Тэффи
Без предрассудков

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:


  

Надежда Тэффи

Без предрассудков

  
   Литература русского зарубежья. Антология в шести томах. Том первый. Книга первая 1920-1925.
   М., "Книга", 1990
  
  
   Большевики, как известно, очень горячо и ревностно принялись за искоренение предрассудков.
   Присяжный поверенный Шпицберг нанимал зал Тенишевского училища и надрывался -- доказывал, что Бога нет.
   -- Товарищи! -- взывал он.-- Скажите откровенно -- кто из вас персонально видел Бога? Так как же вы можете верить в его существование?
   -- А ты Америку видел? -- гудит басок из задних рядов.-- Видал? Не видал! А небось веришь, что есть!
   Шпицберг принимался за определение разницы между Богом и Америкой, и горячий диспут затягивается, пока электричество позволит.
   На диспуты ходили солдаты, рабочие и даже интеллигенты, последние, впрочем, больше для того, чтобы погреться.
   И удивляться этому последнему обстоятельству нечего, так как в Советской России видимое стремление граждан к усладам духа часто объяснялось очень грубыми материальными причинами.
   Так, например, дети и учителя бегали в школу исключительно за пайком, а усиленный наплыв публики в 1918 году в Мариинский театр, когда и оперы ставились скверные и состав исполнителей был неважный, объяснился совсем уже забавно: в театральном буфете продавали бутерброды с ветчиной!
   Итак, Шпицберг богоборствовал в Тенишевском училище.
   А по монастырям товарищи вскрывали мощи и снятые с них фотографии демонстрировали в кинематографах, под звуки "Мадам Л юлю, я вас люблю".
   Устои были расшатаны, и предрассудки рассеяны.
   В газетах писали:
   "По праздникам бывший царь со своими бывшими детьми бывал в бывшей церкви".
   В кухне кухарка Потаповна сдобно рассказывала:
   -- А солдатье погреб разбило, перепилось, одного, который, значит, совсем напивши, догола раздели, в часовню положили и вокруг него "Христос воскрес" поют. Я мимо иду, говорю: "И как вы, ироды, Бога не боитесь?" А они как загалдят: "У нас, слава Богу, Бога больше нету". А я им говорю: "Хорошо, как нету, а как, не дай Бог, Бог есть, тогда что? "...
   Праздники отменили быстро и просто. Только школьники поплакали, но им обещали рождение ленинской жены. Троцкого сына и смерть Карла Маркса -- они и успокоились.
   Часть наиболее прилежных и коммунистически настроенных рабочих внесла проект о сохранении празднования царских дней, якобы для того, чтобы, так сказать, отметить позорное прошлое и на свободе надругаться, но дело было слишком шито белыми нитками. Надругиваться им разрешили, но от работы не отрешили, на том дело и покончилось.
   Борьба с предрассудками кипела. Ни один порядочный коммунист не позволял себе сомневаться в небытии того, кого красная пресса называла экс-Бог.
   "Красный Урал" гордо заявлял:
   "В нашей среде не должно быть таких, которые все еще сомневаются: "А вдруг Бог-то и есть"".
   И в их среде таких не бывало.
   Со всяческими предрассудками было покончено.
   И вдруг -- трах! Гром с безоблачного неба!
   Самая красная газета "Пламя" печатает научную статью:
   "Говорят, будто в городе Тихвин от коммуниста с коммунисткой родился ребенок с собачьей головой и пятью ногами. Ему только восемь дней, а на вид он как семилетний, и все никак не наестся".
   Поздравляю!
   Пред этим пятиногим объедалой окончательно померк знаменитый мужик Тихон, который в начале большевизма "кричал на селе окунем" и которого чуть было не повесили, потому что неясно кричал. Не то за Советы, не то по старому режиму.
   А в красной Вологде, давно покончившей при помощи товарищей Шпицбергов с экс-Богом, страшно интересуются -- чертом и ломятся в местный музей, требуя, чтобы им показали привезенного из Ярославля черта в банке!
   Перепуганный директор музея, не уяснивший себе в точности отношения между чертом и советской властью, и обратился ли черт в экс-черта или, наоборот, утвержден в прежних, отнятых от него духовенством, средневековых правах,-- просил "Вологодскую правду" довести до сведения публики, "что никаких новых экспонатов, а тем более необыкновенных, в музей не поступало".
   Вот как обстоит дело отрешения от предрассудков.
   С нетерпением ожидаю статьи в "Московской правде":
   "Слухи о том, будто товарищ Троцкий, обернувшись курицей, выдаивает по ночам молоко у советских коров (совкор.), конечно, оказались вздорными. Коммунистической наукой давно дознано, что обращаться курицей могут только вредные элементы из гидры реакции".
   А может быть, поднесут нам что-нибудь еще погуще.
   Человеческое воображение ничто перед коммунистической действительностью.

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru