Сумароков Александр Петрович
Слово на открытие Императорской Санктпетербургской Академии Художеств

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


ПОЛНОЕ СОБРАНІЕ

ВСѢХЪ

СОЧИНЕНIЙ

въ

СТИХАХЪ И ПРОЗѢ,

ПОКОЙНАГО

Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтника, Ордена

Св. Анны Кавалера и Лейпцигскаго ученаго Собранія Члена,

АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА

СУМАРОКОВА.

Собраны и изданы

Въ удовольствіе Любителей Россійской Учености

Николаемъ Новиковымъ,

Членомъ

Вольнаго Россійскаго Собранія при Императорскомъ

Московскомъ университетѣ.

Изданіе Второе.

Часть II.

Въ МОСКВѢ.

Въ Университетской Типографіи у И. Новикова,

1787 года.

OCR Бычков М.И.

http://az.lib.ru

  

СЛОВО

На открытіе Императорской Санктпетербургской Академіи Художествъ.

  
   Се день и часъ установленія и освященія твоего, новоучрежденный храмъ Геликонскихъ Нимфъ. Се время сѣянія плодовъ Гесперійскихъ обѣщающихъ богатую жатву. Сѣетъ ихъ ЕКАТЕРИНА: продли Боже вѣка Ея ради нашего и потомковъ нашихъ блаженства, и дай Ей пожати перьвыя плоды сего прекраснаго вертограда: дай труждающейся дѣлательницѣ перьвой отъ плода сего вкусити, и украсити врученный Ей скипетръ насѣянными Ею цвѣтами! Слышу по брегамъ Невскимъ радостное сыновъ отечества воскликаніе и громкій гласъ Богини сокрывающія въ небеси главу свою, раздающійся по валамъ Бальтійскимъ. Народному восклицанію и гласу гремящія славы, соотвѣтствуетъ преселившаяся отъ Ниловыхъ потоковъ во Европу премудрость. Всѣ вы собранныя на сіе торжество, слышатели слова сего, вѣдаете, что она новыя лавры главѣ Вѣнценосицѣ Россійской соплетаетъ; но можетъ быть не всѣ вѣдаете вы, какими плевелами дерзновенное премудрости противурѣчитъ невѣжество, о чемъ бы и говорить не надлежало, ежели бы оно не имѣло почитателей: а сіе происходитъ отъ лѣности, праздности, тьмы и заблужденія; ибо путь ко истиннѣ просвѣщенія требуетъ, а просвѣщеніе трудовъ. Но труды требуютъ наставниковъ, наставники покровителей, покровители разума, разумъ силы, Сію силу видимъ мы увѣнчанну Божественною щедротою въ образѣ Великой ЕКАТЕРИНЫ, а низвергаемое Ею невѣжество ослабленною скипетромъ Россійскія Самодержицы немогуще сопротивляться намѣреніямъ и начинаніямъ Ея, мурчитъ только противу тѣхъ, которыя исполняютъ Ея волю, и покояся на праздности, утѣсняема не основательнымъ самолюбіемъ еще услаждаетея и презрѣнна презираетъ достоинство исторгающее у него клюку, на которой оно посреди почитателей своихъ оиирается, употребляя оставшія свои силы ко слабому своему отомщенію, и устремленіемъ симъ чая умножати извергаемыя на достоинство свои яды, умножаетъ муку свою и славу достоинства, часъ отъ часу болѣе приближаясв къ отчаянію, влекома ко праведному своему наказанію, сама себѣ оное не могущая удержатися отъ ярости своей устроевающая и усугубляющая. Гласитъ Она устами своихъ почитателей: нѣтъ и не будетъ пользы Россіи отъ новоучрежденной Академіи. Послушаемъ доказательства ихъ. Къ чему служатъ Картины и Статуи кроме увеселенія? А Архитекты у насъ и кроме Академіи есть. Ремесленники потребны и ради важныхъ людей, а Живописцы и Скульпторы, потребны столько, сколько тѣ люди, которыя пишутъ и вырѣзываютъ куклы. Да етова же и не бывало при ПЕТРѢ Великомъ. При ПЕТРѢ Великомъ ето было бы, ежели бы онъ жилъ долѣе человѣка, а начало оному, и охота ево къ тому довольно показана. Одна Венера въ пещерѣ лѣтняго сада поставленная свидѣтель, которая многими деньгами едва изъ Рима исторжена. А лица Государскія еще и до временъ ПЕТРОВЫХЪ были въ Россіи изображаемы: да и почитаніе Иконъ и изображенія духовныхъ исторій того требуетъ, дабы умиленію почитающимъ Иконы и бытія духовныя не препятствовали смѣхотворныя виды, и не соблазняли очей ихъ. А сколько мало у насъ своихъ и чужихъ Архитектовъ было, сіе наши общенародныя зданія доказываютъ, исключая нѣкоторыя чужими Архитектами во престольной возведенныя Москвѣ, ко украшенію сего пространнѣйшаго во всей подсолнечной града. Узрятъ тебя, Петрополь, во иномъ видѣ потомки ваши: будешъ ты сѣверный Римъ: исполнится мое предрѣченіе, ежели престолъ Монарховъ не пренесется изъ тебя, а оный можетъ быть к не пренесется, ежели изобиліе твое умножитса, блата твои осушатся, проливы твои высокопарными украсятся зданіями. Тогда будеши ты вѣчными вратами Россійской Имперіи, и вѣчнымъ обиталищемъ почтеннѣйшихъ чадъ россійскихъ, и вѣчнымъ монументомъ Петра Перьваго и Вторыя ЕКАТЕРИНЫ. Полезна ты Архитектура; ибо ты даеши градамъ великолѣпіе. Скажемъ по семъ, кая польза народу отъ старшихъ твоихъ сестръ обитающихъ въ сей новосвященной Императорской Академіи. Не можетъ ни Исторія ни Поезія изъяснити телесныхъ качествъ геройскихъ: Пиктура и Скульптура въ семъ имъ помоществуютъ. А телесныя качества великихъ мужей, начертаваяся въ умахъ нашихъ, оживляютъ изображенія душевныхъ ихъ качествъ и придаютъ охоты къ подражанію оныхъ; ибо въ телесныхъ видахъ сокрываются тончайшія качества душевныя. Желающу мнѣ вобразити Александра поражающа Дарія, мало мнѣ единаго историческаго описанія, мало помоществующей мнѣ историческому описанію, не только общенародной, но и стихотворческой мысли. Чувства наши, сильняе мыслей нашихъ. Страдающій человѣкъ, колико бы онъ ни описывалъ болѣзни и печали свои, не можетъ ихъ живо другому въяснити, колико бы тотъ ни старался сочувствовати ихъ. Нѣтъ такой науки, которая бы могла довольно подражати естеству въ изображеніи вкуса, обонянія и осязанія, что бы кажется полезно было роду человѣческому; но премудрое Божество, ради многихъ обстоятельствъ, сокрыло сіе отъ насъ таинство, или паче не исполнило противустоящаго разуму дѣла; но слухъ и зрѣніе наше сего естеству подражанія ради общей пользы не лишилися. И тако, кто, не ослѣпивъ понятія своего, скажетъ что Пиктура и Скульптура маловажны? Видѣли Гораціевъ поражающихъ Куріясовъ ихъ современники; но мы такъ живо онаго не видимъ, а ежели бы очамъ нашимъ оставленно было сіе сраженіе; такъ бы то и мы видѣли. А таковыя виды умножаютъ геройскій огнь и любовь къ отечеству. Перьвая должность упражняющихся въ сихъ хитростяхъ, изображати Исторіи своего отечества, и лица великихъ въ ономъ людей, Монарховъ, побѣдителей и протчихъ. Сіе многое подастъ потомству въ Исторіи просвѣщеніе, услугу потомству, силу зараженія въ подражаніи славныхъ дѣлъ, утѣху любопытнымъ, и пользу миру. Довольно бы почтенія и симъ только сіи два судожества заслужили; но польза отъ нихъ изречена еще не вся. И вымыслы толико же почти возбуждаютъ геройскія души къ подражанія, колико Исторія. Гемерова Иліяда служила Александру ради подражанія Исторіею тако и Пикторскія и Скульпторскія выдумки зрителямъ Исторіею служить могутъ. Піитическія выраженія и ихъ изображенія, хотя они и вымышлены, служатъ познанію естества, подражанію великихъ дѣлъ, отвращенію отъ пороковъ, и всему тому, чево человѣчество къ исправленію требуетъ: и не редко больте имѣютъ они успѣха, нежели проповѣдуемая Мораль. Не редко глаза пасомыхъ животныхъ привлекаются болѣе цвѣтоносными нежели тучными лугами. А ежели луга и цвѣтоносны и тучны; не сугубую ли они привлеченія имѣютъ силу? Вліяная съ небеси дѣйствуетъ во свободныхъ Хитростяхъ сила, услаждающая наши чувства и восхищающая наши мысли. Начертанная роза подобный видъ естественной имѣетъ розѣ, и довольно человѣчеству толико умѣши подражати Божеству. Начертанный виноградъ такъ же: Едина не имѣетъ силы показати своего обонянія, другой вкусу ибо сіи чувства сокрываютъ естество отъ подражанія. Человѣческая статуя подобной человѣку видъ имѣетъ: довольно искусства ради человѣка, что онъ камень Человѣку уподоблаетъ. Естество выше искусства; но искусство ближе къ естеству нежели человѣчество къ Божеству. И хота бы ни какой иной пользы отъ свободныхъ не было Хитростей; такъ и сей довольно, что мы изощрясмъ ими разумъ, и передъ прочими тварями являемъ свое преимущество, уподоблаяся подражаніемъ естества Создателю, питая воображенія свои, разширяя понятія и силу величества душъ нашихъ, плаваніемъ по тончайшемъ естества познаніи. Говорилъ бы я о украшеніи творимомъ Пиктурою и Скульптурою; но сіе слабо или паче безполезно будетъ; ибо на что доказательство, что и безъ него ясно. Ни смерть ии любовь, каковы они, доказательства не требуютъ. Той всякое животное и безъ него устрашается, а сей и безъ него всякое дыханіе жертвуетъ. Одна безъ доказательства страшна, другая безъ доказательства приятна. Чувства сильняе разума, и слѣдственно сильняе всякаго доказательства. Отъ чево же не просвѣщенныя люди и глаза имѣя не умѣютъ отдѣлять хорошаго отъ худова, когда чувства эти сильняе разума? Отъ того что разумъ ихъ, или паче безуміе, разсѣеваетъ ихъ мысли чувствомъ совокупленныя. Видитъ невѣжа Рафаилову, Рубенсову или Тиціянову хартину, и не хвалитъ оныя, не какъ Пикторъ, но какъ человѣкъ только, и не услаждаетъ видя своего зрѣнія: глаза его видятъ согласно положенное Пикторомъ устроеніе, но въ самое то же мгновеніе, все сіе согласіе и разсѣевается. Разумы безумныхъ людей развращенны заблуждающимся разсудкомъ и относятся отъ согласія естественныхъ понятій; а отъ того сіи человѣчествомъ помазанныя скоты, скотство теряютъ, а человѣчества не получаютъ. Всѣ человѣки таковы, которыя отторжены отъ естественныя грубости, и не привлечены къ познанію премудрости. Лишаются грубости скотскія, и получаютъ грубость человѣческую, исполненную безпредѣльнаго высокомѣрія и не описанныя гордости, лишився и тѣхъ понятій, которыя всякому свойственны животному. Таковъ каждой подлой родомъ и качествами человѣкъ дослуживься всяикаго чина, не воспоминая того что чинъ почтенъ только тогда, когда онъ утвержденіе достоинства, а не тогда, когда онъ подарокъ ослѣпленныя Фортуны, для умноженія гордости носящему оный, къ отягощенію достойныхъ людей и ко врѣду своего отечества. Потребны художества, но потребны къ нимъ и люди способныя. Тухнетъ огнь, когда нѣтъ способнаго къ питанію его вещества: погибаютъ Науки и Художества, когда способныхъ нѣтъ людей къ онымъ. Къ обученію Художествъ не избираетъ людей ЕКАТЕРИНА, но созидаетъ ихъ; дабы не было въ нихъ ни малѣйшія силы отвлекающія ихъ отъ пути Истинны и слѣдственно отъ истинныя пользы отечества. Поручила она руководство и начальство сего мѣста, ищущаго забавы своей въ порученной ему народной пользѣ, и неусыпно простирающагося ко славѣ и украшенію своего отечества. Благородно мое утѣшеніе, когда оно приноситъ моему отечеству пользу, а еще и благородняе, когда оно приноситъ пользу цѣлому человѣческому роду. Приношеніемъ пользы миру, и моя и отечества моего умножается слава. Благодари Академія нашу Самодержицу, что Она тебя достойному человѣку и усердному сыну отечества поручила! А ты правитель оныя Академіи, начальствуя надъ нею, не мысли, что я тебе похвалу соплетати устремляюся: напрягаю сердце и разумъ мой ко единой ЕКАТЕРИНѢ, ко единому моему отечеству и къ пользѣ рода человѣческаго! Не тебя похваляю; похваляю ЕКАТЕРИНУ, что Она тебя къ сему избрала дѣлу. Рѣкла: созидай человѣковъ, и созидаешъ. Рожденіе наше созданіе есть, а воспитаніе есть наше преображеніе изъ грубаго и испорченнаго естества, изъ вредоноснаго себѣ и обществу, но благопристойое исправленное, и себѣ и обществу полезное; и тако воспитаніе есть почтенняе рожденія; всякое животное рождается, но единый благовоспитанный человѣкъ дѣйствіями своими премудрому Божеству уподобляется. Возсіяли науки, и погибла простота; ибо увеличился ими разумъ; но съ естественною простотою погибла простота, а съ нею чистота сердца. Полезняе быти не учеными прежнихъ незлобивыхъ вѣковъ, нежели нынѣшнихъ учеными, и ко вреду общества безъ воспитанія возращенными. Лутче безумный и честный человѣкъ нежели разумный и безчестный, хотя безумцы и редко честны бываютъ, ибо они порокамъ и наглости искусителей, какъ трости вѣтрамъ и бурѣ подвержены. Мораль есть наука златаго вѣка: Политика есть наука протчихъ вѣковъ. Но потому что Политика сугуба: одна основанная на Морали и на пользѣ общества, а другая на собственномъ прибыткѣ; такъ чищеніе сердецъ надобно; ибо безъ того Политика будетъ адъ нашему благоденству, а особливо тѣмъ людямъ, которыя изо всѣхъ наукъ единому только научилися бездѣльству. Бездѣльство есть наука, полѣзнѣйтая участному прибыточеству человѣческому, способнѣйшая развращеннымъ сердцамъ, и приятнѣйшая невѣжамъ, ибо имъ и азбука ея уже приноситъ пользу. О треблаженная наука, коликое множество ты жителей сего мира обогатила! но Россійская Минерва оную тунеядцовъ науку, многія лѣта торжествующу, не только отъ жертвенника, но вонъ изъ двѣрей своего храма изгоняетъ, да торжествуетъ смиренное достоинство надъ гордымъ невѣжествомъ. Обманываются всѣ, которыя говорятъ то, что воспитаніе есть основаніе и начало премудрости: оно основаніе чистоты сердечныя. Ежели благовоспитанный человѣкъ просвѣтится премудростію, премудрость будетъ чистому сердцу его подпора: ежели не просвѣтится премудростію, привычка сердцу его подпора будетъ; ибо привычка вторая природа, а не редко бываетъ еще и сильняе природы. Одни прямыя Философы на разсудкѣ основаніе имѣютъ, и весь остатокъ рода человѣческаго на привычкѣ и на данныхъ имъ, по большей части, несвязанныхъ сопротивляющихся понятію правилахъ. Основанныя на понятіи вѣщи во всѣхъ четырехъ частяхъ мира одни, а основанныя на предразсудкахъ вездѣ разны; такъ потребно хорошее воспитаніе, дабы люди и некоснувшіяся премудрости, и по единой привычкѣ правильно разсуждали. Одни великія души, великія качества имѣютъ, а хорошее воспитаніе и малыя души въ разпорядкѣ жизни великимъ душамъ уподобляетъ. Одни считаютъ и говорятъ, пять, и пять, десять, другія повторяютъ то и то же и не считая говорятъ. А когда учители скажутъ пять и пять дѣвять, редкой ученикъ выбьется изъ сихъ узъ; а отъ того всѣ они бредятъ одно, и бредъ оный по большенству голосовъ ставятъ истинною, пренижая самое скотство. Та причина невѣжеству, что нѣтъ довольнаго къ очищенію сердца воспитанія. И ежели не можно разорвать узы предразсужденія совершенно; такъ покрайней мѣрѣ должно стараться разрывать оныя, колко удобно. Лутче нѣчто добраго, нежели ничево, а сіе нѣчто, во множествѣ народа, будетъ нѣчто великое, а повремени будетъ еще и больше. Премудрость положила довольно основанія исправити свѣтъ, но премудрыми здѣлати весь миръ не льзя, а благовоспитанными можно. Испорченныя во младенчествѣ и юношествѣ сердца наши, едина премудрость исправляетъ; но вкоренившіяся страсти и оныа силу часто побѣждаютъ; такъ воспитаніе болѣе власти надъ нами имѣетъ, нежели сама премудрость. Вотъ колико воспитаніе роду человѣческому потребно. Чтожъ касается до свободы данныя сей Академіи Художникамъ, и колико она потребна и полезна Наукамъ и Художествамъ, о томъ я при другомъ могу напомянути случаѣ обстоятельно: а нынѣ только то скажу что она источникъ человѣческія премудрости, и что колико врѣдно своевольство общему блаженству, врѣдна Наукамъ и Художествамъ толико неволя. Радуйся ЕКАТЕРИНА, что Ты сіе полезное Россіи основала училище. Радуйтеся Художества, что вы отъ Нея и основаніе и покровительство получили. Ея вами, Ею ваша возвеличится слава.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru