовал над ними, приведите сюда, и избейте предо мною."
  
   Тех же неприятелей моих, которые не хотели, чтобы я был их царем, чтобы их не было для меня.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Человек родовитый, удалившийся из дома своего для того, чтобы быть царем, -- это бог, разумение, дух. Удаление его из мира, который вместе с тем есть его дом, выражает ту же мысль, как и притча Марка о севце, не заботящемся до жатвы о всходе семян, и о закваске. Бог, вложив в людей разумение, оставляет их жить одних. Имение свое, которое он раздает рабам, есть разумение. Разное количество гривен, данное каждому, есть степень разумения, есть повторение притчи о семе­нах, павших на дороге, на камне и репьях. Но здесь уже не может быть недоразумения о том, чтобы произрастание зависело от Бога, от внешних причин. Здесь уже прямо сказано, что вступление в царство Божие зависит прямо от усилия, которое сделает каждый; только степень разумения зависит от внешних причин. Земляки родовитого человека, не хотящие признавать его царем, -- это люди, не имеющие разумения, люди тьмы, того, что не существует для Бога. Это то, что выражено плевела­ми в притче о сеятеле и плевелах. Возвращение родовитого чело­века домой -- это совершение всей жизни, то самое, что выра­жено в притче о плевелах, сожжение их; то же, что выражено в притче о неводе; то же, что выражено у Иоанна словом смерть.
   Отчет рабов -- это состояние тех, которые имели разумение, как зерно. Отчет первых двух рабов -- это состояние тех, кото­рые удержали в себе разумение, как зерна на доброй земле; награда их есть соединение с хозяином. Отчет последнего раба -- это состояние того, который, имея разумение, не удержал его, как зерна на дороге, на камнях и в репьях. Он ненужный раб, его нет для разумения. Земляки, не признавшие царя -- это люди вне разумения, их тоже нет для разумения.
   Гривна -- это разумение в человеке. Тот работник, который работал над этой гривной, тот приобрел, исполнил волю хозяина, хозяин принял его в товарищи, он соединился с хозяином.
   Разумение и жизнь остались разумением и жизнью. Но злой работник спрятал свою гривну, он сказал себе: не хочу знать хозяина, хочу на себя работать, но хозяйская гривна обличила его, и он, чтобы не думать о хозяине, зарыл эту гривну. Злому работнику дана жизнь разумения, но он не хочет работать на нее, он думает, что она чужая и не нужна ему, и он прячет ее сам от себя, чтобы можно было работать для плоти, для пищи телесной, а не для исполнения воли хозяина. Злой работник не понял того, что гривна -- жизнь разумения -- дана не для хозяина, а для него самого. Он сказал себе: "хозяин хочет взять у меня то, чего он не давал мне,--плотские радости: так не дам же их ему, а буду жить для них. А жизнь разумения, какая есть, такая и будет". Но хозяин пришел и, увидав, что жизнь разумения не растет в человеке этом, отнял ее.
   Семя духа Божия посеяно равно во всех сердцах, и каждый человек может увеличить в себе это семя духа. Каждый предо­ставлен самому себе. Бог дал каждому духа. Одни, получив этот дух, полюбили его, возрастили в себе, удвоили и дали плод каждый по силам; но другие, как те, которые объявили владетелю, что не хотят быть под его властью, как тот последний раб, сказали себе: за что отдам я плотскую свою жизнь, плотские наслаждения ради духа, который не мой. Он хочет, чтобы я ради этого духа отдал ему то, чего он не давал мне, -- плотскую мою жизнь. А лучше я спрячу подальше этот зародыш духа, данный мне, и буду жить плотью. Но он потерял и по­следний зародыш духа Божия, и плотская жизнь его кончилась смертью.
   Жизнь разлита во всех. Тот, кто сознает в себе сына чело­веческого, будет жить жизнью истинной, тот приобретет жизнь истинную. Жизнь же истинная не может быть ни больше, ни меньше. Если в жизни земной нам кажутся одни люди имею­щими больше, а другие меньше, одни пять гривен, другие две и одну, то для жизни истинной они все равны, они все сущест­вуют в радости хозяина. Только тот, кто зарыл эту жизнь, тот сам себя лишает жизни и выходит из области света в тьму. Притча эта выражает еще и то, что людские понятия о спра­ведливости не приложимы к вопросу жизни и смерти.
   Понятие ветхозаветное о том, что за такие-то дела Бог на­граждает, за такие-то наказывает -- ложно. Нет ни наград, ни наказаний. Кто держится жизни, тому дается еще больше; кто не держится жизни, у того последняя отнимется. Как и в начале Евангелия, так и в беседе с Никодимом, так и во всех притчах и беседах Иисус говорит одно, что жизнь есть только разумение. Жизнь только настолько жизнь, насколько она есть разумение. Жизнь животную Иисус называет смертью, и потому так называет, что она и точно только момент, кончающийся вечною смертью. И потому не надо думать, что человек с сво­ими руками, ногами, весь живой. Живое только то, что сознает свое божество. Люди не должны смотреть на себя, как на живые существа, только потому, что они движутся, едят, но только потому, что они сознают себя сынами Бога. Где начало того всего мира земного, мы не знаем и не можем знать. Всё, что мы знаем, это то разумение, которое дано нам, и им мы только можем жить. Владелец дал свои гривны людям, оставил их в своем владении и ушел. Бог вложил людям свое разумение и оставил их в мире смерти. Если люди и не чувствуют над собою власть владетеля, то все-таки у них есть те гривны владельца их, которые даны им, и им надо что-нибудь делать с ними. Людям дано разумение. Оно дано в размере, но оно дано всем, и им надо что-нибудь с ним делать. И каждый делает с этим разумением, что хочет. Один работает много, другой меньше, третий ничего не делает, четвертый и вовсе не признает его. Но дело не в том, что он сработал, но в том, что он понял, что в нем жизнь, и работал над тем, что есть жизнь, стремился увеличить жизнь.
   И с людьми совершается совсем не то, что мы привыкли счи­тать справедливым, т. е. чтобы за большой труд была соответ­ственная награда, чтобы человек, ничего вредного не сделав­ший, не пострадал, чтобы человек отвечал за то, в чем он вино­ват.
   Всё это так, когда мы себе представляем какую-то власть человеческую, казнящую за то, что мы считаем дурным, и на­граждающую за то, что мы считаем хорошим, но это не так, когда мы созерцаем самую сущность жизни.
   С самого начала и до конца Иисус говорит, что никаких на­град и наказаний ни от людей, ни от Бога быть не может. Истин­ное благо есть разумение, само в себе и цель, и средство, и жизнь. Стало быть, кто имеет разумение и в него перенес свою жизнь, тот имеет жизнь. Кто не имеет и не в него кладет свои усилия, тот не имеет жизни.
   С общей точки зрения: хотя и много попадет зерен на камни и на дороги, -- другие зерна, попавшие на хорошую землю, наверстают, и урожай будет. И не виновато, и не наказано зерно, упавшее на камни и на дорогу, и не награждены те, кото­рые попали в добрую землю; но для того, чтобы был урожай, упавшие на добрую землю должны родить сам-пятьдесят и больше. Разумение в мире вообще возвращается к Богу, хотя и много человеческих существ живут без этого разумения; многие выносят это разумение и увеличивают его себе. С лич­ной точки зрения: каждому дана гривна, нельзя забыть про нее. Если забудешь, то покажешь, что она не нужна тебе, и ее возьмут у тебя. Если забыл, как тот раб, и станешь утверждать свою справедливость, то сам себя обвинишь. На что же тебе ее, коли ты зарыл ее? Ее отдать надо тому, кто заработал на ней. Разумение есть в каждом, оно -- жизнь.
   Если ты не хочешь идти к жизни, то жизнь уйдет от тебя. Нет наград, нет наказаний для людей. Не люди живут для себя. Если бы они жили для себя, то были бы награды и наказания для них. Не люди живут для себя, а Бог в людях живет для себя. Если человек живет для Бога, то он живет. Если он живет для себя, без Бога, то он не живет, и как жить нельзя ни меньше, ни больше, так и не жжть нельзя ни меньше, ни больше, человек живет или не живет. Тут нет ни наказания, ни награды, а есть жизнь и смерть.
   Учение Христа есть только учение о том, что жизнь, что смерть. Жизнь -- разумение, остальное -- смерть.
  

О ХЛЕБЕ ЖИЗНИ

  
  
   "Ин. IV, 31. Между тем уче­ники просили его, говоря: Равви! Равви, ешь!"
  
   И вот раз спросили его уче­ники: Учитель, ел ты?
  
   "32. Но он сказал им: у меня есть пища, которой вы не знаете."
  
   Он же сказал им: у меня еда такая, какую вы не знаете.
  
   "33. Посему ученики гово­рили между собою: разве кто принес ему есть?"
  
   И заговорили друг дружке ученики: или кто приносил ему есть?
  
   "34. Иисус говорит им: моя пища есть творить волю по­славшего меня и совершить дело его."
  
   И сказал им Иисус: моя еда это то, что я делаю волю того, кто послал меня, и исполняю его дела.
  
   "35. Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А я говорю вам: воз­ведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве."
  
  
   Не говорите, что еще четыре месяца и жатва придет. Вот говорю вам, поднимите глаза и смотрите на поля, что побе­лели уще к жатве.
  
   "36. Жнущий получает на­граду и собирает плод в жизнь вечную, так что (1) и сеющий и жнущий вместе радоваться бу­дут."
  
   И тот, кто жнет, тому пла­тят, и он собирает плод в жизнь невременную, так что тот, кто сеял, вместе радуется с тем, кто жнет.
  
   "37. Ибо в этом случае спра­ведливо изречение: один сеет, а другой жнет."
  
   Потому что верна пословица, что сеет один, а собирает другой.
  
   "38. Я послал вас жать то, над чем вы не трудились; (2) другие трудились, а вы вошли в труд их."
  
   Я учу вас жать то, над чем не вы мучились. Другие му­чились, а вы в чужом труде стали участниками.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??? употреблено в значении ????.
   2) Вашу плотскую жизнь.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Стихи эти неясны. Церковью они объясняются еще неяснее. Церковь понимает, что говорится о самарянах, возбужденных к учению. Значение места этого, по-моему, следующее: сказав ученикам, что пища его есть исполнение воли Божией, то же самое, что он сказал себе в пустыне, что он сказал самарянской женщине, Иисус говорит: исполнение воли Бога нельзя откла­дывать, как откладывают жатву до того, когда она поспеет. Жатва эта всегда спела, т. е. исполнение воли Бога всегда воз­можно, когда пища этого исполнения есть ваша плотская жизнь, и всегда есть, что жать, есть что приносить в жертву Духу. Тот, кто жнет, тот получает награду -- жизнь невременную. И ра­дуются этому одинаково и жнущий и сеющий, т. в. жнущий человек, живущий духом, и отец Бог, тот, ??торый посеял в лю­дях дух свой. И в том верна пословица: что один сеет, другой жнет. Бог сеет, а человек жнет. Я учу вас жать, срезать то что не вы работали, но то, что Бог сделал для вас, вашу плот­скую жизнь.
   Стихи 39, 40, 41, 42 не имеют значения и потому выпускаются. Содержание их -- о том, как поверили самаряне.
  

_______________

  
  
   "Ин. VI, 27. Старайтесь (1) не о пище тленной, но о пище, (2) пребывающей в жизнь веч­ную, которую даст вам сын человеческий; ибо на нем по­ложил печать свою отец, Бог."
  
   И Иисус сказал народу: вы заботитесь о пище земной, а я говорю вам: добывайте не ту еду, что пропадет, а ту еду, что сохранится в жизнь вечную, ту, что вам даст сын человеческий, на нем печать Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????????? с винительным значит добывать, приспевать.
   2) ????? значит еда в том и другом смысле.
  

______________

  
   "Ин. VI, 28. Итак, сказали ему: что нам делать, чтобы творить дела Божий?"
  
   И сказали ему: что же надо делать, чтобы делать дела Бо­жий?
  
   "29. Иисус сказал им в от­вет: вот дело Божие, чтобы вы верили в того, кого он послал."
  
   И в ответ сказал Иисус: то и дело Божие, чтобы полагать­ся на того, кого он послал.
  
   "30. На это сказали ему: какое же ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили тебе? что ты делаешь? (1)"
  
   Какой же ты нам дашь пример, чтобы мы верили тебе, что ты сам делаешь?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Церковь понимает эти слова Иисуса всегда так, что Иисус велит верить в себя, Иисус ничего подобного не говорит, он увещевает их верить в то, что он говорит, и ответ иудеев пока­зывает, что они и не думали понимать так Иисуса. Они говорят: ну вот, ты велишь верить в того, кого послал. Ну, что же ты делаешь?
  

_______________

  
   "Ин. VI, 31. Отцы наши ели манну в пустыне, как напи­сано : хлеб с неба дал им есть. (1)"
  
   Отцы наши манну ели в пу­стыне, как и написано: хлеб с неба дал им есть.
  

?РИМЕЧАНИЕ

  
   1) Для того, чтобы не спутаться в понимании дальнейших слов о поедании тела и крови сына человеческого, породивших столько идолопоклоннических объяснений, надо не выпускать из памяти смысл всей речи и помнить, что первая мысль уче­ния Христа во время искушения в пустыне представилась ему в сравнении пищи земной с пищей Божией и что ????? собственно не пища, а еда, поэтому имеет значение и пищи и питания. На искушение пищи он ответил себе, что не хлебом сыт человек, а исходящим из уст духом Божиим, т. е. не плотью. В разговоре с самарянкой он опять тем же образом выразил сущность своего учения (Ин. IV, 14): "Если бы ты знала дар Божий, то ты бы сама просила у меня пить не такой воды, как земная, от кото­рой опять захочется пить, а такой, которая удовлетворяет вполне, после которой нет жажды". В Нагорной проповеди опять также в образе пищи он выражает то же, когда говорит, что душа больше пищи.
   Ученикам он говорит: "моя пища творить волю пославшего меня и его дела".
   Здесь речь начинается с того же. Иисус говорит: не заботь­тесь о питании погибающем, т. е. не думайте, что хлеб, который вы кладете в брюхо, дает вам жизнь, а заботьтесь о питании не гибнущем, о разумении. Жизнь ваша есть разумение, а разумение больше пищи, оно только -- жизнь. Эту настоящую жизнь дает вам сын человеческий, запечатленный Богом, т. е, сын человеческий, живущий по закону Бога.
   Народ спрашивает: что же надо делать, чтобы трудиться над истинной жизнью, над этим разумением? Иисус отвечает, что для этого нужно только верить, быть вполне убежденным, что жизнь есть разумение, и жить этим разумением, и полагаться на жизнь в разумении. На это евреи приводят ему 24 ст. из 77-го (по нашему и 78-го по еврейскому счету) псалма: "И одождил на них манну в шшгу и хлеб небесный дал им", очевидно соединяя в одно понятие пищи манну и хлеб с неба. Хлеб же с неба, ????? ?? ??? ???????, имеет совсем другое значение, чем пища плотская. Значение по-еврейски выражается в следующих стихах книги Сираха и притчей Соломона:
  
   "Сирах. ХV, 3. Напитает его хлебом разума и водою мудрости напоит его.
   XXIV, 19. Я распростерла свои ветви, как теревинф, и ветви мои -- ветви славы и благодати.
   20. Я -- как виноградная лоза, произрастающая благодать; и цветы мои -- плод славы и богатства.
   21. Приступите ко мне, желающие меня, и насыщайтесь плодами моими.
   Притч. Солом. IX, 5. Идите, ешьте хлеб мой, и пейте вино, мною рас­творенное."
  

______________

  
   "Ин. VI, 32. Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: не Моисей дал вам хлеб с неба, а отец мой дает вам истинный хлеб с небес."
  
   И сказал им Иисус: ведь вы сами знаете, что не Моисей дал вам хлеб с неба, но отец мой дает вам хлеб с неба на­стоящий.
  
  
   "33. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру.(1)"
  
   Потому что хлеб Божий есть то, что сходит с неба и дает жизнь миру.
  

ПРИ??ЧАНИ?

  
   1) Иисус тотчас же поправляет то недоразумение, которое могло бы произойти от смешения пищи -- манны с неба с хле­бом небесным, т, е. с законом, полученным Моисеем с неба от Бога. Он говорит: ведь хлеб с неба не потому хлеб с неба, т. е. закон Бога, что его дал Моисей, но потому, что он от Бога и дает жизнь миру. Если бы речь была о манне, то в 32 стихе не было бы перфекта, означающего, что Бог дал и дает настоящий хлеб, т. е, разумение мира, и не было бы настоящего в 32-м стихе.
  

________________

  
   "Ин. VI, 34. На это сказали ему: господи! подавай нам всегда такой (1) хлеб."
  
   И сказали ему: ну, так дай же и ты нам этот хлеб.
  
   "35. Иисус же сказал им: я (2) есмь хлеб жизни; (3) при­ходящий (4) ко мне не будет алкать, (5) и верующий в меня не будет жаждать никогда."
  
   И сказал им Иисус: я хлеб жизни. Кто отдается мне, тот никогда не будет голоден. И кто будет верить мне, не будет жаждать никогда.
  
   "36. Но я сказал вам, что вы и видели меня (6) и не веруете."
  
   Но я уже говорил вам, и вы видели и видите и не ве­рите.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Этот хлеб, т. е. закон, как закон Моисея.
   2) Я -- мое учение.
   3) Хлеб жизни -- закон жизни.
   4) ?????? значит: алкать, быть неудовлетворенным, страдать желанием.
   Тоже здесь значит и ?????.
   5) Опять глагол ???????, который с непонятным упорством переводится: идти. Что может значить здесь идти ко мне? Идти ногами -- не может значить; куда же идти?
  
   "Лк. VI, 47. Всякий, приходящий ко мне, и слушающий слова мои и исполняющий изс, скажу вам, кому подобен.
   Ин. III, 20. Ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет, и не идет к свету, чтобы не облачились дела его, потому что они злы.
   21. А поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.
   Ин. V, 40. Но вы не хотите, прийти ко мне, чтобы иметь жизнь.
   Ин. XIV, 6. Иисус сказал ему: я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез меня.
   Деян. XIX, 18. Многие же из уверовавших приходили, исповедуя (?;????????[?????) и открывая дела свои."
  
  
   ??????????????? значит по лексикону: соединиться с кем-нибудь.
   6) Во многих списках не стоит ??, прямо уничтожающий смысл. Без этого ?? ясно, что Иисус напоминает то, что он сказал про людей, которые слышат и не понимают, глядят и не видят.
  

______________

  
   "Ин. VI. 37. Все, что дает мне Отец, ко мне придет: (1) и приходящего ко мне не изгоню вон."
  
   Всё то, что дает мне Отец, то прийдет ко мне, и того, кто отдается мне, я не погублю.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Всё, что поручил мне отец, как царь гривны, вернется ко мне, как вернулись гривны, данные на работу, и кто последует мне, моему примеру, того не выбросят в тьму кромешную, тот не уничтожится. В этом стихе, так же как и в последующих, выражаются рядом две мысли: одна о том, в чем состоит учение Иисуса; другая о том, какие последствия будет иметь следова­ние его учению. ??? среднего рода (как и всеми переводится -- всё) относится к началу жизни, полученной от отца. ??? (пере­водится -- кто) относится к последователю учения. Так и в 39 стихе ??? опять означает всё то разумение, которое дал мне отец, а ??? в 40 стихе означает всякого, кто последует учению.
  

________________

  
   "Ин. VI, 38. Ибо я сошел с не­бес не для того, чтобы творить волю мою, но волю послав­шего меня отца."
  
   Потому что я сошел и схожу с неба не для того, чтобы делать свою волю, но волю отца, того, который послал меня.
  
   "39. Воля же пославшего меня отца есть та, чтобы из того, что он мне дал, ничего не погубить, но всё то воскре­сить в последний день."
  
   А воля отца моего, который послал м.еня, та, чтобы я не погубил ничего из того, что он дал мне, но возбудил бы это до последнего дня.
  
   "40. Воля пославшего меня есть та, (1) чтобы всякий, ви­дящий сына и верующий в не­го, имел жизнь вечную; и я воскрешу его в последний день."
  
   Потому что в этом воля пославшего меня. Так что вся­кий, кто познал сына человеческого и верит в него -- имеет жизнь. И возбужу его до последнего дня.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Здесь следует точка. Следующее затем ??? должно быть переведено как ????, как оно много раз употребляется у Иоанна.
   Евреи спрашивают: покажи же нам, какая это пища, дающая жизнь? Он отвечает: это вы можете видеть на мне. Я питаюсь только одной этой пищей, и пища эта есть исполнение воли отца. Жизнь моя есть разумение Бога, и потому я творю его волю. Воля же отца -- та, чтобы всякий разумел в себе отца и жил бы до последнего дня своей жизни одним этим разумением.
  

______________

  
   "Ин. VI, 41. Возроптали на него иудеи за то, что он ска­зал: я есмь хлеб, сшедший о небес."
  
   И стали евреи спорить за то, что он сказал: я хлеб, сошед­ший с небес.
  
   "42. И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, которого отца и мать знаем? Как же говорит он: я сшел с небес? (1)"
  
   И сказали: разве это не Иисус, сын Иосифа. Мы знаем его отца и мать. Как же он говорит, что он с неба сошел.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Рейс говорит, что характер бесед Иоанна состоит в том, что автор заставляет собеседников умышленно понимать слова Иисуса в самом грубом смысле. Это замечание не всегда спра­ведливо, и в настоящем случае евреи вполне понимают, о чем идет речь. И слова: хлеб с неба понимают именно в смысле закона Бога. Замечание их о том, что он сын Иосифа, и что они знают его родных, есть то самое, которое сделано у Луки после проповеди в Назарете. В противном случае слова их не имеют никакого смысла. Сын ли он, или не сын Иосифа, знакомство с родными его не разъясняет и не затемняет того, что он кусок хлеба, сошедший с неба. Удивление же тому, что сын плотника дает им закон Бога -- понятно.
  

________________

  
   "Ин. VI. 43. Иисус сказал им в ответ: не ропщите между собою."
  
   И ответил Иисус и сказал им: не спорьте промеж себя.
  
   "44. Никто не может прийти ко мне, если не привлечет его отец, пославший меня; и я воскрешу его в последний день. (1)"
  
   Никто не может поверить мне, если отец, тот, кто послал меня, не притягивает его. И я возбужу его до последнего дня. (1)
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова "я возбужу его до последнего дня" мне кажутся здесь прибавленными. Слова эти есть повторение того, что ска­зано прежде, вводят здесь совсем неуместную мысль о последствиях следования учению и разрывают связь между, стихом 44 и 45. Слова эти неловки, но они не мешают смыслу и могут быть оставлены.
  

_________________

  
   "Ин. VI. 45. У пророков на­писано: и будут все научены Богом. Всякий, слышавший от отца и научившийся, (1) при­ходит ко мне."
  
   Написано у пророков: и бу­дете все научены Богом. Кто понимает об отце и научился истине, тот отдается мне.
  
   "46. Это не то, чтобы кто видел отца, кроме того, кто есть от Бога; он видел отца. (2)"
  
   Не то, чтобы кто-нибудь видел и видит отца; но кто в Боге, тот видел и видит отца.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) В одном из древних списков стоит: ????? ??? ?????'?? -- познавший истину.
   2) Стих этот есть почти повторение стиха 1-й главы. Стих этот здесь прямо отвечает на сомнение евреев и их возражения.
   Возражения их можно выразить так: как это ты, простой плотник, можешь нам открыть закон Бога. Закон Бога открыт Моисеем, который видел самого Бога.
   На это отвечает Иисус и говорит о Боге духе, который в ду­шах всех людей и открывается разумением. Не человек во плоти и крови видит отца, но разумение знает отца.
  

___________

  
   "Ин. VI, 47. Истинно, истин­но говорю вам: верующий в меня имеет жизнь вечную."
  
   Истинно говорю вам: кто верит, у того жизнь невре­менная.
  
   "48. Я есмь хлеб жизни."
  
   Я хлеб жизни.
  
   "49. Отцы ваши ели манну в пустыне и умерли."
  
   Отцы ваши ели манну в пу­стыне и померли.
  
   "50. Хлеб же, сходящий с не­бес, таков, что идущий его не умрет. (1)"
  
   А хлеб тот, который с неба, такой, что кто им питается, тот не умрет.
  
   "51. Я -- хлеб живый, сшед­ший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек: хлеб же, который я дам, есть плоть (2) моя, которую я отдам за жизнь (3) мира."
  
   Я хлеб жизни, тот, который сошел с неба. Если кто питает­ся этим хлебом, будет жить век. И хлеб тот, который я дам, это моя плотская жизнь; ее я отдал вместо жизни мир­ской.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Иисус вновь поправляет ошибку, которую в начале рас­суждения сделали евреи, назвав манну хлебом небесным. Хлеб небесный есть пища духовная, дающая жизнь, не подлежащую смерти.
   2) ??? значит плотской человек.
   3) ??? значит иногда жизнь духовная, иногда жизнь плот­ская: но ??? у Иоанна всегда без исключения означает: мир временный, плотской, противоположный жизни духа. И потому ??? должно быть переведено жизнь мирская. Фраза темна и не может не быть темна, так как фраза принятого сравнения хлеба с учением Иисуса выражает новую мысль о том, что учение его состоит в том, чтобы жить духом и пренебрегать плотской жи­знью, то самое, что много раз сказано в другой форме: кто не отречется от самого себя, не возьмет креста и т. и., но и по мысли составителя Евангелия фраза должна быть неясна. Евреи ни­чего не понимают, и Иисус разъясняет далее смысл ее. И на этой-то неясной фразе строятся догматы. Не говоря о бессмыс­ленности и мерзости догматов, нельзя не заметить и того, что фраза эта, на которой строится догмат, переведена в смысле догмата совершенно неправильно: ???? не может значить за, ??? ?????? ???? не может значить жизни людей; если забыть неправильность перевода, то как она переведена, она есть сбор слов без смысла.
   Вот что говорит об этом месте церковь (Толков. Еванг. Иоанна. стр. 135 и Прибавление):
  
   "Хлеб же есть плоть моя и пр.: вот существенное дополнение прежней речи о хлебе частною пояснительною чертою. Господь вдруг разрешает загадочную речь свою этою чертою, совершенно поразившею его слуша­телей.
   Доселе он под образом хлеба говорил вообще о своем лице, как пред­мете веры, теперь же ясно, точно и определенно говорит: хлеб, о котором я говорю, это плоть моя. "Ясно говорит он здесь о таинственном причастии тела его" (Феофил.). Плоть тоже, что тело, телесный состав богочеловека, слово, которое нужно понимать здесь в строго буквальном смысле, так как нет никаких причин понимать его в значении переносном. Слово хлеб во всей этой речи, очевидно, имеет переносное или не собственное значение, поколику им означается здесь вообще лицо Христа, а словом плоть ему дается именно определенное (конкретное) значение; как слово манна, конкретно определяющее общее значение хлеба, питавшего древле евреев в пустыне, очевидно, имеет буквальное значение, так точно и слово плоть, определяющее общее значение хлеба. Заметь, что хлеб, вкушаемый нами в таинстве, не есть образ тела господня, но есть самая плоть господа; ибо не сказал он, что хлеб, который я дам, есть образ плоти моей, но есть плоть моя (Феофил.), которую я отдам за жизнь мира: иносказательная речь о крестной жертве мессии. Плоть господа принесена им на кресте, как истинная жертва Богу в искупление грехов всего мира, как преобразова­тельная жертва за грех по закону Моисееву, приносившего оную. Так как эта крестная голгофская жертва еще впереди, то господь и говорит о ней в будущем времени.
   Я отдам за жизнь мира, т. е. чтобы мир был жив духовно в единении с примиренным этою жертвою Богом. Средство к достижению этой жизни есть вера в искупительную смерть мессии богочеловека; в силу этой веры весь мир получил бы эту жизнь, если бы весь веровал, так как жертва искупительная принесена Христом за всех, за весь мир, за жизнь всего мира, бывшего доселе в отчуждении от Бога и, следовательно, в духовной смерти по причине греха, за который не было еще принесено примири­тельной жертвы сыном Божиим. Здесь ясно уже видно указание господа на пасхального агнца, которого предстояло слушателям его скоро вкушать в приближающийся праздник пасхи; в следующем отделении это указание еще яснее и решительнее. Господь учит о себе, как об истинном агнце пасхальном, вземлющем на себя грехи всего мира; агнец пасхальный был только прообразом этого агнца. Господь давал понять теперь своим слу­шателям пред пасхою, что время образов проходит, настает самая истина; вкушение агнца пасхального заменится вкушением тела Христова, прине­сенного в жертву за грехи всего мира. Ввиду этой распри господь не только утверждает речь, определяя ее еще яснее частными чертами и указывая на необходимость того, о чем он говорил, но не отвечая на их вопрос как. ибо при плотском направлении их духа им невозможно было понять сие.
   Если не будете есть и пр.: ответ по вне нему складу похож на ответ Никодиму о возрождении (III, 3--5). Как там выражение родиться снова на вопрос как, поясняется дополнением -- родиться от воды и духа, ток и здесь выражение есть хлеб -- плоть мою. поясняется дополнением -- есть плоть мою и пить кровь мою, причем как там, так и здесь указы­вается необходимость того и другого действия без пояснения как. Связь ответа с вопросом здесь такова: вы не постигаете, как я дам есть плоть свою? Этого вы и не постигнете теперь; но я вам истину непререкаемую (истинно, истинно) говорю, что вкушение плоти моей и питие крови моей совершенно необходимо для достижения жизни вечной; кто этого не будет делать, тот не будет иметь вечной жизни.
   Выражение: есть плоть мою с дополнительным пить кровь мою еще яснее, чем прежде, указывало на его смерть, как жертвы за грех мира, и вместе с тем на агнца пасхального, которого вкушать приближалось время. Правда, кровь агнца пасхального не была принадлежностью пас­хальной вечери, но в событии, которое вспоминалось пасхальной вечерью, и в том, которое им преобразовалось, кровь имела существенное значение. При исходе из Египта ею помазывались косяки и пороги жилищ еврей­ских в знамение спасения первенцев их от руки ангела истребителя, а при заклании агнца пасхального при храме кровию его окроплялись роги алтаря, напоминавшие косяки и пороги еврейских домов. При вечере пасхальной кровь символически заменялась вином. Так как агнец пас­хальный прообразовал Христа, как избавление евреев из Египта было прообразом искупления мира, то в словах Христа есть плоть его и пить ее необходимо видеть заменение сеновного агнца пасхального плотию Христа, и символического вина при пасхальной вечере -- кровию Хри­стовою. Это -- новая пасха, которую пророчески предъжзображает гос­подь в настоящей беседе. Кровь, как предохраняющая от смерти, символ чего было сохранение кровию агнца пасхального первенцев еврейских от руки ангела истребителя, плоть, как питающая жизнь, символом чего было питание плотию агнца пасхального, следовательно вообще сохране­ние от смерти и сообщение жизни -- в этих двух фактах осуществляется вся идея искупления. Следовательно, кто хочет усвоить себе искупление, совершаемое Христом в крестной смерти его, тот должен вкушать его плоть и пить его кровь, иначе он не будет участником этого искупления, или, другими словами, не будет иметь жизни, т. е. вечной, но остается неискуп­ленным, т. е. пребудет в смерти вечной, в отчуждении от общения с Богом.
   Ядущий мою плоть и проч. выражается та же мысль, что ж в предшест­вующем стихе, только в положительном виде, как обетование.
   И я воскрешу взрр верующих обращает господь на последнюю цель, до которой должно простираться это обетование о даровании жизни веч­ной чрез вкушение плоти и крови его, на воскресение, вслед за коим уже будет вечная, т. е. блаженная жизнь. Отношение этих слов: Я воскрешу и пр. к предшествующим таково: ядущий плоть мою и пиюший кровь мою имеет в себе жизнь вечную, в силу которой я не погублю его, но воскрешу в последний день.
   Ибо плоть моя и пр. основание как для отрицательного, так и для положительного уверения о необходимости вкушать плоть сына человеческого и пить кровь его. Необходимо это потому, что это именно, и только одно это есть пища и истинное питие, т. е, сообщает истинную жизнь чело­веку, жизнь вечную. Идущий всякую другую пищу и пиющий всякое другое питие подлежит смерти; тело и кровь господа даруют бессмертие. Сими же словами ои хочет уверить их в сказанном, так чтобы они не счи­тали слов его загадкою и притчею, но знали, что непременно должно есть тело его."
  
   Вот что говорит Рейс (Нов. 3., ч. VI, стр. 190):
  
   "Так как речь идет о том, чтобы есть плоть и пить кровь Христа, то всегда находились толкователи, видевшие здесь прямое указание на свя­тое причащение.
   Реформатские богословы в особенности настаивали на этом сближении, потому что они видели в нем прямое подтверждение (стр. 63) их понима­нию таинства. Мы не решились бы, однако, допустить, чтобы в разбираемых нами словах заключалось прямое указание на святое причастие, ибо оно еще не было установлено и Иисус говорил об условии спасения, исполнимом тогда же; два выражения: "верующий... имеет жизнь вечную" (ст. 47) и: "ядущий хлеб сей (который есть моя плоть) жить будет вовек", совершенно тождественны по смыслу, невзирая на различие в форме; есть плоть Хри­ста, это -- образное и символическое выражение для верить в него, ввиду того, что верить значит соединяться, уподобляться внутренне, всецело. Между простою плотью (ст. 57) и плотью и кровью (ст. 53) нет ни малейшей разницы. Второе выражение более полное, обычно употребляемое для обозначения человека, или только по его физической природе (I Ко­ринф. XV, 50), или как личность (Матф. XVI, 17; Гал. I, 16), но здесь оно не вносит никакого нового элемента, оба они однозначащи с одним словом хлеб как в начале (ст. 51), так и в конце (ст. 58) этого места. Евангелист, который ни слова не говорит о причастии в своей книге, относи он к нему эти выражения, не мог бы рассчитывать на то, что он будет понят его читателями; не более мог бы рассчитывать на понимание своих слушателей и Иисус, если бы он имел ту же заднюю мысль. Богослов мог бы восполь­зоваться разбираемым нами текстом, чтобы приложить его по аналогии к таинству и путем такого сближения пролить некоторый свет на учрежде­ние, относительно которого нет точных указаний в писании. Но истолко­ватель может лишь удостоверить, что разбираемый нами текст написан не с этой, совершенно особенной, целью. (Когда речь идет о причастии, то упоминается о теле Христа, а не о его плоти.)
   Большинство истолкователей видит в нашем 51 стихе указание на смерть Христа, признаваемую основою, причиною или средством спасе­ния. В оправдание своего взгляда они ссылаются прежде всего на явное упоминание крови, затем на фразу "которую я отдам" (будущее время). Не подлежит сомнению, что от начала до конца в Новом Завете смерть Христа рассматривается, как условие спасения людей, и если бы так же и здесь говорилось о ней, то в этом мы не увидели бы ничего удивитель­ного. Мы думаем даже, что при обычном чтении: "хлеб же, который я дам, есть плоть моя, которую я отдам за жизнь мира", указание на смерть было бы слишком явным, чтобы его можно было не признать. Но эти слова "которую я отдам" отсутствуют в древних списках и цитатах и, вероятно, были прибавлены для восполнения фразы, очевидно неправильной. (*) Всё остальное получает вполне определенный смысл без связи со смертью Христа, о которой нет ни слова во всей его речи. Мы уже говорили, что плоть и кровь значат то же, что плоть, а этим последним словом нигде не выражается понятие о смерти Христа; будущее время 51-го стиха (хлеб, который я дам) относится не к единственному событию его смерти, но к приобщению в вере, которое будет совершаться для каждого человека в свое время. Выражения: "есть плоть сына" (ст. 53), "идущий меня" (ст. 57), "ядущий хлеб сей" (ст. 58), очевидно, синонимичны и означают: "жить им и его иметь в себе живущим" (ст. 57), -- другими словами, верить и, таким образом, иметь жизнь в себе (ст. 53), -- жизнь отныне постоянную, которой предполагается воскресение (ст. 54). Во всем этом нет ни слова о смерти Христа. И если бы было справедливо, что кровь должна иметь особое отношение к этой смерти, то и выражения ст. 57 и 58 оказывались бы неполными и недостаточными."
  
  
   Рассуждение это верно в своем анализе церковного учения, но ошибочно в том, что признает перевод: я дам за жизнь мира-- перевод, не могущий иметь никакого смысла, и еще более, что приписывает этим словам значение искупления, т. е. признает то, что Иисус говорил бессмысленные слова.
  

____________

  
   "Ин. VI, 52. Тогда иудеи стали спорить между собою, говоря: как он может дать нам есть плоть свою?"
  
   И стали ворчать между со­бою евреи и говорили: как он может нам дать мясо есть.
  
   (*) В древнейшем Синайском списке, найденном Тишендорфом и, видимо, не известном Рейсу, фраза эта читается так: хлеб же, который я дам, для жизни мира, есть моя плоть, -- т. е. речи Иисуса придается тот смысл, что, своею плотью и кровью он называет свое учение (?????) как у Ин. 1, 14; IV, 63 и 68, др.). Примеч. перев.
  
  
   "53. Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть плоти сына человеческого и пить крови его, то не будете иметь в себе жизни. (1)"
  
   И сказал им Иисус: истинно говорю вам, если не будете есть плоти сына человеческого и не будете пить его крови, то не будет в вас жизни.
  
   "54. Ядущий (2) мою (3) плоть и пьющий мою кровь имеет жизнь вечную: и я воскрешу его в последний день. (4)"
  
   Тот, кто ест свою плоть и пьет свою кровь, у того жизнь невременная.
  
   "55. Ибо плоть моя истинно есть пища, и кровь моя истин­но есть питие. (5)"
  
   И потому плоть моя --истин­ная пища, и кровь -- истин­ное питье.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Перед этим Иисус сказал, что хлеб с неба, т. е. закон Бога, для него тот, что он отдает свою плотскую жизнь для жизни духа, это есть хлеб небесный, которому он учит. Хлеб мучной есть питание мирской жизни, хлеб, сама плотская жизнь, есть питание духа. И теперь он говорит, что плоть и кровь, в кото­рой, по понятиям евреев, была жизнь, должны служить пищею для духа. Пища, хлеб нужны для жизни плотской, но вся жизнь плотская есть только пища для жизни невременной.
   2) ????? -- грызу.
   3) В некоторых списках стоит ?????, а не ???.
   4) Вставка.
   5} Тело и кровь мои в самом деле только пища и питье духа.
   Это разумение -- сознание моей жизни.
   Всякий, кто живет, живет только тем, что он тратит свою жизнь телесную, желает ли, думает ли, работает ли: всякое действие жизни есть съедение своей плоти и крови, движение к уничтожению плоти.
  

_____________

  
  
   "Ин. VI, 56. Ядущий мою плоть и пиющий мою кровь пребывает во мне, и я в нем.(1)"
  
   Тот, кто съедает мою плоть и пьет мою кровь, тот во мне, и я в нем.
  
   "57. Как послал меня живый отец, и я живу отцом, так и ядущий меня жить будет мною."
  
   И как послал меня живой отец, и я живу отцом, и съе­дающий меня дух, и он будет жив только по воле моей.
  
   "58. Сей-то есть хлеб, сшед­ший с небес. Не так, как отцы ваши ели манну и умерли: ядущий хлеб сей жить будет вовек. (2)"
  
   Таков-то хлеб, сшедший с неба, не такой, как отцы ваши ели, манну, и умерли. Тот, кто будет грызть этот хлеб, будеть жить невременно.
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Тот, кто съедает мою плоть, то, что изнашивает мое тело, что это? Вот это-то есть источник всего, это есть Бог. Это есть разумение -- начало всего и я сам. Я в нем, и оно во мне.
   2) И как по воле чьей-то -- отца жизни (как он называет источник всего) живу я во плоти, точно так же по моей воле, моего разумения, будет жить это разумение. Мысль эта выра­жается в следующем:
  
   "Ин. XII, 24. Истинно, истин­но говорю вам: если пшенич­ное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода."
  
   Вы сами знаете, что если зерно пшеницы, падши на зем­лю, не умрет, то одно и оста­нется. Если же умрет, то большой приплод принесет.
  
   "25. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем, сохранит ее в жизнь вечную. (1)"
  
   Тот, кто любит душу свою, погубит ее, а кто не любит душу свою в этом мире, сохранит ее в век.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Стихи эти из прощальной беседы прямо разъясняют мысль предшествующего, и потому я вставляю их здесь.
  

______________

  
   "Ин. VI, 59. Сие говорил он в синагоге, уча в Капернауме."
  
   Это он говорил, поучая в собрании в Капернауме.
  
   "60. Многие из учеников его, слыша то, говорили: какие странные слова! кто может это слушать?"
  
   Многие из учеников слыша­ли это и сказали: жестокое это слово! кто может его понять?
  
   "61. Но Иисус, зная сам в себе, что ученики его ропщут на то, сказал им: это ли соблаз­няет вас? (1)"
  
   И догадался Иисус, что роп­щут об этом ученики его, и сказал им:
  
   "62. Что ж, если увидите сына человеческого восходя­щего туда, где был прежде?"
  
   То вас и смущает, что вы видите, что сын человеческий становится тем, чем он был прежде.
  
   "63. Дух животворит: плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю я вам, суть дух и жизнь."
  
   Дух живит, а тело ни на что не нужно. Слова те, которые я сказал вам: это то, что дух есть и жизнь есть.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Тут не должно быть знака (?). ??? употребляется у Иоанна в смысле когда, что. Иисус говорит, что вас соблазняет именно то, что вы видите, что сын человеческий есть Бог.
  

_______________

  

ИСПОЛНЕНИЕ ЗАКОНА ДАЕТ ЖИЗНЬ ИСТИННУЮ

Общее изложение главы пятой

  
   И Иисусу жалко было людей за то, что они погибают, не зная того, в чем истинная жизнь, и мечутся и мучаются, сами не зная зачем, как заброшенные овцы без пастуха. И Иисус говорит людям: вы все заботитесь о плотском благе, заложились в такой воз, какой вам не свезти, и надели на себя ярмо такое, какое не по вас сделано. Поймите мое учение, следуйте ему, и вы узнаете покой и радость в жизни. Я даю вам другое ярмо и другой воз -- жизнь духовную. Запрягитесь в нее, и вы научи­тесь от меня спокойствию и блаженству. Надо быть смирным и кротким сердцем и найдете блаженство в жизни вашей. Потому что мое учение -- это ярмо для вас сделано, и исполнение моего учения -- это воз легкий, по вашим силам. И Иисус ходил по городам и селам и всех учил блаженству жизни по воле Божией. Потом он выбрал из своих близких 70 человек и послал их в те места, где хотел сам побывать. Он сказал им: много людей не знают блага настоящей жизни, всех мне жалко и всех желаю научить, но как хозяина не хватает на жатву своего поля, так и я не успею. Идите вы по разным городам и везде разглашайте пришествие Бога и закон Бога. Говорите, что для блаженства нужно быть бродягой, что закон весь в пяти правилах против зла: 1) не сердиться: 2) не распутничать; 3) не присягать, не обещаться ни в чем: 4) не противиться злу, не судиться, и 5) не делать различия между людьми и считать ни во что царей и царства. И потому во всем сами исполняйте эти правила. Первее всего будьте нищие, бродяги, ничего не берите с собою: ни мешка, ни хлеба, ни денег. Только платье на теле да обувь. Вы разглашаете блаженство нищих, и потому прежде всего сами будьте примером нищенства. Не выбирайте хозяев, куда вам заходить, а в какой первый придете дом, в том и оставайтесь. Когда придете в дом, поздоровайтесь с хозяевами. Если при­мут вас -- ладно, а не примут, уйдите в другой. За то, что вы будете говорить, вас возненавидят и будут на вас нападать и гонять. И когда выгонят, вы идите в другую деревню, а из той выгонят, идите еще в другую. Будут вас гонять, как волки гоняют овец, но вы не робейте и не слабейте до последнего часа. И будут на суды водить вас и судить, и будут сечь вас, и будут водить вас к начальникам, чтобы вы оправдывались перед ними. И когда вас будут водить на суды, вы не робейте и не придумывайте, что вам сказать. Дух Божий скажет в вас, что нужно сказать. Не обойдете еще всех городов, как уже поймут люди ваше учение и обратятся к нему.
   Так и не бойтесь; то, что скрыто в душах людей, то выйдет наружу. То, что вы скажете двоим или троим, то разойдется между тысячами. А главное, не бойтесь тех, которые могут убить ваше тело. Ну что ж, убьют ваше тело, душам-то вашим они ничего не могут сделать. Так и не бойтесь их. А бойтесь того, чтобы не уничтожились тела и души, если вы отступите от закона, вот чего бойтесь.
   За копейку пять воробьев отдают, а и те не помрут без воли Божией. И волос с головы не падет без воли Божией, так чего же вам бояться, если вы в воле Божией? Кто перед людьми будет заодно с волей Божжей, с тем и будет Бог; а кто перед людьми откажется от воли Божией, от того откажется и Бог. В мое учение, о том, что нужно быть нищим, бродягой, не сер­диться, не распутничать, не клясться, не судить и не судиться, не воевать -- все не поверят. А те, кто не поверят, возненави­дят его потому, что оно лишает того, что они любят, и сделается раздор.
   Учение мое как огонь запалит мир. И оттого должен сде­латься раздор в мире. Сделается раздор в каждом доме. Отец с сыном, мать с дочерью и семейные сделаются ненавистниками того, кто поймет мое учение. И будут убивать их. Потому что тот, кто поймет мое учение, для того не будет ничего значить ли отец, ни мать, ни жена, ни дети, ни всё его имущество. Кому отец или мать дороже моего учения, тот не понял учения. Кто на всякий раз не готов на всякие мучения плоти, тот не мой ученик. Тот, кто будет заботиться об этой плотской жизни, тот погубит истинную жизнь, а кто погубит эту плотскую жизнь но моему учению, тот спасет свою жизнь.
   Семьдесят учеников пошли по городам и селам и сделали то, что велел Иисус. Когда они вернулись, то с радостью сказали Иисусу: бесовское учение о гневе, прелюбодеянии, клятве, судах, войнах -- везде уступает нам.
   И Иисус сказал им: не радуйтесь тому, что зло уступает вам. радуйтесь тому, что вы в воле Божией.
   И тогда возрадовался Иисус о силе духа и сказал: в том, что ученики мои поняли меня и что зло покоряется им, вижу, что ты дух высший, -- начало всего, истинно отец людей, -- потому что то, что не могли понять мудрецы и ученые всей ученостью своей, то поняли несмысленные только тем, что признали себя сыновьями отца. И ты, как отец, любовью между отцом и сыном, открыл им всё. Всё, что нужно знать человеку, всё это открыто ему любовью отца к сыну и сына к отцу. Только тот, кто признает себя сыном, только того признает отец.
   И после этого пришел Иисус с учениками в один дом, и наби­лось столько народа, что нельзя было им и пообедать.
   И пришли домашние его и хотели его взять, потому что ду­мали, что он взбесился.
   И книжники и фарисеи пришли из Иерусалима и говорили: он взбесился, он большим злом хочет исправить меньшее зло, Чтобы не было нищих, он хочет всех сделать нищими, и чтобы никого не наказывали, и чтобы разбойники всех перебили, и чтоб не воевать, и тогда всех перебьют враги.
   И он сказал: вы говорите, что мое учение есть зло и вместе с тем говорите, что я уничтожаю зло. Этого не может быть, злом нельзя уничтожить зло. Если я уничтожаю зло, то учение мое не может быть зло, потому что зло не может пойти само на себя, Если бы зло пошло само на себя, то и не было бы зла. Вы сами по своему закону изгоняете зло. Чем вы изгоняете зло? зако­ном Моисея, а закон этот от Бога. Я же изгоняю зло духом Бога, тем самым, который всегда был и есть в вас. Только от этого я могу изгонять зло. И то, что зло изгоняется, это вам и дока­зательство, что учение мое истинно, что дух Бога есть в людях и сильней плотской похоти. Если бы этого не было, то нельзя бы было победить похоть зла, как нельзя войти в дом сильного и разграбить его. Чтобы разграбить дом сильного, надо пре­жде связать сильного. И так связаны люди духом Божиим.
   Тот, кто не заодно со мной, тот противник мне. Кто в поле не собирает, тот только обсыпает, потому что тот, кто не заодно со мною, тот не заодно с духом Божиим, тот противник духу Божьему.
   И потому говорю вам, что всякая ошибка людская и всякое ложное толкование не взыщется, но ложное толкование о духе Божием -- скажется людям. Если кто скажет слово против человека, то это еще ничего, но если кто скажет слово против того, что есть святого в человеке -- о духе Божием. то это не может пройти ему даром; меня браните сколько хотите, но не называйте злом то (1) добро, которое я делаю. Не может пройти даром человеку то, что он добро называет злом, т. е. те дела, которые я делаю. Надо быть заодно с духом Божиим или против него.
   Или вы считайте дерево хорошим и плод его хорошим, или вы считайте дерево дурным и плод его дурным, потому что по плоду ценится дерево. Вы видите, что я изгоняю зло, стало быть, учение мое -- добро. Всякий, кто изгоняет зло, тот, какое бы ни было его учение, не может быть против нас, а он с нами, потому что изгонять зло можно только духом Божиим,
   После этого пришел Иисус на праздник в Иерусалим. И была тогда в Иерусалиме купальня. И говорили про эту купальню, что будто сходит в нее ангел, и от этого вода в купальне начнет играть, и кто, если первый после того, как вода взыграется, окунется в купальню, тот, чем бы ни был болен, выздоровеет.
   И были поделаны около купальни навесы. И под навесами этими лежали всякие больные и ждали, когда взыграется вода в купальне, чтобы окунуться в нее.
   Иисус пришел к купальне и видит под навесом лежит чело­век. Иисус спросил его, что он? Человек и рассказал, что он уже 38 лет хворает и всё ждет, чтобы попасть в купальню пер­вому, когда вода взыграется, да всё не попадет, всё прежде его войдут в купальню и выкупаются.
   Иисус посмотрел на него и говорит: напрасно ты ждешь здесь чуда от ангела; чудес не бывает. Одно чудо есть, что дал Бог людям жизнь и надо жить всеми силами. Не жди тут ничего у купальни, а собери свою постель и живи по-Божьему, сколько тебе Бог силы дает. Хворый послушал его, встал и пошел.
   Иисус и говорит ему: ну, вот видишь, силы есть у тебя, смотри же, вперед не верь во все эти обманы, не ошибайся так вперед, а живи, сколько тебе Бог силы дал.
   И пошел человек и рассказал всем, что с ним было. И рас­сердились все те, кто затеял обман купальни и наживались от нее, и не знали, как свое зло выместить и придраться к хво­рому и к Иисусу за то, что обличил их обман. Придрались они к тому, что это было в субботу, а в субботу по их закону нельзя работать. Они прежде пристали к хворому и говорят: как ты смел свою постель собирать в субботу. В субботу нельзя рабо­тать.
   Хворый им говорит: кто меня поднял, тот велел мне и постель собрать...
   Они говорят: кто тебя поднял?
   Он сказал: не знаю. Подходил человек и ушел.
   Фарисеи добрались до Иисуса и нашли его и говорят: как ты мог велеть человеку встать и собрать постель в субботу?
   На это Иисус отвечал им: отец мой Бог никогда не перестает работать, и я никогда не перестаю работать и в будни и в субботу. Не суббота сделала человека, а человек сделал субботу.
   Тогда евреи еще пуще напустились на него, как он смеет назы­вать отцом своим Бога. И они стали нападать на него, и Иисус отвечал им: человек ведь ничего не мог бы делать сам собою, если бы Бог, отец -- дух Бога в человеке, не указывал ему то, что должно делать. Бог, отец человека, всегда живет и дей­ствует, и человек всегда живет и действует. Бог, отец, для блага людей, дал им смысл, показав, что хорошо и что дурно. Так же как огец дает жизнь, так и дух Божий дает жизнь. Бог, отец, не выбирает, не решает сам ничего, а, научив чело­века тому, что хорошо и что дурно, он предоставляет самому человеку делать, -- затем, чтобы люди чтили дух Божий, пови­новались ему в себе так же, как они чтут Бога и повинуются ему. Кто не чтит в себе духа-Бога, тот не чтит и Бога. Вы пой­мите, что тот, кто вполне отдался моему учению, возвысил в себе дух и в нем полагает свою жизнь, тот имеет жизнь невре­менную и уже избавлен от смерти. Ясно, что теперь мертвые, поняв смысл своей жизни, что они сыны Божий, будут жить. Потому что, как отец жив собою, так и сын жив сам собою. Свобода выбора есть то, что и есть дух Бога в человеке -- это весь человек.
   Не удивляйтесь этому учению: теперь пришло время, что все смертные разделятся. И одни, те, которые делают добро, найдут жизнь, а те, которые делают зло -- уничтожатся.
   Я ничего не могу выбирать сам собою. А то, что понял от отца, то и выбираю. Выбор мой справедлив, если я держусь не своего желания, а того смысла, который я понял от отца. Если бы я один уверял, что я прав, потому что я так хочу, вы могли бы мне не верить. Но другой еще уверяет обо мне, что я делаю правду. Это дух Божий, и вы знаете, что уверение его истинно.
  
   По делам моим вы видите, что отец послал меня. И отец-Бог показывал и показывает обо мне и в душах ваших и в писании. Вы голоса его не понимали и не понимаете, и не знали и не зна­ете его. И твердого разумения его не имеете в себе, потому что не верите тому, кого он послал, духу Божию в душах ваших. Вникните в ваши писания; вы думаете найти в них жизнь, вы найдете там о духе Божием в вас самих. А вы не хотите верить мне, что будете иметь жизнь.
   Я не считаю того, что вы молитесь в своих храмах и соблю­даете посты и субботы по человеческим правилам, но истинной любви к истинному Богу в вас нет.
   Я учу вас от отца моего и вашего, и вы не понимаете меня, а если кто вас будет учить от себя, вы тому поверите. На что вы можете положиться, когда друг от друга речи принимаете, а учения от такого же, как отец, сына не ищете? Я не один пока­зываю вам, что вы не правы перед отцом вашим. Тот самый. Моисей, на которого вы надеетесь, он показывает вам, что вы не правы и не понимаете его. Если бы вы полагались на то, что говорил Моисей, то вы бы полагались на то, что я говорю. Если не полагаетесь на его писание, то и моему учению не поверите.
   И еще для того, чтобы они поняли это и не думали, что войти в волю Божию можно без усилия, он сказал им притчу: царь один, получил царство. Для того, чтобы ему получить это царство, надо было этому царю отлучиться из царства на время. Вот царь и уехал.
   Но перед отъездом он подданным своим роздал свое имение, каждому по силе: кому пять гривен, кому две, кому одну, в каждому велел без него работать и наживать на эти гривны, сколько кто может.
   Вот как уехал царь, и стал без него каждый с хозяйским имением делать, что хотел. Одни стали работать, и кто на пять гривен заработал еще пять гривен, кто на одну гривну зарабо­тал десять гривен, кто на две заработал две гривны, кто на одну заработал пять гривен, кто на одну гривну заработал одну гривну, а еще другие ничего не работали над хозяйскими деньгами, взяли и зарыли в землю то, что получили от царя, и ничего не работали. Кто взял пять гривен, так и осталось у него пять гривен. Кто взял две и одну, так и остались две и одна. А еще третьи мало того, что не работали над хозяйским добром, еще не хотели показаться царю, и послали ему сказать, что они не хотят быть под его властью.
   Вот пришло время и вернулся царь в свое царство и позвал всех своих подданных к отчету, что кто сделал с тем, что ему дано.
   И пришел один работник, тот, кому дано было пять гривен, и говорит: вот на пять гривен я заработал еще пять. И пришел другой, кому дана была одна гривна, и говорит: вот на одну гривну я заработал десять. Пришел тот, кому даны две гривны, и принес еще две, и тот, кому дана одна, и принес еще пять. Тот, кому дана одна, принес еще одну.
   И всех и ровно похвалил и ровно наградил хозяин. Он всем равно сказал: вижу, вы добрые и верные работники, вы работали над моим добром, и за то я вас всех принимаю равными участниками в моем имении. Будем владеть всем вместе.
   После этих пришли те подданные, какие не работали над хозяйским добром. И один сказал: господин! ты дал мне гривну, когда уехал. Я знаю, что ты строгий человек и хочешь брать с нас то, чего не давал, я и боялся тебя и от страха перед тобой спрятал твою гривну. Вот она цела. Что дал мне, то и возьми назад. И другой из этих такой, что получил пять гривен, такой, что получил десять гривен, принесли назад хозяйские гривны хозяину и сказали ему то же.
   Тогда царь сказал им: глупые люди. Говорите, что вы от страха передо мной запрятали свои гривны в землю и не рабо­тали на них. Если вы знали, что я строг и возьму то, что не давал, так зачем же вы не попытались сделать то, что я велел.
   Если бы вы работали на мою гривну, именья бы прибавилось, и все-таки исполнили бы, что я велел, и, может быть, я поми­ловал бы вас и хуже бы вам не было. А теперь вы все-таки не ушли от моей власти.
   И отобрал хозяин гривны у тех, кто не работал на них, и велел слугам отдать тем, кто больше заработал.
   И тогда слуги сказали,: хозяин! у тех и так много. А царь сказал: дайте тем, кто мне заработал, потому что тому, кто блюдет то, что есть, тому прибавится, а у того, кто не блюдет, последнее отнимется.
   А этих глупых и ленивых работников выкиньте вон, чтобы их не было, и тех, что посылали за мною сказать, что не хотят быть в моей власти, тоже выкиньте вон, чтобы их не было.
   Царь -- это начало жизни -- дух. Мир -- это его царство, но он не управляет сам царством, а, как мужик, посеял верной оставил его одно. Оно самородно родит былку, колосья и зерна. Гривна -- это разумение в каждом человеке. Бог дух вложил в людей разумение и оставляет их жить одних по их воле.
   Бог не решает сам ничего, а, научив человека всему, предо­ставляет самому человеку решать. Не всем равно дано гривен, но каждому по силе его. Не всем равно дано разумения, но оно дано, и для Бога нет большего и меньшего. Для Бога нужна только работа над разумением. Одни работают над хозяйской гривной, другие не работают для хозяина, третьи и не работают и не признают хозяина. Одни люди живут разумением, другие не живут им, но оно мертво лежит в них, третьи не признают его. Хозяин вернулся и спрашивает отчета. Это смерть времен­ная и расчет жизни. Одни приходят и говорят, что они работали над гривной, те входят в жизнь хозяина. И хозяин не считает, кто больше, кто меньше заработал. Все одинаково делаются участниками жизни хозяина. Кто примет разумение, тот и имеет жизнь.
   Кто имеет разумение и положился на пославшего его, тот имеет жизнь невременную и не знает смерти, а перешел в жизнь. Другие приходят и говорят, что они не работали над гривной, не отказываются от гривны, но говорят, что незачем работать, потому что работай не работай, их ждет казнь. Они знают же­стокость хозяина. Другие люди имеют разумение, но не пола­гаются на него. Они говорят себе: работай -- не работай, всё равно умрешь и ничего не останется, поэтому нечего с ним де­лать. На это царь говорит: если ты знаешь, что я жесток, то тем больше надо было делать мою волю. Зачем же ты не попы­тался делать, а? Если люди знают, что смерть временная неиз­бежна, то почему же не попытаться жить исполнением воли Божией -- разумением. И царь говорит: отнимите у них гривну и дайте тем, у кого есть. Царю всё равно, у кого гривны, только бы они были. Так же как мужику всё равно, из какого зерна выйдет колос, только бы был урожай. Если разумение дает жизнь людям но воле их, то люди, которые не держат его, не могут Жить и становятся вне жизни. И после смерти временной от них ничего не останется. А тех людей, которые не признают власти царской, царь говорит: тех тоже выкиньте вон. Еще другие люди -- те не только не работают над разумением и жизнью, но презирают того отца духа, который дал его, -- те тоже не могут жить и также уничтожаются со смертью.
  
  

Глава шестая

ПИЩА ЖИЗНИ - НЕ ХЛЕБОМ СЫТ

О РОДСТВЕ ПЛОТСКОМ И ДУХОВНОМ

  
   "Мф. XII, 46. Когда же он еще говорил к народу, матерь и братья его стояли вне дома, желая говорить с ним."
  
   И когда он говорил, мать и братья подошли и стали вда­леке, хотели с ним поговорить.
  
   "47. И некто сказал ему: вот матерь твоя и братья твои стоят вне, желая говорить с тобою."
  
   Один человек увидал их и говорит ему: вот мать твоя и братья твои стоят поодаль, хотят с тобой поговорить.
  
   "48. Он же сказал в ответ говорившему: кто матерь моя? и кто братья мои?"
  
   А он сказал: кто моя мать и кто мои братья?
  
   "49. И указав рукою своею на учеников своих, сказал: вот матерь моя и братья мои."
  
   И показал рукой на учени­ков и сказал: вон и мать и братья мои.
  
   "50. Ибо, кто будет испол­нять волю отца моего небес­ного, тот мне брат, и сестра, и матерь. (1)"
  
   Потому что, кто дополняет волю отца моего Бога, тот мне и брат, и сестра, и мать.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Перед этим сказано, что для жизни истинной не может быть места, не может быть заботы другой, кроме жизни, не может быть соображений о том, что сделано, о прошедшем, о временном; теперь говорится, что и общения между людьми не может быть иного, как соединения в единой для всех воле Бога. Близость людей к царству Бога зависит только от единения в воле Бога.
  

_____________

  
   "Лк. XI, 27. Когда же он го­ворил это, одна женщина, воз­высив голос из народа, ска­зала ему: блаженно чрево, носившее тебя, и сосцы, тебя питавшие!"
  
   И случилось, что когда он говорил это, взвела голос жен­щина одна из народа и говорит ему: блаженно чрево то, что носило тебя, и блаженны соски те, что ты сосал.
  
   "28. А он сказал: блаженны, слышащие слово Божие и со­блюдающие его. (1)"
  
   Он же сказал ей: бывает блажен тот, кто понимает ра­зумение Бога и держит его.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Благо жизни не может зависеть ни от кого; никто не мо­жет передать своего блага другому. Благо есть только жизнь разумения.
  

____________

  
   "Лк. IX, 57. Случилось, что когда они были в пути, некто сказал ему: Господи! я пойду за тобою, куда бы ты ни по­шел."
  
   И на пути сказал один человек: повсюду пойду за тобой, государь мой.
  
   "58. Иисус сказал ему: ли­сицы имеют норы, и птицы небесные гнезда; а сын человеческий не имеет, где пре­клонить голову. (1)"
  
   И сказал ему Иисус: у лис, есть норы, и у птиц есть гнезда, а у сына человече­ского нет приюта.
  

ПРИМЕЧАНИИ

  
   1) Значение стиха этого двояко: одно то, что сын челове­ческий, в смысле человека, не должен заботиться о месте, в ко­тором он находится. Где бы он ни был -- всё равно, только бь он не считал какого-нибудь места свойственным себе. Он должен быть бродягой.
   Другое, что сын человеческий -- дух Бога в человеке -- вне пространства, и что быть там, где сын человеческий, нельзя, потому что он везде и нигде.
  

______________

  

БУРЯ НА ОЗЕРЕ

  
   "Лк. VIII, 22, В один день он вошел с учениками своими в лодку и сказал им: перепра­вимся на ту сторону озера; и отправились."
  
   И случилось, в один день вошел он в лодку и ученики его, и сказал им: переплывем на ту сторону озера, и поплыли.
  
   "23. Во время плавания их он заснул. На озере поднялся бурный ветер, и заливало их волнами, и они были в опас­ности."
  
   И когда они плыли, вот сде­лалась большая буря, и нашла на озеро, и заливало их, и при­шла им беда, а он на корме спал.
  
   "24 и Мф. VIII, 26. И подошедши разбудили его, и ска­зали: наставник! наставник! погибаем. Но он говорит им: что вы так боязливы, маловер­ные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина."
  
   И подошли ученики его и разбудили его и сказали: на­ставник, наставник, пропадаем! Он же, проснувшись, сказал им: отчего вы робеете, мало­верные, и он укорил ветер и волнение воды; и ветры за­тихли, и стала тишина.
  
  
   "Лк. VIII, 25. Тогда он ска­зал им: где вера ваша? (1)"
  
   И сказал им: где вера ваша?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Иисус не выказывает никакого страха перед опасностью земною, он спит тогда, когда буря бьет лодку и заливает ее. Когда его будят и говорят, что они погибают, он удивляется и делает им упрек. Они говорили, что верят истинной жизни вне времени и пространства, а при первом случае они своею робо­стью перед земными бедствиями показали, что не верят в нее. Как заботы о похоронах отцов и о домашних распорядках, как кровные связи, как отношения к другим людям не могут влиять на жизнь духа, так и опасность смерти земной и самая смерть земная не могут помешать жизни духа. И Иисус спит и, возбу­дившись, также остается спокоен.
  

______________

   "Мф. VI, 34. Итак, не заботь­тесь о завтрашнем дне. Ибо завтрашний сам будет забо­титься о своем. (1) Довольно для каждого дня своей за­боты. (2)"
  
   Не заботьтесь о будущем; довольно для настоящего сво­его зла.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) В некоторых списках выпущено "завтра заботься о себе" (Грисбах).
   2) Стих этот помещен во второй раз. Он стоит еще в 4-й главе -- "Нагорная проповедь".
  

_____________

  
   "Лк. IX, 59. А другому ска­зал: следуй за мною. Тот ска­зал: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего."
  
   И другому Иисус сказал: иди за мною, А тот сказал: только прикажи мне прежде сходить отца похоронить.
  
   "60. Но Иисус сказал ему: предоставь мертвым погребать своих мертвецов; а ты иди, благовествуй царствие Божие. (1)"
  
   И сказал ему Иисус: оставь мертвых хоронить мертвым, а ты иди за мной и возвещай благовестив Божие,
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Опять два значения: одно, все заботы мирские, даже самые важные, какими кажутся похороны, суть дела смерти и тьмы. Одно дело жизни -- это жизнь, распространение жизни.
   Другое значение и главное: для того, кто живет жизнью -- нет смерти.
  

___________

  
   "Лк. IX, 61. Еще другой сказал: я пойду за тобою, гос­поди! но прежде позволь мне проститься с домашними мои
  
   И сказал еще один человек: я пойду за тобою, но пусти меня прежде дома распорядиться.
  
   "62. Но Иисус сказал ему: никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для царствия Божия. (1)"
  
   И сказал ему Иисус: кто взялся за соху да назад гля­дит, тот не годится в царство Бога.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Это последнее изречение включает в себя смысл и первых двух, и в нем главная мысль всего места. Смысл его тот, что кто познал жизнь в царстве Бога -- жизнь духа, и при этом заботитея о чем-нибудь плотском, тот этой заботой о плотской жизни признает то, что он не живет жизнью духа. Если человек, живя жизнью духа, заботится о плотской жизни, то он так же мало успеет в жизни духа, как и тот, кто будет пахать, глядя не перед собой, а позади себя.
   Сравнение это имеет еще одно значение. Человек, вообража­ющий, что он живет духом, и вместе с тем соображающий то, какие последствия будет иметь то, что он делает в жизни, подобен тому пахарю, который, чтобы провести борозду, смотрит не вперед, на то, что он делает, а назад, на то, что он сда­лал.
  

_____________

  
   "Лк. XII, 31, Наипаче ищите царствия Божия, и это всё приложится вам. (1)"
  
   Ищите только того, чтобы быть в воле Бога, а всё осталь­ное будет у вас.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Стих этот помещен еще в 4-й главе.
  

_____________

  

ИИСУС У МАРФЫ И МАРИИ

  
  
   "Лк. X. 38. В продолжение пути их пришел он в одно се­ление; здесь женщина, именем Марфа, приняла его в дом свой."
  
   Случилось, что шел раз Ии­сус с учениками и зашел в одну деревню. Женщина одна, Марфа, зазвала его в свой дом.
  
   "39. У ней была сестра, име­нем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово (1) его."
  
   И была у нее сестра Мария, Мария села в ногах Иисуса и слушала учение его.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ????? здесь, как и обыкновенно у Луки, означает учение.
  

_____________

  
   "Лк. X, 40. Марфа же забо­тилась о большом угощении и, подошедши, сказала: Господи! или тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила слу­жить? скажи ей, чтобы помог­ла мне."
  
   А Марфа хлопотала о боль­шом угощении и подошла к Иисусу и говорит: тебе, видно, и нужды нет, что сестра моя меня одну оставила слу­жить. Скажи ей, чтобы она помогла мне.
  
   "41. Иисус сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом."
  
   А Иисус на ответ и говорит ей: эх! Марфа, Марфа, ты кручинишься и тужишь о мно­гих делах.
  
  
   "42. А одно только нужно. Мария же избрала благую часть, которая не отнимется от нее."
  
   А только ведь одно нужно. И Мария выбрала то, что луч­ше; то, что она выбрала, уж никто не отнимет от нее.
  
   "Лк. IX, 23. Ко всем же сказал: если кто хочет идти за мною, отвергнись себя, и возьми крест (1) свой и следуй за мною."
  
   И сказал всем: хочешь сле­довать мне, откажись от са­мого себя и будь готов на всё на каждый час и тогда следуй за мной.
  
   "24. Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради меня, тот сбережет ее."
  
   Кто хочет живот свой спасти, тот погубит его. А кто погу­бит свой живот для меня, тот спасет его.
  
   "25. Ибо что пользы человеку приобресть весь мир, а себя самого погубить или повре­дить себе?"
  
   Какая польза человеку, если и мир весь заберет, а себя погубит или повредит?
  
   "26. Ибо кто постыдится меня и моих слов, того сын челове­ческий постыдится, когда прийдет во славе своей и отца и святых ангелов."
  
   Кто моих слов постыдится, того и сын человеческий посты­дится, когда окажется в смы­сле отца и сил Божиих.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слово крест я перевожу в том значении, которое всеми толкователями придается ему. Не употребляю же самого слова крест, потому что оно и исторически не имеет в устах Иисуса смысла. Если бы он и знал, что ему быть распятым, то ученики не могли знать этого, и потому слово это для них не имело смысла.
  

ПРИТЧА О БОГАТОМ

  
   "Лк. XII, 15. При этом ска­зал им: смотрите, берегитесь любостяжания; ибо жизнь че­ловека не зависит от изоби­лия его имения."
  
   И сказал им: смотрите, бере­гитесь от всякого избытка, потому что не может быть жизнь в излишестве того, чем владеешь.
  
   "16. И сказал им притчу: у одного богатого человека был хороший урожаи в поле."
  
   И сказал им притчу: был человек богатый, и родилось у него много хлеба.
  
   "17. И он рассуждал сам с собою: что мне делать? не­куда мне собрать плодов моих."
  
   И подумал он: что бы сде­лать? некуда мне собрать пло­дов моих.
  
   "18. И сказал: вот что сде­лаю: сломаю житницы мои и построю большие и соберу туда весь хлеб мои и всё добро мое."
  
   И говорит: вот что сделаю: сломаю амбары и построю но­вые и свезу туда весь хлеб и всё добро мое.
  
   "19. И скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись."
  
   И скажу душе своей: ну, душа есть у тебя добра много и на много лет. Спи, ешь, пей и радуйся.
  
   "20. Но Бог сказал ему: бе­зумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты загото­вил?"
  
   И сказал ему Бог: безум­ный! нынче ночью возьмут от тебя душу; куда же твои запасы?
  
   "21. Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет."
  
   Так-то бывает с тем, кто копит сам в себя, а не бога­теет в Бога.
  
   "Лк. XIII, 1. В это время пришли некоторые и расска­зали ему о галилеянах, которых кровь Пилат смешал с жертвами их."
  
   Случились тут люди и рас­сказали ему о галилеянах, которых убил Пилат.
  
   "2. Иисус сказал им на это: думаете ли вы, что эти гали­леяне были грешнее всех га­лилеян, что так пострадали?"
  
   И на ответ сказал им Иисус: или вы думаете, что галилеяне эти были грешнее всех, что с ними это случилось.
  
   "3. Нет, говорю вам; но если не покаетесь, (1) все так же погибнете."
  
   Нисколько. Если же вы не обдумаетесь, все точно так же погибнете.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??? ?? ????????? -- не перемените своих мыслей о том, что есть жизнь.
  

______________

  

ПРИТЧА О СМОКОВНИЦЕ

  
   "Лк. XIII, 4. Или думаете ли, что те восемнадцать чело­век, на которых упала башня Силоамская и побила их, ви­новнее были всех, живущих в Иерусалиме?"
   Или те 18, каких задавила башня, когда завалилась, по­лагаете ли вы, что они больше того заслуживали из всех жи­телей Иерусалима?
  
  
   "5. Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же же гибнете."
  
   Нисколько. Но если не обдумаетесь, все точно так же погибнете
  
   "6. И сказал сию притчу: некто имел в винограднике своем посаженную смоков­ницу; и пришел искать плода на ней и не нашел."
  
   И сказал им такую притчу: у одного человека росла в саду яблоня. И пришел и посмот­рел, нет ли на ней плода, и не нашел.
  
   "7. И сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоков­нице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает?"
  
   И сказал садовнику: вот три года хожу, смотрю плода на этой яблоне, и всё нет. Сруби ее. Что ей место пор­тить.
  
   "8. Но он сказал ему в от­вет: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом;"
  
   А садовник сказал: хозяин! оставь ее еще на лето, я око­паю ее и обложу навозом;
  
   "9. не принесет ли плода; если же нет, то в следующий год срубишь ее."
  
   авось будет с плодом. А уж и после не родит, ну, так и сруби ее.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Смерть, лишение возможности жить истинной жизнью, разу­мением Бога, всякую минуту перед нами, как она пришла к бо­гатому человеку в ту ночь, как он собирался жить более, как она пришла к людям, убитым Пилатом, убитым башнею. Вся­кий час жизни нашей есть счастливая случайность, как просьба садовника погодить рубить, не принесет ли плода.
   Иоанн Креститель еще говорил это людям, призывая их к пе­ремене жизни (Лк. III, 9).
  
  
   "Лк. XII, 54. Сказал же и народу: (1) когда вы видите облако, поднимающееся с запада, тотчас говорите: дождь будет; и бывает так."
  
   И сказал народу: когда ви­дите тучу с запада, тотчас говорите: дождь будет, и так и бывает.
  
   "55.И когда дует южный ветер, говорите: зной будет: и бывает."
  
   И когда с юга дует, говори­те : жара будет, -- и сбывается.
  
   "56. Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете: как же времени сего не уз­наете?
  
   ?о виду земли и неба умеете догадываться; как же о настоящем своем положении не догадаетесь?
  
   "57. Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть должно?"
  
   Как в самих себе не видите, что верно?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Место это повторяется здесь в другом значений. У Матфея оно отвечало на вопрос фарисеев о доказательствах. Здесь оно указывает на то, что погибель смертью для человека так же очевидна, как и пришествие грозы по признакам. Как же знаете и помните, что будет гроза, а не знаете и не помните, что будет смерть?
  

_______________

  
  
   "Лк. XIV, 25. С ним шло мно­жество народа; и он, обратив­шись, сказал им:"
  
   И шло с Ним много народа. И. обратившись, сказал им:
  
   "26. Если кто приходит ко мне, и не возненавидит отца своего, и матери, и жены, и детей, и братцев, и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть моим уче­ником."
  
   Кто идет ко мне и не считает ни во что отца своего, и мать, и жену, и детей, и братьев, и сестер, и еще свою плотскую жизнь, тот не может быть на­учен мною.
  
   "27. И кто не несет креста своего и идет за мною, не может быть моим учени­ком."
  
   И кто не волочет свой крест и не делает то же, что я, того нельзя научить.
  
   "28. Ибо кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издер­жек, имеет ли он, что нужно для совершения ее,"
  
   Потому что всякий из вас, если хочет построить дом, пре­жде ведь сядет и сочтет рас­ходы, станет ли докончить,
  
   "29. дабы, когда положит основание и не возможет со­вершить, все видящие не стали смеяться над ним,"
  
   для того, чтобы: не случи­лось, что, начав, да не докон­чив, не стали бы смеяться над ним.
  
   "30. говоря: этот человек начал строить и не мог окон­чить?"
  
   Не сказали бы: вот человек начал строиться, а не может кончить.
  
   "31. Или какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с деся­тью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами?"
  
   И царь, если хочет воевать с другим царем, то прежде сядет да подумает: может ли он с десятью тысячами воевать против двадцати.
  
   "32. Иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство -- просить о мире."
  
   Если же нет, то еще изда­лека пошлет послов, чтобы замириться.
  
   "33. Так всякий из вас, кто не отрешится (1) от всего, что имеет, не может быть моим учеником."
  
   Так и всякий из вас, если не сочтется со всеми своими делами, не может быть научен мною.
  
   "34. Соль -- добрая вещь; но, если соль потеряет силу, чем исправить ее?"
  
   Соль -- хороша. Но если она не солона, нечем ее исправить.
  
   "35. Ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее. Кто имеет уши слышать, да слышит!"
  
   Ни она земля, ни она навоз. Надо выбросить ее. У кого есть смысл, тот поймет.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??????????? я перевожу: расчесться.
  

____________

  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Иисус говорит: для того, чтобы быть наученным мною истин­ной жизни, спасающей от смерти, необходимо отречься от всего. А чтобы не жалеть то, от чего отрекаешься, нужно только рас­честь выгоды и невыгоды плотской и духовной жизни. Обду­май свое положение здесь, на этом свете, так, как обдумывают его строящий дом и царь, собирающийся воевать.
   Ну, хорошо, ты любишь своего отца, мать, детей, свою жизнь. Ну, хорошо: можешь ты достроить эту жизнь, как дом, можешь ты противостать смерти, которая идет на тебя с своими силами; можешь или думаешь, что можешь, так строй свою жизнь. Если же увидишь, что не можешь, что дом твой останется недо­строенным, что царя того, который идет войной на тебя, тебе не победить, так брось строить, замирись и иди за мной к той жизни, которую я показываю вам. И потому середины не может быть. Веришь, что только та жизнь, которая дает разумение, есть жизнь, живи разумением, и тогда не только не будешь ничего жалеть, но с радостью будешь отдавать плотскую жизнь, а не веришь и жалеешь плотскую жизнь, то лучше и не ходи за мной. Смысл моего учения есть отречение от плотской жизни. Если хочешь быть моим учеником, и не отрекся от всего, жа­леешь что-нибудь, то ты, как соль несоленая, никуда уже не годишься.
  

______________

  

ПРИТЧА О ПИРЕ

  
   "Лк. XIV, 15. Услышав это, некто из возлежащих с ним сказал ему: блажен, кто вку­сит хлеба в царствии Божием! (1)"
  
   И услышав это один из тех, кто был с ним, сказал ему: блажен кто ест хлеб в царствии Божием.
  
   "16. Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих. (2)"
  
   И Иисус сказал: один чело­век приготовил большой пир и позвал многих.
  
   "17. И когда наступило время ужина, послал раба своего скааать званным: идите, ибо уже всё готово."
  
   И послал слугу сказать го­стям: время ужина. Идите, уже готово.
  
   "18. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю, и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня."
  
   И начали по одному все отказываться. Первый ска­зала я землю купил, надо идти поглядеть.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Значение этого стиха -- сомнение в самом царстве Божием. Человек этот говорит: хорошо, мы разделим всё, а что как нет царства Бога?
   2) Притча эта похожа на притчу Матфея, но имеет другое значение. Чтобы не ошибаться в ее значении, надо ясно пони­мать случай, по которому она сказана. Выражено сомнение о том, будет ли еще это царство Бога, для которого нужно отдать плотскую жизнь. Притча выражает ответ на это сомнение, Иисус говорит: сомнения не может быть. Вас зовут, и вы знаете, что есть пир, но вы не идете, не потому, что заняты, что сомне­ваетесь, а потому что увлечены ложным богатством.
  

________________

  
   "Лк. XIV, 19. Другой сказал: я купил пять пар волов, и иду испытать их; прошу тебя, извини меня."
  
   Другой сказал: я купил цабан быков, пойду попытать их, пожалуйста, извини меня.
  
   "20. Третий сказал: я же­нился, и потому не могу прий­ти."
  
   Третий сказал: я только женился, и потому мне никак нельзя.
  
   "21. И возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу сво­ему: пойди скорее по улицам я переулкам города и при­веди сюда нищих, увечных, хромых и слепых."
  
   И пришел работник и рас­сказал всё это хозяину; хо­зяин рассердился и говорит работнику: так иди же сейчас на улицы и на площади и приведи сюда нищих, убогих, хромых, слепых.
  
   "22. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место."
  
   И сказал работник: хозяин! я сделал всё по твоему приказу, а всё еще у нас место есть.
  
   "23. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгоро­дям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой."
  
   И сказал хозяин работ­нику: поди же по улицам и площадям и всех уговаривай, чтобы шли и чтобы полон дом у меня был.
  
   "24. Ибо сказываю вам, что никто из тех званных не вку­сит моего ужина. (1)"
  
   Потому что, говорю вам, никто из тех званных не будет есть моего обеда.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Значение притчи прозрачно и просто. Сказано в Нагорной проповеди: блаженны нищие, горе богатым. И теперь объяс­няется, почему нищих позвали, и они рады и пришли: им больше не о чет думать. А богатым мешает забота: кому поле, кому быки, кому свадьба. Нищие все пришли, но место еще есть для тех, кто хочет прийти. А чтоб прийти, сказано, что нужно сделать: нужно оставить заботы о житейском, о богатстве; место всегда есть для тех, кто хочет прийти, т. е. отдать богатства; но те, кто не хочет этого сделать, занят быками, полем и женою, тем нельзя прийти, и им не видеть ужина.
  

____________

  
   "Мф. XXII, 2. Царство не­бесное подобно человеку царю, который сделал брачный пир для сына своего."
  
   Царство Божие вот к чему прировнять: царь затеял сва­дьбу сына.
  
   "3. И послал рабов своих звать званных на брачный пир; и не хотели прийти."
  
   И послал работников звать гостей на гулянье. А гости разгадали идти.
  
   "4. Опять послал других ра­бов, сказав: скажите званным: вот я приготовил обед мои, тельцы мои и что откормлено, заколото, и все готово; при­ходите на брачный пир."
  
  
   Опять послал других ра­ботников, говоря: скажите гостям, обед готов, кормленные все быки убиты. Всё готово, приходите на гулянье.
  
   "5. Но они, пренебрегши то, пошли, кто на поле свое, а кто на торговлю свою."
  
   Но гости не приняли зова- кто пошел на поле, кто на торг.
  
   "6. Прочие же, схватив ра­бов его, оскорбили и убили их."
  
   А другие еще ухватили ра­ботников, надругались над ними и побили их.
  
   "7. Услышав о сем, царь разгневался; и послав войска свои, истребил убийц оных и сжег город их."
  
   Царь оскорбился, дослал воинов на них и погубил их и город их сжег.
  
   "8. Тогда он говорит рабам своим: брачный пир готов, а званные не были достойны."
  
   Потом и говорит царь ра­ботникам: обед был готов, да гости не были согласны.
  
   "9. Итак, пойдите на распутия и всех, кого найдете, зовите на брачный пир."
  
   Подите же по проулкам и кого встретите, того зовите на гулянье.
  
   "10. И рабы те, вышедши на дороги, собрали всех, кого только нашли, и злых и доб­рых; и брачный пир напол­нился возлежащими."
  
   И пошли работники по доро­гам и собрали всех, кого на­шли, худых и добрых, и стали полны хоромы гостей.
  
   "11. Царь, вошедши посмот­реть возлежащих, увидел там человека одетого не в брач­ную одежду."
  
   Вошел и царь полюбоваться на гостей и увидал -- один гость не одет в свадебное платье.
  
   "12. И говорит ему: друг! как ты вошел сюда не в брач­ной одежде? (1)"
  
   Он и говорит ему: ты, дру­жок, как сюда вошел без сва­дебного платья?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Кто входил на свадьбу, должен был надевать платье от хозяина. А кто не надевал, тот показывал презрение хозяину и не исполнял его волю.
  

____________

  
   "Мф. XXII, 12. Он же мол­чал."
  
   Гость смолчал.
  
   "13. Тогда сказал царь слу­гам: связав ему руки и ноги, возьмите его и бросьте во тьму внешнюю; там будет плач и скрежет зубов."
  
   Тогда сказал царь слугам: свяжите ему руки и ноги и возьмите его, бросьте во тьму вон отсюда.
  
   "14. Ибо много званных, а мало избранных."
  
   Потому что много званных, но мало избранных.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   "Никто не может соединиться со мной, если тот отец, что послал меня, не тянул бы его к себе. И я подниму его до послед­него дня". (Ин. VI, 44.)
   "Не тот, кто говорит мне: господи, господи, получит царст­вие Божие, а тот, кто творит волю пославшего меня отца, кото­рый на небесах". (Мф. VII, 21.)
   Притча о свадьбе царя есть только разъяснение этих мыслей. Притча о браке или о пире повторена у Луки. Несмотря на близкое сходство самых притч, приложение их различно. Как идолопоклоннические церкви, так и свободные мыслители -- одинаково признают это. Но как те, так и другие, видят в обеих притчах этих только указание на то, что евреи не спасутся, а спасутся язычники.
   Мне кажется, что мысль эта так проста и бедна, что если бы такая мысль и была у Иисуса, он бы не дал себе труда разъяс­нять ее притчами.
   Рейс (Нов. Зав., ч. I, стр. 486, Лк. XIV):
  
   "Хозяин дома -- это Бог; пир -- это блаженство царства Божьего; приглашение было сделано уже давно; наконец, наступает время обеда, всё готово: это относится к евангелию, к благой вести о том, что царство близко и что с раскаянием и верой можно теперь войти в него; раб, который идет сказать званным, это -- Иисус, обращающийся к иудеям, знавшим закон и пророков, к людям ученым, богатым."
  
  
   Для читающего Евангелие прямо, как оно написано, притчи эти есть разъяснение всё той же одной мысли, которая выра­жена в притче о талантах, во всем учении и во всех притчах, но с новыми оттенками. Притча о свадьбе царя особенно близка к притче о талантах. Новое в ней то, что притча о талантах разъ­ясняет стих о том, что "воля отца та, чтобы не погубить ничего из того, что он дал мне", а эта разъясняет мысль о том, что "никто не может прийти ко мне, если бы отец не тянул его к себе". Отец тянет к себе, как царь зовет всех на ужин, и желает иметь как можно больше гостей. Отец призывает к себе, тянет к себе всех. Если не идут одни, то придут другие. Если одни зерна упадут на дорогу, камень и терние, то другие попадут на добрую землю, и плод будет. Отец мало того, что посеял поле и ждет, но он приготовил благо и зовет на него. Но одним людям кажется, что те дела, какие занимают их, важнее этого, и они не идут просто, а другие, как те жители города, в притче о та­лантах, которые вовсе не хотят признавать царя, -- даже ру­гаются над работниками и убивают их.
   Тех царь уничтожает и наполняет ужин свой теми, которые хотят прийти.
   Разумение зовет к себе всех. Одни слышат и понимают его, но не хотят отдаться ему, -- те остаются, какими они были. с возможностью жизни; другие прямо не признают разумения и враждебны ему, -- те этим самым уничтожаются; еще дру­гие соединяются с разумением.
   Одна часть мысли выражена, но остается другая -- о тех, которые признают разумение. Одни гости, исполнившие волю хозяина, приняли то благо, которое он дает им -- одежду брач­ную. Сравнение исполнения воли хозяина с одеждой, подарен­ной хозяином, указывает на то, что исполнение воли хозяина нетрудно, что оно, кроме исполнения воли хозяина, есть само в себе благо. "Придите ко мне все труждающиеся и обремененные, и я успокою вас. Возьмите иго мое на себя, и научитесь от меня, ибо я кроток и смирен, и найдете покой душам вашим. Ибо иго мое благо и бремя мое легко" (Мф. XI, 28--30).
   Другие не исполнили волю хозяина, не приняли его одежды, и тех хозяин велел выбросить вон. С теми сталось то же, что с теми, которые побили работников. Одни, соединясь с разуме­нием, исполняют его, другие не исполняют. Те, которые не исполняют, уничтожаются так же, как и те, которые враждебны к нему.
   А вот как толкует церковь эту же притчу Матфея: пир царя (Толк. Ев. Мф., стр. 400, 401, 402). Ужасаешься, читая эти не­брежные толкования. Точно идет дело о словах какого-то попа. Что пришло в голову, то и пишут. Иоанну Златоусту пришло в голову, что это значит то, что иудеи не приняли, а язычники, приняли, и он пишет, что попало, не замечая того, что сказано: одни отказались, а другие убили. Он пишет: "мало того, они еще убили". И эти пустяки и неточность отступления от смысла повторяют 1000 лет.
   Вот толкование церкви:
  
   "Притча эта, очевидно, изображает отвержение иудеев и призвание язычников. Евангелие прежде всего предназначено и проповедано иудеям как народу избранному; но в своем ослеплении они отвергли его; тогда оно обращено было к язычникам, и они приняли его; такова мысль, лежа­щая в основе притчи. Что касается до подробностей и частностей, то мно­гие из них служат лишь простым украшением образной речи и не заклю­чают в себе таинственного знаменования.
   Звать званных: следовательно эти званные уже званы были прежде, т. е. предуведомлены, что у царя в известное время будет пир и они при­глашаются участвовать в нем, звание же теперь через рабов есть уже приглашение на приготовленный уже пир. Иудеи действительно были предварены законом и пророками об имеющем открыться царстве мессии и призываемы были ими к участию в нем. Потом, когда открывалось сие царство мессии, иудеи званы были к участию в нем Иоанном, который всех посылал ко Христу, говоря: "Ему должно расти, а мне умаляться"; потом самим сыном, ибо он говорит: "приидите ко мне все труждающиеся и обре­мененные, и я упокою вас" (Мф. И, 28), и еще: "Если кто жаждет, да приидет ко мне и пиет" (Ин. 8, 37). Он их звал не одними только словами, но и делами.
   И не хотели прийти: конечно, не все не хотели, многие поверили Иоан­ну и уверовали во Христа. Но здесь говорится вообще о большинстве народа, так как вообще говорится, что иудеи отвергли Христа, хотя многие из них уверовали в него.
   Послал других рабов: по связи речи здесь под этими другими рабами можно разуметь апостолов, которые, исполнившись святого духа, были свидетелями о евангелии в Иерусалиме и во всей Иудеи по обетованию господа (Деян. 1, 8). Они снова торжественно призывали званных уже ранее иудеев в открывшееся царство Христово, когда по приточному выражению, обед уже был приготовлен совсем.
   Пренебрегши то: презрев приглашение царское, званные высказали тем самым презрение к звавшему царю.
   На поле свое -- на торговлю свою: они так были погружены в своекорычные расчеты, что из-за них пренебрегли царским приглашением. Так привязанность к мирским благам отклоняет от удовлетворения высшим духовным потребностям. Мирские своекорыстные расчеты удерживали иудеев в лице их представителей от вступления в царство Христово. Но не это одно худо, что они не пришли, но вот что всего безрассуднее и ужас­нее: они пришедших весьма худо приняли, наругались над ними и убили... Они убили Стефана, умертвили Иакова и наругались над апостолами."
  

___________

  

ПРИТЧА О ХОЗЯИНЕ И ПРИКАЗЧИКЕ

  
   "Лк. XVI, 1. Один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его."
  
   Был один человек богатый, и был у него приказчик. И на­говорили хозяину на приказ­чика, что он мотает хозяй­ское добро.
  
   "2. И, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем: ибо ты не можешь более управ­лять."
  
   И, кликнув его, хозяин ска­зал: слухи о тебе есть. Дай отчет в твоем управлении, потому нельзя тебе еще управ­лять.
  
   "3. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом: копать не могу, просить стыжусь."
  
  
   И сказал сам в себе приказ­чик: что буду делать, как хозяин отнимет у меня управление? Пахать сил нет, поби­раться стыдно.
  
   "4. Знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от упра­вления домом."
  
   Знаю, что сделаю, чтобы, когда отставят от управления, взяли бы меня к себе добрые люди.
  
   "5. И призвав должников гос­подина своего, каждого по­рознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему?"
  
   И позвал по одному каждого из должников хозяина своего и сказал: ты сколько должен моему хозяину?
  
   "6. Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись, скорее на­пиши: пятьдесят."
  
   Тот сказал: сто ведер масла. И сказал ему: возьми расписку, садись и пиши скорее: пять­десят.
  
   "7. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отве­чал: сто мер пшеницы. И ска­зал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят."
  
   Потом другому сказал: ты сколько должен? сто мер хлеба. И сказал ему: на твою рас­писку, а напиши: восемьдесят.
  
   "8. И похвалил (1) господин управителя неверного, (2) что догадливо поступил; ибо сы­ны века сего догадливее сы­нов света в своем роде. (3)"
  
   И одобрил господин приказ­чика неправильного богатства в том, что он умно сделал, потому что сыны мира этого умнее сынов света промежду своими.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????? не значит хвалить; ?????? значит хвалить. ??????? значит одобрять (1 Кор. XI, 2; 17, 22); ??? ???????? ???????? показывает, в чем именно он одобрил его -- в том, что умно сделал.
   2) ??? ????????? ??? ??????? переводят: неверного приказчика. Перевод этот неправилен, потому что сказано бы было ??????, а не ??? ???????, как и сказано в стихе 10-м; потому что ??? ??????? относится в следующем стихе к ??? ?????? и смысл здесь тот же самый, т. е. приказчик был приказчиком над неправедным бо­гатством, поэтому я вставляю слово богатство.
   3) Собственно, в своей породе.

_____________

  
   "Лк. XVI, 9. И я говорю вам: приобретайте себе дру­зей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители."
  
   И я вам говорю: делайте себе друзей из богатства не­правды, чтобы, когда его не будет, приняты вы были под крыши вечные.
  
   "10. Верный (1) в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом."
  
   Кто в малости верно делает, тот и в большом будет верно делать. А кто в малости не­верно делает, и в большом будет неверно делать.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?????? здесь имеет значение верующий, как:
  
   "Ин. XX, 27. Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда, и посмотри руки мои: подай руку твою и вложи в ребра мои; и не будь неверующим, но верующим.
   Деян. Апост. XVI, 15. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною господу, то войдите в дом мой и живите у меня; и убедила нас.
   1 Тим. IV, 3. Запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодаре­нием."
  

____________

  
  
   "Лк. XVI, 11. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны: кто поверит вам истинное?"
  
   Так вот, если в неправиль­ном богатстве вы неверно де­лаете, то настоящее кто же вам поручит?
  
   "12. И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?"
  
   И если в чужом не делаете верно, ваше-то кто же вам даст?
  
   "13. Никакой слуга не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить: или одному станет усердствовать, а о дру­гом нерадеть. Не можете слу­жить Богу и маммоне."
  
   Никакой слуга не может двум господам служить; или одного ни во что считает, а другому угождает, или дру­гого забывает, а того почитает. Нельзя Богу работать и богат­ству.
  

ОБЩЕЕ П?И??ЧАНИ?

  
   Притча эта считается самой непонятной и соблазнительной притчей. И ее всячески толкуют, и всё ничего не выходит. Но стоит только не перетолковывать, что бродяги, нищие только в царствии Бога, что кто имеет собственность, тот не то что не допустится, но не может войти в ворота царства Бога, что первое условие вступления в царство Бога состоит в том, чтобы отбро­сить собственность, что нельзя служить Богу и маммону, как нельзя одним глазом смотреть на небо, другим на землю, -- всё это столько раз сказано со всех возможных сторон, что стоит только нарочно не перетолковывать этого, -- и притча так ясна и проста, что даже толковать нечего.
   Вот как рассуждают наши церковники (Толк. Ев. Луки, стр. 473, 474 и 475):
  
  
   "Я говорю вам: конечно, всем без исключения слушателям и последова­телям господа говорится сие; но в настоящем случае преимущественно к мытарям обращается слово, так как притча приспособлена преимущест­венно к ним, к исправлению и надлежащему направлению их образа действий. Вот как бы так говорит господь: вы, мытари, в некотором отно­шении можете воспользоваться примером неверного управителя; имущест­вом хозяина он приобрел себе друзей, которые примут его под кров свой, когда он лишится места. И вы, если руководитесь в деле своем корыстными целями, если недобросовестно пользуетесь тем, что вверил вам госводь всего, рано или поздно должны будете дать отчет в своих злоупотреблениях, которые не могли быть неизвестны всеведущему. Не следует ли вам позаботиться о том, чтобы не остаться без крова при беде и, пока в ваших руках богатство, употребить его для пользы души вашей, для приобретения себе вечного крова? Вот вам способ к сему: употребляйте его в пользу ближних, бедных, неимущих. Приточный управитель находчивостью, хотя и соединенною с обманом господина своего, достиг того, что нашел себе друзей и кров в беде.
   Подражайте этой находчивости сынов века сего (не допуская, конечно обмана), помогайте ближним от своего богатства, и эти бедные пригото­вят для вас вечные обители, как для неверного приставника друзья при­готовили у себя временный кров-приют.
   Богатством неправедным: собственно маммоною неправды. Маммона -- то же, что богатство; неправедным богатство называется в том же самом смысле, в каком выше управитель называется неверным и в каком ниже оно противопоставляется богатству истинному, т. е. в смысле его неверности и обманчивости. Богатство доставляет и побуждения, и предлоги, и сред­ства к неверному, недобросовестному и несправедливому образу действий, как показывает пример приточного управителя, и в этом смысле оно неверно, как способствующее неверному, неправильному, несправедли­вому образу действий. С другой стороны, оно неверно и потому, что лживо, обманчиво, скоропреходяще в противоположность богатству истинному, духовному, богатству добродетелей, богатству вечному и нетленному. Этим неверным богатством можно одиакоже, при правильном употребле­нии его, приобресть себе друзей бедных, нищих, вообще требующих помощи и пособия здесь на земле, а они могут доставить нам вечные обители на небесах, так как таковое употребление богатства есть добродетель, за кото­рую последует награда в царстве небесном."
  
  
   Рейс толкует гораздо лучше. И всё его толкование было бы вполне правильно, если бы только он не желал перетолковать главное учение Евангелия о том, что собственность несовместна с царством Бога. Рейс (стр. 496--501):
  
  
   "Человек этот управлял дурно; интересы хозяина страдали под его управлением, он присвоивал хозяйское добро или не пользовался им долж­ным образом. Хозяин замечает это и требует от него отчета. Управитель видит, что он потеряет место, ибо он не может оправдаться; он понимает. что он останется без средств к жизни, и не чувствует расположения зара­батывать себе пропитание физическим трудом.
   И вот он придумывает создать себе средства, войдя в соглашение с долж­никами (крестьянами?) своего хозяина. Так как все дела хозяина нахо­дятся в его руках, то затея его может иметь успех; хозяину нельзя будет обратиться к суду, ибо переданные ему документы (договоры, обязатель­ства) будут единственными, по каким он может требовать чего-либо от должников, а эти должники, избавившись (обманным образом, правда, с точки зрения хозяина, но по общему согласию и вполне законно, ввиду полномочий управителя) от доброй половины своего долга (платежей), конечно, будут очень расположены всячески поддерживать того, кто им оказал такую милость. Человек, о котором рассказывается в притче, взял себе то, что называют теперь магарычом; только этот магарыч должен был уплачиваться ему натурой, известными услугами. Хозяин мог быть раздражен этим деянием как собственник; но, оценивая его со стороны, хозяин не мог не признать, что управитель его догадливо оградил себя от несчастных случайностей. Если он не позаботился об интересах хозяина, то он по крайней мере позаботился о собственных интересах. И хозяин, несмотря на то, что он был обманут, всё же отзывается о нем с похвалой.
   2. Приложение (ст. 8, 9). Здесь прежде всего надо уяснить себе смысл слова догадливый и значение сравнения, содержащегося в ст. 8. Догадли­вость не есть нравственное качество (как и мудрость, Мф. X, 16); это -- способность ума изыскивать и приспособлять средства для достижения цели и предупреждения неудач. Этим-то качеством, говорится в рассказе, сыны века сего обыкновенно обладают в большей степени, чем сыны света. Выражение сыны (дети), как известно, очень часто употребляется в еврейском языке для образного обозначения качеств, как это можно видеть и в Новом Завете (Лк. X, 6; Мр. III, 17; Еф. II, 2). Сыны века мира -- это мирские люди, люди, которые главным образом или исключительно преданы материальным интересам; сыны света (Ин. XII, 36; 1 Фесс, V, 5; Еф. V, 8) -- это люди, просвещенные духом Божиим, которые устрем­ляют свои взгляды и направляют свою деятельность к небу и к благам, с него нисходящим. И вот опыт показывает, что первые обнаруживают более ловкости, изворотливости, чем вторые, проявляют больше понимания условий успешного достижения того, чего они желают.
   В частности, в денежных делах первые прекрасно знают, как надо ими пользоваться для достижения своих целей; они умеют обделывать свои дела, тогда как вторые далеко отстают от них в этом и не извлекают из тех средств, какими они располагают, всех выгод, каких можно бы было достигнуть в интересе из дела. Вспомогательное выражение: в своем роде, приложимое, по словам говорящего, только к сынам века сего, но не к сынам света, прямо вытекает из притчи. Понятно, что управитель мог обделывать свои дела только с людьми себе подобными, людьми того же закала, понимавшими, как можно было помочь и себе, помогая ему.
   Само собой разумеется, что Иисус, говоря от себя после слов госпо­дина притчи (ст. 9: И я говорю вам), если и ссылается в некотором роде, как на пример, на управителя, то тем самым отнюдь не выражает своего одобрения его поступку, как не выражает он своего одобрения поступку судьи, которому надоела просительница, или поступку человека, который нехотя помогает своему другу. Можно научиться кое-чему, и даже мно­гому, у людей, которые, вообще говоря, идут не по настоящей дороге; так, если эти люди заботятся о будущем и принимают меры против воз­можных случайностей, пользуясь теми средствами, какими они распола­гают в настоящем, то разве не должны с тем большим основанием посту­пать подобным же образом люди, имеющие более чистые побуждения, преследующие более благородные и возвышенные цели?
   Этим будущим для управителя был день, когда он мог найти приют в жилищах должников своего господина; для учеников, сынов света, это будущее могло представляться в вечных обителях. Теперь остается вник­нуть в два другие понятия, включенные в сравнение: друзей и богатство (маммона).
   Под друзьями большинство толкователей весьма естественно понимают людей, которым роздано было богатство. Однако это толкование нельзя принимать за неподлежащее возражениям. Мог ли говорить Иисус, как о чем-то самопонятном, что люди, которым оказано было благодеяние, умрут ранее их благодетелей, так что примут их в местопребывании блаженствующих, когда те явятся туда в свое время?
   И затем люди эти будто бы предоставят там место каждому из таких же, как они, смертных, как предоставляют его в притче должники управи­телю. Мы более склонны думать, что друзья суть личности или власти, распоряжающиеся этими местами; множественное число в этом случае, побуждавшее многих толкователей понимать под ними ангелов, мало сму­щает нас, потому что оно просто заимствовано у приточного рассказа. Дружба, которую надо приобретать хорошим употреблением земных благ, есть дружба с Богом (Лк. XIX, 17), и если бы уж так нужно было пойти дальше в истолковании множественного числа, то Христос немедленно бы представился нашему уму для его объяснения (Мф. XXV, 34 и ел.).
   Вопрос этот осложняется вследствие одного замечательного разночте­ния этого места. Обычное чтение (принятое во французском переводе) удобно передается словами: когда вы умрете, букв.: когда вас не станет, но в древних и заслуживающих доверия списках встречается менее легкое и потому более достойное внимания чтение: когда его (богатства) не ста­нет, когда оскудеете. Это чтение хорошо подходит к притче: управитель готовит себе друзей на то время, когда у него будет недостаток в мате­риальных средствах: ученик Христа должен позаботиться о том времени, когда земные блага будут бесполезны для него (Мф. VI, 20; Лк. XII, 33).
   Мы подходим теперь к последнему выражению, ст. 9, наиболее труд­ному из всех и наиболее сбивавшему толкователей. Предмет, с помощью которого следует приобретать себе друзей, называется (буквально), маммоною неправды. Это еврейское выражение, сохраненное евангели­стом, без сомнения, означает, как у Мф. VI, 24, богатство, деньги, накоп­ленное в деньгах имущество. Родительный падеж (неправды) вытекает из особенностей еврейского языка и должен, конечно, передаваться при­лагательным. Судия неправды (Лк. XVIII, 6), само собою разумеется, есть неправедный судья. Но что же такое неправедное богатство? Останавливаясь на обычном значении прилагательного, нередко понимают под этим выражением дурно приобретенное имущество, тогда как на самом деле слово неправедный означает того, кто действует не по правде, -- а это совсем другое дело. Да и можем ли мы, наконец, верить, чтобы Иисус предполагал у своих учеников дурно приобретенное имущество? И если бы на самом деле такое было у кого-либо из них. разве мог он не сказать, чтобы они вернули дурно приобретенное тем, кому оно по праву принадле­жит? И если бы это оказывалось не всегда возможным, то разве милостыня, сделанная из этого имущества, изглаживала бы первоначальную вину так, чтобы друзья на небе уже не видели бы ее? Управитель притчи тоже называется "строителем неправедным"; но он не исполнил своего долга, он обманывал, он был неверен, как это передается вполне правильно. Нетрудно заметить также, что и ст. 11 противоположностью богатства, признаваемого неправедным, является истинное богатство, -- а это ясно показывает, что первое прилагательное переведено неправильно. Да и в 10 ст. "неправедному в мале" противополагается "верный", что опять-таки указывает нам на необходимость замены неправедного богатства -- неверным.
   Ввиду этих соображений греческому слову в тексте стали придавать значение неверного. К управителю оно шло как нельзя быть лучше: невер­ным богатством должно признаваться то, которое обманывает своего вла­дельца по своей непрочности, потому что оно может быть похищено, утрачено разными способами, и во всяком случае оно не может годиться нам в будущей жизни, оно -- преходяще. Такое употребление слова отме­чено даже в раввинской литературе. На первый взгляд это второе истол­кование кажется предпочтительнее первого; но при ближайшем рассмот­рении оно тоже вызывает возражения. Управитель и деньги одинаково могут считаться неверными, но оба в разных смыслах, первый положи­тельно и злостно обманывал своего хозяина, вторые, против ожидания, могут не оказаться у своего. Различие это представляется нам слишком большим, чтобы мы могли признать удачным такое толкование.
   Но что особенно побуждает нас бросить такое толкование, так это то, что оно в одном случае лишает всякого нравственного значения при­лагательное, сохраняя его за ним в другом. А прилагательное это, до­вольно часто встречающееся в Новом Завете, всегда касается нравственных отношений: оно всегда означает собой известный порок, качество поло­жительно дурное, а не просто недостаток, отсутствие какого-либо осяза­тельного преимущества. Вот почему мы смело поставили в нашем переводе, вместо невозможного неправедного и недостаточного обманчивого, слово дурной, и тот, кто дает себе труд пересмотреть те места Евангелия, где Иисус говорит о деньгах, согласится, что мы сделали это не без основа­ния. Притча об управителе лишний раз доказывает, что деньги могут быть причиною греха. А так как они, к несчастию, обладают по отношению к человеку такой силой притяжения, что тот с трудом может противиться ей, то Иисус имел полное право говорить о них так, как он говорил, даже если не принимать в соображение его обычай употреблять самые решитель­ные выражения в тех случаях, когда ему приходилось судить о людях или об их делах.
   Таким образом, мы можем свести свою мысль к такому положению, против которого едва ли кто будет спорить: деньги -- зло, поскольку они являются целью, но они могут быть благом в том случае, если их употреб­ляют в качестве средства для достижения цели возвышенной и спаситель­ной. Такой вывод вполне согласуется с изречениями, которые Лука при­бавляет к притче.
   3. Разрозненные изречения (ст. 10--13). Мы не настаиваем на таком их названии. Если бы кто-нибудь захотел видеть в них нераздельную часть наставления, вытекающего из притчи, то мы не стали бы ему возражать. Во всяком случае Лука ничуть не погрешил, поместив их здесь. И только лишь параллельное место из Матфея вместе с некоторыми указаниями предания дают основание думать, что это не единственное возможное соче­тание.
   Эти изречения, при внимательном рассмотрении, сводятся к двум: одно (ст. 13) мы уже рассматривали в другом месте, и на нем мы не будем останавливаться; другое воспроизводит одну и ту же мысль в трех различ­ных формах (ст. 10, 11, 12) и имеет, в сущности, более близкое отношение к притче. Ученик Христа есть также в своем роде управитель, распорядитель над богатством, которое, собственно, ему не принадлежит, которым он должен пользоваться в интересах своего хозяина (ср. притчу о талан­тах). И основным, даже единственным качеством, какого всякий в праве требовать от управителя (помимо понимания дел, о котором здесь нет ре­чи), является верность (1 Корин. IV, 1).
   Именно об этом-то качестве и идет речь в нашем тексте. Тот, кто не­верен в малом, не будет верен и в большом; тот, кто неверен в богатстве дурном (ложном, воображаемом, соблазняющем), не будет верен и в истин­ном богатстве; тот, кто неверен в том, что ему не принадлежит, не полу­чит того, что ему досталось бы (будь он другим). Эти изречения не нуждаются в толкованиях. Один ряд эпитетов прилагается к благам земным другой -- к благам духовным.
   Первое изречение, вполне образное, ограничивается в представлении их относительного достоинства чисто количественной стороной дела; второе -- прямо и по существу выражает это отношение, и. наконец, третье изречение отмечает то важное обстоятельство, что блага небесные предназначены сделаться истинной собственностью, тогда как блага земные, даже в лучшем случае, сут е что иное, как ссуда."
  
  
   Так и видно, что только противление учению -- непризнание собственности злом, мешает тому, чтобы притча была вполне ясна. От этого вытекают такие оговорки.L'argent est un mal, tant qu'il est un but; il peut devenir un bien, quand'il est employe comme moyen... (1) И быть fidel a l'egard de la richesse mauvaise. (2) Нигде не сказано, что деньги могут быть благом; везде всегда сказано обратное, тут же названо богатство богатством неправды, и быть верным богатству неправды нельзя. Одна верность по отношению к неправде есть та, чтобы не иметь неправды. От этого условного понимания смысла притчи, от этих оговорок происходит, кроме неясности, и низменное и отрывочное пони­мание притчи, имеющей глубокое и связное со всем учением зна­чение.
   Смысл притчи, если верить словам Евангелия, самый простой: человек, чтобы обеспечить свою жизнь, отдает другим имение ложное, не принадлежащее ему. Через чужое, ложное богатство человек этот обеспечил себя, т. е. он отдал чужое, ложное и получил настоящее. Иисус говорит: и вы то же делайте, чтобы получить жизнь, отдавайте мнимую собственность -- жизнь плотскую со всем тем. что мнимо нужно для нее. Если же вы не отдаете эту ложную собственность, ту, которая не в вашей
  
   (1) [Деньги -- pло, поскольку они являются целью, но они могут быть благом в том случае, если их употребляют в качестве средства...]
   (2) [верным в дурном обществе].
  
  
   власти, то как же вы получите жизнь настоящую? Жизнь плот­ская выражается имуществом, даже слово живот имеет и зна­чение собственности и значение жизни. Отдавайте имущество, чтобы получить жизнь.
   Притча эта есть только разъяснение с другой стороны пира гл. 14-й Луки; глава 15-я говорит о другом. Глава же 16-я, притча об управителе, есть только разъяснение притчи об ужине и непосредственно по мысли связана с ней.
  

________________

  

ПРИТЧА О БОГАТОМ И ЛАЗАРЕ

  
   "Лк. XVI, 14. Слышали всё это фарисеи, которые были сребролюбивы, и они смеялись над ним."
  
   И услыхали это фарисеи, а они любят деньги, и стали его поднимать на смех.
  
   "15. Он сказал им: вы выка­зываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши, ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом."
  
   И он сказал им: вы сами себя пред людьми оправляете. Но Бог знает сердца ваши. Что у людей высоко, то блевотина пред Богом.
  
   "16. Закон и пророки до Ио­анна: с сего времени царствие Божие благовествуется, и вся­кий усилием входит в него."
  
  
   Закон и пророки до Иоанна, а с того времени царство Божие возвещается, и всякий силой входит в него.
  
   "19. Некоторый человек был богат; одевался в порфиру и виссон и каждый день пир­шествовал блистательно."
  
   Был человек богатый и оде­вался в шелк и бархат, и ве­селился и радовался каждый день.
  
   "20. Был также некоторый нищий, именем Лазарь, кото­рый лежал у ворот его в стру­пьях."
   И был бродяга нищий, звали Лазарем. И Лазарь валялся в струпьях у ворот богатого.
  
   "21. И желал напитаться крошками, падающими со сто­ла богача, и псы, приходя, ли­зали струпья его."
  
   Хотелось Лазарю объедка­ми со стола богача пропитать­ся, но (1) еще собаки приходили и лизали струпья Лазаря.
  
   "22. Умер нищий, и отнесен был ангелами на лоно Авраамово. Умер и богач, и похо­ронили его."
  
   И умер бродяга нищий, и ангелы снесли его к Ав­рааму. Умер и богатый, и похоронили его.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Но здесь должно иметь то значение, что Лазарю не уда­валось поесть объедков, потому что собаки всё подъедали; так чисто подъедали, что даже и струпья у Лазаря лизали.
  

______________

  
   "Лк. ?VI, 23. И в аде, бу­дучи в муках, (1) он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его."
  
   И в аду, в муках, поднял он глаза и увидал далеко, далеко Авраама и Лазаря с ним.
  
   "24. И, возопив, сказал: от­че Аврааме: умилосердись на­до мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучусь в пла­мени сем."
  
   И заговорил богач и сказал: Авраам, батюшка, сжалься надо мной, пришли мне Лазаря, чтобы он помочил палец в воде и мне бы дал глотку промочить, потому что жарко мне в огне.
  
   "25. Но Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь злое: ныне же он здесь утешается, а ты стра­даешь."
  
   И сказал Авраам: дитятко, вспомни, что ты сколько добра принял в жизни, столько Ла­зарь бед принял. Здесь его призвали, а ты мучаешься.
  
   "26. И сверх всего того ме­жду вамп и нами утверждена великая пропасть, так что хо­тящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят."
  
   А пуще всего то, что между нами и вами большая про­пасть легла. Если бы кто и хотел перейти к вам от нас, нельзя перейти.
  
   "27. Тогда сказал он: так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего."
  
   И сказал богач: попрошу же тебя, батюшка, пошли ты его, Лазаря, ко мне домой.
  
   "28. Ибо у меня пять бра­тьев; пусть он засвидетель­ствует им, чтоб и они не пришли в это место мучения."
  
   У меня пять братьев. Пусть он растолкует им, чтобы и они не попали сюда на пытку.
  
   "29. Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки, пусть слушают их."
  
   И сказал ему Авраам: у них ведь есть Моисей и учители, пусть слушают их.
  
   "30. Он же сказал: нет, отче, Аврааме; но если кто из мерт­вых придет к ним, покаются."
  
   А он сказал: нет, батюшка Авраам, вот если бы из мерт­вых кто пришел к ним, тогда бы одумались.
  
   "31. Тогда Авраам сказал ему: если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не пове­рят."
  
   И сказал ему Авраам: если уж Моисея и пророков не слушали, хоть и мертвый кто встанет и придет к ним, и того ве послушают.
  

ОБЪЯСНЕНИЕ ПРИТЧИ О ЛАЗАРЕ

  
   Притча или, скорее, басня эта, стоящая прямо после притчи об управителе, объясняет ту же простую мысль о том, что бла­женны нищие, потому что они получают блаженство, и горе богатым, потому что они получили всё, чего искали; и так как эта евангельская истина обходится церквами, то басня эта, так же как притча об управителе, представляется трудною.
   Вот что лепечет церковь (Толк. Ев. Луки стр. 481--484):
  
  
   "Всеми сими чертами обозначается роскошь богача и бедность Лазаря и подразумевается, что этот богач не был сострадателен к бедному и не хотел его успокоить и облегчить страдания его, а жил себе в свое удоволь­ствие. Не видно из притчи, чтобы этот богач, был скуп, а только безжало­стен к нищему, бессердечен был.
   Отнесен был ангелами: т. е. душа его была отнесена ангелами. Такова было верование иудеев, что души праведных людей относятся на небо ангелами, и господь подтверждает это верование. Нет нужды здесь видеть, образное выражение, а нужно принимать его в буквальном смысле. Если ангелы суть служебные духи, на служение посылаемые хотящим наследо­вать спасение, то, служа человеку как хранители в продолжение его жизни, они не могут, конечно, оставлять его в самые важные минуты по смерти.
   На лоно Авраамово: т. е. в царство небесное. Образ выражения взят от возлежания на вечерах, причем возлежать на персях было знаком особен­ной близости между собою, там возлежащих. Как иудеи не сомневались, что Авраам, друг Божий, блаженствует в раю, то сказать, что Лазарь возлежал на лоне Авраамовом, значит то же, что сказать: Лазарь удостоил­ся блаженства в царстве небесном.
   Похоронили его: о нищем этого не сказано; предполагается, что похо­роны бедного были бедны и о них нечего и упоминать; похороны же богатого были великолепны, и о них упоминается, дабы показать, что и при жизни и при смерти богач получил вся благая жизни сей. Зато загробное состоя­ние богача и бедного представляется совсем в обратном отношении; нищий на лоне Авраамовом, а богач -- в аде в муках. Ад представляется в притче в следующих чертах: 1) это место отдаленное от места блаженства правед­ных; 2) место мучений; 3) отделенное пропастью великою от места пребы­вания душ святых; 4) мучения там велики.
   Увидел вдали Авраама и пр. это увеличивает, конечно, его мучения, во в то же время подает несчастному некоторую надежду на облегчение их. Так душевное созерцание грешными блаженства праведных, без сом­нения, увеличивает страдания грешников в аде и, может быть, возбуждает в них надежду, хотя тщетную, на облегчение.
   Умилосердись надо мною: сжалься над моими страданиями и облегчи их. Пошли Лазаря, того самого бедняка, который при жизни на земле лежал у ворот его, в надежде напитаться крошками от стола его. Какая противоположность поразительная, особенно для богатых фарисеев, слушавших господа и смеявшихся над учением его о правильном употреблении богатства!
   Омочил конец перста и пр. представляется, что у сластолюбца особенно страдает орган сластолюбия -- язык; от сильной жажды, производимой жаром, у него пересох язык, и он просит приказать Лазарю хотя мало облегчить его мучения. Пламень, огонь -- символ самых тяжких мучений; образ взят, вероятно, от казни чрез сожжение, столь употребительной у древних.
   Чадо: намек на предрассудок иудеев относительно мнимых прав их, как потомков Авраама, на царство мессии, намек, еще более увеличиваю­щий страдания богача грешника.
   Получил уже свое добро: все блага, все удовольствия и приятности мира, какие только может дать богатство.
   А Лазарь злое: бедность, презрение, страдания житейские.
   Он утешается, а ты страдаешь: представляется, что Лазарь блажен­ствует потому только, что страдал на земле, а богач терпит мучения потому только, что благоденствовал в земной жизни. Но, без сомнения, здесь ответ необходимо дополнить тою мыслию, что Лазарь при своих бедствиях был праведен, а богач при своем богатстве был нечестив, не умея надлежашим образом употреблять богатства своего.
   Утверждена великая пропасть и пр. без сомнения и в буквальном смысле место мучения грешников отделено пространственно от места блаженства праведников, но разумеется и нравственная пропасть, нрав­ственное состояние тех и других, по коему утвердившиеся в зле не могут сделаться праведниками и наоборот. Сим не отрицается учение церкви, по коему умершие в покаянии, но неусовершенствовавшиеся в борьбе, да молитвам церкви, могут переходить иэ состояния мучений в состояние блаженства. Грешники и праведники берутся здесь в смысле безусловном."
  
  
   Вот что говорит Рейс (Нов. 3., ч, I, стр. 505).
  
  
   "2. Форма притчи оставляет многого желать с нравственной точки зрения. В самом деле, в ст. 25 просто и холодно говорится: ты мучаешься, потому что ты получил уже свою долю доброго на земле; он же получил свою долю злого, и потому он утешается. Будущее воздаяние представляется просто, как материальное возмещение, совершенно независимо от нравственного достоинства. Можно сказать, в сущности, как это и говорят всегда с церковной кафедры, что богач был человек бессердечный, ибо он позволил бедняку умереть в нищете у ворот своего дома; можно добавить, что ст. 30 слишком поздно говорит о раскаянии. Но никоим образом нельзя отри­цать, что по евангельскому повествованию в том виде, в каком мы его имеем, единственной добродетелью Лаааря было то, что он был крайне беден. Ни слова не сказано, чтобы отстранить ту мысль, что бедность его зависела от его поведения, как это обыкновенно бывает на свете в девяти случаях из десяти; ни единым словом не упомянуто о каких-либо нравственных качествах, которыми он обладал бы в своей бедности. Почему он вошел в рай -- неизвестно, и с нравственной точки зрения истолкователи при­нуждены бывают дополнять рассказ, чтобы устранить эту трудность. Приходят к заключению, будто в глазах Иисуса бедность сама по себе была преимуществом, а богатство -- невыгодой, в виду конечной цели земной жизни, и в пользу такого вывода можно бы было привести немало подхо­дящих мест из Евангелия. Однако нас не удовлетворило бы такое объяс­нение.
   3. Трудность, на которую мы наталкиваемся здесь, ничем не отличается от той, которую мы старались устранить в предшествующем рассказе. Отнюдь не должно упускать из виду, что Иисус и в зтом случае останав­ливает мысль не на идее воздаяния, которую мы склонны бываем предпо­лагать в его рассказе, а на другой истине, которую мы обыкновенно остав­ляем без внимания: на необходимости своевременно позаботиться о загроб­ной жизни, располагая земными благами. О ком, собственно, говорит Иисус, так это -- о богаче; Лазарь является совсем второстепенной лич­ностью, -- вернее, является только лишь для того, чтобы более оттенить главную личность. Его личность выделяется в картине не более личности любого из пяти братьев. Так вот, чтобы позаботиться о будущем, человек достаточно наставлен: у него есть Моисей и пророки. Если он их не хочет слушать, то он не послушает и воскресших. Иисус знал по опыту, что даже чудес недостаточно для того, чтобы преодолеть злую волю. Вы богаты; так пользуйтесь вашим богатством не для одного только своего удоволь­ствия, но и для общего блага; нуждающиеся -- у ваших дверей. Что они не все в равной мере заслуживают помощи, это -- дело второстепенное. В наше время подобный принцип несравненно более важен и более плодо­творен, чем когда бы то ни было; непосредственная подача милостыни всего чаще бывает бесплодной, не будучи уже единственным средством проявления милосердия. Притча эта, между прочим, является единствен­ной, в которой выдуманное лицо обозначено собственным именем. Это заставило некоторых думать, что в ней идет речь об истинном происше­ствии."
  
  
   Добросовестность Рейса и глупость его здесь замечательно освещают дело. Он наивно говорит: "La difficulte est..." (1) он бы мог прибавить, что ту же difficulte (2) он старался устранить и в Нагорной проповеди и во многих других местах. Его удивляет,
  
  
   (1) ["Трудность, на которую мы наталкиваемся здесь..."]
   (2) [трудность]
  
  
   что сказано: "par ce que tu as recu ta part de biens sur la terre" (1) и т. д. Да, это самое сказано в Нагорной проповеди, это самое -- весь смысл учения. Но добросовестность его заставляет признать, что нищета считается добром по Евангелию. "Mais on ne peut pas nier que d'apres le texte tel que nous l'avons l'unique vertu de Lazare a ete d'etre pauvre autant qu'on peut l'etre". (3) И смех и грех.
   Всё учение Иисуса только в том и состоит, что на деле человек не может иначе выразить веры в учение его, как отречением от собственности, и только в том учение, а толкователи с удивле­нием находят, что он считал выгодой бедность, а богатство не­выгодой.
   Смысл притчи теоретический тот, что время жизни дано для того, чтобы вознести сына человеческого, отдать свою плотскую жизнь для того, чтобы получить жизнь истинную. Придет смерть и человек лишится этой возможности. Христос в самой грубой, насмешливой форме выражает, с одной стороны, ту мысль, что когда кончится жизнь, придет смерть, то всё житей­ское окажется ненужным, и с другой, что воротить ее, эту воз­можность жизни, уже нельзя. И прибавляет, что доказательств недостаточности и ничтожности одной земной жизни не нужно искать нигде, что это ясно всякому, что мертвый не может уже прийти рассказать, что с ним сделалось, когда он умер, как это рассказывает богач.
   Смысл притчи практический тот же, но сказано, что именно надо делать, чтобы получить жизнь истинную. Отдавать плот­скую жизнь, отдавать ее не на словах, можно только тем, чтобы не держать за собой богатств, когда есть нищие, голодные. И потому держание собственности, когда есть нищие, несовместимо с жизнью. Чтобы отдавать жизнь, надо прежде всего отдавать собственность, а кто не отдает, тот не может получить жизнь..
  
  
   (1) ["потому что ты получил уже свою долю доброго на земле"]
   (2) ["Но никоим образом нельзя отрицать, что по евангельскому повествованию, в том виде, в каком мы его имеем, единственной добродетелью Лазаря было то, что он был крайне беден"].
   (3) [приходят к заключению, будто в глазах Иисуса бедность сама по себе была преимуществом, а богатство -- невыгодой].
  
  
   Вся притча эта замечательна своим ироническим тоном. По­следнее замечание о том, что если мертвые воскреснут, и то не поверят, намекает на басню воскресения Иисуса.
  

________________

  

ГЛАВНЫЕ ЗАПОВЕДИ

  
   "Мф. XXII, 35. И один из них, законник, искушая его, "просил, говоря:"
  
   И спросил Иисуса один из законников, выпытывая его, и сказал:
  
   "36. Учитель! какая наи­большая заповедь в законе? (1)"
  
   Учитель, какая большая заповедь в законе?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Беседа эта с законником должна быть помещена прежде беседы с богатым юношей. Надо помнить, что по закону Моисее­ву, как его понимали законники и как мы его понимаем, никак нельзя сказать, что большая заповедь любить Бога и ближнего.
  
  
   "Второз. VI, 5. И люби господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими.
   Левит. XIX, 18. Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. Я господь (Бог ваш)."
  
  
   В законе много написано правил и выбрать можно два пра­вила всякие, т. е. сказать тысячу различных вещей с помощью слов закона. Следовательно, то, что люби Бога и ближнего суть главные заповеди, есть мысль не Моисея, а Иисуса, и за­конник, соглашаясь с этим и повторяя эти заповеди, повторяет только то, что и прежде говорил Иисус. В беседе с юношей Иисус, перечисляя заповеди, в конце самых употребительных заповедей, как завершение их всех, называет заповедь любви ближнего, повторяет уже то, что известно; поэтому беседа эта (правила, которые Иисус сказал) должна стоять прежде.
  

______________

  
   "Мф. ХХ11, 37. Иисус ска­зал ему: возлюби господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим."
   Иисус сказал ему: люби господа Бога твоего всем серд­цем твоим, всей душой твоей, всей силой твоей.
  
   "38. Сия есть первая и наи­большая заповедь."
  
   Это первая большая запо­ведь.
  
   "39. Вторая же, подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя."
  
   Вторая такая же: люби бли­жнего твоего, как самого себя.
  
   "40. На сих двух заповедях утверждается (1) весь закон и пророки."
  
   В этих двух заповедях весь закон и пророки.
  
   "Мр. XII, 32. Книжник ска­зал ему: хорошо, учитель! истину сказал ты, что один есть Бог и нет иного, кроме его."
  
   И сказал еще законник: хорошо ты сказал, учитель, что Бог один и другого нет, кроме его.
  
   "33. И любить его всем серд­цем, и всем умом, (2) и всею душою, и всею крепостию, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесож­жении и жертв."
  
   И любить его всем сердцем, всей жизнью и всей силой, и любить ближнего, как самого себя -- главнее всех служб.
  
   "34. Иисус, видя, что он ра­зумно отвечал, сказал ему: недалеко ты от царства Божия."
  
   Иисус, взглянувши на него, сказал ему: недалек ты от царствия Божия.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слово в слово: на этих заповедях висит закон и пророки, или: от этих заповедей зависит закон и пророки.
   2) Во Второзаконии нет слов "и всем разумом твоим", и потому я выпускаю их (и у Мф. и у Мр.).
   Продолжение же стиха во Второзаконии говорит, чтобы "вещи, которые я приказываю вам, были бы у вас в сердце". "Вы вну­шите их детям вашим, вы будете говорить о них, когда вы дома спокойны и одни, и когда вы в пути, и когда будете ложиться и вставать. Вы приложите это к рукам своим, чтобы они были де­лом для вас, и приложите к глазам, чтобы вы чрез них смотрели". И потому мысль не состоит в том, чтобы любить Бога словами, а любить так, чтобы исполнять его волю. Воля же его выражена в следующей заповеди: люби ближнего; так что Иисус прямо отвечает на вопрос законника, какая большая заповедь: Чти Бога так, чтобы любить ближнего, как самого себя.
  

________________

  

О БОГАТОМ И БОГАТСТВЕ

  
   ". ?. 17, Когда выходил он в путь, побежал некто, пал перед ним на колени и спросил его: учитель благий, (1) что мне делать, чтобы насле­довать жизнь вечную?"
  
   И один раз подбежал к Ии­сусу один начальник, пал на колена и спросил его: учитель благой, скажи мне, какое благо надо делать, чтобы иметь жизнь вечную?
  
   "18. (Мф. XIX, 17.) Иисус сказал ему: что ты называешь меня благим? Никто не благ, как только один Бог. (2)"
  
   А Иисус говорит ему: что говоришь о благе, благ только один отец.
  
   "Мф. XIX, 17. Если же хо­чешь войти в жизнь (3) вечную, соблюди заповеди."
  
   Если хочешь иметь жизнь, исполняй заповеди.
  
   "18. Говорит ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не крадь; не лжесвидетельствуй."
  
   Тот и говорит ему: какие? Ижсус говорит: не убивай, не блуди, не крадь, не показы­вай ложно.
  
   "19. Почитай отца (4) и мать и люби ближнего твоего, как самого себя."
  
   Чти отца и люби ближнего, как самого себя.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ?????? не может здесь иметь значения ни добрый, ни хо­роший, ни добродетельный, потому что по смыслу речи от этих качеств Иисус не отрицается, но по смыслу речи указывает юноше на то, что он и ученики его не блаженны, т. е. не испыты­вают и не дают счастья земного, а, напротив, еще больше под­лежат плотским невзгодам, чем другие люди. Значение ???&?? в смысле счастливого, блаженного встречается 1 Петра III, 10:
  
   "Хотя и бо живот любити и видети дни благи, да удержит язык свой от зла и устне свои еже на глаголати льсти."
  
   ?????? имеет смысл благой без различения блага, сообщае­мого другим, и блага, испытываемого самим, т. е. благодетель­ный и хороший. Юноша спрашивает вообще о благе, о счастье, как ему получить благо, счастье, довольство. А Иисус говорит: благ, т. е. доволен вполне, один Бог. И благо, разумея под тем, что нам приятно, получить мы не можем, мы можем получить жизнь.
   2) В некотор. цитатах стоит ????? и ????? ?? ???? ???????? вместо Бога, и мне кажется лучше, потому что, по моему мнению, последние слова "чти отца" относятся к отцу Богу.
   3) Иисус не говорит про "жизнь вечную", а про жизнь просто.
   4) Я полагаю, что "мать" есть прибавка, и что "отец" здесь есть Бог, и что последними словами повторяются две заповеди, сказанные законнику: чти Бога и люби ближнего.
   В этом предположении подтверждает и то, что заповеди не убий, не блуди, не кради, не лги, стоят в том порядке, в ко­тором они стоят у Моисея. Заповедь же чти отца и мать упомя­нута последнею, когда она стоит прежде. Я полагаю, что Иисус перечисляет 4 заповеди только для того, чтобы сказать, что он не: отрицает заповедей Моисея, но в конце присоединяет свою, про которую сказано прежде, что в ней закон и пророки. Он го­ворит: заповеди и те Моисеевы, и эту последнюю, в которой всё заключено: люби Бога и ближнего, признаешь ты их?
  

____________

  
   "Мф. XIX, 20. Юноша гово­рит ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще не­достает мне?"
  
   И говорит начальник: всё это я держу с младых лет. Чего же еще не доделал?
  
   "Мр. X, 21. Иисус, взглянув на него, полюбил его и сказал ему: одного тебе недостает. (1)
   "Мф. XIX, 21. Если хочешь быть совершенным, пойди, про­дай имение твое и раздай ни­щем; и будешь иметь сокро­вище на небесах; и приходи и следуй за мною."
  
   Иисус взглянул на него и улыбнулся и говорит: одного еще не доделал: если хочешь исполнить всё, поди, продай всё, что у тебя есть, и раздай нищим, и будет у тебя сокровище в Боге; тогда приди сюда и иди за мной.
  
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) "Одного еще не доделал", -- очевидно, насмешка. Иисус повторяет его слова и говорит: одного маленького не доделал, того, чтобы исполнять эти заповеди.
  

____________

  
   "?р. ?, 22. Он же, смутив­шись от того слова, отошел с печалью, потому что у него было большое имение."
  
   Человек огорчился на это слово и пошел прочь, потому что у него большое, было име­ние.
  
   "23. И посмотрев вокруг, Иисус говорит ученикам своим: как трудно (1) имеющим богатство (2) войти в царет Божие!"
  
   И приметив, как он огор­чился, Иисус, оглянувшись говорит своим ученикам: вот видите, как несообразно тем, у кого есть имение, войти в цар­ство Божие.
  
   "24. Ученики ужаснулись от слов его. Но Иисус опять говорит им в ответ: дети! как трудно надеющимся на богаство войти в царствие Божие!"
  
   Ученики ужаснулись на это слово. А Иисус, обратившись к ним, сказал им: да, дети, опять говорю вам, вот как несообразно тем, у кого есть имение, войти в царство Бо­жие!
  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ???????? собственно значит: неудобопереживаемый; ???????? же употребляется обыкновенно в смысле: неудобно, неподхо­дяще, несвойственно, несообразно. Слова эти выражают то самое, что сказано в Нагорной проповеди о том, что нельзя служить двум господам: Богу и маммону.
   2) У Марка и Луки сказано не богатым, а прямо тем, у кого есть собственность.
  

____________

  
   "?р. ?, 25. Удобнее верб­люду пройти сквозь иголь­ные уши, нежели богатому войти в царствие Божие."
  
   Способнее верблюду в ушко иголки пролезть, чем бога­тому в царство Божие войти.
  
   "26. Они же чрезвычайно изумились и говорили между собою: кто же может спастись?"
  
   Они же пуще ужаснулись и говорят друг другу: так кто же может жизнь сохранить?
  
   "27. Иисус, воззрев на них, говорит: человекам (1) это не­возможно, но не Богу; ибо всё возможно Богу."
  
   И посмотрев на них, Иисус сказал: по-людскому кажется, что этого нельзя сделать, а по-Божьи всё можно.
  

ПРИМЕЧАНИИ

  
   1) ???? с дательным здесь имеет значение того, что зависит ох суждения кого-либо. 1 Петр. II, 20: Римл. II, 13; Гал. III, 11 и друг. Значение это особенно ясно при слове ??? -- иметь власть, возможность. Ученикам показалось, что это невозможно, он и говорит: по-людски судить, точно, невозможно, но по-Божьему -- возможно.
  

____________

  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Смысл беседы тот, что богатый и важный человек приступает к Иисусу и говорит: ты учитель блага и счастья, так скажи же, какому благу и счастью ты учишь?
   Иисус говорит; я учу не благу и счастью, благ и счастлив только Бог отец, а я учу жизни, тому, как получить жизнь. И чтобы получить жизнь, надо исполнять заповеди вот какие: кроме старых: не убий, не прелюбодействуй, не укради, не лже­свидетельствуй, еще: чти Бога так, чтобы любить ближнего, как самого себя.
   Богатый человек говорит: я все эти заповеди исполнил. Иисус говорит: если бы ты исполнил две последние заповеди, хоть одну последнюю, у тебя не было бы имения.
   Если бы ты точно исполнил эту заповедь о любви к ближнему, как к самому себе, не было бы у тебя ничего своего, ты всё бы уже роздал тем, у кого нет, а хочешь исполнить, так поди раздай.
   Начальник нахмурился и ушел. Тогда Иисус и говорит уче­никам: видите, что правда, что я говорил, что нищим принадле­жит царство Божие, что вам нельзя служить Богу и маммону. Никак нельзя тому, у кого есть собственность, войти в, царство Божие.
   Ученики ужаснулись. А он опять сказал им: нельзя войти в царство Божие тому, у кого есть имение; легче верблюду в игольное ушко пройти, чем тому, у кого есть именье, войти в царство Божие. Они еще более ужаснулись и говорят: как же это можно? А он говорит: судя по-человечески нельзя, а судя по духу, по-Божьему, не только можно, но и нельзя подумать иначе.
   Никакая притча, кажется, не давала своим толкователям более труда, чем эта.
   Вот что говорит церковь (Толк. Ев. Мф., стр. 352, 355):
  
   "Если хочешь быть совершенным: таким, который для получения жизни вечной не имеет уже ничего недоконченного, недостающего, для которого нет никаких препятствий к достижению жизни вечной.
   Иди, продай имение и пр. Юноша хвалился, что он исполнил заповеди закона. Закон же требовал, чтобы он любил ближнего своего, как самого себя, и любил господа Бога своего более всего. Господь и говорит юноше, что если он в самом деле стяжал такую любовь, или даже если только хочет стя­жать ее, если любит и хочет так любить Бога и ближнего, как требует закон, то он должен посвятить Богу и ближнему и себя самого и всё, что имеет, следовательно и богатства свои.Продай имение, раздай его нищим и следуй за мною.
   Следуй за мною: будь моим учеником.
   Будешь иметь сокровище на небесах: вот награда за этот подвиг. Иисус повелевает юноше оставить свое богатство, показывая, впрочем, что он не только не отнимает у него богатство, но еще присовокупляет к оному новое, превышающее то, которое повелевает раздать, столько превышаю­щее, сколько небо превышает землю и еще более. Притом сокровище это называет он обильною наградою, единственным и таким, которое никто похитить не может, представляя оное юноше сколько возможно, по-чело­вечески. Итак, не довольно презирать богатство, надобно-еще употреблять оное в пользу нищим и, особенно, последовать за Христом, т. е. делать всё то, что ни повелит он, быть готовым на страдания и даже смерть. (Злат.) Заповедь сия о раздаче имущества бедным дана условно: если хо­чешь быть совершенным. О ней тоже можно сказать, что выше сказано о безбрачии: не все вмещают слово сие. Кто может вместить, да вместит.
   Трудно богатому и пр. Христос словами своими не богатство порицает, но тех, кои пристрастились к нему.
   Опасность богатства в деле спасения или нравственного совершенство­вания лежит не в нем, а в том, что грешной природе человека оно представ­ляет множество соблазнов и препятствий к исполнению требований закона и воли Божией, когда человек пристращается к нему.
   Удобнее верблюду и пр. это было народное присловие у иудеев, доселе еще употребительное между арабами. Чтобы показать, что известное дело невозможно или чрезвычайно трудно исполнимо, говорили, что скорее верблюд или слон пролезет в игольные уши, чем то дело сбудется. Впрочем, некоторые разумеют под верблюдом не животное, а толстый канат, употребляемый корабельщиками при бросании якорей для укрепления корабля. В этом и другом случае не должно, конечно, принимать этих слов в буквальном смысле; ими только показывается невозможность или необы­чайная трудность. Но для чего же сказал Иисус Христос ученикам своим, что трудно богатому войти в царство небесное, когда они были бедны и даже ничего не имели? Конечно, для того, чтобы научить их не стыдиться бедности и как бы оправдаться даред ними в том, почему он прежде сове­товал им ничего не иметь.
   Кто же может спастись: ежели так трудно спастись богатым, кото­рые имеют столько возможности и способов делать добро, то кто же после сего может спастись? Заключение учеников от большего к меньшему.
   Или же: если так трудно спастись богатым, то спасется ли кто из них, кто из них спасется?
   Воззрев: это замечено и у ев. Марка, как особенность при этом ответе господа, что он воззрел. Кротким и тихим взором он успокоил волнующие их мысли и разрушил недоумение; это самое и замечает евангелист, сказав: воззрев.
   Человеком это невозможно и пр., т. е. чтобы богач спасся, это самим людям по человеческим их средствам невозможно, люди бессильны сде­лать это, но Бог всесилен, и для него ничего нет невозможного. Его милу­ющая и спасающая благодать сильна сделать то, что человек никак не может сделать своими силами и средствами. Но каким же образом невозможное сделается возможным? Если ты откажешься от своего имения, раздашь, оное нищим и оставишь злые вожделения, ибо слова Иисуса Христа не приписывают дела спасения исключительно одному Богу, но вместе выра­жают и трудность сего подвига для нас, что видно из следующего."
  
   Вот что говорит Рейс (Н. 3., ч. I, стр. 527):
  
   "В этом месте основа повествования одна и та же у трех евангелистов, и различия касаются лишь маловажных подробностей. Тем не менее разли­чия эти такого рода, что по ним мы должны признать здесь передачи более или менее свободные и независимые одна от другой. Личность, выводимую в рассказе Матфей называет юношей, Лука -- начальствующим (в синагоге или в общественном управлении?); в сущности, может быть принято и то и другое. Вопрос, какой он предлагает Иисусу, по-видимому, был вызван похвальным чувством, -- если только не делать совершенно произвольного допущения, будто он явился для того, чтобы услыхать, что ему нечего более делать. Он чужд грубых пороков и грехов; но он знает, что нужно пойти дальше ходячей нравственности, чтобы надеяться на вечное блаженство, и, представляя себе условия вступления в царство Божие в виде известного количества того, что следует сделать, спрашивает, чего еще ему недостает. Он очень вежлив с Иисусом и начинает свой раз­говор с ним с ласкового обращения: учитель благий.
   И на этих-то словах, сказанных без всякой задней мысли, останав­ливает, его Иисус, чтобы дать ему понять неизмеримую важность затрону­того им предмета: Что ты называешь меня благим? Никто Не благ, как только один Бог. Иисус понял, что человек этот нисколько не сомневался в своей благости, что он не уяснил еще себе всего значения этого слова или понятия, что он не имел еще представления о величине наших обязанно­стей, соразмеряемой с безусловной святостью Бога и бесконечными нуж­дами людей. Так пусть же он прежде всего научится измерять расстояние, которое отделяет его от дели, -- вернее, различать ту цель, на которой он еще никогда не останавливал своего внимания. Великий пророк, с кото­рым он говорит, с которым он нашел нужным посоветоваться, предпочтительно пред кем-либо другим из смертных, относительно условий спасения, отклоняет от себя честь называться благим; тем более, значит, всякий другой должен остерегаться, чтобы не оказаться слишком самонадеянным в этом отношении. Один Бог -- благ, вполне, неизменно. Человек не дол­жен называться благим и особенно считать себя таким, не только потому, что у него на самом деле есть недостатки и что он может пасть, но и по причине, о которой говорят менее часто: самый лучший может и должен всегда подвигаться вперед, всегда ему остается что-нибудь сделать, каж­дый день возлагает на него новые обязанности. Никогда не наступит для него субботы, назначенной для радостного созерцания вполне законченного дела (Ин. V, 17; IX, 4). В этом смысле, не насилуя своего чувства и не при­писывая Иисусу жеманства и ложной скромности, мы можем признать, что он мог и должен был отвергнуть то название, какое дал ему этот человек, чтобы в то же время привести его к правильной оценке своего соб­ственного нравственного достоинства и избавить от тех призраков, ка­кими он себя окружил. Понятно, что некоторых читателей оскорбляло его выражение, которое, по-видимому, противоречило представлению о не­погрешимости Иисуса. И вот мы видим в тексте Матфея, в том виде, в каком он восстановлен был критикою, попытку изменить первоначальную форму речи Иисуса, сохраненную в тексте других Евангелий.
   Отвечая затем на самую существенную часть вопроса. Иисус сначала отсылает своего собеседника к закону (ср. Лк. X, 25). Этой ссылкой на закон он отнюдь не хотел сказать, чтобы соблюдения, более или менее строгого и точного, известных предписаний, в большинстве случаев отри­цательных, достаточно было для достижения неба и приобретения назва­ния благого. В этом случае Нагорная проповедь могла бы предохранить нас от ошибки. Этой ссылкой на закон он хотел заставить своего самона­деянного собеседника оглянуться на самого себя, заглянуть в свою совесть, вообще приготовить его беседой, касающейся закона, к принятию чисто еваагельских истин. Добрый израильтянин не боится испытания, он подвергается ему без страха и сомнения. Он всё это делал, соблюдал с юных лет. Не требуется ли чего большего?
   Он так искренен в своем самообольщении, что Иисус полюбил его, Очевидно, как иудей, он сделал всё, что мог и должен был сделать. Закон, веления, предания не требовали от него большего. Иисус пытается, однако, расширить круг его обязанностей и пользуется при этом выражением чрезвычайно сильным, удивительным и даже, если угодно, несуразным, с точки зрения делового здравого смысла (Лк. XII, 33), но вполне пригодным для того, чтобы сделать осязательной мысль, которую оно должно--было представить. Пробный камень, которым он касается этого золота законнической добродетели, состоит просто в вопросе, доходит ли она до, отрицания законных земных интересов ввиду высших, но чисто духовных благ. Если бы могло оставаться какое-либо сомнение в этом отношении, то тот факт, что Марк сам дополняет приглашение Иисуса выражением: взяв крест (ср. Мф. X, 38; XVI, 24), и затем истолкование, приводимое ниже в 29 ст. трех Евангелий, показали бы нам, что мы очень погрешили бы, если бы приняли разбираемое нами выражение только лишь за поло­жительный и прямой совет выбрасывать деньги за окно. Христианская добродетель не должна выходить из границ. Любовь к деньгам есть один из тысячи камней преткновения, на которые наталкивается нравственная слабость, один из подводных камней, на которых она разбивается. Она приведена здесь только лишь в пример, и было бы несправедливо думать, что рассказ этот не имеет более общего значения, или что им самое богат­ство, как таковое, определялось бы как зло. (См. особенно объяснение, приводимое Марком, X, 24, бесспорно справедливое, хотя, может быть, и сделанное писателем по собственному почину.)
   Этого второго испытания юноша не выдерживает. Царство Божие, вечная жизнь, как он их себе представлял, не стоили такой цены, по его мнению. Иисус видит, что он отходит с печалью, и с грустью изрекает пред своими учениками истину, которую он уже не раз повторял в разных выражениях (Мф. VI, 19; XII, 49; XIII, 44; X, 9, 37; XVI, 24; Лк. IX, 62; XII, 22: XIV, 26), но которую всегда лишь с большим трудом мог внушить людям, -- ту истину, что спастись может лишь тот, кто умеет отречься во-время; что ради небесных благ надо уметь пренебречь зем­ными, что бывают минуты, когда приходится делать выбор между теми и другими. Люди так мало расположены делать этот выбор в спасительном для них направлении, что Иисус решается сказать невозможно, что он как будто отчаивается найти среди них тот нравственный героизм, к кото­рому он взывает. Образ верблюда и игольного ушка имеет то же значение, как образ горы, перенесенной одним словом; это -- фигуральное выра­жение невозможности. И совсем не нужно при этом заменять (как это было предложено) верблюда канатом или игольное ушко узкими воротами, рискуя ослабить силу вошедшего в пословицу выражения. Оно встре­чается и у талмудистов и у арабов, которые даже не довольствуются верблю­дом и заменяют его слоном.
   Ученики так хорошо понимают значение слов учителя, что, оторопев, восклицают: так кто же может спастись? Это не значит, что если бога­тые, у которых так много средств делать добро, могут лишиться неба, то тем более не достигнут его бедные, которым нечего дать. Они хотят сказать: если то, чего люди желают всего более, является помехою на пути к спасению, то как надеяться на то, что кто-либо достигнет цели? Мы прибавим в том же смысле: богатый и бедный суть названия крайне неопре­деленные и вполне относительные; вещественная доля земного счастия не определяет собой степени сердечной привязанности к предметам этого мира, ни вероятности, более или менее значительной, успеха для человека, стремящегося обуздать ее. Лишь частный случай, наводящий здесь на размышление господа, представлял эту истину в форме, наиболее осяза­тельной и понятной для массы. Потому-то эта форма усвоивается и при­меняется им.
   Он прибавляет также еще одно слово, которое ясно показывает, что значение первого выходило далеко за пределы того, что обыкновенно называют довольством иди богатством. Если спасение, уверенность в веч­ной жизни, доступ к царству Божию были бы лишь делом, самих людей, их постоянных и неустанных усилий, их сил и их воли, то никто не достиг бы его. Всем им нужны содействие сил божественных, помощь святого духа, милостивая поддержка. Для Бога и чрез Бога всё возможно. Это место является одним из тех, которые особенно прямо доказывают, что еванге­лическое богословие, в том виде, в каком оно развито было Павлом, имеет свои корни в наставлениях самого Иисуса.
   Выше (Лк. XVII, 10) мы читали, что человек не может требовать себе награды даже тогда, когда он исполнит до конца свой долг; здесь мы узна­ем, что он на самом деле даже и не может его выполнить, если Бог не придет к нему на помощь. Оба эти текста дополняют друг друга."
  
  
   Нужно растолковать всё так, что можно быть богатым, зная, что нищие дохнут с голоду, и быть христианином. И они уро­дуют учение и толкуют. А казалось бы, как решиться перетолко­вывать обратно то, что столько раз так ясно и настоятельно ска­зано.
   Начинается Евангелие с того, что Иоанн бежит в пустыню, делается нищим, проповедует то, чтобы тот, у кого есть две одежды, отдал бы одну нищему, и у кого есть пища -- тоже, и упрекает богатых за их богатство и жестокость.
   По толкованиям церковным это значит только то, что Иоанн крестил, как-то мазал на царство Иисуса. А о богатстве и ни­щенстве, -- это для красоты слога.
   Иисус идет в пустыню нищим и борется с соблазном богат­ства, -- это ничего не значит, это только дьявол искушает Бога.
   Иисус возвращается в мир, отрекается от дома, семьи, собственности и сближается с нищими и проповедует нищим, -- это ничего не значит. Это только показывает смирение Бога.
   Иисус говорит, что Богу противны богатые жертвы, что он радуется только на любовь и милосердие людей друг к другу, -- это только цитата из пророков. Иисус объясняет, что царствие Божие состоит в том, чтобы отречься от жизни плоти и жить духом, -- это есть разъяснение отношений лиц св. троицы и больше ничего не значит.
   Иисус, отвечая ученикам Иоанна, говорит, что нищие узнают о своем благе, -- это тоже только для красоты слога сказано; наконец, Иисус говорит свою проповедь в ясных, доступных веем словах, прямо говоря, что должны делать люди, чтобы исполнить его учение. Проповедь эта и учеными и неучеными считается самым ярким и ясным местом Евангелия. И проповедь эту Иисус начинает словами: "Блаженны вы, нищие, бродяги, потому что ваше царство Божие, и несчастны вы, богатые, по­тому что вы дорожите наградой плотской". К словам этим при­бавляется не вяжущееся ни с чем словечко ?? ???????? (духом), и слова эти толкуют, как чувствительные фразы, относя­щиеся к смирению; а о том, что богатство, собственность есть источник зла, есть жестокость -- об этом Иисус ничего не гово­рит. Это не Христос сказал, а Прудон. Прудон же всё врет, он социалист и безбожник. Во всей проповеди только разъясняется и утверждается это учение о нестяжании. В 5-й главе даются правила, которые ведут к тому, чтобы невозможна была соб­ственность. Если прощать все обиды, не защищать своего, не судиться, не защищаться от врагов, то и не мыслима собствен­ность. Все правила эти откидывают и признают только чувстви­тельными фразами.
   В главе 6-й сказано прямо: не собирайте, не копите ничего, т. е. не имейте ничего, а если будете копить, то не будете сы­нами Бога. Нельзя, сказано прямо: нельзя, невозможно соеди­нить служение Богу и маммону. Ясно, что если соберешь, ско­пить что-нибудь, то ты, что скопил, не отдал нищему. А нищие всегда есть. И потому нельзя копить и незачем копить, потому что ты во власти Бога. И скопишь -- то помрешь. На завтра и то не заботься. Кажется, точно и ясно.
   Но Иисус как будто предвидит, что люди захотят скрыть это, перетолкуют, и он прибавляет еще притчи: о пире, на который приходят только нищие, о неверном управителе, о богаче и Лазаре; со всех сторон перебирает и высказывает то же, что войти в царство Божие нельзя с собственностью. Нет, это только говорится обо всем другом, только не о моей кубышке, и богат­ство ничему не мешает, даже очень прекрасно.
   Но мало всего этого, в беседе с юношею то же и то же выска­зывается уже с такою простотою и ясностью, что нельзя ничего перетолковать. Но они толкуют, выдумывают за Иисуса пра­вила, клонящиеся к тому, чтобы кубышка была цела. Страшные напряжения изворотливости мысли и речи направлены на то, чтобы доказать эту возможность. Выдуман какой-то Эбион, ко­торого (никогда не было и который будто основал секту, при­знающую необходимость бедности для вступления в царство Божие. Эбион же значит ??????, т. е. то самое, чем велел быть Иисус, и ученики называли себя эбионами. Эбиониты, т. е. исполняющие учение, это -- секта, а те, которые выдумали тро­ицу и таинства и допускают богатство, суды, войны, это -- истин­ные последователи. Первые ученики Иисуса, апостолы, не так понимали учение:
  
  
   "Все же верующие были вместе и имели всё общее.
   И продавали имения и всякую собственность и разделяли всем, смотря по нужде каждого.
   И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца.
   Хваля Бога и находясь в любви у всего народа. Господь же ежедневно прилагал спасаемых к церкви. Деян. Ап. II, 44--47.
   У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее.
   Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении гос­пода Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их.
   Не было между ними никакого нуждающегося, ибо все, которые владелиг землями или домами, продавая их, приносили цену проданного.
   И полагали к ногам апостолов, и каждому давалось, в чем кто имел нужду. Деян. апостолов IV, 32--35."
  
  
   Но нет, им хочется удержать кубышку и считать себя сынами царства.
   Но бог с ними, с их кубышкою. Владели бы ею, но оставили бы в покое учение Иисуса. Учению этому нельзя следовать не­множко: они сами говорят, что оно -- истина. Если же оно исти­на, то истины немножко не может быть -- истина или ложь. Для того, чтобы понимать истину немножко, надо уже совсем одуреть, как одурели люди мнимой науки: Ренан, Штраус, Баур, Рейс и все реторически рассматривающие религию.
   Ренан, напр. ("Апостолы", стр. 381), говорит:
  
  
   "Безусловная вера есть нечто совершенно для нас чуждое. Вне положи­тельных знаний, имеющих, так сказать, осязательную точность, всякое мнение в наших глазах может иметь лишь приблизительную верность, заключая в себе часть истины и. часть заблуждения. Часть заблуждения может быть сколь угодно малой, но она никогда не сводится к нулю, раз дело касается предметов нравственности, которыми затрагивается вопрос искусства, языка, литературной формы, личных отношений. Совершенно иначе смотрят на вещи люди узкого и упрямого ума, -- каковы восточные люди. Глаз их отличается от нашего; это глазурный глаз мозаичных фигур, тусклый, неподвижный. Они могут видеть лишь... и т. д. и т. д."
  
  
   т. е. он говорит, "мы ни во что не верим, и мы обо всем судим. Мы правы, а тех, которые верят, тех мы обсуживаем". Мы так привыкли к этому научному сумбуру, что нас и не поражает та­кое изречение, а ведь если это разобрать, то это бред сумасшед­шего, который говорит: я царь, и все, кто не признают моего царства, те ошибаются.
   Человек, который ни во что не верит, тот ничего не знает, тот человек духовно больной. А ученый во всей книге высказывает это и прямо заявляет. Он во всех книгах своих часто с со­чувствием говорит об учении Христа, а потом вдруг с высоты какого-то невысказанного им принципа осуждает учение Христа. Да если кто-нибудь что-нибудь говорит, то он что-нибудь знает; что же он знает? Напрасно ищешь ответа. "La critique et la science". * Да что такое la critique et la science? Высоким слогом выражаясь, так, как они сами бы сказали про свое дело -- наука, история и историческая критика есть одна из сторон всеобщего, преемственного человеческого знания, постоянно нарастающего и освещающего человечество. Отрасль, которой мы занимаемся, есть история жизни человечества, образования его отношений народных, государственных, общественных, образовательных. Отдел, которым мы занимаемся, есть история развития рели­гий. Частный случай, которым мы заняты, это развитие хри­стианства. Прекрасно. Первый вопрос: преемственность чело­веческого знания одна или несколько? Индейское, китайское знание, кажется, не вошло в нашу преемственность, и оно отри­цает нашу. Мне ответят: наша включает или включит в себя всё, потому что она свободная и ищет одного света. Китайцы гово­рят другое; но хорошо, я соглашаюсь.
   Второй вопрос: не слишком ли велик предмет для знания -- жизнь человечества. Ведь описать жизнь одного человека не достанет трудов 1000 человек; как же описать всю жизнь чело­вечества? Мне отвечают: есть обобщения форм жизни челове­чества, их-то мы находим и потом подводим под них явления жизни, сличаем, находим новые законы, проверяем фактами, и такое-то изучение составляет науку истории.
   Я спрашиваю: что же эти обобщения форм, в которых про­является жизнь человеческая, всегда одни и те же, неизменны, абсолютны?
   Мне отвечают: да, формы эти -- развитие народностей, госу­дарств, учреждения их, законы, образование, религия.
   Хорошо. Я понимаю эти формы, но не вижу, почему они имен­но, эти формы, вас занимают. Я знаю еще другие: земледелие, промышленность, торговля.
   Мне говорят: и это мы включаем, насколько имеем материалов.
   Хорошо; я знаю еще другие формы: воспитание, семейная жизнь.
  
   (*) ["критика и наука".].
  
   И это мы включаем. Я знаю еще увеселения, наряды. И это мы включаем. Я знаю еще отношения к животным, к домашним, к диким, знаю еще постройку домов, изготовление пищи. Еще знаю отношения к пространству, живут ли на месте, или ходят с места на место, много или мало. Еще знаю, как распределяют работы; еще знаю, как относятся друг к другу в дружбе и во вражде, и еще и еще до бесконечности.
   Если избраны одни известные формы, а до сих пор избраны и успешно исследованы формы государственности, то это происхо­дит оттого, что эти формы настолько нас занимают, что мы счи­таем их важными, и известные государственные формы считаем лучшими, а другие худшими, так что исторические исследования в этом смысле делаются на основании идеала, который мы имели о государственной жизни.
   Исследование других состоит в поверке того, насколько изу­чаемые явления подходят к тем, которые мы считали хорошими, и всё это возможно по отношению ко всем явлениям жизни чело­веческой до тех пор, пока у нас есть наивное убеждение в том, что мы в данном отношении знаем наилучшее. Но тут случилась с историками маленькая неприятность. В разгаре своей игры они стали захватывать в свою корзиночку, как ребенок соби­рает рассыпавшиеся игрушки, всё, что попало: и торговлю, и об­разование, и нравы, и бытовую сторону жизни (это слово очень они любят), всё это хоть и не влезло в их корзиночку, но не раз­рушило их игры. Если люди убеждены, что Париж 1880-го года есть идеал бытовой жизни, то можно, примеряя к этому идеалу, описывать всякую бытовую жизнь; но тут в разгаре игры они захватили и религию. Как же! религии есть разные, они раз­лично влияют на жизнь народов: и это игрушка, тащи ее. Но игрушка эта была горячий уголек. Он пожег все игрушки, и ничего не осталось.
   И в самом деле, какое ни возьмите явление жизни людской, если я наивно уверен, что я знаю, как к этому явлению отне­стись наилучшим образом, то я могу описывать его во всех слу­чаях, следить за его развитием и упадком; но что делать с ре­лигиями -- по-русски, с верой? Ведь вера -- это не отношение человека к государству, к базару, к подаче голосов, а это то, что он верно знает и на чем вся его жизнь строится; то, из чего вытекает его отношение ко всем явлениям жизни: и к государ­ству, и к семье, и к имуществу, и к увеселениям, и к искусствам, и к наукам, и ко всему. И потому, во-1-х, веру никак не ухва­тишь и не всунешь в историческую корзиночку, а и всунешь, так нечего с ней делать, потому что о государственном строе можно судить только по тому строю, который я считаю наилуч­шим, и об образовании и о законах можно судить только по тем, которые я считаю лучшими, так и о религии можно что-нибудь сказать только потому, что я знаю наилучшую, а никто не знает такой.
   И вдруг оказывается, что историк говорит, что веры никакой нет теперь, а была прежде, а вера -- основа жизни, т. е. исто­рик признается, что он, собственно, не знает, в чем смысл жизни, и потому пропадает и смысл того, что он говорил прежде о дру­гом -- и все игрушки сгорели.
   Но историки не видят этого, а пренаивно, не зная никакой настоящей религии, судят о религии, о том, из чего вытекает жизнь людская, на основании маленьких проявлений обществен­ной жизни, т. е. государственной, экономической и других,
   Так Штраус критикует всё учение Христа, потому что жизнь немецкая расстроится, а он к ней привык
   Штраус (стр. 622):
  
   "Нельзя не признать, что в том образце, который явил нам Иисус в своем учении и в своей жизни, кое-что было лишь воспроизведением народных понятий, многое лишь слегка обрисовывалось, многое едва только наме­чалось. Вполне развито в нем было лишь всё то, что касалось любви к Богу и к ближнему, чистоты сердца и личной жизни. Даже жизнь семьи у быв­шего бессемейным учителя уже отступает на задний план; к государству его отношение представляется чисто пассивным; к промышленной дея­тельности, к добыванию средств к жизни он не только сам по себе, из-за своего призвания питает отвращение, но относится явно враждебно, а всё прочее, что касается искусства, красоты и наслаждения жизнью, всецело остается вне его кругозора. И следует признать, потому что этого нельзя не признать, что это существенные пробелы, что мы встречаемся здесь с некоторой односторонностью, которая отчасти обусловливалась свое­образными особенностями в жизни Иисуса, И не того рода эти пробелы, чтобы отсутствовало лишь доведение известного правила поведения до конца, при наличности самого правила; отсутствует прежде всего правиль­ное понятие, особенно в отношении государства, промышленной деятель­ности и искусства, и было бы совсем безнадежной затеей пытаться пред­ставить себе деятельность людей как граждан, стремление к расширению и украшению жизни, пользуясь промышленностью и искусством, -- исходя из предписаний или примера Иисуса. В этом случае требовалось неко­торое добавление, исходящее от других народностей и вытекающее из других условий времени и состояний образования, и таким добавлением было отчасти то, что уже заключалось в приобретениях такого рода, сделанных греками и римлянами, а отчасти то, что предоставлено было дальнейшему развитию человечества и его истории."
  
   Ренан (Жизнь Иисуса. Глава XI. Царство Божие, стр. 178):
  
   "Эти правила, прекрасные для страны, в которой жизнь протекала на открытом воздухе и в ярком свете дня, этот нежный коммунизм кучки Божиих детей, живших согласно велениям своей совести на лоне своего небесного Отца, мог годиться для толпы простяков, каждую минуту убеждавших себя в том, что вот-вот осуществится их наивная мечта."
  
   И глупость эта так заманчива, что как только у человека своих мыслей нет, и он ничего не знает, потому что ни во что не верит, а хочется помудрствовать, так он начинает писать историю религии. Во всех романах мудрые люди всё пишут историю религии, т. е. то, чего нельзя и подумать, т. е. то, что зна­чит -- я сумасшедший.
  

_______________

  

ИИСУС И ЗАКХЕЙ

  
   "Лк. XIX, I. Потом Иисус вошел в Иерихон, и проходил него."
  
   И войдя в Иерихон, Иисус шел по городу.
  
   "2. И вот некто, именем Закхей, начальник мытарей и че­ловек богатый,"
  
   И вот один человек, звали его Закхеем, был он началь­ник откупщиков и был богат.
  
   "3. искал видеть Иисуса, кто он; но не мог за народом, по­тому что мал был ростом."
  
   И хотелось ему увидать Ии­суса, какой он. И никак не мог в толпе продраться до него, потому что был мал ро­стом.
  
   "4. И, забежав вперед, взлез на смоковницу, чтобы увидеть его; потому что ему надле­жало проходить мимо ее."
  
   Вот он забежал вперед и влез на дерево, чтобы уви­дать его, когда он мимо прой­дет.
  
   "5. Иисус, когда пришел на это место, взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня на­добно мне быть у тебя в доме."
  
   Вот, проходя мимо, Иисус глянул на него и говорит: Закхей, ты слезь скорей, потому что хочу нынче у тебя в доме остановиться.
  
   "6. И он поспешно сошел и принял его с радостью."
  
   Закхей живо слез и с радо­стью принял его к себе в дом.
  
   "7. И все, видя то, начали ро­птать и говорили, что он за­шел к грешному человеку."
  
   Вот все увидали и стали ворчать: что ж это он у греш­ника остановился в доме.
  
   "8. Закхей же, став, сказал господу: Господи! половину имения моего я отдам нищим, и если кого чем обидел, воз­дам вчетверо."
  
   А Закхей подошел к Иисусу и говорит: вот, господин, одну половину имения отдаю поби­рушкам, а если смошенничал против кого, отдам вчетверо.
  
   "9. Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому (1) сему, потому что и он сын Авраама. (2)"
   Иисус и говорит на его слова: теперь уцелеет чадо дома этого, так как он сын Авраама.
  
   "10. Ибо сын человеческий пришел взыскать и спасти по­гибшее. (3)"
  
   Потому что в том дела сына человеческого, чтобы отыски­вать и спасать то, что погибло и погибает.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????? значит порода, поколение. Здесь под словом ????? разумеется то лицо, о котором идет речь, -- именно Закхей. Иисус называет породой этого дома, я перевожу: чадо дома этого.
   2) Сын Авраама имеет определенное значение. Значение это выражено ясно в поедании Галат. III, 7: "Познайте же, что ве­рующие суть сыны Авраама". В этом смысле употребляется слово сын Авраама, т. е. верующий так же, как Авраам, и так же, как Авраам делал, жертвою сына показывающий свою веру.
   3) Очевидно, Закхей знал учение Христа и полюбил его, иначе незачем было ему делать такие усилия, чтобы увидать Иисуса, и очевидно, что Иисус, заметив его в таком страшном положении и заметив выражение его лица, а может быть, и услыхав слова, выражавшие эту любовь к учению, обратился к нему. Точно так же необходимо предположить, что в доме Закхея Иисус говорил ему и что слова Закхея об отдаче половины имения отвечали на учение Иисуса.
  

____________

  
   "Мр. XII, 41. И сел Иисус против сокровищницы и смот­рел, как народ кладет деньги в сокровищницу. Многие бо­гатые клали много."
  
   И сел Иисус против кружки и смотрел, как народ кладет деньги в кружку. И много богатых приходило и по­многу клали.
  
   "42. Пришедши же, одна бед­ная вдова положила две лепты, что составляет кодрант."
  
   И подошла одна вдова ни­щая и положила в кружку две полушки, значит копейку.
  
   "43. Подозвав учеников сво­их, Иисус сказал им: истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу."
  
   И он подозвал учеников и говорит им: истинно говорю вам, что вдова эта нищая больше всех положила в кружку.
  
   "44. Ибо все клали от из­бытка своего; а она от скудости положила, что имела, всё пропитание свое."
  
   Потому что те все клали из того, что им лишнее. А она из того, что ей недостает, всё что у ней было, то и положила, весь свой живот туда положила.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Люди привыкли мерить по пользе, которую приносит жертва, и потому Иисус, указав на две полушки вдовы, сказал, что та, которая отдала все, что имела, всю свою жизнь, та только дала, а остальные ничего не дали, потому что дали то, что для них лишнее.
   Маленькая притча эта очень важна. Она прямо совершенно с другой стороны подтверждает то, что для того, чтобы быть в возможности исполнять волю Бога, неизбежно надо быть нищим. Чтобы отдать что-нибудь, надо прежде отдать все, не иметь ничего. А отдать 3/4 имения и не лишить себя ничего в жизни, значит ничего не отдать.
   Обыкновенно люди, которым не нравится это требование и толкование Иисуса, а оно не нравится всем богатым, говорят: велено все отдать, этого никто не делает и нельзя делать, стало быть это неправда, а все-таки лучше отдать хоть что-нибудь из своего излишка, по крайней мере бедные будут сыты и голые одеты.
   Но это рассуждение основано на непонимании учения. Иисус Христос нигде не велит отдавать бедным, чтобы бедные были сыты и довольны; он говорит, что человек должен отдать все бедным для того, чтобы сам он был счастлив. Он не велит, не говорит, что должен всякий отдать, но возвещает людям истинное благо и говорит, что человек, постигнувший истинное благо и ищущий жизни истинной, непременно отдаст все свое имение и в этом найдет счастье. "Нельзя служить Богу и маммону" -- не есть правило, но так оно в действительности, не то что не годится, а нельзя.
   Кто не оставит дома, имения и семьи и не идет за мной, тот не может быть моим учеником, т.е. тот не понял меня; кто понял, тот уже потому, что понял, сделает это.
   Юноша, хвалившийся тем, что он исполняет все заповеди, даже и заповедь о любви к ближнему, как к самому себе, обличен этим самым. Он еще не вступил в возможность исполнять заповеди, если не избавился от богатства. Богатство мешает входу в царство Божие. Поэтому те, которые уверяют, что если нельзя делать того, что велит делать Иисус Христос, то лучше хоть что-нибудь дать для пользы нищих, -- говорят не о том, о чем говорит Иисус. Иисус не только не говорит о пользе материальной, он не знает ее. Он велит отдавать имение только затем, чтобы оно не было препятствием жизни; после же того, как человек отдаст имение, он учит о том, что счастье человека состоит в том, чтобы жалеть и любить людей.
   Стало быть, прежде всего, для того, чтобы получить возможность отдавать свою жизнь, надо прежде всего отдать неправедное богатство, и потому те, которые дают или устанавливают подать на бедных, пускай оставят в покое Иисуса Христа и его ученье. Он этого не велит. Если они это делают, то для своего удовольствия, и пускай делают, но так пускай и говорят. А давать из своего излишка Иисус Христос считает безразличным, т.е. ничего не говорит про это, не говоря уже о том, что давать так, чтобы другие видели, Иисус Христос прямо запрещает.
  

_____________

  
  

МЕРИЛО ДОБРА

  
   "Мр. XIV, 3. И когда был он в Вифании, в доме Симона прокаженного, и возлежал, пришла женщина с алавастровым сосудом мvра (1) из на­рда, цельного, драгоценного, и, разбив (2) сосуд, возлила ему на голову. (3)"
  
   И случилось быть Иисусу в доме Симона шелудивого. По­дошла к нему женщина, и женщина эта была богата кув­шином цельного дорогого ма­сла. И женщина разбила кув­шин и налила этого масла Иисусу на голову.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) У Матфея и Марка стоит одно и то те выражение: Е????? ?????????? ?????; выражение это по-настоящему должно пере­водить так: имевшая в собственность кувшин масла. Я перевожу: была богата кувшином масла. По смыслу всего последующего, в особенности по словам ????? ????? -- "что имела в собствен­ность, то сделала", надо понимать, что это была продавщица масла, и что это было всё, что она имела, -- или по крайней мере в настоящую минуту. Если бы женщина эта не носила с собою всегда этого масла, то она должна бы была с предвзятым наме­рением пойти взять масло, и тогда главное значение места было бы потеряно, и кроме того, если бы это так было, то это было бы сказано. Вместо ??????, -- имеющая масло, было бы сказано: принесшая масло. Но сказано ?????, и потому неизбежно пред­положить, что женщина эта всегда носила о собой дорогое масло. А носить она могла или для того, чтобы продавать, или перено­сила из места в место. Во всяком случае женщина несла драго­ценную вещь и не только не имела в виду тратить ее, но несла и берегла ее, как драгоценность. Это надо твердо помнить, чтобы понимать дальнейшее. Слово многоценное поставлено у всех 3-х евангелистов, именно чтобы показать это.
   2) То, что она разбила кувшин, показывает и то, что она не могла скоро открыть его, и то, главное, что она ни во что сочла всю ценность масла.
   3) Подробность об отирании волосами неуместна и, очевидно, перепутана, взятая от случая с блудницею.
  
   "Ин. XII, 3. И дом напол­нился благоуханием от мvра."
  
   И вся горница наполнилась духом хорошим от масла.
  
   "Мф. XXVI, 8. Увидав это, ученики его вознегодовали и говорили: к чему такая трата?"
  
   И ученикам не полюбилось это, и стали они говорить между собою: и зачем такая пропажа дорогого масла за­даром.
  
   "9. Ибо можно было бы про­дать это мvро за большую це­ну и дать нищим."
  
   Можно бы это масло за­дорого продать и раздать ни­щим.
  
   "Ин. XII, 4. Тогда один из учеников его, Иуда Симонов Искариот, который хотел пре­дать его, сказал:"
  
   И тут один из учеников, Иуда Искариот, тот самый, который предал его, и гово­рит:
  
   "5. Для чего бы не продать это мvро за триста динариев и не раздать нищим?"
  
   Надо бы продать: масло это триста гривен стоит, и отдать нищим.
  
   "6. Сказал же он это не по­тому, чтобы заботился о ни­щих, но потому, что был вор. (Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опу­скали.)"
  
   А сказал это не затем, что о нищих ему была забота, а потому что он был вор, а ящик для нищих на себе но­сил.
  
   "Мф. XXVI, 10. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доб­рое дело сделала для меня."
  
  
   Почуял Иисус и говорит: что вы смущаете эту женщину, оставьте ее, она добро сде­лала мне.
  
   "Мр. XIV, 7. Ибо нищих всегда имеете с собою и, когда захотите, можете им благотворить; а меня не всегда имеете. (1)"
  
   Нищие всегда есть между вами, и когда хотите, можете их ублажать; а я не всегда с вами.
  
   "8 и Мф. XXVI, 12. Она сде­лала, что могла: предварила мазать тело мое к погребению."
  
   Что имела, то отдала; она загодя обмазала мне тело на погребение.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Если бы к словам: нищих всегда имеете не было прибавки, а меня не всегда имеете, то значение слов Иисуса было бы то, что не укоряйте женщины за то, что она не дала тем нищим, которых вы не видите, а дала мне; нищие всегда пред вами, кого жалко, тот и нищий. Я нищий, и она меня пожалела и хорошо сделала. Но слова "меня же не всегда имеете" и следую­щий стих о том, то она сделала это, приготавливая его к погре­бению, показывают, что он намекает на свою смерть. По моему мнению, Иисус, отвечая на рассуждения Иуды о пользе, го­ворит: в добром деле нет пользы, и всякое дело можно растол­ковать так, что оно будет полезно и бесполезно, как хочешь. Безрассуднее поступка этой женщины нельзя сделать, но и этот поступок можно растолковать в смысле пользы.
   Она облила мое тело маслом. Вы говорите: напрасно. Почему вы знаете, я сейчас умру, и тогда окажется, что она прекрасно сделала -- приготовила тело мое к погребению.
   Иисус облит маслом, как обливают мертвые тела, и он шут­ливо выражает свою мысль о том, что человек не может ничего знать о том, что полезно и бесполезно.
  

______________

  
   "Мр. XIV, 9, Истинно гово­рю вам: где ни будет пропове­дано евангелие сие, в целом мире, сказано будет, в память ее, и о том, что она сделала. (1)"
  
   Истинно говорю вам, где только во всем мире скажется про истинное добро, скажется слово о том, что она сделала.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Но после шутки на возражение о пользе дела, Иисус го­ворит о значении дела в смысле добра и тут говорит, что этот поступок есть лучшее выражение того добра, которому он учит.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Ученики мерят добро по пользе и потому осуждают женщину, смущают ее, так что она уже не знает, хорошо ли, дурно ли она сделала, пожалев Христа, отдав ему всё, что она имела драго­ценного. Особенно недоволен Иуда.
   Христос говорит: не смущайте ее, она сделала добро, самое большое, какое могла. Не говорите о нищих, которых вы не видите, не жалеете, не любите. Она увидала меня, я ей жалок был, и она отдала всё, что имела.
   Лучше этого ничего нельзя сделать. Женщина погубила зада­ром 300 динариев, потому что она пожалела Иисуса Христа и хотела сделать ему добро. Хороший это поступок или нет? Мы так привыкли жить по закону Иуды Искариотского, что нет ни одного человека, который бы не сказал, увидав подобный посту­пок, что это безумное и даже дурное дело. Пример, как нельзя более поразительный. Сосуд с драгоценным маслом, как теперь розовые масла, разбит и пролито на 300 рублей масла, потеряно задаром, напрасно. Зачем? кому какая польза?
   А там, на улице, сотни нищих голодных. Не лучше ли им дать? Иисусу Христу даже удовольствия это не могло доставить. Он сам жалеет бедных, как же не осудить эту глупую бабу? И Иуда осудил, и все ученики за ним.И рассуждение, почему баба-дура и сделала глупость, так просто и ясно, что ничего ска­зать нельзя. Но Иисус Христос не только не осудил, но похва­лил, он сказал: везде, во всем мире, где возвещено будет истинное добро, скажется то, что она сделала! Что ж она сделала? Она отбросила богатство во имя жалости. Она сделала безумное для сынов мира сего дело, для дела света, для жалости. Она в своем поступке соединила оба основания учения Иисуса: от­дать всё, что у тебя есть, и жалеть и любить ближнего. Она одним поступком и отдала и пожалела, разбила склянку с мас­лом, потеряла всё, что имела, и полила голову Иисуса, потому что пожалела его. А что выйдет из этого, -- это думал, это знал Иуда. Он знал, что масло это даром потеряно. И вот мы, одни из тех, которым возвещено истинное благо, по глупости этой бабы понимаем смысл Евангелия. Осудить не только такой поступок, но всякий поступок любви и сострадания -- легко. Всегда можно делать что-нибудь полезнее, но всякий поступок любви и сострадания вызывает не в Иуде, а в сынах Божиих, желание подражать такому делу, сделать больше или хоть то же; только в Иуде он вызывает рассуждение о пользе.
   Но Иоанн евангелист объяснил и значение рассуждения Иуды: "он сказал это не потому, что ему была забота о нищих, а потому что он был вор, и он носил ящик для бедных". Как после этих слов простых, ясных, метких, в христианских обществах могут быть благотворительные учреждения, -- непонятно. Ведь они прямо основаны на рассуждении Иуды, прямо противоречат словам Иисуса Христа: "нищие всегда есть у вас". И объяснения Иоанна Богослова прямо объясняют значение людей, за­водящих такие учреждения: "они делают это не потому, что они заботятся о нищих, но потому, что они носят денежные ящики, и потому, что они воры" -- воры, к несчастью, слишком часто и в прямом смысле, и всегда -- в переносном смысле; не забота о нищих, а забота о мирских выгодах, соображениях, тщесла­вие заставляет их рассуждать так, как Иуда, и делать то же, что он.
  

______________

  
   "?р. IX, 31. Ибо учил своих учеников и говорил им. что сын человеческий предан бу­дет в руки человеческие, и убьют его, и, по убиении, в третий день воскреснет."
  
   И поучал своих учеников а говорил им, что сын чело­веческий отдастся во власть людей, и убьют его, и убитый третьим днем восстанет.
  
   "32. Но они не разумели сих слов, а спросить его боялись."
  
   Они же не понимали речи и боялись спросить его.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Иисус говорит ученикам и народу, что, несмотря на то, что всё учение его есть возвещение истинного блага, дающего жизнь всем людям, для следования этому учению надо быть готовым на земные страдания; что старшины, священники и ученые не при­мут этого учения о сыне человеческом, отвергнут его, что сыну человеческому, т. е. тем людям, которые будут исповедывать в себе сознание бога, придется испытать много гонений и муче­ний. Слова о том, что сын человеческий восстанет в третий день, или имеют то значение, что, несмотря на все гонения, сын человеческий не может быть уничтожен и скоро восстанет опять, или не имеют никакого смысла. Первый же смысл должен быть правилен потому, что тотчас же после этого Иисус говорит, что скоро, так скоро, что многие из тех, которые тут, еще не умрут, учение сына человеческого уже охватит людей и явятся не в го­нении, а в силе.
   Но как страдать? за что страдать людям, исповедующим учение любви? Нельзя ли не страдать, обойти то, что заставит страдать? Нельзя ли скрыть то, что возмутит и озлобит людей? говорит Симон Петр. И Иисус Христос отвечает ему: не говори этого; это -- соблазн; ты думаешь о человеческом, а не о Божьем. Для божеского нет страданий, нет мучений. Тот, кто хочет идти мне, кто понял учение, тот должен отречься от этой земной жизни, тот не должен стыдиться, бояться высказывать перед людьми всю истину.
   Мр. IX, 31. Сын человеческий, сознание Бога, отдано во власть людей. Люди давили и еще будут давить его, но оно востанет.
  

_______________

  
  
   "Лк. XII, 33. Продавайте вмення ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себе влагалища неветшающие, сокровище неоскудевающее на небесах, куда вор не прибли­жается и где моль не съедает."
  
   Продавайте свое именяе, да­вайте в милостыню. Добы­вайте себе мошну такую, чтобы не старела, сокровище не­истощимое у Бога, куда бы вору не подойти и моли не залететь.
  
   "Лк. XIV, 12. Когда делаешь обед или ужин, не зови друзей твоих, ни братьев твоих, ни родственников твоих, ни соседей богатых, чтобы и они тебя когда не позвали, и не получил ты воздаяния.".
  
   И если хочешь угостить обе­дом или ужином, не зови прия­телей, братьев, родных или соседей богатых, чтобы и они тебя позвали и тебе бы отпла­тили.
  
   "13. Но когда делаешь пир: зови нищих, увечных, хро­мых, слепых:"
  
   Но когда делаешь угоще­ние, зови нищих, убогих, хро­мых, слепых.
  
   "14. И блажей будешь, что они не могут воздать тебе; ибо воздастся тебе в воскре­сение праведных."
  
   И будешь счастлив, потому что этим нечем отплатить тебе, а отплатится в восстановлении праведных.
  

ИСПОЛНЕНИЕ ВОЛИ БОГА

  
   Жизнь в том, чтобы исполнять волю Бога.
   Чтобы исполнять волю Бога, надо отдавать плотскую жизнь в пищу жизни духа. Кто исполняет волю Бога, тот отдает жизнь плотскую для жизни духа. Исполнение воли Бога возможно только тем, чтобы отдавать свою плотскую жизнь в пищу жизни духа. В этом состоит то дополнение и исполнение богопочитания, которое дал Иисус, в этом новое богопочитание вместо прежнего. В этом различие между тем, что закон дан Моисеем, а богопочи­тание делом дано Иисусом Христом, в этом служение Богу в духе и делом.
   Иисус сказал: в царстве Бога будут бродяги, нищие, а не богатые и сильные, потому что воля Божья в том, чтобы испол­нять закон. Закон же весь в 5-ти правилах: не обижать, не блу­дить, не клясться, не судить, не воевать. А кто исполнит этот закон, тот не будет богатым и сильным, у того ничего не будет своего, тот будет тем, что люди называют бродягой -- нищим, тот отдаст свою жизнь плотскую и будет во власти Бога. Быть в царстве Бога и исполнять закон Бога нельзя иначе, как на деле, отдавая жизнь плотскую для жизни духа. В этом особен­ность учения Иисуса, в этом откровение разумения.
  

______________

  
   "Мф. XXI, 28. А как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подошедши к первому, сказал: сын! пойди сегодня, работай в ви­нограднике моем."
  
   Что вы думаете: было у че­ловека два сына, и он, подойдя к первому, сказал: ты иди, работай нынче в саду.
  
   "29. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаяв­шись, пошел."
  
   Он на ответ сказал: не хочу; потом передумал, по­шел.
  
   "30. И подошед к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь; и не пошел."
  
   И подошел отец ко второму. сказал то же. Он же на ответ сказал: слушаю, батюшка; и не пошел.
  
   "31. Который из двух испол­нил волю отца? Говорят ему: первый. (1)
  
   Кто из двух исполнил волю отца? Говорят ему: первый.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Притча эта находится только у Матфея и вставлена в рас­суждение о значении Иоанна. Смысл ее там очень неясный и ров­но ничего не прибавляет к тому, что сказано без притчи. Между тем смысл этой притчи относится прямо к 21 стиху VI 1-й главы Мф., к следующим словам: "Не каждый, кто говорит мне: гос­поди, господи, войдет в царство Божие, но тот, кто исполняет волю Отца моего на небе", и дает разъяснение мысли, выраженной в этих словах.
  

_____________

  
  

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ЖИЗНЬ ИСТИННУЮ, ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ОТРЕЧЬСЯ ОТ ЛОЖНОЙ ЖИЗНИ ПЛОТИ

  

Общее изложение главы шестой

  
   Для жизни духа не может быть различия между семейными и чужими. Иисус говорит, что мать и братья его ничего не значат для него как мать и братья: ему близки только те, кто исполняет волю общего Отца.
   Блаженство и жизнь человека зависит не от его семейных отно­шений, а от жизни духа. Иисус говорит, что блаженны те, кто держат разумение отца. Для человека, живущего духом, нет дома. Животные имеют дома, но человек живет духом и потому не может иметь дома. Иисус говорит, что у него нет места, определенного ему. Для исполнения воли Отца не нужно определенного места, оно везде и всегда возможно. Плотская смерть не может быть страшна для человека, отдавшегося воле Отца, потому что жизнь духа не зависит от смерти плоти. Иисус говорит, что тот, кто верит в жизнь духа, не может ничего бояться. Никакие заботы не могут помешать человеку жить духом. На слова человека о том, что он будет исполнять учение Иисуса после, но что прежде ему нужно похоронить отца, Иисус отвечает: мертвые только могут заботиться о похоронах мертвых, живые же живут всегда исполнением воли отца.
   Заботы о семейных и домашних делах не могут мешать жизни духа. Тот, кто заботится о том, что выйдет для его плотской жизни из исполнения воли Отца, тот делает то же, что пахарь, который пашет и глядит не вперед, а назад. Заботы о радостях жизни плотской, которые кажутся столь важными людям, суть мечта. Одно настоящее дело жизни есть возвещение воли Отца, внимание ей и исполнение ее. На упрек Марфы о том, что она одна заботится об ужине, а сестра ее Мария не помогая ей, слушает учение, Иисус отвечает: напрасно ты упрекаешь ее. Заботься, если тебе нужно то, что дает забота, но оставь тех, которые не нуждаются в плотских удовольствиях, делать то одно дело, которое нужно для жизни. Иисус говорит: тот, кто хочет получить истинную жизнь, состоящую в том, чтобы исполнять волю Отца, тот прежде всего должен отказаться от своих личных желаний, тот не только не должен строить жизнь свою так, как ему хочется, но тот должен быть готов на всякий час переносить всякие лишения и страдания. Тот, кто хочет устроить свою жизнь плотскую, как ему хочется, тот погубит истинную жизнь исполнения воли Отца.
   И нет выгоды приобретать для плотской жизни, если приобретение это губит жизнь духа. Более всего губит жизнь духа корыстолюбие, приобретение богатств. Люди забывают, что, сколько бы они ни приобрели богатств и имущества, они всякий час могут умереть, и имение их не нужно для их жизни. Смерть висит над каждым из нас: болезнь, убийство от людей, несчастные случаи -- всякую секунду могут прекратить жизнь. Смерть плотская есть неизбежное условие всякой секунды жизни. Если человек живет, то он должен на каждый час своей жизни смотреть как на отсрочку, которая по милости чьей-то дана ему. И это надо помнить и не говорить, что мы не знаем этого. Мы знаем и предвидим все, что на земле и на небе случается, а о той смерти, которая, мы, знаем, ждет нас каждую секунду, мы забываем.
   Если же мы не будем забывать этого, то мы не можем отдаваться жизни плоти, не можем рассчитывать на нее. Для того, чтобы следовать моему учению, надо расчесть выгоды служения плотской жизни своей воли, и выгоды исполнения воли Отца. Только тот, кто ясно расчел это, только тот может быть моим учеником. А кто разочтет, тот не будет жалеть мнимого блага и мнимой жизни для получения истинного блага и истинной жизни.
   Жизнь истинная дана людям, и люди знают и слышат ее зов, но, постоянно увлекаясь минутными заботами, лишают себя ее. Жизнь истинная подобна пиру, который сделал богач и пригласил на него гостей. Он зовет гостей также, как голос духа Отца зовет к себе всех людей. Но гости одни занялись торговлей, другие -- хозяйством, третьи -- семейными делами -- и не пошли на пир. Только нищие, не имеющие забот плотских, пошли на пир и получили счастье. Так и люди, отвлекаясь заботами плотской жизни, лишают себя жизни истинной. Тот, кто не откажется совсем от всех забот и страхов жизни плотской, тот не может исполнять волю Отца, потому что нельзя служить немного себе и немного Отцу. Надо расчесть, выгодно ли служить своей плоти, можно ли устроить свою жизнь, как самому хочется? Надо сделать то же, что делает человек, когда строит дом или собирается воевать. Он разочтет, может ли он докончить, может ли победить. И если видит, что не может, то уж не тратит даром ни трудов, ни войск. А то даром погубит и будет посмехом людям. Если бы можно было устроить плотскую жизнь, как хочется, тогда и надо служить плоти. Но так как нельзя, то уж лучше оставить все плотское и служить духу, а то будет ни то и се. Плотской жизни не устроишь и жизнь духа потеряешь; и потому, чтобы исполнять волю Отца, надо совсем отрешиться от плотской жизни.
   Плотская жизнь -- это то порученное нам, чужое, мнимое богатство, которое мы должны употребить так, чтобы получить свое истинное богатство. Если у богатого человека будет жить приказчик и будет знать, что, сколько бы он ни служил хозяину, хозяин разочтет его и оставит ни с чем, то приказчик этот умно поступит, если, пока он еще управляет чужим богатством, сделает добро людям. Тогда, если и оставит его хозяин, те, кому он сделал добро, примут его и будут кормить. Если приказчик [так] сделает, то он сделает умно.
   То же должны делать люди с своей плотской жизнью. Плотская жизнь есть то чужое богатство, которым они управляют только на время. Если они хорошо употребляют это чужое богатство, то получат свое истинное. Если мы не отдадим ложное имущество наше, то не дастся нам истинное. Нельзя служить ложной жизни плоти и духу, надо служить тому или другому. Нельзя служить богатству и Богу. То, что велико перед людьми, то мерзость перед Богом. Перед Богом богатство есть зло. Богатый уже тем виноват, что он ест много и роскошно, когда нищие голодают у дверей его. И все знают, что собственность, которую не отдаешь другим, есть неисполнение воли Отца.
   Подошел раз к Иисусу православный начальник богатый и стал хвастать, что он исполнил все заповеди закона. Иисус напомнил ему о том, что есть заповедь любить всех людей, как самого себя, что в этом состоит воля Отца. Начальник сказал, что он и это исполнил. Тогда Иисус сказал ему: это неправда; если бы ты хотел исполнять волю Отца, ты не имел бы собственности. Нельзя исполнять волю Отца, если у тебя есть свое имущество, которое ты не отдаешь другим. И Иисус сказал ученикам: людям кажется, что без собственности нельзя жить, а я вам говорю, что истинная жизнь состоит в том, чтобы отдавать свое другим.
   Один человек, Закхей, услыхал учение Иисуса и поверил ему и, пригласив в дом свой Иисуса, сказал ему: отдаю половину имения нищим и вчетверо отдам всякому, кого я обидел. И Иисус сказал: вот человек, который исполняет волю Отца, потому что нет того положения, в котором бы была исполнена воля Бога, но вся жизнь наша есть исполнение ее, а этот человек исполняет.
   Воля Отца жизни в том, чтобы люди возвращались к ней.
   Добро нельзя мерить ничем, нельзя сказать, кто сделал больше, кто меньше. Вдова, которая отдает последнюю полушку, отдает больше, чем богатый, дающий тысячи. Нельзя мерить его и тем, что полезно и бесполезно. Образцом того, как нужно делать добро, пусть будет та женщина, которая пожалела Иисуса и безумно пролила ему на ноги масла дорогого на 300 рублей. Иуда сказал, что она глупо сделала, что на это можно бы накормить многих. Но Иуда был вор, он солгал и, говоря о пользе плотской, думал не о нищих. Нужна не польза, не количество, нужно исполнение воли Отца: любить и жить для других.
  

_______________

  
   И пришли раз к Иисусу мать и братья его и не могли никак свидеться, потому что много было народа около Иисуса. И один человек увидал их, подошел к Иисусу и говорит: твои семейные -- мать и братья стоят наружи, хотят с тобой повидаться.
   Иисус сказал: мать моя и братья мои -- те, кто понял волю Отца и исполняет ее.
   И женщина одна сказала: блаженна та утроба, которая выносила тебя, и те сосцы, которые ты сосал! Иисус сказал на это: блаженны всегда только те, которые поняли разумение Отца и хранят его.
   И сказал один человек Иисусу: пойду за тобой, куда бы ты ни пошел. И Иисус сказал ему на это: идти за мной некуда, у меня нет ни дома, ни места, где бы я жил. У зверей только есть логова и норы, а человек -- дух, и он везде дома, если он живет духом.
   И случилось раз Иисусу плыть с учениками в лодке. Он сказал: переедем на ту сторону.
   Поднялась на озере буря, и стало заливать их, так что чуть не потопило. А он лежал на корме и спал. Они взбудили его и говорят: учитель, что ж, или тебе все равно, что мы погибаем? И когда буря затихла, он сказал: что это вы так робки? Нет в вас веры в жизнь духа.
   Одному человеку Иисус сказал: следуй за мной. И человек сказал: у меня старик отец; прикажи мне прежде похоронить его, тогда я пойду за тобой. И сказал ему Иисус: пускай мертвые хоронят мертвых, а ты, если хочешь быть жив, исполняй волю Отца и разглашай ее.
   И еще один человек сказал: я хочу быть твоим учеником и буду исполнять волю Отца, как ты велишь, но позволь мне прежде устроить домашних. И Иисус сказал ему: если пахарь смотрит назад, то нельзя ему пахать. Сколько ни смотри назад, пока смотришь назад, пахать нельзя. Надо обо всем забыть, кроме той борозды, какую ведешь; тогда только можно пахать. Если ты рассуждаешь о том, что выйдет для жизни плотской, то ты не понял жизнь настоящую и не можешь жить ею.
   После этого случилось раз, что зашел Иисус с учениками в одну деревню. И женщина одна, Марфа, пригласила его к себе в дом.
   И была у Марфы сестра, Мария, и села она у ног Иисуса и слушала его учение. А Марфа хлопотала о том, чтобы было хорошее угощение. И подошла Марфа к Иисусу и говорит: тебе и дела нет, что сестра моя одну меня оставила служить. Скажи ей, чтобы и она поработала со мной.
   И в ответ сказал ей Иисус: Марфа, Марфа, заботишься и хлопочешь о многих делах, а одно только есть дело нужное. И Мария выбрала то одно, что нужно и чего никто не отнимет от нее. Для жизни нужна только одна пища духа.
   И сказал Иисус всем: кто хочет идти вслед меня, тот пусть откажется от своей воли и пусть будет готов на всякие лишения и страдания плоти на каждый час, тогда только он может идти вслед меня.
   Потому что тот, кто хочет заботиться о своей плотской жизни, тот погубит истинную жизнь. А кто, если и погубит плотскую жизнь, исполняя волю Отца, тот спасет истинную жизнь. Потому что, какая же выгода человеку, если он и весь мир заберет, а жизнь свою загубит или повредит?
   И, услыхав это, один человек сказал: хорошо как есть жизнь духа, а то как мы все отдадим, а жизни этой нет?
   На это Иисус сказал: вы знаете, что исполнение воли Отца дает жизнь всем, но вы отвлекаетесь от этой жизни ложными заботами и отговариваетесь от нее. Вы вот что делаете: хозяин приготовил обед и послал звать гостей, но гости стали отказываться.
   Один сказал: я землю купил, надо пойти поглядеть. Другой сказал: быков купил, надо попытать. Третий сказал: я женился и буду свадьбу играть.
   И пришли работники и сказали хозяину, что никто не идет. Хозяин тогда послал работников звать нищих. Нищие не отказались и пришли. И когда пришли, то и еще осталось место.
   И хозяин послал звать еще и говорит: поди уговаривай всех, чтобы пришли ко мне на обед и чтобы у меня было больше народа. А те, кто отказались за недосугом, те не попали
   Все знают про то, что исполнение .воли Отца дает жизнь, но не идут, потому что их отвлекает обман богатства.
   И сказал Иисус: Берегитесь же богатства, потому что не от того твоя жизнь, что у тебя больше, чем у других.
   Был богатый человек, и родилось у него много хлеба. И думает он себе: дай перестрою амбары, выстрою большие и соберу туда все мои богатства. И скажу душе моей: вот тебе, душа, всего вволю, отдыхай, ешь, пей и живи в свое удовольствие.
   И сказал ему Бог: глупый! в нынешнюю ночь возьмут твою душу, а все, что ты припас, другим останется. Так-то бывает со всяким, кто готовит для плотской жизни, а не живет в Боге.
   И сказал им Иисус: вот вы рассказываете, что Пилат убил галилеян. Что же, разве галилеяне эти были чем-нибудь хуже других людей, что это случилось с ними? Нисколько. Все мы такие, и все мы также погибнем, если не найдем спасения от смерти. И те 18 человек, каких задавила башня, когда завалилась, разве они были особенные, хуже всех других жителей Иерусалима? Нисколько. Если мы не спасемся от смерти, не нынче завтра также погибнем.
   Если мы не погибли еще, как те, то нам надо думать про себя вот как: у человека растет в саду яблоня. Приходит хозяин в сад, посмотрел яблоню и видит: нет на ней плода. Хозяин и говорит садовнику: вот, три года хожу, и яблоня эта все холостая. Надо срубить ее, а то что она напрасно место портит! А садовник говорит: погодим еще, хозяин, дай я ее окопаю, обложу навозом и посмотрим, на лето, может, даст плод. А и на лето не даст, ну, тогда срубим.
   Так-то и мы, пока живы плотью и не приносим плода жизни духа, и мы -- бесплодная яблоня. Только по милости чьей-то мы оставлены еще на лето. А не принесем плода, так же погибнем, как тот, кто амбар построил, как галилеяне, как 18 задавленных башней и как все не приносящие плода погибают, умирая навсегда смертью.
   Чтобы понять это, не нужно никакой мудрости; всякий это сам видит. Ведь не то, что в домашних делах, а и в том, что на всем свете делается, умеем мы рассуждать и вперед угадывать. Если ветер с запада, мы говорим к дождю, и так бывает. А ветер с полдня -- мы говорим к ведру, и так и бывает. Что же, мы погоду узнавать умеем, а того вперед угадать не можем, что все мы помрем и погибнем и что одно спасение для нас -- жизнь духа, исполнение его воли.
   И шло с Иисусом много народа, и он еще раз сказал всем: Тот, кто хочет быть моим учеником, тот пусть ни во что считает отца и мать, и жену и детей, и братьев, и сестер, и все свое имущество, и пусть на всякий час будет готов на все. И только тот, кто делает то, что я, только тот следует моему учению и только тот спасется от смерти.
   Потому что всякий, прежде чем что-нибудь начать -- разочтет: выгодно ли то, что он делает, и если выгодно, то делает, а не выгодно, то бросает. Всякий, кто строит дом, прежде ведь сядет и сочтет, сколько нужно денег, сколько у него есть и достанет ли кончить, чтобы не случилось того, что начал строить и не кончил, и люди смеются.
   Также и тот, кто хочет жить жизнью плотской, должен прежде рассчитать, может ли он докончить то, чем он занят.
   И всякий царь, если хочет воевать, то прежде подумает: может ли он с десятью тысячами идти против двадцати тысяч. Если разочтет, что не может, то пошлет послов и замирится, а не станет уже воевать. Так и всякий человек пускай прежде, чем отдастся жизни плотской, подумает: может ли он воевать против смерти, или она сильнее его, и тогда не лучше ли ему вперед замириться?
   Так-то всякий из вас должен прежде разобраться с тем, что он считает своим: семейство, деньги, именье, и когда он разочтет, какая от этого польза, и поймет, что нет никакой, тогда только он может быть моим учеником.
   Тот, кто отдает ложное, временное богатство для жизни истинной по воле Отца, сделает то же, что сделал умный приказчик.
   Был один человек приказчиком богатого хозяина; и винит приказчик, что вот хозяин сгонит его и останется приказчик без хлеба и без приюта.
   И подумал себе приказчик, дай, вот что сделаю: раздам потихоньку из хозяйского мужикам, сбавлю им долги и тогда, если прогонит меня хозяин, мужики попомнят мое добро и не оставят меня.
   И так и сделал приказчик: призвал мужиков -- должников хозяйских, и переписал им расписки. Кто должен 100, написал им 50; кто -- 60, написал 20, и другим то же.
   И вот узнал про это хозяин и говорит себе: а что же? ведь он умно сделал, а то бы ему по миру идти. Мне убыток сделал, а по расчету умно сделал. Потому что в плотской жизни мы все понимаем, в чем расчет верный, а в жизни духа не хотим понимать.
   Так-то и нам надо поступать с неправедным богатством: отдавать его затем, чтобы получить жизнь духа. И если мы таких пустяков, как богатство, пожалеем для жизни духа, так и не дастся она нам. Если мы ложное богатство не отдадим, так и не дастся нам наша собственная жизнь. Нельзя служить зараз двум господам: Богу и богатству, - воле Отца и своей воле. Либо одному, либо другому.
   И слышали это православные, а православные любят богатство, и они насмехались над Иисусом.
   А он сказал им: вы думаете, что потому, что вас за богатство почитают люди, что вы и точно почетны? Нет. Бог не смотрит наружу, а смотрит на сердце. То, что перед людьми высоко, то мерзость перед Богом. Теперь царство небесное на земле, и велики те, кто входят в него. А входят в него не богатые, а те, которые ничего не имеют. И это всегда так было, и по вашему закону, и по Моисею и пророкам - тоже.
   Слушайте, что такое по вашей вере богатые и нищие.
   Был человек богач -- рядился, гулял, веселился каждый день. И был бродяга Лазарь в коросте. И Лазарь приходил на двор к богачу, думал: не останутся ли объедки от богача; но и объедков Лазарю не доставалось: богачевы собаки все подъедали, да еще и Лазарю облизывали струпья.
   И умерли оба, и Лазарь и богач. И вот в аду увидал богач издалека - далека Авраама, смотрит -- и Лазарь коростовый с ним сидит.
   Богач и говорит: Авраам, батюшка, вон с тобой Лазарь коростовый сидит, он у меня валялся под забором. Тебя я беспокоить не смею. Пришли ко мне Лазаря коростового, пускай бы он палец в воде помочил и дал мне глотку освежить, потому горю в огне. А Авраам говорит: за что же мне к тебе в огонь Лазаря посылать? Ты в том мире что желал, то и имел, а Лазарь только горе видел; так ему теперь надо радоваться. Да и хотел бы сделать, да нельзя, потому между вами и нами пропасть большая и перейти ее нельзя. Мы живые, а вы мертвые.
   Тогда богач говорит: ну, так, батюшка Авраам, пошли Лазаря коростового хоть ко мне в дом. У меня пятеро братьев, жалко мне их, пусть он все расскажет им и покажет, как вредно богатство, а то как бы и они не попали в эту муку. А Авраам говорит: они и так знают, что оно вредно, это им и Моисей и все пророки тоже говорили.
   А богач говорит: все бы лучше, если бы кто из мертвых воскрес и к ним пришел; они бы лучше одумались. А Авраам сказал: если же Моисея и пророков не слушают, хоть и мертвый воскреснет, и того не послушают.
   Что надо делиться с братом и делать добро людям, это все знают, и весь закон Моисея и все пророки только это же и говорят. Вы знаете это, но не хотите делать потому, что любите богатство.
   И подошел к Иисусу богатый начальник из православных и сказал ему: ты -- учитель благой; -- что мне сделать, чтобы получить жизнь вечную?
   Иисус сказал: за что называешь меня благим? Благ только Отец. А если хочешь иметь жизнь, то исполняй заповеди.
   Начальник говорит: заповедей много, какие? Иисус говорит: не убивай, не блуди, не кради, не лги, да еще чти Отца твоего и исполняй его волю и люби ближнего, как себя.
   А православный начальник и говорит: эти все заповеди я исполняю с детства, а я спрашиваю: еще что нужно сделать по твоему учению?
   Иисус посмотрел на него, на его богатое платье, улыбнулся и говорит: одного маленького дела ты не доделал: ты не исполнил того, что ты говоришь. Если хочешь исполнить эти заповеди: и не убий, и не блуди, и не кради, и не лги, и главное -- заповедь: люби ближнего, как себя, то сейчас же продай все имение и отдай нищим, тогда исполнишь волю Отца.
   Услыхал это начальник, нахмурился и отошел, потому что ему жалко было своего именья.
   И Иисус сказал ученикам: вот видите, что никак нельзя быть богатому и исполнять волю Отца.
   Ученики ужаснулись на эти слова. А Иисус еще раз повторил и говорит: да, дети, нельзя тому, у кого есть свое имение, быть в воле Отца. Скорее верблюд в ушко иголки пройдет, чем то, чтобы богатый исполнил волю Отца.
   И они еще пуще ужаснулись и говорят: как же, после этого и жизнь свою уберечь нельзя?
   А он говорит: человеку кажется, что нельзя без собственности уберечь свою жизнь, но Бог и без собственности уберегает жизнь человека.
   Один раз шел Иисус через город Иерихон. А был в этом городе начальник, откупщик-богач, и звали его Закхей. Этот Закхей слышал про учение Иисуса и поверил в него. И когда он узнал, что Иисус в Иерихоне, он хотел увидать его. Народу около него было так много, что нельзя было пропихаться до него, а Закхей был мал ростом.
   Тогда он забежал вперед и влез на дерево, чтобы повидаться с Иисусом, когда он будет проходить мимо дерева.
   И точно, проходя мимо, Иисус увидел его и, узнав, что он верит его учению, сказал: слезай с дерева и иди домой, я приду к тебе. Закхей слез, прибежал домой, приготовил встречу Иисусу и с радостью принял его.
   Народ стал судить и говорить про Иисуса: вот пошел в дом к откупщику, к плуту.
   А тем временем Закхей сказал Иисусу: вот, господин, что я сделаю: половину имения отдам нищим, а из остального заплачу вчетверо всем тем, кого я обидел.
   И сказал Иисус: вот и спасся ты; был мертв, а стал жив, пропадал и нашелся, потому что ты сделал, как Авраам, когда он хотел заколоть сына, показал свою веру. Потому что в том вся жизнь человека, чтобы отыскивать и спасать в душе своей то, что погибает.
   Жертву нельзя мерить величиною ее. Случилось раз, что Иисус с учениками сидел против кружки. В кружку клали люди свое имение для Бога. И подходили к кружке богатые и клали помногу. И подошла одна нищая вдова и положила две полушки.
   И Иисус показал на нее и сказал ученикам: вот видите, что вдова эта нищая положила две полушки, а она больше всех положила, потому что те клали, что им не нужно для жизни, а эта положила все, что у нее было, всю жизнь свою положила.
   Случилось Иисусу быть в доме Симона шелудивого. И вошла в дом женщина. И был у этой женщины кувшин с дорогим цельным маслом на триста рублей.
   Иисус сказал ученикам, что близка смерть его. Услыхав это, женщина и пожалела Иисуса, и захотела показать ему свою любовь и помазать ему голову маслом. И забыла она все, и что стоит масло, и разбила весь кувшин, и помазала ему голову и ноги, и пролила все масло.
   И стали ученики судить между собою о том, что дурно она сделала. И Иуда, тот, что после выдал Иисуса, сказал: вот даром пропало сколько добра. Можно бы продать это масло за триста рублей и сколько нищих оделить. И стали ученики укорять женщину, и она смутилась и не знала, хорошо или дурно она сделала.
   Тогда Иисус сказал им: напрасно вы смущаете женщину, она истинно добро сделала. И напрасно поминаете о нищих. Если хотите делать добро нищим -- делайте, они всегда есть. Зачем же говорить о них? Если жалеете нищих, идите, жалейте их, делайте им добро; а она меня пожалела и добро сделала настоящее, потому что отдала все, что имела. Кто из вас знать может, что нужно, что не нужно. Почем вы знаете, что не нужно пролить на меня масло? Она облила меня маслом, так хоть, чтобы приготовить тело мое к похоронам, и затем это нужно. Она истинно исполнила волю Отца: забыла себя и пожалела другого, забыла плотские расчеты и отдала все, что имела.
   И Иисус сказал: учение мое есть исполнение воли Отца, а исполнять волю Отца можно только делом, а не словами. Если один сын на приказание отца все говорит: слушаю, слушаю, а не делает того, что велит отец, то ведь он не исполняет воли Отца. А если другой сын хоть и скажет: не хочу слушаться, а потом пойдет и сделает по приказу Отца, то ведь он исполняет волю отца. Так-то и в людях: не тот в воле отца, кто говорит: я в воле отца, а тот, кто делает то, что хочет отец.
  
  

Глава седьмая

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ИСТИННОСТИ УЧЕНИЯ

ТРЕБОВАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ОТ ХРИСТА

  
   Служение Богу только в том, чтобы делать дело Бога. Жизнь человека от Бога. Жизнь истинная есть жизнь в Боге. Жизнь в Боге в том, чтобы исполнить волю Бога. Воля Бога в законе Бога. Закон Бога в том, чтобы не сердиться на людей, не искать женской любви, не связывать себя обещаниями и клятвами, не противиться злу и не делать различия между земляками и чужими народами. Только в жизни плотской можно исполнять волю Бога. Жизнь плотская есть пища для исполнения воли Бога. Исполнять волю Бога можно только делами. Учение Иисуса есть учение о делах жизни. Служение Богу только в том, чтобы делать дело Бога, и потому доказать словами его нельзя.
  

____________

  
   "?р. VIII, 11 Вышли фари­сеи, начали с ним спорить и требовали от него знамения (1) с неба, (2) искушая его."
  
   И вышли фарисеи и начали спорить, доискиваясь от него доказательства, исследуя его учение.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????? значит доказательство и в этом смысле употребляется в евангельском языке. Очевидно, что здесь оно стояло в смы­сле доказательства и было прибавкой с неба переделано в чудо. Вот места, где несомненно и неизбежно ??????? употребляется в смысле доказательства. К этим местам но подходит уже никак значение чуда. К местам же чуда подходит значение доказатель­ства.
  
   "Лк. II, 12, И вот вам знак: вы найдете младенца, лежащего в яслях. Ин. II, 18. На это иудеи сказали: каким знамением докажешь ты нам, что имеешь власть так поступать? Ин. VI, 30. На это сказали ему: какое же ты даешь знамение, чтобы мы увидели и поверили тебе? что ты делаешь? 2 Коринф., XII, 12. Признаки апостола оказались перед вами всяким терпением, знамениями, чудесами и силами. 2 Фессалон. III, 17. Приветствие моею рукою Павловою, что служит знаком во всяком послании: пишу я так..."
  
   В этих местах ??????? не может значить ничего другого, как доказательства. Во всех же остальных местах значит то же самое и только с натяжкой может быть переведено чудом.
  
   "Мф. XXIV, 3. Когда же сидел он на горе Елеонской, то приступили к нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак твоего пришествия и кончины века? и т. п."
  
   2) У Мф. (XII, 38) не стоит с неба.
  

_______________

  
   "Мр. VIII, 12. И он, глубоко вздохнув, сказал: для чего род сей требует знамения? Истинно говорю вам, не дастся роду сему знамение."
  
   И, страдая духом, сказал: каково! эти люди хотят дока­зательства? Разве может быть доказательство для этих лю­дей.
  
   "Лк. XII, 54. Сказал же и народу: когда вы видите об­лако, поднимающееся с за­пада, тотчас говорите: дождь будет; и бывает так."
  
   И он сказал народу: когда видите тучу с запада, тотчас полагаете, что будет дождь, и так бывает.
  
   "55. И когда дует южный ветер, говорите: зной будет; и бывает."
  
   И когда с полдня дует, по­лагаете, будет вёдро, и так и бывает.
  
   "56. (Мф. XVI, 3). Лице­меры! (1) лице земли и неба распознавать умеете, как же времени (2) сего не узнаете?"
  
   Вид земли и неба умеете постигать, а эту жизнь не постигаете.
  
   "57. Зачем же и вы и по са­мим себе не судите, чему быть должно?"
  
   Что же вы о себе не рассу­ждаете верно?
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Слова "лицемеры" нет во многих списках Матфея. Я оставлю в этом месте версию Луки, как самую полную.
   2) ?????? -- временная жизнь.
  

____________

  
   "?ф. XII. 38. Тогда некото­рые из книжников и фарисеев сказали: учитель! хотелось бы нам видеть от тебя знамение."
  
   Тогда обратились к Иисусу некоторые из ученых и фари­сеев и сказали: наставник! желалось бы нам видеть дока­зательство твоего учения.
  
   "Лк. XI, 29. Когда же народ стал сходиться во множестве, он начал говорить: род сей лукав; (1) он ищет знамения, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка."
  
   И когда народ собрался, он начал говорить: порода эта ищет доказательств. И не будет ей другого доказательства, как только доказательство Ионы.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слово ?????? (злая) нет в одном из сиисков, и я предпо­читаю выключить его.
  

________________

  
  
   "Лк. X. ?, 30. Ибо, как Иона был знамением для ниневитян, так будет и сын человеческий для рода сего."
  
   И каково Ионы было дока­зательство для ниневитян, та­ково доказательство сына че­ловеческого для этой породы
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Слова: "Ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и сын человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи" (Мф. XII, 40), признаются Рейсом за вставку в речь Иису­са, сделанную повествователем; церковное истолкование этих слов в смысле воскресения не вяжется даже и с евангельской легендой, согласно которой Иисус был в земле не три дня и три ночи, а лишь с вечера пятницы до утра воскресенья.
  

____________

  
  
   "Лк. XI, 32. Ниневитяне вос­станут на суд с родом сим и осудят его, ибо они покаялись от проповеди Иониной, и вот здесь больше Ионы."
  
   Если бы ниневитяне про­будились и сравнить их с ны­нешними людьми, они бы оказались правее, потому что они обдумались от проповеди Ионы, а тут важнее Ионы.
  
   "31. Царица южная восстанет на суд с людьми рода сего и осудит их, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой, и вот здесь больше Соломона."
  
   Если разбудить царицу юж­ную и сравнить ее с людьми теперешними, то и она окажется правее их тем, что она пришла с конца земли вни­мать мудрости Соломона, а кот вам важнее здесь.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Значение места следующее: фарисеи и ученые требуют дока­зательств истинности учения. Иисус отвечает: разумение ничем нельзя доказать. Иоанн сказал: кто говорит слова Бога, тот от Бога, и кто понимает их, тот запечатлевает этим истинность слов. Доказательств нет. Но все люди искали всегда и ищут разумения: и ниневитяне, и царица южная, приходившая к Со­ломону. И я открываю вам разумение, а вы спрашиваете дока­зательств. Доказательств не будет вам.
  

________________

  
   "Ин. VII, 1. После сего Иисус ходил по Галилее, ибо по Иудее не хотел ходить, потому что иудеи искали убить его. (1)"
  
   После этого Иисус ходил по Галилее и не хотел ходить по Иудее, потому что евреи приговорили его к смерти.
  
   "2. Приближался праздник иудейский -- доставление кущей."
  
   И подошел праздник иудей­ский.
  
   "3. Тогда братья его сказали ему: выйди отсюда и пойди в Иудею, чтобы и ученики твои видели (2) дела, которые ты делаешь."
  
   И сказали Иисусу братья его: уйди отсюда и иди в Иу­дею, чтобы ученики твои пред другими видели, как ты слу­жишь Богу.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??? ??????? ????? ?? ???????? ?????????? употребляется много раз, как определенный термин известного отношения, в который стали к нему иудеи. В главе 5-й сказано, что за нарушение субботы его хотели убить. По закону Моисея нарушитель субботы подлежал смерти. Поэтому надо полагать, что ?????? ?????????? значят: судили его с тем, чтобы приговорить его к смерти.
   2) ?????? -- быть зрителем. Здесь должно быть переведено: "чтобы при других, пред другими видели дела твои", иначе слова эти не имеют смысла. Зачем идти в Иудею, чтобы ученики видели, когда они и здесь видят. Самые же слова: "дела, которые ты делаешь" я перевожу: "твое служение Богу", потому что слова: ?? ???? ???? ?????? имеют определенное и ясное значение -- жизни в Боге, хорошей жизни, служения Богу. Слова эти употреблены в следующих местах Евангелия Иоанна I и везде в одном и том же значении:
  
   "Ин. III, 21: Поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны. Ин. IV, 34: Иисус говорит им: моя пища есть творить волю пославшего меня и совершить дело его. Ин. V, 20. Ибо отец любит сына и показывает ему всё, что творит сам; и покажет ему дела больше сих, так что вы удивитесь. 36: Я же имею свидетельство больше Иоаннова: ибо дела, которые отец дал мне совершить, самые дела сии, мною творимые, свидетельствуют о мне, что отец послал меня. Ин. VI, 28--29: Итак, сказали ему: что нам делать, чтобы творить дела Божий? Иисус сказал им в ответ: вот дело Божие, чтобы вы веровали в того, кого он послал."
  
   Место это прямо определяет, что надо разуметь под делами Бога,
  
   "Ин. VI, 30: На это сказали ему: какое же ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили тебе? что ты делаешь? Ин. X. 37: Если я не творю дел отца моего, не верьте мне. Ин. XIV. 14: Если чего попросите во имя мое, я то сделаю."
  

______________

  
   "Ин. VII, 4. Ибо никто не делает (1) чего-либо втайне, и ищет сам быть известным. Если ты творишь такие дела, то яви себя миру."
  
   Потому что никто не станет скрывать свое служение Богу, а ищет того, чтобы показать себя. Если ты так служишь Богу, показывай себя миру.
  
   "5. Ибо и братья его не ве­ровали в него. (2)"
  
   Потому и братья не верили в его учение.
  
   "6. На это Иисус сказал им: мое время еще не настало, а для вас всегда время."
  
  
   Сказал им Иисус: мне еще не время, для вас же время, конечно, пришло.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ?? ????? надо бы перевести: "делает что-либо", но такой перевод лишает смысла речь. Не всякий, кто что-либо делает, желает показать это миру, но всякий, кто исповедует истину, кто служит Богу для себя. К слову ????? тут надо прибавить ???? ??? ????; такое сокращение встречается часто. Полное выражение есть ?????? ???? ??? ????, но часто употребляется одно ????? или одно ?????? и имеет то же значение.
   2) Слова: потому что и братья не верили в него, т. е. в его учение, явно подтверждают то, что ???? (??????) значит его учение.
  

________________

  
   "Ин. VII, 7. Вас мир не может (1) ненавидеть, а меня ненавидит, потому что я сви­детельствую о нем, что дела его злы."
  
   И не станет вас мир нена­видеть, а меня ненавидит, по­тому что я доказываю, что его служение Богу -- зло.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ?? ???????, как и в русском народном языке, употребляется у Иоанна в смысле просто будущего.
  

_____________

  
  
   Разговор между братьями и Иисусом идет о том, что если он хочет проповедывать свое учение, то вот случай: идти на празд­ник; там будет много народа, и там пускай при всех Иисус объ­явит свое учение. Тогда ученики увидят при других правду его учения. Пускай идет на праздник. На это Иисус говорит: для вас есть время будней, и праздника, а для меня нет никакого особенного времени. Оттого самого они и ненавидят меня, что я показываю, что всё их богослужение -- зло, что нет никаких праздников.
  

_______________

  
  
  
   "Ин. VII, 8. Вы пойдите на праздник сей, (1) а я еще не пойду на сей праздник, потому что мое время еще не исполнилось."
  
   Вы идите на праздник этот, а я не пойду на праздник этот, потому что мне еще нет вре­мени.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Два раза повторенное слово этот указывает еще раз на: то, что Иисус не признает праздника.
  

________________

  
  
   "Ин. VII, 9, Сие сказав им, остался в Галилее."
  
   Сказал так и остался в Га­лилее.
  
   "10. Но когда пришли бра­тья его, тогда и он пришел на праздник, не явно, а как бы тайно. (1)"
  
   И когда они ушли, он после пришел, не на праздник, а про­сто.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Собственно сказано: не явно, но тайно. По отношению к приходу на праздник и в связи с тем, что сказано прежде, слово это должно значить то, что он пришел не для праздника, чтобы его видели на празднике, но сам для себя.
  

______________

  
  
   "Ин. VII, 11. Иудеи же ис­кали его на празднике и го­ворили: где он?(1)"
  
   Евреи искали его на празд­нике и говорили: здесь он или нет?
  
   "12. И много толков было о нем в народе; одни говорили, что он добр, а другие говорили: нет, но обольщает народ."
  
   И спор большой был о нем в народе. Одни говорили, что он хороший человек, другие говорили, что нет, что он заблуждает народ.
  
   "13. Впрочем, никто не гово­рил о нем явно, боясь иу­деев. (2)"
  
   Но никто прямо не говорил о нем от страха евреев.

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) П?? означает здесь сомнение, как у Лк. VIII, 25; тогда он сказал им: где вера ваша?
   2) Иудеи, зная, что он отрицает их веру, спрашивают, при­шел ли он на праздник, или своим отсутствием отвергает их праздник, и по этому случаю спорят об его учении, но боятся говорить прямо, что он отвергает всё богопочитание иудеев.
  

_____________

  

БЕСЕДА ИИСУСА С ФАРИСЕЯМИ

  
   "Ин. VII, 14. Но в половине уже праздника вошел Иисус в храм и учил."
  
   И в половине праздника вошел Иисус в храм и начал учить.
  
   "15. И дивились (1) иудеи, говоря: как он знает писа­ния, (2) не учившись?"
  
   И чудно было евреям и го­ворили: как он, этот неуче­ный, учен?
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ????????? значит чудиться, ????????? значит чудо. По странному перетолкованию, слово, означающее чудо, переводят удивление, а слова ??????? и ?????, никогда не значащие чудо, переводят чудом.
   2) ???????? значит ученость. Деян. Апост. ?V, 5: ??????? ?? ??? ??? ?????? ?????????? ????? ???? ???????? ??? ???? ???????????? ??'? ???? ?????????? (книжники) -??? ??????????.
   Как и в большей частя мест Евангелия Иоанна, надо мысленно его дополнять тем, что сказано в других Евангелиях. В этом месте сказано, что Иисус учил, и народу чудно было его учение. Стало быть, для смысла речи надо вообразить то, чему он учил. Чему же он учил? Выдумывать мы не можем, и потому неизбежно должны вставить мысленно здесь его учение о ложности еврейского богопочитания, о том, что Бог есть дух и ему надо служить в духе и делом. Нагорную проповедь, учение о нищен­стве и 5 правил, -- вообще одно из его поучений по Евангелию, которые все включают в себя всё учение -- и об отрицании ложного Бога, и о служении ему делом в духе: добром, любовью, смирением.
  

_____________

  
   "Ин. VII, 16. Иисус, отвечая им, сказал: Мое учение -- не мое, но пославшего меня."
  
   Отвечал на это Иисус и ска­зал: мое учение не мое, но того, кто послал меня.
  
   "17. Кто хочет творить волю его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или я сам от себя говорю."
  
   Тот, кто захочет делать его волю, тот узнает об учении, что оно от Бога, или я сам от себя говорю.
  
   "18. Говорящий сам от себя ищет (1) славы себе, а кто ищет славы пославшему его, тот истинен, и нет неправды в нем."
  
   Тот, кто сам от себя гово­рит, тот рассуждает о том, что ему одному кажется; тот же, кто рассуждает о том, что ка­жется пославшему его, тот прав и неверности нет в нем.
  

II ? И ? ? Ч А Н И Е

  
   1) ?????? до сих пор употреблялось писателем и имеет зна­чение искать, стараться, но теперь оно в первый раз употреб­ляется Иисусом и не может быть переведено словом искать: искать славы, искать суждения -- нельзя. ?????? здесь значит рассуждать.
  
   "Мр. XI, 18: Услышали это книжники и первосвященники и искали, как бы погубить его. Мр. XIV. 1: И искали первосвященники и книжники, как бы взять его. 11: И он искал, как бы в удобное время предать его. Лк. XII, 29: Итак, не ищите, что вам есть. Лк. XXII, 2: И искали, перво­священники и книжники. 1 Посл. Петр. V, 8: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища кого поглотить."
  
  
   И в особенности Ин. XVI, 19. ???? ?????? ??????? ???' ???????, Во всех этих местах ?????? переводится и не может быть пере­ведено иначе, как через рассуждать (по лексикону: cogitando, meditando, deliberando quaero). Так и здесь, если переводить слово ???? не славой, чего оно не может значить, а суждением или тем, что кажется, ????? неизбежно должно быть пере­ведено рассуждать, и тогда только из бессмыслицы получается самый точный и ясный смысл речи, подтверждающий то, что сказано в стихе 17-м. То же выражено в стихах:
  
   "Ин. V, 30: И не могу я делать сам от себя ничего. Как понимаю, так и сужу. Не ищу воли моей, но воли того, который послал меня.
   Ин. V, 39: И свидетель есть того, что я верно передаю волю Отца, сви­детель -- писание.
   Ин. V, 44: Как можете вы поверить, когда вы принимаете то, что вам кажется, друг от друга, а то, что кажется Богу, того не понимаете."
  
   Это место есть выражение всё той же мысли, что единственное доказательство Бога лежит в душе человека. Надо твердо пом­нить, что, говоря о своем учении, Иисус говорит об уничтоже­нии богопочитания еврейского, о том, что Бог есть дух, что познает его человек только в себе, что жизнь духа состоит в ис­полнении воли Бога.
  

________________

  
   Для понимання бесед Иоанна необходимо помнить, что Иисус этими беседами подтверждает, доказывает, объясняет то, что сказано в беседе с Никодимом, а не излагает никакого положи­тельного учения. Роковое и печальное заблуждение церкви состоит в том, что она в этих словах хочет видеть положительное учение. Учения нового никакого здесь нет, а есть подтверждение прежнего, выраженного особенно в беседе с Никодямом. Только помня это, станет ясно, почему, по Иоанну, речи Иисуса, не имеющие ничего такого противного для иудеев, возбуждают их гнев. Надо помнить, что повод каждой беседы Иисуса с евреями есть отрицание богопочитания евреев и всего закона Моисея.
   Каждая беседа затеявается с того, что они спрашивают его до­казательств законности его отрицания.
  

_______________

  
   "Ин. VII, 19. Не дал ли вам Моисей закона? (1) и никто из вас не поступает по закону. За что ищете убить меня?"
  
   Не Моисей дал вам закон, и никто из вас не живет по за­кону; как же вы приговариваете меня к смерти?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Предложение это никак не вопросительное. Иисус говорит: не Моисей научил вас закону Бога, и никто из вас не исполняет закона. Иисус говорит здесь о законе вечном, о котором он го­ворил в Нагорной проповеди. Он говорит: не Моисей дал вам закон, закон дан Богом, и вот, следуя закону Моисея, никто из вас не исполняет закона. И он спрашивает, на каком законе они основывают свое требование убить его.
  

______________

  
   "Ин. VII, 20. Народ сказал в ответ: не бес ли в тебе? кто ищет убить тебя? (1)."
  
   И на ответ сказал народ: ты бесишься.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова: "кто хочет тебя убить" я выпускаю, потому что слова эти ничего не говорят и не вызывают никакого ответа на них Иисуса; они составляют противоречие и разрушают смысл первых слов: ты бесишься.
  

_____________

  
   "Ин. VII, 21. Иисус, про­должая речь, сказал им: одно дело (1) сделал я, и все вы дивитесь."
  
   И на ответ сказал им Иисус: я сделал служение Богу еди­ным, и вам это чудно.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ????? значит служение Богу: ?? значит единое. Двойной винительный, слово в слово: единым дело сделал.
  

_______________

  
   "Ин. VII, 22. Моисей дал вам (1) обрезание, -- хотя оно не от Моисея, но от отцов, -- и в субботу вы обрезаете человека. (2)"
  
   А вот Моисей дал вам обре­зание, хотя оно не от Моисея, но от отцов, и вы обрезаете в субботу.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??? ????? здесь, как и во многих местах Иоанна, употреб­ляется для связи последующего с предыдущим. Никто из вас не исполняет закона Бога, и вот вам доказательство.
   2) Разъяснение этого места, не имеющего никакого смысла по объяснениям церковным, зависит от предшествующих стихов: того, что не Моисей дал вам закон и что никто из вас не живет по закону, и того стиха, где Иисус говорит, что он сделал бо­гослужение единым, цельным, не противоречивым, как закон Моисея. И вот он дает пример того внутреннего противоречия, которое лежат в законе Моисея. При этом надо помнить тоже и то, что обрезание имеет два значения: одно внешнее, другое завет с Богом такой же, как и соблюдение всех заповедей и суб­боты. Суббота была знаком завета с Богом. Иисус говорит: вот вам пример. Моисей велел обрезать крайнюю плоть затем, чтобы вы были в завете с Богом. Завет с Богом утверждается соблюдением субботы, и вот вы, чтобы соблюсти закон Моисея, имеющий целью соблюдение завета с Богом, нарушаете субботу, завет с Богом.
  

______________

  
   "Ин. VII, 23. Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев, -- на меня ли негодуете за то, что я всего человека исцелил (1) в субботу? (2)"
  
  
   Если человек принимает об­резание в субботу, чтобы не нарушить закон Моисея, так как же на меня сердитесь вы за то, что я вполне человека исправил в субботу?
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) ??????, кроме значения здоровый, значит: прямой, правди­вый, неложный. Тит. II, 8: "Слово здравое, неукоризненное; чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худого".
   2) Всё это место,по моему мнению, с начала до конца превратно понято и ложно переведено.
   Вот как объясняет его церковь (Толк. Ев. Ин., стр. 264):
  
   "Одно дело: господь много творил чудес в Иерусалиме на первом празд­нике пасхи, а из событий во вторую пасху там повествуется только об одном деле -- чуде, которое было поводом к обвинению его в нарушении закона о субботе.
   Все вы дивитесь: как я решился сделать это в субботу, оскорбляя, по вашему мнению, закон о субботе, дивитесь, смущаетесь, тревожитесь и поднимаете преследование против меня, гоните и ищете убить. Понятие удивления заключает здесь понятие неблагоприятного отношения к воз­будившему удивление. Но, продолжает господь, если я однажды нарушил, по вашему мнению, закон Моисеев, то вы постоянно нарушаете его, и я докажу вам это, и господь раскрывает ту мысль, которую в общей черте выразил в ст. 19: слова Моисей дал вам обрезание, соответствуют словам: не Моисей ли дал вам закон, т. е. тот же Моисей, который дал вам закон вообще и, между прочим, закон о субботе, дал вам закон об обрезании. Слова: в субботу вы обрезываете человека, соответствуют словам: никто же вас не поступает по закону, т. е. на основании закона об обрезании вы нарушаете закон о субботе, обрезывая новорожденного в субботу. Господь указывает на факт, постоянно встречавшийся в обыденной жизни евреев, что если восьмой день, в который по закону должно было обрезывать ново­рожденного, приходился в субботу, то каждый отец нарушал закон о суб­боте для исполнения закона об обрезании. Таким образом, заключает господь, если вы нарушаете закон о субботе ради исполнения закона об обрезании и не считаете себя нарушителями закона, за что же вы считаете меня нарушителем закона о субботе, когда я сделал дело гораздо высшее, чем обрезание, исцелил целого человека в субботу?
   Неужели вы полагаете, что исцелить целого человека дело меньшее, чем обрезать у новорожденного плоть крайнюю его?
   Чтобы понять это сравнение господом обрезания и совершенного им чуда исцеления, надобно помнить, что в том и в другом есть физическое действие и духовное воздействие. При обрезании физическое действие есть отсечение крайней плоти; духовное воздействие -- вступление обрезы­ваемого в общество избранных Богом. В исцелении физическое действие есть полное восстановление здоровья телесного; духовное воздействие есть освящение всего человека (иди и не греши. V, 14). В обоих отноше­ниях исцеление выше обрезания, и действие господа сим вполне оправды­вается.
   Таким образом, основное нравственное начало, на котором зиждется эта защитительная речь господа, то же, которое выражено им кратко и решительно при другом случае: суббота для человека, а не человек для субботы (Мр. II, 22).
   По силе этого начала закон о субботе нарушается, как скоро в субботу нужно исполнить дело важнейшее, хотя бы в законе и не было прямо выражено позволение делать это. Нужно вам обрезать в субботу, вы я обрезаете и не считаете себя нарушителями закона; я сделал в субботу дело более важное, чем обрезание, за что же вы меня считаете нарушителем закона о субботе и потому гоните и хотите убить?
   Сделанное господом замечание об обрезании, что оно не от Моисея, а от отцов, еще более усиливает мысль его. Закон о субботе столь важен, что вошел в десятословие (4-я заповедь), закон же об обрезании не состав­ляет части десятословия; он передан от отцов, т. е. патриархов, и Моисей упоминает о нем только один раз в немногих словах.
   Таким образом, в практике иудеев закон важнейший, вошедший в деся­тословие. нарушается для соблюдения закона, не вошедшего в десято­словие. За что же обвинять меня в нарушении закона о субботе, если я в субботу сделал дело важнейшее, чем обрезание, если из-за сего послед­него нарушающие субботу не считают себя нарушителями закона?"
  
   Рейс (Нов. Зав.. ч. VI, стр. 201):
  
   "Вот в нескольких словах смысл рассуждения, содержащегося в послед­них строках разбираемого нами текста. "Исцеление расслабленного, совершенное в субботу, привело вас в такое негодование, что вы хотели убить меня. Но есть немало такого, что важнее субботы (Мр. II, 27). Так, обрезание, установленное задолго до Моисея, выполняется постоянно в восьмой день рождения ребенка, без всякого исключения для субботы. А что такое обрезание сравнительно с исцелением человека, у которого разбиты все его члены? Что такое обряд сравнительно с делом милосердия? Что такое плоть сравнительно с духом?" Рассуждение это менее понятно для народа, чем сохраненное синоптиками (Мф. XII. 2; Лк. XIV. 5), но оно более отвечает обстоятельствам, так как Иисусу надо было сослаться на закон для оправдания своего поступка.
   Однако в самом изложении есть некоторая неясность, и разные чтения расходятся в нем. Обычное чтение, которому мы следовали здесь, начи­нает ст. 22 со слов: сего ради, тогда как новые чтения относят эти слова К предшествующему стиху: вы дивитесь сего ради. Эта последняя расста­новка кажется более простой, но она идет вразрез с обычаем писателя, который всегда ставит эти слова в начале предложений, а не в конце. Здесь слова эти должны внушать мысль, что Моисей намеренно сохра­нил древний обряд обрезания как таковый, нимало не подчиняя его субботе, с целью показать превосходство первого. Иисус, желая поставить совершенное им исцеление на одну линию с обрезанием, как нечто более важное, чем суббота, обозначает эту цель, ставя наречие, о котором идет речь, в главе своего рассуждения. При иной расстановке ст. 22 оказы­вается оторванным от всего остального, и цепь рассуждений раарывается".
  
  
   Не говоря уже о филологической невозможности такого пере­вода, что же выходит из этого перевода и толкований? Иисус начал речь с того, что он учит не от себя, а от Бога, --и кто исполняет волю Бога, тот узнает, правда или нет то, что он го­ворит. Потом говорит, что не Моисей дал вечный закон и что никто из них не живет по закону, и спрашивает: за что же хотите убить меня? Они говорят: нет, мы не хотим убить. А он отвечает (по толкованию церкви): вы хотите убить меня за то, что я вылечил в субботу, а суббота не важное дело, и тут вста­вляется еще более неуместная подробность о том, что не Моисей, а отцы дали обрезание. Вы же сами нарушаете субботу, а важ­нее вылечить человека. И вслед за этим отступлением ни к селу ни к городу говорит: не судите по внешности, а по правде. И вслед за этим говорит: вы знаете пославшего меня и т. д., про­должает всё ту же речь.
   Невольно возникает вопрос, зачем говорить так некстати, нескладно и такое ни к чему не нужное и еще совсем нарушающее ход мысли и спускающееся от высоких истин к какой-то пошлой полемике.
   При настоящем же переводе всего этого нет, и стихи эти прямо продолжают ту же мысль и связаны с дальнейшей речью. Иисус говорит, что не Моисей дал вам закон, но Бог, и вы не исполняете закона, за что же вы хотите убить меня? Они гово­рят: за то, что ты бесишься. Он говорит: я сделал богослужение единым, я дал вам закон единый, не противоречивый, и это вам чудно кажется. А это вам не чудно, что Моисей дал вам закон затем, чтобы быть в завете с Богом, и одно из главных условий завета с Богом, это соблюдение субботы, а вы обрезываете в суб­боту, чтобы соблюдать закон Моисея? Так что же вам чудно, что я человека исправил, сделал вполне свободным в субботу? Рассуждайте не по букве, а по духу. И он продолжает речь: не спрашивайте, кто я, а кто пославший меня и т. д.
  

_______________

  
   "Ин. VII, 24. Не судите по наружности, но судите судом праведным. (1)"
  
   Не судите по внешности, а судите по истине.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Слова эти прямо связываются с стихом 19-м о том, что не Моисей научил вас закону и никто не исполняет закона. Тот, кто будет судить не по внешности, а по сущности дела, тот поймет это.
  

___________

  
   "Ин. VII, 25. Тут некоторые из иерусалимлян говорили: Не тот ли это, которого ищут убить?"
  
   И вот сказали некоторые из иерусалимских жителей: разве это тот, которого хотят убить?
  
   "26. Вот он говорит явно, и ничего не говорят ему: не удостоверились ли начальники, что он подлинно Христос?"
  
   Вот он явно говорит, и ничего ему не отвечают. Уж и начальники не признали ли, что он самый помазанник?
  
   "27. Но мы знаем его, откуда он; Христос же, когда придет, никто не будет знать, откуда он."
  
   Только то, что мы его зна­ем. А когда придет помазан­ник, никто не будет знать, откуда он.
  
   "28. Тогда Иисус возгласил в храме, уча и говоря: и знаете меня и знаете, откуда я; и я пришел не сам от себя, но истинен пославший меня, которого вы не знаете."
  
   И уча в храме, Иисус громко сказал: знаете меня и знаете, откуда я пришел! Но ведь я не сам собой пришел, но истинен тот, который послал меня, того вы не знаете.
  
   "29. Я знаю его, потому что я от него, и он послал меня."
  
   Я знаю его, что я от него и что тот меня послал.
  
   "30. И искали схватить его, (1) но никто не наложил на него руки, потому что еще не при­шел час его."
  
   И хотели осилить его, но никто не одолел его, потому что еще не было суждено ему.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) ??????? ??? ????? ??????, ??? ?????? ???????? ??' ?????; оба выражения могут иметь прямой смысл силом взять его и могут иметь смысл осилить его в споре и одолетъ доводами. Второй смысл ближе связывается со всем последующим.
  

_____________

  
   "Ин. VII, 31. Многие же из народа уверовали в него и говорили: когда придет Христос, неужели сотворит боль­ше знамений, нежели сколь­ко сей сотворил?"
  
   Многие же из народа пове­рили в его учение и говорили, что когда Христос придет, едва ли он лучше этого докажет.
  
   "32. Услышали фарисеи та­кие толки о нем в народе, и послали фарисеи и первосвя­щенники служителей схва­тить его."
  
   Услыхали фарисеи, что на­род смущается об его учении, послали фарисеи и архиереи помощников осилить его.
  
   "33. Иисус же сказал им: еще недолго быть мне с вами, и пойду к пославшему меня."
  
   И сказал Иисус: только не долгое время я хожу с вами и веду вас к тому, кто меня послал.
  
   "34. Будете искать меня и не найдете; и где буду я, туда вы не можете придти."
  
   Будете искать доводов про­тив меня и не найдете, и куда я иду, нельзя будет вам при­дти.
  
   "35. При сем иудеи говорили между собою: куда он хочет идти, так что мы не найдем его? Не хочет ли он идти в Еллинское рассеяние и учить : еллинов?"
  
   И сказали иудеи: куда он хочет идти, что мы не найдем его? Или хочет к грекам уйти и их учить?
  
   "36. Что значат сии слова, которые он сказал: будете искать меня и не найдете; и где буду я, туда вы не мо­жете придти? (1)"
  
   Что значит: будете искать меня и не найдете, и куда я иду, не придете?
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Иисус говорит, что будете спорить со мной и ничего не найдете, а нужно не спорить, а исполнять, делать, идти за мной; тогда узнаешь, правда ли.
  

______________

  
   "Ин. VII, 37. В последний же великий день праздника стоял Иисус и возгласил, говоря: кто жаждет, иди ко мне и пей."
   В последний главный день праздника стоял Иисус и гром­ко говорил: если кто жаждет, тот пусть идет ко мне и пьет.
  
   "38. Кто верует в меня, у того, как сказано в писании, из чрева потекут реки воды живой."
  
   Тот, кто верит в мое уче­ние, у того из нутра потекут (как сказано в писании) реки воды живой.
  
   "39. Сие сказал он о духе, которого имели принять ве­рующие в него; ибо еще не было на них духа святого, (1) потому что Иисус еще не был прославлен. (2)"
  
   Это он сказал о духе Божием, который должны были принять верующие в него, потому что еще не было духа, так как Иисус еще не был понят.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Во многих списках нет ?????.
   2) ?????????, как и ??????,??????, не имеет значения славить, прославлять, а имеет значение признавать, понимать.
  

_______________

  
  
   "Ин. VII, 40. Многие из на­рода, услышав сии слова, го­ворили: он точно пророк."
  
   Многие из народа, поняв уче­ние его, сказали: этот истинно пророк.
  
   "41. Другие говорили: это Христос. А иные говорили: разве из Галилеи Христос придет?"
  
   Другие говорили: это самый избранник Божий. Иные гово­рили: разве из Галилеи при­дет избранник?
  
   "42. Не сказано ли в писа­нии, что Христос придет от семени Давидова и из Вифле­ема, из того места, откуда был Давид?"
  
   По писанию сказано, что он от семени Давида и из Виф­леемской деревни.
  
   "43. Итак, произошла о нем распря в народе."
  
   И было разделение в народе через него.
  
   "44. Некоторые из них хоте­ли схватить его; но никто не наложил на него рук."
  
   Некоторые из них хотели осилить его, но никто не одо­лел.
  
   "45. Итак, служители воз­вратились к первосвященни­кам и фарисеям, и сии ска­зали им: для чего вы не при­вели его? (1)"
  
   Пришли слуги к священни­кам, и священники сказали: что же вы не научили его?
  
   "46. Служители отвечали: никогда человек не говорил так, как этот человек. (2)"
  
   Отвечали слуги: никогда ни один человек не говорил так, как этот.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   (1) ??? имеет значение научить.
   2) Ответ слуг священников указывает на то, что слуги эти не были полицейские исполнители, а были помощники священ­ников в толковании закона, и что они старались одолеть его речами.
  

_____________

  
   "Ин. VII, 47. Фарисеи ска­зали им: неужели и вы прель­стились?"
  
   И сказали им фарисеи: или и вы заблудились?
  
   "48. Уверовал ли в него кто из начальников или из фари­сеев?"
  
   Никто из начальников ведь не поверил ему, ни из фари­сеев никто.
  
   "49. Но этот народ невежда в законе, проклят он."
  
   Но эта чернь не знает за­кона, проклятый народ.
  
   "50. Никодим, приходивший к нему ночью, будучи один из них, говорит им:"
  
   И сказал им Никодим, тот, который ночью приходил к Иисусу, он был с ними:
  
   "51. Судит ли закон наш че­ловека, если прежде не вы­слушают его и не узнают, что он делает?"
  
   Разве можно по нашему за­кону осудить человека, не узнав прежде, как он учит?
  
   "52. На это сказали ему: и ты не из Галилеи ли? Рассмотри и увидишь, что из Галилеи не приходит пророк."
  
   На ответ сказали ему: или и ты из Галилеи? поищи в за­коне и посмотри, может ли (1) пророк быть из Галилеи.
  

ОБЩЕЕ ПРИМЕЧАНИЕ

  
   Иисус не идет справлять праздник, потому что отрицает все праздники и всё внешнее богопочитание, но приходит в половине праздника не для того, чтобы справлять праздник, но чтобы говорить с народом. И, войдя в храм, учит народ служению Богу духом, и народ дивится на его учение, на то, как мог он, про­стой человек, познать всё это. Он говорит: это учение не мое, а это учение Бога -- духа. Когда у него спрашивают доказа­тельств истинности его учения, он говорит: одно есть доказа­тельство, чтобы узнать, справедливо ли то, что он проповедует: надо испытать исполнять волю отца-Бога, и тогда узнаешь, правда ли то, что он говорит, от Бога ли, или сам выдумал. Воля же эта всем известна, она высказана Иисусом в своих пропове­дях о том. что Бог есть дух, что его никто не видал, что богослу­жение иудеев есть обман, что дух Бога понятен только в чело­веке.
   На возражения, которые ему делают о законе Моисея, Иисус отвечает, что не Моисей дал закон, но Бог, и что они не понимают закона. В пример того, как относится его учение к закону, он говорит им, что закон главный состоит в том общении с Богом, которое Моисей велел выражать обрезанием. Завет -- это главное, а исполнение закона писанного всего -- противоречиво. И он приводит пример обрезания в субботу. Если, говорит он, обрезание делается и в субботу, то надо понимать, что главное -- завет, и менее важное -- закон. В моем учении главное -- слу­жить Богу делом.
   Они не понимают его и спорят о том, мессия он или нет. Им кажется, что он не мессия, потому что они знают его, а мессию никто не будет знать. И Иисус громко кричит: вы говорите, что посланного от Бога вы не будете знать. Вы и не знаете его; вы знаете меня, плотникова сына, но вы не знаете того, который во мне говорит вам о Боге, -- того вы не знаете. И тот-то -- Хри­стос, избранный Богом и обещанный вам, другого нет и не будет. Я теперь и веду вас к отцу, идите за мной и не разбирайте, кто я, а будете разбирать, кто я, то не поймете отца. Идите за мной, я открыл вам истинную жизнь, -- идите же ко мне и приобщайтесь этой жизни. Она, как вода ключевая, никогда не исто­щится.
   Слова Иисуса Христа убедили многих неученых, но священни­ки и архиереи говорят: этот проклятый народ не знает закона. Им что ни скажи, они поверят. Никодим говорит: однако надо понять, что он говорит, может быть и правду.
   Не может быть, говорят фарисеи. Почему? -- Потому что он из Галилеи. Ученые повторяют то самое, что сказали евреи Христу, то самое, что говорят церкви 1800 лет, что по проро­чествам в одном известном месте, в определенных вперед усло­виях должен прийти сын Божий; но не слушают того, что закри­чал Иисус (Ин. VII, 28): Знаете меня, и откуда я пришел. Но не от себя я пришел, но есть истинный тот, который послал меня; того вы не знаете. А только того надо знать. Не зная того. т. е. Бога в вас самих, вы не можете знать и меня. Если бы я сказал, что я Христос, вы поверили бы мне, а не поверили бы Богу, который в вас; только веря в Бога, который говорит чрез меня, вы можете понять Бога, того, который в вас.
  

____________

  
   "Ин. VIII, 12. Опять говорил Иисус к народу и сказал им: я свет миру; кто последует за мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни. (1)"
  
   И в другой раз Иисус ска­зал: я свет мира. Кто пойдет за мной, тот не будет ходить в потемках, но у того будет свет жизни.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) Ин. I: 4. В нем жизнь, и жизнь -- свет людей. В этом месте находится, признанная всеми критиками, вставка исто­рии прощения блудницы; учительное же место есть прямое про­должение предшествующей главы. Особенность речи в этой главе та, что прежде Иисус обращался к народу, теперь же он обра­щается к фарисеям.
   После разговора фарисеев со слугами, надо предположить, что они сами вступили на состязание с Иисусом.
  

______________

  
   "Ин. VIII, 13. Тогда фари­сеи сказали ему: ты сам о себе свидетельствуешь; свидетель­ство твое не истинно."
  
   И сказали ему фарисеи: ты сам о себе показываешь, и потому показание твое несправедливо.
  
   "14. Ипсус сказал им в от­вет: если я и сам о себе сви­детельствую, свидетельство мое истинно, потому что я знаю, откуда пришел и куда иду; а вы не знаете, откуда я и куда иду. (1)"
  
   И на ответ сказал им Иисус: если я и сам о себе показываю, то истинно показание мое, потому что я знаю, откуда я пришел и куда иду. Вы только не знаете, откуда я и куда иду.
  
   "15. Вы судите по плоти, я не сужу (2) никого."
  
   Вы судите по плоти, а я не приговариваю никого.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) На вопросы о том, почему учение его истинно, Иисус пер­вым доказательством поставил то, что если кто станет делать то, что он говорит, то узнает, что истинно его учение; вторым до­казательством истинности он выставляет то, что он знает то, откуда взялась душа человека и куда идет, а они не знают.
   2) То, что здесь слово ????? значит приговаривать, подтвер­ждается дополнением ???????.
  

_____________

  
  
   "Ин. VIII, 16. А если и сужу я, то суд мой истинен, потому что я не один, но я и Отец, пославший меня. (1)"
  
   Но если я и сужу, то суд мой истинен, потому что я не один, но я и пославший меня Отец.
  
   "17. А и в законе вашем на­писано, что двух человек сви­детельство истинно."
  
   И в законе вашем написано, что двух людей показания до­статочны.
  
   "18. Я сам свидетельствую о себе, и свидетельствует обо мне Отец, пославший меня. (1)"
  
   Я о себе показываю, и пока­зывает обо мне пославший меня Отец.
  
   "19. Тогда сказали ему: где твой отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни меня, ни отца моего; (2) если бы знали меня, то знали бы и отца моего."
  
   Сказали ему иудеи: какой такой твой отец? И сказал им Иисус: меня не знаете и отца не знаете. Если бы меня знали, знали бы и отца. Если меня не знаете, то и отца моего не знаете.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Третьим доказательством истинности своего учения Иисус выставляет то, что истинность его подтверждается двумя сви­детелями: самим человеком и его отцом--Богом.
   2) Евреи спрашивают: кто твой отец? Он отвечает: в том-то и дело, что вы не знаете своего отца, не знаете своего проис­хождения. Если бы вы знали, то и меня бы знали, и всё бы вам было ясно. Он говорит то, что говорил Никодиму, что основа всего -- это понять, откуда взялась жизнь -- дух человека.
  

____________

  
  
   "Ин. VIII, 20. Сии слова гово­рил Иисус у сокровищницы, когда учил в храме; и никто не взял его, потому что еще не пришел час его."
  
   Это говорил Иисус у сокро­вищницы в храме, и никто силом не взял его, потому что, видно, не пришло на то время.
  
   "21. Опять сказал им Иисус: я отхожу, и будете искать меня, и умрете во грехе вашем. Куда я иду, туда вы не мо­жете придти".
  
   И опять сказал им Иисус: я веду, а вы будете разбирать, кто я, и в ошибке вашей ум­рете. Куда я иду, вы не при­дете.
  
   "22. Тут иудеи говорили: не­ужели он убьет сам себя, что говорит: куда я иду, туда вы не можете придти?"
  
   И сказали иудеи: не убьет ли он себя, что сказал: куда иду, вы не придете?
  
   "23. Он сказал им: вы от нижних, я от вышних; вы от мира сего, я не от сего мира."
  
   И он сказал им: вы из ниж­них, я из высших. Вы от мира, я не от мира этого.
  
   "24. Потому я и сказал вам, что вы умрете во грехах ва­ших; ибо если не уверуете, что это я, то умрете во гре­хах ваших."
  
   Я сказал, что умрете в ошиб­ках ваших, если не положи­тесь на то, что я.
  
   "25. Тогда сказали ему: кто же ты? Иисус сказал им: от начала сущий, как и говорю вам. (1)"
  
   И сказали ему: кто ты? И сказал им Иисус: прежде всего я то, что говорю вам.
  
   "27. Не поняли, что он гово­рил им об отце."
  
   Они не поняли того, что он говорил им об отце.
  

ПРИМЕЧАНИЕ

  
   1) "Я то, что сначала сказал вам: я свет и разумение", или "я то, что говорю вам, я -- мое учение, я -- путь и истина", как сказано далее. Следует стих 26-й: "Многое имею судить и го­ворить о вас, но пославший меня истинен, и я, что слышал от него, то и говорю миру". Стих этот не имеет ясного смысла.
   Вот что говорит о нем церковь (Толк. Ев. Ин., стр. 297):
  
   "Много имею говорить и пр.: изречение предшествующего стиха вызвано прервавшим речь господа вопросом иудеев; вслед за ответом на предло­женный вопрос господь продолжает прежде начатую речь, ст. 21--24, Он высказал тяжелую для народа истину о его печальном нравственном состоянии и расположениях и до чего доведет его сие, и теперь продолжает эту речь, говоря, что он много такого имеет говорить о нравственном состоянии народа и судить о нем, раскрыть перед его глазами всю бездну его нравственного падения, всю тяжесть его ответственности перед судом Божижм. Но, продолжает господь, как ни тяжко для вас слышать это, а для меня изобличать вас и еще более восстановлять против меня, я это должен сделать и должен всё высказать вам. поелику пославший меня есть самая истина, и я должен говорить истину, слышанную от него.
   Не поняли, что и пр.: замечание евангелиста об отношении слушателей к смыслу речи Иисусовой. Странным кажется это непонимание после того, как господь постоянно говорил о пославшем его, и прежде они как будто понимали подобные речи. Вероятно, часто слушавшие господа, даже из врагов его, понимали и теперь, хотя внешним образом, речь его, но толпа, окружавшая его, не понимала, и о ней-то делает замечание еван­гелист. Вот почему господь и говорил далее прямо об Отце, как пославшем его."
  
   Вот что говорит Рейс (Нов. 3., ч. VI, стр. 212):
  
   "С первого взгляда не легко схватывается логическая связь выражений, вкладываемых в уста Иисуса в ответ на этот новый вопрос иудеев. Истол­кователи придумывали самые разнообразные сочетания, которыми, однако, отнюдь не устранялась неясность. Мы таким образом понимаем связь между элементами, включенными в ст. 25 и 26: На вопрос: кто ты? Иисус отвечает словами: я -- то, что я вам сказал, -- другими словами, -- мне нет нужды вновь объяснять вам это, я уже достаточно сказал вам. Наречие прежде всего не однозначаще с выражением с самого начала, потому что оно связывается не с концом, куда его относят обыкновенно: я -- то, что я вам говорил от начала, но ставится во главе, как бы придавая такой смысл: первый и единственный ответ, какой я могу дать, это... и т. д. Это, как бы отказ от разговора с вопрошающими, нежелание возвращаться к объяснениям, отныне излишним, устранение вопроса без его обсуждения. Затем он добавляет в противоположение: но о вас имею я говорить, и это для вас есть нечто более важное. Учение дано, вы могли воспользоваться им, и то, что я имею сказать о вас, есть в то же время суд, критика, серьез­ное и строгое предостережение, И это является тем более необходимым, что вы не даете себе в этом отчета, пренебрегаете этим, как будто всё это вас не касается. Я же являюсь лишь истолкователем самой возвышенной власти, высшего судии, и говорю лишь то, что спасительно для мира. Мы не переводим: Я имел бы многое сказать относительно вас, но ограничи­ваюсь тем, что я слышал от Отца."
  
  
   Стих этот ровно ничего не прибавляет к тому, что сказано прежде, между тем не только нарушает связь мысли 25-го стиха с 27-м, но даже уничтожает смысл 27-го стиха. ?сли стих 27-ой: "они не поняли того, что он говорил им об Отце", стоит после слов: "я то, что говорил вам", то ясно, что это то и есть то, что он и отец одно, -- что и сказано после (Ин. X, 30). И потому ст. 26-ой должен быть выключен.
  

______________

  
   "Ин. VIII, 28. Итак, Иисус сказал им: когда вознесете сына человеческого, тогда узнаете, что это я и что ничего не делаю от себя, но как на­учил меня Отец мой, так и го­ворю."
  
   И сказал им Иисус: когда вознесете сына человеческого, тогда узнаете то, что я есть. Я от себя не делаю ничего, а чему научил меня Отец, то говорю. (1)
  
   "29. Пославший меня есть со мною; Отец не оставил меня одного, ибо я всегда делаю то, что ему угодно."
  
   И пославший меня со мною. Не оставил меня одного Отец, потому что я всегда и везде делаю то, что приятно ему.
  
   "30. Когда он говорил это, многие уверовали в него."
  
   И когда он говорил это, многие поверили в его учение.
  
   "31. Тогда сказал Иисус к уверовавшим в него иудеям: если пребудете в слове моем, то вы истинно мои ученики:"
  
   И вот сказал Иисус поверив­шим ему: если вы будете твер­ды в разумении моем, тогда будете научены мною.
  
   "32. И познаете истину, и истина сделает вас свобод­ными."
  
   И познаете истину, и истина освободит вас.
  
   "33. Ему отвечали: (2) мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же ты говоришь: сделаетесь свобод­ными?"
  
   Отвечали ему; мы порода Авраама и ничьи рабы не были никогда. Как же ты говоришь: вы сделаетесь свободными?

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1) Что я то, что я говорю вам.
   2) Не те, которые поверили, но те, которые хотели оспорить его.
  

_______________

  
  
   "Ин. VIII, 34. Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха."
  
   И отвечал им Иисус: вы сами узнаете, что всякий, кто делает ошибку, делается рабом ошибки.
  
   "35. Но раб не пребывает в доме вечно, сын пребывает вечно."
  
   Но раб не остается в семье навсегда, а сын навсегда.
  
   "36. Итак, если сын освобо­дит вас, то истинно свободны будете. (1)"
  
   Так что если сын вас осво­бодит, то по-настоящему бу­дете свобод