Суриков Василий Иванович
Письма В. И. Сурикова

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

Оценка: 8.58*5  Ваша оценка:


Письма В. И. Сурикова

  
   Суриков В. И. Письма. Воспоминания о художнике.
   Вступительные статьи Н. А. Радзимовской, С. Н. Гольдштейн.
   Составление и комментарии Н. А. и З. А. Радзимовских, С. Н. Гольдштейн.
   Л., "Искусство", 1977.

Содержание

  
   От издательства
   Н. А. Радзимовская. Эпистолярное наследие В. И. Сурикова
   От составителей

Письма В. И. Сурикова

  
   1868
   1. Письмо "дяденьке". Без даты **
   2. П. Ф. и А. И. Суриковым. 15 декабря
  
   1869
   3. П. Ф. и А. И. Суриковым. 25 января
   4. П. Ф. и А. И. Суриковым. 23 февраля
   5. П. Ф. и А. И. Суриковым и С. В. Виноградову. 10 июня
   6. П. Ф. и А. И. Суриковым. 7 августа
   7. П. Ф. и А. И. Суриковым. 16 сентября
   8. П. Ф. и А. И. Суриковым. 5 ноября
   9. П. Ф. и А. И. Суриковым. 15 декабря
  
   1870
   10. П. Ф. и А. И. Суриковым. 3 февраля
   11. П. Ф. и А. И. Суриковым. 17 марта
   12. П. Ф. и А. И. Суриковым. 29 мая
   13. П. Ф. и А. И. Суриковым. 17 июня
   14. П. Ф. и А. И. Суриковым. 6 июля
   15. П. Ф. и А. И. Суриковым. 5 сентября
   16. П. Ф. и А. И. Суриковым. 12 октября
   17. П. Ф. и А. И. Суриковым. 3 ноября
   18. П. Ф. и А. И. Суриковым. 11 декабря
  
   1871
   19. П. Ф. и А. И. Суриковым. 13 марта
  
   1872
   20. П. Ф. и А. И. Суриковым. 7 июня
   21. П. Ф. и А. И. Суриковым. 10 октября
   22. П. Ф. и А. И. Суриковым. 24 декабря
  
   1873
   23. П. Ф. и А. И. Суриковым. 27 января
   24. П. Ф. и А. И. Суриковым. 6 марта
   25. П. Ф. и А. И. Суриковым. 4 июня
   26. П. Ф. и А. И. Суриковым. Октябрь
   27. П. Ф, и А. И, Суриковым. 30 ноября
  
   1874
   28. П. Ф. и А. И. Суриковым. 29 января
   29. П. Ф. и А. И. Суриковым. 5 марта
   30. П. Ф. и А. И. Суриковым. 4 июня
   31. П. Ф. и А. И. Суриковым. 25 октября
   32. П. Ф. и А. И. Суриковым.20декабря
  
   1875
   33. П. Ф. и А. И. Суриковым. 3 апреля
   34. П. Ф. и А. И. Суриковым. 29 июля
  
   1876
   35. П. Ф. и А. И. Суриковым. Март
   36. П. Ф. и А. И. Суриковым. 25 июня
  
   1877
   37. П. Ф. и А. И. Суриковым. 22 апреля
   38. П. Ф. и А. И. Суриковым. 31 июля
   39. П. Ф. и А. И. Суриковым. 10 октября
   40. П. Ф. и А. И. Суриковым. 1 декабря
  
   1878
   41. С. В. Дмитриеву. Без даты *
   42. П. Ф. и А. И. Суриковым. Декабрь
  
   1879
   43. П. Ф. и А. И. Суриковым. 3 мая
  
   1880
   44. П. Ф. и А. И. Суриковым. 25 февраля
   45. П. Ф. и А. И. Суриковым. 24 апреля
   46. А. И. Сурикову. 12 августа
   47. П. Ф. и А. И. Суриковым. 22 октября
   48. П. Ф. и А. И. Суриковым. Конец года
  
   1881
   49. П. Ф. и А. И. Суриковым. 17 января
   50. Н. А. Александрову. Май
   51. П. Ф. и А. И. Суриковым. Лето
  
   1882
   52. П. Ф. и А. И. Суриковым. 28 июня
  
   1883
   53. П. Ф. и А. И. Суриковым. Без даты
   54. П. М. Третьякову. 4 мая
   55. П. М. Третьякову. 16 мая
   56. Н. С. Матвееву. 14/26 октября
   57. П. М. Третьякову. 29 октября/10 ноября
   58. П. Ф. и А. И. Суриковым. 4/16 ноября
   59. М. П. Боткину. 12/24 ноября ***
   60. Н. С. Матвееву. 18/30 ноября
   61. П. П. Чистякову. Конец декабря
  
   1884
   62. Н. С. Матвееву. 1 февраля
   63. Н. С. Матвееву. 10 февраля
   64. П. П. Чистякову. 17/29 мая
   65. П. Ф. и А. И. Суриковым. Июнь
   66. П. М. Третьякову. 30 декабря
  
   1885
   67. П. Ф. и А. И. Суриковым. Без даты
  
   1886
   68. П. Ф. и А. И. Суриковым. 3 апреля
   69. В. Н. Третьяковой. 3 апреля
   70. П. Ф. и А. И. Суриковым. Без даты *
   71. II. Ф. и А. И. Суриковым. 21 декабря
  
   1887
   72. П. М. Третьякову. Без даты
   73. П. М. Третьякову. 21 мая
   74. В. В. Матэ. 26 мая
   75. П. Ф. и А. И. Суриковым. 23 сентября *
   76. П. Ф. и А. И. Суриковым. 28 октября
   77. П. Ф. и А. И. Суриковым. 9 декабря
  
   1888
   78. П. Ф. и А. И. Суриковым. 12 января
   79. А. И. Сурикову. 20 апреля
   80. А. В. Прахову. Без даты *
   81. П. Ф. Суриковой. 6 июня
  
   1889
   82. П. Ф. и А. И. Суриковым. 12 января
   83. П. Ф. и А. И. Суриковым. 7 февраля
   84. П. Ф. и А. И. Суриковым. Весна
   85. В. Д. Поленову. Июнь **
   86. И. Е. Забелину. 13 июня ***
  
   1890
   87. П. Ф. и А. И. Суриковым. Осень
   88. П. Ф. и А. И. Суриковым. 10 сентября
  
   1891
   89. П. M. Третьякову. Без даты
   90. П. Ф. и А. И. Суриковым. Начало года *
   91. П. Ф. и А. И. Суриковым. Февраль
   92. П. П. Чистякову. 19 марта
   93. П. Ф. и А. И. Суриковым. 21 мая
   94. П. Ф. и А. И. Суриковым. 9 августа
   95. П. Ф. и А. И. Суриковым. Без даты
   96. П. Ф. и А. И. Суриковым. 11 декабря
  
   1892
   97. А. Н. Бенуа. 7 января
   98. П. М. Третьякову. 15 января
   99. П. Ф. и А. И. Суриковым. 24 января
   100. П. Ф. и А. И. Суриковым. Без даты
   101. П. Ф. и А. И. Суриковым. 1 июня
   102. П. Ф. и А. И. Суриковым. 3 июля
   103. П. Ф. и А. И. Суриковым. 8 декабря
  
   1893
   104. П. Ф. и А. И. Суриковым. Февраль
   105. П. Ф. и А. И. Суриковым. Апрель
   106. П. Ф. и А. И. Суриковым. 23 мая
   107. П. Ф. и А. И. Суриковым. 4 июня
   108. П. Ф. и А. И. Суриковым. 5 августа
   109. П. Ф. и А. И. Суриковым. 11 сентября*
   110. П. Ф. и А. И. Суриковым. 18 ноября
  
   1894
   111. П. Ф. и А. И. Суриковым. Начало года
   112. П. Ф. и А. И. Суриковым. 5 апреля
   113. П. Ф. и А. И. Суриковым. 28 июля
   114. П. Ф. и А. И. Суриковым. 15 августа
   115. П. Ф. и А. И. Суриковым. 20 сентября
   116. П. Ф. и А. И. Суриковым. 31 октября
   117. М. К. Ремезовой. Без даты *
   118. П. Ф. и А. И. Суриковым. 22 декабря
  
   1895
   119. П. Ф. и А. И. Суриковым. 24 февраля
   120. А. И. Сурикову. Конец февраля
   121. А. И. Сурикову. 3 апреля *
   122. А. И. Сурикову. 23 августа *
   123. А. И. Сурикову. 24 октября *
   124. А. И. Сурикову. 7 ноября
   125. А. И. Сурикову. 13 декабря *
   126. А. И. Сурикову. 24 декабря *
  
   1896
   127. П. М. Третьякову. Без даты
   128. А. И. Сурикову. 8 февраля *
   129. А. И. Сурикову. Начало лета *
   130. А. И. Сурикову. Лето *
   131. А. И. Сурикову. 31 октября
   132. С. Д. Милорадовичу. Без даты
   133. А. И. Сурикову. 10 декабря
  
   1897
   134. А. И. Сурикову. Апрель
   135. А. И. Сурикову. Без даты
   136. А. И. Сурикову. Без даты
   137. А. И. Сурикову. Без даты
   138. А. И. Сурикову. Август
   139. А. И. Сурикову. 6 октября *
   140. А. И. Сурикову. 5 ноября
   141. А. И. Сурикову. 22 декабря
  
   1898
   142. А. И. Сурикову. 19 января *
   143. А. И. Сурикову. Апрель
   144. А. И. Сурикову. 2 декабря
   145. А. И. Сурикову, Декабрь
  
   1899
   146. А. И. Сурикову. 14 января
   147. А. И. Сурикову. 7 февраля
   148. А. Г. Попову. 11 февраля
   149. О. В. и Е. В. Суриковым. Март
   150. О. В. и Е. В. Суриковым. 4 марта
   151. А. И. Сурикову. 9 марта
   152. И. И. Толстому. 20 марта
   153. А. И. Сурикову. 11 апреля
   154. А. И. Сурикову. 3 июня
   155. А. И. Сурикову. 17 июня
   156. А. И. Сурикову. 23 августа
   157. А. И. Сурикову. 29 ноября
  
   1900
   158. А. И. Сурикову. 24 марта
   159. А. И. Сурикову. Без даты *
   160. А. И. Сурикову. 9 мая
   161. А. И. Сурикову. 10 июня
   162. А. И. Сурикову. 18 июля
   163. А. И. Сурикову. Без даты
  
   1901
   164. А. Е. Львову. 24 января
   165. А. И. Сурикову. 12 июня
   166. О. В. и Е. В. Суриковым. Июль
   167. А. И. Сурикову. 19 августа *
   168. А. И. Сурикову. 21 сентября *
   169. А. И. Сурикову. Без даты
  
   1902
   170. А. И. Сурикову. Январь *
   171. А. И. Сурикову. Без даты *
   172. В. В. Стасову. 4 ноября
  
   1903
   173. П. П. Кончаловскому. Январь
   174. О. В. Кончаловской. Без даты
   175. А. И. Сурикову. Без даты *
   176. А. И. Сурикову; Июль
   177. О. В. и П. П. Кончаловским. 23 июля
   178. О. В. Кончаловской. 21 августа
   179. О. В. и П. П. Кончаловским. 23 декабря
   180. О. В. и П. П. Кончаловским. Без даты
   181. П. В. Голяховскому. Декабрь
  
   1904
   182. О. В. Кончаловской. 27 февраля
   183. О. В. и П. П. Кончаловским. 20 марта
   184. С. И. Зимину. 4 апреля
   185. О. В. и П. П. Кончаловским. 29 июня
   186. О. В. и П. П. Кончаловским. 31 июля
  
   1906
   187. С. И. Зимину. 25 мая *
   188. О. В. и П. П. Кончаловским. Без даты *
   189. О. В. и П. П. Кончаловским. 2 июня
   190. А. И. Сурикову. 10 сентября *
  
   1907
   191. А. И. Сурикову. 13 февраля*
   192. А. И. Сурикову. 4 апреля
   193. О. В. и П. П. Кончаловским. Без даты
   194. А. И. Сурикову. 18 июля
   195. И. Е. Цветкову. 20 ноября
  
   1908
   196. А. И. Сурикову. 5 января
   197. А. И. Сурикову. 30 августа *
   198. Н. Ф. Матвеевой. Декабрь **
  
   1909
   199. А. И. Сурикову. 8 мая
   200. Н. Ф. Матвеевой. 14 мая **
   201. О. В. и П. П. Кончаловским. 18 сентября
   202. О. В. и П. П. Кончаловским. 23 сентября *
   203. Н. Ф. Матвеевой. 29 октября **
   204. К. С. Станиславскому. 20 ноября
   205. И. Е. Цветкову. 18 декабря
   206. Н. Ф. Матвеевой. 21 декабря **
   207. В. А. Никольскому. 21 декабря
   208. В. А. Никольскому. 28 декабря
  
   1910
   209. В. А. Никольскому. 7 января
   210. И. Е. Цветкову. 8 января*
   211. В. А. Никольскому. 11 января
   212. П. П. Кончаловскому. 3 марта
   213. О. В. и П. П. Кончаловским. 9 июня
   214. О. В. и П. П. Кончаловским. 4 августа
   215. Д. И. Толстому. 3 декабря
   216. Д. И. Толстому. 12 декабря
   217. И. Е. Цветкову. 13 декабря *
  
   1911
   218. H. Ф. Матвеевой. 25 мая **
  
   1912
   219. Н. Ф. Матвеевой. 28 марта
   220. О. В. и П. П. Кончаловским. Май
   221. А. И. Сурикову. 28 июня
   222. О. В. и П. П. Кончаловским. 28 июня
   223. А. И. Сурикову. Конец года
  
   1913
   224. Редактору газеты "Русское слово". 17 марта
   225. В. А. Беклемишеву, 31 марта*
   226. Н. Ф. Матвеевой. 9 июня **
   227. ЕЕ. Ф. Матвеевой. 18 июня **
   228. Открытое письмо попечителю Третьяковской галереи. 17 сентября
   229. Я. Д. Минченкову. 16 декабря *
  
   1914
   230. В. П. Бычкову. 23 марта *
   231. Н. Ф. Матвеевой. 18 июня
   232. А. И. Сурикову. 15 ноября
   233. А. И. Сурикову. 11 декабря
   234. И. Е. Цветкову. 16 декабря *
  
   1915
   235. А. И. Сурикову. 29 января
   236. А. И. Сурикову. 16 марта
   237. А. И. Сурикову. 29 июня
   238. А. И. Сурикову. 18 августа
   239. А. И. Сурикову. 21 августа
   240. А. И. Сурикову. 3 декабря
  
   1916
   241. Открытое письмо в редакцию газеты "Русское слово". 31 января
   242. И. Е. Цветкову. 12 февраля
  
   Комментарии к письмам
   Летопись жизни В. И. Сурикова
   Указатель имен
   Указатель произведений В. И. Сурикова
  

От издательства

  
   Предлагаемая вниманию читателя книга содержит впервые собранные воедино письма В. И. Сурикова, сохранившиеся письма к нему и воспоминания о художнике близко знавших его людей. Эпистолярное наследие Сурикова было издано тридцать лет назад, в 1948 году, к столетию со дня его рождения, воспоминания же о нем, в большей своей части разбросанные по различным, главным образом периодическим, изданиям, давно ставшим библиографической редкостью, до сих пор оставались не собранными.
   Настоящее издание подготовлено (так же как в свое время первая публикация писем) в основном научными сотрудниками Государственной Третьяковской галереи. Примечательно, что именно работники этого крупнейшего музея отечественного искусства, где вот уже почти столетие, с того момента, когда П. М. Третьяков, одним из первых оценивший талант Сурикова, приобрел в 1881 году "Утро стрелецкой казни", бережно сохраняется его гениальная живопись, -- именно они стремятся сделать доступными для всех любителей искусства -- зрителей и читателей документы, запечатлевшие живую память об этом большом русском художнике и замечательном русском человеке.
   Много труда посвятили подготовке настоящего издания Н. А. и З. А. Радзимовские -- раздел "Письма" и С. Н. Гольдштейн -- раздел "Воспоминания о художнике". Каждый из составителей представляет читателям подготовленный им материал обстоятельной вступительной статьей. Ими же составлен необходимый комментарий и подобраны иллюстрации.
   Как убедится читатель, обе группы материала -- "Письма" и "Воспоминания", образуя два вполне самостоятельных раздела книги, являются вместе с тем нерасчленимыми частями единого целого.
   Заново собранное эпистолярное наследие художника опровергло предположение, высказанное в издании 1948 года, что количество писем Сурикова вряд ли когда-нибудь существенно пополнится из неизвестных еще запасов: в данный сборник вошло более пятидесяти ранее не публиковавшихся писем. Это обстоятельство лишний раз наводит на мысль о том, какие сокровища, связанные не только с именем Сурикова, но и других русских художников, возможно, до сих пор таят различные хранилища и архивы, как много еще предстоит находок и открытий.
   Рисунки писателей, литературные опыты актеров и музыкантов, письма и статьи живописцев и скульпторов -- все, чего коснулась рука настоящего художника, несет на себе отблеск его гения. Ибо ему, творящему величайшее чудо -- искусство, дано видеть больше, чувствовать тоньше и глубже других. Вот почему так дороги нам каждый графический экспромт Пушкина, каждая строчка письма Сурикова. Самые обычные, повседневные, будничные события или явления, подмеченные глазом художника и зафиксированные пусть даже не свойственным его прямому призванию "орудием" (в данном случае пером, а не кистью), помогают нам приблизиться к пониманию духовного мира Сурикова, почувствовать обаяние и неповторимость его личности. Несмотря на то, что во многих своих письмах, особенно адресованных матери и брату, художник прямо не касается вопросов искусства, внимательный и чуткий читатель сможет немало узнать из них о Сурикове -- художнике и человеке. Как верно заметил известный историк искусства Н. Г. Машковцев, слова Сурикова "так же просты, сильны и правдивы, как краски его живописи. Они столь же точно соответствуют его мыслям, как колорит его живописи -- содержанию картин".
   Если письма Сурикова -- свидетельство того, как он мыслил, ощущал, видел мир и себя в нем, то воспоминания о художнике близких, зачастую высокоодаренных людей дают представление о том, каким его видели, знали, помнили и любили другие -- те, кому посчастливилось быть рядом. Освещая разные грани личности Сурикова, мемуаристы, в отличие от него самого, сосредоточивают свое и наше внимание на его искусстве, на методах творчества и обстоятельствах создания произведений и тем самым как бы дописывают тот образ художника, который встает со страниц его собственных писем. Эта взаимодополняемость материала и побудила издательство объединить письма Сурикова и воспоминания о нем в одном томе.
  

Эпистолярное наследие В. И. Сурикова

  
   Сохранившиеся письма В. И. Сурикова и немногие письма к нему 1868--1916 годов -- существенная часть документального материала для изучения его жизни и творчества. Наряду с воспоминаниями современников, публикуемыми во второй части данного сборника, они являются ценнейшим источником для понимания своеобразного облика Сурикова -- художника и человека.
   Письма Сурикова отличаются от писем И. Е. Репина и И. Н. Крамского, которым присущ публицистический характер. В них нет и постановки проблем творчества применительно к собственному искусству, как в письмах М. А. Врубеля. Особенности эпистолярного наследия Сурикова -- простота и непосредственность. Ценность его заключается в том, что оно проливает свет на некоторые страницы творческой биографии мастера.
   Основная часть писем Сурикова адресована родным в Красноярск -- матери и брату, многие обращены к членам его семьи. Написанные ясным, доступным языком, письма Сурикова читаются легко. В своеобразных оборотах речи сказывается самобытность сибиряка и обнаруживаются такие особенности стиля, по которым безошибочно можно назвать автора писем, даже если они не подписаны.
   Из всей корреспонденции особо выделяются письма 1883--1884 годов художникам П. П. Чистякову, Н. С. Матвееву и П. М. Третьякову. В них раскрывается, хотя и косвенно, художественное кредо Сурикова, его понимание природы живописи, его вкусы. Несколько писем официального характера касаются вопроса происхождения художника, вопроса, которому он придавал большое значение для своей биографии, а потому и для своего творчества. Несколько писем определяют общественные интересы Сурикова. Небольшое количество носит чисто деловой характер.
   Можно предположить, что необнаруженных писем Сурикова осталось немного.
   Письма к родным писались Суриковым в течение пяти десятилетий. Они были сохранены его братом, дочерьми, внуками, а затем постепенно переданы в архивы красноярских музеев и в Отдел рукописей Государственной Третьяковской галереи. Мы должны быть особенно признательны его брату, Александру Ивановичу, любовно годами собиравшему эти письма.
   Наиболее раннее письмо, которым мы располагаем, -- это письмо "дяденьке". Оно не датировано, но, судя по содержанию, можно предположить, что написано оно весной 1868 года. Его писал двадцатилетний юноша, "канцелярский служитель енисейского губернского управления", веривший в свое призвание художника со школьной скамьи. В этом раннем письме обнаруживается целеустремленность будущего художника, твердость его характера, сила воли. Письмо это является своеобразной "увертюрой" к его дальнейшим письмам. Мы узнаем, что среди родных Сурикова были люди, с которыми в пору юности он делился мечтой учиться живописи. Оно интересно также и как свидетельство того, что красноярские "власти" не оставили незамеченным талант своего молодого земляка и приняли живое участие в его судьбе. То обстоятельство, что Суриков имел поддержку своим стремлениям с юных лет, помогло счастливо сложиться его художественной индивидуальности и позволило идти прямым путем к достижению желанной цели.
   Овеянные очарованием молодости, радостью, счастьем, надеждой дышат первые письма Васи Сурикова, написанные с дороги из Красноярска в Петербург. Покинув родной город 11 декабря 1868 года, простившись с матерью и братом, он был охвачен впечатлениями далекого пути. За время путешествия, длившегося более двух месяцев, сначала на почтовых лошадях, затем от Нижнего Новгорода по железной дороге, ярко и своеобразно описанной им, он очень много узнал. В письмах сказывается, как жадно впитывал юноша все виденное им в пути. Преодолев огромные сибирские просторы, встретившись с жизнью больших городов, проезжая Томск, Екатеринбург, Тюмень, Казань, Нижний Новгород, он был увлечен их "замечательностями" и "веселой жизнью". Москва особенно поразила Сурикова.
   Путевые впечатления, как и вся его дальнейшая жизнь в Петербурге и в Москве, не затмили исключительной, бесконечной любви Сурикова к оставленным им родным местам. Новая жизнь не только не ослабила, наоборот, усилила любовь к матери и брату. Нет ни одного письма, где бы не была выражена эта любовь. Чувство Сурикова к матери исключительно. К Саше, своему брату, он относился, как к любимому сыну. Оставив его двенадцатилетним мальчиком, он не переставал заботиться о нем всю жизнь. Суриков мечтает дать брату высшее образование. В дальнейшем он всегда интересуется положением брата на службе, заботится о его здоровье, досылает подарки, в том числе "неизменные сапоги". Для Сурикова брат Александр был самым близким человеком. "Ты ведь у меня один, кроме детей, на котором мои привязанности" -- пишет он в одном из писем 1897 года (письма No 135). Запоминается образ брата, возникший в памяти Василия Ивановича и запечатленный им в письме 1891 года: "Мы все вспоминаем, как ты скрылся от нас под горою... когда провожал нас. Мы долго видели твой белый сюртук..." (No 95)
   Суриков любит свой дом на Благовещенской улице, где он родился и рос, где нужно "проконопатить стены", "обшить дом новым тесом" ... Живя в далекой Москве, он вспоминает красноярского Савраску. Мысль о доме и близких, забота о них, тоска по Сибири, радость при получении писем и посылок с любимыми сибирскими лакомствами -- красной нитью проходят через всю его переписку с родными. Встречи с сибиряками имели для него особое значение. Связь с ними он сохраняет в течение всей жизни. В частности, как явствует из писем, человеком, которого не забывал Суриков, был П. И. Кузнецов, поддержавший красноярского губернатора П. Н. Замятнина в хлопотах по устройству юноши в Академию художеств, организовавший его поездку в Петербург и помогавший ему материально вплоть до окончания Академии. Но благодарность -- далеко не единственное чувство, которое определяет отношение Сурикова к Кузнецову. Он ценит в нем неизменно проявляемый интерес к его творческим успехам. Он постоянно чувствует к себе чисто человеческое внимание и заботу. Суриков был дружен со всей семьей П. И. Кузнецова, особенно с его сыновьями.
   Сибирская природа для Сурикова -- неиссякаемый источник наслаждений. Всю жизнь он был влюблен в красоту могучей природы родного края. "Сегодня по Енисею плавали на пароходе. Чудная, большая, светлая и многоводная река. Быстрая и величественная. Кругом горы, покрытые лесом..." -- пишет он в 1914 году из Красноярска (No 231).
   Ярко запечатлена в письмах первая встреча Сурикова с Петербургом, история поступления в Академию художеств, годы учения. Сдержанные, порой лаконичные строки с нарастающей силой дышат верой молодого художника в свои возможности. Он пишет обо всех работах, выполненных им в период учения. Наряду со строками, касающимися бытовых условий жизни его самого и его товарищей, прогулок и развлечений в часы отдыха, мы находим сведения об успехах, оказанных им как "в науках", так и в рисовании и живописи, о получении премий и медалей, о переходе с одного курса на другой, наконец, об окончании Академии художеств и получении диплома. Среди строк, написанных в последние годы пребывания Сурикова в Академии, взволнованно звучат те, что писались в период ожидания присуждения медалей, сначала малой золотой, а в 1875 году -- последней, большой золотой, от которой должна была зависеть его поездка за границу.
   В письмах середины 1870-х годов факт неполучения большой золотой медали не нашел отражения. Неизвестно, как реагировал молодой художник на эту несправедливость. Но жизнерадостность не оставляет его. В письме из Петербурга от 25 июня 1876 года (No 36) он описывает свое времяпрепровождение: "Днем работаю, а вечером меня уж никто дома не застанет". Однако в этом письме слова: "Я живу очень весело" -- мы читаем последний раз.
   Об отношении Сурикова к сложной перипетии с несостоявшейся заграничной поездкой мы узнаем много позже. Через двадцать лет, в 1895 году, в письме к брату от 23 августа он вспоминает, что историю с большой золотой медалью он "одолел" не без труда. Но в 1909 году, в письме к В. А. Никольскому, факт отказа от двухгодичной заграничной поездки он оценивает положительно с точки зрения того, какое значение имел для его творчества в эти годы переезд в Москву.
   Поселившись в Москве, выполняя заказ по росписи храма Христа Спасителя, Суриков скоро понял, а главное ощутил, что именно здесь история русского народа оставила глубокий след. Письма этого времени -- свидетельство того, насколько глубоко он захвачен памятниками старины и национальным искусством. Кремль, Троице-Сергиева лавра, посещение картинных галерей производят на Сурикова сильное впечатление. По-видимому, встреча с картиной А. Иванова "Явление Христа народу" стала для него событием.
   С переездом в Москву начался новый этап в жизни Сурикова. К этому времени ему исполняется тридцать лет. Он становится более сосредоточенным, сдержанным, письма его утрачивают прежний беззаботный, жизнерадостный характер. В его личной жизни происходит перемена -- женитьба на Е. А. Шаре. Этот факт не отражен в письмах, которыми мы располагаем. Впервые мы узнаем о жене Лизе и дочке Оле из письма, написанного только через два года после женитьбы.
   О работе над картинами 1870--1880 годов, на которые Сурикова вдохновила Москва, известно из писем немного. Так, первое большое историческое полотно "Утро стрелецкой казни", которое художник предполагал закончить в течение зимы 1878 года, а посвятил ему три года труда, упоминается лишь несколько раз, а после продажи картины в галерею Третьякова, мы не находим о ней сведений вовсе. О картине "Меншиков в Березове" в письмах сказано еще меньше. Однако скупые, сдержанные строки, касающиеся работ Сурикова, достаточны для того, чтобы понять, чем наполнен внутренний мир художника, чем он живет в те или другие годы. Мы улавливаем в них увлеченность Сурикова работой над своими историческими картинами. В письмах к родным он не касается своего отношения к искусству и специфических профессиональных вопросов -- эта область не была темой переписки. Однако они содержат фактические данные, сообщенные самим художником о начале и завершении работы над тем или иным произведением, о дальнейшей судьбе его картин. Глубоко волнуют строки, из которых мы узнаем, что страстное желание Сурикова видеть мать и брата, побывать на родине уступает сознанию невозможности нарушить творческое состояние и прервать работу над начатой картиной.
   На протяжении всего творческого пути для Сурикова остается характерным то, что, заканчивая одно из своих полотен и даже в процессе работы над ним, он уже думает о новом произведении.
   Несколько сохранившихся писем, написанных во время первой восьмимесячной поездки за границу в 1883--1884 годах, адресованных в Москву и Петербург людям искусства, поражают насыщенностью впечатлений, непосредственностью восприятия художником произведений мирового искусства, непредвзятостью, свободой, независимостью и самостоятельностью суждений.
   Эти письма представляют собой особую, отличную от всех, главу в переписке Сурикова. Впечатления, полученные Суриковым в городах и музеях Германии, Франции, Италии, Австрии, откристаллизовались в ясных и точных словах и представляют собой увлекательные художественно-литературные этюды. Они вводят читателя в тот художественный мир, в котором жил Суриков в преддверии создания новых произведений.
   Письма, написанные из-за границы, содержат материал, позволяющий уяснить взгляды художника в области разных видов искусства -- рисунка, живописи, скульптуры, архитектуры, театра, музыки и, прежде всего, методы работы его самого.
   Знакомый с произведениями мирового искусства по Эрмитажу, он многое сумел извлечь из новой встречи с великими мастерами Италии, Испании, Фландрии, Голландии XV--XVII веков, в живопись которых он внимательно всматривался. Говоря о живописи этих мастеров, о картинах, произведших на него наибольшее впечатление, он особо выделяет портрет Веласкеса "Папа Иннокентий X".
   Понимание старыми мастерами натуры, природы живописи вообще, и особенно колорита и перспективы, было воспринято Суриковым в связи с задачами, которые он сам ставил и решал в своих работах. Ему нравятся масштабные, шероховатые, крупнозернистые холсты старых мастеров, широкая манера письма Тинторетто. Он не любит Рубенса за его "склизское письмо" (No 61).
   Современная французская живопись, представленная на "Национальной выставке изящных искусств" 1883 года в Париже, явилась для Сурикова богатым источником для раздумий. Выделяя немногие произведения, в которых он увидел "истинное достоинство", Суриков заинтересовался пониманием натуры некоторыми художниками XIX века, где все -- "живое". Называя ряд картин "с затрагивающим смыслом" (Вайсон "Бараны. Прованс", Бастьен-Лепаж "Женщина, собирающая картофель", де-Ниттис "Пейзажи" и некоторые другие), Суриков касается профессиональных вопросов. Особое внимание он обращает на те выразительные средства живописи, при помощи которых художник свободно и легко творчески претворяет действительность, превращая явления жизни в произведение искусства, где вновь созданная им художественная правда не утрачивает правды жизненной. И здесь, как у картин старых мастеров, итальянских и испанских, Суриков особо останавливается на колорите, восхищаясь, когда он "непосредственно, горячо передан с природы" (No 61).
   Суриков замечает, что картины библейского и мифологического содержания, которых много на выставке, устарели, что в них нет жизни, и мудро утверждает, что люди, их взгляды на жизнь, а следовательно, и на искусство со временем меняются.
   О сделанных во время этого путешествия за границу великолепных акварелях, посвященных Италии и Франции, в письмах Сурикова сведений нет. И лишь много позже, в письме В. А. Никольскому в 1910 году, художник вспоминает только о картине "Из Римского карнавала", написанной им за границей в 1884 году. По возвращении в Москву, полный творческих сил, насыщенный впечатлениями поездки, Суриков приступает к созданию "Боярыни Морозовой", картины, ознаменовавшей вершину его искусства. Непосредственно о работе над ней художник пишет скупо. Но за немногими словами чувствуется огромный творческий накал. Впервые Суриков сообщает о своем основном методе работы над картиной -- работе над этюдами -- летом 1885 года: "...Живем в деревне на даче под Москвой. Я там работаю этюды для моей картины" (No 67). В процессе колоссального творческого шестилетнего труда художником было выполнено около тридцати эскизов и около семидесяти этюдов для этой картины.
   Он откладывает поездку в Сибирь из года в год, чувствуя и сознавая, что не имеет права прервать творческое состояние: "Нельзя -- большие задачи для картины беру", -- читаем мы в письме от 3 апреля 1886 года матери и брату (No 68).
   В письмах 80-х годов нет прямо высказанного отношения Сурикова к своей картине. Можно лишь по немногим намекам догадываться об этом косвенно. Чувствуется удовлетворение покупкой картины П. М. Третьяковым для его галереи. Художник высказывает желание, чтобы В. В. Матэ сделал гравюру с картины "виртуозно". Он посылает в 1900 году в Красноярск олеографию с картины. Только много позднее, в 1913 году, в связи с новой экспозицией картин в Третьяковской галерее, он пишет в открытом письме попечителю галереи И. Э. Грабарю многоговорящие слова: "Расширили дверь комнаты, где помещена картина ("Боярыня Морозова". -- Н. Р.), и мне администрация галереи показала ее с такого расстояния и в таком свете, о которых я мечтал целых двадцать пять лет" (No 228).
   Письма конца 80-х годов отражают тяжелое душевное состояние художника. Глубоко трагичным воспринимается письмо к брату с припиской "прочти один" от 20 апреля 1888 года (No 79). Оно написано в связи со смертью жены. Печальная тема -- смерть любимого человека -- долго звучит в письмах к родным. Начатая Суриковым в 1888 году работа над картиной "Исцеление слепого Иисусом Христом", в период душевного смятения, упоминается им впервые в письмах 1892--1893 годов. В дальнейшем, отвечая В. А. Никольскому на вопрос, где эта картина находится, коротко сообщает: "Она у меня" (No211). Можно предполагать, что произведение, которое оставалось у художника до конца жизни, имело для него особый смысл, поскольку создание его было связано с глубоко личными тяжелыми переживаниями после смерти жены. Возникшая в то время мысль навсегда расстаться с Москвой и переехать на родину, мысль, не покидавшая его и в последующие годы, остается неосуществленной. Но по настоянию родных летом 1889 года он уезжает на полтора года в Красноярск, где в его состоянии происходит перелом. Написанная на родине картина "Взятие снежного городка" способствует его возвращению к искусству. Здесь, в Сибири, возникает новый замысел -- написать картину "Покорение Сибири Ермаком". Впоследствии, в 1909 году, Суриков писал: "Идеалы исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства; она же дала мне дух, и силу, и здоровье" (No 207). Связь художника с Сибирью оставалась всегда, и в то же время для творчества художнику необходима была Москва.
   С 1890-х годов Суриков усиленно начинает интересоваться своей родословной. Он запрашивает из красноярского архива материалы о своих предках. Гордясь своим происхождением из потомственного казачества, еще в 1881 году, в год окончания картины "Утро стрелецкой казни", в официальном письме редактору "Художественного журнала" он делает заявление о своем происхождении от казаков, опровергая ошибочную версию происхождения его от ссыльных стрельцов. В 1903 году, вторично, в письме редактору "Журнала для всех" в категорической форме пишет о том же, придавая этому письму характер документа, оставляемого им "для будущего". К вопросу о своем происхождении художник возвращается и в дальнейшем, обдумывая новые замыслы.
   После 1890 года поездки Сурикова в Сибирь становятся систематическими вплоть до 1914 года. Его тянут туда и родные места и поиски материалов для новых произведений.
   11 декабря 1891 года Суриков пишет: "Я начал "Ермака"" (No 96). Эта картина была, по-видимому, любимым произведением художника, что в большой мере определялось его ощущением личной, кровной связи с Сибирью. Об этой картине в письмах сохранилось сведений больше, чем о других. Здесь мы находим и фактические данные, и отношение автора к ней, выраженное подчас очень эмоционально.
   В письмах к родным проскальзывают в это время нотки тщеславия. Ему нравится признание в художественном мире, приглашение на обеды к официальным лицам, аплодисменты при его появлении в среде художников, "пожалование" орденов, избрание в академики. Суриков горд тем, что Люксембургский музей предлагает приобрести у него картину из русской истории: "Наконец-то помаленьку узнают, что я такое" (No 165).
   Потеря любимой матери в год окончания картины "Покорение Сибири Ермаком" омрачила радость его творческих успехов. Письмо Сурикова, впервые обращенное только к брату, наполнено скорбью. Это одно из тех писем, в которых с особой силой сказалась близость братьев и их взаимная любовь.
   После поездки на родину в 1896 году Суриков "собирается с духом", чтобы начать новую картину -- "Переход Суворова через Альпы". В октябре 1895 года художник делится замыслом с братом: "Я задумал новую картину писать. Тебе скажу под строжайшим секретом: "Переход Суворова через Альпы". Должно выйти что-нибудь интересное. Это народный герой" (курсив мой. -- Н. Р.), -- сообщает он Александру Ивановичу (No 123). Суриков осуществляет поездку в Швейцарию, где поднимается на ледники и спускается с них. Он остается верен себе: для этюдов ему необходима натура.
   "Я поработал-таки в Швейцарии", -- пишет он брату по возвращении из-за границы (No 138). Он продолжает работать с большим увлечением и напряжением в Москве в помещении Исторического музея и едет в Петербург ставить картину на выставку, которая должна открыться в марте 1899 года. Приобретение картины сразу после выставки для Музея Александра III (ныне Русский музей), дает автору моральное и материальное удовлетворение.
   Две последние поездки в Западную Европу -- в 1900 году в Италию с дочерьми и в 1910 году к семье Кончаловских во Францию, а затем с П. П. Кончаловским по Испании -- явились для Сурикова не только отдыхом. От поездки в Италию сохранилось всего два письма. Тем не менее они свидетельствуют о том, что художник снова глубоко воспринимал достопримечательности "Вечного города", Флоренции, Неаполя, Венеции. Но если в письмах 1883--1884 годов он не обмолвился ни одним словом о зарисовках и акварелях, сделанных им во время поездки, то в 1900 году он упоминает об этом. В письме из Неаполя художник сообщает: "Я здесь и в Венеции делаю акварели типов и видов" (No 160). По приезде в Москву он пишет брату: "Я поработал в Италии акварели. Выставлю осенью" (No 162). В этих акварелях, так же как и в акварелях, посвященных Испании, во всю мощь зазвучал колористический дар Сурикова.
   Мы не располагаем письмами из Испании и Франции, но, вернувшись в Москву и поселившись в Малаховке на даче, Суриков жалуется Кончаловским, что после Испании ему здесь скучно и холодно. По сравнению с яркостью испанских впечатлений малаховские "заборчики" показались ему бедными и серыми.
   Недолгое пребывание во Франции и посещение Люксембургского музея дало Сурикову возможность познакомиться с художниками-импрессионистами, о которых он пишет с восторгом позднее -- в 1912 году: "Какие там дивные вещи из нового искусства! Монэ, Дегас, Писсаро и многие другие" (No 219). Суриков не прошел мимо достижений живописи нового времени.
   О начале работы над "Степаном Разиным" мы узнаем из его писем 900-х годов, когда он неоднократно ездит на Волгу собирать этюды. Ему нужны "типы". "Главное -- пейзаж" (No 185). Волга увлекает художника ширью и простором. Эти этюды, выдержанные в светлой, легкой, красочной гамме, определили колористическое решение картины. Впервые у Сурикова в таком масштабе были развернуты просторы, насыщенные светом и воздухом.
   Вернувшись с Волги, живя на даче под Москвой, он постоянно ездит в город "поработать картину" по сделанным этюдам. В это произведение, как и в другие, вложен огромный труд. Судьба картины беспокоит художника. В иных, как бы недоговоренных словах, чувствуется, что с этим произведением связана внутренняя драма его автора: "Картина находится во владении ее автора Василия Ивановича и, должно быть, перейдет в собственность его дальнейшего потомства... Ну, да я не горюю -- этого нужно было ожидать. А важно то, что я Степана написал! Это все" (No 192).
   Тревожное состояние художника сказывается в том, что после выставки 1906--1907 годов он продолжает работать над картиной, в основном -- над образом Степана Разина. В 1910 году он снова возвращается к работе над ней. По настоянию Д. И. Толстого Суриков извлекает ее из Исторического музея, где она находится в ящике свернутой на вал, с целью осмотреть ее и закончить. По настоянию того же Толстого Суриков, считая, что картина закончена "и в тоне и в форме", решает отправить ее на Международную выставку в Рим. В окончательном варианте картины образ Степана Разина полон глубокого раздумья. Он приобрел не только автопортретные, но и автобиографические черты. Из биографии художника известно, что в начале девятисотых годов в период работы над картиной "Степан Разин" Суриков переживал глубокую творческую драму. Это сказалось на создаваемом художником образе героя картины, в котором отразилось душевное состояние самого Сурикова.
   Картина "Степан Разин" долгое время оставалась непроданной и при жизни художника музеем не была приобретена. Из писем Сурикова мы больше ничего не узнаем о ее судьбе.
   К мысли о народных движениях на Руси художник возвращается постоянно. Особо взволновала его появившаяся в 1901 году статья H. H. Оглоблина "Красноярский бунт 1695--1698 годов", написанная на основе архивных документов. Суриков получил не только новое подтверждение того, что его далекие предки были казаками, но узнал также, что среди них были организаторы и участники этого движения. В письмах 1901--1903, 1910 годов к брату, В. В. Стасову, П. В. Голяховскому, В. А. Никольскому отразилось глубокое впечатление, какое произвела на него эта статья. Долгое время художник был увлечен желанием написать картину на эту тему и сделал к ней два известных эскиза. Картина не была осуществлена. Мы не находим в его письмах упоминаний о задуманной картине. Но насколько конкретной и серьезной была мысль написать ее, мы узнаем из письма В. И. Анучина, содержащего исключительно ценный и интересный материал. Это письмо написано 14 декабря 1901 года Сурикову. Оно является ответом на письмо Сурикова, которое, к сожалению, обнаружить не удалось. Из упомянутого письма Анучина и письма Стасова от 4 ноября 1902 года ясно, что картина "Красноярский бунт" не могла быть написана по цензурным условиям того времени.
   О последних картинах -- "Посещение царевной женского монастыря" 1912 года и "Благовещение" 1915 года -- Суриков в своих письмах упоминает редко. В этих упоминаниях не чувствуется того творческого горения, которое прежде сопутствовало процессу его работы над каждой новой картиной.
   Многие письма начиная с 900-х годов адресованы Кончаловским. Появление зятя -- художника П. П. Кончаловского, любимых внуков внесло в жизнь Сурикова, а следовательно в его переписку, новое содержание. Эти письма касаются большей частью семейных интересов, наполнены нежностью и лаской к детям. Суриков активно интересуется творческой работой Кончаловского. В письмах к брату продолжают звучать постоянные мотивы: беспокойство о нем, желание приехать на родину. Он снова делится с Александром Ивановичем мыслями о переезде в Красноярск -- видимо, такое желание не оставляло художника до конца жизни.
   Приходится глубоко сожалеть, что в письмах мы не находим сведений ни об одном из автопортретов, написанных художником, ни о работе над такими выдающимися образцами портретной живописи, как, например, портрет доктора Езерского или "Человек с больной рукой". Сведений о портретах, над которыми работал художник, крайне мало.
   Суриков никогда не занимался педагогической деятельностью. В письме 1901 года директору Московского училища живописи, ваяния и зодчества кн. А. Е. Львову, в письме 1908 года брату и других говорится, что художник категорически отказывается от преподавания в Училище, как неоднократно отказывался от профессорства в Академии художеств. "Я... считаю для себя, как художника, свободу выше всего" -- это признание очень характерно для Сурикова (No 164). Однако в ряде сделанных им критических замечаний художникам С. Д. Милорадовичу и А. Г. Попову сказывается последователь чистяковской системы преподавания. Эти лаконичные указания носят в высшей степени конкретный характер. Интересны также мысли, высказанные им в письме к П. П. Кончаловскому, касающиеся значения опыта монументальной росписи для молодого художника.
   Большое место в жизни Сурикова занимала музыка, о чем говорят многие строки его писем. Обладая большой музыкальностью, он постоянно ощущал потребность бывать в опере, в Петербурге и Москве, несмотря на всю свою занятость работой над картинами и этюдами. Во время заграничной поездки в Милане в театре Ла Скала он слушал оперу Мейербера "Гугеноты". Ярко описано в письме к П. М. Третьякову впечатление, полученное им в Париже от оперы "Генрих VIII" Сен-Санса. Незабываема сила, с какой художник в письме к П. П. Чистякову описывает чувства, охватившие его при звуках "чарующего" органа в соборе Парижской богоматери.
   Суриков не прошел мимо такого значительного явления в музыкальной жизни, как гастроли Иосифа Гофмана, приехавшего впервые в Россию в 1895 году девятнадцатилетним юношей. Тогда уже художник предсказал пианисту великое будущее. Гитара была другом, любимым инструментом Сурикова, к которому он обращался в минуты отдыха -- один или привлекал к участию в домашних концертах своих приятелей -- гитаристов. Музыкальность Сурикова своеобразно преломилась в его живописном творчестве, в умении ввести в композицию то "хоровое" начало, которое, по словам В. В. Стасова, роднит эмоциональный строй произведений художника с операми М. П. Мусоргского.
   Письма Сурикова позволяют в какой-то мере пройти вместе с ним его творческий и жизненный путь, начиная с юношеских лет, полных радужных надежд и веры в свое призвание художника, до трагических дней угасания жизни. Они содержат много сведений о личной жизни Сурикова. Бессмертным творениям художника в переписке уделено сравнительно немного места. Тем не менее непреходящее значение этих писем в том, что мы узнаем непосредственно, со слов самого художника, о работе его над своими произведениями. Они помогают понять, как его напряженные раздумья претворялись в художественные образы с глубоко философским содержанием, "с затрагивающим смыслом".
   В исторических эпопеях Сурикова отразилось его понимание народа как движущей силы истории, а также понимание того, что события прошлого, к которым было обращено его творчество, не прошли бесследно для настоящего. В настоящем же он сумел "угадать" -- "указание на будущее" (выражение Белинского). Эпоха Сурикова -- преддверие революционных бурь -- подтвердила, что раздумья художника были направлены по верному пути.
   Мастер мирового значения, Суриков, прежде всего, сознавал себя русским человеком и национальным художником. В письмах разных лет, по разному поводу, лаконично, но весьма определенно, выражена его любовь к отечественному искусству. Суриков очень хочет, чтобы его земляки-красноярцы осмотрели галерею Третьякова, высоко и верно оценивает деятельность этого собирателя, систематически присутствует на открытии выставок произведений русских художников. Он сожалеет, что музеи Москвы и Петербурга не дают картин на Всемирную выставку в Париж -- "так что мир не будет знать, что у нас есть национальное искусство" (No 157).
   Сильное, глубокое, волнующее впечатление производят его письма на тему о национальном искусстве, написанные в конце жизни. В этих письмах -- забота о народе, для которого создаются произведения искусства. Он пишет, что только после реэкспозиции Третьяковской галереи 1913 года зритель получил возможность "видеть все картины в надлежащем свете и расстоянии" (No 241).
   "Вкусивший света не захочет тьмы" -- так заканчивает Суриков свое открытое письмо в редакцию газеты "Русское слово" 31 января 1916 года, написанное им за месяц и шесть дней до кончины (No 241). Это письмо -- завещание великого художника, тревожащегося о судьбе национальной школы русского искусства, школы, в создание которой вложен его талант и его доля самоотверженного полувекового труда.
  

От составителей

  
   Со времени выхода из печати книги "В. И. Суриков. Письма. 1868--1916" (М.--Л., 1948) прошло около трех десятилетий. Книга эта, ставшая библиографической редкостью, послужила одним из ценнейших источников для изучения жизни и творчества художника. Следует с благодарностью вспомнить имена составителей этой книги -- А. Н. Турунова, посвятившего десять лет труда собиранию материала и подготовке его к печати, А. Н. Щекотовой и M. H. Григорьевой -- сотрудников Третьяковской галереи, принимавших участие в составлении комментария к письмам, содержащего ценные фактические данные.
   Однако время, прошедшее с тех пор, существенно расширило наши сведения об эпистолярном наследии Сурикова. Естественно, назрела необходимость дополненного его переиздания.
   В предлагаемое читателю новое издание включено свыше пятидесяти ранее неизвестных писем. Пополнилось количество писем Сурикова к родным; стали известны его письма к И. Е. Забелину, В. А. Беклемишеву, Я. Д. Минченкову, М. К. Ремезовой, В. П. Бычкову, М. П. Боткину, С. В. Дмитриеву, а также новые корреспонденты художника, среди них -- В. И. Анучин, И. С. Остроухов, А. В. Прахов. В связи с этим появилась необходимость, используя комментарии, опубликованные в издании 1948 года, дополнить их новыми данными, сделать в них ряд существенных уточнений.
   В книге публикуются все известные в настоящее время письма Сурикова, за исключением писем, которые не содержат материал, добавляющий ценные сведения о жизни и творческой деятельности художника.
   Даты писем, установленные на основании их содержания или каких-либо иных данных, заключены в квадратные скобки. В такие же скобки заключены недостающие по смыслу текста слова или окончания слов.
   Для единообразия все даты писем вынесены в правый верхний угол. Письма печатаются в соответствии с современной орфографией, но с сохранением своеобразия языка оригинала.
   Письма, публикуемые впервые, отмечены звездочкой в оглавлении.
   Летопись жизни Сурикова, составленная в свое время А. Н. Туруновым, печатается с уточнениями и дополнениями.
   Автографы писем Сурикова, публикуемых в настоящем издании, находятся в следующих фондах:
   Отдел рукописей Государственной Третьяковской галереи -- письма П. Ф. и А. И. Суриковым (No 70, 75, 90, 109, 114, 116), А. И. Сурикову (No 121--123, 125, 126, 128--130, 139, 142, 159, 167, 168, 170, 171, 175, 190, 191, 197), О. В. и Е. В. Суриковым (No 149, 150, 166), О. В. и П. П. Кончаловским (No 173, 174, 177--180, 182, 183, 185, 186, 188, 189, 193, 201, 202, 212--214, 220), Н. С. Матвееву (No 56, 60, 62, 63), В. В. Матэ (No 74), С. Д. Милорадовичу (No 132), В. А. Никольскому (No 207--209, 211), В. Д. Поленову (No 85), П. М. Третьякову (No 54, 55, 57, 66, 69, 72, 73, 89, 98, 127), П. П. Чистякову (No 61, 64, 92), И. Е. Цветкову (No 195, 205, 210, 217, 234, 242), редактору газеты "Русское слово" (No 224).
   Сектор рукописей Государственного Русского музея -- письма Альберту Бенуа (No 97), Д. И. Толстому (No 215, 216).
   Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина -- письма С. В. Дмитриеву (No 41), Н. Ф. Матвеевой (No 198, 200, 203, 206, 218, 219, 226, 227, 231).
   Отдел рукописей Государственной Публичной библиотеки им. M. Е. Салтыкова-Щедрина -- письмо В. В. Стасову (No 172).
   Центральный государственный архив литературы и искусства в Москве -- письма Н. А. Александрову (No 50), В. П. Бычкову (No 230), С. И. Зимину (No 184, 187), М. К. Ремезовой (No117).
   Центральный государственный исторический архив СССР -- письма В. А. Беклемишеву (No 225), Я. Д. Минченкову (No 229).
   Отдел рукописей Института русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук СССР -- письмо М. П. Боткину (No 59).
   Отдел письменных источников Государственного Исторического музея в Москве -- письмо И. Е. Забелину (No 86).
   Музей Московского Художественного Академического театра СССР им. М. Горького -- письмо К. С. Станиславскому (No 204).
   Рукописный архив Киевского музея русского искусства -- письмо А. В. Прахову (No 80).
   При отсутствии автографов письма публикуются по копиям, находящимся в отделе рукописей Государственной Третьяковской галереи: "Дяденьке" (No 1), П. Ф. и A. И. Суриковым (No 2--40, 42, 43, 45, 47--49, 51--53, 58, 65, 67, 68, 71, 76--78, 82--84, 87, 88, 91, 93--96, 99--108, 110--113, 115, 118, 119), П. Ф. Суриковой (No 81), А. И. Сурикову (No 46, 79, 120, 124, 131, 133--138, 140, 141, 143--147, 151, 153--158, 160--163, 165, 169, 176, 192, 194, 196, 199, 221, 223, 232, 233, 235--240), О. В. и П. П. Кончаловским (No 222), А. Е. Львову (No 164), А. Г. Попову (No 148), открытое письмо попечителю Третьяковской галереи (No 228), открытое письмо в редакцию газеты "Русское слово" (No 241), а также по тексту издания 1948 года -- П. Ф. и А. И. Суриковым (No 44), П. В. Голяховекому (No 181), И. И. Толстому (No 152).
   Автографы писем В. И. Сурикову находятся в следующих фондах:
   Отдел рукописей Государственной Третьяковской галереи -- письма И. С. Остроухова (черновик) (No 247), И. Е. Репина (No 243, 244, 246), В. В. Стасова (No 251, 253), П. М. Третьякова (No 250), П. П. Чистякова (No 245, 249).
   Центральный Государственный архив литературы и искусства в Москве -- письма B. И. Анучина (черновик) (No 252), И. Е. Репина (No 255), Н. Яковлева (No 254).
   Рукописный архив Киевского музея русского искусства -- письмо А. В. Прахова (No 248).
  

Письма В. И. Сурикова

  

1868

  

1. "ДЯДЕНЬКЕ"1

  

[Красноярск. 1868]

   Милый дяденька. Вам уже может быть известно, что я вот уже скоро будет полгода нездоров, и причина та, что мне благодетель Смелянский2 артистически вырвал зуб чуть не с челюстью, так что я три месяца был без памяти и наконец уже стал поправляться и то очень медленно, но еще никуда не выхожу. Спасибо Замятину3 -- он велел дать мне и за 5-й месяц моей болезни жалованье, а его дают только за 4 месяца.
   Теперь приступаю к другого рода обстоятельствам: недавно я узнал ответ Академии художеств (и который благодаря нашей канцелярской исправности пролежал чуть ли не 4 месяца) по известному Вам, дяденька, ходатайству П[авла] Н[иколаевича] обо мне. Вот он:
   "Минист. имп. двора
   Вице-президент
   имп. Академии художеств
   No 219
   его превосходительству
   П. Н. Замятину
  
   Милостивый государь Павел Николаевич!
   Отношение Вашего превосходительства от 10 числа декабря м[инувшего] г[ода] No 20099, переданное от господина товарища президента Академии вместе с присланными при оном рисунками молодых людей Василия Сурикова и Г. Шалина4, было рассмотрено советом Академии 11 сего февраля, и хотя г.г. присутствовавшие члены специалисты по всем родам искусства нашли, что упомянутые молодые люди заслуживают по их работам быть помещенными в Академию, но как в ее распоряжении нет никаких сумм, из коих бы могло быть оказано им пособие, да и казенных воспитанников в Академии не полагается, а все учащиеся в оной содержатся на свой счет и живут вне Академии, то постановлено уведомить Ваше превосходительство на тот конец, что ежели у кого из молодых людей, оказывающих способности к искусству, найдутся средства приехать в Петербург и содержать себя здесь до того времени, пока они в состоянии будут приобретать себе содержание собственными работами, в таком случае Академия со своей стороны не откажет им в возможном содействии.
   Уведомляя о сем Вас, милостивый государь, и препровождая два экземпляра правил об условиях для поступления в ученики Академии, имею честь покорнейше просить принять уверение и (проч.).

Князь Григорий Гагарин"5

  
   Вы видели рисунки Шалина, дяденька, они были весьма посредственные, итак это более относится ко мне.
   Вот и правила:
   "В Академию имеют право поступать люди всех сословий.
   Поступающий должен быть не моложе 16 и не старее 21 года и выдержать установленное испытание.
   В отношении художественном поступающий должен рисовать настолько, чтобы иметь возможность приступить к рисованию с гипсовых голов.
   В отношении наук поступающий должен знать: катехизис и краткую священную историю, грамматику, арифметику, географию и всеобщую и русскую историю краткие (одним словом, которые преподают в уездном училище).
   Для экзаменов, для наук и испытаний по части художественной назначены полными баллами 5.
   Для того чтобы быть принятым в Академию, требуется иметь в сложности не менее 3-х баллов на предмет.
   Прием делается раз в 2 года и по окончании академического курса с тем, чтобы ученики поступали в начале предстоящего курса.
   Курс наук в Академии разделен на 3. отделения из коих первый есть первоначальный, 2 и 3 на конец.
   Ученик может поступить прямо во 2-е отделение, если имеет для сего достаточное искусство в рисовании и сведения в предметах наук. Независимо от поступающих в ученики Академии могут быть вольные посетители классов с дозволения академического начальства и платя за сие по 25 р. в год. На таких посетителей не распространяются права учеников Академии".
   Меня обрадовало мнение Академии о моих способностях6.
  

2. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ1

  

Томск. 15 декабря 1868

   Милые мамаша и Саша!
   Вчера, 14-го числа, я приехал с Лавровым в Томск2, и остановились в великолепной гостинице. Ехали мы очень хорошо и без всяких приключений и не мерзли, потому что в первые дни холод был не очень сильный и я укутывался вместе с Лавровым дохою и кочмами3, а приехавши в город Мариинск, мы купили с ним еще доху, в которой я теперь еду до самого Питера; доха эта очень теплая, ноги не мерзнут, потому что укутываем их кочмами. Кормят нас дорогою очень хорошо. Есть мадера, ром и водка; есть чем погреться на станциях. С нами едет в другой повозке старичок архитектор, очень добрый и милый человек. Ехать нам очень весело с Лавровым -- все хохочем, он за мной ходит как нянька: укутывает дорогой, разливает чай, ну, словом, добрый и славный малый. Сегодня катались по Томску, были в церкви и видели очень много хорошего. Томск мне очень нравится. Завтра выезжаем оттуда. Кошева4 у нас большая, и едем на тройку и четверку. Лавров кланяется вам и всем, кто будет о нем спрашивать. Поклон от меня Пете Кожуховскому, Давыду, Абалакову, Корху с Варварой Павловной, Стеше, Орешникову и всем, всем5. Отдал ли Саша карточку Бабушкиным?6 Попросите карточки Марьи и Анны Дмитриевны, они обещали Вам передать, мамаша, а Вы пошлите ко мне в Петербург тогда, когда я напишу адрес туда.
   Саша, учись хорошенько, особенно -- из закона божия. Из Петербурга я пошлю тебе рисунков. Сереже7 напишите же, что я здоров и счастлив и напишу письмо из Питера. Я вот все забочусь, как вы-то живете. Будут деньги, так я пошлю из Петербурга; я бы и теперь послал Вам те деньги, которые Вы дали на дорогу, да не знаю, может, попадет на дороге что-нибудь порядочное, так и хочу употребить их на это.
   Более писать нечего покуда. Остаюсь жив и здоров.

Ваш сын Василий Суриков

  

1869

  

3. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Город Екатеринбург.

25 января 1869

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Обещался я писать вам из Петербурга, но пришлось писать из Екатеринбурга, где мы живем с 30 декабря, потому что спутник наш, Хейн, захворал горячкою и вот лежит три с лишком недели, но ныне уже совсем выздоровел, и мы завтра непременно выезжаем. Время мы с Митей Лавровым очень весело провели в Екатеринбурге; были много раз в театре, маскарадах.
   В маскарадах я удивил всех своим костюмом русским и танцами. Все наперерыв желали знать, кто я, откуда, куда еду и зачем. Словом, торжествовал. Часто катались по улицам.
   Посылаю вам карточку с меня и Лаврова. Я очень похож тут1. Я все забочусь о том, как вы живете, здоровы ли, а между тем письма от вас получать нельзя, так как в Екатеринбурге оно не застанет меня. Пишет ли Сережа вам, здоров ли он? Про себя скажу, что я здоров. Вы, мамаша, не заботьтеся сильно обо мне, я теперь так счастлив, что лучше желать нечего, только для полного счастья недостает Вас с Сашей, так бы хоть на минутку увидеть вас. Ну, да бог даст, увидимся, только, умоляю Вас, берегите Ваше драгоценное для меня здоровье.
   Вот приеду в Петербург, так напишу обо всем. Из Нижнего Новгорода тоже напишу. Писать часто-часто буду. Жаль только, что болезнь старика задержала, а то бы уже давно был в Питере. Кланяйтесь всем: крестниньке2, Танечке3 и всем, всем. Писать покуда нечего, да и бумаги-то не хватило -- собираемся в дорогу. Сереже поклон. Ему письмо будет из Питера. Целую вас всех.

Любящий сын Ваш Василий Суриков

  

4. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 23 февраля [1869]

   Милые мамаша и Саша!
   Вот четыре дня, как я в Петербурге и смотрю на его веселую жизнь. Теперь идет масленица, и народ просто дурит. Мы остановились с А. Ф. Хейном на Невском проспекте, в гостинице "Москва". Из окон ее видно все. Народ и в будни и в праздники одинаково движется. Я несколько раз гулял и катался по Невскому. Как только я приехал, то на другой день отправился осматривать все замечательности нашей великолепной столицы. Был в Эрмитаже и видел все знаменитые картины, потом был в Исаакиевском соборе и слышал певчих митрополита. Собор этот весь из разноцветных мраморов. Кумпол вызолоченный. Внутри колонны тоже мраморные и карнизы вызолоченные. Один недостаток в этом соборе -- что в нем весьма темно, так как все окна заслонены громадными колоннами. В приделах очень светло, потому что колонн нет. Вид собора снаружи не поражает издалека громадностью, но когда подходишь к нему, то он как будто бы все кверху растет и уже не можешь более охватить всего взглядом. Со всех четырех сторон собора колонны и крыльца, но всходят в собор по одному крыльцу, со стороны памятника Николаю I, который стоит против собора, а по другую сторону собора есть конная статуя Петра I, изображенного на лошади, которая скачет на скале. Тут начинается Адмиралтейская площадь, где теперь устроены катушки1, качели, карусели, балаганы, где дают различные уморительные представления на потеху публики, которая хохочет от этого до упаду. Тут же продают чай, сбитень, разные конфеты, яблоки и всякую съедобную всячину. По площади тоже катаются кругом мимо Зимнего дворца, Адмиралтейства и всей публики, которая приваливает и отваливает тысячами. Это еще не полный разгар праздника, а начало, что-то еще впереди будет! Много я очень видел хорошего в Петербурге, всего не перескажешь. В Москве останавливались три дня, и я осматривал тоже там достопримечательности: был в Кремле у Ивана Великого и вcходил на эту колокольню; оттуда всю Москву как на ладони видно. Видел и Царь-колокол и Царь-пушку, про которые ты, Саша, поешь. Царь-колокол будет с нашу залу внизу; видел Красные ворота, Спасские, где шапку нужно снимать, памятник Минину и Пожарскому на Красной площади, ходил в Успенский собор, где коронуются цари, и прикладывался там к святым мощам и много там примечательностей видел.
   В Нижнем Новгороде тоже жили дней пять и там тоже смотрели все, что заслуживает внимания. Катался я раз там по Покровской улице и видел мельком Катерину Павловну2. Мы с Лавровым ехали скоро, и она тоже с какою-то дамой. Лавров заметил, что это она, но раскланяться не успел. Это было в день нашего отъезда из Нижнего. Оттуда мы ехали до Москвы по железной дороге, и я с Лавровым сидел в вагоне второго класса. Сильно бежит поезд, только ужасно стучит, как будто бы громадный какой конь. На станциях этой дороги останавливались и обедали, ужинали, пили чай, только это делалось с поспешностью, так как самая большая остановка была на четверть часа, а то на три, четыре и пять минут, иногда остановка была и на час, если только дожидались другого поезда.
   Из Москвы тоже ехали в Питер по железной дороге. Из окон вагона все видно мелькающим. Иногда поезд летит над громадною бездной, и когда глядишь туда, то ужас берет. Дорога шириною не более аршина, и вагон шириною в сажень; колеса находятся как раз посредине вагона снизу; стало быть, края вагона свешиваются над пропастью, и летит будто по воздуху, так дороги под собой не видно. Перед тем когда поезд отходит, то раздается такой свист пронзительный, что хотя уши затыкай. Сначала поезд тихонько подвигается, а потом расходится все сильнее и сильнее и наконец летит как стрела. Во втором классе очень хорошо убрано, как в комнате, и стоят диваны один против другого с двух сторон, где помещаются и дамы и кавалеры; очень весело бывает ехать, потому что идет оживленная беседа, далеко за полночь, наконец все утихает, а шумит только один поезд. По Петербургской железной дороге лучше ехать, потому что менее трясет. В Казани тоже останавливались дня четыре, и там видел все древние исторические постройки. Мне очень понравился этот город, лучше всех по веселой жизни своей. От Казани мы до Нижнего все по большей части ехали по Волге и много городов видели по ней.
   Теперь поговорю о себе. Петр Иванович Кузнецов 3 хлопочет о помещении меня в Академию или сначала, может быть, в приготовительную школу Академии, где нужно будет подготовиться в рисовании и науках для академического экзамена; может быть, примут в Академию и с моим свидетельством из уездного училища -- мне это говорил в Эрмитаже придворный. Теперь живу покуда ничего не делая, так как на дворе масленица. Начну учиться, бог даст, с первой недели поста, тогда опять напишу немедленно об этом. Я здоров. Каково Саша учится? Напишите поскорее, мамаша. Сереже напишу. Ему поклон посылаю, также и крестниньке и Таничке. Целую вас всех.

Василий Суриков

  
   В Тюмени я слышал от одного поляка, который жил в Теси, будто Сережа женится на Александре Федосовне4. Неужели правда?
   Напишите обо всем. Как Вы, мамаша, живете с Сашей.
   Сэру Давыдову скажите, что я жив. Кожуховскому поклон.
   Адрес мне: в Петербург. Милостивому государю Петру Ивановичу Кузнецову, живущему на Спас-Преображенской улице, дом Лисицына, для передачи Василию Ив. Сурикову6.
   На Невском проспекте я встретился с Павлом Николаевичем Замятиным. Поговорили6.
  

5. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ и С. В. ВИНОГРАДОВУ

  

Петербург. 10 июня 1869

   Здравствуйте, милые мамаша, Саша и Сережа (если только он с вами)!
   Скажите, пожалуйста, отчего вы не пишете мне? Написали 4 марта письмо, да им закончили, думая, что этим совершили громадное дело. С тех пор прошло с лишком два месяца и в них можно было бы черкнуть хотя слово. Вот и мучишься разными предположениями о вашем благосостоянии сейчас и начнешь предполагать, что вы и нездоровы, да, пожалуй, еще и умерли, да боятся мне написать, а между тем неизвестность есть хуже всего. Словом, подчас делается невыносимо больно... вы ведь знаете, какой я тревожливый, уверяю вас, что вы меня не рассердите, если будете писать каждый день. Вот я какое обязательство налагаю на вас, мои друзья: чтобы каждый месяц или даже 15 и 30-го числа уведомлять меня о состоянии здоровья и проч. ваших высокопочтенных особ. Если же вы этого не будете исполнять, то я вам буду давать знать о себе через два месяца. А то что, в самом деле, -- пиши, пиши им, а они и ухом не ведут! Адрес мой тот же: Петру Ивановичу Кузнецову у Спаса Преображения, дом Лисицына, для передачи В. И. Сурикову. О себе скажу, что я здоров. Готовлюсь к экзамену в Академию, осталось повторить только всеобщую историю, а то все повторил 1. Время идет довольно весело: гуляю в Летнем саду почти каждый день, вчера ездил на гулянье в Новую Деревню на дачи, был в Петергофе, скоро поеду в Царское Село. Поездки эти стоят недорого: по железной дороге туда копеек 25 и 40 и обратно. Из Новой Деревни ехал на пароходе по Неве. Семейство П. И. Кузнецова все уехало за границу и возвратится осенью. Сам Петр Иванович, я думаю, уже в Красноярске? Я с ним послал картины 2.
   Напишите, как дела идут насчет определения в гимназию Саши. Постарайтесь, чтоб его определить3. Сережа, я думаю, получил мое письмо; если же получил, то напиши что-нибудь.
   Жду от всех письма.

До свидания. Ваш В. Суриков

   Здесь я еще встретил Савицкого, Смелянского и Ивана Евгеньевича Иванова4, расспрашивал Смелянского об вас.
  

6. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 7 августа [1869]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Третьего дня получил от вас письмо, писанное Танечкой, в котором была вложена доверенность, объявление почтовой конторы о деньгах мне. Оно было еще послано в январе. Нужно бы вам его послать раньше ко мне, как только получили. Теперь думаю, получите ли вы эти деньги, так как деньги на почте, как говорят, могут лежать только три месяца, а теперь вот скоро семь месяцев прошло. Ну, а я все-таки послал объявление это в участок засвидетельствовать, что я доверяю получить Вам деньги; Вы и сходите с ним в контору. Если получите письмо из конторы с деньгами, то Вы, мамаша, напишите ко мне, от кого оно, уж не от отца ли Феодосия?1 Он, может быть, послал новые деньги на книги. Да, кстати, послали ли Вы, мамаша, ему книги, которые [мы] с вами купили у семинаристов? Уведомьте того, кто прислал деньги, что раньше получить не могли письма его, так как у Вас не было доверенности от меня получить письмо. Вы еще спрашивали меня, мамаша, что искать ли нам имение дяди? Я скажу, что если есть возможность, то отчего же и не требовать? Ведь Попов же домогается? Он, положительно, не имеет никаких прав на это, а мы имеем, так как дядя был нам родня2. Попросите Ив. Ив. Корха, он может быть вам поможет. Насчет Саши Вы писали, что просили Чебакова 3. Попросите еще его и от моего имени, чтобы он позаботился о Саше.
   Напишите мне, как поживают Бабушкины, не отданы ли замуж Марья Дмитриевна и Аннушка. Бывают ли они у Вас? Вы как-то писали, что они приезжали к Вам. В следующем письме пришлю Вам свою карточку. Напомните Марье Дмитриевне и Анне Дмитриевне, что они обещали мне свои карточки когда-то, но и до сих пор не исполняют своего обещания. Если будет возможность, то напомните им, мамаша. Я слышал, Михайло Иосафович женился? Напомните Давыдову, чтобы он черкнул хотя строчку мне. Вы спрашивали о Лаврове, я и сам не знаю, где он находится. Мы с ним расстались в Москве в вокзале железной дороги. Он мне не дал адреса, потому что не знал, куда еще отправится, а я не дал тоже, потому что не знал, где в Петербурге остановлюсь. Но думаю написать ему в Троицко-Сергиевскую лавру, он, я думаю, там с монахами обретается. Где Абалаков? Поступил ли он на промысла? Если в Красноярске, то пусть даст мне весть о себе. От Сержа я до сих пор не получил ни строчки. Что это он засел так долго в Теси? Но теперь, я думаю, он уже в Красноярске, так как в прошлом письме Вы говорили, что ждете его с час на час. О себе скажу, что живу довольно весело. Езжу иногда на гулянье на острова в окрестностях Петербурга, в Павловск, Петергоф. Только жаль, что не всегда хорошая бывает погода. То жар невыносимый, то дожди. Как облягут тучи со всех четырех сторон, да и начнут давить воздух, то и дышать трудно. Зато в хорошую погоду вознаграждаешь себя прогулкою на пароходе на дачи или острова, где почти каждое воскресенье бывают песельники, акробаты, музыка, фейерверки и проч. В Петергофе нынче в день именин государыни иллюминация не удалась, был дождь, и все фейерверки прочь отсырели. Вчера, в преображение, был парад Преображенского полка подле самой квартиры Кузнецова, и я заходил нарочно туда, чтобы посмотреть на парад. Около самого окна нашего выходил из коляски в[еликий] князь Владимир Александрович. Народу видимо-невидимо было, и тут же, по обыкновению, были и саечники и фруктовщики для угощения народа, потому что на площади было гулянье. Теперь все наслаждаюсь различными плодами, которые уже поспели, как-то: сливами, вишнями, грушами; яблоки еще не совсем поспели, их продают зимой по улицам. Из-за границы получил два письма от сына Кузнецова4. Они будут в Петербурге числа 26 августа. В сентябре буду в Академии держать экзамен. Из наук все подготовил. В Красноярск скоро приедет Иван Евгеньевич Иванов. Мы с ним часто виделись здесь. Вот уже Вы его порасспросите обо мне. Да, чаем-то его угостите, он любит, как и Вы, его. Крестниньке поклон от меня, и Танечке тоже. Сашу поцелуйте за меня. Пусть хорошенько учится. О чем в этом письме просил Вас, так Вы мне напишите. Леониду и Мартину Васильевичам 6 скажите, что когда Вы будете писать мне письмо, чтобы и они про себя черкнули несколько строк. Вот что, мамаша: нельзя ли упаковать гитару да послать ко мне, если будет это недорого стоить? Сделать ящик сосновый копеек в 50 или 70, обложить гитару ватой или, лучше, куделей, да и сдать на почту. Только, может быть, дорого возьмут за пересылку? Я бы и здесь купил гитару, но если дать за нее рублей 6 или 7, то дрянь против моей, а такую, как у меня, нужно рублей 12 заплатить. Так я и думаю, лучше уж свою как-нибудь гитару выписать. Только она мне скоро не нужна, а так когда-нибудь соберетесь ее послать. Теперь я довольно порядочно на фортепьяно играю; на квартире, где я стою, оно есть. А вот в сентябре думаю переехать на Васильевский остров, чтоб поближе к Академии было ходить, так там, может быть, фортепьяно-то и не будет, так хотя на гитаре играть буду в свободное время.
   Ну, больше писать нечего, кроме того, что я, слава богу, здоров.

Ваш любящий сын Василий Суриков

  

7. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 16 сентября 1869

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Пишу вам, что я нахожусь в вожделенном здравии -- это раз, а, во-вторых, я поступил в Академию в начале сентября и теперь каждое утро подымаюсь со своей теплой постели в 8 часов и храбро шагаю по роскошным, да только грязным по случаю сентября петербургским улицам на Васильевский остров в Академию на утренние лекции. Приходится сделать в день верст шесть, так как еще вечером хожу в Академию в рисовальные классы, да это ничего -- и не заметишь, как пролетишь их. Расстояние здесь ничего не значит. Например, пойдешь гулять с Кузнецовым в Летний сад, а оттуда попадем на Загородный проспект и на Невский, и на Васильевский остров. Везде успеем. Теперь город очень оживился, потому что все уже переехали с дач. Я с октября переезжаю на Васильевский остров на другую квартиру, чтобы было ближе ходить в Академию, и уже есть на примете хорошенькая квартирка, и ходить в Академию будет не дальше, как от нас в Красноярске до Благовещения.
   В Академии я иду успешно из наук и рисования и в октябре думаю перейти в следующий класс. Профессора одобряют мои работы. Если придется, так и Петру Ивановичу скажите об этом. Хотел я с этим письмом послать свою карточку, да вышло нехорошо, и я изорвал сейчас целую полдюжину карточек. Досадно, что потерял из-за ожидания карточек целый полмесяц. Следовало бы вам давно уже получить письмо. В следующий раз пошлю и карточку. Сейчас был в Академии на выставке картин 1. Столько превосходных картин, что я и описать вам не могу. Теперь я могу хотя каждый день быть на выставке, потому что ученики Академии ходят туда бесплатно. Народу очень много бывает. Я думаю на следующий год и сам что-нибудь выставить из своих работ. Напишите, мамаша, как Вы живете, здоровы ли Вы, Саша отдан ли в гимназию, приехал ли Серж? Одним словом, обо всем напишите. Кто у Вас теперь на квартире стоит? Обо всем, обо всем напишите.

Любящий Вас сын Василий Суриков

  

8. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 5 ноября [1869]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Получил я Ваше письмо, в котором Вы говорили, что Саша принят в гимназию. Я очень обрадовался этому; пусть теперь только хорошенько учится. Я сам теперь крепко занимаюсь в Академии науками. Из рисования получаю на экзаменах первые номера, и работою моею довольны профессора. 2 ноября был, по окончании годичной академической выставки, торжественный акт, на котором находились мы, ученики Академии, и много посторонней публики: дам, генералов различных и проч. Часов в 12 дня, когда уже все собрались и мы заняли свои скамьи, явилась великая княгиня Марья Николаевна 1 под руку с великим князем Владимиром Александровичем 2, поздоровалась с профессорами и другими и заняла свои президентские кресла. По правую сторону сел Владимир Александрович. Конференц-секретарь 3 читал отчет об Академии и потом прочел, какие ученики заслужили медали. Их поочередно вызывали, и они получали из рук Марьи Николаевны медали. Когда стали получать ученики золотые медали, то каждому из них музыка играла туш. Лицам, получившим какое-либо звание, только объявлялось об этом. Вся эта церемония продолжалась часа два. Время это очень весело прошло. Недавно я получил письмо от Ивана Евгеньевича Иванова. Он говорит, что был у Вас и что Вы, когда, наливали чай, то чуть не выронили чашку. Правда это?
   О себе скажу, что я переехал на Васильевский славный остров, на новую квартиру. Она находится от Академии в 30 шагах, только перейдешь улицу да переулок Академический, как уже и в Академии. Живу я с товарищем, учеником Академии Стаховским 4. Он приехал с Кавказа, где у него остались мамаша, отец, сестра, брат маленький, Сашин ровесник. Мы все и говорим друг другу: я об вас, а он о своих родных, которых он, как и я, очень любит. Вместе рисуем, поем, и дурим, и скакаем, и пляшем. Милый парень! Я очень с ним сошелся. Платим за квартиру 10 рублей. Есть спальная, отделенная от нашей рабочей комнаты перегородкою. Мы постарались украсить свое жилище коврами и картинами собственной работы. Одним словом, она же и зало, гостиная и приемная, и проч., проч. Обстановились довольно порядочно. Квартира очень просторная для двоих. Стол имеем в кухмистерской. Там очень хорошо кормят. Хотел иметь стол у хозяйки, но товарищ не согласился, а одного меня она почла невыгодным кормить. В Петербурге выпал снег, и мы с товарищем катались на тройке, при этом я вспоминал Сибирь, как там возят, особенно по Барабинской степи. Поблагодарите Анну Дмитриевну за ее память обо мне и скажите ей, чтобы она сдержала свое обещание -- прислала карточку. Иванов говорит, что Корхи не стоят у нас. Кто же теперь перешел? Напишите, здоровы ли вы, мама и Саша? Приехал ли Серж и что же он не пишет мне? Пусть Абалаков мне напишет что-нибудь; ведь он жив, кажется? Давыдову поклон и скажите, что я потерял надежду получить от него весть. Спросите, мама, Шмелевых, где нынче Поль 5 находится. Я здоров.

Всегда любящий Вас В. Суриков

  
   Хотел уже запечатать письмо, но получил Ваше письмо, в котором Вы пишете, мама, что к Вам переходят родственники Баженова. Я очень обрадовался этому. Но вот что, мамаша: не посылайте, пожалуйста, мне денег на гитару; она ведь мне не нужна, я могу обойтись и без нее. А между тем Вам деньги нужны, я ведь знаю, что Вы никогда не сознаетесь, что они Вам нужны. Вы пошлете, а сами будете терпеть нужду, а от этой мысли у меня сердце сжимается. Я ведь все прежнее помню 6. Так, бога ради, не посылайте. Мне достает денег на все. Я не терплю никаких недостатков. Гитару я себе достал. Когда я прочел Ваше письмо, что Вы хотите послать мне денег, то мне сделалось ужасно досадно: пожалуй, уже деньги в дороге, а сами без денег. Нужно печи поправить, а они мне на гитару посылают. Я просто покою не нахожу. Если послали деньги и я получу, то хоть как Вы угодно, мамаша, сердитесь, а я их назад пошлю Вам. Вы еще писали, что Лизу7 нетерпение берет получить наследство, то я скажу Вам, что ранее совершеннолетия Саши едва ли ей доведется что-нибудь дополучить; да и что еще ей нужно? Кажется, уже ведь получила. Экая поповщина, завидные глаза! Она мне еще ничего не писала. Отчего ты, Саша, мне и строчки не черкнешь? Разве забыл своего Васю? Не ленись, доставь мне удовольствие видеть твое письмо. Напишите, мамаша, какие новости есть в Красноярске? Берегите свое здоровье, милая мамаша, не ходите в легких башмаках по морозу, а то я буду беспокоиться, Вы ведь никогда не смотрите на себя.
   Пишите. Адрес мой: Петербург, на Васильевский остров, по 7-й линии, дом Шульца, No 10/11, квартира No 12-й. Мамаша, будьте добры, передайте Анне Дмитриевне Бабушкиной мою записку, если она приедет к Вам. В записке нет ничего дурного. Если не приедет к Вам, то иначе не отдавайте.

Любящий Вас Василий Суриков

  

9. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 15 декабря [1869]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Третьего дня получил ваше письмо, да еще и моего милого брата Александра Ивановича, только уж я его разбирал, разбирал, да так и не мог всего-то прочесть. Понял и разобрал в нем только то, что он хорошо учится -- ну и слава тебе, господи. Больше и желать, кроме здоровья, нечего. Ты, Саша, маленько получше пиши, чтобы можно было разобрать, а то ты у меня хоть куда парень. Думаю себе, какой, должно быть, ты вырос за год-то. Так бы посмотрел вас с мамашей. Если будут, мама, деньги налише, то снимитесь в фотографии. Свою карточку послал бы, да завтра только иду сниматься, а она готова будет только, пожалуй, через две недели. Долго ждать, а как только будет готова, я и пошлю вам с новым письмом. Живу я довольно весело, работа в Академии идет успешно. Кузнецова семейство ждет Петра Ивановича в Петербург к празднику. Сын его часто бывает у меня, а я у него. Отдали ли Вы, мамаша, Анне Дмитриевне письмо? Оно хотя и не очень нужно, да я просил в нем о карточке ее. Я очень обрадовался, когда Вы написали, что к Вам перешли квартиранты и что поправили печи. Тепло ли Вам, мамаша, ходить-то, Вы ведь не любите беречь себя? Я думаю, уже сильные морозы в Красноярске, здесь и то мороз доходит до 20 градусов, что здесь составляет сильный холод. Мне-то ничего, привыкший к холоду человек. Знакомым моим говорю, что это не мороз, а вот в Сибири так 30 градусов только еще немного действует на сибиряков, а этот холод ничего не значит. Нева только две недели назад стала, а то замерзнет да опять и растает. Прошлого года, я уже в это время катил себе вдоль по дорожке столбовой. Как подумаешь, время-то скоро идет! Здорова ли крестнинька, Таня, дяденька Таврило?1 Поклон им. Давыдова, если увидите, поздравьте с 11 мая. Мамаша, Вы побольше мне пишите о себе, заставляйте Сашу, пусть он не ленится. Достает ли вам на содержание денег и не нуждаетесь ли вы, меня все это беспокоит. Не забудьте, напишите. Да еще, если доктор в Красноярске, то скажите ему поклон и всем знакомым. Через две недели напишу письмо Вам и пришлю карточку.

Любящий Вас сын В. Суриков

   Вас, мама, и тебя, Саша, целую.
  

1870

  

10. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 3 февраля [1870]

   Здравствуйте, милые мои мамаша и Саша!
   Посылаю вам давно обещанные мною карточки. Одна из них немного попортилась, но все-таки сходство вообще очень большое. Только на одной карточке я вышел угрюмым, да это ничего. Сердит я был очень на фотографа, что долго заставил ждать меня, ну, оттого и вышел такой сердитый.
   А если желаете, мамаша, посмотреть на веселого меня, так смотрите на карточку, где я снят в пальто. Я еще летом ее снимал. Теперь пишу вам, что я перешел в следующий класс Академии первым учеником. Это по рисованию, а из наук перейду на следующий курс в мае месяце 1. Одним словом, дела по Академии идут хорошо. Я очень рад, что и ты, Саша, идешь в гимназии хорошо. Читал я твое письмо с немецкими фразами, все хорошо, только ты плохо пишешь, нужно разборчивее писать, а то даже и не поймешь, что ты пишешь.
   Петр Иванович Кузнецов здесь. Я часто бываю у него. Новый год я тоже встречал у Кузнецовых. Танцевал там. Видел у них еще красноярских, именно Лоссовских 2. Письмо, которое я от вас получил третьего дня, очень обрадовало меня, так как я не получал писем от вас с самого ноября. Вы мне пишете, что Замятнин приезжал к вам по делу дядюшки. Это меня чрезвычайно удивило, до такой степени глупо распоряжение это. Сашино письмо тоже получил. Он пишет, что у Анюты Бабушкиной чахотка. Неужели правда это? Вы не написали мне, мамаша, отдали ли Вы письмо Анне Дмитриевне. Будьте добры, мама, не забудьте написать об этом мне. Я ее просил о карточке, не забудьте же, мама. У вас есть квартиранты, и я очень этому рад. Вы писали, что жалеете, что не можете послать мне денег, но не беспокойтесь, я нужды в них никакой не имею, но имею даже некоторые удовольствия, которых здесь очень много; чаще всего хожу в театр на оперу. Квартирую на той же квартире, про которую я уже Вам писал. Адресуйте письмо на мое имя следующим образом: на Васильевский остров, по 7-й линии, дом Шульца No 10/11, квартира No 12.
   Всем знакомым поклоны. Курылеву 3 скажите, что на днях соберусь ему написать, как живу. Давыдов с Сашей Черепановой 4 не ссорятся еще? Напишите, милая мамаша, о новеньком в Красноярске.
   Да, что это Сережа мне ничего не пишет? Неужели он сердит на меня за что-нибудь или некогда ему? Напишите ему об этом.
   Будьте здоровы, мамаша и Саша, целую вас.

Любящий вас В. Суриков

  

11. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 17 марша [1870]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Получил ваше письмо. Я очень ему обрадовался. Оно было писано вами 9 февраля, но я его получил 13 марта, пролежало у Кузнецовых три дня. Нужно писать вам письма прямо на мое имя по адресу: на Васильевский остров по 7-й линии, дом Шульца, No 10/11 квартира 12. Не пишите больше писем на Кузнецовых, а то они долго лежат там. В Академии работы мои идут успешно. В мае буду сдавать экзамен на второй курс. Живу довольно весело. У Кузнецовых бываю часто. Недавно был в Итальянской опере в Большом театре с Кузнецовыми и в соседней ложе видел Родственных1. Потом у Кузнецовых видел Шепетковского 2, и вообще красноярских довольно много в Питере. Кстати скажу, что видел в бал-маскараде в клубе художников Павла Николаевича Махова 3, я долго разговаривал с ним, вспоминали нашу жизнь в Теси когда-то. Вы пишете, мамаша, что Вам отведен офицер на квартиру и что Вы платите ему по 5 рублей в месяц. Меня очень беспокоит это. Как-то вы живете на 10 рублей? Боюсь даже и подумать, пожалуй, еще терпите разные недостатки в хозяйстве? Вы писали еще, что трудно вам жить без моего жалованья. Погодите, мамаша, я буду помогать вам, когда начну писать на продажу картины. Потерпите еще с полгода. Меня постоянно мучит мысль, что я оставил вас без всякой помощи с моей стороны. Берегите только здоровье, моя дорогая, а обо мне не беспокойтесь. Меня радует, Саша, что ты хорошо учишься. Читал твои немецкие переводы. Пиши только мне письма, Саша, поразборчивее. А что, о Сереже ни слуху, ни духу? Хоть бы строку написал мне. Напишите, мама, достает ли Вам на хозяйство денег с квартирантов, и напишите подробнее, на сколько у Вас выходит в месяц припасов? Я все-таки буду спокойнее. Поскорее напишите. Леониду и Маркиану Васильевичам Калина посылаю мой дружеский поклон. Напишите, мама, когда Анна Дмитриевна пошлет карточку. Отчего Вы мне не напишите об этом?
   Любящий Вас сын. Целую Вас и Сашу.

Василий Суриков

  

12. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 29 мая [1870]

   Здравствуйте, милые мои мамаша и Саша!
   Я очень много виноват пред вами в том, что долго не писал. Причиной тому были мои экзамены. Теперь они кончились, и я перешел на второй курс по наукам. Целый май месяц с ними возился. Теперь целое лето свободен. Думаю жить летом где-нибудь на даче с товарищем около Павловска или Петергофа. Когда перееду, то пришлю адрес. Живу здесь довольно весело. Пасху хотел встретить дома с товарищем, и для этого закупили всякой всячины, но накануне приехали сыновья Кузнецова и увезли с собою, так как Петр Иванович желал, чтобы я у него встретил в семействе пасху.
   Я уже, кажется, писал Вам, милая мама, что я говел и приобщался у митрополита в Исаакиевском соборе? Здесь теперь очень весело, потому что открыта мануфактурная выставка1. Столько там разных товаров, изделий из бронзы, чугуна, фарфора, серебра, что и не перечтешь! После я вам опишу ее; в следующем письме пошлю вам свою карточку. Получил я и твою, Сашутка, карточку. Такой молодец, что любо-дорого посмотреть; вырос так, что я думаю, приедешь -- и не узнаешь.
   Кузнецовы едут за границу. Семейство уже уехало, а сам Петр Иванович с женой едут 5 июня, из-за границы поедут в Сибирь.
   Особенного больше писать нечего; в следующем письме, с карточкою, поговорю поболее. Целую Вас, милая и добрая моя мамаша, и тебя, Саша.

В. Суриков

   Поцелуйте крестную, Таню и дяденьку Гаврилу.
  

13. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 17 июня [1870]

   Здравствуйте, милая мамаша и Саша!
   Извините за долгое молчание, но я теперь немного освободился от работы. Все готовился к экзамену в августе месяце. Я еще не все выдержал, потому что некогда мне было сдавать в мае, но предметов немного -- одна теория теней и геометрия. Теперь я живу один на квартире. Товарищ уехал на лето к родным. Занимаю комнату меблированную довольно хорошо за десять рублей в месяц. Петр Иванович с Александрой Федоровной1, уезжая за границу, оставили мне фортепьяно, и я теперь учусь играть. Играю уже довольно порядочно, зимою выучусь лучше, потому что у меня есть здесь знакомые, родные моего одного товарища по Академии, так его сестры отлично играют. Теперь они живут на даче в Новой Деревне, и я часто бываю у них и гощу дня по четыре. Они очень ласково меня принимают. Из знакомых моих есть еще семейство умершего генерала Карякина, сын его в Академии вместе со мной в одном классе2, и мы с ним живем душа в душу: вместе рисуем у меня, у него, в Академии, гуляем каждый день, а иногда с матерью его катаемся в шикарнейшей коляске по островам, Крестовскому и проч. Лето я все работаю, и в него я сильно подвинулся вперед из рисования. Теперь занимаюсь все композициею, то есть учусь сочинять картины 3. В прошлом письме я обещал снять карточку, но не удалось собраться. Вот снимусь на днях, так пришлю. Мне бы очень хотелось иметь теперешний Ваш портрет, мама, я думаю, Вы очень похудели, так Вы все плачете да заботитесь обо мне и обо всем. Так бы и посмотрел на Вас, мамаша, да на Сашурку моего. Должно быть, молодец. Как ты учишься, Саша? Напиши. Учись латыни покрепче, хоть и скучно, да нужно; без нее на юридическом факультете в университете нельзя, а ты ведь непременно должен быть в университете -- это моя мечта. Отчего Вы мне не пишете, мама, о своем бытье, как у Вас, достает ли средств? Лишь то меня уж постоянно беспокоит. Я-то живу хорошо. Уже, если вам, милые и дорогие мои мамаша и Саша, трудно жить, то я буду уделять из своего содержания хоть понемногу. Напишите. Не говорите никому только, пожалуйста. Вот бог даст, и я буду работать, тогда будет лучше вам, только вот поучусь хорошенько. Моя же работа ученическая двигается благодаря богу вперед. Писать больше нечего.
   Целую вас тысячу раз, дорогие мои.

В. Суриков

  

14. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 6 июля [1870]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Пишу вам, что я здоров и теперь начинаю работать большую картину на выставку. Петр Иванович, бывши в Петербурге, видел эскиз этой картины и очень хвалил его1. Теперь я живу один на квартире до сентября, а там приедет опять товарищ. Живу довольно весело, езжу иногда к товарищам на дачи в Новую Деревню, в Гатчину и Павловск. 11 ч[исла] июля будет гулянье в Петергофе. Думаю съездить туда. Туда ехать недолго на пароходе -- часа два. На днях было гулянье в Летнем саду. Великолепная была иллюминация! Я что-то долго не получаю письма от вас, здоровы ли вы? Живут ли у вас жильцы? Напишите, каково Саша учится и в котором он классе. Какие новости в городе? Мама, напишите мне про Давыдова; его, говорили мне здесь, уволили от службы ли, что m ли? Кланяйтесь всем -- крестной, Тане и дяде Гавриле Федоровичу.

Целую Вас и Сашу, любящий вас В. Суриков

   P. S. A карточки Анны Дмитриевны и нет как нет. Видно, мне не дождаться ее.
  

15. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург, 5 сентября [1870]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Простите меня, пожалуйста, за то, что я долго не писал. Причина тому была экзамены: в августе месяце целый месяц провозился с ними, теперь уж сдал их. С 1-го числа начались лекции и рисовальные классы. Теперь пишу картину, думаю поставить на годичную выставку у нас в Академии. Картина эта изображает Исаакиевский собор и памятник Петру Великому при лунном освещении. Она у меня выходит довольно удачно, и многие художники отзываются о ней в мою пользу; я хочу показать ее Петру Ивановичу, он скоро приедет из-за границы1. Недавно, числа 16 августа, было гулянье в Таврическом саду, и я встретил там Д. П. Замятнина2. Я очень обрадовался и спрашивал об вас. Он недавно приехал из Сибири. Хочет поступить на службу в Петербурге.
   Вот уже прошло почти два месяца, и не получаю от вас ни одного письма. Это ужасно меня беспокоит, чего только не придумаю. Бога ради, отвечайте, здоровы ли вы с Сашей, каково живете, Вы мне никогда не напишете, что, хватает ли Вам, мама, средств? О, если бы Вы знали, как это меня беспокоит, всегда все думаю, что Вы очень во всем нуждаетесь! Напишите мне. Эдефе 3, как учишься? Пришли аттестат. В котором классе ты теперь? Рисуешь ли ты своих лошадок? У меня теперь много рисунков. Вот, постой, отделаю какой-нибудь и пришлю тебе, мой братец. Мне все представляетесь с Сашей Вы, мама; все кажется, что Саша вырос, большой сделался, а Вы похудели, все плачете. Так бы мне хотелось вас всех обнять да поцеловать, да вот, бог даст, через годик или полтора как-нибудь уговорю Петра Ивановича взять меня с собой, чтобы повидаться с вами да порисовать виды сибирские 4. А что, здоров ли Сережа? Что это об нем ни слуху, ни духу? Поклонитесь и поцелуйте крестниньку, дядю Гаврилу, Таню и всех.

Любящий всегда Вас сын В. Суриков

   Целую вас тысячу раз...
  

16. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 12 октября [1870]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Простите меня, что я долго не писал, это было потому, что я сильно занимался в Академии. Были экзамены научные и рисовальные, так что совершенно почти не оставалось свободного времени. Писать же собирался я давно.
   Теперь все это кончилось, и я свободен по крайней мере на весь день. Александра Федоровна Кузнецова, я думаю, говорила вам обо мне, если только вы ее видели. Я у нее был в гостинице, где она останавливалась.
   Напишите, милая моя мамочка и Саша, о том, как вы живете. Есть ли у вас квартиранты вверху? Меня заботит, что теперь, я думаю, у нас в доме много поправок, и не знаю, как этому помочь. Денег-то у меня нет еще на это. Я бы очень был счастлив, если бы знал, что вы живете не нуждаясь, и молю бога, чтобы он дал здоровья вам, милая моя мама и Саша, и во всем я покоен.
   Дела по Академии у меня идут хорошо, и в декабре буду работать на медаль за рисунок1. Вы мне писали, мама, [что] Анюта Бабушкина едет в Казань, -- неужели это правда? И ежели это правда, то скажите ей, что я от души радуюсь за ее будущее. А карточки все нет от нее! Мама, скажите ей, чтобы она мне написала обо всем, и пошлет письмо хоть вместе с вашим или как ей вздумается послать его. Мама, ты не сердишься на меня за то, что я даю тебе такие поручения? Это я все сумею оценить, дорогая мама. Скажи, Саша, в котором ты классе? Я ничего решительно не знаю об этом. Напиши непременно. Я здоров. Напишите, какие новости в Красноярске? Пишет ли Сережа вам? Кланяйтесь крестной, Тане и дяде Гавриле.
   Целую вас всех.

Любящий В. Суриков

   Скоро, мама, именины будут Ваши, желаю здоровья, счастья и всего, всего хорошего. Жаль, что меня не будет с вами, а то бы повеселились.
  

17. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ.

  

Петербург. 3 ноября [1870]

   Здравствуйте, дорогие мама и Саша!
   Сейчас получил ваше письмо, в котором вы пишете, что я долго не отвечал на ваши письма. Простите меня, я все занимаюсь. У нас в Академии был ныне третной экзамен, и я перешел в натурный класс. Теперь буду уже работать на медали. Картину свою, о которой я писал вам, уже [выставил] на выставке. Публика, как я сам слышал и говорили мне товарищи, довольна моим произведением. Ничего на первый раз, -- это хорошо. На следующий раз можно будет лучше написать картину. Завтра будет акт, на котором будут великий князь Владимир Александрович и Мария Николаевна. Нам уже сделано приглашение явиться на акт в круглую залу Академии и занять места. Одним словом, у нас завтра годовой праздник. Государь был вчера в Академии и остался доволен выставкой. На квартире стою я по-прежнему в доме Шульца и не переменяю, потому что близко к Академии. Живу я довольно весело. Рисую, хожу иногда в театр, больше в оперу. Игра на фортепьяно подвигается помаленьку вперед. Я не мог понять из Вашего письма -- что, съехали Тютрюмовы1 или нет? Когда будете писать отцу Федосу, то поклон ему от меня, Александре Федосовне и матушке. Грише и брату его тоже поклон2. Я получил Вашу посылку и тысячу раз целую за это. П. И. Кузнецов, я думаю, теперь уже в Красноярске? Иннокентий3 хотел зайти к вам.
   Саша, каково учишься и перешел ли в следующий класс? Карточку свою я пришлю уже в зимнем платье, зима уже в Питере чувствуется. Идут дожди. Особенного больше писать нечего. Остаюсь здоров, целую Вас тысячу раз и Сашутку.

Василий Суриков

  

18. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 11 декабря 18701

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Посылаю вам, дорогие мои, немного деньжонок. Я заработал их целую сотнягу 2. Я послал бы их поболее, да нужно будет еще сделать кое-что. Карточки еще не готовы. Драгоценная мама, пишите обо всем, в чем нуждаетесь. Я вот, бог даст, буду работать, так вас не оставлю без помощи. Хорошо ли Саша учится? Твоих коньков получил. Молодцом нарисовал. Нельзя ли, мама, каким-нибудь образом прислать карточку Анюты Бабушкиной? Или Вы уж больше не знакомы с ними? Ответьте, пожалуйста. Я здоров. В Академии дела идут хорошо. Я уже теперь в натурном классе. Великий князь Владимир Александрович часто бывает у нас в классе и смотрит наши работы. Теперь в Питере морозы, но не такие, как у нас, градусов в 20, не более. С Мишей Потылиным 3 видимся довольно часто, поклон Вам посылает. А, Саша, скажи, в котором ты теперь классе? Скажи поклон твоим товарищам Грише и Кегле. Здоров ли отец Федос и домашние его? Не отдана ли Сашенька замуж? Если будете писать, то скажите ей мой глубокий сердечный поклон. Каково я, мама, пишу просто, беда да и только! Да, нельзя ли и ее карточку достать? Я теперь собираю карточки всех, всех своих знакомых.

Остаюсь любящий вас всегда, милые мои, В. Суриков

  

1871

  

19. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 13 марта [1871]

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!
   Простите меня, что я долго не писал. Все собирался да собирался, а время-то и прошло. Почти два месяца прошло со времени посылки последнего моего письма.
   Пишу я вам с новой квартиры. Я переехал уже два месяца назад. Живу с товарищем. Занимаем большую комнату в три окна, выходящих на Средний проспект на Васильевском острове. Платим 14 рублей. Живем довольно весело. В Академии мои дела идут успешно. Петр Иванович приезжал с сыном в Петербург. Теперь он уже за границей. Картину он мою видел и остался доволен ею. Она в мае месяце будет привезена в Красноярск к Петру Ивановичу. Он ее у меня купил за 100 рублей. Вот когда получу деньги за картину, то пришлю и Вам, милая мама. Управляющий еще не успел мне выдать всех денег, я сам отложил получить их после пасхи, а теперь взял немного, чтобы сшить себе кое-что к празднику. Теперь посылаю вам только свою карточку. Вы писали, мама, что хотите мне купить белья, то не делайте этого. Здесь можно в полцены купить всякое белье.
   Напиши, Саша, в котором ты теперь классе и хорошо ли учишься? Хотелось бы мне видеть тебя, какой ты теперь сделался. Уже вот пошлю денег, так ты снимись. Здоровы ли вы, мама и Саша? Напишите мне обо всем. Я чрезвычайно виню себя, что долго не писал Вам. Я думаю, что Вы всего придумали обо мне. Я, слава богу, здоров. Кланяйтесь крестной, Тане, детям, о. Федосию. Мне чрезвычайно досадно, что Анна Дмитриевна не успела написать письма. Я Вам, думаю, надоел своими просьбами о карточке ее? Ну, да еще напишу Вам, чтобы сказать ей, если удастся, насчет карточки и письма. Не забудьте моей просьбы, милая мамочка. Целую вас тысячу раз с Сашей и желаю быть здоровыми. Берегите себя, милая мама. Мне хочется увидеть Вас такою же здоровою, как я и оставил Вас. До свидания, целую Вас

Ваш любящий сын В. Суриков

   Адрес: на Васильевский остров, на углу Песочного переулка и Среднего проспекта, дом No 16.
  

1872

  

20. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Москва. 7 июня [1872]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Пишу вам из города Москвы, где я остановился у знакомых моего товарища Шаховского 1, с которым мы едем в имение к его отцу провести летние месяцы июнь и июль. Имение это находится в Калужской губернии в 200 верстах от Москвы. Время мы проводим весело. Осматривали все примечательные места Москвы, как-то: соборы, царские палаты, памятники, выставки и проч. На Политехническую выставку мы пойдем на возвратном пути в Петербург. На этой выставке есть мои рисунки из жизни Петра Первого 2. В Петербурге 30 мая было великолепное торжество по случаю 200-летнего юбилея рождения Петра Первого. Вчера приехал в Москву царь и некоторые великие князья. Город был довольно хорошо иллюминирован. Мы ходили с знакомыми моего товарища смотреть всю эту церемонию. Меня-то это мало интересовало, потому что в Петербурге я видел все гораздо лучше, а простых и добродушных москвитян это страшно занимает. Кормят меня здесь по-московски, на убой. Я, кажется, уже пополнел от разных сдобных снадобий, а что еще будет в деревне, я уж и не знаю, там, говорят, окончательная масленица: и ягоды, и фрукты, и охота на уток, и верховая езда, так что, я думаю, припомню житье в Теси у Сержа. В деревню мы выезжаем послезавтра. Письма пишите по старому адресу, потому что к тому времени буду в Питере. Милая мама, к Вам через месяц приедет двоюродная сестра моего товарища, к которому я теперь еду, она едет с женою золотопромышленника Булычова, так и хотела зайти к вам. Я ее очень просил об этом. Ее зовут Настасья Михайловна Астахова. Напиши, Саша, как ты учишься? Я теперь буду писать чаще к вам, мои милые, потому что теперь есть больше времени. В следующем письме, когда приеду в Питер, пошлю свою карточку. Жаль, что с собой теперь ее нет. Из деревни напишу письмо. Я здоров. Целую вас миллион раз.

Любящий вас В. Суриков

  

21. П. Ф. и. А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 10 октября 1872

   Здравствуйте, милые мама и Саша! 1
   Простите, что я долго не писал, причиной тому были экзамены, месяц сдавал их да два приготовлялся к ним. Теперь я перешел по наукам в- 4-й курс. Митя Давыдов приехал, я еще с ним не виделся. Вчера получил от него записку, что у него есть письмо от вас. Сегодня иду к нему. Анастасия Михайловна еще не приехала с вашими посылками. Мама, я прошу Вас не тратиться на меня покупками, ведь Вам и так деньги нужны. Когда я что-нибудь получаю от Вас, то и думаю, что Вы в чем-нибудь себе отказали, даже, может быть, в нужном. Напиши, Саша, что, поступил ли в гимназию? Ты просил послать картинку. Я тебе пришлю через месяц. Карточку бы прислал, но она мало похожа, пришлю скоро. На днях буду, думаю я, сниматься. Я очень рад, что у Вас, мама, есть постояльцы, все хоть немного мне поспокойнее. Теперь я работаю в Академии на большую медаль. 4 ноября получу на акте малую медаль или второй степени 2. Пишу вам кистью потому, что пера нет, не нашел. Я теперь часто буду писать вам, мои милые. Мне и самому будет покойнее, потому что, я думаю, вы очень охаете, что писем нет от меня. Я квартиру переменил. Вот адрес: по Академическому переулку на углу 5-й линии, дом Воронина, No 5, квартира No 32. Я здоров. Целую вас, мои милые.

В. Суриков

   В субботу 14-го ч[исла] будут именины Ваши, мама. Желаю побольше здоровья и спокойства.
  

22. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 24 декабря 1872

   Здравствуйте, милая мама и Саша!
   Пишу вам, что мои дела идут успешно. Я еще получил на экзамене серебряную медаль. Теперь у меня две медали. Мой эскиз взяли в Академию в оригиналы и дали за него премию в 25 рублей1. Теперь Академия на праздники закрыта, завтра рождество, вот уже четвертый раз я его без вас встречаю. Ты, Саша, пишешь, что поступил в 3-й класс училища, а разве ты совсем не будешь учиться в гимназии? Как же ты думаешь теперь, тебе 16 лет. Разве по окончании курса поступишь в 4-й класс гимназии? С Митей Давыдовым мы видимся часто. Напишите, мама, здоровы ли Вы и есть ли у вас квартиранты. Ты, Александр, не ленись писать, когда тебя мама просит. Я здоров. Через неделю буду именинник. Пишите почаще. Целую вас, мои дорогие.
   Адрес мой: на углу Академического переулка, дом Воронина, No 5, квартира No 32.
  

1873

  

23. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Петербург. 27 января [1873]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Простите, мамаша, что я долго не писал Вам. Причиною тому были экзамены из живописи. Сообщаю вам, милая мама и Саша, что я пред рождеством получил на экзамене в награду от Академии вторую серебряную медаль за успех в живописи. По этому случаю был у меня на именинах вечер. Товарищи танцевали друг с другом, как бывало в Красноярске. Теперь мне, мама, открывается хорошая дорога в искусстве. Дай бог счастливо кончить курс наук. Теперь я буду слушать лекции по четвертому курсу. Недавно я был у Александры Петровны Давыдовой. Она живет на Выборгской стороне с подругой, она теперь учится акушерскому искусству. Поговорили с ней о старом житье-бытье. Я буду почаще ее навещать, все-таки родные, хоть самую малость. Живу я, мама, довольно весело, одно меня сильно озабочивает -- это Александр наш. Я уж придумать не могу, что это с ним, что он так худо учится? Неужели ему трудно было сдать экзамен по 1-му классу гимназии? Это, мне кажется, одна лишь лень. Послушай, Саша, постарайся снова поступить в гимназию. Что же ты теперь будешь учиться в училище? Теперь ведь тебе поздно там быть. Тебе скоро 16 лет будет. И неужели для тебя достаточно училищного образования? В нынешнее время этого очень мало. Хорошо, что вот мне пришлось быть в Академии, так я там пополнил свое образование. Так и прошу тебя, Саша, как-нибудь летом позаймись да выдержи экзамен. Я до тех пор не буду спокоен. Напишите мне об этом. Если нужно будет учителя, так вы напишите, я подумаю как-нибудь это устроить.
   Посылаю Вам, мама, немного денег. Будет -- так еще пришлю.
   До свидания, мама и Саша.
   Целую вас тысячу раз.

Ваш В. Суриков

  

24. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 6 марта [1873]

   Милая мама и Саша!
   Пишу вам, что на экзамене 4 марта я получил награду за композицию или сочинение картины и еще большую серебряную медаль за живопись. Теперь у меня три медали. Остается получить еще большую серебряную медаль за рисунок, и я буду работать программу на золотую медаль1. Петр Иванович Кузнецов, я слышал, выехал из Красноярска, скоро будет здесь. Анастасия Михайловна приехала давно и вручила мне ваши посылки: ложку, фуфайку, платок и скатерть. Вы писали, что я нуждаюсь в деньгах, но, мама, Вы не беспокойтесь. На все нужное у меня хватает их. У Мити Давыдова я часто бываю. Я здоров. Целую вас, мамочка, Саша. Поклон всем знакомым.

В. Суриков

  

25. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Станция Белоярская1

4 июня [1873]

   Милые мама и Саша!
   Я здоров. В Академии кончились экзамены. Я получил последнюю большую серебряную медаль2. Самое важное -- еду к вам в гости на лето!3 Теперь я около Тюмени. Скоро увидимся.
   Я думаю, что приеду числу к 18 июня.

Целую вас В. Суриков

  

26. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург. Октябрь 1873]1

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я получил письмо ваше с карточкой! Она очень хорошо вышла. Вы писали мне об указе из Думы об опеке. Меня ужасно взбесила выходка Лизаветы Ивановны. Это наше дело с Сашей выбирать опекуна, а не ее: она должна быть совершенно в стороне. Дадим мы ей что-нибудь, так ладно, а не дадим, так и то хорошо, потому что она получила надел при выходе замуж. Поэтому советуйте ей не начинать со мною неприятностей. Если она еще осмелится делать Вам, мама, дерзости, то я ей навеки делаюсь врагом. Так и передайте ей. Я только с честными людьми поступаю честно. Думе я написал ответ. Ты, Саша, подпиши свое имя. Если спросят из Думы, почему долго ответа не было, скажи, что спрашивали моего согласия из Петербурга на оставление мамы опекуншей. Лизавета Ивановна, должно быть, рассчитывает, что если будет другой опекун, то он ей будет выделять деньги из [квартирной] платы. Не бывать этому. Потому что вы сами только и живете деньгами за квартиру. Милая мама, Вы не сердитесь, что я в тревоге подошел к ней первой прощаться, я и не думал оскорбить Вас, потому что я Вас люблю и уважаю больше всего на свете. Кого же мне больше и любить, как не вас с Сашей. Я готов всем жертвовать для вас, мои родные, и не променяю никогда на Лизавету, которая, кроме зла, нам ничего не делала. Я ей и тогда не верил, только показал вид, что ничего не вижу.
   Дорогу провел хорошо, приехал в Питер, там все удивляются моей полноте, а между тем я, кажется, такой же, как и уехал от вас.
   Мама, все я забочусь о том, что у Вас нет ни шубки теплой, ни сапог теплых. Посылаю Вам немного денег, купите что-нибудь потеплее себе. Если получу награду, так еще пришлю денег. Занятия идут хорошо. Напиши, Саша, о твоем экзамене. Квартиру я себе хорошо установил. Она теплая. Поклон дяде Гавриле Федоровичу, крестной и Тане. Моржовым сам раскланялся. Напишите непременно о квартирантах. Есть ли у вас они? Уехали ли Евгений Иванович и Ольга Михайловна Лурм из Красноярска и останется ли муж ее на квартире? Мне весело здесь, и я, мама, не скучаю. Не скучайте и Вы. Бог даст, увидимся опять скоро. Я написал Петру Ивановичу, чтобы он похлопотал в Думе об оставлении мамы опекуншей. Поклон Михаилу Осафовичу и жене его. Скажи ему, что эскиз пришлю после экзамена моего в Академии 2.
   Целую Вас, мама.

Суриков

  

27. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 30 ноября [1873] 1

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Пишу вам, что я здоров. Дела в Академии идут хорошо. Ты, Саша, пишешь, что хочешь заниматься у учителя, то это хорошо. Я тебе буду высылать на это денег. Пришлю вслед за этим письмом. Послал бы теперь, да нет пока. Скоро получу. Мама, я все думаю, что Вам зимою холодно, что у Вас нет шубки. Напишите мне, так я постараюсь послать на это денег. Напишите непременно об этом, а то я все об этом думаю. Кто у вас теперь живет? Лурм, должно, не приедут в Питер. Если они у вас живут, так поклонитесь от меня, также и крестной, Тане и дяде Гавриле Федоровичу. Адрес мой: на Васильевский остров, по 3-й линии между Средним и Малым проспектами, дом No 50, квартира No 9. Что Лавров теперь делает? Поклон ему и Кун 2. Михаилу Осафовичу скажи, что я после экзамена художественного пришлю ему эскиз, деланный на экзамен. Напишите, что, как дело по опеке нашей? Ты, Паша, много-то не плачь. Мои дела очень хорошо идут, скоро получу медаль, так увидимся через годик. Надо же ведь учиться мне. Так ведь, Паша? Я уже и теперь вижу, что ты всхлипываешь, ну, да ничего, поди чайку напейся. А ты, Фефе 3, учись получше. Напиши, Саша, откровенно, не терпите ли вы нужды в чем-нибудь? Я помогу вам.
   Прощайте, будьте здоровы. Целую вас однажды, а может быть, и дважды.
  

1874

  

28. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 29 января [1874]

   Здравствуйте, милая мама и Саша!
   Я здоров. Теперь сдаю экзамены из наук, думаю в нынешнем году покончить с ними. 9 марта зададут писать картину на золотую медаль1. Живу очень весело. Часто бываю у Авдотьи Петровны Кузнецовой. Она с сестрами приехала из-за границы 2. Они все едут в мае месяце в Сибирь. Посылаю вам денег немножко. Вы, милая мама, не запрещайте мне иногда Вам посылать денег. Они у меня часто бывают налишу, так я Вам их пошлю. Только Вы не тратьтесь на посылки мне. Ведь здесь все можно купить дешевле. Очень рад я, Саша, что ты хорошо учишься. Поклон всем знакомым. У меня бумаги нет, так я вам пишу на каком-то блине, на котором часто солдаты пишут письма в деревню. Будьте здоровы, дорогие мои.
   Целую вас 100 000 раз.

В. Суриков

  

29. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Питер. 5 марта 18741

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я здоров, дела по искусству очень хорошо идут. В субботу, на нынешней неделе буду работать на золотую медаль. Вчера на экзамене получил премию во 100 рублей за эскиз "Пир Валтасара". Профессора остались очень довольны им.
   Авдотья Петровна с сестрами уехала за границу, приедет назад в Питер в мае месяце, а потом в Сибирь.
   Как, Фефе, учишься? Михаилу Осафовичу скажи, что картину пришлю, когда Авдотья Петровна поедет в Сибирь, так с нею. Каково живете, милые мои? Не нуждаетесь ли в чем? На всякий случай посылаю вам деньжонок и карточку. Я бы очень желал, чтобы вы получили их к празднику. Обо мне не беспокойтесь. Есть деньги налишу, так и пошлю. Ты, мама, никогда покою не знала, так хоть теперь успокойся. Для меня будет большое счастье, если вы с Сашей ни в чем не будете нуждаться, хоть в необходимом-то. Всем по поклону. Целую вас, мои дорогие.

Ваш В. Суриков

   Саша, пиши мне как друг и брат по секрету от мамы, когда у вас не будет постояльцев, а то мне все думается, что у вас их нет.
  

30. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Питер. 4 июня [1874]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я ужасно долго не писал вам писем. Я думаю, что вы уже бог знает что думаете. Я просто занялся делом очень серьезно. Работаю картину на золотую медаль. Да и вообще это лето придется-таки поработать. Нужно еще приготовиться к экзаменам в сентябре месяце. Дело идет довольно успешно. На днях приехала из-за границы Авдотья Петровна с сестрами. Я был у них, и они дня через четыре едут прямо на золотые промысла. Третьего дня встретил на Адмиралтейском бульваре Ольгу Ивановну Вевелович. Она тоже приехала из-за границы, где она оставила Евгению Ивановну 1. Просила меня зайти к ней. Живут ли у вас постояльцы? Напишите. Ты, Саша, писал, что думаешь ехать в Иркутск в военное училище. Но меня очень озабочивает то, что как же мама одна останется в доме? Ей, я думаю, будет невыносимо скучно. Но уж что же делать, мама, если это будет полезно Саше. Но прежде чем я не получу от тебя, Саша, условий, по которым поступают в это училище, я не могу ничего сказать тебе насчет твоей поездки в Иркутск. Напиши обо всем положительно: на каких правах оттуда выпускают, сколько лет должно учиться. Напиши немедленно, чтобы в августе ты получил ответ от меня. Напиши скорей также и о том, кончил ли ты курс в нашем училище. Михаилу Осафовичу поклон. Скажи, что я ему пошлю эскиз с моей картины, которую пишу на золотую медаль. Я его послал бы с Авдотьей Петровной, да она в Красноярск не поедет, а прямо сворот сделает на промысла, но в начале августа, скажи, что получит.

Целую вас, родные мои.

  

31. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Питер. 25 октября [1874]

   Здравствуете, милые мама и Саша!
   Простите, что я долго не писал. Причиной тому было окончание картины, и научные экзамены из наук покончил. 4 ноября получу диплом на акте, а дня через три будет присуждение золотых медалей. Говорят многие, в том числе и ректор, что я получу золотую медаль, тогда можно будет на будущий год работать и на большую золотую медаль.
   Я недавно слышал, что в Красноярске был пожар, но никак не мог добиться, где он происходил. Это меня ужасно беспокоит. Напишите, здравы ли вы и невредимы? Я здоров. Непременно напишу вам, когда получу золотую медаль. Иннокентий Петрович здесь, и мы очень часто видимся. Бога ради, поскорее напишите.
   Целую вас, мои милые.

В. Суриков

  

32. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 20 декабря [1874]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Пишу вам, что я получил золотую медаль за картину, о которой писалось в некоторых газетах. Если хочешь, Саша, то прочти статью обо мне в "Всемирной иллюстрации" 14 ноября No 307 1. Там скоро напечатается мой эскиз "Пир Валтасара". Я уже рисую его для печати 2. Потом вместе с медалью я получил и диплом в окончании курса наук 3. Так что теперь я уже имею чин губернского секретаря. Потеха да и только, как подумаешь о чине! Теперь он мне вовсе не нужен. На будущий год буду работать на большую золотую медаль -- и, конечно, это уже последняя медаль.
   Время я провожу весело. Поработаешь, погуляешь, иногда в театр сходишь. Квартирку я занимаю очень хорошенькую, окнами на улицу. Одним словом, живу очень хорошо. Не нуждаюсь. Чтобы успокоить тебя, мама, скажу, что у меня очень хорошая скунсовая шубка и зимняя теплая шапка. Так что твой старший сын франт. Я забочусь об вас с Сашей, есть ли у вас теплая обувь и зимнее пальто! Покуда не получу побольше денег за картину в "Иллюстрации", посылаю вам на расходы пятнадцать рублей. Потом пришлю еще. Обо мне, бога ради, не беспокойтесь. Я живу хорошо и излишком всегда готов поделиться с вами, мои родные. Иннокентий Петрович в Питере, и мы с ним часто видимся и гуляем вместе [...]
   О себе больше писать ничего не нахожу. Целую вас тысячу раз.

В. Суриков

  

1875

  

33. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург]. 3 апреля [1875]

   Милые мама и Саша!
   Не беспокойтесь, я здоров как нельзя лучше. Теперь приступаю к работе на большую золотую медаль1.
   Когда получит Петр Иванович картину 2 мою, так вы ее посмотрите. В мае пошлю вам, мои милые, немного деньжонок.
   Целую вас.

В. Суриков

  

34. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Питер. 29 июля [1875]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!!
   Посылаю вам, мои родные, деньжонок. Недавно продал одну картинку за 150 рублей1, так теперь есть лишние. Обо мне не заботьтесь. Работы идут успешно. На днях у меня был Геннадий Порфирьевич Орешников с женою. Они приехали с Кавказа, где лечились. Собираюсь к ним сходить. Посылаю вам еще мою карточку, говорят, что очень похожа.
   Ну, прощайте, мои родные. Тороплюсь. Сейчас будут профессора у меня 2.
   Целую вас.

В. Суриков

   P. S. Думаю, что деньжонки дойдут как раз к Сашиным именинам.
  

1876

  

35. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Петербург. Март 1876] 1

   Здравствуйте, милые мамаша и Саша!!
   Простите, что долго не писал, все занимался и все откладывал да откладывал, целых три месяца. Я все беспокоюсь, мама, есть ли у вас постояльцы. Если нет, то, Саша, бога ради, напиши. Вы, может, большую нужду терпите? Занимаешься ли ты, Саша? Обстоятельно напиши. Про себя скажу, что, может, поеду за границу2. Не знаю, когда только -- летом или к зиме, осенью. Хотелось бы побывать у вас, родные. Может быть, и улучу время. Живу ничего, ладно, недостатков нету. Работы много. Скажи маме, что себя не изнуряю работой, все делаю с охотой. Я думаю, у мамы и у тебя не было теплой обуви. У мамы все еще ноги ноют, должно быть. Я теперь получил от Петра Ивановича письмо, поздравлял с Новым годом. Я ему написал письмо. Обо мне не беспокойтесь -- живу как следует. Как только заработаю деньжонок, то пришлю побольше.
   Целую вас, мои милые. Напиши, Саша, как ваши дела-то с мамой. До свидания.

В. Суриков

   Я, мама, уже теперь с января месяца не стал получать от П. И. Кузнецова содержания. Я сам хочу теперь самостоятельно работать. Я уже выучился хорошо рисовать. В ноябре я получил диплом на звание классного художника 1-й степени и вместе с тем чин коллежского секретаря. Конечно, дело, что чин мне не особенно нужен, но все-таки же я начальство, в спину могу давать! Вот ты и возьми меня! Вон оно куда пошло! Жду с нетерпением твоего письма, Саша. Как ты служишь и много ли гонорару получаешь?
  

36. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Питер. 25 июня [1876]

   Здравствуйте, милые и дорогие мама и Саша!
   Получил я от Кузнецовых ваши посылку и писулечку. Отличная салфетка! Кто это ее вязал? А наволочка так просто роскошь. Только молодым на такой спать. Носки как раз на мою ногу. В самом деле, я редко, мама, в Питере такие покупал, все как-то не впору. Я живу очень весело. Бываю почти на всех летних гуляньях. Днем работаю, а вечером меня уж никто дома не застанет. Деньжонки, хотя их немного, слава богу, не переводятся. Как только видишь, что они на исходе, сейчас и продашь какую-нибудь картинку или рисунок в журнал1. Можно жить! Будет побольше, пошлю непременно. Меня страшно заботит, не терпите ли вы, мои дорогие, нужды? Живут ли постояльцы? Если вы мне и пишете, что есть постояльцы, да я как-то не верю, все кажется, что вы меня не хотите беспокоить. Лучше всегда пишите правду. Я все-таки могу всегда помочь вам. Что, Паша, чай-то в Красноярске не вздорожал? На будущий год, бог даст, вместе попьем. Целую вас, мои дорогие, 1 000 000 раз. Крестне Ольге Матвеевне, дяде Гавриле, Тане -- поклон, Кудрявцевым Дарье Николаевне и Алене Николаевне, Авдотье Петровне Давыдовой.

В. Суриков

   В Петербурге был Степан Дмитриевич Бабушкин; был у меня. В каждом письме у меня до полсотни поклонов, всем скажите.
  

1877

  

37. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Петербург, 22 апреля [1877]

   Здравствуйте, мои дорогие мама и Саша!
   Простите меня, что я долго не писал. Я все время был очень занят, да и теперь тоже, заказами, которые мне поручили1. Мне нужно расписать стены в московском новом храме Спасителя. Дали очень трудные сюжеты, и именно: диспуты на вселенских соборах. Картина будет громадная -- 7 аршин высоты и 5 аршин ширины. Их четыре надо написать.
   Стало быть, придется по величине, если сравнить, расписать всю стену нашего дома, выходящую на Благовещенскую улицу, от тротуара до крыши! Если только не больше. Сроку дали на это полтора года.
   Работу я порядком подвинул. К июню кончу контуры картин, а летом буду писать в Москве, прямо в храме на стене.
   К маю 1878 года я должен кончить все работы и думаю, бог даст, приехать к вам погостить на будущий год.
   Петр Иванович приехал ко мне на квартиру и передал вашу посылку. Мне носки как раз пришлись по ноге.
   Карточку твою я долго рассматривал. Какой бравый молодец ты у меня! Настоящий казак! И усишки есть уже! Как мне охота посмотреть на вас обоих!
   Есть ли чаишко-то у тебя, моя ненаглядная мамочка? Вот я посылаю вам немного деньжонок. Летом пришлю побольше, когда получу часть за работу. Мне Петр Иванович говорил, что ты, Саша, должен идти в военную службу, правда ли это? Напиши мне поскорее об этом.
   Живут ли постояльцы у нас и сколько ты жалованья получаешь? Все, все напиши. Я, слава богу, здоров. Особенных новостей нет, кроме войны, о которой вы уже, наверное, знаете 2.
   Напиши, Саша, не нуждаетесь ли вы в чем, напиши откровенно, пожалуйста, о чем прошу писать в этом письме, напиши поскорее.
   Целую, мамочка, Вас и Сашу.

Любящий вас В. Суриков

  

38. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 31 июля [1877]

   Здравствуйте, мои дорогие мама и Саша!
   Я получил ваши письма недавно. Я ездил из Москвы в Петербург и, бывши у Богданова, нашел их у него; они лежали около месяца. Ходили ко мне на квартиру, но я уже в то время уехал в Москву. Здоровы ли вы, мои родные? Я все время здесь занимаюсь распискою стен фресками. Одну картину и половину другой уже написал, довольны моею работою; думаю осенью кончить все четыре картины.
   Ты, Саша, писал, чтобы поговорить с кем-нибудь о тебе касательно воинской повинности. Теперь нет никого в Москве влиятельных лиц; да и в Петербурге теперь, я думаю, не найти такого лица, которое помогло бы. Теперь война, так трудно помочь этому делу. Что делать, должно быть, придется тебе пройтись по дороге наших с тобою прадедов. Не знаю, в случае крайней необходимости как бы и меня не взяли в военную службу; да я занят казенными работами, так едва ли, -- человек нужный им. А здесь только о войне и толкуют. Трудно надеяться, но осенью, когда все возвратятся в Питер, то я поговорю о тебе. Мама, я думаю, плачет; не нужно, мама, плакать -- тут ничего страшного нет, разве что Саша денег не будет получать, то я помогу вам, мои родные, всем, чем могу. Живут ли жильцы? -- напишите, а если нет, то я вышлю денег. Осенью, бог даст, получу деньжонок, то непременно пошлю.
   Целую вас.

В. Суриков

   Бумаги нет. Через неделю или две непременно напишу опять. Адрес мой: в Москву, у Пречистенских ворот, дом Осиповского, квартира No 9.
  

39. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 10 октября [1877]

   Здравствуйте, милые и дорогие мои мама и Саша!
   Я все еще живу в Москве и работаю в храме Спасителя. Работа моя идет успешно. Думаю в этом месяцу кончить1. Жизнь моя в Москве очень разнообразная -- днем работаю или иногда хожу в картинные галереи. Видел картину Иванова "Явление Христа народу" 2, о которой, я думаю, ты немного слышал. На днях ходил на Ивана Великого, всю Москву видно, уж идешь, идешь на высоту, насилу выйдешь на площадку, далее которой не поднимаются. Тут показывают колокола в 200 пудов и даже в 300 пудов, 400 пудов и до 1500 пудов, а в 8 000 пудов звонят только в 1-й день пасхи -- такой гул, что упаси бог. Я думаю, в Красноярске услышат! Подле колокольни Ивана Великого на земле стоит колокол в 12 000 пудов. Он упал лет 100 назад с колокольни и ушел в землю по самые уши, и выломился бок. Вот вид колокола и рядом человек и Царь-пушка 3.
   Потом ходил в Архангельский собор, где цари покоятся до Петра Великого. Тут и Дмитрий Иванович Донской и Калита, Семен Гордый, Алексей Михайлович, Михаил Федорович; Иван Васильевич Грозный лежит отдельно в приделе, похожем на алтарь. Рядом с его гробницей лежат сыновья его. Один убитый Грозным же, потом в серебряной раке лежит Дмитрий Углицкий, сын Грозного, убитый по повелению Бориса Годунова. Показывается рубашка, в которой его убили, и на ней и носовом платке его видны еще следы крови в виде темных пятнышек. Прикладываются к его лобику, который открыт, -- кость лба его уже потемнела. Был в Успенском соборе, где коронуются цари. На днях ездил с товарищем в Троицко-Сергиеву лавру; помнишь из истории тот монастырь, где от поляков монахи отбивались и откуда Аврамий Потылицын грамоты по России рассылал? 4 Был в скиту под землею, где монахи-затворники жили. Узкие проходы такие, едва человеку можно пройти; очень много интересного. Вот если б тебя, Саша, бог привел побывать здесь. Да, может быть, и побываешь. Что, милая моя, дорогая мамочка, как поживаете? Хочется мне увидеться с вами. Есть ли чай-то у дорогой моей.? Что у нее, еще побольше морщинок стало? Саша, купи маме теплые сапоги. Есть ли теплая шубка у мамы? Если нет, то я пришлю еще деньжонок. Бог даст, если хорошо кончу работу, приеду повидаться с вами. Кланяюсь всем.
   Целую вас, мои дорогие.

В. Суриков

   Адрес мой: у Пречистенских ворот, дом Осиповского, квартира No 9. *
  

40. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Москва. 1 декабря [1877]

   Милые мама и Саша!
   Я, слава богу, здоров. Живу еще в Москве и работы мои кончаю. Что вы долго мне не пишете, здоровы ли вы? Как, Саша, поживаешь? Что -- в военной или статской службе?
   Напишите мне, что нового у вас в Красноярске.
   Здесь очень важная новость -- наши в Турции Плевну1 взяли. Такое торжество и в Москве и в Петербурге.
   Я на днях был в Петербурге. Остановился в гостинице. Вдруг, вечером, смотрю в окно и вижу, что Невский проспект освещается то зеленым, то красным огнем; что за чудо? Уж не государь ли приехал из Турции? Вышел на улицу, народ ревет повсюду "ура", извозчики, дамы, все гуляющие на Невском кричат "ура". Оказывается, что пришла телеграмма о взятии Плевны. Мне страшно весело стало, и я давай кричать "ура", и кричал так же, как и Черняеву, когда он был на вокзале железной дороги. Славное лицо у Черняева, черные глаза так и горят 2.
   В плен взяли 60 000 турок и Сулеймана-пашу. Государь, говорят, обедал в Плевне. Впрочем, еще нет официальных известий с подробным описанием взятия Плевны.
   Мамаша здорова ли, есть ли у нее чаек-то? Пусть мамочка купит себе теплые сапоги; я непременно велю тебе, Саша, заботиться о маме; ведь ты ближе, видишь ее и знаешь, есть ли у нее теплое одеяние.
   Бога ради, позаботься, Сашенька, о маме. Я, по всем вероятиям, буду это лето у вас, мои милые. Теперь покуда посылаю вам немного деньжонок к празднику. Не знаю, дойдут ли к рождеству. Напиши, Саша, обо всем, живут ли постояльцы -- это самое главное. Поклон крестной и всем. Дяде Гавриле Федоровичу поклон. Вот что: не пошлете ли вы с попутчиком или по почте, смешно сказать, сушеной черёмухи?!! Хоть немного, фунта 2 или 3? Здесь все есть: и виноград, и апельсины, и сливы, и груши, а ее, родной, нет!!! Пошлите, если можете.
   Целую вас 1 000 раз. Пиши.

В. Суриков

   Адрес мой: по Остоженке, дом No 215 Чилищева, Пречистенской части, меблированные комнаты, в No 46.
  

1878

  

41. С. В. ДМИТРИЕВУ1

  

[Москва. 1878]

   Семен Васильевич!
   Я кончил мои работы, и мне очень желательно, чтобы Вы посмотрели их и сказали о них Ваше мнение и что где поправить.
   Я слышал, что в эту субботу будут осматривать вообще работы, но мне без предварительных Ваших, Семен Васильевич, замечаний, не хотелось бы подавать прошение 2.

Искренне уважающий Вас Василий Суриков

  

42. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва. Декабрь 1878]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Простите меня, что я так долго не писал вам. Теперь я живу в Москве 1. Работы в храме кончил это лето и теперь остался в Москве писать картину из стрелецкого бунта. Думаю эту зиму кончить ее.2. Живу ничего, хорошо, здоров. Как-то вы поживаете, мои дорогие? Мама, здоровы ли Вы? Я давно не получал от Вас известия.
   Что, как, Саша, ты теперь -- воин или штатный? Ты когда-то писал, что в ноябре будет опять выбор на службу. Напиши об этом. Живут ли квартиранты вверху? Что нового в Красноярске, нет ли каких перемен? Здесь ли Кузнецовы теперь и Иннокентий Петрович? Напиши, где они.
   Сижу сегодня вечером и вспоминаю мое детство. Помнишь ли, мамаша, как мы в первый раз поехали в Бузим, мне тогда было пять лет. Когда мы выехали из Красноярска, то шел какой-то странник; сделает два шага да перевернется на одной ноге. Помните или нет? Я ужасно живо все помню! Как потом папа встретил нас за Погорельской поскотиной3. Как он каждый день ходил встречать нас. Приехавши в Бузим, мы остановились у Матониных. Как старуха пекла калачи на поду и говорила: "Кушай, кушай, Вася, поще не ешь?". Евгению помню у Нартова, что была. Помню Людмилу и Юлию Петровну Стерлеговых; помню, что Юлии я сказал, зачем много железа в волосах. И много, много иногда припоминаю.
   Не нуждаетесь ли в чем, мои родные? Есть ли у тебя, мама, теплое платье и сапоги зимние? Напишите.
   Вы спрашивали меня насчет земельного акта, то если он вам быть нужен, то я вам пошлю со следующей почтой.
   Посылаю вам немного денег. Я, слава богу, здоров. Пишите почаще.
   Адрес мой: Москва, на Плющихе, дом Ахматова, No 20-й

Любящий вас В. Суриков

  

1879

  

43. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 3 мая 1879

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я получил ваше письмо, случайно зашедши на старую мою квартиру. Меня порадовало то, что ты, Саша, подвинулся вперед по службе. Думал, что это лето придется съездить к вам, но у меня начата большая картина, и ее нужно целое лето писать 1. Но уж зато [на будущий год], если бог даст здоровье, непременно приеду к вам, мои дорогие.
   Сегодня утром стою и смотрю на ту сторону, где наша Сибирь и Красноярск. Так бы и полетел к вам. Но, бог даст, увидимся. Лишь бы мамочка жива и здорова была. Что твой чаечек, мама, и печеное яблочко твое? Я так бы его и поцеловал. Саша, нельзя ли ваши карточки послать мне?
   Кузнецовы, Авдотья Петровна и сестра ее Юленька, будут в Красноярске к лету. Она [Авдотья Петровна] обещалась привезти из Красноярска шапку какую-то для картины моей 2. Вот что, мама: пришлите мне с ней [немного?] сушеной черемухи. Тут есть и апельсины и ананасы, груши, сливы, а черемухи родной нету. Еще пишу, Саша, что Лизавета Ивановна послала мне письмо с А. Ф. Кузнецовой, в котором просит какого-то наследства и что Капитон Филиппыч умер. И что всего более меня удивило, что она свое письмо послала незапечатанным и все его читали. Ужасно глупо. Напиши мне, Саша, о ней что-нибудь. Чего она хочет?
   Бумагу все не могу собраться послать тебе. Что она очень нужна тебе? Не было из Думы запроса? Напиши, пожалуйста.
   Я с грустью прочел твое известие о смерти Сережи. Многое мне вспомнилось. Царство ему небесное. Пиши побольше, Саша. Целую вас, мои дорогие.

В. Суриков

   Адрес мой: в Москву, на Плющихе, дом Ахматова.
  

1880

  

44. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 25 февраля 1880

   Мамаша и Саша!
   Я был очень болен от простуды. Было воспаление легких. Слава богу, прошло, поправляюсь. Лиза и дочка Оля здоровы 1 и вам кланяются и целуют вас.
   Здоровы ли вы, напишите.

Ваш В. Суриков

  

45. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Москва. 24 апреля 1880

   Милые мама и Саша!
   Мама, не беспокойтесь обо мне, я здоров, не заботьтесь обо мне. Все время болезни моя милая жена не отходила от меня. Это лето я думаю быть в Самаре-городе, чтобы тамошним воздухом подкрепить себя. Вот что, милая мама: когда будет ягодная пора, то приготовьте мне лепешечек из ягод; они на листиках каких-то как-то готовятся. Я ел их еще в Бузиме, у старухи какой-то. Из красной, черной смородины, особенно черники и черемухи. Я вышлю в будущем месяце на это деньжонок. Лиза и Оля и я кланяемся и целуем вас.

Ваш Василий Суриков

   Карточку твою я, Саша, получил.
  

46. А. И. СУРИКОВУ

Самара. 12 августа 1880 1.

   Саша!
   Я и тебе посылаю карточку Оли, снятую в другом виде. Ей теперь год и 11 месяцев. Вот твоя племянница. Бог даст, свидитесь в натуре.
   Напиши, как доживаешь, хорошо ли служишь? Мама не нуждается ли в чем? Я хотел карточку послать в одном конверте с мамой, да не входит.
   Жена кланяется. Оля целует всех, как и я. Я здоров совсем. Кумыс очень помог мне. Жаль, что я вовремя не послал денег на черемуху. Если тебе не будет трудно послать черемуху и лепешки из ягоды, то я вышлю тебе деньги непременно с первою же почтою.
   Будь здоров. В следующий раз, когда приеду в Москву, напишу более. А теперь тороплюсь на почту отдать письмо. Адрес мой прежний же, у мамы в письме он написан.

Весь твой В. Суриков

  

47. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Москва. 22 октября 1880

   Милые мои мама и Саша!
   Я теперь уже в Москве. Живу на хорошенькой квартире, окнами прямо на бульвар1. Кончаю большую картину из стрелецкого бунта. Бог даст, весною кончу. Я очень рад, что мама нашла, что Оля на меня похожа, когда я маленький был. Скоро я с Лилей снимусь и пришлю вам. Здоровы ли вы, напишите мне. Саша, заприметь на базаре, в каких шапках наши мужики ходят зимой, и кое-как нарисуй мне приблизительно. Мне нужно это 2. Насчет ягод, то ты мне черемухи не присылай, мне и этой хватит на зиму. А других, пожалуй, пришли, если случай будет. Ты мне что-то об этом писал? Только не трать денег, пришли с попутчиком. Я тебе, когда подморозит, то пошлю яблок. Не нуждаетесь ли вы, мои дорогие? Я пошлю тогда деньжонок. Мамочка тепло ли одета и ты, Саша? Почем у вас дрова березовые сажень и мяса фунт? В Москве 9 Ґ рублей за березовые сажень. Пиши. Целую вас.

В. Суриков

   Жена кланяется, и Оля целует вас.
   P. S. Живут ли у вас постояльцы. Да? Напишите мне. Что, говорят, муж Марии Михайловны Раевской3 получил большое наследство? Правда ли это и где теперь Мария Михайловна? Я сегодня нашел ее акварельный портрет, так и вспомнил. Где Кузнецовы, Катерина Михайловна и Александр Петрович и Иннокентий? Будут ли они в Питере нынешний год?

Твой Вася

  

48. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва. Конец 1880]

   Милые мама и Саша!
   У нас были Черепановы Лариса и Николай Петрович. Я купил на платье и платок Вам, мама, а они обещались взять посылку, да и надули. Лиля два раза заезжала к ним в гостиницу, а они не дожидались ее, а потом взяли да уехали. Свинство!..
   К несчастью, у нас кухарка ушла и няня в то время, когда они были. Так я думаю, они сплетничать будут, что мы без прислуги живем. От них всего жди. А на другой же день мы новую прислугу наняли.
   Я, слава богу, совсем здоров, и Лиля, и Оля. У нас еще маленькая есть. Леночкой зовут1. Такая хорошенькая. Денег не присылайте. Без нужды живем. Еще вам пошлем к лету, бог даст.
   Один платок есть, крестной Ольге Матвеевне, нужно ей отдать, а то подумает, что я ее совсем забыл. Поклонитесь ей от меня. Лариса говорит, что ты, Саша, писцом. Правда ли это? Старайся повыше подняться. Да, я думаю, это трудно достается. Не болит ли грудь у тебя, Сашенька? Берегись, дорогой.

Ваш В. Суриков

   Мама отличную шапку прислала. Ведь это треух? Спроси маму. Лиза и Оля кланяются вам.
  

1881

49. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 17 января 1881

   Милые мама и Саша!
   Посылаю Вам, мама, материю на платье (16 аршин) и платок, а тебе, Саша, галстук самый модный. Я, слава богу, здоров. Лиля и Оля вас целуют.

Любящий вас В. Суриков

   Крестной Ольге Матвеевне тоже платок послал. Лариса Петровна Черепанова все посылки отдаст.
  

50. Н. А. АЛЕКСАНДРОВУ

  

[Май 1881]

   Николай Александрович!
   Покорнейше прошу Вас сделать непременно опровержение в следующем номере (5-м) Вашего журнала насчет моего происхождения от ссыльных стрельцов 1. Откуда Вы это услышали?
   Я действительно происхожу родом просто-напросто из местных сибирских казаков, но никоим образом не от ссыльных стрельцов.
   Будьте добры, исполните мою просьбу и ответьте о получении этого письма.

Уважающий Вас В. Суриков

   P. S. Получили ли Вы мое письмо о костюмах?
  

51. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЬМ

  

[Станция Люблино

Московско-Курской ж. д.

дер. Перерва. Лето 1881]

   Милые мама и Саша!
   Я, слава богу, здоров, как и семья моя. Живу я теперь около Москвы, на даче. Место хорошее. Гулять и работать можно вдоволь. Как я рад, что нас бог спас от пожара в Красноярске.
   Кузнецова Александра Петровича и Катерину Михайловну я видел в Москве. Картину свою я, мамочка, продал за 8 000 рублей в галерею Третьякова 1. Только вы не рассказывайте никому много об этом. Живу безбедно с семьею. Думаю новую картину начать на даче 2. Я буду жить до сентября, так что вы еще успеете мне написать.
   Адрес мой: станция Люблино, деревня Перерва, по Московско-Курской железной дороге. Лиля, Оля вам кланяются. Леночка здорова. Целую вас, мои дорогие.

В. Суриков

   Посылаю вам карточку Лили, жены моей. Только не очень она удачно вышла 3.
  

1882

  

52. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 28 июня 1882

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я все беспокоюсь, получили ли вы 200 рублей, которые я вам послал 2 мая из Москвы, вы должны бы получить в Красноярске 25 мая, и мне ответ уже получить 25 июня, даже раньше -- 22-го числа, а сегодня 28-е, и ответа нет. Будь добр, ответь, Саша. Я еще тебе телеграмму послал 2-го же мая о том, что деньги двести рублей тебе высланы. Я, слава богу, и семья здоровы. Я получил за работы в храме Христа Спасителя орден св. Анны третьей степени и золотую медаль на Александровской ленте для ношения на груди. Теперь хочу писать новую историческую картину1. На днях еду с семьей в деревню на два месяца, а ты письмо напиши.
   Москва, ее высокоблагородию на имя Юлии Михайловны Михайловой, Зубовский бульвар, дом Вагнера В. И., для передачи Сурикову. Она домовая хозяйка. Вот еще что, мама: заготовьте сушеных лепешечек из черники побольше. А черемуху как сорвешь сама, так и пошли, чтоб не очень засохла. Все вместе и пошлите. Напиши, как дела по постройке крыши на дом? О получении денег сейчас же напиши по получении этого письма. Остаемся живы и здоровы. Кланяемся Вам и целуем Вас, мама.

В. Суриков

  

1883

  

53. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва. 1883] 1

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Простите, что я долго не писал вам. Вы, я думаю, беспокоились обо мне. Но я, слава богу, здоров и вся моя семья. Раньше я не мог послать деньжонок, а теперь имею полную возможность, не обременяя себя, послать вам их. Ты, Саша, распорядись покупкою леса осторожно, через знающего это дело человека, сухой чтоб лес был. Напиши обо всем мне. Я думаю на даче жить, так я тебе по приезде туда дам адрес свой. Это лето едва ли возможно мне будет побывать у вас, но вот что, мамочка: я уж на будущее непременно, непременно буду у вас со всей семьей 2, потерпите и не плачьте, увидимся, только берегите свое здоровье. Может быть, и нынешнее лето увидимся, все зависит от обстоятельств. Будьте здоровы. Напиши, Саша, обо всем. Целую вас всех. Увидимся, увидимся скоро. Я сам-то страсть как желаю повидать вас, мои дорогие. Пиши, Саша.

Твой Вас. Суриков

  

54. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ 1

[Москва]. 4 мая 1883

   Павел Михайлович!
   Я согласен уступить Вам мою картину за предложенную мне Вами цену 2.

Уважающий Вас В. Суриков

  

55. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

[Москва]. 16 мая 1883

   Две тысячи пятьсот рублей (2 500 руб.) получил.

Василий Суриков

  

56. Н. С. МАТВЕЕВУ 1

Париж. 14/26 октября [1883]

   Ну, вот мы и в Париже. Живем здесь уже больше недели 2. Останавливались три дня в Берлине и двое суток в Дрездене. Осматривали там картинные галереи. Описывать достопримечательности будет длинно, но из картин меня удивили в Дрездене Веронеза вещи 3 и в Берлине одна вещь -- это Рембрандта небольшая картина, удивительная по тону4. У "Сикстинской мадонны" в Дрездене мне понравились глаза, рот богоматери и голова св. Варвары.
   Здесь в Париже трехгодичная выставка5, более 2 000 номеров. Нравится мне Рошгросса6 "Андромаха", хороша по общему тону.
   Портретов выдающихся нет {Впрочем, один мне нравится. Это Фриана 7, профиль отдыхающего живописца. Цвет живописи хороший. Вылеплено сильно. (Примеч. Сурикова).}, но зато есть пейзажи Добиньи8. Есть еще историческая картина Брозика9 "Суд над Иваном Гуссом". Колоссальная вещь по размеру, но сухо написана вся, исключая осуждающего прелата, -- у него белая риза (одна только и есть) написана широко и довольно колоритно.
   Такая масса, что всего не упомнишь, а для скульптуры (в которой нет ничего замечательного) отведена площадь с Зубовский бульвар наш. Целый сад. Сверху удивительный вид 10.
   Чудные вещи -- жанры де-Нитиса11 и Бастьен-Лепажа12. Его "Женщина картофель собирает" ("Октябрьский сезон" называется). Живая стоит. Много вообще декоративных вещей, колоссальных размеров. Есть еще Беккера Карла13 "Умирающая христианка", стрелами пронзенная, с лестницы падает. Уж не вашего ли это знакомца? Слишком серо, но композиция недурная. Есть еще цветы и бараны, написанные с большим воодушевлением на саженных холстах 14. Тут чего хочешь, того просишь. Разнообразие великое.
   Я Вам всего не могу описать, но приеду -- расскажу. Движение страшное по улицам, когда хорошие дни выпадают. К сожалению, часто идут дожди, тогда ужасно скверно в Париже.
   Лиля вам всем кланяется, и я тоже. Дети здоровы. В Берлине их поразила великанша Марианна. Вот рост-то! "Ахт фус, цвей соль" 15, как она сказала. Оля и Лена назвали ее: "Тетя золотая". Кланяемся дяде золотому. Тороплюсь. Все в Лувр хожу, не могу еще всего осмотреть. От меня версты три будет. Мы живем около Елисейских полей; наш адрес: Rue des Acacias, No 17, chez Madame Mitton, для передачи нам. Мой поклон и Лили Вере Егоровне, Юлии, Елене и Анне Сергеевнам, братьям Вашим.

Ваш В. Суриков

   Мой поклон Богатову 16.
   Будьте добры, спросите у Вагнер (бывшая наша квартирная хозяйка), не приносили ли повестки из Сибири. Если приносили, то придется прислать сюда в Париж, для засвидетельствования подписи моей и доверенности на Ваше имя на получение посылки. Если есть письма, то тоже нельзя ли прислать их сюда?
  

57. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

  

Париж.

29 октября/10 ноября [1888]

   Павел Михайлович!
   Вот уже три недели, как я живу в Париже. Был на выставке несколько раз. Вы мне говорили, что она будет открыта до 18 октября, но ее отложили еще до 15 ноября. Громадная масса вещей, из которых много декоративных. Они меня вначале страшно шарахнули, ну, а потом, поглядевши на них, декорации остались декорациями. Это бы ничего, да все они какие-то мучно-серые, мучнистые. Из картин мне особенно понравились живо и свежо переданные пейзажи де-Нитиса. Ни манеры, ни предвзятости, ничего нет. Все неподдельно искренно хвачено. И цвета чудесные, разнообразные у Нитиса. А рыбы Жильбера 1 -- чудо что такое. Ну совсем в руки взять можно, до обмана написано. Я у Воллона 2 этого не встречал. Он условный тон берет. "Женщина, собирающая картофель" Бастьен-Лепажа тоже как живая и по тону и по рисунку; я иногда подолгу пред ней стою. И все не разочаровываюсь. Что за прелесть стадо овец Вайсона, в натуру, страшно сильно написано. Хороша по тону картина Рошгросса "Андромаха". Хотя классическая вещь, но написана с воодушевлением. Я лучшей передачи Гомера в картине не видел. Другая историческая громаднейшая картина Брозика "Суд над Гуссом" мне не понравилась. И тон и композиция условны: взяты не с натуры фигуры, оттого и скучно. Или, может быть, еще оттого, что картина огромная, а цвета натурального нет, хотя лица есть и с выражением. Вообще по исторической живописи ничего нет нового и захватывающего. Но что есть еще хорошего, то это цветы, nature morte и пейзажи. Из жанра мне нравится Даньяна 3 "Оспопрививание". Немного фарфоровато, но цвет и рисунок хороши. У Сергей Михайловича лучшее произведение этого симпатичного художника, там и упомянутого недостатка нет. Из портретов хорош Фриана, а остальные сухи и неколоритны. Вообще выставка отличается более декоративной внешностью, спешностью, что меня сильно вначале разочаровало. Смысла много не найдешь. То же и в скульптуре: там все голье бессмысленное и даже некрасивое, формальное.
   Какие чудные есть рисунки пером, тушью. А в архитектуре порадовали меня рисунки терм Каракаллы. Ходил несколько раз в Лувр; там, как я и думал, понравились мне Реньо 4. Веронеза "Брак в Кане" меня менее поразил, нежели "Поклонение волхвов" его же в Дрездене. То меня с ума свело. В Берлине: Бегаса 5 скульптура и Рембрандта "Женщина у постели"6 оставили то же во мне впечатление. Но я скажу, что нам нужно радоваться, что у нас есть Эрмитаж, где собрание картин в тысячу раз лучше, нежели у французов.
   Не думаю долго оставаться в Париже. Поеду в Италию на зиму и весну. Здесь как-то холодно. Все дрожу. Вначале так все в комнате в шляпе и пальто сидел, а теперь немного полегше, попривык. Думаю еще Вам написать поподробнее о других своих впечатлениях. Пойду завтра в Notre Dame. Очень уж любопытно. Был вчера в опере. Шел "Генрих VIII" Сен-Санса. Боже мой, какие декорации, вкуса сколько и простоты! Костюмы на сцене все не яркие, а все по тону всей залы. Ужасно мне понравилось. И музыка-то под сурдинку, кажется. Балетная часть тоже на какой высоте стоит! Весело живут парижане, живут, ни о чем не тужат, деньги не падают по курсу, что им!
   Кстати, я, Павел Михайлович, говорил Вам о деньгах 7, бывши в Москве. Мне покуда не нужны они, так что, может быть, до приезда домой и не потребуется мне, а уж если наоборот, то вышлю свой подробный адрес; мой же теперь: Rue des Acacias No 17, chez Madame Mitton. Если вздумаете написать мне, то по нему, так как я недели две-три проживу в Париже. Нет ли новостей каких-нибудь по части искусства? Я здесь ничего не ведаю о нем, так как с художниками еще не познакомился.
   Посылаем наш поклон Вам и Вере Николаевне 8 и всем вашим. Я еще надеюсь написать Вам о других моих впечатлениях.

Уважающий Вас В. Суриков

   О выставке здешней припомню все, так тоже еще напишу.
  

58. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Париж. 4/16 ноября 1883

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я в настоящее время живу в Париже, вот уже целый месяц. Останусь здесь недели две, а потом поеду в Италию и возвращусь, бог даст, в апреле в Москву.
   Если бы ты знал, какая тут суматоха в Париже, так ты бы удивился. Громадный город с трехмиллионным населением, и все это движется, говорит, не умолкая. Я сюда приехал с семьею, устроились в небольшой недорогой квартире. Меня, собственно, заинтересовала художественная выставка за целые 5 лет французского искусства. Масса картин помещается в здании почти в половину нашей Новособорной площади в Красноярске. Сколько здесь магазинов-то -- ужас, под каждым домом по нескольку магазинов! Особенно они вечером ослепляют блеском своим. Все это освещено газом и электричеством.
   Был проездом в Берлине, Дрездене, Кельне и других городах на пути в Париж. Останавливался там тоже по нескольку дней, где есть картинные галереи. Жизнь уж совсем не похожа на русскую. Другие люди, обычаи, костюмы -- все разное. Очень оригинальное. Хотя я оригинальнее Москвы не встретил ни одного города по наружному виду.
   Так вот, Саша, за целые 9000 верст я от тебя. Не знаю, мечтаю попасть и в Красноярск летом. Уж начал ездить, так и домой приеду к вам. Милая мамочка, бог даст, увидимся? Только берегите здоровье. Очень рад, что ты, Саша, поправил дом. Я писал тебе, чтобы ты послал ягод, так если не послал еще, то и не посылай. Все равно без меня в Москве лежать будут. Пиши, Саша, в Рим, Италия, Poste restante, на мое имя, напиши по-французски. Будьте здоровы. Целую вас, Лиля и детки кланяются и здоровые.

Твой В. Суриков

   Вот наш адрес. Пиши так: Roma, Italia, Poste restante.
  

59. M. П. БОТКИНУ 1

  

12/24 ноября 1883

   Михаил Петрович!
   Квитанцию на получение следующих мне денег за акварель я получил 2, за что Вам премного благодарен.
   Выставка трехгодичная здесь закрыта уже 15 ноября. Из всей массы выставленных вещей было несколько поистине превосходных.
   Осмотрел все музеи. Думаю теперь ехать в Италию. Увидимся, бог даст, (нрзб) весною. Желаю Вам всего хорошего.

Ваш В. Суриков

  

60. Н. С. МАТВЕЕВУ

  

Париж. 18/30 ноября 1883

   Николай Сергеевич!
   Вы спрашивали меня насчет жизни в Париже, то на это я скажу, что квартиру (1 комнату) Вы можете нанять здесь, так как Вы одинокий, за 30--40 франков в месяц; на наши деньги это будет 12--16 рублей. Лиля говорит, что провизия здесь очень дорога (она сама покупает). Но я знаю одного человека, который платит по 7 франков в день со столом и квартирой (Rue de la BoКtil, HТtel "Angleterre"). Вообще нужно, чтобы прожить в Париже очень скромно, по крайней мере, 200 франков в месяц (80 руб.). Это без красок, одежды и удовольствий.
   Я, к сожалению, ничего не могу сказать Вам о Беккере, как человеке, а как художника вы его знаете сами.
   Если уладите дело с ним, то за паспортом пойдите к генерал-губернатору, потом засвидетельствуйте его в германском посольстве (на Рождественском бульваре). Паспорт спросят в Эйдкунене (на границе), если Вы поедете на Берлин. Если через Варшаву, то засвидетельствуйте в австрийском посольстве. На границе Франции и в Париже паспорта не спрашивают.
   Мы думаем теперь ехать в Италию1.
   Поклон всем вашим. Выставка трехгодичная закрыта 15 ноября. Я думаю, теперь в Москве снег? А здесь еще цветы на улицах продают, трава в садах зеленая, яркая. Я днями хожу в летнем пальто. Тут по большей части ходят в одних сюртуках. Ну, до свидания.

Ваш В. Суриков

   Поклон вашим всем. Я пробуду в Париже до 15 декабря нового стиля.
  

61. П. П. ЧИСТЯКОВУ1

  

[Париж. Конец декабря 1883]

   Павел Петрович!
   Странствую я за границей вот уже три месяца. Живу теперь в Париже. Приехал я сюда посмотреть 3-годичную выставку картин французского искусства. Встретил я на ней мало вещей, которые бы меня крепко затянули. Общее первое мое впечатление было -- то это удивление этой громадной массе картин, помещенных чуть ли не в дюжине больших зал. Куда, думал я, денутся эти массы бессердечных вещей? Ведь это по большей части декоративные, писанные с маху картины, без рисунка, колорита; о смысле я уже не говорю {Я уже писал в Россию, что они мутно-серого цвета, глинисты. (Примеч. Сурикова).}. Вот что я сначала почувствовал, а потом, когда я достаточно одурел, то ничего, мне даже стали они казаться не без достоинств. Но вначале, боже мой, как я ругал все это в душе, так все это меня разочаровало...
   Но, оставив все это, я хочу поговорить о тех немногих вещах, имеющих истинное достоинство. Возьму картину Бастьен-Лепажа "Женщина, собирающая картофель". Лицо и нарисовано и написано как живое. Все написано на воздухе. Рефлексы, цвет, дали, все так цельно, не разбито, что чудо. Другая его вещь, "Отдых в поле", слабее. Понравились мне пейзажи и жанры де-Нитиса: кустарник, прямо освещенный солнцем, тени кое-где пятнами. Широко, колоритно, разнообразно хвачено. Его же есть какая-то площадь в Париже2: тоже солнце en face. Колорит его картин теплый, пористый, мягкий (писано будто потертыми кистями), в листве тонкое разнообразие цвета. Видно, писал, все забывая на свете, кроме натуры пред ним. Оттого так и оригинально. Да, колорит -- великое дело! Видевши теперь массу картин, я пришел к тому заключению, что только колорит вечное, неизменяемое наслаждение может доставлять, если он непосредственно, горячо передан с природы. В этой тайне меня особенно убеждают старые итальянские и испанские мастера.
   Были на выставке еще пейзажи южного моря ярко-голубого цвета -- это Монтенара 3. У него только форма слаба. Большой пейзаж с кораблем, должно быть, прямо и схватил с натуры, нарвал сгоряча на большом холсте.
   Хороши рыбы Гиберта4. Рыбья склизь передана мастерски, колоритно, тон в тон замешивал. Говорили, что Воллон -- мастер этого дела, но ведь он этих рыб пишет в каком-то буровато-коричневом мешаве, и рыбы склизки, да и фон-то склизкий. А ничего нет несчастнее в картине, как рыжевато-бурый тон. Это картину преждевременно старит, несмотря ни на какое виртуозное исполнение.
   Удивили меня бараны Вайсона, написаны в натуру прямо на воздухе; чудесно передана рыхлая шерсть; тут есть и форма и цвет не в ущерб одно другому, совсем живые стоят... Рядом с этим живьем и Кабанеля 5 разные Федры и Иаковы: все это "поздней осени цветы запоздалые". Нужно бы думать, что со времен Давида6, Гро7 и других классиков люди, взгляды на жизнь страшно изменились, а их ещё заставляют смотреть на мертвечину. Из всей этой школы один Жером 8 совсем еще от жизни не отрешался. Конечно, он писал много картин из старой, античной жизни, но у него частности картин всегда были навеяны жизнью. Помните его картину -- гладиатор убивает другого? Эти поножи на теле, котурны и теперь можно встретить на слугах парижских извозчичьих дворов, где они кареты обмывают, чтобы не замочить ноги, так они из соломы котурны надевают. А ковры, висящие у ложи весталок, я тоже каждый день вижу вывешанные из окон для просушки, и изломы те же, как у него на картине {В Риме, например, извозчики палец кверху поднимают в знак того, что они свободны. Все-таки еще можно встретить в жизни то, что у него в картинах. (Примеч. Сурикова).}. Оно и понятно, хотя не по этим признакам, какие я здесь выставил, французы, как народ романский, имеют свойство и наклонность ближе и точнее изображать римскую жизнь, нежели художники других наций. Хотя русские по своей чуткости и восприимчивости могут и чужую жизнь человечно изображать.
   На выставке я, конечно, картин с затрагивающим смыслом не встречал, но французы овладели самой лучшей, самой радостною стороной жизни -- это внешностью, пониманием красоты, вкусом. Они глубоки по внешности. Когда посмотришь на материи, то удивляешься этому бесконечному разнообразию и формы и цвета. Тут все будто хлопочут, чтобы только все было покрасивее да понаряднее. Конечно, это только по внешности я сужу. Со внутреннею стороною жизни я не имел достаточно времени ознакомиться, но из всех современных народов французы сильно напоминают греков своею открытой публичной жизнью. Как там, так и здесь искусство развилось при благоприятных условиях свободы. То же мировое значение и языка, обычаев, моды. Климат тоже не суровый -- работать вдосталь можно. Что меня приводит в восторг, трогает, то это то, что искусство здесь имеет гражданское значение, им интересуются все -- от первого до последнего, всем оно нужно, ждут открытия выставки с нетерпением. Для искусства все к услугам -- и дворцы, и театры, и улицы, везде ему почет. Видишь церковь с виду, взойдешь туда, там картины, а ладану и в помине нет...
   Вначале я сказал, что картины французов меня разочаровали в большинстве. Я понимаю, отчего это произошло: художники они по большей части чисто внешние, но в этой внешности они не так глубоки, как действительность, их окружающая. Этот ослепительный блеск красок в материях, вещах, лицах, наконец, в превосходных глубоких тонах пейзажа дает неисчерпаемую массу материала для блестящего чисто внешнего искусства для искусства, но у художников, к сожалению, очень, очень редко можно встретить все это переданное во всей полноте.
   На выставке есть картины Мейсонье 9. Народ кучей толпится у них. Вы, конечно, знаете его работы достаточно. Эти, новые, нисколько не отличаются от прежних. Та же филигранная отделка деталей, и это, по-видимому, сильно нравится публике. Как же, хоть носом по картине води, а на картине ни мазка не увидишь! Все явственно, как говорят в Москве. Нет, мне кажется, что Мейсонье нисколько не ушел дальше малохудожественных фламандцев: ван дер Хельста, Нетчера 10 и других. Невыносимо фотографией отдает. Кружево на одном миниатюрном портрете, я думаю, он года полтора отделывал.
   Из исторических картин мне одна только нравится -- это "Андромаха" Рошгросса. Тема классическая, но композиция, пыл в работе выкупают направление. Картина немного темновата, но тона разнообразные, сильные, густые; вообще написал с увлечением. Художник молодой, лет 25. Это единственная картина на выставке по части истории (даже не истории, а эпической поэзии), в которой есть истинное чувство. Есть движение, страсть; кровь, так настоящая кровь, хлястнутая на камень, ручьи живые, -- это не та суконная кровь, которую я видел на картинах немецких и французских баталистов в Берлине и Версале. Композиция плотная, живая. Есть еще одна историческая картина -- Брозика -- "Суд над Гуссом". Композиция условная, тона и яркие, но олеографичны. Фон готического храма не тот. Вон в Notre Dame, когда посмотришь на фон, то он воздушный, темно-серовато-лиловатый. А когда смотришь на окно-розу, то все цвета его живо переносятся глазом на окружающий его фон. Что за дивный храм! Внешний вид его вовсе не напоминает мрачную гробницу немецких церквей; камень светлее, книзу потемнее, и как славно отделяется он от светлой мостовой. Постройка вековечная. Внутри сеть сводов, а снаружи контрфорсы не позволяют ему ни рухнуть, ни треснуть. Странно, все эти связки тонких колонок напоминают мне его орган, который занимает весь средний наос. Никогда в жизни я не слышал такого чарующего органа. Я нарочно остался на праздники в Париже, чтобы слышать его. В тоне его чувствуются аккорды струнных инструментов, тончайшего пианиссимо до мощных, потрясающих весь храм звуков... Жутко тогда человеку делается, что-то к горлу приступает... Кажется тогда, весь храм поет с ним, и эти тонкие колонки храма тоже кажутся органом. Если бы послы Владимира святого слышали этот орган, мы все были бы католиками...
   Много раз я был в Лувре. "Брак в Кане" Веронеза произвел на меня не то впечатление, какое я ожидал. Мне она показалась коричневого, вместо ожидаемого мною серебристого, тона, столь свойственного Веронезу. Дальний план, левые колонны и группа вначале с левой стороны, невеста в белом лифе очень хороши по тону; но далее картине вредят часто повторяющиеся красные, коричневые и зеленые цвета. От этого тон картины тяжел. Вся прелесть этой картины заключается в перспективе. Хороша фигура самого Веронеза в белом плаще. Какое у него жесткое, черствое выражение в лице. Он так себя в картине усадил, в центре, что поневоле останавливает на себе внимание. Христос в этом пире никакой роли не играет. Точно будто Веронез сам для себя этот пир устроил... и нос у него немного красноват; должно быть, порядком таки подпил за компанию. Видно по всему, что человек был с недюжинным самолюбием. Тициана заставил в унизительной позе трудиться над громадной виолончелью. Другая его картина гораздо удачнее по тонам -- это "Христос в Эммаусе". Здесь мне особенно понравилась женщина с ребенком (на левой стороне). Хорош Петр и другой, с воловьей шеей! Только странно они оба руки растопырили параллельно. Картина, если помните, подписана "Паоло Веронезе" краской, похожей на золото. Я не могу разобрать, золото это или краска.
   Потом начинается мое мучение -- это аллегорические картины Рубенса11. Какая многоплодливая, никому не нужная отсебятина. Я и так-то не особенно люблю Рубенса за его склизское письмо, а тут он мне опротивел. Говорят, что это заказ. Из всех его картин в Лувре мне нравится одна голая женщина с светлыми волосами, которую крылатый старик под мышки на небо тащит; кажется "Антигона" 12. Не знаю, придется ли мне увидеть такую картину Рубенса, где бы я мог с его манерой помириться.
   Превосходна картина Гверчино13 "Христос Лазаря воскрешает". Какой прелестный синеватый тон и руки у Христа! Помните? Мне очень нравится лицо у самого Гверчино на портрете, думающее, истощенное, глаза, ушедшие в себя. У него всегда в картинах есть душевное выражение, чего нельзя сказать про Веронеза, Тициана и других. Заботясь об одной внешности, красоте, они сильно напоминают греческую школу диалектиков до Демосфена. Эта школа тоже мало заботилась о мысли, а только блеском речи поражала слушателей. Итальянское искусство -- искусство чисто ораторское, если можно так выразиться про живопись.
   Мурильо 14 "Богоматерь с херувимами" хороша, но за ней облако очень желто-буро, чисто разбитый яичный желток: должно быть от времени попортилось. Я не верю, чтобы Мурильо это допустил. Херувимы внизу, уходящие в глубь бесподобного голубого неба, превосходны: натура. Все они в рефлексе лиловатых облаков. Первопланный спереди, под ногами, чуточку не в тон, рыжеватый; налево херувимы условны. "Положение во гроб" Тициана 15 тоже мне нравится, только поддерживающий Христа смуглый апостол однообразен по тону тела -- жареный цвет. Странность эта бывает у Тициана: ищет, ищет до тонкого разнообразия цвета, а то возьмет да одной краской и замажет, как здесь в апостоле, так и в Берлине "Христос и динарий" 16. Предлагающий динарий тоже, как и здесь, рыжей краской закрашен. Говорил мне кто-то дома, что Христос (берлинский) чудно нарисован, а между тем он сухими линиями рисован, например, нос его... Картину, видно, немцы прославили: совсем в их вкусе.
   Что за "прелесть по тонам портреты Веласкеза 17 Марии Терезии (молоденькой) в широком рыжем парике и другой, Маргериты со светлыми волосами, -- я всегда подолгу стою перед ними! Есть портреты Веронеза. Их совсем не отличишь по тону от тициановских, как и этого в Дрездене ("Дама в белом платье со значком") 18 не отличишь по тону от Веронеза. Есть же истина в колорите. Заставить, например, Вандика 19 и Веласкеза в одно время написать, положим, сухое белое лицо; они одинаково бы написали, потому что тона их -- сама натура. Оттого их портреты так вековечно интересны. Можно потому только узнать их, что Вандик не писал испанцев, а Веласкез -- голландцев и англичан. Один Рембрандт благодаря своему постоянному искусственному освещению ни на кого не похож.
   В Берлине вся галерея составлена по большей части из выцветившихся старых мастеров. Или у немцев вкус таков, или денег на хорошие вещи пожалели. Но зато у них есть одна вещь, я ее никогда не забуду, -- есть Рембрандта (женщина в красно-розовом платье у постели), такая досада -- не знаю, как она в каталоге обозначена 20. Этакого заливного тона я ни разу не встречал у Рембрандта. Зеленая занавесь, платье ее, лицо ее и по лепке и цветам -- восторг. Фигура женщины светится до миганья. Все окружающие живые немцы показались мне такими бледными и несчастными, и -- прости мне, господи, согрешение -- я подумал, что никогда немецкая нация не создаст такого художника, как Рембрандт. Да, за эту вещь многие и многие бы из нашего Эрмитажа вещей Рембрандта можно было бы отдать!..
   Я хочу сказать теперь о той картине Веронеза в Дрездене, пред которой его "Брак в Кане" меркнет, исчезает по своей искусственности. Я говорю про "Поклонение волхвов". Боже мой, какая невероятная сила, нечеловеческая мощь могла создать эту картину! Ведь это живая натура, задвинутая за раму... Видно, Веронез работал эту картину экспромтом, без всякой предвзятой манеры, в упоении восторженном; в нормальном спокойном духе нельзя написать такую дивную по колориту вещь. Хватал, рвал с палитры это дивное мешаво, это бесподобное колоритное тесто красок {"Катерина Корнаро" Макарта 21 -- жалкое подражание этой картине Веронеза (Примеч. Сурикова).}. Не знаю, есть ли на свете его еще такая вещь. Я пробыл два дня в Дрездене и все не мог оторваться от нее. Наконец, нужно было уехать, и я, зажмурив глаза, чтоб уже ничего больше по стенам не видеть, чтобы одну ее только упомнить, вышел поскорее на улицу. Первый день все к этой картине тянуло, а на второй, когда мне нужно было ехать, я утром рано пошел до открытия музея... 22
  

1884

  

62. Н. С. МАТВЕЕВУ

  

Флоренция. 1 февраля 1884

   Николай Сергеевич!
   Я совсем было забыл, что еще рама для старика не готова 1. Будьте добры, отдайте ее Mo поправить поскорее, хоть кое-как, лишь бы желтого цвета у нее не было. Если можно, то выберите сами какой-нибудь цвет покрасивее. Скажите Mo 2, что я ему деньги отдам по приезде через 2 месяца, а то если у Вас найдутся лишние деньги, то отдайте ему, а я Вам вышлю. Он говорил, что может поправить за 10 рублей, так и не нужно ему больше давать, так как он хотел, кажется [за] 20 рублей заново отделать. А мне это все равно, лишь бы грязь да желтый цвет снять. Из Парижа мы выехали 24 января, пробыли проездом дня 4 в Милане. Осмотрел я Museo Brera 3, собор, был в Teatro la Scala.
   Шли "Гугеноты". Громаднейший театр. Теперь во Флоренции уже третий день. Вчера осматривал картины в Уффиции 4. Сейчас уже 10 часов, иду в Палаццо Питти 5, говорят, уже открыт он. Поразил меня Флорентийский собор6 своим размером. Жаль, что он домами застроен. Здесь совсем почти лето. Отличный воздух, словно цветами пахнет. Флоренция мне больше Милана нравится. Послезавтра едем, наконец, в Рим...
   Оттуда напишу Вам.
   Исполните, Николай Сергеевич, мою просьбу. Из школы пусть заедут за картиной к Вам 7. Если даль земли пожухла, то протрите. Кланяемся вашим всем. Мы все здоровы.

Ваш В. Суриков

  

63. Н. С. МАТВЕЕВУ

  

Рим, 10 февраля 1884

   Николай Сергеевич!
   Если Вам понадобится написать мне, то пишите по этому адресу: Roma, Via Quirinalle, No 24, Secondo piano, presso la via dИlie Quattro Fontane, pittore Sourikoff (напишите точно). Нет ли новостей каких-нибудь? Напишите. Я здесь уже 5 дней. Страшная масса интересного для осмотра. Кажется, в месяц не осмотришь.
   Иду в Ватикан сейчас. Св. Петра1 уже видел; так же Колизей и Форум. Пантеон вчера не был открыт. Напишите, Николай Сергеевич, не прислали ли письма или посылки из Сибири? А что рама? Успеет ли Мове 2 ее сделать к сроку? Мы все, слава богу, здоровы. Шлем вашим поклон. Здесь очень жарко. Яркая зелень. Мы, я думаю, в Москве еще снег застанем. Не слыхали ли о передвижной выставке? Где она теперь путешествует?
   До следующего письма.

Ваш В. Суриков

   Папы еще не видел...
  

64. П. П. ЧИСТЯКОВУ

Вена. 17/29 мая 1884 1

   Павел Петрович!
   Дня три как я приехал из Венеции. Пошел я там в Сан Марко. Мне ужасно понравились, византийские мозаики 2 в коридоре на потолке на правой стороне, где изображено сотворение мира. Адам спит, и бог держит созданную Еву за руку. У нее такой простодушно-удивленный вид, что она не знает, что ей делать. Локти оттопырены, брови приподняты. На второй картине бог представляет ее Адаму; у нее все тот же вид. На третьей картине она прямо приступает уже к своему делу. Стоят они спиной друг к другу. Адам ничего не подозревает, а Ева тем временем получает яблоко от змея. Далее Адам и Ева, стоя рядом, в смущении прикрывают животы громадными листьями. Потом ангел гонит их из рая. На следующей картине бог делает им выговор, а Адам, сидя с Евой на корточках, указательными пальцами обеих рук показывает на Еву, что это она виновата. Это самая комичная картина. Потом бог дает им одежду: Адам в рубахе, а Ева ее надевает. Далее там в поте лица снискивают себе пропитание, болезни и проч. Я в старой живописи, да и в новейшей никогда не встречал, чтобы с такой психологической истиной была передана эта легенда. Притом все это художественно, с бесподобным колоритом. Общее впечатление от Св. Марка походит на Успенский собор в Москве: та же колокольня, та же и мощеная площадь. Притом оба они так оригинальны, что не знаешь, которому отдать предпочтение. Но мне кажется, что Успенский собор сановитее. Пол погнувшийся, точно у нас в Благовещенском соборе. Я всегда себя необыкновенно хорошо чувствую, когда бываю у нас в соборах и на мощеной площади их, -- там как-то празднично на душе; так и здесь в Венеции. Поневоле как-то тянет туда. Да, должно быть, и не одного меня, а тут все сосредотачивается -- и торговля и гулянье -- в Венеции. Не знаю, какую-то грусть навевают эти черные, крытые черным кашемиром гондолы. Уж не траур ли это по исчезнувшей свободе и величии Венеции? Хотя на картинах древних художников и во время счастия Венеции они черные. А просто, может быть, что не будь этих черных гондол, так и денежные англичане не приедут в Венецию и не будет лишних заработанных денег в кармане гондольеров. На меня по всей Италии отвратительно действуют эти английские форестьеры. Все для них будто бы: и дорогие отели, и гиды с английскими проборами назади, и лакейская услужливость их. Подлые акварели, выставленные в окнах магазинов в Риме, Неаполе, Венеции, -- все это для англичан, все это для приплюснутых сзади шляпок и задов. Куда ни сунься, везде эти собачьи, оскаленные зубы.
   В Палаццо дожей я думал встретить все величие венецианской школы 3, но Веронез в потолковых картинах 4 как-то сильно затушевал их, так что его "Поклонение волхвов" в Дрездене осталось мне меркою для всех его работ, хотя рисунок здесь лучше, нежели во всех его других картинах. Он эти потолки писал на полотне, а не прямо на штукатурке, и, должно быть, не рассчитав отдаления, сильно их выработал. Смешно сказать, они мне напоминают Нефа 5, это он мне подгадил впечатление: точно так, как я не могу смотреть картины Макарта, чтобы не вспомнить об олеографии. Не знаю, должно быть, [не] Макарт создал олеографию, но олеография так подло подделывается под его неглубокую работу, что на оригинал неохота смотреть.
   Кто меня маслом по сердцу обдал, то это Тинторет 6. Говоря откровенно, смех разбирает, как он просто неуклюж, но как страшно мощно справлялся с портретами своих краснобархатных дожей, что конца не было моему восторгу. Все примитивно намечено, но, должно быть, оригиналы страшно похожи на свои портреты, и я думаю, что современники любили его за быстрое и точное изображение себя. Он совсем не гнался за отделкой, как Тициан, а только схватывал конструкцию лиц просто одними линиями в палец толщиной; волосы, как у византийцев, черточками. Здесь, в Вене, в Академии я увидел два холста 7 его с нагроможденными одно на другое лицами-портретами. Тут его манера распознавать индивидуальность лиц всего заметнее. Ах, какие у него в Венеции есть цвета его дожеских ряс, с такой силой вспаханных и пробороненных кистью, что, пожалуй, по мощи выше "Поклонения волхвов" Веронеза. Простяк художник был. После его картин нет мочи терпеть живописное разложение. Потолок его в Палаццо дожей слаб после этих портретов. Просто, должно быть, не его это было дело.
   В Академии художеств 8 пахнуло какой-то стариной от тициановского "Вознесения богоматери". Я ожидал, что это крепко, здорово работано широченнейшими кистями, а увидел гладкое, склизкое письмо на доске. Потом, на первый взгляд, бросилась эта двуличневая зеленая одежда на апостоле (голова у него превосходная), цвет желтый, а тени зеленые {Это же самое у нашего Иванова есть. (Примеч. Сурикова).}, а рядом другой апостол в склизкой киноварной одежде, скверно это действует. Но зато много прелести в голове богоматери. Она чудесно нарисована: рот полуоткрыт, глаза радостно блестят. Он сумел отрешиться здесь от вакхических тел. Вся картина по тому времени хорошо сгруппирована. Одна беда -- что она не написана на холсте. Доска и придала картине склизкость. В "Тайной вечери" Веронеза тона натуральнее парижской "Каны", но фигуры плоски, даже отойдя далеко от картины, и еще мне не нравится то, что киноварь везде проглядывает. В этой картине есть чудная по лепке голова стоящего на первом плане посреди картины толстяка. Сам Веронез опять себя представил, как и в "Кане" 9, только стоит и руками размахивает. Я заметил, что ни одной картины у него нет без своего портрета. Зачем он так себя любил? Мне всегда нравится у Веронеза серый, нейтральный цвет воздуха, холодок. Он еще не додумался писать на открытом воздухе, но выйдет, я думаю, на улицу и видит, что натура в холодноватом рефлексе. Тона Адриатического моря у него целиком в картинах. В этом море, если ехать восточным берегом Италии, я заметил три ярко определенных цвета: на первом плане лиловато, потом полоса зеленая, а затем синеватая. Удивительно хорошо ощущаемая красочность тонов. Я еще заметил у Веронеза много общего в тонах с византийскими мозаиками Святого Марка и потом еще много общего с мозаиками -- это ясное, мозаичное разложение на свет, полутон и тень. Тициан иногда страшно желтит, зной напускает в картины {Когда отойдешь от подобной знойной картины Тициана к Веронезу, то будто бы холодной водицы изопьешь. (Примеч. Сурикова).}, как, например, "Земная и небесная любовь" в Палаццо Бортезе 10 в Риме. Голая с красной одеждой женщина. Приятно, но не натурально. Гораздо вернее по тонам его "Флора" в Уффиции. Там живое тело, грудь под белой со складочками сорочкой. Верны до обмана тона его (там же) лежачей Венеры11. Отношение тела к белью очень верно взято. Дама в белом платье в Дрездене и эти две вещи у меня более всех работ его в памяти остались. Наша эрмитажная Венера с зеркалом12 чуть ли не лучшее произведение Тициана. Вообще к нам в Эрмитаж самые лучшие образчики старых мастеров попали. В музее Брера в Милане есть еще голова для св. Иеронима Тициана, дивная по лепке, рисунку и тонам. Разговор у меня вертится все на этих мастерах: Веронезе, Тициане, Тинторето, потому что до Веласкеза эти старики ближе всех других понимали натуру, ее широту, хотя и писали иногда очень однообразно.
   Из Рафаэля вещей меня притянули к себе его "Мадонна гран Дюка" во Флоренции 13. Какая кротость в лице, чудный нос, рот и опущенные глаза, голова немного нагнута к плечу и бесподобно нарисована. Я особенно люблю у Рафаэля его женские черепа: широкие, плотно покрытые светлыми, густыми, слегка вьющимися волосами. Посмотришь на его головки, хотя пером, например, в Венеции, так другие рядом не его работы -- точно кухарки. Уж коли мадонна, так и будь мадонной, что ему всегда удавалось, и в этом его не напрасная слава. Из лож 14 его в Ватикане мне более понравилась в "Изгнании Илиодора" левая сторона и золоченые в перспективе купола, потом престол белого атласа с золотом, написанного совершенно реально (это над окном направо), в другой картине, где папа на коленях стоит. Есть натуральные силуэты фигур в "Афинской школе" с признаками серьезного колорита. У Рафаэля есть всегда простота и широта образа, есть человек в очень простых и нещеголеватых чертах, что есть особенно у Микельанджело в Сикстинской капелле 15. Я не могу забыть превосходной группировки на лодке в нижней части картины "Страшный суд". Это совершенно натурально, цело, крепко, точь-в-точь как это бывает в натуре. Этакий размах мощи, все так тельно, хотя выкрашено двумя красками, особенно фигуры на потолке, разделенном тягами на чудные пропорции (тяги кажутся снизу совсем натурой, потрескавшейся стеной). Это же есть и у Леонардо да Винчи в "Тайной вечере"16; нарисованный потолок залы, где сцена происходит, совсем проваливается в настоящую стену.
   Все эти мастера знали и любили перспективу. Расписывают этими тонами и французы (например, Опера в Париже, но у них все как-то жидко выходит, но все-таки они ближе немцев подходят к итальянским образцам). Верх картины "Страшный суд" на меня не действует, я там ничего не разберу, но там что-то копошится, что-то происходит. Для низа картины не нужно никакого напряжения -- просто и понятно. Пророки, сивиллы, евангелисты и сцена св. писания так полно вылились, нигде не замято, и пропорции картин ко всей массе потолка выдержаны бесподобно. Для Микельанджело совсем не нужно колорита, и у него есть такая счастливая, густая, теневая, тельная краска, которой вполне удовлетворяешься. Его Моисей17, скульптурный, мне показался выше окружающей меня натуры. Был в церкви какой-то старичок, тоже смотрел на Моисея, так его Моисей совсем затмил своей страшно определенной формой, например, его руки с жилами, в которых кровь переливается, несмотря на то, что мрамор блестит, а мне страшно не нравится, когда скульптурные вещи замусливаются до лака, как, например, "Умирающий гладиатор"18. Это то же, что картины, густо крытые лаком, как, например, портреты Рембрандта и др. (Лак мне мешает наслаждаться; лучше, когда картины с норами, тогда и телу изображенному легче дышать!). Тут я поверил в моготу формы, что она может с зрителем делать, я за колорит все готов простить, но тут он мне показался ничтожеством. Уж какая была чудная красная колоритная лысина с седыми волосами у моего старика, а пред Моисеем исчезла для меня бесследно. Какое наслаждение, Павел Петрович, когда досыта удовлетворяешься совершенством. Ведь эти руки, жилы с кровью переданы с полнейшей свободой резца, нигде недомолвки нет. В Неаполе в Museo Nationale я видел "Бахуса" 19 Рибейры. Вот живот-то вылеплен, что твой барабан, а ширь-то кисти какая, будто метлой написан! Опять-таки как у Микельанджело, никакой зацепки нет, свет заливает все тело, и все так смело -- рука не дрогнет. Но выше и симпатичнее -- это портрет Веласкеза "Иннокентий X" в Палаццо Дориа. Здесь все стороны совершенства есть: творчество, форма, колорит, так что каждую сторону можно отдельно рассматривать и находить удовлетворение. Это живой человек, это выше живописи, какая существовала у старых мастеров. Тут прощать и извинять нечего. Для меня все галереи Рима -- этот Веласкеза портрет. От него невозможно оторваться. Я с ним перед отъездом из Рима прощался, как с живым человеком; простишься, да опять воротишься, думаешь: а вдруг в последний раз в жизни его вижу! Смешно, но я это чувствовал.
   Купол св. Петра напоминает широкоплечего богатыря с маленькой головой и шапка будто на уши натянута. Внутри я ожидал постарее все встретить, но, наоборот, все блестит, все новое, при всем безобразии барочной скульптуры, бездушной, водянистой, разбухшей; она никакой индивидуальной роли не играет, а служит только для наполнения пустых углов. Собор св. Петра есть, собственно, только купол св. Петра: он все тут. Вспоминаю я Миланский собор. Там наружная красота соответствует внутренней, везде цельность идеи. Он мне напоминает громадный, обороченный кверху сталактит из белого мрамора. Колонные устои массивные. Собор в пять наосов, но, несмотря на эту величину, он не мрачный. Окна сажен в 5. Свет от разноцветных стекол делает чудеса в освещении. Кое-где золотом охватит, потом синим захолодит, где розовым; одним словом, волшебство. Он изящнее Парижского собора, но органа того уже нет.
   В галереях Италии сохраняется большая масса картин XV века. Они показывают постепенное понимание натуры, так что они служат необходимым дополнением. Но меня удивляет здесь, в Вене и в Берлине, это упорное хранение немцами всякой дряни, годной только для покрышки крынок с молоком. Кому эта дрянь нужна? Это только утомляет вас до злости. Все это надо сжечь, точно так же, как я уничтожил бы все этрусские вазы20, коими переполнены галереи, и оставил бы на обзавод самые необходимые образцы. Тогда бы им и цена настоящая была. Наоборот, все помпейские фрески21 заключают в себе громадное разнообразие, но их-то и не сохраняют как следует. Дождь их обмывает, от солнца трескаются, так что скоро ничего от них не останется.
   Я попал на помпейский праздник22. Ничего. Костюмы верные, и сам цезарь с обрюзгшим лицом, несомый на носилках, представлял очень близко былое. Мне очень понравился на колесничных бегах один возница с горбатым античным носом, бритый, в плотно надетом на глаза шишаке. Он ловко заворачивал лошадей на повороте (нрзб) и ухарски оглядывался назад на отставших товарищей. Народу было не очень много. Актеров же 500 человек. Везувий тоже смотрел на этот маскарад. Он, я думаю, видел лучшие дни...
   До свидания, Павел Петрович!

Уважающий и любящий Вас В. Суриков

   Когда увижусь с Вами, я цельнее передам мои впечатления. Кланяюсь вашей супруге.
  

65. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва. Июнь 1884]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Я и жена и дети, слава богу, здоровы. Уже как будет два или три месяца мы устроились на новой квартире. Теперь я пишу новую картину, тоже большую 1. Здоровы ли вы, я очень беспокоюсь о вас, так как по приезде из-за границы получил одно только от вас письмо. Как ты служишь, Саша?
   Я читал в газетах, что будет в Государственном совете рассматриваться проект судебной реформы в Сибири. Я думаю, что ты уже знаешь об этом? 2
   Живут ли постояльцы у вас и кто они такие? Знаешь что, Саша, мне пришла в голову идея: спроси ты у мамы, что, не знает ли она что-нибудь о наших предках? Как звали прадеда нашего и все ли они были сотники и есаулы? Как нам доводится атаман Александр Степаныч? Давно ли дом построен? Расспроси поглубже, повнимательнее, мне ужасно охота знать, да и тебе, я думаю, тоже. Ты знаешь, как пишутся родословные:
   Вот, так, например, положим:
   Иван -- дед, жена его Ирина.
   Семен -- сын, жена его...
   Александр --
   Петр -- сын и так далее и так далее. И маму о ее родне расспроси. Как звали прадеда ее и прабабушку? Наверное, мама многое знает и помнит.
   Откуда род наш ведется? Может, какой-нибудь старик казак знаете
   Сделай, не поленись, брат, расспроси постарательнее 3. Я беспокоюсь, здорова ли мама, ноги у нее прежде болели. Помню, ляжет на ящик, да и стонет: "Ой, ноженьки, ноженьки!" {Она прежде в мороз выбегала босиком на двор с ведром. (Примеч. Сурикова).} Ты не давай ей плохо одеваться. А если нет на это денег, так я вышлю ей. Ох, я думаю, постарела она у нас. Напиши, сколько ей теперь лет, бодрая ли она по-прежнему? Что ее чаек? Так бы мне хотелось поцеловать ее в "печеные яблоки". Бог даст, увидимся. Оля, Лена и Лиля кланяются вам и целуют Вас, мамочка. Будьте здоровы. Напиши, Саша.

Ваш любящий В. Суриков

   Адрес мой: Москва, Долгоруковская улица, дом Збука, кв. No 15.
  

66. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

  

[Москва]. 30 декабря 1884

   Я согласен, чтобы г. Турчанинов 1 списал копию с моей картины "Меншиков в Березове".

В. Суриков

  

1885

  

67. П. Ф. и А/ И. СУРИКОВЫМ

  

[Мытищи. 1885]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Мы теперь живем в деревне на даче под Москвой. Я там работаю этюды для моей картины1. Я, жена и дети -- все, слава богу, здоровы. Так опять не собрались к вам. Мой товарищ Ивачев 2, так как не имеет большой работы, так этим летом поехал в Сибирь, тоже к матери повидаться. Очень я ему завидовал. А мне было нельзя: все лето бы пропало, и средства к жизни надо доставать. Вот почему я невольно обманываю вас. К февралю я должен кончить картину. Так что будущее лето я свободен буду больше, чем это. Не сердитесь, бога ради, на меня, я и сам-то все мечтаю побывать у вас, мои дорогие.
   Берегите себя, мама, не простудитесь.
   Не знаю, Саша, мне до осени нет времени хлопотать о доверенности. Ты говоришь, прислать копию с метрики моей, но ведь тоже стоит, что во время моего рождения отец наш был уже гражданский чиновник. Не было бы это препятствием для нас в наделе. Хотя мы прямые потомки родного деда нашего сотника Василия Ивановича. Не лучше ли послать только билет на владение домом и местом земли? Напиши.
   Ты писал о ягодах. Если немного и если расхода для тебя большого не будет, то пошли, особенно черничных сушеных лепешек, сушеной черники, клубники и черемухи понемножку. Я очень люблю все это, как с детства привык, так лучше московских всех фруктов. А тебе и маме пошлю зимой яблоков мороженых. Спроси, доставляют ли этой зимой к нам в Сибирь.
   Ну, будьте здоровы, увидимся, бог даст, на то лето. Оля начинает учиться, а Лена еще нет.
   Остаемся живы и здоровы, целуем вас.

Твой В. Суриков

   Пиши до адресу старому: Москва, Долгоруковская улица, д. Збука.
  

1886

  

68. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 3 апреля 1886

   Здравствуйте, мама и Саша!
   Что это вы ничего с осени мне не пишете, здоровы ли вы все? Я ужасно беспокоюсь. Сюда приезжали Кузнецов и Александра Федоровна. Я виделся с нею. Она мне говорила, что вы здоровы. Но это было еще в конце осени. Я и сам-то виноват пред вами, что долго не писал. Посылочку с ягодами получил, а вам все еще не собрался яблок-то послать, день за днем так и летят за работой. Я пишу большую картину теперь, "Боярыню Морозову", и будет только к будущему январю готова она. Только к будущему году освобожусь совсем. А это лето все надо писать этюды к этой картине. Боже, когда я с вами повидаюсь, все откладываю год от году! Нельзя -- большие задачи для картины беру. Потерпите до будущего лета, если еще верите мне, уж тогда не обману. Что, мамочка, нужды не терпите ли? Вы ведь, Саша ничего не напишете мне. Что твоя служба, Саша? Живут ли постояльцы вверху? Будьте здоровы. Эту весну фотографии снимем с себя на открытом воздухе, товарищ снимет. Дети и жена целуют вас. Оля писать и читать умеет.

Любящий вас В. Суриков

   Адрес тот же: Москва, Долгоруковская ул., д. Збука.
  

69. В. Н. ТРЕТЬЯКОВОЙ

  

[Москва]. 3 апреля [1886]

   Вера Николаевна!
   Будьте любезны, передайте Павлу Михайловичу, что я ничего не имею против копировки с "Меншикова" Чеховым1; пусть пишет. Кланяемся Вам, Павлу Михайловичу и всем вашим.
   Надеемся скоро повидаться с вами.

Уважающий искренно Вас В. Суриков

  

70. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[1886]

   Милые мама и Саша!
   Посылаю вам карточку Оли и Лены. Хотя вышло не совсем удачно в выражении лиц. Снято на открытом воздухе домашней фотографии, и девочки от сильного света немного щурятся. Ну, что делать? Все лучше, чем ничего.
   Мы с Лилей, когда снимемся, тоже вам пошлем свои карточки.
   Все мы, слава богу, здоровы. На будущий год, бог даст, свидимся. Картину я должен кончить к февралю.
   Я сейчас получил ваше письмо, а Александра Федоровна сегодня уезжает из Москвы в Красноярск, то я и просил ее передать вам это письмо с карточкой.
   Будьте здоровы, дорогие мои!

В. Суриков

  

71. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 21 декабря 1886

   Милые мама и Саша!
   Страшно я виноват перед вами, что я так долго ничего не писал о себе. Я здоров, также и семья. Я теперь сильно занят окончанием своей картины, которую должен кончить к марту.
   Посылку вашу -- ягоды -- получили и уже съели все до одной ягодки. Вкусно показалось.
   Вы никогда, мама, не беспокойтесь, если я иногда долго не пишу. Да теперь этого я и не сделаю. Ты пишешь, Саша, что ты остался на должности, -- что это, навсегда или только временно? Ответь мне. На счет же доверенности на исходатайствование земли я не знаю, что -- стоит ли хлопотать? Имеем ли мы неоспоримые доказательства на права? Ведь отец-то наш был уже в отставке, когда мы родились. Так не знаю, можно ли просить, хотя наш род исстари казачий. Так обдумай хорошенько -- да порасспроси. Дед и предки все были казаки.
   Не нуждаетесь ли в чем? Живут ли постояльцы? Кланяемся все вам и целуем вас.

Твой В. Суриков

   Адрес тот же: Долгоруковская улица, д. Збука.
  

1887

  

72. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

  

[1887]

   Павел Михайлович!
   Я так мало дорожу этим портретом в художественном отношении, что очень рад, если он не попадет ко мне обратно1.

Уважающий Вас В. Суриков

   Я увижусь еще с Вами на этой неделе, Павел Михайлович, и еще поговорю об этом.
  

73. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

[Москва]. 21 мая 1887

   В уплату из пятнадцати тысяч рублей за "Боярыню Морозову" 1 пять тысяч рублей получил.

В. Суриков

   Десять тысяч рублей получил.

В. Суриков

  

74. В. В. МАТЭ

  

Москва. 26 мая 1887

   Василий Васильевич!
   Посылаю Вам фотографию "Морозовой"; не знаю, хороша ли она для Вас будет. Я сделал отметки на ней, где не вышли по оригиналу цвета.
   Я думаю, в этот размер и сделать гравюру, а если позволит размер "Иллюстрации", то можно и больше1.
   Ну, желаю размахнуться виртуозно вашему мастерству.

Уважающий Вас В. Суриков

  

75. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

23 сентября 1887

   Дорогие мама и Саша!
   Наконец мы приехали в Москву. Дорогою приключений, слава богу, не было никаких.
   Получили ли вы два моих письма из Ачинска и Томска? Первое я передал ямщику, чтобы он положил в ящик, а второе торговцу, у которого покупали провизию, так как торопились не опоздать на пароход.
   В дороге я рисовал1 кое-что. В Тюмени я купил три ковра на 15 р. Такие в Москве стоят гораздо дороже.
   Назад, когда ехали, то путь казался гораздо короче. Уж вовсе не так далеко от Красноярска благодаря железным дорогам. Дорога стоила вперед 260 р. и назад 260 р. на всю семью. Одному стоит доехать взад и вперед 200 р.
   Вот, бог даст, я пошлю тебе Саша [денег?], и ты посмотришь на Москву; если только ты захочешь этого, (нрзб) вся заплесневела, уж я ее мыл водой, а есть боюсь; плохо она была просушена. Черничные лепешки сохранились; орехи тоже. Я беспокоюсь, и, может быть, напрасно, что когда вы провожали нас за ворота, то Сонечка не стибрила ли чего-нибудь.
   Что крыша на сарае течет все или нет?
   Теперь я вот должен искать квартиру для нас. Неприятная это штука. Не знаю, найду ли я то, что желаю: чтобы было светло и тепло. Но, бог даст, найду. А что, купил Сашутка сапоги себе и маме? Ответь непременно.
   Дорогой я узнал от доктора, что перец ужасно вреден для горла. Ешь ты его меньше бога ради, а то ты от него все по утрам харкаешь. И еще. Начиная с горла делается катар желудка, потому что перец не переваривается. Смотри, вакса! Берегись. Напиши мне, Саша, теплая ли шуба у мамочки и есть ли теплые сапоги? Что перешли ли уже постояльцы? Мы все, слава богу, доехали здоровыми. Кланяемся вам и целуем. Адрес мой вот покуда я не нашел квартиры: у храма Спасителя меблированные комнаты "Бояр" Кашина, No 47.

Твой В. Суриков

  

76. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 28 октября 1887

   Милые мама и Саша!
   Мы вот уже недели три как переехали на квартиру из гостиницы1. Квартира небольшая, но, кажется, сухая и теплая. Плачу за нее 35 рублей в месяц. А прежде, когда писал большую картину, то платил 60 рублей в месяц же. А теперь покуда ничего большого еще не начал, то довольно и такой квартиры. Ты, я думаю, получил мое письмо из Москвы? Путешествие совершили мы благополучно. С Пассеком2 мы распростились в Нижнем. Это очень веселый и хороший человек. Мы устраивали дорогой (на пароходе) угощение чаем: то он с женой, то я с семьей -- по очереди. От Томска до Екатеринбурга еще ехали с нами англичане из кругосветного путешествия. С одним из них я кое-как объяснялся по-французски. Пассек им объяснял достопримечательности встречаемых городов по-английски. Но пьют водку и вино здорово и едят за четверых, не выходя из границ приличия. В Екатеринбурге выставки не застал3. В Нижнем останавливался на сутки, кое-что зарисовал 4. Здесь, в Москве, стоит ясная погода, совсем тепло. У нас из окон виден бульвар, и на нем еще трава стоптанная зеленеется. Листья уже опали. Был: в Кремле, в Успенском соборе, и, брат, протодиакон так здорово Евангелие сказал, что стекла дрожали. Не знаю его фамилии. Певчие два хора пели херувимскую (тенор) 5. Не знаю, как она называется, но мы еще с тобой ее пробовали петь по вечерам. Они ее спели голосов в 40--50. Великолепно, точно орган. Оба хора вместе соединились. Дивно. Одна купчиха в умилении от пения, уткнувшись головою в пол, всю обедню пролежала, так что какой-то купец, проходя мимо, сказал: "Довольно лежать, пора вставать".
   Ах, Саша! Если бы тебе служба позволила приехать на будущий год летом в Москву, уж я бы тебе все достопримечательности показал. Что, здоровы ли вы? Имеет ли мама и ты теплую обувь? Я думаю, что в Красноярске уже зима наступила. Напиши, что нового в Красноярске и по службе твоей. Я теперь начинаю писать эскиз для моей новой картины и собираю материал для нее 6.
   Целую вас.

Твой В. Суриков

  

77. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Москва. 9 декабря 1887

   Милые мама и Саша!
   Письмо ваше я получил и очень рад, что ты, Саша, такое положение имеешь при новом председателе и что настойчиво работаешь. Только береги свое здоровье, не надрывайся очень. Письмо это вы получите уже в 1888 году, то я поздравляю вас с Новым годом. Желаю счастья и здоровья вам. Мы все здоровы, слава богу. У Оли есть теперь учительница. Она ходит на дом и приготовляет ее в гимназию в первый класс. Учится прилежно и хорошо. А Еленчик тоже читает уж и пишет. Интересное приключение с ней было: взяла она свою куклу, зеркало ее маленькое и села под стол с нею погадать, как она говорила, в зеркало смотреть. Вдруг она выскакивает из-под стола, вся бледная, руку к груди прижала и говорит: "Что я в зеркале увидала, просто ужас! Я увидела кошку" (это она увидела, должно быть, себя). Очень много мы смеялись этому.
   Ты пишешь, что Скорковский переехал. Ну, а мальчики его уже не буянят по-прежнему? Должно быть, теперь выросли и поумнели. А что, Саша, у тебя есть теплые калоши? У мамы, ты писал, что есть теплые сапоги и шаль, а шуба? Тепла ли она? Скажи, Саша, поклон мой Мельницкому1. Я ему собираюсь письмо писать на днях. Здесь, в Москве, выпал снег довольно большой, хотя тепло очень. Пишу я дома Олин портрет в красном платье, в котором она была в Красноярске2. Ну что, я думаю, на святках веселиться будешь? Может, в маскарад пойдешь? Попляши, брат. Это после трудов праведных очень полезно. Только, чтобы штаны не свалились, как у меня в дни моего раннего юношества. Покрепче подтяни. Ну, будьте здоровы. Целую вас и кланяемся вам.

Твой В. Суриков

  

1888

  

78. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 12 января 1888

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Посылаю тебе, Саша, во-первых, доверенность на исходатайствование земель и, во-вторых, бритвы, купленные в английском магазине. Бритвы эти для жесткого волоса предназначены, о чем меня и спросил приказчик.
   Потом, если бритвы эти потупятся немного, то поправлять нужно их сначала на коричневой стороне прилагаемого с ними ремня, а потом, поправивши на коричневой, перейти на белую сторону, ремень этот тоже английский и того же фабриканта, чьи и бритвы. Заплатил я недорого, всего 5 рублей 50 копеек, но, может быть, они и хорошие. Он сказал, что если не придутся хорошо, то можно их переменить. После бритья бритвы надо тщательно сухо вытирать.
   Доверенность и бритвы я посылаю в одно время. Ну, хлопочи, Саша, что-то бог даст. Мне кажется, что доверенность составлена хорошо, и у нотариуса сказали, что ее уже не надо нигде мне более засвидетельствовать. Она полной силы.
   Меня страшно поразила и опечалила смерть Мельницкого. Напиши, голубчик, отчего это он умер? Если можно, порасспроси домашних его. Передай им мое глубокое сожаление о безвременно погибшем даровитом человеке. Это просто непостижимо для меня, ужасно мне его жаль. Вот и Марфа Васильевна1 тоже умерла. Она отчего это? Я так и не сходил к ней в бытность в Красноярске. Она меня всегда любила, а маленьким когда я был, всегда заботилась -- царство ей небесное!
   На днях я послал Евдокии Петровне Кузнецовой еще 100 рублей. Осталось за мной долгу тоже только 100 рублей. Как-нибудь соберусь, вышлю и остальные. Хотел мамочке шаль шелковую послать, да нынешний месяц много расходу было. Соберусь, непременно вышлю; может быть, к пасхе. Здоровы ли вы, дорогие мои? Мы все, слава богу, здоровы. Ты, Саша, писал, что хочешь в Канск ехать. Как же мамочка-то останется одна? Будет она от окна к окну ходить одинешенька. Ведь надо ее здоровье-то нам беречь. Ведь мы еще увидимся, наверное, бог даст. Пусть она не плачет. Ну, до свидания. Кланяемся и целуем вас.

Твой В. Суриков

  

79. А. И. СУРИКОВУ

  

20 апреля 1888

   Прочти один.
   Милый Саша!
   Ты, я думаю, удивляешься, что я долго не писал. С 1 февраля началась болезнь Лизы, и я не имел минуты спокойной, чтобы тебе слово черкнуть. Ну, друг Саша, болезнь все усиливалась, все лучшие доктора Москвы лечили, да-богу нужно было исполнить волю свою... Чего тебе больше писать? Я, брат, с ума схожу.
   8 апреля, в 2 Ґ часа, в пятницу, на пятой неделе великого поста, ее, голубки, не стало. Страдания были невыносимы, и скончалась, как праведница, с улыбкой на устах. Она еще во время болезни всех простила и благословила детей. Теперь четырнадцатый день, как она умерла. Я заказал сорокоуст. Тяжко мне, брат Саша. Маме скажи, чтоб она не горевала, что было между ней и Лизой, она все простила еще давно.
   Как бы я рад хоть тебя, Саша, увидеть. А что, нельзя ли тебе отпуска взять? Хорошо бы было, да тебе по службе придется терять.
   Я тебе, Саша, и маме говорил, что у нее порок сердца и что он по прибытии в Москву все ухудшался. А тут еще дорогой из Сибири простудилась Лиза, и делу нельзя было помочь. Ох, страшная, беспощадная эта болезнь порок сердца!
   Дети здоровы. Хотя были, особенно Лена, потрясены и все плакали. Покуда сестра Лизы за ними ходит1. Лиза велела написать ей. Покуда она была больна 2 месяца, я сам за ней ходил, за голубушкой, все ночи не спал, да не привел бог мне выходить ее, как она меня 8 лет назад тому выходила от воспаления легких.
   Вот, Саша, жизнь моя надломлена; что будет дальше, и представить себе не могу.
   Будешь писать ко мне, то пиши: Смоленский бульвар, д. Кузьмина, В. И. Сурикову. Оставить у дворника, потому что думаю с детьми под Москвой в деревне на лето поселиться. Молитесь богу за милую Лилиньку. Поминайте ее в церкви. Молитесь за нее -- всего нужнее для ее души. Перед смертью она два раза исповедовалась и причащалась.

Брат твой В. Суриков

  

80. А. В. ПРАХОВУ 1

  

[Москва. 1888]

   Получил я письмо Ваше, Адриан Викторович. Я уж и не знаю, как благодарить Вас за сочувствие к горю моему. В Киев я едва ли приеду, потому что от горя никуда не убежишь, хоть на край света побеги.
   Мне отраднее бороться с ним, нежели бежать от него, и притом всякое минутное забвение я искупаю слезами. Когда прошлое восстает на меня, то мне легче.
   Супруге Вашей и Васнецовым 2 поклонитесь от меня.

В. Суриков, искренно любящий всех вас.

  

81. П. Ф. СУРИКОВОЙ

  

Москва. 6 июня 1888

   Милая мама!
   Саша послал мне телеграмму, что он выехал ко мне 1. Я ужасно обрадовался. Теперь жду его, считаю дни и часы, когда его увижу. Это большая радость для меня будет. И дети ждут своего "дядю Сашу". Эту радость бог мне даст за слезы мои. Будем, мама, богу молиться о душе Лизаньки. Это единственная нам с тобой и Сашей отрада и утешение. Я заказывал 40-дневный сорокоуст со дня кончины, а Вы годовой, и это меня несказанно радует. Я беспокоюсь, как это Вы одна дома остались? Наверное, с Вами кто-нибудь остался? Берегите здоровье. Бог даст живы-здоровы будем, на будущее лето увидимся. Оля у меня готовится в гимназию, учится хорошо. У нас покуда живет сестра Лизы, она покуда обшивает, учит детей. А то бы совсем беда.
   Мы часто ездим на могилку Лизы 2. Дети цветочки готовят и кладут на могилку. Что делать! Мама, божья воля совершилась. Тяжело мне.
   Тетя Соня кланяется Вам, мама. Мы все, слава богу, здоровы! Вы о Саше, мама, не беспокойтесь. На пароходах и железных дорогах ехать не опасно. Лишь бы здоровье берег свое. Вы только не простудитесь, а то все хорошо будет.
   Целуем Вас, дорогая моя. Просим твоего заочного благословения.

Твой сын В. Суриков с детьми

Оля, Лена

   Пишите мне. Адрес мой: Москва, Смоленский бульвар, дом Кузьмина.
  

1889

  

82. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 12 января 1889

   Здравствуйте, мои милые и дорогие мама и Саша!
   Телеграмму твою я получил. Спасибо, брат. Мы все, слава богу, здоровы. Оля окончила первое полугодие, теперь с 9 января начала другое. Учится порядочно. Гувернантка все бывает. Потому что французский язык труден для Оли. А мне желательно, чтобы она перешла в следующий класс.
   Получили мы вашу посылку. Пропастинку1 съели в два дня. Чай в восторг приводит как меня, так и брата Пономарева 2, который переехал в Москву на службу. Мы, прежде чем заваривать, сначала понюхаем чай в коробке, а потом уже завариваем. Чай мы называем "Юйха-тынзы", что написано на коробке. Избалуюсь я этим чаем, тогда опять тебе нужно будет посылать мне. Тут, брат, такого чаю не достанешь. Скажи, почем он у вас продается?
   Получил ли ты карикатуру на красноярское освещение улиц? Нарисованы столбы на улицах. Мама, помните, как мы в Бузиме ехали на могилу к папе и один косой наткнулся на столб, снял шляпу и раскланялся {Я старался потом этим маму рассмешить. (Примеч. Сурикова).}. Ведь этому будет в этом году ровно 30 лет: папа умер в феврале 1859 года, а мы великим постом приехали в Красноярск с дядей Гаврилой. Здоров ли он? Поклонитесь ему от меня. Здорова ли, жива Алена Яковлевна? Жив ли 115-летний старик в Заледеевой?
   В Новый год у меня были Третьяков, Пономарев, крестная с Евгешей Ивановной 3. Они тебе кланяются. В монастыре как мы были 30 августа, так я и не был. У Лилиньки на могилке недавно панихиду служил. Каждое воскресенье просфору подаю. Читаю более все священные книги -- нахожу большое утешенье в них.
   Оле и Лене сшил новые платья, недорогие. Хотя они ничего у меня -- чистенькие. На елке были у Поленова 4. Детям много конфет и других подарков надарили. И у нас своя была маленькая елочка; дети сами ее убирали. Была крестная мать и ее сестра-старушка. Кухарка все та же живет. Ничего, такая же честная в покупках. На детей стирает чисто. Мы ей подарили на празднике ситцу на платье. От тети Сони давно не получали писем, так сами ничего не писали. Надо написать. Ну, как твоя служба? Живут ли жильцы наверху? А шлея готова? Вот, бог даст, увидимся. Я немного замедлил этим письмом. Теперь буду писать чаще. Целую вас всех.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

83. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 7 февраля 1889

   Здравствуйте, дорогие мама и Саша!
   Я что-то об мамочке беспокоюсь. Здорова ли она? Я уже давно от тебя, Саша, писем не получаю.
   Мы, слава богу, здоровы.
   Кузнецова была у нас, и теперь она уехала в Петербург. Я ей отдал и последний долг -- 100 рублей, так что мы с ней теперь квиты. Весною она поедет в Париж на выставку. Вот скоро масленица будет: в Москве уже заметно ее приближение -- усилилось движение по улицам. Мы хотим тоже у себя орешки на масленую испечь. Дети и я любим их.
   В Москве находится Всероссийская фотографическая выставка1, и меня пригласили быть экспертом по присуждению наград: очень много есть хороших вещей. Жизнь моя так же идет. Читаю более духовные книги и понемногу рисую. Почти нигде не бываю. Гувернантка ходит к Оле, и Оля очень хорошо теперь знает правила французского и немецкого языков и из других предметов тоже порядочно учится.
   Об Лилиньке каждое воскресенье подаю просфору и езжу на кладбище иногда отслужить панихиду, хоть по зимнему времени часто нельзя детей возить. Думаю сегодня или завтра отслужить панихиду по моей незабвенной милочке. Память о ней не только не ослабляется, но с каждым днем, по милости, божией, все яснее делается.
   Мамочку я видел во сне: будто бы мама (наша с тобой) умирает. Я подошел к ней, на колени стал, и она говорит: "Молитесь за меня богу". Я так беспокоюсь, здорова ли она? Ты, пожалуй, этого ей не говори.
   Я бы очень желал приехать в Красноярск. Вот весною или в середине мая экзамены кончатся, тогда можно и катнуть.
   В Красноярск поехал Н. П. Пассек. Он у тебя будет. Я его ужасно люблю за его ум и характер. Он у вас будет. Я хотел что-нибудь послать с ним вам, да увидался с ним только на железной дороге, куда Евдокия Петровна2 попросила меня с ней съездить. Если можно, пошли с ним пропастинки и чаю фунт. Ну как твоя служба? Я читал телеграмму от студентов в Красноярске в Московский университет, что-то 40 человек 3. Однако много их понаехало к нам. Думаем говеть на первой или второй неделе великого поста. Так жаль, что у мамы нет шелковой шали. В чем она будет приобщаться постом? Вот приеду -- привезу. Если бы я знал пораньше, что Пассек едет, то я с ним послал бы. Пиши почаще.
   Целую вас обоих, дорогие мои.

Любящий тебя твой брат В. Суриков

  

84. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва. Весна 1889]

   Милые и дорогие мои мама и Саша!
   Письмо твое, Саша, я получил, где ты пишешь о сарае сгоревшем. Что же делать, Саша? Нужно благодарить только господа бога, что дом остался целым! И в этом его великая милость. Могло быть хуже. Вообще покорность воле божьей есть самое верное и лучшее утешение. Бог даст, летом можно новый построить. И построим общими силами, а ты не отказывайся и на себя через меру не взваливай. Только, если раньше меня начнешь строить, освяти место. Отца Василия позови.
   Я думаю, как вы оба перепугались! Хорошо, что еще не ночью, внезапно. Я все более и более убеждаюсь, чтобы переехать к вам на житье. Только мне много будет хлопот по продаже моего имущества: мебели и прочего. Если ехать, то кровати надо везти с собой. Уложить же можно что взять в ящики -- самовар, рукомойник, кастрюли, -- все дома пригодится. Ты, брат, мне посоветуй, как поступить с этим. Что мне жаль здесь оставить, то это Лилинькину могилку -- все хоть поплакать там и панихиду отслужить можно.
   Не знаю, как я это перенесу1.
   О ней я каждое воскресенье подаю просфору. Искренно говорю тебе, брат Саша! Вот конец весны покажет, как нужно мне сделать. А больше же всего надеюсь, как бог устроит. Я теперь всегда полагаюсь на него и никогда не обманываюсь. Истинно говорю это. И ты с мамой так же поступай и будьте милостивы со всеми. Наша жизнь тут не навсегда. И привязываться к земному не очень-то крепко надо.
   Это показывает и наша жизнь собственная и других, если повнимательней присмотреться.
   Я думаю, что у тебя, как я пишу это письмо, уже был Пассек. Я думаю, он удивился, взойдя во двор, на наше разорение. Он обещался по возвращении из Красноярска побывать у меня в Москве, проездом в Харьков.
   Сегодня чистый понедельник, и я думаю с детушками говеть этим постом. Наверно, и ты с мамочкой.
   Оля учится хорошо, только уж очень похудела. А Еленчик, брат, не очень-то утруждает себя -- эта больше с куклами. Но и ее надо будет отдать учиться.
   Здоровы ли вы после такого переполоха? Напиши, Саша. Мы, слава господу, все здоровы.
   Целуем вас, мои дорогие.

Любящий брат твой В. Суриков

  

85. В. Д. ПОЛЕНОВУ

  

[Москва. Июнь 1889]

   Василий Дмитриевич!
   Мне бы хотелось узнать от Вас относительно этюдов, выставляемых с 1 ноября по 1 декабря1, -- что это этюды творческие, т. е. для картины, или же простые, бесцельные, с натуры? Я это хотел узнать от И. С. Остроухова 2, да его дома нету. Если это этюды первой категории, то я оставлю их несколько. Осень-то я не буду в Москве, а буду в Красноярске, то я попросил бы Вас, Василий Дмитриевич, выставить их без рам и подрамков и просто пришпилить на стену. Да и оставил-то бы их я у Вас, если позволите. В понедельник 12-го я должен выехать, то мне желательно бы получить ответ от Вас к этому времени.
   Поклонитесь от меня Наталии Васильевне 3 и всем вашим.

Любящий Вас В. Суриков

   Адрес мой: Палашевский пер. д. Коломейцева, кв. 29.
  

86. И. Е. ЗАБЕЛИНУ 1

  

[Москва]. 13 июня 1889

   Многоуважаемый Иван Егорович!
   Я бы очень желал, чтобы мой этюд Василия Блаженного был принят Вами как дар мой Историческому музею.

Искренне уважающий Вас В. Суриков

  

1890

  

87. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва. Осень 1890]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Мы приехали в Москву. Покуда наняли небольшую квартиру в 3 комнаты и 4 кухня. Плачу 30 рублей в месяц.
   Воздух в Москве ужасный после Сибири.
   Оля приготовляется в пятый класс. В доме живет учительница из ихней же гимназии. Она ее и подготовляет по-французски и немецки. За 20 рублей взялась, только не знаю, выдержит ли [Оля], а то пусть и в 6-м учится. Лена здорова.
   Мебели купил и всей обстановки по кухне рублей на 45. Ни дивана, ни зеркала покупать не буду.
   У Ковалевского1 еще не был. Да нигде еще.
   Мы только и мечтаем на то лето к вам приехать. Скверно тут жить. Тесно и людно -- на одном дворе три флигеля и в каждом по четыре квартиры... "четырехместная карета и в ней 12 седоков"... Скверно, а учиться лучше здесь. А как только май, мы к вам до сентября. Мама, берегите здоровье, и ты, Саша.
   Я вспомнил, что Савраске год был 19 июля, как мы его купили. Что-то он? Картину еще не развертывал2. В следующем письме напишу побольше.

Любящий вас В. Суриков

  

88. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 10 сентября 1890

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Письмо от вас я получил. Ты пишешь, что мама готовит ягоды. Только не расходуйтесь много -- малость пошлите.
   Представь себе: чай, который я взял с собой, фунт, до сих пор еще не вышел, а вышло полкоробки. Мы его закладываем Ґ чайной ложки, и ничего -- есть навар!!! Если бы мама могла видать, что за чай, сквозь него отсюда Красноярск виден. Остальные полкоробки, я думаю, еще месяца на два хватит, а потом ты уж нас не оставь, пришли фунтик. Я другого здешнего после этого не могу пить. Просто веник! Оля и Лена ходят в гимназию. Оля в 6-й класс и Лена в приготовительный. Учиться теперь им легко. Начальница хотела Олю в 5-й класс перевести, но Олечка-дуща воспротивилась 1. Мне, говорит, там будет трудно, да и шабаш. Ну, а... так той все равно... Внизу живет им подруга, вместе и возвращаются из гимназии. Картину покуда не развертывал 2 -- мух много: боюсь, не испачкали бы снег. Но хоть через неделю-другую натяну на подрамок, который уже у меня есть. Смеряй-ка, Саша, точным, складным аршином, какая мера федоровского подрамника, ширину и высоту. Я сделал 4 аршина и 2 аршина 3 вершка, а по картине кажется мал. Неужели здесь аршин меньше? Может быть, он плотницким мерил, который, быть может, не так точен. Не знаю.
   Был у Ковалевского, рассказал ему кое-что о Сибири и передал поклон Сергея Матвеевича 3. Он у меня тоже был на квартире. Славный человек! Передай поклон М. А. Рутченко и жене его 4. Жду от них письма. Что он поделывает?
   Лилина могилка до того без нас заросла сорной травой, что не узнать. Теперь мы ее поправили. Бываем на могилке.
   Евгеша Ивановна жива и тебе посылает поклон.
   Напиши, Саша, о наших знакомых что-нибудь. Передай поклон твоим сослуживцам -- Сергею Матвеевичу Лопатину, Пестрикову, Иноземцеву и другим. Тане посылаем поклон 5. Мы были проездом в Ачинске у ее сестры Анюты и Кати. Славные такие. Радушно нас приняли. Пока прощайте. Целуем вас, мама и Саша.

Твой брат В. Суриков

  

1891

  

89. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

  

[Москва. 1891]

   Павел Михайлович!
   Нельзя ли осмотреть Вашу галерею моим землякам-красноярцам -- доктору Кускову с супругой?
   Люди совсем благонадежные.

Искренно Вас уважающий В. Суриков

  

90. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Начало 1891]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Мы, слава богу, здоровы. Получили от вас и чай, и (нрзб), спасибо. Только ты зачем столько чаю послал, Саша? хоть продавай.
   Картину я вставил в раму золотую1. Очень красиво теперь. Я ее закончил. Скоро, в начале или середине февраля, надо посылать на выставку в Петербург. Не знаю, какое она впечатление произведет. Я, брат, ее еще никому не показывал.
   Душата учатся хорошо. Праздники у них весело прошли. Устраивали елку, да еще домах в трех были на елке. Они получили кое-какие елочные подарки. Ну, да это что, а главное, не скучно прошло.
   Получил от вас телеграмму поздравительную. В этот день в именины мои стряпали пашкетишко, ели и поминали вас, да, наверно, и мама сделала его. У нас укладник здоровенный вышел.
   Я ужасно рад, что бог помог выстроить погреб. Теперь все как следует.
   Вчера был в Малом театре, видел новую комедию Крылова "Девичий переполох", Вот бы, брат, ты где похохотал досыта. Исполнено было бесподобно. Осенью был на Сибирском вечере в "Славянском базаре". Встретил студента из Красноярска, Жилина гимназиста товарищ. Вспомнили Красноярск. А я, брат, скучаю по Сибири. Нет здесь приволья, да и тебя с мамой нет! Бог даст, свидимся.
   Целую вас с мамой крепко, крепко.

Твой любящий брат В. Суриков

  

91. П. Ф. и. А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва. Февраль 1891]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Душата учатся ничего, ладно. Я ужасно рад, что ты чины глотаешь, как блины на масленице.
   Картину недели через две будут отсылать, бог даст, в Питер на выставку, которая откроется 3 марта 1. Поклонись от меня председателю. Тут в Окружном суде умер председатель Лавров, должно быть, Сергей Матвеевич его знал.
   Будут ли в нынешнюю масленицу городок ломать?
   Напиши, здоровы ли вы с мамой? Берегите себя.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

92. П. П. ЧИСТЯКОВУ

  

Москва. 19 марта 1891

   Глубокоуважаемый Павел Петрович!
   Знаете, что мне пришло в голову? При Вашей манере письма доискиваться высокой правды в натуре, которая требует долгого письма, мне кажется, не лучше ли брать более грубые и шероховатые холсты, которые дольше выдерживают свежесть письма? Вот было бы превосходно, если бы Вам своего монаха1, а тем более эту красавицу, задумавшуюся девушку2, перевесть на такой холст и кончить роскошными тонами.
   Ответьте мне, что Вы об этом думаете? 3

Искренно уважающий Вас В. Суриков

   Кланяюсь Вашей супруге. Адрес мой: Москва, Долгоруковская улица, д. Финогеновой. Я передам Серову об адресе Врубеля.
  

93. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Тюмень. 21 мая 1891

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Вот, брат, застряли мы здесь до отхода следующего парохода на неделю. Грязь ужасная. Перспективы пребывания очень скучные. Мы все, слава богу, здоровы. Не догадался взять билеты на пароход в Семипалатинск, который идет [?]. Выедет пароход 29 мая в Томск, билеты я взял на него.
   Следовательно, к 15 июня буду в Красноярске, если бог велит.
   Лена не написала потому, что спит.

Твой брат В. Суриков

  

94. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Томск]. 9 августа 1891

   Милые наши мамочка и Саша!
   Сейчас мы отправляемся на пароходе "Казанец" Курбатова в Тюмень, но только до Иевлевой, а там на лошадях до Тюмени1. Пароход, на котором едем, идет с золотом; помнишь, повозки-то в Красноярске прошли? Дорога до Томска ужасная, я такой отродяся не видывал. Насыпи размыло, колеса по трубицы, да еще на них накатывается глина и залепливает спицы, и делаются из колес, как я говорю, ржаные хлебы. Они даже не вертятся... Это по деревням. Там крестьяне по своим улицам и не едут, а все околицами. Оттого я и опоздал к четвергу на пароход. Мы, слава богу, здоровы. Еленчик где-то оставила свое пальто летнее. По обыкновению, беспамятная. Хорошо, что в г. Москве есть запасное старое.
   Что-то мамочка? Я не могу вспомнить без боли, что она больна. Попроси, Саша, ухаживать прислугу за нею.
   Целуем вас крепко. Еще напишу с дороги.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

95. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва. 1891]

   Здравствуйте, милые наши мамочка и Саша!
   Я переехал на квартиру. Очень большая она. Зала, где думаю картину работать1, 9 аршин длины и 4 в ширину. Не знаю, как-то в тепле будет. Сюда приехали Кузнецовы, и мы жили в одной гостинице и не знали друг про друга. Вот что значит столица-то!
   Как-то мамочка? Здорова ли она? Напиши, дружок, поскорее. Мы все вспоминаем, как ты скрылся от нас под горою... когда провожал нас. Мы долго видели твой белый сюртук...
   Девочки сейчас ушли в гимназию. Ничего, мы все, слава богу, здоровы. Холст выписываю через магазин Аванцо из Лейпцига. К 15 сентября ожидаю.
   Гоголеву 2 скажи, что я на днях велю выслать образчики для мебели. Живет ли у вас прислуга? У меня пожилая женщина на днях поступила. Ничего, кажется. Адрес мой: на углу Цветного бульвара и Садовой улицы, дом Торопова, кв. No 15.
   Не позволяй мамочке ходить на погреб. Поклонись Долинскому, Гоголевым и прочим.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

96. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 11 декабря 1891

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Мы, слава богу, здоровы. Простите, что долго не писал. Мы переехали на другую квартиру на Долгоруковской улице, дом Збука, мы уже жили там, когда Лиля была жива. Я начал "Ермака". Картина 8 аршин и 4.
   Письмо твое получил, где ты пишешь о портсигаре, тебе поднесенном, и успехи по службе. Картину еще не продал 1. Она находится в путешествии по России. Шансов на продажу мало. Что делать! Не унываю; покуда есть еще средства работать -- работаю. Ты пишешь, что хочешь дом поправлять. Я давно об этом думал, и, если найдутся средства, я тебе помогу. Меня вот теперь разоряет квартира -- плачу 60 рублей, да еще дрова 9 рублей сажень. Все вздорожало в Москве. Хлеб тоже. Мясо еще в той цене. Беда в том, что для большой картины нужна большая комната, а большая комната находится всегда в большой квартире, а то бы нечего платить 60 рублей. Горюю и о том, что у вас квартирантов нет. Мамочка пусть берегется. А ты, брат, не посылай мне ни чаю, ни прочего -- это дорого стоит пересылать. Оля и Лена учатся ничего, ладно. Вот я не знаю, сколько мне даст передвижная выставка дивиденда. Если даст рублей 300, то тебе пошлю 100 рублей на дом.

Твой любящий брат В. Суриков

  

1892

  

97. А. Н. БЕНУА 1

  

[Москва]. 7 января 1892

   Многоуважаемый Альберт Николаевич!
   Знакомые мои сибиряки Кузнецовы спрашивали меня про картину Мещерского "Север на взморье" 2, которая была послана Матвеевой Ю. П. в прошлом году. Надобно было бы ее натянуть на подрамник и представить в Академию для осмотра, относительно приобретения в музей.
   Что бы там ни вышло, а они просили меня передать их желание. Не знаю, осматривают ли картины в январе?
   Будьте добры уведомить меня о сем.

Душевно уважающий В. Суриков

   Угол Тверской и Леонтиевского пер. д. Полякова.
  

98. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

  

[Москва]. 15 января 1892

   Многоуважаемый Павел Михайлович!
   Мне передали адрес Знаменской, которой принадлежат рисунки Федотова 1. На площади Страстного монастыря, дом Чижовых, меблированные комнаты г-жи Колесовой, No 9, спросить Антонину Александровну Знаменскую. Она будет, как мне сказали, все эти дни дома от 4 до 6 часов вечера.
   Еще она просила передать Вам, что она старается достать портрет Федотова, рисованный им самим.

Искренно Вас уважающий В. Суриков

  

99. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 24 января 1892

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Посылку вашу мы получили. Похрумкиваем черемушку и попиваем чаек.
   Картина помаленьку подвигается1. К выставке готовлю небольшой этюд, давно начатый, -- русская старинная девушка в нашем прабабушкином голубом шугае. Вышло ладно. Даже уже и раму заказал и в середине февраля пошлю на выставку в Питер 2.
   Как твой конишко, катаешься, я думаю. Мы частенько вспоминаем твоего нового коня. А Савраску жалеем. Здесь были страшные морозы дней 5. У нас так в квартире было холодно, что ребятишки в шубах сидели. У меня в Новый год были крестная мать и Евгения Ивановна. Они тебе поклон посылают. Что, я думаю, у вас пашкетишко готовили и пили парфенюшкет [?]. И мне, брат, они привезли пирог сладкий из кондитерской. Как мамочка-то наша себя чувствует? Шубенко-то у нее, кажись, тепленький? Прокопьиха-то, я думаю, снабжает ее чем нужно, ну и попадьенка-то молочишко отпускает? Ах, мамочка, мамочка, так бы и попил чаишку с ней. Ну, бог даст, увидимся.
   Ребятишки учатся хорошо. Сидят сейчас за уроками. А до чаю пойдем прогуляться к Бутырской заставе, там и городом не пахнет.
   Я рад, Саша, что жильцы у вас живут -- все не пустой дом.
   Целую вас, мои дорогие.

Твой брат В. Суриков

  

100. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва. 1892]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Посылаю, Сашонок, сто рублей на поправку дома. Надо мамочку утешить, а то дом рушится. Купи покуда лесу, что ли. Я продал два этюда, так что себя не стесняю. Посылаю тебе сапоги и пряники, а мамочке косынку. "Ермак" подвигается. "Городок" еще не продан1. Картина путешествуем по России на выставках передвижной. Хочу коня переписать. Тогда может быть она лучше2. Радуюсь за твой чин. А может, и Станислава к пасхе получишь?
   Саша, я думаю печки вверху не трогать. Тепло выносит в стены. Надо проконопатить их и обшить дом новым тесом. Полы внизу и вверху перебрать. Вообще, спроси подрядчика, сколько это будет стоить на самую крайнюю цену. Ведь дом надо приподнять с угла во дворе на улицу. Напиши обо всем.
   Рассчитываю это лето, если бог позволит, ехать в Тобольск для списывания инородцев в картину "Ермака". А в Красноярск, если можно, не надолго. Но вперед не забегаю.
   Целую вас, мои дорогие.

Твой брат любящий В. Суриков

101. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Тобольск]. 1 июня 1892

   Здравствуйте, милые мамочка и Саша!
   Я живу теперь в Тобольске1. Пишу этюды в музее и татар здешних, и еще виды Иртыша 2. Губернатор здесь очень любезен -- оказал мне содействие по музею. Сегодня был он у меня в гостинице. Время у меня здесь проходит с пользою. Встретил меня в музее знакомый Долинского, он у тебя, должно быть, был. Дня через два уезжаем в Самарово или Сургут, остяков в картину писать. Если бог велит, более 3 и 4 дней там жить не думаю. А потом скорее к вам, дорогие мои. Мы ужасно соскучились по вас. Что делать! Этюды нужны. Целуем вас.

В. Суриков

   Думаю быть в Красноярске числу к 15 или 17 июня.
  

102. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

3 июля [18]92

   Здравствуйте, милые мамочка и Саша!
   Я теперь живу у Иннокентия Петровича Кузнецова в его даче за Узун-Джулом1, пишу этюды татар. Написал очень порядочное количество 2. Воздух здесь хороший.
   Останавливался в Минусинске на один день, так как музей отделывался и многие вещи трудно было видеть 3. Думаю порисовать там на возвратном пути. Ехали в Минусинск с Гортищевым. Славный малый; он же посоветовал, где остановиться. Когда он приехал, отец его был жив и, кажется, немного стал поправляться.
   Представь себе, я на улице, на площади музея, встретился с о. Федосом, и он узнал меня. Страшно удивился. Перед отъездом я на минутку заходил к нему, так как он меня просил. Матушка мало изменилась, но Александра Федосовна очень.
   Пиши по адресу: Минусинск, Немир, около Узун-Джула, резиденция И. П. Кузнецова, для передачи мне. Останусь здесь недели две еще. Нашел тип для Ермака 4. Напиши, что, начал ли штукатурить? Мне очень хотелось в Красноярске пожить недельки полторы-две. Мамочка, целую Вас, будьте здоровы. Целую тебя, Саша.

Твой В. Суриков

  

103. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва]. 8 декабря [18]92

   Здравствуйте, наши милые мамочка и Саша!
   Я вот с месяц назад переехал опять на старую квартиру в дом Збука. На той квартире невозможно было работать -- совсем темно. Збук немного мне уступил: плачу не 60 рублей, а 55 рублей -- все хоть немного на дрова перехватит.
   Я-то там только время терял, хоть и дешевле. Теперь кончаю картину "Исцеление слепого Иисусом Христом"1. К февралю будет готова, если бог велит. "Ермака" начну после нее. Меня очень тревожит, отчего у вас холодно от пола. Может быть, это от отдушников с улицы? Заложены ли они? И не сыро ли от каменного фундамента? А штукатурка внизу просохла ли? Напиши, Саша, обо всем. Неужели по ночам вам не теплее теперь, как до переделки? Ты, Саша, хоть кошму маленькую под ноги стели, когда пишешь дома. Жильцов наверху оттого настоящих нет, что поздно постройку кончили.
   На днях у нас были Барташевы: Марья да Лизавета Петровны. Приезжали в Питер. Скажи Долинскому, что Ковалевский съехал с год уже с своей квартиры по Тверской, и мне швейцар не может указать, где он живет. Рачковскому о. Ивану2 скажи, что на днях узнаю о кресте, сколько стоить будет, тогда напишу ему. Вот что, Сашонок: если недорого будет стоить, пошли по почте выписку об атамане и дядьках, что Спиридонов 3 дал нам. Оставь себе копию. Шубы переделал девчонкам. Вышли ничего -- на вырост. Пошлю карточку как-нибудь вам с них в новых шубах. У тебя, Саша, в ящике осталась еще квитанция от магазина -- корпус [?] на шубы наши. Посему выходит: не дают без квитанции. Брал удостоверение из полиции. Будешь посылать выписку, пошли и ее. Адрес тот же: Долгоруковская ул., д. Збука.
   Тепло ли мамочке, шубенок-то перекрыли?! Тепло ли Вам, мама, спать? У самоваришка-то брюхо, я думаю, всегда горячо! Самовар я видел, брат, здесь в Москве, в трактире перевозили, ведер в 15. Лежит на телеге, словно боров; все москвичи на него смотрели с восторгом. Шлю поклон и ее преподобию толстомясой попадье, нашей соседке. Жилин4 был у меня, да что-то больше не вижу.
   Целую вас, дорогие мои.

В. Суриков

1893

  

104. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва. Февраль 1893]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Мы, слава богу, все здоровы. На днях я был в Петербурге1 и останавливался у Евгения Петровича Пономарева. У него мать и сестра, помнишь, Александра Петровна, говорунья-то, умерли одна за другой. Один живет теперь. Брат его Николай тоже теперь в Петербурге живет. Еще новость тебе сообщу: мать Лили, бабушка Оли и Лены, умерла 2. Я был у них. Соня, Катя и их сестра живут все вместе. Посылают тебе поклон.
   На выставку я поставил картину "Исцеление слепого И[исусом] Христом". Художники хвалят и московская публика, которая у меня видела картину дома. Не знаю, что скажет петербургская. Да я думаю, что она довольно равнодушна в деле веры.
   Выписку о казачьей родне получил, только странно, пропущен в списке дедушка наш родной сотник Василий Иванович Суриков. Об этом ты скажи Спиридонову. Ему я посылаю поклон.
  

105. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва. Апрель 1893]

   Здравствуйте, дорогие мои мамочка и Саша!
   Посылаю тебе сапоги. Тебя, я думаю, удивит, что посылаю их старые. Я, брат, их 4 месяца носил, да в пальцах все узко. А тебе они будут как раз. Все-таки они крепче, нежели покупные, так как я их заказывал. Голенище тоже расставляли. Если вставки тебе лишни, вели выпороть. Погоди немного, я тебе пошлю новые.
   Мамочке посылаю на платье, чтобы только скроили длинное, она это любит, да и я. Пишу "Ермака". Читал я историю о донских казаках1. Мы, сибирские казаки, происходим от них; потом уральские и гребенские. Читаю, а душа так и радуется, что мы с тобою роду хорошего.
   У сердушат был бой примерный. Оттого и письма их под впечатлением порохового дыма. Военная, брат, кровь-то у них! Но вообще в мирное время целуются и Оля заботится о Лене.
   Здесь все холода, почти конец апреля, и все снег идет. Поклонись председателю. Все нет времени узнать о Ковалевском. Работаю над картиной с 8 утра до 6 вечера, а и позже. Критика картиной "Исцеление слепого Христом" недовольна. Идеалисты ругают, что она очень реальна, а реалисты, что она чересчур идеальна 2... Вот и разбери. А плюнуть придется на тех и других.
   Мамочка пусть берегется, также и ты, дорогой брат.

Любящий вас В. Суриков

  

106. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва]. 23 мая [1893]

   Здравствуйте, милые мама и Саша!
   Посылаю письмо с Леонтием Федотовичем1. Мы, дорогие мама и Саша, нынешнее лето едва ли будем в Красноярске, так как для картины нужно ехать на Дон к казакам. Квартиру оставляю за собой. Мамочка, это лето, если будет черемуха и черника, то насушите их. Если будем здоровы, бог даст, на следующее лето непременно будем с вами.
   Не знаю, каково будет на Дону, да очень нужно там быть. Ничего не поделаешь! Лица старых казаков там напишу. Жара только страшная на Дону. Дня через два или три уедем из Москвы. Я оттуда напишу тебе. Сначала еду в Новочеркасск, а потом в станицу Раздорскую или Старочеркасск.
   Целую вас, дорогие мои. Не беспокойтесь и берегите себя. А год скоро пройдет.

Любящий тебя брат В. Суриков

   Саша! Возьми этюд у Рачковского2.
  

107. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Станица Раздорская.

4 июня 1893

   Здравствуйте, дорогие мамочка и Саша!
   Мы проживаем теперь в станице Раздорской на Дону. Тут я думаю найти некоторые лица для картины. Отсюда, говорят, вышел Ермак и пошел на Волгу и Сибирь. Не знаю, долго ли проживу здесь, -- смотря, что найду.
   Встретил на пароходе барышню. Она у вас будет в Красноярске. Не знаю, долго ли пробуду здесь. Ну, Саша, какое здесь настоящее виноградное вино, 60 копеек две бутылки (кварта). Отродяся такого не пивал! Выпьешь стакан, так горячо проходит, а сладость-то какая! В г. Москве ни за какие деньги не достанешь -- сейчас подмешают.
   Написал два лица казачьи1, очень характерные, и лодку большую казачью. Завтра будет войсковой станичный круг. Посмотрю там, что пригодится. Начальство казачье оказывает мне внимание. Остановились мы у одной казачки за 20 рублей в месяц с квартирой и столом. В Москве осталась квартира за мной. Господь поможет, так увидимся на будущий год. Мамочка пусть берегет себя и ты тоже.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

108. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. Долгоруковская ул.,

д. Збука. 5 августа [18]93

   Здравствуйте, милые мамочка и Саша!
   Мы возвратились из поездки по Дону. Я написал много этюдов; все лица характерные1. Дон сильно напоминает местности сибирские; должно быть, донские казаки при завоевании Сибири и облюбовали для поселения места, напоминавшие отдаленную родину. Меня казаки очень хорошо приняли. Жили мы в Раздорской станице, Константиновской, Старочеркасске2, где находятся цепи Степана Разина; ездил с казаками на конях, и казаки хвалили мою посадку. "Ишь, -- говорят, -- еще не служил, а ездит хорошо". Только ноги совсем носками к брюху коня держат. Мне это сначала трудно было. У нас была Марья Семеновна3 проездом и уехала в Палестину.
   Какое, брат, вино я хорошее пил! Без примеси. Там почти все казаки, в Раздоре, виноград давят. Мне атаман станичный хотел осенью прислать винца за его портрет акварелью. Тогда и я тебе пошлю. Знаешь, Саша, у нас с тобой родные, должно быть, есть на Дону -- в станицах Урюпинской и Усть-Медведицкой есть казаки Суриковы, и есть почти все фамилии наших древних казачьих родов: Ваньковы, Теряевы, Шуваевы, Терековы, как мне передавали об этом донские офицеры и казаки, с которыми эти фамилии служили. Нашел для Ермака и его есаулов натуру для картины. Теперь уже вписываю их.
   Как мамочкино здоровье? Я думаю, ждала она нас, да и не дождалась. Нельзя, мама. Вот, если господь велит, на будущее лето приедем; время незаметно пройдет.
   Будьте здоровы, мои дорогие. Каждый день по нескольку раз поминаем вас.

Целую вас В. Суриков

  

109. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

Москва. 11 сентября 1893

   Здравствуйте, дорогие мамочка и Саша!
   Вы, я думаю, получили уже мое письмо. Вот все жду вашего. Оля и Лена сейчас пошли в 1-й раз в гимназию. Еленчик все жалуется на головную боль. Так что был с ней у доктора, который прописал ей лекарство. Говорит, что пройдет.
   Картину работаю. А работы тьма еще. Не знаю, кончу ли к весне, очень бы хотелось, так как квартира, которую я оставлял на лето за собой, здорово холодна. Я хочу, чтобы хозяин поставил мне в залу печку железную.
   Марья Семеновна говорила мне, что постояльцы вверху очень довольны, что квартира теплая. Ну, слава богу, что хоть недаром мы дом переправляли. А вот не знаю, как у вас внизу-то тепло ли будет эту зиму.
   Заходил ли к вам Чернышев1, ученик (нрзб) рисовальной школы в Москве? Я думаю, что он скоро вернется в Москву (письмо это я еще не кончил).
   Я сегодня получил твое письмо, где ты говоришь, что Долинский уволен. Как-то ты теперь будешь служить с Горбатовским. Уж как-нибудь устрой, чтобы нового-то пред[седателя] дождаться. Ты говоришь, что опять был больной и мама. Я думаю, что не от сырости ли внизу вы хвораете? Может еще не просох низ-то. Поставь железную печь. Про коня пишешь, что нету? Да хорошо ли к зиме заводить. Опять работника надо нанимать. Подожди лучше до лета, когда приеду, тогда заведем!
   Саша, не нуждаетесь ли вы с мамой, ты говоришь, что истратил на лекарства. Так я пошлю, сколько могу. Очень я беспокоюсь что-то о вас с мамой; что это все хвораете, отчего? Или от непомерного твоего труда, или простужаешься и мама, или, как я говорил, сыро внизу.
   Каждый день, каждый час я все думаю о вас с мамой. Есть ли у нее теплая обувь?
   Картина моя, слава богу, подвигается, и думаю к весне кончить. Материалу довольно много набрал.
   Берегите же здоровье, дорогие мои, целую вас.

Твой брат любящий В. Суриков

   Долгоруковская ул. д. Збука.
  

110. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

  

[Москва]. 18 ноября [1893]

   Здравствуйте, милые наши мамочка и Саша!
   Простите, что долго не писали. Мы тоже немного "отхватили" по болезни. Сначала Лена, а потом я с Олей. У меня с ней была инфлюэнца. Нет, теперь, слава богу, прошло. Мы получили черемушку и чай. Спасибо, брат.
   Картина подвигается. Казачьи типы казаки, которые у меня были в мастерской, признают за свои. Но к этой выставке не кончу. У нас были Кузнецовы, обедали, и Рачковский -- доктор. Он хотел к вам зайти.
   Как-то мимо меня раза два проехал Долинский. Он, мне Кузнецовы говорили, в Москве. Ко мне что-то не заезжает. Как-то теперь послуживаешь и не приехал ли новый председатель? От Рачковского я узнал о смерти моего старого товарища отца Иоанна Рачковского. Царство ему небесное. Я его очень любил и уважал. В нем как-то мало было стяжательства. Умер, говорят, и Васильев богач.
   Напиши мне, не забудь, что, поубавилась ли сырость внизу у нас и будете ли железную печь топить? Как-то досадно -- поправляли, поправляли заново, а без железки не обойтись! Мне про железную печь Пирожников говорил, что ту зиму она стояла внизу.
   Мамочка, здоровье как? Тепло ли одевается? Мы 14 октября вспоминали, что теперь у вас пашкетишко, может, стоит на столе, ну, и поздравлялись с именинницей1. А ты коня-то купил, ну, так почаще катайся, да мамочку вози гулять. Поклонись от меня твоим товарищам. Целую вас, мои дорогие.

Любящий вас В. Суриков

  

1894

  

111. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва. Начало 1894]

   Здравствуйте, дорогие мамочка и Саша!
   Письмо твое мы получили с письмецами Оле и Лене. Они учатся ничего, порядочно. На рождестве я их водил в цирк.
   У меня два дня назад был Савенков1. Он переводится в Варшаву. Видел моего "Ермака" и очень хвалит картину. Жаль Калину. Дождется ли он, бедный, перед смертью ордена св. Владимира 4-й степени? Когда я его видел в последний раз, то он ждал его. А Михайло-то Яковлевич 2, какой крепкий был, просто не ожидал! Теперь только два брата осталось. Марья Семеновна Савельева возвратилась из Палестины, была у нас и привезла два образочка, которые были возложены на гроб господень. Она хлопотала, чтоб ее перевели туда учительницей, так как население ее ужасно любит. Еще пишу тебе, что я недавно в числе некоторых избран в действительные (не подумай -- статские советники), а в действительные члены Академии художеств по высочайшему утверждению. Фамилии напечатаны в "Московских ведомостях" в декабре месяце3. Картина моя идет вперед. Казачья сторона вся наполнилась, и уже оканчиваю некоторые фигуры. Не торопясь, с божьей помощью, можно хорошо кончить ее к будущей выставке. На эту выставку пошлю два или три этюда, а картины никакой не будет4. Не знаю как, а хотелось бы нынешним летом еще поработать этюды татар в Тобольске и приехать к вам, мои дорогие, не надолго. Да не знаю, как бог велит, -- в мае выяснится. Душата так и рвутся в Красноярск повидаться с вами и покататься на новокупленном коне. Может быть, бог даст, и свидимся это лето. Если можно, вот что, Саша: пошли фунтишко чаю, просто не могу пить здешний веник, но только фунт, и больше ничего не посылай. Саша, квитанции получил на шубы.
   Теперь я опять принялся за "Ермака". Работы будет очень много за ним. Радуюсь, что много этюдов для него написал. На днях узнаю адрес Ковалевского и схожу к нему, если он в Москве. Поклонись от меня Сергею Матвеевичу 5 и всем знакомым моим.
   Целую вас, мои дорогие. Мамочка, берегите здоровье.

Твой брат В. Суриков

   Поклонись от меня Тане.
  

112. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

Москва. 5 апреля 1894

   Здравствуйте, милые и дорогие мамочка и Саша!
   Простите, что долго не писал. Все не мог собраться узнать про ремни. Нашел я в Замоскворечье, на Балчуге, ряды шорные, и там мне показывали настоящие тянутые ремни и поддельные, которыми и торгуют, должно быть, в Красноярске. Они не прочны. Они уступают мне настоящие ремни, широкие, за 45 и 30 к. поуже -- 1 арш. На шлею надо 4, узких 8. Не знаю, сколько тебе нужно. Если успеешь написать до отъезда нашего из Москвы до 20 мая, то напиши. По получении этого письма пиши на другой день, тогда можно получить твое письмо. А если не получу вовремя, то привезу на шлею, сколько сказали в лавке.
   Я, брат, и не знаток в ремнях, но настоящие, но тщательно их рассмотрю, резко отличаются своим видом и прочностью от поддельных, которые и не тянуты и рвутся очень скоро. А по виду похожи. Смотри, Саша, ремней не покупай в Красноярске.
   Картина моя заметно подвигается к концу; недостает только нескольких этюдов, которые я надеюсь сделать в путешествии. Картину все, которым я показывал ее (немногим избранным художникам), единодушно хвалят и говорят, что это лучшая моя картина1. Дай господи. Что вперед будет, не знаю. Его святая воля.
   Чаек-то и ягоденки получил. Спасибо вам, дорогие мои. Думаю выехать из Москвы 20 мая в Красноярск, по окончании Олиных экзаменов, бог даст, увидимся. Ты, Саша, сапог себе не покупай, и рубашонок я тебе привезу, и мамочке тоже что-нибудь привезу. Целую вас, дорогие мои.

Остаюсь любящий вас В. Суриков

  

113. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

28 июля [1894] 1

   Дорогие мои мамочка и Саша!
   Сейчас сели на пароход "Косаговский" Курбатова и завтра, бог даст, в 3 утра выедем в Тюмень. На станциях до самого Томска, с твоей легкой руки, ехали, платя за 2 лошади. Были поползновения со стороны писарей почтовых станций содрать за 3 лошади, но я их укрощал вескими словами и видом своего азяма2, ухарски спущенного с правого плеча...
   Калоши, ключи -- все нашли на станциях, так что теперь ломать замков не надо. В Томске купили две мерлушки на шапки девчонкам, а ичигов3 для мамы не было, а были татарские, вышитые и без каблуков. В Тюмени, думаю, найду и пошлю мамочке, а ты покуда не покупай их: недели через две или много три они дойдут. Пароход "Москва", на котором я хотел ехать, и не будет ранее 4 августа; наврали в газете. На дороге я встретил, то есть подошел ко мне один из инженерных контролеров, который едет в Красноярск. Он к тебе зайдет. Я затем просил зайти к тебе, чтобы сказать маме, что он встретил нас здоровыми. Я на той станции ждал лошадей 4 часа -- разгон. Приехал и главный инженер Межеников -- важная персона, и сморкается как иерихонская труба. Ну, с дороги еще напишу. Берегите здоровье, мамочка. Целую вас, мои дорогие.

Твой любящий брат В. Суриков

  

114. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва]. 15 августа [18]94

   Здравствуйте, дорогие мои мамочка и Саша!
   Мы приехали в Москву 11 августа и устроились опять у Збука; только квартиру переменил на другую, поменьше: плачу 30 руб. в месяц. Картину же рассчитываю кончать в музее1.
   Теперь опишу мои похождения насчет маминых ичигов. Приезжаю в Томск, -- смотрел по лавкам, -- все татарские вышитые переда и задки. В Тюмень опоздали пароходом и пришли вечером, когда лавки были заперты; но я с Леной обходил все, которые торгуют сапогами со двора, и где были приказчики, то показали, и все татарские без каблуков. Но главная торговля их была в простых лавках на площади. Но они были заперты, и приказчиков нету.
   Татарин встретился и сказал, что все ичиги из Казани привезли в Тюмень. Приезжаю в Казань, в город нельзя -- далеко, боялся опоздать, а на берегу нет, но мне дали адрес в Нижний на ярмарку к татарину.
   В Нижнем с Леной, обегавши ярмарку, нашли татарина, но у него, хотя и черные, но вышитые задки и без каблуков. Лена говорит, что бабушка татарские ни за что не наденет. Вот, брат, история-то!
   На днях похожу здесь -- не найду ли, а то закажу. [...]
   Получили ли вы, Сашута, мои телеграммы из Томска и Москвы о приезде. На днях пойду устраиваться с картиной в музее. Мамочка, берегитесь, ничего не кушайте вредного, а ты, Саша, купи курицу на базаре и бульону свари маме. Как-то насчет прислуги, напиши.

Любящий тебя брат В. Суриков

   Долгоруковская улица, дом Збука, кв. No 7.
  

115. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва]. 20 сентября 1894

   Здравствуйте, дорогие мамочка и Саша!
   Я от вас уже два месяца не получал известия. Здоровы ли вы? Мы все, слава богу, здоровы. Я теперь кончаю "Ермака" в зале Исторического музея, в Москве вот уже месяц. Картина сильно подвинулась. Ее видели Потанин1 -- знаменитый путешественник, потом начальник музея князь Щербатов 2 с женой и сестрой -- княгиней Оболенской3 {Фрейлина государыни. (Примеч. Сурикова).}, граф Комаровский 4 -- начальник Оружейной палаты, и еще некоторые ученые, московские художники, Забелин -- историк, Семидалов -- доктор, брат судьи 5, и еще некоторые военные, и все они признали, что Ермак у меня удался, не говоря уже о других фигурах. На днях была у меня издательница журнала "Север" Ремезова 6 и, несмотря на то, что картина не окончена, купила у меня право на издание литографии красками с "Ермака" в премию к "Северу" за 3000 рублей, тысячу уже послала, вторую -- в январе и последнюю, по условиям, -- в марте. Да что же, подождать могу. В "Русских ведомостях" 16-го была заметка о содержании картины7 и должна быть, как говорили, в "Восточном обозрении"8. К половине февраля думаю, с божьей помощью, кончить. Надо еще раму заказать. Что дальше господь даст -- будет святая его воля.
   Что, Саша, кузнецовская фотография нас с мамой готова ли? Если готова, -- пошли 9. На днях хочу поискать ичигов для мамочки, может найду.
   Ну, целую вас, мои дорогие.

Твой любящий брат В. Суриков

   (Долгоруковская, д. Збука, кв. 7).
  

116. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва.] 31 октября [18]94

   Здравствуйте, дорогие мамочка и Саша!
   Очень обрадовались мы, что получили Ваше письмо. Оно первое письмо после отъезда из Красноярска. Все беспокоимся о мамочке, что-то будет с нами.
   Ты уж знаешь о скорби, постигшей всю Россию. Добрый и ласковый государь наш скончался! Много, брат, я слез пролил, да и не один я, а все. В приходе, где мы живем, я принимал присягу нынешнему государю. Вчера был выезд похоронной процессии с телом государя. Народу была такая масса, что видеть ничего не удалось, как следует.
   О себе скажу, что картину я уже кончаю. Заказал раму и в феврале выставлю, если бог велит, в Академии художеств. Я недавно был в Петербурге на один день по изданию Ермаковой1 премии в "Севере". Мамочка пусть берегется. Все надеюсь видеться еще с нею.

Любящий брат твой В. Суриков

  

117. М. К. РЕМЕЗОВОЙ

С. Петербург [1894?]

   Разрешаю исключительное право на снятие фотографии с моей картины "Покорение Сибири Ермаком" издательнице журнала "Север" Марии Ксенофонтовне Ремезовой1.

В. Суриков

  

118. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Москва]. 22 декабря 1894

   Здравствуйте, милые и дорогие мама и Саша!
   Сейчас получил вашу повестку на посылку и очень сожалею, что так долго не мог собраться написать вам письмо. Я знаю, что как дорого получать письма друг от друга. Да вот теперь кончаю картину, работаю до самого вечера. Завтра принесут раму. Стоит она 100 рублей. Не знаю, как будет идти к картине. Все, кто видел картину, всех она поражает, а судьба, которая ее ожидает, мне неизвестна... Даже немного горько, что хороша картина по отзывам, а ничего вдруг за нее не получу. Так что немного в тревожном состоянии нахожусь. Ну, да без этого нельзя. По-казачьи не будешь вперед думать, а что бог даст. Хоть не будет ни гроша, а может, слава хороша!
   О кресте твоем послежу в "Правит[ельственном] Вестнике". Тут домохозяин Збук послал образки в наш Красноярский мужской монастырь, а имени монастыря я не знаю. Напиши, как он называется. Не знаю, дойдет ли его посылка. Я спрашивал некоторых из учащихся красноярцев, а они не знают об этом.
   Что-то мамочка наша? Все виню себя, что не выслал ичиги, где найдем, не знаю. Тебе, Оля говорила, перчатки надо? На днях вышлю. Что же мамочка-то, ходит? Все думаю повидаться с нею и тобой. Вот и все мечтаю об этом, что приедете летом в Москву с мамочкой, к мощам св. угодников поклониться. Целую вас, дорогие мои.

В. Суриков

1895

  

119. П. Ф. и А. И. СУРИКОВЫМ

[Петербург]. 24 февраля 1895

   Здравствуйте, дорогие мамочка и Саша!
   Спешу уведомить вас, что картину мою "Покорение Сибири Ермаком" приобрел государь. Назначил я за нее 40 тысяч. Раньше ее торговал Третьяков и давал за нее 30 тысяч {}*, по обыкновению своему страшно торговался из назначенной мной суммы, но государь, к счастью моему, оставил ее за собой.
   Я был представлен великому князю Павлу Александровичу. Он хвалил картину и подал мне руку; потом приехал вел. кн. Владимир Александрович с супругой Марией Павловной, и она, по-французски, очень восторгалась моей картиной. Великий князь тоже подал мне руку, а великой княгине я руку поцеловал по этикету.
   Был приглашен несколько раз к вице-президенту Академии графу Толстому2, и на обеде там пили за мою картину. Когда я зашел на обед передвижников, все мне аплодировали. Был также устроен вечер в мастерской Репина, и он с учениками своими при входе моем тоже аплодировали. Но есть и... завистники. Газеты некоторые тоже из партийности мне подгаживают; но меня это уже не интересует...3 Слава господу, труд мой окончен с успехом! По желанию моему главнокомандующий в[еликий] к[нязь] Владимир Александрович разрешил видеть мою картину казакам лейб-гвардии. Были при мне уральские казаки, и все они в восторге, а потом придут донские, Атаманского полка и прочие уж без меня, а я всем им объяснял картину, а в Москве я ее показывал донцам.
  

120. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. Конец февраля 1895]

   Здравствуй, дорогой наш Сашенька!
   Получил вчера твое скорбное письмо1. Чего говорить, я хожу как в тумане. Слезы глаза застилают. Милая, дорогая наша матушка! Нет ее, нашей мамочки.
   Господи, не оставь нас!
   И помяни ее, господи, во царствии твоем! Она достигла царствия божия своей труженической жизнею. Милая наша! Я заберусь в угол, да и вою. Ничего, брат, мне не нужно теперь. Ко всему как-то равнодушен стал. По всей земле исходи -- мамочки не встретишь. Недаром я ревел, как выехал из Красноярска 2. Сердце мое сразу почувствовало, что я ее больше не увижу...
   Скорбно, скорбно, милый братец мой Сашенька! Так бы и обнял тебя теперь и рыдал бы вместе с тобой, как теперь рыдаю. Я все ждал лета, чтоб тебя с мамой в Москве увидеть, и комнатку для мамы назначил...
   Я крепко жму руку Борисову и горячо благодарю всех, кто сколько-нибудь помог тебе, милый брат, в трудную минуту. Дуню благодарна Таню и Гоголевых, и всех твоих верных товарищей.
   Хорошо, что снял фотографию 3. Потом увижу, а теперь жутко мне. Не тоскуй, Саша, укрепись по возможности. Молись, как и я, о мамочке, голубушке нашей. Господь услышит молитву нашу, ибо у нас сокровище есть -- вера.
   Как ты живешь теперь? Кто готовит тебе и кто около тебя? Письмо это пройдет 20 дней, а меня беспокоит, что с тобой за это время будет? Одно, Саша, не давай воли отчаянию. Это и грешно (по нашей христианской вере), да и не поможет. Это я по прежнему своему горю сужу. Летом мы, если господь велит, мы непременно увидимся 4. Я жду не дождусь этого времени. Напиши мне о себе, а я вскоре еще буду писать тебе.
   Целую тебя, дорогой и милый брат мой Сашенька.

Твой В. Суриков

  

121. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 3 апреля 1895

   Здравствуй, дорогой наш Сашенька!
   Все мы думаем, как ты живешь теперь один? Я пришел к тому убеждению, что не лучше ли бы было, Саша, чтобы тебе рассеяться немного, приехать к нам? Это тебе было бы очень полезно и для здоровья. Могут ли тебе дать отпуск на 4 месяца? Кстати, ты бы посмотрел и моего "Ермака". Теперь выставка открылась в Москве, и картину, если не в Москве, то съездили бы в Питер посмотреть, так как я думаю, что она будет в Эрмитаже или покуда во дворце помещена. Право, Саша, если ты в силах сделать это путешествие, то приезжай. Я уж по горькому опыту знаю, что перемена некоторая необходима. Я знаю, что горько будет могилу мамы покидать, но ведь это будет на время. Панихиды будем здесь служить. На лето поживем где-нибудь вблизи Москвы. Очень бы мы хотели, чтобы ты, Саша, приехал. Ты же мне и говорил в прошлом году, что приедешь. Мы бы, если бог велит, на будущий год приехали бы в Красноярск.
   Напиши поскорее.
   Я получил от Академии звание академика. Это состоит в 7 классе и самая высшая награда в Академии. Это выше профессора теперь1, хорошо, что тогда его [этого звания] и не дали мне.
   На картину печать нападала из партийности в борьбе академистов и передвижников. Так что не картина виновата. Поклонись от меня всем. Ответь телеграммой, что приедешь.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

122. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 23 августа [18]95

   Дорогой Саша!
   Получил твое письмо, где ты пишешь об ордене. Ты не волнуйся, а спокойно отнесись к этому. Это явление повседневно и везде, где есть служба военная или гражданская. О заслугах истинно служащих никому дела нет, а отличия, в большинстве случаев, получают разные пройдохи: по кумовству или протекции. Это не ново и старо, как мир. И Суворова с большим удовольствием обходили в наградах, да уж под конец дела его гремели, что уж обойти его нельзя было. А историю с моей большой золотой медалью помнишь? Да я перенес, а под конец я же одолел 1.
   Во всяком случае, этого нельзя так оставить, и если поеду в Питер, должно быть, в сентябре, то я, по всей вероятности, найду случай переговорить об этом с кем следует. А до тех пор не говори.
   Мы остались на той же квартире. Поздно, все взяты были. Прикупили мебели и кровати переменили. Бог даст, если будем живы, увидимся на будущее лето. Тюфяк один оставили для тебя. Как-то ты живешь? Все та же ли прислуга? Мы о тебе каждый день говорим. Укрепляйся верою в господа и тем, что у тебя есть мы.
   Напиши, а что Дьяченки 2 остались или нет?

Любящий тебя брат В. Суриков

  

123. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 24 октября [18]95

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я давно тебе не писал, был в Питере на заседании Академии. Всё тащут меня профессором туда. Не знаю еще, как поступлю. Когда Оля кончит гимназию, тогда подумаю. Насчет твоего ордена мне говорили, что нужно обратиться к директору департамента, так если я поеду 30 октября еще на заседание, тогда, может быть, удастся сделать что-нибудь. Только никому, пожалуйста, не говори об этом, даже товарищам.
   Я задумал новую картину писать. Тебе скажу под строжайшим секретом: "Переход Суворова через Альпы". Должно выйти что-нибудь интересное. Это народный герой.
   Посылаю тебе образчик моего времяпрепровождения в свободные минуты1. Брат твой всегда будет одинаков, хоть ты его золотом обсыпь. Был 14 октября на могилке Лизы и подавал поминовение об мамочке и панихиду отслужил.
   Помянул и Софью Владимировну. Передай ее домашним мое сожаление об ней.
   Одевайся потеплее.
   Я рад, что у тебя старушка Андрея живет. Лучше-то ведь трудно найти.
   Товарищам твоим передай мой поклон. Тане тоже наш поклон посылаем.
   Теперь буду писать почаще, прости меня. Я знаю, как мы беспокоимся друг о друге, когда никаких сведений нет. Поклонись могилочке дорогой нашей мамочки...

Любящий тебя брат твой В. Суриков

  

124. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 7 ноября [1895]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Вчера я получил твое письмо. Сейчас иду купить тебе сапоги и еще посылаю тебе 100 рублей, чтобы немного пополнить убыток, нанесенный тебе сукиным сыном, квартирантом. Ты, Сашута, немного подтяни вожжи с ними.
   Лучше было бы, чтобы ты брал с них деньги вперед за месяц. Это делается со всеми нами квартирантами повсюду. А то ведь они у тебя просто задаром живут. Смотри, и вдова-то попадья ничего не заплатит. Будь с ними покрепче. Сколько раз я тебе, душонок, говорил об этом.
   Не достанешь ли где, браток, мне пропастинки? При воспоминании об ней у меня просто слезы умиления на глазах. Урюк обработали. А то бы, может, и туруханки достал?1 Был в Питере на днях. Пономарев тебе кланяется. Насчет отличий нам, брат, с тобой не везет. Оттого, что не умеем заискивать. Казаки мы с тобой благородные -- родовые, а не лакеи. Меня эта идея всегда укрепляет.
   Ну, будь здоров. Есть ли теплые чулки у тебя? И носи фуфайку на теле -- в архиве-то ведь холодно. Послушайся меня. Она тебя спасет от будущих простуд. Остаюсь здоровый. Целую тебя.

Твой Вася

   14 октября подавал на проскомидию о маме.
  

125. А. И. СУРИКОВУ

13 декабря [18]95

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получили твое письмо. Два месяца не получали никаких сведений о тебе. Уж думал я, не заболел ли ты. Мы все, слава богу, здоровы.
   В Петербург мне не удалось съездить, так что еще не справлялся в министерстве об ордене. Не знаю, когда выбрать время только для поездки. Над эскизом картины порабатываю1.
   Начал с Оли портрет, кажется выйдет 2. Кончу его, тогда и с Бунзелюшки 3 напишу.
   Я себе сшил новое пальто; верх новый и фасон очень хороший вышел {Его не перешивал. (Примеч. Сурикова).}. Так что мы теперь с тобой в новых шубах. А Оле и Лене сделал на шерстяной вате пальто, да только, кажется, не очень теплые. Они сами хотели полегче.
   Наверно, если Давыдов поедет в Питер, то ко мне заедет в Москве.
   Дошел, брат, я до такого искусства, что, кроме штанов, переправляю собственноручно и жилеты. А сюртуки, дело будущего. У нас с тобой врожденный талант к дратве и иголке. Откроем когда вместе будем (нрзб) портняжно-шорное заведение.
   Не нужно ли чего тебе послать из Москвы?
   Остаемся живы и здоровы.

Любящий тебя брат В. Суриков

126. А. И. СУРИКОВУ

24 декабря [18]95

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Поздравляю тебя с праздником рождества Христова и желаю тебе здоровья главное.
   Я, брат, раскошелился на новые шубы Оле и Лене. Шубы очень холодные оказались на вате, и они стали простуживаться, зато можно их носить весной, когда холодно еще; ну, думаю, плохо. Взял и купил на сером кенгуровом меху. Такой мех есть.
   Вот тебе и Плюшкин!
   Три ночи не спал от этой траты, шутка ли, 125 рубл. за обе! Зато уж теплые и куда угодно ехать в них можно.
   Я слышал, что поезд приехал к нам в Красноярск1. Ужасно обрадовались, все как-то ты теперь ближе к нам. В Москве появился новый пианист, Гофман 2, мальчик лет 19, и играет так, что всех московских дур с ума сводит -- психопаток. Но во всяком случае человек с будущностью.
   Когда поеду в Питер, то узнаю насчет тебя.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

1896

  

127. П. М. ТРЕТЬЯКОВУ

[Москва. 1896]

   1. Этюды Минусинских татар Енисейской губернии.
   2. Сибирский этюд девочки.
   3. Казака. Этюд.
   Деньги получил, многоуважаемый Павел Михайлович! Благодарю Вас1.

В. Суриков

  

128. А. И. СУРИКОВУ

8 февраля [18]96

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Посылаю тебе сапоги заказные. Я думаю, что они тебе хороши будут.
   В Петербург мне не удалось съездить. Думаю, что числа 20 февраля поеду. На выставку послал казачьи этюды1.
   Ты просил Ленину карточку, но я ее не могу затащить в фотографию сняться. Если сниму, то пошлю. Мы, слава богу, здоровы. У меня был Инн[окентий] Петр[ович] Кузнецов, ездил в театры с ним. Даже из любопытства маскарад смотрел. Помню, что в Красноярске они веселее бывали.
   Ты, Саша, хотел это лето в Москву приехать, было бы хорошо повидаться, да ты бы и Нижегородскую выставку2 посмотрел. Ведь ты ни разу в жизни выставок не видел. Возьми отпуск. Отпуск же ты брал 8 лет тому назад. Постояльцев можно оставить дом поберечь, например, если Дьяченко?
   В годовщину 3 февраля я ездил к Лизе на могилку и служил панихиду по мамочке, а 4 в воскресенье подал на проскомидию. Вот и год пролетел.
   Хорошо, если бы нам увидеться лето это, Саша. Будь здоров.
   Целую тебя, мой дорогой, люб[имый] брат.

Твой В. Суриков

  

129. А. И. СУРИКОВУ

[Начало лета 1896]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы приехали в г. Ригу и наняли дачу в местечке Эдинбург у самого моря Балтийского. Хотим два месяца провести здесь. Лесу соснового очень много. Но дерут деньги немцы проклятые здорово. Две комнаты стоят сто десять рублей за два месяца и за обеды, завтраки и чай с кофе по десяти рублей с человека в неделю. Понимаешь!
   Ну да ведь не век тут жить. -- Народ апатичный ко всему на свете, кроме денег. Рига город совсем немецкий, хотя и говорят по-русски и есть наши церкви. Просто ни то ни се. Воздух чистый, хлеб без подмеси, молоко и масло настоящие тоже. А то бы никто сюда не поехал из русских.
   Думаю поработать этюды, какие ни на есть 1.
   Квартиру в Москве оставили за собой и оставили там кухарку хранить вещи. Пиши письма по этому адресу: г. Рига по Рижско-Тукумской желез, дор. в Эдинбург по Эдинбургскому проспекту No 39-й, пансион Кевич2.
  

130. А. И. СУРИКОВУ

[Лето 1896]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я не писал тебе, что мы не остались жить у моря. Я там не мог вынести сырого климата. Так что три недели только там жили. Теперь я поселился около Москвы недалеко. Помнишь Перерву и Коломенское. Здесь и доживем лето. Хоть все русские и то слава богу. А то поганые немцы мне надоели. И на что мы их захватили с Петром Великим -- не знаю. Петру море нужно было. Немецкие названия у улиц теперь понемногу уничтожают и дают русские. Эти остзейские немцы хуже раза в три настоящих заграничных. Ну, да черт с ними. Я никогда туда больше не поеду. Нашел новую квартиру на Тверской 1. Лене два шага до гимназии. И можно работать мне. Окна большие. Только страшно дорого, 60 р. в месяц с переездами. Я тебе долго не писал. Прости. Не знаю, писал ли ты в Ригу. Письма не получал, а то перешлют. Если будешь писать, то пиши: по Московско-Курской жел. Дороге, ст. Люблино, до востребования.
   Мы все здоровы, слава богу.
   Я еще нанял другую квартиру, да три дня, еще по приезде из Риги, прожил, оказалась сырая, я и переехал на Тверскую. Хорошо еще, что вперед дал только за 10 дней. Покуда искал, их зажил. Беда с квартирами. Мечтаю, когда Лена кончит гимназию, с тобой вместе жить навсегда в Красноярске. А то совсем измучился. Хочу поспокойнее пожить. Будь здоров.

Любящий тебя брат твой В. Суриков

  

131. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 31 октября 1896

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Прости, что долго не писал. Все переезды наши с квартиры на квартиру отчасти виной были. Сняли одну -- сырая, принуждены были съехать. Теперь ничего, на самой бойкой улице -- на Тверской. Совсем квартир нету в Москве. Я работал рисунки для одного издания "Царская охота" 1. Картины большой еще не начинал 2, с духом собираюсь. Я очень беспокоюсь о твоем здоровье. Что, прошла ли инфлюэнца? Берегись ты, пожалуйста. Это лето, бог даст, непременно увидимся. Только бы дожить. Ты пишешь про Лоскутова 3. Он был у меня. Я про его способности не могу сказать ничего особенного. Ничем себя еще не заявил. Насчет денег, посланных председателем, я никаких сведений не имею. Он приходит ко мне, справляется о них. Я ему показал телеграмму председателя от 29 сентября на мое имя, а денег до сих пор не получал, хотя сегодня 30 октября. Справься, Саша, на чье имя посланы деньги Лоскутову, чтобы он не беспокоил своими справками о них.
   Получил твои карточки на коне. Ты таким молодцом сидишь на коне. Меня очень порадовало, будто тебя повидал. Верочку Дьяченко4 я встретил в Петербурге, она с кем-то ехала по улице. Она сказала, что поступает на курсы.
   Квартира у нас не сырая. Есть швейцар у двери и газовое освещение на лестнице. Плачу 60 рублей без дров. Вода проведена в краны. Лена ходит в гимназию -- два шага или немного более, Оля поступила в школу музыки. А то учительницы домашние тянут без конца и толку мало.
   Крутовского 5 не видел, он ко мне не заходил. Берегись, не простужайся. Мы все тебя об этом просим.
   За конем пусть работник ходит. Скоро ли увидимся?
   Об мамочке подал поминанья и о всех нам дорогих.
   Будем часто писать теперь. Целую тебя.

Твой брат В. Суриков

   Поклонись от меня председателю, Гоголевым и товарищам твоим и Тане.
  

132. С. Д. МИЛОРАДОВИЧУ 1

[Москва. 1896]

   Картина Ваша очень хороша2. Лицо Гермогена отнюдь не трогайте -- оно удалось. Руку у заставляющего подписать надо прибавить в толщину. Руку у Гермогена надо нарисовать. Следки у поляка в мантии надо увеличить. Скомпонована картина очень хорошо. Огонь краснее надо (пламя). Ножку и у стола толще, и у человека, опирающегося на стол, правый следок больше. Я еще зайду поговорить о картине к Вам.

Ваш В. Суриков

  

133. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 10 декабря 1896

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я послал тебе сапоги, но не успел вложить туда письма, так как на почту боялся опоздать из магазина. Не знаю, не малы ли? Меряли -- 6 вершков.
   У меня был Ставровский 1. Славный малый.
   Ты писал, что в Красноярске нету снега, а здесь, в Москве, чуть не по колена выпал. Очень тепло стоит -- градусов 5 холода.
   С Еленчика хочу карточку завтра снять. Она какая-то не охотница сниматься. Ну, да для дяди Саши надо.
   Получишь письмо от А. Н. Диотронтова, где он выяснил недоразумение насчет Лоскутова денег. Теперь я с ним, Лоскутовым, покончил вопросы о них.
   На днях был у меня Чернышев, что-то хворает все: говорит инфлюэнца. Он передавал, что дрова стали дешевле в Красноярске; то, говорит, что до 6 рублей доходили за сажень. Неужели правда это?
   Я все работаю над композицией Суворова. Уже заказал холст из-за границы. Не знаю, как выйдет картина, но надеюсь на божию помощь.
   Чай получил. Спасибо. Хороший очень, в Москве такого нет. А что, черемушки нет сушеной или пропастинки? Должно быть, ныне не стреляют коз? Если встретится на базаре, пошли. Ну, целую тебя, берегись, будь здоров.

Твой Вася

  

1897

  

134. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. Апрель 1897]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Поздравляю тебя с праздником пасхи. Желаю самого главного -- здоровья. Береги себя. Мы все здоровы. Про себя пишу тебе, что после пасхи, бог даст, думаю начинать картину "Суворов". Холст уже выписан из-за границы, подрамок готов. Мне дали комнату в Историческом музее. Я ее отгородил дощаной перегородкой, чтобы мне не помешали работать.
   Картина будет 7 аршин в высоту и 5 в ширину. Такой комнаты в частной квартире не найдешь. У меня был Пирожников, передавал твой поклон, он теперь в Петербурге.
   Я еще не решил, где лето проведем. Мне для картины надо снеговые вершины.
   Может быть, надо в Швейцарию ехать на месяц или два. Только могу наверно сказать в мае, что куда поеду. Не говори покуда никому об этом. Мне бы очень хотелось с тобой повидаться. Как это устроить, узнаю к лету, если не придется ехать в Швейцарию.
   Напиши, Саша, как твоя служба идет. Что, думаешь, поступишь или нет на службу после реформы?1 Дай господи, чтобы ты продолжал службу, покуда еще силы и желание. Поклонись от меня председателю и всем твоим добрым товарищам.
   Еще скажу тебе насчет прислуги: не будь очень доверчив к ней. И если ты будешь [держать] на ночь на запоре кухонную дверь в твои комнаты, то это будет спокойнее для тебя. А также и ключи убирай. Это я говорю все по поводу той кражи у тебя.
   Я буду писать тебе почаще, а то все с работы моей приготовительной все время уходит.
   Целую тебя, дорогой Саша.

Любящий тебя брат твой Вася

   Отец покойной Лизы умер на рождестве. Об мамочке подаю поминание.
  

135. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. 1897]

   Здравствуй, милый и дорогой наш Саша!
   Сегодня был у меня минусинский силач Николай Дмитриевич в сопровождении своей девочки-вожака. Он передавал мне, что ты говорил ему, что я тебе долго не пишу, что я сержусь на тебя. Да за что же? Я, кроме сердечной, братской любви, безграничной, ничего не имею к тебе. Ты ведь у меня один, кроме детей, на котором мои привязанности. Не писал потому, что я работаю страшно много и подмалевал всю картину1. Теперь буду писать к ней этюды. Поеду в Швейцарию 2. Уже взял заграничный паспорт сегодня. Надеюсь на господа, что он не оставит меня с детьми во время путешествия от беды. Снежные горы писать буду для "Суворова". Думаю в середине августа к ученью Лениному вернуться в Москву. Картину оставляю в Историческом музее, где мне дали комнату для работы. Запираю на замок. С Дьяченко Верочкой послал тебе сапоги. Сделал для себя, да малы. Письма не написал. Верочка не зашла проститься, так и письма не написал с ней.
   Пришлю из-за границы письмо с адресом швейцарским. Нынешнее лето, видно, не увидимся. Но, бог даст, эту трудную поездку совершу, тогда можно и в Красноярск махнуть.
   Целую тебя, будь здоров, береги здоровье.

Твой любящий брат В. Суриков

  

136. А. И. СУРИКОВУ

Швейцария, Интерлакен. [1897]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Ну, вот мы и в Швейцарии. Гор, брат, тут поболее, чем у нас в Красноярске. Пишу этюды для картины1. Только дорого в отеле жить. Платим по 6 рублей в день со всех. Вот как дуют. Только я хочу завтра с Олей поискать в деревне тамошней пожить, покуда кончу этюды. Вот уже два дня прошло.
   Мы тебе еще будем писать из-за границы.
   Думаю здесь прожить месяца полтора, до августа. Потом я тебе опишу здешние виды, когда вернусь в Москву. Я сегодня страшно устал -- поднимались на ледники. Ну, будь здоров. Целую тебя.

Любящий тебя брат В. Суриков

  

137. А. И. СУРИКОВУ

[Швейцария. 1897]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я все хожу в горы писать этюды. Воздух, брат, отличный! Как в горах у нас в Сибири. Англичан туристов пропасть на каждом шагу. Льды, брат, страшной высоты. Потом вдруг слышно, как из пушки выпалит, это значит какая-нибудь глыба рассыпалась. Эхо бесконечное.
   Жить сравнительно не так дорого, как в Интерлакене (это модное место), однако по 4 рубля в день. Это продолжится 3 недели, 2 недели прожили. Но нельзя -- этюды нужны. Назад думаю ехать из Швейцарии на Мюнхен, где знаменитая картинная галерея, где остановимся дня на два. Потом -- на Вену, Варшаву и в Москву.
   Были в г. Берлине, где останавливались для осмотра примечательных мест, а оттуда ехали в Швейцарию на Франкфурт, Берн и Базель в Интерлакен, где находится знаменитая гора Юнгфрау, 4 Ґ тысячи футов, вся снеговая.
   Ну, целую тебя.

Суриков

  

138. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. Август 1897]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы возвратились из-за границы. Были в Киеве, осматривали замечательное там и были в Лавре и прикладывались к святым мощам угодников.
   Я поработал-таки в Швейцарии. Собрал нужные этюды и теперь начал работать в музее картину.
   Квартиру оставлял за собой. Читал по приезде об открытии судов в Сибири. Меня интересует, что, как ты теперь устроишься? Помог бы тебе бог поступить на службу. Ну, да ты молодец, без дела не останешься.
   Теперь дым коромыслом -- все съезды врачей занимают всех и все1. Пропасть иностранцев в Москву приехало. Попадают на улицах такие черные, "как чугунки", мамочка как говорила. Это, брат, из Бразилии доктора, и все по большей части с женами понаехали. Кормят тут их и увеселяют. Хочу не забыть сказать тебе между нами. Отчего ты не набавишь на квартиру. Ведь теперь не те времена, чтобы за такую квартиру у нас в доме брать 25 рублей, как нужно, по крайней мере, 35 или 40 р. Цены на все поднялись. А ведь 30 лет тому назад мы брали тоже около 20 р. Скажи об этом Дьяченкам, ты всегда найдешь [квартирантов] за 35 или 40 р.
   Напиши поскорее письмо. Давно вести от тебя не имею благодаря путешествию. Береги здоровье. Целую тебя, брат.

Твой В. Суриков

   (д. Полякова, угол Тверской и Леонтьевского пер.)
  

139. А. И. СУРИКОВУ

6 октября [18]97

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получили твое письмо. Ты говоришь, чтобы я взял у Дьяченко сапоги, да я, брат, и не знаю, где она теперь находится. Месяца полтора я встретил ее на улице в Москве, и она говорила, что с вечерним поездом уезжает в Красноярск. Но, судя по твоему письму, ее и по сие время нету там. Сапоги, значит, без вести пропали. Надо другие купить. Подожду твоего ответа. Если она еще и не приезжала и вестей нет о ней в Красноярске, то я пошлю тебе другие сапоги. Удивительная девушка!
   Если можно достать пропастинки, то пошли. У меня при одном воспоминании о ней слюнки текут. Нет ли сушеной черники или урюку без костей, либо туруханских копченых селедок. Вишь, как аппетит о родных сластях разыгрался. Напиши, что тебе, кроме сапог, послать.
   Картину подмалевал, кажется, будет грандиозно, 7 арш. высоты и 5 ширины1. Хожу работать каждый день в Исторический музей. Я тебе писал -- там мне отвели комнату большую.
   Напиши поскорее.

Любящий тебя В. Суриков

  

140. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 5 ноября 1897

   Здравствуй, дорогой Саша!
   Посылаю тебе сапоги; кажется, будут хороши для тебя. Мы получили черемуху и ягоды урюк. Спасибо, брат; грызем и день, и ночь. Я был в Петербурге, а то давно бы послал сапоги. В Академии на заседании со мной познакомился инженер Белелюбский, который был в Красноярске, и он очень понравился ему. Достал в Петербурге мундиры настоящие павловского времени. Теперь жду снега, чтобы с натуры писать. Мы, слава богу, здоровы. Я очень рад, что ты шубу завел. По крайней мере, я спокоен, что тебе тепло будет. Если можно, пошли пропастинки с туруханской селедкой. Я уж давно на них зубы грызу. Только пошли, а уж мы справимся на славу. Уж полмешка нету с черемухой. Ох, родина, родина! Правду говорят, что и дым отечества нам сладок и приятен! Пишу новость: Пономарев Евгений Петрович наконец под старость женился. Взял настоящий пергамент -- кость об кость стучит. Пора! Он уже 18 лет как хотел на ней жениться, все ждал, чтобы потолще, видно, была, а она к этому времени высохла, как палка. А слово было дано. Горе-луково.
   Ну, целую тебя, будь здоров.

Твой любящий брат Вася

  

141. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 22 декабря 1897

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я все ждал от тебя письма и беспокоился о том, здоров ли ты, не получая так долго письма. Теперь я получил от тебя пропастинку и рыбу. Не знаю, получил ли ты от меня сапоги, посланные 3 ноября. Ты ничего не пишешь. Картину пишу в музее и теперь делаю этюды на снегу. Одеваюсь тепло и выбираю теплые дни для этого.
   Я изредка хожу в театры и к знакомым, которых у меня мало. Я не охотник до них, как и дорогая наша покойная мамочка. Подаю о ней на проскомидии, и ты тоже, Саша, если в церковь приходишь по праздникам...
   О Верочке Дьяченко, видно, ни слуху ни духу. Прощай наши сапоги; видно, на других ногах они теперь! Желаю тебе праздники провести повеселее. Как-то ты, одинокий, поживаешь? Хороша ли прислуга? Пишу тебе, а пропастинку построгиваю ножиком! Спасибо, страсть люблю. Видно, наши предки казаки в походах любили ее тоже. Ну, будь здоров, дорогой.

Твой В. Суриков

1898

  

142. А. И. СУРИКОВУ

19 января [18]98

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Письмо твое получил, также и телеграмму 1 января. Мы, слава богу, все здоровы. Пишу этюды для картины.
   Ты пишешь про фотографии с Ермака. Когда снимут в новом Музее Александра III в Петербурге, она теперь там, как и другие картины из дворцов, то я пошлю тебе, должно быть, в марте.
   Меня радует, что ты немного повеселее живешь. Ну, что же, казаки народ хороший. Нам родня по племени. Я тоже бываю иногда в театрах. На праздниках устроил я у одного художника вечер с двумя гитаристами 1, замечательными виртуозами. Собрали рублей 70 в вечер. Они народ бедный, гитаристы. И бывают иногда у меня поиграть. Ты, Саша, ничего подобного в жизни не слыхал на гитаре, наверно.
   Вот еще что, Саша, пошли 1 ф. чаю. У меня бывает один человек, который забыть не может твой чай, который ты когда-то послал мне. Если можно, то пошли и черемуху, если она осталась и... пропастинки! Самую малость. Набаловал ты меня. Да и девицы Еленушка и Олечка [их] грызут изрядно, не хуже меня. Пошлю скоро свою карточку и Еленушки с Олей тебе.
   Будь здоров. Целую тебя, дорогой мой. Твой Вася.
  

143. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. Апрель 1898]

   Христос воскресе! Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Прости, что я долго не писал тебе о том, приеду я или нет на лето к тебе. Я думаю, что удастся приехать ненадолго, так как я хочу все усилия употребить кончить картину к будущему году. Меня стесняет то, что залу мою в музее могут взять, а другой такой не сыщешь. Мне очень хочется повидаться с тобой, дорогой Саша, да и Москва тоже надоела мне до тошноты, что рад бы проветриться. В мае, когда Лена кончит, я окончательно решу и по работе в картине к тому времени, что можно ли будет съездить к тебе нынешнее лето. Думаю, что приедем хоть ненадолго 1. Будь здоров.

Любящий тебя брат Вася

  

144. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 2 декабря 1898

   Дорогой Саша!
   Я просто удивляюсь, отчего ты нам ничего не пишешь? Да здоров ли ты? Я всего, передумал. И все жду письма от тебя, так как я в последний раз написал и с тех пор все жду. Должно быть, ты нездоров, больше я не могу ничем объяснить твое молчание. Я здоров и все мы. Работаю картину и, бог даст, кончу к февралю. Напиши, пожалуйста.
   Здесь зима только еще начинается. Были все дожди. Тут в Москве в почтамте новое правило затеяли, чтобы записываться там, чтобы корреспонденцию доставляли на дом, за что платить надо 1 р. 50 коп. Уж не там ли лежат твои письма? Так хотя не записался еще.
   Работаю каждый день. Выходит картина, кажется, ничего, ладно. В газете "Новости дня" пишут, что работаю картину "Суворов Варшаву берет"1. Ну, и пусть, если не знают, так я даже и рад. Там же в приложении помещен и мой портрет в числе других 2. Пиши, Саша, чаще.

Любящий брат Вася

  

145. А. И. СУРИКОВУ

[Москва.

Декабрь 1898 или январь 1899]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Поздравляем тебя с Новым годом, желаю тебе здоровья. Погода здесь ужасная. Все развезло: каша на улицах, грязь. Я совсем без голоса, простудился. Делал рисунки к Пушкину 1. Картина моя идет вперед. К февралю 20 надо кончить. Что будет, -- неизвестно. Третьяков умер 2. И мы, художники, если не все, то много потеряли! Надежда одна на правительственные покупки, но это неопределенно.
   Как ты послуживаешь? Получили твое письмо и очень обрадовались, а то, бог знает, что ни подумаешь. Надо чаще писать. Что Архипка-художник? 3 Валяет? Да снегу-то, наверно, в Красноярске нет? Будь здоров. Поклон товарищам.

Целую тебя, брат Вася

  

1899

  

146. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 14 января 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Что ты ничего не пишешь нам? Получил твою телеграмму 2 января и больше ничего не знаю. Здоров ли ты? Картину кончаю. Еще никому не показывал: в феврале буду показывать. Зимы нету: тепло, 3 градуса. Ездят на колесах. Такой зимы никогда не бывало. Новостей особенных нет. Работаю каждый день. Уж заказал раму для картины. Я начинаю сердиться на тебя, что не пишешь. Пиши поскорей. Целую тебя.

Твой любящий брат Вася

  

147. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 7 февраля 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получил я от тебя письмо вчера, где ты говоришь, что болен был. Я все беспокоился, и не напрасно. Должно быть, ты опять простудился...
   Посылку твою получили и всю... съели. Ставровский еще не возвращался из Питера. Тогда пошлю тебе сапоги и Проскурякову1 (нрзб) фотографии. Картину кончил. Суворов похож вышел. Некоторым покажу, а 19 февраля отправлю на выставку в Питер и сам съезжу ставить ее. Выставка открывается 7 марта2. Береги себя, Саша. Будь здоров.

Любящий тебя Вася

   Поклонись товарищам и Архипке, пожелай успехов в искусстве.
  

148. А. Г. ПОПОВУ

[Москва]. 11 февраля 1899

   Сообщаю Вам, что драпировку нужно шире задрапировать складками, а то они мелки -- веревками. Ухо далеко отставлено. Выражение лица очень хорошо, также и поза выразительна. Есть молитвенное забвение земного. Желаю Вам хорошо исполнить в мраморе1.
   Будьте здоровы.

Уважающий Вас В. Суриков

   Цепь и руки нужно внимательно с натуры сделать тоже.
  

149. О. В. и Е. В. СУРИКОВЫМ

[Петербург. Март 1899]

   Здравствуйте, дорогие Олечка и Еленочка!
   Я остановился в гостинице "Россия" No 60, по Мойке, No 25. Картину только сегодня, говорят, получат. Погода пасмурная. Завтракал у Толстого1, а обедал у Репина по приглашению. Ну, пока ничего не известно. Пошли, Оля, у меня в коробке на столе этот рисуночек -- отдых после удачно оконченной работы2.
   Пономареву нужно отдать, а я позабыл. Купили ли дрова? Ну, будьте здоровы.

Ваш папа В. Суриков

   Сейчас же пошли рисунок, а то разъедемся. Приеду, бог даст, в субботу.
  

150. О. В. и Е. В. СУРИКОВЫМ

[Петербург].

Четверг 4 марта [18]99

   Здравствуйте, дорогие мои Олечка и Еленушка!
   Картину выставил. Тон ее очень хорош. Все хвалят. Она немного темнее музея Исторического, но зато цельнее. Поставил ее при входе в залу, а на том конце залы, где думал поставить, совсем темно. Репин не выставил картину свою1. Сегодня в 2 часа будет в[еликий] к[нязь] Владимир Алекс[андрович]. Купил рубашку и белый галстук. Картинку получил. Сегодня ее отдам Пономареву. Они вам кланяются. Был вчера у тети Сони. Она вам напишет. Мишель 2, должно быть, был у вас в Москве. Я здоров. Кухарке жалованье отдам по приезде в Москву. Я еще вам напишу.
   Погода переменчивая, но все-таки не темно.
   Целую вас.

Папа ваш В. Суриков

   P. S. В субботу будет вечер у Маковского 3, а в воскресенье обед передвижников. Сегодня буду у Пономарева, а в пятницу у Ковалевского -- художника-баталиста 4. Обедал у Свиньина5. Великого князя Георгия Михайловича 6, управляющего Музеем Александра III нет в Петербурге теперь, а будет 15 марта.
  

151. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 9 марта 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Бог благословил мой труд. Государь приобрел моего "Суворова" за 25 тысяч1. Больше я не хотел назначить. Мы все, слава богу, здоровы. Я скоро пошлю тебе денег на решетку на мамочкину могилку. Узнай, сколько будет стоить железная решетка. Я и атаману сделаю потом хоть деревянную 2.
   Ставровский не зашел посмотреть картину. Должно быть, торопился.
   Государь был очень доволен картиною и ласково расспрашивал меня о работах моих. Картина будет тоже в Музее Александра III. Я сегодня только вернулся из Питера. Хочу отдохнуть, покуда еще нет на примете работы. Покуда ничего нет писать тебе. Будь здоров. Береги себя. Целую тебя.

Твой брат В. Суриков

  

152. И. И. ТОЛСТОМУ

[Москва]. 20 марта 1899

   Глубокоуважаемый граф Иван Иванович!
   Будьте так добры, исходатайствуйте у его высочества Владимира Александровича позволение посмотреть гвардейским солдатам и казакам моего "Суворова". Они в прошлый раз смотрели "Ермака" ежедневно до открытия выставки утром до 10 часов.
   Кланяюсь Вам и семейству вашему.

Искренно уважающий Вас В. Суриков

  

153. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 11 апреля [1899]

   Христос воскресе, дорогой наш Саша!
   Поздравляем тебя с праздником и желаем здоровья. Страстная неделя теперь (пишу в понедельник), и я и Оля говеем. Лена говела на 4-й неделе. Получили твое письмо и статейку из газеты о картине. Если хочешь прочесть о ней еще, то прочти 14 марта в "Русских ведомостях"1. Возьми в библиотеке красноярской. Да вообще немало писано в других газетах 2.
   На пасхе открывается выставка передвижников в Москве 3. Мы, слава богу, все здоровы. Поклонись твоим товарищам от меня. Лето думаю где-нибудь на даче поселиться 4.
   Ну, будь здоров, целую тебя.

Твой Вася

   Каково поживает Архипка?
  

154. А. И. СУРИКОВУ

Владикавказ. 3 июня 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы путешествуем по Кавказу и живем в Владикавказе. Завтра выезжаем по Военно-Грузинской дороге в Боржом, где думаем провести месяц, а то и два. Погода дождливая, но думаю, что на Кавказе будет и жара, чего я очень желаю -- хоть немного просохнуть. Еще пишу тебе, что я картину "Снежный городок" продал в мае в Москве фон-Мекку1 за 10 тысяч. Деньги часть он мне отдал, а остальное в сентябре. Только ты покуда не говори никому, покуда я все деньги не получу. Благодарю господа за все. Будь здоров. Будем писать из Боржома. Целую тебя.

Твой Вася

  

155. А. И. СУРИКОВУ

Боржом. 17 июня 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы теперь живем в Боржоме: Закавказская ж. д. Боржом, Церковный пер., д. No 98, Захария Даниэля. Это так называемый курорт, где лечатся водами, но мы, слава богу, здоровы все и живем потому, что местность красивая и не жарко здесь.
   Проезжали по Военно-Грузинской дороге, и она оставляет впечатление, хотя я видел Швейцарию и Сибирь, так очень-то и не устрашает крутизнами. Но есть станция, называется Гудауты, так есть прямо от станции обрыв футов в тысячу, чуть на дне видна река. Здесь перевал через горы, и высота над уровнем моря 7420 футов, т. е. две версты высота. Проезжали и снежными завалами сажени по две высоты обломами. При свидании с тобой, бог даст, я подробно расскажу. Думаю пробыть здесь до половины августа, а потом в Москву. Напиши, получим и ответим еще отсюда. Вода здесь, что пьют из источника, на вкус вроде зельтерской и помогает от застоев и катаров желудка -- у кого зарезец есть, так в месяц и следа не останется, как видно из прилагаемого рисунка 1.
   Ну, будь здоров, целую тебя. Поклонись Гоголевым и всем знакомым

Твой Вася

  

156. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 23 августа 1899

   Поздравляем тебя, дорогой Саша, с ангелом!
   Будь здоров, самое главное. Мы вернулись только вчера в Москву из Боржома. Пробыли там 2 Ґ месяца1. Назад ехали тоже по Военно-Грузинской дороге благополучно. Уже многие тоже вернулись в Москву с дач, потому что идут дожди все. В г. Тифлисе, когда мы были, то жары не было, так градусов 30, а было 60 на солнце. Были у могилы Грибоедова, там в монастыре св. Давида. У последней станции к Владикавказу дорогу Терек размыл так, что пешком по скале приходилось переходить, а экипажи другие дожидались по ту сторону. Теперь начну работать рисунки к изданиям 2.
   Ну, целую тебя, будь здоров.

Твой брат Вася

  

157. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 29 ноября 1899

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Пишу тебе, что я с 17 по 27 ноября отправлял должность присяжного заседателя по III уголовному отделению Московского окружного суда. Председательствовал Нилус, чрезвычайно добросовестный и даровитый по своей обязанности. Предо мной прошло много московских жуликов разных категорий, начиная от карманника до кражи со взломом, ограбления и систематической кражи, как дело Фарафонтова, у которого крали из магазина чуть не десять лет товар: ножи, тарелки, лампы. В этом деле нас продержали до часу ночи. В суде обедали, и завтракали, и отдыхали на постелях, в особо устроенных комнатах. Большая часть дела шла по 1653 и т. д. ст[атьям]. Было одно и при закрытых дверях. Я увидел, как трудна служба по министерству юстиции. Постоянное напряжение умственных сил при разборе дела, допросы свидетелей и т. д. много уносят здоровья. Теперь говорят, что меня выберут года через два. Еще хорошо, что я теперь картины не пишу, а то беда!
   Получил ли ты, Саша, 50 рублей, которые я послал в начале ноября? От фон-Мекка деньги получил, благодарю бога. Одна досада, что картин не дают на Парижскую выставку1 ни из Третьяковской галереи, ни Музея Александра III, так что мир не будет знать, что у нас есть национальное искусство.
   Не пошлешь ли черемушки или чего-нибудь, урюку малость или туруханской селедки, или чего под руку попадет, нашего сибирского? Будь здоров.

Твой брат Вася

   Целую тебя. Поклонись товарищам.
  

1900

  

158. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 24 марта 1900

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я послал тебе летнее пальто и носки Ґ дюжины. Я думаю, что пальто не будет тебе коротко. Оно длиннее моего, а если покажется коротко, то выпусти запас внизу и в рукавах. Оно и теперь тебе пониже колена будет, а длиннее не надо. Кажется, материал получше твоего прежнего будет.
   Соколов1 передал мне урюк, и я ему дал адрес всех музеев, куда надо сходить. Он обещал зайти ко мне на возвратном пути. Я хочу с ним послать тебе для казаков олеографии с "Ермака" и для тебя тоже и "Боярыню Морозову" -- фотографию. Соколов говорил мне, что уже 4 венца бревен выложили у тебя на постройке2. Только вот на мерзлую-то землю ладно ли класть; как бы не повело, когда таять-то начнет. Ну, да, может быть, ничего.
   Hyt целую тебя, будь здоров.

Твой Вася

  

159. А. И. СУРИКОВУ

[1900]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я послал с Соколовым две олеографии "Ермака" и одну гравюру "Городка". Одну отдай казакам в Полковую, т. е. "Ермака". Пусть наклеят на бумагу с полями.
   Еще пишу тебе, что Соколову не с чем было выехать, и я ему дал взаймы 25 руб. и велел ему отдать тебе. Ты с него и получи и употреби на хозяйство. Рассчитываю только на будущий год повидаться, если бог велит, с тобой. А нынешним летом, кажется, за границу уедем.

Любящий тебя брат твой Вася

  

160. А. И. СУРИКОВУ

[Неаполь]. 9 мая 1900

   Здравствуй, дорогой Саша!
   Мы, брат, теперь в Неаполе живем, как раз перед нами Везувий! Он довольно смирный теперь, а назад две недели были извержения. Но и теперь иногда вылетают довольно густые дымовые кучи. Жить тут недорого, дешевле Москвы; напиши непременно, еще успеем в Неаполе получить твое письмо. Приехал ли Соколов и получил ли с него 25 рублей?
   Я здесь и в Венеции делаю акварели типов и видов. Сам я здоров, как и девочки. Кончил ли постройки? Напиши. По получении немедленно напиши, а то не получим.

Любящий тебя Василий

161. А. И. СУРИКОВУ

Рим. 10 июня 1900

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Пишу тебе, брат, из Вечного города. Здесь мы уже 10 дней, и много достопримечательностей видели. Сегодня были в соборе св. Петра и поклонились св. мощам его, а вчера мощам св. ап[остола] Павла. В церкви св. Петра (это другая) мы видели цепи, в которых он был закован. Были в Колизее, где во времена римских цезарей проливалась кровь древних христиан. Вообще на каждом шагу все древности 1000-летние. Завтра думаем осмотреть катакомбы. Собор св. Петра около 70 сажен высоты, так что люди в нем, как мухи. Колокольня Ивана Великого в Москве поместится в нем вся там, где пишут евангелистов в парусах. Вот разрез1.
   Отсюда поедем во Флоренцию. Жара не особенно сильная, такая бывает и в Красноярске. Получил ли письмо из Неаполя?
   Будь здоров, целую тебя.
   Поклонись Гоголевым и знакомым.

Твой Вася

  

162. А. И. СУРИКОВУ

Москва. 18 июля 1900

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы вернулись в Москву на ту же квартиру. От тебя не имели сведений три месяца. Здоров ли ты? Получил ли ты мои фотографии с картины от Соколова? Ничего не знаю. Казакам я послал с ним же снимок с "Ермака". Напиши обо всем. Я поработал в Италии акварели1. Выставлю осенью. На Парижской выставке я не участвовал серьезными вещами моими, их не дали из музеев. Боялись пожара, а между тем выставка к концу, а этой беды еще не случилось...
   Мы все здоровы. Ну, будь здоров. Целую тебя.

Твой Вася

  

163. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. 1900--1901]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы очень обрадовались, получивши твое письмо. От тебя сведений не было с апреля месяца. Мы все здоровы, слава богу. Погода в Москве дождливая.
   По газетам известно, что будто войска наши из Китая уходят1, да это было бы и лучше. Скорее началась бы правильная жизнь, а то везде застой в делах и дороговизна. Меня удивляет, что Матвеев 2 на войне. Такой кроткий человек. Ему, должно быть, надоело жить, ничего не делая, в Красноярске. Тебе так от работы передоху нет, так скучать некогда. Хоть бы ты эту зиму приехал в Москву, ненадолго, что ли бы, то вот была бы радость нам. Если жильцы хорошие, то, право, надумай! Поклонись Гоголевым и всем знакомым. Целую тебя.

Твой Вася

   А что черемуха-то, как нынче? Стоит ли посылать единокровному-то твоему братишке? Уж я бы похрумкал малость.
   Меня порадовало, что ты мамочке уже решетку поставил. Вот ужо я приеду, так и атаману загородочку хоть деревянную поставлю, а то наши казачки без вести где лежат.
  

1901

  

164. А. К ЛЬВОВУ 1

[Москва]. 24 января 1901

   Многоуважаемый князь!
   Я получил Ваше извещение и благодарю за честь выбора, но согласиться не могу 2.
   Меня даже удивляет это избрание, так как, я думаю, многие художники знают, что я неоднократно уже отказывался от профессорства в Академии 3 и считаю для себя, как художника, свободу выше всего.

Уважающий Вас В. Суриков

  

165. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 12 июня 1901

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Прости, что долго не отвечал тебе.
   Начинаю порабатывать1. Я бы сам и на почту отдал фотометр, который завтра пошлют на твое имя накладным платежом, как ты написал мне (конечно, платить ведь не ты будешь, а то я бы заплатил за него).
   Хочу порадовать тебя: на пасхе мне пожалован орден св. Владимира 4-й степени за "Суворова" и "Ермака" (как мне передавали). Высочайший приказ (по министерству императорского двора) о награждении вышел на 3-й день пасхи и мне уже прислали и орден.
   Кроме того, я на днях получил от французского правительства приглашение о том, что в Люксембургский музей в Париже желают приобрести что-нибудь из моих картин из русской истории и восхваляют мой патриотизм. Наконец-то помаленьку узнают, что я такое...
   Я здоров, слава богу, и все мы. Поклонись Гоголеву и всем твоим товарищам.

Целую тебя. Твой Вася

  

166. О. В. и Е. В. СУРИКОВЫМ

Астрахань. [Июль 1901]

   Здравствуйте, Олечка и Еленочка!
   Наконец достиг Астрахани1. 6 дней езды. Это какая-то Венеция или Неаполь. Шумная жизнь на пристанях. Сегодня нарисовал лодку и наметил на другом рисунке гребцов (шесть весел). Думаю завтра или послезавтра кончить этюд красками (не отделывая, эскизно).
   Кое-какие наброски неба с водою дорогой на ходу делал.
   Жара не особенная, сегодня был дождик. Думаю три дня пробыть и назад. Боюсь, если наступят жары, тогда я и марш домой. Ну, как вы поживаете без папы?
   Надеюсь привезти для начала работы кое-какие материалы.
   Я здоров. Не беспокойтесь. Из окна у меня пристань с пароходами, лодками и барками. Ну, целую.

Ваш папа

   Поздравляю, Олечка, с наступающим днем ангела, а тебя, лапик, с именинницей.
   P. S. Я ужасно рад, что поехал вниз по Волге, настоящую тут я увидел ширь. К 17-му буду, бог даст, дома.
  

167. А. И. СУРИКОВУ

[Райки] 1. 19 августа 1901

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Поздравляем тебя с ангелом, желаю тебе здоровья. Мы еще на даче. 1 или 2 сентября выезжаем в город. Я ездил на Волгу, был в Астрахани и нарисовал кое-какие этюды. Я, слава богу, здоров. Катаюсь по утрам на лодке по маленькой Клязьме-реке и вспоминаю Енисей. От тебя долго писем нету. Здоров ли ты?
   Поклонись Гоголеву.
   Будь здоров, целую тебя.

Твой Вася

  

168. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. 21 сентября 1901]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Иду работать в Музей1. Я здоров. Пошли, брат, урюку, еще черемухи да селедки. Я их очень люблю.
   Хотел послать тебе телеграмму в день твоего ангела, да на почте не приняли, так как я написал карандашом. А станция -- 2 версты от дачи, мне ее назад и привезли. Страшно я ругал формализм.
   Будь здоров.

Твой Вася

169. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. 1901]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Пишу тебе, что в "Журнале Министерства народного просвещения" май 1901 года напечатана статья Оглоблина о Красноярском бунте (1695--1698 годов)1. Тут многие есть фамилии наших казаков и в том числе имена наших предков с тобой, казаков Ильи и Петра Суриковых, принимавших участие в бунте против воевод-взяточников. "В доме Петра и Ильи Суриковых" были сборища заговорщиков против воеводы "ночные". Здесь бывали Злобины, Потылицыны, Кожуховские, Торгошины, Чанчиковы, Путимцевы, Потехины, Ошаровы, Юшковы, Мезенины и все, все, потомков которых мы знаем. Видно, у нас был большой дом, уже не дом ли Матвея дедушки? 2 Суриков (Петр) 3 был в "кругу", где решили избить воеводу и утопить его в Енисее. Прочти и покажи знакомым эту статью. Можно достать или в гимназии, или в семинарии. Чрезвычайно интересно, что мы знаем с тобой предков теперь своих, уже казаков в 1690 году, а отцы их, конечно, пришли с Ермаком.

Твой Вася

   Посвежее пришли еще урюшку.
  

1902

170. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. Январь 1902]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Очень долго я тебе не писал, дожидаясь от тебя письма. Я же не писал тебе потому, что много хлопот было у нас. Нужно тебе сообщить весть очень радостную и неожиданную: Оля выходит замуж за молодого художника, хорошей дворянской семьи, Петра Петровича Кончаловского1. Фамилия хотя и с нерусским окончанием, но он православный и верующий человек. Ну, так вот что думаю, что "паровичок" будет счастлива.
   Здоров ли ты. Мы беспокоимся, что так долго не пишешь. Ну, целую тебя. Будь здоров.

Твой Вася

  

171. А. И. СУРИКОВУ

[1902]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Прости, прости тысячу раз, что я за хлопотами разными не писал тебе. Пишу тебе, что мы все собираемся к тебе летом. Оля и Петя и Лена поедут вместе, если бог велит, в средине или 9 мая, а я сначала проеду на Волгу и к концу мая и к тебе. Вот, брат, сколько к тебе нас наедет. Платки не будем посылать, а привезем к тебе сами. Посылку получили и всю ее съели за твое здоровье. Как я рад поскорее с тобой повидаться. В Красноярске думаю поработать. У нас сидит Олечка и шьет шляпу на дорогу.
   Ну, целую тебя.

Твой Вася

172. В. В. СТАСОВУ

[Москва]. 4 ноября 1902

   Многоуважаемый Владимир Васильевич!
   Мне мои земляки-красноярцы прислали статью, помещенную в "Журнале Министерства народного просвещения" за май месяц 1901 года о красноярском бунте 1695 года против воеводы, который притеснял.
   В этом бунте принимали участие и мои предки -- казаки Петр и Илья Суриковы, от которых и я, аз многогрешный, происхожу по прямой линии. Если найдете свободное времечко, прочтите. Статья любопытна с бытовой стороны наших предков.

Сердечно Вас уважающий В. Суриков

   Адрес мой: Москва, Леонтьевский пер., д. Полякова.
  

1903

  

173. П. П. КОНЧАЛОВСКОМУ

[Москва. Январь 1903]

   Дорогой Петя!
   Очень рад, что все идет хорошо. Поцелуи Олечку и иксика (какое-то ей имя дадите?). Пиши почаще об Олечкином состоянии.
   Целую вас обоих.

В. Суриков

  

174. О. В. КОНЧАЛОВСКОЙ

[Москва. 1903]

   Дорогая Оливочка или Олечка-душа!
   Это я пишу, папа, будь здоровенькая и твоя девочка Наташа1. Я очень рад, что девочка. По моими воспоминаниям о вас с Леной. Пишите почаще с Петей. Целую тебя, и Петю, и крошку Наташу. Hy, a теперь пусть продолжает Еленушка письмо 2.
  

175. А. И. СУРИКОВУ

[1903]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы теперь живем в г. Елатьме на Оке. Я тут пишу этюды.
   Ты пиши так нам: г. Елатьма, Тамбовской губернии1, Подгорная улица, дом М. В. Булычева. Тут пробуду до 15 июня, а потом съезжу на Волгу. Мы здоровы. От тебя давно писем не получали. Здоров ли ты?
   Написал здесь уже несколько этюдов для картины 2. Местность очень красивая, и очень тихо тут. Шума никакого. Все фруктовые сады.
   Хозяин, у которого квартируем, вятский. Ходил на пароходах капитаном по Волге и Каме.
   Напиши, Сашонок, по получении моего письма, чтобы мне успеть его здесь получить
   Кланяйся Гоголевым. Будь здоров. Целую тебя. Оля с мужем у родственников в имении живут. Наташа, говорят, растет, здорова.

Твой Вася

  

176. А. И. СУРИКОВУ

[Райки. Июль 1903]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы теперь с Леной живем там же, где и два года: по Ярославской железной дороге, станция Щелково, имение Райки Некрасова. Я раньше, в июне, ездил на Волгу; жил в Самаре -- Симбирске. Писал этюды1. Потом заехал к Оле в имение, где она с Петей жила; взял оттуда Лену и нанял дачу. А Оля поехала с Петей в Вологду, где будет работать Петя. Внучка наша Наташа удивительно занятная девочка. Ей Ґ года, а она довольно большая и крепконькая. Я, слава богу, здоров. Здесь пишу костюмы для картины 2. От тебя месяца 2 не имею никакой вести. Здоров ли ты? Пиши сюда, мы пробудем до сентября. Мне Оля говорила, что случилось что-то с каким-то нашим знакомым, как ты писал ей! Напиши мне.
   Целую тебя.

Твой Вася

  

177. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Райки]. 23 июля 1903

   Здравствуйте, Олечка, Петя и Наташа!
   Я очень обрадовался, получивши ваше письмо. Очень долго ждали. Вот куда вы заехали!1. Поклонитесь от меня памятнику Петра Великого 2 и еще поклонитесь в сторону деревни Денисовки, откуда Ломоносов выбрался на свет божий. Желаю Пете побольше этюдов хороших наработать. Наташечку поцелуйте несчетное число раз. Берегите ее -- она всем нужна. Будьте здоровы. Целую вас крепко.
   Я работаю тоже.

Ваш папа

  

178. О. В. КОНЧАЛОВСКОЙ

Райки. 21 августа 1903

   Здравствуй, Олечка и Наталичка!
   Мы уже писали тебе по фомкинскому адресу. Должно быть, ты уже получила, душа. Мы еще живем на даче и числа 1 сентября думаем в Москву перебраться. Я написал 3 капитальных этюда1, да и еще напишу.
   Я здоров, слава богу. Бурочка 2 все переписывает свое сочинение. Кончила-таки.
   Рад за Петю, что он вошел в курс работы. Наверно, что-нибудь интересное привезет. Поцелуй его, когда приедет, и Наталичку в головку и ручки. Страшно интересно видеть, какая она теперь. Будьте здоровы. Целую.

Ваш папа

179. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Москва]. 23 декабря 1903

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Наташечка и Петя!
   Зачем ты, душа, не бережешься? Ты ведь давно знала, что нельзя без фуфайки ходить. Боюсь я этой римской лихорадки. Помнишь, тогда простудилась в Риме? А то я буду беспокоиться. Слышал я, не знаю только, наверное ли, что ноги Кустодиева1 будут попирать все 7 холмов Вечного города. О Кустодиев, Кустодиев, его имя страшно успокоительно действует на душу. Не из духовных ли?
   Я не работаю вот уже две недели: картины на выставку таскают 2. Боюсь простудиться. Здоровье ничего.
   Наташечку и вас каждый день вспоминаю. Махочка отмерена на шкафу. Теперь, видно, на Ґ вершка выше стала.
   Целую всех вас.

Твой папа

   Так бы и поносил махочку на руках... страшно я ее люблю... Махочка, махочка!
  

180. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[1903]

   Здравствуйте, Олечка, Наташечка и Петя!
   Я здоров и работаю помаленьку. Мы всегда рады, когда получаем весточку издалека от вас.
   Ну как махочка: я думаю, что уже здорово подросла?
   Целую вас.

Твой папа

   В Риме выбрали-таки тоже папу Пия X 1.
  

181. П. В. ГОЛЯХОВСКОМУ 1

[Москва. Декабрь 1903]

   Многоуважаемый г. редактор!
   Я прочел в Вашем "Журнале для всех" статью обо мне. Я вообще не люблю писать, но тут заставляет меня необходимость исправить при жизни одну ошибку 2, которую я уже не раз замечал, когда заводили речь обо мне.
   Меня почему-то считают потомком ссыльных стрельцов. Хотя это и очень романтично, но правды нет. Я происхожу из казаков. Послужными списками моих предков, имеющимися у меня, я сведения о них довел до 1765 года. И потому лет 20 тому назад, когда где-то написали о моем стрелецком происхождении, я не мог этого опровергнуть 3. Но вот два года назад в "Журнале Министерства народного просвещения" появилась статья Оглоблина (май, 1901 г.) "Красноярский бунт 1695 г.". В ней я нашел, что казаки Илья и Петр Суриковы участвовали в бунте против воеводы, а Петр -- даже и раньше в таких же бунтах. От этого Петра мы и ведем свой род. Они были старожилы красноярские времени царя Алексея Михайловича и, как все казаки того времени, были донцы, зашедшие с Ермаком в Сибирь {Ригельман. Донские казаки. (Примеч. Сурикова).}. Об этом, когда я был мальчиком, говорили мне дед, отец и дядя мои. Но тогда я, конечно, не обращал на это внимания.
   А стрельцы, уцелевшие от страшных казней 1699 года, были потом уже Петром I разосланы по разным местам Сибири и России.
   Предки мои со стороны моей матери -- тоже казаки Торгошины, а Торгошин Василий также был в бунте 1695 года. Бабушка моя с отцовской стороны -- казачка Черкасова. Как видите, со всех сторон я -- природный казак. Итак, мое казачество более чем 200-летнее. И только в конце 1860-х годов Енисейский казачий полк был расформирован, и все мы были обращены в гражданское ведомство.
   Может быть, это никому неинтересно знать, но я пишу ради своего-брата и родных, которых у меня много в Красноярске и которые с удивлением читали, что мы происходили от стрельцов.
   В будущем, если случится надобность, то пусть это письмо останется "памяткой".

Уважающий Вас В. Суриков

  

1904

  

182. О. В. КОНЧАЛОВСКОЙ

[Москва]. 27 февраля 1904

   Что же ты, Олечка, ничего не пишешь нам? Мы беспокоимся. Я думаю, что, видно, Петя болен, оттого тебе и не хочется писать. Здорова ли махочка? Уж давно я от тебя жду ответа. Мы здоровы, слава богу.
   Напиши поскорее. Японцев отбиваем все. Казаки тоже действуют ладно1. Будь здоровенька. Целую вас всех.

Твой папа

  

183. О. В и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Москва]. 20 марта [1904]

   Дорогая Олечка, Петя, Наталичка!
   Не знаю, застанет ли наше письмо в Риме вас. Но мы ждем вас к пасхе, как ты писала, и остановишься у нас. Относительно остановки в Вене, то это, судя по возможности. Если будет время до поезда оставаться, то пусть Петя сходит в Коммерческий музей и спросит, где хранятся ковры старинные1. Но если нельзя будет, то это не особенно важно. Целую вас всех. Ждем вас.

Твой папа

   Не простудись дорогой. В Москве довольно холодно.
  

184. С. И. ЗИМИНУ 1

[Москва]. 4 апреля 1904

   Этюды:
   No 1. Голова казака.
   No 2. Группа казаков. К "Покорению Сибири".
   No 3. Раненый казак.
   No 4. Головка. К "Меншикову в Березове".
   No 5. Казак на коне. К "Суворову".
   No 6. Странник. К "Боярыне Морозовой".
   No 7. Акварель мальчик.
   За этюды получено мною тысячу рублей. 2

В. Суриков

  

185. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

Звенигород. 29 июня [1904]

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя и Наташечка!
   Елеша, слава богу, здорова, и мы переселились в Звенигород. Дача видом выходит на Москву-реку!!! И очень ограниченные дали. Но ничего. Воздух хороший. Наступило тепло.
   Я думаю через неделю съездить в Москву поработать картину1 по сделанным этюдам нынешним. Главное -- пейзаж. Еще нужно типов несколько подыскать. Я здоров. Кашель ослабел. Слух мой возвратился. Сходил в баню и пропотел. Карточки с Наташика получили и любуемся на нее. Вот милочка-то! Не боится она теперь мухи? Вася сосредоточенный мужчина, снятый с нею. Как бы из него министр не вышел. Пришли еще карточки с Наташи, с ее личика.
   Ну, целую тебя, Петю и Наташечку.

Твой папа

  

186. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

Звенигород. 31 июля [1904]

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя и Наташик!
   Мы, слава богу, здоровы. Думаю опять поехать числа 4 августа в Москву поработать.
   Получили твое письмо, что написано про то, что Наташечка поет: кавакольчики степные темноговубые. Ужасно мило выходит, должно быть, у нее. Невозможная душечка. Не простудить бы только ее: теперь стало холоднее. Рад за Петю, что он энергично и с удовольствием работает.
   Я тоже двинул картину к лучшему. Мне надо еще поездить лиц поискать.
   Тут, в Звенигороде, на этот счет туго. Пиши почаще. Целую тебя, Петю и Наташечку.

Твой папа

  

1906

187. С. И. ЗИМИНУ 1

Москва. 25 мая [1906?]

   Дорогой Сергей Иванович!
   Вы приезжали ко мне в среду. Я был дома до 2 часов дня, так как Вы сказали, что будете в час. Теперь Вы напишите, когда Вы будете у меня. Назначьте день и час. Буду дома.
   Жму вашу руку.

В. Суриков

  

188. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Москва. 1906?]

   Здравствуйте, дорогие мои Олечка, Петя, Наташик и Миша!1
   Я зайду к священнику и поговорю с ним. Наверно, согласится. Был у меня сейчас Зимин с Афанасием Ивановичем2, режиссером! Ну, я за ту цену не уступил, а он прибавил. Я отдал за четыре 3. Надоело держать перед глазами. Что еще дальше будет неизвестно в жизни всех. Хоть что-нибудь будет, и ладно. Целую тебя и всех вас.

Твой папа

   Если понадобится деньжонок, то пошлю.
  

189. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

2 июня 1906

   Здравствуйте, дорогие наши Олечка, Петя, Наташик и Миша!
   К священнику еще не заходил, но на днях зайду и напишу об этом.
   Лена ничего, поправляется; я к ней раза два в неделю езжу и исполняю разные ее поручения. Насчет картины я поторопился тебе написать. Зимин сегодня прислал мне письмо, где пишет, что он по приезде домой был ошеломлен такой надбавкой и теперь отказывается от картины.
   А если уступлю за прежнюю [цену], то он с радостью возьмет; но я написал ему, что я решительно не могу это сделать. Хотя мне в глубине души не хотелось ему ее отдавать и за ту цену, так как у него есть купленная бездарность -- картина какого-то Яковлева, -- соседство плохое1.
   Может быть, впоследствии попадет в более счастливые условия.
   Наташечка пусть мне напишет своей ручкой. Целую ее, душечку. Скажи ей, что "дедушка ее целует".
   Елеша думает пробыть до 20 июня.
  

190. А. И. СУРИКОВУ

10 сентября 1906

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Мы очень беспокоимся, что долго не получаем твоего письма. Здоров ли ты?
   Олечка живет с нами, потому что ихняя квартира поправляется. Петя завтра приезжает с работы. Я тоже много работаю над картиной. Думаю к рождеству выставить в Москве на Передвижной выставке1.
   Напиши поскорее. Я здоров и все. Получил ли ты насчет черемухи мое письмо? Если будет возможность -- пошли.
   Целую тебя.

Твой Вася

  

1907

  

191. А. И. СУРИКОВУ

13 февраля 1907

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Я получил твое письмо и все собирался написать.
   Картину выставлю в Питере с марта 2-го. Уже упаковали ее на Передвижную выставку. О покупке покуда ничего не знаю. Как Питер скажет. Времена-то настали не художественные.
   Я здоров, и Лена учится. Нынешним годом кончит курсы 1, и тогда свободно можно жить, где угодно. Да и надоела Москва. Хочется в Красноярске пожить, отдохнуть. Думаю эту зиму приехать к тебе. Квартиру переменяю. Надобности нет для близости к Музею, где я работал.
   Лена хочет лето на Кавказе прожить. Воды пить. Это вырешится к маю месяцу.
   Олечка, Петя, Наташа и Миша здоровы.
   Петя служит в артиллерии до сентября, а потом отпустят в запас.
   Не нужно ли тебе, Сашенька, сапоги послать? То, к пасхе вышлю.
   Числа 25 февраля надо ехать в Питер -- картину поставить самому на выставке. Пробуду дня 3 там.
   Еленчик пошел на курсы, оттого и не написала тебе. Она здорова.
   Целую тебя.

Твой Вася

   Саша! Пошли карточку свою. Какой ты теперь -- 5 лет не виделись.
  

192. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 4 апреля 1907

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Прости, что долго не писал. Все откладывал, думал что-нибудь хорошее сообщить тебе, но его не оказывается. Картина находится во владении ее автора Василия Ивановича и, должно быть, перейдет в собственность его дальнейшего потомства. Времена полного повсюду безденежья, и этим все разрешается. Писали в петербургских газетах, что будто Академия хотела ее приобрести, да откуда у ней деньги-то? Ну, да я не горюю -- этого нужно было ожидать. А важно то, что я Степана написал!1 Это все.
   Лето это не знаю, как повернуть. Лена говорит -- на Кавказ ехать, а я бы хотел к тебе приехать, да в Базаихе поселиться. Напиши, что, можно там что-нибудь найти? И что там за народ живет? И здорова ли там местность? Это я для Лены спрашиваю. Напиши поскорее. Да, нужно ли тебе что послать? Хорошо бы в Красноярск приехать. Черемухи бы свежей поесть и пельменей с паскетишками. А утром, к чаю, пряженики горячие. Плохо разве это?
  

193. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Москва. 1907]

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя, Наташа и Миша!
   Ну, что, как здоровье Наташечки? Очень рады, что Миша поправляется. А мы послали в Sien'y телеграмму, спрашивали в ней о здоровье Миши.
   Не знаю, получили вы ее? Здоровье мое ничего. Был у Беляева1. Он не нашел ничего. А Степанов2 уехал из Москвы. Думаем ехать в Крым. Только что Лена справится со своими делами. От Саши, брата, ничего не получал. Погода здесь холодная. Солнца нет. Может, в Крыму найдем.
   Ну, каково поживаете, наверное, жарко у вас. Обедаем в кухмистерской. Дай бог, чтобы бомбошечка поправилась поскорее.
   Целую всех вас.

Папа

  

194. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 18 июля 1907

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получил сейчас твое письмо. Еду сегодня с Леной в Крым. Никогда там не бывал. Приеду в начале сентября. Саша, ты лесу на мастерскую покуда не покупай -- я ведь больших картин писать не буду. А маленькие вещи можно и вверху писать, где писал и "Городок". Если не осенью, то к весне перееду к тебе. Я всегда мечтал об этом1. По приезде из Крыма, бог даст, некоторые вещи надо кончить из начатых, небольших.
   Оля, Петя, Наташа и Мишук здоровы. Пишут письма.
   Мы нанимали дачу в Звенигороде, да она оказалась сырой; пришлось бросить ее, деньги пропали. Когда приеду на место, пришлю тебе адрес.
   Целую тебя.

Твой Вася

  

195. И. Е. ЦВЕТКОВУ1

[Москва]. 20 ноября 1907

   "Василий Иванович! Напишите Суворова".
   И вот он его написал 2.
   Когда Вы, многоуважаемый Иван Евмениевич, можете заглянуть к автору? Напишите.
  

1908

  

196. А. И. СУРИКОВУ

Москва. [5 января 1908]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получили твое письмо на праздниках. Ты пишешь, что получил мое письмо 9 октября, но я написал еще письмо в декабре или ноябре, ты должен был его получить. Олюша и Петя с детьми в Париже живут. Они уехали еще 19 ноября туда. Все они здоровы. Хорошо устроились. Пробудут там до осени. Напиши им. Мы здоровы. Особенно ничего не пишу. Вышел из передвижников, потому что не выгодно. Картина моя "Разин" дала им сбор, а мне пользы мало; кроме убытка, даже ничего нет1.
   От профессорства в Академии отказался. Я люблю свободу. А нужды нет. Теперь в Москве тепло стало, а то морозы с ветром были. Заходил ко мне Александр Петрович Кузнецов. У Саввы Ивановича Мамонтова дочь замужняя (Самарина) умерла 2. Были с Леной на похоронах. Жаль, молодая была.
   Ну, целую тебя, Сашок.

Твой Вася

   Будь здоров. Пиши почаще.
  

197. А. И. СУРИКОВУ

30 августа 1908

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Поздравляем тебя с днем твоего ангела и будь здоров. Мы вчера, 29-го приехали из Крыма и ничего, слава богу, здоровы. Из газет я прочитал, что в Красноярске были 3 случая холеры и некоторые со смертельным исходом. Берегись, Саша, бога ради, не пей сырой воды и зелени разной сырой. В Москве тоже наблюдались случая два, а покуда ничего не слышно. Олечка скоро приедет. Должно быть, чрез неделю, числа 6 сентября, из Парижа. Дети здоровы. Пиши почаще. Получил ли письмо наше из Алупки? От 15 августа? Мы с Леной здорово загорели, написал штук 20 этюдов крымских -- ярких по краскам. Там все время солнце. Ехали взад и вперед от Севастополя на лошадях до Алупки. Автомобилей я боюсь, хотя они и дешевле. Назад в Севастополе останавливались. Смотрели панораму Севастопольской обороны в 1854 году. Потом аквариум с морскими рыбами. Потом памятники: Нахимову, Корнилову и другим, погибшим на бастионах. Здесь же видели и броненосцы с подводными лодками в гавани. Очень Севастополь интересен. Урожай фруктоз, как на грех, большой был, а есть вдоволь опасаются ввиду холеры. Беда да и только. Ну, будь здоров, Саша.
   Целую тебя крепко.
   Берегись от сырья {Желудок в тепле держи. (Примеч. Сурикова).}.

Твой Вася

  

198. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ 1

Москва. [Декабрь] 1908

   Посылаю Вам, Наталья Флоровна, билет (бесплатный) на открытие выставки С[оюза] Р[усских] художников 2. Там мы увидимся.

Ваш В. Суриков

  

1909

  

199. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 8 мая 1909

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Думаю выехать к тебе в 20-х числах сего мая 1. Не нужно ли тебе что купить здесь? Успеешь еще ответить. Везу тебе ружье и гитару. Отлично ее поправили. Елеша тоже кончает свои занятия. Вопрос только в том, что кончит ли к моему выезду, а то придется ей позже выехать. Квартира за мной остается. Здесь все торжества были по случаю открытия памятника Гоголю. Я был на всех банкетах, заседаниях 2. Очень интересно было. Потом расскажу тебе. Петя и Оля с детьми это лето будут жить в Абрамцеве у Мамонтовых на даче. Они здоровы все.
   Целых 7 лет никуда далеко не выезжали. Кроме Крыма, 1 Ґ суток, и двинуться трудно вдаль, в Красноярск. Но на этот раз шабаш -- приеду. Быть бы только здоровому.
   Ну, до свидания, дорогой Саша.

Целует тебя твой Вася

  

200. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

[Москва]. 14 мая 1909

   Я Вам, Наталия Флоровна, написал письмо, но нашел его очень задорным и вручу его, когда Вы приедете в Москву. Думаю, что Вы теперь напитались духом подвижничества и поста, так не знаю, как теперь с Вами речи разговаривать 1.
   Письмо Ваше получил.
   Может быть, Вы в этом месяце приедете в Москву, а то я в начале июня -- числа 3, 4 уеду в Сибирь на лето. Адрес мой там: Красноярску Благовещенская улица, собств. дом у Казачьей сотни.
   Я здоров. Портрет Ваш каждый день пред очами моими 2. Напишите поскорее.
   Лена Вам кланяется.

Ваш В. Суриков

  

201. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Красноярск].

18 сентября 1909

   Здравствуйте, Олечка, Петя, Наташа и Миша!
   Получил я фотографию с плафона1. Удивительно закончено. Есть интересные детали. Недаром говорил покойный Семирадский2, что "полезно бывает иногда художнику и стену расписать". Это приучает и к смелости и к законченности произведения. А между тем это не декорация. Так и здесь.
   Вчера получил и Наташино письмо. Вилочка у буквы У не в ту сторону, а в другую. Ну, да это поправится со временем. Хомут Мише привезем с собой. Решили не оставаться на зиму. Внизу очень душно, а наверху жаль гнать жильцов, живущих уже 7 лет, без особенной в том надобности. Если бы картину писать, то так, а то вдвоем слишком много помещения. Вот если бы всем нам с вами, то так. Как я уже писал, выедем 2 октября и 7-го, бог даст, увидимся.
   Погода только что здесь начала поправляться, а все уж пожелтело. Чернышев много интересных домов понастроил в Красноярске, так что вид у него стал другой теперь. Мало деревянных домов осталось. Есть один автомобиль -- (нрзб) по улицам.
   Целую вас всех.

Папа

  

202. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

23 сентября [1909]

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя, Наташечка и Миша!
   Сейчас получил ваше письмо. Очень рад, что вы еще поживете в России. А я еще поработаю в Красноярске тоже октябрь, а может быть, как и вы, ноябрь. Это хорошо устраивается.
   Как в Москве насчет холеры? В газетах пишут, что с 1 июня по сентябрь было 16 случаев холеры и 9 смертей. Так неприятно.
   Напиши, что, как относятся все к этому. Может быть, дальше не пойдет.
   Вчера Крутовские, Кузнецовы и я с Леной ездили к ним на дачи на Енисей. Осенний убор чудный. Солнце сияло. Написал два этюда "На Енисей"1. Чернышев приходит иногда с гитарой, и мы в две наяриваем. Жаль, что Пети нет. Мы бы его подучили на радость тебе. Очень рад, что бомбошечка кушает хорошо. Пусть будет потолще, поздоровше. А какой хомут, уздечку и дугу смастерил Саша для Миши. Просто шедевр в маленьком виде. Ни одна деталь не пропущена. Так как я не скоро поеду, те серы[?] пошлю по почте. А хомут -- не знаю как. Да ведь у него и коня нет теперь.
   Ну, целую вас всех.

Папа

  

203. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

[Москва]. 29 октября 1909

   Очень бы хотелось повидаться с Вами, Наталия Флоровна! Мы остановились в гостинице "Княжий двор"1 у храма Спасителя. Может, дадите знать по телефону No 8--70?
   Вернулись из Сибири 24 октября.
   Очень крепко жму Вашу руку.

В. Суриков

  

204. К. С. СТАНИСЛАВСКОМУ

[Москва]. 20 ноября 1909

   Многоуважаемый Константин Сергеевич!
   Видел я вчера "Анатэму" 1. Постановка и исполнение выше всяких похвал. Нравственное значение трагедии огромное.
   Нашел я одну только ошибку.
   В Академии, когда я изучал ассирийское искусство, то во время плена вавилонского евреев я запомнил молитву их, в русском тексте так написанную: Сур мэшали, охалну боруха иемунай, Совэйну, взикарну кидвар Адонаи. Нужно имя бога произносить: Адонаи, а не Аденоид (аденоиды -- это опухоли горловых желез).
   Будет звучно, верно и красиво произносить Адонаи. Адонаи2.
   Не знаю, как Л. Андреев впал в эту ошибку.
   Ну, до свидания. Спасибо.
   Жму Вашу руку.

В. Суриков

  

205. И. Е. ЦВЕТКОВУ

[Москва]. 18 декабря 1909

   Многоуважаемый Иван Евменьевич!
   Прошу Вас распорядиться, чтобы портрет Ваш 1 передать посланному, от Грабье 2. Он вставит его в раму и отошлет с другими моими вещами на выставку Союза.
   Жму Вашу руку.

В. Суриков

  

206. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

Москва. 21 декабря 1909

   Получил первую Вашу открытку из Варшавы. Был очень рад. Вашу карточку мне в общежитии передали. Ну, что же делать! Не пришлось проститься, да ведь увидимся же. Пишу в Париж. Думаю, что застанет Вас письмо. Встретили ли Вашего Петрарку? 1 Должно полагать, он рехнулся от радости, что увидел свою Лауру. Итак, это Ваш первый (Петрарка-то) питательный пункт. А хорошо сказано, питательный пункт? А остальные, наверно, Вас ожидают в других районах. Это будет Ваше заграничное триумфальное путешествие по обнаженным нервам Ваших обожателей! Жаль мне их! За что они гибнут от Ваших чар во цвете лет своих, не успевши расцвесть. Но поделом им. Из сердец их Вы можете ожерелье себе великолепное сделать и посредине Петрарку, если не встретите Данте! Покажите им и славянскую любовь, и славянское коварство. До следующего раза. Я вместе с Вами сейчас весело смеюсь.

Ваш всегда В. Суриков

   Напишите о получении этого письма.
  

207. В. А. НИКОЛЬСКОМУ 1

[Москва]. 21 декабря 1909

   Очень рад был получить Ваше письмо, которое напомнило мне о прошлом. Относительно Вашего желания, чтобы я дал Вам какие-нибудь сведения о моей жизни. Она была очень сложна, и говорить о ней долго будет, да я и не люблю о себе говорить. Но все-таки я дам Вам некоторые указания.
   Я родился в г. Красноярске в 1848 году. Учился в гимназии 2 и в 1870 году 3 поступил в Академию, где и кончил научное и художественное образование.
   Род мой казачий, очень древний. Уже в конце XVII столетия упоминается наше имя (история Красноярского бунта в 1695 году), и до середины XIX столетия были простые казаки, а с 30-х годов прошлого столетия был один атаман и многие сотники и есаулы.
   В 1879 году4 я приехал в Москву и стал работать над исторической живописью. Идеалы исторических типов воспитала во мне Сибирь с детства; она же дала мне дух, и силу, и здоровье.
   Картины мои Вы, наверное, все знаете и где они помещены.
   "Разин" мною еще не окончен, и потому фотографии с него я не снимаю.
   У частных лиц имеются только мои этюды к картинам.
   Портрет, который Вы у меня просили для издания, я посылаю Вам самый удачный, и его, если понадобится, Вы и поместите. Другого я не желал бы. Он последний снимок с меня К. А. Фишер5. Репинский портрет с меня слишком молод, и в нем моего духа нет 6.
   Ну, будьте здоровы.

Ваш В. Суриков

  

208. В. А. НИКОЛЬСКОМУ

[Москва. 28 декабря 1909] 1

   Многоуважаемый Виктор Александрович!
   На письмо Ваше я отвечаю, что я не принял предложения Академии ехать на 3 года за границу2, а вместо этого я взял заказ написать "Вселенские соборы" в храме Спасителя. И отлично сделал. Приехавши в Москву, попал в центр русской народной жизни, -- я сразу стал на свой путь. Относительно "Разина" скажу, что я над той же картиной работаю, усиливаю тип Разина. Я ездил в Сибирь, на родину, и там нашел осуществление мечты о нем 3.
   Благодарю Вас за присылку Ваших работ 4, я только начал их читать. Нету пера -- пишу кистью.

Ваш В. Суриков

  

1910

  

209. В. А. НИКОЛЬСКОМУ

[Москва]. 7 января 1910

   Многоуважаемый Виктор Александрович!
   Я читаю Вашу "Разиновщину". Очень много верного. Хочу Вам сообщить: не читали Вы Красноярский бунт 1695 года?1 "Журнал Министерства юстиции"2 май или июнь 1901 года. Там и мои предки участвуют. Интересно для Вас по бытовым описаниям.

Жму Вашу руку В. Суриков

  

210. И. Е. ЦВЕТКОВУ

[Москва]. 8 января 1910

   Многоуважаемый Иван Евменьевич!
   Будьте добры, разрешите моим хорошим знакомым А. Д. Добринскому 1 и студенту Казанского университета Н. И. Торопыгину 2 осмотреть Вашу галерею.

Крепко уважающий Вас В. Суриков

  

211. В. А. НИКОЛЬСКОМУ

[Москва]. 11 января 1910

   Многоуважаемый Виктор Александрович! 1
   Рисунок вышлю на днях 2, а относительно портрета, который я Вам послал, то он, может быть такой же, Фишером лучший послан, в отпечатке. Напишите ему.

Ваш В. Суриков

   Были ли вы за границей, и если были, то когда? Меня смущает относительно заграницы картина "Из римского карнавала".
   Я был три раза за границей и в одной из поездок написал картину "Из римского карнавала" в 1884 году.
   В каком году была выставлена картина "Христос исцеляет слепого" и где она теперь?
   Она была выставлена, кажется, в 1890 или 1891 году 3. Она у меня.
   Когда появился на выставке "Переход Суворова через Альпы"? Справедливы ли уверения, что эта картина писана по заказу?
   "Суворов" был выставлен в 1899 году. Этот год совершенно случайно совпал со столетием перехода его через Альпы и никто мне этой картины не заказывал, да и "Ермака" тоже. Я никогда своих картин по заказу не писал, кроме храма Спасителя в Москве.
   Кто был вашим профессором в Академии?
   Шамшин4, Виллевальд5, Чистяков, Бруни6, Иордан7, Вениг8, Нефф, а в Красноярской гимназии -- учитель Николай Васильевич Гребнев9. Он в юности моей горячо желал, чтобы я шел дальше и ехал в Академию. Слух обо мне дошел до известного Сибирского золотопромыш-ленника П. И. Кузнецова, который и помог мне добраться до Академии.
  

212. П. П. КОНЧАЛОВСКОМУ

  

[Москва]. 3 марта 19101

   Дорогой Петя!
   Получил сейчас ваше письмо и сообщаю, что я выеду 11 марта (русского) 2, пишу портрет (в платке голубом) княгини Щербатовой3, не той, какую вы знаете, не музея Исторического4. Очень интересное бледное лицо. Выезжаем так же, как и вы, в 6 Ґ часов вечера.
   Заграничный паспорт уже достал. Ужасно хочется со всеми вами, милыми, повидаться. Успеем и в Испанию съездить. Увижу скоро и "маленького" и душечку Наташечку!
   Будем гулять. Лена кое-какие книги берет. Не знаю, брать ли ящик от красок с собой? Пожалуй, лишний багаж, -- в Париже достать можно.
   Скажите Оле, что расписание ее у нас есть и будем поступать по ее указанию5. Значит, 14-го-вечером в Париже будем. Пошлем телеграмму, только не знаю, откуда.
   Портрет кончу 10 марта, сегодня 3-е.
   Поеду в осеннем пальто, а снизу надену фуфайки. Лена тоже в осеннем пальто.
   Хорошо, чтобы вы нас встретили на вокзале в Париже.

Любящий вас В. Суриков.

   Олечку и детей целую.
  

213. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

9 июня 1910

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя, Наташа и Миша!
   Итак, мы на даче! Но что это за дача! На самом верху низенькая комната для Лены и у меня еще меньше. Но воздух для Лены прекрасный. Я-то поеду в Харьков в имение Харитоненки1 и пробуду там дней 10. А потом, может быть, в Крым. Завтра едем с дачи искать квартиру, покуда не разобрали.
   После Испании-то страшная здесь скука, скука подмосковная, с решетчатыми заборчиками! Но все же не вечно. Одна утеха. Отвык я от этой гадости. Как-то вы поживаете? Наверно, есть поэзия. Малюткины загорели теперь, должно быть, сильно... Нет! Я еду завтра в Харьков. Тут холодно и телу и душе. Погода холодная, и лес кругом. Я хочу жары и простора. Лена боится, что в Харькове холера. Но и холера теплее московской дачи.

Папа

  

214. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Москва]. 4 августа 1910

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя, Наташечка и Миша!
   Вчера я возвратился из Ставрополя1, около Самары. Лето хорошо провел. Работал мало, да и ничего не было там особенного. Все это я уже писал и знаю.
   Завтра едем с Леной искать фатеру. Думаю, что, не предъявляя особых требований, можно найти обывательскую.
   Как-то вы поживаете в Испании? Судя по газетам, там идет война против клерикалов.
   Да думаю, трудно их спихнуть, как и отменить бой быков. В кровь въелось. Петя, наверно, еще побывал в Барселоне и видел какого-нибудь Бомбиту. Душечки, должно быть, повыросли. Увидимся осенью. Малюткин и Наташечка-бомбошечка, наверно, загорели сильно.
   Без меня приходил Машков 2. Лена говорит, что очень скучает без дела. Что в Малаховке напишешь, разве заборы только да симметричные сосенки с березочками.
   Скучно тут. Я хотя немножко отдохнул на волжском просторе. Пишите почаще. Целую вас всех.

Папа

  

215. Д. И. ТОЛСТОМУ 1

[Москва]. 3 декабря 1910

   Многоуважаемый и дорогой граф Дмитрий Иванович!
   Сдаюсь на вашу просьбу и завтра разворачиваю картину "Степан Разин", чтобы осмотреть ее, так как она была свернута более года. Я, собственно, не принадлежу ни к Союзу, ни к передвижникам, то нельзя ли мою картину не причислять ни к какой группе на выставке в Риме, а выставить отдельно? Надо ее застраховать. Нужно ли раму и подрамок посылать? Картина свернута на вал и в ящике.
   Напишите поскорее, пошлю большой скоростью, числа 10 декабря или даже раньше, 8-го, накладным платежом.
   Да, чего ей лежать-то в Историческом музее! Пусть прокатится Степа по Европе.

Любящий Вас В. Суриков

   Мой поклон графине и Ивану Ивановичу.
  

216. Д. И. ТОЛСТОМУ

[Москва]. 12 декабря 1910

   Многоуважаемый и дорогой граф Дмитрий Иванович!
   Вчера я послал свою картину "Степан Разин", раму и подрамок. За перевоз я заплатил до Петербурга. Картину я совершенно закончил и в тоне и в форме. Думаю, что нужно на выставке в Риме дать небольшое объяснение этого исторического сюжета. А то ведь иностранцы совершенно не знакомы с нашей историей.
   Напишите мне, что, находите ли Вы нужным это объяснение? Картина хорошо укупорена, так как, я думаю, в Академии надобности не будет ее развертывать. Картина знакома ей.
   Жму Вашу руку и мой поклон графине.

Уважающий Вас В. Суриков

  
   Картина отправлена с пассажирским поездом и будет в Петербурге утром 12 декабря, а рама вечером того же дня.
  

217. И. Е. ЦВЕТКОВУ

[Москва]. 13 декабря 1910

   Многоуважаемый Иван Евменьевич!
   Позвольте моей хорошей знакомой, сибирячке Евдокии Петровне Кузнецовой, осмотреть Вашу галерею.

Уважающий Вас В. Суриков

  

1911

  

218. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

Москва. 25 мая 1911

   Если бы люди знали, как относительно их поступают их лучшие друзья, то мир оглох бы от пощечин!1

В. Суриков

  

1912

  

219. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

Москва. 28 марта 1912

   Милая Natalie!
   Я очень был удивлен, что Вы уехали, не сказав ни здравствуй, ни прощай своему лучшему другу. Нехорошо, нехорошо! Ну, как Вы устроились в Париже? Напишите, где Вы бываете и не встречали ли Кардона Грека!1 Я думаю, что его жена прибрала его к рукам, полным маленькими кардончиками!
   Пасха здесь холодная, сырая, и ни капли солнца! Должно быть, как у Вас хорошо. Ходите в Люксембургский музей? Какие там дивные вещи из нового искусства! Моне, Дегас, Писсаро и многие другие.
   Лена Вам кланяется. Напишите подробно. Оно конешно... Вы скоро исполните мое желание поделиться со мной вашими впечатлениями и приехать до лета в Москву?
   Целую Вас в античную шею.

Ваш В. Суриков

  

220. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

Berlin. [Май] 1912 1

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя, Наташечка и Миша!
   Были вчера у доктора Килиона. Он сказал, что носовая и глазная болезнь идет лучше, и определил лечение приблизительно недели на две, и про болезнь он сказал: es ist einfach (т. е. простой, несложный). Ну, вот и ладно.
   Как-то вы доехали, благополучно ли? Поклонитесь от меня Тициановой "Флоре" и "Туалет Венеры" -- лежащая. В сундуке горничные достают одежду.
   Веронезу низкий поклон и всей нашей обожаемой братии -- колористам-дорафаэлистам, если таковые найдутся. Покуда лечусь все, в галерею буду ходить. Единственная отрада.
   Целую вас всех. Пишите.

В. С.

  

221. А. И. СУРИКОВУ

Москва. 28 июня 1912

   Посылаю тебе карточку памятника Скобелеву1. Отличный памятник. Очень мне нравится. Я здоров, Лена тоже. Пиши. Москва, Триумфально-Садовая, д. Смирнова, No 15, кв. 44, Кончаловским.
   Целую тебя.

Вася

  

222. О. В. и П. П. КОНЧАЛОВСКИМ

[Москва]. 28 июня 1912

   Здравствуйте, дорогие Олечка, Петя, Наташечка и Миша!
   Очень рад, что Миша поправился и бомбошечка поправляется. Как бы только не сразу на свет пускать, чтобы глаза предохранить1.
   Вы уже читали, что Сапунов утонул на море2. Жаль мне очень его. Талантливый был человек. Трагические были подробности: одна из барышень пошла по лодке и опрокинула ее, а Сапунов не умел плавать -- пошел ко дну. Говорят, что ему предсказала какая-то гадалка, что он утонет.
  

223. А. И. СУРИКОВУ

[Москва. Конец 1912]

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получили мы от тебя урюшика и китайскую пастилу и съели целым миром. Был и твой посланный -- славный мужик. Мы все просим тебя, дорогой Саша, вырвись ты из Красноярска и приезжай в Москву. Ведь ты с 1887 года не брал отпуска! Неужели тебе не дадут его? На рождестве и в театрах и везде побываешь. Жильцы ведь хорошие у тебя. Вот бы хорошо было! Картину кончил1. Думаю, на рождестве на выставку в музее поставить 2. Я теперь сижу у Пети и Оли.
   Целую тебя.

Твой Вася

   Приезжай. Такая будет радость для всех.
  

1913

  

224. [РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ "РУССКОЕ СЛОВО"]1

[Москва]. 17 марта 1913

   Многоуважаемый г. редактор!
   Позвольте мне чрез посредство Вашей газеты выразить искреннее сочувствие проекту постройки нового помещения на Девичьем поле для Третьяковской картинной галереи 2. Мы, художники, должны быть рады, что наши произведения будут удалены из невозможных окружающих галерею условий. И чем скорее эта идея осуществится, то тем лучше.
   Я знаю, что в находящейся в Замоскворечье известной частной галерее П. И. Харитоненко двор весь засыпается углем от окружающих ее фабрик. Так что владельцу приходится все картины спасать под стекло, что и это, он говорит, не спасает. А Третьяковская галерея находится не в лучшем положении.

В. Суриков

  

225. В. А. БЕКЛЕМИШЕВУ 1

[Москва]. 31 марта 1913

   Многоуважаемый Владимир Александрович!
   Картина "Посещение царевной женского монастыря" принадлежит одному банкиру в Петербурге 2. Если он согласится дать ее на выставку в Мюнхен, то я ничего против этого не имею. Нужно справиться от Бычкова 3, заведующего Союза рус[ских] худ[ожников] на выставке.

Ваш В. Суриков

  

226. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

Алупка. 9 июня [1913]

   Мы уже в Крыму. Когда же Вы, Наталья Флоровна, переселитесь из земли Халдейской в землю Ханаанскую? Напишите. Мы июнь пробудем здесь.

Ваш В. Суриков

   Адрес: Алупка, дача генерала Липицкого.
  

227. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

Алупка. 18 июня 1913

   Дорогая Наталия Флоровна!
   Я получил Ваше письмо и спросил, где Вы можете предаваться музыке. Хозяйка нашей дачи сказала, что в клубе здесь можно играть по часам за плату в 50 коп. час. Узнаю еще что-нибудь в этом роде. Приезжайте-ка скорее.
   Лена Вам кланяется, и я тоже.

Ваш В. Суриков

  

228. ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

ПОПЕЧИТЕЛЮ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ 1

[Москва]. 17 сентября 1913

   Так много говорят о преобразованиях в Третьяковской галерее, что, я думаю, и мне нелишне будет сказать несколько слов. Многие нападают на эти преобразования, но совершенно напрасно. Что картинам нужно? Свет! И вот этого, благодаря усилиям и трудам администрации галереи, вполне удалось достигнуть. Какая дивная огромная зала получилась с вещами Репина! Их только теперь можно и видеть в настоящем виде. Этюды Иванова к "Явлению Христа народу" стали особенно яркими и колоритными от света. Перовский "Никита Пустосвят" выиграл от перемещения в другую комнату. Вещи В. Маковского, картины Крамского тоже освещены в громадной зале. Но по эффекту лучше всех брюлловская зала. Она напоминает парижский Лувр. Ничто теперь не мешает смотреть. Перегородки убраны, многие картины старых русских мастеров, запрятанные под потолок и в углы, совершенно мне были неизвестны, и теперь для меня новость и доставляют наслаждение, поставленные на свет.
   Не сомневаюсь, что и остальные вещи также будут удачно размещены, колоссальный труд еще не закончен. Покойному П. М. Третьякову просто некогда было заниматься систематическим размещением картин. Ему важно было одно: чтобы нужные для галереи картины не ушли мимо. И при жизни он не считал дела законченным. При этом он всегда шел навстречу желаниям художников. Мне случилось как-то говорить с ним о том, что картину мою "Боярыня Морозова" ниоткуда не видно хорошо. Тогда он сказал: "Нужно об этом подумать". И вот подумали. Расширили дверь комнаты, где помещена картина, и мне администрация галереи показала ее с такого расстояния и в таком свете, о которых я мечтал целых двадцать пять лет. И если по каким-либо непредвиденным обстоятельствам дверь опять заделают кирпичами, то об этом можно будет только пожалеть. Вообще до предполагаемой постройки новой Третьяковской картинной галереи все эти временные улучшения вполне целесообразны и необходимы.

В. Суриков

  

229. Я. Д. МИНЧЕНКОВУ 1

[Москва]. 16 декабря 1913

   Многоуважаемый Яков Данилович!
   Вчера днем звонила по телефону г-жа Смирнова, как передал мне слуга. Я не знаю, может быть, это жена того Смирнова, о котором Вы мне говорили 2. Но у меня был доктор, выслушивал меня, и я не мог подойти на ее зов к телефону.
   Может быть, Вы знаете ее адрес, то передайте ей это. Ответьте мне с этим посыльным, пожалуйста. А то, может быть, это и не та Смирнова.
   Мой Вашей супруге поклон.

Ваш В. Суриков

   P. S. У Вас в субботу не мог быть. Не выхожу из дома.
  

1914

  

230. В. П. БЫЧКОВУ

[Москва]. 23 марта 1914

   Многоуважаемый Вячеслав Павлович!
   Я в провинцию своих вещей не даю1. Пошлите их мне. Там еще осталось, кажется, 150 руб., может пошлете мне их до поездки в Казань.

Ваш В. Суриков

  

231. Н. Ф. МАТВЕЕВОЙ

Красноярск. 18 июня 19141

   Получил Ваше письмо, дорогая Наталия Флоровна. Вы исполнили Ваше обещание и написали мне. Здесь довольно холодно. Сегодня по Енисею плавали на пароходе. Чудная, большая, светлая и многоводная река. Быстрая и величественная. Кругом горы, покрытые лесом. Вот если бы Вы видели! Такого простора нет за границей [...]
   Хорошо сделали, что не поехали за границу с М...вым. Поживите лучше в деревне, отдохните от житейских треволнений.
   Я тоже ничего не делаю. А только созерцаю природу и людей. Какие славные типы. Еще не выродившиеся. В Красноярск была принесена часть мощей св. Иннокентия, иркутского чудотворца, и были паломники почти со всей Сибири. Лица, как на итальянских картинах дорафаэлистов.
   Думаю съездить еще на озеро Шира в Минусинском округе. Там живут татары, и у них табуны лошадей. Да мало ли что здесь интересного!
   Вот бы Вам все это увидеть когда-нибудь!
   Пишите еще мне. Может быть, и c-moll Шопена одолеете к осени. Тогда увидимся. Поклон Вам и Вашей сестре.

В. Суриков

  

232. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 15 ноября 1914

   Мы все здоровы, дорогой Саша! Петя тоже здоров. У границы стоит. Получает Оля письма от него1. Пишу 2. Целую тебя.

Вася

  

233. А. И. СУРИКОВУ

Москва. 11 декабря 1914

   Дорогой Саша!
   Поздравляю тебя с праздником и, наверное, еще напишу к рождеству. Петя здоров. Пишет с войны. Мы все тоже здоровы. Оля скоро тебе напишет.
   Будь здоров. Целую тебя.

Твой Вася

234. И. Е. ЦВЕТКОВУ

[Москва]. 16 декабря 1914

   Многоуважаемый Иван Евменьевич!
   Позвольте посмотреть Вашу галерею Якову Алексеевичу Тепину1, очень интересующемуся русской живописью.
   Будьте здоровы.

Вас уважающий В. Суриков

  

1915

  

235. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 29 января 1915

   Здравствуй, дорогой Саша!
   Мы все здоровы. От Пети получаем письма. Он здоров. Пиши. Я работаю. На выставке моя картина1. Она небольшая. В Союзе.
   Целую тебя.

Твой брат В. Суриков

  

236. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 16 марта 1915

   Христос воскресе!
   Поздравляю тебя со светлым праздником и желаю тебе доброго здоровья.
   Мы все здоровы. О Пете получаем сведения. Все благополучно. Я очень давно не получал от тебя письма. Здоров ли ты был?
   Я работаю теперь мало, так как картину "Благовещение" я послал на выставку, которая теперь в Петрограде.
   Здесь все кипит войной, так как сведения на другой же день получаются.
   Должно быть, массу пленных ты видишь в Красноярске. А [мне] еще в Москве ни одного не удалось увидеть. Случая не было. Погода здесь -- то растает, то опять снег. Сегодня ночью опять повалил снег, и ездят на санях. Пиши почаще. Я тоже буду. Поклонись В. М. Белоусовой1 и поздравь.
   Целую тебя.

Твой Вася

  

237. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 29 июня 1915

   Здравствуй, дорогой наш Саша!
   Получил вчера твою открытку. Мы все здоровы. Оля с детьми на даче. Адрес: Московско--Киево--Воронежская ж. д., станция Наро-Фоминское, имение Якунчикова1. Петя приехал с войны и лечится в лазарете там же. У него растянуты сухожилия. 7 июля уезжает обратно. Я еще в Москве и не знаю, куда еще съезжу.
   Где-нибудь неподалеку от Москвы. В Москве погода меняется с дождями. По-видимому, хороший урожай будет. Дай ты нам, господи, в тяжелую годину войны. Пишу подробнее письмом. Будь здоров.
   Целую тебя.

Твой Вася

  

238. А. И. СУРИКОВУ

Алупка. 18 августа [1915]

   Здравствуй, дорогой Саша!
   Я теперь ненадолго приехал в Крым. Летом никуда не ездил. Здоров. К 1 сентября приеду в Москву. Оля на даче еще, а Лена в Москве лечит зубы. Напиши в Москву, в "Княжий двор" на Волхонке. Я там остановлюсь. Лена живет с Олей пока в д[оме] Пиит. Целую.

Вася

239. А. И. СУРИКОВУ

Алупка, 21 августа 1915

   Поздравляю тебя, дорогой Саша, с днем ангела.
   Будь здоров.
   Я сегодня уезжаю из Крыма. Пиши в "Княжий двор", Волхонка.
   Встретил Ицина, здесь у него больная дочка. Поговорили о Красноярске. Из Москвы напишу. Какие у вас пожары лесные были! Небывалые. Беда, да и только. Целую тебя.

Твой Вася

  

240. А. И. СУРИКОВУ

[Москва]. 3 декабря 1915

   Дорогой брат!
   Вот уже два месяца лежу в постели. Доктора ходят и нашли расширение аорты. Послали в санаторий, и там меня более простудили, заставляя лежать в конце октября по 2 часа на воздухе. Я бросил и деньги 250 рублей и на автомобиле опять приехал к Оле в квартиру. Вот уже было кровохарканье, прошло, да опять вернулось. Все от сердца (биенышко мамочкино).
   Теперь немного получше. Доктора не велели на воздух выходить, да и высоко с пятого этажа! Думают, что к концу декабря можно будет выходить. Тогда Лена найдет помещение внизу, чтобы не подниматься1. Мне это сильно вредило для сердца. Хозяин дома Пиит умер. Сегодня хоронили. Его, должно быть, тоже ухайдакали высокие лестницы.
   Лена живет теперь в отдельной комнате на Новинском бульваре. Навещает каждый день.
   Утомилась она страшно от ухода по ночам за мной. Теперь Оля помогает по ночам. Пиши мне, как-то ты?
   Вот она старость -- не радость!
   Целую тебя, брат. Посылаю всем поклон.

Твой Вася

   Петю Оля все поджидает, да, видно, очередь отпуска не дошла до него.
  

1916

  

241. ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

В РЕДАКЦИЮ ГАЗЕТЫ "РУССКОЕ СЛОВО" 1

[Москва]. 31 января 1916

   Волна всевозможных споров и толков, поднявшаяся вокруг Третьяковской галереи, не может оставить меня безучастным и не высказавшим своего мнения. Я вполне согласен с настоящей развеской картин, которая дает возможность зрителю видеть все картины в надлежащем свете и расстоянии, что достигнуто с большой затратой энергии, труда и высокого вкуса. Раздавшийся лозунг "быть по-старому" 2, не нов и слышался всегда во многих отраслях нашей общественной жизни.
   Вкусивший света не захочет тьмы.

В. Суриков

  

242. И. Е. ЦВЕТКОВУ

[Москва]. 12 февраля 1916

   Многоуважаемый Иван Евменьевич!
   С удовольствием я бы пришел к Вам, но я никуда не выхожу из дома вот уже 4 месяца. Я был болен (расширение сердца). Потом еще что-то в легких, и пролежал в санатории, и теперь живу в гостинице. Доктор не велит еще на улицу выходить. Может быть, Вы не найдете ли возможным повидаться со мною? Здесь великолепный лифт.

Уважающий Вас В. Суриков

  

Комментарии к письмам

  
   {Письма, не вошедшие в издание 1948 г., отмечены звездочками: одной -- публикуемые впервые, двумя -- ранее публиковавшиеся в разных изданиях, тремя -- частично публиковавшиеся.}
  

Принятые сокращения

  
   ГТГ -- Государственная Третьяковская галерея.
   ГРМ -- Государственный Русский музей.
   ЦГИА -- Центральный государственный исторический архив СССР.
   ЦГАЛИ -- Центральный государственный архив литературы и искусства СССР.
   X. -- холст.
   М. -- масло.
   К. -- картон.
   Б. -- бумага.
   Акв. -- акварель.
   Кар. -- карандаш.
   Граф. кар. -- графитный карандаш.
   Ит. кар. -- итальянский карандаш.
  

1

  
   1 Датируется по содержанию. Адресат письма не установлен. По-видимому, это был кто-то из родных В. И. Сурикова, знавших о его стремлении учиться в Академии художеств.
   2 Смелянский Николай Васильевич -- знакомый Суриковых, фельдшер Енисейского казачьего конного полка.
   3 Замятнин Павел Николаевич -- генерал-майор, с 1862 по 1869 г. гражданский и военный губернатор Енисейской губернии. (В некоторых материалах упоминается как П. Н. Замятин).
   Обстоятельства знакомства Сурикова с семьей Замятниных изложены в статье М. В. Красноженовой "Василий Иванович Суриков по воспоминаниям красноярцев и по письмам его к родным" (А. Н. Турунов и М. В. Красноженова. В. И. Суриков. Иркутск--Москва, 1937, с. 73--75).
   Замятнин принял деятельное участие в судьбе Сурикова. 10 декабря 1867 г. направил в Академию художеств письмо с просьбой зачислить Сурикова в число учеников Академии. К письму были приложены рисунки по следующей описи:
   "Опись посылаемым рисункам.
   Рисунки Василия Сурикова
   1 Ангел молитвы (с картины Неффа).
   2 Благовещение (с картины Боровиковского).
   3 Голова Спасителя.
   4 Тройка.
   5 Ямщик.
   6 Хоровод.
   7 Голова мальчика.
   8 Старик.
   9 Девушка, стерегущая ребенка.
   10 Пляшущие русские.
   11 Мальчик с луком.
   12 Курганы в Минусинском округе".
  
   (Цит. по кн.: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова. 1870--1880-е годы. М., 1963, с. 16).
   Получив приведенный в публикуемом письме ответ вице-президента Академии художеств кн. Гагарина, Замятнин помог организовать поездку Сурикова в Петербург и изыскать необходимые для этого средства (см.: Там же, с. 77--78).
   4 Сведений о Г. Шалине не имеется.
   5 Гагарин Григорий Григорьевич (1810--1893) -- вице-президент Академии художеств (1859--1869).
   6 На этом текст письма обрывается.
  

2

  
   1 Сурикова Прасковья Федоровна (1818--1895) -- мать художника, происходила из старинного казачьего рода Торгошиных, упоминаемого в документах XVII в. Уроженка и постоянная жительница Красноярска. Неграмотная женщина, одаренная, по отзывам знавших ее, природным вкусом к художественным работам, искусная вышивальщица.
   Суриков Александр Иванович (1856--1930) -- брат В. И. Сурикова, единственный человек, с которым на протяжении всей жизни вел переписку художник. А. И. Суриков не имел законченного образования. Первоначально он поступил в гимназию, но вскоре перешел в уездное училище, курс которого не окончил. Впоследствии, сдав экзамен на первый классный чин при красноярской гимназии, служил в Красноярском губернском суде, занимая различные незначительные должности (столоначальника, протоколиста, секретаря суда, архивариуса). В 1911 г. вышел в отставку. Всю жизнь почти безвыездно провел в Красноярске. (Воспоминания А. И. Сурикова о брате см. на с. 221--224).
   2 Суриков выехал из Красноярска 11 декабря 1868 г. с двумя попутчиками: архитектором А. Ф. Хейном, ехавшим в Европейскую Россию для лечения, и своим сверстником Дмитрием Лавровым, который направлялся в Троице-Сергиеву лавру для обучения иконописи.
   3 Кошмы -- местное название войлока. Суриков писал "кочмы".
   4 Кошева -- крытые сани.
   5 Кожуховский Петя, Давид (Давидов Дмитрий Никанорович) и Абалаков Андрей Капитонович -- товарищи и сослуживцы Сурикова по Енисейскому общему губернскому управлению. Давыдов -- дальний родственник Суриковых. Полковник Корх Иван Иванович -- командир Енисейского казачьего конного полка, зять губернатора П. Н. Замятнина (см. письмо 1 и коммент. 3 к нему), квартировал в доме Суриковых. Варвара Павловна -- его жена, старшая дочь Замятнина. Орешников Геннадий Порфирьевич -- знакомый Суриковых, сын красноярского купца.
   6 Бабушкины -- знакомая семья Суриковых. Одна из дочерей Бабушкиных -- Анна Дмитриевна нравилась Сурикову. В письмах он называет ее Анютой, Аннушкой.
   7 Сережа (Серж) -- Виноградов Сергей Васильевич (? -- 1879) -- муж сестры художника, Екатерины Ивановны (1846--1868). Суриков гостил у Виноградовых в селе Тесь Минусинского округа в конце лета 1866 г. Поездка эта произвела на него большое впечатление, и он много лет спустя неоднократно вспоминал о ней. После смерти сестры Суриков снова побывал в селе Тесь летом 1868 г., взяв 4 июня после болезни отпуск на три недели. В юности Суриков был очень дружен с Виноградовым. Во время обеих поездок В. И. Суриков много рисовал, о чем свидетельствует фраза в письме Виноградова от 30 ноября 1868 г.: "Высылаю тебе, Вася, твои картины (15), о целости которых ты беспокоишься" Письмо Виноградова хранится в Красноярском краевом краеведческом музее.
   8 1894 г. Суриков сделал по фотографии портрет Виноградова с сестрой Екатериной Ивановной.
  

3

  
   1 Фотокопия карточки хранится в отделе рукописей ГТГ (ф. 36).
   2 Крестной матерью Сурикова была его двоюродная тетка с материнской стороны Ольга Матвеевна Дурандина, урожд. Торгошина (1816--1881). В 1856--1859 гг. Суриков, будучи учеником уездного училища, жил у нее в доме по Больше-Качинской улице. Дом этот изображен Суриковым на рисунке "Улица в Красноярске".
   3 Танечка -- Торгошина Татьяна Степановна -- (1849--1884) -- двоюродная сестра художника. Ее отец -- брат Прасковьи Федоровны Суриковой, Торгошин Степан Федорович (1810--?), послужил натурой для чернобородого стрельца в картине "Утро стрелецкой казни" (в ГТГ хранится этюд, написанный с С. Ф. Торгошина), а мать -- Евдокия Васильевна позировала для головы "Боярыни Морозовой".
  

4

  
   1 Катушки -- сибирское название снежных гор.
   2 Замятнина Екатерина Павловна -- дочь красноярского губернатора.
   3 Кузнецов Петр Иванович (1818--1878) -- городской голова Красноярска (1853--1865), золотопромышленник. Часто бывал в Петербурге, ездил за границу. Интересовался искусством. Благодаря его помощи Суриков получил возможность учиться в Академии художеств. П. И. Кузнецов дал средства для поездки Сурикова в Петербург и поддерживал его материально в течение пребывания в Академии художеств (с 1869 по 1875 г.), выплачивая ему стипендию.
   Бывая в Петербурге, Кузнецов неизменно проявлял внимание к Сурикову, интересовался его успехами, приглашал в свою ложу на оперные спектакли. В семье Кузнецовых Суриков проводил праздники. Когда в 1873 г. обнаружилось, что климат Петербурга плохо отразился на здоровье молодого художника, Кузнецов взял его летом того же года в свое имение. Это имение ("резиденция") П. И. Кузнецова находилось в верховьях рек Немир и Узун-Джул, впадающих в приток Енисея Абакан, у отрогов Саянского хребта (около 150 км к юго-западу от г. Минусинска). Здесь Суриков восстановил свои силы (см. коммент. 3 к письму 25 и очерк М. Волошина, с. 182).
   Со всей семьей П. И. Кузнецова Суриков был хорошо знаком, поддерживал отношения в Петербурге и Красноярске, а с сыновьями Кузнецова -- Александром Петровичем и Иннокентием Петровичем его связывала дружба.
   4 Токарева Александра Федосовна (см. коммент. 1 к письму 6).
   5 Приписка в конце первой страницы письма.
   6 Приписка сбоку страницы.
  

5

  
   1 Вступительный экзамен в Академию художеств в апреле 1869 г. Суриков первоначально не выдержал, так как не имел навыков в рисовании с гипсов. Поступив в школу Общества поощрения художеств, он практикуется в течение трех месяцев в рисовании гипсов, осенью успешно сдает вступительный экзамен и 28 августа 1869 г. зачисляется вольнослушателем.
   2 О каких картинах идет речь не установлено.
   3 Суриков очень хотел, чтобы брат его учился в гимназии, по окончании которой мог бы поступить в университет. Красноярская гимназия была открыта в год отъезда Сурикова из Красноярска в Петербург (1868).
   4 Савицкий Семен Яковлевич и Иванов Иван Евгеньевич -- бывшие сослуживцы Сурикова по губернскому управлению.
  

6

  
   1 Токарев Феодосии Петрович ("отец Федос", как называет его Суриков в других письмах) -- священник, настоятель Минусинского собора. Жил прежде в Красноярске. В юности Суриков был дружен с его дочерью Сашенькой -- Александрой Федосовной.
   2 Неизвестно, о каком имении дяди и о каком Попове идет речь.
   3 Чебаков Михаил Иосафович -- смотритель училищ Красноярского и Канского округов. Одно время преподавал в Красноярском уездном училище, где учился Суриков.
   4 Кузнецов Александр Петрович (1848--1913) -- в то время студент-технолог, старший сын П. И. Кузнецова.
   5 Калина Леонид и Мартин (Маркиан) Васильевичи -- чиновники губернского управления, бывшие сослуживцы Сурикова.
  

7

  
   1 Суриков пишет о "Выставке художественных произведений в имп. Академии художеств в 1869 году", на которой были экспонированы работы В. Г. Перова, Г. Г. Мясоедова, И. Н. Крамского, А. Д. Литовченко, И. И. Шишкина, К. Е. и В. Е. Маковских, Г. И. Семирадского, А. И. Куинджи, И. Е. Репина, В. Д. Поленова, Ф. А. Бронникова, А. И. Корзухина и др.
  

8

  
   1 Вел. кн. Мария Николаевна (1819--1876) -- президент Академии художеств с 1852 по 1876 г.
   2 Вел. кн. Владимир Александрович (1847--1909) -- в 1869--1876 гг. товарищ президента, а с 1876 по 1909 г. президент Академии художеств.
   3 Исеев Петр Федорович (1831 -- ?) -- конференц-секретарь Академии художеств с 1868 по 1889 г. См. о нем коммент. 89 к очерку М. Волошина.
   4 Стаховский Владислав Карлович. -- По окончании Тифлисской гимназии поступил осенью 1869 г. учеником Академии художеств по архитектурному классу, в 1888 г. получил звание неклассного художника. В конце 1880-х гг. преподавал рисование в тифлисских учебных заведениях.
   5 Шмелев Семен Егорович -- красноярский "городовой врач". Поль -- его младший сын, служивший в красноярском окружном суде, товарищ Сурикова.
   6 После смерти отца художника, Ивана Васильевича Сурикова (1809--1859), семья очень бедствовала. Пенсия, назначенная матери, была весьма незначительна -- 28 руб. 50 коп. в год. Жили главным образом квартирной платой от сдачи внаем верхнего этажа дома и случайным заработком матери и сестры рукоделием. Когда в 1864 г. Суриков поступил канцелярским служителем (писцом) в губернское управление, его скромное жалованье было большим подспорьем для семьи. О поступлении Сурикова на службу в "Енисейских губернских ведомостях" (1864, 20 июня, No 25) имеются следующие данные: "Сын канцелярского служителя Василий Суриков, согласно прошению его, принят на службу в штат Енисейского общего губернского управления, с причислением к 3 разряду канцелярских служителей".
   7 Лиза -- Доможилова Елизавета Ивановна (1837--1884) -- старшая сестра Сурикова от первого брака отца. Жена священника Доможилова Капитона Филипповича.
  

9

  
   1 Торгошин Гаврила Федорович (1814--1889) -- брат матери Сурикова, бывший казак Енисейского конного полка. По упразднении в 1871 г. полка причислен к крестьянам села Торгашино, жил в семье брата Степана.
  

10

  
   1 В системе обучения в Академии художеств прохождение курса "по искусству" и "по наукам" не всегда совпадало. Суриков перешел на второй курс по рисунку в феврале 1870 г. По научным дисциплинам сдал часть экзаменов в мае, а часть в августе того же года, и тогда же был зачислен действительным студентом Академии художеств (ЦГИА, ф. 789, д. No 150 за 1869 г., лл. 4--9, а также отдел рукописей ГТГ, ф. 36, ед. хр. 114--119).
   2 Лоссовских Александр Александрович -- архитектор, знакомый Сурикова по Красноярску.
   3 Курылев Александр Иванович -- чиновник Енисейского общего губернского управления. В мае 1870 г. переведен в Ачинск заседателем окружного суда. Преподавал рисование и черчение в Ачинском уездном училище.
   4 Черепанова (по мужу Давыдова) Александра Петровна -- дочь бывшего сослуживца Сурикова по губернскому управлению.
  

11

  
   1 Родственных Павел Алексеевич -- отставной гвардейский поручик, золотопромышленник.
   2 Шепетковский Николай Александрович -- красноярский банковский служащий, общественный деятель.
   3 Махов Павел Николаевич -- топограф, командированный для работ в 1864 г. из Иркутска в Минусинский уезд. Суриков познакомился с ним во время своих поездок в село Тесь.
  

12

  
   1 Суриков пишет о Всероссийской мануфактурной выставке 1870 года, открывшейся в Петербурге 15 мая и закрытой 1 августа того же года. Подробное описание выставки см. в статье В. В. Стасова "Художественные заметки о выставке 1870 года. (В Соляном городке)" -- В. В. Стасов. Избр. соч., т. I. М. --Л., 1937, с. 127--161.
  

13

  
   1 Александра Федоровна -- жена П. И. Кузнецова.
   2 Карякин Михаил Александрович -- учился в Академии художеств по классу живописи с осени 1869 г. В 1871 г., не оказав успеха по наукам, был исключен из числа учеников, но остался вольнослушателем. В 1875 г., не окончив курса, вышел из Академии. В ГТГ находится его пейзаж "Перед грозой" (1882).
   3 О занятиях Сурикова в головном классе Академии художеств и его первых композициях см. очерк М. Волошина, с. 181.
  

14

  
   1 В 1870 г. Суриков работал над картиной "Вид памятника Петру I на Исаакиевской площади". Этой картиной он дебютировал на Академической выставке, открывшейся 29 сентября 1870 г. (О работе над этой картиной см. очерк М. Волошина, с. 181).
  

15

  
   1 Картина "Вид памятника Петру I на Исаакиевской площади" была приобретена П. И. Кузнецовым за 100 руб. Тогда же, в 1870 г., художник исполнил вариант этой картины. Подробно о создании обоих вариантов картины см.: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова..., с. 26--29.
   2 Замятнин Дмитрий Павлович -- младший сын красноярского губернатора, служил чиновником особых поручений в Красноярске.
   3 Шуточное прозвище брата.
   4 Поездка осуществилась лишь летом 1873 г. (см. письмо 25 и коммент. 3 к нему).
  

16

  
   1 Первую медаль ("вторую серебряную" или "малую серебряную") Суриков получил 23 декабря 1871 г. за рисунок (этюд с натуры).
  

17

  
   1 Тютрюмовы -- вероятно, квартиранты Суриковых.
   2 Гриша и его брат -- лица не установленные.
   3 Кузнецов Иннокентий Петрович (литературный псевдоним Кузнецов-Красноярский; 1851--1916) -- один из сыновей П. И. Кузнецова. Историк и археолог, издатель и автор ряда печатных работ по истории Сибири, владелец обширной библиотеки. Был дружен с Суриковым. Лето 1892 г. Суриков провел в его "резиденции" (см. коммент. 3 к письму 4), где писал этюды для картины "Покорение Сибири Ермаком" (см. письмо 102).
  

18

  
   1 На подлиннике пометка: "Получено 8 января 1871 года".
   2 Возможно, Суриков пишет о деньгах, полученных за рисунок пером на камне "Исаакиевская площадь ночью", исполненный им со своей картины для альбома "Художественный автограф. Выставка в Академии художеств в 1870 г." (Изд. СПб. Артели художников, 1870).
   3 Потылин (Потылицын) Миша -- красноярский знакомый Суриковых.
  

20

  
   1 Шаховский Николай Павлович. -- Поступил в Академию художеств вольнослушателем одновременно с Суриковым в 1869 г. В 1874 г. получил вторую золотую медаль за программу "Милосердный самаритянин". В 1877 г. окончил Академию со званием классного художника 1-й степени. В 1890 г. получил звание академика.
   2 Политехническая выставка в Москве, организованная Обществом любителей естествознания при Московском университете, была открыта с 30 мая по 1 сентября 1872 г. Экспонаты находились в 40 выставочных павильонах, частью в Кремле, частью на набережных Москвы и в здании Манежа. Долгое время не было известно, о каких рисунках упоминает Суриков в своем письме. В. С. Кеменовым найдено литографское воспроизведение всего цикла рисунков из жизни Петра I, заказанных известным исследователем севера России, лесопромышленником, красноярским купцом М. К. Сидоровым студентам Академии -- Сурикову и П. А. Ивачеву для Политехнической выставки. Весь цикл этих рисунков был издан под названием: "Картины из деяний Петра Великого на Севере, 12 картинок, снятых с рисунков, представленных М. Сидоровым на Политехническую выставку в Москве 1872. г." (СПб., литография А. Аргамакова). В. С. Кеменов обнаружил и опубликовал два оригинальных рисунка этого цикла, подписанных Суриковым: "Петр Великий перетаскивает суда из Онежского залива в Онежское озеро для завоевания крепости Нотебург у шведов" и "Обед и братство Петра Великого в доме князя Меншикова с матросами голландского купеческого судна, которое Петр I, как лоцман, провел от о. Котлин до дома генерал-губернатора". См.: В. С. Кеменов. Неизвестные работы В. И. Сурикова о Петре I. -- "Искусство", 1949, No 6; Его же: Вновь найденные работы Сурикова о Петре и Меншикове. -- "Искусство", 1951, No 4.
  

21

  
   1 Письмо написано кистью.
   2 Суриков получил второй раз малую серебряную медаль за рисунок 28 октября 1872 г. Медаль была вручена ему на акте 4 ноября 1872 г.
  

22

  
   1 Суриков получил премию за эскиз 1872 г. "Нерукотворный образ" ("Посол Авгаря, князя Эдесского, к Иисусу Христу"). По этому эскизу им была написана картина того же названия.
  

24

  
   1 На экзамене 3 марта 1873 г. Суриков получил большую серебряную медаль за живопись, как сообщает он родным. В этом же году получил денежные премии в 25, 50 и 70 рублей за композиции: "Саломея приносит голову Иоанна Крестителя своей матери Иродиаде", "Изгнание из храма торжников", "Евангельская притча о богаче и нищем" ("Богач и Лазарь").
  

25

  
   1 Станция Белоярская (Белоярский), бывш. Пермской губ., находится между Свердловском и Камышловом.
   2 Четвертая -- последняя большая серебряная медаль за рисунок была присуждена Сурикову 26 мая 1873 г.
   3 Письмо написано по пути в Сибирь. Об этой поездке см. очерк М. Волошина, с. 182. В воспоминаниях брата художника имеются сведения о пребывании Сурикова в Красноярске в 1873 г. (см. с. 221).
   Во время этой поездки в Минусинских степях Суриковым был сделан ряд акварелей: "Минусинская степь", "Минусинские татары", "Матур -- панорама реки", "Татарка", "Каменная баба", "Таштып".
  

26

  
   1 На подлиннике надпись: "Получено 15 ноября, четверг, 1873 года".
   2 О каком эскизе упоминает Суриков, не установлено.
  

27

  
   1 На подлиннике надпись: "Получено 28 декабря, пятница, 1873 года".
   2 Кун Михаил Александрович -- бывший хорунжий Енисейского казачьего полка. По выходе в отставку служил в Минусинске. Принимал активное участие в устройстве Минусинского музея.
   3 Шуточная кличка брата.
  

28

  
   1 9 марта 1874 г. студентам Академии была задана программа на малую золотую медаль -- картина на библейский сюжет "Милосердный самаритянин". Суриков получил за нее медаль 4 ноября 1874 г. Картина экспонировалась на академической выставке того же года; была подарена Суриковым П. И. Кузнецову.
   2 Кузнецова Евдокия Петровна -- старшая дочь П. И. Кузнецова. Ее сестры: Елизавета Петровна (в замужестве Пассек), Александра Петровна и Юлия Петровна (в замужестве Матвеева).
  

29

  
   1 На подлиннике надпись: "Получено 3 апреля 1874 года".
  

30

  
   1 Вевелович Ольга Ивановна -- красноярская знакомая Суриковых, Евгения Ивановна -- ее сестра.
  

32

  
   1 В журнале "Всемирная иллюстрация" (1874, No 307, с. 338--339) был помещен "Обзор выставленного теперь в императорской Академии художеств", почти целиком посвященный рассмотрению работ Сурикова ("Милосердный самаритянин" и "Пир Валтасара"). Суриков именовался "героем нынешнего академического года в смысле научной и практической подготовки для могучего самостоятельного творчества". Автор писал о глубоком и свежем таланте Сурикова. "Простота концепции, -- отмечал он, -- характерность и сила типов, прекрасная кисть и ум, просвечивающий в общем и деталях, дают право видеть в нем надежду не обманчивую на талант, способный принесть честь родному искусству. Талант этот особенно ярко дает себя чувствовать в эскизе "Пир Валтасара". Не много таких страниц видели академические выставки и не между ученическими попытками создавать свое".
   2 Большой рисунок Сурикова с эскиза "Пир Валтасара", гравированный на дереве К. Крыжановским, был помещен в журнале "Всемирная иллюстрация" (1875, No 339, с. 8--9). Пояснение к репродукции заканчивалось словами: "...от молодого таланта, умеющего заключать так много смысла и идей в рамку срочного эскиза, вправе ожидать мы многого в будущем".
   3 Фотокопия аттестата об окончании курса наук хранится в отделе рукописей ГТГ, ф. 36, ед. хр. 106. Приводим его текст:
   "Аттестат. Дан сей ученику имп. Академии художеств по живописи, Василию Сурикову, в удостоверение оказанных им успехов на выпускном испытании из наук: Истории церковной -- отличные, Истории всеобщей -- очень хорошие, Истории русской -- очень хорошие, Истории изящных искусств и археологии -- очень хорошие, Математики -- хорошие, Физики -- отличные, Химии -- хорошие, Русской словесности и эстетики -- очень хорошие, Перспективы и Теории теней -- хорошие, Архитектуры -- отличные, Анатомии -- хорошие.

Товарищ президента Кн. Владимир

Конференц-секретарь П. Исеев

   4 ноября 1874 года
   No 2094"
  

33

  
   1 Тема конкурсной картины на большую золотую медаль: "Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста".
   2 Речь идет о картине "Милосердный самаритянин".
  

34

  
   1 Неизвестно о продаже какой "картинки" пишет Суриков.
   2 Очевидно, для утверждения эскиза программы на большую золотую медаль.
  

35

  
   1 На подлиннике надпись: "Получено 8 апреля 1876 года".
   2 Как и другие конкуренты 1875 года -- Н. П. Загорский, И. И. Творожников и Н. К. Бодаревский, Суриков не был удостоен большой золотой медали и не получил, таким образом, права поездки за границу за счет Академии.
   4 ноября 1875 г. Суриков получил лишь диплом на звание классного художника первой степени (фотокопия диплома хранится в отделе рукописей ГТГ, ф. 36, ед. хр. 107).
   Возмущенный этим обстоятельством П. П. Чистяков писал 1 декабря 1875 г. В. Д. Поленову: "У нас допотопные болвано-тропы провалили самого лучшего ученика, Сурикова" (Е. В. Сахарова. В. Д. Поленов. Письма, дневники, воспоминания. М., 1950, с. 107).
   Однако программа, представленная Суриковым, встретила положительную оценку в печати. Необоснованность своих суждений по отношению к его работе осознал затем и академический Совет, члены которого возбудили ходатайство о предоставлении Сурикову, в виде исключения, права на двухгодичную поездку за границу. После двукратного обращения к министру имп. двора А. В. Адлербергу, лишь 27 апреля 1876 г. это ходатайство было удовлетворено с предупреждением, "чтобы этот случай не мог служить в будущем примером для подобных же ходатайств" (ЦГИА, ф. 789 Академии художеств. Личное дело В. И. Сурикова, No 150).
   Суриков отказался от предложенной ему двухгодичной поездки за границу. Еще до получения ответа от министра имп. двора он принял заказ на росписи храма Христа Спасителя и, выполнив в Петербурге эскизы этой росписи, в июне 1877 г. переехал в Москву. Одной из причин его отказа был оскорбительный тон письма Адлерберга.
  

36

  
   1 В 1876 г. в иллюстрированных журналах было воспроизведено несколько работ Сурикова: картина "Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста" ("Пчела", приложение к No 42 и "Всемирная иллюстрация" No 402, с. 196--197); рисунок "Борьба добрых и злых духов", композиция на тему "Потерянного рая" Мильтона ("Всемирная иллюстрация", No 766, с. 220--221).
   Рисунок "Борьба добрых и злых духов" решением Совета Академии от 21 февраля 1875 г. был удостоен премии в 100 рублей.
  

37

  
   1 Речь идет о заказе на роспись строившегося храма Христа Спасителя в Москве. К этой работе были привлечены в разное время многие известные художники, в том числе И. Н. Крамской, Г. И. Семирадский и другие. Сурикову было поручено написать на хорах четыре больших фрески (402x363) на темы Первого, Второго, Третьего и Четвертого вселенских соборов.
   Для предварительной работы над эскизами Сурикову, по его просьбе, была предоставлена мастерская в Академии художеств. Работа протекала под контролем специальной комиссии, что препятствовало осуществлению первоначальных замыслов художника, ограничивало его творческие возможности, вынуждало идти на уступки официальным требованиям.
   Одна из этих фресок -- Четвертый вселенский собор -- сохранена после разборки храма, находится в Музее истории религии и атеизма Академии наук СССР в Ленинграде (б. Казанский собор). Четыре первоначальных эскиза -- 1, 2, 3, 4-й Вселенские соборы-- хранятся в ГРМ, вариант эскиза к 1-му вселенскому собору -- в ГТГ.
   2 Суриков пишет о начавшейся русско-турецкой войне 1877--1878 гг.
  

39

  
   1 Работы по росписи храма Христа Спасителя Суриков закончил лишь летом 1878 г. (см. письмо 42).
   2 Картина А. А. Иванова "Явление Христа народу" была перевезена из Петербурга в Москву и с 1862 г. находилась в Румянцевском музее. В 1932 г. картина и многочисленные этюды к ней были переданы в Третьяковскую галерею.
   3 В подлиннике рисунки Царь-колокола и Царь-пушки.
   4 Авраамий Палицын (? -- 1625), ошибочно названный Суриковым Потылицыным -- келарь (монах, ведающий хозяйством монастыря) Троице-Сергиевой лавры, организовавший защиту монастыря от поляков в 1612 г.
  

40

  
   1 Болгарский город Плевна, занятый армией турецкого генерала Османа-паши, во время русско-турецкой войны 1877--1878 гг., после длительной блокады русской армией, был взят 28 ноября 1877 г.
   2 Черняев Михаил Григорьевич (1828--1898) -- генерал, участник Севастопольской обороны, главнокомандующий сербской армией во время сербско-турецкой войны 1876 г. В мае 1884 г. Суриков встретился с ним в Неаполе и написал его акварельный портрет.
  

41

  
   1 Дмитриев Семен Васильевич (1831--1893) -- академик архитектуры. В 1878 г. получил звание профессора "по художественно-архитектурным работам" за работы, осуществленные при строительстве храма Христа Спасителя в Москве. Дмитриев был помощником главного архитектора -- строителя храма Христа Спасителя -- К. А. Тона.
   2 О каком прошении идет речь -- неизвестно. Возможно, о принятии законченных Суриковым работ по росписи храма Христа Спасителя.
  

42

  
   1 Окончив работу в храме Христа Спасителя летом 1878 г., Суриков навсегда остался жить в Москве.
   2 Суриков пишет о работе над картиной "Утро стрелецкой казни". Мысль о создании этой картины возникла у художника еще по пути из Сибири в Петербург при первом посещении Москвы (см. об этом очерк M. Волошина, с. 182). Картина была закончена в 1881 г. О том, как в процессе работы усложнялся ее замысел и в соответствии с этим изменялось композиционное решение, см. статью С. Н. Гольдштейн "Из истории создания картины "Утро стрелецкой казни" ("Художник", 1973, No 2, с. 15--19).
   3 Суриков Иван Васильевич -- отец художника. По окончании Красноярского уездного училища, 4 октября 1829 г. был определен писцом в канцелярию общего губернского управления; впоследствии занимал ряд других должностей по гражданскому ведомству, был смотрителем красноярских богоугодных заведений, служил в земском суде и в казенной палате. 11 августа 1854 г. получил место в акцизном управлении Сухобузимской дистанции Красноярского округа (село Сухой Бузим в 62 верстах от Красноярска), куда переехала и вся семья. После смерти отца, в 1859 г., семья Суриковых, оставшаяся без средств, возвратилась в Красноярск.
  

43

  
   1 Картина "Утро стрелецкой казни".
   2 Суриков делал для своей картины этнографические зарисовки (см.: А. Н. Турунов. Народный быт в зарисовках В. И. Сурикова. -- "Советская этнография", 1937, No 4, с. 120--133).
  

44

  
   1 Лиза -- Елизавета Августовна Сурикова, урожденная Шаре (1858--1888), жена художника.
   Оля -- старшая дочь Сурикова, Ольга Васильевна, в замужестве Кончаловская (1878--1958).
  

46

  
   1 От поездки в Самару летом 1880 г. из акварелей известны: "Самара" ("Пейзаж") и "Дачи под Самарой".
  

47

  
   1 По возвращении с Поволжья, Суриков поселился на Зубовском бульваре, в доме Вагнера. Об этой тесной квартире Сурикова, где писалась картина "Утро стрелецкой казни", сохранились воспоминания критика Н. А. Александрова ("Сторонний зритель"; 1840--1907), редактора и издателя "Художественного журнала". "В маленькой комнате с низкими окнами картина стояла чуть не диагонально поперек комнаты, -- вспоминал Александров, -- и когда он писал одну часть картины, то не видел другой, а чтобы видеть картину в целом, он должен был смотреть на нее искоса из другой темной комнаты" ("Художественный журнал", 1881, т. 1, No 4, с. 227).
   2 См. коммент. 2 к письму 43.
   3 Раевская Мария Михайловна -- сестра Кузнецовой Екатерины Михайловны, жены А. П. Кузнецова. Акварельный портрет ее, о котором ниже пишет Суриков, неизвестен.
  

48

  
   1 Леночка -- младшая дочь Сурикова, Елена Васильевна (1880--1963). См. о ней подробно коммент. 1 к воспоминаниям Н. Кончаловской.
  

50

  
   1 В той же статье "Художественного журнала" (см. коммент. 1 к письму 47) Н. А. Александров на с. 223 писал, что сюжет картины "Утро стрелецкой казни" связан с происхождением художника от ссыльных стрельцов. Опровержение, которое просит дать Суриков, было опубликовано в "Художественном журнале", 1881, т. 1, No 5, с. 282.
  

51

  
   1 Картина "Утро стрелецкой казни", оконченная в начале 1881 г., была экспонирована на IX Передвижной выставке. Она произвела большое впечатление на современников. А. П. Боткина в книге "Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве" (М., 1960, с. 209) писала: "Появление его [Сурикова] в художественном мире с картиной "Казнь стрельцов" было ошеломляющим". Подробный обзор критических отзывов о картине см.: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова..., с. 151--158.
   Непосредственно над картиной Суриков работал в течение трех лет (1879--начало 1881). В процессе работы им было создало множество этюдов. Эскиз картины сохранился один (в виде двух набросков на одном листе с авторской надписью: "Первый набросок "Стрельцов" в 1878 году"). Об истории создания картины см.: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова..., с. 159--202.
   Став в 1881 г. членом Товарищества Передвижных выставок, Суриков оставался участником этого объединения до конца 1907 г.
   2 К 1881 г. относится эскиз неосуществленной картины "Царевна Ксения Годунова у портрета умершего жениха-королевича". В этом же году Суриков написал эскиз для картины "Меншиков в Березове" и сделал первый эскиз к картине "Боярыня Морозова". Неизвестно, какое из этих трех произведений Суриков имеет в виду в данном случае.
   3 Фотокопия карточки хранится в Отделе рукописей ГТГ, ф. 36.
  

52

  
   1 Вероятно, речь идет о картине "Меншиков в Березове".
  

53

  
   1 Датируется по почтовому штемпелю.
   2 Поездку в Сибирь Суриков смог осуществить только в 1887 г.
  

54

  
   1 П. М. Третьяков одним из первых оценил творчество Сурикова, его картины "Утро стрелецкой казни", "Меншиков в Березове" и "Боярыня Морозова" он приобрел для своей галереи.
   2 За картину "Меншиков в Березове" Третьяков заплатил Сурикову 5000 рублей. Над картиной Суриков работал 1881--1883 гг. Она была выставлена на XI Передвижной выставке, открывшейся 2 марта 1883 г. К "Меншикову в Березове" было сделано много эскизов и этюдов.
   О том, как была принята картина современниками, см.: коммент. 27 к воспоминаниям С. Глаголя, а также: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова, с. 241-- 245; об истории ее создания -- с. 246--258.
  

56

  
   1 Матвеев Николай Сергеевич (1855--1939) -- исторический живописец и жанрист, иллюстратор. Участник передвижных художественных выставок и периодических выставок Московского общества любителей художеств. Член-учредитель Общества художников исторической живописи.
   2 Первую заграничную поездку Суриков осуществил после окончания картины "Меншиков в Березове". Он выехал вместе с семьей из Москвы 24 сентября 1883 г. и возвратился из путешествия в мае 1884 г. За 8 месяцев пребывания за границей Суриковы посетили Германию (Берлин, Дрезден, Кельн), Францию (Париж), Италию (Милан, Флоренцию, Рим, Неаполь, Венецию), Австрию (Вену). Маршрут путешествия сохранился в дорожном альбоме художника.
   3 В Дрезденской галерее находились следующие произведения Веронезе: "Брак в Кане Галилейской" (вариант картины, хранящейся в Лувре), "Леда с лебедем", "Христос, несущий крест", "Поклонение волхвов", "Милосердный самаритянин" и др.
   4 Суриков имеет в виду картину Рембрандта "Жена Пентефрия обвиняет Иосифа" (1655), находившуюся в Кайзер-Фридрих-Музеуме в Берлине.
   5 Выставка состояла из произведений, созданных после Всемирной парижской выставки 1878 года. Она была открыта с 15 сентября по 15 ноября 1883 г. во дворце Елисейских полей и называлась Национальная выставка изящных искусств. Суриков называет ее "трехгодичной", так как на ней были выставлены работы 1878--1881 гг. (живопись, скульптура, графика, предметы декоративного искусства) .
   6 Рошеросс Жорж-Антуан (1859--1938) -- французский живописец. Картина "Андромаха" на сюжет поэмы Гомера "Илиада", бывшая на этой выставке, находится в музее города Руана.
   7 Фриан Эмиль (1863--1932) -- французский живописец и рисовальщик. Ученик Кабанеля. На выставке были его картины: "Мастерская художника" и "Отдых".
   8 Добиньи был представлен на выставке пейзажами: "Окрестности фермы Сен-Симон", "Старая дорога", "Затопленный луг".
   9 Брозик (Брожик) Вепцелъ (1851--1901) -- чешский исторический живописец. Ученик Пилоти. На выставке была его картина "Суд над Яном Гусом в 1415".
   10 Скульптура (около 570 работ) была выставлена в саду Елисейского дворца.
   11 Ниттис Джузеппе, де (1846--1884) -- итальянский художник, жил и работал во Франции; примыкал к импрессионистам. На выставке были его произведения: "Чай", "Беседка из деревьев", "Старый сад" и "Площадь Карусель".
   12 На выставке были следующие картины Бастьен-Лепажа: "Отдых в поле", "В октябре" (Суриков называет эту картину "Женщина картофель собирает" или "Октябрьский сезон"), "Зреющая нива" и три портрета.
   13 Беккер Жорж (1845--1909) -- французский живописец. Ученик Жерома. Суриков ошибочно называет его Карлом Беккером. На выставке были его работы: "Христианская мученица" и портрет генерала Галифе.
   14 Суриков имеет в виду картины Поля Вайсона (1842--1911), французского живописца, ученика Глеера и Лоранса. На выставке были его произведения: "Бараны" ("Прованс"), "Стадо, пасущееся в горах", "Возвращение стада вечером" и "Ярмарка".
   15 Восемь футов, два дюйма (нем.).
   16 Богатов Николай Алексеевич -- живописец и график.
  

57

  
   1 Жилъбер Виктор-Габриэль (1847--?) -- французский живописец-жанрист. На выставке были его картины: "Уголок рыбного базара утром" и "Продавщица супа утром на рынке".
   2 Воллон Антуан (1833--1900) -- французский живописец-жанрист. На Национальной выставке изящных искусств 1883 г. не участвовал. Суриков вспоминает натюрморт Воллона, находившийся в Москве в собрании С. М. Третьякова, коллекционировавшего работы западных мастеров. Сейчас картина находится в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.
   3 Даньян-Бувере Паскаль-Адольф-Жан (1852--1929) -- французский живописец, ученик Жерома. У С. М. Третьякова была его картина "Благословение новобрачных". Сейчас находится в Музее изобразительных искусств им. А. С Пушкина.
   4 Реньо Анри-Виктор (1843--1871) -- французский исторический живописец и жанрист. В Лувре находились его картины: "Конный портрет генерала Прима", "Казнь без суда при мавританских королях Гренады", "Портрет графини де-Барк".
   5 Неизвестно, о каком скульпторе -- Бегасе Рейнгольде (1831--1911) или его брате Бегасе Карле (1845--1916) -- пишет Суриков.
   6 См. коммент. 4 к письму 56.
   7 Речь идет о получении Суриковым денег за проданную им П. М. Третьякову картину "Меншиков в Березове".
   8 Третьякова (урожденная Мамонтова) Вера Николаевна (1844--1899) -- жена П. М. Третьякова.
  

59

  
   1 Боткин Михаил Петрович (1839--1914) -- исторический живописец. Член Совета Академии художеств. Принимал активное участие в деятельности Общества поощрения художников. Коллекционер.
   2 Неизвестно о какой акварели идет речь.
  

60

  
   1 В Италию Суриков с семьей выехал в январе 1884 г.
  

61

  
   1 Суриков учился у П. П. Чистякова с 1873 по 1875 г.
   2 Вероятно, Суриков пишет о картине де Ниттиса "Площадь Карусель".
   3 Монтенар Фредерик (1849--1926) -- французский живописец. На выставке были его картины: "Военное судно "Корез", покидающее рейд Тулона", "Кладбище на берегах Прованса" и "Торговая гавань в Тулоне".
   4 Гибертом Суриков называет художника Жильбера -- см. письмо 57 и коммент. 1 к нему.
   5 Кабанель Александр (1823--1889) -- французский художник, портретист, исторический живописец, работал также в области декоративной живописи. Творчество Кабанеля характерно для салонно-академического искусства периода Второй империи. На выставке были его картины: "Федра", "Ревекка и Элиазар", "Свадьба Товия" и семь портретов.
   6 Давид Жак-Луи (1748--1825) -- французский живописец, представитель революционного классицизма.
   7 Гро Антуан (1771--1835) -- французский исторический живописец, портретист. Ученик Давида.
   8 Жером Жан-Леон (1824--1904) -- французский исторический живописец и скульптор. Суриков напоминает Чистякову о его картине "Сцена из жизни гладиаторов".
   9 Мейссонъе Эрнест (1815--1891) -- французский исторический живописец, жанрист, портретист и скульптор. Мейссонье принимал большое участие в организации Национальной выставки 1883 года и экспонировал на ней ряд своих работ: "Проводник", "Армии Рейна и Мозеля 1797 г.", "Пение", "Тюильри, май 1871 г.", "Приезд гостей", "Сан-Марк" ("Madonna del Baccio") и два портрета.
   10 Хельст Бартоломеус ван дер (1613--1670) и Нетчер Каспар (1639--1684) -- голландские портретисты; Нетчер работал также в области жанровой живописи.
   11 B Лувре находились картины Рубенса: "Кермесса", "Бегство Лота из Содома", "Мадонна с ангелами", "Христос на кресте", ряд портретов и пейзажей, а также серия аллегорических картин "История Марии Медичи", выполненных художником в 1621--1623 гг. по заказу вдовы Генриха IV Марии Медичи. Эти огромные полотна предназначались для украшения галереи Люксембургского дворца в Париже.
   12 Суриков называет "Антигоной" картину Рубенса "Триумф правды" из серии "История Марии Медичи".
   13 Барбьери Джиованни-Франческо, прозванный Гверчино (1591--1666) -- итальянский живописец, офортист и рисовальпщк. В Лувре находились его картины: "Воскрешение Лазаря", "Мадонна в облаках и поклоняющиеся ей святые", "Лот с дочерьми".
   14 В Лувре находились картины Мурильо: "Святое семейство", "Христос в Гефсиманском саду", "Непорочное зачатие девы Марии", "Рождество богородицы", "Богоматерь во славе", "Маленький нищий" и портреты.
   15 В Лувре находились картины Тициана: "Дева Мария с младенцем и предстоящими святыми", "Святое семейство", "Христос в терновом венце", "Дева Мария с кроликом", "Положение во гроб", "Портрет Франциска I", "Аллегория в честь Альфонса д'Авалоса", "Туалет молодой женщины", "Св. Иероним", "Юпитер и Антиопа", "Мужской портрет" и некоторые другие.
   16 Суриков ошибся. Картину Тициана "Христос и динарий" (1514--1515) он видел в Дрезденской галерее.
   17 В Лувре находились картины Веласкеса: "Инфанта Мария-Маргарита", "Филипп IV", "Инфанта Мария Терезия", "Женский портрет" и др.
   18 Суриков имеет в виду портрет дочери Тициана Лавинии, на котором она изображена в белом платье и, по венецианскому обычаю, с веером в руке -- атрибутом новобрачной.
   19 То есть Ван Дейка.
   20 Суриков пишет о картине Рембрандта "Жена Пентефрия обвиняет Иосифа".
   21 Макарт Ганс (1840--1884) -- австрийский исторический живописец. Представитель салонно-академического искусства. Картина "Катарина Корнаро" находилась в Берлинской национальной галерее.
   22 На этом письмо обрывается. На полях письма надпись рукою Сурикова: "Письмо это я затерял в переездах. Так заодно посылаю и его". По-видимому, это письмо было послано одновременно с письмом из Вены 17/29 мая 1884 г. (см. письмо 64).
  

62

  
   1 Суриков пишет о своей картине "Старик на огороде" 1883 г., которая экспонировалась на XII Передвижной выставке в 1884 г. под названием "Этюд старика".
   2 Mo А. -- владелец рамочной мастерской в Москве.
   3 В картинной галерее Брера Суриков мог видеть полотна Рафаэля, Веронезе, Тинторетто, Беллини, Рембрандта, Рубенса, Ван Дейка и других великих мастеров.
   4 В картинной галерее Уффици хранится крупнейшее в мире собрание картин, рисунков и гравюр выдающихся итальянских мастеров XIII--XVIII вв. В галерее представлены также прекрасные образцы французской, немецкой, нидерландской, голландской и фламандской живописи, памятники античной скульптуры. Галерея знаменита также собранием автопортретов художников.
   5 В картинной галерее Палаццо Питти находятся, главным образом, картины итальянских художников. Особенно ценно собрание картин Рафаэля.
   6 Собор Санта Мария дель Фиоре.
   7 Неясно, о какой картине идет речь. Возможно, Суриков имеет в виду картину "Старик на огороде".
  

63

  
   1 То есть собор св. Петра в Риме.
   2 Мове -- так Суриков называет владельца рамочной мастерской A. Mo.
  

64

  
   1 Черновик этого письма, хранящийся в Отделе рукописей ГТГ, был опубликован В. А. Никольским в журнале "Искусство" (1925, No 2, с. 273--279). Между черновиком и публикуемым в настоящем сборнике письмом имеется ряд мелких разночтений.
   2 Мозаики в соборе св. Марка в Венеции выполнены мастерами XI века. Мозаичный пол относится к XII веку.
   3 Потолки и стены Палаццо дожей расписаны Веронезе и Тинторетто.
   4 Суриков имеет в виду живопись потолков в Палаццо дожей, в котором особенно знаменит плафон зала Большого совета "Триумф Венеции" -- монументальная композиция, исполненная Веронезе на потолке масляными красками. В Палаццо дожей им написаны большие декоративные панно, прославляющие Венецию и ее военные победы ("Завоевание Смирны", "Оборона Скутари", "Прославление битвы при Лепанто" и др.), а также панно на мифологические и аллегорические сюжеты ("Похищение Европы", "Венеция между Справедливостью и Миром", "Старый воин и молодая девушка" и др.).
   5 Нефф Тимофей Андреевич (1805--1876) -- профессор исторической и портретной живописи, представитель салонно-академического искусства.
   6 В залах Палаццо дожей Тинторетто принадлежит роспись многих плафонов и панно. Среди них грандиозные композиции "Битва при Заре", "Рай" и др.
   7 Суриков имеет в виду два групповых портрета Тинторетто, на которых изображены члены венецианских братств.
   8 Суриков называет "Академией художеств" Венецианскую академию (иначе: Венеция, Академия; галерея Академии, Венеция), обладающую большой картинной галереей, преимущественно венецианских художников.
   9 То есть в картине "Брак в Кане Галилейской".
   10 В вилле Боргезе находится обширная коллекция античных скульптур и картинная галерея.
   11 "Лежащая Венера" ("Венера Урбинская").
   12 Картина Тициана "Венера перед зеркалом", ныне в Национальной картинной галерее в Вашингтоне.
   13 Картина Рафаэля "Мадонна дель гран Дюка" (1505), находящаяся в Палаццо Питти.
   14 Суриков ошибочно называет "ложами" парадные залы Ватиканского дворца (станцы), расписанные Рафаэлем (1508--1514). Лоджии -- галереи, выходящие во двор Сан-Домазо в Ватиканском дворце, сооружались архитектором Д. Браманте и Рафаэлем. Фрески, украшающие галерею, выполнены Рафаэлем и его учениками.
   15 Микеланджело выполнена роспись потолка Сикстинской капеллы (1508--1512). Содержанием росписи является история человеческого рода по библейской легенде. В нижней части сводов изображены пророки и сивиллы. На алтарной стене -- грандиозная композиция "Страшный суд" (1534--1541).
   16 "Тайная вечеря" была написана Леонардо да Винчи на стене трапезной монастыря Санто Мария делла Грациа в Милане (1494--1497).
   17 Скульптура Микеланджело "Моисей" (1513--1516) находится в церкви Пиетро ин Винколи в Риме.
   18 По-видимому, Суриков пишет об эллинистической скульптуре "Умирающий галл" (III в. до н. э.), известной по мраморной римской копии в капитолийском музее в Риме.
   19 Речь идет о картине Риберы "Пьяный силен" (1626).
   20 Этрусские вазы (чернофигурные и краснофигурные) относятся к VII--VI вв. до н. э.
   21 Будучи в Неаполе, Суриков видел помпейские фрески при осмотре развалин Помпеи. Здесь им был выполнен ряд акварелей, в том числе две акварели "Помпея. Фонтан", акварели "Помпея. Фреска" и "Помпея. Улица"
   22 В связи с открывшейся в Турине в конце апреля 1884 г. Общеитальянской промышленно-художественной и Международной электрической выставкой на развалинах Помпеи была устроена грандиозная инсценировка древнеримских празднеств, которая длилась три дня. В первый день, 10 мая, в древнем цирке состоялись игры -- ристалища колесниц и инсценировка обряда римской свадьбы. Торжества открылись пышным шествием: императора Веспасиана несли на носилках восемь юношей в окружении толпы жрецов, преторианцев, телохранителей, сенаторов, всадников, скороходов и т. д. Празднества продолжались 11 и 13 мая.
  

65

  
   1 Речь идет о картине "Боярыня Морозова".
   2 "Временные правила о некоторых изменениях по судопроизводству и судоустройству Сибири" были рассмотрены и утверждены в Государственном Совете. "Правила" должны были быть введены с сентября 1885 г. Они были суррогатом судебной реформы 1864 г., которая ранее совсем не коснулась Сибири.
   3 Согласно исторической справке (Отдел рукописей ГТГ, ф. 36, ед. хр. 259), составленной по материалам архивов сотрудником архивного управления Красноярского края, библиографом Степаном Николаевичем Мамеевым (1859 или 1860--1939), предки Сурикова служили в казачьих дружинах, в Красноярской казачьей команде, в Енисейском городовом казачьем полку, в Енисейском конном полку.
   В разделе IV своей рукописи С. Н. Мамеев приводит краткий список предков художника из рода Суриковых начиная с 1695 г.:
   1. Прапращур -- Илья, десятник.
   2. Пращур -- Петр Ильич, казак.
   3. Прапрапрадед -- Василий Петрович, отставной казак (1698--1776).
   4. Прапрадед -- Петр Васильевич, пятидесятник (1728--после 1775).
   5. Прадед -- Иван Петрович, отставной пятидесятник (1762--1846)
   6. Дед -- Василий Иванович, сотник и атаман казачьей команды (1786--1836).
   7. Отец -- Иван Васильевич, коллежский секретарь (1806--1859).
   Двоюродный брат деда художника -- Александр Степанович Суриков (1794--1854) прослужил в должности сотника, полкового атамана и войскового старшины Енисейского казачьего конного полка более 30 лет. Второй его двоюродный брат -- Петр Степанович также служил сотником. (О родословной Сурикова см. также коммент. 3 к письму 103, очерк М. Волошина, с. 170 и коммент. 8 к нему).
   Дом Суриковых по Благовещенской улице, 76 (ныне улица Ленина, 98), в котором родился художник, -- деревянный, двухэтажный, под железной крышей, был построен его отцом в 1830-х годах. Семья Суриковых обычно занимала нижний этаж его. В настоящее время этот дом превращен в мемориальный Дом-музей В. И. Сурикова.
  

66

  
   1 Турчанинов Петр -- вольноприходящий ученик Академии художеств. В 1855 г. получил звание неклассного художника. Сведений о его копии с картины "Меншиков в Березове" не имеется.
  

67

  
   1 Весну и лето 1885 г. Суриков провел под Москвой в Мытищах, работая над этюдами для картины "Боярыня Морозова".
   2 Ивачев Павел Адрианович (1844--?) -- художник, родом сибиряк. Учился в Академии художеств одновременно с Суриковым, окончил курс в 1873 г. со званием классного художника II степени. До 1881 г. был преподавателем в педагогических классах при Академии художеств. В 1882--1887 гг. сопровождал выставки Товарищества передвижников в провинции.
  

69

  
   1 Чехов Николай Павлович (1858--1889) -- брат А. П. Чехова. Живописец, декоратор, иллюстратор, сотрудник ряда московских юмористических журналов 1880-х гг. Близкий друг И. И. Левитана. Учился одновременно с ним в Московском училище живописи, ваяния и зодчества в 1875--1881 гг. Сведений о его копии с картины "Меншиков в Березове" не имеется.
  

72

  
   1 Речь идет о портрете Сурикова работы И. Н. Крамского, бывшем на посмертной выставке Крамского в 1887 г. В настоящее время находится в Красноярске в Доме-музее В. И. Сурикова. См. воспоминания М. Рутченко, с. 244 и П. Нерадовского, с. 288.
  

73

  
   1 Картина "Боярыня Морозова" экспонировалась на XV Передвижной выставке 1887 г., открывшейся в Петербурге 25 февраля, а затем в Москве 6 апреля. Приобретение картины Третьяковым встретило живой отклик в среде художников. В частности, скульптор M. M. Антокольский писал Третьякову: "Я очень рад, что вы приобрели картину Сурикова, я равнодушно, не могу говорить ни про картину Сурикова и ни про него самого. Эта картина -- чудное создание; правда, в ней есть некоторые недостатки, но зато она до того искренна, своеобразна и сильна, что она захватывает. После Шварца Суриков, да притом же он не чуть ли единственный драматург, да вряд ли кто так чувствует историю, как он..." (Отдел рукописей ГТГ, ф. 1, ед. хр. 444).
   Об истории создания картины см.: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова..., с. 351--445 и альбом "Картина В. И. Сурикова "Боярыня Морозова". История создания". Автор текста и составитель С. Н. Гольдштейн. Л., 1972; об оценке картины "Боярыня Морозова" современной ей критикой см. коммент. 25 к воспоминаниям Я. Тепина, а также: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова..., с. 333--350.
  

74

  
   1 Гравюра на дереве с картины "Боярыня Морозова" работы В. В. Матэ была помещена в виде вкладного листа (в разворот) в журнале "Всемирная иллюстрация" (1890, т. 43, No 1093, между с. 3 и 6).
  

75

  
   1 Известны зарисовки, относящиеся к этой поездке: "Тобол" и "Памятник Минину и Пожарскому в Нижнем Новгороде".
  

76

  
   1 Очевидно, речь идет о квартире на Смоленском бульваре в доме Кузьмина, где Суриков жил около двух лет.
   2 Пассек Николай Помпеевич -- харьковский помещик, дипломат, некоторое время жил в Канаде и Персии. Был женат на дочери П. И. Кузнецова -- Елизавете Петровне (? -- 1932). В 1887 г. художник возвращался вместе с ним из Сибири. По-видимому, во время этой поездки Суриковым была исполнена акварель "В столовой на пароходе", на которой Н. П. Пассек изображен сидящим за столом.
   3 Сибирско-уральская научно-промышленная выставка была открыта в Екатеринбурге с 14 июня по 15 сентября 1887 г. во время Ирбитской ярмарки. На выставке был открыт в числе других и художественный отдел, организованный Академией художеств, где экспонировались картины известных художников, привезенные из Петербурга.
   4 См. коммент. к письму 75.
   5 В подлиннике помещены ноты.
   6 Очевидно, речь идет об акварельном эскизе 1887 г. для картины "Степан Разин", в котором запечатлена первая мысль этого произведения.
  

77

  
   1 Мельницкий Алексей Иванович -- бывший сослуживец Сурикова по губернскому управлению, один из его близких товарищей. Мельницкий был музыкантом, сочиненную им "Думку" Суриков любил играть на гитаре. Посылая поклон Мельницкому, Суриков не знал, что незадолго перед тем (18 октября 1887 г.) Мельницкий умер.
   2 "Портрет дочери художника О. В. Кончаловской в детстве", на котором она изображена в рост, в красном платье на фоне белой кафельной печи с куклой в руке. Портрет был выставлен на XVI Передвижной выставке 1888 г.
  

78

  
   1 Марфа Васильевна -- тетка Сурикова по отцовской линии.
  

79

  
   1 Имеется в виду Кропоткина Софья Августовна. Акварельный портрет ее с гитарой был написан Суриковым в 1882 г.
  

80

  
   1 Текст письма, являющегося ответом на письмо А. В. Прахова от 14 апреля 1888 г. (см. письмо 248), предоставлен научным сотрудником Киевского музея русского искусства М. Д. Факторовичем.
   Прахов Андриан Викторович (1846--1916) -- историк искусства, археолог, художественный критик. В 1880-х гг. под руководством Прахова осуществлялась реставрация древних фресок в Кирилловской церкви и внутренняя отделка Владимирского собора в Киеве. Прахов вел кафедру истории искусств в Киевском университете.
   2 В. М. Васнецов, выполнявший основные работы по росписи Владимирского собора, находился в это время в Киеве.
  

81

  
   1 Летом 1888 г. А. И. Суриков приезжал к брату. В. И. Суриков показывал ему московские достопримечательности и сопровождал его в поездке в Петербург.
   2 Е. А. Сурикова похоронена на Ваганьковском кладбище в Москве.
  

82

  
   1 Вяленое на солнце оленье и лосевое мясо.
   2 Николай Петрович Пономарев -- брат Евгения Петровича Пономарева (1852--1906). Е. П. Пономарев, художник-декоратор, однокашник Сурикова по Академии художеств, был художником и библиотекарем при дирекции императорских театров. Суриков во время поездок в Петербург иногда останавливался в его квартире.
   3 Крестная мать старшей дочери Сурикова Елизавета Константиновна Марина. Евгения Ивановна Грушецкая, старушка, жившая у Мариной. Портрет Грушецкой нарисован Суриковым в 1883 г. ("Набросок головы старушки в очках").
   4 Речь идет о художнике В. Д. Поленове.
  

83

  
   1 Всероссийская фотографическая выставка была организована в связи с пятидесятилетием изобретения фотографии. См. "Указатель Всероссийской фотографической выставки, устроенной фотографическим отделом Общества распространения технических знаний в Москве в ознаменование пятидесятилетия открытия светописи 1838--1888". М., 1889.
   2 Кузнецова Евдокия Петровна -- старшая дочь П. И. Кузнецова.
   3 12 января 1889 г. Московский университет праздновал сто тридцать четвертую годовщину со дня основания. К этому дню Университетом было получено много приветственных телеграмм. Об одной из них, посланной из Красноярска бывшими студентами, и пишет Суриков (см.: "Московские ведомости", 1889, 13 и 15 января, No 13 и 15).
  

84

  
   1 Смерть жены болезненно переживалась художником. В начале лета 1889 года Суриков уехал с детьми в Красноярск, предполагая переселиться туда на постоянное жительство. (О душевном состоянии Сурикова в это время см. воспоминания М. Рутченко, с. 244).
   В. В. Стасов в письме к П. М. Третьякову от 14 октября 1889 г. спрашивал его: "А не имеете ли Вы сведений о Сурикове из Сибири? Какая это потеря для русского искусства -- его отъезд и нежелание более писать!!! На мои глаза, кроме Репина и Верещагина, это самая великая сила нашего нового искусства! Я так рад, что у Вас в галерее его "Морозова" (Переписка П. М. Третьякова и В. В. Стасова. 1874--1897. М. -- Л., 1949, с. 126).
   Однако поездка в Сибирь, природа родного края, забота близких помогли Сурикову вернуться к занятиям искусством. Осенью 1890 г. он возвратился в Москву.
  

85

  
   1 По инициативе В. Д. Поленова в Москве была организована Первая выставка этюдов и рисунков русских художников, открытая с 1 ноября по 1 декабря 1889 г. Суриков выставил семнадцать этюдов, из них четыре к картине "Утро стрелецкой казни" ("Казнь стрельцов") и тринадцать к картине "Боярыня Морозова" (см. "Общество любителей художеств. Каталог первой выставки этюдов и рисунков русских художников". М., 1889).
   Упоминание о Первой выставке этюдов, в устройстве которой активное участие принимали Е. Д. и Н. В. Поленовы, см. в кн.: Е. В. Сахарова. Василий Дмитриевич Поленов. Елена Дмитриевна Поленова. Хроника семьи художников. М., 1964, с. 439, 441, 444.
   2 Остроухов Илья Семенович после смерти П. М. Третьякова был попечителем (1905--1913) и членом Совета Третьяковской галереи.
   3 Наталия Васильевна -- жена Поленова, урожд. Якунчикова (1858--1931). В 1886--1889 гг. училась в Училище живописи, ваяния и зодчества, ее этюды хранятся в Музее-усадьбе В. Д. Поленова.
   Поленовы очень сочувствовали горю Сурикова после смерти жены и старались поддерживать его морально.
  

86

  
   1 Забелин Иван Егорович (1820--1908) -- историк и археолог, член Археологической комиссии. В 1879--1888 гг. председатель Общества история и древностей Российских, крупный знаток истории Московского государства. Один из создателей Исторического музея в Москве и фактический его руководитель (1883--1908). Почетный член Академии наук. Автор многочисленных исторических трудов, которыми Суриков пользовался, работая над своими картинами (в том числе книгами: Домашний быт русского народа в XVI и XVII ст. Т. 1--2. М., 1872. Т. 1 -- Домашний быт русских царей. Т. 2 -- Домашний быт русских цариц).
  

87

  
   1 Ковалевский Михаил Григорьевич -- товарищ прокурора Московского окружного суда.
   2 Речь идет о картине "Взятие снежного городка", написанной Суриковым в Сибири.
  

88

  
   1 В некоторых дореволюционных средних учебных заведениях счет классов велся в обратном порядке.
   2 Картина "Взятие снежного городка".
   3 Долинский Сергей Матвеевич -- председатель красноярского губернского суда.
   4 Рутченко Михаил Александрович (1863--?) -- художник, преподаватель средних художественных учебных заведений. Подробно о нем см. с. 339; его воспоминания -- с. 244--247. Жена Рутченко -- Лидия Аркадьевна.
   5 Доможилова Татьяна Капитоновна -- племянница Сурикова, дочь его старшей сестры Елизаветы. Она позировала ему для картины "Взятие снежного городка", изображена сидящей в кошеве. В 1891 г. Суриков написал портрет Т. К. Доможиловой ("Девушка в сетке").
  

90

  
   1 Картину "Взятие снежного городка".
  

91

  
   1 Суриков пишет о картине "Взятие снежного городка". Она была выставлена на XIX Передвижной выставке, открытой в Петербурге 9 марта 1891 г.
   О работе Сурикова над этой картиной см. воспоминания брата художника и других красноярцев.
  

92

  
   1 Речь идет, по-видимому, об этюде "Монах", начатом Чистяковым в 1884 г. и не оконченном (ГРМ).
   2 Чистяков долго работал над картиной "Боярышня" ("Аннушка"), начатой в 1888 г. и также не оконченной (Одесская картинная галерея).
   3 См. письмо 249, являющееся ответом на это письмо Сурикова.
  

94

  
   1 Летом 1891 г. Суриков поехал с дочерьми в Сибирь на этюды для картины "Покорение Сибири Ермаком". О знакомстве с Суриковым, возвращавшимся в Москву из Сибири на пароходе "Казанец", рассказывает в своих воспоминаниях К. Яковлева-Козьмина (см. с. 247--250).
  

95

  
   1 "Покорение Сибири Ермаком".
   2 Гоголевы -- Михаил и Павел Яковлевичи -- красноярские чиновники -- позировали Сурикову для этюда "Казаки в лодке" к картине "Покорение Сибири Ермаком".
  

96

  
   1 Речь идет о картине "Взятие снежного городка", которая с XIX Передвижной выставкой побывала в Москве, Харькове, Киеве, Елисаветграде, Одессе, Кишиневе и Полтаве. Картина долгое время оставалась непроданной. В мае 1899 г. ее купил В. В. фон-Мекк за 10 000 рублей. В 1900 г. она экспонировалась на Всемирной выставке в Париже и была отмечена серебряной медалью.
  

97

  
   1 Бенуа Альберт Николаевич (1852--1937) -- художник, академик акварельной живописи. С 1885 г. преподавал акварельную живопись в классах Академии художеств. В 1897 г. -- хранитель художественного отдела Русского музея.
   2 Мещерский Арсений Иванович (1834--1902) -- художник-пейзажист. Судьба его картины "Север на взморье", принадлежавшей Ю. П. Матвеевой, дочери Кузнецова, неизвестна.
  

98

  
   1 У А. А. Знаменской Третьяков приобрел 21 января 1892 г. рисунок П. А. Федотова "Портрет Федора Евдокимовича Яковлева", двоюродного брата художника.
  

99

  
   1 "Покорение Сибири Ермаком".
   2 "Портрет казачки в голубом шелковом шугае" был экспонирован на XX Передвижной выставке в 1892 г. под названием "Портрет г-жи N". Позировала Лидия Тимофеевна Маторина (жительница Смоленска).
  

100

  
   1 См. коммент. к письму 96.
   2 Изображение скачущей лошади долго не давалось Сурикову. М. В. Красноженова записала 24 октября 1927 г., со слов брата художника, рассказ о том, что Василий Иванович "всегда брал с натуры и ему необходимо было схватить лошадь, бросающуюся вперед грудью; чтобы уловить реализм этого момента, Александр Иванович с каким-то товарищем раз пять делали городок в своем дворе и звали казака с лошадью, который, настегивая лошадь, летел на городок. И только один раз удалось наблюдать лошадь, которая шла грудью (а не головой), разбрасывая снег", то есть так, как она изображена на картине. (А. Н. Турунов и М. В. Красноженова. Цит. соч., с. 120).
  

101

  
   1 В "Тобольских губернских ведомостях" (1892, 6 июня, No 23) сообщалось о приезде в Тобольск Сурикова, о том, что художник знакомится с окрестностями города, местностью, где происходила битва казаков с кучумовцами. В газете также сообщалось о зарисовках Сурикова в Тобольском музее.
   2 В 1892 г. Суриковым написаны виды Иртыша: "Лодка на воде" и "В лодке на реке".
  

102

  
   1 См. коммент. 3 к письму 4.
   2 Этюды к картине "Покорение Сибири Ермаком" писались Суриковым в 1891--1895 гг. Они были сделаны в Сибири и на Дону. Часть из них датирована и имеет авторскую подпись. В имении Кузнецовых Суриковым был написан пейзаж "В горах по р. Немиру".
   3 В Минусинске находится богатейший по своим коллекциям краеведческий музей, основанный в 1877 г. известным краеведом H. M. Мартьяновым, имя которого музей носит в настоящее время. В музее особенно богато представлены отделы археологии и этнографии. В создании музея и публичной библиотеки при нем деятельное участие принимали политические ссыльные. В. И. Ленин, находясь в минусинской ссылке, пользовался книгами из библиотеки музея.
   4 Местонахождение этюда Ермака не установлено. В ГТГ находится рисунок "Голова Ермака", на котором справа внизу подпись: "27 ноября 1891 года".
  

103

  
   1 Картина "Исцеление слепорожденного Иисусом Христом" была выставлена на XXI Передвижной выставке, открывшейся в Петербурге 15 февраля 1893 г., а в Москве 29 марта того же года. Суриков работал над ней в течение 1888--1892 гг. Картина была начата в связи с тяжелым душевным состоянием автора после смерти жены.
   2 Рачковский Иван Матвеевич -- протоиерей красноярского Воскресенского собора.
   3 Спиридонов Федор Федорович (1828 -- после 1913) -- отставной сотник, знакомый Суриковых по Красноярску. Сохранились два портрета Спиридонова, написанные в Красноярске летом 1892 г. Один из них подписан: "В. Суриков, 1892, 26 августа", второй -- без подписи.
   Ф. Ф. Спиридоновым была составлена краткая записка под названием "История о Сибирских городовых казаках", копия которой находится в Отделе рукописей ГТГ. ф. 36. В этом документе упоминаются родные Сурикова. По-видимому, эти сведения были получены Суриковым от брата в 1893 г. (см. письмо 104).
   4 Жилин Александр Дмитриевич -- сосед Суриковых по Красноярску, владелец типографии.
  

104

  
   1 Суриков ездил в Петербург на открывшуюся 15 февраля 1893 г. XXI Передвижную выставку.
   2 Шаре Мария Александровна.
  

105

  
   1 Ф. Ф. Спиридонов указал Сурикову на книгу Александра Ивановича Ригельмана (1720--1789): "История или повествование о донских казаках, отколь и когда они начало свое имеют и в какое время и из каких людей на Дону поселились, какие были дела и чем прославились и проч., собранные и составленные из многих вернейших российских и иностранных историев, летописей, древних дворцовых записок и из журнала Петра Великого, чрез труды инженер-генерал-майора и кавалера Александра Ригельмана 1778 года. Москва в Университетской типографии 1846". В ней на с. 11--15 кратко изложена история похода Ермака в Сибирь, а на с. 138--143 упоминается "О происхождении от донцов казаков сибирских..."
   2 Рецензии на XXI выставку, в которых упоминалось о картине Сурикова "Исцеление слепорожденного Иисусом Христом" и которые могли быть известны Сурикову ко времени написания им письма, были помещены во многих газетах и журналах за 1893 г. Приводим названия некоторых из них: "Петербургская газета" (15 февраля, No 44); "Биржевые ведомости" (17 февраля, No 47 -- рец. Диллетант); "Новости и биржевая газета" (1 изд., 19 февраля, No 49 -- рец. Л. Е. Оболенский); "Всемирная иллюстрация" (февраль, No 1258, с. 171-- рец. В. Чуйко); "Север" (28 февраля, No 9, с. 505--510 -- рец. Северянин); "Русские ведомости" (19 апреля, No 105 -- рец. В. Сизов); "Московские ведомости" (19 апреля, No 106 -- рец. В. Грингмут).
  

106

  
   1 Пирожников Леонтий Федотович -- знакомый Сурикова по Красноярску.
   3 Рачковский Петр Иванович -- врач, общественный деятель, председатель Общества врачей Енисейской губернии. Сын священника И. М. Рачковского, был женат на Екатерине Александровне Шепетковской (сестре Н. А. Шепетковского). В 1891 т. Суриков написал с нее большой этюд "Сибирская красавица". Этюд был выставлен на XXIV Передвижной выставке в 1896 г. Вероятно, о нем и идет речь.
  

107

  
   1 В станице Раздорской Суриковым были написаны этюды "Стреляющий казак" и "Голова казака".
  

108

  
   1 Во время летней поездки 1893 г. на Дону Суриков написал ряд этюдов казаков для картины "Покорение Сибири Ермаком". Среди них хорошо известны: "Казак Дмитрий Сокол", "Донской казак, заряжающий ружье", "Донской казак Кузьма Запорожцев".
   2 Старочеркасск -- бывшая резиденция войскового атамана. В каменном соборе (восстановлен в 1706--1719 гг.) висела большая железная цепь, которой, по преданию, был прикован к стене Степан Разин перед отправкой его в Москву. Там же был погребен атаман Яковлев, глава домовитых казаков, предавший Разина.
   3 Савельева Мария Семеновна -- знакомая Суриковых по Красноярску, учительница.
  

109

  
   1 Чернышев Леонид Александрович (1875--1932) -- архитектор. Земляк Сурикова. Учился на архитектурном отделении Московского Училища живописи, ваяния и зодчества. В 1880-х гг. Суриков написал его портрет.
   В 1910--1915 гг. Чернышей принимал активное участие в делах Красноярской художественной школы. (Подробно о ней см. коммент. 8 к воспоминаниям Д. Каратанова).
  

110

  
   1 14 октября именины матери Сурикова, Прасковьи Федоровны.
  

111

  
   1 Савенков Иван Тимофеевич (1846--1914) -- сибирский археолог. Открытием в окрестностях Красноярска культуры палеолита приобрел европейскую известность. Долгое время занимался педагогической работой, был преподавателем Красноярской гимназии, основателем и директором учительской семинарии. В последние годы жизни -- директор минусинского Мартьяновского музея.
   А. Р. Шнейдер в своих воспоминаниях о Сурикове в 1926 г. рассказывает, что Суриков сделал с Савенкова карандашный набросок для головы Разина (см. с. 243). Об этом же пишет в своих воспоминаниях А. Л. Яворский (Отдел рукописей ГТГ, ф. 36). Имеется в виду рисунок, находящийся в настоящее время в Муромском краеведческом музее.
   2 Михаил Яковлевич Гоголев.
   3 В "Московских ведомостях" (1893, 21 декабря, No 354) была помещена корреспонденция об утверждении новых действительных членов Академии художеств. Среди них были названы Суриков, Репин, Поленов, Чистяков, Матэ, Мясоедов, а также Третьяков.
   4 На ХХII Передвижной выставке в 1894 г. Суриков выставил "Итальянский этюд" (Итальянка в розовом капоре) и "Сибирский этюд" (Девушка в узорчатом платке).
   5 Лопатин Сергей Матвеевич -- сослуживец А. И. Сурикова.
  

112

  
   1 М. В. Нестеров, видевший картину "Покорение Сибири Ермаком" еще в процессе работы, оставил яркое описание своего впечатления. Он упоминает также, что картину, как сказал ему Суриков, "пока видел один Савва Иванович Мамонтов" (см. воспоминания М. В. Нестерова, с. 231).
  

113

  
   1 Письмо написано, видимо, из Томска, на обратном пути из Красноярска в Москву.
   2 Азям -- распространенная тогда среди крестьянского населения Сибири летняя одежда.
   3 Ичиги -- крестьянская мягкая кожаная обувь.
  

114

  
   1 Суриков работал над картиной "Покорение Сибири Ермаком" в помещении Исторического музея. Там же были написаны "Переход Суворова через Альпы" и "Степан Разин".
  

115

  
   1 Потанин Григорий Николаевич (1835--1920) -- известный путешественник по Центральной Азии, автор многих печатных трудов, общественный деятель.
   2 Щербатов Николай Сергеевич (1853--1929) -- председатель строительной комиссия Исторического музея. С февраля 1909 г. товарищ председателя Исторического музея.
   3 Оболенская Надежда Сергеевна.
   4 Комаровский Алексей Егорович (1841--1899).
   5 Семидалов Вениамин Иванович -- врач-психиатр, знаток польской литературы и переводчик, сотрудник Сибирской газеты "Восточное обозрение". После переезда из Красноярска в Москву работал ординатором психиатрической больницы на Канатчиковой даче (ныне больница им. П. П. Кащенко). Вокруг него в Москве группировались земляки. Его брат -- Семидалов Владимир Иванович служил в 1890-х гг. председателем Красноярского окружного суда.
   6 Мария Ксенофонтовна Ремезова -- с 1904 г. издатель еженедельного литературно-художественного иллюстрированного журнала "Север", выходившего в Петербурге с 1888 по 1914 г. Один из первых редакторов-издателей журнала -- Н. Ф. Мертц. Цветная репродукция (105 х 70) с картины Сурикова была разослана в декабре 1895 г. подписчикам журнала в виде премии (при No 49, 50, 51).
   7 В "Русских ведомостях" (1894, 16 сентября, No 256) была помещена заметка, в которой сообщалось, что "известный художник В. И. Суриков заканчивает свою новую большую картину "Покорение Сибири", которая представляет результат четырехлетнего труда; картина, очевидно, будет закончена к ближайшей Передвижной выставке"; там же было приведено подробное описание картины.
   8 В иркутской газете "Восточное обозрение" (1894, 26 октября, No 125) была помещена статья В. Енисейцева (В. И. Семидалова) "Новая картина В. И. Сурикова".
   9 Александр Петрович Кузнецов был хорошим фотографом-любителем. Ему принадлежит интересный снимок Сурикова, пишущего этюд на балконе дачи Кузнецовых в Бугачеве. Суриков просит прислать снимок, сделанный в Красноярске летом 1894 г.
  

116

  
   1 То есть репродукции с картины "Покорение Сибири Ермаком" (см. письмо 115 и коммент. 6 к нему).
  

117

  
   1 Разрешение Сурикова на снятие фотографии е картины "Покорение Сибири Ермаком" написано на бланке: "Главная контора и редакция журнала "Север", С. Петербург, Екатерининская ул. д. 4". В ЦГАЛИ (ф. 326) хранятся две записки М. К. Ремезовой:
  
   1. "Картину В. И. Сурикова "Покорение Сибири Ермаком", данную издателю-арендатору журнала "Север" Николаю Федоровичу Мертцу для воспроизведения ее в 1895 году, получила обратно.

М. Ремезова.

   7 марта 1896 г. С. Петербург".
  
   2. "Многоуважаемый Николай Федорович, прошу Вас передать картину г-же Самохваловой.

С совершенным почтением M. Ремезова.

   8 марта 1896 г. Картину получила

Самохвалова".

119

  
   1 Картина "Покорение Сибири Ермаком" экспонировалась на XXIII Передвижной выставке и была приобретена для Музея Александра III. До открытия выставки ее хотел купить П. М. Третьяков (см. письмо 250), которому художник впоследствии подарил вариант-повторение картины.
   Эскиз картины (левая часть композиции) был выполнен Суриковым в 1891 г.
   2 Толстой Иван Иванович (1858--1916) -- нумизмат и археолог. С 1889 по 1893 г. был конференц-секретарем, а с 1898 по 1905 г. -- вице-президентом Академии художеств.
   3 Вероятно, Суриков читал рецензии о своей картине, помещенные в следующих газетах: "Новое время" (1895, 19 февраля, No 6816), "Сын отечества" (1895, 20 февраля, No 40) и "С.-Петербургские ведомости" (1895, 22 февраля, No 51).
  

120

  
   1 Письмо с сообщением о смерти матери, которая скончалась в ночь с 3 на 4 февраля 1895 г. и была похоронена 6 февраля.
   2 Суриков вспоминает отъезд из Красноярска в конце июля 1894 г. Летом 1894 г. Суриков написал последний портрет матери.
   3 Фотография П. Ф. Суриковой в гробу, снятая красноярским фотографом Лухтанской, хранится в Отделе рукописей ГТГ, ф. 36, ед. хр. 296.
   4 Летом 1895 г. Суриков ездил к брату в Красноярск. В газете "Енисей" (1895, 21 июня, No 73) сообщалось, что Суриков приехал в Красноярск 16 июня с намерением пробыть здесь до осени. В эту поездку им были написаны акварели: "Река Обь", "На пароходе по Оби" (обе в собрании красноярского Дома-музея В. И. Сурикова) и "Река Обь" (ГТГ).
  

121

  
   1 Суриков ошибался. Профессора-руководители художественных мастерских "состояли" в VI классе, тогда как звание академика давало чин VII класса (счет чинам шел в обратном порядке). См.: С. Н. Кондаков. Юбилейный справочник ими. Академии художеств. 1764--1914 гг., ч. I, СПб., с. 209--210.
  

122

  
   1 См. письмо 35 и коммент. 2 к нему.
   2 Семья Дьяченко квартировала в доме Суриковых в Красноярске.
  

123

  
   1 Видимо, к письму был приложен рисунок.
  

124

  
   1 Туруханка -- мелкая селедка, сушенная на солнце способом, заимствованным от остяков. В Сибири считалась лакомством.
  

125

  
   1 По-видимому, Суриков пишет об эскизе к картине "Переход Суворова через Альпы".
   2 Портрет О. В. Кончаловской, написанный в 1895--1896 гг.
   3 Шуточное прозвище второй дочери, Елены.
  

126

  
   1 Строительство Великой Сибирской магистрали велось участками, почти одновременно с востока и запада. В 1891 г. было начато строительство восточного участка, от Владивостока до станции Графской (ныне ст. Лазо), а в 1892 г. -- строительство на участке от Челябинска до Оби. В 1893 г. начали строить Средне-Сибирскую железную дорогу -- Обь-Красноярск. 1 декабря 1895 г. было открыто временное движение от Челябинска до Красноярска, а 1 января 1898 г. началось регулярное движение на этом участке.
   2 Гофман Иосиф (Юзеф) (1876--1957) -- польский пианист, педагог и композитор, завоевавший мировую известность. Учился в Берлине у М. Мошковского и в Дрездене у А. Г. Рубинштейна. В 1924--1938 гг. был профессором и директором Музыкального института Кёртис в Филадельфии (США). В России гастролировал почти ежегодно с 1895 по 1913 г.
  

127

  
   1 Суриков перечисляет этюды, приобретенные П. М. Третьяковым в 1896 г.: "Этюды Минусинских татар Енисейской губернии", "Сибирский этюд девочки" ("Портрет девочки в красном платье"), "Казак. Этюд" ("Казачий урядник Кобяков").
  

128

  
   1 На XXIV Передвижной выставке 1896 г. Суриков выставил этюды для картины "Покорение Сибири Ермаком" -- "Казаки в лодке" и 8 этюдов казаков (см. письмо В. В. Стасова к Сурикову, 251).
   2 Всероссийская промышленно-художественная выставка в Нижнем Новгороде 1896 г. (шестнадцатая) была открыта с 30 мая по 1 октября 1896 г. На выставке экспонировались образцы продукции различных промышленных фирм в богато и красиво оформленных павильонах. Среди других особенно выделялся павильон "Крайний Север". Оригинальный, по замыслу, организованный по инициативе С. И. Мамонтова, этот павильон имел целью привлечь внимание русских промышленников к богатствам Северного края.
  

129

  
   1 Об этюдах, выполненных Суриковым в местечке Эдинбург на Балтийском море, сведений не обнаружено.
   2 Письмо не подписано. Далее идут письма дочерей.
  

130

  
   1 Летом 1896 г. Суриков с дочерьми поселился на углу Тверской (ныне ул. Горького) и Леонтьевского переулка (ныне ул. Станиславского), в доме Полякова, кв. 39, где и прожил более десяти лет.
  

131

  
   1 Имеется в виду четырехтомное издание "Царская и императорская охота на Руси". Исторический очерк Николая Кутепова. СПб., 1896--1902.
   Для второго тома -- "Царская охота на Руси царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. XVII век" -- Суриков исполнил два рисунка: "Царская потеха царя Михаила Федоровича. Расстрел шапок стольника князя Пронского, окольничего князя Львова и князя Одоевского в 1634 году" и "Охота царя Михаила Федоровича на медведя".
   Для третьего тома -- "Царская и императорская охота на Руси. Конец XVII и XVIII век" -- Суриков исполнил две акварели: "Большой морской маскарад в 1722 году на улицах г. Москвы с участием Петра Великого и кесаря кн. И. Ф. Ромодановского" и "Императрица Анна Иоанновна в Петергофском "Темпле" стреляет оленей".
   2 Речь идет о картине "Переход Суворова через Альпы".
   3 Лоскутов Александр Владимирович -- ученик Красноярской рисовальной школы, приезжал в Москву для поступления в Училище живописи, ваяния и зодчества. Состоял учеником Училища живописи с 1897 по 1902/03 г. Однако курса не кончил, так как был сослан в Енисейск.
   4 Дьяченко Вера Прокофьевна -- красноярская казачка. Суриков писал ее портрет в 1898 г.
   5 Крутовский Владимир Михайлович (1856--1939) -- известный в Сибири врач, общественный деятель. Крутовским был написан некролог о Сурикове ("Сибирские записки", 1916, No 2, с. 175--181). См. о нем также коммент. 4 к воспоминаниям М. Рутченко.
  

132

  
   1 Милорадович Сергей Дмитриевич (1852--1943) -- исторический живописец и жанрист. Преподаватель Училища живописи, ваяния и зодчества. Участник передвижных художественных выставок.
   2 Речь идет о картине Милорадовича "Патриарх Гермоген в заточении в Чудовом монастыре", экспонировавшейся на XXIV Передвижной выставке в 1896 г.
  

133

  
   1 Ставровский Николай Александрович -- сослуживец А. И. Сурикова.
  

134

  
   1 После образования Красноярского окружного суда брат Сурикова перешел на должность архивариуса.
  

135

  
   1 "Переход Суворова через Альпы".
   2 Поездка Сурикова с дочерьми в Швейцарию состоялась летом 1897 г. Маршрут поездки: Берлин, Франкфурт, Берн, Базель, Интерлакен, Мюнхен, Вена, Варшава, Киев.
  

136

  
   1 Помимо этюдов снежных гор и нескольких эскизов картины "Переход Суворова через Альпы", от этой поездки сохранился альбом с целым рядом карандашных зарисовок альпийских горных пейзажей и композиционных набросков для картины.
  

138

  
   1 С 7/19 по 14/26 августа 1897 г. в Москве проходил ХII Международный съезд врачей.
  

139

  
   1 Речь идет о работе над картиной "Переход Суворова через Альпы".
  

142

  
   1 Возможно, что одним из участников вечера был гитарист Федор Федорович Пелецкий. См. о нем воспоминания В. Бялыницкого-Бирули (с. 267) и коммент. 18 к ним.
  

143

  
   1 По окончании занятий младшей дочери Суриков выехал в Красноярск, где продолжал писать этюды для картины "Переход Суворова через Альпы".
  

144

  
   1 В московской газете "Новости дня" (1898, 25 ноября, No 5565) была помещена заметка в разделе хроники, в которой сообщалось, что "Суриков заканчивает теперь в залах Исторического музея свое новое большое полотно "Взятие Суворовым Варшавы".
   2 В приложениях к этой газете на отдельных листах печатались фотографии ученых, музыкантов, артистов, художников, адвокатов. В No 5553 от 13 ноября 1898 г. на с. 4 в серии "Наши художники" среди фотографий художников помещена фотография Сурикова.
  

145

  
   1 Издательство И. Н. Кушнерева, одним из пайщиков которого был Петр Петрович Кончаловский старший, выпустило 3-томное собрание сочинений А. С. Пушкина к столетию со дня его рождения ("Сочинения А. С. Пушкина. Москва. Т-во типографии А. И. Мамонтова, Леонтьевский пер., дом Мамонтова. 1899").
   К этому изданию Суриков сделал четыре рисунка. Во втором томе на с. 182 помещен рисунок к поэме "Полтава" -- "И он промчался меж полками". В третьем томе на с. 31 помещен рисунок "Прощание Бориса Годунова с сыном" и два рисунка к повести "Метель": первый на с. 20 (заставка), второй на с. 28 -- иллюстрация к словам: "Она вскрикнула: "Ай, не он, не он!".
   2 Третьяков умер 4/16 декабря 1898 г.
   3 Суриков называет "Архипкой-художником" А. Г. Попова, скульптора-самоучку. Суриков консультировал Попова по поводу его работ. Воспоминания Попова о В. И. Сурикове см. на с. 239--241.
  

147

  
   1 Проскуряков Павел Степанович -- преподаватель истории и географии в Красноярской учительской семинарии.
   2 Картина "Переход Суворова через Альпы" была впервые выставлена на XXVII Передвижной выставке в Петербурге, открывшейся 7 марта 1899 г. Над картиной Суриков работал в течение четырех лет (1895--1899), выполнив для нее, как и для других своих произведений, много эскизов и этюдов в разной технике.
  

148

  
   1 Речь идет об одной из двух первых скульптурных работ А. Г. Попова -- "Христианская мученица". Фотография ее хранится в Отделе рукописей ГТГ (ф. 36, ед. хр. 217). Не установлено, была ли скульптура выполнена в мраморе.
  

149

  
   1 Имеется в виду вице-президент Академии художеств И. И. Толстой.
   2 В подлиннике -- рисунок.
  

150

  
   1 Речь идет о картине Репина "Дуэль", которая экспонировалась на XXVII Передвижной выставке в Москве.
   2 Шаре Михаил Августович, шурин В. И. Сурикова.
   3 Имеется в виду Владимир Егорович Маковский.
   4 Ковалевский Павел Осипович (1843--1903) -- профессор, руководитель батальной мастерской Высшего художественного училища при Академии художеств.
   5 Свиньин Василий Федорович (1865--1939) -- архитектор Академии художеств, занимал должность придворного архитектора. Ему была поручена перестройка здания Михайловского дворца для размещения в нем Музея Александра III (ныне -- Государственный Русский музей).
   6 Вел. кн. Георгий Михайлович (1863-- 1919) -- управляющий Музеем Александра III с 1897 г.
  

151

  
   1 Картина была приобретена для Музея Александра III. С 1904 по 1922 г. экспонировалась в Музее А. В. Суворова в Петербурге (Петрограде). В 1922 г. была возвращена в Русский музей.
   2 Суриков пишет о решетке на могиле своего деда Александра Степановича Сурикова, атамана Енисейского казачьего конного полка.
   Два его акварельных портрета, сделанных Суриковым в 1890-х гг. по фотографии, сохранились в семье художника.
  

153

  
   1 В газете "Русские ведомости" (1899,14 марта, No 72) была помещена большая статья за подписью "Буква" (Ип. Ф. Василевский) -- "Петербургские наброски". Статья содержала восторженный отзыв о картине Сурикова "Переход Суворова через Альпы". "В этом году у передвижников есть своя заглавная картина, -- писал рецензент, -- есть свой первенствующий художник".
   2 В периодике за 1899 г., кроме указанной выше, были помещены еще рецензии на XXVII Передвижную выставку: "Новое время" (8 марта, No 8271 -- рец. Н. К.), "Петербургская газета" (8 марта, No 65), "Новости дня" (13 марта, No 5672 -- рец. Квидам [Кугель А. Р.]), "С. Петербургские ведомости" (19 марта, No 75 -- рец. Н. Селиванова [Старовер]).
   3 В Москве XXVII Передвижная выставка открылась 19 апреля 1899 г.
   4 Лето 1899 г. Суриков с дочерьми провел на Кавказе.
  

154

  
   1 См. коммент. к письму 96.
  

155

  
   1 На рисунке изображены две мужские фигуры: толстяк и человек нормального сложения. Подпись: "До" и "После".
  

156

  
   1 В Боржоми в 1899 г. Суриков сделал ряд акварельных рисунков.
   2 О каких рисунках идет речь, не установлено.
  

157

  
   1 Суриков имеет в виду Всемирную Парижскую выставку 1900 г., на которой экспонировалась картина "Взятие снежного городка", находившаяся в то время в собрании В. В. фон-Мекка.
  

158

  
   1 Соколов Анатолий Васильевич -- почтово-телеграфный чиновник, сосед Суриковых по Красноярску.
   2 А. И. Суриков в это время строил флигель.
  

161

  
   1 В подлиннике рисунок: собор св. Петра и колокольня Ивана Великого.
  

162

  
   1 Во время поездки в Италию в 1900 г. Суриков побывал в Неаполе, Венеции, Риме, Флоренции. К этой поездке относится много акварелей и этюд маслом, в том числе: "Неаполь" (ГТГ), "Собор св. Марка в Венеции", "Неаполь" (собрание семьи художника), "Венеция. Палаццо дожей", "Колизей" и др.
  

163

  
   1 Речь идет о выводе русских войск, находившихся на территории Маньчжурии с 1900 г. в связи с восстанием ихэтуаней (боксеров).
   2 Матвеев Иннокентий Алексеевич -- зять П. И. Кузнецова. По образованию ветеринарный врач. Одно время был городским головой Красноярска.
  

164

  
   1 Львов Алексей Евгеньевич (1850--?) -- директор Московского училища живописи, ваяния и зодчества с 1896 по 1917 г.
   2 18 января 1901 г. Совет преподавателей Училища живописи, ваяния и зодчества избрал Сурикова на должность преподавателя.
   3 Сурикова неоднократно приглашали преподавать в Академии художеств. Особенно настаивал на этом И. Е. Репин в связи с реформой Академии 1893--1894 гг. Однако Суриков категорически отказывался от подобных предложений (см. об этом также письмо 196, коммент. 39 к воспоминаниям Я. Тепина и коммент. 3 к воспоминаниям В. Бялыницкого-Бирули).
  

165

  
   1 По-видимому, Суриков имеет в виду начало работы над картиной "Степан Разин".
  

166

  
   1 Летом 1901 г. Суриков совершил поездку по Волге, собирая этюды для картины "Степан Разин".
  

167

  
   1 Имение "Райки" по Ярославской ж. д. (ст. Щелково) принадлежало знакомому Сурикова -- сибиряку Некрасову.
  

168

  
   1 В Исторический музей, где Суриков работал над картиной "Степан Разин".
  

169

  
   1 H. H. Оглоблин работал в архивах над документами Сибирского приказа. В "Журнале Министерства народного просвещения" (1901, No 5, с. 25--69) была напечатана его статья "Красноярский бунт 1695--1698 годов" (Очерк из истории народных движений в Сибири). В 1902 году эта статья вышла отдельной брошюрой. "Идея переиздания этой работы принадлежит Вл. М. Крутовскому. Он заинтересовался красочными эпизодами из прошлого Сибири, нашел деньги на переиздание статьи (у мецената А. П. Кузнецова), познакомился с составителем и получил его согласие на переиздание статьи. Нами получены дополнительно некоторые сведения от Вл. М. Крутовского об обстоятельствах сообщения им этой статьи Сурикову. Тогда же, когда он вел переговоры в Москве с Оглоблиным о переиздании статьи, он обратил на нее внимание и Сурикова, зная, что тот всегда интересовался стариной Красноярска. Брошюру же он подарил Сурикову уже позднее при новой встрече в Красноярске, летом 1902 года" (см.: А. Н. Турунов и М. В. Красноженова. Цит. соч., с. 30).
   2 По данным С. Н. Мамеева, старый дом казаков Суриковых, где собирались "бунтовщики", сгорел при пожаре 26 июня 1773 г. Дом находился по Качинской улице, "во второй куртине", по левую сторону, под No 77, Старый суриковский дом, который художник, по его рассказу, помнил в развалинах (см. очерк М. Волошина и коммент. 27 к нему), находился тоже по Качинской улице, но в "третьей куртине" и по правую сторону под No 173. Дом этот был куплен прадедом художника у крестьянина Тихона Пьяненкова (Отдел рукописей ГТГ, ф. 36).
   3 Суриков Петр Ильич -- пращур художника.
  

170

  
   1 Кончаловский Петр Петрович (1876--1956) -- живописец, впоследствии народный художник РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, действительный член Академии художеств СССР.
  

174

  
   1 Кончаловская Наталья Петровна -- внучка художника. Подробно о ней см. с. 345, ее воспоминания -- с. 271--276.
   2 Далее следует письмо Е. В. Суриковой.
  

175

  
   1 В настоящее время город Елатьма входит в состав Рязанской области.
   2 Вероятно, для картины "Степан Разин".
  

176

  
   1 Этюды для картины "Степан Разин".
   2 Для той же картины.
  

177

  
   1 Суриков пишет о путешествии П. П. Кончаловского с семьей по Северу России.
   2 Неясно, о каком памятнике Петру I пишет Суриков. В Архангельске памятник Петру I, один из отливов скульптуры М. Антокольского, был установлен лишь в 1914 г.
  

178

  
   1 Неясно, какие этюды для картины "Степан Разин" Суриков называет капитальными.
   2 Шуточное прозвище Е. В. Суриковой.
  

179

  
   1 В декабре 1903 г. Б. М. Кустодиев, получивший золотую медаль за картину "Базар в деревне", уехал как пенсионер Академии художеств за границу.
   2 В здании Исторического музея Московским обществом любителей художеств устраивались "Периодические выставки". В конце декабря 1903 г. шли приготовления к 22-й "Периодической выставке", открывшейся в 1904 г.
  

180

  
   1 Пий X (1835--1914) -- в миру Джузеппо Сарто -- был избран римским папой в 1903 г. Упоминание об его избрании позволило датировать письмо.
  

181

  
   1 Голяховский Петр Власьевич -- журналист, редактор журналов "Детское чтение", "Звезда", "Всходы" и "Журнал для всех".
   2 В No 11 за 1903 г. "Журнала для всех" на с. 1371--1374 была помещена статья критика Ив. Лазаревского "Василий Иванович Суриков", в которой он ошибочно указал, что "Суриков по своему происхождению потомок ссыльных стрельцов".
   В следующем номере этого же журнала на с. 1539--1540 редакцией было опубликовано письмо Сурикова с опровержением допущенной Лазаревским ошибки.
   3 См. письмо 50 и коммент. 1 к нему.
  

182

  
   1 Во время русско-японской войны, начавшейся в январе 1904 г., активное участие в боях в Маньчжурии принимали Сибирские казачьи полки.
  

183

  
   1 Возможно, Суриков проявлял интерес к старинным коврам в связи с его поисками живописного решения изображения ковра в картине "Степан Разин".
  

184

  
   1 Зимин Сергей Иванович (1875--1942) -- театральный деятель, основатель частного оперного театра в Москве (Опера С. И. Зимина). Коллекционер.
   2 Не установлено, где находятся этюды, проданные Суриковым С. И. Зимину.
  

185

  
   1 "Степан Разин".
  

187

  
   1 Письмо написано на бланке: "Опера С. И. Зимина, Москва, Никитская, "Интернациональный Театр", 25 мая 190..г."
  

188

  
   1 Кончаловский Михаил Петрович (р. 1906) -- художник, внук В. И. Сурикова.
   2 Маторин Афанасий Иванович -- один из художников, оформлявших спектакли в Оперном театре Зимина.
   3 Неизвестно, о продаже какой картины Сурикова идет речь.
  

189

  
   1 Не выяснено, какую картину "какого-то Яковлева" имеет в виду Суриков.
  

190

  
   1 Картина "Степан Разин" была выставлена на XXXV Передвижной выставке, открывшейся в Москве 30 декабря 1906 г. и в Петербурге 2 марта 1907 г.
  

191

  
   1 Е. В. Сурикова училась на Высших женских курсах в Москве.
  

192

  
   1 После закрытия XXXV Передвижной выставки работа над картиной "Степан Разин" продолжалась. Художник делал дополнительные этюды, изменяя, главным образом, тип Разина (см. письмо 208 и коммент. 3 к нему). Всего для этой картины Суриковым было сделано до десяти эскизов и свыше тридцати этюдов, выполненных в разной технике.
   В 1911 г. картина экспонировалась на Международной выставке в Риме.
  

193

  
   1 Беляев -- врач.
   2 Степанов -- врач.
  

194

  
   1 Суриков в 1907--1914 гг. вновь поднимал вопрос о переезде на постоянное жительство в Сибирь. См. об этом воспоминания брата художника, с. 224.
  

195

  
   1 Цветков Иван Евменьевич (1845--1917) -- банковский деятель, собиратель картин и рисунков русских художников. Основатель галереи, получившей наименование "Цветковской", принесенной им в 1909 г. в дар Москве. В 1920-х гг. значительная часть этого собрания вошла в состав Третьяковской галереи.
   2 Речь идет о портрете Суворова, написанном по просьбе И. Е. Цветкова.
   В подлиннике письма рукой Цветкова сделаны карандашом следующие пометки. Вверху: "От В. И. Сурикова"; фраза "Василий Иванович! Напишите Суворова", заключена в кавычки; после слова "напишите" вставлено над строкой "портрет" и между строк вписана фраза в скобках: "Я постоянно повторял Сурикову".
  

196

  
   1 Свой выход из Товарищества передвижных художественных выставок Сурикову письме к брату объяснял упрощенно. В действительности, очевидно, причины его выхода коренились глубже: его не удовлетворял общий уровень творчества передвижников на рубеже 1890--1900 гг.
   2 Мамонтова (в замужестве Самарина) Вера Саввишна (1876--1907), вдохновившая в свое время В. А. Серова на создание одного из его выдающихся произведений -- "Девочка с персиками" (1887, ГТГ).
  

198

  
   1 Матвеева (Тиан) Наталия Флоровна (1892--?) -- пианистка и исполнительница ритмических танцев. В 1909 г. Суриков написал ее портрет.
   2 Суриковым был послан билет на открытие VI выставки Союза русских художников, открытой в Москве с 26 декабря 1908 г. по 8 февраля 1909 г. В каталоге этой выставки указаны следующие работы Сурикова: "Этюд", "Портрет" и "Акварели".
  

199

  
   1 Об этой поездке в Сибирь см.: А. Н. Турунов и М. В. Красноженова. Цит. соч., с. 44--59 (глава "Поездка В. И. Сурикова в Минусинский край в 1909 году").
   2 Гоголевские торжества в связи с открытием памятника писателю, исполненного скульптором Н. А. Андреевым, состоялись 26--28 апреля 1909 г. В эти дни в Москве проходили заседания, концерты и спектакли, посвященные памяти писателя. 26 апреля в здании Румянцевского музея была открыта "Гоголевская выставка", на которой экспонировались портреты Гоголя, его рукописи и личные вещи. Торжества завершились 28 апреля банкетом в ресторане "Метрополь", на котором присутствовали видные деятели науки и искусства. (Подробное описание торжеств см.: "Московские ведомости", 1909, 26, 28 и 29 апреля, No 94, 95, 96).
  

200

  
   1 Н. Ф. Матвеева жила в это время возле одного из подмосковных монастырей.
   2 См. коммент. 1 к письму 198.
  

201

  
   1 Суриков пишет о плафоне, исполненном П. П. Кончаловским в доме иваново-вознесенского купца Маракушева.
   2 Семирадский Генрих Ипполитович (1843--1902) -- польский и русский исторический живописец. Учился и работал преимущественно в России. Представитель академического направления.
  

202

  
   1 О каких двух этюдах "На Енисей" упоминает Суриков, не установлено.
  

203

  
   1 Гостиница "Княжий двор" (меблированные комнаты) помещалась в большом трехэтажном доме на ул. Волхонке, No 14. В гостинице подолгу жили многие деятели искусства. Суриковы снимали две комнаты на третьем этаже. В настоящее время это здание занимает объединение "Автоэкспорт" (современный адрес -- ул. Маркса--Энгельса д. 1).
   На стене, слева от входа, установлена мемориальная доска красного гранита с портретным изображением Сурикова и надписью: "Здесь жил и работал великий русский художник Василий Иванович Суриков. 1848--1916".
  

204

  
   1 "Анатэма" -- пьеса Леонида Андреева, написанная в 1909 г. и в том же году поставленная на сцене Московского Художественного театра.
   2 Одним из произношений слова "бог" было "Адонай", которое и запомнил Суриков при изучении истории ассирийского искусства в Академии художеств. Но в древнееврейском языке было и другое произношение этого слова -- "Аленой". По-видимому, Андреев и Художественный театр придерживались второго произношения.
  

205

  
   1 Портрет И. Е. Цветкова, написанный Суриковым, выставлялся на VII выставке Союза русских художников в Москве в 1909--1910 гг.
   2 Г рабье -- владелец рамочной мастерской в Москве.
  

206

  
   1 Не установлено, кого из знакомых Н. Ф. Матвеевой Суриков называл Петраркой.
  

207

  
   1 Никольский Виктор Александрович (1875--1934) -- искусствовед, сотрудник газеты "Русское слово", издаваемой И. Д. Сытиным (1851--1934), автор ряда работ по искусству, в том числе посвященных творчеству Сурикова (В. И. Суриков. Жизнь и творчество. М., 1918; В. И. Суриков ("Образы человечества"). Пг., 1923; Творческие процессы В. И. Сурикова. М., 1934).
   В журнале "Вестник Европы" (1916, май, книга 5, с. 382--389) был помещен некролог В. Никольского: "Василий Иванович Суриков" (6 марта 1916). В своей статье автор впервые приводит письма Сурикова к нему, являющиеся ответом на его вопросы в связи с задуманной монографией, посвященной художнику, и анализирует его творчество.
   2 Суриков в письме к Никольскому и в записях, сделанных М. Волошиным (см. с. 179), сообщает, что он учился в гимназии. Однако в статье М. Ефремовой "Посещение В. И. Суриковым 1-го высшего начального училища в июне 1914 г." ("Сибирская школа", 1916, No 5, с. 36--39) указано, что гимназия в Красноярске открылась в 1868 г., то есть в год отъезда Сурикова в Петербург. Суриков учился в приходском, а затем в уездном училище, которое окончил в 1861 г. По словам Я. А. Тенина, это училище называли гимназией (см. с. 196).
   3 Неточность. Суриков был принят в Академию художеств вольнослушателем 28 августа 1869 г.
   4 Неточность. Суриков приехал в Москву в 1877 г.
   5 Фишер Карл Андреевич -- известный фотограф. Фотография Сурикова его работы воспроизведена в книге В. Никольского "В. И. Суриков". С. Петербург, 1910.
   6 Речь идет о портрете работы Репина 1885 г. (ГТГ).
  

208

  
   1 Датируется по почтовому штемпелю.
   2 См. коммент. 2 к письму 35.
   3 Суриков имеет в виду встречу со своим давнишним знакомым Иваном Тимофеевичем Савенковым (см. о нем коммент. 1 к письму 111). Савенков послужил Сурикову натурой при завершении работы над образом Разина. Графический этюд, написанный с Савенкова, хранится в Муромском краеведческом музее под названием "Портрет казака". Этюд, исполненный масляными красками, имеется в частном собрании в Москве.
   4 Очевидно, В. А. Никольский прислал Сурикову свои работы, написанные им в 1908 и 1909 гг.: "Народные движения в России. Семнадцатый век. Морозовщина". С. Петербург, 1908; "Народные движения в России. Семнадцатый век. Стенька Разин и Разиновщина" (Всеобщая библиотека). СПб., 1909.
  

209

  
   1 Описка. Суриков имеет в виду Красноярский бунт 1695 г.
   2 Описка. Статья H. H. Оглоблина, о которой упоминает Суриков, была опубликована в "Журнале Министерства народного просвещения" (см. коммент. 1 к письму 169).
  

210

  
   1 Инициалы Добринского указаны Суриковым неправильно. Анатолий Михайлович Добринский работал на постройке Сибирской железной дороги. С семьей Добринских Суриков был хорошо знаком (см. воспоминания Г. Ченцовой, с. 277).
   2 Торопыгин Н. И. -- лицо не установленное.
  

211

  
   1 Документ представляет собою вопросы, предложенные Сурикову Никольским и ответы на них художника.
   2 Не установлено, о каком рисунке пишет Суриков.
   3 Неточность. Картина "Исцеление слепорожденного Иисусом Христом" была выставлена на XXI Передвижной выставке в 1893 г.
   4 Шамшин Петр Михайлович (1811--1895) -- исторический живописец. С 1843 г. преподавал рисование в классах Академии художеств. В 1853 г. получил звание профессора, в 1883 г. был назначен ректором живописи и скульптуры.
   5 Виллевальде Богдан Павлович (1818--1903) -- профессор, руководивший классом батальной живописи в Академии художеств.
   6 Бруни Федор Антонович (1799--1875) -- профессор исторической живописи. Ректор Академии художеств с 1855 по 1871 г.
   7 Иордан Федор Иванович (1800--1883) -- профессор, руководивший гравировальным классом в Академии художеств, с 1871 г. -- ректор живописи и скульптуры.
   8 Вениг Карл Богданович (1830--1908) -- профессор исторической живописи.
   9 Гребнев Николай Васильевич (1831--?) -- окончил Московское Училище живописи, ваяния и зодчества. В 1855 г. за этюд "Девочка с кувшином", представленный в Академию художеств, ему было присуждено звание неклассного художника. Будучи преподавателем рисования в Красноярском уездном училище (с 1859 по 1863 г.) сыграл очень значительную роль в формировании Сурикова как художника. Почувствовав исключительную одаренность своего ученика, Гребнев занимался с ним индивидуально, помимо школьных уроков. Он продолжал с ним занятия и после окончания Суриковым уездного училища. Гребнев поддержал стремление Сурикова поступить в Академию художеств. (Подробнее о Н. В. Гребневе см.: В. Кеменов. Историческая живопись Сурикова..., с. 14--15 и с. 452 прим. 41).
  

212

  
   1 Письма 212, 217, 219, 224, 225, 230 написаны на бланках: "Княжий Двор". Меблированные комнаты. Москва, Волхонка, Телефон No 8--70.
   2 Весной 1910 г. Суриков совершил поездку во Францию и Испанию. Об этой поездке см.: воспоминания Н. Кончаловской с. 271--276 и коммент. 35 к воспоминаниям Я. Тенина, а также письмо П. П. Кончаловского жене из Барселоны от 22 апреля 1910 г. (Отдел рукописей ГТГ, ф. 36, ед. хр. 402). Из поездки по Испании Суриков привез много акварелей, в том числе: "Арль. Бой быков", "Севилья. Бой быков", "Севилья. Альказар", "Толедо. Собор", "Гренада. Альгамбра" и др.
   3 Суриков имеет в виду портрет Полины Ивановны Щербатовой (1880--1966), жены Сергея Александровича Щербатова (?--1962), художника, коллекционера, члена Совета Третьяковской галереи с 1911 г.
   4 Суриков уточняет, что речь идет не о жене H. С. Щербатова (см. коммент. 2 к письму 115).
   5 Имеется в виду маршрут поездки, составленный О. В. Кончаловской.
  

213

  
   1 Харитоненко Павел Иванович (1852--1914) -- коллекционер, владелец галереи, помещавшейся в Москве на Софийской набережной. Часть его коллекции, находившаяся в имении Натальевка, близ Харькова, вошла в состав собрания Харьковского музея изобразительных искусств (в том числе портрет Н. Ф. Матвеевой), а другая, находившаяся в Москве, -- в ГТГ.
  

214

  
   1 Ставрополь -- ныне город Тольятти.
   2 Машков Илья Иванович, художник.
  

215

  
   1 Толстой Дмитрий Иванович (1860-- ок. 1942) -- с 1901 г. товарищ управляющего Музеем Александра III, с 1909 г. директор Эрмитажа. В 1911 г. был генеральным комиссаром русского отдела на Всемирной выставке в Риме, на которой экспонировалась картина Сурикова "Степан Разин".
  

218

  
   1 Автограф Сурикова представляет собой запись на листке, вынутом из альбома, принадлежавшего Н. Ф. Матвеевой.
  

219

  
   1 Так иронически называет Суриков английского режиссера, художника и теоретика театра Гордона Крэга. Н. Ф. Матвеева была знакома с Крэгом и находилась с ним в переписке. Среди других писем к Н. Ф. Матвеевой (Ф. Т. Маринетти, Ю. К. Балтрушайтиса, Г. Б. Якулова) имеются также письма Крэга (Отдел рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина, ф. 178 в составе Музейного фонда No 7735--7739).
  

220

  
   1 В мае 1912 г. Суриков ездил в Берлин для лечения. Здесь им была написана акварель "Берлин. Набережная".
  

221

  
   1 Памятник генералу М. Д. Скобелеву, исполненный по проекту скульптора Самонова, был открыт в Москве на Тверской (ныне Советской) площади 24 июня 1912 г.
  

222

  
   1 Внуки Сурикова болели в это время корью.
   2 Речь идет о художнике Сапунове Николае Николаевиче (1880--1912), утонувшем в Финском заливе.
  

223

  
   1 Суриков закончил картину "Посещение царевной женского монастыря". Эскизы и этюды к ней были написаны в 1911--1912 гг.
   2 Картина была экспонирована на десятой выставке Союза русских художников 1912--1913 гг.
  

224

  
   1 Письмо Сурикова было напечатано в газете "Русское слово" (1913, 19 марта, No 65), последний абзац письма в газете не был помещен.
   В подлиннике письма карандашом зачеркнуто "Многоуважаемый г. редактор" и сделана надпись "Письмо в редакцию" (Отдел рукописей ГТГ, ф. 3, ед. хр. 305).
   2 Вопрос о постройке нового помещения для Третьяковской галереи, поставленный ее руководством, вызвал большие споры. Петербургские художники опубликовали свой протест в газете "Новое время" (1913, 16 марта, No 13294). В. М. Васнецов в газете "Русское слово" (1913, 23 марта, No 69) поддержал их мнение о том, что Третьяковскую галерею, то есть то, что было собрано П. М. Третьяковым, надлежит оставить на старом месте, новое же здание должно быть предназначено для последующих приобретений.
  

225

  
   1 Беклемишев Владимир Александрович (1861--1920) -- скульптор. Был председателем подготовительного комитета русского отдела выставки в Мюнхене в 1913 г.
   2 Картина "Посещение царевной женского монастыря" была приобретена В. Г. Винтерфельдом. Не установлено, экспонировалась ли она на выставке в Мюнхене.
   3 Бычков Вячеслав Павлович (1877--1954) -- художник, учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у Н. А. Касаткина, В. А. Серова, К. А. Коровина. Член Союза русских художников, постоянный участник выставок этого художественного объединения, его бессменный ответственный секретарь с 1910 по 1923 г. Последние десять лет жизни занимался педагогической деятельностью.
  

228

  
   1 Осенью 1913 г. по инициативе попечителя Третьяковской галереи И. Э. Грабаря была проведена реэкспозиция галереи. Собранные здесь произведения были расположены в историко-хронологическом порядке. Осуществление этого плана встретило широкий общественный отклик, вызвало большие споры. Некоторые художники и искусствоведы резко возражали против новой развески картин, считая это нарушением воли завещателя (см.: "Утро России", 1913, 7 сентября, No 212; "Московские ведомости", 1913, 7 декабря, No 282 -- статья И. Лебедева). Гласные городской думы особенно остро ставили вопрос о недопустимости каких-либо изменений в галерее П. М. Третьякова. Однако большинством, 48 против 46, голосов дума разрешила Грабарю продолжать "опыт" по перевеске картин в галерее.
   Суриков, как и Репин, приветствовал реорганизацию галереи. Комментируемое письмо Сурикова было опубликовано в "Русских ведомостях" 19 сентября 1913 г. (No 216). Письмо Репина -- там же 3 января 1914 г. (No 2).
   В дальнейшем дискуссия возобновилась в начале 1916 г. За месяц до своей кончины Суриков вновь написал по этому поводу письмо в редакцию "Русского слова" (см. письмо 241 и коммент. 2 к нему).
  

229

  
   1 О Я. Д. Минченкове см. с. 341--342; его воспоминания -- с. 255--262.
   2 Можно предположить, что Суриковым интересовалась жена банкира Н. А. Смирнова, петербургского коллекционера (см.: Я. Д. Mинченков. Воспоминания о передвижниках. Л., 1964, с. 294).
  

230

  
   1 Неясно, на какую просьбу Бычкова Суриков отвечает отказом.
  

231

  
   1 Поездка Сурикова летом 1914 г. в Сибирь была его последней поездкой на родину.
  

232

  
   1 С начала первой мировой войны П. П. Кончаловский был призван в армию и находился на фронте.
   2 Суриков работал над картиной "Благовещение".
  

234

  
   1 О Якове Алексеевиче Тепине см. с. 329-- 330; его воспоминания -- с. 190--206.
  

235

  
   1 Картина "Благовещение", над которой Суриков работал в 1913--1914 гг., была выставлена на XII выставке Союза русских художников в 1914--1915 гг.
  

236

  
   1 Белоусова Варвара Матвеевна -- одна из давних знакомых семьи Суриковых, жена казачьего офицера Иннокентия Митрофановича Белоусова.
  

237

  
   1 Суриков пишет об имении фабриканта Якунчикова Владимира Васильевича (1855--1916), одного из устроителей отдела русского искусства на Всемирной Парижской выставке в 1900 г., субсидировавшего поездки художников в Италию для снятия копий произведений живописи эпохи Возрождения для Музея изящных искусств (ныне Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина).
   Его жена, Якунчикова Мария Федоровна (1864--1951), организовала кустарно-промысловые мастерские, руководила Абрамцевской кустарно-резчицкой и вышивальной артелью. В 1920-х гг. основала "Артель вышивальщиц" в Тарусе.
  

240

  
   1 Из квартиры О. В. Кончаловской Сурикова перевезли в гостиницу "Дрезден" (ныне д. No 6 на ул. Горького), где он и скончался.
  

241

  
   1 Письмо было напечатано 4 февраля 1916 г. в газете "Русское слово" (No 27).
   2 Письмо было написано Суриковым в связи с вновь поднявшимся вопросом о перевеске картин в Третьяковской галерее.
   Часть художников требовала, чтобы галерея была приведена к такому виду, как это было при жизни П. М. Третьякова. См. об этом: письмо В. М. Васнецова ("Русское слово", 1916, 22 января, No 17), протест художников Москвы и Петрограда ("Утро России", 1916, 26 января, No 26), заявление совета Петроградского общества им. Куинджи в Московскую думу ("Речь", 1916, 5 февраля, No 35), письмо художников -- членов Товарищества Передвижных выставок ("Русское слово", 1916, 12 февраля, No 34).
   За перевеску высказались художники и деятели искусства Москвы в заявлении, напечатанном в газете "Русское слово" (4 февраля 1916 г. No 27). В газете "Речь" 28 января 1916 г. (No 27) была напечатана статья Чужого (H. Е. Эфроса), a 30 января 1916 г. (No 29) А. Н. Бежуа, приветствовавших все начинания Грабаря.

Летопись жизни В. И. Сурикова

  
   1848
   Родился 12/24 января в г. Красноярске в семье губернского регистратора Ивана Васильевича Сурикова.
  
   1854
   В августе в связи с переводом отца на другую работу семья Суриковых переезжает в село Сухой Бузим.
  
   1856
   27 августа поступил в приходское училище г. Красноярска.
  
   1858
   Переведен в 1-й класс Красноярского уездного училища. Знакомство с художником Н. В. Гребневым -- учителем рисования, сыгравшим большую роль в жизни Сурикова.
  
   1859
   17 февраля смерть отца.
   Весна. Семья Суриковых возвращается на жительство в Красноярск.
  
   1861
   25 июня окончил курс уездного училища с похвальным листом.
  
   1864
   20 июня зачислен в штат Енисейского губернского управления с причислением к 3-му разряду канцелярских служителей.
  
   1866
   В конце лета поездка в с. Тесь к сестре Е. И. Виноградовой. Пишет этюды в деревне.
  
   1867
   10 декабря красноярский губернатор П. Н. Замятнин обратился в Совет Академии художеств с ходатайством о приеме Сурикова учеником в Академию. В Петербург с прошением посланы рисунки.
  
   1868
   11 февраля Совет Академии, рассмотрев отношение красноярского губернатора, дал положительный отзыв о способностях юноши.
   Обед в доме губернатора, на котором присутствовал городской голова золотопромышленник П. И. Кузнецов. Здесь решился вопрос о стипендии Сурикову для учения в Академии художеств.
   20 марта смерть сестры.
   11 декабря отъезд из Красноярска в Петербург для поступления в Академию художеств.
   14 декабря -- в Томске, 30 декабря -- 26 января 1869 года -- в Екатеринбурге, остановки: в Казани (3 дня), в Нижнем Новгороде (5 дней), в Москве (3 дня).
  
   1869
   19 февраля приезд в Петербург.
   Апрель -- неудавшаяся попытка поступления в Академию.
   Май -- июль -- занятия в школе Общества поощрения художеств (у художника Дьяконова).
   28 августа принят в число вольнослушателей Академии (в головной класс).
  
   1870
   В августе принят в число действительных слушателей и одновременно переведен в натурный класс.
   Пишет картину "Вид памятника Петру I на Исаакиевской площади" и экспонирует ее на академической выставке.
  
   1871
   23 декабря получил малую серебряную медаль за рисунок (этюд с натуры).
  
   1872
   Лето (июнь--июль) провел у академического товарища Шаховского в Калужской губернии, проездом осматривал Москву.
   На Политехническую выставку в Москве дал рисунки "из жизни Петра I".
   28 октября получил малую серебряную медаль за рисунок, премию в 25 рублей за эскиз "Посол Авгаря, князя Эдесского к Иисусу Христу".
  
   1873
   3 марта получил большую серебряную медаль за живопись и награду за композицию.
   9 марта получил стипендию в 120 рублей, как оказавший хорошие успехи в живописи.
   26 мая получил последнюю большую серебряную медаль за рисунок.
   Май--август поездка в Сибирь. Недолгая остановка в Красноярске, затем поездка на прииски П. И. Кузнецова, где делает ряд зарисовок. С 1 ноября получает стипендию императорского двора в размере 350 рублей в год.
   Получает денежные премии за композиции: "Саломея приносит голову Иоанна Крестителя своей матери Иродиаде", "Изгнание из храма торжников" и "Евангельская притча о богаче и нищем" (25, 50 и 75 рублей).
  
   1874
   4 марта получил денежную премию (100 рублей) за эскиз "Пир Валтасара".
   9 марта получил задание для работы на малую золотую медаль.
   4 ноября получил малую золотую медаль за картину "Милосердный самаритянин".
   4 ноября получил аттестат о завершении образования по научным предметам.
   Помещает ряд рисунков в иллюстрированных изданиях.
   Делает первую композицию на тему из русской истории "Княжий суд".
  
   1875
   В апреле приступает к программной работе на большую золотую медаль на тему: "Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста".
   31 октября определение Совета Академии о присуждении звания классного художника I степени.
   4 ноября открылась выставка программ. Конкурировали В. И. Суриков, Н. П. Загорский, И. Н. Творожников и Н. К. Бодаревский. Никому из конкурентов большая золотая медаль присуждена не была.
  
   1876
   Получает заказ на роспись в храме Христа Спасителя.
  
   1877
   16 марта Академией предоставлена мастерская для изготовления картонов к "Вселенским соборам".
   В июне переезжает в Москву, где и остается на постоянное жительство. Знакомство с И. Е. Репиным.
  
   1878
   25 января женитьба на Елизавете Августовне Шаре.
   Летом заканчивает работы по росписи в храме Христа Спасителя.
   20 сентября рождение старшей дочери.
   Начал работать над композицией картины "Утро стрелецкой казни", задуманной ранее.
  
   1879
   Знакомство с Л. Н. Толстым.
   Работа над картиной "Утро стрелецкой казни".
   Поездка летом в имение Дерягиных в Тульской губернии.
  
   1880
   Январь--февраль -- тяжелая болезнь (воспаление легких). Лето проводит на кумысе в Самарской губернии.
   21 сентября рождение второй дочери.
   Работает над картиной "Утро стрелецкой казни".
  
   1881
   1 марта на IX Передвижной выставке выставляет картину "Утро стрелецкой казни". Сурикова принимают в члены Товарищества передвижников.
   Лето на даче в деревне Перерва (ст. Люблино, Курской ж. д.).
   Сделан первый (единственный живописный) эскиз к картине "Боярыня Морозова" и эскиз неосуществленной картины "Царевна Ксения Годунова у портрета умершего жениха".
   Осенью начинает работу над картиной "Меншиков в Березове".
  
   1882
   Работает над картиной "Меншиков в Березове".
  
   1883
   2 марта выставляет в Петербурге на XI Передвижной выставке картину "Меншиков в Березове".
   Первая поездка за границу: выезд из Москвы 24 сентября 1883 г., Берлин (3 дня), Дрезден (2 дня), Кельн, Париж (с 16 октября по 24 января 1884 г.), Милан (4 дня), Флоренция (30 января--3 февраля), Рим (5--10 февраля), Неаполь, Венеция, Вена. В мае 1884 г. вернулся в Москву.
  
   1884
   Написал картину "Из Римского карнавала". Делает первые этюды для "Боярыни Морозовой".
  
   1885
   Весна и лето на даче в Мытищах под Москвой.
  
   1885--1887
   Работает над картиной "Боярыня Морозова".
  
   1887
   25 февраля на XV Передвижной выставке экспонирует картину "Боярыня Морозова".
   Делает первый эскиз картины "Степан Разин".
   Летом поездка с семьей в Красноярск, где остается до начала сентября.
  
   1888
   1 февраля -- 8 апреля. Болезнь и смерть жены. Тяжелая депрессия.
   Пишет картину "Исцеление слепорожденного Иисусом Христом".
  
   1889
   В начале лета отъезд в Сибирь.
  
   1890
   Пишет картину "Взятие снежного городка". Задумывает "Покорение Сибири Ермаком", делает первые эскизы композиции.
   Осенью возвращается в Москву.
  
   1891
   9 марта на XIX Передвижной выставке выставляет картину "Взятие снежного городка". Картина была с Передвижной выставкой в Москве, Харькове, Киеве, Елисаветграде, Одессе, Кишиневе, Полтаве.
   Летом поездка в Сибирь на этюды для картины "Покорение Сибири Ермаком".
  
   1892
   Летом поездка в Сибирь. В июне пишет этюды в Тобольске и Самарове для картины "Покорение Сибири Ермаком", потом живет на даче Кузнецовых в Минусинском округе, где пишет этюды.
  
   1893
   15 февраля на XXI Передвижную выставку дает картину "Исцеление слепорожденного Иисусом Христом".
   Поездка на Дон (Раздорская, Константиновская, Старочеркасск), где пишет этюды донских казаков для картины "Покорение Сибири Ермаком". Отказ от предложения преподавать в Академии.
  
   1894
   Поездка в Сибирь: Красноярск, на пароходе по Енисею в Минусинский край. Пишет этюды для "Покорения Сибири Ермаком" в Красноярске, на даче в Бугачеве, в окрестностях озера Шира, поздней осенью на Иртыше.
  
   1895
   Смерть матери.
   17 февраля на XXIII Передвижной выставке в Петербурге выставляет картину "Покорение Сибири Ермаком".
   20 марта Совет Академии присуждает Сурикову звание академика.
   Летом поездка в Красноярск.
   Задумывает картину "Переход Суворова через Альпы".
  
   1896
   Летом недолгая поездка на Рижское взморье, затем живет в деревне Перерва.
   Выполняет рисунки для издания "Царская и императорская охота на Руси" (текст Кутепова).
  
   1897
   Поездка в Швейцарию на этюды для картины "Переход Суворова через Альпы". (Маршрут: Берлин, Франкфурт, Берн, Базель, Интерлакен, Мюнхен, Варшава).
   На обратном пути останавливается на месяц в Киеве.
   Работа над картиной "Переход Суворова через Альпы".
  
   1898
   Поездка в Красноярск, где пишет этюды для картины "Переход Суворова через Альпы".
   Выполняет рисунки к изданиям произведений А. С. Пушкина.
  
   1899
   7 марта на XXVII Передвижной выставке в Петербурге выставляет картину "Переход Суворова через Альпы".
   Летом поездка на Кавказ в Боржом на два с половиной месяца (до 23 августа).
  
   1900
   Третья поездка за границу: Неаполь, Венеция, Рим, Флоренция. Возобновляет работу над картиной "Степан Разин". Экспонирует в Париже на Всемирной выставке "Взятие снежного городка".
  
   1901
   24 января отказался от предложения преподавать в Училище живописи, ваяния и зодчества.
   Делает новый композиционный эскиз "Разина". Заинтересовывается статьей H. H. Оглоблина "Красноярский бунт 1695--1698 годов". Июль -- поездка на Волгу, в августе -- имение "Райки" (ст. Щелково Ярославской ж. д.)
  
   1902
   10 февраля старшая дочь выходит замуж за художника П. П. Кончаловского.
   Поездка всей семьей в Красноярск.
   Работает над эскизами к картине "Красноярский бунт".
  
   1903
   4 марта Московское общество любителей художеств избрало Сурикова своим почетным членом.
   Начало июня -- в г. Елатьме на Оке, с 15 июня поездка на Волгу на этюды для картины "Степан Разин", июль--август -- имение "Райки""
  
   1904
   Лето проводит в Звенигороде.
   Работает над картиной "Степан Разин".
  
   1906
   30 декабря в Москве выставляет на XXXV Передвижной выставке картину "Степан Разин".
  
   1907
   Отказ от предложения преподавать в Академии.
   18 июля -- до начала сентября поездка в Крым, в Симеиз.
   В конце года выход из Товарищества Передвижных выставок.
  
   1908
   Летом поездка в Крым. Пишет много крымских этюдов.
  
   1909
   Июнь--октябрь -- поездка в Сибирь. Проводит месяц на озере Шира в Минусинском округе. Пишет много этюдов, некоторые из них послужили материалом для замысла неосуществленной картины "Княгиня Ольга встречает тело Игоря".
  
   1910
   Заканчивает картину "Степан Разин".
   Весной поездка во Францию. Работа в Париже в студии д'Англады. Затем вместе с П. П. Кончаловским поездка по Испании (Барселона, Мадрид, Толедо, Севилья, Гренада).
   Июль. Поездка в Ставрополь (на Волге).
  
   1911
   Посылает картину "Степан Разин" на Международную выставку в Рим.
   Поездка в Ростов Великий. Делает рисунок "Пугачев". В 1911--1912 гг. делает эскизы и этюды для картины "Посещение царевной женского монастыря".
  
   1912
   Поездка в Берлин для лечения.
   Выставляет картину "Посещение царевной женского монастыря" на X выставке Союза русских художников.
  
   1913
   Поездка в Крым, в Алупку.
   Пишет крымские этюды, автопортрет и портрет "Человек с больной рукой".
  
   1914
   Поездка в Сибирь с семьей.
   Пишет картину "Благовещение". Выставляет на XII выставке Союза русских художников.
  
   1915
   Пишет автопортрет. Работает над композицией неосуществленной картины "Княгиня Ольга встречает тело Игоря".
   Поездка в Крым. Болезнь.
  
   1916
   6/19 марта в 4 часа 15 минут скончался в Москве в гостинице "Дрезден". Похоронен на Ваганьковском кладбище.
  

Указатель имен

  
   Абалаков Андрей Капитонович 22, 26, 29, 293
   Аванцо Иван Иосифович 84
   Аввакум (протопоп) 161, 185, 203, 328
   Адлерберг Александр Владимирович 298
   Айвазовский Иван Константинович 178
   Александров Николай Александрович (псевдоним "Сторонний зритель") 19, 53, 300
   Альшванг А. и Я. 285, 347
   Анастасия Михайловна 185
   Андреев Леонид Николаевич 131,152, 278--280, 316, 322, 346
   Андреев Николай Андреевич 165, 267, 316
   Андреев Федор Андреевич 286, 347
   Андреев Яков Дмитриевич 152, 322
   Антокольский Марк Матвеевич 152, 305, 315, 332
   Анучин Василий Иванович 15, 18, 19, 149, 322
   Анучин Дмитрий Николаевич 340
   Аргамаков А. 296
   Архипов Абрам Ефимович 262, 348
   Астахова Анастасия Михайловна 38, 40
   Ахматов 50, 335
   Ацаркина Эсфирь Николаевна 326
  
   Бабушкин Степан Дмитриевич 46
   Бабушкина Анна Дмитриевна 22, 26, 28--32, 34--37, 294
   Бабушкина Мария Дмитриевна 22, 26
   Байрон Джордж Ноэл Гордон 345
   Бакст (Розенберг) Лев Самойлович 262, 347
   Балашов Абрам 346
   Балтрушайтис Юргис Казимирович 318
   Бальзак Оноре де 155
   Бальита 274
   Барбьери Джиованни Франческо -- см. Гверчино
   Барташова Елизавета Петровна 88
   Барташова Марья Петровна 88
   Басин Петр Васильевич 230, 336
   Бастьен-Лепаж Жюль 11, 55, 56, 59, 301
   Бах Иоганн Себастьян 166, 235, 274, 337
   Бахрушин Алексей Александрович 267, 344
   Бегас Карл 57, 301
   Бегас Рейнгольд 301
   Беккер Жорж 55, 58, 301
   Беклемишев Владимир Александрович 18, 19, 139, 319
   Белелюбский 107
   Белинский Виссарион Григорьевич 16, 330
   Беллини Джованни 303
   Белоусова Варвара Матвеевна 142, 319
   Беляев 127, 315
   Бенуа Александр Николаевич 164, 262, 320, 347
   Бенуа Альберт Николаевич 18, 85, 307
   Бетховен Людвиг ван 165, 166, 253, 262, 280
   Бларамберг Павел Иванович 277
   Бласко Ибаньес Висенте 284, 347
   Блеас 241, 339
   Блок Александр Александрович 280
   Боборыкин Петр Дмитриевич 268, 344
   Бобрищев-Пушкин Николай Сергеевич 175, 324
   Бобрищев-Пушкин Павел Сергеевич 324
   Богатов Николай Алексеевич 56, 301, 327
   Богданов А. Н. 266, 343
   Богданов-Вельский Николай Петрович 261, 342
   Боголюбов Алексей Петрович 187, 328, 343
   Богословский Дмитрий Федорович 346
   Бодаревский Николай Корнильевич 298, 330, 335, 350
   Борисов-Мусатов Виктор Эльпидифорович 262
   Боровиковский Владимир Лукич 178, 325
   Боткин Дмитрий Петрович 267, 344
   Боткин Михаил Петрович 18, 19, 58, 301
   Боткин Сергей Сергеевич 337
   Боткина (Третьякова) Александра Павловна 166, 234, 300, 337
   Браманте Донато 303
   Брешко-Брешковский Николаи Николаевич (псевдоним "Б") 226, 335
   Брозик Венцель 55, 56, 61, 301
   Бронников Федор Андреевич 295
   Бруни Федор Антонович 134, 180, 230, 317
   Брюллов Александр Павлович 199, 330
   Брюллов Карл Павлович 139, 178, 180, 191, 196, 227, 326, 330
   Брюсов Валерий Яковлевич 280
   Бурдин Дмитрий 177, 195, 211, 325
   Буташевич-Петрашевский Михаил Васильевич 175, 324
   Бухгольц Федор Федорович 341
   Бычков Вячеслав Павлович 18, 19, 139, 140, 319
   Бялыницкая-Бируля Ольга Ивановна 267, 343
   Бялыницкий-Бируля Витольд Каэтанович 155, 157, 166, 264, 312, 314, 342,343, 346
  
   Вагнер В. И. 54, 56, 300, 335
   Вайсон Поль 11, 56, 60, 301
   Ван Дейк Антонис 63, 302, 303
   Ваньковы 91
   Василевский Ипполит Федорович (псевдоним "Буква") 313
   Васильев И. И. 346
   Васнецов Аполлинарий Михайлович 147, 262
   Васнецов Виктор Михайлович 77, 146, 147, 162, 232--234, 284, 306, 319--321, 336
   Вевелович Евгения Ивановна 43, 297
   Вевелович Ольга Ивановна 43, 297
   Веласкес Диего (Родригес де Сильва) 11, 63, 67, 68, 163, 276, 289, 302, 345
   Вениг Карл Богданович 134, 240, 318, 338
   Верди Джузеппе 280
   Веретнов 329
   Верещагин Василий Васильевич 306
   Верещагин Василии Петрович 245, 340
   Веронезе (Кальяри) Паоло 55, 57, 61--63, 65--67, 137, 148, 265, 271, 301, 303, 345
   Виельгорский Матвей Юрьевич 336
   Виллевальде Богдан Павлович 134, 152, 317, 322
   Виноградов Сергей Арсеньевич 262 ,
   Виноградов Сергей Васильевич 22, 24--26, 28, 29, 31, 32, 34, 35, 38, 50, 294
   Виноградова (Сурикова) Екатерина Ивановна 173, 174, 179, 197, 277, 278, 294, 324, 334, 349
   Винтерфельдт Василий Георгиевич 319,342
   Владимир Александрович (вел. кн.) 26, 28, 35, 36, 97, 111, 112, 253, 254, 257, 295, 298, 341
   Воллон Антуан 56, 60, 301
   Волошин Максимилиан Александрович 155 156, 159--163, 168, 169, 294--297, 299, 304 314, 317, 320, 323, 329--332, 334--337, 342, 348
   Врубель Михаил Александрович 7, 83, 165 268, 289
  
   Гагарин Григорий Григорьевич 20, 293
   Гаррисон Томас-Александр 238, 337
   Гаршин Всеволод Михайлович 331
   Гвариент Игнатий Христофорович 327
   Гверчино Джиованни Франческо (Барбьери) 62, 302
   Ге Николай Николаевич 191, 216, 334
   Гельст Бартоломеус ван дер 61, 302
   Георгий Михайлович (вел. кн.) 111, 313
   Гиберт -- см. Жильбер Виктор-Габриель
   Гиршман Владимир Осипович 262, 263, 342
   Глеер 301
   Гоголев Михаил Яковлевич 85, 93, 118, 307, 309
   Гоголев Павел Яковлевич 307
   Гоголевы 85, 97, 103, 113, 115--117, 120
   Гоголь Николай Васильевич 129, 232, 268, 316, 335, 336, 344
   Гойя Франсиско Хосе де 273, 276, 345
   Голашевский (Голотевский) 171, 324
   Голицын Владимир Михайлович 263, 342
   Голов Георгий Иванович 265, 343
   Головин Александр Яковлевич 155, 162, 164, 168, 236, 337, 338
   Головкина Екатерина Ивановна 281, 346
   Голоушев Сергей Сергеевич (псевдоним "Сергей Глаголь") 155, 156, 159--161, 168, 206, 300, 327, 328, 333, 334
   Голубкина Анна Семеновна 288, 348
   Гольдштейн София Ноевна 299, 305, 327
   Голяховский Петр Власьевич 15, 19, 122, 315
   Гомер 56, 301
   Горностаев Иван Иванович 181, 326
   Гортищев 87
   Горький Алексей Максимович 156, 333, 346
   Гофман Иосиф (Юзеф) 16, 101, 311
   Грабарь Игорь Эммануйлович 12, 155, 157, 162,164,169, 189, 262, 319, 320, 323, 330, 342, 347
   Грабье 131, 317
   Гребнев Николай Васильевич 134, 178, 196, 212, 318, 325, 349
   Грибоедов Александр Сергеевич 113
   Григорьева Мария Наумовна 18
   Грингмут Владимир Андреевич 309
   Гро Антуан 60, 302
   Грушецкая Евгения Ивановна 78, 82, 86, 306
  
   Давид Жак Луи 60, 302
   Давыдов Василий Львович 175, 324
   Давыдов Дмитрий Никанорович 22, 24, 26, 29--31, 34, 38--40, 100, 293
   Давыдова Авдотья Петровна 46
   Давыдова (Черепанова) Александра Петровна 31, 39, 295
   Д'англада 271, 345, 353
   Даньян-Бувере Паскаль Адольф Жан 56, 301
   Дега Эдгар 14, 137
   Делакруа Эжен 271, 345
   Демосфен 62
   Дерягин Анатолий Николаевич 327
   Дерягин Борис Николаевич 327
   Дерягин Н. Н. (отец) 327, 351
   Дерягина (Бодаревская) Елена Корнилиевна 201, 330
   Диллетант -- см. Эфрос H. E.
   Дмитриев Семен Васильевич 18, 19, 49, 299
   Добиньи Шарль Франсуа 55, 301
   Добринская Анастасия Анатольевна 277, 278, 281, 284, 346
   Добринская Валентина Антониновна 277, 346
   Добринская Галина Анатольевна -- см. Ченцова Г. А.
   Добринский Анатолий Михайлович 133, 277, 317, 346
   Добринский Арсений Анатольевич 277, 282, 346
   Добринские 277, 287, 288, 317
   Добужинский Мстислав Валерианович 262
   Добычина Надежда Евсеевна 336
   Долинский Сергей Матвеевич 82, 83, 85, 87, 88, 91, 92, 307
   Доможилов Капитон Филиппович 50, 295
   Доможилова (Сурикова) Елизавета Ивановна 29, 40, 41, 50, 173, 295, 307, 324
   Доможилова Татьяна Капитоновна 82, 307, 329
   Достоевский Федор Михайлович 185, 228, 280
   Дужникова Устинья 198, 330
   Дункан Айседора 283
   Дурандина Ольга Матвеевна 22, 24, 26, 30, 32, 34, 35, 37, 41, 46, 49, 52, 53, 179, 195, 223, 294, 326
   Дурново Семен Иванович 170, 194, 323
   Дьяконов (Диаконов) Михаил Васильевич 181, 326, 349
   Дьяченко 99, 102, 107, 311
   Дьяченко Вера Прокофьевна 103, 105, 107, 108, 312
   Дяденька 7, 19, 20
  
   Ермак Тимофеевич 90, 91, 118, 122, 170, 172, 182, 191, 193, 207, 231, 233, 249, 254, 323 343
   Ефремова М. А. 317
  
   Женев Б. 327
   Жером Жан-Леон 60, 301, 302
   Жилин Александр Дмитриевич 88, 308
   Жильбер Виктор-Габриель 56, 60, 301, 302
   Журавлев Фирс Сергеевич 145, 320
  
   Забелин Иван Егорович 18, 19, 81, 95, 161, 195, 306
   Загорский Николай Петрович 298, 350
   Загоскин Михаил Николаевич 324
   Зайцев Дмитрий Дмитриевич 180, 326
   Закоурцев Варсонофий Семенович 185, 328
   Замятнин Дмитрий Павлович 34, 296
   Замятнин Павел Николаевич 8, 20, 24, 31, 179, 199, 293, 325, 349
   Замятнина Екатерина Павловна 23, 294
   Збук Ксенофонт Абрамович 70--72, 85, 88, 90, 92, 95, 96, 186
   Зилоти Александр Ильич 337
   Зилоти (Третьякова) Вера Павловна 157, 166, 234, 337
   Зимин Сергей Иванович 19, 123, 125, 280, 315
   Злобин Михаил 150
   Злобины 118
   Знаменская Антонина Александровна 86, 307
  
   Иван Грозный 47, 48, 184, 189, 327
   Иванов Александр Андреевич 9, 47, 66, 139, 174, 189, 232, 233, 238, 299, 324, 336
   Иванов Иван Евгеньевич 25, 26, 28, 294
   Иванов Сергей Васильевич 262
   Ивачев Павел Адрианович 70, 296, 304
   Илиодор (Сергей Труфанов) 193, 330
   Иноземцев 82
   Иордан Федор Иванович 134, 317
   Исеев Петр Федорович 28, 182, 295, 298, 326
   Ицин 143
  
   Кабанель Александр 60, 301, 302
   Калина Леонид Васильевич 26, 32, 93, 295
   Калина Мартин (Маркиан) Васильевич 26, 32, 295
   Калмыков Иван Леонидович 268, 344
   Каратанов Дмитрий Иннокентьевич 155, 165, 168, 241, 309, 327, 338, 339
   Каратанов Иннокентий Иванович 241, 338
   Каратанова (Пирожникова) Ольга Михайловна 338
   Кардовский Дмитрий Николаевич 347
   Карякин Михаил Александрович 33, 296
   Касаткин Николай Алексеевич 319, 341, 343, 348
   Касьянов Александр Васильевич 285, 347
   Кеменов Владимир Семенович 296, 297, 300, 305, 318, 322, 329
   Кизеветтер Александр Александрович 162
   Килион 137
   Киселев Александр Александрович 252, 332, 341
   Киселев Николай Александрович 168, 252, 341
   Киселева Екатерина Георгиевна 333
   Клодт Николай Александрович 262
   Клодт Петр Карлович 152, 322
   Кнебель Иосиф Николаевич 169, 206, 323
   Ковалевский Михаил Григорьевич 81, 82, 88, 89, 93, 307
   Ковалевский Павел Осипович 111, 313
   Кожуховские 118
   Кожуховский Петр 21, 24, 293
   Комаровский Алексей Егорович 95, 310
   Комашка Антон Михайлович 162
   Кондаков Сергей Никодимович 311
   Коненков Сергей Тимофеевич 155, 156, 164, 250, 333, 341
   Кончаловская Наталия Петровна 120--127, 130, 134, 135, 137, 138, 168, 253, 271, 300, 314, 318, 327, 330, 332, 836, 338, 341, 345--347
   Кончаловская (Сурикова) Ольга Васильевна 10, 14, 18, 19, 51--53, 56, 70, 71, 75, 77--82, 85, 89--92, 94, 96, 99--10l, 103, 106, 109, 111, 112, 117, 119--130, 134, 135, 137, 138, 141--143, 165, 229, 234, 251, 270, 271, 288--290, 299, 311, 318, 320, 327, 335, 336, 353
   Кончаловский Максим Петрович 286, 347
   Кончаловский Михаил Петрович 125--127, 130, 134, 135, 137, 138, 289, 315, 348
   Кончаловский Петр Петрович (старший) 312
   Кончаловский Петр Петрович (младший) 13--16, 18, 19, 119--130, 134, 135, 137, 138, 141--143, 155, 157,165, 166, 229 252, 271, 276, 284, 288--290, 314, 316, 318, 319, 336, 345, 347, 348, 353
   Копылов В. И. 324
   Корб Иоганн Георг 161, 183, 327
   Корзухин Алексей Иванович 295
   Коровин Константин Алексеевич 156,165, 262, 268, 284, 319, 343, 347, 348
   Коровин Сергей Алексеевич 264, 348
   Короленко Владимир Галактионович 331
   Корх Варвара Павловна 22, 28, 293
   Корх Иван Иванович 22, 26, 28, 171, 293, 324
   Кравченко Николай Иванович (псевдоним "Н. К.") 313
   Крамской Иван Николаевич 7, 139, 146, 163, 191, 232, 245, 288, 295, 298, 304, 321, 330, 340
   Крапивин Зиновий Иванович 322
   Красноженова Мария Васильевна 168, 293, 307, 308, 314, 316, 322, 329, 334, 335, 337--340
   Кропоткина София Августовна 76--78, 89, 111, 243, 305, 332, 339
   Крутовские 130
   Крутовский Владимир Михайлович 103, 168, 244, 312, 314, 322, 340
   Крыжановский К. 298
   Крэг Гордон 137, 318 ,
   Кувшинникова София Петровна 267, 344
   Кугель Александр Рафаилович (псевдоним "Квидам") 313
   Кудрявцева Алена Николаевна 46
   Кудрявцева Дарья Николаевна 46
   Кузнецов Александр Петрович 26, 27, 52, 53, 128, 242, 294, 295, 300, 310, 314
   Кузнецов И. К. 180, 326
   Кузнецов (Красноярский) Иннокентий Петрович 36, 43, 44, 49, 52, 87, 101, 294, 296
   Кузнецов Николай Дмитриевич 147, 321, 335
   Кузнецов Петр Иванович 8, 9, 24, 25, 27, 30--34, 36, 37, 40, 41, 44--46, 134, 180--182, 199, 212, 221, 239, 294, 296, 297, 305, 306, 314, 326, 337, 338, 349, 350
   Кузнецова Александра Петровна 297
   Кузнецова Александра Федоровна 33, 35, 50, 71, 72, 296
   Кузнецова Евдокия (Авдотья) Петровна 42, 43, 50, 76, 79, 136, 241, 297, 306, 338
   Кузнецова Екатерина Михайловна 52, 53, 300
   Кузнецова (Пассек) Елизавета Петровна 297, 305
   Кузнецова (Матвеева) Юлия Петровна 50, 85, 297, 307
   Кузнецова-Ярилова А. А. 235, 337, 339
   Кузнецовы 31, 45, 49, 84, 85, 92, 130, 239, 243, 308, 310, 352
   Кузьмин 77, 305
   Кузя 145, 183, 225, 320
   Куинджи Архип Иванович 205, 254, 255, 295, 332, 338, 341
   Кун Михаил Александрович 41, 297
   Куприн Александр Иванович 279
   Курылев Александр Иванович 31, 295
   Кусков 82
   Кустодиев Борис Михайлович 121, 165, 284, 315
   Кутепов Николай Иванович 311, 352
   Кушнерев Иван Николаевич 312, 325, 340
  
   Лавинский А. С. 179, 325
   Лавров Дмитрий 21--23, 26, 41, 293
   Лазаревский Иван Иванович 315
   Ланговой Алексей Петрович 165
   Лансере Евгений Евгеньевич 262, 347
   Лебедев И. 319
   Лебедева Вера Дмитриевна 152, 322
   Левитан Исаак Ильич 164,304, 333
   Ленин Владимир Ильич 308, 339, 340, 342
   Леонардо да Винчи 67, 303
   Леопольд I 327
   Лермонтов Михаил Юрьевич 174, 176, 325
   Лесков Николай Семенович 280
   Литовченко Александр Дмитриевич 295
   Ломбардини 276
   Ломоносов Михаил Васильевич 121, 212
   Лопатин Иннокентий Александрович 325
   Лопатин Сергей Матвеевич 82, 83, 93, 309
   Лопец Педро 276
   Лоранс Жан-Поль 244, 301, 340
   Лоскутов Александр Владимирович 103, 104, 312
   Лоссовских Александр Александрович 31, 295
   Лурм Евгений Иванович 41
   Лурм Ольга Михайловна 41
   Лучшев Сергей Яковлевич 181, 285, 326
   Львов Алексей Евгеньевич 15, 19, 116, 314, 343
   Любимов Николай Иванович 223, 335
  
   Мазарович 171, 324
   Мазурины 267, 344
   Макарт Ганс 63, 65, 302
   Маковский Владимир Егорович 111, 139, 264, 265, 295, 313, 332, 345
   Маковский Константин Егорович 148, 295
   Малявин Филипп Андреевич 262
   Мамеев Степан Николаевич 304, 314, 324
   Мамонтов Александр 329
   Мамонтов Анатолий Иванович 312
   Мамонтов Савва Иванович 128, 129, 148, 231, 267, 270, 284, 309, 311, 345, 346
   Мамонтова (Самарина) Вера Саввишна 128, 316
   Марина Елизавета Константиновна 78, 86, 306
   Маринетти Филиппо Томмазо 318
   Мария Николаевна (вел. кн.) 28, 35, 295
   Марков Алексей Тарасович 230, 886
   Мартьянов Николай Михайлович 308
   Мартэн Дмитрий Эмильевич 267, 344
   Марфа Васильевна 76, 305
   Матвеев Артамон Сергеевич 195, 212, 330
   Матвеев Иннокентий Алексеевич 116, 246, 314, 340
   Матвеев Николай Сергеевич 7, 18, 55, 58, 63, 64, 300, 335
   Матвеева (Тиан) Наталья Флоровна 29, 129, 131, 136, 137, 139, 140, 316--318
   Матвеева (Кузнецова) Юлия Петровна -- см. Кузнецова Ю. П.
   Матонины 50
   Маторин Афанасий Иванович 125, 315
   Маторина Лидия Тимофеевна 307
   Матэ Василий Васильевич 12, 18, 73, 305, 309, 322
   Махов Павел Николаевич 31, 295
   Мачаките 274
   Машков Илья Иванович 135, 318
   Машковцев Николай Георгиевич 3
   Межеников 94
   Мезенины 118
   Мейербер Джакомо 16
   Мейссонье Эрнест 61, 302
   Мекк Владимир Владимирович, фон 113, 114, 307, 313, 347
   Мельницкий Алексей Иванович 75, 76, 245, 305
   Меншиков Александр Данилович 170, 184, 201, 202, 218, 257, 297, 327, 328, 331, 334
   Мережковский Дмитрий Сергеевич 278, 346
   Мертц Николай Федорович 310
   Мешков Василий Никитич 267, 268, 287, 344, 347
   Мещерин Николай Васильевич 262
   Мещерский Арсений Иванович 85, 307
   Микеланджело Буонарроти 67, 68, 303
   Милорадович Сергей Дмитриевич 15, 18, 103, 263, 312, 342, 343
   Мильтон Джон 174, 298
   Минченков Яков Данилович 18, 19, 140, 156, 158, 164, 166, 168, 255, 319, 321, 341, 342, 348
   Михеев Василий Михайлович 168, 184, 218, 328
   Многогрешный Василий Игнатьевич 323
   Многогрешный Демьян Игнатьевич 171, 323
   Мо А. 63, 64, 303
   Монтенар Фредерик 59, 302
   Моне Клод Оскар 14, 137
   Мопассан Ги де 278
   Мордкин Михаил Михайлович 284, 286, 347
   Морозов Михаил Абрамович 166, 251, 328, 341
   Морозова, боярыня 170, 185, 191, 193, 195, 201, 203, 219, 270, 328, 331, 337, 343
   Морозова Маргарита Кирилловна 166
   Мошковский Мориц (Маурисий) 311
   Мурашко Николай Иванович 339
   Мурильо Бартоломе Эстебан 62, 302
   Мусоргский Модест Петрович 16, 165, 280
   Мясоедов Григорий Григорьевич 295, 309
  
   Н. К. -- см. Кравченко Николай Иванович
   Нартов 50
   Нашовочников Михаил Дмитриевич 329
   Небогатов Н. И. 246, 340
   Невенгловский Октавиан Иванович 184, 202, 327
   Неврев Николай Васильевич 264
   Некрасов 120, 314
   Немирович-Данченко Владимир Иванович 167
   Нерадовский Петр Иванович 288, 305, 347
   Нестеров Михаил Васильевич 155, 156, 161, 163, 165, 168, 228, 284, 309, 323, 333, 334, 336
   Нестерова Мария Ивановна 229, 336
   Нетчер Гаспар 61, 302
   Нефф Тимофей Андреевич 65, 134, 178, 181, 196, 303, 325
   Никольская Мария Петровна 327
   Никольский Виктор Александрович 9, 11, 12, 15, 18, 132, 133, 168, 303, 317, 327, 346
   Ниттис Джузеппе де 11, 55, 56, 59, 301, 302
   Нордман-Северова Наталия Борисовна 267, 268, 343, 344
  
   Оболенская Надежда Сергеевна 95, 310
   Оболенский Леонид Егорович 308
   Овчинников Борис Михайлович 280, 286, 346
   Оглоблин Николай Николаевич 15, 118, 122, 314, 317, 322--324, 353
   Опекушин Александр Михайлович 187, 328
   Орешников Геннадий Порфирьевич 22, 44, 293
   Остроухов Илья Семенович 18, 19, 80, 147, 233, 262, 263, 306, 321, 332, 333, 335, 343
   Отеро 274
   Отеро Каролина 274, 275, 345
   Ошаровы 118
  
   Павел Александрович (вел. кн.) 97
   Павлов Иван Николаевич 347
   Палицын Авраамий 48, 299
   Парамонов Анатолий Васильевич 322
   Пассек Николай Помпеевич 74, 79, 80, 222, 305, 335
   Пастернак Леонид Осипович 348
   Пашков Иосиф Иванович 339
   Пелецкий Дмитрий Федорович 280, 346
   Пелецкий Федор Федорович 267, 280, 312, 344, 346
   Первухин Константин Константинович 262
   Переплетчиков Василий Васильевич 164, 262, 263
   Перов Василий Григорьевич 139, 228, 263, 295, 331, 343
   Перов Иван Иванович 329
   Перцов Петр Петрович 165
   Пестриков 82
   Пестунов Александр Николаевич 329
   Петр I 37, 102, 122, 150, 151, 170, 178, 183, 196, 201, 214, 234, 238, 296, 297, 322, 326, 327, 337
   Петров Петр Георгиевич 285, 347
   Пий X 122, 315
   Пикассо Пабло 189
   Пилоти Карл Теодор, фон 301
   Пирожников Леонтий Федотович 90, 92, 104, 241, 309, 338
   Писарев Дмитрий Иванович 197, 330
   Писсарро Камиль Жакоб 14, 137
   Поленов Василий Дмитриевич 18, 78, 80, 146, 157, 162, 187, 232, 233, 237, 238, 264, 268, 295, 298, 306, 309, 321, 328, 331, 332, 337, 343, 344, 346
   Поленова Елена Дмитриевна 157, 306, 344
   Поленова Наталия Васильевна 80, 157, 306
   Поляков 85, 107, 119, 266, 269, 311
   Пономарев Евгений Петрович 89, 100, 108, 111, 151, 306
   Пономарев Николай Петрович 78, 89, 306
   Попов Архип Г. 16, 19, 110--112, 155, 239, 312, 313, 338, 339
   Потанин Григорий Николаевич 95, 151, 168, 309, 322, 340
   Потанина Александра Викторовна 248, 340
   Потехины 118
   Потылин Михаил 36, 296
   Потылицыны 118
   Пракситель 227
   Прахов Адриан Викторович 18, 19, 77, 147, 148, 305
   Пржевальский Николай Михайлович 145, 320
   Проскуряков Павел Степанович 110, 247, 312
   Прянишников Илларион Михайлович 264, 332, 344
   Прянишников П. К. 325
   Пугачев Емельян Иванович 192, 204, 329
   Пуни Иван Альбертович 336
   Путимцевы 118
   Пушкин Александр Сергеевич 110, 174, 188, 182, 185, 312, 330, 352
  
   Разин Степан Тимофеевич 14, 91, 127, 133 170, 189, 192, 204, 251, 259, 309, 315
   Разумовская Юлия Васильевна 287, 347
   Раевская (Высоцкая) Мария Михайловна 52, 300
   Растрелли Бартоломео Карло 327
   Раухфус Карл Андреевич 146, 321
   Рафаэль (Санти да Урбино) 67, 148, 178, 226, 227, 243, 303
   Рачковская (Шепетковская) Екатерина Александровна 236, 243, 309, 337
   Рачковский Иван Матвеевич 88, 92, 308, 309
   Рачковский Петр Иванович 90, 92, 243, 309, 337
   Рембрандт Харменс ван Рейн 55, 57, 63, 68, 148, 226, 301--303
   Ремезова Мария Ксенофонтовна 18, 19, 95, 96, 310
   Реньо Анри Виктор 57, 301
   Репин Илья Ефимович 7, 19, 97, 111, 132, 139, 145, 146, 152, 155--157, 162, 168, 183, 184, 188, 201, 205; 224, 232, 239, 246, 247, 264, 267--269, 278, 284, 295, 306, 309, 313, 314, 317, 319--322, 327, 329, 332--336, 337, 343--346, 348, 350
   Рерих Николай Константинович 322
   Рибера Джузеппе 68, 304
   Ригельман Александр Иванович 122, 161, 308
   Роден Рене Франсуа Огюст 284
   Родственных Павел Алексеевич 31, 295
   Родиков 196, 330
   Рождественский Василий Васильевич 155, 289, 348
   Рошгросс Жорж-Антуан 55, 56, 61, 244, 301, 340
   Рубенс Питер Пауль 11, 62, 302, 303
   Рубинштейн Антон Григорьевич 165, 280, 311
   Рутченко Лидия Аркадьевна 82, 307
   Рутченко Михаил Александрович 82, 241, 244, 305--307, 312, 333, 338--340, 348
   Рылов Аркадий Александрович 341
   Рябушинский Михаил Павлович 266, 343
  
   Саватеев 327
   Савваитов Павел Иванович 161
   Савельева Мария Семеновна 91, 93, 309
   Савенков Иван Тимофеевич 93, 239, 243, 309, 317
   Савинский Василий Евмениевич 146, 321, 332
   Савицкий Семен Яковлевич 25, 294
   Саламонский А. И. 222, 835
   Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович 330
   Самонов П. М. 318
   Самохвалова 310
   Сапунов Николай Николаевич 138, 165, 318
   Сахарова Екатерина Васильевна 157, 298, 306, 344
   Свиньин Василий Федорович 111, 313
   Свистунов Петр Николаевич 184, 200, 327
   Северова Наталия Борисовна -- см. Нордман-Северова Н. Б.
   Северянин 308
   Селиванов Николай Федорович (псевдоним "Старовер") 313
   Семевский Михаил Иванович 327
   Семидалов Вениамин Иванович (псевдоним "В. Енисейцев") 95, 310
   Семидалов Владимир Иванович 95, 310
   Семирадский Генрих Ипполитович 130, 238, 295, 298, 316
   Сен-Санс Шарль Камиль 16, 57
   Серов Валентин Александрович 83, 149, 238, 262, 290, 316, 319, 321, 337, 341, 343, 346, 348
   Сизов Владимир Ильич 309
   Сидоров Михаил Константинович 296
   Скиталец (Петров) Степан Гаврилович 279, 346
   Скобелев Михаил Дмитриевич 137, 204, 318, 332
   Скрябин Александр Николаевич 166, 277
   Скрябина Вера Ивановна 166
   Смелянский Николай Васильевич 20, 25, 293
   Смирнов Н. А. 140, 319
   Смирнова 140, 319
   Соколов Анатолий Васильевич 114--116, 313
   Солдатенков Козьма Терентьевич 146, 267, 320, 344
   Сомов Константин Андреевич 262
   Сорокин Евграф Семенович 344
   Сперанская 187
   Спиридонов Федор Федорович 88, 89, 188, 308, 323, 329, 332
   Ставровский Николай Александрович 104, 110, 112, 312
   Станиславский (Алексеев) Константин Сергеевич 19, 131, 346, 348
   Стасов Владимир Васильевич 15, 16, 19, 119, 149, 151, 187, 296, 306, 311, 321, 322, 328, 330--332
   Стаховский Владислав Карлович 28, 295
   Степанов 127, 315
   Степанов Александр Петрович 179, 197, 325
   Степанов Николай Александрович 325
   Стерлегова Людмила Петровна 50
   Стерлегова Юлия Петровна 50
   Стрижнев 329
   Студенников Михаил Иванович 217, 327, 328
   Суворов Александр Васильевич 99, 104, 127, 188, 192, 204, 217, 218, 247, 257, 266
   Суриков Александр Иванович (брат) 7, 8, 13, 15, 18, 19, 21--25, 27--36, 38--54, 57, 58, 69--110, 112--120, 125--129, 137, 138, 141--143, 172, 175, 179, 188, 221, 293, 306, 308, 312, 313, 321, 324, 329, 334, 342, 348
   Суриков Александр Степанович (двоюродный брат деда) 69, 112, 116, 171, 194, 304, 313, 323--325
   Суриков Василий Иванович (дед) 70, 89, 172, 194, 304, 324
   Суриков Василий Матвеевич (двоюродный дядя) 172, 197, 324, 334
   Суриков Василий Петрович (прапрапрадед) 194, 304
   Суриков Иван Васильевич старший (отец) 49, 78, 171--176, 195, 196, 207, 223, 278, 295, 299, 304, 324, 349
   Суриков Иван Васильевич младший (дядя) 174, 324
   Суриков Иван Петрович (прадед) 194, 304, 314, 324
   Суриков Илья (прапращур) 118, 119, 122, 152, 304, 322
   Суриков Марк Васильевич (дядя) 171, 174, 197, 324
   Суриков Петр Васильевич (прапрадед) 304, 324
   Суриков Петр Ильич (пращур) 118, 119, 122, 150, 152, 194, 304, 314, 322
   Суриков Петр Петрович (брат прадеда) 193, 194
   Суриков Петр Степанович (двоюродный брат деда) 304, 324
   Суриков Степан Петрович (старший сын прапрадеда) 324
   Сурикова Гликерия Федоровна (жена Ивана Васильевича младшего) 324
   Сурикова Екатерина Ивановна (сестра) -- см. Виноградова Е. И.
   Сурикова Елена Васильевна (дочь), 18, 52, 53, 56, 70, 71, 75--78, 80--85, 89, 91, 92, 94, 95, 100--104, 109, 111, 112, 117, 119-- 121, 124--130, 134, 135, 137--143, 229, 234, 249, 271, 300, 311, 314, 315, 345, 351
   Сурикова (Шаре) Елизавета Августовна (жена) 10, 51--53, 56, 58, 70, 71, 76--80, 82, 85, 99, 102, 105, 147, 187, 189, 200, 202, 203, 220, 222, 229, 234, 236, 250, 277, 299, 306, 321, 327, 328, 351
   Сурикова Елизавета Ивановна (сестра) -- см. Доможилова Е. И.
   Сурикова Ольга Васильевна (дочь) -- см. Кончаловская О. В.
   Сурикова Прасковья Федоровна (мать) 18. 19, 21--25, 27--54, 57, 69--100,102, 103, 105, 107, 108, 112, 116, 171--176, 178, 180, 182, 185, 194, 196--198, 203, 204, 207, 209, 222--224, 230, 244, 277, 278, 293, 294, 309, 310, 324, 325, 334, 352
   Суриковы 91, 170, 171, 193, 194, 349
   Сытин Иван Дмитриевич 317
  
   Таузиг Карл 235, 337
   Творожников Иван Иванович 245, 298, 340, 350
   Телешов Николай Дмитриевич 333
   Тенишева Мария Клавдиевна 338
   Тепин Яков Алексеевич 141, 155, 156, 159, 160, 168, 190, 206, 209, 305, 314, 317--319, 327, 329, 330, 334, 336, 340, 342
   Терековы 91
   Теряевы 91
   Тимм Василий Федорович 180, 326
   Тинторетто (Якопо Робусти) 11, 65, 67, 189, 190, 263, 265, 273, 303, 345
   Тихонравов Николай Саввич 328
   Тициан (Вечелло) Вечеллио 62, 66, 67, 149, 178, 226, 227, 263, 265, 271, 302, 303, 345
   Токарев Феодосии Петрович 25, 35--37, 87, 294
   Токарева Александра Федосовна 24, 35, 36, 87, 294, 295
   Толстая Софья Андреевна 189, 329
   Толстая-Сухотина Татьяна Львовна 157, 264, 343
   Толстой Алексей Константинович 334
   Толстой Дмитрий Иванович 14, 18, 135, 136, 318
   Толстой Иван Иванович 19, 97, 111, 112, 136, 151, 310, 313, 322
   Толстой Лев Николаевич 149, 156, 157, 177, 182, 188--190, 225, 245, 262, 264, 265, 268, 278, 322, 325, 329, 340, 343, 344, 346, 351
   Тон Константин Андреевич 299
   Торгошин Василий 123
   Торгошин Гаврила Федорович 30, 32, 34, 35, 41, 46, 49, 78, 295
   Торгошин Матвей Егорович 172
   Торгошин Степан Федорович 172, 183, 185, 195, 294, 295, 324
   Торгошин Федор Егорович 172, 324
   Торгошина Евдокия Васильевна 185, 294
   Торгошина Татьяна Степановна 22, 24--26, 30, 32, 34, 35, 37, 41, 46, 93, 97, 99, 103, 172, 294
   Торгошины 118, 123, 172, 173, 194, 207
   Торопыгин Н. И, 133, 317
   Третьяков Николай Сергеевич 343
   Третьяков Павел Михайлович 3, 7, 12, 16--19, 53, 55--57, 70--73, 78, 82, 86, 97, 101, 110, 140, 146, 148, 149, 156, 183, 232, 235, 263, 267, 268, 300, 301, 305, 306, 309--312, 319--321, 332, 333, 337, 345
   Третьяков Сергей Михайлович 56, 301
   Третьякова Вера Николаевна 57, 71, 234, 301
   Трубецкой Павел (Паоло) Петрович 165, 284
   Тургенев Иван Сергеевич 322, 325
   Турунов Анатолий Николаевич 18, 168, 293, 299, 308, 314, 316, 322, 327--329, 334, 335, 337--340
   Турчанинов Петр 70, 304
   Тютрюмовы 35, 296
  
   Уистлер Джеймс Мак-Нейл 238, 337
   Урусов Александр Иванович (псевдоним "А. И.") 320
   Уткин Николай Иванович 152, 322
  
   Факторович Михаил Давидович 305, 321
   Фалилеев Владимир Дмитриевич 330
   Федотов Павел Андреевич 86, 307
   Фидий 227, 336
   Фишер Карл Андреевич 132, 133, 317
   Фламмарион Камиль 170, 323
   Флерковский Федор 177, 325
   Фортуни Мариаво 237, 337
   Фриан Эмиль 55, 56, 301
  
   Харитоненко Павел Иванович 135, 138, 318
   Хейн А. Ф. 22, 23, 293
   Хельст Бартоломеус ван дер -- см. Гельст
   Хозяинов Иван Михайлович 178, 179, 197, 325, 334
   Хомяков Алексей Степанович 232, 336
   Хотунцев Геннадий Александрович 222, 335
  
   Цветков Иван Евменьевич 18, 127, 131, 133, 136, 141, 144, 202, 263, 316, 331, 342
  
   Чанчиковы 118
   Чебаков Михаил Иосафович 26, 41--43, 295
   Челищев 335
   Ченцов Николай Степанович 280, 283, 285, 286, 346
   Ченцова (Добринская) Галина Анатольевна 157, 165, 277, 317, 345--347
   Черепанов Николай Петрович 52
   Черепанова Александра Петровна -- см. Давыдова А. П.
   Черепанова Лариса Петровна 52, 53
   Черкасова 123, 325
   Черкасовы 194
   Чернов Петр Николаевич 178, 325
   Чернышев Леонид Александрович 91, 104, 130, 223, 224, 309, 335, 339
   Чернышевский Николай Гаврилович 212
   Черняев Михаил Григорьевич 48, 299
   Чехов Антон Павлович 304
   Чехов Николай Павлович 71, 304
   Чирков Александр Иннокентьевич 268, 344
   Чистяков Павел Петрович 7, 16, 18, 19, 59, 64, 68, 69, 83, 134, 145, 148, 181, 230, 245, 268, 298, 302, 307, 309, 820, 321, 332, 334
   Чистякова Вера Егоровна 146, 321
   Чуйко Владимир Викторович 308
  
   Шалин Г. 20, 21, 293
   Шамшин Петр Михайлович 134, 181, 230 317
   Шарден Шан Батист Симеон 189
   Шаре Елизавета Августовна -- см. Сурикова Е. А.
   Шаре Мария Александровна 89, 184, 308, 327
   Шаре Михаил Августович 111, 313
   Шаховской Николай Павлович 37, 296, 350
   Шварц Вячеслав Григорьевич 191, 305
   Шведов Кузьма Тимофеевич 327
   Шведова Александра Ивановна 332
   Шебуев Василий Кузьмич 178, 325
   Шевелев 280, 346
   Шепетковский Александр Кириллович 243, 339
   Шепетковский Николай Александрович 31, 295, 309
   Шерлев 173
   Шишкин Иван Иванович 295, 332
   Шмаровин Владимир Егорович 184, 328, 333
   Шмаровин Николай Егорович 184, 328
   Шмелев Павел (Поль) Семенович 29, 295
   Шмелев Семен Егорович 295
   Шнейдер (Шепетковская) Александра Александровна 243
   Шнейдер Александр Робертович 242, 309, 337, 339, 340
   Шрейнцер Карл-Август Матвеевич 179, 180, 325
   Шопен Фридерик 141
   Штрук Герман 152, 322
   Шуваевы 91
  
   Щапов Афанасий Прокопьевич 161, 175, 325
   Щеглов Михаил Михайлович 168
   Щекотова Антонина Николаевна 18
   Щербатов Николай Сергеевич 95, 310, 318
   Щербатов Сергей Александрович 286, 318, 347
   Щербатова Полина Ивановна 134, 205, 318, 332
   Щукин Сергей Иванович 189, 290, 329, 348
  
   Эль Греко (Теотокопули Доменико) 276, 345
   Эфрос Абрам Маркович (псевдоним "Россини") 158
   Эфрос Николай Ефимович (псевдонимы "Диллетант", "Чужой") 308, 320
  
   Юдин Геннадий Васильевич 242, 339, 340
   Юшковы 118
  
   Яворский А. Л. 309
   Яковлев Н. 19, 152, 322
   Яковлева-Козьмина Калерия Александровна 247, 307, 340
   Якулов Георгий Богданович 318
   Якунчиков Владимир Васильевич 142, 319
   Якунчикова Мария Федоровна 320
   Ярилов Арсений Арсеньевич 337
   Ярошенко Николай Александрович 332
   Яхонтов Евграф Зиновьевич 329
  

Указатель произведении

  
   Академический этюд с натуры. 1871. Местонахождение неизвестно 35, 296, 350
   Академический этюд с натуры. 1872. Местонахождение неизвестно 38, 297, 350
   Академический этюд с натуры. 1873. Живопись. Местонахождение неизвестно 40, 297, 350
   Академический этюд (натурщик). 1873. Б. на х., ит. кар., мокрый соус. ГТГ 40, 297, 350
   Академический этюд (мальчик натурщик). 1874. X., м. ГТГ 343
   Ангел с кадилом и свечой. Копия с репродукции с картины Т. А. Неффа. 1886. Б., сепия, тушь. Собрание семьи художника, Москва 178, 293, 325
   Ангел молитвы -- см. Ангел с кадилом и свечой
   Апостол Павел объясняет догматы веры в присутствии царя Агриппы, сестры его Береники и проконсула Феста. 1875. X., м. ГТГ 44, 182, 200, 213, 241, 298, 339, 350
   Арль. Бой быков. 1910. Б., акв., граф. кар. ГТГ 318
  
   Барская прогулка. 1870-е гг. Б., акв., тушь, перо. Собрание семьи художника, Москва 346
   Берлин. Набережная. 1912. Б., акв. ГТГ 318
   Благовещение. Копия с репродукции с произведения В. Л. Боровиковского. 1866. Б., акв., тушь. Красноярская краевая художественная галерея 178, 293, 325
   Благовещение. 1914. X., м. Собрание семьи художника, Москва 15, 142, 190, 205, 261, 283, 284, 288, 319, 354
   Богач и Лазарь -- см. Евангельская притча о богаче и нищем
   Боржом. 1899. Б., акв. ГТГ 313
   Борьба добрых и злых духов. 1875. Б., ит. кар. ГТГ 298
  
   Боярыня Морозова
   Эскизы и этюды к картине. 1881, 1883--1887 гг.
   Боярыня Морозова. Первый эскиз. 1881. X., м. ГТГ 300, 331
   Эскиз к картине. Б., акв., граф. кар ГРМ 338
   Эскиз к картине. Б., акв., ГРМ 338
   Эскиз к картине. Б., акв., граф. кар ГТГ 339
   Эскиз к картине. Б., акв., граф. кар. ГТГ 339
   Нищий. 1883. X., м. Национальная галерея в Праге 328
   Боярыня Морозова в санях. 1884. X., м. Государственный художественный Музей Латвийской ССР, Рига 339
   Нищий, стоящий на коленях. 1884. X., м. ГРМ 328
   Юродивый, сидящий на снегу. X., м. Кировский областной художественный Музей им. А. М. Горького 186, 219, 328
   Посох. X., м. ГТГ 187, 328
   Рука странника с посохом. X., м. ГТГ 328
   Странник. Сведений нет 124
   Боярыня Морозова в санях. X., м. ГТГ 339
   Голова боярыни Морозовой. X., м. ГТГ 185, 294, 328
   Голова смеющегося священника (голова священника). X., м. ГТГ 185
   Боярышня в желтой шубке и белом платке. 1886. X., м. Рязанский областной художественный музей 337
   Голова боярыни Морозовой. 1886. X., м. ГТГ 185, 328, 341
   Боярыня Морозова. Картина. 1887. X., м. ГТГ 11, 12, 71--73, 114, 140, 146, 151, 160, 161, 166, 170, 185--187, 190, 192, 195, 200, 202, 203, 213, 215, 218--221, 229, 231, 233, 235, 237, 238, 241, 243, 248, 250, 256, 260, 263, 266, 289, 300, 304--306, 321, 328, 331, 332, 334, 338, 341, 351
  
   В горах по р. Немиру. 1892. X., м. Красноярский Дом-музей В. И. Сурикова 308
   В столовой на пароходе. 1887. Б., акв. ГТГ 305
   Взятие снежного городка. 1891. Х., м. ГРМ 12, 82, 85, 113, 115, 127, 173, 188, 190, 192, 197, 203, 204, 220--222, 236, 246, 307, 813, 328, 329, 341, 352, 353
   Венеция. Палаццо дожей. 1900. В., акв., граф. кар. Собрание семьи художника, Москва 314
   Вид памятника Петру I на Исаакиевской площади. 1870. X., м. Красноярская краевая художественная галерея 34--37, 181, 199, 296, 350 (Вариант того же года -- ГРМ 296)
   Влюбленная старуха. 1874. В., акв. Собрание семьи художника, Москва 346
  
   Вселенские соборы
   Первоначальные эскизы для росписи храма Христа Спасителя: Первый, Второй, Третий и Четвертый Вселенские соборы
   Вселенские соборы. 1874--1876. X., наклеенный на карт. ГРМ 46, 47, 49, 54, 182, 200, 213, 225, 245, 285, 298, 299, 350, 351
   Первый вселенский собор. Вариант эскиза. 1874--1876. Б. на карт. ГТГ 299
   Четвертый вселенский собор. Фреска. Музей истории религии и атеизма Академии наук СССР (б. Казанский собор). Ленинград 299
  
   Вход царевны в монастырь - см. Посещение царевной женского монастыря
  
   Генерал. 1906. В., акв. Собрание семьи художника, Москва 283, 346
   Голова мальчика. 1860-е гг. Сведений нет 293
   Голова спасителя. 1860-е гг. Сведений нет 293
   Городок -- см. Взятие снежного городка
   Городок берут -- см. Взятие снежного городка
   Гренада. Альгамбра. 1910. Б., акв. ГТГ 318
  
   Дачи под Самарой. 1880. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 299
   Девушка в сетке -- см. Портрет Т. К. Доможиловой
   Девушка, стерегущая ребенка. 1860-е гг. Сведений нет 293
   Дом суриковых в Красноярске. 1890-е гг. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 325
  
   Евангельская притча о богаче и нищем. 1883. X., м. ГРМ 297, 350
   Ермак -- см. Покорение Сибири Ермаком
   Ермак, покоритель Сибири -- см. Покорение Сибири Ермаком
  
   Изгнание из храма торжников. 1873. X., м. ГРМ 297, 350
   Изгнание Христом торгующих из храма -- см. Изгнание торжников из храма
  
   Иллюстрации к историческому очерку Н. Кутепова "Царская и императорская охота на Руси" 352
   Охота царя Михаила Федоровича на медведя. 1896. Б., акв. Новосибирская областная картинная галерея 311
   Царская потеха царя Михаила Федоровича. Расстрел шапок стольника князя Пронского, окольничего князя Львова и князя Одоевского в 1634 году. 1896. Одноцветный рисунок. ГРМ 311
   Большой морской маскарад в 1722 году на улицах г. Москвы с участием Петра Великого и кесаря кн. И. Ф. Ромодановского. 1900. Б., акв., граф. кар. ГРМ 311
   Императрица Анна Ивановна в Петергофском Темпле стреляет оленей. 1900. Б., акв., граф. кар. ГРМ 311
  
   Иллюстрация к "Песне о купце Калашникове" М. Ю. Лермонтова. Палач., 1891. Б., ит. кар., уголь. ГРМ 325
   Иллюстрация к книге В. М. Михеева "Отрок-мученик". Угличское предание. Отрок-мученик. 1897. Сведений нет 328
   Иллюстрация к трагедии А. С. Пушкина "Борис Годунов". Прощание Бориса Годунова с сыном. 1898. Б., черн. кар. Собрание семьи художника, Москва 312
   Иллюстрация к поэме А. С. Пушкина "Полтава". ... И он промчался пред полками. 1898. Сведений нет. 312
  
   Иллюстрации к повести А. С. Пушкина "Метель"
   Заставка. 1898. Сведений нет 312
   Она вскрикнула: "Ай! Не он! Не он!". 1898. Сведений нет 312
  
   Иллюстрация к рассказу Л. Н. Толстого "Бог правду видит, да не скоро скажет". Острог. 1882. Сведений нет 322
   Иоанн Грозный. 1897. X., м. ГТГ 327
   Исцеление слепорожденного Иисусом Христом. 1892. X., м. Собрание церковного археологического кабинета при Московской духовной академии 12, 88, 89, 133, 187, 203, 229, 241, 244, 308, 317, 351, 352
   Итальянка в розовом капоре -- см. Итальянский этюд
   Итальянский этюд. 1884. X., м. ГТГ 93, 241, 309
  
   Казака этюд -- см. Казачий урядник Кобяков
   Казачий урядник Кобяков. 1891. X., м. ГТГ 101, 311
   Казачка -- см. Портрет Л. Т. Маториной
   Казнь стрельцов -- см. Утро стрелецкой казни
   Как убили Дмитрия Самозванца. 1870. Сведений нет 181
   Каменная баба. 1873. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 297
   Клеопатра. 1874. Б., акв. белила, граф. кар. ГТГ 182, 200, 326
   Княгиня Ольга встречает тело Игоря. Эскизы к неосуществленной картине: 1) 1915. Б., акв., граф. кар. ГРМ; 2) 1915. Б., акв., граф. и черн. кар. ГТГ 271, 345, 353, 354
   Княжий суд. 1874. X., м. ГТГ 199, 350
   Колизей. 1900. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 314
   Красноярск. Качинская улица. 1894. В., акв. ГТГ 294
   Красноярский бунт (Красноярск).
   Эскизы к неосуществленной картине:
   1) 1900-е гг. Б., акв., граф. кар. ГТГ;
   2) 1900-е гг. Б., акв., граф. кар. ГРМ 15, 150, 152, 204, 205, 332, 339, 353
  
   Курганы в Минусинском округе. 1860-е гг. Сведений нет 293
  
   Мальчик. Акварель. Сведений нет 124
   Мальчик с луком. 1860-е гг. Сведений нет 298
   Матур. Панорама реки. 1873. Б., акв., граф. кар. Собрание семьи художника, Москва. 297
   Морозова -- см. Боярыня Морозова
  

Меншиков в Березове

  
   Эскизы и этюды к картине. 1881--1883 гг.
   Две женщины в деревенской избе (в избе). X., м. ГТГ 327
   Эскиз. 1881. Б., граф. кар. ГТГ 331
   Эскиз. 1881. X., м. ГТГ 300, 331
   Эскиз. X., м. Собрание Л. Руслановой, Москва 331
   Голова Меншикова в профиль. 1882. Б., акв., граф. кар. ГТГ 327
   Портреты детей Меншикова. Б., акв. ГТГ 327
   Мужской портрет. 1882. X., м. ГТГ 202, 331
   Старшая дочь Меншикова. 1882. Б., акв. ГТГ 202, 328
   Голова старушки в очках. Б., акв., граф кар. ГТГ 306
   Сын Меншикова. 1882. Б., граф. кар. ГТГ 328
   Головка. Сведений нет 124
   Меншиков в Березове (Меншиков). Картина. 1883. X., м. ГТГ 10, 55, 57, 71, 145, 146, 151, 157, 161, 163, 170, 184, 185, 190, 192, 200, 215, 219, 221, 231-- 234, 237, 257, 260, 266, 300, 304, 334, 351
   Меншиков в ссылке - см. Меншиков в Березове
  
   Милосердный Самаритянин. 1874. X., м. Красноярская краевая художественная галерея 181, 200, 239, 240, 297, 338, 350
   Минусинская степь. 1873. Б., акв. ГТГ 297
   Минусинские татары. 1873. Б., акв. Красноярский краевой краеведческий музей 297
   На Невском проспекте вечером. 1874. Б. на к., акв. ГТГ 283, 346
   На Невском проспекте утром. 1874. Б. на к., акв. ГТГ 283, 346
   На пароходе по Оби. 1895. В., акв. Красноярский Дом-музей В. И. Сурикова 310
   Неаполь. 1900. Б., акв. ГТГ 314
   Неаполь. 1900. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 314
   Нерукотворный образ. 1872. X., м. ГРМ 297
   Нерукотворный образ. 1872. Б., акв., граф. и итал. кар. Собрание семьи художника, Москва 38, 297, 350
  
   Обед и братство Петра великого в доме князя Меншикова с матросами голландского купеческого судна, которое Петр I, как лоцман, провел от о. Котлин до дома генерал-губернатора. 1872. Б., граф. кар., уголь. Государственный Литературный музей, Москва 37, 297
   Огородник -- см. Старик на огороде
   Основы самодержавия. 1906. Б., акв., граф. кар. ГТГ
   Отставной генерал. 1906. Б., акв., граф. кар. ГТГ
  
   Памятник Минину и Пожарскому в Нижнем Новгороде. 1887. Б., акв. Красноярская краевая художественная галерея 305
   Памятник Петру I -- см. Вид памятника Петру I на Исаакиевской площади
   Пейзажи затмения. 1887. Уничтожены художником 147, 222, 261, 321, 335, 342, 348
  

Переход Суворова через Альпы

   Этюды к картине. 1895--1899 гг.
   Снежные горы. X., м. ГТГ 312
   Старик. Этюд для головы Суворова. 1898. X., м. ГТГ 188, 332
   Казак на коне. Сведений нет 124
   Переход Суворова через Альпы (Переход через Альпы). Картина. 1899. X., м. ГРМ 13, 99, 103--112, 117, 134, 157, 188, 190, 204, 220, 231, 238, 247, 250, 253, 257, 266, 309, 311--313, 329, 332, 340--342, 352
  
   Петр Великий перетаскивает суда из Онежского залива в Онежское озеро для завоевания крепости Нотебург у шведов. 1872. Б., граф. кар., уголь. ГРМ 37, 297
   Пир Валтасара. 1874. X., м. ГРМ 42, 43, 181, 199, 297, 298, 350
   Пляшущие русские. 1860-е гг. Сведений нет. 293
   Под дождем в дилижансе на Черную речку. 1871. Б., сепия, акв., процарапывание. ГТГ 326
  

Покорение Сибири Ермаком

   Эскиз и этюды к картине: 1891--1895 гг.
   Эскиз Картины (левая часть композиции). 1891. В., акв. ГТГ 310
   Казаки в лодке. X., м. ГТГ 307, 311
   Голова Ермака. 1891. В., сепия. ГТГ 308
   В лодке на реке. 1892. X., м. ГРМ 308
   Лодка на воде. 1892. X., м. ГРМ 308
   Голова казака. 1893. В., акв. ГРМ 309
   Донской казак, заряжающий ружье. 1893. X., м. ГТГ 309, 342
   Донской казак Кузьма Запорожцев. 1893. X., м. ГТГ 309, 342
   Голова казака. Сведений нет 123
   Группа казаков. Сведений нет 123
   Раненый казак. Сведений нет 124
   Казак Дмитрий Сокол. 1893. X., м. ГТГ 309
   Стреляющий казак. 1893. X., м. Частное собрание, Москва 309
   Покорение Сибири Ермаком (Покорение Сибири). Картина. 1895. X., м. ГРМ 12, 13, 84--91, 93--98, 108, 114-- 117, 134, 149, 157, 161, 172, 188, 190, 192, 197, 203, 204, 220, 221, 230, 231, 233, 256, 263, 296, 307, 309, 310, 321, 323, 329, 332, 340, 341, 343, 352
   (Вариант-повторение того же года -- ГТГ 310)
  
   Помпея. Улица. 1884. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 304
   Помпея. Фонтан. 1884. В., акв. Собрание семьи художника, Москва 304
   Помпея. Фонтан. 1884. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 304
   Помпея. Фреска. 1884. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 304
   Портрет девочки в красном платье - см. Сибирский этюд девочки
  

Портреты

  
   Автопортрет. 1889. X., м. Красноярский краевой краеведческий музей 241, 339
   Автопортрет. 1913. В., акв., граф. кар. ГТГ 354
   Автопортрет. 1915. X., м. ГРМ 205, 354
   Е. И. Виноградовой с мужем. 1894. В., сепия, тушь. Собрание семьи художника, Москва 294
   Е. К. Дерягиной. 1879. X., м. ГТГ 201, 330
   A. А. Добринской. 1911. X., м. ГРМ 281
   Т. К. Доможиловой. 1891. X., м. ГТГ 307
   B. П. Дьяченко. 1898. X., м. ГТГ 312
   А. Д. Езерского. 1910. X., м. ГТГ 15, 202, 205, 331, 332
   О. В. Кончаловской в детстве. 1888. X., м. ГТГ 241, 305, 339
   О. В. Кончаловской. 1896. X., м. Собрание семьи художника, Москва 100, 311
   C. А. Кропоткиной. 1882. В., акв. ГТГ 205, 332
   Н. Ф. Матвеевой. 1909. X., м. Харьковский государственный музей изобразительного искусства 129, 316, 318
   Л. Т. Маториной. 1892. X., м. Собрание семьи художника, Москва 86, 307
   Ф. Ф. Пелецкого. 1899. В., граф. кар. Ивановский областной художественный музей 344
   Ф. Ф. Пелецкого. 1900. В., итал. кар. ГТГ 344
   Л. П. Подвинцевой. Сведений нет 205, 332
   М. М. Раевской. 1870-е гг. Сведений нет 52, 300
   Е. А. Рачковской. 1891. X., м. ГТГ 90, 309, 337
   Ф. Ф. Спиридонова. 1892. В., граф. кар. Красноярский краевой краеведческий музей 308
   А. В. Суворова. 1907. X., м. ГРМ 127, 316
   А. С. Сурикова. 1890-е гг. В., акв., граф. кар. Собрание семьи художника, Москва 313
   А. С. Сурикова. 1890-е гг. В., акв., граф. кар. Собрание семьи художника, Москва 313
   П. Ф. Суриковой. 1887. X., м. ГТГ 174, 197, 324
   П. Ф. Суриковой. 1894. X., м. Красноярский краевой краеведческий музей 324
   И. Е. Цветкова. 1909. X., м. Местонахождение неизвестно 131, 316
   Человек с больной рукой. 1913. X., м. ГРМ 15, 205, 332, 354
   Л. А. Чернышева. 1880-е гг. X., м. Красноярский краевой краеведческий музей 309
   М. Г. Черняева. 1884. В., акв. ГТГ 299
   А. И. Шведовой. 1915. В., акв., итал. кар. Местонахождение неизвестно 205, 332
   П. И. Щербатовой. 1910. X., м. Саратовский государственный художественный музей им. А. Н. Радищева 134, 205, 318. 332
  
   Посещение царевной женского монастыря. 1912. X., м. ГТГ 15, 138 139, 188, 190, 205, 281, 283, 318, 319, 329ч 332, 345, 353, 354
   Посещение царевны -- см. Посещение царевной женского монастыря
   Посол Авгаря, князя Эдесского, к Иисусу Христу -- см. Нерукотворный Образ
   Публичная казнь 1900-е гг. В., акв., граф. кар. ГТГ 325
  

ПУГАЧЕВ

   Этюды для неосуществленной картины
   Мужской портрет. 1909. X., м. Калининская областная картинная галерея 204, 329
   Пугачев в клетке. 1911. В., граф. кар., тушь. ГТГ 204, 329, 353
  
   Разин -- см. Степан Разин
   Река Обь. 1895. Б., акв. Красноярский Дом-музей В. И. Сурикова 310
   Река Обь. 1895. Б., акв. ГТГ 311
  
   С гитарой -- см. Портрет С. А. Кропоткиной
   Саломея приносит голову Иоанна Крестителя своей матери Иродиаде. 1873. X., м. ГРМ 297, 350
   Самара. 1880. Б., акв. ГТГ 299
   Севилья. Альказар. 1910. Б., акв., граф. кар. ГТГ 318
   Севилья. Бой быков. 1910. В., акв. граф. кар. ГТГ 318
   Сибирская красавица - см. Портрет Е. А. Рачковской
   Сибирский этюд. X., м. ГТГ 93, 309
   Сибирский этюд девочки. 1890-е гг. Б., акв., граф. кар. ГТГ 101, 311
   Собор Василия Блаженного. Сведений нет 81, 183
   Собор Св. Марка в Венеции. 1900. Б., акв., граф. кар. ГТГ 314
   Собор Св. Петра в Риме. 1884. Б., акв. ГТГ 326
   Старик. 1860-е гг. Сведений нет 293
   Старик на огороде. 1884. X., м. ГРМ 63, 64, 241, 303, 339
  

Степан Разин

   Эскиз и этюд к картине. 1887, 1901--1907, 1910 гг.
   Первоначальный эскиз. 1887. Б. на карт,, акв., белила ГТГ 305
   Мужской портрет. Казак. В., граф, кар. Муромский краевой музей 243, 309, 317
   Степан Разин. Картина. 1907--1910. X., м. ГРМ 14, 74, 117, 118, 121--124, 126--128, 133, 135, 136, 188--190, 192, 203, 204, 220, 231, 243, 246, 259, 260, 265, 266, 283, 309, 314, 315, 318, 329, 332, 340, 351, 353
   Стрельцы -- см. Утро стрелецкой казни
   Стрелецкая казнь -- см. Утро стрелецкой казни
  
   Суворов -- см. Переход Суворова через Альпы
   Сцена из римского карнавала. 1884. X., м. ГТГ 11, 133, 202, 226, 336, 339, 351
  
   Татарка. 1873. В., акв. Собрание семьи художника, Москва 297
   Таштып. 1873. Б!, акв. Собрание семьи художника, Москва 297
   Тобол. 1887. Б., акв. Собрание семьи художника, Москва 305
   Толедо. Собор. 1910. Б. акв. Собрание семьи художника, Москва 318
   Тройка. 1860-е гг. Сведений нет 293
   У Троицы. 1893. В., акв. Музей-усадьба "Абрамцево" 348
  
   Убийство Павла I. Набросок композиции. Уничтожен художником 332
   Улица в Красноярске - см. Красноярск. Качинская улица
  

Утро стрелецкой казни

   Эскиз и этюды к картине. 1878--1881 гг.
   Стрельцы. Первый набросок. 1878. В., . граф. кар. ГТГ 300, 327
   Рыжий стрелец. X., м. Киевский музей русского искусства 145, 183, 320, 327
   Седой стрелец, сидящий в телеге. 1879. X., м. ГТГ 326
   Чернобородый стрелец. 1879. X., м. ГТГ 183, 294
   Утро стрелецкой казни. Картина. 1881. X., м. ГТГ 10, 12, 49, 52, 53, 145, 151, 156, 161, 170, 183, 184, 186, 190, 200, 202, 213-- 215, 218, 219, 221, 225, 231, 234, 237, 238, 256, 260, 263, 264, 299, 300, 306, 320, 322, 326, 327, 330, 333, 335, 337, 361
  
   Хоровод. 1860-е гг. Сведений нет 293
  
   Царевна -- см. Посещение Царевной женского монастыря
   Царевна в женском монастыре -- см. Посещение Царевной женского монастыря
   Царевна Ксения у портрета умершего жениха-королевича. 1881. X., м. ГТГ 300, 351
  
   Этюды минусинских татар Енисейской губернии. 1890-е гг. Б., акв., граф. кар. ГТГ 101, 311
   Этюд старика -- см. Старик на огороде
  
   Ямщик. 1860-е гг. Сведений нет 293

Оценка: 8.58*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru