Суворов Александр Васильевич
Война с польскими конфедератами (1768-1772 гг.)

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Приказы, рапорты, донесения и другое.


ГЛАВНОЕ АРХИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД СССР ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК СОЮЗА ССР

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИСТОРИИ РУССКОЙ АРМИИ

РУССКИЕ ПОЛКОВОДЦЫ

СБОРНИКИ ДОКУМЕНТОВ ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ:
генерал-лейтенанта А. В. СУХОМЛИНА,
генерал-майора В. Д. СТЫРОВА

А. В. СУВОРОВ

ТОМ

I

ПОД РЕДАКЦИЕЙ полковника Г. П. МЕЩЕРЯКОВА

ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОЮЗА ССР

МОСКВА - 1949

  

Раздел III

ВОИНА С ПОЛЬСКИМИ КОНФЕДЕРАТАМИ
(1768--1772 гг.)

  

Подготовка к войне и бой под Ореховом

(15 мая -- 12 сентября 1769 г.)

   28. 1769 г. мая 15.-- Приказ генерал-поручика И. П. Нумерса о назначении А. В. Суворова командиром бригады
   29. 1769 г. мая 26.-- Приказ бригадиру А. В. Суворову о запрещении войскам портить луга и разорять огороды
   30. 1769 г. июля 11.-- Рапорт А. В. Суворова И. П. Нумерсу о прибытии с отрядом в местечко Смолье
   31. 1769 г. августа 23.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о результатах разведки
   32. 1769 г. августа 31.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движениях частей и действиях против конфедератов
   33. 1769 г. сентября 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о нападении конфедератского отряда Пулавского на Влодаву и разгроме ее полковником К. И. Ренном
   34. 1769 г. сентября 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах
   35. 1769 г. сентября 7.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о бое при Орехове
   36. 1769 г. сентября 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну. В коликом числе деташамент команды моей здесь людьми и лошадьми состоит значит ниже
   37. 1769 г. сентября 7.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о положении в Литве и нападении конфедератов на курьера Демина
   38. 1769 г. сентября 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об очищении Брестской провинции от конфедератов
  

Управление Люблинским районом

(14 сентября 1769 г.-- 1 мая 1771 г.)

   39. 1769 г. сентября 14.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении в Люблин, отправке пленных и присылке в подкрепление эскадрона карабинер
   40. 1769 г. сентября 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о вступлении в Люблин и результатах сражения под Влодавой
   41. 1 769 г. сентября 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отправке войска в Коцк
   42. 1 769 г. сентября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о подготовке к военным действиям с конфедератами
   43. 1769 г. сентября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отпуске денег на провиант и фураж
   44. 1769 г. сентября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о скрывающихся в лесах конфедератах и нападении их на казаков
   45. 1769 г. сентября 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об оставлении команды поручика С. Веденяпина в Красноставе и намерениях К. И. Ренна
   46. 1769 г. октября 8.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о предполагаемых действиях против конфедератов
   47. 1769 г. октября 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об исполнении его распоряжений и прибытии в Люблин капитана М. Бачманова
   48. 1769 г. октября 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о занятии поста в Пяски и принятых мерах предосторожности
   49. 1769 г. октября 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии пленных в г. Владимир и соединении команд полковника Г. Траубенберга и С Веденяпина
   50. 1769 г. октября 21.-- Из указа Государственной Военной Коллегии И. И. Веймарну о храбрости и усердии А. В. Суворова
   51. 1769 г. ноября 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о присланных для отправки в Полонное 14 арестантах и об отношении к ним
   52. 1769 г. ноября 4.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о расстановке войск для преследования противника
   53. 1769 г. ноября 9.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях против конфедератов
   54. 1 769 г. ноября 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об организации постов в Опатове, Сандомире и других местах
   55. 1769 г. ноября 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о состоянии запасов продовольствия, скота и фуража и поведении противника
   56. 1769 г. ноября 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выполнении его ордеров и показаниях пленных
   57. 1769 г. декабря 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об осаде и взятии замка Уезд
   58. 1769 г. декабря 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах и с просьбой о присылке боеприпасов
   59. 1770 г. января 4.-- Рапорт А. В. Суворова И. И, Веймарну в ответ на его ордер о сборе с монастырских деревень провианта и фуража и о получении снарядов
   60. 1770 г. января 4.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о медикаментах и продовольствии для войск и пленных
   61. 1770 г. января 9.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах
   62. 1770 г. января 11.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными от жителей Сандомира
   63. 1770 г. января [14].-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сборе Луковским бурмистром денег в пользу конфедератов
   64. 1770 г. января 14.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выполнении его ордеров
   65. 1770 г. января 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сражении А. И. Набокова с конфедератами у м. Козенице
   1770 г. января [16].-- Приложение к док. No 65. Рапорт капитана А. И. Набокова А. В. Суворову о победе при м. Козенице
   66. 1770 г. января 19.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе А. И. Набокова у м. Козенице
   67. 1770 г. января 23.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой дать указания об отношении к конфедератам-перебежчикам
   68. 1770 г. января 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с препровождением двух орденов Александра Невского и об остальных трофеях
   69. 1770 г. января 29.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отозвании Воронежского эскадрона И. П. Нумерсом
   70. 1770 г. января 30.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о назначении полагающихся ему по штату писаря и адъютанта
   71. 1770 г. января 31.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о возвращении конвоя, провожавшего обозы в Брест
   72. 1770 г. февраля 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о получении рапорта С. Веденяпина с описанием взятия 12-фунтового орудия
   73. 1770. г. февраля 7.-- Приказ А. В. Суворова командирам отрядов о принятии мер предосторожности
   74. 1770 г. февраля 13.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении поручика Л. Борисова в Седлец и Венгров на разведку
   75. 1770 г. февраля [13].-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну о неполучении от него никаких известий
   76. 1770 г. февраля 17.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях против конфедератов
   77. 1770 г. февраля 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о боевых столкновениях отдельных отрядов с конфедератами
   78. 1770 г. февраля 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о присылке подкрепления поручику Л. Борисову
   79. 1770 г. февраля 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе под Опатовом
   80. 1770 г. февраля 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях конфедератских партий в районах Коцка и Красника
   81. 1770 г. марта 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о результатах разведки
   82. 1770 г. марта 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о разведке за реками Сан и Вислой
   83. 1770 г. марта 10.-- Приказ А. В. Суворова всем постам о разоружении конфедератов-перебежчиков
   84. 1770 г. марта 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отправлении команды майора С. Плеца в Варшаву и о действиях команды майора И. И. Ферстера
   85. 1770 г. марта 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой о присылке подкрепления для занятия Опатова и удержания Сандомира
   86. 1770 г. марта 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой о присылке подкрепления, необходимого для обороны г. Сандомира
   87. 1770 г. марта 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой о присылке денег для оплаты разведчиков
   88. 1770 г. марта 27.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой об отправке Суздальской роты в Коцк и занятии М. Лангом г. Сандомира
   89. 1770 г. марта 27.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отпуске денег на оплату медикаментов
   90. 1770 г. марта 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о состоянии постов и выступлении за Вислу
   91. 1770 г. марта 29.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях конфедератов
   92. 1770 г. марта 30.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об укомплектовании драгунских полков
   93. 1770 г. апреля 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о столкновениях с конфедератами и занятии замка Илжа
   94. 1770 г. апреля 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях под Святым Крыжем и Опатовом
   95. 1770 г. апреля 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе при деревне Наводице
   96. 1770 г. апреля 13.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о розыске укрывавшихся в Радоме конфедератов232
   97. 1770 г. апреля 14.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с соображениями о действиях против конфедератов
   98. 1770 г. апреля 14.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о снабжении И. И. Ферстера боеприпасами
   99. 1770 г. апреля 14.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии команды капитана С. Шлисселя в м. Бяла
   100. 1770 г. апреля 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о расходовании медикаментов и денег на довольствие полков
   101. 1770 г. апреля 19.-- Рапорт А В. Суворова И. И. Веймарну о преследовании конфедератов у Радома и стычках с ними
   102. 1770 г. апреля 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сражении под д. Наводице
   103. 1770 г. апреля [20].-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о результатах разведки
   104. 1770 г. апреля 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях команд против конфедератов
   105. 1770 г. апреля 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сделанных распоряжениях
   106. 1770 г. апреля 30.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с возмущением против покровительства иноземцам на русской службе
   107. 1770 г. мая 1.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о новом росписании постов и команд и срочной присылке 100 казаков
   Приложение к док. No 107.-- Расписание бригады А. В. Суворова
   108. 1770 г. мая 4.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о захваченных М. Лангом трофеях в м. Кельце
   Приложение к док. No 108.-- Реестр вещей, взятых из неприятельского магазина в м. Кельце
   109. 1770 г. мая 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о предстоящем выступлении против конфедератов к Грубешову
   110. 1770 г. мая 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о положении Грубешовского и Пулавского постов
   111. 1770 г. мая 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях против конфедератов
   112. 1770 г. мая 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях постов и команд254
   113. 1770 г. мая 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о расположении конфедератов
   114. 1770 г. мая 21.-- Представление А. В. Суворова И. И. Веймарну к производству в следующий чин поручика М. Сахарова
   115. 1770 г. мая 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях команды Сандомирского поста
   1 16. 1770 г. мая 23.-- Приказ А. В. Суворова о присылке трофейного сукна для распределения его по всем постам
   117. 1770 г. мая 25.-- Приказ А. В. Суворова на все посты об отпуске конфедератских перебежчиков по получении с них поручительств от духовенства
   118. 1770 г. июня 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о неудачном столкновении с конфедератами поручика С. Веденяпина в м. Фрамполь
   119. 1770 г. июня 15.-- Приказ А. В. Суворова на все посты о причинах поражения С Веденяпина и о мерах предосторожности
   120. 1770 г. июня 15.-- Приказ А. В. Суворова о запрещении остановки войск на панских дворах
   121. 1770 г. июня 15.-- Приказ А. В. Суворова о цензуре писем
   122. 1770 г. июня 16.-- Приказ А. В. Суворова о быстрейшей доставке сведений о конфедератах
   123. 1770 г. июня 16.-- Письмо А. В. Суворова М. Лангу о наказании пойманного шпиона и наблюдении за аккуратной доставкой сведений с постов
   124. 1770 г. июня 17.-- Письмо А. В. Суворова М. Лангу о передвижениях конфедератов и предполагаемом выступлении к Крешову
   125. 1770 г. июня 17.-- Приказ А. В. Суворова об отличившихся в бою с конфедератами при местечке Климонтове
   126. 1770 г. июня 18.-- Приказ А. В. Суворова с выговором капитану М. Зорину за присылку им неверных сведений
   127. 1770 г. июня 24.-- Приказ А. В. Суворова на все посты с запрещением обижать местное население
   128. 1770 г. июня.-- Приказ А. В. Суворова об обучении солдат и о тактике действий против конфедератов
   129. 1 770 г. июля 4.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении конфедератских отрядов
   130. 1770 г. июля 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о местонахождении конфедератских партий
   131. 1770 г. июля 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о конфедератских отрядах
   132. 1770 г. июля.-- Наставление А. В. Суворова постовым командирам
   133. 1770 г. июля 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об укомплектовании полков
   134. 1770 г. июля 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о поражении отряда К. Пулавского под Новым Сондичем
   135. 1770 г. июля 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о расположении войск генерал-поручика Х. Ю. Эссена и генерал-майора Н. Глебова
   136. 1770 г. июля 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении в Красник и преследовании конфедератов
   137. 1770 г. июля [20].-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении конфедератов и выступлении в связи с этим в Красностав
   138. 1770 г. июля 22.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о преследовании противника
   139. 1770 г. июля 23.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе при д. Ракозец
   140. 1770 г. июля 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о стычке с конфедератами под м. Бендюзом
   141. 1770 г. июля 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о возвращении в Люблин
   142. 1770 г. июля 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о распространении моровой язвы в Молдавии и Валахии
   143. 1770 г. июля 29.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о командировании ему 56 мушкетер, оказавшихся сверх комплекта
   144. 1770 г.-- Записка А. В. Суворова [И. И. Веймарну] о перемещениях воинских команд
   145. 1770 г. августа 1.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности и местонахождении конфедератов
   146. 1770 г. августа 3.-- Приказ А. В. Суворова о мерах предосторожности против "морового поветрия"
   147. 1770 г. августа 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях против конфедератов
   Приложение к док. No 147.-- Сведения о численности конфедератских партий и их местонахождении
   148. 1770 г. августа 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о поражении конфедератов командой секунд-майора А. Г. Ушакова
   149. 1770 г. августа 12.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о партии Зарембы и с просьбой о разрешении вернуться в Люблин
   150. 1770 г. августа 13.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о наблюдении за коммуникацией от Ярославского поста к Сандомиру и сведениях о конфедератах
   151. 1770 г. августа 13.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе А. Г. Ушакова над конфедератами в Решотках и Кельце
   152. 1770 г. августа 15.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности конфедератских отрядов
   153. 1770 г. августа 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о появлении в деревне Непровиц литовского конфедератского отряда
   154. 1770 г. августа [21}, -- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями, полученными от шпионов, о местонахождении отряда Доманского
   155. 1770 г. августа 23.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении и действиях команды Л. Делаво
   156. 1770 г. августа 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о захвате в плен и допросе польского капрала Яна Журавского
   157. 1770 г. августа [24].-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах в районе Сандомирского и Опатовского постов
   158. 1770 г. августа 24.-- Письмо А. В. Суворова М. Н. Кречетникову по поводу его отъезда в армию П. А. Румянцева и о своем желании поехать туда же
   159. 1770 г. августа 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну. о соединении конфедератских отрядов Пулавского и Держановского и численности их
   160. 1770 г. августа 27.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении в Опатов на подкрепление А. Г. Ушакова
   161. 1770 г. августа 29.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах
   162. 1770 г. сентября 8.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о захвате оставленной конфедератами соли и об отличившемся подпоручике В. Арцыбашеве
   163. 1770 г. сентября 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой приказать А. Г. Ушакову возвратиться из Кракова в Опатов
   164. 1770 г. сентября 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выходе из конфедерации полковника Буковского и сведениях разведки
   165. 1770 г. сентября 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о местонахождении и численности конфедератских отрядов
   166. 1770 г. сентября 26.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой не употреблять резких выражений по его адресу
   167. 1770 г. сентября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о бое с конфедератами у Сандомира
   168. 1770 г. сентября 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о походе в м. Луков
   169. 1770 г. сентября 30.-- Письмо Н. И. Панина А. В. Суворову с сообщением о награждении его орденом св. Анны
   170. 1770 г. октября 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о погоне за отрядом Бенклевского и возвращении в Люблин
   171. 1770 г. октября 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о преследовании конфедератов И. Г. Древицем и об отступлении его к Кельцу
   172. 1770 г. октября 9.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о переправе конфедератских отрядов через Вислу и движении их на соединение с Пулавским
   173. 1770 г. октября 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о столкновении В. П. Дитмарна с конфедератами в д. Гурки
   174. 1770 г. октября [10--12].-- Ордер А. В. Суворова Л. Делаво о порядке сбора провианта и фуража с деревень конфедератов и панских дворов
   175. 1770 г. октября 13 -- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями с Пулавского поста о местонахождении конфедератов
   176. 1770 г. октября 14.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну об организации разведки
   177. 1770 г. октября 15.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о тайной переправе конфедератов через Вислу на пароме и лодках
   178. 1770 г. октября 15.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о конфедерате Козминском, разоряющем диссидентов, и донесения с постов
   179. 1770 г. октября 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о столкновении В. П. Дитмарна с конфедератами у м. Глогова
   180. 1770 г. октября 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о появлении "моровой язвы" в м. Сокале и о принятых против нее мерах
   181. 1770 г. октября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о неприятеле, полученными от агентурной разведки
   182. 1770 г. октября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о данной на посты инструкции по борьбе с "моровой язвой"
   183. 1770 г. октября 31.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сборе денег и провианта с деревень командами конфедератов
   184. 1770 г. октября 31.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прекращении заболеваний в м. Сокале и преследовании конфедератов В. Арцыбашевым
   185. 1770 г. ноября 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о преследовании Миончинского
   186. 1770 г. ноября 8.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о затишьи "морового поветрия" по берегам Буга и принятых мерах предосторожности
   187. 1770 г. ноября 9.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах
   188. 1770 г. ноября 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об обнаружении конфедератов около Сандомира и о выступлении в Красник
   189. 1770 г. ноября 16.-- Рапорт В. П. Дитмарна А. В. Суворову об отражении атаки Миончииского на Сандомир
   190. 1770 г. ноября 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об удачном бое В. П. Дитмарна с конфедератами у Сандомира
   191. 1770 г. ноября 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о поспешном отступлении Миончииского к Илже
   192. 1770 г. ноября 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о скоплении конфедератов в Мельнике и необходимости направиться на Сандомир или Пулаву
   193. 1770 г. ноября 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении в Красник для подкрепления Сандомирского поста
   194. 1770 г. ноября 27.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о состоянии переправ через реки и о присылке подкрепления
   195. 1770 г. ноября 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о скоплении конфедератов в городе Островце
   196. 1770 г. декабря 6.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну о плохом состоянии здоровья
   197. 1770 г. декабря 9.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о результатах разведки и расположении войск на постах
   198. 1770 г. декабря 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии в Белжице
   199. 1770 г. декабря 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о передвижении частей с поста на пост
   200. 1770 г. декабря 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с Коцкого и Сандомирского постов
   201. 1770 г. декабря 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сражении с конфедератами при Зволине
   Приложение к док. No 201. Рапорт И. Китаева А. В. Суворову о сражении с конфедератами при Зволине
   202. 1770 г. декабря 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о подписке цистерцианских монахинь относительно невмешательства в светские дела
   203. 1770 г. декабря 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности и местонахождении конфедератов в районе Сандомирского и Пулавского постов
   204. 1771 г. января 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности и местонахождении конфедератов в районе Коцкого и Пулавского постов
   205. 1771 г. января 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными от ротмистра Л. Делаво
   206. 1771 г. января 8.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отпуске пороха и свинца
   207. 1771 г. января 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о смене Грубешовского поста и выступлении команд в Люблин
   208. 1771 г. января 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о наблюдении В. В. Штакельберга за жителями Люблина
   209. 1771 г. января 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сведениях разведки, полученных с постов
   210. 1771 г. января 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   211. 1771 г. января 17.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об обнаружении за Вислой отряда конфедератов, собравших с д. Юзефово поголовные деньги
   212. 1771 г. января 20.-- Приказ А. В. Суворова об освобождении Грубешовского поста и переводе с него команды в Красностав
   213. 1771 г. января [21].-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о стычках с конфедератами и их численности в районе Сандомирского и Красниковского постов
   214. 1771 г. января 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о перемещении команд на постах
   215. 1771 г. января 22.-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой о присылке в подкрепление одного эскадрона карабинер
   216. 1 771 г. января 23.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о представлении к награде берейтора К. Паткуля
   217. 1771 г. января 23.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   218. 1771 г. января 24.-- Приказ А. В. Суворова о предохранении солдат от обморожения
   219. 1771 г. января 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И Веймарну о действиях конфедератов в Опатове
   220. 1771 г. января 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о состоянии легкого деташемента и постов
   221. 1771 г. февраля 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении к Сандомиру в связи с приближением неприятеля к м. Мелей
   222. 1771 г. февраля 4.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении конфедератов
   223. 1771 г. февраля 8.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии в м. Величку и об освобождении пленных
   224. 1771 г. февраля 10.-- Из донесения А. В. Суворова И. И. Веймарну о неудачной атаке Ландскронского замка
   225. 1771 г. февраля 13.-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении к Пинчову
   226. 1771 г. февраля 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении конфедератских отрядов
   227. 1771 г. февраля [16].-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну о причинах неудачи под Ландскроной
   228. 1771 г. февраля 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарйу о поражении конфедератов у Красника и Ракова
   229. 1771 г. февраля 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отличившихся в сражении при Краснике
   230. 1771 г. февраля 19.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о заслугах капитана А. Панкратьева
   231. 1771 г. февраля 19.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакель-бергу с просьбой о присылке сведений о конфедератах
   232. 1771 г. февраля 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сделанных распоряжениях в связи с действиями конфедератов
   233. 1771 г. февраля 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с оценкой обстановки и соображениями о дальнейшей деятельности
   234. 1771 г. февраля 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности его команды
   235. 1771 г. февраля 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о недостатке у него войска
   236. 1771 г. февраля 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отступлении конфедератов и недостатке войска для их преследования
   237. 1771 г. февраля 25.-- Письмо А. В. Суворова ротмистру И. Вагнеру об обучении войск
   238. 1771 г. марта 1.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну об ожидании И. Китаева, задержавшегося за Вислой из-за ее вскрытия
   239. 1771 г. марта 1.-- Письмо А. В. Суворова [полковнику И. А. Шаховскому] о причинах неудачного штурма Ландскроны и дальнейших действиях --
   240. 1771 г. марта 1.-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну с соображениями о плане действий на ближайшее время
   241. 1771 г. марта [1].-- Записка А. В. Суворова с рассуждениями о войне
   242. 1771 г. марта 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности его отряда, состоянии Опатовского поста и разрешении движения на Краков
   243. 1771 г. марта 3.-- "Примечание для экзерцирования", посланное А. В. Суворовым И. И. Веймарну
   244. 1771 г. марта 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об ожидании И. Китаева для совместного движения на Краков
   245. 1771 г. [марта 4].-- Рассуждение А. В. Суворова о ведении войны с конфедератами
   246. 1771 г. марта 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о своем намерении выступить в Краков и со сведениями о конфедератах
   247. 1771 г. марта 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об охране переправ через Вислу и действиях постов
   248. 1771 г. марта 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об источнике снабжения конфедератов порохом
   249. 1771 г.-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну с замечаниями о недостатках в действиях против конфедератов
   250. 1771 г. марта 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   251. 1771 г. апреля 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о заготовке конфедератами пороха в Ландскроне
   252. 1771 г. апреля 9.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   253. 1771 г. апреля 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о передаче X. Ю. Эссеном командования корпусом генерал-майору П. Чарторижскому
   254. 1771 г. апреля 13.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности конфедератских партий
   255. 1771 г. апреля 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с постов и о победе поручика Ф. Козляинова
   256. 1771 г. апреля 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об ордерах, данных И. А. Шаховскому и В. В. Штакельбергу
   257. 1771 г. апреля 25.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу
   с указанием постам их задач на время своего отсутствия
   Действия и победа под Ландскроной и Замостьем (2 мая--16 июля 1771 г.)
   258. 1771 г. мая 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии с частью войск в м. Диков
   259. 1771 г. мая 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об ожидании прибытия карабинер секунд-майора И. Рылеева в Мельц.
   260. 1771 г. мая 8.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о переправе через Дунаец
   261. 1771 г. мая 9.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии в Краков и постройке моста
   262. 1771 г. мая 10, -- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе над конфедератами под Краковом
   263. 1771 г. мая 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с представлением отличившихся в сражении при Тынце и о победе при Ландскроне
   264. 1771 г. мая 20.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о приближении пулавцев к Замостью
   265. 1771 г. мая 22.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о сражении при Замостье
   266. 1771 г. мая 22.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну
   о преследовании конфедератов и о сражении при Замостье
   267. 1771 г. мая 25--26.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о потерях противника в сражениях под Ландскроной и при Замостье
   268. 1771 г. мая 29.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о сформировании нового отряда для действий в районе Опатова
   269. 1771 г. мая 31.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о бегстве отряда Пулавского и его преследовании
   270. 1771 г. мая 31.-- Ордер А. В. Суворова подполковнику И.-В. Гейсману о действиях против конфедератов
   271. 1771 г. [июнь].-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну с предположениями о действиях против конфедератов
   272. 1771 г. июня 8.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности войск конфедератов и о стычках с ними
   Приложение к док. No 272.-- Рапорт И. Рылеева А. В. Суворову
   о поражении конфедератов при д. Мартынковиче
   273. 1771 г. июнь.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о стычках с конфедератами
   274. 1771 г. июня 12.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прибытии в Краков и дальнейших действиях против конфедератов
   275. 1771 г. июня 15.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну об охране соли от конфедератов
   276. 1771 г. июня 16.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о намерениях конфедератов захватить Бохненскую соль
   277. 1771 г. июня 16.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну с представлением к награде поручика Б. Домогацкого, отличившегося в сражении под Замостьем
   278. 1771 г. июня 16.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой о присылке писаря для ведения делопроизводства
   279. 1771 г. июня 17.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности войск противника
   280. 1771 г. июня 19.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о захвате конфедератами запасов соли и численности их войска
   281. 1771 г. июня 20.-- Письмо А. В. Суворова И. Г. Древицу с выговором за несвоевременно выполненные приказания
   282. 1771 г. июня 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с просьбой об указании И. Г. Древицу о невмешательстве в распоряжения старшего начальника
   283. 1771 г. июня 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о лишении конфедератов источников их дохода
   284. 1771 г. июня 24.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну об ухудшении состояния здоровья и необходимости лечения
   285. 1771 г. июня 24.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с соображениями о ведении борьбы с конфедератами
   286. 1771 г. июня 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах
   287. 1771 г. [июня].-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну об отъезде на лечение и с возмущением по поводу захвата соли в Величке.
   288. 1771 г. июня 29.-- Ордер А. В. Суворова подполковнику Ф. Эбшелвицу о сохранении поста в Величке
   289. 1771 г. июля 1.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об усилении команды местечка Велички для отражения конфедератов
   290. 1771 г. июля 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении войск на Крешов и местонахождении конфедератов
   291. 1771 г. июля 10.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о расстановке воинских частей и сведениях о конфедератах, полученных с постов
   292. 1771 г. июля 13.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с жалобой на неправильные действия И. Г. Древица
   293. 1771 г. июля 15.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   294. 1771 г. июля 16.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о прорыве конфедератской партии Шица через Буг и необходимости усиления Грубешовского и Сокальского постов
   295. 1771 г. [июль].-- Записка А. В. Суворова И. И. Веймарну о преувеличенных слухах о численности войск Коссаковского Подготовка к сражению и сражение при Столовичах (21 июля -- 18 октября 1771 г.)
   296. 1771 г. июль.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну о наступлении на Литву
   297. 1771 г. июля 21.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о выступлении в Литву к г. Гродно
   298. 1771 г. июля 22.-- Ордер А. В. Суворова полковнику И. К. Герздорфу о присылке сведений о конфедератах и с указаниями о дальнейших действиях.
   299. 1771 г. июля 22.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о преследовании конфедератов Шица
   300. 1771 г. июля 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о подготовке войск к походу в Литву
   301. 1771 г. июля 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с приложением ходатайства о переводе в главную армию
   302. 1771 г. июля 26.-- Прошение А. В. Суворова Екатерине II о переводе в действующую армию на Дунай
   303. 1771 г. июля 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о плохом состоянии кавалерийских лошадей и о разрешении покупки новых
   304. 1771 г. июля 28.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о разгроме отряда Шица майором Л. Т. Нагелем
   305. 1771 г. июля 29.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отпуске медикаментов для больных Суздальского полка
   306. 1771 г. августа 3.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о появлении на Подолии "заразительной болезни"
   307. 1771 г. августа 3.-- Письмо А. В. Суворова В. В. Штакельбергу о прекращении снятия лекарей из карантинных домов в связи с появлением эпидемии на Подолии
   308. 1771 г. августа 7.-- Рапорт А. В. Суворова И, И. Веймарну о преследовании и поражении подполковником И. Елагиным отряда Мноичинского
   309. 1771 г. августа 14.-- Письмо А. В. Суворова И. И. Веймарну с благодарностью за награждение его и его офицеров
   310. 1771 г. августа 18.-- Письмо А. В. Суворова А. Г. Ушакову о возможности отправки соли в Варшаву
   311.1771 г. августа 18.-- Письмо А. В. Суворова М. Н. Кречетникову об уничтожении польской таможни в Дукле и закрытии провоза товаров для конфедератской генеральности
   312. 1771 г. августа 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о переброске воинских частей
   313. 1771 г. августа 26.-- Письмо А. В. Суворова П. А. Шепелеву о возвращении с его командой в Сандомир
   314. 1771 г. августа 26.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о ходе эпидемии и стычках с неприятелем отрядов М. Н. Кречетникова
   315. 1771 г. августа 26.-- Письмо А. В. Суворова М. Н. Кречетникову об успешных действиях подполковника И. Елагина и полковника П. А. Шепелева
   316. 1771 г. сентября 1.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о действиях против конфедератов
   317. 1771 г. сентября 1.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о вооруженном выступлении гетмана М.-К. Огинского и своем решении выступить против него
   318. 1771 г. сентября 1.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о принятых мерах предосторожности против М.-К. Огинского
   319. 1771 г. сентября 1.-- Ордера А. В. Суворова, данные П. А. Шепелеву и Л. Делаво
   320. 1771 г. сентября 2.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о подготовке выступления против М.-К. Огинского
   321. 1771 г. сентября 5.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности войск М.-К. Огинского и подготовке выступления к Бресту.
   Приложение к док. No 321.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о численности людей и лошадей бригады, выступившей в поход
   322. 1771 г. сентября 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении на соединение с полковником Дирингом
   323. 1771 г. сентября 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о движении навстречу М.-К. Огинскому
   324. 1771 г. сентября 12.-- Реляция А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе при Столовичах.
   325. 1771 г. сентября 13.-- Донесение А. В. Суворова И. И. Веймарну о победе над М.-К. Огинским
   326. 1771 г. сентября 14.-- Письмо А. В. Суворова М. Н. Кречетникову о победе иад М.-К. Огинским
   327. 1771 г. сентября 25.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну о взятии в плен полковника Лерзака
   328. 1771 г. сентября 30.-- Письмо А. В. Суворова И. Г. Древицу о розыске и немедленном возвращении гетманской булавы Огинского, захваченной и проданной в команду И. Г. Древица
   329. 1771 г. октября 3.-- Ордер А. В. Суворова полковнику И. Л. Чернышеву о розыске закопанных конфедератами пушек и отправке их в Несвиж
   330. 1771 г. октября 18.-- Рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну с объяснением причин выступления из Люблина против войск М.-К. Огинского
  

Возвращение А. В. Суворова в Люблин

(1 ноября 1771 г.--19 января 1772 г.)

   331. 1771 г. ноября 1.-- Ордер А. В. Суворова И. Елагину с предложением сообщить подробности сражения с конфедератами между Шидловцем и Присухой
   332. 1771 г. ноября.-- Письмо А. В. Суворова бригадиру С. Е. Ширкову с просьбой сообщить о ходе эпидемии
   333. 1771 г. ноября 2.-- Письмо А. В. Суворова С. Е. Ширкову о стычке ротмистра В. Берггольца и И. Елагина с конфедератами
   334. 1771 г. ноября 12.-- Ордер А. В. Суворова Ф. Эбшелвицу о срочном выступлении из Кракова в Сандомир и занятии там поста
   335. 1771 г. ноября 16.-- Ордер А. В. Суворова И. Елагину о выделении отряда для занятия Пинчова и о дальнейших действиях
   336. 1771 г. ноября 19.-- Письмо А. В. Суворова генерал-поручику К. П. Браницкому о занятии Кракова командой В. В. Штакельберга и поддержке взаимной связи между командирами
   337. 1771 г. ноября 26.-- Ордер А. В. Суворова Л. Делаво об ознакомлении Ф. Эбшелвица с положением дел в Сандомире ,
   338. 1771 г. ноября 26.-- Ордер А. В. Суворова Ф. Эбшелвицу о срочном выступлении к Сандомиру
   339. 1771 г. ноября 27.-- Ордер А. В. Суворова М. Лангу о сборе и регулярной присылке сведений о численности и местонахождении конфедератских отрядов
   340. 1771 г. ноября 27.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу о мерах против занятия конфедератами Пинчова и других пунктов
   341. 1771 г. ноября 29.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об организации в Кракове магазинов для провианта и фуража
   342. 1771 г. декабря 3.-- Ордер А. В. Суворова М. Лаигу о немедленном выступлении в Кельц и недопущении конфедератов в Сандомирское воеводство
   343. 1771 г. декабря 5.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу о наблюдении за вербовкой войск конфедератами и о присылке сведений разведки.
   344. 1771 г. декабря 8.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о численности и положении конфедератов, находящихся в Тынце
   345. 1771 г. декабря 9.-- Приказ А. В. Суворова в Казанский пехотный полк о необходимости производить военные обучения
   346. 1771 г. декабря 28.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о силах конфедератов, находящихся в Ландскроне и Тынце
   347. 1771 г. декабря 30.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о сражении под д. Бонково
   348. 1772 г. января 4.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах
   349. 1772 г. января 8.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о наложении взыскания на офицеров за недоплату денег за собранный с деревень провиант и фураж
   350. 1772 г. января 9.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о сделанных им распоряжениях, касающихся военных действий против конфедератов
   351. 1772 г. января 9.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о заготовленном в магазинах провианте и фураже
   352. 1772 г. января 10.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о захвате в плен конфедератского ротмистра Звонковского с его командой
   353. 1772 г. января 13.-- Ордер А. В. Суворова полковнику И. Дмитриеву с предложением представить более точные сведения о конфедератах
   354. 1772 г. января 13.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о неподтверждении полученных о конфедератах сведений
   355. 1772 г. января, 14.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях конфедератских отрядов и выступлении в Люблин
   356. 1772 г. января 15.-- Приказ А. В. Суворова на все посты с указаниями о дальнейших действиях
   357. 1772 г. января [15].-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о движениях конфедератских отрядов и принятых против них мерах
   358. 1772 г. января 16.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об усилении гарнизона
   359. 1772 г. января 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о необходимости занятия поста в м. Желехово
   360. 1772 г. января 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о поездке его по постам
   361. 1772 г. января 18.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о заготовленном в люблинских магазинах провианте и фураже
   362. 1772 г. января 19.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах, полученными с постов
  

Осада и занятие Краковского замка

(24 января -- 6 октября 1772 г.)

   363. 1772 г. января 24.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об оставлении части войск М. Ланга в Кракове
   364. 1772 г. января 24.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о занятии конфедератами Краковского замка
   Приложение к док. No 364.-- Рапорт В. В. Штакельберга А. В. Суворову о занятии конфедератами Краковского замка
   365. 1772 г. января 25.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о предписании, данном командиру Петроковского отряда
   366. 1772 г. января 26.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о положении осажденных в Краковском замке
   367. 1772 г. января 29.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о положении в Краковском замке
   368. 1772 г. января [30].-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о положении и поведении осажденных в Краковском замке
   369. 1772 г. января 30.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о численности конфедератов, находящихся в Краковском замке
   370. 1772 г. января 30.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях постовых команд и отданных распоряжениях
   371. 1772 г. января 31.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях под Краковским замком
   372. 1772 г. января 31.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о сведениях разведки
   373. 1772 г. февраля 1.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о подготовке артиллерии и боеприпасов для осады Краковского замка
   374. 1772 г. февраля 1.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о численности команд, стоящих в Кракове и Величке
   375. 1772 г. февраля 1.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о показаниях вышедших из Краковского замка ксендзов
   376. 1772 г. февраля 1.-- Из рапорта А. В. Суворова А. И. Бибикову о положении в Краковском замке и его окрестностях
   377. 1772 г. февраля 2.-- Ордер А. В. Суворова И. Г. Древицу о выделении одной пехотной роты в подкрепление майора
   378. 1772 г. февраля 3.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об аресте капитана И. Лихарева за позорное отступление при стычке с конфедератами
   379. 1772 г. февраля 4.-- Ордер А. В. Суворова И. И. Михельсону с указанием на неправильные действия и предложением вернуться на прежнее положение для прикрытия Кракова
   380. 1772 г. февраля [4].-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями об отряде Пулавского, полученными от И. И. Михельсона.
   381. 1772 г. февраля 4.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о запрещении соединения войск И. Г. Древица и И. И. Михельсона.
   382. 1772 г. февраля 5.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о розыске команды Пулавского
   383. 1772 г. февраля 5.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о принятии поста в Величке майором Л. Т. Нагелем и прибытии в Краков обоза с боеприпасами
   384. 1772 г. февраля 7.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову с жалобой на невыполнение И. Г. Древицем данных ему распоряжений
   385. 1772 г. февраля 9.-- Рапорт А. В, Суворова А. И. Бибикову с просьбой о присылке одного полка пехоты для занятия Велички и Виснич
   386. 1772 г. февраля 9.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о показаниях дезертиров, явившихся из Краковского замка
   387. 1772 г. февраля 9.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о распоряжениях, данных И. Г. Древицу и И. И. Михельсону
   388. 1772 г. февраля 11.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах, полученными от взятого в плен хорунжего.
   389. 1772 г. февраля 11.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о посылке польских перебежчиков для уговора осажденных в Краковском замке к побегу
   390. 1772 г. февраля 11.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об обнаружении и преследовании отряда конфедератов в Северже
   391. 1772 г. февраля 12.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах, полученными от пленных
   392. 1772 г. февраля 12.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о настроении и положении осажденных в Краковском замке
   393. 1772 г. февраля 14.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о подробностях занятия конфедератами Краковского замка
   394. 1772 г. февраля 19.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о разгроме отряда конфедератов командой секунд-майора И. Волкова
   395. 1772 г. февраля 19.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о численности и действиях конфедератских отрядов
   396. 1772 г. февраля 20.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об обстановке и действиях сторон под Краковом
   397. 1772 г. февраля 20.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о причинах неудачного штурма Краковского замка
   398. 1772 г. [февраля 20].-- Письмо А. В. Суворова А. И. Бибикову о плане действий против Краковского замка
   399. 1772 г. февраля 26.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об ответе на письма, полученные от Шуази
   400. 1772 г. февраля 26.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о сделанных распоряжениях и обстановке
   401. 1772 г. февраля 26.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о подготовке к осаде Краковского замка
   402. 1772 г. февраля 26.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о демонстративных передвижениях конфедератов
   403. 1772 г. февраля 29.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об организации заготовки провианта для армии
   404. 1772 г. марта 1.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о захвате К. П. Браницким в плен 26 конфедератов в сражении возле Тынца
   405. 1772 г. марта 3.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о целесообразности перевода секунд-майора И. Гарбернса с командой из Тарнова в Виснич
   406. 1772 г. марта 5.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях против конфедератов в районе Кракова и разгрома их у Тынца
   407. 1772 г. марта 6.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о необходимости занять замок Илжу, чтобы помешать соединению Пулавского с Зарембой
   408. 1772 г. марта 7.-- Рапорт А. В. Суворова А. И Бибикову о намерениях конфедератов и данных в связи с этим распоряжениях
   409. 1772 г. марта 9.-- Ответ А. В. Суворова на запрос А. И. Бибикова о действиях под Краковом
   410. 1772 г. марта 10.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о трудностях доставки фуража из Сандомира в Краков
   411. 1772 г. марта 10.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о движении команд полковников П. Н. Оболдуева и И. Г. Древица
   412. 1772 г. марта 10.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о способах поджога строений в Краковском замке
   413. 1772 г. марта 13.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о необходимости занятия монастыря Белян
   414. 1772 г. марта 15.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях И. И. Михельсона и К. П. Браницкого против конфедератов у австрийской границы
   415. 1772 г. марта 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о стрельбе, происходившей в Краковском замке
   416. 1772 г. марта 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о взятых в плен конфедератах
   417. 1772 г. марта 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о намерениях И. Г. Древица разбить конфедератский отряд Новицкого
   418. 1772 г. марта 18.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о преследовании И. Г. Древицем команды Пулавского и соединении с полковником П. Н. Оболдуевым
   419. 1772 г. марта 19.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о разгроме отряда Новицкого и движении П. Н. Оболдуева к Силезской границе
   420. 1772 г. марта 20.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о стычке корнета А. Рышкова с конфедератами
   421. 1772 г. марта 20.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о нарушении Миончинским данного обязательства и возвращении в конфедерацию
   422. 1772 г. марта 21.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о трофеях, найденных в крепости Яновице
   423. 1772 г. марта 21.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о расположении войсковых команд Главной армии
   424. 1772 г. марта 21.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   425. 1772 г. марта 24.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о движениях и действиях П. Н. Оболдуева
   426. 1772 г. марта 25.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о поддержке конфедератов Францией и Пруссией
   427. 1712 г. марта 28.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о взятии в плен французского офицера Мальцана
   428. 1772 г. марта 29.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о распоряжениях, данных П. Н. Оболдуеву и И. Г. Древицу по охране Кракова
   429. 1772 г. апреля 2.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о переводе П. Н. Оболдуева на другой пост для пресечения переходов неприятеля из крепости в крепость
   430. 1772 г. апреля 4.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову
   о поражении командой К. П. Браницкого отряда конфедератов
   431. 1772 г. апреля 4.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о пожаре в Краковском замке, происшедшем вследствие перестрелки
   432. 1772 г. апреля 5.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о возвращении И. Г. Древица в район Конецполя для прикрытия осады Кракова
   433. 1772 г. апреля 6.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о разрушении в результате обстрела одной башни и повреждении пушки в Краковском замке
   434. 1772 г. апреля 9.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   435. 1772 г. апреля 10.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о переводе отряда П. Н. Оболдуева в Скавин
   436. 1772 г. апреля 11.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о выходе из Краковского замка двух русских пленных офицеров и польских перебежчиков
   437. 1772 г. апреля 13.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о прибытии к Кракову П. Н. Оболдуева
   438. 1772 г. апреля 15.-- Донесение А. В. Суворова А. И. Бибикову о занятии Краковского замка
   439. 1772 г. апреля 16.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о разгроме конфедератов в м. Бяла
   440. 1772 г. апреля 16.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову $ занятии Краковского замка
   441. 1772 г. апреля 12 (23).-- Соглашение о капитуляции г. Кракова, заключенное между А. В. Суворовым и бригадиром Шуази
   442. 1772 г. апреля 16.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову об отправке и сопровождении пленных, взятых в Краковском замке
   443. 1772 г. апреля 17.-- Ордер А. В. Суворова И. Г. Древицу о немедленном прибытии из Петрокова в Краков
   444. 1772 г. апреля 19.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о положении конфедератов в Тынце
   445. 1772 г. апреля 19.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о причинах задержки в Петрокове И. Г. Древица
   446. 1772 г. апреля 22.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о положении конфедератов в Тынце
   447. 1772 г. апреля 22.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о подготовке блокады Тынца
   448. 1772 г. мая 2.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о количестве взятого в Краковском замке провианта и о дальнейшей расстановке войск по постам
   449. 1772 г. мая 6.-- Ордер А. В. Суворова П. А. Шепелеву об усилении войсками Люблинского района
   450. 1772 г. мая 7.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о сражении полковника И. И. Поливанова с конфедератами при м. Кросно
   451. 1772 г. мая 9.-- Ордер А. В. Суворова И. И. Поливанову о прикрытии блокады м. Тынец
   452. 1772 г. мая 11.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову со сведениями о конфедератах, полученными с постов
   453. 1772 г. мая 12.-- Рескрипт Екатерины IÏ А. В. Суворову о награждении за взятие Краковского замка
   454. 1772 г. мая 12.-- Сообщение А. В. Суворова И. И. Михельсону о приказании, данном П. Н. Оболдуеву занять д. Велки Дроги для отражения нападений на Тынец
   455. 1772 г. мая 1 7.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о конфедератских отрядах
   456. 1772 г. мая 21.-- Ордер А. В. Суворова капитану А. Шипулину о содействии австрийцам в занятии Ландскроны
   457. 1772 г. мая 22.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях конфедератов, находящихся в Тынце и Ландскроне
   458. 1772 г. мая 22.-- Ордер А. В. Суворова командирам постов и команд о взаимоотношениях с австрийцами
   459. 1772 г. мая 26.-- Ордер А. В. Суворова П. Н. Оболдуеву о переговорах с австрийцами по поводу Ландскроны
   460. 1772 г. июля 1.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о действиях австрийцев против конфедератов
   461. 1772 г. июля 2.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о захвате Тынца австрийцами
   462. 1772 г. июля 3.-- Сообщение А. В. Суворова генерал-майору М. Ф. Каменскому о сложившейся обстановке на театре военных действий
   463. 1772 г. августа 3.-- Рапорт А. В. Суворова командиру корпуса А. И. Романиусу о просьбе генерал-аншефа А. М. Голицына помочь артиллерией для взятия Ченстохова
   464. 1772 г. августа 4.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу об отклонении просьбы австрийцев об отводе часового с поста на Казимирском мосту--
   465. 1772 г. августа 10.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу о снятии часового с Казимирского моста
   466. 1772 г. августа 17.-- Ордер А. В. Суворова К. И. Ренне с выговором за самовольную организацию поста в Кельце
   467. 1772 г. августа 21.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Романиусу об отданных административных и оперативных распоряжениях
   468. 1772 г. августа 24.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Романиусу о возвращении в его командование отряда П. Н. Оболдуева
   469. 1772 г. августа 24.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу с извещением о занятии Ченстоховской крепости и другими вопросами
   470. 1772 г. августа 25.-- Ордер А. В. Суворова В. В. Штакельбергу об отклонении требования австрийцев об осмотре и описи Висничского замка
   471. 1772 г. сентября 6.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о прибытии в Краков команд из Велички, Виснич и Бохни и взаимоотношениях с австрийцами
   472. 1772 г. сентября 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о производстве в офицеры сержанта В. Парфентьева, отличившегося при осаде Краковского замка
   473. 1772 г. сентября 17.-- Рапорт А. В. Суворова А. И. Бибикову о выступлении из Варшавы
   474. 1772 г. октября 6.-- Рапорт А. В. Суворова И. К. Эльмпту о выступлении из Польши в Россию, согласно полученному распоряжению
  

ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ И БОЙ ПОД ОРЕХОВОМ

(15 мая--12 сентября 1769 г.)

No 28

1769 г. мая 15.-- ПРИКАЗ ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКА И. П. НУМЕРСА О НАЗНАЧЕНИИ А. В. СУВОРОВА КОМАНДИРОМ БРИГАДЫ

   По некоторой надобности, за отбытием господина генерал-майора Храповицкого, бригадою командовать господину бригадиру Суворову, то-есть пехотными: Смоленским, Суздальским и Нижегородским полками, о чем в полках ведать.
   Подлинной подписал генерал-оторутчик и кавалер фон-Нумерс. Об оном во все пехотные полки предложено. 1769 году майя 15 в Смоленской пехотной полк приказ. Полученного мною от его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера Нумерса приказа прилагаю при сем в копии.

Подлинной подписал господин бригадир Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 1, л. 14, копия.
  

No 29

1769 г. мая 26.-- ПРИКАЗ БРИГАДИРУ А. В. СУВОРОВУ О ЗАПРЕЩЕНИИ ВОЙСКАМ ПОРТИТЬ ЛУГА И РАЗОРЯТЬ ОГОРОДЫ

   От пехотных полков господину бригадному командиру наистрожайше подтверждаетца не допущать в лугах как травы косить, так равно и во оные скота пущать, кроме отведенных от обер-квартермистера пастбищных мест и не в котором полку оных более не занимать.
   Около местечка Лядов и в тех деревнях, которые прилегли к лагерю, особливо господину бригадному командиру, тож и полковым смотреть и не дозволять вытолачивать огороды и из оных брать овощи и те огороды отнюдь не ломать не под каким видом для дров и протчего под опасением штрафа.
   В Суздальской, Нижегородской таковые ж посланы из дежурства его высокородия господина бригадира Суворова.
  
   ЦГВИА, ф. 43, д. 1, л. 20 об., копия.
  

No 30

1.769 г. июля 11.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. П. НУМЕРСУ О ПРИБЫТИИ С ОТРЯДОМ В МЕСТЕЧКО СМОЛЬЕ

   No 36
   От вашего высокопревосходительства порученной мне деташемент обстоит благополучно; с оным сего числа я прибыл в местечко Смолье, расстоянием от Мошкова две мили, где и лагерем расположился, где по разведывании найдено все тихо.
  
   ЦГВИА, ф. 43, д. 3. Из исходящего журнала бригадира А. В. Суворова, л. 17 об., копия.
  

No 31

1769 г. августа 23.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РЕЗУЛЬТАТАХ РАЗВЕДКИ

Предместье Варшавы -- Прага

   Сего месяца на 21 число, отправя наперед казачьи разъезды на Сагру и Сироцк, пошел я пополуночи в четыре часа с одним эскадроном драгун, одною гранодерскою, одною мушкатерскою ротами и при каждой по пушке и стами казаками на Сагру для сыскания тамо мятежников. По сему тракту нигде их не нашел, а переезжал их разъезд около 18 числа на сю сторону Буга в Ольшевницу, отсюда малых три мили, для грабежу из Оржехова, где они были для отогнания тамошнего парома к Закроцину, что они також учинили с паромами в Денбе, Carpe и местечке Жекрже (кои також лежат на той стороне Буга), кроме одного обмелевшего под Жекрже, на котором я, разведав что подлинно мятежники в Закроцине, с деташементом как и вброд чрез Буг переправился и пошел к Закроцину, куда прибыл на 22 число в ночи, но уже их не застал. Они ушли в Сохачево к Пултуску; их всего на все[го] было менее ста человек, все на конях, под так называемым Закроцинским маршалком Карлбовским, которой в той стороне их более месяца вербовал, а при утечке их оставили они несколько человек для потопления всех ими собранных под Закроцин паромов, да и те разбежались, а взят только из них в полон один человек. Более мятежников действительно в той стороне не было, и за теми мне гнатца показалось далеко. Я шел без отдыху, они были свежи, ибо лишь начали бежать и то стремглав, а рассудил лучше возвращаясь сюда обойти Завислскую сторону, что я и учинил, переправясь на оную под Закроцином на четырех паромах, кои карлбовцы {Войска под командой Карлбовского.} потопить не успели; маршировал сюда чрез Ломани и никаких следов мятежничьих не видал. Конница переправлялась обратно чрез Вислу сюда под Варшавою, пехота под Беляною. Всего обошел я близ 15 миль.
   О сем вашему высокопревосходительству покорно доношу и представляю как вышереченного пленного, так и взятого одного улана, которой в Закроцине выскочил из-за избы на одного казака с двумя заряженными пистолетами в руках, пешей.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 8, л. 459, подлинник
  

No 32

1769 г. августа 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИЯХ ЧАСТЕЙ И ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Брест

   Ордер вашего высокопревосходительства от 27-го августа {Ордер Веймарна от 27 августа не обнаружен.} чрез товарища Белякова полку я получил на дороге к Мезеричу, куда Беляк от Пулавских ретировался. Я послал наперед в Мезерич офицера уведомить Беляка, что я чрез Мезерич пойду. В соответствии прибыли от него ко мне от его и Корицкого полку два ротмистра, коих я отпустя, в Мезерич вчера пришел ночью перед светом и дружелюбно по многим стараниям, иного реверсу взять не мог, как сего приложенного {Реверс не обнаружен.}. Отзыв от Беляка был, что ему и от вышней стороны реверс дать запрещено.
   В Ломазе Пулавских не застал, пошедши на Вишнецы прежде по слуху, что там часть их была. Однако как то было ложно, то своротил и на Пищец пришел сюда пополудни часа три, обозы мои отправлены были прямою дорогою сюда на Константинов, кои еще не прибыли.
   За Пулавскими с стороны Хотимской следовал с Замосция по пятам полковник Рен с четырьмя эскадронами Каргапольского и одним Вятского полков, разной пехоты до пятисот с семью пушками и до трех сот казаков от большой части малороссийских польских. Он у них на дороге в разные стычки забрал около восьмидесят человек в полон; сколько известно, то Пулавские пошли на Кобрин, по пинской дороге, отсюда семь миль; полковник Рен был за ними с карабинерами, казаками, четырьмя пушками и двести человек пехоты в Черновцице, отсюда четыре мили. Оставшей здесь с протчими его команды майор сказывал мне, что якобы ему надобно будет воротитца назад по причине опасности лежащих в Подолии наших магазейнов. О Брежинском слух, что он пошел на Каземир.
   Необходимость заставляет мне видитца с полковником Реном и с ним самому посоветовать, дабы в неупущении Пулавских, в силу ордера вашего высокопревосходительства и по причине могущих впредь случитца обстоятельств, принять надлежащие меры, чего ради и от посылки ордера графу Вахмейстеру пока удержался, уповая, что ваше высокопревосходительство уже довольно повелеть ему соизволили. Таким образом я по тракту господина полковника Рена немедленно пойду с ротою драгун, ротою гранодер, егарями и двумя единорогами, протчее остаетца здесь.
   О сем вашему высокопревосходительству покорно доношу.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 15 и об., подлинник.
  

No 33

1769 г. сентября 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НАПАДЕНИИ КОНФЕДЕРАТСКОГО ОТРЯДА ПУЛАВСКОГО НА ВЛОДАВУ И РАЗГРОМЕ ЕЕ ПОЛКОВНИКОМ К. И. РЕННОМ

г. Влодава

   Вашему высокопревосходительству покорно доношу. Разбитые пулавцы упали сюда на Владаву, где их в те же 24 часа господин полковник Ренн встретил и еще разбил, отнял всю их артиллерию, три пушки и довольно обозов. Здесь они почти столько же людей потеряли, сколько под Ореховым. Моей команды мало, я иду в Бресц для рассеенных {Так в подлиннике. Надо читать -- для преследования рассеянных пулавцев. См. следующий документ.} и отдохновения.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 144, подлинник.
  

No 34

1769 г. сентября 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

г. Брест

   Сего числа я поутру с состоящими при мне войсками прибыл в Бржесц из местечка Владавы, маршировавши по той стороне Буга благополучно, и расположился как в Бржесце, так и в Тересполе. В коликом числе людей и лошадей с прибывшими от графа Вахтмейстера казаками здесь помянутой команды моей деташамент состоит, сколько из оного, как и команды графа Кастели, при разбитии Пулавских под Ореховым убито и ранено, пленных было побольше пятидесят, сколько из оных за умершими и тяжело ранеными ныне в Варшаву отправляю, при сем вашему высокопревосходительству прилагаю подробный рапорт с списком о пленных {К документу приложены: список пленных конфедератов и рапорт о численности команды Суворова (цифровой) на 6 сентября 1769 г. (лл. 130--131).}. Много неприятельских смертельно раненых оставлено на месте сражения; кроме того, собрать их было тяжело, ибо оное было как в шармицелях, так и в генеральном действии близ мили.
   Отныне впредь курьеров посылать не буду. Двое: сержант да мушкатер, посланные с реляциями о сражении под Ореховым, ныне изрублены от партии Каетана Сапеги под местечком Мордою, только еще живы, а разве доносить буду чрез шпионов. Також еще о посланном одном карпорале к Ивану Петровичу Нумерсу известия не имею, а от него обратно один мушкатер разграблен около Слонима; каковые же те реляции были, таковые вашему высокопревосходительству при сем другие прилагаю {См. документы NoNo 33 и 35 от 3 и 7 сентября.}.
   Из под Владавы господин Рен пошел на Люблин, господин полковник Траунберх из Владимерза был уже около Хельма, куда разбитые Пулавцы побежали. Граф Кастели с двумя эскадронами карабинер и казаками до пятидесяти пошел за ними по пятам, так ежели сии господа голову имеют, то пулавцам нигде прорватца неможно.
   Около здешнева места рассеянных пулавцов довольно, только их не зсочишь, а по той причине казакам моим довольной расход. Велика бы была от вашего высокопревосходительства мне милость, ежели б шквадрона два карабинер для всякой всячины прислать изволили, да только человек пятьдесят чугуевцов, с коими господ мятежников всегда атаковать мог бы, ибо не только на иных, но и на донцов я никакой надежды, кроме грабежа, не кладу, а граф Вахтмейстер от меня далековат; пехоты у меня и этой довольно.
   Еще не знаю подлинно, где теперь Каетан Сапега. Он бродил с 30-ю достальными грабовскими драгунами при одном ротмистре и побольше того, так называемыми конфедератами к Каменецу, чтоб забрать тамошней полк, откуда его сдвинул господина Рена деташемента ротмистр Миллер. Он ушел под Мельником чрез Буг, очутилась часть сапежанцов под местечком Мордою, ныне кажетца, что они пробирались чрез Дрогодин на Августов и тем способом к Торуню. Хорошо коли б они пошли на Полесье, тут бы, может быть, их захватить или сшибить можно было.
   Господин Беляк и Корицкий перешли в Ломаз и протчие их квартиры. Под Ореховым на атаке чрез большой мост ранены так называемой Прибора, которой в полону у господина Рена, полковник партии Борейшиной, Лопатинской, их кригс-комиссар, что землю грабил. У Радзивила полковника лошадь убита и сказывают -- сам. Только думаю, что неправда, как и то, что старшей Пулавской убит, а вернее, что Борейша погиб в лесах, во время шармицеля. Против третьего мосту были почти все их маршалки: Прилуцкий -- черниговский, Заранек, не знаю какой; Парис -- сандомирской, Миончинский -- сирадский и Пулавский, Ланчинский, двое было в линии; Орешка был с Каетаном Сапегой; Лерзак с подполковником пинским Орешкою колебались во обороне и на то старший Пулавский велел их задержать. Сказывают, что они спаслись под Владавой. От г. Рена вятской эскадрон более ста коней и до 50 казаков соединился со мною рано, на другой день после сражения. Ежели б сие войско поспело и хорошо поступило, то бы спаслось пулавцов мало, ибо когда единожды мы лесами и дефилеями овладали, то и позиция на поле была заперта болотом на правом крыле, спина озером, на левом крыле были густейшие леса и также болотно. Ваше высокопревосходительство, не изволите ли приказать с мест: Бредулина, Потоцкого, отсюда три мили, под квитанции брать провиант и фураж и тем особливо соблюсти г. Флеминга, ибо три тысячи, что взяты в феврале в Смоленске, у пехоты все изошли, а у кавалерии еще есть; и еще с каких иных.
   Ордер вашего высокопревосходительства от 30 августа получил по выступлении моем из Владавы и по нем исполнение чинить буду.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, лл. 129 и 145 об., подлинник.
  

No 35

1769 г. сентября 7.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О БОЕ ПРИ ОРЕХОВЕ

д. Орехово

   Вашему высокопревосходительству покорно доношу. Из Бресца пошел я с ротою гранодер, егарями, тридцатью шестью драгунами и двумя пушками. На дороге взял я с собою Каргопольского ротмистра графа Кастели с пятидесятью карабинерами и казаков до тридцати, которой за сутки пред тем малою его силою Пулавских довольно пощипал; их 20 человек из ариергарду в полон взял. Господин полковник Ренн с его деташаментом шел другой дорогой. С сими пошел я на Пулавских внутрь их лесов и, отошед близ десяти миль, встретил их среди дня за тремя мостами под сею деревнею, на выгодном месте. Гранодеры, под их храбрым предводителем господином порутчиком Сахаровым, шли колонною впереди и, перешед третей длинной, лежащей через болото мост, защищаемы были егарями с обеих крыл и вкупе с карабинерами весьма достойного и храброго господина Кастели. Очистя леса, кратко сказать, бросились на штыках, как и карабинеры, подлинно на палашах на всю Пулавских силу и все сшибли пулавских. Артиллерия ускакала наперед, драгуны отрезывали их хвост, казаков не было, что можно иначе делать. Я гнался еще за ними с человеками десятью кавалеристов с полмили, встретил Пулавских на поле, где было они опять построились, при мне поворотили вправо, уповаю к Хелму, и ушли. В сражении, понеже людей у меня весьма мало, не велел никому давать пардону. Таким образом -- не знаю двести, не знаю триста -- перерублено, переколото и перестреляно. В полону господ Грабовских и протчих, майор, два ротмистра и человек до сороку, коих я отправил в Бржесц с господином Дитмарном. У него из левой руки вырезана пуля. Пулавских ядры брали у меня целые ряды; однако, помощию божиею. я с ^paнeными убытку щитаю человек до десяти. Их столько против меня было много, что я, наконец, принужден был гранатою деревню зажечь. Тут-то они и побежали, оборонялись хорошо, так что по случаю у одного моего пушечного ящика одно колесо подбито было. Здесь пропасть раненых и я сам с умирающими. Не оставлю, пойду еще за ними вслед. Господин Ренн обещал ко мне прислать эскадрон карабинер и казаков, не знаю сколько, понеже неясно пишет, и стану их бить. Сегодняшняя победа среди бела дни весьма хороша; было их маршалков, сказывают, семь и смелой молодой Пулавский был от смерти у господина Кастели на четырех шагах. У моих пехотных офицеров много перестреляно лошадей; скорость нашей атаки была чрезвычайная. Казаки плохи, едва видел ли их одного. Паче рекомендую вашему высокопревосходительству господина графа Кастели, его корнета Дистерлоха, господина Сахарова, квартермистра Васильева, которой предводительствовал моею артиллериею, да дежур-майора Господин капитан Панкратьев был всегда при мне. Суздальского сержант Климов в атаке убил один трех человек; хотя все прот-чее войско с храбростию, достойною российского имени, поступало.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 19, л. 207 и об., копия. Опубликован в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 11 3--115.
  

No 36

1769 г. сентября 6.--РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ. В КОЛИКОМ ЧИСЛЕ ДЕТАШАМЕНТ КОМАНДЫ МОЕЙ ЗДЕСЬ ЛЮДЬМИ И ЛОШАДЬМИ СОСТОИТ ЗНАЧИТ НИЖЕ1

   1 Со слов: "В коликом числе..." -- заголовок подлинника.

   Сверх вышеписанного числа состоит при донских казаках Нарвского карабинерного полку карнет 1, да на ординарцах при мне Володимерского драгунского эскадрона каптенармус 1.
   С выступления из Варшавы в разные числа посланы курьерами в Варшаву сержантов 2, гранодер 1, мушкатер 4.
   Во время сражения при деревне Ореховой

убито:

   Каргопольского карабинерного карабинер -- 2, Суздальского пехотного егарской команды -- 2, Малороссийской казак -- 1, Суздальского артиллерийских лошадей -- 2, Каргопольского строевых лошадей -- 6, драгунская лошадь -- 1;

ранено:

   Каргопольского карабинер -- 5, Суздальского егарской команды -- 4, канонир -- 1, который и показан в числе больных, Суздальского порутчик Дитмарн.
   Во время маршу из Варшавы без ведома отлучились и безызвестно пропали извощиков -- 3.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 131 и об., подлинник.
  

No 37

1769 г. сентября 7.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОЛОЖЕНИИ В ЛИТВЕ И НАПАДЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ НА КУРЬЕРА ДЕМИНА

г. Брест

   В дополнение по силе ордера вашего высокопревосходительства о исполнении моем сим доношу.
   По ордеру от 27 августа, взятой у Беляка и Карицкого 30 августа реверс отправлен к вашему высокопревосходительству на другой день с сержантом Амеревым. Как ныне в Литве, слава богу, кажется тихо, то я графу Вахмейстеру писал, чтоб он остался на своем посту в Гродне; для рассеянных [поляков] пока еще столько казаков с меня будет. Впредь что бог даст, и благовременно бы про то знаггь, ежели мятежники где по Литве показыватца будут, то довольно с графом Вахмейстером у нас сил, чтоб всю землю очищать до Литовского Минска, где Иван Петрович Нумере. По ордеру от 30 августа в местечко Деренчин команду послал с требованием от тамошнего монастыря, чтоб карабинера с казакам и оставленных тамо раненых сюда взять, а потом при случайной оказии в Варшаву отправить.
   Его высокопревосходительство господин генерал-порутчик и кавалер Иван Петрович фон Нумере ордером мне предлагает, что от него отправленной обратно ко мне курьером Суздальской мушкатер Сафон Демин; проехав сюда, Слоним 4 мили, был нападен от Буховича, Седлица, Волховиского да шляхтича Хлевимского, которые его били, совсем разграбили, вешали троекратно и пр., однако, что он спасся и теперь есть в Слониме. Приказывает, чтоб мне за ним послать, оттуда взять и следовать и как его, так и его сиятельства посла рапортовать, что он послу писал, чтоб над теми грабителями сатисфакцию сыскать. За помянутым Деминым при случае пошлю, а в принадлежащем до сатисфакции ожидаю от вашего высокопревосходительства повеления.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 171 и об., подлинник.
  

No 38

1769 г. сентября 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОЧИЩЕНИИ БРЕСТСКОЙ ПРОВИНЦИИ ОТ КОНФЕДЕРАТОВ

д. Полонна

   По разбитии пулавцов под Ореховым вся провинция чиста. В Козе Броде только с офицером и с шляхтичами взято суздальским адъютантом Парфентьевым ландштрейхеров шесть человек.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 293, подлинник.
  

УПРАВЛЕНИЕ ЛЮБЛИНСКИМ РАЙОНОМ
(14 сентября 1769 г.-- 1 мая 1771 г.)

  

No 39

1769 г. сентября 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ В ЛЮБЛИН, ОТПРАВКЕ ПЛЕННЫХ И ПРИСЫЛКЕ В ПОДКРЕПЛЕНИЕ ЭСКАДРОНА КАРАБИНЕР

г. Брест

   По силе ордера вашего высокопревосходительства от 9-го числа сего месяца {Ордером от 9 сентября Веймарн, согласно приказанию русского посла в Польше М. Н. Волконского, предложил Суворову немедленно выступить в Люблин для защиты его и его окрестностей от нападения конфедератов (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, лл. 10-11).} я отсюда со всем моим здешним деташементом в повеленное мне место перед утром выступить имею, и как подчиненной почитаю весьма мудрую вашу диспозицию, ибо правда то, что мне здесь делать нечего. Боже, даруй счастие вперед! А здешняя провинция вовсе очищена.
   Остальных пленных сержантом Подлатчиковым к вашему высокопревосходительству отправил при регистре {К документу приложен список пленных (л. 284), допросы их и подписки (лл. 285--289).}, их только одиннадцать человек (1 дезертировал). Отправил бы еще семнадцать, принадлежащие графу Кастели, тако и г. Ренну, однако для того лучше рассудил их препоручить гусарскому господину порутчику Славковичу, которой из Броды, следственно из тех мест, откуда г. Рен выходил.
   Граф Вахтмейстер по притчине прежних приключеней прислал ко мне любезную команду, состоящую из целого эскадрона нарвеких и тридцати донцов, но как те времена прошли, то я не смею их у себя держать, понеже и ему люди надобны, а отпустил обратно в Гродню, уповая, что без того ваше высокопревосходительство мне шквадрончик карабинер пожалуете, ежели заблагоразсудите, что мне они надобны, ибо с казаками столько у меня войска, что я лутчую мятежничью армию атаковать и с помощию божией разбить в состоянии.
   Тако я все посторонние команды от себя отпускаю, кроме казаков, принадлежащих графу Вахтмейстеру, 6 в конвое при пленных к Варшаве, 4-х посланных при драгунском унтер-офицере в Дерецины за ранеными, коих тому унтер-офицеру велено препроводить в Варшаву, и 4-х при г. попутчике Сахарове, коего от стороны Пружан отправить к его высокопревосходительству Ивану Петровичу Нумерсу за суздальскими кафтанами, сверх того с ним, г. Сахаровым команды, восемь гранодер, 6 егарей и 6 мушкатер.
   Пинской майор Нелюбович остаетца еще все при мне и что из его головной раны вынимаются кости, однако будет жив. О Борейше не слыхать, сказывают, также пропал и Прилуцкой в Ореховских лесах и что Миончинской хотел бежать, однако не пустили. До ныне все то происшествие еще воспоминаю, не спасса бы ни один человек, ежели б было со мною войска побольше. Они сами себя заперли.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 283, подлинник.
  

No 40

1769 г. сентября 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВСТУПЛЕНИИ В ЛЮБЛИН И РЕЗУЛЬТАТАХ СРАЖЕНИЯ ПОД ВЛОДАБОЙ

г. Люблин

   Сего числа с деташементом команды моей я вступил в Люблин благополучно. После разбития пулавцов господином полковником Ренном под Влодавою, собранные смертельно их войска раненые 14, из коих 3 умерло, оставшие[ся] 11 человек во время моего прохода чрез помянутое место оставлены от меня просто в оном, с запискою у городового комиссара императорских российских войск проходящим командам, чтоб выздоравляющих с собою забирали, а с протчими бы поступали человеколюбиво.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 346, автограф.
  

No 41

1769 г. сентября 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТПРАВКЕ ВОЙСКА В КОЦК

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 13 числа сентября {Ордером от 13 сентября 1769 г. Веймарн считал желательным для безопасности проезжающих курьеров занять города Лемберг, или Замостье и Красностав, но за неимением достаточных для этого сил просил об этом Главную армию. Для очистки же дороги к Варшаве предлагал занять Любартов и Коцк, окружить войсками Желехов, Гарволин и Карчев и выделить специальный отряд с пушкой для сопровождения курьеров до самой Варшавы (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, лл. 13--14).} 20 числа чрез г. порутчика Шипулина, прибывшего сюда с пленными и арестантами, кои им в команду г. полковника Ренне отданы, получил. На оной покорно доношу:
   В Коцк повеленная команда сего числа отправлена, но как г. Ренне дни чрез два отсюда подлинно выступит и мне необходимо, доколе иное учреждение последует, Красностав и Пиаски занять надлежит, куда до 100 человек всякой всячины командирую; то в Коцк отправил токмо 20 драгун и 12 казаков, ибо оных и при себе несколько оставить надлежит, а место того в числе 100 мушкетер отправил 24 егеря, кои также легки как драгуны и лутче казаков, с пушкою, при г. порутчике Борисове, весьма исправном офицере. А как против лба моего и от Сендо-мира не смирно, то прошу вашего высокопревосходительства пушку в Коцке обменять приказать. К несчастью моему, что и этот Воронежской эскадрон некомплектен.
   О протчем известен и исполнение чинить буду.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 11 9, д. 1 7, л. 31 8, автограф.
  

No 42

1769 г. СЕНТЯБРЯ 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОДГОТОВКЕ К ВОЕННЫМ ДЕЙСТВИЯМ С КОНФЕДЕРАТАМИ

г. Люблин

   На ордер вашего высокопревосходительства от 19 числа сентября {Ордером от 19 сентября Веймарн сообщил Суворову о незаконных поборах, производимых войсками полковника Ренна с поместий поляка Турского, жалобе и ходатайстве последнего о прекращении этих поборов и просил Суворова не обнажать м. Красностав в связи с выступлением Ренна и поддерживать письменные сношения как с Ренном, так и с полковником Траубенбергом. К ордеру Веймарна приложен перевод с челобитной Турского к польскому королю об охране его вотчин от разорения (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, лл. 15--16).} покорно доношу.
   По делу подчашего мелницкого господина Турского свидетельствы при сем прилагаю {К документу приложены 4 подписки на польском языке (лл. 404--409) и одна на русском с обязательством не укрывать конфедератов, а задерживать и объявлять о них (л. 403).}. Экзекуция же по получении сего ордера тотчас остановлена.
   В Коцке повеленная команда уже есть. В Красностав и Пяски, как скоро господин полковник Ренн с его деташементом выступит, человек 100 разного войска до осмотру моего тех постов отправлю. Володимерская драгунская команда ныне в Бишовце, влеве полмили от Пясков, она состоит только из 60 коней и имеет пушку того полку, которая при г. Ренне (Володимерской драгунской полк в корпусе его высокопревосходительства Ивана Петровича фон Нумерса, 100 драгун и [с] пушкою отправлены были весною для конвою рекрут в Главную армию, потом состояли в Бродах, ныне достальные 40 драгун еще в Бродах). Я предписал г. Ренну, чтобы сию команду оставил ныне на ее посту, не знаю, всю ли оставит и оставит ли пушку? Ежели оставит всю и пушку, то я могу в тот угол прибавить еще 24 или 36 человек разной пехоты и будет довольно, а чтобы сия Володимерская команда осталась у меня, також и о соединении с оною ко мне остальных 40 человек, что в Бродах, где множество казаков, мне бы ордер пожаловать изволили. Покорно прошу вашего высокопревосходительства к Ивану Петровичу {Нумерсу.} сообщить. По-сему, ежели мне здесь быть на оборонительной ноге и не упоминая о Казимире, Хелма не занимать, то с меня войска довольно, но буде занимать Хелм, то надобно еще мушкетерская рота, маловато будет драгун, особливо казаков, то по нужде заменят егери, я могу их человек 12 с Коцка снять и надобно уже в Хелм пушечка. Г. Ренн занял бы Львов или Ярослав, а лутче поделясь, оба сообщась постом в Мажирове или инде.
   Г. Траубенберг остался бы в Замосце, где ныне есть, смотрел бы на Рубешово или бы его занял или ежели можно растянулся бы до Владимира, я боюсь, чтоб он вовсе во Владимир не ушел, а пост Замосцкой важен.
   Но как предбудущего точно угадать не можно и для рассуждений летучего неприятеля мне нечаянно надлежать будет нападательно поступать, то я, правда, свернутца могу, однако посты опорожнить не можно, как то было последний раз в Бресце. Для сего мне в прибавок только потребно (я полагаю, что Хелма вовсе не занимать) одна мушкетерская рота, например 9-я, пушечка, Володимирской эскадрон {Многоточие в подлиннике.} ...казаков маловато, особливо для погони, то не более как бы 50 чугуевцов, а уже по нужде хотя 50 донских, и ежели карабинеров взять неоткуда, уверяю ваше высокопревосходительство, что я с помощию божиею! и посты бы не дегарнировал и встретил бы везде тысячи 4, 5 мятежников и с гарматами {По-польски -- пушками, орудиями.} их. На сие -- ежели здраво рассуждать, то и сего бы потребно мне не было, я имею целого г. Траубенберга, буде остаетца в Замосце, у себя для излишно достаточного подкрепления во лбу, но на сего тяжело движущегося надежды не полагаю, разве на отделение от него и на сие, по ордеру вашего высокопревосходительства, того ради лучше мне в запас иметь хотя мало, да своих.
   Как г. Ренн выступит, то вашему высокопревосходительству о Володимерской команде с пушкою, главной над нею порутчик Веденяпин, немедленно донесу. Токмо в Красностав пушка крайно потребна, как и взамену сей команде, ежели мне ее здесь держать нельзя, Володимерской, что в Праге эскадрон, да притом всё не худо 9-ю роту с пушечкою. Г. Ренн околичности здесь весьма выголожает, давно ему пора на Львов или Ярослав, все выступает завтре.
   На все вышереченное представляющееся мне -- повелительное вашего высокопревосходительства мудрое распоряжение, связанное со обстоятельствами других округов и со сведением во оных воинских деиствиев, також и по приближающемуся концу осенней кампании, пособить может. В таинствы вашего высокопревосходительства генерального плана проникать не мое есть дело, но токмо повеления ваши в точности исполнять. Как бы мои силы малы ни были, но я по возможности моей всякое воинское действие смело на себя приму, паче будучи беспрестанно ободряем милостивым вашим благоприятием власти моей и малой службы.
   Впротчем, по силе сего вашего высокопревосходительства ордера, в команде моей строгую дисциплину наблюдаю и остерегаюсь весьма от всякого отягощения дворян и обывателей, и паче, ординации Замойской, не токмо то, но и для называемых мятежничьих.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 402, и об., автограф.
  

No 43

1769 г. сентября 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТПУСКЕ ДЕНЕГ НА ПРОВИАНТ И ФУРАЖ

г. Люблин

   Ордера вашего высокопревосходительства от 24 числа сентября под No 1442 и 1451 получил {Ордер Веймарна от 24 сентября за No 1451 не обнаружен. В ордере за No 1442 Веймарн предлагал дать строгое распоряжение всем воинским частям об охране деревень Померельского воеводы графа Флеминга, которому покровительствовала Екатерина II. Тут же приложен список деревень Флеминга, не подлежащих обложению налогами (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, лл. 18--19).}. На оные покорно доношу.
   На провиант и фураж, ежели ваше высокопревосходительство изволите приказать, отпустить: на Суздальской пехотной полк 1750 р., на Воронежской драгунской эскадрон 750 р., итого 2500 р. Уповаю, что того пока довольно будет, а точно знать не можно. Коих по принятии от Суздальского полку покорно вашего высокопревосходительства прошу приказать сюда отправить с одним того полку офицером на состоящую при мне оного полку команду только 500 р., а протчие 1250 р. останутца при полку в Праге, и с тем же офицером отправить 750 р. и на Воронежской эскадрон. Требование от Воронежского эскадрона приложено в ордере Суздальского полку к господину подполковнику Ермолаеву, которому по реченному полку требование от меня подать велено. Разве ваше высокопревосходительство по ведомой дороговизне провианта и фуража под Варшавою сверх того, полагая например на два месяца на Суздальской полк 1000 р. прибавить изволите, и оные имеют тоже при оном полку в Праге остатца.
   По второму вашего высокопревосходительства ордеру в принадлежащем до господина графа Флемминга наиточнейшее исполнение чинить буду и во все мои команды с приложением регистра его местам и деревням, и упоминанием о неразглашении строго предпишу.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 419, автограф.
  

No 44

1769 г. сентября 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СКРЫВАЮЩИХСЯ В ЛЕСАХ КОНФЕДЕРАТАХ И НАПАДЕНИИ ИХ НА КАЗАКОВ

г. Люблин

   На ордер вашего высокопревосходительства от 19 числа сентября {Ордером от 19 сентября Веймарн предложил Суворову выделить команду для охраны курьера Кока, направляемого в Главную армию; сообщил о посылке 11 человек пленных в сопровождении команды сержанта Подлазчикова для отправки их в Киев под строгим караулом и просил полученное в Минске обмундирование направить в Гродно (ЦГВИА, ф. 43, Д. 2, л. 17).} покорно доношу.
   Сибирского полку адъютант Кок проехал здесь 22 числа сентября благополучно.
   Пленные 11 человек с командою сержанта Подлазчикова, обратно сюда прибывшие, отданы для препровождения в деташемент господина полковника Ренна.
   Порутчик Сахаров, отправленной за кафтанами в Минск, рапортовал, что он на 15 ч[исла] сентября был в близости Слонима.
   В Полесье же около Пружан, Селца и пр. разные частицы мятежников еще кроютца по лесам на образ разбойников, несколько их тако спрятались от меня, как я ходил к Пружанам, и обыватели про них весьма затаили, и г. Петр Пашковской, что брат жены каммердинерской, ехавши оттуда мне ничего про них не сказал. Правда, ни про Борейшу, ни про Орешку ничего подлинного не слыхал, так[же] как и про оставших[ся] 30 с капитаном и еще офицером пинских грабовских драгун, а только что сии последние уходили якобы с пулавцами. Оные суть различные, разбежавшиеся, как пулавцов разбили, пристающие к оным новые, и собиравшиеся прежде сих беглецов по славе Пулавских.
   Посыланная команда в Дерецин, не заставши тамо раненых, кои отправлены были оттуда к их командам, возвращаясь назад, от таковых была нападена ночью на дворе изменническим образом, хотя хозяин дворянин, кажетца, что тому не виноват, ибо их унимал, тотчас застрелили одного казака, однако другой брата того гайдамака-шляхтича сколол, а его самого полонили и сюда привели, который по наказании здесь при мещанине жиде {Слово "жид" в XVIII веке не имело того оскорбительно-шовинистического значения, которое оно приобрело позже, и употреблялось лишь для обозначения национальности (от польского слова Zyd -- еврей).} и шляхтиче казачьими кнутьями отдан в команду г. Ренна для дальнего препровождения.
   Других три казака под Селцем, из таких застрелили одного и связали было двух, как на них гораздо сильнее напали из лесу и отбили у них лошадей, но те казаки, справясь пешие, отбили опять у них лошадей, да еще двух лишних, однако как то было ночью, то один казак по ныне еще без ведома пропадает.
   Эти казаки были команды графа Вахтмейстера, куда я их ныне обратно отправлю.
   С здешней стороны порутчик Кушников с 15-ю казаками гонялся за одною их партиею, оказавшеюся здесь в 6 милях, и напал на нее в корчмах за Вислою в местечке Зволине. Было днем, стали стрелять из окошек, ранили одного казака смертельно, которой и умер, протчие крылья поопустили. Они ушли, а только казаки у них отбили три лошади, обыватели их весьма таили и выпустили задними выходами. Не жечь стало за то Зволина!

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 427 и об., автограф.
  

No 45

1769 г. сентября 28. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОСТАВЛЕНИИ КОМАНДЫ ПОРУЧИКА С. ВЕДЕНЯПИНА В КРАСНОСТАВЕ И НАМЕРЕНИЯХ К. И. РЕННА

г. Люблин

   Получил я Володимерского драгунского полку от порутчика Веденяпина копию с 3-х ордеров г. полковника Ренна, которую, не оставляя себе копии, в оригинале вашему высокопревосходительству прилагаю {К документу приложены 3 ордера полковника Ренна поручику Веденяпину. В первом приказывается подчиняться полковнику Траубенбергу, а Суворову рапортовать только в исключительных случаях, так как Веденяпин не находился в составе назначенного в Польшу корпуса. Во втором предлагается не подчиняться ордерам Суворова, согласно предыдущему указанию, и в третьем приказывается занять Красностав для охраны проезжающих курьеров, продолжая состоять в команде полковника Траубенберга и в случае надобности требовать подкрепления от него или от Суворова (лл. 429--430 и об.).} и из того.
   Я рад, что я наконец узнал распоряжение г. Ренна и намерение г. Траубенберга. Посему г. Веденяпин остаетца в Красноставе, у него вахмистр 1, капралов 2, барабанщик 1, кузнец 1, драгун 62 (из его команды в Бродах -- порутчик Фок, каптенармус 1, капрал 1, драгун 34).
   А до повеления вашего высокопревосходительства я в ту сторону и в Пяски ничего не деташирую.
   Протчее всё вздор! Жаль только, что г. Ренн до сей поры в таком глубоком невежестве о субординации пребывает, а меня по сие время обоедает {Так в подлиннике. Повидимому, в смысле "обходит".} только здесь, во ожидании повеления, чтоб ему в приятных ему здешних местах остатца. Мне же бы было лутче! Ибо уповаю, что тогда ваше высокопревосходительство меня бы действовать наступательно скорее отпустить изволили. Однако, не дождавшись реченного, г. Ренн сего числа или завтре выступить отсюда намерение имеет.
   Что здесь до службы ее императорского величества касатися может, от окружных мест и от Красностава, я все воинские правила наблюдать буду.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 17, л. 428, автограф.
  

No 46

1769 г. октября 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕДПОЛАГАЕМЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   От г. полковника ф[он] Траубенберга получил я рапорт против приложенного при сем содержания {К документу приложена копия рапорта Траубенберга, переписанная Суворовым, в котором Траубенберг сообщает, что, согласно ордеру его командира, бригадира Баннера, он остается пока с войсками во Владимире, но вскоре выступит на Волынь, а часть донских казаков направляет в Главную армию. Красностав же и Сокаль должны быть заняты войсками Суворова (л. 259).}.
   По сему разумеетца, что Замосць вскрыт (туда подлинно пробирались те 7 мятежников, что напугали г. Понятовскую ген.-адъют. {Жену генерал-адъютанта.}, в числе уже привербованных 12 человек). Я, правда, по возможности моей займу Красностав и прицеплю Пяски, хотя бы г. Траубенберг и порутчика Веденяпина с Володимерскою 2 командою из Красностава снял с собою, в чем мне ему препятствовать не можно. Но не разумею, что он хочет по Соколу от Красностава 7, отсюда 14 миль, разве мне для Соколу перейти уже не в Замосць, но в его Владимер или Рубишово, Хелм также вскроетца, как Замосць, мятежникам в Люблине нужды нет. И надолго ли от меня малой команде хотя бы и с пушкою закрывать можно Красностав, мятежники ее сомнут или обойдут, Сендомир от Красностава одни сутки езды. Тако диспозициею входящих на военной театр молодых г. полковников дорога в Литву опять открыта и курьерам из главной армии в Варшаву проезд дурен... Всего лутче, колиб мне вплоть с неприятелем быть и очевидно мои операции размерять по его движениям. Например: буде г. Ренн выжмет достальных мятежников от стороны Кобылянки к Кракову, то части оных или по выголожений тамо для субсистенции или по их враждам должно перебиратца на сию сторону, в чем бы их можно было упредить скорейшим на них нападением.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 18, л. 257, автограф.
  

No 47

1769 г. октября 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ИСПОЛНЕНИИ ЕГО РАСПОРЯЖЕНИЙ И ПРИБЫТИИ В ЛЮБЛИН КАПИТАНА М. БАЧМАНОВА

г. Люблин

   Вашего высокопревосходительства ордер от 2-го октября под No 1531-м получил {Ордером от 2 октября No 1531 Веймарн сообщал Суворову об отпуске ему денег на расходы за счет сумм ген. Нумерса; об отправке ему одной роты пехоты с пушкой и под конвоем этой роты пленных, направляемых в глубь России; предлагал определить к однофунтовой пушке, находившейся в Коцке, артиллерийских служителей и лошадей; выражал беспокойство по поводу прапорщика Одоевцова, уехавшего с командою сопровождать курьера Кока и еще не вернувшегося, и просил скорее доставить в местечко Полонное 27 человек пленных и сдать их ближайшей команде для дальнейшей отправки в Киев (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, л. 24 и об.).}. На оной покорно доношу.
   О отпуске на покупку провианта и фуража на Суздальской полк и Воронежской эскадрон червонною монетою 4900 р. его высокопревосходительству Ивану Петровичу фон Нумерсу ныне донес обстоятельно. Из оных надлежащее число на здешнюю мою команду получил.
   Г. капитан Бачманов с мушкетерскою ротою и пленными вчера около полден сюда прибыл. К фунтовой пушке из Суздальских артиллерийских служителей и лошадей определил; оная состоять будет в Коцке, а здесь будут оба суздальских единорога.
   Прапорщик Одоевцов с казаками, что был для курьера адъютанта Кока, в те же сутки отсюда по прибытии отправлен.
   В касающемся до протчего по сему вашего высокопревосходительства ордеру исполняемо будет: 27 пленных возмутителей по прибытии чрез два часа с исполнением повеленного при надлежащем эскорте отправлены на Владимир, где уповательно еще застать или догнать г. полковника Траубенберга с его деташементом, куда и сдадутца.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 18, л. 225, автограф.
  

No 48

1769 г. октября 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАНЯТИИ ПОСТА В ПЯСКИ И ПРИНЯТЫХ МЕРАХ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

г. Люблин.

   По полученному мною вчера от господина Баннера сообщению, с которого при сем копия приложена {К документу приложена копия сообщения бригадира Баннера Суворову о расположении и движении частей войск его команды, предназначенной для охраны границ и магазинов на Волыни, Подолии и Полесье (л. 326 и об.).}, и по рапорту мне порутчика Веденяпина о выступлении его из Красностава с Володимерскою драгунскою командою; по силе вашего высокопревосходительства прежнего ордера, коликим числом людей и лошадей я Красностав и для сообщения Пяски занял, из приложенного с расходом рапорта усмотреть изволите {Рапорта с указанием расхода людей не обнаружено.}. Что же до посту в Соколе, то по притчине отдаленности ожидаю от вашего высокопревосходительства повеления.
   Отправленной отсюда с командою офицер при пленных: маршалке и протчих следовавших из Варшавы мятежниках на Владимер еще не возвратился, а только рапортовал, что у него на тракте из них ушел хлопец Мартин Войнаровский, чего ради думаю, что он господина полковника Траубенберга в Владимере уже не застал и следует за ним, токмо о том известия не имею.
   На сих днях деревни Лабунской-Волке, принадлежащей ордонату Замойскому за Замосцем в миле, эконом Войтек Обинский порутчика Веденяпина уведомлял письмом... и о протчем, прилагаю его, г. Веденяпина, рапорт в подлиннике {К документу приложен рапорт поручика Веденяпина о захвате конфедератами в плен и повешении ими русских унтер-офицера и рядового и поиске виновных, а также о сообщении эконома села Лабунской Волки -- Обинского об ограблении конфедератами в деревне Кароле помещика Липского (лл. 325, 327).}. Потом я покушался нечто туда отрядить, однако сами ваше высокопревосходительство изволите рассудить, что далеко, и я только подлиннее чрез эмиссара разведать велел. Сии не здешней команды! вовсе в разных местах от оной лежащие партии о предосторожности весьма подтверждаю, Известие имею, что г. полковник Ренн не здоров, не дошел до Ярославля миль 6, на Замосцы не шел, оставляя его влезе.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 18, л. 324, автограф.
  

No 49

1769 г. октября 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ ПЛЕННЫХ В г. ВЛАДИМИР И СОЕДИНЕНИИ КОМАНД ПОЛКОВНИКА Г. ТРАУБЕНБЕРГА И С. ВЕДЕНЯПИНА

г. Люблин

   Командированной для препровождения пленных 27 человек, из которых на тракте хлопец Мартин Вайнаровский бежал, о котором от меня вашему высокопревосходительству пред сим рапортовано, к господину полковнику Траубенберху до местечка Владимера деташемента моего господин порутчик Шипулин, сего числа возвратяся с своею командою, прибыл благополучно, а в приеме тех пленных взятая расписка при сем прилагается {К документу приложена расписка в приеме пленных (л. 367).}.
   Господин полковник Траубенберх с своим деташементом из местечка Владимера выступить имел сего месяца 17 числа и к нему находящаяся в местечке Красноставе Володимерского драгунского полку команда при порутчике Веденяпине соединитца имеет.
   Посланная от меня из деташемента моего команда в Красностав и Пяски прибыли и расположились благополучно.
   О повешенных унтер-офицере и рядовом мятежниками, признаны по имевшимся на мундирах погонам, что оные Белозерского пехотного полку и якобы следовавшие с стороны команды главной армии с пакетами, а протчих команд в тех местах никаких не имелось.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 18, л. 366, подлинник.
  

No 50

1769 г. октября 21.-- ИЗ УКАЗА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ И. И. ВЕЙМАРНУ О ХРАБРОСТИ И УСЕРДИИ А. В. СУВОРОВА

С.-Петербург

   ...С неменьшим удовольствием видит Коллегия и весьма благоразумные распоряжении господина генерала-майора Черторижского, усердие его к службе и военное искусство, так [же] как и отменная храбрость, разторопность и хорошая резолюция господина бригадира Суворова, господ полковников князя Волконского и Ренне достойны по всей справедливости отменного примечания и уважения, сего ради и имеете вы не только им, но и во всем вашем корпусе, о особливом Военной коллегии сими их столь похвальными поступками удовольствии объявить, а притом и обнадежить, что оные впредь конечно послужат им к приобретению монаршие милости и благоволения.
   Исправность господина премьер-майора Эбшелвица Коллегией) конечно в забвении оставлена на будет, так как и мужество, храбрость и неустрашимость протчих в рапортах ваших рекомендованных господ обер-офицеров, ротмистра графа Кастелли, капитана Панкратьева, порутчиков Юста, Сахарова и квартерми-стра Васильева, также и Дитмарна, о чине которого в репорте господина бригадира Суворова не показано и о котором вы впредь Коллегии донести не оставите, и корнета Дистерло, о чем не оставите вы всем им и во всей вашей команде объявить.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 1, лл. 202 об.-- 203, подлинник.
  

No 51

1769 г. ноября 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИСЛАННЫХ ДЛЯ ОТПРАВКИ В ПОЛОННОЕ 14 АРЕСТАНТАХ И ОБ ОТНОШЕНИИ К НИМ

г. Люблин

   Присланы ко мне от господина полковника Ренне для отправления в Полонну 14 арестантов, в том числе российских 1 мушкетер и 1 кирасир, принадлежащие Главной армии. Из протчих 12-ти к сему отправлению некоторые мне кажутца сумнительными и невинными. Особливо, как мне с таковыми впредь при случаях поступать, наблюдая порядок и человечество, прилагаю при сем им список и допросы {Этот и другие документы опровергают клеветнические обвинения Суворова в жестоком обращении с пленными конфедератами и их союзниками. К документу приложена копия именного списка арестованных (л. 55); допросов не обнаружено.}. Ожидаю на сие вашего высокопревосходительства повеления.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 11 9, д. 11, л. 54, автограф.
  

No 52

1769 г. ноября 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАССТАНОВКЕ ВОЙСК ДЛЯ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ ПРОТИВНИКА

г. Люблин

   По проходе в здешних местах деташемента господина полковника Ренна, посылал я к стороне Сендомира офицера с 50-ю казаками и егерьми. Оной уже и под Завихвостом застал мятежничьи кучи; к господам Древицу и Лобрию я послал цыдулки, но ответу от них не получил. Из Красностава команде велел я выступить в Крашник и прибавил из Пясков к ней 12 драгун. Команда из Пясков (которая и без того г. Суходолскому, диссинденту, старосте, тамошнему поссессору была в тягость) перейдет в Красностав сего числа. Я выступаю отсюда с ротою гранодер, егарями, 6-ю карпоральствами мушкетер, 1-ю пушкой, близь 40 драгун и столько ж казаков на Крашник, во уповании, чтоб там соединитца с командою около 100 человек с пушкою, что была в Красноставе; к стороне Завихвостова и Сендомира -- здесь остаетца капитан Янышь Суздальского полку с двумя карпоральствами мушкетер, несколько драгун и казаков 12. Перейдет сюда в прибавок из Коцка близь 30 мушкетер с легкою пушкою и 12 казаков, однако ж казаков будет здесь только до 15 здоровых, протчие меня догонят. Я буду старатца, чтоб возвратитца сюда скорее, ежели будет нечево делать, особливо буде неприятели станут разбегатца.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 11, л. 57, автограф.
  

No 53

1769 г. ноября 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Красник

   Вашему высокопревосходительству покорно доношу. Как я вашему высокопревосходительству рапортовал, выступил я из Люблина 4-го ноября, 5-го числа был поход на Крашник, Завихвост, 6-го числа на Опатов, Сендомир, 7-го числа егери до Заклыкова, гранодеры и мушкетеры до Заклыкова и до Крашника обратно; большая часть драгун и казаков и несколько егерей в погоню за командами конфедератскими ротмистров Мощинского и Гадзевича, у коих было около 100 коней; Суздальского пехотного полку порутчик Кушников и Воронежского драгунского полку прапорщик Савин в деревне Збигнове от партии Гадзевича взял в полон двух товарищей и четырех шеренговых, гнались до Раз-вадова и деревни Низки, где конфедераты, переправясь чрез реку Сан, провертели и потопили два парома и ушли к стороне Ярославля. На 9-е число все части моего деташемента собрались в Крашник. Из команды порутчика Кушникова отлучался пред тем казак один, которой ранен и взят в полон партиею Мощинского на мародировании, за что я жестоко наказываю. Пленные 6 и два дезертира -- вахмистр и драгун отправлены в Люблин, куда и я, оставя на здешнем посту около 100 человек с пушкою, итти хотел, но услыша, что команды г. полковника Ренна ротмистр Миллер за Опатовым находитца в опасности от наступившей на него партии графа Тарнавского под Высоцким, Буковским, Кохановским и Микловским с более как 500 человеками, в том числе будто и пехоты человек 60 и две пушки, сего ж числа выступаю на Завихвост. Мощинской, Гадзевич с протчею партиею графа Тарнавского хотели зимовать около Опатова и Сендомира.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 11, л. 148, автограф.
  

No 54

1769 г. ноября 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПОСТОВ В ОПАТОВЕ, САНДОМИРЕ И ДРУГИХ МЕСТАХ

г. Люблин

   Ноября 9-го числа я, выступя из Крашника 10-го числа, прибыл чрез Завихвост в Опатово, где услышал, что Буковской, Высоцкой и протчие от ротмистра Миллера отступили к переправам чрез Вислу выше Сендомира, и что и в треть столь сильны не были, как их ротмистру Миллеру описали.
   Тако я, достигши до моей цели, учредил многолюдные посты в Опатове и Сендомире и в каждом по пушке. На переправе в Завихвосте поставил центрной {Центральный.} и первой подкрепительной пост, да такой же второй в Крашнике с пушечкою, что была в Коцке.
   С постов Опатовского и Сендомирского будут собирать провиант, фураж и скот, служащей впредь для приезжих сюда из Варшавы диссидентов из мятежничьих деревень, назначенных по регистру вашего высокопревсоходительства с точным наблюдением силы вашего ордера под No 1700-м {Ордером от 24 октября за No 1 700 Веймарн просил Суворова, чтобы он кормил разоренных конфедератами диссидентов продуктами, собранными с конфедератских деревень (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, л. 36 и об.).}. Сие частям моего деташамента велел окончать и прибыть сюда возвратно сего месяца 20-го числа. А останетца сильной пост с пушкою в Крашнике, где особливо надлежит примечать Заклыкова, расстоянием от оного три мили, как воровского гнезда. Пост в Красноставе подкреплю. Пушечку же с ее командою опять отправлю в Коцк. Что же до меня принадлежит, то я долее отсюда в отлучке быть не мог и приехал сюда назад сего числа рано. О вышеписанном вашему высокопревосходительству покорно доношу.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 11, л. 232, автограф.
  

No 55

1769 г. ноября 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СОСТОЯНИИ ЗАПАСОВ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ, СКОТА И ФУРАЖА И ПОВЕДЕНИИ ПРОТИВНИКА

г. Люблин

   Партии мои прибыли благополучно. Скот и хлеб продан будет и по окончании вашему высокопревосходительству о деньгах впредь донесу: те деньги буду употреблять на заплату провианта и фуража здешней части моего деташемента. Всего немного по притчине, что прежде разными иными командами выбираемо было, что сие ныне моими партиями учинено с большею умеренностью, что оные по краткости времени вдаль к Кракову не ходили -- хлеба молоченого было всюду мало -- скот тощ, стар или нынешнего лета, но ежели прибудут сюда из Варшавы диссинденты, то сии деньги им заменю..
   Партии мои мятежников нигде не встречали и подлинного о них ничего не слыхали, а гонятца за ними от меня приказано не было. Известно, что Тарнавского команда гнездилась в воеводстве Сендомирском, токмо не вся, грабила и чинила поборы. Сам Тарнавской, сказывают, ушел за границу. Пост мой в Крашнике довольно силен, чтоб содержать в узде Сендомир, Опатово и Завихвост и иметь глаз к стороне Заклыкова и Замосця. Пушечка с ее командою в Коцк отправлена обратно. Пленные отправлены на Красностав до первой российской команды, протчие в их места и арестантов теперь никаких нет.
   В деревне Розки взят Вросек, означенной по регистру вашего высокопревосходительства в числе возмутителей. Оной содержитца в Люблине иод честным присмотром и учтиво: он сидел дома спокойно и отзываетца своею невинностью. На сие ожидаю вашего высокопревосходительства повеления. А Салтыка, мечника Сендомирского, вовсе не тронули.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 11, л. 319, автограф.
  

No 56

1769 г. ноября 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫПОЛНЕНИИ ЕГО ОРДЕРОВ И ПОКАЗАНИЯХ ПЛЕННЫХ

г. Люблин

   На ордера вашего высокопревосходительства покорно доношу: под No 1824-м {Ордером за No 1824 от 14 ноября Веймарн разрешал Суворову брать бесплатно провиант и фураж с конфедератских деревень, а также с принадлежащих монастырям и духовенству, за исключением епископских.} о безденежном взятии провианта и фуража из доходов, принадлежащих духовенству с деревень, кроме бискупов, женских монастырей, пиаристов и миссионеров, с повеленным от вашего высокопревосходительства порядком исполнение чинено будет.
   Под No 1886 {В ордере No 1886 от 17 ноября Веймарн указывал Суворову, что если судья Гадзевич не принимает участия в восстании и не укрывает У себя конфедератов, то деревни его от налогов и сборов фуража освободить. Сандомирского мечника Солтыка, который являлся партизаном и предводителем конфедератов, освободить от налогов и сборов в том случае, если он даст письменное обязательство об отречении от конфедерации и прекращении с ней всяких сношений (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, лл. 51--53).} взятые 6 человек в плен порутчиком Кушниковым показали, что они ездили с их ротмистром Гадзевичем для денежных поборов, 4 шеренговые были от партии здешнего Шенявского, так [же] как и стражник, которой в его хоронгах был прежде королевским гусаром, а другой шляхтич к ним пристал, что Гадзевич и протчие от приближения российских войск пробирались к венгерским горам, что сам их начальник граф Тарнавский ушел за границу. Про войско его в разных местах сказывали, что было сот до восьми, в том числе какой-то пехоты человек 30 и две пушки, гусар по большей части якобы венгерцов человек 50. Про Брежинского и протчих верного ничего не знали. Против повеленного вашим высокопревосходительством с судьею Сандомирским Гадзевичем исполнено, другой Гадзевич, спокойно дома сидящей, прислал о себе аттестат, которой при сем прилагаю {К документу приложен аттестат-поручительство на польском языке с пятью подписями и печатями (л. 380).}.
   О мечнике же господине Салтыке исполнено будет. Предосторожность, надлежащую в стороне Крашника (где у меня сильной пост и капитан Бачманов, хороший офицер), Завихвоста, но и из стороны Коцка, употреблю. О протчем известно.
   Всего чуднее, что ордонат Замойской назад больше месяца уехал в Венгрию.
   Весьма хорошо для коммуникации, что ныне в Соколе прежняя Володимирского драгунского полку порутчика Веденяпина команда 100 человек, сам Веденяпин в Полонне, а при ней порутчик Фок, которой мне представляет о пушке его полку, что у господина полковника Ренна, ныне ему большей нужды в ней кет, разве впредь быть может, или как ваше высокопревосходительство приказать изволите.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 11, л. 379, автограф.
  

No 57

1769 г. декабря 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОСАДЕ И ВЗЯТИИ ЗАМКА УЕЗД

г. Люблин

   Вашему высокопревосходительству покорно доношу.
   Я, объезжая мои посты: Красностав чрез Замосцье, Крашник, возвратись сюда, услышал, якобы 300 конфедератов в Хелме; ходил туда с командою, но никого не застал, и было то известие ложное.
   Между тем в Крашнике известно стало, что тарнавцы в близости оного по обеим сторонам Вислы усиливаютца: чего ради отправились противу их Суздальского полку адъютант Парфентьев и прапорщик Арцыбашев с командою из Крашника, превосходящею несколько половинное число бывшей там, и переправясь под Завихвостом через Вислу за местечком Озеровым милях в двух, ночью напали в лесу на один острог, оплетенной терновником, где стоял некто Горлецкой с конфедератами и, по некотором супротивлении, пехота ворвалась на штыках, причем несколько конфедератов побито, некоторые в темноте разбежались и взят был в полон Горлецкой, четыре товарища и 6 почтовых, да 28 коней в седлах. Офицеры, отправя оных с конвоем за Вислу, пошли на другую конфедерацкую команду; на реченной же конвой, в местечке Рахове, переправясь тако ж за Вислу, напал Мощинской, всех пленных отбил и взял сам в плен наших: унтер-офицера 1. драгун 6, мушкатер 6, казака 1. За Опатовым 2 мили под местечком Иванеске есть крепкой старинной замок -- цитадель Тарнавцов, называемой Уезд; туда Мощинской весьма скоро, пошел, а офицеры, сие сведав, пошли за ним, давши знать в Крашник капитану Бачманову, чтоб он их подкрепил, оной туда с достальным числом его людей в скорости и отправился. Между тем упоминаемые офицеры, услыша, что конфедераты их хотят от Вислы отрезать и потопляют паромы, воротились назад в Завихвост, тех конфедератов прогнали и только взяли в добычь одну ездовую лошадь. В самое то же время капитан Бачманов с ними соединился и того ж часу вкупе все пошли на Уезд, которой и осадили. Я между тем с человеками полуторастами и пушкою переправился в Завихвост и получил известие, что капитан Бачманов палил гранатами и ядрами пол ночи и целой день с беспрестанною, на показывающихся на стену, от егарей стрельбою, в соответствие ж стреляли на него из двух пушек и двух столовых пушечек и Мощинской сдавался ему на акорд с тем, чтоб он на милю прочь от замку отошел и что он ему вышлет наших пленных на подводах. Однако Бачманов того не принимал и требовал, чтоб он сдался на дискрецию. Потом, во вторую ночь, как всего замка Бачманов его командою огородить не мог, старинным под стеною глыбоким и высоким подкопом в глубокой тишине Мощинской ушел в лес. Бачманов, получа тот час о том известие чрез наших пленных, вошел в замок и нашел там множество провианта, фуража, съестных и питейных припасов и скота, от столовых пушечек лафеты, а их не нашел, и забравши с собою наших пленных, 7 конфедератов, медную фунтовую пушку, сестрицу той, что в Коцке, да другую почти такую же чугунную хорошенькую, только без лафету, ибо оной под сею последней расшибин {Расшиблен.} был нашею гранатою и пушка брошена с стены, несколько лошадей и скота, протчее все бросил и скорым возвратным маршем, соединясь со мною в Завихвосте, все мы переправились через Вислу благополучно. И не остановляясь, весь сей деташемент пошел в Крашник и Люблин. Особливо, что слышно было, будто Высоцкой, Быковской, протчие тарнавцы, в том числе какой-то Трессенберг, в числе нескольких сот идут в догоню, а мы и без того уже довольно сделали; я же наперед в Люблин возвратился и застал его в некотором затруднении. С нашей стороны при всех сих приключениях у одного драгуна обрублены пальцы, еще трое мушкетер ранены. Только все четверо безопасны и кроме того от пленных аммуниция, однако не вся, и драгунских лошадей, не погибло ни одного человека. Зато мы имеем всего с лихвою. В замке были с Мощинским двое Никловских, Горлецкой и иные около будто полутораста человек, тако ж будто столько ж в лесу, в том числе и Гадзевич, откуда они, изредка и мало выбегая, с нашими перестреливались. Ваше высокопревосходительство мне простить извольте, что и все сие кажетца мне еще не довольно обстоятельно пишу, ибо истинно мне не было времени о разных таких странных подробностях с офицерами полнее осведомиться; только то верно, что помощию божиею мы без всякого урону, а с хорошим выигрышем. Мощинской пленных наших содержал весьма ласково, так как и все и даже что никакого грубого слова им ни говорили, поили, кормили очень хорошо, и сами их всегда посещали. Во время мнимой сдачи сам Мощинской на нашу команду спустил с стены сельдей и вина, и очень много так от них называемою Люблинскую команду они хвалят. Я неописанно одолжен сколько храбростию, а более еще мудрыми диспозициями реченных наших господ трех офицеров и их в покровительство вашего высокопревосходительства всепокорнейше препоручаю, как и всю их команду.
   В награждение наших трудов нижайше прошу вашего высокопревосходительства сделать высокую милость и приказать к нам прислать еще сотню казаков, ибо клянусь богом, что нам весьма трудно содержать переправы от Пулавы до Кракова, за речкою Саном, которая ныне замерзла, сторону Ярославля к Львову: истинно разъездов почти иметь не можно. Артиллериею, ваше высокопревосходительство, теперь я богат, пушечку из Коцка таскать не буду, а только взял от нее половину зарядов на другую нынешнюю пушечку такую ж, а под чугунную приделаю лафет и одну уделю в Красностав. Покорно прошу вашего высокопревосходительства прислать мне еще на те пушечки хотя сотню зарядов, тако ж и укомплектовать мои единороги выстреленными зарядами, ибо и на Уезд ныне выстрелено около 50. Токмо о сем подлиннее вашего высокопревосходительства я вперед в скорости докладывать буду, ибо о том, как и о калибрах взятых ныне пушек мне подлинно выправитца некогда было, понеже команды еще не пришли, а я спешил к почте. Еще прошу вашего высокопревосходительства прислать мне для сигналов ракет 50, понеже и ныне я несколько времени про господина капитана Бачманова не знал.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 14, лл. 307--308 и об., подлинник.
  

No 58

1769 г. декабря 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ И С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ БОЕПРИПАСОВ

г. Люблин

   За недостатком легкой конницы, конца Мощинскому ни Гадзевичу учинить было не можно, тако ж за местечком Колбушевым от Крашника около миль 20-ти. С 20-го на 21 число сего месяца Гадзевича и с ним коней 100 или больше молодой Пулавской к себе в горы схватил: думаю, что то же и с Мощинским будет, как сей того боялся, ибо уже почти и ныне о нем слуху нет. Со всем тем сколь малосильны пулавцы (ибо у Мощинского людей осталось около того, что у Гадзевича), ваше высокопревосходительство изволите усмотреть из приложенного при сем допроса {К документу приложен допрос Мощинского (л. 569 и об.).}. Но и я разделен; хотелось бы мне их в горах посетить, нежели впредь их самих по прошествии студеного времени к себе в гости ждать, но не знаю как, не столько далеко, сколько опасно, что они уйдут. Сверх того -- Трессенберг в Пулаве и на него идет операция и другие непрезренно сильные партии по льду чрез Вислу в продолжении времени показываться могут. Я учреждю пост в местечке Курове на носу, с пушкою. Из взятых в замке Уезде пушечек медная уже в походе, чугунной фельдшланг (1 1/2 фунтовой) почти в службу поспел; и на них по сту зарядов из Уездского свинца, в том числе картечи из наших мушкетных пуль, другой ящик почти готов. Только вашего высокопревосходительства покорно прошу приказать прислать ко мне на укомплектование для единорогов гранат -- зарядов 32, с ядрами 17, да доколе в Суздальской полк порох не привезетца, оного пуд 10 и столько ж свинца для внезапных случаев и 100 казаков, хотя из других команд. Сигнальные ракеты есть прежние, оставленные в Суздальском полку, в Праге, оные велел я к себе при случае прислать, коих будет довольно.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 14, л. 567 и об., подлинник.
  

No 59

1770 г. января 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ В ОТВЕТ НА ЕГО ОРДЕР О СБОРЕ С МОНАСТЫРСКИХ ДЕРЕВЕНЬ ПРОВИАНТА И ФУРАЖА И О ПОЛУЧЕНИИ СНАРЯДОВ

г. Люблин

   На полученные ордера вашего высокопревосходительства покорно доношу.
   Под No 2029-м {Ордером за No 2029 от 9 декабря Веймарн предлагал, согласно распоряжению Волконского, при сборе провианта и фуража с духовных и монастырских деревень давать им квитанции с указанием меры и веса взятого провианта, также и цен для оплаты затем высшими инстанциями.}. О собираемом с духовных и монастырских деревень провианта и фуража исполнение чинено будет.
   Под No 2061-м {Ордером за No 2061 от 12 декабря Веймарн предлагал явившегося рядового Харитонова, бывшего в плену в Пруссии еще с 1758 г. и перешедшего теперь в русские войска, отправить в Новгородский пехотный полк Первой армии.} явшейся собою бывшей в Новогородском пехотном полку рядовым Харитонов в первую армию отправлен будет. Ныне оной несколько болен.
   Под No 2167-м {Ордером за No 2167 от 29 декабря Веймарн предложил всю почту, идущую в Варшаву, отправлять через Коцк, т. к. почтовая дорога находилась в постоянной опасности от нападения конфедератов, и сообщил, что снаряды и гранаты отправлены с унтер-офицером Суздальского полка (см. ЦГВИА, Ф. 43, д. 2, лл. 58, 60, 70).} мои рапорты и протчие письма впредь через Коцк в Варшаву отправлять буду. Гранаты, ядра, порох и свинец Суздальского пехотного полку с унтер-офицером получен.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, л. 88, подлинник.
  

No 60

1770 г. января 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О МЕДИКАМЕНТАХ И ПРОДОВОЛЬСТВИИ ДЛЯ ВОЙСК И ПЛЕННЫХ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 27-го прошедшего декабря под No 2152-м {Ордером за No 2152 от 27 декабря Веймарн объявил благодарность офицерам Парфентьеву и Бачманову за храбрость и смелость, проявленные ими при атаке замка Уезд; дал указания о расстановке постов и команд для дальнейших действий против неприятеля; отвечал на запрос Суворова относительно расходования денег на медикаменты, предлагая со всеми денежными вопросами обращаться к Нумерсу, в ведении которого они находятся, а деньги, вырученные от продажи собранного с деревень скота и хлеба, относящиеся к контрибуционным суммам, просил срочно переслать ему. Для довольствия казаков обещал прислать деньги и разрешил брать их в случае надобности из контрибуционных сумм. Веймарн приложил именной список пленных конфедератов, которых можно отпустить под расписки, а остальных предлагал отправить в Варшаву. Арестованного шляхтича Войцеховского предлагал отпустить домой под расписку, Мысловского же, под строгим караулом, отправить к командующему в Польше, а отобранные у него деньги прислать в Варшаву для занесения в контрибуционную сумму. Об отличившихся офицерах просил представлять впредь, более подробные сведения (ЦГВИА, ф. 43, д. 2, лл. 64--66)} получил, на которой покорно доношу:
   1. О издержанных из провиантского ведомства в части моего деташемента для больных и раненых на медикаменты деньгах для возврату в сумму, тож и впредь каким случаем и откуда в натурель или деньгами получить можно будет, с требованием на то резолюции к его высокопревосходительству господину генерал-порутчику и кавалеру Ивану Петровичу фон Нумерсу я представил. Что ж принадлежит от продажи мятежничьего хлеба и скота, деньги при первослучайной оказии отправлены будут.
   2. Казацкая команда пред сим довольствовалась, то ж и ныне довольствуетца покупкою из привозимого по билетам здешнего комиссара; а из мятежничьих и монастырских деревень хотя и можно бы фуражем довольствоватца без покупки, но только за дальностию оного, а особливо за реками способного привозу быть не может, а из таких близ Люблина деревень взять нечего, ибо бывшими и проходящими чрез оной большими деташементами фураж весь вытравлен, а теперь на казацкую команду фураж беретца под квитанции. Книга ж о расходе денег по щете и вашему высокопревосходительству прислана будет.
   3. Впредь, которые будут взяты в плен конфедераты и явшиеся собою подлые люди, с таковых браны будут реверсы; назначенные по регистру 8 человек разного звания бывших в конфедерации чрез Коцк с господином капитаном Карцовым в Варшаву, а писарь Демьян в Полонну отправлены, а протчие с данными от меня пашпортами со взятьем с них реверсов в свои домы отпущены.
   4. Из содержащихся при деташаменте моем шляхтичи: Войцеховской и Мыслевской -- первой со взятьем с него наистрожайшего рецеса и с моим данным пашпортом для спокойного в доме своем житья, но притом с моим ясным увещеванием отпущен, а Мыслевской с протчими следующими ко отправлению в Полонну под крепким караулом и к командующему в Полонне главному командиру с точным изъяснением, как в ордере вашего высокопревосходительства предписано, и с приложением с допроса на русском переводе отправлен. А взятая с него для точного сведения, что он чрез кого получил себе пашпорт, сказка, за подпискою его при сем прилагаю, из которой ваше высокопревосходительство изволите усмотреть, а взятые от него деньги тысяча девятьсот двадцать шесть злотых польских при первослучайной оказии купно и с первыми отправлены будут.
   Впротчем по вышеписанному вашего высокопревосходительства ордеру исполнение чинено будет.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, л. 79 и об., подлинник.
  

No 61

1770 г. января 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

г. Люблин

   В стороне Опатовской и Сандомирской тарновцов более не слыхать, а вместо того появились новые, я думаю, что то шенявцы {Войска под командой Тарновского, Шенявского и Трессенберга.}, ездят малыми партиями и как про российских услышат, так скоро врозь разбегаютца. За Опатовым по краковской дороге недавно задерживали почталиона с письмами, токмо по сей же притчине не успели их распечатать, а будто таковых в самом Сендомире до трех сот, и позади их еще идет какой-то корпус от стороны калишской.
   От Пилицы к Пулаве трессенберцы {Войска под командой Тарновского, Шенявского и Трессенберга.} начинали было гнездитца, но сии картежники ныне от моих партиев поудалились. Сих ради необходимостей учредил я в Пулаве пост, которой открывает правым крылом до Пилицы, во лбу имеет Радом, левым крылом открывает к Петровичу, куда открывает правым Крашниковской пост. Висла стала, теперь предосторожности стали тяжелее.
   Красноставской пост пока покоен, разве что не смирно от Рубишева, а впредь может быть не смирнее, токмо на Хельмскую землю никакого верного счету класть не можно.
   Подлинное известие есть, что в Литве с Пинской стороны тихо. Борейша от раны под Ореховым, сказывают, умер, а жена его из дому ушла.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, л. 176 и об., подлинник.
  

No 62

1770 г. января 11.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ ЖИТЕЛЕЙ САНДОМИРА

г. Люблин

   В Любельском воеводстве, в Опатове, Сендомире и протчих ближних того воеводства местах от меня между протчим публиковано было, чтоб нигде мятежникам пристанища не давать, ничем им не вспомоществовать, но о них объявлять. А как я вашему высокопревосходительству пред сим доносил, что они недавно в Опатове и Сендомире были, однако о том никто из сих двух мест благовремянно не уведомлял, то явшиеся по призыву мещане из Сендомира, что пополнительно объявили -- при сем прилагаю {К документу приложены 4 расписки (рецесса): 2 на польском и 2 на русском языках от сандомирских мещан в том, что они обязуются не иметь дела с конфедератами и не укрывать их (лл. 351--354). Приложены также показания президента г. Сандомира Осмунского о действиях конфедератов (лл. 355-356).}. В сих обстоятельствах далее ныне учинить не можно, как то, что они выпущены на пароль и взяты в вышереченном с них рецессы, им же для безопасности и для доказательства мятежникам, что им их впредь больше таить не можно, с прописа-нием даны охранные листы. Таковые предосторожности в Любельском имели довольной успех, но в Сендомирском везде не верны, особливо в Опатове, кое принадлежит довольно к ним благосклонной к. Любом. {Княгине Любомирской.}, которая живет в Ополье, хотя и с нашими по необходимости ласково обращаетца. Мещане по сему из Опатова еще не явились.

Бригадир Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, л. 350, автограф.
  

No 63

1770 г. января [14]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СБОРЕ ЛУКОВСКИМ БУРМИСТРОМ ДЕНЕГ В ПОЛЬЗУ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   Посланная партия из Коцка новопоявившихся гелд-касиреров на Шенявского -- шляхтича Барановского, на Бержинского -- шляхтича Плесковского в Луковской земле: в домах их, ни в местечке Лукове не застали. Луковской бурмистр Остролонской, по собрании воровским образом с местечка таковых денег, отдал Барановскому шестьсот злотых, да сто двадцать злотых взял с деревни Крынки. Сверх того собранных двести тридцать пять злотых четыре гроша бурмистр тот Барановскому отдать не успел, которые у него взяты и содержатца в бережении для отсылки впредь в Варшаву. Которой бурмистр взят и привезен сюда и убегая хлопот и лживых просьб, понеже ни на какие дружеские публикации не взирает, но мятежникам тайно и без всякого от них самих страху разнообразно спомоществует, в образец другим отправлен немедленно по тракту в Полонну. Луковской же регент Радисловский, которой в сем денежном поборе был сопричастник, тако ж взят был и привезен в Коцк, а как по его билетам на реченной пост ставитца провиант и фураж, то дабы в том остановки не последовало, рассудилось порутчику Борисову отпустить его домой. Я докладываюсь вашего высокопревосходительства сего регента отсылать ли в Полонну, ежели не уйдет, или полегче обязать крепким реверсом.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, л. 375 и об., подлинник.
   1 На документе число не проставлено. Дата получения -- 17 января. На прохождение почты тратилось примерно 3 дня.
  

No 64

1770 г. января 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫПОЛНЕНИИ ЕГО ОРДЕРОВ

г. Люблин

   Вашего высокопревосходительства ордера сего месяца от 8-го и 11-го под No 45-м, и 55-м и 76 {Ордер Веймарна за No 45 от 8 января 1770 г. не обнаружен. При ордере No 55 от 8 января Веймарн прилагал расписание войск его корпуса, сообщал, что Суздальский полк поступил в его команду, и просил Суворова представить: рапорт о состоянии людей и лошадей, сведения об остатках от проиглогодних денежных сумм, об оружейных, мундирных и аммуничных вещах и послать в Военную коллегию требовательные ведомости на жалованье и на провиант. Кроме того, он предлагал, согласно указу Военной коллегии, продать провиантские повозки, волов и лошадей Суздальского полка и причислить вырученные деньги к чрезвычайной сумме. Ордером за No 76 от 11 января сообщал о принятых мерах к отпуску денег на жалованье Воронежскому эскадрону; предлагал, чтобы поручик Веденяпин сообщил, где и при каких обстоятельствах получен им имеющийся у чего единорог, а содержащихся в Люблине пленных поляков Оленского и Лядоховского, по взятии с них расписок и обязательств, предлагал отпустить домой. Он сообщал также, что по поводу издержанных на медикаменты денег он писал Нумерсу, чтобы тот удовлетворил Суздальский полк нужными деньгами, а относительно медикаментов -- предлагал полковому лекарю составить каталог по обычной форме, представить ему и прислать за получением медикаментов кого-либо с аптечным ящиком (ЦГВИА Ф. 119, д. 100, лл. 3--7).}, при которых приложены Государственной военной коллегии указов копии из штата, о полагающихся во всех полках егарей, получены мною сего числа, на которые покорно доношу.
   По первому, в Суздальской пехотной полк для ведома и всем чинам публикования с приложением с указов Государственной военной коллегии копей при ордере знать дано, а о протчем исполнение чинено будет.
   По второму, о бытии Суздальскому пехотному полку в точной вашего высокопревосходительства команде и требуемые в разных содержаниях списки и ведомости, которые по сочинении к вашему высокопревосходительству представлю, а теперь оные сочинением несколько умедлятца, понеже все дела в полку остались, о чем я в полк о скорейшем оных сочинении подтверждение учинил. Оставшиеся] от оного полку волы с фурами и с находящеюся при них командою о выступлении из Минска в Вильну и о продаже оных с добрым рачением и казенной прибылью, находящемуся при них господину прапорщику Халкидонскому ордером предписал. Сверх оных, буде найдутся какие ни есть повозки, то потому ж оные и с лошадьми продать приказано. Что ж принадлежит до комплектования по вновь опробованному ее императорского величества штату, егарскую команду по силе точного положенного числа, как в штате означено, то по сему положению оным егарям уже укомплектование учинено, а что для оных по силе положенного в штате на содержание потребное число на жалованье, провиант сумма, то ж мундирные аммуничные и фуражные вещи из повеленных мест в отпуск истребовано будет.
   По третьему, об отпуске на Воронежской драгунской экскад-рон за прошедшую сентябрьскую треть жалованья известно, а о единороге Володимерского драгунского полку порутчику Веденя-пину и с какими при оном служителей и лошадьми в полк сие орудие досталось о подлинном известии ордер к нему послан и по получении от него рапорта к вашему высокопревосходительству донесть непримину. Для приему на сей [1]770 год полковой годовой аптеки с каталогом полковой лекарь Дарберг от полку к вашему высокопревосходительству отправлен будет, об отпуске ж в часть моего деташемента, в том числе и на Воронежской эскадрон, пока еще оной в команде моей пробудет, на провиант и фураж потребного числа денег, исполнение учинено будет; находящуюся здесь в Люблине от Каргапольского карабинерного полку оставшую команду и обозы, как по данном ко мне от ротмистра Шилинга рапорте изъяснено, что по истреблении собранного ими провианта и фуража по февраль месяц пробыть имеет, а потом оную в Прагу отправлю, которой во оригинале при сем прилагаю.
   Что ж принадлежит о Оленском и Лядоховском, то когда от них такие верные поручители своими подписками обяжутца, как в ордере вашего высокопревосходительства предписано, то и исполнено будет и вашему высокопревосходительству донесено быть имеет.
   Луковской городской регент Радзиковской, хотя оной по дока зательству на него других и был подозрителен, о чем я вашему высокопревосходительству об нем в посланном от меня рапорте изъяснил, и что он порутчиком Борисовым взят и от него отпущен обратно в Луков, а ныне как брат его ксенз ордера вашего высокопревосходительства привез и поехал за ним с письмом, чтоб он сюда для взятья с него подлежащего рецеса явился, однако и этот ксенз также предвидитца, что на две руки бьет.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, лл. 383--384, подлинник.
  

No 65

1770 г. января 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СРАЖЕНИИ А. И. НАБОКОВА С КОНФЕДЕРАТАМИ У м. КОЗЕНИЦЕ

г. Седлец

   Вашему превосходительству доношу, что по дошедшему ко мне известию, якобы в трехстах коней мятежников находитца в местечке Семятицах, лежащем от местечка Драгоцина в двух милях, я без времени откладывания туда отправился было, но их тамо не нашел, тако ж в Венгрове и Соколове их ныне нет, а хотели быть в Семятицы. А между тем получил я рапорта от стоящего в Пулавском посту Суздальского пехотного полку капитана Набокова следующего содержания: что сего месяца 15 числа показанной капитан Набоков с порутчиком Шипулиным и под-порутчиком Железным, взяв с собою гранодер шесть, мушкатер шесть, казаков двенадцать, с коими следовал на местечко Кожениц и не доходя оного местечка Кожениц за полторы мили часу в восьмом пополудни, чрез едущего жида известился он, Набоков, что в то местечко часу в 7-м пополудни приехали мятежники, о числе которых знать было им потому неможно, что и встречущейся жид оного не знал, куда капитан Набоков с поспешностию поход свой продолжал. И не доходя того местечка, самого того ж дни после половина дни часу в 10-м, порутчик Шипулин, будучи впереди, взяв с собою четырех казаков, пять гранодер и пять мушкатер, шел со оными прямо на стоящую на дороге от того местечка в правой руке корчму, где, не допустя его далеко, отводной мятежничей караул окликав и выпалив по них, в местечко поскакал, вслед за коими порутчик Шипулин с теми казаками и пехотою в местечко ж вбежал, где уже встречен был пальбою многолюдством мятежников, напротиву чего он, Шипулин, с тою своею командою на них сильно с пальбою ж и на штыках шел, и с площади по малом оных супротивлении выгнал; мятежники покушались еще двоекратно напасть на него сбоку с левой стороны сквозь улицы, но выстрелами ружейными паки и от тех мест им прогнаны, а капитан Набоков с подпорутчиком Железным, захватя в показанном местечке некоторые нужные переулки, вошел к выезду оного на площадь, где многолюдством же с пальбою от мятежников встречен же был, напротиву чего устремясь, капитан Набоков с своими людьми оных прогнали и совокупясь с порутчиком Шипулиным в некоторых местах ставили отводные караулы. Между тем уведомясь, что мятежники были во дворе экономском того ж местечка, куда порутчик Шипулин, взяв с собою четырех гранодер, пошел, где паки встречен был многолюдством же мятежников с пальбою, однако скорыми фузельными выстрелами обороняясь, часто упомянутых неприятелей остановил, а как капитан Набоков со всеми достальными своими людьми приближался, паки прогнаты были и потом запертые у эконома ворота гранодерами отворены, где найдено конфедерацких лошадей в санях две пары, на коих положено было мясо, вино, мед сырой и протчие съестные припасы и один карабин (которой отдан нашему казаку), да простых лошадей в конюшне одна, пойманы на улице три, всего взято восемь лошадей; о числе ж мятежников подлинно уверил приезжей из Варшавы комиссар Гусаржевской и эконом, что было их во сто пятьдесят коней, объявляя притом, что те мятежники были из обозу Шенявского из местечка Калиш, от Познани десять, а от Кожениц щитают сорок миль, при них было начальников один полковник, два ротмистра, а кто они таковы, именно им не сказывались и они их не знают. По прогнании ж всех мятежников из местечка, капитан Набоков с командою, остановясь в прикрытии отводных караулов, пробыли до свету, а поутру за малым числом команды, возвратясь обратно в Пулаву. И при том возвращении в местечке Сечехов нашел таковых же мятежников до шестидесят коней, за коими порутчик Шипулин с казаками, а капитан Набоков и подпорутчик Железной с пехотою гнались, и оные мятежники вбежали в густой лес. А между тем показался великой обоз, на которого порутчик Шипулин с казаками ударя, остановил и узнав, что тот мятежничьей обоз, куда прибежав, пехота оступя, взяли в плен, с коим вообще прибыли благополучно в Пулаву, а что чего взято, о том приложен реестр.
   От 21-го генваря ж м-ца {Отсюда начинается изложение журнала военных действий, служащее непосредственным продолжением реляции Суворова.} из местечка Пулавы им же, господином бригадиром Суворовым, постов своей команды объезжающего, рапортом доноситца, что с небольшим числом возмутителей предводитель их, называемой Пакош, схваченных им генералов Грабовских увез на Белые Бреги, Грибишево и Новое Место, пробирался почти непроходимыми лесными тропинками день и ночь, истребляя все остальные свои обозы. По разбитии в Коженицах возмутительской партии и по взятии их обозов, 17 числа отправились из Пулавского посту порутчики Воронежского драгунского эскадрона Китаев и Суздальского пехотного полку Шипулин, имевшей при себе конницы и пехоты восемьдесят человек с придачею одного чугунного фельтшланга, за показанными мятежниками по пятам преследуя, шли на местечко Гневашово, Горбатки, Брузе, Бобровники, Головачево и 19 числа, нагнав оных в густом лесу между Головачева и Стромца. Тут предводитель их, забравши с собою схваченных им генералов Грабовских, ускакал на Белые Бреги, а оставил себя закрывать старшего по себе наместника, называемого Неведомского, и более ста коней; Неведомской, почитая за ту ж команду, состоящую в тридцати человеках, что разбила возмутительскую шайку в Коженицах, из лесу на площадке на них чинил сильного нападения. Офицеры, построя пехоту егарей и конницу поставя на крыльях, выстреля из пушки картечами, пошли на штыках и по довольном супротивлении грудь на грудь. Неведомского партию сломили и при том случае его самого штыком во фронте на лошади сидящего и около его несколько шляхтичей и других возмутителей закололи. Мятежники начали ретироватца, наша конница и егари их крылья сжимали; побежали они в такой густой лес, что и пехотою пройти трудно. Гранодеры за ими шли на штыках, мушкатеры закрылись в резерве с пушкою, казаки и драгуны поступали с совершенною отличною неустрашимостию и отдохнуть им не дали; офицеры с своею командою преследуя, гнали их более мили и били наповал, раздробляя сию партию в мелкие части, доколе оных никого видеть не стало; потом и как уже вся показанная партия разогнана была, часто упоминаемая Пулавская команда возвратилась [ча] свои пост и прибыла во оной 21 числа благополучно. При сем случае с нашей стороны убито Суздальского полку рядовых два, легко ранено драгун один, егарей два, а при деле, имевшем в 15-й день генваря месяца сего году при местечке Коженицах, с нашей же стороны убит Суздальского пехотного полку капрал один, Воронежского драгунского эскадрона драгун один.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 63, л. 39 и об., копия.

Приложение к док. No 65

1770 г. января [16].-- РАПОРТ КАПИТАНА А. И. НАБОКОВА А. В. СУВОРОВУ О ПОБЕДЕ ПРИ м. КОЗЕНИЦЕ

   Вчерашнего числа с господами порутчиком Шипулиным и подпорутчиком Железным, взяв с собою гранодер шесть, егерей шесть, мушкетер шесть, казаков двенадцать, с коими по повелению вашего высокородия на Пилицу следовал, и не доезжая местечка Кожениц за полторы мили, часу в восьмом пополудни, чрез едущего жида известились, что во оное местечко приехали конфедераты по закате солнца часу в седьмом, -- о числе ж их он знать не мог, -- куда мы с поспешностию маршировали и, не доходя того местечка, в десятом часу пополудни начали атаковать. Господин порутчик Шипулин, быв впереди, взяв с собою четырех казаков, пять гранодер и пять мушкетер, шел со оными прямо на стоящую на дороге от того местечка в правой руке корчму, где, не допустя его далеко, отводной мятежничей караул окликав и выпалив по них, по лошадям, в местечко побег, вслед за коими и он, господин порутчик Шипулин, с теми казаками и с пехотою в местечко вбежал, где уже встречен был с пальбою многолюдством мятежников, напротиву чего и он, господин Шипулин, с тою своею командою встретясь, на них сильно с пальбою и на штыках шел и с площади подлинно выгнал. Но и после того те мятежники покушались еще двуекратно напасть на него и сбоку, с левой стороны сквозь улицы, но выстрелами ружейными паки и от тех мест прогнаны. А я, обще с господином под-порутчиком Железным, захватя от Рыцеволя некоторые опасные переулки, и вышел к выезду в Рыцевол на площадь, где и мы многолюдством же с пальбою от мятежников [встречены были], напротиву чего устремясь, и мы оных прогнали и, совокупясь с ним, порутчиком Шипулиным, в некоторых местах ставили отводные караулы. А как известно было, что те мятежники были во дворе у эконома, то между тем, г. порутчик Шипулин, взяв с собою четырех гранодер, шел к тому экономическому двору, где паки встречен был многолюдством же мятежников с пальбою, однако скорыми ружейными выстрелами он с четырьмя гранодерами оборонялся, потом и я его сикурсовал, откуда паки прогнаны и потом заперты у эконома. Ворота гранодерами отворены, где найдено конфедерацких лошадей в санях две пары, на коих положено было мясо, вино, мед сырой и протчие съестные припасы и один карабин, которой отдан нашему казаку, да простых лошадей в конюшне одна, да три пойманы на улице им же, господином порутчиком Шипулиным. Всего взято восемь лошадей. О числе же оных мятежников подлинно уверили тутошней приезжей из Варшавы комиссар Гусаржевской и эконом, что было их сто пятьдесят лошадей, в чем с них снята и подписка, а сказывали они, что мятежники были из обозу Шенявского из местечка Калиш, от Познани десять миль, а от Кожениц сщитают сорок миль. При них было начальников один полковник, два ротмистра, а кто они таковы именно, им не сказывались, и они их не знают, только объявляют, что не карчески {Не из партии Карчевского.} и не те, кои были близ Варшавы в деревне Горах. Из дому ж показанного эконома и у комиссара Гусаржевского забрали девятнадцать лошадей, денег две тысячи пятьсот восемнадцать злотых. По про-гнании ж всех мятежников из местечка мы с командою, остано-вясь за прикрытием отводных караулов, пробыли до свету и за малым числом команды возвратясь мы обратно, следовали на Сечехово, где увидев таковых же мятежников до шестидесят коней, за коими господин порутчик Шипулин с казаками, а я, и господин подпорутчик Железной, с пехотою гнались. И оные мятежники вбежали в густой лес. А между тем показался великой обоз, на которой господин порутчик Шипулин с казаками ударя, остановил, и узнав, что тот мятежничей обоз, то и мы с пехотою оступя, взяли в плен и возвратились благополучно в Пулаву и дали знать г. поруч. Китаеву, а он сикурсовал, которой скоро к нам и поспел. А что чего взято, о том при сем прилагаю особой реестр, которой обоз и пленные с подпорутчиком Железным отправлены и взятая с показанного комиссара и эконома подписка при сем представляетца. Вслед же за теми мятежниками, с пушкой, господа порутчики Китаев и Шипулин паки в те места еще погнались. А они отправлены с достаточною командою, а в подкрепление поста Пулавы оставляю в рассмотрение вашего высокородия.

Капитан Алексей Набоков

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, лл. 452--453, подлинник. Частично опубликован в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр.116--117.
  

No 66

1770 г. января 19.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ А. И. НАБОКОВА У м. КОЗЕНИЦЕ

г. Седлец

   Вашему высокопревосходительству покорно доношу. По известию, что якобы 300 мятежников в Семятицах за Драгецином 2 мили -- я там был, нигде их не нашел, тако ж в Уенгрове и Соколове их ныне нет. А хотели они быть в Семятицы, где мне сказывали, что они около Бялостоку, выжгли Тикоцин; от Семя-тиц Бялосток 12 миль. Ежели бы не Грабовские, то бы может быть я туда сбегал -- однако все неописанно далеко. Надлежит это дело рекомендовать. В Гродне становитца опасно, ныне еще они серокафтанники, командиров их никто не знает. Граб[овских] взял по прозванию Костюшка, литвин сказывают, с ним Ласоц-кой коней 40. Их все здесь остерегали, они распоясались и не Дрались, после сказывали, что их на дороге и позашибли, а повезли между Пулавы и Модрица. Хотя попустому, а все [ж] я еще пойду на Желехово, Стенжиц, или, как случитца, покорм, около вечеру.
   Рапорт кап[итана] Набокова при сем в оригинале прилагаю, он брат моего друга Андрея Ивановича, а подпор[учик] Железной -- сын Ивана Петровича, кабинетского секретаря. Препоручаю их, как и г[осподина] пор[утчика] Шипулина, достойного офицера, в высокое ваше покровительство. Они рекогносцировали, а что так дерзновенны, я один тому виновен. Как в Ладоге, так уже и под Смоленском, зимою и летом, я их приучал смелой нападательно тактике и пр. {В штабе ген. Веймарна были недовольны смелыми и решительными действиями капитана Набокова под м. Козенице. Набокову было предъявлено обвинение в потере людей. Суворов взял под защиту своего подчиненного.}. Лишь перед тем пулавской пост делал две сильные партии за Пилиц к Рициволю, на Радом, на Петровин, а хотел было взять небольшую одышку. Однако, слава богу, что притом и шенявцов поколотили, что полковник, думаю то Яниковской, которой поголовничал в Опатове и Сендомире, иному некому быть, давно уже на него зубы грызли. Как не стыдно нашим подкалишским господам, что всё на меня выпускают; я бы и там с ними разделался! Ваше высокопревосходительство покорно прошу простить мою вольность! А в награждение того, изволите прочесть Набокова рапорт, место сказочки из 101 {Повидимому, "1001 ночи". См. приложение к док. No 65.} ночи.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 40, л. 449, автограф. Опубликован в сборнике "Генералиссимус Суворов", Госполитиздат, М., 1947, стр. 115--116.
  

No 67

1770 г. января 23.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ ДАТЬ УКАЗАНИЯ ОБ ОТНОШЕНИИ К КОНФЕДЕРАТАМ-ПЕРЕБЕЖЧИКАМ

г. Люблин

   Вчерашнего числа бывшей панцырной хорунги хорунжей Рашевский (которой ныне в доме своем живет спокойно), пришедши ко мне, представил бывших в компутоъых хорунгах, а ныне бежавших из Шенявской конфедерации каирала одного и рядовых восемь человек и со всею конскою и оружейною аммунициею, которые ныне под присмотром его, Рашевского, отданы на руки, а для всякой предосторожности вся имеющаяся при них оружейная аммуниция (кроме лошадей) отобрана, доколе воспоследует от вашего высокопревосходительства резолюция, куда повелено будет их отправить. А ныне живут в королевской суптистенции в деревне Земборицах, от Люблина в одной миле, да еще тех же компутовых хорунгов в 15-ти конях, остановись в местечке Солцах, от Пулавы 5 миль, дали знать находящемуся в Пулавском посту капитану Набокову, то и о сих, ежели оные прибудут, равно и впредь ежели таковые будут являтца, как об оных слышно, что довольное число к здешней стороне бегут; куда отправлять снабдить повелением.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 3, подлинник.
  

No 68

1770 г. января 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРЕПРОВОЖДЕНИЕМ ДВУХ ОРДЕНОВ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО И ОБ ОСТАЛЬНЫХ ТРОФЕЯХ

г. Люблин

   При разбитии мятежничьего Костюшкина обоза Суздальского пехотного полку капитаном Набоковым взятые два ордена святого Александра Невского, принадлежавшие господам генералам Грабовским, при сем в покорности моей посылаю.
   Отбитые же при сем происшествии реченных господ генералов Грабовских обозы с людьми, лошадьми и вещами отправлены под надлежащим конвоем в Бресц.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 5, подлинник.
  

No 69

1770 г. января 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТОЗВАНИИ ВОРОНЕЖСКОГО ЭСКАДРОНА И. П. НУМЕРСОМ

г. Люблин

   Ордером ваше высокопревосходительство между протчим мне повелеть изволили, что Воронежской эскадрон до решения дел Великопольских и за неимением на смену оных к тому ж, дабы и вовсе не пресечь коммуникацию между Варшавою и первою армиею, отправить возможности не имеете, для чего и остатца тому эскадрону впредь до повеления вашего высокопревосходительства попрежнему в команде моей, а ныне того эскадрону господин капитан Голяшев ко мне представляет, что он получил на сих днях еще ордер от господина подполковника Елчанинова, в коем он, господин подполковник, прописывает повеление его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера Ивана Петровича фон Нумерса о скорейшем ему выступлении в повеленное место и о заступлении назначенной дистанции, не упуская к тому удобного пути. Почему он, господин Голяшев, и просит как о скорейшем его отправлении, то ж и об отпуске достаточной денежной суммы на продовольствие, будучи в пути, людей провиантом, а лошадей фуража, также и за прошедшую прошлого 1769 году сентябрьскую треть денежного жалованья, о чем вашему высокопревосходительству в покорности моей представляю.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 53, подлинник.
  

No 70

1770 г. января 30.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НАЗНАЧЕНИИ ПОЛАГАЮЩИХСЯ ЕМУ ПО ШТАТУ ПИСАРЯ И АДЪЮТАНТА

г. Люблин

   По силе апробованного от ее императорского величества гене-ралитецкого штата следует мне иметь по чину генерал-майор" скому адъютанта и писаря, чего ради мною признаны во оные должности способными: в адъютанты -- Каргопольского карабинерного полку вахмистр Иван Токарев, в писари -- Суздальского пехотного полку мушкатер Алексей Воронецкой, о которых вашего высокопревосходительства покорно прошу в штаб мой теми чинами определить.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 54, подлинник.
  

No 71

1770 г. января 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВОЗВРАЩЕНИИ КОНВОЯ, ПРОВОЖАВШЕГО ОБОЗЫ В БРЕСТ

г. Люблин

   Господин порутчик Дитмарн, препроводя г. Грабовских обозы в Бресц, возвратился сюда с конвоем благополучно. На всех здешних постах тихо!

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 56, подлинник.
  

No 72

1770 г. февраля 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОЛУЧЕНИИ РАПОРТА С. ВЕДЕНЯПИНА С ОПИСАНИЕМ ВЗЯТИЯ 12-ФУНТОВОГО ОРУДИЯ

г. Люблин

   От господина порутчика Веденяпина получил я рапорт со описанием, каким образом двенадцатифунтовое орудие в полк Володимерской драгунской досталось, что ныне в полку Карго-польском, которой в рассмотрение орегиналом вашему высокопревосходительству представляю {Рапорт Веденяпина не обнаружен.}.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 182, подлинник.
  

No 73

1770 г. февраля 7. - ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА КОМАНДИРАМ ОТРЯДОВ О ПРИНЯТИИ МЕР ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

   Господам деташементным командирам, как и протчим господам офицерам, быть в партиях и на их постах в надлежащей воинской осторожности, ибо по должности моей я, как за храбрые совокупленные воинским искусством дела похвалять и вышнему генералитету рекомендовать непримину, так и за неосторожность от коих бывает неудачливой конец, впредь взыскивать буду, но не закрывать ниже за них ответствовать.
   Господин генерал-порутчик фон Веймарн мне прописывает, чтоб малых партиев не посылать, о чем и я напоминаю.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 1, подлинник.
  

No 74

1770 г. февраля 13. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ ПОРУЧИКА Л. БОРИСОВА В СЕДЛЕЦ И ВЕНГРОВ НА РАЗВЕДКУ

г. Люблин

   С постов здешних рапортами мне донесено.
   Из Крашника, что Яниковской пошел из местечка Сташова к горам и остановился за Сташовым две мили и сказывают, будто у него команды собралось до двух тысяч.
   Из Коцка от 10-го и 11-го сего месяца господин порутчик Борисов, что он чрез посланного жида уведомился в местечках Седлицах и Венгрове мятежники находятца под командою Савы, которой прошел от Варшавы чрез местечко Колушин, за которым оной порутчик Борисов за раскомандированием для препровождения курьеров в Варшаву с достальною своею на Коцком посту командою во ста человеках пошел в помянутые местечки Седлицы и Венгрово; вместо которой в Коцкой пост я отсюда послал при одном офицере команду в 60-ти человеках и при одной пушке. А как он же, Борисов, от 12-го числа рапортом о себе дал знать, что мятежнические партии в местечке Седлецах подлинно есть, а в коликом числе, о том подлинно не знает, куда он вчерашнего ж числа пополуночи в 6-м часу по намерению его против их во оное местечко пошел, а что произведено им будет, по получении рапорта вашему высокопревосходительству донесено будет.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 327, подлинник.
  

No 75

1770 г. февраля [13]1.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НЕПОЛУЧЕНИИ ОТ НЕГО НИКАКИХ ИЗВЕСТИЙ

   От вашего высокопревосходительства я уже ровно три недели ни малого приказания и известия не имею.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 325, автограф.
   1 На документе нет ни даты отправления, ни даты получения, примерная дата 13 февраля.
  

No 76

1770 г. февраля 17.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   Сюда брал я почти всех людей и хотел наместо того нечто перевесть сюда с Крашниковского посту; но вместо того вдруг с оного получил я рапорт, что человек сто при офицерах пошли на нужную операцию к стороне Опатова, которая мне всегда... {В подлиннике слово зашифровано цифрами.} чего ради по силе вашего высокопревосходительства ордера вступил в действие только Коцкой деташемент и несколько человек отсюда, всего до двухсот, и три пушки. Красноставской пост перейдет в Коцк весь для резерва. Удивительно, что ордер вашего высокопревосходительства я так поздно получил; и уповаю, что обстоятельствы тогдашние давно переменились, как то явствует из приложенной при сем копии с рапорта господина подполковника Ланга {К документу приложена копия рапорта подполковника Ланга со сведениями разведки (л. 442).}. С другой стороны из Коцка господин порутчик Борисов меня рапортовал, что он за мятежниками до местечка Седлиц с командою ходил, но не доходя оного, по верному известию о уходе от него тех мятежников, назад в Коцк прибыл на 13-е число благополучно, только оные мятежники, разделивши пополам, одна половина при региментаре к Варшаве, а другая под командою ротмистра на Збучин, которые из Венгрова давно уже вышли, а кто оные прозывались, подлинно никто об них не знал, не те ли самые, о коих и господин подполковник Ланг упоминает. Между тем г. подполковнику Лангу я писал, чтоб он несколько меня с Пулавской стороны, ежели то возможно, позакрыл, ибо оттуда Люблин вовсе вскрыт. Я же не имею здесь штаб-офицеров, то-есть таких людей, которые бы вместо меня ни коим образом полномочнее обыкновенного управлять могли, но будучи во всегдашних опасностях со всех сторон, не имея кавалерии, угнатца не могу, на неделю отлучитца не могу, и как я ныне нездоров, то пока повыправлюсь остался ныне здесь, а операции из Коцка, ежели потребно будет, велено производить офицерам, но некоторое время! дабы совершенно пространство сей земли не обнажить и не завесть в ней снова шенявцов.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 441, подлинник.
  

No 77

1770 г. февраля 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О БОЕВЫХ СТОЛКНОВЕНИЯХ ОТДЕЛЬНЫХ ОТРЯДОВ С КОНФЕДЕРАТАМИ

г. Люблин

   После вчерашнего моего к вашему высокопревосходительству рапорта из Коцка г. порутчик Борисов меня рапортовал, что ушедшая от него из Седлец пополам на Варшаву и на Збучин мятежническая партия, была команда того же региментаря Баховского, с которым потом г. подполковник Ланг вскоре около Бислы дело имел и что прежде того тот Баховской был разогнан от его превосходительства бржесцкого Браницкого, причем отбит от господина полковника Ширкова курьер г. подполковнику Ренну до местечка Радома, Троицкого п[ехотного] п[олку] обозной Щученков и четыре казака. Они были взяты в полон тою конфедерацкою партиею: три в деревне Меревичи, а два казака изрублены, да репорты взятых в Сохачеве команды Ожегобах, Метева {Так в документе.}, Чугуевских два казака, кои и отправлены в Коцк. Впротчем из его рапорта вовсе ныне ни о каких мятежничьих партиях в его, Борисова, околичностях не явствует; да что ежели бы в стороне Бржесца опасного и настало, то бы Браницкой мне дал знать. Верный Черторыжский, коего Седлицом, сей весьма важной открывает лучшею часть Буга вкупе и Варшаву, весьма пора его занять, добрая голова тут сохранит всю землю. Отсюда же туда удалиться никак не можно, как на один сильной марш. Низкие горы весьма опасны, ежели же разбивать, то надобно и землю сохранять, последнее мудренее, а без того неокончательно. Господин полковник Вол {Владимир (Володимир).}. Стакельберг скоро будет. Прошу вашего высокопревосходительства меня уволить в Варшаву, а теперь туда отправить какого штаб-офицера.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 446, и об., дешифровка.
  

No 78

1770 г. февраля 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИСЫЛКЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ ПОРУЧИКУ Л. БОРИСОВУ

г. Люблин

   Рапортом господин порутчик Борисов мне представлял, что из командированных с Коцкого посту для препровождения до Варшавы курьера в команде подпрапорщика Татаринова из конвоя его из Варшавы без ведома казаков четыре человека отлучились; которые ныне по верным известиям, якобы мятежниками убиты, а о достальных требует реченной порутчик Борисов, чтоб находящихся в конвое при подполковнике Лангуте мушкатер пятнадцать, казаков пять; мушкатер же с подпорутчиком Бабиным десять человек на реченной Коцкой пост прислать.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 41, л. 505, подлинник.
  

No 79

1770 г. февраля 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ ПОД ОПАТОВОМ

г. Люблин.

   Понеже в Сендомирском мятежники стали выдавать их называемые универсалы и приступать к выправе, то дабы их силу силою отвратить, по малой мере где от берегов Вислы и здешную сторону привесть в некоторую безопасность, за благо рассудили с Крашниковского посту порутчики: Воронежского драгунского Китаев, Суздальского пехотного полков Шипулин, прапорщики: Арцыбашев и Волков на них выступить, что они и учинили с человеками близко ста и единорогом. Сего месяца 20-го числа встретили их под Опатовым на чистом поле. Командиры у них были: Мощинской, Никловские, Мрозек, Пакош и иные. Из Шенявскова обозу всего их было по выправке сот восемь с пушкою. Прямо на них ударили и по продолжавшемся кровопролитном чрез шесть часов упорном сражении их наконец со всех сторон с поля сбили и прогнали. Особливо за недостатком опять конницы ни пушки, ни пленных взять, ни далее гнать и за наступлением ночи было невозможно. На месте положено около ста человек, расстреляно зарядов: 22 гранаты, одно ядро, три картечных, после чего сии храбрые и пред сим довольно отличавшиеся офицеры с их деташементом, обретши на Висле под Завихвостом, между тем от мятежников паромы потоплены, переправились на судах и прибыли в Крашник. Помощию божиею! с нашей стороны убитых нет, ранено мушкатер 1, казак 1, под господином Арцыбашевым убита лошадь. Взятое при сем случае в добыч: сукон 50 половинок, тако ж несколько шитого платья поделят на всю команду.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 10. подлинник.
  

No 80

1770 г. февраля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ КОНФЕДЕРАТСКИХ ПАРТИЙ В РАЙОНАХ КОЦКА И КРАСНИКА

г. Люблин

   С Коцкова посту господин порутчик Борисов меня рапортовал, что из-за реки Вислы мятежники малым числом людей в Луково, где с ярмарки, которой там быть надлежало, в воскресенье на первой неделе сего поста купцы разбежались, а Луковского рабина {Раввина.} они повесили и в Седлицы наезжают и опять возвращаются, а о больших мятежничьих партиях ныне не слышно. Просит Борисов о своих конвойных, что в Варшаве, их теперь больше семидесят.
   Из Крашника г. порутчик Сахаров рапортует, что мятежники его пост в числе 1 000 человек и двумя пушками атаковать хотели в самое то время, как их Крашниковской деташемент побил под Опатовым. Еще рапортует, что потом они их паромы на Соне около Ниски один, и кроме что в Завихвосте, в Сендомире и Рахове потоплены, чего ради я немедленно пост в Пулаве снова занял и понеже противной берег высок, то дал туда единорог. Каземирские паромы в Пулаве, Петровинской, ежели не потоплены, велел тако ж туда выпроводить.
   От 25 числа, о" же, г. порутчик Сахаров, рапортует: прислал к нему пан Салтык, что мечник сандомирокой, объявление, что по новому стилю марта 15 числа будет конфедерация в деревню Горлицу под командою маршалка Пулавского, а из деревни его, Салтыка, Хаткова, велено для оных привесть в показанную Горлицу съестных припасов и фуража. Оная ж Горлица 7 [верст] от Крашника по сю сторону реки Вислы, а по ту сторону реки Сона. Присланной от Салтыка при объявлении билет при сем прилагаю {К документу приложен билет (записка) на польском языке на до* ставку провианта (л. 13).}.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 11, автограф.
  

No 81

1770 г. марта 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РЕЗУЛЬТАТАХ РАЗВЕДКИ

г. Люблин

   Пулавского деташемента капитан Набоков меня рапортует, что командированной от него Суздальского полку адъютант Парфентьев за Вислу к монастырю Шецехову и околичности для разведывания возвратился с командою, не нашедши на мятежников нигде; но токмо команды Тарнавского ротмистр Вербицкой с 28-ю коньми, бывшей в Гневашеве, "взял тут поголовных 800 злотых, в службу трех хлопов добровольно, да насильно, живущего под местечком, королевского порутчика, которой был прежде сего у чищения Вислы. Услыша о наших, пошел к стороне Опатовской. С сей же стороны Вислы того посту подпорутчик Грабленов, для забрания ко оному паромов из местечка Стенжиц, был там, но их там нет, а забрал один малой в деревне Голумбе, поблизости Стенжиц, которой в Пулаву пригнал.

Бригадир Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 136, автограф.
  

No 82

1770 г. марта 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАЗВЕДКЕ ЗА РЕКАМИ САН И ВИСЛОЙ

г. Люблин

   Команда из Крашника при г. порутчиках Китаеве и Сахарове и протчих, в том числе волонтеры, бывшие шведской службы майор Тушер, капитан Кус, около 130 человек с единорогом и пушкою, для операцеи переправлялась с великим трудом за реку Сан, но не нашед тамо нигде вблизости мятежников, переправилась потом для поисков сего 4 числа чрез Вислу в Сандомир. Между тем в Крашник отсюда послано в резерв поменьше 50 человек при порутчике Шипу ли не с пушкою.
   И как я по дозволению вашего высокопревосходительства готов был отъехать в Варшаву, то получил от старшего офицера над вышеречеиною командою порутчика Китаева рапорт из Сан-домира, что он получил чрез жида из Сташова письмо г. генерал-адъютанта Чаоского, то ж и к нему писанной лист за печатью г. генерал-майора Грабовского, с которых он прислал копии, с оных копий же к вашему высокопревосходительству при сем прилагаю {К документу приложены две копии писем Чапского и Грабовского на польском языке (лл. 138 и 139).}. На что Китаев г. Чапскому ответствовал, чтоб он приехал в Сендомир на утрее, то-есть сего 5 числа в 25 конях на пороль. Чего ради принужденным я нашелся обождать.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 137, автограф.
  

No 83

1770 г. марта 10.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ВСЕМ ПОСТАМ О РАЗОРУЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ-ПЕРЕБЕЖЧИКОВ

   По силе ордера его высокопревосходительства господина генерал-порутчиюа и кавалера Ивана Ивановича фон Веймарна, пришедших из компутовых хорунгов, бежавших из Шенявского партии капрала одного, рядовых восемь, отданные вашими за отобрание у них всей оружейной аммуниции кроме лошадей, под присмотром бывшей панцырной хорунги хорунжему Рашевскому, тако и по своему определению оставить благоволили, то и есть ли еще и впредь таковые явятца, то поступать потому ж, то есть: отобрав от них всякое оружие и военную аммуницию, окроме саблей и лошадей, по взятии с них подписки, что впредь противу российских войск служить, в земле грабительствы, насильствие делать не станут и дома спокойно сидеть будут, отпустить на волю, а отобранные ружья, пистолеты и протчее тому подобное складя в одно место, под нашим караулом сохранить, объявя им, что при будущем спокойствии им отдано будет.
   Того для, ежели впредь таковые из компутовых хорунгов будут являтца, чинить по силе оного пункта в чем точное и непременное исполнение и, отбирая оружия, присылать сюда правящему комендантскую должность господину капитану Янышу.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 4 об.-- 5, подлинник.
  

No 84

1770 г. марта 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТПРАВЛЕНИИ КОМАНДЫ МАЙОРА С. ПЛЕЦА В ВАРШАВУ И О ДЕЙСТВИЯХ КОМАНДЫ МАЙОРА И. И. ФЕРСТЕРА

м. Пулава.

   Понеже около Радома, кроме малых мятежничьих партиев нет, то г. майор Плец с его командою отправляетца в Варшаву.
   Что компутовым в м. Сольце от Пулавы 4 мили живут смирно, то взятую мною подписку с порутчика Служевского, тамошнего комисара его превосходительства графа Флемминга, при сем прилагаю {К документу приложена подписка поручика Служевского на польском языке (л. 38).}, паче для его самого, ибо он на них жаловался.
   Г. майор Ферштер с прибавлением несколько кавалерии с Коцкого посту меня рапортовал, что он действует против мятежников Жулковского, Дашкевича и Баховского с около 150 коньми за м. Седлецом к м. Мордам.

Генерал-майор Александр Суворов1

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 37, автограф.
   1 Суворов произведен в чин генерал-майора 1 января 1770 г., а подписывается впервые этим чином 19 марта потому, что только около этого времени он получил патент на этот чин.
  

No 85

1770 г. марта 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ ДЛЯ ЗАНЯТИЯ ОПАТОВА И УДЕРЖАНИЯ САНДОМИРА

г. Люблин

   Во исполнение ордеров вашего высокопревосходительства сим доношу, что под No 463-м {Ордером No 463 от 4 марта Веймарн предлагал отправить в Полонное пленных конфедератов (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 54--60).} пленные конфедераты сто шестьдесят семь человек из Красностава в Полонну и далее отправлены.
   Под No 456-м {Ордером No 456 от 4 марта Веймарн: 1) одобрял наложение Суворовым денежных штрафов на конфедератов и их сообщников и укрывателей и рекомендовал брать побольше провианта, фуража и денег для увеличения контрибуционных сумм, а особенно предлагал брать с монастырей, которые хранят провиант для конфедератов, оставляя монастырям только необходимое для пропитания количество припасов. 2) Предлагал взятые у конфедератов чугунные пушки уничтожать, а медные присылать к нему, в Варшаву. 3) Обвинял Суворова в чрезмерном расходовании денег на лекарства. 4) Требовал сведений о контрибуционных сборах. 5) Сообщал о недополучении им 14 злотых из полученных с Млодзиевского за соль денег и присланных в Варшаву с курьером. 6) Сообщал о представлении к награде офицеров, отличившихся В сражении при Опатове, и о посылке в Люблин снарядов.} -- по 1-му пункту исполнение чинено будет. По 2-му -- чугунной фелдшланг не тежел и в службе, а сверх того вашего высокопревосходительства прошу приказать сюда прислать две какие ни есть конфсдерацкие пушки, ибо для содержания Сендомира и Опатова число то мне необходимо, и хотя я ныне же бригады моей чрез господина подполковника Ланга Сендомир занимаю, но за отправлением отсюда в Прагу излишнего числа счислявшихся в егарях тамошних рот, прошу прислать по рапортиции вашей в число пяти недостающую Суздальского пехотного полку роту; но как по здешнему числу людей, тако ж и по положению места, Сендомира без Опатова долго содержать не можно, то сие последнее место я немедленно займу, когда обещенные мне от вашего высокопревосходительства сто казаков к команде моей прибудут. Без занятия же сих двух мест по нынешним и должным быть впредь обстоятельствам, доношу, что вся сия земля ненадежна, сам по себе Сендомир открывает горы, где мятежничьи норы суть. Занятие же Сендомира ныне нужно есть и по сообщению господина генерал-майора Буткевича ко мне, с которого при сем копию прилагаю {К документу приложена копия сообщения генерал-майора Буткевича Суворову, переписанная последним собственноручно, о приемке и допросе конфедератов и сделанных ими сообщениях о расположении и численности их частей.}. По 3-му -- о медикаментах. Оные требованы были пред сим по ордеру вашего высокопревосходительства на весь Суздальской полк, но как между тем здесь медикаментов не было, а были больные и раненые, то для вероятности поданные мне при рапорте от капитана Яныша регистры лекарств при сем прилагаю {Регистров лекарств в деле не обнаружено.}. Что же бы здешней аптекарь за оные взял из привезенных ныне сюда в натуре, то я сие препоручил капитану Янышу; в противном случае, хотя бы за них заплатить и деньги, то останутся те медикаменты, кои ныне возвращены бы были натурою, впредь по употреблению со обыкновенным расходом. По 4-му -- место провианта и фуража с монастырей полученные деньги по просьбе от оных, старших, как я вашему высокопревосходительству прежде рапортовал, при первом случае отправлены будут в контрибуционную сумму в Варшаву верно. По 5-му -- исполнение чинено будет по возможности и поелику староста роженской Младзиевской вправде при-знаватца будет, что от меня по способности на Крашниковской пост и приказано, ибо самому мне в таковые подробности ни вступатца, ни входить времени действительно нет, а четырнадцать злотых польских для отдачи в Варшавскую соляных сборов комиссию, по выправке, ежели в том ошибки нет, вашему высокопревосходительству впредь представлено быть имеет. По 6-му -- известен и приношу мою благодарность. Пушечные заряды получены; также и единорог Володимерского полку: как Люблин открыт, то Крашниковской пост его закрывает; по состоянию моих постов и по положению земли казаков было у меня весьма мало, хотя господа Древич и Рен имели их со излишеством, и дозвольте ваше высокопревосходительство донесть, чтоб я с оными и иными их команды войсками по долгу, рангу и усердности моей по малой мере ни меньше, ни хуже императорскую службу доныне отправить мог, в чем ссылаюсь на мой вышшей генералитет. По нынешнему ж вашего высокопревосходительства расписанию известную мною к службе ревность наблюдать буду; и как скоро сто казаков к команде моей прибудут, то в состоянии буду твердо содержать Сендомир, но и Опатов, и с помощиею божиею по возможности частию очищать и горы, и сей пост в истинной надежности иметь: токмо едино то, чтоб за мои, хотя может быть неблистательные, но общему добру споспешествующие труды и ежевременные беспокойствия без награждения протекцией) вашего высокопревосходительства оставлены не были. Когда же я вашему высокопревосходительству о штаб-офицере представлял, то сами изволите знать, что у меня тогда и с полгода назад его не было.
   По секретному вашего высокопревосходительства ордеру под No 458-м {Секретным ордером за No 458 от 4 марта Веймарн предупреждал Суворова о желании предводителя конфедератской партии Яниковского примкнуть со всеми своими войсками к русским и предлагал временно воздержаться от соединения с Яниковским, но и не выступать против него.} исполнение чинено быть имеет.
   По ордеру под No 457-м {Ордером No 457 от 4 марта Веймарн отвечал на рапорты Суворова от 17 февраля (не публикуется) и 18 февраля (см. документ No 77). По первому он сообщал Суворову об обстоятельствах гибели четырех казаков и по второму предлагал обозного Щученкова и двух казаков, отбитых у конфедератов, прислать в Варшаву.} исполнение чинено будет. Троицкого полку обозной Щученков отослан в Полонну для отправления к его полку, а два казака, по прибытии в Коцк не ведомо куда бежали.
   Господин майор Ферштер меня рапортует, что команды его подпорутчик Заворуев взял в полон четырех мятежников, что он опять ходил к Седлицу и что от того местечка мятежники Локо-тович и думаю Жулковской, Баховской более пятнадцати миль и за Буг и что потом он, г. Ферштер, со всею командою отправится к Варшаве.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, лл. 473--474, подлинник.
  

No 86

1770 г. марта 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ, НЕОБХОДИМОГО ДЛЯ ОБОРОНЫ г. САНДОМИРА

г. Люблин

   Понеже за подлинное известие есть, что те мятежники в числе побольше ста коней, которые шатались около Варшавской дороги под командою ротмистров Жулковского, Танишевича и Баховского, с коими майоры Плец и Ферстер несколько дела имели, ушли за Буг чрез Дроецен, то для известия о сем писал я командующему деташементом в Гродне.
   Подлежащие в контрибуционную сумму взамен провианта и фуража с монастырей деньги всего пятьсот сорок червонных семь копеек с половиною отправлены с греком Яганом Фоксом, також и подлежащие [в] Варшавскую соляных сборов комиссию. Против 5 пункта ордера вашего высокопревосходительства под No 456-м {См. примечание 2-е к док. No 85.} взятые с Млодзиевского, по выправке, как явствует по рапорту капитана Яныша, дополнительные.
   Подполковник Ланг займет Сендомир с человеками побольше полтораста и пушкою. Будет иметь в резерве, в Крашнике, поменьше ста человек. Здесь людей почти нет. Прошу роту поскорее прислать, да сто казаков; понеже без того Сендомира долго держать не можно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 301, автограф.
  

No 87

1770 г. марта 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ ДЕНЕГ ДЛЯ ОПЛАТЫ РАЗВЕДЧИКОВ

г. Люблин

   Понеже на экстраординарные расходы суммы у меня нет, а как от меня посылаютца частые шпионы, то в рассуждении нынешних обстоятельств взято заимообразно из отпущенной из обер-провиантской комиссии на продовольствие бригады моей провиантом и фуражем суммы, из пехотного деташемента, триста червонных, состоящие курсом в два рубли шестьдесят копеек с четвертью. О чем вашему высокопревосходительству донеся, прошу для возврату в вышеозначенную отпущенную на провиант и фураж сумму откуда следует повелеть отпустить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 18, л. 476, подлинник.
  

No 88

1770 г. марта 27.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ ОБ ОТПРАВКЕ СУЗДАЛЬСКОЙ РОТЫ В КОЦК И ЗАНЯТИИ М. ЛАНГОМ г. САНДОМИРА

г. Люблин

   Егари суздальские излишние, принадлежащие до остающих рот в Праге, отсюда отправлены и приказано оным следовать туда с поспешением: чего ради и по умалению людей прошу вашего высокопревосходительства назначенную по рапортиции Суздальскую прибавочную роту скорее в Коцк отправить приказать, которая тамо пост содержать имеет, о чем я и к господину полковнику Штакельберху писал. Також покорно вашему высокопревосходительству упоминаю о моем представлении обещанных прибавочных ста казаках скорой присылке.
   Сендомир подполковник Ланг занял, конфедерацкие около Дуклы и будто из Епериеса тысяча человек, да за Опатовым тож, пусть больше или меньше, да надобно мне с ними прежде разделаться, доколь за Вислою утвердится мог, они же весьма ныне умножаются, недалеко и до травы {Т. е. до появления подножного корма для лошадей.}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д 13, л. 479, подлинник.
  

No 89

1770 г. марта 27.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТПУСКЕ ДЕНЕГ НА ОПЛАТУ МЕДИКАМЕНТОВ

г. Люблин

   По ордеру вашего высокопревосходительства от 4 марта под No 456-м {См. примечание 2-е к документу No 85.} по 3 пункту мне приказано из привезенных сюда принятых на полк Суздальской медикаментов, дабы двойного и напрасного казенного расхода не было, Люблинскому аптекарю возвратить все забранные от него и не издержанные медикаменты. Но как оных медикаментов в натуре сюда прислано мало и стать может, полагая весьма умеренное число больных, только на четыре месяца, сверх же того здешней аптекарь вовсе отказался на место забранных у него от замены в натуре, а хочет за оные деньги, кои ему и выданы всего сто тридцать восемь червонцов два рубли двадцать одна копейка курсом в два рубли шестьдесят семь копеек с четвертью из определенной от обер-провиантмейстерской господина Львова комиссии на мою бригаду пехотной деташемент заимообразно. И хотя реченному аптекарю сии деньги содержать велено сохранно на время до определения вашего высокопревосходительства, но я, уповая, что с выдачею оных согласны быть изволите, тако ныне из отпущенных от упоминаемой ведомства господина Львова комиссии уже забрано заимообразно реченные сто тридцать восемь червонцов два рубли двадцать одна копейка в курсе два рубли шестьдесят семь копеек с четвертью, да пред сим на шпионов и разные чрезвычайные расходы оставлено триста червонцов курсом в два рубли шестьдесят копеек с четвертью о возврате которых в провиантскую и фуражную сумму откуда надлежит, прошу вашего высокопревосходительства приказать учинить отпуск.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 481, подлинник.
  

No 90

1770 г. марта 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СОСТОЯНИИ ПОСТОВ И ВЫСТУПЛЕНИИ ЗА ВИСЛУ

г. Люблин

   Разсуждая зрело о нынешних обстоятельствах и вникая в предбудущие со следствиями их, оставляю я Сендомирской, Коашниковской и Пулавской посты столь же почти сильны как ныне, так же и Люблин; из Рубишева перевожу двадцать драгун в Красностав, а оной пост несколько ослабеваю, сам же с человеками побольше полтретье ста и двумя пушками иду наперед очистить по ту сторону Вислы, как бы то ни случилось, и заверну к Сендомиру. На сие употреблю времени довольно, но Коцкой пост весь опорожниваю, кроме двенадцати казаков, во ожидании роты Суздальского полку из Праги. К майору Фер-стеру я писал, чтоб он, ежели не сошел из Желехова, до того выходить погодил. Сию операцию начну я из Пулавы и тайно, далее вашему высокопревосходительству донесть не мог. Коли бы мне теперь сто казаков послужили, уповаю, что ваше высокопревосходительство меня среди сего ими не оставите, ибо хотя бы разбить и случилось, но искоренить и перехватать способу без них нет. Чапской просил меня о паспорте в Люблин тайно, но я ему послал цыдулку.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 13, л. 480, автограф.
  

No 91

1770 г. марта 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   С Сендомирского посту Каргапольского карабинерного полку господин подполковник Ланг, которой оной занял 25 марта, от 27-го. марта рапортом меня уведомляет, что в околичестве от Сендомира в восьми милях возмутителей нет, а сего месяца 24-го числа от маршалка Пулавского присланы были с строгим повелением три человека конфедерат в местечко Опатово для приготовления на команду его к 29-му числу сего месяца тысячу хлебов, четыре бочки сельдей, пива и вина довольного числа. Но как оной Пулавской прослыша, что войски наши есть в Сендомире, со всею своею командою потянулся к Краковской стороне; а генерал Чапской в Опатове был больной пять дней, и слышно что от команды их возмутителей отрешен и где он ныне нахо-дитца, и после его оставшая команда в осьми стах конях и при трех чугунных пушках куда пошла -- неизвестно; Сендомирской конфедерации от маршалка Грабия Тарнавского из местечка Баранова и местечка Сендомира к эконому Высоцкому послан был человек, чтоб как со оного местечка, так и с протчих ближних мест деньги хиберные {См. терминологический словарь.}, поголовные кварты, в местечко Бараново ему, Высоцкому, доставить.
   Мои же примечания суть: Пулавской в Горлицах, где их заводитца обоз, а к Краковской стороне разные партии разновременно бродят и подлинно под именем команд или дивизий Пулавского. О Чапеком вашему высокопревосходительству вчера уведомлял в шифрах. А команда Яниковского и Чапского коней ста два тоже шаталась к Кракову, к Пинчову, Вислице, недавно от нее отстали последние 40 компутовых, из оных явилось здесь 6 человек. В Баранове Миколовской и несколько десятков было, тоже называемые дивизии Тарыавского. Примечательно же, что при известной стычке г. Китаева с товарыщи под Опатовым, сотни против их нескольких сот, все те их партии тогда в разные стороны разбежались и поныне боятца, в земли же в великом презрении.
   Нет удачи напугать полутче Мазовецких мошенников. На досуге не исправит ли сего капитан наш, стоящей в Гурах, как я слышал. Ему надлежит очищать пущу к Варке и к. . . {Слово неразборчиво.} по сим лесам они Пилицей владеют, от меня ныне к самой Пилице немного тяжело, но будет время.
   Беринской из Габлутова, сказывают, скрылся и от мятежников положены за его голову деньги.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 91, подлинник.
  

No 92

1770 г. марта 30.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ УКОМПЛЕКТОВАНИИ ДРАГУНСКИХ ПОЛКОВ

г. Люблин

   Бригады моей полку Воронежского драгунского господин капитан Голешев рапортом мне представляет о укомплектовании его экскадрона в положенное число людьми на место умерших, убитых и бежавших, также и неукомплектованных, а именно прапорщиком одним, каптенармусом одним, капралом одним, рядовыми тридцатью тремя, всего тридцатью шестью человеками, да Володимерского драгунского ж полку в команде порутчика Веденяпина разных чинов в число полнова экскадрона недостает капитана одного, прапорщиков двух, вахмистра одного, ротных квартермистров двух, каптенармуса одного, капралов двух, цырюльника одного, барабанщика одного, рядовых сорока осьми человек, всего всех пятидесяти девяти человек, о чем я вашего высокопревосходительства прошу, дабы оные Воронежской и Володимерской экскадроны вышеозначенными чинами откуда надлежит укомплектованы были. А в Санкт-Петербургской карабинерной эскадрон, надеюсь, что следующие в тот эскадрон чины от вашего высокопревосходительства вскоре докомандированы будут.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦНВИА, ф. 119, д. 43, л. 106, подлинник.
  

No 93

1770 г. апреля 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СТОЛКНОВЕНИЯХ С КОНФЕДЕРАТАМИ И ЗАНЯТИИ ЗАМКА ИЛЖА

м. Илжа

   В Радоме бернардины упустили Кохановского тарнавца, которой у них того часу как ушел, приобщался святых тайн. Они ничем кроме приложенного при сем {К документу приложены: показание шляхтича Чосноского и два документа на польском языке (лл. 97--99).} письменного не заплачены, весь Радом на них походит! Приложенная копия с Тарнавского универсалу Радомское таинство объясняет. Их ста два-три есть, из них.
   Суздальского п[олка] подпорутчик Грабленов и Санкт-Петербургского корнет Бергольц вчера ж с 36-ю человеками разбили человек 80 под местечком Едлинским, от Радома 2 мили, ночью, где они скрылись за водами и пехота принуждена была итти вброд погруди. На месте из них осталось только три, а раненых может быть уехало наполовину или на треть, ибо часа с два по местечку за ними гонялись; с нашей стороны урону нет. Они ушли на две партии к деревне Блотнице от м. Едлинска 1--1/2 мили, где достальные были и их с собою подняли по лесам. Казаков с ними только 24!
   Маленькая колонна порутчика Китаева заняла Илжу; он в местечке и замке никого не нашел, а только у 24 чугунных орудиев в замке, чтоб мятежникам не было привады, уши обиты ч лафеты с колесами сожжены. Простенки же около замка с пехотою легко перелезть можно, чего ради их не ломали.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 96 и об., автограф.
  

No 94

1770 г. апреля 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПОД СВЯТЫМ КРЫЖЕМ И ОПАТОВОМ

м. Климонтов

   Из Илжи шли мы на две маленькие колонны, правая колонна разбила партию Гадзевичеву под Свянтым Крыжем, подпорутчик Грабленов взял в полон четырех товарищей, столькож почтовых {См. терминологический словарь.}, убит наместник. Китаев в монастыре [взял в полон (?)] товарищей двух почтовых, в левой колонне, которая шла на озеро в Опатово. Адъютант Парфентьев и корнет Бергольц недалеко отсюда Мощинских убили двух, взяли в полон его наместника, двух товарищей, двух почтовых, мы же без ран {Так в оригинале.}. Батюшка, сто казаков {О присылке казаков см. док. NoNo 58, 86, 106, 107.}.
   Погода очень дурна, мы очень устали, будем отдыхать в Сендомире. Заходили и в замок Уезд, никого не застали.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 186 и об., дешифровка.
  

No 95

1770 г. апреля 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ ПРИ ДЕРЕВНЕ НАВОДИЦЕ

г. Люблин

   Ваше высокопревосходительство покорно поздравляю с нашею победою в полумили от м[естечка] Климентова под деревнею Новидики, одержанною над тарновцами и частью пулавцов сего месяца 8-го числа на рассвете.
   В последствие моего пред сим вашему высокопревосходительству рапорта, после сшибок под Радомом, Свянтым Крыжем и Опатовом, с известным нашим выигрышем пришли мы в Сендо-мир и, хотя жестоко устали, но, отдохнувши тамо часов десять, выступили снова на те Кривницы, Сташево и, идучи долго по мятежничьим следам, кои шли сами для нападения на Сендомир, отнюдь от меня не опорожненной, напали на них, закрытых в густом лесу. По положению места нашей кавалерии, почти всей, кроме резерва, что за пехотою, досталось быть направе, а пехоте налеве, егери по крыльям. Мятежники же построили по-шахматному. Первее пошел на них с пешими егерями Суздальского прапорщик Шипулин и с 24 человеками пробился влево, сквозь, для занятия посту в Климентове.
   Подкреплял его Суздальского подпорутчик Грабленов с 18-ю гранодерами, но порутчик Сахаров ударил на штыках на их батарею и сорвал оную в миг. В сей пехотной линии был и подпорутчик Железнов. В то же самое время, с правого крыла Воронежского, многократно отличавшейся порутчик Китаев на палашах с драгунами врубился в их шквадрон, как и Суздальского адъютант Парфентьев с конными егерями из драгун и казаками на них вообще ударил, и с подкреплением карабинер все переломали. Но они, после первой атаки будучи выбиты, в поле строились против нашей кавалерии еще три раза, особливо под покровительством одной оставшей у них пушки, токмо как последний раз наша кавалерия бросилась на них чрез болотной ручей на гору, снова их сшибла на излом, под предводительством адъютанта Парфентьева пушку отбила, то более они уже держатца не стали.и ударились в совершенное бегство. Сражение продолжалось только часа два-три. Уповательно, что их погибло наполовину, в том числе лучшая часть их офицеров. Мощинскому изрубил голову карабинер Путинцев. Сказывают, что после упал мертв, а был в полону, только выручил его хорунжей, которой зато от того карабинера изрублен наповал; так и с прот-чими.
   Пленных почти нет, то-есть только нижних чижж человек десять: товарищества, гусар и казаков. Гусары их и казаки очень хорошо стояли и все почти пропали, а как в плен брать? С одной стороны, не сдаются, а с другой, сами изволите знать число наше и их. Другая же половина рассеялась, изранена довольно. Гнали их по мягкому грунту больше мили. Тако они разбиты в клочки, жаль, что Тарнавской и Пулавской из Конечны сего не видали. Пушек взято пять, ящиков -- два, их хоругва и иной добычи довольно. Весьма отличились гг. Сахаров, Китаев, Пар-фентьев, прапорщик Шипулин, вахмистр из дворян, от драгун Воронежского Гушков и тоже из дворян Суздальского сержанты: Землин и Кузьмин. Потом и простые господа офицеры, в том числе и Санкт-Петербургского эскадрона корнет Бергольц, и заслуживают полное ее императорского величества всемилостивейшее монаршее благоволение, как и высокую протекцию вашего высокопревосходительства. Сие кровавое сражение стало мне с ранеными человек меньше десяти, лошадей почти тож. Под карабинерным порутчиком Домогацким убита лошадь. Не забудьте, ваше высокопревосходительство, и меня.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 184 и об., подлинник. Опубликован в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 117--119.
  

No 96

1770 г. апреля 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РОЗЫСКЕ УКРЫВАВШИХСЯ В РАДОМЕ КОНФЕДЕРАТОВ

   С Пулавского посту меня рапортуют, что по объявлению местечка Радома войта Яна Заесковского и мещанина Антониа Масковского о бывших у них сего месяца 8-го числа конфедератах посылана была c того посту для схватания их партия, а где оная была и в каких местах, вашему высокопревосходительству маршрут с оригиналом, равно и взятую с оных войта и мещанина подписку при сем представляю {К документу приложен маршрут команды прапорщика Шипулина и показания войта Заесковского и мещанина Масковского (лл. 244--245 и об.).}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 243, подлинник.
  

No 97

1770 г. апреля 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С СООБРАЖЕНИЯМИ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   На ордер вашего высокопревосходительства под No 617-м {Ордером No 617 от 1 апреля Веймарн рекомендовал послать войска Герсдорфа в Бялу и Славатиче и собрать с деревень и местечек, принадлежащих князю Радзивиллу, фураж и провиант бесплатно, а с поместий Потоцкого по квитанции (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 87--88).} нижеследующее доношу.
   Господину полковнику Герздорфу лутче пехоту и пушки, как и казаков, разделить во оба места в Бяло и Словатичи, особливо что Словатичи и без того открыто. О чем, как и в касающемся до продовольствия с Радзивиловых или и подчашего Потоцкого деревень, в силу реченного ордера я ему предписал, буде же что дополнить надлежит, то я оное оставил до моего вскорости с ними в тех местах свидания. Копии вашего высокопревосходительства ордеров прошлого 769 от 14-го ноября под No 1824 {К ордеру No 1824 от 14 ноября 1769 г. см. примечание к документу No 56.} и сего году от 12 генваря под No 86-м {К ордеру No 86 от 12 января приложена форма сведений о состоянии людей и лошадей, которую предлагалось своевременно высылать всем деташементным командирам (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 8--10).} я к нему отправил. Впротчем пред сим, как скоро я услышал, что господин полковник Герздорф с его деташементом в повеленные ему места прибыл, то я ему приказал очищать вправо Мельник и Дрогецин к Семятичам, а что далее на Брянск, о том сообщатца с деташементом в Гродне, которой его легче. Впереди себя ведать Венгрово, Седлиц, Луково к Коцку; влеве у него твердо и только чтоб не пропускать паче чаяния малые партии от стороны Томашевских лесов, продирающихся около Хелма, Парцова, доколь команды главной армии не уйдут и опасность в той стороне обновится. С уланами в спине иметь дружбу и сообщаться с Браницким.
   В сем состоит все учреждение по нынешним обстоятельствам!
   Правда, 8-го апреля мятежники под Наводицом наголову побиты, но еще тем Краковское не очищено, где они малосильны, и г. Древиц, разделясь по числу их партиев, ныне то легко с растоптанием их исполнить может; хорошо коли бы между тем Краковская рота и пятьдесят казаков в Сендомир выпровожены были. И мне бы их самому выводить и время на то тратить нужды не было, а господин полковник Штакельберг заворотное крыло имел бы в Опатове, тогда и перевозы от Сендомира до Пулавы все очистить можно, на что время осталось короткое. Ныне же солецкому управителю хотя перевозное судно я из Пулавы возвратить и приказал, но ежели мятежники на оном переправлятца будут, то я за сие не отвечаю. Почти же все вообще те управители с мятежниками под предлогом страха в поборах делятца; маленьким же судам и лодкам и без того по Висле переезжать запрещения не было; из Солец же до Пулавы только мили четыре. Ордера вашего высокопревосходительства господам Лобрию и Древицу, касающимся до нужных мне сто казаков, отправил до того только, что казаков несколько мало в Коц-ке, а Сендомирской и протчие посты остаютца на прежнем осно вании и предмете. Господин полковник Штакельберг пока в Люблине, а Ланг в движениях. Часть под конфедерацкими пушками лошадей по возможности безденежно кормить велел.
   Дозвольте ваше высокопревосходительство упомянуть, чтобы ныне вправду его сиятельство князь Голицын Пилицу вычистил, для чего истинно надлежит разделитца на разные части и хотя на то несколько времени употребить; Вербовской, Ставской, Кохановской, Дербицкой и Сендомирской бедные люди суть. Я бы их и по клочкам разбил и в кучу согнал, да недосуг. И так хотели сорвать Сендомирской пост, хотя на то должно взирать с пренебрежением, но с беспрестанною заботою. Боже даруй! чтоб между тем князь Голицын реченных мятежников уж задавил.
   За укрывательство Гадзевича с его партиею цистерцов Святого Крыжа, как мы оную против 4-го апреля под тем местом разбили и несколько мятежников на горе в самом монастыре скрытых нашли, велел я господину подполковнику Лангу при случае, ежели можно, взыскать в контрибуционную сумму 500 червонных. Ежели взыщутца и ваше высокопревосходительство то неблагоприимете, как я вовсе в том неискусен, то те деньги можно им будет опять возвратить.
   Прошлой раз в замке Ильже отбиты уши и сожжены лафеты с колесами у 24 чугунных пушек, все почти они были легкие и к службе годные. Сии суть мятежничьи артиллерийские магазеины, из них они довольствуютца по богатству у них пороха и свинца; тож слышу есть например в Кельце и с превосходством. Пробратца мне туда времени нет, да будет ли еще время и силы г. Лангу сие исполнить, хотя я ему и наказал. Итако жаль, что мятежники, ежели то правда, тут снова тем попользоватца могут, как они хотели. Ченстохов служил долго довольным примером. Итако лутчее дело есть, чтобы всю такую сборную артиллерию без разбору во всех местах, где она ни нашлась бы, корень истреблять.
   Протчее посему вашего высокопревосходительства ордеру исполнять буду.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф-. 119, д. 43, лл. 255--256, подлинник.
  

No 98

1770 г. апреля 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СНАБЖЕНИИ И. И. ФЕРСТЕРА БОЕПРИПАСАМИ

   г. Люблин Вятского карабинерного полку г. секунд-майор Ферстер рапортом представляет о снабдении в комплектное число на место выпаленных в бывшее под деревнею Олиски с мятежниками сражение на кавалерию трех сот патронов с пулям", о чем вашему высокопревосходительству доношу. Но как он, господин, майор, выступает из местечка Желехова по повелению вашего высокопревосходительства в Варшаву, где и имеет он откуда следует истребовать.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, 265, подлинник.
  

No 99

1770 г. апреля 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ КОМАНДЫ КАПИТАНА С. ШЛИССЕЛЯ В м. БЯЛА

г. Люблин

   Бригады моей Нашебургского полку господин капитан Шлиссель от 1-го числа апреля меня рапортует, что с имеющимися в команде его Нашебургского полку двумя мушкетерскими ротами по ордеру его превосходительства господина генерал-майора Деколокга, в силу повеления вашего высокопревосходительства, из Несвижа в местечко Бяло минувшего марта 24 числа прибыл, где и велено ему быть под командою третьего кирасирского полку г. полковника Герздорфа. А по представлению его об удовольствовании команды его оных двух рот на сей 770 год аммуничными деньгами и сего ж году за истекающую генварскую треть жалованье, я к нему писал, чтоб требовал от господина обер кригс-комиссара Трусова. А о возврате по рапорту его в имеющуюся у него на продовольствие людей провиантом сумму употребленных им на медикаменты денег, всего двадцати четырех Рублев девяносто двух копеек с половиною, вашему высокопревосходительству представляю.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 267, подлинник.
  

No 100

1770 г. апреля 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАСХОДОВАНИИ МЕДИКАМЕНТОВ И ДЕНЕГ НА ДОВОЛЬСТВИЕ ПОЛКОВ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства апреля от 1-го числа под No 54 {Ордером No 54 от 1 апреля Веймарн предлагал экономить купленные в Люблине медикаменты и сообщал об отпуске денег из экстраординарной суммы для покрытия взятых заимообразно из других сумм (см. ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл, 89--90).} мною получен, по которому во исполнение в Люблин купленные медикаменты сколь возможно наблюдая экономию, на довольствие больных Санкт-Петербургского карабинерного, Воронежского и Володимерского эксадронов, то-ж и на казаков употреблены быть имеют. На заплату заимообразно взятых из провиантской суммы сто тридцать восемь червонцев, равно из той же суммы на шпионов и протчих чрезвычайных расходов триста червонцов, всего четыреста тридцать восемь червонцов Суздальского пехотного полку от господина полковника Штакельберга получены и в провиантскую сумму заменены, а на приход и расход книги учинены и употребляемы в расход будут, считая каждой червонец в два рубли семьдесят четыре копейки. По прошествии ж каждой трети о расходе сих денег ведомости вашему высокопревосходительству представлять не премину и в протчем по повелению вашего высокопревосходительства исполнение чинено будет.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 253, подлинник.
  

No 101

1770 г. апреля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ КОНФЕДЕРАТОВ У РАДОМА И СТЫЧКАХ С НИМИ

г. Люблин

   Состоя в намерении занять нам во многом рассуждении, а паче для возбранения возмутителям взад и вперед свободного через реку Вислу переправления, важного поста в местечке Сендомире и имея известие, что разные возмутительские партии в числе от пятидесяти до ста и выше коней разъезжают для набору людей и денег около местечек Радома, Свянтого Крыжа и Опатова, собрав из протчих постов и яко из самого Люблина команду сот до четырех пехоты, конницы и казаков, с двумя полковыми единорогами и переправясь чрез Вислу, пошел сам со оным деташементом к местечку Радому, где по моим известиям нарочитая часть возмутителей, под предводительством их ротмистра Кохановского, быть имела. И сколь поспешным и проворным не было мое туда следование, оного Кохановского с его партиею, обывателями, а паче попами и монахами уже остереженного, тамо не застал; и сведав, что разделясь на разные части, побежали в разные места, почему и отправил в разные ж стороны вслед за бегущими, а именно Суздальского пехотного полку подпорутчика Грабленова и Санкт-Петербургского карабинерного полку корнета Бергольца с тридцатью шестью человеками и не с большим того числа войском Воронежского драгунского полку порутчика Китаева. Первые, сего месяца в 1-й день, отошед две мили от Радома, заставая возмутителей, скрывшись за водами под местечком Едлинским в числе осьмидесят конях и перешед водами разлитых мест по груди вброд, напали ночью на возмутителей и разбили оных с уроном, хотя трех только на месте убитых, но немалого числа раненых, коих число потому малым быть не может, что почти два целые часа и до тех пор за бегущими гнались, покуда, разделясь на две части, спасения своего нашли в густых лесах. Порутчик же Китаев, отправленный к местечку Илжу, не заставая уже тамо скоропостижно ушедшего неприятеля, пошед в тамошней замок и находив во оном до двадцати четырех чугунных орудиев, дабы мятежники оными вперед пользоватца не могли, отбив у оных пушек и сожегши лафетов с колесами, соединился, яко и команда подпорутчика Грабленова и корнета Бергольца с главною при мне командою, которою продолжая свой путь двумя маленькими колоннами -- правая к Свянтому Крыжу, а левая к Опатову -- обоим сим колоннам удалось сего месяца 4-го числа, застав, мятежников нарочито побить, а именно: первая колонна, при которой я и сам находился, под командою подпорутчика Грабленова, разбила под упомянутым местечком Свянтым Крыжем партию Гадзевича, где оным подпорутчиком Грабленовым в полон взяты четыре товарища и убито столько-ж почтовых с наместником, а порутчиком Китаевым, при той же колонне находящимся, в полон взяты ретировавшиеся в монастырь двое товарищей и несколько почтовых. В то же время вторая, влеве на озеро во Опатово следующая колонна, напав на партию мятежничью Мощинского, разбив и разогнав оную, быв под предводительством адъютанта Парфентьева и корнета Бергольца, убили двух и взяли в полон наместника, помянутого Мощинского, двух товарищей и двух почтовых. При всех сих малых стычках с нашей стороны ни одного убитого, ниже раненого не имелось.
   Гоняя несколько уже суток беспрерывно в большой распутице и непогоде за мятежниками, следовал со всею командою в местечко Сендомир, как для оставления команды к содержании: тамо поста, так еще и для некоторого отдыхновения от понесенных больших трудов весьма утомленных людей. И находясь тамо, получив известие, что мятежники сбираютца со всех мест к чинению нападения на Сендомир, оставляя в Сендомире при подполковнике Ланге для удержания сего поста команду до ста человек, выступил, поотдохнувши часов до десяти, с командою встречу мятежникам, к стороне местечек Покривницы и Сташево и, идучи долго по их следам, сего месяца 8-го числа застал оных в закрытом густом лесе, неподалеку от местечка Климентова при деревне Нозидиски. Возмутители, коих число было несколько поменьше тысячи, все изрядные люди, под предводительством Мошинского, Микловского, Гадзевича, Коровецкого и Матовидла, который последний командовал казаками из украинских, совсем нашим подобные, приметя моего к ним приближения и имея при себе пять пушек, построились они по-шахматному. По положению места не удалось мне своих войск инако построить, как кавалерии всей, кроме резерва, что за пехотою был, направе, а пехоте налеве, егари по крыльям, в резерве-ж имелись пятьдесят человек пехоты с небольшим числом конницею. Сим образом построившись, впервы {Так в подлиннике.} пошел на них с пешими егарями (ибо и несколько оных для догонки бегущего неприятеля на лошадей посажены были), Суздальского полку прапорщик Шипулин с двадцатью четырьмя человеками, пробился влево, сквозь, для занятия посту в Климентове, имея себе в подкрепление того ж полку подпорутчика Грабленова с осьмнадцатью гранодерами. В то же время порутчик Сахаров, имея при себе подпорутчика Железнова, ударил на штыках на их батарею и сорвал оную вмиг, с правого ж крыла, в самое ж то время, Воронежского драгунского эскадрона многократно отличившейся порутчик Китаев, на палашах с драгунами врубился в их эскадрон, как и Суздальского полку адъютант Парфентьев с конными егарями, драгунами и казаками на них вообще ударил, с подкреплением карабинер, все переломали. После сей первой атаки возмутители, будучи выбиты из скрытных лесных мест в поле, строились против нашей кавалерии еще три раза под защитою одной оставшей у них пушки; но как последней раз наша кавалерия бросилась на них, чрез болотной ручей на гору, снова их сшибла и, ударя, адъютант Парфентьев с находящимся при нем на фланге войском, последнюю пушку отбил; то более они уже держатца не стали и ударились в совершенное бегство. Сражение продолжалось часов до трех и убито неприятелей на месте сот до трех, или больше, е числе которых находился их известной и храброй хорунжей Грабковской, вкупе и славной разбойник, как и разные их офицеры; сам их первой предводитель Мощинской жестоко был по голове изрублен. За бегущими небольшое число нашей кавалерии гнались мили на полторы в лесах и топких местах, что и было притчиною, что оных в плен взято не больше как один капрал и три рядовых гусар, товарищей три и казаков три; в добычь получено: хорунгва одна, пушек пять, в том числе медная фунтовая с лафетом одна, ящик пушечной один, в нем зарядов с ядрами шестьдесят, картечь железных жеребейков тысяча пятьсот, пороху мушкетного пуд двадцать фунтов, карабинов годных и негодных шестьдесят, пистолет пар годных и негодных восемьдесят, сабель годных и негодных сто пятнадцать, фур с разными припасами шесть, которые вещи окроме пушек, зарядов и пороху, сколько оных годными быть нашлось, розданы казакам и офицерским денщикам, сражавшимся с немалым усердием с протчими-ж наряду. Не меньше ж и из числа добытых при сем случае сто лошадей, по выборе лутчих, вместо убитых карабинерных и драгунских лошадей и в артиллерийские остаточные, отданы казакам и офицерским денщикам, а затем уже оставшие до тридцати, ни к чему годные, и в мятежничьем обозе бывшие лошади розданы крестьянам. С нашей стороны от храбро и усердно сразившихся войск при сем случае убито: гранодер один, мушкатер один, ранено драгун два, канонир один, казак один. Лошадей убито карабинерных три, ранено драгунских две, казачьих три; расстрелено артиллерийских зарядов с ядрами три, с картечами один, патронов ружейных триста шестьдесят, пистолетных двести десять; большое действие производимо было холодным ружьем. Хотя и все до последнего с неотменною усердностию, ревностию, неустрашимостию и храбростию действовали, но особливо пред всеми протчими при сем случае отличились: Воронежского драгунского полку порутчик Иван Китаев, Суздальского пехошого порутчик Михаила Сахаров, адъютант Илья Парфентьев, прапорщик Иван Шипулин, Воронежского драгунского вахмистр Иван Шушнов, Суздальского пехотного сержанты Иван Землин и Яков Кузьмин, а в чем именно отличности их подвигов состояли, при сем прилагаю особливого списка {Списка не обнаружено.}, которых всех вашему превосходительству особливо рекомендовать за долг и почитаю.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 63, лл. 168--169 и об., копия. Частично опубликован в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 119--120.
  

No 102

1770 г. апреля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СРАЖЕНИИ ПОД д. НАВОДИЦЕ

г. Люблин

   В силу ордера вашего высокопревосходительства апреля от 14-го под No 678-м {Ордер No 678 от 14 апреля не обнаружен.} в дополнение посланного моего пред сим рапорта о бывшем 8-го числа сего месяца нашем с мятежниками сражении под деревнею Новодицы близ Климантова, принося вашему высокопревосходительству общую нашу покорную благодарность, на оной доношу.
   По привычке моей, как то и 4-го апреля, я был и при сшибке под Свянтым Крыжем, но умолчал, не желая нимало отнимать от достойных, искусных и храбрых команды моей офицеров заслуженной славы и хвалы. Так и 8-го апреля под Новодицами во все сражение командовал я сам и после того перевел войско сохранно чрез Завихвост в Люблин. С нашей стороны убито гренадер 1, мушкатер 1. Ранено: драгун 2, канонер 1, казак 1. Лошадей убито: карабинерных 9, ранено драгунских 2, казачьих 3. Расстреляно артиллерийских зарядов с ядрами 3, с картечами 1, патронов ружейных 360, пистолетных 210. Впротчем большое действие производимо было холодным ружьем.
   Воз мути тел ьские партии были под предводительством двуобразным. Тарновцами командовали старшие -- Мошинской, за региментаря -- Никловской, Гадзевич; пулавцами же командовали за региментаря Коробовской, ротмистр Мотовидло. У сего последнего были их казаки из украинских, совсем нашим подобные. Не упоминаю о младших офицерах. Мошинской жестоко был по голове изрублен, однако, сказывают, жив. Их известной и храброй хорунжий Грабковской, вкупе и славной разбойник, убит наповал. Образ его Ченстоховской богоматери, что носил вместо лат на груди, пикою проколотой, как то его крусификс, что носил на шее, достался нашим в руки. Как и разные их офицеры, о которых також подлинно знать не можно, ибо дрались по лесам и по малой мере мили на полуторе, а только видно было, что Гадзевич сам третей при начале сражения ушел, но сие тем не значит, чтобы все их офицеры перебиты были. Людей же на месте положено сот до трех или больше. Число же всех их было поменьше 1000, только все хорошие люди, ибо когда они на площади, в лесу, место и батарею потеряли и наша кавалерия их беспрестанно в тыл била, то они, ретируясь чрез два буерака и потом один болотной ручей, те три раза снова делали фронт довольно порядочно и ожидали атаку. Редко я видал в сравнение числа такую храбрость кавалер/ии, как наша в тот день, ибо, натурально, пехота с пушками отстала далеко и уже подкреплять более не могла. Також ссылаясь на число, пленных брать и лошадей ловить было некем; чего ради взято только в полон, и то почти конным резервом, что был при пехоте: от гусар -- капрал 1, рядовых 3, от товарищества 3, да казаков 3, в том числе 2 прежде сражения. В добычь получено лошадей со ста, из коих на место убитых, раненых и усталых под карабинер, драгун, под возмутительскую артиллерию и под казаков разделены, то ж и на офицерских денщиков, которые по гусарскому одеты и изрядно шармицируют перемены, да в том числе от возмутительского части обоза лошадей деревенских ни в какую службу негодных до 30-ти, кои и розданы по крестьянам. А об артиллерии и ее снарядах тож вооруженных и протчих взятых в добычь вещах прилагаю регистр: из которых карабины, пистолеты и сабли большая часть негодные, а годные розданы на место убылых и часть на офицерских денщиков. При сем же случае очевидно было, что во время их разбития в бегстве своем чрез болотной ручей оружие свое многие побросали, которое достать невозможно. Мятежничей обоз взят весь фур по шести, в которых были их съестные припасы, разное платье и протчее, которое по нижним чинам разделено. Казаки же как платьем, так и оружейными вещами весьма исправились. Число же нашего войска разного звания состояло: пехоты около двухсот, конницы около ста и два единорога, пехотной резерв че[ловек] до 50-ти в действие не вступал. При сем сражении штаб-офицера не было. О отличившихся же господах обер-офицерах по повелению вашего высокопревосходительства, в силу вашего ордера от 25-го генваря под No 678-м, в приложенном при сем списке {К документу приложены списки захваченных трофеев и отличившихся в сражении офицеров и унтер-офицеров (лл. 343--347).} изъясняю, також и о трех унтер-офицерах покорно представляю. О протчем по сему вашего высокопревосходительства ордеру известен и исполнение чинить буду.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, лл. 337 и об. и 342 и об., подлинник.
  

No 103

1770 г. апреля [20]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РЕЗУЛЬТАТАХ РАЗВЕДКИ

г. Люблин

   Сего месяца в разные числа рапортами мне доносят.
   Из Желехова Вятского карабинерного полку секунд-майор Ферстер от 15 апреля, что возмутители живут по лесам, а близ местечка Желехова нет.
   С Рубешовского посту от 15 апреля: возмутители, напав на определенного в нашу армию из прусской службы майора, которой следовал с конвоем, бывшим для препровождения пленных и арестантов близ местечка Стоянова, за Тартаковым одна миля, в лесу на идущих напереде стали забирать, где каптенармус Свешников, бросясь оных отбивать, о коих он известился, что всех конных драгун якобы забрали в плен и что уведомленось чрез шпиона, что мятежников есть до ста коней, за Замостьем четыре мили, в Длугеконте.
   Оного ж посту от 16 апреля рапортуют, что вышеписанная команда арестанты и конфедераты в целости состоят и что ни един из них утечки не учинил, а токмо при вышеписанном происшествии ранен драгун один, а посланной того ж 16 числа шпионом жид объявил, что мятежники находятца за местечком Замосцьем, в двух милях около Юзефова, более ста коней и забраны ими от проезжающих жидов сукна и протчие разные товары, из которого шьют платье. Между местечком Юзефове и Томашеве в лесу, в корчме Длугеконт, забранными из оных местечек и из Краснобродов жидами с Сендомирского посту того ж числа ксенз Пробошсковский и Новиновский маршалка Бержинского брат объявил, что находятца возмутители: в местечке Горлец маршалок Пулавской с тысячью человеками, в местечке Конечно маршалок Меончинский с двумя тысячами человек, в местечке Новой Соснец и Старой Соснец маршалок Пац Черный И Грабий Тарнавский, а где оные возмутители находятца, в тех местах вместо рогаток более полумили поставлены бороны. Тож самое объявил посланной от оного посту в те места шпион.
   С Сендомирского посту от 17 апреля, что взято с принадлежащими до возмутителя графа Тарнавского фольварков Закрижава, Зборовска, Вымысловского, из деревни Веливеси несколько скота, которой в пищу на войско употреблен быть имеет.
   Взятые командующим ныне в Сендомире господином подполковником Лангом местечка Климантова с жида сто, с кляштора Свянтого Крыжа пятьсот червонцов, с жида за утечку и шпионство всегдашнее Мощинскому, а с кляштора за утечку мятежников при нападении тамо Китаевым сего апреля 3 числа; при первой оказии к вашему высокопревосходительству в контрибуционную сумму отосланы быть имеют.
   С Крашниковского посту от 18 апреля господин порутчик Дитмарн, что мятежников от Развадова милях в пяти было человек до сорока, куда он с командою и ходил и дошел до местечка Колбушова, от Красника миль за осьмнадцать, коих за полчаса не застал и разбежались в леса.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 352 и об., подлинник.
   1 Даты отправления нет, дата получения 20 апреля.
  

No 104

1770 г. апреля 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ КОМАНД ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   За бывшими недавно за Замосцьем к местечку Юзефову мятежниками конях в тридцати ходил с командою Суздальского полку адъютант Парфентьев, но оные уже пред ним партиею из Львова разбиты и разогнаны были и ушли в горы.
   Нападение, которое было от мятежников конях в пятнадцати под командою Жоговского, под местечком Стояновым на Рубешевской конвой с пленными и арестантами, кончилось тем, что ранен драгун один и взято ими две повозки следующих к армии иностранных лекарей. Тот конвой потом с Рубешовского посту порутчик Веденяпин подкрепя, с помянутыми пленными и арестантами пошел благополучно к Бродам. Для подкрепления л; между тем Рубешовского посту на оной с командою вступил из Красностава Воронежского эскадрона порутчик Кузьмин.
   С Пулавского посту рапортовано, что Дербицкой, Вербовской, Ставской, Борек и протчие велели было в Радоме готовить провианта и фуража человек на четыреста, коих у них действительно нет; о чем из Радома того ж часу на Пулавской пост донесено; но после происшествия при Климентове вовсе не бывали.
   Дубликатной ордер вашего высокопревосходительства под No 678-м мною получен; на оной вашему высокопревосходительству по первому от меня рапортовано.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43; л. 410, подлинник.
  

No 105

1770 г. апреля 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СДЕЛАННЫХ РАСПОРЯЖЕНИЯХ

г. Люблин

   По ордеру вашего высокопревосходительства и двойному в шифрах апреля от 19-го под No 696-м {Ордером No 696 от 19 апреля Веймарн предупреждал Суворова о намерениях конфедератов напасть на Сандомир и просил принять меры к отражению этого нападения (ЦГВИА, ф. 119, д. 110, л. 120).} исполнение чинить буду, тож как и по записке известен.
   К Подляхи и пр.; велел поиск учинить из деташаменту в Бяле; сообщаясь известиями с деташементом в Гродне.
   В Седлице поклажу велел схватить из Коцка.
   О Минске под Горжевом писал к майору Плецу, чтоб он примечал и хотя бы и действовал, ежели особливого какого повеления от вашего высокопревосходительства не имеет, или не завязан какою иною важнее того, например, к Венгрову, операциею.
   В рапорте моем вашему высокопревосходительству сего месяца 19-го числа о происшествии при Климентове назван отмени ошибкою Пулавской партии ротмистр Коробовской. Но подлинное его имя Коровецкой, их полковник, он имел гусар {Текст от слов "В рапорте моем" и до конца написан рукой Суворова.}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, Д. 43, Л. 411, ПОДЛИННИК.
  

No 106

1770 г. апреля 30.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ВОЗМУЩЕНИЕМ ПРОТИВ ПОКРОВИТЕЛЬСТВА ИНОЗЕМЦАМ НА РУССКОЙ СЛУЖБЕ

м. Пулава

   С небольшою партиею ходил я до Поланца, Пацанова, из Сендомира, токмо как возмутительские кучки, в том числе Гадзевич конях во сте были за Пинчовым, то по обыкновенному, имея только при себе казаков десятка два-три, угонятца за ними и отдалитца от моих постов мне было неможно. Ежели бы я (разве вовсе обнажены все мои посты) для истребления возмутителей более казаков имел, как я вашему высокопревосходительству неоднократно представлял, то бы не токмо при последнем 8 ч[исла] апреля происшествии под Климентовым, но давно прежде всем бы Мощинским, Гадзевичам, Миколовским, Трессенберцам, Жулковским, Локатовичам, Баховским, Ставскому, Бореку, Дербицкому, Вербовскому конец бы учинил! Но будучи сначала посажен в Люблин с 4-мя ротами пехоты Суздальского полку, егерями, сочиняющими около одной роты, слабым эскадроном из бывших прежде гарнизонных драгун, с сборною сотнею казаков, как и порутчик Веденяпин в Соколе с Володимерским эскадроном для содержания к Главной армии коммуникации и препровождения курьеров, когда младшее меня всем с их отборными сильными войсками большую поверенность {Так в подлиннике. Повидимому, доверенность.} имели и определены были к решительным великим делам, принужден я был терпеливо сносить план моего начальника и, раздробляя горсть препорученного мне войска на мелкие части по постам, соблюл ту коммуникацию без прорыву, как и довольное пространство земли в тишине, отдаляя возмутителей по возможности моей с неописанными мне беспокойствами. И когда оные, младшее меня, без дальнего искусства, но с хвастовством, но их сильным и отборным войском возмутителей побеждали и установляли течение Малчевского к истинной славе его сиятельства бригадира князя Голицына. Ныне, правда, хотя упущено, однако с вышереченными возмутителями и разбойниками управился бы, ежели бы в противность ордера вашего высокопревосходительства от г. подполковника и кавалера Древица о сте его казаках не получил бы учтивой, но лукавой отказ {К документу приложен рапорт Древица Суворову с описанием победы над конфедератами 18 апреля 1770 г. у австрийской границы. В нем же Древиц ссылался на недостаточное знание русского языка, почему и отказывался подробно описать враждебные действия австрийского гарнизона, стоящего на границе. Кроме того, он сообщал, что не находит возможным до получения резолюции Веймарна из Варшавы, выслать Суворову просимых им 100 казаков (лл. 30--31 об.).}, для которого предлогов тьму всегда сбрести можно. Что мне нужды, что он в определенные три года российской грамоте не научился, я и по его немецкому знаю, о чем он бы мог уведомитца от г. Лобрия, которой меня знает. Дело состоит в том, чтоб караулить Беринского, но ежели к сему чрез несколько дней еще человек до тысячи пристанут, то ему надобен будет опять г. полковник Ренн. Захотят Беринского люди разбежатца, ему их укараулить не можно: покусятца на него учинить ухищренное нападение, то видны они ему вблизости и будто он их не бивал, разве он иногда с уменьшенным числом бывает неосторожен, чего не уповаю. Хотя не мое есть дело вникать в политические притчины, но кажетца, что место другой и беспокойной конфедерации лутче и основательнее Беринских компутовых отпустить к Стемпковскому; королевских драгун, сколько их есть, по их консистенциям или иным безопасным местам. Собственные Беринского драгуны и подобные могут тут службу принять или абшитованы быть по желанию, тоже его товарищество, которому есть место и в компутовых и в уланах, а лутче как их, так и почтовых большую часть распустить домой на покой, по их желаниям, ибо сие их было намерение, когда Чапской и Яниковской сдавались мне, понеже они все почти теж самые; но были тогда глупы и побоялись, ушли за границу, а Беринского самого тут налицо не было. Беринского же сделать камергером и подкоморим, да посадить отдыхать в Краков или Варшаву, например, и пусть он пишет против, и уговаривает бунтовников. Он умной статской и письмоводительной, хотя читать и писать малоумеющий человек. Впротчем, действительно, ваше высокопревосходительство, сии люди были бы нам да еще и в опасную тягость, слава богу! ныне нет отчаянности, еще ожидаем и легион. Суетно есть красноречие г. Древица, не прилепленного к России, но еще клонящееся к продолжению войны ее междоусобием, которое тем возго-ритца, сколько еще есть закрытых гултяев, кои тем онамерютца. Славнее России усмирить одной неспокойствы великодушно!.. Хвастливое же выражение г. Древица о его победах мне ни малого удивления не причиняет, то делают Чугуевские казаки, российская пехота и карабинеры, какая такая важная диспозиция с бунтовниками? только поспешность, устремление и обретение их.-- Знатное и сильное свое войско содержит он совокупленно, которое должно не поражать, но их топтать и раздавлять, ежели им пользоватца благоразумно с праведным желанием окончания здешних беспокойств! Употребляем же он есть главнодействующим в стыд нам степенями его вышших, якобы не имеющих ни качеств, ни достоинств, ни заслуг ему подобных. В стыд России, лишившейся давно таких варварских времен! Когда он нерадиво, роскошно и великолепно в Кракове отправляет празднествы, тогда я с горстью люден по гайдамацкому принужден дратца по лесам с какими то разбойниками Мощинским, Коровецким, Грабковским и иными и рождать для Варшавы площадные прибаски. Её императорское величество, наша всемилостивейшая монархиня довольно имеет верноподданных, которые угрожаемой им его абшид заменить могут и которые прежде его высшими талантами прославились. При сем я только ставлю в образец мое усердие и службу, знакомую его сиятельству послу и иным вышшим моим генералам.
   Отказанные мне от господина Древица и обещанные мне ордером вашего высокопревосходительства под No 607-м {Ордер за No 607 не обнаружен.} повеленные 100 казаков нижайше прошу приказать прислать, ибо без того я не в состоянии соблюсти землю в тишине, мои посты в спокойствии и охранить себя по нынешней траве и времени года от набегов. А паче, коли главной нашей армии войски, сущие в полном действии из Премышля, Ярославля и частию из Львова, выжмут Пулавского и иных с товарищи из гор на меня, то мне надлежит для принятия их в готовности быть и иметь на сие хотя малой, но особливой деташемент, к которому и к протчим по постам разверстаниям часто упоминаемых ста казаков только и весьма недостает. Время же остаетца коротко! Я их больше ожидаю к стороне Рубешевской, где они продратца намерение имеют.
   Из Кракова секунд-майор Ушаков с мушкетерскою ротою Казанского полку и пушкою прибыл 28-го числа сего месяца. Итак я на походе ныне утвердил Опатовской пост и оной вкупе с Сендомирским учредил. Також при реченном г. секунд-майоре прибывшие из Краковского гарнизона 50 казаков по постам поделил. Ныне с разных моих постов суть движения; но как в Люблине буду, то сочиню новое генеральное по всем постам разверстание и вашему высокопревосходительству донесу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 44, лл. 28--29, автограф.
  

No 107

1770г. мая 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НОВОМ РОСПИСАНИИ ПОСТОВ И КОМАНД И СРОЧНОЙ ПРИСЫЛКЕ 100 КАЗАКОВ

г. Люблин

   Каковое я учинил ныне в моей бригаде росписание, оное вашему высокопревосходительству прилагаю {См. приложение.}. Коцкой пост, хотя будет попрежнему на главной пост сюда рапортовать и от него зависеть, но по притчине, что сей пост вкупе с Бялским равное примечание к Седлицу, как для производства операциев в ту сторону иметь должны, так и в равном расстоянии от Седлица состоять, сверх того в чрезвычайности Коцкой пост Бялскому резервом служить может. Одну роту Нашебурскую перевожу из Славатич на другие посты, пехоты же в Бяле и Славатичах ныне пока довольно, а о предбудущем отвечать не можно, ибо все временное есть! Куча добрых и худых пушек пришла теперь кстати; на чугунные заготовлено зарядов по тридцати, служат тож для респекту и остаютца на посту в резерве, когда с которого часть деташируетца с медной, ибо главное правило есть, чтоб единожды занятых постов ни на малое время вовсе не опоражнивать, понеже как земля чрез них в беспечности, так и они в междоусобной обороне состоят, доколе род обстоятельств совсем иного вида не получит. Так названной полевой деташемент будет мне служить к подкреплению моих постов по чрезвычайности; но ныне особливо он мне весьма потребен, когда паче чаяния возмутители нашими какими бы то ни было войсками из гор выжаты будут или паче что устремление Пулавского всегда клонитца к прорыву в Литву, куда действительно малые его партии, так что и по два-три человека для возмущения, ободрения зломысленных и на Боров лесами прокрадываютца, что против их итти и прямо на них ударить к Томашевской ли то стороне или Сокольской, понеже им хочетца Львов обойти, оставляя оной влеве. Для сего вашего высокопревосходительства прошу приказать прислать мне в прибавок повеленные вами сто казаков наипоскорее, из них бы я нечто на некоторые посты уделил. Извольте уважить, что в том моем полевом деташементце их почти не будет, ибо тут и хворые и больные и раненые и разъездные и подкрепляющие посты; в Рубешове тож их по малой мере десятка два-три быть надлежит, а драгунам за возмутителями возможно ли угонятца? о карабинерах и упоминать нечего -- лошади же и без того уже весьма устали, и ежели я не буду иметь времени сей мой полевой деташемент собрать и что ни есть мне в том помешает, то и с людьми, наконец, как со мною тоже будет, ибо им почти неколи обшитца. Извольте верить, что то не из малодушия доношу. Где надобно схватить какую новопоявившуюся партийку мятежников, туда по употреблениям в иных местах не многолюдной моей кавалерии сплошь скачет пехота на лошадиных и воловьих повозках для одного только почти страху, чтоб больше не разводились, но искоренить их не можно, ныне же не зима.
   Во ожидании из-за гор решительности, задавят ли там возмутителей многолюдные нашей Главной армии команды или оные сквозь их на меня проскользнут, доколе то откроетца, чему уповательно надлежит быть скоро. Я на несколько времени принужден в здешних местах пребывать недреманным оком, хотя не с светлостию славы, но с ревностью к должности моей службы, ибо уповаю, будет и моим тяжестям когда ни есть конец.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 44, лл. 68--69, подлинник.

 []

 []

No 108

1770 г. мая 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАХВАЧЕННЫХ М. ЛАНГОМ ТРОФЕЯХ В м. КЕЛЬЦЕ

г. Люблин

   Господин подполковник Ланг с Сендомирского поста от 30-го апреля рапортует, что по прибытии в местечко Келц забрал он найденные им во оном местечке разного калибра двух- трех- и четырехфунтовых пятнадцать пушек, из коих семь проходящими нашими командами были заклепаны, однако возмутителями по-прежнему были исправлены, а восемь годные, кои им все истреблены. Тож с великою трудностию изыскал по объявлению пристрастного распросу тамошних обывателей, скрывших во оном местечке в возмутительском цеигаузе множество пик по примеру казачьему, ружей, сабель, ледунок, седел и протчаго, из которых большею частию истреблено, а несколько взял и прислал в Люблин, о чем вашему высокопревосходительству доношу. Сколько ж чего взято, при сем регистр представляю {См. приложение.}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА. ф. 119, д. 44. л. 78, подлинник.

 []

 []

No 109

1770 г. мая 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕДСТОЯЩЕМ ВЫСТУПЛЕНИИ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ К ГРУБЕШОВУ

г. Люблин

   Несколько понакопясь, выступаю я на операцию против возмутителей, как то сообщение господина генерал-майора Буткевича и иные известия гласят, к стороне Рубишевской. Владава стал теперь нужной пост! чего ради я туда из Славатич перевел господина подполковника Брукендаля со всем, то есть: двумя эскадронами кирасир, двумя карпоральствами Нашебургской пехоты, пушкою и двадцатью казаками, сюда же в Люблин сверх того из Белой нарядил один эскадрон кирасир от господина полковника Герздорфа, которой эскадрон для субсистенции из Хелмской земли перейдет в Красностав. Нашебургская другая рота сюда прибыла, но мало сильна, чего ради из назначенной мною в полевой деташамент мушкетерской роты, чтоб посты не обессилить, более не моту взять как одно или по большой мере два карпоральства. С казаками действительно не знаю что делать... {Последние полторы строки документа зашифрованы. Расшифровки нет.}

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф, 119, д. 44, л. 88, подлинник.
  

No 110

1770 г. мая 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОЛОЖЕНИИ ГРУБЕШОВСКОГО И ПУЛАВСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов рапортами мне доносят.
   С Рубешовского от 3-го мая г. порутчик Веденяпин, что сего месяца 1-го числа в ночное время, нагнав в числе двадцати пяти коней мятежников в селе Олипче, он их разбил, из которых убито шесть, в полон взято два, а за старшиною их неподалече от того села послал вахмистра с 20-ю драгунами.
   С Пулавского поста от 2-го мая г. подполковник Ланг: известной маршалка Бержинского региментарь, называемой Малиновской, получил от оного Бержинского ордер, по которому со всею своею командою к соединению с ним пошел в Краков.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА. ф. 119, д. 44, л. 89, подлинник.
  

No 111

1770 г. мая 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Мосты

   Ни Пулавского, ни иных бунтовщиков, ни их пяти или осьми тысяч я в здешних местах не нашел, а взяли только одного раненого товарища из Пулавской партии ротмистра Коренецкого, которого недавно в деревне Буте, отсюда миля к Томашевской стороне (куда я итти собираюсь), порутчик Веденяпин разбил, как о том вашему высокопревосходительству донесено. И взято дезертировавших из Хотина: Кабардинского полку капрал 1, мушкетер 2 человека, кои по тракту в Полонну отправлены быть имеют. Впротчем я очень доволен, что я здешнее место положения весьма опознал.
   Из Рубишова шел я на Крылово, оттуда на две колонны -- левая на Сокол 3 м[или], Крестьянполь 1 м[иля], м. Мосты 2 1/2 м[или], всего миль до 9. Правая колонна шла грязною и лесистою дорогою от Крылова на м. Бельзу 4 м[или] и сюда м. Мосты 3 м[или], отсюда же 2 мили я ездил опознавать перевоз чрез реку Буг при деревне Добротвор, от Добротвора до устья ее остаетца м. Биске 5 м., м. Беликон 2 м., д. Вельке Буж 4 м., всего миль 12. Д[ер.] Добротвор и от Бродов и ото Львова по 7 миль, следственно клещи и худо, ежели их из реченных двух мест для возмутителей наблюдать не будет. Я о том господину генерал-майору Буткевичу как и до того принадлежащем и о протчем писал. От Соколя же до Добротвор миль пять и шесть.
   Рубешовской пост годитца зимою, ныне же может токмо служить для смычки: Сокаль лежит выгодно по ту сторону Буга и командует Бугом во всех сих местах, чего ради, доношу вашему высокопревосходительству сокращенно, что сей важной пост, где ровно ныне год как пулавцы в Литву перешли, определил я занять во что ни станет. По нижеследующему и исполню то, как скоро с теперешнею моею командою в Люблин возвращусь, чая что и сто казаков к тому времени ко мне вприбавок будут. И тогда извольте верить, что возмутители из гор сквозь мои посты продратца не могут, разве оплошность которого наших командира по неосторожности от команды в Львове и таковой же в Бродах по причине туда какого от них отхода, в мою необытность иное совершить может. Но когда Львовская и иные например из Перемышля, Ярославля -- Главной армии команды возмутителей в горах бить, а паче за границей, чтоб проедались, запирать будут, то может быть я могу иногда впредь действовать и за Вислой. Тако поставляю я в Сокале порутчика Веденяпина, яко знающего те места, с ним драгун больше 50-ти, его пехоты Кабардинской и Сибирской человек 20, прибавлю к нему одно капральство мушкатерское Суздальское, до времени казаков 6, пушку 1 чугунную и его Володимерской единорог. В Рубешове останется пушка, что из Бродов будет, 2 капральства Суздальских драгун больше 30, казаков пока от 6 до 12. В Красноставе эскадрон кирасир, 2 капральства суздальских драгун человек 12, казаков человек 6, протчие же попрежнему, а на сие употреблю я вприбавок одну только мною было определенную в так названной мне полевой мой деташемент Суздальскую мушкатерскую роту, в доказательство, что все намерения как и обстоятельствы подвержены переменам.
   Подлинно известно, что Главной армии команды 2 числа сего месяца Пулавского под Пильзною пощелкали; всю его пехоту человек 80 взяли в полон и 2 пушки, кавалерия ж его разбежалась, но отчаяние, ежели не захочет покоритца, от голоду заставит его и протчих где нибудь итако в здешних местах искать прорыву. Между протчим вашему высокопревосходительству донести должен, что здешние места не Люблинским чета и еще не знают, что конфедераты суть бунтовники, что я понемногу разсевать начну. Худо ежели того нет во Львове и особливо в горах, где горалы бунтовников еще прошлой зимы, как Пулавскопз г. Ельчанинов побил, до смерти бить собирались, но сие происходит от того, что когда с которого посту как из Ярославля и Премышля какая операция производитца, то опорожняют весь пост и дают повод например даже до прошлого позжения Ярославля.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 44, лл. 354, 356 и об., подлинник.
  

No 112

1770 г. мая 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПОСТОВ И КОМАНД

г. Люблин

   Господин подполковник Елчанинов из Решова от 7-го мая рапортом меня уведомляет, что он маршалков Пулавского и Трезенберха, бывших в тысячи четырех стах человек и более, не взирая на выгодные их места, на коем они стояли, разбил с уроном с их стороны с убитыми и разбежавшимися гораздо более четырех сот человек, в плен взял Трезенберха, маршалка варшавского, майора одного, адъютанта Пулавского и корнета, рядовых двадцать шесть человек и две пушки -- одна трех, а другая двух фунтов, кои с ними были.
   С Пулавского поста господин секунд-майор Набоков рапортует, что Нашебургского полку господин капитан Ганибал с небольшею командою сего месяца 4-го числа за деревнею Ашеницами, неподалеку от местечка Зволина, мятежников со сто с пятьдесят выгнавши из оной, под лесом, бывшим от оной деревни с четверть мили, напав на них выстрелами пушечными и ружейными построившихся их фронтом разбил и в бегство обратил; убитых на месте не было, а не без раненых, за коими гнались всю ночь. Оные ушли в местечко Брезник, а оттуда к местечку Присуху, куда далее ему гнатца было неможно, а возвратился, с тремя пленными и отбил несколько обозу, в Пулаву без урону.
   С Сендомирского поста от 11-го мая господин полковник Штакельберх рапортует же, что командированной для поиску мятежников прапорщик Шипулин с командою, в деревне Жевехове нашел кроющихся мятежников семь человек, из коих четырех взял, а троих, кои были в поле у смотрения лошадей, не сыскал.
   Учиненные в полках третьем кирасирском и Суздальском пехотном пойманным и явшимся собою разных полков дезертирам допросы вашему высокопревосходительству оригиналами при сем представляю {Допросы дезертиров не обнаружены.}, а оные дезертиры к их полкам отправлены быть имеют.
   О чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, Д. 44, Л. 365 и об., подлинник.
  

No 113

1770 г. мая 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАСПОЛОЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 11-го мая под No 834 м {Ордером No 834 от 11 мая Веймарн сообщил о посылке Суворову снарядов и 100 казаков и предлагал Приготовиться к встрече принца Брауншвейгского, едущего в первую армию через Люблин (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, л. 173 и об.).} мною получен и по оному об отправлении ко мне единорожных зарядов, пороху и свинцу, ста казаков от господина подполковника и кавалера Древица, кои ко мне еще не прибыли, и о препровождении его светлости принца Броуншвейгского известен и исполнение чинить буду.
   В том же самом куверте приложен вашего высокопревосходительства ордер апреля от 30-го числа под No 797-м {Ордером No 797 от 30 апреля Веймарн сообщал о переходе командира отряда конфедератов Бержинского на сторону русских и просил довести об этом до сведения Древица (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, л. 148).} в принадлежащем по делу Бержинского с предписанием, чтоб господину Древицу со оного переслать копию. Сие я исполнил приложением оной и пересылкою в Краков.
   Имею я известие, что кирасирской эскадрон из Бяла сюда марширует, который я здесь и расположу, також что пост Славатичской переведен в Влодаву, как и Сокальской с довольным неопорожнением Рубишевского занят. Посему здешние места весьма закрыты быть имеют обладанием Буга, исключая ее ближнее падение к Закрочиму, которое примечается от Варшавской стороны, как я вашему высокопревосходительству пред сим доносил, пять миль от Сокаля. От вершин Буга остаетца только одно, расстоянием от Львова и Бродов по семи миль, воровское переправное место при деревне Добротворе, откуда паром в Сокаль перевезется, паром же графа Потоцкого в Христиан-Поле неважен есть, ибо от Сокаля только в одной миле. Понеже возмутители, нападавшие на вступившего из прусской службы в нашу майора Остена, и конвой при пленных близ Тартакова, допущены были переправлятца при Добротворе, за сие от его сиятельства графа Петра Александровича {Румянцева.} над командою в Львове, яко за знатную неосторожность, взыскиваетца вкупе и отчасти за допущение сего над командою в Бродах.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 44, л. 367, подлинник.
  

No 114

1770 г. мая 21.-- ПРЕДСТАВЛЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ К ПРОИЗВОДСТВУ В СЛЕДУЮЩИЙ ЧИН ПОРУЧИКА М. САХАРОВА

г. Люблин

   В присланном ко мне вашего высокопревосходительства сего году мая 12-го числа господам обер-офицерам произвождении некоторые команды моей повышены чинами по старшинству, иные же в числе протчих за отличность; сии последние, чувствуя толь милостивое покровительство вашего высокопревосходительства, тем вящще впредь к службе ее императорского величества ободрены! Что же принадлежит Суздальского пехотного полку до господина порутчика Сахарова, о котором вашему высокопревосходительству от меня представлено было, яко весьма отличном его храбростию, неустрашимостью и воинским искусством, то об оном ничего не явствует. Вашему высокопревосходительству по справедливости моей доношу, что сей достойной офицер, предводительствуя пехотою и атаковавши возмутительскую конницу на штыках, первой своим мужеством и порядком на сражениях с оными прошлого году сентября 1-го числа под Ореховым, с ротмистром покойным графом Кастелли (но у сего было только 40 карабинер) и сего году апреля 6-го числа под Климантовым, где действительно одержал [победу] и возмутительскую из 4-х пушек батарею [взял(?)] при моих глазах, был главною и неоспоримою притчиною побеждения возмутителей и совершенному разбитию их от войск наших, чего ради ваше высокопревосходительство покорно прошу господина Сахарова, как заслужившего выше всех команды моей господ офицеров, милостиво произвесть чином как для достойного ему ободрения, так и для примера другим. И ежели (как то есть) в Суздальском пехотном полку ваканции нет, то до первой повелеть его поместить в оной сверх комплекта на нынешнем содержании.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 44, л. 529, автограф.
  

No 115

1770 г. мая 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ КОМАНДЫ САНДОМИРСКОГО ПОСТА

г. Люблин

   1-е. С Сендомирского поста господин полковник Штакельберх от 13-го майя рапортует, что командированной для схвачения и разбития мятежников, бывших в местечке Мельцах и за Вислоком в шестидесяти конях под командою Гадзевича, Суздальского полку квартермистр Васильев, командою атаковав, во оном местечке разбил и десять человек и одного жида шпиона ж на месте положил, а протчие ушли близ Мельца в лежащие густые леса.
   2-е. Оной же господин полковник Штакельберх от 22-го майя рапортует, что посланная 19-го числа майя с Сендомирского поста партия под командою Суздальского полку квартермистра Васильева и адъютанта Парфентьева для истребления возмутительской от команды региментаря Киркуря, под командою ротмистра его Куческого партии, бывшей по ту сторону реки Вислы и Вислока, около деревень Женженович и Ксена, расстоянием от Сендомира в семи милях, напав на оную 20-го числа поутру рано, разбила и семь человек убито, а девять в полон взято.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 63, л, 297, копия без подписи.
  

No 116

1770 г. мая 23.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА О ПРИСЫЛКЕ ТРОФЕЙНОГО СУКНА ДЛЯ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ЕГО ПО ВСЕМ ПОСТАМ

   Взятое господином прапорщиком Шипулиным и оставленное на оном посту сукна три половинки, то с одного поста для поделения по всем постам прислать немедленно сюда.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 10, подлинник.
  

No 117

1770 г. мая 25.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА НА ВСЕ ПОСТЫ ОБ ОТПУСКЕ КОНФЕДЕРАТСКИХ ПЕРЕБЕЖЧИКОВ ПО ПОЛУЧЕНИИ С НИХ ПОРУЧИТЕЛЬСТВ ОТ ДУХОВЕНСТВА

   Отныне впредь с бывших в возмутительстве шляхтичей, яко же и с тех, кои, отстав от возмутительских партиев, являтца будут, брав с них реверсы и освобождая, на волю отпускать не инако только тогда, когда оные представят по себе поручителя из духовенства, каноников от монастырей, имеющих за собою деревни и с таким в ручительных письмах обязуемым выражением, что естли из оных ими поручившихся паки кто в возмутительство и беспокойство вступят или мешатца и в том обличены будут, то поручители их ответствовать имеют, как персонально, так и взысканием с их деревень по обстоятельствам произвольно налагаемого штрафа.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 10, подлинник.
  

No 118

1770 г. июня 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НЕУДАЧНОМ СТОЛКНОВЕНИИ С КОНФЕДЕРАТАМИ ПОРУЧИКА С. ВЕДЕНЯПИНА В м. ФРАМПОЛЬ

г. Люблин

   Главное мое попечение на сих днях было о безопасном препровождении генералов Грабовских, которые ехали несказанно медленно, хотя я им противное внушать велел и письмом уведомлял, и тем меня завязали. Наконец прибыли сюда благополучно. Но о вступлении возмутителей в здешние околичности первее никакого известия не имел, а начал оные получать от 4-го числа сего месяца вполдни от капитана Голяшева, почему я и подпорутчика Арцыбашева с командою в Красностав отправил, которой 5-го около десяти часов пополудни оттуда сюда назад возвратился. О происшествии-же и о несчастливом приключении команде порутчика Веденяпина, которой безрассудно и беспорядочно вступил в дело с мятежниками, разорил малолюдной эскадрон, погубил наших около пятидесяти человек и потерял одну чугунную пушку, хотя уже несколько здешних компаниев делал и к несчастью мне из Главной армии попался, ваше высокопревосходительство изволите усмотреть из приложенных при сем рапортов, в сем горестном мне приключении я не притчиною ни пред кем {Распоряжением ген. Веймарна от 2 июля поручик Веденяпин был отдан под суд.}. Оно происходило в местечке Франполе пополудни 4-го числа сего месяца; сие местечко отстоит от Соколя 7, от Руби-шева 8, от Красностава 8 же миль. В сие местечко вступил он того 4-го числа около полдень толь нерадиво, что возмутители, шедшие другою дорогою, близко от него его усмотрели; они были под командою их полковника Новицкого в числе меньше 300 коней и можно ли поверить, чтоб Веденяпин с семидесятью человеками и пушкою их не разбил в мгновение ока; тем, которые от капитана Голяшева бежали и также почти капитана Дитмарна испугались. Велено им было от Пулавского пробиратца в Литву для поборов, сколько и очистить ему самому туда же дорогу. Зашедши далеко, они шли назад обратно в горы, как они сведали. По вступлении в местечко, Веденяпин получил известие о них чрез своих казаков с пикета, подхватя несколько драгун, кои ему первые в руки попались, бросился на них на палашах, подскакавши, опустил палаши и, выстреля из пистолета, поскакал назад. Следственно бунтовщики за ним и погнались и наскакали на выбежавшую его, мало что в поле расстройную, оставшую команду, -- драгуны не поспели сесть на лошадей и окружили, гак плоха их позиция была, что возмутители ссадили своих карабинер в ближней огород и из забору оные стреляли их в спину наповал; они же, пребывая без движения и только что отстреливаясь, отрезаны были спереди их гусарами, по крыльям их были стодолы, кои наконец бунтовщики зажгли, не предпринимая нималого прорыву насквозь мятежников, так долго они беспутно стреляли, что будучи сами перестреляны, остальные с Веденяпиным сдались в полон. Сих щитают около двадцати, сколько спаслось верного рапорта еще не имею. Суздальского полку под-порутчик Лаптев сдаватца не хотел и убит с товарищами, Воронежского эскадрона порутчик Кузьмин спасся, израненой смертельно.
   Возмутительской командир Новицкой погреб убитых при себе человеколюбиво, тако-ж содержал пленных ласково, а раненых велел отвесть в Люблин, еще им дал на дорогу два червонца, их было тринадцать и уже человека три умерло. Я велел отписать по моему приказу одному офицеру к Пулавскому, чтоб ежели хочет, наших пленных отпустил и что я ему столько же людей пришлю. Хорошо, ежели та цыдулка до него б верно дошла, а за Веденяпина есть у меня его порутчик Кононович. Мое ж похождение было следующее: подтвердя капитану Дитмарну, чтоб он по дошедшему слуху о прогнанных Голяшевым возмутителях остеречься для Грабовских, получил я от него рапорт от 4-го июня уже 5-го иючя ж {К документу приложены копии трех рапортов капитана Голяшева от 4 и 5 июня: 1) о поражении им конфедератов в д. Старой Соли, 2) об окружении противником местечка Фрамполь и 3) о посылке в помощь Веденяпину капитана Китаева, сообщившего по возвращении о поражении Веденяпина (лл. 316--318 и об.).} пополудни часов в девять, что он на них наезжал под местечком Яновым от Крашника 4 мили, от Красностава миль шесть. Удивительно, что наш бывший исправной Дитмарн с десятью казаками место восьми мятежников наезжает на всю их большую шайку и вторительно из Янова от него в четырех милях о их множестве не уведомлен, что не знает откуда возмутители зашли, как с ними Голяшев за Белгорьем в равном от него, или мало что к нему поближе расстоянии, то-есть в обе стороны, миль от осьми до девяти дерется, как они чрез Сон и где переправлялись. Главное же Крашниковсюого посту дело всегда было примечание на Сон в левую руку к Красноставу, в правую руку к Пулаве и связан потом с Опатовым и Сандомиром. Но я от капитана Дитмарна, по вступлении в дирекцию над теми местами господина полковника Штакельберга, пред сим сряду недели три никакого известия не получал, хотя от всех постов велено прямо от меня чрез мое дежурство рапортовать, что прежде того наблюдалось с твердою верностию, ибо во всех местах обыватели строго обязаны известия наипоспешнейше подавать. Так я почитал, что все так тихо и в порядке, а только на моем выступлении получен от Дитмарна рапорт, что 2-го числа июня чрез Сон реку переправилось конфедератов до четырехсот, которые к стороне Рудникова пошли. Известно вашему высокопревосходительству, что сей Крашниковской пост, прежде подкрепляем отсюда, толико страшен был и за Вислою в Опатовской и Сендомирской стороне, хотя всегда мололюдным казался. Между тем Дитмарна я отправил за коменданта в Сендомир, а Крашниковской пост препоручил подпорутчику Арцыбашеву, недавно выздоровевшему, весьма трудолюбивому и сведущему тамошние обстоятельствы и с ним будет Нашебургского полку капитан Зорин. Господин полковник Штакельберг по нуждам полковым был здесь временно, пост же Сендомирской ведал его полку порутчик Лихарев. Я, получа рапорт от капитана Дитмарна от 5-го числа пополудни в 9 часов, взявши с собою человек 200 и пушку, выступил часа через полтора и прибыл в Крашник около полден, где я от Дитмарна далее известие не имел, только что возмутители, на которых он назад третьего дня наезжал в Янове, оттуда после его перед полуднем выступили, куда -- неизвестно. А что они при Франполе от него в шести милях разбили Веденяпина, того он не ведал, коль паче что они потом пошли на Крешево для переправы чрез Сон от Крашника миль шесть. Уже я, выступя из Крашника по их следам, прибывши в Яново 7-го числа пополуночи часу в 1-м, о распутности Веденяпина сведал и возмутители были от меня впереди больше полутора суток, следственно как уже мне их и догнать. Однако, посадя пехоту по большей части верхами, гнался я за ними до Крешова шесть миль, чрез Сон до Колбышева 5 миль, где было они от меня уже были в полусутках; до Ежева две мили, где их взяли в полон только 7 человек; Ежево от избы, где Пулавского обоз, -- одиннадцать миль. Услыша, что они прошли туда на две части чрез Пильзну и Дембиц, должно наконец их было оставить; оттуда шел я на Мелец миля, Дикова шесть, до Ржавы 2, а от Сендомира миля, где, переправившись чрез Сон, шел до Урендова три мили, до Люблина 5 миль, куда возвратился сего месяца 10-го числа вполдни. Сверх пленных семи человек, из коих велел я отдать одного их раненого гусара на волю в монастырь, в Колбушеве. Они потеряли под Франполем только от двадцати до тридцати человек, раненых они своих имели с собою не больше около всего того, или больше разбежалось; только они и потеряли хотя бы неосторожность нашу, которой я несопричастен, ваше высокопревосходительство, и втуне оставить изволили. Но простительно ли сильным командам Главной армии, то и таковым образом невежественно бунтовщиков на меня, лутче сказать, почти напускать, нежели пропускать, хотя бы они столько нерадивы были, но по малой бы мере о том меня или чрез Сендомир уведомлять долженствовали моим командирам на постах; можно ли же иногда обнадеясь, что большие партии до них допущены быть не могут, в щете своем и не ошибитца, хотяб сие им и весьма непохвально. Тако, доколе команды Главной армии не восстановят порядочную коммуникацию от Львова до Сендомира, то я из сих мест и никуда далеко тронутца не могу, но только подкрепя мои посты, о Пилице более и не думать, отчего и Опатовской пост не вовсе спокоен быть может. Без меня Сокольской пост по обессилию в драгунах оставлен и хорошо, токмо тем вовсе тамо вскрыто, да и Бродам не бестревожно. Господину бригадиру Кречетникову о занятии Соколя командою из Бродов или иначе, как благорассудит, я писал. Отправляясь отсюда в Крашник рассудилось мне Пулаву поусилить, чего ради отправил туда половину гранодер и егарей. Особливо похвальное письмо Ставского к майору Набокову мне неприятно было, да еще не прибывшему сюда от конвою принца Брауншвейского ротмистру Лаво с человеками пятидесятыо карабинер, драгун и казаков велел туда ж прямо следовать, здесь не останавливаясь. Сие имело совершенно желаемое действие, как из приложенных при сем рапортов ваше высокопревосходительство усмотреть изволите, где подлинно господин Лаво по его искусным диспозициям голову имел. Приятно бы оно мне было весьма, ежели-бы недоведомым нам божиим определением, Веденяпин разума не потерял под Франполем {В деле имеется копия ордера Веймарна Суворову от 2 июля о производстве судебного следствия по делу сдавшегося в плен Веденяпина и бежавшего Кузьмина (л. 319 и об.).}.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 63, лл. 314--315 и об., копия.
  

No 119

1770 г. июня 15.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА НА ВСЕ ПОСТЫ О ПРИЧИНАХ ПОРАЖЕНИЯ С. ВЕДЕНЯПИНА И О МЕРАХ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

   1-е. Господин капитан Голешев с малою, но храбростию {Так в оригинале, повидимому, храброю.} его командою, особливо Воронежских драгун, побил возмутителей несказанно себя сильнее. С другой стороны, порутчик Веденяпин с большою командою, по его безумию, оплошности и неосторожности, от тех же самых разбит. Господином Каром с малыми партиями далее не ходить от посту суточного марша, разве самой безопасности, то есть и не свыше двух суток, но и само по себе не иначе, как о крайной безопасности отправляют, да могут под жестоким ответом. 2-е. Оным партиям в летнее время особливо миновать местечки, а останавливатца для отдохновения в иных открывающихся деревнях, но в великой воинской осторожности и в лесах по партизанскому, 3-е. Сделавши удар, на том месте ни минуты не останавливатца, а идти на свой пост назад и лутче другой дорогой. 4-е. Иметь наиточнейшее разведывание, нежели паче чаяния услышано будет, что противная партия сильнее поведанного, пройти просто назад, а на пост наипоспешнейше дать знать. 5-е. И то служит примечанию, что когда казаки чрез какое селение едут, то отпускать надлежит пики и сверх того, каковым образом из них двое едут не весьма скоро вперед, обыкновенной) улицею насквозь селение и на выезде занимают форпост, чтоб не было мятежникам вестовщиков, коих ловят. 6-е. Веденяпин с драгунами, вышедши разстроения {Так в оригинале.} на опушку, опешил; но глупея еще, что отстреливатца начал скорострельно, особливо из своей пушки, место того, что доселе, во всех деташементных командах моей бригады едино только атаковали на палашах и штыках. Кроме что стреляют егери и сею формою обороны, которою одно звание уже доказывает слабость, следственно и наводит робость, допустил себя окружить, но на храброй прорыв с жестоким нападением не пошел. Чего ради, как от меня приказано, на которых постах гранодер нет, то иметь в мушкетерских карпоральствах в каждом за гранодер от 4 до 6 и при них по ефрейтору, кои только рвут на штыках, опустя ружье, отнюдь без повеления не стреляют, ибо единыжды завсегда вообразить себе должно, что больше потребно времени зарядить, нежели выстрелить, но стрелять есть егерское дело два -- два {Так в оригинале.}, просто же мушкетеры, почти как гранодеры, только что более служат всего резервом. Возможно ли считатца нашему войску с такими летучими людьми как татары, кои никогда места не держат, в погоне же всякому, кому случитца достреливать может, но и тут напрасно весьма пули не терять, лутче и тут холодное ружье, а кавалерии надлежит только смело врубатца не испорченным фронтом. Кроме фланкировкой могут стрелять из пистолет, но цельно, токмо не шармуцировать, как и казакам, ибо мятежники сами до того охотники, а у драгун, что за конных егерей два -- два {Так в оригинале.} стреляют из карабин и того ради оные имеют на крюку; казаки же лутчие люди для погони, разве оторвать какой-нибудь лоскуток, но для добычей с коней никому не слезать под шпицрутенным наказанием, как и пехоте отнюдь не остановлятца. 7-е. Предписываю не пополня[ть], понеже то служит и до больших партиев.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 14 и об., подлинник.
  

No 120

1770 г. июня 15.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА О ЗАПРЕЩЕНИИ ОСТАНОВКИ ВОЙСК НА ПАНСКИХ ДВОРАХ

   Будучи в партиях, паче на шляхетских дворах не остановитца, от того происходит партизанам наивеличайшей вред, ниже о себе надлежит знать давать, паче о своей силе, но по обстоятельствам. Оную слухом и видом и уменьшить, но разведывать правда мсжно, однако обыкновенно и без панских дворов ооойтитца можно, но разве только мимоездом, особливо на реченных панских дворах ни до какого лихоимства не касатца, ибо сие запрещено воинскими артикулами. Вообще от шляхтичей, так и от протчих, никаких приманок не принимать и зато в благосклонности, ни в самом слове и бунтовщикам похлебства не чинить, под взысканием на господах постовых командирах. Сие строгое напоминовение чиня, рекомендую трудолюбие, неутомленность и покорность всюду, ибо и Веденяпин не от чего иного сокрушение претерпел, как от его роскошных ндравов.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 14 об.-- 15, подлинник.
  

No 121

1770 г. июня 15.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА О ЦЕНЗУРЕ ПИСЕМ

   1. Люблинскому коменданту капитану Янышу при пришествии и отправлении почт быть на почтовом дворе всегда самому и для присматривания писем определить себе нарочнои час и все сумнительные распечатывать, читать и приносить старшему командующему в Люблине, которому с ними поступать по его благоусмотрению. Сие чинить и всем прочим на постах комендантам благопорядочно. Кои сумнительные, стоят важности, те отправлять в Люблин.
   2. Понеже возмутители часто схватывают почталионов и тем в наши таинствы проникают, то от сего времени весьма запрещаю: господам офицерам и протчим в их письмах ни [о] малейших, обстоятельствах нынешних мятежей не упоминать; в предосторожность же сию все таковые партикулярные письма представлять прежде о себе открыты главным на постах или комендантам, в коих власти уже состоять будет их отправлять или нет.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 15, подлинник.
  

No 122

1770 г. июня 16.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА О БЫСТРЕЙШЕЙ ДОСТАВКЕ СВЕДЕНИЙ О КОНФЕДЕРАТАХ

   В наискорейшем подавании известия от обывателей о мятежниках, сим строго приказываетца на всех постах, как то мною учинено на Рубешовской и Сокольской посты, строго наблюдать следующие права: чтоб постовые коменданты по всем их дистанции трактам земским правителям наистрожайше наказали, что когда кого с таковым известием отправят, подписывали бы в котором часу и четверти часа возмутители где усмотрены и в котором часу и четверти часа, хотя например, -- ибо может быть не везде показательные часы есть, -- тот посланной отправлен. А ежели хотя четвертью часа позже усмотрения возмутителей, [л]ибо слуху об оных, то прописывали бы именно о медленности, для чего, дабы потом на них взыскать можно, чего ради тем земским правителям держать всегда наготове для таковых посыльных одну или две лошади в поле. Также посланной должен наипоспешнейше до ближайшего посту или, ежели догадатца можно будет куда идет устремление возмутителей ехать и как скоро его лошадь устанет, то бы посланным оную переменять и садитца в другом месте на иную, что тем правителям в своих карточках означивать и буде известие важности какой стоит, то тому постовому коменданту посылать уже от себя на тот пост, откуда ему потребно усиление или резерв, також и на главной пост в Люблин штафгт {Эстафет?}. Буде паче отправления которого земского правителя посланного, такового возмутители окажутца в числе больше прежнего, то отправлять на том же основании посланного другого наипоспешнейше, чего ради когда первой на лошади уедет, то той же минуты была бы или взять другую лошадь в запас, а ежели потребно по наступлению еще большего числа возмутителей, послать и третьего, то для того третьяго уже было бы тем земским правителям немедленно посланного отправлять, чем реченных земских правителей снова обязать строгими подписками.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, лл. 15 об.-- 16, подлинник.
  

No 123

1770 г. июня 16.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА М. ЛАНГУ О НАКАЗАНИИ ПОЙМАННОГО ШПИОНА И НАБЛЮДЕНИИ ЗА АККУРАТНОЙ ДОСТАВКОЙ СВЕДЕНИЙ С ПОСТОВ

г. Красностав

   Высокоблагородный и высокопочтенный господин подполковник!
   С сообщительного письма господина бригадира Кречетникова, где он упоминает о Веденяпине и что станет возмутителей сжимать, которое мною получено чрез несколько часов по моем последнем выступлении из Люблина, списавши копию, извольте отправить к господину генералу-порутчику {Веймарну.} в рапортах.
   Рапорт г. капитана Голешева, где он упоминает, что при его деле в Соли запретил пехоте раненых убивать, кои потом ушли, и о шпионе жиде с его допросом також извольте отправить в рапортах генералу-порутчику. Отправленного же шпиона содержать в Люблине впредь до резолюции от генерала-порутчика, или лучше, избегая затруднения, прикажите при публикации в Люблине городскому кату ошельмовать, положить клеимы, отрезать уши; буде же таких клеймов нет, то довольно что и уши отрезать и выгнать из города метлами. А лутче всего прикажите его только высечь как-нибудь кнутом, ибо сие почеловечнее {От начала до сих пор написано рукой Суворова.}.
   Сколько при Франполе по Веденяпину происшествию утрачено лошадей, конской и людской аммуниции и какой именно, також и людей, верно выправясь по раненым и иным оставшим людям в Люблине, изволите чрез дежурство послать ведомость Володимерского эскадрона порутчику Фоку в Рубешово, что велено от меня учинить и по Красноставу и уже притом требовать от Фока самого верного о том рапорта.
   В наискорейшем подавании известия от обывателей о мятежниках извольте строго по постам приказать, как я то учинил здесь, на Рубешовской и Сокольской посты, строго наблюдать следующие права: чтоб постовые коменданты по всем их дистанции трактам земским правителям наистрожайше наказали, что когда они кого с таковым известием отправят, подписывали бы в котором часу и четверти часа возмутители где усмотрены и в котором часу и четверти часа, хотя например, -- ибо может быть не везде показательные часы есть, -- тот посланной отправлен. А ежели хотя четвертью часа позже усмотрения возмутителей или слуху об оных, то прописывали бы именно о медленности, для чего, дабы потом на них взыскать можно, чего ради тем земским правителям держать всегда наготове для таковых посыльных одну или две лошади, дабы не отговаривались, что лошади в поле. Тот же посланной должен наипоспешнейше до ближайшего посту или, ежели догадатца можно будет, куда идет устремление возмутителей, ехать и, как скоро его лошадь устанет, то тем посланным оную переменять и садитца в другом месте на иную, что тем правителям в своих карточках означивать, и буде известие важности какой стоит, то тому г. постовому коменданту посылать уже от себя на тот пост, откуда ему потребно усиление или резерв, також и на главной пост в Люблине -- штафег. Буде же после отправления которого земского правителя посланного такового, возмутители окажутца в числе больше прежнего, то отправлять на том же основании посыльного другого наипоспешнейше, чего ради когда первой на лошади уедет, то той же минуты была бы или взять другую лошадь в запас, а ежели потребно по наступлению еще большего числа возмутителей, послать и третьего, то для того третьего уже бы была також запасная лошадь готовою; буде же возмутители между тем куда вскорости выступят, то також тем земским правителям немедленно посланного отправлять, чем реченных земских правителей снова обязать строгими подписками и под присягою.
   О разбитии мятежников под Пулавою господином ротмистром Лаво, выбравши из его рапортов подробности, с похвалою его воинского искусства и храбрости, как и бывших под его предводительством господ обер-офицеров и тем також нижних чинов ободрить, извольте отдать на все посты приказы по моему дежурству.
   Приложенной и до нижеследующего касающейся генералу-порутчику рапорт извольте наипоспешнейше верно отправить, хотя бы то было чрез штафет; також с него списав копию, извольте потом в самой скорости со оной при способном случае отправить в Варшаву дубликат. Тако по оному по силе моей на то диспозиции, Санкт-Петербургской эскадрон, что очиститца от Седлица и Желехова, когда прибудет в Люблин, извольте его отправить прямо в Крашник и вкупе с ним кирасирскую роту и та кирасирская рота была бы вовсе легка, только имела бы кирасы. Что будет в Люблине, мне же за несколько часов о том сюда наипоспешнейше дать знать и уведомить, потребна ли будет половина здешней кирсирской роты в Люблин. Строго наказать извольте, чтоб в мушкетерских карпоральствах по постам гранодеры учреждены и между тем приучены были, как то и егери, дабы я по случаю истинных гранодер и егерей снова с постов, где они есть снять мог. Всех суздальских портных извольте скорее отправлять по их капральствам и наказать, чтоб они не лениво достраивали и не можно ли то уже ныне препоручить одним жидам? також нет ли каких, хотя мало, западных в Люблине и тех извольте отправить немедленно в их карпоральствы. Раненых Володимерских драгун, поелику выздоровлять будут, сколько возможно снабдевать строевыми и иными аммуничными вещми, також и лошадьми по дежурству. Седел же когда способных нет, то их хотя построить из экстраординарной суммы и о том сюда капитану Голешову чем именно вспомочи можно, дать знать, даже что и из дополнительного исключить и о том в генеральное дежурство его высокопревосходительства генерал-порутчика, как и о протчем таковом, рапортовать. Тогда мне хочетца собрать одну мушкетерскую роту, пусть будет 6-я, и с нареченным войском в Крашник, також снявши Рубешовский пост, с протчим итти... {Несколько слов зашифровано цифрами.} ибо без сего нет беспечности... {Несколько слов зашифровано цифрами.} разве обстоятельствы переменятца, в том великую тайность, дабы прежде времени не вышло наружу и пускайте слух, что я для Хельма здесь. По прибытии г, полковника Штакельберха все сдать ему, но до вашего отправления, чтоб вкупе с ним работали.
   Вашего высокоблагородия покорной слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, лл. 299--300 и об., подлинник.
  

No 124

1770 г. июня 17.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА М. ЛАНГУ О ПЕРЕДВИЖЕНИЯХ КОНФЕДЕРАТОВ И ПРЕДПОЛАГАЕМОМ ВЫСТУПЛЕНИИ К КРЕШОВУ

г. Красностав

   Высокоблагородный и высокопочтенный господин подполковник!
   Пулавской идет чрез Белгорай к Замостью, опять мне досадно, Зорин не объясняет от кого и где слышно, ибо от стороны Белгорая, как и Замостья, сюда бы уже известно быть должно, ибо более полагать надобно, что то какая-нибудь Пулавская или иная возмутительская партия. Однако под таковым известием, хотя темно, должен я, собравшись, итти туда; дождусь Рубишовской команды, между тем не получу ль известнее яснее. Приложенное же к генералу-порутчику и протчее прочесть извольте, а рапорт мой к нему наискорее отправить, понеже оной опять касаетца до скорейшего отправления из Варшавы известного войска, почему извольте учинить распоряжение по моей диспозиции и ежели я выступлю, то рассуждаю, что в Крешовской стороне буду, чего ради и один Варшавской карабинерной эскадрон по-прежнему по прибытии извольте отправить чрез Крашник в Крешово, разве обстоятельствы переменятца. А понеже я ныне отсюда кирасирскую полроту возьму с собою, то лутче сюда извольте отправить полроты кирасирской из Люблина, другая полрота по прибытии из Пулавы останетца в Люблине.

А. Суворов

   Выходит, уповаю, что то щитаетца. Сказывают, Гадзевич конях в 50-ти, или кто такой иной (пусть их бьет Арцыбашев, только с разумом). Однако пожурите немного Крашниковской пост, хотя без сердца, чего ради тупо извещает, много ли, где сказали, откуда идут и пр. {Приписка на полях сделана рукой Суворова.}

А. С.

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, л. 301, подлинник.
  

No 125

1770 г. июня 17.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ОБ ОТЛИЧИВШИХСЯ В БОЮ С КОНФЕДЕРАТАМИ ПРИ МЕСТЕЧКЕ КЛИМОНТОВЕ

   1-е. На всех постах в мушкетерских карпоральствах учреждены и между тем приучены были, как-то: егери, дабы я по случаю истинных гранодер и егерей вновь с постов, где они есть, снять мог.
   2-е. Санкт-Петербургского карабинерного полку ротмистр Делаво сего июня 6-го числа, переправясь реку Вислу с командою на мятежников, бывших в 400 конях, делал сильный удар грудью, причем господа -- подпорутчик Шипулин и прапорщик Сергеев с казаками храбро на них ударили, а потом уже бросясь все и гнали две мили, после чего вторичное имели сражение на Климантовском поле, где и побили мятежников 40 человек и ротмистра Ставского, трех хоронжих и взяли в полон 3 хоронгвы и двух гусар. В протчем том еще господа Нашебургского полку капитан Ганибал, Суздальского прапорщик Энтиков с егерями, Подлатчиков, то самое отлично чинили и храбро поступали, как все неустрашимое воинство себя оказали и доказали ревностную свою ее императорскому величеству службу, чем я их храбрым и неустрашимым мужеством, иным под предводительством доброго и храброго начальника делом и знающего воинского искусства, весьма доволен и сказываю им благодарность, чего и впредь не безнадежен.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л.-16 и об., подлинник.
  

No 126

1770 г. июня 18.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА С ВЫГОВОРОМ КАПИТАНУ М. ЗОРИНУ ЗА ПРИСЫЛКУ ИМ НЕВЕРНЫХ СВЕДЕНИЙ

   Господин Зорин, я вами очень недоволен, что вы меня тем* ным вашим известием, -- где вы нерадиво пишете Пулавской с своею дивизиею тянетца чрез Белгорай к Замостью, -- напрасно в беспокойство привели. Впредь вам при надлежащей осторожности перед вашим вышним быть остроумнее, не токмо в сведе* ниях, но и в догадках.
   Сейчас получил я ваш рапорт, касающейся до Калбушева и Миколовского. Этого хвастуна Арцыбашева знают до поры и времени, я сам идти или кого посильнее послать погожу. Ныне же ведайте, что я послал до Крешова отсюда больше для очистки, ежели бы случилось скрытую по конфедерацкому партию при Парфеитьеве и Бергольце в 36 казаках, 34-х драгунах, не нагонят ли они кого на Красник.
   На Сендомирской пост я должен со удивлением взирать, что с сего посту никогда не уведомляем об операциях с той стороны горных Главной армии войск, где они от времени до времени кантонируют, какие их движения, какие их действия с мятежниками и кто их командир, паче что сим о набегах и о наступлениях мятежничьих вернее и подробнее узнать можно.
   О реченном, как я и о протчем, с сего посту в мое дежурство в Люблин чрез 24 часа 1 раз, а по важности не позже как чрез % часа все временно открыто и для Крашника, рапортовать, но и строго повелеваю: неусыпно наблюдать переправы чрез Сон в Крешове и Лежанске и приближение мятежников к тем переправам, а при Крешове есть ныне брод. Ржавская же переправа вблизости Сендомира.
   По важности известиев времени не терпящих посылать ко мне прямо стафет, как то ныне например из Сендомира в Крашник, из Крашника прямо в Красностав, но и в Люблин також, яко на главной пост, немедленно уведомлять.
   Також никакого слуху не имею с Сендомирского посту, естли какие переписки или сообщения с начальниками и какими, особливо с ближними команд Главной армии, паки сие подтверждаю и впредь о таковых нерадениях подтвержду и на все протчие посты.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, лл. 17--18, подлинник.
  

No 127

1770 г. июня 24.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА НА ВСЕ ПОСТЫ С ЗАПРЕЩЕНИЕМ ОБИЖАТЬ МЕСТНОЕ НАСЕЛЕНИЕ

   Доходят до меня жалобы, что казаки новоприбывшие чинят обывателям обиды и грабежи, и для чего сим строго запрещаетца, чтоб отнюдь никто обывателям обид не чинил, что им на всех постах постовым командирам подтвердить. Ежели впредь услышаны будут какие жалобы, то винные жестоко будут штрафованы шпицрутеном. А будучи в сражении, с лошадей для грабежа отнюдь не слезать.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 22, об., подлинник.
  

No 128

1770 г. июня1.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ОБ ОБУЧЕНИИ СОЛДАТ И О ТАКТИКЕ ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

   Господам штаб-офицерам, комендантам на постах и протчим офицерам в праздное время обучать на постах их команды и деташементы в тонкость, сколько основанием разных экзерцициев, столько паче большим конным и пехотным и несколько линиев и частей маневрам, эволюции и атакам с жестоким и поспешным нападением, толкуя и приучая к ним по различию их состоящим. В различии положения мест равных, низких и высоких, перерезанных, лесистых, болотных -- доходит до истинного преимущества как в силе ударения холодным оружием коннице и пехоте, особо и совокупно, так и по положениям мест каждого звания ре-ченного войска, полагая за единственное правило, что хотя храбрость, бодрость и мужество всюду и при всех случаях потребны, токмо тщетны они, ежели не будут истекать от искусства, которое возрастает от испытаниев при внушениях и затверждениях каждому должности его. Сии обучении производят паче по военному обращению здешних мятежей, в коем по многократным опытам явно есть, что возмутители, кроме стычек и шармицелей, о чем они довольно сами искустно не выдерживают, чего ради по их легким разбегам и пушечная стрельба мало действия имеет, тем меньше ружейная, кои только от егерей, действующих самими цело, производима быть может. Мало до того из мушкетера дойти может, но лучше и тем бы, как и гранодерам, елико возможно и постижно ломать возмутителей штыками; кавалерии же стрелять вовсе не годица, а несравненно лучше палаш и копье, разве паче чаяния случилось бы достреливать в погоне, но и при сем лучше холодное оружие, ибо иным нечайно можно растрелятца и для нового заряжения таковым по себе время кратко и драгоценно, чего ради пехоту, хотя скорому заряжению весьма приучать, також и поспешнее плутоножной пальбе, но весьма оной в памяти затверживать, что сие чинитца для одной проворности исправного прикладу. Но в деле, когда бы до того дошло, то хотя бы весьма скоро заряжать, но скоро стрелять отнюдь не надлежит, а верно целить, в лутчих стрелять, что называетца в утку, и пули напрасно не терять, паче егерям, коим должность только в том и состоит. Что же говоритца по неискусству подлого и большею частью робкого духа, пуля виноватого найдет, то сие могло быть в нашем прежнем нерегулярстве, когда мы по-татарскому сражались куча против кучи и задние не имели места целить, дулы вверх пускали беглой огонь. Рассудить можно, что какой неприятель бы то ни был, усмотри хотя самой по виду жестокой, но мало действительной огонь, не чувствуя себе вреда, тем паче ободряетца -- из робкого становится смелым и в мгновении ока в опасность ввергает. Пушки же в деле действуют сами по себе, и хотя артиллеристов скорому заряжанию и пальбе примером весьма приучать, но паче того знанию батарейного места, которое состоит в привычном сведении равнины, разве малого полевого возвышения, расстояние натверживать в память артиллеристам непрестанно, чтоб в истинном действии стреляли редко, но весьма цельно, знали бы качество их орудей и заряду напрасно не стреляли. Знаемому по роду сражениев с возмутителями, пушечная пальба долго продолжатца не может, ибо когда они с самого начала вдруг сим ударом сломлены бывают, то хотя пехота в погоню по обстоятельствам следовать должна, но по их скорому бегству остаетца тогда почти только их докончать одной кавалерии, следственно артиллерия остаетца назади при пехоте или резерве. Когда же возмутители сами артиллерию имеют, то главнокомандующим в атаках надлежит пехотою или кавалериею оную от них немедленно отнять и избавитца от ее вреда, отчего, как доказано при всех случаях, она в робость впадает и предаетца несказанному бегству. Их пехота когда бывает и малолюдна и ничего не стоит, кавалерия какая бы то ни была ее должна изрубить или пригнать полною в резерв. Что называетца их драгуны или карабинеры, то только по платью и вооружению, в протчем один зброд, ибо збродных ими и королевских драгун уже у них почти нет, как радзивилских и иных подобных кавалерии нашей. Их надлежит немедленно фронтом ломать и сильно рубить, а казакам, ежели случитца, то с тылу и крыльев их колоть или разбирать в полон и отдавать в резерв. Затвердить нашей кавалерии весьма, что гусары их еще слабее иных, ибо зброд их еще своеволит и пьянее протчих, мало что есть у них и венгров, только в них дезертиров австрийских почти нет и принимать не смеют, а отчасти то беглые венгерские крестьяне, кои знакомо, что к одежде гусарской привыкли, ибо и крестьянская их таковая ж. Что же собственно и до венгерского народа, то разве по наружности, впротчем чрезвычайно о кой никогда еще не прославлялся; в товариществе их есть наездники как и в гусарах, как что называетца охотниками, но им отнюдь в шармицированьи с мятежниками не вступать и как людей, так и время напрасно не терять, но делать скорой и сильной удар, то тех наездников могут стрелять егери, и без того они всегда жертвой палаша и пик бывают.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, лл. 24--25 об, подлинник.
   1 Документ без числа.
  

No 129

1770 г. июля 4. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ

   С Опатовского поста господин секунд-майор Ушаков от 2-го июля, по получении известия, рапортует, что будто бы чрез местечко Пинчово и лежащие за оным далее деревни проходила возмутительская партия Черская, Закрочинская и Радомская с региментарем Доманским, ударилась было к реке Висле к Новому Месту, однако назад повернулись и пошли к местечку Водиславу конях в трехстах, а где ныне обращаетца, о том неизвестно; также от Пулавского ротмистр Карабейский в нескольких конях около Пинчова и Хмельника иногда шатаетца и кто командир -- обстоятельно неизвестно.
   Взятые с явшихся собою возмутителей рецесы и реверсы всего с двенадцати человек вашему высокопревосходительству при сем представляю {К документу приложены расписки явившихся конфедератов и письмо Пулавского на польском языке (лл. 151, 153--164 и 173).}.
   Влажное {В смысле пустое, бессодержательное.} письмо -- рассеяние Пулавского, полученное с Сендомирского поста, при сем прилагаю.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 150, подлинник.
  

No 130

1770 г. июля 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ПАРТИЙ

г. Люблин

   Санкт-Петербургского карабинерного здешнего эскадрона господин ротмистр Делаво меня рапортует, что он из Пулавы с партиею ходил к Радомской стороне и Опатову и нигде мятежников в тех местах нет. А по рапорту ж с Пулавского поста было только оных наездом человек десять в Козеницах. Но как оные приметили, что обыватели собираютца с тем, чтоб их переловить, то они, не слезая с коней, уехали в лес и неизвестно потом куда девались.
   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн меня рапортует, что он, услыша, что Карабейский в числе ста пятидесяти коней пошел из местечка Стобницы к Новому Месту, то он с командою для поиску в ту сторону выступил.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 194, подлинник.
  

No 131

1770 г. июля 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДАХ

г. Люблин

   Господин капитан Дитмарн из Нового Места от 3-го июля меня рапортует, что он, по прибытии в Новое Место, получил известия: 1-е. Ротмистр Коробевский, 1-го числа из Нового Места выступая, пошел к местечку Вислицу, от Нового Места расстоянием в миле, где и теперь стоит. 2-е. Под деревнею Пршмиковой, от Нового Места в двух милях прошедшего месяца 13 числа переправилась за Вислу 200 коней команда Вербовского. 3-е. Под деревнею Якшицею, от Опатовца три мили, а от Нового Места -- четыре, шестьсот коней на здешнюю сторону переправилось и пошли к местечку Шкалмиржу, а чьей команды -- доведатца не мог. 4-е. Маршалок Заремба, сказывают, будто за Пинчовым не в дальном расстоянии и намерен быть в Новом Месте и тут перевозитца за Вислу.
   Он же, господин капитан Дитмарн, с Сендомирского поста от 5-го июля рапортует же, что он ротмистра Коробевского в Новом Месте не нашел, а пошел в местечко Вислицы, куда и он ходил, но и там его не застал, а пошел де к местечку Пинчову, почему он уже далее не пошел, а возвратился на свой пост. В небытность его в Сендомире, в местечке Дикове поймали обыватели двух конфедератов и представили на Сендомирской пост. О Суяке слышно, что он со 150 коньми находитца за Пильзном одна миля в деревне Едлове. Бывшей под Новым Местом на малой речке паром, на котором мятежники переправлялись, им, Дитмарном, отправлен под Сендомир, а чтоб Краковской почте остановки не было, велел оную перевозить на лодке.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 200, подлинник.
  

No 132

1770 г. июль1.-- НАСТАВЛЕНИЕ А. В. СУВОРОВА ПОСТОВЫМ КОМАНДИРАМ

г. Люблин

   1-е. Главному на посту командиру быть весьма в большой осторожности и неоплошности, наблюдая строгую военную дисциплину. Естьли где потребно и опасно место и нет никакого укрепления, сделать на посту не в жиле, но в приличном месте окопами укрепления, иметь частые о возмутителях разведывании, обывателей в околичности живущих, хотя в 10-ти милях, весьма крепчайшими подписками обязать, дабы они о возмутительских партиях разведывали чаще и давали б обстоятельно о их силах знать заблаговременно, а хотя их вблизости находитца не будет, то б однако пост получал ежедневно известии.
   2-е. Во время бывающих на возмутителей удареней, с посту партии делать не в малом числе людей и не дале обыкновенного сутошнова с возвратом перехода, но и то с весьма добрым о неприятельских предприятиях и силах известием, давая о своих намерениях ближайшим постам и сюда знать, дабы иногда в случае сикурсовать можно было, для чего и предписываю, которой пост которому сикурсовать должен. Сендомирскому сикурсует Опатовской, Красниковской -- Опатовскому, Сендоми рекой -- Пулавскому, Желеховской -- Коцкой и Желехову -- Коцкой же, Рубешовскому -- Красноставской, Седлицкому из Бяла, а Седлицкой в Бяло; Люблинской же пост подкрепляет и сикурсирует все сии вышеизъясненные посты. Во время партиев в местечках и деревнях останавливатца весьма в безопасных, хотя о неприятеле и не слышно, выбирая выгодные места, но однако с большою осторожностию, людей никуда не распущать и лошадей не расседлывать; на сильные неприятельские партии с малым числом не отваживатца, а разве приметя под силу, но и то по ударении возвращатца как наискорее на свой пост, а вдаль не отходить, ибо естьли в случае, от чего боже сохрани, нещастием в ударении урон людям последует, то с таковым постовым командиром за неосторожность и безрассудной удар на неприятеля поступ-лено будет по силе воинских законов. Паче наблюдать, чтоб артиллерия с снарядами и на людях оружейные вещи исправны были.
   3-е. На постах и в проходах чрез деревни и местечки обывателям нималейших обид не чинить и безденежно ничего не брать. Подкомандующих всякому командиру содержать в дисциплине, однако, чтоб положенным всем, так и лошади фуражем довольствованы были, без крайней нужды не изнурять и не отягощать.
   4-е. Лошадей, в добычь от возмутителей получаемых, годных определять в службу, давая тем, кто оные возьмет, некоторую плату, ружейные ж и аммуничные вещи старатца в пользу службы употреблять. Что-ж касаетца до того, что когда возмутителей разобьют и у них в добычь деньги или вещи взяты будут, то нет нужды рассматривать, откуда те деньги получены, но следует с теми вещьми и деньгами, поступая по содержанию 111-го и 112-го воинского артикулов, разделять оные по всей команде; разве бы отнятые деньги принадлежали их казне, в таком случае поступать по толкованию 112-го артикула {Имелся в виду воинский устав Петра I. В 111 артикуле говорится: "что неприятель 24 часа или сутки в своем владении имел, оное почитается за добычу". В артикуле 112 сказано, что из числа полученной от неприятеля добычи оружие, снаряды, аммуниция и провиант принадлежат его величеству, а остальное, по вычете десятой доли, остается больным солдатам. В толковании к 112 артикулу добавлено, что все собранные деньги достаются также его величеству.}. Сие исполнять как и указом Государственной военной коллегии повелеваетца.
   С подлинным свидетельствовал генерал-адъютант

Иван Токарев

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 290, копия.
   1 Документ без числа.
  

No 133

1770 г. июля 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ УКОМПЛЕКТОВАНИИ ПОЛКОВ

г. Люблин

   Суздальской пехотной полк рапортом от 16-го июля мне представляет, что по указу Государственной военной коллегии выкомандированные из разных полков и оставших в России рот для укомплектования оного полку рядовых девяносто шесть человек, сюда Бутырского пехотного полку капитаном Осиповым приведены, а как из Ладожского пехотного полку причислено тридцать три и так всех сто двадцать девять, из которых на ваканции в комплект входит шестьдесят семь, а затем остаетца сверх комплекта шестьдесят два человека, которых как повелено будет счислять, а между протчим в данном от господина генерал-майора и Санкт-Петербургского легиона командира и кавалера Кара помянутому капитану Осипову наставлении, велено все ружейные вещи, тож ранцы и фляжки отобрать обратно для отвозу к их полкам, а как таковых вещей в полк Суздальской требуетца вместо снесенных беглыми и утраченных в сражениях, то не повелено ль будет, убегая дальнего требования, то число оставить, о чем вашему высокопревосходительству представя, ожидаю повеления.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119. д. 46. л. 384, подлинник.
  

No 134

1770 г. июля 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОРАЖЕНИИ ОТРЯДА К. ПУЛАВСКОГО ПОД НОВЫМ СОНДИЧЕМ

г. Люблин

   С Опатовского поста господин секунд-майор Ушаков меня от 16-го июля рапортует, что он получил известие от приехавшего из Венгер, живущего в Опатове грека, будто бы в прошедшую субботу от наших войск команда под Новым Сонднчем с маршалком Пулавским или иною его командою, которой было коней до четырехсот, имела потычку и оную партию совсем разбила, из которой на месте осталось до шестидесят, а до ста живых забрано. Сам же Пулавской или иной кто едва ушел, обоз же их заложенной находился в другом месте и из того места от страха некоторые поделились по партиям, ближе к Венгерской границе удалились.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 392, подлинник.
  

No 135

1770 г. июля 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАСПОЛОЖЕНИИ ВОЙСК ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКА X. Ю. ЭССЕНА И ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА Н. ГЛЕБОВА

г. Люблин

   Господин генерал-майор Буткевич на сообщение мое от 2-го июня таковым же сообщает.
   Что господин генерал-порутчик и кавалер фон Эссен, главную команду над оставшимися здесь войсками имеющей, находитца в Межибуже, где и квартира его, на которое местечко из России чрез Киев к Хотину и далее в Молдавию до первой армии учреждена почта вниз по реке Пруту; при Хотине ж в лагере главным командиром господин генерал-майор Глебов, а в самом Хотине комендантом господин полковник Шталь. Сколько же здесь в разных местах полков и других воинских команд где находитца, по неимению у него известия точно объявить не может, а надлежащее о том дал знать господину генерал-порутчику и кавалеру фон Эссену, почему и уповает, что ваше высокопревосходительство уведомлением не оставит.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 393, подлинник.
  

No 136

1770 г. июля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ В КРАСНИК И ПРЕСЛЕДОВАНИИ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Красник

   Имел я известие с Крашниковского посту, что мятежничья партия под командою их полковника Новицкого до 600 коней под местечком Сольцах переправляетца на сю сторону Вислы, почему я из Люблина выступил в Крашник, где прибыв, получил известие, что они в дву милях от Крашника в деревне Збойсках. Разоря обывателей и убив жида арендаря, пошли к местечку Закликову в полдни вчерашнего числа, за которыми в погонь сего числа поутру послал команду в числе конных и пехоты полутораста человек с единорогом. Теперь же известился от посланной команды, что тех бунтовщиков только до 460 коней и потянулись к стороне Янова, предосторожность постам Красно-ставскому и Рубешевскому предписал. Сам же я здесь остался.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 452, подлинник.
  

No 137

1770 г. июля [20]1 -- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ И ВЫСТУПЛЕНИИ В СВЯЗИ С ЭТИМ В КРАСНОСТАВ

   Вашему высокопревосходительству сим только во-первых приношу мою покорную благодарность.
   Времени не имею. Бунтовщики шли с Янова и Бяла под местечком на Ботору, Божеволю 1 м[иля], до м. Быхавы 1 1/2 м[или] хотели итти в Люблин 3 или 3 1/2 м[или].
   Своротили с Божеволи на Высоко 1 1/2 м[или] к Замосцю.
   Madame de Zamose apparement ne rendra pas la forteresse, mais tant mieux {Мадам Замоская, видимо, не отдаст крепости, но тем лучше.}.
   Они, почти верю, 460 человек--артель полковника Новицкого и регент Пулавский.
   Из Коцка нечто сюда Вол. Вол. Стакельберг {Владимир Владимирович Штакельберг.} брать будет, как и мое правление наблюдать.
   Из Крашника я был в Люблине для справки несколько часов и пошел в Красностав.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 456, автограф.
   1 На документе нет ни даты отправления, ни даты получения. Относится примерно к 20 июля.
  

No 138

1770 г. июля 22.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ ПРОТИВНИКА

д. Бесков

   Вашему высокопревосходительству доношу: я пошел за конф[едератами] в Хелм, а они потянулись к Владаве, их около 500.

А. С.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 459, автограф. No 139
  

1770 г. июля 23.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ ПРИ д. РАКОВЕЦ

д. Раковец

   Вашему высокопревосходительству доношу! Сего числа в полдни известную Пулавскую партию разбить нам пособил бог!
   Одною нашею конницею под командой капитана Голяшева человек 150. Их было [не] меньше 500. Они же стояли за мостом здешней мельницы и хорошо, что для нас мост был крепок. Хо-рунги: 1-я Туршевского, 2-я Талковского, 3-я Свирского, 4-я ротм. Пулавского, 5-я Солговстовского, 6-я Седлецкого, 7-я Быстренского, 8-я Тветковского,. 9-я Масонова. Пленных только человек 10, а 100 не убито {Так в подлиннике.}. По старой привычке с Воронежскими драгунами под мостом первой на них ударил капитан Китаев и чуть ли не пойдет гулять на другой свет, несказанно его жаль! Корнет Бергольц со своею ротою оказал чрезвычайные знаки храбрости по его обычаю. Капитан Голяшев не иначе был, как искусной, смелой и храброй предводитель. Поработали и кирасиры наши, их было 24 при вахмистре Сычеве, которой действительно стоит офицера. Не забудьте, ваше высокопревосходительство, верного вашего слугу Бергольца! Он, право, стоит... Правда, мы бы и теперь гнались, да лошади притупели, все почти бежали рысью миль 5 в нынешней жаре. Пехота была в полумиле. Дрались с час (без пушек), ломали их раз 6. Гнали с милю. Милостию божиею у нас убитых нет. Ранены: Китаев (прострелен в брюхо), кирасир 1, карабинер 1. Лошадей карабинерных 1, драг. 1, кирасирская 1 переломила ногу. Да я пред сим сражением за сутки повредил себе ногу, однако ездил и езжу верхом.
   Невесть они пойдут на Рубишево или на Владимир. Пока с сим ваше высокопревосходительство покорно поздравляю.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 46, л. 485, автограф.
  

No 140

1770 г. июля 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СТЫЧКЕ С КОНФЕДЕРАТАМИ ПОД м. БЕНДЮЗОМ

   Вашему высокопревосходительству доношу.
   По разбитии пулавцов -- девяти хоронги команды полковника Новицкого под деревнею Раковец 23-го ч[исла] июля, отдохнувши, пошли мы в ночь и нашли на них, отошедши милю, выходящих из лесу под м. Бендюгом; тотчас их атаковали, но они, не допустя до холодного ружья, от наших перестрелов рассыпались все конечно так, что только взят в полон один товарищ и отбито несколько лошадей и мало что побито, с нашей же стороны ни малой утраты не было. Ночь была темная, все воинские правилы рассыпатца, ниже на части разделятца, в погоню за ними воспрещал, но чая, что могли бы они ударитца на переправу чрез Буг 1, миля вверх, при д. Кладневе, заняли мы оную всем деташементом. Все то было тщетно! Они без памяти, распрушась по лесам, разбежались на разные переправы, яко то: при Корытнице, Усталок, Седлище, Дубенка и пр., и большая часть из них уже в Замосцких, Томашевских лесах, может быть нечто их еще за Бугом осталось. Тако и нам пора было отдыхать и домой, и я, переправясь при Бендюге, завернул на Дубенку и пришел в Рубишево вчера поздно, сегодня разойдусь по постам или завтре. Разбежались они очень и много пехотою, татарской хоронги ротмистр Талковской сам четвертой ушел к Владаве, якобы явитца к Беляку. Можно ли было за ними нагонятца? Разве перепортить конницу. Действительно они нас на себя не ждали и только что успели занять хорошую свою позицию при Раковце, как началось уже шармицированье, но притом смешно, что и после происшествия они нас щитали королевскими. Намерение их было проложить в Литву дорогу Казимиру Пулавскому, рекрутировать, делать денежные поборы; прежде стычки набрали они человек до ста, а разбежалось тож с 50. Денег набрать мало предуспели, однако вашему высокопревосходительству вовсе не ручаюсь, чтоб сие их покушение в Литву последнее было, тем паче, что они не оставляют более всего целить на Беляка. Что делаетца к Люблину, не знаю, между тем здесь кажетца хорошо. Хвастовство их было, что они прошлой год отплатить хотели. Пользовались мы частью их обозов, состоящих более в припасах, и сие пишу на бунтовницкой бумаге, бывшей на Новицкого повозке.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 43, л. 441, автограф.
  

No 141

1770 г. июля 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВОЗВРАЩЕНИИ В ЛЮБЛИН

г. Люблин

   После разбития мною известных мятежников и получа рапорт от господина порутчика Сахарова, что уже они с нашей стороны на ту сторону реки Сана под местечком Ульяновым 25 числа ввечеру переправились, я с бывшим со мною деташементом, возвратясь из преследования за мятежниками, в Люблин прибыл благополучно.
   По силе ордера вашего высокопревосходительства от 17 июля под No 238-м {Ордером No 238 от 17 июля Веймарн просил Суворова не посылать во Львов деньги, полученные при письме от Понятовского на имя Каритовского (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, л. 240).} адресованное к господину генералу Каритовскому от его сиятельства господина обер-камергера и кавалера князя Понятовского письмо, обратно к вашему высокопревосходительству при сем посылаю. {Письмо в деле не обнаружено.}

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 35, подлинник.
  

No 142

1770 г. июля 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАСПРОСТРАНЕНИИ МОРОВОЙ ЯЗВЫ В МОЛДАВИИ И ВАЛАХИИ

г. Люблин

   Господин генерал-майор Буткевич на сообщение мое, в ответ таковым же мне сообщил, что опасная моровая болезнь {Имеется в виду эпидемия чумы.} там давно уже оказалась. Первое -- в Хотине при гошпитале, а ныне и в самом городе есть; второе -- в Залещиках и Гусятине; третье -- в Браилове, а в Заславе хотя и была, но недолго и уже утихла, где во всех местах от командировавшего {Командовавшего.} здесь всеми оставшими в Подоли и Волыни войсками господина генерал-порутчика и кавалера фон-Эссена, по сообщениям от него, господина генерал-майора, и по дошедшим к нему от находящегося в тех местах у прикрытия магазеинов с командами офицеров рапортам, надлежащие предосторожности взяты и для осмотру и пользования ко истреблению оной, лекари посыланы. Курьеры же чрез Заславль проезжают не чрез то местечко, где опасность есть, но чрез другое, что, как ему, господину генерал-майору известно, с опасностию и производится под особливым смотрением господина полковника Элерса.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47. л. 33, подлинник.
  

No 143

1770 г. июля 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРИУ О КОМАНДИРОВАНИИ ЕМУ 56 МУШКЕТЕР, ОКАЗАВШИХСЯ СВЕРХ КОМПЛЕКТА

г. Люблин

   По силе ордера вашего высокопревосходительства от 21-го июля под No 1306 {Ордером No 1306 от 21 июля Веймарн предлагал Суворову отправить в Варшаву солдат, оставшихся от укомплектования Суздальского полка, и требовал объяснения, почему в Суздальском полку нехватало так много солдат (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 253, 256).}, представленные при рапорте от господина полковника Штакелберха, оставшиеся за укомплектованием Суздальского пехотного полку выкомандированные из оставшихся в России полку Суздальского ж рот мушкетеры пятьдесят шесть человек к вашему высокопревосходительству с командированным к препровождению Суздальского пехотного полку подпорутчиком Бабиным отправлены, а подлежащие о службе их формулярные, а о вещах арматурные списки, також и во окончании дачи провианта, муки и круп аттестаты при сем вашему высокопревосходительству представляю {Списки не обнаружены.}. Дача ж денежного жалованья от бывшего при провождении их Бутырского пехотного полку г. капитана Осипова кончилась: пятидесяти четырем сего июня по 1, а двум, то есть Козме Чудину и Ивану Зайцеву -- по 28 число сего месяца; оной же господин капитан Осипов обратно, по силе реченного вашего высокопревосходительства ордера, сего июля 26 числа с находящимися людьми, равно аммунициею и повозками возвратно отправлен. Какие же при нем чины и коликое число упряжки и лошадей, при сем регистр представляю {К документу приложен регистр (л. 44).}.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 43, подлинник.
  

No 144

1770 г.1 -- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА [И. И. ВЕЙМАРНУ] О ПЕРЕМЕЩЕНИЯХ ВОИНСКИХ КОМАНД

   Я временно удержал здесь небольшую роту карабинер, что положена в Пулаве, место того туда отправил 24 кирасир. Також бывших со мною в партии 24 кирасир оставил в Красноставе, а оттуда временно ж беру 24 драгуна.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 46, автограф.
   1 Записка без даты, относится она примерно к 30 июля 1770 г. Место написания записки и адресат не указаны.
  

No 145

1770 г. августа 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Пулавы

   Я с командою в Пулавы вчерашнего числа прибыл, где и получил известие, что мятежники в пятницу были в местечке Гневашеве коней 50, в котором ночевав, по универсалу Пулавского взяли контрибуцию, а сколько не известно. И в тот же день приехал от российских команд подлащик жид, слышно что оной от его сиятельства господина бригадира князя Голицына прислан. Поймав, хотели повесить, но жители того местечка просили, чтоб его от того избавили, за что и принуждены были дать 40 червонцов.
   Да едущей из Варшавы шляхтич Скваршинский сказывал, что мятежники в среду были в деревне Езерно, отсель 14 миль, коней 50 и взяли у ехавшего из Варшавы коронного конюшего Велепольского 5 лошадей, куда тогож дни на ночь пришла российская команда и отдохнув пошли за ними к Песочне; те ж мятежники под местечком Гурами семь судов воеводы русского {Т. е. Августа Чарторижского, управлявшего русским воеводством Польши "Червонная Русь" (Южная Галиция).} одержав, взяли с них 24 червонца. Над рекою Пилицой было мятежников 70 коней, того ж дни стояли в деревне Мнишове, отсель 10 миль, 80 коней; в четверток пошли в леса; около Мнишова того дни было в деревнях коней до, 200 и в ночь пошли в бок, вправо Рыцеволя в леса, слышал он, что их тамо около 1000 коней, а в Коженицах было коней 50 и пошли к Пилице. О сем для лучшего сведения посланы разведать подлащики.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 53, подлинник.
  

No 146

1770 г. августа 3. - ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА О МЕРАХ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ ПРОТИВ "МОРОВОГО ПОВЕТРИЯ"

   Из Бреста от генерала Браницкого получил я письмо, что поблизости в некоторых деревнях от поветрия язвы умножилось, люди мрут, из домов убегают, отчего к предосторожности расставил он на трактах свои команды, чрез которые и просит, чтоб команды мои чрез те деревни не ходили б мимо, как то иногда посылаетца для выбивки фуража и по одиночке, для чего и рекомендую от сего иметь большую осторожность, и где то поветрие есть, команд отнюдь не посылать, а естьли когда и надобно будет послать какую команду, то при обер-офицерах или хороших унтер-офицерах, давая им билет зачем и куда посланы будут. Однако при отправлениях о сей предосторожности строго подтверждать, дабы в такие деревни не ходили.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, л. 37, подлинник.
  

No 147

1770 г. августа 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Пулавы

   Отсюда я с командою ходил на Козеницы, лесами на Притык, Присуху и возвратился на Радом и Зволин. Хотя я и часто был на мятежничьих следах, но оным всегда удавалось про нас проведывать и разбегатца, долго же операцию по ту сторону Вислы, ради отдаленности от Люблина, тако и Красностава, ныне производить я за благо не рассудил; сверх того жары мне много мешали и только теперь удовольствовался одним почти опознанием мест и отчасти их к Пилице убежищем. Взятых же в плен мятежников допросы, как и примерное и довольно вероятное описание их партиев около тамошних мест при сем вашему высокопревосходительству прилагаю {К документу приложены допросы пленных конфедератов (лл. 98--101). Описание их партий см. приложение.}. Пленные отправлены в Люблин и далее, а драгуна Грабовcкого я из Люблина велел отправить в Бресц при случае, також разных пленных сверх того 18 человек, в том числе ротмистр Талковской, наместников два, стражник один, да российских беглых 9 человек (которых допросы я прислать сюда велел) из Люблина и Красностава велел я отправить далее по тракту в Полонну.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 197, подлинник.
  

Приложение к док. No 147

1770 г. августа 10 -- СВЕДЕНИЯ О ЧИСЛЕННОСТИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ПАРТИЙ И ИХ МЕСТОНАХОЖДЕНИИ

 []

 []

  

No 148

1770 г. августа 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОРАЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ КОМАНДОЙ СЕКУНД-МАЙОРА А. Г. УШАКОВА

м. Пулавы

   Господин секунд-майор Ушаков сообщением к господину майору Набокову дал знать, что он 6 числа августа в местечке Хмелнике разбил возмутительскую полковника Коровецкого партию, у которого взял в полон 9 человек. И того ж числа в местечке Кельце разбил же партию ротмистра Мощинского, у которого взял в полон порутчика одного, хорунжего одного и прот-чих до 15 человек, которые от него отправлены в Люблин. По получении ж от него рапорта вашему высокопревосходительству обстоятельно до несть не премину.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 217, подлинник.
  

No 149

1770 г. августа 12.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О ПАРТИИ ЗАРЕМБЫ И С ПРОСЬБОЙ О РАЗРЕШЕНИИ ВЕРНУТЬСЯ В ЛЮБЛИН

м. Пулавы

   Милостивый государь Иван Иванович!
   О Зарембе слышно, что он уехал лечитца в Шлезию, вся же его шайка почитаетца ста два-три, или ста три-четыре. К Пилицу -- Суак с Вилконским малосильнее того. Даманской поудалился за Присухи, Пржендецкой с товарищи маловажен, Коробейской и Мощинской разбиты из Опатова майором Ушаковым.
   Я дни на четыре съезжу в Люблин и опять сюда возвращусь.
   Висла ныне очень мелка и между Сендомира и Пулавы в разных местах можно переправлятца вплавь и почти вброд.
   Не дозволите ли мне, милостивый государь! здешнюю мою партию возвратить в Люблин на несколько недель, ибо, не знаю как, я все не доверяю; из-за гор {В книге Алексеева -- из Загор.} для Красностава -- Новицкой, Шиц, могут покуситца! Около Покрова будет не жарко, а грязнее, мокрее и следнее, они будут обшушатца {Обсушиваться.} в избах и легче на них нападать {В книге Алексеева -- напирать.} отсюда по Пилице и к Келцу. А тяжелее им будет из-за гор отвечать и между Сендомира и Пулавы переправлятца. Пуще всего не хочетца мне, чтобы они появились между Красностава и Рубишева из-за Любашевских лесов. Однако я все то готов усердно исполнить, что изволите приказать. (У Шица с Миончинским будет ста 2--3, у Новицкого близ того, у Пулавского мало чем больше).
   Остаюсь с истиннейшим моим почитанием.
   Милостивый государь, вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 220, автограф. Опубликован в кн. В. Алексеева, Письма и бумаги Суворова, т. I. 1764--1781 гг., СПБ., 1916, стр. 59--60.
  

No 150

1770 г. августа 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НАБЛЮДЕНИИ ЗА КОММУНИКАЦИЕЙ ОТ ЯРОСЛАВСКОГО ПОСТА К САНДОМИРУ И СВЕДЕНИЯХ О КОНФЕДЕРАТАХ

г. Люблин

   Господину бригадиру Кречетникову при нынешнем расположении его кордона я напомянул, чтоб он приказал наблюдать коммуникацию от его Ярославского посту к Сендомиру; и от сего також, чтоб о нужных возмутительских обращениях на оной, как и в Крашник для Люблина о том знать давать; с сообщения же его при сем вашему высокопревосходительству прилагаю копию {К документу приложена копия сообщения бригадира Кречетникова о его действиях и о расположении кордона (л. 179).}.
   Новейшие известия, примечательные о возмутителях, суть: 1-е. От некоторого времени, что их от Нового Места, что на Висле, к Пинчову 1000, не то ли есть с приложением Карабейской с Мощинским. Разве в тех же местах и Суак, то может их быть на 300 и больше! 2-е, что в Колбушевских лесах их 1000, может быть Новицкой, нет ли тут Шица, разве иные какие шайки набежали; хотя не столько, однако не было бы их наполовину?

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 171, подлинник.
  

No 151

1770 г. августа 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ А. Г. УШАКОВА НАД КОНФЕДЕРАТАМИ В РЕШОТКАХ И КЕЛЬЦЕ

г. Люблин

   С полученного мною от секунд-майора Ушакова от 9-го августа рапорта о разбитии им с командою партей полковника Коровецкого в деревне Решотках и Мощинского в местечке Келце оригиналом вашему высокопревосходительству при сем представляю {К документу приложен рапорт Ушакова Суворову с описанием сражений в деревне Решотках и местечке Кельц (лл. 1 73--1 74) и письмо капитана Дитмарна Суворову на немецком языке (л. 172 и об.).}. В числе отличившихся при штурме на замок Келц особливо рекомендуетца мне Санкт-Петербургского карабинерного полку вахмистр Яким Калинин, паче от господина капитана Дитмарна, которой действительно при том нападении командовал: тако особливо оного! как и протчих в покровительство вашего высокопревосходительства препоручаю. А пленные мятежники с протчими отправлены в Полонну. Из допросов же их здесь в мою небытность столько явствует, что все три шайки Карабейского, Мощинского и Николовского составляли побольше дву сот коней, по расчислению же их Николовского была меньше других двух, а те две почти равны. Гадзевича же партия была с Новицким под командою порутчика Масона, а сам он, женясь пред сим, ныне живет с женою около гор. Ныне те три шайки могут быть еще побольше ста пятидесяти коней. О Суаке (или будто Саве, видно, что по известиям именами мешаютца, ибо Саве надлежит таскатца в Плоцком, ежели чего нибудь стоит) они не слыхали.
   Присланные три пленные мятежники с Крашниковского посту из партии человек тридцати, разбитой сего августа 2-го числа прапорщиком Подладчиковым под Урендовым, показали, что они были партии Новицкого и по разбитии его под Раковцем 23 августа от него отделились и пробирались лесами, переправились чрез Вислу около Петровина и на той стороне чинивши некие поборы для оных вновь на сю сторону Вислы выше Петровика около местечка Камень переправились на статке, куда же остаток сей партии разбежался -- неизвестно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 278 и об., подлинник.
  

No 152

1770 г. августа 15.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ

г. Люблин

   Подлинное известие есть, подтверждаемое прибывшим господином подпорутчиком Арцыбашевым, что мятежники, пробывши безоруженные, кроме старшины в Венгрии, с неделю оттуда выпущены и ныне обретаютца неподалеку от Пилзны к Горлице. Число же их вероятное. Миончинской (которой сам за болезнею в Венгрии остался) с Шицом и Радзиминской около 400 коней, Пулавской накопился снова близ 500; и Новицкой, бывшей прежде в Колбушовских лесах, пробрался в леса около Мелиц, и оттуда к ним же пришел; у него с полтрети ста коней. В партии Миончинского 3 пушки и человек с полсотни пехоты, да у Пулавского 3 пушки, пехоты осталось человек с 30; тако они были против 12 числа. Господин полковник князь Шаховской стоял в Динаве и с отделенными партиями в Решове и Ярославле. Сих ради обстоятельств я съезжу в Пулаву и наведавшись, ежели оттуда по ту сторону Вислы ничего будет примечательного делать, то я для предосторожности деташементец мой оттуда сюда поворочу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 285, подлинник.
  

No 153

1770 г. августа 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОЯВЛЕНИИ В ДЕРЕВНЕ НЕПРОВИЦ ЛИТОВСКОГО КОНФЕДЕРАТСКОГО ОТРЯДА

г. Люблин

   За откомандированием господином секунд-майором Ушаковым с Сендомирского поста господина ротмистра Делаво в партию, оставшей тамо на посту господин капитан Дитмарн меня по получении из деревни Непровия, что за Пенчовым, рапортует, что там каждый день проходят знатные команды литовской конфедерации под командою маршалка Болевского и тянутца к Висле. Да из местечка Опатовца его ж рапортует, что оной Болевской выше оного местечка в полуторе миле под деревнею Рогов переправляетца с командою за Вислу; а об объяснении о сем к оному господину Дитмарну приказ послан.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 339, подлинник.
  

No 154

1770 г. августа [21]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ ШПИОНОВ, О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ОТРЯДА ДОМАНСКОГО

г. Люблин

   С Пулавского поста г. ротмистр Вагнер от 20 числа по известию из местечка Кожениц меня рапортует, что 17-го числа приехали два шпиона жиды и приказали во оном местечке приготовить одного целого быка, двести хлебов, вина боченок и три бочки пива на команду региментаря Доманского, причем оные ж жиды велели списать публикацию Доманского, которую при сем вашему высокопревосходительству представляю. А оные жиды возвратно поехали, за коими посланы были два человека из Кожениц для осведомления, правда ли, что они сказывали, которые возвратясь объявили, что мятежников близ Кожениц нет, а пошли разделясь на две партии: одна по дороге к Варшаве, а другая к Присухам. А из Радома знать дано, что они слышали [что] недалеко [от] местечка Едлинск 1000 коней находилось, однако не уповательно, а слышали, что была та команда Доманского в 200 конях.
   Он же, г. ротмистр Вагнер, того же числа, по получении из местечка Едлинска известия, рапортует, что хотя о вышереченном сказано было от 1000 коней, однако то было несправедливо, а было только в том местечке шатающиеся два бунтовщика, уповательно де, что команды Доманского бежавшие. О Доманском же, до самого местечка Мнишова, которое лежит подле самой реки Пилицы, куда он пропал -- ничего не слышно.
   Господин бригадир Кречетников от 16 августа мне сообщил, что он, по повелению его сиятельства графа Петра Александровича Румянцева, имеет ехать к армии, препоруча здесь управление команд господину полковнику Ширкову.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 333, подлинник.
   1 Даты отправления на документе нет, дата получения 24 августа.
  

No 155

1770 г. августа 23.-РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ И ДЕЙСТВИЯХ КОМАНДЫ Л. ДЕЛАВО

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин ротмистр Делаво от 19-го августа [сообщает], что он сего августа 11 числа по приказанию г. секунд-майор Ушакова следовал с командою на местечко Шидловец, а из Шидловца до Присухи и, не доходя до оного за милю, встретился с возмутителями на дороге, где была маленькая перестрелка, из которых убито два человека и один взят в плен, а протчие все разбежались по лесу. А по прибытии в Присухи объявили ему, что мятежники в том местечке стояли целую неделю и продали жидам железа четыреста четыре пуда, а рапорта об них никакого не прислано, за что взял он, Делаво, в штраф с жидов сто червонных, которые чрез несколько время обещали еще прислать сто червонных, а с местечка он ничего не взял потому, что тамошней эконом все то время был у конфедератов под караулом. Известия дать было ему неможно; також объявили, что мятежники находятца около местечек Конска и Кельца, где августа 15 числа был и там их не застал, а 16 числа прибыл в Кельц, где объявили, что было мятежников с десять и до прибытия его за полчаса уехали в лес, откуда он тогож числа возвратился в Сандомир. А о присылке взятых ста червонных для причисления в контрибуционную сумму и отсылки к вашему высокопревосходительству я предложил, а обещанные от тех жидов в контрибуцию еще сто червонных ваше высокопревосходительство повелите ль взять, прошу резолюциею не оставить.
   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн в дополнение рапорта от 17 августа рапортует, что знатные команды от так называемой Литовской конфедерации, именно из деревни Непровиц, за Пинчовым в 4-х милях, к стороне Нового Места и посланной шпион возвратясь объявил, что он взят был поворо-чаясь из Опатовца четырьмя бунтовниками, которые и возили его по лесам, а наконец он от них бежал и объявил, что под деревнею Роговым переправлялся маршалок вместо Балевского Беклевский, староста заховецкий, в 250-ти конях и пошел в горы к Пулавскому.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 312 и об., подлинник.
  

No 156

1770 г. августа 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАХВАТЕ В ПЛЕН И ДОПРОСЕ ПОЛЬСКОГО КАПРАЛА ЯНА ЖУРАВСКОГО

г. Люблин

   С Рубишевского поста господин капитан Панкратьев ог 22 августа рапортует, что посыланною в разъезд за реку Буг партиею пойман за селом Городком навстречу едущей возмутительской партии маршалка Пулавского, служившей в гусарском шквадроне под командою порутчика Форгача, капрал Ян Журавской, которого из приложенного при сем допроса {К документу приложен допрос Журавского с показаниями о численности и состоянии команды Пулавского (л. 314 и об.).} ваше высокопревосходительство усмотреть изволите, что у Пулавского и другой был гусарской шквадрон под командою ротмистра Светковского. Означенной же ротмистр Светковскон был прошлой раз с Новицким, а оного капрала Журавского с протчими в определенное для их место я отправить велел.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 414, подлинник.
  

No 157

1770 г. августа [24]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ В РАЙОНЕ САНДОМИРСКОГО И ОПАТОВСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   С Сендомирского поста, по получении известия от 23 августа, что возмутителей сего августа 19-го было в Новом Месте две команды в числе ста коней, из которой одна команда пошла тот же час к деревне Виняры, а другая, попасши, пошла к местечку Бужку; да из деревни Хожулева известили, что было у них 22 числа мятежников шестнадцать человек под командою коменданта Милевского и сбирали со оной поголовные деньги по ординанцу от Пулавского, откуда пошли к деревне Тушову, из которой тож пишут, что и там теж самые были пополудни в 5-м часу и сбирали поголовные ж деньги.
   С Опатовского поста господин секунд-майор Ушаков, тож по получении известиев, двумя рапортами: 1-м -- апреля от 23-го, что будто бы около местечка Шкалмира находитца возмутительской маршалок Пулавский, так и другие с партиями возмутителей предводители, куда от него для лучшего сведения послан подлащик. 2-м -- августа от 24 числа чрез того нарочно посланного, что оной посланной, убоясь и не доехав до местечка Шкалмира, а был в Пенчове и привез от того местечка данное ему письменное свидетельство в котором пишут, что пред приездом его в ночи в местечко Пенчово, от Вадиславья и Ксенжа Великого, от нашего войска два жида также для разведывания [об] объявленном маршалке Пулавском были, и в самое то время, не знаемо от чьей команды, впало мятежников с великим голосом и привели то место в большой страх, забрав оных жидов, которые присланы были и куда со оными поехали -- не знают. От проезжающих людей слышат они, что Пулавской находитца около Шкалмира.
   По получении вышеписанных рапортов чрез три часа он же, г. секунд-майор Ушаков, от 24 августа, что сего августа 24 числа хотя он и имел чрез разных людей разные и совсем чудные известия, будто бы маршалок Пулавский, разделясь на три части, имеет следовать к стороне посту его. А сейчас из местечка Сташева нарочно посланной к нему, господину майору, с словесным уведомлением прислан, что 23-го числа августа в ночи был во оном местечке жид Шпиг от Пулавского и имев у себя проводника, где бурмистрам велел изготовить провиант и фураж, которые бурмистры, устрашась оного спросить чьей оные команды, а только нашли способ спросить находящегося при нем проводника, которой сказал, что от маршалка Пулавского, которой якобы находитца около местечек Хмелника и Стопница, которые лежат от посту его не далее осми миль, и якобы он по разглашению в нескольких тысячах находитца. И то правда, что он, господин майор, 23 и 24 числ от сторон тех местечек рапортов не имел.
   По притчине которых известиев я для предвареней с несколькими войсками отсюда в Крашник выступил.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119 д. 47, лл. 427--428, подлинник.
   1 Дата отправления на документе не проставлена, дата получения -- 31 августа.
  

No 158

1770 г. августа 24.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА М. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ПО ПОВОДУ ЕГО ОТЪЕЗДА В АРМИЮ П. А. РУМЯНЦЕВА И О СВОЕМ ЖЕЛАНИИ ПОЕХАТЬ ТУДА ЖЕ

г. Люблин

   Милостивый государь мой Михаила Никитич!
   Письмо вашего высокородия от 16 числа сего месяца получил.
   Сколько вы щастливы, что вы у графа Петра Александровича! Дела ваши будут видны, лишены невероятных хлопот, способные случаи имеете отлично блистать, я же в моих наитруднейших и едва преодолеваемых обстоятельствах такового освобождения из оных не предвижу. Разве нечаянно благополучная будущая рапортиция сие учинить возможет. Уповаю, верите, что я непритворствую паче.
   Как ваше высокородие всеми опытами знаете, что действия ваши и мои неразрывное связание имели или еще мои зависели от ваших, то о отъезде вашем будучи в чувствительнейшем сожалении, не упоминая подробно о происшедших успехах от намерениев ваших, должен вам только кратко донесть, что самое совершение остановлялось не за вами! остановитца более, вас не будет, будут цветки!
   Выпросите у графа сюда хотя бригадира Елчанинова, пусть он обменяет его на полтысячи человек, коли вы сами назад не будете.
   Пересланные к вам от меня шифры большого ключа остались ли у вас? Прошу вашего высокородия меня уведомить, мне необходимо о том знать должно.
   Быть так! даруй боже скоро увидитца, особливо там, куда вы поехали. Пребуду с совершенным почтением, вашего высокородия милостивого государя моего покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, СВ. 131, Ч. I, Л. 17, подлинник.
  

No 159

1770 г. августа 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СОЕДИНЕНИИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ ПУЛАВСКОГО И ДЕРЖАНОВСКОГО И ЧИСЛЕННОСТИ ИХ

   Сего числа получил я со Опатовского посту от господина секунд-майора Ушакова рапорт, в котором пишет, что получил он вчерашнего числа известие от разных людей, проезжающих из Кракова, что маршалок Пулавской, соединясь с маршалком Держановским, которые по соединении имеют будто до четырех тысяч людей и ударили на регимент гвардии королевской, которой стоял поблизости Кракова и был под командою полковника Летаво, и по усильству своему, и от оного регименту забрали до трех сот человек рядовых и двух старших, и по отобрании оных приближились к здешним местам, где и стоят между Хмелников, Вислицой и Пенчовым. Место Держановского может быть кто иной, то же и числом их весьма невероятно. Слышно, что господин подполковник Древич следует за ними, я же, переправясь чрез Вислу, пойду ко Опатову, а господ полковников Ширкова, с принятия им команды во Львове, и князя Шаховского, по отъезде господина бригадира Кречетникова, мне ни малейших известей не доходит.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 402, подлинник.
  

No 160

1770 г. августа 27.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ В ОПАТОВ НА ПОДКРЕПЛЕНИЕ А. Г. УШАКОВА

м. Уржендов

   По отправлении вашему высокопревосходительству моего вчерашнего рапорта господин секунд-майор Ушаков таковым же меня уведомил. Первым подтверждает известие о Пулавском, что он находится с протчими возмутительскими маршалками около местечек Хмелника и Вислица, расстоянием от него в восьми милях, с прибавлением, что он в Краковском Казмире забрал королевский регимент в числе человек трех сот, и требует реченной господин секунд-майор от меня, чтоб я его подкрепил или б составил деташамент для нападения на сих возмутителей, чего ради я к нему во Опатово и отправился, учиня диспозицию такую, чтоб к бывшему при мне войску с его посту, как и из Сандомира, нечто прибавить, чтоб сей деташамент составлял близ четырех сот человек пополам конницы и пехоты с тремя пушками. Но оставляя сии два поста в довольной силе против нечаянного нападения и рассуждая, что он, господин майор, по сим обстоятельствам за господином полковником Лобрием в Краков пройти без опасности не мог, однако в силе вашего высокопревосходительства прежнего приказания и в том ему не воспрещал и дал ему знать, что я к нему во Опатово выступил. При помощи божией со оным деташаментом хотел я на возмутителей ударить, как бы они сильны ни были, и чинить над ними надлежащий поиск.
   Но к немалому моему сожалению концепт мой весь переменился, понеже прибывши на переправу при Завихвостье, получил я от господина майора Ушакова второй рапорт, в котором пишет, что он, по силе полученного ордера от господина подполковника и кавалера Древица, с которого при сем копию прилагаю {К документу приложен ордер подполковника Древица Ушакову с предложением выступить из Опатова в Кельц (л. 330).}, со всею его командою выступил к местечку Келц, и третьим рапортом то же подтверждает. А что обозы и больных со всем солдатским экипажем отправил в Сандомир и на нижних чинах осталось только то, что на себе имеют, а как де последовать может, что он далеко отведен будет, то требует на сие резолюции; и что он взял из Сандомира також себе в подкрепление тридцать карабинер из положенной там оных одной роты. Чего ради я, не переправляясь за реку Вислу при Заехвостье, которая переправа теперь остается довольно вскрытою, також и Сандомирской пост тяжелым к подкреплению, поворотился в местечко Урендово, а отсюда пойду в Пулаву с сходно с прежним вашего высокопревосходительства приказанием для учинения, переправясь через Вислу, возможного поиску над возмутителями. Только уже такого сильного деташамента мне составить весьма будет невозможно, о чем вашему высокопревосходительству чрез сие сим рапортую.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 429 и об., подлинник.
  

No 161

1770 г. августа 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

м. Пулавы

   Вследствие моего вашему высокопревосходительству от 24-го числа сего месяца рапорта {См. документ No 157.}, я в Пулаву прибыл. Но как подлинных известиев нет, куда Пулавской обратился, что чрез Вислу я не переправился во ожидании вашего высокопревосходительства мне на то ордера. Мелочи -- Доманский удалился за Пилицу, может быть для того, чтоб его Пулавской не забрал, Мощинской с его шайкой шатался около Присух.
   Когда Пулавской на Краковском Казимире забрал полк графа Мира, то верно у него щитают меньше 1000 человек, а сот около седми вернее. Пушек у него не видали, пехоты же у него было только человек 30, что с ним был Радзиминской, а про партию Миончинского уверяют, что она осталась за Биечом, ее ста три и 4 пушки.
   Мне весьма сумнительно, чтоб Пулавской, бывши может быть только для забирания Мирова полку и иных в скорости мятежничьих команд, опять бы за Вислу не переправился и, соединясь с другими заречными партиями, не побежал бы внове чрез мои посты в Литву. Чего ради свыше суток четырех мне бы здесь быть не должно. Хорошо, колиб между тем он сюда подвинулся! Деташемент мой составляет, кроме кирасир, человек близ 350, пехоты побольше и 2 пушки. С помощию божиею можно бы было с ним разделатца, хотя бы он и сильнее был вышеписанного.
   Прошу вашего высокопревосходительства, чтоб соизволили приказать господину майору Ушакову возвратитца на его Опатовской пост, ибо Сендомирской без оного почти ничего не значит. А бунтовщики опять около Опатова угнездятца. О таинствах же господина подполковника Древица я ни малейших сведениев не имею; хотя часто бывает, что ему мне оные подавать способно должно и не постыдно, как и то, что без Опатовекой команды майора Ушакова войск у него довольно, чтоб и одною половиною их Пулавского и других бунтовников разбить, а меня бы отнятием майора Ушакова не обижать.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 47, л. 332 и об., автограф.
  

No 162

1770 г. сентября 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАХВАТЕ ОСТАВЛЕННОЙ КОНФЕДЕРАТАМИ СОЛИ И ОБ ОТЛИЧИВШЕМСЯ ПОДПОРУЧИКЕ В. АРЦЫБАШЕВЕ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 7-го числа меня рапортует, что он с командою за Бараново до деревни Выгоды ходил, но во оной деревни мятежников никого не застал, по причине, что вкруг той деревни положения места чистые и ровные поля, и как только он показался в виду с командою за полмили, то бывшие в той деревне мятежники разбежались по лесам, так что никаким образом догнать было их не можно. А только найдено на берегу реки болванами соли, из которой сколько мог забрал на два галерка и на фуры, а оставшую, чего никаким образом забрать не мог, затопил. И сего сентября 6 дня с командою в Сендомир прибыл благополучно, а при показанной соли был ротмистр Киневич, которой из под команды Пулавского имел коней до тридцати, а соль была везена из Велички до Кракова, которую мятежники по разным местам распродавали, которой было всей до шести сот болванов. Оную соль велел я господину капитану Дитмарну, за тяжелостью сюда транспорта, в Сендомире продать, а деньги, для отправления в Варшаву в королевскую сумму, на рассмотрение вашего высокопревосходительства переслать сюда. В том рапорте он, господин Дитмарн, упоминает, что по шармицеле под Опатовым сентября 1-го числа, свезенных мятежничьих мертвых тел из лесов и иных мест уже погребено близ сорока, почему я полагаю, что Николовской и Мощинской мелкой их партии с оставшими не свыше от тридцати до сорока коней ушли, а что где ныне находятца -- вовсе неизвестно. Карабейской же, отставши от них прежде того конями с четыредесятью {Сорока.}, где обретаетца -- також неизвестно. О таскающихся же за Соном мятежниках с Гадзевичем, Лип-ским и иными, всех более числом не полагаю, как разве ста полтора.
   Дозвольте рекомендовать в особливую протекцию вашего высокопревосходительства Суздальского пехотного полку господина подпорутчика Арцыбашева, оказавшего многократно его воинское искусство, храбрость и неустрашимость. При помянутом случае под Опатовым сентября 1-го числа он напал на партию Мощинского и Николовского, имея при себе человек тридцать драгун и около тогож казаков, но сие учинил он построя казаков в подкрепление, а токмо с одними драгунами, не выстреля ни одной пули, на одних палашах, так что почти каждому досталось изрубить своего человека. Хотя сие есть мелкое дело, но диспозиция сего достойного офицера приносит ему великую похвалу. Николовской в схватке уже был почти в его руках, токмо выручен был шестью мятежниками. Партия же сия, превосходя его своим числом, дождалась и выдержала твердо его нападение на открытом со всех сторон поле. По малой же мере сим приключением оной край избавлен на несколько времени от мятеж-ничьих грабежей, а упоминаемая партия разорена и мало что не докончена.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 48, лл. 137--138, подлинник.
  

No 163

1770 г. сентября 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ ПРИКАЗАТЬ А. Г. УШАКОВУ ВОЗВРАТИТЬСЯ ИЗ КРАКОВА В ОПАТОВ

г. Люблин

   Полученной мною сего числа от господина секунд-майора Ушакова рапорт вашему высокопревосходительству при сем во оригинале представляю {К документу приложен рапорт Ушакова Суворову с сообщением о выполненном им распоряжении Древица, касающемся сопровождения пленных поляков, обоза и больных до Кракова. Кроме того, Ушаков жаловался на бесцельную задержку его в Кракове и просил разрешения вернуться в Опатов (л. 160).}. И как я из оного усматриваю, что он в Кракове находитца без всякого дела и в близости о возмутителях слуху нет, Опатовской же пост ныне состоит небезопасен, для чего и прошу вашего высокопревосходительства оному господину майору Ушакову повелеть возвратитца на его пост.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 48, л. 159, подлинник.
  

No 164

1770 г. сентября 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫХОДЕ ИЗ КОНФЕДЕРАЦИИ ПОЛКОВНИКА БУКОВСКОГО И СВЕДЕНИЯХ РАЗВЕДКИ1

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 12 сентября рапортует, что бывшей королевской генерал-адъютант Игнацей Буковской, которой служил в конфедерации под командою маршалка бельского Миончинского полковником, прибыл в свою деревню, а как он об оном чрез брата его известился, то велел ему быть к себе с тем, если он правдивое намерение имеет жить в доме спокойно, дабы дал рецес, которой по оному не приехал, для чего тогож числа посланная от него, Дитмарна, за ним команда привезла. Но оной рецесу дать не хотел, объявляя, что он хотя не имеет намерения больше служить в конфедерации, но опасаясь от них разорения своих деревень, рецесу дать не может, для чего и оставлен в Сендомире под присмотром.
   Он же, господин капитан Дитмарн, от 14-го сентября рапортует мне, что верное известие имеет он, что ротмистры Мощинской, Миколовской и Карабейской находятся теперь около Шкалмиржа и собирают там поголовные деньги, а Гадзевич с той стороны под Новым Местом, чрез Вислу переправясь, примкнул к Мощинскому, также Бенклевской, которого называют маршалком литовским, обще с ротмистром Миончинским вплавь ночью под Новым Местом за Вислу на здешнюю сторону в двух стах конях перебравшись, пошли к Честохову, к соединению с Пулавским, а поблизости Сендомира ни о каких партиях не слыхать, кроме как за Вислою, и то небольшие.
   С Сендомирского ж поста он же, господин капитан Дитмарн, от 15 сентября меня рапортует же, что бывшей генерал-адъютант Буковской, отставшей от конфедерации, давать рецесу не хотел, но передумавши, наконец, на то согласился и рецес мне его представил, а он, Буковской, с салвогвардиею отпущен в дом его. Да получил он, Дитмарн, нижеследующие известии:
   1-е -- ротмистр Мощинской, Миколовской и Карабейской, от Нового Места в полумили, на Краковском тракте, в деревне Ви-нярах стоит и выбирает поголовные деньги и много и из других деревень.
   2-е -- рапорты, и в подтверждение шпионы объявляют, что теперь около Мелца никаких возмутительских партей нет, также есть известии от шпионов, что в местечке Тарнове, которое лежит от Колбушова в 4-х милях к стороне Вислы, стоят ротмистры: Липский, Кветковский, Киневич и еще три, которых имена неизвестны и щитается их будто около шести сот коней, что весьма на правду не походит! и вербуют там разного звания людей.
   О Пулавском сказывают, что оставил в Честахове небольшой гарнизон, а сам соединился с маршалком Зарембой и пошли к местечку Конек, которое лежит на Варшавском тракте от Келца в 5-ти милях.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 48, лл. 243, 245, подлинник.
   1 К документу приложен собственноручно переписанный Суворовым регистр конфедератских маршалов, найденный в польских архивах, на польском языке (л. 244).
  

No 165

1770 г. сентября 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ И ЧИСЛЕННОСТИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ

г. Люблин

   С Коцкого поста г. капитан Шипулин меня рапортует, что он получил из Семятич чрез тамошнего эконома известие, что на 18-е число было в Семятичах мятежников 200 коней. У них старшим Звонковской, а при нем еще называется, якобы был в российской службе генерал Соколовской, а на 20 число в деревне Старчицах еще к нему, Звонковскому, пристал ротмистр Ружицкой во 150 конях, вербуют рекрут. Також сентября 25-го приезжал к нему из местечка Воиня отстающей там королевской польской команды унтер-офицер Александр Мурзичь и объявил, что от Седлиц две мили, в местечке Мордах, было мятежников 200 коней и 50 пехоты на 22 число от Пулавского, а кто у них начальник, он, Мурзичь, не знает. Вербуют рекрут, о чем от него, Шипулина, в Бяло и Влодаву знать дано. Оные объявленные от королевского унтер-офицера возмутители может быть что те же, о которых Семятичской эконом известием на польском диалекте донес, которое при сем во оригинале вашему высокопревосходительству при сем представляю {К документу приложена записка на польском языке (л. 389).}.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 48, л. 389, подлинник.
  

No 166

1770 г. сентября 26.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ НЕ УПОТРЕБЛЯТЬ РЕЗКИХ ВЫРАЖЕНИЙ ПО ЕГО АДРЕСУ

г. Люблин

   Милостивый государь Иван Иванович!
   По приказанию вашего высокопревосходительства в письме от 21-го сентября курьер г. бригадира Кречетникова с ордером вашим к нему отправлен.
   За предстательство вашего высокопревосходительства графу Захару Григорьевичу {Чернышеву.} о переводе меня в Главную армию приношу мою нижайшую благодарность.
   В касающемся до известия г. Дитмара, якобы Пулавской потянулся к Конску, как он, так и я, должны о том доносить, ибо и ложь может быть правдой.
   Осмеливаюсь, ваше высокопревосходительство, просить, дабы меня ныне по некоторым ордерам вашим частых суровых выражениев избавить приказать изволили {Веймарн недружелюбно относился к Суворову и часто в своих ордерах делал ему замечания в обидной форме. Это вызвало просьбу Суворова избавить его от "частых суровых выражениев".}. Может быть сами когда-нибудь оправдаете мою грубую истину?
   Теперь опять надлежит мне сунутца за Коцк. Драгуны отпущены домой, часточка {Частичка.} карабинер в Пулаве, должно собрать.
   Остаюсь с должным моим почитанием.
   Милостивый государь! вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 48, л. 336, автограф. Опубликован в кн. В. Алексеева, Письма и бумаги Суворова т. 1764--1781 гг., СПБ., 1916. Стр. 62-63.
  

No 167

1770 г. сентября 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О БОЕ С КОНФЕДЕРАТАМИ У САНДОМИРА

г. Люблин

   По известию господина полковника Древица, Пулавской с Прибором был за Ченштоховым и Конец Полем. С реченным господином полковником я был в местечке Боженчине, от Келца мили три. И тако он пошел на Конек, а я, по отдаленности от Пулавского и моих мест, на Опатово, где уже была партия презренных бунтовщиков Мощинского и Николовского коней больше ста, которая слышу, что атаковала сего числа на рассвете Сендомир и, схватя на форштате экипажи нескольких королевских драгун полку генерала Витте, была прогнана, вгнездитца хотела и брала поборы, но в полдни, как шли, так ее и разбили. Досталось то с передовыми драгунами господину подпорутчику Арцыбашеву и при нем с казаками Суздальского полку сержанту Кушникову. У нас убит казак один, ранено от конных егерей, бывших в передней атаке, Воронежского драгунского эскадрона вахмистр Бабин, драгун один, казак один, а их действительно вдоль полей, кроме в рощах, сочтено убитых 23, в полон взято 14, в том числе раненых 5, Примечательно из их допросов только, что они думали, будто и Сендомир опорожнен, в него войти хотели, как и другая партия по ту сторону Вислы, на которую також наши из пушек стреляли и хотели опять разорить дисидентов. Экипажи королевских драгун, как частью и лошади, небольшого числа отбиты и отворотятца назад. Я пойду в Завихвост, где ежели за благо рассужу, переправлюсь чрез Вислу. Экспедиция господина майора Ушакова состоит в том, что он от господина полковника Древица с его больными, пленными и протчими отправлен в Краков, откуда еще в Опатово не возвратился; господин полковник Лобрий был еще там же.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИЛ, ф. 119, Д. 49, Л. 1, подлинник.
  

No 168

1770 г. сентября 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОХОДЕ В м. ЛУКОВ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 25-го под No 161 б {Ордером No 1616 от 25 сентября Веймарн сообщал о намерениях конфедератов пробраться в Литву, предварительно напав на Пулавский пост и собрав контрибуцию с местечек Чемерники и Парчев. Он предлагал Суворову не допустить прохода конфедератов в Литву и сообщал о принятых им мерах (ЦГВИА, ф. 119, д. 110, л. 294 и об.).} получил здесь в Коцке, где я, собравшись, пошел на бунтовщиков в местечко Луково сего числа пополуночи во 2-м часу. Только то беда, что не знаю, куда они подлинно девались, да и того, не схватили ли они князя Черторижского уланов в Мезеричах; с полученного известия копию при сем представляю. {Копий известий не обнаружено.}

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 48, л. 386, подлинник.
  

No 169

1770 г. сентября 301.-- ПИСЬМО Н. И. ПАНИНА А. В. СУВОРОВУ С СООБЩЕНИЕМ О НАГРАЖДЕНИИ ЕГО ОРДЕНОМ СВ. АННЫ

С.-Петербург

   По воле всемилостивейшей государыни, награждающей особливую к службе отечества ревность, жалует вас его императорское высочество кавалером своего ордена святые Анны {Имеется в виду Павел I. Орден св. Анны был учрежден в 1735 г. дедом Павла I, герцогом К.-Ф. гольштейн-готторнским в память своей жены Анны Петровны, дочери Петра I.}. С радостию исполняю я долг звания своего пересылкою к вам, государю моему, знаков сего ордена с тем, чтоб вы оной, сами на себя возложа, носили. Я уверен, что монаршая сия отличность, которою я вас сердечно поздравляю, конечно, поощрит вас к приобретению вящей славы усердным продолжением полезной для отечества службы вашей.
   С истинным почтением пребуду я навсегда ваш, государя моего, покорноверный слуга

Гр. Н. Панин

   ЦГВИА, ф. 119. д. 51, л. 291, копия. Подлинник хранится в Государственной публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина. "Суворовский сборник", т. I, л. 11.
   1 В оригинале ошибочно указано число 31 сентября.
  

No 170

1770 г. октября 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОГОНЕ ЗА ОТРЯДОМ БЕНКЛЕВСКОГО И ВОЗВРАЩЕНИИ В ЛЮБЛИН

г. Люблин

   Я с бывшею при мне командою из погони за мятежниками возвратился в Люблин. Это была партия Бенклевского, отправившаяся из под Ченстохова в числе шестидесяти коней и навербовалась на тракте будто до двусот. Она уже напугана была нашим за курьерами из Варшавы конвоем Суздальского полку при порутчике Кудаеве в Желехове, чего ради весьма скоро шла лесами, не делая более поборов. И переправясь через Буг при деревне Тарнове, держалась тракта чрез Каменец к Пружанам; но обошед за Семятичи мили полторы, убоясь наших команд в Литве, вдруг свернула к Чехановцу и часть оторвалась к Брянску. И понеже они от Литвы своротили, то я, не ходя далее Семятич, оборотился чрез Дрогецин сюда. По известию, господин майор Плец был между тем в Седлицах, о себе же генерала Браницкого по надлежащему я уведомлял: разъезды его всюду исправны, известно, что пред сим его уланами около Высокого, подобная Беклевской партии, такая же Звонковского разбита. Он убит, пленных человек тридцать распущены, а только из них называвшейся генерал Соколовской, что якобы был прежде в российской службе, увезен в Бржесц.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 44, л. 38, подлинник.
  

No 111

1770 г. октября 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ КОНФЕДЕРАТОВ И. Г. ДРЕВИЦЕМ И ОБ ОТСТУПЛЕНИИ ЕГО К КЕЛЬЦУ

г. Люблин

   В отсутствие мое господин полковник и кавалер Древиц рапортом представлял, что он от 16 до 22-го прошедшего сентября преследовал возмутителя Пулавского, но он всегда такими чрезвычайно великими маршами денно и ночно от него ушел, что возможности не было его истребить. А когда где стоял для попасу, то всегда за такими дефилеями, болотами или реками, что с кавалериею приступ к нему не был, а когда пехота его поспешала, тогда ночь помешала дальние предприятия, а ему служила миль до семи или больше уйтить. 22-го числа он [Пулавский] соединился под Конец Полем с партиею Зарембы и протчими, срубили за собой мост и остановились. Некоторые обстоятельствы принудили его [Древица] там их не атаковать, а наибольшие недостаток фуража и провианта принудил его отступить чрез Хенчин до Келца, где ныне он другой день находитца. Весьма отягощают его больные в движениях и способа ко отправлению не имеет, когда я ему в том непомоществую, и притом просил малой деташемент послать до Опатова, до которого места он старатца будет их отправить, так чтобы они могли 27-го числа [быть] там, когда другие обстоятельствы ему в том не перемешают. На что ему господин полковник Штакельберх в отсутствие мое писал, что когда реченные больные в Опатов прибудут, то о препровождении оных на Сендомирской пост господину капитану Дитмарну предложено, а ныне он же, господин капитан Дитмарн, меня рапортует, что из местечка Джикова его рапортовали, что на 28 число пред полуночью ротмистры Миончинской и Киневич во ста конях приехали и взяли поголовные деньги и до свету выехали в деревню Хмелев милю от Джикова и там также взяв поголовные деньги приказали заготовить провиант и фураж и содержать в готовности, а он из Сендомира, по малоимению у него конницы, а особливо за Вислу, за неимением Опатовского поста, итти не может. И что к господину полковнику и кавалеру Древицу рапортом от него донесено, что когда больные в Опатов присланы будут, чтоб он имел известие, ибо праздно дожидатца как для команды, так и для посту не безопасно.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, лл. 41--42, подлинник.
  

No 172

1770 г. октября 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЕРЕПРАВЕ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ ЧЕРЕЗ ВИСЛУ И ДВИЖЕНИИ ИХ НА СОЕДИНЕНИЕ С ПУЛАВСКИМ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 6-го октября, по дошедшим к нему известиям, меня рапортует: 1-е, что под местечком Опатовцом, которое лежит две мили выше Нового Места над Вислою, переправились на здешнюю сторону мятежники маршалки Миончинский и с ним будто Держанов-ский и Сухачевский, а прозванья неизвестно (чаятельно, что Стемпковский), у коих всех трех около 1000 коней, и переправясь пошли к соединению с Пулавским к стороне Петрикова; 2-е, ротмистры Мощинский, Вербовский и Климович стоят в местечке Хмелнике, у коих всех щитаетца до 300 коней, и с ними еще един ротмистр, которого имени неизвестно; 3-е, в деревне Гурках, которая лежит немного выше Полонца над Вислою на той стороне, приехавшие от команды Пулавского мятежники молотят хлеб и забирают. Их числом, например, около 150, а не меньше, и при них маршалок, а кто такой -- неизвестно; чего для, имея намерение на оных итти, требовал в резерв команды из Красника. Но как октября 6 числа получено им известие, что в местечко Осек, которое только в четырех милях от Сендомира, приехали ротмистры Гадзевич и Киневич, у коих около 100 коней, выбирают поголовные деньги и провиант, почему он, как для близости и дабы не дать в разорение местечка королевского, туда с командою и отправился, а как скоро возвратитца и если обстоятельства не пременятца, то не умедля пойдет за Вислу.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 257 и об., подлинник.
  

No 173

1770 г. октября 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СТОЛКНОВЕНИИ В. П. ДИТМАРНА С КОНФЕДЕРАТАМИ В д. ГУРКИ

г. Люблин

   С Сендомирското поста господин капитан Дитмарн от 8-го октября меня рапортует, что он с командою 6-го числа выступя, до местечка Осека ходил, но уже ротмистра Гадзевича там не застал, а пошел он чрез Вислу к местечку Таряову, почему он с командою чрез Вислу переправился и пошел до деревни Гурки, где нашел возмутителей коней до двадцати от команды ротмистра Гадзевича, от коих убито товарищей двое Почтовых, около пяти в полон взято: стражник один, товарищев два и почтовых три; с его же стороны убит казак один. И обратно ой на пост Сендомирской прибыл благополучно.
   Вчерашнего числа, то есть 7-го октября, в Опатове с полковником Грабским были возмутителей коней до 50, которые взяли там несколько сукна и назад пошли к Иванниску.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 259, подлинник.
  

No 174

1770 г. октября [10--12]1.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА Л. ДЕЛАВО О ПОРЯДКЕ СБОРА ПРОВИАНТА И ФУРАЖА С ДЕРЕВЕНЬ КОНФЕДЕРАТОВ И ПАНСКИХ ДВОРОВ

г. Люблин

   По сходствию полученного мною от его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера фон-Веймарна от 20 сентября ордера, ваше благородие, по приложенному при сем о возмутительских деревнях и оных польских шляхтичах, находящихся в явном возмутительстве и в их возмутительских партиях служащих, реестру, имеете по силе приложенной при сем инструкции {Ни реестра, ни инструкции не обнаружено.} взять безденежно провианта и фуража, а с малопоместных, кои не больше двух-трех и четырех дворов имеют, по способности каждому посту. С панских дворов и единственно принадлежащее тому господину за оставлением примерно домашним на пропитание и прокормление скота весь хлеб и фураж, не меньше же того скот и живность за оставлением также для приплоду по нескольку скотин живности, достальные забрать, а ротмистра Микловского, в которых местах деревни состоят и какие именно, выправясь же, прислать ко мне рапорт неумедлительно.

Подлинной подписан тако: А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 427, копия.
   1 На документе не проставлена дата отправления, указана примерная дата
  

No 175

1770 г. октября 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ С ПУЛАВСКОГО ПОСТА О МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   С Пулавского поста господин ротмистр Делаво от 10 октября меня рапортует, что Пулавской 8-го октября был около Петраков.
   Он же от 12-го октября рапортует, что он получил из Козениц рапорт, что 11-го числа пополуночи в одиннадцатом часу было там возмутителей до тридцати коней команды Лендинского и стояли там до ночи, где забрали из жупы остальную соль и несколько кусков сукна и более во околичности Пулав об них не слышно.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 273, подлинник.
  

No 176

1770 г. октября 14.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ РАЗВЕДКИ

г. Люблин

   Милостивый государь мой Иван Иванович!
   На письмо вашего высокопревосходительства от 23 сентября {Письмо Веймарна от 23 сентября не обнаружено.}, полученного мною только вчера, донесть честь имею, что ни езуитов, ниже иных монахов в вестовщики не принимал, о чем однако тайно на посты нынешней моей команды подтвердил. Но и иных того рода не весьма жалую, казнясь зря и на других, кои может быть препровождаемы в карете из замку в замок, разверстывают {Распивают.} их кофей, тавлеи и движения, по рассказам нескольких евреев, кои едва щет в своих шабашах знают. Прошлого разу рассказывал мне господин Древиц про 600 гораллов, пришедших нарочно под Ченстохов с их топориками записыватца в пулавскую пехоту. Сверх того они дороговаты, чего ради и на постах нынешней моей команды их також не весьма любят, и командиры должны сами больше видеть вдалеке, без зрительной трубки {В XVIII в. вести войсковую разведку не умели, а в западноевропейских наемных армиях и не могли по-настоящему поставить эту службу, Суворов, используя агентурную разведку, уделял большое внимание и войсковой.}. Хотя же они и несказанно и беспрестанно нужны, но необходимость их употребления доказываетца нашею бескорыстностью, в третьих моих щетах, и хотя бы я терпел порицание, другим видом описуемое, токмо в том сноснее мне оное, нежели имя лжеца корыстолюбивого. Совершенно весь сей вздор до ответа на письмо вашего высокопревосходительства не принадлежит, но как время моего отъезда в Главную армию приближаетца, то пользуюсь я сим случаем, как просить ваше высокопревосходительство, чтоб более в том не изъяснятца, так, по моему добродетельному простосердечию упоминовение то, також надлежащее до моей чести, мне простить.
   На другое письмо вашего высокопревосходительства от 7 октября ответствую, что деньги капитану Гордону отданы, и прилагаю расписку {Расписка не обнаружена.}.
   Препоручаю себя в милость вашу и остаюсь с должным почтением, милостивый государь мой! вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 220, автограф. Опубл в книге В. Алексеева, Письма и бумаги Суворова, т. I, 1764 -- 1788 гг., СПБ., 1916. стр. 63--64.
  

No 177

1770 г. октября 15.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ТАЙНОЙ ПЕРЕПРАВЕ КОНФЕДЕРАТОВ ЧЕРЕЗ ВИСЛУ НА ПАРОМЕ И ЛОДКАХ г. Люблин

   С Красниковского поста господин секунд-майор Сомов 4-го сентября меня рапортовал, что бывшей в деревне Глодни, которая лежит над Вислою по ту сторону, от Пулав в трех милях, подстаростою шляхтич Юзеф Чиховский ему объявил, что пред сим в той деревне состоял перевоз из двух паромов. И когда по повелению от команды велено было состоящие по Висле реке на перевозах паромы и лодки отправить в ближайшие около тех мест состоящие на Висле российские команды все без остатку, а Вислы -- Святого Крыжа, Салкоцка -- в деревне Збонках, которая тож лежит над Вислою по ту сторону, из оных паромов отправил в Пулаву только один, а другой спрятал в тогдашнее время над Вислой в мелкой лес и потом приезжающих к нему мятежников многократно по нескольку человек на том пароме перевозил. Да и не удовольствуяся еще и тем, сделал к тому больших три лодки, которые если связав намостить, то без нужды можно переправить коней до тридцати или более, а к команде об оном не давая знать. Что видя показанной шляхтич и опасаясь за то, как он про то знает, какого штрафу, стал помянутому ксендзу говорить, что он делает дурно, и я де пойду к команде российской объявлю, за что тот ксендз его без милости бил, и тот же час оной паром приказал потопить, а лодки оставил. Да еще помянутой шляхтич объявил, когда мятежники, бывши пред сим в Пулаве, забрали из королевской каморы соль болваном и, привезши до показанной деревни Глодни, оставили в оной три болвана, из коих один взят показанным ксендзом, а два спрятаны были в соломе, что он, господин майор, слыша об оном, для лутл чей доверенности послал прапорщика Подлатчикова с тем, ежели то все сыщетца, то паром и лодки отослать в Пулаву и отдать тамошнему господину командиру и соль привезти в Красник и ксендза взять в Красник же, которой по приезде туда все оное нашел. Паром точно затоплен, а лодок больших четыре, которые в Пулаву и отправлены, а соль два болвана привез в Красник. А ксендз как то услышал, что помянутой шляхтич пошел доносить, уехал в кляштор, находящейся под Святым Крыжом, которую соль от меня велено ему, Сомову, продать, а сентября 21 числа он, господин секунд-майор Сомов, рапортовал, что оная соль продана местечка Красника эконому Жуковскому за. четыре червонца, которые деньги Суздальского полку с господином подпорутчиком и полковым комиссаром Бачмановым вашему высокопревосходительству при сем представляю.

Александр Суворов

   ЦГБИА, ф. 119, д. 51, л. 299 и об., подлинник.
  

No 178

1770 г. октября 15.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О КОНФЕДЕРАТЕ КОЗМИНСКОМ, РАЗОРЯЮЩЕМ ДИССИДЕНТОВ, И ДОНЕСЕНИЯ С ПОСТОВ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 13 октября при рапорте представил мне воеводства Сандомирского шляхтича Кристофора Козминского, которой находился в конфедерации, в команде маршалка Радзиминского, с сентября месяца 1769 году товарищем и в том же году от Радзиминского перешел в команду маршалка гостиного {Гостынского, от названия гор. Гостынин.} Держановского порутчиком, а в 1769 году в ноябре месяце отстал и жил в доме своем, которой во всю бытность его в конфедерации грабил и совсем разорял диссиденские деревни. Но и в то время когда сидел в доме разорял также не только деревни, но их церкви, не оставляя ни окон, ни лавок, тож сбирая со оных самовластно деньги, провиант и фураж и сам оным пользовался и до разных команд конфедерацких отсылал. Да и в то самое время, когда он в Сандомир приехал в надежде, что его никто не зная не задержит, отец его, Козминского, также яко в своих властных диссиденских деревнях повелевая, молотит хлеб и забирает фураж и отсылает также до команд конфедерацких. Об оном Козминском он, Дитмарн, самое то слышал от многих диссидентов, но и от немалого числа католиков, и что со оным Козминским чинить повелено будет, ожидаю от вашего высокопревосходительства повеления, но и я между тем еще более здесь о нем выправитца приказал {Последняя фраза от слов "но и я..." написана рукой Суворова.}.
   С Пулавского поста господин ротмистр Делаво от 14 октября меня рапортует, что он тогож числа получил рапорт из Присухи, что там, около, находится возмутительской ротмистр Вербовской с пятьюдесятью конями, которой сказал, что пришел от Пулавского забрать команду у Доманского, которой и находится между Илжи и Шидловца, для чего он туда послан разведать и как полное известие получит, то за оным выступит; 13 октября послал он малую команду в деревню Модриц, где слышно было, что туда пришел ротмистр Бужинский забрать из жупы голь" Посыланная ж команда прибыла на пост благополучно и объявила, что было в той деревне их пять человек и взяли в жупе пять сот злотых и пошли к Желехову.
   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 14-го октября меня рапортует, что по дошедшему вчерашнего числа к нему известию, что мятежников несколько имело притти в местечко Опатов, он с командою пошел, куда и ротмистры мятежничьи Гадзевич и еще другой неизвестной во сто конях шли и недоходя оного за версту, сами остановясь, послали вперед двух человек. Но как лишь те посланные увидели отъезжей его караул, то побежали обратно к своей команде, почему и команда вся беспорядочно побежала к деревне Пирков, а он по, малоимению кавалерии, гнать за ними не мог, а к томуж имел верное известие, что во оной деревне Пирков, которая в двух милях состояла, полковники Новицкий, Грабковский и Кохановский и несколько незнакомых ротмистров, у коих было якобы до 500 коней, для чего также и для безопасности его посту возвратился с командою назад.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 275, и об., подлинник.
  

No 179

1770 г. октября 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СТОЛКНОВЕНИИ В. П. ДИТМАРНА С КОНФЕДЕРАТАМИ У м. ГЛОГОВА

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин подпорутчик Арцыбашев меня рапортует, что господин капитан Дитмарн выступил к местечку Опатову, откуда пошел к стороне Святого Крыжа 17 числа поутру в 8-м часу. Мятежников было в местечке Опатове коней более ста и чрез час пошли по Краковской дороге, взяв с собою из Опатова двух греков и одного старшего жида и увезли.
   С Сендомирского ж поста господин капитан Дитмарн от 19 октября рапортует, что он для появившихся около местечка Глогова не малых мятежничьих партей, на Глогов к местечку Сташову прибыл, куда 17 числа, часу в 12-м пополудни начал входить. В тож почти самое время или несколькими минутами прежде, с другой стороны, то есть от Опатова и мятежничья партия Миоичинского под командою полковника Корженевского, состоящая гусар близко ста, прочий товарищества партии Гадзевичевой, вошла и еще ни один из них с лошади не сошел, а стояли во фронте. А как скоро оной полковник услышал едущих и еще несколько увидел конницы, тотчас во всю мочь побежал, гнал он, Дитмарн, его больше полумили и в той погонке изрубили (которых они назад поворачивая на дороге насчитали) человек с двенадцать, исключая что еще которые были живы и разбрелись. Он по верному известию имел слишком сто коней, а к местечку Пацанову от них бежал не более как в тридцати конях. Сих гусар я почитаю нововербованными в нынешнем году от Радзивилла в Венгрии, как я пред сим о том слышал; с нашей стороны ни убитых, ни раненых нет. После убитых пойманы шесть лошадей и далее уже он, Дитмарн, за так малочисленною партиею не пошел, а возвратился 18 числа в Сандомир благополучно и таким образом господин Дитмарн вновь свою сторону поочистил.

Генерал-майор Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 446, подлинник.
  

No 180

1770 г. октября 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОЯВЛЕНИИ "МОРОВОЙ ЯЗВЫ" В м. СОКАЛЕ И О ПРИНЯТЫХ ПРОТИВ НЕЕ МЕРАХ

г. Люблин

   С Рубишевского поста господин капитан Панкратьев от 21-го октября меня рапортует, что 20 числа известился он, что в местечке Соколе сего месяца 19-го числа последовала моровая язва и что уже в короткое время до 25-ти человек померло и тех умерших дворы по приказанию состоящего там на посту Пермского карабинерного полку господина порутчика Крейша сожжены и везде для непропуску в то и из того местечка разных чинов людей караулы им, Крейшом, поставлены, о чем я от него, господина капитана Панкратьева, ожидаю рапорта в подтверждение.

Генерал-майор Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 49, л. 450, подлинник.
  

No 181

1770 г. октября 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О НЕПРИЯТЕЛЕ, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ АГЕНТУРНОЙ РАЗВЕДКИ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн меня рапортует, что он получил чрез шпионов известие: 1-е. Что 22-го числа ввечеру в местечко Пацанов приехал от мятежников называемой маршалок Черняховский Прилуцкий, у которого команды было до трех тысяч, в числе коих слишком до четырех сот пехоты и две пушки, а поутру, то-есть 23-го числа оттуда пошли к Новому Месту, повыше которого того ж дни переправились на ту сторону Вислы. 2-е. Маршалок бельский Миончинский ходит около деревни Сечкова, которая лежит две мили за Сташов к стороне Шидлова, команды у него с тысячу коней и с ним полковник Коженевской и около тех мест выбирают деньги и фураж. О сем я вашему высокопревосходительству доносить должен, сколько бы таковые шпионские повести невероятны ни были, как и оное {Последняя фраза от слова "О сем"... и до конца написана рукой Суворова.}.

Генерал-майор А. Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 15, подлинник.
  

No 182

1770 г. октября 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДАННОЙ НА ПОСТЫ ИНСТРУКЦИИ ПО БОРЬБЕ С "МОРОВОЙ ЯЗВОЙ"

г. Люблин

   По силе ордера вашего высокопревосходительства от 7-го октября под No 1689-м {Ордером No 1689 от 7 октября Веймарн предписывал Суворову в связи с появившейся в Подолии, Покуции и Больший эпидемией организовать кордоны из русских войск и принять ряд других мер для предупреждения ее распространения (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 333--336 об. и 339--341 об.).} о предосторожностях от появившейся моровой заразы инструкции как в протягиваемом кардоне, так и вне кардона по постам от меня даны и около Ленины малые дороги перекопаны и маяки к Владаве на три, а к Красному Ставу на милю постановлены. Також все предписанное в ордере вашего высокопревосходительства по моему рассмотрению и в рассуждении того, что я нередко в движениях нахожусь, в особливое бдение и персональное на месте учреждение господину полковнику Штакельбергу препоручено.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 16, подлинник.
  

No 183

1770 г. октября 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СБОРЕ ДЕНЕГ И ПРОВИАНТА С ДЕРЕВЕНЬ КОМАНДАМИ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн представляет, что 29-го октября в местечке Опатове был Коженевской в 40 конях и в полчаса взяв больше ста червонцев, пошел к Святому Крыжу. Да в то ж самое время другая команда, состоящая около ста коней, также в местечке Стобнице выбрала поголовные деньги (а командир оной посыланной, никак узнать не мог), а из Стобницы шла на Осек, Пацанов и Поланец, а оттуда, как его шпионы объявляют, пошла сего числа к Вислице и по всем тем местам и деревням одноминутно, где сколько могли брали деньги. Около ж Опатова малые партии всякой день волочутца, забирая деньги, хлеб и протчее, где что только найдут, а притчина тому кажетца верно то, что в бытность в Опатове нашей команды, имели они довольной от поборов отдых, также и вперед по прибытии оной, иметь будут. И требует он, Дитмарн, не повелено ль будет хотя небольшою командою до прибытия господина майора Ушакова занять Опатов. Довольно бы было, если б при двух офицерах было пехоты с шестьдесят, несколько конницы и пушка, а польза бы из того могла быть такая, чтоб целую почти окружность тамошную могли сохранить от немилосердова грабительства мятежников, а без того они их приведут в бедное состояние; сию ж бы команду всякой раз Сендомир подкрепить в состоянии.
   Сие господина капитана Дитмарна представление о занятии Опатовского поста за благоразумное почитая, вашему высокопревосходительству представляю и ожидаю на оное повеление.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 17, подлинник.
  

No 184

1770 г. октября 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕКРАЩЕНИИ ЗАБОЛЕВАНИИ В м. СОКАЛЕ И ПРЕСЛЕДОВАНИИ КОНФЕДЕРАТОВ В. АРЦЫБАШЕВЫМ

г. Люблин

   С Рубишевского поста господин капитан Панкратьев от 25-го числа рапортует, что рапортом от него о появившемся в местечке Соколе моровом поветрии представлено было, а по посланному в Сокол от него сообщению от состоящего там на посту Пермского карабинерного полку господина порутчика фон Крейша рапортом на оной донесено, что де в показанном местечке Соколе, на предместье лежащем подле реки Буга, в разные числа не более как в два дни померло двадцать пять человек и те умершие тела того местечка цирюльниками свидетельствованы и по свидетельству склонного к заразе ничего не оказалось. Оставшие в тех дворах люди высланы в поле, а дворы их по приказу господина воеводы киоского, графа Потоцкого, сожжены и теперь более той болезни не простираетца; в протчем принадлежащем до распространения поветриев известиев нет. С Пулавского поста господин ротмистр Делаво от 29-го октября рапортует, что Суздальского пехотного полку подпорутчик Арцыбашев с командою до местечка Козениц ходил, где узнав обстоятельно о мятежниках, бывших в 70-ти конях, которые от Козениц чрез местечко Рычьяволю пошли по Варшавской дороге, в Рычьейволе останавливались и были 6 часов, взятых из местечка Козениц старших жидов и бурмистра увезли с собою и за дальным расстоянием времени, которое мятежникам более суток было выигрышем, по сему обстоятельству за ними он, подпорутчик Арцыбашев, далее не пошел.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л, 18, подлинник.
  

No 185

1770 г. ноября 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ МИОНЧИНСКОГО

г. Сандомир

   Выступя из Сендомира, напали мы на следы Миончинского в Островце и шли по оному на Куново, Слупе, что под С.-Крыжем, Лагово, Раково, Шидлов, Стобницы, Зборов; он переправился [через] Вислу под Бреславом и пошел на Домбров, Тар-ново, к стороне Заключина. Мы начали переправлятца чрез Вислу под Новым Местом в Винярах и хотели итти на Жабно, ТарноЕо; за ним, по большей мере сутки чрез двое, его бы догнавши, чем бог послал, атаковали. Но, достигши до моего намерения почти в совершенстве, к великому моему сожалению, принужден оное оставить, ибо от упадения на переправе расшиб я себе больно грудь, отчего, хотя несколько крепился, однако тяжко занемог, так что на лошади сидеть не мог и к живственным операциям более не годился. Чего ради вдоль реки на Пацаново, Поланец, Осек, Покривницы малыми маршами возвратился сюда, да и ныне болен. Разные мелкие партии от 100 до 200 коней разбегались между иных. Господин подпорутчик Арцыбашев прогнал под Сташевым полковника Грабского, пленных только схвачено: хорунжей, стражник, порутчик и шеренговой, да шпионы Миончинского -- жиды. Шиц его затягивает к Люблину или Красноставу, в Литву, по разным известиям. Жаль, что с ними не встретились, прогнали было и тех, что от нас паромы отгоняли. Вижу, что мне опять итти на мой обсервационной пост Крашник!

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 190, автограф. Опубл. в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 120--121.
  

No 186

1770 г. ноября 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАТИШЬЕ "МОРОВОГО ПОВЕТРИЯ" ПО БЕРЕГАМ БУГА И ПРИНЯТЫХ МЕРАХ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ

г. Люблин

   С Рубишевского поста господин капитан Панкратьев от 4-го ноября рапортует меня, что по разведыванию от оного поста в близлежащих как на сей стороне, так и по ту сторону реки Буга в местах и деревнях о моровом поветрии нигде не слышно. Во осторожность же на оном посту по трактам Сокольскому, Замосскому и Красноставском.у, при отъезжих от оного посту караулах, безотлучно находятца тамошние жители и при каждом по одному католику и жиду, а окроме тех трактов в Рубешов въехать и пройтить неможно. И получен им рапорт от стоящего на Сокольском посту Пермского карабинерного полку порутчика фон Крейша, в коем прописывает, что он с командою, по ордеру господина полковника Ширкова, из местечка Соколя в близ же лежащее от оного посту в село Станатино выступил, а имеетца какая болезнь в Соколе, что он того не упоминает.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 1 60, подлинник.
  

No 187

1770 г. ноября 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн меня от 5-го ноября рапортует, что он сего месяца 3-го числа, выступя из Сандомира, шел на Опатов, Иваниски, Сташов, Климантов и Покривницу до Сендомира, куда того 5-го числа с командою и прибыл и в тех местах мятежников не нашел, а только около Сташова было 500 конницы и 200 пехоты, от команды называемого маршалка Прилуцкова, кои к нему к деревне Рогову и потянулись, которая лежит от Нового Места в миле, на Краковском тракте. Ротмистры-ж Мощинской, Николовской, Коробейской и Киневич, у коих было около 500-т коней, за коими они в местечке Ракове разделясь пополам, одна половина пошла к Шидлову, а другая к Пацанову, а как оное происходило за несколько времени до него, почему он как выше упомянуто, не доходя до Ракова, из Иваниска повернул на Сташов, но уж и там не застал.
   Полковники Грабской во 100 конях, Корженевской в 80, ротмистры Будынской в 50, Квашковский в 40, всегда ходят около Опатова, Иваниска и Ожарова и выбирают поголовные деньги, провиант и фураж.
   О маршалке ж Прилуцком известие кажетца быть верным потому, что идущей оттоль шляхтич объявлял обстоятельно, ибо у него в доме несколько дней помянутой Прилуцкой стоял, а как скоро оттуда тронетца -- неизвестно.
   А как мятежники по разным местам ходят в немалых партиях и особливо помянутой маршалок Прилуцкой не более в 11-ти милях стоит от Сендомира, то с малою командою выйти ему не можно.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 161 и об., подлинник.
  

No 188

1770 г. ноября 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОБНАРУЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ ОКОЛО САНДОМИРА И О ВЫСТУПЛЕНИИ В КРАСНИК

г. Люблин

   С постов меня рапортуют.
   С Сендомирского господин капитан Дитмарн от 15-го ноября: по получении известия, что маршалок Прилуцкий в 500 пехоты и 1500 конницы и с 6-ю пушками из местечка Кельц пришел того ж 15-го числа в деревню Пирков, которая от Сендомира только в 5-ти милях и намерен атаковать Сендомир.
   С Крашниковского порутчик Железнов, что из посланного на имя мое от капитана Дитмарна рапорта усмотрел он, что мятеж-ничья партия под командою маршалка Прилуцкого стоит от Сендомира в 5-ти милях, а сверх того прибывшие к нему с тем рапортом казаки объявили, что по выезде их из Сендомира, от мятежников атака и пальба уже на Сендомир началась, а от которой команды неизвестно, и оные казаки бежали к нему с великою поспешностию. А посланную при господине порутчике Арцыбашеве команду встретили те казаки на переправе реки Сона, чего ради я выступаю от Крашника, хотя мало людей {Последний абзац написан рукой Суворова.}.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л, 242, подлинник
  

No 189

1770 г. ноября 16.-- РАПОРТ В. П. ДИТМАРНА А. В. СУВОРОВУ ОБ ОТРАЖЕНИИ АТАКИ МИОНЧИНСКОГО НА САНДОМИР

г. Сандомир

   Как уже прежними моими рапортами донесено было вашему Превосходительству, что маршалок бельский Миончинский находится весьма близко и намерен атаковать пост мой, что и самым делом 15-го числа исполнил. Атаку он свою начал пополудни со 2-го часу, сперва ружейною пальбой на краковские ворота и выше оных пролом, коими командовал господин прапорщик Климов, а потом и на все протчие посты, а особливо все свое употребил стремление на опатовские ворота, как из пушек, так и из ружей, заведя свою пехоту и конницу, однако не оставляя и протчих ворот и проломов, против коих имел пушки, гусар и янычар.
   Командующей воротами опатовскими г. подпорутчик Арцыбашев супротивлялся так хорошо великому стремлению неприятельскому, как ружейною пальбою, так и из пушки, и не допустил их прометчивой пехоте ворваться. Наконец, по продолжавшейся чрез 21 час крепкой атаки, все разом отступили, что было 16-го числа пополуночи в 10 часов.
   Во время сего сильного неприятельского нападения убито с нашей стороны: рядовой один, раненых: сержант один, рядовых 11, из коих один от ран умер. Неприятель имел около трехсот пехоты и 1 400 конницы и 6 пушек, и притом региментари Скельский и два брата Сапеги, полковники Шиц и Миончинский, майор Грушевский марш свой взяли к местечку Опатову. При сем имею вашему превосходительству рекомендовать находящихся в команде моей господ офицеров: порутчика Лихарева, подпорутчика Арцыбашева и прапорщика Климова, которые с лишком 20 часов находясь в огне (а особливо господин подпорутчик Арцыбашев, где выборная неприятельская пехота и гусары стояли, тож и большие пушки), так хорошо должность свою исправляли, как храбрым и разумным надлежит офицерам, что я ни один раз видел своими глазами. При том же деле также и Суздальского пехотного полку сержанта Бухвостова: будучи выслан с гранодерами так храбро и отважно поступал, как доброму солдату надлежит, которого также в милость и неоставление вашего превосходительства рекомендую.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 63, лл. 462 об., 463, копия.
  

No 190

1770 г. ноября 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ УДАЧНОМ БОЕ В. П. ДИТМАРНА С КОНФЕДЕРАТАМИ У САНДОМИРА

г. Сандомир

   После славного происшествия господина Дитмарна прибыл я сюда с моею партиею через сутки. Его подлинной рапорт пополнительной прилагаю {К документу приложен рапорт Дитмарна Суворову с описанием сражения (лл. 313--314).}. Рекомендованных им вашему высокопревосходительству в покров рекомендую: а паче его самого! Диспозиция его обороны может равнятца с диспозициями славнейших полководцев... людей у него было меньше 200.
   Вероятно то весьма, что Миончинской имел людей около прописанного, ибо приходил из под Ченстохова. Где он ныне, мы еще не знаем, пошел к стороне Опатова. Примечательнейшей анекдот, что Миончинской с старшиною приезжал на пароль к воротам, говорили с Дитмарном и его офицерами долго и упоминали о сдаче, на что от Дитмарна ответствовано всегда с большим разумом: потом называющейся рег[иментарь] Скельский от них прислан был звать Дитмарна с свитою к ним в обоз, он с офицерами у них был; о сдаче не упоминали, наших очень хвалили, заключили дружбу и Дитмарн их трактовал, ибо ни пили, ни ели близ суток. Шиц с пехотою и гусарами атаковал Арцыбашева и под Шицом в воротах расстрелена картечами лошадь, кроме раненых отвезли они с убитыми 11 фур напоследи, разве не отправляли ли прежде.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф, 119, д. 50, л. 312, автограф.
  

No 191

1770 г. ноября 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОСПЕШНОМ ОТСТУПЛЕНИИ МИОНЧИНСКОГО К ИЛЖЕ

г. Опатов

   Миончинской ушел от нас с великим стремлением к Илже, хотели мы на него напасть здесь ночью. И так ему золотой мост {Отступление.}. Принужден я в Сендомир временно прибавить пехоты 2 корпоральства с пушкою, 36 драгун, 18 казаков: то-есть около 100 человек, что взяты были из Сендомира майором Ушаковым; 30 карабинер в Краков еще оттуда не возвратились. Хорошо, коли б ваше высокопревосходительство изволили подарить нам еще шквадрончик карабинер, необходимо то, и истинно жаль кирасир -- сверх того с ними поспешить не можно. Дозвольте тако ж представить вашему высокопревосходительству, что в Люблине во всяком движении остаетца людей почти и для караулов недостаточно, по той же притчине надлежит схватывать с постов по корпоральствам, и оные ослабевать с великою трудностию людей, паче и излишнего теряния времени, что и ныне бы Миончинской так сухо не ушел, снять же, хотя и на время, ни одного посту не можно. Сендомир же один из важнейших, вдаль итти нельзя, ибо на все стороны оглядка. Например: Прилуцкой шатаетца за Соном и пр. Ныне они сильны, когда же они поважнее разбиты от кого будут, то и здесь уже столько людей ненадобно будет. Довольно бы было прибавить в Люблин еще одну мушк[етерскую] роту.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 408, автограф.
  

No 192

1770 г. ноября 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СКОПЛЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ В МЕЛЬНИКЕ И НЕОБХОДИМОСТИ НАПРАВИТЬСЯ НА САНДОМИР ИЛИ ПУЛАВУ

м. Уржендов

   Допросы явшихся двух от Миончинского вашему высокопревосходительству прилагаю {Допросы были приложены к пропавшему подлиннику.}. Господин Дитмарн рапортует, что мятежники снова сильны, собрались в Мелнике, думает, что то Прилуцкой, хотя он как от князя Шаховского и разбит и Радзиминской, чего ради мне к Сендомиру примечание иметь следует.
   Но не меньше того и к Пулаве, ибо г. Лаво рапортует, что Миончинской от Опатова шел на Илжу и Шидловец, патрулируя на Конек в Присухи, и заворотился на Скрынну и Притык, следственно к Радомской стороне. Это была дорога Бенклевского в Литву, куда весьма заподлинно уверяют, они пробиратца хотят. Я с партиею моею передвинусь в Белжиц ближе к Пулаве.

Подлинный подписал генерал-майор Александр Суворов

   После подписи помета: Подлинной рапорт послан был чрез штафет, которой, как слышно здесь, возмутителями схвачен ноября 28 дня 1770 г.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 104, копия.
  

No 193

1770 г. ноября 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И, И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ В КРАСНИК ДЛЯ ПОДКРЕПЛЕНИЯ САНДОМИРСКОГО ПОСТА

г. Белжица

   Я, подвигаясь к Пулаве, пришел было в Бельжиц. Капитан Дитмарн сего часу рапортует вчерашним числом, что Миончинской, расположись около Опатова, намерен был прошлую ночь атаковать опять Сандомир. Чего ради, хоть мало людей, я выступаю в Крашник и тако на выручку.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 413, подлинник.
  

No 194

1770 г. ноября 27.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СОСТОЯНИИ ПЕРЕПРАВ ЧЕРЕЗ РЕКИ И О ПРИСЫЛКЕ ПОДКРЕПЛЕНИЯ

г. Красник

   Капитан Дитмарн рапортует, что Сендомир еще атакован не был, что было в Опатове несколько мятежников и приказали заготовить 3000 хлебов, якобы для Зарембы.
   Завихвостские паромы в Сендомире, при каком их наближении мне тут переправлятца не можно, но под самым Сендомиром, перебродя разные разлившиеся речки и на паромах, паче через Сон, где паром писаря Гадзевича и которой они пред сим затоплять присылали.
   Я здесь остановился до дальней Сендомирской развязки. Видно, что она не кончитца по желаемому скоро, хотя бы и не случилось, однако я еще боюсь паче их переправы ниже Пулавы для набегу в Литву, крепче Бенклевского и опасности от Коцка к Люблину.
   Операцию мне по ту сторону Вислы начать по малолюдству возможности нет. Подкрепя Сендомир я еще малосильнее стал.
   Прошлого году Висла стала в исходе декабря, тогда как-то ныне будет, все здешние места не надежны.
   Прошу вашего высокопревосходительства усилить меня одним эскадроном карабинер и одною ротою пехоты.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 50, л. 414, автограф.
  

No 195

1770 г. ноября 28. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СКОПЛЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ В ГОРОДЕ ОСТРОВЦЕ

г. Красник

   Капитан Дитмарн рапортует, что из местечка Островца, за Опатовым две мили, он серное известие получил, что там находитца великое множество мятежников; будто Миончинской и с ним еще вновь соединившихся мятежников не мало, в котором де числе может быть и Заремба. При оном приложил письмо одного шляхтича до дерехтора его детей о вывозе оных из Сандомира и опасаетца, чтоб вскоре Сандомир большою силою атакован не был. Чего ради я к нему иду или подвинусь. Письмо же реченного шляхтича к вашему высокопревосходительству при сем в орегинале прилагаю {К документу приложены: записка Суворова на немецком языке без указания адресата и даты и письмо шляхтича на польском языке.}. Причем г. Дитмарн упоминает, что подобных слухов много {Последняя фраза от слов "при чем..." и до конца написана рукой Суворова.}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 24, подлинник.
  

No 196

1770 г. декабря 6.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЛОХОМ СОСТОЯНИИ ЗДОРОВЬЯ

г. Сандомир

   Милостивой государь мой Иван Иванович! Я столько слаб, што я сих допросов порядочно пересмотреть не могу {К документу приложены 5 допросов пленных поляков (лл. 191--197).}, много тут вздору и увеличивания к[онфедератского] войска, к тому ж сегодня пускал кровь. Однако, уже часть моей партии переправляю к стороне Красника.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 189, автограф.
  

No 197

1770 г. декабря 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РЕЗУЛЬТАТАХ РАЗВЕДКИ И РАСПОЛОЖЕНИИ ВОЙСК НА ПОСТАХ

г. Красник

   Подпорутчик Арцыбашев, посыланной из Сандомира большим разъездом на Поланец и Сташово, никаких мятежников в околичностях не нашел, но все убрались к Келцским лесам, так как и около Опатова их ныне нет. В горных местах г. полковник князь Шаховской пошел сыскивать Миончинского, как известия гласят.
   В Сандомире оставил я в прибавок пол роты мушкетерской, 24 драгуна и 12 казаков, с протчим расположился здесь и в Урендове. Отправлю несколько в Красностав -- как и в Люблин для прибавки к содержанию тамо обыкновенных караулов.
   Совсем мне распуститца нимало неможно во ожидании из-за Сона. Впротчем обстоит здесь благополучно, только что я еще хвор.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 302, автограф.
  

No 198

1770 г. декабря 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ В БЕЛЖИЦЕ

г. Красник

   Дабы быть поближе к Пулаве и Люблину, не отдаляясь от Крашника, передвинулся я в Белжиц.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 239, автограф.
  

No 199

1770 г. декабря 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЕРЕДВИЖЕНИИ ЧАСТЕЙ С ПОСТА НА ПОСТ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 13-го декабря {Ордером No 2165 от 13 декабря Веймарн выражал соболезнование по поводу болезни Суворова, сообщал сведения, полученные им о движении конфедератских партий, и предлагал занять позицию в Краснике для наблюдения за конфедератами (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 408--411).} с оказываемым в оном милостивым благоприятием мною сего декабря 16-го числа здесь получен. По оному известен и исполнение синить буду. С Рубишевского посту я ныне еще снял только тридцать шесть драгун, остается Рубишевской пост весь передвинуть в Красностав, а из Красностава войски взять для употребления по потребностям. Сокольской же пост весь передвинуть в Рубишево, ибо пока будет лед на Буге, в Соколе не будет никакой нужды, но потребно в Соколе весьма войско команды его высокопревосходительства господина генерала-порутчика и кавалера фон-Эссена к тому времени, как скоро очистится опять тамошняя важная переправа. На сие покорно прошу вашего высокопревосходительства повеления и уновления {Так в подлиннике.}, иначе же просто Рубишево опорожнить сумнительно есть По притчине великой прорехи и тягости в эскортах. Правда, слух был, что Миончинской хотел своротиться от стороны Билин в Ченстохово, не ложно как он, так и Заремба в великой побранке с Пулавским. Прилуцкой и Пржездецкой стали неважны. Сава графом Браницким наказан довольно, число же всех их и против уменьшительного я смею полагать половину. Считают также за верное, что пушек у Пулавского четыре, у Миончинского две, а ченстоховские или без лафетов, или вовсе не годятся. Я еще хвор.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 319, дешифровка.
  

No 200

1770 г. декабря 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С КОЦКОГО И САНДОМИРСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   С Коцкого поста от 15-го числа господин капитан Шипулин рапортует, что из местечка Стенжиц 14-го числа получил он известие, что мятежники были в двадцати конях не более трех часов из под команды ротмистра Развадовского и оставя они в концелярии универсал о конфедеровании ему, ротмистру, людей, прочь отъехали, с коего универсала приложил при том рапорте копию, которую вашему высокопревосходительству представляю {К документу приложена копия универсала на польском языке (лл. 338--339).}, а оригинальной универсал команде из Пулавы велел я в Стенжице чрез ката публично сжечь. Еще ж получил он, господин капитан Шипулин, чрез нарочно посланного из местечка Рыцеволя, от Коцка в 11-ти милях, известие, что "в ту ночь, то есть на 15-е число декабря, с тамошней стороны Вислы на сю сторону в деревню Краски на трех судах переправляются мятежники многочисленно, а кто начальник и подлинно сколько оных, наведаться хорошенько ни от кого не мог.
   Он же, господин капитан Шипулин, от 16-го числа рапортует, что чрез нарочно посыланного в Рыцевол известился обстоятельно он, что в Рыцевол приезжало несколько коней мятежников и осмотря ж три судна сказали, что сию ночь много переправятца на сию сторону, а из под чьей команды -- не сказывали и отъехали прочь, а слышно что в Коженицах и в деревне пана Глуского молотят хлеб и фуражируют.
   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 17-го декабря рапортует, что о возмутителях около Сендомира не слышно, а Мощинской, которой было переправился Вислу, переправился опять за Вислоку, а куда пошел -- неизвестно; на сих днях был полковник Грабский в сороке конях в местечке Ожарове, где он взял несколько денег и небольше двух часов пробыл, возвратился опять назад к стороне Присухи.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА. ф. 119. д. 51. л. 337 и об., подлинник.
  

No 201

1770 г. декабря 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СРАЖЕНИИ С КОНФЕДЕРАТАМИ ПРИ ЗВОЛИНЕ

г. Люблин

   Когда я за болезнию моею прибыл сюда и не предусматривай в скорости мятежничьих набегов из за Сона, отделил я с частью войска секунд-майора Китаева и порутчика Сахарова в Пулаву для поиску над толпящимися в той руке за Вислою возмутителями, которые, взяв с собою человек больше полутораста, почти пополам конницы и пехоты, противу их выступили. Обстоятельное описание происшествия всего оригинально господина Китаева рапортом при сем вашему высокопревосходительству покорно прилагаю {См. приложение.}. Правда, с ними была и пушка, но они из нее по живности атаки ни разу не выстрелили, а кроме егерей работано было холодным ружьем, разве стреляли после во время погони. Известно, что лошади без седоков бегут туда куда гонят, потому их и немного взято; все как старшие, так и протчие господа офицеры их храбростью, мужеством и расторопностью заслуживают ее императорского величества высочайшую милость и вашего высокопревосходительства покровительство! Не меньше и означенные вахмистры, кои и напредь сего неоднократно отличались, особливо Дехтерев сентября 1-го при рубке Мощинской партии под Опатовым, а Калинин августа 6-го при нападении на замок Кельц. Полковник Заборовской (а не Грапковской, как прежде вашему высокопревосходительству донесено было) за тяжелостью ран, ибо у него в двух местах разрублен череп, оставлен на время в Пулаве, как и трое пленных нижних чинов. Сюда приведенные пленные, из которых здоровые отправлены по тракту в Полонно, упоминаемого волонтера назвать не знают, думаю, что то несчастливой Дюринг.
   Також отправлены в Полонно схваченные Суздальским квартермейстером Васильевым пять гультяев, кои было начали в нашем околодке грабить. Всех реченных пленных допросы на рассмотрение вашему высокопревосходительству прилагаю {Допросов пленных не обнаружено.}.
   В предварение могущих быть возмутительских набегов, расположение мое ныне есть следующее: в Сендомир прибавлено мною два карпоральства из Крашника, 12 казаков отсюда и 24 Воронежских драгуна из Красностава; в Крашник перевел два мушкетерских же карпоральства из Ленчны; сюда взял я из Рубишева Володимирских драгун человек 30, из Красностава Воронежских человек 40, да из Пулавы 12 карабинер; в резервы же отпустил в Красностав и Пулаву по 24 кирасира, протчее по-старому; в других местах, кроме известных постов, войск ныне нет. Сие есть временно, пора и отдохнуть.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 467 и об., подлинник.
  

Приложение к док. No 201

1770 г. декабря 21. - РАПОРТ И. КИТАЕВА А. В. СУВОРОВУ О СРАЖЕНИИ С КОНФЕДЕРАТАМИ ПРИ ЗВОЛИНЕ

   Я, пришедши с командою в местечко Зволин, узнал точно о партиях возмутительских, что первая с полковниками Заборовским и Ставским и с их офицерами ротмистрами: Пакушем, Малаховским, Лещинским, Жуковским и Ганном, капитаном из волонтеров, которой был прежде у господина полковника и кавалера Древича и когда был взят в неволю Ставской, то и он в то число был, а взят он недель с пять [со] Ставским в деревне Бискупцах близко Пилицы и потом у них служил при гусарах, а как прозываетца -- не знают; порутчиками: Клубчевским, Зедлицем, Рубенковским, Бугунцем; хорунжими: Барановским, Рублевским и Сторцом -- стоят в деревнях Бартадее и Чичове, от Зволина расстоянием в хорошей миле, в четырех стах конях. При всей оной партии главным был полковник Заборовской; другая, с полковником Грабским, в местечке Цепелеве в полуторе миле, во ста сорока коней, где будучи с военною осторожностию, сего месяца 17 числа, пополуночи во 2-м часу, с помощию божескою пошел атаковать на первых. В деревне Бартадей тут разбил возмутителей и взял в плен десять человек, протчие все по темности ночи прогнаны были в лес, и оттудова пошел до деревни Чичова, как оная в расстоянии была коротком, то и там неприятель уже узнал. Так принужден был дождатца свету. По известию тамошних обывателей, якобы они пошли к местечку Зволину, что мне было весьма удивительно. А как начал свет начинатца, то послал обыскивать их следы, и по щастию моему была пороша, и нашел точно их дорогу, где они совокупились все от деревни Бартадей и шли превеликими лесами, и я за ними гнал хорошие три мили. И подъехав к деревне Ельне и стретив оттуда едущего жида, чрез которого узнал, что вся та партия остановилась тут, так со всею конницею и пехотою на них ударил тогож числа пополудни в 1-м, и [битва] продолжалась до 5 часу, и строющихся их троекратно помощию божескою разбил, и гнал с две мили, и бил их счастливо. Убитых в той деревне и в погоне до осмидесят, в которых два офицера: одного изрубил господин прапорщик Казимеров, а другого вахмистр Калинин. Из них один был в нашем карабинерном мундире, то уверяют пленные, что из волонтеров раненых, которые по лесам остались до пятидесят человек, уже их брать было ненадежно. В неволю взято: полковник Заборовской и хорунжей Врублевский -- вахмистром Калининым, ротмистр Ган -- вахмистром Дехтяревым, гусар и почтовых и товарищества двадцать пять, в том числе вахмистр их один; большая часть изрублены, из которых умерли дорогою в местечке Гневашове ротмистр Ган, а из простых два. Больше работала конница, то-есть драгуны и карабинеры на палашах и казаки. При всей той коннице был полку Воронежского господин прапорщик Дмитрей Казимеров, доказал себя довольно отличным, и вахмистры Санктпетербургского карабинерного Еким Калинин, Воронежского драгунского Петр Дехтярев отличили себя весьма похвально, которых вашему превосходительству рекомендую, что и заслуживают их достоинства. По окончании ж той победы пришел в деревню Ельню, где явился российской казак команды господина подполковника князя Туркистанова, которой сказывал, что их было там три: один изрублен наповал, а другой ушол с полковником Ставским. В тех же пленных есть третьего кирасирского полку кирасир один; хорошо работали егери и протчая пехота и почти не отставала от кавалерии. При гранодерах и всей пехоте главным был господин порутчик и кавалер Сахаров, при егерях господин прапорщик Землин, при мушкатерах Суздальских Нашебургского пехотного полку господин прапорщик Сергеев -- довольно себя оказали, о чем покорно вашего превосходительства прошу отлично показанных воинскою храбростию милостивно не оставить. Из всех же тех возмутителей не ушло здоровых, как только точно, человек до тридцати. А одним словом заключаю вашему превосходительству, что та возмутительская партия до конца истреблена, в добычу взято значков три, а четвертой изрублен, и одна медная труба; лошадей сорок, карабинов с пятьдесят, пистолет пар шестьдесят, сабель пятьдесят, из которых розданы казакам вместо недостающего у них числа и пистолет, и сабель, также и лошадей под артиллерию, а протчие представляю при моем особливом регистре. С нашей же стороны милостию божескою убитых нет, ранены -- драгун два, одному прострелена рука, а другому разрублено саблею на руке ж, да казак, тоже по голове разрублен, только все легко, так что и теперь службу исправить могут. Под карабинером убита лошадь одна; могло бы быть от неприятеля и больше добычи, только старались побить, их же оружия переломано по лесам весьма много.

Секунд-майор Иван Китаев

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51. лл. 468--469, подлинник.
  

No 202

1770 г. декабря 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОДПИСКЕ ЦИСТЕРЦИАНСКИХ МОНАХИНЬ ОТНОСИТЕЛЬНО НЕВМЕШАТЕЛЬСТВА В СВЕТСКИЕ ДЕЛА

г. Люблин

   Конвенту Копрживницкого законницы Цистерсы, живущие в монастыре близ Сендомира, представили по себе за руками и печатьми близ того монастыря живущих соседов письменное свидетельство, что ни один из их законников в светские дела входить не будет, которые вашему высокопревосходительству при сем представляю {К документу приложено обязательство на польском языке с шестью подписями и печатями о невмешательстве в светские дела, т. е. в происходящую борьбу, в которой они поддерживали конфедератов (л. 490).} и ожидаю на оное повеления.
   Сколько потребно в Суздальской пехотной полк для пользования в будущем 771 году больных медикаментов и сколько затем от сего 770 года к тому году в остатке имеется, представленные мне при рапорте господина полковника Штакельберха, а к нему того полку от подлекаря Гассельквиста каталоги вашему высокопревосходительству представляю {Каталоги не обнаружены.}, которые вашего высокопревосходительства откуда надлежит в полк Суздальской приказать отпустить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 489, подлинник.
  

No 203

1770 г. декабря 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ В РАЙОНЕ САНДОМИРСКОГО И ПУЛАВСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   С Сендомирского поста господин капитан Дитмарн от 22 декабря меня рапортует, что известился он, что вчерашнего числа в деревню Ерешовиц, которая лежит за Климентов одна миля, а от Сендрмира четыре, пришли мятежники во ста конях, а кто им командир -- того неизвестно, а только уповает, что полковник Грабский с своим Квашневским, которые несколько в близости оной деревни живущих подстарост под арест взяли, и то за то, что они по его приказу маяки и рвы для кордона сделали, почему он, Дитмарн, командировал подпорутчика Арцыбашева и с ним пристойное число команды и пушку.
   С Пулавского поста господин ротмистр Делаво от 23 декабря рапортует, что получил он известие, что возмутители около Гневушева находятца во ста пятидесяти конях, куда он с командою, состоящею во сте двадцати пяти человеках с пушкою и отправился, да слышно ему, что князя Голицына команда находится под Притыками и возмутитель Вербовский взят в плен.
   При разбитии 17 декабря партии Ставского и Заборовского взятые их письма при сем прилагаю {Писем не обнаружено.}. Означенной пленной полковник Заборовский за тяжелостию ран поныне в Пулаве и, чаятельно, что не будет жив.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 51, л. 491, подлинник.
  

No 204

1771 г. января 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ В РАЙОНЕ КОЦКОГО И ПУЛАВСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов меня от 29-го декабря рапортуют.
   С Коцкого г. капитан Шипулин по известию из местечка Желехова, что 27-го числа сего месяца в ночи в то местечко Чирской конфедерациий ротмистр Сташевский приехал с 50-ю коньми, взял [на]сильно от жидов 30 червонцев, разломав лавки, сукна одиннадцать половинок, полотна две штуки, и не быв более часа, поехали скоро на деревню Крупино к Варшаве.
   С Пулавского по отсутствию г. ротмистра Делаво г. порутчик и кавалер Сахаров, что в околичности Пулав о мятежничьих партиях не слышно. По Висле идет лед, так что с великою нуждою на ту сторону на лодке проехать можно.
   С Пулавского ж он же, г. порутчик и кавалер Сахаров, что известно чрез проезжающих из-за Вислы шляхтичей от Любертовского, что видел оной в Присухах конфедератов 100 коней команды Ставского, ротмистра Мерецкого и порутчика Стрелецкого; собирают людей после Вербовского и Заборовского и с Присух хотели выехать того ж 26-го числа далее. От Шенявского, что ехал он из Зволина 27-го числа и за Зволином видел 6 человек возмутителей с товарищем Студенским, да в местечке Закрочине едущей из Гданска 20-го числа декабря жид видел от Варшавы в 4-х милях возмутителей 250 коней команды.
   С Пулавского ж он же, порутчик и кавалер Сахаров, что бывшей под арестом в Пулаве возмутительской полковник Заборовской сего декабря 23-го числа пополуночи в 1-м часу от тяжелых рая волею божиею умер и погребен.
   Из Присух господин ротмистр Делаво от 28-го декабря рапортует же, что прибыв в Присухи 28-го числа, где о мятежниках ничего не слышно, а 29-го числа пошел к местечку Притык и до Кожениц для забрания хлеба и фуража из возмутительской деревни Волки и пробыть там хотел сего году генваря по 1-е число и возвратиться в Пулаву; причем ему комиссия была препоручена в Присухах. Возмутительские вновь построенные мундиры, ружья, пистолеты и сабли у тамошних жидов портных и слесарей, ежели сыщетца что приличное, забрать, тако ж и того, кто им заготовляет материалы, когда он подлинно в том приличен будет, взять под арест; по которой он, г. Делаво, уже исполнил, но токмо об оном обстоятельного рапорта я еще не имею.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 139, подлинник.
  

No 205

1771 г. января 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ РОТМИСТРА Л. ДЕЛАВО

г. Люблин

   С Пулавского поста г. ротмистр Делаво от 1-го генваря рапортует, что забрал он в Присухе мастеров шесть человек и инструмент, которые и привезены в Пулаву. Лутче им притти работать у нас, нежели присягу в том учинить, потому что содержать того не можно, завсегда они то делают под страхом возмутителей. Нашел готовых карабинов шесть, пистолет три пары, новые, и все забрал в Пулаву, да там же найден бунтовщик один и привезен в Пулаву-ж. Живущего поблизости Присух державца {Владельца, арендатора.}, некоего эконома, нет и нигде об нем не слышно, то ж и о Доманском. Якобы он пристает около Присухи в Скринне; у одной вдовы Старостины Ставской доведывался и по объявлению тамошних мещан, что она уже шесть месяцев как вышла замуж и живет поблизости Кракова. Во время следования его маршем из Присухи на Притыки к местечку Едлинску, пойман в Едлинске один мужик с одиннадцатью пиками конфедерацкими, которые посланы в то местечко из деревни Горыня от державца Лицеборского. Но оной Лицеборской объявляет, что он тому невинен и сообщества с ними никакого не имеет, а те пики оставлены ему от возмутительского полковника, называемого Ставского и приказано отослать в то местечко. Из Едлинска следовал до Козениц, где по прибытии под местечком пойман один бунтовщик и привезен в Пулаву. О Доманском и Ставском около Присухи ничего не слышно, только слышал он на дороге от жида, что они находятся около Илжи, куда от него нарочной послан осведомитца. Нашел он по его дороге две деревни, которые принадлежат маршалке Пулавскому, то-есть Бартоди и Горынь, расстоянием от Пулавы в шести и семи милях. Бартоди отдана на аренду польскому капитану Каржинскому, а Горынь державцу Лицеборскому; Вербовской взят был в полон господином полковником и кавалером Древицем, а ныне он от него, господина Древица, отпущен на честной пароль на шесть недель и теперь находитца от Присухи в полумиле в одной деревне, а 1-го числа генваря, забрав в деревне Волке немалое число провианта и фуража с командою в Пулаву прибыл благополучно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИЛ, ф. 119, д. 87, л. 1 67 и об., подлинник.
  

No 206

1771 г. января 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТПУСКЕ ПОРОХА И СВИНЦА

г. Люблин

   Прошлого 1770-го года при нападениях на Сендомир от возмутительских партиев, как и при иных случаях, расстреляно Суздальского пехотного полку из единорога-ж единорожных зарядов с бомбами восемь, с ядрами восемь, с картечами двадцать, того ради вашего высокопревосходительства как на место выстреленных тридцати шести зарядов, так и для разных движениев за возмутителями на всю бригаду мою пороху двадцати, а свинцу сорока пуд прошу об отпуске куда следует повеление учинить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 245, подлинник.
  

No 207

1771 г. января 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СМЕНЕ ГРУБЕШОВСКОГО ПОСТА И ВЫСТУПЛЕНИИ КОМАНД В ЛЮБЛИН

г. Люблин

   Господин бригадир Ширков от 12-го генваря ко мне сообщил, что он повеление о смене состоящего в местечке Рубишеве бригады моей поста уже имеет, но только требовал о уведомлении в коликом числе людей оной пост состоял, о чем я ему надлежащее знать дал. Но как я по случаю ныне возмутительских из-за Вислы и Сона движениев чрез трое или четверо сутки с Рубишевского поста в Красностав, а из Красностава в Люблин командам сойти приказал, а дела, наставления, ордера и приказы по публичным и секретным и касающиеся до известиев и нужных осведомлениев как и все секвестрные производства, я бывшему тамо командиру при одном офицере господине порутчике Фоке (которой тамо для отдачи оных на короткое время с малою легкою командою остатца имеет) оставить приказал. По секвестрным же на Рубишевском посту делам господину полковнику Штакельбергу, чтоб впредь до воспоследования от вашего высокопревосходительства резолюции и повеления имел в своем ведении, я ордером предложил.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 315, подлинник.
  

No 208

1771 г. января 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НАБЛЮДЕНИИ В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГ А ЗА ЖИТЕЛЯМИ ЛЮБЛИНА

г. Люблин

   По силе ордера вашего высокопревосходительства от 23-го декабря под No 2225-м {Ордером No 2225 Веймарн сообщал о полученной им жалобе от мелкопоместных польских дворян о притеснении их комиссаром Загурским и предлагал расследовать эту жалобу. Кроме того, эти дворяне сообщали о ряде конфедератских заговоров против русских войск, в связи с чем Веймарн рекомендовал Суворову принять меры предосторожности и действовать по своему усмотрению. К ордеру приложен перевод с письма польских дворян, адресованного Веймарну и Волконскому (ЦГВИА, ф. 119, д. 100, лл. 414-416).} с приложением с польского письма на российской язык перевода на предложение мое господин полковник Штакельберг рапортует, что касающегося до некоторых живущих здесь в Люблине будто-бы они намерение имеют новые бунты делать, он, господин полковник, все меры употребил, правда ли то выведать, но поныне им ничего не примечено и невероятно, чтобы что-нибудь ими делано быть могло, пока наши во иски здесь находятца, и сверх же того все те известны, которые здесь живут и приезжают. В замке хотя и несколько ординацких солдат и имеетца, но как число их только до 10-ти человек простираетца и то по большей части все старые и дряхлые, так и в том опасности еще никакой не предвидитца. Наконец он, господин полковник, с теми, что в письме наименованными по-одиночке говорил и их выспрашивал, но и в том ничего приметить не мог, из чего видно, что на них по большей части со злости донесено было. Что-ж до жалоб принадлежит, которые здешнего воеводства бедные шляхтичи на субцестанта Загурского приносили, якобы он в выписывании провианта и фуража весьма несправедливо поступает, в том он, Загурской, документами доказал, что он выписывание оного провианта и фуража всегда равенство наблюдал и за то заплата им верно дошла.
   О чем вашему высокопревосходительству и доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 316 и об., подлинник.
  

No 209

1771 г. января 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СВЕДЕНИЯХ РАЗВЕДКИ, ПОЛУЧЕННЫХ С ПОСТОВ

г. Люблин

   С Сендомирского поста г. капитан Дитмарн от 11-го генваря рапортует, что во время нападения на мятежничью партию под местечком Мельцом убит порутчик Новицкой, а не полковник, которой тогда был один с 16-ю коньми, а более офицеров не было. Да получил он верное известие от приезжающих, что сего месяца 2 числа маршалок Миончинской и Прилуцкой атаковали прежде предместье Казмир, где наша была пехотная команда, которые от них отступили в Краков, куда и они нападение сделали, при которой атаке из наших на Казмире убито 9 человек, а от них гораздо много: от гусар майор и порутчик, от бошняков ротмистр в самых Краковских воротах, а сколько от них подлинно пропало, он обстоятельно не знает. Мятежники, отступя от Кракова тогда одну милю, остановились в деревне Велички, а оттуда куда пошли -- известия нет.
   С Крашниковского поста г. порутчик и кавалер Сахаров от 11 -го числа рапортует, что по известию местечка Закликова от жида о бывших во оном генваря 9-го числа трех бунтовщиках командировал он за ними вслед и для разъезда корнета Шлихтеня и прапорщика Подладчикова с 6-ю драгунами и 10-ю казаками, которые не доезжая Франполя за полмили в деревне Кременце схватили в корчме той же партии пьяного бунтовника, с лошадью, саблею и одним пистолетом, у которого спрашивали, что где его двое товарищи, но он действительно не знал куда они от него поехали по притчине, что он смертельно был пьян и так доехав до Франполя, возвратились назад. Которого бунтовника допрос вашему высокопревосходительству при сем представляю {К документу приложен допрос пленного поляка Яна Карнолесского (лл. 318--319).}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 317 и об., подлинник.
  

No 210

1771 г. января 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов меня рапортуют.
   С Ленчевского, от 13-го генваря г. капитан Ганибал, что пойманы разъездом из Ленчны три бунтовщика в деревне Зазолин команды Доманского, которых с допросами представил, кои допросы вашему высокопревосходительству при сем представляю {К документу приложены 3 допроса пленных поляков (лл. 327--329).}.
   Да получил он 13-го генваря известие чрез пойманного подлащика, что не малое число бунтовщиков находятца в Семятичах под командою Савы и что полки, стоящие в Бресце, выступили туда сего генваря 11-го числа, но по полученным вернейшим известиям оных тамо не было и полки возвратились в Брест.
   С Крашниковского от 14-го генваря г. порутчик и кавалер Сахаров, что получил он из местечка Юзефова рапорт, расстоянием от Красника в 4-х милях, что того 14-го числа пополуночи в 7-м часу было несколько конфедератов пеших, а лошадей своих оставляли за Вислою, где их была еще больше команда, а маршалка -- неизвестно; за коими послал команду при г. порутчике Железном, корнете Шлихтене и прапорщике Подладчикове до Юзефова и далее, только не за Вислу.
   Да получил я известие, что якобы Миончинской в другой раз сего месяца 4-го числа атаковал Краков и будто вошел в него, а наша тамошняя команда отступила в замок, только тому верить не можно. Буковской, генерал-адъютант королевской, бывшей пред тем в мятежничьей партии в Сендомире, сказывал, что он в проезд его из гор действительно слышал первую атаку, сего генваря 2-го числа, Кракова; Миончинской потерял больше осьмидесят человек: от гусар майора и порутчика от бошняков, и ротмистра. Миончинской ходит вместе с Прилуцким. В Сендомире слух есть, что будто они имеют намерение еще атаковать Сендомир, только и тому уверитца подлинно не можно. Партия Миончинского и Николавского, коней больше ста, соединилась с ними. Остатки Доманского, протчих Черских и иных, конях в 50-ти, убрались к Ченстохову.
   По полученным тако-ж после вышеписанного вернейшим известиям явствует, что Миончинской с Прилуцким и Шицом во вторую атаку были от Кракова отбиты и отогнаны храбростию тамошнего коменданта.
   Всходствие с известием с Крашниковского поста от 14-го генваря, с Пулавского поста от 15-го генваря, г. ротмистр Лаво рапортует же, что получил он из Юзефова рапорт, что там вчерашнего, то-есть 14-го числа было бунтовников 20 человек, оставя своих лошадей за Вислою, а сами перешли пешие и были в местечке часа с два; возвратно перешли чрез Вислу и поехали к Кельцу.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 326 и об., подлинник
  

No 211

1771 г. января 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОБНАРУЖЕНИИ ЗА ВИСЛОЙ ОТРЯДА КОНФЕДЕРАТОВ, СОБРАВШИХ С д. ЮЗЕФОВО ПОГОЛОВНЫЕ ДЕНЬГИ

г. Люблин

   С Крашниковского поста г. порутчик и кавалер Сахаров от 14-го генваря меня рпортует, что командированная с г. порутчиком Железновым до местечка Юзефова команда прибыла, но только бунтовника ни одного не застали, а пошли за Вислу, взявши из Юзесрова поголовных денег девятьсот польских злотых и не были в местечке больше дву часов. Помянутые ж бунтовники назывались маршалка бельского, но невероятно, потому что они были в разном платье; гусара ни одного не было, их больше не сочли пятнадцати человек, а стращали обывателей, что за Вислой их же команда до двухсот коней. Однако 14--го числа поутру уведомился из-за Вислы г. порутчик Железнов, что их было коней до сорока. О взятых из Юзефова деньгах и что они назывались маршалка бельского команды, представил при том рапорте с их расписки копию, которую при сем и вашему высокопревосходительству представляю {К документу приложена копия расписки на польском языке (л. 381).}. А как переправились пешками за Вислу, неизвестно в которую сторону пошли, не бравши проводника. Близ Красника и за рекою Соном мятежничьих партиев более не слыхать.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 380, подлинник.
  

No 212

1771 г. января 20.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ГРУБЕШОВСКОГО ПОСТА И ПЕРЕВОДЕ С НЕГО КОМАНДЫ В КРАСНОСТАВ

   Пост Рубешевской, имеющ быть занят войском Главной армии, о чем от его превосходительства господина генерал-порутчика и кавалера фон Эссена для отправления на оной надлежащей команды из Львова господину полковнику князю Шаховскому от 15 декабря прошлого 770 году повеление дано. Посему команды моей бригады из оного имеют сойти в Красностав; Красноставская же сюда в Люблин. Того ради, с получения сего господину капитану Панкратьеву отправитца в Красностав и в принятии в свое ведомство Красноcтавского поста от господина капитана Голяшева, по публичным и секретным делам, сведениям и известиям, немедленно вступить и править оным так похвально, как господин капитан Голяшев.
   Секвестры остающих провизиев и протчих перевесть из Рубишева в Красностав на обывательских подводах.
   Письменные, принадлежащие до секвестров дела, временно оставить на руках у господина порутчика Фока, которой оные верно отдать имеет будущему в Рубишево из Львова главному командиру.
   Господину же порутчику Фоку, по прошествии с получения сего приказа трех суток, отправить Рубишевскую команду в Красностав, самому же остатца на посту для примечания, ежели паче чаяния и к тому времени команда из Львова не прибудет; и иметь при себе 10 казаков и 6 драгун с двумя начальниками.
   Буде же и после того чрез четверо сутки команда из Львова в Рубишево не прибудет, или не будет потребен по чрезвычайности в Красностав, сойти ему для примечания же сутки на трое в Вейславицу, а потом и вовсе в Красностав.
   До самого прибытия в Красностав господину порутчику Фоку рапортовать во Львов главнокомандующему тамо, как и сюда из Рубишева; за пушкою нашею, что при команде Главной армии близ Ожаля, послать; когда прибудет команда из Рубишева, пушку отпустить, между тем малую команду и взять ему к себе. По прибытии же команды рубишевской в Красностав оставить оной на том посту вначале с двумя нижними начальниками 12 воронежских драгун, весьма к рубке привыкших 10 казаков и ныне состоящую на оном пушку с принадлежностьми. С протчим всем и Володимерским единорогом с принадлежностьми, как и бывшею пушкою, при Сокальской команде отправитца и вступить в Люблин. Как же скоро господин порутчик Фок в Красностав совсем прибудет, то отправить сюда в Люблин 10 или излишних за 20 казаков. Прапорщику Волкову остатца в Красноставе.
  
   ЦГВИА, ф. 43, д. 14, л. 5, копия. Из книги приказов А. В. Суворова.
  

No 213

1771 г. января [21]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СТЫЧКАХ С КОНФЕДЕРАТАМИ И ИХ ЧИСЛЕННОСТИ В РАЙОНЕ САНДОМИРСКОГО И КРАСНИКОВСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов меня рапортуют.
   С Сендомирского, от 18 генваря, капитан Дитмарн по полученному известию, что Миончинской после атаки Кракова перешел чрез Вислу и пошел к горам, а полковник Древиц, которой после пришел в Краков и намерен был итти за ним, а во время атаки подполковник Апшелвиц и майор Ушаков ранены, Доманской по разбитии под Опатовым пошел к Присухе. Около Хмельника и Стобнице шатаютца партии полковника Грабскова и маршалка Миончинского, а под чьей они командою -- того неизвестно, ибо оные посланы для выбору денег.
   С Крашниковского, от 19-то числа, г. порутчик и кавалер Сахаров, что 18-го числа получил он известие из местечка Рахова, расстоянием от Крашника в 3-х милях, что из-за Вислы приедут в помянутое местечко для сбору поголовных денег мятежники, почему он и командировал корнета Шлихтена с командою их взять.
   С Сендомирского от 19-го ж генваря капитан Дитмарн по получении из местечка Развадова рапорта, что 19-го числа пополуночи в 4-м часу туда приехала команда ротмистра Гадзевича в 50 конях и, забрав того местечка войта и бурмистра, опять тотчас выехали, а куда неизвестно.
   С Крашниковского, от 20 генваря, г. порутчик и кавалер Сахаров, что г. корнет Шлихтен из партии в Крашник возвратился и по известию жидовскому >в Рахове не было возмутителей. А как Шлихтен расспросил у жителей Раховских нет ли поблизости мятежничьих партиев, но того местечка эконом объявил, что хотела быть скоро с той стороны Вислы мятежничья партия в Рахов, которая де стоит отсюда малые четверть мили в корчме, чего ради Шлихтен с командою бросился за Вислу прямо к той корчме, которую окружил и отбил ворота, искал их во всех местах. Но бунтовщики со страху, оставя свое все оружие в корчме, разметались: иные наверх корчмы, другие под лошадиные ясли, но всех из помянутых нор вытащили и ко мне шестерых с одним значком представил. За рекою Сном, от Крашника милях в восьми, Гадзевич шатаетца в 50 конях.
   С Пулавского поста ротмистр Лаво тремя рапортами доносит мне: 1-м от 19 генваря, по известию из Притык, что там сего месяца 17 числа было мятежников 10 человек команды Сухачевской и взяли с местечка поголовных денег 1000 польских злотых и что они поехали по Радомскому тракту. Тако ж получил рапорт из Солца, что там был в ночи Звонковский с девятью коньми, куда он послал с командою третьего кирасирского полку порутчика Козляинова и приказал из Солца маршировать до Тарлова, а оттуда возвратитца в Пулаву. 2-м от 20-го генваря, что получил он из Солцы от порутчика Козляинова рапорт, что он в Солцы прибыл благополучно и уведомился чрез тамошнего бурмистра, что там на сей неделе во вторник, то-есть 18 числа, было 19 бунтовников при ротмистре Казирском и порутчике Звонковском, команды маршалка Ланчинсксго. Тогож числа, по-полудни в 1-м часу, поехал чрез Тарнов до деревни Болтова, а по отбытии оных, тот же самой день часа через четыре, приехало еще тридцать возмутителей при ротмистре Маковском команды маршалка Миончинского и не мешкав ничего, только спросили, куда первая их команда пошла. За ними вслед поехали и по разведыванию порутчиком Козляиновым от проезжающих известился, что те обе команды пошли до местечка Вербиц и намерены были там вчерашней день пробыть, за которыми намерение принял он, порутчик Козляинов, ударить. 3-м от 21 генваря из местечка Солца от порутчика ж Козляинова получил он рапорт, что он выступил до Вербиц, однако, отошед от Солца одну милю до Либска, услышал о возмутительской партии, которая находилась в местечке Сенно в числе осьмидесят коней, расстоянием от Либска в полуторе миле, и для поиску оных не медля скорым маршем за ними вслед ударил, которую 20 числа поутру в седьмом часу под деревнею Балтове догнавши разбил так хорошо, что живых малое число в бег ретировалось, а большая часть убита; в полон взято живых десять человек. Сия партия принадлежала Миончинскому и отправлена была при порутчике Венсовском в числе более 60 человек для выбору с местечек поголовных денег и для сыскания своих грабушев, с которыми также ходил хорунжей Лисицкий в числе двадцати коней. С нашей стороны без урону.
   С Сендомирского поста капитан Дитмарн от 20 генваря рапортует же, что партия ротмистра Гадзевича из Развадова перешла за Сон и пошла к местечку Ульянову, а куда оттуда пошла -- того неизвестно. Да получено известие, что 19 числа полковник Грабской был во 10-ти конях в местечке Перкове, которое от Сен-домира 6 миль, другой полковник Грабковский от него стоял недалеко в деревне Григорьевицы к стороне Святого Крыжа в 60-ти конях. Тож от них недалеко ходит Миончинской.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, лл. 447--483 и об., подлинник.
   1 Документ без даты отправления. Дата получения 25 января 1771 г.
  

No 214

1771 г. января 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЕРЕМЕЩЕНИИ КОМАНД НА ПОСТАХ

г. Люблин

   По полученному при сем приложенному известию от ротмистра Делаво {К документу приложено письмо Делаво Суворову на французском языке о полученных им сведениях, что Миончинский отступил к Новому Месту и возможно пойдет к Галбушову (л. 452).}, во ожидании подтвердительного, предварительные беру мои меры. За Красноставскою командою послал, чтоб немедленно прибыла сюда, а Рубишевская вступила бы в Красностав. Что в Рубишево команда из Львова вступила, я еще рапорта не имею, токмо что наперед от оной приехал офицер принять тамо квартиры.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 451, подлинник.
  

No 215

1771 г. января 22.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ В ПОДКРЕПЛЕНИЕ ОДНОГО ЭСКАДРОНА КАРАБИНЕР

   Не можно ли мне сюда прибавить хоть один карабинерной шквадрончик. Право надобно. Миончинскому тяжело прорваться около Шаховского, а от Юзефова и Петравина вскрыто, еще досаднее, ежели покусится около Ришаволя.

Александр Суворов

   Слух есть, что Дрозд с товарищи убит, а до 40 взято от Львовской команды {Текст после первой подписи написан на отдельной записке рукой Суворова.}.

А. Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, лл. 453--455, дешифровка.
  

No 216

1771 г. января 23.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕДСТАВЛЕНИИ К НАГРАДЕ БЕРЕЙТОРА К. ПАТКУЛЯ

г. Люблин

   Третьего кирасирского полку господин полковник Герсдорф от 13-го генваря рапортует, что оного берейтор Паткуль, будучи командирован от него с десятью человеками казаков для рекогноссирования около Семятич и далее слышенных им конфедератских партей, которой сего месяца 2-го числа от Седлица за четыре мили под деревнею Прасове напал на маршалков Корчевского и Сувчинского, бывших с 15-ю коньми, отделенными от польской своей партии, где и разбил оных, а помянутых маршалков, одного хорунжего и четырех человек взял в полон. На месте убитых осталось двое, а из команды его ранен только один казак в поясницу пулею навылет; коим маршалкам и хорунжему учиненной допрос при том рапорте приложил, которой и вашему высокопревосходительству при сем прилагаю в копии {К документу приложена копия допроса Карчевского и Сувчинского (л. 476)}.
   Хотя сие известие от Господина полковника Герсдорфа до меня дошло и поздно, и оное вашему высокопревосходительству как и здесь, давно известно, однако по долгу моему не могу оставить, чтоб г. берейтора Паткуля за его весьма отличное дело вашему высокопревосходительству в протекцию, но и для награждения по его заслугам не рекомендовать.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 87, л. 445, подлинник.
  

No 217

1771 г. января 23.-- РАПОРТ Л. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов меня рапортуют.
   С Крашниковского господин порутчик и кавалер Сахаров от 18-го генваря, что уведомился он чрез жида, проезжающего чрез Крашник из-за реки Сона в Люблин, что бунтовников около местечка Чендышева нет, а только на прошлой недели во оном местечке, которое от Ланзгута в 5-ти милях, были 40 коней, из которых командою князя Шеховского поймано 9, да убито 12 человек, а протчие разбежались.
   С Пулавского, от 18 же генваря, г. ротмистр Лаво по рапортам из Присухи, из Притыки, что там проезжают бунтовники по два, по три и по пяти человек, а в большом числе не видно и близко не слышно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 28, подлинник.
  

No 218

1771 г. января 24.--ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА О ПРЕДОХРАНЕНИИ СОЛДАТ ОТ ОБМОРОЖЕНИЯ

   Поспешность и скорой удар господина Козляинова похвальны. Капралам и ефрейторам с десятниками приказать осмотреть у рядовых обуви, чтоб были не тесны, и внушить, чтоб в наших часто походах хорошо в них подстилали, за что отвечает не рядовой, а его нижней начальник. Рукавицы и протчее для согревания каждой имеет по своему благоизобретению, и за ознобленных -- нижних начальников наказать.
   Лошадей заводных без людей не держать, то не есть в России. Ежели полк долго наших людей не присылает, то отправить тех заводных туда, где те люди суть, ибо я по нашему щету ни людей, ни лошадей без службы иметь не желаю. Двенадцать карабинер сюда отправить, не ослушиватца ни майора, за что достойное наказание по субординации арестом и иным последовать может так поспешно, как императорская служба повелевает. Шесть драгун при сем в Пулаву посылаю.
   Миончинокого весьма примечать. Торг лошадьми господина Козляинова не апробую, он то сделал как новой партизан, в нем будет прок, а деньги те велю с него взыскать в контрибуционную сумму.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 14, л. 8, подлинник.
  

No 219

1771 г. января 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ КОНФЕДЕРАТОВ В ОПАТОВЕ

г. Люблин

   С Сендомирского поста капитан Дитмарн от 23-го числа рапортует, что хотя он 20-го числа и рапортовал, что в деревне Пиркове были партии полковников Грабского и Грабковского, но только оные известии не верны, а была партия Доманского, состоящая во сте конях, которая пришла в Пирков из Шидловца, а из Пиркова посылана была партия с ротмистром в сороке конях в Опатов, которые там живущих греков разграбили и ушли оттуда. Но хотя он, Дитмарн, за ними и ходил до местечка Лагова, только уже они за сутки до него пошли до Кельцов.
   С Красноставского поста от 23-го генваря господин капитан Голешев рапортует, по рапорту из Белгорая, что о возмутителях около тамошних мест не слышно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 27, подлинник.
  

No 220

1771 г. января 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СОСТОЯНИИ ЛЕГКОГО ДЕТАШЕМЕНТА И ПОСТОВ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 19-го генваря под No 118 {Ордер не обнаружен.} Суздальского полку чрез комиссара Бачманова как скоро мною получен, по оному учинил следующее исполнение.
   Конвой при капитане Петрове с казною до Львова в команде капитана Шипулина сто человек пехоты с пушкою, по двенадцати драгун и казаков отправил, уповая, что г. Шипулин чрез неделю будет назад, о чем вашему высокопревосходительству поспешно донести не оставлю.
   Господин бригадир Ширков меня рапортует, что для занятия Рубишевского посту командирован от него подпорутчик Есаков и при нем пехоты тридцать два, карабинер тридцать два, казаков тридцать пять человек.
   Повеленной вашим высокопревосходительством мой легкой деташемент состоять имеет: карабинер прибывших два эскадрона с господином подполковником Шепелевым, коего самого я употребить не могу потому, что ему достанетца в полковники, тако ж и старшей для принятия полку от его сиятельства князя Петра Михайловича Голицына; одна рота третьего Санкт-Петербургского карабинерного эскадрона, что был здесь; драгунской Воронежской эскадрон; казаков постараюсь чтоб набрать сотню; пехоты полроты, гранодер, все суздальские егери, мушкетер полторы роты и четыре пушки.
   Влодавской контумационной пост принадлежит генералу графу Браницкому, чего ради кирасирской бывшей тамо эскадрон вступит в Люблин. На постах остаетца: в Красноставе рота кирасир, кроме деташированных в Крашник двенадцати, казаков десять, пехоты два карпоральства с пушкою, двенадцать Воронежских драгун для заводных лошадей, командующим -- Воронежского драгунского эскадрона капитан Голяшев. В Крашнике рота малолюдного Володимерского драгунского эскадрона, двадцать четыре кирасира, десять казаков, два карпоральства пехоты с пушкою, командующим -- Суздальского пехотного полку капитан Панкратьев. В Пулаве рота кирасир, кроме двенадцати человек деташированных в Крашник, рота малолюдного Володимерского драгунского эскадрона, десять казаков, пехоты два карпоральства с одною или двумя пушками, командующим -- третьего кирасирского ротмистр Вагнер. В Коцке все попрежнему, кроме что убазил десять и оставил десять казаков, командующим -- Суздальского капитан Шипулин. В Ленчне два карпоральства пехоты с пушкою, десять казаков, командующим -- Иашебургского капитан Ганибал. В Люблине и над всем господин полковник Штакельберг, кирасирской целой эскадрон казаков, десятка два пехоты, полроты гранодер, полроты мушкатер, пушек довольно; в Бяле попрежнему главным господин полковник Герсдорф; в Сендомире рота пехоты, две пушки, рота карабинер, десять казаков, командующим -- Санкт-Петербургского карабинерного полку ротмистр Делаво, а капитана Дитмарна с ротою беру я к себе. Все сие точно формировано быть не может, доколе капитан Шипулин из Львова, тако-ж секунд-майор Китаев из партии, к стороне Конска, не возвратятца и тогда повеленное вашим высокопревосходительством по возможности моей усердно в исполнение приводить буду. О протчем известен. С цыфирного листа вашего высокопревосходительства списавши, за моею подпискою копии разослал я к вышеназванным командирам на постах при напоминовении мне поведенного и сверх того господину бригадиру Ширкову во Львов.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф 119, д. 88, лл. 21--22, подлинник.
  

No 221

1771 г. февраля 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ К САНДОМИРУ В СВЯЗИ C ПРИБЛИЖЕНИЕМ НЕПРИЯТЕЛЯ К м. МЕЛЕЦ

г. Красник

   Хотя конвойная команда до Львова при капитане Петрове и не возвратилась, но по полученному известию от господина капитана Дитмарна о движениях Миончинского, якобы он приближился к местечку Мелец, я выступил к Сендомиру.

Подлинный подписал генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 145, копия.
  

No 222

1771 г. февраля 4.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Мелец

   Вашему высокопревосходительству доношу. Сейчас по прибытии с войском из Сендомира узнал я, что третьего дня был здесь только полковник Миончинского Кокяцаров с полуторами [тысячами] и пошел к Полоицу. О маршалке того имени, как о Шице и протчих, еще оное думаю я получить в Тарнове, куда отдохнувши выступлю.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 160 дешифровка.
  

No 223

1771 г. февраля 8.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ В м. ВЕЛИЧКУ И ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ПЛЕННЫХ

м. Величка

   Вашему высокопревосходительству доношу, чрез Тарнов и бунтовницкие гнезды пришли мы сюда вчера пред полуночью. Разбивали разные их партии; пленные с одним ротмистром, двумя порутчиками отправлены в Краков; из них порутчик Самдрук, от бунтовщиков абшитованной, мною уволен, хотя теперь в Кракове, також и товарищ Горлицкий, родня их пророка. Арцыбашев взял осьмнадцать запертых в одних палатах и тут были Воронежские драгуны с штыками, а притом был швецкой волонтер капитан Кус. Бергольц взял шесть по случаю, Арцыбашев с двенадцатью казаками здесь атаковал Ленартовича со сто коньми, восемьдесят ушли в Ланскорон, двадцать боронились, из них заколото три, двенадцать взято в полон. У нас убытку две лошади раненых, два казака, и нечаянно сержант Сабуров. Сотню пехоты и казаков пятьдесят беру я на время из Кракова, а потом с помощию божиею благославите тепере лезть чрез тройные палисады и рогатки ланскоронные.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, лл. 290, 293, дешифровка.
  

No 224

1771 г. февраля 10. - ИЗ ДОНЕСЕНИЯ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НЕУДАЧНОЙ АТАКЕ ЛАНДСКРОНСКОГО ЗАМКА

м. Мысленице

   Вашему высокопревосходительству доношу. Замка Ланскоронского нам взять не удалось. Убитых имею: Казанского пехотного гранодер шесть, мушкатер три; Суздальского пехотного гранодер четыре, мушкетер пять, егерь один, итого девятнадцать человек. Раненых от пехоты и драгун семь, безвестно пропало мушкетер один и бывшей при мне кирасир один; убита одна лошадь. Расстреляно зарядов: единорожных ядер тридцать шесть, гранат семь, картечь пять, из маленьких пушек ядер пять, патронов три тысячи двести сорок шесть.
   Вчерашнего числа атака началась [в] час пополудни. Пехотные колонны перелезли все ланскоронские рогатки с великою храбростию, выгнали из местечка всю мятежничью конницу, взлезли на всю крутизну горы замка и, перелезши последние окружные рогатки, их разрубили и разбросали и, овладевши двумя пушками, сбивши все, что ни попадалось. Предводящей голову Дитмарновой колонны Суздальского пехотного полку прапорщик Подладчиков уже с его передовыми гранодерами пробился сквозь вороты на их внутри замка стоящую последнюю пушку, ибо другие две тоже почти от порутчика Борисова с егерями снаружи замка отрезаны были, как Подладчиков тяжко был ранен и в то же почти время командующий колонною храбрый капитан Дитмарн и подпорутчик Арцыбашев. Сия первая колонна отступила от ворот, вторая колонна, надвигая на первую, последовала примеру оной, и тут також во мгновение ока командир ее порутчик Сахаров был тяжело ранен и с ним вкупе порутчик Суворов. Взбежала часть резерва, командир оной порутчик Мордвинов ранен легко. Офицеров у меня почти не осталось, лошадь ранена, сам оцараплен. Осталось мне только привести пред вечером людей в военной порядок, оставить все невыигранное дело и тихо отступить. В местечке мятежники били в барабан два раза сдачу и кричали пардон, но беспрестанная ненужная пальба все то опровергала. Шли на одних штыках. Убытку возмутителям меньше нашего быть не может. В числе убитых Развадовского комендант, янычар капитан Будвиловский и порутчик. Их всей пехоты было в замке не свыше трехсот человек, конницы мало. Между тем вся моя конница построена была в поле, кроме нескольких, подкрепляющих атаку замка драгун и введенной в местечко. Прогнанная из местечка, Миончинского конница и протчих, соединенная с Шицевой, которой стоял оттуда в расстоянии двух миль б местечке Сухе, делали на оную разные покушения, токмо без успеху и была всегда отгоняема. Местечко, сущее на скате горы, не могло быть отовсюду караулами окружено, чего ради, при наступающей ночи, возмутители в замке, опасаясь от нас падения, зажгли ближние к нам строения и тем пресекли до оного нам дорогу. Тако, выступивши мы в поле, отошед две малых мили, пришли обратно сюда. Блокировать замка было невозможно, хотя у них во всем был недостаток. Ныне должно мне оборотиться к стороне Сендомирской для закрытия Люблина и запастись оттуда патронами, а расстрелянные единорожные заряды покорно прошу вашего высокопревосходительства приказать прислать ко мне в Люблин, також еще запасного пороху пуд десять, свинцу пуд двадцать. Краковскую пехоту и казаков отпустил туда обратно. Неудача сия не зависела ни от предусмотрения, ни продерзости, ниже диспозиции, которая от всех офицеров наблюдаема была, чего ради вашего высокопревосходительства покорно прошу нам сие оставить до иных выслуг. Все то зависит от судьбы божией! По окончании рапорта подъехало мятежников со стороны Ланскоронской на мои форпосты от ста до ста пятидесяти коней, кои были Воронежского полку от прапорщика Казимирова с частью драгун и казаков атакованы и разбиты. Убитых на месте сочтено семнадцать, в поле найдено восемь, в полон взято с офицером пять человек ...

Генерал-майор А. Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 340 и об., дешифровка.
  

No 225

1771 г. февраля 13.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ К ПИНЧОВУ

г. Краков

   По бывшему здесь слуху, якобы Пулавской с Савою приближаютца к сему месту, нашлось, что Радзилейской, Сава и Славушевский с четырьмя пушками от Водзислава своротили к Пинчову, куда я, оставя здесь больных и раненых, выступаю сего числа пополуночи в два часа.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, л. 90, автограф без подписи.
  

No 226

1771 г. февраля 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ1

г. Опатов

   Вашему высокопревосходительству доношу. Пулавской и Радзиминской, не дождавшись нас за сутки, поделились с Савою в Пинчове и пошли на Далешиц к стороне Кельца, а Сава пошел чрез Раково к Ожарову и Сенне, не заходя сюда. И так мы не нашли способу их атаковать. Пленных от их партиев имеем с становничим Пулавского одиннадцать человек и три пушки с пехотою, из Ченстохова около ста. Намерение их было прежде на Краков, а потом на Сендомир. Саву нам не догнать, и я полагаю итти покантонировать в Юзефове, что неподалеку Петровина. В Опатове положил я деташировать из моего корволанта и оставить пехотных два карпоральства с пушкою, эскадрон карабинер и двадцать казаков; командующим Санкт-Петербургского карабинерного полку господина ротмистра Леймана, доколе ваше высокопревосходительство, для занятия сего нужного поста, которой командует по самой Кельц, войска из онаго места определить не изволите. Також в Сендомир прибавил десять казаков, чтоб было там двадцать. Покорно прошу вашего высокопревосходительства приказать отпустить мне в экстраординарную сумму еще червонцов двести и отправить в Люблин. Между тем я занял в Кракове у господина подполковника Эбшелвица сто червонцов для пользования оставленных в Кракове моих больных и раненых шестидесяти человек. Дал я ему ордер, чтоб пользовал на щет моей экстраординарной суммы.

Генерал-майор А. Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 346, дешифровка.
   1 Текст сверен с черновиком Суворова (ЦГВИА, ф. 119, д. 191).
  

No 221

1771 г. февраля [16]1.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИЧИНАХ НЕУДАЧИ ПОД ЛАНДСКРОНОЙ

   Ваше высокопревосходительство! Ланскоронское происшествие зависело от суздальцов, кои ныне совсем не те, как при мне были. Сих героев можно ныне употребить {Повидимому, описка. Следует: уподобить.} стаду овец. Как можно надлежит мне приближиться к Сендомирской стороне и выучить их попрежнему, ежели предуспею. Однако все у меня для какого большого дела пехоты мало, да недостает сотни казаков. Не упрекайте меня, милостивый государь! Я думал с суздальцами победить весь свет {После передачи Суздальского полка Штаксльбсргу суворовские методы обучения солдат и управления ими были забыты, вследствие чего полк стал терять боеспособность.}.

Александр Суворов,

   ЦГВИА. ф. 119. д. 88. л. 348, дешифровка.
   1 На документе не указано даты и места отправления. Дата получения -- 21 февраля.
  

No 228

1771 г. февраля 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОРАЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ У КРАСНИКА И РАКОВА

г. Красник

   Вашему высокопревосходительству доношу. По приложенному при сем допросу {К документу приложен допрос пленного поручика Пигловского (л. 369).}, по которому о числе возмутительского войска верить не можно, одну партию прогнал от Красника, в полной ее атаке, продолжавшейся чрез девять часов, Суздальского полку господин капитан Панкратьев с сотнею людей и его храбростию. Мы же в вчерашней полночи напали на Саву в Рахове, убили первой его стражи ротмистра Мостовского, еще одного офицера, о числе же протчих убитых подлинно не знаю, ибо подлежало сюда спешить, только оных Пигловских товарищей одиннадцать с унтер-офицерами же и рядовыми, драгун, гусар и шеренговых шестьдесят восемь человек; секунд-майор Китаев в арьергарде сверх того привел трех. Санкт-Петербургского карабинерного порутчик Бергольц был в первой атаке, а за ним от драгун порутчик Савин и прапорщик Казимеров, тако-ж Санкт-Петербургских карабинер порутчик Дирин действовал исправно; при казаках был Суздальского порутчик Кушников и под ним убита лошадь, атака была на корчмы, где Воронежские драгуны действовали штыками. Конницы и с казаками было у нас человек с двести, пехота пришла после и окончила дело, убитых нет, а ранены драгун Воронежских два, казак один. Я принужден здесь остановиться, за отправлением пленных, которых всех ныне с двумя офицерами восемьдесят один человек, в Люблин и чрез Коцк в Бяло, до возвращения эскорта при оных. Хотя подлинно донесть вашему высокопревосходительству не могу, однако уповательно, что Пулавский будет убираться к стороне Кельца, а Сава к Плоцку, между тем по отправленному к вашему высокопревосходительству вчера из Опатова рапорту, оставленная там от меня команда в Опатове, ныне тамо ж состоит.

Александр Суворов

   ЦГВИА. ф. 119, д. 88, лл. 367, 368, дешифровка.
  

No 229

1771 г. февраля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТЛИЧИВШИХСЯ В СРАЖЕНИИ ПРИ КРАСНИКЕ

м. Белжицы

   Вашему высокопревосходительству в дополнение вчерашнего моего рапорта доношу. В Рахове Сава имел часть и пулавцов, ибо собственного его войска чуть можно ли было считать на двесте. Из того, может быть, пропала половина, понеже пехота сыскивала кроющихся в строениях и обороняющихся скалывала, а всего ушло к пулавцам и Крашнику человек 50, да за Вислу нечто убралось.
   Первого мне тут рекомендовать надлежит вашему высокопревосходительству порутчика Берггольца, ибо он, будучи в голове, навел колонну весьма тихо на ближайшей их пикет и, оной вмиг разорвавши, повел атаку по местечку и окончивши расставил войско в нужных местах с великим искусством. Не надлежит мне забыть драгунского прапорщика Кизимирова, которой беспрестанно его храбростию отличаетца. Пехота поступала с великою субординациею, и за то я с нею помирился. Но паче всех препоручаю в протекцию вашего высокопревосходительства старого достойного капитана Панкратьева, отбившего множественные атаки пулавцов от двух красницких ворот и пролому. В Рахове мне удалось самому (так сказать) взять корчму драгун. Савинской обоз взят весь, токмо по притчине моего бескорыстия и темной ночи никакого описания тому сделать не могу. Большая часть пехоты выехала из Рахова на конях, только по обыкновенному -- куда, однако, вся моя конница ими поправилась. Обоз и пленные меня весьма обременяли, так что я в Крашник шел только на прорыв, а пулавцы убирались по обеим сторонам в лесах. Было мне уже не до атаки, но только бы пленных с рук сжить в Люблин. Слышу, что в Люблине и Пулаве здорово, однако я нарочно здесь стал, чтоб они меня не заворотили, на Красностав им далеко. Сумне-Баюсь, чтоб их всех более 1000 было. Ретируютца они по Новицкому. Мне мешает лед, и я им строю золотой мост. Много было беглецов и за Сан, и сказывают, что уж они за Вислой. Ежели пенять на меня, что я зашел в горы, то как мне не пенять, что их подпустили из Ченстохова и Великой Польши.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, л. 370, автограф.
  

No 230

1771 г. февраля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАСЛУГАХ КАПИТАНА А. ПАНКРАТЬЕВА

   О происшествии при Крашнике рапорт капитана Панкратьева при сем прилагаю {Рапорт Панкратьева не обнаружен.}, а как он в нем рекомендует Суздальского полку сержанта Степана Долгова-Сабурова, то и я принимаю смелость оного вашему высокопревосходительству, яко достойного человека, в милостивую вашу протекцию препоручить.
   Чтож до господина Панкратьева самого: он недавно по так называемой у офицеров безкуражицы, что множество младшее его выходили в майоры, подал челобитную по вольности дворянства. По полку рота его всегда была из первых, как ее и ныне соблюл. Служит давно, был всегда храброй и достойной человек, и государыня потеряет в нем одного из лучших майоров. Но возможно ли ваше высокопревосходительство ему челобитную его прислать обратно в карман и с протчими поравнять. Хотя бы челобитная и услана была, то все такое вашему высокопревосходительству есть возможно, тем бы он паче уличен был в образец другим достойным людям, что благороднее быть императорским слугою, нежели ленивым парафианином.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, л. 96, автограф без подписи.
  

No 231

1771 г. февраля 19.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ СВЕДЕНИЙ О КОНФЕДЕРАТАХ

м. Белжицы

   Сей рапорт {См. документ No 229.} к ген. пор., списавши с него копию для моей канцелярии, отправить безопасно, где лутче. Ежели сумнительно, то переписать в шифрах.
   Пор. Берггольцу быть немедленно сюда.
   Надобно мне весьма знать хорунги Савы, Пулавского, Радзйминского и Славушевского, чего ради сочинить им регистр по обыкновенному о числе в каждой людей, цветы и офицеров. Впротчем, за допросами нимало не остановлятца, а отправить пленных в Бялу наипоспешнейше, доколе просторно. Рекомендовать допросы и отсылку их к ген.-пор. господину полковнику Герз-Дорфу.
   Братец Володимер Володимерович, пришли ко мне егерского барабанщика, пожалуйста. Klaniam! {По-польски -- кланяюсь.}

Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, л. 95, автограф.
  

No 232

1771 г. февраля 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СДЕЛАННЫХ РАСПОРЯЖЕНИЯХ В СВЯЗИ С ДЕЙСТВИЯМИ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Белжицы

   Вашему высокопревосходительству доношу. Рандеву рассеянных от Рахова и Крашника пулавцов и протчих с Савою есть кругом Тарлова к стороне Пулавы, куда я тотчас приказал отправить одну мушкетерскую роту из Люблина. Краковской порох и свинец под эскортом одной карабинерной роты велел я отправить из Люблина в Крашник, а оттуда с надлежащим и безопасным, по обстоятельствам, прикрытием в Сендомир. Сам еду в Юзефово. В сию ночь пленные, коих совершенно долго в Люблине содержать не можно, отправятца чрез Коцк в Бялы от господина полковника Штакельберха, которого благоразумию я завороты наших войск препоручил, в случае возмутительского покушения для востревоживания эскорта при сих пленных, прорывами чрез Стенжиц и Рыцевол.
   Нижайше прошу вашего высокопревосходительства мне простить, что я на ордера и повеления ваши рапортовать действительно ныне времени не имею, а осмелился я сие препоручить господину полковнику Штакельберху.
   Должен только кратко и покорно вашему высокопревосходительству донести, что в опровержение намерениев Миончинского с Шицом принуждены мы были зайтить вплоть по Ланцкорон. Убито тут действительно наших 18 человек, в том числе и двое пропалых, а пять умерло после от ран. Тяжело раненых в Кракове почти не осталось, а по большой части от тяжелых маршей слабые и безопасно опаленые семь драгун, и то ничего не значит. Да забыл я вашему высокопревосходительству донесть, что мы разорили их мундирной и аммуничной довольной ланскоронской магазеин и оружейных вещей было у них запасных немного. Там у них в субсистенции большая была нужда, и ежели б не надвижка Пулавского с Савою на Краков, то бы еще мы или Ланскорона или Шица в Сухе так спокойно не оставили. Рассудите же, ваше высокопревосходительство, о их ударении к Люблину! Но и теперь мне они еще в большую тягость, как бы их урон и рассська ни были велики. Совершенно как скоро мне бог дозволит итти опять к Кракову, при котором случае я туда порох и свинец провезу, надлежит мне здешние посты посильнее оставить, и так мой так называемой корволант весьма силен быть не может, первое, что уже и Опатово довольно требует людей. Ежели к Кракову подвинусь -- цель моя должна быть пуще Миончинского с Шицом -- заготовление в Краков субсистенции, а в Ченстохов выписывали оную даже до Опатова. Дозвольте, ваше высокопревосходительство, мне донесть, что ежели бы к тому времени господин полковник Древиц с его войском подвинулся к Кракову, все бы дело было бы легче, и мы были сильны, чтоб и Ченстохов и Ланскорон держать в узде, но еще и действовать. Но на сие общие отговорки непотребны, а только постоянная ревность к службе отечества. По ордеру вашего высокопревосходительства от 10 февраля под No 275-м {Ордером No 275 от 10 февраля Веймарн сообщал сведения о намерениях Миончинского и Пулавского овладеть Краковом для собрания там сейма и выбора нового короля, для чего якобы в Ландскроне изготовлялись петарды, а в Ченстохове делались большие запасы провианта и фуража. Затем сообщал о посылке Суворову подкрепления и о данных распоряжениях Древицу и Лопухину наблюдать за движением конфедератов к Ченстохову и Кракову и предлагал принять все возможные меры для охраны Кракова и снабжения его провиантом, фуражем, аммуницией и боеприпасами (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, лл. 64-67).} точное и непременное исполнение чинить буду.
   В Ланскороне о петардах и не слыхал, а вырыли они две-три пушечки из Пинчова, всего они имели пять пушек. Командиром в замке и над пехотою их -- подполковник Левен, которой хвастал, что он на пенсии у короля французского.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИЛ, ф. 119. д. 88, л. 349 и об., подлинник.
  

No 233

1771 г. февраля 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ОЦЕНКОЙ ОБСТАНОВКИ И СООБРАЖЕНИЯМИ О ДАЛЬНЕЙШЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

г. Юзефов

   Я теперь сжидаюсь здесь недостающего мне войска. Савинцы и пулавцы разными дорогами пробежали к Кельцам, и думаю, что они там прошлую ночь, скопясь, ночевали. Хотел их принять ротмистр Лейман с Опатовскою командою, но уж их в Островце не застал, а посланная за ними в погоню его партии взяла между протчих двух офицеров.
   Намерение их было одно из наиопаснейших сорвать Красник, потом Пулаву, впасть в Люблин и потом в Литву. Между тем самой же день красниковских происшествиев: расшироваренные {Раздетые (от слова шаровары), в смысле разбитые.} бресцкие уланы, уповаю, разбиты от князя Петра Михайловича {Голицына.} и Китаева, черцам да карчевцам допускают схватить больше ста черторисцов в Мезеричах под их носом, но кажется мне, что они уже прошли то же самое учинить и в Белоштоке, где знакомо {Известно.}, что им преданы довольно, ежели опочивающей с женой Грабовской им не помешает, а Браницкой, видно, что на тракте или в Санкт-Петербурге. Да что у них и у нас за сотни и тысячи -- я по моей присяге сказываю, что у Пулавского с Прибором и Савой было может быть и увеличено от 800 до 1000 человек, только с двумя пушками в двух стах, не считавши их, сам ошибаюсь, и довольно. Пусть не сорван Ланскоронской замок, но можно ли нам было их конницу разбивать и гонять в гористых и тупых оного местах и наводить страх, что они от оного деташироватца боялись? ежели б их только что за одну 1000 не было. Подлая то слава доносить пред вашим высокопревосходительством ложь о числе их убитых, повелите мне и протчим строго того не чинить, так будет и верной щет. Неужли-то их больше реченного ныне в Великой Польше? Иначе, ежели не будем следовать нашим роскошам, тонким и гордым о себе хвастовствам, то сия война, стыдно сказать, горше турецкой. В Ченстохове, правда, много стенных пушек, но они стреляют через голову, как и в Ланскороне. Много ли пороху у старцов наделать можно, а из-за границы он дорог. Много ли людей в себе стосаженной полигон поместить может? Итак, верно, ныне оставлял там Пулавской своей ста три-четыре пехоты, а конницы мало, вот его сила! Но примите, ваше высокопревосходительство, мое представление за благо, что чрез продолжение сих мятежей они, где ни есть мешкая, в углах более времени имеют выекзерцироватца, нежели мы. Мы же, бегая беспрестанно за ними, разве более перенимаем их своевольство и отпадаем от субординации.
   Сожалетельно, что мне за ними гнатца по причине закрытия эскорта при пленных, да и по устали, не имевши доныне полных отдыхов, было невозможно.
   А теперь я для Кракова паче опасаюсь, не стали бы они с ним играть по-познанскому. Хотя Пулавской дойдет до Ченстохова, но туда ему близко поспеть. Мне тяжело, хотя и поспею, буду дратца, да мой так называемой корволант есть слаб и нерешителен. Сверх того, оставленное мною в здешних местах, кажетца, довольное войско требует закрытия от какого ни есть деташамента, могущего состоять в команде господина полковника Штакельберга. Иначе действуя, мне, ß стороне краковской, но и не окончивши тамо, другой раз сюда поспешить на выручку кажетца неудобно. Висла же еще стоит.
   Правда, что ныне, дабы и меня в опасность не ввергнуть, надлежит войскам команды господина полковника и кавалера Древица поспешать к краковской стороне для сближения со мною. Новые сии движения выйдут пустыми, ежели он, господин полковник, в моей точной команде состоять не будет, как мой ранг и поверенность вашего высокопревосходительства с собою приносят. Два хозяина в одном дому быть не могут. Как скоро граф Апраксин со мною, то он тотчас во образ вашего высокопревосходительства. Вытоннелые {Утонченные.} предлоги тут не годятца. Сие я доношу как честной человек, ревностной раб моей императрицы и наипослушнейший подчиненный вашего высокопревосходительства. В противном случае я от ответствования есть свободен.
   Еще докладываю вашего высокопревосходительства для господина полковника Штакельберга не возможно ли, чтоб Бялу совсем снять легионным, но не можно ли потом оных отделить из Бялы, хотя в Седлиц, а Желехово закрыть небольшим числом иного войска?

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 46--47, автограф.
  

No 234

1771 г. февраля 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ ЕГО КОМАНДЫ

г. Юзефов

   Не имея на то времени, упустите мне, что мои рапорты к вашему высокопревосходительству вблизости здешних мест будут шифрованы господином полковником Штакельбергом, о чем я его просил.
   Ежели то правда, то я становлюсь свободен от погони, по моему желанию, для иных операциев. Слышу я, что Пулавской с Савою и Прибором ретируются по Новицкому разными дорогами от стороны Тарлова к Островцу и Святому Крыжу; даруй то боже! ибо я немного отдохну в Опатове, или в Сендомире; потом хочу порох и свинец провесть вдоль Вислы в Краков, мы очень устали.
   Видно, что разные мои рапорты к вашему высокопревосходительству не доходили. Ныне же мой корволант имеет состоять пехоты из полроты гранодер, с егарьми, двумя мушкатерскими ротами, с двумя единорогами и пушкою, эскадрона драгун, двух эскадронов карабинер, казаков около восьмидесят, надлежащее здесь скомандирую. Господину полковнику Штакельбергу рекомендовал я содержать в Пулаве и Крашнике по три капральства пехоты, а когда вскроется река, то наблюдать Красноставской пост. В Опатове останется четыре капральства мушкатер, две пушки, рота карабинер и двадцать казаков. Протчее попрежнему. Кажется необходимо, чтоб какой ни есть деташемеит в моей дальней отлучке здесь закрывал.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 88, лл. 359, 360, дешифровка.
  

No 235

1771 г. февраля 24. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НЕДОСТАТКЕ У НЕГО ВОЙСКА

г. Опатов

   Чрез Пулавской пост известие я имею, что какие-то безимянные перешли Вислу ниже оного четыре мили, к стороне Луковской, следственно я о пленных и о Люблинском при них эскорте не безопасен. И воля вашего высокопревосходительства, дозвольте мне просто донести, мне на все стороны не управиться, наши деташементы только хвастают, а подлинно пьют кофии на панских дворах. Сверх того, хотя бы я иногда и разбил, да что я могу решить, казаков я больше не набрал штидесяти пяти человек, все тут мое легкое войско, то не только чтоб делать погоню, но и для разъездов не станет. Драгуны по казачьему не долго наслужат, разве перепортить карабинер; все мое малосилие вашему высокопревосходительству известно, еще упомянуть должен, что люди и лошади, не имея на то времени, весьма от эзерцирования суть чужды. Ежели я отсюда отдалюсь, то совершенно господину полковнику Штакельбергу тяжко; бунтовники уже стали не те. каковые они были выжитые из Карпацких гор, но в Венгрию, где их надлежало выголодить. Какая-то ложь, что их тогда было много, их не было двух тысяч, да и ныне сих обеих Миончинского и Пулавского партиев чуть больше ли. Ежели множественные и особливо легкие войски команды господина полковника Древица будут называтца в разных местах, а ни одного определенного иметь, не будут, то и ни за что не отвечают и исправляя все, ничего не решат.
   Порох и свинец еще ко мне не прибыл и нетерпеливо я его ожидаю, потом пойду прямою дорогою чрез Ново Место в Краков, ежели обстоятельствы не переменятца. Пулавской и Сава пошли из Кельца на Хенцин к Честоховской стороне. Сказывают, будто Радзиминской пошел к стороне Ланцкорона, то не без сумнения, что пока я иду к Кракову, что нибудь от Ланцкоронских не завернуло через Сон к Люблинской стороне; слышно же было, что Пулавской с Савою пока бы управлялись с Крашником, Пу-лавою и протчим, подзывали они Миончинского для Шица на управу с Сендомиром и Опатовым. Тьму сих воображеннев преодолеть не могу!

Генерал-майор Александр Суворов

   Вдруг я получил известие, что хозяин без дому! Чего ради иду в Люблин чрез Крашник в Коцк, а Китаев своею колонною, котоируя с драгунами и казаками Пулаву, -- прямо в Коцк. Какие-то там есть тысячи полуторы, и пленные с их конвоем сидит ныне в Коцке. Боюсь, чтоб меня вскрытие Вислы не задержало {Последняя фраза от слова "Боюсь" и до конца написана рукой Суворова.}.

Александр Суворов

   ЦГВИЛ, ф. 119, д. 89, л. 48 и об., подлинник.
  

No 236

1771 г. февраля 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТСТУПЛЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ И НЕДОСТАТКЕ ВОЙСКА ДЛЯ ИХ ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

г. Красник

   Ваше высокопревосходительство! Я здесь совершенно попустому, как то предвидел, и для того пехоты из Опатова взял с собою очень мало, а карабинер оправляющихся напрасно замучил. Мои господа только зленклись {По-польски -- испугались.}, за что я их довольно выговорил, а вышел только один Рачевской, да чьей команды -- не прописывают, которой, забравши черторижцев в Мезириче, ушел чрез Коженицы по дороге в Радом. Отправление пленных и эскортное дело из Коцка в Бяло, как и обороты эскорта, препоручил я следующему от стороны Пулавы в Коцк майору Китаеву, потом чтоб он шел в соединение со мною в Опатово и протчее, как впредь бог изволит! Как я в Опатове оставляю две пушки, то не обнажая оными Люблин осталось только при мне два единорога. Видите, ваше высокопревосходительство, как мне можно было гонятца за пулавцами, здесь не успокоя. Последние известия были, что Сава, Радзиминской, Пулавской и Славушевской (сей последней от Сухачевских бунтовников) вместе, говорит, что в страхе, в гневе и горести из Хенцина убирались к Ченстохову, многих шляхтичей и протчих пересекли, переграбили и поступали по-разбойничьему. Пленных их еще набрано человек восемь, в том числе три офицера. Сих я уже велел господину полковнику Штакельбергу отправить чрез Красностав далее в Полонну. Их теперь будет более девяноста человек. Паки вашему высокопревосходительству покорно представляю, что необходимо для здешних мест, есть закрывательной из-за Вислы оные легкой деташемент, когда я буду вдали, а князь Шаховской берег бы Сон.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, л. 49, подлинник.
  

No 237

1771 г. февраля 25.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА РОТМИСТРУ И. ВАГНЕРУ ОБ ОБУЧЕНИИ ВОЙСК

   Сколько мне то удивительно, что ваше благородие, будучи пред сим только в обстоятельствах, так и в счете бунтовников, но и мною самим просвещенным, зная что и обе святотатственные партии Меончинского и Пулавского едва свыше 1500 людей имеют, могли толиким числом одного Рачевского, а я думаю остатка от картежников [то есть] трасенберцов подарить. Не хвалю я г. Козляинова, что он смолоду уже раздувать мятежников начинает. Господин Фок еще Рубешовец, следственно он генеральные, как и в околичностях Пулав, обстоятельства пока худо разумеет. Мою канцелярию в Люблине велел я ведать г. Васильеву, оттуда о сведениях основательные документы, а паче сколько без меня забыто, требовать извольте. Сикурс есть слово непадежной слабости, а резерв склонности к мужественному нападению; опасность есть слово робкое и никогда как и сикурс слово чужестранное, да на русском языке сверстание неких здешних зломышленных бунтовников никогда не употребляемое и от меня заказанное, а на то служит осторожность. А кто в воинском искусстве мудр, то над сим предосторожность, а не торопливость, свыше же резерва называетца усилие, то есть что и без сего начальник войска по его размеру искусства и храбрости сильным быть себя почитает. Сикурс, опасность и протчие вообразительные во мнениях слова служат бабам, кои боятца с печи слезть, чтоб ноги не переломить, а ленивым, раскошным и тупозрячим для подлой обороны, которая по конце худая ли, добрая ли, раскащиками також храброй называетца. Иное есть дело отбивать и по Дитмарнову, Панкратьеву, и они шутили! Лучше вам было околодск ваш, рассеивая сколько можно вдаль, ободрить победами раховских и крашниковских происшествиев {См. документ No 228.}, поражениев в корчмах и сараях Саву казака и прогнанием от Панкратьева грабителя бесчестного Пулавского, даже до его святотатственного места, где истинное на него наказание от матери божией последовать может, нежели замучить моих карабинер, готовящихся на иные важнейшие предприятия. Как не стыдно и на некоторое мое отсутствие голову потерять! Неужли то вы начинаете пить кофей и играть в тавлей. Китаев окончит дело с пленными до Бялы, прикажите весьма очуждившуюся Пулавскую пехоту экзерцировать на ноге моего известного Суздальского учреждения; драгун же паче эволюциям и маневрам, пехотою по кавалерийскому, да и на конях; тоже не забывайте и ваших кирасир. Черториецам в Пулаве не верьте, горсть бунтовников ажио их забирает в Межерице, однако же, как посему бунтовников подлыми не почитайте, но никакого злодея уничтожать не должно, а оружие низложивши, оказывать всякое благоволение. Мужайте и успокойтесь.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 43, д. 5, лл. 54--55, копия.
  

No 238

1771 г. марта 1.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОЖИДАНИИ И. КИТАЕВА, ЗАДЕРЖАВШЕГОСЯ ЗА ВИСЛОЙ ИЗ-ЗА ЕЕ ВСКРЫТИЯ

г. Сандомир

   Вашему высокопревосходительству доношу, что предвидел, то и совершилось. По пустым тревогам постов Пулавского и Коцкого в те стороны завлеченной Китаев с драгунами и казаками ко мне вернуться не поспел и остается по ту сторону Вислы; между тем вдруг лед на Висле разрушился и я в ожидании Китаева и того, как его Висла перепустит, состою здесь неподвижен.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 153, 155, дешифровка.
  

No 239

1771 г. марта 1.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА ПОЛКОВНИКУ И. А. ШАХОВСКОМУ О ПРИЧИНАХ НЕУДАЧНОГО ШТУРМА ЛАНДСКРОНЫ И ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЯХ

   Сиятельный князь.
   Высокородный и высокопочтенный господин полковник! О моих операциях вашему сиятельству кратко сообщить могу, что в поход наш чрез Тарнов до Велички разные мятежничьи партии нам попадались, из коих, кроме убитых, с несколькими офицерами пленных человек пятьдесят отослано в Краков. Гако атаковали мы и Ландскорон, конницу их разогнали, перелезли, разломали и разрубили их множественные шлагбаумы и рогатки и взяли местечко, разорили их магазеин и отбивши две пушки, отрезавши две, -- у них только одна оставалась, -- были в воротах на крутейшей горке лежащих Ландскоронских палат. Как лутчие офицеры переранены были, овцы остались без пастырей, и мы дравшись часов шесть, оставили выигранное дело, довольствуясь потом действовать на образ блокады. Прошу вашего сиятельства прозрачно приметить для предосторожности: 1-е. Офицеров били как уток по их щегольской, роскошной, принятой от побежденных [поляков] одежде, которую по правде может носить только партизан.
   2-е. Особливо наша, на образ кроат летающая из углу в угол, пехота совсем экзерцирование эволюции для атак и маневры забыла.
   Но получа известие от Краковского коменданта, что Сава, Пулавской, Радзиминской, Славушевской идут на Краков -- прибыли мы туда. Оные повернули к стороне Сандомира, мы за ними, они свернули вдруг на Крашник. Савинцы и часть пулавцов остались в Рахове, протчие напали в полночь на Крашник. А мы в туж полночь, на 18 ч. прошлого месяца, на оставших в Рахове. Обремененные пленными и Савиным обозом надлежало нам пробиватца тотчас в Крашник, где они нас не дождались. В оном храброй капитан Панкратьев с сотнею людей отбивал чрез девять часов множественные их набеги. Ушли они, обходя нас, по разным лесам за Вислу и на образ Новицкого, но скоропостижнее, на Кельц, Хенцин к Ченстохову. Как мы нигде не остановлялись, то також убитых не щитали много, а раненых больше. В полон взяли девяносто одного или трех, в том числе шесть офицеров; драгун у Савы осталось меньше десяти, во всех сих происшествиях наш урон верной двадцать три убитых и побольше тридцати раненых. Намерение их было сорвать Красник и Пулаву, ворватца в Люблин, итти в Литву, а оттуда на Волынь на наши магазеины.
   Господин Древиц дрался в Великой Польше прежде с малыми партиями, потом нападал на квартиры Зарембины; пленных у него, думаю, что с полтораста, а убитых також подлинно не скажу. Ланг пошел в Познань к господину Ренну. Лопухин к Торуне. Мне ведать от Люблина до Кракова (ежели не ошибусь...).
   Позвольте мне назначить вашему сиятельству примерные мятежничьи нынешние силы кругом Ландскорона.
   1-е. Миончинской с Скильским, Шиц, Прилуцкой, Пашковской около тысячи человек, в том числе триста пехоты и пять пушек.
   2-е. Кругом Ченстохова Пулавской, Радзиминской, Слаушевской, меньше того, четыре пушки стенные ченстоховские не годятца.
   3-е. Заремба меньше пяти сот в Великой Польше.
   4-е. К Торуне Пржендзецкой, Малчевской, Мискорской, а иные малосильнее Зарембы.
   5-е. В Плоцком Сава меньше двух сот, а с 4 номером около пяти сот.
   6-е. По речке Пилице к Радому команды: карчевцы, сувчинцы, Развадовской посильнее Савы, ибо они под носом разшироваренных бресцких уланов под шумок схватили в Мезериче больше ста человек воеводы Черторижского.
   Грабской, Миколовской, Мощинской, Киневич, Гадзевич, Коробейской и иные для вербованиев и поборов партии пять сот, потом четыре тысячи, да какие то есть неспокойствы в Мазурах.
   Теперь приступим к делу и первее о настоящем, вникая в будущее. Прошу вашего сиятельства, чтоб чаще изволили ордеровать в шифрах [об] общих обстоятельствах и ваших предусмотрениях нынешнего Сандомирского коменданта ротмистра Лаво. По недостатку субсистенции отделят они от Ландскорона не Скильского, а уповательно Шица, полковника Миончинского, а ежели будет у них лишечек пехоты, то Пашковского с сотнею и двумя пушками; сие быть может не так около нашей святой недели, как по первой траве. Ежели я забавлюсь к стороне Кракова, то пойдут они чрез Сон на Лежанск или Крешово к Краснсставской стороне. Не извольте ошибитца, ибо вашему сиятельству их не пропускать и бить надлежит; щитайте их сильных почти против Новицкого, то есть меньше пяти сот человек. Буде же я буду около здешних мест ближе к Люблину, то они пойдут на Новое Место чрез Петровин или Юзефово. Но ежели я буду к стороне Кракова и сущим при Ченстохове мешать не будет, то опять и те набежат. По недостатку же субсистенции подобно весьма как против 18 числа февраля.
   Вашего сиятельства покорный слуга.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, лл. 117--118 об., автограф, без подписи (черновик).
  

No 240

1771 г. марта 1.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С СООБРАЖЕНИЯМИ О ПЛАНЕ ДЕЙСТВИИ НА БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ

Mes rêveries {Мои мечты.}

г. Сандомир

   1-е. Ландскорон -- не замок, а палаты, внутри которого карета, шестью коньми запряженная, оборотиться не может -- лежит на крутейшем пригорке внутри гор, местечко на подошве, брать штурмом стоит людей, а ежели блокировать, то надлежит: первое -- положить примерное число партей Миончинского с Скильским, Шица, Прилуцкого и Пашковского; кажется, что довольно верно на сей час: пехоты триста с пятью пушками в палатах, конницы от шести до семи сот, не будет ли тут лишку?
   На блокаду нашего войска: пехоты -- баталион, то есть одна рота гранодер, четыре роты мушкатер, четыре пушки, командир, например, майор Колтовской; конницы -- четыре эскадрона карабинер, двести газаков, к ним хорошего штаб-офицера, например, майор Китаев. Резерв к коннице -- две мушкатерские роты и две пушки. Как обложение начнется, то по недостатку субсистенции конницы своей отделят они Новицкому, то есть человек четыреста для диверсии на Люблинскую сторону. Сию необходимо потребно встречать князю Шаховскому, токмо ежели он в Ландсгуте, то Шиц непременно прорвется, а ежели в Тарнаве, то не пропустит чрез Дунаец, ни чрез Вислу при Новом Месте, ни чрез Вислоку; и где бы ни показался, должен с ним сплотиться. Князю Шаховскому или место его иному, смышленому предводителю, потребно: две роты пехоты с двумя пушками, четыре эскадрона карабинер, 200 казаков. Протчее войско отделить, куда потребно. Когда операция сия попечительно {В сборнике "Генералиссимус Суворов" опущено слово -- попечительно.} исполняться будет, то Краков нимало не боится. Положить сей экспедиции главным, например, Суворова {Там же последняя фраза опущена.}.
   2-е. Ченстохов. Войска бунтовницкого партиев Пулавского, Радзиминского, Славушевского: пехоты увеличено от трех до четырех сот, пушек две добрых, две посредственных полевых, на стене восемьдесят, стреляют через голову, и пороху на них мало. Конницы сот пять-шесть. Для обложения и блокады: нашего войска -- баталион пехоты, то есть одна рота гранодер, четыре роты мушкатер, четыре пушки, четыре эскадрона карабинер, казаков -- Чугуевской полк весь. По недостатку субсистенции Радзиминской и Славушевской с кавалериею сот пять, уповательно, что без пушек, отделятся от Ченстохова. На сие надобно иметь резерв, состоящей из двух рот пехоты с двумя пушками, трех эскадрон карабинер, двести казаков, которому сколько можно обретаться для примечания ближе к Ченстохову, например в Конец Поля, ибо Конец Поля служит для примечания приближения Зарембы. Однако, дело сего резерва есть более сего, чтоб препятствовать Радзиминского с Славушевским набегу к стороне Краковской, доколе с Ландскороном не разделаются. А по разделке с Ченстоховым, сей резерв более потребен и потом его место быть может в Кельце, как центр Сендомирского для очищения от малых партиев. Войску же, бывшему под Ченстоховом, уже только привязаться кончить Радзиминского с протчими или упомянутому резерву, а бывшее войско под Ченстоховым употребить для иных решительных действиев. Главным предводителем, например, Древиц, в добром согласии с Суворовым, друг против друга были бы не спесивы. С Ландскороном и Ченстоховым начать вдруг в один положенной день. Заряды из пушек беречь для полевых действиев, хотя Ландскорон весь расстрелять легко.
   3-е. Заремба. Доколе не кончено с Ченстоховом и Ландскороном, на него деташементной командир, человек не меньше Зарембы трудолюбивый и искусный. Ежели не будет, или не имеет способу с ним драться, то всегда его в самой близи примечает, содержит его в оттяжке, особливо от Ченстохова, малых партиев против его, кроме необходимых разъездов не делает и старается, чтоб по возможности брать у него тыл. У Зарембы войска своего тысячи человек далеко нет. Наш деташементной командир может иметь две роты пехоты с двумя пушками, четыре эскадрона карабинер, двести казаков.
   4-е. Пржендзецкий, Малчевский, Микорский с протчими могут иметь войска сот пять. Деташементной командир такой, чтоб всегда за ними гонялся и их бил, чтобы они Ченстоховской экспедиции не помешали и не давал бы им способу разбиваться на партии, сколько может. Ему войска две роты пехоты, которую возит на обывательских конях верхами с двумя пушками, три эскадрона карабинер, двести казаков. По всем четырем пунктам можно наше войско несколько убавить, ибо много оного требуется для Варшавы и иных гарнизонов, а как по первым двум, так и по вторым двум пунктам, главные командиры были бы весьма между собою согласны.
   5-е. Остаток черцов: Доманской, Ставской, Вербовской; карчевцов и сувчинцов будут беспокоить сторону от Шидловца до Козениц, до Лукова, до Седлица и в Полясье их будет ста три-четыре сборной ухи, на них доброго партизана. Одна рота пехоты верхами с двумя пушками, два эскадрона карабинер, сто казаков; движения его всегда с ними, вплоть и везде их бить по возможности. А когда будут разделяться, то бить прежде сильнейших, как Китаев сделал с Заборовским в Ельне около Пулавы; начать их сыскивать около речки Пилицы.
   6-е. Сава сам имеет от ста до двухсот коней, на него доброй партизан, которой бы отнюдь на панских дворах не пил кофей; ему довольно одной роты пехоты верхами с пушкою, эскадрона одного карабинер и пятидесяти казаков. Нападал бы на него более ночью, всегда бы за ним гонялся и не давал бы ему покою. Ежели он соединяться будет с No-м пятым, то и он с нашим партизаном No 5-го соединится, а когда поделятся, то и каждой тож за своими бунтовниками поделится. Партизанам под No 5-м и 6-м надлежит стараться прежде бунтовников обессилить, нежели разделаются с Ченстоховым и Ландскороном.
   7-е. С партиями Мощинского, Миколовского и иными, высылаемыми для вербования и поборов, пусть дерутся посты, как и отделяющимися 5-го нумера. Егарям только быть надлежит у первых двух номеров по каким-нибудь недостаткам. Войска можно приближить к Варшаве на время, опять легионных. Начинать надлежит везде вдруг, например со дня благовещенья 25 марта, чтобы бунтовников предварить в их собственных иных движениях, или попозже. Ныне же, уповательно, ченстоховцы устали, и миончинцы с Ландскороном не расстанутся. Разным сим дета-шементам разобраться можно, первее Древицу для 2-го, 3-го и 4-го пунктов, а уже потом для 1-го в Кракове, токмо как можно поспешнее, чтобы бунтовники сего не проникли. По 5-му и 6-му пунктам около Варшавы. Буде же между тем обеспокоен Краков, или Познань, или Торунь, то не взирая на сие, сей план исполнен быть может. Сей план весь положен на образ наступательной, в рассуждении, что нигде оборонительной против бунтовников, яко пресмыкающихся и насекомых, невозможен. Нигде от них не токмо укрыться, но и оным дорогу пресечь не можно, а между тем порода их умножается, как Лернейская гидра. Посты только должны отбивать их набеги.
   Вашему высокопревосходительству, по главноповелительству более сведущему обстоятельств течение и конец, ежели бы что невозможное или неполное здесь оказалось и противное быть могло, то не извольте на мое простосердечие гневаться, ибо кроме сего, кончать должен, чем начал, то есть сии суть mes rêveries. Je laisse ce brouillon dans sa grossièreté, quoi que, en attendant la nature des circonstances ne pourroit pas être la même {Мои мечты. Я оставляю этот черновик в его первоначальном виде до тех пор, пока природа обстоятельств не переменится. Французский текст вписан рукой Суворова, сохранена орфография подлинника.}.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 151--152, дешифровка, сверенная с черновиком Суворова (ф. 119, св. 131). Опубл. в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 121--124.
  

No 241

1771 г. марта [1].-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА С РАССУЖДЕНИЯМИ О ВОЙНЕ1

   О происшествиях господина полковника Древица известен.
   И опять на него сердит, затмевает он мою правду (прибаска: плут и честной человек, а я один из двух), хотя она светлее солнца. Шиц не имел в Величке шестидесяти человек, Арцыбашев их побил больше; неважно, я сказал правду. Я не говорил, что разбита или разбил кавалерию Миопчинского в Ландскороне и пр., а то что мне больше на сердце лежало, в Мыслскице я забыл не поклепать, а сказать что не сто или двести буктовииков подъезжали на мои форпосты, но господин Шиц по правде шел позади со всею конницею. Тут бы опять их по малой мере повалить ста два три.
   Хорошо обманывать квакерных {Так в подлиннике.} поляков по цесарскому хвастовству, ибо умная из оных патриотическая часть только тому посмеетца. Рано ли, поздно ли, правда всегда сама собою славна, но прибавленная к ней ложь бесчестит и достоинство производства. А как я могу лгать перед Деколонгом, он меня старее, коль паче... Да погибнет все, и я с Эпаминондом, нежели правда! Отвесы же важностей суть следующие. 1-е. Пример лжесплетения иногда для выправки и недостойного. 2-е. Бесконечная надежда, блистательных поражений бесконечных; следственно отдаляющих цель конца дела от часу боле. 3-е. Щет бунтовников нам более становитца темен и подлинно чуть узнать не можно. Коли они например во всей Польше пятою долью, то-есть еще тысячью прибавятца, ибо иные уже и так их хотят щитать всех в Польше сорок тысяч, а их только четыре. 4-е. Тем пуще, что честолюбие опровергнуто. Как делишки наши счесть с поражениями нынешними Зарембы: у него пущено на другой свет столько людей, сколько он может быть вовсе не имел. Благо у негр было три тысячи. А я говорю правду безхарьную. Пропущен Сава, а не прогнан. Они когда не побиты, ходят на три части корпус и две боковые патрули; где больше опасности--тут побольше людей, и называетца у них правое скрыдло, левое скрыдло; у корпуса есть перша стража и отвод. Есть иные шатающиеся партии для выбивки фуража по пяти и шести человек, да подъезды -- офицер или товарищ сам друг, за ним вдали шесть человек, а когда разбиты, то сие правило наблюдают по возможности, поелику умычка сильна. Пропущен Сава, соединился с ченстоховцами, как же шпионы того не знают. А Литва угрожаема огнем и мечем, да от кого, от тысячной толпы бунтовников, коих Эпшелвиц не верил, чтоб не примечали. Сотню набрать пленных, в правду не несколько сот, а несколько десятков; у Зарембы побиты и подви-гаютца для неких произволов к Варшаве или Кракову. Сие предреченное не заменяет. Отирайте ваше высокопревосходительство мои слезы, однако хотя мало, да спокойно сплю. L'aspect de la vertu détruit l'indigne fronde! {Вид добродетели разрушает подлую смуту (фронду).} Ваш кирасир Веймарн проситца ко мне, как изволите приказать?
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, л. 140 и об. автограф без подписи (черновик).
   1 Эти рассуждения вызваны, по всей видимости, донесениями полк. Древица и др. начальников участков, крайне преувеличивавших численность польских войск и размеры своих побед.
  

No 242

1771 г. марта 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ ЕГО ОТРЯДА, СОСТОЯНИИ ОПАТОВСКОГО ПОСТА И РАЗРЕШЕНИИ ДВИЖЕНИЯ НА КРАКОВ

г. Сандомир

   Вашего высокопревосходительства ордер от 25-го февраля под No 372-м в шифрах получил {Шифрованным ордером No 372 Веймарн просил сообщить о количестве войск, участвовавших в сражении под Ландскроной, сожалел о неудачной попытке взять Ландскронский замок, хвалил Суворова за победу над партией Пулавского под Раковом и просил снять с Опатовского поста команду для подкрепления войск, обороняющих Сандомир и Красностав, а также помогать полковнику Древицу в действиях против Зарембы (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, лл. 74--79).}. Как я был около Кракова, то имел войска пехоты: гранодер 60, егарей 50, мушкатер полторы роты, всех; побольше двухсот пятидесят, два единорога и две пушки. Конницы пять рот, карабинер больше двухсот, драгун до ста, казаков восемьдесят, всего до шестисот пятидесяти человек; а как пошел под Ландскорон, то брал из Краковского гарнизона пехоты сто, казаков пятьдесят человек. Пред выступлением из Люблина о моем разделении войска по постам и отделении в мой полевой деташемент вашему высокопревосходительству репортовал. По вышереченному ордеру, чувствуя особливые ко мне вашего высокопревосходительства снова милости, для соответствования на оные тем паче к простосердечию поощрен, токмо нижайше прошу вашего высокопревосходительства, чтобы сие совершенно только между нами осталось и прилагаю здесь мои примечания {См. документ No 243.} смело, мои таланты или качества, как бы малы не были. Ныне состоит на Опатовском посту рота мушкатер, две пушки, рота карабинер и двадцать казаков, командиром ротмистр Лейман, искусной человек и пост свой ровиками и рогатками укрепляет, однако команду на нем буду я счислять всегда будто принадлежащую моему полевому деташементу. Для отвозу пороха и свинца, також по ордеру вашего высокопревосходительства от 18-го генваря под No 275-м {См. примечание к док. No 233.} о заготовлении субсистенции, повелите ли мне ныне выступить в Краков или и сколько времени обождать, понеже господин полковник Древиц уже там. Во ожидании сего вашего высокопревосходительства ордера, я останусь временно в Сандомире. Впротчем постовая турбация утихла; бунтовницкие партии убрались прямо к стороне Ченстоховской. Майор Китаев с драгунами и казаками отсюда три мили в Закликове и река его не перепускает. О благополучных происшествиях в Великой Польше состою известным и протчее по возможности моей исполнять буду. Примечание для экзерцирования и протчего уже дошифровано.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 158--159, дешифровка.
  

No 243

1771 г. марта 3.-- "ПРИМЕЧАНИЕ ДЛЯ ЭКЗЕРЦИРОВАНИЯ", ПОСЛАННОЕ А. В. СУВОРОВЫМ И. И. ВЕЙМАРНУ

   1-е. Чапки {См. документ No 24.} и польское платье у офицеров, кроме что называются партизаны, особливо у пехотных, не годится, для того перестреляли у Древица их еще больше моего. Чего лутче, как по сему гербу целить? Пример берут с них и рядовые, уже им и государева шляпа лоб жмет, уже подмышками и кафтан тесен.
   2-е. Чего найти достойнее, праводушнее, умнее Штакельберга? Только у него на морозе, на дожде, на ветре, на жару болит грудь. Поправде Суворов был, поправде здоров, и майор, адъютант, до ефрейтора. Сам везде видел, каждого выучить мог. Майор у Штакельберга канцелярист. Только адъютанта имеет на ординансе, из Люблина никуда не ездит, как же им прозрачным быть? Дошло до дела, ныне то и запутались. По данному в полк моему учреждению {По-польски -- шапки.}, экзерцирование мое было не на караул, на плечо, но прежде повороты, потом различное марширование, а потом уже приемы, скорой заряд и конец -- удар штыком. Каждой шел чрез мои руки, и сказано ему было, что более ему знать ничего не осталось, только бы выученное не забывал. Так был он на себя и надежен, основание храбрости!
   3-е. Капрал был почтен в карпоральстве, как капитан в роте. Имел своего ефрейтора и экзерцирмейстера; производим был с возможнейшим наблюдением старшинства, по достоинству, без рекомендации. Сержанты ведали каждой карпоральство, но не для хозяйства. Всякой имел честолюбие! Отяготительны вашему высокопревосходительству сии байки; однако ведомо, что от малых притчин происходят великие приключения. Например, имели мы прежде вымышленные слова: строй фронт по локтю, раздайся из средины [по] крыльям, фронт назад (то есть для драки, ибо направо кругом дурнее). Взводной командир, хоть ефрейтор, сказывал в своем взводе: такой-то -- полшага или шаг вперед, а шаг полагался один аршинной. В средину сомкнись, из средины делай прямоугольник, ломай насквозь, стройся в полторы ширенги, стройся в три ширенги, сдвой ряды в шесть ширенг, делай опахало. Наконец, тысячу таких слов. Ефрейтор предводил карпоральство и роту. Все под Ландскороном исчезло! Еще в гранодеры брали из мушкетер заслуженных, беспорочных, с аттестатом от ротного командира, несмотря на рост, ибо фланковой мушкетер обыкновенно хорош для себя, а для гранодера вял. Следственно, и тут честолюбие для обоих званиев! С весьма малым прибавленьем из разумных рекрут, ныне настали малёванные мужики в солдатском платье, да по нещастью для росту еще и фланковыми, подлазчиком на последней пушке на одних штыках, с его закрытием шести гранодер. Сии мужики на кулашной бой. Пуля виноватого найдет, впротчем такой [есть] недостаток исправного выекзерцирования! И иных ограниченных примечаниев для честолюбия, послушания и благонравия, без чего нет исправного солдата. Пехота, действуя здесь с великим регулярством, но с легкостью кроатскою, паче должна сии правила наблюдать. Не те же ли люди рвали штыками конницу под Ореховым? Например, немецкой, французской мужик знает церковь, знает веру, молитвы. У русского -- едва знает ли то его деревенской поп; то сих мужиков в солдатском платье учили у меня некиим молитвам. Тако догадывались и познавали они, что во всех делах бог с ними, устремлялись к честности, познавали грех и наказание, коим девяносто девять против сотого правятца ныне, то тяжело и излишнее.
   Много того, например, их не били, а учили каждого: как чиститца, обшиватца и мытца и что к тому потребно, то был человек здоров и бодр. Знают офицеры, что я сам то делать не стыдился. Четвертого гранодерского полку люди бодры, мужественны, да не храбры, что тому притчина? Они на себя ненадежны, полковник сам ленитца учить, а только верит другим. Возьмите же полковников первого гранодерского полку. Сие я все говорю [не] для суздальских, но вообще, ваше высокопревосходительство!
   4-е. Все сии наши кроаты когда имеют истинное время исправно экзерцироватца? А паче на то деташементной командир (пусть то шутка, что он иногда пьет кофей на панском дворе). Иначе суть суздальцы, ибо из Праги получил уже я хорошую пехоту, ибо она еще соблюдена на старой ноге, а здешние по положенным правилам должны были не учиться, а уже протверживать выученное, не только как водится, но в крытых строениях, сараях, в караульнях вместо шашек, но паче маршировать с ружьем плотно, широко загибатца, атаковать, греясь и на морозе в их рукавицах. Тако, когда пусть на суздальской, но всякой иной пехоте экзерцироватца взять можно посредство? Сначала деташементной командир должен не бродить по-куриному, но ходить по-оленьему, сплотитца с досадными ему бунтовниками. То и ненадобно уже поверки чрез бесщетных шпионов, не найдет он отговорки лгать о их числе и скорее их потреплет; потом гнатца за ними нет мочи, он отдохнет, а офицерам прикажет экзерцировать, особливо марширования, вперед с надвижкою, пусть хоть так, как в их полку мода, и смотрит, чтоб они не ленились; недосуг им будет утоплятца в польскую роскошь. Так или сяк ушли бунтовники тоже.
   5-е. По моему примеру: в Раховс почти все кончено. Вижу, скачет на меня отделение, то есть полроты карабинер, пушка, пушка, пехота, пехота. Смяли драгуны, я думал -- мои, ажно савинских, спасающихся человек восемь. В четверть четверти часа их опять выстроить не можно, что надлежит в полминуты. Ступай вперед, стали подъезжать по-казачьему: что тому притчина? Не выэкзерцированы, особливо заездом сочинение из шквадронов, взводов, из взводов, шквадронов, большой прямой, длинной и плотной, в коленах. Атаке, рубке палашами я учил, хотя то арлекинская позитура, драгун -- стоя, шагом, рысью, а потом вскачь делать кариер, ставши на стремена, нагнувшись на конскую шею, каждого рубит чрез его конскую голову. Лошадь не боитца блеску, он рубит низко пехоту, выше конницу. Прежде подлинной рубки привыкнет к отвесу палаша. Прошлой раз из всех тех, коих карабинеры рубили, большая часть ускакала раненые, а малосильных драгуны рубили наповал. Пистолет не бьет, а доканчивает. В погоне бунтовники стреляют хорошо, и дай бог! Недосуг им долго тем забавлятца, сверкает палаш! Карабин не на крюке, а в бушмете крепко к седлу привязан он карабинеру, тогда как он пехотной. Неосторожнейшее паче всего вышерсченного: карабинер без лошади, как бочка без вина, лошади не выэкзерцированы, для чего? Не только вызкзерцировать времени мало, да и не можно. По-старому кавалерист назывался хозяин; ныне наш в Польше карабинер не может знать, какой шерсти его лошадь. Полковника при нем нет, а лошадь полковничья -- она стара, упряма в голове, крепкоузда, слабоузда, -- надобно заездить. Пала -- одрана; дай панскую лошадь, мыслистку каретную, жидовскую; у ксендза чужая лошадь -- на что лишней фураж? Броди, броди, да когда же спать? Еще заездит, будет лучше той. А офицеру? Есть кошелек -- кофей у пана готов. Все равно -- посади лопаря на такую лошадь, как такого кавалериста на его оленя или на холмогорскую корову. Вижу я иногда ненадежные древицевы движения теперь яснее. Будучи почти сам на той же ноге, да ему еще, как чужестранцу, выправлять моего тяжелее. Победители наши двух армиев, имея их баталионы и эскадроны неразбитые, сих правил не обсервуют, а на зимовых квартирах учатца. Что, наконец, была в прошлой войне в сравнение нашей прусская армия? Король, на все стороны перелетая, теряет людей, в тонкость обученных, наполняет их наскоро сборною ухою, не имеет времени более выэкзерцировать, как слегка ауфмарширному. Наши же, располагаясь далее, до тонкостей экзерцирных достигают. Каролинцы, их победами надменные, надеясь на себя излишне, отдыхают в Дрездене по-капуанскому {Как Ганнибал в Капуе.} и, перебегши земли неисчетные, падают при Полтаве пред Петром Великим, которой между тем экзерцирует его войско чрез иностранных, ведая его в том несовершенным. Ренн в Познани кормит лутчих по Польше сборных лошадей па конюшнях, едва они видят солнце, ввергает Паткуля в тгнеты, как бы Олешев не оправдался.
   6-е. Деташементноп командир в замке, на панском дворе, спрашивает шпионов, рассылает оных, пишет рапорты, отдает приказы; рядовые по дворам пьют вино, пиво, едят готовое хорошее кушанье, за то еще им давай провиантские деньги. Нужное солдату полезно, а излишнее вводит в роскошь -- мать своевольства! Кажетца, что на сие только одно правило: когда их где потчевали, деташементным командирам тот день записывать и не выдавать им провиантских денег, чтоб не богатели или после мотали. Лутче, когда заслужат, то дать им царскую милость. Л за пьяного -- больно бить его унтер-офицера. У меня (все своим примером) под Ландскороном таких пропало и убито трое.
   7-е. Казакам же, в каком бы то ни было генеральном деле, никогда не атаковать, но карабинерам -- в поле, пехоте -- в лесу и местах суровых и тесных; но пика их, по легкости лошади, служит только бегущему в крестец. Иное есть схватить малую партию. Особливо страшно, что карабинеры у них перенимают. Пустое же есть, ежели бунтовники пошли на истинное умыканье, чтоб карабинеры за ними гнались и полмили беспорядочного марша.
   8-е. Правда, всякой деташементной командир имеет свои инструкции, в которые, как они от вышней власти суть, сошедшейся с ним другой; много проникать не должен. Хотя то ему с первого виду и досадно, но, однако, я между никем истинного согласия не вижу, -- отчего ж сие? Надобно не иметь надменности, старшинству, елико возможно, отдавать долг, не употреблять всуе поверенность вышней власти. Может ли и старшей оную хотя мало преступить? Например, Юлий Цесарь в Африке, с сборным его новым войском, не дрался вправду с Юбою и Сципионом, еще давая им волю бродить, доколе он оного основательно не выэкзерцировал. Хотя то не совсем так, однако частью и бунтовники уже то наблюдать начинают, и натурально. По моему разумению я их еще не свыше тысяч четырех считаю во всей Польше, однако, и то против прошлогоднего, коли не вдвое, то в полтора, как бы их ни били. Скоропостижнее их в раз[б]роде надлежит предварить, но притом экзерцироватца. Сии суть мои главные примечания. Ежели здесь что-нибудь преступил, милость вашего высокопревосходительства мне то простит, а явственно превосходящее политическое сведение, генерально то поправит.
   Гусары Древицевы будут сюда: не можно ли как-нибудь також вытащить сюда от Захара Григорьевича {Чернышева.} со временем один целой драгунской полк. Карабинеры всегда будут тяжелы против бунтовников. Я столько надеюсь, что ваше высокопревосходительство меня почитаете добрым и благодарным человеком, что я вправду забыл вас благодарить за Дитмарна, Арцыбашева и протчих, но еще с прибавкою, что о наших раненых сожалеть изволите. Верьте же, что и я не меньше, токмо разве Сахаров будет сухорук, да отчасти, мой племянник, а Дитмарн, Арцыбашев и Подладчиков совсем выздоровеют, ежели поберегутца. Ваш кирасир Веймарн просится ко мне, как изволите приказать?

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 165--166, дешифровка. Текст расшифровки сверен с черновиком Суворова (ф. 119, св. 131). Опубл. в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 83--88.
  

No 244

1771 г. марта 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОЖИДАНИИ И. КИТАЕВА ДЛЯ СОВМЕСТНОГО ДВИЖЕНИЯ НА КРАКОВ

   Краковский порох и свинец мне в тягость, а там в нем нужда; итако, когда Китаев со мною соединится, думаю к Кракову близко подойти, снявши Опатовской пост в мой полевой де-ташемент и оной сдать же. Обстоятельствы не переменяются; потом как ваше высокопревосходительство изволите между тем приказать, где мне подлинно ныне обращаться. Князя Шеховского о всем я уведомил.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 154--155, дешифровка.
  

No 245

1771 г. [марта 4].-- РАССУЖДЕНИЕ А. В. СУВОРОВА О ВЕДЕНИИ ВОИНЫ С КОНФЕДЕРАТАМИ1

г. Сандомир

   Таковым-то трудностям подвержены действия на оборонительной образ. Действующие же сопротивники на образ наступательной, особливо как нынешние наши, с их легкостью, бунтовники, во все стороны вольные дороги иметь могут.
   Что mes rêveries {Мои мечты. См. док. No 240.} -- положено там примерное все на образ наступательной. Ежели где лишнее войско, то я прошу вашего высокопревосходительства у меня первого убавить сколько соизволите Оборонительное же есть по постам сохраняющим землю; из оных для набегов на мелкие бунтовницкие партии и отдаления их от себя на один марш 24 часа, что у меня полагалось, смотря по погоде, от 7-и до 12-ти миль. Войска невозможно что-б не было довольно, действующие же наши деташементы с ними вплоть, ежели бы они от них ушли (а по-моему пропущены были) для набегу на какой из постов, должны с ними притти к тому посту вместе.
   Сих скорых походов наших за ними и от того усталь сравнить можно. Но помня то, что заходить на них разве по нечаянности, не на образ отрезав перед, как то бывает в регулярных и в тяжело движущихся армиях; но всегда быть у них в тыле, по пятам: t-e. Они, яко бегущие, ходят без отдышки. 2-е. Довольно изнурясь, для куражу упиваютца в корчмах, за лошадью не смотрят и не проспавшись бегут опять, наконец таких не далее как марша три, четыре, их на корень посадит. 3-е. Среди того, чем более уходят, содержат они многолюдные выше меры пикеты и хотя дремучие, однако лошадь между тем не наедаетца и сам не вовсе спит. Тому уже наши не подвержены, токмо бы подлинно сами не дремали; особливо не довольствовались бы словом прогнали, ибо то двояко, бунтовники назад и вперед ходят скоро, а побили, как бы мало то ни было (верной щет), но для страху довольно.
   Что бунтовники рассеялись в разные стороны и о том я доложу. Марши их -- обыкновенной, перша стража, корпус, отвод; скрыдлы право и лево, то-есть боковые патрули и откуда им больше опасности, то в том скрыдле больше людей; на те скрыдлы употребляют они почти обыкновенно четвертую часть. Потом есть у них для разведываниев офицер с товарищем, иль два товарища, коих иногда тяжело узнать, а за ними вдали четыре или шесть человек. Таких же мелочей разослано кругом их тракта партиев до полдюжины для высылки фуража, особливо для денежных поборов. Второй их марш, когда их побьют на самом том же основании, правда с тем различием, что больше рассеиваютца, а фигура марша натурально должна быть та же, ежели что-нибудь иное не задержит, то хорошо тому нашему победительному деташементу за ними итти, отдохнувши скоро выступить, а маршировать поспешно нужды нет. Отдых его будет для того, чтоб узнать дорогу куда их побольше часть побежала и просто по следам, а не туда, куда сам Сава, Муравской, Пулавской побежали. Тех не догнать, разве за ними отделить особливого разумного партизана, которой их в лицо знает. Они же потом опять к той своей, что побольше, части явятиа, ибо сие для подбирания пленных их раненых, здоровых, которые за ранеными остаютца и гултяев. Сутки чрез двое или трое они накопляютца поспешнее его и тогда сей деташемент наш, лутчей против их, имевши отдых, за ними опять ударяет.
   Предлог явитца, что другая бунтовницкая партия с сею разбитою соединитца, то подоспеет к тому и наш иной деташемент, что за сею другою партиею следует или по разбитии гоняет под суровым ответом деташементного командира.
   Что же при их умыканьи разбежитца врознь, о тех не помышлять, ибо они или наконец сбегутца к их большей части, или сделаютца робушами. Тех усмирять остаетца дело постовым командирам.
   Тут постовой командир между протчим обманывать не должен. Например, показалось вблизости его посту нововытенжных {По-польски -- вновь натянутых (набранных).} Малчевского с собранными робушами сто человек, шпион его скажет ему триста; отделили партию для поборов в иную сторону человек пятьдесят, новые триста, итого шестьсот рапортует. Должен какой наш деташемент свою прежнюю цель оставить, до которой он, разбивая бунтовников, достигал похвально и, не достигши до конца, повернутца для истребления новоявшихся; он или их уже между тем не застанет, или сию шайку разобьет, возьмет восемь в полон, десяток повалит, напишет сто, двести, а их было восемьдесят, осталось десятков пять, а по лживому счету триста. Ему лживая слава, но паче потом напрасные труды. Он же, зная правду про себя, кончит кофьем, шайка разростает и родитца Заремба. Потом уже есть дело и нескольким деташементам соединенно. Того ради, что-б деташементной командир справедливо писал: бунтовников было числом около того-то, столько-то пропало, столько-то осталось, ибо стаио-витца бездна темнее, чем таковые победы блистательнее, но уже и во вред! Притом большее затруднение есть, что ни-которому деташементу никогда ограниченных рубежей положить не можно, но паче всего на выэкзерцирование времени нет. Нет конца, кончился Шенявской, вправду, потому, что Беринский пособил; а на место Малчевского воздвигся Заремба. Наши познанцы дали ему волю и не поздно ли хватились? У Малчевского была тысяча, -- усиль Зарембу на три тысячи, -- откуда ему бедному их взять; лучше бы было усилить на триста человек, пусть пятьсот. Хотя бы и все накопились, то остатки Малчевского сумнительно, что-б так велики были.
   Ежели деташементные командиры не лгут, то отчего ошибаютца шпионы? например, прошлая партия, что к Крашнику гуляла, у них три тысячи. Досуг ли тому висельнику хорошенько счесть, да и выспросить. Эбшелвиц же считает ее около тысячи одной, почему он сие знает) 1-е. Он по именам начальников знает давно, как они например подлинно сильны и как рекрутовать против их утрат от времени до времени могут. 2-е. Проезжих везде пропасть, бывают люди разумные, как по вольности польской, паче ничего тайного нет. От таковых ведает он довольно справедливо. 3-е. Сами усердные нам обыватели, обремененные их грабежами, разоренные шляхтичи, сидящие спокойно дома; да и болтуны, но и жид в корчме лутче пьяного шпиона, которой для денег и веревки возвещает что угодно. У бунтовников шпионы только на том основании, что просто доносят где мы обращаемся. Их столько много, что когда их изловят, я их выспрося, отпускаю домой.
   Брильянтное {Имеющее пустой блеск.} отдаляет от солидного, триста пущенных на тот свет может быть иногда место тридцати, а всего из двусот кидаетца в глаза! Частые обновления сего, приятиостию их, более сие оправдает. По моему же рассуждению когда в солидное погрузитца и уважить цель и конец, померкнет то в миг! и нездорово, яко обременение петиметру желудка шампанским.
   Я вашему высокопревосходительству донесу, например, что Миончинской имеет тысячу человек; другой донесет три тысячи. Первой вид есть, что похвальнее первого предосторожность другого; а ежели третей донесет четыре, то уже и я отопрусь; но паче, когда я те четыре тысячи тысячью побью, не надобно ли уже мне на месте положить полторы тысячи -- давай чин, деньги. А солидное между тем на своем камени дремлет.
   Иное дело есть хвастовство в больших армиях, однако что выигрывал тем и король прусской? А мы тому смеялись. Книго-марателей же разумные люди не весьма почитают, но справедливых авторов, кои добираютца до правды.
   Все сие не стоило бы ничего, ежели бы из году в год не пре-дусматриваны были вящщие неудобности окончания. Всякое продолжение войны, особливо победы, просвящают побежденных. (Консулы старались окончить войну в их год, а было худо, то древние рымляне оружие не слагали). По падении бунтовников не может ли войско оставатца для робушей? Закон усмирителя мятежей с силою соединенной не заставит ли и кур возить на Дунай.
   Родник моих рассуждениев есть не только по службе, но и но партикулярности, от трудностей кажущихся иногда непобедимыми, как повелеваете ваше высокопревосходительство ордером от 10-го числа минувшего февраля под No 275-м {См. примечание к док. No 233.}, паче усматривая оного необходимость.
   Когда мое обращение будет только миль на двадцать от Люблина, правда ведать его могу, но отвечать мне за сей ключ и Литву возможно ли?
   Выходят из того некие правилы. Казалось бы, что мне надлежало растатца с Люблином вовсе, а привязатца к Сендомирскому воеводству, посему столица есть Кельц, открывает всюду. Но не легче ли полагать законом, что надлежит начинать солидным, а кончить блистательным и так еще гораздо лучше сплотитца с бунтовниками, вдруг, во всех местах и почти в одни сутки.
   Как бы то ни было, но гранодерская Суздальская рота, что оставалась в Варшаве, мне весьма потребна. Разделенная же Люблинская и тем ослабевающая потребна вся быть там у господина полковника Штакельберга.
   Но ежели во уважение принять Кельц, то князю Шаховскому надлежит основатца в Тарнове и только иметь войско в Пильзне для Вислоки. А от Премышля до Ярославля и Решова ведать просто бригадиру Ширкову самому. Для Люблина же, с стороны Пилицы, не мудрено кому ни есть ведать Радомскую сторону. Но опять сие мудренее, хотя сие с первого виду покойнее, то-есть выйдет на образ оборонительной, которым, начиная например, по воображению наступательному моих rêveries {Мечтаний.}, кончить надлежит.
   Ландскорон и Ченстохов им для границы потребны, да обратитца же болезнь их на главу их! чего лутче? Оборотить то им в тюрьму, они в кучках; разделка скорее. Грабящие их отечество под предлогом веры, защищаемой от неверных, хранящиеся под жертвенниками матери божией, долго ли тамо укрытца могут от праведного гнева господня? Да служит сие в ответ всем фанатическим протекторам бунтовников! А диссиденты сего не отопрутца.
   Outrance! {Крайность.} Однако такту последней сей поповщины и подобны, мне из реченных многие и нелестно веривали; да и харя притворства иногда с самих попов спадала {Последний абзац от слова "Outrance"! и до конца написан рукой Суворова.}.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, лл. 312--315 об. подлинник.
   1 А. В. Суворову приходилось вести борьбу в Польше не только против повстанцев, но и со своим непосредственным начальником -- ген. И. И. Веймарном, являющимся горячим поклонником прусской военной системы, шаблонной тактики и навязывавшим шаблонный метод ведения боевых действий своим подчиненным в своеобразной, быстро меняющейся обстановке. На этой почве между Суворовым и Веймарном происходили частые стычки. Чтобы разоблачить полную несостоятельность навязываемых Веймарном прусских приемов ведения боевых действий, Суворов проделывает огромную работу по теоретическому обобщению и изучению полуторагодичного боевого опыта. Результатом этой работы и явилось "Рассуждение о ведении войны с конфедератами".
  

No 246

1771 г. марта 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СВОЕМ НАМЕРЕНИИ ВЫСТУПИТЬ В КРАКОВ И СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

г. Сандомир

   Как скоро я отсюда выступлю чрез Ново Място для отдачи пороха и свинца в Краков, то учиню я сие с том намерением, что ежели между тем какого ордера от вашего высокопревосходительства не получу, возвращусь я потом назад, думаю чрез Опатово до Юзефова, или еще до Люблина, ежели обстоятельствы не весьма переменятца. Буде до Люблина, то еще и сие для осторожности от их прорывов чрез Вислу, к Литве, между Пулавой и Варшавой. Что же до движениев Зарембы, то посему мне о них самому сведому быть почти невозможно, притчиною тому будет отдаление. Для сего же вышереченного оставлю я в Опатове до моего возвращения роту мушкетер с двумя пушками, роту карабинер, двадцать казаков и ротмистра Лемана (особливо ежели бы мне случилось остановитца потом или в Юзефове, или хотя в Люблине, то Опатовской пост выручать способно), так как здесь в Сендомире то-же число состоит с ротмистром Лаво. Между тем начали у меня экзерцироватца. Из Опатова ротмистр Леман от 3-го марта рапортует, что около оного внутрь земли от 10-ти до 12-ти миль о бунтовниках не слышно и он никого из них не нашел, обошел с партиею чрез Климантово, Сташево, Шидлово, Хмельник, Кельц, Вонхоцк, Илжу, Островец в Опатово.
   От 4-го марта рапортует ротмистр Леман, будто-бы 1-го числа Миончинской был в Бохне и хотел к здешним местам пробиратца, токмо о дороге не упоминает. Хотя то невероятно, но быть может, по недостатку субсистенций, около Ландскорона впредь.
   Рапорт господина подполковника Эбшелвица при сем вашему высокопревосходительству на рассмотрение прилагаю {К документу приложен рапорт Эбшелвица Суворову о доставке в Краков полученных военных припасов (л. 311 и об.).} и покорно вашего высокопревосходительства прошу снабдить меня повелением, как и по всем моим нынешним приложениям и запискам.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, л. 310 и об., подлинник.
  

No 247

1771 г. марта 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОХРАНЕ ПЕРЕПРАВ ЧЕРЕЗ ВИСЛУ И ДЕЙСТВИЯХ ПОСТОВ

г. Красник

   Хотя я вашему высокопревосходительству из Опатова и доносил, что я с полевым деташементом пойду в Люблин, однако, как в разных местах, в том числе и при Завихвосте, по Висле лед сперся и мешает переправам, то дабы не отрезатца от постов Сендомирского и Опатовского, оставил я в Сендомире с большею частию реченного деташемента господина пример-майора Колтовского. Притом, что[б] бунтовники скорым набегом не воспользовались какою переправою для беспокойствия здешней стороны, переправил я с собою под Раховым оного некоторую часть. Между тем им для упору, ежели другое важнее не помешает, велел я действовать скорыми, но благоразумными и безопасными операциями с Сендомирского и Опатовского постов для очищения околичностей, как и секунд-майору Китаеву с достаточною легкою партиею велю я действовать за Пулаву, поелику тамо переправа не помешает.
   Ныне они, разве самые мелкие партии, оставили землю свободной от набегов, начиная почти от Пацанова на Шидлов, Святой Крыж, Кельц, Боженчин, Илжу до Тарлова или даже до Салцы, требовавши прежде поставку в Чеистохов провианта и фуража и других припасов даже до Опатова. Чего ради сколько мне возможно будет, я сего последнего посту подержусь, ибо хотя бы усиление паче чаяния для него иногда не поспело, то может войско с сего подвижного посту в необходимости всегда сойти в Сендомир или загнутца на сю сторону чрез Завихвостскую переправу, для чего будут осторожно тамо паромы, о чем я наставление дал.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИЛ, ф. 119, д. 89, л. 572, подлинник.
  

No 248

1771 г. марта 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ИСТОЧНИКЕ СНАБЖЕНИЯ КОНФЕДЕРАТОВ ПОРОХОМ

г. Красник

   Между отобранными у взятых в плен возмутителей разными письмами найдено два письма от Вербовского: первое к Миончинскому, второе к Прилуцкому, которые при сем оригиналами вашему высокопревосходительству представляю {К документу приложены письма на польском языке (лл. 575--579) и допрос пленных (л. 580).}, из коих ваше высокопревосходительство усмотреть изволите. А из допросов их по приложенному при сем оказываетца, что якобы Миончинской порохом довольствуетца несколько из Замостья, коего чрез посыланного своего туда офицера, назад тому слишком два месяца, потаенно куплено за деньги и привезено в Ланскорон одна бочка, токмо об оном ординат Замостцкой, сказывают пленные, что не знает; однако я об оном разведав, подлинно ли та продажа учинена, возможные к пресечению сего меры употребить не оставлю.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, л. 574, подлинник.
  

No 249

1771 г.1 -- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ЗАМЕЧАНИЯМИ О НЕДОСТАТКАХ В ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

   Поелику здешние стороны открыты, потолику надлежат быть они заняты и опасности тем побеждены быть, как то например не мудрой Крашник для Люблина доказывает; також и верно воображать себе можно, что для закрытия Литвы и Волыни один почти сей угол земли покой чувствует. Но сколько же вообразительных ежечасных и беспокойствиев, которые в одно время не только по разным местам, но почти и всюду сбытны; яко то из-за Сона, из Нового Места между Завихвостом и Пулавой, между Пулавы и к Варшаве, но ежели худы господа командиры в Рубишове и Сакале, то из за Любачевских или и Томашевских лесов и там просторно. Ныне же бунтовники просто сказать подерзновеннее и поизбалованы, а сильнее против прошлогоднего почти вдвое, то-есть прошлого году около сего времени было их везде всех на все тысячи две, три, а ныне тысячи четыре или пять и, например, я про себя скажу, ныне мне смело с малолюдством хотя и не по рангу, как пред сим желаемое совершить уже мудренее. Надлежало бы давно большей части нашим деташементным командирам думать о себе, только что они партизаны, а не гордые месничиющиеся и с подобными мне, паны; от того-то все хвастовство и ложь, ибо пророскошивши время или иногда и вытравивши праздно таковые знатные посты, как например Тарунь, Познань, убегая взыскания, что ж им делать осталось?
   Различные сии наши деташементные командиры по переменам обстоятельств, не имея истинных пределов, сущие действительно на ноге партизанов, но нерадивее оных, не так как например Плец, земли нигде не сохранят; но еще под разными предлогами и из сохраняемой, вытягивая к себе иногда прибавочное войско, естественно найдут многократно себе безопасной случай чрез какое ни есть нерешительное поражение, хотя б и не лгали к различным похвалам. Бесстрастными глазами я сие на практике мог довольно видеть.
   Простите мне ваше высокопревосходительство все сии от времени до времени разновидные примечания, хотя бы они ошибочны, или на образ натурально мне веселого, токмо совершенно без желчи штиля были; может быть я один из первых, которой за подлой порок почитает чем ни есть льстить, основываясь твердо токмо на одном добродетельном мнении. Мне же одному много по немощам человеческим исправить невозможно, да и за то братца постыдно, ибо не хвастун! Ныне, например, по нездоровью моему уже я на несколько времени не гожусь, а может быть придет и то время, что я не чувствительно по какому расписанию, так как мы на образ езуитской повсеместны с вашим высокопревосходительством, чувствуя беспрестанные ваши милости и нехотя расстанусь, не один мой брат уже отсюда выпенжен {По-польски -- вытеснен, вытолкнут.}; сами же изволите знать, что мне здесь жизнь по большей части солона и мою истину воспоминая после только разве о том потужите.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 89, л. 573 и об., подлинник.
   1 Документ без даты.
  

No 250

1771 г. марта 28. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

г. Люблин

   Посыланные партии с постов рапортами мне доносят:
   Из Нового Места -- г. ротмистр Лаво от 21-го марта, что он в Новое Место с командою прибыл благополучно и находитца у него арестантов изловленных, разных бунтовников Миончинского команды пехотной порутчик один, почтовых три, рекрут шесть, а завтрашнего числа выступит в поход.
   Из местечка Шидлова -- он же, г. ротмистр, от 22 марта, что он, не доезжая местечка Шидлова за полмили, нашел в деревне Грабках маленькую бунтовницкую. партию ротмистра Томашевского с двадцатью бунтовниками, которой командирован от Миончинского из местечка Бохны для выбору поголовных денег и вербования людей, разогнал, притом убито из них капрал один, почтовой один, в плен взято три, протчие разбежались по лесу и по разогнании прибыл в местечко Шидлово.
   С Опатовского поста, г. ротмистр Леман, что он, будучи в местечке Келцах, узнал о мятежниках партии, состоящей при ротмистре Валевском в пятнадцати конях, в деревне Радомчине, для высылки провианта и фуража, куда он поспешно следовал и пришел в показанную деревню, только схватил одного возмутителя, которой показал, что показанной ротмистр с его партиею находитца в полмили, куда за ними шел их следами и догнав взял в полон ротмистра Валевского адъютанта, одного конюшего и шереговых семь, хлопцов три.
   Из местечка Притык -- г. секунд-майор Китаев от 21 марта, что он за Вербовским и Развадовским довольно натягал, но только оные, узнав о нем стали разбиратца на разные тракты и первой день их праздника день и ночь безостановочно маршировали. Оного, 21 числа, команды их, застал в Притыке хорунжего Лисицкого, с которым было 25 коней, из коих убито шесть, в полон взято пятнадцать, а с достальными он ушел; с нашей стороны убит казак один.
   Из местечка Радома -- он же, господин секунд-майор Китаев, от 23 марта, что он 22 числа был в Присухе и о мятежниках около оного не слышно, а проходили маленькие команды на прошедшей неделе. Тут же уведомился, что г. ротмистр Леман в Конске, то он по некоторым известиям опять завернул другою дорогою к Притыкам, куда пришедши сведал, что тут приезжало до сорока коней и, оставя железа пудов до шестидесят и забрав несколько сукна, поехали к Радому. То он не мешкав, отделя по другому тракту казаков, карабинер и Воронежских драгун роту при господах порутчиках Козляинове, Савине, при корнете Чере-зове и прапорщике Сушкове, отправился, которые на них напали от Притык в хорошей миле в деревне Урнодомбровке, где их разбили, убито восемь, в плен взято: ротмистр Кузовский, только гораздо исколот пикою; порутчик Доброславской, наместник белской, простых одиннадцать, протчие разбежались, только большая часть израненые. Всех у него пленных тридцать один, из того числа умер один, также и железо забрал и 23 числа прибыл в Радом. Оной же ротмистр команды Микорского, Вербовской же, с ротмистром Развадовским были в 80-ти или во 100 конях, в том числе драгун до 30-ти и несколько гусар и до 10-ти казаков с пиками.
   Все сии деташированные команды возвратились благополучно и полевой деташемент расположился ныне по Люблинскому форштату; из оного попрежнему временно ныне в Опа-тове при ротмистре Лемане по одной роте карабинер и пехоты с двумя пушками и 20 казаков, где он, Леман, по возможности укрепляетца.
   Из взятых ротмистром Лаво пленных один от ран умер, еще один для тогож оставлен в Сендомире. И как оные по назначенному для окончания операциев в одни сутки сюда собрались, то убегая излишних за них просьб и протчих неудобностей в те же сутки вчера отправлено в Бяло тридцать шесть человек, коим там господину полковнику Герздорфу допросы учинить и к вашему высокопревосходительству прямо отправить приказано. Оставлено здесь для нужных известиев пять, коих допросы вашему высокопревосходительству в скорости отправлены будут, да за ранами десять, в том числе ротмистр Кузовский; найденные у возмутителей письма вашему высокопревосходительству приложены будут при дубликатном моем рапорте.
   Отобранными у возмутителей несколькими карабинами и пистолетами удовольствован Володимирской драгунской эскадрон, как и лошадьми, а иные лошади отданы карабинерам, хотя им и негодны, но на промен другими.
   Суздальского полку господин премьер-майор Колтовской имел дирекцию над операциями с Опатовского и Сендомирского постов для сих поисков над возмутителями.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, лл. 15--16 об., подлинник.
  

No 251

1771 г. апреля 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАГОТОВКЕ КОНФЕДЕРАТАМИ ПОРОХА В ЛАНДСКРОНЕ

г. Люблин

   По допросам изловленных в Новом Месте минувшего марта 9-го числа бунтовников оказалось, что якобы маршалок Миончинской посылает офицеров для покупки пороху в Замосцье, которого и куплено было назад тому девять недель одна бочка и привезена в Ландскорон, о чем ординат Замойской не знает, а гонят украдкою, о чем я тайно и писал к тамошнему коменданту генералу Квашневскому, которого ответное письмо нашему высокопревосходительству оригиналом прилагаю {К документу приложено письмо Квашневского на польском языке (л. 108).}, не соизволите, ли о том переговорить с ординатовой.
   Схваченные весьма подозрительные письма от Вербовского к майору Служевскому, управителю его сиятельства графа Флеминга в Солце (которой всегда мне казался подозрительным еще и прежде времен Новицкого), его, Служевского, к Вербовскому и Вятковскому, подстаростего воли {Воля -- льготная земля, освобожденная от податей.} Солец на рассмотрение оригиналами вашему высокопревосходительству прилагаю {К документу приложены 4 перехваченных письма на польском языке (лл. 107-109).}, прошу о повелении. Майор Служевской, по отдаче его сиятельства графа Флеминга прописанных в ордере вашего высокопревосходительства командующему в Пулаве ротмистру Вагнеру денег до десяти тысяч и более польских злотых, собираетца ехать в Варшаву.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, л. 106, подлинник.
  

No 252

1771 г. апреля 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов меня рапортуют.
   С Сендомирского -- г. ротмистр Лаво от 3-го апреля, что завтрашнего, то есть 4-го числа, пополуночи в шестом часу выступит с командою для забрания по Сну реке разных судов до местечка Развадова, а от Развадова до Рудни и до Колбушова. О возмутителях в околичности Сендомирского поста ничего не слышно.
   С Опатовского -- от 3-го ж апреля ротмистр Леман, что он в Опатсве укрепляетца; ежели бы не мерзла земля была, то бы меньше недели окончал; что в его окружности от 10-ти до 12-ти миль бунтовников не являетца, кроме как по четыре -- по пяти гултяев, за которыми ходить туда не стоит.
   Что слух есть, будто в Ченстохове померло у Пулавского много пехоты, якобы ста на два, тоже близ десяти монахов от заразительной болезни, чего ради он, Пулавской, от тех мест отступил, куда же неизвестно; что Заремба стоит по деревням около Петркова спокойно; что Миончинской какого-то своего полковника Гумеля по подозрению арестовал, а своего фактора жида повесил.
   С Пулавского -- г. ротмистр Вагнер от 5-го апреля по получении известия, что за милю от местечка Солца находятца здешних возмутителей триста коней с Вербовским и уповает, что их менее, которым навстречу тогож числа отправился.
   Из Солцы -- он же, г. ротмистр Вагнер, от 5-го апреля, что хотя от него и рапортовано было, что возмутителей было триста коней под командою Вербовского, а прибыв в местечко Солцы и но расспросам его нашлось не более ста пятидесяти коней в деревне Осовке, от Солца в миле было, а солецкий майор Слу-жевский по требованию его, Вербовского, ездил к нему и отвез тысячу польских злотых, которой получа, пошел пятого ж числа поутру к местечку Сенно, за которыми он хотел итти, а по его примечаниям кажетца, что польской майор Служевской ему, Вербовскому, сообщник и во всех распросах незнанием отзывался.
   С Сендомирского -- г. ротмистр Лаво от 6-го марта, что он 5-го числа выступя из Сендомира, следовал до местечка Развадова, а от Развадова до Рудника и находящиеся по реке Сну разные суда сколько было все забрал, которые пригнаны будут к Сендомиру в четверг, також по посланному от него приказу несколько судов к Сендомиру пригнано и сколько где еще найдетца паромов, статков, дубасов и галерок пригнаны быть имеют к Сендомиру ж. В околичности Сендомира о бунтовниках нигде не слышно.
   Из Берова, в двух милях от Шидлова, -- г. ротмистр Вагнер от 7-го апреля, что полковник Вербовской, получа известие в ночи на 7-е число чрез жида о погоне его за ним сам отстал от команды, пустил ее на две дороги и убираетца в Присухские леса, а он, Вагнер, кружил за ним пятнадцать миль, принужден отстать и идет обратно в Пулаву.
   С Пулавского -- он же, господин ротмистр Вагнер, что 8-го числа с командою из партии в Пулаву прибыл благополучно. У Вербовского состояло людей: казаков 30-ть, товарищества 24, почтовых 22, драгун 34 при капитане Киселе, порутчиках Костревском и Дашкевичем.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, лл. 328--329, подлинник.
  

No 253

1771 г. апреля 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЕРЕДАЧЕ X. Ю. ЭССЕНОМ КОМАНДОВАНИЯ КОРПУСОМ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРУ П. ЧАРТОРИЖСКОМУ

г. Люблин

   Его превосходительство господин генерал-порутчик и кавалер Христофор Юрьевич фон Эссен от 22-го марта под No 1175-м мне сообщением изволил дать знать, что для излечения болезненных его превосходительства припадков, по просьбе его превосходительства, его сиятельством господином генералом-фельдмаршалом и кавалером графом Петром Александровичем Румянцевым уволен его превосходительство, в Глухов, до воспоследования на взнесенное его сиятельством в Государственную военную коллегию об отпуске его превосходительства на год резолюции, почему корпус его превосходительству вверенной, от первой армии в тамошнем краю оставленной, отдал в команду господину генерал-майору и кавалеру Черторижскому, о чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, л. 326, подлинник.
  

No 254

1771 г. апреля 13.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ

г. Люблин

   Милостивый государь Иван Иванович!
   Партия Миончинского с Шицом, Прилуцким, Пашковским (Безелевской, Мощинской, Гадзевич, Ленартович, Микуловской и пр.) надлежит почитаема быть ныне более 1000, то есть, чтоб не ошибитца, до 1500 человек, в том числе пехоты, быть может, ста три, пушек 5, неуповательно, что 7. Пулавского 2 или 4 пушки полевые, пехоты около того ж. Славушевского щитать нужды нет, а с Радзиминским неуповательно, чтоб более 1000. Правда, что ныне все невероятно рекрутируютца {Насильно вербуют рекрутов.}, однако не так чтоб чрез чур, на порядочные выправы еще не имеют силы.
   Сей же реестриц вашему высокопревосходительству покорно прилагаю {Реестр не публикуется.}. Тут, сколько можно, я всех протчих бунтовников исправно выбирал.
   Вообразительно почитать можно главных их партиев две вышереченные, а зарембовцов яко резерв. Обыкновенно он ходит (когда не панует в своих деревнях) окружен его маленькими маршалками, коли ж из них выдвигаетца, то, по-старому, втесняетца в них, когда не захочет против рожна прати. Деташирует же их по своему изволению, как и те две партии деташируют их малые партии, для поборов рекрутирования, но и для рекогносцирования. Сава маячит около Варшавы вкупе с карчевцы, более на то, а Вирбовской {Вержбовский.} с Розвадовским (зависящие от Миончинского) их от Присухи на Козениц, на Рицеволь, на Варну подкрепляют.
   Остаюсь с совершенным почтением милостивый государь! Вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, л. 564, автограф.
  

No 255

1771 г. апреля 18. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ, И О ПОБЕДЕ ПОРУЧИКА Ф. КОЗЛЯИН0ВА

г. Люблин

   С постов меня рапортуют:
   Из Рубишева -- от 7-го апреля Пермского карабинерного полку корнет Быков, что он, по силе данного ему от господина бригадира Ширкова ордера, по прибытии в Рубешов от бывшего там порутчика Есакова Рубешовской пост принял.
   С Сендомирского господин ротмистр Лаво от 10-го апреля, что получил он два известия: первое -- рапорт из деревни Лубницы, что там 9-го числа была бунтовницкая партия от маршалка Миончинского триста пятьдесят коней и побыв несколько времени пошли около Сташева. Второе -- от господина ротмистра Лемана, что 10-го числа была поутру там бунтовницкая же партия от маршалка Миончинского и сказывали, что их большая команда стоит в местечке Далешице триста коней, от Опатова в шести милях. Тож малые команды по двадцати -- по сороку коней и больше ездят поблизости, может быть и оные от того ж Миончинского команды, для чего послал он от себя по всем тем местам для разведывания подлащиков и требовал от него, Лаво, о присылке пехоты пятидесяти человек, по прибытии которой на
   11 число в ночь хочет выступить для разбития оных до местечка Далешица. По которому требованию он, ротмистр Лаво, тотчас отправил к нему пехоты сорок человек и требовал в Сендомир из Красника резерва потому, что он сам с командою для поиску возмутителей 11-го числа из Сендомира выступит по прибытии из Красника резерва и будет марш держать поблизости, где будет находитца ротмистр Леман, дабы в случае нужды можно было вскорости соединитца.
   Из Климантова -- от 12-го апреля он же, господин ротмистр Лаво, что он 11-го апреля в Климантов прибыл, где отдохнув из оного местечка Сташева выступил, в коем ему уверено, что находитца бунтовников триста пятьдесят коней, а ротмистр Леман 11-го числа пополудни в четвертом часу выступил до местечка Боженчина, а из оного хотел маршировать в Кельцы.
   Из Боженчина от 12-го апреля господин ротмистр Леман, что он в местечко Боженчин прибыл, где сказывали ему, что вместо трехсот пятидесят -- сто пятьдесят коней команды полковника Ленарговича и пошли к Сухоневу.
   Из Пацанова -- от 12-го апреля ротмистр Лаво, что выступи
   12 числа из Климантова следовал он до местечка Сташева, а из Сташева на Шидлов к Пацанову, куда по прибытии застал бунтовников пять человек, из них взял в плен четырех, а пятой ушол. Больше там ничего не слышно, только пленные объявляют, что за Вислою находятца возмутители Гадзевич, Николовский и Мощинский и 13-го числа хотел выступить к Сендомиру.
   С Сендомирского -- он же, ротмистр Лаво, от 14-го апреля, что он того 14-го числа с командою прибыл благополучно, а в следовании к Сендомиру уведомился, что четыре бунтовники пошли по берегу Вислы и хотели переправитца через Вислу под Барановым, тотчас послал догнать казаков, которые догнав, поймали двух товарищей команды Николовского, а Николовской, Мощинской и Гадзевич с командою до дву сот коней находятца за Вислою около Баранова, но за неспособностию он туда не пошел, потому что вода разлилась очень высоко, а рапортовал его сиятельства господина полковника князь Шаховского.
   С Опатовского -- господин ротмистр Леман от 14-го апреля, что он из за погони за Ленартовичем на Опатовской пост от стороны Келца возвратился, которой ушел за Мологосць и далее за ним гнатца за благо не рассудил и что его укрепление около Опатова чрез несколько дней кончитца.
   С Сендомирского -- господин ротмистр Лаво от 15-го апреля, что по прибытии его в Сендомир 14-го числа уведомился он, что в местечке Завихвостье находятца мужики с немалым числом лошадер, послал туда 12 казаков их там взять и привесть в Сендомир, которых нашли пятнадцать человек и девяносто пять лошадей. Из них девять человек купцы, а шесть хлопы объявили ему, что они купили тех лошадей на ярмарке в местечке Тороби и проводили прямо на Завихвостье к Кракову. Но токмо он сему их показанию не уверился, послал из них одного, как они жительство имеют в местечке Сломники, от Кракова в трех милях, чтоб он из Кракова привез, что они купцы и тем торгуют, настоящее свидетельство, а лошадей, как и тех купцов оставил в Сендомире, на что я ему, господину Лаво, предложил, что как скоро он известие из Кракова получит, что они не сумнительные, тот бы час их отпустил.
   Из деревни Ельни -- господин порутчик Козляинов от 14-го апреля, что он 13-го числа выступил за Вислу и шел между Гневашовым и Зволином чрез деревни и прибыл в деревню Ельни, расстоянием от Радома в двух милях. О мятежниках слышно, что есть около Шидлова, Присух и Притык, но точного еще известия не имеет, но однако туда пошел.
   С Пулавского -- от 15-го апреля господин ротмистр Вагнер, что партия мятежничья, перебравшаяся чрез Вислу около местечка Рыцеволя на сию сторону, господином майором Михельсоном на возврате к Варшаве в деревне Мочиовицах нагнана и из оной партии взято в полон семь человек.
   Из Присух -- порутчик Козляинов от 15-го числа, что он, будучи в марше до Шидлова при деревне Оронске поймал оставленного от Вербовской команды адъютанта Опацкого, которой был сам один и имел повеление ехать добирать деньги, откуда получа он известие, что Вербовской около Присухи сам один в деревне Липне, которого думал во оной деревне застать, то не ходя до Шидловца за две мили, пошел к Присухи и не доходя до онаго за милю получил известие от проезжающего, что 14-го числа была в Присухе команда мятежников, и обнадеживал, что и сего 15-го числа около оного, куда он с поспешностию шел. И, приходя к Скрынне, усмотрен он был одним их капралом и несколько почтовыми, которые в Скрынне были за фуражем и хотя казаками гнаны были, но вбежав в лес догнаны быть не могли. И скоро команде знать дали, которая стояла в деревне Рушковнице в лесу от Присухи в полмили, для марширования готовою, ушли в лес по тракту к Конску, которая была около шестидесят коней при ротмистре Будинском, которой прислан был от Миончинского к Вербовскому, чтоб оной маршировал с командою к нему, да еще примкнул к Вербовской команде полковник Ромер, приехавший из под Кракова, где выбирал деньги, в тридцати гусарах и пятидесят почтовых с товарищами и рассказывали, что якобы полковник Ромер за одно с командою Вербовского маршировали под Краков в обоз, для чего нарошно и прислан с повелением ротмистр Прилуцкой. Сия команда Миончинского до пятисот коней собираетца между Перковым и Опочной, от Присухи в шести милях. Узнал он, Козляинов, что полковник Вербовской без команды за болезнию остался в деревне Рыков у шляхтича Пашевича, от Скрынни в полмили, и был с его повозкою 14 числа над вечером у эконома с ротмистром Гудинским и поехал туда, обратно, куда и он, Козляинов, тотчас пошел.
   Он же господин порутчик Козляинов, из Радома от 16 апреля, что учинена им победа над Вербовским и ротмистром Будинским с нашей стороны без всякого урону, а по допросам пленных оказалось, что оная команда состояла в двух стах пятидесяти конях и старались его всячески в робость и в беспорядок привесть. Как скоро Вербовской узнал, что он пошел за ним к Присухе, к деревне Рыков, бросился к своей команде, которая стояла в местечке Курвове, от Присухи в двух милях, дав повеление Будинскому, разведав в которой деревне он остановитца ночевать, сделать на него, Козляинова, нападения в ноче, которое им и учинено было в ту ночь при деревне Корытиске, но оное ему неудачно было. Хотя уже народ и спал, но бикетные, увидя их подкрадавшихся, дали знать, где тотчас с поспешностию кавалериею их прогнали и убили у них пушечным выстрелом двух. Он же, Козляинов, несколько опасаясь, чтобы не было какого подлогу, возвратился обратно в вышеозначенную деревню для забрания плащей и пошел за ним следом, чего они не думали, нагнал их в местечке Скрынне, где хотя они и начали отстреливатца, но казаками и драгунами в бег приведены были, из которых двенадцать убито, восемнадцать в полон взято, в том числе: 1 вахмистр и 1 квартермистр, из оных двое от ран умерли. И оной ротмистр с согласия нарочно оборотился в бег к местечку Рвову, где Вербовской с командою стоял, которой уже к ним на сикурс маршировал со всею своею командою, а как уже лошади наши приставши были, то сделав он, Козляинов, пространной фронт, ожидал их к себе на дело, чего они учинить не отважились, а старались пересечь ему дорогу к Радому. Но он, Козляинов, выслал с фланга по нескольку коней, драгун и казаков, маршировал своим трактом к Радому и прибыл в Радом благополучно. В маршировании ж еще пять человек казаками заколото, причем порутчик Фок весьма хорошо доказал своими драгунами и чрезвычайно смело работал и казаков очень хвалит. Вербовской, за полтора часа из деревни Рыков ушел от него пешком и за полмили взяв лошадей, поспешал к своей команде, а на 18-е число вступил он, Козляинов, с его командою и пленными в Пулаву благополучно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, лл. 504--506, подлинник.
  

No 256

1771 г. апреля 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОРДЕРАХ, ДАННЫХ И. А. ШАХОВСКОМУ и В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГУ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 21 апреля под No 791 {Ордером No 791 Веймарн известил Суворова о полученном им письме от русского посла в Вене Голицына, в котором сообщалось о намерениях конфедератов двинуться вместе с французским полковником Дюмурье, с артиллерией и большим войском к Ландскроне, в связи с чем Веймарн предлагал ряд мероприятий по подготовке экспедиции на Краков и Ландскрону, чтобы помешать полякам созвать сейм (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, лл. 132--137).} в шифрах я получил, по силе которого господам полковникам князю Шаховскому и Штакельберху надлежащее предложил, и впротчем, касающемся до поручаемой экспедиции, исполнение чинено быть имеет, а в какой силе я оным господам князю Шаховскому и Штакельбергу предложил. С тех ордеров вашему высокопревосходительству на опробацию прилагаю копии {См. документ No 257.}.
   Ордер вашего высокопревосходительства от 24 под No 824 {Ордером No 824 Веймарн предлагал Суворову послать команды войск для содействия переправе через Вислу полковнику Древицу (ЦГВИА, Ф. 119, д. 101, л. 147 и об.).} в шифрах получил, исполнение чинено быть имеет, как скоро следующее из Варшавы войско ко мне сюда прибудет, понеже впротчем собрать с постов явились бы великие неудобствы. Господин подполковник Гейсман возвратился в Лежанск, как я о том известие имею.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, л. 520, подлинник.
  

No 257

1771 г. апреля 25.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГУ С УКАЗАНИЕМ ПОСТАМ ИХ ЗАДАЧ НА ВРЕМЯ СВОЕГО ОТСУТСТВИЯ1

г. Люблин

   В силу ордера его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера Ивана Ивановича фон-Веймарна, для некоторых операциев отправляюсь я временно. Ваше высокоблагородие остаетесь здесь в неподвижных постах главным командиром (кроме того, что разумеется с господином полковником Герздорфом сноситься) и в силу вышереченного ордера сколько на постах какого войска и орудиев оставаться, при сем прилагаю росппсание {Расписание не обнаружено.}. Наблюдать же вашему высокоблагородию нижеследующее:
   1-е. Из ныне состоящих в кордоне и не в кор. {Так в подлиннике. Видимо, в кордоне.} и пост без всякого занятия вюйсками останется и для того:
   2-е. Сендомирской пост от Крашника и Люблина, как и от других неподвижных постов подкрепляем быть должен, а потом в случае и он заимственно Краснишскому и протчим секурсом служить может.
   3-е. Все достаточное число перевозных судов под присмотром наших войск в Сендомире, ныне там хранящихся, содержать и в протчих местах, окроме Пулавы, вверх и вниз по Висле. Все таковые суда, сверх недавно забранных, ежели еще какие есть или найдутся, забрать и истребить.
   4-е. Всем в неподвижных постах расположенным войскам приказать находиться тамо без всяких тягостей и состоять в ежеминутной к движениям готовности, дабы без наималейшего времени промедления выступить и с крайним поспешением к секурсова-нию, где то потребно быть может, или на то сборное место, которое по случаю и обстоятельствам вашим высокоблагородием назначится. Без остановления в постах, если то приказано будет, ни одного человека следовать могли, ибо в случае людного к сим местам и к стороне Литвы стремляющегося неприятеля, не столь о удержании постов, как о разбитии неприятеля и о препятствии к Люблину, иль в Литву продраться весьма пещись должно.
   5-е. В сию операцию соединясь, я с деташементом господина полковника Древица и ежели паче чаяния в горах мною возмутители будут разбиты, и паки принужденными будут бежать на здешнюю сторону реки Вислы, но партиями уходить Лансгутом или для нападения на наши оставшие в кордоне неподвижные, иль для прорыву в Литву, за которым я, оставя для наблюдения Краковского, Ссндомирского и Сироцкого воеводств реченной деташемент господина полковника Древица, с поспешностию к сим местам следовать буду с своим деташементом для "разбития оных, то по сему случаю:
   6-е. Стараться вашему высокоблагородию с оставленными мною войсками в команде вашего высокоблагородия подать мне помощь, дабы из гор бегущей неприятель, не доходя еще до кордонных постов, стречен и остановлен бы был, и чтоб я между тем к разбитию его достигнуть мог.
   7-е. Все частые сношения иметь с их превосходительствами господами генералами Грабовскими в Бржесце, или иным по случаю командующим тамо полками генералитетом, також с его сиятельством господином полковником князем Шаховским в Лансгуте и с господином подполковником Сановком {Так в подлиннике. Повидимому, ошибка писаря при расшифровке. Надо Гейсманом.} в Лежанске, или иным, кто в тех околичностях командовать будет, дабы чрез оные о всех будущих обстоятельствах в окружности постов более сведому быть, и потому можно б было предпринимать свои мероположении и о всем оном, что до кого касатся будет, по выступлении моем извольте от себя дать знать.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 90, лл. 521--522, дешифровка.
   1 Аналогичный ордер послан одновременно и полковнику Шаховскому.
  

ДЕЙСТВИЯ И ПОБЕДА ПОД ЛАНДСКРОНОЙ И ЗАМОСТЬЕМ
(2 мая -- 16 июля 1771 г.)

  

No 258

1771 г. мая 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ С ЧАСТЬЮ ВОЙСК В м. ДИКОВ

м. Диков

   С частию войск переправясь через Сон, прибыл я в Дзиков; между тем переправа на Вислоке занята ротмистром Леманом с передовым войском в Мельце, где я карабинер, по тихости его марша, под командою господина полковника Шепелева с протчею пехотою буду дожидаться с лишком сутки и потом отправлюсь к Тариову. Вашему высокопревосходительству при сем с сожалением прилагаю с оригиналом рапорт господина полковника князя Шаховского {К документу приложен рапорт Шаховского Суворову об отозвании его к первой армии и о сдаче им своего полка полковнику Поливанову (л. 225).}, не оставлю я господина Поливанова, предуведомлять, но едва с полною ли надеждой?

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, лл. 224 и 240, дешифровка.
  

No 259

   1771 г. мая 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОЖИДАНИИ ПРИБЫТИЯ

КАРАБИНЕР СЕКУНД-МАЙОРА И. РЫЛЕЕВА В МЕЛЬЦ

   С частию войска я в Мелице во ожидании карабинер Санкт-Петербургского полку, бывшей команды господина секунд-майора Рылеева, и по притчине его медленности принужден взять весьма терпение.

Генерал-майор Александр Суворов

   Между протчим Вербовской имеет своего офицера немца в Варшаве, которой ему тамо вербует людей и лошадей и отправляет штук по десяти и больше.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, лл. 219, 220, дешифровка.
  

No 260

1771 г. мая 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЕРЕПРАВЕ ЧЕРЕЗ ДУЫАЕЦ

   С хорошею дракою переправились мы за Дунаец вброд. Опровергши все, собираемся итти к Бохне. Я тем сыт. Все у них по французскому вихрю. Полковником Шепелевым из рекомендованных им ротмистром Волковым я очень доволен. Майор Сомов хоть груб, токмо исправен, Арцыбашев, не выздоровевшей от раны, с казаками голову вел.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, л. 267, подлинник.
  

No 261

1771 г. мая 9. - ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ В КРАКОВ И ПОСТРОЙКЕ МОСТА

   Мы в Кракове. Мост [сделанный] г. полковником поспел, Первую стражу разломали.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, л. 221, автограф. 388
  

No 262

1771 г. мая 10.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ НАД КОНФЕДЕРАТАМИ ПОД КРАКОВОМ

м. Любартов

   Вашему высокопревосходительству доношу: не доходя Кракова полторы мили, разбивши мы возмутительскую первую стражу под командой их полковников: Ленартовича, Рогалинского, Вержбовского и маршалка Лосоцкого, где под командою господина полковника Шепелева, Санкт-Петербургского ротмистр Волков с эскадроном команды его, как и казаки под командою Суздальского порутчика Арцыбашева, действовали весьма отлично против их конницы в числе более четырехсот.
   Соединились мы под Краковым с г. полковником и ордена святого Георгия кавалером Древицом. Вымаршировавши в ночи, на рассвете напали мы в трех местах на шанцы под Тынцом. Сии три части состояли под командою господ полковников Дре-вица, Шепелева и подполковника Эбшелвица, которой брал в прибавок из Краковского гарнизона одну роту и по мужественным атакам г. полковник Шепелев одержал один из лутчих редут, лежащей против самого входу в Тынец. Но взирая на ущерб наших людей и что Тынец справедливо стал бы еще больше, принуждены мы были тем удовольствоватца во всех сих происшествиях, как при переправе чрез Дунаец. Убито с нашей стороны от пехоты 27 человек и два офицера; ранено -- один офицер и 56 человек; от казаков убит один, ранено трое (от возмутителей убитых гораздо больше ста и больше от пехоты, нежели от конницы). Взято в полон два ротмистра, один капитан, три или четыре человека других офицеров, от пехоты человек 20--50, от конницы человек больше двадцати и две большие чугунные пушки, из которых одна за испорчением лафета истреблена; с коими г. подполковник Эбшелвиц отправлен в Краков. Командовали в монастыре Тынце и шанцах Мурье {Дюмурье.} и консильер Валевский; пехоты их было ста три, -- почти вся из австрийских дезертиров. Истреблено оной близко половины, как и много их офицеров, не щитая раненых. Конницы их было меньше сотни, протчая прежде ушла к Ланцкорону.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, л. 364, подлинник.
  

No 263

1771 г. мая 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРЕДСТАВЛЕНИЕМ ОТЛИЧИВШИХСЯ В СРАЖЕНИИ ПРИ ТЫНЦЕ И О ПОБЕДЕ ПРИ ЛАНДСКРОНЕ1

м. Мысленице

   В дополнение посланного моего к вашему высокопревосходительству рапорта о происшествии при Тынце должен донесть, что господин подполковник Эбшелвиц из первых на батарею взлез. Господин полковник Шепелев рекомендует мне весьма при завладении оной господ капитанов: Нарвского Фергина, Суздальского Киселева, коих роты он предводил, и подпорутчика Дяткова; господин полковник и ордена святого Георгия кавалер Древиц атаковал самой сильнейшей редут; но сверх того погом наступившую возмутительскую конницу прогнал и разбил.
   Вашему высокопревосходительству доношу: сего числа выступя отсюда пополуночи в два часа, прибыли мы в день под Ландскорон. Правое крыло было господина полковника и кавалера Древица, левое крыло господина полковника Шепелева. Миончинского партия вся, исключая малого числа, нас ожидала. Ландскорон столько нарыт, что мы о его штурме и не думали. На их кавалерию левое наше крыло начало атаку с действием Санкт-Петербургских карабинеров со обыкновенною их храбростию, как в моих глазах господин полковник Древиц с его карабинерами человек полтораста и казаками человек двести на оную чрез камни и буераки с искусством, мужеством и храбростию так сильно ударил, что опровергая оную, в числе не меньше тысячи человек, с подкреплением их отборных пеших егерей, пятидесяти и одной весьма хорошей пушки, три раза совершенно разбил. Убито на четыреста {Так в подлиннике.} как и пехота вся изрублена и изколота; пленных мало, только в их числе два их маршалка: черской Лосоцкой и сам бельской Миончинской и ведома пушка наша. Так мы сюда возвратясь обратно оставили землю, а с короною вашего высокопревосходительства поздравляю {Суворов имел в виду название города Ландскрона.}, дай бог и вперед счастия! Ранено у нас меньше десяти, а убитых нет, как они ни стреляли и не оборонялись. Сапега едва ли ушел, а Шицу удалось уйти.

Величко, мая 13 дня 1771 года2.

   Вашему высокопревосходительству доношу. Мы пришли сюда столько для отдыхновения, сколько для снабдения субсистенциею и отправления в Краков возмутительских маршалков с протчими пленными.
   О смерти князя Сапеги потому догадатца верно можно, что не токмо его шпага, но и портупея с шашкою в наших руках. Валевский ушел. Мурие управлял делом и не дождавшись еще карьерной атаки откланялся по французскому и сделал антрешат в Бялу, на границу. Правда, что партия Миончинского не вся тут была, о слухах писать еще невозможно, да и времени мало.
   Пока мы задержаны здесь весьма, совершенно для общей пользы и славы! Не повелите ли ваше высокопревосходительство обсервовать великопольских, а особливо ежели бы то возможно было содержать пока, и даруй боже! чтобы не надолго, Зарембу хотя в эшеке?
   На сражении под Ландскороном было сверх Миончинского, Лосоцкого и князя Сапеги (полоцкого), Косовский подляский и Орешко пинский, також партии Мощинского и Микуловского, Вирбовского, Ставского и Развадовского, Ленартовича, Скилского и Выбраиовского.
   О рекомендованных мне от господина полковника Шепелева при сем прилагаю подлинной его рапорт и оных в протекцию вашего высокопревосходительства нижайше препоручаю.
   Хотя я к вашему высокопревосходительству о числе утраты возмутитсльской до походу нашего под Ландскорон и доносил, но оная простираетца около сотни выше, как я потом сведал.
   Как господин полковник и кавалер Древиц на сражении иод Ландскороном все дело сделал и заслуживает весьма императорскую высочайшую отличную милость и награждение, також и господин полковник Шепелев, особливо маневром предводимого им левого нашего крыла, с которым он в сих гористых местах начавши действие, у возмутительских маршалков первес сворочил правое их крыло и пресекал им путь к ретираде, с поспешным подкреплением кавалериею левого крыла, пошедшего в атаку господина полковника и кавалера Древица.
   Отправляющей ныне при мне должность дежур-майора 3-го кирасирского полку порутчик Козляипов при всех сих приключениях поступал храбро, расторопно и командовал отделениями, також его субалтерн Санкт-Петербургского карабинерного полку корнет Черезов.
   Наконец и себя в милостивую протекцию вашего высокопревосходительства нижайше препоручаю.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, лл. 496--497 об., подлинник. Частично опубл. в сборнике "Генералиссимус Суворов". Госполитиздат, М., 1947, стр. 1 25--1 26.
   1 В деле имеется рапорт А. В. Суворова И. И. Веймарну об отличившихся в сражении офицерах и унтер-офицерах, с приложением их именного списка (лл. 500--501).
   2 Подзаголовок подлинника.

 []

No 264

1771 г. мая 20.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЛИЖЕНИИ ПУЛАВЦЕВ К ЗАМОСТЬЮ

м. Янов

   Вашему высокопревосходительству доношу.
   По прибытии сюда слышу, слава богу, что в Люблине и на постах еще спокойно, что пулавцы приближаются к Замостью около Майдана и Ульянова. Пошкодили они несколько партии Главной армии и немножко там дурно, я к ним писал.
   В дополнение прежних моих рапортов сим донесть имею, что оставлена от меня временно в Кракове, вприбавок гарнизона, одна мушкатерская рота. Князь Сапега действительно в Ландскороне погребен. Не смею написать, однако кажется мне, что уж мы им убытку наделали близко тысячи человек. Доколе я с Пулавским вправду сцепиться случаю не найду, то ожидаю от вашего высокопревосходительства дальных повелениев, и притом предварительно, как и куда привесть Миончинского с Лосоцким. Також не худо б было и протчих пленных из Кракова поубавить, ибо для гарнизона они очень отяготительны.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, л. 461 и об., дешифровка.
  

No 265

1771 г. мая 22.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СРАЖЕНИИ ПРИ ЗАМОСТЬЕ

Старое Замостье

   Вашему высокопревосходительству доношу. Быступя мы перед светом из Янова, вчера Арцыбашев (с передовыми казаками) в Горайце, в миле, по дороге на Замосць, разбил с передовыми казаками партию мятежников. Убито человек семь, взято в полон 12. Тако следуя, мы к Замосцю прибывши, в Шебрешин выступили пополудни в 10 часов прямо к Замосцю, где уже Пулавскому, сказывают, Квашневский и комендант присягали. Тут, прорвавшись сквозь труднейшие дифилеи, с поражением мятежников обошли мы город по форштату: натурально! Пехота, шедши напереди, одержала оные и дала дорогу кавалерии. Наши три Санкт-Петербургских эскадрона на стоявшую их конницу в местечке по форштату ударили на палашах, потом на их лагери, и так мы их потрепали и распушили. Сие было пополуночи часов в шесть. Пленных при ротмистре и дву офицеров человек 40, убитых по правде, но лутчих людей больше ста. Накопившихся пленных человек 60 отправляю я в Красностав с ротою пехоты и пушкою, а сам гонюсь далее.
   Замосць освобожден, пулавцы рассеяны, убытку нам мало, по щастию вашего высокопревосходительства.
   Было ли чего в наш век труднее. И тако остаетца вашему высокопревосходительству рекомендовать все войско, но паче предводителей оного, господ майоров Санкт-Петербургского Рылеева, которой их первой начал рубить и Сомова, которой ему очистил пехотою, густою колонною, всю ту дорогу. Самой передней был Суздальского порутчик Борисов с егерями и так названными лехкими фузелерами, там где даже и казак пробратца не мог. Ротмистр Леман стрелял из пушек крестным огнем, но господина Рылеева храбрость и диспозиция все превзошла. Однако, вашего высокопревосходительства прошу как господина Сомова, так и Борисова протекцией) не забыть и притом особливо порутчика Арцыбашева, которой всюду, как случай дошел, с казаками впереди разбивал и нашу атаку по истинне облегчал. Он еще не выздоровел от ран.
   Наших пленных отбито ротмистр Опочинин, протчих человек 15 на походе

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, лл. 458--459, автограф.
  

No 266

1771 г. мая 22.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ КОНФЕДЕРАТОВ И О СРАЖЕНИИ ПРИ ЗАМОСТЬЕ

г. Белгорай

   Вашему высокопревосходительству доношу. Пулавцы в полной рассевке побежали чрез Крешово. Особливо нашей пехоте уже их не догнать, карабинерные кони гораздо мародны, и так я правда пойду за ними, однако малыми маршами и где-нибудь для выправления сил остановлюсь, -- коли бы на тот случай региментец драгун на таких почти казачьих легких лошадях, как пред сим у меня воронежские были!
   На замосцьском сражении, когда пехотная колонна пробилась под крепостью в форштат чрез земляной дамм, на котором было три моста, тогда бунтовники предместье запалили. Но сие не мешало нашей пехоте овладеть оным, особливо егери теснили их стрельбою конницу их, авансируя шаг за шагом, доколе очистили довольную дорогу коннице нашей в рубку вступить. Когда нашею конницею опровержено было их левое крыло и прогнано вдоль Томашевской дороги, и пехота исправно выдефилировала из форштата, учинила наша конница маневр, чтоб ударить на их оторванное правое крыло, но оное спаслось чрезвычайным бегством чрез мост по болоту, в левую руку, по дороге на Старой Замосць и тот мосток от них вмиг был разбросан, ибо коннице нашей, возвратившейся из погони левого их крыла, доставалось еще против сего мостку скакать больше версты. Но как скоро мосток был починен, то уже только наши казаки их бегущих докалывать успевали. Ежели б было еще столько ж, как сии три храбрые Санкт-петербургские эскадроны и им бы можно было, отделясь, ударить на оторвавшееся их правое крыло, немного бы их по тому мосту ушло, и пусть бы мы на сих хвастунов тогда еще не сильны были!
   Лутчие Пулавского гусары претерпели тут их корабля крушение, а мировцам так досталось, что остальные человек с 30, на побеге усмотря себе способной ров с крутым валом, бросясь с лошадей, разбежатца по ржи предуспели, протчих доканали. Корчевской почти совсем разорен, да и черторижские мезеричевские уланы. Вчера мы его в полдни в сборных копях 70-ти чрез Шебрешин здесь гнали, убитого видел я только одного, да забрано в полон человек близ десяти, в том числе один офицер и ксенз шпион. Обозы же их под Замосцем почти все пропали.
   Удивительнее всего, что еще более меня уверяют, будто Квашневской вправду поздравничал и подарил Пулавским замосцьские ключи, которые в скорости от замосцьских офицеров, не взирая, как Пулавской их и нижних чинов гарнизона ни подкупал, от него назад принужденно отобраны были: спасибо ордонатове! {Так в подлиннике.}
   Тако ж слышу, что Радзиминской и Новицкой остались в Замосце и будто задержаны.
   Есть такие, которые сказывают, что они на плаце под Замосцем нащитали больше ста семидесяти тел: я опять не имел времени их щитать.
   Однако, ваше высокопревосходительство, шутка на сторону! Не худо, как ни есть, уважить внутреннее происшествие замосиского гарнизона для предварения могущих впредь быть предопасностей.
   Кажетца, что важнее сего места в Польше ныне нет. Разрушены временно и, хвала богу, скоро бунтовницкие широкие прожекты!
   Повеление вашего высокопревосходительства я буду ожидать чрез Сендомир, взявши впредь пост в Мелице, ежели возмогу. Мушкетерская одна рота отправлена от меня с пленными и нашими отбитыми в Красностав и ей меня не догнать. Хочу я по щету пехотных рот перевесть одну опять в Опатово, в случае нужды ей недолго перебежать в Сендомир и до 20 казачков [в] Опатов для какого впредь оперирования по движениям служить возможет.
   Господин полковник Шепелев по слабости здоровья отправился из Янова чрез Крашник в Сендомир. Я же грудью насилу дышу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 91, лл. 520-521, автограф.
  

No 267

1771 г. мая 25-26.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОТЕРЯХ ПРОТИВНИКА В СРАЖЕНИЯХ ПОД ЛАНДСКРОНОЙ И ПРИ ЗАМОСТЬЕ

   Вашему высокопревосходительству доношу.
   Слышно, что на сражении под Ландскороном князь Сапега сице смерть получил, что он отдал свою лошадь, как поляки называть начинают, французскому шпиону Мурье, а сам пересел на аглицкого клепсра, которой его не туда занес, и будто тако-ж Орешка там убит, чему последнему я еще не верю, а подлинно уверяют, что Лосоцкой от своих ран в Кракове умер.
   На Замосцком сражении уже считают трупов со сто девяносто и так почти верно можно полагать убитых ста два, в том числе от ста тридцати до полутораста гусар. Особливо досталось называемому Пулавского лейб-шквадрону, которого оба офицера пленены, да тужит Пулавской о мировцах, их пропало наполовину, а было всего тут человек шестьдесят; о почтах нечего и упоминать; левым крылом командовал Карчевской, а правым Пулавской, о Радзиминском и Ласоцком действительно не слыхать, не остались ли они вправду в Замосцье, Карчевской очень жалуется на Пулавского, что он его выдал. Мы их не догнали, да и кони стали. Стремглав бежали они чрез Вислоку, Пулавской на Пулаву ниже Мельца в полной оасссвке и потянулись к Радомышлю и Домброве.

Мая 26-го дня 1771 году. м. Мелец1.

   По прошествии сих времен, перебежавши мы с небольшим в три недели миль сто и кроме шармицелей, бывши на четырех добрых сражениях и в двух генеральных, собрались мы отдыхать здесь довольно, ежели тому чрезвычайные обстоятельства не помешают, во ожидании от вашего высокопревосходительства дальних повелениев. Потом разве перейдем в Тарново. Сего деташемента по выступлении из Люблина, каков есть урон, при сем прилагаю рапортицию {К документу приложена подлинная шифрованная "рапортиция" Суворова о потерях, выразившихся в 15 убитых и 32 раненых (л. 17).}, а возмутительской урон, как бы я на то скуп Ни был, простираетца разве несколькими десятками меньше тысячи человек, не полагая ни раненых, ни разбежавшихся, но ежели ошибаюсь, то разве больше быть может.
   Прилагаю при сем вашему высокопревосходительству список {Приложен также и подлинный список отличившихся донских казака (л. 18).}, кто именно в бывших с возмутителями сражениях, с выступления из Люблина майя с 3-го числа, Донского войска казаки с отменною храбростию поступали, для достойного награждения по милостивому рассмотрению вашего высокопревосходительства,
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 14--15 и об., дешифровка.
   1 Подзаголовок подлинника.
  

No 268

1771 г. мая 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СФОРМИРОВАНИИ НОВОГО ОТРЯДА ДЛЯ ДЕЙСТВИЙ В РАЙОНЕ ОПАТОВА

м. Мелец

   По представлению господина полковника Шепелева, согласно с моим намерением и нынешними обстоятельствами, велел я сочинить деташементец из отправленной от меня с пленными из под Замосцья в Красностав пехотной роты с двумя пушками, взять роту карабинер из Крашника и прибавил к тому тридцать казаков из Краковских. Он будет под командою ротмистра Волкова Санкт-Петербургского карабинерного полку человека достойного; будет состоять в Опатове, убежище иметь будет в Сендомире, а ежели из-за Сона к Люблинской стороне случатца какие беспокойства, то сей деташементец, переправившись при Завихвостъе, будет подкреплять Люблин или Красностав с Крашниковской стороны. Краковские казаки останутца тут весьма временно, а господин полковник Шепелев по слабости здоровья ныне командует в Сендомире.
   Получа известие, что от войск Главной армии подполковник Гейсман находитца ныне в Колбушеве и с ним до ста тридцати карабинер, казаков около того ж, да пехоты человек 50 с пушкою, послал я к нему ордер, чтоб он со мною соединился для общих действиев против возмутителей; а потом намерен выступить на Тарное к Дунайцу для дальнейших поисков.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, л. 119, подлинник.
  

No 269

1771 г. мая 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О БЕГСТВЕ ОТРЯДА ПУЛАВСКОГО И ЕГО ПРЕСЛЕДОВАНИИ

   Пулавцы, перешед Дунаец, хотели остановитца отдыхать при деревне Верхославице, но услыша о нашем приближении, бежали день и ночь на местечко Чтувоякубку, Осошин, откуда драгуны пошли к местечку Лиманова. Гусары, почты и пушки пошли на местечко Тынбарк до деревни Добра, откуда потянулись к Ландскорону; намерение Пулавского есть, чтоб забрать миончинцев и тентовать опять счастье на Замосцье и в Литву. Около Ландскорона имеет над миончинцами команду Шиц, однако над всем главной командир консилиар Валевский. В Ландскороне комендантом Выбрановской, а в Тинце -- Лабадий.
   Заремба был около Вислицы и Опатовца и потянулся к стороне Краковской.
   Из Кракова я никаких рапортов, ни писем не получал, хотя туда от себя уведомлял. Сего же числа выступлю я к Краковской стороне.
   Около здешних мест ни одного бунтовника не слыхать. Стою 31-го числа майя 1771 году, местечко Тарнов.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 178--179, дешифровка.
  

No 270

1771 г. мая 31.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА ПОДПОЛКОВНИКУ И.-В. ГЕЙСМАНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Тарнов

   Вашему высокоблагородию в Тарнов итти незачем, ибо пулавцы ушли к Ландскорону.
   Намерение Пулавского есть в том, чтоб забрать остатки Миончинского и потом тентовать фортуну опять на Замосць и в Литву. Когда мы забавимся {В смысле замешкаемся, задержимся.} ныне от стороны Кракова, куда я выступаю сего числа к Ландскорону, то совершенно возмутители к сему прорыву возыметь могут. Мне уже не всегда поспеть и для того дело будет господина полковника Поливанова и вашего высокоблагородия, чтоб сочиня в скорости корпус или уже и ныне готовой имея, выдвинутца к ним навстречу для поражения, для предосторожности. ХорошNo бы было по обстоятельствам такому корпусу приближитца к Пилзне и тамо стать, однако и в том я точно ничего предписать не могу, токмо что извольте действовать по обстоятельствам.
   Действительно же силы их суть: пулавцов сот семь, или мало что больше, а миончинцов меньше. Ежели считать полторы тысячи обеих партиев всего на-все, то когда они побегут из гор для прорыву к вашей стороне, натурально оставят они сколько ни есть около Ландскорона. Итако их немного больше свыше тысячи щитать можно.
   В партии Миончинского остались Прилуцкой, называющейся маршалок Черняховской, да других два волонтера: Косовской и Орешко, ежели последний не убит. Шиц командует войском, а над ним консилпар Валевской; региментари суть Скильской и Суак; называющейся генерал Выбрановской -- комендантом в Ландскоране; полковники Ленартович, Вирбовской, Мощинской с Миколовским, Пршилуцкой, да Ставской с двумя гусарами; в партии Пулавского -- называющиеся маршалки Радзиминской -- саноцкой, Карчевской -- варшавской, региментарь Корженевской и протчие.
   Заремба от стороны Нового Места и Опатовца потянулся к Кракову, у его хорошая хоронга синяя, по большей части прусских дезертиров, гусар свыше полутораста, долгополых польских гусар одна хоронга, да две панцырных с двумя пушками, всего имеет от четырех до шести сот человек.
   Великопольские маршалки состоят под Зарембою, называющимся великопольским региментарием: Микорский, Щавинский, Мазовецкий, Прждецкий, Мальчевский, Дзербицкий и виленской полковник Веловейский -- имеют все они всего на все от тысячи до полуторы тысяч человек.
   Против них в действие выступают: наш полковник Диринг и с королевско-польскими войсками генерал граф Браницкой; очистя тамо, натурально старатца будут добратца и к нашей стороне. В Литве, в стах двух-трех, мятежничают региментарь Киркур и Крашевской с иными. Все на все мятежничьи силы полагать можно свыше четырех тысяч, разве по нужде около пяти, в том числе пехоты с множеством пушек в Ландскороне и Тынце человек 300, да около того ж в Ченстохове, где конницы оставлено мало.
   О всем предписанном не оставьте уведомить господина полковника Поливанова, понеже я сам ссылаюсь на мои недосуги.
   Но как из рапорта вашего высокоблагородия вижу, что уже выступить изволили, то не худо, вступя в Тарнов, постоять вам в том местечке временно и, взирая на наши обращения от стороны вашей, по вашему благоусмотрению, особливо по обращениям мятежников.
   В случае впадения возмутителей снова в Замосцью и Литву не токмо не худо сочиненному для удару на них корпусу господина полковника Поливанова стать в Пильзне, но Тарнов еще бы способнее был, ибо хотя бы они обошли, то легче их бить в спину, понеже необходимо где-нибудь им остановитца потребно бы было, о чем господину полковнику Поливанову дать знать не оставьте.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, лл. 284--285 об, подлинник.
  

No 271

1771 г. [июнь]1.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРЕДПОЛОЖЕНИЯМИ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

   Правда, что возмутителей нам никогда не догонять, ежели они истинно бежать захотят, карабинеры не дотянут за казаками, а за карабинерами пехота не добежит. Имеют они большую надежду на их пехоту и для того более стоят, тем удачливее для нас, как то было числа 12 майя под Ландскороном; еще имеют они разные обычаи. Миончинцы на ретираде дают огонь шквадронами и тем складнее их доскакать, а пулавцы бегут просто.
   Праведно, в поле их нескоро выжить можно, разве они то учинят, для впадения куда с своей стороны, а замки им служат убежищем. Ежели и те замки отобрать и разорить, они натурально будут в поле и в тех местах или за австрийским кордоном, где лишением их Бохны и Велички совершенно выголодить можно. Ежели иметь тот предлог, что они поселятся в другие замки, то сии уже действительно надлежат быть внутрь земли и тамо им послужат, понеже не на границе, и будет им недостаток субсистенции, а пехотишка их между тем исчезнет.
   Отбирать те замки стоит крови, ежели штурмом; ежели брешами, то много аммуницы; ежели блокадами, много времени на сие, ежели ваше высокопревосходительство соизволите, то каким образом повелите их отбирать, надобно нам необходимо инженеров, а я артиллерийского офицера не имею.
   По нынешним, около Ландскоронского замка, весьма и как бы непроходимо и срыто, расстрелять его можно, а выголодить, то он имеет только один неважный колодец и место нездоровое и прежде надлежит сжечь Ландскоронское местечко Тынец, место здоровое на Висле; они сами почти все домы около его сожгли, а расстрелять его тако-ж можно.
   Ежели отбирать те замки, то надлежит одному корпусу в том упражнении остаться, а другому беречь поле и когда они копною купою побегут для прорыву в Литву или куда ни-есть, тотчас за ними следовать и по возможности догонять.
   Ченстохов знаком, что расстрелян быть не может. Ежели итти в сравнение нынешних обстоятельств по правилам маршала Де-Сакуа, то от войск Главной армии надлежит по малой мере занять Пильзну и Тарное, а нам Висницу, или Бохну, да всегда что-нибудь и держать в Величке.
   Генерал Браницкой мне пишет, между протчим, что ежели они от Замосцья побегут в горы, то гнать за ними. Сие исполнено по всем благополучным прежде происшествиям. Теперь мне необходимо надлежало бы отправить силы в Краков, то учинить стараться буду, ежели что не воспрепятствует и ожидать вашего высокопревосходительства дальных повелениев, ибо по разрушении их на некоторое время генерального плана, надлежит и наш генеральный план в подробностях его також несколько перемениться.
   Еще Миончинской с протчими пленными Краковскому гарнизону на тягость, не можно ли их кому воспроводить к Сендомиру, оттуда часть чрез Красник на Красностав, а другая чрез Коцк в Бяло, а Миончинского под добрым эскортом в Варшаву.
   Ваше высокопревосходительство! будучи здесь, мне сие в голову пришло, хоть сие токмо что влажно {См. примечание к документу No 129.}, однако я эту записку так оставляю для могущих быть иногда впредь примечаниев, а прежде всего у них Бохню и Величку отнять надлежит.
   Милостивые ордера вашего высокопревосходительства под No 1100-м и 1113-м {Ордером No 1100 от 24 мая 1771 г. Веймарн поздравлял Суворова с победой над конфедератами под Краковом и просил, поскольку Суворов не имел возможности часто посылать рапорты о происшедших событиях, поручить кому-нибудь из офицеров вести подробный журнал военных действий, кроме того, предлагал быть осторожным при взятии неприятельских крепостей, чтобы не иметь больших потерь. Ордером No 1113 Веймарн поздравлял Суворова с победой при Янове; просил сообщить, в каком направлении отступили войска Пулавского и куда двинулись войска Суворова и Древица, а также просил отправить пленных в Киев (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, лл. 190--197).} получил после, усматриваю все нам благое и повеления ваши токмо дешифрировать за выступлением времени нет.
   Здесь со мною соединился подполковник Гейсман, будем действовать вместе, у него карабинер сто, казаков девять-десять, пехоты о десяти, пушка, убытку множество, против конфедератов человек тридцать пять.

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 297--298 об. и 299--300, дешифровка.
   1 Документ без даты.
  

No 272

1771 г. июня 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ ВОЙСК КОНФЕДЕРАТОВ И О СТЫЧКАХ С НИМИ

м. Чхов

   Милостивые ордера вашего высокопревосходительства от 24-го под No 1100-м и 26-го майя месяца 1113-м {Ордером No 1100 от 24 мая 1771 г. Веймарн поздравлял Суворова с победой над конфедератами под Краковом и просил, поскольку Суворов не имел возможности часто посылать рапорты о происшедших событиях, поручить кому-нибудь из офицеров вести подробный журнал военных действий, кроме того, предлагал быть осторожным при взятии неприятельских крепостей, чтобы не иметь больших потерь. Ордером No 1113 Веймарн поздравлял Суворова с победой при Янове; просил сообщить, в каком направлении отступили войска Пулавского и куда двинулись войска Суворова и Древица, а также просил отправить пленных в Киев (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, лл. 190--197).} мною получены. Принося я со всем команды моей войском чувствительнейшую нашу вашему высокопревосходительству благодарность на оные покорно доношу:
   На 1 -- журнал и до того надлежащее исправить от меня приказано, совершенное овладение их фортечек могло бы стоить много людей или времени; чего ради как в том, так и в протчем, по силе сего вашего высокопревосходительства ордера, точно наблюдать буду и известен.
   На 2 -- что после сражения под Замосцьем прошлого майя 22-го числа пулавцы прогнаны и ушли за Сон около Развадова к стороне Ландскорона, вашему высокопревосходительству после того моими рапортами донесено, а под Замосцьем сильны они были в тринадцати канонирах при двух пушках, которые увезли; в коннице, которой у Пулавского под Ченстоховым осталось весьма мало, а в иных местах почти нигде. Все партии (которые считались сильнее Миончинских, тако и о протчих партиях рассудить можно): Пулавского, Радзиминского, Карчевского, Славушевского, тут и полковнмки Новицкой и Корженевской -- всего на все стах в восьми; Пашковского тут не было, его полагают около полутораста, да был у них арьергард из драгун Великой булавы Карчевских гусар, Мезеричских улан и почт под командою Прилуцкого полковника и Ставского около полутораста, или меньше двухсот, которой 18-го числа под Мелецем казаками так разбит, что половина его не спаслась, а в пленных было три офицера и то к славе оружия ее императорского величества. Как видно, что о сем краткого походного моего рапорта ваше высокопревосходительство получить не изволили, то прилагаю дубликат и нетерпеливо графа Браницкого для точного знания к исполнению его плана из Кракова ожидаю.
   В касающемся до Миончинского, Ласоцкого и протчих пленных, за оставлением из оных в Кракове больных с капитаном человек меньше тридцати, всего на все пленных и со взятыми в нынешних маршах ротмистров трех, протчих офицеров девять, а всего семьдесят человек. Оных по приближении моем к Кракову сего месяца 3-го числа, для облегчения гарнизона и протчих неудобств, принял Ширкова в Бохне и выпроводя здорово из Пильзны, отпустил с бывшим со мною деташементом Главной армии господина подполковника Гейсмана на Лансгут до Львова и так далее в Полонно, уведомя о надлежащем подробно, по силе сего вашего высокопревосходительства ордера, сущих тамо главных командиров, как и в Киевскую генерал-губернскую канцелярию рапортовал. Правда, просил я господина бригадира Ширкова, чтоб он Миончинского с протчими, по силе упоминаемого ордера, спросил, однако уповаю, не будет ли довольно и сего приложения, а комендант Краковской не успел. Закрывши их немного здесь, обращусь опять к Кракову.
   Письмо матери Миончинского вашему высокопревосходительству во оригинале прилагаю {Письмо матери Миончинского на польском языке находится в этом же Деле (л. 558).}.
   По ордеру вашего высокопревосходительства от 21-го майя под No 1066-м {Ордером No 1066 от 21 мая Веймарн предлагал Суворову раздать шляхетству, мещанам, ксендзам и монастырям печатные декларации на французском, латинском и польском языках, полученные от русского посла в Варшаве Салдерна (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, л. 179).} исполнение чинено будет и началось с некоторым действием.
   Майя 3-го числа бывшей в арьергарде порутчик Козляинов недалеко от местечка Тухова при деревне Олешове разбил небольшую возмутительскую партию, конях меньше тридцати, убил семь человек, взял в полон хорунжего, нижних чинов пять человек и отбил несколько починошного ружья и шкур.
   Да посыланной от меня 3-го июня с ордерами и письмами из Бохнии в Краков ротмистр Леман с 5.0-ю казаками застал в Величке партии Миончинского возмутителей от полутораста до двух сот, их атаковал, у него ранен казак один; убил семь гусар, взял одного в полон, которой показал, что в ту же самую ночь имели приттить в Величку и занять то местечко, сверх сей конницы, их стрелки и янычары. По такой чрезвычайности я немедленно велел Величку занять пехотным ротам, одной из Краковского гарнизона и одной от себя с двумя пушками и пятидесят казаков, комендантом приказал быть майору Ушакову.
   Из разных рапортов господина полковника и кавалера Древица вашему высокопревосходительству доношу, что он ходил до Неполоница, а оттуда по получении известия от Краковского коменданта, что Заремба с партиею недалеко, а первая его стража в миле от Кракова; переходил для того он чрез реку Вислу, но осведомясь, что несправедливо, перешел Вислу назад и думает, что Зеремба побежал к Ченстохову, а граф Браницкой будто уже был в Кельцах. И по свидании со мною в Бохне, он, господин полковник, пошел к стороне Кракова, а по последнему его из под Кракова от 3-го июня рапорту, что он над собравшеюся возмутительскою конницею под Тынцем, при рассвете хотел поиск сделать, однако получил известие, что Пулавской почти всю оную забрал и переправился за Вислу к Храшеву (как то писано в цифрах, то ни Хренов ли), что на тракте к Ченстохову; чего ради он за ними пойдет, дабы граф Браницкой подкрепление имел, а вместо обретающихся в команде моей его Донских казаков, взял с собою Суздальскую пятую роту, что оставлена от меня была в Кракове.
   На сражении числа 12-го майя под Ландскороном Шиц не тяжело ранен; убит також Орешко пинской и при пехоте француз, майор Дебонсом.
   Некоторые потом взятые пленные объявляют, что Мурие с его французами уехали за-границу, но токмо для вербования.
   В небытность мою, возмутителями забрано королевской соли бочек около четырехсот.
   Следуя июня 5-го числа до Заключина и Пильзны, послан от меня был в партию с казаками порутчик Арцыбашев до Тарнова, возвратился ко мне в Тухово и рапортовал, что от возмутителей Ленартовича, Прилуцкого (черниговского) был прислан в Тарнов билет о заготовлении на их войско двухсот корцов овса, пятьдесят фур сена и протчего, а первую их стражу за Тар-новым видел и как он хотел ударить, то она ушла назад, чего ради я из Тухова в Тарнов повернулся, но они не знали, а сведал, что пошли к границе.
   Посланной же от меня в авангард с сильною партиею порутчик Козляинов, по прибытии в Тухово, осведомился о их партии в конях 30-ти, бывшей в деревне Плесно, за которою погнался и, не заставши в той деревне, пюшел за ними вслед до местечка Заключина, где их разогнал и по притчине ночи разбежались они в разные стороны, а отбил у них соли сто одиннадцать бочек и рапортовал, что прибыл со оною в Заключин благополучно. Взят им в полон один шеренговой, да казачьим разъездом с нашей стороны взято в полон два товарища. Июня 6-го числа порутчику Козляинову дан был приказ итти в местечко Чхов, куда и мы прибыли и 7-го числа отделен был из Чхова деташемент до осьмидесяти гранодер, всех егарей и называемых фузелер человек тридцать, карабинерных два эскадрона и сто казаков в команде майора Рылеева для нападения на бывших возмутителей в трех местах: Киневича в деревне Мартыновиче, Прилуцкого (черниговского) в деревне Бишице и Квятковского в Белой Воде; ежели бы кого где нашим застать можно было, что отчасти и учинилось, здорово и оригинальные рапорты майора Рылеева и капитана Морского вашему высокопревосходительству прилагаю {См. приложение.}. При сем случае лошадей у возмутителей взято 37.
   Господин подполковник Гейсман рапортует, что он сего месяца 6-го числа, поутру в пять часов в Лансгут прибыл благополучно с вышеизъясненными полонениками.
   Дубликатные вашего высокопревосходительства ордера под No 1100-м и 1113-м мною получены.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 432--433 и об. и 434-- 435 и об., дешифровка.

Приложение к док. No 272

1771 г. июня 7.-- РАПОРТ И. РЫЛЕЕВА А. В. СУВОРОВУ О ПОРАЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ ПРИ д. МАРТЫНКОВИЧЕ

д. Збышнце

   Вашему превосходительству имею честь донести, что, помощиею божиею, удачливо дело окончено. Пополудни в 6-м часу, при деревне Мартынковичи, где находился называемой полковник Киневич с командою: мировскими драгунами и гусарами, всего двести человек и более, близ вновь учрежденного австриацкого форпоста и могу вашему превосходительству доложить, что мужественною храбростию и расторопностию господ офицеров, порутчиков: Домогацкого с ротою, Арцыбашева с казаками, напав с обеих сторон, и гнали до самого сделанного на помянутом форпосте валу, где и господин порутчик Борисов с егерями весьма поспешил, да и господин капитан Киселев в самое то время с гранодерами не умедлил. И побито возмутителей десятков до трех и более, в полон взято: один хорунжей Александр Григоржевский, товарищ один, которой пред сим находился у маршалка Вельского за адъютанта, почтовых и шираговых {Так в подлиннике. Следует читать шеренговых.} десять человек, в том числе Каргапольского карабинерного полку карабинер один, служащей у них, а протчие ушли все за помянутой австриацкой форпост, где тотчас цесарскими офицерами заарестованы. И по объявлению оных офицеров те возмутители будут за оным форпостом находитца по тех пор, пока от оных будут отобраны лошади и оружейные и аммуничные вещи, а потом будут оттуда выгнаны. А я, соединясь с господином капитаном Морским, оттуда возвратясь, прибыл в деревню Збишицу пополудни в 8 часов, где имею взять роздых на несколько часов, расстоянием от Чхова две мили. Команды ж моей во время сражения убито карабинерских лошадей две, казацкая одна, ранена одна, впротчем благополучно. Означенные ж пленные объявили, что тот полковник Киневич оставлен был, идучи из-под Замостья от Пулавското, близ австриацкого форпоста, для поправления худых лошадей и для починки разных мундирных и аммуничных вещей, а потом приказано оному было приттить к Ланцкороне, а сам Пулавской имел намерение иттить к Ченстохову. Тож намерен был подойтить к местечку Замостью, только опасался находящихся в тех местах российских команд, чтоб его не атаковали. Остальную ж после Миончинского команду забрал Пулавской всю с собою, а щитают всего войска конницы от трех и до четырех, пехоты от двух и до трех сот человек, а остальных оставил под Ланцкороною и под кляштором Тынцом, о чем вашему превосходительству доношу.

Премьер-майор Иван Рылеев

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 443, 446, подлинник.
  

No 273

1771 г. июнь1.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О СТЫЧКАХ С КОНФЕДЕРАТАМИ

   По повелению вашего высокопревосходительства сим доношу. С армейскими: первое был под Ульяновым казачей шармицель, подъезд на подъезд, где прежде казаки верх имели; потом их пощипали; второе -- атака была на Пулавского под Стодановым от полковника Поливанова, кирасиры сперва имели верх, потом был отступ, карабинеры тож не дождались пехоты; третье -- нападение на ту команду ротмистра Апачинина около Белгорая, всех чинов человек с пятьдесят, спаслось около двадцати, из того числа полагалось убитых кирасир двенадцать, отбито три -- четыре карабинера, отбито с ротмистром человек одиннадцать. Весь убыток у них будет всего только нижних чинов от кирасир около девяти, от карабинер девятнадцать, ибо два сами после явились. Казаков пропало меньше десяти, сами имеют они пленных двадцать или больше, да сами убили и ранили в числе последних от [бо]шняков офицера Ротковича, а раненых наших человек десять, или побольше.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, л. 442, дешифровка.
   1 Документ без числа.
  

No 274

1771 г. июня 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИБЫТИИ В КРАКОВ И ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Краков

   Я с войском в Краков сего числа прибыл благополучно, где и расположился, оставя в Величке одну мушкатерскую роту с одною пушкою, да другую роту из Краковского гарнизона с одною пушкою, да пятьдесят казаков из бывших пред сим в команде господина полковника и кавалера Древица, под командою пример-майора Ушакова. Оному сверх протчих воинских предосторожностей от меня приказано сколько возможно и безопасно, по временам заготовляемую в Величке королевскую соль, отпускать в Краков; чтож до Бохны, то бочишной лес там сожжен и оной заготовлять по приказу коменданта в Величке господина майора Ушакова запрещено.
   О обращениях его превосходительства графа Браницкого от того времени подлинного слуху нет, как с ним под Ченстоховым сближился господин полковник и кавалер Древиц, то-есть сутки четверты назаду. Мне здесь надлежит ныне несколько отдыхать, доколе ко мне один из двух пойдет, пониже без того сумневаюсь, чтоб с одним команды моей войском, я что решительное учинигь мог; а между тем опознавать сколько унятие соляного грабежа множество будет вредно. Сказывают, что по публикованному от австрийцов генеральному дезертирам пардону, многие от бунтовников партии к ним возвращаются, особливо от Замосцких пулавцов, из гусаров; здешние же, мне кажется, еще гордоваты и направили многих навербованных драгун, то-есть от сотни до дву-сот может быть будет. Миончинского партии всего драгун больше четырехсот, гусар Шицовых и Пашковских не больше трехсот, а почт меньше, ежели Прилуцкого тут считать, которой ходит около Лиманова конях в полтретьясте, то их конницы не меньше тысячи полагать можно. Прошлого майя 12-го числа всех реченных драгун, да и Прилуцкого под Ланскороном не было; а пехоты например будет ста три, четыре. Правда, они весьма убавились, токмо и рекрут многих снарядили. Шиц будто пробрался к сей же стороне из под Ченстохова, около Бобрика и Освячина, токмо на все то, ваше высокопревосходительство, что время окажет, надобно здесь осмотреться, спешить иногда и помалу.
   Токмо вашему высокопревосходительству донесть могу, что в здешней стороне, доколе все утихнет, без всегдашнего корволанту никогда быть не можно. Краковскому коменданту гарнизоном его не управиться, а между тем разростают, так и ныне желательно б мне было, что пока, особливо господин полковник Древиц ко мне не подойдет, меня бы кто из бунтовников какою диверсиею отсюда не оттянули, довольно ежели у них Величка будет в посте.
   По окончании сего рапорта получил я от графа Браницкого письмо, с которого вашему высокопревосходительству копию прилагаю {К документу приложена копия письма графа Браницкого иа французском языке, переписанная собственноручно Суворовым (л. 662). В письме сообщалось, что Пулавский находится в Ченстохове, а Заремба направляется в Великую Польшу; что для преследования Зарембы послан один деташемент, а полковники Древиц и Диринг остаются в окрестностях этой крепости. Браницкий просил Суворова держаться гор, чтобы охранять королевские соляные копи, и оставить надежные посты в Величке и Бохне (л. 365).}. Для Бохны я ему дал знать, что у меня людей мало, а Величку занять.
   Полковник Древиц к коменданту между протчим упоминает, что у них пленных набирается ста полтора.
   Мурье человеками с десятью французов видели весьма сердитого, в контумации, хотели после ехать далее в Венгрию. А правда, повешенной в Лигнице Лабади, сказывают, еще в здешних местах, как и вертопрах Буфлер и Блевек, они не совсем принадлежат к Мурье.
   Публиковали в Бяле гневной, но томной универсал, чтобы вся земля поскорее ставила фуры для соляного грабежа, чтоб отсутствием российских войск воспользоваться с неделю назад.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 661 и об. и 663-664, дешифровка.
  

No 275

1771 г. июня 15.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОХРАНЕ СОЛИ ОТ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Бохня

   Вашему высокопревосходительству доношу: мы здесь имели ту неудачу, что с грабителями соли не сошлись; как передовое войско, когда вступало, то они были Прилуцкий и Ленартович, от двух до трехсот коней. Еще, отсюда в 1/4 мили, шли из Мшанова, нас подсмотрели, лазили и на деревья и ушли стремглав, хотя еще нашего войска прибыло мало. Здесь готовой соли бочек на 1000. Сию приваду будем стараться как нибудь у них отнять перевозом оной в Величку и Краков; понеже потом, чем больше у них людей, тем будет голоднее, а нам покойнее. Гиберные и поголовные [деньги] мало пособят, а тысяча бочек соли -- здешним жалованья с лишком на полмесяца. Могут они принудить соли здесь заготовить в сутки бочек сто, токмо уж тут после нам на них будет привада, а им мало помочи. Между тем здесь бочешного лесу не готовят и соли не работают, доколе утвердится пост стражею.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 717--718, дешифровка.
  

No 276

1771 г. июня 16.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НАМЕРЕНИЯХ КОНФЕДЕРАТОВ ЗАХВАТИТЬ БОХНЕНСКУЮ СОЛЬ

г. Краков

   Вашему высокопревосходительству доношу: возмутители беспрестанно подбираются к Бохненской соли, ибо они в великой нужде; чего ради я не могу здесь долго быть, а выступлю в Висниц. Беспокойно нам будет, ежели они хорошею партиею отделясь, будут опять пробираться за Дунаец и Вислоку к Сону.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, л. 722, дешифровка.
  

No 277

1771 г. июня 16.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРЕДСТАВЛЕНИЕМ К НАГРАДЕ ПОРУЧИКА Б. ДОМОГАЦКОГО, ОТЛИЧИВШЕГОСЯ В СРАЖЕНИИ ПОД ЗАМОСТЬЕМ

   Сверх рекомендованных от меня бывших при разбитии с партиею Пулавского под Замостьем майя 22 числа штаб и обер-офицерах, господах майорах Рылееве, Сомове, порутчиках Арцыбашеве и Борисове, оказал себя Санкт-Петербургского карабинерного полку с карабинерами весьма храбрым порутчик Домогацкой, которого я тогда по краткости времени вашему высокопревосходительству не рекомендовал, то ныне во особливую протекцию вашего высокопревосходительства его покорно препоручаю.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, л. 724, подлинник.
  

No 278

1771 г. июня 16.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ ПИСАРЯ ДЛЯ ВЕДЕНИЯ ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА

г. Бохня

   Прошу, батюшка, на меня не прогневатца о журнале. С одной стороны, ведать изволите, что я не писец, с другой--времени верного на то нет. Целю всегда на конец, на настоящее, а паче на прошедшее взираю столько беспристрастно, что мне то часто и в порок! Хорошего же помошника где мне взять? Не изволите ли, милостивый государь! мне какого пожаловать, хотя мое письмоводство худо недостаточно, но и на то времени у меня много скрадываетца, иногда в лутчей работе, а случай заец.
   Между тем повелите, ваше высокопревосходительство, недостатки наши уже, как ни есть, у себя починивать, ибо в начале, по диспозиции вашего высокопревосходительства, слава оружия для пользы общего блага; потом и заслуженные офицеры--их награждение, источник ободрения другим.
   Рот[мистр] Леман похождениям нашим делает планики {Планы.}, которые вашему высокопревосходительству перешлю. Не знаю как вашему высокопревосходительству покажутца, только, сколько можно, основываютца на правде и не знаю еще как поспеют.
   Препоручаю всех нас в милость и покровительство вашего высокопревосходительства и остаюсь с совершенным почитанием.
   Милостивый государь! Вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, л. 797, автограф. Опубл. а книге В. Алексиев а, Письма и бумаги Суворова, т. I (1764--1781). СПБ., 1916, стр. 84-85.
  

No 279

1771 г. июня 17.-- ДОНЕСЕНИЕ1 А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ ВОЙСК ПРОТИВНИКА

   У Пулавского в Ченстохове 200 пехоты и 200 конницы. Ужасно, как его конница убавилась, ибо когда майор Рылеев из Чхова разбил Киневича в горах под австрийским кордоном к Сонджу, то у него было Пулавского усталой конницы тож почти 200, из которой пропало пусть четвертая доля и не отобрали ли у него после австрийцы их дезертиров; а что он с Шицом будто из под Ченстохова ныне отпустил своей конницы, то разве мало. И так он (кроме его пехоты) конницею на прошлогодних жлудях {По-польски -- желудях.} или и малосильнее. Знаю, что он из под Замосцья прибежал к Ландскорону стах в трех, не потерял ли ныне сотни под Ченстоховым и там ему было худо, фуражу было на неделю, денег нет, все ободраны.
   Напротив того миончинцы не знаю как разродились, их конницы точно будет больше 1000. Дай бог, чтоб меньше! Можно их положить на три партии, Прилуцкой и Ленартович меньше трехсот. Не вздумают ли они жировать около Шидлова, как хлебы поспеют. Шиц с Пашковским побольше 300, им хочетца чрез Санок ко Львову ветер {Так в подлиннике.}. Третья партия Валевского Ландскоронская вся досталь, над драгунами Шенбек; регементари: Скильский, Цинский, Выбрановской с Блевеком. В Ландскороне пехоты меньше, нежели в Тынце, а в Тынце Цинский и Буфлер плац-майором; везде у них голод и нужда, денег и Велички нет, Бохни бог даст не будет. В нынешнюю зиму они здесь навербовались, особливо драгунами, на образ выправы. Драгуны, кажетца, часть пойдут пахать и начинают. В Тынце пехоты до 250-ти человек.
   Эстергази подчивал Мурье с 11-ю французами за трапезою, выговаривал им, что в Франции конф[едератов] воображают высоко, теперь они видели, будучи поверенными. Получил от них соответствие с великим ругательством на сих назыв[аемых] конф[едератов]. Рад бы я был письмо достать от Мурье к Пулавскому, где он его ладно отпел.
   Отчаяние не заставит ли их попробовать щастья прорывом через Сон. Поливанов почти один с ними разделатца может.
   Однако, как прошедшее, так и будущее в руках всевышнего!
   Боже даруй! Чтоб мне только поскорее повидатца с г. Браницким, он у нас как дядюшка.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 727, 736, подлинник.
   1 На подлиннике документ обозначен французским словом "Brouillon", что означает черновик.
  

No 280

1771 г. июня 19.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЗАХВАТЕ КОНФЕДЕРАТАМИ ЗАПАСОВ СОЛИ И ЧИСЛЕННОСТИ ИХ ВОЙСКА1

   Нижайше прошу вашего высокопревосходительства никому сего не казать и сжечь. Тако я щитаю, например, здешних возмутителей в коннице побольше еще 1000 и по малой мере треть драгун, мало что не все на черных, не весьма легких лошадях. Пехоты в Тынце больше 200, а в Ландскороне поменьше, денег н Велички у них нет, с Бохнею, даст бог здоровья, будет тоже. Рассудите, ваше высокопревосходительство, как сперва я велел Величку тотчас занять, а сам пошел с пленными к Пильзну и в горы; меня не послушали, а место того взяли еще у меня с собою роту пехоты, без которой... {Многоточие в подлиннике.} а между тем по показанию поджупка в Величке забрали было уже они там больше 1500 бочек в натуре или за них деньгами сочинить здешним трактаменту близко целого месяца. Тот месяц их оживляет, ибо хотя бы они все те деньги на жалованье и не роздали, следственно употребили еще на нужнейшее. А заказали было они уже в Величке 5000 бочек, каково это! и какое воровство; ныне, правда, здешним жалованья не дают, не будут ли пуще всего драгуны дезертировать, кои больше из крестьян. Занятие Велички тронуло их пуще всех наших побоищ, однако, не отчаялись, имели надежду на Бохню и тем ободрялись. Не всегда они вывозят соль в натуре, а складывают ее у тамошних обывателей и берут от них за нее деньги, те же после продают ее с барышем, то чинили и шляхтичи для сей прибыли. Уже... {Многоточие в подлиннике.} гиберные и поголовные их не прокормят, им надобно чрезвычайно для сбору их дробитца, чем больше у них людей, тем будет голоднее, притчина конца мятежей!
   Что до конницы Пулавской -- чуть ли не на прошлогодних жлудях, или малосильнее. В горах оставил он при Киневиче вовсе усталой ста два, из коих после недавного их прогнания за кордоны осталось меньше 150. Ежели еще австрийцы своих дезертиров не забрали ль, прибежал он из под Замосцья к стороне Ландскорону, только подлинно стах в трех, а в Ченстохове было при нем ста два, тот же Сава! Пехоты в Ченстохове ста два.
   Дробные же их партии незнатны: Якубовской, Мощинской, Микуловской, Гадзевич, Рогалинской, иные ста три вряд наберут ли, правда, этих будут щипать, только они будут наполнятца. Сукны из лавок и старую шляхетскую браню, даром, только сколько сие жителей трогает, а поголовных несколько, а как все возмутители только ими жить будут, то и сие будет грабежем.
   Вот бы теперь Львовским и Лансгутским командам растянутца до Тарнова и больше их сжать.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 721 и 742, подлинник.
   1 На подлиннике документ обозначен французским словом "Brouillon".
  

No 281

1771 г. июня 20.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. Г. ДРЕВИЦУ С ВЫГОВОРОМ ЗА НЕСВОЕВРЕМЕННО ВЫПОЛНЕННЫЕ ПРИКАЗАНИЯ

   Рапорт вашего высокоблагородия от ч[исла] 16-го июня получил не первой, в котором усматриваю недостаточное наблюдение предпочтения старшего, по силе ее императорского величества воинских артикулов, но уповаю, что сие происходит или от недовольного знания языка или невежества писарского.
   Впротчем, что как я приказал, тогда ж местечко Величка не было занято, возмутители между тем, воспользовались довольно грабежом соли, а первое искусство военачальника состоит, чтоб у сопротивных отнимать субсистенцию.
   Суздальская глушкетерская рота взята вашим высокоблагородием без моего приказания. Оная оставлена была в подкрепление Краковского гарнизона, а дозволил я вашему высокоблагородию ее употреблять в мое отсутствие для операциев к Ландскорону и к стороне Кракова, следственно в близости. Самовластной увод ее в дальность, имея и без того под вашею командою довольно пехоты, мне весьма мешает. Сия же рота точно принадлежит никому собственно, по правилам российской императорской службы, но вверенной мне бригаде. И того ради, паки предписываю вашему высокоблагородию по возможности и способности ее ко мне доставить в Краков.
   Из бывших в команде вашего высокоблагородия Донских казаков его высокопревосходительство ген.-пор. фон-Веймарн мне приказать изволил определить в Величку при занятии оной, о чем ваше высокоблагородие чрез меня пред сим были известны в Бохне. А какие затем ваши Донские казаки -- не ведаю.
   Так как и не сумневаюсь, чтоб ваше высокоблагородие знать не могли, что по моему характеру вашему высокоблагородию во всякое время я приказать могу, что к пользе ее императорского величества службы может касатца.
   Часто мне ваше высокоблагородие изволили напоминать о ваших советах. Предписательно думаю, что и тут писарь ошибся, понеже сие, ежели тако происходит от нижнего к вышнему, опровергает примером всю, паче императорскую воинскую дисциплину. Благой же совет всякого офицера, даже до субалтерна, я могу принимать всегда удовольственно.
   О прибытии вашего высокоблагородия с деташементом команды вашей к Кракову я писал партикулярно для начатия снова в здешней стороне операциев. Разумеетца, что его сиятельство граф Браницкой имел власть для общего блага вашему высокоблагородию повелеть иное, что я и почитаю!
   Прошедшее и настоящее предаю забвению, во уповании вообразительных поправлениев. Токмо предписываю и желаю, чтобы течение операциев для сокращения польских мятежей согласно было, в силу ее имп. вел. высочайших указов с повелениями Главной команды, где партикулярность отходит, но токмо наблюдать надлежит, свыше правил узаконенной дисциплины и субординации, ревность к службе ее императорского величества.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, лл. 358--359, автограф, черновик без подписи.
  

No 282

1771 г. июня 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРОСЬБОЙ ОБ УКАЗАНИИ И. Г. ДРЕВИЦУ О НЕВМЕШАТЕЛЬСТВЕ В РАСПОРЯЖЕНИЯ СТАРШЕГО НАЧАЛЬНИКА

г. Бохня

   С полученного письма его сиятельства графа Браницкого, за печатью венгерского гусарского полку полковника и ордена святого Георгия кавалера Древица, при сем вашему высокопревосходительству прилагаю копию {Письмо в деле не обнаружено.}.
   Единожды Величка занята по прежнему его же сиятельства графа Браницкого письму, а Бохнею також возмутители пользоватца не в состоянии. До прибытия его сиятельства графа Браницкого, за долг службы почитаю при том и остатца, нежели гонятца чрез всю Польшу за конницею Пулавского, после поражения Замосцкого столько ослабшею, что оная весьма в полном числе, а пехота тож не многолюдна и из Ченстохова не выходит.
   А как возмутители по всей Польше довольствовались более соляными грабежными деньгами, то когда здешние отнятием у них того, более месяца жалованья не получают, что у них производила понедельно, то следственно, кроме малых самых партиев, тож жалования довольного и в других местах брать не могут, тако сим наиглавнейшим их вправду искоренить можно.
   Когда же мне с войском оставить вовсе здешнюю сторону, то открою я вовсе Дунаец, Вислок, Сон, Замосцье, Литву и Волынь. Понеже сие письмо его сиятельства графа Браницкого было тако за печатью господина полковника Древица и видно, что по его представлению, то прошу вашего высокопревосходительства ему повелеть, чтоб он в таковые препятственные общему благу и окончанию польских мятежей дела, впредь мешатца не отваживался, в противном случае я, как вашему высокопревосходительству, так и высочайшего нашего двора полномочному и чрезвычайному в Польше послу, его высокопревосходительству действительному тайному советнику и разных орденов кавалеру, господину фон Салдерну, изъяснитца должен.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, л. 788 и об., подлинник.
  

No 283

1771 г. июня 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЛИШЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ ИСТОЧНИКОВ ИХ ДОХОДА

г. Бохня

   С Величковского поста господин пример-майор Ушаков от 20-го июня меня рапортует, что того 20-го числа, пополуночи в 3-м часу, возмутители, которых видно было до 300 человек конных и 100 пехотных егарей с двумя пушками, при которых были командиры: полковник Руммер и коноилиар -- возмутительской регент над солью Думбровской, покусились было сделать нападение. Однако оные в местечко допущены не были, а рассеялись около местечка эскадронами по горам, с которыми находящиеся при нем казаки делали частую перестрелку и не менее трех часов, о чем, будучи в марше, капитан Киселев из деревни Станюнток услышал частую перепалку со всею командою и с соляным обозом поспешал к Величкам. Однако уже возмутители, может узнав о приближающейся нашей более конницы, марш свой взяли к Тынцу, за которыми преследовали состоящие при нем на посту казаки с подкреплением пехоты Суздальскою шестою ротою при порутчике Кудаеве, которой их прогнал более полумили.
   Дабы отнять у возмутителей в Бохне приваду на соль, забрана оная, всех до тысячи трехсот бочек, и перевезена в Величку и из оной в Краков, уже до пятисот бочек, и запрещено оную в Бохне заготовлять, как и бочки; в Величке же работают, и також в Краков уже оттуда отправлено близ семисот бочек. По недостатку соляного грабежа все здешние возмутители не получали жалованья более месяца и терпят великую нужду, кроме обыкновенной субсистенции.
   Я подлинно известие имею, что возмутители занятием Величии и отнятием у них Бохны, с истинно отчаяния, хотят все торары и вины, кои в Краков из Венгрии и Австрийской Шлезии отправляются на тракте, так долго задерживать, пока множество сей город заплатит двадцать тысяч червонных контрибуции чистыми деньгами. Однако краковские купцы, усердствуя чужих благ, тех товаров из-за границы вывозить не хотят, о чем писать буду в австрийскую камеру.
   Я же, закрывая Краков, Величку и Бохню, и ежели помышляя о поражении мятежников, для лучей субсистенции перешел в Станентки и в Неттолонец, что на Висле, от Кракова в трех милях, ибо чем возмутительское число здесь больше, тем больше они будут чувствовать голод и [жа]жду, которым они страждут, по неполучению понедельно жалованья более месяца и весьма ропщут. Правда, время бы было их и фортечки сжать, однако сие гораздо лутче, ибо коли они здесь грабежных соляных денег не имеют, то не имеют денег во всей Польше и гиберными поголовными себя содержать не могут. А как его сиятельству графу Браницкому непременно в здешние стороны прибыть надлежит, то с возмутителями здесь короткая разделка быть может. Но представить вашему высокопревосходительству за весьма нужное сим нахожу, чтобы замышленные общему благу ложными их пениями в том нималых препятствиев не чинили. В противных же таких случаях я по рангу моему впредь как вашему высокопревосходительству, так и высочайшего нашего двора полномочному и чрезвычайному в Польше послу, его высокопревосходительству действительному тайному советнику и разных орденов кавалеру господину фон Салдерну изъясниться должен.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 798--799 и об., дешифровка.
  

No 284

1771 г. июня 24.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ УХУДШЕНИИ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ И НЕОБХОДИМОСТИ ЛЕЧЕНИЯ

   Милостивый государь Иван Иванович!
   По истинной слабости моего здоровья, особливо груди, пред началом нынешних движениев лечился я в Люблине от одного из тамошних лекаря и чувствовал тогда великое облегчение, а как ныне я гораздо в здоровье стал слабее, особливо верхом почти ездить не могу, то нижайше прошу вашего высокопревосходительства мне дозволить отправитца к тамошней части вверенной мне бригады на некое время для излечения, а команду, как и копии с нужных вашего высокопревосходительства ордеров сдать старшему по мне господину пример-майору Рылееву или кому повелеть изволите, а для конвоя моего до Сендомира взять сколько подлежит.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, л. 43 и об., черновик без подписи.
  

No 285

1771 г. июня 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С СООБРАЖЕНИЯМИ О ВЕДЕНИИ БОРЬБЫ С КОНФЕДЕРАТАМИ

   Буде же изволите приказать, чтоб до прибытия графа Браницкого в здешнюю сторону, где совершенно ему нужнее, нежели гонятся за Зарембою (чего я паче всего боялся, а особливо как он теперь задумает истреблять рассеянных велико-польских маршалков, то подлинно будет гидра Лернейская) и чем далее сюда не будет, тем скорее у возмутителей будет не токмо прежнее, но и горше. То до прибытия его говорю я, не прикажете ли майору Рылееву занять Бохну, то-есть из сущих здешней моей команды пехотными ротами: одною гранодерскою, одною мушкатерскою, к ним придать две пушки обыкновенных из Кракова, или одну, один эскадрон карабинер, а другой поставить в Величке к двум сущим тамо пехотным ротам, с двумя пушками и пятидесятью казаками и пятьдесят донских, или что затем всех на все остальных, что было в команде господина полковника Древица казаков. Майор Рылеев будет иметь довольно силы соблюсти Величку и Бохню, но еще и для Кракова хорош, однако с тем, чтоб уже никому его оттуда не выводить.
   Я же бы с оставшею командою, одною ротою гранодер, егарями, пушками полковника Штакельберга, одним эскадроном карабинер и оставшими казаками, что собрал с Люблинской стороны, отправился к нему, ибо докладываю, что особливо когда все полки и войски не в состоянии будут, или лучше сказать не поспеют воспрепятствовать возмутительским прорывам чрез Люблинскую сторону в Литву и Волынь, а мы будем только гоняться и истреблять, то сия Люблинская сторона даже почти и Замостье, истинной обороны не имеют, а сих войск с прибавкою с постов и доброю головою довольно будет, чтоб бунтовников сбрасывать назад в их бикоки, но притом людям и коням будет легко.
   О чем твердо доношу, во уважение части последних моих к службе здесь долгов.
   И буде майор Рылеев в Величке и Бохне останется непоколебим, то к зиме отвечаю за всех возмутителей и уже тогда их можно истреблять небольшими деташементами, но и частными командами и с постов. Токмо гордые оных, равняющиеся с нами, командиры не лгали бы под штрафом невероятия.
   Заремба отводил меня отсюда, только Зарембе обманывать меня поздно, я то сказывал. Что делать, когда не слушают, лишь только стыд. Но не те суть тому притчины, кои с первого виду нам воображаются, но иные, отпадающие от великодушия, всеконечно о которых подлинно сказать стыдно
   Правда, будут возмутители шармицировать на Бохню, Величку, Краков, что в том нужды, пугаться ненадобно, ничего не сделают. А например в Величке я приказал готового провианта всегда иметь на месяц и на полмесяца вперёд приготовлять; между тем соль готовить, ежели когда перевозить нельзя, пусть лежит сохранно до иного времени в жупах. Где гарнизоны? в жупах около Бохенской, можно вырыть ровик, а в Величке один из первых замков. Глупы бунтовники, что вязались за Тинчик, Ланскорончик, тут то им множество, гнездо и король! то-то есть корыстолюбие. Величские обыватели откупались, однако, чуть они не заняли.
   Первое искусство военачальника есть в том, чтоб у сопротивных отнимать субсистенцию. Нет соляных денег, из чего возмутители будут вербовать чужестранных? и гултяев нечем будет кормить; прибавливать французов? но и генеральности в Венгрии нечего будет есть. Как бы начальники наших протчих и иных войск в операциях невежественны ни были.
   Будучи в Люблине, как бы слаб я здоровьем ни был, не оставлю в необходимых случаях, телом и духом вспомоществовать по ревностному моему долгу к службе, до отъезду моего к Главной армии, которой нижайше прошу вашего высокопревосходительства не откладывать, довольно претерпел! смордовался, а для могущих быть взысканиев, подозрениев и ответствиев остаюсь непорочен.
   Оставить Величку? и Бохню... возмутителям по всей Польше надобно на жалованье в месяц немного больше пятнадцати тысяч червонцов, а теперь меньше: с одной Велички собрали они от нового году меньше, нежели в четыре месяца (кроме покраденых), больше шестидесяти тысяч червонцев; Бохня же против Велички пятая часть; поголовных и гиберных во всех открытых им местах, они ста тысяч червонцов не награбят; ежели бы шляхтичи и вовсе не мешали, откуда на Диван и христианнейшей кабинет? откуда же им ружейные и аммуничные вещи. Ненадобно ли им сокровище короля французского? а и ведомо, его величество уделит и сам нечто и из своей казны в пользу опровергаемой его с Портою коммерции, ежели увидит, что возмутители что-нибудь уже значат и он напрасно не расточит, но когда они неважны, то умножение для них убытков будет тщетно. Когда бунтовники бывали поскуднее, дороже, то-есть вдвое с них в Венгрии обирали; когда деньгами развелись, то отпускали дешевле, как то чинят купцы в больших городах, где царствует изобилие!
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 92, лл. 779--780 и об. и 785--786 и об., дешифровка, сверенная с черновиком (ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, лл. 44--47).
  

No 286

1771 г. июня 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

д. Неполомице

   Хотя [копию] с письма к Валевскому от возмутительского ксендза Стефановского при сем прилагаю {Письмо не обнаружено.}, оное письмо взято в Чхове при одном шеренговом от порутчика Арцыбашева с казачьим разъездом, примечательное в нем о нужде возмутителям в деньгах.
   Последние известия суть нижеследующие: возмутители шли на Бечь, где поблизости, забравши команду коней 50, их полковника Рогалинского, которой с пятью человеками сам ушел, пошли на Жмигрод и потянулись было к Лиске, но Главной армии команды были тамо вблизости. Побранясь между собою, пошли назад и в стороны, Прилуцкой с Ленартовичем (конях в 300-х, у Ленартовича три столовых пушечки) к избам; возмутители желали прежде потаенно засеку со рвами в лесу при деревне Вроновице, от Горлиц в полумиле, за речкою Ропой и сперва начали именно на Пулавскую команду. Суак к Дембице (конях меньше ста), Киневич к стороне Сонджа, к деревне Мартынковичам (конях около 150, тут со сто, частью мировских драгун и гусар, оставленных за усталью Киневичу от Пулавского для поправления, а у Киневича своих человек 50 или побольше); Пашковской (конях меньше 100) к стороне Грибова. А Шиц с гусарами и немного почт, конях больше 200, один вперед к Саноку. Прилуцкой выбирает гиберные деньги уже за сентябрь, с ним ныне ходит называемой Зелинской (маршалок подлясский) без команды. Суак собирает бродяг, Киневич жметца к австрийскому кордону для безопасности, Пашковской просто бродит для субсистенции. Шиц везде хочет атаковать и вел всех на Замосць или к той стороне, даже что и в Литву. Я же хотел против их выступить, но под строгим запрещением неопорожнения Велички до моего возвращения; однако нужды еще теперь нет и лутче стоять в здешних местах и их от часу больше Величкою и Бохнею голодить; жалованья совершенно им недель шесть не давали. А когда граф Браницкой сюда приближится, или бы хотя прислал из Петракова с деташементом полковника Диринга, то можно на роты снова наступательное.
   Из Ландсгута подполковник Гейсман меня рапортует, что он имеет ныне тамо команду на место полковника Поливанова, понеже оной господин полковник переведен с одним эскадроном и унтер-штабом в Станиславов, до прибытия в Ландсгут с карабинерным полком господина полковника князя Долгорукова.
   Команды же от него стояли кроме Лакдсгута в Колошеве, Лежанске, Ярославле, Премысле и Саноке.
   Миончинской, Лосоцкой с прочими пленными от него, господина подполковника Гейсмана, 9-го числа сего месяца отданы во Львове.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, лл. 134, 137, подлинник.
  

No 287

1771 г. [июня]1.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТЪЕЗДЕ НА ЛЕЧЕНИЕ И С ВОЗМУЩЕНИЕМ ПО ПОВОДУ ЗАХВАТА СОЛИ В ВЕЛИЧКЕ

   Вашего высокопревосходительства я докладывал о дозволении мне ехать в Люблин для поправления моего здоровья до отправления в Главную армию. Ежели бы паче чаяния за перехвачением писем я бы от вашего высокопревосходительства того дозволения между тем не получил, то думаю я в Люблин отправитца около Ильина дни, ибо здоровье мое от часу слабее становитца; простите мне сию смелость! мне еще надлежит готовитца к новым службам и трудам.
   Хитростные пронырства, за отнятие Велички с солью от бунт[овников] на меня, меня и ныне тревожат. Отбойною солью команды моей никто и бочкою не пользовался в силу вашего высокопревосходительства ордеров, ибо ежели бы отбили и кафтан королевской, то бы и тот делить -- а у других было иначе {Суворов намекал на Древица, который отличался жаждой наживы и в то же время пользовался покровительством Веймарна.}. Есть за что гневатца, мне же уж верстатца не можно. Превеликие жалобы на казаков, что ни за провиант, ни фураж не платили, только не на тех, что у меня, а всем нам стыдно, истинно ни чести, ни чину не рад!
   Жупные служители готовы бы и Балакирева подкупить, им от бунт[овников] сверх трактамента было 20 процентов, то-есть 20 бочек от ста или больше нижними; мне ли это разбирать и мне ли здесь быть?

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 135, автограф.
   1 Документ без даты.
  

No 288

1771 г. июня 29.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА ПОДПОЛКОВНИКУ Ф. ЭБШЕЛВИЦУ О СОХРАНЕНИИ ПОСТА В ВЕЛИЧКЕ

   Как ныне местечко Величка постом наших войск для прекращения возмутителями грабительств королевской соли занятою состоит, и уже тем все их касающиеся до Велички и Бохни полезные средства пресечены, словом сказать, продовольствие их отнято, чрез что надобно знать, во время моего за ними поиску не могли б они иногда потаенно подкрадыватца к Величке для вытеснения наших войск, в таком рассуждении я рекомендую вашему высокоблагородию реченного поста Велички впредь до повеления моего ни под каким видом и ни под чьим претектом отнюдь снимать не дерзать и ни по какому приказу, чей бы то ни был, ни на малейшее время ничего в иное место и ни к кому деташировать не приказывать, опасаясь в противном случае в силу военных узаконений неизбежного военного суда и тяжчайшего по оному взыскания, чем от меня находящемуся там яко коменданту господину пример-майору Ушакову наистрожайше предложено и притом предписано, чтоб он провианта и фуража в Величках имел всегда для команды своей на всякой впереди наступающей месяц, а затем еще запасного на полмесяца и принимать тот провиант из Краковских магазинов, а фураж или оттуда, или собою закупать, наблюдая все предосторожности в доставлении его до Величек с помощию Краковского гарнизона и в потребном случае против умноженных паче чаяния сил избавлятца сикурсом от Краковского гарнизона. А между тем о таковых приближающихся предварительно узнавать и к ближайшим нашим воинским командам заблаговременно давать знать и потом свои меры полагать и употреблять всевозможные способы и ко мне обстоятельные рапорты доставлять с верными и надежными людьми, что и вашему высокоблагородию исполнять рекомендую.

Подлинной подписал генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 321 и об., копия.
  

No 289

1771 г. июля 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ УСИЛЕНИИ КОМАНДЫ МЕСТЕЧКА ВЕЛИЧКИ ДЛЯ ОТРАЖЕНИЯ КОНФЕДЕРАТОВ

м. Биснич

   Ордер вашего высокопревосходительства от 25-го июня под No 1385-м {Ордером No 1385 Веймарн вторично предлагал Суворову присылать подробный журнал военных действий и именные списки убитых и раненых офицеров и высказывал свои соображения относительно войны с конфедератами, в связи с полученными от Суворова примечаниями о взятии крепостей, считая, что из-за недостатка артиллерии и войска предложения Суворова невыполнимы и что нужно стараться всячески истреблять конфедератские партии, а не брать крепости. Кроме того, Веймарн давал ряд предложений Суворову о передвижении и расположении войск (ЦГВИА, ф. 119, д. 101. лл. 202--203 и 208--209).} получил. О оном, как и о приложенной копии с ордера вашего высокопревосходительства господину полковнику Штакельбергу известен и возможное исполнение чинить буду.
   Ныне же получа известие чрез Краковского коменданта господина подполковника Эбшелвица, что граф Браницкой с господином полковником Древицем приближаютца к Кракову и как он пишет, что то известие от господина Древица имеет от 27 июня из Конец Поля и для того сии стороны довольно будут закрыты. Но как известии подтверждаютца о впадении чрез кордон войск Главной армии партиев Прилуцкого, Шица, Ленартовича и Пашковского и что за ними прокрадываютца и иные горами близ самого австрийского кордона к стороне Замосцья, то лучше я рассудил обратитца в ту сторону поспешно, предписавши господину подполковнику Эбшелвицу, чтоб он между тем из Велички Углицкой одной и Суздальской одной мушкатерских рот с двумя пушками и 50-ю казаками отнюдь не выводил, кроме люблинских казаков. Всех остальных, что были прежде команды господина полковника Древица, отправил тоже в Величку и сам выступаю с оставшими двумя гранодерскими Суздальскою и Нарвскою, одною мушкатерскою Суздальскою, егарями и 4-мя орудиями, Суздальскими тремя, Санкт-Петербургского карабинерного полку эскадронами и 50-ю люблинскими казаками на Жабно. У господина полковника Древица осталась еще одна Суздальская рота, о чем предписал господину подполковнику Эбшелвицу, чтоб как графу Броницкому, так и господам полковникам Древицу и Дирингу дал знать. Також, что бывшее войско в Опатове ныне снято в другие места.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 232, подлинник.
  

No 290

1771 г. июля 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ ВОЙСК НА КРЕШОВ И МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Янов

   Из Вишниц маршировали мы на Жабно, Мелец и Крешово, где известии подтверждены, что Шиц конях в 500, то-есть меньше, проходил из гор около Решова, а Сон перешел близ Лежанска и потянулся на Юзефово к Замосцской стороне. Но как Главной армии команды из Ландсгута, Колбушева и Ярославля за ним следовали вблизости, то он 29-го числа прошлого июня пошел на Томашово, Лещово к Крестьян-Польской стороне, преследуем от сих Главной армии команд. Чего ради я за благо рассудил в ту сторону за сими возмутителями не итти, но:
   Как беспрестанные известии подтверждаютца, что разные возмутительские легкие команды намерение имеют прорыватца в Волынь и Литву из за гор и иных мест, в предосторожность того, я с войском временно здесь остановился и намерен здесь оставить деташемент, которой бы готов был по ордеру вашего высокопревосходительства и по обстоятельствам всюду выступить: из двух рот гранодерской и мушкатерской Нарвского с одним единорогом и одною пушкою, двух эскадронов Санкт-Петербургского полков и 30-ть Донских казаков, оставших от тех, что прежде были в команде господина полковника Древица (и что были деташированы в Опатово) под командою г. пример-майор а Рылеева. Протчее же войско приближу к Люблину. В Величке осталось под командою господина пример-майора Ушакова пехотных мушкатерских две роты: Углицкая из Краковского гарнизона с пушкою, Суздальская с одною-ж пушкою от меня и 100 Донских казаков, бывших прежде в команде господина полковника и ордена святого Георгия кавалера Древица. Еще одна Суздальского полку мушкетерская рота осталась в команде реченного полковника.
   По слабости моего здоровья, отдохнувши здесь самое малое время, отправлюсь я для поправления оного в Люблин.
   В проход наш чрез Мелец разбита под сим местечком одна небольшая возмутительская партия авангардом под командою ротмистра Лемана, а при казаках порутчика Арцыбашева взято в полон: ротмистр один, от гусар подхорунжей один, капрал один, рядовых четыре, от улан товарищей пять, рядовых пять, трубач, шеренговых и протчих шесть человек.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА ф. 119, д. 93, лл. 221, 224, подлинник.
  

No 291

1771 г. июля 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАССТАНОВКЕ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ И СВЕДЕНИЯХ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫХ С ПОСТОВ

г. Люблин

   Вашему высокопревосходительству рапортом моим от 5 июля {См. док. No 290.} донесено было, что я намерен был оставить деташемент, которой бы готов был по ордеру вашего высокопревосходительства и по обстоятельствам всюду выступить: из двух рот гранодерской и мушкатерской Нарвского, с одним единорогом и одною пушкою, двух Санкт-Петербургских карабинерных эскадронов и 30-ти Донских казаков, оставших от тех, что прежде были в команде господина полковника Древица (которые счислялись в Опатове), под командою пример-майора Рылеева. Но как Нарвской пехотной мушкатерской роты в откомандировании со мною не было, то оставил я в Янове 1 гранодерскую Суздальскую роту, а по прибытии моем в Красностав часть Нарвской мушкатерской роты не застал, а часть оной отправлена была в числе конвоя господином полковником Штакельбергом, с господином генерал-майором и кавалером бароном Игельштромом от Красностава до Бродов, то реченная Суздальская гранодерская рота до прибытия оной оставлена в Янове. Из оставленных же от меня в Янове Суздальских двух орудиев одно, называемое конфедерацкою пушкою, что было при Нарвских ротах, счислявшееся в Опатове из Сендомира, господину полковнику Шепелеву об отправлении в Крашник и оттуда в Яново ордером предложено, а до прибытия оного, Суздальское одно орудие осталось в Янове. Я же с эскадроном карабинер, егарями Суздальского пехотного полку, двумя единорогами и одною пушкою сего июля 7-го числа в Люблин прибыл.
   Находящемуся в движении с Сендомирского поста, бывшего в Красноставе с командою одной роты карабинер, ротою мушкетерскою, с пушкою и двадцатью Люблинскими казаками, ротмистру Лаво я велел занять пост временно в Юзефове, что на Висле.
   С Пулавского поста господин подполковник Елагин от 8-го июля мне рапортует, что господин полковник Диринг с деташементом сего июля 8 числа из местечка Гневушева, по слуху показавшихся тамо возмутителей, пошел к Коженицам и ежели необходимая будет надобность, то он и сам с командою пойдет.
   Из Ярославля господин полковник князь Долгоруков от 5-го июня меня рапортует же, что он 5-го июля от подполковника Шилинга получил рапорт, что он, подполковник Шилинг, возмутительскую партию за местечком Гороховым, под командою их генерала Шица, до шестисот человек 30-го июня на вечер достиг и разогнал, которая и разделилась на разные партии и пошли к подлесью на сёлы: Брезолюб и Пристан, куда и он, господин подполковник, за ними погнался.
   С Красноставского поста господин ротмистр Фелькерзам от сего числа меня рапортует, что по дошедшим к нему известиям сего месяца 9 числа, что от Красностава в двух и трех милях шаталися мятежники в 12-ти конях, для разбития которых и послан был от него с командою подпорутчик Забелин, коих и нашел в лесу между деревнями Волей и Бересцами, сего числа напав, разбил, из коих убито четыре, в полон взято гусар один, а протчие разбежались в лес.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119. д. 93; лл. 234--235, подлинник.
  

No 292

1771 г. июля 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ЖАЛОБОЙ НА НЕПРАВИЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ И. Г. ДРЕВИЦА

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 8-го июля под No 1495-м {Ордер No 1495 не обнаружен.} мною получен и надлежащее исполнение чинено будет.
   Впротчем известен о опорожнении Велички, что граф Браницкой то чинил, уповательно, по внушению Венгерского гусарского полку господина полковника и ордена святого Георгия кавалера Древица, тем более доказываетца, что не токмо за печатью, но штилем и писцом, коего рука мне знакома, господина Древица, писано было. Пред тем же сему занятию он явно препятствовал и когда я уже подтвердительно то Краковскому коменданту господину подполковнику Эбшелвицу и господину пример-майору Ушакову сие учинить приказал, то он, вмешиваясь снова нелепо в сие дело, мне отозвался рапортом, что Велички занимать не велел; сие думаю уже правильно неизвинительно! И потом, взявши с собою на сие от меня определенную одну Суздальскую мушкетерскую роту, изъяснял, что то за отобрание мною у него каких-то его Донских казаков, как то он поныне в рапортах твердит. Протчее же не есть моего характера и довольно без того вашему высокопревосходительству знаемо. Что же до 6-й Суздальской роты, то сие мне, яко бригадному командиру, столько известно, что оставленная мною в Величке Суздальского пехотного полку мушкетерская рота есть 6-я.
   Нарвского пехотного полку две роты, когда из конвоирования пленных с двумя при них орудиями сюда возвратятца, то оные, яко не принадлежащие вверенной мне бригаде, как и тридцать Донских казаков, остальные из состоявших в команде господина полковника Древица, что оставлены были пред сим для Опатовского движимого посту, куда отправить; как и о возвращении в реченную вверенную мне бригаду двух Суздальских мушкатерских рот, оставленных одна в Величке, а другая бывшая с господином полковником Древицем, дабы сей полк по возможности будучи расположен для действиев в одной окружности к службе более исправен быть мог, в чем мне, яко бригадному командиру, пещися и ответствовать должно; прошу вашего высокопревосходительства о повелении {Рапорт ошибочно не подписан Суворовым, см. док. No 300.}.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 410 и об., подлинник.
  

No 293

1771 г. июля 15.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

г. Люблин

   С постов меня рапортуют:
   С Коцкого -- господин капитан Шипулин от 10-го июля, что получил он из местечка Лукова известие, что на 9-е число в Лукове в ночи было возмутителей до 300 коней и на свету вышли, приказывали в том местечке, чтоб к будущему вторнику, то-есть к 12-му числу приготовить хлеба и фуража и подвод, хотели быть будто в 1500 конях; то он, капитан Шипулин, тот же час присовокупя к себе прибывшего в Коцк из Варшавы для конвоя господина коллежского советника князя Мещерского, Углицкого пехотного полку подпорутчика Нечаева, с командою выступил к Лукову.
   С Пулавского -- господин подполковник Иван Елагин от 10-го июля, что получил он известие от почтмейстера грушинского, что та самая команда, которая пред сим переправилась на сию сто рону под деревнею Грушином: полковник Грабский, ротмистр Варицский, хорунжей Квасневский и еще неизвестно из-под чьей команды, поворотились и вчерашней день, то-есть 9-го числа под местечком Чирским в деревне Бромине переправились чрез реку Вислу на ту сторону и пошли к Варшаве.
   С Пулавского -- он же господин подполковник Елагин от 10-го числа, что получил он от капитана Шипулина рапорт, что бунтовники до 300 человек были на 9-е число сего месяца в ночи в местечке Лукове. Того дня он, господин подполковник, для перерезания их пути вниз около Вислы с командою выступил.
   С Коцкого -- господин капитан Шипулин от 11-го июля, что он того 11-го числа был в местечке Лукове около полуночи и уведомился, что ротмистр Квашневский ночевал на 9-е число в Лукове, а на свету вышел в 60-ти конях от Лукова за милю с половиною в деревню Залесье, за которым, взяв только одну конницу карабинер и казаков, в ту деревню пришед, не застав его, которой выбрался в лес, он, капитан Шипулин, следами напал на него. Но они стреляли и как ударили на палашах, то всех их разогнали, где взято три лошади и возвратился на свой пост. Да после оного найдено им, капитаном Шипулиным, убитых в лесу мятежников четыре человека.
   С Пулавского -- господин подполковник Елагин от 13-го июля, что он по рапорту от капитана Шипулина от 10-го числа сего месяца, о шатающихся по здешней стороне Вислы для преследования ходил на местечко Желехово и далее за него четыре мили, откуда поворотясь, следовал по берегу реки Вислы, но токмо об них ничего не слыхал. Господин полковник Диринг с деташементом 13-го июля переправился в Пулаве на сию сторону и следует к Коцку.
   А Суздальского пехотного полку господину капитану Шипулину, яко командующему постом Коцким, за увеличивание мятежничьих сил и незнание о их начальниках, и столь худые сведения, за напрасное обеспокоение войска с Пулавского посту, отчего часто бывает неполная надежность от обывателей на наше войско, действующее паче для приведения земли в беспечность; объявлен от меня репреманд, о чем и по протчим постам знать дано. А Санкт-Петербургского карабинерного полку господину подполковнику Елагину, командующему в Пулаве, дабы и он не ошибался, подтверждено.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 323 и об., подлинник.
  

No 294

1771 г. июля 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРОРЫВЕ КОНФЕДЕРАТСКОЙ ПАРТИИ ШИЦА ЧЕРЕЗ БУГ И НЕОБХОДИМОСТИ УСИЛЕНИЯ ГРУБИШОВСКОГО И СОКАЛЬСКОГО ПОСТОВ

г. Люблин

   Возмутительской старшина Шиц, которого партии при сем регистр прилагаю, {К документу приложен регистр состава партии Шица с описанием одежды каждой воинской части (л. 315).} с сею малолюдною партиею прорвался он чрез Буг при Христианполе, от Соколя в миле. Причиною тому было малолюдство наших, Главной армии войск на Рубишевском к Сокольском постах, или неспособность командующих наших офицеров, или их весьма худые о делах сведения и обыкновенная зараза во увеличивании мятежничьих сил. Ныне с Рубишевского и Сокольского посту войски за тем Шицом сошли и сии посты, содержащие коммуникацию с Главною армиею совершенно только одними курьерскими станциями почитаемы быть не могут, но должны сообщенно с Красноставским постом мятежничьи набеги не отбивать, но оных самих встречать и поражать, для того вовсе малосильны быть не могут. Чего ради о учреждении для занятия и содержания войска на реченных постах, сколько и откуда, ежели бы долго войска Главной армии не прибыли или прибыли малолюдны, прошу вашего высокопревосходительства предварительно о резолюции. Паче в рассуждении, что таковые мятежничьи набеги для денежных поборов и для субсистенции после их поражениев и по притчине жатвы, надлежат быть ныне частые.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 314, подлинник.
  

No 295

1771 г. [июль]1.-- ЗАПИСКА А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕУВЕЛИЧЕННЫХ СЛУХАХ О ЧИСЛЕННОСТИ ВОЙСК КОССАКОВСКОГО

   Касаковской, называющейся маршалок подлясский, у Теклец из Турции от подчашего литовского, когда господин генерал-майор князь Петр Голицын последнего разу прошлой зимы около февраля разбил Радзиминского, в числе пяти маршалков тут был и сей Касаковский и ушел тогда к Киркуру в 13-ти конях, а около апреля, когда Киркура начали бить, имел он с 30 коней. Ложные известия и сего ныне от стороны Бялостока к Гродне увеличивать начинают, а ему кажетца некогда было еще быть лучше рабуша Грабского. Может только войско иногда понапрасну за ним ходит, которое могло бы быть употреблено с пользою в другом месте, а особливо для защищения земли по способности и обстоятельствам от мятежничьих набегов, кои паче ныне умножительнее быть могут, но искоренять такие мелкие партии надлежало бы лучше нашим малым командам.

А. Суворов.

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 324, подлинник.
  

ПОДГОТОВКА К СРАЖЕНИЮ И СРАЖЕНИЕ ПРИ СТОЛОЗИЧАХ
(21 июля -- 18 октября 1771 г.)

No 296

1771 г. [июль]1.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О НАСТУПЛЕНИИ НА ЛИТВУ

   Подобно как Гарпагон за свою покражу отдает под суд город и с пригородками, так я всему легиону не довериваю.
   0 главнейшем прошу вашего высокопревосходительства, чтоб чаще в оной подтверждать изволили о дисциплине и субординации; то-есть, чтоб они просто и не хитроязычно мне были послушны, а не фигурили по кабинетному. Сие значит много остроумия, а малой смысл! Естественно до экономии легионной мне дела нет, а первая цель исправление нравов, поладить их с обывательми и мир на Израиля! Забиячество -- храбрость; Хабар годитца вперед, не помня, что к столбу; роскошь и гордость -- из чести служу!
   Извольте приказать меня предувядомлять, когда Василей Алексеевич Кар назад будет. Мне та нужда, чтоб я расчет сего времени размерял на мое командование. Без того расчету никогда дело не исправно. Он Литовской хозяин.
   По истине надлежит одному легиону содержать Литву; надлежит чтоб он постоянно кантонировал по постам, с которых по выэкзерцировании: 1-е--рекогносцирование окружностей; 2-е -- разные порядки марша, а уж когда тому научатца, то 3-е -- драка с сопротивными, а не с приятельми от скуки, те не накопятца. На своевольство недосуг.
   Ежели им бегать из краю в край по партизанскому, будут фрейбейтеры и молитца забудут. А Литва хотя добросердечна, только тяжелее корончиков.
   На удачу будущего времени расточать не надлежит. Тако, ежели надобно, старое войско может быть в Минске с хорошим стаб-офицером, не хвастуном, а твердым человеком; баталион пехоты или роты, четыре из пограничных, два эскадрона драгун, 50 легионных казаков, из оного можно поставить в Несвиже одну роту пехоты и 10 казаков, только стаб-офицеру в Несвиже не стоять, там очень весело. Сему стаб-офицеру надлежит зависеть от Слонимского легионного коменданта, а быть в действительной команде генерал-майора Кара в Вильне.
   Только все то не во время, надобно быть было ранее. Команд легионных из Литвы не выводить, там бы лучше навыкли, пока был там Колон. А старичка Колона можно было попросить на хозяйство в Люблин или в Краков и тут бы он не хуже годился Вильны, там об нем и поныне плачут. Потом 4 бригады с их генерал-майорами (разряд их месяца два) лучше бы делом у правили, нежели голодные псы с их деташементами; один развел велкопольских маршалочков, а Зарембе подарил чапку; другой развел Ченстохов, Тынец, Ландскорон, да чуть было и не другого Станислава. Правда, был бы хлеб лет на десяток. Всем таковым с первоначала надобно было заказать, чтоб они к секретарям ни слова не писали, так как я. Да и правда, в маске хорошо на театре, а служивому не годитца. Выгнали теперь генерал-майоров, а сами к столбу. Простите мне, ваше высокопревосходительство, когда до них дойду, то сердце воротитца. Как можно им было верить, одного в армии мы звали Терзитом, другой, известно, и того хуже, ибо Терзит дальных бесчестностей на роду не имел. Известно вашему высокопревосходительству и мое двулетнее от них страдание.
   Я болен, ссылаюсь подлинно на всех, верхом ехать не могу, разве через неделю. А майору Колтовскому с корволантом от конвоя пленных надобно быть прежде, тако я поеду в повозке, пока хоть до Гродни. Как мне это не принять? Я присягал, где приятнее и смерти как в императорской службе? Только бы эти вертопрахи в котором ином углу чем не помешали. Право им лутче скорее дать деньги и абшид, они ни за чем иным, как за деньгами; а потом честной человек постыдитца их и просить.
   Успокоя сих рыношных героев, по малу приступить можно к учреждению бригад и их расположениев. Желательно бы было, хотя как скоро? Угадать нельзя расположить легион весь в Литве, потом номеры бригад по изволению, а прежде Познанска_я бригада, потом Краковская, Люблинская -- так есть во всех трех поровну; 1 полк пехоты, 1 полк карабинер и Донских казаков поровну. Пушки, как случитца, а Варшавская -- 2 полка пехоты, 1 полк карабинер, несколько Донских казаков и весь Чугуевской казачей полк, яко корень препинания всему. Назначить полковникам их полковые стабные квартиры.
   Легионные кантонируют (коли в Минске старых войск не полагать): Минск, с Несвижем и Слуцком; Вильна (генеральная квартира) -- Ковно -- Гродно; Пинск с Пружаны или Шерешевым. Деташированной корпус в Подлясье к Чехановцу, токмо легкой держит в узде Бялосток и покрывает Бресц и Мазур. Другой гораздо слабее в Бялу (кирасиры будто уже сюда не принадлежат); Леттау сидеть в Кракове или иному за солью с остатками Мирского полку и придачею сотни или побольше уланов. А Браницкой лутче всего по старому в Бресце, до Влодавы.
   Краков. Ежели войски Главной армии Тарнова не займут, гарнизон в Кракове и Величке. Висниц, Тарново, Пинчово. Бригадной командир на месте лутче рассмотрит.
   Люблин. Как есть, только и в Рубишеве и Желехове. Деташированной сильной пост с штабс-квартирой полковою в Радоме. Станет на то.
   Познань--Торунь. Познань -- главная квартира, промежуток -- Гнезно, но Калиш и Пиотрков с какою бы дракою ни было.
   Варшава почти на том же основании, Чугуевские казаки отнюдь не полком, но по-шквадронно и ротно.
   Около 15 апреля (ежели ничего с тем прежде не будет) Варшавская бригада даст по 1-му полку пехоты и кавалерии, казаков 300, коих временно заступят легионные. На блокаду бикок один за другим. На разверстание между собою бригад класть 2 месяца.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, лл. 533--534 и об., автограф.
   1 Документ без даты.
  

No 297

1771 г. июля 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЫСТУПЛЕНИИ В ЛИТВУ К г. ГРОДНО

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 18 июля под No 1560-м {Ордер No 1560 не обнаружен.} получил и во исполнение оного к стороне Гродни выступить имею, как скоро Суздальского пехотного полку господин пример-майор Колтовской из Бродов от конвоевания пленных с командою возвратится, а того ради поспешения, как и марширования, соберусь я в Красноставе и пойду на Влодаву и Бржесць, ежели бы иные обстоятельствы не помешали.
   Сей со мною корволант будет состоять из гранодерской и мушкетерской Суздальского и гранодерской и мушкетерской Нарвского пехотных полков; орудиев довольно. Ежели возьму Нарвского единорог, а Суздальского пехотного полку две пушкя и егерскую команду Суздальского полку, три эскадрона Санкт-Петербургского карабинерного полку, казаков Люблинской команды от 50-ти до 60-ти, да взамен оставших здесь за откомандированием ста в Величку, тридцати человек из тех, что счислялись в команде господина полковника Древица, которых здесь оставляю то-ж число тридцать человек из Люблинской команды. Впротчем, что принадлежит до остающей здесь части вверенной мне бригады, оная имеет кантонировать на прежних постах, так как была под командою Суздальского пехотного полку господина полковника Штакельберга, яко в мое отсутствие за бригадного командира, кроме что 3-го кирасирского полку господин полковник Герсдорф с ним имеет сноситца сообщениями.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. ВУА, д. 93, л. 539, подлинник
  

No 298

1771 г. июля 22.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА ПОЛКОВНИКУ И. К. ГЕРЗДОРФУ О ПРИСЫЛКЕ СВЕДЕНИЙ О КОНФЕДЕРАТАХ И С УКАЗАНИЯМИ О ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЯХ

   От вашего высокоблагородия ожидаю я краткого, но по возможности верного известия о Киркуре, Косаковском, Крашевском и иных мятежниках к стороне Гродне, Белостока и других в ту сторону мест: какое с ними похождение было, где они и какие неспокойствы в тех сторонах ныне суть, но и какие впредь ваше высокоблагородие остроумно предвидите, о чем и впредь чаще мне рапортовать извольте или в мое отсутствие уведомлять командующего в Люблине для предосторожности оттуда в касающемся для действиев кантонирующих по постам войск.
   Основательные правила есть то, что мы не столько к поражению просто мятежников, что есть только пустое партизанство, но для успокоения земли.
   Увеличивание мятежничьих сил для ложных их убытков в поражениях служит только для хвастовства ветренному партизану. Доношение сего от шпионав, которой их походами вперед и взад только разве поистине, и то не всегда справедливо, но известить могут, где возмутители доказывают легковерие или худое сведение в общих делах, хотя бы ссылкою на них и не было наказания достойного пронырства, или явную работу. Великая Польша много тому примеров имеет.
   Нынешнее приключение в свежей памяти и довольной навсегда сему пример. Шиц с малолюдною партиею фланкировал Ланзгут и прошел Решово в лживом числе 600 или 800 человек, а из Рубешова и Сокаля команды, не уповая и на Красностав, которой тоже ничего не сработал, просто сказать ушли и поныне не явились. Сими невежествами не открыта ли тамошняя левая сторона, а паче не открыта ль коммуникация с Главной армиею.
   Другое лутче того: за Грабским с другими робушами, накопившимися -- и то почти невероятно -- конях в полуторасте, потрясли здешние посты, досталось Бяле, да и встревожили и леги-онные команды. Ежелиб на то время какая скопная бунтовниц-кая команда от 500 до 1000 коней врасплох на прорыв пошла, то почти и не знали бы чем ее встретить? Ныне за ним ходил с известным сильным от полков отделением полковник Диринг, хотя налицо являетца один Грабского бывшей наместник Кваш-невской, которому неоткуда и 40 коней набрать.
   Рекомендую вашему высокоблагородию сверх того, что по обыкновенной допросной форме, спрашивать приказать еще обстоятельно по касающемуся от бригадного при мне дежурства такого то пункта.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, лл. 429--430, черновик без подписи.
  

No 299

1771 г. июля 22.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ КОНФЕДЕРАТОВ ШИЦА

г. Люблин

   Известно, что Шиц от Горохова по Яново Львовскою командою под господином подполковником Шилингом гнан был к стороне Брежской и 4 мили за Яновым подлинно был в погибелях, даже до Кобрина. Оттуда свернул к Бугу, которую перебежал около Седлица и оставляя Замосц в правой руке, побежал лесами чрез Сон при Крешове; известие есть, что за Крешовым были також команды Главной армии; из трехсот не оставалось у него и 200 человек. Не столько утрата, сколько иправная погоня, как бы сия партия малолюдна не была, делает знатную честь господину Шилингу, а Шиц тем гораздо разорился, да и других свою братью поразорил. Бывшей в Красноставе майор Рылеев ходил за ним вслед чрез Замосц до Юзефова, не догнавши повернулся назад.
   Шиц денег собрал мало, то-есть только больше тысячи червонцов, а лошадей почти что только обменивал на усталых.
   Подполковники Шилинг и Гейсман из погони за Шицом пошли к прежним своим местам: первой -- ко Львову, другой -- к Колбушеву.
   По окончании сего находящейся в Красноставе господин пример-майор Рылеев от 19-го июля меня рапортует, что Пермского карабинерного полку господин подполковник Шилинг прибыл от стороны Замостья с командою в местечко Шебрешин и остановился во оном для отдыхновения на несколько часов и объявил ему, господину майору Рылееву, что он вслед пойдет за Шицом до реки Сона. А хотя он, господин Рылеев, ему и объявлял, чтэ уже в то время Шиц был за Соном, когда он находился в местечке Юзефове, но господин подполковник Шилинг имеет намерение оборот свой сделать от Крешова к Ландсгуту.
   Из Красностава ж он же, господин пример-майор Рылеев, рапортует, что получил он из местечка Крешева от тамошнего эконома письмо, которое при сем во оригинале, {К документу приложено письмо на польском языке (л. 537).} что Шиц близ местечка Крешева, напав на одну малую команду, которая находилась для высылки фуража от Ярославля, разбил оную, а офицер ушел в Лежанск, как в том письме значит, а Шиц после оного куда побежал, -- в письме не уведомлено. А сего ж месяца 21-го числа получил он, господин майор Рылеев, от господина полковника князя Долгорукова ордер, что от него поставлены посты в Лежанске при пример-майоре Штакельберге, а в Крешев при секунд-майоре Гарберсе, и будто Шиц добежал до Тарногрода и оттуда побежал назад чрез Боровые Млины в леса к стороне местечка Развадова и за оные. Помянутой майор Гарберс пошел следом, куда -- он, господин майор Рылеев, обстоятельно 21-го числа послал разведать.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 536 и об., подлинник.
  

No 300

1771 г. июля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОДГОТОВКЕ ВОЙСК К ПОХОДУ В ЛИТВУ

г. Красностав

   Вашего высокопревосходительства от 23-го числа под No 1606-м ордер {Ордером No 1606 Веймарн предлагал Суворову быть готовым к выступлению в Литву и ждать его распоряжения и рекомендовал наиболее удобное размещение войск. Кроме того, приглашал Суворова в случае ухудшения его здоровья и отсутствия опытного доктора, приехать в Варшаву к себе в дом (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, лл. 219--220).} получил и во исполнение оного доношу, что мой рапорт от 13-го числа сего месяца был без подписки моей, то я с сожалением признатца должен, что сие учинено писарскою ошибкою при подавании мне для подписки письменных дел и в том прошу меня простить. Партикулярное же письмо до сего не принадлежит-
   Пехотных полков Нарвские две роты, которые в конвое пленных в команде Суздальского пехотного полку господина пример-майора Колтовского, как скоро прибудут, и Нашебурские две роты, три эскадрона Санкт-Петербургского карабинерного полку к выступлению в Литву чрез двадцать четыре часа в готовности будут, кроме одной Нашебурской роты, что в Бяле, которая на походе соединиться может, а место оной отправлена будет в Бяло Суздальского пехотного полку одна же рота, протчее исполняемо будет.
   Полки Беляка и Корицкого совершенно из Литвы с мятежничьим предводителем Шицом не вышли, а он ушел оттуда с своею партиею, оставшею от трехсот человек, сот меньше двух.
   Вашего высокопревосходительства я просил об отправлении меня в Главную армию, понеже я по ревности к службе ее императорского величества в том желании оставался, то сим вашему высокопревосходительству мою покорную просьбу подтверждаю, чтоб изволили о том представить, ибо уповая, что к понесению тамо военных трудов, у меня как здоровья, так и бодрости духа достанет, в чем последнем по истине и благорассудности никто меня порицать не должен, то-есть все дело сие ордера вашего высокопревосходительства моя истинная отрада. Я уповаю, что резолюция на сие задлится не может, ныне же я к командованию отправился в Люблин.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 559, и об., подлинник.
  

No 301

1771 г. июля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ПРИЛОЖЕНИЕМ ХОДАТАЙСТВА О ПЕРЕВОДЕ В ГЛАВНУЮ АРМИЮ

г. Красностав

   При сем прилагаю вашему высокопревосходительству от имени моего на всевысочайшее ее императорского величества имя о переводе меня в Главную армию челобитную, которую вашего высокопревосходительства прошу к главной команде представить.

Генерал-майор Александр Суворов

   После подписи следует приписка: Челобитная при рапорте 4 октября под No 164-м в Государственную военную коллегию представлена.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 567, подлинник.
  

No 302

1771 г. июля 26.-- ПРОШЕНИЕ А. В. СУВОРОВА ЕКЕТЕРИНЕ II О ПЕРЕВОДЕ В ДЕЙСТВУЮЩУЮ АРМИЮ НА ДУНАЙ

   Всепресветлейшая, державнейшая великая государыня императрица Екатерина Алексеевна, самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая.
   Бьет челом от армии генерал-майор и святые Анны кавалер Александр Васильев сын Суворов. О чем мое прошение, тому следуют пункты:

1

   Я, нижеименованный, находился с прошлого [1]769-го году, в польской области и был всегда противу мятежников, а ныне желаю по усердию моему продолжать с практикою службу вашего императорского величества в находящейся в турецких областях в Главной армии.
   И дабы высочайшим вашего императорского величества указом повелено было сие мое челобитье принять и по моему желанию меня приказать перевесть из польского корпуса в вышеозначенную армию.
   Всемилостивейшая государыня, прошу вашего императорского величества о сем моем прошении решение учинить.
   К поданию надлежит по команде июля " " {В подлиннике пропуск.} дня 1771 году.
   Челобитную писал за неимением гербовой на простой бумаге. Санкт-Петербургского карабинерного полку каптенармус Гаврила Носков.
   К сей челобитной генерал-майор Александр Суворов руку приложил.
  
   ЦГВИА, ф. 119, д. 93, л. 768, подлинник.
  

No 303

1771 г. июля 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЛОХОМ СОСТОЯНИИ КАВАЛЕРИЙСКИХ ЛОШАДЕЙ И О РАЗРЕШЕНИИ ПОКУПКИ НОВЫХ

   Санкт-Петербургского карабинерного полку господин полковник Шепелев рапортом мне представляет, что в полку Санкт-Петербургском карабинерном строевых лошадей состоит большой некомплект, а хотя в здешних местах ко укомплектованию полку лошадьми покупка и производитца, но с превеликою трудностию, да и с большим превосходством положенной по штату цены. Сверх же сего, все здешние лошади к продолжению кавалерийской службы по притчине слабого их сложения не способны, о чем от него, господина полковника, от 22 марта и от 2-го июля рапортом к вашему высокопревосходительству донесено было. Ущерб же лошадей час от часу умножается и тем, немалое число карабинер опешены, и полк приходит в несостояние и дабы по нынешним обстоятельствам от всегдашних движениев и оборотов полк Санкт-Петербургской не пришел в наибольшее несостояние лошадей, и тем бы не подвергнут он, господин полковник, какого ответу, и просит о позволении ему для покупки и скорейшего полку укомплектования способными и крепкими к кавалерийской службе строевыми лошадьми послать в Россию, а как немалая сумма вверена быть имеет и немалое число лошадей искуплено быть должно, то намерен он послать одного из штаб-офицеров и двух обер-офицеров. Что донеся вашему высокопревосходительству, имею ожидать резолюций.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 3, подлинник.
  

No 304

1771 г. июля 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О РАЗГРОМЕ ОТРЯДА ШИЦА МАЙОРОМ Л. Т. НАГЕЛЕМ

г. Люблин

   Оставя в Красноставе часть назначенного к соединению деташемента войска; а сам я для командования вверенной мне бригады из Красностава в Люблин сего числа прибыл, а господин пример-майор Колтовской из препровождения пленных с эскортом, из Бродов еще не возвратился.
   С Сендомирского поста от господина полковника Шепелева от 25-го июля получил я рапорт с приложением полученного им от господина полковника князя Долгорукова сообщения в копии, в котором пишет, что Шиц возвращался из Литвы, покусился было назад Крешова пройтить, однако, увидя тамошнюю предосторожность, возвратился назад к Лукову, а оттуда к Еварову и мимо Мостисков намерен был пробратца промеж Самбура и Премышля. Однако команды его, господина полковника Долгорукова, майором Нагелем разбит, 50 человек убито, взлто в полон порутчик один, унтер-офицеров и рядовых 36 человек, а он сам с остальными ушел в горы, однако майор Нагель пошел за ним.
   Пойманных в местечке Ленартове экономом и присланных с Ленчицкого поста Нашебургского пехотного полку от господина капитана Ганибала двух возмутительских вахмистров допросы вашему высокопревосходительству при сем представляю в копии {К документу приложены два допроса пленных вахмистров (лл. 5--7).}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 4 и об., подлинник.
  

No 305

1771 г. июля 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ ОБ ОТПУСКЕ МЕДИКАМЕНТОВ ДЛЯ БОЛЬНЫХ СУЗДАЛЬСКОГО ПОЛКА

г. Люблин

   Господин полковник Штакельберг рапортом своим мне представляет, что в лазарет, состоящей в Люблине, полку Суздальского пехотного, от всех вверенной мне бригады команд больные пользуютца в том лазарете и по умножению больных некоторых медикаментов недостаточно, об отпуске которых от него, господина полковника, минувшего июня от 6-го числа вашему высокопревосходительству представляю. Но как еще оных поныне в отпуске не имеетца, то вторично поданной от подлекаря Гассельквиста каталог при сем вашему высокопревосходительству представляю {К документу приложен список медикаментов (л. 46).}, и прошу, дабы те требуемые медикаменты повелено было откуда надлежит в полк Суздальской отпустить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 45, подлинник.
  

No 306

1771 г. августа 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОЯВЛЕНИИ НА ПОДОЛИИ "ЗАРАЗИТЕЛЬНОЙ БОЛЕЗНИ"

г. Люблин

   С Красноставского поста господин порутчик Парфентьев от 1-го августа меня рапортует, что того 1-го числа проехавшим чрез Красностав г. генералом Понятовским уведомлен он, что на Подолии от проводящих пленных турок в местечках Тумане, Гранове, Кубичу, Бершаде и Хощовате ныне появлялось большое заразительное поветрие, в которых уже и людей многое число вымерло. Того ради, вашему высокопревосходительству сим представя, повелено ль будет проезжавшим с Подолии разного рода людям чинить остановку для высиживания в карантине шести недельного термина, так как в прошлом году было, ожидаю резолюций, а состоящих в Красноставе и Ленчне для карантина лекарей я снятьем оттуда господину полковнику Штакельбергу обождать приказал по воспоследовании на сие вашего высокопревосходительства резолюции.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 76, подлинник.
  

No 307

1771 г. августа 3.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГУ О ПРЕКРАЩЕНИИ СНЯТИЯ ЛЕКАРЕЙ ИЗ КАРАНТИННЫХ ДОМОВ В СВЯЗИ С ПОЯВЛЕНИЕМ ЭПИДЕМИИ НА ПОДОЛИИ

г. Люблин

   Высокоблагородный и высокопочтенный господин полковник.
   Хотя ордером моим от 2-го числа сего месяца вашему высокоблагородию всходствие его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера фон Веймарна ордера и велено было состоящих в карантинных домах при Красноставе и Ленчне лекарей снять в Люблин и от них оставшие[ся] медикаменты принять в полк Суздальской. Но как с Красноставского поста получил я от 1-го числа сего месяца рапорт, что на Подобии от проводящих пленных турок в местечке Гумане, Гранове, Кубичу, Бершаде и Хощовате ныне появилось большое заразительное поветрие, в которых уже и людей многое число вымерло, того ради, до получения от его высокопревосходительства на представление мое резолюции, извольте ваше высокоблагородие снятием реченных лекарей обождать.
   Вашего высокоблагородия покорный слуга.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, л. 183, черновик без подписи.
  

No 308

1771 г. августа 7.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ И ПОРАЖЕНИИ ПОДПОЛКОВНИКОМ И. ЕЛАГИНЫМ ОТРЯДА МИОНЧИНСКОГО

г. Люблин

   С Пулавского поста господин подполковник Елагин от 5-го августа мне рапортует, что он с командою выступя, следовал по здешней стороне Вислы и услыша, что возмутительской полковник Миончинской находитца поблизости его в деревне Корытницы, за которым тот же час пошел и по разным местам гонялся, однако догнал под местечком Рыками и разбил, причем взял в плен девять человек, да на месте убито шесть человек, в числе которых и полковник Миончинской. Но токмо он действительно о том неизвестен, потому что он, скакнув с лошади, ушел в лес пешей, которого сказывают, догнавши убили. С нашей стороны одну строевую лошадь убили, а другую ранили.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 77, подлинник.
  

No 309

1771 г. августа 14.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С БЛАГОДАРНОСТЬЮ ЗА НАГРАЖДЕНИЕ ЕГО1 И ЕГО ОФИЦЕРОВ

г. Люблин

   Милостивое письмо вашего высокопревосходительства от 11-го августа получил. За награждение господ офицеров команды моей нижайше благодарю тако ж.
   Милость вашего высокопревосходительства ко мне принимаю с полным чувствованием благодарности. Препоручаю себя вашему покровительству! {У Алексеева -- высокопревосходительству.} Челоб[итную] мою до октября месяца нижайше прошу повелеть не отсылать.
   Пребуду с совершенным моим почитанием,
   Милостивый государь! Вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 226, автограф. Опубл. в книге В. Алексеева, Письма и бумаги Суворова, т. I (1764--1781). СПБ., 1916, стр. 85--86.
   1 Указом от 19 августа 1771 г. Суворов был награжден орденом св. Георгия 3-го класса.
  

No 310

1771 г. августа 18.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. Г. УШАКОВУ О ВОЗМОЖНОСТИ ОТПРАВКИ СОЛИ В ВАРШАВУ

   Государь мой Артемий Григорьевич.
   За письмо ваше, а паче за исправность приношу вашему высокоблагородию мою благодарность. Прошу от меня кланятца господам офицерам, а милостивому государю Петру Федоровичу мой нижайшей, но истинной дружеской поклон. Також кланяйтесь к жупным приятелям.
   Его превосходительству генералу Грабовскому прошу засвидетельствовать мое почтение; ее превосходительство его супруга в скорости ожидаетца в наши страны. Подлинно жаль мне, что я графа Браницкого не видал, да он сам тому виноват, что слушался наших пустоголовых молодцов. Евсевьюшка {Повидимому, имелся в виду поручик Суздальского пехотного полка Евсезий Еремеев.} пишет, что вы потанцовываете, неужели то и ты на старости томуж учитца стал, поздравляю, эдак еще и поджупкову прельстишь. Шутка на сторону, нельзя ли бы было выдумать способ, чтоб как-нибудь соль в большую воду к здешним сторонам водою выпроваживать, в Величку прямо доставить, минуя Краков; от Сандомира до Пулавы никакого страху нет, да и от Пулавы до Варшавы большого сумнения быть не может. Конвои на то невелики потребны, только пункт от Кракова до Сандомира, а как частократно из Сандомира команды ходят до Нового Места, то бы только Краковской или соединенно с Величковскою командою выпроваживать бы досталось до Нового Места, да тут бы и королевские войски подмогли. Поговорите о том с его превосходительством генералом Грабовским, не хуже ли бы меры на то положить. Пропозиция не худа, а ветров на что слушать.
   Не хуже бы вам, господам, пока партейки делать, а особливо, как будут подоле и потемнее ночи. Кажетца есть из чего, однако я вдалеке и ладно видеть не могу. Лучше пустим Николая Дмитриевича {Николай Дмитриевич Грабленов -- поручик Суздальского пехотного полка.} ездить на неполонецких оленях. За сим остаюсь с дружбою и должным моим почтением.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, л. 220 и об., черновик без подписи.
  

No 311

1771 г. августа 18.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА М. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ПОЛЬСКОЙ ТАМОЖНИ В ДУКЛЕ И ЗАКРЫТИИ ПРОВОЗА ТОВАРОВ ДЛЯ КОНФЕДЕРАТСКОЙ ГЕНЕРАЛЬНОСТИ

   Письмо вашего превосходительства от 11-го числа августа из местечка Сасова получить честь имел {М. Н. Кречетников находился в это время в тылу армии, действовавшей против турок и расположенной на польской границе. Суворов вел с Кречетниковым довольно деятельную переписку. Письмо Кречетникова к Суворову от 11 августа не обнаружено.}. Правда, что здесь ни Крайова, ни таких побед, ни завоевания целой провинции, где ваше превосходительство таланты ваши оказать случай имели, найти нигде уже не можно.
   Как Санкт-Петербургского карабинерного полку господии полковник Шепелев с довольною партиею выступить имел до Нового Места и в ту сторону, то я его о господах подполковнике Гейсмане и майоре Нагеле, кои, в силе вашего превосходительства повеления, будут действовать в стороне Тарнова, уведомил.
   Пошлинная камера в Дукле есть великою покормкою бунтовницкой генеральности, по оной получают сии близко миллиона польских злотых. Ежели бы ее снять, то перейдет в иное место, на которое знакомо, что товары и вина из Венгрии учреждено будет провозить, а буде нигде по переносе оной безопасности не будет, то оная и внутрь Венгрии переведетца, ибо австрийцам все равно, как бы они деньги ни получали, то есть в возврат чрезвычайно больших в Венгрии долгов всей реченной генеральности, которая той камеры пошлинными деньгами выплачиваетца или содержание имеет. Весьма хорошо, ежели б ваше превосходительство могли какой-нибудь способ обрести ту упоминаемую генеральность лишить сего пропитания.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, л. 222 и об., черновик без подписи.
  

No 312

1771 г. августа 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПЕРЕБРОСКЕ ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ

г. Люблин

   Суздальского пехотного полку состоящих в Величке двух рот понеже экипажи здесь были, как и довольное число людей за прежним скорым выступлением здесь осталось; то оных для доставления в Величку велено от меня с Сендомирского посту выпроводить до Нового Места, а для принятия их в Новом Месте выслать команду из Кракова Казанского пехотного полку господину подполковнику и Краковскому коменданту Эбшелвицу предложено, как також от меня предложено командующему в Величке Казанского пехотного полку господину пример-майору Ушакову, чтоб он принадлежащую до Краковского гарнизона Углицкого пехотного полку роту, которая в Величке поныне была по притчине не довольного числа в двух Суздальских ротах людей, отпустить попрежнему в Краков.
   Для лучшей субсистенции, а паче для поисков над мятежниками, в чем уже с Пулавского посту успех есть; бывших в Красноставе Санкт-Петербургского карабинерного полку три эскадрона от меня переведены один в Пулаву, другой в Сендомир, а третей для резерва пока також куда востребовался бы, временно остаетца здесь.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 411, подлинник.
  

No 313

1771 г. августа 26.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА П. А. ШЕПЕЛЕВУ О ВОЗВРАЩЕНИИ С ЕГО КОМАНДОЙ В САНДОМИР

   Государь мой Петр Амплиевич.
   Пинчовским происшествием весьма доволен и не оставил тотчас в Варшаву писать по надлежащему.
   Очень бы я желал, чтоб ваше высокоблагородие как ни есть провели величковских рот людей с экипажами и в Краков вступили, но чтоб после поспешнейшим маршем со всем достальным числом команды вашей, вашею особою и в Краков не заходя, могли благополучно возвратитца паки в Сандомир. Сами знаете, что скоро мне к вам усиление прибавить не можно и хотя прибавка сих людей в Величку не важна, но как я с рапортом вашего высокоблагородия из Нового Места от 21-го августа, что писали своею рукою, и подтвердительно согласен и пр., впротчем их и баловать не надлежит. Невозможно вам ничего точно от меня вдалеке предписать, тако о обстоятельствах вы тамо сведомее меня, только то одно, что подобно как бы от Кракова отскоча, очутились вы опять в Сандомире, а дорогою еще Лубинцу, Икни дай вам бог, я право рад! не прогневайтесь на штиль. Может правда и кого иного по вышесказанному командировать к Кракову, однако, а для того особливо всем не величковскому надобно быть домой, что у бунтовников диверсии в голове, краковцы могут еще и больше оттянуть, а икновцы ваши потихоньку на сю же сторону для прогулки сюда же собирались, как перша стража, мне вчера про то сказали. Впротчем, ежели вам к Кракову далеко, то оставляю на воле, чтоб совсем возвратились в Сандомир. Остаюсь с дружбою и почтением.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, л. 233, черновик без подписи.
  

No 314

1771 г. августа 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ХОДЕ ЭПИДЕМИИ И СТЫЧКАХ С НЕПРИЯТЕЛЕМ ОТРЯДОВ М. Н. КРЕЧЕТНИКОВА

г. Люблин

   Его превосходительство господин генерал-майор и кавалер Кречетников письмом своим от 21 августа меня уведомил о рассеивающихся слухах на Украине опасной болезни, приложил мне притом копию с поданного к нему рапорта от посланного нарочно для осмотра, каковая при сем вашему высокопревосходительству представляетца {К документу приложен рапорт Иоганна Эрдмана на немецком языкс о результатах осмотра больных на Украине (л. 547).}. Преуведомляя притом, что деташементы, отправленные от него, господина генерал-майора, в горы, имеют уже некоторые успехи, майор Нагель под Саноком нашел партию, которая в Лиске забрала сукно и портных для построения их мундиров. Он сию всю разбил и построение их забрал, а подполковник Гейсман ему доносит: под Ржимановым известился он о состоящей тамо мятежнической кучи под командами полковника Лубинского, Ленартовича и ротмистра Рудницкого и хотя оные, узнав о идущем нашем войске к принятию изготовились, а Гейсман, поспешая, пехоту свою имел назади, однако-ж решился произвесть на них удар, поразя на месте более 40, четырнадцать человек взял в плен и гнав к стороне Дукле с полторы мили устилал их путь. А теперь, соединясь, оба деташементы пошли к Дукле, откуда им приказал, очистя все сии места, держатца к Тарнову, дабы по сю сторону Вислы от сих бродяг освободить и есть ли бы обстоятельствы позволяли ему, господину генерал-майору и кавалеру, пробыть там долго, то он так расположен был, чтоб действующей теперь деташемент не вводя в свой кордон держать впереди, дабы на всякое отражение готовым был.
   Присланной ко мне при рапорте от подполковника Елагина выданной от Пулавского ординанс вашему высокопревосходительству при сем прилагаю {Ордонанс Пулавского на польском языке находится в этом же деле (л. 546).}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 94, л. 545 и об., подлинник.
  

No 315

1771 г. августа 26.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА М. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ ОБ УСПЕШНЫХ ДЕЙСТВИЯХ ПОДПОЛКОВНИКА И. ЕЛАГИНА И ПОЛКОВНИКА П. А. ШЕПЕЛЕВА

г. Люблин

   Письмо вашего превосходительства от 1 сентября (21 августа) {В письме от 21 августа Кречетников сообщал Суворову об успешных действиях отрядов, посланных им в горы, под командой майора Нагеля и подполковника Гейсмана и о распространяющихся слухах на Украине о появлении там "опасной болезни" (ЦГВИА, ф. 119, д. 101, л. 246 и об.).} из Жулквы чрез посланного от вас курьера в Варшаву я получил и с успехами, учиненными деташементами команды вашего превосходительства, бывшими под командою майора Нагеля и подполковника Гейсмана, над возмутителями, ваше превосходительство, поздравляю. Но при сем и я ваше превосходительство о таковых же выступивших с двух постов команд происшествиях уведомить честь имею. О первой, пред сим отправившейся из Пулавы по здешней стороне Вислы под командою подполковника Елагина, которая чинила поиск в разных местах, а потом, напав на партию возмутительского полковника Миончинского, под местечком Рыками разбила, на месте убито шесть, в полон взято девять человек, сказывают, что и полковник Миончинской, сперва брося лошадь, спасался бегством в лес. Но наконец, будучи там догнан и будто убит, однако я достоверного о том известия не имею. Да августа 21-го, он же, господин подполковник Елагин, переправясь с командою из Пулав за Вислу, напал на партию команды возмутительского полковника Вербовского при порутчике Грабковском и хорунжем Степанском, в 30-ти конях, под местечком Салцом в деревне Сатьковице, разбил, и самих их, порутчика и хорунжего и 9 человек взял в плен и два убито: товарищ один и один почтовой. А потом, будучи уведомлен, что из под команды возмутительского маршалка Пулавского подполковник Карчевской и майор Пашковской с партиями своими намерены были соединитца с ротмистром Рыбицким под деревнею за Гданском, гнался за ними туда, видел их уже построившихся, ротмистра Глембоцкого возле сей деревни у кляштора на горе, а подполковника Карчевского с Рыбицким под лесом, то он, господин подполковник, разделил команду на двое: одну половину при ротмистре Берголце, велел их отрезать от лесу и сделать нападение, а сам зашел с левой стороны, отхватил их путь, атаковал и разбил, взял в неволю пять офицеров и двадцать восемь рядовых; на месте погребено двадцать шесть человек. А о второй, Санкт-Петербургского карабинерного полку господин полковник Шепелев из Поланца мне рапортовал, что при выступлении его из Сендомира первое упражнение он имел в том, чтоб скрыть действительно предпринятое им движение и несколько отвратить по сю сторону реки Вислы шатающихся возмутителей, для чего прежде нежели из Сандомира выступил, из оставших во оном войск послал партию по здешней стороне реки Вислы к местечку Баранову, дав командующему наставление, чтоб пропустил слух, якобы он, господин полковник, со всеми вверенными ему войсками имеет на здешнюю сторону переправитца и занять Мелцы, к подтверждению чего послал как в Мелцы о заготовлении фуража на идущую во оное команду, так и Домбров, чтоб из оных в Мелцы свозили фураж. Сие довольно желаемое им, господином полковником, действие произвело, однако еще и не совсем, ибо главное его желание было, чтоб Мощинской, получа сие известие и убегая, по обыкновению его, угрожаемой ему гибели, переправился на ту сторону, где б к разрушению его встретил, а полученная от того польза воспоследовала следующая: как скоро бывшие на здешней стороне реки Вислы возмутительские партии команды Киневича, одна с порутчиком Уленцким в двадцати конях, а другая с хорунжим Длуголенским в двадцати пяти конях, получили известие о пропущенном слухе и сочтя оное за справедливое, удалясь за час его вступления в местечко Поланец, переправились вплавь за Вислу, о чем он, господин полковник, получа известие и что оные две возмутительские партии соединились и пошли к деревне Лубнице, для чего в преследование ко истреблению оных командировал Санкт-Петербургского карабинерного полку порутчика Волкова с двадцатью карабинерами и при нем Суздальского пехотного полку прапорщика Землина с двадцатью казаками, которые по прибытии в ту деревню нашли означенное число возмутителей в панском дворе, которые увидев приближение нашей команды приуготовили себя к не предожидаемой обороне, засевши во оном дворе и заперши с обоих сторон ворота, встретили наших из за забору оружейными выстрелами, что порутчик Волков увидел, тотчас спешил всех карабинер и пятнадцать казаков, атаковал оных с двух сторон обще с прапорщиком Землиным, разломав ворота на них стремительно ударил, где возмутителей на месте положил двадцать пять, в том числе хорунжего Длуголенского, в плен взяли пятнадцать, а достальные, перескоча чрез забор, спаслись бегством.
   Чтож принадлежит до Черторижского и Гудовича, о том я никакого сведения в получении не имею.
   Впротчем льщу себя иметь непрерывные вашего превосходительства дружеские уведомления, со вееискреннейшим моим почтением пребываю.
   Вашего превосходительства милостивого государя моего покорнейший слуга {После подписи, на обороте л. 19, следует продолжение текста письма.}.
   Его сиятельство граф Сергий Володимирович Салтыков прибыл в наши стороны благополучно. Как о их превосходительствах Черторижском и Гудовиче не слыхать здесь ничего, так и о выезде Александра Ильича {Бибикова.}, а Иван Иванович {Веймарн.} объявлял, что он сам поедет отсюда в октябре.
   Пашковский был прежде разбит пруссаками на границе, спас с собою только человек 15, а ныне осталось наполовину, протчие были гусары, присланные к нему от Пулавского.
   Приказ Пулавского был, что его партии стягиваютца к Ченстохову, а по отбытии из под Кракова графа Браницкого и Древица к Варшаве сходились они к Миончинцам около Тынца и Ландскорна к 1-му сентябрю нового штиля... {В подлиннике пропуск.} видно, что им хочетца новых на себя нападениев и за положение на воздухе нескольких сот бунтовников новых награждениев.
   Дал пароль Огинской Дирингу, чтоб не воевать.
   О произвождении имею честь вашему превосходительству приложить краткую копию, ежели паче чаяния таковой не получали.
   Шицовых рассеянных еще шатаетца человек десятка 3--4, сказывают он абшитуетца, а Дзербицкой, которого генеральность ленчицким маршалком не приняла, определен к командованию радзивилцов.
   Для казни над здрайцов {Здрайцы -- по-польски изменники, предатели.} и пр. определена от них комиссия в 12-ти особах, главными: Зглинской, Пулавской, Валевской, Заремба, Прилуцкой.
   Уверяют, что посол Чарны умер, на его место выбирают Радзивила. К туркам определено 20000 червонцов и порцелен.
   Генеральность последние свои клейноты проедает, выписывает чрез обещание Велогурского одного... Леони с 15 офицерами, кои будут иметь его стол место Мурье.
   О Литве важного не слыхать, только что сидящей дома диссидент генерал-порутчик Грабовской схвачен бунтовниками и с его деньгами.
   Граф Браницкой или пошел или уповательно пойдет назад от Варшавы к Кракову; подтверждают, Древиц абшитуетца.
   По окончании сего, получа письмо вашего превосходительства от 23 августа, при сем случае ответствую, что в касающемся до Литвы (о чем подлинное известие после подать не оставлю) слух есть, что господин подполковник князь Хвабулов Косаковского разбил и отбил вышепомянутого генерала-порутчика Грабовского, а Косаковской ушел в Жмунды; остаютца там еще подобные незнатные партии.
   О расположении и диспозициях вашего превосходительства известен, письма к послу и генерал-порутчику фон Веймарну тотчас отправил.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. 1, лл. 18--19 об., черновик без подписи.
  

No 316

1771 г. сентября 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   Рапортами мне с постов доносят:
   С Пулавского -- Суздальского пехотного полку господин капитан Морской от 24 числа, что по силе повеления моего находящейся на Пулавском посту Санкт-Петербургского карабинерного полку господин подполковник Елагин в повеленной поход с конницею выступил.
   С Коцкого -- Санкт-Петербургского карабинерного премьер-майор Рылеев от 27, что он за возмутительским полковником Грабским, которой намерен перебиратца чрез Вислу около местечка Лашкарова, туда выступил.
   Из Старгруда -- от 28 августа господин подполковник Елагин напал на след Грабского, которой был от него в двенадцати часах, впереди от Варшавы в 5-ти милях.
   Из под деревни Мнишки от 28 августа он же, господин подполковник, вчерашней целой день гонялся за Грабским, вогнал его в Вислу, он поплыл на ту сторону и несколько перетопил. Он, господин подполковник, за ним переправитца нашол только одно судно, плывущее с сеном, и тем несколько и удержен. Истли того 28 числа не догонит, то поворотитца к Пулавам.
   С Коцкого поста -- господин премьер-майор Рылеев от 30 августа, что он по прибытии с командою в местечко Лашкарово 28 числа известился, что возмутители Грабского партии сего августа 21 числа переправились чрез реку Вислу, прежде его прибытия за сутки, под местечком Дневым, расстоянием от местечка Коцков в двенадцати милях, от Лашкарова в трех милях, за которыми возмутительми господин подполковник Елагин преследует. 28 числа он переправился за реку Вислу, а он, господин премьер-майор, из Лашкарова с командою возвратясь, в местечко Коцк прибыл благополучно.
   Из местечка Козениц -- господин подполковник Елагин от 30 августа, что когда он, гнавшись за Грабскою командою до реки Вислы, и гнал их в воду, сим переправившись в скорости и взявши роту карабинер при ротмистре Лемане и кирасир с ротмистром Козляиновым и берейтером Паткулем, догнал их в марше под деревнею Грабовом, разбил их. Они разделились в две части, где и от него разделены были на две: в одну сторону Леман, а в другую Козляинов с Паткулем и жестоко их разбили. Господа офицеры имели отменное стремление к искоренению их, которыми он был весьма доволен. Убитых около двадцати, в плен взято десять человек, в том числе хорунжей один, а ротмистр Берголц оставлен был с эскадроном при переправе реки Вислы, которой следовал в ариергарде; с нашей стороны убили одну кирасирскую лошадь, да одну казачью ранили.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, л. 24 и об., подлинник.
  

No 317

1771 г. сентября 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВООРУЖЕННОМ ВЫСТУПЛЕНИИ ГЕТМАНА М.-К. ОГИНСКОГО И СВОЕМ РЕШЕНИИ ВЫСТУПИТЬ ПРОТИВ НЕГО

г. Люблин

   По окончании сего рапорта вскорости получил я дубликатной рапорт от 30-го августа 3-го кирасирского полку господина полковника Герздорфа, что ретировавшейся из Бржесца с командою господин подполковник Дмитриев прибыл и объявил ему, что деташамент господина полковника Албычева, по убитии самого его, весь полонен гетманом Огинским, которой, состоя от шести и до семи тысяч людей при двенадцати пушках, следует от Кобрина к Бржесцу. Уповательно, что и в Бяло будет, чего ради я соберу по возможности войска в Коцк и выступлю.
   С постов меня рапортуют:
   С Сендомирского -- господин полковник Шепелев от 31-го августа по получении известия, что Пулавской и Черняховской около Нового Места показались, к подтверждению чего и от его сиятельства графа Браницкого, следующего из Варшавы, тож самое получил. Его ж сиятельство граф Браницкий прописывая, что в рассуждении малого числа конвоя он предвидит опасность, и так он, господин полковник, как для безопасности его сиятельства, так и для поиску над Пулавским из Сендомира к Сташеву выступил и не далее Нового Места оной поиск продолжать будет.
   А бывшей в партии за Бугом 3-го кирасирского полку господин ротмистр Фелькерзам из Ловчи от 31-го августа рапортует, что он, следуя в Красностав, получил ордер от господина полковника Герздорфа, чтоб ему с командою как возможно следовать в Бяло, почему оттуда и отправился.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, л. 25 и об., подлинник.
  

No 318

1771 г. сентября 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПРИНЯТЫХ МЕРАХ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ ПРОТИВ М.-К. ОГИНСКОГО

г. Люблин

   С полученного рапорта от 30 августа третьего кирасирского полку от господина полковника Герздорфа вашему высокопревосходительству копию прилагаю {К документу приложена копия рапорта Герздорфа о взятии войсками Огинского в плен отряда полковника Албычева, который был убит, и о приближении 6-тысячной команды Огинского к м. Бялы (л. 27).} и для предосторожности действующим команды моей партиям по ту сторону Вислы с постов Пулавского и Сендомирского возвратитца приказал. А из рапорта его, господина полковника, явствует, что уже он после отправленного ко мне рапорта с почтою 30-го августа прибыл к нему ретировавшейся из Бржесца господин подполковник Дмитриев, то я такового рапорта в получении еще не имею, а как тот отправленной от него, господина полковника, рапорт получу, то вашему высокопревосходительству рапортом моим донесть непремину. При сем же случае он, господин полковник Герздорф, ордером с Коцкого поста требовал к себе в Бяло людей, почему и отправился туда господин капитан Шипулин с ротою пехоты и ротою карабинер, я же место того из Красностава перейтить велел временно в Коцк состоящей тамо Нарвского пехотного полку гранодерской роте, однако я господину премьер-майору Рылееву, состоящему в Коцке, более сведать приказал.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, л. 26, подлинник.
  

No 319

1771 г. сентября 1.-- ОРДЕРА А. В. СУВОРОВА, ДАННЫЕ П. А. ШЕПЕЛЕВУ И Л. ДЕЛАВО

   Господину полковнику Шепелеву прислать один эскадрон карабинер в Крашник, которой станет или в Крашнике или Урендове, по рассмотрению господина полковника Штакельберга.
   Токмо как ротмистр Лаво выступит с своею ротою из Крашника в Коцк, то уже вышереченного эскадрона одной роте надлежит быть в Крашнике, а другой по рассмотрению. Но как уповательно, что в Пулаве будет мало карабинер, сего ради лутче другую роту поставить в Пулаве.
   У господина полковника Шепелева сандомирских казаков два десятка, лишних сверх того 24, тех лишних двадцать или и двадцать четыре, а будет и двадцати взять в Люблин.
   Вышереченной эскадрон карабинер и 24 казака должны из Сандомира выступить, когда господин полковник Шепелев из его поиску до Нового места возвратитца в Сандомир; а оттуда выступят они чрез 6 до 10 часов.
   Два корпоральства из Крашника, что с ним, возвратятца потому ж в Крашник на их пост.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 11, автограф.
  

No 320

1771 г. сентября 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОДГОТОВКЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ М.-К. ОГИНСКОГО

г. Коцк

   По прибытии моем, сюда вашему высокопревосходительству иного еще донести не могу, как то, что известия о Огинском по прежним рапортам господина полковника Герздорфа некоторым образом подтверждаютца, а иного рапорта от него не имею. Патруль до Бялы от меня послан, как и нарошной в Бржесц. По востребованию для действиев, довольно войска завтре или и после завтре ко мне соберетца, без обнажения мест. Команду для препровождения до Варшавы господина генерал-майора графа Салтыкова, как и протчие такие же мелкие здешние команды покорно прошу вашего высокопревосходительства приказать немедленно в Коцк отправить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, л. 75, подлинник.
  

No 321

1771 г. сентября1 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ЧИСЛЕННОСТИ ВОЙСК

   М.-К. ОГИНСКОГО И ПОДГОТОВКЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ К БРЕСТУ

г. Бяла

   По полученным мною рапортам третьего кирасирского полку господина полковника Герздорфа, усматриваю я, что гетман Огинской действительно, как ему, господину полковнику, известно, состоит в Литве в числе своих войск до 6000 человек и более, кои составляют пехоту, конницу и легкие войски, имея прежде двенадцать пушек, а сверх того еще отбирает к себе и польские хоронги, которой с теми своими войсками намерение имел в Бржесцье вступя, тянутца на Бяло. Напав между тем на легионную команду, бывшего при оной господина полковника Албычева убил, а протчую всю команду взял в плен, а потом пошел к Пинску, уповательно, за деташементом господина полковника Диринга, которой, как слышно, находитца к стороне Несвижа. А как о деташементе оного господина полковника Диринга, где оной находился, я известия до того, ни рапорта не имел, равно и о других командах не слыхал, то, упреждая к недопущению помянутого гетмана Огинского к Бяле, тотчас собрав деташемент из вверенной мне бригады войск, не опоражнивая посты, прибыл в Бяло и, присовокупя к тому из находящихся в Бяле войск при обер-офицерах кирасир тридцать, легионного корпуса карабинер сорок одного, гранодер двадцать три, мушкатер восемьдесят четыре, казаков десять, принял намерение против реченного Огинского и его войска выступить к Бржесцью, а по обстоятельствам и к Пинску, по притчине той, что оной Огинской около тех мест обращаетца, а в коликом числе людьми и лошадьми составленной полевой деташемент состоит, вашему высокопревосходительству при сем рапорт представляю {См. приложение.}. Здесь же отпущенных от Огинского из плену того легиона штаб и обер офицеров состоит: от карабинер -- подполковник один, ротмистров два, порутчиков пять, адъютант один, корнет один, от пехоты -- капитан один, порутчик один, подпорутчиков три, прапорщик один, казацкой вахмистр один, да нижних чинов шесть человек, итого двадцать три человека, да из того ж плену от Огинского бежало оного ж легиона раненых нижних чинов десять человек и явились здесь в Бяле, которым велено учинить допрос господину полковнику Герздорфу и к вашему высокопревосходительству отправить, а я по притчине скорого отсюда выступления сочинить не успел.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, л. 146 и об., подлинник.
   1 На документе ошибочно написано "августа".

  

No 322

1771 г. сентября 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ НА СОЕДИНЕНИЕ С ПОЛКОВНИКОМ ДИРИНГОМ

г. Брест

   С частью вверенной мне бригады войск вчерашнего числа я в Бржесц прибыв, уведомился, что гетман Огинский с своими войсками расположился под Телеханом и в околичности оного по деревням. А как господин полковник и кавалер Диринг, слышу, обращаетца к той же стороне около Березы, в таком случае я, выступя из Бржесца, марширую туда к соединению со оным господином полковником Дирингом, приближаясь с ним к тем местам, где гетман Огинский намерен взять способы приступить против его. О чем к помянутому полковнику и кавалеру от меня сего ж числа ордером писано и что чрез то откроетца, о том неумедля вашему высокопревосходительству донесть не премину.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, л. 173 и об., подлинник.
  

No 323

1771 г. сентября 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ДВИЖЕНИИ НАВСТРЕЧУ М.-К. ОГИНСКОМУ

От Бреста в марше.

   Ордер вашего высокопревосходительства от 1-го числа сего сентября под No 188-м {Ордер не обнаружен.} в цифрах с приложениями получил и во исполнение оного, как стремления гетмана Огинского с его войски к Варшаве и к стороне Люблина, к горам, не слышно. Я, с частию войск вверенной мне бригады, буду старатца не пропуская его, гетмана, с войски в те места с помощию божиею, упреждая все намерении и покушении, его уничтожить. Не упущу между тем писать о нужной надобности к господину полковнику и ордена святого Георгия кавалеру Древицу и к протчим деташементным командирам, только они где обращатца будут и что у них происходить имеет, меня предварительно о тех обстоятельствах уведомляли и повелении мои исполняли. Какие ж от времени до времени открыватца станут новости, о сем и вашему высокопревосходительству, не упуская времяни, со изъявлением всех подробностей рапортовать имею.
   Что же касаетца до состоящих в Люблинском воеводстве Пулавского и Коцкого постов, то по посланным от меня к господину полковнику Штакельбергу пред сим и ныне ордером велЕно их занять из Красностава и из Сендомира некоторым числом людьми, дабы чрез оное польза, свободной и беспрепятственной проезд от армии курьеров и другие коммуникации быть могли, однакож с тем, чтоб совсем протчих постов никоторого не опоражнивать, а тем от умножения и покушения бунтовщиков осторожность, спокойствие и тишина соблюдена будет в рассуждении, что в тамошних местах теперь еще войск довольно быть может. О чем вашему высокопревосходительству от меня и пред сим из Бяла рапортом донесено было.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 95, лл. 174--175, подлинник.
  

No 324

1771 г. сентября 12.-- РЕЛЯЦИЯ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ ПРИ СТОЛОВИЧАХ

   Сентября 11-го числа, пополудни в 8-м часу, выступя из местечка Крашина, маршировал к местечку Несвижу и, отойдя от Крашина одну милю, получено важнейшее известие, что гетман Огинской с своим войском в числе от трех до четырех тысяч человек выступил из местечка Мира того-ж числа, пополуночи в 12 часов, и пошел к местечку Сталовичу, которое было расстоянием от меня в двух милях, почему я с войском, поворотясь назад, маршировал к помянутому местечку Сталовичам, при чем уже наступила весьма темная ночь. То хотя во оной темноте чрез многие и узкие дифилеи разные препятствовали неудобствы, но однако маршировало войско при мне с поспешением и прибыло ко оному местечку на самой темной заре, будучи устроено все в ордер де-баталии: пехота в одну линию -- при оной командирами в первой части с правого флангу -- секунд-майор Карл Фергин, с левого флангу во второй части -- секунд же майор Алексей Киселев, пушки посреди в линии, которыми командовал господин капитан Исак Ганибал. С прикрытием резерва рота пехоты, рота карабинер, казаков тридцать, а протчая вся кавалерия сочиняла вторую линию, которою командовал пример-майор Рылеев; фланги закрывали казаки; под которым местечком в самом форштате был весьма дурной и тесной проход и кругом болото. А как зачали войски чрез оную переправлятца, то в самое то время с неприятельской стороны из самого местечка загорелся весьма сильной пушечной и оружейной огонь, но неустрашимая храбрость российских солдат, сильная неприятельская стрельба ко удержанию препятствием служить не могла, то в то время была ведена в разные места в то местечко пораженная атака, а именно, самою прямою дорогою чрез дифиле послан был с ротами Суздальскими гранодерскою, мушкатерскою и егерскою командою и с пушками того ж Суздальского полку господин майор Киселев. И при оной переправе, оной майор предводительствуя ими, мужественно поступил и весьма неустрашимо и храбро и тем доказал отличную ревность, причем и будущие при нем господа офицеры оказали свою неустрашимость с храбростию. Нашебургского пехотного капитан Семен Шлисель, Исак Ганибал, Суздальского пехотного-ж полков капитан Андрей Шипулин, да оного ж полку егарской команды порутчик Аполон Бабин, кой в правую руку ранен, и сержанты Егор Красной, Григорей Качалов, Иван Долгосабуров, главной артиллерии 2-го канонерского полку Михаила Кайгордцов, и как скоро оной майор Киселев пушечной и оружейною стрельбою, отбив неприятеля от дифиле, понудил назад бежать внутрь жилья, чем отворил свободной путь. В то самое время господин пример-майор Рылеев с кавалериею сделал наиприсильнейшую атаку на ту самую в местечке площадь, где стояло несколько пушек и как скоро оными завладел, то нимало медля, гнал всех стоящих пред собою возмутителей из местечка вон, а по выгоне из того местечка те возмутители, разделившись на две части, из которых одна побежала в левую сторону не останавливаючись, а другая часть, числом до пяти сот коней в правую сторону, примкнула к состоящей в поле возмутительскои пехоте, которой было пехоты около трех сот человек с пушками, причем уже наступил белой день. Но, как усмотря майор Рылеев тот построенной кавалерииской фронт, сколько мог обратить кирасир и карабинер, а не более как до семидесяти человек, а протчие погнались за теми в левую сторону, причем с храброю отличностию оказали себя господа офицеры: третьего кирасирского полку порутчик Петр фон-Веймарн и Санкт-Петербургского легиона корнет Егор Мек, да казачей легионной команды ротмистр Евдоким Сухинин и при донских казаках Суздальского пехотного полку прапорщик Лев Кушников. А как обратя, оной майор Рылеев, противу оного возмутительского конного фронта и со оными сделал по неустрашимой своей храбрости на тот фронт с таким малым числом наиприсильнейшей удар, при чем оказали себя таковою ж неустрашимою храбростию бывшие при оных кирасирах и карабинерах господа офицеры Санкт-Петербургского карабинерного -- ротмистр Леонтей Делаво, порутчик Ульян Андреев, корнет Петр Глумилин; третьего кирасирского порутчики: Карл Вульф, Андрей Андреев, {В послужных списках 3-го кирасирского полка за 1771 г. такого не Значится. Есть Степан Андреев, но он с 1 января 1770 г. был ротмистром.} берейтор Карл Паткуль, корнет Макар Бирюков, Санкт-Петербургского карабинерного полков вахмистры: Иван Бартенев и Алексей Ратманов, от которого пресильнейшего удара та возмутительская конница обратилась вся в бег, за которою те офицеры с кирасирами и карабинерами гнав, с большим поражением на несколько верст, где помянутой ротмистр Делаво ранен в правую щеку сквозь пулею. В предписанное ж время и в тот же самой час и секунд-майор Киселев поспешно с ротами и пушками из местечка вышел в поле и на неприятельскую пехоту шел прямо с пушечною и оружейною стрельбою, причем довольно оказал себя майор Киселев отлично, а еще часть пехоты возмутительской до двух сот человек с пушками осталась в стороне, для чего с расторопностию вышеписанного майора Рылеева и та пехота была атакована и разбита отделившими от секунд-майора Киселева суздальскими гранод&рами и легионными солдатами, причем отличили себя Санкт-Петербургского легиона от пехоты порутчик Михаила Маслов, которой и ранен в правую ногу, да Суздальского полку порутчик Ларион Борисов, адъютант Михаила Лупышев, которые те два порутчика и адъютант весьма мужественно храбрость свою со усердием оказали (что как скоро помянутой, майор Рылеев сказал оным, чтоб с поспешением ту возмутительскую пехоту атаковать и взять, то с словом, вдруг бросясь во фронт той стоящей возмутительской пехоты, зачали штыками резать, отчего принуждены были сказать все пардон). При том сражении в плен взято живых возмутителей до двусот человек с их штаб- и обер-офицерами, со оружием и с пушками. А в самое ж то время, когда господин майор Рылеев, как и выше упомянуто, сделал на площадь атаку, то господин секунд-майор Фергин с ротою гранодерскою и с пушкою отделен был и с половинною легионною командою в правую сторону по форштату, где также находилось возмутительской конницы до несколько сот человек и запавших пеших стрелков до дву сот, которые изо всех мест будучи в жиле, производили превеликую оружейную стрельбу, причем оного майора Фергина было предводительство весьма храброе и расторопное и бывшие при нем господа офицеры чрез свою мужественную и храбрую неустрашимость оказывали себя весьма усердными и отличными: Суздальского пехотного полку капитан Афанасей Кушников, а противу означенных стрельцов с отделенною частью гранодер порутчик Илья Парфентьев; весьма показал себя отличным Санкт-Петербургского легиона капитан Андреян Куприн, да Суздальского пехотного полку сержант князь Естифей Костров, артиллерийской Никифор Свиридов. С неприятельской стороны урон весьма знатен: в плен взято штаб и обер-офицеров пятнадцать, лекарь один, подлекарь один, ксенз капелян один, нижних чинов двести семьдесят три человека, артиллерии со всеми снарядами--десять медных пушек больших и малых, из коих фельдшлангов трехфунтовых два, пушек трехфунтовых три, полуторафунтовых три, да легионных две (которые у них при взятии их в плен гетманскими войсками взяты), ружей разных калибров 327, литавр две пары, барабанов 12, пороху 74 пуда 15 фунтов, свинцу 28 пуд 10 фунтов, буздыхан вызолоченной 1, да в плен взятых гетманом Огинским отбито легионного корпуса нижних чинов 435 человек, побито и на месте и в догонку возмутителей штаб и обер-офицеров: подполковник Битов, а об иных чинах неизвестно, а нижних чинов от четырех до пяти сот человек. Кто ж таковы именно штаб и обер-офицеры и протчие чины взяты в плен, при сем прилагается именной список; {К документу приложен список пленных поляков (лл. 11--21).} с нашей стороны из сражавшихся ее императорского величества войск 822 человек -- урон весьма малой, а именно: убито нижних чинов 8 человек, государевых лошадей тридцать одна, ранено господ офицеров: ротмистр один, порутчиков два, нижних чинов тридцать пять человек. А как окончилось оное сражение по полуночи в 11 часов, то собрав все войско, маршировал к местечку Несвижу 6 миль, куда прибыл пополудни в 9-м часу. А оставите литовские войски, окроме полков Белякова и Корицкого, которые и находились остатки от оных от разогнания под Сталовичами под командою полковника Беляка, все получили от стражника Огинского повеление, чтоб каждой шел в свои консистенции, а о гетмане известно, что будто уехал заграницу с регементарем Брестовским и с ними до десяти гусар {К документу приложены: журнал выступления из Люблина в Литву и возвращения из Литвы до м. Бяло с 1 по 25 сентября 1771 г., а также список отличившихся офицеров (лл. 6--7 и 10 и об.).}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 108, л. 5 и об., подлинник.
   Опубл. в сборнике "Генералиссимус Суворов", Госполитиздат, М., 1947, стр. 127--130.
  

No 325

1771 г. сентября 13.-- ДОНЕСЕНИЕ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ПОБЕДЕ НАД М.-К. ОГИНСКИМ

м. Несвиж

   Вашему высокопревосходительству доношу.
   Божием благословением ее императорского величества войски команды моей под Столовицами разбили гетмана Огинского.
   Потерял он всю свою артиллерию, обозы до последнего колеса, легионные все отбиты. На месте и в погоне легло по крайней мере больше трех, а около четырех сот, в полону возмутительской региментарь граф Пузина, от пехоты и кавалерии штаб и обер-офицеров пятнадцать, нижних чинов двести восемьдесят, взято две пары литавр, буздыхан один, двенадцать барабанов. Теперь у него осталось войска тысячи две. Шиферная азбука малого ключа, за подписанием вашего высокопревосходительства, найдена в отбитых его письмах, кои потом к вашему высокопревосходительству перешлю.
   С нашей стороны убито нижних чинов восемь, лошадей тридцать одна, ранено три офицера, нижних чинов тридцать пять. В атаке неведано кто друг друга перещеголяли, легионные или другие войски.
   Спешу о том вашему высокопревосходительству донесть, а обстоятельное описание скоро пришлю {См. документ No 324.}. Теперь пора мне туда, откуда пришел.
   Нижайше поздравляю ваше высокопревосходительство

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 14, подлинник.
  

No 326

1771 г. сентября 14.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА М. Н. КРЕЧЕТНИКОВУ О ПОБЕДЕ НАД М.-К. ОГИНСКИМ

м. Несвиж

   Помощию бога войски ее императорского величества команды моей разбили гетмана Огинского впятеро сильнее нас. Кратко донесть вашему превосходительству имею: потерял он всю свою артиллерию и обозы, ста с три в полону, гораздо больше того убито. Отбиты легионные, что от него захвачены были, осталось у него войска еще около двух тысяч, или тысяча, или меньше -- узнать не можно. Гетман ретировался на чужой лошади в жупане, без сапогов, сказывают так! Лутчие люди убиты или взяты в полон, и то верно. Мы атаковали с 500-ми, ста два было в резерве. Наконец для эскорта пленных нас недоставало. Простительно, ежели ваше превосходительство по первому слуху сему сумневатца будете, ибо я сам сумневаюсь. Только правда. Слава богу! {От слов "или тысяча..." до слов "наш урон" текст написан собственноручно Суворовым в виде вставки на полях.} Наш урон очень мал.
   Остаюсь с совершенным моим почитанием вашего превосходительства, милостивого государя моего, покорнейший слуга

Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 15, подлинник.
  

No 327

1771 г. сентября 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ О ВЗЯТИИ В ПЛЕН ПОЛКОВНИКА ЛЕРЗАКА

м. Бяло

   По разбитии гетмана Огинского со всем его войском на возвратном моем тракте к Пинску в деревне Добрех командою моей взят ехавшей в дом от разбитого гетманского войска Пинского регимента полковник Лерзак, которой словесно, так и письменно на польском диалекте ответом показывает, что он пред сим всегда жительство имел в деревнях в своем доме и когда гетман Огинской соединял войски, находился в Каменцу для кригсрехту над своими офицерами, где получил от него, гетмана, повеление, чтоб с полком прибыл к нему в Телехан, куда полк не дождавшись его, Лерзака, по повелению ж гетмана выступил. А он, не зная его, Огинского, намерения, прибыл на другой день после забрания команды господина полковника Албычева; прибывши ж и услышав от него, Огинского, намерения, просил чтоб его уволить в дом, представляя ему, что противу войск российских итти не желает, но он, Огинской, не отпустя, взял принужденно с собою. И так я оного полковника Лерзака, как он прежде был взят почти принужденно, да и ныне по разбитии без всякой команды пробирался в свой дом и совсем против войск ее императорского величества итти не намерен, винным не признавая, а представляю вашему высокопревосходительству на польском диалекте его ответ, {К документу приложено письмо Лерзака на польском языке (л. 38 и об.).} с него ж, Лерзака, шпага не снята, а оставлен для содержания под присмотром до воспоследования от вашего высокопревосходительства резолюции, в местечке Бяле у господина полковника Герсдорфа.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 119, д. 108, л. 37 и об., подлинник.
  

No 328

1771 г. сентября 30.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА И. Г. ДРЕВИЦУ О РОЗЫСКЕ И НЕМЕДЛЕННОМ ВОЗВРАЩЕНИИ ГЕТМАНСКОЙ БУЛАВЫ ОГИНСКОГО, ЗАХВАЧЕННОЙ И ПРОДАННОЙ В КОМАНДУ И. Г. ДРЕВИЦА

   Между протчим при разбитии гетмана Огинского с его войском, в обозах его взята нижними чинами команды моей оного Огинского булава, коими продана в деташемент команды вашего высокоблагородия (как я о том уведомлен). Того ради, как то весьма важного зависить может и служит для славы войска ее императорского величества и победоносного оружия, ваше высокоблагородие, ежели оная у кого наидетца, изволите приказать представить к себе без всякой утайки, подтвердя при объявлении, естли кто оную имеет и не представит, а опосле найдена у него будет, то лишитца заплаченной им цены, ибо таковые вещи не иначе куда принадлежат, как только его королевскому величеству польскому, -- не меньше. Ордером его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера фон Веймарна велено таковые или иные тому подобные вещи отбирать и возвращать туда, куда оные следует.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 10, черновик без подписи.
  

No 329

1771 г. октября 3.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА ПОЛКОВНИКУ И. Л. ЧЕРНЫШЕВУ О РОЗЫСКЕ ЗАКОПАННЫХ КОНФЕДЕРАТАМИ ПУШЕК И ОТПРАВКЕ ИХ В НЕСВИЖ

   По запискам, взятым в канцелярии гетмана Огинского, найдено, что близко Несвижа за тягостью оставлены закопанные в земле картаульные пушки, которые велено было вырыть графу Пузине и отправить; также в Телеханах и Кенте некоторые оставлены ж, для чего, ваше высокоблагородие, не оставьте употребить меры свои показанные пушки отыскать и отдать в Несвиж. Граф же Пузина находитца в плену в Несвиже, то он может их, конечно, показать, и, по исполнении сего, не оставьте, ваше высокоблагородие, меня с первою почтою отрапортовать.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 53, черновик без подписи.
  

No 330

1771 г. октября 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА И. И. ВЕЙМАРНУ С ОБЪЯСНЕНИЕМ ПРИЧИН ВЫСТУПЛЕНИЯ ИЗ ЛЮБЛИНА ПРОТИВ ВОЙСК М.-К. ОГИНСКОГО1

   Ордер вашего высокопревосходительства от 7-го октября под No 2120-м {Ордер в делах не обнаружен.} я в 15 день сего ж течения получил, на которой покорно доношу.
   Выступление мое из Люблина с собранною частью вверенной мне бригады войска против восставшего на оружие ее императорского величества гетмана Огинского и войск его понудило впервых, по дошедшим рапортам от состоящего в Бяле под командою моею господина полковника Герсдорфа, будучи при том сопряжено с усердною к службе ее императорского величества и к отечеству ревностию, к недопущению и пресечению того гетманского намерения и к защищению своих постов. И для того поспешил в Бялу, а оттуда в Бресц, где положил мое намерение к разбитию его, гетмана, и войск его.
   По выступлении ж из Бржесца я вашему высокопревосходительству из местечка Березы рапорт отправил с прописанием, что господин полковник Диринг пошел к Несвижу, а гетман потянулся на Телехан и туда ж поворотил.
   К Несвижу я поспешаю с корпусом к соединению с господином полковником Дирингом, маршировал вслед его на Березы. Между тем, приближаясь к Несвижу с тою частию войск в Крашин, от Несвижа в 5 милях, 11 сентября достоверно известился, что гетман с войском уже в местечке Мире, а господин полковник Диринг с деташементом в местечке Свиржне, от Мира в 3-х милях, почему намерение свое подтверждая, выступил к Несвижу в ночь и с предприятием, соединясь с господином полковником Дирингом, на гетмана ударил. Но, сошед одну милю услышал вдруг вернейшее известие, что гетман с войском того ж числа перешел из Мира в местечко Столовичи. В сих обстоятельствах будучи, тотчас послал я в Несвиж о том уведомить, а оттуда дать знать господину полковнику Дирингу и господину подполковнику князю Хвабулову, бывшему в Слуцке, дабы они подкрепили меня в атаке помянутого гетмана с войском. Сам с войски, дав вид будто тянусь к Несвижу и сделав распоряжение к атаке, поворотился назад и маршировал прямо к Столовичам, кое расстоянием было в 2-х милях от меня. В рассуждении, чтоб тем соединением или маршем к Несвижу при таком авантажном ночном и неведомом гетману случае не упустить и не потерять времени и не подать ему способу далее с войском уйти и более еще умножить своих сил, ведая с стороны встречающейся ему деташемент господина полковника Древица, обнадеживая себя тем и другим подкреплением.
   При темной утренней заре, несмотря на его, гетманские, превосходные силы, положась на божескую помощь и защищение, вдруг с своими войски, составляющими в числе 822 человек сражающихся с надлежащим воинским порядком, при том местечке Столовичах, его, гетмана Огинского, с войсками атаковав, разбил и намерение его разрушил.
   О победе той из Несвижа от 13 числа сентября краткой оригинальной, а потом того ж числа дубликатной рапорты для доставления вашему высокопревосходительству отданы персонально находящемуся в Несвиже Санктпетербургского легиона господину подполковнику Колыванову, а каким образом оные из Несвижа, а пред тем из Березы рапорты к вашему высокопревосходительству не дошли, о том я известия не имел. Впротчем же о происшествии той победы из представленных от меня к вашему высокопревосходительству реляций и журнала яснее усмотреть изволили. Движение мое учинено из Люблина, не опоражнивая моих постов, а достаточно еще оставляя войск и не в пренебрежение вашего высокопревосходительства ордера, но согласно, как выше значит, с усердною моею к службе ее имп. величества и к отечеству ревностию.
   По разбитии ж его, гетмана, войск, не оставалось мне более обращатца в Литве с войски и, не имея чтоб еще там быть повеления, за нужное нашел возвратитца из Литвы в Люблин, к своему посту. Однакож не оставил я, быв в Несвиже, дать знать о том господам полковникам Дирингу, Древицу, Чернышеву и подполковнику Хвабулову, изъясня им, что я с войски означенного гетмана Огинского и войски его разбил с предписанием, чтоб из них господа полковники Древиц и Диринг и подполковник князь Хвабулов о остатках тех гетмана Огинского войск употребили свои способы и старались в истреблении их бегущих. Что ж принадлежит до побитых с неприятельской стороны от 4-х до 5 сот, то совершенною правдою поставляю не увеличивая, хотя их и больше того побито.
   А с чего пробош {Пробст.} местечка Столович и по какому требованию и кого на каком основании о похороненных им весьма малого числа утверждал, я совсем не понимаю истину: всему ль моему изъяснению или пробошу поверить должно.
   Вашему высокопревосходительству доношу, что несправедливо я тем обнесен. Ваше высокопревосходительство в рапорте и в реляции моей недостатком поставляете, яко о полученной знатной добыче мало упоминаетца, в чем именно оная состоять могла, но я в реляции подробно описал о том и полагаю знатную добычу в отбитии у гетмана всей артиллерии, пороху, свинцу, барабанов, ружья и протчей аммуниции, также забранных в плен легионного корпуса людей 435 человек и их двух пушек, что почитаетца за добрую добычу; а сверх того и из польских в плен взято 290 человек, в числе коих штаб и обер-офицеров 16 и ксендз капелян; которые орудия, оружие, аммуниция и пленные, яко государю принадлежащие, окроме 2-х трехфунтовых пушек, кои взяты при мне в Люблин, в Несвиже оставлены. А о войсковых гетмана казенных деньгах, были ль они и сколько, и им, гетманом, или и другим кем из его войска захвачены и увезены -- неизвестно.
   Партикулярная добычь, состоящая в обозе, отдана войскам под командою моею бывшим, хотя препорциально {Пропорционально.} не разделено, однако по таком счастливом разбитии ко ободрению и поощрению впредь к новым победам, каждому взять часть дозволено и в том никто обиженным себя не почитает и претензии не имеет.
   Старание и успех состоял только в том, чтоб единственно неприятеля разбить и истребить, а не о партикулярной добыче помышляемо. К тому же представить честь имею вашему высокопревосходительству и о добычных лошадях, которые оказались годны, те б кирасирские карабинерные и в подъемные под артиллерию вмещены без всякой заплаты, а другие, кои неспособные к службе, оставлены в руках нижних чинов и казаков, сколько со дня выступления моего до возвращения от форсированных маршей строевым и подъемным лошадям, так как людям и аммуниции имелось убыли и каким случаем о сем в силу ордера вашего высокопревосходительства от 1 числа июня 770 года под No 99-ым {Ордер No 99 не обнаружен.} полки в представлениях к требованиям своим к команде должны изъяснять. Почему я, то минуя, своим рапортом единственно о победе гетмана и кто при том из войск бывших со мною людей и лошадей побито, поспешая с донесением в реляции описал. Все вышепредставленное предаю на милостивое вашего высокопревосходительства рассмотрение и соизволение.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. III, лл. 48а--491 об., черновик без подписи.
   1 Ген. Веймарн обвинял А. В. Суворова в самовольном выступлении из Люблина. Между тем это не так. Веймарн еще 23 июля предупреждал Суворова об опасности со стороны Огинского, о необходимости быть в полной готовности к выступлению против него, как только будут получены сведения о его враждебных действиях (см. примечание к док. No 300).
   В конце августа Суворов получил рапорт о нападении Огинского на русский отряд полковника Албычева. Чтобы не давать время для организации нового очага партизанских действий, Суворов немедленно выступает против Огинского, докладывая об этом своему начальнику ген. Веймарну. Действия Суворова, совершенно правильные, разошлись с планом ген. Вей-марна, который в полном соответствии с прусской системой ведения войны, по получении сведений о выступлении Огинского, принялся за составление подробного плана, по которому главная роль отводилась немцу на русской службе -- полковнику Древицу. Но пока генерал Веймарн составлял план, в котором стремился расписать во всех подробностях действия всех отрядов, выделенных против нового крупного отряда Огинского, Суворов успел его разбить.
  

ВОЗВРАЩЕНИЕ А. В. СУВОРОВА В ЛЮБЛИН
(1 ноября 1771 г.-- 19 января 1772 г.)

No 331

1771 г. ноября 1.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА И. ЕЛАГИНУ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ СООБЩИТЬ ПОДРОБНОСТИ СРАЖЕНИЯ С КОНФЕДЕРАТАМИ МЕЖДУ ШИДЛОВЦЕМ И ПРИСУХОЙ

г. Люблин

   Из рапорта вашего высокоблагородия к господину полковнику Штакельбергу от 28 октября я усматриваю, что ваше высокоблагородие, узнав о возмутительских полковниках: Грабском, Вербовском, Самборском и Ленартовиче, которые по разбитии маршалка Пулавского собрали команды и тянулись к стороне Конска до Ченстохова и, нагнав их между Шидловцом и Присухами, разбили и гнали две мили. Побито больше тридцати, в неволю взято: полковник Самборский, ротмистр Будинский, адъютант Пулавского Гродецкий, товарищ Смолинский и семнадцать человек рядовых, из которых были смертельно ранены; у иных отрублены руки, и шеи почти до половины перерублены, то таковые по разным деревням под росписками оставлены, в числе коих и полковник Самборский. И притом рекомендуете, ваше высокоблагородие, за отменную и мужественную во время бывшего сражения храбрость трех офицеров: ротмистра Запольского, порутчика Домогацкого и корнета Дичкова. А как об оном для донесения его высокопревосходительству господину генерал-порутчику лейб-гвардии премьер-майору и разных орденов кавалеру Александр Ильичу Бибикову, требует точного и аккуратного описания, где было то сражение, в деревне ли или в поле, сколь сильны были реченные совокупившиеся полковники, днем ли или ночью на них напали, с каким они супротивлением себя обороняли. Ныне же при рапорте вашем от 29 октября к господину полковнику Штакельбергу присланы сюда адъютант Гродецкий, товарищ Ян Смюлинский, рядовые: Антони Томашевский, Антони Будинский, Ян Свенчивский, а о протчих шестнадцати человеках, где оные находятца, я сведения не имею. И для того, ваше высокоблагородие, изволите о всем вышеозначенном, не меньше и о пленных, где оные оставлены, в каких деревнях и под чьими обывательскими росписками, с получением сего немедленно меня рапортовать, как и взятые в тех раненых от обывателей росписки при том своем рапорте приложить. Полковника же Сам-борского прикажите из Присух привезти в Пулаву, хотя крайне слабого, того местечка обывателям и, когда привезен будет, також изволите отрапортовать.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 79 и об., черновик без подписи.
  

No 332

1771 г. ноября1.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА БРИГАДИРУ С. Е. ШИРКОВУ С ПРОСЬБОЙ СООБЩИТЬ О ХОДЕ ЭПИДЕМИИ

г. Люблин

   Высокородный и высокопочтенный господин бригадир, государь мой!
   Для пресечения от показавшихся в прошлом 1770 году на Волыне и Подоле заразительных болезней здесь, в Красноставе, Ленчне и протчих местах, от команды моей учреждены кордоны и определены для ревизования доктора с немалым жалованьем. А как ныне о тех заразах утихло ль оно или еще простираетца, я никакого известия не имею, а доктора без всякой должности получают казенное жалованье и, сверх того, обыватели расставле-нием кордона, в содержании при маяках караулов терпят крайнюю нужду, а купцы в проезде остановку. В таком случае вашего высокородия прошу меня уведомить о вышеписанных заразах, дабы я мог, если оно утихло, как обывателей облегчить от караулов, так купечеству и всякому проезжающему народу открыть беспрепятственной путь.
   Вашего высокородия, государя моего, покорный слуга
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 73, черновик без подписи.
   1 Документ без числа.
  

No 333

1771 г. ноября 2.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА С. Е. ШИРКОВУ О СТЫЧКЕ РОТМИСТРА В. БЕРГГОЛЬЦА И И. ЕЛАГИНА С КОНФЕДЕРАТАМИ

г. Люблин

   После разбития под Радомом господином подполковником Лангом Пулавского, рассыпавшиеся от него возмутительские партии, войсками команды моей, октября 26 числа схвачено с Юзефовского поста командированным Санкт-Петербургского карабинерного полку ротмистром Бергольцом на здешней стороне показавшиеся: поручик один, рядовых семь человек, да 27 октября им же, ротмистром, бошняков три, да 28 числ с Пулавского поста выступившим господином подполковником Елагиным соединившиеся полковники Грабской, Вербовской, Самборской и Ленартович между Шидловцом и Присухами разбиты. Убито больше тридцати, в полон взято полковник Самборский, ротмистр Будинский, Пулавского адъютант Гродецкий и семнадцать рядовых.
   Остаюсь с должным моим почтением вашего высокородия государя моего покорный слуга
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 83, черновик без подписи.
  

No 334

1771 г. ноября 12.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА Ф. ЭБШЕЛВИЦУ О СРОЧНОМ ВЫСТУПЛЕНИИ ИЗ КРАКОВА В САНДОМИР И ЗАНЯТИИ ТАМ ПОСТА1

г. Люблин

   Его высокопревосходительство господин генерал-порутчик и разных орденов кавалер Александр Ильич Бибиков ордером ко мне от 31-го минувшего октября повелевает, на смену вашему высокоблагородию отправить господина полковника Штакельберга с 8-ю ротами Суздальского полку, во исполнение которого он, господин полковник Штакельберг, и отправлен, а ваше высокоблагородие имеете исполнить следующее:
   Как скоро господин полковник Штакельберг в Краков прибудет, оной город в ведомство его отдать, равно местечко Величку с принадлежащими к ним наставлениями, припасами, пушками, магазинами и протчим, самим вам со всею вашею командою с 4-ю ротами Казанскими и тремя Углицкого полков с имеющимися при них артиллериею, обозом и больными, сколько оных везти будет можно, также и Нарвского полку пушку из Велички, с прибытия его, господина полковника, чрез 24, а по крайней мере два раза чрез 24 часов выступить к Сандомиру и следовать с крайним поспешением без малейшего потеряния времени, взяв от господина полковника Штакельберга сорок человек донских казаков и на тракте отдать господину подполковнику Лангу две роты мушкатер Казанских, при которых оставить из старших капитанов: одного исправного и твердого, а от него -взять три роты ж Нашебургского полков.
   Естли ж господин подполковник Ланг от Кракова в отдалении, то те две роты полку Казанского взять сюда с собою, которые отсель уже при случае доставлены быть могут и следовать прямейшим трактом до Пинчова, где и оставить казаков тридцать, или сколько от господина полковника Штакельберга приказано будет, у господина подполковника Елагина, а от него взять с собою двадцать человек. По выступлении из Кракова и по отдаче рот господину подполковнику Лангу прислать ко мне о числе людей, лошадей и артиллерии [рапорт], показав по полкам и калибрам, да и ежеденно о ваших переходах в дежурство мое рапортовать же.
   Будучи в пути, иметь крайнюю предосторожность, обывателям обид, разорения не чинить, так и безденежно ничего не брать опасаясь строго по силе законов взыскания.
   По прибытии в Сандомир принять вам тот пост, где вы определяся, отменяете, как и все на оном мои приказы и наставления, в свое ведомство. От господина майора Фергина, оставя на оном посту Казанского пехотного полку одну роту мушкатер, в Крашник отправить Углицкую одну роту ж, а протчие: гранодерскую Казанскую, Углицкую и Нашебургские, как и казаков при господах майорах Ушакове и Гафштене отправить в Люблин и по смене меня рапортовать. Итак, господина секунд-майора Фергина с Ыарвскою пехотною ротою, его пушками отпустить в Люблин же.
   Будучи на посту, рекомендую с околичными постами Пинчовым и другим ближайшим иметь по часту сношение и употреблять все меры к скорейшему истреблению возмутителей, сносясь с господином подполковником Елагиным, не дожидаясь возмутительских приближеней, а действовать самим из Сандомира; оному посту резервом и подкреплением служит Крашник, как и впереди Пинчов.
   Впротчем поступать по точности моих на оном повеленей непременно, ибо во оных означены каким образом для поиску возмутителей откомандирование чинить и как далеко очищать пост.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, лл. 120--121, черновик без подписи.
   1 Аналогичные ордера были посланы Лангу и Штакельбергу.
  

No 335

1771 г. ноября 16.- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА И. ЕЛАГИНУ О ВЫДЕЛЕНИИ ОТРЯДА ДЛЯ ЗАНЯТИЯ ПИНЧОВА И О ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЯХ

г. Люблин

   Его высокопревосходительство господин генерал-порутчик и разных орденов кавалер Александр Ильич Бибиков от 31 минувшего октября ордером мне предложа повелевает: господина полковника Штакельберга с полком отправить в Краков для занятия оного, а в других нужных местах по усмотрению моему определить деташементы, во исполнение которого определяю я в местечке Пинчове деташемент, которой имеет состоять под командою вашего высокоблагородия числом одного эскадрона Санкт-Петербургского карабинерного полку карабинер, и Суздальского пехотного полку дву мушкетерских рот, и 30 донских казаков, которых вам: первых от г. полковника Шепелева, вторых от полковника Штакельберга принять и следовать обще с ним до Пинчова, где принять пост, а казаков прислать к вам велено из Кракова господину полковнику Штакельбергу. Из Люблина взять две исправных пушки с их снарядами; казаков 20 оставит вам господин полковник Штакельберг до присылки из Кракова других, по прибытии которых сих 20 человек с господином подполковником Эбшельвицем отправить сюда, будучи во оном иметь крайнюю предосторожность. О возмутителях иметь верные известии, при поражении их показывать верное число убитых и показывать о силах мятежничьих, называя имянно их начальников и у кого сколько, не полагаясь не мало на шпионов, а по собственному своему благоразумию и по силе рассуждению, ибо оные от страху могут в тех случаях усердствовать мятежникам. По вступлении на пост иметь вам самовернейшей об операциях и движениях по силе прежних от моей команды повеленей с маршрутами журнал, которой и присылать в дежурство мое каждой недели один раз и дубликатом, а о знатном происшествии тогож числа. О движениях с посту для поиску за возмутителями поступать по отдаваемым от меня прежде сего на посты приказам, в которых точно изображено о переходах постовым командиром суточных переходов от 7 до 12 миль, для чего со оных и списать в дежурстве моем. О всех известиях в дежурство мое почасту и предварительно рапортовать, с околичными постами иметь сношение; естли случатца присылаемые из Кракова или от господина подполковника Ланга польско-пленные возмутители -- принимать и отправлять безопасно и с пристойными конвоями до Сандомира. Впротчем, что будет подлежать к пользе службы ее императорского величества для поражения мятежников и соблюдения спокойства земли, употреблять ваши благоразумные способы и старатца их истреблять, сносясь с господином полковником Штакельбергом. С обывателями обходитца весьма ласково, безденежно не брать, от чего и подкомандующих крайне удерживать. Господин подполковник Ланг с деташементом находитца имеет в Петрикове и около оного, с которым имеет сношение, а какое ему от меня наставление дано, влагаю копию. А как главное правило всякого мудрого военачальника состоит, чтоб у своих сопротивников отнимать паче субсистенцию, что крайне вашему высокоблагородию рекомендую, и первее имеете выфуражировать, зачав от Нового Места к Кельцу, Малогощ, замыкая внутрь сего барьера или дистанцию Конец Полю. Лелёв, к Пилице, в отброску на Окуш, вплоть до Кракова, и хотя сей барьер отдален, им такое отдаление воспрепятствует. Но однако прилагать крайнее попечение, чтоб таковым выфуражированием в доставлении в краковские магазеины провианта и фуража спомоществовать и тем состоящему в Кракове гарнизону и деташементу облегчение учинить. Сверх потребного себе на собственную субсистенцию все сие высылать строгими повестками в Краков, но ежели паче чаяния какого движения на довольное время не предусмотрите, то можете и сами таковой довольной магазеин запасти и, заплатя за привозной провиант и фураж наличными деньгами, по положенной от команды цене, транспортовать оной под сильным конвоем хотя бы с частью вашего деташемента.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, лл. 113-115, черновик без подписи.
  

No 336

1771 г. ноября 19.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА ГЕНЕРАЛ-ПОРУЧИКУ К. П. БРАНИЦКОМУ О ЗАНЯТИИ КРАКОВА КОМАНДОЙ В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГА И ПОДДЕРЖКЕ ВЗАИМНОЙ СВЯЗИ МЕЖДУ КОМАНДИРАМИ

г. Люблин

   Сиятельный граф, высокородный и превосходительный господин литовской артиллерии генерал и генерал-порутчик и разных орденов кавалер, милостивый государь мой!
   В силе повеления командующего здесь, в Польше, корпусом его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и разных орденов кавалера Александр Ильича Бибикова войсками вверенной мне бригады командами моими ныне занят Краков под командою господина полковника Штакельберга, у коего в ведомстве також состоять имеет Величка. Местечко Пинчов занять же от меня велено с деташементом господину подполковнику Елагину, в Петракове господину подполковнику Лангу, а в Сандомире будет состоять господин подполковник Эбшелвиц, коим от меня и приказано, чтоб о всяких случающихся известиях для преследования и поражения возмутителей операциев и единодушного в случае востребования действия и соединения имели б частые с вашим сиятельством сношении. А господину полковнику Штакельбергу от меня приказано ж, ежели потребуют обстоятельствы, но притчине от возмутителей занятия местечка Вишниц, тотчас занять своею командою и во всем, как о случающихся иногда движениях и потому для подкрепления Кракова, також и в нужно потребном случае, сноситца с вашим сиятельством.
   Також прошу вашего сиятельства о движениях ваших меня как и о возмутительских обращениях по известиям уведомлять, так и командам, отделяемым от войск ваших начальников, приказать деташементным командирам, отделенных от вверенной мне бригады, в Петраков -- господину подполковнику Лангу; в Пинчов -- подполковнику Елагину и в Краков -- господину полковнику Штакельбергу давать знать, дабы в случае подкрепления их и совсем вообще истребления возмутителей согласно и единодушно действовать могли.
   Впротчем остаюсь с моим почтением вашего сиятельства милостивого государя моего покорный слуга
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 98 и об., черновик без подписи.
  

No 337

1771 г. ноября 26.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА Л. ДЕЛАВО ОБ ОЗНАКОМЛЕНИИ Ф. ЭБШЕЛВИЦА С ПОЛОЖЕНИЕМ ДЕЛ В САНДОМИРЕ

г. Люблин

   Как ваше благородие на посту Сандомирском долгое время уже находитесь, почему и должны вам все обстоятельства, как и мои повелении по высылке для поиску за возмутителями, командам наставлении знакомы и памятны быть, то и имеете, когда господин подполковник Эбшелвиц в Сандомир прибудет, о всем, доколе ему тамошние обстоятельствы знакомы не будут, как и о возмутительских партиях ему представлять и о всем пещись, ибо в случае какой проронки иль в чем упущения, сколько на вас положенось, взыскано быть имеет.
  
   ЦГВИА, Ф. 119, св. 131, ч. I, л. 157 и об., черновик без подписи.
  

No 338

1771 г. ноября 26.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА Ф. ЭБШЕЛВИЦУ О СРОЧНОМ ВЫСТУПЛЕНИИ К САНДОМИРУ

   Ордером от меня от 12 ноября вашему высокоблагородию предписано, чтоб по прибытии в Краков господина полковника Штакельберга, сменясь чрез 24, а по крайней мере два раза чрез 24 часа, выступите к Сандомиру и следовали б поспешнейше. Вашему высокоблагородию предварительно рекомендую, по выступлении из Кракова, следовать в Сандомир без всякого ночлега наипоспешнейше, не делая большие марши, а размеря время на отдыхи по часам, для чего иметь ежеденной маршрут, прописывая часы сколько в котором месте раздаху будет, которой по прибытии в Сандомир прислать ко мне и с тракту ежеденно рапортовать в бригадное мое дежурство.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 162, черновик без подписи.
  

No 339

1771 г. ноября 27.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА М. ЛАНГУ О СБОРЕ И РЕГУЛЯРНОЙ ПРИСЫЛКЕ СВЕДЕНИЙ О ЧИСЛЕННОСТИ И МЕСТОНАХОЖДЕНИИ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ1

г. Люблин

   Полагая мятежников по справедливости на три партии: 1-я бывшая Миончинского, а ныне более вюех ведает ее Валевский, недавно названной маршалком краковским; 2-я Пулавского; 3-я, которая почитаетца на подобие резерва Зарембина. В 1-й маршалки Косовской, Прилуцкой, Зелинской, во 2-й Карчевской и Радзиминской, в 3-й великопольские маршалочки Пржездецкой, Микорской, Мазовецкой (Дербицкой более пристает к 1), Глембовский, Суски, Щавинский. Сии маршалочки иногда прибывают, иногда убывают, к разорению их по случаю, ваше высокоблагородие своим деташементом употреблять можете способы, примерной регистр сим трем партиям прилагаю. {Регистр б деле не обнаружен.} Ваше высокоблагородие имеете оной всегда поправлять по лучшим известиям, различая части и хоронгви сих партиев и начальников, когда они прибывать или убывать будут, а о прибыли доходит откель именно. Итако, по верному знанию, ведая подлиннее и число верное можете их и сильнее поражать; каковы регистры и старшим вашим подчиненным раздавать, а особливо что партизаны, дабы они то твердо знали. От сего произойдет основательное, справедливое и не облыжное рапортование, как вам, так и от вас ко мне, особливо тому нужно для примеру в других местах действующих войск вышним командирам и начальникам, притом уже верно признавать можно по справедливейшему несколько показанию убитых мятежников, сколько их не только в которой партии, но и в хоронгве останетца. О примерной же прибыли и убыли которой партии или из оной некоих хоронгв показывать, в бригадное мое дежурство присылая такие ж примерные регистры хотя в месяц один раз.
   Каковы же партии мятежничьи и в коликом числе по хоронгвам с их начальниками в околичности и окружности вашей гнездились или б проходили, присылать ко мне примерные краткие описании при недельных журналах.
   Обыкновенное же правило по нынешним обстоятельствам деташементным командирам весьма наблюдать, чтоб показавшуюся в которой стороне возмутительскую знатную партию, тотчас о ее движении сведавши, выступя целым или ж знатною частию деташемента, скорым и сильным ударом поражать, а по поражении, ежели оные частьми разбежатца, то и за теми частьми посылать благоразумно в погоню сильные партии с искусными начальниками, назначивая им время по рассмотрению и довольно короткое, но и в той погоне оных надлежит атаковать имея хорошие резервы. То же самое чинить, ежели возмутители весьма малыми партиями разбежавшись на некотором расстоянии невдалеке или в нескольких милях стали бы накапливатца, ибо чрез сие крайнейшее поражение претерпят. Однако более наблюдать, чтоб понапрасну излишнего утруждения войску не было, как особливо пустых походов, а по таковом поражении какой большей партии наблюдать, то чтоб опять с деташементом приходить и возвратитца в центр ваших операцей в назначенное от команды место, как то ныне например Кельц. Разумеетца, что воинское правило наблюдать надлежит, что сопротивник, как бы презрителен не был, уничтожен быть не должен, но сколько то робко или по малой мере тупозрачно, ежели его лживо усиливать или увеличивать.
   А как ваше высокоблагородие в теперешнем месте уже не малое время состоите, притом из прежних моих приказов видеть можете, что возмутители шатаютца иногда малыми партиями, то не презирая и сих малых партей, но как выше сказано отдеташированными командами схватывать, чрез что лучше и вероятнее сведаете о больших возмутительских партиях и их намерений, а потому, по известной откровенности упреждая их предприятии и замыслы, с успехом таковым поражайте, то и всякую их пользу отнимать можете, в чем ожидаю ваших успехов.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, лл. 166--167 об., черновик без подписи.
   1 Ордера такого же содержания посланы Штакельбергу и Елагину.
  

No 340

1771 г. ноября 27.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГУ О МЕРАХ ПРОТИВ ЗАНЯТИЯ КОНФЕДЕРАТАМИ ПИНЧОВА И ДРУГИХ ПУНКТОВ1

г. Люблин

   В ордере моем вашему высокоблагородию, данном сего ноября 12 дня {См. док. No 334.}, между протчим упомянуто о Вишнице. За нужное нахожу следующее предписать, что подобное ж тому, ежели б возмутители как пред сим их намерение будто было, покусились бы занять Пяскову, Скалу, Пинчов, когда там войска не случитца, или иное какое подобное тому место и укрепитца, то всеми возможными мерами им в том весьма препятствуйте высыланием партиев и деташементов, имея всегда пред глазами Тынец, занятой ими оплошностью, а паче роскошним житьем прежнего коменданта {Имеется в виду польский офицер Лабадий. См. док, No 269 и 274-}. Однакож притом остроумно, сколько предварительно ведайте, столько против сведениев ваших операции чинить, чтобы возмутители, делая таким занятием на одно место вид, в другое между тем не вошли и не заняли, и посылаемым вашим командирам не учинили диверсии. А ежели бы то паче чаяния учинили, тотчас их там сильно и живо атаковать, выжить и поразить, назначивая всегда высылаемым вашим командирам для их операциев примерное сколько можно верное время с возвратом, дабы потом в командиров не вошла в обычай какая празность. Известно, что в таковых случаях, не заботясь о службе, но о своем ослепительном успокоении, прежней комендант воображал себе только одни опасности, но с сими воображениями держал еще лживо утруждать команды, как також притом увеличиванием мятежничьих сил много препятствовал и его сиятельству графу Браницкому. Разумеетца, что по сему правило наблюдать надлежит, что сопротивник, как бы презрителен не был, уничтожен быть не должен, но сколько то робко или по малой мере чрез невежество тупозрачно, ежели его лживо усиливать и увеличивать.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 173 и об., черновик без подписи.
   1 На документе помета: "писать по секрету и в шифрах".
  

No 341

1771 г. ноября 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ В КРАКОВЕ МАГАЗИНОВ ДЛЯ ПРОВИАНТА И ФУРАЖА

г. Люблин

   Взяв я в примечание к пресечению возмутителям субсистенцы, чтоб оную у них отнять, а потому положил мои меры и предписал господину полковнику Штакельбергу заложить магазеин в Кракове, наполняя оной провиантом и фу ражем из околичных оного мест, посылая во все стороны, но и далее по возможности выфуражировать, хотя бы то и посылаемыми командами, а особливо строгою повесткою, чтоб свозили обыватели сами изо всех околичных местечек и деревень, хотя мне и неизвестно, сколько там в Кракове есть на то денег. Однако за заплату тотчас наличными деньгами на счет впредь отпущенной, полагая цену по прежним от команды повелениям, к чему определить одного обер-офицера, которому сих обывателей свыше трех часов до шести не держать и отпуская брать с них надлежащие квитанции. А тому офицеру дать надлежащие за шнуром книги и наставлении, ибо сим способом оные паче к возмутителям реченной фураж и провиант, не имея на оной заплаты, не повезут, смотря по сему весьма, чтоб не было предлогу, что тот хлеб у них состоит для ганделя {С немецкого Handel -- торговля.} водяною коммуникациею во Гданск, а отнюдь подрядчиков никаких не иметь и то весьма запрещать, а иметь маклеров для успеха и заплаты из суммы на подлащиков (жидов и иных по случаю можно и то с крайнею осторожностию, чтоб оные не лихоимствовали, чем достаточнее тамошние магазеины снабжены будут бдительным его, господина полковника, попечением). Затем, следуя тому примеру, приказал я и в Сандомире тож самое заложение магазеина сделать, повелевая то выфуражирование начать от Нового Места к стороне Пинчова, Хенцына, Кельца, Вонхоцка, Езерна к Солце и внутри сего бариера, но все по билетам однакож комиссарским. На заплату ж сего последнего провианта и фуража велено употребить из экстраординарной суммы, по неимению на то определенных денег на счет впредь отпущенной, о чем вашему высокопревосходительству доношу и прошу, не прикажете ль для заплаты за предписанной свозимой фураж отпустить довольную сумму, сколько ваше высокопревосходительство заблагорассудите.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. I, л. 179 и об., черновик без подписи.
  

No 342

1771 г. декабря 3.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА М. ЛАНГУ О НЕМЕДЛЕННОМ ВЫСТУПЛЕНИИ В КЕЛЬЦ И НЕДОПУЩЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ В САНДОМИРСКОЕ ВОЕВОДСТВО

   По прибытии в Краков Суздальского пехотного полку господина полковника Штакельберха, оной город может быть беспечен. Сего ради ваше высокоблагородие с деташементом команды вашей имеете немедленно выступить в Кельц, сходно с предложениями ко мне его высокопревосходительства командующего господина генерал-порутчика лейб-гвардии премьер-майора и кавалера Александра Ильича Бибикова, где состоять впредь до моего ордеру. А ежели какие важные обстоятельства вам скорого движения чинить не принудят, господин подполковник Елагин команды его с деташементом будет в Пинчове, с которым, как и с господином полковником Штакельоерхом о намерениях мятежничьих и по возможности справедливых известиях почасту сноситца.
   Его высокопревосходительство показанной господин генерал-порутчик и кавалер между протчим ордером мне подтверждает, что господа постовые и деташементные командиры в околичности своих постов возмутительских партей не терпели и что в Сандомирское воеводство не впускали выбирать провиант и фураж, так и протчую субсистенцию. Сего ради вашему высокоблагородию рекомендую иметь крайнее наблюдение, ежели где хотя малые партии во околичности ваших мест покажутца, старатца истреблять и схватывать, а особливо в Сандомирское воеводство не впущать. Со обывателями в окружности вашей наблюдать ласковость подтверждаю; дружбы с старшими и чиновными, ибо чрез оных саны [нам] наилутчее сведения для их же успокоения о намерениях возмутительских получить можно. О реченных намерениях не только в окружности вашей, но и в других отдаленных местах почасту меня уведомлять извольте, хотя бы они и не вовсе верны были.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, лл. 18 об.-- 19 об., черновик без подписи.
  

No 343

1771 г. декабря 5.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГУ О НАБЛЮДЕНИИ ЗА ВЕРБОВКОЙ ВОЙСК КОНФЕДЕРАТАМИ И О ПРИСЫЛКЕ СВЕДЕНИЙ РАЗВЕДКИ

   Из рапорта вашего высокоблагородия от 27 числа минувшего ноября усмотрел, что возмутители в их гнездах, так и на границе около Бялы сильно вербуют, а Тынец больше укрепляетца. Вашему высокоблагородию за нужное предписать нахожу о сих возмутительских партиях дознаватца верно сколько они войска навербовали, куда и в какое воинское звание определяютца и имеют ли оружие. Названной их французской легион, в которой и офицеры определены были французы, навербовал в октябре до 50 ч. и тогда же в один раз бежало 24 человека; жалованье получали от французского генерала Вемениля. Обо всем сем от времени до времени присылать ко мне почасту рапорты и как они вербоватца будут и по возможности в околичности чаще рекогносцировать. Весьма б я желал, чтоб ваше высокоблагородие какой-нибудь примерной план без красок Тынцу ко мне прислали.
   В Величке поджупок Кельчевский мне усердствовал и весьма хорошие сведения о состоянии мятежников, их силах подробно и намерениях сказывал, от которого и ваше высокоблагородие получать можете.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, л. 34, черновик без подписи.
  

No 344

1771 г. декабря 8. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЧИСЛЕННОСТИ И ПОЛОЖЕНИИ КОНФЕДЕРАТОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В ТЫНЦЕ

   Господин полковник Штакельберг от 2 числа сего месяца рапортами мне доносит:
   Первым. По многим донесшим верным уведомлениям и сколько по его осмотру там чрез дезертиров являющихся в Краков известился, что в Тынце возмутителей: пехоты гранодер около ста пятидесяти, егерей состоит бошняков конных до 40, из драгун сделанной пехоты семьдесят, больных в лазарете конницы и пехоты около ста. Пушек небольшой батареи, что была взята: чугунных две, малая медная одна, на другой чугунная одна и малая медная одна, на трех сторонах кляштора пушек чугунных 7, медная большая одна, на гаубтвахте малых чугунных четыре, подле внутренних ворот в окне на Вислу чугунная небольшая одна, в воротах в валу перед стеною чугунных небольших три. При всех тех орудиях канонер около семидесят, командир их капитан из полякое, комендант француз и протчие офицеры все французы; провиант получают из деревень, по билетам, лежащих за Вислой, а снаряды к артиллерии из заграницы, из местечка Бялы. Пороху и свинца у них довольно, запасного провианта и фуража больше нет как на один месяц, воды и дров в самом кляшторе очень мало, караулы у них состоят в воротах, что в валу: офицер -- один, егерей -- 12; в воротах в стене офицер 1, гранодер 24, на большой батарее в ночь два офицера, рядовых 60, а в день остаетца 40; на другой батарее в ночь офицер 1, рядовых 40, а в день остаетца 20; над Вислу в корчме 6 человек.
   Вторым. Что на границе возмутителей весьма вербуют и во всегда к гусарам нововербованных рекрут в экзерцировании упражняют, хотя прежде те самые вербованные около Бялы состояли, но ныне к Живицу потянулись, где около 500 конницы находитца и называетца та партия Лентовского.
   К занятию местечка Вишниц намерения возмутительского не видно, однако в противном случае он, господин полковник, стараетца им в том препятствовать.
  
   ЦГВИА, ф. 119, св. 131, ч. II, л. 69 и об., черновик без подписи.
  

No 345

1771 г. декабря 91.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА В КАЗАНСКИЙ ПЕХОТНЫЙ ПОЛК О НЕОБХОДИМОСТИ ПРОИЗВОДИТЬ ВОЕННЫЕ ОБУЧЕНИЯ

   1. Здесь, в Люблине, определяетца от меня к комендантской должности оного полку господин секунд-майор Гофштейн, которому по прибытии сюда и приказать принадлежащие по той должности дела Суздальского пехотного полку от господина капитана Яныша принять, которой состоять имеет собственно под повелением моим, а в отсутствие мое у старшего в Люблине командира.
   2. Оному полку весьма экзерцироватца: сколько в поворотах, приемах, скором заряде и примерной стрельбе с исправным прикладыванием, столько паче маршированию тихо, скоро и поспешно, наступательным эволюциям с захождением, разнообразным движениям и обращениям фронтов, взирая на разные местоположения, и атакам на штыках, а по окончании всего экзерцировать стрелянию в мишень, хотя бы то было в холодное время. Оному полку о реченном приказывать и подтверждать по постам, поелику роты на них вступать будут, и то самое строго приказывать находящимся ротам в команде господина подполковника Ланга.
  
   ЦГВИА, ф. 43, д. 14, л. 511 и об. Из журнала приказов Суворова за 1771 год.
   1 В книге А. Петрушевского "Генералиссимус князь Суворов" приведена выдержка из этого приказа, причем ошибочно дана ссылка на дату "декабрь 1770 г." (А. Петрушевский, Генералиссимус князь Суворов, т. I. СПБ, 1884, стр. 62).
  

No 346

1771 г. декабря 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СИЛАХ КОНФЕДЕРАТОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В ЛАНДСКРОНЕ И ТЫНЦЕ

м. Пулавы

   Присланным ко мне рапортом господин полковник Штакельберг из Кракова от 21 декабря объявляет, что из Бялы в Ландскрон привезены 4 пушки, в том числе 2 больших и пехоты сто человек; из тех пушек отправлена одна в Тынец. Из Бяла же до Тынца пехоты больше ста прибавлено и до 60 человек драгун с Корицкого регименту и несколько казаков; в Тынце комендант француз Де-Шасий, которой везде для укрепления Тынца рабочих людей где сколько может выписывает. Тож укрепление и в Ландскороне чинитца.
   Господин подполковник Елагин из Опатова репортует: проведавши о возмутительской команде, которая имела прибыть от стороны Ченстохова для высылки провианта и фуража в местечко Коржелево, посылал команду от себя Санктпетербургского карабинерного полку при ротмистре Дорохове, також и несколько бывших в близости улан, там возмутителей не застал и при возврате его перехватил посланной из Ченстохова с мужиком от Пулавского универсал, и от обывателей два репорта, с коих у сего копии вашему высокопревосходительству представляю {Универсал и рапорты обывателей не обнаружены.}.
   По полученным пред тем известиям о приближении партиев Зарембы и Пулавского к Присухе и сторонам Радома и Шидловиц был от меня для поиску командирован Санкт-Петербургского карабинерного полку господин полковник Шепелев, с ним тогож полку от карабинер порутчик 1, корнетов 2, адъютант 1, да третьего Кирасирского полку берейтор 1, нижних чинов 84 человека, а пехоты Казанского полку порутчик 1, подпорутчиков 2, нижних чинов 60 и малая пушка; Донского войска казаков 36, итого до 200 человек.
   От 25 декабря оной господин полковник Шепелев репортовал, что он тогож числа прибыл в Радом пополудни в 7 часов и там никого не нашел, только что в 10-м часу поутру был порутчик Маковской с товарищами своими пятью человеками, а 26 выступил он, господин полковник, к Присухе, притом объявляет, что господин полковник Древиц 23 числа был по ту сторону Пилицы в местечке Михаловице и там схватил ротмистра Кулачковского почтовых пять человек.
   От 27 сего ж декабря помянутой господин полковник Шепелев репортовал, что берейстер Паткуль, будучи отдеташирован вслед за Маковским и в проезд чрез местечко Притыки, того порутчика Маковского схватил, протчие ж бывшие с ним спаслись бегством.
   От 28 декабря он же, господин полковник Шепелев, репортовал, что команды полковника Ленартовича партия под командою ротмистра Звонковского во сте одиннадцати конях им разбита, один ротмистр и еще один адъютант, да рядовых сорок взяты (в плен, побито 20 или больше. Наступившая ночь воспрепятствовала обозреть, о чем после обстоятельнее репортовать имеет и что объявлено будет вашему высокопревосходительству донесу.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 82--83, подлинник.
  

No 347

1771 г. декабря 30. - РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СРАЖЕНИИ ПОД д. БОНКОВО

м. Пулавы

   Каким образом от меня господин полковник Шепелев с командою для поиску появившихся возмутительских партиев командирован был й, обращаясь в том с успехом по разным местам достиг разбить одну возмутительскую партию, бывшую под командою ротмистра Звонковского во сте одиннадцати конях, и сколько убито и в плен взято, я вашему высокопревосходительству 29-го числа сего декабря уже репортом моим донес.
   А сего дня от него, господина полковника, получил обстоятельной репорт, что то им поражение возмутительской партии учинено в деревне Бонкове, от Илжи в полуторе мили, причем, как из репорта значит, оных возмутителей побито действительно видимых на месте и в преследовании 25 человек, но я уповаю больше. В плен взято: ротмистр Хлевицкий, хорунжий Невицкий, странник Грибинский, рядовых 43 человека, которые теперь все в Пулаву доставлены и допрашиваютца и вскоре в Киев отправлены и к вашему высокопревосходительству список представлен быть имеет.
   Из команды ж его, господина полковника Шепелева, урон состоит в одном убитом казаке и трех карабинерных лошадей; раненых: вахмистр Калинин, казаков два, лошадей карабинерных две, о чем вашему высокопревосходительству доношу и к лучшему усмотрению обстоятельства означенной господина полковника Шепелева репорт у сего вашему высокопревосходительсту во оригинале представляю {К документу приложен рапорт Шепелева Суворову о сражении при деревне Бонково (лл. 39--40).}.
   А как по тому ж его, господина полковника, репорту рекомендуются отличившиеся при том сражении господа обер-офицеры: берейтор Паткуль, корнеты Клейст и Тоубе, а особливо вахмистр Калинин, которой от всех исполнил данное ему повеление с отменною против протчих храбростию, то согласно утверждаясь на представлении его всех оных в храбрости отличившихся, а паче вахмистра Калинина, кой и прежде во многих сражениях усердие и ревность к службе доказал, прошу вашего высокопревосходительства удостоить их особливой вашей милости и благоволения; господина ж полковника Шепелева за хорошее и благоразумное распоряжение, предводительство и храбрость, которой тем заслужил себе похвалу, рекомендую в отменную милость.
   Затем доношу вашему высокопревосходительству, яко предписанная партия есть или была першая стража и в ней остатки регименту великой булавы гетмана велико-коронного, итако мне довольно известная, что лучшая от протчих бывшая у Миончинского, а ныне зависела от Пулавского, командир над ней полковник Ленартович, которой был в аресте в Ченстохове; сколько ж каких чинов в той партии состояло, регистр вашему высокопревосходительству при сем подношу {К документу приложена ведомость численности конфедератов, участвовавших с сражении (л. 38).}.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 37 и об., подлинник.
  

No 348

1772 г. января 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ

г. Люблин

   Из Кракова господин полковник Штакельберг от 28 декабря прошлого 1771 году меня рапортует, что 27 декабря из Тынца дезертировали трое российских, то-есть один бежавшей пред сим из Велички Суздальского полку, а два Троицкого, взятые при последней атаке Тынца в полон, равно и два из поляков драгуна, которые согласно сказывают, что с прибывшими из Бяла навербованными около ста человек в Тынце пехоты разных званиев четырехсот двадцати наберется, а конницы с прибывшими ж несколько из Живиц только до ста человек.
   В Живицах находитца попрежнему полковник Лентовской, при нем ныне конницы только сто сорок или сто пятьдесят человек, а Рудницкой обращаетца опять в горах, за которым господи" подполковник Гейсман из Тарнова выступил.
   Маршалок краковской Валевской несколько дней тому назад обращаетца то из Бялы до Живиц, то до Ландскрона, а оттуда опять на Кент и Бялу, а что его намерение -- еще знать он, господин полковник, не может.
   G Бялского поста прошлого ж года, декабря от 26 числа, господин секунд-майор Харлов рапортует, что того 26 числа господин генерал Беляк чрез присланного от него офицера ему дал знать, что он по повелению его величества короля Польского для конвоя гетмана полного литовского князя Сапеги и протчих особ имеет выслать команду от полку Корицкого и своего двести коней до местечка Вельска, где они имеют ожидать тех особ, а оттуда в Гродню для некоторой воинской комиссии отправятца, куда и означенной господин Беляк 2 числа отбыть имеет.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 107 и об., подлинник.
  

No 349

1772 г. января 8.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НАЛОЖЕНИИ ВЗЫСКАНИЯ НА ОФИЦЕРОВ ЗА НЕДОПЛАТУ ДЕНЕГ ЗА СОБРАННЫЙ С ДЕРЕВЕНЬ ПРОВИАНТ И ФУРАЖ

г. Люблин

   В силу ордера вашего высокопревосходительства по предложению моему господин полковник князь Туркистанов рапортом ко мне представил, что в недоплаченных деньгах за собранной провиант и фураж с местечка Консковоли, принадлежащего князю Черторижскому, воеводе русскому, им, господином полковником, разбирательство чинено и о взыскании Санкт-Петербургского карабинерного полку с ротмистров Леймана и Бергольца, того полку господину полковнику Шепелеву от него писано было, на что он, господин полковник Шепелев, сообщением дал знать: недоплаченные за овес и сено по положенной цене деньги за овес по одному рублю по двадцати копеек за четверть, сена пуд по семи копеек -- с ротмистров Лемана восемь червон-цов девять злотых и четырнадцать копеек, с Бергольца шестнадцать злотых десять копеек, а с обоих девять червонных восемь злот и восемь копеек с них взысканы и отданы той Консковоли эконому и во удовольствие взята квитанция, а отчего тот иедоплатеж показанному местечку последовал, о том посланным к ним от означенного господина полковника Шепелева ордером требуется объяснение. А в сообщении он прописывает, уповательно, что учинился за скорым выступлением их с командами. Что-ж принадлежит по второму регистру, в котором показано, что взято в Люблин для российских команд ржи сто пятьдесят корцов, овса триста девяносто корцов, круп двадцать три корца, муки двадцать корцов, сена триста восемьдесят девять возов -- за оное заплачено три тысячи двести девяносто восемь злотых двадцать шесть грошей, а которого полку и кому именно означенное число провианта и фуража в Люблине отдано, о том во оном регистре не означено и потому ко взысканию недоплаченных денег приступить не с чего. О чем вашему высокопревосходительству доношу. Однако о всем доискатца обстоятельно ордером подтвердил господину полковнику князю Туркистанову учинить просителю полное удовольствие.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 162 и об., подлинник.
  

No 350

1772 г. января 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СДЕЛАННЫХ ИМ РАСПОРЯЖЕНИЯХ, КАСАЮЩИХСЯ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Люблин

   Вашего высокопревосходительства ордер от 7-го сего месяца Под No 23-м я сего числа получил, на которой и доношу.
   Против перешедшего чрез Вислу с намерением пройти в Литву называемого возмутительского полковника Грабского, которого партия не может быть сильна, буде он подлинно перебрался или кто иной, как то ныне чаще, когда стоит Висла, такие мятежничьи партии чрез оную переходят, операции и поиск с постов Пулавского, Коцкого и Вельского учинить приказал. Також и в Бржесц писано и что от оных постов получу -- вашему высокопревосходительству обстоятельно донесть непремину.
   Что ж принадлежит до господина подполковника Ланга с деташементом в очищении Сендомирского и части Сирадского воеводств до реки Варты, от меня неоднократно ему приказываемо было. А ныне строжае подтверждено, что до больших патрулев, то он их иногда отсылал, а ныне от себя отдеташировал с командою Каргапольского карабинерного полку господина премьер-майора Михельсона к стороне Шидловца и Конска.
   Господин полковник Штакельберг от 2-го числа сего месяца меня рапортует, что получил он известие от Ченстохова, яко к Бяле вдоль границы ожидают знатного числа людей, которое известие хотя несправедливо, но я ему приказал доведыватца о прнтчине оного, дабы о том вашему высокопревосходительству мог впредь рапортовать, ежели того будет стоить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 175 и об., подлинник.
  

No 351

1772 г. января 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЗАГОТОВЛЕННОМ В МАГАЗИНАХ ПРОВИАНТЕ И ФУРАЖЕ

г. Люблин

   По рапортам господина полковника князя Туркистанова и подполковника Эбшелвица вашему высокопревосходительству доношу, что заготовлено в магазины провианта и фуража в Люблине: муки семьсот семьдесят шесть четвертей, шесть четвериков, четыре гарца; круп семьдесят четыре четверти, семь четвериков, восемь тридесятых; овса шестьсот шестнадцать четвертей, шесть четвериков; сена тысяча девятьсот пуд, двадцать фунтов; а в Сендомире генваря по 1-е число муки сто восемьдесят четвертей, овса двести сорок четвертей, сена тысяча пятьсот пудов.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 176, подлинник.
  

No 352

1772 г. января 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЗАХВАТЕ В ПЛЕН КОНФЕДЕРАТСКОГО РОТМИСТРА ЗВОНКОВСКОГО С ЕГО КОМАНДОЙ

г. Люблин

   С Пулавского посту от 9-го числа сего месяца меня рапортуют, что вблизости оного посту о возмутительских партиях ничего не слышно, а от проезжающих уведомленось, яко возмутительской ротмистр Звонковский с достальными его людьми командою господина полковника и кавалера Древица между Петрикова и Больжбора схвачен.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 178, подлинник.
  

No 353

1772 г. января 13.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА ПОЛКОВНИКУ И. ДМИТРИЕВУ С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ПРЕДСТАВИТЬ БОЛЕЕ ТОЧНЫЕ СВЕДЕНИЯ О КОНФЕДЕРАТАХ

   Рекомендую вашему высокоблагородию с получения сего подать рапорт, каким образом ваше высокоблагородие сведали и чрез кого именно и когда, где и в каких местах возмутительская партия под предводительством Бенклевского, Чернецкого и Быупянского умножаетца и будтоб около 4-го числа сего генваря состояла в 9-ти стах, и что будто следовал маршалок бржесцкой в трех тысячах и вскорости их ожидали в фольварок королевской, называемой Омелинец, расстоянием от Соного и Вежи в четырех милях, и еще, якобы, Бенклевской, собрав в Шерешеве и Пружанах контрибуцию, потянулся к Брину, от Бржесца в 7-ми милях. Ежели то из них кто и от которой стороны взялись и там появились, где оные возмутители ныне и в тех ли или еще в больших силах обращаются, и есть ли за ними от войск российских поиск, и какие команды и под чьим предводительством, и неизвестным бы было-б от кого тем возмутителям поражение, и сколько побито и в плен взято, и затем оставшие куда ушли, и ныне где и что с ними от войск наших происходит, и какая была опасность капитану Куприну от возмутителей, какие б то были, и кто у них начальник, и в коликом числе, и где теперь оной капитан находится, и что у него с возмутителями произошло, и для чего в первом и в другом ко мне, яко не в дальнем расстоянии находящемуся, предварительно или заблаговременно не давали знать, ибо прежде сего не только от российских войск, но и от стоящих в Бржесце здешних королевских войск и от его сиятельства господина генерала графа Браницкого, я и Вельской пост о возмутителях и их обстоятельствах уведомлял, почему в поиске их и надлежащие меры употребляемы были. Сверх того господина секунд-майора Харлова, какая нужда вас принудила, от поиску возмутителей под командою Бенклевского, якобы по опасности капитана Куприна, возвратили, которой бы оных возмутителей, естьлиб его, майора, не поворотили, мог поразить и разбить. {В этом же деле находится подробный ответный рапорт Дмитриева Суворову со сведениями о конфедератах (лл. 216--217).}

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 215 и об., копия.
  

No 354

1772 г. января 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НЕПОДТВЕРЖДЕНИИ ПОЛУЧЕННЫХ О КОНФЕДЕРАТАХ СВЕДЕНИИ

м. Бяла

   Хотя я, выступя с войском с двумя капральствами Казанских гранодер, Углицкою мушкатерскою ротою и командою егерями, эскадроном с командированным от Санкт-Петербургского карабинерного полку и шестьюдесятью казаками, в Бяло вчера и прибыл, однако по всем обстоятельствам, сколько я ныне известен, усматриваю неосновательные слухи и несправедливые рапорты, потому что из них теперь только еще выходит наружу. Чахаревский, маршалка, называющейся вышегродской, с Бенклевским вместе ходил во 150-ти или в 200-х конях и от войск наших к стороне Пинска, а о Чернецком, Крупянском и Буховецком, равно и других никого не слыхать. В рассуждении сего те бывшие команды моей войски оставлены в Бяле впредь до усмотрения, а я, для лучшего узнания обстоятельств и означенных в ордере вашего высокопревосходительства мятежничьих сил и их предводителей, протчего сего числа отправился в Бржеще и что действительно окажется вашему высокопревосходительству донесу и сам в Люблин возвращусь и войски в свои места отправлю, естьли особливой надобности не востребуется.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 219 и об., подлинник.
  

No 355

1772 г. января 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДЕЙСТВИЯХ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ И ВЫСТУПЛЕНИИ В ЛЮБЛИН

м. Бяла

   По прибытии моем в Бржесц, чего я от господина полковника Дмитриева чрез посланной от меня ордер в ответ требовал, со оного копию, и на оной каким образом он, господин полковник, в рапорте своем изъяснении показал, оной рапорт во оригинале на рассмотрение вашему высокопревосходительству у сего представляю.
   А как но сведению моему от Бржесцких жителей оказалось, будто на 4-е число сего генваря прошел на Омеленц, так именуемой фольварок королевской, самоназванной на границе литовским маршалком, а сказывался, что будто у Пулавского Онофрий Бенклевской, во сте пятидесяти конях, и по обе стороны Ченстохова чрез Великопольшу и Вислу переходил ниже Закрочина около Плоцка и прокрался лесами мимо учрежденных к Прусской границе станцей. От российских войск шел неподалеку Белого-Стоку и Тикотина и будучи в Омелинце немало скота и птицы забравши, употребил своей команде в пищу, а на свету потянулся на Белу-Вежу до Шерешова, а оттуда в Пружаны, на Криво-Блоты, на Мальчи. В Лясковичах пана старосту легковицкого, известного Борейшу, смертельно бил и совсем намерен был расстрелять и весь дом его разграбил, о чем из особливого рапорта ваше высокопревосходительство усмотреть изволите, а оттоль до деревни и намерен был он, Бенклевской, с Мальчи итти к Кобрину. Однако, когда пришедши из Бяла с командою, господин майор Харлов пошел для поиску его, то он уведав, поворотил чрез леса на Антополь и Тарокань, сбирая во многих местах денежную контрибуцию, чиня притом и грабежи. И так ушел чрез Янов к стороне Пинска и к Телеханам с намерением взять гетмана Огинского стрельцов и там какие-то пушечки, закопанные в земли и с ним, Бенклевским, называющейся маршалок земли вышегродской Чехоровский. К тому еще слышно по здешним известиям и Касаковского ожидают сюда и сумневаютца нет ли его и ныне тут в Литве.
   В бытность в Шерешове брал на мундиры сукно и мундировал свою команду и еще привербовал людей и теперь имеет войска с 200, пристает в Воронове у Оранского, ксенза Стародубовского в деревни, езуиты им деньгами спомоществуют и дали до 12-ти человек в почтовые, а из Тарокан ксенз Базилиан старшей Ялишевич до 15000 злотых и оружие дал, и там же жид арендарь деревенский привез письмо к нему, почему он, узнав о идущей за ним российской команде, оттуда ушел в деревню Укропни. Шляхтич Бенецкий имеет оружие, хранит у хлопа и им отдает, к пресечению чего употреблю политические способы.
   Потом вскоре за ним, Бенклевским, сказывают, проходила команда от предписанной же стороны во сте конях чрез Пружаны, а начальников их никто не знает.
   После ж его, Бенклевского, спустя с неделю, Третьяк с остатками от Савы прошел из Подлясья повыше Пружан, с ним до 150-ти коней и где уже девался -- неизвестно, причем был Крашевский.
   Думает, что нет ли в сих партиях Чернецкого и Крупинского, они не более как ротмистры.
   О Буховецком же на фольварке Омеленце и в протчих местах разгласил Бенклевской, якобы он, Буховецкой, потом за ним вскоре пойдет в трех тысячах, а он де Бенклевской идет в авангарде; токмо о Буховецком, равно и о Грабском, тож и о других ни о ком не слышно, кроме означенных в рапорте господина полковника Дмитриева малых партиев, коих капитан Куприн разгонял. Буховецкой есть тот, что назывался прежде возмутительским бржецским маршалком, по разбитии живет за границею; Крупинский живет за границею при Гарайе, бресцком воеводе, Чернецкой подобной же тому. А Бенклевской, сей есть здешней бржесцкой шляхтич, самозванец, на такие мятежи высланной от Пулавского, как и в прошлом году; такой же есть Касаковской, яко головы предприимчивые, отчего после и Огинской маску поднял по невежеству, роскоши или своевольству российских деташементных командиров без начальств!
   По предписанным обстоятельствам и из Бржесция возвратясь в Бяло, отрядил команду, составляющую из карбинер, пехоты и казаков до 300 человек с легкою пушкою, в числе коих и Углицкая рота; препоручил оную Санкт-Петербургского карабинерного полку господину секунд-майору Харлову для поиску и поражения Бенклевского и протчих партей, приказав ему накрепко о употреблении в том воинского искусства. Кажется к тому он, господин майор, удобен. А чтоб господин полковник Дмитриев предостерегал того, естьлиб те партии от стороны Пинска ретировались назад прежними трактами или б в другую сторону, то ему данным от меня ордером {См. документ No 353.} велено их принимать от своей команды и отнюдь не упустя бить и поражать; майору Харлову, хотя бы и на Волынь, за ними гнатца и поражать.
   Затем я из Бяла поспешаю в Люблин, о чем вашему высокопревосходительству рапортую.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 212--213 об., подлинник.
  

No 356

1772 г. января 15.-- ПРИКАЗ А. В. СУВОРОВА НА ВСЕ ПОСТЫ С УКАЗАНИЯМИ О ДАЛЬНЕЙШИХ ДЕЙСТВИЯХ

1

   Господину полковнику Шепелеву, против его рапорту от 11 числа, как скоро к нему командированное войско, из которого взята некоторая часть карабинер для операцей от стороны Бяла, обратно в Пулаву прибудет, учинить с своей стороны надлежащую известную ему операцию в сторону Присухи весьма поспешно, в том рассуждении, чтоб в заворот принять мятежника Бенклевского и иных партий, которые не столько сильны быть могут, как в приложенном при сем регистре означено, ежели они, паче чаяния, покусились бы прорвать из Литвы около Юзефова и Петровина. Означенных же в том его рапорте мятежничьих сообщников можно по случаю забрать и на первой случай, взявши с них рецессы, под присягою, что за подобное впредь согласны они будут в Полотну, отпустить их в домы.
  

2

   Господину полковнику князю Туркистанову деташировать временно из Люблина карабинер -- человек 20, казаков -- человек 10, гранодер -- от 30 до 40 человек в Крашник и приказать против реченных Бенклевского и протчих партей, ежели бы прорываться покусились к помянутой стороне, командующему на Красноставском посту чинить поспешную против их операцию.
  

3

   С Красноставского посту, ежели помянутые партии показываться будут, також чинить скорую и смелую против их операцию с надлежащим числом пехоты и кавалериею всею, оставляя на посту разве полдесятка казаков, о чем от себя тотчас в Томашево уведомить, дабы их, от тамошней команды по случаю выступя, принимали и сколько поражали.
  

4

   Из Сендомира також, как скоро наималейшей слух придет, что они где из Литвы между Пулавы и Сендомира прорываются, или где-нибудь чрез Сон между Сендомира и главной армии команд, то достаточной команде тотчас выступить и чрез поспешной марш сильным ударом поразить, предуведомля о том по надлежащей команде Главной армии, також и деташементы в Кельне и Пинчове.
  

5

   Також и с Коцкого посту, ежели бы сии партии покусились прорваться от оного не в самом дальнем расстоянии, выступя також с надлежащим числом, сколько их поражать.
  

Регистр

   1-я партия Бенклевского, самозванца, брестского маршалка и Чихаровского, называющегося Вышегродским маршалком -- до 200 коней.
   2-я Третьяка -- остатки Саввы и за разбитием его в числе около 150, причем и Крашевской ротмистр.
   3-я меньше ста коней ротмистра Скульского и иных.
  
   ЦГВИА, ф. 43, д. 24, лл. об 7--8, копия. Из приказной тетради бригадного дежурства генерал-майора А. В. Суворова.
  

No 357

1772 г. января [15]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДВИЖЕНИЯХ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ И ПРИНЯТЫХ ПРОТИВ НИХ МЕРАХ

   По дошедшим известиям слышно, что третьего дни Бенклевской с Чихаровским, с коими может быть и протчие партейки есть, потянулся от стороны Пинска по тракту к Кобрину, почему я с одной стороны от Бяла приказал командированному от меня и вчера отправившемуся из Бяла секунд-майору Харлову, а с другой, от Бржесца, господину полковнику Дмитриеву командированною от себя командою встретить и бить в рассуждении, что бывшей во отдеташировке капитан Куприн вчерасъ, уповательно, поворотился, а отправленная из Варшавы команда уже при мне в Бржесц прибыла и так людей на то довольно.
   Дабы Бржесц теперь людьми не бессилен был, то я приказал господину полковнику Дмитриеву прибывшую команду оставить на несколько времени, а потом с полезностью употреблять. Не предвидя ж к той стороне опасности, приказал я из Бяла Нашебурской роте отправитца в Варшаву, оставя только от. оной капитана Шлисселя для предуведомления тамошних и по околичности того места обстоятельств прибывшего с Казанскою ротою капитана Швана, ибо он по новости своей о том еще не сведущ, однакож не замедлю отправлением и его, Шлисселя, в Варшаву.
   Что же касается до помянутых возмутительских партей, дабы они не могли прорваться между Сандомиром и Пулавою или в других местах, о сем от меня на все посты команды моей подтверждено, тож в деташементы господина подполковника Ланга и Елагина дать знать, да и стоящей в Томашеве армейской команде сообщить велено, чтоб и около предостерегала того.
   Господин полковник Шепелев рапортовал: уведомясь де от корнета Попова, которой в проезд свой из Варшавы слышал в Курчеве, что назад тому недели с полторы, а ныне будет слишком две, возмутительская партия в 60-ти конях, неподалеку от оного переправившись, прошла. Уповаю я эта самая партия под командою Крашевского хоронжего, которую разбил легионной капитан Куприн, потому что посланной для поиску той партии берейтер Паткуль возвратясь рапортовал, что уже нигде ее не слыхать, а о переправе Грабского чрез Вислу никакого известия поныне нет.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 221--222, подлинник.
   1 Даты отправления на документе нет, дата получения 17 января.
  

No 358

1772 г. января 16.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ УСИЛЕНИИ ГАРНИЗОНА

г. Красностав

   В Бресце, при тамошней легионной команде, состоял их обоз повозок до пятидесят, которые им в тягость по притчине, что никакого укрепленного места там нет. А как Бяло от Бресца только в пяти милях и во оном замок безопасной, в рассуждении сего и чтоб помянутой Бресцкой легионной команде поиски за появившимися ныне в Литве мятежниками чинить было лучше, приказал я господину полковнику Дмитриеву тот весь обоз отправить в Бяло и бельскому командиру приняв, содержать токмо с протчим обозом в замке, но в присмотре их собственной легионной команды. А в Бресц для операции к поражению возмутителей отправлена из команды моей одна пушка из называемых конфедерацких трехфунтовая, ибо там никакой артиллерии не состояло. И означенных в рапорте моем, отправленном к вашему высокопревосходительству от 14 числа сего генваря {См. док. No 355.}, оказавшихся около Бресца во вспоможении мятежникам деньгами, рекрутами и в даче оружия и протчим, ордером от меня господину полковнику Дмитриеву велено послать пристойную небольшую команду и их взять, равномерно и оружие забрать в Бресц, и кто из них точно приличными в том найдутся, о тех представить к вашему высокопревосходительству со испрошением резолюций и что повелите по оному исполнять и о том к своей команде в Вильне и ко мне отрапортовать.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 239, подлинник.
  

No 359

1772 г. января 17.- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НЕОБХОДИМОСТИ ЗАНЯТИЯ ПОСТА В м. ЖЕЛЕХОВО

г. Люблин

   Местечко Бяло по теперешним обстоятельствам, как известно вашему высокопревосходительству то состояние за Вислою к стороне Кракова, Петракова и других мест ведения моего команд, ко мне состоит не подручно, а более касается к Литве и сопряжено с Бржесцем. Желехово же весьма нужно занять сколько для пресечения переходу чрез Вислу возмутителям дороги и поиски их во околичности тех мест к стороне Карчева, Седлиц, Лукову и Венгрову, имея притом сообщение с Коцким постом, в конвоировании от Варшавы к армии курьеров и отправляемых арестантов и впротчем способно для Пулавы. Того ради я на рассмотрение вашему высокопревосходительству представя, прошу резолюции, не повелите ль ваше высокопревосходительство из Бяла ведения моего команду перевесть в Желехово, а вместо оной тамошней пост занять от корпуса его высокопревосходительства господина генерал-порутчика и кавалера Романиуса, которой ему для Бржесца весьма подручен быть может.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 273, подлинник.
  

No 360

1772 г. января 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОЕЗДКЕ ЕГО ПО ПОСТАМ

г. Люблин

   Ордер вашего высокопревосходительства от 10-го под No 53-м я по возвращении в Люблин 16 числа сего генваря получил и по содержанию учиненного от вашего высокопревосходительства распоряжения исполнять долженствую, для чего имею отправиться в Пулаву, а потом чрез Крашник, Сандомир в Пинчово, где, по усмотрению, переведу господина подполковника Елагина в Новое Место. Ежели ж усмотрю надобность, побываю в Кракове, откуда намерен отправиться в Кельц и господину подполковнику Лангу подлежащие предписании сделать не оставлю.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 274, подлинник.
  

No 361

1772 г. января 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЗАГОТОВЛЕННОМ В ЛЮБЛИНСКИХ МАГАЗИНАХ ПРОВИАНТЕ И ФУРАЖЕ

г. Люблин

   Заготовленного в магазейнах провианта и фуража состоит в Люблинском посте число муки тысяча четыреста пятьдесят четыре четверти, круп сто двадцать одна четверть четыре четверика, овса тысяча двести тридцать шесть четвертей три четверика, сена четыре, тысячи шестьсот восемьдесят три пуда двадцать фунтов; в Сандомирском по 8-е число сего генваря муки двести четвертей один четверик, круп семь четвертей два четверика пять гарцов, овса триста восемьдесят девять четвертей четыре четверика один гарнец, сена три тысячи пятьсот восемьдесят три пуда двадцать фунтов, о чем вашему высокопревосходительству рапортую.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 320, подлинник.
  

No 362

1772 г. января 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

м. Пулавы

   Вчерашнего числа получил я с постов команды моей репорты, коими донесено:
   1-м. От 16-числа сего генваря из Бяла Нашебургского пехотного полку от капитана Шлисселя -- того ж де дня из Константинова эконом Точинский чрез шляхтича Полковского дал ему знать, что в Литве была 14-го числа из Соколова и Янова воз-мутительская партия региментаря Крашевского под командою ротмистра Луневского и порутчика Жуковского в 40 конях и взяли от провиантова писаря денег пятьсот восемьдесят злотых польских, а одеты были по панцырнему и пошли тот же час на Мельники, о чем де от него и на Бресцской пост знать дано:
   2-м. От 17 из Пулав от господина полковника Шепелева -- что оного числа командирован от него с командою капитан Грабленов к стороне Присух как для разведывания о возмутительских движениях, так и для забрания по показанию явшегося возмутителя, товарища-шляхтича Францышека Тшалкоского в показанных по допросу ево местах изготовленного для снабдения возмутителей пороха и ружья и что потом окажетца, о сем вашему высокопревосходительству донесу.
   3-м. От 13-сего ж генваря из Сандомира от господина подполковника Эбшелвица -- что нынешнего ж месяца 7-го числа явились у него два шляхтича: один Юзеф Шираковский, а другой Мацей Квитковский, кои находились в возмутительских партиях товарищами: Шираковский под командою Прилуцкого, а Квятковский у ротмистра Гадзевича и Шираковский от них бежал, а Квятковский апшитован и рецес у него, господина подполковника, в Сандомире учинили с тем, что более до того вступать не будут, о чем вашему высокопревосходительству сим репортую.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 335 и об., подлинник.
  

ОСАДА И ЗАНЯТИЕ КРАКОВСКОГО ЗАМКА
(24 января -- 6 октября 1772 г.)

No 363

1772 г. января 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ ОСТАВЛЕНИИ ЧАСТИ ВОЙСК М. ЛАНГА В КРАКОВЕ

г. Краков

   Как господин подполковник Ланг с частию от деташамента его войска, состоящего в дву эскадронах карабинер и ротою пехоты и сто казаков приближился сего числа к Кракову, то он, господин подполковник, оставлен здесь при Кракове. А господину премьер-майору Михельсону данным от меня ордером велено оставшим от деташамента его, господина подполковника Ланга, войском командовать, имея движение наблюдать Кельц, как центр, делая всегда примечание над возмутителями, а особливо обсервуя Пулавского и везде его поражать, сообщаясь с Петраковским и Равским деташаментами и с господином полковником Шепелевым, состоящим в Люблинской части. Впрочем поступал бы на основании данных от меня господину подполковнику Лангу повелениев.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 389, подлинник.
  

No 364

1772 г. января 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЗАНЯТИИ КОНФЕДЕРАТАМИ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   Из Пинчова я, отправясь вчера после половина дни, прибыл в Краков сего числа пополуночи в 5 часов, причем усмотрел из рапорта господина полковника Штакельберга, как о том от него и к вашему высокопревосходительству рапортовано, что неосторожностию определенных им в замке на карауле офицеров и чрез измену тамошних обывателей на 22 число в полночь возмутители из Тынца пришедшие оной в Кракове замок заняли и хотя он тот же час сей замок атаковал, но с некоторым уроном отступить принужден и потом им супротивлялся, а в самой час моего прибытия отбита их .одна вылазка. Убито до 15-ти, в плен взято восемь человек, в том числе капитан Мысовский. С нашей стороны раненой мушкатер один. Деташаментом господина подполковника Елагина из подступивших к Кракову от стороны Тынца возмутительской знатной части пехоты в поражении их убито действительно видимых на месте четырнадцать человек и более, в плен взято рядовых пять. Притчиною занятия возмутителями замка внизу тайные входы там, где прежде из клоаков выливается. А каким образом то произошло, о сем с поданного ко мне от него, господина полковника Штакельберга, рапорта копию представляю {См. приложение.}.
   Здесь по теперешним обстоятельствам уподобить можно тому, что якобы крепость Горацкая завоевана, а затем еще завоевать надлежит, только с тою полезностию, чтоб возмутительской стоящей в нем гарнизон (которой по известиям состоит кавалерии маршалка Валевского, Думбровского и протчих до ста пятидесят, в том числе несколько казаков, пехоты побольше трех сот) не ушел и не вывез что там есть, а иначе еще думать нельзя, как о блокаде, ибо хотя одни ворота, да влезть в них убыточно.
   Польской господин посол рефендарь {Референдарий -- докладчик (референт).} граф Огинской, под конвоем из Пинчова тамошней всей пехоты, состоявшей до ста человек, и с полком польских войск, уланов от корпуса графа Браницкого имеет прибыть в Краков.
   По рапорту господина полковника Штакельберга, посланным от меня в Люблинскую часть ордером, велено в запас прислать от Казанского полку патронных ящиков четыре с зарядами из полковых и из сделанных на конфедерацкие трехфунтовые два ящика пороху пушечного 12 пуд, ядер трех и двухфунтовых по пятидесяти, фитиля и свечь палительных по препорции с некоторым излишеством и отправить с пристойным и безопасным конвоем, смотря по обстоятельствам чрез Сандомир, Новое Место, а оттуда сюда в Краков с крайним поспешением.
   Его сиятельство граф Браницкой сюда в Краков сего числа прибыл.
   Впротчем располагается ныне тако, что пехоты и притом кавалерии здесь по рапорту господина полковника Штакельберга довольно. По ту ж сторону рассуждается, чтоб войску его сиятельства графа Браницкого на той стороне Вислы три полка улан, полк Грабовского, за оставлением несколько в Величке, на первой случай рота гранодер с пушкою, та рота потом оброетца, а о протчих же непредвидимых обстоятельствах отвечать не можно.
   На сие же место деташементы как в Кельце, так в Петркове и Раве и вся Люблинская часть останется попрежнему, а вместо войск графа Браницкого уже потребно свезть сколько надлежит временно из Литвы.
   По дошедшим известиям слышно, якобы Пулавской со своею партиею идет к Кракову и уже не в дальном расстоянии, то посему, естьли то правда, я уже надлежащие местоположении сделал.
   В протчем ожидаю здесь от вашего высокопревосходительства повеления.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИЛ, ф. 104, д. 50, лл. 412--413 об., подлинник.

 []

Приложение к док. No 364

1772 г. января 24.- РАПОРТ В. В. ШТАКЕЛЬБЕРГА А. В. СУВОРОВУ О ЗАНЯТИИ КОНФЕДЕРАТАМИ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   Сего месяца с 21-го на 22-е число, неизвестно прибывшими в ночи с стороны Тинца, пополуночи в 3 часа, возмутителями Краковской замок чрез случившуюся во оном от испускания нечистоты внутри оного скважину, близ ворот, вкравшись взяли, где у самых ворот при входе часового заколовши, состоящей при офицере замочной, равно и у показанных ворот резервной караулы, всего в 80 человеках, взяли ж и по учиненных в том замке нескольких выстрелах, состоящие в Кракове роты, а особливо 1-я гранодерская, прямо пришедши к замочным воротам, приступивши, атаку учинила; но уже были оные ворота завалены, то и ворватца не могли. Но в самое ж то время и протчие роты, приступя к атаке, сильное нападение учинили под командою моею и господина секунд-майора Сомова; но по усильной от мятежников с башен и из жилых окон стрельбе от замковых ворот принуждены ретироватца. А спустя с полчаса, другая атака учинена и со взятыми топорами, ворота отбивали, но по крепости оных прорубитца не могли, а притом от пушечных и оружейных сильных их выстрелов с уроном принужден отступить. При сей атаке тяжело ранены: секунд-майор Сомов, капитан Арцыбашев, прапорщик Селезнев, унтер-офицеров два; гранодер, мушкатер и канонер 24, убитых же всех чинов 12 человек, да контузию получил порутчик Дятков. И в то же самое время, для недопущения в сикурс, в случае пришедшего от стороны Тинца и из протчих мест к реке Висле, к перевозу под замок послан был с половиною егерской команды и несколько мушкетер порутчик Борисов и по положению того места окружен был; а пополудни в 3 часа пришедшим от стороны Тинца сикурсом более полутораста человек мятежников пехоты и кавалерии с пушками супротивление чинил, но с уроном двух егерей и четырех раненых, по усильной стрельбе, отступил, где и он тяжко ранен, которого и я резервом подкреплял. Однако, по занятии под замковой стеной, в такие же скважины мятежничья пехота пробралась, но кавалерии всякой урон причинял и до 15-ти человек побито. И по отогнании оной от замка по темноте, более вреда причинить было не можно, возвратился в город, а 24-го числа пополуночи в 6 часов учинена от мятежников из замка, из пехоты, тож и из кавалерии вылазка, причем их побито до 15-человек, а взято в плен ротмистр и 10 драгун и после вылазки по-прежнему в замке заперлись.
   К сему случаю на 24-е число в ночи, по данному от меня известию, подошел на сикурс из Пинчова с деташаментом господиy подполковник Елагин, которой для пресечения возмутительских покушениев от стороны Тинца и Бялы к Кракову, близ Зверинца и замка поставлен, причем из идущей и приближающейся к тому замку от стороны Тинца их возмутительской знатной части пехоты, встретя жестокою стрельбою, поразил, и в бегство обратил. Убито действительно видимых на месте 14, а между жилья в форштате и за мостом чрез речку Старой Вислы узнать убитых нельзя было, в плен взято рядовых 5 человек.
   Имеющейся в замке полковой обоз, равно как хлебной и фуражной магазин и протчее тамошнее и полковое, что было, у них в руках осталось.

Полковник Володимер Штакельберг

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 414--415, копия.
  

No 365

1772 г. января 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПРЕДПИСАНИИ, ДАННОМ КОМАНДИРУ ПЕТРОКОВСКОГО ОТРЯДА

г. Краков

   По известным обстоятельствам за нужное я почитаю командующему оным Петраковским деташементом командиру предписать следующее. Как господину премьер-майору Михельсону из Кельца велено от меня с оставшим от деташемента господина подполковника Ланга войском выступить в Щекочин и предмет его есть в том, чтоб бить Пулавского партию, не допуская ето, ниже никого из возмутителей к приближению к стороне Кракова для выручки блокирующегося ныне Краковского замка под строгим взысканием. О состоянии-ж мятежников, особливо Пулавского партии, должен он ко мне присылать краткие рапорты ежесуточно два раза, дабы на то здесь меры принимать возможно было. И для того Петраковской деташементной командир имеет непременно с ним, господином премьер-майором Михельсоном, потомуж два раза в сутки цыдулками сообщаться и по требованию его, господина майора, уведомлять о известиях два раза в сутки. Сему ж Петраковскому деташементному командиру надлежит только иметь предметом Зарембу и под свою команду его, господина майора Михельсона, отнюдь не брать, разве паче чаяния обе партии как Зарембы, так и Пулавского соединились бы, чему весьма быть не надлежит, разве просмотром каким вашим или его, господина майора, то уже имеет право старшей командовать младшим. Когда опять поделились бы, то також и вашим двум деташементам поделитца, не делая предлогу истребления, но поражать каждому с своей стороны.
   Притом весьма наблюдать ему велено, чтобы мятежники не учинили какой ложной диверсии и не оттянули бы его, господина майора, куда в сторону, когда ему только и примечать Пулавского для Кракова, пока обстоятельства не переменятца, A R случае ежелиб он, Пулавской, с партиею пошел для истинной диверсии к Люблинской или Варшавской стороне или куда бы то ни было, велено ему, господину майору, за ним идти и без потеряния времени весьма поражать, не увеличивая его сил.
   О чем Петраковского деташемента господину командующему ведать и что до него касается исполнять и чаще с Равским деташементом сообщаться и ко мне рапортовать без всякого упущения.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 457--458, подлинник.
  

No 366

1772 г. января 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА Л. И. БИБИКОВУ О ПОЛОЖЕНИИ ОСАЖДЕННЫХ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   Посланным от меня ордером господину пример-майору Михельсону предложено, чтоб он, с оставшим при нем от деташемента господина подполковника Ланга войском, перешел в Щекочин, откуда б все тягостное и унтер-штабных чинов, и больных, по возможности, в Краков отправил, провиант и фураж отдал бы в Кельце под расписку главным тамошним начальникам с тем, чтоб они доставили оной в Краков.
   Притом бы он примечал движении Пулавского с партиею и предмет свой имел их бить и не допущать его, ниже иного кого из возмутителей, к приближению к стороне Кракова для выручки блокирующегося ныне Краковского замка, под строгим взысканием и о известиях с Петрковским, а оному с Равским деташаментами сообщась, ко мне рапортовал и каждой бы деташамент возмутителей с своей стороны бил и поражал, а особливо б Петрковский деташемент имел у себя предметом Зарембу, о чем от меня оному предложено.
   Сего числа господин полковник Штакельберх рапортовал меня, что по занятии Краковского замка там состояло в карауле и в резерве восемьдесят человек, поныне после того явилось к нему вышедших оттуда полку Суздальского разных чинов двадцать, из коих семь в скорости по овладении оного спустились по веревке с башни, а достальные разными случаями в ночное время на реку Вислу в нижние окна выскочили. О числе возмутительского войска и каким образом вошли -- не знает, дли того что они, по отобрании возмутителями оружия и не имея больше обороны, спрятались и с самого того времени сидели в потаенных местах, а нашед случаи, как выше значит, ушли.
   Господин подполковник Елагин рапортовал, что состоящими на пикете к берегу Вислы от деташамента его, господина подполковника Елагина егарями, сего генваря 25-го числа поутру из выходивших из замка убито мятежников пять человек, да сверх оных переехавшая из-за Вислы идущая в замок с корзиною хлеба баба убита ж.
   В Краковском замке при возмутителях главным командиром французской подполковник Шуази, а Валевского во оном нет. Сей Шуази привез с собою французские железные лестницы.
   Вчера он, Шуази, присылал из замка с трубачом офицера о размене пленных и о выпуске из замка ксензов, на что ему и сказано только в ответ, чтобы все возмутители сдались.
   Вода им от Вислы пресекается; имеют они оную нехорошую и недовольную из замковых колодезей.
   Дров у них немного, а имеют они доски, двери и иное замковое строение.
   Муки нашего магазеина восемьдесят четвертей, сухарей нет, протчее все, рожь и несколько муки, что у ксензов для себя заготовлено. Иной живности також только что у ксензов для себя ж. Фуража много.
   Пушек наших две, своих пушек две ж, военной аммуниции у них довольно.
   Ночью они работают беспрестанно внутри замка.
   Прошлой ночи с правой стороны Вислы для препятствия от вылазок поперек улиц и в протчих местах куперы, а с левой стороны Вислы, где квартира господина генерала Грабовского, начат делать шанц замкнутой для пехоты. Возмутители из замка беспрестанно стреляли на работников и ранили двух мужиков.
   От армейской команды господин подполковник Гейсман, в нынешней ночи, пришел к Кракову с ротою пехоты, с двумя эскадронами кирасир, шестьдесят казаков и два орудия и по моему отряду стал в квартире господина генерала Грабовского по левую руку Вислы, оставил в Тарнове роту пехотную с пушкою, эскадрон карабинер и восемьдесят казаков с майором На-гиным.
   С господином подполковником Лангом здесь Казанского полку патронной ящик состоит.
   Посол граф Огинский из Пинчова еще не прибыл" а уже выступил и навстречу уланы посланы.
   В Тынце осталось людей меньше ста, которые были там портные и тем ружья роздали; кавалерии полагают больше двух сот, с которыми уланы беспрестанно шармицируют и они всегда ретируютца под пушки.
   В Ландскороне людей полтораста. В Бяле -- побольше того, только по большей части еще не вооружены.
   В Бобрике почти ничего.
   В горах с Рудницким и Суаком считают их волоши {Так в подлиннике. Повидимому, валахи.} ста три.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 453--454, подлинник.
  

No 367

1772 г. января 29.- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОЛОЖЕНИИ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   Бывшая из Пинчова от препровождения господина посла графа Огинского команда из деревни Могил сюда прибыла: Суздальского полку при порутчике Мордвинове прапорщик один, протчих нижних чинов шестьдесят пять, да от карабинер Санкт-Петербургского полку двенадцать человек и два казака, Казанского пехотного полку порутчик и прапорщик, нижних чинов сорок семь, которые взяты были из Сандомира в конвое при мне, и все они на теперешней случай оставлены здесь.
   На 29-е число сего генваря, в ночи, из замка от возмутителей происходила пушечная и оружейная стрельба в город и к стороне квартиры господина подполковника Елагина, однакож без всякого с нашей стороны вреда.
   Посланной из Велички вчерашнего числа в ночь к стороне Бяла до местечка Добржиц патруль возвратился благополучно и о возмутителях ничего не слышно.
   В минувшей ночи Краковской замок алярмирован от квартиры господина подполковника Елагина, с той стороны, где возмутители сперва во оной проходили подходом с частию войск, почему в замке чрезвычайно потревожились и сделался у возмутителей в замке великой шум и крик, потом производили пушечную и оружейную стрельбу и от стены замковой скатилися убитых два человека. Протчих сколько убито и ранено -- неизвестно, а с нашей стороны все благополучно.
   Как уже я вашему высокопревосходительству пред сим доносил, что с форштатов с Казимирского и Рыбачья принос к возмутителям в замок съестных припасов совсем пресечен. И обыватели б больше не носили, и сами собою возмутители разными способы тем не пользовались, послан от меня был в нынешней ночи с командою господин секунд-майор Гагрин, чтоб оных обывателей из домов выслать для житья в Краков, которые то исполнить согласились. А между тем он, господин майор, по приказу моему алярмировал замок чрез то вскоре после пробития зори. Возмутители от страху продолжали стрельбу до полуночи.
   Господин премьер-майор Михельсон рапортовал, что по ордеру моему из Кельца выступил и вчерашнего числа имел прибыть в местечко Андреево, на которой посланным от меня ордером велено, чтоб он столько приближился к Кракову, сколько способно и несумнительно будет ему; обоз больных и тягости под своим конвоем в Краков отправил, а потом, дождавшись тот конвой к себе или не дождавшись, чинил бы операции против партии Пулавского, как в моем ордере от 27-го числа ему предложено. Даже до того, что до Щекочина и ни до иного какого места не привязан, а получая б известия от Петраковского деташамента и иные сюда бы наипоспешнейше о тамошних дальних движениях возмутительских, как и оного Пулавского, знать давал и сколько бы Пулавского сюда не пропускал, так бы его по случаю везде сильно поражал.
   Дезертировавшей из Тынца Сибирского пехотного полку солдат Перфил Гомяков, явясь в Кракове, между протчим показал, что в Тынце, в то время как к Кракову покушение сделано к занятию замка, оставалось пехоты на большой батарее до сорока и большая половина больных, и портных на малой батарее сколько числом людей -- не знает. На гобвахте {Гауптвахта.} в средине человек до пятнадцати, конницы, приезжей из Ландскороны и из протчих фортец, до трехсот, а кто командиром в Тынце, того не знает. Слышал он между солдат, что хотят стараться взять Краков, а когда не возьмут, то сжечь.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 472 и об., подлинник.
  

No 368

1772 г. января [30]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОЛОЖЕНИИ И ПОВЕДЕНИИ ОСАЖДЕННЫХ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

   Вчерашнего числа посол граф Огинский в деревню Могилу, расстоянием от Кракова две мили, прибыл благополучно и сего числа при конвое из корпуса его сиятельства графа Браницкого войск и от нас эскадроном кирасир и эскадроном карабинер, отправился к Шлезской границе.
   На правой стороне Вислы одна малая батарея совсем сделана, а другая большей оной работою еще продолжаетца по притчине мерзлой земли.
   Коммуникационной мост по правую сторону Кракова имеет быть начат делать для пресечения от стороны Тынца по реке плывущих иногда возмутителей к сикурсированию замка.
   Против части генерала Грабовского начали было возмутители с своей стороны контр-батарею, но несколькими выстрелами с нашей стороны отогнаны и не допущены.
   Разные выпущенные из замка допросами показали: две солдатские жены Суздальского полку -- когда возмутители вошли в замок, то первые имели на себе белые рубашки, окликающим нашим часовым в замке сказывались своими, а приближась оных закололи и при фрунте ружья забравши, протчих караульных связавши, посадили под караул, а содержащихся польско-возмутительских арестантов освободили. Потом тотчас, собрав людей, и обои ворота завалили и нашедшие в замке вещи: полотно, чулки и сапоги, розданы рядовым бунтовникам, а протчее собрано в одно место и берегутца у коменданта; значки ротные перед дверьми коменданта.
   Всех их возмутителей полагают больше четырехсот, имеют они три пушки и одну шмыговницу, ободряют себя, якобы, сикурсом Пулавского и Зарембы по притчине той, что уведомились они о множестве российского войска, для чего завалили ворота, оставя себе только одну маленькую фортку, чрез которую человеку, наклоняющемуся, пройти только можно.
   Что они в погребах работают, ничего не слыхать, пищи уже им ниоткудова не несут.
   Достали они, по занятии замка, вскоре из Тынца 12 жернов, бочку соли, бочку мяса; мясо употребляетца только для офицеров, воды у них мало, хотя и три колодца, ибо по множеству довольствоватца нужно.
   Как де они уже видят, что Кракова достать не могут, то будто намерение имеют зажечь.
   Из замка ксензов кляшторных выгоняют, сказывая им:, хотя де вы нам и помогали, однакож теперь более ненадобны и подите куда хотите.
   Во дни и в ночи возмутители всегда по погребам ходят и боятца, чтоб с нашей стороны подкопов не подвели.
   Господин генерал Грабовской дал знать, что вчерашнего числа в замок в ночи никто не входил и не выходил из замка, но ввечеру на нынешнее число один духовной, ксенз, спустясь из замка, переехал чрез реку, где и взят его командою, и допросом показал в-первых: что он, ксенз Краковского Мийонарского конвенту Матий Рыбицкий, тож самое как помянутые солдатские жены, а потому когда вошли в замок возмутители, не было их ста человек. После пришла к ним сикуроирующая еще команда с пушкою в числе трехсот человек, из которых до двадцати раненых привезли. Это, видимо, самые те, которым к тому Борисов порутчик с командою коммуникацию пересекал, но по превосходной их силе принужденным нашелся отступить, как о том из рапорта господина полковника Штакельберга усмотреть ваше высокопревосходительство изволите.
   А на вторник в ночи, пополуночи в 2 часа, тоже еще пришла тудаж небольшая команда.
   Вход сих возмутителей отверст {Открыт.} был действительно тем местом, как от меня рапортом 24-го числа сего месяца вашему высокопревосходительству донесено, хотя там была железная решётка, однако оная выломана.
   Сказывали те бунтовщики, якобы им [в] сикурс идет Заремба и Пулавский, а другие против того говорили, что они до Варшавы и с ними еще какой-то третей.
   Слышал он, что они имеют своих три пушки, которые с собой привезли, но только он одну шмыговницу видел, а протчих не видал, разве после вшедшие не привезли ль с собою. У них де, возмутителей, из войск есть пехота, егери, янычары, драгуны и казаки, а сколько числом какого звания -- не знают.
   При том замке в кляшторе есть ксензов шесть, а клериков двадцать шесть; для услуг пять человек, которые имеют пропитания на три месяца: муку, крупу, солонину, масла, а протчего очень мало, ибо они каждую неделю с рынку покупали, а соли имели 6 бочек, из которых бунтовники себе взяли 3, скота же там нет.
   Оной ксенз слышал, что больше не оставят из тех, как двух ксензов, а протчих всех намерены выслать, чтоб они у своих родственников и приятелей пропитание искали.
   В катедральном костеле ксензов восемнадцать, да для услуг около 16 человек, по большей части довольствовались покупкой с рынку.
   Протчих живущих в замке, которых может быть около двадцати хозяинов, между коими хотя некоторые свое имеют пропитание, однакож все с рынку покупают.
   Из предписанных возмутителей в замке подполковник один, плац-майоров два, капитан один и иных офицеров девять, протчих же офицер сколько не знают и все иностранные, из поляков разве два, и те по-польски не говорят.
   Подозрение полагаетца ни на кого иного, как на катедральных каноников, а больше всего на тех каменщиков, которые тамо около замку стены и протчее поправляли, то может они им, бунтовникам, и дорогу показали во оной пролом.
   Там в замке плотники к жерновам станки делают, да еще из тех каменьев, которые на могилах, также жернова делают.
   Из замку ничего не вывезено, только шесть человек, которые в нашем полону были, коих отослали в Тынец.
   Погреба как под замком, так и под кляшторами не очень глубоки, ибо плитник под землею, стена же замковая толщиною не больше сажени.
   Еще взяли картельных {Так в подлиннике.} бревен, стесанных на квадрат толще полуаршина, двадцати локтевых, которые пополам рубили, а на какую потребу, того не знает.
   Что все он присягою утверждает.
   Сверх того по особливым известиям слышно, что во время самого моего прибытия из их возмутительской из замка вылазки полковник Гордон двумя пулями, причем разных чинов более 40 человек ранены.
   По левую сторону Вислы другой шанц, анфилирующей весьма спускающихся водою из Тынца к замку, поспел. Коммуникационный мост начали делать. По ночам часто мы их алармируем.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 483--484 об., подлинник.
   1 Даты отправления на документе нет, дата получения 2 февраля 1772 г.
  

No 369

1772 г. января 30.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ О ЧИСЛЕННОСТИ КОНФЕДЕРАТОВ, НАХОДЯЩИХСЯ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   При вылазке взятой в плен от драгун Валевского ротмистр Павел Мелковский допросом показал, что в замке Краковском их, возмутителей, вошло всех от пехоты и конницы до 500 человек. Пушек их и с нашими теперь в замке три, да шмыговница одна. Прошли в замок, как прежними от меня рапортами донесено, проломанною в стене скважиною, которая до их приходу была приготовлена имеющимися в замке каменщиками и сперва вошло человек до пятидесяти при хорунжем Хорвате.
   Приступами де они, возмутители, прежде два раза, намерены взять замок, однако принуждены были отступить для того, что часовые были осторожны, а ныне, при входе в замок, каким образом то их предприятие в действо произошло, обстоятельно сказать не может, для того что он при том не был, а на другой день поутру при протчих прибыл с маршалком краковским Валевским.
   Намерение их коменданта было, Когда российские войски ей курса не достанут, Краков взять, а когда ожидаемой сикурс придет, то, отослав всю добычь, к Тынцу отступить.
   А как не удастца, то будто хотят до последнего оборонятца.
   Что в замке найдено, то снесли все в одно место и берегут к случайной надобности или ко отправлению в Тынец.
   Ныне в замке, как оной же ротмистр показал, нижеобъявленные чины:
   1. Подполковник Шуази, при нем три офицера, французы, которых имен никто не знает.
   От кавалерии
   2. Валевских драгун от кавалерии майор Антон Раковский.
   3. Ротмистр Павел Мелковский (которой, как выше значит, взят при вылазке в плен).
   4. Хорунжий Шемянский.
   5. От драгун Шкуржевских капитан Бриски.
   6. Порутчик Кисель.
   7. Полковник поморских казаков, которой главной командир при кавалерии, имя его не знает.
   8. Порутчик Кулачковский.
   9. Наместник Валобицкий.
   От пехоты
   1. Майор Витович.
   2. Капитан Депре.
   3. Порутчик Швейцер.
   Первой артиллерийской роты
   1. Капитан Сално.
   2. Порутчик Блондо.
   Второй артиллерийской
   1. Капитан француз имени его не знает.
   2. Порутчик Лебельфелт.
   Гранодерской роты
   1. Капитан Детруа.
   2. Порутчик имя не знает.
   Еще рота инфантерии
   1. Капитан Мислер.
   2. Хорунжий Хорват, которой при самом первом занятии замка употребился.
   Такая ж рота
   1. Капитан Дитвар.
   2. Порутчик Островицкий.
   3. От егарей капитан Голянт.
   От янычар майор Тухолка.
   При самой артиллерии порутчик Деметор. Сверх того объявил тайно, что и Валевский находится в замке, ибо не удалось ему выехать.
   Драгун конных было 60, теперь осталось по вылазке -- около 30 человек
   Дрггун Скоржевского -- 60 "
   Казаков -- 20 "
   Хорокга почтовая -- 20 "
   Итого -- 130
   Янычар -- 100 "
   Гранодер -- 30 "
   Инфантерии -- 100 "
   Егерей -- 60 "
   Драгун пехотных -- 50 "
   Итого -- 340
   Всего -- 470
   Но уже при вылазках и протчими случаи из оных побито и в плен взято немало как из протчих прежних рапортов ваше высокопревосходительство усмотреть изволите.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 486--487 об., подлинник.
  

No 370

1772 г. января 30.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДЕЙСТВИЯХ ПОСТОВЫХ КОМАНД И ОТДАННЫХ РАСПОРЯЖЕНИЯХ

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон от 22 числа сего генваря репортует, что третьего дня он со всем деташементом и обозом прибыл в Андреево, из оного пойдет 28 числа до Мехова, откуда сегодни обоз и больных отправит в Краков, на которой репорт ему, господину майору, на основании прежде данного от меня повеления подтверждение учинено.
   Господин полковник и кавалер Древиц присланным ко мне сего числа репортом доносит: известные де обстоятельствы принудили его от Нового Места к Конску приступить, куда 28-го числа сего генваря прибыв, получил мой ордер, следующей к Петраковскому деташементу. А как де оной деташемент еще не учрежден, а он там с Равским деташементом находится, за долг почел тот ордер распечатав, и предписанное от меня повеление исполнять, и что впредь происходить будет -- меня репортовать. Тож господину майору сообщить не оставить, о чем он и к нему, господину майору, от себя писал, однако и прежде представленных моих репортов ваше высокопревосходительство усмотреть соизволите, что наблюдение сие чрез майора Михельсона -- Пулавского, а полковника Древица -- Зарембы весьма нужно по нынешним обстоятельствам, доколе оные не пременятца и во ожидании повеления вашего высокопревосходительства.
   Как господин подполковник Гейсман по выступлении из Тарнова находится теперь здесь, а там в Тарнове с командою оставлен господин майор Нагель, то дабы оной майор предохранял свой пост и в околичности земли спокойствие паче всех по теперешним обстоятельствам наблюдал бы Величку и к стороне оной из команды своей посылал патрули, а иногда и самому со всею командою движение иметь и появившихся возмутителей не допуская к Величке, поражая бить, о сем ему писано.
   Господин посол граф Огинской благополучно препровожден на Шлезскую границу, и граф Браницкой назад сюда с командою возвратился {Последняя фраза от слов "господин посол" и до конца написана рукой Суворова.}.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 495, подлинник.
  

No 371

1772 г. января 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДЕЙСТВИЯХ ПОД КРАКОВСКИМ ЗАМКОМ

г. Краков

   Посланными от меня ордерами, по полученным известиям о возмутительских движениях от стороны Бяла и Ланцкороны в Тарнов, к господину майору Нагелю, чтоб он со всею его командою немедленно перешел в Бохню или в Вишницы, по рассмотрению, и иметь наблюдение на Величку и в случае возмутительского покушения их поражать и отнюдь до Велички не допущать. Господину майору Михельсону предложено, чтоб сколько на королевские польские, столько и на наши войски фуражировал и сюда б под конвоем оной присылал, за которой от здешнего коменданта надлежащая денежная плата производима будет.
   В Люблинскую часть -- чтоб ныне еще (сверх того, что прежде велено четыре ящика патронных и два с снарядами, тож сто ядер пороху и протчего к тому принадлежащего), сколько можно побольше еще вывезть из Люблина пороху, пушек трехфунтовых лучших две и на каждую по два ящика с снарядами и, ежели в силу прежнего повеления порох и пушки поныне не отправлены, то вообще или когда первое отправлено, то последнее особо отправить до первой армейской команды на Тарнов, откуда уже все то сюда доставлено быть может или где вернее, ибо команды армейские тож ныне переходят без наималейшего промедления и на место отправленных патронов, сколько их в ящиках было, толикое ж число патронов заготовить на случай тамошней Люблинской надобности.
   На 30 число сего генваря зажгли они, возмутители, против Гродской брамы под самым замком стоящие халупки, кои пополудни часу к 9-му спалением своим кончились, притом из замка была довольная стрельба из пушек и ружей, в чем с нашей стороны соответствовано.
   А от части капитана Арцыбашева против ворот замка убит наш мушкетер. Прошедшую ночь на тож число, замок снова алярмировали чрез майора Гагрина стрельбою из пушек и ружей от стороны Рыбачей, а приказано было алярмировать слегка, на что они соответствовали, так как и от квартиры господина подполковника Елагина алярмировано в полночь и в 3 часа пополуночи. Между тем наши подходили до проломанной ими фортки под замком близко и до того места, где они в замок вошли; часовые их были в осторожности.
   В то же самое время из главной квартиры против Гродской брамы алярмировали замок немного посильнее протчих, пушечными и ружейными выстрелами:
   30 числа генваря поутру в 11-м часу они, пользуясь густым туманом, выпадали из замку против Зверинца и квартиры подполковника Елагина. Воображение было, якобы они хотят той стороной пробитца к Тынцу, на что тамо все меры приняты были от подполковника Елагина, а капитан Шипулин для встречи послан был с пехотою. Они несколько домов ближайших к замку зажгли, кои и сгорели, протчие домы еще удержаны были, а они опять в замок прогнаны. Чинили они ту вылазку человеках вось-мидесят, на месте их мертвых тел найдено пять, а протчих побитых, что взяли с собою, и раненых их неизвестно. 6 нашей стороны ранен мушкетер один, карабинер один и при том случае делали они сильную стрельбу из замку из пушек по большой части картечами, а ружейною так, как и вьгпадшая их пехота из замка.
   По ордеру моему господин подполковник Эбшелвиц, яко знающий здешние места, из Сандомира прибыл и определен в помощь господину полковнику Штакельбергу, а господину подполковнику Лангу препоручено наблюдение внутреннего спокойства в городе и предместьев и ведомство подлащиков.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 560--561 об., подлинник.
  

No 372

1772 г. января 31.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СВЕДЕНИЯХ РАЗВЕДКИ

г. Краков

   Рапортует мне из Пулав от 21-го генваря господин полковник Шепелев, что от него посланной за Вислу с командою капитан Грабленов, следуя к деревне Жехорин, по разведывании прибыв к мельнице Яблоной, схватил команды полковника Вербовского: возмутительского порутчика Ядрековского, товарища одного, квартермистра одного и двух хлопцов, а больше вблизости о партиях возмутительских не слышно, почему он, господин полковник, оному капитану Грабленову возвратитца в Пулаву приказал.
   От 30-го генваря господин майор Михельсон из деревни Чи-чеховицы, что обоз от деташемента господина подполковника Ланга и больных в Краков при конвое отправлены, которые сего числа сюда и прибыли и как скоро конвой, бывшей для провожания сюда обозу, к нему возвратитца, то он подвинетца ближе к Ченстохову на Пилицу как для получения вернейших известиев о предприятиях Пулавского, так и для высылки сюда фуража.
   О Пулавском другого известия не имеет, как только что он находитца в Ченстохове.
   Сего числа пополудни в 11-м часу из замка высланы были, кои вышли к стороне Казимера ксензов 10 человек и просили дозволения о пропуске в город, но по приказу моему не дозволено, а тотчас обратно шли в замок, подтвердя притом всем пикетам, чтоб естли кто покажется, паче ж выйдет из замка, то сперва сверх головы по нем выстрелить, а буде в сторону повернет или прямр пойдет, но в замок не возвратитца, тотчас стрелять кто бы ни был, что и с проходящими в замок для ношения пищи и протчего, естли усмотрено будет, чинить тож.
   Содержащиеся здесь под караулом возмутители, взятые пред сим при вылазке и протчими случаи всего 26 человек для дальной отсылки в Россию, в Величку, а оттуда в Тарнов вчерашнего числа отправлены, а кто именно, у сего список представляю {К документу приложен именной список взятых в плен конфедератов (л. 564 и об.).}.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 563 и об., подлинник.
  

No 373

1772 г. февраля 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОДГОТОВКЕ АРТИЛЛЕРИИ И БОЕПРИПАСОВ ДЛЯ ОСАДЫ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   По притчине занятия возмутителями Краковского замка и что здесь как пушечных зарядов, ружейных патронов и пороху недостаточно, я ордерами Санкт-Петербургского карабинерного полку господину полковнику Шепелеву 24--25 и 30-го чисел минувшего генваря предлагал, чтоб в запас из Люблина от Казанского пехотного полку патронных ящиков четыре с зарядами из полковых и из деланных на конфедерацкие трехфунтовые пушки два ящика пороху пушечного -- двенадцать пуд, ядер трех и двухфунтовых по пятидесяти, фитиля и свеч палительных по препорции с некоторым излишеством прислать и отправить бы с пристойным и безопасным конвоем, смотря по обстоятельствам, -- чрез Сендомир на Новое Место, а оттуда сюда, в Краков, с крайним поспешением неотменно, о чем и вашему высокопревосходительству от меня донесено было. А от 29-го генваря из Сендомира от ротмистра Лаво получил сего числа рапорт, которым доносит, что на Сендомирской пост от него, господина полковника Шепелева, при ордере все вышепоказанное число снарядов при капитане Бреере и пятидесяти двух чловеках рядовых присланы и ордером подтвержено, чтоб добавя людей с Сендомирского поста отправить и прописывает, что на том посту людей за раскомандированием малое число, зачем те припасы отправить не осмелился и требует резолюции. Но как в Люблине состоит две гранодерских Казанского полку роты, егарская команда, карабинер и казаков не малое число, так и на протчих около Люблина постах полное число людей, то и следовало б ему, господину полковнику Шепелеву, пристойной конвой командировав, из Люблина отправить и не опоражнивая постов, а особливо знав малолюдие в Сендомире и так во отправлении показанных снарядов господином полковником Шепелевым делаетца большое промедление.
   Почему я к ротмистру Лаво ордером предложил, чтоб он с получения того моего ордера тотчас из Крашника взял в Сендомире резерв сам, а оставя в Сендомире малое число, с протчими и с присланным конвоем ту ж минуту, взяв с собою пушку, везущие припасы все выпроводил наиспоспешнее в Новое Место, куда встречу ему отсель команда выслана будет.
   Сверх того, оной ротмистр Лаво рапортует, что куверт на имя мое от вашего высокопревосходительства по опасности одержан им в Сендомире, которой также сюда прислать приказал.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 574--575, дешифровка.
  

No 374

1772 г. февраля 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЧИСЛЕННОСТИ КОМАНД, СТОЯЩИХ В КРАКОВЕ И ВЕЛИЧКЕ

г. Краков

   В команде моей при Кракове состоит штаб-офицеров семь, обер-офицеров шестьдесят три, унтер-офицеров и капралов сто семьдесят пять, нижних строевых и нестроевых чинов двести сорок восемь, кирасир сто сорок шесть, карабинер триста восемьдесят пять, гранодер сто восемьдесят, мушкатер тысяча девяносто, егарей семьдесят два, артиллерийских служителей семьдесят два, казаков Чугуевских тридцать три, Донских четыреста семьдесят семь, итого две тысячи девятьсот пятьдесят три человека; в Величке обер-офицеров три, унтер-офицеров, капралов десять, нижних нестроевых чинов пять, при артиллерии пять, мушкатер сто пятьдесят, казаков донских шестьдесят, итого двести сорок два человека, всего три тысячи сто девяносто пять человек. Да сверх вышеписанного числа в Краковском гошпитале разных полков больных и раненых состоит двести четыре, в том числе Суздальского пехотного полку раненых тридцать четыре, казаков разных полков шесть, главной артиллерии канонер один.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50. лл. 566, 567, дешифровка.
  

No 375

1772 г. февраля 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОКАЗАНИЯХ ВЫШЕДШИХ ИЗ КРАКОВСКОГО ЗАМКА КСЕНДЗОВ

г. Краков

   Высланные из замка 10 человек ксензов просили о пропуске в город, о которых вашему высокопревосходительству рапортом моим донесено, что они обратно в замок прогнаны, между протчим объявили, что во вчерашней ночи высыланная из замку к стороне господина подполковника Елагина возмутительская команда, которая обратно в замок прогнана, при ней командиром француз, которого называют сыном Шуази, высылай с тем, чтоб он, естли может пройти тихо, а когда нет, то хотя напролом сквозь наш форпост прорвался к Тынцу, лесом к кляштору, называемому Беляны; по сему объявлению больше приняты меры и предосторожность. Ныне по известиям слышно, что во время следования возмутителей к замку, при встрече их порутчиком Борисовым, убит капитан француз, а кто он -- неизвестно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 568 и об., подлинник.
  

No 376

1772 г. февраля 1.-- ИЗ РАПОРТА А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОЛОЖЕНИИ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ И ЕГО ОКРЕСТНОСТЯХ1

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон рапортами мне от 31 минувшего генваря и от 1 сего февраля из деревни Чечуховицы, от Кракова расстоянием в 3-х милях, доносит.
   1. Что он получил из деревни Славкова, яко возмутительские партии от команды Пулавского находятся в Свирже и в Кози Гловы, а в коликих силах верно не знает, а ожидает вернейшего известия и естли узнает, что ему будут под силу, и не далее Свиржа для поражения их выступит.
   2. Что он из Славков получил известие чрез подлащика, яко в вышесказанных местах находится действительно сам Пулавской и собирает свои войски и якобы намерен итти к Кракову, почему он и имеет для пресечения выступить в деревню Славков. А я, для умножения здесь в городе людей, ордером моим приказал господину майору Нагелю, оставленному в Тарнове от деташемента господина подполковника Гейсмана, что когда он перешел в Бохню или в Вишниц, то ныне уже перейти в Величку и принять оную в свое ведомство, а находящегося там с командою капитана Морского сюда отправить.
   Сего числа явился дезертировавшей из замка бывшей у них для раооты мужик Мартын Скаинка, объявил: в замке их нижние чины весьма ропчут, что заведены на погибель и пища нужна, кроме хлеба и каши ничего, также и дров не имеют, а для печения хлебов и варения пищи начали разбирать внутри замка жилье и заборы; стоят осторожно все как и офицеры день и ночь по стене замка и их разговоры слышал: якобы Пулавского ожидают на подкрепление; однако военных чинов от них дезертиров нет...

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 576--577, подлинник.
   1 Отказавшись от штурма Краковского замка, Суворов установил за ним строгое наблюдение и принимал различные меры к ослаблению морально-боевой стойкости польско-французского гарнизона. Так изо дня в день подготавливалась победа.
  

No 377

1772 г. февраля 2.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА И. Г. ДРЕВИЦУ О ВЫДЕЛЕНИИ ОДНОЙ ПЕХОТНОЙ РОТЫ В ПОДКРЕПЛЕНИЕ МАЙОРА И. И. МИХЕЛЬСОНА

г. Краков

   Его высокопревосходительство господин генерал-порутчик и кавалер Александр Ильич Бибиков ордером мне предлагает, естли по нынешним обстоятельствам надобность будет в пехоте, взять от деташемента вашего высокоблагородия здесь, хотя того надобностию и не нахожу, но отделенному для пресечения возмутительских движениев к здешнему месту господину майору Михельсону потребно будет, того ради ваше высокоблагородие, естли он, майор, от вас требовать будет, имеете от деташемента вашего командировать в команду его одну пехотную роту и по исполнении сего, так и где вы обретатца будете, почасту меня и об движениях возмутительских рапортовать.

Подлинной подписал генерал-майор Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 629, копия.
  

No 378

1772 г. февраля 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ АРЕСТЕ КАПИТАНА И. ЛИХАРЕВА ЗА ПОЗОРНОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ ПРИ СТЫЧКЕ С КОНФЕДЕРАТАМИ

г. Краков

   Вчерашнего числа, пополудни в 12 часов, из замка возмутители чинили к Висле вылазку на две стороны, выходя против Зверинца из тех дву мест, где вошли в замок; одна вылазка -- к квартире господина подполковника Елагина, которые оттель прогнаны с уроном, убито их три, а с нашей стороны ранен мушкатер один; другая -- к Казмиру против отделенного посту господина секунд-майора Гагрина, впереди которого под замком в форштате Рыбаках в одном каменном доме, к пресечению их прохода из замка, поставлен был с 60 человеками пехоты Суздальского пехотного полку капитан Иван Лихарев.
   Он, увидя вышедших не весьма большое число возмутителей, приступающих только к тому дому, не имея еще от возмутителей ни сам, ни команда его вреда, пришед в позорную и предосудительную робость [и] не только на них нападения не сделал, но ниже регулярно поступал, не чиня отпору и не выстрели пяти раз, сказав команде своей, чтоб только всякой спасал жизнь; сам оставя пост, от них уехал, почему вся команда его рассеялась и в бегство обратилась; и того посту не удержал, но при том случае убито у него мушкатер два, ранено четыре человека и зажжен ими помянутой форштат, называемые Рыбаки, отчего на том доме кровля загорелась.
   За что он, Лихарев, содержитца под арестом и предоставлено будущему разбирательству, ибо за оное предосудительное и позорное дело с ним, Лихаревым, и с протчими виновными поступить должно будет по силе воинских артикулов.
   В то ж самое время, когда возмутители, увидя бегущих с командою Лихарева, начали на вылазку больше усиливатца и взошло до полутораста человек в форштат Рыбаки; почему и послан был в резерв капитан Василей Мячков, которой, вступя с ними в бой, ранен в левую руку навылет пулею.
   Почему он от меня подкреплен командированным Суздальского полку порутчиком Ильею Парфентьевым с двадцатью четырью человеками пехоты, а потом подкреплен он господином подполковником Эбшелвицем, против которых они хотя и усиливались, но обращены в бегство с уроном и прогнаны в замок. При том случае ранено наших мушкатер два, их мертвых тел видно было семь, а раненых неизвестно, потому что они [их] в замок носили с собой. С стороны наших при том случае всего убито мушкатер два, да раненых капитан один, рядовых семь человек. Кончилось сие на вечер с производимою от нас с батареи и от них из замка пушенною и оружейною стрельбою. Уповательно, желание или намерение их было к прорыву, однако ж к тому не допущены. В нынешнюю же ночь от них больше никакого покушения не было, а только от квартир господ подполковника Елагина и майора Гагрина и от Гродской брамы замок алярмирован. Они, тревожась, несколько пушечных и ружейных выстрелов учинили и с тем кончилось.
   Сверх сего показанных 7 человек убитых возмутителей. Вышедшей сейчас из замка бывшей для работы мужик уверяет, что в нынешнее происшествие при вылазке, прежде гнания их, в замок внесли мертвых тел восемь и раненых, а сколько действительно -- не знает.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 822--823 и об., подлинник.
  

No 379

1772 г. февраля 4.-- ОРДЕР А. В. СУВОРОВА И. И. МИХЕЛЬСОНУ С УКАЗАНИЕМ НА НЕПРАВИЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ И ПРЕДЛОЖЕНИЕМ ВЕРНУТЬСЯ НА ПРЕЖНЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЛЯ ПРИКРЫТИЯ КРАКОВА

г. Краков

   Его высокопревосходительство господин генерал-порутчик и кавалер Александр Ильич Бибиков ордерами мне предложил: первым, что господину полковнику Древицу велено взять позицию между Конец Поля и Петракова, как и наблюдения того, чтоб возмутители от стороны Ченстохова и Великой Польши либо в Сандомирское воеводство, либо к стороне Варшавы пройти не могли и неточию-б он, господин полковник Древиц, одну роту в команду мою отделил (кою вам от меня уже взять велено), но по востребованной нужде и со всем деташементом к Кракову отправиться и по моему повелению все исполнять должен, так как уповаю, вы известны, что Петраковской деташемент и без того состоять должен в моей команде. Вторым, что его высокопревосходительство, получа от него, господина полковника Древица, ордер мой во оригинале, тот же час к нему писал, чтоб он крайнее наблюдение по оным имел и старался не только что-либо к освобождению в замке сидящих или к поиску, но и сюда не допустить и в таком случае с вами соединитца и наивозможными диверсиями возмутителей озаботить, а их от того отвратить, занимая их от собственной беспечности. Вследствие чего его высокопревосходительство також повелел и господину полковнику Лопухину из Лович делать движение, показывая вид, что он идет к Калишу или к Ченстохову и чтоб диверсиями пустыми не давал себя отвлекать и для того вашему высокоблагородию рекомендую движущиеся возмутительские партии, а особливо Пулавского, ежели бы паче чаяния покушение их было итти к Кракову или к Люблинской и Варшавской сторонам не допускать и ... {Слово неразборчиво.} от Кракова не удаляться, как о том вашему высокоблагородию ордерами моими предписано и о всех получаемых известиях о возмутительских партиях сноситца как с господином полковником и кавалером Древицом, так естли удобно, самим или чрез господина полковника Древица и с господином полковником Лопухиным и о всех ваших и других обстоятельствах меня ежечасно рапортовать, отправляя свои рапорты в дубликатах и трипликатах, но отнють в даль не оходить от Кракова.
   Но сейчас получил от 3-го числа из местечка Пилицы ваш рапорт, которой меня крайне огорчает, что ваше высокоблагородие самопроизвольством не только без моего, но и без всякого повеления пошли к Пилицам и открыли Краков, а вам к той стороне нимало нужды не было и быть не может, как и в ордере моем от 26 числа минувшего месяца предписано, чтоб ни с какими деташементами отнюдь не соединятца, разве б просмотром вашим или других, естли б Пулавской с Зарембой соединились бы, то в то время и вам также между собою с господином полковником Древицем сообщиться. Но вы поставлены примечать Краковскую сторону и Пулавского, а не Зарембу и Ченстохов, а сверх того, как и в рапорте пишете, что Пулавской уже в Ченстохове действительно-де неизвестны и потому догадыватца можно, чтоб он не прошел к здешней стороне, чрез что делаете мне новые беспокойствы. Ваше намерение охотно стремитца к соединению с господином полковником Древицом, чего я со всем нужным не предусматриваю, а больше верю, что вы величайшую прошибку сделать вашим отдалением можете, да и само по себе доказывает. Над вами два командира, как и господин полковник Древиц, быть не может, а имеете полное наставление и зависите от меня, следовательно то и исполнять, что мною предписано, долженствовало, о чем и вторичным моим ордером вчерашнего числа вам предложено, которой, уповаю, получили. Рекомендую наистрожайше с получения сего, немедленно возвратясь к здешней стороне, находитца не в дальном расстоянии и иметь примечание о приближении Пулавского и других партей к Кракову для выручки блокирующего здесь замка, взяв от него, господина полковника Древица, одну роту пехоты, а для Зарембы и других во околичности его, все примечание должен иметь он, господин полковник. Естли же в нынешнюю вашу самовольную отдаленность последует какой от возмутителей прорыв к здешней стороне, представлено будет для учинения с вами за то, по силе законов, главной команде.

Подлинной подписал Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 630--631 и об., копия.
  

No 380

1772 г. февраля [4]1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ ОБ ОТРЯДЕ ПУЛАВСКОГО, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ И. И. МИХЕЛЬСОНА

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон от 2-го числа сего месяца рапортами мне доносит.
   Первым доносит из местечка Олкуш, что от него посыланы были подлащики в деревню Север для точного уведомления в коликом числе возмутители там находятся и кто их начальник, однако из оных оттуда не возвращаются, из чего и заключает, что их тамо возмутители схватывают и что в местечко Олукуш, так и в Славков дней за несколько от возмутителей присланы палеты, чтоб иметь в готовности 1200 хлебов и фуража, почему и носитца известие, что будет Пулавской; однако то правдою быть не поставляет, а уповает, что не иная партия, какого-то Нарваса. Слышно, что он, собравшись с протчими, имеет до 200 коней, куда он для разогнания их и выступить имеет.
   Вторым -- из местечка Славков, что он в то местечко того числа прибыл, в котором возмутителей никого не застал, а о Пулавском известился, что он действительно в Ченстохове и старается всячески умножать свою команду, да от приехавших в Славков мужиков из Живца, которые отвозили туда возмутителям провиант, известился, что их тамо собралось немалое число и пропущают слух, что будут к Кракову.
   А когда от посланных подлащиков уведомитца, что к стороне границы тож и поблизости Свержа к Ченстохову возмутителей нет, с командою своею подвинетца к Пилицам, на что от меня к нему ордером и предложено, чтоб он с деташементом в даль не заходил и тем временем возмутители не учинили б диверсии и к здешней стороне прорыву.
   После отправленного за прошедшие сутки рапорта, на второе число, из замка возмутительского покушения не было, кроме что на все стороны выстрелено было из ружей весьма мало, напротив чего и с наших постов ответствовано было, а в 3-м часу пополуночи из Тынца при майоре французе, а кто он -- неизвестно, -- шло пятьдесят человек пехоты с тем, чтоб подойдя схватить отводной караул. Но приближась ко оному от той стороны отъезжего пикету, были по выстреле встречены и прогнаны, из которых идущих впереди один схвачен из прусских апшитованных солдат Георгий Гронвальд и содержитца здесь под караулом, а протчие по темной ночи разбежались.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 692--693, подлинник.
   1 На документе дата отправления не проставлена. Дата получения 5 февраля.
  

No 381

1772 г. февраля 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЗАПРЕЩЕНИИ СОЕДИНЕНИЯ ВОЙСК И. Т. ДРЕВИЦА И И. И. МИХЕЛЬСОНА

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон от 3-го числа сего месяца из Пильца меня рапортует.
   Первым, что он во оное прибыл, в котором были возмутители и небольшая команда полковника Мощинского и, узнав о приближении его, уехала к Ченстохову; и там же известился, что Пулавского в Ченстохове нет, а куда пошел -- не изъясняет, а естли получит верное известие, имеет выступить к Пулавскому.
   Вторым, приложа при том с полученного им от господина полковника Древица предложения копию, в коем он, господин Древиц, ему предлагает, естли его во оном застанет, то б соединясь итти вместе к Ченстохову для поражения славно Пулавского; а он, господин Михельсон, также как я примечаю из его рапорта, естли по данному от меня ему предписанию непротивно, на все то согласится.
   Почему я, предупреждая их ненужное намерение, и чтоб господин Древиц его, Михельсона, в даль не оттянул, а чрез то б возмутители, учиня им диверсию, не сделали прорыву к здешней стороне, ордерами предложил господину Древицу, чтоб он собою без повеления моего движения господину Михельсону не чинил деташементом, где не весьма нужно, вдаль не заходил, а имел и тем бы краковскую сторону не открывал, да и сам со своим деташаментом, где не весьма нужно, вдаль не заходил, а имел бы примечание, как к стороне Петрикова, так Конец Поля, чтоб от Ченстохова и Великой Польши к стороне Варшавы, Сендо-мира и Кракова, возмутители прорватца не могли, воображая им все вашего высокопревосходительства повелении, а больше всего знать о Зарембе и другие во околичности его партии.
   Итак господину майору Михельсону приказал, взяв от господина полковника Древица одну роту пехоты, от него отделясь, приближаться к Краковской стороне и наблюдать Пулавского и другие партии и без нужды, не имея от меня повеления, как ныне намерен был, соединясь, согласиться итти к Ченстохову, что совсем несходно и без нужды, еще сообщась с деташаментом господина полковника Древица не отходил, а сверх того обеим им, как ныне без нужды, в одно место не сообщаться, а почасту между собою, так и другим деташаментам сноситься письменно и ко мне о движениях возмутительских давать знать.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 700--701, подлинник.
  

No 382

1772 г. февраля 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РОЗЫСКЕ КОМАНДЫ ПУЛАВСКОГО

г. Краков

   Господин пример-майор Михельсон от 3-го числа февраля из Пилиц меня рапортовал, что Пулавского в Ченстохове действительно нет, не упоминая куда выступил и где теперь находитца, почему я ему, господину майору, и приказал обстоятельно дознатца, куда он выступил и где теперь находитца, предписав, чтоб ошибки по известиям не сделал, ибо его команды есть ротмистр Дионисий Пулавский, то бы его вместо маршалка где не почли и что от него получу -- вашему высокопревосходительству донесть не премину. Сверх того ему, господину майору, подтвердил, чтоб он крайне старался сколько можно сюда провианта и фуража высылал, а здесь для оного приказано заложить мага-зеин господину подполковнику Лангу и на каком основании в собрании оного и в заплате поступать, от меня дан ордер.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 703, подлинник.
  

No 383

1772 г. февраля 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПРИНЯТИИ ПОСТА В ВЕЛИЧКЕ МАЙОРОМ Л. Т. НАГЕЛЕМ И ПРИБЫТИИ В КРАКОВ ОБОЗА С БОЕПРИПАСАМИ

г. Краков

   Господин пример-майор Нагель с командою в числе ста Пермского карабинерного, двадцати семи Троицкого пехотного и пятидесяти донских и нововербованных казаков в Величку прибыв и в силу ордера моего оной пост в ведомство свое, как и принадлежащие до Велички наставлении принял. И по ордеру ж моему бывшего там Суздальского пехотного полку капитана Морского с командою: с его одною и другой с двумя капральствами суздальской пехоты, да от своей команды сорокью карабинерами и двадцать казаками в Краков отпустил, на место которой к его команде отправлена отсюда и деташемента господина подполковника Гейсмана Троицкого пехотного полку рота. А как оной господин пример-майор Нагель багаж больных и отправленных отсюда польско-пленных арестантов оставил при команде в Тарнове, для чего посланных от меня ордером к господину пример-майору Штакельберху велено, выступя с командою из Тычина как наискорее прибыть в Тарное, где и занять пост и имеющейся багаж и протчее принять в ведомство свое. А оставших там от команды господина пример-майора Нагеля людей, естли безопасно, отправить в Величку к нему, господину пример-майору Нагелю, и отрапортовать.
   Командированной отсюда для встречи капитан Ахматов с отправленными из Люблина военными припасами: тремя патронными, а [к] конфедератцким орудиям 3-х фунтовых зарядов двумя ящиками, с двенадцатью пудами пушечного пороха, с трех и двумя фунтовыми ядрами каждого сорта по пятидесяти с фитилем и палительными свечами по препорции, с некоторым излишеством, при конвое пятидесяти человек из Люблинской части Казанского полку мушкетер, кои оставлены здесь в Кракове, прибыл благополучно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 704--705, подлинник.
  

No 384

1772 г. февраля 7.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ С ЖАЛОБОЙ НА НЕВЫПОЛНЕНИЕ И. Г. ДРЕВИЦЕМ ДАННЫХ ЕМУ РАСПОРЯЖЕНИЙ

г. Краков

   По повелению вашего высокопревосходительства от 29-го числа генваря, данным от меня господину премьер-майору Михельсону ордером, ко избежанию излишних переписок, прямо собою от господина полковника и кавалера Древица велено одну роту пехоты требовать, а потом и от меня, особливо посланными к нему, господину полковнику Древицу, ордерами, велено отдать по резону, что оная от него, майора, естли надобно будет, поблизости в Краков возьмется, о чем и вашему высокопревосходительству рапортом донесено. Он, господин майор, исполняя мое повеление, ту роту требовал, но на требование его, господин полковник. Древиц сверх чаяния предлагает ему, якобы не известен он какой резон я имею, отобрать от него роту, а к нему, господину майору Михельсону, прибавить, чегоб никакой подкомандующей так предосудительно изъснять не отважился в рассуждении, что ему по ордеру вашего высокопревосходительства подаваемым от меня повелениям исполнение чинить велено. Следовательно, должно бы понять, не без резону от меня писано было и ему не без рассудка б то паче уважать, сколько сильно тот ордер действовать, и он исполнять должен был, особливо по притчине нынешних известных ему обстоятельств.
   Я, воображая ему повеление вашего высокопревосходительства и сколь то важно есть и другие многие обстоятельства, строго предписал ему, чтоб он впредь скорое и беспрекословное исполнение чинил и совершенно то в самой точности наблюдал, что от команды предписывается, имея незабвенно в тведрой памяти воинские правила, поступал по оным так, как долг высокой ее императорского величества службы и обязанная присяга требует без упущения, опасаясь в противном случае строгого по законам взыскания.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, ллг 710--711, подлинник.
  

No 385

1772 г. февраля 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ С ПРОСЬБОЙ О ПРИСЫЛКЕ ОДНОГО ПОЛКА ПЕХОТЫ ДЛЯ ЗАНЯТИЯ ВЕЛИЧКИ И ВИСНИЧ

г. Краков

   Каково мною вчерашнего числа от 4-го февраля господина генерал-майора Ширкова получено сообщение и что напротив того от меня соответствовано, при сем на рассмотрение вашему высокопревосходительству точные копии представляю {К документу приложены: копия сообщения Ширкова Суворову об обнажении Тарновского поста благодаря его распоряжению об отводе майора Нагеля из Тарнова в Виснич и просьба впредь согласовывать с ним такие распоряжения (л- 727), а также ответ Суворова Ширкову, в котором тот указывал на важность успешной блокады Кракова и разъяснял целесообразность своих распоряжений (лл. 728--729).}. И как по прописанным обстоятельствам команды его войска на теперешней случай нужнее, то прошу вашего высокопревосходительства сюда полк пехоты приказать прислать, из которого можно Величку и Вишницы занять, а их команды в прежние места, так как и господина подполковника Гейсмана отпустить, а достальные того полку могут в других местах действовать около Тынца и в протчих случаях.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 726, подлинник.
  

No 386

1772 г. февраля 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОКАЗАНИЯХ ДЕЗЕРТИРОВ, ЯВИВШИХСЯ ИЗ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   В прошедшую ночь из замка, спустясь по веревке с стены, из возмутителей четыре рядовых дезертира явились к стороне Казимера на пост господина секунд-майора Гагрина, которые представлены ко мне и допрашиваются, а что покажут о тамошних замковых обстоятельствах, особым репортом вашему высокопревосходительству донесено быть имеет. Теперь они объявляют, что многие соглашаются дезертировать от недостаточной пищи и боятся с нашей стороны бомбардирования и протчих огнестрельных зажигательств; больных и раненых у них близко ста; кашица одна с водою с недовольною солью без всякого вкусу весьма надоела, отчего брюхо пухнет и хворыми делаются.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 731, подлинник.
  

No 387

1772 г. февраля 9.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РАСПОРЯЖЕНИЯХ, ДАННЫХ И. Г. ДРЕВИЦУ И И. И. МИХЕЛЬСОНУ

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон от 8 февраля из Янгрода меня рапортовал, что господин полковник и кавалер Древиц его уведомил из деревни Конечно, в миле от Чечемина, что имеет известия, яко Пулавской сего месяца 6 числа деташировал 300 коней, только куда -- неизвестно, почему я ему, господину полковнику, рекомендовал, чтоб он о таковых движениях возмутителей пообстоятельнее и лучше узнавал, куда и к которой стороне выступили, и кто таковы притом их начальники, и какие хоронги, что весьма нужно, дабы по тому можно было брать меры. А об оных 300-х конях обстоятельно разными способы, как выше сказано, узнал и меня рапортовал, как и господина майора Михельсона уведомил, о чем ему, господину майору, от меня писано, и при том рекомендовано, чтобы впредь по полученным равным сему от него, господина полковника, глухим известиям требовал обстоятельнее сведение, стараясь между тем самому всячески о том и о протчем узнавать и ко мне рапортовал бы вернее.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 734 и об., подлинник.
  

No 388

1772 г. февраля 11.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ ВЗЯТОГО В ПЛЕН ХОРУНЖЕГО

г. Краков

   Сего числа поутру получил я от господина премьер-майора Михельсона рапорт, отправленной вчера пополудни в 6 часов, в котором пишет, что господин порутчик Лаудон хотя его и уведомлял, что пойманной им хоронжей Миончинский объявлял себя отставным из Бялы, однако сие, имеющие при нем письма иначе доказали. Он ехал в Ченстохов, а оттуда имел надежду быть на время в отпуску; он его экзаменовал и оной Миончинский ему объявил нижеследующее: маршалок Валевский, которой ныне в Тынце, в понедельник, будучи еще в Бильску, получил письмо от Пулавского, в котором Пулавский пишет: Заремба имеет итти к Варшаве, Касаковской, чтоб сделать диверсию Древицу -- на Пинчов, а Пулавской, имев с собой триста пехоты, три пушки, пятьсот конницы, опричь других малых партей, прямо на Краков. Сие письмо Валевский читал при нем, Миончинском. Сей момент получил он известие, что возмутители в Жарках выбирают многое число подвод, а другое, что они есть в Северже, только не знает сколько. Ежели же он, Михельсон, получит известие, что то Пулавской, то на него ударит. Ежели же другая какая маленькая партия, то возвратитца немедленно в Олкуш, дабы б способнее в ту или в другую сторону, в которую б неприятель мог оборотитца, на него ударить. Сверх того доносит, что Пулавской только ожидал из Бялы ружья для своих рекрут, кои к нему в прошедшее воскресенье отправлены, и, получа оные, хотел немедленно выступить, уповательно, что И выступил. О чем вашему высокопревосходительству и доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 825, подлинник.
  

No 389

1772 г. февраля 11.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА A. И. БИБИКОВУ О ПОСЫЛКЕ ПОЛЬСКИХ ПЕРЕБЕЖЧИКОВ ДЛЯ УГОВОРА ОСАЖДЕННЫХ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ К ПОБЕГУ

г. Краков

   Вчерашнего числа из явившихся пред сим дезертиров трое при порутчике Веймарне посыланы были к замку показаться их товарищам, кои говорили в замке находящимся, как они благополучны здесь в Кракове, на хорошем содержании и от всякого штрафа свободны и дадутся им либертации и всякую вольность иметь будут, дабы чрез то тамошние возмутители, лаская себя, лучшее приохотились дезертировать, а тем бы больше можно узнать в каком намерении они в замке держатся и что там происходит.
   Итак, когда замковые возмутители увидели с стены сих дезертиров и слыша тот разговор смеялись, видимо и их охота к тому есть, но потом знатно их офицер, пришедши на ту стену, закричал на смеющихся, чтоб они стреляли, почему на городскую улицу выстрелено из пушки раз, также и далее из замка стрельба ружейная происходила на форштат, причем и из пушки выстрелено три раза, однако без всякого вреда.
   Сие происходило пополудни в 5-м часу, а прошедшую ночь было тихо,

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 830, подлинник.
  

No 390

1772 г. февраля 11.-- РАПОРТ А В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ ОБНАРУЖЕНИИ И ПРЕСЛЕДОВАНИИ ОТРЯДА КОНФЕДЕРАТОВ В СЕВЕРЖЕ

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон из местечка Олкуш от 9-го числа сего февраля мне рапортовал: получил он известие, что 8-го числа сего февраля были в местечке Северже шестнадцать человек возмутителей, имели предводителей французов и вели 40 или 50 человек рекрут; поймали его посланца, прибили его бурмистра; сие рапортуют ему из Севержа того дня уже довольно поздно. Что касается до посланца, то он сему верит, ибо в ту сторону послано их четыре посланца, из коих ни один не возвратился. Что ж касается до бурмистра Севержского, то он и местечко, ежели б не были слишком доброжелательны возмутителям, могли б его благовременнее уведомить, то б он сию партию (которую он послал к Еленю, старатца перехватить дорогу или догнать), порутчика барона Лаудона с шестьюдесятью казаками, за верное б мог схватить в Бендзине, которое местечко, также всходствие посланных к ним его приказов, ослушно. Как скоро порутчик Лаудон, которому не велел он вдаль забиваться, возвратится, и какие известия он от стороны Кози-Глов, Жарок и Конец Поля получит, ко мне отрапортует.
   А сего числа он, господин премьер-майор, рапортует, от порутчика Лаудона имеет он известие: он, прибыв в Елен, уже рекруцкую команду не застал, оная, почти нигде не останавливаясь, с своими предводителями двумя французами поспешала к Бялу, а застал только в корчме одного поляка с хлопцом, которой сказывался отставным прапорщиком из Бялы. Взяв его, пошел в Бендзин, откуда он ему велел быть в Славков, куда и он 10-го числа февраля прибыть имеет, чтоб иметь способ набрать поболее фуража, так и чтоб служить несколько прикрытием командированным на границу в Мисловицы королевским уланам. Он в сей ночи пошлет хорошую партию в Северж, которая может прикрыть его фуражиров, тож и забрать к нему оттуда бургомистра, которой, как он сего числа от своего посланца Казмира Бараля, которой там был забран возмутительскою партиею, уведомился: должен быть единою причиною, что он им в руки попался, а он остался без известия, ибо когда посланец, приказав к нему написать рапорт поехал было к Козей-Гловы, однако не успев выехать из местечка, усмотрел возмутителей; почему тот же час вернулся, просил бургомистра, чтоб он его скрыл, которой и приказал ему прятатца в броварню. Возмутители, отдохнув в местечке уже с час, прямо пошли в броварню и его оттуда вытащили, прибили и взяли с собой до Бендзина, из чего довольно видно, что бурмистр оного сам открыл, дабы он не имел способа о сей партии узнать, о которой он ему, господину майору, не прежде рапортовал, как на другой день, когда он уже сам о том ведал; им, господином майором, во все стороны послано как к Ченстохову, так и Пинчову. От господина полковника Древица он и я никаких известей не имеем.
   Тот де самый момент, как свой рапорт ко мне он, господин майор, отправлял, порутчик Лаудон рапортовал, что в Бендзине ничего не застал, в Челедцы стоит королевских прусских войск Вернерского гусарского полку команда, а вчера имел выступить с эскадроном в Бендзин того ж полку майор Кроков. О чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 831--832 об., подлинник.
  

No 391

1772 г. февраля 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ ОТ ПЛЕННЫХ

г. Краков

   Господин премьер-майор Михельсон от 11-го февраля из Славков репортовал, что патрулем его в местечке Северже о г посланной из Кози-Главы находящейся небольшой возмутителъской партии для выбивки фуража схвачены три мировские улана, которые по допросу его объявили, якобы Пулавской действительно из Ченстохова выступил и следует к Кракову и будто пехота его в прошедшую середу была в деревне Подчешна и он, господин майор, по всем известиям и репортам думает, что ежели в прошедшей ночи не тронулся, не иначе заключает, что он еще должен быть в означенной деревне под Ченстоховым или обратился совсем в другую сторону. Притом в своем репорте дополняет: из Кози- де Главы ему репортуют, что возмутителей около Ченстохова собралось много, куда пойдут -- неизвестно.
   От господина полковника Древица, с тех пор как ему, господину майору, дал знать о трехстах гусарах, о коих не знал, в которую сторону пошли, ни малейшего известия не имел, да и я не получал.
   Сего ж числа он, господин премьер-майор, из Олкуша репортовал: в прошедшей ночи получил известие от господина полковника Древица, он пишет, что некоторые неверные известии его было несколько отделили от него, сегодня имеет быть в Конец Поль, роту пехоты, как скоро к нему' приближится, обещает прислать.
   Он же, господин майор, доносит, яко сегодняшней день ожидает хорошей транспорт фуража из Севержа, для чего и просил тамошнего эконома, чтоб с ним побыл, пока будет фураж доставлен и посланные его привезут ему о неприятельских обращениях верные известия; из Бендзина тож хорошего привозу ожидает, ежели пруссаки, которые с ним уже начали корреспон-доваться, в рассуждении оного фуража в том не помешают.
   Из Пинчова еще никакого известия не имеет, а ожидает сего числа.
   Сверх того особливо репортует, что завтрашнего числа надеется отправить к господину подполковнику Лангу немалое число провианта и фуража.
   Притом объявляет, яко из разных мест вывозят на границу множество хлеба. Он из сего заключает, что те, которые тот хлеб вывозят, должны оного иметь гораздо довольно; итак приказал те фуры, кои ему попадались и которые может быть под претекстом, якобы везут на границу, привозят оной к возмутителям одерживать и отправлять в Краков.
   Между протчим он в Олкуше нашел зарытого в гною свинцу десять плит, в коих может быть пудов семьдесят или восемьдесят, которой пришлет сюда с транспортом провиантским и притом трех возмутительских мировских уланов.
   На границе, сказывают, очень много ржи лежит свезенной старосты вольбрамского.
   Известии подтверждают, что Пулавскон действительно вышел, а как господин полковник Древиц в Конец Поле, то ежели оной хочет итти к Кракову, не может иначе как поблизости его или на него итти и в таком случае ему о их марше можно будет знать благовременно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 835--636, подлинник.
  

No 392

1772 г. февраля 12.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НАСТРОЕНИИ И ПОЛОЖЕНИИ ОСАЖДЕННЫХ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   Те четыре дезертира, явшиеся собою из замка, о которых я вашему высокопревосходительству рапортом от 11 -го числа под No 207-м доносил, допросами показали:
   Первой -- Яган Бем, -- будучи при Тынце в французской роте, из оного Тынца на другой день прибыл с Валевским в замок, а ныне еще ожидают его сикурсом к Кракову, а как скоро он прибудет, то офицеры их обнадеживают, что тот же час город взят будет. С прибытия его в замок из роты той, в коей он был, состояло до 60-ти, из оных убито и бежало до 20-ти человек, а потому он заключает и от протчих рот не менее убыли имеют. Всех же убитых и дезертиров полагает без мала сто, кроме тех, что в лазарете человек по 5-ти и по 6-ти в роте, а другие хотя и перемогаются, однакож весьма мало от них службы.
   Все польские офицеры, которых есть в замке семь, весьма недовольны комендантом, что люди претерпевают нужду, и ландскоронской комендант с Шуазием поссорился, из чего заключить должно, что иногда наконец у них дурное будет.
   Ежели бы в замке рядовые уведомились, что дезертиры с либертациями увольняются, то бы в одну неделю большая половина их дезертировала.
   Офицеры французские сказывали им: мы де видим, что некоторые от нас дезертируют, однако оные российскими войсками содержутся под караулом, а как де скоро мы город возьмем, то всех их повесим.
   В васильковых мундирах в замке есть три [так] называемые французские роты.
   Второй -- Франц Стейер -- с прибытия в замок одной французской роты убито три, раненых три, больных в роте три, безвестно пропало шесть человек, да к нам бежало их два человека.
   Сколько ныне больных и раненых, того не знает, ибо две недели тому назад, как он в лазарете был, то в то время уже больных и раненых до 30-ти человек было.
   По стене в замке везде подмощено, чтоб ловчее было стрелять, тож все вины переделывают, чтоб лучше приложиться под стену можно было.
   В доме же королевском в верхнем этаже, против Каноницкой улицы, стоит в окошке пушка змейка, оное окошко забито досками, чтоб не видать было, притом четыре человека канонер.
   В верхнем этаже расположены по покоям квартирою обе французские роты и две роты в белых мундирах, да в нижнем гранодерская рота, а янычары и драгуны по обывательским домам. В замке, в кляшторе стоит особливой караул человек до 20-ти.
   Егери стоят все бессменно в калитке к реке Висле, а сколько их числом, того не знает.
   В Городских воротах стоит пикет при одном офицере, рядовых 15 человек.
   По пробитии вечерней зори становятца бекеты по всем башням, каждой бекет от 7-ми до 8-ми человек.
   Унтер-офицеры с рядовыми разговаривали: ежели еще долее пробудут в таком замкнении, то более не остается надежды, чтоб когда хорошее им пропитание иметь.
   В кляшторе тоже у всех окон каменья приготовлены от стороны пивоварен.
   Третей -- Томас Шефих, -- два офицера французов ранено, один капитан, ему у правой ноги кость ниже колена перебита, а о другом, и какую рану имеет, того не знает, а только что его называют порутчиком и с нашими пленными в замке офицерами все вместе стоят.
   Егерей из Тынца одна рота с унтер-офицерами 50 человек, да еще из Ландскорона человек 15 или 20-ть, а из оных с прибытия самого человек до 18-ти убито и раненых два в лазарете.
   Каждый день в развод выходят до 100 человек или малым чем больше, а доставалося им на караул на третьей день, так из оного заключить можно всех здоровых не с большим 300 человек, а больных человек до 70-ти или до 80-ти.
   Четвертой -- Михель Грабовский, -- внутри замка не копают, а только на дворе чистят уповательно для того, чтоб гранаты и бомбы вредить не могли.
   Порутчики и унтер-офицеры и рядовые очень недовольны крайне боятца, офицеры выговаривают французам, что де они их привели не для иного, но только чтоб уморить; каждой день между собой говорят: сегодня российское войско штурмовать будут и для того сбирали много каменьев.
   Есть больше не имеют, как только кашу с солью и хлеба кусок нехорошего; у каждого колодца приставлен караул для того, чтоб люди не всегда пили и воды не проливали; свеч не имеют и ламп уже мало осталось для офицеров; по неимению дров людей из деревянных дворов выгнали, а те дворы ломают и жгут. Теперь рожь мелют, а сколько надобно, то в то число недостает, и намолоть не успеют; для того-то один малой хлебец даетца в день на три человека; пиво и водку в замке делают, только по день их дезертирования еще не поспело.
   Сикурса что день ожидают и уверяют, когда оной будет, то город возьмут, сие есть то, что французы говорят.
   Больных и раненых имеют немало, а убитых и умерших от ран и с дезертирами в убыли имеют до 100 человек; сказали им сперва, что их 900 человек, но того числа никогда не было.
   За всем тем из протчих обстоятельств находятся в замке, кои выходят на караул, до 350, да егерей до 40, канониров не с большим 20, в лазарете больных до 80-ти, итого 490 человек.
   Да сверх вышеписанных явшейся собою при форпосте квартиры господина генерала Грабовского и подполковника Гейсмана рядовой Георгий Грондвальд, назад тому недели две выступили они из Бобрика под командою одного майора от пехоты, а имени не знает, 23 канонер, 20 человек пехоты, чтоб схватить от российских войск стоящей при Кракове отводной пикет, но того им учинить не удалось, а были тем же пикетом обратно прогнаны. А он, не хотя более у них служить, от них дезертировал и явился к пикету российскому.
   В Бобриках осталось по выступлении их не больше как 50 человек почти без всяких мундиров и почти все малолетние; из Бобрика часто по одному, по два и по пяти человек бегают.
   В Тынце так же, когда много до 200 человек, там пушек он не видал, окроме привезенных ими из Бобрик семи.
   В Тынце есть недостаток в деньгах, а пищи всякой довольно.
   Рассуждают возмутители в Тынце о замковых возмутителях, что они совсем пропали и что их и сикурсовать не можно.
   Крайне боятца, что и Тынец атакован и взят будет, для чего ночььо и наблюдают всевозможную осторожность, а в сикурсе у них надежды нет, ибо от Пулавского и Зарембы известия не имеют.
   Делают новые батареи, а некоторые ломают, однако еще нескоро кончат, пороху у них довольно.
   В Бяле вербуют и в Тынец ожидают вновь рекрут.
   В Тынце командир генерал французский, а имени его не знает.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 839--340 об., подлинник.
  

No 393

1772 г. февраля 14.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОДРОБНОСТЯХ ЗАНЯТИЯ КОНФЕДЕРАТАМИ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   Пойманные, вышедшие из замка бывшей краковской трактирщик и возмутительской шафир, допросами показали:
   Трактирщик Франц Залеский -- находящиеся в Тынце возмутители, изыскав способ чрез ходящих из Тынца в Краков баб для покупки простого в трактире вина, его, трактирщика, по научению возмутителей прошлого [1]771-го году еще до октября месяца у говоря, склоиили к тому, что он, быв в Тынце у Валевского и Шуази, а потом и в Бяле у генеральности, согласился по их желанию о российских войсках и о протчих происходящих в Кракове обстоятельствах давать им знать, и то все присягою своею подтвердил.
   Валевской и Шуази обещали за то ему, трактирщику, войтовство и взятые пред тем Держановским сто пятьдесят пять червонцов возвратить, но только де ничего не получил (кроме данных от Валевского шести червонцов), и тем он будучи обнадежен, самым делом употребился в то и о всем с возмутителями переписку имел.
   И в первых, когда господин подполковник Гейсман пошел атаковать Тынец, то он дал знать приходящим к нему бабам, которые о том в Тынце сказали.
   В январе месяце сего году по присылке от Цинского дву человек, которые знали, каким способом в замок войти, он, трактирщик, потребными им инструментами вспомоществовал, кои еще до того за его собственные деньги искуплены. Из тех дву человек один ныне с ним, называемой шафир, пойман, а другой в замке ранен.
   Сии работники по ночам в замке ту работу производили, а днем к нему, трактирщику, приходили, и о" их кормил. Та работа кончилась в 4 ночи и так одного, которой в замке теперь, до Тынца послал с известием, что проход в замок готов, однако почти 3 недели времени минуло, как по известию из Тынца он, трактирщик, к ним вышел встречю 21-го числа генваря в вечеру до зверинца, ожидал их прибытия в кирпичном сарае.
   А пополуночи в 1 часу Шуази из Тынца пришел и он, трактирщик, встретя препровождал к замку, и приближась те, которые вход сделали, взяли с собою 80-ть человек и провели в замок, а Шуази с протчими назад поворотился до Тынца.
   Но как скоро около 12-го часу пополуночи в воскресенье уведомился Шуази, что его люди замок заняли, то он тотчас выступил и тож в замок пришол в тот же самой пролом, которой был уже пространее разломан, а он, трактирщик, переночевав в Тынце, в понедельник пришел в Зверинец, где еще ночь переночевавши у одной вдовы в халупе и во вторник вошел в замок.
   Из замка выпущен он и товарищ его ночью в калитку к стороне Вислы и, севши в лодку, переехали. Часовые, их увидя, поймали.
   В замке настоящие ворота закладены бревнами, каменьями и навозом, а протчих предприятиев возмутительских никаких не знает.
   Число людей в замке он думает будет ли 700 человек с больными и ранеными, а лошадей до 80, есть польские офицеры, рядовые же все недовольны и говорят: ежели до дела дойдет, то де поддадимся, а французы обнадеживают их сикурсом.
   Письма к нему, трактирщику, приносила девка из Тынца, которая пред тем от него ушла и там жила бесчесно, а опосле к нему прихаживала и покупала несколько раз простое вино, чрез которую почти всякой день от него переписка была, а сам он, будучи пять раз в Тынце и один раз в Бяле, у генеральности об оном говорил и обещался все возможное сделать, что наконец в действо и произвел.
   Один сержант, называемой Ланге, которой пред сим в королевской службе был и лет четырнадцать в замке жил и шесть притом каменщиков участниками в том числе были, кои и ныне в замке находятца.
   Сей трактирщик говорит: в замке возмутители в великом страхе, видя столь много российских войск, и боятца с нашей стороны мин.
   Шафир Адам Сапииский -- оной де трактирщик набрал каменщиков и работали завсегда ночью, а как приготовили, то: Шуази, получа ведомость, выступил с 480 человеками, приближать к Зверинцу, командировал он 140 человек вперед, из которых вводил пеовых 80 сержант Ланге, за ними других сей шафир.
   Шуази услышал в замке несколько выстрелов, вернулся назад, и хотя тот трактирщик уверял Шуазия, чтоб смело шел, но однако он того не утвердил, а возвратился.
   Из замка в Тынец Шуази уведомлен о занятии онаго, пошел с 340 человеками и вошел тож на понедельник в ночи; пришел в замок и маршалок Валевский с янычарами и с кавалериею и в ту же ночь оной Валевский выехал назад.
   Хлеб пекут и рожь мелют возмутители сами, однако довольно намолоть не могут, в воде недостаток, а особливо тогда, когда в Висле вода уменьшается.
   Возмутители в замке ожидают к себе в сикурс Пулавского в 1500 человеках, да из Тынца 1000 человек, когда сей сикурс прибудет, то хотят вылазку в город сделать; когда ж им город взять не удастся, то, лаская себя надеждою, на акорд выттить. В Тынце имеют магазеин, состоящей в 500 корцах крупы, ржи действительно сколько не знает, в воде быть может недостаток, когда их к Висле не пропустят, потому что только два колодца имеют.

Генерал-майор Александр Суворов.

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 140--141 об., подлинник.
  

No 394

1772 г. февраля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РАЗГРОМЕ ОТРЯДА КОНФЕДЕРАТОВ КОМАНДОЙ СЕКУНД-МАЙОРА И, ВОЛКОВА

г. Краков

   Санкт-Петербургского карабинерного полку от господина секунд-майора Волкова (которой отсюда отправлен был чрез Тарное в Люблинскую часть и с ним посланы польскопленные арестанты) из местечка Мельца от 15, я здесь 19 числа сего февраля получил рапорт: что когда он из Тарнова к Мельцу следовал, то, не доходя до оного три мили, примечена команды его казаками в стороне возмутительская партия в числе 20 коней. Он послал вахмистра Гаслева с подкреплением карабинер и, догнав их при деревне Вербурке, всю разбил: тринадцать побито, а семь взято в плен, из которых тяжело ранен предводитель их хорунжей Павел Жабницкий. Сей хорунжей с тою партиею выслан из гор от ротмистра Белицкого из-под команды полковника Мощинского для сбору разных подарков с Сандомирского воеводства и с Пильзневского повета. О Суаке и Рудницком показал он, что они находятца в горах, где и Мощинской обще с ними считает у всех коней более 800; намерение ж имеют пробратца к Ченстохову, а чрез которые места не знает, а более де того он, хорунжей, по тяжелости его ран не в состоянии был по допросу ответствовать. О чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 4 04, д. 50, л. 948 и об., подлинник.
  

No 395

1772 г. февраля 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЧИСЛЕННОСТИ И ДЕЙСТВИЯХ КОНФЕДЕРАТСКИХ ОТРЯДОВ

г. Краков

   Предоставленной при рапорте от господина премьер-майора Михельсона взятой в плен посланными из деташемента его патрулями возмутительской ротмистр Теодор Бадовский допросом показал: у Пулавского бошняков около 300, драгун мировских конных около 100 и еще пеших тож число, лейб-гусаров около 100, уланов тож до 100. Сверх того Пулавской ротмистр имеет товарищев и почт около 60 человек. Сам вышепомянутой Пулавской якобы пошел к стороне Варшавы в тысячи человек и с ним Касаковской в трехстах коней.
   Притом слышал он, ротмистр, будто тож и Заремба пошел к Варшаве для оттяжки отсель наших войск, а в каком числе, того не знает.
   Еще слышал, якобы Пулавской захватил магазейн полковника Древица в Конец Поле и сколько, того не ведает.
   И как оной же ротмистр говорит: Пулавской имел от генеральности два письма и ординанс, чтоб к Валевскому пошел на помощь, однакож он того не учинил; ему же де генеральность дала позволение везде податки и людей забирать.
   Генеральность де всех их обнадеживает Оттоманскою Портою и недавно де оттель приехал консилиар Хоментовский, которой рассеял известии, якобы турецкие войски над российскими частые выигрыши имеют, и притом сказывал, что еще российские войски далеко в турецких границах.
   Пред сим недавно генеральность будто б отправила послов до Пруссии и до Цесарии: каштеляна черского Сувчинского и гетмана Огинского.
   В Ченстохове сверх приготовленного довольно провианта и фуража, сделан колодезь, из коего возмутители всегда могут быть довольны водою и для гарнизону внутри около стены построили кругом покои небольшие.
   Недавно приехали из Варшавы до генеральности воевода бельский Цегнер и воевода равский Грановский, которые будут при генеральности.
   Каштелян войницкий Анквиц ныне дал шестьдесят тысяч злотых бунтовникам, чтоб в добрах его ничего не брали и то у генеральности себе выходил.
   Сего числа коронных польских войск явилось сюда два драгуна, кои были в полону у возмутителей с неделю, содержалися в Ландскороне, объявляют, что там находитца пехоты до 1000, конницы с 500 человек и еще ежедневно прибывают рекруты; намерение ж их сделать опыт сюда, к чему назначен какой-то французской капитан с пехотою, а о коннице неизвестны.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, л. 964 и об., подлинник.
  

No 396

1772 г. февраля 20.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ ОБСТАНОВКЕ И ДЕЙСТВИЯХ СТОРОН ПОД КРАКОВОМ

г. Краков

   Вашего высокопревосходительства дубликатной ордер от 12-го февраля мною 19-го числа получен, а оригинальной в получении не имею и во исполнение ордера вашего высокопревосходительства доношу.
   Как рапорты от меня для верного и безопасного вашему высокопревосходительству доставления отдаваны были по большой части его сиятельства господина генерала графа Браницкого секретарю, то может статься, не тот ли секретарь, скопя их, в один конверт вложа, запечатал, а совершенно стараясь не упустительно каждой день рапорты о здешнем происшествии отправлять. Сия может ошибка не инако как тем случаем учинена.
   Субсистенция по возможности и высылается деташементом господина майора Михельсона и другими состоящими здесь командами из разных околичных мест и сюда в Краков доставляется. Господин майор Михельсон от стороны Шлезской границы, из Славкова, Олкуша и Вольбрама, равно и окружных там местечек и деревень, а партиями от Кельца и Пинчова, что лежит на попечении господина подполковника Ланга, к чему употребляет вспомоществование для своей команды и господин подполковник Елагин чрез призыв комиссаров и выписку, а временем и экзекуции, однакож по оскудению оного недостаточно свозится.
   Кавалерия, хотя бы по деревням расположена и была, но той же самой субсистенции требовать, понеже из тех же деревень свозится, а из ближних к Кракову мест уже и без того все вывезено.
   А впредь, по прибытии гранодерского баталиона, какое расположение войск с графом Браницким по согласию положено будет, чтоб охранять Краков, соблюдая Величку, блокировать замок и сколько можно от стороны Кракова утеснять Тынец, вашему высокопревосходительству представлю.
   Войско здесь по возможности расположено быть имеет и абшиты сделаны с согласия графа Браницкого, которой в том сведущее меня быть должен, також и нашему инженер-капитану Потапову надлежащие укрепления прибавлены будут.
   Чтож касается до ксензов, прежде высланных из замка, то оные прогнаны обратно в замок, а разговор с ними в то время, будучи в объезде графа Браницкого, офицеры от стороны наших пикетов, по приближении их, имели; однако я о сем уведомясь от квартиры господина секунд-майора Гагрина, строго приказал впредь тому подобного допущения не чинить, так и вовсе без трубачей никого из замку и в замок отнюдь не пропустили.
   Я с моей стороны настоящее охранение от внешних нападений и для блокирования замка располагаю, сколько возможно, по мере здешних обстоятельств, а впредь еще что к лучшему, как вышеупомянуто, расположением учинено быть имеет.
   Непрестанная моя забота состояла в том больше, чтоб как ни есть из рук возмутительских замок вырвать по причине умножающихся возмутителей действительно в толь короткое время, ибо в Тынце пехоты человек 500, столько же и конницы: в Лэндскороне пехоты около тысячи, в том числе половина го-раллов. Валевской берет с деревень десятого человека и денег при нем столько, сколько потребно для снаряжения во всем и оружие, отбирая из того в драгуны рослейших гораллов, то и без того знакомо, что они стрелки; прочие подобно тому, а рекрут, большая часть из заграницы, у них довольно.
   Едущие из заграницы встретили редуцированных саксонцов, объявляют сот до осьми, хотя бы то было и меньше и с офицерами.
   Ружья и аммуницию из австрийских земель весьма достают, и только что недаром, за самую малую плату для предлогу.
   Пехоту и конницу беспрестанно экзерцируют и иные военные правила наблюдают строго.
   Намерение их действительно отобрать Краков и с тем сопряжены уже нами видимые опасности, как уповая особливо из письма Виоменилева, отправленного от 16-го числа, усмотреть изволили, а при сем, ежели-б те письма каким ни есть случаем утратились, с реченного Виоменилева письма прилагаю копию {К документу приложены копии писем Виомениля к Шуази на французском языке с просьбой держаться в замке как можно дольше, чтоб истощить русских; о посылке в замок провианта и о подготовке занятия города Кракова (л. 873 и об.).}. Я полагаю, что ныне способнее господину премьер-майору Михельсону держаться Олкушова к Шлезской границе, також и вправо, делая операции вперед не свыше одного суточного марша, дабы весьма от Кракова не отдалиться. Таковым же образом господину полковнику Древицу хорошо держаться Конец Поля, в чем я ему предписал, но ежели и соединиться, то было бы сумнительно, понеже кто-нибудь из них одну сторону открыть может, обманувшись какою достаточною, отделенною для диверсии возмутительскою партиею. А большая возмутительская партия, обшедши их, между тем сюда поспеть может, разве им по необходимости соединиться случится, сближась к преследованию оной само по себе и не призывая к себе один другого. И хотя бы то сделалось, однакож по поражении и прогнании таковой большой возмутительской партии должны они по своим местам опять скоро разделяться. А как ныне господин полковник Древиц обратился к стороне Петрикова, то я напомянул ему о Конец Поле, не инако как когда он тамо, что надлежит, в действе произвесть может.
   Чтож принадлежит до Михельсона, то хотя он ныне временно и весьма на малые дни здесь еще остаетца, но сие чинится по притчине умножившихся возмутителей и в Тынце и Ландскороне.
   А когда пехотной баталион прибудет, то как ему весьма способнее закрывать Краков в некотором расстоянии, для лучшего поражения приближающихся сюда вблизь возмутительских партей, то по вышереченному выступя отсюда, будет от стороны Олкушева, поелику в том обстоятельствы и перемены потребуются.
   Что до постов принадлежит, ведения его сиятельства господина генерал-майора князя Долгорукова, то из оных только один из Тычина в Тарнов вступил, на место переведенного из Тарнова в Величку. Я о сем предуведомя, неоднократно просил, дабы его сиятельство приказал придвинуть к Тарнову какой деташемент, из которого б Тарновской пост, следовательно и Тычин заняты были, а из Тарнова б теперешней, что в Тычине был, переведен бы в Вишницы и таков к лучшему препятствию входу из гор возмутителям, цепь связана с великою пользою быть могла.
   Планы здешнего Краковского места, тож горе и замку, с возможною скоростию инженер-капитан Потапов и польской капитан Бакалович сочиняют, со описанием, каким образом неприятель и где вошел, не меньше в каком положении ныне здесь войсками посты близ замка и в окрестности Кракова заняты, объясня подробно, вашему высокопревосходительству впредь представить имею.
   Лежащее там в замке сено способности не находится зажечь, а другие способы, какие к тому найтиться могут, употреблены быть имеют. А стену разломать потребно здесь было необходимо прусской артиллерии, и из Козиля от генерала Далвахая с снарядами и артиллеристами, чтобы то ни стоило, пушек двадцати четырех-фунтовых четыре и для зажжения, тем больше для разбития внутренности четырех с половиною пудовых две. О чем вашему высокопревосходительству прошу, чтоб сие истребовать и определить изволили.
   Правда и мина начата быть может, однакож по каменистому грунту я надежды в совершении ее мало полагаю, порох выписывается из Шлезии и гранаты на здешние осьми-фунтовые единороги приказано из Люблина привесть сюда 180 от Казанского полку, а от оного требовать из Варшавы.
   Господина полковника Древица рота пехоты от него требована тогда, когда надобно было, а ныне оной не потребно, я же не знал в коликом числе деташемент его пехоты, кавалерии и казаков состоял, как и ныне рапорта, где он, господин полковник обращается и какие его предприятии, я совсем никаких известен не имею, да и на отправленные от меня к нему ордера ответу не присылал.
   Субсистенциею, фуражем для войска графа Браницкого, ест-ли достаточно оного будет, делиться можно.
   Впротчем все предаю на рассмотрение вашего высокопревосходительства.
   Из Сандомира под конвоями, как и из других мест посылаемыми командами и выпискою по билетам и иными способами, и сколько можно провиант и фураж свозим быть имеет, а между тем по необходимости и от подрядчиков жидов, как уже я рапортом моим вашему высокопревосходительству от 11-го числа сего февраля доносил, хотя точной на оной резолюции еще не получено, за договоренную с ними свыше положения цену принуждено брать, только б они в состоянии были по контрактам выставить, дабы в субсистенции крайней нужды здешним войскам не последовало, о чем кому надлежит от меня и предложено.
   На заплату того провианта и фуража потребна денежная сумма, ибо здесь оной уже весьма мало, прошу вашего высокопревосходительства о немедленной присылке кому следует предложить, ибо оных здесь достать не можно.
   А пока из Сандомира запасной магазеин под конвоями отправляем до половины дороги, где встрешними отсель другими конвоями препровождаем до Кракова будет; между тем там в Сандомире таковой же запасной магазеин заготовляем и на то деньги от вашего высокопревосходительства требованы были, о том как и о доставлении из Сандомира сюда показанного провианта и фуража на обывательских подводах транспортами от меня к господину полковнику Шепелеву и на Сандомирской пост предписано.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 870-872 и 874--875 об., дешифровка.
  

No 397

1772 г. февраля 20.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПРИЧИНАХ НЕУДАЧНОГО ШТУРМА КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   Я, получая частые известия от сторон Ченстохова о выступлении оттуда с немалыми Пулавского, так и от гор с партиею Рудницкого и Суака и разных до 700, якобы они намеряются сикурсовать осажденных в Краковском замке возмутителей к выручке их, и о силах, собравшихся от стороны Бяла в Ландскорону и Тынец, которых ныне там, как уверяют: конницы и пехоты до 2000 человек, то дабы свободнее напротив сих неприятелей действовать войскам, по общему согласию с его сиятельством графом Браницким, к предупреждению возмутительского намерения и презрения здешним войскам беспокойства, в надежде на петард и зажигательные ядры с приготовленными протчими возможными потребностями, принужден был сего месяца на 18-е число, пополуночи в три часа, сделать опыт штурмовання и с четырех сторон атаковать колоннами, под предводительством следующих господ штаб-офицеров: первую -- от стороны градской -- господина подполковника Эбшелвица, чтоб, приставя лестницы к стене, залезть туда и в окна покоев под оным, под защищением сделанной напротив того с нашей стороны батареи. Вторую -- от квартиры господина подполковника Елагина, с стороны Зверинца к малой фортке, чтоб, проломав фортку, войти в замок. Третью -- к воротам замка -- Троицкого пехотного полку господина подполковника Гейсмана, дабы по действу петарда взойти в первые ворота и над оными в колокольню и овладеть пушками. Четвертую -- от стороны Казимера -- господина майора Гагрина, также проломав фортку взойти в замок и, буде можно, на стены по лестницам. Начало сего штурма петарда, приставленная к замковым воротам королевским инженером Кромманом, действие хотя и сделала, но сильным укреплением ворота с внутри были закладены толстыми бревнами и засыпаны землею. И не столько предуспела, сколько на оную надежда полагаема была, ибо, пробив одну у ворот фортку, приставленных бревен не отшибла и потому ж и осажденное, укрепляясь там, не меньше на стенах и в окнах, с приуготовлеными многого числа каменьями, сильно супротивлялись и по приближении протчих к стенам производили же всякой пушечной и ружейной огонь, которым, и бросаемыми каменьями, других никаких лестниц приставить, ровно и в воротах бревен, також и форток пробить не допустили, почему я, усмотря сильное возмутительское супротивленье и чтоб они тем много вреда не учинили, приказал отступить. Сие происходило более двух часов, при котором случае с нашей стороны раненых господин подполковник Эбшелвиц и Гейсман, Суздальских порутчиков два, подпорутчиков три, прапорщик один, протчих нижних чипов Суздальских 66, Казанских шесть, итого 72, убито и от ран померло Суздальского подпорутчик Федор Кислов, нижних чинов 44, Казанского 3, главной артиллерии канонер 1, итого 48 человек. А с их возмутительской стороны, как дезертировавшей ныне из замка возмутительской егарь Сидор, немец, объявляет, также раненых немало и урон почитаться должен не меньше, по шэичине производимой с пашей стороны в те места, откуда возмутители стреляли; сильной пушечной и оружейной стрельбы, которого дезертира допрос во оригинале у сего вашему высокопревосходительству представляю и хоть означенной урон у нас особливо в раненых офицерах, но тем более, для предбудущего доказу, что без большой артиллерии замку взять неможно, так и протчих их укрепленных мест; а чрез продолжение времени они наиболее усиливаться могут. Плод бы чрез овладение замка был очевидной, ибо чрез выигрыш времени будущая работа весьма б облегчена была, а неудача сия нас оставила совсем на прежнем.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 977--978 и 981 и об., дешифровка.
  

No 398

1772 г. [20 февраля]1.-- ПИСЬМО А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПЛАНЕ ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

   Быть так. Неудачное наше штурмование доказало, правда, весьма храбрость, но купно в тех работах и неискусство наше, превозвышающее невозможность. Без Полаока [?] и Вобана и Кугорна учиться было нам лучше прежде тому на Петербургской стороне. Согласие поздно и полно.
   А ежели итить на одни блокады, то действительно конца не будет. Пока мы одну фортечку отворяем, укрепляться могут в другой, свежей. Из одной блокады войско наше отойдет к другой тоже, а у них против Ыстраченного будет, без сумнения, прибавка. Трех фортечек в год почти не отобрать.
   В горах сие тяжелее, а к стороне Ченстохова легче.
   Выжимать их туда можно по нижеследующему и должно уповать ка удачу, хотя с первого виду покажется дерзновенно.
   Пока блокируется Краковской замок, а потом боже даруй дойти до Тынца.
   1. Отнять у них Бялу, займет сие место граф Браницкой с его легкими войсками. Буде мало фуража, покупать из-за границы, пусть несколько убыточнее. Наших при нескольких карабинерах и казаках -- две роты пехоты и доброй штаб-офицер.
   2. Российских две роты пехоты провиант доставать будут около себя или из Кракова, несколько карабинер и казаков, только много ненадобно, для фуража -- доброй комендант.
   3. Еще для коммуникации занять потом что-нибудь и французов сжимать будет по усмотрению, понеже рекруты и прибавочные сюда в пехоту прибудут.
   Прибавка войск только потребна сюда: пехоты четыре роты, хотя легионные, а поспели бы сюда гораздо попрежде месяца, ибо было бы иначе поздно, а оттого опасность нам от французов вербунками, снаряжением и направлением их войск по малой мере что удвояется. Между тем содержать (кроме того, что Варшаву закрывать и к Торуне Зарембу нейтралить): Лопухина -- в сторонах Петракова к Ченстохову, Абалдуева, которого бы я отсюда пехотою несколько подкрепил, от местечка Пилица к Козеглову, или для закрытия Кракова от Олкуша к Славкову и границе.
   Вашему высокопревосходительству можно бы было по траве приказать из сих деташементов, особливо что у Абалдуева и у Древица с прибавкою пехоты, предпринимать что ни есть против Ченстохова, а до того времени обстоятельства должны оказать сию последнюю возможность или невозможность.

А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 50, лл. 982--984, дешифровка.
   1 На документе нет ни даты отправления, ни даты получения; относится примерно к 20 февраля.
  

No 399

1772 г. февраля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ ОТВЕТЕ НА ПИСЬМА, ПОЛУЧЕННЫЕ ОТ ШУАЗИ

г. Краков

   Из Краковского замка от Шуази присланные ко мне два письма вашему высокопревосходительству в копиях при сем представлю {Копии писем Шуази в делах не обнаружены.}. На оные я ему велел сказать, чтоб он раненых своих офицеров присылал ко мне на излечение и что я их содержать буду человеколюбиво, а по выздоровлении их увольнять с пашпортами, с подписками от них, что они впредь не будут служить против России, Польши и их союзников. А потом он прислал ко мне третье приложенное же при сем в копии письмо и при нем одного его офицера Шарлота, которой и пользуется {Лечится.} на вышереченном основании.

Генерал-майор А. Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 144, подлинник.
  

No 400

1772 г. февраля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СДЕЛАННЫХ РАСПОРЯЖЕНИЯХ И ОБСТАНОВКЕ

г. Краков

   Ордер вашего высокопревосходительства от 17-го под No 268 я 25-го числа сего февраля получил и что принадлежит до деташамента господина полковника Гейсмана и майора Нагеля, то пока обстоятельствы переменятся и доколе отправленной из Варшавы майор Сонцов сюда прибудет, я удержу, о чем уже от меня и к господину генерал-майору князю Долгорукову писано и ваше высокопревосходительство из особливого моего рапорта те резоны усмотреть изволите.
   По тому вашего высокопревосходительства ордеру об отправлении господина полковника Абалдуева, к коему и майор Солнцов соединится, а он по предписанию вашего высокопревосходительства, соединясь с господином полковником Древи-цом, должен исполнение чинить.
   А что касается до соединения Пулавского с Зарембой при Ильже, то как из рапортов господина полковника Шепелева значит, что около тех месг никакого подлинного известия не имеется, а только, что якобы Пулавской из Ченстохова выступил, а в которую сторону потянулся -- неизвестно.
   Вербовский в Сендомирском рассеянною партиею собирает поголовные деньги, о чем от него и вашему высокопревосходительству от 18-го февраля рапортовано.
   Здесь, слышно, в околичности Нового Места и Пинчева шатаются партии оного ж Вербовского и Мощинского, тож рассеяны малыми партийками.
   Итак тот слух о Пулавском с Зарембою и о намерении их едваль справедлив и конечно напрасно пропущен по притчине, чтоб тем оттянуть от Кракова воиски, дабы ему, как и другим из гор и от стороны Бяла, Ландскороны и Тынца возмутителям найти случай приступить к Кракову, в руссуждении чего я отделением к стороне Ильжи отсюда войск и удержался.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 135--137, дешифровка.
  

No 401

1772 г. февраля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОДГОТОВКЕ К ОСАДЕ КРАКОВСКОГО ЗАМКА

г. Краков

   Отправленной от вашего высокопревосходительства из Варшавы с двумя гранодерскими Углицкого пехотного полку ротами господин майор князь Сонцов-Засекин с двумя 12-ти фунтовыми пушками и четверть картаульным единорогом и с снарядами вчерашнего числа сюда прибыл, и чрез его вашего высокопревосходительства от 15-го сего февраля под No 232-м дубликатной об отправлении его, господина майора, сюда ордер получен, по которому и исполнение чинено быть имеет, а оригинала в получении не имею; препровождающей его господин полковник и кавалер Древиц отправлен к стороне Конец Поля.
   Чего ради я по прибытии показанных рот против сообщениев господ генерал-майоров князя Долгорукова и Ширкова ведения их не мог более в Тарнов отправить при господине секунд-майоре Гарбенсе, как Троицкого пехотного полку одну роту пехоты и Киевского кирасирского полку эскадрон кирасир и 55 казаков, а здесь осталось от команд их при господине премьер-майоре Нагеле в Кракове -- Киевского кирасирского полку -- кирасир пятьдесят девять здесь, и в Величке -- Пермского карабинерного -- карабинер эскадрон и 50 казаков; в Величке Троицкого пехотного полку одна, да Суздальского одна ж пехотная рота и от гарнизона 30 казаков, ибо Величка по нынешним обстоятельствам иначе закрыта быть не может, как двумя ротами пехоты и притом ротою карабинер и теми тридцатью казаками.
   Каргопольского карабинерного полку господин секунд-майор Ферштер командирован от меня на Шлежскую границу для привозу от тех пороху, а сколько оного куплено и привезено будет, как и о прежнем по какой цене, вашему высокопревосходительству донесено быть имеет.
   Когда же он, господин майор Ферштер, возвратитца сюда, господин премьер-майор Михельсон с прежним его деташементом отправлен будет к стороне Олкуша.
   По сему состоящими при мне войсками обложение Краковского замка, как и соблюдение Кракова, может быть пока верно, только о Тынце помышлять еще невозможно. Итако, ежели против Тынца, а потом и дальнейшее предпринимать необходимо потребно чрез месяц, хотя временно от войск Главной армии около полку пехоты с прусскою артиллериею, о чем вашему высокопревосходительству от 2-го под No 136 и от 20 числа сего февраля под No 269-м рапортами моими представлено {Рапорт от 2 февраля не публикуется; от 20 февраля -- см. док. No 396.}.
   Между тем будем пещись, чтоб в субсистенции нужды не было.
   Можно, правда, действовать и к Бяле в горы, однако тут неотменно надобно при кавалерии больше пехоты, которую посему деташировать, сумнительно по притчине блокады замка и соблюдения Кракова, дабы возмутители между тем каким нибудь обходом не учинили какого сюда опасного покушения, будучи на сие готовы по недальному расстоянию, оставляя в их крепосцах на время мало людей.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 142--143, подлинник.
  

No 402

1772 г. февраля 26.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДЕМОНСТРАТИВНЫХ ПЕРЕДВИЖЕНИЯХ КОНФЕДЕРАТОВ

г. Краков

   Господин полковник и кавалер Древиц меня от 25-го числа рапортует, что, препровождая господина майора Сонцова-Засекина, следующего сюда с артиллериею и двумя ротами гранодер до местечка Кримолова, остановясь, его, господина майора, придав Чугуевских две роты при майоре Харине казаков, отправил в Краков, а сам во оком его дождется и по ордеру моему, всходствие повеления вашего высокопревосходительства данному, выступит обратно до Конец Поля или где надобность будет. А о движениях возмутительских, кто где находится, отправленной майор Харин доносить мне будет, которой вчерашнего числа прибыв сюда объявил, что назад тому 10-ть дней как Пулавской в числе 3 000, в том числе и пехоты 200, соединясь с Касаковским, вышел из Ченстохова, тянулся к стороне Петрокова, разглашая, что они пойдут к Варшаве. А потом, не доходя до Петрокова мили за три, поворотясь назад, часть подалась к Кракову, а другая к Великой Польше, почему де господин полковник Древиц потянулся за частью, отделившеюся к Кракову, о чем они, возмутители, узнав, повернули чрез местечко Жарки к Ченстохову и на сих днях находился Пулавский с Касаковским в Ченстохове, а партии их потянулись подле границы к Бобрику и Освяцину, а другие к Велюне. При Ченстохове ж конницы осталось до трехсот, но как тому минуло уже немало времени, где он, господин полковник Древиц, в каких именно местах обращался и какие о возмутителях известии имел и когда точно выступил, рапортов не получил, то посему и должные меры расположить, а притом действительно к вашему высокопревосходительству донести не в состоянии.
   Не повелите ль, ваше, высокопревосходительство, приказать по нынешним столь тяжким обстоятельствам ему, господину полковнику Древицу, состоя в команде господина полковника Абалдуева, Сандомирское воеводство очищать и к стороне Радома свои движении иметь, прикрызая Сандомир и Варшаву, разве б понудила нужда действовать к стороне Петркова, ибо при том его обращении не будут впадать туда возмутители и безопаснее из Сандомира и из других мест сюда провиант и фураж доставляем быть может. А на место его, полковника Древица, помянутому господину полковнику Абалдуеву быть, на которого я усердие к службе надежен.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 146--147, подлинник.
  

No 403

1772 г. февраля 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАГОТОВКИ ПРОВИАНТА ДЛЯ АРМИИ

г. Краков

   Как в силу повеления вашего высокопревосходительства для здешних войск из Сандомира запасной магазеин привести весь сюда в Краков, а таковой же там заготовить по ордеру моему ведено, однако оного не довольно, то по причине сей я господину полковнику Шепелеву ордером предложил, чтоб он приказал еще другой запасной против нынешнего заготовлять, а способ, служащий тому выписыванием оного на прежнем основании чрез тамошних комиссаров, и как можно поспешнее б то все свозимо было. Да сверх того, ныне будет по Висле на судах отправляться для продажи во Гданск всякой хлеб и сено, в таком случае те суда при Сандомире останавливать и на которых есть рожь, овес, ячмень и сено [в] оной не пропуская, складьтвать в запасной магазеин, платя за все то наличными деньгами пи установленной цене, так как из земли за свозимой в силу прежнего повеления. А протчей хлеб и другое что случитца на тех судах--не задерживать и оные суда в их путь отпускать, не делая никаких излишних приметок. Не меньше и чтоб он, господин полковник Шепелев, употребил свое в том старание и должное вспоможение, подобно тому и в самом Люблине, не упуская удобного времени, таковой же как прежде заготовлен был, приказал наполнить другой запасной магазеин, ибо при теперешних настоящих обстоятельствах для здешнего места крайняя нужда и недостаток настоит, что- все касающееся до Люблинского магазина заготовление может он, господии полковник Шепелев, препоручить господину полковнику князю Туркистанову и отдать на его попечение, но в потребном случае делать ему вспоможения. А какой в том успех происходит и сколько, когда, чего именно в магазин свезено будет, о том меня чаще рапортовать, а на заплату того провианта и фуража деньги приказал я ему, господину полковнику Шепелеву, требовать из Варшавы от вашего высокопревосходительства, коих об отпуске откуда следует прошу вашего высокопревосходительства дать повеление.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 48 и об., подлинник.
  

No 404

1772 г. марта 1.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЗАХВАТЕ К. П. БРАНИЦКИМ В ПЛЕН 26 КОНФЕДЕРАТОВ В СРАЖЕНИИ ВОЗЛЕ ТЫНЦА

г. Краков

   Минувшего февраля 29-го, в ночь на 1-е число сего марта, отправил отсюда его сиятельство господин генерал граф Браницкой с частию из войск его корпуса и с знатною командою от наших войск под командою господина премьер-майора Михельсона к стороне Тыица и сего числа прислал ко мне взятых в плен от возмутительских партий ротмистров трех, порутчика одного, хорунжего одного, товарища одного, да полковника Ординца секретарь один -- итого семь человек, нижних чинов 19 человек. При том случае с нашей стороны ранен казак один, а каким образом оные пленные взяты, о том впредь вашему высокопревосходительству донесено быть имеет, а граф Браницкой с предписанными войски остался еще в Кобержине и несколько свои движении к поражению возмутителей иметь будет.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 48 и об., подлинник.
  

No 405

1772 г. марта 3.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПЕРЕВОДА СЕКУНД-МАЙОРА И. ГАРБЕРНСА С КОМАНДОЙ ИЗ TAPHOBA В ВИСНИЧ

г. Краков

   По неотступным ко мне от господ генерал-майоров князя Долгорукова и Ширкова в сообщениях, прописываемых их опасностей, по прибытии сюда господина секунд-майора князя Сонцова-Засекина с Углицкими ротами, отправил отсюда Киевского кирасирского полку секунд-майора Герберса с эскадроном кирасир с Троицкою пехотною ротою и с 55-ю казаками для занятия в Тарнове поста, о чем вашему высокопревосходительству рапортом моим от 26-го числа минувшего февраля донесено {См. документ No 401.}. А как ныне все литовские возмутители приближились под Тынец и Пулавской вскоре совсем ожидаетца, с которыми почти беспрестанные сражении происходят, и что возмутители имеют подлинное намерение занять местечко Вышнец, то я чрез посланное сего числа к господину генерал-майору князю Долгорукову сообщение просил, не дозволит ли он стоящему ныне в Тарнове майору Герберсу перейти в Висниц и занять тамо пост, ибо оной деташемент был бы яко его форпост от Тарнова и служил бы весьма для непропуску с той стороны в горы, уверяя его, естли несколько нынешние обстоятельствы подтишились бы, для прибавок войска получу -- то как Герберса, так и майора Нагеля отпущу, и что от него на то получу, вашему высокопревосходительству донесу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 195 и об., подлинник.
  

No 406

1772 г. марта 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ В РАЙОНЕ КРАКОВА И РАЗГРОМЕ ИХ У ТЫНЦА

г. Краков

   Минувшего февраля 28 числа, пополудни в 4 часа, от стороны Тынца выехали под предводительством крайчего Сапеги от двусот и более возмутителей, остановились за дефилеем при деревне Гнойной, откуда высланы под наши отъезжие караулы человек до 50-ти, которых стоящей на той стороне в ретранжаменте Киевского кирасирского полку господин премьер-майор Нагель с небольшим числом кавалерии, будучи подкреплен королевскими войсками команды генерала Грабовского, всех их даже под самой Тынец прогнал, где уже они под своими пушками и выведенной из Тьгнца пехоте остановились. При том случае сколько убитых у них неизвестно, а в плен взято его командою из возмутителей два гусара, да уланами товарищ один; с его стороны ранено кирасир два, лошадей убита одна, ранена -одна, да еще карабинерных две ранено ж.
   А как те пленные допросами объявили, что еще за три мили от Тынца остался маршалок Зиберх, у которого якобы более 600 коней, то по сему предмету и по дошедшим другим верным известиям оказывалось, что возмутители, собравшись при Тынце более 1000 человек, полагают намерение итти к Кракову для сикурсу на выручку осажденных в Краковском замке возмутителей. Я по притчине сей, согласясь с его сиятельством господинам генералом и кавалером графом Браницким, учинил распоряжение.
   И в первых тогож февраля 29 дня при команде его сиятельства к стороне Тынца на ту сторону Вислы из команды моей отправил господина премьер-майора Михельсона с деташементом, в коем состояло два эскадрона карабинер, Углицкая гранодерская рота из деташемента господина подполковника Ланга, половину роты Казанской, до 50 донских казаков для воспрепятствования к недопущению до Тынца, а оттуда на Краков и поражения сих возмутителей.
   Его сиятельство с предписанною командою по отправлении отсюда, будучи при деревне Кобержине, отправил разные партии для пресечения проходу к Тынцу и, пришед в Скавин, известился, что Зиберх с четырью стами прошел в Тынец; по другим же известиям сказывали, что позади их некоторое число осталось. Итак теми патрулями схвачено разными случаи ротмистры Ян Кульвеч, Михаил Тишкевич, Ануфрий Репинский, порутчик Игнатий Свежавский, полковника Ординца секретарь Адам Котловитцкой, хорунжей Казимир Свежавский, -- итого 6. Нижних чинов 19, всего 25 человек. Господин премьер-майор Михельсон рапортовал, что команды его корнет Абашев, быв в одной тогда партии с 20-ю казаками, усмотря возмутителей человек до 30, на них ударил и гнал за горы к Тынцу и много из них переранил и ротмистра их одного в плен взял, которой состоит в числе предъявленных пленных ротмистров трех человек; при том случае из команды оного корнета легко ранен казак один.
   А марта 1-го деташировал я из Кракова господина подполковника Ланга с эскадроном карабинер, одной ротой пехоты с пушкою и с 60 казаков, приказал ему занять пост, состоящей от Кракова в одной миле, против самого Тынца, при деревне Смердионце, к воспрепятствованию ж их там переправы. Он, наблюдая мое повеление, осторожно то пред глазами имел.
   И на другой день, пополуночи в 10 часу, получил я от него, господина подполковника, через нарочно присланного словесной рапорт, что неприятель не только на 5-ти паромах с той стороны Тынца на здешнюю сторону, но и случившимся в одном там месте вброд переправляется в немалом числе и уже более дву сот на сей стороне строятся и с казаками шармицель происходит, а другие поспешно ко оным переезжают, и хотя он, господин подполковник, еще сам им препятствует, но они усиливаются в переправе.
   Почему я, отправя к подкреплению его под командою Каргапольского карабинерного полку господина секунд-майора Ферстера эскадрон карабинер с ротою пехоты, двумя пушками и с 60 казаков, да корпуса его сиятельства графа Браницкого уланов один эскадрон, а потом вслед его и сам я к подполковнику Лангу прибыл пополуночи в 11-ть часов и увидел, что возмутители, уже по переправе на сей стороне построившись, в порядке стоят, а впереди их человек двести к нему, подполковнику Лангу, наступают с намерением ударить на него.
   Их было всех по известиям и по очевидности, как и взятые в плен показывают, литовцов, гусар, бошняков и уланов около 800 человек под предводительством маршалка Зиберха, полковников Ординца, Путкамера и иных партий как его, Зиберха, Косаковского и Белевича.
   Я, не дождавшись идущей из Кракова пехотной роты с двумя пушками, оставя на месте и бывшую тут прежнюю у подполковника Ланга пехотную роту, не взирая на превосходное их число и чинимую жестокую из ружей и пистолей стрельбу, приказав тотчас господину подполковнику Лангу с кавалериею и легкими войсками на них ударить. И он, господин подполковник, с неустрашимою храбростию и с великою скоростию прямо в середину сильно ударя, пробив построенные шквадроны, привели в замешательство и оборотили их в бегство и гнав в тыл их до самого берега Вислы (будучи действительно под самыми с батарей от Тынца из пушек ядерными картечными, так и от немалого числа их пехоты, построившейся на той стороне по берегу, ружейными выстрелами). Возмутителей рубили и кололи, кои от страху не успели попасть на паромы, пустились вплавь чрез реку, не потрафя броду, многие в реке Висле, один другого выпереживая и теснясь, между собою друг друга давили и тонули, а иные, встречаемые от их пехоты стрельбою, вместо наших немало побиты, не исключая раненых, кои могли уехать. В плен взято только 15 человек и порутчик Петр Шалупа, а сам маршалок Зиберх едва успел впереди бегущих на пароме в Тынец переехать. Сие происшествие продолжалось три часа, а кончилось пополудни в два часа.
   С нашей стороны урон состоит в одном убитом карабинере Санкт-Петербургского полку; раненых: бывшей при мне на ординарцах Киевского кирасирского полку унтер-офицер один, из казаков два сотника, рядовых два казака, да у польских улан в руку ядром и еще карабинерных до 8 лошадей раненых и малое ж число аммуницы в скачке пропало.
   Того ж числа на вечер его сиятельство граф Браницкой из Кобержина, что на тракте к Тынцу, уведомил меня письменно, что тот же самой день, пополудни в час, вышло из Тынца против его 400 (как особливо известно партии Валевского)--возмутители состоящие в команде Валевского -- и встревожили его форпосты. Он выступил с двумя своими эскадронами и с ним господин премьер-майор Михельсон с карабинерами и, ударя на них, согнали под самые у Тынца батареи. С их возмутительской стороны убитых тридцать или до сорока, раненых по малой мере до ста, в плен взято хорунжий один, рядовых шесть; с его, графа Бранитцкого, стороны убито от улан ротмистр Бабаш, ранено рядовых 9, Каргопольского карабинерного полку ранено карабинер 5 человек, лошадей 3. Похваляет его сиятельство при том действии бывших, которые себя оказали отлично: господина майора Михельсона, капитана Арцыбашева, корнета Абашева и Андреева, упоминая между тем хотя не знатных, то его сиятельство почитает однакож, хотя бы в самой знатной баталии так смело себя доказали; оное происшествие продолжалось три часа.
   Я с полученных сверх того от господина подполковника Ланга и господина премьер-майора Михельсона трех рапортов, как и письма его сиятельства графа Браницкото, на рассмотрение представляю вашему высокопревосходительству точные копии {К документу приложены копии рапортов Ланга и Михельсона с подробным описанием происходивших сражений (лл. 199--202).}, рекомендуя притом вашему высокопревосходительству во особливую милость и благоволение тех, кои от его сиятельства графа Браницкого достойными в храбрости почтены и по рапортам господ подполковника Ланга и майора Михельсона, показанных в отличности. Равно и его, господина майора Михельсона, прося при том и сам персонально мною видимых и оказавших в моих глазах неустрашимость господина подполковника Ланга, причем и храбрость, и Суздальского полку порутчика Парфентьева, которой с отделенною частию казаков в том действии и поражении употребился; сверх того Казанского пехотного полку сержанта Тихона Петухова, бывшего в разных около Кракова сражениях, оказавшего свою храбрость, то ж рекомендую.
   Теперь, слава богу, первая их куча рассыпана, литовцы от Тынца пошли вверх по реке Висле к Шленской границе, на Затор в стороне Бяла, несколько мы ныне облегчились, а впредь что бог дарует с другими намеряющимися к Кракову на сикурс.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 197--198 об., подлинник.
  

No 407

1772 г. марта 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НЕОБХОДИМОСТИ ЗАНЯТЬ ЗАМОК ИЛЖУ, ЧТОБЫ ПОМЕШАТЬ СОЕДИНЕНИЮ ПУЛАВСКОГО С ЗАРЕМБОЙ

г. Краков

   Как в полученном мною от 17-го числа минувшего февраля вашего высокопревосходительства ордере между протчим предписано, что дошедшие с стороны известии гласят, будто Пулавской и Заремба назначили себе генеральное соединение при местечке Ильже, которое укрепя, намерены разделиться на два корпуса и один пойдет на Варшаву, а другой чрез Дунт в Замосцье, и хотя я по достоверным тогда известиям знал, что о сем был невероятной слух, почему и повеленного от вашего высокопревосходительства деташемента к стороне Ильже не отправил, о чем от меня и вашему высокопревосходительству от 26-го числа означенного февраля донесено. Однако я, ведая при местечке Ильже довольно крепкой замок, предпринимая на то осторожность, за нужно почел, естли б за подлинно возмутители когда бы то ни было намерились занять для себя замок Ильжу, то к пресечению сего и других неполезностей предваряя, о том я господину полковнику Шепелеву предложил: как скоро он предусмотрит опасность, что возмутители бы паче чаяния в самом деле к тому приступили, о сем всеми мерами старался б уведать и когда действительно оное услышит, потому тогда уже заблаговременно помянутой замок Ильжу, скомандируя от Люблинской части по примеру Вишницкого поста, отрядить команду и занять, выключая то, что тут довольно будет две пушки. А занятие сие сделать наипервейшими у него под руками войсками, учредя там доброго коменданта на таком основании, как от меня командированному в Вишницы господину капитану Шипулину повеление дано. Ежели бы в потребном случае на сие занятие замка Ильжи паче чаяния в команде его, господина полковника Шепелева, войска недостаточно было, то как уповательно из Бяла команда ведения моего от корпуса господина генерал-порутчика и кавалера Романиуса сменена и перешла в Желехов, тогда оной пост прибавлением нескольких казаков, то б при Ильже в замке поставить.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 148 и об., подлинник.
  

No 408

1772 г. марта 7.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НАМЕРЕНИЯХ КОНФЕДЕРАТОВ И ДАННЫХ В СВЯЗИ С ЭТИМ РАСПОРЯЖЕНИЯХ

г. Краков

   На ордер мой от 29 минувшего февраля, присланным ко мне, господин полковник Абалдуев от 3, мною же поручен 5 числа сего месяца из Крамолова рапортом объявляет, что Пулавского и Косаговского команды подлинно были распущены: половина чрез Мстов до Клубуцка и Крепицы, а другая чрез Славков и Сивере ко Освяцину; сами ж оные Пулавской и Косаковской находились в фортеции.
   А 28 числа минувшего февраля получил известие, что Косаковской, со своею командою выступя, потянулся к местечку Кози Гловы, почему он для отвращения ко оному местечку следовал. А как оной, сведав о его, господина полковника, марше, сделал оборот к Ченстохову, где и находился. Патрулями же посыланными пойманы Косаковского три гусара и один Пулавского улан, из которых первые допросом своим показали, что по вышеписанному первому роспуску Косаковского партии, инфлянской маршалок Зиберк с свою командою потянулись к вышеписанным местам и под Бобриками, разделясь мелкими частями, переправились чрез реку Вислу к Тынцу и Ландскороне и будто намерение имеют пробратца в Литву, и оной Косаковской ко оным с оставшими тянулся.
   Последней улан Пулавского показал, что Косаковской пришед в Ченстохов 2 марта поутру рано, а в ночь выступил, не со всею командою своею, до местечка Мстова, от Ченстохова две мили, что видно его мысли туда ж пробратца (не оставит он, господин полковник, его от того удержать и не допустит).
   Оной же улан показал, что Пулавской находитца и ныне в фортеции и команда его в собрании, и будто действительно команда Зарембы из Великой Польши в местечки Вилюн и в Клубуцк прибыли, сходственно и намерение их есть соединитца с Пулавскрш.
   Получил он, господин полковник Абалдуев, известие, что Заремба прибыл к Ченстохову, а со всею ли командою или не со всею того еще подлинно узнать не может, а посланы от него подлащики и когда оные явятца и какое известие получит, о том мне рапортом донести не преминет. О Косаковском же известие имеет, что оной во Мстове не бывал, а выходил из Ченстохова с малою командою для встречи Зарембы.
   Итак де он, господин полковник Абалдуев, теперь имеет расположитца с деташементами, как своим, так и состоящим под командою его, господина полковника и кавалера Древица, в местечках Крамолове и Владавицах для примечания над Пулавским, чтоб он, соединясь с Зарембою, не мог пройти к Кракову и сделать помехи, ибо де во оных местах всегда известие иметь можно, и куда он потянетца, то он ему путь пресекать будет и о том рапортами мне доносить не преминет.
   Господину же полковнику и кавалеру Древицу в силу повеления моего велено находитца около Конец Поля или где обстоятельствы востребуют, а как де господин полковник Лапухин с деташементом своим обращатца имеет около Петракова, то вышеписанные места почти в окружности и не в дальдом расстоянии состоят, следственно ему, господину полковнику Лапухину, те все места очищать, и как де войски в тамошних окружностях для недопущения исполнить их возмутительских мыслей необходимо быть следует, как выше значит в его рапорте, то он, господин полковник, и находитца имеет.
   На которой его рапорт я ему, господину полковнику, сего марта 6 числа ордером следующее предложил:
   Когда уже он, господин полковник, с деташементами имеет расположиться в предъявленных местах, то пока до новых переменившихся обстоятельств по его благоусмотрению и остаться там.
   Чтобы возмутители распущены, то сие потому мне сумнительно и неверно, что они, по обыкновенному правилу следуя, в маршах частьми в полных движениях обретались.
   А по учинении их оборота прибыл сюда к Тынцу от стороны Бобрка и Освяцына Зиберх в 400, да его ж партии от Белевича с полковником Путкамером 300 и приданных ему от Касаковского при полковнике Ординце 200, да с Радзиминским 80, итого всех при Тынце было 980.
   А у Косаковского осталось 324, в том числе от крайчего Сапеги присланных и приданных к нему 70 драгун, у Пулавского состояло под Ченстоховым кавалерии 680 -- итого 1004.
   А при их движении они не мелкими частьми разделялись, но просто обыкновенными частьми маршировали, а под Тынцом они действительно обретались, как по регистрам значит, в числе 980, а Валевского кавалерия состояла при Тынце в 410, а всего более 1200 человек одной конницы.
   И как здешней замок необходимо потребно довольною пехотою блокировать с подкреплением хорошей кавалерии, но паче еще надобно достаточнее войск соблюдать Краков, довольно обширной, от наружных возмутительских покушений, також стоит и о соблюдении внутреннего в Кракове спокойствия, то не можно было сказать, что пропущенные к Тынцу литовские возмутители в предупреждении их вреднейших намерениев, соединенные с вышереченною конницею, что была под Тынцом, с нашей стороны какими большими силами должны были поражены, что с ними и учинилось сего марта 2-го числа под самым Тынцом, под их пушками и ружейными выстрелами с обеих сторон реки Вислы.
   После чего литовские войски отступили к стороне Затора и Белой, а Валевского вышепомянутая конница, что была при Тынце, там же и осталась.
   Посему известно, что Касаковского оставалось 324, а у Пулавского конницы 680, а всего около 1000, и тако, как все известия согласны, сих двух партей часть едва не большая ли (понеже оставшая малолюднее показанного быть может) пропущена была сюда.
   Чего ради подтвердил я ему, господину полковнику, что упоминаемые литовцы не мелкими частьми проходили, а ежели бы мелкими, то бы их в розницу легче было и бить, отдеташировывая по всем воинским правилам надлежащие за ними войски, предписав при том ему, что ежели таковым же образом как Зиберх столь знатною частию литовских мятежников против оставшей части у Касаковского, вкупе с Пулавским, сюда беспомешательно в близость пробрались бы и таковым же образом реченная оставшая часть Касаковского с Пулавским вблизость сюда им пропущены будут, а паче что еще с партиею Зарембиной или с каким от него сильным отделением, то уже совершенно я воспрепятствовать не могу, чтоб он по всем воинским правилам за то ответствовать не мог, в каких бы он местах не обращался.
   При сей трудной и бдительной заботе ему, господину полковнику, надлежит тож и сию Зиберхову партию поражать, ежели бы она покусилась из за Вислы к стороне Ченстохова или иного места обратно пробиратца.
   С господином полковником Лапухиным имел бы он, господин полковник Абалдуев, беспрестанные сношения в касающемся до истинного поражения, особливо Зарембы, и о их намерениях, також и их поражениях непременно в сутки два раза, а по меньшей мере один раз меня рапортовал, а о нужном тогож часу.
   И как мне желательно знать о подлинных Зарембы силах, до чего ему, господину полковнику Абалдуеву, рекомендовано всеми мерами достигнуть и ко мне дать знать, сочиня оным регистр примерной, так как от меня о протчих ему по показанию пленных из вышепредписанных партий взятых офицеров сочиненной при том ордере приложен по хоронгам, каковой вашему высокопревосходительству при особливом рапорте, отправленном сего марта от 5 числа представил, о чем вашему высокопревосходительству сим доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 179--180 об., подлинник.
  

No 409

1772 г. марта 9.-- ОТВЕТ А. В. СУВОРОВА НА ЗАПРОС А. И. БИБИКОВА О ДЕЙСТВИЯХ ПОД КРАКОВОМ

г. Краков

   Вашего высокопревосходительства ордер от 29-го минувшего февраля я сего марта 8 числа под No 313 в шести содержаниях получил, из коего:
   По 1. В субсистенции для здешних войск всевозможные меры у потребляются.
   По 2. О бытии в команде моей деташемента господина полковника Абалдуева, соединенного с Древицем, и о протчем я известен.
   По 3. Войски, состоящие здесь, сколько можно сберегаются, и дальнего изнурения и излишнего бдения, как и больных, кроме прежних ныне нет, но и из тех ежедневно выздоравливает; впротчем по повелению вашего высокопревосходительства исполнять долженствую.
   По 4. Естли какой здесь помехи к препятствию от других сторон по намерению возмутителей не окажется, стану стараться и предпринимать меры и всякие меры Тынец в блокаду привести и когда на то готов буду, вашему высокопревосходительству донесу.
   Однако ж не прежде к тому приступлю, пока здешнее гнездо совсем тесно и беспечно обложу, которое надеюсь в надлежащем работою скоро окончено быть имеет, только впротчем настоящего термина тому положить и совсем обещать еще не можно. Даруй боже при том достигнуть желаемых успехов.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 259, 261, подлинник.
  

No 410

1772 г. марта 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ТРУДНОСТЯХ ДОСТАВКИ ФУРАЖА ИЗ САНДОМИРА В КРАКОВ

г. Краков

   Как ныне господин полковник Шепелев от 5-го марта рапортовал меня, что по ордеру моему первой транспорт фуража, состоящей в числе: овса трехсот четвертей, сена тысячи пятисот пятидесят пуд, того ж числа из Сандомира выступит. Для прикрытия оного командирован капитан Бреэр, в команде его казаков тридцать, карабинер сорок, мушкатер девяносто и две пушки. Представляю при том следующие неудобства: 1-е. Трудность доставления довольного числа подков, едва с превеликою нуждою в семидневное время могли согнать двести пятьдесят пять фур, в рассуждении наступающего теперь земледельства, как забиранием лошадей обыватели немалое огорчение и отягощение нести должны. 2-е. На число двести пятьдесят пять фур оного фуража уложитца могло с нескольким еще отягощением фур только вышепрописанное количество; по притчине сей сколько должно будет употребить на перевозку целого запасного Сандомирского магазина. Чтож принадлежит до сена, то сумнительно, чтоб в рассуждении раструски точно отправленное число довезено было в целости в Краков; еще ж и то, что надобно для прикрытия не малое число конвою употреблять и требовал резолюции, не повелено ль будет ему впредь транспорт фуража и провианта отправить водою на статках, которых довольное число в Сандо-мире и одним транспортом можно почти весь магазин доставить в Краков. Поспешность доставления конечно не так спора будет как на подводах, но сравнивая сколько раз должно будет транспортировать всего магазеина, так еще тем время выигрываетца, да и к прикрытию того транспорта конвой только один раз употреблен будет, которое, чтоб в рассуждении иногда обстоятельств во успех и к поражению возмутителей употребитца в состоянии был, сим же самым Сандомирской пост не будет иметь связанных рук.
   Итако навстречу того фуража отсюда надлежащей конвой до Нового Места выслан и на рапорт его, господина полковника, посланным от меня 8-го числа сего месяца к нему ордером велено, когда он во отправлении сюда из Сандомира провианта и фуража лутчей способ водою на статках признает, то оное и отдано на волю его, однако ж тот провиант и фураж сколько можно наипоспешнее б сюда доставлен был и на место сего магазеина другие два по силе моих ордеров старался б между тем в Оандомире наполнить и о успехе б меня чаще рапортовать.
   А сверх того высыланными отсюда командами по разным местам с возможностию как и от ливрантов здесь доставляется.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 204 и об., подлинник.
  

No 411

1772 г. марта 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДВИЖЕНИИ КОМАНД ПОЛКОВНИКОВ П. Н. ОБОЛДУЕВА И И. Г. ДРЕВИЦА

г. Краков

   Господин полковник Абалдуев от 8 марта меня рапортует, что хотя о Пулавском и Зарембе о нахождении их в Ченстохове того числа таковым же и донесено, но ныне он получил известие, яко Заремба и Косаковской с малою своею командою от Ченстохова отступили и потянулись к Петркову, о чем от него и господину полковнику Лапухину сообщено, чтоб он имел свое примечание. Пулавской же со своею командою остался под Ченстоховым и по тем переменившимся обстоятельствам он, господин полковник Абалдуев, для обращения к сторонам Олкуша и Славкова к Шлезской границе марш свой взял, а господина полковника и кавалера Древица командировал с деташементом к Конец Полю, приказав ему, чтоб он наблюдал, дабы возмутители к Кракову, тож и в Сандомирское воеводство пробратца не могли, и где он, господин Древиц, находитца и сведение о возмутителях иметь будет, о том бы его рапортовал, почему он о движениях и оборотах как своих, так и господина полковника Древица мне доносить будет, о чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 206, подлинник.
  

No 412

1772 г. марта 10.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СПОСОБАХ ПОДЖОГА СТРОЕНИИ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   На ордер мой находящейся здесь инженер господин капитан Потапов рапортом мне представляет, что единственной способ есть к зажжению в Краковском замке строения из довольного числа мортир и единорогов, бросанием бомб, гранат, карказов и бранткугелей, но в рассуждении малокалиберных здесь орудиев и за неимением мортир [этот способ] весьма недостаточен, а хотя из оных бросание гранат и бранткугелей продолжать кажется и небезопасно, единственно для обеспокоивания возмутителей, а чтоб ожидать желаемого от того успеха, то оное почитает он за редкой случай потому, что естлиб и действительно брошенной каркас или что другое сделал удачливое действие; но возмутители не оставят употребить все силы к погашению оного без всякого с нашей стороны помешательства, напротив же того, по положению здешнего места не имеется ни одного пункта, с которого б можно сколько-нибудь предусмотреть не только желаемое место, куда б чрез искусство артиллеристов с пользою бомбардировать можно, но в случае и начального действа пожара верно приметить не можно, в которое б как наиболее с разных мест повторять бросание гранат и бранткугелей, дабы чрез то умножить огонь в загоревшем месте и отбить возмутителей от угашения оного, а без того хотя б и довольной величины имелись для сей операции орудии, но, не имея предписанных авантажей, должно бы более полагаться на удачу, а не на искусство артиллеристов.
   О чем вашему высокопревосходительству единственно только на рассмотрение доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, д. 208 и об., подлинник.
  

No 413

1772 г. марта 13.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НЕОБХОДИМОСТИ ЗАНЯТИЯ МОНАСТЫРЯ БЕЛЯН

г. Краков

   В предупреждение возмутительского намерения к занятию кляштора Белян, которой состоит вверх по Висле на сей стороне, расстоянием от Кракова в полумиле и от Тынца тож, однако, почти против самого того Тынца, весьма авантажной на крутой горе, в глазах оного кляштора, от здешних войск занять, сколько для пресечения к Кракову коммуникации, тем еще более для утеснения Тынца и отнятия их субсистенции, в котором расположено на первой случай половина роты пехоты с пушкою и половина роты кавалерии, да сорок донских казаков. А как из сего признавается, что на сем основании для будущих операций кавалерии не столько, чтоб была в тягость по притчине субсистенции, о которой поспешные меры возьмутся, наипотребнее весьма становится, то посему вашего высокопревосходительства покорно прошу повелеть господину полковнику Рену, чтоб он для пересылки, сколько у него ныне на первой случай людей и лошадей есть, впредь хотя партиями чрез Люблин на Сандомир беспрестанно выпроваживал сюда в Каргапольской полк, а особливо как сей полк состоит теперь людьми укомплектован, но в отлучках разных чинов строевых людей в Варшаву до 250 человек, которых равно и требующихся в комплект строевых до дву сот лошадей, поныне от него, господина полковника, к полку в присылке не имеется.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 266--267, подлинник.
  

No 414

1772 г. марта 15.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДЕЙСТВИЯХ И. И. МИХЕЛЬСОНА И К. П. БРАНИЦКОГО ПРОТИВ КОНФЕДЕРАТОВ У АВСТРИЙСКОЙ ГРАНИЦЫ

г. Краков

   Командированной 9 числа сего месяца с его сиятельством графом Браницким господин премьер-майор Михельсон 15 числа возвратясь меня рапортует, что он, обще с его сиятельством выступя, следовали к местечку Скавин, а оттель 10 числа к стороне Ланцкорона и пришед к деревне Бржедовице, получили известие, что возмутительской пехоты человек до 80-ть пробираютца чрез Колварию в Ланцкорон. Прибыв в Зебржедовицы, получили известие, что та пехота действительно в Колварии, почему тот же час посланы были от его сиятельства графа Браницкого два эскадрона улан и он, господин майор, с карабинерами и казаками. Возмутители, с гор увидя их, тотчас убежали в Ланцкорон, так что их отрезать было не можно и по разведывании, что вблизости никаких партий не было, возвратясь к Зебржедовицам, где отдохнув, 11 числа на рассвете выступя, следовали к местечку Вадовице, куда прибыв известие имели, что партия Зиберха, бывшая под Тынцом, потянулась в горы, а о партии Валевского, якобы в числе 80 коней -- находитца в Кентах. Касаковской же в 300 и несколько пехоты стоит в Козах, почему и выступили к Кентам, к которому приближаясь послан вперед с 30-ю казаками корнет Абашев, которой и захватил во оном партии Каса-ковского, бывшего в разъезде, порутчика одного, товарищей 4, да уланами схвачен Валевского партии казачий атаман, которые объявили, что партии Валевского команда, коней до 400, потянулись к Освятину и оттель к Бобрику, почему и возвратились к Кракову. А ныне [как] по допросам пленных, так из обывательских рапортов известно, что бывшая под Тынцом Зиберхова партия пошла на деревню Мошинку к стороне Дуклы и будто только около 500 коней, а утверждается, что их намерение есть пробратца в Литву; что с ними соединилась партия при князе Мартине Любомирском больше 100 коней, також и Радзиминского около 80, а ныне о[б] обеих сих последних партиях, как и о Рудницком с Суаком, что они особо остаются в горах, к стороне Мартинковиц и Вроновицы, а особливо из них Рудницкой. Но как по ордеру его графского сиятельства господина генерал-фельдмаршала и разных орденов кавалера графа Петра Александровича Румянцова командам Главной армии не велено приближаться до австрийского кордону на две мили, то возмутители в сей дистанции к австрийскому кордону и шатаютца.
   Его сиятельство граф Браницкой объявляет, что всем возмутителям, бывшим в Бяле, от австрийцов приказано было, чтоб при его приближении из Бяла выехали, дабы на случай какого ни есть нападения зажжено не было и оттого б Билску вреда не учинить, почему и Касаковского команда ушла под Бобрик.
   Касаковской прибыл в Бялу марта 10-го, он из Ченстохова выехал 6-го, за границу, на местечко Люблинец, а оттель в Бялу. Команды его полковник Забельский с бошняками и товарищами, числом до 150 человек, назад тому больше трех недель от Ченстохова прибыв, за полмили от Бялы стоял, а с ним в тот же день из Ченстохова выехал полковник Котлубицкий с 140 гусарами, шел на Бобрик и, переправясь под оным местечком 7-го, прибыл в Бяло 10-го числа марта, а Пулавской попрежнему оставался в Ченстохове.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 268, 271, подлинник
  

No 415

1772 г. марта 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СТРЕЛЬБЕ, ПРОИСХОДИВШЕЙ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   Вчерашнего числа пополуночи в 10-м часу слышно было в Тынце плутоножная ружейная стрельба с барабанным боем. Уповательно, было обучение рекрут, да из замку возмутителями выстрелено поутру из пушек три раза, да из ружей тридцать восемь раз без всякого с нашей стороны вреда и, напротив того, им от нас ничего не соответствовано.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лг 285, подлинник.
  

No 416

1772 г. марта 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ВЗЯТЫХ В ПЛЕН КОНФЕДЕРАТАХ

г. Краков

   Представленные ко мне пойманные польские возмутители от господина подполковника Елагина, схваченные посланными от него за фуражем к стороне Пинчова под командою корнета Глумилина казаками, партии маршалка Валевского: высланные от него для выбору поголовных денег товарищев 3, шеренговых 3; от майора Михельсона, бывшего с его сиятельством графом Браницким в горах к стороне Бяла, пойманных казаками близ венгерской границы в местечке Кенте литовских войск порутчик Закршенский, товарищей 4; уланами его сиятельства взят Валевского казачей атаман 1, да из Вишниц от капитана Шипулина схваченные ж на дороге близ Вышниц посланным в оазъезд корнетом Рышковым команды Пулавского ехавшей заграницу порутчик Соколовской, с ним шеренговых 4, о коих из допросов их экстракт у сего представляется {К документу приложены допросы пленных конфедератов (лл. 289--292).}. Також пред сим из разных мест взятые в плен и дезертировавшие из замка, которым при сем вашему высокопревосходительству представляю именные списки {Списки пленных не обнаружены.}, а они с бывшим в конвое для препровождения сюда из Сандомира провианта и фуража Казанского пехотного полку капитаном Бреером на Тарнов вчерашнего дни отправлены, которому приказано, по прибытии в Тарнов, ныне состоящих там таковых же польскопленных арестантов и дезертировавших из здешнего замка всего 81 человека забрав, препроводить чрез. Сандомир до Люблина, из которых, по приводе в Люблин, посланным к господину полковнику Шепелеву ордером велено польскопленных пойманных арестантов на прежнем основании отправить для дальной отсылки в Киев, а дезертировавшим, дав либертации, уволить куда они пожелают, толькоб к возмутителям в службу не вступали.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л 288 и об., подлинник.
  

No 417

1772 г. марта 17.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О НАМЕРЕНИЯХ И. Г. ДРЕВИЦА, РАЗБИТЬ КОНФЕДЕРАТСКИЙ ОТРЯД НОВИЦКОГО

Г. Краков

   Господин полковник Абалдуев от 12-го марта меня рапортовал, что он, тогож марта 9-го числа, из деревни Хахле с деташаментом своим в местечко Славков прибыл, где о больших партиях возмутительских не слышно, а бывают с той стороны из Осенца человека по четыре и по шести, и тогож числа имеет он следовать до местечка Хренова, а оттуда куда марш свой по разведыванию его возьмет, о том ко мне рапортовать будет.
   Господин полковник и кавалер Древиц марта 11-го числа из деревни Раткова присланным к нему, господину полковнику, рапортом доносит: сведав он, что от Пулавского посланы полковники Новицкий и Гощинский с командою до осмисот конницы до деревни Чары для зруйнования {По-польски -- уничтожения, разрушения.} тамошнего державца, потому что Пулавской его счисляет нашим партизаном, и оная команда была в вышеписанной деревни в среду сего марта 7-го числа и пробыли четверг, то есть 8-го числа, и, собрав фур до полтораста и выбрав весь хлеб и пожитки в той деревне, выехали. Полковник Гощинский, оставляя Конец Поле влеве, взял тракт до Гебла, а оттуда поехал к Ченстохову; команда ж с теми фурами пошла -- меньшая часть с тем же полковником Гощинским, а полковник Новицкой с конницами, счисляют его до пятисот, пошел из деревни Чарца по тракту до Селца, почему он, господин полковник Древиц, из той деревни Раткова имеет следовать до местечка Мологоща, где намерен пехоту свою всю оставить, а с конницею преследовать вышгписанного полковника Новицкого для совершенного истребления его и что им, господином полковником Древицом, будет учинено и когда о сем от него рапорт получит, то он мне рапортовать не преминет. На что я ему, господину полковнику, предложил, что движение его, господина полковника, и успехи в оборотах опробую и надеюсь, что не бесполезны быть могут, а от деташированного б от него господину полковнику Древицу естли удастца возмутительского полковника Новицкого с партиею, будто бы до 500 человек, побить, не худо, а он, господин полковник, ему подтвердил бы, чтоб он возмутительскими диверсиями не обманывался и числа сил их не увеличивал, а имел бы достоверные сведения.
   О чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 335, и об., подлинник.
  

No 418

1772 г. марта 18.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПРЕСЛЕДОВАНИИ И. Г. ДРЕВИЦЕМ КОМАНДЫ ПУЛАВСКОГО И СОЕДИНЕНИИ С ПОЛКОВНИКОМ П. Н. ОБОЛДУЕВЫМ

г. Краков

   Из Пилицы местечка от 17 марта господин полковник Абалдуев ко мне рапортовал, что он находится теперь для прикрытия Кракова в том местечке.
   Господин полковник Древиц от 11 числа сего рапортует, команды де Пулавского за полковниками Новицким и Прилуцким он гонит, только догнать не может, ибо де они идут все лесами, однако де он старается их в самом деле догнать и истребить.
   Притом, помянутой господин полковник Абалдуев доносит, что к нему сообщением господин полковник Лапухин дал знать, яко сего месяца 12 имел он с Зарембою изрядную потычку, с хорошим числом их урона и взятых в плен. По разбитии, Заремба находился с достальною командою с того 12 и 13 под местечком Расшрою, а оттуда потянулся к Радомску; из оного ж попрежнему в местечко Расшрою.
   Просим его, господина полковника Абалдуева, чтоб он приказал полковнику Древицу приближитца к нему, а как де по реке Пилице мосты все возмутителями попорчены, тоб приказать ему, господину полковнику Древицу, оные исправить, ибо де они единственно для того раскиданы, чтоб деташементы один другому сикурсу наделали; почему господин полковник Абалдуев о всем том ему, господину полковнику Древицу, и предложил, с тем, дабы старался довести его, Зерембу, между двумя их деташементами и разбить и к окончанию их намерение не допустить, а что происходить будет, ко мне рапортами доносить не преминет.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 336 и об., подлинник
  

No 419

1772 г. марта 19.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РАЗГРОМЕ ОТРЯДА НОВИЦКОГО И ДВИЖЕНИИ П. Н. ОБОЛДУЕВА К СИЛЕЗСКОИ ГРАНИЦЕ

г. Краков

   Как из прежде представленных моих вашему высокопревосходительству рапортов усмотреть соизволите, что данным от меня господину полковнику Абалдуеву ордером от 3-го марта велено: от Кракова не удаляться и, прикрывая оной, движении свои иметь от Пилиц к стороне Олкуша и Славкова к Шлезской границе; а полковника Древица с деташементом посылать обращатся от стороны Конец Поля, делая патрули и со всем деташементом операции. Между тем, получаю достоверные известии о намерении возмутительском и сколь сильны, куда идут, в которую сторону движение их клонится чрез, чтоб показавшихся возмутителей поражать и бить, не упуская удобного времени стараться их искоренять и отнюдь к прорыву далее в Сандомирское воеводство и к Люблинской части, тож и к Варшаве не допускать. Понеже в деташементе его имеется много легких войск, то с прибавкою других можно командировать по обстоятельствам сильные патрули и партии; не меньше и самому ему, господину полковнику Абалдуеву, с своей стороны таким же образом исполнение чинить.
   Он, господин полковник Абалдуев, наблюдая то мое повеление, пошел тогда к помянутой Шлезской границе, а господина полковника отделил к Конец Полю с надлежащим наставлением, на которое ему по сему предмету оной господин полковник Древиц, будучи в движении, рапортовал, что 11-го марта уведомясь он, яко возмутительской полковник Новицкой с партиею пробрался от Ченстохова и следует уже из деревни Чарца по тракту до Келца, в числе якобы 500 коней. И так он имел намерение маршировать до местечка Малогоща, из деревни Ракова, где и пехоту всю оставил, а с конницею преследовать Новицкого.
   Потом господин полковник Абалдуев, по рапорту его ж, господина полковника Древица, доносил, что он, господин полковник Древиц, за Новицким и Прилуцким гонит, но догнать не может.
   А вчера получено известие, что означенной господин полковник Древиц 13 марта того полковника Новицкого и Прилуцкого под местечком Илжею в числе 400 поразил и на месте положил близко 200-х; в плен взято: самой тот полковник Новицкой, два ротмистра, пять субалтернов, нижних чинов 125, протчие спаслись бегством. О его стороны убито 2 казака, раненых 8 человек, лошадей карабинерных и казачьих убито и тяжело ранено 34.
   Пехота команды его, господина полковника Древица, оставлена была в Конске, которой он соединитца велел ныне с собою.
   А понеже полковник Прилуцкой поражен неподалеку от Пулав под Яновцем господином полковником Шепелевым 9-го марта, то разве после того не соединился ли с Новицким, из чего видно они, от Ченстохова марта в первых числах пробравшись, в тех местах были.
   Однако я посланным к господину полковнику Абалдуеву ордером поручил засвидетельствовать ему, господину полковнику Древицу, за то удачливое дело надлежащую мою благодарность.
   При сем вашему высокопревосходительству представляю с известия от господина полковника Древица копию {Копии известий не обнаружено.}, которое запечатано было в конверте и подписано господину полковнику Абалдуеву рапортом к отдаче в Кракове или где обретается.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 345--346, подлинник.
  

No 420

1772 г. марта 20.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О СТЫЧКЕ КОРНЕТА А. РЫШКОВА С КОНФЕДЕРАТАМИ

г. Краков

   Из Вишница от 18-го марта постовой командир полку Суздальского капитан Шипулин меня рапортует, что послан был от него для фуражирования с 30-ю казаками Каргапольского карабинерного полку корнет Рышков в деревню Чижевицы, от Вишниц в 5-ти милях. А между тем, уведав о вышедших из Ланцкорона двух порутчиках Харлевском и Колецком с командами для фуражирования ж в числе 60 коней, о коих и дал ему Рышков знать, он, напротив того, известясь о них, что они хотят на него ударить, чего не допуская на себя, сделал удар на них 17-го марта пополуночи в 4-м часу.
   При том случае порутчика Харлевского раня, взял в плен товарища одного, шеренговых четырех, итого шесть человек; убиты оных пять человек, а протчие разбежались. С стороны ж его, корнета Рышкова, ранено казаков три, из казачьих лошадей убита 1, другая ранена.
   Взятым же в плен учиня допросы, при том рапорте ко мне представил, кои там оставлены для отсылки в Тарнов к дальнему отправлению в Киев, чрез Львов, из которых порутчик Харлевский показал, что он и другой порутчик Колецкий посланы от маршалка Держбицкого в числе 60 человек из Ланцкорона действительно для фуражирования и вербования людей в староство Ланцкороиское, в коштелянию Мыслинску и в староство Добшицке, чего исполнить им не удалось. У оного маршалки Держбицкого, которой именуется генеральным комендантом фортеции Ланцкоронской, войска в команде будто пехоты 600, конницы 300 и что магазины с провиантом в Ланцкороне имеет, а протчие товарищ и рядовые кроме того за чем посланы, ничего не ведают

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 350 и об., подлинник.
  

No 421

1772 г. марта 20.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А И. БИБИКОВУ О НАРУШЕНИИ МИОНЧИНСКИМ ДАННОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ВОЗВРАЩЕНИИ В КОНФЕДЕРАЦИЮ

г. Краков

   Узнав я стороною, что бывшей в возмутительстве взятой прошлого лета под Ланцкороной в плен маршалок Миончинской, потом высвобожденной по рецесу, ныне, оставя оной, паки вступил к бунтовницкому сборищу. В доказательство сего, с публикованного от него универсала и записанного при местечке Освяциме в городовой книге, достал я на первой случай скопированной экстракт, которой при сем вашему высокопревосходительству представляю {К документу приложена копия экстракта (выдержки) из манифеста Миончинского на польском языке (л. 352).}, а впредь стараться буду о выписке со всего точной копии, кою получа, потому ж вашему высокопревосходительству представить не премину.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 351, подлинник.
  

No 422

1772 г. марта 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ТРОФЕЯХ, НАЙДЕННЫХ В КРЕПОСТИ ЯНОВИЦЕ

г. Краков

   Господин полковник Шепелев от 12-го числа сего месяца рапортами мне доносит:
   1. Что по разбитии 9 числа под местечком Яновцом возмутительской партии под командою полковника Прилуцкого оставлен был от его для снятия с того местечка, тож и находящегося в нем замка плану, ротмистр Леман, которым найдено в помянутом замке шесть чугунных пушек, пять пар пистолет и шесть карабинов, из которых две лучшие пушки, тож пистолеты и карабины привезены в Пулаву, а у оставших в замке четырех пушек затравки заклепаны и внутри оных забито, а цаппы отломаны. Помянутые же две пушки отправятца на Сандомирской пост для употребления к защищению оного, а пистолеты и карабины оставлены при посту до резолюции.
   2. Что он, получа известие, яко возмутительской полковник Мощинской около Святого Крыжа шатается, для поиску которого командировал того числа Казанского полку капитана Ви-кова, в команде его казаков 40, карабинер 60, мушкетер 80, а на Сандомирской пост ротмистру Лаво предложил к той же стороне сделать движение, старался сколько возможно того Мощинского притеснять к высланному капитану Викову и что произойдет ко мне рапортовать имеет.
   На что от меня ему, господину полковнику, и предложено, что найденные пушки, так пистолеты и карабины забраны, и команда для поиску возмутительского полковника Мощинского выслана весьма похвально, пистолеты и карабины употребить велено в пользу службы по благоусмотрению его.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 293 и об., подлинник
  

No 423

1772 г. марта 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РАСПОЛОЖЕНИИ ВОЙСКОВЫХ КОМАНД ГЛАВНОЙ АРМИИ

г. Краков

   Я имею сведение о командах войск Главной армии в которых именно местах свое расположение имеют по постам: Главная -- во Львове, от его деташементы в местечках Ланцуте; господин полковник Поливанов в Красне, премьер-майор Штакельберх в Лисках, подполковник Елагин в Самбуре, полковник Траубенберх в Томашове, полковник Шалыгин, и еще деташементы, а под чьими командами неизвестно -- в Скале, в Ярославе, в Добромиле, в Перемышле, в Турках и Дрогобыче, о чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 294, подлинник.
  

No 424

1772 г. марта 21.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ СО СВЕДЕНИЯМИ О КОНФЕДЕРАТАХ, ПОЛУЧЕННЫМИ С ПОСТОВ

г. Краков

   Господин полковник Абалдуев от 19 марта из Пилиц рапортует, что он, будучи там, посылает от себя к стороне Ченстохова патрули и по дошедшим к нему известиям слышно, Пулавской с своею командою находится в Ченстохове.
   Из Велички от 20 марта рапортует господин капитан Морской, что по полученному им от местечка Мыслениц известию, сказывают, около Ланцкороны возмутители делают всякой день окопы и внутри замка что-то муруют {По-польски строят.}, а третьего дни в ночь вся конница из предместья в замок вобрались и незнаемо почему тревожились и пехота вся на вал по барабанному бою выходила.
   Из Вишниц от 20 марта господин капитан Шипулин доносит, что в сих днях о мятежниках не слышно.
   Из Белян вчерашнего числа от капитана Ахматова репортовано, что днем показались из Тынца на той стороне реки Вислы по берегу и по лугу возмутители, ездящие на конях кучками по 4, по 7 и по 10 человек и въезжали из них некоторые в лежащую на берегу деревню Колокостри против кляштора и еще у Тынца, под горою, видно как стояла конница и скоро опять по-прежнему все в Тынец вобрались.
   Потом из Тынца спустили на низ паром к лежащим на здешней стороне реки Вислы против тынецких батарей двум халупам, поставя на той стороне напротив тех халуп под берегом пехоту, а на берегу по горам кавалерию и на легких малых лодках перевозили из тех халуп сено. Помянутой капитан, усмотря, послал команду из казаков, карабинер и пехоты частьми, от коих стрельбою возмутители с сей стороны за Вислу прогнаны, а о сене он употребляет способы, чтоб оное забрав перевезти к себе в Беляны, которого уповаю на его команду будет на двои сутки.
   В Кракове из замка вчера днем возмутители выстрелили из ружей 28 раз, да из пушки к утренней и вечерней заре, как и прежде, два раза.
   Впротчем при Кракове обстоит и блокада держится благополучно, и возмутители по возможности в замке утесняются и к побеждению их надлежащие меры предпринимаются.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 297 и об., подлинник.
  

No 425

1772 г. марта 24.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ДВИЖЕНИЯХ И ДЕЙСТВИЯХ П. Н. ОБОЛДУЕВА

г. Краков

   Господин полковник Абалдуев от 21-го марта из местечка Пилиц меня рапортовал, что он оттуда того ж числа выступил и марш свой взял в правую руку, ибо как он из сообщения господина полковника Лапухина и из рапорту господина полковника и кавалера Древица усмотрел, что полковник Древиц находитца около Илжи и Радомска, от Варшавы весьма недалеко, и ожидает команды для взятья пленных из Варшавы, а в сих местах никого нет, и от разбития возмутительских партиев оставшие могут проходить к фортеции, то оных чтоб не допускать, там же на одном месте стоять весьма трудно, продовольствовать людей провиантом, а лошадей фуражем. А оттуда возьмет он марш свой между Конец Поля и Пильцов к местечку Мстову, чтоб в силу повеления моего от Кракова не удалятца, да и для того что получил из местечка Мстова от уряду рапорт, что будто от оного местечка три мили, а от Ченстохова полторы, в деревне Кузницы стоит возмутительская партия, прибывшая на сих днях, шлёнского маршалка Валевского при полковнике Олщинском до дву сот коней, которая сбирает поголовные деньги. Естли сие справедливо найдетца, оных старатца будет разбить и разогнать, когда ж оные из оной деревни и далее пойдут, то он за ними итти не оставит, фортеция ж у него будет всегда в глазах и как скоро оттуда Пулавской куда б ни тронулся, то он знать будет и ему воспрепятствовать в маршу не преминет.
   А ныне он, господин полковник, от того ж числа из местечка Жарновец рапортует, что он от местечка Жарновец с деташементом команды его прибыл и 22 числа марш свой имеет продолжать до местечка Накло, а оттуда куда марш возьмет, меня рапортовать не преминет.
   О чем вашему высокопревосходительству доношу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 360 и об., подлинник.
  

No 426

1772 г. марта 25.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОДДЕРЖКЕ КОНФЕДЕРАТОВ ФРАНЦИЕЙ И ПРУССИЕЙ1

г. Краков

   При транспорте с ядрами из Шлонска, доставленными 21 марта с господином премьер-майором Михельсоном, следующие для явления к его сиятельству господину графу Браницкому бывшие в службе у мятежников князя Радзивила два офицера, ротмистры, один из курфюрства Фальца, города Мезенгейм, именем Ионас Даниэль Гельмефран, а другой из Голстинии, с Люкштата, Людвиг Цофман, прибыв в Краков, явясь у его сиятельства, потом посланному от меня офицеру секретно сказывали примечательное.
   1-е. Французской генерал Вемениль имеет от французского двора повеление и деньги на то, чтоб пять тысяч силы навербовать и содержать только с тем, дабы маршалки от его повеления зависели, однако еще по сие время до того не достигнул, чтобы они ему повиновались. Только он, Вемениль, уже послал своих офицеров для вербования, кои и вербуют.
   2-е. Миончинский (что назывался Вельским маршалком) от Паца получил 6000 червонцов и тож зачал вербовать.
   3-е. Князь Радзивил деревни свои не только заложил, но и продал всего за 30000 червонцов его величеству королю прусскому и потому ж чрез многих офицеров людей вербует.
   4-е. Некто из возмутительского общества Лудомской намерен купить в Замосце дом и хочет там людей привесть или склонить к своему желанию, а по большей части подкупить гарнизон и тем способом овладеть фортециею Замойсцкою, к чему и прежде бывшей комендант Квашневский вспомоществует.
   5-е. Саксония послала чрез Пруссию к бунтовщикам оружие и деньги, которые по известным с стороны его величества короля прусского притчинам забраны и в его земле оставлены; а хотя саксонского електора мать, вдова Антонина, дому баварского, просила о возвращении оного, однако отказано, и в рассуждении прежде бывшей войны его претензии, совсем отступилась от того, дабы уже от нее прежней наложенной на Саксонию контрибуции не требовано, что и оставлено.
   6-е. И тако Саксония, видя в пересылке к возмутителям денег и оружия невозможность и препятствие, нашла другой канал к способу бунтовщикам: людей из службы распускает с абшитами и секретно к ним отсылает врознь человек по 20 и по 30.
   7-е. Отсюда из Кракова от наипервейших особ, которых они именовать по незнанию их не могут, всегда известии получают, какое бы от наших войск предприятие не было, ибо де они всегда с главными наших войск командирами обхождение имеют, которых имен они не знают; оные ж офицеры говорили, что еще один также как и они намерен сюда в скором времени прибыть и тех особ объявить, ибо он им, ротмистрам, и письма показал, токмо они прочитать не могли, понеже по польски читать и писать не умеют.
   И по вышепрописанным обстоятельствам о Лудомском писал я к господину полковнику Шепелеву с таковым изъяснением, что притом и разные слухи подтверждаются: мятежники весьма изменническими способами покушаются занять Замосцье, как то переряженных в хлопское платье своих людей в крепость ввесть под именем работников или и иных и овладеть нечаянно, в чем велено ему, господину Шепелеву, иметь крайнюю предосторожность, ибо первой комендант Квашневской, которой свое пребывание в замке имел, сие предательство весьма в состоянии сыграть, а нынешней господин Зелинский, человек старой, и может быть недовольно прозрачной, но как там много офицеров дессидентов, то более на них полагаться может, с коими хорошо чтоб каким ни есть каналом корреспондовать, також что и почтмейстер человек честной, а паче полагался б на польского господина подполковника артиллерии Мицельского, живущего в Люблине (ежели ныне еще там). Командующей офицер в Красноставе также весьма бдителен быть должен, да и Красниковскому постовому командиру предузнать легко, понеже около его лежат ординацкие деревни; всего ж лучше теперь Квашневского выслать из крепости Замосцья вон, чтоб жил он в деревне, а Лу-домского, естлиб оной показался -- заарестовать.
   На последнее же здесь предосторожность я взял, то есть, что все письма приказал приносить к плац-майорским делам для свидетельства, о чем во всем городе публиковано с таковым предписанием, чтоб без того никуда из города не посылали и не носили, как и из протчих мест приходящие ревизированы быть имеют.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 399--400 и 401--402 об., дешифровка.
   1 Пруссия и Австрия были инициаторами раздела Польши. Пользуясь затруднениями России, вызванными начавшейся русско-турецкой войной, Фридрих II еще в феврале 1769 г. выступил с предложением раздела значительной части польской территории между Пруссией, Австрией и Россией. Вскоре к этому плану присоединилось австрийское правительство. Оба правительства, вместе с русским правительством, вели вооруженную борьбу за раздел Польши, и одновременно, в целях ослабления Польши и России, прусское и австрийское правительства оказывали помощь польским повстанцам.
   Французский король, оказывая широкую помощь польским повстанцам, стремился к подчинению Польши своей внешней политике, к превращению ее в свое орудие, направленное против Пруссии и России.
  

No 427

1772 г. марта 28.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ВЗЯТИИ В ПЛЕН ФРАНЦУЗСКОГО ОФИЦЕРА МАЛЬЦАНА

г. Краков

   Вслед отправленного от меня вашему высокопревосходительству от 26-го марта рапорта поспешаю донести, что его сиятельство граф Браницкой с королевскими войсками и бывшей с ним господин премьер-майор Михельсон с командою сего числа сюда прибыли и схваченные ими возмутительские важные французской службы: штаб-офицер Мальцан, а другой капитан Донезак, как и протчие польские другие нижние чины шестнадцать, а всего двадцать человек приведены, которые все, кроме французских штаб-офицера Мальцана и капитана, по учинении им допросов, для дальней отсылки в Россию, сего числа чрез Величку, Вишницу на Тарнов, а оттуда далее чрез команды Главной армии отправлены быть имеют, о чем вашему высокопревосходительству их экстракты из допросов представить не умедлю. А что принадлежит до Мальцана, то как он имеет малой крест святого Людвига и сказывает собственно о себе, что он ныне уже французским полковником, и у своего двора в отменной милости содержится, даже до того, что не только здешние польские таинства, сопряженные с нынешними обстоятельствами довольно знает, но и все происходящие по кабинету его государя с другими дворами -- секрет ему известен, и столько много уполномочен по сему случаю, что в состоянии был великие дела в действо производить, единственно по усмотрению и решению своему, в чем мог бы доказать свою справедливость самыми от его государя и других письмами, но их при нем нет, а оставлены в Вялой, и якобы здешние возмутительские учреждении были в точной дирекции его, следовательно он о боевых обстоятельствах совершенно должен быть сведущ. По притчине сей по согласию с его сиятельством оной Мальцан, обще с тем капитаном мною здесь удержаны, для тех политических дел, о которых предстоящие таинства сколько можно отобрать, а притом об отправленных других в Киев, имянной список вашему высокопревосходительству представлю, потом и оные полковник и капитан французские, смотря по обстоятельствам, в Россию чрез Тарнов в Львов отправятся, а когда, о том вашему высокопревосходительству впредь донесу.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 384--385 и 386 и об., дешифровка.
  

No 428

1772 г. марта 29.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РАСПОРЯЖЕНИЯХ, ДАННЫХ П. Н. ОБОЛДУЕВУ И И. Г. ДРЕВИЦУ ПО ОХРАНЕ КРАКОВА

г. Краков

   Господин полковник Абалдуев от 26 марта меня рапортует, что он 23 числа сего месяца по известию к нему дошедшему взял свой марш за пошедшими возмутителями из Ченстохова с пехотою к местечку Сиверсу, оставя пехоту, эскадрон карабинер и несколько казаков, с остальною конницею и казаками поспешно маршировал и прибыв в Сивере известился, что оные 22 марта в половина дни подле Шлёнской границы прошли к Бобрику чрез деревню к замку, которая расстоянием от оного места полторы мили, где отдохнув с час, выступили и потянулись к вышеписанному Бобрику трактом, забрав под пехоту подводы. Из оной деревни ехали до деревни Войскомацы, оттуда они тогож числа пошли до местечка Челяди, а из деревни Елени 26 марта получил он от шляхтича Блошинского рапорт, что оные прошли его деревню Елени поутру 23 числа и пошли к Бобрику, которым уже там и быть надлежит тогож числа, ибо от оной деревни малая миля. Оных де было 130 человек, из коих в мундирах и с ружьями весьма мало, а достальные рекруты без мундиров, без ружей. Итак он, господин полковник, свой марш взял попрежнему к Пилице, где до повеления моего находитца имеет.
   О полковнике Олщинском получил он, господин полковник Абалдуев, известие в местечке Фарках, того местечка от эконома, которой был взят их командою и держан 3 дни и отпущен, что оной находитца под Ченстоховым и стоит под самой фортецией на поле, а из деревни Кузницы выступил и в оной стоял только одну ночь.
   Господину поХковнику и кавалеру Древицу в силе моего ордера предложить имеет, но где он, господин полковник Древиц, ныне находитца, за неполучением от него рапорта полковник Абалдуев неизвестен.
   На оной его, господина полковника Абалдуева, рапорт предложил я ему ордером с выговором, что как он видимого, диверсией) называемого, их возмутительского полковника Олщинского с партиею обманувшись пошел за ним, между тем та пехота из Ченстохова прошла, и чтоб он, господин полковник Абалдуев, впредь на диверсиях не ошибался, а наблюдая данные от меня повелении оные в самой точности исполнял и господину полковнику Древицу подтверждал и в неисполнении его повеления взыскивал и крепко б смотрел господин полковник Древиц, чтоб возмутители от Ченстохова и Велико-Польши между Пильца и Конец Поля и Петркова прорыву к Варшаве в Сандомирское воеводство и к Люблинской стороне, а от Пильца заимствуя он, господин полковник Абалдуев, к стороне Олкуша и СЧавкова к Шлезской границе, как и от Пильца к Конец Полю, дабы оные к Кракову приближиться не отважились, но отражать, как и в Сандомирское воеводство не пропускать и для того учреждать ему, господину полковнику Абалдуеву, в том порядочное распоряжение, иметь свои движении и господину полковнику Древицу оборот делать к стороне Кельца и отнюдь бы Кракова не открывать и по надобности кто б из них сюда к подкреплению не востребовался, вскоре поспеть могли. В противном же случае он, господин полковник Абалдуев, за все оное без взыскания не останется.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104. д. 51, лл. 409--410 об., подлинник.
  

No 429

1772 г. апреля 2.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПЕРЕВОДЕ П. Н. ОБОЛДУЕВА НА ДРУГОЙ ПОСТ ДЛЯ ПРЕСЕЧЕНИЯ ПЕРЕХОДОВ НЕПРИЯТЕЛЯ ИЗ КРЕПОСТИ В КРЕПОСТЬ

г. Краков

   Господин полковник Абалдуев от 29-го числа минувшего марта рапортом мне донес, что ему доходят известии, яко по Шлезской границе бродят маленькие партии от фортеции до фортеции, то он за нужное нашел к пресечению переменить свой пост и перейти в местечко Хреново, чтоб отвратить сих бродяг и недопускать иметь коммуникацию, ибо де когда он там будет состоять, то ни от Ченстохова, ни с той стороны реки оные возмутители проходить не могут; о чем от меня вашему высокопревосходительству вчерашнего числа рапортом донесено. А ныне я ему, господину полковнику Абалдуеву, предписал, чтоб он для пресечения возмутительских от фортеции до фортеции переходов и свозу по реке субсистенции ныне перешел в Освяцину, занял во оном пост, сделав надлежащее укрепление, а отсюда туда две пушки прибавлены быть имеют. Ему ж, господину полковнику, предложено открывать поиск возмутителей к Бяле, Вядовице, Хренову, Кракову, утеснять Бобрик с фуражировкою, в околичности онаго поражать возмутителя беспрестанно, к чему и протчие служащие на первой случай правила в ордере моем упомянуты. А когда о занятии того рапорт от него получу, чрез оной и другие случаи сведав обстоятельствы, не оставлю снабдевать полезными наставлениями и что происходить будет вашему высокопревосходительству донесть не премину.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51. л. 466 и об., подлинник.
  

No 430

1772 г. апреля 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОРАЖЕНИИ КОМАНДОЙ К. П. БРАНИЦКОГО ОТРЯДА КОНФЕДЕРАТОВ

г. Краков

   Корпуса его сиятельства графа Браницкого уланскою командою под ведением господ полковников Корицкого и Хоецкого. бывшего в числе 300 человек, 29 марта близ венгерской границы около Живца и Бяла (кой там напав на них), разбито возмутителей до 200 человек, которая состояла из пехоты до 50-т, из кавалерии до 150-ти, из оных пехота была Шицова и Радзивилова, оным Шицом вновь навербованная и от него к соединению с Касаковским прислана под командою майора Броуна, а конница Касаковского под командою полковника Скарлубитского, из коих, как объявляют, убито до 80 и в плен действительно взято 76, с стороны ж улан убитых человек десять, раненых больше того и те пленные присланы ко мне.
   А допросами некоторые из них показывают -- у Косаковского войска, когда еще в Литве он находился -- было до 2000, а как шел из Литвы в Польшу, то разбежалось и под Тынцом пред сим побитых всех до 1000, а ныне считают вообще с Зиберхом в 800.
   Назад тому близ месяца, как из под Ченстохова пошли с Касаковским оставшие под Бялу под командою Скарлубицкого конницы и пехоты до 300 коней, а пришед в Бяло оттуда хотели идти в горы в деревню Крыжовку с намерением, чтоб пробратца в Литву.
   Касаковской, отправя бывшей с ним шквадрон в местечко Здон к протчей бывшей там команде, а сам поехал заграницу, и так самого его при том их поражении не было, почему ожидали прибытия его из границы. Но между тем наехавшими уланами разбиты, взяты в плен, протчие ж пленные ничего не ведают, а сколько из сих пленных отправлено для доставления в Россию и много ль здесь оставлено, о том особливым рапортом вашему высокопревосходительству донесено с приложением имянного списка. {Списки пленных не публикуются.}

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, л. 526 и об., подлинник.
  

No 431

1772 г. апреля 4.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ПОЖАРЕ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ, ПРОИСШЕДШЕМ ВСЛЕДСТВИЕ ПЕРЕСТРЕЛКИ

г. Краков

   В прошедшие сутки из Краковского замка от возмутителей выстрелено на наши посты, а именно:
   В город, на Гродскую улицу, на пост гвардии господина капитан-порутчика Лунина во вчерашней день из пушек 14, из ружей 37, да в минувшую ночь из пушек 28, из ружей 43 раза.
   На пост господина подполковника Елагина к стороне бровара и Зверинца из пушек 10-ть, из ружей 140 выстрелов, да на сделанную в Канноницкой улице в авантажном месте каменном во ротерманта доме, батарею, возмутителями в замке, в королевских покоях на третьем этаже, также из сделанной батареи с двумя амбразурами и из башни от замковых ворот из поставленных пушек и дупельтгак выстрелено до 100 раз, но без всякого с нашей стороны вреда та их стрельба была.
   А из вышесказанной сделанной на нашей стороне в Каноницкой улице батареи поставлены орудии: две 12-ти фунтовые пушки и единорог и от полковых суздальских пушек две маленькие кугорновые мортирки и еще сделанная прожектом артиллерии порутчика Гакса и подпорутчика Полякова двупудовая свинцовая, со употреблением во оную медных опилков, мортира, из которых орудий в прошедшие сутки на первой случай чинена апробация, кои действовали хорошо, как и та мортира. Из них протчие все выстрелы доходили на возмутительские батареи и в некоторых местах повреждены гораздо амбразуры, в амбразурах камень осыпался, а тем и стрельба с батареи их приведена в молчание. А каркасы из двупудовой мортиры на одном покое пробили крышку, как те ж каркасы, гранаты и бранкугли в средину замка падали, от которых видно было зажжение, но неизвестно, чтоб такое загорелось и больше часа густой и великой дым, и в замке тревогу били в барабаны, и возмутители великой крик производили, и запаление в замке утушили, а что впредь окажется, о том вашему высокопревосходительству донесено быть имеет.
   Из кляштора Белян капитан Ахматов репортовал, что вчерашнего числа в полдень в Тынце возмутители экзерцировали и производили ружейную пальбу.
   В протчем при Кракове при деташементе господина полковника Абалдуева и на отделенных в Вечке и Вишницах постах обстоит благополучно.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл. 533--534, подлинник.
  

No 432

1772 г. апреля 5.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О ВОЗВРАЩЕНИИ И. Г. ДРЕВИЦА В РАЙОН КОНЕЦПОЛЯ ДЛЯ ПРИКРЫТИЯ ОСАДЫ КРАКОВА

г. Краков

   Когда господин полковник Лапухин вашему высокопревосходительству рапортовал, яко он ожидает на себя атаки от Пулавского, Зарембы, Косаковского и Мазовецкого, тогда по тому от вашего высокопревосходительства и дано повеление господину полковнику Древицу поспешать к Петракову и, соединясь с ним, господином полковником Лапухиным, содействовать противу сих не малых партий, но как Косаковской 9 марта сам третей от Ченстохова проехал Шлёнским, а команда его подле оной прошла к стороне Бяла, как и Пулавской почти без отлучки был в Ченстохове.
   А господин полковник Древиц в сообщении к господину полковнику Абалдуеву от 26 уведомляет, якобы он вообще с господином полковником Лапухиным Зарембу прогнал в Великую Польшу. От господина ж полковника Лаггухина, по рапорту присланному ко мне от 27 о том ничего не значит, а только пишет, что господин полковник Древиц к нему 18 оного ж марта прибыл и соединился с ним в Петракове и ожидают от вашего высокопревосходительства повеления чрез господина полковника и кавалера Рене, которой к полку из Варшавы отправлен будет.
   А затем объявляет, что пленные показывают, будто Заремба имеет у себя команды великопольскчх гусар 600, бошняков 200, товарищества и шеренговых при дву полковниках Сирашевским и Грабовским до 400-х, пехоты 300, пушек 6, сирацких гусар 200, товарищества и шеренговых до 100, велюйских гусар товарищества и шеренговых до 300 и сверх того Мазовецкой с командою, также куявских [с] маршалком Глембовским и гостинских с маршалком Микорским до 1000; итак по сему исчислению выходит 3100 и еще де сформируется французской пехоты до 600.
   12 числа он, господин полковник, хотя и имел с ним дела, токмо у него было команды его партии великопольская, сиратская и велюйская, также и Косаковской в 250 конях был с ним же (которой, как выше значит, тогда там в стороне не было), а полковники де Грабовской и Сирашевской с пехотою находи-лись в Калише, где и Заремба, да и Мазовецкой по разбитии потянулся туда ж, Пулавской же с командою в фортеции.
   И как теперь господин полковник Абалдуев по ордеру моему имеет приступить к занятию Освяцина, от здешних же войск деташементы по-часту употреблялись к стороне Ланцкорона и Бяло и к Освяцину, да и для препровождения пленных посланы отсюда до Сандомира в немалом числе конвой и за выходом из Тарнова господина секунд-майора Гарбернса с командою в подкрепление оного посту оставлен бывшей до Тарнова с пленными конвой: Троицкого полку рядовых 40 человек, 12 карабинер и 6 казаков, а на сих днях и в Сандомирское воеводство к Малогощу, Кельцу, Пинчову и к Новому Месту для поиску и поражения оказавшихся там прошедших от Ченстохова и из Великой Польши от стороны Петркова возмутительских партей, деташе-мент под командою господина майора Михельсона и с ним некоторое число польских войск отправлены.
   Того ради прошу вашего высокопревосходительства повелеть господину полковнику Древицу от Петркова приближитца к Конец Полю и обсервовать от стороны Ченстохова, прикрывая Краков, наблюдать прорыву в Сандомирское воеводство, он же может временем по надобности посылать партии к стороне Петркова до Предборжа и Шленской границе, до Козей Гловы, заступая от Ченстохова оными партиями и патрулями Освяцим, а по обстоятельствам против превосходных сил и целым деташементом действовать, однако ж не удаляясь от Кракова, дабы на востребованной нужной случай к Кракову на помощь вскоре подоспеть мог.

Генерал-майор Александр Суворов

   ЦГВИА, ф. 104, д. 51, лл, 537, 541, подлинник.
  

No 433

1772 г. апреля 6.-- РАПОРТ А. В. СУВОРОВА А. И. БИБИКОВУ О РАЗРУШЕНИИ В РЕЗУЛЬТАТЕ ОБСТРЕЛА ОДНОЙ БАШНИ И ПОВРЕЖДЕНИИ ПУШКИ В КРАКОВСКОМ ЗАМКЕ

г. Краков

   Б прошедшие сутки от возмутителей из замка выстрелено к нашим постам из пушки 19-ть раз, из ружья 80-т раз, чрез что деташемента господина подполковника Елагина ранена строевая лошадь одна.
   Башни у замковых ворот еще более от выстрелов с нашей главной батареи вреда имеют и снаружи не малая