Сумароков Александр Петрович
Нарцисс

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


ПОЛНОЕ СОБРАНІЕ

ВСѢХЪ

СОЧИНЕНIЙ

въ

СТИХАХЪ И ПРОЗѢ,

ПОКОЙНАГО

Дѣйствительнаго Статскаго Совѣтника, Ордена

Св. Анны Кавалера и Лейпцигскаго ученаго Собранія Члена,

АЛЕКСАНДРА ПЕТРОВИЧА

СУМАРОКОВА.

Собраны и изданы

Въ удовольствіе Любителей Россійской Учености

Николаемъ Новиковымъ,

Членомъ

Вольнаго Россійскаго Собранія при Императорскомъ

Московскомъ университетѣ.

Изданіе Второе.

Часть V.

Въ МОСКВѢ.

Въ университетской Типографіи у Н. Новикова.

1787 года.

КОМЕДІЯ.

ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА.

  
   ОРОНТЪ.
   КЛАРИСА, Дочь ево.
   НАРЦИССЪ.
   ОКТАВІЙ.
   ТИРСА, Служанка Кларисина.
   ПАСКВИНЪ, Слуга Нарциссовъ.
   СЕКРЕТАРЬ.
  

Дѣйствіе въ Оронтовомъ домѣ.

НАРЦИССЪ,

КОМЕДІЯ.

  

ЯВЛЕНІЕ І.

  

Нарциссъ и Пасквинъ.

Нарциссъ.

  
   Очень холодно, Пасквинъ.
  

Пасквинъ.

  
   Зимою жарко не бываетъ.
  

Нарциссъ.

  
   Худо, когда холодно: а не хорошо, когда и жарко; отъ холода трескается на лицѣ кожа: а отъ жару загараетъ.
  

Пасквинъ.

  
   Мущинѣ объ едакой мѣлочи и помышлять не надобно.
  

Нарциссъ.

  
   Когда красота перьвое достоинство въ любви; такъ ето не мѣлочь.
  

Пасквинъ.

  
   И при разборѣ красоты ето мѣлочь.
  

Нарциссъ.

  
   Не покраснѣлъ ли носъ у меня?
  

Пасквинъ.

  
   Не покраснѣлъ, да посинѣлъ.
  

Нарциссъ.

  
   Такъ я Кларисѣ не покажуся въ етомъ видѣ, и поѣду домой.

Пасквинъ.

  
   Да синева та уже прошла.
  

Нарциссъ вынимаетъ зѣркало и смотрится.

  
   Ни чево нѣтъ. (цѣлуетъ зѣркало.) О прекрасное лицо! ---- что бы ето было, естьли бы я была женщина, и едакова бы имѣла любовника! ежеминутно бы ево цѣловала: какое мнѣ бы щастіе было! А нынѣ моею красотою не я, да другія довольствоваться будутъ.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ІІ.

  

Нарциссъ, Пасквинъ и Тирса.

  

Нарциссъ.

  
   Не почиваетъ ли Клариса?
  

Тирса.

  
   Встала уже.
  

Нарциссъ.

  
   Такъ можно къ ней войти?
  

Тирса.

  
   Погодите не много; она еще не одѣта.
  

Нарциссъ.

  
   Конечно она прибирается, что бы глазамъ моимъ по приятняе показаться?
  

Тирса.

  
   Она о приборахъ думаетъ не много, зная то, что она и безъ тово хороша: харя и съ брильянтами харя, а красавица и безъ прибора красавица.
  

Нарциссъ.

  
   Ето правда, что она красавица: и ни ково я не знаю, кто бы моему взору былъ ее прекрасняе, кромѣ себя.
  

Тирса.

  
   И ето правда, что и вы не дурны; да на что самому себя хвалить и величаться?
  

Нарциссъ.

  
   Я притворства не люблю, и всегда говорю истинну.
  

Тирса.

  
   Ета истинна съ примѣсомъ, да и гораздо самолюбива.
  

Нарциссъ.

  
   Безпримѣсная ето истинна, и самолюбія тутъ нѣтъ; развѣ всѣ зѣркалы обманываютъ?
  

Тирса.

  
   Не зѣркалы, да глаза насъ чаще обманываютъ.
  

Нарциссъ.

  
   У меня глаза ясны, и вижу я безъ очковъ.
  

Тирса.

  
   Не прогнѣвайтеся, что я съ вами долѣе о вашей красотѣ разговаривать не могу; я надобна моей госпожѣ при одѣваніи: а послана сказати, что бы чай подавали.
  

Нарциссъ.

  
   Скажи жъ ты ей, что я здѣсь.

ЯВЛЕНІЕ ІІІ.

  

Нарциссъ и Пасквинъ.

  

Нарциссъ.

  
   Скоро она красоту мою увидитъ. ---- Скажи мнѣ, Пасквинъ, видалъ ли ты хотя во снѣ такова прекраснова человѣка, каковъ я?
  

Пасквинъ.

  
   Видалъ и на яву.
  

Нарциссъ.

  
   Я тебя не въ шутку спрашиваю.
  

Пасквинъ.

  
   И я не въ шутку отвѣчаю.
  

Нарциссъ.

  
   Кто жь бы онъ таковъ былъ.
  

Пасквинъ.

  
   Первый не дурняе васъ, Октавій другъ вашъ.
  

Нарциссъ.

  
   Ха, ха, ха, ха!
  

Пасквинъ.

  
   Что вамъ ето такъ смѣшно?
  

Нарциссъ.

  
   Ха, ха, ха, ха.
  

Пасквинъ.

  
   Смѣйтеся, сударь: а съ нимъ женщины ласковяе обходятся, нежели съ вами.
  

Нарциссъ.

  
   Причина тому та, что ни которая женщина не дерзаетъ имѣти той надежды, что бы она моей любви удостоена была: не многія ко мнѣ ласковы, да многія о мнѣ воздыхаютъ; да етому и дивиться не чему: смотри, какое во мнѣ приятство! я и самъ стражду собою, и часто цѣлыя на сквозь ночи безо сна препровождаю, воздыхая, что я сею моею красотою толико плѣненъ безъ пользы: и не могу себя ни обнять, ни поцѣловать.
  

Пасквинъ притворно плачетъ.

  

Нарциссъ.

  
   Что ты плачешь?
  

Пасквинъ.

  
   Какъ не плакать, видя твое жалостное состояніе?
  

Нарциссъ.

  
   Что дѣлати? всякой человѣкъ какому нибудь подверженъ нещастію.
  

Пасквинъ.

  
   А тобою нещастна и Клариса совмѣстничествуя съ тѣмъ видомъ, которымъ ты плѣненъ.
  

Нарциссъ.

  
   Ея сердце все ко мнѣ устремленно, такъ она и довольна; да мнѣ каково?
  

Пасквинъ.

  
   Знаю, что тяжко.
  

Нарциссъ.

  
   Несносно. ---- Да мнѣ жаль и етова, что моею красотою она меньше услаждаться будетъ, нежели мучиться; имѣя мужемъ такова красавца, она должна быть ревнива: а мнѣ на ето не льзя и досадывать; однако я къ облегченію ея всѣхъ женщинъ презирать буду; пускай лутче они мучатся, а жена спокойна будетъ; рубашка къ тѣлу всево ближе.
  

Пасквинъ.

  
   А собственная твоя красота еще и рубашки ближе.
  

Нарциссъ.

  
   Да должность велитъ ету любовь умѣрять, поелику возможно; для того что я женюся на Кларисѣ, а не на себѣ, когда естество и неудобство мнѣ съ самимъ собою сочетаться не дозволяютъ.
  

Пасквинъ.

  
   Право, женися, лутче на себѣ; такъ куда ты, туда и супруга ваша: какъ куда черепаха, туда и домъ ея: разорится домъ, умретъ и черепаха: умретъ черепаха, разорится и домъ.
  

Нарциссъ.

  
   Не изображай такъ живо страсти моей; да пойди къ Октавію и скажи ему, что я въ домѣ господина Оронта: онъ просилъ меня, что бы я ево съ собою взялъ; да я поспѣшилъ сюда и по нево не заѣхалъ: онъ влюбился въ невѣсту мою: а ето любочестію моему приятно, когда я вижу своево совмѣстника презираема, и возвеличиваетъ ето красоту мою.
  
  

ЯВЛЕНІЕ IV.

  

Нарциссъ одинъ.

  
   Велико ето страданіе, что я столько въ себя влюбленъ; а щастіе ето еще и больше, что я столько прекрасенъ. Разумъ и премудрость потребны школамъ: золото и серебро великолѣпію: чинъ гордости: а красота любви, на которой всѣ сладчайшія мира сего основаны утѣхи.

ЯВЛЕНІЕ V.

  

Нарциссъ и Оронтъ.

  

Оронтъ.

  
   Дочь моя скоро къ вамъ выйдетъ: а я предлагаю вамъ и ей, что бы севодни прийти къ рѣшенію сватанья. Мое соизволеніе соглашается съ вашимъ намѣреніемъ: не противлюся я ни вашей, ни ея склонности, ежели она взаимна и основательна.
  

Нарциссъ.

  
   Не склонность едину, да жарчайшую любовь я къ ней имѣю, въ чемъ я и ее и васъ честію моею увѣряю: а что бы она ко мнѣ жарчайшей не имѣла любви, етова быть не можетъ.
  

Оронтъ.

  
   Вы больше увѣрены о ея къ себѣ любви, нежели я о любви ея къ вамъ.
  

Нарциссъ.

  
   Я удивляюся, что вы о любви ея ко мнѣ сумнѣваться можете; я думаю, что вы мои качества знаете.
  

Оронтъ.

  
   Знаю, что вы человѣкъ честной, разумной, безпритворной и достойный избраннаго собесѣдованія. - - -
  

Нарциссъ.

  
   Ето бы еще все не великое дѣло было.
  

Оронтъ.

  
   Ето лутчія человѣческія качества.
  

Нарциссъ.

  
   Разберите черты лица моево, взоръ, осанку, станъ - - -
  

Оронтъ.

   Не главное ето дѣло, государь мой; душевныя качества всего важняе.
  

Нарциссъ.

  
   Вы всѣ хорошія душевныя качества имѣете; однако васъ ни одна молодая женщина не полюбитъ.
  

Оронтъ.

  
   Я не унижаю красоты и молодости: они къ любви потребны; однако честность и разумъ выше ихъ почитаю: и думаю, что разумная женщина безумца или извѣстнаго бездѣльника, хотя бы онъ прекрасняе былъ Адониса, полюбить не можетъ.
  

Нарциссъ.

  
   Правда; однако естьли нѣтъ ума, такъ нѣтъ и приятства: а и бездѣльничество приятство затмѣваетъ: мой напротивъ тово видъ всѣ тѣ приятности, которыя природа изобрѣтаетъ, показываетъ. Представьте себѣ: ежели бы вы были женщина, не были ли бы вы принужденны меня любить, когда бы я вамъ сталъ мою объявляти любовь. Я, сударыня, удостоиваю васъ владѣти моимъ сердцемъ: препоручаю вамъ себя, и всѣ тѣ приятности, которыя во мнѣ предъ вашими сіяютъ очами. (Беретъ Оронтову руку, и цѣлуетъ ея воздыхая).
  

Оронтъ.

  
   А я бы отвѣчалъ тебѣ: съ ума ты спятилъ душа моя. ---- Послушай, сударь: по большой части люди повреждаются въ умѣ на одной какой статьѣ; такъ вы на статьѣ своей красоты нѣсколько повредились.
  

Нарциссъ.

  
   Не поврежденіе, да страсть моя ето; ежели мнѣніе, основанное на истиннѣ, страстью назвать можно.

ЯВЛЕНІЕ VI.

  

Нарциссъ, Оронтъ и Клариса.

  

Оронтъ.

  
   Подумайте севодни вы послѣднія, быть ли вашему сочетанію или нѣтъ: и что положите, то утвердите; время уже прийти ко окончанію
  

Нарциссъ.

  
   У насъ уже положено, чему быть, такъ о чемъ думать.
  

Клариса.

  
   Нѣтъ еще не положено; такъ есть о чемъ думать.
  

Нарциссъ.

  
   Вы, сударыня, меня стращаете; однако, кто въ чемъ на себя твердо уповаетъ; такъ тово въ томъ не скоро испужать можно.
  

Оронтъ.

  
   Поговорите, о чемъ надобно.
  
  

ЯВЛЕНІЕ VII/

  

Нарциссъ и Клариса.

  

Нарциссъ.

  
   Батюшка вашъ тово желаетъ, сударыня, что бы мы со всѣмъ условились, и наше предпріятіе утвердили; такъ не сумиѣвайтеся, что бы я вамъ отказалъ, и надѣйтеся на меня твердо.
  

Клариса.

  
   Я, сударь, дѣвка, и нѣсколько слѣдую старинному обычаю, что бы объясниться съ вами объ етомъ черезъ другихъ.
  

Нарциссъ.

  
   Я вѣдаю, сударыня, что вы въ меня влюбилися очень горячо; такъ стыдытеся, какъ дѣвица, что бы не изъяснить вашева чувствія жарче, нежели женской пристойно скрытности.
  

Клариса.

  
   Да, сударь: ---- да что бы не выговорити вамъ и грубова слова: а грубость отъ лица къ лнцу прямо, вссгда досадняе.
  

Нарциссъ.

  
   Я извиняю страсть вашу, ежели вы что отъ горячности ко мнѣ нѣсколько и нахальво выговорите; любовь сильна. ---- Слушай ка, сударыня: здѣлаемъ мы шутку: вы хотите изъясниться черезъ другова; такъ какъ етова лутче, ежели ты, голубушка, изъяснишся чрезъ Октавія: а онъ въ тебя смертно влюбленъ; ему ето въ сердцѣ ножъ будетъ, а намъ смѣхъ.
  

Клариса.

  
   Очень хорошо. ----Да къ стати ли ето, что онъ влюбился въ меня?
  

Нарциссъ.

  
   Всеконечно такъ. ---- Ето мнѣ онъ не однократно расказывалъ: и говоритъ то: ежели бы ты была ево жена; такъ бы онъ почелъ себф щастливяе великаго Могола.
  

Клариса.

  
   Онъ ето шутитъ вамъ во угожденіе.
  

Нарциссъ.

  
   Какое угожденіе! дѣтина съ ума сходитъ. Я чаю, что онъ толико въ тебя влюбился, колико ты въ меня.
  

Клариса.

  
   Ето станется.
  

Нарциссъ.

  
   Что за станется! сталося уже.
  

Клариса особливо.

  
   О естьли ето правда!
  

Нарциссъ.

  
   Что ты говоришъ?
  

Клариса.

  
   Я говорю, что ето не правда.
  

Нарциссъ.

  
   Клянуся тебѣ, что ето истинна. ---- Скажи пожалуй ему то, о чемъ ты мнѣ черезъ другова изъяснить хотѣла.
  

Клариса.

  
   Да когда уже вести шутку; такъ не сказать ли ему, что я въ нево влюблена, и тѣ рѣчи, которыхъ вы отъ меня несумнѣнно уповаете, устремить на нево.
  

Нарциссъ.

  
   Такъ, такъ, такъ; ето всево смѣшняе будетъ: а я буду знати, что и тѣ ръчи ко мнѣ, а не къ нему. Въ шутку скрытности на что опасаться? ---- А онъ скоро сюда будетъ; я по нево уже послалъ, не успѣвъ заѣхать къ нему по ево прошенію, что бы я ево съ собою во здѣшній взялъ домъ. А вотъ онъ.
  
  

ЯВЛЕНІЕ VIII.

  

Нарциссъ, Клариса и Октавій.

  

Нарциссъ.

  
   Пожалуй другъ мой заступи мое мѣсто и переговори съ нею.
  

Октавій.

  
   О чемъ?
  

Нарциссъ.

  
   Она тебѣ скажетъ.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ІХ.

  

Октавій и Клариса.

  

Октавій.

  
   Что ето такое, сударыня?
  

Клариса.

  
   Я ему сказала, когда батюшка мой требовалъ и отъ нево и отъ меня рѣшенія дѣлу нашему, что мнѣ ему ясно выговориши въ глаза нѣсколько непристойно: а онъ почелъ то жаркой моей къ нему любви чувствіемъ и женскую скрытностью: и когда я ему ето черезъ другихъ объявить хотѣла, такъ онъ къ объявленію того выбралъ насъ.
  

Октавій.

  
   Ну, сударыня.
  

Клариса.

  
   А ты де скажи ему ето на ево лицо, ради смѣха, что на меня устремишъ: онъ де въ тебя влюбился; такъ де мы надъ нимъ посмѣемся; однако я вами издѣваться не намѣрена.
  

Октавій.

  
   Что въ васъ я влюбился, сказывалъ онъ!
  

Клариса.

  
   Да, сударь: ---- можетъ быть вы на смѣхъ ему ето и говорили.
  

Октавій.

  
   Что я ему говорилъ; такъ ето не на смѣхъ было.
  

Клариса.

  
   Такъ на что жъ вы ето говорили?
  

Октавій.

  
   Не спрашивайте меня объ етомъ: да скажите, что вы устремляя на нево, мнѣ объявить хотѣли.
  

Клариса.

  
   Я за васъ нейду, и не люблю васъ.
  

Октавій.

  
   Да ето на меня вы устремляете, а не на нево.
  

Клариса.

  
   Нѣтъ на нево, а не на васъ. ---- А вотъ вамъ и безовсякихъ обиняковъ: онъ человѣкъ со всѣмъ не на мой нравъ; такъ пускай ево красота остается съ нимъ: а я ни въ ней участія, ни съ нимъ сообщенія имѣти не желаю: а выйду за тово, кому я мила буду, и кто мнѣ милъ.
  

Октавій.

  
   Завидно, сударыня, ето щастіе.
  

Клариса.

  
   Вы такъ говорите, будто какъ бы вы и въ правду въ меня влюбилися.
  

Октавій.

  
   Ежели я въ васъ влюбился, и етова вамъ не сказываю; такъ я васъ не раздражаю.
  

Клариса.

  
   Раздражите меня, ежели не любите, и скажете, что любите.
  

Октавій.

  
   А истинну сказать позвольте?
  

Клариса.

  
   Скажите.
  

Октавій.

  
   Какъ я въ васъ влюбился, етова больше влюбиться не льзя.
  

Клариса.

  
   Правду вы говорите?
  

Октавій.

  
   Ежели ето ложь; такъ пускай я буду исключенъ изъ числа честныхъ людей, и что бы имя мое было гнусно и небу и земли.
  

Клариса.

  
   Послушай! ежели ты меня обманываешь; не будешь ли ты отвѣчать и предъ Богомъ и предъ людьми?
  

Октавій.

  
   Что бы въ сію минуту не осталося на земли праха моево.
  

Клариса.

  
   Вѣдай же ты, что я ради тово наглое Нарциссово терпѣла самолюбіе, что бы съ тобою опознаться, увидѣвъ и его и тебя вмѣстѣ въ первый разъ во домѣ батюшкиномъ, какъ онъ приѣхалъ на мнѣ свататься.
  

Октавій.

  
   А я ради тово съ нимъ приѣхалъ тогда, что бы васъ увидѣши, слыша ото всѣхъ достойныя вамъ похвалы.
  

Клариса.

  
   Такъ не сумнѣваться мнѣ, что ты меня любишъ?

Октавій.

  
   Больше жизни и ежели вы меня любити станете, такъ я щастливѣйшій человѣкъ на свѣтѣ.
  

Клариса.

  
   Я щастливѣйтая на свѣтѣ: а тебя я больше себя самой люблю.
  

Октавій цѣлуя у нее руку.

  
   Такъ я съ тѣмъ остануся, что ты вѣчно моя будешъ?
  

Клариса.

  
   Кромѣ тебя я ни за ково не выйду.

Нарциссъ входитъ.

  

ЯВЛВНІЕ Х.

  

Октавій, Клариса, Нарциссъ и Пасквинъ.

  

Нарциссъ.

  
   Какъ наши поговариваютъ! -- поздравляю сударь, съ успѣхомъ.
  

Октавій.

  
   Покорно благодарствую.
  

Нарциссъ.

  
   Какова она во глазахъ вашихъ?
  

Октавій.

  
   Всево прекрасняе.
  

Нарциссъ.

  
   И меня?

Октавій.

  
   Исключая васъ.

Нарциссъ.

  
   А вы сударыня ево любите?
  

Клариса.

  
   Какъ душу.
  

Нарциссъ.

  
   Поздравляю.
  

Клариса.

  
   Я пойду къ батюшкѣ съ нимъ и объявлю ему ето: а вы, сударь, услышите то, что до васъ собственно надлежитъ.
  

Нарциссъ.

  
   Что до меня надлежитъ, ето я знаю. -- Вить вы за нево выходите?
  

Клариса.

  
   Конечно.
  

Нарциссъ.

  
   Такъ не послать ли по секретаря, что бы совершити рядную?
  

Клариса.

  
   Не худо.

ЯВЛЕНІЕ ХІ.

  

Нарциссъ и Пасквинъ.

  

Нарциссъ.

  
   Мнѣ онъ уже и жалокъ. ---- Ввели, ни дай ни вынеси дѣтину въ дураки.
  

Пасквинъ.

  
   Не насъ ли полно они въ дураки вводятъ?
  

Нарциссъ.

  
   Ей ето, что бы она ево привѣтствовала, отъ меня ради шутки приказано.
  

Пасквинъ.

  
   Да она очень живо ваше приказаніе исполняетъ.
  

Нарциссъ.

  
   Она представляла во Трагедіяхъ и Комедіяхъ любовныя ролли; такъ можетъ легко претворяться.
  

Пасквинъ.

  
   Я сумнѣваюся, можетъ ли какая Актриса такъ живо войти въ любовную страсть.
  

Нарциссъ.

  
   Актеры натуру еще натуральняе изобразить могутъ, нежели изображаетъ сама себя натура.
  

Пасквинъ.

  
   Не льзя натуральняе натуры ни Актеру представити, ни Автору написать.
  

Нарциссъ.

  
   Ета ихъ любовь одна только шутка отъ стороны Кларисиной, а отъ Октавія крайняя глупость. Самая вѣтреная женщина, имѣя такова, каковъ я, любовника, уставится. Пойти къ нимъ да посмѣяться! а ты пойди по Секретаря, для совершенія рядной. Сходи поскоряе.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХІІ.

  

Пасквинъ, одинъ.

  
   Чуденъ мой господинъ! я думаю, что природа дала ему красоту ради тово, что бы ево здѣлати смѣшнымъ. Что бы какъ ни важно было, да ежели о томъ только и день и ночь молоти; такъ будетъ гадко. Законы почтенны; да сносно ли ето, когда въ компаніи цѣлой день судьи о нихъ разговариваютъ? Оружіе почтенно: а скушно когда цѣлой день о строяхъ мѣлютъ: Астрономы о небесахъ, о солнцѣ и лунѣ: Химисты о своей лабороторіи: Економы о Економіи. Красота хорошая вещь; да все ли о ней твердить: да еще и о своей красотѣ? Однако при всей моево господина красотѣ, кажется мнѣ, что Клариса женою ево не будетъ.
  
  

ЯВЛЕНІЕ XIII.

  

Пасквинъ и Тирса.

  

Тирса.

  
   Тебя послали по Секретаря: а ты здѣсь.
  

Пасквинъ.

  
   Схожу ---- да на что ему Секретарь?
  

Тирса.

  
   Онъ меня провѣдати выслалъ, пошолъ лb ты за Секретаремъ.
  

Пасквинъ.

  
   Да что у нихъ тамъ дѣлается?
  

Тирса.

  
   Цѣлая комедія. Клариса любитъ Октавія, и за нево хочетъ выйти: Оронтъ на то согласенъ: а Нарциссъ етому не вѣритъ, какъ они ево ни увѣряютъ, и думаетъ онъ, будто ешо все въ посмѣяніе Октавію дѣлается. Ошалѣлъ твой господинъ.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХІV.

  

Нарциссъ, Пасквииъ и Гирса.

  

Нарциссъ.

  
   А ты еще не пошелъ!..
  

Пасквинъ.

  
   Успѣемъ еще сударь. ---- Да Клариса то я слышалъ за васъ нейдетъ, такъ на что Секретарь?
  

Тирса.

  
   Мнѣ кажется, что Клариса въ Октавія влюблена подлинно.
  

Нарциссъ.

  
   Я ето лутче знаю. И можетъ ли ето статься, что бы какая женщина ково мнѣ предпочла!
  

Тирса.

  
   Я думаю, что и солнце васъ съ особливымъ почтенісмъ освѣщаетъ.
  

Нарциссъ.

  
   Хотя и не съ особливымъ почтеніемъ, однако не безъ удивленія.
  

Пасквинъ.

  
   На что бы вамъ и родиться толико прекраснымъ, ежели бы не ко прославленію природы.
  

Нарциссъ.

  
   Природа ни чево напрасно не производитъ.
  

Пасквинъ.

  
   Удивительно мнѣ ето, что столько много на руси стихотворцевъ: а ни кто вашей красотѣ не сочинитъ оды.
  

Нарциссъ.

  
   Едакая ода трудновата. ---- Да не показывалъ ли я тебѣ етой оды, которую я самъ на красоту мою сочинилъ?
  

Пасквинъ.

  
   Нѣтъ.
  

Тирса.

  
   Прочтите, пожалуйте.
  

Нарциссъ.

  
   Какъ едакую великую Поему прочести наизустъ? восемдесятъ въ ней строфъ, и восемь сотъ стиховъ.
  

Тирса.

  
   Да хотя нѣчто прочтите.
  

Нарциссъ.

  
   Я прочту одну строфу: а одна ета сочинена не отъ моево лица, да будто кто другой мнѣ ету похвалу соплелъ. Послушайте:
  
   Твоихъ умильныхъ блескъ очей,
   Во изумлевье всѣхь приводитъ:
   Сиянье солнечныхъ лучей,
   Во оныхъ образъ свой находитъ:
   И въ видѣ смертной красоты,
   Изображенны зря черты.
   Аврора воздыхая рдится:
   Адонисъ предъ тобой сатиръ:
   Оставленъ Флорою Зефиръ:
   И мать Еротова стыдится.
  

Тирса.

  
   Ета похвала мѣры превзошла.
  

Пасквинъ.

  
   Только въ мѣры вошла.
  

Нарциссъ.

  
   А мнѣ кажется, что еще не дошла. ---- Мнѣ хотѣлося при етой одѣ въ заглавіи положити свой портретъ; да ни написать, ни вырѣзать, ни кто не въ состояніи. Мнѣ думается, что мсня рѣдкое и зѣркало точно изображаетъ. Едакова человѣка произвела природа!
  

Тирса.

  
   Гдѣ она столько силы собрала?
  

Пасквинъ.

  
   Какъ она всей силы своей не истощила!
  

Нарциссъ.

  
   Вотъ какое изобиліе природа то имѣетъ! ---- Что ты дѣвушка смотришъ на меня пристально? ни какъ ты влюбилася въ меня?
  

Тирса.

  
   И! сударь! вить не только свѣту въ окошкѣ, что вы одни?
  

Нарциссъ.

  
   Не поцѣловать ли тебя?
  

Тирса.

  
   Я етой чести недостойна.

Нарциссъ.

  
   Я не гордъ и человѣколюбивъ; вить ежели я удостою тебя своево поцѣлуя; такъ меня отъ етова не убудетъ.
  

Тирса.

  
   Да и меня отъ етова не прибудетъ: а вы цѣлуйше господскихъ дочерей.
  

Нарциссъ.

  
   Я извиняю тебя, что ты со мною поцѣловаться рабѣешъ.
  

Тирса.

  
   Я, сударь, не рабѣю поцѣловаться съ вами, да не хочу.
  

Нарциссъ.

  
   Что ты, голубушка моя, столько спѣсива?
  

Тирса.

  
   Да и ты, голупчикъ мой, чвановатъ очень.
  

Нарциссъ.

  
   Очень ты забавна.
  

Тирса.

  
   Да и ты, сударь, очень забавенъ.
  

Нарциссъ.

  
   Что жъ ты по Секретаря то нейдешъ?
  

Пасквинъ.

  
   Пойду, сударь.

ЯВЛЕНІЕ ХV.

  

Нарциссъ и Тирса.

  

Нарциссъ.

  
   Дѣвушка! ты можетъ быть ево постыдилася удостоиться моево поцѣлуя? удостоить ли тебя етова?
  

Тирса.

   Въ памяти ли ваша высокосіятельнѣйшія красота?
  

Нарциссъ.

  
   Не съ ума ли ты сошла дурочка?
  

Тирса.

  
   Дурочкѣ съ ума сойти не можно; такъ не ваше ли полно высокопревосходительное самолюбіе съ ума съѣхало?
  

Нарциссъ.

  
   Какъ ты смѣешъ, дура, отрицаться отъ моево поцѣлуя?
  

Тирса.

  
   Фу, мнѣ твои поцѣлуи. ---- Вотъ я пойду, да все ето перескажу своимъ господамъ.
  

Нарциссъ.

  
   Скотина ты, когда моею гнушаешся красотою.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХVІ.

  

Нарциссъ, одинъ.

  
   Едакая меня презираетъ гадина! ---- едакое развращеніе на свѣтѣ! какъ небо, видя такое сумозбродство, новаго не нашлетъ потопа! конечно скоро преставленіе свѣта будетъ. Уродъ, великанъ таскаяся по всей Европѣ, собиралъ, показывая себя, деньги: а меня и безденежно смотрѣть не съѣзжаются; не уже ли Великаново уродство, больше красоты моей зрѣнія достойно! причина етому та, что весьма не многія людя о вещахъ прямое имѣютъ понятіе: а я имѣя здравый разумъ и ясное понятіе, и всякой день видя себя многократно въ зѣркалѣ, никогда не могу довольно на себя наглядѣться.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХVІІ.

  

Нарциссъ и Оронтъ.

  

Оронтъ.

  
   Государь мой, у меня въ домѣ дѣвки ради услуженія, а не для того, чтобы они приходящихъ ко мнѣ гостей цѣловали; такъ вы напрасно къ етому покушаетеся, забывая, что вы въ честной пришли домъ.
  

Нарциссъ.

  
   Такъ вы, вмѣсто того, что бы меня поблагодарити, что я вашу служанку удостоивалъ розовыхъ губъ моихъ поцѣлуя, на меня еще досадуете?
  

Оронтъ.

  
   Оставьте розовыя свои губы вашей любовницѣ.
  

Нарциссъ.

  
   А! такъ такія выговоры отъ Кларисиной рѣвности происходятъ! ето ей отпустительно, какъ любовницѣ имущей ко мнѣ чрезмѣрную горячность. А и вамъ какъ ея родителю ето, отъ любви къ дочери я етова большею не ставлю виною.
  

Оронтъ.

  
   Не та етому причина: а Клариса объявила мнѣ, что она за васъ ийти не хочетъ.
  

Нарциссъ.

  
   Она любитъ Октавія и идетъ за нево.
  

Оронтъ.

  
   Да.
  

Нарциссъ.

  
   Ета шутка, вся ихъ любовь и все ихъ сватанье выдуманы не для тово, что бы и надъ вами издѣваться. ---- Ето шутка, сударь.

Оронтъ.

  
   Какая шутка! ето дѣло.
  

Нарциссъ.

  
   Какъ вы такъ вѣрояnны, и не видите яснова притворства?
  

Оронтъ.

  
   Я вамъ за подлинно доношу, что она выходитъ за Октавія: а я къ тому имъ и благословеніе далъ.
  

Нарциссъ.

  
   Шутка, сударь, ето.
  

Оронтъ.

  
   Какая шутка! они вамъ ето и сами подтвердятъ.
  

Нарциссъ.

  
   Едакая причина! ни какъ ево не увѣришъ.
  

Оронтъ.

  
   Васъ ни какъ не увѣритъ.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХVІІІ.

  

Нарциссъ, Оронтъ, Октавій и Клариса.

  

Нарциссъ.

  
   Ужъ ли помолвили?

Клариса.

  
   Помолвили.
  

Нарциссъ.

  
   Доволенъ ли ты, что я тебя сосваталъ?
  

Октавій.

  
   Друзья друзей не дурачатъ: а ты меня стараяся въ дураки ввести, ввелъ себя въ дураки, что бы збылася пословица: не рой недругу ямы, самъ въ нее попадешъ; только ты не недругу, а другу рылъ яму.
  

Нарциссъ.

  
   Я въ яму не попалъ: а яму себѣ вырылъ самъ ты, влюбяся въ дружню невѣсту.
  

Октавій.

  
   Я любви твоей ни мало не препятствовалъ: на нее я въ етомъ ссылаюся.
  

Нарциссъ.

  
   Такъ и влюбляться не надлежало.
  

Октавій.

  
   Ето не отъ тоей зависело воли. А влюбився, сказалъ ли бы я тебѣ, ежели бы я на переломъ тебѣ ийти хотѣлъ. Я только въ мысли имѣлъ то, что ежели она за тебя непойдетъ; такъ бы тогда отвѣдати своево щастія.
  

Нарциссъ.

  
   Окончаемъ ету шутку, любезная Клариса; пускай онъ дуется на меня и на тебя сколько хочетъ.
  

Клариса.

  
   Я, сударь , въ истинну вамъ открываю,. что я за васъ нейду, а иду за нево.

Нарциссъ.

  
   Полно вести ету шутку: а я пославъ за Секретаремъ ради совершенія рядной, самъ по нево поѣду; пора за дѣло приняться. А вы, господинъ Оронтъ рядную приищите.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХІХ.

  

Октавій, Клариса и Оронтъ.

  

Оронтъ.

  
   Онъ въ протчемъ человѣкъ, какъ человѣкъ: а отъ самолюбія ко красотѣ своей, со всѣмъ паль.
  

Клариса.

  
   Едакое сильное самолюбіе не простительно человѣку.
  

Октавій.

  
   Такъ сильно зараженъ онъ собою, что и чтеніе книгъ и обхожденіе съ людьми вмѣсто поправки ево портило: и страсть ета въ немъ такъ велика, что онъ, при многихъ добрыхъ качествахъ, несносенъ.
  

Клариса.

  
   И то гадко, когда женщина столько о пригожствѣ думаетъ: а въ мущинѣ ето всѣ хороШія качества затмѣваетъ.
  

Октавій.

  
   Да и всякое высокомѣріе гнусно, въ чемъ бы оно ни состояло.
  

Оронтъ.

  
   Много такихъ людей, которыя дуются своими преимуществами: а такихъ еще больше, которыя ни какова не имѣя преимущества раздуваются.
  

Клариса.

  
   Ето еще хорошо, что страсть ета въ немъ видна; а то бы поздно я раскаялася, что едакова имѣла жениха.

Оронтъ.

  
   Я пойду и прикажу приискать рядную; да полно надобна ли она?
  

Октавій.

  
   Я подпишу ради предосторожности.
  

Клариса.

  
   На что ето? ---- ежели я умру; такъ батюшка съ васъ ни чево взыскивать не станетъ.
  

Октавій.

  
   Что ето за рѣчи! ---- Нѣтъ, сударь, я подпишу; я безъ нее и жизни не хочу, не только ея приданова.
  

Оронтъ.

  
   Какъ изволите; я васъ къ етому не приневоливаю.
  

Октавій.

  
   Да я васъ объ етомъ прошу.
  

Оронтъ.

  
   Я велю приготовить.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХХ.

  

Октавій и Клариса.

  

Октавій.

  
   Етотъ день жизни моей щастливѣйшій.
  

Клариса.

  
   И для меня.

Октавій.

  
   Изъ отчаянія возведенъ я на самый верьхъ моей надежды и моего благоденствія.
  

Клариса.

  
   Я многократно тебѣ открыться хотѣла, и никогда не осмѣлилась.
  

Октавій.

  
   Исполняется на конецъ общее наше желаніе.
  

Кларисса.

  
   Мнѣ почти не вѣрится, что я толико щастлива.
  

Октавій.

  
   Есть на свѣтѣ блаженство, изъ котораго ни кто не изключается, и въ которомъ толико же доволенъ пастухъ въ убогой хижинѣ, какъ вельможа въ великолѣпныхъ чертогахъ. Не въ огромныхъ зданіяхъ: да во спокойныхъ сердцахъ обитаетъ наше блаженство. А я животъ мой любя и служа моему отечеству, тебѣ и ему со всею вѣрностію и со всею горячностью посвящаю. Всѣ мои желанія исполнены; достатокъ я имѣю, чинъ полковника, имя честнова въ обществѣ человѣка, и любимъ тобою. Пускай подлыя и ненасытныя люди таскаются и ползаютъ по комнатамъ фортуны, отягощая и себя и чадъ фортуны притворствуя, политичествуя и обманывая ихъ: а моя вся политика честность и должность: а щастіе мое чистая моя совѣсть и дражайшая Клариса.
  

Клариса.

  
   Мнѣ такой мужъ и надобенъ; я не почитаю тѣхъ людей, которыя на другихъ людей смотрятъ, или съ горы подъ гору, или изъ подъ горы на гору: человѣкъ, человѣкъ: и не отличается человѣкъ отъ человѣка ни чѣмъ кромѣ истиннаго достоинства: а страшны люди людямъ не по почтенію; медвѣдь и разбойникъ недостойны почтенія, однако страшны. И сами большія господа, которыя при томъ и большія люди, ето мнѣніе во основаніи имѣютъ: а величаются только тѣ, которыя кромѣ вельможства ни чѣмъ повеличаться не могутъ. Недостойный богачь величается богатствомъ: высокопарный великолѣпіемъ: петиметръ и петиметерка щегольствомъ, а Нарциссъ красотою: кто на чемъ сойдетъ съ ума, тотъ тѣмъ и дурачится.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХХІ.

  

Октавій, Клариса и Нарциссъ.

  

Нарциссъ.

  
   Тотчасъ и секретарь будетъ.
  

Клариса.

  
   На что вы такъ печетесь; ето все не для васъ.
  

Нарциссъ.

  
   Какъ ради друга не трудится?
  

Октавій.

  
   Я былъ вамъ смѣшенъ, а вы мнѣ смѣшны стали; повѣрьте, сударь, что она за меня, а не за васъ выходитъ.
  

Нарциссъ.

  
   Ето и вѣроятно. ---- Слушай братецъ: высокомѣріе твое мнѣ уже несносно, и заслуживаешъ ты, что бы надъ тобой смѣяться. Какъ ты могъ подумати, что бы тебя Клариса мнѣ предпочла; развѣ ты никогда не смотришся въ зѣркало? не дуренъ и ты; да между твоей и моей красоты, такое разстояніе, какое между неба и земли. Какъ ты столько ослѣпленъ и етова не видишъ? тебѣ ли со мною въ любовныхъ дѣлахъ перетяговаться!
  

Октавій.

  
   Перетягаешъ ли едакова красавца!
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХХІІ.

  

Октавій, Клариса, Нарциссъ и Оронтъ.

  

Оронтъ.

  
   Мнѣ сказали, что кто то приѣхалъ, такъ я думалъ секретарь ето.

Нарциссъ.

  
   Скоро и онъ приѣдетъ. Да гдѣ жъ рядная то, сударь?
  

Оронтъ.

  
   У Тирсы: онъ подастъ ее, когда потребуется.
  

Нарциссъ.

  
   Очень хорошо.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХХІІІ.

  

Тѣ же, Секретарь и Пасквинъ.

  

Нарциссъ.

  
   Прикажите же рядную то подать.
  

Оронтъ.

  
   Тирса!
  
  

ЯВЛЕНІЕ ХХIV.

Всѣ.

  

Оронтъ.

  
   Вотъ, господинъ секретарь, рядная: женихъ подпишетъ, а вы извольте произвести ее, по надлежащему порядку, въ дѣло.
  

Секретарь, Октавіию.

  
   Изволите просмотрѣть.
  

Октавій.

  
   Подай, Тирса, чернильницу.

Нарциссъ.

  
   Подай поскоряе. ---- Особливо. О какая шаль!
  

Тирса, подаетъ чернильницу.

  
   Извольте.
  

Оронтъ, Клариса и Октавій подписываютъ.

  

Нарциссъ.

  
   Или они сходятъ съ ума, или я!
  

Пасквинъ.

  
   Диво, не мы ли!
  

Нарциссъ, Пасквину.

  
   Не во снѣ ли мы ето видимъ.
  

Пасквинъ.

  
   Вить мы не Лунатики, что бы ходя спали.
  

Секретарь.

  
   Желаю, что бы сочетаніе ваше, ко благоденствію и ко всегдашнему вашему веселію совершилося.
  

Октавій.

  
   Покорно благодарствую и за поздравленіе и за труды ваши. ---- Нарциссу: и за всѣ ваши труды.
  

Нарциссъ.

  
   Господинъ секретарь: да вить я по васъ не для того ѣздилъ.

Секретарь.

  
   Вы изволили мнѣ сказати, что потребенъ я въ етотъ домъ ради совершенія рядной; такъ я за тѣмъ приѣхалъ, и то исполнилъ. Прощайте милостивыя государи; мнѣ и не досужно, да и дѣлати здѣсь больше нѣчево. Нижайшій слуга.
  
  

ЯВЛЕНІЕ ПОСЛѢДНЕЕ.

Всѣ.

  

Нарциссъ, Кларисѣ.

  
   Достойна ли ты возрѣти на красоту солнца, когда ты моей красоты добровольно лишаешся?
  

Клариса.

  
   Бодрися и хвастайся гдѣ изволишъ: а я тебѣ благодарна, что ты меня и спозналъ съ Октавіемъ и сосваталъ?
  

Нарциссъ.

  

Октавій.

  
   Не стыдно ли ето тебѣ, что ты мнѣ предпочтенъ?
  

Октавій.

  
   Хотя и стыдно; да что жъ дѣлать.
  

Пасквинъ, Нарциссу.

  
   Милостивый государь! видно ето, что наша красота не столько важна, сколько мы ее почитаемъ.
  

Нарциссъ.

  
   Когда къ отчаянію моему моя красота уничтожена; такъ можетъ ли какое достоинство быти почитаемо на свѣтѣ.
  

КОНЕЦЪ КОМЕДIИ.

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru