Ткачев Петр Никитич
Производительныя силы России

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Статистические очерки.)


  

ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЯ СИЛЫ РОССІИ.
(СТАТИСТИЧЕСКІЕ ОЧЕРКИ.)
(СТАТЬЯ ПЕРВАЯ.)

I.

   Россію принято называть страною по преимуществу земледѣльческою. Такое названіе, естественно, заставляетъ предполагать, что въ Россіи земледѣльческая промышленность стоитъ на болѣе или менѣе высокой степени развитія, сравнительно съ государствами, не пользующимися репутаціей земледѣльческихъ странъ. Такъ дѣйствительно и думаютъ многіе изъ нашихъ проницательныхъ защитниковъ исключительнаго земледѣлія. Но самый бѣглый взглядъ на хозяйственную статистику Европы можетъ убѣдить всякаго, что Россія, какъ страна земледѣльческая, далеко уступаетъ любому западно-европейскому государству.
   Въ Россіи обработывается меньшее количество земли, чѣмъ, среднимъ числомъ, во всей Европѣ.
   Во всей Европѣ почва обработанная къ общей поверхности относится какъ 69,5 : 100; въ Россіи же какъ 68: 100. По количеству обработанной почвы Гауснеръ раздѣляетъ всѣ государства Европы на нѣсколько категорій: къ первой категоріи принадлежатъ государства, обработывающія 90% всей своей поверхности; ко второй отъ 80--90%, къ третьей отъ 80--60%. Россія принадлежитъ къ послѣдней категоріи, да и въ послѣдней-то категоріи она занимаетъ не первое мѣсто {По вычисленію Тенгоборскаго пахатныя земли въ Россіи составляютъ 40% всего пространства, въ Саксоніи же около 54%, въ Ангальтѣ 50%, въ Саксенъ-Веймарѣ и Саксенъ-Альтенбергѣ 53%; въ Бельгіи 50%.}.
   Этого мало; въ Россіи подъ хлѣбопашество обращено несравненно меньшее количество земли, сравнительно съ общимъ ея пространствомъ, чѣмъ въ Германіи, Франціи, Англіи, Пруссіи, Австріи, Италіи, Швейцаріи, Бельгіи, Нидерландахъ, Испаніи и даже Турціи. Во Франціи, Бельгіи, Пруссіи, Даніи и 19 нѣмецкихъ владѣніяхъ, крупныхъ и мелкихъ, подъ хлѣбопашество обращено отъ 56 до 40% всей обработываемой почвы. Въ Англіи, Австріи, Испаніи, Турціи и остальной Германіи отъ 40--20%; въ Россіи же всего 16%.
   Правда, въ Россіи на каждаго жителя приходится большее количество пахатной земли, чѣмъ въ остальной Европѣ, но, за то, въ такой же точно мѣрѣ производительность ея почвы меньше производительности почвы западно-европейскихъ нолей. Если мы возьмемъ и переведемъ на деньги количество всевозможныхъ хлѣбныхъ продуктовъ, ежегодно собираемыхъ съ полей Европы, и раздѣлимъ это число на число жителей, то придемъ къ слѣдующимъ, весьма интереснымъ результатамъ. Общая сумма земледѣльческаго продукта опредѣляется Гауснеромъ въ 16 милліардовъ фр. съ небольшимъ; раздѣляя это число на 280 милліоновъ (круглая цифра европейскаго населенія), мы увидимъ, что на каждаго жителя приходится всякихъ хлѣбовъ и земледѣльческихъ продуктовъ на 50 фр. т. е. на 12 1/2 р. Но если мы исключимъ изъ Европы Россію, и произведемъ всѣ эти вычисленія, не принимая въ расчетъ ни ея населенія, ни валовой суммы ея земледѣльческаго продукта, то на каждаго жителя придется около 70 ф. т. е. 17 1/2 р. Слѣдовательно, Россія производитъ сравнительно съ своимъ населеніемъ, меньшее количество хлѣба, чѣмъ вся остальная западная Европа. По вычисленіямъ Тенгоборскаго -- вычисленіямъ, правда, не совсѣмъ правильнымъ,-- какъ мы увидимъ ниже -- европейская Россія, ежегодно производитъ хлѣбовъ разнаго рода на 910 милліоновъ рублей. Принимая число жителей европейской Россіи въ 60 милліоновъ и раздѣляя его на общую сумму земледѣльческаго продукта мы получимъ на каждаго жителя земледѣльческаго продукта на 15 руб. Сравнимъ теперь, опредѣленную такимъ образомъ производительность русской помпы съ производительностью другихъ европейскихъ странъ.
   Во Франціи, но Гауснеру, общая стоимость суммы родоваго земледѣльческаго продукта можетъ быть опредѣлена въ 2 милліарда 892 милліона франковъ, такъ, что на каждаго жителя приходится хлѣба почти на 20 руб. Въ Англіи на каждаго жителя земледѣльческаго продукта приходится на 18 1/2 руб.; въ Италіи на 17 р въ Бельгіи на 16 руб.; въ Пруссіи и Австріи на 15 1/2 и т. д. Нѣтъ въ Европѣ страны, въ которой, относительно населенія, выработывалось бы менѣе хлѣба, чѣмъ въ Россіи, которую, защитники исключительнаго земледѣлія, желаютъ видѣть по преимуществу земледѣльческой. Нѣтъ также въ Европѣ государства (за четырьмя впрочемъ исключеніями), въ которомъ бы почва приносила меньшую жатву, въ которомъ бы она была менѣе производительна, чѣмъ у насъ. Всѣ государства Европы, по отношенію къ пропорціи земледѣльческаго продукта къ земледѣльческой почвѣ, могутъ быть раздѣлены на три категоріи. Въ первую войдутъ такія земли, въ которыхъ одинъ гектаръ обработанной почвы (гектаръ равняется почти одной десятинѣ) ежегодно приноситъ отъ 15--10 гектолитровъ хлѣба. Сюда относится: Бельгія, Нидерланды, Англія, Австрія и 8 нѣмецкихъ владѣній. Во вторую категорію войдутъ страны, въ которыхъ одинъ гектаръ приноситъ отъ 10--8 гектолитровъ (Франція, Швейцарія, Италія, Пруссія, Данія и владѣнія Германскаго союза); наконецъ въ третью категорію входятъ государства, въ которыхъ одинъ гектаръ приноситъ менѣе 8 гектолитровъ. Сюда-то вотъ и относится Россія; въ ней 1 гектаръ даетъ около 6 гектолитровъ.
   Еще менѣе благопріятные результаты представятся, если сравнивать Россію съ остальной Европою по отношенію пропорціи земледѣльческаго продукта ко всей поверхности. Такъ, напримѣръ, во всей Европѣ, среднимъ числомъ на 1 квадратную милю приходится 9,890 гектолитровъ хлѣба, въ Бельгіи -- болѣе 40% тысячъ; въ Саксоніи, Виртембергѣ и др. нѣмецкихъ владѣніяхъ болѣе 30; во Франціи, Пруссіи, Англіи болѣе 20 тысячъ; въ Австріи, Италіи, Нидерландахъ, около 20-ти, въ Россіи же 5,940 гектолитровъ.
   Кромѣ того во всѣхъ государствахъ западной Европы земледѣльческая промышленность находится въ состояніи непрерывнаго, прогрессивнаго развитія, улучшаются способы обработки земли, усовершенствуются орудія, примѣняются новыя открытія, сдѣланныя въ химіи, физикѣ и механикѣ, вводится паровой плугъ и т. д., только мы,-- земледѣльцы по преимуществу, сидимъ надъ своей прародительской сохой и бороной и, по прежнему, продолжаемъ одно поле засѣвать лѣтомъ, другое зимою, а третье оставляемъ подъ паръ. Пресловутая трехъ-польная система все еще считается у насъ послѣднимъ словомъ агрономической науки. И, благодаря этой системѣ, наше скотоводство приходитъ въ упадокъ, а вслѣдствіе этого почва лишается необходимаго удобренія и ея производительныя силы истощаются годъ отъ году. Безчисленныя доказательства этого грустнаго факта мы находимъ въ матеріалахъ для географіи и статистики Россіи, собранныхъ офицерами генеральнаго штаба, въ памятныхъ книжкахъ разныхъ губерній и въ ученыхъ сочиненіяхъ и изслѣдованіяхъ провинціальныхъ писателей. Приведемъ на выдержку нѣкоторыя изъ нихъ.
   Ботъ что, напримѣръ, говоритъ Дейлидовичъ (очеркъ сельскаго хозяйства въ Калужской губерніи. Памятная книж. Калужской губ. 1861 г.) о земледѣльческомъ хозяйствѣ этой губерніи: "Земля постоянно производя и не получая достаточнаго вознагражденія (слѣдствіе недостаточнаго удобренія), съ каждымъ годомъ истощается болѣе и болѣе. Въ одномъ только верхнемъ слоѣ ея вслѣдствіе соприкосновенія съ воздухомъ и мелкой растительности сорныхъ травъ,-- еще и держатся плодородныя части; нижній же слой, но большой части, дикъ я безплоденъ и не можетъ быть производителенъ безъ достаточнаго удобренія." А въ немъ-то, между тѣмъ, болѣе всего и чувствуется недостатокъ благодаря трехпольной системѣ хозяйства. Такъ, напримѣръ, въ витебской губерніи, недостатокъ удобренія такъ великъ, что почва не только не въ состояніи производить то количество хлѣба, которое необходимо для нуждъ мѣстнаго населенія, но даже не даетъ соломы, необходимой для корма весьма ограниченнаго числа скота. А между тѣмъ, какъ почва тощаетъ, населеніе умножается, если прежде на двухъ десятинахъ жилъ 1 человѣкъ, то теперь, навѣрное, живетъ два. При такомъ положеніи дѣла, естественно предположить, что количество пахатной земли годъ изъ году увеличивается; такъ это бываетъ и бывало вездѣ въ Европѣ. Но у насъ не такъ. У насъ количество пахатной земли, сравнительно съ населеніемъ, не увеличивается, а напротивъ постоянно уменьшается. Ботъ доказательства этого любопытнаго явленія. Въ губерніяхъ центральной полосы въ концѣ XVIII в. пахатной земли насчитывалось по межеванію 8,185,000 дес. на 4,040,000 жителей, но таблицамъ, составленнымъ г. Егуновымъ въ 1852 году, количество пашенъ въ этихъ губерніяхъ простирается въ настоящее время до 97,700,00 дес., а число населенія до 0,868,500 человѣкъ, слѣдовательно, въ то время, какъ масса пахатныхъ земель увеличилась на 20%, масса населенія возрасла на 70%, какъ разъ, въ три съ половиною раза болѣе. {Къ центральной полосѣ у Егуповъ относятся слѣдующія 11 губерній: Владимірская, Костромская, Калужская, Московская, Нижегородская, Орловская, Рязанская, Симбирская, Тульская и Ярославская.}
   Тоже явленіе мы замѣчаемъ и въ другихъ губерніяхъ.
   Въ Пензенской губ. въ 1790 г. на одну ревижскую душу приходилось 2 1/2 дес. пахатной земли, въ 1846 г.-- только 1 1/2 дес.; въ Тамбовской, въ 1790 г. на душу приходилось 2 1/2 дес., въ 1846 г.-- 1 1/2, дес.; въ Воронежской,-- въ 90 году 3 дес., въ 1846 -- 1/2 дес. въ Курской, въ 1790 г. 2 1/2 дес., въ 46 г.,-- 1 1/2 дес. и г. д. (Арсеньева, статис. очерки Россіи, стр. 401). Возьмемъ далѣе такъ-называемое Алаунское пространство, заключающее въ себѣ губерніи: С.-Петербургскую, Новгородскую, Тверскую, Смоленскую и Псковскую. Въ концѣ XVIII столѣтія (1781--1796) на каждаго жителя этихъ губерній пахатной земли приходилось 1,9 дес. т. е, около 2 дес., въ 1846 г.,-- только 1,4 дес. т. е. менѣе 1 1/2.
   И такъ, хотя почва наша годъ изъ году истощается, однако, число пахатныхъ земель не увеличивается. Слѣдовательно мы прогресивно идемъ къ обѣдненію. Какъ объяснить этотъ фактъ?
   Объясняется онъ, какъ намъ кажется, весьма просто. Съ одной стороны, увеличеніе запашекъ требуетъ извѣстнаго капитала, котораго нѣтъ у нашего земледѣльца; съ другой стороны, у насъ и безъ того на каждую душу приходится такое количество земли, что съ нею рѣшительно не можетъ совладать нашъ земледѣлецъ; при его микроскопическихъ средствахъ и при его невѣжествѣ. Во всей же Европѣ, среднимъ числомъ, гектаръ приходится почти на 1% чел. т. е. 2 нашихъ десятины на 3 человѣка; въ Россіи же менѣе чѣмъ на двухъ. И, все таки, эта масса земли даетъ меньшій доходъ нашему земледѣльцу, чѣмъ вдвое меньшее количество земли земледѣльцу западной Европы. Въ этомъ случаѣ авторъ статьи помѣщенной въ No 1 этого журнала, "Убытки земледѣльческой Россіи," нисколько не преувеличиваетъ, когда говоритъ: "въ то время, какъ подъ Дрезденомъ крестьянское семейство изъ 8 душъ живетъ 3/4 русской десятины, рускій земледѣлецъ ужасается, голодной смерти, владѣя 3 десятинами на душу, или на восьмидушную семью 24 десятинами, т. е. въ 32 раза больше, чѣмъ дрезденскій житель."
   Происходитъ это, какъ мы уже видѣли, отъ той нераціональной, системы хлѣбопашества, которая господствуетъ въ нашемъ сельскомъ хозяйствѣ. Л нераціональная система хлѣбопашества объясняется, въ свою очередь, недостаткомъ матеріальныхъ средствъ, и вытекающимъ отсюда невѣжествомъ нашего земледѣльца. "Нашъ мужикъ не знаетъ никакихъ вспомогательныхъ средствъ и способовъ, которые, приводя къ экономіи силъ, давали бы ему больше вознагражденія. Поля необозримыя, но не очищенныя, не осушенныя, дурно обработанныя и лежащія такъ далеко, что для пахоты, сѣнокоса, жатвы крестьянинъ долженъ покидать свой домъ и переселяться въ поле съ женой, дѣтьми, съ горшками и плошками. подвергая себя всѣмъ непріятностямъ жизни подъ открытымъ небомъ. На дурно обработанныхъ поляхъ стоятъ жалостныя кучки сухого навоза, потерявшаго всю силу и служащаго единственно для успокоенія совѣсти земледѣльца, но для удобренія земли вовсе непригоднаго."
   Цитируемый авторъ исчисляетъ убытки, происходящіе отъ нашего нераціональнаго сельскаго хозяйства въ 1,102,500,000 руб. Хотя мы и не признаемъ буквальной вѣрности этой цифры, но намъ кажется, что она можетъ дать нѣкоторое приблизительное понятіе о разумной расчетливости нашей, по преимуществу, земледѣльческой страны.
   Послѣ всѣхъ здѣсь приведенныхъ цифръ и фактовъ, мы умственно должны задать себѣ вопросъ: какое право имѣемъ мы гордиться тѣмъ, что у насъ много земли, когда вся наша земля производитъ земледѣльческаго продукта на сумму немногимъ превышающую стоимость земледѣльческаго продукта, напримѣръ, во Франціи и Англіи изъ которыхъ каждая болѣе чѣмъ въ 10 разъ меньше Россіи. {Чтобы нѣкоторые изъ вашихъ ярыхъ патріотовъ не приняли итого за парадоксъ, вымышленный нашею собственною Фантазіею, привожу здѣсь слѣдующія вычисленія статистики Гауснера (Verg. st. Eur. V. Hausner, ч. 2, стр. 101, 137, 139--142): Пространство европейской Россіи равняется 303,520,000 гектарамъ, пространство Франціи 55,050,000 гек. (почти въ 10 рать менѣе Россіи), пространство Англіи -- 31,780,000 гек. (почти въ 17 разъ менѣе Россіи.) Общая стоимость земледѣльческаго продукта, производимаго въ Россіи, принимая среднія цѣны, существующія на Европейскихъ рынкахъ (въ томъ числѣ на русскомъ) оцѣнивается Гауснеромъ въ 3,410,000,000 фр. (цифра эта не многимъ разнится отъ вычисленія Тенгоборскаго), стоимость земледѣльческаго продукта, производимаго во Франціи, оцѣнивается тѣмъ же статистикомъ въ 2,832,000,000 фр. т. е. менѣе, чѣмъ въ Россіи только на 518 мил. фр. или на 130 мил. р.; производимаго въ Англіи -- въ 2,170,000,000 фр. т. е. менѣе чѣмъ въ Россіи только на 310 мил. р.-- Чѣмъ же мы такъ гордимся, какое право имѣемъ мы хвастаться земледѣльческимъ богатствомъ нашей страны?}
   Количество пахатныхъ земель въ Россіи къ количеству пахатныхъ земель во Франціи, относится какъ 31/2:1, а сумма стоимости земледѣльческаго продукта, производимаго Россіей), къ стоимости земледѣльческаго продукта, производимаго Франціей), относится какъ 1,1:1. Еще поразительнѣе покажутся эти отношенія, если мы станемъ сравнивать Россію съ Англіей. Количество пахатныхъ земель въ первой къ количеству пахатныхъ земель во второй относится какъ 8,5:1; сумма же стоимости земледѣльческаго продукта Россіи къ суммѣ стоимости земледѣльческаго продукта Англіи какъ 1,5:1.
   Очевидно, что насъ называютъ земледѣльческою страною не потому, что у насъ развито земледѣліе и не потому, что мы производимъ особенно много хлѣба, а единственно потому, что у насъ, не существуетъ никакой другой промышленности, кромѣ сельскохозяйственной. Разумѣется, подобная репутація еще не особенно лестна и, по нашему мнѣнію, гораздо было бы правильнѣе просто называть насъ страною первоначальной культуры. По крайней мѣрѣ, это названіе никого бы не вводило въ заблужденіе.
  

II.

   Хотя страна наша и не имѣетъ нрава, строго говоря, называться страною земледѣльческою, однако земледѣліе все-таки составляетъ ея главный и существенный доходъ; потому приступая къ исчисленію производительныхъ силъ Россіи, мы начнемъ съ опредѣленія производительныхъ силъ ея почвы.
   Общая цифра земли въ Россіи, выраженная въ десятинахъ, равняется, по новѣйшимъ даннымъ, 582,613,000 дес. Въ этомъ числѣ почвы производительной, пастбищъ, луговъ, пашенъ, лѣсовъ считается 425,557,000 дес; непроизводительной т. е. необработанной 157,056,000 дес., слѣдовательно производительная почва въ европейской Россіи, за исключеніемъ в. к. Финлядскаго и ц. Польскаго, составляетъ 73% общей поверхности; непроизводительная 27%. Что же касается собственно пространства пахатной земли то, до послѣдняго времени, мы не имѣли о немъ вполнѣ вѣрныхъ и положительныхъ данныхъ. Но вычисленію Тенгоборскаго, число пахатныхъ земель равнялось 90 мы л. дес.; вычисленія его относились къ концу 40-хъ годовъ и казались тогда всѣмъ весьма преувеличенными. Шторхъ (Bauernstand in Russland) и Годенъ (Russlands Kraftelemente) уменьшили число пахотныхъ земель до 79 1/2 мил. десятинъ; Корсакъ ссылается на Тенгоборскаго, а самъ вычислять отказывается но неимѣнію на это положительныхъ данныхъ. Только на дняхъ Центральный статистическій комитетъ при М. В. Д. выпустилъ въ свѣтъ книгу (Статистическій Временикъ Россійской Имперіи, 1866 г.), которая сообщаетъ на этотъ счетъ вѣрныя, болѣе или менѣе несомнѣныя свѣденія. По вычисленіямъ Центральнаго статистическаго комитета количество пахатныхъ земель въ Россіи равняется 88.802.000 десятинамъ.
   По общепринятой у насъ системѣ хозяйства, ежегодно засѣвается около 2/3 всѣхъ пашень: одна треть засѣвается подъ озимые, другая подъ яровые хлѣба, а третья остается подъ паръ. Двѣ трети 88.802.000 дес. составятъ около 59,201,332. Можно предположить, что ежегодно засѣвается по крайней мѣрѣ 58 мил. дес. По вычисленію Шторха (Bauernstand, стр. 186) на лѣтній посѣвъ идетъ 36 мил. четвертей, на зимній 24 мил., т. е. между зимнимъ и лѣтнимъ посѣвомъ существуетъ такое же отношеніе, какъ между 2:3.
   Не имѣя основанія сомнѣваться въ вѣрности этой пропорціи, мы въ то же время думаемъ, что самыя цифры, на основаніи которыхъ она построена, не совсѣмъ вѣрны, да онѣ и не могутъ быть вѣрны, такъ какъ Шторхъ полагалъ будто число пахатныхъ земель въ Россіи равняется только 79 1/2 мил. дес. Двѣ трети 79,500,000 дес. составляетъ 53 мил. дес., предполагая на обсѣмяненіе каждой десятины не многимъ болѣе 1 четверти (1,13), онъ отсюда заключалъ, что на отсѣвъ ежегодно отлагается 60 мил. четвертей; того же мнѣнія держится и Реденъ. Нр оно основано на невѣрномъ разсчетѣ. На обсѣмяненіе одной десятины употребляется обыкновенно отъ 6--10 четвериковъ, т. е. среднимъ числомъ 1 четверть. Ежегодно засѣвается 58 мил. дес., слѣдовательно ежегодно отлагается на отсѣвъ, озимаго хлѣба 23 мил. дес., яроваго 35 мил. дес.; всего 58 мил. чет.
   Вычисленіе это повидимому такъ правдоподобно и построено на такихъ вѣроятныхъ предположеніяхъ, что почти исключаетъ всякія сомнѣнія въ его приблизительной точности; дѣйствительно всякій знаетъ, что въ трехъ-польномъ хозяйствѣ, подъ посѣвъ, ежегодно обращается 2/3 полей, что двѣ трети изъ 88,000,000 составятъ цифру весьма близкую къ 58,000,000, и ни одинъ хозяинъ не найдетъ преувеличенною принятую нами норму засѣва десятины. А между тѣмъ въ офиціальныхъ свѣденіяхъ Мин. Вн. Дѣлъ, значится, что въ 1859 г., въ европейской Россіи посѣяно было ярового хлѣба 21,623,983 четверти; озимаго -- 14,629.114 четвертей, всего 36.253,097. Отчеты за нѣкоторые изъ предъидущтіхъ лѣтъ подтверждаютъ эту цифру. Между, тѣмъ она почти на 23 мил. ниже нашей и на 25 мил. ниже цифръ Шторха и Редена. Какъ же это объяснить? Цифра ежегоднаго посѣва, отъ которой будетъ зависѣть цифра ежегоднаго сбора, имѣетъ для насъ слишкомъ важное значеніе, чтобы мы могли допустить какое нибудь сомнѣніе относительно ея дѣйствительныхъ размѣровъ, потому опять спрашиваемъ: неужели у насъ находится пахатной земли менѣе 88 мил. десятинъ? Но, вѣдь, эта цифра выведена изъ офиціальныхъ же отчетовъ? Неужели же у насъ при трехпольной системѣ хозяйства засѣвается не 2/3, а 1/3, пахатной земли? Неужели на десятину высѣваютъ не одну четверть, а 1/2? Но, вѣдь это противурѣчитъ ежедневному опыту любого сельскаго хозяина. Остается предположить, что въ цифрахъ, выведенныхъ на основаніи офиціальныхъ свѣденій, вкрались ошибки? За отрицательнымъ отвѣтомъ на первые три вопроса, остается отвѣчать положительнымъ на этотъ послѣдній вопросъ. {Относительно возможности крупныхъ ошибокъ въ свѣденіяхъ, собираемыхъ офиціальнымъ путемъ, можно найти указанія въ "Матеріалахъ", собранныхъ офицерами генеральнаго штаба. Такъ напримѣръ г. Коревъ, собиравшій матеріалы для статистики Виленской губерніи, разсказываетъ слѣдующій фактъ. Но офиціальнымъ даннымъ, обнимающимъ періодъ въ 9 лѣтъ, на продовольствіе жителей, послѣ отсѣва, остается только 58,0460 четвертей ржи и 367,940 четвертей картофеля. Число жителей въ губерніи равно 841,095; но самому умѣренному счету на человѣка (считая въ томъ числѣ женщинъ и дѣтей) слѣдуетъ положить 1 1/2 озимаго, 1 1/2 чет. картофеля и 7 гарнцевъ крупъ, слѣдовательно на продовольствіе всего населенія ежегодно требуется,-- не считая крупъ,-- 1,261,500 четвертей ржи и столько же картофеля. Но если вѣрить офиціальнымъ даннымъ, то придется допустить, что умѣренная потребность края питаться никогда не можетъ быть удовлетворена, потому что каждый годъ оказывается недостатокъ въ 681,040 чет. ржи и 893,060 чет. картофеля. А между тѣмъ достовѣрно извѣстно, что жители виленской губерніи не только удовлетворяютъ всѣ свои потребности своимъ хлѣбомъ, но еще излишекъ его сбываютъ въ Ковно, для вывоза за границу, и въ Дисну, для сплава по р. Западной Двинѣ, въ Гигу. Мало того, часть ржи откладывается въ запасные магазины, часть идетъ на винокуреніе. Вообще виленская губернія есть губернія по преимуществу земледѣльческая, и только сбыть своего хлѣба даетъ народу возможность существовать и платить подати; при постоянномъ же недостаткѣ половины противъ необходимаго для продовольствія, и при отсутствіи другихъ средствъ къ существованію, кромѣ тѣхъ, которыя даетъ ему земля, невольно рождается вопросъ: кокъ и чѣмъ живетъ губернія?
   Подобные же промахи встрѣчаются и въ другихъ губерніяхъ, такъ, напримѣръ "въ Минской губерніи, говоритъ Зеленскій (Мат. д. геогр. и стат. Рос. Минск. губ. ч. II, стр. 21) по даннымъ офиціальной статистики ежегодно засѣвается: озимаго 408,000 четв., яроваго -- 179,000 четв., а на самомъ дѣлѣ: озимаго 490,000 чет., яроваго -- 590,000 чет." Таже статистика утверждаетъ, будто въ минской губерніи ежегодно засѣвается 43 дес. изъ 100 дес. пахатной земли, а бъ дѣйствительности, по обще-принятой трехаольной системѣ, въ ней засѣвается болѣе 65 дес. изъ 100.}
   Итакъ допустимъ, что ежегодно въ наши поля зарывается 58 мил. четвертей. Какое же количество ихъ собирается, какое количество хлѣба производитъ наша плодоносная и обильная земля? На этотъ вопросъ мы находимъ много различныхъ отвѣтовъ въ разныхъ офиціальныхъ и неофиціальныхъ изданіяхъ, въ трудахъ разныхъ и ученыхъ и неученыхъ статистиковъ.
   Приведенный выше отчетъ за 1859 г. опредѣляетъ число ежегодно собираемаго хлѣба въ 100,155,565 четвертей; Тенгоборскій -- въ 26О мил. четвертей; по офиціальнымъ вычисленіямъ, приводимымъ въ сельско-хозяйственномъ атласѣ (изд. въ 1851 г.) и обнимающемъ 12 лѣтъ, сумма ежегодно собираемаго хлѣба равняется 265 мил. чети.; по вычисленіямъ, помѣщеннымъ въ томъ же году въ извѣстіяхъ императорскаго вольно-экономическаго общества -- она простирается только до 241 мил. четв.; но министерскимъ отчетамъ съ 1840--48 г. до 212 мил. четвертей; по вычисленію Кеппена (Bulletin scientifique, publié par l'Academie Jmperiale des sciences, VII, No 17.) оно равняется 231 милліону; но вычисленію Протопопова (жур. Мин. Государ. Имущ. 1842 г. No 3, стр. 93) 250 мил. четв. и т. д. Шторхъ склоняется въ пользу 212 милліоновъ; а Редонъ -- 265 мил. Гдѣ же найдемъ мы здѣсь критеріумъ для истины?
   Критеріумомъ мы возьмемъ средній ежегодный урожаи. Правда, опредѣлить этотъ критеріумъ довольно трудно; относительно его существуетъ такое же множество различныхъ и не всегда между собою сходныхъ показаній, какъ и относительно общей суммы ежегодно собираемаго хлѣба, но все-таки здѣсь меньше разногласія и потому здѣсь скорѣе доберемся до точной цыфры.
   Обнимая огромныя пространства земель, Россія содержитъ въ себѣ образчики всевозможныхъ почвъ, представляетъ всевозможныя степени урожаевъ, начиная съ самъ-другъ до самъ 50, 60 и въ иныхъ мѣстахъ даже до самъ 80 и 100. Въ нашихъ южныхъ губерніяхъ, въ Малороссіи, почва до того плодородна, что почти не нуждается въ обработкѣ. За то на сѣверѣ и въ нѣкоторыхъ западныхъ губерніяхъ ежегодный урожай поражаетъ своею бѣдностію. "Нигдѣ въ Европѣ, говоритъ Веденъ (Russlands Kraft elemente, стр. 84) урожай не подверженъ такимъ случайностямъ и измѣненіямъ, какъ въ Россіи. Въ Европѣ не бываетъ такихъ урожаевъ, которые давали бы хлѣба въ излишествѣ, но за то не встрѣчается и противуположныхъ крайностей. Это поразительное разнообразіе русскихъ урожаевъ обусловливается не одними только физическими причинами, не одна почва и климатъ виноваты въ немъ; въ немъ виновато незнаніе, какъ справиться съ производительными силами почвы, неумѣнье увеличивать или ослаблять ихъ, но мѣрѣ надобности. Земледѣліе ведется въ настоящее время въ Россіи на такихъ же точно началахъ, какъ за триста лѣтъ тому назадъ."
   Реденъ совершенно правъ; наше, агрономическое невѣденіе превосходитъ всякое описаніе, и лучшее доказательство этому мы дѣйствительно находимъ въ статистикѣ нашихъ урожаевъ. Земледѣліемъ мы занимаемся вотъ уже тысячу лѣтъ и до сихъ поръ еще не научились управлять производительными силами почвъ. Ни въ одной европейской странѣ неурожаи не бываютъ такъ часты и обыденны какъ у насъ; у насъ, что не годъ -- то тамъ, то здѣсь голодъ. Нельзя однако согласиться съ Реденомъ, будто мы не умѣемъ ослаблять производительность нашей почвы; что несправедливо: мы, напротивъ, отличаемся особеннымъ умѣньемъ превращать самыя плодородныя земли въ земли безплодныя или, по крайней мѣрѣ, малопроизводительныя: лучшимъ доказательствомъ этому служитъ Малороссія, эта благодатная страна, которую "Богъ благословилъ, какъ говорилъ еще Петръ 1-й,-- паче иныхъ краевъ государства Россійскаго," могла бы одна не только прокормить всю Россію, но еще выслать излишекъ хлѣба на заграничные рынки. "Природа щедрою рукою разсыпала здѣсь всѣ дары свои; прекраснѣйшія мѣста, плодородныя земли, благорастворенный воздухъ, все доказываетъ, что жители ея не пасынки, а истинныя дѣти матери-природы. Въ странѣ этой труды земледѣльцевъ благодарны; ни мало не удобренная земля щедро награждаетъ попеченія ихъ тучными колосьями ржи, пшеницы, овса, проса, ячменя, гречихи и другихъ произведеніи." (Письма изъ Малороссіи, Левшина"). Не смотря однако на всѣ любезности матери-природы, ея дѣти не только не благодѣтельствуютъ своимъ менѣе счастливымъ братьямъ, но и сами-то себя содержатъ въ крайней бѣдности. Тотъ же самый путешественникъ, который такъ краснорѣчиво описывалъ плодородіе малороссійскихъ полей и благорастворенность малороссійскаго воздуха, долженъ былъ однако сознаться, что "тамошніе жители народъ весьма бѣдный, они не стараются* о пріобрѣтеніи себѣ богатства; бѣдность ихъ поражаетъ на каждомъ шагу." Обѣднѣвъ, малороссійскіе земледѣльцы до того истощили свои плодоносныя ноля, что почва даетъ теперь весьма умѣренные урожаи. По изслѣдованіямъ Штукенберга, свѣреннымъ съ новѣйшими офиціальными данными, оказывается, что въ Черниговской губерніи средній урожай хлѣба самъ 3--5; въ Полтавской -- самъ 5 1/2; въ Кіевской самъ 5 1/2. Въ губерніяхъ Екатеринославской и Саратовской, которыя считаются одними изъ самыхъ плодородныхъ губерній, хорошимъ урожаемъ для ржи считается самъ 11, для пшеницы самъ 12, для овса самъ 18--20. Между тѣмъ, въ Англіи, напримѣръ, весьма обыкновеннымъ урожаемъ {Средніе же урожаи въ Саратовской и Екатеринославской губерніяхъ, для озимыхъ и яровыхъ хлѣбовъ, отъ самъ 6 до самъ 8. (Хозяйст. Стат. атласъ 1857).} считается для ржи самъ 22, для пшеницы самъ 25, для овса самъ 36 {Въ прежнее время, говоритъ Штукенбергъ (Стат. тр. т. II, стр. 25) плодородіе почвы въ Гродненской губерніи вошло просто въ поговорку; теперь же средній урожай едва доходитъ для озимаго до самъ 3-хъ, для яроваго до самъ 2 1/2.}.
   Такимъ образомъ земля, могущая давать, безъ особаго труда со стороны земледѣльца, урожаи въ самъ 18, 20, у насъ часто даетъ не болѣе самъ 2, самъ 3. Въ Херсонской губерніи есть, напримѣръ, имѣнія, въ которыхъ средніе ежегодные урожаи равняются самъ 21; рядомъ съ ними, почва одинаково-плодородная приноситъ только самъ 1 1/2. Если встрѣчаются такія крайности въ сосѣднихъ имѣніяхъ одной губерніи, то что же сказать о мѣстностяхъ, лежащихъ въ разныхъ губерніяхъ, или о губерніяхъ, лежащихъ въ разныхъ полосахъ. Здѣсь колебанія урожаевъ почти безпредѣльны; уловить среднюю норму, опредѣлить среднюю степень урожая весьма трудно, и даже не всегда возможно. Но мы все-таки постараемся это сдѣлать, пользуясь, главнымъ образомъ, трудами ІІІтукенберга, вычисленіями Редена и ІІІторха и наконецъ данными, представляемыми хозяйственно-статистическимъ атласомъ, изд. М. Г. Имущ. Такъ какъ мы придаемъ большее значеніе вѣрному опредѣленію средней цифры урожая, потому что отъ этой цифры будутъ зависѣть наши дальнѣйшія вычисленія относительно производительныхъ силъ Россіи,-- то, пусть, читатель не сѣтуетъ на насъ за длинныя таблицы, которыя мы намѣрены теперь представить ему. Одна изъ этихъ таблицъ составлена Реденомъ, другая составлена нами но "Статистическимъ трудамъ" Штукенберга.

 []

 []

   *) Цифры, показанныя какъ въ этой, такъ и въ предыдущей таблицѣ, весьма мало противорѣчать новѣйшими изслѣдованіямъ офицеровъ генеральнаго штаба. Во всякомъ случаѣ, однако, не слѣдуетъ забывать, что онѣ имѣютъ значеніе только приблизительныхъ величинъ, и что имъ никакъ нельзя безусловно довѣряться.
  
   Итакъ среднюю цифру урожая для Европейской Россіи можно опредѣлить приблизительно самъ 3,8. Теперь уже легко вычислить количество хлѣба, ежегодно сбираемаго съ нашихъ плодоносныхъ нивъ и полей. Мы уже видѣли выше, что ежегодно зарывается въ землю 58 милл. четвертей; взойти должно, слѣдовательно, въ 3 1/2 раза болѣе, помножаемъ 58.000,000 на 3,7 получимъ 214,600,000.
   214 милл. четвертей хлѣба -- вотъ нашъ годовой запасъ, наше годовое пропитаніе. Довольно ли намъ этого?
  

III.

   Изъ 214 милл. слѣдуетъ вычесть, по крайней мѣрѣ, 80 милліоновъ овса и картофеля, за этимъ вычетомъ останется удобосъѣдаемыхъ хлѣбовъ всего 134 милл.; изъ этихъ 134 милл. приходится отложить еще 58 милл. на сѣмя на, итого остается только 76 милл. четвертей. Если бы весь этотъ хлѣбъ пошелъ на про довольствіе Россіи, то на каждаго жителя пришлось бы въ годъ около 1 1/4 четвертей, или, почти 400 фунтовъ муки и крупъ, въ день фунтъ хлѣба и нѣсколько золотниковъ крупъ (9,5) {Число жителей въ Европейской Россіи (за исключеніемъ в. к. Финляндскаго и ц. Польскаго) равняется 60,900,309 чел. (Статист. Времен. Гос. Имп. 1866).}. Нища весьма скудная; при самомъ умѣренномъ разсчетѣ на человѣка обыкновенно полагается 1 1/2 четв., хлѣба, что составитъ въ годъ около 560 фунт. и въ день почти 1 1/2 ф. На паекъ же солдату въ годъ полагается 3 1/4 четверти, что составитъ въ день болѣе 2 фунтовъ. Шторхъ, Годенъ, Тенгоборскій и даже Мин. внутр. д., вычисляя количество хлѣба, потребнаго для продовольствія, полагаютъ на человѣка до 2 четверть (считая въ томъ числѣ и крупы), т. е. въ день около 2-хъ фунтовъ. Но, по нашему разсчету, два фунта хлѣба въ день слишкомъ обильная пища для нашего народа; даже и 1 1/4 четв. въ годъ, т. е. 1 фунта въ день ему слишкомъ много. 75 милл. четвертей хлѣба не сполна идутъ на его продовольствіе; нужно еще отдѣлить извѣстную сумму четвертей на винокуреніе и заграничную продажу. Какъ же велики эти суммы?
   По офиціальному отчету Мин. Вн. Д. на винокуреніе отчислено около 10 милліоновъ четвертей. Но новѣйшимъ даннымъ, обнародованнымъ въ Статистическомъ Временникѣ, количество хлѣба, идущаго на винокуреніе, можно опредѣлить почти въ 8 милліоновъ четвертей.
   Что же касается до количества хлѣбовъ, вывозимыхъ за-границу, то объ этомъ предметѣ мы имѣемъ весьма точныя свѣденія, такъ какъ цифры, сюда относящіяся, собирать весьма не трудно, и такъ какъ вообще статистика ввоза и вывоза ведется у насъ, сравнительно, съ большею аккуратностію и тщательностію. Мы позволимъ себѣ привести здѣсь таблицу ежегодныхъ вывозовъ хлѣба, начиная съ 1845 но 1805 г., т. е. за 20 лѣтъ. Эта таблица приведетъ насъ къ весьма интереснымъ и поучительнымъ выводамъ насчетъ нашей національной разсчетливости:

 []

   *) Нѣтъ точныхъ свѣденій у насъ подъ руками.
  
   Изъ этой таблицы можно было бы вывести утѣшительное заключеніе о преуспѣяніи нашей заграничной торговли, о прогрессивномъ разширеніи оборотовъ нашего хлѣбнаго рынка. Въ самомъ дѣлѣ, въ теченіи 20-ти лѣтъ общая сумма стоимости вывозимаго хлѣба увеличилась почти вдвое, а если сравнивать 45 годъ съ 1860--65,-- то болѣе чѣмъ втрое. Но этотъ благопріятный выводъ обусловливается благопріятнымъ разрѣшеніемъ слѣдующаго вопроса: увеличилось ли въ такой-же мѣрѣ количество хлѣбовъ, ежегодно собираемыхъ съ нашихъ нолей? Нѣтъ, не увеличилось. Офиціальные отчеты за 1840--48 годы опредѣляютъ сумму четвертей ежегоднаго сбора въ 212 милл., по нашему же разсчету теперь она простирается до 214 милл. Кромѣ того, самыя простыя соображенія о свойствахъ нашей сельско-хозяйственной системы,-- соображенія, подтверждаемыя фактами, которые мы въ изобиліи находимъ въ мѣстныхъ статистикахъ губерній и нѣкоторые изъ которыхъ мы уже привели выше,-- заставляютъ насъ предполагать, что урожайность нашихъ полей скорѣе понизилась, чѣмъ повысилась за послѣдніе 20 лѣтъ. Если же количество ежегодно собираемаго хлѣба не увеличилось, а увеличился только сбытъ его заграницу,-- то значитъ, въ соотвѣтственной мѣрѣ, уменьшилось количество хлѣба, продовольствующаго народъ. Это уменьшеніе очень чувствительно; тамъ, гдѣ не достаетъ чистаго хлѣба, недостатокъ его восполняется примѣсью мякины и соломы, образуя то нездоровое мѣсиво, которое называется изъ деликатности ржанымъ хлѣбомъ, съ тѣмъ вмѣстѣ ограничивается и поденная порція въ крестьянской домашней экономіи. Только по мѣрѣ этого ограниченія въ нашемъ домашнемъ быту увеличилась цифра ежегодно ввозимыхъ продуктовъ европейской цивилизаціи. Съ 1851--53 годъ общая цѣнность этихъ продуктовъ немногимъ превышала 86 мил. р., съ 1857--59 она же достигла 137,790,069 р., а съ 1860--65 г. она почти дошла до 140 мил. Въ 40-хъ же годахъ сумма стоимости привозимыхъ товаровъ немногимъ превышала 75 милл. Такимъ образомъ, мы потребляемъ теперь почти вдвое болѣе продуктовъ западноевропейской цивилизаціи, чѣмъ потребляли 20 лѣтъ тому назадъ; мы выписываемъ теперь вдвое болѣе виноградныхъ винъ, бархату, шелку, блондъ, фруктовъ и овощей, мы истребляемъ вдвое большее количество чаю и кофе, чѣмъ истребляли прежде.
   Изъ представленной выше таблицы выходитъ, что у насъ среднимъ числомъ вывозится за-границу хлѣба на 42 слишкомъ милл. рублей. Принимая въ разсчетъ среднія цѣны на хлѣбъ, стоявшія на нашемъ рынкѣ въ 20-ти лѣтній періодъ съ 1845--65 г., мы придемъ къ заключенію, что у насъ ежегодно вывозится за-границу около 8 1/2 милл. четвертей. И такъ, 8 милл. четвертей на винокуреніе, да 8 1/2 милл. четвертей на заграничную продажу, и того 167а милл. четв. вычитая около 1 1/2 милл. четверъ овса, отправляемаго за-границу, мы получимъ 15 милл. четвертей чистаго хлѣба. Эти 15 милл. слѣдуетъ отнять отъ тѣхъ 76 милл., которые мы опредѣлили на народное продовольствіе; тогда останется на этотъ предметъ всего 61 милл. четв., т. е. на каждаго жителя менѣе одной четверти ржи, пшеницы, гороху, ячменя, проса и т. п. Не забудемъ при этомъ, что хлѣбъ составляетъ единственную пищу крестьянъ. "Употребленіе каши изъ крупъ -- говоритъ г. Барановичъ, описывая бытъ рязанскихъ крестьянъ (Мат. для Геогр. и Ст. Рос. Рязанcк. губ.), служитъ уже признакомъ нѣкотораго довольства, что же касается до мясной пищи, то это большая рѣдкость крестьянскаго стола и допускается только въ важные праздники". Употребляя каждый день 1/2 ф. хлѣба, и кислыя пустыя щи {Крестьянскіе щи, какъ въ постные, такъ и въ скоромные дни варится изъ квашеной капусты безо всего, прибавляя въ нихъ иногда, въ скоромные дни, немного соли или смѣтаны, или молока; о заправѣ ихъ мукою, масломъ или крупами многіе не имѣютъ даже и понятія, потому щи у нихъ выходятъ жидкими и невкусными, вполнѣ суровыя" (Мат. для геогр. и стат. Рос. Рязанская губерніи).}, крестьянинъ искусственнымъ образомъ старается увеличить свою скромную порцію хлѣба: онъ подмѣшиваетъ къ мукѣ мякину, овесъ, солому, а въ нѣкоторыхъ сѣверныхъ и сѣверо-западныхъ губерніяхъ глину и песокъ. Вмѣсто 1/2 фунта чистаго ржанаго хлѣба, онъ потребляетъ 1, 1 1/2 и даже 2 фунта какого-то мѣсива.
   Наши вычисленія показываютъ, что количество хлѣба производимаго въ Россіи, за вычетомъ на отсѣвъ, на винокуреніе и на заграничную продажу,-- весьма недостаточно для удовлетворенія насущныхъ потребностей 60-ти милліоннаго населенія- Подтвержденіе этого вывода мы находимъ въ офиціальныхъ отчетахъ Мин. Внутр. Дѣлъ. Въ доказательство сошлемся на цитированный уже выше отчетъ за 1859 годъ. Въ этомъ отчетѣ, есть таблица, показывающая, въ какихъ именно губерніяхъ и какое именно количество хлѣба недостаетъ для продовольствія жителей за вычетомъ изъ общей суммы хлѣбовъ извѣстнаго числа четвертей на вывозъ за границу и на винокуреніе. Вотъ выводы изъ этой таблицы:

Недостаетъ хлѣба для продовольствія жителей:

   Озимаго въ 34 губерніяхъ: Архангельской, Астраханской, Витебской, Владимірской, Волынской, Воронежской, Екатеринославской (гдѣ замѣтимъ въ скобкахъ, рожь при небольшомъ уходѣ, даетъ самъ 8, пшеница самъ 10), Калужской, Костромской, Курляндской, Курской, Минской, Московской, Нижегородской, Могилевской, Олонецкой, Орловской (гдѣ средній урожай озимаго хлѣба отъ самъ 5 въ 6 1/2), Пензенской, Пермской, Подольской, Полтавской, Рязанской, Петербургской, Саратовской, Симбирской (въ этихъ губерніяхъ средній урожай озимаго хлѣба отъ самъ 6 до 8), Таврической, Тамбовской, Тверской, Тульской, Харьковской, Херсонской, Черниговской, Эстлляндской, Ярославской.
   Ярового: въ 31 губерніи: Архангельской, Астраханской, Владимірской, Волынской, Вятской, Гродненской, Екатеринославской (средній урожай яровыхъ хлѣбовъ самъ 7), Казанской, Калужской, Костромской, Минской, Нижегородской, Пермской, Подольской, Рязанской, Самарской (средній 1 урожай яровыхъ хлѣбовъ самъ 7), Саратовской, СимІбирской, Черниговской, Ярославской и Области Бессарабской.
   Если читатель не полѣнился тщательно просмотрѣть этотъ списокъ губерній и если онъ сличилъ его съ другимъ спискомъ губерній, составленнымъ но хозяйственно-статистическому атласу,-- то его вниманіе должно остановиться на слѣдующемъ фактѣ: губерніи, фигурирующія въ томъ спискѣ, въ V и IV категоріяхъ, т. е. губерніи наиболѣе урожайныя, оказываются въ тоже время губерніями въ такой степени нуждающимися въ хлѣбѣ, что его даже не хватаетъ для продовольствія жителей. Такъ, напримѣръ, въ губерніяхъ Астраханской, Саратовской, Самарской, Симбирской чувствуется дефицитъ какъ въ яровомъ, такъ и въ озимомъ хлѣбѣ, между тѣмъ во всѣхъ этихъ губерніяхъ средній урожай опредѣленъ хозяйственно-статистическимъ атласомъ самъ 7. Въ Рязанской губерніи яровые хлѣба даютъ средній урожай въ самъ 4%, озимые -- въ самъ 4, а между тѣмъ въ этой губерніи не хватаетъ ни ярового, ни озимаго для продовольствія жителей и т. п. Какъ объяснить эти, по видимому, странныя и даже противурѣчивые факты.
   Весьма просто. Они только показываютъ, что, при распредѣленіи хлѣба для потребленія, мѣстныя нужды и потребности народа не берутся въ расчетъ. Барышники и эксплуататоры собираютъ, продаютъ, покупаютъ и вывозятъ хлѣбъ, не справляясь съ тѣмъ, сытъ или голоденъ земледѣлецъ. Эти факты показываютъ также, какъ ошибочно было бы судить о довольствѣ жителей, но размѣрамъ торговыхъ оборотовъ хлѣбныхъ барышниковъ.
   Сложивъ общее количество четвертей хлѣба, собираемаго въ каждой губерніи въ отдѣльности, и вычтя изъ этой суммы то количество хлѣба, которое идетъ на винокуреніе, на отсѣвъ и на заграничную торговлю,-- отчетъ опредѣляетъ 56,549,829 четвертей на продовольствіе жителей. Цифра умѣреннѣе даже нашей, но и она оказывается но отчету слишкомъ преувеличенною; при оставленіи 56,549,820 чет. на народное продовольствіе, потребленіе перевыситъ производство на 3,330,590 четвертей.
   Все это ясно говоритъ офиціальный отчетъ. Положимъ, что цифры, показанныя въ немъ, не вполнѣ точны и не всегда близки къ истинѣ (въ чемъ выше мы уже имѣли случай убѣдиться), все же самый фактъ дефицита остается неоспоримымъ.
   Теперь попробуемъ выразить въ деньгахъ общую сумму ежегодно производимаго нашею почвою земледѣльческаго продукта. Сдѣлать это мы можемъ только приблизительно. Во-первыхъ потому, что трудно и почти невозможно опредѣлить въ деньгахъ среднюю стоимость четверти хлѣба. Въ этомъ отношеніи въ разныхъ мѣстностяхъ Россія существуютъ самые поразительные контрасты; въ то время, напримѣръ, когда четверть ржи въ сѣверо-восточныхъ губерніяхъ продается по 6 и 8 руб., въ губерніяхъ низовыхъ за нее платятъ 1 р., 2 р. и много, много если 3 р. Четверть пшеницы въ прибалтійскихъ губерніяхъ продается по 12 руб., а въ низовыхъ въ томъ же мѣсяцѣ за нее платится 3 руб. Даже въ мѣстностяхъ, лежащихъ въ одной полосѣ, въ цѣнахъ хлѣба замѣчаются поразительныя колебанія; такъ, въ прибалтійскихъ губерніяхъ зимою цѣна четверти пшеницы колеблется отъ 5 р. до 12 р.; въ западныхъ отъ 3 р. до 11 р., въ низовыхъ отъ 2 р. до 6 р. Мало того, даже мѣсяцы оказываютъ огромное вліяніе на цѣнность хлѣбовъ. Въ январѣ мѣсяцѣ въ сѣверо-восточныхъ губерніяхъ четверть ржи продается отъ 1 р. 10 к. до 8 руб., пшеницы -- отъ 2 р. 20 к. до 15 руб.; въ губерніяхъ прибалтійскихъ въ томъ же мѣсяцѣ ".четверть ржи идетъ но 5 руб., пшеницы -- но 8 руб. Въ декабрѣ же мѣсяцѣ,-- въ сѣверо-восточныхъ губерніяхъ четверть ржи идетъ отъ 2 р. до 7 р.; пшеницы -- отъ 3 до 12 руб.; въ прибалтійскихъ четверть ржи -- отъ 3 до 8 руб.; пшеницы отъ 7 до 12 руб. Тоже самое повторяется въ губерніяхъ западныхъ, новороссійскихъ и низовыхъ (*). Такое колебаніе въ цѣнахъ краснорѣчивѣе всего свидѣтельствуетъ о нашемъ младенчествѣ въ торговыхъ дѣлахъ. Въ то время какъ народъ чувствуетъ нужду въ хлѣбѣ въ сѣверныхъ губерніяхъ, и барышники продаютъ хлѣбныя зерна на вѣсъ золота,-- въ это время житницы хозяевъ въ южныхъ и поволжскихъ губерніяхъ ломятся отъ непомѣрнаго изобилія ржи и пшеницы, и эта рожь и пшеница, не находя себѣ сбыта, гніетъ и пропадаетъ безъ всякой пользы и для ея хозяина, и для его нуждающихся соотечественниковъ. Мы торопимся вывозить нашъ хлѣбъ за границу для того, чтобы привозить къ себѣ возможно большее количество продуктовъ западно-европейской цивилизаціи,-- и не хотимъ обратить ни малѣйшаго вниманіи на состояніе хлѣбныхъ рынковъ внутри Россіи, между тѣмъ, на нихъ, цѣна хлѣба иногда поднимается до такихъ размѣровъ, что хлѣбъ -- становится для бѣдныхъ людей предметомъ роскоши, иногда же падаетъ до такого низкаго уровня, что не окупаетъ ни трудовъ, ни издержекъ земледѣльца. И всѣ эти перемѣны всего чувствительнѣе отражаются на нашемъ крестьянинѣ. Въ періоды неурожая и хлѣбной дороговизны -- ему нечѣмъ платить оброкъ и повинностей, онъ и семья его терпятъ лишенія, въ періоды урожаевъ -- хлѣбъ такъ дешевъ, что за продажею его опять ничего не остается для уплаты оброка и повинностей,-- и опять тѣ же лишенія. И эти-то крайности -- чрезмѣрнаго урожая и дешевизны, неурожая и дороговизны,-- постоянно смѣняютъ другъ друга, и мы до сихъ поръ не можемъ выбиться изъ нихъ, не можемъ установить ничего прочнаго, вѣрнаго, постояннаго, ничего средняго.

*)  []

   Во вторыхъ, потому еще трудно опредѣлить среднюю цѣну хлѣбовъ, что у насъ не собирается относительно этого предмета никакихъ точныхъ свѣденій. О цѣнахъ нѣкоторыхъ хлѣбовъ (именно ржи и пшеницы) мы ихъ имѣемъ, а о другихъ -- нѣтъ. Приблизительно мы можемъ сказать, что средняя цѣна пшеницы, ржи и овса колеблется отъ 4 до 4 1/2 руб. Отъ прибавки къ этой цифрѣ средней цѣны другихъ хлѣбовъ (ячмень, горохъ, просо, гречиха и т. п.), о которой мы нашли только весьма отрывочныя свѣденія въ матеріалахъ для геогр. и статист. Россіи -- значеніе ея нисколько не измѣнится и потому, не впадая въ большую ошибку, мы можемъ опредѣлить среднюю цѣну четверти хлѣба (считая и овесъ) въ 4 руб. 25 к. {Тенгоборскій, на основаніи весьма тщательныхъ вычисленій, выводить слѣдующія таблицы цѣнъ на хлѣбъ (съ 1840--50):
   Четверть ржи 2 р. 15 к.
   " пшеницы 4 " 55 "
   " крупъ 4 " 72
   " овса 1 " 88 "
   Всего 14 р. т. е. средняя цѣна 3 р. к.}. Мы знаемъ, что мы преувеличиваемъ цѣнность нашихъ земледѣльческихъ продуктовъ. Тенгоборскій оцѣпилъ четверть хлѣба всего въ 3 р. 50 к., но мы нарочно прибавляемъ на каждую четверть 1 руб., чтобы насъ не упрекнули въ преднамѣренномъ умаленіи народныхъ богатствъ. И такъ, четверть хлѣба стоитъ 4 р. 25 к.; ежегодно собирается 214,000,000 четвер., слѣдовательно средняя ежегодная стоимость нашего земледѣльческаго продукта равняется 910 милліонамъ рублей {Вычисленія наши въ окончательномъ выводѣ восьми сходны съ вычисленіями Тенгоборскаго. По сто вычисленіямъ средняя стоимость земледѣльческаго продукта также равняется 410 мил., хотя онъ бралъ цѣпы на хлѣбъ весьма низкія,-- ниже ихъ дѣйствительнаго уровня. По нашему мнѣнію, ошибка въ его вычисленіяхъ заключалась въ томъ, что онъ положилъ въ основаніе своихъ выводовъ невѣрную цифру ежегодно обработываемыхъ пахатныхъ земель.}. Раздѣляя это число на число жителей, мы найдемъ, что на каждаго человѣка приходится въ годъ пшеницы, ржи, овса, ячменя, гороху, гречихи и др. хлѣбовъ около 15 р.; въ день но 4 съ небольшимъ копѣйки.
  

IV.

   Кромѣ исчисленныхъ выше хлѣбныхъ растеній, въ Россіи разводятъ прядильныя, маслянистыя, красильныя и лекарственныя растенія. Общая стоимость всѣхъ этихъ продуктовъ представляетъ слишкомъ солидную цифру, чтобы ее можно было выкинуть изъ итога годоваго дохода Россіи.
   Къ несчастію однако, мы не имѣемъ никакихъ точныхъ, а главное, современныхъ данныхъ для ея опредѣленія; статистика производства этихъ растеній совершенно не разработана и, послѣ Тенгоборскаго, наши познанія относительно этого предмета не разширились ни на одну Іоту. Потому исчисляя итогъ стоимости и количество производства прядильныхъ, маслянистыхъ, красильныхъ и лекарственныхъ растеній, я буду придерживаться вычисленій Тенгоборскаго, поправляя приводимыя имъ цифры только тамъ, гдѣ буду имѣть положительныя данныя сомнѣваться въ ихъ достовѣрности. Трудъ Тенгоборскаго,-- единственный въ своемъ родѣ, обстоятельно и всесторонне анализирующій и разсматривающій естественыя и промышленныя богатства Россіи,-- страдаетъ однимъ только весьма важнымъ недостаткомъ: Тенгоборскій вездѣ беретъ крайніе minimum'ы, дающіе весьма неточное понятіе о среднихъ величинамъ. Дѣлаетъ онъ это съ цѣлію: онъ боится, чтобы иностранцы, для которыхъ главнымъ образомъ и писалось его сочиненіе, не заподозрили его въ пристрастіи къ нашему отечеству, въ умышленномъ преувеличеніи его богатствъ. Онъ самъ совершенно откровенно сознается въ томъ на стр. 227, I части. "Я, говоритъ онъ, нарочно беру крайніе minumum'ы для того, чтобы избѣжать упрека въ желаніи преувеличить производительныя силы Россіи." -- Тѣмъ не менѣе, однако, хотя вычисленія производились, кажется, но самому умѣренному масштабу, въ результатѣ оказалось, что все обстоитъ совершенно благополучно и что Россія все таки остается одною изъ самыхъ богатѣйшихъ странъ Европы. Что же касается до насъ, то, мы, наоборотъ, держимся системы совершенно противуположной системѣ Тенгоборскаго; мы вездѣ стараемся избѣгать minumum'омъ. Въ этомъ-то смыслѣ мы и произведемъ поправки въ выводахъ и цифрахъ Тенгоборскаго.
   Разведеніе льна и выдѣлка пеньки во многихъ мѣстностяхъ Россіи (въ особенности въ губерніяхъ: Лифляндской, Псковской, Подольской, Кіевской и др.) служитъ основаніемъ и источникомъ благосостоянія многихъ тысячъ крестьянскихъ и землевладѣльческихъ семей. Ленъ и пенька издавна считаются но преимуществу русскими, національными продуктами и, какъ мы сейчасъ увидимъ, играютъ немаловажную роль въ нашихъ торговыхъ оборотахъ съ западомъ. Итогъ годоваго производства льна Тенгоборскій опредѣляетъ въ 10 милліоновъ пудовъ, итоги годоваго производства конопли въ 6 мил. пуд. По хотя онъ, вѣрный своему взгляду, и кладетъ эту цифру въ основаніе своихъ вычисленій, однако онъ самъ сомнѣвается въ ея вѣрности. И въ самомъ дѣлѣ уже и въ его время эта цифра была ниже дѣйствительной; по даннымъ торговой статистики за 1847, 48 и 49 годы оказывается, что въ это трехлѣтіе продуктовъ льна и конопли вывозилось, среднимъ числомъ, въ годъ 6,991,581 пудъ на сумму 17,223,000 руб. (около 24уа р. за пудъ). Если за границу вывозится льна, пеньки и проч. около 7 мил. пудовъ, то, какъ справедливо замѣчаетъ Тенгоборскій, внутренняя потребность этихъ продуктовъ едва ли не вдвое превосходящая заграничный сбытъ, должна, по крайней мѣрѣ, равняться 14 мил. пудовъ; 14 да 7 будетъ 21 мил. пудовъ.
   Таковъ итогъ производительности этихъ растеній но предположенію Тенгоборгскаго, предположенію, которое онъ только осторожно высказываете, но не кладетъ въ основу своихъ вычисленіи, боясь упрека въ преувеличеніи. Но новѣйшимъ же даннымъ эта цифра должна быть несравненно больше; именно въ послѣдніе три года съ 1862 по 65 г.; среднимъ числомъ ежегодно вывозилось изъ европейской Россіи льна, пеньки, конопли и пряжи почти на 28 1/2 милліоновъ рублей; веревокъ и канатовъ почти на іу2 мил., итого на 30 мы л., т. е. ежегодно вывозилось этого продукта около 12 мил. пудовъ; предполагая на внутреннее употребленіе вдвое больше; мы получимъ общій итогъ производительности этихъ растеній равнымъ 36 мил. пудовъ, что составитъ цѣнность почти въ 70 мил. руб.-- цифра, почти вдвое превышающая цифру Тенгоборскаго.
   Почти въ такой же мѣрѣ придется намъ повысить итогъ цѣнности годоваго производства маслянистыхъ растеній. Тенгоборскій, положивъ въ основу своихъ вычисленій цифру вывоза продуктовъ этихъ растеній (масло льняное, конопляное, подсолнечное и т. п.), опредѣляетъ ихъ общую стоимость въ 18,356,000 руб., полагая 5 руб. за четверть. Но въ настоящее время цифра сбыта ихъ за границу значительно измѣнилась; въ его время за границу ихъ отправляли на 8,386,100 руб., теперь же, но новѣйшимъ извѣстіямъ эта цифра увеличилась почти вдвое; теперь отъ насъ вывозится этого товару слишкомъ на 16,000,000 руб. {Вотъ въ доказательство цифры, заимствованныя нами изъ Статистическаго Временника (страниц. 211, 215, т. II): продуктовъ маслянистыхъ растеній вывозилось:
   Въ 1860 15,945,092
   -- 1861 13,481,792
   -- 1862 19,520,331
   -- 1863 12,000,820
   -- 1864 20,044,727
   Итого въ 5-ти лѣтіе вывезено на 82,192,752 руб.
   с. въ годъ, среднимъ числомъ, вывозилось на 16,438,850 руб.} Такъ, что сообразно съ этимъ удвоеніемъ цифры заграничнаго вывоза, должна удвоиться и цифра ежегоднаго производства, т. е. стоимость продуктовъ маслянистыхъ растеній слѣдуетъ оцѣнить, по крайней мѣрѣ, въ 30 мил. руб.
   Слѣдовательно итогъ стоимости продуктовъ прядильныхъ и маслянистыхъ растеній равняется 100 мил. (У Тенгоборскаго же эта стоимость опредѣляется только въ 55,429,000 руб.).
   Красильныя и лекарственныя растенія (марена, индиго, опіумъ, горчичное семя, и т. н.), по вычисленію того же Тенгоборскаго даютъ въ годъ дохода въ 2 1/2 милліона; по новѣйшимъ даннымъ одного анису, мускатныхъ орѣховъ и подобныхъ аптекарскихъ снадобій вывозится за границу почти на 1 мид. Впрочемъ большая часть этихъ продуктовъ (главнымъ образомъ марена) доставляется закавказскими губерніями, которыя не входятъ въ нашъ разсчетъ; на долю же собственно Россіи -- безъ Кавказа, ц. Польскаго и в. к. Финляндскаго, приходится всего около 1 мил.
   Кромѣ прядильныхъ, маслянисткгхъ, красильныхъ и лекарственныхъ растеній, мы должны здѣсь упомянуть еще о двухъ другихъ: о табакѣ и свекловицѣ, изъ которыхъ послѣдняя имѣетъ для насъ особую важность.
   Табачное производство находится въ наиболѣе цвѣтущемъ состояніи въ губерніяхъ Черниговской, Саратовской и Полтавской; вообще же табакъ разводится у насъ въ 13 губерніяхъ и общій итогъ его годоваго производства Тенгоборскій опредѣляетъ въ 1,085,401 пудъ. Цѣна пуда табаку весьма различна, но его достоинству: нисшіе сорты продаются отъ 70 к. до 1 руб. и даже до 1 1/2 руб., высшіе же сорта отъ 2 до 5 руб. Тенгоборскій, руководствуясь своимъ правиломъ брать вездѣ minimum'ы, полагаетъ среднюю цѣнность пуда въ 70 к. Но, очевидно, подобная оцѣнка никуда не годится, не смотря даже на всѣ -- благородно патріотическія побужденія, руководившія авторомъ. Средняя цѣна пуда табаку (принимая въ расчетъ всѣ его сорта) колеблется между 1 1/2 и 2 руб.; примемъ 2 руб.; тогда общая цѣнность годоваго производства табаку будетъ равняться 2,170,802; цифра почти въ три раза превышающая цифру, выведенную Тенгоборскимъ.
   Что касается до разведенія свекловицы, то, надо замѣтить, началось оно у насъ сравнительно недавно: въ первое десятилѣтіе нынѣшняго столѣтія.
   Прежде мы и не подозрѣвали сахаристыя свойства этого растенія, и потому разводили его въ очень небольшихъ размѣрахъ для домашняго, непосредственнаго употребленія. Когда же добрые люди научили насъ, что изъ свекловицы можно дѣлать сахаръ, мы взялись за умъ и стали заводить свекло-сахарные заводы; сначала, разумѣется, дѣло шло туго, въ 1825 году во всей Россіи было только два такихъ завода, производившихъ не болѣе 1,500 пудовъ сахарнаго песку. Но уже въ 1848 году число заводовъ увеличилось до 337 {Цифра эта приведена Тенгоборскимъ (0 произв. силахъ Россіи, ч. II, отд. I;) но намъ кажется, что они преувеличена. Не можетъ же быть, чтобы съ 1848 года число свекло-сахарныхъ заводовъ уменьшилось почти на 1/2, въ то время, какъ производство сахара увеличилось болѣе чѣмъ въ три раза.}, количество употребляемой въ производство свекловицы дошло до 30 мил. пудовъ, а количество выдѣлываемаго сахара до 1,000,000 пудовъ. По новѣйшимъ даннымъ, обнародованнымъ въ Статистическомъ Временникѣ (таб. III, гл. 2, стр. 47) -- число свекло-сахарныхъ заводовъ равняется только 273; количество производимаго на нихъ сахара -- 3,333,573 пудамъ, количество потребляемой свекловицы 55,851,580 пудамъ.
   Оцѣнятъ здѣсь ея стоимость мы не будемъ, такъ какъ не имѣемъ для этого никакого вѣрнаго масштаба, и такъ какъ ея цѣна безусловно зависитъ отъ цѣны сахара; потому говоря ниже о стоимости годоваго производства сахара, мы включимъ въ нашу оцѣнку и стоимость свекловицы; взятая же отдѣльно не какъ одинъ изъ элементовъ сахарной фабрикаціи, а какъ самостоятельная овощь, она почти не имѣетъ никакой цѣны и производится въ весьма небольшемъ количествѣ.
   Общій же итогъ ежегоднаго производства этого растенія можетъ быть, по самой щедрой оцѣнкѣ, опредѣленъ въ 60 мил. пудовъ. Десятина, засѣенная свекловицей, даетъ 600 пудовъ, слѣдовательно, у насъ подъ разведеніе этого растенія обращено всего 100,000 десятинъ, что составляетъ 1/880 всей пахатной земли. Между тѣмъ, разведеніе свекловицы несомнѣнно выгодно: служа для фабрикаціи дорогого продукта, свекловица употребляется въ то же время какъ кормъ для скота; изъ ея выжимокъ (т. е. по извлеченіи изъ нея сахарнаго начала), въ соединеніи съ ржаною мукою приготовляется вкусный и здоровый хлѣбъ; притомъ она не истощаетъ почвы, весьма удобно примѣняется къ плодоперемѣнной системѣ хозяйства, приноситъ урожай, превышающій на 50% и даже 100% урожай другихъ хлѣбныхъ растеній; обработка ея способствуетъ истребленію сорныхъ травъ, ея листья служатъ прекраснымъ удобреніемъ для земли. Не смотря однако на всѣ эти выгоды наши расчетливые земледѣльцы считаютъ болѣе удобнымъ оставлять поля въ пустотѣ, чѣмъ заняться разведеніемъ растенія, которое не разводилось ихъ прадѣдами. Благодаря этой ихъ расчетливости размѣры производства сахара внутри имперіи до того ограничены, что мы ежегодно должны ввозить изъ за границы этого товара, среднимъ числомъ, на 5 и болѣе милліоновъ. {Въ 1863 году сахару ввезено на 10,950,301 руб; въ. 1864 г. на 8,361,829.} И не смотря на этотъ ввозъ, сахаръ для огромнѣйшаго большинства нашаго населенія является предметомъ недоступной роскоши; среднимъ числомъ на каждаго жителя европейской Россіи (за исключеніемъ Финляндіи и Польши) приходится около 2 фунтовъ сахару въ годъ; менѣе 1/2 золотника въ день.
   Изъ другихъ растеній, разводимыхъ въ Россіи, мы упомянемъ еще о тутовыхъ деревьяхъ. На югѣ, особенно въ Закавказскихъ губерніяхъ, шелководство ведется въ весьма обширныхъ размѣрахъ; ежегодно тамъ выдѣлывается свыше 30,000 пудовъ шелку; въ русскихъ же губерніяхъ эта отрасль хозяйства не процвѣтаетъ; разведеніемъ шелковичнаго червя у насъ занимаются только въ губерніяхъ Таврической, Подольской, Херсонской, Астраханской, Екатеринославской и въ Бессарабской области. Итогъ производства шелка въ этихъ шести губерніяхъ равняется 200 пуд. Такъ какъ при нашихъ вычисленіяхъ мы имѣемъ въ виду только европейскую Россію безъ ц. Польскаго, в. к. Финлядскаго и Закавказскаго края, то и общую массу шелковичнаго производства въ Россіи мы должны опредѣлить именно этою послѣднею цифрою; 200 пудовъ, полагая, среднимъ числомъ 50 руб. за пудъ, представляютъ цѣнность въ 10,000 руб., цифра какъ видите мизерная,-- и мизерность ея опять таки происходитъ отъ нашаго неумѣнья распоряжаться своими богатствами. Заграничный шелкъ, европейскаго приготовленія, у насъ продается по 170 и по 200 руб. за пудъ; {Тенгоборскій приводитъ во 2-й части 1 отд. своего сочиненія слѣдующія сравнительныя цифры стоимости шелка: за пудъ шелка европейскаго приготовленія платится 172 р. персидскаго и турецкаго -- 73 р. русскаго -- 17 руб.} за шелки-же отечественнаго приготовленія не всегда даютъ и 50 руб; потому что русскій шелкъ приготовляется до того худо, что идетъ только на самыя негодные сорта шелковыхъ тканей.
   И такъ, общій итогъ цѣнности всѣхъ здѣсь исчисленныхъ растеній равняется 103,180,802 руб. Опредѣлимъ теперь итогъ годоваго дохода съ огородовъ, садовъ, виноградниковъ, луговъ и лѣсовъ.
   Начнемъ съ виноградничества.
   Виноградники, какъ извѣстно, разводятся у насъ, главнымъ образомъ, въ южныхъ губерніяхъ, въ Крыму и на Кавказѣ; виноградъ идетъ, но преимуществу, на выдѣлку виноградныхъ винъ; общій итогъ ежегодно выдѣлываемаго вина равняется 15,830,000 ведрамъ; изъ этого числа болѣе 8 мил. ведеръ выдѣлывается изъ кавказскихъ виноградниковъ; на европейскую Россію приходится 7 мил. съ небольшимъ ведеръ. Средняя цѣнность ведра винограднаго вина равняется 1 1/2 рублямъ {Чтобы такая оцѣнка не показалась читателю слишкомъ низкою, привожу данныя, на основаніи которыхъ она сдѣлана; по отчету инспектора сельскаго хозяйства въ южной Россіи (см. Тенгоборскаго "о пр. (Сил. Рос. ч. II, отд. 1. стр. 296.") высшіе сорты сладкихъ винъ продавались отъ 8 до 10 р за ведро (продано 100 т. ведеръ: вина южнаго берега отъ 2 до 3 р. (пр. 100 т. вед.); вина средняго достоинства отъ 70 коп. до 1 руб. (пр. 200 т. вед.); вины низшаго достоинства отъ 20 до 40 коп. (пр. 700 т. вед.) Всего слѣд. продано 1,120,000 ведеръ, затихъ выручено 1,550,000 руб; что составитъ за ведро 1.3 руб.}; слѣдовательно общая стоимость винограднаго вина, ежегодно производимаго въ Россіи (не считая Кавказа), равняется почти 11 мил. руб. с. Прибавляя къ этимъ 11 мил. стоимость винограда, употребляемаго не въ видѣ вина, а непосредственно, въ видѣ свѣжихъ или сушеныхъ ягодъ, мы получимъ итогъ содоваго производства русскихъ виноградниковъ въ 12 мил. р.
   Что касается до нашего огородничества и садоводства, то, относительно этого предмета, мы не имѣемъ рѣшительно никакихъ точныхъ свѣденій, кромѣ тѣхъ, которыя сообщилъ намъ Тенгоборскій; потому ограничимся простымъ указаніемъ да его вычисленія и приведемъ его выводы, которые обыкновенію считаются приблизительно вѣрными.
   "Плодовые сады и огороды, принадлежащіе къ жилищамъ, занимаютъ, но вычисленію Андросова, пространство въ 2,250,000 десятинъ (безъ в. к. Финляндскаго и ц. Польскаго), изъ которыхъ 46,670 десятинъ находятся въ пяти сѣверныхъ губерніяхъ; 569,360 въ четырнадцати губерніяхъ, расположенныхъ между 55 и 60° сѣверной широты; 1,393,136 десятинъ въ двадцати губерніяхъ, расположенныхъ между 50° и 55° сѣв. шир. и 196,113 въ восьми южныхъ губерніяхъ."
   Предполагая по 25 руб. валоваго дохода съ десятины (хотя, впрочемъ, въ южныхъ губерніяхъ есть такіе сады, которые даютъ дохода съ десятины но 700 руб. и болѣе), обработанной подъ огородъ или плодовыя деревья, мы получимъ общій итогъ дохода со всей земли, находящейся подъ огородами и садами въ 55 мил. руб. (Тенгоборскій, ч. I, стр. 225). А если прибавить сюда производство овощей, разводимыхъ не въ огородахъ, а въ нолѣ (капусты, рѣпы, моркови и т. п.), то общая цѣнность дохода отъ овощей и фруктовъ дойдетъ до 57 мил. руб. Если раздѣлить эту сумму на общее число жителей европейской Россіи, то окажется, что каждый изъ насъ можетъ тратить на овощи и фрукты только 93 коп. въ годъ, т. е. около 1/4 коп. въ день. Если бы мы взяли одни овощи, то, разумѣется, доля каждаго стала бы еще скромнѣе: на овощи мы едва-едва можемъ затратить въ день 1/20 коп. Ото обстоятельство весьма грустно съ гигіенической точки зрѣнія: если бы разширилось производство овощей, то народъ нашъ имѣлъ бы весьма здоровую и дешевую пищу, которая бы, за безусловнымъ отсутствіемъ мясной пищи, хотя сколько нибудь разнообразила бы скудный обѣдъ земледѣльца.
   Относительно доходовъ, приносимыхъ нашими сѣнокосами, мы тоже будемъ придерживаться вычисленія Тенгоборскаго, исправивъ ихъ только по новѣйшимъ даннымъ. Тенгоборскій предполагалъ, что сѣнокосы занимаютъ пространство въ 60,000,000 десятинъ; между тѣмъ, но новому разсчету Центральнаго статистическаго комитета, пространство это равняется только 52,078,000 десятинъ; разница почти въ 8 милліоновъ десятинъ. На этотъ разъ, какъ видите, почтенный авторъ измѣнилъ своей тактикѣ и -- вмѣсто того, чтобы убавить,-- прибавилъ и прибавилъ не мало. Чтобы загладить эту, вѣроятно, невольную ошибку, онъ зато черезъ-чуръ уже понизилъ среднюю цѣну пуда сѣна; по его мнѣнію, пудъ сѣна стоитъ 10 к. Это слишкомъ мало. По офиціальнымъ даннымъ съ 1845 по 1850 годъ, на которыя онъ самъ же ссылается, средняя цѣна пуда равняется 16 1/2 коп. {Въ 1846 году средняя цѣна пуда сѣна 11 коп.
   -- 1847 " " " " 15 --
   -- 1848 " " " " 17 --
   -- 1849 " " " " 20 --
   Итого 66 или 16 1/2.
   Въ это 4-хъ лѣтіе самою высокою цѣною считалось 55 коп. за пудъ, самою низкою 6 коп.}. Слѣдуя тактикѣ, противуположной тактикѣ Тенгоборскаго, положимъ среднюю цѣну въ 20 к. съ пуда. Каждая десятина даетъ у насъ среднимъ числомъ 60 пудовъ сѣна. Сравнительно съ западно-европейскими сѣнокосами, это, разумѣется, весьма жалкій сборъ. Во Франціи, напримѣръ, съ десятины ежегодно сбираютъ 167 пудовъ, въ Австріи 120 пудовъ и т. п. Это поразительное различіе, впрочемъ, будетъ совершенно понятно, если мы вспомнимъ наше ребяческое неумѣніе противустоять г., роднымъ вліяніемъ климата съ одной стороны, и скоротечность нашего лѣта съ другой. И такъ, если десятина даетъ сѣна 60 пудовъ, то 52 милліона десятинъ дадутъ 3,120,000,000 пудовъ сѣна, полагая пудъ по 20 к. будемъ имѣть 624,000,000 руб. Вотъ итогъ цѣнностей, производимыхъ ежегодно нашими сѣнокосными лугами.
   Опредѣлимъ теперь итогъ цѣнностей, ежегодно получаемыхъ отъ нашихъ несмѣтныхъ лѣсовъ.
   Лѣса въ европейской Россіи занимаютъ 172,403,000 десятинъ, что составляетъ 40,3% общей поверхности. Только въ одномъ Гессенъ-Гомбургѣ лѣса нанимаютъ 41,8% всей почвы; ни одно имъ остальныхъ государствъ западной Европы не смѣетъ лѣсами соперничать съ Россіей. Но не къ прокъ намъ это богатство; мы не умѣемъ справиться съ нимъ, какъ мы не умѣемъ справиться съ производительными силами нашей почвы. Не имѣя ни малѣйшаго понятія о разумномъ лѣсоводствѣ, мы не чистимъ ихъ, плохо стережемъ, сжемъ, рубимъ съ плеча безо всякаго толку,-- и, благодаря такому глупому хозяйству, лѣса глохнутъ, опустошаются и погибаютъ безвозвратно: о сколько нибудь равномѣрномъ распредѣленіи ихъ, сообразно съ нуждами и потребностями населенія, мы никогда и не думали, и не помышляли; мы, въ этомъ случаѣ, какъ добрые и послушные дѣти, вполнѣ положились на заботливость матери-природы. Но мать-природа, какъ кажется, не очень-то заботится о своихъ послушныхъ дѣтяхъ. Она разсыпала лѣса но нашему необъятному отечеству самымъ безтолковымъ образомъ; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ она ихъ насадила съ такою щедростью, что на каждаго человѣка приходится болѣе 10 десят. лѣснаго пространства (губ. Архангельская, Вологодская, Олонецкая и Пермская); въ другихъ -- она была такъ скупа, что на каждаго жителя удѣлила не болѣе 1/3 дес. лѣса (губ. Ставропольская, Полтавская, Курская, Подольская, Воронежская, Екатеринославская, Херсонская и область Бессарабская; въ трехъ изъ названныхъ здѣсь губерній на каждаго жителя приходится не болѣе 1/10 дес.). Съ нашей стороны, такимъ образомъ, требовалось много такта, умѣнія и знанія для того, чтобы путемъ правильнаго очищенія, разведенія, истребленія лѣса, удобныхъ путей сообщенія и т. п., исправить эту ошибку нашей любезной матери. Но, разумѣется, у насъ не оказалось на лицо ни такту, ни умѣнія, ни знанія, и потому наши обильные лѣса даютъ такой ничтожный доходъ, что его даже совѣстно сравнивать съ доходами лѣсовъ западной Европы. Тенгоборскій полагаетъ средній доходъ съ лѣсной десятины въ 75 коп.; и онъ, въ этомъ случаѣ, беретъ совсѣмъ не minimum; скорѣе даже maximum. Въ самомъ дѣлѣ, но офиціальнымъ отчетамъ казеннаго лѣса значится 115 мил. дес., что составляетъ болѣе 3/4 всего лѣснаго пространства Россіи; въ концѣ 40-хъ годовъ (1847--49 годы) общій, ежегодный валовой доходъ всѣхъ этихъ лѣсовъ былъ опредѣленъ въ 780,000 р. сер.; слѣдовательно, каждая десятина приносила среднимъ числомъ менѣе одной копѣйки валоваго дохода (0,85); чистый же доходъ со всѣхъ 115 мил. дес. равнялся 80,000 руб., т. е. съ каждой десятины менѣе 1/12 коп. Между тѣмъ, во Франціи десятина лѣса приноситъ дохода 52 фр., т. е. 14 руб.; въ Баденѣ около 36 фр., т. е. 9 руб., въ Швейцаріи и Саксоніи 24 фр., т. е. 6 руб. и т. п.
   И такъ, не находя слишкомъ умѣренною норму дохода русской лѣсной десятины, принятую Тенгоборскимъ, мы примемъ ее за основаніе для опредѣленія общей стоимости производства нашихъ лѣсовъ. Помножая 172 мил. на 75, получимъ 129,000,000 р. Вотъ итогъ дохода съ лѣсовъ.
   Раздѣляя эту стоимость ежегодно потребляемаго лѣснаго матеріала на количество жителей, мы найдемъ, что на каждаго.жителя приходится среднимъ числомъ въ годъ около 2 руб. Цифра эта слишкомъ краснорѣчива, чтобы нуждалась въ коментаріяхъ.
   Подведемъ теперь итоги общей стоимости годового производства растительнаго царства.
   Итоги производства хлѣбныхъ растеній =910 мил. руб. сер.; итогъ производства прядильныхъ, маслянистыхъ, лекарственныхъ, красильныхъ растеній, табаку и тутовыхъ деревьевъ = 103 мил. (беру круглыя цифры). Садоводство, огородничество и виноградничество ежегодно приноситъ валового доходу около 70 мил. руб.; луговодство и лѣсоводство -- 753 руб. сер. Слѣдовательно, общій итогъ производства представляетъ цѣнность въ 1,836,000,000 руб. сер. Раздѣляя это число на число жителей, получимъ, что на каждаго человѣка приходится продуктовъ растительнаго царства на 30 руб. въ годъ, по 8 коп. на день.
   Перейдемъ теперь къ исчисленію богатствъ, ходящихъ но землѣ и сокрытыхъ въ землѣ, т. с. къ продуктамъ царства минеральнаго и царства животнаго. Боясь слишкомъ утомить читателя подробностями и частностями, мы ограничимся при исчисленіи богатствъ общими валовыми цифрами.
  

V.

   Россія считается страною по преимуществу богатою металлами. Это мнѣніе, однако, не совсѣмъ справедливо; общая стоимость производства горной промышленности въ Англіи почти въ десять разъ превосходитъ общую стоимость этого производства въ Россіи; во Франціи -- почти въ четыре раза; въ Пруссіи, Австріи и Бельгіи болѣе чѣмъ на 100,000,000 фр.
   Среднимъ числомъ во всей Европѣ на каждаго жителя приходится горнозаводскаго продукта на 10 фр. т. е. 2 1/2 р.; въ Бельгіи и Англіи на каждаго человѣка приходится болѣе чѣмъ на 10 р.; въ Швеціи на 4 р. и т. д., въ Россіи же только на 50 к. Общую стоимость нашего горнозаводскаго производства Тенгоборскій оцѣнилъ въ 45,000,000 р. По эта цифра слишкомъ высока, такъ какъ здѣсь взяты въ разсуетъ сибирскіе и закавказскіе рудники, мы же, въ нашей статьѣ имѣемъ дѣло только съ европейскою Россіей), только съ ея богатствами, съ ея производительными силами. Потому вычтемъ изъ этой цифры стоимость металловъ, извлекаемыхъ изъ сибирскихъ рудъ.
   Большая часть ежегодно добываемаго золота добывается въ Сибири. Такъ,напримѣръ, съ 1846--1861 годъ общее количество добытаго золота среднимъ числомъ равнялось 1,500 пуд., изъ этого числа около 1,100--1,200 добывалось на частныхъ и казенныхъ сибирскихъ заводахъ. По офиціальнымъ даннымъ съ 1861--68 годъ на частныхъ и казенныхъ заводахъ европейской Россіи добывалось въ годъ около 300 пуд. Пудъ же золота по оцѣнкѣ Расеели (о частномъ золотомъ промыслѣ въ Россіи, см. Труды коммиссіи для пересмотра системы податей и сборовъ) равняется 13,231 р. (Тенгоборскій же принималъ стоимость пуда въ 12,500), слѣдовательно общій итогъ стоимости золота, ежегодно производимаго европейскою Россіею, будетъ равенъ 3,969,300 руб.; а не 21,637,500 руб., какъ полагалъ Тенгоборскій {Тенгоборскій, при вычисленіи общаго итога стоимости добываемаго въ Россіи золота, взялъ одинъ только годъ -- 1848, когда добыто было 1781 пудъ.}.
   Что касается до серебра,-- то этотъ металлъ добывается только въ алтайскомъ и нерчинскомъ округахъ, въ области сибирскихъ киргизовъ и на закавказскомъ Алагирскомъ заводѣ; въ европейской Россіи оно вовсе не добывается. Общее количество серебра, добываемаго на этихъ заводахъ, было: въ 1861 году около 971 1/2 пуда; въ 1862--болѣе тысячи, тоже самое и въ 1863 и въ 1864 годахъ, такъ что вообще среднее число ежегодно добываемаго серебра равняется 1,000 пудамъ. Полагая пудъ серебра въ 800 р. найдемъ что общая стоимость его равняется 800,000 р.
   Относительно же желѣза, чугуна, мѣди и др. мы не будемъ дѣлать поправокъ, потому что, за вычетомъ количества этихъ металловъ (весьма незначительнаго) производящагося въ Сибири, цифры Тенгоборскаго почти не измѣнятся; и тутъ нѣтъ ничего удивительнаго, если мы вспомнимъ его систему minimum'овъ. Кромѣ того количество ежегодно добываемыхъ металловъ, если и немного, то все-таки увеличилось.
   Итакъ, изъ цифры общей стоимости годового производства минеральнаго царства, показанной Тенгоборскимъ, слѣдуетъ вычесть: 17,068,200 + 800,000 = 18,408,000. Въ остаткѣ получится 26 1/2 милліоновъ. Раздѣляя это число на число жителей европейской Россіи, найдемъ, что на каждаго человѣка приходится продуктовъ минеральнаго царства по 44 к., золота по 6 1/2 к.; желѣза -- по 16 1/2 к. Между тѣмъ въ Европѣ съ Россіей на каждаго жителя приходится среднимъ числомъ желѣза на 80 к., безъ Россіи -- болѣе чѣмъ на 1 р. Среднимъ числомъ на каждаго европейскаго жителя приходится 27,7 килогр. (килогр. около 2 2/5 рус. фун.) желѣза; въ Англіи -- на каждаго жителя 158 кил., въ Бельгіи 93; въ Швеціи 51; во Франціи 31; въ Пруссіи 28,4: въ Россіи же -- 3 1/2 кил. Мы обращаемъ особенное вниманіе читателя на эти цифры, такъ какъ количество ежегодно производимаго и потребляемаго страною желѣза, можетъ служить вѣрнымъ указателемъ степени ея цивилизаціи, ея промышленнаго и мануфактурнаго развитія. Страна, мало потребляющая желѣза, не можетъ имѣть много желѣзныхъ дорогъ, телеграфовъ, фабрикъ и заводовъ; безъ желѣза не обойдется ни одна машина, ни постройка, претендующая на прочность; изъ желѣза выдѣлываются почти всѣ орудія производства и т. п. На все это потребно, разумѣется, громадное количество желѣза; у насъ же его добывается въ годъ не болѣе 10,000,000 пудовъ, и еще изъ этого числа за границу вывозится почти на 1,000,000 р. За то, въ нашемъ обширномъ отечествѣ есть такія мѣстности, жители которыхъ еще не пережили каменнаго періода,-- еще не научились употреблять желѣзныхъ орудій. Ботъ что разсказываетъ, напримѣръ, одинъ наблюдатель о крестьянахъ литовскихъ губерній: "Литвинъ, почти совершенно чуждый умственнаго образованія, недалеко ушелъ и на поприщѣ житейскаго благоустройства; живетъ онъ вообще крайне бѣдно, неопрятно, въ курной, грязной лачугѣ; весь нарядъ его часто состоитъ изъ куска голой овчины и грубыхъ лаптей; въ своихъ домашнихъ орудіяхъ и утвари онъ обходится почти вовсе безъ желѣза." (См. Журн. Мин. Вн. Д. 1843 г. ч. 1, стр. 211). И не только Литвины, но и великорусскіе и малорусскіе крестьяне обходятся въ своемъ домашнемъ хозяйствѣ почти безъ желѣза; крыши домовъ кроютъ соломой; плитъ, задвижекъ, замковъ и металической посуды -- нѣтъ и въ заводѣ; даже телеги и повозки мастерятъ безъ желѣза. "Можно сказать безъ малѣйшаго преувеличенія,-- говоритъ Тенгоборскій, что какъ въ Россіи, такъ и въ Польшѣ болѣе, 1/10 всѣхъ колесъ у повозокъ и телегъ всякаго рода не окованы желѣзомъ и что, кромѣ экипажей, составляющихъ предметъ роскоши, у всѣхъ другихъ оси деревянныя."
   Правда, все это писалось еще въ 40-хъ годахъ, но съ тѣхъ поръ положеніе дѣла мало измѣнилось; выдѣлка и потребленіе желѣза увеличивались далеко не пропорціонально увеличенію населенія. Съ 1837--39 годъ (1830--37 г. нѣтъ точныхъ свѣденій) выковано желѣза 6,930,000; 1840--42 годовъ 6,970,012; съ 1842--45 г. 8,061,014 пуд. съ 1846--48 г. 8,374,170 пуд. съ 1849--51 г. 9,141,845. Съ 1793 года но 1859 т. е. въ теченіе слишкомъ полустолѣтія производительность желѣзныхъ рудниковъ увеличилась лишь на 2 1/2 мил. пудовъ, или на 40%; а въ Англіи съ 1796-- 1846 г. съ 8 милліоновъ она возрасла до 140 милліоновъ, или на 1725% (Кольбъ Руковод. къ срав. стат. ч. I, стр. 190).
   Въ такой-же мѣрѣ увеличивалась и наша промышленная дѣятельность, но объ этомъ, впрочемъ, мы подробнѣе будемъ говорить въ слѣдующей главѣ; теперь же обратимся къ опредѣленію валовой стоимости продуктовъ животнаго царства.
   Россія славится множествомъ скота всякаго рода. Однако, при сравненіи ея, въ этомъ отношеніи, съ другими западно-европейскими государствами она окажется недостойною: той славы. Такъ, напримѣръ, если мы возьмемъ всю сумму скота (рогатаго и не рогатаго), существующаго въ Англіи, и раздѣлимъ ее на число жителей, то на каждаго жителя придется 2,1 головъ; во Франціи -- 1,59, въ Пруссіи 1,55, въ Россіи -- 1,50. На 1 квадр. милю въ Россіи приходится 1,016 головъ; въ Англіи -- 9,706, во Франціи -- 4,908; въ Пруссіи -- 5,058. У насъ такъ мало скота, что правильная обработка земли почти невозможна, и въ этомъ-то заключается одна изъ причинъ нашей бѣдности. Въ доказательство я приведу небольшой расчетецъ, нѣсколько, быть можетъ, спеціальный, но тѣмъ не менѣе весьма поучительный.
   По мнѣнію агрономовъ, съ каждой штуки рогатаго скота (считая и мелкій), получается среднимъ числомъ 450 пудовъ навозу. На одну десятину, при раціональномъ хозяйствѣ и постепенномъ унавоживаніи почвы, необходимо до 180 возовъ навозу; считая возъ въ 14 пудовъ, найдемъ что для правильнаго унавоживанія десятины требуется 2,520 пуд. навоза. А у насъ на каждую десятину пахатной земли приходится 1/5 штуки рогатаго скота, т. е. всего только 90 пудовъ навоза. Ежегодно оставляется у насъ подъ навозомъ около 27,000,000 дес.; слѣдовательно для ихъ унаваживанія требуется 68,040,000,000 пуд. навоза; между тѣмъ весь нашъ рогатый скотъ можетъ дать въ годъ только 9,465,750,000 пудовъ, такимъ образомъ только 1/9 всѣхъ нолей, нуждающихся въ хорошемъ удобреніи, могутъ быть удобрены при наличномъ количествѣ скота.
   Мы не станемъ исчислять по мелочамъ доходъ, приносимый каждымъ родомъ и видомъ животнаго царства; приведемъ огульную цифру. Но вычисленіямъ Тенгоборскаго общая сумма производства этого царства равняется 275 милліонамъ рублей. Такъ какъ цифра эта выведена на основаніи весьма тщательнаго и подробнаго анализа цѣнности всѣхъ продуктовъ, доставляемыхъ животнымъ царствомъ и такъ какъ съ конца 40-хъ годовъ общее количество скота у насъ почти не измѣнилось *), то я и считаю возможнымъ принять эту цифру безъ всякихъ измѣненій. Слѣдовательно сумму стоимости продуктовъ животнаго царства мы оцѣниваемъ въ 275 мил. руб.
   *) Въ доказательство приношу слѣдующую таблицу:

 []

   Кромѣ того звѣроловство, но вычисленію Тенгоборскаго же, приноситъ ежегоднаго дохода 1,000.000 р. с.; рыболовство -- 15,000,000 р. с., пчеловодство 2,700,000 р. Итого животное царство въ общемъ итогѣ доставляетъ ежегодно продуктовъ на 293,700,000 р. с.
   Вотъ вамъ всѣ наши естественныя богатства, вотъ все, что намъ даютъ три царства: растительное, минеральное и животное.
   Сведемъ общіе итоги.
   Цѣнность продуктовъ царства растительнаго равняется, какъ мы видѣли, 1,830,000,000 р. сер. Цѣнность продуктовъ минеральнаго царства -- 26 1/2 мил. р. Цѣнность продуктовъ животнаго царства 293,700,000 р. Общая цѣнность продуктовъ всѣхъ трехъ царствъ, равняется слѣдовательно 2,156,200,000 р. с. На каждаго жителя приходится такимъ образомъ въ годъ около 37 р. продуктовъ растительнаго, животнаго и минеральнаго царства. Въ день это составитъ 10 коп. съ небольшимъ. Десять коп. въ день вотъ доходъ, который каждый изъ насъ долженъ получать съ нашихъ несмѣтныхъ богатствъ.
   Вотъ какъ мы богаты!
   Какъ не согласиться послѣ этого съ слѣдующимъ заключеніемъ Тенгоборскаго, которымъ онъ окончилъ первую часть своего труда:
   "Изъ этого общаго обзора, говоритъ этотъ статистикъ,-- обзора пространства и естественнаго плодородія нашей почвы, ея воздѣлыванія и разнообразія ея произведеній, видно, что Россія находится въ независимомъ положеніи касательно всего, что относится до матеріальнаго благосостоянія ея жителей, что она въ изобиліи даетъ всѣ предметы, служащіе для пропитанія: хлѣбъ, вино, скотъ, лошадей, суровье всякаго рода для тканей, красильныя вещества, золото, желѣзо, мѣдь и всѣ матеріалы для построекъ; что она доставляетъ значительныя количества многихъ изъ этихъ предметовъ отпускной торговлѣ и, наконецъ, что она можетъ производить всего этого больше, нежели сколько нужно для того, чтобы содержать населеніе вдвое больше противъ того, какое находится въ ней въ настоящее время."
   Замѣчательно, что Тенгоборскій одѣляетъ общую годовую стоимость естественныхъ богатствъ Россіи цифрою ниже нашей: по его мнѣнію эта стоимость равняется 2,000,000,000 р. с. Противъ нангей цифры разница выходитъ почти въ 50 мы л. р. На самомъ же дѣлѣ она несравненно больше, потому что Тенгоборскій въ общій итогъ богатствъ Россіи вводилъ иногда богатства Сибири, Польши, Финляндіи и Закавказскаго края. Такъ онъ сдѣлалъ, напримѣръ, при вычисленіи валовой цѣнности годоваго производства нашихъ рудниковъ; при опредѣленіи общей стоимости продуктовъ красильныхъ и лѣкарственныхъ растеній и т. п.
   Слѣдовательно наши выводы и наши вычисленія ни коимъ образомъ нельзя заподозрить въ злонамѣренномъ умыслѣ сокрыть, умалить богатство нашего отечества, скорѣе ихъ можно упрекнуть въ нѣкоторомъ преувеличеніи, въ тайномъ желаніи польстить національной гордости нашихъ патріотовъ. Удалось ли намъ или нѣтъ осуществить это желаніе (которое, признаемся, у насъ дѣйствительно было) не знаемъ. Мы статировали факты, и эти факты такъ краснорѣчиво говорятъ за себя, что намъ нѣтъ нужды объяснять ихъ въ томъ или другомъ смыслѣ, что мы не можемъ подгонять ихъ подъ ту или другую готовую теорію, подъ то или другое предвзятое мнѣніе.
   Перейдемъ теперь къ опредѣленію годовой стоимости производства нашихъ промышленно-мануфактурныхъ силъ, нашихъ фабрикъ и заводовъ; подведемъ общій итогъ нашихъ богатствъ, какъ естественныхъ, т. е. непосредственно доставляемыхъ окружающею насъ природою, такъ и мануфактурныхъ; покажемъ, какъ распредѣляются эти богатства между различными классами общества -- и къ какимъ послѣдствіямъ приводитъ это распредѣленіе. Обо всемъ этомъ мы будемъ говорить во второй статьѣ.
  

(Статья вторая.)

VI.

   Въ предыдущей статьѣ мы фактически доказали, что Россія не есть страна земледѣльческая, и что земледѣльческою страною ее можно назвать только въ томъ отношеніи, что всѣ другія отрасли промышленности стоятъ еще ниже земледѣлія. Чтобы быть земледѣльческою страною, т. е. чтобы имѣть развитую земледѣльческую промышленность, чтобы заставить почву отдавать съ избыткомъ то, что въ нее влагается,-- для этого недостаточно одного умѣнья вспахивать и унавоживать землю, сѣять зерно, жать и молотить колосья -- для этого нужно имѣть хорошо развитую Фабричную и заводскую промышленность. "Наша великая мать-земля, какъ прекрасно замѣчаетъ американскій экономистъ Кери, ничего не даетъ даромъ, но готова давать все съ избыткомъ, и чѣмъ значительнѣе обращенный къ ней спросъ, тѣмъ обширнѣе долженъ быть запасъ. При этомъ человѣкъ всегда долженъ помнить, что онъ только простой заемщикъ великаго банка, въ которомъ требуется столько же исправности, сколько въ банкахъ Америки, Франціи и Англіи" (Рук. къ Соц. наукѣ, Кери, стр. 88).
   По для того, чтобы удовлетворять этому условію, для того чтобы быть всегда исправнымъ и акуратнымъ плательщикомъ, необходимо разнообразіе занятій, необходимо, рядомъ съ земледѣльческою промышленностью, запастись и другими отраслями промышленности, такъ, чтобы могъ быть постоянный и непрерывный обмѣнъ разнородныхъ продуктовъ. "Человѣкъ, воздѣлывающій хлѣбъ, говоритъ Кери, не нуждается въ ассосіаціи съ такимъ же земледѣльцемъ, какъ онъ самъ; для сахарнаго плантатора нѣтъ необходимости въ обминѣ своихъ продуктовъ съ своимъ сосѣдомъ плантаторомъ; овцеводъ не нуждается въ сношеніяхъ съ собратомъ по занятію, предлагающимъ также шерсть; по всѣ они порознь и вмѣстѣ находятъ выгоднымъ обмѣниваться трудомъ и произведеніями съ плотникомъ, кузнецомъ, каменьщикомъ, пильщикомъ, землекопомъ, печникомъ, прядильщикомъ, ткачемъ и набойщикомъ, такъ какъ всѣ они хотятъ купить хлѣба въ обмѣнъ за свои услуги, или за разные предметы, которые у нихъ есть. Тамъ, гдѣ есть разнообразіе въ занятіяхъ, производитель и потребитель помѣщается одинъ возлѣ другого и между произведеніями труда устанавливается быстрое движеніе, сопровождаемое постояннымъ возрастаніемъ способности уплачивать землѣ, взятое отъ нея, и поддерживать кредитъ ея для будущаго кредита на еще большіе займы. Гдѣ же, напротивъ, одни только фермеры и землевладѣльцы и гдѣ, слѣдовательно, нѣтъ движенія въ обществѣ, тамъ производитель и потребитель такъ значительно удалены другъ отъ друга, что способность уплачивать ссуду великому банку исчезаетъ и движеніе между частицами самой земли постепенно прекращается, какъ это мы видимъ во всѣхъ, такъ называемыхъ, чисто-земледѣльческихъ странахъ. Виргинія и Каролина окончательно истощили плодородные элементы, нѣкогда содержавшіеся въ ихъ почвѣ, по причинѣ недостатка въ потребителяхъ и зависимости своей отъ отдаленныхъ рынковъ; то же явленіе повторяется во всемъ сѣверо-американскомъ союзѣ, въ особенности же въ южныхъ штатахъ. Фермеръ, начинающій на богатой луговой землѣ, получаетъ вначалѣ сорокъ или пятьдесятъ бушелей (1 бушель, равняется 1,28 куб. фут.) хлѣба съ акра, но это количество уменьшается изъ года въ годъ и подъ конецъ падаетъ до 15 или 20 бушелей. Нью-іорскіе фермеры, лѣтъ сто тому назадъ, обыкновенно подучали по 24 бушелей пшеницы съ акра; теперь же средняя цифра менѣе, чѣмъ въ половину, и богатый штатъ Огіо спустился до 11 бушелей". (Кери, Руковод. къ Соц. и. стр. 83,84).
   То же самое мы встрѣчаемъ и въ государствахъ стараго свѣта, въ странахъ съ слабо-развитою мануфактурною дѣятельностью; въ нихъ изъ году въ годъ замѣчается сильный упадокъ производительности почвъ. Обращаясь въ исторіи, мы находимъ новое подтвержденіе той аксіомы, что безъ фабрикъ и мануфактуръ, земледѣльческая промышленность не можетъ не только процвѣтать, но даже существовать. Во всѣхъ тѣхъ государствахъ древности, гдѣ существовала кипучая промышленная и торговая дѣятельность, гдѣ происходили постоянный обмѣнъ разнородныхъ продуктовъ и постоянное передвиженіе поселенія -- тамъ процвѣтало и земледѣліе; съ исчезновеніемъ этой дѣятельности и съ ослабленіемъ обмѣна и передвиженія, почва оскудѣвала и земледѣліе приходило въ упадокъ. "Долина Евфрата, говоритъ тотъ же Кери, нѣкогда имѣла милліоны людей, которые съ избыткомъ кормились; но съ исчезновеніемъ ихъ прекратилось движеніе и ея немногіе, кочующіе обитатели съ трудомъ добываютъ себѣ въ настоящее время сродство къ поддержанію своего существованія. Когда африканская провинція была густо населена, ея жители добывали достаточное количество пищи; теперешніе же ея немногіе обитатели погибаютъ отъ голода. То же самое было въ Аттикѣ, и вообще въ Греціи. въ малой Азіи, Египтѣ. Ассосіація и совокупная дѣятельность необходимы для человѣка, чтобы онъ могъ пріобрѣсти господство надъ различными силами, существующими въ природѣ. Но такая совокупная дѣятельность не можетъ имѣть мѣста, если ткацкій и прядильный станка не будутъ находиться по близости отъ плуга и бороны" (стр. 80).
   Потребитель долженъ поселиться рядомъ съ производителемъ; тогда только человѣкъ сдѣлается способнымъ выполнить то условіе, подъ которымъ онъ, какъ выражается Кери, получаетъ ссуды изъ великаго банка матери-земли; а условіе это состоитъ въ томъ, чтобы человѣкъ, воспользовавшись ссудою, возвратилъ ее обратно въ то мѣсто, откуда взялъ.
   И, дѣйствительно, во всѣхъ странахъ, гдѣ стараются выполнить это условіе,-- мы видимъ прогрессивное возрастаніе производительныхъ силъ земли, развитіе и процвѣтаніе земледѣльческой промышленности. "Во дни Плантагенета и Ланкастера, когда народонаселеніе Англіи было немного болѣе 2-хъ милліоновъ, акръ земли давалъ всего 6 бушелей пшеницы, и, не смотря на незначительное число лицъ, требовавшихъ пищи, голодъ случался весьма часто и въ весьма сильной степени. Въ наше же время до 18-ти милліоновъ жителей занимаютъ то же самое пространство земли и получаютъ пищу въ значительно большемъ количествѣ и лучшаго сорта" (Кери, стр. 8 7). Такъ что, вообще, въ этотъ періодъ производительность англійской почвы возрасла, болѣе, чѣмъ въ десять разъ.
   То же самое мы видимъ и во Франціи. Вотъ данныя представляемые Моро-де-Жоне въ его Statistique de l'agriculture de France:
   Въ 1760 году народоселеніе Франціи равнялось 21 милліону жителей, а все количество получаемаго хлѣба простиралось до 9 1,500,000 гектолитровъ, т. е. около 4у2 гектолитровъ на человѣка. бъ 1840 году число жителей возрасло до 34 милліоновъ душъ, а производство хлѣба до 182,516,000 гектолитровъ т. е. въ 40-хъ годахъ на каждаго жителя Франціи приходилось болѣе 8 1/2 гект. хлѣба, что составляетъ увеличеніе на 20% противъ прежняго; причемъ и самое зерно стало несравненно лучше; между тѣмъ пространство земли, удобное для воздѣлыванія хлѣбныхъ растеній, почти нисколько не увеличилось. Въ то же самое время введено было воздѣлываніе картофеля и теперь однѣ овощи доставляютъ такіе запасы пищи, которые почти равняются относительному (по отношеніи къ населенію) итогу пищи, доставляемому 18 лѣтъ тому назадъ.
   "Французскій крестьянинъ, говоритъ Кери, теперь въ состояніи уплачивать свой долгъ матери земли, именно благодаря развившемуся разнообразію занятій; между тѣмъ въ прежнее время, когда мануфактурная промышленность едва существовала, голодъ въ этой странѣ такъ сильно и такъ часто свирѣпствовалъ, что истреблялъ значительную часть и безъ того весьма рѣдкаго населенія." (стр. 88). "Во время правленія великаго короля, говоритъ Моро-де-Жоне, сельское населеніе полгода не имѣло хлѣба. Подъ владычествомъ Людовика XV хлѣба хватало только на два дня изъ трехъ. При Людовикѣ XVI сельскому населенію доставало хлѣба уже на три четверти года, а во время имперіи и въ правленіе Людовика Филиппа хлѣба доставало работнику на цѣлый годъ "(см. ст. Моро-де-Жоне, въ Annuaire de l'économie politique et statistique, 1861)
   Разумѣется, это увеличеніе запасовъ пищи, этотъ прогрессъ земледѣльческой промышленности слѣдуетъ приписать однимъ только успѣхамъ мануфактурной и фабричной дѣятельности, успѣхамъ, поставившимъ Францію, такъ сказать, въ головѣ цивилизованныхъ государствъ европейскаго континента.
   Какъ противоположный примѣръ, возмемъ хоть Португалію и Турцію.
   Португалія въ концѣ XVII ст. представляла прочныя залоги величія и процвѣтанія въ близкомъ будущемъ. Завоевавъ себѣ независимость, она устремила всѣ свои силы на развитіе своей промышленности; вмѣсто того чтобы вывозить свою шерсть за границу, она стала сама превращать ее въ сукно, и съ помощью иноземныхъ мастеровъ шерстяная мануфактура такъ быстро возвысилась, что не только могла удовлетворить внутреннимъ потребностямъ страны, но даже сдѣлаться предметомъ вывозной торговли. Стали возникать фабрики и промышленные центры, между частями королевства установились правильныя и постоянныя сношенія -- повсюду начинала проявляться жизнь, повсюду закипѣла дѣятельность -- но 1703 годъ роковымъ образомъ остановилъ это только что начавшееся обновленіе страны. По метуйскому договору, заключенному въ этомъ году съ Англіей, Португалія отказалась отъ мысли создать туземный рынокъ для своей шерсти и мѣстныхъ припасовъ. Вслѣдъ за этимъ ея рынки были завалены британскими товарами, мануфактурное производство пало и благородные металлы исчезли. Обращенная снова въ чисто-земледѣльческое государство, она опять начала истощать свою почву, а за этимъ послѣдовало обнищаніе и постоянное уменьшеніе ея населенія. Въ послѣднее столѣтіе уменьшеніе это простиралось до 700 тысячъ человѣкъ. Сношенія между частями королевства почти совсѣмъ прекратились; въ странѣ, имѣвшей почтовыя дороги еще во времена Цезаря, теперь почтовыя сообщенія совершаются верхомъ, по три мили въ часъ; единственнымъ средствомъ для перевозки тяжестей служитъ телѣга, запряженная волами, а болѣе легкіе товары перевозятся на мулахъ. "Удивительно, говоритъ одинъ новѣйшій путешественникъ, какъ неискусны португальцы во всѣхъ ремеслахъ. Но видимому, они презираютъ всякое улучшеніе и стоятъ такъ низко, сравнительно съ остальной Европой, что представляютъ во второй половинѣ XIX в. какую-то постыдную аномалію." За обнищаніемъ народа, за истощеніемъ почвы слѣдовало ослабленіе внѣшнихъ сношеній, паденіе торговли и потеря политической самостоятельности,-- de jure, правда, она ее еще имѣетъ, но de facto -- давно уже лишилась.
   Еще болѣе поучительный и трогательный примѣръ представляетъ Турція.-- Ни одна часть Европы не обладаетъ такими значительными естественными богатствами, какъ страны, входящія въ составъ европейской и азіатской Турціи. "Шерсть, шелкъ, хлѣбъ, оливковое масло и табакъ могли бы быть добываемы въ ней, говоритъ Кери, въ безчисленномъ количествѣ, и уже одна Ѳессалія и Македонія, нѣкогда славившіяся своимъ хлопкомъ, въ состояніи производить его въ достаточномъ количествѣ на всю Европу. Каменный уголь и желѣзная руда находятся въ изобиліи, а горы, въ тоже время, во многихъ мѣстностяхъ представляютъ настоящія массы мѣдныхъ углекислотъ. Природа сдѣлала все съ своей стороны; между тѣмъ турецкій райя просто невольникъ и турецкое правительство во всемъ принуждено слѣдовать внушенію другихъ государствъ." (215 стр.). Гдѣ же причины этого страннаго явленія?
   Двѣсти лѣтъ тому назадъ торговля съ Турціей составляла важнѣйшую часть торговли западной Европы. Иностранные купцы пользовались въ Турціи почти полной свободой торговли; корабли ихъ были освобождены отъ всякихъ портовыхъ налоговъ, на товары ихъ никогда не налагалась пошлина выше 3%. Но, турецкіе купцы и турецкіе товары ни въ одной странѣ не пользовались подобными льготами и привиллегіями. Не смотря все-таки на эту односторонность услугъ, турецкія мануфактуры болѣе ста лѣтъ могли соперничать съ европейскими. Но такъ какъ таможенныя пошлины не давали уже болѣе дохода, говоритъ Кери, то правительство находилось въ исключительной зависимости отъ подушнаго налога и отъ налога на земли и дома. Торговля была освобождена отъ всякихъ стѣсненій и препятствій, но постоянно возраставшее вмѣшательство налагало цѣпи на внутреннія сношенія. При всемъ томъ, система мѣстныхъ центровъ удерживалась еще до конца прошлаго столѣтія и страна оставалась богатою и сильною. Но въ это время, Великобританія изобрѣла бумаго-прядильныя машины, и запретивъ ихъ вывозъ, а равно и выселеніе механиковъ, которые могли бы изготовлять ихъ заграницею, она постаралась о томъ, чтобы весь хлопокъ со всего свѣта доставлялся на ея ткацкіе станки и превращался бы тамъ въ ткани. Вслѣдствіе этого изъ 600 ткацкихъ станковъ, находившихся въ Скутари въ 1812 г. осталось только 40 въ 1821 г; а изъ 2000 ткацкихъ мастерскихъ, находившихся въ Турново въ 1812 г. осталось только 200 въ 1830 г. Съ того времена эта отрасль промышленности совершенно исчезла" (стр. 215). Точно также и по тѣмъ же причинамъ прекратился и хлопчатобумажный промыселъ. Шелковыя мануфактуры также совершенно изчезли, а прядильни для грубаго шелку закрылись. "Пока существовали мануфактурные промыслы, говоритъ Кори, процвѣтало и сельское хозяйство, потому что рынокъ былъ близко и издержки на перевозку были поэтому умѣренны. На поддержку дорогъ и мостовъ были средства; но когда промыслы упали и явилась необходимость отправлять громоздкія произведенія на отдаленные рынки, увеличилась потребность въ дорогахъ, хотя средства къ ихъ поддержкѣ уменьшились -- результатъ повторяющійся всегда и вездѣ, гдѣ сношенія приносятся въ жертву торговлѣ."
   "Запустѣніе и бѣдность всегда слѣдуютъ за увеличеніемъ могущества торговца и потому нѣтъ ничего удивительнаго, если путешественники рисуютъ намъ положеніе Турціи близкимъ къ гибели, а народъ въ рабствѣ. Это есть неизбѣжный результатъ политики, не допускающей ремесленнаго производства, задерживающей мануфактурную дѣятельность и тѣлъ препятствующей развитію индивидуальности". (Кери, Рук, къ соц. н. стр. 216).
   Приведенныхъ примѣровъ и фактовъ, кажется достаточно для охарактеризированія роли и значенія промышленной, мануфактурной дѣятельности въ экономической и политической жизни народа, приведенныхъ фактовъ, кажется, достаточно, чтобы убѣдить каждаго здравомыслящаго человѣка, что страна можетъ развить свою земледѣльческую промышленность и довести ее до желаемой степени совершенства только въ томъ случаѣ, если она разовьетъ и усовершенствуетъ, какъ слѣдуетъ, свои мануфактуры и фабрики. (*) А что именно можетъ содѣйствовать и препятствовать въ соціальной жизни народа этому усовершенствованію, мы поговоримъ объ этомъ при болѣе благопріятныхъ обстоятельствахъ. Теперь же посмотримъ въ какомъ положеніи находятся наша мануфактурная и фабричная промышленность.
   *) Для читателей не вполнѣ еще быть можетъ убѣжденныхъ, приводить слѣдующую таблицу, составленную но даннымъ, сообщаемымъ Гауснеромъ въ его "Сравнительной Статистикѣ Европы":

 []

VII.

   Но, прежде однако чѣмъ мы приступимъ къ статистическимъ вычисленіямъ, считаемъ необходимымъ сдѣлать нѣсколько общихъ замѣчаній относительно достовѣрности и истинности, имѣющихся у насъ подъ руками данныхъ.
   Русскія фабрики и заводы раздѣляются на двѣ категоріи: на фабрики и заводы, обложенные акцизомъ и необложенные акцизомъ.
   Къ первой категоріи относятся: винокуренные заводы, пиво-медоваренные, свекло-сахарные и табачныя фабрики. Ко второй всѣ остальныя. Свѣденія, касающіяся фабрикъ и заводовъ первой категоріи, отличаются строгою точностью и полнотою. "Стройная акцизная система, строгій учетъ количества не только произведенныхъ заводами предметовъ, но и количества потребленныхъ ими припасовъ, добросовѣстное исполненіе обязанности надзора хорошо обезпеченными лицами, все это, говоритъ "Статистическій Временникъ", изданный въ нынѣшнемъ году центральнымъ статистическимъ комитетомъ,-- даетъ палъ полную гарантію вѣрности обнародованныхъ нами свѣденій относительно производствъ обложенныхъ акцизомъ, не смотря на то, что при высокомъ акцизѣ на винокуреніе всякая утайка приноситъ большія выгоды и акцизное управленіе должно находиться постоянно на сторожѣ противъ такого рода утаекъ". Что же касается до другихъ производствъ, неподлежащихъ такому строгому контролю, какъ винокуреніе, то въ нихъ умѣренность акциза уменьшаетъ выгоду утайки и потому свѣденія о нихъ имѣютъ туже гарантію достоверности, какъ и свѣденія, касающіяся винокуреннаго производства.
   Совсѣмъ въ другомъ свѣтѣ находится у насъ статистика промышленности, не обложенной акцизомъ. Всѣ данныя, которыя мы имѣемъ относительно ея, страдаютъ крайнею неполнотою, неточностью, и во многихъ случаяхъ, положительно невѣрны. Главнѣйшимъ руководителемъ нашимъ, разумѣется, будетъ служить "Статистическій Временникъ". {Какъ матеріалъ для опредѣленія собственно городской фабричной и промышленной дѣятельности, мы укажемъ еще на "Экономическое состояніе городскихъ населеній европейской Россіи", изд. минист. внут. д. въ 1803 году. Далѣе мы должны указать на: "Очерки разныхъ отраслей мануфактурной промышленности Россіи, изд. депар. мануфактуръ и торговли 3 т., на "Труды коммисіи составленія фабричнаго и заводскаго уставовъ" и на "Матеріалы для географіи и статистики Россіи" изд. офицерами генеральнаго штаба. Прочія сочиненія (рѣдко впрочемъ появлявшіяся), издаваемыя частными лицами не заслуживаютъ никакого вниманія.} Но, вотъ что самъ онъ говоритъ о сообщаемыхъ имъ по этому предмету свѣденіяхъ. "Всѣ представляемыя нами свѣденія основаны на собранныхъ въ недостаточной полнотѣ и по недостаточно однообразной системѣ, безконтрольныхъ показаніяхъ самихъ производителей о цѣнности производства ихъ фабрикъ. Стоитъ только взглянуть на подлинныя вѣдомости о фабрикахъ и заводахъ, представляемыя казенными палатами въ министерство финансовъ и сообщаемыя губернскими статистическими комитетами, чтобы убѣдиться, что вѣдомости эти представляютъ матеріалъ весьма невысокаго качества. Никакой общей, однообразной для всѣхъ губерній и хорошо составленной классификаціи фабричныхъ и заводскихъ производствъ не существуетъ; не существуетъ даже для разныхъ губерній однообразнаго опредѣленія того, что слѣдуетъ считать фабрикою и заводомъ такъ, какъ многія губерніи считаютъ, напримѣръ, въ числѣ заводовъ и фабрикъ вѣтряныя мельницы, сараи для обжиганія кирпича и разныя мелкія промышленныя заведенія, а другія выбрасываютъ ихъ изъ разчета, вслѣдствіе чего даже сравнительное показаніе объ общемъ числѣ фабрикъ и заводовъ въ разныхъ губерніяхъ теряетъ свое значеніе. Въ губерніяхъ весьма промышленныхъ, каковы напримѣръ московская, Владимірская и нижегородская, небольшія промышленныя заведенія совсѣмъ ускользнули изъ разчета. Вслѣдствіе того, даже показанія о числѣ рабочихъ на фабрикахъ каждой губерніи, по каждому производству, показанія въ приблизительной вѣрности коихъ мы, впрочемъ, не имѣемъ причинъ сомнѣваться,-- представляютъ неполныя цифры, не выражающія числа рукъ, занятыхъ по этимъ производствамъ". Наконецъ, самыя цифры стоимости произведеній едва-ли могутъ выдержать строгую критику, потому что, при полной безконтрольности показаній фабрикантовъ и заводчиковъ, отъ этихъ показаній нельзя ожидать безусловно-правдивыхъ оцѣнокъ, часто въ интересѣ фабрикантовъ увеличивать или уменьшать сумму своихъ оборотовъ, еще чаще, они просто и сами не умѣютъ опредѣлить ее съ точностью, вслѣдствіе крайней шаткости и колебанія въ цѣнахъ.
   Все это говоримъ мы здѣсь, во-первыхъ для того, чтобы показать, какъ мало еще у насъ сдѣлано для ознакомленія съ экономическимъ бытомъ нашего отечества; во-вторыхъ, чтобы предостеречь читателей отъ слишкомъ безусловной вѣры въ точность данныхъ русской промышленной статистики. Пусть читатели не забываютъ, что наши, какъ предъидущія, такъ и послѣдующія вычисленія не имѣютъ ни малѣйшихъ притязаній на абсолютную вѣрность и всестороннюю полноту, что цѣль ихъ -- дать только приблизительно вѣрное понятіе объ экономическомъ положеніи Россіи. При тѣхъ скудныхъ данныхъ, которыми обладаетъ наша офиціальная статистика, и при крайней бѣдности другихъ неофиціальныхъ источниковъ,-- это все, что мы можемъ сдѣлать.
   Послѣ этихъ предварительныхъ замѣчаній, начнемъ паши вычисленія.
   Изъ "Статистическаго Временника" и изъ "Обзора различныхъ отраслей мануфактурной промышленности Россіи" мы можемъ извлечь слѣдующія свѣденія о количествѣ фабрикъ и заводовъ, обложенныхъ и необложенныхъ акцизомъ.
   Число фабрикъ и заводовъ, обложенныхъ акцизомъ-.
   Винокуренныхъ заводовъ 4311
   Пиво-медо-варенныхъ 1548 1)
   Свекло-сахарныхъ 273 2)
   Табачныхъ фабрикъ 301
   Итого 6,483.
   1) Эта цифра заимствована нами изъ статьи г. Корсака "о пиво-медо-варенномъ производствѣ въ Россіи", помѣщенной въ 3-ей книжкѣ "Обзоръ ран. отрасл. мануфакт. промышл. Россіи" за 1865 г.
   2) Цифра эта взята изъ офиціальныхъ источниковъ, ее приводитъ и Статистическій Временникъ. По г. Андреевъ въ своей статьѣ "о свекло-сахарномъ производствѣ", помѣщенной въ 1 кн. Обз. разн. отр. мануф. промыш. Рос. на основаніи тѣхъ же Офиціальныхъ данныхъ опредѣляетъ число дѣйствующихъ заводовъ въ 400. Разница, какъ видите, весьма ощутительная. Кому же вѣрить? И тотъ и другой, и Статистическій Временникъ и г. Андреевъ ссылается на Офиціальныя данныя. Остается только успокоиться на томъ, что данныя г. Андреева относятся къ 1860--61 г.; данныя Временника къ 1865 г., потому мы и взяли цифру, представляемую послѣднимъ, какъ болѣе современную.
  
   Число фабрикъ и заводовъ необложенныхъ акцизомъ въ "Статистическомъ Временникѣ" опредѣлено въ 11,810; слѣдовательно общее число Фабрикъ и заводовъ въ европейской Россіи равняется 18,243, а число жителей европейской Россіи по новѣйшимъ вычисленіямъ равно 60,909,309 чел. (при этихъ вычисленіяхъ не имѣется въ виду ни ц. Польское ни и, к. Финляндское); такъ что приходится 1 фабрика или заводъ на 3338 человѣкъ; изъ обложенныхъ акцизомъ 1 на 9393 жителей; изъ необложенныхъ 1 на 5157. По вычисленіямъ же Гауснера,-- сравнительнымъ для всей Европы, со включеніемъ Россіи, 1 фабрика приходится на 1500 чел. за исключеніемъ Россіи -- менѣе чѣмъ на 1000. Во Франціи Гауснеръ опредѣляетъ число фабрикъ въ 36 тысячъ съ небольшимъ, такъ что одна фабрика приходится почти на 1000 чел.; въ Пруссіи, по его вычисленіямъ, число фабрикъ равняется 30,900, слѣдовательно одна фабрика приходится на 580 чел., въ Бельгіи на 700 чел. и т. п. Число фабрикъ въ Англіи равно 22,500, въ Германіи 22,400.
   Впрочемъ лучшимъ масштабомъ для сравненія промышленныхъ силъ различныхъ государствъ не можетъ служить абсолютное число фабрикъ; въ этомъ отношеніи гораздо важнѣе указаніе на число существующихъ и дѣйствующихъ въ нихъ машинъ. Къ сожалѣнію, мы не имѣемъ по этому предмету никакихъ точныхъ свѣденій, касающихся Россіи. Мы знаемъ только, что у насъ машинное производство находится до сихъ поръ еще въ младенчествѣ; число важнѣйшихъ механическихъ заведеній въ Россіи не превышаетъ 110 ("Обзоръ машиностроительныхъ заведеній въ Россіи" въ Обз. разн. отр. мануф., пром. Россіи, кн. II, 1803); сумма же производствъ на самыхъ обширныхъ изъ нихъ (какъ напримѣръ, Александровскій механическій заводъ, заводъ Берда и др.) не превосходитъ 2 милліоновъ; средняя же цифра стоимости производства каждаго завода стоитъ несравненно ниже даже 400,000 руб. Слѣдовательно, если раздѣлить общую стоимость выдѣлываемыхъ у насъ машинъ, то на каждаго жителя придется около 3 коп. По вычисленіямъ Гауснера одна машиннодѣлателыіая фабрика приходится у насъ почти на 2 милліона жителей. Въ Европѣ же, среднимъ числомъ одно такое заведеніе считается на 100,000 жителей. Въ Бельгіи одно на 29,000 жит., въ Англіи на 50,000, во Франціи на 70,000, въ Пруссіи на 57.000, въ Австріи на 300,000 жит., въ Испаніи на 450,000, и даже въ Португаліи, въ которой, по видимому, совсѣмъ уже погасла всякая промышленная жизнь, даже въ Португаліи механическая фабрика приходится на 660,000 человѣкъ, а въ Россіи почти на 2.000. 000 жит. Русскіе возлагаютъ свои надежды на ввозъ машинъ изъ-за границы, и, дѣйствительно, ежегодно къ намъ привозится ихъ милліона на 3, на 4, а считая машины, предназначенныя не для однихъ заводовъ и фабрикъ, милліоновъ на 7--8; внутреннее же производство всевозможныхъ машинъ и моделей для нихъ, по самому щедрому вычисленію, не превосходитъ 7--8 милліоновъ; слѣдовательно больше половины нужныхъ намъ машинъ (а большія и сложныя машины -- всѣ безъ исключенія) привозятся изъ-за границы. Вслѣдствіе этого цѣна машинъ возвышается, потому что въ ихъ дѣйствительной стоимости прибавляется еще стоимость издержекъ перевоза; а высокая цѣна машинъ вредно дѣйствуетъ на развитіе духа промышленной предпріимчивости и задерживаетъ успѣхи Фабричной дѣятельности. Кромѣ того, привозъ машинъ изъ-за границы оставляетъ дома безъ занятія огромное число рукъ и служитъ отчасти причиной, что желѣзныя руды обработываются у насъ чрезвычайно вяло и неудовлетворительно, что несмѣтныя, подземныя богатства остаются нетронутыми.
   Если же сравнить отношеніе стоимости ежегодно выдѣлываемыхъ манишь къ общему числу жителей у насъ и въ западной Европѣ, то получатся чуть ли еще не худшіе результаты. Въ Швейцаріи на каждаго жителя проходится 4 руб. 50 к. общей стоимости ежегодно воздѣлываемыхъ внутри страны машинъ; въ Саксоніи 4 руб., въ Бельгіи и Англіи 3 руб., во Франціи около 2-хъ руб., въ Пруссіи около 1 руб.; къ Россіи же, какъ мы видѣли, около 3-хъ копѣекъ!
   Другимъ еще болѣе вѣрнымъ масштабомъ при сравненіи относительныхъ силъ промышленной дѣятельности въ различныхъ государствахъ, служитъ количество потребляемаго въ нихъ чугуна, каменнаго угля и желѣза. Чугунъ, желѣзо и каменный уголь существенно необходимы для всякаго рода фабричной и заводской промышленности; безъ нихъ не обойдется ни одна фабрика, ни одна мануфактура, безъ нихъ нельзя устроить и привести бъ дѣйствіе ни одной машины; потому объемъ потребленія этихъ продуктовъ является лучшимъ показателемъ степени развитія промышленности данной страны.
   О желѣзѣ мы уже говорили въ одной изъ предыдущихъ главъ. Мы видѣли, что Россія, не смотря на свои баснословныя богатства минералами, на свои огромныя запасы желѣза, сокрытые, правда, въ землѣ, потребляетъ этого металла въ несравненно меньшемъ количествѣ, чѣмъ какая бы то ни было цивилизованная страна въ Европѣ. То же самое нужно сказать и о каменномъ углѣ и чугунѣ. Вотъ таблица, составленная на основаніи офиціальныхъ данныхъ и показывающая относительныя размѣры потребленія этихъ металловъ въ различныхъ государствахъ Европы:

 []

   Въ то время, какъ въ западной Европѣ количество ежегодно потребляемаго каменнаго угля постоянно возрастаетъ, и стоимость ежегодно добываемаго угля почти равняется стоимости годоваго производства всего минеральнаго царства, въ Россіи стоимость ежегодно добываемаго угля относится къ общей стоимости продуктовъ минеральнаго царства почти какъ 1:45 и кромѣ того количество его не возрастаетъ изъ года въ годъ, а напротивъ уменьшается; съ 1860-62 г. каменнаго угля добыто 19,668,339 пудовъ; съ 1862-1864 г. только 18,716,693 пуд.; разница почти на милліонъ {Считаемь здѣсь необходимымъ исправить одну грубую ошибку, вкравшуюся въ статистику Кольба, въ отдѣлъ о Россіи, составленный г. Корсакомъ. Г. Корсакъ, вычисляя минеральныя богатства Россіи, говоритъ на стр. 191, 1 ч. "Добычу каменнаго угля въ Россіи, можно считать приблизительно отъ 3 до 4 милліоновъ пудовъ ежегодно". Между тѣмъ на самомъ дѣлѣ средняя добыча каменнаго угля, за 1660--64 года превышаетъ 9 1/2 милліоновъ. Вотъ подлинныя цифры, обнародованы и въ нынѣшнемъ году центральнымъ статистическомъ комитетомъ: въ 1660 г. каменнаго угля добыто 7,288,887 пудовъ; въ 1861 г 12,379,452 п.; въ 1862 9,003,927 п.; въ 1863 г. 9,710,766 п. Въ одномъ донецкомъ бассейнѣ добывается ежегодно каменнаго угля почти вдвое болѣе, нежели сколько полагаетъ г. Корсакъ для всей Россіи. Средняя ежегодная добыча каменнаго угля въ этомъ бассейнѣ равняется почти 1 1/2 мил. пудовъ.}.
   Но мнѣнію г. Ѳедченко (Обз. разн. отр. мануф. промыш. Россіи, т, II, ст. "Топливо и отопленіе") среднее ежегодное количество добываемаго у насъ каменнаго угля можно опредѣлить въ 8 милліоновъ пудовъ, {По вычисленіемъ центральнаго статистическаго комитета, вычисленіямъ относящимся, впрочемъ, только къ 1660, 61, 62 и 63 годамъ, средняя сумма ежегодно добываемаго въ Россіи каменнаго угля равняется 9,596,234 пудамъ, (см. статистки. Врем. гл. I, стр. 2 т. VIII.)} что составляетъ 1/700 часть всего угля, потребляемаго на европейскомъ континентѣ. Тамъ ежегодно добывается 6,180,000,000 пудовъ каменнаго угля; въ томъ числѣ въ Англіи добывается болѣе 4,000 милліоновъ, въ Пруссіи 793 милліона, въ Бельгія 549 мил., во Франціи 385 мил., во Австріи 152 мил. пуд. и т. II, а въ Россіи всего только 8 милліоновъ. Между тѣмъ площадь бассейна каменнаго угля въ Россіи въ нѣсколько десятковъ разъ превышаетъ площади каменно-угольныхъ копей каждой изъ странъ Европы въ отдѣльности и въ совокупности взятыхъ. Одинъ нашъ донецкій каменно-угольный бассейнъ, лежащій на югѣ Россіи, занимаетъ площадь въ 24,000 квад. верстъ, т. е. превышаетъ площадь всѣхъ европейскихъ каменно-угольныхъ бассейновъ вмѣстѣ взятыхъ, и уступаетъ въ величинѣ только площади каменно-угольныхъ копей въ Америкѣ. Съ сѣверной же Америкѣ ежегодно добывается каменнаго угля 915 милліоновъ пудовъ, т. е., почти въ 118 разъ болѣе нежели въ Россіи, хотя, если взять всѣ вмѣстѣ площади каменно-угольныхъ бассейновъ въ Россіи, то онѣ далеко оставятъ за собою каменно-угольные бассейны сѣверной Америки. У насъ вѣдь, кромѣ донецкаго каменно-угольнаго бассейна, каменный уголь добывается еще въ бассейнѣ центральной Россіи, занимающемъ пространство въ 20,000 квад. верст. (около 1 милліона пудовъ), на западномъ склонѣ Урала (около 1/2 милліона пудовъ); въ Закавказскомъ краѣ и въ Сибири. Сибирь представляетъ еще въ этомъ, какъ и во многихъ другихъ отношеніяхъ, нетронутый матеріалъ. Правильная разработка каменнаго угля началась тамъ весьма недавно, именно съ 1858 г. И теперь уже тамъ добывается до 1/2 милліона пудовъ {Въ 1862 г. въ бассейнѣ Приморской области Восточной Сибири добыто было каменнаго угли 365,615 пуд; въ 1863 г. уже 517,771 пудъ (Статист. Времен., т. I, стр. 20, т. VIII).}.
   Такое странное пренебреженіе къ нашимъ каменно-угольнымъ богатствамъ объясняется крайне слабымъ, развитіемъ нотахъ промышленныхъ силъ. Впрочемъ, какъ не грустно это развитіе, все же наша промышленность уже не можетъ удовольствоваться однимъ внутреннимъ производствомъ каменнаго угля, она требуетъ ежегоднаго привоза этого продукта изъ за границы. Среднимъ числомъ, изъ-за границы ежегодно привозится каменнаго угля около 25 милліоновъ пудовъ, на сумму около 3 1/2 мил. руб. Слѣдовательно ежегодный привозъ заграничнаго каменнаго угля въ три раза превышаетъ ежегодное производство его внутри Россіи; слѣдовательно, несмотря на наши неизмѣримыя площади каменноугольныхъ бассейновъ, не смотря на микроскопическое развитіе нашихъ промышленныхъ силъ, мы все таки имѣемъ ежегодный дефицитъ въ каменномъ углѣ, дефицитъ равняющійся 25 мил. пудовъ; и этотъ дефицитъ мы покрываемъ заграничною закупкою, лучше мы ничего не умѣемъ выдумать. Какой нибудь иностранецъ, непосвященный въ тайны нашего хозяйства и незнакомый съ нашею экономическою сообразительностью, можетъ пожалуй спросить насъ: да что же заставляетъ васъ возить къ себѣ ежегодно около 30 милліоновъ пудовъ каменнаго угля изъ за тридевять земель, платить издержки провоза, пошлины, преміи, риска и т. п. когда у васъ самихъ такъ много этого добра? Вѣдь вы платите за привозный уголь 15 и болѣе копѣекъ съ пуда, тогда какъ стоимость производства его на самомъ мѣстѣ не превышаетъ 2--5 коп. съ пуда!" Но, иностранецъ станетъ предлагать намъ еще болѣе странные вопросы, если мы скажемъ ему, что нашъ естественный уголь обходится намъ несравненно дороже, нежели уголь заграничный. Происходитъ же это отъ двухъ причинъ: 1) отъ нашего неумѣніи производительно обрабатывать каменно-угольныя копи (см. указанную выше статью г. Ѳедченко въ обз. раз. отр. ман. пр. Россіи т. 2) отъ отсутствія сколько нибудь сносныхъ путей сообщенія между мѣстами производства и потребленія каменнаго угля; такъ что, напримѣръ, привозъ сюда антрацита съ донецкаго бассейна стоитъ несравненно дороже, нежели привозъ его изъ Англіи или Америки.
   Третьимъ мѣриломъ при оцѣнкѣ промышлености различныхъ государствъ можетъ служить число дѣйствующихъ въ нихъ хлопчатопрядильныхъ веретенъ потому, что бумажная промышленность получила въ настоящее время повсемѣстно (не выключая и Россіи) развитіе пропорціональное вообще промышленнымъ силамъ государствъ. У насъ же, въ Россіи, эта промышленность занимаетъ такое выгодное и полезное мѣсто среди другихъ отраслей промышлености, что сравненіе едва ли будетъ слишкомъ унизительно, въ Англіи число веретенъ въ 1861 году равнялось 30 милліонамъ, во Франціи въ 1862 году, 6 1/10 милліона; въ Таможенномъ союзѣ, въ 1861 г., 2,255,000 вер., въ Россіи же всего 1,600,000 веретенъ. Такъ что въ Англіи на 1 веретено приходится 0,76 чел. жит. т. е. на 1 веретено менѣе человѣка, во Франціи 6, чел. съ небольшимъ, въ Таможенномъ союзѣ 15 чел., въ Россіи 38 чел., т. е. Англія почти въ 40 разъ, Франція въ 6 разъ и Таможенный союзъ въ 2 раза превосходятъ насъ въ хлопчато-бумажной промышленности; а между тѣмъ этою промышленностью мы гордимся, сравнительно съ другими отраслями нашей мануфактурной дѣятельности.
   Четвертымъ мѣриломъ при сравненіи промышленныхъ силъ различныхъ государствъ можетъ служить число рукъ, занятыхъ фабричнымъ и мануфактурнымъ производствомъ. Разумѣется, опредѣлить это число въ Россіи очень трудно,и, съ точностью, даже невозможно. Попытаемся сдѣлать хита приблизительную оцѣнку. Число рабочихъ занятіяхъ на заводахъ и фабрикахъ, не обложенныхъ акцизомъ равняется, по увѣренію центральнаго статистическаго комитета 357,835 человѣкъ. Число рабочихъ на свекло-сахарныхъ заводахъ по вычисленіямъ того же комитета равняется 61,672 чел. У Тенгоборскаго же это число опредѣлено только въ 48,000 чел. Относительно числа рабочихъ на винокуренныхъ, пивоваренныхъ заводахъ и табачныхъ фабрикахъ, въ Статистическомъ Временикѣ нѣтъ ни малѣйшихъ указаній, потому необходимость заставляетъ обратиться къ другимъ источникамъ. Число лицъ, запятыхъ на винокуренныхъ и пивоваренныхъ заводахъ Тенгоборскій опредѣляетъ въ 116,000 чел., число лицъ работающихъ на табачныхъ фабрикахъ по вычисленіямъ Грумъ-Гжимайлы равно 7,109 чел. (см. статью его "о табачной промышленности въ Россіи" 2 т. Обз. разн. отр. мануф. промышл. Россіи). Складывая же всѣ цифры, мы получимъ общее число фабричныхъ и (заводскихъ рабочихъ на всѣхъ фабрикахъ и заводахъ какъ обложенныхъ, такъ и не обложенныхъ акцизомъ; число это будетъ равняться -- 542,616 чел. Цифра эта до нѣкоторой степени подходитъ къ вычисленіямъ нѣмецкаго статистика Гауснера, который, неизвѣстно на основаніи какихъ источниковъ, опредѣлилъ число фабричныхъ рабочихъ въ европейской Россіи (за исключеніемъ ц. Польскаго и в. к. Финляндскаго) въ 498,600 человѣкъ, что, составляетъ по его счету одного фабричнаго рабочаго на 120 чел. По моимъ же вычисленіямъ 1 фабричный рабочій приходится на 112 чел. жителей. Во всей же Европѣ приходится, среднимъ числомъ, 1 фабричный на 30,5 чел. жителей, въ Англіи 1 фабричный приходится на 8,3 чел. жителей, въ кор. Саксонскомъ на 14,4 въ Швейцаріи на 15,8; въ Бельгіи на 17 чел. жителей, во Франціи на 25, въ Пруссіи на 26, въ Нидерландахъ на 32, въ Австріи на 53 человѣка, Италіи на 61 чел., даже Испанія и та въ этомъ отношеніи можетъ посоперничать съ нами, у ней 1 фабричный рабочій приходится на 69 человѣкъ жителей {Это вычисленіи Гауснера. Мы но имѣемъ возможности провѣрить ихъ, потому что но знаемъ тѣхъ данныхъ, которыми онъ руководствовался при составленіи ихъ. Но всякомъ случаѣ въ нихъ нѣтъ ничего неправдоподобнаго и невѣроятнаго, а потому мы не имѣемъ основаніи сомнѣваться въ ихъ приблизительной точности.}. Тѣ же результаты получатся, если мы возьмемъ отношеніе простыхъ ремесленниковъ къ общей цифрѣ населенія. По вычисленію Гауснера (вычисленію, разумѣется, чуждому математической точности) 1 ремесленникъ приходится, среднимъ числомъ для всей Европы на 23 человѣка жителей, въ Англіи, Франціи, Бельгіи, Нидерландахъ, Пруссіи, Баваріи, Саксоніи и др. 1 ремесленникъ приходится почти на 15 человѣкъ жителей; въ Швейцаріи, Австріи, Германіи, Даніи, Испаніи,-- на 30 и менѣе; въ Португаліи на 50 чел., въ Норвегіи и Греціи -- почти на 60 чел.-- а въ Россіи на 75 чел. т. е. число ремесленниковъ почти въ 4 раза меньше средняго числа ремесленниковъ для всей Европы, и въ 5 разъ меньше общаго числа ремесленниковъ въ Англіи, Франціи, Бельгіи и т. п.
   И такъ, сравненіе нашей промышленности съ западно-европейскою, сравненіе, которое мы пытались провести посредствомъ сопоставленія общей стоимости производства машинодѣлательныхъ заводовъ и фабрикъ, посредствомъ опредѣленія количества ежегодно потребляемаго у насъ и на западѣ желѣза, чугуна и каменнаго угля, посредствомъ опредѣленіи числа дѣйствующихъ хлопчато-прядильныхъ веретенъ и числа занятыхъ на фабрикахъ рабочихъ,-- это сравненіе приводитъ насъ къ весьма неутѣшительнымъ выводамъ относительно, степени развитія нашей мануфактурной и заводской дѣятельности.
   Послѣ этого, такъ сказать, относительнаго, сравнительнаго опредѣленія размѣровъ русской промышленности, перейдемъ къ другому опредѣленію, болѣе положительному: къ вычисленію общей стоимости ея годоваго производства.
  

VIII.

   Начнемъ съ винокуренныхъ заводовъ.
   Тенгоборскій опредѣлялъ валовую стоимость производства винокуренныхъ заводовъ въ 30 милліоновъ рублей. Со времени этихъ вычисленій паша винокуренная промышленность значительно подвинулась впередъ; но расчету Корсака (см. его статью о винокуреніи, въ 3 т. обз. разн. отр. мануф. промышл. Россіи 1865 г), съ 1851 -- 1860 годъ число винокуренныхъ заводовъ увеличилось на 48% и общая сила ихъ возрасла на 115%. Съ уничтоженіемъ же откупной системы число заводовъ и мѣстъ для оптовой и мелочной распродажи увеличилось еще болѣе. Такъ въ 1863 году число заводовъ равнялось 4009, а въ 1864 году оно уже было равно 4286, что составляетъ въ годъ увеличеніе почти на 7%. Постараемся же вычислить какъ велика теперь стоимость винокуреннаго производства?
   По офиціальнымъ даннымъ, обнародованнымъ департаментомъ мануфактуръ и торговли, общая стоимость производства винокуренныхъ заводовъ опредѣлена за 1857 г. въ 13,982,223 р. Но разумѣется эта цифра такъ же мало правдоподобна и также далека отъ истины, какъ и большая часть свѣденій, собираемыхъ этимъ департаментомъ; она болѣе чѣмъ въ два раза ниже цифры, представленной Тенгоборскимъ; между тѣмъ вычисленія Тенгоборскаго относились къ концу 40-хъ годовъ, а вычисленія департамента къ концу 50-хъ. Въ 10-ть же лѣтъ наша винокуренная промышленность, какъ мы видѣли, сдѣлала значительный шагъ впередъ, а потому стоимость ея годоваго производства не могла же уменьшиться чуть не въ 3 раза. И такъ офиціальныя данныя не годятся для нашего расчета. У насъ подъ руками есть другія, болѣе надежныя. По свѣденіямъ, обнародованнымъ въ нынѣшнемъ году, центральнымъ статистическимъ комитетомъ, въ Европейской Россіи (за исключеніемъ ц. Польскаго и в. к. Финляндскаго) выкурено безводнаго спирта (отъ 90--100%) съ 1862--63 г.-- 23.795,688 ведеръ; съ 1863--1864 г.-- 26,073,293 ведра; и того, средняя годовая выкурка равняется 24,934,490 ведръ или круглымъ числомъ 25 милліоновъ ведеръ. Изъ 25 мил. ведръ безводнаго, 90--100%, спирта выходитъ около 50 милліоновъ трехъ-пробнаго вина отъ 20--25%, цѣна же ведра такого вина на мѣстѣ производства равняется обыкновенно, 50, 75 и 80 коп., и только въ крайне неурожайныя годы поднимается до 1 руб. {Опредѣлить цѣну ведра весьма трудно, потому, что оно зависитъ отъ цѣнъ на хлѣбъ, а въ предъ идущихъ главахъ мы уже показали читателямъ какимъ страшнымъ колебаніямъ подвержены эти послѣднія. По офиціальнымъ даннымъ извѣстно, напр., что въ 1804 г. въ балтійскихъ портахъ безводнаго спирта продано 234,084 вед. на сумму въ 201,546 руб. слѣдовательно продажная цѣна ведра безводнаго спирта равняется 1 р. 11 к. съ небольшимъ, что составитъ около 55 коп. за ведро 25--30% вина (см. 3 т. Обзора разн. отраслей мануф. пром. Россіи, статья г. Корсака). По вычисленіямъ офицеровъ генеральнаго штаба, цѣна цедра вина въ воронежской и черниговской губерніяхъ равняется 73 коп., въ виленской губерніи они доходитъ до 1 руб., въ губерніи рязанской -- около 74 коп. Въ казанской ведро полугара предается на заводахъ по 40 коп., а такъ какъ 1 ведро трехъ-пробнаго вина равняется 1 1/4 полугара, то слѣдовательно цѣнность перваго доходитъ въ Казанской губ. до 50 коп. Въ калужской цѣнность ведра вина колеблется между 50--80 к. и т. д. (см. Матеріалы для географіи и статистики собранные офицерами генеральнаго штаба, губ. Воронежская, Черниговская, Виленская, Казанская, Рязанская, Калужская и др.).} Такъ что мы не сдѣлаемъ большей ошибки, если опредѣлимъ среднюю цѣну вина въ 75 коп. за ведро. Помножая 75 на 50,000,000 получимъ 37 1/2 милліоновъ,-- такова цѣнность ежегодно выкуриваемаго на нашихъ заводахъ вина; правда это цѣнность продажная; цѣнность дѣйствительная будетъ несравненно меньшая. По свѣденіямъ собраннымъ офицерами генеральнаго штаба, оказывается, что заводчики при продажѣ вина чистой прибыли получаютъ отъ 8--12 коп. съ ведра, положимъ, среднимъ числомъ 10 коп. На 50 мил. ведеръ это составитъ 5 мил. рублей; вычитая 5 мил. изъ 37 1/2 мил. получимъ 32 1/2 милліона -- эта цифра и опредѣляетъ дѣйствительную стоимость годового производства нашихъ винокуренныхъ заводовъ. Такимъ образомъ наша цифра разнится отъ цифры выведенной Тенгоборскимъ только на 2 1/2 милліона. Эта незначительная разница показываетъ, что Тенгоборскій преувеличилъ стоимость винокуреннаго производства, потому что если теперь оно не превышаетъ 32 1/2 милліоновъ, то въ его время оно никакимъ образомъ не могло возвыситься до 30 милліоновъ.
   Если мы раздѣлимъ общую стоимость винокуреннаго производства на число Жителей европейской Россіи, то на каждаго человѣка придется около 53 коп. Выводъ этотъ совершенно противурѣчитъ вычисленіямъ нѣмецкаго статистика Гауснера; по его расчету на каждаго человѣка въ Россіи приходится вина на 8 фр. 40 сант. т. е. болѣе чѣмъ на 2 руб., а стоимость всего винокуреннаго производства равняется не 32, а 140 мил. Гауснеръ указываетъ на источники своихъ вычисленіи и потому мы имѣемъ полное право признать ихъ несостоятельными и преувеличенными. Преувеличеніе увлекло его въ другую, не менѣе грубую ошибку; онъ утверждаетъ, будто въ Россіи на каждаго жителя приходится большее количество вина, чѣмъ въ другихъ европейскихъ странахъ. Это совершенно невѣрно; даже и въ Noтомъ отношеніи Россіи суждено занимать одно изъ послѣднихъ мѣстъ. Но вычисленіямъ г. Корсака (Обз. разн. отрасл. мануф. пром. въ Россія 1865 г. т. III) на каждаго жителя приходится:
  
   Въ Даніи 0,64 ведра безводнаго спирта.
   " Бельгіи 0,54 "
   " Пруссіи 0,44 "
   " Россіи 0,42 "
   По нашимъ вычисленіямъ даже 0,41
  
   Такимъ образомъ, русскій человѣкъ въ годъ можетъ поглощать 0,41 часть ведра; что составитъ въ день около одной десятитысячной вед. Если же мы исключимъ изъ общаго числа жителей европейской Россіи дѣтей и тѣ классы, которые не употребляютъ или почти не употребляютъ простаго вина, то и тогда на каждаго изъ дѣйствительныхъ потребителей придется въ день не болѣе 0,002 ведра спирта, на сумму непревышающую 0,45 копѣйки. При такой умѣренной порціи, едва ли возможно дать вѣру завѣреніямъ нѣкоторыхъ публицистовъ, скорбящихъ о чрезмѣрномъ пристрастіи къ водкѣ русскаго народа; выведенное нами отношеніе между суммою производства вина и числомъ потребителей ясно показываетъ, какъ мало спирта приходится на долю каждаго изъ насъ. Но, хотя по нашимъ вычисленіямъ средняя стоимость вина 25--30%, приходящагося на долю каждаго изъ насъ не превышаетъ одного рубля въ годъ, а приходящаяся на долю дѣйствительныхъ потребителей не превышаетъ двухъ рублей,-- однако, всѣ мы очень хорошо знаемъ, что русскій человѣкъ пропиваетъ въ годъ несравненно болѣе двухъ рублей. Иначе и быть не можетъ: дѣйствительная стоимость 25--30% вина, какъ мы видѣли, почти равняется 70,05 коп.; при продажѣ заводчикъ беретъ на каждое ведро копѣекъ 10 барыша. Торговецъ, купивъ ведро за 80 коп., разбавляетъ его такимъ образомъ, что изъ одного ведра получается 1 1/4 или 1 1/2 ведра, которыя онъ продаетъ оптомъ не дешевле, какъ за 2 и за 3 рубля, т. е. 80 копѣечное ведро получаетъ въ его складѣ цѣнность отъ 3 до 4 р. 50 коп. По мелочамъ, вино продается дороже: здѣсь 3 рубля за ведро составляетъ почти minimum его цѣнности. Это не фантастическія предположенія, а выводы, основанныя на фактахъ.
   Такъ, напримѣръ, по офиціальнымъ даннымъ извѣстно, что въ Петербургѣ въ прошломъ году вино въ оптовыхъ складахъ покупалось по 3 р. за ведро, въ мелочной продажѣ ведро продавалось по 5 руб.; въ Рыбинскѣ въ январѣ 1864 г. вино изъ складовъ продавалось по 3 и по 3 р. 16 коп., въ Муромѣ отъ 2 р. 70 коп. до 3 руб-; раздробительная продажа не превышала въ этомъ году 4 руб. (Жур. Ман. и Торг. 1864 г. T. I, стр. 52). Въ Виленской губерніи, но даннымъ сообщаемымъ офицеромъ генеральнаго штаба, посланнымъ для статистическаго описанія этой губерніи,-- вино на мѣстѣ выкурки продается по 1 руб. и 1 руб. 25 коп.; при продажѣ же его по мелочамъ, въ шинкахъ и корчмахъ, каждое ведро обходится потребителю не менѣе 3 руб. И такихъ примѣровъ мы могли бы привести здѣсь безчисленное множество. Немудрено, что при такихъ условіяхъ обмѣна, русскій человѣкъ пропиваетъ въ годъ несравненно болѣе 2-хъ рублей; не смотря на то очень мала и ничтожна та доля спирта, которая но общему отношенію производства къ потребленію,-- приходится на каждаго потребителя. Можетъ быть, именно потому то русскій человѣкъ и пропиваетъ такъ много, что такъ мала эта доля; чѣмъ меньше доля чистаго спирта, т. е, чѣмъ слабѣе вино, тѣмъ большее количество ведеръ его онъ выпиваетъ и, слѣдовательно, тѣмъ дороже платитъ за него кабачникамъ и заводчикамъ.
   По оцѣнкѣ винокуреннаго производства намъ слѣдуетъ заняться оцѣнкою пивовареннаго и медовареннаго. Тенгиборскій общую стоимость пивовареннаго производства опредѣлялъ въ 2,400,000 руб. Гауснеръ, въ новѣйшее время, вычислилъ эту стоимость въ 4,200,000 руб. Но и то и другое вычисленіе неправдоподобно и не имѣетъ за себя никакихъ положительныхъ фактовъ.
   По обнародованнымъ въ нынѣшнемъ году свѣденіямъ центральнаго статистическаго комитета, оказывается, что въ Россіи, среднимъ числомъ, вываривается около семи милліоновъ ведеръ пива и около 200,000 ведеръ меду {Въ 1862--63 вина выпарено 3,825,044 вед.
   -- 1863--64 -- -- 7,697,743 --
   Среднимъ числомъ -- 6,761,394 --
   -- 1862--63 г. меду варено 236,589 вед.
   -- 1663--64 -- 224,504 --
   Среднимъ числомъ -- 230,546 -- (Статистич. Времен. Главл II, таб. 2, стр. 44).}, всего, слѣдовательно, около 7,200,000 ведеръ. Цѣна же ведра пива и меду, по свѣденіямъ, собраннымъ казенными палатами (свѣденія относятся къ началу 60-хъ годовъ) равняется, среднимъ числомъ, почти 50 к., такъ что общая стоимость пиво медо-вареныхъ заводовъ можетъ быть опредѣлена приблизительно въ 3 1/2 милліона руб; раздѣляя эту сумму стоимости на число жителей, на каждаго придется около 5 1/2 коп. въ годъ; по вычисленіямъ Гауснера около 16 сантимовъ; т. е. около 4 коп. Между тѣмъ во всей Европѣ приходится среднимъ числомъ на каждаго жителя 1 р. 25 коп. общей стоимости пивовареннаго производства; въ Англіи на каждаго жители приходится пива на 7 руб. въ Баваріи почти на такую же сумму; въ Бельгіи почти на 6 руб. во Франціи на 2 руб., въ Пруссіи почти на 3 руб., а въ Россіи -- на 5 коп.
   Перейдемъ теперь къ другимъ, обложеннымъ акцизомъ, производствамъ
   Свекло-сахарное производство, по самымъ новѣйшимъ офиціальнымъ даннымъ, относящимся къ 1864--65 годамъ, даетъ въ годъ 3,333,573 пуда выдѣланнаго песку; полагая среднюю цѣну каждаго пуда по 5 рублей 25 коп., все производство оцѣнится въ 17,501,258 руб. 23 коп. (Статистическій Временникъ, гл. II, стр. 48. Примѣч, къ таб. 3).
   У Тенгоборскаго эта сумма показана въ 7,200,000 руб.,-- и это не ошибка: дѣйствительно въ 40-хъ годахъ она и не могла быть больше. По офиціальнымъ даннымъ, относящимся къ 1848 и 49 годамъ, свеклосахарные заводы производили въ годъ немногимъ болѣе одного милліона пудовъ песку; но съ этихъ поръ свеклосахарная промышленность сдѣлала значительный шагъ впередъ и теперь, какъ мы видимъ, число пудовъ ежегодно выдѣлываемаго песку превышаетъ 3 милліона. Ниже когда мы будемъ говорить о распредѣленіи общей стоимости промышленныхъ производствъ между фабрикантами и фабричными, между заводчиками и рабочими, мы объяснимъ причины этого, сравнительно, довольно быстрого прогресса нашей сахарной промышленности, теперь же укажемъ на отношеніе годовой стоимости сахарнаго производства къ числу жителей. Общая стоимость сахарнаго производства превышаетъ 17 1/2 милліоновъ, слѣдовательно на каждаго жителя приходится сахару въ годъ на 28 коп.; по вычисленіямъ Гауснера на 18 коп. Правда, кромѣ сахару внутренняго производства у насъ ежегодно поставляется на 8 и даже болѣе милліоновъ сахару заграничнаго привоза; прибавляя эти 8 мил. къ 17 1/2 мил. получимъ стоимость потребляемаго у насъ ежегодно сахару въ 25 1/2, можно даже положить 26 мил. руб.,-- что составитъ на каждаго жителя около 37 коп. въ годъ; во всей же Европѣ на каждаго жителя приходится, среднимъ числомъ, сахару почти на 1 руб., въ Англіи почти на 2 руб. 50 к. во Франціи на 1 р. 75 к., въ Бельгіи на 2 руб., въ Пруссіи на 1 р. 50 к. и т. д., въ Россіи менѣе всего.
   Немудрено, что при такихъ микроскопическихъ доляхъ,-- сахаръ считается предметомъ роскоши, доступнымъ только весьма ограниченному кружку счастливцевъ, огромное же большинство европейскихъ жителей не знаетъ даже какой онъ имѣетъ вкусъ, и если оно и думаетъ будто онъ сладокъ,-- то думаетъ такъ съ чужаго голоса, по наслышкѣ, провѣрить же этотъ слухъ личнымъ опытомъ оно не имѣетъ ни малѣйшей возможности.
   Стоимость табачной промышленности оцѣнивается "Статистическимъ Временникомъ" въ 14,509,011 рублей {У Тенгоборскаго стоимость нашей табачной фабрикаціи опредѣлена въ 17 1/2 мил. р. ясно что оцѣнка преувеличена. Точно также она преувеличена и при вычисленіяхъ стоимости другихъ производствъ отечественной промышленности, и мы считаемъ здѣсь необходимымъ указать на эти преувеличенія, потому что онѣ, рядомъ съ завѣреніями автора, будто онъ вездѣ беретъ одни minimum'ы, будто, пиша свою статистику, онъ не имѣлъ въ виду никакихъ патріотическихъ цѣлей, могутъ ввести легковѣрныхъ читателей въ заблужденіе и сообщить имъ превратныя понятія о размѣрахъ и развитіи нашей промышленной дѣятельности. Сумма стоимости кожевеннаго производства опредѣлена у него, напримѣръ, въ 96,200,000 р. тогда какъ но новѣйшимъ вычисленіямъ центр. статист. комит. она не превышаетъ 17,455,068 р., стоимость хлопчато-бумажной промышленности у него показана въ 50 мил., а на самимъ дѣлѣ она не превышаетъ 39 мил. р.; стоимость производства шелковыхъ фабрикъ опредѣлена у него въ 15 мил. а по новѣйшимъ даннымъ она не превышаетъ 4 1/2 милл. р. и т. п.}, при этомъ полагается среднимъ числомъ за пудъ табаку 20 руб., за сигару и папиросу 1/4 коп., за пудъ нюхательнаго табаку 15 р. (глав. II, табл. 4, стр. 50). Слѣдовательно, на человѣка приходится въ годъ табаку внутренняго производства на 20 к. Если мы исключимъ изъ общаго числа жителей дѣтей и женщинъ, то на человѣка придется въ годъ, по самой высокой оцѣнкѣ около рубля, и только при совершенномъ исключеніи изъ числа потребителей всѣхъ лицъ принадлежащихъ къ низшимъ классамъ народа,-- производимаго ежегодно табаку хватитъ для удовлетворенія нашихъ неумѣренныхъ потребностей.
   Если присоединимъ къ общей стоимости табака внутренняго приготовленія стоимость табака ежегодно привозимаго изъ за границы, {По даннымъ обнародованнымъ въ нынѣшнемъ году централ. статистич. комитетомъ, табаку изъ заграницы ввозилось черезъ европейскую границу:
   Въ 1860 году на 3,132,004 руб.
   -- 1861 -- 3,690,050 --
   -- 1862 -- 3,066,082 --
   -- 1863 -- 2,795,729 --
   -- 1864 -- 3,021,008 --
   Итого средн. числ. 3,203,155 руб.
   Въ тоже время по азіатской границѣ табаку ввозится, сроднимъ числомъ, почти на 300,000 р. въ годъ (Статист. Временникъ, гл. X, табл. III и IV, стр. 220, 21, 234, 35).} то общая цѣнность ежегодно потребляемаго у насъ табака дойдетъ почти до 18 мил. руб. т. е. на каждаго человѣка придется въ годъ около 30 к. Въ Европѣ же среднимъ числомъ, на каждаго жителя приходится табаку почти на 80 к.; maximum приходится на долю Бремена, въ которомъ каждый житель можетъ потреблять табаку почти на 125 р. въ годъ; Гамбурга, въ которомъ на 1 человѣка приходится табаку на 16 р.; Бадена, въ которомъ приходится табаку на 4 р. на жителя; Гановеръ на 2 1/2 рубля; Нидерланды на 2 р. и т. п. minimum и здѣсь, какъ и вездѣ, приходится на Россію; по вычисленіямъ Гауснера, отъ котораго мы заимствуемъ эти цифры (Band 2, стр. 301), въ Россіи на каждаго жителя приходится табаку на 80 сан. Какъ видитъ читатель, наши вычисленія почти въ цифру совпадаютъ съ вычисленіями нѣмецкаго статистика; однако изъ этого не слѣдуетъ выводить никакихъ заключеній относительно непреложной достовѣрности данныхъ, сообщаемыхъ имъ о Россіи; сейчасъ мы будемъ имѣть случай убѣдиться въ этомъ.
   Такимъ образомъ общая стоимость ежегодно потребляемаго у насъ пива, меду, сахару и табака, равняется 47 мил. р., что составитъ на каждаго жителя около 80 к. въ годъ. Вотъ все что мы могли бы издерживать въ годъ на пиво, медъ, табакъ и сахаръ, если бы раздѣлить по ровну между пали все, ежегодно потребляемое количество этихъ продуктовъ. Если бы каждый изъ насъ сократилъ свой расходъ по этимъ предметамъ до 47 руб. въ годъ, то и тогда бы изъ 60 милліоновъ жителей европейской Россіи, табаку, сахару, меду и пива хватило бы только на 1/60 часть населенія.
   Сведемъ, теперь, итоги стоимости производствъ, обложенныхъ акцизомъ. Стоимость винокуреннаго производства равняется 2 1/2 мил. руб., стоимость пиво-медо-вареннаго 3 1/2 мил., свеклосахарнаго 17 1/2 мил., табачнаго мил., и того, слѣдовательно, общая стоимость всѣхъ этихъ производствъ равняется 68 мил. руб.
   Переходимъ къ вычисленію стоимости производствъ, не обложенныхъ акцизомъ.
   Тенгоборскій, въ началѣ 50-хъ годовъ, опредѣлилъ валовую стоимость продуктовъ ежегодно производимыхъ на нашихъ фабрикахъ и заводахъ безъ различія обложенныхъ, и необложенныхъ акцизомъ, въ 486 мил.; за вычетомъ стоимости продуктовъ винокуренныхъ, пивоваренныхъ, свеклосахарныхъ заводовъ и табачныхъ фабрикахъ,-- общая стоимость необложеннаго акцизомъ производства составитъ, по его вычисленіямъ 429 мил. руб. Въ 1856 году "Статистическія таблицы россійской имперіи" опредѣляли валовую цѣнность фабричныхъ и мануфактурныхъ издѣлій въ 224,332,962 руб. Въ 1857 году, по свѣденіямъ, обнародованнымъ департаментомъ мануфактуръ и торговли цѣнность продуктовъ ежегодно выработываемыхъ отечественною промышленностью, равнялась 200,488,079 руб. Гаусперъ же оцѣниваетъ общую стоимость содоваго производства нашихъ фабрикъ и заводовъ въ 2 милліарда 600 мил. фран., т. е. болѣе чѣмъ въ 600 милліоновъ рублей; за вычетомъ изъ этой суммы: производство ц. Польскаго, в. к. Финляндскаго, и Сибири, а также производство обложенное акцизомъ, стоимость продуктовъ промышленности европейской Россіи, необложенной акцизомъ составитъ около 376 мил. рублей.
   И здѣсь, какъ видите, опять, та же разноголосица и тѣ же противорѣчивыя показанія, какъ и при исчисленіяхъ общей стоимости годового производства земледѣльческой промышленности. Въ 300, 400 или въ 200 мил. р. должны мы оцѣнить итогъ годоваго производства нашей мануфактурной промышленности? Рѣшить этотъ вопросъ весьма трудно, несравненно труднѣе нежели рѣшить вопросъ объ итогѣ производства земледѣльческой промышленности. Тамъ у насъ были хотя какія нибудь положительныя данныя, которыми мы могли руководствоваться, здѣсь же мы не имѣемъ ничего, кромѣ безконтрольныхъ показаній самихъ фабрикантовъ и заводчиковъ. Потому, мы заранѣе отказываемся рѣшать этотъ вопросъ въ окончательной, категорической формѣ, все что мы можемъ -- это указать приблизительную цифру общаго итога, основаннаго на точно такихъ же приблизительныхъ цифрахъ и данныхъ, собранныхъ губернскими статистическими комитетами. Не говоря уже о томъ, что опытъ доказалъ, насколько вѣрнѣе и правдоподобнѣе цифры комитетовъ цифръ казенныхъ палатъ и департамента мануфактуръ и торговли, не говоря уже о томъ, что комитеты относятся съ большею критикою къ собираемымъ ими матеріаламъ, данныя комитетовъ уже но одному тому заслуживаютъ большаго вѣроятія, что онѣ современнѣе тѣхъ данныхъ, которыми руководствовались, при своихъ вычисленіяхъ, Тенгоборскій и департаментъ мануфактуръ и торговли.
   Для большей точности, мы считаемъ необходимымъ перечислить здѣсь стоимость производства всѣхъ фабрикъ и заводовъ, необложенныхъ акцизомъ. Читатели такимъ образомъ увидятъ что общій итогъ выведенъ нами не на обумъ, что онъ основанъ на фактахъ, достовѣрность которыхъ лежитъ всецѣло на отвѣтственности центральнаго статистическаго комитета.
   Вотъ таблица, составленная по даннымъ, извлеченнымъ нами изъ Статистическаго Временника (см. глав. III, стр. 55--62).

 []

 []

   Такъ что на каждаго жителя приходится продуктовъ не обложенныхъ акцизомъ на 4 рубля съ небольшимъ въ годъ.
   Приведенная здѣсь таблица, хотя и не представляетъ безусловно вѣрныхъ оцѣнокъ, тѣмъ не менѣе весьма поучительна. Настоящія данныя, объяснятъ намъ, на сколько хорошо мы можемъ одѣваться и въ какой мѣрѣ можемъ пользоваться тѣмъ обыденнымъ комфортомъ, который считается однимъ изъ необходимѣйшихъ условій цивилизаціи. Одежда, которую мы обыкновенно носимъ, приготовляется изъ шерсти, льну, пеньки и хлопчатой бумаги, т. е. на фабрикахъ обдѣлывающихъ шерсть, ленъ, и т. д.; валовая же стоимость производства всѣхъ этихъ фабрикъ равняется 88,748,111 руб.; если эту сумму мы раздѣлимъ на число жителей европейской Россіи, то на каждаго человѣка придется шерстяныхъ, бумажныхъ, льняныхъ и пеньковыхъ издѣлій почти на 1 1/2 руб. въ годъ. Присоединимъ къ стоимости этихъ, внутри Россіи приготовляемыхъ продуктовъ, стоимость тѣхъ же продуктовъ, ежегодно привозимыхъ къ намъ изъ за границы. Шерстяныхъ издѣлій привозится среднимъ числомъ въ годъ {Разсчетъ сдѣланъ на основаніи данныхъ приводимыхъ въ Статистическомъ Временникѣ и относится къ 1860--65 годамъ.} по европейской границѣ около 3 милліоновъ 300 тысячъ рублей, по азіатской -- 200 т. р., итого стоимость всѣхъ шерстяныхъ издѣлій ввозимыхъ въ Россію равняется 3 1/2 мил.; стоимость пеньковыхъ и бумажныхъ издѣлій ввозимыхъ но европейской границѣ доходитъ, среднимъ числомъ, до 5 1/2 милліоновъ; по азіатской границѣ, бумажныхъ издѣлій провозится почти на 3 мил., и того общая стоимость ввозимыхъ въ Россію шерстяныхъ, бумажныхъ, льняныхъ и пеньковыхъ издѣлій равняется 12 мил. рублей, такъ что цѣнность потребляемыхъ у насъ шерстяныхъ, льняныхъ и другихъ матерій можетъ быть доведена до 100 мил. руб., что составитъ на каждаго жителя около 1 р. 60 к. въ годъ. Въ Европѣ же, среднимъ числомъ, на каждаго жителя приходится однѣхъ хлопчато-бумажныхъ издѣлій почти на 5 руб., а именно: въ Англіи на 18 руб., въ Швейцаріи на 16 руб., въ Саксоніи на 7 р., во Франціи почти на 5 р., въ Бельгіи на 4 р. и т. п.-- въ Россіи же на 64 коп. Шерстяныхъ издѣлій въ Европѣ приходится, среднимъ числомъ, на человѣка болѣе чѣмъ по 2 1/2 рубля; въ Англіи на 9 руб., въ Бельгіи почти на 7 руб., во Франціи на 6 руб., въ Нидерландахъ на 4 руб., въ Швейцаріи на 3 руб. и т. д.,-- въ Россіи на 50 коп.
   Стоимость шелковыхъ произведеній, приходящихся на каждаго русскаго жителя, не превышаетъ 7 коп.,-- тогда какъ въ Европѣ она доходитъ, среднимъ числомъ, до 2 д руб., въ Швейцаріи превышаетъ 22 руб., по Франціи, Италіи и Англіи 5 р. и т. д.
   Стоимость хрустальныхъ и стеклянныхъ произведеній, приходящихся у насъ на каждаго человѣка, не превышаетъ 7 1/2 коп.; въ Англіи же она равняется 2 1/2 рублямъ, въ Италіи и Франціи доходитъ до 75 коп., о другихъ странахъ мы не имѣемъ свѣденій.
   Но всего интереснѣе и поучительнѣе сравненіе размѣровъ производства и потребленія писчей бумаги у насъ и въ западной Европѣ. У насъ на каждаго человѣка приходится писчей бумаги на 10 коп., въ Европѣ же (мы имѣемъ впрочемъ свѣденія только о 8 государствахъ: Англіи, Франціи, Австріи, Италіи, Испаніи, Бельгіи, Швейцаріи и Ганноверѣ) почти на 75 коп., въ Англіи на 2 рубля и т. п. Это сравнительно ничтожное потребленіе писчей бумаги отчасти опредѣляетъ степень грамотности и образованія нашего народа.
   Можно было бы еще продолжить рядъ поучительныхъ выводовъ изъ приведенной таблицы, но мы предоставляемъ эту работу самому читателю.
   И такъ стоимость производствъ необложенныхъ акцизомъ равняется 247,613,846 руб. Прибавимъ къ этой цифрѣ стоимость производствъ, обложенныхъ акцизомъ, и мы получимъ 315,613,840 руб. Вотъ вамъ валовая стоимость продуктовъ, ежегодно производимыхъ нашими фабриками и заводами; раздѣливъ ее на число жителей, получимъ на каждаго около 5 руб. {Въ "статистическихъ таблицахъ Россійской имперіи" стоимость продуктовъ нашей промышленной дѣятельности опредѣлена въ 3 р. 86 к. на человѣка. По вычисленіямъ Гауснера на каждаго жителя Россіи приходится 9 1/2 р. стоимости промышленнаго производства; по вычисленіямъ Тенгоборскаго -- около 8 руб.}. Въ Европѣ со включеніемъ Россіи болѣе чѣмъ на 36 р. въ годъ, безъ Россіи на 40 р.
   Слѣдующая таблица лучше всего представитъ намъ положеніе Россіи, какъ промышленнаго государства, въ ряду другихъ промышленныхъ государствъ западной Европы.
   На каждаго жителя приходится продуктовъ заводской, Фабричной и вообще мануфактурной промышленности на:
  
   Въ Англіи 133 рубля
   " Швейцаріи 120 "
   " Бельгіи и Франціи 56 "
   " Нидерландахъ " 44 "
   " Пруссіи 41 "
   " Испаніи 25 "
   " Италіи 23 "
   " Австріи 21 "
   " Даніи 20 "
   " Швеціи и Норвегіи 13 "
   " Португаліи 7 "
   " Россіи 5 ".
  
   Такимъ образомъ Россія, въ промышленномъ отношеніи, занимаетъ послѣднее мѣсто въ ряду европейскихъ странъ. Въ то время когда, напримѣръ, въ Англіи, число лицъ, занимающихся какою бы то ни было промышленною дѣятельностью, составляетъ 48% общаго населенія, въ Бельгіи 38%, во Франціи и Швейцаріи 30%, въ Пруссіи 29%, въ Нидерландахъ 23%, въ Италіи 17%, въ Австріи и Испаніи 12%, въ Россіи оно едва достигаетъ 6%. Въ то время когда въ Швейцаріи стоимость продуктовъ земледѣльческой промышленности къ стоимости продуктовъ мануфактурной относится какъ 1:18; въ Англіи, какъ 1:7; въ Бельгіи какъ 1:6; во Франціи какъ 1:4; въ Пруссіи и Австріи, какъ 1:3,-- въ это время въ Россіи первая стоимость ко второй относится какъ 3:1.
   Общая стоимость продуктовъ, ежегодно производимыхъ европейскою промышленностью, можетъ быть оцѣнена, круглымъ числомъ, въ 12 милліардовъ руб., слѣдовательно на долю Россіи приходится около 1/40 части этого богатства, между тѣмъ какъ ея населеніе составляетъ около 1/5 всего населенія Европы и ея пространство около 1/2 европейскаго континента.
   По вычисленіямъ Гауснера, число лицъ, запятыхъ передѣлкою и выдѣлкою продуктовъ фабричнаго производства (число фабричныхъ), равняется во всей Европѣ почти 9 милліонамъ чел, въ Россіи же этою работою занято всего 580,000 чел. (по вычисленіямъ Гауснера 583,000, разница такъ ничтожна, что ее бы даже и указывать не стоило), такъ что 1 фабричный приходится у насъ болѣе, чѣмъ на 100 чел. жителей; въ Европѣ же вообще 1 фабричный на 30 чел. жителей; въ Англіи на 8 чел., въ Швейцаріи и Бельгіи на 16 чел., во Франціи на 25 ч., въ Пруссіи на 20 чел., въ Нидерландахъ на 32 чел., и т. д. Вотъ вамъ новые матеріалы для сравнительной оцѣнки силъ русской и западно европейской промышленности.
  

IX.

   315 1/2 милліоновъ рублей -- такова стоимость продуктовъ, ежегодно производимыхъ нашею промышленностью. Но цифру эту мы не можемъ присоединить сполна къ вычисленной нами прежде стоимости сырыхъ продуктовъ, потому что это значило бы одну и ту же стоимость считать два раза: 315 милліоновъ выражаютъ собою не только ту цѣнность, которую заводская и фабричная промышленность придаетъ сырому матеріалу, но и стоимость самаго сырого матеріала. Тенгоборскій полагаетъ, что послѣдняя составляетъ 35% общей стоимости фабричнаго производства; положимъ даже 40%, тогда стоимость сырого матеріала опредѣлится цифрою въ 120,245,538 руб., вычитая эту сумму изъ 315,613,840, получимъ 189,368,308 руб., что составитъ стоимость промышленнаго производства, за вычетомъ стоимости сырыхъ продуктовъ. Общая же цѣнность послѣднихъ опредѣлена была нами въ 2,156,200,000 руб., слѣдовательно наша фабричная и заводская промышленность менѣе, чѣмъ на 1/10 увеличиваетъ цѣнность сырыхъ продуктовъ. Въ Швейцаріи же фабричная промышленность увеличиваетъ цѣнность сырыхъ продуктовъ почти на 2/3, въ Бельгіи почти на 1/2, въ Англіи на 2/5, во Франціи на 1/4 и т. п. {Эти вычисленія сдѣланы нами только приблизительно; при разсчетѣ мы также предполагали, что общая стоимость сырыхъ продуктовъ составляетъ 40% общей стоимости промышленнаго производства. Предположеніе это не совсѣмъ вѣрно, потому что чѣмъ выше промышленность какой нибудь страны, тѣмъ ниже долженъ быть этотъ процентъ, слѣдовательно, на самомъ дѣлѣ заграничная промышленность увеличиваетъ стоимость сырыхъ продуктовъ на нѣсколько большую величину, чѣмъ мы показали въ текстѣ. Но мы сочли въ этомъ случаѣ за лучшее держаться правила Тенгоборскаго о minimum'ахъ, котораго впрочемъ онъ почти никогда не соблюдалъ.}.
   Если мы сложимъ теперь вычисленные нами итоги цѣнностей годоваго производства земледѣльческой (включая сюда лѣсоводство, скотоводство, рыболовство и птицеводство), горнозаводской и фабричной промышленности, то получимъ цифру въ 2,845,568,308 р. или круглымъ числомъ въ 2 милліарда 300 милліоновъ.-- Вотъ итогъ нашего годоваго дохода; раздѣливъ его на число жителей, мы получимъ на каждаго человѣка около 38 руб. въ годъ, т. е. около 10 1/2 коп. въ день. Въ Англіи на каждаго жителя приходится болѣе, чѣмъ 138 руб. годоваго производства страны, т. е. въ день почти на 40 коп. (около 38 к.); во Франціи болѣе, чѣмъ на 111 руб., т. е. въ день болѣе чѣмъ на 30 коп. Въ началѣ же нынѣшняго столѣтія, но вычисленіямъ Морога (De la misère des ouvriers et des moyens pour la remédier, par Morogue) во Франціи на каждаго жителя приходилось около 48 руб. въ годъ, т. е. около 13 коп. въ день. Въ Бельгіи на каждаго жителя приходится теперь болѣе 100 руб. въ годъ, т. е. въ день около 28 коп.,-- въ Швейцаріи -- тоже 100 руб. въ годъ или 27 коп. въ день; въ Пруссіи около 70 руб. въ годъ, т. е. въ день около 20 коп. въ Австріи -- около 50 руб. въ годъ, т. е. около 14 коп. въ день; въ Италіи около 64 руб. т. е. въ день 17 1/2 коп., и т. д.; во всей же Европѣ на человѣка приходилось около 58 руб. въ годъ, т. е. около 16 1/2 въ день.-- Нечего и говорить, что вычисленія эти только приблизительно вѣрны, и что они могутъ дать только самое общее понятіе объ относительномъ богатствѣ различныхъ государствъ Европы.
   Если мы раздѣлимъ сумму годового производства не на всѣхъ жителей вообще, а только на дѣйствительныхъ производителей, то доля участія каждаго изъ нихъ въ годовомъ доходѣ страны нѣсколько увеличится. Всѣхъ жителей въ европейской Россіи (за исключеніемъ ц. Польскаго и в. к. Финляндскаго) считается 60,909,309 чел. изъ нихъ производствомъ потребляемыхъ продуктовъ занимаются: крестьяне, фабричные и цеховые ремесленники, число ихъ доходитъ до 50 милліоновъ, считая въ этомъ числѣ мужчинъ, женщинъ и дѣтей. Разумѣется, не всѣ они въ одинаковой мѣрѣ могутъ считаться производительными работниками: дѣти, старики и больные должны быть исключены, они не могутъ работать; какою же величиною опредѣлить процентъ неспособныхъ къ способной работать массѣ населенія?
   Жалко, что статистики очень мало обращаютъ вниманія на этотъ во всѣхъ отношеніяхъ крайне важный и интересный вопросъ; такъ что для удовлетворительнаго рѣшенія его мы не находимъ почти никакихъ данныхъ ни въ русскихъ, ни въ иностранныхъ источникахъ. Кое-какія отрывочныя свѣденія намъ удалось отыскать въ запискахъ русскаго императ. географическаго общества (см. между прочимъ, за 1861 г. кн. I, стр. 175--179) и въ матеріалахъ для географіи и статистики Россіи, собранныхъ офицерами генеральнаго штаба. По этимъ немногимъ даннымъ мы можемъ составить слѣдующую таблицу.
   Взявъ сельское мужское рабочее населеніе и раздѣливъ его на три категоріи: на категорію полныхъ работниковъ, къ которой относятся всѣ крестьяне въ возрастѣ отъ 18 до 60 лѣтъ,; полуработниковъ, къ которой относятся крестьяне отъ 14--18 лѣтъ, 60--65 лѣтъ; неспособныхъ къ работѣ, къ которой относятся: дѣти, не достигшіе 14 лѣтъ, старики, пережившіе за 65 лѣтъ, а также всѣ больные, разслабленные, умалишенные и т. п., мы получимъ на каждые 100 человѣкъ:

 []

 []

   Такимъ образомъ, на 100 чел. мужского рабочаго населенія приходится около 01,2% способныхъ къ работѣ и около 30,6% неспособныхъ (сотыя доли не приняты въ разсчетъ). Для женскаго населенія процентъ полу-работницъ ниже 9,8%, а неспособныхъ къ работѣ выше 36,6--на какую именно цифру выше и ниже, мы, за недостаткомъ положительныхъ данныхъ, не можемъ съ точностью опредѣлить; во всякомъ случаѣ, мы не сдѣлаемъ большей ошибки, если предположимъ, что на 160 чел. рабочаго населенія какъ мужского, такъ и женскаго, приходится 40% неспособныхъ къ работѣ и 60% способныхъ; 40% на 50 милліоновъ составитъ 20,000,000. Вычитая эту цифру изъ общей массы рабочаго населенія, мы найдемъ, что число дѣйствительныхъ, производительныхъ рабочихъ силъ можетъ быть опредѣлено въ 30 мил. чел.-- эти 30 мил. чел. ежегодно производятъ массу цѣнности въ 2 милліарда 345 мил. руб., т. е. каждый работникъ, при данныхъ условіяхъ, при данной степени развитія нашихъ промышленныхъ способностей, можетъ произвести въ годъ цѣнностей не болѣе, какъ на 80 руб., менѣе, чѣмъ на 22 коп. въ день.
   Такимъ образомъ, производительныя силы Россіи доставляютъ намъ ежегодно массу цѣнности въ 2 милліарда 345 мил; цѣнности эти, распредѣляясь въ обществѣ, но извѣстнымъ законамъ, даютъ каждому болѣе или менѣе ограниченную возможность удовлетворять своимъ потребностямъ.
   Изъ 2 милліардовъ руб., ежегодно потребляемыхъ обществомъ, часть потребляется внутри страны, часть вывозится за границу -- та часть, которая вывозится за границу, составляетъ для большинства населенія положительную убыль,-- она извлекается изъ массы цѣнностей, предназначенныхъ для народнаго потребленія и взамѣнъ ея большинство ничего не получаетъ. Правда, вмѣсто вывозимыхъ продуктовъ отечественнаго производства мы ежегодно получаемъ, почти на равную сумму, заграничныхъ продуктовъ. Но какіе это продукты?
   Вотъ перечисленіе главнѣйшихъ изъ нихъ (кромѣ тѣхъ, о которыхъ мы говорили выше), съ опредѣленіемъ ихъ стоимости. Цифры заимствованы изъ "Статистическаго Временника" и относятся къ 1860--64 г.: шелкъ и шелковыя матеріи, привозимыя по европейской и азіатской границѣ почти на 7 милліоновъ въ годъ; виноградныхъ винъ тоже на 7 мил. руб., рома, арака водки и портера на 1 мил., р., фруктовъ и овощей почти на 5 мил. руб., кофе, чаю и сахару почти на 21 милліонъ, табаку на 3 мил. руб., разныхъ художественныхъ произведеній и книгъ почта на 1 мил. и т. д.
  

(Статья третья).

X.

   Въ предъидущихъ главахъ мы опредѣлили общую цифру годового производства нашей земледѣльческой и мануфактурной промышленности; мы попытались оцѣнить наличныя богатства, казавшіяся намъ прежде необъятными, и нашли что общій итогъ нашего годового производства такъ невеликъ, что если раздѣлить его на число жителей, то на каждаго придется немногимъ болѣе 10 коп. въ день. Если же вычесть казенную повинность, которая, какъ мы показали въ предъидущей главѣ, почти исключительно оплачивается не изъ сбереженій, а изъ годоваго производства,-- то на каждаго человѣка придется въ день около 9 коп.-- Посмотримъ теперь, какъ распредѣляются эти богатства между различными группами потребителей и производителей. Недостаточность матеріаловъ, по неволѣ, заставитъ насъ ограничиться только частными, такъ сказать, единичными фактами; хотя, мы и старались набрать этихъ единичныхъ фактовъ, какъ можно больше, для того, чтобы имѣть право дѣлать, на основаніи ихъ, общіе выводы и заключенія, однако мы сознаемся напередъ, что усилія наши далеко не увѣнчались успѣхомъ.
   Начнемъ съ продуктовъ земледѣльческой промышленности и посмотримъ какъ распредѣляются они между земледѣльческими классами. Для этой оцѣнки мы имѣемъ болѣе или менѣе положительныя данныя, такъ какъ масштабомъ для нея будетъ служить распредѣленіе земель и ихъ доходность: то и другое приведено въ извѣстность офиціальнымъ путемъ.
   Предполагая средній урожай хлѣбовъ 3,7 мы вычислили, въ одной изъ первыхъ главъ, что ежегодный сборъ хлѣбовъ можетъ быть опредѣленъ въ 214, 000,000 четвертей. Послѣ нашихъ вычисленій были обнародованы, или, правильнѣе сказать, напечатаны другія вычисленія, относящіяся къ тому же самому предмету. Г. Вильсонъ, предсѣдатель статистическаго отдѣленія въ министерствѣ государственныхъ имуществъ, составилъ изъ отчетовъ губернаторовъ таблицу, представляющую среднія цифры посѣвовъ, сборовъ и урожаевъ хлѣбовъ въ разныхъ губерніяхъ европейской Россіи (за исключеніемъ Полыни и Финляндіи), выведенныя изъ пяти-лѣтней сложности, съ 1859--63 г. {Таблица эта раздавалась присутствовавшимъ въ засѣданіи собранія петербургскихъ сельскихъ хозяевъ 29 ноября. Мы не были въ этомъ собраніи и потому получили таблицу нѣсколько позже.}. Но этой таблицѣ выходитъ, что количество производимаго въ Россіи хлѣба равняется: озимаго -- 99,618,000 четвертямъ, яроваго 136,636,700 четвертямъ -- всего же 236,254,700 четвер.; цифра разнится отъ цифры вычисленной нами на 21, 654,700 четв., что составитъ на каждую десятину ежегодно засѣваемыхъ полей менѣе 1/3 четверти, т. е. около 3 четвериковъ; разница, какъ видите, весьма незначительная. Однако, мы все таки считаемъ болѣе удобнымъ придерживаться своей цифры, а не итога г. Вильсона. Во-первыхъ вычисленія Вильсона основаны на губернаторскихъ отчетахъ, которые въ свою очередь опираются на свѣденія, сообщаемыя продовольственными коммисіями и палатами, но мы, свѣряя эти свѣденія съ свѣденіями, собираемыми статистическими комитетами и офицерами генеральнаго штаба, нѣсколько разъ имѣли случаи убѣдиться въ ихъ крайней неточности и неосновательности; это мнѣніе вполнѣ раздѣляется и почтенными составителями "Статистическаго Временника", въ числѣ коихъ находится, между прочимъ и самъ г. Вильсонъ. Во-вторыхъ, итогъ ежегодно собираемыхъ у насъ хлѣбовъ, какъ онъ вычисленъ Вильсономъ, кажется намъ несообразнымъ съ вычисленною имъ же самимъ и въ той же таблицѣ, среднею цифрой) урожая. При ежегодномъ сборѣ 236 милд. четвертей, и при 88 милл. пахатной, земли трехпольнаго хозяйства,-- средній урожай на десятину можетъ быть только около самъ 4; у него же показанъ урожай для озимаго хлѣба самъ 5, 9, для яроваго самъ 3, 3, что составитъ среднюю цифру урожая для обоихъ полей самъ 4, 6; т. е. болѣе чѣмъ самъ 4 1/2.
   И такъ, полагая средній ежегодный сборъ хлѣбовъ въ 214,600,000. или даже въ 215 милл. четвертой, и принимая, среднюю цѣну четверти въ 4 р. 25 к. мы получимъ среднюю стоимость ежегодно производимаго земледѣльческаго продукта почти въ 914 милл. рублей. Слѣдовательно количество цѣнностей, ежегодно производимыхъ земледѣльческими классами равняется 914 милл. рублей.
   Какъ же велика численность этихъ классовъ?
   Земледѣльческіе классы состоятъ изъ крестьянъ и помѣщиковъ или. представителей ихъ. арендаторовъ. Число помѣщиковъ, по вычисленію Кольба, равняется 103,194 чел. Но вычисленіямъ Статистическаго Временника, число крестьянъ бывшихъ помѣщичьими, равняется 23,022,390 д. об. п.; число крестьянъ бывшихъ вѣдомства государственныхъ имуществъ 23,138,191 д. об. п.; число крестьянъ удѣльнаго и разныхъ другихъ вѣдомствъ равняется 3,320,084 д. об. п., и того, число сельскаго крестьянскаго населенія можетъ быть принято въ 49,484,665 д. об. п., прилагая къ этой цифрѣ число помѣщиковъ съ ихъ семействами {Корсакъ опредѣлилъ число помѣщиковъ по числу имѣній, такъ что его цифра означаетъ число помѣщичьихъ семей; предполагая каждую семью въ 4 души, мы найдемъ, что общее число помѣщичьяго населенія будетъ 412,776 душамъ.} получимъ общую цифру земледѣльческихъ классовъ въ 49,897,441. или, сокращая ее,-- въ 49 милл. 900 тыс. д. Раздѣляя на это число сумму ежегодно производимаго земледѣльческаго продукта мы получимъ на каждаго человѣка въ годъ около 4 четвертей разнаго хлѣба; а раздѣляя цѣнности земледѣльческаго производства получимъ на человѣка нѣсколько болѣе 17 руб. въ годъ; 4 четверти,-- принимая средній, торговый вѣсъ хлѣбовъ, равняющійся четверть почти 7 1/2 пуд.,-- составятъ 30 пудовъ; значитъ на каждаго человѣка приходится въ годъ 1200 фун. пшеницы, ржи, ячменя, овса и т. п., въ день три фунта съ небольшимъ считая и хлѣба, которыя неупотребляются въ пищу человѣкомъ. Изъ числа 49 милліоновъ 900 душъ, составляющихъ сельское, земледѣльческое населеніе, не всѣ непосредственно участвуютъ въ производствѣ. Изъ числа непосредственныхъ производителей слѣдуетъ исключить: 1) помѣщичье сословіе, 2) слишкомъ молодыхъ или слишкомъ старыхъ крестьянъ. Число липъ помѣщичьяго сословія, какъ мы уже видѣли, равняется 412,776 ч. Число лицъ способныхъ къ работѣ, по вычисленіямъ, сдѣланнымъ въ предъидущей главѣ, равняется 40% всего рабочаго населенія. Сельское, рабочее населеніе равно 40,484,665 душамъ; 40% съ этого числа составятъ 19,793,866 чел.,-- если всѣ они, вмѣстѣ взятые, производятъ ежегодно 215 милл. четвер. хлѣба, то значитъ каждый работникъ производитъ въ годъ около 11 четв.; т. е. каждый работникъ долженъ содержать своимъ трудомъ почти трехъ человѣкъ не производящихъ. Изъ 215 мил. четвер. хлѣба, какъ мы уже видѣли выше, 58 мил. четвер. могутъ быть отложены на сѣмяна, 8 мил. идетъ на винокуренные заводы и около 8 мил. (отъ 6 до 9 мил.) четвер. вывозится за границу, слѣдовательно, для внутренняго потребленія жителей остается только 141 мил. четвер., что составляетъ на каждаго земледѣльца и землевладѣльца около 3-хъ четвертей (2, 8), а на каждаго жителя вообще около 2-хъ четвертей; такимъ образомъ, при настоящихъ условіяхъ нашего быта, каждый работникъ заготовляетъ пищу и одежду для пятерыхъ человѣкъ.
   Опредѣливъ, такимъ образомъ, отношеніе ежегодно производимаго земледѣльческаго продукта къ числу земледѣльческаго населенія вообще,-- посмотримъ на распредѣленіе его между различными слоями этого населенія; -- для этого, разумѣется, намъ нужно обратиться къ распредѣленію земель. Ботъ, что говоритъ но этому поводу г. Корсакъ (Кольбъ, Руковод. къ Срав. Ст. т. I стр. 253): "Принявъ общее пространство 42 хъ губерній, о которыхъ имѣемъ свѣденія въ 339,796,000 десятинъ, мы въ нихъ найдемъ:
  
   Казенныхъ земель (кромѣ удѣльн.) 142,363,700 десят. 42%
   Въ томъ числѣ въ пользованіи крестьянъ находится 109,619,772 "
   Помѣщичьихъ 102,988,700 " = 30 1/3%
   Собственной крестьянск. земли 3,689,000 " = 1%
  
   Такимъ образомъ, почти въ 3/4 всей поверхности 42-хъ губерній принадлежащихъ казнѣ и помѣщикамъ, земли мелкихъ землевладѣльцевъ составляютъ только около 1%. Съ тѣхъ поръ, какъ были сдѣланы эти вычисленія, земельныя отношенія земледѣльческихъ классовъ нѣсколько измѣнились, а потому и самыя эти вычисленія утратили свое прежнее значеніе; кромѣ того, благодаря работамъ центральнаго статистическаго комитета, у насъ есть теперь данныя о количествѣ земель не только въ 42-хъ, по и во всѣхъ губерніяхъ европейской Россіи.
   Пользуясь этими новыми данными и примѣняясь къ измѣнившимся поземельнымъ отношеніямъ, постараемся опредѣлить распредѣленіе земель между различными земледѣльческими классами.
   Общее число земель въ 49-ти губерніяхъ европейской Россіи, по самымъ новѣйшимъ даннымъ, равняется 425,557.000 десятинамъ {Къ 1-му Августу 1866 года изъ всего числа 9,939,707 крестьянъ больше-помѣстныхъ имѣній уже 5,628,678 крестьянъ пріобрѣли въ собственность угодья и не состоятъ въ обязательныхъ отношеніяхъ къ бывшимъ помѣщикамъ, т. е. вмѣсто оброка помѣщику платятъ подать государству. Нѣтъ сомнѣнія, что года черезъ два, черезъ три въ эти условія будетъ поставлено и все крестьянство.}; изъ нихъ государству принадлежитъ около 227 милл. дес., остальная земля почти вся (за исключеніемъ какихъ нибудь 3-хъ, 4-хъ милліоновъ десятинъ) принадлежитъ помѣщикамъ. Но ни государство, ни помѣщики сами не обработываютъ земли, они отдаютъ ее крестьянамъ, которые пользуются ею безсрочно и платятъ за то извѣстный оброкъ. До Положенія 19 февраля оброкъ этотъ, по большей части, заключался въ издѣльной повинности; послѣ Положенія 19 февраля издѣльная повинность почти вездѣ перешла въ денежную, и стала отбываться не на помѣщиковъ, а непосредственно государству.-- Какъ же велико должно быть число земель, находящихся въ условной собственности крестьянъ? Отвѣтъ на этотъ вопросъ мы найдемъ въ Положеніи 19 февраля.
   Положеніе 19 февраля 1861 г., для опредѣленія душеваго надѣла, раздѣлило всю Россіи на три полосы. Къ первой, нечерноземной полосѣ, отнесены губерніи: Витебская, Владимірская, Вологодская, Калужская, Костромская, Могилевская, Московская, Новгородская, Олонецкая, Псковская, Петербургская, Смоленская, Тверская, Ярославская и нѣкоторые уѣзды губерній: Вятской, Казанской, Нижегородской, Орловской, Пензенской, Пермской, Рязанской, Тамбовской и Тульской. Ко второй, черноземной, относятся губерніи: Воронежская, Курская, Симбирская и Харьковская, и нѣкоторые уѣзды губерній: Вятской, Казанской, Нижегородской, Оренбургской, Орловской, Пензенской, Пермской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Тамбовской и Тульской. Къ третьей, степной полосѣ, отнесены губерніи: Астраханская, Екатеринославская, Таврическая, и Херсонская и нѣкоторые уѣзды Самарской и Саратовской губерній. Каждая полоса раздѣлена на нѣсколько мѣстностей, но качеству почвы, и въ каждой мѣстности опредѣленъ особый высшій и нисшій душевой надѣлъ. Такъ какъ для насъ важны, при нашихъ вычисленіяхъ, не частные факты и единичныя явленія, а общіе выводы, то мы, по останавливаясь на отдѣльныхъ мѣстностяхъ, опредѣлимъ средній душевой надѣлъ для всей Россіи вообще. Въ первой полосѣ средній душевой надѣлъ будетъ равняться 2 дес. 1650 саж.; во второй -- 2 дес. 475 саж., въ третьей 6 дес. 440 саж.; такъ что средній надѣлъ для всей Россіи будетъ равняться 3% дес. съ небольшимъ; но если принять во вниманіе, что большая часть Россіи отнесена къ первой полосѣ, и что въ первой полосѣ душевой надѣлъ немногимъ превышаетъ 2 1/2 десят. мы не сдѣлаемъ ошибки, если предположимъ средній надѣлъ всей Россіи въ 3 1/4 дес.; 1/4 десятины идетъ подъ усадьбу, 3 десятины остаются для пахатной земли. Число крестьянъ, вышедшихъ изъ крѣпостной зависимости и живущихъ на помѣщичьихъ земляхъ, по новѣйшимъ даннымъ, равняется 11,277,318 душъ, слѣдовательно въ пользованіи или въ условной собственности крестьянъ находится 33,831,954 дес. пахатной земли.
   Казенные крестьяне, живущіе на земляхъ государственныхъ и удѣльнаго вѣдомства, пользуются приблизительно такимъ же надѣломъ. Вотъ въ доказательство офиціальныя данныя, относящіяся, впрочемъ только къ западнымъ и юго-западнымъ губерніямъ.

 []

   *) Таблица эта составлена на основаніи данныхъ, обнародованныхъ въ началѣ 60-хъ годовъ (1861 г.) въ "Статистическомъ обозрѣніи государственныхъ имуществъ."
  
   Полагая, что изъ 7,4 душъ, по крайней мѣрѣ, 4 принадлежатъ къ женскому полу, мы найдемъ, что средній душевой надѣлъ казенныхъ крестьянъ равняется 17,5/3,4, что составитъ съ небольшимъ 5 десятинъ. Тою же цифрою опредѣляетъ этотъ надѣлъ и, неизвѣстный авторъ статьи "Государственная роспись на 1866 г." помѣщенной во 2, 3, 4 и 5 книжкахъ учено-литературныхъ прибавленій къ "Биржевымъ вѣдомостямъ" (см. книж. 4 и 5, стр. 50). Въ число этихъ пяти десятинъ входятъ покосы, пастбища, выгоны и усадьбы; полагая на все это одну десятину, мы найдемъ средній душевой надѣлъ пахатной земли для казенныхъ крестьянъ будетъ равняться 4-мя десятинамъ; число же такихъ надѣловъ, но числу душъ мужескаго пола, почти доходитъ до 12,000,000, слѣдовательно число земель, находящихся въ пользованіи казенныхъ и удѣльныхъ крестьянъ почти равняется 48 мил. десятинъ. Такимъ бравомъ во владѣніи крестьянъ бывшихъ помѣщичьими и казенными, находится болѣе 81 милліона 800 тысячъ десятинъ пахатной земли. Всей же пахатной земли но вычисленію статистическаго комитета, у насъ будетъ нѣсколько болѣе 88 милл. 800 тыслчь; слѣдовательно, на долю помѣщиковъ еще остается около 7 милл. десятинъ. Число же помѣщиковъ у насъ, какъ мы видѣли, немногимъ превышаетъ 103 тысячи; такимъ образомъ, численность помѣщичьяго сословія къ крестьянскому относится какъ 234:1; число же помѣщичьихъ земель къ числу крестьянскихъ какъ 11,5: 1, это значитъ что, въ то время, какъ на одну мужскую крестьянскую душу приходится около 3 1/4 деслт. пахатной земли, на каждаго помѣщика приходится около 70 дес., т. е. въ 20 разъ больше.
  

XI.

   Посмотримъ теперь какъ велики доходы и расходы крестьянскаго и помѣщичьяго хозяйствъ, принимая, что въ основѣ перваго лежитъ 3 1/4 десят. пахатной земли, въ основѣ втораго 70 десятинъ, т. е. принимая средній, такъ сказать, идеальный типъ того и другаго хозяйства.
   Начнемъ съ крестьянскаго.-- Возмемъ самый обыкновенный случай; положимъ, что крестьянская семья состоитъ изъ отца, жены, взрослаго сына съ женою, двухъ маленькихъ дѣвочекъ и двухъ мальчиковъ, всего изъ 8-ми душъ {Такая семьи предполагается обыкновенно, какъ бы нормою семьи, при кадастровыхъ вычисленіяхъ.}, она имѣетъ слѣдовательно четыре душевыя надѣла -- или 14 десятинъ пахатной земли. Но обычаю трехъ-польнаго хозяйства пахатная земля раздѣлена на три почти равныя поля: одно, предназначенное подъ яровые хлѣба, другое -- подъ озимыя, третье подъ паръ; каждое поле занимаетъ приблизительно около 1/3; вообще же можно положить, что подъ засѣвъ идетъ около 8 1/2 десятинъ, подъ паръ оставляется около 5 1/2. Исчислимъ, сколько потребуется сѣмянъ для засѣва.-- По тѣмъ даннымъ, на которыхъ мы ранѣе основывали свои вычисленія, слѣдовало, что для обсѣмененія одной десятины ржи нужно отъ 6--12 четвериковъ, т. е, около 1 четверти съ небольшимъ; для обсѣмененія одной десятины пшеницы -- нужно отъ 6--11 четвериковъ, т. е. около 1 четверти и 1 четверика; для десятины овса нужно отъ 12 до 24 четвериковъ, т. е. около 2 четвертей.
   Соловьевъ въ своей сельско-хозяйственной статистикѣ утверждаетъ, что въ Смоленской губерніи для обсѣмененія десятины ржи нужно отъ 12 до 10 четвериковъ, т. е., 1,3 четвертей, для обсѣмененія десятины пшеницы -- тоже самое, для обсѣмененія десятины овса -- около 2 четвертей. Въ Черниговской губерніи, но вычисленію посланнаго туда офицера генеральнаго штаба, на десятину ржи сѣется отъ 8 до 10 пудовъ, что составить около 1 четверти съ небольшимъ; на десятину пшеницы -- 10 пудовъ, что составитъ тоже четверть съ небольшимъ, на десятину овса 2 четверти.
   Сравнивая же данныя съ данными нѣкоторыхъ другихъ губерній, которыя мы, боясь утомить читателя, приводить здѣсь не станемъ, можно принять, что вообще (безъ различія губерній и почвъ) для обсѣмененія десятины ржи и пшеницы потребуется 9 четвериковъ; ячменя, гречихи и др. хлѣбовъ 10 четвериковъ овса; 2 четверти; всего же для обсѣмененія 8 1/2 десятинъ потребуется: 5 четвертей овса, (полагая, что яровое поле занимаетъ 4 1/2 десятины и что 55% его занято овсомъ) и нѣсколько болѣе 7 четвертей пшеницы, ржи, гречихи и т. п. Всего слѣдовательно для посѣва потребуется 12 четвертей хлѣба. Сколько же уродится?
   Средній урожай но нашимъ вычисленіямъ, равнялся самъ 3, 7, по позднѣйшимъ вычисленіямъ Вильсона -- 4, 6; не довѣряя вполнѣ ни той, ни другой цифрѣ, возмемъ середину -- самъ 4. Этотъ средній выводъ относится къ помѣщичьимъ и крестьянскимъ землямъ; сравнивая урожаи на первыхъ и на вторыхъ, мы убѣждаемся, что урожаи помѣщичьихъ нолей всегда бываютъ выше, урожаи же крестьянскихъ полей ниже средней нормы. Такъ напримѣръ, въ Смоленской губерніи для помѣщичьихъ земель высшій урожай будетъ самъ 6,75, средній -- самъ 4,44, высшій -- самъ 2, 23; для крестьянскихъ же: высшій равенъ самъ 5,25, средній самъ 3,50, нисшіи самъ 1,75. Въ Виленской губерніи на помѣщичьихъ земляхъ средній урожай, равняется самъ 3, 6; на земляхъ крестьянъ -- 2, 4; на земляхъ бывшихъ помѣщичьихъ крестьянъ -- самъ 2, 9, на земляхъ казенныхъ -- самъ 1, 9, и т. п. Даже самый вѣсъ хлѣба у крестьянъ ниже, чѣмъ у помѣщиковъ. Поэтому мы не сдѣлаемъ ошибки, если предположимъ средній урожай на крестьянскихъ запашкахъ въ самъ 3 1/2. Такимъ образомъ вмѣсто посѣянныхъ 12 четвертей взойдетъ хлѣбовъ 42 четверти.-- Обратимъ этотъ сырой продуктъ въ деньги. Выше мы клали, огуломъ, четверть хлѣба въ 4 р. 25 коп.; но крестьянинъ, продавая хлѣбъ на мѣстѣ, продавая его, по большой части, кулакамъ -- промышленникамъ, тѣснимый и угнетаемый нуждою, едва-ли выручитъ за четверть болѣе 4 рублей; слѣдовательно 42 четверти представляютъ для него цѣнность въ 168 руб.; кромѣ того 42 четверти даютъ соломы, по крайней мѣрѣ, 598 пудовъ; полагая пудъ соломы по копѣйкѣ, получимъ 5 руб. 98 коп. Итого, крестьянская семья получитъ въ годъ валового дохода со своей земли 173 р. 98 коп. или 174 руб.-- Это доходъ, посмотримъ же на расходъ.
   Для того, чтобы имѣть съ земли доходъ; для того, чтобы получить назадъ вложенное въ нее зерно, съ прибавкою 2 1/2 зеренъ, для того надобно удобрять и пахать землю, а для того, чтобы ее удобрять и пахать, для этого нужно имѣть извѣстное количество скота. Какое же именно? Г. Соловьевъ (см. его сельско-хозяйственную статистику), основываясь на данныхъ, относящихся къ государственнымъ крестьянамъ Смоленской губерніи, полагаетъ, что корова можетъ дать 2fi возовъ навоза, по 15 пудовъ каждый, что составитъ 390 пудовъ,-- лошадь 39 возовъ, что составитъ 585, такъ, что среднимъ числомъ можно положить 487 или, для круглаго счета 480 пуд. навоза съ каждой головы крупнаго скота. {По мнѣнію агрономовъ съ каждой штуки рогатаго скота -- считая вмѣстѣ крупный и мелкій, полагается обыкновенно 450 пудовъ навозу. При нашихъ разсчетахъ мы имѣемъ въ виду только крупный скотъ -- это значительно упрощаетъ вычисленія, нисколько не измѣняя существа дѣла.} При раціональномъ же хозяйствѣ и при постепенномъ унавоживаніи почвы необходимо на десятину отъ 2400 до 2520 пудовъ навоза; возьмемъ minimum 2400 пудовъ; такимъ образомъ чтобы унавозить паровое поле потребовалось бы 13,400 пудовъ навозу, т. е. около 28 штукъ крупнаго скота; положимъ, что нашъ крестьянинъ унавоживаетъ не все паровое поле, и даже не половину его, а только 2 десятины, т. е. менѣе 2/5; положимъ, что онъ будетъ унавоживать его не по правиламъ раціональнаго хозяйства, а наперекоръ этимъ правиламъ и что вмѣсто необходимыхъ 2400 пудовъ, онъ положитъ на десятину втрое меньше, т. е. всего только 800, на двѣ десятины -- 1600 пудовъ. Для того чтобы получить въ годъ 1400 пудовъ навоза,-- для этого ему нужно имѣть 3 головы крупнаго скота, или соотвѣтствующее число мелкаго. Положимъ, что у него одна лошадь и двѣ коровы. Разочтемъ, что будетъ стоить содержаніе ихъ. По свидѣтельству агрономовъ-теоретиковъ Буссенго и Пабста корова съѣдаетъ 18 фунтовъ соломы въ день,-- лошадь 35, но, по показаніямъ хозяевъ -- практиковъ дневной кормъ коровы вмѣстѣ съ подстилкою, требуетъ, по крайней мѣрѣ, 30 ф. соломы, лошади въ 1 1/2 раза больше т. е. 45 ф., среднимъ числомъ, для той и другой 37 1/2 ф. Только при такомъ кормѣ возможно получить отъ штуки крупнаго скота 480 пудовъ навоза, потому что количество навоза находится въ прямой пропорціи съ количествомъ съѣдаемой пищи. По количеству пищи можно а priori опредѣлить количество навоза: стоитъ только вѣсъ пищи помножить на два и къ произведенію прибавить количество навоза, оставляемаго на пастбищѣ, которое обыкновенно равно 1/2 вѣса зимняго навоза.
   Полагая, что скотъ 5 мѣсяцевъ стоитъ на пастбищномъ корму и что, слѣдовательно, дневной кормъ въ 37 ф. соломы отпускается ему только въ теченіи 7 мѣсяцевъ или 210 дней, мы найдемъ, что для содержанія одной штуки крупнаго скота (безъ различія -- корова это или лошадь) потребуется въ годъ 194 пуда соломы, для содержанія трехъ штукъ -- 582 пуда или 5 р. 82 коп. При этомъ мы полагаемъ, что лошадь никогда уже не кормится овсомъ: овесъ для крестьянской лошади -- такая же роскошь какъ чистый, безпримѣсный ржаной хлѣбъ для крестьянина.
   И такъ, чтобы унавозить хоть какъ нибудь свою землю, крестьянину нужно заготовить, по крайней мѣрѣ, 5 р. 82 коп. Для того же, чтобы пользоваться продуктами своей земли, для того чтобы безмятежно наслаждаться плодами рукъ своихъ -- для этого ему нужно заплатить земскія и государственныя повинности и внести оброкъ за земли и смотримъ каковы размѣры того и другого.
   Начнемъ съ оброка.
   Средній душевой надѣлъ въ нашемъ примѣрѣ равняется 3 1/2 десятинамъ, что составляетъ по нашимъ вычисленіямъ средній душевой надѣлъ для всѣхъ полосъ Россіи.
   Чтобы опредѣлить величину оброка слѣдуемаго, за этотъ надѣлъ, нужно опредѣлять сперва средній высшій надѣлъ, для каждой полосы, и тогда на основаніи правилъ, изложенныхъ въ положеніи 19 февраля, легко будетъ опредѣлить величину оброка съ каждаго средняго надѣла каждой полосы, и слѣдовательно и съ средняго надѣла всей Россіи. Такъ какъ правила для опредѣленія оброка съ средняго надѣла но высшему, одинаковы для второй и третьи полосы,-- то для простоты вычисленія, мы соединимъ обѣ полосы въ одну. Самыя же правила, на основаніи которыхъ мы будемъ дѣлать наши вычисленія, мы излагаемъ въ выноскѣ, для того чтобы читатель могъ самъ насъ провѣрить {Въ первой полосѣ количество оброка, слѣдующаго за надѣлъ который ниже высшаго, исчисляется но высшему надѣлу такимъ образомъ: на первую десятину душеваго надѣла относится высшаго душеваго надѣла,-- если напримѣръ высшій душевой надѣлъ 7 руб.-- то 450 коп.,-- на вторую десятину 1/4 -- т. е. при 9-ти рублевымъ высшемъ надѣлѣ,-- 225 коп.; остальная четверть раскладывается равномѣрно на всю остальную часть высшаго душеваго надѣла.
   Но второй и третьей полосѣ на первую десятину отчисляется при 9-ти рублевомъ высшемъ надѣлѣ, 4 рубля и остальные 5 рублей раскладываются равномѣрно на остающуюся часть высшаго душеваго надѣла.}.
   Средній высшій надѣлъ для первой полосы равняется 2 дес. 1050 саж.; средній высшій душевой надѣлъ для второй и третьей полосъ равняется 4 дес. 457 саж. (для второй -- 2 дес. 475 саж.; для третьей -- 6 дес. 440 саж.). Средній высшій душевой оброкъ для первой, второй и третьей полосы равняется 9 руб. 70 коп.; слѣдовательно, средній душевой оброкъ для первой полосы будетъ равенъ почти 8 руб., для второй и третьей полосъ 9 р. 50 коп.; для всѣхъ же трехъ полосъ 8 руб. 75 коп. {Смотрите таблицы приложенныя къ Положенію 19 февраля, и статью положеніе о денежныхъ повинностяхъ крестьянъ за землю.}.
   И такъ, за каждый душевой надѣлъ, т. е. за каждые 3% десятины, которыми владѣетъ крестьянинъ, онъ долженъ внести 8 р. 75 коп. оброку,-- за 14 десятинъ, онъ, слѣдовательно, заплотитъ 35 рублей, что составитъ около 20% валоваго дохода земли. Какъ велика, теперь, сумма земскихъ и государственныхъ повинностей, падающихъ на него?
   Не повторяя вычисленій уже сдѣланныхъ, мы просто сошлемся на статью "Государственная Роспись на 1866 г.", помѣщенную въ учено-литер. Прибавл. къ Биржевымъ Вѣдомостямъ, книж. 4 и 5 за прошлый годъ. Авторъ этой статьи вычислилъ, что "податей и повинностей всякаго рода лежитъ на каждомъ работникѣ: изъ бывшихъ владѣльческихъ поселянъ 9 р. 55 коп., государственныхъ 11 р. 50 коп., не считая поземельнаго оброка у однихъ и выкупныхъ платежей у другихъ" (стр. 43),-- среднимъ числомъ, слѣдовательно на крестьянинѣ вообще лежитъ податей и повинностей всякаго рода болѣе 10 рублей. Оброкъ за землю у бывшихъ помѣщичьихъ крестьянъ опредѣленъ нами въ 7 р. 75 коп., оброкъ, платимый за землю государственными крестьянами равняется 3 р. 50 к., полагая среднюю величину надѣла около 5 десятинъ (см. Статистическое Обозрѣніе государственныхъ имуществъ); слѣдовательно средній поземельный оброкъ тѣхъ и другихъ равняется 6 р. 12 1/2 к. на душу, круглымъ числомъ G руб.
   Такимъ образомъ каждый крестьянинъ, надѣленный землею въ размѣрѣ 3 1/2 десятинъ, платитъ разныхъ податей, оброковъ и повинностей среднимъ числомъ, 16 руб.; {Мы ничего здѣсь не говоримъ о недоимкахъ, которыхъ, напримѣръ, въ одномъ уѣздѣ Екатеринославской губерніи на крестьянскую душу приходится отъ 6 до 7 руб.} въ нашемъ примѣрѣ взято 4 ревизскихъ мужскихъ души, съ четырьмя надѣлами, слѣдовательно они заплатятъ въ годъ 64 руб. что составляетъ около 36% съ валового дохода земли, съ чистаго же болѣе 50%, тогда какъ земля, при самомъ лучшемъ и раціональномъ хозяйствѣ, никогда не дастъ у насъ болѣе 10%.
   Такимъ образомъ, содержаніе скота,-- безъ котораго невозможна обработка поля и уплата повинностей -- безъ которой невозможно пользоваться продуктами земли,-- стоитъ крестьянскому семейству 69 р. 82 коп. Но ему же нужно пить, ѣсть, одѣваться, топить, освѣщать, поправлять избу и т. п. Какова можетъ быть величина всѣхъ этихъ расходовъ, принимая minimum ихъ?
   Къ несчастію, наши общественные экономисты и публицисты до сихъ поръ слишкомъ мало интересовались крестьянскимъ бытомъ, для того, чтобы утруждать себя составленіемъ приходо-расходныхъ росписей крестьянскаго хозяйства; мы ни разу еще серьезно не пытались выразить необходимѣйшія нужды и потребности крестьянской семьи въ опредѣленныхъ цифрахъ;-- во всѣхъ матеріалахъ, которые мы имѣемъ подъ руками, мы нашли только у г. Соловьева, въ его "Сельско-хозяйственной статистикѣ Смоленской губерніи", попытку вычислить средній необходимый расходъ семьи, состоящей, какъ и въ нашемъ примѣрѣ, изъ 8 душъ, въ томъ числѣ 2-хъ работниковъ мужчинъ (въ нашемъ примѣрѣ отецъ и взрослый сынъ) и 2-хъ работницъ женщинъ (жена отца и жена сына). Хотя таблица г. Соловьева относится только къ крестьянамъ Смоленской губерніи, но такъ какъ потребности всѣхъ крестьянъ на Руси болѣе или менѣе одинаковы и такъ какъ цифры, взятыя въ ней, отличаются крайнею умѣренностью, то мы и приводимъ ее здѣсь какъ образецъ, какъ среднюю норму необходимѣйшихъ расходовъ крестьянской семьи вообще, предполагая, что семья состоитъ изъ 8 душъ.

 []

   Такимъ образомъ, крестьянская семья для того чтобы могла существовать, должна издержать на свои потребности 146 р. 40 к. въ годъ, что составитъ въ день 40 к.; 40 коп. на 8 душъ,-- составятъ на душу 5 коп., слѣдовательно, мы предполагаемъ что крестьянинъ довольствуется 1/2 средней доли годоваго производства, приходящейся, но нашимъ вычисленіямъ, на каждаго жителя Россіи. Кажется, расчетъ весьма умѣренный.
   146 р. 40 коп., да 69 р. 82 к. составятъ 216 р. 22 коп., слѣдовательно дефицитъ равняется 42 р. 22 коп. Но вѣдь если крестьянинъ весь собранный хлѣбъ обратитъ въ деньги и всѣ эти деньги издержитъ въ теченіи года,-- то чѣмъ же онъ будетъ жить на слѣдующій годъ? Ему и его семейству придется, буквально говоря, умереть съ голоду. Нужно значитъ въ настоящемъ году отложить часть собраннаго хлѣба на сѣмена. Положимъ, крестьянинъ уменьшитъ свою запашку на 1/3, т. е. вмѣсто 12 четвертей посѣетъ только 8; черезъ это его благосостояніе на слѣдующій годъ уменьшается съ 174 р. до 116 р. т. е. болѣе чѣмъ на 33%; но что дѣлать, потребности настоящаго заставляютъ забывать о будущемъ; впрочемъ? если бы онъ даже и помнилъ о будущемъ,-- ему нельзя было бы поступить иначе. 8 четвертей, по принятой нами оцѣнкѣ хлѣба, представляютъ цѣнность въ 32 руб. Сложимъ же теперь сумму всѣхъ издержекъ и сведемъ балансъ дохода съ приходомъ.

Доходъ.

   Съ земли 174 р.
   Отъ продажи сѣна 10 "
   Отъ домашней птицы и домашнихъ животныхъ и отъ огорода 9 " *)
   *) Этотъ и предъидущій доходъ вычислены нами на основаніи отношенія существующаго между продуктами копотнаго царства и общею численностью земледѣльческаго народонаселенія, а также между общею численностью земледѣльческаго населенія и среднею стоимостью ежегодно собираемаго сѣна.
  

Расходъ.

   На содержаніе скота, на потребности семьи и веденіе хозяйства 152 р. 22 к.
   На повинности 64 "
   На посѣвъ 32 "

Итого:

   Доходъ 193 р.
   Расходъ 248 р. 22 к.
   Дефицитъ. 55 р. 22 к.
  
   Какъ и чѣмъ покрытъ этотъ дефицитъ?
   Посѣвъ уменьшить болѣе нельзя; уже и при уменьшеніи его съ 12 до 8 четвертей благосостояніе крестьянина, его доходы наслѣдующій годъ уменьшаются на 33%,-- и такъ эти 32 рубля неприкосновенны.
   Не платить государственныхъ повинностей тоже нельзя -- значитъ и этихъ 32 рублей нельзя тронуть.
   Сократить расходы но содержанію скота? Вмѣсто 3-хъ скотинъ содержать только одну? Это можно, и черезъ это расходы уменьшатся на 1 р. 94 к.; кромѣ того, продажа штуки крупнаго скота единовременно увеличитъ крестьянскія доходы рубля на 3, на 4, или, что все равно, на ту же сумму съэкономизируетъ его расходы. Такимъ образомъ, черезъ эту операцію крестьянинъ сбережетъ около 6 руб. За то, черезъ эту же операцію онъ на 1/3 долженъ будетъ уменьшить унаваживаніе своихъ полей и вмѣсто того, чтобы дурно унаваживать 2/5 пароваго поля, онъ станетъ дурно унаваживать менѣе 1/5. Такимъ образомъ, на слѣдующій годъ доходы еще болѣе сократятся.
   Остается еще одна статья расхода, въ которой онъ можетъ сдѣлать значительныя сокращенія -- это расходъ на пищу, одежду, ремонтъ зданій и т. п. Положимъ, что онъ совсѣмъ вычеркнетъ изъ своего бюджета издержки на поправку зданій и церковныя требы, черезъ что его расходы сократятся на 7 р. 32 к.; что же касается до издержекъ на отопленіе и освѣщеніе -- то и ихъ положимъ, можно уменьшить на половину, даже на двѣ трети, черезъ что останется въ экономіи около 6 р. 70 к. Правда, что уменьшеніе дорого будетъ стоить здоровью крестьянина, но обойти его невозможно. Однако всѣ сбереженія далеко еще не покрываютъ и половины дефицита. Значитъ, нужно приняться за послѣднюю статью, за издержки на пищу и одежду. Сумма этихъ издержекъ на каждую душу семьи опредѣляется въ годъ 14-ю рублями 58 коп.,-- это будетъ въ день около 4 коп., что составитъ, во принятой нами оцѣнкѣ, около 2-хъ фунтовъ хлѣба и крупы, а если положить что 1 коп. будетъ откладываться на починку старой одежды -- то всего около 1 1/2 фун. Достаточна ли эта пропорція, или ее еще можно усовершенствовать? Можно, и именно посредствомъ слѣдующаго остроумнаго способа. Изъ 1 1/2 фунтовой порціи каждаго,-- порція хлѣба положимъ превратится въ 3/4 фун., слѣдовательно хлѣбная порція всей семьи можетъ быть опредѣлена уже въ 6 фун., что составитъ около 9 кои,-- крестьянинъ откладываетъ 8 фунтовъ и взамѣнъ ихъ дополняетъ порцію мякиною, корою, глиною, мязгою и т. п. непитательными веществами; благодаря такому дешевому способу утолять голодъ, крестьянская семья можетъ сберечь въ день около 9 коп.; и такимъ образомъ на человѣка будетъ издерживаться въ день на пищу и одежду около 3 коп. Девяти-копѣечное, ежедневное сбереженіе, составитъ въ годъ болѣе 31 руб.
   Для того, чтобы на второй годъ покрыть дефицитъ, который, отъ уменьшенія запашки и отъ сокращенія скота, возрастетъ, по крайней мѣрѣ, на 60 руб. т. е. вмѣсто 55 руб. представитъ цифру въ 115 руб,.-- для этого нужно, продолжая прежнія сбереженія и прежнюю діэту,-- открыть какой нибудь новый ресурсъ, который могъ бы принести доходу: а 60 руб. въ годъ. Ресурсъ этотъ нужно искать уже не въ сбереженіяхъ потому что, болѣе сберегать рѣшительно нечего, а въ заработкахъ на сторонѣ. Посмотримъ же, какъ много можетъ заработать нашъ крестьянинъ при нынѣшнихъ цѣнахъ на земледѣльческій трудъ. Вотъ тѣ немногіе данныя, которыя намъ удалось собрать по этому вопросу изъ матеріаловъ, находившихся у насъ подъ руками.
   Въ южныхъ губерніяхъ, въ Харьковской и сосѣднихъ съ нею, поденная плата не превышаетъ зимою 18 коп. мужчинѣ и отъ 12--15 коп. женщинѣ (см. Взглядъ иностранца на нынѣшнее положеніе сельскаго хозяйства въ Россіи; публичныя лекціи Гейдуке; Харьковъ. 1806 г.). "Даже есть много мѣстъ, говорить г. Гейдуке (стр. 29), гдѣ платится въ ноябрѣ и декабрѣ мѣсяцахъ мужчинамъ по 12 коп., женщинамъ но 10 и даже по 8 коп. въ день. Весной во время посѣвовъ эти цѣны возвышаются, по незначительно, такъ, что во многихъ мѣстахъ мужчинамъ платятъ по 18 и только иногда по 20 и 25 коп. въ день. Осенью же, если поденная плата превышаетъ весеннюю, то только лишь въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ занимаются въ большихъ размѣрахъ подсолнечниками, бураками и т. п." Г. Соловьевъ въ своей сельско-хозяйственной статистикѣ представляетъ слѣдующія цифры годовой, лѣтней и зимней платы рабочему. Замѣтимъ здѣсь между прочимъ, что у насъ сельскіе работники обыкновенно нанимаются или на цѣльный годъ, или на одно только лѣто, или на одну только зиму; поденьщикъ никогда не можетъ расчитывать болѣе, какъ на 150 рабочихъ дней въ году. Срокъ лѣтняго найма опредѣляется обыкновенно святой недѣлей и филиповскимъ заговѣньемъ, г. е. приблизительно съ 15 апрѣля по 14 ноября; такъ что лѣтній рабочій работаетъ 7 мѣсяцевъ, зимній -- 5. Замѣчанія эти болѣе или менѣе относятся ко всей Россіи.
   И такъ вотъ таблица заработной платы въ Смоленской губерніи.
   Годовому работнику 15руб.
   Лѣтнему 12 " 50 к.
   Зимнему 9 " 50 "
   Годовой работницѣ 5 " 25 "
   Лѣтней 5 " 25 "
   Зимней ничего не платится, она живетъ только изъ-за одного прокормленія, которое равняется по средней оцѣнкѣ 8 р. 8 к.
   Въ Казанской губерніи лѣтній работникъ получаетъ 14 р. 50 к., зимній 3 рубля, годовой 15 р. 50 коп.; работница годовая 7 р. 25 к., лѣтняя -- 7 руб. 25 к., зимней платы не полагается.
   Поденная плата въ Казанской губерніи приблизительно такая;

 []

   Однимъ словомъ, среднюю поденную плату мужчинѣ (зимою и лѣтомъ) можно опредѣлить отъ 15--25 коп.; женщинѣ -- отъ 7 до 15 коп. {Гауснеръ опредѣляетъ ее, какъ для мужчины такъ и для женщинъ въ 647 сан. т. е. около 11 1/2 коп. въ день.}; среднюю годовую плату мужчинѣ -- отъ 15 руб. до 25 р., женщинѣ около 10 рублей.
   И не смотря на этотъ низкій уровень заработной платы наши землевладѣльцы все-таки плачутся на дороговизну труда. Чтобы показать всю неосновательность подобныхъ жалобъ, мы приведемъ здѣсь нѣкоторыя данныя о заработной платѣ въ другихъ европейскихъ государствахъ. Сравненіе этихъ данныхъ съ только-что приведенными данными о заработной платѣ въ Россіи, покажетъ, что у насъ трудъ цѣнится гораздо ниже, чѣмъ гдѣ бы то ни было.
   Во Франціи весною, при обработкѣ виноградниковъ, поденьщикамъ платятъ отъ 1 до 2 фр. т. е. отъ 25 до 50 коп., столько же платятъ и при собираніи винограда. Во время жатвы земледѣлецъ получаетъ 2 фр.-- По Рейну и въ Бельгіи поденная плата почти такая же, какъ и во Франціи. На англійскихъ фермахъ поденные работники (годовыхъ тамъ бываетъ мало) заработмваютъ отъ 1 до 2 шил. въ день (1 шил.-- около 32 коп. сереб.) Но во время уборки хлѣба и турнепсовъ плата повышается вдвое и болѣе. Въ Саксоніи и Силезіи мужчина заработываетъ въ день отъ 5 до 10 зилбер. (отъ 16 до 32 коп.); въ остальной же Пруссіи и сѣверной Германіи -- больше, именно отъ 6--15 зилбер. (отъ 20--50 коп.)
   Въ Америкѣ поденная плата работнику у сельскаго хозяина почти никогда не бываетъ менѣе полудоллара, но во время уборки хлѣба она повышается отъ 1 до 2 долларовъ т. е. отъ 1 р. 20 коп. до 2 руб. 40 коп. въ день (*).
   *) Данныя эти мы заимствуемъ изъ публич. лекцій чешскаго ученаго агронома Гейдука, который собиралъ ихъ на самомъ мѣстѣ, а не бралъ изъ вторыхъ рукъ и которому, слѣдовательно, мы не имѣемъ причинъ не довѣрять. Однако для полноты сравненія считаемъ но лишнимъ привести здѣсь и данныя собранныя нѣмецкимъ статистикомъ Гауснеромъ, хотя онѣ далеко не заслуживаютъ безусловнаго довѣрія:

 []

  
   "Поденная плата работнику съ лошадью и повозкою или сохою и бороною, говоритъ Гейдукъ (стр. 30) обходится въ здѣшнемъ краѣ (т. е. въ Россіи; Гейдукъ путешествовалъ по южнымъ и среднимъ губерніямъ), во весь годъ почти вездѣ въ 30 коп.; только весною, во время посѣвовъ и возки хлѣба, она нѣсколькими копѣйками дороже." Почти во всей Германіи работникъ съ лошадью заработываетъ по крайней мѣрѣ 1 тал., въ Чехіи -- полтора гульдена, а осенью во время возки бураковъ на фабрики и посѣвовъ, даже 2 гульд.; то есть около 1 р. 30 к сер. въ день."
   "Средній заработокъ одного человѣка съ лошадью во Франціи -- 4 и 5 фр., въ Бельгіи 7 и 8 фр., то есть около 2 руб. сер., въ Англіи -- 8 шил., т. е. 2 р. 50 к. и болѣе."
   Годовой работникъ получаетъ въ Германіи отъ 30 до 50 талеровъ, въ Чехіи отъ 24--50; въ Венгріи -- отъ 30 гульд. до 60., во Франціи отъ 100 до 200 фр., въ Англіи отъ 30 до 40 и даже до 50 фун. ст., значитъ 180--300 руб. сер." -- и т. п.-- Такимъ образомъ годовой рабочій во Франціи получаетъ вдвое больше, чѣмъ у насъ, а годовой рабочій въ Англіи въ 6 и 12 разъ болѣе. При этомъ, нужно еще замѣтить, что на западѣ Европы хозяева содержатъ своихъ рабочихъ несравненно лучше, нежели у насъ. "Холостые работники въ Западной Европѣ -- говоритъ Гейдукъ,-- на большихъ фермахъ ѣдятъ за однимъ столомъ съ манеромъ (экономомъ или прикащикомъ), а въ малыхъ хозяйствахъ -- цѣнностью до 10,000 гульденовъ,-- съ самимъ хозяиномъ. Ни во Франціи, ни въ Германіи, ни въ Англіи, и тѣмъ менѣе въ Чехіи и Венгріи, второй сортъ хлѣба не поступаетъ на провизію людямъ, какъ обыкновенно случается почти во всей Россіи. Тамъ всѣ остатки употребляются на откармливаніе разныхъ животныхъ въ хозяйствѣ и для провизіи людямъ дается тотъ же хлѣбъ, который поступаетъ и на продажу," чего какъ всѣмъ извѣстно, никогда не дѣлается у насъ!
   Вышеприведенныя данныя показываютъ, кажется, съ достаточною очевидностью, насколько заработки на сторонѣ могутъ служить рессурсомъ для покрытія дефицита крестьянскаго бюджета. Положимъ, два взрослые работника, мужъ и жена, на весь годъ, отлучаются изъ семьи для заработка, ихъ совмѣстный заработокъ въ годъ не превзойдетъ, по самой высокой оцѣнкѣ, 40 руб.; положимъ, на все зимнее время изъ семьи уходитъ и отецъ; но и отецъ въ 5 зимнихъ мѣсяцевъ не заработаетъ болѣе 15 руб, и то только въ такомъ случаѣ, если деревня не вдалекѣ отъ какого нибудь города и онъ отправится на заработки въ городъ; положимъ, наконецъ, что семья пуститъ на заработки и одного изъ дѣтей: мальчикъ, при самыхъ счастливыхъ условіяхъ, въ годъ можетъ получить не болѣе 5 рублей. Такимъ образомъ, находясь въ разбродѣ цѣлый годъ, цѣлый годъ работая на сторонѣ, семья, при самыхъ благопріятныхъ обстоятельствахъ, выручитъ не болѣе 60 руб.-- И старый 55 рублевый дефицитъ остается, по прежнему ничѣмъ не покрытымъ. -- Ничего болѣе нельзя сократить, ничего болѣе нельзя сберечь; остается одно изъ двухъ: или продолжать систему хозяйства перваго года -- продолжать продавать скотъ, прекратить совсѣмъ унавоживаніе полей, еще уменьшить засѣвъ и т. п., или же покрыть весь этотъ дефицитъ изъ статьи издержекъ на пищу и одежду; т. е. не тратить на платье уже болѣе ни копѣйки, ежедневную порцію нищи сократить на половину и болѣе,-- въ хлѣбной закваскѣ увеличить на 100% элементъ непитательныхъ веществъ коры, мязги и мякины и т. п. Если семья будетъ придерживаться первой системы -- то въ два, въ три года она окончательно разорится; если второй -- то средняя жизнь каждаго изъ ея членовъ сократится, по крайней мѣрѣ, на 50%; если она будетъ придерживаться обѣихъ системъ но немножку,-- то она придетъ и къ разоренію и къ сокращенію жизни, по только, путь, но которому она пойдетъ къ этимъ двумъ конечнымъ цѣлямъ своего существованія, сдѣлается нѣсколько запутаннѣе, извилистѣе и нѣсколько тернистѣе, и потому нѣсколько продолжительнѣе.
   Вотъ въ какомъ экономическомъ положеніи находится наше крестьянство, составляющее 5/6 всего народонаселенія.
  

XII.

   Перейдемъ теперь къ разсмотрѣнію экономическаго положенія землевладѣльцевъ. Жалобы на бѣдственное положеніе помѣщичьихъ хозяйствъ сдѣлались теперь обыкновеннымъ явленіемъ въ нашей экономической жизни. Провѣрять эти жалобы на частныхъ, единичныхъ примѣрахъ нѣтъ никакой возможности. Трудно найти хотя одно такое помѣщичье семейство, которое исключительно жило бы доходами съ своего имѣнія; каждое имѣетъ посторонніе ресурсы, и эти ресурсы такъ разнообразны и такъ неопредѣленны, что ихъ невозможно подвести ни подъ какую норму, что ихъ невозможно подвергнуть никакой средней оцѣнкѣ. Потому мы не станемъ заниматься здѣсь разборомъ приходо-расходныхъ статей средняго помѣщичьяго хозяйства,-- что отвлекло бы насъ отъ почвы фактической дѣйствительности, въ область отвлеченныхъ соображеній "совершенно произвольныхъ величинъ.-- Зная среднюю доходность земли, зная средній надѣлъ и среднюю цѣну хлѣбовъ, можно весьма точно опредѣлить и составить средній бюджетъ крестьянскаго хозяйства, такъ какъ земля -- главный ресурсъ жизни крестьянина; потому никто, знакомый съ этимъ дѣломъ, не скажетъ, что картина крестьянскаго хозяйства, представленная нами въ предыдущей главѣ, невѣрна дѣйствительности, что она имѣетъ слишкомъ отвлеченный характеръ, что она рисуетъ невозможные случаи. По всякій имѣлъ бы полное право упрекнуть насъ во всемъ этомъ, если бы мы вздумали, на основаніи трехъ указанныхъ факторовъ, опредѣлять доходъ помѣщичьей семьи и составлять для нея бюджетъ.
   И такъ, оставляя въ сторонѣ опредѣленіе средняго помѣщичьяго бюджета, займемся разсмотрѣніемъ средней доходности помѣщичьихъ земель.
   Общее число удобной и неудобной земли, находящейся въ собственности у частныхъ лицъ, можетъ быть опредѣлено, круглою цифрою, въ 200,000,000 десят. По вычисленіямъ же Центральнаго Комитета, въ Россіи на 100 десятинъ удобной земли приходится 20,6 десят. неудобной, т. е. неудобная земля составляетъ 20,6% всего поземельнаго пространства; 26,6% съ 200 милліоновъ десят. составятъ около 53 милл. десятинъ; вычитая эту цифру изъ общаго числа земель, находившихся въ собственности частныхъ лицъ, мы найдемъ, что частныя лица или помѣщики имѣютъ въ своей собственности около 147 милл. десят. удобной земли; изъ этого числа около 34 милл. десят. находятся въ пользованіи крестьянъ; помѣщикамъ слѣдовательно остается 113 милл. десятинъ. Какъ же великъ вообще средній доходъ съ десятины удобной земли?
   Въ предыдущихъ главахъ мы вычислили среднюю стоимость содоваго производства нашего растительнаго царства. Стоимость эта равнялась 1,836 милліонамъ рублей; земель же способныхъ къ производительной растительности, т. е. земель удобныхъ въ Россіи считается около 315 милл. десятинъ; слѣдовательно каждая десятина даетъ валового дохода около 6 руб. въ годъ. Раздѣляя валовой доходъ на общую численность земледѣльческихъ классовъ, мы найдемъ, что на каждаго человѣка приходится въ годъ валового доходу съ земель 36 1/2 р. с.; ровно 10 коп. въ день; валовой доходъ съ крестьянскихъ земель, раздѣленный на число лицъ крестьянскаго сословія, составятъ на человѣка около 10 руб. въ годъ,-- въ день менѣе 3 коп.; валовой доходъ помѣщичьихъ земель, раздѣленный на число помѣщиковъ, даетъ каждому помѣщику въ годъ около 5% тысячъ; предполагая, что каждый помѣщикъ имѣетъ жену и троихъ дѣтей, что каждая помѣщичья семья состоитъ изъ 5-хъ лицъ, мы получимъ на каждую помѣщичью душу въ годъ болѣе 1000 р., что составитъ въ день на человѣка около 2 руб. 75 к. Слѣдовательно валовой доходъ лица, принадлежащаго къ помѣщичьему сословію, во 100 разъ превышаетъ доходъ лица, принадлежащаго къ крестьянскому сословію.
   Это валовой доходъ. Каковъ же чистый? У крестьянина, какъ мы видѣли, чистаго дохода совсѣмъ нѣтъ; какъ же великъ онъ у помѣщиковъ?
   По вычисленіямъ офицеровъ генеральнаго штаба, относящимся еще къ тому періоду, когда въ помѣщичьихъ имѣніяхъ преобладалъ обязательный трудъ, и когда земледѣльческій кризисъ не дошелъ еще до той кульмиціонной точки, на которой онъ стоитъ теперь, удобная земля никогда не давала болѣе 7%. Доходъ съ десятины пашни при вольно-наемномъ трудѣ рѣдко когда превышаетъ 10%; доходъ же съ прочихъ удобныхъ земель колеблется между 2 и 3%. Положимъ, что при теперешнемъ запутанномъ состояніи помѣщичьихъ хозяйствъ удобная земля принесетъ не болѣе 3%. Какъ же великъ долженъ быть чистый доходъ, чтобы онъ могъ равняться 3%? Для этого нужно опредѣлить среднюю стоимость десятины удобной помѣщичьей земли, потому что, не зная величины капитала, невозможно вычислить сумму слѣдуемыхъ съ него процентовъ.
   Отсутствіе у насъ всякихъ кадастровыхъ списковъ дѣлаетъ въ настоящее время невозможнымъ правильную, точную и математически достовѣрную оцѣнку стоимости нашихъ земель. Единственными матеріалами для подобной оцѣнки могутъ служить отчеты земскихъ уѣздныхъ управъ, производящихъ раскладку повинностей по цѣнности и доходности земель, и отчеты обществъ поземельнаго кредита, выдающихъ ссуды подъ залогъ земли, равныя извѣстному проценту нормальной цѣнности этой земли. Конечно, ни въ оцѣнкахъ управъ, ни въ оцѣнкахъ обществъ поземельнаго кредита нельзя искать безусловной точности: въ выгодахъ первыхъ возвысите эту цѣнность, въ выгодахъ вторыхъ -- понизить ее; впрочемъ вліяніе помѣщиковъ, интересы которыхъ существенно страдаютъ отъ подобныхъ произвольныхъ пониженій и повышеній, значительно нейтрализируетъ эту роковую тенденцію земскихъ управъ и обществъ поземельнаго кредита. Съ другой стороны, оцѣнки земскихъ управъ поземельнаго кредита имѣютъ то неоспоримое значеніе, что они берутъ въ разсчетъ всѣ тѣ многоразличныя обстоятельства, которыя вліяютъ на доходность земель въ данный моментъ, что онѣ приспособлены къ настоящему, современному состоянію рынковъ земледѣльческихъ продуктовъ и земледѣльческаго труда. Поэтому мы и будемъ здѣсь ими руководствоваться.
   Отчетовъ земскихъ уѣздныхъ управъ у насъ нѣтъ подъ руками, потому мы и не станемъ ссылаться на нихъ; но передъ нами лежитъ маленькая книжка, изданная въ нынѣшнемъ году "Обществомъ взаимнаго поземельнаго кредита" и содержащая въ себѣ нормальную оцѣнку земель въ различныхъ губерніяхъ Россіи.-- Изъ матеріаловъ собранныхъ въ этой книжкѣ мы составили слѣдующую таблицу:

 []

 []

   *) Въ губерніяхъ: Архангельской, Астраханской, Бессарабской Области, Виленской, Витебской, Волынской, Вологодской, Вятской, Гродненской, Кіевской, Ковенской, Минской, Могилевской, Олонецкой, Оренбургской, Пермской, Подольской, Таврической, Уфимской, и Херсонской нормальной оцѣнки не опредѣлено; въ этихъ губерніяхъ предположено принимать земли въ залогъ только по спеціальной оцѣнкѣ, (см. о различіи нормальной и спеціальной оцѣнки стр. 1 и 2 "Общество временнаго поземельнаго кредита. Нормальная оцѣнка. С. П. Б, 1867 года.
  
   Такимъ образомъ, по средней, нормальной оцѣнкѣ десятина удобной земли стоитъ 11 р. 40 к., и никто, знакомый съ современнымъ состояніемъ помѣщичьихъ хозяйствъ и съ среднею доходностью помѣщичьихъ земель, не скажетъ, чтобы эта оцѣнка была ниже дѣйствительной стоимости земель. Помѣщикамъ, какъ мы видѣли, принадлежатъ 113 милліоновъ десят. удобной земли; капитализируя эту землю, мы получимъ сумму нѣсколько превышающую 1,288 милл. рублей. Эта сумма представляетъ собою цѣнность удобной помѣщичьей земли; мы согласились уже, что при настоящемъ положеніи земледѣльческаго рынка, удобная земля не можетъ давать болѣ 3 % чистаго дохода; мы знаемъ, что мы беремъ minimum -- но, это все равно; каждый, по желанію можетъ возвышать этотъ процентъ до той нормы, которая ему будетъ казаться всего правдоподобнѣе. 3%, съ капитала въ 1,288 милл. рублей, составятъ сумму въ 38 милліоновъ 640 тысячъ рублей.
   Если же 113 милліоновъ десятинъ приносятъ чистаго дохода 38 милл. 640 тысячъ руб., то значитъ каждая десятина даетъ чистаго дохода 34 коп. съ небольшимъ. Такимъ образомъ, помѣщикъ, за вычетомъ всѣхъ расходовъ по вспашкѣ, засѣву и уборкѣ хлѣбовъ, по охраненію лѣсныхъ дачъ, по найму пахарей и т. п., съ каждой десят. своей производительной земли можетъ получить 34 коп.; изъ этихъ 34 коп. на земскія повинности нужно отложить, по крайней мѣрѣ, 10 коп. {} и того останется чистаго дохода 24 коп.-- Надѣюсь мы не преувеличиваемъ доходовъ помѣщиковъ; -- 24 коп. чистаго дохода съ десятины удобной земли (считая въ томъ числѣ и пахатную),-- это составитъ съ 113 милліоновъ десятинъ 27,120,000 руб. раздѣляя эту сумму на число имѣній, найдемъ, что на каждое имѣніе приходится чистаго дохода съ земли 206 руб.
   Пахатной земли на каждое имѣніе должно приходиться, какъ мы видѣли, около 70 десятинъ; при трехпольной системѣ хозяйства,-- около 25 десятинъ будетъ ежегодно оставаться подъ паромъ; полагая, что удобривается нѣсколько болѣе 1/5 всего поля и что на десятину кладется около 1000 пудовъ навоза,-- мы и увидимъ, что для поддержанія хозяйства потребуется, по крайней мѣрѣ, 10 штукъ рогатаго скота; содержаніе ихъ, вмѣстѣ съ содержаніемъ скотника и съ ремонтомъ зданій, обойдется не болѣе какъ въ 50 руб., полагая же, что каждая штука скота приноситъ въ годъ, кромѣ навоза дохода около 2 рублей (мы опять беремъ крайній minimum),-- мы получимъ чистаго дохода съ имѣнія 230 рублей.
   На каждое имѣніе слѣдуетъ положить, среднимъ числомъ, 100 крестьянскихъ надѣловъ; каждый средній надѣлъ обходится крестьянину, какъ мы выше вычислили, въ 8 руб. 75 коп., слѣдовательно, съ крестьянскихъ надѣловъ имѣніе должно получить 875 рублей; 875 руб. да 230 руб. составитъ 1111 руб., круглымъ числомъ получимъ 1000 рублей.
   Слѣдовательно, среднее помѣщичье имѣніе, при самыхъ неблагопріятныхъ условіяхъ, при 3 процентномъ только доходѣ и при сравнительно весьма низкой оцѣнкѣ земель,-- приноситъ въ годъ болѣе 1000 руб. чистой прибыли. При этомъ мы предполагали, что каждая десятина удобной помѣщичьей земли приноситъ годового дохода почти въ 40 разъ менѣе, нежели крестьянская десятина пахатной земли. Конечно никто насъ не упрекнетъ въ преувеличеніи доходовъ помѣщиковъ,-- мы вездѣ брали minimum'ы; однако же при этихъ minimum'ахъ каждое помѣщичье семейство, живя однимъ только доходомъ съ имѣнія, можетъ пользоваться въ 10 {Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ съ десятины удобной земли положено взимать гораздо болѣе 10 кой.; мы знаемъ нѣсколько уѣздовъ Тверской губерніи, гдѣ по разкладкѣ земскихъ уѣздовъ на десятину приходится 16 коп.} разъ большимъ (это выраженіе слѣдуетъ понимать не въ метафорическомъ, а буквальномъ смыслѣ) комфортомъ и довольствомъ, нежели крестьянское семейство. Но какъ же примирить съ этимъ фактомъ другой, не менѣе осязательный и не менѣе очевидный фактъ паденія помѣщичьихъ хозяйствъ, разореніе и обнищаніе чуть ли не половины помѣщиковъ? Очень просто. Мы взяли доходность средняго помѣщичьяго имѣнія, необремененнаго долгами;-- -вотъ тутъ-то мы и уклонились отъ дѣйствительности, мы взяли случай почти невѣроятный; большая часть, если не всѣ, имѣнія обременены массою частныхъ и казенныхъ долговъ и недоимокъ. Еще въ 1859 г. сумма долговъ помѣщиковъ въ однѣ государственныя кредитныя учрежденія превышала 425 1/2 мил. руб.; что составляетъ долгу на каждое имѣніе, среднимъ числомъ, болѣе 4000 руб.; въ нѣкоторыхъ губерніяхъ на каждое имѣніе приходилось долгу но 10,000 и 20,000 руб.; такъ, что при выкупныхъ операціяхъ, большинство помѣщиковъ лишилось крестьянскаго оброка, черезъ что доходность имѣній должна была сильно понизиться, и немудрено, что помѣщикамъ нѣтъ возможности свести концы съ концами. Но все-таки винить въ этомъ они должны не Положеніе 19 февраля и не дороговизну рабочихъ рукъ, а самихъ себя: -- они жнутъ теперь только то, что посѣяли.
   Представивъ такимъ образомъ, въ общихъ чертахъ, картину крестьянскаго и помѣщичьяго хозяйствъ,-- вычислимъ, въ заключеніе среднія цифры распредѣленія продуктовъ земледѣльческой и лѣсной промышленности между земледѣльческими классами, при чемъ мы будемъ руководствоваться вычисленіями, сдѣланными нами въ предъидущихъ главахъ.
   Если раздѣлить равномѣрно стоимость годового производства земледѣльческой и лѣсной промышленностей между населеніями крестьянскаго и помѣщичьяго сословія, то на каждаго человѣка, какъ мы видѣли, придется въ годъ 36 руб. 50 коп., въ день же 10 коп., но, если раздѣлить ее неравномѣрно, а по тому способу, но которому оно дѣйствительно распредѣляется, то отношенія земледѣльческихъ классовъ къ общему итогу производительныхъ силъ Россіи значительно измѣнятся, и измѣнятся слѣдующимъ образомъ.
   Итогъ производства хлѣбныхъ растеній вычисленъ нами въ 910 мил. руб., что составляетъ на каждую десятину пахатной земли около 10 руб. валового дохода.
   Изъ 88 мил. десятинъ пахатной земли въ пользованіи крестьянъ находятся около 81 мил., въ пользованіи помѣщиковъ около 7 мил. десятинъ. Слѣдовательно стоимость годового производства земледѣльческихъ продуктовъ распредѣляется такимъ образомъ, что на долю крестьянъ приходится 810 мил. руб., на долю помѣщиковъ 70 мил. руб., раздѣляя первую сумму на общую численность крестьянскаго сословія (49 мил. душъ съ небольшимъ), а вторую на общую численность помѣщичьяго сословія (считая помѣщичье семейство въ 5 душъ), мы найдемъ, что на каждую душу крестьянскаго сословія въ годъ приходится около 19 руб. 50 коп., на каждую душу помѣщичьяго 140 руб.
   Луговодство даетъ валового дохода въ годъ, среднимъ числомъ, около 624 мил. руб., по крайней мѣрѣ 2/3 всѣхъ луговъ принадлежатъ помѣщикамъ, слѣдовательно стоимость дохода съ луговъ распредѣляется такимъ образомъ, что на долю крестьянъ приходится 208 милліоновъ, на долю помѣщиковъ 416 мил. руб., т. е, на каждую крестьянскую душу около 4 руб. съ небольшимъ, на каждую же помѣщичью 832 руб.
   Что же касается до лѣсовъ, то почти всѣ они принадлежатъ или помѣщикамъ или государству. Доходъ съ лѣсной десятины Тенгоборскій вычислилъ въ 75 коп.; помѣщикамъ принадлежитъ около 57 мил. десят. лѣсу; помножая 57,000,000 на 75, получимъ 42 мил. 750 тыс", рублей, что и составитъ ежегодный доходъ помѣщиковъ съ лѣсныхъ дачъ; раздѣляя это число на число лицъ помѣщичьяго сословія, на каждаго человѣка получимъ около 85 руб. съ небольшимъ.
   Наконецъ допустимъ, что валовой годовой доходъ съ огородничества и садоводства распредѣляется равномѣрно между всѣми земледѣльческими классами,-- на каждаго человѣка это составитъ въ годъ менѣе 1 1/2 руб.; допустимъ также, что изъ валовой стоимости годового производства прядильныхъ, масляничныхъ, лекарственныхъ, красильныхъ растеній, табаку и тутовыхъ деревьевъ на долю помѣщиковъ приходится только 1/4--3/4 на долю крестьянъ; валовой итогъ производства этихъ растеній вычисленъ нами въ 103 мил.; четверть этой суммы составитъ 25 мил. 750 тыс. руб. Такимъ образомъ на долю помѣщиковъ приходится 25,750,000, что составитъ на каждую душу болѣе 50 руб. въ годъ; на долю крестьянъ приходится 77,250,000 руб, что составитъ на каждую душу около 1 1/2 руб. съ небольшимъ.
   Круглымъ числомъ, общая годовая стоимость земледѣльческой и лѣсной промышленности распредѣляется между крестьянскимъ и помѣщичьимъ сословіемъ такимъ образомъ, что на каждую душу перваго приходится въ годъ около 25 руб. (въ день слѣдовательно 6,8 коп.), на каждую душу втораго 1110 руб. (болѣе 3 руб. въ день). Слѣдовательно изъ каждыхъ 100 долей общей суммы годового производства земледѣльческой и лѣсной промышленности 97,7% идутъ помѣщикамъ и только 2,3% крестьянамъ.
   Общій итогъ годового производства животнаго царства былъ вычисленъ нами, или правильнѣе Тенгоборскимъ, такъ какъ мы только приняли цифру Тенгоборскаго,-- въ 275 мил. руб. Количество крупнаго и мелкаго скота у насъ почти равно числу десятинъ пахатной земли (олени, верблюды и козы не приняты въ разсчетъ), такъ что на каждую десятину приходится одна штука скота. Полагая, что скотъ распредѣляется такимъ же образомъ, какъ и пахатная земля, мы найдемъ, что 92% общаго числа скота приходится на долю крестьянъ и 8% на долю помѣщиковъ; слѣдовательно на долю помѣщиковъ изъ общей суммы годового производства придется 22 мил., на долю крестьянъ 253 мил. руб., что составитъ на каждую душу помѣщичьяго сословія 44 руб. въ годъ, на каждую душу крестьянскаго 5 руб. или, изъ общей суммы производства животнаго царства около 90% идетъ помѣщикамъ и около 10% крестьянамъ. Эта оцѣнка однако далека отъ истины; на самомъ дѣлѣ помѣщикамъ принадлежитъ не 8% общаго числа скота, а по крайней мѣрѣ 18, 20 и даже 25%, такъ что изъ годовой суммы производства они пользуются не 90, а по крайней мѣрѣ 96 или 97%.
   Вотъ какимъ образомъ распредѣляется между земледѣльческими классами валовая стоимость годоваго производства растительнаго и животнаго царствъ.
  

XIII.

   Теперь намъ слѣдовало бы разсмотрѣть распредѣленіе продуктовъ, или правильнѣе, стоимости производства мануфактурной промышленности, среди промышленныхъ классовъ. Но, къ сожалѣнію, для подобнаго изслѣдованія мы почти не имѣемъ никакихъ матеріаловъ. Когда мы говорили о распредѣленіи продуктовъ земледѣльческой промышленности, у насъ были болѣе или менѣе твердыя данныя, на которыхъ могли мы основывать свои выводы,-- данныя о земельныхъ отношеніяхъ помѣщичьяго и крестьянскаго сословія. Ни здѣсь у насъ нѣтъ никакихъ положительныхъ данныхъ, здѣсь у насъ нѣтъ подъ ногами твердой почвы; о точныхъ величинахъ и точныхъ выводахъ здѣсь не можетъ быть и рѣчи; здѣсь все -- только приблизительно и вp3;роятно. Наша промышленная статистика находится въ самомъ бѣдственномъ положеніи; напрасно стали бы мы искать въ ней какія нибудь точныя данныя для опредѣленія средней заработной платы или средней годовой прибыли фабрикантовъ и заводчиковъ,-- въ ней мы не найдемъ даже вѣрныхъ свѣденій объ истинныхъ размѣрахъ нашей промышленности, о количествѣ оборотовъ нашихъ промышленныхъ капиталовъ и валовой стоимости того или другого производства. Потому заранѣе снимаемъ съ себя всякую отвѣтственность за ошибки и неточности, могущія вкрасться въ наши выводы и разсчеты; мы употребимъ всѣ усилія, чтобы такихъ ошибокъ было какъ можно меньше, но не отъ насъ зависитъ избѣжать ихъ вполнѣ.
   Итогъ стоимости производства заводовъ въ европейской Россіи, занимающихся извлеченіемъ изъ земли ископаемыхъ минераловъ, опредѣленъ былъ нами въ 16 милліоновъ руб. Всѣ эти заводи безъ исключенія находятся или въ рукахъ казны или въ рукахъ богатыхъ купцовъ и дворянъ; крестьянство и мѣщанство участвуютъ въ выгодахъ этого производства въ качествѣ рабочей силы. Какъ же велика доля, удѣляемая этой рабочей силѣ? На казенныхъ и нѣкоторыхъ частныхъ заводахъ работаютъ по наряду нижніе чины или крестьяне по урочному положенію, на другихъ крестьяне работаютъ по вольному найму; мы не желаемъ вдаваться здѣсь въ критическое разсмотрѣніе бѣдственнаго, полу-рабскаго положенія этихъ рабочихъ, но мы представимъ здѣсь нѣкоторыя данныя о ихъ поденной и годовой заработной платѣ, изъ которыхъ читатель самъ увидитъ, какъ велика часть, приходящаяся на ихъ долю изъ общей суммы годового производства.
   Добыча металловъ въ европейской Россіи сосредоточивается въ пермской губерніи. Мы могли собрать свѣденія о заработной платѣ на Юговскихъ заводахъ, на Алопаевскихъ заводахъ Яковлева, на Рождественскихъ заводахъ, на Шайтанскихъ (Ярезова), на Сысертскихъ заводахъ наслѣдниковъ Соломирскаго и Турчанинова, и нѣкоторыхъ другихъ. Большаго разнообразія въ платѣ не встрѣчается, она почти нигдѣ не уклоняется отъ средней нормы;-- а объ этой нормѣ можно судить по слѣдующимъ даннымъ. На Юговскихъ заводахъ мастера, нижніе чины и рабочіе изъ крестьянъ, по существующимъ узаконеніямъ, получаютъ слѣдующіе оклады: мастеръ 1-й степени 72 руб. въ годъ, мастеръ 2-й степени -- 54 р., 3-й степени 36 руб,; мастеровые 1 степени -- по 6 коп. въ день, 2 степени -- по 4 коп., 3 степени -- по 3 коп.; кузнецы по 7 р. 50 коп. въ годъ; кайловщики и плавильщики по 15 руб., въ годъ; кузнецы по 10 р.; молотобойцы но 7 р, 50 к. На заводахъ г. Яковлева ежегодно работаютъ среднимъ числомъ мастеровъ и простыхъ рабочихъ 1453 человѣка, и на ихъ содержаніе и жалованье ежегодно издерживается 4,139 руб., что составитъ на человѣка менѣе 3-хъ рублей въ годъ. На Рождественскихъ заводахъ поденная плата старшему мастеру отъ 14 до 15 коп., младшему -- 10 коп.; рабочему 8 коп. Та же плата и на Шайтанскихъ заводахъ. На Сысертскихъ заводахъ наслѣдниковъ Соломирскаго и Турчанинова существуетъ слѣдующее росписаніе платы:
  
   Плавильщику 8 3/4 к. въ сутки.
   Работнику у горна 5 1/4 " "
   " у засыпки рудъ 5 1/4 " "
   " у отливки припасовъ въ песокъ 5 1/4 " "
   " у засыпки угля и флюсовъ и при друг. вспомогательныхъ работахъ 4 1/4 " " *)
   *) Всѣ эти данныя заимствованы мною изъ "Матеріаловъ для Географіи и Статистики Россіи", собранныхъ офицерами Генеральнаго Штаба, см. Пермская губернія 2 т. изд. 1864 г.
  
   За добычу мѣдной руды полагается: кайловщику около 6 коп. въ день, катальщику около 5. За выковку желѣза полагается мастеру отъ 1 6/7 до 1 1/2 коп. съ пуда; подмастерью отъ 1 1/2--5/7 коп., съ пуда; рабочему отъ 4/7 до 2/7 коп. съ пуда; артель же, состоящая изъ трехъ человѣкъ (мастера, подмастерья и рабочаго) только при самой усиленной работѣ въ теченіи недѣли (такъ называемой седьмицы) можетъ выковать около 90 пудовъ; слѣдовательно въ день рабочій выкуетъ не болѣе 5 пудовъ. При работахъ вспомогательныхъ полагается слѣдующая плата: кузнецу -- 4 1/4 коп. въ день, сторожу 2 1/4 коп., молотобойцу -- 4 1/4, шорнику -- 4 1/4; слесарю отъ 4 до 5 коп., плотникамъ по 4 коп. На золотопромывательныхъ заводахъ рабочій получаетъ помѣсячно отъ 5 до 6 руб., поденно -- около 25 коп., включая въ это число и продовольствіе и т. п.
   Вообще мы не сдѣлаемъ ошибки, если положимъ, что горнозаводскій рабочій получаетъ среднимъ числомъ отъ 15 до 18 и даже 20 руб. въ годъ; общее число рабочихъ превышаетъ 100,000; помножая это число на среднюю годовую заработную плату, мы найдемъ, что, изъ общей суммы годового производства ископаемыхъ минераловъ, на долю рабочихъ Приходится менѣе 1/10 части.
   Итогъ годового производства винокуренныхъ заводовъ опредѣленъ нами въ 37 1/2 милл., рублей. Каждый заводчикъ получаетъ среднимъ числомъ чистой прибыли съ каждаго продажнаго ведра до 10 к.: число ежегодно продаваемыхъ ведеръ было нами вычислено въ 50 милл. слѣдовательно на долю заводчиковъ изъ общей стоимости винокуреннаго производства приходится 5 милл., болѣе 13%. валового дохода. Число же заводовъ, а слѣдовательно и заводчиковъ равнялось въ 1864 г. 4,286, такъ что на каждаго заводчика приходится, по средней оцѣнкѣ, въ годъ около 1166 рублей, въ день болѣе 4-хъ рублей. Рабочіе же на заводахъ получаютъ въ годъ жалованья отъ 10 до 15 р., что составитъ въ день около 3-хъ копѣекъ; иначе: изъ 101 доли производства заводчикъ получаетъ 100 долей, рабочій одну.
   Но особенно назидательно сравненіе доходовъ заводчиковъ и работниковъ въ свеклосахарной промышленности. Данныя для такого сравненія нашли мы въ офиціальномъ изданіи департамента Мануфактуръ и Торговли (см. Обзоръ различныхъ отраслей международной промышленности, T. I, ст. Андреева).
   Итогъ стоимости производства свекло-сахарной промышленности равняется, какъ мы выше видѣли, 17,509,011 руб; число рабочихъ равняется 61,672 чел., число заводовъ или заводчиковъ 273, Ежегодно на нашихъ заводахъ употребляется около 6 милліоновъ берковцевъ свекловицы, изъ нихъ выдѣлывается нѣсколько болѣе
   3,330,000 пудовъ сахарнаго песку; средняя, довольно впрочемъ низкая цѣна сахарнаго песку равняется 5 руб. 25 к., при этой цѣнѣ заводчикъ съ каждаго берковца десну -- при выходѣ изъ берковца свекловицы отъ 20 до 30 фун. получаетъ на огневыхъ заводахъ чистой прибыли 41 ко и., на паровыхъ 80 коп., при цѣнѣ въ 6 рублей имъ получитъ на огневыхъ 63 коп., на паровыхъ 91 коп.; средняя прибыль, при наиболѣе обыкновенной цѣнѣ сахарнаго песку, будетъ 65 кои, съ берковца на огневыхъ и паровыхъ заводахъ, А такъ какъ число берковцевъ сахарнаго песку равняется 333 тысячамъ, то слѣдовательно заводчики получатъ чистаго барыша въ годъ болѣе 200 тысячъ рублей. Кромѣ того они получатъ еще по крайней мѣрѣ 8% съ своего основного и оборотнаго капитала. Для производства же одного берковца требуется капитала 7 рублей, слѣдовательно 8% дохода составитъ 66 коп., да 65 коп., составятъ 121 коп.: а 1 руб. 21 коп. съ 7 рублей представляетъ 18 процентовъ. Но вычисленіямъ же автора статьи и Взглядъ на свекло-сахарное производство въ Россіии (Ж. Мануфак. и Торгов. 1853 г. г. I) свекло-сахарный заводъ приноситъ чистой прибыли съ основного и оборотнаго капитала 20%.
   Если же съ каждаго берковца заводчикъ получаетъ 1 р. 21 коп. прибыли, то слѣдовательно съ 833 тысячъ заводчики получатъ болѣе 400,000 рублей, что составляетъ на каждаго чистой прибыли болѣе 1,500 въ годъ, въ день болѣе 4 рублей.
   Сколько же получаетъ рабочій?
   Въ Кіевской губерніи мужчина получаетъ въ день 30 коп., женщины и дѣти 20 коп., вообще же средняя заработная плата для тѣхъ и другихъ 25 коп.; въ другихъ губерніяхъ эта норма если и измѣняется, то измѣняется не къ выгодѣ рабочаго. Производство продолжается 5, 6 мѣсяцевъ, т. е. отъ 150 до 180 дней; въ нѣкоторыхъ мѣстахъ всего 3, 4 мѣсяца {Въ другихъ мѣстахъ и того менѣе. Такъ, напримѣръ, на нѣкоторыхъ вводахъ харьковской и курской губерній число рабочихъ дней въ году считается только 50 съ небольшимъ; въ воронежской, пензенской, минской, саратовской и въ нѣкоторыхъ другихъ -- отъ 30 до 40 дней; въ смоленской, рязанской, тамбовской, калужской и другихъ -- отъ 25 до 20.-- (См. Обзоръ различныхъ отраслей мануфактурной промышленности. изд. Депар. Мануф. и Торг. ч. I.).}; полагая среднимъ числомъ количество рабочихъ дней въ 150 и помножая 150 на 25, получимъ средній годовой заработокъ рабочаго въ 37 руб. 50 коп., что составитъ въ день около 10 коп. Число рабочихъ равняется, какъ мы видѣли, 61,672; помножая эту цифру на цифру годового заработка, найдемъ, что изъ общей стоимости свекло-сахарнаго производства на долю рабочихъ приходится нѣсколько болѣе 2 милл. руб., что составитъ около 11% валовой стоимости годового производства. Если же взять отношенія средней доли приходящейся на каждаго фабриканта и каждаго рабочаго, то окажется, что на долю рабочаго приходится менѣе 1%.
   Что касается другихъ промышленныхъ производствъ,-- производствъ необложенныхъ акцизомъ,-- то относительно ихъ мы имѣемъ такія отрывочныя и такъ мало достовѣрныя свѣденія, что даже не рѣшаемся приводить ихъ здѣсь;-- изъ нихъ, однако, мы вывели заключеніе, что средняя годовая заработная плата фабричнаго колеблется около 40 руб., иногда доходитъ до 60 и до 100 руб., иногда же падаетъ до 10 и 12 руб. {Такъ на примѣрь на суконной фабрикѣ Струковыхъ (Екатеринославской губерніи) жалованье и содержаніе 366 рабочихъ обходится въ годъ, по показаніямъ офицера генеральнаго штаба, въ 4.200 руб., что составитъ ни одного человѣка около 11 руб. въ годъ.} Число же рабочихъ. работающихъ на фабрикахъ и заводахъ необложенныхъ акцизомъ, по показаніямъ центральнаго статистическаго комитета, равняется 357,885 чел. (Статистическій Временникъ. стр. 55, гл. III); слѣдовательно изъ общей суммы годовой стоимости производства этихъ фабрикъ и заводовъ, на долю рабочихъ приходится, среднимъ числомъ, 14.313,400 руб, (полагая средній годовой заработокъ въ 40 руб.). Общая же сумма производства равна 247,013.845 руб., исключая отсюда часть рабочихъ, стоимость сырого матеріала и ремонта фабричныхъ зданій -- мы найдемъ, что фабрикантамъ останется чистаго барыша около 12% (всякій согласится, что мы взяли весьма умѣренный процентъ); 12% съ 248,014.840 составитъ около 30-ти милліоновъ. Раздѣляя это число на число фабрикантовъ и заводчиковъ {Не слѣдуетъ забывать, что подъ громкимъ именемъ фабрикъ и заводовъ, здѣсь нерѣдко подразумѣваются вѣтряныя мельницы, сараи для обжиганія кирпича, и т. п., мелкія промышленныя заведенія; подъ громкимъ именемъ фабрикантовъ и заводчиковъ -- содержатели этихъ мелкихъ заведеній.}, мы найдемъ что на каждаго изъ нихъ придется болѣе 2,500 руб. въ годъ; такъ что чистая прибыль фабриканта болѣе чѣмъ въ 60 разъ превышаетъ годовой заработокъ фабричнаго. Такимъ образомъ изъ чистаго дохода (т. е. изъ всего дохода за вычетомъ изъ него цѣнности сырья и издержекъ на ремонтъ и поддержаніе зданій) промышленнаго производства на каждаго рабочаго приходится менѣе 2% на каждаго фабриканта около 99%.
   Если теперь мы сведемъ итоги всего того, что сказали о распредѣленіи стоимости годового производства нашей промышленности между промышленными классами, то получимъ слѣдующій результатъ: изъ 332 милліоновъ, представляющихъ валовую цѣнность ежегоднаго производства царства минеральнаго и мануфактурной промышленности,-- около и милліоновъ идутъ рабочему классу, въ видѣ заработной платы, и около 40 милліоновъ фабрикантамъ и заводчикамъ въ видѣ чистой прибыли. Раздѣляя первую цифру на 542 тысячи (круглое число фабричныхъ и заводскихъ рабочихъ), вторую на 18 тысячъ (круглое число фабрикантовъ и заводчиковъ), найдемъ, что каждый рабочій получаетъ изъ общей суммы промышленнаго производства 35 руб. въ годъ, каждый фабрикантъ или заводчикъ около 2% тысячъ въ годъ (2,222 р).); слѣдовательно на долго перваго идетъ 1,5% изъ 100 долей годоваго дохода, на долю втораго 98,5%.
   Такъ какъ почти всѣ фабрики и заводы, почти вся фабричная и заводская промышленность находится въ рукахъ помѣщиковъ, купцовъ и почетныхъ гражданъ,-- то мы не многимъ ошибемся если скажемъ, что все участіе нисшихъ, такъ называющихся податныхъ сословіи,-- крестьянства и мѣщанства,-- въ пользованіи общею суммою годоваго производства нашей промышленности,-- ограничивается 2 1/2%.
   И такъ наше годовое богатство распредѣляется между различными классами общества приблизительно слѣдующимъ образомъ:

Изъ 100 долей общей суммы производства земледѣльческой и лѣсной промышленности и изъ общей суммы продуктовъ животнаго царства на долю каждаго лица приходится:

   Изъ помѣщиковъ 97,7%
   Крестьянъ 2,3%

Изъ 100 долей частаго дохода отъ продуктовъ царства минеральнаго и мануфактурной промышленности на долю каждаго приходится:

   Изъ дворянъ, помѣщиковъ, купцовъ и другихъ такъ называемыхъ высшихъ и среднихъ сословіи. 97 1/2%
   Крестьянъ и мѣщанъ 2 1/2%
  

Изъ 100 долей общей суммы, производства всѣхъ трехъ царствъ и всѣхъ родовъ промышленности на долю каждаго приходится:

   Изъ дворянъ, помѣщиковъ, купцовъ и др. такъ называемыхъ высшихъ и среднихъ сословій 97,6
   -- Крестьянъ и мѣщанъ 2,4
  
   Какъ же распредѣляются налоги между различными классами жителей европейской Россіи?
   Отвѣтомъ на этотъ вопросъ послужитъ слѣдующая таблица, составленная по смѣтной росписи Государственныхъ доходовъ на 1866 г. Подъ рубрикою "высшихъ классовъ" составитель таблицы (мы заимствуемъ ее у автора статьи "государственная роспись на 1866 г." (см. Учен. лит. Прибавл. къ Бирж. Вѣд. кн. No 4, 5) подразумѣвалъ: дворянъ, почетныхъ гражданъ, купцевъ, духовенство, часть иностранцевъ и разночинцевъ, однимъ словомъ всѣхъ тѣхъ, которые (за исключеніемъ нѣкоторой части купечества и всего духовенства) носятъ вмѣсто національнаго обще-европейское платье. Подъ именемъ нисшихъ сословій будутъ, слѣдовательно, подразумеваться крестьяне и мѣщане, занимающіеся отчасти фабричнымъ, отчасти ремесленнымъ, отчасти торговымъ промысломъ. Однимъ словомъ, эти рубрики почти совпадаютъ съ рубриками нашихъ таблицъ.

 []

 []

   По вычисленіямъ того же автора это составитъ на каждое лице высшихъ классовъ 14 руб. налоговъ, на каждое лице нисшихъ классовъ 3 руб. 89 коп.; т. е. изъ 100 долей налоговъ каждое лице высшихъ классовъ платитъ около 78%, каждое лице нисшихъ классовъ около 22%. Между тѣмъ изъ 100 долей содоваго производства страны, на каждое лице высшихъ классовъ приходится около 97%, на каждое лице нисшихъ классовъ (считая и мелкихъ торговцевъ изъ мѣщанъ), около 3%.
   Разсмотрѣвъ, такимъ образомъ, распредѣленіе общей суммы годового производства между различными классами общества, опредѣливъ степень участія ихъ въ уплатѣ государственныхъ повинностей и указавъ существеннѣйшія условія ихъ экономическаго быта, мы перейдемъ теперь къ изслѣдованію вопроса о вліяніи этихъ условій на продолжительность человѣческой жизни, какъ на одно изъ самыхъ важныхъ условій экономическаго прогресса въ народной жизни.

П. Т.

"Дѣло", NoNo 2--4, 1867

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru