Толстой Лев Николаевич
Алеша Горшок

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.68*70  Ваша оценка:



     Оригинал здесь: Чернильница

     
     Алешка  был  меньшой брат. Прозвали его Горшком за то, что мать послала
его  снести  горшок  молока дьяконице, а он споткнулся и разбил горшок. Мать
побила  его,  а  ребята  стали дразнить его "Горшком". Алешка Горшок - так и
пошло ему прозвище. 
     Алешка  был  малый худощавый, лопоухий (уши торчали, как крылья), и нос
был  большой.  Ребята  дразнили:  "У  Алешки  нос,  как  кобель на бугре". В
деревне  была  школа, но грамота не далась Алеше, да и некогда было учиться.
Старший  брат жил у купца в городе, и Алешка сызмальства стал помогать отцу.
Ему  было  шесть  лет,  уж  он  с  девчонкой-сестрой овец и корову стерег на
выгоне,  а  еще  подрос,  стал  лошадей  стеречь  и  в  денном и в ночном. С
двенадцати  лет уж он пахал и возил. Силы не было, а ухватка была. Всегда он
был  весел.  Ребята  смеялись  над  ним;  он  молчал либо смеялся. Если отец
ругал,  он молчал и слушал. И как только переставали его ругать, он улыбался
и брался за то дело, которое было перед ним. 
     Алеше  было  девятнадцать  лет, когда брата его взяли в солдаты. И отец
поставил  Алешу  на  место  брата  к  купцу  в  дворники.  Алеше дали сапоги
братнины  старые, шапку отцовскую и поддевку и повезли в город. Алеша не мог
нарадоваться на свою одежду, но купец остался недоволен видом Алеши. 
     -  Я  думал, и точно человека заместо Семена поставишь, - сказал купец,
оглянув Алешу. - А ты мне какого сопляка привел. На что он годится? 
     -  Он  все  может  -  и  запрячь, и съездить куда, и работать лютой; он
только на вид как плетень. А то он жилист. 
     - Ну уж, видно, погляжу. 
     - А пуще всего - безответный. Работать завистливый. 
     - Что с тобой делать. Оставь. 
     И Алеша стал жить у купца. 
     Семья  у  купца  была  небольшая:  хозяйка,  старуха  мать, старший сын
женатый,  простого  воспитания,  с  отцом в деле был, и другой сын - ученый,
кончил  в  гимназии  и был в университете, да оттуда выгнали, и он жил дома,
да еще дочь - девушка гимназистка. 
     Сначала  Алешка  не  понравился  -  очень  уж  он был мужиковат, и одет
плохо,  и  обхожденья  не было, всем говорил "ты", но скоро привыкли к нему.
Служил  он еще лучше брата. Точно был безответный, на все дела его посылали,
и  все  он  делал  охотно  и  скоро,  без останова переходя от одного дела к
другому.  И  как  дома,  так и у купца на Алешу наваливались все работы. Чем
больше  он  делал,  тем  больше  все  на  него  наваливали  дела. Хозяйка, и
хозяйская  мать,  и хозяйская дочь, и хозяйский сын, и приказчик, и кухарка,
все  то  туда, то сюда посылали его, то то, то это заставляли делать. Только
и  слышно  было  "Сбегай, брат", или: "Алеша, ты это устрой. - Ты что ж это,
Алешка,  забыл,  что  ль?  -  Смотри,  не  забудь,  Алеша".  И  Алеша бегал,
устраивал, и смотрел, а не забывал, и все успевал, и все улыбался. 
     Сапоги  братнины  он скоро разбил, и хозяин разбранил его за то, что он
ходил  с  махрами  на  сапогах  и  голыми пальцами, и велел купить ему новые
сапоги  на  базаре.  Сапоги  были новые, и Алеша радовался на них, но ноги у
него  были  всё старые, и они к вечеру ныли у него от беготни, и он сердился
на  них.  Алеша  боялся, как бы отец, когда приедет за него получить деньги,
не обиделся бы за то, что купец за сапоги вычтет из жалованья. 
     Вставал  Алеша  зимой до света, колол дров, потом выметал двор, задавал
корм  корове,  лошади,  поил  их.  Потом  топил  печи,  чистил сапоги, одежу
хозяевам,  ставил  самовары,  чистил  их,  потом  либо  приказчик  звал  его
вытаскивать  товар,  либо  кухарка  приказывала  ему  месить  тесто, чистить
кастрюли.  Потом  посылали  его  в  город,  то  с  запиской, то за хозяйской
дочерью   в  гимназию,  то  за  деревянным  маслом  для  старушки.  "Где  ты
пропадаешь,  проклятый",  -  говорил  ему  то тот, то другой. "Что вам самим
ходить - Алеша сбегает. Алешка! А Алешка!" И Алеша бегал. 
     Завтракал  он  на  ходу,  а  обедать  редко  поспевал со всеми. Кухарка
ругала  его  за  то,  что  он  не  со  всеми ходит, но все-таки жалела его и
оставляла  ему  горячего и к обеду и к ужину. Особенно много работы бывало к
праздникам  и  во  время  праздников.  И Алеша радовался праздникам особенно
потому,  что  на  праздники ему давали на чай хоть и мало, собиралось копеек
шестьдесят,  но  все-таки  это  были  его  деньги.  Он мог истратить их, как
хотел.  Жалованья  же  своего  он  и в глаза не видал. Отец приезжал, брал у
купца и только выговаривал Алешке, что он сапоги скоро растрепал. 
     Когда  он  собрал  два рубля этих денег "начайных", то купил, по совету
кухарки,  красную вязаную куртку, и когда надел, то не мог уж свести губы от
удовольствия. 
     Говорил  Алеша  мало, и когда говорил, то всегда отрывисто и коротко. И
когда  ему  что приказывали сделать или спрашивали, может ли он сделать то и
то,  то  он  всегда  без  малейшего  колебания говорил: "Это все можно", - и
сейчас же бросался делать и делал. 
     Молитв  он  никаких  не  знал; как его мать учила, он забыл, а все-таки
молился и утром и вечером - молился руками, крестясь. 
     Так  прожил Алеша полтора года, и тут, во второй половине второго года,
случилось  с  ним  самое  необыкновенное  в  его  жизни событие. Событие это
состояло  в том, что он, к удивлению своему, узнал, что, кроме тех отношений
между  людьми,  которые происходят от нужды друг в друге, есть еще отношения
совсем  особенные:  не  то  чтобы  нужно было человеку вычистить сапоги, или
снести  покупку,  или  запрячь лошадь, а то, что человек так, ни зачем нужен
другому  человеку, нужно ему послужить, его приласкать, и что он, Алеша, тот
самый  человек. Узнал он через кухарку Устинью. Устюша была сирота, молодая,
такая  же  работящая,  как и Алеша. Она стала жалеть Алешу, и Алеша в первый
раз  почувствовал,  что  он,  сам  он, не его услуги, а он сам нужен другому
человеку.  Когда мать жалела его, он не замечал этого, ему казалось, что это
так  и  должно быть, что это все равно, как он сам себя жалеет. Но тут вдруг
он  увидал,  что  Устинья совсем чужая, а жалеет его, оставляет ему в горшке
каши  с  маслом  и, когда он ест, подпершись подбородком на засученную руку,
смотрит на него. И он взглянет на нее, и она засмеется, и он засмеется. 
     Это   было   так  ново  и  странно,  что  сначала  испугало  Алешу.  Он
почувствовал,  что  это  помешает ему служить, как он служил. Но все-таки он
был  рад  и,  когда  смотрел  свои  штаны,  заштопанные  Устиньей, покачивал
головой  и  улыбался.  Часто  за  работой или на ходу он вспоминал Устинью и
говорил:  "Ай да Устинья!" Устинья помогала ему, где могла, и он помогал ей.
Она  рассказала  ему свою судьбу, как она осиротела, как ее тетка взяла, как
отдали  в  город,  как  купеческий сын ее на глупость подговаривал и как она
его  осадила. Она любила говорить, а ему приятно было ее слушать. Он слыхал,
что  в  городах  часто  бывает:  какие  мужики  в  работниках  -  женятся на
кухарках.  И  один  раз она спросила его, скоро ли его женят. Он сказал, что
не знает и что ему неохота в деревне брать. 
     - Что ж, кого приглядел? - сказала она. 
     - Да я бы тебя взял. Пойдешь, что ли? 
     -  Вишь,  горшок,  горшок,  а  как  изловчился  сказать, - сказала она,
ударив его ручником по спине. - Отчего же не пойти? 
     На  масленице  старик приехал в город за деньгами. Купцова жена узнала,
что   Алексей  задумал  жениться  на  Устинье,  и  ей  не  понравилось  это.
"Забеременеет, с ребенком куда она годится". Она сказала мужу. 
     Хозяин отдал деньги Алексееву отцу. 
     -  Что  ж,  хорошо  живет  мой-то?  -  сказал  мужик.  -  Я  говорил  -
безответный. 
     -  Безответный-то безответный, да глупости задумал. Жениться вздумал на
кухарке. А я женатых держать не стану. Нам это не подходяще. 
     -  Дурак, дурак, а что вздумал, - сказал отец. - Ты не думай. Я прикажу
ему, чтоб он это бросил. 
     Придя  в кухню, отец сел, дожидаясь сына, за стол. Алеша бегал по делам
и, запыхавшись, вернулся. 
     - Я думал, ты путный. А ты что задумал? - сказал отец. 
     - Да я ничего. 
     -  Как  ничего.  Жениться захотел. Я женю, когда время подойдет, и женю
на ком надо, а не на шлюхе городской. 
     Отец  много  говорил.  Алеша  стоял и вздыхал. Когда отец кончил, Алеша
улыбнулся. 
     - Что ж, это и оставить можно. 
     - То-то. 
     Когда  отец ушел и он остался один с Устиньей, он сказал ей (она стояла
за дверью и слушала, когда отец говорил с сыном): 
     - Дело наше не того, не вышло. Слышала? Рассерчал, не велит. 
     Она заплакала молча в фартук. Алеша щелкнул языком. 
     - Как не послушаешь-то. Видно, бросать надо. 
     Вечером, когда купчиха позвала его закрыть ставни, она сказала ему: 
     - Что ж, послушал отца, бросил глупости свои? 
     - Видно, что бросил, - сказал Алеша, засмеялся и тут же заплакал. 
     С  тех  пор  Алеша  не  говорил  больше  с  Устиньей  об женитьбе и жил
по-старому. 
     Потом  приказчик  послал  его  счищать снег с крыши. Он полез на крышу,
счистил  весь,  стал  отдирать примерзлый снег у желобов, ноги покатились, и
он  упал  с  лопатой.  На беду упал он не в снег, а на крытый железом выход.
Устинья подбежала к нему и хозяйская дочь. 
     - Ушибся, Алеша? 
     - Вот еще, ушибся. Ничево. 
     Он  хотел  встать, но не мог и стал улыбаться. Его снесли в дворницкую.
Пришел фельдшер. Осмотрел его и спросил, где больно. 
     -  Больно  везде,  да  это  ничево.  Только  что  хозяин обидится. Надо
батюшке послать слух. 
     Пролежал Алеша двое суток, на третьи послали за попом. 
     - Что же, али помирать будешь? - спросила Устинья. 
     -  А то что ж? Разве всё и жить будем? Когда-нибудь надо, - быстро, как
всегда,  проговорил  Алеша.  -  Спасибо,  Устюша, что жалела меня. Вот оно и
лучше,  что  не  велели  жениться,  а  то  бы  ни  к  чему  было. Теперь все
по-хорошему. 
     Молился  он с попом только руками и сердцем. А в сердце у него было то,
что как здесь хорошо, коли слушаешь и не обижаешь, так и там хорошо будет. 
     Говорил он мало. Только просил пить и все чему-то удивлялся. 
     Удивился чему-то, потянулся и помер. 









Оценка: 6.68*70  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru