Тэффи
Свои и чужие

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 7.79*30  Ваша оценка:


  

Н. А. Тэффи

  

Свои и чужие

  
   Тэффи Н. А. Собрание сочинений. Том 1: "И стало так..."
   М., "Лаком", 1997.
  
   Всех людей, по отношению к нам, мы разделяем на "своих" и "чужих".
   Свои -- это те, о которых мы знаем наверное, сколько им лет и сколько у них денег.
   Лета и деньги чужих скрыты от нас вполне и на веки, и если почему-нибудь тайна эта откроется нам, -- чужие мгновенно превратятся в своих, а это последнее обстоятельство крайне для нас невыгодно, и вот почему: свои считают своей обязанностью непременно резать вам в глаза правду-матку, тогда как чужие должны деликатно привирать.
   Чем больше у человека своих, тем больше знает он о себе горьких истин, и тем тяжелее ему живется на свете.
   Встретите вы, например, на улице чужого человека. Он улыбнется вам приветливо и скажет:
   -- Какая вы сегодня свеженькая!
   А через три минуты (что за такой срок может в вас измениться?) подойдет свой, он посмотрит на вас презрительно и скажет:
   -- А у тебя, голубушка, что-то нос вспух. Насморк, что ли?
   Если вы больны, от чужих вам только радость и удовольствие: соболезнующие письма, цветы, конфеты.
   Свой -- первым долгом начнет допытываться, где и когда могли вы простудиться, точно это самое главное. Когда, наконец, по его мнению, место и время установлены, он начнет вас укорять, зачем вы простудились, именно там и тогда.
   -- Ну, как это можно было идти без калош к тете Маше! Это прямо возмутительно -- такая беспечность в твои лета!
   Кроме того, чужие всегда делают вид, что страшно испуганы вашей болезнью и что придают ей серьезное значение.
   -- Боже мой, да вы, кажется, кашляете! Это ужасно! У вас, наверное, воспаление легких! Ради Бога, созовите консилиум. Этим шутить нельзя. Я, наверное, сегодня всю ночь не засну от беспокойства.
   Все это для вас приятно, и, кроме того, больному всегда лестно, когда его ерундовую инфлуэнцу, ценою в 37 градусов и одна десятая, величают воспалением легких.
   Свои ведут себя совсем иначе.
   -- Скажите, пожалуйста! Уж он и в постель завалился! Ну, как не стыдно из-за такой ерунды! Возмутительная мнительность... Ну, возьми себя в руки! Подбодрись -- стыдно так раскисать!
   Хороша ерунда, когда у меня температура тридцать восемь, -- пищите вы, привирая на целый градус.
   -- Великая важность! -- издевается свой. -- Люди тиф на ногах переносят, а он из-за тридцати восьми градусов умирать собирается. Возмутительно!
   И он будет долго издеваться над вами, припоминая разные забавные историйки, когда вы также томно закатывали глаза и стонали, а через два часа уплетали жареную индейку.
   Рассказы эти доведут вас до бешенства и, действительно, поднимут вашу температуру на тот градус, на который вы ее приврали.
   На языке своих это называется "подбодрить больного родственника".
   Водить знакомство со своими очень грустно и раздражительно.
   Чужие принимают вас весело, делают вид, что рады вашему приходу до экстаза.
   Так как вы не должны знать, сколько им лет, то лица у всех у них будут припудрены и моложавы, разговоры веселые, движения живые и бодрые.
   А так как вы не должны знать, сколько у них денег, то, чтобы ввести вас в обман, вас будут кормить дорогими и вкусными вещами. По той же причине вас посадят в лучшую комнату, с самой красивой мебелью, на какую только способны, а спальни с драными занавесками и табуреткой вместо умывальника вам даже и не покажут, как вы ни просите.
   Чашки для вас поставят новые, и чайник не с отбитым носом, и салфетку дадут чистую, и разговор заведут для вас приятный -- о каком-нибудь вашем таланте, а если его нет, так о вашей новой шляпе, а если и ее нет, так о вашем хорошем характере.
   У своих ничего подобного вы не встретите.
   Так как все лета и возрасты известны, то все вылезают хмурые и унылые.
   -- Э-эх, старость, не радость. Третий день голова болит.
   А потом вспоминают, сколько лет прошло с тех пор, как вы кончили гимназию.
   -- Ах, время-то как летит! Давно ли, кажется, а уж никак тридцать лет прошло.
   Потом, так как вам известно, сколько у них денег, и все равно вас в этом отношении уж не надуешь, то подадут вам чай с вчерашними сухарями и заговорят о цене на говядину и о старшем дворнике, и о том, что в старой квартире дуло с пола, а в новой дует с потолка, но зато она дороже на десять рублей в месяц.
   Чужие по отношению к вам полны самых светлых прогнозов. Все дела и предприятия вам, наверное, великолепно удадутся. Еще бы! С вашим-то умом, да с вашей выдержкой, да с вашей обаятельностью!
   Свои, наоборот, заранее оплакивают вас, недоверчиво качают головой и каркают.
   У них какие-то тяжелые предчувствия на ваш счет. И, кроме того, зная вашу беспечность, безалаберность, рассеянность и неумение ладить с людьми, они могут вам доказать, как дважды два -- четыре, что вас ждут большие неприятности и очень печальные последствия, если вы вовремя не одумаетесь и не выкинете из головы дурацкой затеи.
   Сознание, насколько чужие приятнее своих, мало-помалу проникает в массы, и я уже два раза имела случай убедиться в этом.
   Однажды -- это было в вагоне -- какой-то желчный господин закричал на своего соседа:
   -- Чего вы развалились-то! Нужно же соображать, что другому тоже место нужно. Если вы невоспитанный человек, так вы должны ездить в собачьем вагоне, а не в пассажирском. Имейте это в виду!
   А сосед ответил ему на это:
   -- Удивительное дело! Видите меня первый раз в жизни, а кричите на меня, точно я вам родной брат! Черт знает, что такое!
   Второй раз я слышала, как одна молодая дама хвалила своего мужа и говорила:
   -- Вот мы женаты уже четыре года, а он всегда милый, вежливый, внимательный, точно чужой!
   И слушатели не удивлялись странной похвале. Не удивлюсь и я.
  

Оценка: 7.79*30  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru