Тэффи
О русском языке

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.42*4  Ваша оценка:


Н. А. Тэффи

  

О русском языке

  
   Тэффи Н. А. Собрание сочинений. Том 3: "Городок".
   М., Лаком, 1998.
  
   Очень много писалось о том, что надо беречь русский язык, обращаться с ним осторожно, не портить, не искажать, не вводить новшества.
   Призыв этот действует. Все стараются. Многие теперь только и делают, что берегут русский язык. Прислушиваются, поправляют и учат.
   -- Как вы сказали? "Семь раз примерь, а один отрежь"? Это абсолютно неправильно! Раз человек меряет семь раз, то ясно, что вид надо употребить многократный. Семь раз при-ме-ри-вай, а не примерь.
   -- Что? -- возмущается другой. -- Вы сказали -- "вынь да положь"? Что это за "положь"? От глагола "положить" повелительное наклонение будет "положи", а не "положь". Как можно так портить язык, который мы должны беречь, как зеницу ока!
   -- Как вы сказали? Надеюсь, я ослышался. Вы сказали: "я иду за вином"? Значит, вино идет впереди вас, а вы за ним следуете? Иначе вы бы сказали: "я иду по вино". Как говорят -- "я иду по воду", -- и так и следует говорить.
   Давят, сушат, душат!
   Думал ли кто-нибудь, живя в России, правильно ли он говорит? Приходило ли кому-нибудь в голову сомневаться в законности своего произношения или оборота фразы?
   Огромная Россия сочетала сотни наречий, тысячи акцентов. Каждая губерния, каждый уезд окали, цокали, гакали по-своему. Тот сухой академический язык, который рекомендуется нам сейчас, существовал лишь в литературе, когда автор вел речь от себя, потому что как только начинал писать языком живым, на котором люди говорят, сейчас перед читателем выявлялась личность, от которой слова шли. Под безличным, гладким литературным языком автор прячется, отрекается от себя, говорит "объективно".
   "Чуден Днепр при тихой погоде"...
   Это не значит: "я нахожу, что Днепр чуден". Это значит, что он чуден, и этот факт я сообщаю.
   Если же вы прочтете восхваление Днепру, выраженное разговорным языком, то сразу увидите, кто говорит.
   -- Ну и Днепр! Ну и речища!.. -- говорит помещик, исправник, купец.
   -- Днепр в хорошую погоду -- это сама прелесть!.. -- скажет провинциальная барышня.
   Если бы пришел к вам приятель шофер или репортер, человек деловой и нормальный, сел, закурил папиросу и сказал:
   -- Вспомнился сегодня Днепр. Какая чудесная река, особенно при тихой погоде.
   Ладно.
   А если бы он сказал:
   -- Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит, и т. д.
   Не ладно! Подумали бы, что он спятил, даже если бы Гоголя не читали и могли допустить, что он сам так вдохновился.
   Литературный язык в разговоре безобразен потому, что мертв.
   В России все мы говорили на живом языке. Он всегда менялся, отбрасывал изжитое, впитывал новое, не боялся ничего. Все участвовали в создании его, в питании новыми соками. Никто никого не одергивал, не исправлял, не останавливал.
   Ich singe wie der Vogel singt. {Я пою так, как поет птица (нем.).}
   Именно как птица, как чувствовалось.
   Наш петербургский язык был самый блеклый и чопорный. Даже соседка Москва казалась немножко провинциальной и вульгарной.
   -- Зачем говорить "што" вместо "что"? Зачем тянуть "скушно" вместо быстрого "скучно"?
   И когда во время войны хлынули в обе столицы беженцы с юга, с запада и с юго-запада, тут мы пришли в настоящую ярость.
   -- Как смеют говорить: "извиняюсь"!
   -- Как смеют "ехать поездом", а не "в поезде"! И почему все время "так", и зачем "жеж" вместо "же"! "Так я жеж ехал вагоном".
   Очень все это раздражало.
   Но когда мы сами двинулись в путь, хлынули сплошным потоком вниз через всю Россию, то услышанные на месте все эти горькие грехи против чистого русского языка, они уже не показались (мне по крайней мере) такими отвратительными.
   Они, оказывается, просто, как нежные фрукты, не выносили перевозки.
   Русский язык, на котором говорят в Одессе, считается верхом лингвистического безобразия. Конечно, если писать на этом языке "Критику чистого разума" или "Историю романтизма Западной Европы", если бы этим языком заговорила фрейлина большого двора на приеме у императрицы -- вышло бы, действительно, не ладно.
   Но там, в Одессе, на родной почве, на улицах, где суетятся юркие дельцы, будущие банкиры, и медленно гуляют бывшие банкиры, бывшие юркие дельцы, где все время что-то считают и в чем-то друг друга убеждают, -- там этот язык выразителен и чудесен.
   В первый же день моего приезда сидела я в холле большого одесского отеля. Здесь же вертелся неизвестный мне субъект местного типа. И ясно было, что хочет заговорить. Наконец нашелся.
   -- Скажите, -- спросил он, -- вы, значит, тоже пассажир?
   -- Что? -- растерялась я.
   -- Ну да. Раз вы живете в этой гостинице, -- значит, вы здешний пассажир. Вы видели море?
   -- Что?
   -- Море, так это море.
   -- Что?
   Вот это был живой язык! Таким языком у нас на севере рассказывали только анекдоты, а здесь он жил, живой, юркий, гибкий и чего только не плел.
   -- Скажите, ли вы придете к нам?
   Все правильно, только "ли" перескочило: и получается презабавная штука, от которой сразу делается весело.
   Ответ иронически любезный.
   -- Или!
   Это значит: "Вы хотите сказать: или не придете? Так неужели вы можете предположить, что я не приду?!"
   Видите, как сложно, как тонко!
   Этот одесский язык был исключительно красочный. Но ведь недурны и наши сибирские "однако", и удивительные окрики "кроме!", когда человек недовольно прерывает собеседника, грозно подняв указательный палец.
   И все это хорошо.
   Не может умереть, замереть, застыть живой язык. В одесских школах наверное тоже зубрят: "Чуден Днепр", но говорят: "таки он себе чуден".
   Какие бы шлюзы ни ставили сейчас нашему бедному эмигрантскому языку, он прорвет их, и если суждено ему стать уродом, то и станет, и будет живым.
   Чем питать его? Старыми нашими истрепанными книжками?
   А самим нам много ли веку осталось!
   Горько, жалко, но это так.
   А разве там, в России, не отошел язык от старого русла? Разве он тот, каким мы его оставили? Почитайте их разговорную литературу. Поговорите с приезжими. Прислушайтесь.
   Мы еще храним старые заветы, потому что любим наше прошлое, всячески его бережем. А они не любят и отходят легко и спокойно.
   И мы, хотя будем очень горевать, но уйдем тоже.

КОММЕНТАРИИ

  
   О русском языке. Впервые: "Возрождение". -- 1926. -- 19 декабря. -- No 565. -- С. 2-3.
   "Чуден Днепр при тихой погоде..." -- цитата из повести Н. В. Гоголя "Страшная месть" (1832).
   "Критика чистого разума" -- одна из ключевых работ немецкого философа, родоначальника немецкой классической философии И. Канта (1724--1804), закончена в 1781 г.
  

Оценка: 8.42*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru