Тэффи
Два

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 6.72*9  Ваша оценка:


Н. А. Тэффи

  

Два

  
   Тэффи Н. А. Собрание сочинений. Том 3: "Городок".
   М., Лаком, 1998.
  
   В метро передо мною дама с ребенком.
   Ребенку, должно быть, год с небольшим. Он круглый, толстый, одет в мохнатую шубку, теплые гетры. Совсем катыш.
   В правой руке у него замусленный сухарь, которым он не сразу попадает в рот -- рука-то короткая, рукав толстый, не согнешь. Тычется сухарь, мажет по носу, по щекам, словно сам по себе, а катыш кряхтит и ловит его ртом.
   Но главное дело катыша -- не сухарь. Главное дело -- подняться на ноги. Он сопит, кряхтит и молча борется с рукою матери, которая, не глядя, удерживает катыша на месте. Но эта-то рука и сослужила ему службу. Он уцепился за нее повыше, засопел, закряхтел и вдруг поднялся на своих толстых гетрах. Ухватился за спинку скамьи и устоял.
   Сидевшая на другой стороне дама увидела около своего плеча его руку, крошечную, с ямками, с очень розовыми пальцами с ноготками тонкими, точно слюдяными. Посмотрела, да вдруг и чмокнула.
   Катыш рассвирепел. Весь задрожав от негодования, с грозным ревом поднял он по-звериному свою мягкую лапу и неизвестно, что было бы с несчастной дамой, если бы катыш не потерял равновесия. Но он закачался и шлепнулся на сиденье.
   Посидел, успокоился и призадумался, глаза заморгали, нос засопел -- ясно, что человек думает. Потом уставился в одну точку, точно запечалился. Лизнул было свой сухарь. Нет, не то. Нет и от сухаря радости. Испорчено настроение и баста. И вдруг чуть-чуть покраснел, мордочка стала виноватая и добрая. Закряхтел, уцепился, полез, встал, смотрит на даму, а сам двигает к ней руку поближе. Дама вытянула губы, поцеловала. А он засопел и другую руку, что с сухарем, тоже тянет. -- Господи, неужто угощать собрался?
   Так и есть, тычет ей замусленный свой сухарь -- лучшее свое сокровище -- прямо в щеку, а лицо уже совсем виноватое, совсем доброе. И все на этом лице: понял, что обидел, пожалел, и жить с этой жалостью не мог, и пошел, и все свое отдал, и счастлив.
   Где-то видела я уже вот этот самый момент... Где?
  

* * *

  
   В маленьком садике при скверном ресторанчике маленького и скверного Туапсе завтракали мы в тугие, голодные времена -- предбеженские. Ели с грязных тарелок бараньи ошметки, хлеб черствый, кислый и пыльный.
   Тощий ресторанный пес бродил между столиками, стучал хвостом по голым ребрам и "ни от какой работы не отказывался" -- ел даже огрызки от соленых огурцов. Совсем, видно, пропадать приходится.
   И вдруг в другом углу садика появился другой пес. Видно, только что прошмыгнул в калитку.
   Остановился у столика, за которым старик пилил ножом какую-то жареную кожу, остановился и присел, не совсем присел, не до земли, а чуть-чуть поджался исключительно из унижения и чтобы подчеркнуть свое бедственное положение. И по всей позе видно было, что он сам сознает, как дело его незаконно.
   Старик взглянул на него и бросил ему через голову кость.
   Не успел пес лязгнуть зубами, как в один прыжок тот другой, ресторанный, и законный, был уже на нем. Пыль, визг, вихрь, шерсть, хвосты, зубы. Через секунду уже на другой стороне улицы тихое повизгивание, и уныло поджатый хвост медленно скрывается в воротах.
   Победитель вернулся, полизал себе бок, разыскал незаконную кость, погрыз, задумался, опять погрыз вяло, без жизни, без темперамента. А ведь это все-таки была ко-о-о-сть. Ведь не огуречный огрызок, а ко-о-о-ость. Да еще, поди, с мясцом, потому что старик-то, владетель ее и жертвователь, беззубый сидел и обгрызть ее, как прочие посетители, не мог.
   Задумался чего-то пес. Морду отвернул, заскучал.
   Неужто жалеет того, что прогнал? Чего жалеть-то? Лезут тут всякие, когда самому концы с концами не свести.
   Отряхнулся, подошел к столу, минутку постоял, да и отошел. И работа, значит, на ум не идет. Лег у стены. Печальный, совсем расстроился.
   Вдруг фыркнул носом, вскочил и деловито, трусцой побежал через улицу.
   -- Смотрите, -- сказал мне сосед, -- никак мириться побежал.
   Через минуту пес, уже спокойный, совсем другой походкой вернулся в ресторан. Морда у него была слегка смущенная, но очень добрая и даже веселая. На почтительном расстоянии следовал за ним тот -- нарушитель прав, злодей и преступник. Злодей уже не боялся и не приседал, но явно старался держать себя скромно. Разыскал историческую кость и, хотя она была уже совсем объеденная и заваленная, забился с нею скромно под забор, явно подчеркивая, что к клиентам соваться не будет.
   Победитель рыскал без толку между столиками и так вилял хвостом, с такою силою, что даже весь на бок поворачивался. Получил раза два здорового тумака, но даже не визгнул, так был счастлив.
   Вот вспомнила. И теперь знаю, что эти два -- эта маленькая розовая мордочка ребенка и звериная морда голодного пса -- единым для меня связаны и в памяти моей, в душе, в жизни, будут всегда рядом. Вспомнится одна -- потянет за собой другую. На одном стержне они. На одной золотой нити.
   Единым связаны.
  

Оценка: 6.72*9  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru