Сологуб Федор
Очарование печали

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Скачать FB2

 Ваша оценка:


Ф. Сологуб

Очарование печали

(Сентиментальная новелла)

   Сначала все совсем так же, как и в старой сказке.
   Молодая, прекрасная, кроткая королева скончалась. Оставила дочь, столь же прекрасную. Король Теобальд через несколько лет взял новую жену, красивую, но злую. Себе -- красивую жену. Дочери -- злую мачеху.
   Новая королева, красавица Мариана, притворялась, что любит свою падчерицу, прекрасную королевну Ариану. Она обращалась с нею ласково и кротко, тая в злом сердце кипучую злобу. Злоба ее распалялась тем, что королевна Ариана была так прекрасна, как бывают прекрасны юные девушки только в сказках и в глазах влюбленных и соперниц.
   Выросла королевна Ариана, и далеко разнеслась молва и слава о дивной ее красоте, и приезжали к ней свататься многие королевичи и принцы, влюбленные в нее по рассказам путешественников и поэтов и по ее портретам, и, посмотрев на нее, влюблялись еще больше. Но ни одному из них не отдала прекрасная Ариана своей любви, ни на кого не смотрела с выражением большей благосклонности, чем та, которая подобала каждому высокому гостю по его достоинству и по заветам гостеприимства. И распалялась злоба злой мачехи.
   Многие рыцари и поэты той страны и многих иных стран, и даже пришедшие издалека, привлеченные шумною молвою и славою о прелестях королевны Арианы, томились и вздыхали о ней, и мечтали, безнадежно влюбленные, и слагали ей песни, и носили ее цвета, черный и алый, и шептали ей робкие признания, -- но никого из них не полюбила прекрасная Ариана, и на всех равно благосклонно смотрели ее отуманенные печалью глаза. И разгоралась лютая злоба злой мачехи, и решила Мариана погубить свою падчерицу.
   Все совсем так, как и в сказке.
   Говорила Мариана верной служанке, Бертраде, оставшись с нею наедине в своем покое:
   -- Я -- прекрасна, но Ариана -- прекраснее меня, и не понимаю, почему. Щеки мои румяны, как и у нее; черные глаза мои блистают, как и у нее; губы мои алы и улыбаются так же нежно, как и у нее; все черты моего лица так же хороши, как и у неё, и даже красивее; и волосы мои черны и густы, как и у нее, и даже немного длиннее и гуще. Я высока и стройна, как и Ариана; у меня такая же высокая грудь, как и у нее, и тело мое так же бело, и кожа моя так же нежна, как у Арианы, и даже нежнее и белее, потому что я не хожу к бедным под жгучими лучами солнца, и под дождем, и под вьюгою, и не отдаю своего плаща встречному старому нищему и своих башмаков бедному оборванному ребенку, и не улыбаюсь в грязных избах, и пе плачу о нищих дома, как Ариана. И она все-таки прекраснее меня.
   -- Ты прекраснее королевны Арианы, милостивая госпожа, -- сказала коварная, хитрая Бертрада. -- Только глупые юноши и поэты восхищены добротою королевны и умильно-печальную улыбку ее принимают за очаровательное явление красоты. Но разве поэты и юноши понимают что-нибудь в красоте!
   Но не поверила Мариана, и тосковала, и плакала. И говорила:
   -- Извела бы ее, ненавистную. Но какое мне в том утешение? Память о красоте ее пережила бы ее, и люди говорили бы, что вот прекрасна королева Мариана, по покойная королевна Ариана была прекраснее ее. И во много раз увеличила бы несправедливая молва людская прелести ненавистной девчонки.
   Тогда Бертрада, склонясь к госпоже своей, сказала ей тихо:
   -- Есть мудрые и вещие люди, которые знают многое. Может быть, найдутся чародеи или чародейки, которые сумеют перевести красоту королевны Арианы на тебя, милая госпожа.
   Так говоря, Бертрада думала о матери своей, старой ведьме Хильде, которая жила уединенно, чтобы никто при дворе короля не знал, что мать Бертрады -- колдунья.
   Со злою надеждою посмотрела королева па Бертраду и спросила:
   -- Не знаешь ли ты таких?
   -- Поищу, милая госпожа, -- ответила лукавая служанка. -- Я так верна тебе, что для тебя готова и в ад спуститься, и заложить душу свою тому, кто зарится на этот ценный товар.
   Злая королева дала Бертраде денег и многие подарки -- злое сердце верило другому, столь же злому и коварному сердцу.
   Прекрасная королева Мариана вышла в сад высокого королевского замка. Замок стоял за городом, на краю плоской горы, и далеко простершаяся внизу долина представляла взорам королевы очаровательный вид. На минуту невольно залюбовалась Мариана туманно синеющими далями полей, замкнутых далекою оградою леса, -- и мирным течением реки, плавно уносящей на своих волнах и богато изукрашенные галеры, и утлые челноки, -- и кудрявыми дымами деревень, таких красивых отсюда, сверху, где не видна грязь неряшливых, смрадных улиц.
   Но вдруг вспомнила королева, что Ариана стоит на башне, высоко над садом, дворцом и над нею, гордою Марианою, стоит, подставляя прекрасное, печальное лицо лобзаниям вольного ветра и золотого солнца, и смотрит па безмерные дали, с которых веет на неё печаль полей и деревень, -- стоит, и смотрит, и плачет, может быть. И потемнели королевины прекрасные очи, и завистливою злобою исказилось ее лицо.
   Вот увидела королева влюбленного в Ариану принца Альберта, одного из самых упорных искателей руки и любви молодой королевны. Третий раз возвращался Альберт ко двору короля Теобальда, и каждый раз жил все дольше и дольше. Но не склонялась на его мольбы прекрасная Арнана. Теперь принц Альберт стоял в тени дуба, выросшего над краем мрачного обрыва, и смотрел пе отрываясь вверх.
   Королева подняла глаза по направлению его взора и увидела Ариану.
   На высокой башне, опершись рукою о ее сложенный из громадных камней парапет, стояла Ариана и смотрела вдаль, вся облитая горячим светом пламенеющего в небе светила. Ветер взвивал легкое покрывало на плечах королевны, и печальны были устремленные вдаль взоры.
   Королева Мариана стояла и насмешливо смотрела то на Ариану, то на Альберта. Наконец, влюбленный принц заметил присутствие королевы. Он прервал милое ему созерцание весьма неохотно, но ничто в его наружности и обращении не выдало того, как неприятно было ему отвести глаза от милого образа, так тягостно было ему заговорить и нарушить этим полное восторгов и очарований молчание внизу, в зеленеющем саду, так сближавшее его с молчанием и печалью там, на высоте надменной башни, где стояла Ариана.
   -- Как настойчивы и неутомимы влюбленные! -- говорила королева, когда принц Альберт, склонясь перед нею, целовал ее руку. -- Милый Альберт, вы готовы стоять целыми днями, любуясь па прекраснейшую из земных дев.
   -- Прекраснейшую после вас, милая Мариана, -- отвечал Альберт.
   Льстил ей, чтобы снискать ее расположение. Так всегда нежна была, по-видимому, королева со своей падчерицей -- и казалось влюбленному принцу, что счастие молодой королевны заботит сердце мачехи. Льстил ей, чтобы замолвила за него ласковое слово у королевны.
   Улыбнулась Мариана и не поверила ему.
   Вспомнила, как очарован был, в первый свой приезд, ее красотою принц Альберт. Пока не увидел юной Арианы. И перед девственною красотою Арианы в его глазах померкла красота королевы.
   Так бывало и с другими. Не раз.
   -- Что делает там Ариана? -- спросила королева, улыбаясь, -- Моя милая дочь любит подниматься на эту башню и стоит там подолгу. У меня бы голова закружилась. И ветер такой надоедливый. И что она там делает!
   -- Ариана любит всходить па высоту, -- ответил влюбленный принц, -- на высоту, где открываются широкие горизонты, где смолкают случайные шумы, -- на высоту, с которой равно малыми и ничтожными кажутся и надменные чертоги, и лачуги бедняков. И от широких далей, и от высокого неба веет на Ариану очарование печали. И она сходит к нам, как высокое явление красоты, и очарование печали на ее лице.
   -- Очарование печали, -- тихо повторила королева.
   И продолжал влюбленный принц Альберт:
   -- Нет красоты без очарования. Даруя человеку прекрасное лицо и прекрасное тело, природа точно облекает его неживою личиною, но, как в гробе, спит живая красота в теле и в лице, способных к проявлению красоты и даже, по-видимому, прекрасных, -- спит до тех пор, пока не придет неведомая очаровательница и не -- разбудит спящей красоты, одарив ее каждый раз новым очарованием.
   Замолчал Альберт, словно смущенный чем-то.
   Кончая его мысль, сказала королева:
   -- Так, милый Альберт, блистательнейшая в мире красота ничто, если она лишена какого-то неведомого очарования.
   -- Да, -- сказал влюбленный принц.
   Омрачилось лицо королевы тоскою и гневом. И сказала королева Мариана:
   -- Я -- прекраснейшая из жен, но вам, милый Альберт, неведома тайна моего очарования.
   Отошла от него. Он опять поднял глаза на высокую башню, где все еще стояла Ариана, не замечая ни мачехи, ни влюбленного принца.
   "Обвеянная очарованием печали, стоит она там, -- думала королева. -- В знойный полдень, когда все замирает под жгучими взорами небесного Змия, она одна стоит на высокой башне и у безмолвного, ясного неба просит таинственных очарований. Поднимусь к ней, посмотрю, как она там колдует и ворожит, подслушаю чародейные слова, журчащим потоком текущие с ее алых губ".
   И стала королева Мариана медленно подниматься по лестнице, ведущей на высокую башню.
   Долго шла вверх. Уставала, садилась отдыхать и опять поднималась, преодолевая упрямство крутых ступеней. И уже была близка к вершине башни, когда увидела королевну Ариану сходящею вниз.
   Увидела и удивилась.
   Прекрасно и печально было лицо Арианы, как всегда, и кротко улыбались ее милые губы, как всегда, по наряд ее был необычен. Как простая девушка той страны в рабочий день, одета была Ариана. Белая грубая ткань облегала ее стройный стан, оставляя открытыми загорелые на ветру и на солнце плечи и руки. Пестрая, из грубой домашней материи юбка была коротка. На прекрасных ногах Арианы не было обуви. У се пояса висел мешок с деньгами, и в руках держала она тяжелую корзину с вещами, назначенными для раздачи бедным.
   -- Милая Ариана, -- спросила королева, -- зачем ты надела на себя эту некрасивую, грубую одежду? Если ты идешь раздавать милостыню бедным, следуя своему обычаю, -- хотя это могли сделать твои служанки, -- но пусть так, иди сама, -- но ведь ты изранишь о песок и о камни свои нежные ноги.
   Ариана ответила:
   -- Прости, милая мама. Я не могу не идти к ним, хотя и знаю, что не могу помочь им ничем. Что же эти деньги и эти вещи! Всего, что я могу дать, так мало для них! И все, что у меня есть, так для меня много! И тяжело мне стало идти к ним и дразнить их завистливые взоры моим пышным королевским убором. Как нищая, буду приходить к ним, -- да и разве я не нищая, если не могу дать так много, как хотела бы!
   -- Иди, -- сказала Мариана, -- куда хочешь и как хочешь. Упрямая ты, и напрасно бы я тебе запрещала. Иди, красавица, но будь осторожна.
   И, когда Ариана спускалась по лестнице, Мариана шептала:
   -- В лесу найдется ветка, достаточно сухая, чтобы выколоть тебе глаз. В деревне найдется собака, достаточно злая, чтобы укусить тебя за щеку, и изуродовать тебя. Где-нибудь на дороге найдется шаткая доска и камень -- о доску споткнешься и упадешь, о камень сломаешь себе переносицу.
   Поднялась злая Мариана на верх башни, и смотрела вниз.
   Когда Ариана вышла в сад, в то место, где против двери из башни была калитка в наружной стене замка, к ней подошел влюбленный принц Альберт.
   -- Милая Ариана, -- сказал он, -- позвольте мне идти за вами.
   Она улыбнулась и сказала ему:
   -- Милый Альберт, мой путь -- не ваш путь. Ваш путь лежит к мужественным подвигам, к победам и славе, к торжеству и к радости. Мой путь -- в печали и немощи, к деяниям, всегда недостаточным, всегда ничтожным.
   -- Милая Ариана, -- отвечал Альберт, -- я пойду не с вами, а только за вами и не помешаю вам ни лишним словом, ни лишним взором.
   -- Как нищая, я иду к нищим, -- сказала Ариана, -- только для того, чтобы хоть один тоскующий почувствовал, что он пе совсем одинок в этом жестоком мире. Зачем же вам, милый Альберт, идти за мною?
   -- Милая Ариана, -- настаивал влюбленный принц, -- позвольте мне идти за вами. Я буду охранять вас от дикого зверя и от злой встречи.
   -- Пречистая Богородица закроет меня своею ризою нетленной от всякого злого человека, -- сказала Ариана. -- Но, милый Альберт, если вы так непременно хотите и если вы не стыдитесь идти за бедною девушкой, образ которой я приняла, то идите со мною.
   -- Как вы милостивы, Ариана! -- воскликнул влюбленный принц, склоняя колени перед Арианой. -- Позвольте мне поцеловать ваши милые ноги.
   Ариана, улыбаясь, подняла влюбленного принца и сказала ему:
   -- Милый Альберт, поцелуйте меня лучше в губы, как вашу сестру.
   И поцеловала его сама. Холоден и бесстрастен был ее поцелуй -- но сладким восторгом наполнил он сердце влюбленного принца и очарованием печали. Вместе вышли они из ограды замка и спустились по крутой тропинке в долину, где много было рассеяно бедных деревень у подножия надменного чертога и богатого города.
   Королева Мариана смотрела на них сверху, и злоба кипела в ее злом сердце.
   Когда Альберт и Ариана скрылись за калиткою сада, Мариана постояла еще немного, с недоумением всматриваясь во все то, на что каждый день так долго смотрела Ариана. Скоро стало ей скучно. Кроме того, неприятно было постоянное завывание и бешенство ветра, и томило солнце, грубый и злой змей, обжигающий кожу. Мариана сошла вниз, в привычную ей обстановку богато украшенных покоев.
   Притворяться нежной матерью!
   О, как завидовала Мариана простым людям, которые не приучены притворяться! Те мачехи, простые бабы, бьют своих падчериц смертным боем. И никто не заступается за бедных девочек.
   Но что можно сделать с королевской дочерью?
   Мариана затворилась в своих покоях и целый день томилась и плакала от досады и зависти. В зеркало смотреться принималась много раз -- и каждый раз зеркало показывало ей прекрасное лицо, но каждый раз завистливое сердце говорило Мариане, что Ариана еще прекраснее.
   Когда уже стемнело, королева вышла из своих покоев и, как неприкаянная, блуждала по залам и пустынным переходам дворца, хоронясь от людей, чтобы никто не смог по ее мрачному лицу прочесть ее черных дум.
   И воскликнула вдруг королева, обращаясь к сгущавшемуся в углах пустынной залы сумраку:
   -- Тоскую и плачу, и никто мудрый и вещий не придет и пе спросит, отчего я тоскую.
   Видно, сказаны были эти слова в такой миг, когда подстерегающая стояла близко и слушала чутко. Известно ведь -- в какой час слово молвится!
   Серея в серых сумерках, шелестя серыми одеждами и едва слышно шурша истоптанными, серыми от пыли башмаками, выдвинулась из угла старая, безобразная колдунья Хильда. Беззвучно смеясь и хрипло покашливая, подошла она к Мариане. А королева стояла неподвижно, испуганная внезапным появлением, но в глубине ее злого сердца шевелилась надежда, что старуха -- ведьма и поможет ей погубить падчерицыну красоту.
   Молчала королева, и старая Хильда заговорила:
   -- Мудрый и вещий не спросит. Он и так знает. Знаю и я, чем опечалена ты, прекрасная королева. Воздух населен духами, которые подслушивают и тайные мысли.
   Молчала Мариана. И говорила Хильда:
   Прекрасна королева Мариана, а королевна Ариана еще прекраснее. Но королева Мариана хочет быть прекраснее всех жен, живущих на свете.
   Молчала Мариана. И говорила Хильда:
   На все есть средства: от полыни гибнут русалки, осина и мак страшны ведьмам и упырям. Есть заговоры и заклинания -- и чего ими не сделаешь! Очарованием печали красна красота Арианы. Из глубины болот восходит высокая красота. Чего ты хочешь, королева Мариана: перевести ли мне на тебя очарование печали с твоей падчерицы пли погубить ее красоту?
   -- Зачем мне очарование печали! -- воскликнула Мариана. -- Я пе хочу печали, ее и так у меня много. Я хочу радоваться и смеяться.
   -- Как хочешь, милостивая госпожа, -- сказала ведьма Хильда, -- тогда погубим ее красоту тайными чарами. Но только дело это трудное и опасное -- высокие духи оберегают королевну Ариану, и как бы наши волхвования не обратились тебе во зло, госпожа!
   -- Я ничего не боюсь, -- угрюмо сказала прекрасная Мариана, -- делай, что умеешь, -- и если успеешь, я наделю тебя щедро многими дарами.
   Начались в тайне королевина покоя многие волхвования против королевны Арианы, и все безуспешные.
   Каждый вечер приходила старая колдунья Хильда к королеве. Заговорила она вынутый ею на тропинке из замка в долину отпечаток обнаженной стопы Арианы -- и тогда жестокими болями всю ночь мучилась юная королевна, по, когда она встала утром, перенесенные ею страдания сделали еще сильнее разлитое в ее лице очарование печали.
   Другой раз заговорила ведьма прядь волос, отрезанных королевою у Арианы, и похудела Ариана, топкою стала, как белая березка, -- но стала еще краше.
   -- Духа печали испугай радостью и смехом, -- сказала однажды Хильда, -- и отлетит очарование печали от прекрасного лица Арианы, когда простодушно звонким зальется она смехом, искажающим черты лица и уродливо растягивающим рот, привыкший только к печальной улыбке.
   Мариана пошла с поспешностью к королю и сказала ему:
   -- Милая дочь наша Ариана грустит и печалится, хотя нет у нее никакой причины для скорби. Великою жалостью к Ариане болит мое сердце. Боюсь, что зачахнет от печали и умрет преждевременно Ариана. Надо развеселить ее и приучить ее к беззаботному смеху и веселью.
   -- Хорошо ты придумала, -- сказал Теобальд, -- Девушка без смеха, что дерево без листьев. Я позабочусь об этом.
   Со всей страны собраны были самые искусные забавники и забавницы, шуты, скоморохи, сказочники, плясуны и плясуньи, фокусники, вожаки дрессированных медведей и обезьян, изобретатели смешных механических игрушек, комедианты, клоуны, акробаты и акробатки. Каждый день подолгу давали они свои разнообразные представления, -- то на дворе, где с высокого балкона смотрели на них король, королева и юная Ариана, а на галереях и внизу теснились нарядные толпы придворных, вельмож, рыцарей, и знатных горожан, -- то в одной из обширных зал дворца, где для тех же зрителей отведены были места по их достоинству и знатности. Громко хохотали все зрители, глядя на забавные проделки увеселителей, и только юная Ариана улыбалась печально и смеялась так тихо и грустно, что казалось, вот-вот она заплачет.
   Фокусник из далекой страны показал волшебство еще невиданное и неслыханное.
   На одной из стен зрительного зала натянул он полотно. Потом велел занавесить окна и погасить все огни. Сам же забрался на галерею против натянутого полотна, установил там фонарь потайной в некоем темном ящике и громко сказал собравшимся:
   -- Смотрите на полотно.
   И начал деять чары, и на полотне открылись далекие страны, и, как живые, задвигались люди и животные, невиданные в королевстве Теобальда. Сначала ужас объял зрителей, особенно, когда кудесник показал им диковинные превращения. Но потом забавные сцены вызвали громкий смех зрителей. Только Ариана проливала тихие слезы.
   Спросила ее королева Мариана:
   -- Милая дочь моя, отчего ты не смеешься, когда вокруг тебя такой громкий хохот, который и мертвеца заразил бы веселостью?
   Ариана ответила мачехе:
   -- Как я могу смеяться над тем, чему смеются люди! Чему они смеются? Что их забавляет? Обманы, побои, воровство, погоня, злость. Тяжело и смотреть на их забавы. И вот я вижу -- смеются они, а почти у каждого в сердце есть горе или злоба.
   Покраснела при этих словах Мариана.
   Ариана же продолжала:
   -- И чародей, ожививший перед нами полотно, заставивший толпу плакать, ужасаться и смеяться, владеющий дивными тайнами познания, радостен ли он? Душа его омрачена многими печалями, и знаю, сожгут его за чародейство. И мудрейший из людей, поэт, слагающий песни о любви и о тайне, влачит на своих плечах тяжкий груз несчастливой жизни, и душа его мрачна, как подземная темница.
   Молча оставила ее Мариана. А наутро чародея-кинематографщика сожгли.
   Самое сильное волхвование было, когда Хильда сделала из воска фигуру человека и с обрядом, кощунственно повторявшим таинство крещения, нарекла ее Арианою.
   -- Что сделаешь с этим человеком из воска, -- сказала старая, -- то и с Арианой случится.
   Мариана вынула из своей косы золотую иглу и, повторяя за колдуньею слова заклинания: "Как здесь Ариана восковая в моих руках красоту теряет, так бы и там Ариана живая красоту потеряла", -- провела острым концом иглы по восковой щеке и намеревалась еще и еще много сделать знаков на воске, чтобы изуродовать лицо Арианы, как вдруг выронила из рук иглу и вскрикнула от внезапной острой боли в лице. Капли крови упали на ее руки, и в зеркало увидела она рапу на щеке своей. Смущенная ведьма бормотала:
   -- Ворожила на Ариану, сталось на Мариане. Оберегающий Ариану дух вложил, должно быть, в твои уста твое имя вместо имени Арианы. Ничего не сделать с нею чарами воска -- оставь эту восковую, чтобы тебе самой не было большого горя.
   Чародейства, и заговоры, и нашептывания на ветру, и наговоры на воде -- ничего не приводило к цели, и хотя много страдала Ариана от злых чар, но становилась все прекраснее.
   И наконец сказала ведьма:
   -- Не сгубить нам красоты юной королевны. Заклятие печали, наложенное на нее, сильнее всех чар, какие есть на земле.
   -- Что же нам делать? -- спросила королева Мариана.
   -- Одно осталось, последнее средство, -- сказала Хильда, -- перевести на тебя, королева, с Арианы очарование печали.
   Крепко задумалась королева, и долго думала, и, наконец, сказала:
   -- Хорошо, пусть будет по-твоему, старая ведьма. Пусть Ариана будет смеяться и веселиться, пусть я буду тосковать и печалиться, как она теперь, -- только бы мне быть красивее Арианы.
   Хильда хрипло засмеялась, показывая желтые, кривые зубы, и сказала:
   -- Она-то уж не будет смеяться. Ее очарование перевести на тебя можно только в час ее скорой кончины.
   -- Да я не хочу ее смерти, -- притворно-испуганным голосом сказала Мариана.
   Старая ведьма смеялась и повторяла:
   -- Иначе нельзя. Да ты ничего не бойся. Я так сделаю, что никто не узнает.
   И наконец, Мариана согласилась.
   Тогда ведьма вытащила из-за пазухи белый платок, отдала его королеве и сказала:
   -- В этом платке -- большая сила. Только с ним надо обходиться осторожно. Когда королевна станет умирать, закрой ее лицо этим платком, чтобы капли ее пота в него впитались, и этим платком оботри свое лицо. И тогда обаяние, которым прекрасна была юная королевна, перейдет к тебе.
   Ведьма рассказала королеве, когда и как она погубит Ариану, и ушла, богатые унося с собою опять дары.
   На другой день, когда Ариана поднялась на башню, Мариана пришла и стала внизу башни, рядом с влюбленным принцем. Говорила с ним и мешала ему смотреть на Ариану, и ждала.
   В это время старая Хильда поднялась па башню. Стала на колени, чтобы не видел ее никто из-за высокого парапета, и смиренно поползла к Ариане, шепча слова благодарности.
   -- Встань, старая, -- сказала Ариана, -- зачем ты ползаешь на коленях?
   -- Милая королевна, -- говорила старая ведьма, -- ты вымолила у короля помилование моему сыну, которого немилостивые судьи присудили повесить только за то, что злые разбойники напоили его вином и заманили в свою шайку. Дай мне поцеловать твои ноги, добрая, милостивая, прекрасная королевна.
   Ариана за многих просила у короля, хотя и не всегда успешно; случалось ей, хоть и не часто, вымаливать помилование и присужденным к смертной казни. Припоминала, кто бы мог быть тот, за кого благодарит старуха, стояла спокойно, и хотя было противно, что старая ведьма целует ее ноги, но не мешала; знала Ариана, что рабам приятно пресмыкаться и целовать ноги господ, и этим, в самом унижении, утверждать свою личность.
   Старуха вдруг охватила колени Арианы, головою толкнула ее к парапету, быстро подняла ее ноги и опрокинула ее через парапет. Взвеяли в воздухе легкие одежды -- и старая ведьма метнулась вниз, серым клубком скатилась по лестнице и спряталась где-то, шепча заговоры.
   Так быстро это случилось, что Ариана не успела приготовиться к защите, как уже почувствовала, что падает, вращаясь в воздухе.
   "Я умираю", -- коротко и ясно подумала она, и не было в ней ни удивления, ни испуга. Ударилась о выступ кровли спиною и не почувствовала боли. Опять ударилась головою о выступ башни и опять не почувствовала боли. Третий раз ударилась о ветку старого дерева -- и считала ушибы, и не чувствовала боли. Время казалось ей нескончаемо длинным, так что вся жизнь припомнилась в эту короткую минуту.
   Древний и мудрый дух, обитающий в старом дереве, простер навстречу падающей королевне свои руки, обратившиеся вдруг в ветви дерева. Бережно и нежно принимали ветви Ариану, стараясь не касаться ее тела, а только придерживать за платье. Замедляя падение Арианы, каждая ветка осторожно качала ее и передавала вниз, на следующую. И последняя ветвь медленно отпускала Ариану, пока ее ноги не коснулись земли, -- и потом выпрямилась и бросила Ариану на руки подбежавших к этому месту Марианы и Альберта.
   С воплями притворной горести опустила на землю Мариана неподвижное тело падчерицы, открыла ее грудь, вынула из-за своего низко вырезанного корсажа флакон с мертвою водою, которую вчера дала ей Хильда, и этою водою облила грудь Арианы, повторяя:
   -- Милое дитя мое, открой свои ненаглядные глазки, понюхай этого спирта, который так хорошо помогал мне при обмороках.
   Положила руку на грудь Арианы -- слабо билось и замирало сердце королевны. Тогда Мариана вынула из-за корсажа чародейный платок, раскрыла его широко и вытерла им лицо Арианы.
   И отшатнулась, и бросилась бежать, сжимая в руке чародейный платок и громкими воплями разнося повсюду смятение и страх.
   Альберт склонился над Ариапою -- и едва узнал ее. Отлетело очарование печали, губы утратили кроткую улыбку, глаза были безвыразительно-крепко сомкнуты, как у слепорожденной, и все лицо было равнодушною, мертвою, восковою личиной красоты.
   К телу бездыханной Арианы сбежались все, кто был в замке. Слуги плакали над ласковою госпожою, лекари долго осматривали прекрасное тело и решили, что Ариана умерла. Суровою скорбью омрачилось лицо короля Теобальда. Королева Мариана заперлась в своей спальне, и оттуда далеко были слышны ее громкие рыдания.
   Невидимый никем, кроме возлюбленного принца, подошел к Альберту дух старого дерева в образе маленького старика с веселыми глазами. Сказал:
   -- Не тоскуй, Альберт, Ариана не умерла. Она обрызгана мертвою водою и сохранится целою и невредимою, пока не брызнут на нее живою водою.
   -- Где же эта живая вода? -- с радостной надеждой спросил Альберт. -- Я пойду за нею хоть на край света и возьму ее, хоть бы пришлось за нее биться со всеми чудовищами и великанами.
   -- Я дам тебе живую воду, Альберт, -- сказал старик, -- но поклянись мне, что ты не воспользуешься ею, пока не придет время.
   Альберт поклялся, и старик передал ему флакон с красною жидкостью.
   -- Когда же настанет время? -- спросил Альберт.
   -- Об этом скажет тебе Мариана, -- промолвил старик и исчез.
   Положили Ариану в хрустальный гроб, отнесли ее в королевский склеп, повесили там гроб на золотых цепях. Как живая, лежала в гробу Ариана.
   Как только Мариана пришла к себе с платком, которым вытерла лицо умирающей падчерицы, она замкнула двери и набросила па свое лицо чародейный платок.
   Острые мечи печали пронзили ее сердце, и она упала на пол и завопила от нестерпимой тоски. Долго рыдала и колотилась головою о пол, и не могла утешиться. Все, что она ни вспоминала, окрашивалось перед нею в цвета печали, в цвета Арианы, черный и алый.
   Встала, наконец, взглянула в зеркало и отшатнулась в страхе. Ужасное, хотя и прекрасное лицо глянуло на нее. Оно было бледно, и кровавою на нем раною казалась яркая красная черта губ.
   -- Ты прекраснее Арианы, -- сказало ей зеркало, -- но красота твоя страшна -- в ней очарование печали и невинной крови, и смертного ужаса. В ней очарование порока -- мудрейшее и злейшее из очарований.
   Когда похоронили Ариану, полюбила королева подниматься па высокую башню и слушать голоса просторов и бури, и смотреть на то, что видели Арианины очи.
   Дивились люди дикой и страшной красоте Марианы и тому, как изменился ее нрав.
   -- Мачеха, а как тоскует по Ариане!
   Однажды вечером пришла Мариана к Альберту и сказала:
   -- Если бы я могла отдать Ариане мою душу вместе с очарованием печали! Легче ей в гробу, чем мне на свете.
   Понял Альберт, что пора. Спустился в склеп, разбил гроб, обрызгал Ариану живою водою и вывел ее к живым.
   -- Ариана жива!
   Радостная разнеслась весть, и все спешили к королевскому замку. Среди общего ликования только одна Ариана была холодна и равнодушна. Спокойным "Да" отвечала она каждому явлению жизни и смотрела на отчетливо предстающие перед нею предметы, не узнавая за ними ничего.
   Королева же Мариана решилась умереть и возвратить Ариане очарование печали.
   Сказал Ариане Альберт:
   -- Милая Ариана, хочешь ли быть моею женою?
   Нерадующим голосом ответила:
   -- Да.
   
   
   
   

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru